Лис Марк: другие произведения.

Площадь каменных волн (конкурс - "Колесо Миров")

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    маленькая компиляция из уже написанного, соответствуящая теме конкурса

  
  
  
   В полутрансе я рассматривал уставившееся на меня из монитора лицо демона. Широкие глазницы его аморфной состоящей из букв рожи пустели белым фоном ворда, и, отведя взгляд, могло показаться, что углом зрения замечаешь как в них мелькают и исчезают грустные тёмнокарии глаза наудивление напоминающие мои собственные.
   Я снова попытался сконцентрироваться на тексте, но половина мозга отвечающая за распознание письменной речи была в отключке от длительной перенагрузки, уступив место графической фантазии.
   Лицо демона упрямо отказывалось исчезнуть. Я на секунду закрыл глаза и снова взглянул на написанный мной текст в надежде на этот раз увидеть лицо юной дамы или на крайний случай пусть даже уродливой носатой старухи. На меня всё также смотрели проглоченные черепом демона обрамлённого короной отпечатков пальцев на мониторе собственные карие зрачки. Я глупо хихикнул и удалил ему клыки. Главное не сохранять файл сейчас, а то поди устрани потом ущерб нанесённый недописанной первой главе моего романа.
   Продолжая глупо улыбаться наперекор моим отчаявшимся глазам, я попытался составить из букв домик с садом вокруг. Крыша всё время почему то съезжала набок, а деревья подозрительно напоминали кресты составленные из согласных.
   Крыша это, наверное, оговорка по Фрейду, ещё чуть-чуть я кончу также как он. Я вырубил питание компьютера и ещё секунду наблюдал, как тает врезанный в радужку призрак уродливого лица.
   Скоро должны были подойти друзья, а я всё ещё не закончил первой главы. После их триумфального прибытия и торжественной встречи с шампанским я наверняка буду не в состоянии написать ни одного связного предложения, по крайней мере, до завтрашнего полудня.
   Разбить написанное пополам и выдать за обещанные две главы? Да нет, Совесть замучает. Стыдно будет посмотреть ей в глаза. Хотя в этом для меня не было ничего нового. В любом случае, я уже сейчас выбился из сил и был не в состоянии продолжить свою каторгу. Камень с грохотом покатился вниз и, чудом не задев лодку Харона, разметав кругами волны, утонул в Стиксе.
   На самом деле, описывать вымышленные приключения доставляло мне удовольствие, но после утреннего разговора с Марией я не мог некритически глядеть на плоды моего труда, стоившим мне нескольких часов дня и онемевших пальцев. И то, что я раньше не замечал, теперь напрочь портило мне настроение. Два раза мне приходилось стирать большие куски текста, которые, без сомнения повествовали обо мне и Маше. Неужели это настолько очевидно? Она же сразу заметит.
   Я глубоко задумался, оценивая свои способности. Разве мне не о чем больше писать? Когда я пытался перестать писать вымышленный самопортрет я упирался в стену пустоты окружающую мой маленький до горла затопленный самосочувствием мирок.
   И это всё? А как же моя знаменитая фантазия? Сотни прочитанных книг? Ничего не значат? Нет, у меня есть идеи. Но идеями это и заканчивается. Ни персонажей (кроме копий меня), ни действия. Что же делать? Кто виноват можно было и не спрашивать.
  
  
  
   Звонок в дверь.
   Я снова запустил компьютер, собрав волю в кулак и потребовав от себя ещё раз вернуться к тексту.
   Звонок в дверь.
   Включил тихую музыку и налил в стакан холодной Колы. Жаль при её изготовлении не используют больше изначальных Колы и Коки, которым она собственно обязана названием. Пришлось бы сейчас к месту.
   Звонок в дверь.
   Да кто там к чёрту трезвонит на ночь глядя?! Я неохотно встал и, держа стакан в руке, поплёлся к двери.
   За ней стояли, почему то выглядевшие измотанными и напряженными Сергей с незнакомой недостающей ему до плеча девушкой. Почему то казалась, что недавно по её лицу текли слёзы, хотя глаза выглядели сухими и лишь чуточку усталыми.
   Не здороваясь, Сергей спихнул меня с прохода и проводил девушку внутрь. Я наконец-то опомнился и, устыдившись, что чуть не забыл назначенную собой же встречу, закрыл дверь.
   - Знакомьтесь. - Улыбнулся Сергей. Он единственный в комнате выглядел как будто всё в порядке, и нет никаких тревог и странностей отмечающих лица присутствующих. - Олег. Бездельник на правах блудного сына проживающем в этом скромном жилище и эксплуатирующим милость хозяйки квартиры. А также друг детства и безнадёжный мечтатель, витающий так высоко в облаках, что, несмотря на мои попытки прыжков с парашютом я так и не смог там его встретить, - в его словах больше контекста, чем кажется посторонним, но похоже вся наша дружба связана из таких вот частых случаев из прошлого.
   - Не волнуйся, что он так выглядит. По крайней мере, вены себе резать ещё не пытался, а бледный цвет лица это от чрезмерной романтики и отрицания спорта.
   -Добро пожаловать в наше скромное убежище. Надеюсь, даму не будут смущать черепа и кости по углам - не все посетители прошлого шабаша уже вынесены. Я мог бы набросать лепестков чёрных роз в местах достойных вашей ноги, но, боюсь, в данных условиях это сильно ограничило бы свободу вашего перемещения.
   - Юля, - спокойно и просто ответила она. Я хотел было поцеловать руку присев в реверансе, но понял, что в данном случае это было бы уже чересчур. Мало кто поймёт, что это серьезно, а не вычурное кривляние. Символизм действия портился персональным ассоциативным рядом людей. Кто-то поймёт это как галантность и уважение, кто-то как клоунаду, а у кого-то, несмотря на здравый смысл, поцелуй в руку ассоциируется с вирусными инфекциями, тьфу.
   Каштановые волосы, на вид скромная, большие очки висящие на воротнике блузы. Которая кстати порвана...
   Я хотел было открыть рот чтобы спросить, но Сергей опередил меня, махнув перед носом забинтованной рукой и сказав, что, коли формальности окончены, он сбегает в ванну промыть рану.
   Я указал Юле на место у компьютера, считавшемся самым уютным в квартире, а сам, уселся на край Машиной кровати, с вежливым интересом рассматривая её. Она оглядывала квартиру, останавливая взор на мелких деталях интерьера выдающих женскую руку (например, всё ещё живых растений на подоконнике), мельком взглянула в монитор и тут же отвела взгляд, как мне показалось, чуть-чуть покраснев.
   Пауза. Шум воды из ванной.
   Я по привычке раздражающей много людей, гляжу прямо в глаза. Она не отводит взгляд, но и не фокусирует его на мне - думая о чём-то своём, грустном.
   Как это меня доконало! Ну неужели не осталось больше ничего радостного вокруг, что куда ни глянь печальные лица. Печаль это вид эгоизма, знаю из первых рук - для того чтобы порадоваться надо приложить усилие. Чтобы создать повод, преодолеть свои сомнения, решить проблему, просто найти сил сдвинуться и взглянуть на жизнь с другой точки. Печаль же не требует от тебя ничего - грусти себе и плыви по течению, упиваясь жалостью и сладкой болью.
   Такие рассуждения не приводят к хорошему, порождая желчь и презрение к людям и себе наделённому теми-же ошибками. Неверное решение. Электрод в мозг и давить на кнопку гормона счастья пока не умрешь с голоду на благо общества в белых халатах.
   Циник блин! Заткнись!
   Пауза. Шум воды из ванной.
  
   Два слова, свою мантру света
   Читаю, по траве идя, босой.
   В её глазах, что радугу рассвета
   Дарили миру вместе с праздничной росой
  
   В движенье звезд в полудень,
   я один их вижу
   В сиянье детских лиц
   жарой и ветром выгнанных во двор
  
   И в переливах изумрудной бури...
   голос листьев слышу
   И знаю - это ключ от мира.
   'Окрылён Весной'
  
   Шум воды из ванной. Наконец-то её взгляд сконцентрирован на мне и, кажется, даже уголки её губ чуть приподнялись в робкой улыбке. Не важно - я гляжу в глаза и вижу, что туман исчез и теперь всё в порядке. Иногда достаточно маленького усилия, чтобы помочь человеку выдерживать груз мира на плечах. Улыбка. Искренняя, она всегда красива, независимо от человека и ситуации.
  
   - Колы? Вина? Чаю?
   Она молча кивает соглашаясь. Подразумевая, что времени для вина ещё будет достаточно, я наливаю чаю и подаю ей с кусочком торта на блюдце.
   Сергей возвращается из ванной, фыркая, отряхивая волосы и забрызгивая нас водой. Судя по всему, не ограничился омовением рук. В этот момент в дверь снова звонят и я, конечно же, спешу открывать, успевая обратить внимание, что Сергей заметил изменившееся настроение Юли и смотрит на меня спрашивающим взглядом. Не сейчас.
   В двери, чуть не задевая головой косяк, расположился элегантный мужчина со строгим лицом одетым на такой же строгий чёрный костюм без галстука. Мафию вызывали?
   Мишка сначала протягивает одну руку, сильно сжимая мою пятерню своей, а потом другую, подавая пакет с продуктами и, так же как и Сергей, сдвигая меня с пути и входя внутрь. Ну хоть кто нибудь может относиться ко мне серьёзно как к хозяину жилища приютившего их для этого сумасшедшего чаепития? Правильно, я сам-то не могу. 'Чем глубже, тем веселей' - думала Алиса МакГи, заживо закапывая мартовского зайца.
   Михаил, в быту Штирлиц, выдался ростом и сложением, переваливая через два метра и неся слово господне направо и налево, а иногда даже всерьёз. Не спрашивайте меня, с какой стати он сошёл в монастырь, но хотя Священником он ещё не был, он неплохо репетировал роль сошедшего с иконы строгого и непоколебимого в вере святого, исправно таская с собой томик 'Hexenhammer' в оригинале на языке Гёте и заставляя сердца смертных трепетать от его голоса.
   Вам недостаточно? Я уже упоминал, что он Евангелик и имеет немецкое гражданство, которым впрочем, ещё ни разу не пользовался?
   -Да пребудет с Вами Сила!
   -Шалом.
   -Сам такой!
   -А по зубам за ругательства в присутствии дамы?
   -Ой, здравствуйте. Юля.
   -Михаил.
   -Агент засланный.
   -Тебе сколько переломов недостаёт до Джеки Чана?
   -Чай будете?
   -С лимоном?
   -С водкой, и можно без чая.
   Мишка плюхнулся на подушку на полу, и, скрестив ноги по-турецки, облокотился на батарею у подоконника. При его росте, его лицо находится почти на таком же уровне как у Юли сидящей сейчас на подлокотнике кресла у компьютера. Со строгим видом он откупорил бутылку принесенного им вина, и, помахав нам подносить бокалы, с тщательностью казначея отсчитывающего монеты, налил, заполнив свой бокал до верха и лишь чуть капнув в мой. На него алкоголь почти не действует. Или мы этого не замечаем так как всегда отрубаемся раньше него. Я вообще давно не пью, только иногда по случаю по капле вина.
   -Так выпьем же за неординарную личность, посланную в наш круг Богом и благословленную истинным талантом, чей свет озаряет тьму наших грешных жизней - прогрохотал его голос.
   -Ну...э...что-же....нет ну... - промямлил я смущённо, но тут заметил его хмурый взгляд давящий на мне.
   - Не ты, балбес! Проклятие грустное. Юля Веньина. Ведь так вас зовут, прекрасная? - сказал он, повернувшись к ней.
   -Вв..Веньина?! Та самая, которая... - одновременно, разинув рты, уставились на неё мы с Серёгой. Похоже, по своему обыкновению он не поинтересовался большим, чем её имя, оставив без внимания фамилию, приглашая с собой.
   - Та самая уже знаменитая в некоторых кругах художница мангака. В том числе известная как автор...
   Хентай серии 'Двойные сердца'. Сергея хватил удар. Ещё секунду и он наверняка как всегда сориентируется и найдет что-то остроумное сказать, но в данный момент, он был в нокауте, отсчитывая периоды распада урана.
   Юля покраснела и опустила глаза, этот род славы явно смущал её. Я тоже покраснел и понял, почему она отводила глаза от монитора - мой рабочий стол украшали обои с красивой девочкой подростком из той самой серии. К счастью хотя бы одетой. Я с трудом сглотнул.
   -Раз уж мы собрались вместе для таинства дружеского испития дарованного нам алкоголя, недолжно быть тайн между нами способных омрачить сей славный вечер, - продиктировал Михаил.
   - Более того, кто сейчас посмеет сделать глупую реплику или попробует приставать к девушке, получит в лоб со всей яростью кары господней - выразительно посмотрел он на Сергея, тут же забывшего что тот хотел сказать.
   Юля благодарно взглянула на Мишку, и, наконец подняв глаза, отпила из бокала. Казалось, ещё одна часть груза сброшена с её плеч. Всё-таки не ассоциируется её невинный вид с рисованием хентая... хотя, чего я ожидал? У нас у всех есть свои фантазии и глупо отказывать в них другим, тем более что, как снова было доказано, такими уж другими они не являются. Просто мы привыкли скрывать свои пороки, считая, будто у других их попросту нет, забывая, что они тоже люди.
  
  
  
   Я исподволь рассматриваю её. Пытаюсь описать черты характера, чётко представить, что же это в её виде делающеё её такой особенной. Завораживающей? Нет. Отпугивающий. Я готов бы был влюбиться в любую из девушек нарисованных ей, но теперь осознаю, что разные лица на самом деле одно - немного скованное, спокойное, но не могущее скрыть, ни странной решительности, ни кокогото горького ожидания, и прохладной пустоты. Стена от глаз ненароком заглянувших слишком глубоко в незнакомую душу. Именно - пустота. Её взгляд, серьёзно осознающий всё вокруг как оно есть, и дистанцирующий её от происходящего. Она знает чего ожидать и смирилась с тем, что мир не таков как в мечтах излитых ею в живописи вместе с этой самой болью, оставив снаружи оболочку отвечающую ожиданиям людей и заперев неприкосновенную часть себя от этого мира, боясь потерять и её.
   Как хотелось бы быть тем кто смог бы доказать ей, что всё не так как она думает, что есть в мире красота и что не стоит боятся и отрицать мечту. Глупость. Единственное что я мог бы подарить ей это общую печаль, у меня и у самого не хватило воли спасти себя, что же говорить о попытках вытащить из бездны кого-то другого....
   Что-то произошло между ней и Сергеем сегодня вечером. Она улыбается ему и смеётся его шуткам, но в глазах её тень страха. Ничего между ними не выйдет. Жаль. У него хватило бы сил и радости заполнить холод пустоты вокруг неё. А так... Она словно тонущая, безмолвно и безвольно смотрящая из-под поверхности воды на протянутую ей руку.
   Ну почему мне всегда надо философствовать и усложнять вещи пытаясь понять иллюзорную суть людей? Потому что я осознал Себя. Взглянул слишком глубоко. Увидев неприкрыто и холодно конструкт из мечтаний, обмана и пустоты. И не смог ничего изменить... Возможно, человек не в силах помочь себе, только пожертвовать себя, пытаясь спасти другого. Вот почему... Нет, хватит грустных мыслей. Тем более что, скорее всего я неправ и просто нафантазировал, стараясь увидеть то, чего нет.
   Юля. Двойные Сердца. Кто бы подумал?
   Всё-таки хорошо, что я убрал обои с той особо нецензурной сценой, которая назло Совести некоторое время украшала рабочий стол. Моё лицо снова в силах надеть пусть и грустную, но улыбку. Мне срочно нужен персональный номер Скандинавских богинь. Впасть в детство и не взрослеть. Хочу забрать желание и загадать заново.
  
   За окном царил час Ночной Радуги. Это когда все однотонные огни города в окнах домов и фонари уже погасли, и остаются только разноцветные вывески баров и казино, работающих до утра, предавая городу другое, феерическое освещение.
   Я выключил люстру и включил лампу чёрного света подстать обстановке рождающую блеск и сияние словно это сама квартира люминесцировала, будто находясь глубоко под водой.
   Так мы просидели с полчаса, радостно болтая не о чём, слушая весёлые пререкания между Мишкой и Сергеем, и даже уговорив Юлю спеть под аккомпанемент Машиной гитары экспроприированной мной. Так бы и прошла вся ночь, если бы Сергей, наконец не вспомнил, что встреча эта внеочередная и для неё наверняка должна быть причина.
   О причине вспоминать не хотелось, слишком уж хорошо мы сидели, но поворачивать было уже поздно. Глаза друзей светились любопытством. Тьфу. Я выключил чёрную лампу, и, когда подозрительный свет из глаз исчез со всеми остальными глючными бликами, нехотя принялся рассказывать о проблеме, вставшей передо мной.
   Они тут же неспрашивая меня заняли место у монитора и принялись за чтение моей очередной
   попытки обратить мысли в письменную речь. Были бы мысли... Юля в кресле, Сергей, сидя на полу рядом с ней и Михаил, возвышающийся сзади как башня и сосредоточено читающий из-за Юлиного плеча.
   -Подожди, не листай ещё... всё... можно.
   -Ой...
   -Нда...
   -Ну сколько ещё, быстрее!
   -Богом прошу, помолчать можете?!
   -Не путайте овощной магазин с библиотекой, гражданин!
   -Не затыкался при жизни, помолчишь в морге!
   - Заткнитесь оба!!
  
   Первой закончила читать Юля, развернувшись в кресле и с интересом наблюдая за мной, ерзающим в нетерпении в ожидании оценки.
   -По моему, стихи у тебя получаются лучше, - я, конечно ожидал критики, но, признаюсь, лживая наглая лесть была бы мне по нраву больше.
   -Ты видно ещё мало его стихов слышала, если говоришь такое... - ответил Михаил,- проза ещё куда не шло... По крайней мере, здесь он не пытается рифмовать Смерть через каждую вторую строчку.
   -А какие есть рифмы у Смерти?
   - Не спрашивай.
   Сергей, воспользовавшись тем, что остальные уже дочитали, отлистал назад и сосредоточенно читал сам.
   -Нет действия...(в глаз)
   -Я не вижу живых людей. (Обижать девушек неприлично, поэтому мысленно советую надеть ей очки)
   -Стиль хороший, но в чем суть? (Проблема не в очках)
   -А та девушка подозрительно напоминает... (тебе одного глаза мало?)
   -Но как тот его! Ха?! Круто, одним ударом! И та драка в трактире тоже! Супер! Продолжение будет? (Ногой в живот. Стоп. Отмотать назад. Он действительно похвалил или послышалось?)
   Все, включая меня, с удивлением уставились на сияющее азартом лицо Сергея произнесшего последнюю реплику.
   Он с надеждой смотрел на меня. Продолжение?
   - Это первая глава. Мне надо до завтра написать две, но, к сожалению, я пуст! Как бутылки через десять минут после Мишкиного прихода. Как...-я уронил голову в руки. - Это катастрофа, товарищи. Всё кончено, Шура. Бросайте свои глупые гири. Пароход уплыл, а вмести с ним и наши стулья.
   -Не отчаивайся, как ты книгу назовёшь, так она и поплывёт, аж до солнечного Рио, мимо славна града Рима. Ты нас зря звал? Щас сообразим вместе. Ты хотя бы расскажи, о чём книга то? - усмехнулся Сергей.
   Я поднял глаза к потолку и смиренным голосом произнёс:
   -О Боге...
   -Ох....
   -О заключённом Боге...
   Юля и Сергей с опаской взглянули на Михаила, но тот лишь слушал с истинным интересом. Начиная рассказывать, в моей голове начали оформляться картины событий и я всё уверенней начал излагать сюжет друзьям.
   - Представьте Демиурга. Всемогущего, бессмертного, вечного и, что главное, не единственного - повествовал я с взглядом направленным вдаль, сквозь пространство и время, туда, где мои слова были наделены сущностью и реальностью. - Никто не знает, почему он поссорился с другими, но был конфликт, приведший к уничтожению множества миров и гибели множества созданий. Вместе, его противники были сильней, но его невозможно было убить. Невозможно сковать, ибо пожелай он, и любые цепи спадут, пожелай он, и любой урон нанесённые ему исчезнет. Он был воистину всемогущ.
   Я сделал паузу, чтобы набрать воздуха и продолжил:
   - И тогда его противники нашли единственныё способ лишить его Силы. Заставить его перестать осознавать собственную силу. Совместной Волей они отправили его в один из старых миров, пустой после войны, и последним усилием стёрли ему память.
   - И был он Богом бродящим земле. И была она пуста. Лишь в небе белела луна свернувшегося в клубок Дракона Стража Скайгарта оставленного охранять его от внешнего вторжения. И горным хребтом через землю пролегла спина Дракона Слэйера охраняющего его заточение. И создал он солнце. И создал он воздух. И создал удивительных зверей и растения, - теперь всё внимание друзей было направленно на меня, похоже не всё так уж плохо, если моя идея им нравится.
   - Но не было в этом мире людей. И те, кого он создавал, были безвольными куклами. И стало ему так скучно, что создал он СМЕРТЬ. И первым испытав своё творение... Пересёк черту живых, - я уже не обращал внимания на друзей, заколдованный собственным рассказом.
   -Но был он бессмертен, и не было воли способной убить его, и провернулось колесо перерождений, воскрешая его и рождая его в момент творения мира, где он встретил... Себя.
   -Он не мог погибнуть, но умерев, поделил свою Силу напополам, воскреснув со второй своей половиной в начале времён. И возрадовался он. У него появился брат. И радостно путешествовали они, занимаясь творением, как им казалось их Мира. - Но скоро понял переродившийся, что он лишь Часть Его. Того кого звал он Братом, и кто звал его Каином.
   Его Сила была неполной, лишь половиной ТОГО кто был вначале, Истинного. И тогда схватила его зависть, поднял он камень и пришиб Брата своего. Но не стал он един. Не обрёл силу. Не обрёл память. И лишь новая жизнь появилась на равнинах одинокого Мира
   Заплакал Каин, скорбя о поступке своём, и испугался он смерти. Несовершенен был он, не полон, почти всемогущ, но волей создания Изначального - смертен. И скрылся он, и прятался от своих братьев.
   А они жили и умирали. И каждый раз, когда кого-то забирала Смерть, сила его делилась и зарождалась новая жизнь, начинался новый цикл.
   И стали их миллионы, и забыли они истоки свои, и обжили они созданныё первыми братьями мир и стали звать себя человечеством.
   Пауза. Кажется, друзья что-то ожидают от меня, но я лишь молчу, наслаждаясь пустотой.
   -Э...Аминь? - неуверенно шутит Сергей, но, получив подзатыльник от Мишки, затыкается.
   -Сильно. Ничего не скажешь. Вот только один вопрос. Как рассказанное тобой связано с обычным фэнтези рубевом которое мы только что читали?
   -Ну... - я задумываюсь...- Дело происходит уже при сформировавшемся мире. Большинство людей живут как нормальные человеки, отличаясь лишь Волей Творения, читай магической силой, в зависимости от того в насколько раннем цикле они родились.... Но есть и те кого Называют Первые. Осознающее свое происхождение и наделённые огромной Силой. Они те, кто родились в первых циклах
   Чтобы вы правильно поняли, умирая, перерождение происходит не в момент после смерти, а новый человек появляется в любой момент времени - от создания мира до поздних времен, переписывая цикл. Так что нельзя по эпохе рождения определить Первый человек, или один из миллионов последовавших..
   Я тщательно пытаюсь подобрать слова, чтобы выразить засевшую в моём мозгу идею.
   -В обычном мире они просто очень могущественны, но их воля ограничивается волей миллионов других придающих форму миру. Поэтому они в основном живут в воздушном дворце в 'отражении' мира. Где они всемогущи - могут творить и уничтожать галактики и так далее.. Проблема в том, что рано или поздно, такая жизнь надоедает им, и по сути тем же путём каким был заточён Истинный, они создают собственные Миры и уходят в них. Поэтому во дворце есть галерея с множеством дверей на краю пропасти.
   Каждая дверь - мир, в который ушёл один из Первых. Никто и некогда ещё не возвращался, так как миры эти созданы по их законам и желаниями, они чаще всего забывают кто они такие, живя в собственной сказке.
   Так было до недавнего времени. Но один из смертных, живущих в нижнем Мире, некромант чьё имя неизвестно, все просто называют его Мастер...
   -О нет... только не надо снова некромантов. Мне войны магов до самого эндшпиля хватает. - простонала Юля.
   -Нигромантов. - поправил Михаил.
   -Чего?! - искренне удивился Сергей комментарию друга.
   Михаил достал из кармана затрёпанныё томик 'Hexenhammer' и помахал им перед его носом.
   -Нигроманты, Планетарии, Астрологи, Геоманты - официальная классификация магов церковью. Так что правильно термин тёмный маг звучит - Ни- гро- мант.
   -Знаешь... - протянул Сергей - Я думаю, читатели не оценят... а Сутенер это по ихнему поклонник Сатаны? АУ!
   - Не издевайся, неуч.
   - В любом случае успокойтесь оба! Нигромант, некрофил... просто временное обозначение чтобы показать его характер. В любом случае там не стандартная система магии, так что термин бессмысленен.
   В общем, этот Мастер, научился захватывать силу творения Первых, из тех, кто ушли в собственные Миры. С помощью специального ритуала, он как бы замещает персону наиболее близкую к Первому в его мире, занимая его место, и вытесняя её в своё тело в истинный Мир.
   Там, он просто должен найти Первого и убить (так как в большинстве фантазий они смертны) либо заставить нарушить правила собственного Мира. Тогда происходит процесс обратный перерождению при смерти в Истинном Мире, и маг получает его силу и сознание в придачу.
   В одном из таких миров он подбирается к Первому, но тот убивает Мастера. Мало того, что первый получил силу мага и всех убитых им ранее и возвращается в зеркальный дворец, так и персона, которую маг 'вытеснил' в Истинный мир остаётся в нём, имея все воспоминания этого Мага, так как, по сути, занимает его место.
   Короче. Первый выбравшийся наружу понимает, что нашёл способ в своё время упущенным Каином (который, кстати, до сих пор жив) и в тайне начинает гасить других первых, в конце концов, подводя события к массовой гибели всего живого, чтобы снова стать тем самим Истинным и выбраться из тюрьмы этого мира.
   Главный персонаж, персона занявшая место Мастера, должен это предотвратить. Точка, - наконец - то я могу перевести дыхание.
   -Так в чём же проблема? Звучит Круто, - это опять Сергей, оправившись после Мишкиного удара.
   - Проблема в том...- я глубоко набираю в грудь воздух - ЧТО Я ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЮ КТО ГЕРОЙ, ДАЛЬНЕЙШИХ СОБЫТИЯХ И ТАК ДАЛЕЕ!
   Я быстро и тяжело дышу, будто после длительного бега. Добегался. Все трое смотрят на меня со странными улыбками. Ой, что ж я натворил такое?
   - И это всё? Для чего здесь, по-твоему, мы? - улыбается Михаил.
   -Человек, вымещенный из мира Первого, должен быть близок к нему? - наконец подала голос Юля.
   -Ну... вроде...
   -Тот Первый, мужчина?
   -Да.. - отвечаю я, не зная куда она ведёт.
   -Тогда просто. Герой - или сестра или возлюбленная.
   Блин, как же всё просто. Почему я сам не догадался?
   -Сестра, - строго утверждает Михаил. Если сказал, проще принять его точку зрения, чем переубедить.
   -Китаянка! Воровка!
   Удаётся же Сергею привлечь к себе внимание. Снова следует недоумённая пауза, которой он наслаждается как чеширский кот сметаной.
   -Во первых, это очень интересный персонаж, и мало кто хорошо описывал этот типаж, кроме того кто лучше воровки с азиатским менталитетом способен выжить в незнакомом мире? Очередная студентка что ли?
   -В чём-то он прав, - замечает Юля - нестандартный типаж, главное не испортить как многие другие.
   -Да я тебе хоть живую приведу, чтобы ты с натуры писал! - радостно ухмыляется Серега, глядя на меня - Есть у меня знакомая...
   -А...
   -А почему Первый создал мир, где он живёт с сестрой, тем более воровкой..-задаёт логичный вопрос Юля. - Может... в Истинном Мире, у него тоже была сестра?
   - И погибла, поэтому он ...
   - Нет! - прерывает Сергея Михаил. - Это ОН погиб. Он был добрым и честным монахом, его сестра же воровкой, за которой гонялся весь свет. Однажды он случайно убил преследователя, когда она искала убежища у него. Его разум не выдержал этого, и он сошёл с ума, превратившись в маньяка убийцу, и был казнён прилюдно с его сестрой наблюдающей беспомощно из толпы. С тех пор она винит себя, что это ОНА его убила.
   А он, будучи Первым, не умер, но в момент боли ушёл в созданный собой мир, чтобы вести иную жизнь рядом со своей сестрой.
   Мы ошарашено молчали, внимая его словам. Мало кто ожидал такого от Михаила. Паузу прервала Юля тихо уточнившая:
   - Так у него получается после возвращения две сестры? В истинном мире, в другом обличье и китаянка фантазия-воспоминание из Мира-Сна?
   -А...
   Сергей воспользовался моим 'А...' и встрял в разговор со своим вопросом:
   - Она, китаянка, должна появиться не одна, а допустим - эльфийка лучница, которая служила Мастеру, будет служить ей, так как она заняла место её хозяина. По сути это и есть её хозяин, просто сменивший пол, сошедший с ума и...
   -У-бью...- это Юля шипит, замахиваясь на него вырванным у Михаила томом 'Молота ведьм'. Название весьма подходит к ситуации. - Эльфийка... лучница....да я тебя!
   -Хорошо, хорошо! Вижу - штамп. Просто классная девушка. С луком, - глядит на неё с опаской, оценивая достаточно ли уступок чтобы успокоить её - и вообще! Это дух призванный Мастером и потому служащий ему так верно. Просто 200 лет назад, он занял тело этой принцессы... - при этом слове Юля снова замахивается, и он быстро добавляет - которая в свое время была похищена наемником, влюблённым в неё, но для спасения своей жизни он продал тело Мастеру, нуждавшемуся в вместилище для духа, в обмен, что он оставит её на 50 лет одержимой, в этой банде, как подчиняющегося воле этого наёмника раба.
   -А...
   -А у героини будет моральный выбор вернуть к жизни всеми забытую уже как 200 лет девушку, или оставить её такому же ставшему другом Духу, и
   Так они и дискутировали минут десять на грани кровопролития, пока Михаил не усадил обоих как детей по углам.
   Юля что-то протянула мне в руку. Листок, на котором изображена девушка китаянка, судя по всему, главная героиня ненаписанного ещё романа.
   - Похоже?
   -Супер... только одежды можно немного побольше... Хватит, оставь стакан, это 5й уже. -
   -А это? - протягивая мне другой листок, предпринимая очередную попытку схватить со стола бокал с ликёром. Судя по всему, на этот раз на нем изображён Мастер. И когда она только успевает?
   -Ох! А я его знаю! - встревает Серега, глядя на листок - это же Андрей с 3го курса...
   И так продолжается в течении вечности или двух.
  
   Нет. Я так больше не могу. Я сажусь и начинаю печатать, стараясь звуком щелкающих клавиш перекрыть звучащие сзади о чём-то ругающиеся голоса Сергея и Юли, звон бокалов. Михаила поющего балладу о вурдалаках на Волге, Всё более расслабленные голоса и радостное хихиканье... Всё тише и тише... Со временем и эти звуки затихают, оставляя лишь ритмичное постукивание по клавиатуре.
  
   Протерев слезящиеся глаза, я перечитываю последнюю строчку текста. Ну наконец то. Две главы. Закончены. Но как же я устал...4 часа ночи. Михаил храпит на полу. Сергей и Юля, обнявшись, спят на Машиной кровати. Вокруг бутылки и остатки еды.
   Блин, что же Совесть устроит, когда придёт утром, думаю я и засыпаю, опустив голову на клавиатуру и выводя уходящий в бесконечность ряд ооооооооооооооооооооооооооооо на экране.
  
   Читатель под эффектом 25той буквы резко бежит покупать попкорн, а я сплю и мне снится, что дальше пойдёт либо о любви, либо о крови.
  
   Конец любовного письма написанного кровью на небе. 'Спаси!'
  
  
   Она сделала шаг вперёд и, закрыв глаза, неустойчиво замерла на краю пути трещиной пересекавшего купол неба.
   Что такое высота, здесь, в замке по ту сторону мира? Дуновение ветра и вот ты, теряя равновесие, соскальзываешь вниз... или взлетаешь?
   Белоснежные платформы и сюрреалистические постройки Яслей, связанные кружевом узких каменных дорожек смотрели острыми шпилями вверх. Но глубина бесконечного неба была снизу. Сверху, огромным куполом, расположилось отражение Истинного мира - ещё одно небо, частично скрытое пеленой блуждающих облаков. А за ним....изумрудная зелень континентов и тёмная синева океанов.
   Ночью, взглянув вниз можно было увидеть гигантскую луну свернувшегося в клубок спящего дракона на фоне черноты пустого беззвездного пространства. Взглянув же вверх - различить каждую деталь казавшегося таким близким мира растянувшегося от тёмного горизонта до освёщённого всходящим солнцем противоположного края, неба?
   Сделать шаг вперёд с ненадёжного пути, и... упасть вниз? В черноту неба. Преодолеть преграду воздуха и продолжать падать в бесконечность - к забытию, за пределы разума Истинного.
   Или... сделать шаг вперёд, взмыть вверх и набирая скорость нырнуть вглубь сквозь собственное отражение, разгоняя волны на тонкой поверхности Астрала - выше, сквозь облака - к увеличивающейся и занимающий всю ширину взгляда тверди Истинного мира.
   Так будет если шагнуть вперёд, и пожелать куда хочешь. Что случится, если она с закрытыми глазами просто сойдёт с каменного мостика и даст принять за себя решение окружающему Миру?
   Скорее всего, она просто повиснет в воздухе. Ничего не происходит здесь без воли кого-нибудь из Первых. Она тяжело вздохнула и открыла глаза. А если перестать хотеть дышать?
   Вряд ли это что-нибудь изменит.
  
   Существует множество теорий об устройстве этого места.
   Ей больше всего нравилось объяснение описывающее вселенную как отражение сознания Истинного.
   Нижний, истинный мир - это его разум, его память, совокупность его знаний и осмысленных переживаний, мыслей обречённых в форму. Ядро этой странной вселенной.
   Плёнка Астрала, невесомая, призрачная - его подсознание, мир в себе - песочница для игр, снов и скрытых мыслей. Пустота, в которой блуждают забытые воспоминания и неосознанные желания. Толщиной с мечту, он является границей созданного первым миром. Линией очерчивающий его 'Я'. Ничто не приходит в мир извне. Все обретшее плоть в нижнем мире сначала снилось Истинному здесь. Каждый может превратить свои мечты в Астрале в реальность, но только родившиеся в первых циклах обладают достаточной волей спроецировать свои сны в Истинный мир. И только Истинный мог бы сделать их реальными...
   И за покрывалом Астрала - Отражённый замок и простирающаяся в бесконечность пустота - мир, который на самом деле можно было бы называть Истинным. Мир, каким он был до нашего прихода. Пустой и мёртвый.
   Никто не знает, кто из Первых придумал Ясли отражённого замка - но, с определённого цикла, мир отторгал надёлённые волей ранних перевоплощения Истинного, выкидывая их сюда. На более глубокий уровень сознания Истинного? Или прочь, вон, чтобы сила их разрушительных желаний не уничтожила сформировавшееся 'Я' нижнего мира?
   Память всех, кого она знала в Яслях, начиналась с появления на площади Застывших волн в центре замка. Они все должны были пройти бесконечное число циклов, там, снизу - но, ни у кого не осталось воспоминаний о тех жизнях.
   Вот и сейчас она снова пристальным взглядом наблюдала за этим местом..
   Обычно площадь представляла из себя широкий круг, соединённый с другими секциями яслей тонкими мраморными лестницами. В центре находилась каменная композиция в виде замерших во время дикой бури в пике ярости морских волн.
   Когда новый Первый появлялся в яслях, волны оживали и превращались в воронку воды ведущую вглубь площади - в нижний мир?
   Но не сейчас. На этот раз волны тоже обрели жизнь, но не превратились в воду. Валами цунами взметнувшись ввысь. Образовали бурлящую стену скрывающую центр. Всё происходило бесшумно, казалась, что вытесанные из камня статуи волн как по кадрам меняли своё положение - художник подставлял следующий рисунок, незаметно для глаза подменяя предыдущий. Они не двигались - они изменялись. Ярость стихий взбурлила запертое в круге площади море, заставила забиться пеной бешенства на гребне взбесившихся волн. Разлетятся чёрными брызгами, ударившись друг о друга.
   Но это не было обычным ритуалом проходившим при появлении Первого - бушевавшее в центре площади море было морем камня.
   Через несколько растянувшихся в годы секунд, волны снова опустились, и, образовав неподвижную корону, превратились обратно в замершие каменные изваяния.
   В центре круга стоял мужчина, следя за которым она пришла сюда.
   Почувствовав её взгляд, он поднял голову и посмотрел на протянувшийся сверху нитью странной паутины узкий мост, на краю которого она стояла.
   - Что это было? - тихо спросила она.
   Он вышел за пределы круга и, ступив на лестницу, направился навстречу ей. Она всё также смотрела в центр замерших уже волн, дыша в такт звуку его шагов разносившихся в тишине непривычно пустого для этого времени замка. Глубоко и медленно.
   Он подошёл сзади и встал за её плечом, смотря туда, куда был направлен её взгляд.
   - Я волновался за тебя, - его голос лгал - Ты же знаешь, что многие из замка пропали. Двери на галерее грёз распахнуты настежь и за ними пустота. Мы проверили - никто из пропавших не объявился в нижнем мире, как мы предполагали.
   Она знала. Слишком ярко было осознание пустоты вокруг - несколько её лучших друзей пропали. Остальные засели по своим комнатам, боясь выйти. Некогда оживлённые галереи и мосты небесного замка сейчас зияли мёртвой пустотой.
   Она почувствовала тяжесть его руки на своём плече и на секунду, её сковал дикий бессмысленный страх, что вот сейчас он толкнёт её и, соскользнув вниз, она сорвётся с моста, разбившись о камни волн под собой.
   Глупо. Первые бессмертны, тем более в Яслях. Если захочет она просто взлетит, позволяя воздуху поднять себя в небо. И всё же... слишком многое случилось в последние дни. Слишком многие бесследно исчезли. Так ли она уверена, что её воли хватило бы преодолеть его желание превратить её полёт в жуткое падение?
   - Я хотел проверить одну теорию, - спокойно сказал он. - Ты знаешь, что я был первым и пока единственным из вернувшихся. Мастер преподал нам страшный урок. И я боюсь, кто-то последовал его путём...
   ТЫ. Всё началось, когда ты вернулся. Она испугалась своих мыслей. Если она была права, его силы сейчас должно было хватать, чтобы видеть её насквозь.
   Он преобнял её за плечи и прошептал:
   - Прошу тебя, будь осторожна. Не выходи из покоев, отправься в нижний мир как сделали уже многие - не доверяй никому, пока убийца не найден.
   Она поёжилась от его слов. Не доверяй никому. В этих словах было больше правды, чем он хотел сказать.
   - Я постараюсь разобраться во всём этом, но до тех пор - не пускай к себе никого из Первых - любой из них может оказаться Охотником. Любой, - уверял её он. Зачем? Была ли это искренняя забота, память о прошедших днях? Был ли человек стоящий рядом с ней тем, кого она когда-то знала... ? Нет, уже вернувшись из своего сна, он изменился. Соединился с убитыми Мастером первыми? Как они не видели этого, как могли быть так слепы?
   Она боялась его. То, что произошло сегодня на площади - не было нормальным, не было предназначено для её, ... чьих либо глаз. Сильнее чем когда либо, она ощущала сейчас свою уязвимость и страх. Что должно было случиться, что это давно забытое чувство вернулось к считавшими себя бессмертными и всемогущими обитателям этого призрачного дворца?
   Он взял её за локоть и осторожно отвёл от края.
   - Иди домой, - вздохнул он - Отдохни. Ты выглядишь усталой. Я навещу тебя попозже, чтобы проверить, что всё в порядке. Не приходи больше сюда. Это слишком опасно, - последние слова были произнесены железным не принимающим возражений голосом.
   Она безвольно кивнула и, развернувшись, медленно зашагала прочь.
   Он холодно смотрел ей вслед погружённый в собственные раздумья.
   На этот раз он промахнулся. Дважды. Первый раз, погрузившись в чужой мир, когда хозяйка не присутствовала в цикле. И второй раз, когда позволил ей проследить за собой.
   Ничего. Первая в том странном мире никуда не сбежит запертая в собственном сне. А вот о второй проблеме нужно будет позаботиться пока нанесенный урон ещё можно исправить.
   Он последний раз взглянул на замерший в камне кусок моря снизу и развернувшись, зашагал прочь.
   Настала пора навестить нижний мир.
  
   ***
  
   ***
  
   Тиамат со вздохом уселся на край галереи Грез, свесив ноги вниз, ступнями к чёрному холодному небу, и, задрав голову, устало взглянул на скрытую облаками скорлупу Истинного Мира над собой. Он такой же Истинный, как человеческая глупость, и такой же хрупкий как то, что люди считают реальным, - думал он, глядя на то, как пеной небесного прибоя белые призрачные хлопья накатываются на материки и, смыв последние лучи усталого, прячущегося от глаз солнца, оставляют за собой горькую гущу кофейной тьмы наступившей ночи.
   Он любил ночь, он не мог бы сказать почему, но какая-то часть его каждый раз замирала в немом восторге, когда созданный свет, проигрывая извечный бой, уступал место изначальной тьме. Да и его ли часть это была? Часть Истинного, несомненно, но он, Истинным он ещё не был, и этот смутный идеал совершенного сознания был для него таким же чужим, как и весь созданный им мир.
   Но дороги назад, в Свой, сладкий, красочный, счастливый сон - у него не было. Как не было больше и его самого. Тогда, когда он, не зная, Победил нарушившего его иддилию Мастера, нежданным трофеем оказался груз десятков душ, осколков Истинного, таких же как он Первых ушедших в собственные сны. И он, тот кем всё время себя считал, оказался всего лишь одним из немногих составлявших сейчас неоконченный пазл его души.
   Не осталось и Имени, оно потеряло смысл. Ни то, что было у него во сне, ни то, которым звали его друзья в Зеркальном Дворце, он не мог больше назвать своим. Имя того кем ему неминуемо было суждено стать было надёжно спрятано и заперто в сущность этого мира тюрьмы, как и он сам, и он смог бы узнать... осознать его, лишь когда его миссия была бы окончена.
   Другие, не вернувшиеся ещё в лоно Истинного осколки его сознания, звали его Тиамат. Океан Хаоса. Но вряд ли это имя было верно... Он не чувствовал родства ни к нему, ни к какому либо другому набору звуков. В тот первый раз - он потерял себя, того кем себя считал. И теперь, до самого конца, до единства - он никто. Пустота. Оболочка наполненная печалью и памятью десятков таких же, как и он сам, потерянных душ.
   Тиамат устало потянул мышцы и, протянув руку, пожелал, чтобы в ней оказалась ароматная чашка кофе. Такого же, как и мир над ним. Чёрного, с молочной пеной молчаливых облаков. Вдохнув горячего воздуха, секунду понежив губы в ласковом сливочной тумане, он отхлебнул чуть-чуть чёрной бодрости, проясняющей сознание и открывающей глаза затем, чтобы осознать какую усталость приносит эта заимстваная ясность - ведь сила не использованная, превращается в растянутую на долгий срок слабость, а значит - эта новая бодрость не сулила ничего кроме нового напряжения и усиленной, вдвойне тяготящей грузом забот усталости
   В который раз за день он тяжело вздохнул, жалея себя.
   Вот и эта ночь, будет длиться всего каких-то шесть минут - здесь, в выси Яслей, солнце совершало свой обход десять раз в час Истинного Мира - появляясь с одной стороны планеты лишь для того, чтобы тут же скрыться за другим её краем.
   Игра, частью которой Тиамат невольно стал, была скучна до невыносимости. Сделав первый ход её течение уже нельзя было обратить назад - всё было решено, рано или поздно, Истинный, наконец - то воссоединится. Сейчас или через миллионы лет - не имело значения. Но существование в том виде, в каком Тиамат пребывал сейчас, было бессмысленной мукой для него и всех кто по воле или против неё стал его частью. Поэтому он предпочитал делать всё, чтобы этот момент воссоединения, или, чего он ожидал лично для себя - избавления от такого существования, наступил как можно скорее.
   Самое гадкое было в том, что и проиграть то он не мог. Кто бы ни победил - победит ОН. Или Тиамат убьёт Первого и тот станет его частью, или Первый убьёт Тиамата и примет его в себя, приходя к тому же результату. Как во сне, в котором ты снишься себе - и не знаешь кто из вас настоящий, ты смотрящий со стороны, или же это ты фантазия снящаяся ему, но это и не важно - когда сон кончится останется только один. Он старался разнообразить эту игру как можно сильнее, пытаться получить от неё удовольствие, но чаще всего получал лишь усталость. Или, как в случае с сегодняшним Первым - досаду от необходимости присутствовать в чужих глупых снах.
   Он повидал разное, и счастливые радостные сказки для пораненных душ, и персональные Ады замаливания грехов, но такого бредового Мира как сегодня ему не встречалось давно.
   Войдя во врата, он к своему удивлению обнаружил, что является всего лишь частью компьютерной программы. Точнее говоря, глупого хранителя экрана, представлявшего собой нарисованное королевство и пиксельного Первого, в яркой броне и с внушительным мечём патрулировавшего края монитора. Считалось, что он должен быть занять место человека наиболее близкого к нему, но извращённую фантазию этого осколка Истинного нельзя было предугадать - в свой мир он перенёс память о своём лучшем друге в Истинном мире, но вот по каким-то причинам, здесь, в этом бредовом сне, он оказался вечным соперником Сира Скринсэйвера - злобным пиксельным магом Чёрным Эк Раном.
   Попытка одолеть сумасшедшего подручными персонажу средствами не удалась. Ярый герой сначала смело перерубил половину посланного Тиаматом глючного войска, а потом задействовал какое-то вообще уж несусветное оружие и вмиг дезинтегрировал всю созданную Эк Раном армию графических багов, опалив лысину самому магу и заставив его нецензурными словами ругаться, заставив покраснеть не только девушку объявлявшую время, но и видавшего виды, двадцать раз на дню убиваемого Дракона - воспоминание этого психа о Слэйере.
   Много раз доказавший свою эффективность метод похищения любимой девушки героя также не принёс ожидаемых плодов. Мало того, что Тиамата доконало её постоянное назойливое синтезированное пищание без перерыва сообщающее который сейчас час, так ещё и Сир Скринсэйвер оказался тем ещё овощем, и, обрадовавшись неожиданно свалившейся свободе, месяц праздновал холостяцкую жизнь в трактире "На Минном Поле" в меню игр.
   Этим и воспользовался злобный Эк Ран. Связав и, на всякий случай, заархивировав похищенную девушку, он спрятал её как можно дальше в Контрольной Панели, куда никто не лазеет и точно не освободит эту банши даже сквозь кляп продолжающую истерично твердить "Какой-то там час. Всё Спокойно!". Своровав иконку у давно не запускавшейся программы, Эк Ран замаскировался под невинное приложение и втёрся в доверие к Королю. Пока не просыхающий Скринсэйвер спьяну пытался найти выход из трактира, то и дело оглушающим грохотом оповещая мир, что наткнулся на очередную мину, Тиамат внушил королю идею, что королевство его отстаёт от времени, графика доисторическая да и вообще пора перекрасить обои во дворце. За идеей последовал и план - территория королевства должна была быть увеличена с помощью изменения разрешения на заоблачные 1900 на 1400 пунктов. Всего лишь нужно-то было спуститься в подземелье, то, что за контрольной панелью, и подрегулировать пульт со знаменитой красной кнопкой.
   Наивный король, в отсутствие благородного рыцаря тут же согласился и повёл Эк Рана в святая святых королевства. Эк Ран не обманул ожидания и сделал то, что и обещал - поменял разрешение на большее.
  
   После чего итак перегретая его стараниями видео плата курнула напоследок, задымив системный блок едким дымом, и, под завывания агонизирующего вентилятора, отдала концы.
  
   Мир погас мгновенно, как если бы из монитора выдернули кабель питания. Тиамат снова оказался на площади Волн и в сотый раз ругнулся от необходимости раз от раза посещать такие бредовые сны. Но в этом смысл его существования... нет, тряхнул головой он.
  
   В чём смысл жизни молотка? Его функция - забивать гвозди. Но им также можно убить, ломать вещи, обрабатывать камень, высекая статую, просто положить на полку и забыть. Счастлив ли молоток, зная свою функцию? Был бы счастлив человек если бы знал что он на земле всего лишь для того чтобы... ну например строить города, отправиться в космос...
   Нет. Предназначение это воля извне. Сам человек счастлив тем, что существует не зная почему живёт. Поскольку если узнает - придётся пожертвовать все, чем он дорожит, самим собой ради своей функции. Смысла своего существования.
   Проклятие, вот и кофе остыл.
   Кофе остыл и пора снова за браться за работу.
   Проклятую работу, для которой я существую. Трепещите, теперь уже смертные - Охотник идёт искать, И посмотрим... может... может быть, у молотка найдётся и другой смысл кроме как забивать непокорные гвозди. Ну а пока...
  
   Шаг вперёд, в дикие волны и ...
  
   Dies irae, dies illa.
  
   Брысь! Вышли! Вон!
   А ну покинули пределы мира
   Нахалы, без прошения заночевавшие в гостях
   я не хочу делиться, всё моё
   от горизонта до светила
   Всё существующее ожидает лишь меня
   И для меня и только лишь сияют ночью звёзды
   Мне шепчет ветер, для меня цветут цветы
   И лишь меня несёт теченьем время
   мой путь конечен, и не стойте на пути
   Возможно, что у Вас своя реальность
   пусть будет, что мне с Вас, вы вне моей судьбы
   но знайте, тот, кто загораживает свет мне,
   грабитель, вор - без спросу дышит воздухом моим
   я оставляю вам всё то, что за спиною
   туда я не вернусь, богатство впереди
   и каждый миг испытан будет мною,
   одним лишь мной, таких же не найдёте вы
   И не завидуйте вы моему богатству,
   вы обернитесь, вы сошли с пути
   у вас всегда имелось собственное царство
   живите там, иначе нам не избежать войны
   и снова трачу я на вас слова и время
   а может зря? а может не враги?
   Всего лишь часть вы декораций в моём мире
   актёры в шоу, кто ж завидует таким?
  
  
  
   Тень мелодии следующей за мной. Всегда вне взгляда, неосязаема, сливающаяся с собственной тенью за плечом. Но рядом. Следует. Маскируясь под неуверенный звук шагов, шелест листьев - таких же невидимых, скрытых дающим всем приют ночью. И пока пытаешься обернуться, застать мелодию врасплох, останавливаясь, вслушиваясь в замершую тишину, отвлекаешься - в этот момент она и захватывает власть над тобой. Пока ты пытаешься понять, что же происходит с тобой, заметить крадущийся морок, мелодия проскользает внутрь тебя и вот ты уже неровным дыханием отмучаешь её ритм, вот уже, пока глаза всматриваются в отделившую от тебя даже собственную тень тьму, оставившую одного. Как никогда одного. Ты движешься сам, незная перебирая ногами, моргая ресницами - не ты, кто-то другой - во власти гипнотизирующей музыки - уже идущей изнутри.
   И кажется, время остановилось, идёт для одного только тебя, странно, скачками, то замирая, то проскакивая моменты, словно их и не было. Мелодия плетёт в твоём мозгу странную картину нереального мира, частично проявляющегося перед зрячими в транс глазами, но тут же исчезающая не успев собраться до конца.
   И те не знаешь уже больше, стоишь ли ты всё так же на том же месте, идёшь ли, есть ли ты. Ты пассивен, без воли и мысли о возможности вмешаться. Слушатель.
   Ты летишь. Нет. Просто земля вдруг исчезла, мелодия вокруг, пульсирует, вращает несуществующий горизонт, голова кружится. Мелькает механическая паническая мысль. Страх, мгновенно унесённый прочь и развеянный ветром с остатками недосказанных слов складывавшихся в мозгу. Цвета. Только теперь осознаёшь их присутствие. Или это расстояния? Скорость? Звуки?
   Кровь приливает. Пульсация, нагнетающиеся, обретающие массу звуки. Ты вдруг понимаешь, что они означают. Опасность. Настойчивое, не оставляющее альтернатив руководство к действию.
   Конечно. И тут же награда - адреналиновая эйфория, парение превратилось в неостановимое падение. Голос.
   Женский голос поющий о чём то. О счастье? Не для тебя, и счастье это замершая картинка в ваксе музыки - ты просто сравнялся в скоростью с чьим-то другим духом находящимся в падении, как и ты. Интересно, какова та часть, что вносишь в мелодию ты? Что слышит она, невидимая, в другом времени и реальности.
   Набирающий силу, идущий со всех сторон гитарный вой рвущий перепонки. Ярость, очерчивающая резкими линиями скулы, избиваемая встречным ветром лицо ухмылка. Вскинутые в сторону руки, не крылья, ладони сжимающие метровые лезвия. Они вибрируют, содрогаясь от мощных басов, огня ревущего внутри крепко сжавших рук.
   Множество мелодий, контроверзных, ранящих, борющихся, вырывающихся из заточения - сливаются в одну, твою собственную.
   Знание. Воспоминание. Предвкушение - Себя. Ещё чуть-чуть, падение неостановить, мир противится, хлестает тьмой вокруг и пытается вырвать глаза ветром, но яростный звук твоей музыки разрывает мир вокруг на лоскутки, которые в свою очередь воспламеняются подожженные твоей аурой. Превращаются в прах.
   Ещё чуть-чуть.
   Прощай.
   Ты вспомнил.
   Ты. Охотник.
   Тьма.
   Ослепляющая вспышка поглощающая всё вокруг.
   Я иду искать.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"