Тихая Лия: другие произведения.

Секретный служебный роман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Цукасе все говорили, что когда Айла вернется, то она ничего не будет помнить о своей прошлой жизни, но что-то пошло не так...

   Над Токио уже давно светило тусклое солнце, слабо нагревая асфальт по колесами машин, но в квартире Цукасы было все ещё темно из-за плотно зашторенных окон. На полу в кухне стояло несколько пустых банок из-под пива и пачки из-под быстрозавариваемой лапши, большую которой, впрочем, парень выбросил. Мебель была покрыта толстым слоем пыли. Костяшки пальцев молодого человека были разбиты в кровь, а каштановые волосы лежали на голове неопрятным гнездом. Казалось, он даже дышал с трудом. Какое-то время назад он только и желал, что застыть неподвижной статуей без чувств и эмоций, но сейчас...
   Усилием воли парень поднялся с пола и подошел к окну. Ему надоело. Надоело быть в депрессии, надоело бездействовать... Он пойдет и будет работать. Он сказал Айле, что продолжит жить, значит он должен. Если не ради себя, то хотя бы ради неё. Ради памяти о ней.
   Одним движением Цукаса отодвинул занавеску, впуская в комнату солнечный свет. Какое-то время он просто щурясь смотрел на виднеющийся неподалеку силуэт колеса обозрения. Распахнув окно он вдохнул осенний чуть морозный воздух.
   Улыбнувшись в первый, наверное, раз со "смерти" Айлы, молодой человек набрал знакомый номер. Трубку взяли почти сразу же.
   - Алло, Кадзуки? Это Цукаса. Можно мне сегодня выйти на работу? - Продолжая разглядывать улицу, произнес парень.
   - С чего это ты вдруг решился вернуться? - Хмыкнула женщина.
   - Настроение относительно хорошее. - Пожал он плечами, будто начальница могла его видеть.
   - Вот значит как... а я думала ты узнал, что Айлу перезапустили. - Кажется, Казуки говорила скорее для себя, нежели для своего собеседника.
   - Ч-что? - Заикаясь переспросил молодой человек. - Перезапустили?
   - Не суть важно. - Цукаса был уверен, что женщина на другом конце провода сейчас махнула рукой. - Так ты придешь?
   - Конечно! Я ведь уже сказал, что хочу выйти на работу! Только в порядок себя приведу!
   - Хорошо, я скажу нашим. Вот Мичиру обрадуется. - Пробормотала Казуки в трубку, из которой уже доносились только протяжные гудки.
  ***
  
  
   В офисе все были взбудоражены. Никто не мог сосредоточиться на работе. Ещё бы: такое известие! Сколько Цукасы не было на работе? Месяц, два, полгода?
   Все перешептывались, обсуждая возможные причины такого решения. Одна Элеон - так назвали новую версию Айлы - не принимала в этом участия. Но когда гифтия наливала чай, руки её дрожали. Одна мысль о том, что он вернется на работу, радовала её. Это значит, что он снова захотел жить. Слава Богу!
   - Айла. - Раздался голос Казуки за спиной и гифтия рефлекторно обернулась.
   - Да? - Только увидев многозначительную усмешку на лице начальницы она поняла, что прокололась.
   - Так ты все же помнишь, да?
   - Ошибка системы. - Пискнула Элеон, пряча взгляд. - Не понимаю о чем вы говорите.
   - Правда? Вот значит как. Тогда я, наверное, поставлю в напарники Цукасе кого-нибудь другого, чтобы не бередить его душевные раны.
   Чайник в руках Элеон задрожал еще сильнее, заставляя чай переливаться через край, образовывая на белой поверхности стола аккуратную лужицу.
   - Что будет, если я скажу, что помню? - Тихо спросила Айла, ставя наконец бедный предмет посуды на стол и опуская голову.
   - То я скажу: "Добро пожаловать домой". - Широко улыбнулась Казуки. Элеон улыбнулась в ответ.
   - Доброго утра. - Раздался знакомый голос с едва различимыми хриплыми нотками из соседней комнаты.
   - Доброго! - Кажется остальные сотрудники произнесли это в унисон.
   Гифтия рванулась было к двери, но вовремя остановилась. Над запястьем Айлы появился счетчик, показывающий количество ударов в секунду её сердца. С каждой секундой цифра становилась все больше, выдавая её волнение.
   - Не советую говорить кому-то еще, кроме него. От него, конечно, ты будешь утаить это не в силах. - Усмехнулась Казуки. - Но не думаю, что тебе стоит бросаться ему на шею при всех.
   - Д-да, наверное вы правы. - Гифтия прикрыла глаза, пытаясь успокоить бешено скачущий пульс.
   - Пойдем. Я дам вам задание попроще: быстрее закончите - быстрее сможете побыть вдвоем. - Подмигнула женщина своей подчиненной.
  ***
  
  
   Цукаса старался улыбаться коллегам как можно искреннее, чтобы не показывать им какую боль он испытывает от воспоминаний о них, о ней...
   - О, ты уже здесь. Похвальное рвение. - Начальница вышла почему-то из соседней комнаты. - Знакомься: твоя новая напарница. Её зовут Элеон.
   "А Айла совсем не изменилась", - промелькнула мысль, но почти тут же пропала, прогоняемая усилием воли. Гифтия смотрела только в пол, зачем-то зажимая ладонью запястье.
   - Приятно познакомиться. - Очередная улыбка. На сей раз искренняя. - Меня зовут Цукаса. Приятно работать с тобой.
   - И мне. - Тихо пробормотала Элеон, не поднимая глаз.
   - Так. - Тут же засуетилась Казуки, видимо поняв чувства подопечной. Достав откуда-то бумажку, женщина протянула её Цукасе. - Сейчас едете по этому адресу. Все, шуруйте. - И начальница буквально вытолкала их из комнаты.
   - Но... - Это парень произнес уже после закрытия двери. - Эм...
   - С возвращением, Цукаса. Я соскучилась. - Голос гифтии дрожал. - Я рада, что ты здесь. - Не выдержав бури эмоций, обрушившейся на неё, Элеон заключила молодого человека в объятиях.
   - Айла... - Ошарашенно выдохнул парень. - Айла! Я тоже соскучился! Я все это время хотел сказать тебе как я тебя люблю! Я не смогу жить без тебя! - Он крепко обнял гифтию в ответ.
  ***
   Их машина стояла в пробке уже пятнадцать минут. Все это время в салоне царила тишина: смущенные своим поведением в начале сегодняшней встречи напарники не особенно горели желанием общаться. Парень сжимал в руках руль с невероятной силой и смотрел только на дорогу, но было видно, что мыслями он где-то далеко.
   - Цукаса, надо ехать. - Сообщила гифтия, когда впереди стоящая машина тронулась. Молодой человек никак не отреагировал. - Цукаса? - Опять ноль внимания. - Напарник!
   - А? Что? - Встрепенулся он, поворачиваясь к Элеон. И было в его глазах что-то такое...
   - Поехали. - Тихо пробормотала она, прикрывая ладонью запястье.
   Машина мягко тронулась с места. Айла неотрывно смотрела в окно, не обращая внимания на заинтересованные взгляды парня.
   - Почему ты иногда прячешь запястье? - Не выдержал наконец Цукаса.
   - При моем восстановлении были произведены улучшения. И теперь у меня есть пульсометр. Когда я волнуюсь он показывает насколько ускоряется мое сердцебиение. Но сердце все равно механическое в большей степени. Максимум, что случится - оно быстрее износится.
   - То есть ты делаешь это когда волнуешься? - Уточнил парень. Гифтия кивнула. - Ты сказала в большей степени механическое...
   - Тоже улучшение. Теперь я ещё больше сходна с человеком. - Отозвалась Элеон.
   Машина резко ускорилась, преодолевая оставшееся до парковки сортировочного центра расстояние. Молодой человек до боли в разбитых костяшках сжал руль.
   - Ч-что у тебя с руками? - Тихо вопросила гифтия, наконец взглянув на него.
   - Последствия твоего ухода. - Закрыв глаза коротко ответил Цукаса.
   - Очень больно? - Взволнованно вопросила гифтия.
   - Ничто по сравнению с душевными муками. - Одним движением парень наклонился над напарницей. - Ты знаешь каково мне было тогда? Я чуть с ума не сошел от раздирающего изнутри чувства одиночества. Но это не важно. Важно то, что ты будто не хочешь со мной говорить. Чего ты боишься?
   - Я... я просто... А вдруг это все сон?! - Кажется гифтию прорвало. - Я проснусь и тебя не вспомню! И ты опять останешься один! Что ты снова будешь скрывать боль за улыбкой и никогда не сможешь никому довериться. Вот чего я боюсь...
   - Дурочка. - Чмокнул парень её в лоб. - Все же хорошо.
   - Да, и правда. - Одинокая слезинка скатилась по щеке гифтии.
   Она чувствовала себя виноватой, потому что сказала не то, что чувствовала. На самом деле она действительно понимала его лучше чем кто-либо другой...
   - Ты плачешь? - Чуть удивленно спросил Цукаса. Подавшись вперед он собрал влагу губами. - Соленая. Точно плачешь.
   Айла только и могла что открывать и закрывать рот, пребывая в прострации. Цифры на пульсометре быстро сменялись одна за другой. Парень сначала непонимающе моргнул, а потом до него дошло что он только что сделал. Щеки мгновенно залились краской и молодой человек спрятал лицо в ладонях.
   - П-п-прости, что смутил... тебя... - Выдавил из себя Цукаса.
   - Сердце быстро бьется. - Пылая щеками пробормотала гифтия, а затем неожиданно для себя выпалила: - Можешь ещё раз так сделать?
   - Зачем? - Удивленно посмотрел на неё парень.
   - Не знаю. - Отвернулась к окну Айла. - Просто хочется.
   - Тогда... могу я сделать немного по-другому? - Закусив губу поинтересовался он.
   На некоторое время в салоне воцарилась тишина. Молодой человек провел дрожащей рукой по взъерошенным волосам.
   - Можешь. - Тихо ответила гифтия, глядя прямо ему в глаза.
   Поцелуй был осторожным и, по сути своей, очень невинным. Да и длился он всего минуту, но когда они отодвинулись друг от друга, то щеки у обоих пылали.
  ***
  
  
   Их, как напарников, снова поселили в одной комнате. Что было, в принципе, ожидаемо для Айлы и Цукасы, но вызвало возмущение со стороны Мичиру.
   - Но Казуки, это небезопасно! Ну, в смысле... - Девушка размахивала руками, пытаясь показать весь размер катастрофы.- Понятно?
   - Хм... Нет, не поняла. - Покачала головой Казуки и обернулась к парочке. - Ну и чего вы встали? Идите, отдыхайте.
  ***
   Когда Цукаса вышел из душа, старательно вытирая волосы полотенцем, то с удивлением обнаружил Айлу мирно дремавшей на его кровати... И замер, не зная что теперь делать. Если он попробует поднять её, то она наверняка проснется, а если ляжет рядом, то это будет слишком смущающе...
   Светлые волосы гифтии были заплетены в косу. Рабочая форма была аккуратно сложена в шкаф, а сама гифтия успела переодеться. Стараясь не слишком разглядывать обтянутые короткими шортами бедра и не думать о том, что его возлюбленная сейчас одета в его футболку, парень укрыл сжавшуюся в комочек Айлу одеялом. Нежно убрав снежно-белую прядь с лица девушки, Цукаса улыбнулся. Кажется сегодня он снова не будет спать. Ну, ничего. Когда она покинула его, парень спал всего по два часа в день, будучи не в силах справиться с рвущей сердце на части болью.
   Устроившись на ступенях лестницы, ведущей на первый этаж, парень стал наблюдать за медленно опускающимся на Токио закатом. Небо постепенно окрашивалось в желто-оранжевые тона, кое-где зажигались фонари и ярко светились неоновые вывески, разгоняя ещё не проявившую себя в полной мере темноту. Но все внимание парня было приковано к медленно двигающемуся колесу обозрения. Столько воспоминаний связано с ним... и болезненных, и счастливых...
  ***
  
  
   - Цукаса? - Тихий чуть хрипловатый ото сна голос отвлек молодого человека от грустных мыслей, заставляя его повернуться к напарнице, сидевшей сейчас на кровати и старательно подавляющий зевок.
   - Спи. Ещё рано. Видишь, темно совсем. - Улыбнулся Цукаса, кивком указывая на окно, за которым мягким светом мерцали звезды.
   - А ты почему не спишь? - Склонила гифтия голову к правому плечу. Этот жест придал ей особенно очаровательный вид. - Здесь же ещё много места. Я бы подвинулась.
   Щеки парня вспыхнули. Мысли упорно сворачивали куда-то не в ту сторону, хотя ничего такого сказано не было. Молодой человек помотал головой, пытаясь отогнать прилипчивые образы, мелькающие перед глазами.
   - Я не хотел тебя будить. - Пробормотал Цукаса, понимая, что сказал только половину правды.
   - Но это не повод не спать самому! - Возмутилась гифтия. - Ты же, наверное, устал.
   - Все равно ты устала больше. - Покачал головой парень. - Это же не мне пришлось прыгать по крышам.
   - Не важно. Ложись спать. Если хочешь, я могу пойти подремать в кресле. - Предложила Айла.
   - Нет! - Поспешно воскликнул Цукаса, не желая утруждать возлюбленную. - Не надо.
   - Х-хорошо. - Чуть покраснев, гифтия потупилась, освобождая место для напарника.
  ***
  
  
   Они лежали по разные стороны кровати. Спиной друг к другу. Под одним одеялом (что только усугубляло положение), потому что второго в комнате не предусматривалось: гифтии не должны мерзнуть. Но парень прекрасно видел, что без одеяла девушке холодно.
   - Ты ещё не спишь? - Шепотом поинтересовался парень.
   - Нет. - Так же шепотом отозвалась Айла.
   Они обернулись практически одновременно и одновременно же покраснели. Вся эта ситуация была очень смущающей...
   - Замерзла? - В полголоса спросил Цукаса.
   - Нет. - Покачала головой гифтия.
   - Врешь же. - Нахмурился парень, видя, что девушка дрожит.
   - Не вру! Мне тепло! - Надулась Айла.
   Молодой человек фыркнул и притянул возлюбленную к себе. Кожа гифтии была не просто холодной, она была ледяной! Но такой мягкой... И пахло от девушки морозной мятой. Стоп! Мята?!
   - Ты взяла мой шампунь?
   - Прости. Нельзя было? У него просто был такой вкусный запах. - Пробормотала Айла, пряча лицо на груди напарника.
   - Ничего страшного, на самом деле. Я думал ты просто свой не заметила.
   - Я просто... хотела быть ещё ближе к тебе. - Смущенно прошептала девушка. - Хотя бы таким образом.
   Щеки парня мгновенно запылали и он помолился, чтобы девушка не почувствовала исходящий от его волос запах вишни... он сегодня взял её шампунь. Похоже их мысли сходятся.
   Они так и уснули в обнимку. В первый раз за долгое время Цукасе снились по-настоящему сладкие сны... пахнущие морозной мятой...
  ***
   Цукасу разбудил тихий голос напевающий какой-то тихий мотив* и просто божественный запах чая. Парень сел на кровати и открыл глаза. Первой мыслью было: "Почему я здесь?", второй - "Это, наверное, сон".
   - Айла! - Наконец вспомнил молодой человек. В сердце сладостно щемило, заставляя радость расплавленным металлом растекаться по венам, согревая парня изнутри.
   Сбежав вниз по ступеням, Цукаса увидел, что гифтия так и не переоделась, но при этом уже успела принести травы для заварки. Одна мысль о том, что кто-то видел девушку в таком виде, вызвала всплеск инстинкта собственника.
   - Ты в этой одежде ходила на крышу? - Обнимая Айлу со спины, вопросил парень.
   Гифтия тихо ойкнула от неожиданности, ощущая горячие руки на своей талии. Молодой человек наслаждался объятиями, чувствуя как раны на сердце медленно затягиваются. Боже, как он по ней скучал... а ведь он был на грани. Что случилось бы, если бы она не вернулась? Нет! Лучше даже не думать об этом. Главное, что она сейчас здесь. Рядом с ним.
   - Д-да. Но не волнуйся, я даже замерзнуть не успела. - Цукаса мысленно чертыхнулся, ругая себя за то, что не подумал о том, что девушка могла продрогнуть.
   - Я надеюсь, тебя никто не видел. Ты в этом такая... соблазнительная. - Последнее слово парень выдохнул уже куда-то в район шеи девушки, жадно касаясь её губами и чуть прикусывая кожу.
   Айла замерла, не понимая что происходит. Почему она так дрожит? Что это за чувство? Почему так ярко ощущается тепло его рук на своей талии?
   - Прости. - Выпалил парень и, пылая щеками, унесся в ванную.
   Девушка, оставшись наедине с собой, осторожно коснулась чуть влажного следа на шее дрожащей рукой. Это... это было... ох! Гифтия мягко осела на пол, не справляясь с бешеным количеством эмоций... А пульсометр показывал быстро увеличивающееся число.
  ***
  
  
   Чай пили в неловкой тишине. Молодому человеку было стыдно, за то, что он не смог сдержать своего порыва, чем, скорее всего, напугал напарницу. Айла же переживала насчет правильности своих чувств. Нормально ли то, что у неё немного закружилась голова, а пульс порядком ускорился? А главное: стоит ли ей это чувствовать?
   - Цукаса... - Начала было девушка, но встретившись взглядом с любимым вздрогнула и опустила глаза. - Нет, ничего.
   - Прости. Я тебя напугал? - Наконец решился заговорить парень.
   - Нет. - Покачала головой Айла. - В-все... нормально.
   - Правда? - С надеждой посмотрел на неё молодой человек.
   - Конечно. - Улыбнулась гифтия. И улыбка её была такой искренней и нежной, что у Цукасы даже не возникло мысли не поверить словам девушки. Он ведь любил её, а любовь - это доверие.
   Примечания:
  *Здесь и дальше все напеваемые мотивы - эндинг аниме
  ***
   - Вы поймите, вы уже согласились на замену ОС. - Втолковывал упрямой девушке Цукаса.
   - А теперь передумала. - Скрестила хозяйка гифтии руки на груди. - Вам не понять. Как я буду себя чувствовать, когда он вернется без воспоминаний обо мне.
   - Я отлично вас понимаю...
   - Нет, не понимаете! - Девушка расплакалась.
   - Цукаса, что-то не так? - Подошла к ним, сидевшая до этого в машине Айла.
   - Все в порядке, Ай... Элеон. Я сам справлюсь. Передохни немного. - Потрепал напарницу по голове парень. Гифтия улыбнулась и кивнула.
   - Стой! - Окликнула её девушка. - Ты тоже гифтия?
   - Да. А что? - Элеон недоуменно посмотрела на неё.
   - Я заварил чаю. - Вышел в коридор молодой человек... ну, не совсем человек. - Давайте поговорим.
  ***
  
  
   - Тебе заменяли ОС?! - Удивилась девушка, нервно теребя кончик косы. Айла с улыбкой кивнула. - Но тогда ты не должна помнить этого!
   - Так получилось. - Пожала гифтия плечами.
   - Было больно, когда тебя отключали? - Закусив губу поинтересовался парень.
   - Ну, она не кричала. - Ответил за погрузившуюся в воспоминания Айлу Цукаса.
   - Немного разве что. Страшнее была темнота после этого. Я будто ослепла, хотя продолжала ощущать свое тело. - Парень-гифтия передернул плечами. - Мне пришлось побороться, чтобы оставить в памяти то, что происходило со мной в прошлой жизни. Было трудно. Но я не хотела забывать...
   - Мне жаль, что тебе пришлось пройти через это. - Нахмурился Цукаса.
   - Было бы гораздо хуже стать странником и причинить тебе боль. - Отозвалась Айла, глядя в окно. - Лучше уж так.
   - Между вами какие-то... отношения? - Поинтересовалась девушка.
   - Мы, вроде как, встречаемся. Все началось её до перезагрузки Айлы... эм, Элеон. За две тысячи часов до её отключения.
   - Вот как... Теперь понятно откуда след у неё на шее. - Хмыкнул парень-гифтия, заставляя обоих напарников залиться краской. - Эх, вспоминаются былые времена.
   - Эй! Не разбалтывай о таком. - Ткнула гифтию в бок хозяйка.
   - То есть у вас... эм... было? - Смущенно поинтересовался Цукаса.
   Парень и девушка довольно кивнули и, кажется, погрузились в воспоминания. Цукаса подавил завистливый вздох. Он, наверное, никогда не решится на такое.
   - Вы о чем? - Удивленно вопросила Айла.
   Парень-гифтия хмыкнул и сочувственно похлопал Цукасу по плечу. Девушка поглядела на него с пониманием. Элеон недовольно покосилась на них и надулась.
  ***
  
  
   - Завтра выходной. Может сходим куда-нибудь? - Предложил Цукаса, ставя машину на парковку.
   - Давай! - Радостно кивнула гифтия.
   - Сколько энтузиазма. - Улыбнулся парень. - Куда хочешь? Может в кино?
   - Ки-но... - По слогам произнесла "незнакомое" слово Айла. - А что это?
   - Ты ни разу не ходила в кино? Надо это исправлять.
   - Ну, раз ты так говоришь. - Гифтия сдула челку с лица. - Значит идем в это твое кино...
  ***
  
  
   Полупустой зал погрузился в темноту почти сразу же после того как они вошли. Пока перед началом фильма крутили всякие рекламные ролики, некоторые из которых повторялись вот уже который год. Даже Цукаса знал их наизусть, хотя с начала работы в отделе терминального обслуживания он в кино не был ни разу. Сначала не было времени, а после отключения Айлы было уже совсем не до этого.
   Парень выбрал романтическую историю не столько из-за того, что любил подобное, сколько из-за отсутствия выбора как такового. Была пара фильмов плюс восемнадцать, но Цукаса посчитал, что он не готов смотреть такое, а гифтия, совершенно неосведомленная в таких вопросах, и подавно. Были ещё и боевики, но молодому человеку подумалось, что их им и в жизни хватило. После того, как они справились с гифтией у которой полетела ОС Айла иногда просыпалась от кошмаров. Были ещё совершенно детские мультфильмы Диснея и это аниме. Парень даже название не особо запомнил, знал только, что ограничение у него двенадцать плюс.
   В аниме и правда не оказалось ничего неприличного... почти. Была пара моментов, которые порядком смутили Айлу. Но к концу она уже про них забыла, потому что ближе к финалу был такой накал страстей. Все девушки, сидевшие в зале рыдали.
   - Как твое имя?! - Была последняя фраза главных героев.
   Когда включился свет, парень с удивлением обнаружил влажную дорожку на щеке. Он не знал почему заплакал. Может потому, что чужая история в какой-то степени напомнила ему его собственную? Он понимал, что чувствовал парень в аниме, когда узнал, что его девушка погибла, а он ничего не может изменить... Он был искренне рад, когда они вспомнили друг друга.
   В голове мелькнула мысль: "Что бы я делал на месте главного героя?" И правда. Он бы смог спасти свою вторую половинку? Он ведь не такой решительный... смог бы он?
   От несвойственного ему самокопания его отвлек всхлип Айлы. Парень вздрогнул и повернулся к возлюбленной. Гифтия размазывала слезы по щекам. Ну вот, она снова плачет.
   - Смотри-ка, плачет. - Раздался шепот откуда-то сзади. - А я думал, она - гифтия...
   - Я тоже. Но гифтии же не плачут. А ещё она так куталась в кофту того парня, будто ей холодно.
   Но Элеон, кажется, совершенно не обращала внимания на эти перешептывания. А вот Цукаса задумался... но было не до этого. Сейчас, мягко стирая слезы с её щек, парень жалел, что привел её именно на этот фильм. Ну вот чего она плачет? Все же хорошо закончилось... вроде.
  ***
  
  
   Когда он нес уснувшую гифтию на руках в комнату, из-за поворота неожиданно появилась Мичиру. Она удивленно посмотрела на сладкую парочку.
   - Чего это с ней? - Шепотом спросила девушка.
   - Наплакалась и уснула. - Цукаса с нежностью взглянул на спящую напарницу.
   - Эм... Цукаса, гифтии не плачут.
   - Я правду говорю: она плакала. Уже второй раз. - Нахмурившись ответил парень.
   - Странно...
   И правда. Все это действительно выглядело странным. Гифтии не плачут, не мерзнут, на них быстро заживают все раны и порезы... Что-то не так. Надо будет выяснить что.
  ***
  
  
   В комнате с белым потолком и того же цвета стенами, пропитанной запахом лекарств, в странной конструкции лежала девушка. Неожиданно что-то пискнуло и крышка этой конструкции отодвинулась в сторону. Девушка села, стирая слезы с лица.
   - Пациентка, вам нужно выпить лекарство. - Напомнил механический голос.
   - Да, я помню. Спасибо.
   - Не за что... Айла...
  ***
   В комнате мерно гудели лампы, невыключаемые даже на ночь: в последнее время Айла начала бояться темноты. Наверное потому, что когда в комнату с задернутыми шторами пробирается сумрак, в голову закрадываются не самые приятные мысли. У каждого есть своя собственная тема для самокопания. Айла чувствовала нестерпимое чувство вины за то, что не могла рассказать любимому человеку всю правду о себе. Это чувство было почти удушающим. Девушка отлично помнила как в прошлый раз плакала в кабинете отца от осознания того, что ей придется расстаться с Цукасой...
   Айла рыдала, захлебываясь слезами, задыхаясь от нехватки воздуха. Наверное именно поэтому отец решил нарушить правила и в тайне разрешил ей использовать тело гифтии ещё раз. Надо сказать, что хоть Айлу и её робота объединяло имя, они немного отличались по внешности: настоящая девушка была ростом поменьше и была на полторы головы ниже возлюбленного; на левой руке в районе локтя имелся узкий шрам, полученный ещё в далеком детстве, а ещё Айла была чуть полнее, чем ей хотелось бы быть. Знакомые и родители продолжали уверять девушку в том, что она стройная (что, в прочем, так и было), но Айла верить в это не желала и в какой-то момент даже чуть не довела себя до анорексии. С тех пор она аккуратнее относилась к своему питанию и диетам предпочитала спорт... Впрочем девушке все равно приходилось пить различные лекарства поддерживающие её истощенный иммунитет на нужном уровне.
   Неожиданно раздался стук в дверь, вырвавший девушку из круговорота безрадостных мыслей и воспоминаний. Спешно вытерев слезы рукавом, Айла шумно выдохнула, рефлекторно зажимая запястье.
   - Войдите. - Наконец пробормотала она.
   Дверь в комнату с тихим скрипом отворилась и в палату заглянул блондинистый молодой человек с зелеными глазами*. Он с каким-то сочувствием посмотрел на девушку. На мгновение Айле даже показалось, что парень мог слышать её всхлипы.
   - Здравствуй, Зак. Что-то случилось? Я могу чем-то помочь? Проблемы с Мичиру?
   - Неужели так заметно? - Грустно усмехнулся парень. - Да. Мы сегодня поссорились. Я посоветовал ей отстать от Цукасы, но она психанула и сорвалась на мне. Даже пощечину мне отвесила.
   Какое-то время молодые люди молчали, думая каждый о своем. Хотя в какой-то мере они были схожи... Заку оставалось всего полгода до "смены ОС". После этой нехитрой процедуры его просто выгонят из компании. Оба это знали.
   - Я недавно видел Мичиру в круглосуточном магазине. - Неожиданно заговорил парень. - Ну, пока я был в обычном своем виде. Черт, так непривычно, что сердце может биться просто чертовски быстро. Мы стояли возле одной полки с лапшой быстрого приготовления и даже случайно соприкоснулись руками... - Айла понимающе улыбнулась, глядя на мечтательно вздыхающего Зака.
   Она сама чувствовала то же самое, когда смогла снова увидеть Цукасу...
  ***
  
  
   Директор восточного отделения компании SAI corp сидел в своем кабинете. Мужчина что-то быстро печатал, периодически отвлекаясь на то, чтобы взглянуть на часы: он хотел успеть проведать дочь. Вроде бы с того времени, как он разрешил её повторно пройти программу по "заселению" в гифтию, Айла стала чувствовать себя гораздо лучше.
   По правде говоря, эта программа проводилась для проверки работников на стрессоустойчивость и была обозначена как временная, но директор корпорации оказался довольным результатами и ввел её на постоянной основе. Единственное, что было строжайше запрещено так это встреча проверяющего и проверяемого, когда "гифтии" находились в своих реальных обличьях. За этим строго следили работники отдельной службы. Но оказалось, что и эти правила ничего не значили для самого главного в компании: он, взяв на себя роль купидона, то и дело сводил друг с другом некоторых работников, которые, по его мнению, "хорошо смотрелись вместе"...
   Именно о нескольких таких "парочках" писал сейчас отчет отец Айлы.
   Примечания:
  *Да, да, у гифтии Зака - напарника Мичиру - в каноне голубые глаза. Но вы не забывайте, что здесь речь идет о человеке Заке, вселенного в гифтию.
  ***
   Парень лежал на кровати, глядя на гифтию, дремлющую рядом. Каштановые волосы молодого человека разметались по подушке, пальцами он мягко коснулся лица девушки, откидывая светлые пряди назад.
   Цукаса был в недоумении: что же творится с Айлой? Даже если списать это все на те самые "улучшения"... все равно что-то не сходится. Какие-то детали ускользают. Что-то он забыл... Точно! Айла ведь и до обновления ОС плакала! От осознания этого юноша аж с кровати свалился.
  ***
  
  
   - Прости Зак, я хочу ещё немного побыть с Цукасой. - Извиняясь улыбнулась Айла другу.
   - Ничего. Я, наверное, тоже ещё раз пройду погружение. И заранее неспокойной ночки. - Подмигнул девушке блондин, скрываясь за дверью.
   - Чего это он? - Непонимающе склонила девушка голову к правому плечу.
   В конце концов решив не обращать на странное поведение друга внимания, Айла стала готовиться к погружению.
  ***
  
  
   Первым, что услышала гифтия был оглушительный грохот. Моментально распахнув глаза, Элеон села на кровати и огляделась. Цукаса лежал на полу, с шипением потирая затылок.
   - Что случилось? - Встревоженно вопросила девушка. - Сильно ушибся?
   - Нет, нет, все в порядке. - Успокаивающе улыбаясь пробормотал парень.
   - Точно? - Подалась вперед Айла, едва ощутимо касаясь пальцами затылка молодого человека.
   От одного лишь этого прикосновения Цукаса вспыхнул, чувствуя себя смущенным. Девушка, увидев реакцию юноши, тоже зарделась. Невольно вспомнился их первый поцелуй... Воспоминания заставили обоих покраснеть ещё сильнее.
   - Д-да... все хорошо... - Смущенно произнес парень.
   - Отлично! Спокойной ночи! - Гифтия отвернулась, накрывшись с головой одеялом.
   - Ага, спокойной. - Прошептал Цукаса, устраиваясь рядом, но даже не стараясь отвоевать хоть кусочек одеяла.
   Какое-то время они просто лежали молча, стараясь не то, что не двигаться - не дышать даже. Первой сдалась Айла. Повернувшись, девушка поделилась с ним частью одеяла. Через пару мгновений она оказалась в объятиях любимого человека. И стало так тепло-тепло... Оба чувствовали себя самыми счастливыми на всем белом свете.
  ***
  
  
   Утро ворвалось в комнату с холодным ветром, проникшим в распахнутое окно. Цукаса невольно поежился, ближе придвигаясь к теплому девичьему телу. Айла недовольно что-то проворчала, ощущая ледяные пальцы на не скрытой футболкой талии. Только открыв глаза, девушка поняла, что вчера уснула в обличье гифтии. А следовательно рука, сейчас обнимающая её принадлежит... Осознав, что её обнимает Цукаса, Айла вспыхнула, зажимая рукой запястье. Домой! В свое родное тело!
  ***
  
  
   Солнечные лучи окрашивали немного загорелую кожу в золотистый цвет, переливающийся яркими радужными искорками. Блики на белоснежных волосах придавали им какой-то особенной воздушности.
   Но вся иллюзия разрушилась в один миг, когда девушка с диким воплем понеслась в сторону ванной комнаты... Все же засыпать в теле гифтии было не самой лучшей идеей. Но Айла тут не при чем, нет! Это все Цукаса: в его объятиях было слишком уютно, вот она и задремала!
  ***
   Цукаса никак не мог завязать галстук: руки тряслись. Молодой человек был изрядно взволнован, ведь его вызвали к директору не просто их терминала, а всего отделения. Правда то, что Айлу не вызвали, вселяло хоть какую-то надежду на благополучный исход дела... Но руки все равно дрожали.
   Плотно притворив дверь в комнату, парень выдохнул. Что ж, надо встретить свою судьбу достойно: уволят, так уволят. Главное, чтобы с Айлой было все впорядке.
  ***
  
  
   - Дорогая, зайди на минутку. - Раздался искаженный расстоянием и аппаратурой голос.
   Зачем интересно она понадобилась отцу в такой час? Айла нахмурилась, оправляя мятую после сна футболку: переодеваться, чтобы встретиться с родителем, не хотелось. Девушка ограничилась тем, что причесалась и, само собой, умылась.
   Так-с. Надо узнать, что ей готовит новый день... Только лифчик все же стоит сменить. Айла не уверена, что отец одобрил бы ярко-красный цвет её нижнего белья, прекрасно видимого сквозь просвечивающую футболку.
  ***
  
  
   - Присаживайтесь, молодой человек. - Кивнул мужчина Цукасе, указывая на небольшой диван. Парень на негнущихся ногах прошел в указанном направлении. - Да не волнуйтесь вы так. Увольнять вас из-за прихоти моей дочери никто не собирается.
   - Прихоти вашей дочери? - Недоуменно вопросил парень.
   - Сейчас поймете. - Улыбнулся директор. - Чаю хотите? Особый сбор.
   Молодой человек собирался было вежливо отказаться, но его прервала влетевшая в комнату девушка, почти шлепнувшаяся на ровном месте. Метнувшись вперед, он удержал незнакомку от падения.
   - Благодарю... - Их взгляды встретились.
   Какое-то время они просто с удивлением смотрели друг на друга. Неожиданно девушка пронзительно взвизгнула, отпрыгивая от парня подальше. Цукаса только и мог делать, что открывать и закрывать рот, пребывая в полнейшей прострации.
   - Ва-а-а! Ты что здесь делаешь?! Черт! Футболка мятая, ногти не подпилены, я ещё и вся растрепанная! Ва-а-а-а! Что мне делать?! - Бормотала девушка, ища куда бы спрятаться. Директор боком проскользнул в дверь, оставляя молодежь наедине.
   - Стоять! - Не успела Айла даже пискнуть, как оказалась зажата между возлюбленным и дверцей шкафа, в который собиралась спрятаться. - Я жду объяснений.
   Глаза девушки широко распахнулись, а щеки стала медленно заливать краска. "Интересно, а как он отреагирует, если я его поцелую?" - Мелькнула в голове компрометирующая мысль. Но привести действие в исполнение решился почему-то Цукаса.
   Ощущать поцелуй вживую было несоизмеримо приятнее. Боже, как давно она этого ждала! Может ей все это просто снится? Не важно! Главное, что сейчас она действительно чувствует его прикосновения в полной мере! Это так... так... так... Господи!
   Когда молодой человек (не без труда) отстранился от девушки, то увидел, что по щекам Айлы текут слезы. Несмотря на это она улыбалась. Улыбалась так счастливо, что сердце болезненно сжималось от чувства вины, за то, что не понял и не нашел её раньше. Теперь это чувство будет долго преследовать его. Но это ведь не главное. Главное, что они теперь вместе, правда, же? Будут ведь?
   Цукаса подался вперед, крепко обнимая любимую. Черт! Он даже не смел мечтать об этом. Она рядом, она, как всегда, невероятно прекрасна и самое главное: она живая! Спасибо, Ками-сама!
   А Айла никак не могла перестать плакать, крепко цепляясь пальцами за его белую рубашку, глубоко вдыхая запах её шампуня, чувствуя вживую его тепло, его прикосновения, его крепкие объятия. Такое чувство, будто она сейчас умрет от счастья! Все её существо переполняет невероятная радость... Нет, даже не радость, а СЧАСТЬЕ! Самое настоящее, самое искреннее в своем проявлении. И эта сладостная боль в сердце...
  ***
  
  
   Пара сидела в комнате Айлы, обнявшись. Уже около часа в комнате царила умиротворенная тишина. Они ни о чем не спрашивали друг друга, Айла не обвиняла Цукасу в том, что до него так долго доходит, а он, в свою очередь, не ругал её за то, что она ему ничего не говорила. В этом не было никакой необходимости. Сейчас им было важно только то, что могут по-настоящему чувствовать друг друга...
  ***
   Зак, освобожденный сегодня от работы, нервничал. Сегодня гифтия, управляемая им, не проснется. Будет ли волноваться Мичиру? Что он ей скажет, когда его "починят"? Его показатели как гифтии снижаются на глазах.
   Чтобы не нервничать, парень решил перекусить. В холодильнике, как назло, было пусто. Пришлось топать в магазин, хотя именно двигаться хотелось меньше всего.
   Время было еще совсем раннее, поэтому идти пришлось в круглосуточный магазин, расположенный неподалеку от его "места работы". Уже на подходе к молочному отделу он услышал всхлипывания. На полу сидела девушка, натянувшая на лицо капюшон, и плакала. Около неё стояла растерянная продавщица, не зная что делать.
   Парень сразу узнал свою напарницу: как никак столько времени совместной работы. Да ещё и цвет волос у неё редкий для Японии - рыжий. Присев около девушки, он мягко повернул её к себе, осторожно стерев слезы с бледной кожи. Мичиру удивленно взглянула на молодого человека. За несколько секунд в её глазах промелькнуло огромное количество эмоций: от недоверия, до почти щенячьего восторга.
   - Зак! - Снова расплакавшись, девушка крепко обняла его.
   Было почти до дикости странно ощущать объятия напарницы, чувствовать её стройное тело прижимающееся к нему... То есть чувствовать в полном смысле слова. И, несмотря на то, что это было непривычно, это было просто невероятно прекрасно.
   - И чего ты плачешь, глупая? - Вопросил он, тоже смаргивая слезы. - Как будто я умер.
   - Чего плачу?! - В глазах девушки блеснул недобрый огонек, и она бросилась на него с кулаками. - Да я думала, что ты сломался, гад ты эдакий! А ты просто поесть решил купить! Идиот!
   - Стоп! - Перехватил руки Мичиру Зак. - Так ты знала? И давно? Давно смеешься надо мной? Да ладно надо мной, так ты же над моими чувствами издеваешься!
   - То есть я теперь ещё и виновата! - Возмутилась девушка. - Да и какие чувства? Чушь какую-то несешь.
   - Чушь?! Ты понимаешь, что только что назвала чушью?! Ты мою любовь к тебе принизила! Трепетную дружбу растоптала! Все время заставляешь меня ревновать к этому сопляку! Чем я хуже?!
   Когда Зак делал шаг вперед, Мичиру делала два назад. Так продолжалось до тех пор, пока они не уперлись в прозрачную дверцу холодильника, заставленного самыми разнообразными видами молочной продукции. Парень резко закусил губу до крови, сдерживая себя.
   - И страсть мою ты тоже назвала чушью. Глупая девчонка. Сколько можно бегать за ним?
   - Зак? - Немного встревоженно позвала его Мичиру. - У тебя кровь на губах. С тобой все хорошо?
   - А тебе разве важно? - Отпустил её парень и развернулся, чтобы уйти, но девушка схватила его за рукав. - Чт... м-м!
   Поцелуй оказался для него неожиданностью. Парень даже распробовать его толком не успел, потому что его напарница быстро отстранилась, поняв что она сделала под влиянием сию минутного порыва. Отчаянно покраснев, она буркнула что-то неразборчивое и выбежала из магазина.
   - Дурочка. - Улыбнулся парень, вспоминая секундное прикосновение горячих девичьих губ к его.
   Быстренько затарившись продуктами, Зак поторопился вернуться в свою комнату. Ему нужно было снова её увидеть. И чем быстрее, тем лучше.
  ***
  
  
   Мичиру со скоростью ракеты влетела в комнату. Ребята уже сообщили ей последние новости: начальнице дали недельный отпуск, Цукасу вызвали к боссу, а Зак уже в полном порядке. Именно последняя новость её так впечатлила, что заставила буквально взлететь вверх по ступеням.
   Зак сидел на кровати и что-то читал с настолько безразличным выражением лица, что девушка никак не могла понять что он чувствует на самом деле. Прежде всего девушка вырвала у него из рук книгу, которая тут же оказалась где-то на полу, а сама Мичиру нависла над гифтией.
   - Ва-а-а! Тетенька, не надо меня насиловать! Я несовершеннолетний! - Изо всех сил сдерживая смех, закричал парень.
   Мичиру ещё долго дулась на него за эту фразу, но в конце концов мир был восстановлен. Нельзя же долго злиться на своего любимого.
  ***
   Когда солнце склонялось к горизонту, окрашивая ближайшие к нему облака в нежно-розовый свет. Ветер пытался заморозить редких прохожих своими ледяными порывами. Он гнал людей прочь с улиц в теплые дома, где можно было спокойно закутаться в плед, отогреть ладони, выпить что-нибудь теплое... Только две одиноких фигуры никуда не торопясь брели по улице, наслаждаясь близостью друг друга.
   - А потом я выронила поднос и обожгла руку. Ощущения были настолько реальными, что меня потом довольно долго преследовало это чувство. - Тут девушка нервно хихикнула. - Прости. Я всю дорогу только и делала, что болтала... Я просто немного нервничаю.
   - Все нормально. Я тебя понимаю. - Рассмеялся Цукаса. - Вся эта ситуация довольно странная. Ни за что бы не подумал, что влюблюсь в гифтию, которая окажется человеком, управляющим гифтией...
   - Да, когда ты говоришь это, то ситуация кажется ещё более запутанной. - Айла мило улыбнулась краешками губ. - Но ведь теперь все хорошо?
   - Определенно. - Хмыкнул парень, крепко обнимая девушку. - Но нам стоит поспешить, а не то мы замерзнем. Не хотелось бы, чтобы ты заболела. Твой отец говорил, что у тебя слабый иммунитет.
   - Не стоит переживать. - Тут же замахала руками Айла. - Я каждый день пью витамины. Они помогают.
   - Но все же это не повод так долго стоять на холодном ветру. - Парень подхватил девушку на руки. - Хм. А в этом обличии ты даже легче, чем, когда ты гифтия.
   - Сочту за комплимент. - Рассмеялась девушка, крепко обхватывая парня руками за шею.
  ***
  
  
   В квартире было тепло и уютно, несмотря на то, что в последнее время Цукаса сюда не захаживал. Пройдя на кухню, Цукаса поставил пакет с купленными продуктами на стол. Все его действия сопровождались шуршанием полиэтилена. Он с улыбкой обернулся и посмотрел застывшую в дверях Айлу.
   - Чего застыла? Проходи. Устраивайся в гостиной, а я пока приготовлю собу.
   - Может тебе помочь? - Предложила девушка, аккуратно ставя ботинки у выхода.
   - Ты же замерзла. - Цукаса потрепал возлюбленную по волосам. - Иди погрейся. Я и сам справлюсь. К тому же, если ты все время будешь рядом, то я буду на тебя отвлекаться и то, что я приготовлю, будет невозможно есть.
   - Цукаса, ты - бака. - Смущаясь пробормотала Айла и, показано громко топая направилась в соседнюю комнату.
  ***
  
  
   Приглушенный свет, тарелка с ещё горячей собой в руках, объятия любимого человека и очередное слезливое аниме. Все это было (или казалось Айле таким?) невероятно романтично. Честно говоря, она думала, что её - неуклюжую и часто болеющую - никто и никогда не сможет полюбить. Но Цукаса... он показал ей как сильно она ошибалась. Он, похоже, любил в ней все.
   Да, именно так. Все в ней пленяло его. Даже то, что ей самой в себе не нравилось: узкий шрам на локтевом сгибе, невероятный цвет её волос, иногда проявляющиеся в ней неловкость и неуклюжесть, её романтичность и наивность.
   Но и ей тоже нравилось в нем все: оставшиеся после его депрессии следы на костяшках, вечно взъерошенные волосы, заначка в виде пары банок пива в холодильнике и тот самый брелок на его телефоне, насыщенный цвет его глаз, его теплые руки, его вечная преданность ей и только ей одной.
   Кажется, они жили только для этого. Только для того, чтобы найти друг друга и наконец быть счастливыми. Для того, чтобы сейчас сидеть перед экраном телевизора и снова размазывать слезы по щекам, когда главный герой в отчаянии закричит: "Не уходи, мама!" Чтобы потом самим смеяться над чувствительностью друг друга. И долго и вдумчиво целоваться, отставив тарелки с едой в сторону... чтобы утром снова проснуться вместе на одном узком диване. И это прекрасно - жить ради таких моментов. Наверное, нет ничего прекраснее этого... но только наверное.
  ***
  Через два месяца...
  
  
   Зак задумчиво разглядывал содержимое холодильника, которые более чем на пятьдесят процентов состояло из молочных продуктов. Да что такое?! Уже даже дома есть нечего! И зачем Мичиру понакупила этих молокопродуктов? Хорошо хоть овощи есть и немного мяса: можно наконец сделать кари, раз уж выдалась свободная минутка.
   - Надеюсь она будет рада. - Улыбнулся парень, поправляя на пальце обручальное кольцо.
   Зак с Мичиру поженились всего около месяца назад, и парень ещё не привык к совместному проживанию в одной квартире. Несмотря на то, что они довольно долго жили вместе в комнате, ему до сих пор казалось странным, что количество бутылок с шампунем и всякой ерундой в стиле "гель для душа" стало больше раз в пять, расчески в квартире теперь стало три, слив раковины регулярно засорялся ярко-рыжими волосами, во втором ящике комода лежало теперь женское нижнее белье самых разных расцветок, а половина шкафа была заполнена одеждой его жены. Зато аптечка пополнилась самыми необходимыми таблетками, пластырями и бинтами, квартира блистала чистотой, обувь при входе стояла идеально ровно и больше не приходилось самому ничего штопать. Да ещё и новые носки и нижнее белье себе покупал теперь не он. Продукты тоже не нужно было выбирать, но зато их нужно было донести до дома. Бюджет правда теперь был общий и он не мог безнаказанно покупать томики хентайной манги, но зато не приходилось больше питаться только быстрозавариваемой лапшой.
   По правде говоря, жена для него была его персональным источником счастья. Он стал больше ценить тихие домашние вечера, проведенные за чтением книг вслух, нашел больше интересных занятий для себя, как дома, так и вне его. Жизнь налаживалась. Только вот его молодая жена в последнее время вела себя довольно странно: стала более раздражительной и обидчивой, чаще сидела в тишине и о чем-то размышляла, перешла с попсовой музыки на классику... да ещё и холодильник весь молочными продуктами забила под завязку. А ведь она их никогда не любила!
  ***
  
  
   - Я дома. - Крикнула Мичиру ото входа, вешая куртку на крючок.
   Квартира встретила её запахом кари и теплой улыбкой мужа, выглянувшего с кухни, чтобы поприветствовать её.
   - С возвращением. Как день прошёл?
   - Да ничего особенного. - Пожала плечами девушка. - Прогулялась с Айлой, оформила нам с тобой отпуск. Купила немного приправ. - Теперь голос Мичиру доносился из ванной и был не так хорошо слышен из-за шума воды. - В общем, все скучно и обыденно. Что насчет тебя?
   - Спал до обеда. Потом читал. Приготовил кари... и, кажется все.
   - Ты ещё не ел сегодня? - Встревоженно вопросила девушка, вытирая руки махровым розовым полотенцем.
   - Нет, только кофе выпил. - Смущенно признался Зак. - Я просто хотел поесть вместе с тобой.
   - Не делай так больше. - Недовольно пробурчала Мичиру, огрев мужа полотенцем поперек спины. - Ты заставляешь меня волноваться, а это вредно для малыша.
   - Хорошо-хорошо, не буду. Виноват... Стоп! Что ты сказала?!
   - Эм... "Не делай так больше"? - Девушка наивно захлопала ресницами.
   - Да нет же! Малыш? У нас...
   - Угу. Будет ребенок. - Улыбнулась Мичиру.
   - Я что умер и попал в рай?! Боже, Мичи, это же прекрасно!
  ***
  
  
   Весь оставшийся вечер пара подбирала имя для нового члена семьи. Это занятие сопровождалось нескончаемыми бурными и громкими ссорами: все, что предлагал Зак, категорически не нравилось Мичиру, а то, что предлагала Мичиру, Зак отвергал чисто из своей природной вредности, хотя некоторые варианты казались ему довольно неплохими.
   В конце концов ссора закончилась тем же, чем и обычно: Мичиру расплакалась, а Зак крепко обнял её. Но все равно, даже несмотря на такие мелкие ссоры, они оба знали, что счастливы будут только вместе.
  ***
   За окном ярко светило солнце, проникая в гостиную своим мягким теплом. Оно осветило рамку с фотографией, на которой были запечатлены парень и девушка, стоящие в обнимку и радостно улыбающиеся. А на заднем фоне красовался тот самый двухэтажный дом, в котором сейчас и стояла эта фотография.
   На диване, забравшись на несчастный предмет мебели с ногами, сидела Айла и напряженно вглядываясь в экран телефона, будто ожидая чего-то.
  ***
  
  
   В это время Цукаса не менее нервно расхаживал взад-вперед по коридору перед больничной палатой.
   - Ты так переживаешь, как будто она уже рожает. Да и даже тогда я должен был бы переживать сильнее. - Рассмеялся Зак.
   - Но мы же друзья! Я волнуюсь! Точнее не так: Я волнуюсь, потому что Айла волнуется. - Признался парень.
   Тут дверь распахнулась и в коридор выплыла довольно улыбающаяся Мичиру.
   - Ну что?! - Одновременно воскликнули оба парня, выдавая этим свое волнение.
   - Мальчик. - Практически пропела девушка.
   - Боже, спасибо тебе! - Зак подхватил жену на руки, крепко прижимая её к себе. - Спасибо! Спасибо! Спасибо! Спасибо!
   Цукаса кинулся звонить своей девушке.
  ***
  
  
   Телефон, наконец, зазвонил - долгих полчаса гипнотизирования этой бездушной машины дали свои плоды. Девушка быстро сграбастала средство связи со стола и приняла вызов.
   - Ну что?! - В волнении воскликнула Айла.
   - Мальчик. - Выдохнул Цукаса.
   - Да! Я знала! Знала! С ребенком все впорядке?
   - В полном порядке. Но теперь я должен тебе бенто. - Рассмеялся парень. Она была уверена, что в этот момент он забавно ерошит волосы, испытывая чувство неловкости.
   - Ты говоришь про тот давний спор, когда, а ты поставил на то, что у них будет девочка, а я на то, что будет мальчик?
   - Да об этом. - Девушка была на сто процентов уверена, что щеки её возлюбленного на мгновение вспыхнули.
   - Ничего страшного. - Рассмеялась Айла. - Я уже совсем забыла об этом. Так что если не хочешь готовить, то не нужно утруждать себя.
   - Нет, нет! Ни в коем случае! Готовить для тебя одно удовольствие!
   - Тогда могу я помочь тебе с готовкой?
   - Конечно! - Голос Цукасы звучал невероятно радостно. - Я немного задержусь: куплю необходимые ингредиенты.
   - Я буду ждать тебя с нетерпением!
  ***
  
  
   - Я дома! - Раздался голос парня из коридора, но ещё до того, как он успел договорить, к нему кинулась Айла и с громким писком повисла у него на шее.
   - С возвращением! - Радостно крикнула она.
   Цукаса рассмеялся, сгружая пакеты на пол и крепко обнимая возлюбленную. Айла рассмеялась следом, утыкаясь носом в плечо парня. От одежды Цукасы пахло свежим хлебом и спелыми красными яблоками. Этот приятный запах создавал ещё большее чувство уюта.
   - Айла, слезь с меня, пожалуйста. Не то чтобы мне не нравилось, но я ужасно голоден, а ведь мы хотели приготовить поесть вместе.
   - Ладно. - Легко согласилась девушка. - Но давай сделаем именно бенто и съездим куда-нибудь перекусить. Куда-нибудь на природу.
   - Договорились. - Кивнул парень. - Ну что, давай начнем.
  ***
  
  
   Пока Цукаса готовил рис для онигири, Айла вырезала из овощей всякие милые фигурки вроде цветочков из моркови.
   - Я купил немного маринованных овощей и тофу в качестве гарнира, чтобы не готовить ничего мясного. - Сообщил парень, формируя аккуратные онигири.
   - Здорово! Мне как раз не хочется готовить что-то такое: с этим слишком много мороки, а у меня уже тоже в животе урчит. - Смущенно призналась девушка.
   - Может тогда нам стоит немного перекусить дома перед тем как начать искать подходящее для пикника место? - Предложил Цукаса. - Я тоже ужасно голоден. А пудинг, стоящий в холодильнике меня так и манит.
   - Ладно. - Рассмеялась Айла. - Давай.
   В результате они так никуда и не поехали, а бенто съели вместе, сидя перед телевизором.
  ***
  Через два года...
  
  
   В квартире Мидзугаки неожиданно раздался громкий визг, слышимый даже на улице. Случайные прохожие и проживающие неподалеку люди вздрогнули, таким пронзительным он был. Соседка слева не выдержала этих продолжающихся воплей и решила постучать, чтобы выяснить все ли у этой не совсем нормальной семейки впорядке.
   - Эй, кто-нибудь! С вами там все хорошо? - Поинтересовалась она.
   - Уже иду! - Раздалось из-за двери. Визг при этом не прервался.
   Дверь распахнулась. На пороге показался парень с маленькой пронзительно визжащей девочкой на руках. Малышка теребила свои рыжеватые волосы, пускала пузыри и продолжала что-то кричать.
   - Ох, вот значит как. А я думала у вас кого-то режут.
   - А я говорил тебе, Мари, чтобы ты не кричала так громко. Видишь, соседи подумали, что что-то случилось.
   - Но мама! - Надулась малышка.
   - Давай ей позвоним. - Предложил парень, продолжая держать племянницу на руках.
   - И папе! И папе! - Радостно пробормотала девочка.
   - Ладно, и папе. Пойдем в дом.
  ***
  
  
   Буквально через полчаса маленькая Мари покинула дом дяди и тёти, как раз когда Айла и Мичиру вернулись с прогулки. Цукаса вздохнул с облегчением.
   - Боже, я надеюсь, что наш ребенок будет не таким шумным. - Прикрыл глаза парень.
   - Ну не знаю. - Рассмеялась девушка, поглаживая свой круглый животик. - Тут уж как получится. В детстве я была довольно непоседливой, но не очень громкой. Но мало ли...
   - Сынок, будь паинькой. - Приложив ухо к животу любимой. - Слушайся, пожалуйста, маму и папу.
   - Дорогой! Он толкнулся! - Радостно улыбнулась она мужу.
   - Правда?! Боже! Как здорово! - Цукаса был невероятно счастлив.
  ***
  
  
   На ужин Айла затребовала унаги с медом. Такие странные предпочтения появились у неё после первых трех месяцев беременности. Сладкое с острым, соленым... да с чем угодно. Шоколад и мед стали её основными предпочтениями.
   Она ела их вместе со всем подряд: рыба, мясо, тофу, яйцо, соба, рис... суши, рамен, натто... Правда потом её порядком тошнило и её супругу приходилось держать её волосы, когда её рвало.
   Вообще, надо сказать, что Цукаса был очень заботливым и как муж, и как родитель. Особенно сильно это проявлялось в те моменты, когда его супруге было больно, плохо или сложно.
   Он заботился о ней даже с большим старанием, чем о самом себе. Айлу смущало настолько сильное проявление любви, что она часто пыталась убедить мужа в том, что она просто беременна, а не смертельно больна и ей не нужен постоянный присмотр, но этим она делала только хуже.
   Например, один раз она чуть не навернулась с лестницы, когда хотела показать, что может спускаться по ней самостоятельно. А ещё раз она ужасно тяжело дышала, когда слишком быстро прошлась по улице... В конце концов, Айла смирилась с таким уровнем заботы и больше не сопротивлялась.
  Через год...
  
  
   Малыш со светлыми волосами и темно-зелеными глазами булькал что-то на своем детском языке, больше сходным с инопланетным. Он неотрывно следил за звездочками, вращающимися над его колыбелькой и издающими тихую мелодию. Это бульканье было скорее радостным, нежели каким-либо другим.
   - Ну, где наш маленький Макото? - Айла нежно погладила сына по животу. Тот широко улыбнулся и выкрикнул громкое "Ма!". - Ох, малыш, я тоже тебя люблю. Сейчас папа вернется с работы и мы пойдем гулять. Правда Мако? Ты же хочешь гулять? - Со стороны колыбельки послышалось восторженное "Агу".
  ***
  
  
   Цукаса тихо закрыл дверь, стараясь идти как можно бесшумнее: в это время его жена и малолетний сын обычно спали. Если разбудить Макото, когда он не выспался, то он будет безостановочно зевать, а когда его сын так зевает у него сердце начинало болеть из-за того, что он не дал малышу выспаться.
   - Милый? - Выглянула из спальни Айла, сонно потирая глаза. - Ты вернулся? Прости, мы тебя не дождались: Макото уснул. Придется повременить с прогулкой.
   - Это ничего. Ты, кажется, тоже устала. Поспи.
   - Но обед... - Начала было девушка.
   - Ничего, я и сам справлюсь. Иди спать. - Чмокнул парень жену в макушку. - Все-таки дети отнимают много сил.
  ***
   Мальчишка лет пятнадцати размахивал руками, пытаясь доказать свою правоту строгому родителю. Цукаса, кажется, не был намерен уступить любимому сыну. Он смотрел на Мако, скрестив руки на груди и с серьезным выражением лица выслушивал его доводы.
   - Нет. Я не собираюсь об этом рассказывать.
   - Но пап! Если я буду основываться на вашем опыте, то мне будет легче строить строить собственные отношения!
   - Во первых, тебе ещё рано "строить отношения" - тебе всего пятнадцать. А во-вторых... эта история не для такого возраста. Вот станешь постарше, тогда я, пожалуй, смогу тебе рассказать.
   - Но отец! Что такого может быть ужасного в истории любви?!
   - Ну, моя смерть, например. - Рассмеялась Айла, проходя мимо.
   - Дорогая, зачем?! Теперь мне придется ему все объяснить. - Насупился Цукаса.
   - Да ладно, милый. Расскажи ему. Может быть ему это и вправду пригодится. - Пожала плечами его супруга. - Не обязательно рассказывать все с той мрачной стороны, с которой это видел ты. Хотя, конечно, и мне пришлось несладко, но я хотя бы не так сильно страдала. Правда слез было пролито немало.
   - Отец, давно хотел спросить: откуда у тебя эти шрамы. - Пытаясь перевести тему, Макото сделал только хуже.
   - Ну... боль физическая притупляет душевную. - Пожал плечами Цукаса и неловким движением взъерошил волосы.
  Flashback...
  
  
   Сердце разрывала невыносимая боль. Потеря любимого человека - худшее, что только может случиться с кем-либо. Эта боль не утихала ни на секунду, наоборот становясь сильнее с каждым днем. Легкие будто заполнил расплавленный металл. Как можно дышать без неё? Как, черт возьми, ему жить без неё?! Его здесь ничего не держит! У него больше нет никого! Но обещание, данное любимой заставляло его продолжать держаться за эту жестокую жизнь и пытаться притупить боль от её потери, путем избиения стены. Сдирая кожу, позволяя крови из разбитых костяшек капать на пол, оставляя на его поверхности темные следы.
   - Я люблю тебя... не могу быть без тебя... - Слезы чертили широкие влажные дорожки на щеках. - Люблю тебя...
  ***
  
  
   - Я не могу так! - Кричала она, ногтями до боли впиваясь в ладонь. - Почему?! Почему, черт возьми?!
   Она не могла перестать плакать. Глаза болели, нещадно трещала голова, а сердце будто разбилось на сотню мелких осколков. Почему?! Это ведь совсем не та романтическая история любви, о которой она мечтала в детстве! Так почему же?!
   - Я умру без тебя! Любимый! - Жизнь без него стала адом. - Не хочу так жить! Не хочу!
   Она знала, что он жив, но она была уверена, что он страдает ещё сильнее чем она. Именно поэтому каждый день был невыносимым...
  end Flashback
  
  
   - Воу. - Выдавил из себя парень. - Как у вас все трагично.
   - Зато после таких страданий любовь становится ярче. - Улыбнулась Айла. - В конце концов, теперь все хорошо: мы живы и у нас есть ты.
   - Ну да.
   - Не переживай ты так. Зато у нас были невероятно счастливые моменты в жизни: появление Элеон, моя первая встреча с твоей матерью в живую, походы в кино... ну, и свадьба. А потом твое рождение. - Улыбнулся Цукаса, притягивая жену ближе к себе.
   - Свадьба! Вы ничего не рассказывали мне о ней. - Прищелкнул парень пальцами.
   - Оу, правда? - Смутилась Айла. - Да там и рассказывать особо нечего: мы просто расписались. У меня даже свадебного платья не было.
   - Почему?! - Удивился Мако.
   - Ну, тогда Цукаса только ушел с работы и у нас было не так много денег, чтобы мы могли тратиться.
   - Перестань напоминать мне об этом. - Неожиданно вспыхнул мужчина. - Мне до сих пор стыдно за это. Ты же наверняка хотела всю эту ерунду с платьем и фатой.
   - Да нет. Мне просто нужно было, чтобы мы всегда были рядом.
   - И мы будем. - Улыбнулся Цукаса. Макото, наблюдавший за родителями, смутился и поспешил покинуть комнату. Он не любил наблюдать за ними в такие моменты. Отчасти потому, что он, как парень, не особенно жаловал эти розовые сопли, а отчасти потому, что по его мнению это было слишком... личным. Это должно принадлежать только тем двоим, с которыми это происходит... Так что в этот раз он оставит их наедине, но завтра настоит на том, чтобы ему рассказали эту историю полностью. И он будет плакать и смеяться вместе с родителями, отправляясь на годы назад в их прошлое.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Геярова "Академия темного принца" (Попаданцы в другие миры) | | Э.Грин "Жеребец" (Романтическая проза) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | Д.Дэвлин, "Жаркий отпуск для ведьмы" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | П.Рей "Измена" (Современный любовный роман) | | Н.Кофф "Предел риска" (Короткий любовный роман) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | | У.Соболева "Чужая женщина" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"