Синеокова Лисавета: другие произведения.

Василисины сказки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      Сказ о том, как речную деву замуж выдать непросто; об Иванушке, идеей-фикс озаренном, и о Ваське-коте, потому что какая сказка без кота рыжего, хитрого и слегка вороватого?
      
       За сказочно прекрасную обложку огромная благодарность Fallenfromgrace ! Насть, ты чудо!)))
      
       За помощь с аннотацией большущее спасибо Рекурсивной Белочке !

Как Василиса деву речную замуж выдавала
  
  
  
  Пробуждение моё вышло громкое: щебет птиц за окном, веселый, утренний, заглушал чей-то храп громогласный. Громогласный да раскатистый, похожий на звук камнепада. Славного камнепада, как тот, что о позапрошлом году был по осени. Ох, и грохотала гора. Вся долина сотрясалась. Эти устрашающие звуки заслышав, я попервой и не поняла-то ничего. Подхватилась с постели. Неужто опять? Так дождей же не было три седмицы! "Хр-р-р-р-р-р" раздалось совсем близко. До того ж забористый был храп, аж нутро все содрогнулось. Я глаза потерла, сгоняя дремы пелену, и по сторонам осмотрелась.
  Оказалось, что подхватилась я и не с постели вовсе, а с лавки, да так подхватилась, что не стой она у стены, наверняка опрокинулась бы, а так только ногам неудобно. И чего это я вздумала за столом ночевничать?
  "Хр-р-р-р-р-р-р"
  В этот раз на весь дом раскаты громыхнули. Да что ж такое-то?! Кто может храпеть так чудовищно? Уперла я руки в боки и окинула грозным взглядом комнату. Навроде все было по обыкновению: занавесочки на окнах, печка чистая, только вчера всю золу выгребла, Прялка и ткацкий станок на месте своем, стол... Батюшки светы!
  Стол имел вид непотребства полного: грибочки маринованные рассыпались, будто вздумали прям на скатерке расти, огурчики малосольные плавали в тарелке в какой-то жидкости неопознанной, кружки лежали на боку, словно тоже спать улеглись. А венцом безобразия в центре стола лежал Васька. Васька одно ухо лапой накрывал, щурился страдальчески на каждое "р-р-р" и колбасу жевал мученически.
  Колбасу! Со стола! Ах ты ж зараза рыжая!
  Я уже было потянулась за полотенцем, скрутить то в жгут да отходить негодное животное по месту мягкому, когда снова раздалось "Хр-р-р-р-р". Да так раздалось, что весь дом пронизало, до дрожи проняло. У Васьки морда сделалась ну совсем измученной, усы поникли, а кружок колбасы исчез в пасти, выпуская наружу мявк скорбный, полный страдания неизбывного.
  Бедненький. Я наклонилась над столом и погладила рыженького по голове. В ответ на меня подняли глаза почти полные слез. Коли б коты умели плакать, скатерть можно было б выкручивать. А так только от шерсти рыжей чистить. Вот зараза! Легонько потрепав негодника за загривок, подхватила того на руки и пересадила на лавку.
  - Еще раз на столе увижу - Дуньке подарю! - сурово промолвила я.
  Кот принял вид притихший и раскаявшийся, и только хвост выдавал морду усатую, весело выплясывая: не верит. Ну, ничего-ничего. Подарить - не подарю, но на пару лучин точно отдам в целях воспитательных. Хвост замер, чуя неладное. Я улыбнулась зловеще и стала поправлять съехавшую аж до пола скатертерку. Ткань поднялась, и я увидела прямёхонько под ней руку. Рука была узкой, белокожей до бледноты, ухоженной. Длинные пальцы были перстнями унизаны. Я нахмурилась и заглянула под стол, сильно подозревая, что кистью дело не ограничится, и у меня там полный комплект конечностей, с головою до кучи.
  И подозрениям моим суждено было оправдаться. На полу, раскинув руки в разные стороны, лежал высокий седой средних лет мужик и самозабвенно храпел. А я вспомнила. Вчера вечор снова был отведен для проклятий судьбы окаянной.
  - Невзор Доброжирович, - позвала я гостя.
  - Х-р-р-р-р, - ответил он.
  - Невзор Доброжирович! - гаркнула я чуть не в самое его ухо.
  Сосед вскинулся от неожиданности и стукнулся лбом о стол, после чего снова шмякнулся на пол, но уже с открытыми глазами и не храпящий. Со стороны Васьки раздалось мурчание блаженное.
  Гость похлопал глазами, изучил изнанку стола, а потом перевел взгляд затуманенных дремой и похмельем глаз на меня:
  - Василисушка, - выдал он, а в глазах засветилась радостная искорка узнавания.
  - Утречка доброго, Невзор Доброжирович, выберайтесь-ка из-под стола, я вам рассольчика со вчерашних огурчиков налью.
  Невзор Доброжирович посмотрел на меня как на спасительницу, даже в уголках глаз подозрительно блеснуло. Нет. Не годится. Надо приводить грозу всего нашего леса в состояние годное. Если его увидят в таком облике разомлевшем - он же на десять лет в своем замке закроется и в депрессию впадет.
  Пока гость выползал из-под стола да водружался на лавку, путаясь в черном плаще и разворачивая перстни каменьями от ладони, я быстренько налила в ополоснутую кружку рассола из стоявшей тут же ладьи деревянной.
  Мужчина приложился к питью и с минуту смаковал кисло-соленую жидкость. А после аккуратно поставил ее на стол, крякнул, резко шмыгнул носом и залихватским движением подкрутил усы седые. В черных глазах засветились грозные искры, брови нахмурились. Я улыбнулась одобрительно.
  Другое дело. Теперь Невзора Доброжировича и Кощеем назвать не стыдно.
  - Спасибо, Василиса. Спасибо, дочка, - причмокнув, сказал Кощей.
  - Да было б за что, Невзор Доброжирович, - махнула рукой я.
  - Как же не за что! Никому с хандрой своей пойти не могу. Только к тебе. Ты одна меня понимаешь. А все потому, что умница, - с такими словами Кощей полез за пазуху, а оттуда вытащил зеркальце, маленькое, всего в ладонь, зато по оправе золотой каменьями драгоценными усыпанное. - Я ж не с пустыми руками-то пришел, Василисушка. Вот. Подарок тебе принес.
  - Ну что вы, Невзор Доброжирович! Я ж ... - хотела было отговориться я, да то занятие бестолковое.
  Кощей нахмурил брови, глазами сверкнул, ладонью о стол ударил и промолвил:
  - Знаю. Знаю, что и без подарков мне рада. Но такова моя воля. Принимай, да отговариваться не думай.
  Я улыбнулась и с поклоном легким приняла дар дорогой.
  - Благодарствую
  - Ну, пойду я. Дел невпроворот: богатыри непуганы, сокровища несчитаны. - Поднялся гость с лавки, сделав вид, что и не было тут никаких подарков-благодарностей и быстрым широким шагом ко двери направился.
  Я едва окликнуть его успела.
  - Невзор Доброжирович...
  - Ну что еще? - недовольно поинтересовался гость, оборачиваясь.
  - Вы сосуд забыли, - ответила я, поднимая бутыль увесистую пузатую мутного стекла и поднося ту соседу. Кощей всегда ко мне с этой бутылью заглядывал. Ни пиво, ни медовуха не брали соседа. Только зелье, сваренное водяным, веселило гостя. Уж не знаю, чего Водомил Брожеевич туда накидал, пробовать мне было боязно.
  Кощей неловко принял сосуд и спрятал в глубине плаща, после чего дверь открыл, двор да околицу из щелочки оглядел и выскользнул тенью из сеней, чтоб, отгородившись от мира колодцем, удариться о земь, да и исчезнуть. И что там у него за плащ такой, все прячет: ничего из него не проливается, ничего не торчит, а ведь я доподлинно знаю, что Невзор Доброжирович не иначе как с полным арсеналом мечей-ножей-кинжалов не ходит, помнится один разок он оттуда алебарду вытащил, да полночи смеялся с моих округлившихся глаз.
  Я вздохнула, оставила дверь нараспашку и в дом воротилась. Быстро прибрала со стола посуду в кадушку с водой, скатерку сложила, чтоб постирать, шикнув попутно на Ваську, состроившего морду безвинную, и пошла за печку. Там открыла сундук и, вытянув из-за пояса зеркальце, положила к остальному добру. Что-то Кощей зачастил. Скоро второй сундук сюда ставить придется. Аккурат поверх первого. Нет, подарки он дарил красивые, глаз радовался на них глядючи. Но пусть лучше тут лежат. А то, не ровен час, увидит их Яга Ярослава Ратиборовна, леса всем станет мало, а Кощею опять придется новый замок возводить. А чтоб замок построить, скалы нужны. А скал у нас не так много осталось. Ровнехонько еще на два скандала.
  Выйдя из-за печки, отыскала взглядом груду меха рыжего и, улыбнувшись, пропела елейно:
  - Васенька, а отгадай, куда мы сейчас отправимся?
  Кот повел ухом настороженно. Лапа, коей он хитрую мордаху умывал, зависла между той самой мордой и полом. Я подошла к лавке, взяла скатерть сложенную и улыбнулась злорадно.
  - А пойдем мы скатерку стирать, - подтвердила я самые боязные Васькины опасения.
  Усы рыжего кота поникли, а глаза наполнились грустью неизбывной. Вопль "хозяйка, за чтоооо?" огласил бы стены избы, коли б коты говорить могли.
  Я хихикнула довольно и направилась к выходу. Захватив в сенях доску стиральную, оставила двери отпертыми и, напевая мотивчик веселый, пошла по тропке к речке. Васька поначалу тащился за мной, мявком тоскливым на жалость давя, но ему это надоело, едва токмо мы за калитку вышли. По тропинке к речке он бежал вперед меня, подняв хвост трубой, да с таким видом важным, будто это я за ним вослед увязалась, а и не он за мной вовсе.
  Речка у нас была широкая, а по берегам весело шуршала. Рыбы в ней было много, только я не рыбачила. А вот стирать приходила с удовольствием, но не часто и только скатерку. А все потому, что был у меня ларь волшебный, от бабки мне доставшийся. В ларь тот, что ни положишь, все чистым становится: одежда, занавесочки, салфеточки, даже обувка. Помню раз один, когда я при бабке словечко бранное обронила. А она у меня была на расправу скорой: пригрозила, засунуть в этот самый ларь мой язык. Ох, и испугалась я тогда, рот дланями прикрыла и больше никогда при бабке не бранилась - язык ведь вынуть несложно, а вот обратно приделать как?
  Одно плохо с этим ларем: посуду в нем чистить еще худо-бедно можно, но после нее он дня два работать отказывается - то ли переваривает, то ли еще что - а вот бутыль после медовухи или пива... Помню раз один я положила в него сарафан, облитый наливкой. Так опьяневшая кладь всю ночь крышкой громыхала и издавала звуки странные рыгающие, а опосля еще седмицу поскрипывала жалобно, даже затворенной стоячи.
  На берегу я устроилась на давно облюбованном камне, рукава закатала, подол юбки подвернула, за пояс его заправила, опустив босые ноги в воду по колено, села. Между ногами доску стиральную положила на покатый бок камня да и опустила скатерку в воду. Ожидая, пока та водой пропитается, я принялась ногами дрыгать, поднимая брызг дуги над речным потоком. Как вдруг одна из струек ко мне вернулась, лицо и грудь намочив. Васька, неподалеку залегший, вспушился и заворчал, а со стороны воды раздался смех тихий, будто журчание ручейка.
  Из воды появилась макушка зеленовласая.
  - Дунька! Ты чего шалишь? - весело крикнула я, под водой скатеркой помахивая.
  Дунька вынырнула и широким жестом раскинула руки бледные, будто желая обнять подруженьку и единовременно окатывая меня другой волной брызг.
  Кот позади меня уж на одной ноте выл, плевался, шипел, но не убегал. Заслышав выступление кошачье, Дунька прекратила дебоширить и подплыла поближе.
  - Васенька, так ты тоже тут? Прости, миленький, не хотела я, - стала ворковать русалка, на моего кота большими и честными глазами поглядывая. Ну-ну. Не знала она, лиса зеленовласая! Весь лес знает, что Васька за мной всюду хвостом таскается. - Ай, какой же ты красавец, Васенька! Ну подойди ко мне, дай хоть погладить шерстку твою блестящую.
  Васька зашипел, дугой выгнулся, шерсть дыбом встопорщил и юркнул в кусты, чтобы там затаиться и зыркать обвинительно на меня глазищами зелеными. А будешь знать, как на стол лапами лазать и колбасу хозяйскую без спросу жрать, поганец!
  Евдокия вздохнула в притворном огорчении и снова на меня свой взор обратила.
  - Вот давно спросить тебя хотела, Василиса, отчего ты скатерку свою в ларце не чистишь?
  - Согласно договору о найме скатерти-самобранке предоставляется выходной каждый первый день седмицы, а так же разрешается только аккуратная ручная стирка по мере загрязнения, но не реже раза в луну, - повторила я уложение того самого договора.
  Русалка рассмеялась весело, а я перестала полоскать скатерку, промылила ее килом и принялась легко тереть об доску.
  - Как живешь, Дунька, чего нового? - спросила я деву речную.
  Ухмыльнулась Евдокия, поближе подплыла, со стороны течения устроилась и принялась сказывать:
  - Ой, я ж недавеча, представь, сплавать вниз по течению решила. К деревушке, значит. Слыхала, у них там гулянье затеивалось, - я головой покивала. О гулянье том я тоже слыхала. Весь лес слыхал. Когда еще порезвиться, как не в ночь, когда народ деревенский веселый да пьяненький, да глазам не верит? - Ну вот. Сижу я, значит, волосы гребнем расчесываю, нити жемчужные вплетаю, светом лунным любуюсь, напеваю себе тихохонько. Вдруг, чу! Кусты трещат так, словно медведь-берендей сквозь них ломится. И тут из кустов - раз! - валится пара: мужик да девка. Обнимаются, лобызаются. Тут мужик меня заприметил. Ну, ты ведь знаешь, я барышня видная, - Дунька грудь, зелеными власами прикрытую, выпятила, а я закивала. Как не знать. Видать же, что видная. Размера на два виднее, чем я. - Заприметил меня и остолбенел. - Еще б ему не остолбенеть от вида нагой русалки! - Стоит и таращится. Девка его, недоросток, вот как доска твоя, годков четырнадцать верно, неладное почуяла и обернулась. Как увидала меня, глазами захлопала, рот раззявила да и как давай голосить, мол, изыйди, найди себе другого мужика, а этот мой, и вообще, хоть бы срам прикрыла, нечисть!
  - А ты что?
  - А что я? - Дунька улыбнулась хитро. - Я плечики расправила, косы откинула, потянулась... Дождалась пока у мужика слюна по подбородку течь начнет, а потом и говорю, мол, у меня, девка, достоинство! А срам, это когда достоинства нетути. Вот тогда прикрываться и след. Так что правильно делаешь, девка, правильно. А потом нырнула в речку и с лучину слушала, как эта деревенская мужика своего со зла чихвостит.
  - Ну и шалунья ты, Евдокия, - смеясь, сказала я.
  А подружка только хитро глазами блеснула.
  Я снова стала тереть скатерку о доску стиральную, когда вдруг почуяла, что о деревянную ножку что-то стукнуло. Подумала, камушек и снова разговор с Дунькой завела, когда сызнова едва слышный удар почуяла. Наклонилась, рукой пошарила да и вытащила два камушка речного жемчуга.
  Дунька подплыла, мне в длань заглянула, вздохнула и промолвила тихим шепотом: Глашка.
  Вместе мы в сторону ивы глянули, что недалеча опускала ветви свои в воду реки бегущей. На ветке нижней сидела русалка, с власами неба синего. Она расчесывала пряди голубые, а из глаз ее жемчужинки катились, кои потоком к нам и сносило.
  - Неужто, сызнова? - тишком я у Дуньки спросила. Та в ответ вздохнула лишь.
  Сызнова.
  Глафира была красавицей. Такой же видной, как Дунька, толкмо глаза ее синющие в пол лица были чуть больше, черты помягше, а волосы мало не на локоть длинней. Русалки плачут нечасто. Токмо коли любовь несчастная приключится. А любовь несчастная у русалок не часто приключается: всего раз пяток за всю жизнь, самое большее - с десяток. А все потому, что девы речные влюбчивые зело и долго страдать не умеют. А утешить русалку и вовсе рад любой. Ну, или без малого любой.
  - Глашенька, - обратилась я к ревущей деве речной, - милая, ну что ж ты?
  - Он меня не люу-у-убит, - простонала Глафира и всхлипнула душераздирающе.
  - Кто не любит, Глашенька? - вопросила я сызнова, уже про себя починая обидные клички и бранные прозвища пока незнакомому представителю полу мужеского придумывать.
  - Водоми-и-и-ил, - провыла русалка.
  А я поперхнулась и закашлялась, сглотнув все слова заготовленные да придуманные, вместе с ядом их пропитавшим.
  - Водомил Брожеевич? - уточнила я. Мало ли? А никак у нас тут еще кто с таким именем завелся, окромя водяного?
  - Да, - всхлип неожиданный сделал ответ страдалицы до нежданного коротким, подвывания оборвав. Зато жемчуг из глаз ее пуще прежнего покатился.
  Мы с Дунькой переглянулись. Развела руками зеленовласая. Да и что тут скажешь? Глашка была русалкой неправильной. Раз в полгода сидела она на этом самом месте и слезы лила о любви водяным не разделенной. Опосля, знамо дело, оттаивала и влюблялась в кого другого, но покуда та любовь проходила, сызнова грустить принималась о Водомиле Брожеевиче.
  Нет. Водяной, знамо дело, был мужик статный, с бородой-водорослями знатною, руками крепкими, даром что лысый. Зато его три деревни по округе боялись да дарами задабривали. Ну и пускай, что с брюшком небольшим, зато удали да ярости в нем было на троих.
  А еще он был дядькой мудрым. Потому как на прелести русалочьи никогда падок не был. А на все их заигрывания отвечал, что один раз женат уже был и долг свой демографический исполнил сполна, как и отеческий. Во трех озер пределах в него любая русалка бывала влюблена хоть единожды. Но, отплакав с бутыль жемчуга речного, находили девы речные любовь новую, а за ней другую, а опосля следующую. А вот Глашка наша уж пятый год страдает, пущай и с перерывами.
  Малое время я тихо терла скатерку о доску стиральную, затем полоскала, опосля выжимала - аккуратненько, не выкручивая, соблюдая договор о найме - а потом такая во мне обида взыграла за подруженьку, что я встала, шлепнула скатертью о камень, и промолвила:
  - Так, Глашка, кончай реветь! Слазь с ветки, идем ко мне чай кушать!
  Глафира икнула от неожиданности, дернулась, равновесие потеряла и в воду бултыхнулась, хвостом по той ударив, а на берег уже ноженьками вышла. Дунька глянула на меня хитро, булькнула что-то ободрительное и под воду ушла. А я подол опустила, рукава раскатала, влажную скатерть на плечо закинула, доску стиральную подняла и голубовласой русалке кивнула:
  - Идем, Глашенька. Будем с тобой думу думать.
  Васька из кустов выбрался, мрявком недовольным о себе напоминаючи. Глашка, кота завидев, разулыбалась. Все русалки Ваську любили, а вот он их, мокрых водянок, - не очень. Вот и теперь бежал рыжик с моей стороны тропинки и на Глашку зыркал опасливо.
  Русалка даже звать пробовала на кис-кис обормота рыжего, но тот такое гордое морды выражение сотворил, что перестала Глафира с неподдающимся на русалочьи чары животным заигрывать.
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | А.Черчень "Джентльменский клуб "Зло". Безумно влюбленный" (Романтическая проза) | | Я.Зыров "Твое дыхание на моих губах" (Любовное фэнтези) | | Д.Антипова "Близкие звёзды: побег" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Приключенческое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия 2. Охота на феникса" (Любовное фэнтези) | | У.Михаил "Ездовой Гном -1. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Рыцарь для принцессы" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"