Береза Анна: другие произведения.

Бд-7: Незначимый элемент

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    рассказ вышел в финал БД-7 опубликован "Реальность фантастики" 2009/ 1-2

  1
   - Да затрахали вы своей занимательной демократией! - я старался перекричать оглушительный джинг-трек, модный в этом сезоне: мучительно-сладострастное сочетание звуков джунглей, большого города и традиционного музыкального вибратора.
   - Ты че? Из-за референдума по временам года? Чудило, лето - это супер! - огромный, словно мамонт, бармен то ли убеждал, то ли успокаивал меня.
   - Я ненавижу лето. Его еще Пушкин не любил! Понимаешь?
   - Он тебе расскажет!
   - Кто?
   -Пушкин! Сам, небось, тоже за лето проголосовал, - огромный бармен многозначительно мне подмигнул и взболтал в серебристой колбе еще одну порцию водки с торчем. Я схватил его за руку:
   - Порцию драга сыпани еще, ага?
   Бармен нахмурил жирный в складках лоб:
   - Не ага, Дым. Ты мне еще двадцать нетов за прошлый раз должен.
   -Завтра. Завтра отдам все. Я завтра валю из Темплума. Перед отъездом все отдам.
   Мамонт-бармен осуждающе покачал головой, украдкой от всех подсыпая в коктейль порцию драга:
   - Непутевый ты парень, Дым. Темплум - это рай на земле. Здесь все под контролем. Куда тебя несет? Там, за Стеной никто за тебя не в ответе.
   -У меня там бабушка живет, - сказал я.
   Толстый бармен присвистнул:
   - Крутая, должно быть, старушенция. Там же все это, как его...
   - Непредсказуемо, - подсказал я, жадно хлебанув коктейль. Зазвенело в ушах. На несколько мгновений вырубило зрение. Вновь став зрячим, я увидел, как пот мерцающими звездочками скатывается по лицу огромного бармена. Его родство с мамонтами стало очевидным. Толстым длинным хоботом он помешивал коктейль...Впервые за весь день мне захотелось улыбаться. Я прикрыл глаза:
   -Зато там нет центра климатического управления, которому больше не хрен делать, только устраивать лето круглый год.
   - Десять месяцев, - уточнил мамонт.
   - Не принципиально, - я попытался погладить толстый в складочку хобот бармена. Это мне не удалось. Но я спугнул стаю огненных бабочек, прятавшихся в складках барменовского хобота как в пещерах.
   - У-у...- засмеялся я, наблюдая, как бабочки разлетаются по полутемному залу ресторана. Одна из них, самая большая, залетела в глубокое потное декольте крупногабаритной дамы продвинутого возраста. Я направился к ней. Столы в зале перемещались вместе со мной, пытаясь сбить меня с верного пути. В итоге я оказался где-то у входа. Дверь распахнулась. Свежий воздух оглушил меня. На пороге появился длинноволосый мужчина средних лет в модном проволочном костюме и по-модному выщипанной левой бровью.
  - Господин Дымов? - строго уточнил 'проволочный', рассматривая меня как диковинного зверя. Может он тоже под кайфом? И ему чудится, что я - носорог.
  - За крутым порогом столкнулся с носорогом, - сказал я и зашелся в безудержном хохоте.
  -Что? - растеряно спросил 'проволочный'
  - Ничего, это такие стихи. Не Пушкин, конечно...
  - Пушкин? Я спросил: вы Дымов?
   - Допустим, - ответил я уклончиво.
   - Похож и не похож, - пробормотал незнакомец. - Если вас не затруднит, ваш идентификатор, пожалуйста.
   - С какой это стати? Я ничего не должен этой долбаной Системе. И меня с ней ничего не связывает, - ответил я резко.
   - Однако вы имеете при себе идентификатор. Иначе бы эта долбаная Система, как вы изволили выразиться, изолировала вас. Неправда ли? - 'проволочный' приподнял выщипанную бровь.
   Я нахмурился:
   - Сами то вы кто?
   Незнакомец молча достал из нагрудного кармана маленький блестящий прямоугольник. Я нехотя взглянул: 'Синий сектор Правительственного Круга. Клод Жардан. Законник.' Полицейский или адвокат. Скорее всего - адвокат. Слишком гламурен для полицейского. Из кармана поношенных брюк я вынул свой идентификатор и протянул Жардану. Судя по выражению его лица, он прочел на нем то, что ожидал. А именно на карточке значилось: 'Предъявитель, гражданин Стиг Дымов, является законным, но незначимым элементом Системы. Писатель'
  
  2
   - А теперь объясните мне, какая жесткая необходимость, по вашему, дала вам право вмешиваться в мою альтернативность? Все контролирует мой психоинженер - я сделал вялый жест рукой, чтобы склонившийся в низком поклоне Жардан, наконец, разогнулся.
   - Но, отец Рихард, вы, то есть нет... Дымов собрался бежать за Стену, и ваш психоинженер считает, что альтернативность пора сменить.
   - И что же Дымову понадобилось за Стеной?
   - Он все время повторял, что хочет уехать к бабушке.
   - К бабушке? А что говорит психоинженер? Чтобы это могло значить? - у меня не было ни малейшего желания менять свою альтернативность. После нескольких дней отпуска в качестве Дымова я чувствовал себя отдохнувшим, полным сил. Какой-то необъяснимой энергией обладал этот психорелаксер.
   - Ну, бабушка, в данном контексте, по мнению психоинженера, может означать, что Дымову все надоело, и он готов бежать куда-угодно...ассоциации с 'чертовой бабушкой', может быть, - неуверенно промямлил Жардан.
   - Бред, - вздохнул я.
   - Не меньший бред - считать, будто у психорелаксера может быть бабушка, - осторожно возразил Жардан. Я внимательно посмотрел на него. Жардан вытащил из кармана белоснежный шелковый платок и вытер выступившие на лбу капельки пота.
   - Если вы что-то хотите сказать мне Жардан, говорите, - потребовал я.
   - Отец Рихард, я видел вашу альтернативность, так сказать, лицом к лицу, и, рискуя навлечь на себя ваш гнев, все-таки возьму на себя смелость высказать мнение...
   - Короче, Жардан, - поморщился я. Не люблю длинных предложений. Они созданы для лжи. И этим искусством я владею в совершенстве.
   - Дымов опасен. Он- враг...
   Я медленно поднялся:
   - Вы соображаете, что говорите?
   Жардан судорожно сглотнул:
   - Но вы...то есть Дымов. Дымов сказал, что ему наплевать на Систему. Он слишком свободен в своих высказываниях. Он - наркоман, в конце концов. Отец Рихард - вы не можете себе позволить этот психорелаксер. Вы - главный идеолог Системы... - Жардан замолчал, втянув голову в плечи.
  Законник был прав. Почему, когда кто-то прав, это всегда вызывает раздражение?
   - Хорошо, - выдавил я из себя. - На следующей неделе я вызову психоинженера, пусть перекодирует чип, - инстинктивно я дотронулся до правого виска. Где-то там, обычно, я ощущал импульсы переключения на мою альтернативность.
   - На следующей неделе? - переспросил Жардан
   - Да, - резко ответил я
  
  3
   У меня раскалывалась голова. Развалившись в подвесном кресле, я мрачно наблюдал, как лысая толстозадая женщина сорока с лишним лет проворно и со знанием дела копается в моих вещах. Я тер виски, пытаясь вспомнить, где подцепил старую шлюху, но память оказалась ко мне великодушной.
   - Вот эту хрень обязательно с собой брать? - поинтересовалась толстозадая.
   Не глядя, я пожал плечами.
   - Короче, я ее выкину, - тоном не терпящим возражений заключила шлюха
   - Сложи только то, что считаешь нужным. И побыстрее. Через два часа у меня заказан пропуск за Стену,- я не мог представить ни одной вещи в этом мире, без которой не смог бы обойтись.
   В дверь постучали и, не дожидаясь приглашения, вошел мой вчерашний знакомец. Кажется, его звали Жардан. Он деловито оглядел дешевый гостиничный номер, в котором я провел последний месяц своей жизни.
   - Я уезжаю, - сообщил я на всякий случай.
   - Куда? - спросил 'проволочный', неодобрительно посматривая на толстозадую шлюху.
   - Вы можете ей заплатить, и она уйдет, - посоветовал я.
   Странный знакомец достал из кармана золотой и кинул шлюхе. Шлюха сделала неуклюжий реверанс в мою сторону и удалилась.
   - Однако, она не до конца уложила мои вещи, - заметил я, помассировав виски. - Если вас не затруднит...
   - Господин Дымов, куда вы уезжаете? - строго уточнил 'проволочный', прервав меня на полуслове.
   - К бабушке.
   - И где живет ваша бабушка? - продолжал занимательный для себя разговор Жардан.
   - У меня, наверное, дежа вю, - усмехнулся я. - Но этот диалог мне что-то напоминает.
   - Мне не до шуток, господин Дымов. Ваш пропуск за Стену у меня. Но вы его получите только в том случае, если дадите мне адрес, по которому вас можно будет найти.
   - Найти зачем?
   - Вы с ума сошли, что ли?! - взвился проволочный. - Когда Система предъявляет требования, никто не спрашивает - 'зачем'!
   - Да пожалуйста, - я пожал плечами и на клочке бумаги написал безумному адвокату адрес бабушки.- Можете даже приехать в гости...
   Возле дверей Жардан обернулся:
   - Один вопрос, Дымов. Уже лет пятьдесят в Системе никто не читает книг...
   - Какой вопрос то? Не понял, - я усмехнулся.
   - Вы - бесполезный человек, Дымов, - 'проволочный' почему-то злился.
   - Нет. Я бесполезный член Системы.
   Уходя, господин Жардан хлопнул дверью.
   Я достал из-под подушки толстую рукопись, положил в дорожную сумку. Завтра, сидя в старомодных удобных креслах, мы с бабушкой будем греться возле самого настоящего камина, ведь там, за Стеной сейчас зима. Я буду читать бабушке свой новый роман. Мы не будем торопиться. Мы будем читать не спеша. Обсуждая и споря. 'Уже лет пятьдесят в Системе никто не читает книг'...Моя бабушка читает. А за ваши тупые вопросы послала бы вас на хрен, господин Жардан.
  
  4
  
   Я чувствовал себя таким усталым, что чуть не заснул в лифте, поднимаясь на двадцать второй этаж резиденции Религиозного Совета. Но отдыхать было некогда. Сегодня, после доклада в Правительственном Круге, я должен выступить с ежемесячной проповедью по мобильному радио Темплума. Много лет, каждый месяц, я заранее и очень тщательно готовлюсь к этой проповеди. Повторяю ее в эфире слово в слово, не допуская ни малейшей импровизации. Импровизация не допустима, когда не веришь в то, что говоришь. Но по-другому разве можно? В конце концов, проповедь - это не исповедь. Народу нужно вдалбливать идеи Системы. К черту эмоции. Их у толпы навалом. Идеи - вот, что связывало во все времена мыслящую часть человечества и толпу, вежливо именуемую народом. Идеи - мысли интеллектуалов, брошенные народу как кость. Обглоданные и обслюнявленные примитивными инстинктами они становятся тотемами толпы, они возвышают ее в собственных глазах...
   Стоп. Неуместные мысли перед выступлением. Не хватало сбиться в прямом эфире. Я открыл файл с текстом проповеди...
  'Не меньший бред - считать, будто у психорелаксера может быть бабушка' - эта фраза Жардана вновь и вновь всплывала в моем сознании, не давая сосредоточиться. В кармане лежал мятый обрывок бумажки, на котором я, будучи Дымовым, написал адрес бабушки. Завтра. Завтра я поеду туда, чтобы убедиться - все бред, небытие, фантом...И через неделю Дымова не станет. Никуда негодная альтернативность. Асоциальная, выходящая из под контроля...
  'Не меньший бред - считать...'. Ну а если не бред? Что если она есть? Реальная, с ласковыми морщинистыми руками, голубыми, не поблекшими от старости глазами. Что тогда?
  Выстрелы в виске. Перед глазами - калейдоскоп картинок. Непрошенные воспоминания. Бессмысленная жизнь. Но какая яркая. Прости, Дымов. Это ведь твой выбор...
  Я вздрогнул. Вытащил из кармана измятый листок, что не давал мне сосредоточиться на проповеди. В верхнем ящике стола нашел зажигалку...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) О.Северная, "Ворожея королевского отбора"(Любовное фэнтези) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"