Липатов Борис Михайлович: другие произведения.

Между жизнью и смертью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Оглавление
  
   1. Любовь
   2. Деньги
  
   Жизнь - это то, что люди больше всего
   стремяться сохранить и меньше всего берегут
   Ж.де.Лабрюйер
  
  
   Борис Липатов
  
   МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ
  
  
  
  
   Все события и имена вымышленны.
   Любые совпадения с реальностью случайны.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Анатация
  
   Убит известный банкир Ильясов. Найти убийцу поручено Шелестову Сергею - оперу из МВД.
   Во время расследования Шелестов узнает, что покойный перевел за границу огромную сумму денег.
   В это время, в поиски денег включается вор в законе Семак, некоронованный король преступного мира, который хранил воровской общаг в этом банке.
   Шелестов находит убийцу, но след денег потерян.
   Кто первый из них найдет и кому достанутся все деньги?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 1
  
  
   Сергей, замотанный после трудового дня, решил провести вечер в своей холостяцкой квартире. У него было прескверное настроение. Дождь шел безостановочно в течение дня. Он начался еще с утра и с каждым часом становился сильнее и сильнее, а к вечеру превратился в настоящий ливень.
   "Ну и льет", подумал он.
   Гремел гром и потоки дождя, подхваченные ветром, хлестали в окно и текли по стеклу, застилая его сплошной пеленой.
   Включив телевизор, Сергей вытянулся на диване и вскоре уснул. Ему снился сон, что он находится на берегу Средиземного моря и загорает под жаркими лучами солнца. Он видит, как из моря выходит прекрасная нимфа и направляется к нему. Это была стройная, длинноногая женщина в больших зеркальных очках. Легкой походкой манекенщицы, осторожно ступая по песку, она уходила от ласково шуршавших волн. Все мужчины провожали ее загорелую фигуру и, скрытую купальником, упругую высокую грудь похотливым взглядом. На многих языках звучали восхищенные комплименты. И в то время, когда ей оставалось пройти несколько шагов, чтобы присоединится к нему, он услышал сквозь сон, телефонный звонок. Ему не хотелось открывать глаза, но телефон продолжал звонить не замолкая. "Кого черти мучают так поздно"? подумал он, бросая взгляд на часы. Пришлось поднять трубку. Звонил его друг и сослуживец Петр Зайко:
   - Хватит спать. Быстро собирайся и подъезжай на Кутузовский проспект к дому N2. Убит банкир Ильясов.
   Приятный сон мгновенно улетучивается. Сев в свою старенькую девятку, Сергей через полчаса подъехал к указанному дому. Около одного из подъездов он увидел толпу журналистов, желавших первыми получить информацию об убийстве известного банкира. Петр встретил и сразу провел его через кордон милиции. Затем они поднялись на третий этаж и вошли в квартиру. Здесь уже работали эксперты. В комнате, на большом кожаном диване, лежал мужчина. Голова его была разбита. Рядом с диваном был столик, на котором стояли початая бутылка французского коньяка, рюмки и фужеры. На блюдце лежали нарезанные дольки лимона и коробка конфет. Около столика валялась разбитая бутылка из под шампанского. Сергей подошел к экспертам и спросил одного из них:
   - Что скажешь, Александр?
   - Смерть наступила, от удара бутылкой по голове в период с двадцати до двадцати двух часов, - ответил тот. - Точнее скажу после вскрытия.
   К Сергею подошел майор из местного отделения милиции и попросил пройти на кухню. Войдя, Сергей увидел молодого человека, сидящего на стуле.
   - Этот молодой человек Пичугин Игорь, водитель Ильясова, - произнес майор. - Он первым обнаружил труп банкира и вызвал милицию. Повтори свой рассказ полковнику Шелестову.
   И Игорь стал рассказывать:
   - Работал он у Ильясова три года. Устроила его работать Ольга Сергеевна, жена покойного. Моя мать и она вместе учились в институте. Когда я вернулся из армии и стал вопрос о моем трудоустройстве, моя мать попросила ее, меня пристроить. Так я стал работать у Ильясова. Георгий Иванович хорошо ко мне относился и был вместо отца. Это он попросил снять квартиру. Я нашел, и она ему понравилась. Я всегда сопровождал его, когда он ездил сюда. Мы подъехали к дому около девятнадцати часов, и я проводил его до квартиры. Ильясов сказал, чтобы я заехал за ним в десять. Поднявшись в назначенное время, я нажал кнопку. Изнутри послышалась отдаленная трель звонка. После этого я выждал некоторое время в полной тишине, затем вновь нажал на кнопку. Внутри квартиры была тишина. Подождав еще немного, я решил постучать в дверь. Стукнул, и дверь открылась. Я вошел и увидев, лежащего с разбитой головой на диване Ильясова, вызвал милицию.
   - Ты не в курсе, зачем Ильясов снимал эту квартиру и приезжал сюда? - спросил Шелестов.
   - Не знаю, - ответил он. - При мне Ильясов никогда не разговаривал о своих делах. Моя работа заключалась в том, чтобы я привозил и отвозил его в указанное время. Ему я подчинялся беспрекословно и выполнял все его поручения. Вдруг он поднес руку ко рту и держал ее стараясь не выпускать слов, готовых сорваться с языка.
   Сергей внимательно посмотрел на него и произнес:
   - Если еще что-нибудь вспомнишь, то позвони, - и протянул ему свою визитку. Больше ему здесь делать было нечего.
   - Поеду домой досматривать сон, - сказал Сергей и попрощавшись с Петром уехал.
  
   Утром Сергей поехал на работу в министерство. Показав удостоверение часовому, и переговариваясь с сослуживцами, поднялся на четвертый этаж. Войдя в свой кабинет, он снял куртку и повесил в шкаф. Затем уселся за стол и с наслаждением закурил. Но тут внезапно зазвонил телефон. "Так, начинается", подумал он про себя и снял трубку:
   - Слушаю вас Иван Григорьевич.
   - Сергей, зайди ко мне и прихвати с собой друга.
   Начальник главка генерал-лейтенант Шадрин стоял у окна в своем просторном кабинете и курил. То, что он закурил, означало, что им предстоит серьезный разговор.
   - Ну что, господа полковники, проходите и рассаживайтесь, - неторопливо сказал он, жестом указывая на стулья стоящие около стола.
   Шадрин был всегда сдержан, подчеркнуто спокоен. Короткие черные с проседью волосы были расчесаны на аккуратный пробор. На худом лице выделялись морщинки вокруг глаз и в уголках рта. Он был высокого роста и немного сутуловат. Он подошел к столу, затушил сигарету и сел в кожаное кресло.
   Петр стал докладывать результаты экспертизы:
   - Смерть Ильясова наступила в результате удара бутылкой по голове. У него в волосах остались мелкие осколки от разбитой бутылки шампанского. Время убийства в районе десяти вечера.
   - А что ты думаешь Сергей, по этому поводу.
   Шелестов достал сигарету, лихо щелкнул своей фирменной зажигалкой и закурил:
   - По словам водителя, тот привез Ильясова к дому около семи вечера и проводил до квартиры. В назначенное время, он вернулся за ним и, войдя в квартиру, увидел его на диване мертвым. С какой целью покойный сюда приезжал, он не знает. Я думаю начать с опроса соседей. Наверняка кто-то из них видел или слышал что-нибудь. Я, конечно, понимаю, что нас будут торопить и как всегда нажимать со всех сторон.
   - Ты прав Сергей, - произнес генерал. - Меня уже вызывает заместитель министра. Предстоит тяжелый разговор. Звонил прокурор. Просил тебя связаться со следователем Пантюхиным, которого ты хорошо знаешь. Ему поручено вести это дело.
   Зайдя в свой кабинет, в котором они располагались вдвоем, Петр тяжело вздохнул и сказал:
   - Как только появляется тухлое дело, то его всегда списывают нам.
   Сергей невольно вздохнул:
   - Что поделаешь, такая у нас работа. Затем взял трубку и позвонил в прокуратуру: - Семен Борисович! Мы с тобой снова в одной упряжке. Давай подъезжай к нам, вместе будем думать, и решать с чего начнем расследование.
   - Как жизнь, - спросил Сергей у Пантюхина, когда тот открыл дверь. Солидности в нем не было никакой, и, чтобы компенсировать этот недостаток, он постоянно хмурился и говорил очень строгим голосом.
   - Хреново, прокурор с утра сам не свой. Ему уже звонили сверху. Просили направить все силы на раскрытие преступления. Дело в том, что через банк Ильясова шли деньги на восстановительные работы в Чечне. А ты сам знаешь, как эти деньги исчезают. Сейчас начнем проверять банк, но я уверен, что это ничего не даст. Все спишется на мертвеца. Давайте разработаем план мероприятий по розыску убийцы. Когда работа была закончена, Пантюхин сказал: - Ну, сыщики, теперь дело за вами. Смотрите, не подведите.
   - Петр! - произнес Сергей. - Поезжай на Кутузовский, пройдись по соседям и погуляй вокруг дома, но найди свидетелей.
   После его отъезда, он позвонил жене банкира и попросил разрешения к ней приехать.
   - Жду вас, - коротко ответила та.
   Но прежде чем ехать к ней, Сергей решил позвонить Мусе - видному чеченскому бизнесмену и другу покойного Ильясова.
   - Приезжай в казино, - ответил тот.
   Быстро спустившись вниз, Сергей сел в машину и направился к нему. Там он поднялся на второй этаж, где располагались апартаменты Мусы.
   Шелестов знал, что в конце восьмидесятых годов Муса держал крышу ресторана "Узбекистан". За право контроля над этим заведением между собой боролись чеченцы и Солнцевская группировка. Муса встречался с известными авторитетами преступного мира Джамалом и Абреком, лидерами этой группировки, несколько раз, но они заканчивались безрезультатно. Никто не хотел уступать лакомый кусок. Полилась кровь. С разных сторон гибли люди. На Мусу было совершено покушение, когда он выходил из ресторана со своими друзьями, но ему повезло. Навстречу шел Ильясов, начинающий бизнесмен. Муса остановился и стал с ним разговаривать. В это время раздались выстрелы. Все, сопровождающие Мусу, погибли. С тех пор он считал Ильясова своим спасителем. После покушения, Муса уехал в Америку на встречу с известным вором в законе Иванчиком. Неизвестно, о чем они беседовали, но кровавые разборки прекратились. Муса вернулся в Москву и сразу встретился с Абреком. На этой встрече они заключили перемирие на взаимовыгодных условиях. Муса отдал ресторан, а взамен получил два магазина. Война между чеченами и Солнцевской группировкой закончилась. Муса занялся легальным бизнесом. Он помог Ильясову открыть банк, и их жизненные пути пересеклись. К этому моменту Муса владел казино, гостиницей и рядом магазинов.
   Когда Шелестов вошел, Муса предложил ему перекусить, и они направились к накрытому столу.
   - Извини Муса, что не могу выпить с тобой, - сказал Сергей, - еду к жене Ильясова. Скажи, кто мог желать его смерти.
   - Понятия не имею, - ответил Муса. - Знаю только одно, что у него не было врагов. Все знали, что мы друзья и работаем вместе. Правда, последнюю неделю, я находился в Чечне и его не видел. Слышал, что у него появилась девушка, за которой он ухаживал, но, я ее ни разу не встречал. Если что узнаю, то позвоню тебе.
   Сергей попрощался и направился в коттедж к жене покойного Ильясова. Он уже знал, что ей сорок пять, и зовут ее Ольга Сергеевна. Его провели в сад, где в беседке за столом, сидела она. На нем стояли початая бутылка коньяка и несколько рюмок. Рядом лежала пачка "Парламента". Он обратил внимание, что в ее серебристых волосах пробивалась седина, а голубые глаза пристально разглядывали его.
   - Выпьете со мной, - предложила она, вставая с кресла и наполняя рюмки. Сергей отметил про себя, что ее фигура еще сохраняла стройность. У нее были белые, ухоженные руки, но на запястье виднелись небольшие складки и морщинки. Все это указывало на то, что им уделяется должное внимание. Она выглядела гораздо моложе своих лет.
   Сергей извинился перед ней за то, что в такой момент потревожил, и попросил разрешение задать ей несколько вопросов.
   Она выпила, закурила и уставшим монотонным голосом произнесла:
   - Задавайте, постараюсь ответить.
   - Вы случайно не знаете, - спросил Сергей, - зачем ваш муж ездил на квартиру, расположенную на Кутузовском проспекте.
   Она налила себе еще и выпила. Затем вернулась к креслу и села.
   - Не обращайте внимание, на то что я выпиваю, - сказала она. - Это помогает мне забыться.
   Сергей понял все ее горе, понял, что это горе надо уважать.
   - В последнее время я его редко видела, - продолжала она. - Он стал нервным и со мной почти не разговаривал. Даже за ужином настроение было, как в семейном склепе. Я спрашивала у него что происходит, хотела помочь, но он обрывал меня и уходил в свой кабинет. Скорей всего завел молоденькую шлюшку и снял для нее квартиру, - жестко закончила она. Чувствовалось, что она пьяна и еле сдерживает свои эмоции.
   - А что вы можете сказать о его водителе? - спросил Сергей.
   - Игорь, сын моей подруги, и когда он вернулся из армии, та попросила ему помочь. Я поговорила с мужем, и он взял его к себе водителем, - ответила она. - Хотя он работает уже несколько лет, но я его редко вижу и мало о нем знаю.
   Неожиданно возле беседки, появилась хрупкая, изящная женщина с чудными каштановыми волосами. Пышная грудь хорошо вырисовывалась под тканью. У нее была тонкая талия и длинные стройные ноги. Она вошла в беседку и сказала:
   - У нас появился новый мужчина, а ты не зовешь меня. Затем бросила взгляд на него и протянула руку.
   - Ирина, - улыбнулась она.
   Ее низкий и сочный голос удивил Сергея. Он посмотрел ей в лицо и представился. Затем взял ее протянутую руку и долго держал в своей.
   - Да отпустите меня, наконец. Она бросила на него укоризненный взгляд и, не переставая улыбаться села в кресло.
   "Да, такая женщина, могла сразить любого мужчину", подумал он, отпуская ее.
   Ей было, двадцать пять, когда она весьма удачно вышла замуж. Ее муж работал в министерстве иностранных дел и постепенно продвигался по службе. Через год после женитьбы, они уехали в Англию и прожили там три года. Этот период остался в памяти у нее, как вереница поездок, приемов и ее успеха, от которого кругом шла голова, ибо ни один мужчина не мог устоять перед ее обаянием и красотой. Так во всяком случае ей казалось. А как она гордилась своим успехом, как была счастлива. Как нравилось ей капризно надувать губки и требовательным тоном просить что-то. И все мужчины спешили выполнить ее просьбу. После возвращения из Англии отношения у молодых супругов стали медленно, но неуклонно портиться, и через год они развелись. Муж оставил ей большую квартиру, в которой она продолжала жить и по сей день. Ей было, тридцать пять. У нее было много поклонников, но взаимностью она никому не отвечала.
   - Интересно, - проворковала она, - я впервые вижу сыщика.
   - А я впервые такую женщину. Ему показалось, что сердце выпрыгнет у него из груди, настолько она была потрясающе хороша.
   - Вы женаты, - поинтересовалась она.
   - Нет, бог миловал.
   - Вы что, женоненавистник? - усмехнулась Ирина.
   - Наоборот. Просто при моей работе, прежде чем жениться, надо хорошо подумать.
   - Суровые милицейские будни. Я книжки читаю и сериалы смотрю.
   Сергею хотелось еще немного посидеть рядом с ней, но он узнал все, ради чего приходил, и попрощавшись, направился к выходу. Ирина пошла его, провожать, и как будто случайно, прижалась к нему. Его словно обожгло.
   - До скорой встречи, - произнесла она на прощание.
   Сергей поехал на работу и застал Петра. Тот пыхтел над компьютером. Его появление доставило Петру удовольствие, ибо он получил предлог бросить работу. Он обладал незаурядной внешностью. Круглая голова плотно сидела на широких плечах, ноги были коротковаты для массивного торса, зато руки с тяжелыми кистями были слишком длинны.
   - Рассказывай, что накопал, - спросил Сергей, наливая себе и ему кофе.
   - Ничего особенного. Все живущие в этом подъезде в один голос убеждали меня в том, что никто ничего не видел и не слышал, - ответил он. - Понимаешь, в этом подъезде даже соседи, живущие на одной лестничной клетке, не знают друг друга. Только одна старушка, живущая в соседней квартире, рассказала мне, что часто видела молодую девушку, которая входила в ту квартиру, как к себе домой.
   Не успел Сергей произнести слово, как раздался звонок, и ему пришлось поднять трубку. Звонила Даша, секретарь генерала: - Шеф уже три раза спрашивал о вас. Приказал, чтобы по возвращении вы немедленно зашли к нему.
   Шадрин сидел за столом и разговаривал по телефону. Закончив разговор, он положил трубку и посмотрел на них.
   - Вот оборвали телефон. Требуют скорее найти убийцу. А как продвигается следствие? - не терпеливо спросил он. Нетерпение его можно было понять. Совершенно убийство и на него давят со всех сторон, требуя скорейшего его расследования.
   Шелестов рассказал о своем разговоре с вдовой.
   - Мало, очень мало. Ходят слухи, что Ильясов перевел, незадолго до смерти, большие деньги за границу. На него, в свое время, было заведено уголовное дело, но зная его близость к семье Президента, оно было преостоновленно. Что ты можешь сказать по этому поводу? - спросил он и уставился на Сергея.
   - Понимаете, Иван Григорьевич, в этом деле будут фигурировать многие видные люди, а вы прекрасно знаете, как тяжело с ними разговаривать. Никто теперь не захочет быть впутанным в это дело, - ответил тот.
   - Я понимаю, - произнес Шадрин, - но министр требует скорейшего завершения расследования. Печать и так трубит, что мы работаем плохо и ни одно громкое преступление до сих пор не раскрыто.
   - Будем стараться, - съязвил Петр.
   - Да уж постарайтесь, - сказал генерал. - Если появятся новости, сразу ко мне.
   - Петр, ты с утра поезжай в банк, может, там найдешь ниточку к молодой девушке. Только будь осторожен.
   В этот момент раздался телефонный звонок. Петр снял трубку.
   - Звонит женщина с приятным голосом и спрашивает тебя. Ты подойдешь? - спросил он.
   Сергей взял трубку.
   - Здравствуйте сыщик. Это Ирина. Наконец-то я до вас дозвонилась.
   - Что случилось? - спросил Сергей взволнованным голосом.
   - Ничего, - ответила она. - Просто хочу пригласить вас на ужин. И сообщив адрес, повесила трубку, не оставив ему никакого выбора.
   - Опять женщины обхаживают тебя и хотят совратить, - засмеялся Петр. - Может поужинаем вместе?
   - Нет, извини. Я уже приглашен.
  
  
   Заехав, домой, Сергей побрился и переоделся. Затем посмотрел на себя в зеркало. На него смотрел высокий, сильный и симпатичный мужчина. У него был крупный прямой нос, полные губы, квадратный подбородок и ярко синие глаза.
   "Неплохо выгляжу", подумал он и вышел на улицу. Подходя к машине, он дрожащей рукой открыл дверцу.
   - Волнуешься? - ядовито спросил он сам себя. - А как не волноваться, если эта женщина не выходит у него из головы. По дороге он купил большой букет цветов.
   Ирина встретила его в прозрачном халатике, чтобы он мог любоваться ее прекрасным телом.
   "Она слишком самоуверенна", подумал Сергей и вручил ей цветы.
   Она поставила их в огромную хрустальную вазу и попросила помочь накрыть на стол. Они пошли на кухню. Она открыла холодильник, достала различные салаты и попросила отнести их в комнату.
   - Что будем пить? - спросила она.
   - То же, что и вы, - ответил Сергей.
   Из бара появилась бутылка виски.
   - Ухаживайте за мной.
   Во время ужина он попросил ее рассказать о взаимоотношениях Ольги Сергеевны с покойным мужем. И Ирина начала рассказ:
   - Ольга познакомилась с Георгием, когда училась еще в институте. Он заканчивал аспирантуру и преподавал студентам. Они стали встречаться. Георгий хотел жениться, но Ольга не соглашалась. Она хотела, сначала, закончить институт, а только затем, создать семью. На этой почве они расстались. Через три года они случайно встретились. Георгий, к этому времени, закончил аспирантуру и работал в министерстве финансов. Они вновь стали встречаться и вскоре поженились. Георгий очень хотел детей, но Ольга никак не могла забеременеть. Она долго лечилась и наконец забеременела. Но все кончилось трагично. Родился мертвый ребенок. Это для них был страшный удар. Я делала все, чтобы облегчить ее горе. Прошло некоторое время, и постепенно она стала приходить в себя. Георгий всячески оберегал ее и надеялся, что все обойдется, и она сможет забеременеть. Но врачи поставили диагноз, что она никогда не сможет иметь детей. У нее возникло чувство вины перед Георгием, что она не сможет подарить ему ребенка. У нее началась депрессия. Она винила себя во всем плохом, что происходит. Она даже хотела разойтись и начать самостоятельную жизнь, но Георгий был против. Он все время утешал ее и говорил, что все будет нормально. Я тоже была против развода и говорила ей, что в их семье хватит одного развода. Ужасно то, что когда кто-либо из членов семьи ломается и приходиться прилагать столько усилий, чтобы привести его в порядок. Что касается Георгия, то в последнее время он был чем-то подавлен. С приходом нового Президента, он стал нервным и задумчивым. У него появились неприятности на работе и он стал чаще выпивать. Это все, что я могу рассказать, - закончила она.
   Они выпили и Ирина, подойдя к нему, взяла его руки в свои. Он сидел и смотрел на нее, не зная, что делать. Никогда еще Сергей не встречал женщину, которую желал бы так страстно - у него громко застучала в висках кровь, и бешено заколотилось сердце. Затем она присела рядом и обняла его. Это искушение оказалось слишком велико. Мысленно, Сергей еще пытался сопротивляться, но в следующий момент уже сжимал ее в своих объятиях. Да, это была настоящая женщина. Сочная, словно спелый плод, и вся пышущая страстью. Сергей тоже был, как в огне, когда овладевал ею. Понадобилось совсем немного времени, чтобы понять, почему она возбуждает в нем такие дикие и безумные желания.
   - Ты доволен? - тихо спросила она.
   - Очень, а ты? - проговорил он дрожащим голосом.
   Она засмеялась и, повернувшись к нему, поцеловала в губы. Затем спрыгнула с дивана, и грациозно двигая бедрами, пошла в ванную.
   - Милый мой сыщик! - прошептала она вернувшись. Затем присела на диван и прижалась к нему. Его вновь переполняло предчувствия неслыханного наслаждения. Он снова сжал ее в объятия. Наслаждение было мгновенно как молния, и бесконечно, как вечность.
   Когда он открыл глаза, Ирина стояла рядом в том же халатике.
   - Вставай лежебока, кофе будешь? - спросила она нежно.
   - Не откажусь, - кивнул он.
   Сергей поднялся, принял душ, выпил кофе и направился к выходу.
   - Смотри, не забывая меня, - сказала она.
   "Такую женщину нельзя забыть", подумал он спускаясь вниз и выходя из подъезда. Сев в машину, Сергей сразу позвонил своему другу Максиму. Тот носил фамилию Пешков и считал себя правнуком писателя, и поэтому гордился своим пролетарским происхождением. Он был симпатичным, скромным и добродушным с быстрым простонародным говором. Работал он адвокатом, и его клиентами чаще всего были люди, не соблюдавшие законы.
   - Ты не занят, - спросил Сергей, - необходимо встретиться.
   Максим долго пыхтел, соображая, что ответить, и, наконец, произнес:
   - Ты прости меня Сергей, после вчерашней пьянки, отхожу.
   - Хорошо, давай отмокай, а вечером подъезжай ко мне.
  
  
   В это время Петр находился в банке и разговаривал с секретаршей:
   - Расскажите мне, с кем в последнее время встречался Ильясов, и не было ли среди них, высокой молодой девушки.
   - Рабочий график был у него напряженный, и всех посетителей я запомнить не могла, - ответила та. Две недели назад к нему приходила девушка, похожая на ваше описание. Я запомнила ее только потому, что та сразу прошла к нему без очереди. Больше, я ее не видела. Вы спросите у Игоря, он с ней разговаривал. Она попросила охранника разыскать его.
   Как только Игорь вошел в приемную, Петр, спросил у него:
   - Расскажи мне все, что ты знаешь о девушке, с которой встречался Ильясов.
   - Да, я ее, практически не знаю, - ответил Игорь. - Один раз Георгий Иванович попросил отвезти ее домой. Зовут ее Катя, и живет она в Одинцово.
   - Поехали, - сказал Петр, - покажешь, где она живет.
  
  
   Сергей сидел в кабинете и анализировал детали, накопившиеся за это время. С одной стороны, хорошо работать по одному делу. Можно спихнуть все остальное на кого не будь, и сосредоточиться на чем-то одном.
   "Кто мог убить банкира"? думал он и не находил ответа. Сергей потянулся, было за сигаретой, но раздался звонок. Он поднял трубку и услышал голос Максима, который сказал, что едет к нему. Подъехав к дому, Сергей увидел друга с полной сумкой.
   - Гуляем, - сказал он.
   - Ты слышал об Ильясове? - спросил Сергей.
   - Конечно, - ответил тот. - Вся Москва гудит. Всех интересует один вопрос - сохранится ли империя Ильясова, и куда он вывез капитал.
   - Мне наплевать на его деньги, - сказал Сергей. - Нам с Петром надо скорее найти убийцу, а то генерал волнуется. Его уже так достали, что он стал много курить.
   Тут позвонил Зайко и сообщил, что нашел девушку Ильясова.
   - Бери ее в охапку и вези ко мне, - сказал Сергей.
   - Сэр, будет исполнено, - усмехнулся Петр.
   Когда девушка вошла в комнату у них, при виде ее, вытянулись шеи.
   На вид ей, было, двадцать пять. У нее были зеленые, как у кошки, глаза, большой рот, рыжеватые волосы, рассыпанные по плечам. Ее буйная красота заполнила комнату. Она присела на стул и вытянула длинные ноги.
   - Извините нас за беспокойство, - сказал Сергей. - Вы знакомы с Ильясовым?
   Она закурила сигарету, перед тем как ответить, и выпустила клуб дыма, как будто хотела затуманить ясность своих мыслей.
   - Да, а в чем дело.
   - А дело в том, что он убит на квартире, расположенной на Кутузовском проспекте в доме N 2.
   Она побледнела, поджала ноги и зарыдала.
   - Не может быть, - сквозь слезы прошептала она. - Мы завтра должны были встретиться. Я на три дня уезжала на дачу и только вчера поздно вернулась.
   - Успокойтесь, - посоветовал Сергей и протянул стакан с водой.
   Она сделала глоток и продолжала:
   - Георгий Иванович снял квартиру, чтобы иногда побыть одному. Об этой квартире никто не знал. В последнее время он стал грустным и молчаливым. Через неделю он собирался в Швейцарию и приглашал меня. К сожалению, я больше ничего не знаю.
   - Может, он при вас встречался, с кем не будь? - спросил Петр.
   - При мне, он никогда о работе не вспоминал. Только один раз при мне, он встречался с мужчиной. Они кричали друг на друга. Когда гость ушел, я вошла в комнату и увидела на столе, разбросанные бумаги. Ильясов сложил их и убрал в папку.
   - Спасибо и еще раз извините, что пришлось потревожить вас, - сказал Сергей. - Петр отвезет вас.
   Вернувшись, Петр налил полстакана водки и сразу выпил. -Давайте закусим. На голодный желудок мужики плохо воюют. Затем продолжил: - Ну и работа, скоро жена выгонит из дома. Она говорит, раз Шелестов холостой, пусть по ночам и работает.
   Максим улыбнулся, а затем восхищенно сказал:
   - Какая девушка! Давай еще по одной за женскую красоту. И стал разливать остатки водки.
   - Согласен, - ответил Петр, - а то Сергей совсем меня загонял. Отвези, привези. А ты Макс заметил, как Катя смотрела на Сергея. У меня, после таких взглядов, все заерзало.
   - Кончай х... пороть. Любишь подъябнуть. Давайте лучше пофантазируем. Предположим, что это очень важные бумаги и если мы их найдем, то узнаем, куда Ильясов перевел свои капиталы. Я это нутром чувствую, и мне кажется, за ними начнется такая охота, что появятся новые трупы. Хотя все это вилами на воде писано, - в сердцах на безудержный полет собственной фантазии пробормотал Сергей.
   - Мы можем делать с тобой самые фантастические предположения, но это неблагодарный труд, - подытожил Петр.
  
  
   Утром друзья входили в приемную.
   - Свободен? - спросил Дашу Сергей.
   - Проходите, - ответила та.
   Шадрин сидел за столом и писал. Он поднял голову и сказал:
   - Вижу, есть новости, раз сами пришли.
   Выслушав рассказ Сергея об их встрече с Катей, он тяжело вздохнул:
   - Начальство наседает. Скоро, всех нас за такую работу, разгонит.
   - Славу богу, - сказал Петр, - буду рано возвращаться домой, и жена перестанет ворчать.
   - Не тяни волынку, давай думать, что в первую очередь предпринять, а то отдуваться за нас приходится Ивану Григорьевичу, - произнес Сергей.
   К своим сотрудникам Шадрин привык, большинство из них знал не один год и смотрел, как на близких людей, на неизменных своих помощников, с которыми ежедневно делился своими мыслями, сомнениями, знанием и опытом. Он за них отвечал, а когда надо было, и защищал их. Все это, не мешало ворчать на них, ни в чем не давать спуску, а иной раз и наказывать.
   - Нет, Сергей, отдуваться сегодня придется тебе. Нас с тобой вызывает на ковер Кожемякин. Будешь докладывать ему о проделанной работе, - покачал головой генерал.
   - Хорошо, доложим, а ты Петр, съезди еще раз на Кутузовский и погуляй во дворе.
  
  
  
   Кожемякин Михаил Сергеевич был назначен заместителем министра совсем недавно. До своего назначения, он работал в администрации Президента и пока плохо разбирался в оперативной обстановке. Для человека его возраста, он выглядел довольно привлекательно. Приятные черты лица, за исключением носа. На носу у него была шишка, на месте перелома. У него были волосы каштанового цвета и синие глаза. Он был чуть ниже Сергея, почти такой же, как и он в плечах. Ему было около пятидесяти, но он молодился, и это ему удавалось. На нем был голубой костюм, который делал его квадратным.
   Сергей подробно доложил обо всем, что ему удалось установить в эти дни. После его доклада, светлая кожа Кожемякина слегка потемнела, но он постарался сдержать свой гнев, для которого, собственно, не было основания.
   Он поднялся с кресла и подошел к Шелестову. Лицо его было зловещим.
   - Вам что, господин полковник, стало не хватать оперативности. Вы у нас сыскарь-важняк, а не простой постовой, - повысив голос, произнес он.
   Шадрин, зная характер Шелестова, подавал ему знаки, чтобы тот не сорвался, но Сергея было уже не остановить.
   - А вы знаете господин генерал-полковник, что это за дело. Да меня на пушечный выстрел не подпустят, чтобы допросить, кого-либо, из окружения покойного Ильясова. Я уже не говорю о тех, кто рангом выше. Высказав свои наболевшие проблемы, Сергей бросил взгляд на Шадрина. Лицо того покрылось пятнами, а на лбу выступил пот.
   - Да ты не горячись полковник, - миролюбиво ответил Кожемякин, прикусив губу. - Если надо будет с кем-то поговорить, обращайся непосредственно ко мне.
   По дороге в свой кабинет Шадрин сказал:
   - Сергей, у меня чуть инфаркт не случился. Мог бы с ним и полегче говорить, а то ходят слухи, что он скоро станет нашим министром.
   - С такими людьми только так и надо разговаривать, а то не понимают в работе не хера, а любят только командовать. Раз, два и преступление раскрыто, - улыбнулся Сергей.
   - Зайдем ко мне, выпьем по рюмке, а то голова раскалывается, - предложил генерал.
   - Коньяк и кофе не только приятно, но и полезно. Помогает снять стресс.
   Вернувшись в свой кабинет, Сергей позвонил Ольге Сергеевне, но никто не подходил к телефону.
   "Надо позвонить Ирине", подумал он, но та, словно прочла его мысли, позвонила сама.
   - Любимый, ты куда пропал, - удивленно спросила она, словно они не виделись, по меньшей мере, месяц. - Еду к сестре, не составишь мне компанию.
   От этих слов у Сергея побежали по телу мурашки.
   - С удовольствием, но я только что звонил ей и никто не подходит.
   - Ольга отключила телефон.
   - Тогда едем. Подъезжай к моему дому часа через полтора, - и продиктовал свой адрес. Заехав, домой, он привел себя в порядок и вышел из подъезда. Рядом стоял мерседес, серебристого цвета, а за рулем сидела Ирина и улыбалась.
   - Привет! - только и смог сказать он, опускаясь на сиденье.
   Машина стала набирать скорость и устремилась на Рублевское шоссе. Приехав на дачу, они застали Ольгу Сергеевну на террасе. Та сидела за столом и курила. Рядом стояла початая бутылка виски.
   - Присоединяйтесь ко мне, а ты Ирина, достань рюмки и принеси фрукты, - сказала она. Свежая парфюмерная маска не могла скрыть усталость на ее лице.
   - С вашего разрешения я помогу Ирине, - сказал Сергей и пошел за ней в дом. На кухне она обняла его и поцеловала. Сергей сжал ее в объятья и вернул ей поцелуй.
   - Пошли, - произнесла Ирина, - а то перед сестрой неудобно.
   Когда они вернулись, Сергей спросил у Ольги Сергеевне, что она знает о переводе ее мужем денег за границу.
   - Муж никогда не посвящал меня в свои рабочие дела, а я сама не любопытна. За несколько дней до смерти, он сидел в своем кабинете и пил. Я зашла узнать, что ему принести и увидела на столе кучу банковских документов. Он посмотрел на меня и пьяным голосом сказал, чтобы я ему не мешала работать. Это все, что я знаю, - поведала она.
   - Давайте ужинать, - проговорила Ирина, - а то Сергей целый день ловил преступников и наверняка проголодался. И стала накрывать на стол.
   Поужинав, Сергей стал собираться.
   - Ольга! - сказала Ирина. - Я провожу нашего сыщика, а завтра пораньше приеду и буду тебе помогать.
   По дороге она сказала:
   - Заедем ко мне, выпьем кофе. Завтра похороны Георгия и надо будет помочь сестре. Поминки пройдут на даче.
   Попав в квартиру, Сергей примостился в кресле и закурил. Здесь было тихо и спокойно. Можно было расслабиться. Из печальных раздумий его вывел голос Ирины:
   - Ты мне нравишься Сергей. Тебя нельзя назвать красивым, но в тебе есть шарм.
   Он сидел, слушал ее и молчал. Вдруг Ирина застыла, полу прикрыв глаза, и ему она показалась воплощением совершенства. Сергей встал и подошел к ней.
   - Подожди, - сказала она и пошла в спальню. Через минуту она позвала его. Ирина стояла посреди комнаты в тени, повернувшись спиной к нему. Окно было открыто, и легкий ветерок плотно прижимал прозрачный шелк ночной рубашки, вырисовывая каждую линию тела. Сергей замер в дверях, не осмеливаясь дышать, боясь, что это чудесное видение исчезнет. Она повернулась грациозным, порывистым движением и шагнула к нему на встречу.
   - Я хочу, чтобы ты любил меня сейчас, - выдохнула она, - так как никого не любил никогда.
   Дьявол соблазнял его плоть. Он любил дьявола. Сергей рванулся к ней и обнял. Ее рот был холодным, но тело пылало. Это была незабываемая ночь.
   Когда Сергей проснулся, то увидел, что рядом никого нет. На пуфике лежали ключи и записка:
   - Уехала к сестре. Приезжай вечером за мной, буду ждать. Люблю тебя, мой сыщик.
  
  
   Приехав в контору, Сергей сел за стол и стал чертить на листе бумаги разные геометрические фигурки.
   "Ну и дела, как все закрутилось с Ириной", подумал он. Тяга к ней становилась все сильнее. От этих раздумий его своим звонком оторвал Макс и сообщил, что ходят слухи, будто Ильясов перед смертью, перевел огромные деньги за границу. Если еще что не будь узнает, то перезвонит.
   В это время в кабинет вошел Петр. От его улыбчивого лица и уверенных движений веяло самодовольством и каким-то легкомыслием. Сергей сразу понял, что у того есть новости.
   - Рассказывай и не тяни кота за хвост, - произнес Сергей.
   И Петр рассказал, что весь вечер провел во дворе дома, где было совершено убийство. Он натолкнулся на группу собачников, которые как раз выгуливали во дворе своих любимцев. Когда он спросил у них, не заметили ли они посторонних людей во дворе дома, одна женщина сказала, что она сама лично не видела, но вы спросите у Олега. Его собака Зита всегда где-то в стороне от других собак. Да и побаиваются ее наши песики, честно говоря. Великолепная овчарка, умница. Кстати вон он идет.
   - Я подошел к нему, - продолжал Петр, - и представился.
   - Вроде посторонних во дворе не было. Вообще у нас спокойно, - сказал Олег. - Вот только во дворе долго стояла машина, а за рулем сидел молодой человек. Он несколько раз выходил и прогуливался вокруг нее. Больше я ничего не видел.
   - Пойдем к старику, сообщим ему эту новость, - сказал Сергей.
   Увидев их, генерал сказал:
   - По вашим лицам видно, что есть хорошие новости.
   Петр рассказал про свои вечерние похождения.
   - Это уже что-то, - сказал Шадрин, - хотя машина могла просто ждать кого-то. Эту версию все равно надо довести до конца. ФСБ тоже ведет свое собственное расследование, и будет вставлять нам палки в колеса. Надо связаться с ними.
   - Я свяжусь со своим знакомым и поговорю, - сказал Сергей.
   - Пора выдавать премию, за сверхурочную работу, - съехидничал Петр.
   - Я тебе такие премиальные выпишу, что и про зарплату забудешь, - выдохнул генерал. - Свободны.
   Поезжай на похороны Ильясова, - сказал Сергей.
   - Считаешь, что преступник всегда приходит на место преступления или на похороны своей жертвы? - спросил Петр.
   - Что-то в этом есть. Возможно, не всегда, но, как свидетельствует ментовской опыт, преступник довольно часто приходит на похороны своей жертвы. Считает, что его присутствие на траурной панихиде отводит от него подозрения. Быть может, хочет убедиться, что его не подозревают, или же хочет узнать, какова обстановка, какое к нему отношение, как поглядывают на него. Некоторые говорят, что убийца проверяет себя на похоронах, может ли он владеть собой, может ли сохранить спокойствие, видя скорбь родных и близких. Иди и понаблюдай, кто как себя будет вести.
  
  
   Знакомый Сергея, полковник Литвененко, оказался на месте и они быстро договорились встретиться. В свое время они вместе расследовали одно дело и подружились. С тех пор они стали помогать друг другу. Приехав в бар, в котором они постоянно встречались, Сергей увидел сидящего за столом Стаса. На столе стояла бутылка водки, а на тарелках лежала закуска.
   - Давай перекусим, - сказал Стас, а потом поговорим о делах.
   Они выпили за встречу, и Сергей поведал о результатах работы, опуская ряд деталей.
   - Тебе не позавидуешь. По нашим сведениям Ильясов, не задолго до смерти, перевел около миллиарда за границу, но куда именно, пока никто не знает. Я тебя по дружески прошу, не влезай в это дело, а то нас с тобой перемелет на муку и никто не вспомнит, - посоветовал Стас.
   - Ты знаешь, - сказал Сергей, - меня не испугать.
   - Знаю, - поэтому и предупреждаю. И еще одно - постарайся еще раз поговорить с Катей. Мне кажется, что она что-то не договаривает.
   - Откуда тебе известно, что я встречался с Катей? - спросил Сергей.
   - Мы тоже умеем работать, - улыбнулся Стас.
   - Может ты и прав. Я с ней поговорю. Хотя, между нашими службами существуют разногласия, мы с тобой друг перед другом останемся честными людьми. Сергей разлил водку. - Давай за это и выпьем.
   Сергей сел в машину и стал гадать куда ехать. Домой или к Ольге Сергеевне, где его ждала Ирина. Но тут позвонил Петр и сказал, что едет к нему домой. Пришлось позвонить Ирине и извиняться, что заехать за ней он не сможет.
   - Ничего страшного, - ответила та. - Я останусь у сестры. Завтра позвони обязательно.
   - Весь замерз и проголодался, - произнес Петр с порога. Необходимо срочно согреться. Выпив рюмку, он набросился на бутерброды и стал рассказывать:
   - За гробом шла Ольга Сергеевна. Ее поддерживали с одной стороны сестра, а с другой - незнакомый мужчина. Позднее, я узнал, что это депутат Госдумы Шейко. Следом за ними ряд членов правительства и депутатов Госдумы. На кладбище я держался немного в стороне от погребального шествия. Невольно вспомнилось народное поверье, что убийцу всегда тянет взглянуть на свою жертву, но я почувствовал, что убийцы на кладбище нет. Хвалебные речи лились рекой. Ольга Сергеевна выглядела подавленной и уставшей. Когда гроб опустили в могилу и по его крышке глухо застучали комья земли, из глаз Ольги Сергеевны полились слезы.
  
  
   В тот же вечер, в отдельном кабинете ресторана на Яузской набережной, сидели двое мужчин в дорогих костюмах и ужинали.
   - Как прошли похороны, Иван? - спросил седоволосый, с глубокими залысинами на висках мужчина, у сидевшего, напротив.
   Его собеседник был высокий худощавый мужчина. Он легко перекинул ногу на ногу, выпил рюмку коньяка и произнес:
   - Народу было много. Ряд политических деятелей так и лезли в камеры, чтобы их рожы попали на телеэкран. Все выступавшие вспоминали его заслуги и всячески расхваливали покойного. А уж, каким он честным был, я тебе скажу. В последнее время, он все хапал и хапал, и никак не мог остановиться, при этом делиться ни с кем не хотел. Скинул куда-то миллиард долларов, а теперь лежит в могиле и никто не знает, где деньги. Давай все равно помянем эту скотину, хотя мне он помог стать депутатом.
   Седоволосый мужчина выпил рюмку, затем поднялся и прошелся по кабинету. Он был высокого роста, немного полноват. На мясистом, в грубых продольных складках лице, блестели черные глаза.
   - Наломал банкир дров, - он остановился около стола. - Его жадность перешла все границы. В его банке находились все наши общаковские деньги. Необходимо срочно узнать, куда он их перевел. Поговори с вдовой и со своей любимой Ириной. Выясни у них, где деньги.
   - Понимаешь Степан! У Ирины появился новый ухажер - некто Шелестов. Он работает опером в МВД. Я хотел проводить Ирину после похорон, но она отказалась и сказала мне, чтобы я ее больше не тревожил, - произнес Шейко грустным голосом.
   - Я слышал про него. Его уважают в "нашем мире". Его нельзя ни купить, ни запугать. Но все равно с Ириной попробуй поговорить. Если появятся новости, сразу звони. Он вышел из кабинета. Рядом с ним сразу оказалось трое молодых накаченных парней, которые проводили его до машины. Рядом стоял джип, в котором седело еще пятеро. Так охраняли известного вора в законе Семакова Степана Борисовича по кличке " Семак "
   Все свое детство он провел на Яузе. В пятнадцать лет он был грозой среди своих сверстников. В шестнадцать он попал в тюрьму за грабеж. В двадцать, он вышел из тюрьмы закоренелым преступленником и вновь стал промышлять грабежами и кражами. К сорока он стал "вором в законе" и его знали по всей стране.
   Когда стало зарождаться кооперативное движение, многие цеховики превращались в солидных предпринимателей. Появился рэкет, и они стали искать защиту у него, но всем помочь он не мог.
   В это время в Москве стали появляться мощные группировки: Солнцевская, Измайловская, Люберецкая и ряд других. Начались кровавые разборки. Каждый хотел иметь свой лакомый кусок. Началось истребление авторитетов и воров в законе. Все это продолжалось более пяти лет, пока Семак не организовал встречу с представителями, наиболее известных по все стране, группировок. На ней произошел окончательный раздел территорий и бизнеса. Наступил долгожданный мир. На этой встрече Семак выступил с предложением о том, чтобы все непонятки между собой решать мирным путем, а если решить спор невозможно, то его должно решать лицо, пользующееся доверием всех сторон. Все с этим предложением согласились и выбрали его. Таким образом, Семак стал " Третейским судьей ". Во время разрешения споров все были уверены, что он никогда не занимает, чью либо сторону, а решает по справедливости. Поэтому его решение считалось окончательным и принималось к исполнению. Он терпеть не мог беспредел и жестоко карал всех, кто его поощрял.
   Утром, поднявшись рано, он стал думать, что предпринять, чтобы вернуть общак., Семак решил организовать встречу со своими подельниками.
   Первым подъехал вор в законе Дато - он же Илья Датунашвили. Вскоре появился еще один вор в законе Арик - он же Арно Харапян.
   Семак, на правах хозяина, встречал их в холле. Затем они направились в кабинет, где их ждал сервированный стол.
   - Давайте выпьем за нашу встречу, - предложил Семак.- Давненько мы не собирались вместе. Они выпили, и Семак сразу перешел к делу:
   - Я вас пригласил в связи со смертью Ильясова. Весь наш общак находился в его банке. Незадолго до смерти, он перевел все деньги за границу, но никто не знает куда. Я не могу допустить, чтобы из-за них разразилась война. Вот уже несколько лет мы живем в мире и согласии, и каждый из нас имеет свой бизнес. Я предлагаю объединиться в поисках денег и разделить их по справедливости.
   - Ты прав, как всегда, - сказал Дато. - Если каждый из нас начнет самостоятельно искать деньги, то мы будем только мешать друг другу.
   - Все это правильно и я согласен, - произнес Арик. - А как быть с чеченцами? Семак, ты же прекрасно знаешь, что Ильясов был другом Мусы, который тоже хранил свои деньги в его банке. Он может начать войну в любой момент, ты его хорошо знаешь. Поговори с ним, он послушает только тебя и не выступит самостоятельно. Если мы начнем уничтожать друг друга, то от этого выиграют только менты.
   - Хорошо, я поговорю с ним и постараюсь убедить, что к убийству Ильясова мы не причастны. Муса знает, что я предпочитаю войне - мирные переговоры, - сказал Семак.
  
  
   В это же время, Муса пригласил к себе в казино, наиболее влиятельных чеченцев в Москве.
   - Вы знаете, - сказал он, - убит мой друг Ильясов. Меня не было некоторое время в Москве, и я не знаю, куда покойный перевел наши деньги. Необходимо их разыскать. Кто теперь будет отвечать за денежные потоки в Чечню, я не знаю. С приходом нового Президента, наше положение резко ухудшилось. Контроль, за расходованием денег, ожесточился. Ильясов обещал сообщить мне, куда переводит деньги, но не успел. В последнее время он никому не доверял. Можно поговорить с женой покойного, но я уверен, что она ничего не знает. Необходимо найти девушку, с которой Ильясов встречался в последнее время. Вот она, может что-то знать. Этим вопросом я займусь лично.
   - Муса, в банке находились и другие деньги, в частности общак Семака, а тот просто так свои деньги не отдаст. Начнется охота за деньгами, а это война. Польется кровь, а нам это ни к чему. Я разговаривал на днях с Гатаевым. Тот сказал, что может прислать бойцов, - сказал Султан.
   - Пока они нам не нужны, - ответил Муса. - Менты и ФСБешники стали регулярно прочесывать Москву. Появление новых людей вызовет накал страстей, а Семак решит, что это начало боевых действий. Я поговорю с ним и мы решим все вместе. Он порядочный человек, отвечающий за каждое свое слово.
  
  
  
   Прошло несколько дней, в стране происходили новые события и ажиотаж, вокруг убийства Ильясова, стал утихать.
   В один из вечеров Сергей сидел в кабинете, уставившись взглядом в угол потолка, и думал об Ирине. Ему хотелось найти повод встретиться с ней и он вспомнил о ключах. Быстро собравшись, он вышел из министерства, сел в машину и направился к ней. Сергей не стал открывать дверь ее ключами, а нажал звонок. Дверь открылась и он увидел ее.
   - Наконец-то появился, - улыбнулась она, - я скучала.
   - Я тоже, - сказал Сергей и прошел в комнату.
   За столом сидел мужчина и потягивал коньяк.
   - Знакомься, - промолвила Ирина. - Мой вечный ухажер Шейко Иван Казимирович - депутат Госдумы.
   Тот поднялся с кресла и протянул руку:
   - А вы должно быть Сергей Шелестов, ее новое увлечение. Ирина рассказывала о вас.
   - Ты снова напился, - голос Ирины звучал отчетливо, как бой часов. - Перестань молоть чепуху. Сергей с работы и его надо покормить. Отправляйся на кухню и приготовь нам что не будь.
   Депутат отправился на кухню выполнять поручение Ирины.
   - Привез тебе ключи, - стал оправдываться Сергей.
   Она подошла и прижалась к нему. Плохое настроение стало улетучиваться. Вошел депутат. Впереди себя он катил столик с бутербродами и салатами.
   - Давайте закусывайте, а то напьетесь, как сапожники, - улыбнулась Ирина.
   Сергей разлил коньяк, и они помянули Ильясова. Депутат регулярно прикладывался к рюмке и к концу вечера опьянел.
   - Ирина, приготовь кофе, а то я сильно набрался, - сказал Шейко.- Не знаю, как доберусь до дома. Машину вызывать в таком состоянии как-то неудобно.
   Сергей предложил довезти его до дома и тот сразу согласился.
   По дороге, он стал расхваливать себя: какой он незаменимый, какие у него связи и как скоро он разбогатеет. Шейко хотел внушить Сергею, что он умелый и решительный человек.
   - Да, вы крутой человек, - подыграл ему Сергей.
   Лесть понравилась, и его лицо расплылось в улыбке. Вскоре он задремал и когда Сергей подвез его к дому, ему пришлось приложить немало усилий, чтобы растолкать его.
   - Тяжело быть депутатом, - съязвил он.
   - А как ты думаешь? И в течении пяти минут стал рассказывать о своей работе. Он мог говорить и говорить, но Сергей прервал его.
   - До встречи, - сказал Шейко и вышел из машины.
   Возвратившись, домой, Сергей растянулся на кровати и стал размышлять. Лучше всего ему думалось в ночное время, когда комнату заполняли темнота и тишина. Он лежал с широко раскрытыми глазами и мысленно прокручивал в голове все последние события. Неожиданно он почувствовал, что засыпает. Мысли стали прерываться. Внезапно его подсознание проснулось, и он сделал потрясающее для себя открытие.
   Проснувшись утром, он все еще находился под влиянием своих мыслей и думал, почему такая простая истина не пришла ему в голову раньше.
   Приехав на работу и встретив Петра, он поделился ею с ним:
   - А что, если убийство произошло случайно, и его никто не планировал. Давай попробуем разделить следствие на две составные части.
   Первая - убийство произошло чисто случайно.
   Вторая - это убийство никому не было выгодно. Дело в том, что после его смерти, огромная сумма денег исчезла, а это воровские деньги. Представляешь, что сейчас начнется. Воры не смирятся с этой потерей и начнут их поиск, а это может привести к войне между группировками.
   - Наверняка ты прав, - произнес Петр. - Найдя убийцу, мы можем и не найти денег. Пошли к старику.
   - Нет, давай подождем. Это только моя версия. Вот когда мы ее разовьем, и у нас появятся улики, вот только тогда можно смело докладывать генералу.
   Позвонил Макс и попросил срочно приехать.
   - Хорошо, скоро буду, - ответил Сергей. А ты Петр дуй к Кате и еще раз с ней поговори.
   Макс поведал ему о встрече Семака с другими авторитетами.
   - Слушай, как ты смог об этом узнать? - удивился Сергей. - Я же просил тебя не встревать в это дело. Там, где большие деньги, всегда льется кровь.
   - Понимаешь, у меня есть информатор, который и сообщил о встрече. В свое время я помог ему, и он стал снабжать меня информацией. Тебе лучше не знать о нем.
   "Так, - подумал Сергей, - раз состоялась встреча, то деньги на самом деле существуют. А как поведет себя Муса"?
   - Макс, будь осторожен, - сказал Сергей и направился в прокуратуру.
   - Привет Семен, - произнес он открывая дверь. - Заехал к тебе посоветоваться. И поведал ему свою версию.
   - Да, - промычал Пантюхин. - Убивать Ильясова в данный момент не было выгодно никому. В этом ты абсолютно прав. Надо найти молодого человека, который сидел в машине в этом дворе. Может, он что-то видел.
   В это время затрезвонил мобильник и Петр сообщил, что Кати нет дома. Мать сказала, что за ней зашли двое молодых людей кавказской национальности и увезли ее, к какому-то, Мусе.
   "Началось", подумал Сергей и позвонив Мусе, договорился встретиться с ним.
   - Катя у тебя? - спросил Сергей, - вместо приветствия.
   - Сергей Петрович! Я тебя уважаю и поэтому прошу, не лезь в это дело. Можно легко потерять голову, а я не могу этого допустить, - хриплым голосом произнес Муса. - За Катю не беспокойся. Я поговорю с ней и отпущу, а ты лучше найди убийцу моего друга
   - Муса, - жестко произнес Сергей. - Пусть приведут Катю и ты при мне, с ней поговори.
   - Хорошо, - наконец сказал Муса после некоторого раздумья. - Только в знак большого уважения к тебе, поговорим вместе.
   Когда Сергей увидел Катю, ее била нервная дрожь, а на лице был виден испуг.
   - Катя! Расскажи Мусе все, что знаешь об Ильясове и его делах.
   Катя, дрожащим голосом сказала, что Ильясов при ней о своих делах никогда не говорил. Только один раз она видела, как он складывал в папку пачку бумаг. Сказав это, она разрыдалась. Она захлебывалась слезами гнева и обиды.
   Сергей стал успокаивать ее. Достав платок, протянул ей и сказал:
   - Вытри слезы.
   Теперь, когда слезы исповеди очистили ее лицо, она выглядела очень молодой и невинной. Лишь темные круги под глазами говорили о пережитом.
   - Ну что, ты все узнал что хотел? - спросил Шелестов.
   - Не знаю, не знаю, - ответил Муса и как-то странно посмотрел на него.
   - Сергей Петрович! - произнесла Катя, когда они вышли. - Вы меня не покормите, а то я голодна.
   - Пошли в кафе, - предложил он, - там и перекусим.
   В это время позвонил Стас из ФСБ и назначил встречу.
   - Хорошо, - ответил Сергей, - через час на старом месте.
   - Катя! Ты меня извини, работа. Давай сделаем так. Я тебя отвезу к себе домой, а ты приготовишь нам ужин. Часа через два я вернусь.
   - Хорошо, - ответила она, - я вас дождусь.
   Заскочив по дороге в магазин, Сергей отвез Катю домой.
   - Никому дверь не открывай и к телефону не подходи, - предупредил он.
   - Опаздываешь, - сказал Стас. - Давай выпьем по сотке, а то у меня с утра голова раскалывается.
   - Подожди, - сказал Сергей. - Давай сначала поговорим о деле.
   - Хорошо, - ответил тот. И рассказал о встрече Семака, со своими подельниками.
   "Макс был прав, - стал размышлять Шелестов. - Его информатор сообщил правильные сведения. После смерти Ильясова, Семак обязан был встретиться с наиболее авторитетными ворами и обсудить с ними создавшееся положение".
   - Стас, а к чему такая секретность?
   - Понимаешь, Серега, начальство как-то странно стало смотреть на меня, узнав о нашей дружбе.
  
  
   Приехав домой и открыв дверь, Сергей увидел на столе приготовленный ужин.
   - Кушать подано, - улыбнулась Катя.
   Они сели за стол и стали уплетать все подряд. Во время еды царила атмосфера какой-то интимности, в которой им обоим не хотелось признаваться. Они болтали о пустяках, оттягивая тот момент, когда им придется вставать из-за стола.
   - Хорошо тут у вас, спокойно, - сказала Катя, закуривая сигарету. Она пересела на диван и вытянула ноги.
   - Катя! Дело принимает серьезный оборот. Муса не поверил ни одному твоему слову. Пока не завершится расследование, тебе лучше исчезнуть из дома, - произнес Сергей.
   - Хорошо, я поеду на дачу. Никто, кроме родителей, не знает о месте ее нахождения.
   Наступил вечер. На улице моросил дождик.
   "Как быстро меняется погода, - подумал Сергей. - Катю надо отвозить домой".
   - Можно я останусь у вас ночевать, а то уже поздно- вдруг услышал он ее голос.
   "Если дама остается на ночь, то и ежу ясно, для чего это делается", подумал Сергей. Создавалась тупиковая ситуация, действующая ему на нервы.
   - А дома волноваться не станут? - спросил он, ища выход из создавшегося положения.
   Катя набрала телефон и предупредила мать, что остается ночевать у подруге в Москве. Затем она подняла на него свои глаза, закинула руки за шею и, притянув к себе его голову, поцеловала в губы.
   Сергей еще боролся с искушением, но страсть поборола его. Медленным движением она скользнула на его колени, растянулась, ослабев и вздрагивая под его пальцами. Она совсем близко от него, он держит ее лицо в своих ладонях и погружает свой взгляд в ее расширенные зрачки. Ее жар обволакивает его таким пламенем, против которого он не может устоять. В пылу своего желания она не стала ждать, чтобы он раздел ее. Она встала, и пальцы ее поднялись к воротнику и одну за другой стали расстегивать пуговицы на блузке, пока она не освободилась совсем. Потом легким движением плеч скинула ее, и пальцы смогли дальше колдовать с застежкой бюстгальтера. Она сбросила его, и он упал на пол, но они не обратили на это внимание. Сергей смотрел на нее не дотрагиваясь, наслаждался красотой ее груди. Он чувствовал тепло ее тела всего в нескольких сантиметрах от себя. Под его взглядом, дыхание ее, еще больше участилось и стало неровным.
   - Ну, как я тебе? - с хитрой улыбкой спросила она.
   Катя ему нравилась, но была слишком молода и слишком бесстыдна.
   Затем одним мгновением руки она полностью разделась, чтобы Сергей мог любоваться ее телом. Очарование ее шеи, бедер, совершенство ее живота повергло его в состояние настоящего шока. Он протянул руки, и Катя прижалась к нему. Ее губы искали его, и когда нашли, она издала стон и слилась с ним в единое целое. Губы оказались как спелый сочный плод, язык был живым и деятельным. Мгновенно весь мир провалился в бездну. Было слышно лишь прерывистое дыхание дикого желания, вздохи, стоны, экстаз до такой степени, что забывается все остальное, все меркнет. Трудно передать единство и восторги полового удовлетворения.
  
  
   В тот же вечер состоялась встреча Семака с Мусой в ресторане " Яуза ".
   - Муса! - начал Семак.- Я встречался недавно с Дато и Ариком. Мы готовы объединиться с тобой в поисках утраченных нами денег. В настоящее время никому не нужен разлад в наших рядах. Я провел тщательное расследование и убедился, что никто из наших в Москве не принимал участие в убийстве Ильясова. Мы приносим тебе соболезнование по поводу его смерти.
   - Я понимаю, что война никому не нужна. Я знаю, что в банке находились общаковские деньги, поэтому скажи, как мы будем их делить, если найдем, хотя в этом я совсем не уверен.
   Я считаю, что банк Ильясова - это твой банк, поэтому сорок процентов от общей суммы твои. Наши шестьдесят процентов. Как только пройдет слух, что мы объединились, никто больше не посмеет влезть в наши дела, - произнес Семак.
   Муса поднялся и стал ходить по кабинету. Затем подошел вплотную к Семаку и сказал:
   - Хорошо, я согласен, а если нам попробует кто-то мешать, будем убирать.
   - Поговори с последней любовницей Ильясова, - сказал Семак. - Возможно, она прольет свет на это дело.
   - Я уже беседовал с ней, но она клялась мне, что ничего не знает, - ответил он.
   - Муса, я удивляюсь, чтобы ты не смог разговорить девку.
   - А как я мог. Только привезли ее ко мне, как появился Шелестов из МВД, и мне пришлось ее отпустить, так как могли возникнуть неприятности.
   - Хорошо, я сам займусь этим вопросом и вытрясу из нее все, что она знает, а ты поговори с вдовой Ильясова и ее сестрой. Видимо кто-то помогал ему. Он же не мог, без посторонней помощи, переправить такую сумму за границу.
   - Понимаешь Семак, он даже мне не успел ничего сообщить. Через неделю он собирался в Швейцарию, возможно деньги находятся там. Давай сделаем так. Каждый из нас по своим каналам постарается найти ниточку, а через несколько дней мы встретимся и обменяемся полученной информацией.
   - Согласен, - ответил Семак. - Давай через пару дней подъезжай ко мне в баню. Хочу попарить свои старые косточки, там и продолжим наш разговор.
  
  
   Проснувшись утром, Сергей увидел, как Катя прибирается в квартире. Странно было видеть, что такая девушка занялась грязной работой, которой боялся даже он. Ему показалось, что эта работа доставляет ей удовольствие. Наконец она выпрямилась и посмотрела на него. По ее лицу катился пот.
   - Ну как тебе моя уборка? - спросила она.
   - С меня причитается, - улыбнулся Сергей.
   Откинув назад волосы, упавшие на лоб, она усмехнулась:
   - Мне достаточно и душа, - и пошла в ванную.
   Сергей поднялся и стал готовить завтрак. И в это время раздался телефонный звонок.
   - Ты больше ничего не узнал от Кати, - услышал он голос Мусы.
   - Ничего, - ответил Сергей.- Она сразу уехала домой.
   "Муса засуетился, - подумал Сергей, - так рано он мне никогда не звонил. Значит, за вечер произошли важные события и Кати необходимо исчезнуть". Проводив ее до Киевского вокзала, Сергей посоветовал ей сидеть дома и ждать его звонка.
   Приехав на работу, он застал в кабинете Петра.
   - Звонила Ольга Сергеевна и просила приехать. У нее есть для тебя какие-то свежие новости.
   Сергей коротко рассказал, опуская детали, как съездил к Мусе и забрав у него Катю, отправил домой.
   - Бери мою машину и поезжай за Катей. Отвезешь ее на дачу и возвращайся, а я останусь, и буду принимать удары на себя. Он не ошибся. Раздался звонок. В трубке послышался голос секретарши:
   - Шадрин просит немедленно к нему явиться.
   - Сейчас буду. - Сергей положил трубку и вздохнул.
   Даша, секретарша Шадрина, симпатичная блондинка с высокой грудью и длинными стройными ногами, встретила Шелестова улыбкой, предназначенной только избранным. Как и многие другие юные сотрудницы министерства, она проявляла повышенный интерес, к Шелестову. В свои тридцать восемь, Сергей считался закоренелым холостяком, хотя не чурался прекрасного пола. В министерстве о нем ходили легенды, но сам он никак не реагировал на взгляды и улыбки очаровательных сотрудниц. Вот и теперь в ответ на ослепительную улыбку Даши, он лишь весьма сдержанно поклонился.
   - Генерал не в духе? - поинтересовался он.
   - Да нет, скорее наоборот.
   "Уж мне-то наверняка будет не до смеха", подумал он. Стараясь сохранять внешнее спокойствие, Сергей открыл дверь.
   Шадрин стоял у окна.
   - Проходи, сказал он. - Как продвигается следствие, мыслитель?
   - Новостей пока нет, - с сожалением признался Шелестов. Уже несколько дней ведем расследование и ни на йоту не продвинулись вперед. Я много размышлял об этом деле, но в настоящее время шансов на успех у нас нет.
   - Как это все понимать, - взревел генерал. - И что ты прикажешь докладывать Кожемякину? Он с нас шкуру спустит и будет прав. Шадрин возбужденно стал ходить по кабинету. На его лбу образовалась складка.
   Сергей не хотел делиться с ним своими мыслями и поэтому сказал:
   - Иван Григорьевич! Кожемякин, в сущности, не плохой человек и должен понять, что за такой короткий промежуток времени раскрыть преступление невозможно.
   - Он это понимает, но и ты его пойми. На него давят со всех сторон и требуют скорейшего раскрытия преступления.
   - Постараюсь, - ответил Сергей и вышел из кабинета.
   Взяв служебную машину, он поехал к Ольге Сергеевне. Та сидела в саду на скамейке, и, увидев Шелестова, встала и пошла к нему навстречу.
   - Сергей! Хорошо, что приехал. Вчера вечером ко мне приезжал Шейко, а сегодня с утра, заявился Муса. Оба интересовались, куда переправил деньги мой покойный муж и у кого документы на право их получение. Я им ответила, что никогда не слышала ни о каких деньгах. Позвони и успокой Ирину. Они и к ней заезжали. А лучше съезди к ней, она сейчас дома.
   - Вы не беспокойтесь по этому поводу, а к Ирине я прямо от вас и поеду.
   Ирина открыла дверь и Сергею в глаза бросилась ее бледность.
   - Что происходит, - спросила она. - У меня на душе неспокойно. Муса так посмотрел, что у меня по телу побежали мурашки.
   - Пойми меня Ирина, в настоящей момент я не могу тебе объяснить всего.
   - Поцелуй меня, - прошептала она.
   Но этого хотел и Сергей. Когда она прильнула к нему, он весь задрожал от возбуждения. Его губы прижались к ее. Он ощутил, как бурно вздымается ее грудь. Ее рука обнимала его за шею, а другой она сжимала его руку. Наконец она выскользнула из его объятий, а он все еще ощущал ее тело и не мог вымолвить ни слова. Когда он заговорил, его голос звучал хрипло:
   - Приготовь, пожалуйста, кофе, а я тем временем посижу и подумаю. Ему стало совершенно ясно, что убийство и денежные документы Ильясова не имеют друг к другу никакого отношения. Ильясова убил знакомый ему человек, а иначе, он не открыл бы дверь и не подпустил его к себе так близко.
   Выпив кофе, Сергей направился к двери. Она пошла его, провожать.
   - Не тревожься за меня. Ты меня успокоил, а с тобой я никого не боюсь. Она прижалась к нему и нежно добавила: - Я тебя люблю.
   Сергей вдруг почувствовал, что испытывает ответные чувства.
   Не успел он появиться на работе, как Петр сообщил, что пропала Катя и где она, никто не знает.
   Сергею пришлось рассказать, что Катя ночевала у него, а утром поехала домой и без его звонка не должна была выходить из дома. Поэтому я и послал тебя, чтобы ты отвез ее на дачу. Надо было еще вчера отвезти ее. Я сам во всем виноват. Мусе она все рассказала, что знала. Кого же еще могла заинтересовать Катя? Остается только Семак. Ему необходимы сведения о местонахождении денег, поэтому допрашивать Катю может только он. Вероятнее всего, Семак с Мусой объединились в поисках денег. Никогда бы не подумал, что Муса пойдет на эту сделку, хотя в одиночку против Семака ему не устоять. Я думаю, что по дороге домой, ее перехватили люди Семака. Придеться с ним встречаться, иначе Катя может погибнуть.
   Он связался с Максом и попросил дождаться его приезда. Войдя к нему, он увидел его скучающим.
   - Давай выпьем, - предложил тот, доставая бутылку коньяка.
   Сергей доверял Максу, как самому себе, поэтому рассказал ему все начистоту:
   - Теперь понимаешь, как я виноват перед Катей, поэтому должен найти и освободить ее.
   - Не спеши вперед батьки в пекло, - ответил Макс, разливая коньяк. - Я постараюсь встретиться с одним человеком и все разузнать у него.
   Сергей выпил рюмку, затем сразу вторую и стал по немного успокаиваться, понимая, что Макс прав и скачком ничего не решить.
   - Как только что-то узнаешь, сразу приезжай ко мне.
   По дороге домой Сергей связался с Петром и попросил его приехать. Как только тот вошел в квартиру, то сразу заявил, что голоден. Пока Сергей готовил ужин, подъехал Макс и они сели за стол.
   - Сергей! Ты как всегда оказался прав. Семак встречался с Мусой и они объединились, - сказал Макс. - Семак приказал найти Катю и привезти ее к нему, но где она находится в настоящее время, никто не знает.
   "Вот почему Муса так спокойно отпустил Катю. Раз Семак стал лично руководить операцией, то мне придеться с ним встречаться", подумал Сергей. После ухода друзей, он связался с Мусой и попросил организовать ему на завтра, встречу с Семаком.
   - А что произошло и к чему такая спешка? - спросил тот.
   - Не притворяйся Муса, ты сам прекрасно все знаешь. Ты сдал Семаку Катю и если с ней что ни будь случиться, я тебе этого никогда не прощу. Когда с твоим братом случилась беда, кто его выручил. Ты это помнишь или уже все забыл?
   - Я всегда все помню, - ответил Муса поникшим голосом. Только одного не могу понять, почему ты так заботишься о ней.
   - Ты меня хорошо знаешь. Если я обещаю, кому ни будь помощь, то всегда помогаю по мере своих возможностей - это, во-первых. А во вторых - прекрати террорезировать Ольгу Сергеевну с сестрой.
   - Ты становишься рыцарем дамских сердец, - усмехнулся Муса. Ладно, уговорил меня. Если Семак пригласил Катю для разговора, то я попрошу его ее отпустить.
   - Нет, - жестко отрезал Сергей. Как разговаривают люди, подобные Семаку, я знаю, поэтому поговорю с ним сам.
   - Не кипятись, я с ним обязательно свяжусь и постараюсь договориться о встрече, - раздраженно ответил Муса.
  
  
   В это время Семак разговаривал с Катей:
   - Скажи мне деточка, что ты знаешь о документах Ильясова, которые находились у него в последнее время, и постарайся меня не разочаровать.
   - Послушайте, мне этот вопрос задавали уже несколько раз. Когда мы с ним встречались, он никогда со мной о своих делах не разговаривал, и никаких банковских документов я у него не видела, - ответила Катя. - Если бы я что-то знала, то сразу вам все рассказала.
   Семак поднялся, подошел к двери и открыл ее.
   - Рыбак, зайди. Попытайся разговорить ее, а то у нее с памятью плохо. Только смотри, не забей ее до смерти, она нам еще может понадобиться. Сказав это, он вышел.
   - Ну что сука, будешь говорить, - заорал тот и сразу ударил кулаком в лицо.
   Катя упала со стула и сильно ударилась головой о стенку. Перед ее глазами пошли круги.
   - Ты, в какие игры вздумала играть с нами, шалава. Он пнул ногой в ее живот.
   От дикой боли Катя потеряла сознание.
   Минут через пятнадцать вошел Семак.
   - Ну что?
   - Эта дешевка твердит одно и тоже, что ничего не знает, - ответил Рыбак.
   Ладно, пусть отдохнет. Пристегни ее к батарее, а завтра она сама все расскажет, - приказал Семак.
   Вошел Крепыш и сказал, что звонит Муса и хочет срочно переговорить.
   - Чем порадуешь Муса? - спросил Семак.
   - Звонил Шелестов. Он знает, что Катя у тебя и хочет завтра встретиться с тобой.
   Семак задумался. Затем закурил и произнес:
   - Передай ему, пусть подъезжает в ресторан к двум часам.
   - Ты что не будь, узнал у Кати? - спросил Муса.
   - Рыбак с ней поработал, но она все время повторяет одно и тоже, что ничего не знает.
   - Может и на самом деле, Ильясов не посвящал ее в свои дела? - произнес Муса.
   - Завтра я с ней еще раз поговорю, может она за ночь и вспомнит, что ни будь.
   - Только не забей ее до смерти, - сказал Муса и повесил трубку.
   Рыбак, завтра к двум часам ко мне приедет Шелестов из МВД. Встретишь и проводишь его ко мне,- приказал Семак.
   Но утром, Семаку было уже не до Кати. И это, может быть, спасло ей жизнь. Ночью позвонил Дато и сообщил, что убит, Арик. Подробности утром при встрече. Заснуть Семак уже не смог.
   "Надо усилить охрану", подумал он. Затем поднялся и прошелся по комнате. Остановившись рядом с баром, он наполнил стакан водкой и залпом выпил его. На то, что погиб Арик, ему было наплевать. Его больше всего волновала своя шкура. Он еще плеснул водки и выпил. Затем опустился в кресло и закурил.
   "Неужели его смерть связана с нашими деньгами". Он думал и гадал и не как не мог направить свои мысли в нужное русло. - Старею, уже нет той железной хватки", признавался он сам себе. Так он просидел до рассвета, не найдя выхода из создавшегося положения. Затем вызвал Рыбака и приказал усилить свою охрану.
   Утром Семак сидел в своем кабинете и завтракал, когда вошел Дато.
   - Присоединяйся, а то на голодный желудок не приходят нужные мысли.
   - Ты еще можешь шутить, - сказал Дато. - Уже с утра по всем телевизионным каналам передают, что убит известный вор в законе Арик. Нам надо срочно найти убийц и жестоко покарать их. Иначе могут начаться кровавые разборки среди ребят.
   - Днем я встречаюсь с Шелестовым из МВД. Он правильный мент и его уважают за справедливость. Постараюсь у него выяснить подробности убийства Арика.
  
  
   Утром друзья уже находились в кабинете генерала.
   - Пейте кофе и рассказывайте, - произнес Шадрин.
   - О чем, Иван Григорьевич? - наивно спросил Петр.
   - Ты что, дураком прикидываешься, горе сыщик, - рявкнул генерал. - Разве не знаешь, что убит вор в законе Арик.
   - Слышал, - ответил Петр. - Нападение совершенно, очень четко, а место преступления выбрано с таким расчетом, чтобы можно было безнаказанно уйти. Чувствуется, что работали профессионалы. Хотя мы знаем, что Арик участвовал в поисках денег Ильясова, но я уверен, что его грохнули за другие дела.
   - Вы должны понимать, что если разразится война между бандитами, то могут пострадать и невинные люди. Мы не можем допустить, беспредел. Опять в прессе нас будут обвинять во всех тяжких грехах. Рост преступленности растет, а правоохранительные органы бездействуют и не могут этому помешать. Надо постараться как можно скорее раскрыть убийство Ильясова и убедить общественное мнение, что мы не сидим сложа руки. Затем устремил взгляд на Шелестова и спросил:
   - Мне кажется, что вы с Петром что-то скрываете от меня.
   - Да что вы, Иван Григорьевич, разве мы посмели бы, - улыбнулся Петр.
   - А ты не зубоскаль, знаю я вас молодцов. Ладно, идите и работайте.
   В два часа Сергей входил в кабинет Семака.
   - Добрый день Степан Борисович! Как ваше здоровье?
   - Послушай Шелестов! Ты что, издеваешься надо мной, - процедил сквозь зубы Семак. - Ты ваньку мне не валяй. Говори, зачем пришел и уходи. У меня своих дел по горло.
   - Я уже знаю об убийстве Арика. Хорошо сработали и не оставили никаких улик,- сказал Сергей спокойным тоном. Он, умышленно, старался уязвить его самолюбие, и это ему удалось.
   - Тебе, до этого, какое дело, - его голос перешел на крик. - Я сам во всем разберусь.
   - Молчи и слушай, - рявкнул Шелестов.
   И Семак почувствовал стальные нотки в его голосе. Он сразу напрягся и вытаращил глаза, которые налились кровью. Он стал похож на кабана, готового броситься в атаку.
   - Ты сам хочешь поскорее найти убийц Арика, - продолжал Сергей, - иначе может разразиться война, которая ни тебе, ни мне не нужна. То, что ты охотишься за деньгами Ильясова, ни для кого не секрет. Арик стал первой жертвой, хотя мне кажется, что его убийство не связано с делом Ильясова.
   После услышанного, Семак посмотрел на Шелестова и Сергей увидел, что от внезапной смены эмоций, лицо того перекосило. Наконец Семак проглотил комок в горле и прохрипел:
   - Ты прав Шелестов. Надо скорее найти убийц. Извини, что я так тебя встретил, нервы совсем расшатались. Знаю, что ты честный и неподкупный мент. Братва за это, тебя уважает.
   - И еще я тебе скажу, - сказал Шелестов, - что убийство Арика было тщательно разработано и готовилось заранее, а заказчиком является умный, расчетливый, готовый на все человек из вашего круга и ты его должен хорошо знать, потому что каждое убийство должно быть мотивировано. Посиди и подумай, кто был заинтересован в его смерти. А теперь отпусти Катю. Она ничего о деньгах Ильясова не знает.
   - Хорошо, я отпущу ее, - сказал Семак после некоторого раздумья. - Но запомни, это я делаю ради наших хороших взаимоотношений. Он поднялся и открыл дверь.
   - Рыбак, приведи девушку.
   Шелестов увидел на его лице зловещую улыбку. Он так тщательно изучал Семака, что не заметил ее появления. Внешность Семака говорила, что он может пойти на насилие, и поэтому приковало его внимание. Сергей услышал, как стучат ее зубы, и, повернувшись, увидел, что Катя вся зеленая от страха.
   - Забирай ее и помни, что я тебе говорил.
   Сергей взял Катю за руку и вывел из ресторана. По дороге она начала рыдать. Первые рыдания ее были такими трудными, что походили на хрип. Но за ними полился плач, все свободнее и легче, по проторенному пути.
   - Успокойся, - сказал Сергей, - для тебя все закончено. Теперь тебя никто не тронет, и ты можешь спокойно возвращаться домой.
   Она была настолько запугана, что не могла говорить и лишь утвердительно кивнула головой. Когда они сели в машину, Катя, немного успокоившись, сказала:
   - В таком виде я не могу показаться дома. Поедем к тебе и я приведу себя в порядок.
   - Понимаешь, Катя, - сказал Сергей, - ты прекрасная девушка, но то, что произошло у нас с тобой накануне - это случайность. Я люблю одну женщину и не хочу причинять ей боль.
   Катя украдкой взглянула на него. Выражение его лица было такое же унылое, как и голос. Она поняла его состояние и сказала:
   - Я все понимаю и тебя не виню. Все это было похоже на романтическую любовь. Я сама во всем виновата.
   По дороге они заехали в магазин, где Катя накупила разной косметики. Дома у него она сразу пошла в ванную, а он стал готовить, зная, что она голодна. Приняв душ и приведя себя в порядок, она набросилась на еду.
   - Ты меня извини, что я так много ем. Почти сутки во рту не было крошки. Наконец закончив с едой, она налила кофе и закурила. - Ты не смотри на меня так предвзято. И стала рассказывать историю своего знакомства с Ильясовым:
   - Меня с ним познакомила подруга. Она сказала, что одному банкиру нужна молодая красивая девушка, которая должна его сопровождать на приемы и встречи. Так я познакомилась с Ильясовым. Он был всегда вежлив, обходителен и никогда ко мне не приставал. Для себя он снял квартиру, где мог спокойно работать и отдыхать. Моя задача состояла в том, чтобы в этой квартире поддерживать уют. Мы иногда проводили вечера вместе и беседовали на различные темы. В это время он не думал о работе, просто отдыхал. Может быть, со временем, я и стала бы его любовницей, но теперь этого уже не случится.
   Сергей слушал ее и думал, как тяжело молодым девушкам выживать в этих каменных джунглях.
   - Понимаешь, Сергей, - продолжала она, - в тот вечер, когда произошло убийство, я заходила в квартиру и видела Ильясова. Мне надо было отпроситься у него на два дня, чтобы с родителями поехать на дачу. Когда я выходила из подъезда, то увидела машину Ильясова, в которой находился водитель.
   - Что же ты мне сразу не сказала об этом? - спросил Сергей.
   - Я просто испугалась, - ответила она. - Вот теперь я рассказала тебе все, что было на самом деле.
   Сергей сразу вспомнил слова Петра, что собачник тоже видел машину с водителем. Надо будет с утра проверить свою гипотезу. Проводив Катю, он позвонил Ирине и поинтересовался ее здоровьем.
   - У меня все хорошо, - ответила она, - только голова побаливает. Может, заедешь, а то я скучаю по тебе.
   - Я тоже скучаю, но мне надо решить еще массу дел.
   - Завтра обязательно позвони, может быть, съездим к сестре, а то оставлять ее одну в такой тяжелый момент было бы не порядочно.
   Затем Сергей связался с Петром и попросил разыскать собачника. Утром он должен быть в министерстве.
  
  
   В тот же вечер Семак пригласил Мусу в баню:
   - Приезжай часам к десяти, мы с тобой обсудим наши дела и заодно отдохнем и расслабимся.
   - Крепыш, - приказал Семак. - Звони Аркаше в баню. Скажешь, чтобы все приготовил к десяти вечера и не забыл пригласить девочек.
   - Муса, что будем пить? - спросил Семак, садясь за стол, который был заставлен всевозможными бутылками и закусками.
   - Я предпочитаю коньяк, - ответил Муса.
   - Начнем с коньяка, а там будет видно. У меня был Шелестов, пришлось отпустить его девку. Упрямый он очень, так и хотелось порвать его на куски. Может надо с ним разобраться?
   - Да ты что. С ним ссориться нельзя, а потом он твоим ребятам не по зубам и они с ним не справятся. Он сыщик от бога и поэтому, если он не сможет раскрыть убийство Ильясова, то нам тем более этого не сделать. Затем убийство Арика. Дато ходит сам не свой. Ты же прекрасно знаешь, что они друзья по жизни, хотя у каждого свой бизнес. А ты помнишь, как ты помог Арику отнять рынок у тамбовцев.
   - Да ты о чем говоришь? Рынок и так принадлежал Арику, а тамбовцы хотели иметь свой интерес, так как вложили деньги в его строительство. Они долго терлись, но так и не смогли договориться. Этот затянувшийся спор, я решил в пользу Арика, обязав его вернуть деньги, вложенные в строительство, тамбовцам. Прежде, чем я решил этот спор, Джанго встречался с Кочмариком, но эта встреча закончилась ничем. Мне кажется, что за убийством Арика, стоит Кочмарик, но я это должен проверить сам. "Значит, прав был Шелестов, говоря, что убийцей является знакомый ему человек, - подумал он про себя. - Завтра начну разгребать мусор, а сейчас пора веселиться, а то Муса совсем загрустил".
   - Крепыш, зови девочек. Пусть с нами посидят и выпьют, а затем все пойдем в парилку, - наконец произнес он.
   Не прошло и несколько минут, как сразу появились пять девочек, одна красивее другой, и стали пить коньяк.
   - Муса, выбирай любую, а хочешь, бери сразу двух, - предложил Семак. Пошли в парилку, пусть они нас помоют и сделают массаж. Он заржал, как мерин.
   После парной, они все вместе направились к бассейну, где к ним присоединились еще две красотки. Муса, стоя у края бассейна, увидел, как к нему подплывает черноволосая девушка. Он еще в парной заметил, что у нее длинные ноги и высокая грудь.
   - Тебя как зовут? - спросил он.
   - Света, - пробормотала она.
   - Пошли со мной. И направился в соседнюю комнату. Света последовала за ним. Он сразу повалил ее на диван и стал ласкать и целовать это податливое тело. Почувствовав, как его член стал похожим на кол, он раздвинул ноги и погрузил его в мякоть женского полового органа. Света начала стонать и помогать ему, двигая своим задом.
   - Еще, еще хочу, - шептала она. Для нее перестало существовать время, кроме полового акта. Вдруг Муса задергался и со стоном выпустил из груди воздух.
   - Пойдем, отдохнем и выпьем, - сказал он и шлепнул ее по заднице. - А ты молодец, понимаешь толк в сексе.
   Они подошли к столу, где сидели остальные. Из соседней комнаты все еще раздавались стоны. Семак трудился в поте лица. Вскоре стоны и хрипы прекратились, дверь открылась, и появился Семак. Вид у него был уставшим.
   - Давайте девочки, налейте нам по рюмочке, - сказал он, - а ты Муса возьми себе Оленьку. Она королева секса. И похлопал ее по заднице.
   Муса кинул взгляд в ее сторону. Оля была невысокого роста с короткой стрижкой, худощавая, похожая на подростка. Она подошла к Мусе и села на колени. Затем стала так двигать задом, что его член стал принимать вертикальное положение.
   - Пошли, - сказал он и снова двинулся в знакомую комнату, из которой недавно выходил. То, что вытворяла Ольга, Мусе и не снилось. Это было похоже на сказку.
   Когда Семак увидел Мусу, выходящего из комнаты, то засмеялся. Муса стал похожим на выжитый лимон. Баня продолжалась всю ночь.
  
  
   Рано утром Шелестов находился на работе и поджидал Петра с собачником. Он стоял у распахнутого настежь окна и пил кофе. Светило солнце и ему захотелось позвонить Ирине, поехать в парк и наслаждаться жизнью. - Запросто, - усмехнулся он, поставив чашку на подоконник. В это время открылась дверь, и он увидел их.
   - Поехали, - только и смог произнести он. Его личная жизнь опять отступала на второй план.
   - Сейчас ты увидишь подъезжающие машины и их водителей. Смотри внимательно, может, и узнаешь, кого ни будь, - сказал Сергей, останавливаясь у банка. Машины стали прибывать. Вдруг Олег как-то весь напрягся и сказал:
   - Вот та машина, которая стояла у нас во дворе. Сзади на номере жирное пятно. Я еще подумал, что такая машина, а водитель плохо следит за ней.
   - Ну, ты и глазастый, - сказал Сергей, направляясь к автомобилю. Подойдя, он увидел за рулем Игоря.
   - Пойдем, побеседуем, - сказал Шелестов, и они направились к его машине.
   - Он это, он, - вскрикнул Олег, - я его сразу узнал. У него на куртке нет верхней пуговицы.
   - Ну, Олег, ты даешь. Все видишь, и все запоминаешь, - улыбнулся Петр. - Ты извини, что оторвали тебя от дел.
   - Ничего страшного. Мне самому стало интересно - узнаю я машину или нет, - ответил Олег.
   - Еще раз извини и большое тебе спасибо, - попрощался с ним Петр.
   - Давай Игорь, залезай в машину и поедешь с нами, - сказал Сергей.
  
  
   Семак проснулся поздно. Голова была тяжелая. Он налил себе водки и выпил. Есть не хотелось. Он плеснул в стакан еще и залпом осушил его. Обстановка складывалась тревожная. Неужели Кочмарик нарушил перемирие.
   - Рыбак, - крикнул он. - Едем в больницу, навестим Джанго.
   Джанго, или Привалов Василий Петрович, был известный авторитет преступного мира. Он работал с Ариком более десяти лет и стал его правой рукой. В свое время он был чемпионом Европы по стрельбе. Его любимым героем был Джанго из одноименного фильма, который метко стрелял. Сам он, постоянно тренировался в стрельбе, и это не раз спасало его от смерти. Поэтому его и прозвали Джанго. Вот и на этот раз реакция не подвела его. Арика жалко. Кто посмел напасть на нас? Он должен узнать и жестоко покарать, даже если придется пройти по трупам. Прощать нельзя. Он еще продолжал думать что предпринять, когда дверь открылась, и вошел Семак.
   - Я вижу, что ты оклемался, - проговорил тот, ставя на стол французский коньяк и выкладывая фрукты. Семак знал что коньяк, любимый напиток Джанго. - Рассказывай, как все произошло.
   - Да что рассказывать, - начал Джанго. - Мы направлялись к Арику, когда ехавший впереди нас грузовик вдруг резко остановился, и из него сразу раздались автоматные очереди. Меня спасла реакция. Я успел выскочить из машины, залечь за нее и открыть ответный огонь. Одного или двух я зацепил. Послышались крики и стоны. Внезапно все стихло, и грузовик уехал. И в это время я отключился. Очнулся в машине скорой помощи. Хорошо, что мобильник не пострадал. Я связался с Дато и рассказал ему о случившимся. Затем связался с Сухарем и приказал прислать ребят в больницу для своей охраны. Врачи говорят, что мне повезло, пуля прошла навылет. Через пару, тройку дней я смогу отсюда выйти. Сухарь проверяет больницы и клиники, ищет пострадавших.
   - Ты знаешь Джанго, я уважал Арика и всегда помогал. Мы ему сами организуем пышные похороны, а ты лежи и отдыхай, пока не поправишься. Как только выйдешь из больницы, сразу подъезжай ко мне.
   Джанго тяжело вздохнул. Он хорошо знал, что Семак не допустит в настоящее время кровавых разборок. Арик ему поведал, что они с Семаком и Дато проворачивают одно крупное дело, которое сулило им огромный куш.
   - Давай помянем Арика, - сказал Семак, разливая коньяк. - Пока ты лежишь, я сам проведу тщательное расследование и накажу виновных.
   Джанго лежал и думал о том, что как только он выйдет из больницы, то сам найдет виновных и горе тому, кто это сделал. И даже Семак его не остановит.
  
  
   - Проходи Игорь, у нас с тобой предстоит долгий разговор, - сказал Шелестов. - Рассказывай, что ты делал во дворе дома весь вечер, когда дожидался Ильясова.
   После этих слов Игорь побледнел и сказал:
   - Хорошо, я вам все расскажу. В тот вечер, я доставил Ильясова к дому и проводил до квартиры. Он должен был встретиться с каким-то человеком, так как при мне звонил и назначил встречу на восемь.
   - Постарайся вспомнить, с кем он должен был встретиться? - спросил Петр.
   - При мне он не называл имени. Только сказал, чтобы тот был непременно. А мне велел заехать за ним в десять. У меня было плохое настроение, и болела голова, поэтому я решил никуда не ездить и дожидаться в машине. Когда я вошел и увидел его лежащего на диване с разбитой головой, то испугался и решил не говорить, что весь вечер просидел в машине во дворе этого дома.
   - Хорошо! Допустим, мы верим тебе, и все так было, - сказал Сергей. Теперь постарайся сосредоточиться и вспомнить, сколько людей входило или выходило из подъезда за этот период времени, и не заметил ли ты, чего ни будь подозрительного.
   - Я, особенно, не обращал внимание, но человек двадцать промелькнуло. Около восьми в подъезд вошла Катя, но минут через пять вышла. Остальные были люди как люди. Вот только около девяти, из подъезда вышел высокий мужчина и когда проходил мимо меня я заметил, что он непроизвольно оглядывается. У меня создалось впечатление, что это вошло у него в привычку, поэтому я и обратил на него внимание. Он же входил в подъезд минут за двадцать до Кати, хотя утверждать не могу.
   Петр бросил взгляд на Сергея и грозно сказал:
   - Посадить тебя надо прямо сейчас за то, что из-за тебя потеряно столько времени. Пока свободен, только из Москвы никуда не уезжай, можешь понадобиться в любое время. Как только Игорь вышел, Петр улыбнулся:
   - Давай Сергей выкладывай, что утаил от меня. Я хорошо знаю твою привычку держать козырного туза за пазухой.
   - Ты извини меня, Катя все мне рассказала, но я должен был сначала все проверить, чтобы убедиться в ее правдивости. В нашей цепочке появился новый человек, и если Ильясов с ним встречался, значит, хорошо его знал. Это серьезная зацепка, хотя и это может быть случайным совпадением. Пойдем к старику и расскажем ему все.
   Генерал сразу их принял. Он встал из-за стола, потянулся и шагнул навстречу. В его глазах засверкали горящие огоньки:
   - Появились, а то я хотел объявлять вас в розыск. Докладывайте.
   - Работаем в поте лица, - улыбнулся Петр. - Меня уже жена выгоняет из дома. Хорошо, что Сергей холостой и может меня приютить.
   Шадрин посмотрел на него и подумал, что Петр издевается над ним. Он уже хотел спустить на него всех собак, но в этот момент Сергей стал докладывать ему о новых показаниях Игоря.
   Шадрин поднялся и прошелся по кабинету:
   - Все это хорошо, но пока мы топчемся на месте. Давайте, принимайтесь за работу, и найдите мне этого мужчину, который встречался с Ильясовым.
  
  
   Как только Семак вышел из больницы и сел в машину, то приказал Рыбаку немедленно разыскать Кочмарика и пригласить к нему. Рыбак обзвонил все точки, где мог находиться Кочмарик, но нигде его не нашел. Он доложил об этом Семаку.
   "Скрывается сучара. - подумал тот, - Боится Джанго, и правильно делает. Значит, я был прав, его работа".
   - Давай Рыбак, посылай ребят по нашим врачам. Надо помочь Джанго и найти исполнителей, а то, если они попадутся в его руки, польется кровь. Он из Кочмарика фарш сделает, хотя я ему намекнул, что в настоящее время война никому не нужна. Дато более уравновешенный и мы с ним в одной упряжке, поэтому он постарается убедить Джанго обойтись без разборок, хотя Арик был у него вместо отца. Но Джанго есть Джанго. Ему только бы нажать на курок. Завтра похороны и все должно быть готово.
   - Все организованно. Похороны пройдут на Ваганьковском кладбище, - доложил Рыбак.
   - Проверь все еще раз и убедись сам, что все готово. Приедут известные люди из разных городов помянуть Арика. Поминки пройдут у меня в ресторане. Возьми себе в помощь столько ребят, сколько понадобиться, а теперь иди и позови мне Крепыша.
   Как только тот появился, Семак почувствовал, как его разбирает ярость, и он заорал во весь голос:
  -- Объезди всю Москву, но найди мне Кочмарика. Скажешь ему, чтобы срочно связался со мной.
  
  
   На следующий день состоялись похороны Арика. Проститься с ним приехало много людей из ближнего и дальнего зарубежья. Его могила была вся завалена венками. Все говорили о нем, как о прекрасном семьянине, организаторе и блюстителе порядка. Приехал Джанго. Он подошел к могиле и бросив горсть земли, прошептал:
   - Спи спокойно Арик. Я найду твоих убийц и уничтожу их.
   После похорон все направились в ресторан на поминки.
   В это время Крепыш продолжал поиски Кочмарика. Никто не мог сказать, где тот находится в настоящее время. Он вернулся в ресторан, подошел к Семаку и развел руками:
   - Как сквозь землю провалился.
   Когда все стали расходиться, Семак собрал наиболее влиятельных людей преступного мира и уединился с ними в своем кабинете.
   - Давно мы не собирались в таком тесном кругу. Не в обиду сказано, смерть Арика вновь сблизила нас за этим столом. Благодаря миру, заключенному между нами, мы все спокойно работаем и зарабатываем приличные деньги. Если в настоящее время разразится между нами война, то это будет не только потеря людей, но и денег. Поэтому я призываю всех к миру и согласию. Я приложу все силы, чтобы найти и наказать виновных в убийстве Арика. Говорил он так убедительно, что все с ним сразу согласились.
  
  
   Сергей вечером позвонил Ирине, и они поехали навестить сестру. Та с радостью их встретила и повела в столовую.
   - Сергей! - сказала она. Вы посидите пока здесь, а я украду Ирину, чтобы она помогла мне на кухне.
   Как только они оказались там, Ольга Сергеевна сообщила, что звонил ее депутат и жаловался мне, что ты стала избегать его.
   - Какой он мой? - удивилась Ирина. - Шейко никогда мне не нравился. Он предлагал мне выйти за него замуж, но я отказала ему. Сейчас, я впервые в жизни, по настоящему счастлива. Я люблю Сергея и хочу все время быть рядом с ним. Это твой покойный муж все хотел, чтобы я вышла замуж за депутата. Недавно я ему прямо сказала, чтобы он оставил меня в покое.
   - Ладно, ты уже взрослая девочка, и сама решай с кем тебе быть. Скажу тебе одно, Сергей тоже мне нравится, хотя и мент. Если у вас все получится, я буду только рада. Пошли, а то Сергей нас заждался.
   Во время ужина Сергей заметил, что Ольга Сергеевна начала оттаивать и шутить. Он тоже старался не ударить в грязь лицом, говоря ей комплименты.
   - Смотри Сергей, я не потерплю твои ухаживания за сестрой, - пошутила Ирина. Так за разговорами прошел вечер.
   - Спасибо Сергей, что съездил со мной к сестре, - сказала Ирина по дороге в Москву. - Едем ко мне и никаких отговорок.
   Как только они оказались в квартире, Сергей поднял ее на руки и понес в спальню. Ее тело было настолько соблазнительно, что он равнодушно любоваться не мог. Оно звало к наслаждению. Ее торс, бешенными порывами, то отделялся от него, то еще настойчиво прижимался. Ее прекрасные ноги скользили по обоим сторонам его тела. Она часто дышала, ее пышные груди ходили ходуном. Оба они ощущали необразимое наслаждение от разделяемой обоюдно страсти. Утром, когда Сергей открыл глаза, она еще спала. На ее лице, несколько утомленном, лежала печать блаженства.
   Пока он готовил кофе, Ирина проснулась и еще сонным взглядом посмотрела на него.
   - Тебе надо срочно переезжать ко мне, по утрам будешь подавать кофе в постель, - усмехнулась она.
   - Как прикажешь, - улыбнулся он, обнимая ее.
   - Подожди, не разжигай во мне страсть, а то я не отпущу тебя на работу.
   - А кто будет раскрывать преступления? И потом, я никогда не допущу, чтобы мы жили у тебя.
   - Делай, как знаешь, лишь бы нам быть вместе.
   - Как только найдем убийцу Ильясова, ты переезжаешь ко мне, а пока мне будет спокойнее, если ты некоторое время поживешь у сестры.
   - А что может произойти? - произнесла Ирина взволнованным голосом.
   - Да ничего, просто так надо для дела, - ответил Сергей.
   Она прижалась к нему и прошептала:
   - Береги себя. Я тебя очень люблю.
   - Меня тоже очень сильно влечет к тебе. Мы с тобой знакомы совсем чуть-чуть, а мне кажется, что я знаю тебя всю жизнь.
  
  
   В это утро Шейко проснулся в ужасном настроении. Болела голова. В последнее время он стал принимать спиртное в больших количествах. Сидел вечерами дома и напивался в одиночку. Он вспоминал то время, когда они с Ириной вместе появлялись на приемах и вечеринках. Он очень любил ее и мечтал жениться на ней, но та всерьез не принимала его ухаживания. А он все равно был счастлив, когда она находилась рядом с ним. Как только появился этот мент, то она наотрез отказалась с ним встречаться. Когда он думал об этом, то его всего передергивало. Он поднялся, налил себе рюмку и выпил. "Надо что-то предпринять, - подумал он. - Надо его уничтожить чужими руками". Он выпил еще и позвонил Семаку.
   - Ваня, ты что, так рано звонишь, что случилось? - спросил тот.
   - Надо увидеться, - произнес Шейко.
   - Тогда приезжай часа через два в ресторан, вместе позавтракаем, - ответил Семак.
  
  
   - Ты что такой бледный, не заболел? - спросил он у входящего в кабинет депутата.
   - Да нет, настроение хреновое, хоть вой, - ответил Шейко. Он подошел к столу, наполнил рюмку и выпил. - Извини, голова болит.
   - Давай Иван говори, что тебе удалось узнать.
   - Ольга ничего не знает, а разговору с Ириной мне помешал Шелестов. Она влюбилась в него, и все время проводит с ним.
   - Да! Шелестов тебе серьезный соперник. Я знаю о твоих чувствах к Ирине. А чем я тебе могу помочь, не знаю. Семек покачал головой. Он у меня тоже встал на пути.
   - Надо придумать нечто такое, чтобы с ним покончить раз и навсегда, - сказал Шейко, опустошая еще одну рюмку.
   - С ним покончить не так просто. У него звериное чутье. С ним надо поступить, по хитрому. Необходимо сделать так, чтобы у него забрали дело Ильясова. Для этого надо написать в прокуратуру бумагу, в которой бы сообщалось о его связи с сестрой вдовы Ильясова, которая отражается на результатах его работы.
   Затем расскажешь Ирине про любовную связь Шелестова с Катей. Надо разжечь в ней ревность, чтобы она его бросила. Тогда будь рядом с ней и не зевай - она сама к тебе вернется. Как мое, предложение?
   - Ну, Семак, ты голова, такое придумать. Не даром тебя все уважают и прислушиваются к твоим советам.
   - А ты Иван, заканчивай пить и хватит слюни распускать. Ведь ты мужик - государственный деятель. Мы тебя еще и губернатором сделаем.
   - Твоими устами да мед пить, - ответил Шейко.
  
  
  
  
   На следующее утро в прокуратуру поступило письмо. На конверте было написано - лично прокурору. Когда тот вскрыл конверт и прочел письмо, он отложил его и вызвал следователя Пантюхина.
   - На, прочти, - сказал он, и протянул письмо.
   Пантюхин принялся внимательно его изучать. Во время чтения на его выразительном лице попеременно отражались интерес, удивление, недоверие. В письме сообщалось, что работник МВД Шелестов Сергей Петрович находится в интимной связи с родственницей погибшего Ильясова, и всячески тормозит ход расследования.
   - Ну что скажешь, Семен Борисович, по поводу письма?
   - Василий Иванович! Я не могу знать про любовные связи Шелестова. Он холостой и имеет право на свою личную жизнь. Но, что касается того, чтобы он мешал или затягивал расследование, то лично я никогда в это не поверю.
   - Верь, не верь, а сигнал получен, и мы обязаны отреагировать на него. Я тоже не верю в эти байки, но все равно придется позвонить Шадрину.
  
  
   В то время, когда прокурор читал это злополучное письмо, Шелестов сидел за столом и прокручивал все полученные сведения по убийству Ильясова, но никак не мог понять за что зацепиться.
   Итак, что же, получается? - размышлял он, обхватив голову руками. - Получается... Получается...- то и дело повторял он, пытаясь мобилизовать все свои аналитические способности, и, в конце концов, разгадать эту загадку.
   Вошел Петр, и они еще раз поэтапно прошли весь путь расследования, но натыкались на полный мрак.
   - Понимаешь, Серега, мы с тобой не можем найти самое главное - мотив преступления.
   - Я это понимаю и чувствую. Пойдем к старику, посоветуемся
   Даша встретила их приветливо и сказала, что шеф не в духе.
   "Что случилось", подумал Сергей, когда друзья входили в кабинет.
   Шадрин стоял посредине кабинета и нервно курил. Чувствовалось, что он на взводе.
   - Только что в прокуратуру поступило письмо, - сказал он глухим голосом, - в котором сказано, что ты, Сергей, состоишь в любовных отношениях с родственницей покойного Ильясова и всячески затягиваешь расследование его убийства.
   - Да вы что, Иван Григорьевич, - бросился на защиту Петр, - Сергея не знаете. Разве он может как-то помешать расследованию преступления.
   - Тоже мне защитник нашелся, - прошипел генерал. - Пусть сам все расскажет.
   - А что конкретно рассказывать? Во время расследования я познакомился с Ириной, и мы стали встречаться. У нас с ней возникли серьезные отношения. То, что она родная сестра вдовы Ильясова, отношения к работе не имеет. Я уверен, что стал кому-то очень мешать. Но я просто так не сдамся и доведу это дело до конца. Кто-то ведет с нами тонкую игру. Он скрипнул зубами и почувствовал, как его разбирает ярость.
   - Успокойся Сергей, тебе и на самом деле пора жениться. Только у меня к тебе личная просьба. Пока ведется расследование, ты не очень афишируй свои встречи с этой женщиной, - посоветовал генерал.
   - То, что я встречаюсь с Ириной, никто не знал. Один раз, когда я находился у нее в гостях, мне повстречался депутат Шейко. Ирина говорила, что он пытался за ней ухаживать и предлагал руку и сердце, но она ему отказала. Сергей закурил сигарету и принялся прохаживаться по кабинету.
   - Все это достаточно серьезно, - сказал генерал. - Только какое может иметь отношение этот депутат к убийству Ильясова.
   - Хорошо бы встретиться и поговорить с ним, - сказал Петр, - но к нему просто так не подступиться. Он может и не захотеть разговаривать с нами.
   - Попрошу Ирину пригласить его в гости, и у нее постараюсь поговорить с ним.
   - Правильно, попробуй, так и сделать, - сказал генерал.
   Сергей позвонил Ирине и попросил ее организовать встречу с Шейко. Та ответила, что Иван Казимирович ей недавно позвонил и попросил разрешения вечером заехать.
   - Все складывается удачно, - сказал Сергей. - Ты с ним поговори, а я часам к восьми подъеду. С этими словами он повесил трубку, еще не зная, что ему готовит этот вечер.
   Затем налил себе кофе и сказал:
   - Ты помнишь, что в рассказе Игоря было одно интересное место, когда входящий и выходящий из подъезда мужчина постоянно оглядывался. Как заметил Игорь, возможно, это вошло у него в привычку, и по этой детали мы сможем его вычислить. Кстати, нечто подобное, я уже видел, но не могу вспомнить у кого.
   - Сергей, скажи мне, как другу. У тебя на самом деле серьезные отношения с Ириной? - спросил Петр.
   - Серьезнее не бывает. Мы договорились с ней, как только закончится это дело, то она сразу переезжает жить ко мне.
   - Молодец Серега! Наконец-то решился покончить с холостяцкой жизнью. Только смотри, будь осторожен при встрече с депутатом.
  
  
   В то же утро Джанго выписывался из больницы. Рана больше его не тревожила.
   "Хорошо, что все так обошлось, - думал он, - а могло быть и хуже".
   Сухарь со своей командой ждали его у выхода. Как только Джанго сел в машину, Сухарь рассказал ему, что Семак ищет Кочмарика, но не может найти.
   - Ясное дело. Забился в конуру и сидит, выжидает. Сделаем так, - сказал Джанго. - Надо захватить, кого не будь из бригады Кочмарика и заставить его разговориться.
   - Смотри Джанго, Семаку это может, не понравится, - ответил тот.
   - Пойми Сухарь, если мы никак не отреагируем на смерть Арика, то с нами скоро никто не будет считаться. Мы не только должны, но и обязаны убить Кочмарика.
   - Решай сам, - ответил Сухарь. - Ты теперь занял место Арика. Честно говоря, я сам за то, чтобы задавить эту гадину.
   - Давай сделаем так. Соберешь ребят и наедешь на их спортивную базу. Перестреляешь всех, кто там будет находиться, свидетели нам не нужны. Пусть Кочмарик почувствует, что под ним земля горит. Он приползет к Семаку, и будет просить о пощаде. Пока, суть да дело, мы захватим его бизнес. Если Семак начнет за него заступаться, а он начнет, так как сам короновал его, тогда у нас не останется другого выхода, как с Кочмариком заключить мир. Таким образом, мы убьем двух зайцев - заработаем деньги и останемся с Семаком в хороших отношениях.
  
  
   В семь вечера Шейко входил в квартиру Ирины с большим букетом цветов. Он всю дорогу думал, как ему, поделикатнее, рассказать ей о любовных похождениях Шелестова. Вручив букет, он прошел в комнату, достал бутылку виски и фрукты. Затем вынул рюмки из бара и стал ждать. Ирина внесла вазу с цветами и поставила на стол. Он наполнил рюмки и сказал:
   - Давно мы с тобой так не сидели за столом.
   Ирина сделала глоток, посмотрела на него и сказала:
   - Давай рассказывай, что ты мне хотел сообщить, а то скоро придет Сергей.
   Услышав эти слова, депутат поперхнулся и поставил рюмку на стол.
   - Понимаешь, Ирина, я желаю тебе только добра и поэтому вынужден сказать, что Шелестов встречается не только с тобой, но и с бывшей любовницей Ильясова.
   От этих слов Ирина побледнела, глаза ее сузились, и она впилась ими в депутата. Все в ней протестовало, точно эта злая шутка, которая ни при каких обстоятельствах не может быть правдой.
   - Иван! Откуда ты можешь это знать? Ты Сергея видел только один раз и уже знаешь все подробности его личной жизни. Сейчас придет он, и ты при нем повторишь эти слова.
   Шейко от этих слов стушевался. Он отвел глаза под ее взглядом, полным убийственной и холодной ненависти.
   - Ирина! Этот разговор должен остаться между нами. Как только я узнал о похождениях Шелестова, то сразу тебе о них рассказал. А ты как хочешь, верь или не верь в это, а при нем, я на эту тему разговаривать не буду. Ты сама у него выясни это, а я с ним встречаться не намерен и лучше уйду. Его невыразительные глаза чуть не выкатились из орбит, напоминая голубую жевательную резинку. Он плеснул себе еще порцию виски и выпил.
   - Убирайся! - решительно сказала она. - Я тобой сыта по горло, пошел вон.
   Шейко посмотрел на нее, и надежды его угасли. Пустой, безразличный взгляд ясно дал понять, что все между ними кончено.
   Когда к дому подъехал Шелестов, то увидел выходящего из подъезда депутата. Тот медленно шел к машине, оглядываясь по сторонам. Сергей немного подождал и стал подниматься наверх. Когда Ирина открыла дверь, он сразу заметил в ней перемену. Это испугало его, и он поинтересовался у нее, что произошло. Ирина сразу же устремила свои глаза на него. Взгляд ее всецело был прикован к нему. Он бегал по его фигуре сверху вниз и снизу вверх. Когда она рассказывала ему о том, что сообщил ей депутат, губы ее дрожали.
   "Странно, - подумал Сергей, - откуда Шейко может знать о моих встречи с Катей. Ведь кроме Мусы и Семака о них никто не знает. Кто-то из них намеренно хочет испортить мои отношения с Ириной. С кем же связан депутат? Быстро сработано, раз стали бить меня ниже пояса. Сначала письмо в прокуратуру, а затем донос Ирине. Наверняка я кому-то очень мешаю. Кто-то хочет отстранить меня от дела. А какая странная привычка у Шейко все время оглядываться. Уж не он ли встречался с Ильясовым в день убийства? Теперь становилось ясно, почему он не захотел со мной встречаться. Поэтому мне придется самому искать с ним встречи".
   - Извини Ирина, но твой депутат хуже любой бабы. Неужели ты не понимаешь, что, рассказывая тебе о моих похождениях, он хотел нас поссорить и этим причинить тебе боль. Дело в том, что Катя случайно оказалась замешанной в этом деле, - пытался оправдаться Сергей. - Она работала у Ильясова, и все решили, что если она его любовница, то должна быть в курсе всех его дел. И рассказал Ирине, как несколько раз помогал ей.
   Та тяжело вздохнула, а в глазах заблестели слезы.
   - Ты не думай, я ему все равно не поверила. Шейко всегда был скользким человеком и себе на уме. Это покойный Ильясов хотел, чтобы я вышла за эту тварь замуж.
  
  
   После разговора с Ириной, Шейко возвратился домой в прескверном настроении. Он сразу налил себе полстакана коньяка и залпом выпил. Затем уселся в кресло и закурил.
   "Ну и дела, - подумал он. - Зачем я только пошел на поводу у Семака и затеял с Ириной этот разговор. Ведь она не поверила ни одному моему слову, и я потерял ее навсегда". Он вспомнил, как Ирина уничтожающе смотрела на него.
   Он знал, что женщины благосклонно относятся к семейным, и отдают им свои голоса на выборах, но они всегда против убежденных холостяков. Считается, что человек неспособный наладить отношения в своей собственной семье, вряд ли способен помочь обществу. Он хотел жениться только на Ирине и, поэтому, не обращал внимание на других женщин. От этого он безумно страдал, сознавая, что та любит мента. Он погасил о дно пепельницы сигарету и достал другую. Затем в нервном напряжении вскочил с кресла и стал ходить по комнате. "Что делать? Через год предстоят выборы, а без Ильясова мне уже не переизбраться, - продолжал думать он. - Семак сам себе на уме, любит чужими руками жар загребать. Он остался в стороне, а я сам себя подставил. А этот мент дотошный. Будет копать, пока не докопается до моих связях с Семаком. Тогда мне конец". Он впал в состояние нытика, как будто запах коньяка ударил по его эмоциям.
  
  
   Утром Шелестов связался с Мусой и договорился о встрече.
   - Позавтракаешь со мной, - спросил Муса у входящего в его кабинет Сергея.
   - С удовольствием, - ответил тот.
   - Выпить не предлагаю. Знаю, что ты с утра не употребляешь, - сказал Муса.- Что тебя привело ко мне в такое время?
   - Кто рано встает, тому бог подает, - улыбнулся Сергей.
   Муса сидел и ждал, когда Шелестов начнет задавать вопросы.
   Насытившись и выпив кофе, Сергей закурил и устремил взгляд на него:
   - Скажи Муса, давно ли ты встречался с Шейко. Только не говори мне, что ты его не знаешь.
   - Сергей Петрович! Я его давно не видел, - ответил Муса. Затем поднялся, подошел к столику и выпил рюмку коньяка. - А что случилось?
   - Тогда ответь мне на вопрос, каким образом Шейко мог узнать, что я помог Кате. Ведь кроме тебя и Семака об этом никто не знал. Кроме этого ты знаешь, что у меня серьезные отношения с Ириной, а этот прохвост явился к ней и рассказал о том, что я являюсь любовником Кати. Скажи мне честно - это твоя работа.
   - Ты меня хорошо знаешь. То, что ты мне сейчас рассказал - это, не по-мужски. Мы, чеченцы, никогда не прячемся за чужие спины. Я бы никогда не посмел сделать тебе, что не будь плохое. Мы можем ругаться с тобой, но предать никогда. Ты, когда помогал нам с братом, не думал, что тебя могут выгнать из органов за связь с чеченцами, а я это буду помнить всегда. И если бы не ты, я Катю никогда не отпустил. Я тебя уважаю и не держу камень за пазухой. Шейко я не видел со дня похорон, поэтому не могу тебе сказать, откуда он об этом узнал.
   - Я тоже буду с тобой откровенен. Сначала пришла бумага в прокуратуру, что я мешаю и торможу ход расследования. Затем Шейко едет к Ирине и рассказывает ей о моих похождениях. Это две цепочки одного целого. Значит, депутат связан с Семаком и подыгрывает ему. Быстро он забыл Ильясова, с помощью которого стал депутатом.
   - Ты прав, но зачем Семаку депутат. Неужели на старость лет ему захотелось поиграть в политику. Неужели ему мало своих дел.
   - Спасибо Муса за откровенный разговор. Ты всегда можешь на меня положиться.
   Как только Шелестов появился на работе, Петр сразу сказал, что звонил Максим и хочет повидаться.
   - С Максимом мы встретимся вечером. И рассказал ему о встрече с Мусой.
   - Надо идти к генералу, - предложил Петр, - Ему решать, как поступить с депутатом.
   В это время тот находился у Кожемякина.
   - Как продвигается расследование? - спросил Кожемякин.
   - Михаил Семенович! Шелестов и Зайко отрабатывают версии по вновь поступающей информации, но пока зацепиться не за что, - ответил Шадрин.
   - А что ты скажешь по поводу письма в прокуратуру?
   Шелестова хотят подставить и убрать от этого дела. Очевидно, он кому-то больно наступил на хвост, а с Ириной у него серьезные отношения. Поэтому я не стал его отстранять.
   - И правильно сделал. Пусть спокойно работает и продолжает расследование, - подытожил Кожемякин.
   Как только Шадрин вернулся в свой кабинет, то попросил Дашу вызвать обоих полковников. После разговора с Кожемякиным, настроение у него заметно улучшилось, и он встретил их улыбкой:
   - Проходите, господа, и рассаживайтесь.
   Сергей поделился с ним своими подозрениями в отношении депутата.
   - Сергей! Для нас все-таки это недостаточная улика. По одной походке, подозревать Шейко, нет основания, это только твои догадки. Пусть Петр сначала покажет его водителю, тогда может что и проясниться. Шума в отношении связи депутата с Семаком пока не поднимай. С этим надо еще тщательно разобраться, - сказал Шадрин. - Меня вызывал Кожемякин и просил передать, чтобы ты не переживал из-за письма и продолжал спокойно работать.
  
  
   В это время в Госдуме происходили важные события. Между фракциями должны были начаться консультации о перераспределении думских комитетов. Все фракции объединились против коммунистов и их союзников аграриев. В результате этого, ряд важных комитетов были перераспределены между центристами и правыми.
   На заседании фракции " Единство ", в которой состоял Шейко, ему был преложен пост заместителя председателя комитета по бюджету. Он поблагодарил всех присутствующих за оказанное доверие и сказал, что приложит все силы и знания для успешной работы на этом посту.
  
  
  
   Днем Сергею позвонила Ирина и поинтересовалась, как у него идут дела.
   - У меня все хорошо, увидимся вечером.
   - Ты не забыл, что у нас вечером встреча с Максимом? - спросил Петр.
   - Не забыл, - ответил Сергей. - Пока вы будете готовить ужин, я на полчаса заскочу к Ирине.
   - Рассказывай, - сказала Ирина, как только Сергей переступил порог.
   - Все идет хорошо, - ответил Сергей. - В анонимку никто не поверил. Даже генерал рад, что у нас с тобой сложились серьезные отношения.
   У Ирины сразу изменилось настроение. Она прижалась к нему и сказала:
   - Я люблю тебя Сергей. Только постарайся никогда меня не обманывать. Я так переживаю за тебя, что у меня становится неспокойно на душе.
   - Я же говорил тебе, что все будет в порядке. Ты только не волнуйся и береги себя. Извини, но мне надо ехать. Вечером у меня собирается мужская компания.
   Когда Сергей переступил порог, то увидел, что Максим убирается в квартире, а Петр гремит посудой на кухне.
   - Молодцы ребята! С меня бутылка, - сказал он.
   Когда она опустела, Петр достал еще одну.
   - Давайте сначала поговорим о деле, а затем выпьем, - предложил Сергей. Рассказывай Максим, зачем нас собрал и к чему такая спешка.
   - Да что вы ребята, просто я соскучился и решил с вами поужинать, - ответил Максим. - Впрочем, если вы без своей работы не можете жить, и Сергей разрешит выпить еще по одной, то я вам друзья сообщу, что Семак встречался с депутатом.
   - Да за такое известие можно выпить и по две, - предложил Петр.
   - Ну и чертяги, - улыбнулся Сергей, - вы меня хотите споить. А ты молодец Максим. Теперь с депутатом можно и поговорить. Петр! Позвони Игорю и дуй с ним завтра пораньше к дому Шейко. Дождетесь его, пусть он посмотрит на депутата и обратит внимание на его привычку оглядываться по сторонам.
   Рано утром Петр с Игорем сидели в машине напротив подъезда и ждали появление депутата. Шейко вышел и направился к служебной машине. Пока он шел, то несколько раз обернулся.
   - Ну что скажешь? - спросил Петр.
   - Похож, даже очень похож. Походка его, я в этом абсолютно уверен, - ответил Игорь.
   Как только Петр вошел в кабинет, Сергей по его виду понял, что попал в точку.
   - Игорь опознал Шейко. Что теперь будем делать? - спросил Петр. - Наружку за ним не пошлешь и телефон на прослушивание не поставишь.
   - Ты не беспокойся, я с ним сам поговорю. Шейко трус и не станет рисковать своим положением. Он может только болтать от злости и играть роль интригана, которая ему больше всего подходит. Сначала попробую через Ирину договориться с ним о встрече, а если он откажется, буду разговаривать с ним официально. Но я убежден, что до этого не дойдет. Старику пока докладывать не будем, а то он может и не согласиться.
  
  
   Утром Сухарь заехал к Джанго и сообщил, что ребята подобранны и готовы действовать. Есть информация, что сегодня вечером, несколько пацанов Кочмарика, собираются оттянуться на своей базе в Тучково.
   Джанго поднялся с дивана и прошелся по комнате, Он улыбнулся. Никогда Сухарь не видел такой холодной зловещей улыбки.
   - Значат, говоришь вечером. Его охватила ярость, такая, какой он, пожалуй, не испытывал еще ни разу. - Смотри Сухарь, чтобы комар нос не подточил. Уберете всех, свидетели нам не нужны. А там посмотрим, как карта ляжет. Сразу после операции, всех ребят отправишь на отдых. Семак, как только узнает, начнет звонить мне, а я больной, лежу дома и ничего не знаю.
  
  
   Заехав к Ирине, Сергей попросил ее связаться с Шейко.
   - Попробую, - ответила она, набирая номер.
   - Ваня, это Ирина. Сергей хочет с вами поговорить.
   Тот долго молчал, тяжело дышал и наконец попросил Ирину передать трубку.
   - Иван Казимирович! Добрый вечер! Мне необходимо с вами встретиться и поговорить. Сергей говорил тихо, но отчетливо.
   Шейко понял, что разговора ему не избежать.
   - Ну что ж, - ответил он, - подъезжайте ко мне.
   - Ирина! Ты меня извини, но мне на самом деле важно с ним встретиться, - сказал Сергей.
   - Я давно поняла, что работа у тебя стоит на первом месте, - обиделась она.
   Сергей крепко поцеловал ее и уехал. Через час он входил в квартиру депутата. Тот сразу провел его в кабинет.
   - Давай Шелестов, говори, с чем пожаловал, а то после моего нового назначения у меня нет ни одной свободной минуты. И бросил на него торжествующий взгляд.
   - Иван Казимирович! Я вас не задержу. В день убийства, вы встречались с Ильясовым в квартире на Кутузовском проспекте в доме N 2 и мне необходимо знать, о чем шел разговор.
   Шейко был настолько потрясен услышанным что не смог произнести ни слова. Он побледнел, его глаза налились кровью. Кожа на лбу побагровела, огоньки в глазах замерли, словно камешки. Дрожащей рукой он схватил рюмку и сильно сжал в пальцах, словно хотел ее раздавить, но пить не стал. Он продолжал сидеть и молчать, уставившись в потолок. Его прошиб холодный пот, и капли стали стекать по лбу и падать. Он нервно смахнул их тыльной стороной ладони, поднялся и прошелся по кабинету. Затем подошел к Шелестову:
   - Что вы хотите этим сказать? - Казалось, его глаза раздулись, как пиявки, высасывающие кровь из лица. - В последнее время я с Ильясовым не встречался.
   - Хватит врать, - жестко проговорил Сергей. - Давайте не будем ходить вокруг да около. Вас видели, выходящего из дома около девяти вечера. Может, вы его и убили.
   Шейко позеленел от страха и прошептал:
   - Да, я встречался с Ильясовым, но не убивал. Он пригласил меня для разговора. Я приехал в половине восьмого. Мы выпили и стали беседовать о неотложных делах, связанных с предстоящими выборами. Около восьми кто-то открыл входную дверь. Ильясов вышел, и я услышал женский голос. Минут через пять он вернулся и сказал, что заходила девушка, которая помогает ему по хозяйству. Затем поинтересовался, как у меня с Ириной. Я ответил, что все на том же уровне. Подойдя к бару, он достал бутылку шампанского и сказал, что ему еще предстоит встреча. Мы выпили, и я ушел около девяти вечера. Утром я узнал, что его убили, и не стал никому рассказывать о нашей встрече.
   - Весьма приятно, что вы начинаете кое-что припоминать, - не без ехидства заметил Сергей. Как вы думаете, кто его мог убить? Прошу вас говорить только правду, ничего не утаивая. Надеюсь, вы понимаете, что я довольно много знаю. Напоминаю вам, дело идет об убийстве человека.
   - Я его не убивал, - прохрипел Шейко.
   - Вам такое обвинение я пока не предъявляю, а прошу говорить только правду.
   Глаза Шейко с каждым произнесенным им словом все больше вылезали из орбит. Выдержав паузу, Сергей подытожил:
   - Теперь говорите все, что знаете.
   Шейко пожал плечами, затем покачал головой. Было заметно, что он напряженно думает. Наконец он собрался с силами и заговорил:
   - Не знаю. У него были свои недостатки. А у кого их нет. Его многие не любили, это правда. Весьма сожалею, но, как вы видите, ничем больше вам помочь не могу.
   - Допустим, что вы сказали правду. А теперь расскажите о ваших взаимоотношениях с Семаком.
   - Семак, а кто он. Впервые слышу.
   - Иван Казимирович! Вы опять начинаете играть со мной в жмурки. А вора в законе Семакова Степана Борисовича по кличке Семак вы наверняка хорошо знаете. Давайте рассказывайте, а то поскольку у вас алиби нет, ваша невиновность в какой-то мере берется под сомнение. Я шепну Мусе, что именно вы были последним, кто видел Ильясова живым. Вы понимаете, что Муса может не поверить в ваш рассказ, и тогда вас могут ждать большие неприятности. Лицо Шелестова оставалось непроницаемым. Когда их взгляды встретились, в его глазах на миг мелькнула и тут же исчезла злобная усмешка.
   Чего уж там Шейко увидел на его лице - не известно, но он перепугался до смерти. Он понял, что угодил в ловушку, из которой не выбраться, и поэтому процедил сквозь зубы:
   - Хорошо, я вам все расскажу, только не надо Мусе ничего говорить. Его голос вдруг сорвался и зазвучал на высоких нотах. - У меня с Семаком нет никаких общих дел. Просто он попросил узнать у Ольги с Ириной, что им известно о денежных операциях покойного. Вот и все, что я могу вам сказать.
   - Нет, это еще не все. Как только Семак рассказал вам о моих взаимоотношениях с Катей, вы воспользовались этим и попытались очернить меня в глазах Ирины. Если вы еще раз попытаетесь, что-то предпринять, я вас сотру в порошок. Стоит мне только поведать журналистам о вашей связи с Семаком, то на своей карьере вы можете поставить крест.
   После услышанных слов Шейко забеспокоился не на шутку. Он схватил бутылку и сделал несколько глотков.
   - Вы Шелестов, опасный хищник и загнали меня в угол, хотя я думаю, что вы порядочный человек и не будете трубить об этом. Доказательств у вас нет никаких, а я могу вас привлечь за клевету.
   - Меня столько раз пугали, что мне не привыкать. Могу сказать твердо, что если вы будете держать язык за зубами и не путаться у меня под ногами, то я никому ничего не скажу.
   Когда Шелестов ушел, депутат опустился в кресло и посмотрел на себя в зеркало. Страх значительно изменил его черты. Он был бледен, и казалось, похудел. Лицо его неожиданно заблестело, с него покатился пот. Темные пятна влаги появились на рубашке, на груди и под мышками. Все его существо проникло страхом.
  
  
   Поздно ночью, Сухарь, со своими пацанами, подъехал к базе отдыха в Тучково. Стояла мертвая тишина.
   - Нападаем с двух сторон, - приказал он. - Ты Кирпич, возьмешь троих и направляйся к заднему выходу. Мочи всех, кто попытается выскочить. Отвечаешь головой, чтобы никто не ушел живым.
   Сам он перелез через забор, незаметно приблизился к охраннику и ударом ножа убрал его. Затем открыл калитку и с оставшимися ребятами направился к дому. Когда они вошли в большую комнату, которая напоминала гостиную, то увидели, что братва Кочмарика оттягивается по полной программе. "Калаши" заработали, и через минуту все было кончено.
   Наутро, по телевидению показали фотографии убитых, и диктор сообщил, что все они входили в преступную группировку Кочмарика - известного вора в законе. Опять начались кровавые разборки за передел собственности, а правоохранительные органы бездействуют.
   Как только Семак узнал об этих событиях, то сразу вызвал к себе Джанго.
   - Как здоровье дорогой? Его голос был угрожающе спокоен.
   - Да все нормально, только плечо побаливает. Джанго почувствовал, как внутри у него все леденеет.
   - Рано утром звонил Кочмарик, - Семак резко поднялся, его лицо помрачнело, - просит организовать с тобой встречу. Затем закричал на весь кабинет:
   - Ты что творишь, беспредельщик, думал, что я не догадаюсь, кто организовал налет на базу. Пойми, что время кровавых разборок прошло и только благодаря памяти об Арике, я с тобой сейчас разговариваю.
   Джанго сидел молча и думал. Его мысли метались во все стороны. Он сделал усилие над собой, чтобы собраться с мыслями.
   - Скажи Кочмарику, я согласен встретиться с ним у тебя в ресторане. Я знаю, ты короновал его, и он уважает тебя. Поэтому не посмеет организовать разборку у тебя на глазах.
   - Забито. Сегодня в девять встречаемся. Голос Семака стал слабеть.
  
  
   Утром Сергей узнал о налете на базу отдыха.
   "Джанго начал действовать, - подумал он. - Семак будет в бешенстве. Сейчас кровавые разборки между группировками ему ни к чему, поэтому он постарается принять все меры, чтобы примирить Кочмарика с Джанго". Затем достал сигареты и закурил. "Кто же мог убить Ильясова? - продолжал думать он. - Куда же мог подеваться убийца и кто он? Он прикидывал и так и сяк, но не находил ответа на эти вопросы. Надо самому съездить и еще раз пройтись по квартирам и поговорить с жильцами" В это время позвонил следователь и оторвал его от раздумий.
   - Прокурор интересуется, как продвигается дело, - спросил он.
   Сергей высказал ему свою точку зрения.
   - Может ты и прав. И посоветовал продолжать расследование в том же духе.
  
  
   Сознание депутата протестовало против яркости утра. Он наполовину проснулся и слегка приоткрыл глаза, остро ощущая иглы лучей, проникающих сквозь шторы. Он опять закрыл глаза, пытаясь отыскать концы виденных слов. Но их тени ускользали от него, убегая назад в стихию сна, подобно неосязаемым призракам. Пересохшим горлом он сделал глотательное движение. Реальность навалилась на его череп, причинив боль и некоторое чувство унижения. Шейко сел на кровать и попытался стряхнуть все это с себя, но боль и унижение не покидали. Воспоминание о том, что он выслушал от Ирины с Шелестовым, нахлынуло волной. Он позвонил Семаку и договорился о встрече.
   В это время Семак сидел в кресле и курил.
   "Как все закрутилось после убийства Ильясова, - думал он .- Одна проблема переходит в другую. Необходимо на встречу пригласить и Дато. Не дай бог, что тот тоже начнет действовать, и будет мстить Кочмарику. Хватит мне и одного Робин Гуда".
   Вошел Шейко и прервал его мысли.
   - Что у тебя стряслось? - спросил Семак.
   Шейко подробно пересказал ему свою беседу с Шелестовым.
   Семак слушал его, не перебивая. Затем поднялся и стал ходить по кабинету.
   "Да, - думал он, - мент много знает. Пора с ним кончать". Он не мог допустить, чтобы в прессе о нем, появились разговоры. Затем подошел к сидящему депутату.
   - Ты дурак! - шипению Семака позавидовала бы любая змея. - На Шелестова, внимание, не обращай. Кто он такой - простой мент, каких сколько угодно. То, что ты рассказал ему о нашем знакомстве, это твоя большая ошибка, так как ты подставил сам себя. Но как он мог узнать об этом, мне пока неизвестно. Это необходимо выяснить в ближайшее время, но ты не расстраивайся. Теперь ты у нас стал большим человеком. Только я тебя прошу, заканчивай пить. Съезди на недельку, другую отдохнуть, подлечиться, о деньгах не беспокойся. А теперь иди, мне надо еще подумать. Он выпил рюмку и стал размышлять дальше. "Завелась крыса и сливает информацию. Необходимо срочно выявить эту падаль". Он крикнул Рыбака и отдал ему приказ:
   - Вечером состоится встреча. Приедут Дато, Кочмарик и Джанго со своими людьми. Проверяй всех тщательно. Если найдешь оружие, отбирай, Мне еще здесь не хватало перестрелки. Отбери людей, которые будут наблюдать за порядком. Теперь слушай меня внимательно. Кто-то из твоих ребят ссучился. Необходимо срочно отыскать этого говнюка. Организуй проверку каждого. Если что заметишь или услышишь, сразу сообщи мне. Затем связался с Кочмариком и Дато и забил стрелку. Дато он попросил приехать пораньше.
  
  
   - Ты что так рано на работе? - спросил Петр, переступая порог кабинета. - Бессоница мучает?
   - Хватит пороть ерунду. Я вот все думаю, куда мог исчезнуть убийца. Он же не призрак и улететь не мог. Наша с тобой ошибка заключалась в том, что мы были уверены, что убийца сразу покинул дом. А что, если он остался в нем. Ты позвони Игорю и узнай, кто помог снять эту квартиру, так как ее первому встречному не сдадут.
   - Не даром про тебя идет слава по министерству - стоит Шелестову чуть-чуть сосредоточиться и преступление будет раскрыто, - улыбнулся Петр.
   - Понятно. Особенно, если иметь в виду, что со мной рядом Зайко.
   - Что-о-о? - По растерянной физиономии Петра было ясно, что у него пропала всякая охота шутить.
   Шелестов связался с Максимом и попросил дождаться его приезда.
   Когда Сергей вошел, тот сразу поинтересовался, что произошло.
   - Напряги свои мозги и слушай, - сказал Сергей. - Убит Арик, разгромлена база Кочмарика. Гибнут люди, наступил беспредел. Надо срочно узнать, что в такой ситуации предпримет Семак. Свяжись со своим человеком и постарайся все выяснить. Я бы мог сам, через Мусу, попробовать связаться с ним, но после случая с Катей он затаил на меня злобу за то, что ему пришлось ее отпустить. Я это сразу почувствовал по его взгляду, когда выходил от него. Затем рассказал о своей встрече с депутатом.
   - Послушай Сергей! Тебе сейчас надо быть предельно осторожным. Семак не прощает тех, кто срывает его планы. Он знает, что ты встречаешься с Ириной и может причинить тебе вред. Нелепая случайность может изменить ход событий. Попроси Ирину срочно переехать к сестре и пожить у нее некоторое время. Я попробую встретиться с ним, сегодня и если появятся новости, свяжусь с тобой. Ты знаешь, как я чувствую опасность, поэтому Ирину постарайся отвезти сегодня. Только смотри, слишком ее не пугай и напрасно не рискуй, с Семаком шутки плохи.
   - Ты прав, - согласился Сергей, - риск очень велик, но и ты пойми, что он неотъемлем при нашей профессии. Я рискую не меньше, чем спасатель, бросающийся в воду на помощь утопающему. Есть профессии, в которых смертельный риск присутствует неизбежно. И ничего тут не поделаешь.
   От Максима Сергей сразу поехал к Ирине. Он прекрасно понимал, что ее уже сегодня необходимо отправить к сестре. Не дай бог, что случится с ней.
   - Ирина! Ты, почему открываешь дверь, не спрашивая, - сразу накинулся он на нее, - а что будет, если на моем месте окажутся бандиты.
   - Если ты со мной об этом заговорил, значит, что-то произошло, - спросила она.
   - Ничего не произошло. Просто во всех телевизионных передачах говорят, чтобы дверь незнакомым людям не открывать, - стал оправдываться Сергей. - Ты мой самый любимый человечек и я не хочу, чтобы с тобой случилась беда. Поэтому собирайся и я тебя отвезу к сестре, у которой ты поживешь некоторое время.
   - Хорошо, ты знаешь что делаешь, - согласилась она. - Выпей кофе, а я пойду собираться.
  
  
   В это время Шадрин вышел из своего кабинета и решил сам навестить друзей. Открыв дверь, он увидел сидящего за столом, Зайко.
   - Где Шелестов, - спросил он.
   - Весь в работе, - улыбнулся тот.
   - Все зубоскалишь, а никаких сдвигов не видно, - мрачно заметил генерал. Затем опустился на стул и сказал:
   - Скажи откровенно, Наверняка вы мне не все докладываете. Что происходит с Сергеем?
   Понимаете, Иван Григорьевич, Сергей мне сам не все говорит. Он решил еще раз пройтись по квартирам. Считает, что кто-то из жильцов или их гостей мог совершить это преступление.
   Шадрин поднялся со стула и стал мерить шагами кабинет.
   - Дай мне сигарету, - попросил он. Закурив, он продолжал ходить.
   Петр тоже закурил и продолжал молчать, наблюдая за генералом.
   - Мне кажется, что Шелестов прав в отношении этой идеи. Мне тоже приходила эта мысль в голову. Давайте перетрясите всех жильцов подъезда.
   Раздался звонок и Петр поднял трубку.
   - Я еду к дому, - услышал он голос Сергея. - Ты тоже можешь мне понадобиться.
  
  
   Дато подъехал к ресторану в половине девятого и сразу прошел к Семаку.
   - Я хочу, чтобы ты присутствовал при разговоре Кочмарика и Джанго, - сказал Семак. - Если мы не остановим эту бойню, то это может привести к серьезным последствиям. Что ты на это скажешь?
   - Ты знаешь Семак, Арик был моим другом, а Джанго был для него вместо сына. Только поэтому он решил отомстить Кочмарику. Ты же хорошо его знаешь. Но вражду, которая возникла между ними, необходимо погасить сегодня же, иначе кровь будет продолжать литься. Я считаю, что Кочмарик должен ответить перед нами за свой поступок. Ты обязан настоять на этом, он тебя послушает. А я попрошу Джанго, чтобы он остыл и больше никаких действий не предпринимал.
   Ровно в девять приехали Кочмарик и Джанго со своими людьми. Ребята Рыбака всех обыскивали, чтобы никто не смог пронести оружие. Чувствовалась, что обстановка складывается благоприятная, так как все были без оружия.
   Первым, на правах хозяина, слово взял Семак. Он долго говорил о том, что внутри братства нельзя разжигать страсти. Нужно, чтобы все возникающие проблемы, решались мирным путем, и что он стоял, и будет стоять за мирные переговоры. Затем в пух и прах разнес Кочмарика за то, что тот хотел разжечь междоусобицу между братьями по тяжелому труду. Кочмарик сидел бледный, так как ничего вразумительного ответить не мог.
   - Ты Джанго, тоже не прав, - продолжал Семак. - Когда навещал тебя в больнице я говорил, что сам разберусь и накажу убийцу Арика, но ты ослушался меня и стал поступать по своему. Ты думал, что никто не узнает о твоем участии в разгроме базы и убийстве пацанов Кочмарика. Но прошлого не вернуть. Поэтому мы собрались вместе, чтобы обсудить возникшие между вами трения. Скажи Дато, все знают, что Арик был твоим другом, и твое право было покарать убийцу, но ты посчитал, что в настоящее время война не принесет пользы никому.
   - Ты прав. Кочмарик первым начал военные действия, пусть отвечает за этот беспредел.
   Кочмарик тяжело вздохнул и стал говорить:
   Вы все хорошо знаете, что я вложил большие деньги в строительство рынка. Когда стал вопрос о том, кому будет принадлежать он, ты Семак, решил, чтобы Арик вернул мне вложенные деньги, раз рынок остается за ним. Прошло полгода, а он и не думал возвращать их мне. Я с ним несколько раз встречался, но он все время затягивал этот вопрос.
   - Надо было обратиться ко мне или к Дато. Мы заставили бы его вернуть деньги. Твои предложения, - сказал Семак, обращаясь к Дато.
   - Во-первых - Кочмарик должен понести ответственность за свой поступок и отступиться от рынка. Во вторых - он должен за то, что начал проливать кровь братвы, заплатить отступные нашему общаку. И в третьих - деньги, вложенные в строительство рынка, должны остаться там. Это будет уроком для всех.
   После этих слов, разъяренный Кочмарик вскочил и стал мерить кабинет шагами. Злобный огонек зажегся в его глазах.
   - Так не пойдет, - зарычал он. - Это грабеж среди бела дня. Меня, братва не поймет.
   - Остынь и не суетись, - стукнул Семак кулаком по столу. - Сядь и слушай меня. Вспомни, когда я короновал тебя, ты клялся и божился, что никогда не подведешь меня и будешь бороться с беспределом, а сам устроил кровавую бойню. Теперь ты должен ответить за свой поступок. Мое мнение такое, - взревел он, и в комнате наступила тишина, - Дато правильно сказал, что ты должен понести наказание и дать отступные в общак. Джанго вернет тебе половину денег в течение месяца, мы ему поможем. И запомни Кочмарик - еще одна твоя выходка и ... Я думаю, ты все прекрасно понял.
   Джанго сидел и слушал.
   "В принципе я остался в выигрыше, - думал он. - Показал свою независимость и отвоевал половину денег, но все могло закончиться намного хуже. С такой силой, как Семак, мне не совладать, проглотит и не поперхнется".
   - Ну что скажешь? - спросил Семак у Кочмарика.
   - Ты прав, как всегда, - прохрипел он. - Что посеешь, то и пожнешь. Воспоминание о потери денег сразу отразилось на нем. В его глазах появилась ненависть к собравшимся.
   - Разумные слова, говоришь, - произнес Джанго.- Я тоже согласен с решением Семака. И если Кочмарик тоже, то вопрос о мире будем считать решенным.
   Как только все разъехались, Семак вызвал к себе Рыбака и приказал организовать наблюдение за всеми, кто присутствовал в ресторане и прослушивать все их телефоны.
   Сеть была расставлена ,и кто-то обязательно в нее должен был попасть.
   "Пока не поймаю стукача, не успокоюсь, - думал Семак. - С Шелестовым разберусь позднее".
  
  
   Когда Петр подъехал к злополучному дому, Сергей ждал его у подъезда. Они стали обходить квартиры и беседовать с жильцами. Наконец им улыбнулась удача. Одна жительница вспомнила, что перед своим отъездом, хозяева сдали квартиру знакомым Ивановой, которая проживает этажом ниже. Они сразу спустились и позвонили в указанную квартиру. Им открыла дверь миловидная женщина, и когда они представились, пригласила их войти. Петр взял инициативу на себя, и попросил ее вспомнить, при каких обстоятельствах была сдана квартира. Та опустилась в кресло, тяжело вздохнула и сказала:
   - Бедная Светлана. Это я помогла ей с квартирой. Перед своим отъездом она попросила подыскать порядочных людей, которым можно доверить квартиру на длительный срок. В это время у меня в гостях была подруга. Она сказала, что ее сын хочет снять квартиру и нельзя ли ее посмотреть. На следующий день ее сын приехал с солидным человеком. Они посмотрели квартиру, и она им понравилась.
   - А вы случайно не запомнили этого господина? - спросил Петр.
   - Да я его и не видела, - произнесла Иванова, - Это мне Светлана вечером рассказала.
   - Сообщите нам координаты вашей подруги, а мы с ней сами побеседуем, - сказал Петр.
   - Пожалуйста - это Пичугина Зоя Александровна. И продиктовала адрес.
   Поблагодарив ее, друзья спустились вниз и вышли из подъезда.
   - Ты извини меня Сергей, что я в первый раз не докопался до истины, - сказал Петр.
   - Что с тебя взять, бывает. Главное, что у нас наконец появилась реальная нить, за которую можно зацепиться.
   - После такой новости поедем к тебе ужинать, с меня бутылка, - сказал Петр и направился в магазин.
   Приехав домой и перекусив, Сергей передал ему свой разговор с Максимом.
   - Ты правильно сделал, что отвез Ирину к сестре. Максим прав, тебе надо быть предельно осторожным.
   - Мне кажется, что Семак предпримет все усилия, чтобы избежать войны. Он короновал Кочмарика и заставит его выплатить компенсацию Джанго. И поставит на этом точку. Джанго всегда рвался к власти и теперь тоже успокоится.
  
  
   Крот, или Кротов Николай Сидорович, был активным членом бригады Рыбака и входил в ближайшее его окружение.
   С раннего детства он занимался спортом. Сначала боксом, а затем карате. После службы в армии он устроился работать на завод и стал готовиться к вступительным экзаменам в институт. Родители умерли рано, и он остался жить со своей старшей сестрой, Леной.
   Однажды она пришла вечером домой вся зареванная и поведала ему, что на нее только что во дворе набросились трое парней и чуть не изнасиловали. Лицо Николая побелело, губы задрожали.
   - Пошли, - сказал он. - покажешь их мне.
   Они вышли во двор. Трое молодых ребят сидели за столиком, и пили водку.
   - Вот они, - сказала Лена и указала рукой на эту троицу.
   Николай направился к ним.
   - Вы кто такие, чтобы хозяйничать в нашем дворе, - сказал он. - Убирайтесь отсюда, и чтобы я вас больше не видел.
   Ребята вскочили. В руке одного блеснул нож.
   - Ты кто такой, чтобы нами командовать. Вали отсюда и скажи спасибо, что мы твою дешевку не поимели, а то сейчас вмиг образумим, - сказал один из них. И они стали окружать его.
   Один из них сразу бросился на него, но его бросок, не достиг цели. В ту же секунду, он уже валялся на земле со свернутой челюстью и помутневшим взглядом. Второй с дьявольской ухмылкой на искаженном злобой лице приближался к Николаю с ножом в руке. Тот подпустил его поближе и носком ноги ударил его по руке. Выпавший из обвисшей руки нож еще не успел долететь до земли, когда Николай левой ударил его в челюсть. Тот свалился как подкошенный, с трудом хватая воздух ртом. Третий, увидев, что произошло, убежал. Кто-то вызвал милицию, и Николая забрали. Скорая увезла двоих в больницу. У одного была сломана челюсть, а у второго сломана рука и разбита голова.
   Адвокатом в суде у Николая был Максим Пешков, и благодаря его стараниям ему присудили всего два года условно. С тех пор Николай стал считать Максима своим ангелом хранителем.
   Прошло три года, и они случайно встретились в баре. Максим слышал, что после суда Николай бросил работу и подался в бандиты. Николай очень обрадовался этой встрече и бросился обнимать Максима. Они выпили за встречу и разговорились. Николай рассказал, что его сестра закончила институт и работает. О своей работе он не заикался. Затем пригласил его в гости.
   - Обязательно приду, - сказал Максим, прощаясь с ним.
  
  
  
   Максим подошел к двери и позвонил. Дверь открылась, и он увидел девушку, о которой всегда мечтал. Белокурые волосы окутывали нежное овальное лицо с огромными, почти восточными темными глазами. При виде такой девушки Максиму показалось, что он видит волшебный сон и что стоит открыть глаза, как чудесное видение сразу испарится.
   - Вы Максим? - спросила она нежным голосом, - проходите. Николай скоро будет и просил вас его подождать.
   Максим прошел в комнату и вручил ей букет цветов, купленный по дороге. Она смутилась, схватила букет и побежала на кухню. Максим взял вазу, стоящую на столе и пошел за ней.
   - Разрешите, - произнес он дрожащим голосом, - помочь вам.
   Она поставила цветы в вазу, и он отнес ее в комнату. Затем вернулся на кухню и стал помогать ей, резать хлеб и открывать консервы.
   - Хорошо работаете, дружно, - сказал Николай, входя на кухню.
   - У нас все готово, - произнесла Лена и покраснела. - Мы только тебя и ждали, пошли ужинать.
   Максим достал из кейса бутылки с коньяком и шампанским и поставил на стол. Пока он разливал коньяк и шампанское, Лена накрыла на стол.
   - Мне много шампанского не наливайте, - сказала Лена.
   - Ленка ничего страшного, ты же дома. Это же шампанское, а не коньяк, - усмехнулся Николай.
   Они понемногу выпивали, шутили, рассказывали анекдоты. Выпитое шампанское ударило в голову Лене. Она раскраснелась, и все чаще стала поглядывать на Максима. Он же не мог оторвать глаз от нее. Николай сидел и с улыбкой смотрел на них.
   "Вот тебе и Ленка, - подумал он. - Никогда ни на кого не обращала внимание, а тут раз и влюбилась".
   - Максим, пойдем на кухню, покурим, - предложил Николай.
   Они вышли, закурили, и Максим спросил у Николая, как он оказался в бригаде Рыбака.
   - Это длинная история, потом как не будь, расскажу, - ответил Николай. - Ты лучше скажи, как тебе моя сестра?
   - Послушай Николай, она мне очень нравится и если она согласна, а ты не будешь возражать, то я буду с ней встречаться.
   - Хорошо Максим. Я знаю тебя как порядочного человека, - произнес Николай. - Встречайся, только не обижай ее. У нее кроме меня никого нет, и если со мной что ни будь, случится, не бросай ее.
   - Николай, у меня есть друзья в МВД, они помогут тебе.
   - Поздно Максим, но если я узнаю, что ни будь важное для тебя, то обязательно сообщу.
   С тех пор Максим стал встречаться с Леной, но своим друзьям о ней пока не рассказывал. Поэтому, когда он говорил Сергею о том, чтобы тот скорее отвез Ирину к сестре, то в этот момент думал о Лене.
   "Надо поговорить с Николаем и решить, что делать с Леной, - подумал Максим. - Если Семак узнает о наших с ней отношениях, то ее могут ждать любые неожиданности".
   Поздно вечером раздался звонок, и Максим взяв трубку, услышал тревожный голос Николая:
   - Срочно приезжай ко мне. Надо поговорить.
   Подъезжая к дому, в котором жил Николай, Максим, заметил стоящую напротив подъезда машину. Он проехал дальше, завернул за угол и остановился. Затем вышел и спокойным шагом направился к подъезду. По дороге он заметил, что в машине находятся двое парней, которые внимательно наблюдают за входящими в подъезд людьми.
   - Что могло, случится? - подумал он, нажимая на звонок.
   Дверь сразу открылась, и он вошел в квартиру.
   - Только не шуми и проходи на кухню. Ленка уже спит, - произнес шепотом Николай.
   - Рассказывай, что случилось. Это тебя пасут двое в машине? - спросил Максим.
   Николай подробно рассказал Максиму о встрече Семака с Дато, Кочмариком и Джанго.
   - О чем они говорили, не знаю, - продолжал он. - Встреча была сверхсекретная. Проверяли и обыскивали всех, кто входил в ресторан. Такого я не видел давно. Во время этой встречи, я случайно услышал, что теперь всех нас будут тщательно проверять. Наверняка Семак догадался, что пошла утечка информации. Поэтому попросил тебя приехать и обсудить создавшееся положение. В связи с этим я тебе помогать в настоящее время не смогу.
   - Да о чем ты говоришь, какая помощь, если тебе грозит опасность, - возмутился Максим. - Давай буди Лену, я ее сейчас же отвезу к себе домой. Пусть поживет у меня, пока все не утихнет. Ты о ней можешь не беспокоиться. Может и тебе тоже исчезнуть на время? Мои друзья помогут тебе.
   - Подожди, не торопи события, - ответил Николай. - Надо все хорошенько обдумать. Исчезнуть не так просто, как кажется. А потом, если я скроюсь, то подставлю вас. Надо еще раз все взвесить и обдумать. Пойду будить Ленку.
   Та вышла на кухню вся сонная и увидев Максима, улыбнулась.
   - Давай, скорее, одевайся и возьми с собой только все необходимое, - сказал Максим. - Поедем сейчас ко мне, по дороге я тебе все объясню.
   Когда она пошла, собираться, Николай протянул Максиму сберегательную книжку.
   - Если со мной что ни будь случится, береги Ленку, а сберегательная книжка на предъявителя.
   - Вот тебе телефоны Шелестова, оперативника из МВД. Если почувствуешь, что совсем стало горячо, позвони ему. Он будет в курсе и поможет тебе.
   Максим с Леной вышли из подъезда и направились к машине. Садясь за руль, Максим увидел в зеркале отражение. Кто-то следил за ними. По дороге домой он связался с Сергеем и попросил его срочно приехать к нему домой.
   - Приеду с Петром, - ответил тот.
   Максим уложил Лену в постель и стал ждать приезда друзей.
   - Что за срочность? - спросил Петр. - Мне домой еще надо попасть.
   Максим тяжело вздохнул и стал рассказывать им все по порядку.
   - Да ты не переживай так, не в первой, прорвемся. Мы еще на твоей свадьбе погуляем. Ты правильно поступил, что привез Лену к себе. Видно Николай хороший парень. Он не побоялся Семака и связался с тобой, чтобы помочь нам. То, что он рассказал тебе, я предвидел. Семак хочет укрепить свое положение и влияние в преступном мире и показать всем, что любые проблемы он может решать мирным путем, - сказал Шелестов.
   - Послушай Сергей, пока не забыл. Я дал все твои телефоны Николаю, чтобы тот, в случае опасности, мог связаться с тобой.
   - Не каркай, а то накличешь беду, - сказал Петр.
   Когда друзья уехали, Максим вошел в спальню и увидел лежащую на кровати Лену с закрытыми глазами. Как только он вошел, Лена открыла глаза и посмотрела на него смущенным взглядом.
   - Ложись, - сказала она и отодвинулась, освобождая ему место.
   Максим разделся и лег. Он с замиранием сердца лежал, еле сдерживая порыв страсти. Это была пытка, равной которой нет на свете. Чувствовать возле себя нежное голое тело Лены и не коснуться ее ни одним пальцем. Затем он повернулся к ней и положил руку ей на грудь. Твердая девичья грудь, едва подавалась под тяжестью руки. Лена задрожала, как от приступа лихорадки, и испуганно замерла, не зная, что делать. Максим осторожно сжимал ее грудь, еле сдерживая крик похотливой радости. Лена стала тяжело и часто дышать, ее грудь вздымалась под его рукой, как волна океана. Лена лежала на спине, напряженно вытянув тело, ее красивые руки были вытянуты вдоль него, губы что-то беззвучно шептали.
   - Лена, любимая моя, - вырвалось у него, восклицание и он обнял ее за шею и приник к ее губам в долгом, трепетном поцелуе. Он прижался всем телом к горячему бархату ее нежной наготы, чувствуя, как сильно бьется его сердце. Все ее нежное благоухающее тело представилось ему олицетворением самого прекрасного на земле. Он целовал ее руки и плечи, шею и грудь. Ее сотрясали судороги сладострастия. Она невольно закрыла глаза и безвольно отдалась во власть его жгучих ласк. Она затихла и вся погрузилась в трепетное вкушение сладости, которая жарким потоком разлилась по ее телу от его губ. Затем он лег на Лену, разведя в сторону девственные губы ее цветка, и воткнул изо всех сил свой дерзкий меч.
  
  
  
   Зоя Александровна проснулась ночью вся в поту. Свет полной луны струился через окно комнаты, отбрасывая продолговатое золотое пятно на ковер, расплескиваясь у ног кровати. По положению теней она догадалась, что время далеко за полночь. Она повернулась, стараясь взять себя в руки и снова заснуть, но продолжала видеть одну и туже картину - разбитую голову Ильясова.
   "Зачем я согласилась встретиться с ним", с содроганием думала она. Она стала вспоминать свою неудавшуюся жизнь. Впервые, увидев Ильясова у своей подруги Ольги, она влюбилась в него без памяти. Она знала, что Ольга и Георгий, встречаются, и поэтому перестала видеться со своей подругой, ревнуя ее к Георгию. Прошло время, и встретив случайно Ольгу, она узнала, что та с Георгием больше не встречается. У нее появилась надежда завоевать его. Она стала часто попадаться ему на глаза. Вскоре он ее заметил, и они стали встречаться. Заметить ее было не трудно, так как она сразу бросалась в глаза, и отличалась какой-то своеобразной вызывающей внешностью. Высоко подтянутые дуги бровей под копной волос, отливающих золотом в свете солнца, подчеркивали узкие, миндалевые глаза.
   Георгий стал для нее единственным мужчиной, которому она хотела посвятить всю свою жизнь и поэтому вся ее настоящая жизнь проходила только тогда, когда она проводила с ним время, а после его ухода ждала новой встречи.
   Но Георгий продолжал любить Ольгу и жениться на ней не собирался. Когда она узнала, что беременна, то свои отношения с ним прекратила, поменяла квартиру и переехала в другой район Москвы.
   Когда она лежала без сна и думала о ребенке, который должен у нее родиться, она была уверена, что это будет мальчик. И она все будет делать для него сама - одевать, кормить и оберегать его от дурного влияния.
   Вскоре родился сын, и она не чаяла в нем души. Узнав, что Георгий женился на Ольге, она еще больше замкнулась и ушла в себя. Когда Игорь вернулся из армии, она позвонила Ольге, и они встретились. Зоя попросила ее пристроить своего сына на работу водителем в банк. Своей тайны, что Игорь, является, сыном Георгия, она никому не раскрывала и та неустанно бередила ее раненную душу. Так Игорь стал водителем своего отца. Она очень радовалась и гордилась тем, что ее сын все время находится рядом с отцом. И все бы шло хорошо, если бы однажды Игорь не обратился к ней с просьбой, помочь снять квартиру для Ильясова.
   - Попробую помочь, - ответила она. - У моей знакомой, соседка уезжает на длительное время, и она хочет сдать свою квартиру порядочным людям. Таким образом, Ильясов оказался " соседом " ее подруги. Она продолжала все еще любить Георгия и решила с ним встретиться. Она знала, что у Ольги нет детей, и поэтому решила рассказать ему, что Игорь его родной сын. Узнав у Игоря, когда Ильясов собирается на квартиру, она позвонила своей подруге и предупредила ее, что приедет к ней в гости.
   Вечером, зайдя во двор, она села на лавочку и стала ждать. Увидев, что машина подъезжает, она быстро вошла в подъезд и поднявшись на этаж выше, стала ожидать его.
   Когда Игорь проводил Ильясова до квартиры и ушел, она спустилась вниз и нажала звонок. Дверь открылась, и она увидела Георгия.
   - Узнаешь? - спросила она. - Мне необходимо поговорить с тобой.
   Прошло больше двадцати лет, поэтому Георгий с трудом узнал ее. Он даже обрадовался этой встрече и попросил зайти к девяти вечера.
   - Вспомним молодость и выпьем шампанского, - добавил он.
   Когда она появилась, Георгий проводил ее в комнату. Он налил ей фужер шампанского, а себе рюмку коньяка.
   - Я хочу выпить стоя за нашу встречу и за нашу молодость, - сказал он, выпивая коньяк.
   Она отпила глоток шампанского и посмотрела на него. Перед ней стоял ее любимый Георгий. Такой же высокий, солидный и красивый мужчина, только черные волосы покрылись сединой. Затем она допила шампанское и поставила фужер на стол. От выпитого, она слегка опьянела и ее понесло. Она сказала, что любит его, по прежнему, и у нее от него сын, которым он может гордиться. То, что она скрывала столько лет, вылилось наружу. Она ждала эту встречу в состоянии неопределенности и страха, как будто ей предстояло встретиться с приведением. Угасшее прошлое вдруг оживало в неожиданных формах. Ушедшие годы возвращались, подобно перелетным птицам. У нее закружилась голова от замешательства и волнения, но в глубине ее сознания скрывались более глубокие чувства.
   "Я поступаю по велению своего сердца, - думала она, - и никогда об этом не пожалею". После сказанного, она бросилась на диван, сжалась в комочек и закрыла лицо руками. Видны были только вздрагивающая от рыданий спина и копна волос.
   От этих слов Георгий оцепенел. Пепел от сигареты стал падать на пол. Он налил себе еще коньяка, и жадно выпив, выдохнул и поставил рюмку. Это было как раз то, что ему было нужно в этот момент. Выпивка немного успокоила его взвинченные нервы. Затем он затушил сигарету и подошел к дивану, на котором продолжала находиться Зоя.
   - Послушай меня, - начал он. - Во-первых - я люблю свою жену и никогда с ней не расстанусь. Прошло более двадцати лет, и ты вдруг объявилась с сыном. Где же ты была раньше? И во вторых - я очень жалею, что мы с тобой встретились сегодня.
   - Подожди! - резко воскликнула она. - Ты уже достаточно постарался испортить мне жизнь. Если я смогу, то не позволю тебе продолжать ломать меня дальше.
   Он продолжал стоять на месте, потрясенный и взбешенный ее откровенностью, которая поразила его, как удар ниже пояса.
   - Может быть, ты и не чувствуешь, что чем-то мне обязан.
   Злоба, раздувшая физиономию Георгия, вырвалась наружу леденящимися словами, как воздух из проколотого шара:
   - Я тебе...,- попробовал вставить он, но она не прервала свою взволнованную речь:
   - Мое чувство меня не обманывает. Ты никогда не отвечал мне взаимностью, а я была верна своим чувствам к тебе, как только может быть верна хорошая жена. Понимаешь ли ты, что я жила мечтой о тебе с первого дня нашей встречи? Родила тебе сына и страдала ради него. Ее голос звучал устало и пораженчески, как будто подспудно она пришла к заключению, что слова бесполезны и все же ей надо было закончить этот диалог.
   Каждая жизненная оценка должна находить выражение в разговоре, даже если можно было бы лучше выразить свои чувства плачем, воплем, ударами кулаков по каменной физиономии этого человека, стоящего рядом с ней. После сказанного, она встала с дивана и подойдя к столу налила себе полный фужер коньяка. После выпитого, она уже не владела собой. Она никогда не могла подумать, что Георгий, так жестко будет разговаривать с ней. Зоя мечтала, как наивная девочка, что как только она скажет ему о его сыне, то он будет всеми силами стараться загладить свою вину перед ней. Ее глаза с обидой и ненавистью смотрели на некогда любимого человека. В голове у нее ничего не осталось, кроме тьмы.
   Когда Георгий увидел ее глаза, он ужаснулся. Такой ненависти он еще не видел ни у кого. Ему стало жарко, и на лбу выступил пот. Разве он мог догадаться, что роковой шарик судьбы уже обегает свой круг, и поверить в свою страшную предопределенность судьбы. Поэтому он с улыбкой сказал:
   - Какой же маньячкой ты стала, Зоя.
   Не понимая, что делает, она схватила бутылку шампанского стоящую на столе, и ударила его по голове. Георгий сразу обмяк, ноги его подкосились, и он повалился на диван.
   - Что я наделала, - подумала она. Страх, возникший в ее опустошенных глазах, стал перерастать в ужас. - Неужели я убила его? Она схватила кейс, стоящий около стола, прикрыла дверь и поднялась к подруге. Она осталась у нее ночевать, а утром отправилась на работу.
  
  
  
   Утром, проснувшись, Сергей долго лежал и смотрел в потолок, думая о том, где он мог слышать фамилию Пичугин. И только подъезжая к министерству, вспомнил, что эта фамилия принадлежит Игорю, водителю погибшего Ильясова.
   "Вот это совпадение, - подумал он, входя в кабинет, - нарочно не придумаешь. Надо срочно ехать к Ольге Сергеевне и все выяснить о ее подруге". Сергей закурил сигарету и стал прохаживаться, совершенно уверенный, что приблизился к разгадке убийства Ильясова. Когда пришел Петр, он поделился с ним своими мыслями. Тот подумал и сказал:
   - Ты прав. Поезжай к Ольге Сергеевне, заодно повидаешься со своей Ириной. Все выясни, а затем мы навестим Зою Александровну и поговорим с ней. Если возникнет, что ни будь срочное, то я буду вечером у Максима, постараюсь подбодрить его. Если у тебя будет время, подруливай к нам.
   - Смотри Петр, только много не пейте, - проговорил Сергей.
   - Да как ты смеешь так говорить. У него теперь Елена и я чувствую , что мне скоро придется гулять сразу на двух свадьбах, - улыбнулся Петр.
   - Типун тебе на язык. Если не задержусь, то заеду обязательно.
   Он позвонил Ольге Сергеевне. К телефону подошла Ирина.
   - Привет дорогая, - сказал Сергей. - Собираюсь к вам в гости, если примете. Необходимо срочно поговорить с твоей сестрой.
   - Если бы не твоя работа, то ты и дорогу сюда забыл, - с обидой произнесла Ирина.
   - Ирчик, не ругайся. Как только приеду, я тебе все объясню.
  
  
  
   Утром Рыбак докладывал Семаку о том, что после встречи в ресторане, только Крот выходил на связь. Затем поздно вечером к нему приезжал мужчина. Пробыв некоторое время, он вышел с его сестрой. Они сели в машину, которая стояла на улице, и уехали.
   - Кто это был? - грозно спросил Семак.
   - Я все выяснил, - ответил Рыбак. - К Кроту приезжал адвокат Максим Пешков.
   После этих слов Семак поднялся и стал ходить по кабинету. Его лицо было озабоченно
   " Неужели Крот сливает информацию ему, - думал он. - Тогда надо срочно убирать его". Затем произнес:
   - Что ты сам думаешь по этому поводу?
   - Не знаю, - ответил Рыбак. - К нему у меня никогда ни каких претензий не было. Парень побывал во всех переделках и ни кого не подводил.
   - Хорошо! - сказал Семак. - Срочно вызови его и я сам с ним поговорю. Давай поручим ему участвовать в убийстве Шелестова. Если он с кем-то связан, то сразу должен будет проявить себя. Ты сам следи за ним в оба и если что ни будь заметишь, то сразу вали его. Не дай ему ни с кем встретиться.
   Через час Николай входил в кабинет Семака.
   - Проходи и садись, - сказал ему Семак. - У меня есть для тебя особое задание.
   После разговора с Семаком, Николай вышел из кабинета сам не свой и стал думать, что же делать.
  
  
   Ирина ждала Сергея у входа в дом. Увидев его, она прижалась к нему. Он почувствовал, что никогда не сможет с ней расстаться.
   - Пошли дорогой, будем обедать, - сказала она.
   Ольга Сергеевна сидела за столом и потягивала виски.
   - Проходи Сергей, присаживайся, - сказала она. - Сегодня у нас хозяйничает Ирина и пока она будет накрывать на стол, давай поговорим о цели твоего визита.
   - Понимаете, Ольга Сергеевна, - начал Сергей.
   - Внезапно она перебила его и сказала:
   - Давай Сергей договоримся на будущее, что впредь мы с тобой переходим на "ТЫ" и без отчества, или я очень стара для тебя.
   - Согласен, улыбнулся он.
   Ольга посмотрела на него, затем перевела взгляд на входящую с подносом Ирину, и тоже улыбнулась.
   "Хорошо, что они встретились, - подумала она. - Я так рада за них". Затем в слух произнесла:
   - Давай Сергей, спрашивай.
   - Дело касается вашей подруги Пичугиной Зои Александровны. Расскажите мне все, что знаете о ней.
   Ольга удивилась заданному вопросу, пожала плечами и начала рассказывать:
   - Когда-то мы были близкими подругами. Учились в одном институте и вместе проводили все свободное время. Как только я стала встречаться с Георгием, между нами что-то произошло. Она стала замкнутой, и избегать меня. До меня доходили слухи, что, она влюблена в Георгия, но я на это не обращала внимание. Вскоре она переехала на другую квартиру, и мы совсем перестали встречаться. Однажды она позвонила мне и попросила встретиться с ней. Я очень обрадовалась нашей встрече и когда она попросила пристроить своего сына, с удовольствием выполнила ее просьбу. Так ее сын стал работать водителем моего покойного мужа. Вот в принципе и все, что я могу рассказать о ней.
   - Хватит говорить, - сказала Ирина, - еда на столе.
   После вкусного обеда Сергей стал собираться домой. Ирина пошла провожать его.
   - Ира! Ты извини меня, что я так рано уезжаю. Мне еще необходимо заехать к Максиму и поговорить с ним. Скоро все закончится, и мы с тобой уедем на край света.
   - С трудом верится, - проговорила она. - Твоя работа никогда не закончится, но я тебя все равно люблю и буду ждать.
  
  
   Весь день Николай не находил себе места.
   - Что делать? - в очередной раз спрашивал он себя. - Надо суметь как-то предупредить Максима о том, что задумал Семак. Звонить он не мог, так как знал, что все звонки прослушиваются. Сегодня я должен обязательно встретиться с ним, иначе завтра может быть будет уже поздно. Вечером он вышел из ресторана и направился к своей машине. Рядом стояли пацаны и никакого внимания на него не обращали.
   "Странно, - подумал он, - за мной никто не следит". Он спокойно сел в машину и съехал на набережную. Никто за ним не последовал. "Может вчера, Максиму показалось, что именно за мной установлена слежка"? продолжал думать он, но все равно решил покататься и провериться.
   Во время своего пути ему показалось, что за ним никто не следит. Он не мог предвидеть, что Рыбак направит за ним сразу несколько машин, которые поджидали его уже на набережной и вели попеременно. Рыбак дал команду бойцам, что если будет предпринята попытка встречи Крота, с кем-либо, то его необходимо будет сразу убрать.
   Николай ехал и думал о том, как переменилась его жизнь после встречи с Максимом. Вмиг промелькнула перед глазами вся его жизнь. Смерть родителей, дурацкая драка, суд и дальнейшая, никчемная бандитская жизнь.
   - Я должен буду все предпринять, чтобы Ленка была счастлива, - говорил он сам себе. За свою жизнь Николай побывал во всевозможных переплетах, но сейчас он понял, что угодил в ловушку, из которой не выбраться. Он знал где живет Максим и направился к нему.
   Не успел он выйти из машины, как раздались выстрелы. Николай почувствовал, как обожгло ему грудь и плечо. Он попытался вытащить свой пистолет, но сил ему на это уже не хватило. Он стал оседать рядом с машиной и потерял сознание.
   Двое вышли из машины и направились добить его. Но судьба в этот раз к нему была благосклонна. Не успели они приблизиться к тому месту, где он лежал, как снова прозвучали выстрелы и оба они упали. Волей случая, Сергей по дороге домой все же решил заехать к Максиму. Подъезжая к дому и услышав выстрелы, он выскочил из машины и увидел, как двое бритоголовых, с пистолетами в руках, идут к нему навстречу. Моментально выхватив свой пистолет, он выстрелил подряд несколько раз и увидел, как они упали. Из стоящей впереди него машины, выскочили еще трое и открыли беспорядочную пальбу. Только поразительная реакция спасла его. Он упал на землю и перекатился за дерево. Из подъезда дома выскочил Петр с пистолетом в руке и открыл огонь по нападавшим. Один из них упал, а двое других вскочили в машину и умчались.
   - Ты вовремя подоспел. - Сергей поднялся с земли и отряхнулся. - Пойдем, посмотрим на ублюдков.
   Как ни странно, двоих Сергей уложил наповал. Петр подошел к третьему и перевернул его на спину. У парня в двух местах был прострелен живот, и жить ему оставалось недолго. Он понимал, что умирает. Его тело напоминало бесформенную груду, и только мертвенно бледное лицо с еще горящими глазами свидетельствовали, что это человек. Он часто дышал, хватая воздух. Ужас застыл в его глазах, и он всем своим существом стремился отодвинуть неизбежное.
   - Ты заслужил это, - сказал Петр. - Говори, кто послал.
   Тот открыл рот, намереваясь, что-то сказать, но его тело дернулось в последний раз и затихло.
   В этот момент Максим выбежал из подъезда и увидел лежащего возле машины Николая. Подъехала милицейская машина, и из нее выскочил молоденький лейтенант. Сергей показал ему свое удостоверение и приказал срочно вызвать скорую помощь.
   - Принимайся за работу и объявляй план перехвата желтой шестерки, - продолжил он. Затем подошел к Максиму, который склонился над Николаем.
   - Как он? - спросил он.
   - Да вроде живой, дышит, - ответил Максим.
   - Сейчас приедет скорая помощь. Бери Лену и поезжай с ней в больницу. Мы с Петром тоже скоро подъедем.
  
  
   Семак сидел в своем кабинете и ждал новостей. "Сколько сил и времени потеряно напрасно, - думал он, - особенно времени. Никак не удается выйти на след денег. Куда их мог переправить Ильясов"? Он задавал себе вопрос и не мог на него ответить.
   Вдруг ворвался испуганный Рыбак.
   - Что произошло, - прогремел голос Семака.
   И Рыбак рассказал ему все подробности неудавшегося нападения.
   "Да, - думал Семак, - не везет мне в последнее время. Везде накладки. Даже Крота не смогли завалить без шума. Если пацаны ранены, то они будут молчать. Он был в них уверен. Опять в прессе поднимется шум. Опять будут говорить о мафии, которая окутала всю страну. И это все происходит тогда, когда надо направить все силы на поиски денег".
   - Рыбак, вот что надо будет тебе сделать в первую очередь. Через своих прикормленных ментов узнай, кто из пацанов остался в живых и в какую больницу их направили. Крота, если он остался жив, ликвидируй во чтобы-то ни стало.
  
  
   - Поехали в больницу, нам здесь больше делать нечего, - сказал Сергей, после того, как им сообщили о том, что бежевую шестерку нашли на соседней улице и что она числится в угоне, а покушавшиеся на Николая бандиты, входили в бригаду Рыбака.
   - Ну что скажешь, - спросил он у Петра по дороге в больницу.
   - А что говорить? Раз Николай хотел связаться с Максимом, зная, что за ним следят, значит, у него было срочное дело. Надеюсь, что он сам нам все расскажет, когда придет в сознание.
   Максим с Леной ждали их у входа в больницу.
   - Идет операция, состояние очень тяжелое, почти безнадежное, - сказал Максим. - Когда его везли в больницу, он бредил, повторяя - Семак, Шелестов.
   - Крепко досталось парню, - проговорил Петр. - Будем надеяться на лучшее.
   - Послушай Максим, - сказал Сергей, - уже поздно. Никто не знает, сколько времени будет продолжаться операция. Ты бы отвез Лену домой и побыл с ней. Как только я узнаю результат операции, то сразу сообщу тебе.
   - Нет, Лена никуда не захочет ехать. Пусть останется с нами здесь.
   - Хорошо, - ты побудь с Леной, а мы пройдемся с Петром и покурим.
   - Прав был я, - сказал Сергей, - когда говорил, что трупов будет все больше и больше. Жаль парня, но он сам выбрал себе такую жизнь. Мне кажется, что он хотел выбраться из этой трясины и стал помогать нам, но события, нахлынувшие на нас с такой быстротой, заставили его и нас совершать ошибки. Но ничего, Семак не уйдет от нас, хотя в настоящее время мы не можем ему ничего предъявить. Он сам никогда не принимает участия, ни в каком деле, а все делает чужими руками. Завтра старик нас с тобой за можай загонит и будет прав.
   - Не вспоминай о нем, а то у меня на душе и так кошки скребутся. Пойдем, спросим как дела у Николая, - ответил Петр.
   Как только они подошли, Максим позвал Сергея и сказал, что Николай пришел в сознание и хочет сообщить ему что-то важное. Когда Сергей вошел в палату, врач сказал, что у него есть минут пять.
   - Шелестов, - прошептал Николай, - тебя хотят убить. Семак приказал... Он дернулся и затих.
   - Доктора скорее, - закричал Сергей, но было уже поздно. Николай умер.
   Он вышел из палаты и подошел к Максиму. Рядом стояла Лена. Он не мог смотреть им в глаза. Максим посмотрел на него и сразу все понял. Он обнял Лену, и они стояли так, пока не вышел врач и сообщил, что Николай скончался. Он усадил их на стулья и сел рядом с ними.
   - Понимаете, - начал он, - у него не было никаких шансов. С такими ранениями невозможно выжить.
   - Нам можно его увидеть? - спросила Лена сквозь слезы.
   Врач, чуть помедлив, проговорил:
   - Пойдемте.
   Максим с Леной направились вслед за ним. Пробыв, несколько минут в операционной, они вышли. Лена достала носовой платок и вытерла лицо. На смену рыданиям пришла полная опустошенность. Сергей отвез их к Максиму, а затем они с Петром поехали к нему домой. Сергей достал бутылку водки и разлил по стаканам. Они молча выпили.
   - Оставайся ночевать у меня, время позднее. Пока доедешь, утро настанет, - сказал он ему.
   Петр позвонил домой и предупредил жену, что остается ночевать у Сергея.
  
  
  
   С утра Шадрин уже ждал их. Он сидел и курил одну сигарету за другой. По его лицу нельзя было прочесть, о чем он думает. Не глядя на нас, он произнес:
   - Ну что, допрыгались. Устроили кананаду и всех порешили. Хоть одного бы оставили в живых, стрелки - отличники.
   - А что оставалось делать, - сказал Петр. - Ждать, пока они нас перестреляют, гер генерал.
   - Ты оставь свои шутки, прибаутки, не время. Давай Сергей рассказывай все по порядку, а то Петр только умеет зубоскалить.
   - Как всегда Петр виноват, - промолвил тот.
   - Подожди Петр, - и Сергей стал рассказывать о том, как они вышли на Пичугину, о ней самой и о вчерашней перестрелке.
   - Сделаем так, - сказал Шадрин после того, как выслушал его рассказ. - Ты Сергей, поезжай и допроси Пичугину, а ты Петр, найди Игоря и узнай, где находилась его мать в день убийства Ильясова.
  
  
   Зоя Александровна сидела одна дома в своем любимом кресле. Последние дни она ждала появления милиции, ждала, когда постучат в дверь. В отдельные ночи даже хотела, чтобы они пришли, мысленно звала их, чтобы покончить с этим раз и навсегда. В другие ночи ей становилось безразлично. А иногда - это были самые тяжелые ночи - она вся горела от возбуждения, лежала в холодном поту, смотрела на часы и считала, как они тикают всю ночь напролет. Часы тикали, как сама судьба, все громче и громче, как будто посланцы судьбы стучали в дверь и тяжело топали, поднимаясь по ступенькам. Дело дошло до того, что по ночам она боялась идти спать. Если посланцы судьбы и не существовали в реальном мире, то возникали из глубин внутреннего мира каждого человека, почти неощутимые, как ночные сны, но ударяющие с силой девятого вала. Возможно, сны и существовали в том смысле, что мужчины и женщины являются посланцами своей собственной судьбы, тайными творцами своей собственной гибели. Она верила, что ее жизнь исправляет злая судьба, и что посланцы этой судьбы уничтожили в день ее рождения всю любовь в мире. Она думала, что если умрет, то это будет облегчением для нее и хорошим избавлением для всех. Она думала и внушала себе о своих посланцах судьбы, как будто они действительно существовали.
   "Что делать"? думала она. Сознание того, что она заслуживает любого наказания, которое выпадет на ее долю, только усиливало чувство страха. Всякий раз, когда она что-то предпринимала, то совершала ошибку. Ее голова кружилась, как обезумевшая белка в колесе, совершенно не давая ей покоя. Надо пойти покаяться в убийстве. А как же Игорь останется без меня? Его выгонят с работы и нигде с такой репутацией не возьмут. Все будут говорить, что его мать убийца. Дальше так продолжаться не может. Я сойду с ума. Ее стали одолевать мысли о самоубийстве. Это самый лучший выход из создавшегося положения. Если я умру, то тогда никто никогда ничего не узнает. Гордиев узел разрубают мечом. Она встала и стала ходить из одного угла в другой.
   - Надо написать Ольге прощальное письмо, - решила она, - в котором все рассказать. У нее детей нет, и не будет, тогда она может согласиться помогать Игорю и простит меня. Она взяла дрожащей рукой лист бумаги и стала писать. Когда она писала прощальное письмо, то тщательно подбирала слова. В этом письме она выглядела виновной, раскаивающейся и искренней.
   - Я никогда ничего не сделала бы такого, чтобы навредить Игорю. Ужасно, что так произошло, мне было очень тяжело. Справедливость и правосудие важнее всего остального. Такими словами она закончила свое письмо, прочла еще раз и положила в конверт лист бумаги.
   - Пусть Игорь сам отвезет конверт и вручит лично Ольге, - говорила она себе.
   Когда тот вернулся с работы, она попросила его утром отвезти конверт Ольге Сергеевне.
   - Что случилось? - спросил он.
   - Ничего. Просто я боюсь, что письмо может затеряться на почте и во время не дойти, - ответила она.
  
  
   Когда утром Петр позвонил в банк, ему сказали, что Игорь уехал к Ольге Сергеевне.
   В то же время Сергей звонил Зое Александровне. На работе ее не было, а дома никто не поднимал трубку.
   - Что-то здесь не так, - сказал Сергей. Он поднялся и стал ходить по кабинету. Вдруг в его голове словно разорвалась какая-то пелена.
   - Эврика, - произнес он, и глаза его заблестели.
   - У тебя есть определенная гипотеза? - спросил Петр.
   - Конечно, у меня возникла идея и я, опираясь на внутреннее чутье и на кое-какие разрозненные факты, которые должны привести нас к раскрытию преступления. Понимаешь, Петр, мы с тобой за все это время, не могли найти мотив преступления. А что, если истоки конфликта между убийцей и жертвой уходят в далекое прошлое. Нам со стороны довольно трудно будет в этом разобраться. Как угадаешь, что в глубине чужой души давно зреет ненависть, притаился страх или дает себя знать оскорбленное самолюбие. Я думаю, что это не имеет никакого отношения к убийству, а может быть, и наоборот окажется ключом к разгадке всего дела. Правда, мне самому это представляется сомнительным, но неисповедимы тайны души человеческой, - подытожил Сергей. - Едем к Ольге Сергеевне и перехватим у нее Игоря.
   - Звони к ней, пусть Игорь нас дождется, - ответил Петр.
   Кода они приехали, Игорь сидел за столом и пил кофе. Ольга Сергеевна протянула дрожащей рукой лист бумаги. Сергей прочитал и посмотрел на Игоря, который спокойно сидел и смотрел на него.
   На фоне яркого света в конце этого тунеля, четкого и яркого, как галлюцинация, Сергей рассмотрел кровавые подтеки, где закончилась жизнь, и зародилось убийство. Теперь для него все стало на свои места.
   - Игорь! Едем к тебе домой, - произнес он, не зная, как лучше сообщить ему о случившемся несчастье.
   Когда они вошли в комнату, то увидели сидящую в кресле Зою Александровну, руки которой спокойно лежали на коленях. Выглядела она уснувшей. Сергей опустился возле нее на колени, проверил пульс и биение сердца, но она была мертва. На столе лежал листок бумаги, на котором было написано:
   - Дорогой сыночек! Знаю, что причинила тебе боль, но иначе я поступить не могла. Причиной является отвергнутая любовь.
   Петр взял Сергея под руку и вывел на кухню:
   - На лицо самоубийство. Я думаю, что она отравилась, экспертиза покажет. Я остаюсь, а ты доложи обо всем старику. Как все закончу, подъеду в контору.
   - Свободен, - спросил Шелестов у Даши, входя в приемную. Та кивнула головой, продолжая пить чай. Петров сидел за столом и что-то писал. Увидев Сергея, он отложил в сторону бумаги и устремил свой взгляд на него.
   - Вот все и закончилось Иван Григорьевич, - произнес Шелестов и протянул ему письмо.
   Тот одел очки и стал внимательно читать. Затем отложил письмо в сторону, поднялся и подошел к Сергею.
   - А где Петр? - спросил он.
   - Скоро будет.
   - Как только он появится, сразу оба ко мне, а я пойду докладывать Кожемякину.
   Вечером все собрались в кабинете генерала. Чувствовалось, что тот пребывает в хорошем настроении, на лице сияла улыбка.
   - Кожемякин просил меня поздравить вас с окончанием расследования. Давайте друзья выпьем по этому поводу, - предложил он. - Несмотря на все трудности, вы нашли убийцу. Поздравляю вас и даю три дня отдыха. Постарайтесь помочь своему другу.
   Выйдя от Шадрина, они направились к Максиму. Тот предложил помянуть Николая.
   - Видимо неплохой он парень был, - заметил Петр, - и погиб из-за того, что очень хотел нам помочь.
   - Да, - сказал Сергей, - смерть Ильясова еще аукнется нам. Никто до сих пор не знает, куда он переправил свои деньги. Я уверен, что еще не раз встретим на своем пути Семака. Он не успокоится, пока не найдет деньги. Предстоит тяжелая схватка и мы обязаны рассчитаться с ним за Николая.
  
  
   ГЛАВА 2
  
  
   После ранее описанных событий прошел месяц. За этот период утекло много воды. Лена переехала жить к Максиму. Ирина вернулась домой, и они с Сергеем продолжали встречаться. Она сама не заикалась, а он не мог решиться предложить ей переехать к нему. Ольга Сергеевна, жалея Игоря, часто приглашала его к себе. Она верила и не верила в то, что он сын Георгия и щадя, не рассказывала о предсмертном письме его матери.
   За этот период никаких громких дел не произошло, и друзья заскучали.
   После похорон матери, Игорь еще ни разу не переступал порога ее комнаты. Однажды он искал записную книжку и не мог ее найти. "Может она находится в ее комнате", подумал Игорь. Войдя в нее, он стал искать. Выдвинув один из ящиков письменного стола, он наткнулся на кейс, который сразу узнал. Тот принадлежал Ильясову. - Откуда он здесь, - спросил он у себя, открывая его. В нем лежали деньги и банковские документы. - Надо отвезти кейс Ольге Сергеевне, она должна знать, кому принадлежат эти документы, - решил он.
   Утром, заехав в банк, Игорь сказал секретарю, что нашел документы Ильясова и везет их Ольге Сергеевне. Если он понадобится начальству, то будет у нее.
   Как только в банке появился председатель, секретарь передала ему о своем разговоре с Игорем.
   "Наконец-то колесо закрутилось, - подумал тот. - Надо срочно сообщить Мусе о найденных документах. Надо завладеть ими, и тогда, может быть, я узнаю, где находятся деньги". Он поднял трубку и набрал номер:
   - Муса! Это Чибиков. Всплыли какие-то документы Ильясова. Нашел их водитель покойного и повез к Ольге Сергеевне. Необходимо срочно с ними ознакомиться.
   - Скотина! - заскрежетал зубами Муса. - Ты что наделал идиот, проморгал документы. Не дай бог, кто ни будь узнает о них. Ты разве не знаешь, что ее сестра встречается с ментом, а тому только дай козырного туза в руки и считай, деньги пропали. Кто еще знает о документах?
   - Моя секретарша, - стал оправдываться банкир.
   - Хорошо, я что ни будь, придумаю, а ты предупреди секретаршу, чтобы не распускала язык. Муса повесил трубку и задумался: "Неужели нашлиcь документы, которые укажут местонахождение денег. А если это те документы, то есть шанс завладеть всеми деньгами. Делиться ими он ни с кем не хотел. Зачем получать сорок процентов, если можно заграбастать все. А если об этом узнает Семак, то у меня могут возникнуть осложнения>>. Он позвонил Султану, и попросил его найти Казбека и вместе с ним срочно приехать к нему.
   Описав им создавшуюся ситуацию, Муса сказал, что если убрать секретаря и водителя, документы достанутся им, но тогда придется убирать и Ольгу Сергеевну.
   - Муса! Твой гребанный банкир тоже может проболтаться, - сказал Султан. - Давай подключим Семака. Без него нам все равно не обойтись. Как не жалко, а с ним придется делиться. Сорок процентов тоже неплохие деньги. Пусть сам всех убирает, зато мы останемся в тени.
   - Хорошо! Я согласен. Пусть так и будет, - решил Муса. - Я созвонюсь с Семаком, но документы необходимо забрать и проверить немедленно. Затем он позвонил Чибикову и приказал ему немедленно связаться с Ольгой Сергеевной и потребовать вернуть документы, которые необходимы для работы. - А ты, Султан, поезжай в банк, и как только документы окажутся в руках банкира, забирай их и вези сюда.
  
  
   В это время Игорь вручил кейс Ольге Сергеевне.
   - Не знаю, каким образом он оказался в маминой комнате, - сказал он.
   Та посмотрела на Игоря, тяжело вздохнула и сказала:
   - Присаживайся Игорь и выслушай меня. Мне предстоит приподнять завесу тайны твоей матери. И рассказала ему о содержании прощального письма, в котором твоя мать призналась в убийстве Ильясова, являющего твоим отцом.
   После услышанного, лицо его побелело, и он дрожащим голосом произнес:
   - Вы, Ольга Сергеевна, должны ненавидеть меня и мою мать. Я не знаю, что теперь делать. Ведь моя мать погубила свою и мою жизнь.
   - Игорь! Не руби все с плеча. Я долго думала над всем этим. Сначала мне было действительно тяжело все это осознать, но я поняла одно, твоя мать, чувствуя свою вину перед тобой, решилась на этот поступок. Бог не дал мне детей, поэтому я попробую дать тебе то, чего лишил тебя твой отец. Почему твоя мать с самого начала не рассказала мне о своих отношениях с Георгием. Я бы никогда не вышла замуж за него и приложила все силы, чтобы у них сложилась семья.
   - Простите меня Ольга Сергеевна, но я не могу так сразу принять ваше предложение. Я всегда вас уважал, - произнес Игорь и заплакал.
   В этот момент раздался телефонный звонок, и она подняла трубку.
   - Ольга Сергеевна! Это вас Чибиков беспокоит из банка. У вас должен находиться Игорь, который захватил по ошибке банковские документы. Пусть он немедленно привезет их, так как они необходимы мне для работы.
   - Хорошо! - сказала она. - Скоро он освободиться, и привезет их вам. Она открыла кейс и увидела деньги и документы.
   - Игорь! Ты же мог деньги забрать себе, о них ведь никто не знал, - удивилась она.
   - Нет, Ольга Сергеевна. Кейс не мой, а вашего покойного мужа и то, что в нем находиться, принадлежит вам.
   - Спасибо Игорь за откровенность. Поезжай в банк и отвези эти документы Александру Яковлевичу, они ему срочно понадобились. Хотя погоди, прошло больше месяца, и он о них ни разу не вспомнил, а тут вдруг они срочно ему нужны. Она вспомнила разговор с Сергеем, когда тот спрашивал ее о каких-то документах. Уж не эти ли документы интересовали его? Надо позвонить Ирине. Пусть свяжется с Сергеем и сообщит ему о найденных документах Ильясова.
   - Давай Игорь, поезжай в банк и скажешь Чибикову, что я оставила документы у себя. Как только Игорь уехал, она связалась с Ириной и попросила ее срочно найти Сергея и сообщить ему, что нашлись какие-то банковские документы покойного мужа.
  
  
   Семак сидел в своем кабинете и предавался воспоминаниями. На душе у него было спокойно.
   "Еще месяц назад могла разразиться война между группировками, - думал Семак, - но он сумел ее погасить. Убрали Крота, который сливал информацию. Плохо, что Шелестов жив, но пусть пока живет. Обострение ситуации сейчас не в его интересах. Сигарета, которую он держал в руке, потухла. Он смотрел на нее, сожалея, что не имеет никакой информации о деньгах. Неужели они потеряны навсегда". Его из раздумий вывел телефонный звонок.
   - Я приветствую тебя Семак, - услышал он бодрый голос Мусы, - не оторвал тебя от важных дел? Как у тебя со временем, необходимо срочно встретиться.
   - Муса! Для тебя я всегда свободен. Приезжай хоть сейчас, вместе пообедаем.
   Затем поднялся и стал ходить по кабинету.
   "К чему такая спешка, думал он. - Муса просто так звонить не будет. Наверняка что-то стряслось".
   - Крепыш! - крикнул он. Сейчас приедет Муса, смастери нам покушать.
   Муса появился через двадцать минут и Семак пригласил его за накрытый стол.
   - Давай выпьем, закусим, а затем расскажешь свои новости.
   - Появился след банковских документов Ильясова, - сказал Муса. И поведал ему все, что сам узнал от банкира.
   - Муса! Ты меня удивляешь. Надо было сразу посылать своих пацанов и забрать их.
   - Понимаешь Семак, Ольга, жена моего погибшего друга, и врываться к ней я не могу. Банкир сказал, что она пришлет документы с водителем. Султан дежурит в банке, и как только они окажутся у Чибикова, он их заберет и привезет сюда.
   - Мы не можем быть спокойными, пока документы находятся не у нас, - забеспокоился Семак.
   Раздался звонок и Муса достал мобильник.
   - Приехал водитель и никаких документов не привез, - услышал Муса голос банкира. - Говорит, что Ольга Сергеевна оставила их себе. Что делать?
   - Опять что ни будь, случилось? - спросил Семак.
   Документы остались у Ольги, она их не отдала.
   - Ты понимаешь, что будет, если она отдаст их Шелестову. Придется мне самому браться за это дело. Говори ее адрес, мои ребята быстро съездят и привезут их. Рыбак, бери людей и дуй по этому адресу. Там живет Ольга Сергеевна, у которой находятся интересующие нас документы. Если та заартачится и не будет их отдавать, можешь применить к ней силу. Документы должны быть у меня, только смотри, не переборщи, лишний труп нам ни к чему. А мы с тобой, Муса, пока выпьем по рюмке и дождемся их.
   Ольга Сергеевна сидела в саду и ждала Ирину с Сергеем, когда услышала скрип калитки. Она повернулась и увидела троих накаченных молодых парней, которые направлялись к ней.
   - Вы к кому? - содрогнулась она.
   - К вам, Ольга Сергеевна. Нам срочно нужны документы, которые вы не вернули в банк.
   "Где же Сергей", подумала она, - а в слух произнесла:
   - Подождите, я сейчас их принесу. Она не знала, что делать и решила тянуть время. Она направилась в дом.
   - Зубр! Иди за ней и проследи, чтобы она ни с кем не связалась, - приказал Рыбак.
   Тот направился за ней, не упуская ее, из вида. Войдя в дом, он сразу перерезал телефонный кабель. Ольга Сергеевна подняла трубку, но гудков не было.
   - Что делать? Видимо, придется отдавать им документы, все равно отберут.
   - Куда же я их положила, - проговорила она вслух, - никак не вспомню.
   Зубр подошел к ней и толкнул ее в кресло.
   - Говори, где бумаги, падла, а то займемся тобой всерьез.
   Она вздрогнула. Страшная паника овладела ею, сердце сжалось. У нее перехватило дыхание, и она стала заикаться от испуга:
   - Они лежат в столе, берите.
   Зубр выдвинул ящик и увидел прачку документов. Он забрал их и вышел. Взяв у него документы, Рыбак набрал номер:
   - Семак! Документы у меня.
   - Быстро вези их ко мне. Только сначала убедись, что у нее больше ничего не осталось, - приказал Семак.
   Рыбак вошел в дом и подошел к Ольге Сергеевне, которая продолжала сидеть в кресле.
   - Говори, стерва - это все документы, которые привез к тебе водитель, а то взорву тебя вместе с домом.
   - Да, - только и смогла ответить она.
   - Ну, смотри сука, если обманула меня, тебе на свете не жить.
   Когда приехали Ирина с Сергеем, она продолжала сидеть на том же месте, а лицо ее было голубоватым от страха.
   - Что случилось? К чему такая спешка? - спросил Сергей.
   И Ольга Сергеевна, вся в слезах, стала рассказывать ему все по порядку.
   - Работа Семака, - произнес он в слух.
   - Да, точно. Один из бандитов произнес, что Семак срочно ждет документы.
   - Ольга! Не расстраивайся так из-за каких-то бумаг. Было бы от чего расстраиваться, - пыталась успокоить ее Ирина. - А Игорь молодец, оказался честным и порядочным парнем.
   Ольга поднялась с кресла и, сделав шаг, потеряла сознание и упала на пол. В два быстрых прыжка Сергей оказался у распростертой на полу Ольги. Он поднял ее и посадил обратно в кресло. Та зашевелилась и открыла глаза.
   - Все в порядке, - сказал Сергей. - Рюмка коньяка и чашка кофе поставит вас на ноги. Вы пока отдыхайте, а я пойду, сварю кофе. Пока Сергей занимался приготовлением кофе, его не покидала мысль о том, как быстро мог узнать Семак об этих документах и прислать за ними своих бойцов. Надо завтра поговорить с Игорем и узнать, кому он рассказывал о найденных документах. Когда он принес кофе и поставил на стол, то, посмотрев на Ольгу, увидел в ее глазах, не просыхающие слезы. Ирина достала бутылку коньяка и наполнила рюмки.
   - Лучше себя чувствуете? - спросил Сергей.
   - Кажется да, - ответила Ольга, - только нервничаю после того, что случилось. В тот момент я очень испугалась бандитов и поэтому потеряла чувство уверенности в своих силах. Сергей, мне крайне жалко, что из-за меня потеряны важные документы моего покойного мужа.
   - Ничего страшного, бывает, - стал успокаивать ее Сергей. - Давайте выпьем за нас. И неожиданно для себя добавил:
   - Я хочу, чтобы ты, Ирина, стала моей женой.
   От этих слов у Ольги моментально высохли слезы. Она встала и, подойдя к Сергею, поцеловала его.
   - Ну, наконец-то, а я думала, что у вашего романа не будет конца. Я очень рада за вас.
   - У Ирины хлынули слезы, и она даже не пыталась их остановить.
   - Это от радости, - сказала Ольга и обняла ее.
   - Что это на тебя вдруг нахлынуло? - спросила Ирина сквозь слезы.
   - Ничего. Просто я тебя люблю и хочу, чтобы мы всегда были вместе. Ты и твоя сестра стали для меня самыми близкими людьми. Так давайте выпьем за это. Ты согласна?
   - Конечно, согласна. Я думала, что ты никогда не осмелишься сделать мне предложение, - ответила Ирина.
   Они выпили, и Сергей стал собираться.
   - Ирина! Мне надо скоро уехать, а ты останься с сестрой. Она немного пришла в себя, но все равно побудь с ней.
  
  
   Семак сидел и с нетерпением ждал, когда к нему доставят документы.
   "Наконец-то я узнаю, где находятся деньги, - думал он. - Сколько сил и нервов я потратил на это. Как только документы окажутся в моих руках надо, чтобы банкир ознакомился с ними и убедился, что это те документы, по которым можно получить деньги. Жалко, что придется делиться со всеми, иначе войны не избежать. Практически я один завладел этими документами и меньше, чем на сорок процентов, не соглашусь. Теперь, когда нас осталось только трое, то сорок процентов - моя законная часть. Дато хватит и двадцати процентов".
   Вошел Рыбак и вручил ему бумаги.
   - Давай Муса, посмотри и определи их ценность.
   Муса взял документы и стал их изучать.
   - Вроде это те документы, но надо, чтобы их проверил Чибиков.
   - Пока мы с тобой посидим и выпьем за удачу, я пошлю к банкиру своих людей. Пусть он их проверит и вернет обратно. У меня они будут, в полной безопасности.
  
  
   Утром Шелестов докладывал Шадрину о том, что обнаруженные Игорем банковские документы Ильясова, были похищены у Ольги Сергеевны во время бандитского налета на ее дом.
   Генерал долго молчал, затем поднялся и стал ходить по кабинету.
   - Я поговорю с Кожемякиным, чтобы он поручил расследование вам с Петром, а то вы у меня совсем закисли. Кстати, где он?
   - Поехал к Игорю узнать, кто еще знал об этих документах.
   - Ты оказался прав, когда расследовал убийство Ильясова. Теперь необходимо найти деньги и никто, кроме тебя, не справится с этим заданием.
   - Я понимаю, - ответил Сергей. - Только у меня одна просьба. Когда вы будете разговаривать с Кожемякиным, попросите его, чтобы об этом деле никто больше не знал. Стоит только Семаку пронюхать, что мы занялись поиском денег, то он так запрячет документы, что мы их никогда не найдем.
   Вошел Петр и сообщил, что о документах знали только банкир и его секретарь.
   Давай Сергей, поезжай к нему и все, как следует, выясни, - приказал Шадрин.
   Друзья прошли в свой кабинет, и Сергей сразу набрал номер банкира. Трубку подняла секретарь и сообщила, что Чибиков занят, у него совещание.
   - Передайте, что к нему направляется полковник Шелестов из МВД. Пусть обязательно меня дождется, - сказал в трубку Сергей.
   - Не забывай, что банкиры хитрый народ, - сказал Петр.
   - Хитрый ты говоришь, но трусливый. Я поехал, а ты позвони Максу и скажи, что мы вечером будем у него. Сегодня сорок дней со дня смерти Николая.
   Через час Шелестов входил в кабинет Чибикова. Это была хорошо освещенная и проветренная комната. Пол покрывал огромный ковер, который заглушал все звуки. Там и тут стояли кожаные кресла.
   Чибиков был человеком лет пятидесяти, небольшого роста и склонный к полноте. Его гладко уложенные волосы были седые, а глаза, живые и пронзительные.
   - Присаживайтесь, - сказал он, указывая своей белой и полной рукой на кресло, стоящее около стола.
   - Александр Яковлевич! У меня к вам всего один вопрос. Кому вы сообщили о найденных Игорем банковских документах? - начал Сергей свою атаку.
   - Вы меня извините, но я уже не в том возрасте, чтобы отчитываться перед вами. Мне, как председателю правления банка, для работы необходимы все документы. Поэтому мне пришлось позвонить к Ольге Сергеевне и попросить ее прислать их с водителем, но она оставила их себе. Больше мне сказать нечего.
   - С чьих слов, вы так хорошо поете, дорогой Александр Яковлевич. Давайте говорить правду. - Во время разговора Сергей старался быть вежливым. - Если вы никому не говорили про найденные документы, то значит именно вы, и являетесь инициатором бандитского нападения на дом Ольги Сергеевны и похищения документов. Он увидел, как после его слов лицо банкира стало наливаться кровью, и холодные капли пота покрыли его лоб.
   - Какое вы имеете право так разговаривать со мной, - взвизгнул банкир. - Я все время находился в банке, и вы еще пожалеете об этом разговоре.
   - Мне приходилось это слышать и раньше.
   - Но не от меня. И не думайте, что это будет продолжаться и дальше.
   - Да я и не говорю, что вы непосредственно участвовали в нападении. Вы организатор и будете отвечать по закону, - жестко сказал Сергей.
   После его слов Чибиков сразу обмяк и побелел, как мертвец, подумав, что совершил глупую и серьезную ошибку. Он долго колебался и неожиданно для себя решился. Все, что он добивался за долгие годы на трудном пути своей жизни, сейчас было поставлено на карту и зависело от этого упрямого мента. "Идти на такой риск, все равно, что стоять на краю пропасти", подумал он. Затем неловко заерзал в кресле и закурил. Прошло некоторое время, он поднялся и стал ходить по кабинету. Подойдя к бару и достав коньяк, он налил себе рюмку и жадно выпил. Затем сделал шаг к Шелестову, продолжая пожирать его глазами. Он был близок к истерике, но все еще контролировал себя из-за страха быть кем-то услышанным.
   - Хорошо! - наконец решился он. - Я расскажу все, что знаю, но при условии, что наш разговор останется между нами. Как только я узнал о банковских документах, то сразу позвонил Мусе, который просил информировать его обо всем, что связано с именем покойного Ильясова. Дело в том, что месяца три назад Ильясов открыл в Швейцарии благотворительный фонд. Все очень просто. Швейцария - это неконтролируемый источник. Создается фонд, а потом туда вывозят наличные деньги. Находят банкира, готового принять всю сумму и зачислить на счет. Затем с этими деньгами можно делать что угодно - вернуть обратно в Россию или перевести их куда угодно от имени этого фонда. Миллиард долларов очень неплохая сумма. Кстати, перед вашим приездом ко мне приезжали люди Семака, чтобы удостовериться в подлинности этих документов. Только вам я ничего не говорил.
   - Я, вам верю и делаю большое одолжение, - сказал Шелестов.- Если вы будете молчать, и никому не расскажите о нашем разговоре, то и я никому ничего не скажу.
   После его слов, Чибиков весь побелел и как-то съежился.
   Сергей вышел из банка и направился к машине. По дороге он позвонил Петру и сказал, что освободился и направляется к Максиму. Встретимся около его подъезда.
  
  
   - Опаздываете, - сказал Макс, открывая дверь. Он повел их в комнату, где стоял накрытый стол. Они помянули Николая, и Сергей рассказал им про свой разговор с банкиром.
   - Здорово ты его прихватил, - сказал Макс. - Опять объявился Семак. Теперь совершенно ясно, что документы у него, и он в любое время может перекинуть деньги куда угодно.
   - Сначала они пусть перегрызутся из-за денег, а там и мы подоспеем, - сказал Петр.
   - Все это хорошо, а как я все объясню Ирине, что придется отложить свадьбу. Я же только вчера сделал ей официальное предложение. Она это может не понять и очень обидеться.
   - Серега! Ведь Ирина умная женщина и должна понимать, что ты в данный момент ходишь по лезвию ножа,- сказал Петр.
   - Тебе легко говорить. Давай вместе поедем и я постараюсь все ей объяснить. При тебе она будет держать себя в руках.
  
  
   Как только Семак узнал, что с документами полный порядок, он позвонил Дато и пригласил к себе.
   - Дато! - Семак поднялся и пошел к нему навстречу. Они обнялись. Затем уселись в кресла, и Семак наполнил рюмки. - Наконец-то банковские документы у меня. Давай еще раз обговорим наши денежные взаимоотношения, чтобы не у кого из нас не было обиды. Мы начали поиск денег втроем. Арик погиб и нас осталось двое. Хотя часть денег должна была принадлежать Арику, я думаю, что теперь она должна быть поделена между нами. Джанго должен нас благодарить за то, что мы его не наказали за беспредел, учиненный им. На этом поставим точку. Давай обговорим с тобой, как нам поделить оставшуюся часть денег. Всю работу по поиску документов я провел один. Еще немного, и они могли бы оказаться у ментов. Но неприятность состоит в том, что Шелестов тоже знает о них. Он причиняет нам много беспокойства и поэтому его необходимо убрать. Пока он жив, от него можно ждать любых неприятностей.
   Дато сидел и внимательно слушал излияния Семака. Он сразу понял, к чему клонит тот. Семак хочет забрать дополнительные проценты. Пусть берет, но решать проблему с Шелестовым будет сам.
   - Что ты думаешь по этому поводу? - спросил Семак.
   Дато тяжело вздохнул:
   - Раз документы у тебя и ты будешь заниматься переводом денег на наши счета, то я отдаю тебе 80% доли Арика. Сказав это, Дато увидел, как лицо Семака приняло состояние спокойствия и благополучия.
   - Давай считать, что с этим вопросом покончено, - сказал Семак. - Переводом денег займется Чибиков. Я пошлю с ним Рыбака, который будет его контролировать. Муса тоже должен подключиться. Банкир - его человек. Давай, выпьем за удачу.
   Как только Дато уехал, Семак позвонил Мусе и договорился с ним об отправке банкира в Швейцарию.
   - Пора решать вопрос с Шелестовым, - добавил он.
   - Ты знаешь Семак, я не могу участвовать в убийстве мента, так как он помог моему брату, и я считаю себя его должником, но попробую еще раз убедить его отступиться от поиска денег. Он должен понять, что жизнь у него одна. Тем более он знает, что это наши деньги, и мы их никому не отдадим.
   - Хорошо, попробуй, хотя я не верю в мирное решение этого вопроса, - ответил Семак.
  
  
   Пока друзья ехали к Ольге Сергеевне, Сергей всю дорогу думал, как сказать Ирине, что их свадьба откладывается на неопределенное время. Петр сидел и молчал. Он понимал, о чем думает Сергей, и не мешал ему. Когда они приехали, Сергей все еще находился во власти своих дум.
   Ирина открыла дверь, и Сергей, обняв ее, долго не отпускал от себя. Петр прошел мимо них и, войдя в комнату, увидел, сидящую за столом Ольгу Сергеевну.
   - Как ваше здоровье? - спросил он.
   - Все нормально, - ответила она, - только немного устала.
   Петр знал, сколько пришлось ей пережить за такой короткий промежуток времени.
   Когда они все сели за стол и стали пить чай Сергей, поколебавшись несколько мгновений, сказал:
   - Ирина! У меня к тебе серьезный разговор. Я тебя очень люблю и не представляю жизни без тебя, но со свадьбой придется повременить. Обстоятельства сложились так, что я не имею права подвергать твою жизнь опасности. Было видно, что он нервничает.
   После этих услышанных слов Ирина погрузилась в глубокую задумчивость. Она понимала, как тяжело Сергею дались эти слова, но он говорил искренне.
   - Причем тут свадьба. Главное в жизни - это, чтобы мы любили и доверяли друг другу. Я понимаю, что ты предан своей работе и не хочу тебе мешать. Она посмотрела на него. Их взгляды встретились, и Сергей понял, что эта женщина создана для него.
  
  
   После разговора с Шелестовым, Чибиков был сам не свой. Он понимал, что зря поведал тому о своих связях с Мусой и Семаком, но выхода у него не было. Надо срочно все рассказать Мусе. Именно его решающее слово сделало меня председателем правления банка. Надо отрабатывать его доверие. Ему захотелось выпить и он налил себе полстакана коньяка. Он сделал глоток и услышал телефонный звонок. Чибиков снял трубку и услышал жесткий голос Мусы:
   Ни куда не уходи, скоро буду.
   "На ловца и зверь бежит", подумал он, допивая коньяк. От выпитого у него стало спокойно на душе.
   Войдя, Муса застал банкира со стаканом в руке.
   - Раз он пьет с утра, значит, что-то стряслось, - догадался Муса. Что случилось? - загремел он.
   И Чибиков поведал ему о своем разговоре с Шелестовым. Муса слушал и думал про себя: "Какой же он идиот, что поставил его председателем. Как легко с ним расправился Шелестов. Теперь тот все знает и начнет охоту за деньгами. Он хорошо знал Шелестова и не верил в то, что люди Семака смогут остановить его. А этот расфуфыренный попугай только и может говорить. Прав был Семак, когда говорил, что Чибикова надо срочно посылать в Швейцарию. Если Шелестов подключит Интерпол, то тогда плакали наши деньги". Он жалел, что приходилось посылать в Швейцарию этого мягкотелого недоумка, но другого выхода не было.
   - Полетишь в Швейцарию и переведешь деньги с Фонда на наши счета, которые, я укажу, - приказал он.
  
  
   На следующий день Сергей встретился со Стасом в их любимом баре. Пока тот делал заказ, Шелестов подробно рассказал ему о последних событиях произошедших с ним.
   - То, что документы находятся у Семака, плохо. Нагло работает, мерзавец. Он прекрасно знает, что как только деньги попадут на его счета в обшорной зоне, то нам до них добраться будет очень сложно. Необходимо подключать сотрудников Интерпола, иначе, без их помощи, нам не обойтись, - сказал Стас. - Муса сегодня, завтра отправит Чибикова в Швейцарию, и с ним наверняка полетят люди Семака. Я сегодня же свяжусь с Интерполом. Необходимо срочно организовать наблюдение за банкиром и тем самым выйти на людей Семака. Тебе Сергей, тоже необходимо лететь в Швейцарию и самому на месте все решать.
   - Такой вопрос необходимо решать с Шадриным, - ответил Сергей.
   - Я бы тоже хотел подъехать к нему с тобой, но светиться у вас мне нельзя. В настоящий момент каждое ведомство захочет выслужиться перед Президентом, а тем более вернуть такую огромную сумму денег в Россию. Это еще одна звездочка на погонах и повышение по службе.
   После разговора со Стасом, Сергей сразу направился к Шадрину и в нескольких словах объяснил ему возникшую ситуацию.
   - Стас прав. Тебе на самом деле надо самому контролировать ход событий на месте. Пойду к Кожемякину. Пусть он решает о целесообразности твоей поездке. А лучше всего пойдем вместе, ты умеешь убеждать начальство.
   Кожемякин сидел за столом и работал на компьютере. Увидев их вместе, он понял, что есть новости. Кожемякин поднялся и пошел к ним навстречу.
   - Давай Шелестов, докладывай, что у тебя стряслось.
   Сергей подробно разложил ему все по полочкам.
   - А ты молодец, - сказал Кожемякин. - Недаром я тебя всегда ставлю в пример всем сотрудникам министерства. Шадрин подготовил достойную смену. Я тоже считаю, что тебе необходимо лететь и на месте решать все возникшие проблемы.
   По дороге в свой кабинет, Шадрин приказал организовать слежку за банкиром и все его телефоны поставить на прослушивание.
   Войдя в свой кабинет, Сергей позвонил Ирине, но к телефону никто не подходил.
   - Наверное, находится у сестры, - подумал он, набирая ее телефон.
   Подошла Ольга и сказала, что у Ирины болит голова, и она отдыхает.
   - Передайте ей, что я скоро приеду, - сказал Сергей.
  
  
   Во время своего пути Сергей думал о том, что за такой короткий промежуток времени он очень привык к Ирине и не мыслит жить без нее. Во время своих размышлений он даже не заметил, что за ним следует шестерка. Он заехал домой, переоделся и вышел из подъезда. По привычке огляделся по сторонам. Сергей заметил невдалеке от своей машины, зеленую шестерку. Рядом с ней прогуливались трое крепких молодых парней. Он сразу понял, что его пасут, и быстро направился к своему автомобилю. Когда он открывал дверцу, то, бросив быстрый взгляд в боковое зеркальце, усмехнулся. Они вслед за ним, сразу сели в свою шестерку.
   Усевшись за руль, Сергей вытащил пистолет и положил рядом на сидение. Увидев, что шестерка рванулась в его сторону, он сразу упал на место пассажира и схватил пистолет. Автоматная очередь раздробила панель, прошитое пулями переднее стекло начало осыпаться. Он открыл дверь и выбросился из машины. Первая пуля, выпущенная им из пистолета, попала в водителя и отбросила его на парня, сидевшего рядом и стрелявшего из "калаша". Машина потеряла управление и врезалась в стоящую рядом машину. Визгливо крича, автоматчик пытался открыть дверь со своей стороны, которая оказалась блокированной. Вторая пуля попала в сидящего на заднем сидении. Когда автоматчик понял, что не сможет открыть дверь, он вскинул "калаш" и короткой очередью ударил в сторону Сергея. Перекатываясь за машиной, Шелестов снова выстрелил. Попавшая в грудь пуля откинула того на сидение, и он затих. Сергей поднялся и стал медленно подходить к машине, держа пистолет наготове. Подойдя к шестерке, он увидел три трупа лежащие в машине и убрал пистолет. Затем достал мобильник, который странным образом остался цел, позвонил Петру и сказал, чтобы тот срочно ехал к нему домой.
   - Что случилось? - спросил Петр.
   - На меня только что было совершенно нападение, - сказал Сергей. - Вызывай опер группу. Затем подошел к своей машине и, посмотрев на нее, махнул рукой.
   "Попал, на кругленькую сумму попал", подумал он.
   Пока Сергей любовался машиной, подъехала милиция, и он, показав свое удостоверение капитану, коротко рассказал, что здесь произошло. Затем добавил, что сейчас подъедет полковник из МВД, который будет руководить расследованием.
   - Хорошо стреляете, - сказал капитан, увидев трупы в шестерке.
   - Да мне просто повезло, - ответил Шелестов. - Спасло то, что автоматчик не смог открыть дверь, иначе он разрешетил бы меня пулями. Пока Сергей вынужден был дожидаться Петра, понаехали журналисты и стали интересоваться у капитана, что здесь произошло.
   "Как только они узнают о всех происшествиях в Москве", подумал он, отходя в сторону.
   Милиционеры, приехавшие с капитаном, быстро их оттеснили, чтобы те не мешали работе. Подъехал Петр на служебной и бросив взгляд на машину Сергея, покачал головой.
   - Пусть начальство подарит тебе новую машину, - улыбнулся он.
   - Как же, подарит, - ответил Сергей. - Придется забрать твою машину, надо заехать к Ольге Сергеевне и проведать Ирину. Ты разберись с трупами, затем отгони мою машину в гараж и дожидайся меня. Он протянул ему ключи от квартиры. - Я скоро вернусь, и мы с тобой обсудим создавшееся положение.
  
  
   В это же время Семак находился в своем кабинете и ждал сообщение о том, что с Шелестовым наконец покончено раз и навсегда. Он ждал и нервничал.
   "Пока жив мент, спокойствия не будет", думал он.
   Вдруг дверь открылась, и без спроса ворвался Рыбак. И как только Семак посмотрел на него, то сразу понял, что случилось что-то ужасное.
   - Говори, что произошло, - шепотом процедил Семак.
   И Рыбак рассказал ему о том, что погиб Крепыш и с ним еще двое пацанов.
   После услышанного, лицо Семака позеленело от злости и на нем выступили багровые пятна.
   - Выйди и жди приказаний, - взревел он. Затем поднялся, подошел к бару, достал бутылку коньяка и стал пить. Отпив сразу полбутылки одним махом, Семак поставил ее обратно в бар.
   "Неудачи продолжают преследовать меня, - подумал он, - Мент оказался слишком живучим. Сколько уже ребят погибло из-за него. Ситуация полностью выходит из-под контроля. Надо срочно встретиться с Мусой и посоветоваться с ним. Одна голова хорошо, а две лучше". Он поднял трубку и стал набирать номер.
   - Слушаю! - услышал он знакомый голос.
   - Муса! Это Семак. Как здоровье дорогой?
   Муса, услышав его беспокойный голос, сразу почувствовал, что что-то произошло. Семак без дела ему никогда не звонил. Не показывая виду, он спокойным голосом ответил, что у него со здоровьем все в порядке. Он заранее знал, что Семак сам расскажет о том, что случилось, поэтому, когда тот сказал что собирается заехать, он воспринял это совершенно спокойно. О нападении на Шелестова Муса еще не слышал и поэтому сидел и гадал, с чем связан внезапный приезд Семака.
  
  
   - Здравствуй Муса! - приветствовал его Семак, входя в кабинет. - Давно не был у тебя в гостях. Смотрю, прекрасное у тебя заведение, не то, что мой захудалый ресторан.
   - Не прибедняйся Семак. У тебя такое положение в " нашем мире", что тебе может позавидовать любой депутат. Ты - " Третейский судья ", и этим все сказано.
   - Ладно Муса! Зачем так меня называть, - улыбнулся Семак. После таких хвалебных слов настроение у него заметно улучшилось. - Давай, перейдем к делу. И поведал ему о неудавшей попытке убить Шелестова.- Ты меня должен понять, - продолжал он, - если это мент будет жить, то нам никогда не добраться до денег.
   Муса, после услышанного, помрачнел и надолго задумался. Семак не торопил его, понимая, что тот обдумывает создавшуюся ситуацию, и не мешал ему. Наконец Муса произнес:
   - Я же предупреждал, что твоим ребятам Шелестов не по зубам. Давай решать, что будем делать дальше. Я считаю, что ошибка состояла в том, что мы слишком поспешили заполучить наши деньги. В настоящее время необходимо все спустить на тормоза и не предпринимать никаких необдуманных решений. Банкира в Швейцарию пока посылать не будем. Пусть менты нервничают, не зная, что им предпринять, а мы будем выжидать и следить за развивающими событиями. Документы же у нас. Как ты на это смотришь?
   Семак слушал его, не перебивая. Он понимал, что Муса прав, но ждать длительное время он не мог. " Мусе хорошо, он еще молодой, а мне уже за шестьдесят, - думал он, - могу и не дождаться".
   - Хорошо! - решил он для себя после долгого раздумья. - Я согласен. Давай сразу решим вопрос с банкиром. Я не секунды не сомневаюсь в том, что тот уже находится под постоянным наблюдением ментов, и будет представлять для нас опасность. Поэтому, я разберусь с ним сам, если ты не возражаешь. Теперь давай решать, что делать с заколдованным Шелестовым. Ты Муса, должен понять, что пока он жив, нас будут преследовать неудачи. Я поручу это Рыбаку и он не подведет.
   Муса терпеливо выслушал его, а затем сказал:
   - Мне этот Чибиков тоже порядком надоел своим пением. Решай с ним, как сам считаешь нужным. Что касается Шелестова, то ты сначала все обдумай, прежде чем что-то предпринимать. Только смотри, больше не промахнись. Если опять произойдет то, что произошло, у нас могут возникнуть проблемы, поэтому в этот раз надо действовать наверняка.
   - Да ты не беспокойся, Рыбак не раз выполнял подобные поручения, выполнит и на этот раз.
   Семак уехал, а Муса еще долго сидел в раздумьях. Впервые в жизни он был в растерянности и не знал, что делать.
  
  
   Сергей ехал к Ольге Сергеевне и всю дорогу думал, рассказать Ирине или нет про бандитское нападение на него. Хотя он дал команду капитану не упоминать его имени, но все равно был убежден, что произойдет утечка информации и она сама все узнает. Подъезжая к дому, он все-таки решил ей ничего не говорить. Зачем ей знать, если с ним ничего не произошло, только машину жалко. То, что нападение было организованно профессионально, он должен был признать. Как только он сразу не заметил за собой слежки? Видно совсем расслабился, почувствовав свою неуязвимость, возомнил из себя сверх человека. То, что он уцелел, помогла случайность, а могло быть и хуже. Он так же понимал, что установленная слежка за банкиром и прослушивание телефонных разговоров возможно и приведут его к Семаку, хотя ряд причин указывало ему на то, что этого не произойдет. Чибиков очень засветился в этом деле, а Сергей был уверен, что об его разговоре с банкиром Семак знает, а тот не прощает ошибок. "Поживем, увидим", думал он, подъезжая к дому.
   - Костя! Ты подожди меня, я не надолго, - сказал он водителю.
   - Проходи, - сказала Ольга, - Ирина еще спит.
   - Ты извини, - сказал Сергей, - но я всего на полчаса. Мне надо поговорить с Ириной, - и прошел в комнату. Войдя, он увидел свою красавицу, лежащую на диване. Та лежала накрытая простыней, которая не скрывала ее женскую красоту - выглядела она потрясающе, и он почувствовал гипнотическое воздействие чувственности, исходящей от этого обворожительного тела. Он не мог отвести от нее глаз. В ней было все, чему бы могла позавидовать любая женщина, и против чего не устоял бы и святой. Она не слышала, как он вошел, и не проснулась, пока Сергей ее не позвал:
   - Ирина...
   Тогда глаза ее стали раскрываться. Когда она поняла что это Сергей, она улыбнулась и потянулась к нему. Сергей присел на край дивана и обнял ее. В тот же момент он забыл и о покушении на него, и о командировке. Он наслаждался ее близостью. Когда ее горячие губы прикоснулись к его, их объятия превратились в требовательную сладостную пытку. В такие моменты, как правило, хочется расслабиться и выбросить все заботы из головы, но у него на это не было времени.
   - Отдыхай, раз плохо чувствуешь. Я приехал тебе сообщить, что уезжаю в командировку на несколько дней, а ты пожалуйста за меня не волнуйся. Он тяжело вздохнул и поднялся.
   - Ты понимаешь, что оставляешь меня в ужасном смятении, - прошептала Ирина.
   - Значит нас таких двое, - ответил он.
   - Сергей! У меня плохое предчувствие. Мне приснился страшный сон. Мы с тобой стоим обнявшись, а вокруг нас море крови. Я проснулась вся в поту и больше не смогла уснуть. Я боюсь за тебя. Есть сны, которые только наполовину рождены подсознанием. Мы их так живо помним, проснувшись, что хотим, чтобы они до снились нам до конца - засыпая снова, просыпаемся и опять с ними, а сон все снится, и в нем есть та логическая связность, которой не бывает в настоящих снах. Ты понимаешь это?
   - Понимаю, но ты только так не переживай. Скоро все образуется, - сказал Сергей.
   - Давай, я все-таки встану и посижу с вами, а ты иди, помоги Ольге.
   Когда Сергей вошел в столовую, стол был накрыт.
   - Пока Ирина приведет себя в порядок, давай мы с тобой выпьем, - предложила Ольга.
   "После пережитого я мог бы и один выпить бутылку одним махом", подумал Сергей, разливая коньяк. Быстро перекусив, он попрощался с ними и направился к машине.
   - Ради бога, будь осторожен, - умоляла Ирина его, провожая до машины.
   - Постараюсь, - только и смог вымолвить он.
  
  
   - Как дела у Ирины, - спросил Петр, как только Сергей вошел в квартиру.
   - Все нормально. Давай нажремся, а то у меня до сих пор дрожат руки. Сергей вынул бутылку водки из холодильника и наполнил стаканы. - Рассказывай, что узнал нового.
   Они выпили, перекусили, и Петр поведал, что все убитые люди Семака. Среди них, ближайший его подручный, Крепыш. Семак объявил тебе беспощадную войну, поэтому надо принимать меры. Он понимает, что пока ты жив, ему до денег не добраться.
   - Ты прав, - ответил Сергей. - А что мы ему сможем предъявить? Ничего. Он как кукловод, дергает за веревочки, и куклы выполняют за него всю черновую работу. Я думаю, что Семак будет стараться убрать Чибикова, понимая, что мы можем выйти и на него. Я попробую с утра связаться с Мусой. Он должен понять, что вступать в прямую конфронтацию с государством, ему не резон, а ты свяжись с банкиром и договорись с ним о встрече. Постарайся ему объяснить сложность его положения.
  
  
   Утром у Чибикова было отличное настроение. Он вошел к себе в кабинет и уселся в кресло. На следующий день ему предстояло вылететь в Швейцарию. Наконец все закончится, и он освободится от тени Ильясова, связанной с его фондом. Осталось сделать совсем немного - перевести деньги на счета, указанные Мусой, и закрыть фонд. После этого он сможет остаться в Швейцарии на несколько дней и отдохнуть, а затем вернуться в Москву и свободно вздохнуть от преследовавшего его кошмара. Он обратил внимание на коробку, стоявшую на столе.
   - Что эта за коробка? - спросил он недовольным голосом у секретаря.
   - Не знаю, только что принесли. Сказали, что это вам, - ответила та и вышла в приемную.
   В это время раздался звонок телефона, и ему пришлось поднять трубку.
   - Александр Яковлевич! Это вас беспокоит полковник Зайко из МВД. Необходимо срочно встретиться с вами.
   Банкир на минуту задумался и, в конце концов, сказал, что сможет ему уделить несколько минут своего времени.
   "Что могло случиться? - подумал он, опуская трубку. - Я уже все рассказал Шелестову, что знал". Он еще раз бросил взгляд на коробку и решил, что это Муса прислал ему сувениры. Чибиков решил посмотреть, и едва успел открыть коробку, как раздался мощный взрыв. Секретарша упала, ударившись головой о стенку, и потеряла сознание. Взрыв разнес кабинет, разорвав банкира на части.
   Так Семак привел в действие свой коварный план. Когда приехал Петр, все было кончено.
   "Опять опоздали, - думал он. - Семак снова опередил нас".
  
  
   Шелестову удалось связаться с Мусой только днем и договориться о встрече. Он уже знал, что взорван Чибиков в своем кабинете, и теперь станет намного тяжелее проследить за людьми Семака. В Швейцарию лететь уже не имело смысла. Он был уверен, после гибели банкира Семак с Мусой не станут больше спешить, и не пошлют туда своих людей. Но он так же знал, что через год предстоят выборы и им понадобятся деньги, чтобы протолкнуть снова Шейко в депутатское кресло.
   - Давай Муса, поговорим как мужчина с мужчиной, - сказал Шелестов, переступая порог его кабинета. - Ты столько раз говорил о своей дружбе, но все равно не смог предотвратить покушение на меня. Пойми меня правильно, сейчас не то время, чтобы заниматься играми. В настоящее время ты вместе с Семаком стараешься заполучить деньги, которые покойный Ильясов переправил за границу. Пока я с тобой разговариваю по дружески, то дам тебе совет - как только ты станешь на путь конфронтации с государственной машиной, то она сметет тебя с пути и никто о тебе больше не вспомнит.
   - Подожди Сергей Петрович! Не торопи события. Муса поиграл желваками на скулах. Затем скрипнул зубами. - Деньги, которые переправил покойный Ильясов - это наши деньги, вложенные в его банк, и мы их обязаны вернуть.
   - Нет Муса! - это деньги, украденные у государства, поэтому они должны быть возвращены. Тебе скажу одно - надо было раньше думать и решать, как поступить с ними, а теперь извини. Сергей видел, как лицо Мусы постепенно темнело, пока тот слушал его.
   Муса знал, что Шелестов не бросает слов на ветер, и если говорит, что деньги надо вернуть, то приложит все силы и средства для достижения этой цели. Он схватил коньяк со стола и сделал изрядный глоток. Муса молчал, но Сергей видел, что тот колеблется, нервничает и не знает, на что решиться. Муса выпил еще и процедил с неудовольствием:
   - Сергей Петрович! Ты прав. Я постараюсь убедить Семака вернуть тебе банковские документы. На этом их разговор был закончен.
   По дороге на работу, Сергей думал, что сделал все, чтобы помочь Мусе отойти в сторону от этого дела. Он конечно понимал, что потеря таких денег ударит по его самолюбию, но сохранит ему свободу, а возможно и жизнь. Он так же был уверен, что Семак не отдаст просто так свой общак и попытается еще не раз убрать его со своего пути. Как только он приехал в министерство, то сразу направился к Шадрину. Тот уже знал о нападении на него, и о убийстве Чибикова, поэтому, как только Сергей появился, он сердито посмотрел на него и махнул рукой, приглашая войти. По тому, как у него вокруг глаз побежали морщинки, отчего его лицо стало сосредоточенным, Сергей понял, что тот злится на него.
   - Счастливчик! - Это прозвучало у него вполне серьезно. - Ты что, работать разучился, совсем перестал соблюдать меры безопасности. Хочешь, чтобы тебя убили, а кто будет разгребать этот мусор. Он достал сигарету из пачки и закурил. Затем поднялся и стал мерить шагами кабинет. Остановившись у бара, он достал коньяк. - Ты что хочешь, чтобы меня схватил инфаркт, - добавил он, наполняя рюмки. - Давай выпьем за то, что благодаря богу, все закончилось благополучно.
   Сергей подошел к столу, взял рюмку, выпил и сказал:
   Иван Григорьевич! Виноват, зазнался, исправлюсь. Ведь ничего страшного не произошло, даже нет ни единой царапинки.
   Вошел Петр и сказал:
   - Что за шум, а драки нет.
   - Драка еще предстоит, - сказал Сергей и рассказал им о разговоре с Мусой.
   - Муса вроде не глупый мужчина, - сказал Петр, - и должен понять, какую службу ты ему сослужил. Поэтому он должен отойти в сторону. Совершенно ясно, что Семак не отдаст документы. Крепыш погиб, а Рыбака надо арестовать сегодня же за вооруженный налет на дом Ольги Сергеевны. И когда Семак останется без своих ближайших помощников, ему придется действовать самому. Вот тогда он может совершить ошибку и мы сможем его наконец посадить.
   Далее они сидели и обсуждали, какие еще шаги можно предпринять в создавшейся ситуации.
  
   Вечером Муса поехал в ресторан к Семаку. По дороге он вспоминал свой разговор с Шелестовым. - Лучше потерять часть денег, чем свободу и жизнь, - решил он для себя.
   Как только Муса вошел в кабинет, то сразу рассказал Семаку о своем разговоре с Шелестовым. Затем продолжил: - Давай забудем о деньгах. При сложившейся ситуации я решил не предпринимать никаких шагов и тебе самому решать, как дальше действовать.
   Семак слушал его, не перебивая. Он понимал, что Муса прав, но потеря общака больно ударит по его имиджу и он может потерять свой авторитет в воровском мире. Он также понимал, что ему не справиться с государственной машиной, но не хотел в это верить. Доказать, что банковские документы находятся у него никто не сможет, так как он сам нигде не светился, а пустые разговоры к делу не пришьешь. Поэтому, когда тот закончил, Семак сказал:
   - Если ты выходишь из дела - это твое право, но я постараюсь вернуть общак. Ты Муса сам виноват, что проявил мягкотелость, и мы вовремя не убрали Шелестова, пока тот ничего не знал о наших деньгах и месте их нахождения. Это наши деньги и вернуть их наша святая обязанность. То, что твой друг Ильясов не посоветовался с нами, прежде чем переправить деньги за границу - это твоя большая ошибка. Уж тебе бы он должен был о своем решении сообщить.
   После этих услышанных слов, лицо Мусы побледнело, и он понял, что во всем будут винить его. Он понимал, что Семак прав. Ильясов, когда открывал свой фонд, не только с ним не посоветовался, но даже не поставил его в известность. Муса был уверен в Ильясове, как в самом себе, и поэтому не мог понять, что с ним произошло за последнее время. Должно быть смена Президента и новая обстановка в стране подкосила его. Тот пустил все дела на самотек и стал пить, поэтому он сам виноват, что вовремя не проконтролировал его.
   - Ты прав Семак, - наконец сказал он. - Свои ошибки надо исправлять и поэтому я буду с тобой до конца, но выждать некоторое время придется. Если со мной свяжется Шелестов, я ему скажу, что ты обдумываешь его предложение.
   После ухода Мусы, Семак выпил рюмку и попытался собраться с мыслями: "Что может ему предъявить Шелестов? Да в принципе ничего. Крепыш погиб, а он за него не в ответе. Рыбаку необходимо срочно залечь на дно, иначе его может опознать жена покойного Ильясова. После убийства, его семейка связалась с ментами и перестала бояться мести с нашей стороны. Жалко, что Рыбаку необходимо скрыться, а то он разобрался бы с ними". Он выпил еще рюмку, подошел к двери и открыл ее.
   - Рыбак! Зайди ко мне.
   Когда тот вошел, Семак приказал ему исчезнуть на некоторое время, пока все не утихнет, а потом они разберутся с этим живучим ментом.
  
   Поздно вечером несколько оперативных групп были направлены по всем известным адресам, где мог находиться или скрываться Рыбак. С одной из таких групп Сергей направился в ресторан, чтобы посмотреть, как Семак прореагирует на его появление. Охранники не успели ничего предпринять, как лежали уже на полу. Рыбака нигде не было видно. Тогда Шелестов вошел в кабинет Семака. Тот спокойно сидел в кресле и пил кофе. Рядом на столе стояла початая бутылка коньяка.
   - Степан Борисович! - произнес Сергей. - Извините за внезапное вторжение, но нам нужен Рыбак. Скажите, где можно его найти.
   - А что случилось? - спросил Семак спокойным голосом и внимательно посмотрел на Шелестова. - Утром он был в ресторане, а днем ушел и я больше его не видел. Он улыбнулся ему снисходительной улыбкой, которая была страшнее, чем гнев. Его глаза напоминали тонкие ножевые раны, заполненные кровью, наполовину смешанной с водой.
   - Степан Борисович! - продолжал Шелестов ледяным голосом. - Вы сами прекрасно знаете, что Рыбак, по вашему приказу, совершил бандитское нападение на дом покойного Ильясова и забрал банковские документы у Ольги Сергеевны.
   - Не знаю я ни про какое нападение и тем более про какие-то документы, - ответил Семак. - Я не могу отвечать за других людей и поэтому вам мне сказать больше нечего.
   Сергей ждал, но больше ничего не последовало. В груди Семака раздался звук, который мог быть рыданием или рычанием от боли. Он отвернулся от Сергея и тупо уставился на бутылку коньяка.
   Шелестов смотрел на него и думал: "Есть нечто такое, что сближает блюстителей закона и его нарушителей. Кое в чем они похожи. Работают в одних и тех же местах, схожими методами, общаются с одними и теми же людьми. Это проникает в плоть и кровь. У них появляются общие манеры и выражения. Но между ними лежит пропасть взаимной ненависти. И все же преимущество на нашей стороне. Мы всегда легко отгадывали ход их мыслей. Они же никогда полностью нас понять не могли. Это и сбивало их с толку".
   Шелестов понял, что Семак приказал Рыбаку лечь на дно и выждать некоторое время. Сергей так же был уверен, что тот без своих ближайших помощников долго не продержится, и решил тоже подождать. Он скрипнул зубами. В нем неудержимо закипала ярость. Однако, когда Сергей заговорил, голос звучал негромко и спокойно:
   - Раз вы, Степан Борисович, не знаете, где находится Рыбак, то извините меня за беспокойство, причиненное вам. Шелестов посмотрел на него и увидел, как спокойствие в его глазах сменилось змеиной ненавистью. Он почувствовал, что Семак нервничает и едва сдерживает себя, чтобы не взорваться, поэтому на прощание решил подлить масла в огонь. - Хочу спросить у вас напоследок - кто организовал вооруженное нападение на меня, в результате которого погиб Крепыш и с ним еще двое парней?
   Лицо Семака почернело от злости, у него заходили желваки на лице, и лоб покрылся капельками пота.
   - Что тебе надо, Шелестов, - заскрежетал зубами он. - Ты хочешь сказать, что это я организовал покушение. Попробуй, докажи, если сможешь, а документов покойного Ильясова у меня нет.
   Их взгляды схлестнулись, и Семак первым опустил глаза.
   Шелестов понял, что Семак, после разговора с Мусой, решил банковские документы не отдавать, и поэтому бессмысленный разговор с ним решил прекратить.
   - Значит, вы решили документы оставить себе, но я сделаю все возможное, чтобы вы не смогли вернуть свои деньги.
   Сбитый с толку Семак заметил издевательский взгляд Шелестова. Сергей подмигнул ему и вышел из кабинета.
   После ухода Шелестова Семак сидел и беспомощно мотал головой. Мысли его метались, пытаясь постичь происходящее. Он был в ярости.
   - Я тебя уничтожу вместе с этой семейкой, проклятый мент, - говорил он сам себе. Затем схватил бутылку и нервно сделал несколько глотков, но успокоиться не смог. - Необходимо сразу покончить со всеми. Придется рисковать, иначе потеряю и деньги и положение. Он набрал номер и попросил Дато приехать к нему.
  
  
   - Давай посидим и подумаем, как расправиться с Шелестовым, - произнес Семак, увидев входящего Дато, иначе мы потеряем свои деньги. Я хочу подключить к этому Джанго. Пусть отрабатывает свои долги. Как ты на это смотришь?
   Дато сидел и молча слушал, затем поднялся и стал ходить по кабинету.
   - Не расходись, остынь, - наконец сказал он. - Противник нам достался серьезный. Ему или очень везет, или он чистой воды психопат. Ему убить, раз плюнуть. У него набита рука, и как бывает у психов, безошибочная интуиция. Затем достал сигареты и закурил. - Насчет Джанго ты прав, - добавил он.- Пусть приедет, и мы все вместе постараемся решить эту задачу.
   Семак набрал номер и попросил Джанго срочно приехать к нему.
   - Присоединяйся к нам, - сказал он, входящему Джанго. Семак плеснул ему в рюмку, и они все выпили.
   - Не буду ходить вокруг да около, - сказал Семак, и выражение его лица стало жестким. - У нас возникла проблема с одним ментом - Шелестовым из МВД. Ты о нем наверняка слышал. Его необходимо ликвидировать в ближайшее время. Мы хотим поручить это тебе. Подумай хорошенько и скажи, по плечу ли тебе это дело.
   - Я слышал о Шелестове, - Джанго задышал со свистом, и лицо его налилось кровью. - Крутой мент и с ним не так просто будет справиться, но я попробую решить эту проблему.
   - Да уж постарайся, - сказал Дато, - мы на тебя очень надеемся. Найди ребят и разреши эту ситуацию.
   Утром Джанго вызвал Сухаря и приказал ему во чтобы-то ни стало ликвидировать Шелестова.
   - Только смотри - он смелый и опасный мент и у него стальные яйца. Он за километр чувствует опасность. Вспомни, как он недавно завалил Крепыша и с ним еще двоих пацанов.
   - Да не нервничай так, - ответил Сухарь, - я сам займусь Шелестовым.
  
  
   В это время друзья сидели в кабинете и обсуждали создавшееся положение.
   Смотри Сергей, ты не на шутку разозлил Семака и он постарается расправится с тобой как можно скорее, поэтому будь предельно осторожен, - сказал Петр.
   - Не в первой, прорвемся, - ответил Шелестов. Я твердо знаю, что он не перед чем не остановится, чтобы убрать меня, но мы тоже не лыком шиты.
   - Уж очень у тебя самодовольный вид, - продолжал Петр, - смотри, чтобы он не подвел тебя в нужную минуту.
   - Ты же знаешь, как я ненавижу, когда ко мне пристает банда говнюков. Это меня злит. И хватит ворчать, как старый дед. Давай звони Максу, поедем, проведаем его. В глубине души он не был так спокоен.
   Петр позвонил тому и сказал, что они с Сергеем скоро приедут.
   - Вот здорово, - ответил Макс, - приезжайте к обеду, Лена приготовила борщ.
   Сергей позвонил Ирине и сказал, что едет к Максиму и встретиться с ней сегодня не сможет.
   - Хорошо! Сегодня отдыхай в мужской компании, а завтра мы с тобой идем в театр и будь любезен, забудь про свою работу хоть на этот вечер.
   - Слушаюсь и повинуюсь, - усмехнулся он, - только я заехать за тобой не смогу, у меня проблема с машиной.
   - Ничего страшного, я доберусь сама. Встречаемся у Ленкома и смотри не забудь.
   - Завтра у меня культурное мероприятие, иду с Ириной в театр, если хочешь, присоединяйся к нам.
   - Нет! Лучше вы, как будущие молодожены, сходите вдвоем, а я и так от тебя устал, - усмехнулся Петр.
   Максим открыл дверь, и они прошли в комнату, где весь стол был завален едой.
   - Тебе надо было давно встретить Лену, а то всегда кормил нас одними пельменями, - улыбнулся Петр.
   - Кончай ехидничать, лучше доставай спиртное, - сказал Сергей.
   - На это вы мастера, - сказала Лена и засмеялась.
   - Давай Сергей, рассказывай, что произошло за это время, - спросил Максим, разливая водку.
   - Ты его сначала накорми, напои, а потом и задавай свои дурацкие вопросы, - усмехнулся Петр.
   - Макс, ты не слушай его, начитался русских сказок. А вообще-то ничего страшного не произошло. Пришлось немного пострелять и у Семака стало на трех бойцов меньше. И хватит говорить о плохом. Ты лучше скажи, когда у вас с Леной свадьба, а то, пока ты время тянешь, Лену уведут из под носа и ты опять останешься бобылем.
   - Вы не беспокойтесь за нас с Леной. Я сам хотел вам сказать о предстоящей в следующую пятницу свадьбе.
   - Узнаю Макса, - произнес Петр. - Всегда ставить друзей в известность последними, а еще друг называется.
   - Да, - промычал Шелестов, - тогда организацию свадьбы мы с Петром берем в свои руки.
   - Серега! - перебил его Макс. - Я тебя попрошу сделать мне одолжение. Будьте с Ириной нашими свидетелями.
   - Ничего себе одолжение, - ответил Сергей. - Мы с Ириной с радостью согласимся. Кстати, машину можешь не заказывать, у Ирины есть Мерседес.
   - Ребята, послушайте! - вмешалась Лена. - Не суетитесь. Все уже организованно и машины заказаны.
   Так за разговорами обед перешел в ужин, и друзья стали собираться домой.
   - Будь осторожен, - сказал Макс, обращаясь к Сергею. - Семак очень мстительный человек.
   Как только они вышли из подъезда, в небе загрохотало, и молнии сверкнули, совсем близко. Ливень со всей силой обрушился на них, заставляя искать убежище. Прижимаясь к стенам дома, чтобы хоть как-то укрыться от пронизывающего дождя, они двинулись дальше, и вышли на улицу. Ливень понемногу прекратился и стал накрапывать дождик.
   - Давай, я отвезу тебя домой, - сказал Сергей, - останавливая такси.
   - Ты поезжай, а я лучше пройдусь и подышу свежим воздухом, - ответил Петр.
   Подъезжая к своему дому, Сергей попросил остановиться, расплатился и выбравшись из машины посмотрел вверх, на темные окна своей квартиры. Там на верху, за ними, его никто не ждал. У него защемило сердце и на душе стало тоскливо. Сергей вздохнул, представив себе, что за этим окном его ожидает Ирина. Войдя в квартиру, он разделся и долго еще сидел в кресле, думая о своей жизни: "Скорей бы закончилось - это затянувшиеся дело. Может бросить все к чертовой бабушке и заняться частным сыском, а то нет никакой личной жизни, и денег будет больше. А Макс правильно сказал, что пора мне подумать о своей безопасности, да и без машины, хреново". Затем лег спать, и засыпая, думал о завтрашнем походе в театр.
  
  
   Следующий день пролетел незаметно, и Сергей вечером поджидал Ирину у театра. Подкатила машина и когда она вышла, он невольно залюбовался ею.
   "Как она могла полюбить меня"? думал он, подходя к ней. Ирина взяла его под руку, и они вошли в театр. Сергей видел, как мужчины обращают внимание на нее и в нем стали просыпаться нотки ревности.
   - Ты выглядишь бесподобно, - пробормотал он дрожащим голосом, - мужики так и раздевают тебя взглядами.
   - Дурачок! - ответила Ирина, - Женщины обязаны быть, как картины, чтобы на них было приятно смотреть. Неужели ты ревнуешь меня?
   - Да нет, - соврал он.
   Она посмотрела на него и улыбнулась.
   После спектакля они поехали к нему домой, поставили машину и направились к подъезду.
   Прежде чем он понял, что это было, Сергей услышал странный звук, как будто кусок металла ударился об кирпич. Из-за ветра звук был плохо слышан, но стрелять могли только из одного места.
   Сергей схватил за руку Ирину, и они распластались на земле. Пули, буквально над головой, впивались в стену дома. Он даже не мог приподнять голову. Вдруг наступила тишина.
   - Быстро поднимайся ко мне, - прошептал он ей в ухо, протягивая ключи от своей квартиры и не сводя глаз с подъезда соседнего дома, но из него никто не выходил.
   "Странно, - подумал он, поднимаясь с земли, - очень странно. Почему стрелок не покинул подъезд и не попытался исчезнуть, хотя времени у него для этого было достаточно. Наверняка растерялся после промаха и не знал, что делать. Надо использовать этот шанс и постараться взять его живым, иначе Семак снова выскользнет из рук и останется безнаказанным". В то, что это организовал Семак, Сергей сомневался.
   Он мгновенно принял решение. Петляя, Сергей за несколько прыжков достиг подъезда и вбежав в него, помчался вверх по лестнице, стараясь держаться поближе к стене, перепрыгивая через ступеньки. Он бежал, но споткнулся, и это спасло ему жизнь. Сверху раздался выстрел, пуля пролетела в сантиметре от его головы, в лицо посыпалась штукатурка. Над ним прозвучали шаги. На мгновение человек остановился, потом двинулся опять.
   - Я должен его поймать, - снова повторял Сергей. Он бежал вверх по лестнице, держа пистолет наготове, каждый раз готовясь нажать на курок, если увидит цель. Он поднимался по ступенькам, готовый к тому, что каждую секунду мог сам стать мишенью. Дверь на крышу была открыта и он, не задумываясь, вышел на дождь. Его глаза вглядывались в темноту, пытаясь уловить хоть малейшее движение или разглядеть силуэт человека. Сергей услышал его прежде, чем увидел. Раздался скрежет металла, и он услышал, как незнакомец выругался. Сергей улыбнулся, потому что понял, что произошло. Пожарная лестница в этом доме пришла в негодность. Она плохо держалась, так как болты раскачались в том месте, где должны были крепить лестницу к кирпичному краю.
   Сверкнула молния, и Сергей увидел силуэт человека, бегущего нагнувшись. Он должен был взять его живым, во чтобы-то ни стало. Он выстрелил в воздух. Тот оглянулся и выстрелил в его сторону, потом схватился за железные поручни, крепившие лестницу к стене, и соскользнул в низ.
   Шелестов подбежал к лестнице и посмотрел в низ. Было темным темно, и уловить хоть какое-то движение было невозможно. И в этот момент, когда он решил последовать за ним, услышал дикий ужасный вопль, леденящий кровь. Сергей остановился, как вкопанный, лицо его побелело. Внезапно этот вопль прервался. Когда он спустился, тот лежал лицом вверх. В том, что человек был мертв, не было никаких сомнений. Он лежал в луже крови, и все вокруг него было залито кровью. В кармане у него все еще лежал пистолет, а на лице застыла гримаса ужаса.
   Кто-то уже вызвал милицию, и пока Сергей стоял и смотрел на мертвеца, подъехала машина. Когда он подошел к ней, то увидел, что ребята из дежурной милицейской машины получают показания у тех немногих, кто слышал выстрелы, и пытаются добиться вразумительных объяснений. Шелестов показал свое удостоверение майору и приказал связаться с ним утром и сообщить данные на покойника.
   Как только Сергей нажал звонок, дверь сразу открылась, и он увидел бледное лицо Ирины. В глубине ее глаз затаился страх.
   - Все в порядке, - произнес он, доставая из холодильника початую бутылку коньяка. - Давай выпьем по рюмке и пойдем спать, а то завтра работы будет невпроворот. Голос его слегка дрожал.
   - Я так боялась за тебя, - произнесла Ирина взволнованным голосом, - ты меня скоро в гроб загонишь со своей работой.
   - А что я могу поделать, - ответил Сергей, - если у меня такая работа, хотя если бы не она, то мы с тобой никогда бы не встретились. С этими словами он посмотрел на нее и увидел, страх стал угасать. - Мне было недостаточно превратить в кошмар свою жизнь, мне надо было еще и тебя втянуть в это дело.
   - Наоборот, ты доставил мне радость, - возразила она. - Ты как будто позвал меня на помощь, когда оказался на краю гибели, и твоя жизнь стала частью моей.
   Эти слова порадовали его. Он проникся благодарностью при виде любви, которая отразилась на ее лице.
   - Я так люблю тебя, - сказала она нежным голосом и прижалась к нему. Она смотрела на него, не отрываясь. Ее поцелуй был нежен. Сергей почувствовал, как его захлестнула горячая волна желания. Ирина вся отдалась его губам и рукам, приникла к нему всем телом.
   Подхватив на руки, Сергей понес ее на кровать.
   - Я так хочу тебя, - произнес он и его член нырнул в горящую пропасть сумасшедшего удовольствия.
   Ее сотрясали судороги сладострастия, она закрыла глаза и безвольно отдалась во власть его жгучих ласк.
  
  
   Утром Шейко проснулся рано. В последнее время ему не спалось. После гибели Чибикова он стал бояться собственной тени. Он сразу догадался о причине его гибели.
   - Семак убирает свидетелей, которые были связаны с документами покойного Ильясова и могут ему навредить. Он может убить и меня, - как заведенный повторял он медленно и отчетливо, как будто объяснял теорию, которая не поддавалась его пониманию.
   Шейко был довольно заурядным человеком. Но он обладал честолюбием и целеустремленностью. Он умел пользоваться преимуществами своего положения. Всякое событие в своей жизни он старался обставить, как можно торжественнее, чтобы выдвинуть себя на первый план. Это помогло ему подняться по служебной лестнице от простого финансового инспектора до начальника управления министерства финансов. Затем он стал депутатом Госдумы. И вот теперь, он заместитель председателя комитета. Шейко, в сущности, был неплохим человеком. Ему страшно мешало его непомерное честолюбие. Везде и всюду он хотел быть первым, добиться известности, возвыситься над другими - это было основное жизненное кредо Шейко. Но он не умел ждать, ему все подавай сразу. Сейчас он думал о том, что в скором времени может стать председателем комитета или выдвинуть свою кандидатуру на пост губернатора в каком либо регионе.
   Приехав в Госдуму, Шейко прошел в свой кабинет и уселся в кожанное кресло. Он закурил и стал думать, что делать.
   - Надо встретиться с Семаком, - говорил он сам себе, как заведенный, вздрагивая от малейшего шороха.
   Почти всегда таких краснобаев грызут внутренние слабости и страхи. Они мягки, как кисель. Он боялся, даже зная, что за стенами Госдумы никому до него не добраться. Захотелось выпить, но он сдержался и позвонил Семаку.
   - Приезжай, - пригласил его Семак.
   Когда Шейко входил в кабинет, его лицо приняло отсутствующее выражение, почти оцепенело.
   - Проходи Иван, садись, вместе пообедаем. Давай выпьем, а то на тебе лица нет, - предложил Семак.
   - Шейко уселся в кресло и сказал:
   - Скажи мне Семак, что на самом деле произошло с Чибиковым?
   - Послушай меня Ваня, внимательно послушай. Не влезай в те дела, в которых ты ничего не смыслишь. У тебя в настоящее время солидное положение и перспективная работа. Скоро грянут выборы. Ильясов погиб и тебе без нашей помощи не обойтись. Чибиков пострадал из-за своего, поганого языка. Это он рассказал Шелестову о том, что деньги находятся в Швейцарии, а банковские документы на их получение у меня. Как только мы с Мусой вернем наши деньги, то переведем часть их на твою избирательную компанию. Так что не волнуйся и продолжай спокойно работать.
   - Скажи Семак, - негодующе крякнул Шейко, - почему ты до сих пор не можешь разобраться с ментом, который доставил нам столько неприятностей.
   Семак задышал со свистом. Лицо его налилось кровью. Он хмуро задумался глядя на Шейко и наконец медленно ответил:
   - Не беспокойся Ваня, эту проблему мы решаем и я уверен, что решим раз и навсегда.
  
  
   - Утром, как только Сергей открыл глаза, то услышал, как за окном квартиры, тяжелые удары капель о крышу и на балконе плавно перешли в глухой, надрывный рев дождя. Вставать не хотелось. "В такую погоду хороший хозяин собаку не выведет на улицу", подумал он и повернувшись на бок, увидел спящую Ирину. Та удобно растянулась на кровати и улыбалась во сне. Он рассмеялся про себя и на цыпочках, чтобы не разбудить ее, вышел из комнаты и направился на кухню готовить завтрак. Когда тот был готов, он поставил все на столик и вкатил в комнату. Ирины на кровати уже не было, и он услышал звук падающей воды в ванной комнате. Вскоре появилась она в его рубашке, и он невольно залюбовался ею.
   - Давай завтракать, - проговорил он взволнованным голосом, а то ты своим видом снова вводишь меня в дикую страсть.
   Ирина улыбнулась.
   А ты не смотри на меня, а лучше налей мне кофе.
   - Ладно, так и быть, - сказал Сергей, подавляя в себе желания.
   Во время завтрака, он поделился с ней новостями, сказав, что в пятницу у Максима свадьба и они его свидетели.
   - Наконец-то я познакомлюсь со всеми твоими друзьями, но как-то неудобно быть свидетельницей Лены, не зная ее.
   - Ничего страшного, заодно и познакомишься. Ты сейчас домой или к сестре.
   - Поеду к Ольге, а то в последнее время с ней происходит что-то странное, и я не могу понять что. Постарайся пораньше освободиться и приезжай к ней.
   - Понимаешь! Без машины тяжело, приходиться бегать ножками. Если возьму служебную машину, то заеду обязательно, а если нет, то позвоню.
   - Сергей! Я пока все равно нахожусь у сестры и мне машина не нужна, можешь забрать ее и пользоваться.
   - Да мне как-то неудобно, а если с ней что-то случиться?
   - Да ты не беспокойся так за нее - железо, есть железо.
   - Хорошо! Так и быть уговорила, - согласился Сергей. - Только сначала я тебя отвезу к сестре, а потом поеду на работу.
   Едва появившись в кабинете, Шелестов услышал звонок.
   - Это майор Кравцов. Вы просили меня позвонить, если появится информация в отношении погибшего вчера молодого человека.
   - Кто он, говорите? - спросил Сергей с нескрываемым любопытством.
   Это Сухарев Борис Иванович, 26 лет. Известен в криминальном мире, как Сухарь и входящий в бригаду Джанго.
   "Вот это да", подумал Шелестов, а вслух произнес:
   - Спасибо тебе Кравцов за оперативность. Ты мне здорово помог. Закурив, он стал ходить по кабинету, затем уселся в кресло, вытянул ноги и задумался: "Семак подтягивает все новые силы. После смерти Крепыша и отошедшего пока от дел Рыбака, ему явно не хватает умных и проверенных кадров. Он приказал Джанго заняться моим устранением. Хорошо, что мне опять повезло, но всегда везти не может. У Семака на старость лет крыша совсем поехала, раз он совсем перестал понимать авантюрность своих решений. В настоящее время он может спокойно убрать и Джанго, который много знает и может стать для него опасным свидетелем. А это уже беспредел, и он становится на путь конфронтации с другими группировками, хотя смерть Джанго будет выгодна всем и винить его никто не будет, так как многие " известные люди " в настоящее время совсем обленились и не хотят кровопролития, зная решительность и стремление Джанго к боевым действиям".
   Вошел Петр и прервал ход его мыслей.
   - Ну что, опять пострелял, - спросил он. Скоро ты станешь у нас героем по устранению авторитетов.
   - Сплюнь три раза, - ответил Сергей. Понимаешь, мне кажется, что у Семака вместо мозгов образовалась моча, его всего переклинило, и он уже не в состоянии отвечать за свои поступки.
   - Поступки поступками, а смерть ходит рядом с тобой. Может тебе временно отойти от этого дела. Уйти в отпуск и съездить с Ириной отдохнуть. Старик тоже придерживается этого мнения, и просил меня не только с тобой поговорить, но и убедить тебя в правильности этого решения.
   - Нет и еще раз нет. Я должен все сам довести до конца. Это моя прямая обязанность и если брошу это дело на полпути, то сам себя перестану уважать. А как я буду в глаза смотреть Ольге Сергеевне, после того, что она пережила. Ты думаешь, что я смерти боюсь? Мы с тобой вместе более пятнадцати лет. Вместе кончали школу милиции, затем академию и шли вместе нога в ногу, а ты мне, своему другу, предлагаешь предать дело, которому мы с тобой вместе служим столько лет не за деньги, а за совесть. Твои слова мне неприятно слушать и если ты не был моим другом, я бы с тобой перестал общаться.
   - Остынь, не кипятись, - сказал Петр. - Я же не только за тебя беспокоюсь, но и за Ирину. Ты думаешь, что если у Семака с тобой пока не получилось, то он сможет тебя так ужалить, что мало не покажется. Чтобы причинить тебе боль, он возьмется за Ирину. Что помешает ему похитить ее и положить тебя на обе лопатки. Тогда, чтобы спасти Ирину, ты от него отстанешь раз и навсегда.
   - А что я могу сделать?
   - Пусть Ольга Сергеевна наймет охрану. Она может себе это позволить. Только ты сам должен ей объяснить, что в настоящее время это сделать необходимо. И когда они будут находиться под какой-то защитой, ты сможешь спокойно работать.
   - Ты прав, сегодня же переговорю с ними. Знаешь, Ирина дала мне свой Мерс и у меня есть колеса. И хватит о плохом. Позвони Максу и узнай, как у него дела и не нужна ли ему наша помощь, а я попробую найти Джанго и поговорить с ним. Мне кажется, что следующей жертвой будет именно он, и мне не хотелось бы потерять живого свидетеля, так как Сухарь действовал по его указанию.
  
  
  
   Весь вечер Джанго был сам не свой. Он не ложился спать и ждал сообщения от Сухаря. Он достал из бара бутылку коньяка, уселся в кресло и стал понемногу потягивать его. Ему было не по себе. Время текло, а Сухарь так и не объявлялся. Он допил коньяк и взглянул на часы. Было уже за полночь.
   "Или менту на самом деле бог помогает, или Сухарь сплоховал", думал он. Джанго сидел и ждал, спать не хотелось. Когда стрелка перевалила за два часа, он понял, что случилась беда и Сухарь или погиб, или его арестовали. Если он живой и расколется, то ему хана. Или его менты прихватят, или Семак уберет. Он понимал, что Семаку живые свидетели не нужны. Надо линять из Москвы и на время затаиться. Заграничный паспорт на чужую фамилию он имеет, денег хватит надолго, а там видно будет. Он связался с Ихтиандром - своим подручным и приказал ему срочно приехать к нему на квартиру.
   Ихтиандр, или Колесов Петр Иванович, был в свое время подводником, поэтому и получил, такую кликуху.
   Пока тот ехал к нему, Джанго быстро собрался, взяв, самое необходимое, и когда тот приехал, он уже был готов к отъезду.
   - Я уезжаю на время, - сказал он Ихтиандру, - смотри, не проговорись. Доставишь меня в аэропорт и свободен. Когда ты мне понадобишься, я тебя сам найду и сообщу о своем местонахождении. Машину переоформишь и возьмешь себе. Хотя Джанго был уверен в Ихтиандре, но решил подстраховаться, и замести следы. Как только Ихтиандр довез его до Шереметьево, Джанго сразу отпустил его. Затем взял такси и отправился на Киевский вокзал. Он взял билет на ближайший поезд, который отправлялся на Украину. Там у него были завязки, и оттуда ему было спокойнее перебраться за границу.
  
  
   Утром Семак решил позвонить Джанго и узнать, как продвигаются дела по устранению Шелестова. К телефону никто не подходил. Тогда он связался с Дато, но тот тоже ничего не знал.
   - Как жалко, что со мной нет Рыбака. Он мне так необходим. Может рискнуть и вызвать его? - задал он себе вопрос. Он быстро собрался и поехал к себе в ресторан.
   "Что-то случилось, - думал он по дороге. - Придется вызывать Рыбака. Тот быстро узнает, где Джанго, или что с ним произошло". Он набрал номер и приказал Рыбаку найти Джанго или Сухаря и доставить к нему.
   Часа через два в его кабинет вошел Рыбак и взволнованным голосом сообщил, что Сухарь погиб, сорвавшись с крыши, а Джанго исчез и никто не знает, где он.
   Пока Семак слушал, лицо его постепенно темнело. Он закашлялся и захрипел, кресло затрещало, а лицо налилось кровью. Его охватила ярость, которую не выдержали его нервы, Он завыл хрипло во весь голос, чтобы срочно нашли Джанго. При последних словах острая боль пронзило тело Семака.
   "Сердце, - подумал он. - Неужели Шелестов положил его на лопатки"?
   Как только Рыбак вышел, он подошел к бару, достал коньяк и налив себе полный фужер, выпил. На мгновение у него потемнело в глазах. Тьма закружилась, как мутная вода, и у него выступил холодный пот. Он пошатнулся, еле добрался до кресла и рухнул в него. Прошло время, и он постепенно стал приходить в себя.
   "Пронесло, - думал он, - а могло быть и хуже". Ему стало совершенно ясно, что после смерти Сухаря, Джанго испугался за свою жизнь и сбежал. "Что делать? - продолжал думать он. - Даже если мы найдем и ликвидируем Джанго, это ситуацию не изменит. Пусть Рыбак найдет киллера и поручит ему ликвидацию Шелестова. Мент должен быть убит и на этом поставим точку. Или он, или я, третьего не дано".
   Вечером появился Рыбак и доложил ему, что нашел Ихтиандра и заставил его говорить. Тот сообщил, что отвез Джанго рано утром в Шереметьево и оставил там. Больше он его не видел.
   Семак понял, что Джанго заметает следы, и из Шереметьево никуда не улетел, а поехал на какой ни будь вокзал и уехал на поезде, скорее всего на Украину. Оттуда ему будет легче перебраться на запад. Он тяжело вздохнул и сказал:
   - Черт с ним, с Джанго. Давай подумаем, как нам лучше избавиться от Шелестова. Он нас всех так достал, что хуже некуда. Необходимо найти киллера, который смог бы с ним справиться.
   - Не волнуйся Степан Борисович, сделаем. Есть у меня на примете один, только много берет.
   - Скажи ему, что заплатим, сколько потребуется. Главное, чтобы все сделал. И на этом поставим точку.
   С этими словами он отпустил Рыбака и задумался: " Ситуация полностью вышла из под контроля. Джанго сбежал, Дато и Муса делают вид, что помогают мне, а на самом деле я остался один. Все, как крысы, бегут с тонущего корабля. Зачем мне документы покойного Ильясова, если я не могу получить даже свои деньги. Может на самом деле послушать Мусу и отдать документы Шелестову. Денег у меня и так достаточно, а жить осталось совсем немного. Надо держаться за жизнь. Хорошо, что боль быстро отпустила. Попробую еще раз. Если и на этот раз мне никак не удастся разделаться с ментом, то я выхожу из игры и отдаю Шелестову документы. Тем самым, буду выглядеть чистым, перед самим собой и мне никто никогда не сможет сделать предъяву. Надо связаться с Костей, пусть подскажет, как вести с Шелестовым". Он вздохнул и закрыл глаза.
  
  
  
   Костя, или Иванов Константин Иванович, был майором милиции и работал начальником одного из отделений Центрального округа. Ему было тридцать два года, и у него были приятные черты лица. Он был высокого роста и немного полноват. Судьба свела его с Семаком совершенно случайно.
   Однажды утром, входя в свой кабинет, он увидел, сидящую на стуле в приемной, сногшибательную брюнетку с ярко синими глазами, которые как будто вспыхивали при каждом взгляде.
   - Вы ко мне, - спросил он, открывая кабинет.
   - Да, к вам.
   - Проходите, - сказал он, пропуская ее вперед.
   Она вынуждена была задеть его, чтобы войти в кабинет, и от этого прикосновения, у него по телу пробежали мурашки.
   - Какие дела могли привести такую очаровательную женщину с утра в милицию? - спросил он и в упор посмотрел на нее.
   У нее было загорелое лицо, и этот загар подчеркивал яркость ее глаз и губ, которые особенно бросались в глаза, когда она улыбнулась.
   - Понимаете, - нежно пропела она. - Вчера вечером забрали моего брата в ресторане " Арагви " и я хочу узнать, что с ним, и нельзя ли ему чем-то помочь. И так взглянула на Константина, что у него закипела кровь.
   - Постараюсь выяснить все подробности задержания вашего брата и сообщить вам. Оставьте номер телефона и я с вами свяжусь.
   - Понимаете, я буду целый день занята, а вечером, если у вас будет свободное время, приходите ко мне домой на чашечку кофе и расскажите обо всем. Кстати, меня зовут Лиля, и продиктовала свой адрес.
   После ее ухода, Константин закурил и вызвал дежурного.
   - Кого вчера задержали в ресторане " Арагви ", - спросил он.
   - Вчера произошла драка в ресторане, и одного мужчину доставили в отделение. Он оказал сопротивление участковому Сидорову и ударил его.
   - Хорошо, - сказал Константин, - позови ко мне Сидорова, а затем приведи задержанного.
   Когда вошел Сидоров, он уже решил для себя помочь Лиле и отпустить ее брата.
   - Рассказывай, - сказал он строго, - что произошло в ресторане?
   - Вечером, проходя мимо " Арагви ", я решил зайти и выяснить обстановку. Как только я вошел в ресторан, то увидел толпу мужчин, которые стояли в холле и громко разговаривали, выясняя между собой отношения. Подойдя к ним, я попросил их угомониться и разойтись. Тогда один из них стал ругаться и отшвырнул меня. Я вызвал наряд, и его забрали.
   - Ты пойми меня Сидоров, что мы можем ему предъявить? Драки ведь никакой не было, а просто подвыпившие ребята, громко разговаривали. Иди, я сам поговорю с задержанным и решу, что с ним делать.
   Вошел молодой человек, сопровождаемый дежурным.
   - Проходи и рассказывай, что произошло в ресторане , а то твоя сестра, сама не своя, беспокоится за тебя.
   - Да ничего особенного. Я сидел за столиком со своей девушкой и выйдя покурить увидел, что несколько парней выясняют между собой отношения. Я подошел к ним, чтобы их успокоить, и в это время подошел лейтенант. Меня кто-то толкнул, и я случайно налетел на него.
   Константин внимательно посмотрел на него и сказал:
   - Я отпускаю тебя и смотри, больше не устраивай разборок.
   Весь день перед ним стоял образ Лили, и едва дождавшись вечера, он стоял у квартиры, нажимая звонок. Дверь открылась, и он увидел ее. Она взяла его за руку и повела в комнату. Когда он вошел и увидел стол заставленный разными напитками и закусками, то сильно удивился и перевел на нее взгляд.
   - Мне не хотелось выглядеть негостеприимной, - сказала она с ослепительной улыбкой. После услышанных слов он растерялся, понимая, что это плата за то, что отпустил ее брата.
   "А что дальше меня ждет"? подумал он, улыбаясь и направляясь к столу.
   - Давайте Константин Иванович выпьем по рюмочке коньяка за освобождение моего брата и перекусим, а то вы наверняка голодны, - сказала Лиля, включая музыку.
   Во время ужина он не мог оторвать от нее взгляда. Лилась музыка, и он пригласил ее танцевать. Во время танца она вся прижалась к нему, и он сжал ее в объятьях. Затем поднял ее и понес на диван. От его жарких объятий, она еле перевела дыхание и легла, улыбаясь на спину. Его поразило строение и роскошь ее тела. Под великолепными грудями прощупывались хрупкие ребрушки. Он мог обхватить ее талию двумя руками. Изгиб бедер был потрясающим, так же, как нежность ее живота.
   Вся эта ночь превратилась в темную, такую же черную, как пантера, такую же потрясающую и сладострастную. Ее поцелуи были воплощением ожиданий, невероятно сладострастными, как порыв весны в середине зимы. Черная ночь протекла, как усладительная река в теплую долину, где он в конце концов уснул.
   С той ночи он стал рабом любви к Лили и попал под полное ее влияние. Она требовала дорогих подарков, и он выполнял все ее прихоти. У него возникли финансовые трудности, которые он не знал, как восполнить, а потерять Лилю не хотел. Так судьба свела его с Лилиным братом - Крепышом, а позднее с Семаком, которому он стал помогать по мере своих сил. Семак щедро вознаграждал его за полученную информацию. Так он попал в замкнутый круг, такой же бессмысленный, как колесо для бега белки в клетке, и надломился.
  
  
  
   Семак поднял трубку и набрал номер.
   - Константин Иванович, - сказал он в трубку, - заезжай ко мне вечером, уважь старика, заодно вместе поужинаем.
   - Хорошо, буду, - ответил Костя, понимая, что что-то случилось.
   Вечером, когда он появился у него в кабинете, то увидел взволнованное лицо Семака.
   - Проходи и садись, есть разговор. Расскажи мне все, что ты знаешь об опере из МВД - Шелестове Сергее Петровиче. Я надеюсь, ты слышал о нем.
   - Степан Борисович, конечно, слышал, хотя лично не знаком. Его считают оперативником от бога или эталоном сыска. И если он ведет любое дело, то обязательно доводит его до конца. С ним лучше не связываться, а то потом придется жалеть. Лично я никогда бы не хотел встать на его пути.
   - Спасибо тебе. Вот это я и хотел от тебя услышать.
   Когда Костя ушел, Семак еще раз прокрутил в уме свое решение по поводу документов и остался доволен.
  
  
  
   Вечером Сергей ехал на дачу к Ольге Сергеевне и думал по дороге о том, как ему уберечь Ирину. Петр совершенно прав, говоря, что пока, суть да дело, надо сделать так, чтобы Ольга Сергеевна наняла охранников, которые, по крайней мере, не дадут свободно проникнуть бойцам Семака на дачу, а он тем временем постарается довести дело до конца. Какого конца, он еще не знал.
   Когда Сергей подъехал к дому, было уже темно. Припарковав машину, поднялся на крыльцо. Дверь открыла Ирина.
   - Я ждала тебя, - прошептала она. - Пошли ужинать.
   Во время ужина Сергей признался, что в настоящее время их жизни угрожает опасность и пока не закончится расследование, необходимо нанять охранников, которые будут дежурить двадцать четыре часа в сутки. Ирину же он предупредил, чтобы та ни под каким предлогом не покидала дом.
   Ольга Сергеевна полностью согласилась с ним, только попросила, чтобы Сергей лично занялся этим вопросом и денег не жалел.
   После ужина Сергей сказал Ирине, что им надо ехать, так как завтра свадьба Максима и Лены. И если она не забыла, то они являются свидетелями.
   - Хорошо, - сказала она, - только с утра ей необходимо будет попасть домой и переодеться.
   Они попрощались с Ольгой и уехали.
  
  
  
   Назавтра состоялась свадьба Максима и Лены. Радости Максима не было предела. Казалось, что он на седьмом небе от свалившегося на него счастья. Лена старалась выглядеть более спокойной, но это ей удавалось с большим трудом.
   После загса все направились в ресторан " Прага". Свадьба началась, зазвенели бокалы, звучали тосты и крики "Горько". Вскоре грянула музыка, и Сергей с Ириной устремились танцевать. Ирина танцевала страстно и самозабвенно. Его тоже захватил ритм танца, и он почти бессознательно совершал головокружительные Па, поражая окружающих. Им даже, после окончания танца, устроили овации. Петр тоже не отставал от них, приглашая по очереди всех Лениных подруг. Он так разошелся, что подойдя к одной из них сказал, приглашая ее на танец:
   - Мадам, позвольте мне прижаться к вашему патриотическому сердцу. И подарил ей чарующую улыбку.
   От увиденного, у его супруги чуть не вылезли глаза из орбиты. Сергей вовремя заметил этот эпизод и чтобы избежать осложнений, пригласил ее на танец. Во время танца, он сказал ей, чтобы та не обращала внимание на его выкрунтасы.
   "Ничего страшного, - думала она. - Пусть веселится, а дома я ему всыплю по первое число".
   В этот вечер все веселились до упада, и даже Сергей, забыл про все свои неотложные дела.
   В понедельник, рано утром, он отвез Ирину к сестре, где уже дежурили охранники и никого без разрешения Ольги Сергеевны не впускали. Сергей напомнил ей, чтобы она не покидала участок во время его отсутствия.
   Приехав на работу, он увидел кислое лицо у сидевшего за столом Петра.
   - Что с тобой?
   - Да моя, как сумасшедшая набросилась на меня после свадьбы, говоря, что я ухлестывал за всеми женщинами в ресторане. Кричала так, что все соседи сбежались.
   - Не бери в голову, - с улыбкой сказал Сергей. - Все будет нормально. Покричит и перестанет. Затем добавил, что дом Ольги Сергеевны охраняется, и они могут спокойно продолжать работу.
   Прошло три дня без изменений. Вечерами он звонил Ирине, и они подолгу беседовали.
   В четверг вечером, он попрощался с Петром и направился домой.
   Когда Сергей открыл дверь, в коридоре было светло, и он увидел, как уютно Ирина растянулась на диване, и рассмеялся про себя.
   Он на цыпочках вошел в комнату, тихо ступая, чтобы не разбудить ее, но, пристально поглядев на ее лицо, вздрогнул, внутри его похолодело. Из виска Ирины сочилась кровь и струйкой стекала ей за ухо и на волосы.
   Сергей приподнял ее.
   - Ирина! - со страхом позвал он.
   Та застонала, и глаза ее открылись. Она хотела что-то сказать, но не смогла. Она пыталась глазами показать в ту сторону, где находился киллер. Сергей посмотрел на незнакомца и в его глазах прочел свою смерть. Он медленно поднялся. Ему предстояло определить человека уже державшего в руке пистолет. Чувствовалось, что он профессионал в этом деле, и дуло пистолета было направлено ему в голову. Сергей судорожно думал, сможет ли он увернуться от пули. Тот знал, о чем он думает, и улыбался.
   - Что будет с Ириной? - спросил Сергей, тянув время, заранее зная ответ.
   - Она красивая женщина и для начала я с ней позабавлюсь, - прохрипел киллер, - а затем она тоже получит пулю. Сказав это, он засмеялся, и это смех все решил.
   Сергей бросился на пол, вытаскивая свой пистолет, и услышал выстрел. Пуля просвистела рядом с ухом. Он тоже выстрелил и увидел, как пистолет выпал из руки киллера, и тот рухнул на пол лицом вниз. Сергей подошел и перевернул его. Тот слабо пошевелился, приоткрыл глаза и застонал. Он приставил пистолет к его виску. Прежде чем он успел задать хоть один вопрос, тот конвульсивно дернулся и замер с остеклевшими от ужаса и злобой глазами. Все было кончено. Сергей вызвал скорую, затем позвонил Петру. Пока, суть да дело, он смыл кровь с ее виска и натянул на нее одеяло. Затем сел, достал сигареты и закурил.
   Приехала скорая и доктор, осмотрев Ирину, заверил его, что это всего лишь небольшое сотрясение и что никаких последствий не должно быть. Как только скорая уехала, он посмотрел на Ирину и вздохнул:
   - Вот какая тебе предстоит жизнь со мной.
   Она криво улыбнулась и прошептала:
   - Со мной все в порядке. Он, наверное, вошел, когда я была в ванной. Угрожая мне пистолетом, он заставил меня лечь на диван и ударил рукояткой пистолета. Ты меня извини, что я приехала без звонка. Я так соскучилась по тебе, что не могла больше оставаться с сестрой.
   Сергей слушал и думал, сколько же Ирина выдержала из-за него испытаний.
   Раздался звонок и он пошел открывать дверь. На лестничной клетке стояли сотрудники милиции.
   - Проходите, - сказал он им и коротко рассказал о случившимся. - Заберите труп и постарайтесь как можно скорее выяснить все о нем.
   Приехал Петр, и они пошли на кухню, чтобы не беспокоить Ирину. Сергей достал водку и разлил по стаканам. Выпив, он признался, что в первые в жизни, испугался. Он думал, что наступил конец и ничто не в состоянии помешать киллеру прикончить его, а затем Ирину. Сергея обуяла такая слепая ярость, что когда он говорил, его голос казался незнакомым. У него от страха смерти, в горле появился комочек, который он до сих пор не мог проглотить.
   - Для Семака наступил час расплаты, - прошипел Сергей. - Я его пристрелю, как собаку, и это будет его финалом. У него внезапно перехватило дыхание и его лицо стало отражать температуру, лучше, чем градусник.
   - Остынь, - сказал Петр. - Давай завтра с утра на трезвую голову все обсудим, а то потом будешь жалеть о содеянном.
   - Тебе хорошо говорить, а я мог потерять Ирину. Ты это понимаешь или нет?
   - Я все прекрасно понимаю, но прошу тебя, не горячись и подожди до утра. Утро вечера мудренее. Ты же не хочешь стать убийцей и тем самым стать похожим на Семака.
   - Ладно, считай, что уговорил. Завтра решим, что делать, - сказал Сергей, разливая остатки водки. - Говорил же я Ирине, чтобы сидела у сестры в охраняемом доме и не высовывалась.
   - Но ты тоже должен ее понять. Она привыкла в течении всей своей жизни быть на людях, а ты засадил ее под замок.
   - Да, ты прав. Она сама сказала, что соскучилась и поэтому приехала ко мне. Могла и позвонить. Я бы ее встретил и не попался как лох.
   - Все хорошо, что хорошо кончается, - сказал Петр. - Давай отдыхайте, а завтра на работе что ни будь придумаем. С этими словами он уехал.
  
  
   Когда Рыбак сообщил Семаку что киллер погиб, лицо того побледнело и стало похожим на цвет теста.
   - Свободен, - сказал он ему, а сам поднялся с кресла и подошел к бару. Пить не хотелось, но было необходимо снять напряжение, поэтому он плеснул себе в фужер коньяка и выпил. Несколькими быстрыми и нервными движениями он прикурил сигарету и сам себе сказал:
   - Вот все и закончилось, как будто и не начиналось. Затем связался с Мусой и попросил его договориться с Шелестовым о встрече.
   - Попробую, - ответил Муса. Он понял, что наступила развязка, и Семак сдался."Наконец-то все закончится", подумал он и стал набирать номер. Пути господни несповедимы.
  
  
   Как только Петр уехал, Сергей сел в кресло и закурил. Он, должно быть, задремал на несколько секунд, потому что видел сон и слышал шум. Во сне он видел смерть. Она сидела за рулем машины, заваленной цветами. Проснулся он от того, что сигарета обожгла ему пальцы. Он хотел ложиться спать, когда услышал телефонный звонок. Ему не хотелось поднимать трубку, но телефон продолжал назойливо трезвонить. Чтобы Ирина не проснулась, ему пришлось поднять трубку, и он услышал голос Мусы:
   - Сергей Петрович! Извини меня за поздний звонок. Обстоятельства сложились так, что мне пришлось побеспокоить тебя. Семак хочет завтра с тобой встретиться.
   Сергей на минуту задумался и испытал при этом, злорадное чувство торжества.
   - Хорошо! - ответил он. - Передай ему, что я буду у него в два часа. Повесив трубку, он стал ходить по комнате и мерить ее шагами. Затем уселся в кресло и закурил. В последнее время Семак играл своими людьми, как малыши играют оловянными солдатиками, думая, что он Наполеон Бонапарт и возможно страдает теми же физиологическими недостатками. Но всему приходит конец. Он понял, что ему не справится с государственной машиной, которую мы представляем, и попав в безвыходное положение, решил отдать бумаги покойного Ильясова.
   Сергей прошел в соседнюю комнату, где на кровати лежала Ирина. Она шевельнулась и открыв глаза увидела, что он стоит рядом с ней и улыбается. Она выглядела изнуренной, но все же у нее осталось достаточно сил, чтобы улыбнуться в ответ. Сергей присел на край кровати и наклонившись, обнял ее.
   - Вот и все, - сказал он ей. - Наконец наши мучения подходят к концу. Я думаю, что завтра дело покойного Ильясова завершится.
   После завтрака Сергей отвез ее к сестре, а сам направился в министерство.
   Колись, - произнес Петр, как только он вошел в кабинет. - А то я по твоим глазам вижу, что случилось что-то неожиданно приятное.
   Сергей рассказал ему про ночной звонок Мусы.
   - Да, - сказал Петр, - видимо ты загнал его в такое безвыходное положение, что ему ничего не остается делать, как вернуть нам бумаги.
   - Подожди каркать, как ворона, - ответил Сергей. - Посмотрим, чем закончится наша встреча, а потом будем бить в литавры.
  
  
   Ровно в два часа Сергей входил в кабинет Семака. Тот сидел в кресле, ожидая его.
   - Проходи, Сергей Петрович, присаживайся, - начал он. - Я долго думал и пришел к выводу, что надо отдать тебе банковские документы Ильясова, из-за которых было пролито столько крови. Видит Бог, я не держу на тебя зла не только из-за потери общаковский денег, но и гибели моих ребят. Ты сам виноват в том, что так все закрутилось, - и он подтолкнул ему папку, лежащую на столе. - Бери, - добавил он глухим голосом.
   Сергей увидел, как дрожат его руки, и понял, как тяжело далось ему это решение
   - Кто старое помянет, тому глаз вон, а у нас с вами, Степан Борисович, вся жизнь впереди, - улыбнулся Сергей.
   Хотя Семак не пошевельнулся, у него возникло впечатление, что после его слов он весь извивается. Семак нервно провел рукой по волосам и сказал:
   - Ты прав Шелестов, я собираюсь прожить долгую жизнь и умереть своей смертью, у себя дома на своей кровати. Я держу себя еще в форме, и он слегка ткнул себя в живот. И поэтому я решил отдать тебе все документы покойного Ильясова. Я тоже добродетельный, и пусть " наши деньги " послужат нашей Родине. Его улыбка хитреца, стала злой, и Сергей подумал, что он боится смерти и не переносит одиночества.
   Семак положил руки на папку, как будто прощаясь со своими деньгами. Затем взял ее в руки и протянул Шелестову. При этом попытался улыбнуться, но губы дрожали, и улыбка вышла жалкой, искусственной, как будто кто-то просто крючками растянул краешки его рта. Глаза его не улыбались.
   - Не обижайся Шелестов, каждый должен позаботиться сам о себе. Это мое кредо. Что касается Николая, то он сам выбрал свой путь и поэтому погиб. Давай помянем его, хороший был пацан и мне его по настоящему жалко. С этими словами он поднялся и подойдя к бару, достал коньяк и разлил по рюмкам.
   - Пусть земля ему будет пухом, - сказал он и они выпили.
   - Все мы ходим под богом, и давай расстанемся с тобой без обид, - продолжал Семак, - а сестре Николая передай мои соболезнования. Ты знаешь, что я всегда боролся с беспределом, а тут на меня что-то такое нашло, сам до сих пор не пойму. Еще раз извини меня и если тебе что-то понадобится, то звони, и я постараюсь тебе помочь.
   Сергей взял папку, попрощался с ним, и вышел.
   "Вот и закончилось еще одно дело", подумал он и направился к машине.
   Приехав в министерство, Сергей сразу направился к Шадрину и, войдя в его кабинет, положил папку к нему на стол.
   - Вот и все, - сказал он. - Теперь наконец-то я свободен и могу заняться личной жизнью.
   Шадрин тяжело вздохнул, открыл папку и начал рассматривать бумаги. Затем поднял трубку и соединился с Кожемякиным.
   Пошли, - тихо произнес он, - тебя хочет видеть Михаил Семенович.
   Кожемякин сразу принял их. Глаза его радостно блестели, Он пожал им руки и произнес:
   - Спасибо тебе Шелестов за твою прекрасную работу. Министр тоже благодарит тебя. Но для тебя работа еще не закончена. Придется тебе, Сергей Петрович, лететь в Швейцарию и на месте заканчивать то, что ты начал здесь.
   - Без меня, меня женили, - с улыбкой произнес Сергей, - Когда лететь?
   - Денек отдохни, а мы пока подготовим соответствующие документы, - сказал Кожемякин.
   Когда они вышли, Шадрин взял его под руку и повел в свой кабинет. Даше он сказал, чтобы срочно нашла Петра. Войдя в кабинет, он сразу направился к бару и стал разливать коньяк по рюмкам. Вошел Петр и генерал, чокаясь с ними, поздравил их с успешным окончанием запутанного дела.
   - Ты куда сейчас, - спросил Петр, как только они покинули генеральский кабинет.
   - Поеду к Ольге Сергеевне и заберу Ирину к себе. Если хочешь, поедем вместе.
   - Да нет, - ответил Петр. - Поеду домой, порадую жену.
  
  
  
   Через день Сергей входил по трапу в самолет. В длинном салоне было тесно и суетно. Большинство пассажиров еще разыскивали свои места, а некоторые уже усаживались в глубокие кресла, готовясь к дальней дороге.
   Появилась тоненькая и изящная стюардесса и звонко объявила о предстоящем маршруте, затем с уважением назвала фамилию командира экипажа. И вот со сдержанной мощью заревели моторы, полет начался.
   Сергей прикрыл глаза. Его мысли вернулись к Ирине. Сколько ей пришлось пережить за время их знакомства.
   - Береги себя, - сказала она, когда он сообщил ей о предстоящей командировке.
   Он невольно улыбнулся про себя и ему на ум пришли слова Толстого:
   - Человек, отправляясь в дорогу, первую половину пути думает о том, что он оставил, а вторую о том, что его ждет.
   И его ждала работа.
   Конец
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"