Липатов Борис Михайлович: другие произведения.

Убийство в театре

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
   Убийство в театре.
  
  
   Шелестов открыл глаза. Сон у него был беспокойным, какие-то кошмары, видения. В этом, в прочем, не было ничего удивительного, после всего того, что ему пришлось пережить. Он бросил взгляд на лежащую рядом Юленьку, которая посапывала во сне. Сейчас, когда она лежала с разметавшимися по подушке волосами, было видно, как она прекрасна. Он осторожно, чтобы не разбудить ее, выбрался из-под одеяла и вышел из спальни. Тщательно закрыв за собой дверь, он направился на кухню. Наполнив электрический чайник водой, он включил его и подошел к окну.
   Дождь шел не переставая. Он начался еще вчера вечером, когда они с Юлей входили в подъезд, и с каждым часом становился все сильнее и сильнее, а к утру превратился в настоящий ливень.
   "Ну и льет", подумал он. Потоки дождя, подхваченные ветром, хлестали в окно и текли по стеклу, застилая его сплошной пеленой. От этого холодного ветра повеяло сыростью, и он вздрогнул. Сергей сделал себе кофе и сел за кухонный стол. "Сегодня воскресенье", продолжал думать он, а это был для него самым тяжелым днем недели, так как он не знал чем ему заняться. Сделав глоток, он предался воспоминаниями.
   Во время расследования самоубийства депутата Госдумы Сидорова, он познакомился с Юлей, которая была близкой подругой вдовы депутата. Перед самоубийством, Сидоров написал прощальное письмо, в котором представил доказательства связи известного олигарха Берковского с чеченскими сепаратистами. Тот оказывал им помощь в приобретении оружия и доставки его в Чечню.
   Генерал ФСБ Лукин, узнав о сосуществовании такого письма, попытался завладеть им и ликвидировать его, но все попытки кончались провалом.
   Письмо оказалось у него, но в это время сотрудники Лукина похитили Юлиного сына. Ему пришлось встретиться с подполковником ФСБ Филипенко и согласиться обменять это письмо на ребенка. В это время генерал Лукин внезапно скончался от сердечного приступа у себя в кабинете во время его разговора с Берковским.
   Филипенко оказался порядочным человеком и не только вернул ребенка, но и оставил у него письмо Сидорова, которое до сих пор лежало у него в сейфе, и он не знал, что с ним делать.
   После этого дела, он ушел в отпуск, и они с Юлей уехали отдыхать и только вчера вернулись. Во время отдыха он не переставал думать о том, что ему делать. Он не хотел больше подвергать Юлину жизнь опасности, и в то же время не мог представить свою жизнь без своего любимого дела. - Что же делать? - задавал он себе вопрос. - То ли уходить с работы, то ли оставаться. Он тяжело вздохнул и решил еще поваляться в кровати. Вернувшись в спальню, он осторожно, чтобы не разбудить Юлю, залез под одеяло и закрыл глаза. Сквозь сон, он услышал легкие шажки. Открыв глаза, он увидел стоящую у зеркала Юлю, совсем обнаженной, которая только что вышла из ванной. Сергей лежал в кровати и любовался ею. Никогда еще он не встречал женщину, которую желал бы так страстно. У него громко застучала в висках, кровь и бешено заколотилось сердце.
   Выглядела она потрясающе, и Сергей почувствовал, гипнотическое
   воздействие, исходящей от этого обворожительного тела. Он не мог отвести глаз от нее. В ней было все, чему бы могла позавидовать любая женщина, и против чего не устоял бы и святой. "Как она могла полюбить меня", подумал он.
   Заметив, что Сергей так восхищенно смотрит на нее, она улыбнулась и повернулась к нему спиной. Глядя на эту красоту, Сергей пришел в неистовое возбуждение и, приподнявшись, притянул ее к себе. Юля сразу обмякла и стала шумно и порывисто дышать. Затем прижалась к нему всем телом, трепеща от возбуждения. Они как бы слились взорами, губами, трепещущими руками. Их соединяло непреодолимое желание, чувство исключительной и горячей взаимной любви. Ясно было одно, что в этот момент для них, помимо их страсти, их взаимного влечения, их поцелуев и ласк, ничего больше не существовало. Трудно передать единство и восторги полового удовлетворения. В это время Сергей забыл обо всем на свете. Он любил Юлю и желал ее.
   Ближе к обеду, они решили вставать. Пока Сергей приводил себя в порядок, Юля готовила на кухне. Во время обеда Юля задала ему вопрос, которого он так боялся:
   - Ну и что ты решил по поводу своей работы?
   Сергей сидел и молчал. Юля понимала, как ему трудно принять решение и поэтому не торопила его. В это время раздался телефонный звонок. Сергей продолжал сидеть и не двигаться. Телефон продолжал звонить резко и настойчиво. Сергею пришлось подняться и подойти к телефону. Сняв трубку, он услышал бодрый голос своего друга, Петра:
   - Здорово Серега! С возвращением! Извини, что пришлось потревожить, но генерал приказал разыскать тебя. Дуй в министерство, заодно отметим твой приезд.
   - А к чему такая спешка, и откуда ты знаешь, что мы приехали?
   - Я всегда все знаю, так что мы с генералом тебя ждем. Подробности при встрече.
   Сергей несколько секунд молчал и смотрел на Юлю смущенным взглядом, затем, что-то решив для себя, сказал в трубку:
   - Скоро буду.
   Юля бросила взгляд на Сергея, но по ее глазам он ничего не смог прочесть. Наконец, после долгого молчания, она выдавила из себя:
   - Вот и твой ответ. Я была уверена, что ты никогда не сможешь уйти из органов. Это твоя жизнь и ничего с этим не поделаешь.
   Сергей с благодарностью смотрел на нее. Он понимал, что эти слова давались ей с трудом, после того, что она пережила. Он подошел к ней и обнял ее.
   - Спасибо тебе за поддержку, - сказал он. - Генерал ждет меня.
  
   Минут через сорок он входил в кабинет генерала. Шадрин сидел за столом и нервно курил. На столе стояла пепельница, полная окурков. Петр стоял у окна и дымил, как паровоз.
   - Прибыл по вашему приказанию, господин генерал. Глаза Сергея улыбались.
   Шадрин, пропустив мимо ушей его усмешку, нервно сказал:
   - Садись и слушай, а ты, Петр, поделись своим мнением по поводу убийства знаменитого артиста.
   И Петр рассказал, что несколько дней назад, во время спектакля в театре "Панорама", был убит популярный артист театра и кино, Еремеев Семен Валентинович. Его убийцей оказался помощник режиссера Михаил Смирнов, который и был задержан на месте преступления, хотя и не признает себя виновным.
   - А я тут при чем? - удивленно спросил Шелестов.
   - Понимаешь, Сергей, - генерал встал с кресла и стал ходить по кабинету. - Москва гудит по поводу этого убийства. Кожемякин приказал найти тебя и подключить к следствию. Он уверен, что ты быстро разберешься с этим делом. Да и мне позвонил старый знакомый, который хорошо знает этого Смирнова. Он уверен, что Смирнов не мог совершить преступления. Хотя следствие и располагает неопровержимыми доказательствами его вины. Поезжай в следственный изолятор и допроси его. Если ты сам убедишься в его виновности, то тогда догуливай свой отпуск, а иначе... И перестань разговаривать со мной таким тоном. Ты становишься похожим на Петра, который только и умеет, что зубоскалить. Он подошел к креслу и снова уселся в него.
   - Как что, то сразу Петр, - возмутился тот. - Да разве я могу позволить себе...
   - Хватит, - перебил его генерал и ударил кулаком по столу. Лицо его стало наливаться кровью.
   Сергей поднялся со стула и прежде чем вышел, сказал:
   - Иван Григорьевич! Вы разве забыли, что я собирался увольняться из органов.
   - Вы что сегодня, решили оба меня доконать. - Шадрин, нервным движением руки, выхватил сигарету из пачки и закурил. - О своем уходе можешь больше и не заикаться. И давай на этом поставим точку.
   Сергей не стал больше ничего говорить, а просто повернулся и вышел из кабинета. В след, за ним, двинулся и Петр. Когда они вошли в свой кабинет, Сергей уселся за свой стол и закурил.
   - И зачем только я подошел к телефону. Вы что, без меня не можете
   разобраться с этим убийством.
   - Я тоже самое говорил Шадрину, но он уперся, как бык, и приказал найти тебя. Ты у нас, гений сыска, тебе и карты в руки.
   - Гений, не гений, а у меня тоже есть личная жизнь.
   - Ну, извини, если что не так.
   - Да все нормально. Я поехал в изолятор, а вечером буду ждать тебя дома. Отметим мое возвращение из отпуска, - смеясь, сказал Сергей.
  
   Приехав в следственный изолятор, Сергей попросил привести к нему заключенного.
   - Давайте знакомиться, - начал Сергей, когда тот появился в кабинете. Смирнов был высокого роста, худощавый. У него были черные волнистые волосы и пронзительные черные глаза. - Полковник Шелестов из МВД, а вы Смирнов, помощник режиссера. Расскажите мне, как все это произошло.
   - Я не убивал его, - прохрипел Смирнов. - Не убивал. Мы с ним были
   друзьями. При этом руки у него дрожали.
   - Но кто-то убил его? - задал вопрос Сергей. - Вы успокойтесь и расскажите, как все это случилось.
   - Я не убивал его, - выдавил снова из себя Смирнов, - а мне никто не верит.
   - А кто тогда, по вашему, мог это сделать?
   - Я не знаю. Я ломаю над этим голову с той самой минуты, как увидел кровь на груди Семена. Но пока ко мне в голову ничего не приходит.
   Сергей поднялся со стула и прошелся по кабинету. Он понимал, что дело серьезное и все улики на лицо, но ему понравился этот мужчина,
   убежденный в свою невиновность. Он чувствовал людей и понимал, что этого человека кто-то подставил.
   - Ну, допустим, не вы убили Еремеева. Значит, это был кто-то из вашего окружения. Вы этих людей знаете лучше, чем я. Вам будет легче понять, кто желал ему смерти и хладнокровно убил его, а на вас перевел стрелки. Давайте попробуем вместе найти преступника. Тот, кто убил Еремеева, сводил с ним свои счеты. Вы в тюрьме, а убийца на свободе и смеется над вами. Не буду скрывать, ваше положение очень тяжелое, так как все улики против вас, но я постараюсь вам помочь. Постарайтесь вспомнить все, что вы видели и знаете.
   - Этот день я буду помнить до конца жизни. С самого утра все пошло
   плохо. С утра я поругался с женой. Началось, как всегда с пустяка, а затем ссора разгорелась не на шутку. Было время когда я совсем не обращал внимание на выходки и придирки жены, но тут вышел из себя. Как и несколькими днями раньше, в театре. Там я кричал, не владея собой, что скорее убью Еремеева, чем дам тебе развод. Тогда на мой крик выскочили все актеры, которые находились на тот момент в театре. Они стали меня успокаивать. Это важнейшая улика против меня. Но вы должны знать, что в гневе человек может сказать все, что угодно, а потом будет долго жалеть о сказанном. Поэтому дома, в момент ссоры, я повторил те же слова. Затем я хлопнул дверью и ушел в свой кабинет. Жена еще долго выкрикивала нецензурные слова в мой адрес, но, я ее старался не слушать. Я прилег на диван и задремал.
   Когда вечером я пришел в театр, то столкнулся с главным, у которого было плохое настроение. Он сразу завел речь о сломанном пистолете - пугаче. Но разве я виноват, что он сломался. Мы с ним проверили его личный пистолет "макаров" и убедились, что холостой патрон в стволе. Не знаю, смотрели ли вы эту пьесу, но сюжет банальный: красивая молодая женщина работает в фирме. Шеф влюблен в нее и в один из вечеров приглашает ее на ужин к себе домой. Там он спаивает ее и насилует. Она рассказывает об этом своему жениху. Тот решает отомстить шефу, но вскоре погибает. Тогда она сама решается на отчаянный поступок и вечером одна едет домой к шефу.
   Тот с радостью встречает ее и ведет в свои покои, не думая о последствиях. Войдя в спальню, он начинает раздеваться, но, взглянув на ее лицо и не успев даже испугаться, падает на кровать, сраженный ее выстрелом.
   Спектакль шел своим чередом. Главный, во время спектакля, следил за представлением со всех сторон, отмечая что-то в своем блокноте.
   Наконец подошла последняя сцена спектакля. Алена выхватывает из
   сумочки пистолет и оглушительно стреляет в Еремеева. Мне сразу
   почудилось что-то неладное. Я увидел удивление на лице Еремеева. По
   замыслу режиссера он должен был, затем вскочить с кровати и броситься к Алене, но Еремеев продолжал лежать не двигаясь.
   К своему удивлению, я вдруг заметил у него, слева на груди, быстро
   расплывается красное пятно. Я понял, что случилось что-то ужасное.
   С начала, мне и в голову не пришло, что я стал свидетелем убийства. Пьеса не кончается выстрелом в насильника. Моя жена, которая играла героиню, должна была вырваться из его рук и убежать. Но я быстро опустил занавес.
   Раздался гром аплодисментов. Публика не заметила, что произошло на сцене. Актеры стояли в оцепенении. Никто не понял, что произошло на самом деле.
   Только теперь Алена заметила, что Еремеев лежит, не вставая, а из его груди струится кровь. Я подбежал к нему, и мои сомнения исчезли. Чуть ниже левого соска виднелась маленькая круглая дырочка. Я понял, что жить осталось Еремееву считанные минуты. С такого расстояния Алена не могла промахнуться. Она всадила пулю, чуть ли не в сердце.
   Я вскочил и позвонил в скорую помощь и в милицию. Затем стоял у входа, и когда приехала милиция, в двух словах объяснил, что произошло. Еремеев продолжал лежать на кровати без движения. Врач скорой помощи хлопотал возле него. Моя жена сидела рядом с ним на кровати.
   Увидев милиционеров, она вскочила и, указывая пальцем на меня
   закричала:
   - Вот убийца. Это он убил Еремеева.
   Бросив такое обвинение против меня, она забилась в истерике. Врачу
   пришлось ей сделать укол.
   Приехавший следователь допрашивал всех до поздней ночи. Затем обвинил меня в преднамеренном убийстве и арестовал. Он был уверен, что это я зарядил пистолет не холостым, а боевым патроном. Затем вызвал милицию и скорую, для отвода глаз. Будто хотел спасти Еремеева.
   От этого с ума можно сойти. Иногда мне кажется, что посадить меня в
   тюрьму была мечта моей жены, Алены. Его глаза застилала красная пелена гнева и боли, которую ему никак не удавалось сбросить.
   - Постарайтесь успокоиться и скажите, почему вы так считаете.
   - Ей казалось, что она любила его, а я был единственной помехой, который стоял между ними.
   - А не могла ли она сама убить его? - спросил Сергей. - Может, у Еремеева были другие женщины, и он не помышлял о браке с ней. Могла ли она заменить патрон?
   Смирнов на минуту задумался, тяжело вздохнул и стал говорить:
   - Дело в том, что она намного моложе меня. А я после автомобильной
   катастрофы, стал калекой - и физически, и психически. Из известного артиста превратился в нечто. Знаю, что после случившегося, у нее было много романов. Я закрывал глаза на ее увлечения и уверял себя, что это у нее легкий флирт, и она мне не изменяет. Все дело было в том, что Аленины симпатии быстро менялись. Я думал, что со временем она перебесится и вернется ко мне. Когда пришел в театр Еремеев, она перестала соблюдать приличия, и стала, открыто выражать симпатии ему. Я ей говорил, что она компрометирует себя. Алена отвечала на это громким смехом, что если мне это не нравится, то я могу с ней развестись. Я понять не могу, что за чувство связывало Еремеева с моей женой. Не думаю, что он питал к ней настоящие чувства.
   Но я недооценил силы чувства Алены, которая явно хотела развестись со мной и женить его на себе.
   Атмосфера в доме стала невыносимой. Постоянные ссоры и скандалы, которые вспыхивали без всякой причины. Достаточно было сделать Алене замечание, как она раздражалась целым потоком слов, не выбирая при этом выражений. Я слишком хорошо ее знал, чтобы не понять - это просто новая манера поведения. Она была хорошей актрисой и играла дома роль ведьмы.
   Алена просто хотела заставить меня подать на развод. Я это прекрасно
   понимал и не реагировал на выходки жены.
   Она провоцировала меня на каждом шагу, но я был уверен, что Еремеев в этой игре не участвует. Случайно, я услышал разговор между моей женой и Еремеевым, который резко упрекал ее. Он говорил, что все друзья смеются над ней и что он никогда не женится, так как любит Оленьку.
   Алена, в свою очередь, стала кричать на него, что он совсем одурел, раз бегает за проституткой, и ударила его по лицу. Еремеев сказал, что это не ее дело и ушел.
   На следующий день он подошел ко мне и сказал, что между ним и моей женой никогда ничего не было, так как он любит другую женщину. Но я думаю, что, несмотря на обиду, которую нанес Еремеев моей жене, она никогда не смогла бы убить его.
   - А враги у вас есть?
   - В нашем мире, все люди - звери, которые только и ищут, где бы отхватить лакомый кусочек или на ком-то нажиться. Театральный мир - это пороховая бочка, которая может взорваться в любую минуту. Приведу пример. Главный находит красивую девушку, которая становится его любовницей. В большинстве они все бездарны. Он начинает давать ей роли, пока она не надоест ему. Затем он переходит к другой. Таков наш мир - мир порока. Вот если бы я был на свободе, то мот бы действовать, поговорить с людьми.
   Я думаю, что вам лучше пока оставаться в тюрьме. Убийца успокоится и может совершить ошибку, а с вами все равно никто делиться информацией не будет, потому, что вы, пока, единственный подозреваемый.
   - Не успокаивайте меня.
   - А зачем мне вас успокаивать. Я говорю то, что есть на самом деле. А пока успокойтесь и возьмите себя в руки. Попробуйте трезво проанализировать, кто, по-вашему, ненавидел Еремеева и желал ему смерти, а я завтра приду, и мы с вами попробуем разобраться в этом убийстве.
   - Что же мне еще остается делать, придется хорошенько все обдумать, - тяжело вздохнул Смирнов. - Ведь кто-то повесил на меня это убийство. Подумать только - убил человека, чтобы упрятать меня в тюрьму. Да еще по обвинению в убийстве.
   - Вы пока не обвиняемый, а подозреваемый.
   - Какая разница. Я сижу за убийство, которого не совершал.
  
   Как только Шелестов вышел из тюрьмы, он сразу позвонил жене Смирнова и быстро договорился с ней о встрече. Минут через тридцать он уже стоял на четвертом этаже и нажимал на звонок.
   На пороге открывшейся двери стояла женщина лет тридцати. Ее каштановые волосы в беспорядке рассыпались по плечам. На ней был одет, прозрачный халатик, который не смог скрыть ее соблазнительные формы. У нее были голубые глаза, вздернутый носик и высокие скулы.
   Сергей представился.
   - Алена! - сказала женщина. - Проходите. Кофе будете?
   - С удовольствием, - ответил Сергей.
   Пока Алена готовила кофе, Сергей прошел в комнату и огляделся.
   Чувствовалось, что Смирнов не в чем себе не отказывал. Посреди комнаты лежал толстый ковер. В углу стоял телевизор с огромным экраном. Напротив, большой кожаный диван. Над ним, на стене висела картина. Рядом с диваном находился инкрустированный столик, на котором стояла ваза с цветами. Комната была убрана с таким комфортом, что лучшего и желать нельзя.
   - Присаживайтесь, - услышал Сергей позади себя Аленин голос. Он
   повернулся и увидел ее, впереди себя она катила столик, на котором стояли чашки с дымящимся кофе.
   Он уселся в кресло, а она на диван, и, положив ногу на ногу, закурила.
   - Задавайте свои вопросы, - сказала она, - а то мне скоро надо будет ехать в театр.
   Сделав глоток, Сергей достал сигареты и закурил.
   - Что вы думаете по поводу убийства вашим мужем артиста Еремеева.
   - Простите меня, Сергей Петрович, но я не знаю с чего начать разговор.
   - А вы начните с самого начала, а то ваш муж сказал мне, что засадить его в тюрьму, была мечта вашей жизни. Сергей внимательно посмотрел на нее, но та твердо выдержала его взгляд. Затем слегка усмехнулась.
   - Хорошо, я вам все расскажу. Я вышла замуж за Михаила совсем молодой. Мне было всего восемнадцать лет, а он был уже знаменитый артист. Увы, прошло немного времени, и я увидела, что он не отвечает мне такими же глубокими чувствами, как я ему. Мне казалось, что ему нужна женщина, которая сидела бы дома и ухаживала за ним и за его детьми. Как всякий известный артист, он был от природы капризен и при малейшей неудаче впадал в меланхолию и с такой же легкостью выходил из себя. Жить с таким мужем было ужасно трудно. К тому же он не терпел, когда ему перечили.
   Сразу, после замужества, он хотел мне запретить учиться дальше. Это было первое семейное разногласие. После автомобильной катастрофы, он долго болел, и о нем стали забывать. Ему перестали давать главные роли и в театре, и в кино. Михаил очень переживал и когда главный предложил ему место его помощника, он согласился. Я даже обрадовалась. Мне казалось, что любимый муж ко мне вернется, и наша жизнь снова наладится. Но он ко мне оставался, по-прежнему, холоден, и равнодушен.
   Я думала, что если я начну флиртовать с другими мужчинами, то это
   возбудит в нем ревность. Но я ошибалась. Самое главное заключалось в том, что ему была нужна не я, а то, что будут говорить в обществе. Для него я была лишь матерью его детей, и красивой женой, с которой можно показаться на виду. Муж был доволен и не вмешивался в мои дела. Видимость наших хороших отношений была соблюдена. Находясь рядом с мужем, который был ко мне совсем равнодушен, я утратила свое прежнее чувство к нему и обратила внимание на Еремеева. Я стала его любовницей.
   Он был приятным мужчиной, который советовался со мной по всем
   Вопросам, в то время как мой муж никогда, не обращался ко мне, как к другу, как к человеку. Я хотела даже развестись и выйти замуж за Семена. Михаила это выводило из себя.
   - Ты можешь иметь любовников, сколько хочешь, - говорил он мне, - но развода я тебе не дам. Ему стало казаться, что над ним все смеются. Он все время питал иллюзию, что он вот-вот вернется на сцену и в кино. Он не мог допустить, чтобы его бросила жена. Я хотела все решить мирным путем и спокойно без шума получить развод, а не стирать грязное белье у всех на виду. Но при малейшем упоминании о том, что я хочу уйти от него, Михаил приходил в ярость. Дело доходило до того, что он прямо в театре, в присутствии всей труппы, устраивал мне перед спектаклем скандалы. Он кричал на весь театр, что скорее убьет Еремеева, чем даст мне развод. Тут она прикусила белоснежными зубами нижнюю губу и замолчала.
   - И как вы относились к этим угрозам?
   - Этих угроз я всерьез не принимала и не могла на миг допустить, что Миша решится их исполнить. Семен говорил с ним на следующий день и сказал мне, что все мирно уладил. Я так переживала этот трагический вечер, что не могу о нем говорить. Она пыталась подавить свою нервозность и когда опять стала говорить, голос ее обрел твердость. - Это чудовище, этот негодяй, в котором не осталось ничего человеческого, вложил в мои руки пистолет, и я застрелила любимого человека. Я еще удивилась, что Михаил велел опустить занавес раньше времени. Затем он подошел к Еремееву, который лежал на кровати и умирал. Он стал смотреть, куда попала пуля. Для меня нет никакого сомнения, что это Михаил подменил пулю в пистолете.
   Сергей молча слушал Аленин рассказ. После своего разговора с ее мужем, ему казалось странным, что она так категорично обвиняет его. Весь ее внешний вид показывал, что перед ним симпатичная женщина, которая привыкла к своим победам над мужчинами. Он заметил, как во время своего рассказа, она несколько раз оголяла свои ножки до того места, что были видны ее белоснежные трусики. " Да, - подумал он, - тяжело было Смирнову жить со своей женой, готовой броситься в объятия каждому встречному".
   Сергей выдохнул дым. Лицо его сохраняло выражение учтивой
   внимательности.
   Внезапно ее взгляд принял жесткое выражение, и она произнесла:
   - Это все, что я могла вам сообщить
   Сергей поднялся и, попрощавшись с ней, вышел на улицу и сел в машину.
   Наступил вечер, и он поехал домой.
  
   В это же время, Семак, известный вор в законе и "Третейский судья"
   преступного мира, сидел в кресле у себя в кабинете и пил кофе. Настроение у него было превосходное. За последние несколько недель, после убийства Кочмарика, вора в законе, ситуация в Москве резко изменилась в лучшую сторону. Он уже знал, что Кочмарик хотел завалить его и воцариться на троне в преступном мире. Он, как всегда, предвидел такую ситуацию и, сумев опередить Кочмарика, ликвидировал его руками Джанго и чеченов. Хотя все авторитеты преступного мира и догадывались о его непосредственном участии в этом убийстве, но предпочли молчать, боясь за свою жизнь. После этого события, к Семаку снова стали обращаться лидеры группировок, чтобы он разрешал возникающие между ними споры. В Москве наступил долгожданный мир. На последней встрече лидеров преступного мира, хозяйство Москвы было поделено между ними, и каждый получил свой лакомый кусок. Воровской общак снова стал регулярно пополняться деньгами и его уже никто не упрекал за ранее потерянные деньги.
   После убийства Кочмарика, все хозяйство покойного досталось Джанго, который по праву стал им владеть. К нему так же присоединилась все братва покойного, и он стал лидером одной из самой мощной группировки в Москве. Семак всячески поддерживал его и намеривался сделать его своим преемником. Вот и сейчас он сидел и ждал его приезда. На столе стояла бутылка французского коньяка, и на вазе лежали фрукты.
   Дверь кабинета открылась, и на пороге появился Джанго. Семак резко
   поднялся с кресла и, подойдя к нему, обнял его. Это было признаком особого расположения Семака к Джанго.
   - Проходи и располагайся, - сказал Семак. Давай выпьем по рюмке, за
   встречу. Я тебя попросил приехать, чтобы обсудить одно дело. Ты наверняка слышал, что в театре, прямо на сцене, убит мой хороший знакомый, артист Еремеев. В свое время, я помог ему получить главную роль в одной картине.
   После этой роли, к нему пришла известность, и он стал популярным актером театра и кино. Я его часто приглашал с собой в баню. Там он познакомился с одной проституткой, Оленькой, и влюбился в нее. Он, даже, хотел на ней жениться, но та, узнав, что он связан с наркотиками, которыми снабжал своих знакомых артистов, отказалась с ним встречаться. Я, конечно, мог посодействовать ему, но с ней познакомился депутат Госдумы, Шейко, и та стала жить с ним. С горя, Еремеев сам стал употреблять наркотики и я не знал, чем ему помочь. И вот печальный исход.
   Я тебя попрошу, найди этого мерзавца, который убил Еремеева и накажи его. Ты знаешь, что у меня никого нет, и Еремеев был для меня, вроде сына.
   - Разве ты не знаешь, что по телевидению сообщалось, что убийца арестован на месте преступления, - сказал Джанго.
   - Все это я слышал, но сердце мне подсказывает, что это не он, - сказал Семак. - Поговори с арестованным и выясни у него, кто желал смерти Еремееву. Поговори с другом покойного, артистом Шмелевым, а так же с актрисой Смирновой, которая обедала с Еремеевым у меня в тот роковой день.
   - А Смирнова, не жена ли того Смирнова, который обвиняется в убийстве Еремеева?
   - Та самая.
   - Ну и дела, - только и смог сказать Джанго. Убийство из-за ревности.
   - Проверь все.
   - Все сделаю, Семак. Можешь, не беспокоится.
  
   Когда Шелестов вошел в квартиру, то услышал пение Петра, который
   чистил на кухне картошку. В это время, Юля собирала на стол.
   - Пойдем, покурим, - сказал Сергей, после того, как с картошкой было
   покончено.
   Они вышли на лестничную клетку и закурили.
   - Ну и что слышно по поводу твоего расследования? - спросил Петр.
   Сергей в задумчивости уставился на Петра.
   - Понимаешь, - сказал Сергей, - мне кажется, Смирнов не убивал Еремеева. Чем больше я об этом думаю, тем больше я верю Смирнову. Он производит вид вполне уравновешенного человека. И убивать Еремеева из-за ревности - это абсурд. Завтра поеду в театр и поговорю с людьми.
   Петр тихо присвистнул:
   - Если уж ты в чем-то убежден, то тебе наплевать на все улики, и ты
   найдешь настоящего убийцу Еремеева.
   - Твоими устами, да мед пить.
   Петр не успел ничего ответить, как дверь открылась и Юля сказала, что все на столе.
   - Вот это здорово, а то я сильно проголодался, - сказал Петр.
   - Да ты, всегда голоден, и как в тебя все входит.
   - А ты не понимаешь? Да просто под рюмочку, аппетит вырастает до
   небывалых размеров.
   - Пойдем, хватит пороть чепуху, - сказал Сергей.
   - Вот так всегда, Юля. И как ты выдерживаешь его нытье.
   - Он у меня хороший, - пропела она и с любовью посмотрела на Сергея.
   Тот обнял ее, и они пошли ужинать.
  
   Он открыл глаза, и перед ним сразу встала картина убийства Еремеева. Уже в течение нескольких дней, он просыпался ночью и не мог больше уснуть. Тот животный страх, что охватил его после его убийства, прошел. Он вспоминал, как легко заменил, холостой патрон на боевой, который украл из стола главного режиссера. Как только патрон оказался у него, он стал вынашивать план убийства Еремеева. В это время в театре произошла ссора между супругами Смирновыми, в которой муж кричал на весь театр, что скорее убьет Еремеева, прежде чем даст ей развод. Это было ему на руку, и он решил привести свой план в действие, и повесить убийство на Смирнова. Его план сработал, и Смирнова арестовали.
   Он вспомнил, что, как только пришел в театр и увидел Смирнову, то сразу влюбился и стал ухаживать за ней, впрочем, как и все другие мужчины, но та принимала все это, как должное. Иногда она разрешала ему проводить ее до дома после окончания спектакля, и он был безумно рад. Она сидела рядом с ним, и он вздыхал аромат ее тела, и от этого, его сердце билось все сильнее и сильнее. Со времен, думал он, Смирнова будет принадлежать ему.
   Все это продолжалось до тех пор, пока в театре не появился Еремеев и она, как кошка, влюбилась в него и перестала на него обращать внимание. Он сильно переживал, но молча терпел, так как боялся потерять ее навсегда.
   Как только он узнал, что Еремеев влюбился в проститутку и хочет жениться на ней, то умышленно рассказал Смирновой об этом, стараясь уязвить ее самолюбие. Он наивно думал, что она сразу порвет с ним и вернется к нему, но произошло все наоборот. Она так посмотрела на него, что он вздрогнул.
   Страшная паника овладела им, сердце сжалось. У него перехватило дыхание.
   - Ты не только подонок, - услышал он ее слова, - но и мерзавец.
   Он сразу осознал, что совершил чудовищную ошибку и потерял ее навсегда.
   При воспоминании об этом, он резко вскочил с кровати и стал нервно
   ходить по комнате. Его голова гудела как колокол, а руки противно дрожали. Его пожирала ненависть к Еремееву. Если бы кто знал, как он ненавидел его в то время, хотя продолжал относиться к нему по дружески, скрывая свои настоящие чувства. С этих пор он подсел на наркотики. Наркотики - это Еремеев посадил его на них, когда увел Смирнову. Одному богу известно, сколько он выстрадал, глядя на ее увлечение Еремеевым. Он вспомнил о переносимом унижении и в его глазах заметался огонь. Он относился к тем людям, которых чем больше унижаешь, тем сильнее они ожесточаются. Вот тогда-то к нему и пришла мысль убить Еремеева. Последнее, что он не мог ему простить, это когда он попросил у него денег, то тот в категоричной форме отказал ему и рассказал об этом разговоре Алене. Он был взбешен этим и приговорил его к смерти. Он знал, что пистолет заряжен холостым патроном и решил заменить его, тем самым убить Еремеева на людях, прямо на сцене.
   Все, хватит об этом думать. Он пошел на кухню, где на столике стояла початая бутылка водки. Он плеснул в стакан и сразу выпил. После убийства Еремеева, он стал вялым, равнодушным к жизни человеком, продолжая любить Смирнову.
   - Надо ехать в театр, - вздохнул он. - Вечером придется выходить на сцену. Раньше, одно только присутствие Смирновой с ним рядом на сцене, вдохновляло его, но после смерти Еремеева, она еще не разу не выходила на сцену. После всего пережитого, ее отказ вполне понятен. Убить человека, пусть даже неумышленно - это большое нервное потрясение. Даже главный не смог ее уговорить. Вместо Смирновой, главный поручил ее роль своей протеже - молодой и красивой актрисе, Тане Ивановой, которая хотя бы на некоторое время смогла заменить ее. Однако, она актриса, весьма посредственная, да и роль плохо знает. Он опять тяжело вздохнул.
  
   Утром, Сергей завез Юлю на работу, а сам поехал в театр. Показав
   удостоверение охраннику, он сразу направился к главному режиссеру. Войдя в кабинет, он увидел несколько людей, которые бурно разговаривали с ним.
   - Мне надо поговорить с вами, - сказал Сергей, показывая свое удостоверение.
   Разговоры сразу прекратились, и все покинули кабинет.
   - Иванов Леонид Михайлович, - представился главный и протянул руку. - Чем могу служить.
   - Вы были в театре, когда произошло убийство Еремеева? - спросил Сергей, пожимая его руку.
   - Я пришел в театр за два часа до начала спектакля. Я хотел присутствовать на спектакле, чтобы внести затем кое-какие поправки.
   Во время спектакля, наш злополучный пистолет - пугач стрелял
   превосходно, с оглушительным грохотом. На одном из представлений,
   Смирнова, она же главная героиня, тщетно нажимала на курок - послышался лишь сухой щелчок. Слава богу, мой помощник во время заметил это и из-за кулис громко хлопнул в ладоши, подражая выстрелу. Вроде бы все сошло с рук. На следующий спектакль мне пришлось дать свой собственный пистолет, на который у меня есть разрешение. Вместо боевых патронов я самолично вставил холостые. Надо прямо сказать, мой пистолет никогда не подводил, и смотрелся он куда солиднее, чем наш старый пугач, имевший весьма отдаленное сходство с настоящим оружием.
   Я сам, вместе со своим помощником, проверили, заряжен ли пистолет. Холостой патрон был в стволе. Я положил его на столик, который стоял неподалеку от рабочего, который поднимает и опускает занавес.
   После первого звонка, когда актеры готовились выйти на сцену, Виктор Шмелев поскользнулся и скатился с лестницы. Поднявшись, он и шагу не мог вступить. Стонал так, как будто сломал ногу. О том, что Шмелев выйдет на сцену, не могло быть и речи. Я не знал, что делать. Хотел уже отменять спектакль, как вдруг узнал, что в театре находится Еремеев. Я его попросил заменить Шмелева, и он согласился. Тогда я попросил своего шофера отвезти Шмелева в больницу и показать врачу. Начало спектакля пришлось задержать на пятнадцать минут.
   - Остальное, мне уже известно, - сказал Сергей. Он попрощался с главным и вышел из кабинета. Он решил съездить к Смирнову и еще раз поговорить с ним.
  
   В это же время, Джанго инструктировал Ихтиандра.
   - Поедешь в следственный изолятор и через наших людей, встретишься со Смирновым, которого подозревают в убийстве артиста Еремеева. Затем встретишься с его женой. Узнаешь у них, кто желал смерти Еремееву, - сказал Джанго. - Семак приказал найти убийцу и сразу ликвидировать его.
   - Сделаем, - сказал Ихтиандр.
   Как только Ихтиандр уехал, Джанго уселся в кресло и предался
   воспоминаниями. После возвращения в Москву он отправился к Семаку и с его помощью, ликвидировал злейшего своего врага - вора в законе
   Кочмарика, который был организатором убийства его учителя - вора в законе Арика. После убийства Кочмарика и его ближайших помощников, ему досталось все хозяйство покойного, и он возглавил одну из самых мощных группировок России.
   Джанго был сильной личностью. Дорогу в жизни прокладывал всегда сам. Он был прирожденным лидером, поэтому и смог объединить вокруг себя оставшихся в живых людей Кочмарика, хотя сделать это было довольно трудно.
   Телефонный звонок раздался в тот момент, когда он поднялся с кресла и подошел к окну. Раздраженный неожиданным и несвоевременным звонком, он вернулся к маленькому столику, на котором стоял телефон, и рывком снял трубку. Выслушав Ихтиандра, он приказал ему пока ничего не предпринимать, а вечером явиться к нему. Затем бросил трубку на рычаг. От гнева ему стало скверно, на душе и он почувствовал, что должен выпить. Он достал из бара бутылку коньяка и наполнил рюмку.
   - Опять Шелестов встал у меня на пути, - прошептал он. - Что делать?
   Выпив рюмку, он уселся в кресло и закурил. При мысли о Шелестове, взгляд его стал жестким. Он помнил, что после неудавшейся попытки ликвидировать Шелестова, погиб его кореш, Сухарь, а ему пришлось в срочном порядке покидать Россию. Надо поставить в известность Семака, что следствие по убийству артиста, ведет Шелестов.
  
   - Ну, как дела, - спросил Сергей, - как только Смирнов вошел в кабинет для допроса.
   - Я не спал всю ночь и хотел понять, кому была выгодна смерть Еремеева, но так не к чему не пришел. Получается, что только у меня были причины желать, чтобы Семен отправился на тот свет. Лишь мне было выгодно убийство - месть любовнику и надежда вернуть жену. Я один только знаю, что убийца не я. Но доказать этого не могу, потому что убийство Еремеева сразу рассматривалось следователем, как предумышленное. А я теперь точно знаю, что Еремеев погиб вместо другого.
   - Выражайтесь яснее, - сказал Сергей.
   - Мне представляется, что убит, должен был Шмелев. Следователь не учел, что в тот день роль олигарха должен был играть Шмелев, а не Еремеев.
   Убийца ждал удобного случая, чтобы подменить пулю в пистолете. Он
   выбрал тот момент, когда возле столика с реквизитом никого не было и
   совершил задуманное. Механизм преступления был запущен еще до начала спектакля, и убийца спокойно ждал результата. Этот человек, наверняка один из артистов. Я логично рассуждаю.
   - Возможно, вы и правы.
   - Конечно, прав, на все сто процентов прав. Еремеев и Шмелев по очереди играли роль шефа. Лучшее доказательство - это откройте программку и вы увидите, что фамилия Еремеева в тот роковой день зачеркнута. Преступник привел план в действие. Он хотел убить Шмелева, а не Еремеева. Работая в театре, он прекрасно знал, что в этот день играет Шмелев. И вот, в последний момент, Шмелев падает и не может играть. И вот случается самое ужасное. Еремеев выходит на сцену и гибнет вместо него. Видно, убийце не удалось остановить запущенную машину. За несколько минут до спектакля, ему не удалось снова подменить патрон, так как возле столика находился кто-то. Поэтому Еремеев и погиб вместо Шмелева.
   - Ваше рассуждение весьма интересное. Сергей улыбнулся.
   - Невиновность моя бесспорна, так как у меня не было причины убивать Шмелева. В этом, мне кажется, вы не сомневаетесь.
   - Да, - вы сказали много интересного и ваше положение значительно
   улучшилось. Я услышал логически стройные умозаключения, которые могут исключить ваше участие в убийстве. Но пока это только гипотеза, которая говорит в вашу пользу. Но надо выяснить, как обстояло дело в действительности.
   - Но все работники театра показали, что с Шмелевым случился несчастный случай и Еремееву пришлось его заменить.
   - А как по вашему, кто мог желать смерти Шмелеву, и что он за человек.
   Шмелев пришел к нам на полгода раньше, чем Еремеев. Сначала он был нормальным мужиком. А вот когда пришел Еремеев, то он сразу стал другим человеком.
   - Вы, лучше знаете, свой мир, говорите все, что знаете.
   - В актерской среде, как я уже говорил, бездарных хватает, хотя они
   считают себя обделенными и начинают стравливать артистов театра между собой. В основном, в театральные вузы идут по блату сынки и дочки известных артистов, или новых русских.
   Шмелев был посредственный артист, и ни в одном театре долго не
   задерживался. И везде, где он появлялся, ухитрялся поссорить артистов
   между собой, а главного, со всеми артистами. По части интриг, он был
   настоящий артист. Не брезговал он и шантажом. После спектакля, когда мы все собирались за столом, он старался сфотографировать артистов пьяными или еще хуже...
   Шмелев и Еремеев вместе кончали Гитис. С первого курса они держались вместе. Шмелев всегда хвастался, что если бы не он, то Еремеев никогда бы не закончил вуз. Еремеев никогда не отрицал этого. Никто из нас не понимал, что связывает Еремеева с Шмелевым. Став звездой экрана, Еремеев стал таскать за собой Шмелева. В каждой фильме, с Еремеевым в главной роли, режиссеру приходилось находить роль и для Шмелева. Дело в том, что в кино и в театре каждый актер должен придерживаться режиссерской концепции. У Шмелева всегда были стычки с режиссерами. И дело не в том, что он их не слушал, а просто он не мог понять, что от него хотят. Он не умел перевоплощаться в героя и на сцене выглядел, как болван. С ним не хотел работать ни один режиссер, и поэтому Еремеева перестали приглашать в кино.
   - Надо полагать, - вставил Сергей, - Шмелев должен быть благодарен
   Еремееву за помощь.
   - Да вы что, - заскрежетал зубами Смирнов. - Вы не знаете сколько
   самолюбия и тщеславия таится в его душе. Он никогда не был благодарен Еремееву. Наоборот, он всегда всем говорил, что все сговорились против него и поэтому он остается в тени, хотя все должно быть наоборот. Поэтому, он ненавидел всех, включая и Еремеева, но скрывал свои чувства. И если бы я не знал Еремеева, то подумал, что он гомик. В последнее время дела у Шмелева складывались плохо, так как Еремеева давно не приглашали в кино, и он лишился дополнительного заработка.
   Главный хотел обязательно, чтобы Еремеев работал у него в театре, но тот поставил условие, чтобы Шмелева тоже взяли в театр, который будет подменять его во всех ролях, когда того будут приглашать в кино.
   - И главный согласился? - вставил Сергей.
   - Согласился, а куда ему было деваться. Знаменитость в театре - это не только полный сбор, но и личный успех главного, которому удалось то, чего не удалось другим. Так Шмелев оказался в театре. Сначала сидел тихо, как я уже говорил, но с приходом Еремеева стал показывать свой характер. Он жить не мог без интриг. Он стал стукачом и передавать главному, что о нем говорят артисты, и что говорят артисты друг о друге.
   - И что, никто не мог поставить его на место.
   - Дело в том, что когда они пришли в театр, главному пришлось уволить нескольких артистов. Вот одни боялись, что их тоже уволят, а другие, попав в паутину интриг Шмелева, предпочитали молчать и не вмешиваться.
   Смирнов на секунду остановился.
   Сергей достал сигареты и протянул Смирнову.
   - Не курю, - ответил тот.
   Сергей вынул сигарету из пачки и закурил.
   - Продолжайте, - сказал он.
   Главный тоже побаивался его. Он знал, что Шмелев может подбить Еремеева уйти из театра. Он знал, что Шмелев бегает в министерство культуры и доносит на всех.
   Вы прекрасно знаете, что в театрах не всегда царит согласие и не все
   делается по правилам, поэтому для чиновников министерства, он был прямо находкой. Поэтому у нас в театре люди старались не связываться с ним.
   Когда он просил у них денег в долг, они давали, заранее зная, что он им ничего не вернет. Они наивно думали, что, давая ему деньги, заткнут его поганый рот, но все было напрасно. Не знаю, что он делал с ними, но всегда был на мели. Хотя ходили слухи, что он употребляет наркотики, которыми его снабжает Еремеев. Мне всегда казалось, что Еремеев лезет из кожи, чтобы выручить его.
   - Может быть, Шмелев шантажировал Еремеева?
   - Этого не может быть. Еремеев знал все пороки Шмелева, что тот интриган и доносчик, но все же помогал ему, хотя относился к нему с высока и не уважал его.
   - Зачем же он помогал ему, зная все его пороки.
   - Еремеев был тщеславным человеком, к которому быстро пришла
   известность и большие деньги. Поэтому, он и держал Шмелева при себе, который целиком зависел от него. Было противно смотреть, как Шмелев пресмыкается перед ним, переступая все рамки приличия, хотя в душе ненавидел его. Шмелев честолюбив и заносчив. Он всегда считал себя великим актером и убеждал всех, что Еремееву просто повезло в жизни.
   В нашей среде ходили разговоры, что Еремеева опекает вор в законе,
   который и помог ему получить главную роль в известном фильме "Мент", после которого к нему и пришла слава.
   - А на самом деле, каким актером был Еремеев.
   - Честно говоря, не знаю. Выдающихся способностей я у него не видел, хотя у него было огромное личное обаяние, которое располагало к нему людей.
   - И все же, кто по вашему мог желать смерти Шмелеву?
   - Трудно сказать. Я думаю, что каждый из работников театра. Роль
   интригана - единственная, которую Шмелев играл талантливо. Думаю, что убийство Еремеева было случайным. Убийце просто не повезло. Я уверен, что если выяснить, кто мог посягнуть на жизнь Шмелева, то вы найдете убийцу.
   Теперь вы понимаете, что обвинение, которое выдвинуто против меня, не подтверждается. Это все, что я могу сказать. И еще одно, чуть не забыл, поговорите с моей женой, она должна знать этого вора в законе, так как они вместе часто ужинали у него в ресторане.
   Сергей в задумчивости уставился на Смирнова. Затем, не спеша, поднялся со стула и прошелся по комнате с озабоченным видом, словно что-то потерял.
   - Ваши показания насчет Шмелева представляют интерес, - наконец сказал он.
   - Надеюсь, вы поверили мне, и никто теперь не будет меня уговаривать сознаться в убийстве. И еще раз я хочу повторить, что хотели убить Шмелева, а не Еремеева.
   Сергей понимал, что пока Смирнов остается главным подозреваемым, хотя положение его улучшилось. Сказанное им вполне логично. Если Еремеева не хотели убивать, значит Смирнов не виновен. Надо еще раз поговорить с женой Смирнова и выяснить у нее, с кем был связан Еремеев в преступном мире. Но сначала надо доложить генералу, все, что он узнал.
   С этими мыслями Сергей вышел из тюрьмы и поехал в министерство. Через полчаса он входил в кабинет к Шадрину.
   - Ну что у тебя нового? - нетерпеливо спросил генерал. Нетерпение его можно было понять. Совершенно убийство известного артиста и на него давят со всех сторон, требуя скорейшего расследования - это, во- первых. И, во-вторых - он очень хотел выполнить просьбу своего друга и разобраться в этом убийстве.
   В течение нескольких минут Сергей обрисовал генералу создавшееся
   положение в деле убийства Еремеева. Шадрин слушал его, не перебивая, и когда тот закончил, погрузился в раздумья. Наконец он достал сигареты и закурил.
   - Я внимательно выслушал тебя, Сергей. Насчет Шмелева и всей
   обстановки, которая сложилась в театре. Твоя версия возможно и права, но надо еще все тщательно проверить. Вижу, - усмехнулся Шадрин, - что ты под сильным впечатлением Смирнова, если его слова так подействовали на тебя.
   Сергей в нервном напряжении вскочил со стула и подошел к генералу.
   - Нет, я не под впечатлением, - возмутился он, - но я верю его словам. Я допрашивал столько преступников, что могу уловить, когда говорят правду. Тем более, он сообщил одну очень важную вещь, что Еремеев снабжал наркотиками Шмелева, и я уверен, что и не только его.
   - Не горячись, - произнес Шадрин, - и изучи дело в плане покушения на Шмелева.
   - Это лишнее.
   - Почему? - удивился генерал.
   - Я и так могу доказать, что убийца про Шмелева и не думал.
   - Попробуй.
   - Шмелев - это гнусный тип, который встал поперек горла всем, но никто и не собирался его прикончить. Планируя преступление, убийца не только учитывал, что подозрение падет в первую очередь на Смирнова, но и сознательно добивался этого. Одним выстрелом он убивал сразу двоих. Чтоб на это решиться, необходимо так сильно ненавидеть свою жертву и быть отъявленным негодяем, чтобы пройти по трупам. Такое чувство можно испытывать к Еремееву, но никак не к Шмелеву, которого можно было убить совсем легко.
   - И как?
   - Убийца хорошо знал свою жертву. Шмелев был наркоман, его можно было заманить в уединенное место и там его прикончить. Или добавить в наркотик яд. Смерть объяснили бы чрезмерной дозой. Тем более, что достать яд в наше время очень просто. А вот убить артиста на сцене, намного тяжелее. И все-таки убийца рискнул, зная, что во время спектакля, актриса стреляет из пистолета.
   - Интересная версия. - Шадрин затушил сигарету и закурил новую. - Но если ты настаиваешь на том, что убить хотели Еремеева, ты снова
   возвращаешься к Смирнову, как к единственному виновнику преступления, и отвергаешь его показания.
   - Я ничего не отвергаю, но уверен, что убить хотели Еремеева.
   - И кто мог это сделать?
   - Пока не знаю. Надо еще раз поговорить с женой Смирнова и все выяснить о Шмелеве.
   - Согласен, - сказал Шадрин, - и подключи к делу Петра, а то он без тебя совсем скис.
  
   Войдя в свой кабинет, Сергей увидел Петра, который сидел и пил кофе.
   - Ну, как дела, гений сыска, - усмехнулся он.
   Сергей в двух словах рассказал ему суть дела. - Поезжай в театр и поговори с актерами. Выясни у них все, что касается Шмелева. Затем поговори с врачами скорой помощи, которые приезжали в театр, хотя они могут и не помнить этого случая. Смирнов говорил мне, что
   Еремеев приходил в сознание и что-то говорил. А я еще раз должен
   поговорить с женой Смирнова и все выяснить у нее о Еремееве.
   - Вот так всегда. Как разговаривать с женщиной, то это ты, а вся черновая работа на мне.
   - Поговори, поговори у меня. Вот шепну Маше, что ты рвешься к
   женщинам, будешь знать по чем фунт изюма, - усмехнулся Сергей. Затем поднял трубку телефона и стал набирать номер. В трубке раздавались звонки, и он хотел уже опустить трубку, как услышал сонный голос Алены:
   - Алло.
   - Извините меня за беспокойство, но это снова Шелестов. Мне необходимо с вами снова встретиться и поговорить.
   На другом конце провода воцарилось длительное молчание. В данный
   момент она не хотела никого видеть. Затем тяжело вздохнула и сказала:
   - Ну что с вами поделаешь, раз надо так надо. Приезжайте часа через
   полтора - два и повесила трубку.
   - А как насчет показаний Смирнова...
   - Не будем их переоценивать, - перебил Сергей. - В главном они точны. Тем не менее, он указал маленькую тропинку, по которой надо вести следствие.
   - Значит, мы должны поблагодарить Смирнова, - улыбнулся Петр.
   - Без сомнения. Надо сказать, что он мне понравился с самого начала. Даже тогда, когда все считали его убийцей.
   - Он должен быть тебе благодарен по гроб жизни. Если бы не ты, никто ему не помог бы, поскольку все улики были против него.
   - Хватит пороть чепуху. Никто никому ничего не обязан. А раскрыть
   преступление - это наша святая обязанность. Я думаю, что через пару тройку дней мы найдем настоящего преступника.
   - Ты от меня что-то скрываешь.
   - Может, и скрываю, - признался Сергей. - У меня есть одна версия, но ее надо проверить.
   - И кого ты подозреваешь?
   - Не подозреваю, а точно знаю.
   - И кто?
   Убийца - тот человек, который прекрасно знал, что Еремеев в тот роковой день будет играть. Это же совершенно ясно.
   - Твое предположение вполне логично. Во всяком случае, тут есть над чем поразмыслить и смотри, чтобы Смирнова не соблазнила тебя, а то ты у нас слаб на женский передок.
   - Сплюнь три раза. Ты же знаешь, что я люблю Юлю.
   - А как же Катя?
   Сергей тяжело вздохнул.
   - Сам не знаю. После встречи с Юлей, я ей не звонил. А потом она должна понять, что ей надо выходить замуж. Ей нужен молодой кавалер, а не старый опер. Мне надо поговорить с Катей, чтобы сказать ей, что мы не должны больше встречаться.
  
   После телефонного разговора с Шелестовым, Алена направилась в ванную. Приняв душ, она стала энергично растирать себя полотенцем. Выражение лица у нее было задумчивым, а голубые глаза потеряли свой обычный живой блеск и были раздраженны беспокойством. Она провела рукой по своим длинным гладким бедрам, изучая свое тело задумчивыми прищуренными глазами и пожав плечами, стала одеваться. "Я же Шелестову все рассказала о своих взаимоотношениях и с мужем и с Еремеевым", подумала она.
   Воспоминание о Еремееве навеяло на нее тоску. Любила ли она его или это была очередная любовная связь. На этот вопрос она не находила ответа. Она вспомнила мужественное лицо Шелестова и улыбнулась. Раздался звонок и она пошла, открывать дверь.
   Когда дверь открылась, Сергей невольно залюбовался ею. На ней было одето, модное платье, которое облегало ее тело, подчеркивая каждую линию, каждую черточку ее идеальной фигуры. Он вошел, снял куртку, и она повела его в комнату. Там стоял накрытый стол.
   - Ваш звонок был приятным сюрпризом, - сказала она. - Я и не думала, что вы захотите увидеться со мной. Давайте перекусим, а затем задавайте мне свои вопросы. Алена смотрела на него, глаза ее блестели. Она уселась на диван, вытянув свои красивые ноги.
   - Давайте сначала поговорим, - сказал Сергей.
   - Как хотите, - сказала она недовольным голосом, - а я выпью. Настроение у нее стало меняться. Она плеснула себе в рюмку коньяк и сразу выпила. Затем достала из пачки сигарету и закурила. Алена привыкла повелевать мужчинами, которые с радостью спешили выполнить ее просьбу. А этот бесчувственный мент даже не замечает ее красоты.
   Сергей сразу заметил произошедшую в ней перемену, но его лицо
   оставалось непроницаемым. Он тоже закурил и задал свой первый вопрос.
   - Скажите мне Алена, кто был покровителем Еремеева в преступном мире?
   Она отпрянула от него, как если бы он ее ударил, затем вскочила на ноги. Лицо ее приобрело пепельно-серый оттенок. Она стояла перед ним и смотрела на него холодными и суровыми глазами.
   - Я понятия не имею, - завизжала она. Вся она сразу стала похожа на
   дешево базарную женщину, что было неудивительно, учитывая образ ее
   жизни.
   Несколько секунд Сергей делал вид, что размышляет над ее словами. Затем спокойным голосом сказал:
   - Знаете, очень хорошо знаете. Поэтому рассказывайте мне все начистоту. И не забудьте сказать, у кого Еремеев брал наркотики.
   Она побледнела и делала невероятные усилия, чтобы овладеть собой. Она даже не заметила, что сигарета, которую она держала в руке, потухла. Она снова села на диван и замерла, как будто превратилась в камень. Несколько минут она сидела молча, пристально разглядывая свои руки. Затем подняла глаза на Сергея и сказала:
   - Хорошо, я все вам расскажу. С Еремеевым я часто бывала в ресторане на Яузской набережной у его хорошего знакомого, Семака.
   - Семака? - взволнованным голосом переспросил Сергей.
   - Да, у Семака. Еремеев еще хвастался, что тот, самая известная личность преступного мира, который, наверное, и снабжал его наркотиками.
   Сергей сидел, и после услышанного, попытался собраться с мыслями.
   "Опять на моем пути возникла зловещая фигура Семака, - думал он. -
   Придется с ним встретиться и поговорить о Еремееве. Он погасил о дно
   пепельницы сигарету и достал новую.
   - Алена! А скажите мне, кто такая Оленька. - Сергей сделал паузу в
   ожидании, как прореагирует она, - которую любил Еремеев, - добавил он.
   Сергей сразу заметил, как ее глаза стали метать молнии. Он понял, что
   коснулся ее открытой раны. У нее сразу захватило дыхание и она жадно
   стала глотать воздух. Затем она соскочила с дивана, и стала кружить по
   комнате, пока не остановилась напротив Сергея. Лицо ее исказилось - на нем появилось ярость дикого зверя. Она не хотела вспоминать эту проститутку, за которой бегал, как мальчишка, Еремеев. Огромным усилием воли она взяла себя в руки и стала говорить:
   - Еремеев познакомился с этой безмозглой блядью, в бани у Семака. Не знаю, что он нашел в ней, но в него как будто вселился дьявол. Я ему не раз намекала, что это знакомство его до добра не доведет. Но он просто сошел с ума и стал везде с ней появляться. Он настолько ей увлекся, что хотел жениться на ней. Когда они по какой-то причине расстались, я была рада, думая, что он вернется ко мне. Но он продолжал ее любить и страдал от этого. Еремеев стал пропускать репетиции, и у него был тяжелый разговор с главным. Он поругался со своим другом Шмелевым, которого у нас в театре терпеть не могли, но из уважения к Еремееву держали, и перестал снабжать его наркотиками. Месяц назад, когда весь наш коллектив отмечал юбилей одного из артистов, я увидела, как Еремеев со Шмелевым о чем-то долго беседовали. Когда Еремеев вернулся за стол и сел рядом со мной, лицо у него было бледным, а руки дрожали. Я спросила у него, что случилось, но он только отмахнулся от меня. Я думаю, что Шмелев просил у Еремеева денег на наркотики, а он их ему не дал. Это Шмелев, в тот роковой день, звонил Еремееву во время нашего обеда у Семака и просил его обязательно присутствовать на спектакле.
   - Помирится, хочет Шмелев, - сказал мне Еремеев, когда мы выходили из ресторана. Поэтому Семен и оказался в театре, хотя Семак и приглашал его с собой в баню. Больше мне нечего вам сказать.
   Сергей попрощался с Аленой и поехал в министерство.
  
   Семак сидел у себя в кабинете и с нетерпением ждал сообщения от Джанго. То, что тот справится с его просьбой, он не сомневался. Время шло, но от Джанго никакого сообщения не поступало. Он тяжело поднялся с кресла и подошел к окну, выходящего на набережную. Последние несколько дней у него стало барахлить сердце. "Вот найду убийцу Еремеева и займусь собой, - подумал он. - Надо показаться врачу". День клонился к вечеру. Он вспомнил Еремеева, который всегда смешил его новыми анекдотами и своими рассказами о том, что происходит в театральном мире, и ему стало тоскливо на душе.
   - И за что убили Еремеева? - спросил он сам у себя. - Ведь тот никому
   плохого не делал. Наверняка, его ухлопала эта сумасшедшая Смирнова,
   которая ревновала его даже к нему, и списала убийство на своего мужа. Ему даже стало жалко того, который продолжал сидеть в тюрьме. Он решил сам позвонить Джанго, но в это время раздался звонок и он поднял трубку.
   - Надо срочно переговорить, - услышал он голос Джанго. - Скоро буду.
   - А что случилось? - спросил Семак.
   - Сообщу при встрече, - сказал Джанго.
   - Хорошо, буду ждать.
   "Видно что-то не сложилось у него", подумал Семак. Он подошел к бару, достал бутылку французского коньяка и стал ждать приезда Джанго.
  
   Приехав в министерство, Сергей прошел в свой кабинет и уселся в кресло. Он достал сигареты и закурил. Только тогда, когда Сергей оставался один, он мог собраться с мыслями и хорошенько все обдумать. Вот и теперь он сидел и перебирал в уме все, что узнал за это время. С самого начала его не покидала мысль, что он знает возлюбленную Еремеева. Он все глубже и глубже погружался в трясину самых невероятных предположений.
   - Какой же я дурак, - произнес он в слух, вспоминая знакомую депутата
   Шейко. Как же я сразу не догадался, что это именно она. Он решил
   дождаться Петра и поделиться с ним своими предположениями, а только затем ехать к Семаку и выяснить у него все, что тот знает о Еремееве. После разговора с Семаком надо будет встретиться с Оленькой.
   Только сейчас он почувствовал усталость и решил выпить кофе. Не успел он сделать глоток, как дверь открылась, и в кабинет ввалился Петр.
   - Ну что ты узнал нового? - нетерпеливо спросил Сергей.
   И Петр стал рассказывать все по порядку. По словам охранника, который дежурил в тот день, он помнил, как Смирнов подбежал к нему и стал кричать:
   - Убит Еремеев. Вызывай милицию и скорую помощь. А сам был бледный, как бумага. Когда выносили Еремеева, тот был еще жив и хватал ртом воздух, как рыба.
   Он еще добавил, что когда Шмелев скатился с лестницы, то кричал так,
   словно сломал ногу. Но ему показалось, что тот больше притворялся, чем на самом деле у него болела нога. Когда Шмелев направлялся к машине, чтобы ехать в больницу, он заметил, что тот уже не хромает. Врач, который осматривал ногу Шмелева, сказал мне, что у него был просто ушиб.
   - А скорую помощь ты не нашел?
   - Обижаешь, начальник, - усмехнулся Петр. - Я разговаривал с врачом и тот сообщил, что когда Еремеева везли в больницу, тот пришел в сознание и начал что-то говорить. Сначала это были нечленораздельные звуки. Потом можно было различить отдельные слова. Помню, он все время повторял:
   Оленька, Оленька. Называл и другие женские имена, но это чаще других. В какой-то момент я услышал, как он явственно произнес:
   Это он меня убил. Все-таки решился. Затем были слышны стоны и снова бессвязные звуки, а потом он громко закричал:
   - Это не Смирнов, не Смирнов - эти слова он повторил несколько раз.
   Я спросил:
   - А кто?
   Ответа не было. Затем он, кажется, понял мой вопрос, потому что снова
   произнес:
   - Я знаю... Он ненавидел меня... Это были последние его слова. Он умер.
   Закончив свой рассказ, Петр вопросительно посмотрел на Сергея. Тот сидел в кресле. Глаза его были закрыты. Сергей погрузился в длительное раздумье.
   Он знал, что при расследовании нельзя упускать ни одной мелочи. Вот и сейчас он перебирал в уме все, что узнал за последнее время. Затем, в
   нервном напряжении, вскочил с кресла и стал кружить по кабинету. Он
   казался возбужденным до крайности.
   - Что с тобой? - спросил Петр.
   Сергей пропустил вопрос мимо ушей. Он мгновенно принял решение и
   подойдя к телефону, набрал номер. На другом конце провода раздавались длинные гудки. Он набрал еще один номер, но в ответ раздавались те же гудки. Он опустил трубку, достал из пачки сигарету и закурил. Вдруг ему пришла в голову идея, поехать в ресторан "Арагви".
   - Чем черт не шутит, - решил он для себя. - Петр, едем ужинать в "Арагви".
   Петр удивленно посмотрел на Сергея.
   - Наконец-то ты произнес хорошие слова, а то у меня с утра во рту росинки не было. Он поднялся с кресла, и они вышли из кабинета.
  
   В это время Джанго входил в кабинет Семака.
   - Ну что у тебя на этот раз случилось? - сразу задал вопрос Семак.
   - У нас возникли проблемы, - ответил Джанго. И рассказал Семаку о том, что услышал от Ихтиандра. - Пока я не стал ничего предпринимать, - добавил он.
   Семак сидел в кресле и внимательно слушал его. Кровь, по мере того, что он услышал, все сильнее приливала к его затылку. Семак, нервным движение, выхватил из пачки сигарету и закурил. При этом рука его слегка дрожала.
   Злобная ухмылка исказила его физиономию. Он привстал с кресла,
   побелевшие, влажные от пота пальцы его впились в край столика, лицо
   налилось кровью, губы подергивались. Он прошипел:
   - Опять Шелестов.
   Джанго молча уставился на него. Он понимал, что Шелестов может
   доставить им массу неприятностей, поэтому сидел и ждал, что дальше
   скажет Семак.
   - Что будем делать? - добавил тот.
   Джанго вздрогнул. Он не знал, что ответить, понимая, что вся черновая
   работа ляжет на его плечи. Наконец он решился.
   - Раз Шелестов продолжает вести расследование, я теперь уверен, что
   убийца не Смирнов, а кто-то из ближайшего окружения Еремеева. Может быть, его убила эта Смирнова.
   Семак хитро улыбнулся.
   - Я же тебе говорил, что убийство из-за ревности ушло в далекое прошлое.
   Смирнова тоже не могла убить, так как любила его. Я долго думал над этим и пришел к выводу, что это мог сделать его друг Шмелев, который всегда бегал за ним, как собачонка, и ждал от него подачек и наркотиков. Шмелев любил Смирнову. Я видел, как он не сводил с нее глаз.
   - Значит, ты противоречишь сам себе, говоря, что убийство из-за ревности ушло в прошлое.
   - Может быть, может быть. Надо доставить Шмелева сюда и вытрясти из него признания в убийстве Еремеева. Посылай за ним своих людей.
   Джанго достал из кармана мобильник и отдал приказание Ихтиандру.
  
   Через час друзья входили в ресторан "Арагви" со своими женщинами.
   Встретивший их метрдотель, проводил их к свободному столику. Пока они направлялись к столику, Сергей обратил внимание на то, как все мужчины, сидящие в ресторане, похотливым взглядом провожали их женщин. Он шепнул Петру в ухо:
   - Смотри и радуйся, как мужики сошли с ума, увидев наших женщин.
   Петр усмехнулся:
   - Вижу. Не то еще будет, когда зазвучит музыка. Они ринутся к нам, как стадо баранов.
   Пока женщины изучали меню, Сергей внимательно осмотрел зал. Шейко с Оленькой он не увидел. " Очень хорошо, - подумал он, - отдохнем от работы и проведем замечательный вечер. Сделав заказ, Сергей достал сигареты, и они с Петром закурили. Оля с Машей в это время о чем-то задушевно беседовали.
   - Оленьки нет, - не успел сказать Сергей, как он увидел гордо идущего
   Шейко, вместе с Оленькой мимо их столика. - Вот и отдохнул, - сказал он про себя и закрыл лицо руками, чтобы те не заметили его раньше времени.
   - Что с тобой, - прервав разговор с Машей, спросила Юля, - голова болит.
   - Да нет, все в порядке. Просто не хотел, чтобы тот мужчина увидел меня прежде времени. У меня к его даме имеется пара вопросов.
   - Вечно твои дела, - огорченно произнесла Юля. - Вот так всегда.
   - Не огорчайся. Никто не знал, что мы здесь их встретим, - бросился на
   защиту своего друга Петр.
   - А ты не заступайся, вступила в разговор Маша. - Понимаешь Юля, они такие сорванцы, за ними глаз и глаз нужен. Могут сорваться в любой момент, только их и видели. Для них главное в жизни - это работа. Но, не смотря на это, я люблю Петра и готова ждать его.
   Петр с нежностью посмотрел на нее.
   Я все это понимаю, но вы посмотрите на эту девушку, которая так нагло уставилась на Сергея, - сказала Юля, указывая взглядом на Оленьку.
   - Я потом тебе все объясню, - стал оправдываться Сергей, - но мне с ней
   необходимо поговорить. Дело в том, что покойный Еремеев встречался с ней, и я хочу у нее все выяснить о нем. Вы пока начинайте без меня, а я отлучусь ненадолго. С этими словами Сергей поднялся и отправился к столику, за которым расположились Шейко с Оленькой.
   У Шейко было прекрасное настроение. Только что прошли выборы, на
   которых его партия опередила коммунистов с большим отрывом и завоевала более семидесяти процентов депутатских мест в Госдуме. Он поднял рюмку и сказал:
   - Давай Оленька, выпьем за мою победу на выборах. Тут его взгляд упал на подходящего к ним Сергея. Он побледнел, глаза его налились кровью. Рука дрогнула, и он пролил водку на стол.
   - Что тебе Шелестов, нужно на этот раз, - прошипел он.
   - Лично от вас, Иван Казимирович, ничего. Мне надо поговорить с вашей дамой и задать ей несколько вопросов, касающихся убитого Еремеева.
   - Ты что, Шелестов, с ума сошел. Ты думаешь, что это Оленька убила артиста. Он вопросительно посмотрел на нее.
   - Если бы я об этом думал, то разговаривал с ней не в ресторане, а в другом месте, - жестко ответил Сергей. Я просто хочу узнать у нее, что это был за человек, - уже миролюбивым тоном закончил он.
   Оленька сидела и спокойно наблюдала за их разговором. Она вспомнила свою последнюю встречу с Еремеевым, тот валялся у нее в ногах и просил выйти замуж за него. От этих воспоминаниях она вздрогнула и в слух произнесла:
   - Ваня! Перестань собачиться с Сергеем. Он расследует убийство Еремеева и хочет знать все о нем, а ты мешаешь ему своими разговорами.
   Шейко от изумления открыл было рот, чтобы что-то возразить, но Оленька так посмотрела на него, что он поперхнулся. Казалось, глаза его раздулись, как пиявки, высасывающие кровь из лица.
   Удивленный ее горячностью, Сергей достал сигареты и закурил.
   Еремеев, в принципе, был неплохим человеком. Познакомил меня с ним
   Семак, который очень хорошо к нему относился. Честно говоря, я даже и сейчас не могу понять, почему Семак питал к нему такие чувства. Если бы не Семак, то Еремеев никогда бы не стал таким знаменитым артистом. Это он субсидировал все фильмы, главные роли в которых играл Еремеев. Все шло к свадьбе, и тут я узнала, что он связан с наркотиками. Я сразу прервала с ним свои отношения, хотя он и продолжал мне звонить. Затем я познакомилась с Ванюшей, и мы стали встречаться. Мне кажется, что Семак был очень зол на меня, за мой разрыв с Еремеевым. Она тяжело вздохнула. - Да вот еще что, рядом с Еремеевым всегда терся артист Шмелев, который прикидывался его другом, а на самом деле ненавидел его.
   - А откуда ты знаешь об этом? - удивленно спросил Сергей.
   - Однажды, мы сидели в ресторане у Семака, и Шмелев в разговоре
   упомянул актрису Смирнову. Еремеев резко прервал его и стал говорить, как она ему надоела своими притязаниями. Если бы вы видели, как Шмелев посмотрел на Еремеева. Он готов был задушить его своими руками. Я поняла, что Шмелев любит Смирнову, хотя старается скрыть от нас свои чувства. Я поделилась с Еремеевым своими наблюдениями, но он только отмахнулся от меня и сказал, что этого не может быть. Извини Сергей, но мне больше нечего тебе сказать.
   Шелестов молча сидел уставивших в одну точку. Мозг усиленно
   перерабатывал информацию, полученную от Оленьки.
   - А кто эта за женщина, которая сидит рядом с тобой? - услышал он вопрос.
   Сергей перевел взгляд на Оленьку. Ему показалось, что хотя Оленька и
   улыбается, на душе у нее далеко неспокойно. Заметив его взгляд, Оленька отвела глаза.
   - Моя жена, - просто ответил он, и, извинившись, направился к своему
   столику.
   - Ну что узнал нового? - нетерпеливо спросил Петр.
   На сегодня, хватит говорить о делах, - твердо сказал Сергей, - а то наши
   женщины устали от этого и возненавидят нас. Давайте лучше выпьем за
   наших прекрасных дам.
   - Давно пора, - усмехнулся Петр, а то у меня давно пересохло горло.
   - Маша! - сказал Сергей. - Если ты не будешь смотреть за Петром, то он у тебя сопьется.
   - Вот так всегда. Как работать - Петр, а как отдыхать - Сергей. А еще друг называется.
   - Давайте лучше выпьем, - сказала Маша, - а то на нас и так люди смотрят.
   - Они просто завидуют нам, что рядом с нами сидят такие красивые
   женщины, - сказал Сергей, поднимая рюмку. Но не успел он выпить, как затрезвонил мобильник. Раздраженный неожиданным и несвоевременным звонком Сергей рывком достал из кармана мобильник. - Ну и работа, - только и смог сказать он, ставя рюмку на стол. - Даже выпить не дадут. И нажал на кнопку. - Вас слушают, - произнес он
   - Сергей Петрович! Эта вас беспокоит Смирнова. Мне необходимо с вами срочно встретиться, - услышал он ее взволнованный голос.
   - А что случилось?
   - Я вам все расскажу при встрече. Это касается убийства Еремеева.
   Сергей на секунду задумался. Хотя он был уже уверен, что знает, кто убил Еремеева, но что-то, словно магнит, тянуло его к разговору со Смирновой.
   Он бросил растерянный взгляд на Юлю, которая сидела молча и пристально смотрела на него. Она понимала, как ему тяжело сейчас встать из-за стола и куда-то ехать, но она знала, что это ему необходимо сделать. Она взяла его за руку и сказала:
   - Поезжай Сергей, если будешь задерживаться, то обязательно позвони.
   Сергей понимал, как тяжело дались ей эти слова.
   - Где мы встретимся? - наконец произнес он в трубку.
   - Рядом с театром находится бар. В девять тридцать я буду в нем.
   - Договорились, - ответил Сергей. Затем поднялся со стула, подошел к Юле, которая сидела напротив его, и, обняв ее, сказал:
   - Я думаю, что вы дождетесь меня. Смирнова хочет сообщить мне что-то важное.
   - Я тоже с тобой, - сказал Петр и стал подниматься.
   - Ты должен остаться и охранять наших красавиц, а то их могут у нас
   увести. С этими словами Сергей направился к выходу.
  
   Сергей вошел в бар, но Смирновой пока не было видно. Он взял кофе и
   уселся за столик. Когда стрелки часов показывали сорок минут десятого, в дверях бара появилась Смирнова и сразу направилась к его столику. Одета она была в элегантный костюм цвета морской волны. Она улыбнулась ему, но Сергей сразу почувствовал, что она чем-то взволнованна.
   - Кофе будете, - спросил он.
   - Буду, - ответила она, хотя ей хотелось выпить водки.
   - Сергей подошел к стойке и сделал заказ.
   - И что вы хотели мне сообщить? - спросил он, усаживаясь за столик.
   - Сергей Петрович, - сказала она, - мне страшно. Лицо ее сделалось бледным, и на нем появился испуг.
   Сергей учащенно спросил:
   - Что случилось?
   После вашего отъезда ко мне пожаловали бандиты и стали расспрашивать у меня про Шмелева, - возбужденно сказала она. - Я так испугалась, что сразу им все выложила.
   - Сергей на мгновение задумался, затем вскочил со стула, полный самых черных предчувствий.
   - Шмелев сегодня выступает на сцене? - спросил он.
   - Да, - недоуменно ответила она, - но спектакль уже закончился и он наверное уже ушел.
   - Мы должны его перехватить, а то с ним может произойти беда.
   Сергей со Смирновой быстро выскочили из бара и побежали к театру.
   Еще никогда в жизни Сергей так быстро не бегал. До театра оставалось добежать несколько метров, как он увидел, как дверь открылась, и из него вышел Шмелев.
   Вдруг из-за темного поворота вылетела черная машина с погашенными фарами. Сергей понял все, едва увидев, что она без огней. Выхватив пистолет, он побежал навстречу машине с безумной мыслью проскочить мимо до того, как его сшибут. Мелькнуло лицо шофера в кепке, глубоко надвинутой на глаза, скорчившего над рулем. На заднем сидении виднелись силуэты двух человек. Один из них сжимал в руках нечто, весьма напоминающее автомат. Ствол упирался на опущенное до отказа боковое стекло.
   Вскинув пистолет, Сергей нажал на спусковой крючок. Выстрел оказался удачным. Пуля вдребезги разнесла ветровое стекло. Из завилявшей машины раздалась автоматная очередь. Пули защелкали по тротуару. Автомобиль пронесся мимо Сергея и врезался в столб. Сергей упал и прижавшись к асфальту, направил пистолет в сторону машины.
   Дверь была распахнута. Он едва успел заметить, склонившуюся за машиной тень, как раздалась новая очередь из автомата, и над ним просвистели пули. Он моментально выстрелил вновь. Стрелок вскрикнул от боли, выронил оружие и упал на тротуар.
   Сергей моментально перекатился к театру, около которого продолжал стоять, ничего не понимая, Шмелев. Он схватил его за ногу и рванул на себя. Это было сделано вовремя, так как на том месте, где Шмелев только что находился, пули уже чиркали об стену театра.
   Краешком глаза Сергей заметил одного из нападавших. Тот находился метрах в двадцати от Сергея и целился в него. Выстрелы раздались одновременно, и Сергей почувствовал, как пуля просвистела рядом с ухом. Он увидел, что незнакомец стал оседать на землю. Вдруг дверь автомобиля открылась, и оттуда выскочил шофер и принялся беспорядочно палить в его сторону. Сергей тоже выстрелил, но промахнулся. Он увидел, как стрелявший забежал за машину и исчез. Внезапно все стихло. Сергей осторожно поднялся с земли и направился в сторону машины, держа палец на спусковом крючке.
   Подойдя к ней, он увидел лежащего автоматчика. Он понимал, что умирает. Его тело, рухнувшее на землю, напоминало бесформенную груду, и только мертвенно-бледное лицо с еще горящими глазами свидетельствовало, что это человек. Он часто дышал, хватая ртом воздух. Он чувствовал, как кровь медленно вытекает из его раны, но ничего не мог с этим поделать. Автомат все еще валялся возле него, но он уже не думал о том, чтобы воспользоваться им. Он сам часто убивал людей, но когда пришла его очередь встретиться со смертью, ужас застыл в его глазах, и он всем своим существом стремился отодвинуть неизбежное.
   - Говори, кто послал? - задал вопрос Сергей.
   - А ты кто такой, чтобы задавать мне дурацкие вопросы. Голос его был едва слышен.
   - Полковник Шелестов.
   - Мент поганый, - прохрипели его губы. В глубине его сознания мелькнула мысль, что он может убить мента, и его правая рука потянулась за автоматом. На его искаженном агонией лицом появилась кривая улыбка. Он попытался подтянуть к себе автомат, но сил уже на это ему не хватило. Вдруг он конвульсивно дернулся и замер с остеклевшими от ужаса и злобы глазами.
   Рядом остановилась милицейская машина, из которой выскочили трое с автоматами.
   - Другой около театра, - сказал Сергей, протягивая удостоверение.
   - Он убит, - произнес один из них. - С вами все в порядке?
   - Вроде бы, - ответил Сергей, облокотившись на разбитый автомобиль. Только сейчас он вспомнил о Шмелеве. Тот продолжал лежать на том же месте. Две пули попали в него, но он был еще жив.
   - Ты виноват в убийстве Еремеева? - спросил Сергей и наклонился над ним.
   Шмелев хотел подняться, но снова опустился на тротуар. Воспоминание о убийстве Еремеева, сразу отразилось на нем. В его глазах появилась ненависть ко всему миру. И в первую очередь к убитому Еремееву.
   - Да, это я убил его руками Смирновой. Я бы его убил и еще раз, так как он испортил мне всю жизнь. Из-за него я сел на наркотики. Это он увел от меня женщину, которую я любил и люблю до сих пор.
   - Какой же ты мерзавец, - услышал Сергей Аленин голос за своей спиной. И как ты мог после этого жить на свете. Это бог тебя покарал, что ты лежишь сейчас на земле и подыхаешь, как собака.
   В это время подъехала скорая помощь. Санитары положили Шмелева на носилки и увезли.
   Только теперь Сергей почувствовал, как устал. Он посмотрел на часы. Было уже одиннадцать. Возвращаться в ресторан он уже не хотел. Он достал из кармана мобильник и увидел, что тот разбит.
   Смирнова, увидев в руках Сергея разбитый телефон, достала из сумочки свой и протянула ему. Тот позвонил Петру и попросил его брать женщин в охапку и ехать к нему домой.
   Смирнова стояла рядом и с напряжением смотрела на него.
   - Спасибо за помощь, - сказал ей Сергей, отдавая мобильник. Он направился к своей машине. Смирнова шла рядом.
   - Сергей Петрович! - сказала она. - Теперь моего мужа освободят. Я была бы этому только рада. Действительно очень, очень... Я теперь понимаю, как была все это время не права. Я очень хотела бы встретить его у ворот тюрьмы. Она тяжело вздохнула. - Но какими глазами мы будем смотреть друг на друга? Может, как смертельные враги? Как вы считаете, так будет лучше?
   Сергей остановился и посмотрел на нее. Он не знал, что ей ответить. Наконец он пожал плечами и сказал:
   - Я думаю, что ваш муж будет этому только рад.
   На ее лице отражались то радость, то неуверенность, то страх.
   Сергею стало жалко ее, и он сказал:
   - Все будет хорошо.
  
   Приехав, домой, Сергей быстро принял душ, переоделся и стал собирать на стол.
   - Ну что у тебя опять случилось? - спросил, вваливаясь Петр.
   - Давайте сначала выпьем, закусим, а только затем я вам расскажу, кто убил Еремеева.
   - С превеликим удовольствием, - сказал Петр, поднимая наполненную рюмку.
   Все выпили, и Сергей приступил к рассказу:
   После разговора со Смирновым я сразу отвел в сторону версию, что тот убил Еремеева из-за ревности, хотя все улики указывали на него. Помнишь Петр, я тебе говорил, что убийца тот человек, который прекрасно знал, что в тот роковой день будет играть именно он. В разговоре со Смирновой, та сказала мне, что во время обеда ее с Еремеевым, ему позвонил Шмелев и попросил приехать в театр. С этого времени я стал подозревать его. Затем ты сам сказал мне, что когда случилось несчастье с Шмелевым, тот сначала кричал от боли, но когда поехал к врачу, уже не хромал. Никакого перелома или ушиба у него не было.
   - Теперь все ясно, - сказал Петр. - Шмелев сразу, как только упал с лестницы, доковылял до столика с реквизитом и сел рядом. Он стонал от боли так, что все разбежались, стремясь помочь ему. В это время он и заменил патрон.
   - Ты абсолютно прав, - сказал Сергей. - Причиной преступления была болезненная зависть Шмелева. На состояние убийцы повлияло еще и то, что он влюбился в Смирнову, которую увел от него Еремеев. Последней каплей было для него то, что Еремеев отказался снабжать его деньгами и рассказал об этом Смирновой. Шмелев приговорил к смерти Еремеева и выполнил задуманное. Планируя преступление, он не только учитывал, что подозрение в первую очередь падет на Смирнова, но и сознательно этого добивался. Одним выстрелом он хладнокровно убирал двух соперников. Он сам в этом только что сознался. И рассказал, как все это произошло.
   Женщины, затаив дыхание, слушали его. Когда он закончил, Юля тяжело вздохнула и сказала:
   - Ты меня в могилу сведешь со своей работой.
   - Но со мной ничего не случилось, даже нет ни одной царапины. Юля поднялась со стула, подошла к нему и обняла его.
   Петр кашлянул, посмотрел на Машу и сказал:
   - Уже поздно, нам надо ехать.
   - Возьми машину, она тебе понадобится. И протянул ему ключи.
   Как только они остались одни, Сергей поднял на руки Юлю и понес на кровать. "Вот закончилось и еще одно дело", думал он. Ему предстояло еще выяснить, кто пытался ликвидировать Шмелева.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"