Кулишева Виталина: другие произведения.

Главы с 1 по 13

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чем отличается правильная жизнь от неправильной? Любовь от страсти? А жизнь от смерти? Яна Смирнова никогда не задавалась подобными вопросами, живя так, как ей предписывают обстоятельства, вот только один вечер координально меняет ее жизнь. Молодая девушка, после неудавшегося концерта, попадает в автомобильную катастрофу, в результате чего оказывается на грани между жизнью и смертью. Пока во внешнем мире врачи пытаются вернуть Яну к жизни, а старый друг винит в случившемся себя, девушка внутри своего подсознания борется за право на выживание. Разум играет с ней злую шутку, а когда в ее воображаемой жизни появляется новый парень, способный дать ей второй шанс, ей не остается ничего, как задаться вопросом, реален ли он? А может быть его и вовсе следует опасаться?


ЗА ПРЕДЕЛАМИ

Виталина Кулишева

Аннотация

Чем отличается правильная жизнь от неправильной? Любовь от страсти? А жизнь от смерти? Яна Смирнова никогда не задавалась подобными вопросами, живя так, как ей предписывают обстоятельства, вот только один вечер координально меняет ее жизнь.

Молодая девушка, после неудавшегося концерта, попадает в автомобильную катастрофу, в результате чего оказывается на грани между жизнью и смертью. Пока во внешнем мире врачи пытаются вернуть Яну к жизни, а старый друг винит в случившемся себя, девушка внутри своего подсознания борется за право на выживание. Разум играет с ней злую шутку, а когда в ее воображаемой жизни появляется новый парень, способный дать ей второй шанс, ей не остается ничего, как задаться вопросом, реален ли он?

А может быть его и вовсе следует опасаться?

Всем тем, кто хоть раз терял себя.

Всем тем, кто хоть раз терялся в ком-то.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

НЕОЖИДАННЫЙ РАЗРЫВ

   Наверное, лучшего способа сказать "прощай" не найдешь, пока действительно не будешь готов попрощаться, и Яна не была готова. Их отношения с Игорем начали съедать друг друга заживо именно в ту пору, когда девушка осознала, что ее ревность иссякла. Окинув взглядом сцену, где Игорь водил пальцами по струнам гитары, она еще раз убедилась, что устала от их постоянных ссор, и вместо того, чтобы сейчас стоять и злиться на него, ей хотелось наслаждаться музыкой. Ее чувства к нему были сильны, но не взаимны, как поначалу. Она знала, что рано или поздно, он ее оставит, вопрос лишь был в том, не когда это случится, а будет ли она к этому готова.
   Решив, что сегодняшний вечер и без того стал отвратительный хуже некуда, она заказала второй коктейль, усаживаясь на высокий стул. Она чувствовала вибрацию, размножающуюся по воздуху вместе с музыкой, написанной ее парнем. Когда-то эту песню он написал для нее, но сейчас ее исполняет девушка, одна из участниц группы "За пределами", с которой, как подозревала Яна, у Игоря назревал роман.
   Музыка была красивой, слова искренними, но то, как пела рыжеволосая красавица, ей не нравилось. Яне казалось, будто то, что связывало ее и Игоря вот уже третий год, было украдено высоким голосом. И сейчас в ней вновь вспыхнул гнев, девушка пододвинула к себе коктейль, оставленный барменом, и опустошила бокал. Несмотря на остывшие к ней чувства Игоря, их постоянные скандалы и разлад, она не могла с ним расстаться, хотя, как ей казалось, он хотел.
   Пока вокруг тела сливались в танце, напиток успел подействовать именно так, как обычно бывает со всеми людьми. Он вогнал ее в воспоминания.
   Яна и Игорь учились в одной школе, он был выпускником, а она - десятиклассницей, когда они познакомились. В ту пору девушке еще не было известно, кем она хочет стать, но она была достаточно одаренной и умела учиться, все, за чтобы она не бралась, получалось у нее на отлично. Вероятно, поэтому она решила довериться случаю и после окончания школы поступила туда, где учился ее молодой человек, наивно полагая, что она сама этого хочет.
   Сейчас же учеба ей наскучила, а отношения с Игорем не приносили того удовольствия, с каким раньше она бежала к нему на встречу после ее тренировок и его репетиций. В университете их считали завидной парой, правда, это было лишь потому, что многим нравился Игорь, но Яна казалась окружающим черствой. Наверное, из-за ее тяжелого характера подруг у нее было немного, а других девушек ее присутствие раздражало. Как, например, и сейчас, когда рыжеволосая солистка по имени Лиана кидала презрительные взгляды в сторону Яны.
   Достав телефон из сумочки, Яна начала строчить эсэмэски одной из своих университетских подруг. Разумеется, ни одну девушку из ее окружения нельзя было назвать лучшим другом, но, по крайней мере, несколько точно были способны на поддержку.
   Лиана смотрит на меня так, будто не выдержит и кинет в меня свой микрофон.
   Положив телефон на стойку, она принялась следить за людьми вокруг, избегая смотреть на сцену, где положение вещей менялось так быстро, что казалось, будто Игорь вот-вот кинется на Лиану и начнет снимать с нее одежду. Нравилось ли это Яне? Конечно, нет. Она злилась так сильно, что готова была снять туфли и заехать каблуком Игорю в лоб, но она этого не делала. И было всего две причины:
      -- Яна питала к нему чувства. Два года отношений нельзя взять и стереть из памяти, как очистить школьную доску от мела, хоть и сейчас тряпкой была Лиана.
      -- Она дорожила своей репутацией, пусть ей приходилось слушать вечные надуманные отговорки Игоря, почему он не может с ней увидеться, или терпеть косые взгляды со стороны рыжеволосой солистки, потому что та верила, что единственная преграда между ней и Игорем была Яна. Все это было трудно, но Яна не хотела оставаться одна, пусть она и была всегда такой.
   Просто тогда она не понимала, что одиночество не так страшно, как одиночество рядом с дорогими людьми.
   Экран вспыхнул, а телефон завибрировал.
   Наташа: Ты опять на его концерте?
   Яна: Я хожу с ним на концерты еще со школы.
   Наташа: Лучше езжай домой.
   Яна: Браво! Благодарю за поддержку, замечательный совет.
   Наташа: Хочешь еще один? Опереди и брось его первая, пока он не сделал это с тобой.
   Вместо того, чтобы воспользоваться советом Наташи, Яна со злостью бросила телефон обратно в сумку.
   - Ты кажешься напряженной, - обратился к ней бармен, протирающий стаканы полотенцем.
   В ответ Яна фыркнула, ей было все равно, учитывая, что из-за громкой музыки он ее явно не расслышал.
   - Не твое дело.
   - Ошибаешься, как раз-таки меня это очень касается, - парень поднял свои карие глаза и впился в нее взглядом, тень улыбки скользнула по его лицу, - твой несчастливый вид отпугивает клиентов, наверняка они теперь думают, что у меня ужасная выпивка.
   Яна не верила своим ушам. Она спрыгнула со стула с невозмутимым видом.
   - Скорее наоборот, - язвительно ответила она, поправляя задравшуюся юбку, - только я и могу привлечь внимание, чтобы у тебя появились клиенты, которые будут угощать меня.
   Бармена ее ответ позабавил, он оставил стаканы и перекинул полотенце себе через плечо.
   - Как же я не догадался, ты из того вида девушек, которые слишком горды, чтобы взглянуть правде в глаза и осознать, что никому не нужны только потому, что им следует быть немного проще?
   Прищурив глаза, Яна кинула в его сторону свирепый взгляд.
   - Проще чем ты уже некуда, невежда!
   И без того большие карие глаза парня округлились до невозможных размеров.
   - Я точно должен угостить тебя еще одним коктейлем, а лучше чашечкой чая у моей бабушки.
   Щеки Яны вспыхнули, но не от смущения, а злости. Ей не нашлось, что еще можно ответить, поэтому она сделала жест, нехарактерный для студентки филологического факультета и удалилась.
  
   Алкоголь внутри обещал, что все будет хорошо, следует расслабиться и насладиться вечером, поэтому Яна мирно покачивалась среди волнующихся тел всю оставшуюся часть концерта. Она перестала думать об Игоре, о его серых глазах и длинных пальцах, перебирающие струны, закончила волноваться о ярко-рыжих волосах Лианы и завидовать ее голосу. Яна питалась энергией, исходившей от толпы и слов, доносившихся из динамиков. Она простояла так до самого конца, пока голос Лианы, казалось, не охрип, а все участники группы и слушатели не были измотаны, но довольны. Когда ребята попрощались с толпой и начали собирать инструменты, Яна двинулась в гардеробную за своим пальто. Одевшись, она покинула клуб и направилась на автостоянку, где была припаркована машина Игоря.
   Тоска и волнение нахлынули на нее с новой силой, когда она осталась одна, в ожидании своего парня. Ей хотелось выпить что-нибудь, что могло бы хоть на время остановить поток мыслей и переживаний в голове, поэтому достав из сумочки сигарету, она закурила.
   Зазвонил телефон, нарушая тишину песней She hate's me группы Puddle of mudd. Она знала, что эта мелодия стоит у нее только на одного человека, поэтому не торопилась гасить сигарету и отвечать. Приблизительно на двадцать третьей секунде она сдалась и нажала на "прием".
   - Где тебя черти носят? - вопрос был ожидаемым.
   - Не твое дело, - огрызнулась Яна в ответ.
   В трубке послышался тяжелый выдох.
   - Ты моя дочь, я волнуюсь, к тому же папа звонил и сказал, что ты не отвечаешь на его звонки, - девушка сморщилась, понимая, что допустила оплошность.
   Отец всегда отпускал ее с Игорем на его концерты, но не унимался до конца и требовал, чтобы дочь периодически звонила ему и говорила, что:
   а) она не стала жертвой насильника;
   б) она абсолютно трезвая;
   в) она не поругалась с Игорем, и он сможет отвезти ее домой;
   г) предупредить, во сколько она вернется.
   Но сегодня из-за ссоры перед началом концерта и выпитых коктейлей она совершенно забыла об их договоренности с отцом.
   - Мам, - Яна перебила женщину, которая отчитывала ее за легкомысленность, - концерт закончился, группа собирается, Игорь отвезет меня домой. Я сейчас же позвоню папе, - не дождавшись, пока мать вновь начнет повышать голос и ругать ее, Яна пожелала ей доброй ночи и нажала на "отбой".
   Яна взглянула на экран и увидела пять пропущенных звонков от отца и три - от матери. Время было уже далеко за полночь, но сна не было ни в одном глазу. Несмотря на это ей было известно, что как только голова коснется подушки, она тут же забудет обо всем.
   Решив, что не хочет выслушивать претензии отца прямо сейчас, она написала эсэмэску, что жива, здорова и через полчаса будет дома. Яна знала, что как только вернется, мужчина устроит ей хорошую взбучку, несмотря на то, что она была довольно взрослой, ему не хотелось верить, что его дочь больше не нуждается в родительском контроле.
   Выключив телефон, она закинула его обратно в сумку и с легкостью вздохнула, увидев выходящего из клуба Игоря. Улыбка сошла с лица, когда он взглянул на Яну, но затем постарался сделать невозмутимый вид. Игорь открыл машину, оставил гитару на заднем сидении, а затем забрался в салон, она последовала его примеру.
   Несколько минут они сидели в тишине, нарушаемой звуками работающего двигателя. Яна пару раз глубоко вздохнула и стиснула руки в кулаки.
   - Прости меня.
   Игорь ничего не ответил, он даже не взглянул на нее, но заметно напрягся. Желваки заиграли на его лице, а губы сжались в тонкую линию. Он вцепился в руль и дал по газам. Машина выехала со стоянки и направилась к главной дороге.
   Яна смотрела вперед, не замечая движения изредка встречавшихся автомобилей, свет фонарей и светофоров.
   - Мне не следовало устраивать сцену прямо перед концертом, - прошептала она, не зная, слушает ли ее Игорь.
   Он не отрывал взгляда от дороги и ничего не говорил, но нервничая, прибавил скорость.
   - В последнее время столько всего навалилось, я сорвалась на тебе и мне очень стыдно за это.
   Свет на светофоре зажегся красным, и машина остановилась. Игорь нагнулся вперед, упираясь лбом в руль. Он не мог собраться с мыслями, знал, что рано или поздно этот день наступит, ему казалось, что сейчас самое время. Он сделал глубокий вдох и повернулся к Яне, прерывая ее извинения.
   - Хватит, - одного слова было достаточно, чтобы она поняла, он говорит не о ее объяснениях, а их отношениях. - Я так больше не могу.
   Яна смотрела в его серые глаза, чувствуя внутри разрастающуюся пропасть. Она не стала упрощать Игорю задачу, девушка сидела в ожидании трех самых не заветных слов.
   - Нам нужно расстаться.
   Выпитые коктейли ударили ей с голову, слезы стояли у нее в глазах, хотя она забыла, когда в последний раз по-настоящему плакала.
   - Почему именно сейчас? - ее шепот был хуже душераздирающего крика. - Почему, когда мне больше всего нужна твоя поддержка, ты решаешь меня бросить?
   Цвет светофора изменился, но Игорь не сводил взгляда с Яны, он забыл, что уже может ехать. Несколько машин пронеслись на сумасшедшей скорости мимо, но ни Яне, ни Игорю не было до этого дела.
   - Поддержка? Тебе нужна поддержка? - взорвался Игорь. - А мне она не нужна? Все, что ты делаешь в последнее время, это пилишь меня! У меня такое чувство, словно ты моя жена, хотя это не так. Бесконечные сцены ревности, я устал от этого.
   Он перевел дыхание, но на этом не закончил.
   - Посмотри на себя, в кого ты превратилась. Я влюбился в девушку, которая ненавидела косметику и туфли, а сейчас ты стала, как все, похожа на глупую куклу.
   Яна не могла поверить своим ушам. Она всегда старалась следить за собой с тех самых пор как их отношения с Игорем из дружеских перешли в нечто большее. Она видела, с каким удовольствием он поглядывал на ухоженных девушек. Когда-то Яну было сложно заставить надеть платье и туфли, она чаще всего предпочитала красоту удобству, выбирая джинсы и рубашки, но ради Игоря сделала над собой усилие и стала более женственной.
   - Я помню, как ты мне нравилась, когда играла, казалось, будто тебе больше ничего не нужно, но сейчас даже сказать не могу, когда видел тебя с мячом в последний раз, - от воспоминаний на лице Игоря появилось что-то подобное грустной улыбки, но, когда он перевел взгляд на плачущую Яну, нахмурился. - Если тебе нужна поддержка, я могу дать тебе ее, но только в качестве друга.
   Яна заставила себя успокоиться, она вытерла слезы тыльной стороной руки, уверенная, что размазала косметику на щеках. Не мешкая, девушка повернула голову и впилась в Игоря взглядом.
   - Ты спал с ней?
   Глаза Игоря округлились.
   - Что?
   - Ты спал с Лианой? - вопрос был простым, но видя, что Игорь замешкался, Яна поняла, что ответ отнюдь не был односложным.
   Ей стало тяжело дышать, девушка не могла находиться с ним в одном помещении. Трясущимися руками она расстегнула ремень безопасности и открыла дверь.
   Игорь хватал ее в попытке остановить и дать ему объясниться, но Яна оттолкнула его, не желая, чтобы человек, в которого она была влюблена, трогал ее теми же руками, что и другую девушку.
   Слезы стояли в глазах, ничего не видя, девушка выпрыгнула из машины, забывая закрыть за собой дверь. Игорь что-то кричал ей вслед, но она не слышала. Яна сотряслась в рыданиях прямо посреди дороги в момент, когда горел зеленый свет.
   - Яна! - крик Игоря эхом отдался у нее в голове.
   Девушка повернулась, но слишком поздно осознала, что прямо на нее несется автомобиль. Свет фар разогнал стоящие в глазах слезы, спустя несколько секунд Яна почувствовала удар.

ГЛАВА ВТОРАЯ

НОВОЕ НАЧАЛО

   Яна чувствовала боль в каждом вздохе и движении. Она пыталась открыть веки, но те, то и дело, наливались свинцом. Сначала она видела темноту, но затем яркий свет поглотил все, что было вблизи. И осталась только боль, казалось, будто кости отходят от плоти, а кровь то высасывают, то вливают в тело вновь. Девушка не думала о том, где она находится, и что творится вокруг, лишь одна мысль крутилась у нее в голове: ей хотелось перестать чувствовать вовсе. Голоса нашептывали ей слова успокоения, они обещали, что все будет хорошо, и дорогие люди рядом, но она не видела ничего кроме света, а затем перестала пытаться.
  
   Спустя часы забвения мертвую тишину нарушила песня The Golden Age группы The Asteroids Galaxy Tour. Это звонил будильник Яны. Девушка с закрытыми глазами потянулась за телефоном, чтобы его выключить. Она нажала на "отбой", не глядя. Голова раскалывалась, и девушка жалела, что поехала на пятничный концерт Игоря, ведь в субботу у нее были пары по зарубежной литературе.
   Концерт.
   Игорь.
   Расставание.
   Свет.
   Яна резко вскочила с кровати, и голову тут же пронзила острая боль. Девушка скривила губы, сделала глубокий вдох и заставила себя сесть на край кровати. Она закрыла глаза, а затем медленно их открыла.
   Из окна комнаты на нее смотрело солнце. Яна оглянулась по сторонам и поняла, что она спала у себя дома. Бежевые обои на стенах, матовые натяжные потолки, компьютерный стол из темного дерева, на котором в беспорядке лежали ее учебники и тетрадки, у противоположной стены и комод для одежды. Девушка перевела взгляд с одного знакомого предмета на другой, с третьего - на последний. Она недоуменно взирала на свои вещи, не веря собственным глазам. Она помнила боль и крики. Ей казалось, будто стоны вот-вот сойдут с ее губ, потому что страдания, которые она испытывала, были настолько сильны, что отпечатались в ее памяти. Голоса эхом отдавались в голове, хотя в комнате стояла тишина.
   Яна посмотрела на собственные руки в страхе, что увидит раны, но ее кожа как всегда была безупречна. Она коснулась лица подушечками пальцев, в ожидании боли, но кроме тепла рук ничего не почувствовала.
   Девушка не унималась. Ее тело до сих пор дрожало, она знала, что случилось нечто ужасное, но увиденное путало то, что было известно. Вероятно, это был просто сон. Очень жуткий и неприятный. Наверняка, пара не ругалась, а уж тем более не рассталась, и точно не было никакой аварии. Просто алкоголь сыграл с ней злую шутку, а сама девушка перечитала романов.
   Немного подумав, Яна решила, что найти ответы на вопросы ей может помочь только один человек. Она взяла телефон в руки, нашла номер в "контактах" и нажала на "вызов". На противоположной стороне послышались гудки.
   Один, два, три...когда Яна решила положить трубку, послышался хриплый голос Игоря.
   - Да?
   - С добрым утром, - начала она неуверенно.
   Именно в этот момент вспышки воспоминаний пробились сквозь сомнения: их разговор, его слова, ее слезы. Лицо Яны исказилось от отвращения к себе. Как она могла показать ему свою слабость? Щеки залились румянцем, девушка стукнула себя по лбу ладонью.
   Игорь прочистил горло. Послышался скрип кровати, значит, он встал. Яна слышала неровное дыхание своего парня, пока он, вероятно, шел в другую комнату.
   - Яна, - ее имя прозвучало совсем нерадостно. - Зачем ты звонишь?
   Если прежде девушка сомневалась, принадлежит ли ей Игорь, то теперь была уверена, что нет.
   - Я хотела узнать, что вчера произошло? - она нахмурилась. - Я выпила на концерте и под конец совсем перестала соображать, - Яна выжидающе прикусила губу.
   В ответ послышался тяжелый вздох. Девушка с легкостью представила, как Игорь возвел глаза к потолку, в надежде, что Всевышний подскажет ему, как сказать то, что не силишься. Она слишком хорошо его знала и могла предсказать любой последующий жест и слово.
   "Понимаешь, вчера мы поссорились".
   - Понимаешь, вчера мы поссорились.
   - Кстати, извини за это, - робкая улыбка появилась на ее лице. - Было неправильно ругаться с тобой перед твоим концертом.
   Яна почувствовала неладное, когда ответом послужила тишина.
   - Игорь?
   - Нет, - прервал он ее, - после концерта. Мы сильно поругались, ты была пьяна, устроила очередную сцену, а потом просто отключилась.
   Алкоголь, смешанный с усталостью и постоянными страхами потерять человека, к которому она была привязана, поставил ее в неловкое положение. Значит, не было никакой аварии, хотя сон был таким реалистичным. Девушка с облегчением вздохнула, но чувство тревоги ее не покидало. Она постаралась побороть в себе беспокойство и ответила более жизнерадостным голосом:
   - Мне так жаль, прости, я не хотела ругаться.
   Яна слышала неровное дыхание Игоря. Он был напряжен. Ей это не нравилось.
   - Мы расстались.
   - Что?
   - Вчера после концерта, - каждое слово, сказанное им, было пыткой для обоих, - я решил, что так будет лучше.
   Игорь начал объясняться, но Яна его не слушала. Она помнила их разговор до мельчайших подробностей. Его злой взгляд, неприятные для ее ушей слова, соленые слезы. Может, прежде она и сомневалась, что произошедшее был сон, то теперь все встало на свои места. Девушка поднялась с кровати и кинула на одеяло телефон, откуда доносился приглушенный голос молодого человека.
   Яна сделала глубокий вдох, выпрямилась и пошла в ванную комнату, чтобы смыть с лица косметику. Больше всего ей хотелось избавиться от ощущения высохших слез на щеках.
  
   Владимир Смирнов был эффектным мужчиной. Высокий, плечистый, спортивного телосложения. Обладатель глубоких голубых глаз, которые унаследовала Яна, и темных кучерявых волос, по которым во времена его молодости девушки сходили с ума. Владимир имел хорошее чувство юмора, постоянную работу и стабильную зарплату, иными словами, он был одним из тех мужчин, которых легко представить в воображении, но трудно найти в реальности.
   Каждый раз, когда Яна смотрела на отца, она задавалась вопросом: как женщина, подарившая ей жизнь, могла оставить такого мужчину, как Владимир? Однажды, девушка спросила об этом Ларису, и та со страдальческим выражением лица ответила:
   - Мы живем один раз, а жизнь очень коротка. Тратить ее на ненужных людей такое же бессмысленное занятие, как искать смысл бытия, ты застреваешь, - женщина посмотрела в глаза дочери, уверенная, что та ее не понимает из-за пелены злости, затуманивающей рассудок. - Однажды ты поймешь, что такое чувство, как любовь не поддается контролю.
   Тогда Яну поразило то, с какой холодностью ее мама, - та, кто готовила на завтрак ненавистные каши; кто держала за руку, когда девочка была больна; кто заплетала косы и приказывала надеть шапку, когда было холодно; кто покупала мороженое перед просмотром сериалов, - говорила о своем муже, - нынешнее бывшем, - как о трате времени.
   Яне было семнадцать, когда Лариса сообщила Владимиру, что больше его не любит и собирается подать на развод. Это был первый раз, когда Янин мир, построенный на любви и доверии, рухнул, как карточный домик, погребая под себя живые воспоминания и превращая их в почву для печали. В тот момент ей казалось, что жизнь посмеялась ей прямо в лицо, ведь она всегда думала, что ее родители одни из тех немногих, кто боб о бок прошел, крепко держась за руки, полжизни и так будет до самого конца. Идеальная семья превратилась в разбитую, образцовая мать - в изменщицу, примерный отец - в пьяницу.
   Лариса забрала детей и подала на развод. Новым "папочкой" оказался мужчина, которого Яна знала с малых лет, как начальника ее родительницы. Он был на несколько лет старше Ларисы. Едва его дочке исполнилось восемь, Николай овдовел, а позднее нашел поддержку в матери двоих детей, по совместительству своей подчиненной.
   Владимир после того, как потерял детей начал выпивать. Если бы не дочь, то мужчина потерял бы не только семью, но и самого себя. В день своего восемнадцатилетия девушка собрала вещи и по-тихому уехала из неродного дома, пока взрослые были на работе, а дети в школе. Яне не нравилось, что приходится оставить брата, но она знала, что с ним все будет в порядке, а вот с отцом нет, если она не вернется. Поэтому девушка сделала выбор в пользу Владимира.
   Спустя несколько дней после ее возвращения, мужчина бросил пить.
   Спустя пару месяцев помирился с бывшей женой и попросил разрешение брать сына на выходные к себе.
   Спустя полгода начал посещать тренажерный зал, где занималась его дочь, чтобы привести себя в порядок.
   В тот год Яна открыла для себя Игоря с новой стороны, далеко за гранью дружбы, а он, в свою очередь, превратил дерзкую девчонку в настоящую девушку. Хрупкую, гордую, изящную. Жизнь казалась ей прекрасной, но сейчас ей вновь посмеялись в лицо.
   Яна заварила чай с лимоном. После выпитых коктейлей ей совсем не хотелось подниматься с постели и ехать на занятия, но девушка была не из тех, кто прогуливает. По этой причине учеба давалась ей легче, чем остальным, Яна давно выработала для себя стандартную схему:
   посещать все семинары и лекции + выполнять всю домашнюю работу и сдавать ее вовремя + готовиться к экзаменам = легкая сдача сессии, минимальные потери нервных клеток.
   - Может, лучше останешься дома? - спросил девушку отец, отрывая взгляд от газеты.
   Он видел, что Яна подавлена, поэтому решил, что для шуток или нравоучений не самое подходящее время. Тем более Владимир, как человек, который прекрасно помнил, как это "быть молодым" не мог ругать девушку за ее юную душу.
   - Немного поспишь, я в это время заберу Данила, а потом вместе поедем к бабушке. Как ты на это смотришь? - не унимался Владимир.
   Яна смотрела в небольшой телевизор, не видящим взглядом.
   - Не могу пропускать занятия, - ответила она, помешивая ложкой остывший чай. - Тем более у меня вечерняя смена в кафе, боюсь, что не успею на последний автобус, - буркнула девушка.
   Мать Владимира жила в селе за восемьдесят километров от города. Яне нравилось проводить время с бабушкой, которая в отличие от Ларисы не могла разлюбить своих внуков. Девушка хотела бы сделать именно так, как ей предложил отец, но не могла потерять работу. Пусть родители оплачивали ее обучение в университете, но ей хотелось иметь собственную копейку на подарки родственникам на праздники или для походов в кино с подругами.
   Владимир отложил газету в сторону и потер глаза. Он допил свой горький кофе, встал со стула и наклонился к Яне, которая с трудом игнорировала проницательный взгляд отца.
   - Все хорошо? - спросил он со слабой надеждой в голосе, что девушка поделится с ним переживаниями.
   - Даже больше, - солгала она с натянутой улыбкой.
   - Позвони бабушке и извинись, что не сможешь приехать на выходные.
   - Заметано.
   Мужчина подмигнул ей, чмокнул в лоб и со словами:
   - Будь хорошей девочкой, - покинул кухню.
  
   Поскольку притворяться кем-то другим не имело смысла, Яна впервые за долгое время поменяла юбку на джинсы, а блузку на футболку. Девушка посмотрела на себя в зеркало и увидела совсем другого человека, - ту дерзкую девчонку, которой была раньше. Ей показалось, что время повернулось вспять, и она помолодела на несколько лет. Яна заплела волосы в колосок, зашнуровала кеды и надела кожаную куртку. Девушка совсем забыла, как быстро собиралась в школу, не тратя время на нанесение макияжа и укладку волос. Она вновь поменялась из-за Игоря. Прежде - чтобы нравиться ему еще больше, а сейчас - услышав от него неприятные слова, хотела принимать себя такой, какая есть.
   Яна проверила на месте ли кошелек, мобильник и ключи. Она давно не пользовалась общественным транспортом, - поскольку Игорь всегда заезжал за ней, - поэтому чувствовала некое волнение.
   Девушка крикнула отцу:
   - Я ушла! - покинула квартиру, захлопнув дверь.
   Яна бегом спускалась по лестнице, чувствуя легкость из-за отсутствия каблуков. Она нажала на кнопку домофона, чтобы открыть дверь...и открыла ее резко.
   Девушка не сразу поняла, что происходит, но благодаря тому, что несколько лет занималась волейболом, реакция у нее была хорошая.
   Яна сбила дверью человека. Обе его руки обвивали огромную коробку, которая закрывала половину его тела, к тому же она была довольно тяжелой, так как мужчина покачнулся. Девушка схватила его за локоть, помогая восстановить равновесие.
   - Извините, - пробормотала она. - Вы в порядке?
   Девушка подняла глаза к его лицу и поняла, что перед ней стоит молодой человек приблизительно ее возраста.
   Он был выше Яны на голову, и поскольку она сама была далеко не маленького роста, ценила высоких парней. Два больших почти прозрачных, серых глаза уставились на нее в удивлении.
   - Мне не сорок, - ответил он поучительным тоном. - И даже не за тридцать, чтобы ко мне обращались на вы, - парень подмигнул.
   Девушка натянуто улыбнулась и протянула руку.
   - Яна.
   - Влад, - он пожал плечами и кивнул на свои занятые руки.
   Яна усмехнулась и пожала ему локоть.
   - Приятно познакомиться.
   - Взаимно.
   За Владом у подъезда стоял открытый грузовик с мебелью и такими же коробками, как у молодого человека. Несколько мужчин прошли мимо них, таща части от кресел.
   - Мы не будем торчать здесь с тобой до ночи, - сказал один из них, обращаясь к Владу. - Так что, сынок, поторопись разгрузить свое барахло.
   Влад усмехнулся.
   - Так ты, получается, мой новый сосед, - Яна приподняла бровь. - Добро пожаловать.
   - Спасибо, надеюсь, я здесь приживусь.
   Яна пожала плечами и еле заметно улыбнулась. Она глянула на свои наручные часы и со вздохом произнесла:
   - Ладно, мне пора, еще увидимся, - девушка осторожно обошла Влада, стараясь не задеть его или эту треклятую коробку. По какой-то причине она чувствовала неловкость. Яна спустилась с крыльца и в спину услышала, как молодой человек прочистил горло.
   - Восемьдесят пятая квартира, заходи на чай.
   Яна в недоумении оглянулась и отрицательно покачала головой. Может, она и была симпатичной и нравилась мужчинам, но она не относилась к той категории девушек, готовых задрать юбку на первом свидании. Тем более она была не настолько глупа, чтобы идти домой к незнакомцу.
   - Ни за что, - ответила она, улыбаясь во весь рот.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ТАК НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ

   Из-за похмелья голова Яны разрывалась на части, из-за расставания ее сердце истекало кровью. Девушка села на сидение, оплатила проезд и прижалась головой к окну. Закрыв глаза, она почувствовала, что больше не хочет их открывать. Ей казалось, что она все еще спит, верить в предательство Игоря не хотелось. Еще бы, разве приятно быть обманутым?
   Она подумала о том, что теперь нужно привыкать быть без него. Вспоминания нахлынули на нее волной. Первое объятие после победы на соревнованиях; первый поцелуй, после очередной ссоры с матерью, когда Яну это действительно волновало; первый раз после выпускного. Глаза неприятно защипало, стиснув руки в кулаки, Яна сделала глубокий вдох. Ее внешний вид совершенно не соответствовал тому образу, который она создала, мало того, что она не была похожа на саму себя, так и приехать в университет заплаканной означало, не просто показать слабость, а признать себя такой.
   Девушка аккуратно вытерла несколько слезинок, скатившихся по ее щекам, чтобы как-то отвлечься она достала плеер. Пролистав несколько мелодий, она поняла, что каждая песня была, так или иначе, связана с бывшим молодым человеком, поэтому Яна кинула плеер обратно в сумку и набрала на телефоне сообщение:
   Яна: Ты уже приехала?
   Наташа: Сейчас буду выходить на остановке.
   Яна: Не заходи внутрь без меня. Есть разговор.
   Движение было свободное, поэтому девушка быстро доехала до университета. Она шла с остановки, думая, как правильно сказать подруге, что та была права, и следовало послушать ее раньше, довериться своему сердцу, которое капризничало, потому что его больше не любили, а не Игорю, продолжавшему изменять.
   Яна преодолела парк, затем перешла дорогу по пешеходному переходу и увидела ждущую ее Наташу.
   Подруга Яны была миниатюрной девушкой, поэтому чаще всего ее просто никто не замечал, но Наташе это было только на руку. В жизни у нее было всего две страсти, одна из которых ее фотоаппарат. Больше похожая на мальчика-подростка, нежели, чем на девушку, Наташа любила быть незаметной, поскольку так она могла сфотографировать того, кому бы этого совсем не хотелось. У нее были короткие темные волосы, из-за чего парни не обращали на нее внимания, со спины принимая за товарища, а девушки старались быть к ней ближе, так как считали, что иметь в друзьях талантливого фотографа - приятная перспектива. Наверное, по этой причине у Наташи был острый язык, девушке не нравилось, когда люди пытались ею воспользоваться.
   Яна приближалась к Наташе, которая уже успела достать фотоаппарат и начать нажимать на кнопку затвора.
   - Пожалуйста, перестань, - взмолилась Яна, пытаясь прикрыть лицо руками, но подруга не послушалась и продолжила ее фотографировать, пока девушка шла ей навстречу.
   - Когда я еще увижу в твоем лице столько отчаяния, - пожала плечами Наташа. - Как раз то, что нужно для черно-белого альбома.
   Яна подошла к Наташе, поздоровавшись, обняла ее.
   - Выглядишь ты ужасно, - заявила Наташа, отстранившись и заглянув в заплаканные глаза Яны. - Дай угадаю, - девушка прикусила губу, - вы снова поругались?
   Яна тяжело вздохнула.
   - Он бросил меня.
   Девушка несколько мгновений молчала, она была не из тех, кто поддержит подругу, сказав множество плохих слов о парне, или соврет, что все будет хорошо. Вместо этого она взяла Яну под руку и повела к зданию.
   - Помнишь, прошлой весной ты оставалась у меня на ночь? - спросила Наташа, впиваясь в девушку взглядом.
   Яна медленно кивнула, не понимая, к чему ведет подруга.
   - На следующее утро мы вместе поехали в универ на маршрутке.
   - Только не это, не напоминай, - страдальчески произнесла Яна, девушка возвела взгляд к небу, в немой мольбе.
   - Именно, - заговорчески подмигнула Наташа, - ты упала, когда выходила из транспорта. Нет, ты в этом невиновата. Люди падают на ровной почве каждый день.
   Яна скептически нахмурила брови.
   - Ладно, ты виновата в том, что туфли были на слишком высоком каблуке. Но к чему я это? Ты шлепнулась, ударилась, порвала колготки, но потом встала и пошла дальше.
   - И?
   - Представь, что Игорь был теми ужасными туфлями. Из-за него ты натирала мозоли, уставала, а сейчас упала, - уголки губ Наташи приподнялись в улыбке. - Встань и поменяй обувь, а не жди, пока каблуки сломают тебе шею.
  
   На лекции поведение Яны отличалось от обычного. Она сидела с поникшей головой, пропуская слова преподавателя мимо ушей. Иногда она записывала что-то важное в тетрадь, но только потому что Наташа толкала ее локтем, напоминая тем самым, что следует сосредоточиться.
   Спустя полтора часа прозвенел звонок, и студентов отпустили на перемену. Основная часть группы поспешила в магазин неподалеку от университета, так как столовая в их корпусе не работала по выходным, другие остались в аудитории, третьи предпочли выйти на улицу и подышать свежим воздухом.
   - Идем в туалет, сейчас как раз Серсея подойдет, - сказала Наташа, глядя на экран телефона, она что-то напечатала, а затем кинула его в сумку.
   Яна пожала плечами и пошла вслед за Наташей к выходу из кабинета. Девушка не хотела вдаваться в подробности расставания, но знала, что поскольку вторая подруга вот-вот должна порадовать их своим присутствием, ей ничего другого не оставалось.
   Как только они вошли в уборную, увидели светловолосую девушку, которая красила губы, стоя напротив зеркала.
   - Ну, ты и хорек, - заявила Наташа.
   Света обернулась и одарила их лучезарной улыбкой.
   - Зато я выспалась, одна пропущенная лекция - пустяк, - девушка убрала помаду и раскрыла руки навстречу подругам. - Кто готов меня обнять?
   Яна подошла первая и поцеловала девушку в щеку. Ей было приятно, что ее окружали такие люди, как Наташа и Света, которую в группе в шутку называли именем Серсеи Ланнистер из-за того, что она и ее молодой человек имели очень заметные сходства во внешности, чем больше напоминали родственников, нежели влюбленную пару. Для Яны Света в ее жизни играла значимую роль, если Наташа могла без зазрения совести сказать правду в лицо, то Света помогала с этой правдой примириться. Она была лучом в их темном царстве.
   - Можешь поздравить Янку, - пролепетала Наташа. - Она рассталась с этим идиотом.
   Яна закатила глаза.
   - Формально, это он порвал со мной, - проговорила девушка сквозь зубы. Ей не хотелось обсуждать эту тему, хоть она и знала, что избегать ее они тоже не станут.
   Света ничуть не удивилась, но, тем не менее, посмотрела на Яну с тоской и слегка улыбнулась. Она была как раз из тех девушек, которые говорят, что все будет хорошо.
   - Ты с этим справишься, - Света приобняла Яну за плечи.
   Наташа прошмыгнула мимо них в кабинку и закрыла за собой дверь.
   - С этим мы разобрались, - послышался ее голос. - Серсея, твоя очередь. Вы наконец-таки сделали это?
   Свету раздражало это прозвище, а еще ей не нравилось, что его ей дала именно подруга. Девушка нахмурилась и потупила взгляд в пол, хоть Наташа не могла ее видеть, но щеки покраснели от смущения. Секс всегда был и будет оставаться частью взросления, но разговоры и мысли об этом загоняли Свету в ловушку. Она встречалась со своим парнем, Андреем, - или как его называли Джейме Ланнистер, - около года, но до сих пор между ними не было близости.
   - Вчера мы почти дошли до, - Света прокашлялась, - этого.
   У Яны на лице появилась довольная улыбка, она с весельем наблюдала за подругой, вспоминая, как сама когда-то старалась обходить подобные темы стороной.
   - Что значит почти? - спросила Наташа.
   Помимо щек у Светы вспыхнуло все лицо.
   - Я не смогла зайти дальше поцелуев. Меня пугает то, что он увидит меня обнаженную. Наверное, после этого он меня бросит, - сказала Света, Яна тут же осознала, что это были непросто слова, девушка озвучила свои опасения.
   Послышался звук воды, и Наташа вышла из кабинки. Она подошла к раковине и принялась мыть руки.
   - Ты такая красивая, что за глупости, - покачала головой Яна. Это была не лесть или дружеский комплемент, она и правду так считала. У Светы были длинные волнистые белокурые волосы, большие, словно океан, синие глаза и пухлые губы. Ее кожа была бледной и без единого изъяна, чему Яна, порой, ужасно завидовала, в особенности, когда у нее на носу появлялись прыщи. Более того девушка была прекрасна не только внешне, но и душой. Ее поступки это только подтверждали.
   - Ты видела мою грудь? - вскипела Света. - Правильно, не видела, потому что ее нет.
   Яна прыснула со смеху, потому как разозлившаяся подруга казалась ей очень забавной.
   Наташа покачала головой, улыбаясь.
   - Посмотри на Яну, Свет, - она кивнула головой. - Парень ушел от ее третьего размера к первому. Так что пойми, когда ты влюбляешься в чью-то душу, внешность перестает играть какую-либо роль.
  
   Вернувшись из университета, Яна поняла, что чувствует себя немного лучше. Ей было приятно, что сегодня никто из подруг не пытался выудить все подробности расставания, хотя она ужасно боялась, что ей придется все им рассказать. Оставшись дома наедине со своими мыслями, у Яны засосало под ложечкой. Она пыталась вспомнить прошедшую ночь, но в памяти, то и дело, всплывали неприятные видения. Как только она закрывала глаза, представляла свет фар, слышала крик Игоря, смешанный с ее собственным. Ей казалось, будто ее голова вот-вот взорвется от боли.
   Яна выпила таблетку обезболивающего, решив, что не стоит мучить себя и терпеть повторение кошмара наяву. Она дала себе время отдохнуть, полежать напротив телевизора, смотря какое-то комедийное шоу. Девушка подобрала телефон и позвонила бабушке, чтобы извиниться за то, что не смогла приехать.
   Спустя несколько гудков в трубке послышался голос младшего брата.
   - Ты снова меня кинула, - проговорил он грозно, что явно отличалось от его обычной манеры вести разговор. Данил всегда был хорошим ребенком до того, как мать не забрала их с Яной и оставила отца. Он ненавидел нового мужа Ларисы, на дух не переносил сводной сестры, но был более сдержанным. После побега Яны, взрослые потеряли контроль над поведением подростка.
   Яна закрыла глаза и тяжело вздохнула.
   - Прости, - пробормотала она виновато. - Я пыталась отпроситься с работы вчера, но меня не отпустили, - между ними всегда были хорошие отношения, но в последнее время Данил чувствовал себя покинутым. Он любил старшую сестру, но ужасно злился на нее, а эту злобу срывал на дочке своего отчима, из-за чего ему угрожали ссылкой в Суворовское училище.
   Данил хмыкнул.
   - Я вчера слышал, как ты ругалась с мамой по телефону, - Яна представила, как брат улыбается.
   - Мы не ругались, просто она вообразила, что может мною командовать, - ее голос смягчился, когда она поняла, что Данил не злится на нее за то, что сегодня они так и не увиделись.
   - Вот и я о чем, - фыркнул мальчик. - Несколько дней назад она устроила мне взбучку за то, что я довел Крысу до слез в школе.
   Яна нахмурилась.
   - Может быть она все-таки права, - девушка не хотела давить на брата, зная, каким он стал неуправляемым, но ей нужно было, как можно дольше сохранять между ними хорошие отношения, поскольку так, он хоть немного будет прислушиваться к тому, что она говорит. - Тебе пора прекратить называть свою сводную сестру Крысой, она не виновата в том, что наша мать ушла к ее отцу.
   - Ты тоже с ней заодно? - Данил насупился.
   - Нет, - отрезала Яна. - Я не хочу, чтобы они засунули тебя в Суворовское училище или сослали куда-нибудь. Если ты думаешь, что они устанут от тебя и отправят к нам, то не сомневайся, мать не допустит твоего переезда к отцу, поэтому перестань издеваться над девочкой, - пригрозила она.
   - Хорошо, - сквозь зубы проговорил Данил, Яна вздохнула с облегчением, хотя знала, что это ненадолго. Ее младший брат продолжит задирать сводную сестру, такой уж был у него характер. Она лишь надеялась, что когда он немного подрастет, то у него хватит ума оставить девочку в покое.
   - А теперь дай бабушке телефон, мне нужно с ней поговорить, - приказала Яна. Она попрощалась с братом, а затем извинилась перед бабушкой за то, что не смогла приехать.
   После разговора с родственниками ей стало немного легче, ровно настолько, чтобы заставить себя собраться на работу и улыбаться оставшуюся часть дня ради хороших чаевых.
  
   Стрелки часов показывали десять. Яна была рада, что близится конец рабочего дня, а в кафе, где она работала официанткой, не появился никто из ее знакомых. Обычно после репетиций все участники "За пределами" приходили подкрепиться, чаще всего в такое время клиентов было немного, поэтому Яне хватало времени, чтобы обслуживать другие столики и перекинуться парочкой слов с друзьями Игоря.
   Она стояла у бара, болтая с барменом, когда услышала, как хостес приветствует зашедшего клиента. Яна не обращала на него внимания до тех пор, пока гость не уселся рядом.
   - Привет, - девушка повернула голову и увидела своего нового соседа, которого ударила дверью подъезда с утра.
   В первое мгновение она растерялась, но затем взяла себя в руки и поприветствовала его с натянутой улыбкой, пытаясь скрыть удивление.
   - Неожиданная встреча, - пробормотал Влад.
   Он был в таком же хорошем расположении духа, как и с утра, разве что выглядел более уставшим. Темные волосы были в беспорядке, из-за чего Яне хотелось одолжить ему расческу. Влад перевел взгляд на бармена и заказал эспрессо.
   Девушка вопросительно приподняла бровь.
   - Серьезно? Кофе на ночь?
   - Ты же не приняла мое утреннее предложение, - ухмыльнулся Влад. - Приходится довольствоваться тем, что имею.
   Яна непроизвольно фыркнула, она не хотела заводить каких-либо отношений с парнями, поэтому встала со стула, сказав, что ей нужно работать развернулась к залу.
   - Я шучу, - слова Влада коснулись ее ушей. Яне было все равно, но по какой-то причине она остановилась и повернулась к нему лицом. - Не подскажешь, у какого ближайшего столика есть розетка? Нужно закончить реферат, а то дома нет света.
   Девушка перевела взгляд на сумку в руках Влада и вздохнула.
   - Садись за тот столик у окна, - велела она ему. - Я принесу тебе кофе.
   Поблагодарив ее, Влад твердой походкой направился к указанному столику. Он достал ноутбук, снял кожаную куртку и принялся за работу.
   Яна взглянула на него, испытывая странное чувство. Он напомнил ей Игоря своей манерой одеваться. На Владе были темные джинсы и серая футболка Guns N' Roses, одна рука была полностью покрыта татуировками. Он бы с легкостью вписался в "За пределами". К таким парням Яну тянуло с неимоверной силой, только один уже успел причинить ей боль. Девушка покачала головой, нечего связываться с теми от кого разит опасностью, иначе потом в беде окажется твое сердце.
   Девушка услышала, как открылась дверь, и раздались знакомые голоса. Повернув голову, она увидела друзей Игоря. Время будто остановилась, девушка почувствовала, что вот-вот сорвется с места и покинет кафе через запасный выдох. Все же ребята решили оставить традицию и после репетиций приходить сюда. Яна сделала над собой усилие и улыбнулась юношам.
   - Ребята, привет, - помахала она им.
   В "За пределами" было всего четыре участника. Автором песен был Игорь, он же играл на гитаре, Лиана была солисткой и соавтором, Яна подозревала, что общее дело их так сблизило. Двое, бас-гитарист Денис и король ударной установки Макс, зашли самыми первыми. Парни немного замешкались, когда увидели Яну, может быть, они не думали, что сегодня она была на смене. Им она нравилась, но ребята предпочли бы не видеть сцену между Игорем и его бывшей девушкой.
   Макс опомнился первым. Он подошел к Яне и заключил ее в медвежьи объятия. Между ними были хорошие отношения, и, несмотря на то, что теперь девушка не входила в круг избранных, она надеялась, что здороваться с ней они не перестанут.
   Денис прошел мимо к свободному столику, в углу, где они обычно сидели, кивнув ей в знак приветствия. Следом за ним прошмыгнули Лиана и Игорь, держась за руки. Никто из них не посмотрел на Яну, что девушку неприятно задело.
   - Как дела, малышка? - спросил Макс. Яна видела, что ему было неловко, поэтому постаралась предать своему голосу уверенность.
   - Лучше всех, - ответила она, хотя это была настолько очевидная ложь, что ее друг усмехнулся.
   - Ты как всегда блистательная врунья, - закатил глаза юноша.
   Он не хотел отвлекать Яну от работы, но больше всего не желал, чтобы девушка почувствовала себя ненужной, поэтому Макс не менял привычной манеры общения, что Яну вполне устраивало.
   - Вам как обычно? - спросила она его. Девушка не хотела лишний раз подходить к их столику и принимать заказ, потому что ребята всегда заказывали одно и то же. Яне это казалось странным, как можно постоянно есть одинаковые блюда? Это сбивало с толку, но Игорь предпочитал цитировать Эдгара Аллана По, говоря, что человек - верный раб привычек.
   Макс кивнул и прошел к столику. Взгляд Яны проследовал за ним. Она с сожалением посмотрела на Игоря, обнимающего за плечи Лиану. Девушка почувствовала, как огромная дыра разрастается у нее в желудке. Их присутствие было для нее тяжелым испытанием. Создавалось впечатление, что ее бывший парень пришел сюда вместе с новой девушкой, дабы наказать старую подружку.
   Яна записала заказ на листок и отнесла его на кухню. Решив, что больше не проронит и слезинки из-за Игоря, девушка принялась выполнять свою работу. Убирать тарелки, приносить счета, доставлять заказы. Несколько раз, украдкой, она смотрела на своих друзей и жалела, что не может подойти к ним и посмеяться вместе над очередной глупой шуткой Макса или расспросить о новых выступлениях.
   - У меня к тебе предложение, - Влад оторвал глаза от экрана, когда Яна принесла его эспрессо. - Садись.
   - Я на работе, - девушка нахмурилась, правда любопытство взяло вверх, и она слегка наклонилась к юноше. Ей было интересно узнать, что он хотел.
   Влад отодвинул ноутбук и улыбнулся.
   - Я все понял.
   Яна вопросительно выгнула бровь.
   - Ты сохнешь по тому парню, - Влад кивнул в сторону столика, за которым что-то очень весело обсуждали друзья Яны. - Но вы не можете быть вместе, потому что у него есть девушка.
   Щеки Яны покрылись румянцем. Она не знала точно от злости или стыда. Ей не нравилось, что незнакомый парень влезает в ее личную жизнь, и самое неприятное, что он был прав.
   - Это не твое дело, - отрезала она. - Пей кофе, пиши реферат, а затем уходи.
   Яна хотела развернуться, но внезапно остановилась, когда Влад покачал головой и сказал:
   - Я просто хотел помочь.
   - Мне не нужна ничья помощь, - огрызнулась девушка. - Никогда не лезь в чужие отношения, если тебя об этом не просят.
   Улыбка Влада сошла с его лица. Он был удивлен тем, что девушка, показавшаяся ему милой, оказалась очень неприятной. Видимо, им не быть хорошими соседями, кто ходит друг к другу на чай и не отказывает в просьбе поделиться солью. Яна одарила его ледяным взглядом и, изнемогая от усталости, как эмоциональной, так и физической, удалилась.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
СПАСЕНИЕ

   Яна казалась измотанной. Вопросы со стороны коллег лишь усиливали состояние усталости и чувство глубокой обиды. Увидев Игоря в объятиях другой девушки, официантки, с которыми Яна поддерживала хорошие отношения, выражали искреннее сочувствие. Девушка стойко продержалась до конца рабочего дня. Ей казалось, что она вот-вот свалится с ног: вначале появление Игоря и Лианы в кафе, потом приставучий сосед с излишним вниманием. Яна возвела взгляд к потолку, мысленно благодаря Бога, что этот день практически подошел к концу.
   Посуда, пол и стойка блестели от чистоты, стулья были расставлены по местам, телевизоры молчали, а окна прикрыты шторами. Девушка поменяла свою униформу, ­- белую рубашку, синюю жилетку и классическую юбку-карандаш, - в комнате для персонала на повседневную одежду.
   - Тебя подвезти? - спросил бармен, когда Яна вышла в зал, готовая отправиться домой.
   Обычно она соглашалась, хоть и жила неподалеку. Это было еще одним из многочисленных условий отца: работа должна быть рядом с домом. Поэтому вопрос был больше риторическим и не требовал ответа. Молодой человек потянулся, чтобы взять ее сумку, как это обычно бывало после из совместной рабочей смены, но неожиданно для него, девушка отрицательно покачала головой.
   - Не сегодня, Кирилл, - Яна прижала сумку ближе, тем самым показывая, что настроена решительно.
   Кирилл был привлекательным юношей с добрым и открытым сердцем, на несколько лет старше Яны, но, несмотря на его приятную наружность, он был проблемным парнем: отчислен из университета за систематические прогулы; гуляющий с постоянно меняющимися девушками; работающий на нескольких работах; живущий в общежитии. Кирилл ездил на старой машине отца, которая досталось ему после его смерти, из-за финансовых проблем девушки предпочитали не связываться с бедным парнем, разве что только на одну ночь, что его вполне устраивало. Молодой человек никогда прежде не пытался приставать к Яне с предложением пересечь границу дружбы, из-за чего их общение было весьма приятным и легким для обоих.
   - Я не отпущу тебя ночью одну. Идем, - заявил Кирилл, вновь протягивая руку, но девушка сердито посмотрела на него и продолжила стоять на своем:
   - Ты мне не отец, чтобы командовать, - девушка ценила заботу, но после стольких неприятностей в отношении мужского пола хотела держаться от любого проявления внимания с их стороны на расстоянии.
   - Вау, принцесса, ты кипишь от злости, - сощурился Кирилл, вглядываясь в лицо Яны.
   - Вот и не обожгись, - буркнула она в ответ. Девушка пронеслась мимо Кирилла и кинула через плечо нерешительно: - Не волнуйся, - и пустилась в бега.
   Бармен понял, что в таком состоянии ее лучше оставить в покое, но не унимался до конца.
   - Давай вызову тебе такси? - ответом на вопрос послужил хлопок дверью.
   Яна вышла на улицу и почувствовала себя еще хуже, чем прежде. Люди в ответ на добро поворачиваются спиной, и ей совсем не хотелось быть одной из таких личностей, но девушка не смогла сдержать свою обиду на весь мужской пол и спустила всех собак на друга. Ужасно некрасиво. Завтра нужно будет извиниться, подумала про себя Яна.
   Девушка достала плеер, без которого она не представляла своей жизни, из кармана, надела наушники и включила веселую Hello, I love you группы The Doors, чтобы избавиться от хандры, двинулась в сторону дома.
   Вечером прошел дождь, поэтому сейчас ночь казалась более темной, чем обычно из-за отсутствия звезд на небе, скрывающихся под густыми, хмурыми облаками. Пахло влагой и землей, Яна глубоко вдохнула свежий воздух, расплываясь в довольной улыбке. Под ногами хлюпали лужи. Изредка мимо проносились автомобили и освещали улицу, но девушку мало заботила грязь, смешанная с опавшими желтыми листьями. Яна полностью отдалась музыке, ночь могла быть идеальной, если бы не сильный ветер, который пробирал до костей.
   Яна обхватила себя руками и ускорила шаг. Песня подошла к концу и, неожиданно, девушка услышала голоса позади. Она вытащила один наушник, но из-за следующей громкой композиции Beast группы Nico Vega, Яна не сразу поняла, что происходит. Она почувствовала боль в задней части головы. Звезды замаячили у нее перед глазами, голова закружилась, а колени подкосились. Девушка заметила, как плеер выскользнул из ее рук и, приземлившись, разлетелся. Музыки не могло быть, но Яна отчетливо слышала голоса у себя в голове. Она ощутила острую боль в коленях. Девушка упала, царапая ладони и щеку в кровь.
   Вдруг кто-то потянул ее вверх. Яна почувствовала, как тошнота подкатила к горлу, и инстинктивно поднесла окровавленную ладонь ко рту.
   - Кто тут у нас такой пьяный? - послышался режущих слух голос.
   Девушка скривилась и попыталась оттолкнуть мужчину, чье лицо не могла разобрать в темноте. Из-за удара в глазах помутнело.
   - Отпустите меня, - прошипела Яна, она сделала еще одну попытку отлепиться от обидчика, но тот вместо того, чтобы послушаться ее, прижался сильнее.
   - Ты не ведаешь, что творишь, дорогая, - прошептал мужчина ей на ухо. - Ты пьяна, не можешь устоять на ногах, я провожу тебя домой.
   Он обхватил Яну за талию и потащил сопротивляющуюся девушку в переулок. Яна брыкалась, она закричала, но человек зажал ей рот рукой. Она с силой сжала челюсти и укусила его. Девушка почувствовала металлический вкус крови во рту, мужчина вырвал руку и толкнул ее в сторону с такой яростью, что Яна чуть вновь не упала.
   Послышался грохот, и молния разделила небо на несколько частей. Дождь забарабанил по крышам домов, и крик Яны смешался с общим шумом. Благодаря начавшемуся дождю в голове девушки прояснилось. Она выронила сумку и попробовала ударить мужчину, но это его только разозлило. Он замахнулся и влепил ей пощечину за сопротивление. Девушка вскрикнула и прижала ладонь к горящему лицу. Слезы катились по ее щекам, смешиваясь с дождем.
   - Пожалуйста, - взмолилась она дрожащим голосом. - Можете забрать телефон и кошелек, все в сумке.
   Страх охватил каждую клетку тела. Яна не обращала внимания на боль. Сердце колотилось с такой силой, что едва не выпрыгнуло из груди. Девушка тряслась, но холод не был тому причиной.
   Мужчина протянул к ней руку и убрал волосы с лица. Он провел тыльной стороной ладони по ее горящей щеке.
   - Какая же ты красивая, - он прижал Яну к кирпичной стене своим телом. Человек был в несколько раз крупнее и сильнее, из-за дождя, стоящих в глазах слез и плохого освещения девушка едва могла разглядеть его лицо, зато остро ощутила исходящий от него запах. Ей показалось странным, что пахло вовсе не спиртным или сигаретами, а чем-то специфическим, прямо как в больнице. - Нельзя такой красивой девушке так много пить.
   Ее глаза расширились в понимании. Сумасшедший! подумала она.
   - Прошу, отпустите, - прошептала Яна в отчаянии, когда мужчина склонился к ее шее и сделал глубокий вдох, сказав при этом, как хорошо от нее пахнет.
   Он опустил руку ниже и сжал ее бедра. Девушка завизжала, отталкивая его, но вместо того, чтобы отступить, он с яростью толкнул ее. Яна ударилась о кирпичную стену, в глазах потемнело, а колени подкосились. Она теряла силы, скатываясь вниз по стене.
   Мужчина схватил ее за плечо, чтобы поставить на ноги, как вдруг, хватка ослабла, а затем его рука исчезла. Яна упала, не чувствуя ничего, кроме облегчения, когда увидела силуэты двух людей. Они дрались, и один из них был ее обидчик.
   Девушка медленно отползала в сторону. Она слышала стоны, звук ударов, ругательства и характерный для человеческих костей хруст. Из-за дождя она практически ничего не видела, но чувствовала, как со стороны борьбы летят брызги. Внезапно, кроме грома и шума дождя не осталось ничего. Яна замерла.
   Фигура в черном подлетела к ней, и у девушки перехватило дыхание.
   - Вставай, скорее! - ее спаситель пытался перекричать громыхание. Он схватил ее за талию и помог подняться.
   Голова вновь закружилась, и Яна застонала. Человек прижал ее теснее к себе, чтобы она могла передвигаться быстрее. Девушка чувствовала, как ее тело изнывало от боли, она не видела ничего, кроме темноты, а затем вдруг почувствовала, что теряет сознание.
   Яна осознала, что вновь падает, а ноги отказываются идти. Где-то далеко, а может быть даже напротив, слишком близко, она услышала ругательства, но не была уверена, происходило ли это по-настоящему или же звучало у нее в голове. Ей было холодно, она дрожала, темнота казалось непробиваемой стеной, Яна думала, что больше никогда не увидит света, лишь одну мглу. Веки наливались свинцом, она пыталась держать глаза открытыми, но ей это практически не удавалось. Звуки дождя убаюкивали, лаская слух колыбельной, а затем все друг исчезло.

ГЛАВА ПЯТАЯ

ПРОСТИТЬ И ОТПУСТИТЬ

   Яна пыталась открыть глаза, но боль была настолько сильной, что девушке казалось, будто вместо головы у нее одна огромная шишка. Она прижала ладони ко лбу и застонала.
   - Тише, - прошептал незнакомый голос.
   От неожиданности девушка вздрогнула и распахнула воспаленные глаза, о чем сразу же пожалела. Резкие движения привели к новой волне боли, и Яна сморщилась.
   - Ляг, я принесу тебе воды, - девушка знала, что не должна слушать незнакомца, но поскольку обессиленная она все равно ничего не могла поделать, то откинулась назад. Почувствовав спиной мягкие подушки, Яна подумала, что тепло, окружающее ее, - признак безопасности. Она услышала шаги, а затем кто-то помог ей приподняться, обхватив девушку за плечи. - Прими таблетку, а затем запей, - Яна послушалась по-прежнему не в силах поднять веки. Она с жадностью глотала воду, словно целый день блуждала по пустыне. - Ложись, тебе нужно отдохнуть, - велел незнакомец, на что девушка даже не пробовала противиться. Она удобно устроилась на подушках, чувствуя, как боль постепенно стихает, а затем вновь провалилась в сон.
  
   В следующий раз, когда Яна пришла в себя, то кроме догорающей свечи на журнальном столике, ничего не увидела. Тени, отбрасываемые светом, плясали на голых стенах незнакомого жилища. Девушка приподнялась на локтях, чтобы осмотреться. У нее в тут же перехватило дыхание, когда она заметила в рядом стоящем кресле дремлющего молодого человека. На его лице зловеще плясало пламя, то освещая скулы, то вновь пряча в кромешной темноте, прямо как терминатор на поверхности луны. Его руки были скрещены на груди, а грудь медленно вздымалась. Волосы спутанные, а под правым глазом отек. Посмотрев на царапины и синяки на лице своего спасителя, Яна приподняла руку и коснулась щеки.
   - Ай! - пискнула она, нащупав шишку.
   Глаза молодого человека в мгновение распахнулись, он вскочил с кресла, будто был готов снова кинуться в драку, чтобы спасти человека. Яна узнала его, как только увидела, но с трудом могла поверить, что на ее защиту встал парень, которого она едва не выгнала из кафе, где работала.
   - Ты как? - Влад подошел к ней, усаживаясь на край дивана, где отдыхала девушка.
   - Можно воды? - с трудом произнесла она. Горло пылало так, будто девушка проглотила факел, ей казалось, словно оно кровоточит изнутри, и если Яна в ближайшее время не утолит боль, то захлебнется ею.
   Влад кивнул и оставил ее на некоторое время, а затем появился со стаканом воды и еще одной свечой. Стало светлее, и девушка поняла, что не ошиблась, приняв раны на лице ее спасителя за оттеки и синяки, а не тени. От одного взгляда на его ссадины ее накрыло чувство вины, а щеки зарделись румянцем.
   - Спасибо, - прошептала она, опустошив стакан воды со скоростью света.
   - Ты помнишь, что произошло? - терпеливо спросил Влад, хотя его напряженные плечи и желваки на скулах говорили о том, что внутри него разыгралась такая же буря, как и за окном.
   Яна медленно кивнула, выдерживая его тяжелый взгляд.
   - Какой-то сумасшедший напал на меня, когда я возвращалась домой с работы. Все время нес чепуху, что я пьяна, а он поможет добраться до дома.
   - Я собирался вызвать полицию, но из-за грозы нет связи. Свет выключили еще вечером, так, что будем спасаться свечками.
   Девушка закатила глаза и застонала.
   - Отец убьет меня, когда узнает.
   Влад оставил вторую свечу на стол и сел в кресло, давая Яне тем самым немного пространства.
   - Он всегда был против того, чтобы я работала, а теперь заставит меня уволиться.
   - И будет абсолютно прав, - пробормотал молодой человек. Девушка кинула в его сторону вопросительный взгляд, на что он только пожал плечами. - Ты могла серьезно пострадать, опасно ходить одной по улицам в такое позднее время, - его тон был поучительным, как будто ей только что пригрозили пальцем, не используя жесты, но она знала, что Влад был прав.
   - Спасибо тебе, - он отвела взгляд в сторону, чувствуя стыд, - и прости за мое поведение в кафе.
   - Не парься, - отмахнулся юноша. - Ты была права, у меня нет никакого права лезть к девчонкам с советами касательно их личной жизни. Не пойми меня неправильно, я просто хотел быть дружелюбным.
   Между ними воцарилось неловкое молчание, нарушаемое завыванием ветра и звуками бьющего по крыше балкона дождя за окном. Затем Влад встал и предложил Яне успокаивающего чаю.
   - Мне не нравится смотреть на то, как ты трясешься, - объяснил он, поэтому девушка согласилась на предложение. Она знала, что заснуть не сможет, а идти к себе домой, в пустую квартиру, совсем не хотелось. Ей казалось, что только она выйдет за порог, как на нее тут же накинется сумасшедший. Девушка собралась встать с дивана и последовать за Владом, но он ее сразу же остановил.
   - В чем дело?
   Он отвел взгляд и, переминаясь с ноги на ногу, постарался объяснить:
   - Только не злись, - Яна почувствовала тревогу, их глаза встретились, и лицо девушки исказилось от понимания.
   - Ты раздел меня.
   - Из-за дождя ты промокла насквозь, а твоя одежда была вся в грязи, - девушка понимала, вспоминая, как то падала на землю, то вновь вставала. Она разозлилась, думая о своих любимых джинсах, которые теперь, наверняка, были испорчены. Яна знала, что юноша все сделал правильно, но ничего не могла с собой поделать. Единственным, кто видел ее обнаженной некогда был Игорь, а представив, как Влад раздевает ее до нижнего белья, Яна сморщилась. Может, ее мозг и принимал решение молодого человека, а вот пылающие щеки девушки наотрез отказывались.
   Молодой человек принес ей сухую одежду, а сам отправился на кухню, чтобы заварить чай. Девушка оделась, взяла в руки свечу и последовала в ванную. Планировка квартиры была точно такой же, как и у нее, поэтому Яна без труда нашла нужную комнату. Она закрыла за собой дверь и поставила свечку на край раковины. Девушка приблизила свое лицо к зеркалу и ужаснулась. Она с трудом могла узнать себя, синяки и ссадины настолько сильно исказили ее черты лица, что Яна не смогла унять дрожь. Она представила, как зол будет Владимир, он, скорее всего, расскажет о случившемся ее матери, а нравоучений от нее девушка совершенно не хотела.
   Яна застонала, подумав о том, какими тяжелыми окажутся последующий дни. Расставание в череде несчастий казалось уже не такой большой трагедией по сравнению с тем, что девушка чуть не лишилась жизни. Она умылась, несколько раз провела рукой по спутанным волосам, но лучше ей от этого не стало, Яна тяжело вздохнула и, подняв свечу, направилась на кухню.
   Неловкое молчание сопровождало их до самого утра. Ни Влад, ни Яна не хотели обсуждать случившееся. Они лишь обмолвились несколькими общими фразами, в которых молодой человек выказал свое беспокойство относительно состояния девушки. Через несколько часов дождь перестал лить, как из ведра, ветки деревьев стучать в окна. Влад разрешил Яне остаться у него до возвращения Владимира в город, потому что девушка ужасно боялась оставаться одна.
   Она заняла место на диване, пока молодой человек находился рядом, листая книгу. Он сидел в кресле, словно страж, охраняя ее спокойствие и безмятежность.
   - Могу я спросить тебя кое о чем? - Яна не могла сомкнуть глаз, как только она их закрывала, то ее мысли вновь возвращались к темному переулку, а специфический запах преследовал даже, когда она попыталась скрыться под одеялом с головой.
   - Валяй, - пробормотал Влад, не отрываясь от страниц.
   - Твоя татуировка, что она означает? - ее голос прозвучал неуверенно, подобные вопросы обычно задают людям, которых знают достаточно хорошо. Татуировки весьма личная штука, тот, кто оставляет их на своем теле, скорее всего, пытается спрятать раны на сердце шрамами на коже.
   Юноша посмотрел на Яну из-под густых бровей. Из-за отсутствия нормального освещения, он выглядел зловеще, и девушка тут же пожалела, что завела разговор. Он отложил книгу в сторону и вытянул руку, рассматривая рисунок феникса.
   - Возвращение к жизни, - задумчиво ответил он, Влад не был многословен, поэтому Яна предпочла больше не задавать глупых вопросов. Спустя какое-то время, она провалилась в сон.
  
   Как ранее она и предполагала, отец был в ярости. Несколько дней девушка отсиживалась дома, пропуская занятия по той простой причине, что не могла позволить себе прийти в университет в подобном виде. Яна дорожила своей репутацией, она так долго старалась соответствовать придуманному образу, что, порой, забывала, кем являлась на самом деле. Ее работа даже не попадала под обсуждение, увольнение было неизбежно. Все то время, что она провела наедине со своими мыслями, она постоянно думала о словах Игоря и осознала, что на одном неудачном романе жизнь не заканчивается.
   Владимир заявил, что больше не оставит девушку одну ни под каким предлогом, а ее мать, приехавшая, чтобы проверить ее, потребовала возвращения девушки в другую семью. Несколько дней прошли как в тумане, были ссоры, была полиция, был врачебный осмотр, были странные сны, из-за которых Яна просыпалась в холодном поту.
   В один из вечеров зазвонил телефон, и на экране мелькнуло имя ее бывшего парня. Девушка не хотела поднимать трубку, но вместо того, чтобы отклонить вызов, поднесла телефон к уху.
   - Да?
   - Нужно поговорить, - заявил Игорь. Его тон не требовал никаких возражений, Яна попыталась спрятать удивление в голосе, когда говорила, что не желает пообщаться с ним, но он внезапно ее перебил. - Жду тебя внизу через пять минут.
   - Отец меня никуда не пустит.
   - Дай ему трубку.
   Любопытство взяло вверх, и Яна послушалась. Она ждала, пока Владимир сдастся на уговоры Игоря, и когда он все же разрешил ей выйти, девушка без особого энтузиазма поплелась в свою комнату, чтобы одеться.
  
   - Привет, - произнесла на выдохе, усаживаясь на переднее сидение автомобиля.
   Игорь побледнел, взглянув на ее опухшее лицо, он не сразу начал говорить. Молчание было напряженным и неловким, Яна не знала, зачем он приехал, но что-то ей подсказывало, что разговор, который он хочет завести, не будет приятным.
   Юноша повернул голову и посмотрел в окно прямо перед собой, он с трудом сглотнул ком в горле.
   - Может, прокатимся?
   - Говори, зачем приехал, а потом возвращайся обратно к своей девушке, - резко сказала Яна, чувствуя, как внутри закипает злость.
   Игорь провел рукой по волосам, как он делал каждый раз, когда пытался подобрать правильные слова.
   - Твои подруги рассказали мне, что с тобой приключилось.
   - И ты решил проведать меня? - ее голос смягчился. Яна сомневалась, что после их ссоры молодой человек хоть раз взглянет в ее сторону.
   Он посмотрел на нее с недоверием и злостью.
   - А ты сомневалась? Я волновался о тебе. Пусть мы больше не вместе, но мы можем продолжать дружить, - девушка ухмыльнулась, вспоминая, как при Лиане Игорь полностью игнорировал факт ее существования.
   - Давай закончим все это, я больше не нуждаюсь в тебе, - Яна потянулась за ручку двери, но Игорь схватил ее за запястье, удерживая внутри.
   - Я хочу, чтобы ты пообещала мне, что будешь в порядке, - девушка заглянула в его глаза, она почувствовала, как волна печали накрывает ее с головой. Это был именно тот Игорь, в которого она была влюблена, заботливый, ценящий отношения, которые они когда-то имели.
   - Знаешь, - на ее лице появилась улыбка. - Я столько времени потратила на то, чтобы понравится тебе. Макияж, новая одежда, неудобная обувь, диеты и спортзал, но все это оказалось бесполезно. Я постоянно менялась, отказалась от всех увлечений, чтобы быть ближе, поддерживать тебя и твое творчество, быть на каждом твоем концерте, потому что ты просил меня об этом, наверное, сейчас мне стоит подумать о себе.
   Игорь молчал, выглядя виноватым.
   - И что ты собираешься делать?
   - Думаю, что ты был прав, я хочу вернуть то, что упустила за годы, пока тщетно пыталась удержать тебя, - Яна коснулась его руки в успокаивающем жесте. - А сейчас, Игорь, я тебя отпускаю, - она наклонилась вперед и поцеловала его в щеку.
  
   Прошло две недели, прежде чем все снова вернулось в привычное русло. Из-за отсутствия в ее жизни Игоря и работы, у Яны было много свободного времени, которое она не знала, куда девать. Девушка серьезно задумалась над тем, чтобы попытать счастье и снова влиться в команду по волейболу. Она сомневалась, что ей это удастся, поэтому пообещала себе не переживать, если ей откажут в этом.
   - Хорошо, - Наташа пожала плечами, она загадочно улыбалась, ее щеки были красные из-за выпитого алкоголя. - Он позвал меня на свидание!
   Девушки захихикали, Света приобняла подругу и заявила:
   - За это нужно выпить! - она подняла бокал с вином и встала на колени, возвышаясь над остальными девочками, кто, полулежа, сидел на полу. - Я хочу сказать, что, несмотря на чертову тучу дел, мы, филологические девы, нашли время на то, чтобы, наконец, поделиться всеми переживаниями, которые у нас накопились, - Света поочередно посмотрела на своих подруг. - Давайте выпьем за зажившие синяки Янки, за нового ухажера Наташки и за мою потерянную девственность, - девушка сказала это с уверенностью, которой прежде не обладала.
   Подруги чокнулись бокалами, давясь смехом и восторженными криками. Яна была на седьмом небе от счастья, когда отец сообщил, что покинет город на несколько дней по работе. Чтобы не скучать в одиночестве, девушка решила устроить небольшой девичник, включающий в себя распитие вина, прослушивание тихой музыки и уничтожение запасов еды из холодильника.
   Наташа рассказывала о том, что парень с их факультета, но на курс старше, позвал ее в кино, чему девушка была несомненно счастлива, поскольку другая ее страсть звалась - лучший друг детства, который уже имел подружку. Она никогда не тешила себя надеждами, что их дружба перерастет во что-то большее, поэтому все свои чувства держала в себе. Подруги были рады, что она не тратит время в пустую и пытается наладить свою личную жизнь.
   - Кто-нибудь переключите эту дурацкую песню, - потребовала Яна, когда из колонок послышалась песня Кэти Перри "Roar", но вместо того, чтобы ее послушаться Наташа вскочила на ноги и, сделав музыку громче, принялась пританцовывать и подпевать. - Серсея, давай со мной! - перекрикивая слова песни, девушка протянула руку и схватила Свету за блузку.
   Они вместе танцевали, раскачивая бедрами, и выглядели так, словно находятся на танцполе ночного клуба, а не в квартире обычного многоэтажного дома. Яна хохотала над движениями подруг, а потом сдалась и вместе с ними принялась танцевать, визжа от восторга. Из-за выпитого вина ей было все равно, под какую музыку прыгать и махать руками.
   Яна почувствовала себя лучше, вот, что на самом деле имело значение. Когда песня закончилась, Наташа немного убавила громкость и попросила своих подруг сесть, она взяла свою сумку и достала оттуда небольшой узорчатый блокнот. Глаза у Светы засияли, она радостно похлопала в ладоши.
   - Ты все-таки доделала его! - защебетала она, с трудом сдерживая себя, чтобы не запрыгать на месте.
   - Я потратила на него уйму времени, пожертвовала сном и оформлением своего черно-белого альбома, - гордо заявила Наташа, она перевела взгляд на Яну, не понимающую, о чем идет речь. - Смирнова Яна Владимировна, - услышав свое полное имя, лицо девушки перекосилось, но подруги оставили это без внимания. - Сегодня перед началом нашего девичника каждый принес клятву, что в этот вечер мы будем делать все, о чем нас попросят, ведь он особенный.
   Яна неуверенно кивнула головой, чувствуя, что температура в комнате стала значительно выше. У Наташи всегда были безумные идеи, ее творческая натура не могла жить без авантюр.
   - Мы с Серсеей, как никто другой знаем, какой у тебя тяжелый характер, поэтому как бы ты не пыталась избегать разговоров об Игоре или нападении какого-то чудика, нам известно, что тебя это волнует, - у Яны участился пульс, а улыбка сползла с лица. - Поэтому, мы просим тебя пройти курс "реабилитации"! - Наташа вытянула руки вперед и всучила Яне блокнот.
   - Ты не можешь отказаться, - напомнила Света, ее глаза блестели, как у ребенка в канун Нового года.
   Яна раскрыла зеленый блокнот и взглянула на схемы, набросанные кривоватым подчерком Наташи. Буквы плясали у нее перед глазами, поэтому она посмотрела на подруг, выжидающе. Ей требовались объяснения.
   - Что это?
   - Это, - Наташа указала на книгу, - твой пропуск в мир приключений и блаженства. Благодаря нашим общим стараниям, ты, наконец-таки, сможешь научиться быть собой.
   - Здесь список того, что тебе нужно сделать, чтобы почувствовать себя лучше, - проинструктировала Света.
   - Но мне и без глупых занятий хорошо, - возразила Яна.
   Наташа отрицательно покачала головой.
   - Ты принесла клятву, а значит должна выполнить то, о чем мы тебя просим, иначе, если нарушишь данное обещание, то твои брови срастутся, - она начала загибать пальцы, перечисляя условия договора, - ты наберешь ни один лишний килограмм. Где бы ты ни была, тебя будет преследовать песня "У губ твоих конфетный вкус", и самое страшное, опоздаешь на английский, - последнее Наташа проговорила с явным удовольствием, потому что знала, как Яна не любила этот предмет. И дело было не в самом языке, а преподавателе, кто очень серьезно относился к своей работе. - Мне продолжать? Отравишься в столовке, забудешь взять с собой тамп...
   - Ох, достаточно!
   Девушка тяжело вздохнула, она знала, что если подруги настаивают, значит, выбор не велик. Яна поочередно наградила их испепеляющим взглядом и открыла блокнот, первой на глаза попалась цитата из "Оно" С.Кинга, которая гласила: "Я забыл о том, что был ребенком". Это Яне было знакомо, кожа покрылась мурашками, девушка сделала глубокий вдох и начала читать вслух:
   - Задание первое: вспомни все, что доставляло тебе удовольствие в детстве. Повтори.

ГЛАВА ШЕСТАЯ
БЛИНЫ, ВОДНЫЕ БОМБОЧКИ И "БАТАРЕЙКА"

   Будучи ребенком Яна любила делать несколько вещей: петь, кушать сладости и проказничать, но от этих занятий, столь дорогих ее сердцу, повзрослев, пришлось отказаться, потому что:
   а) Яна любила музыку всей душой, но, похоже, что связь эта была односторонней, так как талантом великого исполнителя девушка не обладала;
   б) почти для всех девочек и женщин сладости являются настоящим лекарством от стресса, Яна так же понимала, что такие средства от грусти, как шоколад и пирожные, способны вогнать в настоящую депрессию, когда после полюбившегося десерта встаешь на весы;
   в) взрослые не стучатся в двери к незнакомцам, а потом убегают; они не заполняют почтовые ящики соседей листвой, и уж тем более не режут родительскую одежду, чтобы сшить наряд для куклы.
   Решив, что это и есть три самых важных занятий, о которых Яна подзабыла, девушки, взяв вино и свои мобильные, отправились на кухню. Включив погромче Animal ДжаZ принялись замешивать тесто на блины.
  
   Когда на следующее утро Яна проснулась, то не сразу поняла, где находится. Ее голову пронзила острая боль, когда девушка попыталась подняться. Она застонала и приложила ладонь ко лбу. Спустя несколько глубоких вдохов и выдохов Яна заставила себя открыть глаза и осмотреться.
   Помимо головы ныло все тело, девушка чувствовала под собой не мягкий матрас, а жесткий пол. Яна перекатилась на бок и обомлела, она еле сдержала крик, когда увидела, что рядом лежит незнакомый парень. Одна его рука покоилась на животе, в то время как другая сжимала микрофон от караоке.
   Яна сморщилась от воспоминаний. Громкая музыка, танцы, песни. Она не могла поверить, что вчера ее подруги заставили ее петь. С ее то способностями!
   Она подняла глаза вверх и увидела знакомый телевизор, по крайней мере, находилась она в своей квартире. Девушка осторожно откатилась обратно и уперлась плечом в диван, на котором кто-то тихо сопел под одеялом. Яна тихо присела и приподняла покрывало, когда она увидела светлые локоны, с облегчением вздохнула. Девушка попыталась растормошить спящую Свету, половина лица которой, по неизвестным причинам, была разрисовала гуашью. Несколько черных горизонтальных полос красовались у нее на щеках.
   - Чего тебе? - простонала Света, отворачиваясь от подруги, чтобы та не перебивала ей сны.
   Яна шикнула на девушку.
   - Тихо! Посмотри сюда, - Яна с опаской осматривала комнату, она несколько раз моргнула, чтобы удостовериться, что происходящее реально. - Да проснись же ты! У нас проблемы.
   Но вместо того, чтобы откликнуться, Света пробурчала что-то невнятное, отдернула одеяло и снова провалилась в сон. Озадаченная Яна поднялась на ноги, но едва не рухнула обратно, почувствовав легкую слабость и головокружение. У нее отвисла челюсть, когда она осмотрела комнату. За диваном, используя в качестве простыни поле для монополии, спала незнакомая девушка. Рядом были разбросаны игрушечные деньги и карточки. Журнальный стол завален пивными банками и бутылками от выпитого вина, остатками вчерашней еды.
   Яна сморщилась, представляя, как ей придется прибирать весь этот бардак. Она на цыпочках пересекла комнату, не желая разбудить ребят до тех пор, пока не выяснит, что же случилось прошлой ночью. Девушка отворила дверь собственной спальни и тут же ее закрыла, ахнув во весь голос. Яна зажала рот рукой и отрицательно покачала головой. На своей кровати она увидела Наташу в объятиях третьего незнакомца.
   Она помассировала виски, пытаясь облегчить головную боль. Воспоминания о небольшом девичнике пронеслись перед глазами.
   - О, Боже!
   Девушка осторожно выскользнула в коридор, прикрыв за собой межкомнатные двери.
   - Эти девчонки сумасшедшие, - послышался женский голос из кухни.
   - Они тебе не понравились? Я наоборот всегда думал, что тебя привлекают те, кто выделяется из общей серой массы, - ответил молодой человек. Яна нахмурилась, голос казался ей смутно знакомым.
   - Ты шутишь? Они кидали в нас водные бомбочки с балкона, я в восторге!
   Щеки Яны вспыхнули от стыда. Вчера вечером после поедания блинчиков девушки, выкуривая сигареты и потягивая вино, решили, что компания молодых людей на заднем дворе общается чересчур громко. Если быть точнее Наташа назвала их смех с "воем способным разбудить мертвого". Подвыпившие подруги взяли на себе роль судей и подумали проучить молодежь. Они наполнили одноразовые пакеты водой и кидали в отдыхающих ребят.
   Яна не могла поверить, что была инициатором. Так много лет прошло с тех пор, как она вела себя подобным образом. Игорь бы точно не одобрил ее шалости. Она представила выражение его лица, если бы он узнал, что Яна натворила. Ее тут же замутило.
   Девушка попыталась расчесать пальцами спутанные волосы, дабы придать себе более приличный вид, и, сделав глубокий вдох, зашла на кухню.
   За столом сидели двое: розоволосая девушка с пирсингом в носу и черными следами косметики под глазами, а рядом с ней сосед.
   Яна почувствовала, как ее лицо заливается краской, она закатила глаза и застонала:
   - Мы, правда, вчера кидались в вас бомбочками?
   Влад ухмыльнулся:
   - Судя по обстановке в кухне, вы еще устроили бои блинами, - Яна взглянула на кухонный гарнитур и ужаснулась от беспорядка.
   - Я еще как-нибудь успела опозориться?
   Розоволосая незнакомка прочистила горло и поднесла кулак ко рту, имитируя микрофон:
   - У любви у нашей села батарейка, о-о-и-я-и-ё, батарейка, - запела она.
   Влад заулыбался, поднявшись с места, он уступил Яне стул. По ее лицу было видно, что она готова провалиться сквозь землю со стыда. Девушка подвинулась к ней и утешительно похлопала по плечу.
   - Подруга, ты заслуживаешь "Грэмми" за смелость, та девчонка, что спит на диване, рычала всю ночь, напевая Кэти Перри, но даже ты ее переплюнула.
   Глупая. Глупая. Глупая.
   Яна с трудом сдержалась, чтобы не ударить себя по лбу. Она потратила столько лет, чтобы нравиться окружающим. Носила неудобные платья и туфли, читала книги, которые не вызывали у нее ничего, кроме скуки, сидела на строгих диетах, подсчитывая калории даже в чае. Она создала образ почти идеальной девушки, которую Игорь мог любить всю жизнь. Залившаяся краской девушка пожалела, что дала слабину.
   - Мне просто необходимо переварить произошедшее, - пробормотала девушка себе под нос.
   Ее даже не смущало присутствие посторонних. Она взглянула на стол и увидела полупустую пачку сигарет. Яна достала одну и встала, собираясь выйти на балкон.
   - Хочешь умереть от рака легких? - усмехнулся Влад. Он стоял перед ней, пригораживая путь. Говорил он размеренно, но в его глазах явно читалось неодобрение.
   Яна вопросительно приподняла бровь.
   - Мне кажется, что вчера ты был не против умереть от цирроза печени, - она припомнила минувшую вечеринку.
   - Справедливое замечание, - пожал он плечами и отошел в сторону, но вместо того, чтобы сделать задуманное, Яна сунула сигарету обратно в пачку.
   - Будет лучше, если я приготовлю завтрак, - она взяла себя в руки, вспоминая все правила хорошего тона. Девушка была хозяйкой и, несмотря на то, что визит гостей был совсем не стандартный, Яна предпочитала продолжать играть роль, которая за несколько лет притворства стала ей родной.
   Мечта любого мужчины, умница и красавица. Девушка, для которой венчик был третьей рукой. Яне легко удавались кулинарные шедевры, но должного счастья осознание того, что она являлась живым воплощением фантазий идеального образа, ей не доставляло. Почти мечта.
   Девушка натянуто улыбнулась и кинула короткий взгляд на пачку сигарет. "СТРАДАНИЕ", гласила надпись.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

НАКАЗАНИЕ ЗА НЕПОСЛУШАНИЕ

   Яна не могла поверить, что подруги помогли ей выкарабкаться из той ямы, которую она сама себе вырыла. Хоть всего лишь на один вечер. Несмотря на боль в голове, беспорядок в квартире и чувство неловкости в компании новых знакомых, девушка чувствовала себя гораздо лучше, чем прежде. Сидя за завтраком, ребята пытались вспомнить, что же все-таки произошло прошлой ночью.
   - Я был в бешенстве, когда около меня плюхнулся этот пакет с водой, сантиметров десять, и он бы приземлился на мою голову, - проговорил парень, которого Яна застукала спящего на своей кровати в объятиях Наташи. Он был худой, но высокий, обе руки покрыты татуировками, а лицо пирсингом, волосы иссиня черного цвета, скорее всего крашеные, сделала выводы Яна. - Мы решили, что какие-то малолетки решили над нами приколоться, а потом услышали ваш смех, - парень улыбнулся, исподлобья глядя на Наташу.
   Она ухмылялась истории, но игнорировала его косые взгляды. Молодые люди вроде этого ей не годились. Она считала, что парни с татуировками, пирсингом, в футболках с черепами, которые сводили с ума Яну, сулят лишь проблемы. Держаться нужно хороших мальчиков, говорила Наташа, но подруги никак не могли понять, что же она имела ввиду под словом "хороший".
   Все кроме Яны, Наташи и Светы выглядели так, словно только что вернулись с рок-концерта. Яна привыкла иметь дело с ребятами, которые любили тяжелую музыку, одевались во все черное и считали тату искусством, поэтому общение с ними ей давалось легко. Они понимали ее шутки и оценили проделку с водяными бомбочками, но вот подруги чувствовали себя немного неловко в такой компании.
   - Значит, вы решили надрать нам задницы, - решила Света, отпивая горячий чай. На ее щеках до сих пор красовались черные полосы, когда Наташа увидела подругу спросонья, то так смеялась, что разбудила остальных незваных гостей.
   - На самом деле я планировал устроить месть и затопить твою квартиру, - подмигнул Влад Яне, которая лишь покачала головой и недовольно фыркнула.
   - Не думаешь, что это влетело бы тебе в копеечку?
   В ответ молодой человек лишь пожал плечами, а ребята заговорили о том, что пусть такой глупый поступок свел их вместе, они хорошо провели вечер.
   Позднее гости начали собираться по домам, Яна не могла точностью сказать, кого звали Паук, а кого Череп или чье прозвище было Лилит, но незнание нисколько не мешало ей болтать с ребятами. Проводив всех, девушка закрыла входную дверь и принялась убирать беспорядок, который остался после "незабываемой ночи", которую она совершенно не помнила, Яна лишь надеялась, что успеет прибраться до приезда отца.
  
   "Если вы хотите иметь то, что никогда не имели, то начните делать то, что никогда не делали", Ричард Бах. Задание второе: определись с тем, что ты действительно хочешь.
   Яна смотрела на цитату в блокноте, который ей подарили подруги. Она задумалась и поняла, что сама не знает, чего ей хочется. В памяти возникло лицо Игоря, разве сейчас она не должна скучать по нему, вместо того, чтобы устраивать вечеринки в компании незнакомцев? Разумеется, она тосковала по Игорю не столько по парню, как по другу, но и пытаться вернуть своего бывшего молодого человека Яна не намеревалась. Пословицу "насильно мил не будешь" она знала не понаслышке. Около месяца назад после их разрыва, Наташа произнесла следующую фразу:
   - Если у тебя проблемы с одним парнем - не беда, найди себе второго!
   Яна понимала, что совет подруги был бесполезным, поскольку пренебрегать людьми ради собственной выгоды очень мерзкий поступок. Вместо того чтобы попытаться привести свою жизнь в норму, следуя планам, записанным в блокноте, девушка решила, что будет плыть по течению независимо от его направления. Однажды, придет тот момент, когда боль от измены станет не такой острой, и Яна сможет двигаться дальше, не оглядываясь на прошлое. Взглянув еще раз на цитату, девушка захлопнула блокнот и поставила его на полку рядом с другими книгами.
  
   Дождь стучал в окно, умоляя впустить его в дом. Яна перекатилась на другой бок, одной рукой девушка натянулась одеяло и полностью скрылась из вида. Она еще долго ворочалась, пытаясь уснуть, но вдруг внезапно подскочила. Яна потянулась за телефоном, что лежал на прикроватной тумбочке, и вскрикнула. Три пропущенных будильника. Опоздать на пару не было таким уж большим делом, только если бы это был любой другой предмет, кроме английского. Если студент опаздывал более чем на пятнадцать минут, двери аудитории перед его носом захлопывались.
   Вскочив с кровати, Яна принялась бегать по квартире, одеваясь и расчесываясь одновременно. Когда она, наконец, была готова, девушка выбежала из дома навстречу ливню, Яна осознала, что оставила зонт дома, только когда дверь подъезда захлопнулась за ее спиной. Девушка застонала, ступая под ледяной дождь, она натянула капюшон, но тот все время, что она шла на остановку, падал, срываемый порывами ветра. Яна дрожала от холода, она промокла насквозь, а ее обувь и джинсы были в грязи, в любую минуту девушка была готова сорваться с места и вернуться домой.
   Автобус был переполнен, Яна с трудом стояла на ногах, ее качало в разные стороны. Она едва могла взглянуть на часы, молясь, чтобы транспорт двигался хоть чуточку быстрее, но он, слыша ее мольбу, делал наоборот.
   - Хэй! Нельзя ли поаккуратнее, - вскрикнула Яна, когда автобус резко затормозил и стоящий сзади человек навалился на нее всем весом.
   Девушка едва смогла удержаться и не упасть.
   - Ты сегодня встала не с той ноги? - ее глаза широко распахнулись, она повернула голову и увидела парня, по чьей вине она чуть не расшибла колени.
   В отличие от Яны Влад выглядел очень бодро и сухо. Странно, что она не заметила его прежде.
   Автобус двинулся с места, и девушка вновь полетела вперед. Яна приготовилась к удару, как вдруг сильная рука Влада обхватила ее за талию и притянула к себе. Ей не нужно было смотреть в зеркало, чтобы увидеть пунцово-красное лицо. Молодой человек отпустил Яну, как только убедился, что она твердо стоит на ногах. Она повернулась к нему лицом, бормоча себе под нос слова благодарности. При каждой их встрече Яна выставляла себя настоящей идиоткой, а мысль о том, что Влад спас ее жизнь, невольно всплывала в голове, стоило ей заглянуть в его глаза.
   Девушка гадала, в чем кроется причина недоверия к этому парню, и пришла к выводу, что все дело было в Игоре, ведь так сложно было научиться доверять людям после того, как твое сердце было разбито. Несмотря на все трудности жизни, она любила простоту во всем: в вещах, одежде, искусстве, но ценила больше всего в отношениях. Ей нравилось не обременять себя ложью, не давать пустых обещаний и не притворяться ради пары лестных улыбок, но, правда, она редко следовала своим негласным правилам, ведь жить "просто" оказывается очень трудно.
   - Хочешь, я подниму тебе настроение? - неожиданно спросил Влад, видя грустное лицо своей соседки. С волос стекала вода, а косметика размазалась по лицу, несмотря на последствия дождя, Яна все еще казалась ему привлекательной.
   Она неуверенно пожала плечами, не зная, правда ли это то, в чем она нуждается. Это была их первая встреча после незапланированной вечеринки. Яна чувствовала себя не в своей тарелке в присутствии Влада, а его добродушие приводило ее в ступор.
   Молодой человек протянул одни из наушников ей, а второй оставил себе. Он достал телефон и нажал какую-то комбинацию, затем послышались звуки песни, от которой у Яны защекотало в области живота.
   У губ твоих конфетный, конфетный вкус. Твой голос нежный, нежный разгонит грусть.
   Девушка засмеялась, вспоминая данную своим подругам клятву. Если она не будет следовать советам, изложенным в блокноте, на ее голову навалятся всевозможные несчастья, Яна лишь надеялась, что метеорит не входит в этот список. Напряжение испарилось подобно благим намерениям у ветреных людей.
   - Я вижу, тебе уже лучше, - улыбнулся Влад.
   - У этой дьявольской песни есть светлая сторона, она излечивает от грусти.
   - Для этого и существует музыка: помогать в тех случаях, когда никто другой не может.
   Они продолжали ехать в молчании, которое, на первый взгляд, могло показаться неловким, но оно таким не было. Яна хорошо чувствовала себя, слушая песни в компании Влада, несмотря на то, что они были мало знакомы. Когда автобус остановился на нужной остановке, они пошли к университету через парк, болтая о прошлой вечеринке, которую Яна с трудом помнила.
   - Мне так стыдно, что мы кидались в вас водными бомбочками. Было бы не очень приятно, если бы хоть одна попала в цель.
   - Моим друзьям понравилось, они просили взять тебя с собой на нашу следующую тусовку, так как на этой смотришь? - Яна не знала, чем она хочет заняться, но подумала, что ей бы не повредило разнообразить свой круг общения. После нападения того психа темном переулке, она плохо спала по ночам, отказалась посещать тренажерный зал вечером и уволилась с работы. Молодость нельзя ограничивать выполнением домашки, поэтому Яна согласилась, одновременно радуясь тому, что смогла убить двух зайцев: провести время в хорошей компании и избежать наказания за нарушение клятвы.
   Войдя в здание университета, они помахали друг другу на прощание и разошлись по разным сторонам. Когда Яна нашла нужную аудиторию, она глубоко вздохнула, решив, что должна попытаться попасть на занятие. Девушка постучалась, а затем распахнула дверь.
   - Out! - встретил не радостный голос преподавательницы.
   - I'm sorry for being late, - начала Яна на своем ломаном английском.
   - You know my rules, - ответила женщина в возрасте, она сидела за своим столом, держа в руках раскрытый учебник, даже не удостоив Яну взглядом.
   Девушка раскрыла рот в попытке найти правильные слова, но не издала ни звука. Она много раз сидела вот так в аудитории, когда кто-то другой опаздывал, и его не пускали, а затем вычитали баллы за прогул из общего рейтинга по предмету. У Яны с ее знаниями он и так был довольно низким.
   - Goodbye my love, - только и услышала девушка.
   Она знала, что не имеет смысла пререкаться, поэтому захлопнула дверь, сверля взглядом преподавателя. Ох, уж эти девчачьи клятвы, подумала Яна, кто же знал, что они сбываются?
  
   - Он, правда, учится в нашем универе? - нахмурилась Наташа, она всегда ставила под сомнение все, о чем ей рассказывали подруги. Девушка искала во всем подвох, потому как другие люди вечно пытались ей воспользоваться.
   Трое одновременно повернули головы, оценивая обстановку.
   - Почему я его раньше не замечала? - задала вопрос Наташа, сверля взглядом спину Влада, пока тот стоял в очереди за едой.
   Молодой человек, как если бы у него были глаза на затылке, повернулся и посмотрел прямо Яне в глаза, она неуверенно махнула ему рукой в знак приветствия, на что он ответил едва заметной улыбкой.
   В столовой было шумно и людно. Продавщица за кассой постоянно сканировала помещение и приказывала студентам, успевшим набить животы обедом, освободить места тем, кто еще не успел перекусить. Ее девиз поели, встали! следовало написать на ватмане и повесить перед входом.
   - Девушка, сосиска! - прокричала она, доставая из микроволновки разогретую сосиску в тесте на блюдце.
   - Девушка - сосиска, - спародировала ее Света, широко раскрыв глаза и хлопнув ресницами.
   - По крайней мере, я не девушка - пюре, - шикнула Наташа, она вскочила из-за стола и поплелась в сторону очереди, чтобы забрать свой заказ.
   Яна смотрела ей в спину, потягивая кофе. Ее подруга прошла мимо Влада, он позвал ее по имени, и она сделала вид, будто увидела его впервые, а не разглядывала парня, словно шпион пару минут назад. Он что-то спросил у нее, отчего рот у Наташи отвис, она неуверенно покачала головой, а затем, попрощавшись, вернулась к друзьям.
   - Нет, вы представляете? Его друг, с которым мы познакомились на нашей импровизированной вечеринке, просил Влада взять у меня номер телефона, - девушка опустилась на стул. У нее было такое лицо, будто перед ней поставили тарелку с тараканами и приказали съесть.
   - Мне он показался довольно милым, правда, его прозвище, - Череп, - немного странное, - улыбнулась Света.
   - Странное? Оно отвратительно, - фыркнула Наташа.
   Яна с легкостью представила, что ее подруга, яростно откусив кусок своего обеда, представляла голову того парня.
   - И вообше я надеюс, што ты, - пробормотала девушка, пережевывая пищу, - не пускаеш шлюни по этому, - Наташа показала пальцем на Влада. - Держис от него подалше, он болше похош на бамдита, чем на спасителя.
   - Хорошие девочки всегда западают на плохих мальчиков, - непринужденно пожала плечами Света.
   Проглотив кусок, Наташа отрицательно покачала головой.
   - Неправда, мне, например, нравятся порядочные парни. Без татуировок, футболок рок-групп и скелетов в шкафу.
   - А разве, кто-то говорил, что ты хорошая?
   Яна смеялась вместе с подругами, изредка вставляла свое слово, поскольку ее мысли были далеко отсюда. Она думала над вопросом Наташи, почему же раньше не видела Влада, ведь благодаря своему росту, он был довольно заметным. Девушка вспомнила о том времени, когда повсюду следовала за Игорем, словно тень в те моменты, когда он в ней нуждался или когда она думала, что была ему нужна. Яна поняла, что дело было в ней, ведь когда ты влюблен, то не замечаешь никого вокруг.
  
   С трудом вытерпев последние пары, девушки вышли из здания университета с чувством свободы. На улице было сыро и грязно, дождь кончился, но влажный воздух все еще портил прически кудрявым людям. Яна вместе с подругами направились в сторону остановки, обсуждая футуризм и творчество Альдо Палаццески, с которым им довелось познакомиться во время последнего урока.
   Наташа не боясь холода, смело вытащила свой фотоаппарат, с которым не расставалась, и начала снимать мимо спешащих студентов. Самые застенчивые из тех, кто вышел подышать воздухом, закрывали лица руками, другие, напротив, широко улыбались, вставая в позу. Яна и Света ушли вперед, но периодически подзывали Наташу, замечая, как сильно она от них отстала.
   - Случайные фотографии самые лучшие, - высказалась в свою защиту Наташа, догоняя подруг, что бросили попытки звать ее.
   - Мне жаль того парня, кто позвал тебя на свидание, он еще не знает, что ты будешь смотреть на него сквозь объектив, - пошутила Яна, чем вызвала недовольный взгляд подруги.
   Наташа специально навела фотокамеру на нее и щелкнула. Таков был ее протест.
   - Кстати, ты уже знаешь, куда он тебя поведет?
   - Еще неизвестно, но надеюсь туда, где будет мало людей, вы только подумайте, как мы будем смотреться вместе, он ведь капитан баскетбольной команды. Великан и карлик, - Наташа состроила совсем несчастливую гримасу.
   - Зрелище достойное цирка, - сострила Света.
   Наташа была одной из тех девушек, что предпочитали не обсуждать свою личную жизнь, по той простой причине, что ее просто не было. Ее чувства к лучшему другу были не взаимны, но ставить на себе крест по этому поводу, девушка не собиралась, поэтому всячески поддерживала связь с парнями, которые обращали на нее внимание. Она говорила, что делает это ради поддержания самооценки, на самом же деле так она пыталась убежать от любви, что навязчиво кидалась ей на шею.
   Подруги продолжили мусолить эту тему, они пересекли парк и практически добрались до остановки, как вдруг перед девушками возник бездомный мужчина. Он схватил Яну за руку и поцеловал тыльную сторону ладони. От шока она онемела.
   - Сударыня, не изволите ли вы поделиться своим номером телефона? - глаза Яны чуть не выпали из орбит. Она попыталась вырвать свою руку, отстраняясь от пожилого мужчины на несколько шагов, но он вцепился в нее хваткой Цербера.
   Девушка была напугала и растеряна, судя по остолбеневшим друзьям, они тоже не знали, как отреагировать на происходящее. Люди обходили их стороной и кидали недоуменные взгляды, на лицах некоторых было написано нескрываемое облегчение, что это не они стали предметом повышенного внимания нетрезвого мужчины.
   Яна задержала дыхание, не желая страдать от той какофонии запахов, что исходила от него. Ее лицо становилось красным из-за нехватки воздуха.
   - Уберите руки! - закричала девушка, она уже не чувствовала свою конечность, с какой силой он ее сжал.
   Ее внимание привлек мальчишечий смех. Двое подростков, сидя на лавочке, снимали происходящее на видео. Яна сразу же поняла, что они уговорили бездомного мужчину подшутить над прохожими за несколько десятков рублей, которых бы хватило на бутылку пива.
   - Не будьте такой вредной, сударыня, подарите мне свой номер, - мужчина попытался схватить ее за вторую руку, но Яна резко его оттолкнула, навредив своими действиями лишь самой себе.
   Она запнулась и полетела вниз. Девушка упала прямо на дорогу. Ее тело парализовало, время остановилось, никто вокруг не мог пошевелиться, наблюдая за тем, как Яна, замерев в позе, смотрела на мчащуюся впереди машину. Девушка приготовилась к удару, как вдруг кто-то грубо схватил ее за руки и резким движением дернул на себя. Яна уперлась щекой в твердую грудь, мимо проезжающий автомобиль издал звук, похожий на крик банши, отчего девушка задрожала.
   Она не могла пошевелиться, приникнув к своему спасителю.
   - Дыши, - девушка подняла голову на знакомый голос и встретилась с серыми глазами Влада.
   Похоже, спасать ее от всякого рода неприятностей становилось традицией, возможно, им стоило начать встречаться при менее трагичных обстоятельствах.
   Наташа и Света, отойдя от шока, окружили ее, как хищники свою добычу. На их лицах читалось облегчение, смешанное с ужасом. Девушки начали осматривать ее на наличие ранений и задавать вопросы из раздела "ты в порядке?". Они были немало напуганы, казалось, будто Света готова упасть в обморок, а Наташа с трудом сдерживалась, чтобы не наброситься на Влада и не расцеловать его за быструю реакцию.
   Яна отступила в сторону, по-прежнему не сводя взгляда с молодого человека, похоже, спасение ее жизни становилось для него рутиной.
   - Сударыня, простите меня, не хотел навредить вам, - пробормотал пожилой мужчина, казалось, он был напуган не меньше Яны.
   Девушка дрожала и причиной тому была не мокрая одежда, а то, что она уже дважды чуть не распрощалась с жизнью. Мир дальше продолжил существовать. Хоть свидетелями этого несчастного случая были единицы, Яне показалось, что несколько минут назад в ее маленькой вселенной произошел Большой Взрыв, подтолкнувший ее на мысль об очевидных вещах, которые люди, зачастую, принимают как должное. Она вспомнила цитату Ричарда Баха из подаренного блокнота, и осознала, чего хочет на самом деле.
   - Жить, - еле слышно произнесла она, нарушая вопросы подруг.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ПОБЕГ ЗАКЛЮЧЕННОГО

   - Это твое дурное влияние! - вопила в трубку мама Яны.
   Владимир нервно мерил шагами комнату, пока бывшая жена обвиняла его в плохом воспитании их общих детей, сейчас речь шла о сыне. Яна убавила звук на телевизоре, хотя это было совсем необязательно, девушка не прилагала особых усилий, чтобы услышать крик матери.
   - Я сказала ему, что он не будет с вами видеться до тех пор, пока не изменит своего отношения к моему мужу и его дочери, - восторжествовала Лариса, лишив сына возможности встречаться с членами его семьи, она наказывала не только Данила, но и Яну.
   Девушка подпрыгнула с дивана в недовольстве, она попыталась выхватить у отца телефон, чтобы запротестовать. Она была готова на любую крайность ради брата, ругаться с матерью до тех пор, пока та не сдастся или умолять, пока не согласится на уговоры. Яна уже приготовилась унижаться перед Ларисой, но Владимир окинул ее строгим взглядом, которого было достаточно, чтобы девушка, закрыв рот, упала обратно на мягкие подушки.
   Мужчина сохранял спокойствие, вернее он изо всех сил старался это делать, прекрасно понимая, что любой протест или несогласие положат начало новой войне между бывшими супругами за их детей, а эту битву ему не выиграть. Владимир знал, что пререкаясь или оспаривая решения Ларисы, наказание мальчика будет только увеличиваться в сроках.
   Яна кидала на отца короткие, обеспокоенные взгляды. Она боролась с сильным желанием поехать и забрать брата к себе. Ребенка нельзя называть плохим, его нельзя лишать родительской любви, а затем требовать уважения, не зря ведь говорят, что дети - цветы жизни, за ними нужен глаз да глаз, чтобы они не завяли.
   - Сейчас он наказан, поэтому даже не пытайтесь с ним связаться, я забрала все средства связи, что ты ему надарил, а Яне передай, что если она будет названивать мне, ругаться или пытаться уговорить отменить запрет на встречу с вами, я продлю его наказание, - подтвердила догадки Лариса.
   Змея, подумала Яна. Ее ненависть к собственной матери достигла предела. Девушка сжала руки в кулаки, представляя, как залепляет женщине пощечину, она даже не пыталась успокоиться. Неужели Лариса, правда, считала, что подростки примут ее решение оставить семью и называть другого мужчину папой при живом отце? Всем было хорошо известно, что эти дети были лишними в отношениях Ларисы и ее нового мужчины, но женщина продолжала держать Владимира на расстоянии, не давая ему видеться с сыном из вредности.
   - Мы тебя услышали, - сквозь зубы проговорил Владимир. Он хотел, чтобы его голос звучал беззаботно, но Лариса знала его слишком хорошо, чтобы понимать, как сильно были задеты его чувства. - Как только ты примешь решение, что настала пора ему навестить нас, дай мне знать, - мужчина пожелал бывшей жене доброй ночи, а затем отключился.
   Владимир выслушал тираду с такой стойкостью и холодностью, что на мгновение Яне показалось, будто температура в комнате упала на несколько градусов, и причиной этому был ее собственный отец. Мужчина опустился рядом с дочкой на диван и наклонился вперед, упираясь локтями в колени и закрывая ладонями лицо. В последнее время он работал гораздо больше, чем прежде. Зачастую ему приходилось задерживаться в офисе допоздна или уезжать в командировку из города на несколько дней.
   Яна обняла отца, зная, как нелегко ему приходится. Ей хотелось защитить его от всех бед, несмотря на то, что она даже не могла постоять за себя. У всякого родителя есть слабость - его дети, пусть Владимир был далеко нехрупким мужчиной, запреты на встречу с сыном выбивали его из колеи.
   На какое-то мгновение девушка подумала, что все может наладиться, если в жизни ее отца появится другая женщина неспособная на предательство, но Яна понимала, что с окружающими следует быть осторожнее, чужая душа - потемки, она прекрасно знала, что люди, какими бы хорошими они не казались, ради собственного благополучия способны разбивать сердца близких.
   - Пап, - прошептала Яна отцу на ухо, - ты же знаешь, что я тебя люблю.
   Владимир улыбнулся и обнял дочь в ответ.
   - Знаю, дорогая, знаю.
  
   Посмотрев вместе "Голос" по первому каналу, подпевая участникам в качестве поддержки, о которой те и не догадывались, Яна и Владимир разошлись по разным спальням, пожелав друг другу спокойной ночи. Спустя полчаса девушка поняла, что ее попытки заснуть тщетны. Мысли о брате, о поддержке, которую, как старшая сестра, она должна была ему оказать, доставляли ей физический дискомфорт. Она хотела быть рядом с ним независимо от того, какой несуразный поступок он совершил. Подумать дважды о своих желаниях ей не довелось, Яна вскочила с кровати и вышла из комнаты проверить спит ли Владимир. Обычно его было трудно разбудить, и, убедившись, что усталость дала о себе знать и усыпила бдительного родителя, Яна вернулась к себе в комнату.
   Девушка кинулась к телефону, одновременно набирая номера подруг и снимая с себя пижаму. Ей нужна была помощь в реализации задуманного. Яна чувствовала нарастающее возбуждение, как обычно это бывает перед нарушением правил.
   Телефон Светы был выключен, а Наташа не брала трубку, но Яна не собиралась сдаваться. Прежде она все время полагалась только на окружающих, ожидала, что ее никогда не оставят в беде, поэтому, решив, что это именно то, чего от нее хотели подруги, девушка оделась и собрала непослушные волосы в хвост. Яна достала деньги, которые ей удалось скопить за то время, что она работала официанткой, намереваясь, потратить все до последней копейки.
   Она на цыпочках пробралась в прихожую, обулась и выскочила из квартиры, тихо заперев дверь на ключ. Кровь бурлила, пульс зашкаливал. Яна не могла сдержать улыбку. Она уже и забыла, какое сладостное удовольствие делать то, что ты действительно хочешь.
   Девушка сделала шаг вперед, но затем резко остановилась, она взглянула на лестницу, ведущую на следующий этаж. В голову тут же пришла безумная идея, которую прежняя Яна, привыкшая скрываться от всех жизненных неприятностей, могла бы прогнать, в то время как новая девушка, набравшаяся смелости вырваться из зоны комфорта, приняла ее с распростертыми объятиями.
   Яна поднялась наверх, ее сердце бешено колотилось, девушка подумала, что может произойти позвони она в дверь своего соседа, но прежде чем успела повернуться и рвануть домой со всех ног, Яна тихо постучала. Дверь распахнулась в тот же момент, как если бы кто-то стоял прямо по другую сторону и следил за ней через глазок.
   - Так и знал, что ты что-нибудь забудешь, - устало пробормотал Влад, не глядя на нее.
   Кажется я не вовремя, подумала Яна. Видимо, юноша ожидал увидеть кого-то другого. Не услышав ответа, Влад поднял глаза и встретился с Яной взглядом, на его лице отразилось удивление.
   - Привет, - неуверенно произнес он. - Что ты здесь делаешь?
   Девушка чувствовала себя глупо, стоя у двери практически незнакомого человека, который за столь короткий срок уже успел несколько раз спасти ей жизнь. Яна сделала глубокий вдох и заговорила.
   - Мне нужна твоя помощь, - Влад приподнял брови в немом вопросе. - Прямо сейчас, - добавила девушка.
   Молодой человек с сомнением посмотрел на Яну. Прежде она не обращала на него должного внимания, порой грубила или игнорировала, но событие, произошедшее накануне, только подогревало его интерес к ней. Влад выглянул на лестничную клетку и посмотрел по сторонам, словно опасаясь, что их могли подслушать.
   - Заходи, расскажешь в чем дело, - он широко распахнул дверь и отошел в сторону, пропуская гостью.
   - Если я расскажу, ты откажешься мне помогать, - заявила Яна, тем самым интригуя Влада еще больше.
   Он выдержал паузу, пытаясь понять причину, по которой его соседка нуждалась в помощи в столь поздний час.
   - Это уголовно наказуемо?
   - В какой-то степени.
   - Тогда я в деле, - молодой человек подал Яне руку для рукопожатия. Она оказалась мягкой и теплой. Прикосновение Влада было весьма успокаивающим, и девушку, словно током, прошибло воспоминание о том, при каких обстоятельствах она впервые попала к нему домой. Она с легкостью представила, как этими самыми руками Влад избавил ее от мокрой и грязной одежды.
   Молодой человек заметил, как Яна отвела взгляд в сторону, а ее щеки порозовели, но не придал этому большого значения.
   - Отлично, я пока вызову такси, - пробормотала девушка, доставая мобильник из кармана куртки.
   - Не стоит, я могу взять машину отца, он вместе с другом уехал в спорт-бар буквально перед твоим приходом, так что машина ему вряд ли понадобится.
   - Это было бы как нельзя кстати, - обрадовалась девушка.
   Влад предложил Яне согреться чашечкой чая, прежде чем отправляться нарушать уголовный кодекс, но она отказалась. Молодой человек оставил ее одну, а сам пошел собираться в другую комнату. Девушка ходила по квартире, разглядывая вещи без особого интереса. Несмотря на то, что Влад и его отец жили в этом доме около месяца, коробки с не разобранными вещами до сих пор занимали большую часть комнаты. Яна подошла к шкафу и начала разглядывать полки, забитые книгами.
   - На скольких языках ты говоришь?
   Книги отечественных и зарубежных классиков были разбавлены фантастикой и детективами на иностранных языках. На ярких обложках переливались золотистые и серебряные буквы латинского алфавита, складываясь в слова на языках, которые Яне были в диковину. Помимо художественной литературы полки были заставлены словарями синонимов и мятыми журналами о культуре и искусстве. Девушка достала одну из книг, которую она читала так давно, что весь сюжет и представления о героях стерлись из ее памяти, и пробежалась взглядом по пожелтевшим страницам.
   - Поскольку говорить на иностранном языке не так просто, как может казаться, то пока могу поддержать разговор только на двух, правда, монолог о смысле жизни мне по силам, - донесся голос из соседней комнаты.
   - Мне это знакомо, моей самой огромной проблемой является английский, я его просто ненавижу.
   - Думаю, если ты изменишь к нему свое отношение, он будет даваться тебе чуточку легче.
   - Думаю, если эта грымза перестанет у нас преподавать, у меня появится стимул, - пробурчала она себе под нос, продолжая листать страницы, не особо обращая внимание на то, что там было напечатано, как вдруг одна фраза попалась ей на глаза. - Принятое решение делает людей проще...
   - Снимает с них тяжесть, - Яна подпрыгнула от неожиданности, услышав голос Влада за спиной. Она выронила и без того изрядно потрепанную книгу.
   Юноша нагнулся и поднял ее с пола.
   - Моя мама была фанаткой таких историй, ей нравились люди, чей дух нельзя сломить недугом или несчастьем, - молодой человек не отрывал взгляда от романа, который продолжал держать в руках.
   Яна почувствовала неладное, наблюдая за Владом. Он словно потерялся в воспоминаниях, на его губах застыла грустная улыбка, в которой не было ни капли радости. Ей показалось, будто появление в его жизни вещей, которые были дороги его матери, причиняли ему физическую боль. Девушка не оставила без внимания тот факт, что ее друг говорил о своей родительнице в прошедшем времени.
   - Она умерла, когда мне было десять, - Яна знала, что Влад жил вдвоем с отцом, но не ведала по какой причине они остались одни. - Прямо ирония судьбы, она так сильно любила драмы, что сама стала частью одной большой трагедии.
   Девушка недоумевала, что сказать и как отреагировать. Влад не рассказал, что именно случилось с его мамой, но слова из разряда "мне жаль", казались ей неуместными. В такие моменты сложно выразить свои чувства, поэтому вместо извинения, что затронула эту тему и разбередила старую рану, Яна просто взяла руки юноши в свои.
   Он по-прежнему сжимал книгу, но больше не смотрел на обложку. Влад не ожидал от нее такого импульса, как и сама девушка. Их глаза встретились, и Яна почувствовала необъяснимую слабость. Ее руки задержались на его немного дольше, чем требовалось, но меньше, чем им обоим хотелось. Яна забрала книгу, повернулась к шкафу и вернула ее на место.
   Роман, написанный французским писателем, теперь стоял между сборником стихотворений Тютчева и пьесами Чехова.
  
   Яна водила пальцами по собственным коленям, вырисовывая невидимые круги. Молодые люди ехали в полном молчании, тишину нарушало лишь радио. Со стороны они были похожи на влюбленную пару после бурной ссоры. Слишком напряжены, слишком устали, слишком сильно хотят что-то друг другу сказать, но слишком трусливы, чтобы признать это. Девушка была обеспокоена своим поведением. Она пытала себя вопросами, испытывает ли она к Владу влечение, а если да, то не по тем ли причинам, что он стал ее героем?
   - Может, расскажешь все-таки, куда мы направляемся? - юноша нисколько не жалел о своем решении помочь даме в беде, особенно после всех раз, что ему уже довелось для нее сделать. Влад был взволнован, его глаза сияли огоньками заинтересованности, что Яну весьма радовало, поскольку сделать то, на что она так быстро решилась, одной, было бы куда сложнее.
   - Скажем так, я планирую организовать побег маленького преступника.
   - Надолго?
   - К несчастью, только на одну ночь. Если он останется со мной дольше, то его рано или поздно найдут, и тогда злой надзиратель отправит его под домашний арест строгого режима на пожизненное, - печально вздохнула девушка.
   - И куда мы отправимся, после того, как поможем твоему преступнику сбежать?
   - Он настоящий киноман, поэтому я решила, что стоит сходить в кинотеатр.
   - А ты любишь фильмы?
   - Я бы не сказала, что большой фанат, но каждую субботу мы собираемся всей семьей и включаем что-нибудь интересное. Скорее мне приятен не столько просмотр, сколько сам факт того, что мы вместе.
   - Значит, ты просмотрела много фильмов?
   - Ты даже не представляешь, какое количество, - Яна сдержалась, чтобы не закатить глаза.
   - Так, может, сыграем в игру? А то, признаться, у меня скоро уши в трубочку свернутся от такой музыки, - сказал вымученно Влад, кидая короткие взгляды на проигрыватель, который хотел выключить.
   Девушка одарила его понимающим взглядом и сама отключила радио.
   - Что за игра?
   - Например, я задаю тебе вопрос, а ты отвечаешь на нее цитатой из фильма, потом можно будет усложнить и говорить одними лишь фразами из кино.
   - Игра из разряда "шевели мозгами". Что ж это лучше, чем слушать завывания поп-исполнителей, - Яна устроилась так, чтобы ей было лучше видно молодого человека.
   - Предоставляю тебе право первого вопроса, - уступил ей Влад, довольный тем, девушка согласилась на его предложение.
   - Итак, - задумалась Яна, - как дела?
   - "Сегодня я считаю себя самым удачливым человеком на земле", - игра началась.
  
   Стены напряжения развалились, как если бы в них кинули бомбу из смеси смеха с остроумием. Яна недоумевала, как у человека может быть такая хорошая память и сколько времени нужно потратить на то, чтобы просмотреть огромное количество фильмов, о которых девушка слышала впервые.
   Старенькая черная ауди остановилась в нескольких домах от нужного. Этот частный сектор, к большой радости, не находился под охраной, поэтому заехать на территорию не представилось большой проблемой. Дома здесь отличались от тех, что находились в более бедных районах, где в одноэтажных постройках двадцатого века ютились по несколько семей.
   - Кажется, я понял, - Влад рассматривал коттеджи с восхищением, на его губах застыла улыбка, - ты обманула меня и на самом деле хочешь влезть в один из этих домой ограбить хозяев.
   Яна решила подыграть парню, она кинула сумку на заднее сидение, застегнула куртку и надела перчатки. Только сейчас молодой человек заметил, что одежда на ней была черной и, судя по виду, удобной, как если бы девушка на самом деле собиралась примерить на себя роль вора-домушника.
   - Какой ты догадливый, я собираюсь украсть самое дорогое, что у них есть, их ребенка, - Яна открыла дверь и вышла наружу, нисколько не сомневаясь в том, что после ее шокирующего признания Влад последует за ней.
   Юноша выбрался на свежий воздух и запер машину, они двинулись в сторону нужного дома.
   - Давай, поделись со мной своей историей, - подначивал Влад девушку.
   Яна поняла, что между ними установилась некая связь, после всего, что пришлось пережить за прошедший месяц. Практически час назад он поделился с ней своей болью, рассказав, что его мать умерла, хоть молодой человек не раскрывал всех подробностей, но девушка знала, что может поведать ему часть своей истории.
   - Здесь особо нечем делиться, - тяжело вздохнула она, - в общем, у нас была образцовая семья, но потом мама ушла от отца к своему начальнику и забрала нас с братом к себе. Когда мне исполнилось восемнадцать, я сбежала из дома, на тот момент папа сильно пристрастился к бутылке, поэтому я была ему нужна, как никто другой, но Данил был вынужден остаться в новой семье, - к своему собственному удивлению, Яна обнаружила, что говорить оказалось легко. Обычно у нее саднило горло, она сжимала руки в кулаки и чувствовала, что вот-вот распадется на части, потому как предательство родной матери казалось ей чем-то, за что нужно понести суровое наказание.
   Влад, молча, внимал каждое слово, он кивал в знак того, что понимает ее, а не бросался обнимать со словами "брось, предков не изменить, мне скоро на репетицию, давай займемся чем-то более приятным", как это делал бывший парень Яны. Порой, чтобы люди стали ближе, не нужны ни громкие слова, ни крепкие объятия, а лишь молчаливое понимание.
   Яна продолжила рассказ, она объяснила Владу, для чего они приехали сюда и насколько для нее это важно. Пока девушка говорила, молодой человек кидал в ее сторону многозначительные взгляды.
   - Непросто всем этим делиться с кем-то. Я понимаю, что у меня есть то, чего нет у других, поэтому не должна жаловаться. Пусть мои родители в разводе, но, по крайней мере, оба живы и здоровы, - девушка старалась правильно подбирать слова, чтобы не оскорбить чувства Влада. Она прекрасно понимала, что плакать по вещам, которые ты изменить не в силах, все равно, что пытаться догнать мчащийся поезд, бессмысленно, - просто они больше не любят друг друга. Дело в том, что каждый раз, когда я смотрю на отца, мне так сильно становится его жаль. Он не был готов ко всему этому.
   - Нельзя быть готовым к тому, чтобы быть брошенным, люди так устроены, чтобы быть счастливыми, им нужен кто-то рядом, - пожал плечами Влад.
   Они подошли к двухэтажному дому с двускатной крышей. В темноте было невидно, из какого кирпича он был построен, но Яна прекрасно знала, что из желтого. Несмотря на то, что девушка прожила там не так долго, ей было известно об этом доме и о его жителях практически все. Расположение комнат, скрипучие ступеньки и двери, кто в какое время ложится спать и какие у них привычки: дочь нового мужа лунатила, мать Яны не могла уснуть, если не выпьет стакан молока, а Николай работал допоздна в своем кабинете.
   - Кажется, мы подошли к дому не с той стороны, - с сомнением произнес Влад, поглядывая на заднюю часть дома.
   Мягкий свет струился из комнаты на втором этаже, где находился кабинет Николая. Яна ожидала, что ей придется прокрасться в дом, где не все еще отправились спать. Девушку накрыло волной ностальгии. Она скучала по тем денькам, когда ей приходилось покидать дом втайне от родителей, чтобы погулять в компании друзей или встретиться с Игорем и целоваться ночи напролет. Ей не хватало той беззаботной девчонки, которую не волновало то, что другие думают о ее прическе или наряде. Одного взгляда на дом хватило, чтобы та азартная часть, которую Яна подавляла внутри себя на протяжении нескольких лет, вновь ожила.
   - Мне нужно, чтобы ты подсадил меня, - решительно заговорила девушка. - По ту сторону забора находится летняя кухня, я перелезу на ее крышу, а затем спущусь вниз и проберусь в комнату брата.
   Влад взглянул на дом, ни один мускул на его лице не дрогнул, как если бы он уже делал нечто подобное.
   Этот парень с ног до головы покрыт татуировками, а его друзей зовут Паук и Череп, конечно, он уже делал что-то эдакое, подумала Яна.
   - А как ты обратно заберешься на крышу?
   - Отращу себе крылья, - закатила глаза девушка. - Смелее, я делаю это не первый раз, - она подошла к молодому человеку вплотную и положила руки на его плечи.
   Он колебался, поскольку переживал, что Яна может упасть и пораниться, а поскольку с ней частенько происходили несчастья такого рода, то волнения были обоснованными.
   - Да пребудет с тобой Сила! - ухмыльнулся юноша, продолжая игру, которую они начали по дороге сюда.
   Влад схватил ее за талию и приподнял вверх, Яна ухватилась за край забора, а затем подтянулась на руках и забралась на него. Девушка чуть повернула голову и кинула через плечо:
   - I'll be back, - с этими словами она спрыгнула на крышу летней кухни и пропала из виду.
   Парень продолжил стоять по другую сторону забора, слыша лишь тихие шаги Яны. Он съежился от холода и спрятал руки в карманы.
   - Моя прелесть, - прошептал он фразу, которую девушка уже не услышала.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
БЛЮДО, КОТОРОЕ ПОДАЮТ ХОЛОДНЫМ

   Яна все время силилась понять, что же такого ее мать нашла в другом мужчине, чего не было у Владимира. Живя под крышей дома Николая, девушка ломала голову, как можно было полюбить такого мужчину. Он был хорошим человеком, но отвратительным отцом. Его дочь, которая так нуждалась в родительской поддержке после смерти мамы, все время была обделена вниманием. Николай оказался настоящим трудоголиком, помешанным на своей работе и заработке, поэтому сравнивая своего отца и отчима, Яна еще больше злилась на мать.
   Девушка не спеша шагала по крыше летней кухни. Зная Николая, она предположила, что кирпичи, стоящие горой у стены постройки, которые хозяин дома несколько лет собирался пустить в работу, до сих пор остались на своем законном месте. Фраза "у него золотые руки" явно была сказана не в его адрес. Яна ухмыльнулась, увидев стопку кирпичей, накрытых плотной пленкой для защиты от дождя. В некотором роде она была рада, что как мужчина Николай не состоялся, ведь так девушка могла сбегать из дома без особых усилий.
   Яна спустилась с крыши на кирпичи, а затем спрыгнула на землю. С деревьев уже опали последние листья, поэтому спрятаться в случае чего, было негде. Яна поспешила прокрасться к дому. Она быстро пересекла задний двор, не сводя глаз с окна, откуда струился свет. Николай в любой момент мог мимоходом выглянуть в окно, прежде чем отправиться в постель.
   У нее перехватило дыхание, девушка чувствовала себя непривычно обновленной, как будто только что проснулась от долгой зимней спячки. В какой-то степени так и было. Маска за несколько лет носки практически приросла к ее лицу, поэтому делать что-то ненормальное, как прокрадываться в чужой дом, было для нее чем-то очень сильным, сродни адреналину, который вводят прямо в сердечную мышцу. Она ожила.
   Яна нашла нужное окно и тихо постучалась. Было страшно, что услышать стук мог не только брат девушки. Она не хотела наводить много шума, но поскольку Данил так и не выглянул в окно, то постучала еще раз. Яна приблизила лицо к своему отражению, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь, что могло помочь ей понять, стоит ли рисковать и еще раз стучать. Глубоко вдохнув и решив, что все же должна попробовать, девушка занесла руку, как кто-то вдруг раздвинул шторы.
   Сонный подросток не сразу осознал, что происходит. Он удивленно уставился на Яну, не понимая, мерещится ли ему сестра или нет. Данил быстро открыл окно, запуская в комнату свежий воздух. Стоило ему почувствовать ветер на своей коже, как сонливость махом сняло.
   Яна подпрыгнула и ухватилась за подоконник.
   - Помоги мне, - взмолилась девушка, пытаясь забраться вовнутрь. Как и в жизни, лезть вверх гораздо проще, когда кто-то держит тебя снизу.
   Мальчик схватил ее за куртку и затащил к себе. Яна встала на ноги и прикрыла за собой окно, видя, как Данила пробирает дрожь.
   Вместо того чтобы обнять сестру, как он это обычно делал при их встречах, мальчик отошел от нее на несколько шагов и отвернулся.
   - Дань, я к тебе пришла, - прошептала Яна, ожидая от него хоть какой-то реакции.
   - Не стоило, - резко ответил он.
   Мальчик продолжал стоять спиной к сестре, поэтому девушка потихоньку подкралась к нему и обняла брата. Данил хотел воспротивиться, но она держала его слишком крепко. Яна не сомневалась, что он зол из-за события, которое предшествовало его наказанию. Поняв, что от сестры некуда деваться, он расслабился в ее руках.
   - Обещай, что не будешь злиться.
   Девушка тяжело вздохнула, предчувствуя неладное.
   - Обещаю, - с опаской произнесла она.
   Данил медленно повернулся к ней лицом. Яна не сразу поняла, что происходит. В темноте было трудно разобраться, поэтому она потянулась за телефоном в карман. Она поднесла мобильник к лицу брата и в тусклом свете экрана разглядела красную отметину на его щеке. Через пару часов этот кровоподтек превратится в уродливый синяк.
   - Что это такое? Чьих рук дело? - ахнула девушка.
   Внутри у Яны все перевернулось от боли и беспокойства, которые ей причинил один взгляд на последствия семейного скандала. Не имело значение, что она находилась в чужом доме, куда прокралась украдкой. Девушка повысила голос достаточно, чтобы Данил закрыл ей рот ладонью и зашипел в предупреждении.
   Яна не могла разглядеть выражение его лица, но она с трудом заставила себя успокоиться, понимая, что если ее обнаружат, новую заварушку Данил перенести будет не в силах.
   Мальчик знал, каким тяжелым характером обладала его сестра, поэтому он взял свободной рукой ее за кисть и погладил тыльную сторону ладони большим пальцем. Прикосновения сделали свое дело, и девушка немного расслабилась. В поисках внутреннего спокойствия, она глубоко вздохнула.
   - Успокоилась? - спросил Данил, прежде чем убрать ладонь от ее рта, он хотел убедиться, что она не кинется будить весь дом и устраивать разборки с непутевыми родителями.
   Девушка кивнула, поэтому он убрал одну руку, но вторая по-прежнему сжимала пальцы сестры.
   - Так вот почему мама запретила нам с тобой видеться, - с трудом проговорила сестра, в ее голосе было столько горечи, что она едва сдерживала себя в руках. Слова, которые она произносила, не были неприятны, но для Данила они звучали иначе, как если бы на него обрушился весь поток той брани, чтобы она уготовила для его обидчиков. - Если отец узнает...
   - Он ни о чем не узнает, - резко перебил ее брат, - пожалуйста, - добавил он, понимая, что волнения сестры обоснованы. Поменяйся они местами, он бы кинулся на ее защиту, даже несмотря на то, что мальчишка в его возрасте не имел для этого достаточно сил. - Сам виноват.
   - Что ты натворил?
   Данил не мог разглядеть лицо сестры, но ее голос звучал напугано, он был уверен, что девушка побледнела.
   - Я, - начал мальчик, но внезапно запнулся, пытаясь подобрать нужные слова, - сорвал крупную сделку. Моя шалость обошлась Николаю в несколько миллионов.
   Девушка закрыла глаза и тяжело вздохнула. Казалось, что его заявление дало Яне пощечину, и она покачнулась.
   - За такие деньги я бы сам себя треснул, - попытался разрядить обстановку Данил, но шутка оказалась неудачной. В воздухе повис невысказанный вопрос, мальчик знал, что от сестры ничего не скроешь, поэтому ответил прежде, чем она нашла в себе силы спросить. - Запустил на его рабочий компьютер кое-какой вирус.
   - А о последствиях ты не подумал?
   - Ну, папа же мне всегда говорит брать пример с тебя, - пожал плечами брат, - вот я и послушался.
   Уголки губ у девушки чуть приподнялись вверх, она протянула руки к брату и заключила его в свои объятия. Пусть он и был проказником, плохо учился и доводил сводную сестру до слез и истерик, Яна все равно любила его так сильно, что даже в случаях, когда он был неправ, всегда занимала его сторону, пусть это стоило им победы в спорах, зато их родственная связь в такие моменты становилась еще крепче.
   - Так что ты здесь делаешь?
   - Пришла, чтобы украсть моего единственного брата.
   Данил понимающе покачал головой и скрестил руки на груди, изображая из себя недовольного взрослого.
   - А о последствиях ты не подумала? - спародировал он сестру, на что Яна легонько его толкнула.
  
   Знакомство Данила и Влада прошло лучше, чем Яна ожидала. Мальчик всегда опасался незнакомцев, особенно когда эти самые незнакомцы имели виды на его старшую сестру, поэтому пожав руку молодому человеку, Данил предупредил спутника Яны, что надерет ему задницу, если тот посмеет ее обидеть. Со стороны это выглядело забавно, поэтому девушка не смогла сдержать смешок. Они шли к машине в обнимку, Яна спрашивала брата о школе, о спортивной секции, которую он посещал, и новости об их общих знакомых. Влад внимательно слушал каждое слово, иногда задавал вопросы, тем самым находя с подростком общий язык, поэтому к тому времени, как они дошли до припаркованного автомобиля, Яна с Владом поменялись местами, теперь она была слушателем, а он - собеседником.
   - Как дела у Авроры? - спросила девушка, усаживаясь на заднее сидение рядом с братом.
   От упоминания имени сводной сестры, лицо мальчика исказилось.
   - Ты, правда, хочешь знать? - он вопросительно изогнул бровь.
   - Снова взялся за старое, - тяжело вздохнула Яна. С тех пор как он дал обещание оставить девочку в покое и не досаждать ей, прошел месяц, наверное, Данил решил, что этого достаточно, и теперь можно вновь начать изводить сестру злобными розыгрышами, доводившими ее до слез.
   - Ничего подобного, - запротестовал мальчик, - между прочим, я держу свое слово, Крысу я не трогал уже тридцать пять дней и, - он взглянул на наручные часы, - семнадцать часов.
   Влад недоумевал, о чем идет речь, он взглянул в зеркало заднего вида на брата и сестру.
   - Крыса?
   - Представляешь, да? - Яна устало покачала головой. - Он так называет сводную сестру, - девушка повернулась лицом к брату, - будь ты моим ребенком, я бы тебя за это точно...
   - Попридержи коней, женщина, - перебил ее Данил, - в свою защиту хочу сказать, что она тоже обзывается, дала мне прозвище Ёж. Это не менее обидно, - его лицо говорило совсем об обратном, словно ему даже нравилось, что Аврора не пропускала оскорбления мимо ушей, а отвечала ему тем же. Ведь так у него был повод продолжать свои издевательства, которые с каждым годом становились более жестокими.
   - Ёж? Серьезно? - Яна засмеялась. - По-твоему это обидно?
   Данил одарил сестру взглядом, каким родители смотрят на своих детей, когда те задают глупые вопросы.
   - Конечно, обидно, ведь ёж - это крыса с иголками! - воскликнул он, на что Влад и Яна, встретившись взглядом в зеркале заднего вида, одновременно захохотали.
   Всю дорогу до торгового центра они болтали и смеялись, видеть брата таким радостным было самым приятным, чтобы происходило с Яной за последнее время, хотя стоило ей посмотреть на его побитое лицо, то злость вспыхивала внутри с новой силой.
   - А куда мы едем?
   Яна достала телефон и открыла сайт кинотеатра.
   - Единственный фильм, на который мы с вами успеваем это "Эпидемия", - пробормотала девушка, глядя на расписание киносеансов. - Жанр: ужасы, - застонала Яна.
   - Фильм про какой-нибудь вирус, уничтожающий человеческие мозги и внутренности? - воодушевился Данил.
   - Типа того, зомби-апокалипсис, - девушка пролистала страницу фильма дальше, читая описание. - В общем, все как ты любишь: кровь, кишки, оружие, - застонала Яна. Она возненавидела ужасы после того, как во время просмотра "Анаконды" Данил кинул на нее резиновую змею.
   - Только не делай такое лицо, будто тебя сейчас стошнит. Я прекрасно помню, как ты взахлеб смотрела со мной "Ходячих мертвецов".
   - Это было до того, как ты решил пошутить и в самый напряженный момент укусил меня!
   Услышав заявление Яны, Влад ухмыльнулся.
   - Ну что я могу сказать, - Данил развел руками, - я просто мастер, когда дело касается издевательств над девчонками.
   Машина завернула на пустую парковку, свет фар осветил несколько припаркованных автомобилей и группку подростков на ходу потягивающих пиво из банок.
   - Давайте сначала зайдем в "О'Кей" и купим что-нибудь пожевать, а затем поднимемся за билетами.
   - Кто последний, тот вонючка! - проголосил Данил и выпрыгнул из машины раньше всех, он бегом направился к торговому центру, не обращая внимания на то, что в гонке больше никто не принимал участие.
   Влад включил сигнализацию, и машина издала знакомый звук. Он внимательно посмотрел на девушку, Яна стояла словно замороженная, наблюдая за группкой школьников. Шестеро ребят: девчонки в коротких юбках и парни, которые, казалось, были старше своих спутниц на несколько лет. Юные красавицы, съежившись от холода, обменивались поцелуями с молодыми людьми. Те, в свою очередь, пытались согреть подруг, прикладывая свои ладони к местам, которые были далеко не самыми холодными.
   - Дни моей молодости, - пробормотала она себе под нос. Яну будто облили ледяной водой, девушка отвернулась от развлекающейся компании и посмотрела на Влада. - Можешь, себе представить? Когда-то я тоже так проводила время, сбегала из дома по ночам и гуляла с подозрительными типами. С тех пор столько всего изменилось.
   Молодой человек взял Яну под руку и повел в сторону входа.
   - Не могу не согласиться, - Влад одарил девушку хитрой улыбкой, от которой у девушки подогнулись колени, - ты стала играть по-крупному. Залезаешь в чужие дома, воруешь детей. За последние полтора часа успела нарушить две статьи уголовного кодекса.
   - Просто я повзрослела, - Яна подмигнула Владу, - между прочим, это еще далеко не все на что я способна, - она отпустила его руку и развернулась к нему лицом, продолжая идти в сторону торгового центра вперед спиной, изредка девушка поглядывала назад, чтобы убедиться, что ни обо что не споткнется. - Ну, что, Подозрительный Тип, ты его слышал, - Яна указала пальцем на входные двери, за которыми скрылся ее брат, - кто последний, тот вонючка!
  
   Прибежав в гипермаркет, первым делом Данил запрыгнул в продуктовую тележку, полностью игнорируя злобные взгляды уставшего охранника, у которого не было сил бороться с подростком и заставлять его из нее вылезти. Мальчик потянулся за телефоном в карман, но потом вспомнил, что перед тем, как запереть в комнате, его мама отобрала все гаджеты, способные помочь ему связаться с внешним миром.
   - Ну и где вы там застряли? - воодушевился он, увидев приближающихся сестру и Влада. - А вы уже целовались? - спросил он, прищурившись, на что Яна закатила глаза.
   Девушка взяла тележку и толкнула ее вперед.
   - Ты, - показала она на Влада, - идешь за напитками, а ты, - Яна бросила на брата предупреждающий взгляд, - катишься со мной, нужно поговорить.
   Стоящий рядом Влад ухмыльнулся, понимая, что девушка принялась командовать из-за смутившего ее вопроса Данила. Он встретился глазами с сидящим в тележке мальчиком и лишь пожал плечами.
   - Если я хочу с ней поцеловаться, то должен слушаться, - подмигнул он ему.
   Внутри у Яны все перевернулось, ее щеки покраснели, и девушка двинулась вперед, игнорируя ребят. Ей казалось, что они каким-то образом сговорились и решили весь вечер подшучивать на ней, ставя в неловкое положение. Мальчишки.
   - Фу-у-у, - скривился Данил, - надеюсь, я никогда этого не увижу!
   Влад засмеялся, затем он развернулся и оставил их вдвоем.
   - Как ты считаешь, тебе удастся выдержать еще пару лещей после сегодняшней драмы? - спросила Яна, развернув тележку по направлению к отделу со сладостями.
   - Сестренка, ты вводишь меня в заблуждение, то спасаешь, то собираешься побить, - мальчик театрально сложил руки у груди, - меня это глубоко ранит.
   Несмотря на случившееся, Яна видела, что Данил был рад тому, как повернулись обстоятельства. Она знала, что ее приход многое для него значил, поэтому девушка не сердилась ни на глупые шутки, ни на дурной поступок брата, спровоцировавший скандал.
   - А если серьезно, то спасибо за то, что ты делаешь для меня, - Данил посмотрел на сестру так, что у нее сердце сжалось в груди. Он больше не ухмылялся и не строил гримасы, для проблемного мальчика-подростка искренне благодарить кого-либо было огромным шагом. Пускай иногда он был жесток и категоричен с окружающими его людьми из-за того, что чувствовал себя брошенным, на самом деле внутри он оставался мягким и добрым.
   Яна окинула взглядом его лицо. Синяк сильно выделялся при хорошем освещении.
   - Ты ведь не все мне рассказал, - девушка оставила тележку у полок со сладостями и принялась выбирать мармелад. - Что ты не договариваешь? - спросила она, оторвавшись от изучения пачек с разноцветными мишками и червячками.
   - Я был предельно честен. Сначала они наорали на меня, потом этот козел ударил, - Данил тяжело вздохнул и поднес руку к лицу, он отвел глаза в сторону, избегая смотреть на сестру, как если бы что-то скрывал. - Мама кричала, как резаная, она отняла все, что у меня было: телефон, ноут, планшет, а затем заперла меня в комнате, заявив, что я теперь под домашним арестом.
   Яна посмотрела на брата с подозрением. Ей казалось странным, что мальчик обо всем говорит слишком спокойно, учитывая, каким вспыльчивым, порой, он был. Данил определенно что-то недоговаривал. Прекрасно понимая, что при желании что-то скрыть мальчик так и сделает, Яна оставила свои расспросы.
   - Мишки или червячки? - спросила она, держа в руках два разных пакетика.
   - Все.
   - Слушай, ты сказал, что мама тебя заперла, - девушка кинула ему мармелад, - она действительно закрыла дверь с другой стороны?
   - Ага, побоялась, что я ночью могу смыться из дома, - мальчик пожал плечами, - я пытался открыть дверь, но, похоже, она подперла ее стулом, а почему ты спрашиваешь?
   - Да, просто, - ответила Яна, думая о том, как хорошо, что ее брат пока еще плохо разбирался в людях и не особо понимал, когда они врут, ведь так ей с легкостью удалось скрыть тот факт, что задала она вопрос совсем непросто так.
  
   На удивление фильм был не таким страшным, как Яна полагала. Она даже ни разу не отвернулась и не закрыла глаза за все время просмотра. Девушка заняла место между братом и Владом. Возможно, зомби на экране нисколько ее не пугали, потому что Яна была отчасти погружена в раздумья. Ей до сих пор было тяжело принять то, чем с ней поделился Данил. Какой бы спокойной с виду она не казалась, глубоко внутри ее разрывало на части. В голове она прокручивала скандал, основываясь на рассказе брата. Несмотря на то, что свидетелем этого ужасного события, девушка не являлась, ничто не мешало Яне представить, как взрослый мужчина замахивается и ударяет подростка по лицу.
   Яна повернулась и посмотрела на брата. Он был полностью погружен в фильм, одна рука сжимала пачку с мармеладом, пока в другой находился мишка, которому он откусил голову. Похоже, Данил расслабился и на какое-то время забыл о произошедшем, а вот Яна, напротив, прокручивала в голове картину, которую создала ее бурная фантазия.
   Девушка взглянула на экран, где внезапно на группу выживших в зомби-апокалипсисе напали мертвецы. Под крики одного из мужчин, к чьей щеке прилип инфицированный, Яна встала с кресла и сунула свой попкорн Владу.
   - Все нормально? - поднял глаза обеспокоенный юноша, пока она протискивалась мимо него.
   - Я скоро вернусь.
   - Тебя проводить?
   - Нет, лучше присмотри за ним, - ответила Яна, кивнул на брата. Он был по-настоящему увлечен фильмом и даже не заметил, что сестра оставила свое место.
   Влад кивнул, но не сводил с девушки взгляда, он проследил, как она пересекла зал, а затем скрылась за дверью.
   Яна задыхалась. Ей казалось, что в какой-то степени в бесконечных ссорах, в том, что Данил чувствовал себя несчастным, была виновата она. Возможно, если бы она однажды не оставила его, то он бы не вел себя подобным образом: не издевался над сводной сестрой, не портил вещи старших, не срывал крупные сделки. Возможно, если бы она осталась в том доме, то со временем все бы наладилось. Возможно, не будь она такой эгоисткой, то ей бы удалось предотвратить случившееся.
   Девушка спустилась на лифте на первый этаж торгового центра, ей необходим был свежий воздух. Нужно было успокоиться и перестать представлять, как кулак Николая врезается в щеку брата.
   У него рука размером с лицо Данила! в ужасе подумала Яна.
   Она прошла через автоматические входные двери. Ледяной ветер заключил девушку в свои объятия, и она глубоко вздохнула. Парковка была пустая, на улице ни души. Она огляделась вокруг и поняла, что была здесь совершенно одна. После нападения сумасшедшего в темном переулке, девушка боялась ходить вечерами по улицам города в одиночестве, но сейчас Яна ничего не чувствовала, кроме злости. Ее руки затряслись, она машинально потянулась в карман за сигаретами.
   Она знала, что курить вредно. Она знала, что ежегодно от рака умирает почти восемь миллионов человек из них около полутора миллиона от рака легкого. Она знала, что девяносто восемь процентов выкидышей связано с этой вредной привычной. Она знала, что выкуренные сигареты помогают ей приблизить старость, что спорт, которым она занималась, и продуктами, которыми питалась, не помогут улучшить ее репродуктивные способности, если она продолжит в том же духе. Но она поднесла зажигалку к сигарете и закурила.
  
   Машина остановилась на том же месте, что и пару часов назад. Влад достал ключи из замка зажигания и повернулся к сидящим на заднем сидении пассажирам. Данил очень устал за весь день, но в целом был доволен. Его голова покоилась на плече сестры, пока он делился своими впечатлениями о фильме.
   - Готов возвращаться? - спросил Влад.
   Мальчик тяжело вздохнул и поднялся, они вышли из машины и направились в сторону дома. В небе послышался близкий раскат грома, звезд не было видно, сверкнула молния, но дождь не начинался, хотя запах, висящий в воздухе, говорил о приближающемся ливне. Ребята поторопились добраться до места назначения.
   Свет в доме не горел, а значит, что пропажу ребенка никто не обнаружил, если их вообще интересовало, как у него дела. Влад подсадил мальчика, тот живо забрался на забор. Прежде чем проделать то же самое, Яна повернулась в юноше и тихо сказала:
   - Пойдем с нами.
   Молодой человек недоуменно посмотрел на нее, но лишних вопросов задавать не стал, он лишь кивнул, ухмыляясь самому себе. По заговорческому тону девушки стало ясно, что она что-то задумала, и Владу не хотелось пропускать все веселье, мокнув под дождем, который пойдет с минуты на минуту. Он помог ей залезть на крышу кухни, а затем сам разбежался и подпрыгнул. С таким ростом ему самое место было в баскетбольной команде, Яна подумала, что Влад с легкостью мог залезть на забор, не прилагая лишних усилий.
   Ребята бесшумно слезли с крыши и прокрались к дому. Они обошли угол и нашли нужное окно.
   - Проверь дверь,- велела Яна брату, когда тот оказался в своей комнате.
   Данил внимательно посмотрел на сестру и улыбнулся. Он узнал ее. Вот она, его настоящая сестра, способная на всякие глупости, а не та взрослая девушка, которую заботит лишь мнение окружающих. Сейчас перед ним стояла Яна, которую он потерял несколько лет назад; которую он любил больше, чем послушную и примерную особу, которой она стала, чтобы радовать отца и своего бывшего парня.
   - Что ты задумала? - удивленно спросил он, выглядывая из окна на сестру и ее друга.
   - Посмотри, она все еще заперта или нет, - проигнорировав вопрос брата, приказала она. Девушка едва сдерживалась от испытываемого адреналина. Ее руки тряслись, но не от злости, а от возбуждения. Она предвкушала, какой сладкой будет месть.
   Данил понимающе ухмыльнулся и развернулся, чтобы сделать то, о чем попросила сестра.
   - Чем дальше, тем интереснее, - произнес Влад, скрещивая руки на груди. - А ты не такая простая, как я думал.
   От его слов у Яны по телу прошлись мурашки. Она избегала смотреть на него, потому как боялась, что может увидеть отвращение или разочарование в его взгляде. Юноша же напротив внимательно изучал девушку, пытаясь разглядеть то, что она с усилием старалась скрыть. Девушка начала нервно теребить ремешок своей сумки, перекинутой через плечо, не понимая, что так сильно ее волновало: то, что она собиралась сделать или что молодой человек может о ней подумать.
   - Успокойся, - Влад подошел ближе, прикоснувшись к ней.
   Несмотря на то, как на улице было холодно и ветрено, его прикосновение буквально обожгло ее кожу, но она не подумала отдернуть руку. По телу вместе с адреналином разлилось невероятное тепло. Яна подняла голову и заглянула в его голубые глаза, которые были едва различимы в кромешной ночной тьме.
   - Дверь закрыта, - в окне появился Данил, разрушая момент. Он по очереди посмотрел на девушку и ее друга, ухмыляясь. Улыбка на его лице стала еще шире. - Что ты хочешь сделать?
   Мальчик прищурился и уставился на руки Влада и Яны, девушка засмущалась и отпустила юношу, чтобы не провоцировать брата еще больше. Ей не хотелось выслушивать шутки от подростка, который кроме компьютерных игр больше ничем не интересовался. По крайней мере, на сегодняшний день колкостей было достаточно, поэтому прежде чем Данил успел открыть рот и спросить что-то глупое, девушка заявила:
   - Завтра узнаешь, а сейчас живо в кровать.
   - Какая ты зануда! Я хочу поучаствовать, - буркнул он, скрещивая руки на груди и дуясь.
   Яна отрицательно покачала головой, принимая во внимание все риски. Она не хотела, чтобы ему досталось за ее проделку.
   - То, что мама заперла тебя в комнате, доказывает твою непричастность к тому, что я собираюсь сделать, - ее голос смягчился, - пускай это будет для тебя сюрпризом.
   Данил смиренно вздохнул и неохотно согласился, мальчик желал продолжить веселиться со старшими, невзирая на сильную усталость и сонливость. Бывают такие ночи, которые всю жизнь переворачивают с ног на голову и для него эта ночь стала как раз такой. День за днем после развода родителей он чувствовал себя брошенным и никому ненужным, но сейчас все стало на свои места, и Данил понял, что вопреки своим убеждениям на земле есть люди, которые его любят и если с ним приключится беда, они придут на помощь. Мальчик слабо улыбнулся и, попрощавшись с ребятами, закрыл окно с другой стороны.
   Очередная молния разделила небо надвое. Яна сделала глубокий вдох и посмотрела на Влада. У него еще был шанс отказаться и вернуться в машину, в глубине души она этого ужасно не хотела, но должна была предоставить ему выбор.
   - Ты уверен, что хочешь принять в этом участие? - она нервничала, но не так, как обычно бывает перед экзаменом, контрольной или публичным выступлением. Дрожь была в несколько раз сильнее, как если бы Яна на полном серьезе была готова нарушить закон. В какой-то степени это было правдой. Если ее поймают, то это не сойдет с рук. Возможно, чтобы преподать урок непослушной дочери Лариса вызовет полицию, а там и до исправительных работ недалеко. - То, что я собираюсь сделать, тебе вряд ли понравится, скорее всего, после этого ты решишь перестать со мной общаться.
   Влад не сводил с нее взгляда. Он ломал голову, силясь понять, что же за девушка перед ним стоит. С самой их первой встречи она была другой. Гордой, заносчивой, притягательной и недоступной. Он видел в ней куклу, с которой хочется поиграть, но вместо игрушки сейчас перед ним стояла девушка, которая боялась, но была настроена решительно. На ней не было такого количества косметики, как при предыдущих их встречах, но сейчас в старых потертых штанах, с растрепанными волосами, забранными в хвост, с обветренными губами, Яна казалась ему как никогда прекрасной. И дело было вовсе не в ее внешности, голосе или привычке командовать, а в уверенности, которая от нее исходила.
   - Мне кажется, нам не стоит сейчас спорить о том, что хорошо, а что плохо. Когда я решил пойти с тобой сегодня, то понимал, что придется столкнуться с последствиями.
   - Если нас поймают, - перебила его Яна, но он шикнул на нее, отчего девушка широко раскрыла глаза.
   - Не надо "если-кать"! - засмеялся он и подтолкнул девушку плечом. Как только она приоткрыла рот, чтобы еще что-то сказать, то Влад добавил, - и "когда-кать" тоже не следует.
   Яна улыбнулась и покачала головой.
   - Хорошо, тогда вперед, - она прошмыгнула мимо него, направляясь к входной двери дома, что находилась за углом.
   Оказавшись прямо перед домом, девушка взбежала по лестнице на крыльцо и присела. Приподняв коврик с надписью "добро пожаловать", Яна нащупала запасной ключ. По лицу расплылась довольная улыбка. Девушка поднялась на ноги и развернулась лицом к Владу.
   - Пока вы смотрели фильм, я спустилась в магазин и купила все необходимое, - она раскрыла сумку и извлекла два фонарика, один из которых протянула юноше.
   - Что именно ты собираешься сделать?
   - Хочу преподать урок этому козлу, - едва подумав об отчиме, у Яны засосало под ложечкой. Она отвернулась от Влада, и вставила ключ в замок.
   - Ты ведь в курсе, что отвечая злом на зло, его становится больше?
   - Разумеется, - спокойно ответила девушка, нисколько не сомневаясь, что Влад задаст подобный вопрос, хотя казалось немного странным слышать его от человека, покрытого татуировками и больше похожего на опасного парня, чем на тех, кого обычно знакомят с родителями. Очевидно, что он не был святым, но, в некотором роде, она чувствовала себя преступницей, как если бы пришла грабить церковь. По какой-то неведомой причине девушка не хотела его расстраивать, но и отказываться от задуманного не собиралась. Даже если мстить было плохо и стыдно, Яна была готова расплатиться за то, что вот-вот сделает. - Но порой и взрослым нужно напоминать, что они уже давно не дети, - сказала она, тем самым давая Владу понять, что каким бы плохим не был ее поступок, отступать она не собирается.
   Девушка включила фонарик и открыла дверь. Ребята на цыпочках прошли в прихожую, прислушиваясь к шагам. В доме стояла мертвая тишина, что было хорошим знаком. Влад не знал, что именно собирается сделать Яна, он взял ее за локоть и развернул к себе лицом.
   - Можешь, остаться здесь, - прошептала она, - мне нужно подняться на второй этаж.
   - Я с тобой, - отрицательно покачал головой Влад.
   Яна ответила ему улыбкой, в которую вложила всю свою благодарность. Для юноши было бы лучше остаться внизу, поскольку в случае, если девушку поймают, он смог бы скрыться, прежде чем и его призовут к ответственности.
   Молодой человек рассматривал дом с восхищением. Внутри он был гораздо просторнее, чем казался снаружи. В воздухе пахло краской, пол застелен пленкой, стены голые: семейные фотографии и картины были убраны. На первом этаже ремонт шел полным ходом. Яна хотела взяться за перила винтажной лестницы, как вдруг Влад схватил ее за руку. Девушка возмущенно уставилась на него сверху вниз. Молодой человек подул на перила, и поднялось облако пыли. В ответ на пораженный взгляд Яны, Влад самодовольно ухмыльнулся. Раз уж они собирались нарушить закон, то действовать следовало осторожно, не оставляя следов.
   Не сказав друг другу ни слова, они поднялись на второй этаж, который ремонт обошел стороной. Яна завернула вправо и направилась по узкому коридору в сторону спален. Влад шел по ее следам, рассматривая искусственные цветы, стоявшие на миниатюрных декоративных столиках, и фотографии, красующиеся на стенах. Ни на одной из фотографий не было его подруги, как если бы она не имела никакого отношения к этой семье. Почти на каждом фото были лишь двое: мужчина и женщина. Они либо обнимались, либо держались за руки. Фотографии были сделаны в разных местах: музеях, на природе, на море, заграницей. Создавалось впечатление, словно они жили в этом огромном доме одни и полностью наслаждались жизнью, тратя все до последней копейки только на себя и свои желания. На некоторых фото молодой человек узнал брата Яны, на одной из них он стоял рядом с маленькой девочкой в обнимку, хотя по их недовольным лицам было видно, что ребят вынудили находиться так близко друг к другу. По всей видимости, это и была Аврора, их сводная сестра.
   Оглянувшись назад, Яна заметила отстающего Влада. Он стоял у ряда фотографий и рассматривал одну из них, девушка подошла ближе и чуть не засмеялась, она прикрыла рот рукой, чтобы не расхохотаться во весь голос.
   - Это фото было сделано за несколько недель до моего переезда к отцу, - прошептала она, - мама хотела как-то наладить отношения с нами, и мы все вместе вечером поехали гулять на набережную. Данил уже тогда недолюбливал Аврору, постоянно огрызался, но ничего серьезного не предпринимал, - глаза Яны блестели от воспоминаний, - этот день положил начало их соперничеству. Данил ткнул в девочку шоколадным мороженым, а она не растерялась и толкнула его в фонтан. Ты бы видел его яростную гримасу, - девушка тяжело вздохнула и отвернулась от Влада, - пойдем, пока нас не застукали.
   Молодой человек гадал, почему ни на одной фотографии не было Яны, он собирался задать ей вопрос, но едва успел открыть рот, девушка остановилась перед межкомнатной дверью, и юноша чуть не налетел на нее.
   Открыв дверь, они прошмыгнули в ванную, которая по своей величине не уступала не одной из жилых комнат этого дома. Влад рассматривал изображение "рождение Венеры" над ванной. Если бы не опасность того, что их могут обнаружить, молодой человек непременно бы присвистнул.
   Пока юноша осматривался, Яна подошла к подвесному шкафчику, выключила свой фонарик и убрала его в сумку.
   - Посвети мне, - попросила она Влада.
   - Каков план?
   Девушка поднялась на носочки в поисках шампуня Николая. За все то время, что она жила с ним под одной крышей, Яна поняла, что на самом деле было для него важно. На первом месте стоял его доход, на второй была ее мать, а третью позицию занимала любовь к собственной шевелюре, которая по какой-то неведомой причине начала редеть. Год назад Николаю пришлось сделать пересадку волос, поэтому дорожил он ими сильнее, чем собственной дочерью.
   - Вот оно, - обрадовалась девушка, достав с полки нужный шампунь. Она поставила его на столик у раковины и положила рядом свою сумку. Немного в ней покопавшись, Яна извлекла небольшой тюбик. Сначала Влад не понял, что это такое, но приблизив лицо, увидел надпись "крем для депиляции".
   - Серьезно? - юноша вопросительно приподнял брови. - Это твоя месть?
   - А что тут такого? - Яна пожала плечами. - Волосы не руки, отрастут.
   Молодой человек расслабился, он опасался, что девушка и впрямь выкинет что-то запредельное, просто он не представлял, насколько сильно ее отчим обожал свою новую шевелюру. Яна открыла полупустой тюбик с шампунем и начала выдавливать в него крем. Ей было жаль, что она не застанет свой шедевр завтрашним утром, но все же нарисовав в воображении лицо Николая, когда тот увидит свою полысевшую голову, ей стало немного легче, хотя груз тяжелым камнем все еще висел на ее шее. Она знала, что поступает по-детски, что слова Влада о зле были правдой, более того, месть не могла до конца избавить от причиненной боли, но Яне хотелось побыть плохой, даже если придется за это поплатиться.
   Закончив с переливанием крема, девушка закрыла шампунь и хорошенько его взболтнула. Яна вернула его на место, а затем избавилась от улик.
   - Дело сделано, пойдем, - с улыбкой до ушей заявила она, сидящему на краю ванной Владу.
   Дернув ручку двери, Яна услышала скрип. Ребята замерли, выжидая.
   - Выключи фонарик, - приказала она, прислушиваясь.
   В этот самый момент в коридоре загорелся свет, и девушка увидела фигуру по другую сторону двери. Ее глаза в ужасе расширились, она повернулась к Владу, в панике ища поддержки. Через пару секунд их застукают, девушка осмотрела комнату, пытаясь найти укрытие.
   - Залезай в ванную, - прошипела она, толкая юношу в сторону.
   Он бесшумно забрался внутрь и помог проделать то же самое Яне. Как только они задернули шторку и легли, поджав ноги, дверь открылась, и щелкнул выключатель.
   Яна зажмурилась, моля всех богов, о которых ей только было известно, чтобы все обошлось. Она чувствовала, как сумасшедше колотилось ее сердце. Влад вжался в ванную и притянул к своей груди Яну, чтобы по другую сторону шторы, не было видно ее тень. Они оба дышали размеренно изо всех сил, стараясь не наделать шуму.
   - Да, мне удалось восстановить кое-какие файлы, - тяжело вздохнул мужчина. От звука голоса Николая, у Яны сжались внутренности. Она чуть-чуть приподняла голову и посмотрела на Влада, несмотря на опасность, молодой человек оставался спокоен. Он осторожно накрыл ладонь девушки своей, отчего она почувствовала, будто ее внутренний огонь потушили водой. Своим прикосновением он отогнал ее страхи. - Конечно, я помню, о чем мы говорили на прошлой неделе, - Николай прошел мимо ванной, по его тени было видно, что одной рукой он держит у уха мобильник, - хорошо, скоро буду.
   Девушка нахмурилась, не понимая, почему отчим проснулся посреди ночи, чтобы куда-то ехать, но она нисколько не сомневалась, что его раннее пробуждение было связано с сорванной сделкой и вирусом, которым был заражен его компьютер.
   Мужчина подошел к ванной и сжал пальцами штору. Увидев руку Николая, девушка содрогнулась от ужаса.
   - Что? Нет, мы же так не договаривались, - он чуть отдернул штору, повернул кран и продолжил вести разговор.
   Влад зажал Яне рот рукой, когда на них сверху потекла ледяная вода. Девушка сама была готова выпрыгнуть и показаться на глаза отчиму, но молодой человек удерживал ее на месте, выглядывая за шторку.
   - Ты должен был проверить все документы еще неделю назад и изучить образцы, которые они нам прислали, - чуть не прокричал в телефон Николай.
   Увидев, как он склонился над раковиной, держась рукой за голову, Влад понял, что это их шанс. Он чуть подтолкнул девушку и бесшумно приоткрыл штору с другой стороны. Яна осторожно вылезла из ванной, подглядывая на разговаривающего по телефону мужчину. Он ни на что не обращал внимания, был напряжен и говорил на повышенных тонах. Девушка взяла Влада за руку, и они вместе на цыпочках прокрались из комнаты и прикрыли за собой дверь.
   Внутри у Яны взрывались фейерверки, адреналин зашкаливал, а руки тряслись. Она не понимала от холода это или от того, что они чуть не попались на глаза ее отчиму. Мокрые ребята осторожно спустились вниз, стараясь не шуметь и не поскользнуться. На первом этаже их обувь хлюпала, но было уже не так страшно. Они практически на ощупь преодолели первый этаж, и вышли из дома. Яна закрыла входную дверь на ключ и вернула его на прежнее место.
   Ребята дрожали от холода и смеха. Как только они перебежали задний двор и перелезли через забор, оба рванули с места, желая поскорее оказаться в машине, чтобы согреться и поделиться своими впечатлениями.
   Добежав до припаркованного автомобиля, Яна сразу запрыгнула в салон, а Влад достал из багажника теплое одеяло, он отдал его ей, а сам остался снаружи, в ожидании пока девушка не разденется. Она сняла с себя намокшие ботинки, штаны, куртку и укуталась в одеяло.
   Влад сел на водительское место, завел машину и включил печку. Он снял с себя курку и кинул ее на соседнее сидение, его кожа покрылась мурашками и была красного цвета.
   - Иди сюда, - прошептала девушка, стуча зубами, но молодой человек не шевельнулся.
   Их глаза встретились в зеркале заднего вида, и Яна прочитала в них невысказанный вопрос, будто он спрашивал у нее, уверена ли она. Невольно она сравнила Влада с Игорем, тот на его месте увидел бы в этой ситуации возможность хорошенько согреться в объятиях своей девушки.
   Яна сильнее прижала одеяло к груди и решительно повторила:
   - Иди сюда, - это была не просьба, не разрешение, это был приказ.
   Уголки губ юноши дернулись вверх, он вышел из машины и пересел на заднее сидение. Как и Яна, он скинул с себя ботинки и, придвинувшись к ней, укрылся одеялом. Минут пятнадцать они сидели в кромешной тьме, дрожа от холода и стуча зубами. Девушка чувствовала некоторую неловкость, связанную с тем фактом, что она вновь оказалась перед этим парнем практически без одежды.
   Немного согревшись, она опустила одеяло, прикрывая голые ноги. Вспышка молнии осветила небо, и Владу на мгновение удалось разглядеть раскрасневшееся лицо Яны. По крыше заколотил дождь, нарушая напряженную тишину.
   - Значит, теперь мы друзья? - прошептала девушка, ее голос охрип от долгого молчания.
   - Мы можем закрепить наш союз кровью или слюной для пущей уверенности, - Яна не видела лица Влада, но судя по голосу, он улыбался.
   - Предлагаешь плюнуть мне в руку?
   - Нет, предлагаю плюнуть в свою, а потом обменяться рукопожатиями.
   - Может, тогда лучше составим какой-нибудь договор о дружбе...
   - И сотрудничестве, - перебил ее молодой человек, - как сегодня? Нет, не пойдет.
   - А есть еще варианты, которые исключают возможность истечь кровью или обмазаться чужой слюной? - с сомнением воззрилась на него девушка.
   - Есть кое-что особенное, - задумчиво произнес юноша.
   Едва Яна успела открыть рот, чтобы задать вопрос, как Влад схватил ее за талию и притянул к себе в объятия. Девушка запаниковала, но услышав его запах, тут же успокоилась и немного неуверенно обняла его в ответ.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

НА ГРАНИ РЕАЛЬНОСТИ

   - Это был сущий ад, я готова провалиться сквозь землю со стыда! - прохныкала Наташа.
   Обеспокоенные Яна и Света переглянулись. Звонок на пару прозвенел уже более десяти минут назад, девушки нетерпеливо посматривали на часы, уговаривая подругу выйти из кабинки женского туалета и рассказать, что случилось. На самом деле им была известна только половина истории. Девушки с самого утра заметили, что представители сильного пола уделяли ей больше внимания, чем обычно. Зачастую девчонки чувствуют себя лучше, когда парни флиртуют с ними или зовут на свидания, но Наташа подверглась нападкам другого рода.
   По всему университету разошелся слух, что она доступна. Ранее парни не любили околачиваться рядом, поскольку ее острый язык мог ущемить их самолюбие, но сейчас, когда кто-то рассказал, что ее ледяное сердце на самом деле не такое уж и холодное, девушка стала жертвой двусмысленных шуток, намеков и приставаний.
   - Ты можешь перестать реветь и рассказать нам, что произошло на свидании, и почему половина отморозков в универе не могут сдержать язык за зубами, когда ты проходишь мимо? - не сдержалась Света, она была готова рвать на себе волосы от нетерпения. Обычно она была спокойной и собранной, но когда видела, что ее друзья в беде, то не могла совладать с собой.
   Яна покачала головой, словно говоря, что давление на подругу не принесет никакой пользы. Девушка сняла сумку с плеча и кинула ее на кафельный пол. Это была вторая пара английского, которую она пропустила за две недели. Она глубоко вздохнула, нисколько не жалея, что проведет это время с друзьями, особенно если ее присутствие поможет подруге прийти в себя.
   - Можете идти на пару, я не хочу, чтобы у вас из-за меня были проблемы, - всхлипнула Наташа. Ее голос казался еще более подавленным, чем прежде, словно она и вправду считала, что девушки могут оставить ее, чтобы не портить свой рейтинг успеваемости.
   - Мы будем ждать тебя до тех пор, пока ты не выйдешь и не будешь готова все нам рассказать, - спокойно ответила Яна, устраиваясь на полу рядом со своей сумкой.
   Она посмотрела вверх на Свету, пока та колебалась. Девушка направилась прямо к двери. Выглянув наружу, она убедилась, что на этаже никого нет, и заблокировала дверь. Света не хотела, чтобы какая-нибудь первокурсница стала свидетельницей Наташиной истерики и распространила новые слухи, которые могли бы привлечь еще больше внимания. Женский туалет находился на последнем этаже здания, обычно каждую перемену здесь выстраивалась небольшая очередь из желающих поправить прически и макияж, но поскольку близился вечер, и в университете осталось тщетное количество учащихся, подруги не особо беспокоились, что их могут наказать за самовольное закрытие туалета.
   Скинув с себя надоевшие каблуки, Света уселась рядом с Яной на полу, потирая уставшие лодыжки.
   - Нат, я думаю, тебе необходимо немного отвлечься, - начала незамысловато Яна, она скрестила ноги и водила молнией по замку на своих ботинках, - друзья Влада собираются пожениться, и завтра вечером они устраивают совместный мальчишник-девичник, может, нам следует к ним присоединиться? - девушка помедлила; сидящая рядом подруга слегка толкнула ее в плечо и отрицательно покачала головой, очевидно, понимая, к чему клонит Яна, но та была настроена решительно. - В прошлый раз у меня дома мы здорово повеселились, тем более я уверена, что там будет Череп, и ты смогла бы...
   Раскрывающаяся дверь кабинки заставила ее замолчать.
   - Никогда не упоминайте его в моем присутствии! - ее воспаленные от слез глаза округлились, и Наташа в бешенстве зашипела, - отныне он Тот-Кого-Нельзя-Называть.
   - Серьезно? - проворчала Света. - Мы не в Хогвардсе, - девушка поднялась на колени и пощелкала перед Наташей пальцами. Всем было известно, насколько сильно Наташа любила книги, особенно, когда дело касалось сказок. Ее одержимость выдуманными персонажами досаждала только Свете, потому что та была жертвой глупых шуточек, ссылающихся на книги Джорджа Мартина. - Хе-хе-хей! Тебе уже двадцать, может, пора вернуться в наш мир?
   Яна одарила Свету предостерегающим взглядом, казалось, что Наташа готова откусить девушке палец, которым та перед ней махала.
   - Бесит ваша реальность. Хочу в книгу, - устало пробормотала она. Девушка тяжело вздохнула и плюхнулась на пол рядом с подругами. - Я даже не знаю с чего начать.
   - Начни с того, почему ты плачешь, - мягко подтолкнула ее Яна.
   Наташа шмыгнула носом и вытерла скатывающуюся по щеке слезу, размазывая по лицу макияж.
   - Из-за всего, во-первых, я маскируюсь, - она с трудом сглотнула ком, вставший в горле, мешающий высказаться. - По-настоящему я расстроена, потому что вчера Глеб рассказал мне о своих намерениях съехаться с его девушкой. Они собираются жить вместе, - последние слова Наташа прошептала, словно боялась, что произнеси она их в полный голос, худший кошмар предстанет на ее глазах во всей своей красе.
   Много лет она была влюблена в своего друга детства. Много лет ждала, пока он обратит на нее внимание как на девушку, ведь, несмотря на короткие волосы и маленький рост, она была очень красивой. Много лет она плакала по нему; залечивала его раны после расставаний с другими пассиями и оставалась рядом в самые тяжелые моменты, когда остальные уходили.
   - Я была сильной, - вздохнула она, набравшись сил. - Порадовалась за него, вы ведь знаете, что я пыталась идти дальше, но глубоко внутри все равно надеялась, что однажды это случится, и он посмотрит на меня совершенно другими глазами, - подруги придвинулись к Наташе, они гладили ее по спине и обнимали за плечи. Она, правда, была сильна, но даже самые стойкие рано или поздно ломаются.
   Яна посмотрела в красные от слез глаза Наташи. Больше она не пряталась под фальшивой улыбкой, которую все, кроме близких, принимали за искреннюю. Ни каких колкостей или глупых шуток, она была так расстроена, что у Яны защемило в груди. Она притянула подругу к себе, не говоря ни слова. Не найдешь человека несчастнее того, кто все время показывает радость, которой он не испытывает.
   Слезы медленно катились по ее щекам, Наташа всхлипнула, наконец, нарушив молчание:
   - Я - верхушка любовного треугольника, основание которого даже не подозревает о моем существовании.
   Света взглянула на Яну поверх головы плачущей подруги. Им обеим было известно, насколько упертой и непоколебимой была Наташа. Они желали ей счастья, хотели, чтобы она, наконец, встретила человека, который сможет оценить ее по достоинству, но каждый раз она пугалась и отталкивала людей, способных перевернуть весь ее мир с ног на голову, а причиной тому был обычный страх.
   После недавнего расставания Яна прекрасно понимала и разделяла чувства подруги. Она не понаслышке знала, что очень тяжело желать счастья человеку, что хочет быть счастливым без тебя.
   - Я узнала об этом перед самым свиданием, - пробормотала девушка, уткнувшись носом в грудь подруги, - но все равно взяла себя в руки, намереваясь оторваться вечером. Поначалу все было отлично, я даже смогла заставить себя смеяться, - Наташа попыталась придать голосу беззаботность, но слезы, лившиеся из глаз, мешали сосредоточиться на рассказе, - Леша заехал за мной, подарил букет цветов, и мы вместе поехали в кафе. Мы решили поужинать, прежде чем идти в кино, - в своем воображении Яна с легкостью нарисовала описываемую картину. Она представляла насколько тяжело было Наташе находиться в компании другого юноши, к которому она не испытывала ничего, кроме небольшой симпатии; притворяться, что твое исцелившееся сердце вновь не расходится по швам.
   Девушка приподняла голову, но старалась не смотреть подругам в глаза. Ей было стыдно за собственные слезы.
   - Вот мы приезжаем в кафе, и тут к нам подходит официант, - ее голос повысился на октаву; печаль смешалась с яростью. - И знаете, кого я увидела? - Наташа повернулась лицом к Яне и чуть не прокричала: - Черепа! Я чуть сквозь землю не провалилась, надеялась, что больше никогда его не встречу. Кто вообще разрешил этому пирсингованному неандертальцу находиться среди разумных представителей Homo sapiens?!
   Подруги не смогли сдержать улыбок, наблюдая за возмущенной девушкой. Ее глаза загорелись, а голос дрожал. Пусть молодой человек и вызывал у нее отрицательные эмоции, но это было лучше, чем полное безразличие или холодная тоска.
   - Стоило мне на него взглянуть, как все полетело к чертям, потому что он открыл свой рот и вместо того, чтобы сделать вид, будто мы видим друг друга впервые, спросил, как у меня дела.
   Яна не понимала, почему Наташа так остро реагировала на парня, которому была интересна. Она внимательно изучила девушку и заметила на ее влажных щеках предательский румянец. Люди просто так не злятся на тех, к кому равнодушны.
   - Леша немного удивился, и поинтересовался знакомы ли мы, и как назло этот придурок ответил да, в тот момент, когда я сказала нет, - внутри у Наташи разгорался настоящий пожар, вспоминая о случившемся, она говорила на повышенных тонах. Ее взгляд затуманился, словно она вновь переживала испорченное свидание, как если бы вернулась в тот самый вечер. - А потом он просто взял и с улыбочкой добавил: "Мы просто спали вместе".
   Света покачала головой, не веря своим ушам. На ее губах появилась глупая улыбка.
   - Ты определенно ему нравишься.
   - О да, именно поэтому он так сказал, когда я сидела напротив парня, сгорая со стыда, а ведь мы только до этого говорили о том, как сильно он ценит в девушках скромность, - шикнула Наташа. - Потом Череп нам постоянно мешал, а когда принес заказ, случайно, - девушка подняла руки вверх и изобразила воздушные кавычки, - пролил на Лешу суп-пюре. В тот момент я поняла, что наше свидание подошло к концу. Леша вскочил с места со словами с меня хватит, и оставил меня одну. Он еще кинул мне напоследок пару ласковых за "чудесный" вечер. Потом я начала кричать на Черепа за то, как глупо он себя вел; после новостей от Глеба, мне было необходимо на кого-нибудь наорать.
   Яна успокаивающе погладила Наташу по спине.
   - Я выбежала из кафе, а этот пирсингованный поплелся за мной, что-то там ругаясь себе под нос о том, как ему было неприятно видеть меня с кем-то другим после того, что было между нами, а ведь между нами ничего, блин, не было! - вскрикнула девушка, практически подпрыгнув на месте.
   - А мне кажется, что это мило, его наверняка уволили из-за тебя. Парень пожертвовал работой, чтобы испортить свидание девушки, которая ему нравится, - пробормотала Света, считая поступок юноши романтичным.
   В комнате повисла гнетущая тишина. Подруги были готовы, что Наташа снова начнет кричать и возмущаться, но это было лучше, чем ничего. По крайней мере, все то время, что она говорила об этом парне, слезы перестали катиться из ее глаз.
   - И знаете, что самое ужасное? - прошептала она, нарушая молчание. - В тот самый момент, я тоже решила, что это мило, и поцеловала его, - последние слова она проговорила на последнем вздохе. Яна даже не сразу осознала, что они были настоящими. - Он ответил на поцелуй, а потом я поняла, что делаю. Оттолкнула его и залепила пощечину.
   Наташа чувствовала себя разбитой и винила в случившемся свою слабость. Ей было сложно разобраться в чувствах и решить, чего же она все-таки хочет от жизни и близких. С уверенностью она знала лишь, что какими бы глупыми не были ее поступки, насколько сильно она бы их ни стыдилась, сидящие рядом подруги не будут ее осуждать.
   - Мне кажется, ты зря так к нему относишься. Думаю, что у вас могло бы что-нибудь получиться. В конце концов, после нашей маленькой вечеринки ты спала с ним в обнимку на моей кровати, - ухмыльнулась Яна.
   Наташа закатила глаза. Она уже устала объяснять окружающим, что такие парни, как Череп, не заслуживают ее внимания.
   - Ты знаешь, кого я по-настоящему люблю, - слова дались ей с трудом, - а то, что происходит между мной и этим рокером еще ничего не значит, всего лишь физиологическая потребность, - невозмутимо заявила Наташа, - разве ты не замечала, как нынче обстоят дела? Те, кого хочется целовать и те, кого хочется любить, зачастую, совершенно разные люди.
  
   - Я так скучаю по тебе, - послышался голос Игоря.
   Яна не понимала, где находится, она никого не видела. Ее окружала кромешная тьма, каждая клеточка тела болела. Казалось, будто все внутренние органы сжались, девушка остро ощущала покалывания на своей коже. Она хотела пошевелить рукой, но не смогла. Услышав запах одеколона Игоря, она немного расслабилась.
   - Знаю, что виноват перед тобой, - сказал молодой человек. Его голос дрожал, если бы Яна могла открыть глаза, то увидела, как он с трудом сдерживает подкатившие слезы. Казалось, что он боролся с желанием выплеснуть накопившуюся боль, и в этом раунде одержал поражение. Девушка была готова подорваться с места, обнять его и успокоить, но ничего из задуманного у нее не получалось сделать. Яна почувствовала, как он сжал ее пальцы, - пожалуйста, прости меня.
   Она попыталась открыть глаза, но те словно налились свинцом. Паника растеклась по всему телу, она снова сделала попытку пошевелиться, но осталась неподвижна. Желая закричать, Яна приложила все усилия, чтобы из ее горла раздался крик, но даже вздох не сошел с ее губ.
   - Вернись, - прошептал он у ее уха.
   Парализованная Яна лежала в ожидании помощи. Она не видела лица юноши, лишь слышала запах, который на протяжении нескольких лет был ее любимым. Игорь придвинулся ближе и коснулся своими губами ее в легком поцелуе. Почувствовав, его близость, сбившееся дыхание Яны начало выравниваться. Она не понимала, что происходит, почему ее тело было парализовано, а бывший молодой человек был рядом и просил прощения.
   Отпустив ее руку, Игорь поднялся с места. В своих мыслях девушка кричала и умоляла не оставлять ее, но услышав отдаляющие шаги, поняла, что это бесполезно. Если бы это было возможно, из ее глаз хлынули слезы.
   - Ты проспала на английский! - кто-то тряс ее за руку.
   Яна собралась с силами и, подпрыгнув на кровати, закричала во весь голос.
   - А-а-а-а-а-а-а!
   - А-а-а-а-а! - услышала она испуганный визг Наташи.
   Девушка отшатнулась от подруги и прикрыла рот, ее глаза были широко распахнуты, по щекам стекали слезы.
   - О, боже, - прошептала Яна, она начала ощупывать себя, не веря, что может говорить и двигаться, девушка взглянула на ошарашенную Наташу.
   Она замерла к углу комнаты, держа в руках бутылку вина, которую едва не выронила. Дверь в комнату распахнулась, и на пороге возник Влад в полной боевой готовности. Он поочередно посмотрел на девушек, и выражение испуга на его лице поменялось на обеспокоенное.
   - Ты чего так заорала? - покосилась на Яну подруга, Наташа прищурилась, пытаясь понять, что произошло пару секунд назад.
   Она собиралась разбудить задремавшую подругу, но стоило ей коснуться ее руки, девушка подпрыгнула и завизжала, плача и брыкаясь. Яна так сильно ее напугала, что Наташа сама не сдержала крик.
   Вопрос встревоженной подруги оторвал Яну от рассматривания собственного тела на наличие каких-либо внешних повреждений. Внезапно девушка осознала, что была под действием сонного паралича, и все случившееся было всего лишь очень реалистичным сном. Девушка притянула колени к груди и закрыла глаза.
   - Спасибо, что разбудила, - пробормотала Яна, избегая смотреть на ребят. По щекам текли слезы, она была так напугана и едва могла выдать что-то более вразумительное.
   Из соседней комнаты доносились голоса, голова темноволосого парня показалась в дверном проеме. Он вопросительно уставился на ошарашенных друзей.
   - Кого здесь убивают? - спросил он с улыбкой на лице, разрушая тем самым возникшее в воздухе напряжение.
   Наташа закатила глаза и раздраженно цокнула языком, девушка прошмыгнула мимо Влада и выпихнула парня из комнаты, закрывая за собой дверь с другой стороны.
   Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, Яна успокоилась, она больше не дрожала и не плакала. Девушка вытерла рукавом своей рубашки оставшиеся на щеках слезы и подняла глаза, чтобы встретиться с юношей взглядом. Она хотела спросить, что он делает у нее в комнате и почему в ее квартире полно людей, которые веселятся по другую сторону стены, но потом вдруг вспомнила, что была в гостях у его друзей, собирающихся узаконить свои отношения.
   - Ты задремала, и я подумал, что будет лучше, если ты немного отдохнешь здесь, - пробормотал он, все еще держась на расстоянии.
   В памяти всплыли образы. Вот она вместе с Владом едет забирать Наташу, втроем они приезжают к его друзьям, с которыми она уже имела честь познакомиться. Все вместе готовят дом к объединенному мальчишнику-девичнику, а затем квартира постепенно заполняется незнакомцами; перед глазами появляются картинки того, как она потягивает шампанское из фужера, людей становится вдвое больше, голова тяжелее, а тело отказывается слушаться.
   - Я совершенно не умею пить, - прошептала Яна. Девушка подняла голову и посмотрела на Влада своими огромными глазами, полными слез. Почувствовав себя нужным, молодой человек приблизился и опустился на колени рядом с кроватью. Он протянул руку и заправил выбившуюся прядь волос ей за ухо.
   От его мимолетного прикосновения девушка вздрогнула, но не отпрянула. Ее собственные слова спровоцировали воспоминания о ночи, когда она едва не стала жертвой сумасшедшего. Он хотел проводить ее домой; он обвинял ее в том, что она пьяна. В тот вечер она не думала, какими странными на самом деле были его слова, но по прошествии времени все чаще начала задумываться, что он имел ввиду. Решив, что это были бредни ненормального, Яна бросила искать смысл там, где его не было.
   - Пора завязывать с выпивкой, - сказал Влад, взяв ее руки в свои и водя пальцами по чувствительным местам. - Ты отрубилась после двух бокалов шампанского и даже не успела придумать для ребят игру, они немного расстроились, - добавил он, улыбаясь. Пока они все вместе готовили дом к приходу гостей, друзья Влада успели пустить пару шуточек над тем, какая Яна была заводная, припоминая все, что она делала на своей собственной вечеринке, и просили не стесняться, быть оторвой и в этот раз.
   - Мне приснился такой странный сон, очень реалистичный, - девушка облизнула губы, ей казалось, что она до сих пор чувствует прикосновение Игоря. В последнее время она практически о нем не вспоминала, поэтому считала странным, почему в ее снах появился именно он, а не сидящий напротив друг, который постоянно фигурировал в ее мыслях.
   - Знаешь, когда я был ребенком, и мне снились кошмары, мама говорила, что я должен встретиться с ними лицом к лицу, - Яна засомневалась, что встреча с ее бывшим парнем как-то поможет, - чтобы преодолеть страх, нужно сначала его распознать. Узнать, с чем ты на самом деле борешься.
   - И как ты справлялся?
   - Каждый раз, когда я закрывал глаза, из-под кровати выползали монстры, они мучили меня и приходили во снах, но, однажды, я понял, как правильно нужно им противостоять. В этом мне помогли краски и альбом для рисования, - уголки его губ приподнялись в улыбке, и Яна тяжело вздохнула, она, как никогда чувствовала себя уязвимой и слабой. - Правда в том, что демоны прячутся не в темных углах, они живут внутри нас и в момент слабости выходят из клетки, в которой ты их удерживаешь.
   - Значит, мне следует найти прочный замок, чтобы не дать им выбраться?
   - Или выпустить наружу, пока они не разрушили тебя изнутри.
   Многозначительно посмотрев Яне в глаза, Влад прочистил горло и поднялся. Он отпустил руки девушки, из-за чего она почувствовала легкое разочарование.
   - Мы скоро поедем в клуб, думаю, тебе следует немного прийти в себя. Если хочешь, я побуду тут с тобой или принесу что-нибудь поесть, пока эти обжоры, - он показал пальцем на дверь, - заняты выпивкой.
   - Нет, все в порядке, неправильно с моей стороны прийти в гости и вырубиться на хозяйской кровати, - девушка откинула стеганый плед, которым ее, по всей видимости, накрыл Влад, когда она дремала, и встала на ноги. Яну немного покачивало, поэтому молодой человек подхватил ее по руку.
   Покинув спальню, первым делом девушка обратила внимание на то, что количество гостей уменьшилось, и остались в основном те, кого Яна уже знала. Увидев ее, идущую в обнимку с Владом, Наташа надула губы. Она сидела на диване напротив Черепа, и всем своим видом показывала, что не замечает его. Когда он в свою очередь общался с другой девушкой, которая по своему внешнему виду подходила ему гораздо больше.
   Яна чувствовала вину перед подругой за то, что успела так быстро набраться и оставила Наташу среди ребят, которых та считала опасными. Тем более что это она уговорила ее приехать, Яна хотела, чтобы Наташа поняла, как глупо судить людей по их внешности. Друзья Влада и, правда, были хорошими людьми, несмотря на все отпугивающие атрибуты: татуировки, шипы на одежде или разноцветный ирокез.
   Девушка потягивала вино и покачивала ногой в такт музыки. Она чуть подвинулась на диване, освободив место для подруги. Яна опустилась рядом и уткнулась ей в плечо.
   - Прости, - прошептала она, - я хреновая подруга.
   Наташа засмеялась и помотала головой, давая понять, что все в порядке, но не произнесла ни слова. Она наслаждалась песней "War in your bedroom" группы A Change of Pace. Ей казалось забавным, что подобную музыку она слушает только в присутствии Яны, в то время как, находясь рядом с другой подругой, ей приходилось довольствоваться песнями Кэти Перри и Тейлор Свифт.
   - Янка, - оторвавшись от разговора с девушкой, Череп впился взглядом в сидящих рядом подруг, - ты обещала, что мы будем сегодня отрываться. Слушать музыку, есть и выпивать, конечно, здорово, но скучновато, - он пожал плечами и лукаво улыбнулся. Его взгляд перешел от Яны к Наташе, чьи щеки вспыхнули. - Может, мы покидаем в кого-нибудь водные бомбочки или ты знаешь игру поинтереснее?
   - Дай-ка подумать, - прикусила губу Яна. Будучи главной оторвой в компании пару лет назад, она всегда знала, чем можно занять гостей, правда, быстро придумать что-то на нетрезвую голову сейчас было сложно.
   Влад сидел рядом на подлокотнике дивана и нервно поглядывал на девушку. Казалось, что она еще не отошла от приснившегося кошмара, и была не готова к такому вниманию со стороны его друзей. Несколько человек обратили на нее взгляды, ожидая услышать что-то интересное. Вечером они собирались поехать в клуб на концерт, где будут выступать рок-звезды местного разлива, но пока до начала оставалось время, они желали провести его с пользой.
   Яна подняла голову и посмотрела на Влада, ее взгляд упал на его сложившиеся в улыбке губы. По его выражению лица было ясно, что он все еще за нее волнуется, поэтому прежде чем девушка успела что-нибудь предложить, юноша вступился вместо нее.
   - Может быть, стоит дать ей немного времени? Человек только что проснулся, - произнес он, глядя на своих друзей, чьи улыбки сразу же померкли.
   - А я знаю, чем можно заняться, - внезапно заговорила Наташа. Она не открывала рот без надобности с самого приезда, поэтому слышать ее голос было для некоторых гостей в новинку. - Не желаете вспомнить детство? Мы могли бы поиграть в прядки.
   Сидящий напротив Череп всполошился.
   - Мало места, - категорически отрезал он, сверля Наташу взглядом.
   На самом деле квартира была достаточно просторной, проблема заключалась в количестве гостей, их было слишком много, чтобы все нашли себе укромный уголок.
   - Так ведь гораздо интереснее.
   Яна с Владом переглянулись, молча наблюдая за перепалкой своих самых близких друзей.
   - Хорошо, а если мы сделаем так: если во?да найдет всех, то он загадывает желание последнему обнаруженному участнику, если нет, то наоборот. Как вам? - предложила Яна, стараясь сгладить нарастающее напряжение между Наташей и Черепом.
   - Мне нравится, - одобрила розоволосая Лилит, сидящая в объятиях своего жениха Паука. Она крутанулась на его коленях и поцеловала юношу в щеку. - Сыграем?
   Будучи хозяевами квартиры, им были известны места, в которых можно хорошо спрятаться. Найдя поддержку у остальных гостей без-пяти-минут-молодожен, Наташа поддалась вперед и оперлась локтями в колени.
   - Ты водишь, - заявила она, глядя в глаза Черепа.
   Молодой человек оторвался от своей собеседницы и принял вызов девушки.
   - Я найду тебя, - сказал он, - последней.
   Его слова не возымели должного эффекта. Наташа прищурилась и фыркнула. Зато Яна с Владом чувствовали себя лишними.
   Влад взял девушку за руку и прошептал ей на ухо:
   - Я знаю одно местечко.
   В ответ Яна прильнула к юноше. Она взглянула на подругу, та прикусила нижнюю губу в раздумьях. Вероятно, Наташа пыталась понять каковы ее шансы, и, решив, что деваться некуда, она натянула на лицо свою самую соблазнительную улыбку.
   - Желаю удачи, - сказала она, не сводя глаз со своего соперника.
   И та?к началась игра. Ребята забегали по квартире в поисках места, где можно спрятаться. Они пихали друг друга, громко смеялись и спотыкались о собственные ноги, пока молодой человек с завязанными глазами, сидя на своем месте, считал до ста.
   Влад потянул Яну в сторону спальни, где она недавно отдыхала. В комнате было темно, решив, что следует оставить свет выключенным, ребята проскользнули внутрь, осторожно закрыв за собой дверь. Девушка нащупала край кровати и села, наблюдая за Владом. Юноша пересек комнату и оказался у шкафа. Распахнув дверцы, он отшатнулся в сторону.
   - Занято! - шикнул кто-то сквозь одежду, висящую на вешалках.
   Словно из ниоткуда появились две руки, пытающиеся найти дверцы шкафа, чтобы закрыть их изнутри. Яна едва не расхохоталась, она прикрыла рот рукой, чтобы не засмеяться во весь голос. Влад помог "рукам" спрятаться, а сам опустился на кровать рядом со своей подругой.
   - Боюсь, у нас остался только один вариант, - на его губах заиграла кривая улыбка. Молодой человек кивнул на кровать, на что Яна резко выпрямилась и замотала головой.
   - Ну, уж нет, я под нее не полезу, - запротестовала девушка.
   Восемьдесят один, восемьдесят два, восемьдесят три.
   - Только не говори, что ты из тех девчонок, что боятся испачкаться? - с сомнением воззрился на нее Влад.
   Если бы не их совместное приключение неделей ранее Яна с легкостью могла притвориться, что боится сломать ноготь или испортить прическу, но девушка прекрасно понимала, что такие отговорки с ним не сработают. Не после того, что они делали.
   Восемьдесят шесть, восемьдесят семь, восемьдесят восемь.
   С тяжелым вздохом Яна опустилась на пол и забралась под кровать. Пахло именно так, как пахнет под любой кроватью - пылью. Не нужно было включать свет, чтобы увидеть ее блузку, поменявшуюся в цвете. Девушка молилась найти паука, чтобы у нее появилась причина выскочить обратно, но либо молитвы не были услышаны, либо Яну подвело зрение, раз в кромешной тьме она не сумела разглядеть ни одного членистоногого. Как только она перевернулась на спину, к ней с другой стороны кровати присоединился Влад.
   Сто! Я иду искать и мне плевать, если вы не успели спрятаться!
   Ребята, улыбнулись заявлению Черепа. Они лежали смирно, вслушиваясь в шаги юноши по другую сторону стены.
   - Я совершенно не умею ухаживать за девушками, - прошептал Влад, - вместо цветов и подарков, заставляю тебя прятаться под кроватью, где кроме пыли и потерянного носка ничего нет.
   - Ты нашел носок?
   - Ага.
   - Можешь отдать его мне, тогда я стану свободной и буду благодарить тебя всю оставшуюся жизнь.
   - Если подарю тебе носок, то ты уйдешь от меня, а это последнее, чего бы мне хотелось.
   - Ну, он мог бы служить мне напоминанием о том, чтобы я никогда не ходила с тобой на свидание.
   - Тогда бы ты многое потеряла. Я уже все спланировал, место, куда я тебя поведу, ты никогда не забудешь.
   - Дай-ка угадаю, это подвал?
   - Черт, кажется, я недооценил твои дедуктивные способности.
   - Обычно меня наоборот переоценивают, - посерьезнела Яна.
   - Считаешь?
   - Ага, - выдохнула она. Девушка повернула голову к Владу, они лежали так близко, что их губы едва соприкасались. - Так что не переживай по поводу того, что не умеешь ухаживать за девушками. Что? только не хотели сделать со мной парни, но уложить меня под кровать не удавалось никому.
  
   Бар "Rock'n'Roll" был излюбленным местом молодежи. Обыватели любили его за удобное расположение - находился он в центре города, - а музыканты из-за возможности выступить на сцене перед посетителями, продемонстрировав свой талант.
   "За пределами" были частыми гостями этого заведения, поэтому Яна немного нервничала, она не хотела ненароком встретить своего бывшего парня в компании его новой подружки. Несмотря на ее решение стремительно идти дальше, сердце неприятно щемило в груди при каждой их случайной встречи. Может, первая любовь не самая счастливая, зато самая запоминающаяся.
   - Ты кажешься напряженной, - девушка поймала на себе обеспокоенный взгляд Влада.
   Пока ребята расслаблялись, потягивая свои коктейли и пиво, Яна сверлила глазами сцену, на которой выступала местная рок-группа. Не "За пределами".
   - Я просто задумалась.
   - Поделишься?
   - Думаешь, это хорошая идея?
   - Нехорошо отвечать вопросом на вопрос, - подмигнул ей юноша.
   - Не смею изменять своим привычкам.
   - И все же?
   Девушка не была намерена портить вечер своими переживаниями о людях, которые о ней точно не беспокоились, поэтому она заставила себя выбросить все мысли об Игоре прочь.
   - Ты собираешься пригласить меня на танец или мне придется весь вечер просидеть, потягивая второсортную "Кровавую Мэри"?
   Влад знал, что не имело смысла допытываться, поэтому просто взял Яну за руку и повел ее на танцпол. Она с легкостью поддалась. Девушка приобняла юношу, вдыхая его запах.
   Все дело в коктейле, решила она, голова кружится из-за водки. Определенно.
   Яна уже давно не чувствовала себя так хорошо в чужих объятиях. Ей было тепло и комфортно. Она сильно ухватилась за Влада, чувствуя слабость в коленях.
   Они танцевали так, словно вокруг никого не было, совершенно не попадая в такт ритмичной музыки. Казалось, что она была им совершенно не нужна до тех пор, пока в зале после бурных аплодисментов не воцарилась тишина.
   - Эта песня особенная, - едва послышался знакомый голос, все спокойствие вмиг улетучилось, - но не потому что ее никто еще не слышал прежде, просто она об особенном для меня человеке, который вряд ли ее когда-нибудь услышит, - Яна почувствовала, как ком сдавил горло, стало труднее дышать.
   Игорь был на сцене совсем один. Он сидел на невысоком стуле, держа в руках гитару. Девушка не могла отвести от него глаз, совершенно позабыв о своем напарнике по танцам. Перед ее глазами пронеслись воспоминания о первой песне, которую молодой человек написал в ее честь. Это был один из самых первых концертов "За пределами", тогда Яна была еще совсем юна и думала, что его к ней чувства будут вечными.
   - Пусть тебя нет рядом, знай, что я все время думаю о тебе, - сказал он, обращаясь к кому-то, кого, очевидно, в зале не было.
   Пальцы заскользили по струнам гитары. Игорь наклонился ближе к микрофону, прошептав едва различимое прости, прежде чем начать петь.

Представляю твои руки,

Мне не выдержать разлуки.

   По неизвестной ей причине девушка почувствовала слабость. Она начала задыхаться. Его голос и слова песни давили на нее. Ей хотелось, чтобы он замолчал.

Каждый день из мира "вне"

Вспоминаю о тебе.

   Влад попытался успокоить Яну, видя, как девушку одолевает приступ паники, но она оттолкнула его. Все, что ей было нужно, так это свежий воздух и тишина. Яна отвернулась от сцены, от Игоря, его песни и двинулась в сторону выхода.

Продолжаю видеть сны,

В них мы снова влюблены.

   Лишь на секунду ей показалось, что эта музыка и слова были написаны для нее. Она почувствовала сильное желание вернуться и дослушать до конца, но совладала с собой. Девушка толкнула входную дверь и проигнорировала сентиментальные чувства, вызванные алкоголем.
   Никто больше не писал песен для нее. Никто не наблюдал за ней. Никто не хотел стать для нее всем.

Пусть сейчас ты не со мной,

Охраняю твой покой.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ПРОЯВЛЕНИЯ ХАРАКТЕРА

   Яна выбежала из клуба, как ошпаренная. Ледяной ветер схватил ее в крепкие объятия, и, глотнув свежего воздуха, девушка расслабилась.
   - Хотела бы я забыть его так же быстро, как он меня, - прошептала она себе под нос.
   Девушка как никто другой знала, что человек может стать счастливым только в том случае, если он научится отпускать. Она не понимала, почему появление Игоря на сцене так сильно ее встревожило, лишь знала, что должна держаться подальше от всего, что может задеть затянувшиеся раны.
   Слова песни все еще крутились у нее в голове. Она отчетливо слышала его голос и музыку, как если бы он был рядом и водил пальцами по струнам гитары, напевая песню собственного сочинения.
   - Заболеешь, - раздался голос за спиной.
   Яна хотела стукнуть себя по голове за свое поведение, чувство стыда в последнее время стало ее постоянным спутником.
   Влад подошел ближе и опустил пальто ей на плечи.
   - Ты в порядке?
   - Я буду.
   Ее трясло от холода, от вины, которую она чувствовала за свое поведение, от взглядов Влада и от желания снова уткнуться ему в грудь. Яна вспоминала его объятия и хотела вновь услышать его запах.
   - Я хочу быть с тобой откровенной, - девушка сжала руки в кулаки и сделала глубокий вдох. Ей было тяжело прийти в себя после расставания, несмотря на то, что Яне было уже давно известно, что чувства ушли в прошлое, и появление в ее жизни Влада ничем не помогало, а, напротив, грозило новыми проблемами. - Тот музыкант на сцене был первым парнем, с кем у меня были серьезные отношения.
   Молодой человек видел, как тяжело даются слова. Он хотел приобнять девушку, дать понять, что у нее есть поддержка, и она может поделиться с ним тем, что так сильно сковывало ее.
   - Мне нравится проводить с тобой время, но я не хочу, чтобы ты был просто отвлечением. Перевалочным пунктом.
   Влад знал, о чем говорит Яна, а так же он догадывался, что ее нежелание связано со страхом. Она боялась, что ей снова причинят боль, с которой она будет справиться не в силах.
   - У тебя все еще есть к нему чувства?
   - Они всегда будут.
   - Ты по-прежнему любишь его?
   С самого расставания девушка не делилась ни с кем своими переживаниями по поводу всего, что творится в ее жизни, но, глядя в небесно голубые глаза этого юноши, она была готова ответить на все его вопросы. Позволить словам сойти с языка и снять этот груз с плеч, что тянул ее на самое дно.
   - Не его, а воспоминания. Я скучаю по тому, что испытывала к нему.
   В ее глаза стояли слезы, хотя Яна не чувствовала грусть, скорее легкое облегчение о того, что наконец-таки дала себе открыться.
   Легкая улыбка заиграла на лице Влада. Юноша подошел вплотную к девушке.
   - Кричи.
   - Что? - недоуменно воззрилась она на него.
   - Говорят, это помогает справиться с болью.
   - Мы на улице у бара, не буду я кричать, здесь полно людей, - отрицательно покачала головой Яна.
   Влад едва не засмеялся, он на мгновение отвернулся, оценивая ситуацию. У входа в "Rock'n'Roll" толпились в основном далеко нетрезвые завсегдатаи этого места. Кто-то выяснял отношения по телефону, поскольку внутри было слишком громко; другие мерзли в ожидании такси; третьи предпочитали курить на открытом воздухе, чем тесниться в душной курилке.
   Юноша посмотрел на стоящую перед ним девушку. От одного ее вида, у него защемило сердце. Она была невероятно красивой. Таким женщинам оборачиваются вслед, от них нельзя отвести взгляда. О них пишут песни и слагают стихи, рисуют портреты и увековечивают фотографиями. Но она казалась очень грустной и уставшей. Яна привыкла, что с ней рядом всегда был один мужчина, и ей было тяжело справиться со всеми проблемами самостоятельно, оставаясь твердой. Люди быстро ко всему привыкают. Проблема двадцать первого века - привычка быть несчастным, и Влад собирался это исправить, он хотел, чтобы она полюбила другие воспоминания. Воспоминания о нем.
   Он резко подхватил Яну на руки, от неожиданности девушка завизжала. Она брыкалась и дергалась.
   - Поставь меня на место! Иначе я...
   - Иначе что? - подначивал ее молодой человек.
   Яна замолчала, понимая, что Влад тем самым провоцировал ее закричать.
   - Я буду петь, ты даже не представляешь, насколько мой голос ужасен.
   Молодой человек рассмеялся, за что заработал шлепок от девушки. Яна собрала все силы и начала выкрикивать слова любимой песни.

Прочь из моей головы, оборвав провода,

Спутав карты, фигуры сметая с доски,

Разбивая шлагбаумы на полном ходу,

Оставляя разрушенными города.

   Она чувствовала нарастающую злость, накрывающую ее подобно волнам. Крик освобождал ее, он позволял боли выйти наружу, перестать сочиться из пор.

Из моей головы, где сферой становится плоскость,

Где-то горит фейерверк - то тает свечка из воска,

Где музыка Баха смешалась с полотнами Боска

И не дружат между собой полушария мозга.

   Девушка резко дернулась и освободилась из его хватки, оказавшись, нос к носу с юношей.

Где крутится строчка одна днем и ночью:

"Вали из моей головы очень срочно!"

   - Мне срочно нужны твои лекции! - вместо "привет" провопила Наташа, выхватывая у удивленной Яны сумку.
   Девушка выглядела измотанной, как если бы не спала всю ночь, что в ходе последних событий представлялось возможным. Яна протянула ей сумку, направляясь в аудиторию.
   - Что это с тобой? Обычно ты ничего не делаешь до тех пор, пока тебя петух в одно место не клюнет.
   - О, да, сегодня за него это сделала завкафедрой, - закатила глаза подруга, доставая тетрадь. - Она сказала, что если я не начну учиться и посещать занятия, то придется меня отчислить. Я бы и сама с радостью забрала документы, но тогда вам с Серсеей придется ухаживать за моей могилой, а мне не хочется вас обременять.
   - Какая ты заботливая, - фыркнула Яна.
   Они зашли в полупустую аудиторию. Преподаватель вечно опаздывал, а до начала занятий оставалось ждать еще добрые десять минут, так что у Наташи было в запасе около получаса, чтобы усвоить материал. Света уже заняла им места на заднем ряду. Девушка внимательно изучала книгу по истории русской литературы.
   Поздоровавшись, подруги опустились рядом, и Наташа сразу же приступила что-то переписывать из тетрадки Яны в свой блокнот. Спустя несколько минут, девушка отбросила ручку в сторону.
   - Ну почему я такая неудачница? В личной жизни все плохо, в учебе - отвратительно, мне бы хоть капельку твоего ума и одной проблемой было бы меньше, - несчастно вздохнула Наташа.
   Яна ткнула подругу в бок и загадочно улыбнулась.
   - Все рождаются гениями, просто потом глупеют под влиянием идиотов, - попыталась поднять ей настроение, но Наташа нисколько не поменялась в лице. Она казалась еще более печальной.
   - Я устала разрываться между учебой и своим хобби, - девушка откинулась на стуле и закрыла глаза. - У меня совершенно ничего не выходит. Я - бездарность.
   Яна тяжело вздохнула, разделяя чувства Наташи, но никоим образом этого не показывая. У них были совершенно разные ситуации, подруга знала, кем она хочет стать, а Яна и понятия не имела. Они лишь оказались в одном месте, благодаря тому, что хотели угодить дорогим им людям. Немного поразмыслив, девушка повторила за Наташей. Она вытянула перед собой ноги и закрыла глаза, устраиваясь поудобнее на стуле.
   - Универ - то, что хочет твоя мама, фотография - то, о чем мечтаешь ты. Выбирай из двух. Мой тебе совет, если уж и разбиваться в лепешку ради мечты, то только ради своей, - произнесла она так уверенно, что сама удивилась собственному тону. - И помни, что убийца успеха не отсутствие таланта, а сомнение в том, что он у тебя есть.
   - Я знаю, что мы будем делать, - заявила Света, кинув книгу на стол с такой силой, что привлекла не желаемое внимание одногруппников. Девушка поддалась вперед и заговорчески улыбнулась удивленным подругам. - Сегодня я генератор идей, - она окинула Яну оценивающим взглядом, а затем ободряюще посмотрела на Наташу. - Говорить про тебя всякие гадости было низко. Слова - не самая сильная сторона мужчин, а если учитывать что именно он рассказал твой баскетболист, неудивительно, почему всем парням вдруг захотелось проверить правдивость слухов.
   Наташа закрыла блокнот и тетрадь с лекциями. Теперь все ее внимание было приковано к Свете. Грусть внезапно сменилась злостью, она сжала руки в кулаки и выдавила из себя улыбку.
   - Я слушаю.
   - Завтра большая игра, так что пока этот недомерок будет бегать по залу с мячом, мы проберемся в раздевалку и приготовим ему небольшой сюрприз.
   - Предлагаешь его проучить?
   - Проучить? Откуда это слово в твоем лексиконе? Не проучить, не наказать. Я предлагаю отомстить, - деловито заявила Света. - Мы измажем его полотенце острым перцем или стекловатой. Выбор за тобой.
   - А потом он скажет, что у него все горит и чешется из-за какой-нибудь венерической дряни, которой я его заразила? Нет, спасибо, - фыркнула Наташа, возвращаясь к лекциям.
   - Не скажет, потому что не поймет что это твоих рук дело.
   Девушка вопросительно изогнула бровь.
   - Фактически, это сделаем мы с Янкой. Пока ты будешь фотографировать матч для студгазеты, мы проберемся в раздевалку и сделаем всю грязную работу.
   Подруги переглянулись. Им понравилась идея Светы, но поскольку для нее такое поведение было нехарактерно, девушки засомневались в правильности поступка.
   - Ну же, - умоляла их Света, - соглашайтесь. Я даже попрошу своего достопочтенного братца-любовника Джейме Ланнистера назвать номер шкафчика Леши в раздевалке, - закатила глаза блондинка. Она знала, что уговор подействует, если она назовет прозвище, данное Наташей.
   Это всегда ее приободряло.
   Яна не смела вмешаться. Она была готова принять участие в чем угодно, если бы от этого ее подруге стало легче, даже если ей самой идея казалась рискованной.
   Взвесив все "за" и "против" Наташа решительно посмотрела на Свету.
   - Серсея, ты забыла упомянуть, где мы собираемся достать стекловату.
  
   Спортивный зал был переполнен студентами, мужская часть из которых по-настоящему переживала за честь своего университета, в то время как представительницы прекрасного пола пришли поддержать своих друзей-игроков или обратить на себя внимание других баскетболистов.
   Девушки заняли места на верхнем ряду трибуны поближе к выходу. Они хотели, чтобы их присутствие на матче было замечено, однако уход остался вне поле зрения остальных.
   Молодые первокурсницы из группы поддержки светили помпонами и выкрикивали кричалки в поддержку местной команды, пока ребята обсуждали стратегию игры. Яна окинула взглядом нижний ряд трибун, куда спустились ее подруги.
   Наташа занималась своим любимым делом, в ее обязанности входило присутствие на всех мероприятиях, проходивших в стенах университета, поскольку девушка снимала для студенческой газеты. Девушка, вооружившись фотоаппаратом, лавировала между студентами и фотографировала игроков и девчонок в коротких шортах и длинных гетрах, танцы которых казались провоцирующими на что-то, что на территории университета делать запрещалось. Согласно плану, подруги должны были достать ключи от шкафчика Леши, который пустил грязные слухи об их свидании с Наташей, однако сделать это было не так просто, как могло показаться.
   Немного покрутившись у нижней трибуны, Света ринулась в бой.
   - Владимир Игоревич! - окликнула она учителя физкультуры, которому, казалось, игра так сильно наскучила, что он забыл о своих обязанностях тренера и оставил все на капитана команды. - Владимир Игоревииииич! Можно с Вами сфотографироваться?
   Ключи от всех занятых шкафчиков в раздевалке лежали прямо на скамейке рядом с преподавателем. Девушке нужно было всего лишь приблизиться и незаметно взять нужный.
   Обернувшись на просьбу, Владимир Игоревич заулыбался и покачал головой. Девушка спустилась к нему и позвала Наташу для того, чтобы та их сфотографировала.
   Яна молча наблюдала за подругами. Света была обворожительна, она прильнула к учителю, улыбаясь во весь рот. Наташе даже не нужно было пользоваться вспышкой, настолько ослепительна была улыбка подруги. Если бы все люди так улыбались, то войн было бы меньше.
   Конечно же, лысеющему преподавателю из категории "за сорок" льстило внимание длинноногой красавицы, поэтому сфотографироваться для студгазеты не было для него проблемой. Яна была уверена, что позднее он попросит Наташу отправить ему фотографии на электронную почту, чтобы затем поделиться ими на своей страничке в "Одноклассниках", где его бывшая жена, просматривая фото, будет хмурить брови, и строить догадки, не с этой ли студенткой он ей изменял.
   Девушка отвернулась от подруг, осматривая зал. Она сканировала собравшихся до тех пор, пока не поняла, что того, кого она ищет взглядом, на матче не было. Яна почувствовала легкое разочарование, что Влад не посещал подобные мероприятия, но потом вздохнула с облегчением, осознавая, что его присутствие могло бы помешать ей совершить задуманное. Ей было стыдно за свое поведение, за срывы. Девушка до сих пор удивлялась, как он все еще не оставил ее, а наоборот пытался сблизиться.
   - Земля вызывает Яну, - прошептала у ее уха Света, словно появившаяся из ниоткуда.
   Девушка подскочила на месте от удивления. Она и не заметила, что матч начался, и Наташа заняла место на трибуне для запасных.
   - Ты... достала? - вопросительно воззрилась на нее Яна.
   - Пошли, - подруга схватила ее за руку и потянула за собой.
   Они осторожно пробрались к выходу, стараясь не привлекать внимания, хотя переживать не стоило, болельщики были слишком увлечены игрой, а болельщицы - игроками.
   Преодолев один коридор, девушки, наконец, нарушили молчание вызванным волнением смехом. Несмотря на то, что здание казалось покинутым и пустым, девушки были осторожны. Они оглядывались и смотрели по сторонам, прежде чем открыть рот и перекинуться парой неосторожных фраз.
   Как только подруги подошли к мужской раздевалке, Яна остановилась, прислушиваясь.
   - Я постою настороже, - прошептала Света, приняв на себя роль шпионки. Девушка мягко подтолкнула Яну к двери.
   - Почему я все время должна делать всю грязную работу? - та недовольно шикнула в ответ.
   На самом деле она лишь притворялась. Внутри у нее все переворачивалось от возбуждения. Ее одолевал страх быть пойманной, но при этом она не могла избавиться от чувства, вызванного приступным намерением. Яна вспомнила, когда в последний раз ощущала себя такой живой, и моментально ее щеки запылали. Время будто повернулось вспять, и она вновь оказалась в объятиях Влада на заднем сидении его машины.
   Девушка попыталась отогнать мысли о его серых глазах, которые словно гипнотизировали, и пухлых губах, что хотелось попробовать на вкус.
   - Ключ, - Яна протянула руку, в ожидании ключа от нужного шкафчика.
   Света осторожно достала их из кармана пиджака и сунула в ладонь подруги. Стащить ключи у тренера оказалось легко, оставалось придумать, как вернуть их так, чтобы не быть пойманной. Пока Яна собиралась совершить задуманное, Света хотела продумать последнюю часть их маленькой проделки.
   - Пожелай мне удачи, - прошептала Яна, отворачиваясь от девушки.
   Она сделала глубокий вдох и осторожно постучалась в дверь раздевалки. Баскетбольный матч проходил в университетском корпусе, где обучались будущие учителя физкультуры. Помимо большого спортивного зала, аудиторий, столовой, в корпусе были тренажерный зал и бассейн, которые посещали не только обучающиеся студенты, но и обыватели, отдающие предпочтение невысоким ценам на абонементы дорогим фитнес-клубам.
   Яна хотела удостовериться, что в раздевалке никого не было, прежде чем ворваться туда. Девушка не желала случайно застать кого-нибудь из своих университетских знакомых в чем мать родила.
   Не услышав ответа, она немного приоткрыла дверь и заглянула в проем. Никого не обнаружив, Яна нырнула внутрь.
   В нос ударил запах пота, смешанного с мужским дезодорантом и одеколоном. Мужская раздевалка была копией женской. Небольшая комната, по бокам от которой располагались высокие шкафчики, а рядом четыре одинаковых лавочки. В конце комнаты была дверь, ведущая в душевую.
   Увидев на темной деревянной лавочке шапочку и очки для плавания, Яна попятилась назад, но затем притормозила. Из душевой доносился мужской голос и звуки струящейся воды. Решив немедленно приступить к делу, пока пловец принимал душ после бассейна, напевая какую-то глупую песню, Яна ринулась к шкафчику баскетболиста, на ходу доставая из сумки перчатки и красный перец. Все же Наташа сделала выбор в его пользу.
   Открыв шкафчик, девушка схватила полотенце и принялась выполнять грязную работу. Подруги не хотели навредить здоровью юноши, поэтому при обсуждении какая из его вещей подвергнется участи быть вымазанной острым перцем, выбор пал на то, что проще всего будет снять.
   В голове у Яны тикали часы. Руки предательски тряслись. Она считала про себя секунды, стараясь успокоиться и не наделать шуму. Едва девушка повесила полотенце на крючок и закрыла шкафчик, как в душевой воцарилась тишина.
   - Черт, - пробормотала она себе под нос, пряча в сумку перец и снимая с рук перчатки.
   Девушка развернулась на каблуках и поспешила к двери, как вдруг из-за спины послышался знакомый голос.
   - Яна?
   Она закрыла глаза и глубоко выдохнула. Конечно же, это был Влад.
   Яна натянула на губы улыбку и повернулась к нему лицом.
   - Ох, - резко выдохнула девушка, увидев юношу с одним лишь полотенцем, завязанным вокруг бедер.
   Он был немного удивлен, но при этом нисколько не смущен присутствием подруги и своим внешним видом. Яна хотела отвести глаза в сторону, но они отказывались слушаться. Все в нем было таким притягательным. Начиная от кончиков мокрых волос, заканчивая босыми ногами. Девушка, как губка впитывала и запоминала каждую новую деталь. То, что Влад был высоким и мускулистым, она знала, так же прежде уже видела тату феникса на руке, но вовсе не догадывалась, что помимо рисунков на теле у него будет еще и пирсинг в месте, название которого заставило ее уши и щеки гореть.
   - Привет? - прочистил горло юноша, пытаясь отвлечь Яну от разглядывания его тела.
   - Привет, - пробормотала она в ответ, девушка и не заметила, как тяжело дышала, прежде чем не настала ее очередь говорить. - Эм, я, - запиналась она, - мне сказали, что ты в бассейне, но я не нашла тебя там, поэтому пришла сюда, что бы, э-э-э, поговорить?
   Мысленно Яна ругала себя всеми известными ей ругательствами, ей хотелось шлепнуть себя по лбу, только бы она перестала мямлить что-то невнятное.
   - Ты могла бы просто позвонить мне.
   - Да-а-а, но мне показалось, что лучше обсудить это лично.
   - Что "это"?
   - Нас?
   - Мне кажется, или ты спрашиваешь меня?
   - Правда?
   Ответом послужил многозначительный взгляд. Яна набрала в легкие побольше воздуха и сжала ладони в кулаки.
   - Я просто поняла одну важную вещь. Думаю, нам стоит узнать друг друга получше.
   - Что ж, ты выбрала крайне удачное для этого время, - улыбнулся Влад, демонстрируя свой обнаженный торс и прикрывающее бедра полотенце.
   - Прости, - засмеялась Яна, пытаясь состроить из себя легкомысленную дурочку. - Ты ведь понимаешь, какими мы, девчонки, иногда бываем. Едва что-то в голову сбредет, так мчимся со всех ног.
   Влад нисколько не поверил ее притворству, он медленно приблизился к ней вплотную, улыбка сошла с его лица. У девушки перехватило дыхание от такой близости. Должно быть, гормоны, подумала она, определенно виноваты именно они!
   Яна приподняла голову и заглянула в глаза молодого человека. Они больше не были просто серыми, они потемнели, преобразились в подобие грозовых туч. Ей казалось, что она слышит запах дождя в воздухе, и вот-вот раздастся гром, а если он к ней прикоснется, могут засверкать молнии.
   - Уверена, что готова узнать меня? - перед ней будто стоял незнакомец.
   Влад пугал ее. Его серьезность настораживала. Кожа покрылась мурашками от такой близости. Внезапно ситуация из жутко неловкой превратилась в просто жуткую. И Яна не понимала, с чем связаны такие перемены.
   Девушка была не из тех, кто бежит со всех ног от своих страхов. Она ответила ему взглядом, в котором он без сомнений различил вызов.
   Яна провела рукой по его обнаженной груди и нарочно задела кончиком ногтя пирсинг.
   - Готов доказать, что это не напрасно? - подмигнула девушка и повернулась к двери. - Ты, я и фестиваль итальянского кино. Начало завтра в пять "Иллюзионе", - проговорила она первое, что пришло ей в голову.
   Она и сама удивилась, насколько уверено звучал ее голос. Казалось, что она была рождена для того, чтобы приглашать парней в кино.

ГЛАВА ДВЕННАДЦАТАЯ
N.I.C.E.

   Все, что Яна знала об этом небольшом кинотеатре, так это что время от времени там собирались фанаты "Доктора Кто" за просмотром специального показа финальных серий очередного сезона или рождественского выпуска. Так же "Иллюзион" был известен низкими ценами и тем, что его все время и использовали для подобного рода встреч. У входа в кинотеатр висела вывеска, зазывающая всех желающих познакомиться с современным итальянским кинематографом. Под четырьмя буквами N.I.C.E. цвета флага Италии Яна увидела названия фильмов, которые собирались показывать в течение недели, пока длился фестиваль.
   Влад ждал ее у дверей кинотеатра. Он, как истинный джентльмен, был пунктуален, что девушка не смогла оставить без внимания.
   - А ты выбрала интересное место для свидания, я бы лучше и не придумал, - пробормотал он, открывая Яне дверь и пропуская вперед.
   - Значит, ты не будешь мне предлагать встречаться с тобой в подвале или может быть под кроватью?
   - Боюсь, что если хоть одно из моих предложений, адресованных тебе, будет включать слово "кровать", то мое тело будет найдено в подвале органами нашей доблестной полиции, - глаза Влада озорно блеснули.
   Внутри кинотеатра ребят встретили запах сладкого попкорна; звуки популярных итальянских песен; фотографии - кадры из фильмов с Адриано Челентано, Орнеллой Мути, Моникой Беллуччи и других актеров со знакомыми лицами, но неизвестными Яне именами.
   Девушка прошла к кассе, доставая на ходу кошелек. Она была инициатором свидания и собиралась заплатить. Яна подумала о том, что оно было вынужденным, ненастоящим, поскольку предложила сходить в кино с целью не быть пойманной, однако, что-то внутри нее перевернулось от мысли, чем может закончиться их встреча.
   Я готова пойти на жертвы, помышляла девушка, даже если ради блага Наташки мне придется поцеловать Влада, я сделаю это.
   Внутренний голос твердил ей, что было рано погружаться с головой в новый роман после разрыва, но Яна дала клятву подругам. Она должна была почувствовать себя лучше, невзирая на прошлое. И сейчас ей было хорошо рядом с Владом. Может, в глубине души она была не готова к подобной авантюре, но прямо здесь и сейчас она была наполовину счастливой.
   - Даже не думай, что я позволю заплатить за билеты, - молодой человек накрыл ее руки своими.
   - Но это я позвала тебя на свидание, - запротестовала Яна.
   Одного взгляда Влада было достаточно, чтобы девушка замолчала. Было в его глазах что-то такое, что заставляло ее сердце биться чаще, а колени дрожать.
   Заплатив за билеты, молодой человек взял подругу под руку и направился к залу, где наблюдалась пробка. Люди столпились вокруг импровизированного бара, где бариста готовил кофе, а бармен разливал по бокалам гостей красное вино.
   - Недурно, - пробормотал Влад, разглядывая холл.
   Кинофестиваль был одним из главных событий города, поэтому стены буквально трещали не в силах сдержать поток зрителей, разгуливающих в ожидании показа, с вином в одной руке и пирожными в другой. Среди фотографов-любителей, а также представителей различных порталов с социальными сервисами, что освещали культурную жизнь города, ребята не нашли Наташу, что было странно. Обычно девушка не упускала ни единой возможности посетить подобные сборища только бы почувствовать себя профессионалом в своем деле.
   - О чем задумалась? - спросил Влад, заметив, как Яна, не отрывая взгляда от переодетых в карнавальные костюмы, подобные тем, в которых разгуливают по улицам Венеции во время всемирно известного карнавала, парня и девушки.
   - Наверное, инстаграм разрывается от фотографий с этими ребятами, - кивнула она в сторону, где очередная пара фотографировалась в обнимку с участниками кинофестиваля.
   - Неправда, - молодой человек развернул Яну к себе лицом, что-то ее беспокоило, и он не оставил это без внимания. - Можешь пообещать мне кое-что?
   - Я не знаю, вдруг ты попросишь меня пообещать сделать что-то бесбашенное, но я могу пообещать тебе, что попробую пообещать.
   По лицу Влада расплылась улыбка. Эта девушка имела на него влияние, ему нравилось то, что с ней не было легко, а порой очень даже непросто, отчего его тянуло к ней с неимоверной силой.
   - Попробуй пообещать быть со мной откровенной. Как думаешь, сможешь это сделать?
   Яна закусила губу, думая о том, что дав подобное обещание, она уже не сможет вернуться к началу. Ведь быть искренней означало быть открытой. Это тоже самое, что преподнести ключи от своего сердца на блюдце.
   - Хорошо, - девушка кивнула.
   - А теперь говори правду, красавица, о чем ты думаешь?
   Немного помедлив Яна дала ответ:
   - Мне хорошо с тобой, и я даже вроде как чувствую себя наполовину счастливой.
   - Всего лишь наполовину? - брови юноши поползли вверх.
   - После расставания девчонки заставили пройти меня курс реабилитации, пойдем, - девушка схватила Влада под руку и потащила в пустующий угол холла, где не бродил персонал и гости кинофестиваля.
   Совершенно забыв о манерах, она опустилась на пол и села "по-турецки". Молодой человек в который раз отметил, что Яна умела удивлять, однако, вслух ничего не сказал, поскольку боялся ее спугнуть. Он незамедлительно последовал ее примеру. Девушка открыла свою сумку и достала оттуда ничем не примечательный блокнот.
   - Вот, глянь, - пролистав несколько страниц, он ткнула пальцем на несколько строк, взятых в кавычки.
   - Сколько в человеке доброты, столько в нем и жизни, Ральф Эмерсон, - прочитал Влад вслух. - Что это значит?
   - То, что я должна сделать какое-то хорошее дело. Знаешь, едва не распрощавшись с жизнью, я поняла, что все время чувствовала себя несчастной и даже не осознавала этого. Столько времени упущено. А разве смысл жизни не в том, чтобы быть счастливым?
   - Для каждого смысл жизни свой, - юноша пожал плечами, - что значит для "быть счастливой"?
   - Дарить счастье другим, - без запинки ответила девушка.
   Она весь день рассматривала блокнот и размышляла о том, что ей довелось сделать и как сильно это изменило ее жизнь. Яна не знала, какой добрый поступок стоит совершить, ведь такие дела требуют простоты и искренности. Доброта корысть не любит.
   - А что ты чувствуешь, когда от людей исходит добро?
   - Свет и тепло, знаешь, есть такие люди, я бы назвала их "уютными". Они как маяк посреди моря, направляют тебя на правильный путь. Рядом с ними тоже хочется гореть, - девушка сделала глубокий вдох и смело посмотрела в глаза Владу, - я хочу этого с тобой.
   По лицу юноши прошла тень, он на мгновение отвел взгляд. Яна заметила, что на какую-то долю секунды его улыбка пропала, а на скулах заиграли желваки. Она подумала, что могла спугнуть его своим заявлением, поэтому он внезапно превратился в незнакомца, но она обещала быть честной и нисколько не жалела о том, что сказала.
   - Ты не боишься сгореть? - досадно спросил молодой человек, его голос был пропитан грустью о причине появления которой девушка не догадывалась.
   - Я боюсь так и не зажечься, - тихо прошептала Яна.
   Влад протянул руку и накрыл ее ладонь.
   - Что нужно твоему сердцу?
   - Тепло. Его так мало в дождливую осень. Мне кажется, что объятия полны уюта, света и добра, - девушка не отрывала взгляда от их переплетенных пальцев.
   Она чувствовала себя невероятно легко, несмотря на то, что делиться чувствами с посторонним человеком всегда дается непросто. Но нет. Ее собеседник больше не был незнакомцем, он стал ей верным другом.
   Яна подняла глаза и взглянула на него. Девушка заметила, что где-то глубоко внутри Влад чувствовал неизмеримую печаль, отчасти она чувствовала тоже самое, поэтому на каком-то инстинктивном уровне знала, что он несчастен, даже если все время улыбается и веселит всех вокруг.
   - Если ты хотела, чтобы я обнял тебя, надо было просто попросить.
   Последующий смех Яны разрядил обстановку, и момент душевного уединения был испорчен, но ни один из них об этом не жалел.
   - Кажется, фильм скоро начнется, - отметила девушка, наблюдая за тем, как с раскрасневшимися от вина лицами люди двинулись в сторону зала. - Потопали, может быть, позаимствуем из фильма парочку клевых цитат.
   Кинофестиваль открыл кинофильм "Гоморра", снятый по книге Роберто Савиано. Ребята были малознакомы с культурой Италии, а в частности со всем, что касается мафии, поэтому они решили немного подышать воздухом и поделиться впечатлениями, которое на них произвел рассказ о преступлениях неаполитанской Каморры.
   Покинув кинотеатр, Яна и Влад направились в небольшой парк по соседству. Девушка была весьма сентиментальной, поэтому не могла совладать с чувствами, которые вызвал фильм. Она делилась своими мыслями, а ее глаза все еще блестели от слез. Из-за света фонарей, казалось, что в них сияли крошечные звезды.
   - Так, хватит реветь, - приказал юноша и взял ее руку в свою.
   Девушка улыбнулась и вытерла щеки свободной ладонью. Она сделала глубокий вдох и едва не рассмеялась.
   - Я такая глупая. Ты то застаешь меня полураздетой, то плачущей.
   - А у нас с вами не простые отношения, не находите, коллега?
   Яна мягко улыбнулась, она подняла голову и посмотрела вверх.
   - Как жаль, что там одна темнота. Поэтому больше всего люблю лето, когда мне не спится могу часами всматриваться в ночное небо, а иногда мы с подругами берем вино и что-нибудь перекусить и идем в парк. Так наблюдаем за тем, как заходит солнце, и появляются первые звезды. К сожалению, осенью из-за постоянных грозовых туч, их практически не бывает видно.
   - Чем они тебя так привлекают?
   - Наверное, тем, что мы похожи. Некоторые люди сияют подобно звездам, но затем гаснут, исчезая в пустоте, - Яна разочарованно вздохнула и опустила глаза. - Хей, на улице мороз! У меня даже руки в перчатках окоченели, - девушка посмотрела на их переплетенные пальцы.
   Влад лишь застенчиво улыбнулся.
   - Все в порядке. Мне не холодно.
   Она ему не поверила. Девушка сняла с руки перчатку и дотронулась до него.
   - Лжец, ты ледянее айсберга!
   - Ты знаешь, каким холодным может быть айсберг?
   - Нет, но знаю, каким он может быть большим. Так что спрячь руку в карман.
   - Нет, - категорично заявил Влад. Мысленно он ругал себя за то, каким был эгоистом.
   - Почему?
   - Потому что я не хочу отпускать твою руку.
   Яна попыталась скрыть улыбку за хмурой гримасой. Она молча сняла вторую перчатку и убрала пару в сумку. Девушка схватила Влада за руку, переплела их пальцы и, не говоря ни слова, спрятала соединенные руки в карман своего пальто.
   Юноша не сводил с нее пристального взгляда. Было в ней что-то особенное, что манило его с невероятной силой, однако, понять, что именно это было, ему никак не удавалось.
   - Что теперь не так? Почему ты так смотришь на меня?
   - Сердце у тебя, как айсберг.
   - Такое же холодное?
   - Нет, такое же большое.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ОСТРЫЕ ШИПЫ НЕЖНОЙ РОЗЫ

   После возвращения домой, девушка долго не могла прийти в себя. Лежа в кровати, Яна мысленно прокручивала в своей памяти все свидание от начала до конца. Улыбка не сходила с ее лица, такой счастливой она себя чувствовала. Несмотря на то, что их спонтанный поход в кино был незабываемым, Яна никак не могла сомкнуть глаз по другой причине.
   Девушка вспоминала минуты их прощания на лестничной площадке, когда ни один из них на самом деле прощаться не хотел. Все время они говорили о какой-то ерунде, держась за руки: на прогулке, по дороге домой, а затем стоя у двери ее квартиры. На какое-то мгновение они оба замолчали. Внутри Яны что-то загорелось, она посмотрела в глаза Влада и потеряла способность дышать. Они долго не могли разомкнуть руки и нарушить тишину.
   Взгляд Яны опустился на губы юноши, и она с трудом втянула в себя воздух. Ей было любопытно, какими они будут на вкус. От мысли, что Влад вот-вот ее поцелует, девушка задрожала.
   Молодой человек тяжело вздохнул, на секунду сильнее сжал ее пальцы, а затем отпустил. Он медленно наклонился вперед, и Яна почувствовала его дыхание у себя на губах. Девушка закрыла глаза, готовясь к поцелую, но неожиданно для него самого Влад отступил. Юноша с трудом лишь вымолвил:
   - Ты красивая, как роза, но можешь ранить, - его губы едва коснулись ее лба, и Яна поняла, что будь она действительно цветком, то в ту же секунду бы завяла.
   Влад медленно отпрянул, не отводя взгляда от ошеломленной девушки. Выражение ее лица выдавало разочарование, смешанное с удивлением, которое она испытывала и отчаянно пыталась скрыть.
   - Спокойной ночи, красавица, - произнес он.
   Только лежа в кровати собственной спальни, Яна смогла вымолвить в ответ:
   - Спокойной ночи.
  
   Едва босые ступни коснулись ледяного пола, девушка дрогнула. Ее кожа мгновенно покрылась мурашками. В воздухе витал знакомый из детства запах фенола; одинаковый запах во всех больницах и поликлиниках.
   Яна не помнила, как она тут оказалась, и не знала куда направляется, но у нее было странное чувство, словно она ступает по коридору больницы, в которой уже когда-то была, хотя ничего знакомого в окружающих стенах не было.
   Она медленно шагала вперед по пустому коридору.
   - Здесь кто-нибудь есть? - ее голос эхом отразился от бетонных стен, и будто по сигналу свет во всем здании погас.
   Яна остановилась, привыкая к темноте. Ее слегка покачивало из стороны в сторону. Единственным звуком, нарушавшим тишину, было лишь ее собственное тяжелое дыхание. Девушка попыталась вспомнить, как она попала в больницу, однако, последним, что она помнила был самый странный поцелуй в ее жизни.
   Яна начала перебирать события в памяти, как вдруг в конце коридора раздался скрип. Отворилась дверь одной из палат, откуда струился лунный свет.
   Не рискнув произнести ни слова, девушка направилась прямиком в палату. Ее сердце выпрыгивало из груди, она чувствовала себя ребенком, ждущим появления Деда Мороза в новогоднюю ночь.
   - Знаешь, я часто вспоминаю тот день, когда влюбился в тебя по уши, - раздался знакомый голос, услышав который, Яна смелее ринулась вперед. - Это было на волейбольной площадке. Был конец девятого класса, апрель, уже достаточно тепло, чтобы проводить вечера, играя в мяч. Ты была единственной девчонкой в команде. Помню, когда ты впервые после уроков увязалась за нами, чтобы поиграть. Я тогда сказал, что ты слишком нежная для этого.
   У Яны перехватило дыхание, перед ее глазами пронеслись воспоминания школьных лет. Девушка прибавила шаг, однако, открытая дверь, словно отдалялась, ей никак не удавалось дойти до палаты.
   - Вместо того чтобы обидеться, ты начала громко высказываться о сексизме и равноправии полов, а еще заявила, что лучше всех девчонок в классе играешь в волейбол. И если мы нашей большой мужской компанией собрались сыграть в такую простую игру, то мы еще большие неженки, чем ты.
   Девушка отчетливо услышала вырвавшийся у Игоря смешок.
   - Ты меня тогда уделала, и я взял тебя в команду. В ответ ты многозначительно улыбнулась и пробурчала себе под нос что-то вроде: "Не зря женщины боролись за эмансипацию". О боже. Эмансипация, ты серьезно? Я тогда подумал, что ты чертов гений, а я, в свою очередь, просто обязан с тобой подружиться.
   На глазах у Яны навернулись слезы. Она прокручивала эту сцену у себя в голове, отчего ком встал в горле. Девушка отчетливо помнила каждую деталь их спора, слышала голоса, представляла жесты.
   - Мне всегда так нравилась твоя искренность. Ты ведь никогда не старалась быть на кого-то похожей. Девчонки боялись сломать ногти во время игры, а ты свои аккуратно состригала, чтобы они не были преградой. Помню, как сказал тебе, что именно ценю в тебе тебя. Твои щеки залились краской и ты ответила...
   - Чтобы быть собой нужна смелость, люди все время притворяются из страха быть отвергнутыми, - пробормотали они в один голос.
   Внезапно перед Яной возникла дверь, та самая до которой буквально мгновение назад, казалось, было не добраться. Девушка толкнула ее, и она отворилась шире. Яну охватил страх перед неизвестностью, она была уверена, что увидит Игоря, и это по какой-то неведомой причине ее пугало.
   - Игорь? - позвала она его, прежде чем войти в больничную палату.
   Однако он не пошевелился. Запах фенола перебил аромат цветов. Девушка осмотрела комнату и заметила вазу с кустовыми розами на подоконнике, освещенным лунным светом.
   - Я до сих пор не могу поверить, что так вышло, - произнес он, по-прежнему сидя спиной к Яне.
   - О чем ты?
   - Мне так жаль, ты даже не представляешь. Надеюсь, что ты слышишь меня.
   - Я стою прямо за тобой, конечно же, я тебя слышу, - возмутилась девушка.
   До сих пор она так и стояла в дверях, не решаясь войти в палату. Но сейчас, чувствуя легкое раздражение Яна поддалась вперед. Она хотела коснуться его, заставить посмотреть ей в глаза, но стоило только сдвинуться с места, как она заметила, что в комнате они были не одни.
   - Что за...
   Яна медленно обогнула угол и увидела, у чьих ног сидел Игорь. На больничной койке лежала девушка, чье лицо она видела на фотографиях в своей комнате; лицо, которое смотрело на нее в зеркале каждый день; это лицо было изуродовано мерзким шрамом, тянущимся от правого виска до подбородка.
   - О боже, - девушка зажала рот руками и отпрянула.
   - Только не уходи, прошу тебя. Я без тебя пропаду.
   Девушка не видела лица Игоря, но, несмотря на шум в ушах, она слышала, какой горечью был пронизан его голос. Он протянул руку и сжал пальцы Яны. Той самой, что лежала без сознания.
   Яна взглянула на свои руки, на мгновение ей показалось, будто кто-то их коснулся. От испуга девушка стала отступать назад и уперлась спиной в стену.
   - Игорь! - прокричала она, но юноша ее не слышал.
   По ее щекам текли слезы, а пальцы покалывало, будто кто-то крепко их держал в своих ладонях. Девушка продолжала кричать до тех пор, пока не заболело горло. Молодой человек так ее и не услышал, только его слова эхом отдавались у нее в голове.
   Вернись, умоляю тебя. Я буду ждать, сколько потребуется, главное возвращайся.
  
   Яна задыхалась. Девушка подпрыгнула на кровати, когда наконец-таки ей удалось пробудиться ото сна. Она отчаянно хватала ртом воздух. Все ее тело дрожало, а руки не слушались, лоб покрылся испариной. Немного придя в себя, Яна сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. Это был всего лишь ночной кошмар, бормотала она себе под нос, реалистичный и странный ночной кошмар. Убедив себя в том, что она полностью успокоилась, девушка решила смыть неприятный зуд, оставшийся на щеках после слез.
   Это был далеко не первый раз, когда Яна плакала во сне, однако в последнее время это явление повторялось все чаще и чаще. С наступлением утра девушка отвлекалась и об этом забывала, а по ночам, пробудившись от очередного плохого сна, повторяла себе, что так на нее влияет стресс. Однако по ночам ее преследовало странное чувство, будто все что происходило до этого, было лишь плодом ее фантазии, а кошмары казались слишком правдивыми.
   Девушка встала с кровати, голова закружилась, перед глазами замелькали пятна. Яне до сих пор мерещился аромат роз, вероятно, так сильно ее впечатлили слова Влада, что она везде слышала запах цветов.
   Она медленно вышла из комнаты, наощупь пересекла гостиную и добралась до ванной. Девушка зажгла свет, о чем мгновенно пожалела. Сощурившись, она подошла к умывальнику и включила воду. Яна умылась холодной водой и почувствовала облегчение, окончательно избавившись от воспоминаний о жутком ночном кошмаре.
   Сделав глубокий вдох, она выпрямилась и открыла глаза.
   - Ах! - Яне едва удалось подавить испуганный крик.
   В зеркале, висящем над умывальником, она увидела свое отражение. Привычные черты лица казались ей незнакомыми. Под глазами были видны синяки и кровоподтеки, на щеке и лбу ссадины, а одну сторону лица полностью покрывал длинный рваный шрам. Девушка пошатнулась. Ее колени подкосились, и она едва смогла удержаться на ногах. Яна вцепилась в края умывальника и уронила несколько баночек с различными скрабами и кремами.
   С трудом переборов онемение, она коснулась трясущимися руками лица, однако кожа по-прежнему была гладкой и шелковистой. В зеркале она видела, как ее пальцы скользят по поверхности шрама, но ни боли, ни грубых рубцов девушка не чувствовала.
   - Это всего лишь галлюцинация, - пробормотала она себе под нос.
   Яна закрыла глаза и тихо шептала:
   - Это твое разыгравшееся воображение. Все хорошо. Ты жива, здорова. Это все не по-настоящему. Успокойся, сделай глубокий вдох, - продиктовала она себе. - А сейчас насчет "три" ты откроешь глаза и сама убедишься в том, что тебе это померещилось.
   Сжав руки в кулаки и стиснув зубы, она последовала собственным инструкциям.
   Раз.
   Два.
   - Ты там жива? - раздался обеспокоенный голос по другую сторону двери, от неожиданности девушка вздрогнула. - Меня разбудил шум, ты точно в порядке?
   Яна была настолько ошеломлена и не обратила внимания на тот факт, что даже будильнику редко удавалось заставить ее отца подняться. Она повернула кран и выключила воду, избегая смотреть в зеркало.
   - Да-да, все хорошо, - девушка растерялась. Она хотела открыть дверь, но поняла, что это будет ошибкой. Она не сможет подобрать правильных слов и объяснить, почему ее лицо разбито.
   - Уверена, что нормально себя чувствуешь? - пробормотал сонный мужчина.
   - Пап, женские дела. Не более, иди спать, - настояла девушка.
   До нее донеслось недовольное бормотание отца. Он тяжело вздохнул и направился в свою комнату.
   - Сладких снов, - сказала громко Яна, чтобы отец за дверью ее услышал
   Девушка медленно повернулась к зеркалу и облегченно выдохнула. Ее лицо выглядело нормально. Синяки, шрам и ссадины отсутствовали. Яна боялась поднять руки и провести подушечками пальцев по лицу. Ей казалось, что чары рассеются, и она вновь увидит в зеркале пугающее отражение.
   Кошмары снились ей от стресса, видимо, поцелуй Влада пошатнул и без того слабые нервы своей подруги.
   - Представить не могу, что же с тобой будет, когда он поцелует тебя по-настоящему, - обратилась девушка к своему отражению. - Даже боюсь вообразить.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Князькова "Новогодний диагноз" (Короткий любовный роман) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Кофф "Перевоспитать охламона " (Любовные романы) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | Н.Соболевская "Опасные игры или Ничего личного, это моя работа" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"