Липатов Борис Михайлович: другие произведения.

божий избранник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Есть имя, которое всегда произносится с
   ужасом. Он - Дьяволино и способен
   пробуждать наивысший страх.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   БОРИС ЛИПАТОВ
  
  
   БОЖИЙ ИЗБРАННИК
  
  
  
   Аннотация
  
   Эта повесть - захватывающая история противоборства
   человека, со сверхъестественными силами. И то, что пережил
   герой, повергнет в шок любого.
  
  
  
   ОГЛАВЛЕНИЕ
  
  
  
   ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА 1
  
   ПРИЗРАК АЛЕНЫ 2О
  
   НЕВЕСТА 32
  
   ИСКУСИТЕЛЬНИЦА 44
  
   ЗНАМЕНИЕ 54
  
   НАШЕСТВИЕ ВАМПИРОВ 69
  
   СОБИРАТЕЛЬ ДУШ 89
  
   ПОСЛЕДНЯЯ ЖЕРТВА
  
   АЛТАРЯ 101
  
  
   Первая встреча
  
  
   Сон у него был беспокойный, какие-то кошмары, видения. Когда Алексей открыл глаза, то увидел, что в комнате светло. Через занавески проскальзывали лучи солнца. Он лежал в кровати и никак не мог вспомнить, как оказался здесь.
   Минувшей ночью была гроза. Алексей знал это наверняка, поскольку, вынырнув из сна, услышал выворачивающий нутро гулкий рык - о стены комнаты. Грохотала настоящая буря.
   Однако, в чем заключался кошмар, он не мог сейчас вспомнить. Алексей чувствовал головокружение и потерю ориентации точно только что сошел с взбесившейся карусели. Зато помнил, что сев в постели, увидел молнию, такую яркую, что в наступившей следом тьме у него перед глазами замелькали пятна - пятна памяти.
   Алексей попытался сесть, и ему показалось, что череп сейчас расколется. Он схватился за голову обеими руками и, ругаясь, старался подавить боль. Алексей не понимал, что происходит, и где он находится. Постепенно боль стала отступать и он, снова упав на кровать, погрузился в сон.
   Вдруг Алексей увидел, как откуда-то из глубин тьмы возникла рука и закружила над лицом, целясь выцарапать ему глаза. Он в отчаянии попытался отдернуть голову, отвернуться, но не мог этого сделать. Алексей был словно пришпилен к земле, лишен возможности, защищаться. Он застонал и забился, пытаясь увернуться от страшных скрюченных пальцев, медленно приближавшихся к его открытым глазам. Рука постепенно разрасталась, делалась все шире и жилистее, заслоняя от него весь мир. Алексей заметил, как дрожат сухожилия, предвещая острую боль в глазницах, которые вот-вот опустеют. С истошным криком: - Нет, - он начал сопротивляться.
   Рука вдруг вспыхнула. В считанные секунды она сгорела дотла и превратилась в пепел. Алексей увидел очертания другой руки. Она легла ему на лоб, и ее прикосновение успокоило, принесло блаженное избавление от боли, с каждым вздохом разрывающей его мозг. Алексей попробовал разглядеть кто это, но на его глаза легла ладонь, и он забыл обо всем.
   Незнакомый мужской голос произнес:
   - Жара нет. Спите. Вам необходим покой.
   И Алексей провалился в сон, в котором, он находился дома. Рядом с ним стояла его жена, Алена, и что-то говорила.
   Когда Алексей опять открыл глаза, ему показалось, что он чувствует запах лекарств. Алексей осторожно откинул одеяло и попытался подняться.
   - Лежите, лежите, - услышал он женский голос. Рядом стояла девушка в белом халате с улыбкой на лице и гладила его по голове.
   - Вам необходим покой.
   - Вы кто? И где я нахожусь?
   - Вы находитесь в больнице, а я медсестра Настя. - Улыбка на ее лице сменилась грустным выражением. - Сейчас придет врач и поговорит с вами.
   Она вышла, и Алексей почувствовал себя одиноким и беззащитным, хотя причин для волнения в данный момент вроде бы не было.
   Он закрыл глаза и попытался что-нибудь вспомнить. Пятна проплывали перед ним, как в кинофильме. Это были расплывчатые кадры, которые он никак не мог разобрать. Затем они прерывались, и все начиналось сначала.
   Алексей открыл глаза и увидел входящего в палату врача.
   - Сегодня вы хорошо выглядите, молодой человек, - сказал он, присаживаясь на кровать. - Давайте попытаемся вспомнить, что с вами произошло.
   Алексей в нервном напряжении попытался подняться, но он остановил меня.
   - Что со мной, доктор? Я ничего не помню.
   - Ничего страшного. У вас был шок - кризис нервного перенапряжения. Ваша знакомая, Ирина, нашла вас лежащим на полу без памяти. Пока везли сюда, вы в бреду разговаривали с каким-то, Дьяволино. Пройдет некоторое время, и вы все вспомните, а пока вам необходим покой. Вечером я зайду, и мы продолжим нашу беседу, а пока отдыхайте. Сейчас придет Настя и сделает вам успокаивающий укол.
   - Дьяволино, - прошептал Алексей, как только врач вышел. Он наморщил лоб, и у него стали появляться кадры все отчетливее и отчетливее. Память начинала возвращаться.
   Вошла Настя и сделала укол. Постепенно он провалился в темноту.
  
   Алексей открыл глаза, не будучи при этом уверенным, спал ли вообще. Что это, продолжение сна? Было так темно, что у него не было уверенности, открыты ли они вообще. Ощупал веки, чтобы убедиться, что они открыты. Они открыты. Снова провалился в никуда. Возвратился. Постепенно он стал различать контуры предметов в комнате. Но ему пока еще было непонятно, что же его разбудило.
   Алексей лежал неподвижно, затаив дыхание и вслушиваясь, один-одинешенек, и слышал только ветер, шумно пытающийся пробраться через окно. Долго, ужасно долго его терзает мысль, что он в мгновение разлетится на кусочки. Алексей заставил себя собраться. Вдруг что-то услышал, хотя звук этот был едва, уловим. Он воспринял его больше внутренним слухом. Алексей узнал его сразу и вздрогнул, как от удара током. Именно этот звук его и разбудил. Монотонный и жалобный скрип двери.
   Некоторое время Алексей не мог двинуться с места - лежал точно парализованный. Потом по спине пробежал мороз, и, чтобы унять дрожь, он так сжал руки, что побелели пальцы. Он облизнул пересохшие губы и расширенными глазами уставился в темноту. Двери были закрыты.
   - Это психоз, - сказал Алексей себе. - Вероятнее всего, просто депрессия, о которой говорил врач - искажение восприятия, нарушение психического равновесия. Через это проходит почти каждый человек, у которого случился шок.
   Он решил, что не будет обращать внимание на этот скрип и попытается опять уснуть. Натянув до ушей одеяло, закрыл глаза. Алексей был так измучен, что нуждался во сне. Пролежав несколько минут с закрытыми глазами, снова открыл их и стал вспоминать то, что с ним произошло. Оставалось так много незаданных вопросов. Теперь он надеялся, что очень скоро получит на них ответы.
   Внезапно что-то опалило его сознание. Перед глазами промелькнуло все, что с ним произошло.
  
  
   С той поры, когда началась эта история, прошло не так много времени, и, хотя его тягостные сомнения до сих пор не развеялись, реальность тех дней отодвинулась далеко, перейдя в область воспоминаний. И вот Алексей решил изложить минувшее событие в виде хроники, полагая, что это может оказаться весьма интересным и поучительным. Чтобы рассказать эту историю во всех ее подробностях, придется начать с самого начала. "Попробую, - подумал он. - У него есть своя история, как и у каждого человека. В этом ведь и заключается жизнь. Да еще такая, которую не дай бог кому-то пережить. Поэтому он и хочет, вам ее рассказать. Однако, ему очень тяжело отважиться на это. Почему? Да потому что события, связанные с ним, будут восприняты всего лишь как вымысел психически больного человека".
   Вполне вероятно, что найдутся люди, которых его рассказ лишит покоя. Это смущает и тяготит его. И дело не только в том, что события положенные в основу повествования, были страшнее и непонятней самых безумных фантазий и снов. Гораздо хуже, что все рассказываемые события еще и теперь вселяют в него ужас.
   Когда он задумывался над тем, что произошло, голубое небо у него над головой затягивается свинцовыми тучами, в ушах раздается барабанная дробь, в глазах темнеет, и весь мир начинает казаться призрачным и таинственным.
   Возможно, теперь это кажется неправдоподобным, так как фактор времени - штука довольно серьезная.
  
   В то время Алексей был благополучным молодым человеком. Ему было тридцать лет, и жизнь казалась радостной и безоблачной.
   В тот памятный вечер он повздорил со своей женой, и, выйдя на улицу, случайно столкнулся со своим приятелем - Виктором.
   - Ты что такой хмурый, - спросил тот, - с Аленой поругался.
   - Да все в порядке, всякое бывает.
   - Не бери в голову, - сказал Виктор. - Если хочешь, пошли со мной.
   - А ты куда?
   - Иду играть на автоматах. Присоединяйся ко мне, убьешь время и проверишь свое везение.
   Возвращаться домой не хотелось, и Алексей пошел с ним. Когда они вошли в зал игральных автоматов, то сразу нужно было отметить первую странность этого страшного дня. В зале не оказалось ни одного человека.
   - Вот здорово, - сказал Виктор, не придавая этому никакого значения, - можно будет играть сразу на всех автоматах. Пойдем, поменяем деньги и начнем играть. Чувствую, что сегодня удача будет на моей стороне.
   Они поменяли деньги, и подошли к автоматам. Когда Алексей хотел опустить монету в щель, тут с ним приключилась вторая странность, касающаяся только его. Вдруг застучало сердце. Кроме того, его охватил необъяснимый, но столь сильный страх, что захотелось тотчас же бежать отсюда без оглядки. Алексей оглянулся, не понимая, что его напугало. Побледнев, вытер лоб платком, "Что это со мной творится", - подумал он.
   И тут перед ним опустился туман, и из него появился призрачный человек - силуэт созданный из света и тени. Еще больше побледнев, он вытаращил глаза и в смятении подумал: "Этого не может быть".
   Но это, увы, было, и силуэт, сквозь которого было все видно, приблизился к нему туманной походкой и, остановившись, не касаясь земли, стал качаться перед ним то влево, то вправо. На месте лица у него просматривались лишь темные очертания. Глазницы существа ослепительно сияющие синим светом, словно горящие бриллианты, вспыхнули с такой силой, что его голова качнулась назад. Алексей почувствовал, как какая-то устрашающая сила сжимает его сердце, оставляя незащищенными кровяные сосуды. Фигура колыхалась, и призрачные очертания подобия руки скользнули по его лицу, оставляя запах пыли. У Алексея еще нашлись силы отступить назад. Ужас до того овладел им, что он закрыл глаза. А когда их открыл, то увидел, что все кончилось: туман рассеялся, призрак исчез, а заодно и тупая боль в сердце.
   Алексей стоял, бессмысленно глядя в пространство. Так он простоял несколько минут, затем понемногу взял себя в руки.
   - Черт возьми! - воскликнул Алексей. - Ты знаешь, Виктор, у меня что-то вроде галлюцинации было. Он попытался усмехнуться, но в глазах еще прыгала тревога, а руки дрожали.
   - Не гони пургу, - сказал Виктор. Начинай играть, может быть, хоть тебе повезет.
   В это время дверь открылась, и в зал вошел мужчина. Он был худой и высокого роста. Правый глаз у него был черный, левый зеленый. Брови черные, но одна выше другой. Подойдя к ним, он остановился.
   "Вот бы сейчас выиграть", - подумал Виктор, собираясь опускать монету в щель, как услышал голос незнакомца:
   - Не надо бросать, вы проиграете. А ваш товарищ, Алексей, выиграет.
   - Чушь какая-то, - пробормотал Виктор, опуская ее.
   Незнакомец оказался прав. Виктор проиграл, а он выиграл.
   - Откуда вы знаете, как меня зовут? - удивился Алексей.
   Незнакомец усмехнулся.
   - Ваш товарищ так вас называл.
   Алексей пожал плечами и продолжал играть. Самое главное в этот вечер заключалось в том, что чем больше проигрывал Виктор, то тем больше выигрывал он.
   - Новичкам везет, - раз за разом повторял Виктор, опуская монеты и проигрывая. Все это время незнакомец стоял рядом с ними и улыбался. Наконец у Виктора закончились деньги, и он произнес глухим голосом:
   - Все спустил, сегодня у меня непруха. А как твои дела?
   Алексей показал ему груду монет.
   - Забирай деньги, и пойдем отсюда, а то я за себя не отвечаю. Он с ненавистью посмотрел на незнакомца.
   В этот вечер, Алексей выиграл пятнадцать тысяч рублей. Деньги ему показались фантастическими, так как за час, он выиграл свою месячную зарплату.
   Они направились к выходу. Незнакомец уже стоял там.
   - Скоро мы с тобой встретимся, - обратился он к Алексею. - Тебе будет сопутствовать удача, и мы с тобой познакомимся поближе. Он говорил так, как будто приказывал. Алексей заглянул в его глаза и увидел, что правый, зеленый, у него безумен, а левый - пуст, черен и мертв. Тревожные мысли стали мучить его.
   Вернувшись, домой, Алексей не стал рассказывать жене о выигрыше. В этот вечер он решил для себя, что буду играть каждый вечер, надеясь стать миллионером, и тогда Алена будет гордиться им. В этот вечер в нем что-то надломилось, и жадность поработила его.
   В течение месяца Алексей ходил на работу, как на каторгу. Работа его совсем перестала интересовать. Ему казалось, что день тянется медленно, и он ловил себя на мысли, что каждую минуту посматривает на часы и ждет окончания рабочего дня. Он спешил играть, как будто от этого зависела его жизнь.
   Азарт, который появился, захватил его полностью, но удача отвернулась от него. Правда, бывали дни, когда ему удавалось немного выигрывать, но это случалось крайне редко. Алексей стал постепенно залезать в долги, каждый раз надеясь отыграться. Он играл и проигрывал, но никак не мог остановиться. Эта игра довела его до состояния полного истощения нервной системы. Суть состояла в том, что в эти дни Алексей опустился, как умственно, так и физически. Он стал терять интерес к вещам, из которых до сих пор складывалась его жизнь. Ловушка захлопнулась, и он не видел из нее выхода.
   Однажды, сидя за игральным автоматом, Алексей хотел опустить последнюю оставшуюся монету, как вдруг услышал голос, говорящий естественным тоном:
   - Алексей!
   Он вздрогнул, и резко обернувшись, посмотрел по сторонам. Никого рядом не было.
   "Видимо, что-то почудилось", подумал он, бросая монету в автомат. Алексей опять проиграл. И в этот момент он снова услышал шепот:
   - Алексей!
   Парализованный ледяным страхом, он с трудом заставил себя повернуться. Рядом с ним стоял тот же незнакомец.
   - Что случилось? - спросил тот. - Ты на себя не похож. Проигрался?
   Алексей молча кивнул в ответ.
   - Не расстраивайся так. Попробую тебе помочь. Брось эту монету, - произнес незнакомец, протягивая ее. - Не зря говорится: утопающий хватается за соломинку. И стал уверять, что его монета принесет удачу.
   Алексей безнадежно вздохнул и опасливо посмотрел по сторонам. Он решил, что незнакомец его просто дурачит, но повиновался ему безропотно и беспрекословно. Побледневший от волнения, он взял протянутую монету и бросил в автомат. В этот момент Алексей увидел капли крови на указательном пальце.
   "Поцарапал о монету", - пронеслось в голове, и он погрузился в забытье. Ему чудилось, что он сидит за столом в большом зале. Рядом с ним сидит незнакомец, а напротив, несколько красивых девушек.
   - Эти девушки все твои, - услышал Алексей голос незнакомца, выбирай любую. Затем наполнил бокал красным вином и сказал:
   - Выпей, сейчас это тебе не помешает.
   Алексей выпил залпом вино и бросил взгляд на них. "От таких девушек, можно легко потерять голову, - подумал я. - А как же Алена"? За год жизни с ней, он сделал несколько важных для себя открытий. Прежде всего, открыл, что любовь действительно существует, и твердо убедился в том, что до сих пор не понимал и не знал этого. Он понял, что существует верность, и не разу не изменял жене. Алексей решил подняться и уйти, но тело не слушалось его. Он не успел еще удивиться тому, что не может подняться, как к нему подошла удивительная девушка. Она, безусловно, была великолепна, и он почувствовал гипнотическое воздействие чувственности, исходящей от этого обворожительного тела. В ней было все, чему могла бы позавидовать любая женщина, и против чего не устоял бы и святой. Она взяла его за руку и повела куда-то вглубь зала. Они сели на диван, и девушка сразу впилась в его рот жадным поцелуем. Глаза же ее выражали истому и страсть. Алексея заразила такая жажда секса, которого он никогда не испытывал. Алексей грубо раздвинув ей ноги и вошел в нее с такой яростной, нечеловеческой силой, которая неведомо откуда появилась в нем. Их любовь была яростной, но это была не любовь, а похоть.
   Когда он открыл глаза, то сильно удивился тому, что продолжает сидеть за игральным автоматом. Передо ним лежала груда выигранных монет. "Вот так чудеса, - подумал я. - Вот так всегда бы". Затем посмотрел на часы и очень удивился. Его сон продолжался меньше минуты.
   - Я же говорил, Алексей, что ты выиграешь, - опять услышал он голос незнакомца.
   - И все же, откуда вы меня знаете? - спросил Алексей.
   - Я обо всех все знаю, - ответил незнакомец. - Ну, как понравилась тебе девушка? Теперь она принадлежит тебе. Делай с ней, что хочешь. Это мой подарок тебе.
   Алексею вдруг стало тяжело дышать.
   - Это безумие, - прошептал он. - Это... безумие.
   - Нет, мой друг. Безумие - не принимать реальный мир таким, каков он есть. А вот внезапно понять, что после стольких лет обмана впервые по настоящему видишь жизнь. Это, значит, излечится от безумия. Ты согласен со мной?
   Алексей удивленно пожал плечами и хотел ответить, но незнакомец уже исчез, как будто его и не было. Он собрал монеты и хотел уже обменять их на деньги, как вновь услышал тот же шепот:
   - Играй дальше.
   С минуту Алексей сидел неподвижно. Наконец он решился еще раз попытать счастье и бросил монеты в разные автоматы. То, что он увидел, не укладывалось в его голове. Алексей закрыл глаза и когда вновь открыл их, увидел, что это не сон. Он выиграл на всех автоматах.
   Алексей опять посмотрел на часы. Было уже поздно и пора было возвращаться домой, к Алене. Его лоб покрылся потом, когда он подсчитал выигрыш - семьдесят тысяч рублей. Он до конца не мог в это поверить.
   - Бред какой-то, - безостановочно повторяли его трясущиеся губы. Алексей уже не мог понять, где кончается сон и начинается реальность. - Такую удачу надо отметить, - решил он, покупая шампанское.
   Во время ужина Алексей стал рассказывать жене о том, что с ним произошло, опуская свой сон. Выслушав его, Алена сказала:
   - У тебя просто разыгралось воображение.
   - А как же кровь на пальце. Он посмотрел на него, но не увидел никаких порезов. Алексей поднялся с кресла и возбужденно стал ходить по комнате взад и вперед. На его лбу образовались складки.
   - Это мне не нравится, совсем не нравится, - говорил он сам себе. Алексей все глубже и глубже погружался в трясину самых невероятных предположений.
   Алена бросила на него испуганный взгляд и молча покачала головой. На ее осунувшемся, печальном лице, появилось упрямое выражение.
   - Ты наверняка перетрудился, - сказала она. - Пойдем отдыхать. Они легли спать, и Алексей сразу отключился.
  
  
   "Приснится же такое", было первой его мыслью, когда он открыл глаза. За окном светило солнце, доносилось чириканье птиц, а ему казалось, что он еще продолжаю ощущать ласки все той же прекрасной незнакомки. На этот раз они занимались любовью нежно и спокойно. Алексей до сих пор чувствовал запах ее тела и горячее дыхание, которое щекотало его кожу. Он никогда еще не испытывал такого всепоглощающего сладострастия. "Хоть это был и сон, но все равно вспоминать об этом было приятно, - с запоздалым сожалением подумал я. - Когда еще удастся провести так время. Во сне и то не часто такое случается".
   Есть сны, которые только наполовину рождены подсознанием. Мы их так живо, помним, проснувшись, что хотим, чтобы они достались нам до конца - засыпаем снова, просыпаемся и опять засыпаем, а сон все снится, и, в нем есть та логическая связность, которой не бывает в настоящих снах.
   Услышав рядом с собой дыхание, Алексей повернулся на бок и увидел рядом, Алену. Ему стало неприятно, что он мог ей изменить, даже во сне.
   Алексей тихо поднялся, чтобы не разбудить жену, и пошел в ванную. Приняв душ, он посмотрелся в зеркало и увидел на животе небольшой синяк.
   - Бред какой-то, - пробормотал он, вспомнив, как прекрасная незнакомка целовала его живот на прощание. - Сон продолжается. Алексей подмигнул своему отражению. Он старался выглядеть бодрячком, но на самом деле ему стало жутковато. Когда он обнимал незнакомку, то не сомневался, что все происходит во сне. Сейчас он был уверен, что не спит. Алексей парил между сном и явью, страшась того и другого. Он уже не мог понять, где кончается и начинается реальность. Одеваясь, он не переставал обдумывать происшедшее, и решил больше не рисковать и не посещать игральные автоматы.
  
  
   После работы Алексей не знал, что делать. Около часа он бесцельно бродил по улицам, следуя туда, куда увлекала его толпа, пока вновь не оказался около тех же игральных автоматов. Что притягивало его сюда, он не знал. Просто подошел к ним, подчиняясь неведомому, незнакомому чувству, поднявшемуся внутри его.
   - Да что, черт возьми, происходит, - сказал Алексей сам себе, открывая дверь. Он вошел и направился к автоматам.
   - Я давно жду тебя. Пора начинать игру, - услышал он знакомый шепот за спиной.
   Алексей вздрогнул и по привычке обернулся, но никого за спиной не было. Он опустил монеты в разные автоматы и проиграл.
   "Повторяется вчерашний день", подумал он, продолжая опускать монеты и проигрывать.
   - Как спалось тебе после вчерашнего выигрыша? - услышал Алексей голос за спиной. Он повернулся и увидел незнакомца, который улыбался ему. А как насчет любовной идиллии? Скажи, хороша девчонка?
   "Вот пристал, как банный лист, - со злостью подумал Алексей. - И откуда незнакомец знает мои сны". Он ничего ему не ответил и перешел к следующим автоматам. В спину он услышал голос:
   - Бросай в первый, третий и пятый автоматы.
   Алексей автоматически последовал совету незнакомца, и услышал звон монет, вылетающих из автоматов. Что же это творится? Отрицать реальность происходящего, отказываться верить, что вновь выиграл, он больше не мог. Алексей провел руками по лицу. Может, он сходит с ума. Его голова гудела, как колокол, а руки противно дрожали.
   - Все сумасшедшие люди считают себя нормальными, - пробормотал он и стал собирать монеты. Он собрался уходить, как во сне или наяву, услышал внутренней голос:
   - Не уходи, продолжай играть, продолжай... Алексей попытался повернуть голову, но его шея затвердела. Плечо пульсировало. Рука, того не ведая, уже опускала в прорезь монету. Через мгновенье посыпался новый выигрыш. Капельки пота покрыли лицо и шею маленькими блестящими бисеринками. "Не может быть, - думал он, - не может быть".
   - Ну, как тебе мой совет. Незнакомец продолжал стоять рядом с ним и смотреть на него. Алексей никогда не видел подобных глаз. Они были одновременно пронзительны и пусты, будто кукольные, лишены всякого выражения, и Алексей почувствовал, как по его спине пробежала дрожь.
   "Хватит с меня, - подумал он, - надо поставить все на свои места".
   - Кто вы, и что вам надо от меня? - Алексей скрипнул зубами. В нем неудержимо закипала ярость.
   - Завтра вечером я отвечу тебе на все вопросы, - произнес незнакомец.
   В это время над головой Алексея раздался резкий, почти сумасшедший смех. Он немного отступил и взглянул наверх. Ничего не было видно. Снова посмотрел туда, где только что был незнакомец, но тот исчез. Алексей вытащил из кармана платок, вытер лицо и тихо засмеялся. "Ничего не понимаю", подумал он
  
   По дороге домой Алексей решил ничего жене не рассказывать, чтобы не выглядеть посмешищем в ее глазах, а все выяснить завтра у незнакомца.
   - Ты что так поздно, - набросилась на него Алена, как только он переступил порог. - Ужинать будешь?
   - Что-то не хочется. Я с ребятами перекусил, - соврал он.
   - Тогда давай ложится.
   Алексей лежал с женой в кровати и ощущал тяжелую усталость. Ее глаза были закрыты, а теплое тело прижато к нему. Тут он вспомнил один ужасник, который внезапно встал перед его глазами. Про колдовскую доску - доску дьявола. Когда дух проник в душу героя фильма и завладел ею. "Такое бывает только в кино", думал он. Ему стало не по себе. Стояла мертвая тишина, только были слышны удары его сердца и прерывистое дыхание. В это время рядом с ним пошевельнулась на подушке Алена. Алексей смутно осознал, что уплывает в полную темноту, где его поджидает нечто, внушающее ужас.
   Место, в котором он очутился во сне, напоминало ему незнакомую комнату. Сначала он подумал, что один. Стояла абсолютная, ломящая уши тишина. Темнота очень медленно стала таять, пока не превратилась в обычный солнечный свет. Алексей увидел, как к нему медленно приближается призрачная фигура. Бесформенная, ужасная. Она подходила все ближе и ближе. Одна рука ее взметнулась вверх и потянулась к нему. Он закрыл лицо руками, но не мог отступить назад, не мог найти в себе силы, чтобы шевельнуться. Рука стала пробиваться сквозь пыль к нему, а за ней показались очертания головы без лица.
   Алексей простер руки перед собой, чтобы удержать ее, открыв рот в крике ужаса. Он схватил ее, ощутив запястье этой нечисти. Он почувствовал, как кто-то трясет его. Свет зажегся, ужалив ему глаза. Послышался чей-то голос:
   - Алексей! Алена трясла его за плечи, а он обхватил ее запястья. - Алексей! Приди в себя, проснись! Что с тобой? Ее глаза, затуманенные сном, выражали испуг. Она трясла его все сильнее и сильнее, пытаясь разбудить.
   Алексей выпутался из паутины сна и сел в постели. Капли пота, выступившие на его щеках и на лбу, начали испаряться. Он моргнул, пытаясь понять, где находится. В незнакомой комнате. Нет. В своей квартире. Алена рядом с ним. То, другое место, где он находился, померкло и исчезло. Алексей немного посидел, стараясь восстановить спокойствие, его дыхание было прерывистым.
   "Господи, ну и кошмар мне приснился", подумал он. Сейчас сон таял, спутанный и невнятный, оставляя, впрочем, свою странную, недобрую суть, как змея оставляет сброшенную кожу.
   - Все в порядке, - наконец произнес он. - Мне приснился страшный сон. Спи.
   Алена видела, что Алексей обманывает сам себя, так как видела его глаза - далекие и испуганные, словно он увидел что-то ужасное, что не смог полностью распознать.
   - Не обращай, внимание, - стараясь говорить спокойным голосом, произнес Алексей. - Это всего лишь сон. Давай спать.
   Алена потянулась и выключила свет. Темнота снова вернулась в комнату. Только единственное пятнышко ясного лунного света просачивалось сквозь занавески. Она лежала на спине, сомкнув уставшие веки, но не смогла сразу уснуть. Вместо этого она вслушивалась в его дыхание. Она подняла руку и погладила голову мужа.
   - Ты не спишь?
   - Засыпаю. Алексею было не по себе. Ему захотелось пить. Поднявшись с кровати, он наполнил стакан водой и подошел к окну. Выглянув в окно, он увидел, как что-то промелькнуло мимо окна. Он выгнул шею, но не смог разглядеть что-либо из-за деревьев. Ему стало холодно, и он отошел от окна. Сделав несколько глотков, он быстро нырнул под одеяло и прижался к Алене.
   Оставшуюся часть ночи его ничего не беспокоило, и он проспал до девяти утра.
  
   Одеваясь, Алексей уже решил для себя, что не пойдет на работу, а сразу направится в игральные автоматы, чтобы поставить все точки над "И". Он решил поиграть на других автоматах и, выйдя из дома, направился к метро. Проехав несколько остановок, он вышел на удачу и увидел крупную вывеску ''Разбуди вулкан удачи''.
   - Вот мне это и нужно, - сказал он сам себе, открывая дверь.
   Поменяв деньги на монеты, стал играть. Бросая их подряд во все автоматы, он проигрывал. Алексей менял деньги вновь и вновь, но все равно проигрывал. "Все в порядке, - подумал он, - все встало на свои места. Это на меня нашло какое-то наваждение, что я стал верить в духов". Этим он старался успокоить себя. Алексей поменял последнюю тысячу рублей из тех денег, которые взял с собой, и подошел к автоматам.
   Вдруг ему показалось, что кто-то носится вокруг него и занимается только тем, что бы любой ценой передать, на каком автомате играть, в данный момент. У него появилось безумное впечатление, что кто-то стоит за ним, вне поля его зрения. Он не хотел оглядываться, так как это означало бы признание в идиотском страхе, но одновременно чувствовал некий зуд на шее. Он не мог удержаться от того, чтобы не бросать быстрые взгляды по сторонам, хотел проверить, не видно ли на стенах каких-то необычных теней.
   Наконец Алексей молниеносно обернулся. Естественно, ничего не увидел. Но он не мог избавиться от мысли, что кто-то или что-то еще секунду назад было здесь - кто-то мрачный и молчаливый.
   Он стоял у автомата и решил играть только на нем, как кто-то опять прошептал:
   - Играй на следующих трех подряд.
   - Что же все это может значить, - повторял он, как заведенный. Сам он, собственно, не верил в предсказание судьбы, но у него появилось не преодолимое ощущение, что кто-то решительно велит ему следовать его советам.
   Ему пришлось прислушаться к внутреннему голосу, который внушал, как поступить в этот момент. Он бросил монеты в указанные автоматы, и груда выигранных монет обрушилась на него.
   - Опять повезло, - усмехнулся кто-то рядом с ним.
   Алексей бросил взгляд в сторону говорящего и увидел старого знакомого, который продолжал его преследовать.
   - Не беспокойся Алексей, теперь ты будешь всегда выигрывать, - продолжал тот.
   Слова эти были настолько неожиданными, что Алексей решил, что ослышался. Волосы его шевельнулись, а на лбу появилась россыпь мелкого пота. Свет начал меркнуть в глазах.
   "Вот так, оказываются, сходят с ума", подумал он.
   - Я вижу Алексей, ты удивлен? А между тем удивляться нечему. Я все могу. Тебе не уйти от меня, - продолжал говорить незнакомец. - Пойдем со мной, и ты сам увидишь свою будущую жизнь. Я тебя отведу туда, где не будет мук и слез. Ты станешь совсем новым человеком. Ты будешь видеть, и чувствовать все по-другому.
   Алексей бросил случайный взгляд на зеркало и не увидел отражения незнакомца.
   - Кто же вы? - закричал он, но из его горла вырвался сдавленный чужой писк. Он почувствовал нарастающую где-то внутри, волну страха, которая имела под собой реальную основу. В этот миг он почувствовал себя одиноким и беспомощным, так, как никогда за всю свою жизнь. Сейчас он казался себе пылинкой на ладони и не мог с этим ничего поделать.
   - Я тебе все объясню, - сказал незнакомец и взял его под руку.
  
  
   Алексей снова оказался в том же зале. Он увидел огромные столы, за которыми сидели мужчины и женщины. На столах стояли всевозможные напитки и закуски. Рядом сидела та же прекрасная незнакомка, которая соблазняла его во сне.
   - Теперь ты понял, кто я, - громко сказал незнакомец. Я тот, который может тебе все дать. Меня всегда звали, и будут звать - Дьяволино. Два его глаза уперлись в лицо Алексея. Правый, сверлящий его до дна души и левый - пустой и черный. На его высоком лбу были прорезаны глубокие морщины.
   Промолчав несколько секунд, он улыбнулся, отчего его правый глаз вспыхнул, затем снова заговорил:
   - Ты у меня в гостях. Голос его был хриплым. Дьяволино положил свою тяжелую, как будто каменную и в то же время горячую, как огонь, руку на плечо Алексея и, наклонив к себе его голову, прошептал:
   - Ваш Бог - Бог церквей. Он силен только в церкви, а за ее стенами он бессилен. Я же подлинный повелитель порока на земле - денег, распутства, всего мира. Моя власть - власть насаждать волю подлинного все держателя этим людям. Меня слушают. Люди устали, что их постоянно учат, как жить. Настоящие люди должны жить в настоящем мире - мире порока. Ты же не слепой и не мог не заметить мои действия в этом мире. Я вижу тех, которые становятся, все меньше похожи, на людей. Я вижу жестокость, насилие, убийства. Каждому нужно что? - власти, денег. Угроза во взгляде Дьяволино стала более явственной, и Алексея охватило желание отступить на несколько шагов. - Поэтому моя власть - власть насаждать мою волю. Все держателя этих людей. И так всегда будет. И ты будешь подчиняться мне.
   - Боже мой, - прошептал Алексей. У него тяжело застучало в висках. Он подумал, уж не получил ли сотрясение мозга, ударившись об пол. Было ощущение, что кто-то держит его за горло ледяными бесплотными пальцами. Он приложил ладонь ко лбу. Тот был потный и горячий, словно у него началась лихорадка. Алексей пошатнулся и тряхнул головой, чувствуя на себе горящий взгляд Дьяволино. Он прикусил язык так, что почувствовал во рту соленый вкус крови. Окаменев от страха, он не мог отвернуться, не мог не смотреть. У него поднялись волосы на затылке, и он почувствовал холодную дрожь по всему телу. Происходящее казалось ему скорее сном. Но таким сном, в котором можно легко погибнуть. Алексей хотел заговорить, но неведомая сила, удерживающая его, сдавила горло, и оттуда вырвался лишь едва слышный хрип:
   - Чего ты хочешь? Алексей мог и ошибаться, но ему показалось, что он вижу, как губы Дьяволино искривляются в спокойной, полной удовлетворения усмешке.
   - Ты веришь в Дьявола? - спросил он.
   - Вы, сумасшедший! Этого не может быть! Дьявола не существует! Вы что, принимаете меня за идиота.
   В зале послышались возмущенные голоса.
   Дьяволино поднял руку, и в зале наступила гробовая тишина.
   - Ты скоро поверишь в меня. Ты можешь получить все, что пожелаешь - богатство, власть, женщин, но надо пойти мне навстречу.
   - Пойти навстречу? - вздрогнул Алексей. - Что значит - пойти навстречу.
   Мы сейчас составим контракт, и ты получишь все, что пожелаешь. Тебе только останется подписаться кровью. Ты теперь от меня никуда не денешься.
   Алексей слушал его, не спуская с него глаз. Ему казалось, что Дьяволино говорит сразу несколькими голосами. Они то сливались, то дробились на сотни отчетливых звуков.
   - Подписывай договор кровью, и ты будешь... - стук в висках не прекращался. Алексей никак не мог его унять. Голос оглушал, и он не слышал ничего, кроме этого голоса. - Будешь приводить ко мне других. Рассказывать о том, как хорошо верить в меня.
   То, что Дьяволдино говорил, заставляло Алексея внимательно прислушиваться к его доводам. И тогда на глазах у Алексея, сидящие за столом вскочили. Колокол гудел, точно громоподобный, повелительный голос, и послышались возгласы со всех сторон.
   - Соглашайся! Соглашайся! Они улыбались ему безжизненными, но приветливыми улыбками. Стоящая рядом с ним незнакомка, поцеловала его и прошептала на ухо:
   - Соглашайся, и я буду вечно принадлежать тебе.
   За огромными столами плечом к плечу стояло несколько сотен людей. С потолка свисали сверкающие позолоченные люстры, заливающие резким белым светом волнующее море голов. Затем все подняли бокалы и стали кричать в один голос:
   - Дьяволино всесилен! Дьяволино всесилен!
   У Алексея мелькнула безумная мысль:
   - Неужели все эти люди верят в Сатану. Он решил, что все это происходит во сне. Свет начал меркнуть в его глазах. "Вот так, оказывается, и сходят с ума", подумал он.
   Гулкий звон колокола оборвался так внезапно, что от наступившей тишины у него зазвенело в ушах. Все притихли. Он почувствовал не преодолимое желание посмотреть в глаза Дьяволино. Его взгляд приковал Алексея к месту. В голове зашумело, словно кто-то пытался докричаться до него издалека, и он воскликнул:
   - Нет, этого не может быть.
   Его приводила в трепет абсолютная власть Дьяволино, который, торжествуя, возвышался над людьми. " Да, - подумал Алексей, - Дьяволино сильный и вечный". Ему захотелось рухнуть на колени и спрятать лицо, но он не мог этого сделать. Алексей стоял неподвижно, как в трансе. Пот, выступавший на лице, капал на воротник рубахи.
   Вдруг он увидел, как мужчины и женщины стали срывать с себя одежду и совокупляться прямо на полу. Его замутило, но он не мог отвернуться. Это было выше его сил. Дьяволино был носителем той бациллы безумия, что, притаившись в телах некогда здоровых людей, медленно заражала их. Дьяволино дал им то, чего им не хватало, и никакие слова не могли их спасти - ни философская мудрость святых, ни даже учение Христа.
   - Не удивляйся Алексей. Все эти люди ждут от меня новой жизни, и я даю ее, им. Я все могу. И поверь мне, единственная вещь, которая что-то значит в жизни, от которой зависит все - это деньги. И если кто-то говорит, что это не так, не верь. Даже вашего Христа продали из-за денег. Сейчас ты вернешься обратно в игральные автоматы. У тебя есть один день, чтобы принять решение. Завтра в полночь я к тебе приду, и ты дашь мне ответ. Иначе ты обречен. Тем более что ты уже окропил мою монету своей кровью. И запомни одно, контракт, вступает в силу, как только ты его подпишешь. И смотри, Алене ни слова, иначе ты ее обречешь на смерть.
   От этих слов Алексея передернуло. "Откуда Дьяволино может знать о моей жене", думал он, но ничего не стал ему отвечать.
   - И сними это, - очень тихо велел он.
   - Нет, - пробормотал Алексей, стараясь удержаться на ногах.
   - Сними это. Дьяволино замахнулся, но отпрянул. Он не мог подойти к распятию ближе. - Ты прячешься за своим крестом, хотя знаешь, что меня не победить, и все-таки надеешься. В глазах Дьяволино вспыхнули алчность и ненасытная жажда власти. Затем насмешливо проговорил:
   Я предлагаю людям власть и богатство, и они плюют на все святое. Они становятся на мою сторону, славят меня, а не Бога. Все они принадлежат мне. Переходи на мою сторону, и ты станешь обладать всеми благами жизни.
   Алексей рванул цепочку и протер руку к Дьяволино - на ладони блестел золотой крест.
   Вдруг, перед его глазами, все поплыло. Когда он очнулся, то увидел, что сидит за игральным автоматом, и перед ним лежит груда монет.
   - Боже мой, - прошептал Алексей. - Неужели, все это правда. Его мутило, голова кружилась. Он сидел, не шевелясь, и смотрел прямо перед собой, страшась того жуткого момента, когда, раз начав смеяться, дохихикаешься прямиком до сумасшедшего дома. Просидев некоторое время и подтрунивая над своими расшатавшимися нервами, Алексей собрал деньги и направился домой. Алексей шел и до сих пор не верил, что попал под полное влияние Дьяволино. Он был твердо уверен в том, что без его помощи, не сможет стать миллионером. Его стал засасывать порок и алчность. "Немудрено, - думал он, - что люди служат Дьяволу и заключают с ним сделки, продавая ему свои душу. И пока мужчины и женщины склонны к жадности, ревности и пожирающей их страсти, Дьявол всегда будет для них угрозой. Его власть, сила, могущество тем будет больше, чем будет больше у него последователей.
  
  
   - Ты что так поздно? - набросилась на него Алена, как только он открыл дверь и переступил порог квартиры. Она застыла в боевой позе - руки на бедрах, ноги на ширине плеч.
   Десяток секунд Алексей стоял молча, соображая, рассказывать ей всю правду или нет. Наконец решившись, он начал свой рассказ, забыв о предостережениях Дьяволино.
   - Ты совсем заврался, - вскипела она. Если завел себе бабу, так и скажи, а то придумал сказку про Дьяволино и рассказываешь ее мне. Я бы тебе засветила в глаз, да вазу жалко.
   Ваза безропотно поглядывала со стола, готовая к делу.
   Алексей выпил пару рюмок водки и сказал:
   - Не понимаю, что ты от меня хочешь. Ты можешь не верить мне. Я сам все время думаю, что все то, что со мной происходит, я вижу во сне.
   Алена попыталась подавить свою нервозность и когда опять начала говорить, голос ее обрел твердость:
   - Тебе пора лечиться в сумасшедшем доме, заодно можешь захватить с собой и Дьяволино. Он составит тебе прекрасную компанию, а с меня довольно. Завтра же ухожу к матери, и пока ты не приведешь свои мозги в порядок и не перестанешь врать, я буду жить у нее. А ты можешь с Дьяволино развлекаться, как хочешь. Она продолжала стоять все в той же вызывающей воинственной позе. - И нечего мудрить. Чему быть, того не миновать. Другого выхода я не вижу. Она решительно взмахнула рукой, чтобы придать своим словам большую категоричность.
   Не успел Алексей ответить, как раздался телефонный звонок. Он застыл, словно его окатили ледяной водой, и в глазах промелькнул страх. Алексей не мог сдвинуться с места. Телефон продолжал звонить резко и настойчиво.
   Алена подняла трубку и сказала:
   - Алло!
   В трубке молчали.
   - Алло! - повторила она, - вас не слышно.
   Только теперь в трубке послышалось тихое шипящее дыхание:
   - Ты что, не веришь в меня, глупая женщина. Это был шепот - злобный и издевательский.
   - Хватит меня разыгрывать. Прибереги свои слова для моего мужа, - сказала Алена и бросила трубку на рычаг.
   Алексей налил себе еще рюмку и услышал голос за спиной:
   Зачем ты все рассказал жене и тем самым навлек на нее беду. Я же тебя предупреждал о последствиях.
   - А что мне оставалось делать, если Алена сразу же набросилась на меня. - Алексей выпил рюмку и продолжал: - И вообще все это дерьмо. Уходи вон из моего дома и больше не появляйся. Я сам знаю, что делаю.
   Внезапно он услышал хохот Дьяволино.
   - Значит, ты сам теперь знаешь, что делать? Дурак, ты сам подписал жене смертный приговор.
   Тот животный страх, что охватил его ранее уже прошел. Сменился холодной и стойкой злобой. Переносимое унижение вызвало у него реакцию, совершенно противоположную той, на которую рассчитывал Дьяволино. "Он зашел слишком далеко, - подумал Алексей. - Его ничто не остановит". Алексею казалась отвратительной сама мысль о том, что он должен бояться и подчиняться Дьяволино. И он решил схватить его.
   - Алена! - закричал Алексей. - Лови Дьяволино, иначе он натворит немало бед.
   - Кто появился, кого ловить? - удивленно спросила Алена. - Успокойся и приди в себя. Ты совсем сошел с ума.
   - Ты ничего не понимаешь, - прохрипел Алексей. Резкая, жгучая боль внезапно охватила его голову стальным обручем. Перед глазами поплыли черные круги. Боль стала настолько пронзительной, что у него не осталось сил даже для того, чтобы закричать. Он упал на диван и отключился.
  
  
   Когда Алексей очнулся, в комнате сияло солнце. Ему показалось, что он впервые встал после долгой тяжелой болезни и пока болел, весь мир переменился. Алексей еле-еле поднялся и увидел на столе записку, в которой Алена сообщала, что уехала к матери. "Может быть это - самое разумное решение на сегодняшний день, - подумал Алексей, - пусть поживет у нее, а он пока разберется со своими снами". Алексей решил обратиться к прорицательнице, которая объяснила бы ему, что с ним происходит, и какое отношение ко всему этому, имеет Дьяволино. Ведь, в конце концов, ему нечего терять. И кто знает, может он и в правду, получу ответ на свои вопросы. Потому, что его кошмары становились все более реалистическими. Они начались сразу после встречи с Дьяволино. Во сне, когда его сознание было беззащитно, они выползали из укрытий и сеяли семена истерии. Он становился беззащитным перед ними. Алексей взял газету, которая кишела такими объявлениями, и нашел специалиста по оккультным наукам - Ирину. И он позвонил ей, подталкиваемый любопытством.
  
  
   Приехав в назначенное время, Алексей прошел в комнату и увидел сидящую за столом прорицательницу. Это была красивая женщина со смугловатым лицом, обрамленным хорошо ухоженными слегка вьющимися и абсолютно черными волосами. Одета она была в черную блузку, которая тщетно пыталась скрыть пышные груди. Ее черные глаза цвета ночи, пронизывали его насквозь. Оторопев от неожиданности ее внешним видом, он уставился на нее.
   - Проходите и присаживайтесь, - произнесла она тихим голосом. - Я вижу, что вы перепуганы и выведены из равновесия. Расскажите мне, что с вами произошло.
   - Я не в силах справится со своим состоянием, и поэтому пришел к вам за советом, - произнес Алексей. - Мне кажется, что вам можно доверится. Боюсь только, что вы можете не поверить в то, что со мной происходит.
   - Постараюсь отнестись к вашему рассказу вполне серьезно и попробую вам помочь всем, что в моих силах.
   - Это действительно ужасная история, - сказал Алексей, как бы предваряя этим заявлением свой рассказ. Затем он поведал ей о весьма странных событиях, которые произошли с ним.
   Сначала она слушала его рассказ в пол уха. Затем, заинтригованная историей, любопытство ее росло, пока не поглотило полностью. Когда он закончил, она тяжело вздохнула и стала говорить:
   - Послушайте Алексей! В мире существуют великие силы. Свет и тьма. Одна - терпелива и терпима, другая - безрассудна и жестока, и обе - воительницы. Меж ними - смещение стихий, смещение элементов. В сочетании добра и зла есть некая завершенность. Без одного не может существовать другое - таков закон. Он основа космического равновесия. Сместите баланс сил, и воцарятся хаос и безумие.
   Дьявол никогда не был второстепенной или производной силой. Он - тьма, уравновешивающая Божий свет. На заре времен Бог и Дьявол вместе создали космос. Космос был и есть сочетание небесного и демонического начал.
   Свет и тьма не всегда враждовали. Дьявол безрассуден. Его заботит лишь одно - как накопить больше сил и обрести огромную власть. В начале творения признавалось лишь два божества: Бога света и Бога тьмы. Но Дьявол смекнул, что можно прирастить силы, сделав демонов языческими богами, которые склоняли бы людей к греху, блуду, осквернению храмов. Он был доволен. Равновесие нарушилось. Желая дать урок Дьяволу, Бог приказал своему небесному воинству разрушить всех идолов. С этого момента произошло изгнание Дьявола и создание Ада. Поэтому между ними идет постоянная война. Власть, сила, могущество Дьявола тем больше, чем больше у него последователей. Он надеется отнять у человека разум, лишить его способности мыслить и таким образом лишить его последнего шанса.
   - А почему Бог не может избавиться от Дьявола, - перебил Алексей ее.
   - Наверное, не может, а может и не хочет. Еще на заре своего осмысленного существования человек вдруг стал задумываться над тем, почему, собственно, он должен страдать. Этот вопрос люди задают и поныне. Мы не в силах понять такого Бога, который предстает перед нами как добрый Отец и, тем не менее, не делает ничего, в нашем ограниченном понимании - чтобы избавить от страдания невинные души.
   В таком случае возникает вопрос: не являются ли человеческие страдания плодом вечного противоборства Бога и Дьявола. Мы лишь пешки в этой игре, и плоть дана нам исключительно для истязания. И если это действительно так, то весь мир, вселенная, космос - все это Бог. И мы терпим неизбежно приходящее страдание, взывая о помощи Бога. Господь создал эту землю со всеми ее обитателями. Он создал естественный ритм жизни и смерти, а люди, как заблудшие овечки, живут в постоянном страхе.
   Казалось, ее пылкие увещания не задели его слуха. Внимание Алексея было сосредоточено над чем-то другом: время от времени он прислушивался и пристально вглядывался в какую-то точку.
   - Уж не помутился ли у меня рассудок на самом деле? - перебил он ее.
   Я сейчас раскину карты и проверю, что они могут сказать на эту тему. Я питаю к Таро невольное уважение, так как каждая карта пробуждает удивительное чувство, подобное воспоминанию о сне, который вы не можете точно вспомнить.
   Выкладывая карты одну за другой, она не могла удержаться от того, чтобы не морщить лоб. С ней еще ни разу в жизни не случалось подобного - настолько необыкновенный был расклад. Ни разу в жизни ей еще не встречалась смерть.
   А на этот раз она ей открылась - во всем черном. Так же ей открылся Дьявол с неприятным вражеским взглядом и головами людей, прикованных к его трону.
   Она всматривалась в эти карты некоторое время. Ей стало не по себе, будто она видела какой-то неприятный сон.
   "Что все это может значить", подумала она. Хотя сама она и не верила в предсказание судьбы, но у нее появилось непреодолимое ощущение, что кто-то решительно велит ей не совать свой любопытный нос, куда не надо.
   Она сильно испугалась и еле-еле прошептала:
   - Я не могу ничего вам сказать. Уходите, и больше ко мне не возвращайтесь. Она заерзала в кресле, глаза ее забегали среди густых ресниц, будто она хотела оторвать свой взгляд от этих карт и не могла.
   Алексею не понравилась наступившая в комнате атмосфера, после высказанных прорицательницей слов. Слишком уж она стала пропитанной напряжением и страхом. Он какое-то время внимательно всматривался в ее озабоченное лицо, потом поднялся и сказал:
   - Расскажите мне о том, что вам показали карты и чем вы напуганы. Ради Бога, расскажите. Алексей стиснул зубы, и на его щеках заиграли желваки. Он ждал, пристально разглядывая ее, изучая цвет лица, форму ушей, оттенок помады, очертания фигуры. Алексей увидел, как она настороженно застыла, но сразу же взяла себя в руки. "Если бы я могла сказать ему то, что увидела, - подумала Ирина, - то земля расступилась бы передо мной". Она остановила дыхание и подняла на него глаза. Потом судорожно сглотнула и поспешно заговорила:
   - Извините меня, я сейчас не в состоянии вам чем - либо помочь. Оставьте мне свои координаты, я с вами обязательно свяжусь. Это все, что я могу вам сейчас сказать. Затем она прикусила белоснежными зубами нижнюю губу и замолчала. Не молчали только ее умоляющие глаза. Через некоторое время она продолжила: - Иди, и вера в Бога поможет тебе. И никогда не снимай распятие. Да спасет Господь твою душу. Она хотела казаться спокойной, но это ей давалось с трудом. Алексей увидел, как бьется жилка на ее шейке.
   "Что же все это может значить", подумал он, но не находил ответа. Алексей даже не заметил, как она в разговоре перешла на Ты. Он протянул прорицательнице свою визитку и направился к выходу.
  
  
   Как только Алексей вышел, Ирина встала и стала ходить по комнате. Она всегда знала, что быть предсказателем человеческих судеб, это тяжелая ноша. Когда она раскладывала карты, клиенты всегда вертелись, вздыхали и всматривались в нее, как на добычу. Она знала, что они умирают от желания спросить, что она видит. Но она никогда ничего им не говорила, пока все карты не были уложены на столе. Она должна была разыгрывать полный спектакль: морщить лоб, тяжело вздыхать, закусывать губы и демонстрировать то, что она входит в контакт с силами вне сего мира. В конце концов, клиенты платили ей деньги, и не плохие.
   Ведь последнее, что любят люди услышать, так это то, что их страх имеет под собой реальную основу. Даже интеллигентные и образованные люди любят, когда их утешают, твердя, что их ночные страхи - просто сладенький вздор. Это значит, что если хотя бы половина кошмаров, что людям снятся, была реальной, они бы все свихнулись. Поэтому надо всегда успокоить перепуганных клиентов и убедить их, что приснившееся им никогда с ними не случится.
   В случае с Алексеем, все произошло не так. Она не понимала, что с ней происходит, и решила снова раскинуть карты. Она опустилась в кресло. И на этот раз выпали те же карты. Она с трудом удержалась, чтобы не отпрянуть от карты Дьявола, который смотрел на нее своим властным и грозным взглядом. Она вдруг обнаружила, что не может долго смотреть в эти темные, глубоко посаженные глаза, в которых искрились жестокий ум и безграничная ненависть. Глаза ее стал заливать пот, все плыло, туманилось, как во сне. Она почувствовала, как по ее спине пробежала дрожь. Страх сжал ее сердце и сковал мышцы. Она замерла, как будто превратилась в камень. Она была потрясена, но вскоре овладела собой. Несколько минут она сидела молча, пристально разглядывая свои руки. "Что делать"? думала она. Теперь она окончательно убедилась, что Алексею угрожает опасность. Она вскочила и нервно стала ходить по комнате. Она чувствовала, что теряет голову. Она думала о том, чтобы помочь Алексею остаться в живых. Страх прошел, и она решила вечером встретиться с Алексеем. Она проникла к нему чувством симпатии, как к человеку, попавшему в беду.
   - О, Бог наш! - прошептала она. - Ты источник всего на земле. Ты даришь нам жизнь. Помоги мне справиться с Дьяволом и сохранить жизнь Алексею. Я помню голос, который звал меня в церковь, но затем покинул меня. Я должна сделать так, чтобы с ним ничего не случилось.
  
   Когда Алексей вышел от прорицательницы, ему показалось, что небо опустилось совсем низко над землей. Весь в испарине, и до боли стиснув зубы, он, точно безумец, метался по улицам. "Что же могла увидеть в картах Ирина, раз так испугалась, - думал он. - Неужели она увидела Дьяволино"? Он ощущал, как растет в нем, ненависть к нему.
   Вернувшись, домой Алексей прилег на диван и постарался привести свои мысли в порядок. Незаметно для себя он задремал. Ему приснился сон. Алексею казалось, что его окружает теплая, влажная тьма, но она не вызывала страха. Ему было удобно, а тьма давала силу и питание. Когда он открыл глаза и посмотрел на часы, оказалось, что сон продолжался несколько минут.
   Алексей поднялся и, решив расслабиться, направился в ванную комнату. Напустив полную ванну водой, он медленно разделся, снял с себя цепочку с крестом, и бережно положив на край ванны, растянулся в ней. Он лежал и наслаждался теплой водой. Напряжение медленно уступало, и он закрыл глаза.
   Алексею казалось, что купается в море. На него вдруг повеяло холодом и стало куда более прохладно, чем температура воды.
   - Алексей, - прошептал рядом женский голос, как будто кто-то шептал ему прямо в ухо.
   Он ускорил движение рук и ног, сдерживая нарастающую волну настоящей паники.
   - Алексей, - повторил голос, на этот раз громче и более убедительно, как будто молил о чем-то. Не оставляй меня, Алексей.
   Он был уже у берега, казалось, что он, совсем рядом. Солнце светило ярко и от этого песок отливал золотом. И в этот момент что-то обвило вокруг левой щиколотки. Когда он попытался освободиться, то неожиданно перевернулся вверх ногами. Тут же холодная вода налилась ему в уши. Он стал отчаянно дергаться и вырываться, пытаясь освободиться, но что-то продолжало держать его за ногу и утягивало в глубь.
   Алексей впал в панику. Его угнетало ужасное состояние того, что он задыхается и если не сможет освободиться, то его ожидает неминуемая смерть. В голове у него билась только одна мысль - не наглотаться воды. В голове стало звонить, глаза вылезали из орбит. В последнем, отчаянном усилии, он дернулся, чтобы увидеть, что его держит за щиколотку. К ужасу, он увидел, что рыжеватые водоросли, похожие на пряди женских волос, опутали его ногу.
   Алексей согнулся, как мог, и обеим руками, отдав последние силы, дернул и разорвал их. Он выставил голову над волнами и почувствовал ветер, солнце и свежий воздух. Метрах в ста, он увидел берег и поплыл к нему.
   Открыв глаза, Алексей увидел, что лежит по-прежнему в ванне, только во рту, он почувствовал соленый привкус морской воды.
   "Господи, ну и кошмар мне приснился, - подумал он. - Что же со мной происходит, я чуть-чуть не утонул". Алексей продолжал лежать в ванне, когда услышал тихий шепот. Он начал прислушиваться. Это был непонятный поток святотатственных ругательств.
   Алексей уже не мог сомневаться, что нечистая сила преследует его. Он поднялся и посмотрел на зеркало, подвешенное над раковиной. Оно было покрыто теплым паром, который начал местами конденсироваться и на поверхности зеркала сформировалось что-то вроде лица с вытаращенными глазами. Он взял мочалку, лежащую на краю ванны, и только сейчас увидел лежащую рядом с ней цепочку с крестом. Алексей сразу вспомнил слова прорицательницы, что нельзя снимать распятие. Он надел цепочку, и несколькими движениями мочалки стер пар, так что зеркало снова стало чистым. В нем отражалось только его испуганное лицо. "Если меня каждый день будут преследовать шепоты и призраки, то я тогда точно сойду с ума", - подумал он. У него было чувство, что он заглянул в чистилище, хмурое преддверие ада.
   Алексей обтерся полотенцем и, выйдя из ванной, направился в комнату. С подгибающими от страха коленями, он опустился в кресло.
   В это время Алексей услышал смех и шепот, как будто в комнате находились люди. Он замер.
   - Алексей - й - й! - прошептал чей-то голос.
   - Кто это? - прохрипел он.
   - Алексей! - послышалось где-то в его голове. Это я, в которого ты не веришь. Но я твой талисман. Ты всегда будешь играть в любую игру, и выигрывать, пока будешь верить в меня. Пора тебе принимать решение. Я дам тебе все, что пожелаешь. Разве я похож на того, кто хочет обмануть тебя.
   Алексей не успел ответить, как зазвонил телефон.
   - Алло! - произнес он глухим голосом.
   - Алексея! Это вас беспокоит прорицательница Ирина. Мне необходимо сегодня вечером с вами встретиться, чтобы помочь вам.
   В первый момент Алексею показалось, что он ослышался. Прошло несколько секунд, прежде чем он взял себя в руки и сказал, что обязательно приедет.
   Алексей оделся, спустился вниз и, выйдя из подъезда, сел за руль своей старенькой девятки. Сунув ключ в зажигание, он повернул его. Испустив протяжный стон, мотор задребезжал и умолк.
   "Что за херня, - подумал он, - раньше никогда не было никаких проблем с машиной". Алексей надавил на газ и еще раз попробовал завести мотор. Движок был мертвее мертвого, а на приборном щитке предостерегающе замигали красные лампочки: аккумулятор, масло, бензин.
   - Ну, разумеется, - дошло до него. - Конечно, я расплатился за бензин, когда заправлялся, деньгами, которые выиграл. Что делать? Он снова попытался завести машину. Глухо. - Все равно надо ехать, - решил он, - иначе Ирина может обидеться и больше его никогда не примет. Алексей пошел к остановке автобуса. Вот и остановка.
   - Иди сюда, - сказал чей-то голос. Тихий и далекий.
   Алексей обернулся, вытирая потный лоб. Рука стала влажной.
   Улица была пустынной и тихой, и он никого не увидел.
   - Иди сюда, - повторил голос, холодный и бросающий в дрожь.
   Алексей застыл на месте. Но на этот раз у него был уже не тот испуг, который он испытывал раньше. Алексей уже не ощущал безнадежной подавленности и безысходности, и поэтому решил не обращать на все это внимание. Ему стало не по себе, так как он не мог уничтожить темную силу. Но не успел Алексей сделать еще шаг, как голос негромко сказал:
   - Сюда. Я здесь.
   Что-то коснулось его, бесплотное, словно клубящиеся пальцы дыма. Алексей почувствовал, как они пробрались под его влажную рубашку.
   - Я здесь, - повторил голос.
   Алексей обернулся и заглянул в переулок. Там кто-то стоял, кто-то высокий.
   Ему захотелось бежать, но неожиданно для себя он сказал:
   - Что тебе надо, Дьяволино?
   - Ты сам знаешь, что мне надо. Ты должен подписать контракт кровью и отдать мне свою душу, а иначе тебя ждет страшная смерть, и не только твоя. У тебя до двенадцати часов ночи есть еще время, чтобы принять решение. Или ты встанешь под мои знамена, или я убью тебя. Ты будешь страдать, и молить меня о смерти. Третьего не дано.
   "А может ли человек противостоять такой силе, - подумал он, - или закрыть на это глаза. Нет. Закрыть глаза на происходящее - это покориться Дьяволино. Этого я никогда не допущу и не отступлюсь от этого. Надо собрать силу духа в кулак и бороться с ним". Алексей вдруг почувствовал острое желание подскочить к Дьяволино, схватить за грудки и трясти, трясти, пока тот не лопнет. В это время подошел автобус, он сел и поехал к прорицательнице полный самых черных предчувствий.
  
  
   Приняв душ, Ирина стала энергично растирать себя полотенцем. Выражение лица у нее было задумчивым, а черные глаза потеряли свой обычный живой блеск и были омрачены раздраженным беспокойством. - Да я просто сумасшедшая дура, - сказала она сама себе, - что пригласила Алексея. Подумала, что смогу ему помочь. А чем? На свой вопрос она не находила ответа. Затем оглядела себя в зеркало и провела рукой по своим длинным гладким бедрам, изучая свое тело задумчивыми прищуренными глазами. Она, безусловно, была великолепна, и ее пышные груди с розово-коричневыми сосками могли свести с ума любого мужчину. Оставшись довольной своим видом, она стала одеваться.
  
  
   Алексей поднялся на третий этаж и нажал на звонок. Дверь открылась и Ирина, увидев его, остановилась как вкопанная, точно наткнулась на стену. Он понял, что, должно быть, стал похож на ходячую смерть.
   - Что случилось? - испуганно спросила она, закрывая дверь.
   - Ваш звонок был приятным сюрпризом. Я и не думал, что вы еще раз захотите увидеться со мной, - и стал рассказывать о том, что с ним произошло за сегодняшний день.
   Она внимательно выслушала его пересказ. Вдруг на ее лице, оттеняя все особенности, застыла какая-то таинственность и пугающая решимость.
   - Алексей, - начала она, - я могу сказать одно, хотя не хотела этого говорить - сейчас тебе угрожает опасность и никто не может помочь, поскольку на этом свете мы никогда не получаем помощи. Но ты не одинок и я буду молить Бога, чтобы он освободил тебя от нежелательного общества. Поверь мне и все будет хорошо.
   Алексей слушал ее и понимал, что эта необыкновенная женщина, которая хочет успокоить его. Она достала сигареты и вынула одну. Алексей поднялся, чтобы дать ей прикурить. Нечаянно коснувшись ее руки, Алексей почувствовал, как ток пробежал по его телу, и он желает эту женщину. В этот момент Алексей не понимал, что с ним происходит, просто он желал эту женщину.
   Вечерело.
   - Может быть, поужинаем вместе? Я буквально умираю с голоду. Ее черные глаза расширились, как будто она была удивлена своей смелостью.
   Алексей кивнул.
   Ирина засуетилась и, достав бутылку коньяка и закуски, принялась угощать его.
   После стольких переживаний, коньяк вскоре ударил ему в голову и язык развязался:
   - Знаете что, Ирина! Я никогда не понимал, как два человека случайно встретившись, могут почувствовать друг к другу симпатию, и немедленно готовы близко познакомиться. Мне кажется, что самое важное решается почти молниеносно, без всяких дискуссий. Впервые, за эти дни, я чувствую себя с вами спокойно. И в этот момент он перестал бояться Дьяволино. По мере продолжения разговора очарование ее в его глазах все возрастало. Когда она улыбнулась, ее лицо сразу преобразилось, как бы сбросив с себя уже ненужную маску. Внезапно он осознал, что за время разговора с этой женщиной ни разу не вспомнил о Алене. Такого с ним еще не было.
   Ирина смотрела на него, ее губы были слегка приоткрыты. Она хотела что-то сказать, но Алексей обнял ее и стал покрывать лицо поцелуями. С ним творилось что-то необъяснимое. Одному богу было известно, сколько он выстрадал. Впервые, за год его совместной жизни с Аленой, он готов был изменить ей.
   Одно мгновение она колебалась, но затем, точно зачарованная, теряя всякую силу сопротивления, прильнула к нему. "Зачем сопротивляться, - думала она, - раз я сама хотела помочь ему". У нее давно не было мужчин, и она желала его.
   Она провела рукой по его лицу, дотронувшись до губ, потом положила ладонь на грудь, трогая кожу острыми коготками.
   Алексей не знал, какими духами она пользовалась, но их крепкий, дурманящий аромат на редкость сочетался с ее обликом. Рядом с ней он совсем потерял голову. Алексей невольно вздрогнул. Затем еще крепче прижал к себе. Он вдыхал ее теплый, женский запах, ощущая вкус ее помады во рту. Ее горячее дыхание щекотало ему кожу.
   - Погаси свет, - прошептала она ему на ухо.
   Алексей выключил люстру. Теперь комнату освещал только экран телевизора, на фоне которого отчетливо вырисовывалась ее фигура.
   Медленно, осторожно, она стянула тонкий черный свитер через голову. У нее были крепкие плечи и груди, еще большие, чем он ожидал, мягко покоящие в поддерживающем их бюстгальтере. Она дернула замок молнии на юбке и спустила ее на пол. Она расстегнула бюстгальтер, и освободившиеся груди с большими сосками слегка заколыхались.
   - Возьми меня прямо сейчас, - тихо промурлыкала Ирина, - но я предупреждаю, что меня нелегко удовлетворить. Я очень серьезно отношусь ко всем сексуальным проявлениям. И считаю, что это самое величайшее блаженство, дарованное нам Богом. Поэтому я стараюсь избегать связей с мужчинами. Мне нужно очень много, и я много требую как в эмоциональном, так и в сексуальном смысле. Поэтому в этот ответственный момент Алексей, необходимо забыть про свои ужасы.
   - Попробую дать тебе все, на что способен. Надеюсь, этого будет достаточно. Ты абсолютно права, мне надо все забыть раз и навсегда. Алексей быстро разделся. Она легла рядом с ним, еще в трусиках. Он ощущал ее волосы на своем плече, упругую тяжесть ее груди на его груди.
   Они поцеловались, сначала несмело, потом с возрастающей страстью. Ее пальцы погрузились в его волосы, гладили плечи, касались бедер. Он ласкал ее пышные груди, пока под его пальцами они еще больше не увеличились, затвердев, а соски стали упругими и выпрямились. Он потянул ее трусики, а, остальное, она сделала своими ногами. Она широко разбросала ноги, открыв его взору свои прелести. Никогда Алексей еще не испытывал такого всепоглощающего сладострастия. Все силы ума и тела соединились в желании дать как можно больше радости этому великолепному телу.
   Она потянула руки вниз, плотно обхватив его член и начала массировать, прижимая к своим волосам на лоне. Никому из них не требовалось длительной прелюдии, никто не мог более долго выдержать. Напряжение между ними нарастало лавинообразно. Наконец он вошел в нее. Она была горячей, влажной и стонала при каждом толчке.
   Алексею казалось, что голова лопнет, но этот взрыв все длился и длился.
   Она обняла его ногами, чтобы он мог входить еще глубже, впилась, как тигрица, в него когтями и укусила за плечо.
   - О Боже, глубже, милый, еще глубже! - молила она. Алексей обнял ее бедра и вошел в нее, насколько мог так, что она начала стонать, кричать и мотать головой по подушке.
   Он чувствовал первые судороги оргазма, нарастающие в ее упругом теле, предсказывающие близкое земля трясение. Ее глаза были плотно закрыты, на лице проступало напряжение. Ее пышные груди порозовели, а соски стали стоячими и твердыми.
   Именно тогда, на самом краю оргазма, он посмотрел на нее и застыл. На ее лицо, как святящаяся холодная маска, было наложено другое лицо - лицо незнакомки, которая соблазняла его во сне в присутствии Дьяволино.
   На одну ужасную секунду он перестал понимать, в ком находится его член - в Ирине, или в незнакомке, или у него вообще галлюцинация.
   Ирина заморгала, и ее открытые глаза, полные удивления и страха придали видимость жизни маске незнакомки. Это было самое ужасное зрелище в его жизни.
   Раздался ужасный гул и треск. Алексей сжался всем телом, прикрывая Ирину. Он ждал с закрытыми глазами, пока все не утихнет. Когда все стихло, он посмотрел на Ирину. Та снова была собой.
   Что случилось? - спросила она. - Я не понимаю, что случилось?
   Видимо, я переусердствовал с оргазмом, - ответил Алексей, стараясь сохранять спокойствие.
   - Я все же не понимаю, что случилось.
   - Дьяволино, - объяснил он.
   - Ты видел его? Она посмотрела на него с полным непониманием.
   Нет, но я видел девушку, с которой занимался сексом в гостях у Дьяволино во сне.
   - Ты видел ее. Боже, я не могу в это поверить.
   Но это правда. Я ее видел уже два или три раза, а сейчас, когда мы любили друг друга, я снова ее увидел. Я посмотрел на тебя и увидел ее лицо.
   - Знаешь, в это очень трудно поверить. И еще я тебе хочу сказать, что мне не приходилось заниматься любовью с мужчиной, который обращался ко мне за помощью.
   - На меня тоже что-то нахлынуло такое, что я сразу захотел тебя. Поэтому не надо переживать.
   - Но теперь ты ставишь меня в крайне неловкое положение.
   - В какое? - удивился он.
   - Да, да, неловкое. Я ведь впервые в жизни соблазнила мужчину, который помешан на снах.
   - Наверное, ты права в отношении помешательства, - тихо произнес Алексей. Ему хотелось признать, что он ничего не видел и не слышал. - Но все это - истина. Дьяволино все время соблазняет меня, и я не могу ничего сделать. Я хочу, чтобы он оставил меня в покое раз и навсегда. Но сегодня я должен подписать договор кровью, и боюсь, что он придет за мной сюда.
   - Алексей, выслушай меня. Я не имею к тебе претензий, и сама позвонила тебе, но сейчас я чувствую угрозу не только для тебя, но и для себя.
   Алексей не знал, что ей ответить, она была права. Она не обязана делить с ним его страхи, ведения и кошмары.
   - Ну, хорошо, - наконец произнесла она после некоторого молчания. - Когда я утром раскинула карты, то увидела рядом с тобой смерть и Дьявола. Я не хотела тебя пугать. В этом есть что-то черное, что-то магическое и могучее. Многие верят, что на земле ходят как Ангелы, так и Дьяволы. Если люди верят в Бога, то есть люди, которые верят в Дьявола. Может тебе сходить в церковь и поговорить со священником.
   - Сомневаюсь, что это поможет. Но может быть ты и права. Пойду я, а то ты можешь из-за меня пострадать. Алексей понял, что Ирина верит в Дьявола, и не знал, как теперь себя вести.
   - Прости, - сказала она. - Ты даже не знаешь, как сильно мне нравишься. Ты как раз в моем вкусе.
   - Я не могу быть в твоем вкусе, если я свихнулся из-за Дьяволино.
   Ты возвращаешься домой?
   Должен.
   - Я не хотела бы, чтобы ты туда возвращался.
   - Я тоже, но ты сама сказала, что видела смерть, и поэтому не могу рисковать тобой. Я обязан сам разобраться с этим. Алексей почувствовал, что Ирина стала много значить для него, и боялся потерять ее.
   - Тогда я тоже еду с тобой. Я чувствую твою боль, чувствую, что могу тебя потерять и думаю, что это несправедливо. Я не хочу тебя терять. Я не хочу, чтобы Дьяволино захватил твою душу.
   - А как можно его остановить?
   - Никак. Но попробовать можно. И я нужна тебе, чтобы бороться с Дьяволино и победить его. Она стояла со скрещенными руками на пышной груди и смотрела на него. Она всей своей фигурой выражала озабоченность и беспокойство.
   Алексей не знал, что ей ответить. Конечно, она была права, хотя не обязана делить с ним его страхи, видения и кошмарные переживания.
   - У тебя нет необходимости ехать со мной, - пробормотал он.
   - Я просто хочу убедиться, что с тобой все будет в порядке. Я боюсь потерять тебя. У меня такое предчувствие, что все закончится хорошо. В ее голосе послышались металлические нотки.
   Алексей тяжело вздохнул.
   - Тогда поехали.
  
  
   Пока они ехали к нему домой, он был твердо уверен в том, что даже если ему уехать куда-нибудь, то Дьяволино все равно будет преследовать его, пока не заберет душу.
   Войдя в квартиру, Алексей с треском захлопнул и запер дверь. Затем убедился, что все окна закрыты. Достав из холодильника бутылку водки, он уселся в кресло, и устало откинулся на спинку. Ирина подошла и провела ладонью по его волосам.
   - Успокойся Алексей и не поддавайся панике. Главное, мы должны не подпустить Дьяволино близко и удерживать его на расстоянии. Не знаю, по силам нам это, но попытаться надо. Ты понимаешь, что я говорю.
   Он схватил бутылку и, сделав пару глотков, сказал:
   - Сомневаюсь, что это поможет, но может быть ты и права.
   Сегодня ночью наступит развязка. Мы с тобой встанем лицом к лицу с Дьяволино. Мне необходим был допинг, и он снова потянулся за бутылкой.
   Пить больше нельзя, - услышал он Иринин голос. Она читала его мысли.
   Алексей старался унять появившуюся дрожь в руках. Но, боже мой, что же с ним творится? Он никогда не чувствовал ничего подобного. Его бил озноб, мускулы дергались, горло пересохло, сердце ныло. Алексей встал и подошел к окну. В это время послышались далекие раскаты грома, и он выглянул из него. Алексей сверлил глазами кромешную темноту. Только в небе, было чуть заметно, смутное, расплывчатое пятнышко луны. Внезапно свет замигал и он почувствовал, что его лицо перекосилось от страха. Свет еще раз моргнул и погас. Он стоял, вжимаясь спиной в стену, напряженно вслушиваясь и всматриваясь в тишину, надеясь, что Дьяволино не придет.
   - Хватит, - приказал он себе. - Я не параноик и не схожу с ума. Господи, помоги нам.
   Алексей стал следить за дверью. Он не знал, сколько времени прошло, когда почувствовал, что за дверью кто-то есть. В квартире вдруг сделалось холодно. Ему почудилось, будто он слышит, как за дверью что-то царапается.
   - Дьяволино идет, - хрипло выдохнул Алексей. Затем подошел к Ирине и взял ее за руку.
   - Я тоже чувствую, что он скоро появится, - сказала она и достала из сумочки распятие. Я с тобой и все будет хорошо. Голос ее слегка дрожал. Она замолчала, и они затаили дыхание.
   Вдруг он услышал завывающий голос над головой:
   - Алексей, я даже рад, что ты пришел не один. Тебе все равно никто не поможет, а зато у меня теперь будет вместо одной души, две. Вы обязаны подписать договор кровью, а иначе я обреку вас на вечные муки.
   Алексей поднял голову, но не увидел ничего, кроме тьмы. Он боялся этого холода и этого шепота, поскольку уже знал, что Дьяволино рядом. Лоб его был усеян каплями холодного пота. Он издал сдавленный стон.
   - Боже мой. Его мутило, голова кружилась. Его лицо словно окоченело, а глаза превратились в схваченные морозом камушки. Он хотел убежать и спрятаться, но Ирина крепко держала его за руку и что-то шептала.
   И Алексей увидел перед собой горящие глаза Дьяволино.
   - Пора подписывать контракт, - прошипел он, протягивая ему нож.
   - Алексей упал на колени, склонил голову и произнес молитву Богу:
   - Господи, спаси меня от этого сатанинского существа, от этого исчадия ада.
   В ответ раздался саркастический смех:
   - Тебе все равно от меня никуда не деться. Твоя душа уже на половину принадлежит мне. Тебе только остается подписаться кровью. Другого выхода у тебя нет.
   - Тебе, Дьяволино, никогда не получить мою душу.
   - В этот момент Ирина вышла вперед и отодвинула Алексея в сторону.
   - Тебе не получить наши души. Наши души принадлежат Богу. Во имя Господа и Христа приказываю тебе вернуться в Ад. И протянула перед собой распятие. Оно заставило Дьяволино отступить.
   В тот момент, когда Дьяволино заговорил, начали раскачиваться пол и потолок.
   - Я вижу, что пока Бог в вас сильнее меня. Я ухожу, но все равно вы будете моими. Я за вами еще вернусь.
   Вдруг Алексей увидел красный крест на черном поле, символизирующий триумф божественной мощи над силами тьмы.
   Он захохотал - захохотал страшно, безудержно, и этот смех, который невозможно было обуздать, стремительно отбросил его за грань безумия.
  
  
  
  
  
   Призрак Алены
   Прошло два месяца после описанных событий. За этот период времени Алексей полностью восстановил свою память и стал успокаиваться.
   Во время лечения, прорицательница Ирина часто навещала его в психиатрической больнице. Они с ней беседовали на различные темы, но никогда не вспоминали тот страшный день, когда Дьяволино едва не забрал их души. Вера в Бога помогла им. Дьяволино исчез и больше не являлся в снах.
   Жена Алексея, Алена, в начале лечения, несколько раз наведывалась к нему, но затем куда-то пропала. Он пытался связаться с ней, и со своими знакомыми, но никто о ней ничего не знал. Ее родители тоже молчали.
   Только накануне выписки, лечащий врач сообщил ему страшную новость: Алена погибла, отравившись газом. Следствием было установлено, что она покончила с собой. Дело было закрыто, и она была захоронена.
   Разумеется, гибель любимой жены глубоко потрясла его. Но в то же время - он воспринял ее, как лишнее доказательство вины Дьяволино. Алексей был твердо уверен, что именно он убил ее, так как хорошо помнил его слова, в отношении жены.
   Если бы он не стал ей рассказывать о своей встрече с Дьяволино, то она наверняка, осталась бы, жива, хотя в этом был совсем не уверен. За то, что он не поддался его искушениям, и не продал ему лушу, Дьяволино жестоко отомстил. Если это так, то выходит, что он причастен к ее гибели. Алена, несомненно, любила его, и сейчас, после ее смерти, Алексей не мог не задумываться о том, что должна была испытывать Алена, когда он рассказывал ей свои небылицы.
   Куда деваться ему от этих мучительных сомнений. Ясно одно, что во всем виноват он. Как после этого не проклинать себя за свою возникшую страсть к игре.
   Когда Алексей поделился с Ириной своими мыслями, то она стала убеждать его, что он не виноват. Алексей, конечно, соглашался с ней, хотя у него оставались сомнения.
   Когда Алексей покидал стены больницы, его провожало все отделение. Такого больного, который видел Дьяволино своими собственными глазами и разговаривал с ним, у них никогда не было. Врач пожелал ему здоровья и, усмехаясь, добавил, чтобы он обходил стороной игральные автоматы и не встречался больше с Дьяволино. Алексей был твердо убежден, что тот до сих пор не верит в его рассказ.
  
   На улице его ждала Ирина. Алексей подошел к машине, за рулем которой сидела она и улыбалась ему. Открыв дверцу, он опустился рядом с ней. Она чмокнула его в щеку и сказала:
   - Сейчас я отвезу тебя домой, а затем вернусь на работу. Вечером я заеду навестить тебя, если ты, не возражаешь.
   - Обязательно приезжай, буду тебя ждать. А пока я схожу в магазин и приготовлю нам ужин.
   - Ты лучше отдыхай и набирайся сил, которые тебе вечером понадобятся. Она ласково провела рукой по его волосам. - Я сама все привезу.
   Пока они ехали, над горизонтом стали собираться грозовые тучи. Первые капли дождя застучали по земле, когда Алексей вышел из машины и подошел к подъезду. Он быстро вбежал на третий этаж и, вставив, ключ в замок, услышал женский шепот:
   - Алексей!
   Парализованный ледяным страхом, он с трудом заставил себя повернуться. Лестничная клетка была пуста.
   - Алена? - негромко спросил он.
   Однако никто не ответил, и здравый смысл подсказал ему, что это не могла быть она. Алексей повернул ключ в замке и толкнул дверь, которая, как всегда, протяжно заскрипела. Когда он вошел в квартиру, ему показалось, что она выглядит как-то иначе. Он чувствовал чье-то присутствие. Окно в комнате было открыто, хотя он был уверен, что закрывал все окна, когда ждал появления Дьяволино.
   - Алексей! - раздался снова шепот.
   - Кто здесь, задал Алексей глупейший вопрос, зная заранее, что кроме него в квартире никого нет. Алена погибла уже больше месяца назад, и хотя он не хотел об этом думать, все время помнил об этом. Алексей прошелся по квартире, и ему сразу бросилось в глаза, что кто-то переставил мебель. "Ни хера себе, - подумал он, - может кто-то хотел ограбить квартиру". Но все вещи были на месте.
   - Надо выпить для успокоения нервов, - решил Алексей. - В холодильнике должна быть водка. Он направился на кухню и, открыв его, с радостью увидел, что водка на месте. "Значит, я еще что-то помню", - подумал он, наливая ее в стакан. Сделав пару глотков, ему захотелось посмотреть фотографии Алены.
   Он открыл ящик стола, и достал альбом. По очереди, Алексей брал их и с грустью рассматривал. Ему казалось, что фотографии как-то изменились, но он никак не мог понять, в чем же именно. Что-то было не так.
   Взяв одну из фотографий, Алексей стал внимательно рассматривать ее и так и сяк. Пока он вертел фотографию в руках, то вспомнил, что фотографировал Алену в лесу, под сосной. Постепенно его стал охватывать ужас. То, что он увидел, было невозможно себе представить. На фотографии Алена стояла на дереве.
   Ему стало не по себе и он, сделав еще один глоток, закрыл альбом и убрал его. "Неужели смерть Алены потрясла меня до такой степени, что появились галлюцинации, и я стал снова сдвигаться по фазе, - подумал Алексей. - Может каждый, кто теряет близкого человека, переживает удивительные видения и иллюзии?
   Раньше, Алексей не верил в духов и прочий оккультный вздор: психокинез, передвижение предметов силой воли и так далее, хотя не имел ничего против людей, которые верят в такое, но сам не верил. Вообще. Но, после встречи с Дьяволино, он стал верить во все сверхъестественные явления. И от всей души молился, чтобы с ним больше ничего не случилось.
   Прежде всего, Алексей не хотел допускать мысли, что квартира может быть одержима, особенно духом кого-то, кого я знал. Особенно, храни его Бог, духом Алены.
   Подойдя к открытому окну, он увидел, что черные тяжелые тучи висят теперь прямо над домом. Дождь усиливался. Алексея охватило леденящее кровь предчувствие, что квартиру посещает некий дух, который не имеет права появляться на земле. Он сразу вспомнил, Дьяволино и его сердце стало стучать все сильнее и сильнее. "Не может этого быть, - подумал он. - Дьяволино исчез раз и навсегда". Но его преследовало неприятное ощущение, что кто-то был здесь и касался вещей. Ему уже казалось, что дождь идет безостановочно в течение нескольких часов. Холодный ветер неприятно усиливал ощущение сырости. Он будто краб, описал полукруг и, путаясь от волнения в собственных ногах, опять опустился в кресло.
   Телефонный звонок раздался в тот момент, когда Алексей продолжал сидеть и анализировать создавшееся положение. Услышав звонок, он замер. Телефон продолжал звонить резко и настойчиво. Алексей медленно, с усилием протянул правую руку и, подняв трубку, услышал голос Ирины:
   - Ты что так долго не подходишь к телефону, что-то случилось.
   - Все в порядке, - поколебавшись несколько мгновений, соврал он. - Приезжай скорее, скучаю.
   - Скоро буду, - ответила Ирина, и он услышал короткие гудки.
   Алексей решил принять ванну. Открыв краны, наполнил ее горячей водой.
   Когда он стал вытираться, то, подняв голову, увидел буквы, нацарапанные на зеркале. По крайней мере, ему это показалось буквами, хотя с таким же успехом могли быть и просто стекающие капли влаги. Алексей присмотрелся к ним поближе, одновременно перепуганный и увлеченный. Он был уверен, что различает слово - спаси. Но что это могло значить?
   Неожиданно он заметил в зеркале какое-то движение. Что-то белое мелькнуло в дверях ванной комнаты за его спиной. Алексей развернулся и громко спросил:
   - Кто там?
   Затем обошел квартиру. Никого не было. Никого. И все же, впервые с тех пор, как он вернулся в квартиру, тихо прошептал:
   - Алена?
   У него было такое состояние, что ему необходимо было принять допинг. "Так и спиться можно", подумал он, допивая остатки водки. Поставив стакан на стол, Алексей удобно растянулся в кресле. Его потянуло в сон, и он закрыл глаза. Алексея вдруг закружило, и он стал погружаться в бездонный водоворот все глубже, глубже и глубже...
   - Алексей, - услышал он голос, совсем рядом.
   - Кто это? - однако, этот голос ему был хорошо знаком, и он задохнулся от волнения, в горле встал ком.
   - Я хочу услышать твой голос, - выдохнул он.
   - Алексей, - снова проговорил тот же голос, так умоляюще, что его сердце едва не разорвалось. На глазах навернулись слезы, и он поспешил вытереть их рукой. - Я здесь с тобой, разве ты не видишь меня?
   - Нет, - сказал Алексей, - не вижу.
   - Я здесь. Ты нужен мне. Я не хочу возвращаться.
   - Возвращаться? Куда?
   - Туда, где я была, - ответила она, едва сдерживая рыдания. - Туда, где страшно холодно. Я ничего не понимаю, Алексей. Не понимаю. Я ничего не помню, что со мной произошло. Помню только, легла спать, и все исчезло. Я не хочу туда. Не заставляй меня возвращаться. Я хочу остаться с тобой.
   Напрягая глаза, Алексей всматривался в темноту, но там никого не было. Он не видел Алену. Обжигающее дыхание холода напомнило ему, что он не спит. Но все равно это был ее голос - невероятно, но факт. Но где же она сама?
   - Ответь мне, Алексей, - молила она. - Дай мне знать, что слышишь меня.
   - Я слышу тебя. Где ты?
   - Здесь, рядом с тобой. Но между нами стена, и я не могу коснуться тебя. Почему ты не видишь меня? Почему?
   Алексей резко провел руками по воздуху, но не нашел ее. Он подавил крик ярости и горького разочарования.
   - Здесь нет никого, - прохрипел он.
   Алена заплакала. Алексей тоже не сумел сдержать слез, и они хлынули у него по щекам.
   - Я не хочу возвращаться! Не хочу!
   - Тогда оставайся и помоги мне найти тебя. Вытяни руку и коснись меня. Ты можешь это сделать? Он знал, что несу чепуху, знал, что мертвая Алена не может коснуться его, но продолжал в это верить.
   - Нет, не могу.
   - Как я могу тебе помочь? - Алексей лихорадочно опять огляделся в поисках Алены.
   Стонущий голос Алены затих. Он с новой решимостью зашарил в темноте, пытаясь ухватить говорящий с ним призрак. Казалось, что он где-то рядом.
   - Я не могу найти тебя, - с отчаянием вскрикнул он.
   - Нам мешают, - проговорила она, - но я еще вернусь, и ты увидишь меня.
   Алексей снова закрыл глаза и сразу открыл их. "И что только не приснится мне, - подумал он, тряхнув головой. - Неужели смерть Алены так потрясла меня, что я стал разговаривать с ней во сне. Чушь какая-то. А может это избыток воображения".
  
   В это время раздался звонок в дверь, и он, поднявшись с кресла, пошел открывать ее на ощупь, вытянув руки, как слепой, Пью из "Острова сокровищ" Стивенсона. Открыв дверь, Алексей увидел улыбающуюся Ирину. Она прошла, касаясь его своей роскошной грудью, и он почувствовал, как по телу пробежал электрический ток.
   - Ты что сидишь в темноте? - спросила она, включая свет.
   - Задремал, - ответил он, стараясь говорить спокойным голосом.
   - Тогда давай ужинать, - сказала она, выкладывая пакеты.
   Быстро накрыв на стол, Алексей наполнил рюмки, и они выпили за его выздоровление. Поужинав и убрав посуду, они направились в спальню.
   Их тела слились, как только они разделись и легли на постель. Алексей сразу приник к ее губам в долгом, страстном поцелуе. Затем стал целовать ее в сумасшедшем исступлении, не видя, к чему прикасаются его губы.
   Все ее нежное, благоухающее тело представлялось ему олицетворением самого прекрасного на земле. Он целовал ее руки и плечи, шею и грудь, бедра и ноги. Ее сотрясали судороги сладострастия. Она закрыла глаза и безвольно отдалась во власть его жгучих ласк.
   Алексей лег на нее, и она раскинула ноги. Его член стал медленно входить в нее, вызывая судорожные подергивания всего ее тела. Прошел час, а они все пили по капле безудержно растущее наслаждение. Наконец она застонала. Они одновременно кончили и несколько минут лежали молча и неподвижно на кровати, наслаждаясь блаженством бессилия.
   - Сразу видно, ты хорошо отдохнул, - улыбнулась она. - Доставил мне огромное удовольствие.
   В ответ Алексей, поцеловал ее в губы.
   - С тобой иначе нельзя. Твои ласки возбуждают такую страсть, что я не могу остановиться. Он провел рукой по ее пышным грудям и почувствовал, как в нем снова все восстает. Он стал целовать ее розовые соски.
   Они любили друг друга молча, продляя каждое мгновение до предела их сил. Когда Алексей взглянул вниз и увидел ее оттопыренные губы, плотно обтягивающие его распухший член, то он забыл обо всем на свете.
   Сон, в который Алексей скоро погрузился, можно было сравнить со смертью - так крепок и беспробуден он был. И самое главное заключалось в том, что во сне его никто не тревожил.
   Утром, когда Алексей открыл глаза, Ирины рядом не было. Сон покинул его мгновенно. Он чувствовал себя, полный бодрости и сил. Дверь открылась, и Ирина вкатила столик, на котором дымился кофе, и на тарелке лежали бутерброды.
   - Вставай лежебока! Завтракай, а мне уже пора. Я думаю, что сегодня смогу освободиться пораньше. Как мне не хочется покидать тебя, а снова оказаться с тобой в постели и заняться любовью.
   Он усмехнулся:
   - Пока тебя не будет, буду согревать твое место.
  
   Приняв душ и позавтракав, Алексей решил выйти на прогулку и пройтись по магазинам. Пока он одевался, в квартире царила тишина. А потом вдруг раздался еле уловимый звук, тот самый звук, которого он так опасался. Невольно у него вырвался сдавленный крик страха. Алексей весь оледенел, и даже если бы захотел выйти из квартиры, то все равно не смог бы сдвинуться с места. Это скрипнули двери. Он смотрел на них, тяжело дыша. Алексей ничего не понимал. "Надо срочно выпить", подумал он, опускаясь в кресло. Ноги его слегка дрожали. В бутылке немного оставалось, и Алексей, сделав внушительный глоток, почувствовал, как обожгло горло и желудок так, что он закашлялся. Дрожь постепенно прекратилась, сердце перестало биться, и он сумел совладать с нарастающей истерией. Алексей, уже хотел подняться, как тут увидел мигающий серо-зеленоватый блеск на диване. Он напряг зрение. Затем что-то блеснуло. Алексей вскочил с кресла и отскочил от дивана.
   Это была Алена. И всякий раз, появляясь в проблесках, она смотрела прямо на него.
   Ее лицо не изменилось, просто увеличилось, как будто похудело. Она не улыбалась. Ее развевающие волосы потрескивали, как будто были заряжены электричеством. Одета она была в белое платье. Она то появлялась, то исчезала. "Но ведь она мертва", подумал Алексей. Она была мертва, но он, ее видел. Алексей открыл рот. В начале он не мог выдавить из себя ни звука.
   Алена смотрела на него, не улыбаясь, а свет начал угасать. Вскоре, он ее уже почти не видел.
   - Алена, - вырвался крик из него. На секунду страх снова потерять ее победил весь накопивший испуг. Если она была здесь на самом деле, если благодаря каким-то адским силам она все еще здесь, если она все еще томится в чистилище или в потустороннем мире, если она все еще не совсем умерла, то, может быть....
   Алексей не позвал ее снова. Он хотел, но что-то его удерживало. Он не был уверен, что действительно хочет вызвать ее сюда. Для чего ей возвращаться? Она уже больше месяца разлагается в гробу. Ей уже не вернуть себе свое прежнее, земное воплощение. Она умерла и не должна возвращаться в мир живых.
   У него возникло ужасное ощущение, что его кошмар только начинается.
   - Надо проветриться и привести нервы в порядок, - решил Алексей, - а вечером все рассказать Ирине. Он сходил на рынок за продуктами. По дороге домой Алексей вспомнил поговорку: что-то стало холодать, не пора ли нам поддать. Он купил пару бутылок водки, для успокоения нервной системы. Алексей не мог допустить мысли, что квартира стала одержимой. Он не понимал, что творится. После того, как Дьяволино исчез, он успокоился и не хотел снова оказаться в психушке.
   Не успел Алексей войти в квартиру, как услышал шепот у себя за спиной:
   - Алексей!
   Он оглянулся, изо всех сил стискивая зубы. - Алексей, - повторил голос. У него уже не было сомнений, чей этот был голос.
   - Алена, - сипло прохрипел он.
   Постепенно начала появляться ее фигура. Не такая ослепительно яркая, как раньше, но такая же мигающая. Худая, с запавшими глазами, разбросанными волосами, с поднятыми руками. Но больше всего меня ужаснуло, что она чрезвычайно высока и почти достигала головой потолка.
   - Алексей! - снова прошептала она, не раскрывая рта, после чего, она проплыла над диваном в его сторону. Ее фигура то появлялась, то исчезала. Но чем ближе она подплывала, тем больше он чувствовал холод и тем сильнее слышал электрическое потрескивание ее развевающихся волос. Руки ее были опущены вдоль тела, лицо бледное и неподвижное.
   - Алена, - повторил он сдавленно. - Это же не ты. Ты мертва. Тебя же нет.
   - Алексей! - вздохнула она. - Алексей... Это Дьяволино убил меня, отравив газом. Я сама во всем виновата, что не поверила тебе. Призрак поднял руку, которая оставила за собой ряд блуждающих отражений, будто у нее выросло несколько рук вместо одной.
   - Алексей, - снова прошептал голос. - Ты не можешь оставить меня одну. Ее трупно- бледные губы медленно зашевелились, открывая светящиеся зубы. Рот стал раскрываться все шире и шире, пока ее лицо не превратилось в страшную отвратительную маску. Призрак поднял вторую руку и стоял, как распятый, с развивающимися волосами. Потом он медленно начал подниматься и завис над ним, горизонтально вытянувшись в воздухе.
   Алексей стоял неподвижно, не зная, что предпринять. Внезапно призрак Алены медленно перевернулся вверх ногами и вылетел из комнаты.
   Он продолжал стоять неподвижно еще некоторое время. Затем открыл купленную бутылку и стал пить из горла. Сделав несколько глотков, он поставил бутылку на стол и рухнул в кресло.
   Алексей когда-то прочитал в одной книге, что душа человека - это нечто иное, как совокупность слабых электрических токов, составляющая его личность и отделяющая от тела в минуту смерти, но все еще сохраняющая единство, все еще функционирующая, как человеческий разум. А если разум несет в себе также прообраз тела, то разве невозможно, что время от времени тело показывается в виде мигающих нематериальных электрических образований. Такие мысли бегали у него в голове, пока не пришла Ирина.
  
   Он стал ей рассказывать все по порядку. Ирина смотрела на него с таким выражением, будто хотела что-то сказать. Несколько секунд она казалась неуверенной и озабоченной, но затем улыбнулась и сказала:
   - Оттуда не возвращаются.
   - Ты мне не веришь?
   - Я этого не говорю. Я просто подумала, что ты меня хочешь разыграть.
   - Да ты что, - вскипел он.
   - Я понимаю, - продолжала Ирина, - гибель Алены потрясла тебя. А теперь ты, собственными глазами, увидел ее призрак. Может, у тебя были галлюцинации. Иногда человеку черт знает, что может померещиться. Когда ты ее видел, то, как... как она выглядела. Иринин голос слегка дрожал.
   - Сначала она сидела на диване и освещалась каким-то серо-зеленым мигающим светом. Знаю только одно - я видел свою мертвую жену, и она как будто похудела и стала выше ростом.
   - Я верю, что ты ее видел, - Ирина тяжело вздохнула. - Но мы с тобой знаем, что духов нет. Мы оба знаем, что мертвые не могут восстать из могил. Мы можем верить в бессмертную душу и вечную жизнь, но так же знаем, что ничего подобного не может быть. Я понимаю, что в глубине души ты продолжаешь винить себя в смерти Алены, и поэтому очень несчастен, так как эта боль дает о себе знать. Она что ни будь, тебе говорила?
   - Вчера, когда я еще ее не видел, она только шептала мое имя. Затем стала говорить, что ее ко мне не отпускают. Когда же, я ее увидел, она сказала, что Дьяволино убил ее.
   - Честно говоря, я мало об этом знаю. Только то, что слышала или читала. Но некоторые люди считают, что можно еще раз увидеть своих покойных близких. И эти призраки могут оказаться очень опасными и злыми.
   - Неужели ты думаешь, что Алена способна причинить мне зло.
   - Не обижайся Алексей и пойми меня правильно, но эта уже не та Алена, которую ты знал.
   - Может ты и права, но мне надо со всем этим самому разобраться.
  
   Утром Ирина уехала, а Алексей продолжал лежать в постели и обдумывать свое незавидное положение. Сначала он слышал только Аленин голос, затем увидел ее электрический призрак. "И чего из этого, - подумал он. - Неужели я должен бояться электричества. Я сам себе выдумал теорию, объясняющую существование духов. Все это глупость и ерунда. Мертвые желают нам только счастья". Пока Алексей лежал с закрытыми глазами и успокаивал себя, вдруг он почувствовал холод и натянул на себя одеяло. Затем, открыв глаза, увидел над собой призрак Алены.
   - Алексей, - ласково прошептала она. - Я хочу, чтобы ты любил меня. Я видела, как ты занимался любовью с женщиной, и тоже захотела тебя. Я помню, как ты страстно любил меня.
   Алексей плотно закрыл глаза и закричал во весь голос:
   - Тебя же нет. Это только сон. Ты не существуешь.
   - Алексей, - послышалось где-то в его голове. - Возьми меня... Войди в меня...
   Вдруг наступила тишина. Пролежав некоторое время, он захотел убедиться, что Алена ушла, и поэтому открыл глаза. То, что Алексей увидел, заставило его вскрикнуть. Над ним склонилось лицо Алены. Она смотрела ему прямо в глаза. Казалось, что она непрерывно меняется: то она выглядела молодой и соблазнительной, то отвратительной старухой. Глаза ее были пусты и непроницаемы, совершенно безжизненны.
   Алексей чувствовал, как от нее веет холодом.
   - Возьми меня, - шептали ее губы.
   Он бросил взгляд на стол. Там лежал большой кухонный нож.
   - Ты что, хочешь меня убить. - Алена прочла его мысли. - У тебя ничего не получится. Ты не можешь меня убить, я и так уже мертва.
   Вдруг одеяло соскользнуло с него, как будто само неожиданно ожило. Теперь Алексей лежал голый, а мигающий призрак Алены завис над ним. Он шептал ему, морозил ледяным дыханием и молил о любви.
   Она не двигалась, но у Алексея создалось впечатление, что какая-то холодная ладонь касается лба, щек и губ. Холод пополз по его голому телу, коснулся груди, бедер. Затем он почувствовал прикосновение к его члену, который стал увеличиваться и подниматься.
   - Войди в меня таким большим, - простонала Алена. Холод стал массировать его вверх и вниз, а в нем начал нарастать безумный оргазм. - Какой он у тебя большой и хороший...
   - Это не сон, - взвыл он. - Это невозможно. Тебя же нет в живых.
   Холодный массаж продолжался, пока Алексей не почувствовал, что сейчас вот-вот... Это напоминало секс, но все было каким-то иным. Его член побелел от холода. И когда он задергался, Алексей был уверен, что это неправда. Что это невозможно заниматься любовью со своей мертвой женой. Но когда на его живот и бедра брызнула сперма, он услышал шепот:
   - Спасибо Алексей, ты удовлетворил меня. Мне так хорошо давно не было. И призрак Алены исчез, как будто его и не было.
   - Это кошмарный сон, - как заведенный повторял Алексей. - Эротический кошмар. Никто никогда не поверит мне, что я занимался сексом с умершей женой. Надо молчать и никому, кроме Ирины, не говорить. А иначе, я снова окажусь в психушке. Алексей продолжал лежать голым на кровати и не знал, что делать. "И когда, наконец, закончатся мои мучения, - думал он. - Сначала Дьяволино, а затем еще и призрак Алены. Когда же закончится мой кошмарный сон. Я должен с этим покончить раз и навсегда". Он поднялся с кровати и направился в ванную. Приняв душ и побрившись, Алексей смотрел на себя в зеркало. Его лицо выражало испуг, виски покрылись инеем. Выпив рюмку, он включил телевизор и стал ждать возвращения Ирины. Оставшуюся часть дня его никто не беспокоил.
  
   Как только Ирина вошла в квартиру, Алексей сразу стал ей рассказывать, что с ним произошло. Выслушав его, она надолго задумалась. Алексей тоже сидел молча, устремив свой взгляд в одну точку. Наконец она тяжело вздохнула и стала говорить:
   - В настоящее время я даже не знаю чем тебе помочь. Боже, в это трудно поверить. И если кто-то другой об этом мне рассказал, я бы не в жизни не поверила.
   - Но это, правда. Призрак Алены меня преследует. Сегодня она заставила любить ее в прямом смысле, а что будет завтра...
   - Ты должен понять, - стала успокаивать его Ирина. - Алена любила тебя, когда была жива. Она и теперь продолжает любить тебя, и после смерти. И не надо тебе бояться ее.
   - Но она меня преследует, и я не хочу снова сойти с ума. Мой рассудок и так держится на волоске. Призрак Алены толкает меня за грань безумия.
   Ирина уставилась на него, ни слова не говоря, потому что не знала, что ему ответить. Поскольку сказать ей было нечего. Его глаза сказали все - муки и боль. Его силы иссякли. Он увидел свое отражение в луже, натекшей с лица. Это были соки его тела. Его жизнь.
   - Умершие желают нам только счастья, - наконец вымолвила Ирина, желая его успокоить. - Те, кто нас любил при жизни, так же доброжелательны к нам и после смерти.
   И тут в сознании Алексея, мелькнула разгадка его положения. Он понял, почему призрак Алены преследует его. Ему надо было сразу, после выхода из больницы, ехать на кладбище, на ее могилу. "Мертвые ревнуют живых", подумал он.
   Тебе надо пока пожить у себя, - решительно сказал он, не обращая внимания на ее слова. - Алена была ревнива и мало ли что с тобой может, случится. Ты сама говорила, что духи могут быть злыми и опасными. Я сам разберусь с ней. Мне кажется, что она хочет, чтобы я умер, и мы снова с ней были вместе. Она хочет вызвать у меня нелюбовь к реальному материальному миру, убедить в том, что лишь после смерти, я могу с ней найти счастье и покой.
   - Нет, я останусь с тобой, как в ту ужасную ночь, когда мы заставили Дьяволино оставить нас в покое и убраться к себе в Ад. Нам надо держаться вместе, и мы заставим Алену вернуться к себе в могилу.
   - Хорошо, я согласен, но на кладбище я отправлюсь один. Умершую жену мне не воскресить, а тебя я боюсь потерять. Я и так виноват в ее смерти, и не хочу брать на совесть еще одну. Ты сама говоришь, что Алена не тронет меня, поэтому я должен идти на кладбище один и покончить с этим раз и навсегда.
   - Как же ты хочешь победить духа?
   - Пока не знаю. Но я абсолютно уверен, что если сейчас не пойду на кладбище, то никогда не избавлюсь от призрака Алены.
   - Но куда же ты пойдешь, если не знаешь, на каком кладбище она захоронена.
   - Ты права. Я сейчас позвоню ее родителям и все выясню. Алексей набрал номер телефона. Несколько секунд он слышал длинные гудки. Наконец он услышал голос отца Алены.
   - Сергей Иванович! - произнес он в трубку. - Это Алексей вас беспокоит. Хочу с вами поговорить.
   - Хорошо! - после недолгого раздумья, сказал Сергей Иванович, - приезжай.
   - Только будь осторожен. Я буду ждать, и молиться за тебя. Вера в Бога поможет тебе. Проси Господа о прощении, и он спасет твою душу, - сказала вслед ему Ирина, когда Алексей закрывал дверь.
  
   Пока Алексей ехал, ему стало жаль Алену, и самого себя. Мигающий призрак, навещавшей его, почти изгладил из памяти, успев стереть в его мозгу образ любимого лица Алены, так что, пытаясь вспомнить ее лицо, ему с ужасом приходила на память эта ужасающая электрическая маска.
  
   Дверь открыла мать Алены, Татьяна Николаевна. Она была, несомненно, красивой женщиной. Однако, она была подозрительной и несносной. Она стояла на пороге и сверлила Алексея своими узкими глазами.
   Он бросил взгляд на Сергея Ивановича, стоящего за ней. Видя напряжение на его лице, Алексей догадался, что он просил свою жену следить за своим поведением.
   - Заходи, Алексей, - пригласил он, - помянем Алену, но сначала, я хочу с тобой поговорить. Он провел его в комнату Алены и закрыл дверь. Подойдя к темному дубовому столу, на котором стояла фотография, в рамке, он взял ее и протянул Алексею.
   - Найди здесь Алену, - сказал он, указывая на фотографию.
   Алексей взял ее и напряг зрение.
   - Тут только ваша жена.
   - Вот именно, - буркнул он. - На этой фотографии была Алена. Я сам снимал ее с матерью.
   - Алексей поставил фотографию на место и тяжело вздохнул.
   - То же самое творится и с моими фотографиями Алены. Они меняются.
   - Как ты думаешь, что это означает? - спросил он. Схватив Алексея ша руку, он посмотрел ему прямо в глаза. - Думаешь, это колдовство?
   - В определенном смысле, - немного подумав, ответил Алексей.
   - Ну, ладно, пошли, помянем Алену. Они сели за стол. Сергей Иванович наполнил рюмки, и они молча выпили.
   - Это ты, Алексей, виноват в смерти Алены, - не смогла сдержаться Татьяна Николаевна.
   - О чем вы говорите, - произнес он. - Я любил Алену и никогда бы не причинил ей вреда. И, кроме того, я находился в больнице, когда все это случилось. Алексей не хотел посвящать родителей в истинную причину смерти Алены.
   - Алексей прав, - сказал Сергей Иванович. - Наша дочь сама сделала свой выбор. Но почему... Он замолчал.
   - Не надо мне напоминать, что я потеряла дочь, - заголосила, Татьяна Николаевна. - И не надо мне напоминать, как это случилось?
   - Успокойся, - произнес Сергей Иванович. - И довольно упреков.
   - Я пойду, - сказал Алексей, поднимаясь со стула. - Не думал, что наша встреча закончиться обвинениями в мой адрес. Сергей Иванович! Я попрошу вас, скажите, на каком кладбище захоронена, Алена, и как найти ее могилу.
   Тот взял ручку, и что-то написал на листе бумаги.
   - Возьми, здесь подробно все указанно, - и протянул ему лист.
   Алексей уже подходил к двери, как услышал шепот.
   - Что это? - спросил Сергей Иванович, следовавший за ним.
   В квартире стало холодно.
   Они напрягли слух, но напрасно пытались различить слова: это было длинная, темпераментная, прерывистая дискуссия на неизвестном языке.
   - Ох, - выдавила Татьяна Николаевна в крайнем ошеломлении, подходя к ним, а потом спросила: Кто это шепчет?
   Алексей развернулся и увидел призрак Алены, ростом с маленькую девочку.
   - Посмотрите, - произнес Алексей испуганным голосом. - Ваша дочь здесь.
   Родители Алены, как по команде, повернулись, и уставились на Алену.
   - О, Боже, - зарыдала Татьяна Николаевна, - Сергей, я ничего не понимаю.
   Алена, казалось, плыла по комнате в нескольких сантиметрах над полом. Руки ее были опущены вдоль тела, а лицо бледное и неподвижное, но волосы вздымались вокруг головы словно наэлектризованные.
   - Алексей, - прошептала она, - не покидай меня.
   Татьяна Николаевна, шатаясь, сделала в ее сторону шаг или два.
   - Алена, я твоя мать, - заговорила она.
   - Алексей, - не оставляй меня, - повторила Алена.
   Татьяна Николаевна наверняка была перепугана, но сделала еще один шаг к призраку.
   - Алена, я хочу тебе помочь. Заговори со мной, Алена. Я люблю тебя. Прошу тебя.
   - Таня, не подходи ближе, предупреждающе бросил Сергей Иванович. - Возвращайся ко мне.
   Изображение Алены задрожало и начало изменяться. Увеличиваться и преображаться. Теперь Алена казалась выше, ее лицо выглядело худым. Призрак поднял руку, которая оставила за собой, ряд, бледнеющий отражений.
   - Алексей, - прошептала она более решительно. - Ты не можешь меня оставить одну.
   Татьяна Николаевна упала на колени перед ужасным призраком дочери.
   - Алена! Ты не узнаешь свою мать! Только ты у меня осталась, Алена! Не покидай меня! Вернись ко мне!
   Сергей Иванович схватил жену за плечи и закричал:
   - Таня, перестань! Это безумие! Она мертва. Она не может вернуться!
   Татьяна Николаевна обернулась и с размаху ударила его.
   - Тебя никогда не волновала дочь. Ты не хочешь, чтобы она вернулась. Ты боишься.
   - Таня, она же дух, - простонал Сергей Иванович.
   - Он прав, Татьяна Николаевна, - закричал Алексей. - Лучше держитесь от нее подальше.
   Бело-голубой призрак Алены дрожал, мигал, и, казалось, все рос, пока не стал выше отца, ни на секунду не спуская глаз с матери, которая все еще ползала у ног призрака.
   Сергей Иванович посмотрел на призрак в смертельном страхе и отступил на два шага. Он повернулся к Алексею с посеревшим от ужаса лицом, молча, умоляя, чтобы тот что-нибудь сделал. Хоть что-то. Он понимал, что происходит, и боялся, как никогда в жизни.
   - Алена! - взвизгнула Татьяна Николаевна. - Алена!
   Бледные губы Алены медленно зашевелились, открывая светящие зубы. Рот стал раскрываться все шире и шире, пока, наконец, ее лицо не превратилось в страшную, отвратительную маску. Призрак поднял вторую руку и стоял с минуту, как распятый, с развевающими волосами. Затем он завис над Татьяной Николаевной.
   - Танечка! Ради Бога! - закричал Сергей Иванович, и снова попробовал ее поднять, но в этот момент, из раскрытого рта Алены, неожиданно раздался глухой звук.
   Он отшатнулся, такой перепуганный, что не мог даже вымолвить ни одного слова.
   Алена дыхнула, направляя в лицо матери, струю ледяного тумана, и та закричала от боли. Когда ее муж склонился над ней, призрак Алены медленно перевернулся вверх ногами и исчез.
   Алексей помог Сергею Ивановичу поднять жену, и положить на диван.
   - Вызывайте скорую помощь, - посоветовал Алексей, - и тепло накройте ее.
   - А ты, куда?
   - Иду на кладбище. Я должен покончить с этим раз и навсегда.
   Но это, сверхъестественное явление, Алексей. Это же дух. Неужели, ты хочешь победить дух?
   - Не знаю, но я обязан идти.
  
   Войдя на кладбище, Алексей увидел плиты, кресты и памятники. Следуя к могиле Алены между безмолвными рядами надгробий, он с беспокойством сознавал, что его со всех сторон окружают люди. Мертвые люди, которые умолкли навсегда, закопанные в землю.
   Не уверенно, с дрожью, он нашел ее могилу и подошел к ней. Теперь, когда Алексей пришел сюда, он не был уверен, что поступил правильно и не знал, что делать. Позвать ее? Обратиться к ней? Или ждать, когда она сама появиться. А если не появиться? Несмотря на ветер, ему стало душно. Тяжело вздохнув, Алексей произнес дрожащим голосом:
   - Алена! Ты меня слышишь, Алена?
   Конечно, он вел себя смешно и боялся, что на него кто-то обратит внимание, хотя поблизости никого не было. Стояла гробовая тишина. Алексей постоял так насколько минут, трясясь от холода. Он ждал появления Алены и одновременно надеялся, что она не появится. Наконец он решил уходить.
   - О, Боже, помоги...- только и смог вымолвить Алексей.
   Алена стояла за ним, всего лишь в метре от него, поднимаясь над землей. Она опять была нормального роста, но казалась очень худой, как будто под ее развевающейся одеждой не было ничего, кроме кожи и костей. На ее лице была пустота и равнодушие. Она не была прозрачной, как в прошлые разы, и он не мог видеть сквозь нее.
   Но она была нематериальной, и Алексей чувствовал, что если он попытаюсь до нее дотронуться, то схватит только воздух.
   - Ты, наконец, пришел, - прошипел призрак. - Я давно тебя жду. Я знала, что ты придешь. В голове у него прозвучало так, как будто говорили сразу несколько голосов.
   Алексей стоял неподвижно и чувствовал, как мороз пробегает по его спине: и от ее вида, и от звука ее голоса.
   - Алена! Чего ты хочешь? - он стал заикаться.
   - Я хочу любить тебя, - прошептала она. - Любить тебя целую вечность.
   - Но ты же умерла?
   - Нет, я не умерла. Идем со мной. Не оставляй меня одну.
   - Но это же невозможно. Ты мертва. Ты должна уйти на вечный покой. Я уже не могу этого выдержать. Я тебя боюсь. Чего же ты хочешь?
   - Я хочу, чтобы ты трахал меня, как трахаешь свою грудастую потаскуху. Я убью ее.
   - Но ты же ничего не знаешь, Алена. Если бы не она, то Дьяволино забрал бы мою душу. Она спасла меня. Я тебя прошу, я тебя умоляю - не причиняй ей вреда. Лучше убей меня. Это я во всем виноват. Прости меня, если сможешь. Я любил и желал тебя, когда ты была жива, но теперь уже не могу любить тебя. Ты мертва и больше не приближайся ко мне. В этот момент Алексей был близок к истерике. Он чувствовал, как его рассудок начал мутнеть.
   Алена смотрела на него. В ее глазах была ужасная пустота, а когда она заговорила, то ее голос звучал жестоко и скрипуче, как у старухи.
   - Здесь, внизу, очень холодно и одиноко. Я хочу быть с тобой рядом. А если я не могу вернуться к тебе, ты можешь сам прийти ко мне.
   - Как... как...- еле выговорил он.
   Ты можешь совершить самоубийство или погибнуть при несчастном случае. Я не могу больше тебя ждать. Я хочу тебя. Хочу. Освободись от плоти, и мы будем счастливы вечно.
   Алексей дрожал всем телом, кровь стучала в висках.
   - Но я хочу умереть своей смертью. Больше ему нечего было ей сказать, поэтому он повернулся и направился к выходу. Неожиданно, Алексей почувствовал, как что-то подняло его, и он, пролетев несколько метров, упал на землю. Он попытался подняться, но невиданная сила опять бросила его на землю. Он попытался опять подняться, но снова упал. Алексей лежал на земле, придавленный какой-то огромной тяжестью, с трудом ловя воздух, еле живой от страха, но мысленно, он все еще искал выхода из этого положения. Его ум лихорадочно работал над планом спасения. Он был убежден, что призрак Аланы убьет сначала его, затем Ирину.
   - Ты мой, - пролаяла Алена.
   Алексей поднял глаза. Ее призрак застыл над ним. Она растопырила пальцы. Электрические искры начали перескакивать с одного пальца на другой. Ее тело светилось и мерцало.
   Дрожь пробежала по его телу. Ему казалось, она дошла до того момента, что сейчас убьет его.
   - Ты обязан присоединиться ко мне. Я хочу тебя, Алексей. Я хочу, чтобы ты вошел в меня. Ее голос звучал угрожающе. Она придвинула свои пальцы еще ближе к его лицу. Энергия человеческой жизни должна была отправить его в могилу, прямо к Алене. Ее лицо уже не было лицом Алены, оно было черепом трупа.
   Он бился изо всех сил, но тяжесть на его груди даже не дрогнула.
   - Но это будет уже не любовь, - вскрикнул Алексей пискливым от страха голосом. - Мы не для этого сочетались браком. Мы хотели иметь детей. Если ты действительно меня любишь, отпусти и не причиняй никому зла.
   Наступило долгое молчание. Алена смотрела на него непроницаемыми глазами.
   - Детей? - наконец вымолвила она.
   - Да, - пробормотал Алексей, - мальчика и девочку. Он был так напуган, что не знал, что говорить.
   Призрак Алены, казалось, задумался над его словами.
   - Мальчика и девочку...- шептала Алена. Она на секунду стала нерешительной и отодвинулась от него. - Детей...- еще раз повторила она.
   Внезапно, Алексей почувствовал, что тяжесть, давившая на него, исчезла. Он неуверенно поднялся. Со страхом и неописуемым облегчением он посмотрел на Алену, та держалась подальше от него, и не пыталась поразить электрическим током. Ветер развевал ее волосы, но он едва видел ее в темноте.
   - Я потеряла тебя навсегда, Алексей. Ты уже никогда не будешь моим.
   - Алексей не знал, что ей ответить.
   - Теперь я навсегда останусь там, где должна быть. И ты меня больше не увидишь. Она направилась к своей могиле. Перед тем, как исчезнуть, она обернулась. Алексей увидел, что Алена излучает неземной свет, с совершенно, белым лицом и вся белая, но, несмотря на это, прекрасная. Ее волосы колыхались вокруг головы, как и раньше, когда она была жива, но теперь от них брызгали лучи серебристого блеска, подобно солнечной короне.
   - Прощай... Увидимся в следующей жизни...- донес до него ветер, ее последние слова.
   Алексей был ужасающе измучен. Он понял, что больше никогда не увидит призрак Алены, и изо всех сил старался сдержать неудержимо навертывающиеся на глаза слезы. Он подошел к ее могиле и тихо прошептал:
   - Прощай!
   Как только Алексей вышел с кладбища, то сразу набрал номер и спросил у Сергея Ивановича, как дела у Татьяны Николаевны. Тот ответил, что ее забрали в больницу, но врачи говорят, что все будет хорошо.
   - Слава Богу, - сказал Алексей, и направился домой.
   Ирина обняла его за шею и поцеловала в лоб, как только он вошел в квартиру.
   - Ты не имеешь понятия, как я рада, что ты живой и в безопасности.
   - Дорогая, я тоже безумно рад, - ответил он, и стал рассказывать о том, что с ним произошло.
   Ирина молча слушала его, не перебивая. Затем, когда он закончил и немного успокоился, произнесла:
   - Выслушай меня внимательно, Алексей. Сейчас я тебе прочту небольшую лекцию. Дело в том, что еще в давние времена, некоторые люди видели призраки своих родных и близких. Еще признанный лидер российского спиритического движения А.Н. Аксаков говорил о самопроизвольных медиумических явлениях, потому что медиумы, как считается, в ходе спиритического сеанса играют роль посредников между миром живых и миром мертвых.
   Еще в 17 веке один священник описывал, что видел призрак соседа. Его фигура была хорошо различима при свете ярко горевших в камине дров. Затем призрак удалился через дверь. Затем он стал видеть весьма отчетливые картинки из жизни ада и рая. Образы являлись ежедневно в течение месяца. Среди разного рода видений, которые воспринимались и обычным и внутренним зрением, был и сам Князь Тьмы - твой Дьяволино. Торжественными, стройными рядами шли грандиозные процессии небесных колесниц с восседавшими там падшими ангелами, имевшими человеческий облик, а везли колесницы духи в образе зверей.
   Когда дьявольские визиты прекратились, он организовал религиозную общину - особенностью их веры была убежденность в возможности сокровенного общения с миром духов.
   То же самое произошло и с тобой, когда ты видел призрак Алены. Призраки, время от времени являющиеся нам - возникают и формируются на основе эктоплазмы, выделяемой уже не медиумом или другими участниками спиритического сеанса, а очевидцами, причем самопроизвольно. Другое дело, как происходит этот процесс, я не знаю.
   Появление призрака твоей жены - это феномен кризисного приведения, которое явилось тебе сразу после ее смерти. Призрачные образы имеют различные степени "телесности". Поэтому ты видел ее, от почти прозрачных, до, видимо, плотных и самых разных форм. От неопределенных прозрачных туманных образований до четко выраженных призраков человека. Они могут возникать сами по себе и прямо на глазах формироваться. Иногда все стадии возникновения развития и исчезновения призрака происходит прямо на глазах. Всем давно известно, что с нашей телесной смертью не все кончается - смерть есть переход от одной формы существования к другой. Это то же самое, как если бы ты просто перешел в другую комнату. И ты будешь не в состоянии поверить в то, что уже мертв.
   Убеждение в реальности посмертной жизни основано на признании возможности существования духа в отрыве от тела. Дух, есть сущность, одаренная разумом. И эта сущность составляет лишь часть самого человека, и вот эта часть, оживотворяющая его, называется духом, который в телесной оболочке, по-видимому, обладает теми же способностями, что и дух вне тела. И следует ли удивляться, что дух Алены, прежде всего, посетил вашу квартиру? Ведь подобный поступок выглядит уж очень по-человечески. Но то, что произошло далее, проглядывается не что явно не человеческое. Во всяком случае, такое, что самой Алене при жизни было не свойственно.
   Еще Платон утверждал "смерть есть отделение души - бесплотной части живой личности, от ее материальной части, тела". Поэтому, дух Алены может еще вернуться. Ну, ладно, на сегодня тебе хватит, а то твои мозги не смогут все переварить, что я тебе сказала. Пойдем спать, тебе после пережитого необходимо расслабится.
   Ирина быстро разделась, протянула к нему руки и сразу расставила ноги. Алексей устроился между ними, целовал лицо, шею, плечи и нежные розовые соски пышных грудей. Они любили друг друга молча, как будто это был обычный ночной ритуал, продляя каждое мгновение до предела наших сил. В это время все заботы, все страхи показались ему нереальными.
  
   Алексей открыл глаза, было еще темно. Вставать не хотелось, и он решил попытаться уснуть. Рядом с ним сопела во сне Ирина. Натянув до ушей одеяло, он закрыл глаза, и попробовал глубоко дышать. Алексей выдержал с закрытыми глазами несколько минут, сон не приходил. Он стянул с себя одеяло, осторожно поднялся, чтобы не разбудить Ирину, и направился на кухню.
   Включив электрический чайник, Алексей подошел к окну. Снаружи было темно, так что он почти ничего не видел. Так он стоял у окна, пока не раздался щелчок. Вода вскипела, и Алексей сделал себе кофе. Усевшись на стул, он сделал глоток. После всего того, что с ним произошло, он стал чувствителен к малейшему шелесту, легчайшему скрипу.
   - Алексей был уверен, что в кухне кто-то есть, хотя не чувствовал тепла человеческого присутствия.
   Есть ли, кто здесь? - прошептал он. В ответ стояла тишина. Но у него было удивительное тревожное чувство, что кто-то или что-то передвигается рядом с ним. Будто невидимое движение вызывает колыхание воздуха. Он не хотел допускать мысли, что его квартира снова стала одержимой.
   - Храни меня Бог, если снова появится Дьяволино или призрак Алены, - прошептал он. Но никого не было. Никаких шагов, никакого шепота. "Все это ерунда, - подумал он, - это уже похоже на галлюцинацию", и направился в спальню.
  
   Утром, как только Ирина уехала, Алексей решил прогуляться и направился в парк. Там он присел на скамейку и закурил. "Надо плюнуть на все и забыть, - подумал он, - призрак Алены при мне исчез в могиле и никогда больше не появится". Алексей еще сидел и раздумывал, когда к скамейке подошла пожилая женщина и присела рядом со мной, хотя рядом стояли пустые скамейки.
   - Ну, наконец, можно перекусить, - сказала она, вынимая из пакета бутерброд с колбасой.
   Украдкой, Алексей присматривался к женщине. Ей было лет шестьдесят. У нее были седые волосы, и она была бедно одета. Она начала есть бутерброд с таким вкусом, что он не мог отвезти от нее глаза.
   Они так сидели несколько минут. Женщина достала еще один бутерброд, и продолжала, есть, а он наблюдал за ней краем глаза. Люди шли мимо, и никто не обращал на них внимание.
   Алексей решил, что пора возвращаться домой. Но прежде чем уйти, он достал пятидесятирублевую купюру и протянул ее женщине.
   - Пожалуйста, возьмите деньги, - сказал он.
   Она посмотрела на купюру, а затем подняла взгляд на него
   - А вы не боитесь давать деньги ведьме?
   - А вы ведьма?
   - Разве я не похожа на ведьму?
   - Сам не знаю, - с улыбкой произнес Алексей. По-моему ведьмы должны летать на метле.
   Это обычные предрассудки, - ответила пожилая женщина. Затем, после недолгого раздумья произнесла:
   - Я возьму у вас деньги, хотя я, и не попрошайка. За это я постараюсь предсказать вам, Алексей, судьбу, если вы не опасаетесь последствий.
   - Каких?
   - Для человека в вашем положении, всегда возможны последствия.
   Алексей от неожиданности вздрогнул, и внимательно посмотрев на нее, спросил:
   - В каком это положении?
   - Вы же одиноки, правда? - спросила она, откусывая бутерброд. - Вы же одиноки с недавнего времени, но все же одиноки.
   - Возможно, - уклончиво ответил Алексей. У него появилось чувство, что этот разговор полон подтекста, словно они давно знакомы.
   - Что ж, вам лучше знать, но мне кажется, что это так, - она, снова откусила кусок бутерброда, и продолжила:
   - Я редко ошибаюсь, многие утверждают, что у меня магический дар.
   - И что вы хотите сказать? - заикаясь, спросил Алексей.
   Она посмотрела на него. Глаза у нее были черные, а на лбу шрам.
   - Я хотела сказать, что каждый должен умереть, - ответила она. - Но важно не то, когда человек умирает, важно лишь, где он умирает. Существуют определенные сферы влияния, и иногда, люди умирают вне их, а иногда внутри.
  
  
   - А от чего это зависит? - Все это его заинтересовало.
   Она улыбнулась и подмигнула ему. Затем подняла лицо к небу. На шее у нее он заметил странное ожерелье.
   - От многого.
   Ему надоело слышать бред психопата, и он решил уйти. Чтобы не показаться грубым, Алексей ей сказал:
   - Извините, но мне пора.
   - Вы уходите?
   - Да, ухожу. Было приятно, с вами познакомится. Все это было очень интересно.
   - Но вы, наверняка мне не верите.
   - Что вы, я вам верю. Просто мне уже пора.
   Она поднялась, стряхнула крошки.
   - Скажу вам на прощание две вещи, - заявила она дрожащим голосом. - Хотя не должна этого говорить. Вы сами решите, предупреждение ли это или просто обычный вздор. Никто не может вам помочь, поскольку на этом свете мы никогда не получаем помощи. Бог не говорил, что он спасет нас. Бог говорил, что мы сами должны спасти себя.
   Алексей не хотел с ней спорить, а только недоверчиво посматривал на нее, пытаясь угадать, кто она: обычная сумасшедшая или необычная попрошайка.
   - Во-первых, - продолжала она, - вы не одиноки и никогда не будете одиноки в жизни, хотя временами и будете молить Бога, чтобы он освободил вас от нежелательного общества. И, во-вторых, вы правильно сделали, что пошли на кладбище - ваша жена наконец-то обрела покой. Поставьте ей памятник. Больше, я вам ничего не скажу. Пора и мне двигаться к дому. И запомните, он не успокоится, пока не заберет вашу душу.
   Алексей открыл, было, рот, чтобы ей что-то ответить, но не мог вымолвить ни единого слова.
   - Не забудьте, - что я вам сказала. Она ушла удивительно быстрым шагом. Вскоре он потерял ее из виду.
   После разговора с необычной женщиной, Алексей вернулся домой и решил позвонить Сергею Ивановичу, чтобы встретится с ним. Ему хотелось узнать о состоянии Татьяны Николаевны и решить вопрос о памятнике на могиле Алены. Набрав номер, он услышал голос его голос, и быстро договорился о встрече.
  
   Отец Алены открыл ему входную дверь и пригласил его в комнату.
   - Как здоровье Татьяны Николаевны, - спросил Алексей, усаживаясь в кресле.
   - Славу Богу! Все в порядке! У нее обмерзшие щеки и болят глаза. Дня через два-три, ее можно будет забрать из больницы. Ну, а как у тебя дела? Ты ходил на кладбище, в тот страшный день? Его лицо покраснело и дрожало от напряжения. - Ты видел Алену? - с трудом выдавил он. Затем поднес руки к глазам, и Алексей увидел, что в них блестят слезы. - Никак не могу поверить, что Алена могла так поступить с матерью.
   - Сергей Иванович! Вы же сами видели, что это была уже не та Алена, а холодный, грозный и опасный призрак со смертью в глазах. И стал ему рассказывать о том, что когда был на кладбище, Алена чуть не убила его.
   Сергея Ивановича охватило такое волнение, что он не мог говорить, а только выдавил из себя слова:
   - Славу Богу, что ты уцелел. Я и так был уверен, что ты не виноват в ее гибели, иначе Алена не хотела бы вернуться к тебе из мира духов и утешить тебя. Ты извини, мою жену. После того, как мы потеряли Алену, она винила тебя в ее смерти.
   Сергей Иванович! - сказал Алексей. - Если вы не возражаете, я поставлю памятник на могиле Алены.
   - Хорошо, - произнес он. - Я согласен.
   По дороге домой, Алексей молил Бога, чтобы его не ждало что-то, чего он не хотел видеть. Алена была мертва, и он хотел, чтобы она оставалась в могиле.
  
  
  
   Невеста
  
  
   Прошел год, после описанных событий. Алексей продолжал проживать в своей квартире, хотя Ирина настоятельно советовала ему продать или обменять ее. Честно говоря, он не хотел расставаться с квартирой, в которой прожил всю свою жизнь и где он был счастлив с Аленой. За этот период времени ни Дьяволино, ни призрак Алены не посещали его, и он совсем успокоился.
   Алексей продолжал встречаться с Ириной и, даже, хотел на ней жениться. Она же была против их брака. Когда же он спрашивал ее, почему она не хочет выходить за него замуж, Ирина устремляла взгляд в одну точку и долго молчала. Затем тяжело вздыхала и говорила, что между ними "мертвый дух", и если они поженятся, то погибнут.
   - Это мне карты предсказали, - говорила она.
   Выслушивая Ирину, Алексей не возражал ей ни слова. Он понимал, что она права.
   Все это время она обучала его всем тонкостям своей работы, и он стал, иногда, замещать ее. Вскоре Алексей заметил, что у него все хорошо получается, и открыл свой кабинет. Так он стал прорицателем. За время своей работы у него появилось столько клиентов, что он не мог их всех обслужить. Постоянный наплыв идиотски ухмыляющихся женщин среднего возраста, толпящихся в кабинете, умирающих от жажды услышать, что случится в их нудной серой жизни, очень утомляло его.
   Если вам кажется, что быть предсказателем легкий кусок хлеба, то тогда попробуйте сами. Ежедневно выдумывать несколько предсказаний, и тогда вы поймете, что это тяжкий труд.
   Последней посетительницей в этот день была женщина, которую звали Елена Ивановна. Ей было лет сорок - сорок пять, и от нее несло дорогими французскими духами. На ее пальцах сверкали бриллианты, и она посещала Алексея ежемесячно по два раза. Они сидели в кабинете у накрытого зеленым сукном столика и при плотно задернутых занавесках. Настольная лампа надлежащим образом отбрасывала таинственные тени.
   С помощью карт Таро он открывал перед ней ее ближайшие перспективы. Она вертелась, вздыхала и всматривалась в него. Алексей был уверен, что она умирает от желания, по быстрее, спросить и узнать, что он видит. Но Алексей никогда никому ничего не говорил, пока все не было уложено на столике. Чем больше напряжение, тем лучше. Он должен был разыгрывать полный спектакль: морщить лоб, часто вздыхать, закусывать губы и демонстрировать то, что он входит в контакт с силами потустороннего мира. В конце концов, именно за это Алексей получал деньги, и при том немалые.
   Но она все же не смогла справиться с соблазном. Когда он положил свою последнюю карту, она склонилась вперед и прошептала:
   - Что вам говорят карты, Алексей? Что вы видите? И что вы скажите о моем муже?
   Он смотрел на карты с обычным, доведенным до совершенства выражением сосредоточенности. О Таро, Алексей знал ровно столько, сколько и любой другой. Ирина объяснила ему значение каждой карты. Так же, он прочитал книгу "Таро для начинающих". Главное было - стиль. Если ты хочешь быть мистиком, то обязательно должен выглядеть, как подобает мистику. У него были черные волосы, брови он каждый день красил в сатанические дуги, и одевал черный плащ с колпаком.
   - Ну, так что? - прошипела Елена Ивановна. - Что вы видите?
   Алексей повертел головой в разные стороны, медленно и с огромным достоинством.
   - Карты сообщают мне важные известия, - произнес он шепотом. - Они несут много предостережений. Они говорят, что вы очень сильно хотите узнать о своем будущем, которое, если наступит, может оказаться не таким приятным, как вы думаете. Я так же вижу солидного господина с сигаретой во рту, похожего на вашего мужа. Он говорит что-то о деньгах.
   - Что он говорит? - не сдерживаясь, перебила его Елена Ивановна.
   Каждый раз, когда Алексей говорил ей о деньгах, она начинала вертеться и подскакивать, как рыба на раскаленной сковородке. Страсть к деньгам у нее стояло на первом месте.
   - Он хочет сделать подарок, но говорит, что стоит дорого.
   - Для меня у него все дорого, - с раздражение сказала она, - а что тогда случится со мной?
   Алексей хмуро присмотрелся к картам.
   - Увы, начнется для вас неделя очень плохо. В понедельник вам позвонят и сообщат, что ваш муж, завел любовницу. Он несколько дней следил за ее мужем и знал, что тот ходит со своей секретаршей в ресторан, а затем провожает ее домой и поднимается к ней в квартиру. Часа через два он выходит из подъезда и едет к себе домой. Алексей был уверен, что после его звонка, она вспомнит сказанные им слова, и будет находиться под впечатлением его необычной способности ясновидения.
   Елена Ивановна устремила на него свои мутные глаза.
   - И кто эта проститутка? - завизжала она.
   - Пока карты не могут назвать имя любовницы вашего мужа, но я знаю, что добрые духи на вашей стороне, и они в следующий раз обязательно назовут ее имя, - заявил он своим особым голосом.
   Елена Ивановна встала.
   - Алексей! Не знаю, как вас и благодарить, - сказала она, протягивая ему сто долларовую купюру. - Мне уже пора, но мы еще увидимся в следующую пятницу, не так ли?
   Алексей улыбнулся ей таинственной улыбкой.
   - Естественно, Елена Ивановна. И не беспокойтесь, в следующий раз вы обязательно узнаете имя любовницы.
   Она вышла, и он закрыл за ней дверь. Затем, сняв свой дурацкий колпак и плащ, пошел в ванну смывать с лица сатанические дуги. Вернувшись, он уселся в кресло, достал деньги и стал их пересчитывать.
   Вдруг, по какому-то непреодолимому чувству, он оторвался от денег, и, подняв глаза, посмотрел на диван, стоящий у стены напротив стола. Алексей увидел сидящего на нем мужчину. Его лицо почти целиком скрывала тень. Он был одет в черный костюм и белую рубашку. Черные прямые волосы были гладко зачесаны назад, руки сложены на коленях.
   - Привет, Алексей! - сказал человек. Лицо его было совершенно бесцветным, лишь поблескивали глаза.
   Фигура встала, похрустывая одеждой. В том, как он двигал головой, было что-то страшное: нечто, напоминающее дерганые движения марионетки, которой управляет невидимая рука. Фигура странным кукольным шагом двинулась к нему и он, поднявшись, попятился. Существо остановилось, а белое лицо с серыми червяками губ улыбнулось, открыв стиснутые зубы.
   - Слушай, Алексей! - низко, медленно, тягуче и глухо раздалось в тиши комнаты, словно кто-то заговорил далеко, за стеной, но все-таки явственно и внятно.
   Он вздрогнул от изумления и с невольным испугом посмотрел на существо.
   - Не бойся меня! - продолжала звучать странная речь.
   Алексею казалось, что с каждой буквой в его устах прибавляется тупой самостоятельный звук вроде свистящего дыхания или хриплого шипения.
   - Не бойся, я пришел не для того, чтобы убить тебя, - незнакомец стал раскачивать головой в разные стороны, - хотя я и люблю убивать. Хозяин, хочет видеть тебя и приглашает к себе в гости.
   - А кто ваш хозяин? - дрожащим голосом произнес Алексей. По его телу прошла сильная судорога, и лицо напряглось, словно мышцы вот-вот должны были прорваться сквозь кожу.
   - Ты, наверное, забыл, кто тебя оставил в живых, и кому ты принадлежишь. Он прислал меня напомнить тебе об этом. Щеки его задрожали, глаза вонзили в лицо Алексея внимательный острый взгляд. Они были почти круглые, желтого цвета, как у совы, и горели тем же хищным и хитрым огнем. Под их взглядом, Алексей будто врос в пол - ноги его не слушались и не хотели бежать, хотя страх, внезапно охваченный им, громко требовал - беги.
   - Дьяволино, - выдохнули губы. У него замерло сердце, и холод побежал по спине. Страх зашевелил волосы. Бессознательно Алексей уставил свои глаза прямо в глаза незнакомца, и тотчас ему почудилось, будто своим неприятным взором тот проник глубоко в его душу и читает в ней, как по книге, и по праву властен над ней. Между тем его глаза расширились, округлились еще больше, сделались яркими, как лучи солнца. В них появилось что-то манящее, зовущее и повелительное.
   Алексей инстинктивно чувствовал, как опасно ему подчиняться этому зову, как необходимо напрячь все силы души, чтобы отразить влияние существа, и не находил их. Сознание возмущалось, а воля была подавлена и не слушалась сознания. Алексею необходимо было бороться с собой, как с лютым врагом, чтобы не покориться таинственному могучему зову, доносившемуся к нему откуда-то издалека и манящему его.
   У Алексея подкосились ноги, и он рухнул в кресло. Его потянуло ко сну. Свет начал меркнуть в глазах. Ему опять чудилось, что он сидит за тем же столом в большом зале, как и год назад. Напротив него сидит ухмыляющийся Дьяволино, а рядом красивые женщины.
   - Ну, наконец-то мы опять с тобой встретились, Алексей. Неужели ты мог подумать, что я, Дьяволино, оставлю тебя в покое, когда ты принадлежишь мне. Не забывай об этом, кому ты обязан служить, - шептал голос Дьяволино, гремящий как соборный орган. Сегодня ты мой гость и все тебе дозволено, а через три дня твоя душа будет принадлежать мне. У меня появилась вакансия. Ты останешься со мной навсегда. Ты будешь всегда стоять справа от меня, объявлять все мои желания и разыскивать для меня души.
   В этот момент Алексею казалось, что он, вообще, отсюда никуда не уходил, хотя внутренний голос ему говорил - борись, борись с Дьяволино. Он попытался подняться, но неведомая сила, как будто, приковала его. Алексей с ненавистью посмотрел на Дьяволино.
   - Ты же знаешь, каким могуществом обладаю я, - продолжал греметь голос Дьяволино. - Я только зря теряю время на тебя. Ты для меня букашка, которую я могу растереть в порошок. Ну, скажи мне, что ты не хочешь умирать. Мне нравится твой гнев, Алексей. Твое сердце полно ненависти ко мне, но ты никогда не сможешь победить меня. Ты смертен, а я вечен. Так что не забывай, кому ты должен служить.
   Алексей открыл рот, чтобы возразить, но вместо слов оттуда вылетело шипение.
   - Я знаю, что ты хочешь сказать, - проговорил Дьяволино. - Покорись же моей власти, и ты будешь вечен. Ты потерял жену, но я могу сделать тебя снова счастливым.
   Вдруг в его голове прозвучал голос Алены:
   Не верь ему. Не верь.
   - Я могу вернуть тебе Алену, живой и невредимой.
   - Но это же не реально, - глухо сказал Алексей. - Смерть не возвращает своих жертв.
   Дьяволино засмеялся:
   - Ты сам виноват в ее смерти. Посмотри на себя, ты жалок. Так скажи, кто тебе друг. Я, который может осчастливить тебя. Или, Бог, которому ты молишься, и который не смог предотвратить смерть твоей жены. Ну, хватит об этом. Через три дня состоится моя свадьба, и ты обязан присутствовать на ней. Пособник Дьяволино должен быть всегда рядом, а теперь ты должен расслабится. Тобой сейчас займется одна из этих прекрасных женщин.
   Одна из них встала и, подойдя к нему, взяла за руку. Алексей поднялся, и они направились в глубину зала, где стоял знакомый диван. Ее колени сразу охватили его бедра. Ноздри ее раздулись, полузакрытые глаза мерцали глубокой синевой. Рот приоткрылся, обнажая мелкий жемчуг зубов, сквозь которые доносился взволнованный шепот:
   - Ну, иди скорее ко мне. Она не только звала, ее рука вела за собой, указывая путь его существа. Восторг острого наслаждения пронзил его. О, это была непередаваемая пытка страсти.
   Когда Алексей открыл глаза, то продолжал сидеть в кресле. В кабинете никого не было. Он еле-еле поднялся, подошел к холодильнику и, достав бутылку водки, плеснул в стакан. Выпитая водка подбодрила его.
   - Нельзя поддаваться. Надо крепиться, - произнес он в слух. - Пусть вся власть Дьяволино надо мной - один бред моего расстроенного воображения. Он быстро собрался и поехал домой.
  
   Во время ужина Алексей рассказал Ирине о том, что с ним произошло. Затем добавил:
   - Я снова боюсь сойти с ума и оказаться в психушке.
   В глазах Ирины мелькнул огонек. Она взяла его лицо в обе ладони, мягкие и душистые, и приблизила к своему.
   - Все будет хорошо, - сказала она. - Все будет хорошо. Мы уже однажды победили Дьяволино. Ты стал сопротивляться ему, и он оставил тебя в покое. Но сколько мук и испытаний ты успел натерпеться от него. Ты пойми одно - Дьяволино зорко следит за каждым, хотя бы малейшим поводом к грехопадению.
   Искушению подвластны все люди, во всех возрастах и положениях. При этом Дьяволино может изменять и характер, и энергию, и средства искушения. Он является тонким психологом и остроумным логиком.
   На верующих он нападает с особенной силой по тому же рассуждению, по которому Бог - больше радуется одному расскаящемуся грешнику, чем девяти праведникам. И если Бог приставит к каждому человеку ангела - хранителя, то Дьяволино точно так же приставит демона - искусителя. Ангел справа, демон слева.
   Для сражения с Дьяволино человека спасает: во-первых - помощь милосердия Божьего, без нее нет спасения. Во-вторых - вера.
   Алексей сидел за столом, погруженный в довольно мрачные мысли. Раздумывая и рассуждая, он время от времени чувствовал, как по телу пробегает самая странная мистическая дрожь. Алексей невольно заражался предчувствием панического ужаса. У него было ощущение, что его кошмар опять начинается. "Если я и в самом деле склонен к сумасшествию, то мне надо не убегать от навязчивых идей, а бороться с ними, - думал он. В нем проснулось гордое чувство самообороны. - Только надо не раскисать духом, и не бояться смерти".
   Ирина, заметив его состояние, вышла из комнаты. И в это время случайно взор Алексея упал на закрытую дверь, на которой он заметил небольшой светлый кружочек, похожий на солнечный зайчик. Алексей не мог оторвать взгляд от двери - светлый кружок делался все больше и больше. Он замер, наблюдая это странное явление. Светлый круг обнимал уже дверь, когда из него стала отделяться темная фигура, делаясь, все рельефнее. Вот она совершенно отделилась от двери и стала медленно приближаться к нему. Алексей сидел, не шелохнувшись, как пригвожденный к месту.
   Это была Алена. Призрак протянул руку, которую он машинально пожал. Рука призрака не обладала холодом трупа, напротив, она произвела впечатление руки человека, пришедшего в комнату с улицы. В ней чувствовалась свежесть. Казалось, что материализованная фигура Алены была создана из плоти и крови, только ее шагов не было слышно - она точно скользила по полу.
   Алексей открыл рот. В начале он не мог выдавить из себя ни звука. Алена смотрела на него, не улыбаясь.
   Алена, - прошептал Алексей. - Зачем ты опять вернулась. Он сразу вспомним, что она чуть не убила его на кладбище. Страх зашевелил волосы.
   Она заговорила. Голос казался выходящим из-под пола. Он был глухим, но все-таки похожий на голос Алены.
   - Ты не бойся меня, Алексей. Я пришла помочь тебе. Ты мне близок и мне жаль тебя. Дьяволино рядом с тобой.
   - Почему он преследует меня?
   Ты уже один раз победил его, поэтому он злится и хочет непременно завладеть твоей душой. Помни об этом.
   Усилием воли, успокаивая подкатывающий к горлу комок, Алексей наблюдал, как призрак Алены растаял в воздухе и исчез. От неожиданности он вскрикнул. Дверь открылась, и в комнату вошла Ирина. Она посмотрела на него и увидела, что его лицо белое, как мел. Сам он бессильно откинулся на спинку кресла и держась за сердце, глядел перед собой.
   - Что с тобой? - спросила она.
   - Мне... мне... показалось, что я вновь видел призрак Алены. Он предупредил меня о Дьяволино, который хочет забрать мою душу. Глаза его помутились, было, и утратили разумное выражение, но он справился с собой и продолжил:
   - Я знаю, что скоро умру. За кем приходит покойник, тому и самому за ним идти.
   - Хватит пороть чепуху, - сказала Ирина. - Раз призрак твоей жены предупреждает тебя о Дьяволино, значит он на твоей стороне. Давай помолимся. Мы склонили головы, и Ирина продолжила:
   - Отец наш, Господь. Просим тебя - благослови нас и укрепи наш дух в годину испытаний. Мы не ведаем, что принесет нам завтрашний день. Нас терзает страх и мы растеряны. Нам не постичь, что творится с нами. Сохрани нас, Отец наш. Аминь, - закончила она.
   - Может тебе, пока все не закончится, переехать к себе, чтобы остаться в живых. Дьяволино явится сюда через три дня, чтобы забрать мою душу. Я должен буду присутствовать на его свадьбе.
   Лицо Ирины внезапно побледнело.
   - Значит, он нашел себе невесту и наступит знамение. Этого нельзя допустить. Ты не можешь себе представить, что произойдет. Родится Антихрист, который будет править миром. Надо будет к этому приготовиться. Ты не должен будешь допустить этой свадьбы.
   - А что я смогу сделать один? И как мы узнаем, кто его невеста?
   - Не поднимай панику, - сказала Ирина, стараясь сохранить спокойствие. В это страшный для нас час, мы должны сохранить веру. То, что касается невесты Дьяволино, я пока не знаю, что тебе сказать. Поживем - увидим.
   Вдруг раздался громкий треск, и Алексей почувствовал, как содрогнулся пол. Он раздулся, готовый лопнуть как волдырь. По стенам появились трещины. С огромным грохотом упало на пол кресло. Через минуту, наступила тишина, и следы разрушения исчезли. Алексей понял, что Дьяволино еще раз напомнил о себе, демонстрируя свою силу.
   - Тебе и на этот раз не победить нас, нашу веру, - прошептала Ирина.
   Поздно вечером мы легли спать, и ночь прошла спокойно.
  
   Утром, плотно позавтракав, Алексей спустился вниз. Ирина, пошла провожать. Он сел в машину и собрался уезжать, когда Ирина склонилась к открытому окну.
   - Может, мы пока поживем у меня.
   - Нет, твердо произнес Алексей. - Бегство не имеет смысла. Я должен все это выдержать и сам все для себя решить. Я не хочу рисковать тобой. Рано или поздно, тебе или мне, или нам обоим будет нанесен вред. Лучше ты жди меня дома, я скоро буду. Отъезжая, он посмотрел в зеркальце и увидел, как Ирина провожает его взглядом.
   Алексей поехал на работу, где его должна была ждать постоянная клиентка. Проходя мимо книжного магазина, который располагался в том же доме, что и его кабинет, Алексей обратил внимание на девушку рассматривающую витрину. Он осторожно приблизился к ней, обходя ее сзади. Ему было видно отражение ее бледного лица в стекле витрины. Та стояла неподвижно, опустив руки вдоль тела. Они довольно долго молча стояли друг рядом с другом.
   - Почему вы так долго смотрите на меня? - спросила девушка.
   - Скорее я должен спросить, вот уже несколько дней встречаю вас здесь. Вы что, преследуете меня?
   Она повернулась и посмотрела на Алексея. В ней было что-то удивительно знакомое, хотя он никак не мог понять, что именно. У нее было очень бледное, довольно красивое лицо и очень темные глаза, но они блестели и были полны жизни.
   Ему стало жарко, и Алексей ладонью правой руки провел по лбу. Он не знал, как вести себя дальше.
   Девушка, улыбаясь, спокойно наблюдала за ним. Но это была мягкая, добрая улыбка, естественная и лишенная высокомерия.
   - Мне необходимо с вами поговорить, - сказала она и протянула руку.
   - Лена!
   Алексей, поколебавшись, взял ее руку и пожал.
   - Алексей! И о чем вы хотите поговорить со мной?
   - Пойдемте к вам, и я все вам объясню.
   Он опустил взгляд на их соединенные руки.
   Хорошо, - согласился Алексей.
  
   Его клиентка опаздывала, и они прошли в кабинет. Алексей пододвинул ей кресло, а сам сел напротив. Когда она достала сигареты и закурила, он заметил, как дрожат ее руки.
   - Итак, Лена, в чем состоит ваша проблема?
   - Собственно говоря, не знаю, как вам все объяснить.
   Алексей одарил ее успокаивающей улыбкой.
   - Может, вы попробуете рассказать мне.
   - Это очень трудно, - тихо ответила она. - У меня есть предчувствие, что это что-то, более ужасное, чем кажется.
   - Может, вы все-таки, поделитесь со мной, и мы вместе попробуем разобраться в вашей проблеме.
   - Все дело в том, что я вижу сны. Ужасные сны. Сначала я думала, что мне приснился обычный кошмар, но то же самое мне продолжало сниться, каждую ночь, все более выразительно. Я, даже, боюсь ложиться спать сегодня. Знаю, что это снова мне приснится еще более отчетливо, и еще более страшно.
   Алексею захотелось ее успокоить, и он сказал:
   - У многих людей бывают повторяющиеся сны, Лена. Обычно, они означают, что их обладателей беспокоит то же самое. Не думаю, чтобы у вас была причина, так переживать Может, ваш сон, плод вашего воображения.
   Она всматривалась в него огромными черными глазами.
   - Понимаете, Алексей. Мои сны очень реальные. Эти сны, мне кажется, происходят везде, в моем мозгу и вне меня.
   - Тогда расскажите мне свои сны.
   - Они всегда начинается одинаково. Я нахожусь в огромном зале. За большим столом сидят люди, которые пьют, едят и веселятся. Вдруг в зал входит мужчина высокого роста, и все сразу умолкают. В тот момент, когда он начинается приближаться ко мне, они все вскакивают и кричат, указывая на меня:
   - Избранная, избранная. Трахни ее, трахни. Он подходит все ближе и ближе, и тогда меня охватывает страх, и я просыпаюсь.
   Алексей смотрел, как она говорит, и ему казалось, что она верит в то, что ей приснилось.
   - Да, - тихо произнес он. - Это и на самом деле необычный сон, Лена. Неужели он всегда такой же, до мельчайших деталей?
   - Полностью, всегда одно и тоже. В ней была какая-то естественная напряженность и беззащитность. Она сидела такая серьезная и растерянная, что Алексей начал думать, а не были ее сны действительно реальными. - И что вы скажите о моем сне? Она с мольбой посмотрела на него.
   Алексей устремил взгляд в одну точку и постарался сосредоточиться. Он не знал, что ей ответить, как вдруг у него заколотилось сердце. Ее сон очень напоминал его. Тот же зал, в котором он находился у Дьяволино и крик его толпы - соглашайся, соглашайся.
   - Боже мой, - прошептал Алексей. У него тяжело застучало в висках. Он приложил руку ко лбу. Тот был потный и горячий, словно начиналась лихорадка. Несколько минут Алексей сидел молча, соображая, что предпринять. Наконец он тяжело вздохнул и тихо произнес:
   - Послушайте меня, Лена. Тебе следует сделать следующее. Сегодня вечером ты ляжешь спать, как обычно, и если снова увидишь тот же сон, постарайся хорошо запомнить все, что увидишь, а завтра утром приходи сюда. Вместе попробуем разобраться в твоем сне. И не переживай очень. Он старался подбодрить ее и улыбнулся ей, когда она уходила.
   После ее ухода, Алексей тяжело опустился в кресло и задумался. Что-то ему все это не нравилось. Чем больше он думал, тем больше убеждался в том, что Лена действительно была в гостях у Дьяволино. Он продолжал сидеть, пережевывая все эти мысли, пока не почувствовал, как раскалывается голова.
   Все, - решил он для себя, - на сегодня хватит. Клиентов не было, и Алексей поехал домой.
  
   - Ты что так рано? - спросила Ирина, как только Алексей вошел в квартиру.
   - Я должен поделиться с тобой своими впечатлениями о посетившей меня девушке и, о ее снах, - начал он. - И как они похожи на мои сны, когда я находился у Дьяволино, - высказал он свою мысль после своего рассказа.
   - Все это очень странно, - тихо произнесла Ирина. - Логика сновидения идет кривыми или даже зигзагами извращения мысли, но все-таки остается логикой. Сновидение - это вечность в мгновении. Ваши впечатления - видимы, и переживания происходят в секунды.
   Наш мир - это мир физический, самый плотный. Это мир, в котором мы живем в физическом теле. Когда же мы спим, мы действуем не в плотном мире. Мы его даже не осознаем. Следовательно, тебя и Лену в мире бытия вроде бы и не было. Вы как бы находились по ту сторону вашего бытия - в небытии. И то, что происходит в небытии, и что мы делаем в мире ином, я сказать не могу.
   Но есть миры, где материя в них обитающих, очень тонка. Из материи этого мира слагаются энергии, называемые эмоциями, чувствами, желаниями. Это Астральный мир. Все частицы этого Мира немедленно приходят в движение, как только что-либо почувствуем. Каждая частица здесь чувствует и чего-то хочет, желает. Теперь становится ясным, что материи нет без духа, а духа, без материи.
   Закон Перевоплощения объясняет, что человек живет не один раз, а периодами, циклами, бесконечно сменяя Ночь Днем, а День - Ночью. Он бесконечно переходит из цикла в цикл. Конец каждого цикла - жизни, становится началом нового - новой жизни.
   Жизнь так устроена, что в ней, кроме закономерностей, ничего другого нет. Случайностей не бывает в жизни человека. Чтобы не случилось, это лишь следствие чего-то. Все имеет причину, и нет такой причины, которая не стала бы следствием. Ну, хватит об этом. Как только завтра Лена придет, сразу вези ее сюда. Мне самой необходимо услышать ее рассказ.
   Затем она достала из колоды карты Таро, и решила проверить его догадку. Алексей знал, что каждая карта пробуждает удивительное чувство, подобное воспоминанию о сне, который никогда нельзя точно произвести. Она перетасовала карты и разложила их на столе. Ирина задала Таро один простой вопрос. И согласно правилам твердо думала о нем. Вопрос, звучал так: в каком месте находится Лена во время сна и кто хозяин этого места.
   Выкладывая карту одну за другой, она невольно вздрогнула и бросила испуганный взгляд на Алексея.
   - Что ты видишь? - Его голос слегка дрожал.
   - То же самое, когда я гадала тебе в первый раз. Она находится во сне в том же зале, что и ты - у Дьяволино. Это какое-то безумие. У меня есть предчувствие, что это что-то, более ужасное, чем кажется. Завтра, когда придет Лена, я еще раз раскину карты.
   Ночь прошла спокойно, и утром Алексей поехал встречаться с Леной. Она уже ждала его у подъезда, и он сразу заметил, что чувство страха у нее было куда сильнее, чем вчера. Алексей взял ее под руку и сказал, что им надо ехать к нему домой, где с ней хотят поговорить. Она молча кивнула, и они поехали. По дороге Алексей ей сказал, чтобы она повторила все, что рассказала ему вчера.
   Ирина открыла дверь, и он помог Лене раздеться. Затем они прошли в комнату, и Алексей предложил ей сесть в кресло. Рядом стоял столик, на котором лежала пепельница.
   - Попробуйте сосредоточиться и расскажите мне свои сны, - попросила Ирина.
   Лена достала сигареты и, закурив, стала говорить. Во время своего рассказа она смотрела в сторону Алексея, но ему казалось, будто она смотрит сквозь него.
   Он невольно обернулся, чтобы проверить, есть ли еще кто-то в комнате.
   Ирина же молча сидела и внимательно слушала ее, не перебивая.
   Вдруг Лена вскочила и стала ходить по комнате.
   - Лена, что с тобой? - спросил Алексей с тревогой. Ему показалось, что она не слышит его, во всяком случае, не обращает на него внимание. Он почувствовал нарастающую где-то внутри, волну страха. Когда она в очередной раз проходила мимо него, он схватил ее за руку.
   - Успокойся.
   Она остановилась. Ее лицо стало белым от страха, руки дрожали.
   - Извините, - сказала она дрожащим голосом. - Когда вспоминаю вчерашний сон, то от страха мне кажется, что я сошла с ума.
   - И что ты видела. - Лицо Ирины побледнело. Казалось, она знала ответ на свой вопрос.
   - Я занималась там любовью с мужчиной. Правда все было в тумане, и я не видела его лица. Лена вся затряслась, и из глаз хлынули слезы.
   - Все будет хорошо, - попытался, Алексей, ее успокоить. - Твой сон очень похож на мой сон, и такой же ужасный. Мне кажется, что какое-то влияние извне является причиной того, что нам снятся одинаковые сны. Мне кажется, что кто-то или что-то завладело Леной. Он не стал ей говорить, кто на самом деле стоит за всем этим, иначе с ней мог произойти психический шок.
   - Все это мне не нравится, - тихо сказала Ирина. - Я постараюсь вызвать дружественного нам духа, который скажет все, что мы хотим узнать.
   Мы все втроем сели вокруг стола и посмотрели друг на друга с определенной озабоченностью.
   - Алексей, задвинь шторы и выключи свет, - попросила Ирина.
   Он все сделал и вернулся на место. Комната погрузилась в темноту. Алексей вслепую нашел руки Ирины и Лены. Темнота была настолько непроницаема, что казалось, будто лицо закрыто полотенцем.
   - Прошу сконцентрироваться, - заговорила Ирина. - Сосредоточьте свои мысли на духах, которые, возможно, пребывают в этой комнате. Думайте об их душах, об их потребностях и об их скорби. Попробуйте представить себе, как они крутятся вокруг нас.
   Они сидели в напряжении, соприкасаясь пальцами, а Ирина что-то бормотала. Алексей отчаянно пытался думать о духах, проплывающих через комнату. Он слышал рядом дыхание Лены.
   Постепенно Алексей начинал сосредотачиваться все больше и больше. Ему уже казалось, что в комнате кто-то или что-то присутствует.
   Темнота оставалась непроницаемой, и вдруг Алексей почувствовал холодное дуновение по ногам. Оно было не особенно сильным, но вполне ощутимым.
   Он посмотрел наверх и увидел, что люстра светится слабым зеленоватым светом. Свет, казалось, полз и извивался, как солнечный зайчик. Становилось все холоднее и холоднее.
   - Ты здесь, - спросила Ирина. - Здесь ли ты?
   Раздался удивительный шелест, как будто в комнате оказался кто-то, медленно движущийся. Алексей мог бы поклясться, что услышал дыхание - глубокое и ровное, не принадлежащее ни одному из них.
   - Ты здесь? - снова спросила Ирина. - Теперь я могу тебя услышать.
   Все молчали. Люстра светилась все ярче и ярче, а дыхание стало еще более глубоким.
   - Говори, - настаивала Ирина. - Скажи нам, кто ты. Приказываю тебе говорить.
   Дыхание как будто изменилось, стало более хриплым и громким, а блеск люстры пульсировал и мигал в такт ему. Алексей видел зеленоватое отражение на поверхности стола.
   Ленины пальцы впились в его руку, но он этого почти не чувствовал. Пронизывающий холод воцарился в комнате.
   Алексей смотрел на середину стола, и ему казалось, будто что-то дрожит в воздухе в нескольких сантиметрах над его поверхностью. Он почувствовал холодную дрожь, когда воздух зашевелился и, плавая как дым, начал формировать какой-то силуэт.
   Дыхание стало глубоким, громким и близким, как будто кто-то дышал ему прямо в ухо. Слабый свет люстры полностью погас, и он увидел перед собой светящийся призрак Алены.
   - О, Боже! - простонала Лена, явно не находя других слов. - Что это?
   - Тихо, - шепнула Ирина. В неестественном блеске воздуха Алексей видел ее бледное сосредоточенное лицо.
   - Избранная, - провыл ветер, - она невеста Дьяволино, и вам не спасти ее. Безумный блеск погас, и они вновь все очутились в темноте.
   Алексей поднялся, подошел к выключателю и зажег свет.
   - Что это было? - прошептала Лена, губы ее дрожали. - Это лицо...
   - Успокойся Лена, - мягко сказал Алексей. - Ты видела призрак моей жены. Настоящего живого духа. Скорее, настоящего мертвого духа, наверное, так надо было сказать. Очень рад, что тебе не надо его видеть. Это крайне неприятное зрелище, можешь мне поверить.
   - Хотя я крайне скептична по отношению к духам и оккультизму, но мне, однако, кажется, что какое-то влияние извне является причиной моего состояния, - немного подумав, сказала Лена.
   - Да, ты права. Что-то происходит с тобой, поэтому тебе и снятся одинаковые сны. Я верю в то, что одно лицо может овладевать другим лицом, и я уверен, что кто-то или что-то пытается завладеть тобой, - проговорил Алексей.
   - Вы, оба правы, - после недолгого молчания произнесла Ирина. - Кто-то вселяет в тебя, Лена, ментальный сигнал, достаточно сильный, чтобы твои сны стали явью.
   Глаза Лены налились кровью, и Алексею, на неуловимую секунду, показалось, что они стали дикие и далекие.
   - Наверное, вы правы. Я не знаю, что со мной происходит. Внутри меня все горит. Кто-то зовет меня, и я не могу совладать с собой.
   - Когда видишь призрак, тебя охватывают чувства, которых ты никогда не переживал - сказал Алексей, - и ты осознаешь такое, о чем до сих пор не имел понятия. Разбужены не только чувства, но и интуиция. Я видел свою умершую жену. Я видел ее своими собственными глазами и даже трахал ее, как духа, если можно так выразиться.
   Я любил ее, когда она погибла, и считал себя виновным в ее смерти. Но когда она стала мучить меня своими появлениями, я возненавидел ее. Теперь я уверен в том, что все эти сверхъестественные явления имеют одну цель: вызвать у осиротевших людей нелюбовь к реальному, материальному миру. Убедить их в том, что лишь после смерти они смогут обрести счастье и покой. Будто мертвые изгоняют из жизни живых, в то время, как живые должны изгонять мертвых. Из всего этого можно сделать вывод, что существуют могучие, зловещие силы. Я теперь стал понимать, что рядом с нашим миром существует другой, полный боли, сомнения, страха и тоски. Когда, впервые, появился призрак Алены, он просил помочь ему. Поэтому мы должны спасти Лену и навсегда избавиться от страха и облегчить свои страдания и тоску.
   - Да, - озабоченно произнесла Ирина. - Необходимо помочь Лене. Но, для этого, у нее должна быть вера в Бога. Иначе, если она не будет верить в Бога, то, как можно победить его главного врага - Дьяволино. Лена должна остаться с нами. Только мы все вместе сможем победить Дьяволино, и спасти Лену.
   Утром, когда я ждала вас, то раскладывала карты Таро. И постоянно выпадал Дьяволино. Как я их не перетасовывала, всегда оставалась с одной и той же картой.
   - И что же делать? - спросил Алексей тихим голосом. Его руки дрожали.
   - Пока не знаю, но Лена обязательно должна остаться с нами.
   - Хорошо, я останусь с вами. Вы лучше меня знаете, что делать, - А пока, если вы не возражаете, я с вашего разрешения, приму ванну.
   - Конечно, я сейчас дам тебе полотенце, - проговорил Алексей
  
   Лена наполнила ванну и, погрузившись в воду, закрыла глаза. Вдруг из крана, повалил черный дым, который мгновенно окутал ее. Какая-то сила внезапно потянула Лену под воду, и она вскрикнула. Услышав ее голос, Алексей ворвался в ванну и увидел темное тело над водой. Лица его не было видно, только горящие глаза, уставившись на него, выражали злобу и жестокость.
   Несмотря на то, что неземной страх охватил его, он схватил Лену за руку и попытался вытащить ее из воды.
   - Зря ты не принял моего предложения. Я заставлю тебя смотреть на то, что произойдет, - прогремел голос Дьяволино.
   - Господи, спаси меня, - прошептали его губы.
   На что Дьяволино усмехнулся:
   - Ты веришь в Бога. А случится что-нибудь плохое, то это не он. А если хорошее, то он. Я тебе предлагаю власть, богатство. Даже вашего Христа распяли из-за денег, а ты отказываешься от них. Посмотри на себя, ты жалок. Так скажи, кто тебе друг.
   - Все равно, я не отдам тебе Лену, - шептал Алексей, продолжая держать ее за руку.
   - Завтра состоится моя свадьба, и ты будешь прислуживать мне, или умрешь ужасной смертью. С этими словами тень Дьяволино отшвырнула его, и он, ударившись головой о стенку, потерял сознание.
   Когда Алексей открыл глаза, то увидел Ирину, склонившуюся над ним.
   - Где Лена? - спросила она.
   Дьяволино забрал ее с собой. Она и есть избранная, невеста Дьяволино.
   - Я, еще утром, догадалась об этом, но не хотела вас пугать. И придет хозяин тьмы, и выберет себе невесту. И от этой девственнице, родится сын. Так сказано в пророчестве. Значит Лена девственница. Нельзя допустить, чтобы состоялся этот обряд.
   Две темные силы изготовились завершить свое дело. Два существа - злоба и скорбь могут охватить всю землю.
   - Ты должна вернуться к себе домой, - твердо сказал Алексей. - Ты не обязана делить со мной страхи, видения и кошмарные переживания. Ты можешь погибнуть.
   - Дурачок, - улыбнулась Ирина. - Ты даже не знаешь, как сильно я тебя люблю. Мы с тобой уже раз победили Дьяволино. Вера в Бога поможет нам и на этот раз. Тебе сейчас необходимо отдохнуть, чтобы завтра быть готовым к смертельной схватке, с Дьяволино. А мне надо съездить домой, и привести святую воду. Дьяволино боится только креста и святой воды.
   Как только Ирина уехала, Алексей осмотрел квартиру и убедился, что в ней ничего не изменилось, и никого нет. И все равно он решил не спать. Достав из холодильника бутылку водки, он поставил ее на стол и уселся в кресло. Выпив рюмку, Алексей закурил сигарету и медленно выпустил дым в мертвую тишину комнаты. В этот момент он почувствовал себя единственным человеком и вздрагивал от страха каждый раз, когда слышал какие-то шорохи. Измученный, он начал думать, а реально ли все происходящее или, может, он только воображает это, когда спит. У него было такое ощущение, будто кто-то или что-то должно появиться.
   Алексей знал, что ночь - царство Дьяволино, а карты Таро предостерегали его от ночи, смерти. Он выпил еще одну рюмку, и затушил сигарету. Около двух часов утра веки начали слипаться. Алексей чувствовал, что не хочет больше ничего, кроме того, чтобы выспаться. Он поерзал в кресле, чтобы прогнать сонливость, но через минуту расслабился и начал видеть все, как в тумане.
   Наверное, он не заметно заснул. Ему приснился сон, будто его окружает теплая, влажная тьма, но она не душила и не вызывала страха. Эта тьма давала ему силу, но Алексей чувствовал и ждал, пока что-то не случится, и тогда он должен будет выйти из этой теплой тьмы в холодное, жуткое место.
   Алексей открыл глаза и увидел Алену, напротив. Она была совершенно, как живая. На этот раз она не мигала. Она была совершенно, материальна. Причесанные волосы блестели в свете люстры, а лицо, хотя и бледное, выглядело так же естественно, как и в тот день, когда он ее видел живой в последний раз, когда она навещала его в больнице. На ней было светлое платье, облегающее ее стройную фигуру. Только глаза казались какими-то неживыми.
   - Алексей, - заговорила она где-то в его голове, не шевеля глазами. - Я вернулась к тебе.
   Он сидел неподвижно и чувствовал, как мороз пробегает по спине от ее вида и от звука ее голоса. Она уже достаточно пугала, когда вся светилась, но теперь она стояла перед ним, как живая, и ему казалось, что он медленно сходит с ума.
   Как возникла эта иллюзия. Как ей удавалось выглядеть так естественно, если она мертва, он не знал. Однако, она стояла перед ним и вызывала страх. "Неужели Дьяволино смог вернуть сюда Алену, в материальный мир, чтобы забрать мою душу", подумал он.
   Она была, вполне земной желанной женщиной, которая улыбалась ему. Она вернулась к нему, но на этот раз она не хотела дать ему тепло, смех и радость, а принесла смерть в ее самом ужасном виде.
   - Алена! - произнес он дрожащим голосом. - Алена, я хочу, чтобы ты ушла. Тебе нельзя сюда возвращаться. Ты мертва, Алена. Уходи.
   - Алексей, - прошептала она с волнением в голосе. - Как ты можешь так говорить?
   - Могу, ведь ты уже не Алена. Уходи отсюда и оставь меня в покое. Я любил и желал тебя, когда ты была жива, но теперь я уже не люблю тебя. Ты меня уже так достала, что я ненавижу тебя.
   Постепенно тонкие черты лица Алены начались изменяться, пока она не превратилась в Дьяволино.
   - Ну, ты, букашка, понял, наконец, какая у меня власть. Я могу воскрешать мертвых и забирать жизнь у живых. Подпиши договор кровью, и я верну тебе Алену живой и невредимой.
   Алексей онемел от неожиданности. Идея возвратить Алену показалась ему безумной и невозможной.
   - Я не верю, что ты можешь это сделать. Никто не может воскресить мертвых.
   - Ты что, не веришь мне - Дьяволино, кто властвует над процессами жизни и смерти. Я заставлю тебя склониться передо мной.
   Сейчас Алексей жалел только о том, что у него нет оружия, чтобы разнести Дьяволино на куски. Но он так же знал о его мощи, и о том, что оружие здесь не поможет. Алексей старался сконцентрироваться, но ему было тяжело оторвать глаза от мстительно глядящей на него мрачной, неподвижной фигуры Дьяволино.
   - У тебя есть еще время подумать над моим предложением, - услышал Алексей его голос. - Завтра ты скрепишь договор своей кровью и встанешь под мои знамена. Будешь, присутствовать на обряде. Или, я награжу тебя наихудшей смертью, какую ты только можешь себе представить. Затем он растаял в воздухе и исчез.
   В голове Алексея продолжали звучать слова Алены:
   - Помни, ты можешь воскресить меня. Не забывай, что можешь вернуть меня к жизни, которую я потеряла из-за тебя.
   Алексей понимал, что это Дьяволино, приняв образ его жены, хочет внушить, что это он виноват в ее смерти и обязан вернуть ее к жизни. И отдать ему свою душу.
   Алексей уже знал, что Дьяволино больше властвует над плотью человека, чем над духом. Тело, плоть, материя, животная часть человека подчинена Дьяволино, так как он зачинщик всего греха. Дьяволино обольщает тело, награждая его красотой и здоровьем, чтобы оно возгордилось перед бедной, серенькой душой и подавило ее. Он обостряет плотские аппетиты, вожделения, похоти, умножая и повышая его запросы, требования от жизни, так что душа теряется перед ним и должна тянуться на поводу, у тела. Либо, наоборот, чтобы лишить душу терпения и довести ее до отчаяния. Дьяволино мучит тело болезнями и несчастиями. Он нападает на душу во сне, когда разум отдыхает, а воля ослабла и расставляет им сети, осаждая их видениями и снами. Вот так и произошло со мной.
   Алексей продолжал сидеть в кресле, погруженный в довольно мрачные мысли. Оставшаяся ночь прошла спокойно.
   Утром приехала Ирина, и он ей рассказал обо всем.
   - Ты пойми, Алексей, - сказала Ирина, стараясь сохранить спокойствие. - Я тебе уже не раз говорила, что ты не виноват в смерти Алены. Это Дьяволино стремится проникнуть в твою душу и пытается поразить твое сознание тем, что, именно ты, стал виновником ее смерти. Главное, не поддаваться панике. Мы должны сохранить веру. Я привезла святую воду, и протянула ему бутылочку.
   - Правильно говоришь, - сказал Алексей, беря бутылочку и ставя ее рядом с собой. - Бежать от Дьяволино бесполезно, и он найдет нас везде. Нам необходимо спасти Лену и заставить Дьяволино, уйти самому. Но что нам делать, я не знаю.
   - Постараюсь, что ни будь придумать, - ответила Ирина. - Мне трудно оценить ситуацию, пока я сама ничего не увижу. Я только надеюсь, что смогу в нужную минуту защитить вас. Нельзя допустить свадьбы, иначе сила Дьяволино увеличится во много раз.
   Внезапно, удивительное ощущение начало просачиваться в мозг Алексея. Впечатление, что все, что они делают, глупо и бесполезно. Что наилучшим выходом будет оставить Лену одну, чтобы Дьяволино делал с ней, что захочет. Он был настолько сильнее их, что ему казалось, нет смысла продолжать борьбу.
   Ирина сразу заметила, что с ним что-то происходит.
   - Алексей! - воскликнула она и схватила за руку. - Не пуская Дьяволино в свой мозг, иначе мы все погибнем.
   С усилием, Алексей попытался оттолкнуть волны безнадежности, заливающие его мозг. Он посмотрел на Ирину и увидел пот, струившейся по ее лицу, и прорезавший ее щеки, глубокими бороздами усилий и напряжения.
   - Борись, Алексей, борись и помоги мне. Дьяволино где-то, совсем рядом, я чувствую его.
   Алексей старался игнорировать свой ужас. Он знал, что им может помочь только молитва. Он не двигался с места, хотя и дрожал от страха. Они держали руки друг у друга на плечах, чтобы не отделяться. Это также помогало сконцентрировать мысли на успехе их молитвы.
   Вдруг возник звук. Он напоминал жестокий, холодный ветер, воющий ниспадающей нотой. Стоял глухой, монотонный гул. В комнате не было ветра, но неощутимый ураган выл и рычал, подавляя ощущения времени и пространства.
Алексей увидел, как мрачное существо двинулось в их сторону. Из его горла вырвалось змеиное шипение.
   - Дьяволино! - завизжал Алексей. Слова стекали с его губ, и казалось, застывали в воздухе. - Дьяволино... И, схватив бутылочку со святой водой, двинулся к нему.
   Алексей остановился в метре от него. Он должен был прикрыть рукой ухо, чтобы уменьшить оглушительный визг ветра, которого не было. В другой руке он сжимал бутылочку, вздымая ее вверх, как святое распятие
   Вдруг Алексей почувствовал в руке что-то холодное и шевелящееся. Бутылочка превратилась в извивающуюся змею. Еще немного, и он бы выбросил ее, но в его мозгу отозвалось предостережение - это мираж. Еще одно волшебство Дьяволино. Поэтому, он еще плотнее сжал бутылочку в руке.
   Алексей видел, что Дьяволино разгневан и жаждет мести. Его силуэт, притягивал его со страшной силой. Он чувствовал, что, несмотря на сопротивление, какая-то мощь влечет его к нему.
   - Алексей! Не сдавайся! - кричала Ирина. - У тебя есть святая вода.
   Он попытался поднять голову и посмотреть на нее, но мышцы шеи будто окаменели. Алексей чувствовал мороз, слышал ужасающий шум вихря.
   Глаза Дьяволино горели сумасшедшим огнем на темном, блестящем лице. Из последних сил, Алексей вынул пробку и плеснул на него святую воду.
   Дьяволино застыл на мгновение, а затем так же быстро исчез, как и появился. Только ветер донес до нас, его слова:
   - Все равно, избранная, достанется мне.
   Алексей перевел дыхание и уверенным тоном произнес:
   - Мы должны найти Лену, чтобы предотвратить обряд. Но как мы узнаем, где Лена?
   - Я чувствую, что она где-то здесь, рядом, в другом измерении. Она невидима для нас. Но где-то должен быть вход в другое измерение.
   Алексей кивнул в знак согласия. Ирина взяла распятие в правую руку и стала водить по комнате.
   - Да рассеет тьму свет четырех Архангелов. Помоги нам в нашей борьбе с Дьяволино.
   Тьма стала расступаться, и Алексей услышал Ленин голос за стеной:
   - О, Властелин тьмы, я пришла, чтобы соединится с тобой. Нареки же меня супругой своей. Наше время настало. Завершим же то, чему не дали завершиться в прошлый раз. Сыграем свадьбу.
   Алексей осторожно протянул руку к стене. Ее не было. Рука свободно прошла сквозь видимое препятствие, не встретив никакого сопротивления. Он дернулся назад, с сомнением оглядывая руку. Рука как рука, никаких следов пребывания в стене. Алексей решился, и, взяв за руку Ирину, они храбро шагнули вперед и свободно прошли сквозь нее - стена оказалась теперь у них за стеной. Алексей почувствовал ощущение другого мира.
   - Ты что делаешь, Лена. Я молился Богу, чтобы Дьяволино оставил ее в покое. Алексей бросился к Лене, но тут же какая-то сила отбросила его назад. Он упал, но тут же вскочил на ноги и снова закричал:
   - Оставить ее в покое. Отпусти ее.
   - Ты опоздал, Алексей. Она моя судьба, и я подарю ей сына. Круг замкнулся. Время пришло.
   Лена! Собери в себе всю силу. Борись с Дьяволино. Вера в Бога поможет тебе.
   Дьяволино совершенно не обращал на него внимание. Алексей с чувством полного бессилия смотрел, как тело Лены поднялось и, пролетев несколько метров, медленно опустилось на стол, стоящий в центре круга.
   - Оставайся на месте, а то я не гарантирую ей жизнь. Ты, должен обещать, что подпишешь договор и станешь моим навеки, тогда я не причиню ей вреда.
   Алексей хотел согласиться на его условия, и открыл, было, рот, но, увидев, как Ирина выставила распятие, закрыл его обратно. Он услышал ее голос:
   - Изыди Сатана. Заклинаю тебя именем святого креста. Изыди Сатана. Изыди. Да изгонят тебя силы света, могущество четырех архангелов, избранников своего сына с его борьбой с силами зла.
   Слушая ее молитву, Алексей решил потянуть время и поэтому спросил:
   - А откуда я могу знать, стоит ли тебе доверять?
   - Тебе придется положиться на мое слово.
   - А если я откажусь?
   - Тогда я убью эту девушку.
   Он бросил взгляд на Лену. Та лежала на спине, вытянувшись, и прижимала руки к лицу.
   - Алексей... не соглашайся ни на что, - прошептали ее губы. - Прошу тебя.
   Он не знал, что ему предпринять. Он был полностью вымотан как физически, так и психически.
   Это случилось так неожиданно и резко, что Алексей сначала даже не понял. Яркое свечение озарило комнату.
   Дьяволино кипел, расточал вокруг могучие круги тьмы. Он издал вопль, который переродился в яростный рев.
   Алексей увидел, как Дьяволино, с лицом искаженным звериной гримасой, плыл к нему по воздуху, вытягивая руки, как будто хотел задушить его, но в это время луч света ударил с новой силой, и тьма растаяла. И вдруг пол раздвинулся и Дьяволино провалился сквозь него. Только в его голове остался звучать голос Дьяволино:
   - Я буду всегда рядом с тобой, и это сломает тебя. А если нет - то я найду способ уничтожить тебя. И месть моя будет страшная.
   Алексей подошел к столу, на котором продолжала лежать Лена. Она выглядела изможденной и была похожа скорее на дух, чем на девушку, которую он знал. Алексей ничего не говорил, а только протянул к ней руки, чтобы снова приветствовать ее в мире, который она чуть не оставила.
   - Алексей, - прошептали ее губы. - Я еще жива, Алексей. Неужели все это случилось на самом деле.
   Он взял ее за руку.
   - Я и сам не могу в это поверить. Неужели мы победили самого могущественного врага и сумели спасти свои души. Но как это могло случиться?
   - Мощь добра будет существовать вечно. И когда Дьяволино увидел луч света, он понял, что существует еще большая мощь - сила Божья, которая правит миром даже в наши тяжелые времена, - торжественно произнесла Ирина. - Мы выполнили свой долг. Бог и архангелы будут защищать, и охранять нас.
   - Но надо забыть о победе, потому что борьба добра и зла будет продолжаться вечно.
  
  
  
  
   Искусительница
  
  
  
  
   Стояла темная ночь. Все небо было затянуто тучами, которые низко висели над землей.
   Мужчина задумчиво сидел в кресле, склонив голову. Он даже не замечал, что пепел с сигареты стал падать на пол. В комнате стояла зловещая тишина. Он тяжело вздохнул и закрыл глаза. Перед ним сразу возник образ обнаженной красивой женщины, протягивающие, к нему руки.
   - Иди ко мне, иди, - звали ее губы.
   В отчаянии он закричал:
   - Нет, - и открыл глаза. Он почувствовал, как по его спине пробежал мороз, и задрожали
   руки. Пытаясь унять дрожь, он так сильно сжал руки, что у него побелели пальцы. Он облизнул пересохшие губы и поднялся с кресла. Затушив сигарету, он подошел к окну и уставился в темноту.
   Потоки дождя, подхваченные ветром, хлестали в окно, и стекли по стеклу вниз. Ничего не было видно
   - Что же делать, - шептали его губы, - что же делать.
   Вдруг он увидел, как откуда-то из глубины уличной темноты, возникла чья-то рука и
   стала царапать стекло. "Неужели это галлюцинации", подумал он и вздрогнул. И в этот момент грянул гром.
   "Наверное, Бог на меня гневается", подумал он и, обхватив голову руками, старался подавить боль, возникшую внутри него. Постепенно боль стала отступать, и он отошел от окна. Взгляд его уперся в нож, лежащий на столе.
   - Нет, - вновь закричал он нечеловеческим голосом, - я вам не дамся. Вы больше от меня
   ничего не получите.
   Он схватил нож, и с озверевшим лицом, вонзив его себе в живот, упал на пол.
   - Ты что наделал, - услышал он свистящий шепот. Зловещая тень склонилась над ним, и с ненавистью, уставилась на него.
   Мужчина лежал на полу в луже крови. Его глаза выражали удовлетворение.
   - Вы проиграли, - едва слышно выдавливал он из себя. - Бог сильнее вас. Это были его последние слова. Маска смерти застыла у него на лице.
  
   Алексей продолжал жить у Ирины. Однажды, возвращаясь с работы, он увидел черную кошку, сидящую на лестничной клетке у квартиры Ирины. Ему стало жалко ее, и он, взяв ее на руки, открыл дверь и вошел в квартиру.
   Ирина сидела на диване. Увидев его, она сказала:
   - Какой красивый кот.
   - Это кошка, - усмехнулся Алексей, - давай оставим ее у себя.
   - С удовольствием! А как мы ее назовем?
   - Придумаем.
   Они поужинали и легли спать. Ночью ему приснился сон: кошка вскочила на постель
   и легла рядом с ним. Вдруг он почувствовал, что его кто-то обнимает и целует. Он открыл глаза и увидел незнакомую красивую девушку. Ее огромные зеленые глаза светились в темноте. От неожиданности он закрыл глаза и когда открыл их снова, рядом никого не было. "Наваждение какое-то", подумал Алексей и, тихонько встав с кровати, обошел квартиру. Никого не было. "Это галлюцинация", продолжал думать он, возвращаясь в постель. Он прижался к Ирине и вскоре уснул.
   Утром Алексей проснулся поздно. Голова была тяжелая. Он поднялся и пошел в ванную. Посмотрев на себя в зеркало, он увидел темные пятна под глазами, как будто не спал всю ночь.
   - Сегодня надо будет лечь пораньше, - решил Алексей для себя. Он побрился, принял душ и
   вытерся полотенцем. Бросив взгляд на зеркало, увидел, что темные пятна исчезли. "Ну и дела", подумал он, выходя из ванной.
   - Ты что так долго, - услышал он Иринин голос, входя в комнату. - Завтрак на столе.
   Быстро съев два бутерброда и выпив чашку кофе, Алексей поехал на работу.
  
   Ирина убрала со стола и, взяв кошку на руки, уселась на диван. Она стала гладить ее, но та, ни с того ни сего, оцарапав ее, выскочила из рук.
   - Черт возьми, - вскипела Ирина, - какая гадкая кошка.
   В это время та вскочила на комод, на котором стояла хрустальная посуда.
   - Только не это, - прошептала Ирина.
   И кошка, как будто нарочно, лапой ударила по бокалу, который упал и разбился.
   - Ну, хватит, - грозно вскрикнула Ирина. - Я тебя сейчас же выброшу из дома.
   Она схватила веник и попыталась ударить кошку, но та забилась под диван. Когда
   Ирина встала на колени и заглянула туда, то увидела, как на нее с ненавистью смотрят зеленые глаза.
   - Ну, хорошо, придет Алексей и выбросит тебя на улицу, - испугавшись, произнесла она,
   поднимаясь с пола.
  
   В это время Алексей принимал в кабинете свою постоянную клиентку, Елену Ивановну.
   В предыдущий раз он обещал ей раскрыть тайну ее мужа. И вот она сидела, затаив дыхание, и смотрела, как он раскладываю карты Таро на столе. Она, как всегда, не смогла справиться с соблазном. И не успел он положить на стол последнюю карту, как она тяжело дыша, прошептала:
   - Что на этот раз говорят вам карты, Алексей?
   Он пропустил мимо ушей ее вопрос и когда положил на стол последнюю карту, сказал:
   - Вы, Елена Ивановна, вечно спешите, и не даете мне сосредоточиться.
   - Извините меня, Алексей, но мне так хочется поскорее все узнать о своем муже.
   Он наморщил лоб, закусил губы и стал часто дышать. Все это должно было доказать
   Елене Ивановне, что я вхожу в контакт с силами потустороннего мира. Алексей видел, как она вертится на стуле, вздыхает и внимательно всматривается в него. Наконец, она опять не выдержала и выдавила из себя:
   - Ну, так что вы видите?
   Алексей повертел головой, тяжело вздохнул и шепотом стал говорить:
   - Дорогая Елена Ивановна! Я обещал вам открыть имя любовницы вашего мужа.
   Сегодня, добрые духи на вашей стороне. Я прямо сейчас ясно вижу, как она, в своей квартире, занимается любовью с вашим мужем. Это его секретарша.
   Елена Ивановна смотрела на него своими мутными глазами и молчала. Наконец, она сбросила с себя оцепенение и сказала:
   - Ну, сукин сын, я тебе покажу, как спать с секретаршей. Из ее уст посыпались
   ругательства.
   - Извините, Елена Ивановна, если что не так. Но я был обязан открыть вам имя
   недостойной женщины, которая хочет увести вашего мужа.
   - Что вы, Алексей. Я очень благодарна вам за то, что вы помогли мне.
   Он улыбнулся ей таинственной улыбкой.
   - Елена Ивановна! Я всегда к вашим услугам.
   Она ушла. У него сегодня больше не было клиентов, и он поехал домой.
  
   - Ты что так рано, - поинтересовалась Ирина, когда Алексей вошел в квартиру.
   Он пропустил ее вопрос мимо ушей и сказал, что сделал кошке подарок - туалет.
   - Теперь ты выслушай меня, - и рассказала о том, что с ней произошло.
   - Ты принимаешь все близко к сердцу, - сказал Алексей. - За что кошка может ненавидеть тебя.
   - Не знаю, - серьезным тоном сказала Ирина. - Но я тебя прошу, выброси ее.
   Алексей промолчал и уселся в кресло. И в этот момент, кошка вылезла из-под дивана и залезла к нему на колени.
   - Вот видишь, какая ласковая кошка, - и стал гладить ее.
   - Пусть пока остается, - согласилась Ирина, - но если она еще что-то разобьет или
   нагадит, я с ней сама расправлюсь.
   В эту ночь Алексей вновь увидел во сне ту же прекрасную незнакомку.
   - Трахни меня милая, трахни, - шептали в этот момент его губы.
   На утро, Ирина устроила ему скандал.
   - Это ты кому говорил ночью: трахни меня милая, трахни.
   - Да я и понятия не имею, - стал оправдываться он. - Честно говорю, не знаю.
   Ирина ничего не ответила ему, а только тяжело вздохнула.
  
   Перед работой Алексей решил заехать к себе домой. Вставив ключ в замок, он услышал, как соседняя дверь открылась, и на лестничную клетку вышел незнакомый мужчина.
   - Добрый день, - сказал он, - Николай.
   - Алексей, - и открыл дверь.
   - Вы извините меня за беспокойство, - услышал он его голос, - у меня есть к вам небольшая просьба. Я только что переехал в эту квартиру и никого здесь не знаю. Я должен сейчас отъехать, а ко мне должна придти сестра. Будьте любезны, приютите ее на пару часов.
   У Алексея было свободное время, и он решил заодно привести квартиру в порядок.
   - Хорошо! - сказал он. - Можете не беспокоиться.
   Минут через тридцать, раздался звонок, и Алексей пошел открывать дверь.
   Перед ним стояла высокая черноволосая, красивая девушка, лет двадцати пяти. Ее огромные зеленые глаза были устремлены на него. Алексей невольно вздрогнул, она была похожа на незнакомку, которая снилась ему всю ночь.
   - Здравствуйте, - произнесла она своим приятным грудным голосом. Я сестра Николая.
   Меня зовут Оля.
   - Алексей! Проходите! Николай предупредил меня, что вы придете. Кофе будете?
   - С удовольствием, но сначала я должна привести себя в порядок. Можно мне
   воспользоваться ванной.
   Он пожал плечами.
   - Пожалуйста.
   Она зашла туда, не закрыв за собой дверь.
   Направляясь на кухню, Алексей случайно бросил взгляд на ванную комнату и остолбенел, увидев ее идеальную фигуру. Она, безусловно, была великолепна, и он почувствовал гипнотическое воздействие чувственности, исходящей от этого обнаженного, обворожительного тела. Оля усмехнулась, увидев, как он на нее смотрит, и закрыла дверь.
   Прошло минут десять, прежде чем она вошла в комнату. Блузка так плотно обтягивала стан незнакомки, что остроконечные соски торчали под ней, словно она должна была не скрывать, а подчеркивать ее наготу.
   - Теперь совсем другое дело. Я чувствую себя человеком.
   - Вот кофе, - произнес Алексей.
   - Спасибо.
   Когда она села на диван и положила ногу на ногу, юбка задралась, и он почувствовал, что
   под ней нет нижнего белья. Она смотрела на него со сладкой усмешкой, розовые влажные губы едва заметно вздрагивали.
   Алексей некоторое время оставался в оцепенении, убаюкиваемый биением своего сердца. Он не мог оторвать взора от нее. У нее были стройные и длинные ноги. Алексей видел ее упругие груди, которые, словно мячики, слегка колыхались. Ее красота окружала его, наполняя каким-то сладостным ощущением тепла. Сердце таяло, как при первой встрече с возлюбленной. Она улыбалась манящей улыбкой, обнажив ряд ровных ослепительно белых зубов.
   Как зачарованный, молча, Алексей смотрел на нее. Блеск ее огромных зеленых глаз будоражил его душу, сердце стало сильно стучать. Все его тело содрогалось от нетерпения и желания.
   Она была похожа на фарфоровую статуэтку, в которой каждая деталь, отшлифованная мастерством художника, восхищает своей утонченной красотой и совершенством.
   Алексей растерялся, не зная, что делать, о чем говорить. А она смотрела на него, зрачки ее, расширяясь, будоражили его душу. Алексей никак не мог отвести от нее взгляда, как будто находился под воздействием гипноза. Казалось, что и она, не меньше его, чувствует приближение надвигающихся событий. Она вся дрожала под его пристальным взглядом. Время от времени ее колени, и бедра судорожно подергивались.
   Алексей боролся с собой, у него сводило скулы, и он весь вспотел. Алексей смотрел на нее, позабыв про Ирину. Совершенно безотчетно, он присел рядом с ней и обнял ее плечи. Она быстро вскинула руки ему на шею, и они застыли в немом объятии, наслаждаясь близостью тел. Теплота ее бедер разжигало его. Сами собой, их губы встретились в жарком обжигающем поцелуе. Как облако, их опутывал нежный аромат ее духов, смешанный с запахом тела.
   Оля искоса взглянула на него, склонив голову на бок. Ее глаза блестели и воспламеняли Алексея.
   - Ты хочешь меня? - томно спросила она.
   Он стал тяжело дышать.
   - Ты хочешь меня. Она уселась на его колени.
   Алексей почувствовал, как в нем закипела кровь, и вспыхнуло желание.
   - Оля... Его руки невольно стали гладить ее ноги.
   - Ты хочешь трахнуть меня, я это знаю. Секс - это хорошо и стыдиться этого не стоит, -
   шептали ее губы ему на ухо. - Я тоже хочу трахнуть тебя. Когда я занимаюсь любовью, другим делать нечего.
   Внезапно раздался звонок в дверь.
   - Я открою, - прохрипел Алексей.
   Она вся прижалась к нему.
   - А..., - тяжело дышала она.
   Звонки продолжались. Он еле-еле оторвался от нее и пошел открывать. В дверях стоял
   улыбающийся Николай.
   - Вы что так долго не открываете? Моя сестра у вас?
   - Да, у меня. Я как раз собирался уже уходить. Его голос слегка дрожал.
   Николай прошел в комнату и увидел Олю, сидящую за столом и пьющую кофе.
   - Пойдем, - сказал Николай, обращаясь к Ольге, а то Алексею пора на работу. А вечером, мы приглашаем вас на ужин.
   - Не знаю, - тихо произнес Алексей, - не знаю. Он до сих пор не мог придти в себя.
   - Я буду ждать, - с решимостью сказала Оля. - Часам к восьми. И мы продолжим то, что не завершили.
   Алексей понимал, что ему нельзя больше встречаться с ней, но не в состоянии был отказать.
   Она притягивала его с такой силой, с какой гигантский магнит притягивает гвоздь.
   - Постараюсь быть, - только и смог вымолвить он.
  
   Пока Алексей ехал на работу, перед ним стоял образ Ольги, и он не мог ничего с собой
   поделать. Алексей чувствовал, как теплая волна опьянения растекается по всему телу. "Какая женщина", - думал он. На работе Алексей был рассеян и порол своим клиентам всякую чепуху. Наконец прием был закончен и он решился, поехать на ужин. По дороге Алексей все время оправдывал себя тем, что обещал Ольге быть у них.
   - Ничего со мной не случится, если я побуду у них пару часов, - говорил он себе.
   Ровно в восемь Алексей стоял перед дверью и нажимал на звонок.
   - Я знала, что ты придешь, - встретила его словами, Ольга.
   Алексей вынужден был задеть ее, чтобы войти в квартиру. Он почувствовал, как от этого прикосновения, по телу пробежали мурашки.
   - Молодец, что пришел, - радостно сказал Николай, увидев Алексея, входящего с Ольгой, в комнату. - Давай выпьем за знакомство. Он разлил коньяк по рюмкам, и они выпили. Затем еще по одной.
   - Как все вкусно, - сказал Алексей, налегая на приготовленную еду.
   - Готовить, это мое хобби, - сказала Ольга. Не прикоснувшись к еде, она сидела и откровенно гладила себя по телу, возбуждая в нем желания.
   - Еще по одной, - предложил Николай.
   - Хватит пить, - решительно сказала Ольга, - давайте лучше танцевать. Она встала, включила магнитофон и, покачивая бедрами, подошла к Алексею. Она прижалась к нему, и он почувствовал, как по ее телу пробежала дрожь.
   - Я хочу тебя прямо сейчас, - услышал он ее голос.
   У Алексея закружилась голова.
   - Ты в своем уме, - шептали его губы, хотя сам уже был готов на все.
   - Хватит терять время, пошли к тебе. Я стану для тебя незабываемой женщиной, с которой ты, никогда не расстанешься.
   Алексей невольно бросил взгляд на Николая и увидел, как тот улыбается и кивком головы
   подбадривает его.
  
   Не успели они войти в квартиру, как Ольга скинула с себя блузку, обнажив чистую и белую грудь. Затем потащила его на постель, скидывая с себя всю одежду. Ее правая рука скользнула вниз и, растянув молнию джинсов, стащила их с Алексея. Он быстро снял с себя рубашку и трусы и лег на постель.
   Ольга легла рядом и сразу завладела его напряженным членом. Она стала нежно, и умело пожимать его, ласкать головку пальчиками, двигать кожицу взад и вперед, доставляя ему невыразимое наслаждение.
   - Возьми меня, разорви на части, - закричала она.
   Алексей незамедлительно перелез на нее. Раскинув ноги и закрыв глаза, она замерла. Его член уперся в нее, и нужно было одно движение, чтобы он вошел внутрь.
   Яростно, со стиснутыми зубами, он трудился над нею, а она билась под ним, царапала спину и кричала, кричала, кричала...
   Пробуждение было медленным, сознание постепенно возвращалось к нему. Алексей вспомнил, что всю ночь она заставляла его заниматься с ней любовью. На нее нашло какое-то безумство. Он ничего не понимал, а только выполнял все ее приказания.
   - Теперь ты мой, - услышал он Ольгин голос. - Иди ко мне, возьми меня. Она лежала на
   спине, а ее ноги у него на груди.
   - Я больше не могу, - прошептал Алексей.
   - Можешь, - сказала она и, схватив его за руку, потащила на себя. - Ты меня любишь?
   Вся ее фигура и лицо выражало желание.
   - У меня больше не осталось сил. Прошу тебя, Оля. Есть же предел.
   - Нет предела. Ее тело, видимо действовало автоматически и знало что делать.
   И он снова стал услаждать ее ненасытное тело. Теперь, его разум полностью зависел от ее команд, произносимых тихо.
   - Быстрее, еще быстрее, - подгоняла она его. Глаза ее горели, как звезды. В них отражался восторг и наслаждение.
  
   Ирина внезапно открыла глаза. Она никак не могла понять, что ее разбудило. Вдруг она услышала кошачий вой, раздающийся с улицы. Ирина встала и пошла на кухню, попить воды. То, что она увидела, поразило ее.
   Кошка сидела, как принцесса, на подоконнике и смотрела вниз. Ирина открыла фрамугу и выглянула на улицу. Она увидела сборище котов, которые сидели под ее окном и выли. Она больше не могла это выносить и, схватив кошку за загривок, выбросила вниз. Ирина увидела, как кошка, не долетев до земли, как будто растворилась в воздухе. Она еще больше удивилась тому, как коты вдруг все пропали. "Это наваждение какое-то, - подумала она, - мне кажется, что темные силы продолжают преследовать Алексея. Утром надо будет позвонить и предупредить его". С этими мыслями она вернулась на кровать и сразу заснула. Проснувшись, она бросила взгляд на часы и увидела, что уже десять. Она сразу подняла трубку и набрала номер.
  
   Утром раздался звонок. Алексей протянул руку и, подняв трубку, услышал Иринин взволнованный голос.
   - Ты еще у себя.
   - Сейчас выезжаю.
   Не успел он подняться, как Ольга вновь овладела им. Наконец она ушла, и он быстро
   одевшись, вышел из квартиры. Подходя к машине, Алексей столкнулся со своим товарищем - Виктором.
   Что-то тебя в последнее время не видно, - сказал он, протягивая руку.
   Алексей пожал руку и сказал, что живет у знакомой.
   - Здесь, в твое отсутствие, такое произошло. Твой сосед, Алик, покончил жизнь
   самоубийством, воткнув нож в живот.
   - Честно говоря, я этого не знал, - с сочувствием в голосе сказал Алексей. - У него что, крыша
   поехала.
   - Понятия не имею, хотя с виду он был нормальным мужиком.
   - Ты извини меня Виктор, но мне пора ехать.
   - Подожди, я тебе вот еще что хочу сказать. - Голос его слегка дрожал - За день до смерти, он встретил меня и дал книгу. - Если что случиться со мной, в этой книге ты найдешь ответ, - говорил он мне.
   - Как только я узнал о самоубийстве, - продолжал Виктор, - я открыл книгу, но не смог в ней разобраться. Понял лишь одно, что она о демонах. Ты возьми ее и на досуге изучи. Может, чего и поймешь, ведь ты у нас ясновидец. Он улыбнулся.
   - Хорошо, - согласился я, - давай книгу.
   - Подожди минутку, сейчас принесу.
   Виктор ушел, а он остался ждать его и, случайно подняв глаза вверх, увидел в окне
   Николая, который внимательно смотрел на него. Алексей помахал ему рукой и в это момент к нему подошел Виктор и протянул книгу.
   - Обязательно прочту, - заверил он Виктора.
  
   Алексея уже ждала постоянная клиентка, и он, быстро переодевшись, пригласил ее. Не успел он разложить карты Таро, чтобы предсказать ей судьбу, как дверь открылась и на пороге появилась Ольга.
   Она молча подошла к женщине. Взяв ее за руку, вывела из кабинета. По дороге та растерянно оглянулась, но Алексей только развел руки и ничего не мог ей сказать. Быстро закрыв дверь, Ольга села на стол и, вытянув свои ноги, коснулась его члена. Алексей невольно вздрогнул. Его сердце бешено заколотилось. Он вздыхал запах женщины: густой и требовательный, наполняющий комнату сексуальным желанием.
   - Оля...
   Она не дала ему закончить и обхватила шею ногами.
   - Хватит бездельничать, пора заняться любовью.
   Алексей поднялся с кресла и подошел к ней. Лихорадочный жар бушевал в его мозгу, и теперь у него была лишь одна нужда, одно желание в мире. Она схватила его руками и прижала к себе. Алексей сразу пришел в исступление и вошел в нее. Она начала двигаться, сначала медленно, затем, быстрее и быстрее, с возрастающей страстью. Ее ногти вдавились в его плечи, а немигающие глаза уставились в лицо с мрачным безразличием.
   Оргазм разорвал Алексея, подобно молнии, а она все еще двигалась, досуха выдаивая его.
   Наконец она отпустила Алексея, и он опустился в кресло. Его тело было опустошенным.
   Ольга продолжала сидеть на столе и ждать, пока он вновь обрету силы.
   Прошло некоторое время, и она снова стала играть с его телом до тех пор, пока он снова не возбудился и не затрепетал, Она опять получила то, что хотела.
  
   В это время Ирина, чувствуя, что с Алексеем что-то нехорошее происходит, поехала к нему
   на квартиру. У нее был ключ, и она открыла дверь. Войдя в квартиру, она прошла в спальню и увидела постель в таком беспорядке, что сразу все поняла. Она тяжело вздохнула и вышла, закрыв за собой дверь.
   Из квартиры напротив, раздавалась мелодия, которая зазвучала в каждой клетке Ирининой души. Внезапно дверь открылась, и она увидела незнакомого мужчину, пронзительный взгляд которого был устремлен на нее. Какое-то недолгое время парализованная Ирина смотрела на него, черные глаза которого, буквально обездвиживали ее. Эта немая сцена могла продолжаться еще долго, если бы не незнакомец сказал:
   - Добрый день! Если вы ищете Алексея, то он недавно уехал на работу.
   - Простите, а вы кто?
   - Мы с сестрой, ваши новые соседи. Вчера, вечером, мы отмечали новоселье и
   пригласили Алексея. Так что, вы его не ругайте. Может вы, зайдете ко мне, и я угощу вас прекрасным вином. Его глаза притягивали ее. Она почувствовала, что какая-то неведомая сила тянет ее к нему. Ирина сделала шаг по направлению к двери, затем еще один, хотя внутренний голос говорил: не заходи. Она уже переступила порог квартиры, но в этот момент раздался нечеловеческий крик и, она, очнувшись, выбежала из подъезда.
   Посреди улицы лежал товарищ Алексея, Виктор. Вокруг собрался народ.
   - Что случилось? - спросила она, у рядом стоящего мужчины.
   - Машина сбила парня, - ответил тот.
   - А как это произошло, вы случайно не знаете?
   - Как, как. Я сам до сих пор не могу понять. Я стоял с ним рядом и ждал, пока не
   кончится поток машин. Вдруг, этот парень, сорвался с места, и сам бросился под машину.
   Ирина подошла к лежащему на мостовой, Виктору, и наклонилась над ним. Тот еще был
   жив.
   - Спаси Алексея, ваш сосед у... Виктор попытался еще что-то сказать Он очень старался,
   чтобы Ирина поняла его. Эти усилия стоили ему жизни. Он конвульсивно дернулся и замер с остеклевшими от ужаса глазами.
   Ирина поднялась и, подняв глаза, увидела незнакомца, который, с ненавистью, смотрел на нее. "Странно все это", - подумала она. Ирина ощутила, как неожиданно пробежал по позвоночнику холодок, и почувствовала неожиданный приступ страха.
  
  
   Как только Ольга оставила его в покое и ушла, Алексей сразу позвонил Ирине.
   - Алло! - услышал он ее тревожный голос.
   - Ирина! Я сейчас выезжаю с работы, необходимо срочно поговорить.
   - Можешь не спешить, - озлобленно сказала она, - и наслаждаться со своей проституткой.
   - О чем ты говоришь. Ты в своем уме.
   Она тяжело вздохнула.
   - Я была днем у тебя и все знаю. Это ты ей говорил ночью - трахни меня, трахни.
   - Ирина! Я не понимаю, что со мной происходит. На меня нашло, какое то
   безумие, и я ничего с собой не могу сделать. В меня, как будто, черт вселился. Я не знаю, что делать.
   - Хорошо, приезжай. Расскажешь все по порядку. Попробуем вместе разобраться.
   Через час Алексей был у Ирины и все ей рассказал.
   - Понимаешь, я стала догадываться, что происходит какая-то чертовщина.
   Я всегда чувствовала, что Дьяволино мучил тебя сладострастными снами и ночными галлюцинациями. Он развращал твой ум воспоминаниями о развратных видениях. Твое падение явилось результатом небрежности и лени твоей воли. Дьяволино расставил тебе сети, и ты попался в них. Так что ты сам виноват, что случилось с тобой. Теперь выслушай меня: погиб твой друг, Виктор, его сбила машина. Перед смертью, он сказал мне, что убил его, твой сосед, и я должна спасти тебя.
   Ее слова были настолько неожиданными, что Алексей решил, что ослышался. Волосы его шевельнулись, и на лбу появился пот. По телу пробежали мурашки.
   - Бред какой-то, - пробормотал он. - Этого не может быть, я же видел Виктора сегодня, и он передал мне книгу, - его голос дрожал. - Он просил меня прочесть ее. В ней должна находиться разгадка смерти Алика, бывшего моего соседа. Я совсем забыл про нее и только сейчас вспомнил.
   - Какую книгу? Давай ее скорее.
   - Она в машине, сейчас я ее принесу. Алексей встал и направился к двери, как раздался
   телефонный звонок.
   - Алло! - сказала Ирина, поднимая трубку. Никто не отвечал. - Алло, кто это?
   - Позовите Алексея.
   - Его нет дома, - соврала Ирина.
   - Передайте ему, что звонила Ольга. Он знает, о чем идет речь.
   - Обязательно передам. Ирина опустила трубку и посмотрела на него. - Откуда она
   знает мой номер телефона?
   - Честное слово, я ей не давал твой номер. Она все знает. Она даже знает, где я работаю.
   Я не знаю, что делать. Какая-то, сверхъестественная сила, тянет меня к ней. Прости
   меня, Ирина. Я хочу сказать тебе, что это был не я. Я боюсь ее. Она затрахает меня насмерть.
   - Иди, неси книгу. Будем ее изучать. Может быть, мы найдем в ней ответы на все наши вопросы и раскроем тайну гибели Алика.
   Алексей принес книгу, и Ирина открыла ее. Это книга была о Сатане и демонах. Она стала листать ее.
  -- Подожди, - вскрикнул Алексей, и схватил Ирину за руку. Его рука дрожала, а на лбу
   выступил пот. На него смотрело Ольгино лицо. Рядом было написано, что она ведьма, которую сожгли на костре, за связь с Дьяволино, пытаясь изгнать его. - Вот она, одно лицо. Получается, что я занимался любовью с ведьмой.
   - Не совсем так, - сказала Ирина. - Дело в том, что самым тяжким грехом, и вместе с тем,
   наиболее известным явлением одержимости, как считалось, было, соединение демонов с мужчинами и женщинами рода человеческого в плотскую связь, и порождение особой породы сатанических существ. Еще в давние времена считалось, что демоны делятся на мужчин и женщин.
   Инкубы - это демоны, соединяющиеся плотской любовью с женщинами.
   Суккубы - дьяволицы, преследующие с той же целью мужчин.
   Еще Гете создал сказку о суккубе - Елене Спартанской, для одного из величайших
   исторических символов, обратив союз Фауста и Елены в призрачный праздник Возрождения. Венера, перестав быть богиней, сохранила свои чары, как прелестнейшая и губительная из чертовок.
   Результаты подобных отношений были пагубны для жертв не только морально, но и физически. Поддаться суккубу означает погубить себя, но и избавиться, от подобной любовнице, очень трудно.
   Дьяволино посылает демонов в женском обличье, которые принимают форму искусителя. И если человека одолевают нечистые мысли, значит, его воля не сможет противостоять его натиску. Он пробивает защитную сеть ауры и входит в сознание. Поэтому необходим постоянный контроль над мыслями и воспитание воли. Христос учит нас, надо биться за себя.
   Превращений своих демоны достигают тем, что сгущают вокруг себя воздух, принимающий, угодную им форму. Затем входят в нее, как душа в тело. Они могут так же вселяться в готовые чужие тела и, овладевшими ими, пользоваться, пока надо, как собственными.
   Проникая, таким образом, в живые тела, они обращают людей в одержимых и бесноватых.
   Демон, в образе суккуба, похищает сперму. Затем, сделавшись инкубом, он переносит украденную сперму в матку женщины, которую хочет сделать беременной. Поэтому никто не знает, кто был отцом ребенка - демон или мужчина, хотя, по мнению теологов, отцом является человек. Но адский характер всех порождений от инкубов и суккубов свидетельствует, что роль Дьяволино в момент зачатия была не чисто передаточной. Он заранее отравлял собой будущий зародыш и делал его одержимым уже в чреве матери.
   - Теперь я понимаю, почему Ольга все время следит за мной, - взвыл Алексей. - Она собирается убить меня, затрахать до смерти. Она демон, в обличье Ольги.
   - Ты, наверное, прав, - вздохнула Ирина. - Это Дьяволино мстит тебе. Он не успокоится, пока не заберет твою душу.
   - Я абсолютно уверен, что Алик предпочел покончить с собой, чем отдать свою душу
   Дьяволино, - прошептали его губы.
   - И еще одно, говорят, что демоны принимают образ кошки, которая так же может быть
   одержимой. Поэтому, я ее и выбросила.
   - И правильно сделала. Это я сам во всем виноват, что принес кошку в дом. У Алексея
   внезапно закружилась голова, и он закрыл глаза. Перед ним возникла его квартира. Во всех комнатам горели свечи, и он увидел картину - Ольга сидит на коленях Николая и трахается с ним.
   Затем Алексею стало мерещиться, что его окружают всякие твари. И, куда бы он, не шел,
   везде его преследует Ольга. Он вздрогнул и открыл глаза. Ирина сидела напротив и внимательно смотрела на него.
   - Что же мне делать, - спросил он у нее.
   - Иди, ложись спать, а я еще посижу, подумаю. Не бойся, я тебя защищу.
   Алексей поцеловал ее в щеку.
   - Если бы ты только могла.
  
   Усевшись на диван, Ирина некоторое время сидела, устремив глаза в одну точку. Вдруг
   она почувствовала, что рядом кто-то находится. Она увидела, как по стене проплыла темная тень. Остановившись, на мгновение, у нее зажглись глаза, и Ирина услышала тихий шепот:
   - Ты знаешь, кто я.
   - Знаю, поэтому и не боюсь тебя, Дьяволино.
   - Меня нужно бояться. Но я пришел не пугать тебя. Я сделаю тебе предложение, от
   которого ты не сможешь отказаться. Я могу сделать так, что ты навсегда сохранишь свою красоту и молодость. И чем ты раньше это поймешь, будет тебе лучше.
   - И что же я должна сделать, - попыталась улыбнуться Ирина, хотя внутри ее все
   дрожало.
   - Алексей должен быть моим. Он должен отдать мне свою душу, и ты это знаешь. Тебе
   надо будет оставить его, и больше ему не помогать.
   - Этого не будет никогда. Ты не получишь его душу. А своей ведьме скажи, пусть
   убирается, пока снова не запылала в огне.
   Дьяволино зашелся шипящим смехом:
   - Ты что, угрожаешь мне. Мне - Дьяволино. А ты знаешь, что все люди передо мной трепещут от страха. Да я сейчас раздавлю тебя, как червя.
   Ирина вздрогнула от этих слов, но быстро взяла себя в руки.
   - Мы, с Алексеем, не раз побеждали тебя, победим и на этот раз. А теперь можешь
   возвращаться к своей ведьме, и вместе с ней, исчезнуть из нашей жизни раз и навсегда.
   - Этому не бывать никогда. Я все равно завладею душой Алексея. Он теперь
   принадлежит Ольге, и она заставит его отдать мне свою душу. А затем, он умрет. С этими словами, Дьяволино исчез.
   Ирина еще долго сидела и думала, как помочь Алексею избежать гибели.
  
   Лихорадочный кошмар мучил Алексея всю ночь. Во сне он увидел, как Алик подходит к
   нему и шепчет на ухо:
   - Берегись Ольгу, она демон. Она придет за тобой и тебе никуда от нее не деться. Ты должен убить ее раньше, чем она погубит тебя. Я этого сделать не сумел, поэтому и поплатился жизнью. Любовь - сильная, как смерть, поэтому и привела смерть.
   Алексей выпутался из паутины сна и сел в постели. Ему было не по себе. Он приложил ладонь ко лбу. Тот был потный и горячий. "Ну и дела, - подумал он. - Больше не поеду к себе домой. Надо выждать время". С этими мыслями он лег, и моментально уснул.
  
   Утром Ирина дала ему два пузырька с жидкостью.
   - В одном пузырьке, - сказала она, - зелье из трав, которое отпугивает демонов. Когда
   войдешь в квартиру, обольешь этим зельем все стены. Во втором пузырьке святая вода. Как только увидишь Ольгу, окропи ее святой водой. Я сейчас должна уйти, а ты обязательно дождись меня, и мы с тобой вместе поедем к тебе домой.
   Как только Ирина вышла из квартиры, у Алексея сильно застучало сердце, и какая-то неведомая сила заставила подняться с кресла. "Что же со мной происходит, - подумал он. - Неужели Дьяволино вновь завладел мною. Надо, срочно ехать домой и покончить с этим раз и навсегда".
   Войдя в квартиру, Алексей, по совету Ирины, стал брызгать зельем на стены. Он был настолько занят этой работой, что даже не заметил, как внезапно перед ним, возникла Ольга.
   - Ты что так долго, я так соскучилась без тебя, Алексей. Он и глазом не успел моргнуть, как
   она выбила из его рук, пузырьки. Те упали на пол, и из них стала вытекать жидкость. Затем схватила его за руку и бросила на диван.
   - Я больше не могу, - простонал Алексей. - Уходи.
   Но Ольга не обратила, внимание, на эти слова. Она взяла его поникший член и стала
   нежно перебирать пальчиками. Усталый и разбитый Алексей безучастно следил за тем, что она делает. Когда член стал подниматься, то она сразу запихнула его в себя.
   - Как хорошо! - взвизгнула она, и стала помогать ему, волнообразно изгибаясь, и
   протяжно стоная. Вскоре он кончил, и она издала дикий вопль радости.
   - А ты говорил, что ничего не сможешь. Отдохни немного, я сейчас вернусь, и мы снова
   займемся любовью. Теперь ты мой на веки, пока смерть не разлучит нас.
   Изможденный до предела, Алексей продолжал лежать на диване, не в силах пошевелиться. В настоящее время у него в душе был необъяснимый страх, смятение и отвращение к Ольге. Через некоторое время, он сполз с дивана, и попытался отползти в сторону двери. В это время, в комнату вошла Ольга, и его покинули силы.
   - Ты куда собрался, дорогой, - сказала она, с усмешкой. У нас весь день впереди.
   - Боже мой, - прошептал Алексей. Его мутило, голова кружилась. Он лежал, не шевелясь и
   смотрел на нее. Страх сжал его сердце и сковал мышцы.
   Ольга опустилась перед ним на колени и открыла рот... Алексей видел, как ее щеки надувались и опадали, язык порхал, как мотылек над цветком. И это продолжалось до тех пор, пока член не восстал. Затем она уселась на него. Алексей хотел оттолкнуть ее, но она, отпихнув его руку, стала прыгать на нем, закрыв глаза и издавая стоны.
   Алексей лежал и думал, что ему пришел конец. И вдруг его взгляд упал на лежащий пузырек, в котором осталось немного святой воды. Напрягая все свои силы, он дотянулся и, подняв его, выплеснул на Ольгу, оставшуюся воду.
   Алексей увидел, как Ольга, на секунду остановившись, стала превращаться в огненный шар. Затем, этот шар, сделав круг вокруг него, подлетел к окну, выбил стекло и вылетел в него. Алексей продолжал лежать, ничего не понимая. И в это время, он услышал шепот около уха:
   - До скорой встречи, Алексей.
  
  
  
   Знамение
  
  
   Врач поднял новорожденного на руки и произнес:
   - Какой хорошенький мальчуган. Положив его обратно в кроватку, направился в свой кабинет.
   Усевшись в кресло, он закрыл глаза.
   Внезапно он почувствовал холод, пронзивший все его тело. Он открыл глаза и увидел фигуру
   в черном, возвышавшуюся над ним. От страха, он вжался в кресло и побелел.
   - Ты еще не забыл, что принадлежишь мне, - прогремел голос, подобный ревущему водопаду.
   Врач приподнялся с кресла и, сделав два шага, рухнул на колени.
   - Дай мне умереть, - выдохнул он.
   - Мертвый ты мне не нужен. Глаза Дьяволино заблестели гневом. - Выполнишь мой приказ и
   живи. Но если ты ослушаешься меня, или откроешь мою тайну, ты будешь гореть в Аду целую
   вечность.
   - Слушаюсь, мой повелитель, - прошептал врач дрожащими от страха губами. - Я всегда
   выполнял все твои приказы, выполню и этот.
  
   Прошло полтора года после ранее описанных событий. Алексей женился на Ирине.
   В настоящее время она была беременна и находилась в роддоме. Алексей знал, что родиться
   мальчик Он был уверен в этом. Сегодня она должна была подарить ему сына. Алексей сидел в кресле и, с нетерпением, ждал звонка. Наступил вечер, и его потянуло ко сну. Но едва дремота овладела им, как я почувствовал острый удар в сердце - такой внезапный и сильный, что он подпрыгнул и очнулся. Сердце не болело, но неприятно ныла правая сторона груди.
   - Алексей! Слушай меня! - тягуче и глухо раздалось в тишине комнаты, словно кто-то заговорил далеко, за стеной, но все-таки явственно и внятно.
   Он невольно вздрогнул от удивления и с испугом посмотрел на призрак, который расположился напротив него. Комната была озарена небесным светом. Алена выглядела, почти, как живая. Она была, совершенно материальна. Ее причесанные волосы блестели, а лицо, хотя и бледное, выглядело естественно. Только глаза выдавали что-то неестественное - они были черные и глубокие.
   Алексей сидел неподвижно и чувствовал, как мороз пробегает по спине от ее вида и от звука ее голоса.
   - Не бойся! - продолжала звучать странная речь.
   Ему казалось, что с каждой буквой в устах призрака прибавляется тупой самостоятельный звук, вроде свистящего дыхания или хриплого шипения.
   - Не бойся!
   - Зачем ты вновь пришла? - голос его слегка дрожал. - Я думал, что ты больше меня не потревожишь. Я хочу, чтобы ты ушла. Тебе нельзя сюда возвращаться, никогда.
   - Я пришла помочь тебе. Ты мне по-прежнему дорог, хотя мне и жаль тебя. Я пришла предупредить тебя и спасти от смерти, - шептали ее губы так тихо, что он едва различал слова, - но даже я не смогу этого сделать, ибо смерть победить нельзя. Ее можно только отодвинуть, но победить никогда.
   - О чем ты говоришь? - выдохнул Алексей, ничего не понимая. Его лоб покрылся испариной.
   - Твоя судьба была предначертана, - продолжала Алена. - Ты избранный Богом. Ты должен был пройти все испытания в борьбе с Дьяволино. Ты с честью выдержал их. - Ее волосы внезапно стали развеваться в разные стороны, и вся она светилась солнечным светом. - Ты послан на защиту мира. Он переживает трудные времена. В настоящее время существует зло, которое терроризирует мир. А зло порождает зло. Оно идет. Ты последняя защита от зла. Теперь настал твой последний бой с Дьяволино. Ты должен к этому приготовиться. Помни об этом. Ты должен будешь убить Антихриста, хотя это будет сделать совсем непросто. Ты обязан будешь спасти мир от сына Дьяволино. Но сам ты... Я не могу и не имею права тебе это говорить. Ты сам, со временем все поймешь. Я и так многим рискую, рассказывая тебе это. Помни одно - приближается конец света, и только ты можешь спасти мир от Антихриста. Ты избран. Ты избран, победить зло.
   Алексей помотал головой, с силой выдохнув сквозь стиснутые зубы:
   - Боже, нет...нет...нет. Вновь все повторяется. Этого не может быть. Я не избранный, я все время и так борюсь с Дьяволино, который хочет завладеть моей душой. Страх, словно темная бесформенная масса, вышедшая из-под контроля, стал терзать его из нутрии.
   - Я знаю. Это Господь защищает тебя, потому что тебе предназначена особая миссия - убить Антихриста.
   - Скажи мне еще что-нибудь. Объясни мне свои слова, - зашептали его губы. Ему чудилось, будто в горле у него плотно засел кусок льда, а тело горит в лихорадке.
   В это время раздался телефонный звонок, и призрак Алены стал таять, пока совсем не исчез.
   Прошло некоторое время, пока Алексей не очнулся от разговора с призраком. Он провел рукой по лбу. Алексей чувствовал себя как в лихорадке, потрясенным, неспособным соединить что-нибудь из услышанного вместе. Звонок продолжал звенеть, и он поднял трубку. Звонил врач из роддома и просил срочно приехать.
   - Что случилось? - удивленно воскликнул он.
   - Приезжайте. Мне необходимо с вами переговорить.
   Алексей быстро оделся и, выйдя из подъезда, направился к машине.
   Тучи весели низко над землей, и все было покрыто мглой. Ветер свистел и выл. Дождь лил, как из ведра. "Сегодня должно произойти что-то ужасное, - подумал он. - Бог гневается".
  
   Врач встретил его и провел в кабинет.
   - Что случилось? - набросился Алексей на него.
   - Дело в том, что ваш сын умер.
   - Нет... Не может быть... Нет..., - повторял Алексей слова. Он дрожал всем телом, кровь стучала в висках. Он никак не мог осознать, что же произошло.
   - Я сам ничего понять не могу, - услышал Алексей тихий голос врача. - Все шло хорошо, но как только ваш ребенок оказался на моих руках, он несколько раз вздохнул и перестал дышать. Он умер. Такого случая я не припомню за всю свою практику.
   - Что мне делать? - застонал Алексей. - Боюсь, что эта новость убьет мою жену. Господи! Она так хотела этого ребенка. Что я ей скажу. Как я ей это скажу. Он уселся на стул и закрыл глаза.
   - Вот по этому я и пригласил вас, так как, пока, я вашей жене не говорил о смерти сына. А что, если вам усыновить ребенка.
   - Она хотела своего ребенка. А потом, где сейчас я найду его.
   - Я знаю, что вам тяжело сейчас, но надежду нельзя терять никогда. Сейчас я принесу вам ребенка, который даже похож на вас. А вашей жене не обязательно это знать.
   - Подождите. - Алексей поднялся со стула и стал ходить по кабинету, не зная, что ответить. Он был ошеломлен предложением врача.
   - Пусть это станет благословением для вашей жены и ее младенца.
   - А родители у него есть? - Алексей сам не знал, зачем задает такой глупый вопрос. Его нервная система была взвинчена до предела.
   - Мать новорожденного умерла в тот самый момент, когда умер ваш сын. В эту ночь Господь дарит вам ребенка. Он вышел, не давая ему произнести ни единого слова.
   "Что делать, - думал Алексей, - Ирина так хотела сына. Придется соглашаться. Никто, кроме меня, об этом знать не будет". Чувство всепоглощающей неизбежности в буквальном смысле раздавило его. В душе Алексея под прессом событий лежала тайная надежда, что все закончится благополучно, и Ирина никогда не узнает об этом. И он пытался объяснить самому себе, что поступаю правильно.
   Вошел врач и протянул ему ребенка. Алексей взял его на руки и направился к жене.
   - Вот наш сынишка. Ты только посмотри на него, какой он красивый. Врач разрешил мне взять его на руки, тебе пора кормить нашего сына.
   Ирина улыбнулась, и Алексей свободно вздохнул.
  
   Через неделю, Алексей забрал Ирину с сыном из роддома. По дороге домой, он сказал ей:
   - Давай, купим новую квартиру или домик за городом, где нас никто не будет знать, и начнем новую жизнь.
   Ирина повернулась к нему и радостным голосом сказала:
   - Я согласна, делай, как хочешь.
   Через некоторое время Алексей купил дачу, и они переехали в Подмосковье.
   - Как здесь хорошо, - сказала Ирина, обходя дом.
   Алексей обнял ее.
   - Может, стоит подняться наверх и осмотреть спальню, а то ты так сексуально выглядишь.
   Ирина улыбнулась. Сквозь прозрачный халат, можно было разглядеть все линии ее красивого тела. Ее превосходная грудь чуть не вываливалась из халатика.
   - Но там, пока, нет мебели. Ты что задумал?
   Он рассмеялся, и они направились на второй этаж.
   Ирина быстро разделась и стояла совершенно нагая, словно статуя, и лунные блики играли на кончиках упругих грудей. Она потянулась, небрежно провела рукой по волосам и подошла к кровати.
   - Как ты прекрасна, - сказал Алексей шепотом, обнимая ее.
   Ее губы были сухими и теплыми. Она вся прижалась к нему, и было только ее желанное тело и красота, весь пыл любви и страсти, которые умела дарить лишь она.
   Темнота сомкнулась вокруг них волшебным покрывалом, и ему ничего было больше желать и не о чем сожалеть.
   И еще долго лежали они, тесно прижавшись, друг к другу, усталые и счастливые.
  
   Прошло пять лет. Они жили на даче и воспитывали сына. Алексей продолжал работать ясновидцем и гадать клиентам по картам Таро. Ирина наняла няню, молодую девушку, Машеньку, которая помогала ей воспитывать сына, Ванюшку. Все это время Алексей хранил тайну рождения сына и боялся, чтобы Ирина не узнала об этом. Иногда он вспоминал появление призрака Алены и ее предостережения, но не придавал этому значения.
   Однажды вечером, они с сыном, отправились гулять по лесу.
   - Скоро день рождения Ванюши, завтра поеду в Москву и приглашу друзей. Если хочешь, поедем вместе. Машенька присмотрит за сыном. Кстати, где он?
   - Ваня все время шел за нами по тропинке, - произнесла Ирина.
   Они стали искать и кричать. Вдруг раздался смех, и из-за дерева показалась головка сына.
   - Ты больше так не делай,- набросилась на него Ирина, - а то мы стали волноваться за тебя. Пошли домой.
   Ваня пошел за ними. Какая-то высшая сила, заставила его обернуться. Он увидел огромную собаку, которая смотрела на него. Он улыбнулся, и собака исчезла.
   В субботу они праздновали день рождения Вани. Стоял жаркий день. Взрослые сидели за столом на улице, а дети играли. За ними присматривала Машенька. Друг Алексея, Виктор, бегал с фотоаппаратом и делал снимки. Алексей случайно бросил взгляд на детей и увидел, как глаза Машеньки засверкали и она, похлопав Ваню по спине, направилась к дому. Через, несколько минут, все услышали громкий ее крик:
   - Ваня!
   Они взглянули наверх и замерли, увидев Машу, стоящую на крыше дома. Виктор не растерялся и, направив на нее аппарат, несколько раз щелкнул.
   - Ваня! - продолжала она. - Он идет. Он с нами. Я люблю тебя. Я отдаю за тебя жизнь. Я делаю это ради тебя. Мы все там будем. После этих слов, она бросилась вниз.
   Раздались крики. Алексей бросился к Машеньке, она была мертва. Он сразу вызвал милицию.
   Когда около дома остановилась милицейская машина, гости уже разъехались. Остался только Виктор, который в доме успокаивал Ирину.
   К Алексею подошел капитан.
   - Юрий Самсонов, - представился он, и стал расспрашивать, как погибла девушка. Алексей последовательно рассказал ему, как все произошло.
   - Да, - промямлил он. - Ничего не понимаю. Как могла молодая девушка просто так вылезти на крышу и прыгнуть вниз. Он задумчиво почесал пальцами голову.
   - Я сам тоже ничего не пойму.
   - Может, она была наркоманкой?
   - Нет, - твердо ответил Алексей.
   - Странно все это. Капитан поднял голову и посмотрел на крышу. У него было широкое плоское лицо. Затем бросил взгляд на Алексея и продолжил:
   - Вид чьей-то смерти всегда вызывает шок. Обычно, потом с памятью творится что-то удивительное. Он положил ему на плечо свою толстую ладонь и дружески стиснул его. - Мы должны будем произвести вскрытие, чтобы установить причину смерти, хотя для меня и так все ясно. Я живу по соседству. Может быть, я загляну к вам и задам еще пару вопросов. Я прошу, чтобы вы никуда не уезжали в ближайшие день или два.
   - Хорошо, капитан, понимаю. - Алексей кивнул головой. - Спасибо.
   - И говорить не о чем. Мне неприятно, что такая молодая девушка... сами знаете, каким образом переправилась в иной мир.
   Алексею удалось бледно усмехнуться.
   - Заходите в любое время.
   Через полчаса милиция, уехала, и увезла с собой труп. Алексей сел за стол и устремил взгляд в одну точку. В такой позе он просидел до тех пор, пока не услышал скрип калитки. На участок вошел незнакомый мужчина и направился к нему. Алексей взглянул на него. На вид ему было около пятидесяти. Он был высокого роста и совершенно лыс. Его глаза неопределенного цвета были близко посажены к переносице.
   - У нас очень мало времени, и вы должны выслушать меня до конца. Слова само собой срывались у него с языка.
   Алексей смотрел на него, ничего не понимая.
   - Вы должны принять Христа, как своего спасителя. И только сейчас. Испейте его кровь.
   Алексей продолжал сидеть и слушать его.
   - Я знаю, что Дьяволино реален, и я знаю, на что он способен. Я это познал на себе. В свое время я предал Христа и продал свою душу Дьяволино. Я был одержим Дьяволино и исполнял все его приказы. Многие годы я служил злу, но потом наступил момент прозрения. Однажды ночью я проснулся. Чей-то голос звал меня по имени. Я оказался в тумане. Я лежал на траве и снова услышал голос. Это была пресвятая дева Мария.
   - Чем я могу искупить свой грех перед Богом? - спросил я у нее.
   - Я укажу тебе путь истинный, - произнес голос. - Люди говорят, что господь мертв. На самом деле он всегда жив. Ты будешь страдать, но многие поймут, что Бог существует. Ты будешь верить в Бога, и нести эту веру в люди.
   И придет день, когда родиться сын Дьяволино, который должен будет воцариться на земле, но Бог пошлет избранного, который должен будет убить его. И пока ты будешь искать избранного, ты будешь страдать. И когда ты его найдешь, Бог простит тебя.
   - Я согласен.
   - Но ты можешь пойти со мной прямо сейчас, освободившись из тела. Иначе ты будешь страдать.
   - Я остаюсь и выполню возложенную на меня миссию. Я найду избранного и помогу в его борьбе с Дьяволино. И я проснулся с Богом в сердце и стал молиться ему. И мои страдания посылались мне не в наказание, а только для исправления сознания.
   У Алексея застучали виски. Он сразу вспомнил появление призрака Алены и ее слова.
   - Кто вы? - выдохнул он. Его сердце колотилось в груди. - И откуда вы узнали мой адрес.
   - Вы не бойтесь меня. Я отец Никодим, Бог жив. Я с ним разговаривал во время молитвы. Это он указал мне дорогу к вам. Я был в роддоме и присутствовал при рождении вашего сына. Было три часа ночи. Это время - кончины Христа. В это время Дьяволино имеет власть над людьми. Это демоническое время.
   Глаза Алексея помутились, было, и утратили разумное выражение, но он с трудом справился с собой и сказал:
   - Что вам известно о моем сыне?
   - Я надеялся, что все закончится благополучно. Я не мог допустить появление сына Дьяволино, но врач, принимавший роды, оказался его последователем. Он убил и похоронил вашего сына, чтобы вы воспитывали его сына.
   - Не может этого быть, - душа Алексея ушла в пятки.
   - Я видел его мать. Глаза священника горели.
   - Мою жену?
   - Его мать. И вот я перед вами. Ради Христа, поверьте мне. Я так же знаю, что вы пережили. Я видел вас в Аду, в гостях у Дьяволино. Я стоял рядом с ним и слышал, как он уговаривал вас продать ему свою душу, обещая все на свете. И миллионы людей верят ему, его словам, его ложной религии. Они теряют веру, потому что их засасывает порок. Я сам был одним из них.
   Дьяволино вечный враг Христова, который после своего поражения, как будто еще больше обозлился, осмелел и усилился.
   Власть богатства и честолюбия, идеалы любви и праздности, беспредельный разврат - это орудие его владычества.
   Алексея охватил страх. Он боялся, что Ирина выйдет из дома и услышит слова священника. Он вскочил.
   - Умоляю вас, уходите, - зашептали его губы, как будто другой выдавливал за него эти слова.
   - Господи! Вы ничего не хотите понять. Я ухожу, но я еще раз повторяю - примите Христа. Молитесь. Испейте его кровь.
   - Чего вы хотите?
   - Спасти вас, чтобы Христос простил меня.
   В это время из дома вышел Виктор и, увидев священника, сделал несколько снимков.
   Священник ушел, а они с Виктором еще посидели некоторое время, и выпили по две рюмки.
   - Я тоже поеду, - наконец сказал Виктор. - Тебе нужно отдохнуть, после всего пережитого.
   Он ушел, а Алексей еще долго сидел и думал: "Что же делать? Что же делать?"
   Он так и не смог решиться рассказать Ирине о визите священника, хотя и понимал, как это важно для нее.
  
   Прошло несколько дней. Алексей с Ириной сидели на веранде, и пили чай. Раздался звонок и он пошел открывать калитку. Перед ним стояла женщина, лет сорока.
   - Я пришла по объявлению, вам нужна няня по уходу за ребенком.
   - Проходите, - пригласил Алексей ее.
   - Вот твоя новая помощница, - сказал он Ирине, - будет помогать тебе, присматривать за сыном.
   - Меня зовут Мария, - представилась женщина. - Может, вы разрешите взглянуть на него? Я хочу познакомиться с ним.
   - Пойдемте, я вас провожу, - сказал Алексей. Они поднялись на второй этаж и вошли в детскую.
   - Оставьте нас наедине, - попросила она, - чтобы мы с ним познакомились.
   - Хорошо, - сказал Алексей, закрывая дверь.
   - Ты молодец, что нашел няню, - произнесла Ирина, как только он вернулся. - Мне будет веселей.
   - Я думал, что это ты дала объявление, - сказал он. Они переглянулись, не зная, что сказать друг другу.
   В это время женщина подошла к мальчику. Тот лежал на кровати и поднял на нее взгляд.
   - Не бойся малыш, я пришла, чтобы защитить тебя. Теперь, когда я с тобой, тебя никто не тронет.
  
   Виктор, наконец, решил заняться фотографиями. То, что он увидел, потрясло его. Он схватил трубку и набрал номер.
   - Алексей! - сказал он. - Мне необходимо встретиться с тобой.
   Слыша его взволнованный голос, Алексей понял, что что-то случилось, и произнес:
   - Приезжай ко мне завтра днем на работу.
  
   Утром, подъезжая к офису, Алексей увидел отца Никодима. Тот сразу бросился к нему.
   - Уделите мне полчаса, иначе ваша жена погибнет.
   Алексей уставился на него, не зная, что ответить. Наконец он сбросил оцепенение и сказал:
   Пойдемте ко мне, там нас никто не потревожит.
   - Дьяволино убьет вашу жену - начал священник, как только он закрыл дверь.
   Алексей стоял, как окаменелый, не чувствуя ног, и ему казалось, что он через секунду рухнет на пол. Он почувствовал, что сходит с ума.
   - Вы ошибаетесь, - зашептали его губы. - И о ком вы все время говорите?
   - О сыне Дьяволино. Вы ничего не знаете. Я вынес все страдания, прежде чем нашел вас. Идет борьба между добром и злом.
   Искупительное воплощение Христа нанесло Дьяволино жестокий удар. После пришествия Христа, он стал совершенно бессилен.
   Абсолютная власть над землей у него умерла, но не умерла сила. Христос победил его, но не отнял у него оружие, и Дьяволино сейчас же начал новую борьбу, отвоевывая у победителя человечество, шаг за шагом, душу за душой.
   Идет борьба между возвышенным и низменным, великим и ничтожным, добром и злом.
   И придет к нам некто, имя, которого зло, - священник стал нервно ходить по кабинету, размахивая руками - и оно уже среди нас. Идет эра зла. Оно хочет вернуться на землю. Оно жаждет своего возвращения. Убей его, иначе на земле наступит тьма. Наступит конец мира.
   Уже было время, когда земля была погружена во тьму. Но она не была пуста. В этой темноте существовало столько разных тварей. Но Бог дал свет и рассеял демонов. И нельзя допустить, чтобы тьма возвратилась вновь. Там, где нет света, правит тьма.
   В предсказании сказано: и восстанет падший ангел, против Бога, и будет пришествие Антихриста, который должен будет воцариться на земле. И вся земля покроется тьмой, обратив брата против брата. Надо убить Антихриста любой ценой, даже ценой своей жизни. Ты избран, Алексей. У тебя особая миссия. Ты послан на защиту. Мир переживает новые времена, и ты последняя защита от зла. Ты, избран Богом, победить Дьяволино. Бог сказал мне, что ты будешь его великим солдатом. Победа или поражение - это зависит от веры человека.
   Первородный грех законно предал людей в руки Дьяволино. Чтобы законно выкупить человечество, не прибегая к насилию, Христос дал пролить свою кровь.
   Дьяволино, добившись безвинной смерти праведника, потерял ранее принадлежащее ему право. Не надеясь более завоевать утраченное положение на небе, он заботится только об одном: остаться владыкой человечества и истребить из него следы искупления, обратив землю во второй Ад, и установить свое Дьявольское царство на земле. Поэтому он хочет дать власть над человечеством своему сыну - Антихристу. Запомни это.
   - Ну, хорошо, предположим, что все это так, хотя я в это не могу поверить. Вы что, оракул или колдун, что все знаете. Алексей стал сомневаться в здравом ли он уме.
   - Я не тот и не другой. Я отведу вас к старцу. Если вы не верите мне, поверите ему.
   - Я готов идти с вами прямо сейчас, - произнес Алексей, думая, что священник откажется от своей затеи.
   Вдруг дверь зловеще заскрипела, и послышался резкий треск, похожий на выстрел.
   - Я чувствую чье-то присутствие, - зашептал священник. Это он. Он опять здесь. Он вернулся. Он пришел за мной. Я знаю, что ты здесь. Ответь мне. Что тебе нужно от меня. Я слышу его голос. Я слышу его повсюду: кровь, кровь течет повсюду.
   - Кто?
   Священник закрыл глаза.
   - Дьяволино.
   - Он же в Аду. Я сам видел, как он провалился в преисподнюю.
   - Нет, он возвращается, я это чувствую. Помни, что я тебе говорил.
   - Старик прав, это я - Дьяволино, - раздался громкий глухой голос. - Пришло время поплатиться тебе за грехи, иуда. Я думал, что ты одумаешься и вернешься под мои знамена, но ты нашел Алексея и открыл тайну ему. Я должен был убить тебя раньше. А ты, Алексей, не слушай этого старика. Он уже мертвец.
   Алексей увидел, как по телу священника прошла сильная судорога, и его лицо напряглось, словно мышцы вот-вот должны были прорваться сквозь кожу.
   - Я тебя не боюсь, - воскликнул священник.
   - Меня следует бояться, и ты это знаешь.
   Священник упал на пол и стал молиться Богу:
   - Господи, спаси меня от Дьяволино. О Господи. Аминь.
   - Тебе уже никто и ничто не поможет, - как только Дьяволино повысил голос, люстра стала качаться, двери стали открываться и закрываться, на столе стали двигаться предметы. - Ты давал мне безвозвратное обещание, которое обязан в точности выполнять. Ты обязан подчиняться мне. Иначе, поверь мне, ты умрешь сегодня, и будешь, проклят навечно. Я тебя предупреждал, чтобы ты рот держал на замке. А ты позволил ослушаться меня, букашка. Посмотри на себя, ты жалок. Я надеялся, что ты образумишься и вернешься ко мне. Ты был моим слугой, потому что совершил смертный грех, - продолжал греметь голос Дьяволино. Ты продал мне свою душу и скрепил договор своей кровью. Тебе никогда не уйти от меня.
   - Нет, - священник выпрямился. - Ты никогда не отнимешь у меня веру в Бога. Молитва моя возносится ввысь, и, следовательно, принадлежит Богу. Ну, а то, что падает вниз, пожалуй, так и быть, можешь взять себе. Он схватил ручку, лежащую на столе и стал что-то писать. Затем достал из кармана ключ и положил на лист бумаги.
   - Ты еще позволяешь в свой смертный час смеяться надо мной. Ты надоел мне жалкий человечек.
   Алексей увидел, как тело священника поднялось и повисло в воздухе. Затем он подплыл к нему и заговорил:
   - Алексей! Докажи Богу, что твоя решимость устоит и ты не дрогнешь в решающий момент. Идет война между ангелами и силами тьмы, которые борются за нашу жизнь. Найди старца, он поможет тебе. Он в ските. Только он один знает, как умертвить детеныша Дьяволино. Вера в Бога поможет тебе. Освободив землю от Антихриста, ты станешь святым.
   Вот человек, который заставит тебя вернуться в преисподнюю, - и священник указал на Алексея. - Господи! Помоги!
   - Хватит болтать, - прошипел голос Дьяволино, гремящий, как соборный орган.
   Алексей увидел, как тело священника перевернулось, и полетело, к двери Он простер руки перед собой, чтобы удержать священника, но какая-то сила отбросила его к стене. В этот момент он был близок к истерике. Он чувствовал, как его рассудок мутнеет.
   - Я чувствую твой страх, Алексей, - зазвучало у него в голове. Лица Дьяволино не было видно. Только глаза казались врезанными прямо в стену, которые, смотрели на него, не мерцая, и не мигая.
   Резкая, жгучая боль обхватила его голову стальным обручем. Перед глазами поплыли черные круги. Боль была настолько пронзительной, что у него не оставалось сил даже для того, чтобы закричать.
   - Наконец-то я страшно отомстил тебе, - раздался громкий хохот. - Я тебе предлагал все богатства мира, власть. Я хотел приблизить тебя к себе, чтобы ты всегда стоял рядом со мной. Но ты отказался от этого. Теперь ты пожимаешь свои плоды. Священник не обманул тебя. Ты воспитываешь моего сына - будущего владыки земли. - В его глазах вспыхнули алчность и ненасытная жажда власти. - Я прелагаю людям власть и богатство, и они плюют на все, что свято для вас. Эти люди становятся на мою сторону. Славят меня, а не Бога. - Внезапно Алексей увидел перед собой Дьяволино, с лицом, искаженным звериной гримасой. Он висел над ним, вытянув руки. - Все они принадлежат мне, ты сам это видел. Я тебе в последний раз предлагаю перейти на мою сторону. Встань на колени и присягни мне. Ты станешь обладателем всеми богатствами жизни. Войди в темноту, Алексей. Она ждет тебя. Я войду тебе в душу и поделюсь своим могуществом. Тебе это понравится. Ты увидишь совсем другой мир. Подойди ко мне и раздели мою силу.
   - Никогда, - закричал Алексей. - И я убью твоего сына собственными руками.
   - Берегись, - прорычал Дьяволино. - Скоро уже будет нельзя тебе повернуть назад. Если что-то случится с моим сыном, я убью сначала Ирину, а потом и тебя. Ты знаешь, я слов на ветер не бросаю. Вспомни, что случилось с Аленой, когда ты не послушался меня. Но сначала я заставлю тебя страдать. Ты будешь молить меня о смерти, но она будет на моей стороне.
   Никогда еще в жизни Алексей не чувствовал себя, столь, беспомощным. Сейчас он казался себе пылинкой на ладони мироздания и ничего не мог поделать с тем, чья власть вырастала до небес, как столбы черного дыма. Никакие слова не могли спасти тех людей. Ни философская мудрость святых, ни даже учение Христа. Дьяволино давал им то, что им хотелось. " Может ли человек противостоять такой силе? - подумал Алексей. - А может ли человек закрыть на это глаза? Нет. Закрыть глаза на происходящее - это покорится Дьяволино. Этого я никогда не допущу. И я не отступлю от этого.
   Дьяволино объявил себя недосягаемым, неприкасаемым спасителем человечества. Я сам видел, как толпы людей присягали ему на верность. Дьяволино хочет объявить о начале новой эры, своей веры и поставить править миром своего сына - Антихриста. Он никогда не победит меня, мою веру в Бога. Необходимо убить Антихриста даже ценой своей жизни".
   - Так ты будешь работать на меня, - снова застучало у Алексея в голове.
   - Нет, никогда.
   - Подумай, у тебя еще есть время. Я знаю, какие страхи хранятся в твоем сердце. И не забывай, ты теперь отвечаешь за жизнь моего сына. Помни об этом всегда.
   Наступила тишина. Алексей был полностью вымотан как физически, так и психически. Он рухнул в кресло и прошептал:
   О, Бог наш! Ты источник всего на земле. Ты даришь нам жизнь. Помоги мне справиться с Дьяволино и убить Антихриста.
  
   Как только тело священника вылетело на улицу, оно опустилось на землю. Быстро вскочив, священник побежал. Небо над ним зловеще потемнело. Он бежал и не видел ни одной души на улице. "Куда все подевались", - думал он. Ветер свистел и выл. Листья били ему в глаза, и он закрыл лицо руками.
   - Беги насекомое и поскорее, пока у тебя есть душа, - загремел голос Дьяволино. - Теперь ты от меня никуда не уйдешь. Я пришел за тобой, пора возвращаться. Я покажу всему миру, что бывает с теми, кто не подчиняется мне. Мне - властителю человечества.
   Священник бежал до тех пор, пока у него не иссякли силы. Он остановился, чтобы перевести дух. Он видел уже впереди себя церковь. До нее оставалось менее пятидесяти метров. Он стал молиться:
   - Господи! Спаси меня! Молю тебя о помощи. Дай мне силы добраться до церкви. Его сердце колотилось в груди.- "Откуда в сердце этот страх, - подумал он. - Надо бежать дальше". Но у него уже не было сил.
   Внезапно, перед ним, возникла демоническая фигура. Священник понял, что обречен.
   - Во имя Господа нашего. Приказываю тебе вернуться в преисподнюю.
   В это время раздался грохот, как будто от этого крика сорвался камень в горах и полетел по уступам вниз. Это был грохот сатанического смеха. Земля заходила ходуном под ногами священника. Дьяволино смеялся и смотрел на него. Тот поднял глаза на Дьяволино и увидел, что оба его глаза, были, одинаковы, пусты и черные, а лицо белое и холодное. Теперь Дьяволино предстал перед ним в своем настоящем виде, как демон - убийца.
   - Ты обманул и предал меня. Пришло время и тебе придется заплатить за грехи. Бог простил тебя, а я нет. Ты предал своего господина.
   - Я не буду больше служить злу, - закричал священник.
   Ты сам приговорил себя к смерти во сто раз худшей, чем можешь себе представить. А из-за тебя проклятие падет на всех, кого ты любил, на всех твоих близких. Их души, никогда, не узнают покоя, и будут знать лишь вечное страдание, угрызения совести и отчаяние. - Угроза в глазах Дьяволино стала еще более явственной. Ну, говори, будешь, помогать Алексею, воспитывать моего сына и охранять его.
   - Никогда. Убить ты меня можешь, но отнять веру в Бога, никогда.
   - Тогда возвращайся в Ад. Добро пожаловать в преисподнюю. Дьяволино достал клинок и воткнул в ладонь. Оттуда полилась желтая жидкость. На месте падения этой жидкости, стали появляться чудовища.
   Священник почувствовал над самым ухом свистящее зловонное дыхание. Страшная сила подхватила его и швырнула на землю. Сердце у священника колотилось, как сумасшедшее. Охваченный паникой, он развернулся, чтобы встретить приближающие твари лицом к лицу. Он увидел их глаза красные, крошечные, горевшие ненавистью в иссохших глазницах, немигающие и пронизывающие. В дыхании бесов ему слышалось пыхтение мехов, раздувающих адское пламя в Преисподней.
   Священник развел руки в страхе и мольбе. Он понял, настал его смертный час.
   - Господи! Помоги! - взмолился он и за оглушительным стуком своего сердца не услышал собственного голоса - Умоляю, Господи! Помоги!
   К его лицу придвинулись две, скрюченные, руки, ногти глубоко, до крови, впивались в его тело. Медленно, очень медленно лицо священника, кричавшего от ледяной боли, стали разрывать на части. Парализованный священник лежал на забрызганной кровью земле. Его нервы пылали в огне, мучительной боли, но отключившийся мозг был не в состоянии реагировать. Цепкие сильные пальцы твари сдавили ему шею, а твердые ногти вонзились ему в горло.
   Священник невольно содрогнулся и запрокинул голову. Из разорванного горла растекалась по земле кровь.
   Раздался гром, и сверкнула молния. Земля расступилась.
   Твари набросились на бедного священника, схватили его и погрузились с ним в бездну.
  
   Алексей сидел в кресле, устремив взгляд в одну точку, когда дверь открылась, и в комнату вошел Виктор.
   - Что с тобой произошло? - спросил он, увидев его бледное лицо.
   Алексей что-то промямлил в ответ, и сам задал ему вопрос:
   - Скажи лучше, зачем ты меня хотел видеть?
   - Вот смотри, - сказал Виктор, бросая на стол несколько фотографий. - Я сам сначала думал, что это дефект пленки.
   Алексей взял фотографии и стал внимательно их рассматривать. То, что он увидел, поразило его. На крыше дома, позади Машеньки, стояла черная фигура с открытым ртом и толкала ее костлявой рукой с крыши.
   На другой фотографии, он увидел священника. Тот стоял перед ямой, окруженный какими-то тварями.
   - Я не могу этого объяснить, - произнес Виктор.
   - Я тоже. Едем на квартиру священника. Может быть там, мы найдем ответы на свои вопросы. Священник оставил мне свой адрес и ключи от квартиры. Он хотел, чтобы я приехал к нему в гости. Алексей не стал посвящать Виктора о его визите. Он поднялся с кресла, и они направились к выходу. В это время зазвонил мобильник. Алексей включил его и услышал тяжелые вздохи Ирины.
   - Приезжай срочно ко мне, на квартиру.
   - Скоро буду, - ответил он. Затем протянул Виктору листок бумаги с адресом священника и ключи.
   - Поезжай к священнику и обязательно дождись меня.
   Приехав, домой, Алексей открыл дверь и вошел в квартиру. Везде горел свет. Ирина лежала на кровати, накрывшись одеялом. В ее глазах он прочел страх.
   - Что случилось? - спросил Алексей.
   - Не знаю, с чего начать. - Ирина тяжело задышала. Глаза ее бегали туда, сюда. - Я решила принять душ и зашла в ванную. То, что я увидела, поразило меня. Ванная была наполнена ржавой водой. Я подумала, что, уезжая, забыла спустить воду. Я опустила руку и попробовала вытащить затычку. Вдруг, я почувствовала, как мою руку схватила чья-то рука и потянула в низ. Я испугалась и рванула руку вверх. И увидела появившеюся из воды, чью-то голову - страшное лицо с желтыми глазами. Затем все исчезло. Мне страшно, Алексей.
   - Все будет в порядке, - сказал он. - Тебе все это показалось. Тебе надо успокоиться, пойдем спать, - предложил он.
   Они направились в спальню. Быстро раздевшись, они легли, и Ирина, протянув руку, выключила свет. Темнота тут же мгновенно заполнила комнату. Алексей придвинулся под одеялом к Ирине, и нежно поцеловал ее в щеку, потом в губы. Прижавшись к Ирине всем телом, обнимая крепко и успокаивающее, он целовал губы и ждал, что она ответит ему.
   Но она не отвечала. Она подоткнула одеяло вокруг себя и, не говоря ни слова, чуть отодвинулась от него.
   Алексей был уязвлен и смущен. Он хотел спросить у нее, что не так, когда вдруг осознал, что ее кожа холодна. С начала, его озадачило это, и заставило вздрогнуть, но потом, положив руку на ее обнаженное плечо, он почувствовал тепло, излучаемое ее телом. Она не разговаривала и ритмично дышала, но он не видел ее лица, не знал, закрыты или открыты ее глаза.
   Ира, - нежно позвал он. Ответа не было.
   Ира? - Молчание.
   Она не двигалась. Алексей долгое время лежал без сна рядом с ней. Он привстал, нежно отвел волосы с ее лица и вгляделся в черты Ирины. Она была красивой, чувственной, нежной и заботливой. Он знал, что любит ее. Он так же знал, сколько, они пережили за эти последние несколько лет, и винил себя за это.
   Еще немного посмотрев на нее, он снова лег и закрыл глаза. Засыпая, Алексей почувствовал, что Ирина неожиданно шевельнулась рядом с ним, как будто что-то потревожило ее. Но в следующий момент он решил, что ему это только показалось. И затем, наконец, он заснул.
   Но Ирина видела сон.
   Она оказалась в странном и незнакомом месте. Вокруг себя она различила какие-то фигуры, стоящие в сумраке безмолвно и наблюдавшие за ней. Выжидающие.
   Затем эти твари с горящими глазами стали приближаться к ней все ближе и ближе. В ее голове прозвучали слова:
   - Останови Алексея. Заставь его примкнуть ко мне, иначе мои слуги разорвут тебя на кусочки.
   Она открыла рот, но не смогла издать ни одного звука. Сердце ее бешено колотилось.
   Дыхание этих тварей в темноте напоминало размеренное движение кузнечных мехов. Руки дотрагивались до ее груди, рук, бедер и горла.
   - Нет, - закричала она. - Нет...
   Алексей открыл глаза, разбуженный звуком, леденящим его душу. Он посмотрел на Ирину, которая сидела на кровати. Глаза и выражение ее лица испугало его. Он увидел глубоко спрятанный страх, точивший ее изнутри.
   - Что случилось? - спросил он у нее.
   Ирина уставилась на него, ни слова не говоря, потому что она не знала, что ему сказать, поскольку сказать было нечего. Ее глаза сказали все. Муки. Боль.
   - Успокойся, Ирина. - Алексей старался сохранить свой голос, спокойным.
   Нервы Ирины были в напряжении, словно чья-то ледяная рука гладила ее по плечам. Прошло некоторое время, прежде чем она пришла в себя.
   - Я уверена, Дьяволино вновь преследует нас, - сказала Ирина. - Я чувствую, что ты что-то скрываешь от меня. Я чувствую, что у нас в доме что-то нечисто.
   С беспокойством Алексей наблюдал, как Ирина дрожит все сильнее и сильнее, а пот льется по ее щекам.
   И он решил все ей рассказать.
   - Прости меня Ирина, - выдохнул Алексей. - Я сделал большую ошибку, не рассказав тебе о гибели нашего сына. И стал рассказывать ей все по порядку. - Теперь ты понимаешь, почему я тебя сразу не поставил в известность. И чьего мы сына воспитываем, я не знаю.
   Ирина тяжело задышала. Глаза ее забегали туда сюда.
   - Алексей! Тебе надо было раньше мне все рассказать. Я гадала себе, и все время рядом со мной выпадала смерть. Раньше я никак не могла это понять. Теперь все стало на свои места. Дьяволино идет. Он хочет отомстить нам. Я боюсь, Алексей. Надо найти врача, который принимал роды. Только он один знает правду, и может нам все объяснить.
   - Я этим сам займусь, а тебе вызову врача.
   Тот приехал, осмотрел Ирину и посоветовал ей лечь в больницу на обследование.
   - Полежи пока в больнице, а я за это время, постараюсь все выяснить, - сказал он. Там ты будешь в безопасности.
   - Хорошо! - тихо проговорила она. А ты, как только что-то узнаешь, сразу приезжай ко мне.
  
   Проводив Ирину, Алексей решил сначала заехать на квартиру священника, а затем отправиться на поиски врача.
   Он ехал в машине и вдруг услышал скрипучий голос:
   - Ты понял, наконец, что я могу сделать с Ириной. Только я один могу помочь тебе. Я, а не Бог.
   Я всегда рядом с тобой, Алексей. Тебе от меня все равно никуда не деться. И все, что ты делаешь, бесполезно.
   - Господи! Помилуй меня, - прошептали его губы.
   - Священник уже мертв, - продолжали звучать слова Дьяволино. - Если ты не будешь мне помогать, следующей жертвой будет Ирина.
   Вдруг Алексей увидел на руле страшное лицо Дьяволино с желтыми глазами. Его охватил ужас, и он резко нажал на тормоз. "Меня преследуют галлюцинации", - подумал он. Алексей сидел в машине. Стояла жуткая тишина. Он стал погружаться во тьму.
   Он идет! Он идет! - услышал Алексей голоса. Открыв глаза, он увидел толпу кричащих людей.
   - Дети мои, вы будете страдать за меня? - загрохотал голос в его ушах.
   - Будем! - Они стали срывать с себя одежду и плясать.
   - После того, как я уничтожу мир, мы будем все вместе. Во тьме. И править миром будет мой сын. Дьяволино обвел всех взглядом и, увидев Алексея, сказал:
   - Присоединяйся ко мне и будешь всегда рядом со мной. Ты станешь, бессмертным. Войди в мой мир.
   - Никогда. И я отомщу тебе за все мои страдания.
   - Ты? - удивился Дьяволино.
   Затем, Алексей услышал дикий смех. Запахло жутью, замогильной и он открыл глаза. Алексей продолжал сидеть за рулем автомобиля. "Что же делать, - думал он, - что же делать. Священник мертв, а он хотел отвести его к старцу. Надо ехать к нему на квартиру. Виктор должен уже быть там". Алексей резко нажал на газ. Через двадцать минут он стоял перед квартирой священника и нажимал звонок.
   Дверь сразу открылась, и он переступил порог. На стенах висели иконы.
   - Послушай кассету, - сказал Виктор, и включил магнитофон. Алексей услышал голос священника:
   - Я не могу, есть, не могу спать. Я перестал что-то замечать. Я, наверное, схожу с ума. Мне необходимо, как можно скорей, найти избранного, чтобы искупить свои грехи перед Богом. На это у меня совсем не осталось времени. Скоро Дьяволино придет за мной. На этом запись закончилась.
   - А теперь посмотри на это, - сказал Виктор, и протянул лист бумаги.
   Алексея бросило в дрожь, когда он увидел свое изображение с ребенком на руках. Рядом стоял Дьяволино в своем обличье. Теперь Алексей был абсолютно уверен, что священник заранее знал о появлении Антихриста.
   - Что будем делать, - услышал он голос Виктора.
   - Надо найти врача и все выяснить у него. Поехали в роддом.
   - Хорошо, - сказал Виктор, - а затем к старцу. И протянул ему его адрес.
  
   Приехав в роддом, Алексей спросил в регистратуре, где ему найти врача Иванова.
   - Я не знаю, - ответила медсестра. - Он давно уволился. Попробуйте поговорить с Филимоновым. Они были друзьями. Он сейчас находится на втором этаже в кабинете 22.
   - Подожди меня, - сказал он Виктору, и стал подниматься.
   В коридоре ни кого не было и Алексей, постучав в дверь, открыл ее.
   За столом сидел мужчина в белом халате, лет сорока.
   - Проходите, - сказал он.
   Алексей подошел к столу и присел на стул.
   - Извините меня, - сказал он, - но мне необходимо встретиться с Ивановым.
   - К сожалению, вы не сможете его увидеть.
   - Почему?
   - Несколько дней назад, он погиб. Захлебнулся в собственной ванне. Честно говоря, я до сих пор не могу в это поверить, хотя в последнее время он запил.
   - Мне сказали, что вы были друзьями. Расскажите мне о нем. Это очень важно.
   - А что я могу о нем сказать. Нормальный мужик. - Филимонов на минуту задумался, затем, почесав голову, продолжил. В последнее время он стал вести себя странно и пороть мне какую-то чепуху.
   - А именно, - вставил Алексей.
   - Он все говорил, что предал Бога и стал послушным орудием в руках какого-то Дьяволино. За день до его гибели, я был у него дома, и он стал говорить о трех шестерках. Мне стало интересно, и я спросил у него, что это значит. Он побледнел, осмотрелся по сторонам и сказал, что шестерки - это знак Дьяволино. Сатана, Антихрист, Ложный Пророк. Затем он схватил со стола бутылку водки и стал пить прямо из горлышка. Сделав несколько глотков, он поставил бутылку на стол и добавил: Скоро откроются врата Ада, и мертвые выйдут на землю. Честно говоря, меня от этих слов бросило в дрожь. Я попрощался с ним и ушел. На следующий день узнал, что он погиб.
   Больше Филимонов не мог ничего добавить, и, Алексей, поблагодарив его, вышел. Было уже поздно, и он решил переночевать в Москве. Он довез Виктора до дома, а сам поехал в Иринину квартиру. Быстро раздевшись, Алексей лег спать.
   Он проснулся несколько часов спустя. Его кто-то звал по имени. Открыв глаза, он увидел призрак Алены, который склонился над ним.
   - Твоя жена погибнет, - прошептал призрак. - Огонь убьет ее. Смерть придет и за тобой, но я попробую обмануть ее.
   Алексей хотел спросить у Алены, что все это значит, но призрак уже исчез. Он снова уснул. Во сне Алексей увидел мертвых священника и Машеньку.
   - Присоединяйся к нам, присоединяйся, - звали они его. Затем они пропали.
  
   Ночью Ирина проснулась. Было три часа ночи. Кровать под ней зашаталась.
   - Я знаю, что ты здесь. Ответь мне, - выдавила она.
   Послышались тяжелые вздохи.
   - Что тебе нужно от меня. Я знаю, что это ты. Ты не можешь забрать меня с собой. Оставь меня в покое. Уходи.
   Она вскочила и увидела человека, в черном. Глаза его горели. Он устремил на нее пристальный взгляд, и она упала на пол. По ее телу пробежали судороги.
   - Убеди Алексея встать под мои знамена, иначе ты умрешь. Смерть уже рядом с тобой.
   - Никогда. - Она стала молиться:
   - Господи! Помоги мне! Господи! Спаси меня!
   - Тебе уже никто не поможет. У тебя еще есть время. Заставь Алексея встать на колени и склонить передо мной голову.
   - Нет. Он никогда не сделает этого. Он победит тебя, и убьет твоего сына.
   - Тогда ты умрешь прямо сейчас. Я убил Алену, убью и тебя.
   Дьяволино взмахнул рукой и прямо перед Ириной возник огонь. Он стал к ней приближаться, обжигая ее. Она вскочила и стала отступать. Огонь преследовал ее. Она открыла дверь и выскочила на балкон. Огонь был уже перед ней. Она непроизвольно вытянула руки, пытаясь заслонить себя от огня. Но тот ужалил ее. И в этот момент, что-то подняло ее и бросило вниз. Раздался крик, леденящий душу. Ирина погибла в три часа. Дьявольское время.
  
   Утром, Алексею позвонили из больницы и попросили срочно приехать. Он связался с Виктором и договорился встретиться с ним у входа в больницу. Там ему сообщили, что его жена покончила жизнь самоубийством. Она выбросилась с пятого этажа и разбилась.
   Алексей был уверен, что если он будет доказывать врачам, что Ирину убил Дьяволино, то в это никто не поверит, а его сразу упекут в психущку
   "Что же делать? - думал он. - Что же делать? Сначала Машенька, затем священник. Теперь погибла Ирина. Кто следующий? Дьяволино торжествует, ибо он уже уверен, что я не смогу бороться с ним. Он перешел в наступление и нанес мне удар, убив Ирину. Он был уверен, что я не вынесу этого и сломаюсь. И он заберет мою душу. Но почему Бог так поступил со мной. Почему он дал погибнуть Ирине". Удивительное ощущение начало просачиваться в его мозг - впечатление, что все, что он делает, глупо и бесполезно. И что он не сможет справиться с ним.
   Неожиданно, в его голове зазвучали слова Ирины:
   - Ты не виноват в моей смерти. Так должно было случиться. И помни одно - Господь всегда с тобой.
   - Рано радуешься, я буду бороться с тобой. Вера в Бога поможет мне, - произнес он про себя. - Надо ехать к старцу.
   Алексей вышел из больницы и увидел Виктора. Тот, заметив его бледное лицо, спросил:
   - Что случилось?
   - Ирина умерла, - с трудом выдохнул он.
   - И что мы теперь будем делать?
   - Я еду к старцу, а ты, займешься похоронами Ирины.
  
   Алексей подошел к входу в скит. Это была темная дверь. Открыв ее, он увидел деревянную лестницу, уходящую вниз. Алексей вернулся к машине и достал из багажника фонарь. Он включил его и стал спускаться. "По такой лестнице нужно двигаться очень осторожно", - подумал он, так как ступеньки шатались и скрипели под его тяжестью. По обе стороны лестницы шла кирпичная стена, выступающая все отчетливее сквозь желтую пыль по мере спуска. На одной из стен была огромная черная отметина, признак того, что здесь когда-то горел костер. Алексей остановился и дотронулся до нее, его глаза заблестели. А потом он вновь стал спускаться вниз. Алексей почувствовал, как заплесневелый, сухой запах времени манит его костлявым пальцем. Поняв, что из-за плотности воздуха ему трудно будет дышать, он решил спускаться быстрее, так как удары сердца тяжело отдавались в голове.
   - Кто спускался здесь до меня? - спросил он себя. Чья плоть и кровь проходила по этим ступенькам?
   Наконец Алексей наступил на каменный пол и увидел впереди себя вход в комнату. Он вошел в нее и огляделся. Паутина и пыль времени окутывали стены. Кровь закипела в его жилах. Фонарь задрожал в руках, заставляя танцевать сумрачные тени. В углу комнаты свет фонаря упал на стол, за которым сидел старик. Он двинулся вперед, поднимая подошвами густо лежащую пыль, затем остановился.
   Старик поднял голову. Он был весь седой, его глаза уставились на него.
   - Раз ты приехал один, значит священник погиб, - услышал он его скрипучий голос.
   - Да. У меня погибла и жена.
   - Будет еще одна жертва - твой друг. Им было суждено умереть.
   Старец поднялся и подошел к нему. Он был высокого роста и худой. Его черные глаза пронизывали его насквозь.
   - Выслушай меня, Алексей. Я должен объяснить тебе что-то. В книге откровении Иоанна Богослова сказано: И появится зверь, чье число 666. Я единственный человек, который знает всю правду. Когда я был на святой земле, видел стену, на которой был изображен ты с ребенком на руках. Рядом была надпись: и он придет, и наступит конец света. И зверь будет править миром. И верующие обратятся за помощью к Господу своему. Почему Дьяволино появился у них на святой земле?
   И Господь внемлет этим молитвам и пошлет избранного, который должен будет убить Антихриста. Теперь ты понимаешь, что хочет Дьяволино - открыть врата Ада и властвовать над миром. И чтобы твари опять появились на земле. Демоны тьмы жаждут власти над миром. Но Господь вдохновит тебя, и Дьяволино будет повержен. Но помни. Твой сын не человек и его охраняют. Но он должен умереть. Пока он в нашем мире, силы его только усиливаются.
   И когда я читал пророчество, вдруг раздался грохот. Земля посыпалась на меня и стена рухнула. "Дьявольские силы, - подумал я тогда, - но вам не победить. Это лишь временный триумф. Господь победит вас, и Дьяволино будет повержен, так сказано в книге "Откровений".Только вера в Бога помогла мне тогда остаться в живых.
   Поэтому Господь даст тебе силы и вдохновит на победу. Ты должен понять, что голос Божий направляет тебя, так будь его рукой. Это твой выбор. Теперь тебе надо приготовиться. Он подошел к столу, открыл его и вытащил кинжал. - Вот тебе святой клинок. Бери оружие во имя Господа нашего. Судьба мира в твоих руках. Тебе придется убить своего сына. Только этот кинжал в силах уничтожить сына Дьяволино.
   - Но он же ребенок.
   - Нет, он не ребенок. Он исчадие Ада. И чтобы ты не сомневался, у него на теле должен быть знак, который указывает, что это Антихрист. Родимое пятно Дьяволино - три шестерки.
   - Но я никогда не видел на теле сына этого знака.
   - Посмотри на голове под волосами. Наверняка знак находится под ними. Иди. Господь благословил этот кинжал. Ты должен уничтожить его раньше, чем он тебя. Господь благословит тебя на эту святую миссию. И запомни еще одно, это должно произойти на святой земле, в церкви. Его кровь должна пролиться на Алтарь Господа. Избавь мир от Антихриста. Это ты обязан сделать сегодня, в три часа ночи, когда произойдет прямое восхождение Кассиопеи, и звезды выстроятся в ряд. А теперь ты должен отдохнуть, Алексей. Ты должен все время думать исключительно о своей победе над силами тьмы. Ты должен поверить, что ты достаточно силен для того, чтобы освободить мир от исчадия Ада. Ты воин, который победит зло.
   Когда Алексей садился в машину, струя гнилого запаха обвилась вокруг его и сдавила горло, как будто кто-то или что-то хотело его задушить. Ему стало трудно дышать, и из горла вырывался хрип. Он, с трудом завел мотор, включил передачу и медленно поехал по темным улицам. Чем дальше Алексей отъезжал от скита, тем свободнее ему становилось дышать.
  
   В это время Виктор продолжал находиться в больнице. Он никак не мог понять, почему Ирина покончила с собой. Он сидел на стуле и ждал, когда ему выдадут справку, о ее смерти. Внезапно его охватила жажда. Он вышел из больницы и направился в магазин. Зайдя в него, он купил бутылку минеральной воды. Открыв, он поднес ее ко рту. Вода не лилась. "В чем дело", - подумал он. Жажда становилась все сильнее и сильнее. Виктор купил еще одну бутылку, и проделал, то же самое. Вода из бутылки не лилась. Он решил купить еще одну бутылку. Сделав шаг к прилавку, он упал и не мог подняться.
   В это время в магазин вошел мужчина в черном костюме. В руках он держал бутылку воды. Незнакомей поднес ее ко рту и стал пить. Внезапно, изо рта Виктора, полилась вода. Чем больше незнакомец пил, тем сильнее лилась вода из его рта. Виктор закашлялся. Поток становился все сильнее и сильнее, и он захлебнулся.
  
   Возвращаясь, домой, Алексей попытался привести свои мысли в порядок. "Да, - подумал он, - мне надо заехать Иринину квартиру, и взять пистолет". Он ехал и знал, что погибнет. Но он должен будет исполнить свое предназначение. В его мышцах зажглось раскаленное пламя. Мы рождаемся в одиночку и смерть должны встречать в одиночку. Алексей понимал, что шансы, остаться в живых, ничтожны. Зато он бросит вызов Дьяволино. А там, что будет, то будет. Подойдя к квартире, он открыл дверь и вошел в комнату. Алексей очень устал и чувствовал себя, совершенно, измотанным. Он уселся в кресло. Судьба. Судьба. Судьба. Это слово вошло в его мозг. Он ничего не мог сделать - быстрые потаенные течения судьбы несли его на борьбу с Дьяволино.
   Глаза его закрылись. Он только смутно осознавал, что уплывает в полную темноту, где его поджидает нечто, внушающее ужас. Во сне Алексей оказался в лесу. Вдруг он услышал что-то странное, что-то отдаленное эхо какого-то шума. Но он не понял, с какой стороны оно донеслось. Высокий пронзительный крик.
   Алексей прислушался, его уши горели, но звук не повторялся. Он двинулся по тропе, смутно ощущая, что ладони стали влажными.
   Через пару минут ему показалось, что он услышал это снова. По коже поползли мурашки. Нервы были натянуты до предела..
   И вдруг он увидел человеческую фигуру, сидящую верхом на коне, и глаза которого неподвижно уставились на него. Они горели и были полны страшной, ужасающей ненависти.
   Затем он увидел еще одну темную тень, и еще одну. Они окружали его. И в этот момент он осознал, что ступил туда, где время остановилось, и если бы ему удалось каким-нибудь образом вырваться из этого кольца и добежать до дороги, он был бы спасен.
   На этих огромных черных лошадях сидели верхом фигуры, казавшиеся человеческими, но они не были людьми. Они безмолвствовали вокруг него, но лошади громыхали, словно грозовой дождь за многие километры отсюда. Их немигающие глаза жгли его душу.
   - Кто вы? - прошептал Алексей. - Кто вы? Сердце его бешено колотилось.
   - Смерть твоя, - прохрипел один из них и поднял топор.
   - О, Господи, помоги мне, - закричал Алексей и открыл глаза. Он выпутался из паутины сна и поднялся с кресла. Капельки пота, выступившие на его щеках и лбу, начали испаряться. Алексей моргнул, пытаясь понять, где находится. Наконец, он пришел в себя. "Нельзя паниковать, - подумал он, - Дьяволино хочет заставить меня, чтобы я его боялся". Алексей знал, что стоит страху закрасться в душу, и человек погиб. Страх заявляет о себе, чтобы прочно поселиться в мозгу, распахнуть перед глазами всю глубь коридоров ужаса, дразнить чувства присутствием чего-то неведомого.
  
   Няня, уложив ребенка спать, прошла на кухню. Внезапно, перед ней возник мужчина и устремил на нее повелительный взгляд. Она склонила перед ним голову.
   - Ты должна сегодня убить Алексея, - прогремел его голос. - Ты не забыла, кому служишь.
   - Я все сделаю, мой Господин, - прошептала она дрожащим голосом. Лицо ее стало похожим на лист белой бумаги.
  
   Алексей сунул пистолет в карман и вышел из квартиры. Приехав на дачу, он сразу прошел в спальню и лег на кровать. Он долго лежал и вдруг испытал странное чувство - ему почудилось, что где-то, совсем рядом, притаилось зло, острая жгучая ненависть, способная в любой момент уничтожить его. Алексей прислушался к отдаленному глухому звуку собачьего лая и недоумевал, почему этот звук вызвал мурашки на его теле. Он бросил взгляд на часы. Было около часа. Пора было вставать. До назначенного срока оставалось два часа. Его стал терзать страх, и в желудке нарастал плотный комок напряжения, словно узел из переплетенных мускулов и внутренностей.
   Алексей знал: если он не исполнит то, что ему предназначено сделать, сам погибнет. Он вскочил, подошел к окну и выглянул. Темно, пусто, безмолвно, как в могиле.
   Слишком многое обосновалось внутри него. В его сознании крутилось только одно - убить сына Дьяволино.
   - Пора, - приказал он сам себе.
   Алексей вышел из спальни, тихо прикрыл дверь и направился в детскую. Войдя в комнату, он увидел спящего ребенка. Он подошел к кровати и стал ощупывать головку сына, пока не наткнулся на родимое пятно. Алексей взял ножницы и остриг волосы на этом месте. Он вздрогнул, увидев на голове три шестерки. Глаза наполнились слезами.
   Алексей скорее почувствовал, чем услышал движение сзади. Он резко обернулся и увидел, как на него надвигается няня с ножом в руке.
   - Нет, - закричала она. - Отпусти мальчика. Я не позволю увести его. Я убью тебя. Ее лицо, отражало целеустремленность и силу воли, которую, Алексей ощутил физически. Лезвие блестело, в ее руках. Он не успел опомниться, как она ринулась вперед, рыча как животное. Алексей понял, что она хочет убить его. Он успел увернуться в сторону и почувствовал, как металл скользнул по его ребрам. Алексей отскочил от нее и достал пистолет. Она снова издала дикий вопль и бросилась на него. Прогремел выстрел. Ее тело отскочило к стене, и голова отдернулась назад. Труп тяжело осел на пол, словно масса тряпья.
   Алексей схватил ребенка за руку и выбежал из дома. Где-то рядом начала лаять собака, бешено, словно сам Цербер у врат Ада. И вдруг он увидел огромную собаку, надвигающуюся на него. Снова пришлось доставать пистолет.
   Собака зарычала и бросилась на Алексея. Он сделал несколько выстрелов, и собака свалилась у его ног.
   Алексей только сейчас заметил, как сильно катится пот. Лицо горело и казалось распухшим.
   - Теперь в церковь, - сказал он сам себе. Алексей понял, что преодолел преграду времени и смерти и не успокоится, пока, не уничтожит, Антихриста.
   Алексей вскочил в машину и посадил рядом с собой ребенка. Его руки непроизвольно стиснули руль. Он надавил ногой на газ. Мотор заработал, и машина стала набирать скорость. Он гнал машину по пустынным улицам. Подъезжая, к церкви, Алексей увидел, что перед ней пылает большой костер. Он обошел его, таща, рыдающего сына за руку и постучал в дверь. Ответа не было. Раскаленный воздух касался его, точно рука, с ярко-красными ногтями. Он постучал снова. Церковные окна, как внимательные глаза, отражали пламя.
   Наконец, очень медленно, дверь открылась.
   Перед ним стоял священник в белой рубашке.
   - Что вам надо? Уходите отсюда, - резко сказал он и хотел закрыть дверь, но Алексей уперся в нее рукой и попытался войти.
   Церковь заливало красное сияние, населенное стремительным скоплением теней.
   - Уходите, - повторил священник. - Как можно скорее.
   Не обратив, на него внимание, Алексей оттолкнул его, вошел в церковь и, подойдя к алтарю, положил на него сына.
   - Что вы собираетесь сделать с мальчиком? - Глаза священника были наполнены ужасом.
   - Это не мальчик, - закричал Алексей во весь голос. - Это исчадие Ада. Сын Дьяволино. Теперь никто не сможет ему помочь.
   - Да вы с ума сошли. Немедленно отпустите ребенка, - потребовал священник.
   - Я должен исполнить свое предназначение, - продолжал кричать Алексей, не обращая внимания на слова священника. Я должен убить Антихриста. Иначе врата Ада откроются, и полчища тварей, с воем, хлынут на землю. Бог поможет мне. Ибо мы не принадлежим себе, а принадлежим Богу.
   - Нет! Нет! Этого не может быть!
   - Все будет так, и тогда мы не в состоянии будем этому помешать.
   Алексей поднял руку вверх и занес над мальчиком кинжал, чтобы вонзить его в сердце.
   Священник отчаянно замахал руками.
   - Постойте! Погодите! Прошу вас, не делайте этого.
   И в это время зазвучал голос Дьяволино:
   - Алексей! Прислушайся к священнику! - Пол задрожал, стены церкви затрещали от грохота, стекла стали лопаться и посыпались из окон. - Алексей! Остановись! Ты не сможешь убить собственного сына. Перед ним возник Дьяволино в настоящем обличье.
   - Я сделаю это, чего бы это мне не стоило, - взвыл он не человеческим голосом. Алексей чувствовал, что еще миг, и он окончательно сойдет с ума. Его трясло, сердце тяжело бухало в груди, изо всех пор сочился холодный пот.
   - Остановись! Алексей! Я могу сделать тебя счастливым. Я смогу сделать так, как будто ничего не произошло.
   В это время, Алексей увидел перед собой живую Ирину.
   - Что ты делаешь, - шептали ее губы. - Не убивай нашего сына.
   - Не-е-е-т, - закричал Алексей. - Это не наш сын. Это исчадие Ада.
   - Тогда настал твой конец, - взревел Дьяволино. - Сейчас, я тебя изжарю на костре. Внезапно, возник огонь и стал приближаться к Алексею.
   "Конец, - подумал он, - Господи! Помоги мне!". Обжигающие дыхание огня коснулось его тела, и тогда, собрав все свои последние силы в комок, Алексей вонзил святой клинок в сердце сына Дьяволино.
   - Увидимся в Аду, - прогромыхало у него в голове. Огонь погас, как будто его и не было. Пол расступился, и Дьяволино потянуло в открытую яму. Он весь вытянулся, и исчез.
   - Славу Богу, все кончено, - вскрикнул Алексей. - Я остановил его. Мои страдания закончены. Затем силы покинули его, и он, потеряв сознание, рухнул возле алтаря.
  
  
   Нашествие вампиров
   Владыка подземного мира восседал на троне, опустив голову. По всему залу зажглись свечи, осветив задумчивое лицо Дьяволино. Каждый раз, вспоминая трагическую смерть своего сына, в нем закипала злость и ненависть к Алексею.
   - Как же я не смог уберечь сына? - спрашивал он у себя, но не находил ответа.
   Несколько раз он пытался забрать душу Алексея, предлагая бессмертие, богатство и власть, но тот от всего отказался. Как только этот жалкий человечек, посмел перечить ему. Ему - Князю тьмы. Он жестоко отомстил, и расправился с самыми близкими и любимыми ему людьми.
   Сначала он убил его жену, Алену, а затем ясновидящую Ирину, думая, что тот сломается и отдаст ему свою душу. Но Бог дал ему силы, и Алексей не только выстоял, но и убил его сына, вонзив священный клинок в сердце.
   От этих воспоминаний его лицо почернело от ярости. Он не мог смериться с тем, что Алексей разрушил его планы и до сих пор жив. "Бог защищает его. Что же делать? Как погубить Алексея и забрать его душу"? - думал он.
   Подняв голову, Дьяволино обвел тяжелым взглядом своих подданных, сидящих за большим столом. Наконец, его взгляд остановился на графе Дракуле. Он до сих пор помнил трагическую жизнь этого отважного воина.
   Когда тот отправился на войну с неверными, его любимая жена осталась в замке одна. Через год Дракула вернулся с победой и узнал, что жена покончила с собой. Неверные, жестоко отомстили ему, сообщив ей, что он погиб. Тогда он отвернулся от Бога и стал, верно, служить ему.
   - Подойди ко мне, - приказал он Дракуле.
   Тот поднялся из-за стола и подошел к Дьяволино. Низко склонив голову, он произнес:
   - Слушаю тебя, мой господин.
  
   Алексей стоял на балконе и любовался вечерним небом.
   По желтому овалу луны плыли облака, то на миг, скрывая его от глаз, то, расступаясь, и тогда свет заливал землю. Облака клубились вокруг неподвижно повисшей в небе луны, жили собственной жизнью, кружась в нескончаемом водовороте, разлетаясь в клочья, яростно сталкиваясь или пиявками, присасываясь, друг к другу. Похожие, поначалу, на пасти сказочных чудовищ, они вдруг превращались в человеческие лица, с разорванными диким криком, ртами. Затем, в голые, выбеленные временем, черепами, и медленно рассыпались в прах, под дыханием ветра.
   - Алена с Ириной, наверняка там, - прошептал он, - и наблюдают за мной.
   После того, что случилось с ним, врачи определили его апатию к жизни.
   Алексей уже год находился в больнице, и не хотел возвращаться к нормальной жизни, так как остался совсем один. Все любимые им женщины погибли из-за него.
   Если судьба действительно существовала, то с ним она не церемонилась и гнала его по тропинке, где нечего было надеяться найти дорогу назад и вернуться к нормальной жизни. Его личная трагедия навсегда оставалась непреложным фактом, глубоким шрамом на душе.
   Несколько лет Алексей боролся с Дьяволино за свою душу, которую тот хотел забрать. Он молил Господа, чтобы тот сохранил ему жизнь. И Господь спасал его от Дьяволино. Но в этой борьбе он потерял сначала Алену, а затем Ирину, которая помогала ему в его борьбе. Алексей не раз задавал себе вопрос:
   - А, может, мне стоило отдать свою душу Дьяволино? Тогда Алена с Ириной могли бы остаться в живых. Хотя, в этом он не был уверен.
  
   - Дракула! Я посылаю тебя на землю, - выдохнул Дьяволино. - Настал момент захватить власть на земле. Пусть прольются реки крови, но ты должен заставить страдать Алексея и погубить его. Но на это, у тебя очень мало времени.
   - Будет исполнено, мой повелитель. Я создам армию вампиров и поставлю во главе своего сына. Мы будем сильны, как никогда. Мой сын убьет Алексея, и весь мир попадет в объятия страха, и будет принадлежать тебе.
  
   Утром, Алексей вышел во двор больницы и сев на лавочку, закрыл глаза.
   - Молодой человек, - услышал он женский голос.
   Алексей открыл глаза и увидел рядом женщину. В руках она держала карты.
   - Давайте, я вам погадаю.
   Алексей кивнул в знак согласия, чтобы не обидеть ее.
   Она раскинула карты.
   - К вам скоро придет молодая девушка и уведет вас из больницы.
   Хотя он не собирался покидать больницу, ему стало интересно.
   - И что будет дальше?
   Гадалка посмотрела ему в лицо, ее губы влажно блестели.
   - У вас, впереди, далекий путь, - сказала она, - и предстоят тяжелые испытания.
   Алексей смотрел на женщину, ничего не понимая.
   - Я не хочу...
   - Странно, - перебила она его, - но я больше ничего не вижу. Все скрыто, как в тумане. Видны лишь, одни неясные тени. Этого не может быть. Затем покачала головой, встала с лавочки и отошла от него.
   Алексей продолжал сидеть. Он много раз задавал себе вопросы: почему не погиб вместе с Аленой, или с Ириной? Почему он спасся? Почему у него такая судьба? Но ответов на эти вопросы, которые терзали его душу денно и нощно, по-прежнему не находил.
   Верить или не верить в слова гадалки, было одинаково трудно. Впрочем, ему хотелось верить. Может быть, просто он внушил себе, что здесь конец его пути.
  
   В это время, в большой комнате, за столом сидело несколько человек.
   Один из них поднялся и стал говорить:
   - Я послан на землю самим Дьяволино. Он приказал убить Алексея.
   - Что будем делать? - спросил один из сидящих за столом. - Я думаю, что наша судьба зависит от того, как мы будем умело маскироваться, Дракула. Ты пришел и ушел, а мы должны продолжать жить на земле. Не поступай опрометчиво. Нас могут всех уничтожить. Его глаза выражали тревогу.
   Дракула устремил на него пронзительный взгляд.
   - Ерунда, - сказал он. - Ты, наверное, забыл, что мы самые могущие существа на земле. Люди всегда боялись нас и дрожали в страхе перед нами. Мы должны править людьми, а не заключать с ними трусливые договора.
   Мы вампиры, и пусть снова страх вселится в души людей. Сотни лет нас заставляли жить в тени, бывшего величия и славы. Но мы будем сильнее - потому, что мы охотники тьмы. Мы больше не будем прятаться, как трусливые крысы по щелям, и уже сегодня начнем охоту на людей. Надо, чтобы мир принадлежал нам. Но для этого, нам необходимо убить Алексея - единственное препятствие, стоящее перед нами. Мы создадим армию вампиров и убьем его. И тогда вся власть на земле будет принадлежать нам.
   - Но Алексей благословлен Богом и сильнее нас, - снова проговорил сидящий за столом. Его голос слегка дрожал. - Я тебя предупредил, не поступай опрометчиво. - Мы можем все погибнуть. Алексей...
   Не смей мне перечить, я выполняю волю Дьяволино, - перебил его Дракула
   - Правильно говоришь, отец. - Сын Дракулы поднялся со стула и подошел к сидящему за столом мужчине. Это был высокий, атлетически сложенный молодой человек. Черные длинные волосы ниспадали на плечи. - Ты много задаешь вопросов и сомневаешься в нашей победе. Тебе не место быть среди нас.- Он устремил испепеляющий взгляд на него. - Мы поставим весь мир на колени. Пусть все знают, кто хозяин на земле. Мне нужна кровь Алексея. И если он избранный, как ты говоришь, значит у него Божья кровь. Испив его кровь, моя кровь обновится и восстановится заново. И тогда я стану всесильным властителем на земле, и жить вечно.
  
   Гадалка оказалась права. Прошло несколько дней, и Алексея посетила Лена, которую они с Ириной, вырвали из лап Дьяволино.
   - Как ты нашла меня через столько лет? - изумленно спросил он.
   - Сама не знаю. После той ужасной ночи, я долгое время была в больнице. Когда вышла из нее, я искала вас, но не могла найти. Вчера, ночью, мне приснился удивительный сон. Светило солнце. Я лежала на пляже и загорала. Вдруг я почувствовала чье-то присутствие. Я подняла голову и увидела перед собой Ирину. Я очень обрадовалась. Быстро поднявшись, я захотела заключить ее в объятья, но ощутила пустоту. Я изумленно уставилась на нее.
   - Не бойся меня, - услышала я, ее голос. - Кроме тебя, меня никто не видит и не слышит. Иди к Алексею и будь с ним рядом. Иначе ты погибнешь. И указала дорогу. Утром я проснулась и сразу направилась к тебе.
   Алексей смотрел на Лену и думал, что и после смерти, Ирина продолжает заботиться о нем.
   - Дьяволино убил Ирину, - наконец выдавил он из себя.
   - Я так и знала, что Дьяволино не оставит вас в покое. Ирина еще сказала, что для тебя наступают тяжелые времена, и мы должны быть вместе.
   - Неужели, все начнется сначала. Я устал от такой жизни. Ни один человек во всем мире не выдержал бы таких испытаний, как я.
   - Я знаю это, - сказала Лена, - но жизнь продолжается. Бог хочет, чтобы я была с тобой, и мы вместе преодолеем все испытания, которые возникнут у нас на пути. Поэтому, Ирина и направила меня к тебе.
   Я тяжело вздохнул.
   - Не знаю. Я боюсь потерять и тебя. Дьяволино все сделает, чтобы причинить мне боль. Ты можешь погибнуть.
   Лена, не обратила, внимание на его слова.
   - Собирайся, и мы поедем к тебе.
   Алексей опять вздохнул. "Я ушел от прежней жизни, - подумал он. - А правильно ли я поступаю, оставаясь в больнице". И в этот момент он услышал шепот:
   - Иди с Леной, и возвращайся к нормальной жизни. Она хорошая девушка. Это был голос Ирины.
   Теперь Алексей был уверен, что поступит правильно, покинув больницу.
   - Ты идешь со мной? - услышал он голос Лены.
   - Хорошо. Я выписываюсь из больницы.
  
   Священник подошел к калитке и уже хотел открыть ее, как вдруг услышал, как кто-то прошептал ему в ухо:
   - Старец мертв.
   Священник развернулся, и застыл на месте. Его сердце подпрыгнуло от страха, и он ощутил, как пробежал по позвоночнику холодок. Он увидел глаза, которые горели, словно раскаленные печки, излучая ультрафиолетовый цвет, полный страшной, ужасающей ненависти. Эти немигающие глаза жгли его душу. Перед ним возвышался Дьяволино.
   - О, Боже, - пробормотал он в следующее мгновение.
   - Я пришел напомнить о твоей клятве. Ты был счастлив, когда вступил со мной в сделку. Ты предал Бога и стал служить мне. Я позволил тебе выйти из тьмы и вернуться на землю, чтобы ты проповедовал мои идеи, но ты предал меня и стал служить Богу. Смотри, не гневи меня на этот раз, и не повтори трагическую судьбу отца Никодима. Иначе, ты умрешь такой ужасной смертью, что тебе не позавидовал бы никто. Помни об этом. Сказав это, Дьяволино исчез.
   Священник, еще долго стоял у калитки. Он испытывал страх, слезы наполнили его глаза и покатились по щекам, падая на землю. Затем распахнул ее и направился к церкви, ощущая усиливающийся жар на своем лице. Его движения казались тяжелыми и сонными. Войдя в келью, он рухнул на ложе. Слова Дьяволино эхом отдавались в его мозгу.
   - Что же делать? - шептали его губы. - Что же делать? Дьяволино убьет меня.
  
   Вечером, Алексей сидел на веранде и вспоминал, как еще год назад, они с Ириной сидели за этим столом. Они были счастливы, пока Дьяволино не убил ее. От этих мыслей, настроение его ухудшилось.
   - Можно, я посижу с тобой.
   Алексей медленно повернул голову на звук голоса. У него за спиной стояла Лена в тесной белой блузке и голубых джинсах. Сколько она уже стоит здесь? Он не знал.
   Алексей жестом предложил ей соседний стул. Она села. Ее красивые волосы, бледно-золотистые, опускались на плечи.
   - Как тихо, - заметила она после минутного молчания.
  
   Алексей промолчал. Лена чувствовала, что ему хочется остаться одному, но не собиралась уходить.
   - У тебя есть вино? - спросила она.
   - Не знаю. Сейчас посмотрю. Он поднялся, прошел в комнату и открыл бар. Увидев бутылку коньяка, он достал ее, взял две рюмки и вернулся на место.
   - Есть только коньяк, - сказал Алексей, наполняя рюмки.
   - За твое возвращение, - сказала Лена, и, сделав глоток, поставила рюмку на стол. Она улыбнулась ему. Открыто, тепло. В ее улыбке было очарование.
   "Жалко, что больше никого не смогу полюбить", - подумал он, глядя на нее.
   Лена как будто прочла его мысли.
   - Любовь - это дар божий, - сказала она. - Избегая, любовь, ты подвергаешь себя страданиям. Мне кажется, что ты зациклен исключительно на своей жизни.
   С ее словами он был полностью согласен.
   - Я полюбила тебя с первой нашей встречи, и разделю с тобой свою участь, - продолжала она. - У меня до тебя никого не было и не будет. Затем подошла к нему, обняла за шею и легонько чмокнула в губы. Мягкие волосы упали ему на лицо.
   Алексей ответил на поцелуй. Язык Лены скользнул к нему в рот и обследовал там все уголки. Он почувствовал, как его тело откликается на зов.
   Она крепче прижалась к нему и снова поцеловала.
   Алексей занимался с ней любовью нежно и спокойно. Ее тело было очень чувствительное к ласкам, чутко реагировало на малейшее прикосновение его пальцев. Она вскрикнула, когда его член входил в нее.
   Когда Алексей заснул в ее объятиях, ему приснился сон. Ему снилось, будто они с Леной находятся в темноте. Силуэт, созданный из света и тени, пыли и камня, приближался к ним. На месте лица у него просматривались лишь темные очертания.
   Алексей почувствовал, как ужасная, устрашающая сила сжимает его сердце. Он хотел крикнуть, но не узнал свой голос. Фигура колыхалась и призрачные очертания подобия руки, схватили Лену.
   - Я заберу ее у тебя, - выдохнула она.
   От этого тревожного сна, Алексей очнулся в холодном поту. "Неужели кошмары вновь возвращаются ко мне", - подумал он.
   Алексей осторожно выбрался из постели, прошел на кухню и выпил стакан холодной воды. Он сел за стол и стал пережевывать свои мысли, когда неожиданно у него появилось безумное впечатление, что кто-то стоит за ним, вне поля его зрения. Он не хотел оглядываться, так как это означало бы признание в идиотском страхе, но одновременно чувствовал некий зуд на шее. Алексей не мог удержаться и бросал быстрые взгляды по сторонам, чтобы проверить, не видно ли на стенах каких-то необычных теней.
   Наконец он встал и молниеносно обернулся. Естественно, Алексей ничего не увидел. Но он не мог избавиться от мысли, что кто-то или что-то еще секунду назад было здесь - кто-то мрачный и молчаливый. Алексей почувствовал надвигающую беду и решил раскинуть карты и проверить, что они могут сказать на эту тему. Из всего вздора на тему ясновидения и спиритизма лишь к Таро он питал невольное уважение. Не хочу в него верить, но каким-то образом он может точно определить, в каком состоянии вы находитесь, как бы сильно вы не пытались это скрыть. И, каждая карта пробуждает удивительное чувство, подобное воспоминанию о сне, который вы никогда не можете точно припомнить.
   Алексей перетасовал карты и разложил их на столе.
   Он задал Таро один простой вопрос и согласно правилам твердо думал о нем все это время.
   Вопрос звучал так: "Кто преследует их с Леной?"
   Выкладывая карты одну за другой, Алексей не мог удержаться от того, чтобы не морщить брови. То, что он увидел, потрясло его. Ему еще не разу не встречалась Смерть.
   А на это раз она открылась - в своем черном вооружении. Так же открылся Дьяволино с неприятным враждебным взглядом, бараньими рогами и голыми людьми, прикованными к его трону.
   Алексей всматривался в эти карты почти полчаса. Проблема с этими проклятыми Таро состоит в том, что они никогда не дают конкретных ответов. Существует четыре или пять интерпретаций, и в них нужно самому просекать. "Была бы жива Ирина, - подумал он, - она сразу бы поняла смысл этих карт".
   Алексей посмотрел на часы. Была полночь. Пора спать. Завтра он снова попробую раскинуть карты Таро. Он вернулся и скользнул в постель к теплой Леночке, прижался к ней и заснул. Спал он спокойно.
  
  
   В этот вечер, в парке на скамейке сидело несколько молодых людей. От нечего делать, они обсуждали прохожих.
   Вдруг, они увидели приближающуюся к ним высокую, красивую девушку. Ее черные, как смола, волосы рассыпались по плечам.
   - Вот бы ее, трахнуть, - мечтательно произнес один из них.
   - Хорошо бы, - сказал второй.
   - И всем вместе, - мечтательно прошептал третий.
   Девушка подошла вплотную к ним и спросила:
   Как пройти к выходу?
   Один из них вскочил и стал объяснять.
   - Может, вы проводите меня?
   - С удовольствием, - ответил тот и подмигнул своим друзьям.
   Он обнял ее за плечо и углубился в самую глушь парка. Заметив скамейку, он присел на нее. Она, опустилась на колени. Он почувствовал, как она стала снимать с него джинсы.
   - Я о тебе позабочусь, - сказала она.
   - Еще, еще хочу, - шептали его губы. Он полностью отдал себя в ее руки. И вдруг почувствовав дикую боль, потерял сознание.
  
   Доктор закрыл труп, забрызганной кровью простыней. На нем был халат, запачканный всевозможными жидкостями, вырабатываемыми в организме человека.
   Лучи утреннего солнца неяркими полосками пробивались сквозь спущенные жалюзи кабинета. Он покачал головой. Он много повидал на своем веку - жертв автомобильных катастроф, пьяных драк, убийств.
   Сегодняшний случай был совсем иным. У молодого человека, лежащего перед ним, на лице был застывший ужас.
   - Что скажите, - устало спросил капитан.
   Доктор мельком взглянул на него и пожал плечами.
   - Юра! Такого случая у меня никогда не было, в моей врачебной практике. Он собрался с духом и снова приподнял простыню. Окоченение превратило лицо юноши в жуткую маску, а, заглянув, в стеклянные от ужаса глаза, он вновь содрогнулся. Затем склонился над изуродованным горлом жертвы.
   - Что скажите? - вновь произнес капитан.
   - Этот парень потерял невероятно много крови, - сказал доктор, поворачиваясь к капитану. - Кто-то выпил из него всю кровь. Я могу предположить только одно: это был какой-то зверь.
   - Зверь? Какой? - Юрий отрицательно качнул головой. - Этого не может быть. Его друзья утверждают, что он пошел провожать девушку. Неужели она могла выпить у него всю кровь? Чепуха какая-то. - Он хотел внушить это себе. - Но... следы зубов? Вы уверены, что это следы зубов, а не какого-то острого инструмента, например.
   - Совершенно уверен.
   Капитан шагнул к трупу, но остановился, понимая, что не может заставить себя еще раз взглянуть на него.
   - Следы зубов? Что за ерунда. Этого не может быть. Капитан тяжело вздохнул. Он с трудом владел собой, а его мозг, словно, оцепенел. Капитан вышел из морга. В голове теснились вопросы, ответы на которые он даже не начинал искать. Он был глубоко потрясен жестокостью преступления. Такое убийство было делом неслыханным и невероятным. Кто мог пойти на это? Ответа на этот вопрос Юрий не находил. Он сел в машину и поехал домой.
  
   Открывая калитку, Алексей увидел капитана Самсонова, проходящего мимо. В свое время тот расследовал самоубийство молодой девушки, которая присматривала за его сыном. Так они познакомились и стали поддерживать дружеские отношения.
   - Привет! - сказал Алексей. - Давно не виделись.
   - Я слышал, ты болел, - произнес Юрий, пожимая его руку.
   - Да, только вчера выписался из больницы. А что с тобой случилось? Ты весь бледный и не похож на себя.
   Капитану, в этот момент, захотелось рассказать Алексею про вчерашнее убийство.
   - Пойдем ко мне. Есть разговор.
   - Схожу в магазин, а затем заскочу к тебе, - сказал Алексей.
   Через полчаса он сидел у капитана и слушал его рассказ:
   - Вчера было совершенно убийство молодого человека. Кто-то убил его и высосал всю кровь из него. Такого в моей практике еще не было. Юрий почувствовал, как ему в душу проникает непонятный смутный страх. Он никогда ничего не боялся, но сейчас его что-то тревожило.
   - Что это? - спрашивал он у себя.
   Алексей бросил взгляд на него и заметил на его лице, испуг.
   Ему сразу вспомнились старые сны. Жуткие твари, для которых тьма - защита. По его спине пробежал холодок. Неужели, опять Дьяволино. И он решил поделиться с ним своими мыслями.
   - Послушай меня, Юрий. Внимательно, послушай и поверь мне, хотя мои слова покажутся тебе абсурдными, и ты скажешь, что мое место, в психушке. Я не могу тебе все рассказать, опасаясь за твою жизнь. Мне кажется, что это все происки Дьяволино. Он снова хочет забрать мою душу.
   - При чем здесь ты, если убили молодого парня. Дьяволино не существует. Он задумчиво посмотрел на Алексея.
   - Поверь мне, существует. Дьяволино, не отделим от Бога. Он является духом, сверхъестественным существом.
   Природа Дьяволино - быть в оппозиции, быть врагом. Следовательно, неотъемлемой частью этого понятия, становится схватка между Богом и Дьяволино за обладанием душами людей. Поэтому существуют два противоборствующих лагеря - добро и зло. Дьяволино олицетворяет все земное зло.
   Бог защищает каждого человека. Но стоит тому, совершить грех - и Бога сменяет Дьяволино.
   Зло - неотъемлемая часть бытия живого существа.
   Дьяволино царит во мраке. Он враг, как Бога, так и человека - стараясь столкнуть последнего, с Создателем и распространяет повсюду зло.
   Дьяволино может воздействовать на человека: физически - вселяясь в его тело и пользуясь последним как инструментом, на разум - рисуя перед ним соблазнительные образы, на волю - с помощью чар или обольщения.
   Дьяволино утверждает, что он Князь мира сего и поэтому держит под пятой все человечество. И многие верят в это.
   Я, пока, не могу доказать тебе, что Дьяволино охотится за мной, но твердо уверен, что это убийство, дело его рук. Мне надо срочно ехать к старцу. Только он один может объяснить, что происходит, и что на этот раз задумал, Дьяволино.
   Алексей увидел, как Юрий смотрит на него вытаращенными глазами, а лицо его покрывается багровыми пятнами.
  
   Дьяволино возник перед Дракулой во всем своем величии.
   - Почему до сих пор не убит Алексей, - загремел его голос. - Ты срываешь мои планы.
   - Мои люди следят за каждым его шагом. В данный момент он едет к старцу и...
   - Знаю, - перебил его Дьяволино. - Старец мертв, и Алексею больше никто не поможет.
   - А старый священник? - робко спросил Дракула. - Он все знает.
   - Тот никогда ничего не скажет Алексею. Я ему напомнил о его клятве, и о том, что случилось с отцом Никодимом. Я уверен, что он все понял. А мне пора устанавливать на земле свой порядок. Этим пусть займется твой сын - Принц Ночи. Ему необходимо оправдать свое имя. Я уверен в его преданности, и поэтому он станет моим наместником на земле. Люди должны преклоняться мне и только мне. А тебе на земле больше делать нечего. Попрощайся с сыном и возвращайся ко мне.
   Твое время пребывания на земле закончилось.
  
   Подъехав к скиту, Алексей остановил машину и направился к двери. Он был крайне удивлен, увидев, что она забита досками. Алексей задумчиво стоял перед входом в скит, не зная, что предпринять.
   - Старец умер, - услышал он голос за спиной.
   Алексей повернулся и увидел пожилого мужчину.
   - Вы, случайно, не Алексей?
   - Да, это я.
   - Славу Богу, дождался. Старец был уверен, что вы придете к нему. Он попросил меня встретить вас и вручить конверт. И протянул его мне.
   Открыв конверт, он достал лист бумаги и стал читать.
   - Алексей! Я знаю, что ты придешь ко мне, но не заставишь меня уже в живых.
   Я думал, что после смерти сына, Дьяволино оставит тебя в покое, но ошибся.
   Сейчас, Дьяволино вновь хочет завладеть землей и жестоко отомстить тебе.
   На мир надвигается зло - вампиры, слуги тьмы, которые хотят установить власть Дьяволино на земле. Тебе предстоит смертельная схватка с ними. Ты обязан спасти мир от этих тварей.
   Господь и на этот раз защитит тебя. Ты станешь Ангелом на земле, и будешь бессмертным. Тебя, Господь сделает бессмертным.
   Теперь я могу спокойно умереть, зная, что ты и на этот раз победишь Дьяволино.
   Найди священника Петра. Только он один сможет помочь тебе.
   Тот, кто вручит тебе письмо, укажет путь к священнику.
   Прочитав письмо, Алексей задумался: "Он смотрел несколько фильмов о вампирах, но никогда не мог представить, что ему, самому, придется встретиться лицом к лицу с ними".
   Алексей читал, что вампиризм в мифологическом и оккультном понимании, дает, якобы, бессмертие. Вампир - это мертвец, который выходит ночью на охоту и сосет кровь живых людей, получая при этом дополнительную силу. И нет методов защиты, и средств лечения от них.
   Теперь он понимал, что нельзя терять ни минуты и решил сразу ехать к священнику.
   Алексей поднял голову на мужчину, который продолжал стоять рядом с ним.
   - Как мне найти отца Петра?
   Тот стал разъяснять ему, как доехать до церкви.
   Алексей сел в машину, и через час был на месте.
  
   Церковь была небольшая, приземистая. За церковью было кладбище, обнесенное оградой из заостренных кольев.
   Широкие, жирные потеки белой краски спускались по стенам церкви к самой земле. Два церковных окна, закрытые кем-то, были разбиты.
   Алексей постучал в дверь. Последовала длительная пауза, слышалось лишь пение птиц и шелест листвы под ветром. Потом загремел отодвигаемый засов. Дверь распахнулась. В проеме возникло скуластое лицо с маленькой бородкой и большими глазами.
   - Прошу! - священник захлопнул за ним дверь.
   Алексей вошел в помещение с голыми полами. В центре был Алтарь, а где-то с боку - хоры. Пахнуло пылью, сыростью и старением. Аромат ладана едва пробивался сквозь вонь.
   Когда священник захлопнул за ним дверь, церковь погрузилась в темноту, лишь слабые лучики света проникали через разбитые створки окон, бросая на стены тусклые неясные тени.
   Священник поставил засов на место и повернулся к нему.
   - Что вам угодно?
   - Вы, отец Петр? - спросил Алексей.
   Тот кивнул в ответ.
   И тогда, Алексей сообщил ему, что пришел от старца, а затем рассказал, что с ним произошло. Его тихий голос эхом отразился от стен церкви.
   Глаза священника, темные стеклянные шарики, плавающие в желтоватой белизне, сузились. Его длинное, на вид хрупкое тело, склонилось к нему.
   - Не может быть, - не дрогнув, проговорил он. Почти все его лицо пряталось в тени, видны были только шевелящиеся губы.
   - Не может быть, - повторил он.
   На некоторое время воцарилось молчание.
   Священник уставился на него, пристально изучая его глаза, словно никак не хотел поверить в то, о чем толковал Алексей. Затем он ссутулился, поник, на спине выступили острые лопатки.
   - Оставьте меня в покое, - наконец промолвил он. - Пожалуйста. Мне надо побыть одному.
   Алексей не двинулся с места и стоял, моргая, обеспокоенный тем, что его рассказ испугал старого священника.
   - Святой отец! С вами все в порядке.
   - Пожалуйста, - снова попросил священник, отворачиваясь от него.
   - Но старец, в своем письме писал, что вы поможете мне. Я должен поговорить с вами. Я должен все знать, - произнес Алексей и попятился к выходу.
   - Наступают самые темные времена. Надо уничтожить их, - прошептал священник.
   - Уничтожить? Кого, черт побери? - невольно вырвалось у Алексея.
   Священник хотел что-то сказать, но язык не повиновался ему. Алексею показалось, что тот на глазах съежился, стал меньше ростом, словно жизнь вдруг покинула его.
   - Приходите завтра вечером, - услышал он слова священника, когда открывал дверь.
   В свое убогой, тесной келье, священник зажег свечу и посмотрел, как язычок пламени вытянулся в длинное белое острие.
   Он вспомнил вопрос старца, заданный ему:
   - А сохранишь ли ты веру в Бога?
   - Сохраню, - твердо ответил тогда он ему.
   - И его губы прошептали:
   -Я должен сделать это, даже ценой своей жизни. Другого пути нет.
   Внезапно ему показалось, что в келье холодно, заболели глаза. Он охнул и прижал ладони к ним, а когда отнял руки, то увидел все, как в тумане.
   - И все равно, я тебя больше не боюсь. Ты можешь убить меня, Дьяволино, но все равно тебе не удастся превратить землю в свою вотчину. Господь не допустит этого, - прошептал он.
  
   Подъезжая к даче, Алексей увидел стоящего у калитки, Юру.
   - Снова убийство, - сразу сказал тот. Кто-то убил девушку и снова высосал из нее всю кровь. Юрий тяжело вздохну. Ему не нравилось происходящее, и он не пытался притворяться, что это не так.
   - Успокойся, - сказал Алексей, и поведал ему о письме старца.
   Юрий терпеливо слушал его, но с каждым словом он выглядел все более и более несчастным. Он пытался понять, о чем идет речь, но Алексей был уверен, что тот понял, видимо, лишь то, что людей убивает какой-то убийца - психопат.
   В подтверждении его догадки, Юрий сказал:
   - Это маньяк, и я его поймаю. Поверь мне, Алексей. А твои вампиры - это лишь легенды и мифы, а не реальность. Их не существует.
   - Я, раньше, тоже так думал. И поверь мне, будут новые убийства. Дьяволино направил на землю свое отребье - вампиров. И чтобы набраться сил, они выпивают кровь у своих жертв. Ты пока ничего не предпринимай, иначе можешь погибнуть.
   - Ну, хорошо, - кисло проскрипел Юрий. - Предположим, все, что ты мне говоришь, правда. Предположим, что весь твой вздор - истина. Что тогда будем делать?
   - Завтра я еще раз встречусь со священником. Он подскажет мне, как с ними бороться.
   - И вот еще что я хочу тебе сказать, - Юрий тяжело задышал. - Около леса стоит старый, заброшенный дом. В нем давно никто не живет. Но люди говорят, что видели, как из этого дома ночью выходят странные личности. Хочу сходить и проверить.
   - Подожди, - сказал Алексей, после минутного молчания. - Тебе нельзя идти туда одному. Ты будешь в опасности. Пойдем вдвоем.
  
   Поздно вечером, они подходили к дому. Свет фонаря выхватил из тьмы дверь. Ноги медленно, как во сне, понесли их к ней. Они подошли и прислушались. Не было слышно ничего, кроме их сдавленного дыхания.
   - Похоже, на самом деле брошенный дом, даже окна забиты досками, - вымолвил Алексей. - Будто здесь призраки живут.
   И в этот момент он услышал шепот:
   - Уходи отсюда. Уходи, пока не поздно. По его спине пошли мурашки, он весь взмок, пот катился из-под мышек и бисеринками выступал на лице. Алексей вытер лоб ладонью, недоумевая, отчего ему так страшно здесь. У него уже это было. Он знал, что стоит страху забраться в душу и человек погиб. Поэтому, он решил идти до конца и толкнул дверь. Та открылась, они вошли в дом и огляделись. Тишина угнетала их. Алексей слышал движение частиц воздуха, ударяющих в барабанные перепонки, и удары собственного сердца. От подавляемого страха встречи с неизвестным, они дрожали и обливались холодным потом. Продвигаясь по коридору, Алексей увидел капли и мазки крови. Они вели в подвал.
   - Теперь, чтобы не случилось, держись рядом со мной, - сказал он Юрию. Медленно открыв дверь, Алексей стал спускаться по лестнице вниз. Его ноздри наполнились резким, тошнотворным запахом крови и смерти.
   - Как здесь жутко воняет, - сказал Юрий, следовавший за ним. Сделав несколько шагов, Алексей услышал голос, раздавшийся из темноты:
   - Сам пришел.
   Он услышал скрип ступенек и остановился, как вкопанный. Алексей направил фонарь вниз и увидел несколько фигур, поднимавшихся по ступенькам вверх. Оказавшись на миг в луче света, они, закрывая руками лица, отпрянули в темноту. Юрий выдохнул сквозь стиснутые зубы:
   - Кто здесь, выходи.
   В темноте раздался смех.
   Алексей вытер лицо, холодное, липкое и противно скользкое на ощупь, и с трудом отнял руку от лица, словно скованный параличом.
   - Наконец-то я выполню приказ Дьяволино и уничтожу тебя, Алексей. Из темноты, кто-то снова приближался к ним.
   - Господи, - прошептал Алексей. - Помоги нам.
   - Уходим! - срывая голос от страха, проорал Юрий. Он ничего не видел: перед его глазами мельтешили черные точки, и он не различал даже свет своего фонаря.
   А Алексей видел нечеловеческие силуэты, тянувшие к ним лапы. В их глазах блестел хищный огонь зла и ненависти.
   Они выскочили из дома и закрыли дверь.
   - Ужас какой-то, - прохрипел Юрий. - От страха, я даже забыл вытащить пистолет. Утром поедем к моему руководству, и ты все расскажешь.
   - Перестань пороть чепуху. Ты думаешь, мне поверят. Меня и так считают сумасшедшим.
   - Но я тебе верю и...
   Я же предупреждал тебя, - перебил Алексей его, - пока ничего не предпринимать. Вампиры расправятся со всеми, кто встанет у них на пути. Я уверен, священник знает, как с ними бороться и победить. И никому ничего не рассказывай, иначе, тебя, как и меня, примут за сумасшедшего.
   - Без тебя знаю, - сказал Юрий. - Никто не поверит, что произошло с нами. Это и мне показалось бы бредом, если бы я сам не видел вампиров.
   - Теперь пойдем ко мне. Попробуем все выяснить. Я хочу провести сеанс спиритизма. Это очень важно. У меня Ирина была ясновидящей и предсказывала жизнь. Я многому у нее научился. Вчера, ночью, я раскинул карты Таро, и они предсказали мне встречу с Дьяволино.
   Юрий, с сомнением посмотрел на него, но пошел вслед за ним, приговаривая:
   - Я не схожу с ума. Я не схожу с ума.
  
   Открыв калитку, Алексей увидел Лену, сидящую на веранде.
   Он кратко ей рассказал, что с ними произошло.
   - Теперь ты понимаешь, что можешь погибнуть. Тебе надо возвращаться домой.
   - С тобой, я ничего не боюсь, - уверенно сказала она. - Вместе, мы победим вампиров.
   И Алексей понял, что Лена без него погибнет. Дьяволино заберет ее к себе. Нет, он больше не допустит этого. Дьяволино никогда не причинит ей вреда.
   - Пошли в комнату, мы должны начать, как можно скорее.
   - Что начать? - изумленно спросила она.
   Сеанс спиритизма. Выясним, кто на нас охотится.
   Они сели вокруг стола и посмотрели друг на друга с определенной озабоченностью.
   - Надо выключить свет, - сказал Алексей. Затем встал и повернул выключатель. Комната погрузилась в полную темноту.
   Слева он касался твердой мужской руки, справа - мягкой руки Лены.
   Темнота была настолько непроницаема, что, казалось, будто к лицу был прижат черный занавес.
   - Прошу сконцентрироваться, - сказал Алексей. - Сосредоточьте свои мысли на духах, которые пребывают в этой комнате. Думайте об их душах, которые крутятся вокруг нас. Об их потребностях и об их скорби.
   - Какие духи, какие души, - возмутился Юрий.
   - Успокойся, - тихо сказал Алексей. Мы даже не знаем, с кем хотим войти в контакт. Я стараюсь найти дружественного нам духа, который скажет то, что мы хотим узнать.
   Они сидели в напряжении, соприкасаясь ладонями, а Алексей бормотал долгое заклятие, которое, он узнал у Ирины.
   Алексей слышал рядом дыхание Лены, а Юрины пальцы сгибались и разгибались в его ладони. По крайней мере, у него было достаточно рассудка, чтобы не отнимать руки. Из того, что Алексей слышал от Ирины, было ясно, что после начала сеанса, разрывать круг опасно.
   Он чувствовал пульс всего их круга, проходящий через его ладони, чувствовал, как все они соединяемся вместе в единый круг тел и умов. Как будто ток раз за разом проходил вокруг стола, через их руки, их мозги и их тела, все, увеличивая свою мощь и напряжение.
   Темнота оставалась непроницаемой, и Алексей не ощущал ничего, кроме необычного чувства, возникшего между ними, пульсации, бьющей через их руки.
   Алексей продолжал шептать заклинание.
   Неожиданно, ему показалось, что кто-то открыл окно. Он почувствовал, как холодное дуновение пробежало по его ногам.
   Понимание, что Алексей видит что-то в темноте, пришло постепенно и настолько медленно, что он сначала подумал, что его глаза просто привыкли к темноте. Более серые среди черноты фигуры Лены и Юрия приобрели четкие очертания. Он уже видел, как блестят их глаза. Поверхность стола лежала между ними, как бездонное озеро. Становилось все холоднее и холоднее.
   - Ты здесь? - спросил Алексей. - Я вижу твои знаки. Здесь ли ты?
   Раздался удивительный шелест, как будто в комнате оказался кто-то еще, медленно двигающийся. Он мог бы поклясться, что услышал дыхание - глубокое и ровное не принадле6жащее ни одному из них.
   Вдруг появился свет. Казалось, что он ползет и извивается, как светлячки летом.
   - Ты здесь? - снова спросил Алексей. - Теперь я могу тебя слышать. Здесь ли ты. Говори, - настаивал он. Скажи нам, кто ты. Приказываю тебе говорить.
   Дыхание как будто изменилось, стало более хриплое, а блеск люстры пульсировал и мигал в такт ему.
   Пронизывающий холод воцарился в комнате, а дуновение уже неприятно овевало его.
   - Отзовись, - повторил Алексей. - Заговори и скажи нам, кто ты.
   - Иисусе! - Выдохнула Лена.
   Слабый свет люстры полностью погас, но извивающаяся воздушная змея блестела между ними собственным светом.
   Под ней деревянная поверхность стола начала вздуваться буграми. Алексей прикусил язык так, что почувствовал во рту соленый вкус крови. Окаменев от страха, он не мог отвернуться, не мог не смотреть. Сила круга держала их слишком крепко: они могли лишь сидеть и смотреть на ужасающий спектакль, который разыгрался перед ними.
   Блестящее черное дерево середины стола сформировало человеческое лицо - лицо мужчины с закрытыми глазами, как на посмертной маске.
   - Боже! - простонал Юрий. - Что это?
   - Тихо! - шепнула Лена.
   В неестественном блеске воздуха, Алексей видел ее бледное, сосредоточенное лицо.
   Он склонился к неподвижному деревянному лицу.
   - Кто ты?: Чего ты хочешь от нас?
   Лицо осталось неподвижным. Это было полное сил лицо с дикими резкими чертами, лицо мужчины лет сорока, с выдающимся острым носом и широкими, полными губами.
   - Чего ты хочешь? - снова спросил он.
   Алексей мог ошибиться, но ему показалось, что он видит, как черные деревянные губы искривляются в спокойной, полной удовлетворения усмешке.
   - Крови. Крови твоей, Алексей.
   Лицо с минуту сохраняло это выражение, после чего древесина как будто выгнулась и разгладилась, очертания расплылись, и вскоре перед ними была лишь гладкая полированная поверхность стола. Безумный свет погас, и они вновь все очутились в темноте.
   - Алексей, - заговорила Лена, после минутного молчания. - Ради бога, включи свет.
   - Теперь ты веришь мне, - произнес он взволнованным голосом, обращаясь к Юрию
   Тот посмотрел на него, и кивнул головой в знак согласия.
  
   Лена услышала собственный крик. Она кричала и не могла остановиться, хотя эти звуки пугали ее. Как будто кричала не она, а кто-то другой.
   - Лена! - Алексей встряхнул ее. - Лена! - Он резко развернул ее к себе. Она вдруг умолкла и посмотрела на него так, словно не знала ни кто он, ни где они.
   - Что с тобой, - спросил Алексей.
   Постепенно Лена стала приходить в себя.
   - Я видела страшный сон, - наконец вымолвила она. - Вокруг лежащих на земле девушек, сгрудились какие-то фигуры. Они пили кровь, ручьями струившуюся по земле.
   - Господи, Иисусе, - вырвалось у него.
   - Их было трое, - продолжала Лена. - Вдруг, один из них увидел меня и прохрипел: Хватайте эту девушку, Алексей придет за ней, и мы убьем его. Они бросили свои жертвы и стали приближаться ко мне. В этот момент я закричала и открыла глаза.
   - Ты знаешь, Лена, что я долгое время борюсь с Дьяволино. Теперь вампиры, начнут на тебя охоту. Я в этом уверен. Они захотят причинить мне боль. Но ты ничего не бойся, я с тобой, и никому не позволю причинить тебе вред. Вечером, я поеду к священнику, а ты оставайся в доме.
   Вдруг Алексей услышал приглушенные далекие звуки, похожие на удары по железной поверхности.
   С колотящим сердцем, он ждал, однако шум не повторился. Что это было? Алексей выглянул в окно, но ничего не заметил, хотя ему почудилось, что где-то, совсем рядом, притаилось зло, острая, жгучая ненависть, способная в любой момент уничтожить их.
   "Надо спешить", - подумал он, а в слух произнес:
   - Лена, из дома не выходи.
  
   Но, перед встречей со священником, Алексей решил заглянуть к Юрию.
   Тот понуро сидел перед телевизором и слушал диктора.
   Увидев его, он сказал:
   - Вот, каждый час передают о новых жертвах, погибших от рук маньяков. Людей охватила паника. Правительство заявило, что примет все меры, чтобы найти убийцу - маньяка.
   - Люди боятся того, чего не понимают, - сказал Алексей, - но мы-то знаем, что это вампиры. Я еду к священнику, а ты оставайся дома и без меня ничего не предпринимай, иначе можешь погибнуть.
   - Этого все-таки не может быть, - севшим голосом выговорил Юрий, хотя мне стали сниться кошмары. Я не могу понять, где сон, а где реальность.
   - И что ты видел во сне?
   - Я спал. Сквозь сон услышал скрип открывающейся двери. Открыв глаза, увидел в комнате каких-то тварей. Они дышали прерывисто, с трудом, словно не привыкли к воздуху, и каждый его глоток жег их огнем.
   Я не слышал ни голосов, ни шороха движений - только дыхание людей, страдающих ужасным, мучительным недугом. И одно это заставило меня думать, что я схожу с ума. Они подступали все ближе и ближе. Глаза их горели ненавистью. Они были красные, немигающие и пронзительные. С испугу я закричал, и они пропали.
   Алексей увидел, как его глаза чуть-чуть сузились, а лицо помрачнело. Он понял, Юрий боится.
   - Это просто кошмарный сон, - стал его успокаивать Алексей. - Ты, наверняка, насмотрелся ужастиков и теперь они тебе снятся.
   - Но мой сон слишком реален. Все это мне кажется происходящим везде, в моем мозгу и вне меня.
  
   - Выслушай меня внимательно, сынок, - произнес Дракула. - Мое время пребывания на земле закончилось. Дьяволино уверен, что ты выполнишь все его приказания. Докажи ему, что ты достоин носить имя - Принц Ночи. Ты возглавишь мою армию и установишь новый порядок на земле. Но у тебя есть опасный противник - Алексей. Ты должен убить его, иначе...
   - Я все понял отец, - сказал Принц Ночи. - Я знаю, как заставить страдать Алексея. Я прикажу доставить ко мне его девушку. Он придет за ней, и я убью его.
   - Ты прав, сынок, она идеальный способ уничтожить, Алексея, но сделать это будет не так просто, как кажется. Дьяволино сколько раз хотел забрать его душу, но так и не смог. Старик был прав, когда говорил, что Алексей избранный и сильнее нас. И не рискуй по напрасно. Ты мой единственный сын и должен царствовать на земле. Если ты погибнешь, погибнет наш род, и мы никогда больше не вернемся на землю.
   - Не беспокойся, отец, - улыбнулся Принц Ночи. - Я покончу с Алексеем. Дьяволино будет доволен.
  
   Лена принимала ванну. Наверное, она незаметно уснула. Лене казалось, что ее окружает теплая, влажная тьма, но она не душила ее и не вызывала страха. Ей было удобно, как в лоне матери, а тьма давала ей силу и питание. Лена чувствовала, что она ждет, пока что-то не случится, пока не придет нужный момент. Когда же он придет, то, она должна будет выйти из этой теплой тьмы в холодное, неизвестное место, жуткое и чуждое.
   Она открыла глаза и увидела, что стало темно. Она поднялась, открыла дверь и вышла.
   - Кто там? - произнесла она вслух, одевая халат. Но никто ей не ответил. Она прошла в комнату, но там тоже никого не было. Позади нее раздался неясный шум, она обернулась и вскрикнула от страха. На нее смотрело чужое лицо.
   - Лена! Она увидела, как шевелятся мужские губы.
   - Лена! - вновь услышала она. - Тебе от меня не уйти.
   Ее сердце колотилось. Она почувствовала прикосновение рук к своему телу. Они стали гладить ее груди и бедра.
   Мужчина вдыхал запах женщины, наполняющий комнату сексуальным желанием.
   Незнакомец поднял ее на руки и положил на кровать. Затем лег рядом и стал целовать ее.
   - Ты моя, ты моя, - шептал он ей в ухо.
   Она с трудом освободилась из его объятий и вскочила с постели.
   - Тебе все равно не уйти от меня, - вскрикнул он, хватая ее за руку. - Я - Принц Ночи и ты будешь принадлежать мне, и только мне.
   - Никогда. Я люблю Алексея и никогда с ним не расстанусь. Дьяволино тоже хотел, чтобы я родила ему, но у него ничего не вышло. Алексей спас меня и расстроил его планы. И сегодня он придет за мной и убьет тебя.
   - Ему никогда не победить, - загремел голос Принца Ночи. - У меня есть все, что мне нужно. Но мне нужна власть. И с помощью тебя, я ее сегодня получу. Алексей придет за тобой, и я убью его. У меня есть кровь моего отца - Дракулы. Испив кровь Алексея, я стану непобедимым. Я буду царствовать на земле, а ты будешь моей королевой.
   Люби и почитай меня, и ты будешь вечно молодой и красивой.
   - Лена! Не подчиняйся! - застучало у нее в голове. - У тебя есть сила противостоять ему. Вера в Бога. Это был голос Ирины.
   - Лучше смерть, чем находиться рядом с тобой. Господь поможет...
   - Ты будешь видеть, - перебил ее Принц Ночи, - как на твоих глазах, я убью Алексея. Он провел ладонью по ее лицу, и она потеряла сознание.
  
   Выходя из машины, Алексей увидел, дверь церкви открыта.
   - Тебе угрожает страшная опасность, - встретил его словами священник.
   Алексей увидел налитые кровью его глаза, а от напряжения у него на шее вздулись вены.
   - Я должен поговорить с тобой наедине, продолжал он, и обвел помещение взглядом. - Они за тобой следят.
   - Кто?
   - Все.
   - Но здесь никого нет? - Алексей тоже обвел взглядом церковь.
   - Тихо, - прошептали губы священника. - Он вернулся за тобой. Надо уничтожить вампиров.
   - Вампиров? - повторил Алексей, стараясь сохранить самообладание. - Но как? - Я слышал, что оружие на них не действует.
   Священник сел на стул, чтобы не упасть, и закрыл лицо ладонями. Просидев так некоторое время, он поднял голову, лицо его было изможденным, тревожным, как будто он услышал чье-то приближение.
   - Я должен все знать, и вам пора все объяснить.
   - Хорошо, - наконец решился священник. Но прежде я расскажу свою историю:
   Мне было тридцать лет. Жена ушла от меня с детьми, и я запил. Однажды, после очередного загула, я лежал на кровати, закрыв глаза. Мое тело так устало, что я не мог заснуть. Меня мучила неутомимая жажда. Голова раскалывалась, хотелось выпить. Но я знал, что в квартире нет ни капли спиртного.
   - Я бы душу продал за глоток вина, - прошептали мои губы. Мысли начали путаться. Сон казалось, подходил все ближе и ближе. Закрыв глаза, я почувствовал, будто качусь куда-то вниз по холодному туннелю. Я находился на туманной границе между сновидением и явью, когда почувствовал, что кто-то стоит рядом с кроватью. С трудом, приоткрыв глаза, я увидел стройную темноволосую девушку неземной красоты. В руках она держала чашу, похожую на череп.
   Я невольно вздрогнул от неожиданности.
   - Вот то, что вам поможет, - пропела красавица, и протянула чашу. - Пейте, это чудесное вино.
   Я взял протянутую чашу и залпом осушил ее. На душе сразу стало спокойно, а по телу пробежала волна теплоты.
   - А сейчас я вам дам то, что вы хотите, - продолжила она, обнажая красивую грудь. Девушка всматривалась в меня своими огромными черными глазами. В них был призыв.
   Мое сердце бешено колотилось. Соблазн был велик. Я уже не понимал, где кончается действительность и начинается фантазия.
   Она уселась на кровать и, наклонившись, впилась в мои губы.
   Мои руки, непроизвольно обняли ее и прижали к себе. Я вдыхал ее теплый, женский запах. Густые черные волосы свисали ей на плечи, их аромат был похож на запах дикого леса. Ее горячее дыхание щекотало мне кожу. У нее была гладкая кожа, твердые соски и упругие бедра. Лихорадочный жар бушевал в моем мозгу, и теперь у меня была лишь одна нужда, одно желание в мире.
   Влажность ее тела поглотила, заставив трепетать с силой, которая никак не покидала меня. Никогда еще я не испытывал такого всепоглощающего сладострастия. Все силы моего ума и тела соединились в желании дать как можно больше радости этому великолепному телу.
   Мгновение или вечность, продолжались эти объятия, я не знал. Все происходило, как во сне.
   Утром, проснувшись, я не обнаружил незнакомку. Я был в отчаянии, так как не мог уже жить без нее.
   - Что же делать? - спрашивал я у себя. - Как мне найти ее? Я даже не знал, как ее зовут.
   Так я промаялся весь день, мечтая о ней.
   Она появилась ночь, и я вновь получил удовольствие. На третью ночь я спросил у нее, почему она исчезает. Незнакомка ответила, что только ночью я могу видеть ее.
   - Мне солнце не мило, - воскликнул я. - Я хочу жить во мраке, рядом с тобой.
   - Ты веришь в Бога? - неожиданно спросила она.
   - В Бога? - повторил я за ней. - Какого Бога? Он един для всех.
   - Мой бог не такой, как ваш. Ее губы искривились холодной усмешкой. Ваш Бог, Бог церквей. И только. За церковным порогом он бессилен. Мой Бог - Бог всего мира. Он - подлинный повелитель. Пойдем со мной, там ты будешь вечно молодым. И сними распятие, иначе меня больше не увидишь.
   Что мне было делать. Моя душа не смогла вынести такого испытания, как жить без нее. Больше я не хотел возвращаться к мирской жизни. И тогда я снял крест и отшвырнул от себя. Так я предал Бога и оказался во власти Дьяволино.
   Образ женщины - его любимое оружие, - вставил Алексей. - Вступая в половой контакт с ней, ты испытываешь при этом совершенно неповторимый оргазм.
   Священник в ответ кивнул и продолжал:
   - Человек, ограниченный по природе, есть несовершенное существо, падшее во время происшествия в Эдемском саду. Поэтому Дьяволино его искушает, пока тому не захочется присоединиться к его империи.
   У Дьяволино в гостях присутствует сумасшествие. Это называется, сад наслаждений. Там кончаются все запреты, там все позволено. Плотская любовь там совершенно свободна и не ведает стыда. Там дана воля свободному излиянию природных инстинктов. Поэтому и не удивительно, что Дьяволино становится для мира более привлекательным, чем образ Бога.
   - Я это видел, - сказал Алексей, там теряешь...
   - Знаю, - перебил он его. - Отец Никодим говорил, что видел тебя у Дьяволино. - Он тяжело вздохнул. - Я бы до сих пор находился там, если бы не отец Никодим. Он заставил меня бросить ту женщину и вернуться на землю. Он привел меня к старцу, который сказал мне:
   - Эта была твоя судьба, и ты не мог убежать от нее. Но ты смог вынести все испытания, и Господь простил тебя. Ты вновь на земле и должен искупить свой грех. Теперь ты будешь жить по божьим законам и сохранишь веру в Бога.
   И с тех пор я стал священником.
   Перед самой смертью старца, я был у него. Он просил меня помочь тебе. Я ему дал обещание. Но перед твоим приездом, меня посетил Дьяволино и напомнил мне о клятве, данной ему, что я никогда никому ничего не расскажу. Иначе он убьет меня. Я испугался и поэтому вчера не стал с тобой разговаривать. Но мир в опасности, и ты должен все знать. Я помогу тебе. Даже ценой своей жизни.
   Дьяволино направил на землю Дракулу, и никто теперь не сможет нам помочь. Полчища вампиров вырвались на свободу, и никому не дано загнать их обратно в Ад, покуда они не исполнят свое предназначение.
   Алексей нагнулся над ним, сверля священника взглядом.
   - Говорите
   Тот с глубоким вздохом закрыл лицо руками, и от этого жеста на противоположной стене промелькнула огромная тень.
   - Вампиры. Порождение тьмы - покорное оружие в руках Дьяволино. Дракула поставил во главе вампиров своего сына - Принца Ночи, которого Дьяволино сделал своим наместником на земле.
   Ты убил его сына - Антихриста, и он пылает ненавистью к тебе. Ради своей мести, он готов уничтожить весь мир. Ты расстроил его планы. Антихрист должен был править миром. Дьяволино снова жаждет власти и величия. Он, через сына Дракулы, хочет породить хаос на земле, а затем установить свою власть, чтобы все люди преклонялись перед ним. Священник хотел продолжать свой разговор, но замялся. Глаза у него стали испуганные и безумными.
   - Если я тебе все расскажу, Дьяволино убьет меня, как отца Никодима.
   - Господь защитит нас, - уверенным тоном произнес Алексей. - Сам Христос отдал жизнь ради человечества. Я тоже готов к этому.
   - Души вампиров обречены на заточение в темных местах, - продолжал священник. - Они ходячие мертвецы, безумные от ярости, алчущие жизненных соков - крови.
   - Нельзя, сидеть, сложа руки, - воскликнул Алексей, и его голос разнесся по церкви. - Ты должен знать, что делать.
   Священник схватил его за руки.
   - Только ты сможешь победить их и убить Принца Ночи. Ты, Божьей посланец на земле, тебя оберегает сам Бог. Иначе, ты давно бы погиб. Ты наделен такой силой, - не унимался священник, - иначе Бог не выбрал бы тебя. Она в тебе, только позволь ей проявиться, позволь себе распорядиться ею. Его глаза безумно заблестели.
   Алексей отшатнулся и попятился. В его душе бушевали противоречивые чувства. Он повернулся к Алтарю.
   - Боже! Помоги мне.
   Они выпили кровь, - не унимался священник, - и теперь их не остановить. Они будут убивать и убивать, чтобы насытить себя кровью. Их будет становиться все больше и больше, и они могут завоевать мир. Этих монстров все станут бояться.
   Убей Принца Ночи, и тогда всем вампирам наступит конец. Пусть я погибну, но помогу тебе. У нас мало времени. Наступают самые темные времена. В его глазах засветилась сила, а голос стал жестче. - Но надо быть осторожными.
   Алексей слушал его, но никак не мог собраться с мыслями. Голова раскалывалась от боли. - Да, я должен спасти мир. Другого пути нет, - выдохнул он. - Но я слышал, что оружие не действует на вампиров. И чем они больше кормятся, тем становятся сильнее.
   - Все это правда, Алексей. И вот еще что. Пока они прячутся в своих убежищах, сила их растет, и их не так просто убить. Но если они покидают свою территорию, их можно легко прикончить, но недооценивать их нельзя. Они очень хитрые создания. Нужны серебряные пули. Чеснок и распятие может удерживать их на расстоянии. Но самое испытанное оружие - это осиновый кол, или отрубленная голова. Кол должен войти прямо в сердце. Это самый главный орган вампира. И если его сразу не убить, он станет еще более жестоким врагом.
   Тебе предстоит смертельная схватка с Принцем Ночи. Теперь, когда мертвые воскрешают, он становится все сильнее и сильнее. И пускай любовь Христа даст тебе силу на борьбу со злом. Вот тебе чесночная эссенция, она поможет. И вот еще что: если кто-то из твоих знакомых почувствует зависимость от солнечного света или почувствует жажду, независимо от того, сколько выпил, убейте его. Это лучше, чем другое.
   Только я не знаю где искать Принца Ночи.
   - Я знаю, - сказал Алексей, вспоминая заброшенный дом.
   - Тогда торопись. Пока Принц Ночи жив, твоя жизнь в опасности. Но помни, Принц Ночи бессмертен и могуч. Ему уже несколько сот лет, поэтому тебе нужен старинный меч. Только им ты сможешь убить его, но для этого, тебе понадобится много сил и отваги.
   - А где я его возьму?
   Меч хранится у моих сыновей.
   Внезапно священник бросил взгляд на стену и увидел возникшуюся надпись:
   - Ты нарушил свою клятву и предал меня. Он стер ее, но надпись появилась снова.
   - Я знаю, что сегодня смерть придет за мной, - внезапно произнес он.
   Алексей заглянул в глаза священника и увидел в них нечто, встревожившее его.
   - Только ты один - единственный, кто может предотвратить страшные перемены и воспрепятствовать превращению мира в "Планету вампиров". Я благословляю тебя на эту борьбу.
   Во имя отца и сына, и святого духа. Аминь.
   Но сначала поезжай к моим сыновьям, они помогут тебе. У них хранится святой клинок. Без него тебе с Принцем Ночи не справится. - И продиктовал адрес. - А теперь пойдем, я провожу тебя до ворот. На прощанье, он перекрестил меня, и Алексей направился к машине.
   Священник уже хотел закрыть калитку, как вдруг почувствовал на себе древнюю неласковую руку смерти. Та коснулась его шеи, очень легко, и по спине священника пробежала холодная дрожь - предостережение.
   - Дьяволино сдержал свое обещание, - прошептали его губы.
   Священник обернулся и всмотрелся в темноту. Когда на него упала тень, понял - вот оно. И хотя он ясно увидел свою судьбу, он не хотел сдаваться.
   - Алексей! - крикнул он, срывая голос, и повернулся к открытым дверям церкви. Священник успел сделать несколько шагов, как споткнулся о корень и растянулся на земле.
   Взгляд Дьяволино уперся в священника, и он увидел на его губах леденящую душу, улыбку. Лицо священника исказил страх, на глазах выступили слезы, из носа закапало на землю.
   - Божий человек, - загрохотал он, где твой Бог. Где Он? Дьяволино склонился над мертвенно-бледным лицом. - Я скажу тебе. Съежился от страха. Прячется в темноте, загораживаясь крестом. Он тебе больше не поможет. Ты совершил большую ошибку мерзкий старик, рассказав все Алексею. Ты нарушил клятву и предал меня. За это, ты умрешь страшной и мучительной смертью. Убейте его. Разорвите его на куски, - приказал он, своим слугам. И вампиры бросились на священника, как стая жадных крыс.
   Алексей! - завопил священник, чувствуя, что вампиры настигают его. - Спасайся.
   Он пополз прочь от страшных тварей, тщетно, пытаясь, закричать, впиваясь пальцами в песок и землю. И тогда один из них поставил ногу на шею священника и надавил. Тот попытался отбиться, но силы быстро таяли. Вампиры с шипением набросились на него.
   Услышав крик священника, Алексей остановился и обернулся. То, что он увидел, потрясло его.
   Один из вампиров, приник ненасытным ртом к горлу священника, и впился в него.
   От ужаса, волосы зашевелились у него на голове, и он издал дикий крик.
   Вампиры повернули к нему головы. Они смотрели на него со, жгучей ненавистью. Они жаждали его крови.
   - Не дайте ему уйти, - завопил вожак, показывая Алексею свои клыки, - убейте его. Вампиры стали окружать его.
   Алексей напружинился, подпустил тварей поближе, достал пистолет и начал стрелять.
   Вампиры завизжали и попятились. Но сзади напирали на первых, и те снова начали наступление на него. У Алексея не оставалось времени ни думать, ни бежать в церковь и запереть на засов дверь. Он стиснул зубы и, продолжая стрелять, врубился в самую гущу вампиров. Те хватали его за руки и плечи. А те, кто падал на землю, упрямо поднимались и вцеплялись в ноги. Алексей знал, что если не будет двигаться со скоростью молнии или упадет, они разорвут его на части.
   Алексей отбивался от вампиров, наседавших со всех сторон.
   - В машину, - услышал он собственный крик.
   Алексей бросился к ней. Отшвыривая тварей от себя, осыпая их ударами кулаков, ногами, локтями.
   Добежав до машины, он вскочил в нее и повернул ключ зажигания, который не вынимал из замка.
   Двигатель заработал, Алексей надавил на газ, и рывком помчался прочь от церкви, чувствуя, что еще миг - и он окончательно сойдет с ума. Его трясло, сердце тяжело бухало в груди, из всех пор сочился холодный пот. Вдруг ему на память пришли слова: мы рождаемся в одиночку и смерть должны встречать в одиночку. Кто это сказал, он не помнил. Алексей понимал, что шансы расстаться с жизнью, очень велики. Но он должен рискнуть и бросить вызов Дьяволино. Он знал, что убить Дьяволино нельзя, но расстроить его планы можно.
   - Эта твоя судьба, - говорила ему гадалка. Судьба, Судьба. Судьба. Это слово вошло в его мозг и взорвало там тысячью стальных осколков. Алексей ничего не мог сделать. Быстрые потаенные течения судьбы несли его, ничего не понимающего, не постигающего причин и смысла происходящего, несли, как бы отчаянно. Алексей не мог бороться, с ними. Он не мог победить в этой борьбе, ибо жизнь подобна океану, могучая сила которого, увлекает человека в таинственную пучину Бездны его будущего.
  
   Алексей мчался домой на предельной скорости. Он должен был убедиться, что с Леной все в порядке, а затем направиться к сыновьям священника и рассказать им о трагической гибели их отца.
   Подъезжая к даче, Алексей увидел труп на земле. Выйдя из машины, он подошел к нему. Одна рука была вытянута вперед, словно хрупкое копье, не защитившее от нападения. На изуродованной шее белели зубы. Зрелище было жуткое. Алексей отвел взгляд, пытаясь взять себя в руки.
   - Господи! Какая ужасная смерть, - прошептали его губы.
   В этот момент Алексей почувствовал чье-то дыхание за спиной. Он обернулся и увидел ненавистное лицо Дьяволино.
   У него тяжело застучало в висках, и появилось ощущение, что чьи-то ледяные бесплотные пальцы сдавливают ему шею. Алексей приложил ладонь ко лбу. Тот был потный и горячий, словно у него начиналась лихорадка. Он пошатнулся и тряхнул головой, чувствуя на себе горящий взгляд Дьяволино.
   - Тебя ожидает такая же мучительная смерть, - прохрипел он, - но я могу еще все исправить. Встань на мою сторону, и я прощу тебе смерть моего сына.
   - Я никогда не встану под твои знамена, - твердо сказал Алексей. - Лучше я потеряю жизнь, но не потеряю свою душу. Она принадлежит Богу.
   Сам Христос отдал жизнь ради человечества. И я не допущу, чтобы живые мертвецы ходили по земле. И пускай любовь Бога даст мне вечную силу на борьбу со злом.
   А ты, Дьяволино, возвращайся обратно в Ад. Там твое место. Я убью Принца Ночи и спасу человечество от вампиров.
   - Ты глупец, - загремел голос Дьяволино. - Твоя слабость, твое сердце. Ты всегда будешь мучиться за гибель близких тебе людей.
   Мое воинство - легионы вампиров установят мою власть на земле. Вся твоя борьба - это бессмыслица. Во мне заключены все души. Не хватает только твоей. Ты сам отдашь ее мне, иначе Лена погибнет. Я могу подарить ей жизнь, а могу забрать. Тебе никогда не победить меня. Я бессмертен.
   - Этого я не допущу. Ты направил на землю исчадие Ада - вампиров. Пусть я погибну, но я должен выполнить то, что мне суждено.
   Я вновь восстановлю источник Божьей власти на земле. Я не могу подвести Бога. Все, что я делаю - это во имя Господа.
   Божий закон гласит - кто умирает, тот никогда не возвращается к жизни. А ты хочешь, чтобы мертвецы правили землей. Этого никогда не будет. Алексей почувствовал, бесплотные пальцы на его горле ослабили хватку.
   Глаза Дьяволино загорелись лютой яростью.
   - Сначала я убью Лену, а затем тебя. Сказав это, он исчез.
  
   Алексей открыл калитку и направился к дому. После разговора с Дьяволино, он хотел убедиться, что с Леной все в порядке. Открыв дверь, он позвал ее, но никто не откликнулся. Алексей обошел весь дом, но Лены нигде не было. "Может быть, она у Юрия", - подумал он, и бросился к нему.
   То, что Алексей увидел, поразило его. Юрий лежал на диване, и чья-то сила бросало его из стороны в сторону. Стали двигаться стол и стулья. Треснуло зеркало, и кусочки рассыпались по комнате.
   Алексей подошел к дивану и схватил того за руку.
   - Я боюсь, прошептал Юрий.
   - Все в порядке, - сказал Алексей уверенным голосом. - Это Дьяволино хочет запугать нас, но у него ничего не выйдет. Он может сделать так, что тебе почудится, будто тебя на самом деле нет. Он может возбудить чувство страха, самоубийства. Но это только иллюзия. Запомни это. А мне скажи, к тебе Лена не заходила? -
   - Нет. Как только ты уехал, я сразу заснул и вновь увидел страшный сон: я оказался в темноте и видел призраков - тварей, которые ухмылялись и скалили зубы. Они вели вокруг меня хоровод и звали по имени. Я старался прогнать их, но все было тщетно. Я проснулся весь в поту. Что стало со мной происходить, не знаю. Что делать?
   Алексей не хотел его пугать, но все же решил объяснить ему происходящее:
   - Ты вошел в дом, и стал помеченный, Дьяволино. Темнота будет идти за тобой, пока мы не уничтожим вампиров. Главное сейчас, не терять самообладание. Мы должны подготовиться для борьбы с вампирами. Мне надо сейчас уехать, а ты никуда не выходи и ничего не бойся. Я скоро вернусь.
  
   Алексей ехал и думал, что могло случиться с Леной. Неужели Дьяволино исполнил свою угрозу и убил ее. Но где же тогда труп. Что-то здесь не так?
   Он понимал, что ему предстоит смертельная битва с вампирами, и Дьяволино сделает все, чтобы убить его.
   Подъехав к указанному дому, Алексей поднялся на второй этаж и нажал звонок. Дверь открылась, и он увидел бородатого мужчину.
   - Алексей? - спросил тот.
   В ответ он кивнул.
   - Заходи, мы с братом давно тебя ждем.
   Алексей прошел в комнату, и увидел стоящего у окна, высокого худощавого мужчину.
   - Я, Петр, а это мой брат, Сергей.
   Алексей рассказал им о трагической гибели их отца.
   - Я так и знал, что это случиться. Отец не мог остаться в стороне и рассказал тебе о происках Дьяволино, - сказал Сергей.
   - Что же делать? - спросил Алексей. - Как остановить вампиров? Я знаю, что оружие на них не действует. Священник говорил, что у вас хранится старинный меч, и только им можно убить Принца Ночи. Его напряженное лицо было покрыто испариной.
   Братья переглянулись, и Петр сказал:
   - Сегодня день спасения. День избранных. Кому много дано, у того и спросится.
   Из его слов Алексей ничего не понял и вопросительно уставился на него.
   В пророчестве говорится: и наступит деть, когда избранный Богом остановит зло и низвергнет его обратно в Ад, - продолжал Петр, - поэтому, только ты сможешь убить Принца Ночи. Иначе, тьма поглотит землю, и наступит конец мира. Дьяволино восторжествует.
   - Господь никогда не допустит этого, - произнес Алексей.
   - Но для победы над вампирами, нам нужны серебряные пули, и еще чесночная эссенция, - сказал Петр. - Она поможет нам. Если вампир укусит кого-нибудь из нас, необходимо сразу ее пить. Но если кто-то почувствует солнечность к солнечному свету, или жажду, независимо от того, сколько выпьешь, его надо убить. Лучше это, чем другое.
   - Ваш отец говорил мне об этом и дал бутылочку чесночной эссенции, - сказал Алексей
   - Мы с братом поедем с тобой и отомстим за отца, - произнес Сергей, - но нам нужны серебряные пули.
   Алексей достал мобильник.
   - Юра! - сказал он, как только услышал его голос. Нам необходимы серебряные пули.
   - Найдем, - ответил капитан.
   - Лена не заходила?
   - Нет.
   - Я выезжаю, встречаемся у моего дома. Затем сказал братьям, что пропала его девушка, и он не может ее найти.
   - Ее забрал к себе Принц Ночи. Он знает, что ты придешь за ней, и ждет тебя. Хочет испить твою кровь и стать бессмертным. - Сергей достал пачку сигарет и, достав одну, закурил. - Тебе необходимо будет выманить Принца Ночи из дома, иначе его нельзя будет убить.
   - Я постараюсь, а вы должны сжечь дом, - сказал Алексей.
   Петр открыл шкаф и достал оттуда меч. Тот блестел, как новый.
   - Его дал нам на хранение отец. Мы даже не знаем, откуда меч оказался у отца. Он говорил, что ему больше трехсот лет. Возьми его, он твой.
   Алексей взял меч в руки.
   По дороге, Петр стал посвящать Алексея, как передается вирус через поры языка.
   - Вампир, - говорил он, - впивается в потенциальную жертву и поражает кровяную систему. Выделяемый при укусе нейротоксин, полностью парализует нервную систему, и человек умирает. А затем возрождается вампиром.
  
   Подъезжая к дому, Алексей увидел Юрия. Рядом с ним стояли еще двое молодых парней.
   - Это мои сослуживцы, Антон и Борис - сказал Юрий. - Они привезли серебряные пули и хотят помочь нам.
   - Хорошо! - сказал Алексей. - Надо идти, но будьте предельно осторожными.
   Юрий достал серебряные пули.
   - Вот все, что удалось достать.
   - Маловато, - сказал Петр.
   - Все будет нормально, - произнес Алексей. - Господь поможет нам. Главное, убить Принца Ночи.
   Они направились к дому. Вокруг стояла зловещая тишина. Тучи висели над землей. Загремел гром, и сверкнула молния, как бы предсказывая схватку добра и зла.
   Подул сильный ветер и закружил листву. Они еле-еле продвигались к дому.
   - Дьяволино делает все, чтобы мы не зашли в дом, - высказал Алексей свое предположение. - Значит, он не уверен в победе Принца ночи. Его глаза привыкли к окружающей тьме и, подойдя к дому, он увидел несколько неясных силуэтов.
   - Вампиры, - прошептал Алексей. - Они ждут нас. Приготовьте оружие.
   Они остановились и стали ждать. Вампиры приближались к ним. Их становилось все больше и больше.
   - Отступаем, - сказал Алексей, - а то они могут окружить нас. Они стали медленно отходить. И в этот момент Алексей вспомнил слова священника, что чесночная эссенция может остановить вампиров. Быстро, выхватив бутылочку с чесночной эссенцией, он бросил ее. Та упала на землю и разбилась. Алексей почувствовал сильный запах чеснока, и увидел, как все вампиры, как по команде, остановились и стали шипеть на них.
   И в этот момент Юрий крикнул:
   - Стреляйте, - и нажал на курок.
   Раздалось несколько выстрелов, и ближайшие к ним вампиры стали падать на землю, рассыпаясь, на мелкие куски. Остальные бросились к дому. Они продолжали стрелять, пока оставшиеся в живых вампиры, не исчезли в доме.
   Они остановились, чтобы перевести дух.
   - Первая схватка осталась за нами, - сказал Петр. - Наступает решающий момент, нам надо быть предельно осторожными, и не отходить друг от друга, иначе погибнем.
   - Правильно, - сказал Юрий. - Нам надо держаться вместе.
   Ну что, пошли в дом, - сказал Алексей, открывая дверь, - закончим наше дело. У нас есть единственный шанс найти Принца Ночи и убить его. Господь! Ты учил и наставлял меня в борьбе с Дьяволино. Помоги и на этот раз.
   Они включили фонари и медленно стали входить в дом.
   Вампиры были повсюду. В это было трудно поверить. В это было невозможно поверить.
   Они шипели и окружали их.
   - Мы все умрем, - закричал Антон, - и вместе с Борисом, бросились обратно к двери.
   - Стойте, - закричал Алексей, - иначе погибнете. Но было поздно.
   Он увидел, как один из вампиров набросился на Антона, приник ненасытным ртом к горлу, и впился в него.
   Юрий выстрелил в вампира, и тот упал на пол, увлекая за собой жертву.
   - Надо спасать Антона, - закричал Юрий. - Борис, помоги ему.
   - Даже не думай об этом. Он уже мертв, а затем превратится в вампира. Не успел Петр вымолвить эти слова, как Антон поднялся и набросился на Бориса. Тот даже не успел выстрелить.
   - Убей их, - крикнул Сергей, - иначе погибнешь.
   Юрий выстрелил, и тело Антона разлетелось на куски.
   Алексей, вдруг почувствовал в руке что-то холодное и шевелящее - пистолет превратился в черную извивающую пиявку. Еще немного, и он бы выбросил пистолет, но в его мозгу отозвалось предостережение: это мираж. "Это Дьяволино хочет внушить мне и затуманить голову", - пронеслось у него в голове, и он, плотнее сжав пистолет, нажал на курок. Борис упал на пол, и тело его превратилось в пыль.
   Вдруг толпа вампиров расступилась, и Алексей увидел молодого человека. Его лицо улыбалось. Рядом с ним стояла Лена. Алексей понял, что перед ним Принц Ночи, и поднял пистолет.
   - Бросай оружие, Алексей, - или я укушу ее.
   - Не делай этого, - закричала Лена. - Убей его и спаси мир от вампиров.
   - Оставь Лену в покое, мерзкое создание, - взревел Алексей. - Отойди от нее. Слезы ярости и ужаса подкатились к его глазам. - Сразись со мной, если не боишься. И бросил пистолет на пол. Его друзья стояли за ним, держа оружие наготове.
   Принц Ночи не шевелился, продолжая держать Лену.
   - Давай сразимся один на один, - продолжал настаивать Алексей, - или ты боишься.
   - Я боюсь, - голос Принца ночи дрожал от мощи и был полон власти. Он оттолкнул Лену от себя и направил свой взгляд на Алексея. Один его глаз горел ужасной призрачной силой, а одна сторона его лица была искажена ненавистью. Другой глаз был ясный и перепуганный. - Настала твоя очередь умереть, - продолжал Принц Ночи. - Испив твою кровь, я стану непобедимым, и буду царствовать на земле. Сейчас Лена моя невеста, а когда я убью тебя, станет моей женой. В его руке сверкнул меч. - Никто не может победить меня. Никто.
   - Убей Алексея, - взревела толпа вампиров. - Убей его.
   И в этот миг, Алексей почувствовал, как что-то ударило в сердце, и понял, что высшие силы на его стороне. Он готов был к битве, цена которой - жизнь.
   - Я отправлю тебя в Ад, - твердо произнес Алексей, выхватывая меч. - Ты будешь гореть в огне. Господь поможет мне.
   - Я сам Господь Бог. И Бог решил, что вы все будете мертвы, - взревел Принц Ночи. Подняв меч, он бросился на него. Алексей сумел отразить удар. Тот стал кружить вокруг него, выискивая момент, чтобы нанести ему смертельный удар.
   Алексей помнил слова священника: пока Принца Ночи находится на своей территории, он не уязвим.
   Он стал отступать и выбежал из дома.
   - Боишься меня, - зашипел Принц Ночи и бросился за ним.
   Алексей внимательно наблюдал за его действиями, понимая, что тот, кто первый совершит ошибку, поплатится жизнью.
   Принц Ночи с новой силой набросился на Алексея. Они сошлись в схватке, от которой земля задрожала. Глаза его горели еще яростнее, и он широко ухмылялся Алексею безумной улыбкой воина.
   Алексей выбрал момент и, бросившись вперед, своим выпадом ударил мечом Принцу Ночи в бок. Тот даже не пошатнулся. Закричав от ярости и гнева, вампир бросился на Алексея, но он и на этот раз отбил его атаку, и стал теснить от дома.
   Глаза Принца Ночи горели огнем, а Алексей продолжал все теснить и теснить его, напрягая, все разрывающиеся на части мышцы своего тела.
   - Я должен это сделать, - говорил Алексей себе. - Я должен убить Принца Ночи, иначе Дьяволино установит свою власть на земле. Собрав последние силы, Алексей ринулся на него.
   Наконец, крик кровожадной, леденящей ярости Принца Ночи, от которого кровь сворачивалась в жилах, смешался с криком боли. Меч Алексея пронзил сердце вампира. Раздался гром, подобный колокольному звону. Принц Ночи по инерции сделал шаг вперед, и повалился на землю.
   - Отец. Я иду к тебе, - прошептали его губы. - Отомсти за меня. А с тобой, мы встретимся в Аду. Это были его последние слова. Затем глаза его закрылись.
   - Мы с тобой больше никогда не встретимся, - воскликнул Алексей. - Гори в Аду целую вечность. И взмахнув мечом, отрубил голову вампиру.
   И в этот момент Божий свет озарил небо. Земля расступилась и поглотила Принца Ночи. Алексей бросил взгляд на дом. Тот пылал в огне. А вампиры, прямо на его глазах, стали взрываться и превращаться в пепел. Это была полная победа над Дьяволино.
   Господь, и на этот раз помог ему расстроить планы Дьяволино.
   Принц Ночи убит и теперь его мысли были о будущем. О своей жизни. И Алексей посмотрел на Лену.
   Та была изможденной, скорее похожая на дух, чем на девушку, которую он знал. Алексей ничего не говорил, а только протянул к ней руки, чтобы снова приветствовать ее в мире, который она чуть не оставила навсегда.
   - Алексей, - прошептала Лена. - Я жива, Алексей. Я снова обязана тебе жизнью, милый.
   - Пошли, - сказал он, обнимая Лену за плечо, - а то я ужасно измотан.
   - Да, пошли прочь отсюда, - прохрипел Юрий, - а то у меня до сих пор дрожат ноги.
   - Ты молодец, Алексей! - одновременно произнесли братья. - Ты не дрогнул в решающий момент и убил Принца Ночи. Но помни, идет беспощадная война между добром и злом, между ангелами и силами тьмы за наши души. Ты Божьей избранник, и тебе еще не раз придется встретиться с Дьяволино лицом к лицу.
   Алексей тяжело вздохнул, и они покинули это злачное место.
  
  
  
   Собиратель душ
  
  
   Молодой человек склонился над кроватью и всматривался в бледное лицо отца. Хрипы и стоны, издаваемые тем, наполняли комнату. Он видел, как страдает отец, но не знал, как ему помочь. Он взял в руки Библию, лежащую рядом с отцом, и открыл ее. Только что лечащий врач сообщил, что его отец умирает. "Что же делать? - думал он. - Как облегчить мучения отца"? Он закрыл Библию и, положив ее обратно на место, отошел от кровати и подошел к окну. Темные тучи плыли прямо над больницей. Гремел гром, сверкала молния.
   - Я бы душу отдал за отца, чтобы облегчить его участь, - невольно вырвалось из уст молодого человека.
   И в этот миг свет стал меркнуть.
   - Борис! - услышал он чей-то голос за спиной.
   От неожиданности он вздрогнул и обернулся. Перед ним возвышалась мрачная фигура в черном плаще. В правой руке мужчины была зажата трость. Пристальный взгляд незнакомца пронзил его насквозь, и повеяло холодом. Борис стоял и не мог шевельнуться. Страх сковал его мышцы. Он не мог понять одного, как незнакомец оказался в палате.
   - Не бойся меня, Борис! - Голос незнакомца гремел, как удары колокола, и отдавался в голове молодого человека. - Я пришел помочь тебе, избавить твоего отца от страданий.
   Постепенно Борис стал приходить в себя, и он задал незнакомцу вопрос:
   - А вы, кто?
   - Я тот, кто тебе нужен. Я пришел к тебе в час твоего горя. Только я один на земле могу тебе помочь.
   Борис продолжал смотреть на незнакомца, не понимая, сон это или явь.
   - А чем вы можете помочь? - наконец дрожащим голосом произнес он.
   - Я пришел заключить с тобой сделку, - голос мужчины взревел с новой силой. - Я сделаю так, что прямо сейчас, на твоих глазах, отец перестанет страдать, но за это придется заплатить - твоя душа будет принадлежать мне. Ты сам, только что произнес это вслух. Решай.
   Борис верил и не верил в то, что происходит. Его разум перестал понимать происходящее. Горящие глаза незнакомца внушали ужас, и он не мог выдержать его взгляда. Он закрыл глаза и выдохнул:
   - Согласен.
   - Тогда ты должен подписать договор, - и протянул ему лист бумаги.
   Борис взял его в руки. Он вглядывался в лист, пытаясь понять написанное, но все плыло перед его глазами, как в тумане. В этот момент он почувствовал, как что-то кольнуло его палец, и капля крови упала на бумагу.
   - Отлично, - сказал незнакомец, забирая договор у него. - Теперь ты мой. В моих руках и твое прошлое, и твое будущее. Красное пламя в его глазах медленно погасло, и в них образовалась кромешная темнота бездонной пропасти.
   - Но право распоряжаться моей жизнью принадлежит мне и только мне.
   - Мужчина усмехнулся так свирепо, что у Бориса кровь застыла в жилах. Затем подошел к кровати и тростью дотронулся до больного.
   Борис увидел, как тело отца вздрогнуло и вытянулось.
   - Вот и все, я исполнил свое обещание.
   То, что произошло дальше, не поддавалось никакому объяснению.
   - Запомни Борис! Теперь я твой хозяин, и любое мое слово закон. Теперь ты мой на веки. Я дам тебе силу, с которой никто не сравнится. Ты станешь убивать людей, и собирать их души сюда. Он протянул трость к столу. Борис увидел возникшую на нем шкатулку. - В нее ты поместишь двенадцать душ. Затем я назову тебе тринадцатую жертву.
   - Я не буду убивать людей, - судорожно прокричал Борис.
   - Будешь. - И глаза незнакомца снова засверкали огнем. Его губы разошлись, образовав ужасный оскал. И знай, что с этой минуты, твоя душа принадлежит мне. Мне - Дьяволино. В его горле клокотал хищный крик.
   От страха, кровь закипела в жилах Бориса. Удары его сердца тяжело отдавались в голове. Чувство, всепоглощающей неизбежности в буквальном смысле, раздавило его.
   - А сейчас подойди к столу и открой шкатулку. Я хочу познакомить тебя со своей помощницей.
   Борис стоял и не мог сдвинуться с места.
   Дьяволино взмахнул тростью, и Борис отлетел к столу. Еле поднявшись, Борис открыл шкатулку. То, что он увидел, потрясло его. Из шкатулки поднялась головка ужасной твари. Руки его затряслись, и шкатулка грохнулась на пол. Он простер руки перед собой, чтобы удержать тварь на расстоянии, открыв рот в крике страха. Он вспомнил, как в каком-то фильме ужасов, он видел подобную тварь, ползающую на экране. И она наносила удар без предупреждения, и ни один человек не мог спастись от нее. Он почувствовал, как капли пота текут по его лицу. Борис хотел закричать, но неведомая сила, удерживавшая его, сдавила ему горло, и оттуда вырвался лишь едва слышный хрип. Перед глазами у него все плыло, а голова, казалось, разбухала от прихлынувшей крови, и грозила вот-вот лопнуть.
   - Не бойся, - усмехнулся Дьяволино. - Ты будешь убивать, а моя красавица забирать души. Она всегда будет при тебе. Когда ты закончишь, я приду за шкатулкой. А это что? Дьяволино медленно поднял руку, в ней была зажата Библия. На глазах Бориса книга вдруг задымилась - дым заклубился над головой Дьяволино и поплыл вверх, к люстре на потолке. Он разжал руку, и Библия рассыпалась по полу горками перепутанных страниц.
   - Наш разговор окончен, - объявил Дьяволино и исчез.
   После этого Борис почувствовал, как гнетущая сила освободила его и пробравшая его дрожь, стала затихать. Только валявшиеся на полу листки Библии и шкатулка, напоминала Борису о нем.
  
   Молодая девушка сидела на скамье в электричке и читала книгу. Переворачивая очередную страницу, она подняла голову и увидела молодого человека, сидящего напротив. Она вздрогнула и побледнела. Она делала вид, что с увлечением читает книгу, а сама лихорадочно думала: "Как он похож на героя ее сна". Она еще раз, из-под длинных черных бровей, взглянула на него. Да, перед ней сидел парень из сна. Уже несколько дней ее мучил один и тот же сон.
   Она лежала обнаженная, словно бронзовая статуя, и лучи солнца играли на кончиках ее упругих грудей. Рядом с ней стоял красивый юноша, и с восторгом смотрел на нее. Затем он склонился над ней и легонько чмокнул ее в губы. Его мягкие волосы упали на ее лицо.
   Она ответила на поцелуй, и его язык скользнул в ее рот, обследовав там, все уголки. Он лег, к ней на кровать, и его правая рука, погладив ее твердые груди с набухшими сосками, соскользнула на живот.
   Она не хотела этого, но искушение оказалось выше ее сил. Она содрогнулась от захлестнувшего ее желания. Ножки ее разошлись, и его ладонь угодила в пушистый приют любви. Она осознала, что назад возврата нет. Она вся трепетала под его нежными ласками. Он возбуждал столь дикие и безумные желания, что она не могла оторваться от него. Она приглушенно вскрикнула, когда он входил в нее. Он лежал между ее бедер, мощно двигаясь внутри ее. Он бил в нее струей, скрежеща зубами, а она крепко обнимала его, вся, отдавшись своей похоти.
   - Ты прекрасна, - говорил он ей. - У меня до тебя никого не было. Я тебя люблю.
   - Я то же тебя люблю, - вторила она ему. - Ты у меня первый мужчина.
   Вся простынь была в крови, но они на это не обращали внимание. Тесно, прижавшись, друг к другу, они лежали усталые и счастливые.
   Это видение и сейчас стояло перед ее глазами.
   Она вновь бросила взгляд на молодого человека.
   Лицо его было бледное и отрешенное. Глаза были устремлены в одну точку.
   - Вам плохо? - спросила она.
   - Все хорошо, - ответил тот и закрыл глаза. По ночам его стали мучить кошмары. Они начались после смерти отца. Во сне, когда сознание его было беззащитно, они выползали из укрытий и сеяли семена истерии. Сейчас они затаились по углам, хрипло дыша, и слушали, слушали. Ждали, когда он устанет и вернется в постель, чтобы, едва он закроет глаза, выползти из щелей и трещин и касаться горячими пальцами его лба. Борис был беззащитен перед ними. И он решил поехать на дачу, думая, что на свежем воздухе кошмары исчезнут.
   - Что делать? Как жить дальше? - задавал он себе вопросы, но не находил ответа. Открыв глаза, он бросил взгляд на девушку. Ее внешность потрясла его. "Какая она красивая", - подумал он. Ее смуглое лицо было обрамленным слегка вьющимися и абсолютно черными волосами.
   Она, словно почувствовав его взгляд на себе, оторвалась от книги и улыбнулась ему. Ее глаза ошеломили его, сияя загадочными сапфирами. Он тоже улыбнулся.
   - Борис, - представился он.
   - Ирина. Она решила, как можно больше о нем узнать.
   Они стали разговаривать, и Ирина закрыла книгу. Когда объявили следующую остановку, Ирина поднялась и направилась к выходу. Борис последовал за ней. Оказалось, что дача Бориса расположена на соседней улице. По дороге, они договорились вечером встретиться и сходить на дискотеку.
  
   Прибравшись на даче, Борис вышел из дома и закрыл дверь. Не успел он сделать и три шага, как перед ним возник Дьяволино.
   - Время пришло, собирать тебе людские души.
   - Иисусе! - прошептал Борис, перепуганным, полным отчаяния голосом.
   - Бог тебе уже не поможет, - надо было раньше об этом думать, - шипел голос Дьяволино.
   - Я хочу умереть, - простонал Борис, - я не хочу причинять вред людям.
   - Ты умрешь только тогда, когда я захочу, а пока будешь убивать. Это твое предназначение, - его глаза горели и были полны страшной, ужасающей ненависти. - Смотри, что тебя ждет, если ты не будешь выполнять мои приказы. Он стукнул тростью по земле, она разошлась, образовав трещину. - Твоя душа будет гореть в Аду целую вечность.
   Борис взлетел над землей, и повис, над ямой Он смотрел вниз, и от страха у него на голове зашевелились волосы. Глубоко внизу полыхал огонь. Он почувствовал, как обжигающее дыхание огня коснулось его тела, и он застонал от боли.
   - Теперь ты понял, что тебя ждет. Испепеляющий взгляд Дьяволино был устремлен на него. Он взмахнул тростью, и Борис опустился на землю.
   Борис стоял и не мог сдвинуться с места. Ужас парализовал его мышцы. Когда он пришел в себя, Дьяволино уже не было. Он хотел вернуться в дом и запереться, но его тянуло к Ирине.
   - Будь что будет, - решил он и направился к ней.
   Ирина уже ждала его на улице, и они направились, на дискотеку. Там они танцевали, разговаривали, и им было хорошо, вдвоем
   . Когда они собирались уходить, к ним подошел молодой человек, и обнял Ирину за плечи.
   - Ты куда собралась, - выдухнул он шипящим голосом. Глаза его блестели. - Пойдем, потанцуем.
   - Отстань, Андрей, - сказала Ирина, - опять дури, нанюхался.
   - Пойдем, Ирина, - произнес Борис спокойным голосом, не обращая внимания на парня.
   - Нет, - Андрея понесло. - Она останется, а ты вали отсюда, недоносок.
   - Борис снял руку Андрея с плеч Ирины, и они вышли.
   - Я тебя завалю, - захрипел Андрей вслед
   - Не обращай на него, внимание, - сказала Ирина. - Он больной человек.
   Борис шел рядом с Ириной, и его сердце наполнялось любовью к ней.
   - Спасибо Ирина, за проведенный вечер с тобой, было так хорошо - сказал он. - Ты первая девушка, с которой я пошел на дискотеку.
   Ирина смотрела на него. Борис все больше и больше ей нравился.
   - Мне тоже хорошо с тобой. Она улыбнулась ему.
   Они уже подходили к ее дому, как вдруг Борис, увидев впереди идущего Андрея, бросился за ним с невероятной скоростью. Ирина даже не успела остановить его. Лицо Бориса все более искажалось по мере того, как им начинало овладевать, что-то ужасное. Он не мог больше сдерживать ярость - зло вскипела в нем. Волна бешенства захлестнула его.
   Борис догнал Андрея и молниеносным движением руки, почти неуловимым для глаз, схватил обидчика за горло, рванул назад и, встав на колени, переломил ему позвоночник. Он, непроизвольно, достал шкатулку и открыл. Ужасная тварь, появившаяся из нее, впилась мертвецу в грудь. Затем вернулась на место.
   Войдя в дом, Борис, посмотрев на себя в зеркало, не узнал себя. Лицо выражало жестокость, а глаза безумно горели. И это потрясло его.
   Борис издал крик отчаяния, от которого задребезжали оконные стекла. И в этот момент в его голове зазвучал голос:
   - Убивать. Убивать. Убивать.
   Борис схватил со стола нож и выбежал. Увидев идущего впереди мужчину, он бросился на него. Лезвие блеснуло. Он схватил мужчину за горло, развернул его и вонзил нож в сердце. И вновь из шкатулки появилась голова твари.
   Борис бегал всю ночь по городку и убивал людей. Только к утру, он вернулся домой.
   Дьяволино уже ждал его.
   - Я знал, что ты выполнишь мой приказ и соберешь души. Ты пролил кровь, невинных, и Бог, отвернулся от тебя. Твоя душа принадлежит мне. Я твой повелитель, а ты, мой слуга. - В его темных глазах вдруг появился красноватый блеск, и вот уже на бледном, как смерть лице, горели багровые уголья. Он забрал у Бориса шкатулку, и назвал тринадцатую жертву.
  
   Ирина стояла и смотрела, как Борис исчез за углом. Она не могла понять его поспешное бегство. Только ветер донес до нее слова Бориса:
   - Я вернусь к тебе.
   Она вошла в дом, и прошла в свою комнату. Было уже поздно, и она легла спать. Ей приснился страшный сон:
   Она оказалась в странном и незнакомом месте. Вокруг себя она различала какие-то фигуры, стоящие в сумрачном безмолвии, и наблюдавшие за ней. Выжидающе. Затем эти твари с горящими глазами стали приближаться к ней все ближе и ближе.
   В ее голове прозвучали слова:
   - Оставь Бориса в покое и больше не встречайся с ними. Иначе мои слуги разорвут тебя на кусочки.
   Ирина открыла рот, но не смогла издать ни одного звука. Сердце ее бешено колотилось. Дыхание этих тварей в темноте напоминало размеренное движение кузнечных мехов. Руки дотягивались до ее грудей, рук, бедер и горла.
   - Нет, - закричала она, и открыла глаза. Ее нервы были напряжены, словно чья-то ледяная рука гладила ее по плечам.
   "Произошло что-то ужасное, - подумала она. - Что-то случилось, с Борисом. Надо идти к нему". Она поспешно вскочила с кровати, оделась и выбежала из дома.
  
   Ирина открыла калитку и увидела, что дверь в дом открыта. Она вошла и почувствовала запах мужского пота и свежей крови.
   Борис услышал, как кто-то вошел в комнату. Он открыл глаза и увидел перед собой Ирину.
   - Вставай, лежебока, - сказала она.
   Борис попытался подняться, но не смог этого сделать.
   - У меня болит голова, - прошептал он.
   Она присела на диван и погладила его по волосам.
   - Куда ты вчера исчез? - спросила она.
   - Не знаю. Я ничего не помню. Все, как в тумане.
   Ирина недоверчиво посмотрела на него
   - Что с тобой происходит?
   Борис не знал, что ответить.
   - Я что, теряю разум, схожу с ума, - спрашивал он у себя, но не находил ответа. Он чувствовал себя бесконечно одиноким, беспомощным, грубо вырванным из привычного ритма жизни. Постепенно, что-то начало всплывать в его памяти. Туманные образы вспыхивали в его сознании и затем исчезали, и хотя они оставляли после себя чувство страха, он, фактически, ничего не помнил.
   - А это что? - спросила Ирина, поднимая с пола перепачканный кровью, нож - Скажи мне правду.
   Борис медленно пытался вспомнить, что с ним произошло. Удары его сердца тяжело отдавались в его голове. Медленно, очень медленно выражение его глаз стало меняться. Мелькнули проблески воспоминаний, и он зарыдал.
   - Если я тебе все расскажу, ты не поверишь мне и уйдешь от меня. А я люблю тебя, Ирина.
   - Я то же тебя люблю. Я еще до встречи с тобой, видела тебя во сне, и мы занимались сексом. Ирина была девственницей, и от этих слов она покраснела.
   Борис с удивлением уставился на Ирину.
   - А теперь говори, что тебя мучает. Я тебе помогу.
   - Ты ничего не понимаешь. Ты не видела то, что видел я. - Борис приподнялся и облокотился на спинку дивана. Он затрясся, из раскрытого рта потекла слюна. - Мне уже нельзя помочь, - пробормотал он непослушными губами. - Поздно. Уже поздно.
   Ирина пыталась его успокаивать.
   - Все будет хорошо.
   - Ты ничего не знаешь, - выдавил он из себя. - Я продал душу Дьяволу, и стал убийцей. Дыхание вырывалось из него медленными вздохами, и выдохами. - Что-то в моем теле, в моем мозгу, кто-то заставляет меня совершать убийства. Его глаза сказали все - муки, боль, вину.
   - Нет! Не может быть! - прошептала она, потрясенная услышанным. Она делала тщательные попытки, взять себя в руки.
   - Что же делать? - спрашивала она у себя, почти парализованная страхом. Она вспомнила, свои ночные кошмары и ей сразу пришло в голову, что все это взаимосвязано. В течение секунды она думала, что потеряет сознание. Ей казалось, что ее сердце вот-вот перестанет биться.
   - Боже! Помоги нам, - прошептала Ирина. Она вспомнила, как мать, по вечерам, часто рассказывала ей страшные сказки, о Дьяволе. - Пойдем к моему отцу, - решительно сказала она, - он поможет нам.
   - Я не такой, как ты, - произнес Борис неуверенным голосом. - Я не такой. Лучше уходи. Я не могу любить тебя. Мне нельзя оставаться с тобой. Я не хочу быть повинен в твоей смерти, и в смерти... Я не могу тебе всего сказать.
   - Поверь мне, Борис. Я знаю только одно. Ты любишь меня, а я тебя. И мы с тобой избавимся от Дьявола. Идем к отцу, и ты все ему расскажешь.
   Борис разглядел на ее лице страх, и подтверждение того, что она поверила ему. И он решился.
   - Хорошо! Я согласен. - Борис поднялся с дивана. - Я пойду к твоему отцу, и все расскажу ему, раз ты просишь.
  
   - Алексей! - сказал Юрий, усаживаясь в кресло. - Я пришел к тебе за советом. За вчерашнюю ночь одинаково убиты двенадцать человек, хотя они не связаны друг с другом. Все это, как-то необычно для нашего городка. Но я поймаю убийцу, кем бы он, не был.
   "У нас никогда не происходило ничего подобного, - подумал Алексей. - Неужели Дьяволино напомнил о себе". Он не знал, что ответить Юрию, и, взяв пачку сигарет со столика, закурил.
   - Что тебе сказать, - после долгих раздумий, произнес Алексей. - Мне в голову пришла мысль, что все эти убийства как-то связаны с Дьяволино. Но все это лишь мои догадки. Уж слишком долго он не напоминал о себе. Неужели, Дьяволино опять хочет вернуться на землю и установить свою власть над людьми.
   - Боже мой, опять вампиры? - выдохнул Юрий. - Он почувствовал, как задрожали его руки. - И что же делать?
   Алексей беспомощно развел руками.
   - Дьяволино, бессмертен и могуч, нам с ним не справиться. Был бы жив старец, он бы подсказал, как бороться с ним. Ты заходи после обеда, что-нибудь, решим, а пока мне необходимо подумать.
   Как только Юрий ушел, Алексей взял в руки карты Таро, и стал их раскладывать. И сколько бы он их не перетасовывал, всегда оставался с одной и той же картой - Смерть. "Неужели пришло мое время, умереть?" - подумал Алексей. Он вспомнил, как погибла Лена. Они ехали на машине. За рулем находилась Лена. Они уже подъезжали к дому, как вдруг, что-то ударило в лобовое стекло. Лена не справилась с управлением, и машина врезалась в столб. Когда он очнулся, то увидел неподвижно сидящую Лену, в крови. Он сразу вызвал скорую помощь. По дороге в больницу, Лена пришла в себя. Он взял ее за руки и сказал:
   - Все будет хорошо, милая.
   - Я умираю, - прошептала она, - береги дочь. Дьяволино не оставит вас в покое. Поклянись, что сделаешь все, чтобы с Ириной ничего не случиться.
   - Клянусь, - произнес он. Слезы текли по его щекам и падали на нее.
   - Теперь я смогу спокойно умереть, - произнесла Лена и закрыла глаза. Она умерла.
   Алексею всегда казалось, что именно он виноват в ее смерти. Дьяволино жестоко отомстил ему. Он продолжал сидеть, устремив взгляд на карту - Смерть, как услышал голос рядом с собой:
   - Ты прав, Алексей, это я убил Лену.
   Он оторвал взгляд от карты, - и увидел перед собой Дьяволино.
   - Настало твое время отдать мне свою душу, иначе я убью и твою дочь.
   - Я всегда чувствовал, что это ты убил мою жену, мерзкое чудовище, - воскликнул Алексей. - Прошло двадцать лет с последней нашей встречи - Что тебе нужно на этот раз.
   - Ты сам знаешь, что. Твоя душа. Но я добрый, и хочу дать тебе еще один шанс. - Дьяволино ухмыльнулся, однако его черные глаза оставались безжизненными и непроницаемыми, - Отрекись от Бога и приди ко мне. Я прощу тебе смерть моего сына, и твоя дочь будет жить. В этот момент он бросил взгляд на икону, стоящую в углу на столике, и продолжил:
   - Наконец-то пришел день, когда твоему Отцу придется поделиться со мной властью на земле. А еще лучше - я займу его место. Я погружу мир в хаос и смерть. Реки крови заполнят землю, и люди станут поклоняться только мне - Дьяволино. И будут молиться своему Богу. Наступит новая эра на земле. Тебе давно надо понять, человек - это самое циничное и алчное существо. Он носитель самых злачных пороков на земле. А кто это дает ему - Я, Дьяволино. Поэтому он и служит мне. И ты должен понять и смириться с этим. Вечером ты должен будешь дать мне ответ. Тебя проводят ко мне. Он исчез, так же внезапно, как и появился.
   Алексей сидел и думал: "Что же делать? Может ли человек противостоять такой силе - Дьяволино? А может ли человек закрыть на это глаза? Нет. Закрыть глаза на происходящее - это покориться Дьяволино. Этого никогда не будет. Потому что, если я отдам ему свою душу, то предам Господа. А на этот шаг я не пойду. Но я же давал клятву Лене, что с дочерью ничего не случиться". Так он сидел и не мог принять никакого решения.
  
   Через некоторое время, Алексей услышал шум в прихожей и оторвался от своих мыслей. Дверь открылась, и в комнату вошла Ирина с молодым человеком. Алексей увидел, что они взволнованны. Лица у них были бледные, а глаза красные от слез.
   - Отец! - произнесла она дрожащим голосом. - Это мой друг, Борис. С ним случилось беда, помоги ему.
   - Проходи, Борис, присаживайся. Расскажи, какие у тебя возникли проблемы. Попробую тебе помочь.
   - Я убийца, - всхлипнул он. Слезы потекли по его щекам. - Я продал душу Дьяволу. Казалось, бледный свет в глазах Бориса вот-вот погаснет. Лицо у него побелело, а губы едва шевелились, когда он говорил. Он умоляюще смотрел на Ирининого отца, полными слез глазами.
   Алексей вздрогнул от услышанного, но быстро взял себя в руки.
   - А теперь, расскажи, как ты попал под влияние Дьяволино.
   И Борис начал свой рассказ.
   Алексей молча слушал его, не перебивая.
   - Так я продал свою душу Дьяволино, стал убийцей и собирателем людских душ, - закончил он свой рассказ. Борис с мольбой посмотрел на Алексея, ожидая, что он ему ответит.
   Алексей взял со стола сигареты и закурил. Он видел, что рассудок Бориса держится на волоске и толкает его за грань безумия. Алексей помнил, что и он, в свое время, находился в таком же состоянии. Поэтому, он решил успокоить его.
   - Борис! Пусть ты продал душу, но дух твой свободен. Душа твоя чиста. Ты пожертвовал ею, ради любви к отцу. И запомни на всю жизнь. Во власти над человеком, Дьяволино ограничен известными условиями: над плотью он имеет ее гораздо больше, чем над духом. Тело, плоть, материя - животная часть человека, подчиненная Дьяволино. А он хитер и коварен. Поэтому, чтобы завоевать душу человека, он идет на любые козни и уловки. Вот так было и с тобой. Он внушил тебе, что поможет отцу. А что он сделал? Ничего. Он убил твоего отца и завладел, твоей душой. Дьяволино может сделать так, что тебе почудится, будто тебя на самом деле нет. Он может возбудить чувства страха, отчаянного одиночества. Желания самоубийства. У него есть мощь, чтобы сделать так. Но это только иллюзия. Алексей поднялся с кресла и стал ходить по комнате.
   - А еще я вижу один и тот же сон, - выдохнул Борис. - Дьяволино сидит на троне, а к нему устремляется людская масса. Отбросив всякое достоинство, эти люди в грязном тряпье, а кто и нагишом, бегут к нему, как взбесившаяся стая, огрызаясь и рыча, друг на друга, снова и снова выкрикивая имя, визжа, что-то выкрикивая, что-то выпрашивая, о чем-то униженно умоляя. Богачи в ослепительных драгоценностях бежали вместе с чернью, оглашая воздух пронзительными криками. В моей голове гудел колокол, точно громоподобный голос, а толпа вторила ему: Дьяволино, Дьяволино, Дьяволино
   Мои глаза заливал пот, все плыло, туманилось, как во сне. Меня вдруг обуял восторг, я чувствовал, что свободен, что меня ласкает женщина, или женщины, каких я прежде не встречал. Запах крови лишь обострял чувственное восприятие. Я рванул с себя одежду, движимый желанием избавиться от нее. Одна женщина впилась в мои губы. Я отдался во власть безумия, имя было внутри его. Я еще не заговорил, а оно уже заполнило мой рот. И я подхватил крик толпы: Дьяволино.
   - Все правильно, - сказал Алексей. - Дьяволино великий искуситель, и массы людей становятся жертвой этого главнейшего искусства. И чем лучше и святее человек, тем более люто нападает на него Дьяволино
   - Он носитель той бациллы безумия, что, притаившись в телах, некогда здоровых людей, медленно заражала весь мир. Он - погибель человечества.
   - И все это повторяется, - подытожил Алексей. - Все вернулось на круги свои. Ты повторяешь мою жизнь.
   Борис смотрел на него, выпучив глаза, ничего не понимая.
   - Со мной происходило то же самое. Я был в гостях у Дьяволино. Он хотел забрать мою душу, предлагая богатство и власть. Я отказал ему, и за это он мстит мне всю жизнь. Он забрал у меня все, что я имел. У меня осталась только дочь, смысл моей жизни. Алексей с любовью посмотрел на нее.
   - Отец, - промолвила Ирина, - ты никогда мне ничего не рассказывал.
   - Я просто не хотел тебя пугать.
   - Но я убил двенадцать человек, и отдал Дьяволино их души. И теперь ему нужна тринадцатая.
   - Мая, - уверенным голосом произнес Алексей.
   У Бориса с Ириной, глаза вылезли из орбит.
   - Дьяволино не имеет материальной силы в нашем мире, пока не будет, вызван сознательно или нет. При каждом появлении на земле, Дьяволино обогащается силой, поглощая людские души. - Алексей вздохнул. - Ты его вызвал, и теперь он с твоей помощью, хочет овладеть миром. Стать владыкой человечества, обратив землю во второй Ад. По крайней мере, мы знаем теперь, что он хочет.
   Между губ Бориса прорвался тихий, свистящий шепот. Ему казалось, что он пытается что-то сказать, но никак не может.
   - Дьяволино собирает людские души, - продолжал Алексей, - чтобы с их помощью вызвать демонов и бесов из глубочайшей бездны - Ада. Он должен подготовить врата, через которые эти твари могут появиться на земле.
   - Врата? - заикаясь, проговорил входящий в комнату, Юрий. - О чем ты говоришь?
   - Попробую объяснить вам, как смогу. Представьте себе, что существует стена между Адом и физическим миром - землей. Если Дьяволино захочет вызвать тварей, он должен извлечь из этой стены несколько кирпичей и проделать отверстие, через которое они и пройдут.
   И наступит день, когда тьма закроет солнце. Так сказано в пророчестве. Дьяволино должен собрать тринадцать душ. Одна из них должна быть душой - Божьего избранника на земле. Только тогда, он сможет открыть врата Ада, и выпустить на землю темные силы. На землю опуститься тьма и поглотит ее. Поэтому, этого допустить нельзя.
   Впервые, Алексей отдавал себе отчет в том, что они оказались в ловушке. Усилием воли, успокаивая подкатывающий к горлу желудок, он сказал:
   - Я знаю, Борис, что ты должен был убить меня и отдать мою душу Дьяволино, так как только смертный может это сделать со мной. Иначе, Дьяволино давно бы расправился со мной.
   Тот упал на колени перед Алексеем.
   - Я...Я...
   Я не виню тебя в твоих поступках, так как ты попал под полное влияние Дьяволино, - перебил его Алексей, - и, поэтому, я пойду с тобой и заберу у него договор на твою душу. Он отдаст мне его, и ты станешь свободным.
   - А как же ты отец, - закричала Ирина, и слезы хлынули из глаз, заливая ее лицо. - Неужели ты отдашь Дьяволино, свою душу.
   - Человеку отпущено ровно столько времени, сколько отпущено. - Алексей постарался улыбнуться, но улыбка получилась кривая и неловкая. - Едва оно истечет, и ты умираешь. И я чувствую, что мое время подходит к концу. А вам молодым, жить и жить.
   - Нет, - воскликнул Борис. - Я люблю вашу дочь и не позволю, чтобы вы пострадали из-за меня. Пусть он убьет меня и заберет мою душу.
   Алексей с благодарностью посмотрел на него.
   - Борис! Твоя душа и так принадлежит Дьяволино. Я знаю, что тебе тяжело. Но надо держаться. Я помогу тебе, и мы с тобой разрушим его планы.
   - Вы же не Господь, чтобы помочь мне, - неуверенным голосом проговорил Борис.
   - Это я, Божий избранник на земле, - торжественно заявил Алексей. - Поэтому Дьяволино и жаждет, заполучить мою душу. Только с ее помощью, он сможет открыть врата Ада, но я уверен, Господь не допустит этого. А сам ты должен всегда бороться с Дьяволино.
   - Но как? - прошептал он.
   Ирина вылупила глаза на отца, и не могла вымолвить ни слова. Юрий схватил пачку сигарет, лежащую на столе, но ни как не мог вынуть из нее сигарету. Руки у него тряслись.
   - В этой жизни каждый человек предназначен для чего-либо, - продолжал Алексей. - Поэтому, ты должен посвятить свою жизнь служению Богу. Ты, через плохое, придешь, к хорошему. Удивительное ощущение начала просачиваться в его мозг - впечатление, что все, что он делает, глупо и бесполезно. Что наилучшим выходом будет отдать Дьяволино свою душу. Ему показалось, нет смысла продолжать борьбу.
   Заметив, что с отцом что-то происходит, Ирина схватила его за руку и стала трясти.
   - Отец! Что с тобой?
   С невероятным усилием, Алексей стряхнул с себя оцепенение. "Да, - подумал он. - Наступает время, когда мне необходимо собрать все свои силы и волю, чтобы вступить в решающую схватку со злом. И это время наступило.
   - Пошли, Борис, - проговорил он. Ты знаешь, куда нам идти. - Я должен исполнить свой священный долг.
   - Я то же с тобой, - сказал Юрий.
   - Но ты можешь погибнуть.
   - Мы с тобой старые друзья, Алексей. И ты не имеешь права помешать мне. И не забывай - это моя работа, и у меня есть пистолет.
   - Юрий, ты же знаешь, что оружие против Дьяволино, бессильно. И я чувствую, что шансов расстроить его планы, у нас практически нет. - Когда Алексей произносил эти слова, он почувствовал, как холодная дрожь пробежала у него по затылку. Но Алексей нашел в себе силы усмехнуться. - Пошли! Но запомните, чтобы не случилось, держитесь поближе ко мне. И не вздумайте пытаться убегать, иначе погибнете.
  
   Дьяволино стоял на холме и смотрел на нас.
   - Отдай мне договор Бориса, - выкрикнул Алексей, приближаясь к нему.
   - Зачем ты хочешь помочь ему. Он сам отдал мне, свою душу.
   - Ты обманул меня и убил отца, закричал Борис и бросился на Дьяволино. Но в этот момент чья-то сила отбросила его и свалила на землю. Что-то душило отчаянно сопротивлявшегося Бориса, парализовало, лишило способности двигаться.
   - Ты решил со мной бороться, глупый мальчишка, - усмехнулся Дьяволино, не разжимая губ.
   - Все вы люди одинаковы. Сначала просите, а когда приходит время расплачиваться, стараетесь не выполнять своих обещаний. Вы все продажные твари. А все ваше человечество давно стоит на грани вымирания. И запомни, Алексей. Человечество обречено. Я только ускорю этот процесс.
   Вот ты, всю свою жизнь боролся со мной. И что из этого вышло. Все твои близкие и любимые люди погибли.
   - Это ты убил всех. Алексей всматривался в его безжизненное лицо, оно было похоже на древнюю маску смерти.
   - И Дьяволино, мертвым, невыразительным голосом, не обращая, внимание, на его слова, продолжил:
   - А сам ты пришел ко мне, и будешь молить, чтобы я не убивал Ирину. Ты даже готов отдать свою душу за нее. И я заберу ее у тебя. А теперь скажи мне, зачем ты все это делал. Я предлагал тебе власть и богатство, но ты от всего отказался. Ты поклонялся своему Богу. И где он? Бог? Нет его.
   - Ты чудовище, - закричал Алексей. - Ты хочешь разрушить мир, и превратить землю в Ад.
   - Вы давно уже живете в Аду, только не понимаете. Власть денег разложила людей. Ради денег и власти люди убивают друг друга. И все они давно поклоняются мне.
   - Смирись с этим, Алексей, и переходи на мою сторону. Отдай мне свою душу.
   - Никогда.
   - Тогда я прямо сейчас, на твоих глазах, убью твою дочь. Ты знаешь, что я не бросаюсь словами. А затем убью остальных. Ну что ты решил, Алексей?
   - Господь спасет мир.
   - Ха. Ха, - Дьяволино смеялся, скаля зубы. Глаза его горели, как уголья. - Ты даже в свой смертный час молишься и надеешься на чудо. Чуда не будет.
   - Хорошо, - немного подумав, согласился Алексей. - Но сначала, отпусти Бориса и отдай мне его договор. И только тогда, моя душа будет твоей.
   - А зачем мне его душа? Она уже не нужна. Борис выполнил свое предназначение, и привел тебя ко мне. Я знал заранее, что так и будет, так как у тебя доброе сердце. Вот, возьми, договор, он твой, - и протянул ему лист.
   Алексей взял договор в руки и стал читать. Затем достал зажигалку из кармана и поджег его. Бумага горела и издавала стоны, подобные ударам набата. Когда она вся сгорела и превратилась в пепел, он сказал:
   - Все кончено, Борис. - Ты свободен. Уходите, и забирай с собой, Ирину.
   - А как же вы, Алексей?
   - Со мной все будет в порядке.
   - Нет, - всхлипнула Ирина. - Мы останемся с тобой. Мы не покинем тебя.
   - Теперь ты мой, Алексей, и твоя душа принадлежит мне, - не обращая, внимание, на слова Ирины, торжествовал Дьяволино. - Мир будет принадлежать мне.
   - Ты всегда хотел обладать мой душой, - проговорил Алексей, - но у тебя все равно ничего не получится. Господь был всегда на моей стороне, и он снова расстроить твои планы.
   Алексей увидел, как глаза Дьяволино заблестели тигриным блеском.
   - Смотри, что сейчас произойдет. Ты увидишь, как я превращу землю в Ад. И в следующую секунду, Алексей увидел настоящее лицо Дьяволино. Тот взмахнул огромными крыльями и, взлетев над землей, открыл шкатулку.
   - Все души придите ко мне, - изрыгая пламя обугленными губами, ревел Дьяволино, предвкушая победу. Небо потемнело, поднялся сильный ветер. Гремел гром, сверкали молнии. Из шкатулки появились отвратительные черепа, и стали летать вокруг них. То, приближаясь, то, отдаляясь. - Теперь весь мир и все души на земле принадлежат мне навеки.
   Алексей стоял на коленях и молился. Он был уверен, что слово Божье поможет ему. Он знал, что Божья кара уничтожит Дьяволино.
   Тот кипел, расточал вокруг себе могучие круги тьмы. Он издал вопль, который переродился в яростный рев, от которого задрожала земля. Она раздвинулась, образовав глубокую яму. И из нее полезли мрачные существа. Из их горла, вырывались змеиные шипения.
   Алексей увидел, как Юрий выхватил пистолет и стал стрелять в тварей.
   - Ты решил бороться против меня, жалкая букашка. Глаза Дьяволино запылали гневом. Он взмахнул тростью, и Юрий, пролетев над землей, метров пять, рухнул на нее. Пистолет вывалился из его руки.
   К нему подбежала Ирина, подняла пистолет и стала стрелять в мерзких чудовищ.
   В этот момент Алексей вскочил и хотел броситься на Дьяволино, но его ноги могли двигаться только в замедленном темпе. Казалось, каждый шаг занимал целые минуты, когда, широко раскрыв глаза, он брел к нему.
   - Дьяволино! - завизжал Алексей. Слова стекали с его губ, как густые капли растапливающегося воска, и, казалось, застывали в воздухе. - Дьяволино! Тебе никогда не заполучить мою душу. И стал снова молиться.
   - Молись. Молись, - смеялся Дьяволино. - Где же твой Бог. Не ту, его. Мои падшие Ангелы вновь восстанут, и я вновь буду властвовать на земле. Любуйся, Алексей, - и Дьяволино взревел с новой силой. Дым повалил из его рта. - Восстаньте, полчища зла. Я призываю вас. Я - ваш повелитель. Он возвышался над Алексеем, раскинув крылья.
   - Я всесилен, - гремел его голос. - Я всесилен.
   И в этот момент луч света рассек тучи: все твари стали лопаться и рассыпаться в пыль.
   - Все кончено, - воскликнул Алексей. - Ты побежден. Тебе пришел конец. Возвращайся в Ад.
   Дьяволино с ненавистью бросился на него. Он схватил Алексея за горло и поднялся над землей.
   Мощь света засияла с новой силой. Божий свет и на этот раз сразил Дьяволино. Он отпустил Алексея, и тот рухнул на землю.
   - Назарин! - ревел Дьяволино. - Назарин! На этот раз ты победил меня. Но это еще не конец. И в этот миг, земля разошлась, образовав огромную яму. Он провалился в нее, и земля сошлась над ним.
   - Слава Богу, - произнес Юрий, поднимаясь с земли. Все мы остались в живых.
   Ирина подошла к Алексею и произнесла:
   - Вставай отец, пошли домой.
   Алексей лежал и не мог подняться. Он смотрел на небо, и вдруг увидел, золотую колесницу, запряженную четверкой белых коней, спускающую с небес. И, Ангела, державшего вожжи.
   - Пришло твое время, Алексей, покинуть землю, - произнес Ангел. - Ты исполнил свою миссию на земле. Господь призывает тебя к себе. Отныне,твое место рядом с ним.
   Алексей легко поднялся и подошел к Ирине. Его ноги не касались земли.
   - Доченька моя! Прости, что я был для тебя плохим отцом. Слова слетали с его губ.
   - Что ты, папочка, - всхлипнула ина. - Ты всегда был для меня, самым лучшим отцом в мире. Она начала рыдать, и слезы ручьем стекали на землю. - Не покидай меня. Как я буду без тебя жить.
   - Теперь, я спокоен за тебя. У тебя есть Борис. Он любит тебя и сделает все, чтобы ты была счастлива. Он твоя опора и защита.
   А ты Борис, помни. Господь простил тебя и приготовил тебе путь. Иди по нему и не поддавайся страху. Тогда ты почувствуешь, как растет твоя сила. Теперь ты должен занять мое место, и стать Божьим избранником на земле, борцом со злом. И всегда помни, Дьяволино будет всегда бессилен перед тобой, так как у тебя есть вечный источник жизни. Это - вера в Бога.
   Не исключено, что Дьяволино снова попытается вернуться на землю. Стоит об этом помнить всегда. Пока существует зло, темные силы и необъяснимые страхи, рядом с ними всегда будет Дьяволино
   - Пора, - произнес Ангел.
   - Прощай Юрий! Присматривай за Ириной.
   - Обижаешь, Алексей.
   - Будьте счастливы. Алексей взошел на колесницу, и она устремилась ввысь.
   - Отец! - шептала Ирина. - Я тебя никогда не забуду. Я знаю, что если что-то случится со мной, ты вернешься на землю и поможешь мне.
   - Пойдем, - произнес Борис, - обнимая ее за плечи. И они направились навстречу, своей судьбе.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "...И кто может сразиться с ним?"
  
   Откровения святого
   Иоанна Богослова, 13:4.
  
  
  
  
  
  
   Последняя жертва
   Алтаря
  
  
  
  
  
  
   Молодая девушка задумчиво сидела на берегу пруда. Она вспоминала вчерашний сон, который сильно испугал ее. В нем она танцевала перед троном, на котором восседал таинственный незнакомец в черном плаще. Толпа людей, стоящая рядом с троном, наблюдали за ее танцем и громко скандировали:
   - Дьяволино! Наш повелитель! Дьяволино!
   Она вздрогнула и прошептала:
   - Дьяволино!
   Сидевшая рядом мать, побледнела от этого слова.
   - Лариса! Дочка моя! - зашептала она. - Это имя нельзя произносить.
   - Почему? - удивилась Лариса.
   - Потому, что люди, если они не безрассудны, бояться упоминать это имя. Дьяволино - хозяин Ада - царства неисправимого греха, неискупимой преступности, безмерного отчаяния и вечных мук. Он предлагает людям все радости жизни, а, взамен, забирает их души.
   Если Рай - царство радости и света, то Ад - царство страданий и тьмы.
   Она поднялась и подошла к пруду. Молча, преклонив колени, потянулась вперед. Она дыхнула на поверхность воды, потом позвала Ларису, чтобы та стала рядом.
   - Сейчас ты увидишь Ад, - эту мрачную пропасть, где существует Дьяволино со своими падшими ангелами и бесчисленным населением погибших грешников, - выдавила из себя мать, и они стали вглядываться в толщу вод. - Смотри на отражение луны, - произнесла мать. - Смотри внимательно.
   Лариса увидела человека в плаще с надвинутым капюшоном внутри слабо мерцающего круга.
   На каменном алтаре лежала девушка. Рядом с ней стоял незнакомец, в правой руке он держал посох.
   Мать почувствовала, как пальцы дочери сжали ее плечо.
   - Мама! Что это?
   - Дьяволино хочет получить душу девственницы. Он долго ждал, пока звезды займут правильное положение для этого обряда. Видишь, как темные тени танцуют над кругом? Это призраки, блуждающие во тьме - они жаждут лишь падения, хотя и не пересекают пока, линии круга. Но если тьма вырвется на волю, утро станет ночью. И на земле воцариться зло.
   Сейчас огонь взметнется вверх, и звезды займут нужное положение, а Дьяволино заберет ее душу. Она будет принадлежать ему.
   Смотри! Но что это? - Она увидела своего родного брата. Тот подходил все ближе и ближе к Дьяволино. Вот он пересек круг и разрушил его.
   - Божий избранник, - прошептали ее губу. - Мой брат - Божий избранник. Она вся задрожала и покрылась потом. - Неужели свершится предзнаменование и моя дочь погибнет.
   В это время, в пруду, Лариса увидела, как Дьяволино поднял посох. Лицо его под капюшоном неразличимо. Неожиданно он вырос, его посох вытянулся, стал извиваться, словно змея. Потянувшись, он легонько прикоснулся к девушке, самым кончиком.
   Лариса закричала диким голосом. Она увидела себя, как в зеркале, лежащую на алтаре. Лариса видела, как она стала стариться. Морщины появились на ее лице, волосы поседели, кожа пожелтела, выступили кости.
   - Ма...ма..., - заикаясь выдавила она.
   Та с ужасом смотрела, как труп ее дочери на алтаре сморщился, и облако мелкой пыли, словно дым, поднялось на том месте, где он лежал. Она схватила ветку, лежащую рядом с ней на земле, и стукнула ей по воде. Картина исчезла в мгновение ока, как будто ее и не было. Только круги по воде напоминали им, виденное изображение.
   - Пошли, - произнесла мать, и они направились к рядом стоящему дому. Всю дорогу она думала, как уберечь дочь от Дьяволино.
  
   Кошмар, приснившийся ей ночью, был ужасным. Она проснулась перед рассветом с криком боли, застрявшим в горле.
   Она, в черном одеянии, шла по широкому вымощенному камнем коридору. С обеих сторон ее поддерживают ухмыляющиеся статуи с получеловеческими горящими вулканическим огнем, глазами. Она увидела, что в дальнем конце коридора находится черный прямоугольник. Зеркало. Когда она приблизилась к нему, то поняла, что это зеркало, которое не отражало ничего, кроме своей черноты, самого себя, мерцающего зла.
   Наклонившись вперед, она заглянула в него и увидела какую-то тень, древнюю и недобрую, переливающуюся в мерцающую, как пыль, вращающуюся саму в себе и беснующуюся в водовороте неистовой агонизирующей ненависти. Пока она вглядывалась в нее, не в силах оторваться, тень начала сгущаться, стала чем-то карикатурно напоминающим контуры человеческого тела с ослепительными, немигающими, горящими огнем, глазами, которые, казалось, были устремлены прямо в ее душу.
   И из этого зеркала вытянулась чья-то рука, схватила ее за запястье и потащила к себе. И только тогда она поняла, онемев от ужаса, переходящего все границы понимания, что это было не зеркало, нет, не зеркало. Это была дверь в преисподнюю - в область существ, блуждающих в темноте.
   - Ты моя, - шептало невидимое существо. - Ты навеки моя. Я тебе уже приготовил место в Аду.
   - Дьяволино, - она застыла, как вкопанная. Нечто вклинилось в сознание, и слуха достиг, слабый неясный голос, переросший в страшный рев.
   Ее трясли. Она открыла глаза и увидела Бориса. Страх постепенно начал спадать, когда она поняла, что находится в постели.
   - Что с тобой?
   - Я видела сон.
   - И что ты видела во сне? Ты начала метаться и что-то говорила, но слишком тихо, чтобы я мог расслышать.
   Ирина потянулась и тесно прижалась к нему. Борис слышал, как сердце колотится у нее в груди.
   - Это был кошмар?
   - Ничего не говори, только обними меня. Они тихо лежали в течение долгого времени.
   Ты чувствуешь себя лучше? - наконец, прервав молчание, спросил Борис.
   Она кивнула, но солгала. Она до сих пор ощущала сильный внутренний холод, словно ее душа осталась в темноте.
  
   Наклонившись, над молодой девушкой, мужчина, в черном одеянии, всматривался в бледное ее лицо.
   - Наконец я нашел то, что мне нужно, - проговорил он.
   Девушка, через приоткрытые веки, различила незнакомца.
   - Лариса! Тебе совсем плохо. Твоя душа устала от страдания. Я помогу тебе.
   - Мне уже нечем помочь, - прошептала она.
   - Я тебе дам все, что только пожелаешь. Ты станешь красавицей, которой будут завидовать все женщины мира. Ты будешь мстить мужчинам, которые обидели тебя. Ты согласна?
   - И вы еще спрашиваете. Она тяжело задышала.
   - Но для этого, тебе придется отдать мне свою душу. Ты станешь орудием мщения в моих руках.
   - Я согласна убивать. Это станет целью моей жизни. Я видела тебя во сне. Ты - Дьяволино.
   - Да, я - Дьяволино. Князь тьмы. Сейчас ты уснешь, а завтра, ты сама себя уже не узнаешь. Скоро я приду к тебе, и ты поможешь мне завоевать мир. Он посохом дотронулся до нее.
  
   Ирина лежала в ванне, когда услышала тихий шепот. Она тут же открыла глаза и начала прислушиваться. Послышался непонятный поток свято татских ругательств. Ей стало не по себе, а вода в ванне показалась грязной и холодной.
   Она почувствовала ледяное дуновение чьего-то присутствия так, будто все окна бесшумно открылись, и холодный ветер гулял по коридору. Она поднялась. Вода плеснулась слишком коротко и слишком глухо, словно недоработанный звуковой эффект.
   Лишь затем, Ирина посмотрела на зеркало, подвешенное над умывальником. Оно было покрыто теплым паром. Он начал местами конденсировать гуще, и на поверхности зеркала сформировалось что-то, в роде, лица, с вытаращенными глазами. Капли воды стекали с почерневших глазных ям, как слезы, капали из уголков рта, как кровь, и хотя она знала, что это только конденсирующая влага, ей казалось, что это лицо живет, словно, чей-то дух, обитающий под посеребренной поверхностью зеркала, отчаянно пытается освободиться, связаться с внешним миром. И она сразу вспомнила свой ночной кошмар, виденный во сне.
  
   Утром, Ирина решила погулять по парку. Было прохладно, и она подняла воротник кожаного пальто. Голые деревья застыли в немом ужасе зимы, а трава была серебряной от росы.
   Навстречу ей шла старушка, опираясь на палку.
   - Девушка! - произнесла она, поравнявшись с ней. Из ее горла вылетал пар. - Помогите мне добраться до скамейки. Надо посидеть и передохнуть.
   Ирина взяла ее под руку и подвела к лавочке.
   - Посиди со мной, - сказала старушка. - Я чувствую, у тебя скверно на душе.
   - Возможно, - уклончиво ответила Ирина. У нее появилось чувство, что эти слова полны подтекста, словно они встретились с определенной целью. И что люди, проходящие мимо них по тропинкам, напоминают шахматные фигуры, которые передвигаются, по строго определенным маршрутам.
   - Что же, вам лучше знать, - заявила старушка. - Но мне кажется, что это так, а я редко ошибаюсь.
   - Что вы этим хотите сказать? - спросила Ирина. Она посмотрела на нее, и увидела на лбу блестящие, словно покрасневшие две линии, в виде стрел, расположенные на одинаковом расстоянии от центра.
   - Скоро вам предстоит дальняя дорога. Старушка внимательно смотрела в глаза Ирины. Ее взгляд источал нечто демоническое. - И вас будут ожидать неприятные встречи, и вы будете молить Бога, чтобы он освободил вас от нежелательного общества.
   Ирина ничего не ответила, а только недоверчиво посмотрела на нее.
   - Ну, мне пора. Если хотите, можете проводить меня до выхода, вы же идете в ту же сторону, верно?
   - Да, - призналась Ирина.
   - Тогда идемте вместе
   Они направились по одной из тропинок. Вокруг парка шла фигурная железная ограда, и тени от нее падали на траву. Было все еще холодно, но в воздухе уже чувствовалось дыхание весны.
   - Жаль, что вы подумали, будто я мелю чепуху, - заговорила старуха, когда они выходили из парка. - И вот еще что - держитесь подальше от места, где не летает ни одна птица. Тут мы должны проститься, здесь я должна свернуть. С вами необычно было приятно беседовать. Люди редко слушают, что им говорят, так, как слушали вы.
   Ирина смотрела на старушку. Она казалась очень трогательной - маленькая дряхлая колдунья.
   - И знайте: умершие желают нам только счастья, - сказала с улыбкой старушка, и покачала головой. - Те, кто нас любил при жизни, так же доброжелательны к нам и после смерти. Я знаю это. И вы тоже в этом убедитесь. Я это уже говорила много лет назад одному мужчине. Она внимательно стала рассматривать Ирину. - Вы так на него похожи.
   Ирина пожала плечами и ничего не ответила. Затем искренне улыбнулась и протянула на прощание руку.
   - Будьте осторожны.
   - Вы тоже, дочь - Божьего избранника, - произнесла старушка, а потом ушла удивительно быстрым шагом.
   - Постойте, - воскликнула Ирина, но та уже исчезла из вида.
  
   Ирина шла по улице. Она все еще находилась под впечатлением своего разговора со старушкой. "Какая странная она, - подумала она, - и что обозначают ее слова о моем отце". Она еще продолжала вспоминать этот странный разговор, как вдруг, что-то остановило ее. Она бросила взгляд на противоположную улицу и увидела вывеску над магазином "Антикварная лавка". Ей захотелось посетить магазин, и она, перейдя улицу, вошла в него. Ирина ходила по салону и рассматривала картины, развешанные по стенам. Внезапно, по ее телу пробежал холодок. Она остановилась и стала внимательно смотреть, на одну из них. На картине была изображена старая разрушенная церковь. На алтаре лежала обнаженная девушка. Около алтаря находился человек в черном одеянии. Ей на миг показалось, что незнакомец бросил взгляд на нее, полный ненависти. На одну секунду она представила, что рядом с ней находится убийца ее отца - Дьяволино. Она вздрогнула и отошла от картины, но снова вернулась к ней. Ирина коснулась поверхности картины кончиками пальцев. Многое говорило об отсутствии у художника таланта. Колорит и перспектива были переданы решительно по-любительски. Однако, что-то создавало впечатление, что эта картина изображает нечто, жизненно важное, что ее написали по какой-то серьезной причине. Так, будто художник спешил увековечить для потомства этот давно минувший день, и потому, старался так подробно запечатлеть ритуал приношения жертвы.
   Всматриваясь в картину, Ирина чувствовала нарастающий прилив возбуждения. Она различила красный крест на черном фоне, символизирующий триумф божественной мощи над силами тьмы. Она поняла, что должна приобрести эту картину и стать обладателем чего-то ценного и уникального. Ей казалось, что она замечает голубовато-белое свечение, но, наверное, это было иллюзией. Однако, у нее было ощущение, что что-то только начинается, и она будет связана с этим. Она поймала себя на том, что шепотом произнесла:
   - Отец!
   Ирина купила картину. Затем ее упаковали, и она вышла из магазина с ней под мышкой.
  
   - Посмотри, что я приобрела сегодня, - сказала Ирина, открывая дверь.
   Борис прошел в комнату, и увидел, висящую на стене картину. Он подошел к ней и стал внимательно всматриваться в нее.
   - Странная картина, - наконец сказал он. - На ней изображено убийство молодой девушки, а рядом фигура, похожая на Дьяволино, - он вздрогнул и провел рукой по лбу. - Я до сих пор помню его ужасные немигающие, огненные глаза, которые обжигали меня беспредельной ненавистью. И от его взгляда, у меня кровь сворачивалась в жилах. И зачем ты ее купила?
   - Мне показалось, что-то, что изображено на картине, каким-то образом связано с нами. Надо найти художника и узнать, что хотел он изобразить на картине.
   - Ты права, - сказал Борис. - Утром сходи в магазин и попробуй узнать, кому принадлежала картина..
  
   Войдя в магазин, Ирина подошла к продавцу.
   - Я вчера приобрела у вас картину и хотела бы узнать имя художника, - проговорила она, разворачивая ее.
   Тот взял картину в руки и стал вертеть ее.
   - Странно, - сказал он, - я нигде не могу найти имя художника. Очень странно, - повторил он, почесав голову. - Мы такие картины не принимаем на комиссию. Мне очень жаль, но я не могу вам ничем помочь.
   Ирина вышла из магазина и пошла по улице, растерянно поглядывая по сторонам. Невдалеке, она увидела купола церкви и решила зайти в нее. Войдя, Ирина подошла к распятию и застыла на месте. Она увидела, как глаза Христа наполнились кровью, и капли ее стали падать на пол. Ирина упала на колени, и закрыла глаза. Она увидела, как рушатся церкви, и тьма покрывает землю. Она вздрогнула от страха, и, открыв глаза, увидела, рядом стоящего священника.
   - Что с вами, девушка? - участливо, спросил он. - На вас лица нет.
   Ирина поднялась, и стала рассказывать ему о том, что только что увидела.
   Священник бросил на нее внимательный взгляд, и покачал головой.
   - Лет двадцать назад, ко мне пришел старик и сказал, что слышал голос - Божий голос, который привел его в церковь, - тихим голосом, сказал священник. - Он так же, как и вы, видел слезы Христа. - Он показал мне картину и сказал, что изобразил на ней, конец света. Я даже запомнил ее название: "Ритуал - приношение невинной жертвы".
   - Не может быть, - выдохнула Ирина. Она развернула картину и показала священнику.
   Священник засопел и стал часто дышать.
   - У вас находится его картина. Как она к вам попала?
   - Вчера приобрела ее в магазине.
   "Круг замкнулся, - подумал священник, - неужели, старик был прав. Он предвидел появление этой девушки. Священник провел рукой по лбу. Он и сейчас помнит, как старик схватил его за плечи и стал трясти.
   - И придет к вам девушка, святой отец, - говорил тот ему, - только она, сможет, остановить Дьяволино, и спасти мир. Он смотрел, в его обезумевшие глаза, а старик все повторял и повторял одни и те же слова. Надо узнать, кто эта девушка", - он тяжело вздохнул и произнес:
   - Как вас зовут?
   - Ирина!
   - Вы слишком молода, чтобы быть ясновидящей, и предвидеть будущее.
   - Вы правы, отец...
   - Сергий, - добавил священник.
   - Меня всему научил отец.
   - А кто ваш отец?
   - Мой отец, - гордо сказала она, - был Божьим избранником на земле.
   - А почему был? - спросил священник.
   - Он погиб в схватке с Дьяволино, но не дал ему завладеть душами людей. Я видела, как с небес спустилась золотая колесница, и Господь забрал отца на небеса.
   "Неужели сбывается старинное пророчество, - подумал священник. - И откроются врата Ада, и мертвые восстанут из гробов, и воцарится зло на земле. Но Господь пошлет на землю своего избранника, и тот не свергнет Дьяволино обратно в Ад, закрыв навечно его врата".
   Ирина увидела, как побледнело лицо священника, и он пошатнулся.
   - Что с вами, отец Сергий? Ирина схватила его за руку, чтобы тот не упал.
   Прошло несколько минут, прежде чем священник, пришел в себя.
   - Но, я говорю вам правду.
   - Я вам верю, - начал священник. - Еще на заре времени, Иегова и Дьяволино вместе, создали космос. Он был и есть сочетание небесного и демонического начал. Наши предки были его частью. Вы и я, его часть.
   Существуют две великие силы - свет и тьма. И меж ними - смешение стихий, смешение элементов. Сущее. В сочетании добра и зла есть некая завершенность. Вы понимаете?
   Ирина кивнула головой.
   - Без одного, - продолжал священник, - не может существовать другое. Таков закон - Сущего. Он - основа космического равновесия. Сместится баланс сил, и воцарится хаос и безумие. Это хочет сделать Дьяволино, открыв врата Ада.
   - А где находится Ад? - спросила Ирина.
   - Блаженный, Августин, в знаменитом трактате "О граде Божьем" предостерегает против этого вопроса, говоря, что ни один человек не в состоянии узнать местоположение Ада, если сам Бог не открыл ему этой тайны, - проговорил священник. - И сейчас, когда воля людей слабеет, и она не может противостоять натиску тьмы, которая пробивает защитную, ауру и входит в сознание, Дьяволино хочет нарушить закон мироздания.
   И этого допустить нельзя. Вы должны поехать к старику, и поговорить с ним, если он еще жив. В городке его все знают. И он продиктовал ей адрес.
   Ирина направилась к выходу. Она уже выходила, когда услышала последние слова священника:
   - И всегда помните - только Господь может всех нас спасти.
  
   Ирина медленно шла, вспоминая разговор с отцом Сергием. Она уже подходила к дому, когда ее окликнула пожилая женщина:
   - Вы случайно не Ирина?
   Она подошла к ней и спросила:
   - Разве мы знакомы?
   - Я тебя сразу узнала, - произнесла незнакомка. - Ты так похожа на отца.
   Ирина удивленно уставилась на нее.
   - Я родная сестра Алексея, и зовут меня, Антонина Ивановна.
   - Но отец, никогда не упоминал о вас.
   - Еще в детстве, Алексей поругался с матерью и уехал из дома. С тех пор я его больше не видела, хотя, иногда, он посылал мне письма.
   - Пойдемте, Антонина Ивановна. Я вас напою чаем, и мы с вами поговорим. Они вошли в квартиру, и Ирина, развернув картину, повесила ее на место.
   - Вы посидите, а я быстро соберу на стол, - сказала она, и вышла из комнаты.
   Антонина Ивановна подошла к картине и ахнула от изумления. Она увидела, свою дочь, лежащую на алтаре, а над ней возвышался Дьяволино. "Все, что я гадала, сбывается, - подумала она. - Надо сделать так, чтобы Ирина приехала ко мне и помогла спасти Ларису".
   Когда Ирина вошла в комнату, Антонина Ивановна произнесла.
   Рядом с моим домом, находится старая разрушенная церковь. А в ней сохранился каменный алтарь. На этой картине изображено это место.
   - Не может быть, - проговорила Ирина, - мне необходимо увидеть этот алтарь. А где вы живете?
   Услышав ответ, Ирина вздрогнула. В этом же городе проживал и старик.
   Так я вас жду, - сказала Антонина Ивановна, выходя из квартиры на лестничную площадку.
   Я обязательно к вам приеду, Антонина Ивановна, в ближайшие выходные.
  
   Рано утром, они выехали в Смоленскую область, и через три часа были на месте. Когда они подходили к дому Антонины Ивановны, ветер донес до них слова:
   - Зачем приехали? Зачем? Уезжайте, и больше сюда не возвращайтесь. Иначе, я убью вас.
   - Мне кажется, - произнес Борис, - кто-то решительно велит нам не совать свой любопытный нос, куда не надо. - Давай, уедем отсюда.
   - О чем ты говоришь, возмутилась Ирина. - Мы обязаны найти старика и все выяснить. Обратного пути у нас нет. Ты возьмешь картину и поговоришь со стариком, а я схожу и посмотрю на алтарь.
   - Хорошо! - согласился он.
  
   Антонина Ивановна радостно встретила их, напоила чаем и сказала, что Ивана Григорьевича можно найти в местной библиотеке, где он проводит все время.
  
   Борис подошел к библиотеке, она была закрыта. Он нажал на звонок. Дверь отворилась, и Борис увидел девушку. Та стояла и молча оценивала его взглядом. Она была высокая, у нее было худое лицо с резкими чертами, огромные темные глаза и прямые, длинные, черные и блестящие волосы, спускавшиеся на плечи. Одета она была в черное платье, скроенное крайне просто, однако, он сразу заметил, что под ним на ней ничего не было. Обута она была в черные блестящие туфельки с остроконечными носами на высоком каблуке.
   - Мне нужен Иван Григорьевич? - начал Борис.
   - Проходите, - сказала она.
   Борис вошел, и она, закрыв дверь, провела его через коридор, постукивая каблучками по деревянному полу. Когда она открыла дверь в комнату, серый дневной свет, падающий от окна, осветил тонкий материал ее платья, и Борис убедился, что его первое впечатление было верным.
   Посередине, за дубовым столом, сидел седовласый старик. Лицо у него было сморщенное от старости и отсутствия солнца.
   На нем была поношенная от старости, но чистая белая рубашка.
   - Иван Григорьевич? - спросил Борис.
   - Да, - сухо произнес тот. Он снял очки, и Борис увидел у него тяжелые веки и удлиненные черты лица.
   - А вы, кто.
   - Меня зовут Борис. Я пришел к вам показать одну картину. Затем развернул ее и положил на стол. - Я думаю, вы захотите взглянуть на эту картину.
   - И только затем вы сюда и приехали? Разве, в этом, главная причина?
   Борис поднял взгляд. Девушка отодвинулась от них, опираясь спиной о книжную полку. Она внимательно наблюдала за ними, но Борис выразительно ощутил на себе ее сосредоточенный, жадный взгляд. В полумраке, ее черное платье снова стало непрозрачным, но он знал, что под ним ничего нем, и эта мысль была удивительно возбуждающей, а также крайне опасной.
   - Вы правы, Иван Григорьевич, эта картина ценная историческая реликвия, и мне бы хотелось узнать, что за ритуал на ней изображен.
   Старик втянул воздух сквозь зубы и ничего не ответил. Наступило долгое молчание, после чего Иван Григорьевич оттолкнул стул, встал и медленно, задумчиво обогнул стол, опираясь на него рукой, чтобы удержать равновесие.
   - Вы отдаете себе отчет в том, что это исключительная наглость, расспрашивать меня о какой-то картине.
   - Это никакая не наглость, Иван Григорьевич. Тысячи человеческих существ находятся в опасности. Угроза нависла даже над душами.
   Старик чопорно поднял голову и бросил на него быстрый взгляд.
   - Душами, молодой человек.
   - Да, Иван Григорьевич. Душами.
   - Ну, ну, - сказал он. Подойдя к столу, коснулся картины сухими, как мел, кончиками пальцев. - А вы отдаете себе отчет в грозящей вам опасности, если я вам все расскажу.
   Борис очень внимательно посмотрел на него.
   - Я на все согласен, тихим голосом произнес он.
   Старик смерил его таким же внимательным взглядом и улыбнулся.
   - Хорошо, я вам все расскажу, что знаю, хотя ждал появления молодой девушки, но сначала попросим Мариночку принести нам чай.
   - Вы, наверное, ждали мою жену, - сказал Борис, - но она пошла, взглянуть на алтарь.
   Старик покачал головой.
   Девушка вышла, и через несколько минут внесла поднос, на котором стояли чашки с дымящим чаем.
   Иван Григорьевич взял чашку в руки и, сделав глоток, поставил обратно.
   - Эта картина моя. Я видел, как религиозные фанатики, приносят на алтаре, жертву Дьяволино, и написал картину. Все это, происходило в нашей церкви. За это Господь разрушил ее. Многие века существует пророчество, что алтарь является входом в потусторонний мир. Принеся жертву Дьяволино, и пролив невинную кровь, откроются врата Ада. Однажды, это уже произошло - и человеческая раса оказалась на грани уничтожения.
   - И когда это было? - Борис бросил на него недоверчивый взгляд.
   - Было время, когда ангелы ходили по земле. И они восстали против воинства Господа. Это описано в 23 главе Библии.
   - Я изучал библию, но там нет 23 главы. Борис почувствовал, как от волнения, его лоб покрылся потом.
   - Это сражение было описано в старой библии - откровения, Иоанна Богослова. Есть вещи, которые нельзя забыть. А есть - о которых не хочется помнить. Я знаю, что кажусь тебе сумасшедшим стариком, и мне никто не верит, но все это правда.
   Но сбывается пророчество. Сегодня, полнолуние, и будет принесена последняя жертва Дьяволино. Порождения тьмы - покорные орудия в его руках. Ради власти на земле, он откроет врата Ада, и полчища тварей ринутся на землю - живые мертвецы, безумные от боли и ярости, алчущие жизненных соков в тщетной надежде угасить свою пламень. И на земле наступит полная тьма. Ни воздуха, ни солнца, ни спасения - лишь смертная мука и полный мрак.
   Борис со свистом выдохнул воздух. Он откинулся на своем стуле и провел рукой по лбу. Так много совпадений, складывающихся в темную, мрачную, ужасающуюся картину. Он чувствовал себя, как в лихорадке, потрясенный, неспособный соединить что-нибудь из слов старика.
   - Господи! Иисусе! - наконец, выдавил он из себя.
   - Утро станет ночью, - продолжал говорить старик, не обращая, внимание, на слова Бориса. - Тьма закроет землю и воцарится зло. Все повторится снова. И этому уже не помешать.
   - И что же делать? - заикаясь, спросил Борис.
   - Надо остановить Дьяволино, прежде, чем болезнь безбожия поразит главные центры человечества.
   - И вы полагаете, что его власть и могущество безграничны?
   - Пока нет, но это вопрос времени. Как только откроются врата Ада, наступит его абсолютная власть.
   - Боже! - выдохнул Борис. - Вы хотите сказать, что пока врата Ада не открыты, его можно остановить.
   - Несомненно. Его власть, сила, могущество тем больше, чем больше у него последователей. Те, кого он прибирает к рукам, вливают свои силы в его движение, позволяют ему исподволь, чрезвычайно, незаметно влиять на миллионы людей. Дьяволино, с самого начала знал, что ему делать: взывать к самым низким желаниям человека, пробуждать жажду насилия, жажду власти. Дурманить иллюзиями. Он внушает людям, что Бог, по чьим заветам они жили, мертв, что его представления о мире и гармонии давным-давно обесценились. И нужна новая жизнь, которую только он может им предоставить. Поэтому, ему нужны, жертвоприношения.
   Рассудительность и хитрость сочетаются в нем, с силой и свирепостью. Он уже заразил миллионы. А, скольких, он заразит еще? А значит хаос, наступающий хаос не закончится до тех пор, пока все люди не будут поклоняться ему и кричать:
   - Дьяволино! Дьяволино! Дьяволино! И этого нельзя допустить. Но как это сделать, я не знаю, - ответил он. - Хотя, существует старая легенда: и родятся сестры в один и тот же день. И они будут стоять по разные стороны. Одна будет свет, другая - тьма. И возникнет день, когда они встретятся, и начнется битва добра и зла. И зло будет повержено.
   Борис поднялся и направился к выходу.
   Марина, пошла, его провожать. Открывая дверь, она сказала.
   Борис! Возвращайся через два часа. Иван Григорьевич уйдет, а я попробую тебе помочь.
   Борис кивнул, хотя не знал, чем она сможет ему помочь.
  
   Ирина решила дождаться Бориса, чтобы вместе сходить и посмотреть на церковь. Время шло, но он не возвращался. Тогда она взяла фонарь, и направилась к ней одна. Путь лежал через кладбище. Идя между рядами могил, ей казалось, что она слышит стоны, издаваемыми мертвецами. Ирина ускорила шаг и стала подниматься на холм, на котором находилась церковь. Подходя к ней, она увидела, что церковь, наполовину, разрушена, а огромная арка, с разбитыми воротами, словно пасть, распахнутая в крике боли и удивления, навеки застыла в агонии смерти. Земля вокруг напоминала безжизненную степь после пожара. Стая ворон летала над церковью, предвещая что-то ужасное. Под натиском Ирины, дверь со скрипом открылась, и она, войдя в нее, включила фонарь.
   Ее сердце застучало. Ей показалось, что она покинула живой мир и вступила в мир древностей - такой непохожий и ошеломляющий, что кровь стыла в жилах. И такая зловещая тишина. Она пошла по церкви, вздымая волнами пыль. Удары ее сердца тяжело отдавались в голове, воздух был насыщен древними тайнами и страшными вещами, но она не могла себя заставить покинуть церковь с ее необычной красотой и ужасом.
   В дальнем конце свет фонаря упал на что-то тускло блестящее. Это была огромная, грубо отесанная каменная плита высотой до пояса. Ирина двинулась вперед, поднимая подошвами густо лежащую пыль.
   Ирина увидела там, над черным камнем, выступал пьедестал, и на нем стояла фигура, руки которой были простерты к ней. Застывшая, чтобы вечно наблюдать за мертвыми. Глаза идола уставились на нее. Статуя была такая жизненная и такой тонкой работы, что она подумала на мгновение, что эти незрячие глазницы шевельнулись. Тени убегали от света, и Ирина услышала чьи-то шаги за собой, и кто-то окликает ее по имени. Она набрала полные легкие воздуха, почувствовав его сладостную незнакомую горечь. Повернув голову, она никого не увидела.
   Установленный над алтарем - идол хранитель, казалось, выжидал, и вокруг него пыль вращалась и кружилась, словно, нечто, живое. Голос теперь донесся до нее с холодным ветерком, который выложил пыль в узоры. Они возникали, исчезали и снова возникали, как в калейдоскопе, создавая странные тени, распространяемые светом фонаря. Ирина могла разобрать только фрагменты послания, за этим оглушающим в ее головы, подобным грохоту барабанов. Звук голоса усиливался, разделялся на множество голосов, мощных, беспощадных раздававшихся эхом со всех сторон.
   Отступив назад от алтаря, от идола, она покачала фонарем из стороны в сторону. В этот момент ей показалось, что голова идола чуть-чуть повернулась, и, над его мраморными глазницами, замерцало синеватое пламя и тут же исчезло.
   - Этого не может быть, - невольно, вырвалось у нее.
   В густых дымчатых складках пыли, что-то двигалось, медленно выбираясь из огня. Силуэт, создаваемый из света и тени, пыли и камня, приблизился к ней туманной походкой и остановился перед ней, расплываясь.
   На месте лица у него просматривались лишь темные очертания. Глазницы существа, ослепительно сияющие синим светом, словно горящие бриллианты, вспыхнули с такой силой, что голова Ирины качнулась назад. Фигура колыхнулась и призрачные очертания подобия рук, потянулись к ее горлу.
   - Попалась, - услышала Ирина чей-то шепот, - наконец попалась.
   Ирина вскрикнула от ужаса, и закрыла глаза. И в эту же секунду ветер донес до ее слуха слова:
   - Божий избранник! Божий избранник.
   Наступила полная тишина, и Ирина, открыв глаза, увидела, поднявшийся вверх, столб пыли, который затем растворился в темноте.
   Она вышла из церкви, и услышала удары колокола. Взглянув наверх, она никого не увидела, хотя колокол продолжал издавать звон. "Странно все это, - подумала Ирина, - надо будет спросить у тети, что это означает". Эти мысли преследовали ее до дома.
  
   Борис шел по улице. И вдруг, он резко остановился. Прямо перед ним была библиотека.
   В течение нескольких минут, он не мог шевельнуться, его мускулы не отвечали на команды мозга. Дом ожидал его приближения в суровом мрачном молчании. Страх, словно темная бесформенная масса, вышедшая из-под контроля, терзал его изнутри.
   В следующее мгновение, он начал переходить улицу и подошел к библиотеке. Внутренний голос упрашивал его вернуться назад, но он нажал на звонок Он стоял перед дверью, от нервного напряжения его лицо покрылось капельками пота. Он почувствовал, что сегодня вечером что-то произойдет в библиотеке, и боялся этого.
   Дверь открылась, и Борис вошел внутрь. Едва дверь закрылась, его охватило жуткое чувство: ему померещилось, что он попал в темницу, откуда нет выхода. Не желая выдать своего страха. Он попытался унять дрожь, и подавил свой первый порыв - повернуться и уйти.
   Марина взяла его за руку и повела по коридору. Борис шел и чувствовал присутствие в библиотеке недружественных, злобных сил.
   Борис вошел в туже комнату, в которой разговаривал днем с Иваном Григорьевичем.
   И чем ты можешь помочь? - спросил он.
   - Наступает полнолуние, - произнесла она шепотом, и, испуганно, оглянувшись по сторонам, увидела, как по стенам метались огромные чудовищные тени. Они таяли, уплотнялись, вновь рвались вверх. Она вздрогнула, но взяла себя в руки, и продолжила. - И на алтаре должна будет принесена жертва Дьяволино. Этот алтарь - и есть вход в потусторонний мир. Прольется невинная кровь на алтарь, и откроются врата Ада. И живые мертвецы - зомби, ринутся на землю. Этого нельзя допустить.
   - Но мы не сможем ему помешать, - сказал Борис.
   - Ты не сможешь, а ведьмы, которые ему служат и приносят жертвы, могут. Я и есть, та самая ведьма. Надеюсь, ты не будешь смеяться надо мной.
   Борис бросил на нее изумленный взгляд и произнес:
   - Ничуть.
   - Духи, демоны, призраки существуют на самом деле, - серьезным тоном произнесла Марина. - В определенном смысле, они даже более реальны, чем ты и я. Они всегда были здесь и всегда будут. Это они унаследовали землю, а не мы - мы здесь только пришельцы, маленькие ничтожные создания, узурпировавшие право существование перед лицом мощи и величия, о которых мы не знаем ничего. Дьяволино - это реальность. И он может нас уничтожить.
   - Но этого нельзя допустить, - горячо заговорил Борис. Господь не допустит этого и в нужный момент придет нам на помощь. Отец моей жены - Божий избранник, всю жизнь боролся с Дьяволино и разрушал его планы.
   - Я знаю, - сказала Марина. - Твоя жена - его дочь. И придет время, когда Божий избранник, вернувшись на зеилю, победит Дьяволино, и изгонит его с земли навсегда. Так сказано в древнем пророчестве. Врата Ада закроются, и мертвецы навечно, обретут покой.
   Ты тихо сиди и смотри, что я буду делать. Попробую, не допустить возвращения мертвецов на землю в эту ночь, хотя у меня и плохое предчувствие, даже в дрожь бросает.
   Борис хотел что-то сказать и открыл, было, рот, но, увидев устремленный на него ее взгляд, закрыл его снова.
   Затем она принесла две светло-голубые свечи и медную кухонную миску, наполовину наполненную водой. Она поставила ее на пол, а обе свечи - по бокам от нее. Над каждым предметом, она сделала в воздухе знак, напоминающий пентаграмму. Склонив голову, она начала полушепотом что-то говорить. Закончив шепот, она еще три или четыре минуты стояла со склоненной головой, молясь в молчании. Затем, она неожиданно повернулась к Борису и сказала:
   - Мне надо раздеться догола. Ты, наверное, не будешь возражать?
   Борис молча кивнул.
   Марина стащила платье, открывая худые плечи и маленькие груди. Тело у нее было невероятно поджарое, почти мальчишеское, черные волосы ниспадали до лопаток, а когда она повернулась к нему, он увидел, что волосы на ее лоне гладко выбриты. Красивая, но очень странная девушка. На щиколотках у нее были серебряные цепочки, а на всех пальцах - серебряные кольца. Она подняла руки, совершенно не смущаясь своей наготы, и заговорила:
   - Теперь посмотрим, кто сильнее. Эти бедные пропащие души, или я.
   Она встала на колени и зажгла свечи.
   Борис заворожено наблюдал, как она склонилась над миской и всматривалась в свое отражение, придерживая волосы руками.
   - Все, кто пытается пройти через это зеркало, вернитесь, - проговорила она певучим голосом. Все, кто пытается вновь выйти на землю, вернитесь. В эту ночь, вы должны помнить, кто вы есть. Вы должны отвернуться от зеркала, что ведет к жизни, какую вы знали раньше.
   Дом стал тихим. Борис слышал только тиканье часов, и потрескивание свечных огоньков, тонущих в светло-голубом воске.
   Марина сначала застыла неподвижно, сжавшись, прижав руки к бедрам, всматриваясь в медную миску. Она молчала, поэтому Борис не имел понятия, закончился ли магический обряд, и все ли удалось.
   К его удивлению, вода в миске начала булькать, парить и, наконец, кипеть. Марина выпрямилась, скрестила руки на грудях, и закрыла глаза.
   - Не пытайтесь, проходить сквозь зеркало. Возвращайтесь в Ад.
   Вода в миске кипела все сильнее, булькало все громче. Борис с недоверием смотрел на это. Марина все еще стояла на коленях, крепко сомкнув веки. Он видел маленькие капельки пота на ее лбу, которые стали стекать на грудь. Видимо, то, что она делала, требовало огромных усилий и полной концентрации. Борис заметил, что она стала выдавливать из себя слова, с огромным трудом.
   Ему показалось, что Марина ведет бой с кем-то или чем-то, и что она этот бой проигрывает. С беспокойством, он наблюдал, как она дрожит все сильнее, как потоки пота льются по ее щекам, и стекает между грудей. И вот, уже, ее тело сотряслось, в невольных судорогах.
   В комнате повеяло холодом, свечи стрельнули и погасли. Вода в миске неожиданно перестала кипеть, и так же неожиданно покрылась тонким слоем льда.
   - Марина! - закричал он встревожено. - Что творится?
   Но она не могла ответить. Марина потеряла контроль над своим противником в этой психологической схватке. Она вся дрожала и истекала потом, и у нее то и дело вырывались сдавленные стоны.
   И в этот миг, Борис увидел Дьяволино, Глаза его были широко раскрыты, зубы оскалены в ужасающей улыбке. Он поднял руки. По этому жесту, Марина встала и застыла, все еще не открывая глаза. Она тряслась и дрожала, стараясь вырваться из-под влияния чуждой силы. Со стороны казалось, будто ее с двух сторон дергали две невидимые силы.
   - Дьяволино! Оставь ее в покое, - воскликнул Борис.
   Тот выполнил круговое движение рукой. Марина перевернулась и повисла в воздухе вверх ногами. Ступнями, она почти касалась потолка, а ее темные волосы, рассыпались по ковру. Дьяволино развел руки, и в ответ, ноги Марины широко раздвинулись, открывая клитор, так широко, что он услышал треск. Марина застонала от боли и усилия, отчаянно сопротивляясь Дьяволино. Борис знал, что ее сопротивление ничего не даст.
   - Дьяволино! - вновь закричал он и бросился на него, но тут же какая-то сила, отбросила его назад. Борис, с чувством полного бессилия, смотрел, как изгибается спина Марины, будто, кто-то гнул ее. На худых бедрах выступили жилы, мышцы на шее напряглись от усилия.
   - Дьяволино! Ты ее убьешь, - прошептал Борис. Он чувствовал, как ледяной пот течет у него из-под мышек.
   - Она моя служанка и я сделаю с ней, все, что только захочу.
   - Не убивай ее.
   Наступило долгое молчание. Дьяволино посмотрел на подвешенное в воздухе голое тело Марины, а потом поднял руки вертикально вверх, ладони держа горизонтально. Марина медленно упала на пол. Она лежала на ковре, содрогаясь, тяжело дыша, и прижимая руки к спине, чтобы укротить боль.
   Борис хотел подойти к ней, но Дьяволино произнес:
   - Я не стану убивать ее, если ты, с Ириной, сегодня уедете из города.
   - А если я откажусь?
   - Тогда, я сломаю ей шею прямо сейчас.
   Борис бросил взгляд на Марину. Она лежала на спине, вытянувшись, и прижимала руки к лицу, пытаясь справиться с болью в позвоночнике и в бедрах.
   - Борис! Не соглашайся ни на что. Иначе...
   Дьяволино не дал ей закончить. Марина вновь взлетела, и стукнулась головой об потолок. Она закричала от боли.
   Борис видел, как меняются глаза Дьяволино: из непроницаемо черных, страшных, они превратились в серые, и вдруг, запылали, как красные угли, опаляя кожу, но леденея кровь. Он задрожал, охваченный слепой паникой, огляделся, ища помощь, не сразу сообразив, что никто не может помочь. Глаза Дьяволино жгли, они источали силу, и язык его разбух, сделался толстым. Он заполнил весь рот, и ему удалось только прошептать:
   - Я согласен.
   Тот наблюдал за ним со зловещей усмешкой.
   - Теперь ты обязан выполнить свое обещание, иначе, будешь, проклят навечно. Сказав это, Дьяволино исчез.
   Борис посмотрел на Марину. Она выглядела измученной физически и психологически.
   - Тебе не следовало этого делать, - заговорила Марина. - Для меня было бы лучше, если бы я умерла.
   - Ты наверно шутишь, - сказал Борис. - Я помогу тебе сесть в кресло, и вызову врача.
   - Боже! Что ты наделал, - выдавила с трудом из себя, Марина.
   - Не говори о Боге, - устало произнес Борис. - Бог наверно забыл о нас.
  
   Борис быстро шел к Ирине. Его шаги гулко раздавались по пустой улице. "Что делать? - думал он, - что делать? С одной стороны, он не хотел пугать ее, а с другой... Он чувствовал себя виновным, так как предал Ирину. Но ведь есть в жизни такие минуты, когда человек должен принять решение, не оглядываясь на остальных. Он верил, что такая минута и была для него именно такой. По крайней мере, он смог убедить в этом, себя. Он спас жизнь Марины, и поступить иначе не мог.
   - Надо рассказать все Ирине, - наконец решил он для себя, - она поймет мой поступок и простит меня, а затем, мы уедем из этого города. Он вспомнил слова старика, и подумал: "неужели земля будет под вечным надзором Дьяволино" Он представил себе, как Дьяволино воздвигается над городом, растет, растет, и тень его наползает на лик земли. Наконец, страшный силуэт, заслоняет звезды, и все творение поглотила черная трясина бездны. Борис затряс головой, чтобы избавится от непосильных для человеческого рассудка видений, но и после этого, он видел висящую в небе исполинскую голову Дьяволино с разверстым ртом, готовым поглотить все то прекрасное, что создал человек. Он безнадежно вздохнул и услышал чей-то голос. Тихий, далекий
   - Иди сюда, Борис.
   Он обернулся, вытирая потный лоб. Рука стала влажной.
   Никого. Улица была пустынной и тихой.
   - Иди, сюда, - повторил голос, холодный и бросающий в дрожь, словно кусок льда, неожиданно прижатый ко лбу.
   Борис застыл на месте, и снова обернулся.
   - Выходи, - сказал он в пустоту. - Меня не испугать.
   - Иди сюда. Я здесь.
   Что-то коснулось его, бесплотное, словно изменчивые клубящиеся пальцы дыма.
   Бориса пронзило желание бежать.
   - От меня не убежишь, - усмехнулся голос. - Ты разве еще не понял, кто перед тобой.
   Борис увидел темный силуэт у входа в переулок.
   - Дьяволино, - выдохнул он из себя. Что ты еще хочешь от меня? Мы же обо всем договорились.
   - Когда же ты поймешь, Борис, кто же истинный Бог на земле. Ты же не слепой, и не можешь не заметить действия определенных сил во всем мире. Следовательно, ты сам можешь ответить: кто истинный Бог?
   Люди устали, что их все время учат. Настоящие люди должны жить в настоящем мире.
   Бог склоняет людей, предать их главную суть - грех, извращая мир ложью. Он сам роет себе яму. Ему хочется скрыть правду. Довольно игр. Я превращу землю в хаос и смерть.
   - А ты будешь приводить ко мне других и объяснять им, что я подарю им вечную жизнь и сделаю счастливыми.
   - Нет, - пробормотал Борис, стараясь удержаться на ногах. Он закрыл глаза, и вдруг услышал безжалостные голоса:
   - Да-дааа. Эти голоса прошили его, словно пули, летящие со всех сторон. - Да-ааа.
   Борис, сопротивляясь, затряс головой. У него тяжело застучало в висках: он подумал, уж не получил ли он сотрясение мозга. Ощущение, что кто-то держит его за горло. Он не сомневался, что бесплотные пальцы сдавливали ему шею. Борис приложил ладонь ко лбу. Он был потный и горячий. Борис пошатнулся и тряхнул головой, чувствуя на себе горящий взгляд Дьяволино.
   - О Боже! - произнес он, - как жжет. Как больно.
   Я знаю Христа - он выплюнул это имя, как гной, - вам и не снилось, как хорошо его знаю. Его лицо неожиданно исказилось, голос превратился в утробный вой бури. Нужна война, и я знаю, как ею распорядиться. Скоро вам откроется истина, которая заставит умолкнуть все лживые голоса. Толпа ждет Дьяволино. Мои люди скитаются по этой земле, чтобы прошептать мое имя, тем, кто услышит. Я вижу, как число моих сторонников растет. Сегодня все свершится и меня никто не остановит. И завтра, наступит первый день нового мира.
   Уговори Ирину покинуть это место и никогда не возвращаться сюда. Иначе, я убью тебя, и на этот раз, мне никто не сможет помешать. Ты понял, что я тебе сказал?
   - Понял, - задыхаясь, проговорил Борис. И в этот момент, он почувствовал, как хватка ослабла и наступила тишина.
  
   - Видишь ли, Ирина, - проговорила Антонина Ивановна, тихим голосом, - человеку отпущено ровно столько времени, сколько отпущено. Едва оно истечет, вы покидаете этот мир. Но, человеку, хочется жить и жить. Поэтому, вы делаете все возможное и невозможное для того, чтобы задержаться на земле, и прожить свою жизнь, как можно более достойно. Она усмехнулась, не разжимая губ, устремив на нее пристальный взгляд.
   - К чему эти слова, - сказала Ирина.
   - Ты сейчас все поймешь. Полгода назад, мне позвонили из больницы и попросили срочно приехать. Врач сообщил мне, что мою дочь изнасиловали. Когда я вошла в палату и приблизилась к кровати, то увидела лежащую Ларису, укрытую одеялом по шею. Бледная, изможденная, хрупкая. Она казалась потерявшейся в этом мире.
   - Ваша дочь сейчас спит, - услышала я голос врача. - Действие снотворного продолжается, и она не испытывает боли. Скоро все заживет, и она сможет вернуться домой.
   А когда я спросила у следователя:
   - Вы поймали, мерзавца.
   - Нет, - ответил он. - Нам даже не удалось получить его описание. Его никто не видел. Возможно, это какой-то маньяк. Вы же знаете, сейчас люди стали хуже зверей. У них крыша давно поехала. Но мы постараемся найти этого подонка, и засадить в тюрьму, хотя я бы, будь моя воля, отрезал бы ему яйца.
   - Тебе, Ирина, не понять мои переживания. Я всю ночь не спала и задавала себе один и тот же вопрос - почему Господь допустил, что Ларису изнасиловали. Это же не справедливо.
   - Но существуют разные справедливости, - вставила Ирина,- Человеческая, Божья и даже - Дьявольская.
   - Ты права, Ирина, - с трудом выдавила из себя Антонина Ивановна. - Лариса была смыслом моей жизни. Только тот, кто страдает, понимает боль. И эта боль никогда не уходит. И какой у меня был выбор. Господь предал меня. И я, заключила сделку с врагом Господа, обратившись за помощью к Дьяволино.
   - Значит, вы вините Господа?
   - Как его можно винить, если я в него не верю.
   - Я тоже страдала, Антонина Ивановна, когда Дьяволино убил моего отца.
   - Он не убил Алексея, а дал ему новую жизнь.
   - Вы не правы, - воскликнула Ирина. - Это Господь сделал моего отца Божьим избранником, и его душа, после смерти, вознеслась к небесам.
   Наступило молчание. В это время каждый думал, о своем.
   - И что произошло дальше? - наконец, не вытерпев, спросила Ирина.
   - Утром, дверь открылась, и в дом вошла Лариса. Она выглядела так, как будто с ней ничего не произошло. Даже, еще больше похорошевшая.
   - И вы отдали Дьяволино свою душу, - воскликнула Ирина, - но он не исцеляет людей. Он ими овладевает. И ее исцеление - это только иллюзия.
   - Все это не так просто. Моя душа и так принадлежит Дьяволино. Я - ведьма, и являюсь его прислужницей. Многие века, в церкви, на холме, собирались люди, молились ему и приносили жертвы. Они хотели только одного, чтобы Дьяволино воцарился на земле и дал им вечную жизнь. Мои прабабка и бабка, тоже были ведьмами и участвовали в этих молитвах. И когда Господь низверг Дьяволино обратно в Ад, он разрушил церковь. Я не хотела, чтобы Лариса стала ведьмой и прислужницей Дьяволино. И за это, он жестоко отомстил мне.
   Сначала, жизнь сразу пошла своим чередом, об изнасиловании Лариса не вспоминала. Мне казалось, что она довольна своей жизнью, больше прежнего. Впрочем, однажды, когда мы смотрели телепередачу о насильнике, терроризировавшим город, Лариса вдруг стала смеяться - сперва тихо, потом все громче, громче и, наконец, вся дрожа, разразилась слезами.
   - Тебе надо отдохнуть, - сказала я ей.
   И вдруг почувствовала, как что-то происходит у нее внутри. Черты ее лица исказились, а в глазах зажегся злобный звериный огонек.
   - Отмщение, - выдохнула она. - Отмщение.
   Я отпрянула от нее, безотчетно стремясь увеличить расстояние, отделявшее меня от нее. Ее лицо, безжизненное, и одновременно непреклонное, как древняя маска смерти, проникло ко мне в мозг, зависло там, точно марионетка, и заплясало мрачной тенью той, кем моя дочь была несколько мгновений назад. К своему удивлению, я вздрогнула.
   Лариса встала и повернулась ко мне спиной. Ее глаза, отраженные в оконном стекле, смотрели яростно и непримиримо. На один миг я почувствовала, как кто-то наблюдает за ней. Затем это лицо устремило злобный взгляд на меня.
   - Твоя дочь принадлежит мне и только мне, - шептал чей-то голос мне в ухо. И я поняла, что совершила роковую ошибку. Душа Ларисы стала принадлежать Дьяволино.
   - И что ты будешь делать?
   - Я... начала Лариса.
   - Тебе надо сходить в церковь и помолиться Богу, - сделала я еще одну попытку, пытаясь как-то повлиять на нее.
   - Богу? - повторила Лариса, скользя внимательным взглядом по стенам. - Какому Богу? - Ее губы искривила холодная усмешка. Богу церквей с белыми колокольнями. И только. - Ее усмешка превратилась в жестокую улыбку, глаза остались холодными и безжалостными. - За церковным порогом он бессилен. Когда меня изнасиловали, что он сделал. Ничего. Даже не мог покарать того, кто это сделал. А он смог.
   - Кто? - спросила я, заранее зная ответ.
   - Мой Бог - подлинный повелитель земли.
   - Лариса, - воскликнула я, пораженная этим всплеском эмоции. - Кто тебе в голову вбил этот страшный бред. Я все еще надеялась, что все это не так, и приблизилась к ней, чтобы яснее увидеть ее лицо.
   - Не подходи ко мне, - крикнула Лариса таким голосом, что меня, отбросило, к стене Что-то душило меня, парализовало, лишило способности двигаться, дышать, думать. Я хотела закричать, но неведомая сила, удерживающая меня, сдавила горло, и оттуда вырвался лишь едва слышимый хрип. Перед глазами у меня все плыло, а голова, казалось, разбухла от прихлынувшей крови, стала безобразно несоразмерной, точно у ярмарочного урода, и грозила вот-вот лопнуть.
   - Я думаю, ты меня поймешь, мама, действительно поймешь. Я решила, - твердо сказала Лариса, - что право распоряжаться моей жизнью принадлежит мне, и только мне.
   - Право загубить ее, - не смотря на боль, выдохнула я.
   - Тебе не понять. Ко мне явился мой ангел света. Он дал мне дар жизни, дар свободы. Все мужчины будут в моей власти. А кто дал мне все это - Дьяволино. Мне нужна месть. Она моя цель в жизни. И на этом, наш разговор окончен. Я, буду жить, как хочу. Она повернулась и вышла из дома. И я сразу почувствовала, как мне стало легче дышать.
   И с этого дня, она стала вечерами уходить, а утром возвращаться. Она отгородилась от меня, невидимой стеной. Я чувствовала, что что-то должно случиться.
   И после того, как в нашем городке были убиты несколько молодых людей, я стала следить за ней, и узнала, что она ходит в разрушенную церковь с мужчинами. То, что я увидела там, потрясло меня. Сначала, Лариса танцевала перед алтарем обнаженной, а мужчина сидел на нем, и любовался ее танцем. Затем она занималась с ним любовью на алтаре, а потом убивала его. Тем самым, она выражала преданность Дьяволино. Лариса стала одержимой. Она убивает, а Дьяволино забирает души, становясь, все сильнее и сильнее. Я это сама видела. И только ты сможешь ей помочь.
   - Я? - удивилась Ирина.
   - Да, ты. Дело в том, что я гадала на воде, и видела, лежащую на алтаре, Ларису. Поэтому, я и нашла тебя и попросила приехать. Ты и Лариса родились в один и тот же день. Поэтому, вы связанны между собой. Хотя, и находитесь по разные стороны света. Твоя вера - Господь. Ее вера - Дьяволино.
   Ирина хотела вскочить со стула, но эти слова пригвоздили ее к месту.
   В это время дверь открылась, и в комнату вошел Борис, лицо его было бледным.
   - Что случилось? - спросила Ирина.
   И Борис стал им рассказывать, что с ним произошло.
   - Все правильно, - проговорила Антонина Ивановна, когда Борис закончил. - Сегодня день полнолуния, и должна быть принесена последняя жертва Дьяволино. Поэтому, он и запугивает вас, чтобы вы уехали, так как знает, что только дочь Божьего избранника, сможете сорвать его планы. И что вы собираетесь делать?
   - Мы остаемся, - решительным тоном произнесла Ирина, - и сделаем все возможное, чтобы остановить Дьяволино. Так поступил бы и мой отец. Господь не позволит уничтожить человечество на земле.
   - У меня к вам будет одна просьба, - сказала Антонина Ивановна. Скоро придет Лариса, не показывайте виду, что вы все знаете.
   - Хорошо, - сказал Борис.
  
   Лариса сидела в ресторане. Отсутствие мужчины не составляло ей большой проблемы. Пронзительный взгляд и гордый указывающий жест, останавливали наиболее назойливых молодых людей. Было видно, что ее совершенно не интересуют пьяные объятия большинства, сидевших в зале, хотя этим вечером она внимательно изучала каждое лицо. Помимо завсегдатаев, в ресторане появились новые лица.
   Вдруг, ее внимание привлек один мужчина - высокий, смуглый, с орлиным носом. Костюм не мог утаить сильную, великолепно сложенную фигуру.
   Заняв место за соседним столиком, незнакомец, покуривая, пил вино. Он не сводил глаз с Ларисы, и она подумала, что смуглый может оказаться тем, кого она ищет. В каждом его медленном движении чувствовалась огромная жизненная сила.
   Когда он пригласил ее на танец, Лариса, по блеску в его глазах, улыбке и произносимым им словам, было видно, что он во власти ее чар.
   - Андрей! - представился он. - Вы сводите меня с ума. Я без вас не покину это заведение.
   "Прекрасный выбор, - подумала она, - еще час и я увезу его с собой. Дьяволино будет доволен".
   - И правильно сделаешь, - прижимаясь к нему, прошептала Лариса. - Мы поедем ко мне, и я, обнаженной, буду танцевать для тебя танец любви, а затем, я отдамся тебе так, что ты всю жизнь будешь вспоминать эту ночь.
   - Я готов последовать за тобой, хоть на край света, - проговорил Андрей, впиваясь в ее губы.
   Она почувствовала, как он весь дрожит от возбуждения.
  
   Входя в дом, Лариса услышала чужие голоса, доносившиеся из комнаты. Улыбка словно застыла на ее губах.
   - Кто это? - спросила она, увидев мать, хлопотавшей на кухне.
   - У нас гости, - ответила мать. - Приехали наши родственники из Москвы.
   - Ты разве не знаешь, что я не люблю, когда в наш дом приходят чужие люди.
   - Ладно, не ворчи. Иди, познакомься со своей сестрой и ее мужем.
   - Никогда не знала, что у меня есть сестра? - сказала Лариса.
   Она дочь, моего брата, Алексея.
   Рядом стоящий, с ней Андрей, наклонился и прошептал ей на ухо:
   - А где мы с тобой будем наниматься любовью?
   - Не волнуйся, - ответила она, - я сумею об этом позаботиться.
   - Я и не сомневался в этом.
   Нахмурив брови, Лариса с Андреем, вошли в комнату. На диване сидела молодая девушка с парнем. Завидев входящих, Ирина с улыбкой поднялась, поприветствовать ее. Следом за ней, поднялся Борис.
   - Пора за стол, - проговорила мать, ставя на него различные блюда с едой.
   За ужином, Борис принялся рассказывать им о жизни в столице.
   Вскоре, уголком глаза, Ирина приметила растущее недовольство сестры, но та сдерживала себя всякий раз, когда уже вот-вот была готова прекратить излияния Бориса. Неожиданно, она почувствовала исходящую от сестры, красоту и страстную желанность.
   - С какой целью она это делает, - стала размышлять она, но не находила ответа.
   Покончив с едой, Лариса встала, включила музыку и, подойдя к Борису, взглянула ему прямо в глаза.
   - Пойдем, потанцуем, - сказала она.
   Борис поднялся, краем глаза, он увидел, что Ирина с Андреем последовали их примеру. Во время танца, Лариса обняла его за шею и прижалась к нему.
   - Я и не знала, что у меня есть сестра, - заметила она, - да и к тому же красивая.
   - Я ее очень люблю, - ответил Борис. Он видел, что Ирина о чем - то разговаривает с Андреем, но ничего не мог услышать. Ирина бросила взгляд на него и улыбнулась своему кавалеру.
   - Ах, Ирина! Вы словно рветесь наружу из кофточки, - сказал Андрей. - Как жаль, что вы замужем.
   - Сколько времени вы знакомы с Ларисой? - спросила Ирина, продолжая улыбаться.
   - Только что познакомились в ресторане.
   - Для серьезного увлечения это слишком маленький срок.
   - Но... - Андрей отвел взгляд от ее груди и мельком взглянул на Ларису. - Не вижу причины лгать прекрасной незнакомке. Она красивая, но я, ее немного побаиваюсь. Ходят слухи, что она ведьма, хотя я в это не верю.
   - Глупости, - возразила Ирина. - Этого не может быть.
   - Да ты ничего не знаешь, - быстро заговорил Андрей. Он с опаской бросил взгляд на Ларису. - Она лежала в больнице вся в синяках, а наутро, вышла из нее, и превратилась в настоящую красавицу. Объясни мне, в чем секрет ее превращения? В городке говорят, что она связана с Дьяволино. - Он перешел на шепот, и, посмотрев на Ларису, нервно облизнул губы. - Как ты думаешь, а можно обладать сверхъестественной силой?
   - Можно, - ответила Ирина. - Если продашь свою душу, и станешь прислужником... - Она замолчала на секунду, - но ты не должен этого делать.
   - Почему? Это таит в себе угрозу?
   Ирина пожала плечами. Она не хотела пугать Андрея.
   - А вообще-то, ты сам должен определить свою судьбу.
   - Тогда пусть все идет, как идет, - ответил он, - и посмотрим, как сложится судьба. От нее не уйти. Хотя, какой совет ты можешь мне дать.
   Ирина уставилась в его глаза.
   - Уходи, - вымолвила она. - Сделай, как я говорю.
   Андрей хитро улыбнулся:
   - Не могу. Лариса притягивает меня, как магнит. И к тому же, может, я сам хочу стать прислужником.
   Когда танец закончился, Андрей подошел к Ларисе и стал ей что-то шептать на ухо.
   - Хорошо! - сказала она. - Пойдем со мной, я тебе все покажу.
   Как только они вышли из дома, Антонина Ивановна произнесла:
   - Скоро, и вам пора. И помните: вы должны пройти через все испытания, и расстроить планы Дьяволино.
   - Вера в Бога поможет нам, - вдохновлено, произнесла Ирина. - Господь не позволит воцариться на земле, Дьяволино.
  
   Андрей видел, как Лариса, танцевала перед ним, оставляя огненные следы вблизи вытесанного из камня, алтаря, на котором лежал серебряный кинжал. На землю пало полнолуние, и Андрей почувствовал, как подул ветер, и ему стало холодно.
   Босая, в перехваченном серебряном поясом, тонкой белой сорочке, скорее обнажавшей, чем скрывавшей от холода, ее гибкую фигурку, Лариса вздымала старинным танцем огни, разметав по ветру длинные темные волосы. Плясавшие вокруг языки пламени не причиняли ей вреда.
   Темнота над алтарем сгустилась, и вскоре на небе высыпали звезды. Огни вспыхнули ярче, оставив неосвященным лишь большой кусок неба над алтарем, где выступали неясные очертания чего-то массивного, неровного, находящегося в неуклонном движении. Как будто разверзлась дыра в неведомое, и всякий раз, когда Лариса обращала в этом направлении свой взгляд, у нее оставалось впечатление огромной глубины.
   Старинная чаша в руке Андрея задрожала, когда он увидел вспыхнувший около нее на земле светящийся узор, трепещущий на холодном ветру.
   - Выпей все вино, - сказала она ему, - это часть ритуала.
   Когда Андрей взглянул на дымящуюся чашу, на память пришли слова Ирины:
   - Не пей ничего.
   Когда Лариса немного отошла, он поднял ее и сделал вид, что пьет. Своим запахом, жидкость напоминала сладкое вино, однако, с весьма странным ароматом. Он опустил в чашу палец и попробовал вино на вкус. Оно оказалось горьким. Заметив, что Лариса поворачивается к нему, Андрей запрокинул голову, делая вид, что осушил чашу до конца. Когда же она снова отвернулась, он выплеснул жидкость в темноту. "Проклятая ведьма, - подумал он, - она собирается меня убить. Притворюсь сонным и погляжу, что будет происходить дальше".
   Положив чашу, Андрей подошел к алтарю, наблюдая, как светящий рисунок на земле становится все более замысловатым.
   В танце было нечто завораживающее. Всякий другой на его месте уже давно бы в испуге убежал, однако, Андрей был смелым человеком и решил ждать финала. Он был уверен, что что-то должно произойти. Он улыбнулся, глядя, как под легкой белой сорочкой, проступала гибкая фигура Ларисы, не забывая, зевать всякий раз, когда она поворачивалась в его сторону. Она так нравилась ему в этот миг.
   Вдруг его охватила паника. Выползший из ветреной ночи холодок пополз по шее, плечам, словно кто-то из-за спины пристально разглядывал Андрея. Он решил, что сумеет схватить кинжал и защитить себя, прежде чем на него наброситься неизвестный противник.
   Однако. Этот взгляд вызывал у него ломоту всего тела. Он чувствовал, как слабеют его члены, когда он попытался оторвать взгляд от танцующей Ларисы, и рассмотреть незнакомца.
   - Ты пытаешься обмануть Ларису, - слова падали в его разум, как капли крови, - и, делая это, насмехаешься надо мной.
   - Кто ты? - беззвучно спросил он.
   - Тебе лучше этого не знать.
   Андрей тяжело склонился к алтарю, напрягая все силы, чтобы хоть немного повернуться. Краем глаза он заметил нечто, абсолютно черное. Исходящая оттуда сила навалилась на него с еще большим давлением, не давая повернуться. Андрей осознал, что до кинжала ему не дотянуться, но если он и сумеет это сделать, то против неведомого врага клинок окажется бесполезным.
   Опустошенный, он тяжело пал на землю, схватившись левой рукой за край камня. С трудом, приподнявшись, заметил, что Лариса, направляясь к нему, постепенно замедляет ритм танца, а значит, ритуал скоро закончится.
   Луна теперь повисла почти над его головой. Андрей по-прежнему чувствовал чье-то присутствие за алтарем, хотя теперь давление на него не было столь сильным, как несколько мгновений назад.
   "Интересно, а разговаривает Оно с Ларисой", - подумал он.
   Подавшись немного вперед, Андрей незаметно наблюдал за танцовщицей. Девушка остановилась всего в нескольких шахах от Андрея, опустив глаза и тяжело дыша. Она не обращала на него никакого внимания, направив взор куда-то наверх. Андрей выждал, раздумывая о том, насколько его смогли подчинить чужой воле, и, боясь, это проверить. Паника утихла, ей на смену пришло чувство напряженности, повышенной тревоги, всегда сопровождавшее его в тяжелую минуту.
   Лариса словно с кем-то разговаривала, хотя он не слышал слов. Пройдя мимо него и едва взглянув на Андрея, девушка подошла к алтарю и взяла в руки кинжал. Затем, повернувшись к нему, вытянула левую руку, стремясь схватить его за волосы.
   - Колдунья! - выдохнул Андрей, выхватывая из кармана, припрятанный нож. Затем, он с силой метнул его, почувствовав, как неведомая сила за алтарем попыталась оказать ему сопротивление.
   Широко раскрыв от изумления глаза, Лариса коротко вскрикнула и упала на пол, выронив жертвенный кинжал. Нож вонзился ей в плечо. Андрей подхватил обмякшее тело и возложил его на алтарь.
   - Вот твоя кровь! - выкрикнул он. - Прими и будь проклят. Держа перед собой нож, он сделал шаг назад, ожидая возмездия сверхъестественных сил. Однако, атаки не последовало.
   Темная тень висела над истекающим кровью, телом танцовщицы. Андрей чувствовал на себе внимательный взгляд, но не более.
   Почувствовав прилив сил, он отступил еще немного назад и принялся озираться по сторонам, ища пути к отступлению.
   Вдруг сверкнула молния, и раздался гром. И это заставило его замереть на месте. Секунду Андрей ощущал ужасающее присутствие черной фигуры. Ему даже казалось, что он видит смутные, призрачные, ее очертания, тянувшую к нему щупальца. Он закричал от ужаса и закрыл руками лицо.
   - Андрей! Андрей! - донесся с ветром чей-то голос. - Что же ты наделал. Теперь ты, будешь служить мне вечно, а за это, я тебе дам все, что только пожелаешь.
   - И что...? От страха он стал заикаться.
   - Стоит тебе захотеть, и ты получишь власть, деньги и женщин. Ты станешь, взамен Ларисы, моим прислужником, дабы концентрировать мою энергию в этом мире.
   Андрей немного осмелел и произнес:
   - А если я скажу, нет?
   - Как ты смеешь перечить мне, букашка. Я - князь тьмы - Дьяволино. - Глаза его засверкали яростью. - Многие мечтают о том, что я предлагаю тебе.
   - Хорошо! Я буду служить тебе, а пока мне хотелось бы обладать красивой женщиной.
   - Подойди к алтарю.
  
   В это время Ирина с Борисом шли, по тропинке. В свете луны, Ирина увидела Андрея, идущего к ним навстречу.
   - Где Лариса? - спросила она.
   - Она мертва, - ответил он, подходя ближе к ним. - А ты должна следовать за мной. Хозяин ждет тебя, а ты Борис, можешь уходить на все четыре стороны.
   - Ты что, с ума сошел. Ирина заметила, как высоко в небе вспыхнула яркая искра, полетевшая к поднятой правой руке Андрея. Разрастаясь на глазах, искра превратилась в отливающий красным цветом шар. Андрей отвел руку в сторону, и бросил шар в Бориса. Ирина, стоящая рядом с ним, закрыла его грудью.
   Шар, ударившись в спину Ирины, отлетел в сторону, рассыпавшись ярким фонтаном искорок.
   - Господь, на нашей стороне, - вскрикнул Борис. Оттолкнув Ирину, он бросился вперед, на Андрея. Сгустки невидимой силы, ударили Бориса в грудь, и он упал на землю.
   Глаза Ирины различили смутную линию алтаря на холме. Неподвижное тело Ларисы лежало поверх камней, и казалось маленьким, в бледном свете луны.
   - Борис! - воскликнула она, начиная понимать смысл происходящего. - Уничтожь алтарь наверху.
   Андрей мгновенно повернулся к ней.
   - Я убью тебя красавица, и ты никому не достанешься. Дьяволино будет доволен. Я стану всесильным человеком, и буду его наместником на земле.
   - Дурак ты, Андрей, - произнесла Ирина. - Ты так ничего и не понял. Вера в Бога поможет нам справиться с тобой.
   В это время, Борис, поднявшийся с земли, бросился бежать к церкви. Андрей, ринулся к нему на встречу, подсек его правой ногой, и толкнул, что было силы. Борис упал на землю, а Андрей, высоко подняв кинжал, рванулся к распростертому на земле телу.
   Борис тряхнул головой и быстро перекатился по земле. Андрей бросился сверху. Борис успел перехватить руку с кинжалом, которая медленно приближалась к его груди. Вот острие уже коснулось сердца, и Борис увидел насмешку на лице Андрея.
   - Тебе конец, - глаза Андрея запылали огнем, а Ирина подарит мне сына.
   Сделав невероятное усилие, Борис сумел развернуть его руку. Он почувствовал, как замер Андрей, напоровшись на собственный нож. Борис сжимал руку с ножом до тех пор, пока не ощутил, что Андрей слабеет. Затем привстал на колено и перевернул поверженного противника на спину.
   В свете луны виднелось искаженное лицо Андрея.
   - Вот и конец... выдавил он через силу. - Дьяволино обманул меня. И зачем я только встретил Ларису. Что-то покинуло бренное тело, и Андрей замер. С лица исчезла гримаса.
   - Надо похоронить его, - сказал Борис. Ирина кивнула:
   - Но сначала надо уничтожить алтарь.
  
   Им оставалось пройти метров сто до церкви. Они шли между безмолвными рядами могил, и с беспокойством сознавали, что их со всех сторон окружают люди. Мертвые люди, которые умолкли навсегда, и лежали друг с другом с закрытыми глазами или без глаз, закопанные в черную землю. Это было не обычное место - это был уголок погребенных воспоминаний, молчаливое общество умерших, анклав земных существ, вышедших за пределы жизни.
   Вдруг Борис остановился.
   - Что это? - спросил он. - Чувствуешь, какая вибрация под ногами, как будто сейчас произойдет землетрясение.
   Они услышали как бы пение, только это было не пение. Оно напоминало скорее завывание плакальщиц на похоронах. Вибрирующий, доводящий до безумия звук на самой грани слышимости, От этого пения, их кожа покрылась мурашками. Он относился отовсюду, с неба и земли, а его напряжение минутами казалось невыносимым.
   Ирина оглядела кладбище и, к своему ужасу увидела призраков, поднимающихся из гробов. Сначала появились головы, слепые, вырастающие из земли. Потом плечи и остальная часть тела вырастали все выше, пока, наконец, призраки не зависали в воздухе, не касаясь земли.
   Их были сотни. Мужчины, женщины и дети - все они слабо мерцали в ночной темноте, излучая остатки того заряда, которым были наделены при жизни. Чем больше их появлялось, тем громче
   Они выли, пока все кладбище не стало сплошным воем.
   - Зомби! - прошептал Борис. - Я думал, что они существуют только в кино.
   - Идем, - прошептала Ирина, - мы должны дойти до алтаря, и нас никто не остановит. И они осторожно, неверными шагами двинулись дальше.
   Призраки неподвижно зависли в воздухе и всматривались в них глазами, похожими на дыры, старых тряпок. Все они были в плачевном состоянии, гниющие и искалеченные, едва напоминающие человеческие существа.
   Приближаясь к ним, призраки непрерывно завывали пискливыми голосами. Этот звук не смолкал ни на секунду - ужасный, неимоверно воинственный клич, как будто умершие жаждали их крови.
   Ирина с Борисом ускорили свой шаг, чтобы проверить, могут ли эти призраки гнаться за ними. Те замерцали и ускорили свой полет. Казалась, что призраки могут легко опередить их, однако, они держались на расстоянии, чтобы поразвлечься. И в их пронзительном завывании теперь звучали радостные ноты, как будто они знали, что скоро достанут их.
   Наконец, они окружили Ирину и Бориса
   - Что делать? - ловя воздух, еле живой от страха, спросил Борис, мысленно все еще ища какой-то выход. Даже погруженный в бездну паники, его ум не переставал лихорадочно работать над планами спасения.
   Призраки немного отступили, и появился Дьяволино
   - Выыыы ммооиии! - проблеял он. - Теперь вам никто не поможет. Мои слуги разорвут вас на маленькие кусочки.
   Ирине показалось, что время остановилось.
   - Может теперь, вы присоединитесь ко мне, - взревел он и торжествующе посмотрел на них.
   - Никогда, - воскликнула Ирина, - и тебе не запугать нас.
   - Ты такая же упряма, как был твой отец, - глаза его запылали огнем.
   - Я дочь своего отца, - гордо произнесла Ирина. Ты все время пытался заполучить его душу, однако, у тебя ничего не вышло.
   - Но я убил его.
- А душа досталась Богу. А ты как был в Аду, так в нем и останешься навсегда. Господь никогда не позволит тебе вернуться на землю, Дьяволино.
   Оставалось всего десяток метров до церкви, и они побежали.
   - Бегите! Бегите на встречу своей смерти, - засмеялся Дьяволино. - Я хочу, чтобы вы увидели конец света.
   Призраки тянули руки, чтобы схватить их. Один из трупов дотянулся до Бориса и схватил за рукав. Тот нанес ему молниеносный удар в лицо, но, к его ужасу, кулак прошел сквозь сгнившее тело навылет, пробил хрупкие кости черепа и глубоко застрял в холодной скользкой студенистой массе мозга. Другой труп, женский, схватил его сзади и перепончатыми пальцами вцепился в лицо и шею. Ирина, не долго думая, выхватила нож и снесла голову трупу. Тот упал на землю и безголовый пополз за ними.
   Они вбежали на холм и, войдя, в разрушенную церковь, увидели лежащую на алтаре, Ларису. Над ней возвышалась фигура Дьяволино.
   Вы опоздали, - взревел он. - Ларисина кровь окропила алтарь, и врата ада сейчас откроются. До вашего конца остались минуты. Дьяволино разразился полным злобной ненависти воплем. - И вы станете свидетелями, возрождения, нового мира. Пришло время, встать во главе своего воинства, и воцариться на земле. Вы видели ожившие трупы? Это я вдохнул в них жизнь для того, чтобы с их помощью завоевать мир. Наступает новая эра - моя эра. Он взмахнул посохом и ударил по земле. В следующий момент до них донесся ужасный высокий пронзительный вой.
   Борис увидел, как внезапно появилась костлявая и угловатая фигура. Она была черная и стояла на задних конечностях, но когда она прыгнула вперед, то сделалась чем-то похожей, на волчью. От нее веяло холодом, и казалось, что ей движет неумолимое чувство первобытного голода и ничто не способно удовлетворить его полностью.
   - Что делать? - воскликнул Борис. Он вскинул руку, в которой был зажат серебряный кинжал.
   Тварь приближалась. Из того же самого угла, выскользнула другое существо, опустилось на четвереньки и бросилось вперед, огибая то место, где его собрат пытался наброситься на Бориса.
   Ирина приняла стойку, и ее нож все время находился в движении. Существо метнулось в сторону от нее, вознамерившись обойти ее с боку.
   Борис заметил, как вновь появившиеся твари обступают их со всех сторон. Их становилось все больше и больше. Они приближались, сбивались в стаю, бросались вперед, пятились, вытягивая морды, и лязгая челюстями. Борис с Ириной знали, что эти твари разорвут их на части, потому что разглядели выражение смерти в их блестящих глазах.
   - Господь! Помоги нам, - воскликнула Ирина.
   - Молись, молись, - ревел Дьяволино. Глаза его налились кровью. - Вы глупцы! Вам это уже не поможет. Где же ваш Бог - нет его. Разорвите их на маленькие кусочки, мои верные слуги. Пусть от них, ничего не останется.
   - Отец! - продолжала восклицать Ирина. - Ты обещал защищать нас от Дьяволино. Зло должно быть наказано.
   - Не борись со мной Ирина. Твой отец все это знал. Я убью Бориса, и ты останешься совсем одна. Приди ко мне. Твоя сестра уже со мной.
   - Никогда. Мой отец всегда стоял на страже креста. И вера в Господа вновь одержит вверх над тобой, и врата Ада навсегда закроются.
   И в это время, одна из тварей, бросилась на Бориса. Он ударил ее клинком, и та повалилась рядом с ним и начала биться в судорогах. Другая - вскочила на его спину, но он сбросил ее на землю. И в этот миг, на них набросились другие твари. Они хватали их за ноги, пытаясь утянуть в гущу своей обезумевшей стаи, но они сумели вырваться. Борис видел их безумные, горящие жуткой яростью глаза. К нему снова потянулись когтистые лапы, мертвые глаза смотрели хитро, с отчаянной решимостью.
   - Нам не выбраться, - воскликнул он.
   - На все воля Божья, - выдохнула она.
   Внезапно, раздался шелест, словно огромные сухие крылья ударили в воздухе высоко над головой, и луну закрыло облако. Что-то спускалось, проплыло в воздухе, и в вышине над ними, между огромными крыльями летучей мыши, появилось страшное лицо. Когти существа сверхъестественно блестели - красные, как раскаленный металл. Чудовище стало кружить над ними, выбирая момент, напасть на них, а они стояли спина к спине, держа в руках кинжалы.
   - Что это? - задыхаясь от страха, спросил Борис.
   - Слуга Дьяволино, - ответила Ирина. - Гаргулья.
   Стоящая рядом тварь, со зловещим рычанием ненависти и мести, схватила Бориса за ногу, но он, падая на колени, успел пронзить ее. Гаргулья ринулась вниз и, схватив Бориса когтями за плечи, взметнулась в воздух.
   И в этот миг, произошла яркая вспышка. Луч света, ударил в самую гущу тварей. Некоторые юркнули в темноту. Другие, от которых повалил дым, остались валяться на месте.
   Луч ударил с новой силой, и оставшиеся твари, стали рассыпаться, на глазах Ирины.
   - Отец, - прошептала она, увидев, спускающую с небес колесницу. Она увидела, как в его руке сверкнул меч, и гаргулья рухнула на землю, увлекая за собой Бориса.
   - Божий избранник! - Дьяволино кипел, расточал вокруг могучие круги тьмы. Он издал вопль, который переродился в яростный рев, оглушающий вибрирующей силой, жуткой яростью, от которого дрожала земля. - Наконец-то я покончу с тобой навсегда. Он взлетел над землей и бросился на него.
   В руках Божьего избранника вновь сверкнул меч.
   Воздух, на том месте, где встретились взгляды противников, казалось, раскалился до бела.
   - Меня не остановить, - ревел Дьяволино. - Я никогда еще не был так силен.
   - Именно, поэтому, я должен остановить тебя. Твое время должно кончиться навсегда.
   - Берегись, Божий избранник. Ты возомнил, будто можешь одолеть меня. Меня - Князя тьмы. Я сокрушу всех и займу предназначенное мне места - царство на земле.
   - Я не позволю тебе исковеркать людские души так, что для них не останется места ни искупления, ни спасения.
   Дьяволино вытянул посох, и тьма набросилась на Божьего избранника. Но тот взмахнул мечом, и появился светящийся луч. И тьма отступила.
   - Тебе никогда не победить Божью силу, - воскликнул он, пронзив Дьяволино.
   - Священный меч! - взревел Дьяволино с новой силой. - Ты одержал победу и на этот раз, но это еще не конец. Пройдет время, и я снова открою врата Ада. Земля разошлась, и Дьяволино рухнул в бездну. Остался только алтарь из черного камня.
   Божий избранник подошел к нему. На нем продолжала возлежать Лариса. Он положил руку на ее лоб и сказал:
   - Твое сердце было ослеплено ненавистью, и оно ожесточилось. Поэтому, Дьяволино смог овладеть твоей душой. Ты еще молода, и тебе надо жить. Открой сердце Господу, и он простит тебя. Лариса пошевелилась и открыла глаза. Он помог ей подняться, и та, подойдя к Ирине, обняла ее.
   - Прости меня, если сможешь, - зарыдала она.
   В этот момент, Божий избранник ударил мечом, по алтарю. Раздался грохот, по склону летели камни. Затем ударил по статуе. Она рухнула на землю. Голова и руки отвалились, но в этой, отделившейся от тела голове, глаза все еще продолжали гореть некоторое время, затем потухли.
   - Моя работа на земле закончена, - произнес он и, повернувшись к дочке, улыбнулся ей. Та сделала шаг вперед, потом второй и третий.
   - Отец, - снова произнесла Ирина. - Ты вернулся.
   - Девочка моя! Я так рад тебя видеть. Господь послал меня, чтобы восторжествовало добро на земле. Он не мог позволить, чтобы тьма покрыла землю, и Дьяволино воцарился на ней.
   Всю свою жизнь рядом со мной гуляла смерть. Все, близких мне людей, убил Дьяволино. Затем убил и меня. Я не хочу, чтобы и с тобой так происходило. Я не хочу, чтобы ты стала Божьим избранником на земле, и всю жизнь боролась с темными силами.
   - Но, отец. Ты же говорил, что Божьим избранником должен был стать Борис?
   - Я этого хотел, но он слаб душой, и его воля не сможет противостоять натиску тьмы, которая пробьет его защитную сеть ауры и войдет в сознание. А ты сможешь. Поэтому Господь и наделил тебя силой. И всегда помни, что если что-то случится с тобой, я всегда приду к тебе на помощь. Хотя Дьяволино в Аду, но остаются его люди - демоны в людском обличии, распространяющие заразу насилия, жестокости, кощунства и войны. Они надеются отнять у человека разум, лишить его способности мыслить, и таким образом, лишить его последнего шанса. С Дьяволино покончено, но они остаются. Прощай дочка, мне пора возвращаться.
   Борис лежал на земле. Он услышал последние слова, Божьего избранника.
   - Пора возвращаться.
   - И мне тоже.
   - Твое время еще не пришло.
   Борис открыл глаза. Рядом стояла Ирина.
   - Живой! - радостным голосом произнесла она.
   Борис поднялся, и они увидели, как карета устремилась на небеса и быстро исчезла.
   Борис стоял молча. Он понял, что черная мощь Дьяволино наконец повержена, и изо всех сил старался сдержать неудержимо навертывающиеся на глаза слезы.
   Ирина молча смотрела на него. Она понимала, сколько он всего пережил за этот день.
   Наконец, речь вернулась к Борису, и он спросил:
   - Ты же не могла предвидеть, случившееся?
   - Я видела больше, нежели понимала, - ответила Ирина. - Хочу теперь понимать больше - или меньше видеть.
   - А что мы будем делать с картиной? - спросил Борис.
   - Подарим Ларисе, - улыбнулась Ирина, и бросила взгляд на нее. Та продолжала стоять рядом с ней, опустив голову. Ирина обняла ее за плечи и сказала:
   - Все будет хорошо, Лариса. Вера в Бога, поможет тебе.
   - Спасибо вам за все, - прошептала она, и вновь зарыдала.
   Пора возвращаться, - сказала Ирина, - а то Антонина Ивановна подумает, что мы все погибли.
   - Говорят, выбор между добром и злом - это не выбор, - произнес по дороге, Борис.
   - Если бы это было так просто. Так говорил всегда мой отец - Божий избранник.
  
   Иногда, в полнолуние, вздымаются ведьмины огни, и над разбитым алтарем танцует дух девушки, хотя никто и не видит этого. Но кто-то из облаков внимательно смотрит вниз.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"