Литунина Оксана Владимировна: другие произведения.

Доброе. Светлое. Глава 12

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


ГЛАВА 12

   Я лихорадочно соображал. Телепорт не сработает - это я понял еще где-то на первых тридцати метрах шахты. Заклинание не действовало, и было глупо тратить на него драгоценные три секунды.
   То есть уже две...
   До-о-охр! Что делать?! Обратно в шахту нельзя - я там буду как гусеница в коконе, зажат со всех сторон, и некромант без особых проблем поджарит мои босые пятки. Спрятаться негде - под стол я не полезу, за шкаф не помещусь, а сесть в углу и слиться со стеной не получится. Времени на раздумья нет. Выхода тоже.
   Ну что, Тин? Дипломатия спасет мир? Языком молоть я умею, так может, попробовать устроить переговоры? Хоть польза будет... Конечно, позиция для этого у меня не ахти, торговаться нечем, но Светлоликий любит рисковых и помогает отчаянным. Я кивнул согласно своим мыслям ровно в тот момент, когда мои Шары Тьмы съежились и с тихим шипением поглотили сами себя. Тепловое зрение сразу стало ненужным - и я одним словом снял заклинание, несколько раз моргнув. Некромант стоял за столом напротив меня с выражением странного удивления на холеной морде. Ну, сейчас начнется...
   - Ты откуда?
   Такого вопроса я не ожидал. А чего ожидал? Наверное, чего-то вроде: "Ты, презренный смерд! Как смеешь ты осквернить своим присутствием обитель Великого, Могучего и Несокрушимого Меня?! Ты дерзнул переступить границы дозволенного и теперь я вырежу тебе печень через почки и вырву сердце через гланды"... Ну, или как-то так. Но уж точно не изумленного: "Ты откуда?".
   - Из шахты, - я взлохматил и без того взъерошенный затылок.
   - А что ты там делал?
   Час от часу не легче...
   - Воздухом дышал.
   Нет, а что? Логично же!
   Некромант задумчиво переложил какие-то листочки на отвратительно аккуратном столе и вздохнул - кажется, с сожалением:
   - Вот чего тебе на месте не сиделось, а, принц?
   Я огромным усилием воли удержал на лице невозмутимое выражение и едва устоял перед искушением совершенно неподобающим образом раскрыть рот.
   - Был бы жив-здоров, к мамке с папкой скоро вернулся бы... - продолжил тем временем труполюб.
   Вот уж упаси Светлоликий! Потому и не сиделось, знаешь ли...
   Труполюб усмехнулся, а я сразу вспомнил, что он умеет читать мысли. И почувствовал, как у меня покраснели уши и щеки. Нет, надо уговорить папу ввести запрет на чтение мыслей - все-таки то, что мы произносим про себя, должно оставаться в голове. И только в голове. Потому что если бы я хотел озвучить свои мысли, я бы это сделал. А если не озвучил - значит, на то есть причины. Корыстные ли, этические ли - это уже проблемы мои, моей совести и моего бога, а не всяких там... мыслелазающих и думоползающих...
   Маг хлопнул рукой по столу.
   - Значит так, мальчик...
   Да почему мальчик?! Ладно, уговорили, я не взрослый, но почему мальчик? Почему не юноша, например?! И вообще, у меня есть титул!..
   - ...Я не детоубийца и не мечтаю им стать, но если что - от угрызений совести не умру. В твоих силах выбрать дальнейшее развитие событий. Вариант первый: ты сейчас надеваешь серебряные оковы и бодрым шагом идешь в камеру, где и сидишь. К шахуру можешь не возвращаться, - он как-то странно хохотнул, хотя я ничего забавного в его словах не усмотрел, - Или же вариант второй: мои мертвые слуги проводят тебя к шахуру, если уж ты без своей команды никак и никуда. Но тебе все равно придется надеть серебро.
   "Не выбирай из двух зол, а предлагай свое - третье", очень некстати вспомнилась мне поговорка полуночников.
   Ну что, начинаем торги... то есть, переговоры?..
   - А если я не согласен? - чувствуя, как пальцы начинают мелко-мелко дрожать, спросил я.
   Некромант пожал плечами:
   - Тогда я сейчас сначала потреплю тебя магически, а потом отправлю в камеру всего в серебре.
   Вот тебе и вся дипломатия.
   Итак, у меня есть три варианта. Первый мне не нравится, потому что на этот раз со мной не будет полуночника с его чудо-поясом. Второй тоже как-то не пляшет - потому что это бессмысленно, возврат на предыдущую точку. Третий вариант неплох, но... Это самое дурацкое, глупое и неправдоподобное место в любом романе - когда главный герой сражается с главным злодеем в финальной схватке один на один. Я ненавижу этот момент, но он встречается в каждой книжке и всегда заканчивается победой героя! Нет, меня напрягает не победа вечного-доброго - наоборот, это единственный светлый момент во всей сцене, - а то, как проходит схватка. Дохр, неужели меня постигнет судьба всех этих недосветлых недорыцарей?!
   Не хочу!
   Потому что если сейчас, в моей реальной жизни все пойдет как по сюжету такого романа - я сам убьюсь о ближайший угол. Чтоб не мучиться. Почему мучиться? Потому что в противном случае сначала некромант долго и упорно будет мне натягивать глаза на копчик, потом - внезапно! - остановится и, пока я буду плеваться кровью и собирать выбитые зубы, станет во всех деталях рассказывать мне весь свой Злобный и Хитрый План по Захвату Мира, доверительно сообщит имена всех его сообщников (а может, чтоб я не забыл, еще и на листочке запишет и положит на видное место), а также время и место, с которого он начнет. Я за время этой краткой - буквально на полтора часика! - речи найду какую-нибудь смертоубийственную лопату, которую мой враг, до этого отличающийся редкостной глазастостью, случайно не заметил, и которой он получит в лоб в разгар своих разглагольствований. Или, к примеру, он скажет: "А потом я разделаюсь с твоими друзьями", и мерзко засмеется, после чего я внезапно осознаю, что - о, ужас! Мои друзья в опасности! Как такое могло получиться?! - и наваляю ему. Как будто до этого подобная мысль ну вообще никак не приходила мне в голову. Затем я устрою ему кровавую баню и перед последним ударом - а может, и после, сюжет дозволяет оба варианта, - скажу что-нибудь высокопарное. Или смешное. Или высокопарное и смешное. А потом, изрядно побитый и покалеченный, но не побежденный, потопаю выручать команду, где должна находиться моя возлюбленная принцесса, которая бросится мне на шею, и "наши губы сольются в долгом поцелуе"...
   Фу-у-у-у! Нет, благодарю покорно, я так не хочу!..
   Лучше...
   Лучше я сразу залеплю Бичом Небес ему промеж глаз!
   Или еще попытать счастья с дипломатией? Дело гиблое, конечно - мне нечего предложить некроманту, нечем угрожать и не известно ни единого слабого места, на которое я мог бы надавить. Но чем дохры не шутят... Может, хоть зубы ему заговорю.
   Я потер шею и прямо спросил:
   - Есть ли какие-нибудь условия, при которых я и мои друзья сможем покинуть ваши гостеприимные катакомбы живыми и невредимыми?
   Очередная усмешка на ухоженной роже.
   - Есть. Верните мальчика.
   Ха! И я должен поверить, что он в этом случае отпустит даже ненаследного принца Лиирдии?..
   - Я никогда не перебегаю дорожку могущественным политикам, если только те сами не вынуждают меня. - ответил некромант на мои мысли, чем вызвал у меня легкую вспышку злости - к счастью, вполне поддающуюся подавлению, - Вернув тебя домой в целости и сохранности, возможно, я смогу выторговать для себя какие-нибудь... привилегии.
   Ага. Выторгуешь. Привилегию просидеть пару недель в гостеприимных камерах нашего родового замка с бесплатным питанием, обслуживанием и массажем почек сапогами в случае неповиновения.
   - Могу я поинтересоваться, зачем вам был нужен сын господина Дистара?
   А вдруг мне удастся какой-нибудь обмен совершить?
   - Парень, поверь, для тебя это лишние сведения.
   Переговоры зашли в тупик. Я чувствовал себя глупее некуда. В книгах противники в таких случаях всегда перебрасываются хлесткими обидными фразами, будто проверяя друг друга, и главный герой всегда выходит победителем из подобной словесной баталии, чувствуя свое превосходство над соперником. Я же в данный момент чувствовал себя капризным ребенком, который докучает вопросами взрослому дяде, занятому важными делами. В общем, в жизни все оказалось иначе. Снова. Опять.
   Дохр, приеду - сожгу все эти дурацкие романы во дворе! В них нет никакой полезной информации! Сплошное вранье, выдумки и сказки. Вместо них лучше буду магические книги читать. И фехтовать учиться. А еще попробую подбить папу нанять мне учителя по ботанике и...
   Стоп. Я размышляю так, будто собрался возвращаться. Хотя куда я денусь? Вернусь как миленький. Еще немного поиграю на папиных нервах (в качестве профилактики... ну и так, чтоб жизнь медом не казалась), и вернусь... Вот только для этого надо что-то с некромантом решить.
   - Парень, у меня не так много времени. Что надумал?
   Нехороший огонек в глазах подсказал мне, что труполюб прекрасно знает, что я надумал, а вопрос - это так, формальность. А также шанс подумать еще раз и взвесить каждый довод отдельно.
   Светлоликий! Я знаю, я уже достал тебя до твоих божественных кишок за сегодняшний день, но... ты же поможешь, да? Ты же понимаешь, что из всех предложенных мне вариантов только один оставляет надежду на победу. Какая ступень у этого мага? Думаю, седьмая, не выше. Он, конечно, хорош, но у меня есть жезл. Вместе с ним я с очень большим скрипом, но все-таки тяну на восьмую ступеньку. А значит, смогу победить этого гаденыша. К тому же вряд ли он решится меня убивать. Папа почувствует, что один из его сыновей окочурился, и потом все королевство перевернет и под каждый камень заглянет. А когда найдет убийцу - именно "когда", а не "если", - то живьем вывернет того наизнанку, прибьет гвоздями к стене в тронном зале и будет в него дротики метать. Некромант это знает. А если не знает - то в данный момент читает это в моих мыслях. Так что убивать меня он не станет. А вот помять может. В общем, сдохнуть-то я не сдохну, но больно будет.
   Я наклонил голову и посмотрел на мага чуть исподлобья. Он ответил понимающей усмешкой. Мы с ним не заключали никаких сделок, не приносили никаких клятв и вообще не произнесли ни слова. Просто смотрели друг на друга, затем растянули губы в одинаковых совершенно неискренних улыбках... и я еле успел закрыться от его Ледяного Дождя.
   Вот же тварь! Ведь если бы я не успел, меня бы... убило. На месте.
   Дохр, так он врал насчет того, что-де отправит в камеру или к друзьям! Какой же я идиот! Впору подойти к ближайшему углу и начать биться об него головой, приговаривая: "Идиот, идиот, идиот...". Неужели он верит, что сможет скрыться после убийства второго принца?.. Хотя... ведь действительно сможет. Махнет в ту же Тмесию - и поминай, как звали. Концов не сыщешь, разведка у нас там не очень хорошо работает. А я слишком привык к тому, что на принца при живом короле-маге никто не станет покушаться. И опять забыл, что тут не королевский двор, и на законы всем начхать с высокой башни...
   Значит, магичим насмерть?.. Буду знать.
   На меня полетела Игла Тьмы, но столкнулась с выставленным заранее Воздушным Щитом. Я ответил Огненной Круговертью, швырнув вдогонку Ледяную Сеть. Моя задумка была проста: если, отбивая огненное заклинание, некромант обратится к школе воды, Сеть накроет его. Угу, не на того напал. Маг закрылся Тенью Астала, из-под которой запустил в меня Вихрь Хадда.
   - Горт син... - прошипел я, спешно сплетая в помощь Щиту Завесу Огня. Похоже, все только начиналось.
  
   ***
   Я устал и взмок. Грязная рубашка прилипла к телу, а по лицу то и дело, щекоча и отвлекая, скатывались капельки пота. В маленьком кабинете была настоящая Геенна: стены то покрывались инеем, то едва ли не плавились от огня, то шипели, когда на их раскаленную поверхность попадали капли, струи и целые потоки воды. В воздухе висел дым пополам с паром, нас бросало из жара в холод и обратно. Едкая смесь запахов - жженого ковра, мокрой пыли, пота, грязи, страха, сгоревшего пергамента, - терзала мое обоняние, заставляя через раз шмыгать заложенным от такого перенасыщения носом. И это продолжалось уже дохр знает сколько времени. В магической схватке невозможно точно определить, сколько прошло минут, секунд или часов. Здесь совершенно другие единицы измерения времени - это вечность, в течение которой ты сплетаешь магическую формулу, и мгновение, когда ты швыряешь заклинание в противника или накладываешь на себя. Счастье еще, что у меня были "Свечка" и "Стихийник" - иначе я уже медленно тлел бы на вот этом вот коврике.
   Дохров некромант предугадывал все мои атаки, банально читая мысли. Мне не хватало ни сил закрыться от него, ни времени на развернутую атаку. Я мог только отбиваться и огрызаться короткими мелкими заклинаниями. Чтобы сплести что-то действительно мощное, мне требовалось время, а как раз его у меня не было. Горт син! Догадался же поцапаться с магом восьмой ступени с хорошей замашкой на девятую! Он меня еще не раскатал по стенам ровным слоем только благодаря жезлу и невероятной удаче!
   Язык уже едва шевелился, в горле першило, глаза жгло огнем а пальцы уже одеревенели. Как я ими еще мог шевелить - не знаю. Наверное, мне просто оч-чень не хотелось проигрывать. Равно как и некроманту. Вряд ли он слышал мои мысли относительно того, что дохра с два я смогу его убить, поэтому пока наверняка свято верил в мою искреннюю и неприкрытую ненависть к его труполюбной персоне и желание сотворить с этой самой персоной что-то совершенно непотребное. Я же отдавал себе отчет в том, что если проиграю, то не только могу лишиться каких-нибудь жизненно важных частей тела в результате попадания в меня особо мерзкого заклинания, но и подставлю своих. А это плохо. Они на меня рассчитывают. Они ради меня шахуру в зубы лезли. Они надеются на меня даже после всех тех передряг, в которые мы влипли по моей милости. Да и помирать мне как-то неохота. Так что проиграть я не могу. Не здесь, не сейчас и не ему.
   Я чуть было не пропустил Стрелу Огня. Сплел Водяную Завесу, но опоздал - часть Стрелы, прорвавшаяся сквозь Завесу, опалила мой правый бок, раскаленным ножом хлестнув по ребрам. Рубашка в том месте вспыхнула и осыпалась на землю черным пеплом. Я зашипел от боли и злости на себя. В глазах чуть потемнело, я зажмурился и тут же открыл глаза. Нет-нет-нет, нельзя расслабляться! Больно, зверски больно, но это не главное. Больно - значит, еще жив. Значит, еще в сознании. Значит, не проиграл. Продолжай сражаться, Тин! Продолжай! Он тебя почти достал, но в том-то и дело, что "почти"! Дай отпор!
   Но на отпор уже не хватало сил. Я устал и я был ранен. Я знал, что могу в любой момент активировать Щитовой Круг с кольца, которое мне передал Гет, но это была палка о двух концах. На редкость мощное защитное заклинание действовало в обе стороны, в отличие от остальных щитов. Иными словами, все, что я намагичу, находясь внутри Щитового Круга, будет поглощено точно так же, как попавшие в него заклинания извне. Если я воспользуюсь кольцом сейчас, я останусь жив, здоров и почти невредим, но не смогу победить некроманта.
   Боль мешала сосредоточиться. Я понимал, что если сейчас не закончу битву, ее закончат за меня. И не в мою пользу. Я уже не мог отбивать заклинания - я их просто рассекал, чтобы они прошли по обе стороны от меня. В этом случае сил тратилось меньше, но риск, наоборот, возрастал: ведь если я рассеку заклинание слишком рано или слишком поздно, оно оглушит меня - и это в лучшем случае. Расклад не самый хороший, но это лучшее, что я мог придумать.
   Или не лучшее? Думай, Тин! Ты мелкий пакостник, ты знаешь, как делать всякие гадости другим, так чего же? Давай, сообрази какую-нибудь отвратительную каверзу, противоречащую всем законам воспитания, героизма и благородства!.. Вспомни что-нибудь, о чем тебе говорили - мол, воспитанные принцы из хорошей семьи никогда-никогда так не поступают...
   Идея оформилась почти моментально. Вероятность успеха была высока. Очень высока. Конечно, если маг поставил соответствующую защиту... Нет, он не стал бы. Не от меня. Он меня не знает, но я был абсолютно уверен, что подобной выходки не ждет - хотя бы потому, что это совершенно не вяжется с моим статусом. Высокородные эльфы не делают ничего подобного. Но тем выше был шанс на успех.
   Едва я смог ухватить нужную мысль за хвост, мне пришлось почти забыть о ней - чтобы труполюб не смог прочитать в моей голове, какую подлянку я готовлю. Идея балансировала на грани сознания, на самом его краешке, не позволяя моему противнику поймать себя. Вряд ли он настолько хорош, что может читать не только уже сформировавшиеся мысли, но и их осколки, разбросанные по всему сознанию, да еще и проделывать это во время боя. Да и я мешал ему, создавая совершенно ненужными мыслями шум и помехи и скрывая за ними, что по осколкам и обрывкам собирал в темном уголке. Иными словами, громко думая одно, я шептал совсем другое, надеясь, что некромант не заметит.
   Я взглядом оценил расстояние. Кабинет маленький, некромант стоит недалеко. Это хорошо. Он не успеет среагировать. Не должен успеть. Он не ждет подобной гадости от воспитанного и благородного принца. Принцев такому не учат... да-да, такому они учатся сами. В караулке, на конюшне - где придется. Светлоликий, пусть это сработает! Ну не может же все время быть такое катастрофическое невезение?! Мне же везло когда-то! Мне в карты повезло, например. Страшно повезло! Давай, мне больше не будет так везти в карты - но повезет сейчас, а?..
   Я приготовился. Чтобы некроманту было веселее, а заодно дабы завуалировать свои действия, я перешел в атаку - отчаянную, безнадежную, заранее проигрышную. Последний рывок, когда маг скапливает все силы в один удар в ущерб защите. Все или ничего. Маг все понял - как и следовало ожидать, неправильно, - и удвоил усилия. Увлекся. Наверняка перестал читать мысли - не до того было. А я, собственно, на это и рассчитывал. Чисто интуитивно уловив нужный момент, я резко ушел в сторону от Пламени Зари, просто увернувшись от него, мгновенно вызвал из "Свечки" Бич Небес, чтобы сэкономить время, влил в него столько энергии, что чуть сам не сгорел - и послал в некроманта. Разумеется, твареныш отбил. Разумеется, в меня. Но это было не важно - едва отпустив заклинание, я крутанул на пальце кольцо Гета, активировав Щитовой Круг, в два гигантских - по моим меркам, - прыжка очутился перед труполюбом и, как только Бич растекся тонким мерцающим слоем по поверхности моей защиты, со всей силы врезал не ожидающему подобной подлости магу между ног. Абсолютно не по-мужски, крайне неблагородно, на редкость невоспитанно - но с огромным удовольствием! Дохр, надеюсь, это больно...
   Некромант даже не согнулся пополам - он с тихим не то стоном, не то хрипом стек на пол, где свернулся буквой "зю", схватившись за промежность и зажмурив глаза. Кажется, от боли он даже не дышал. Хотя нет - дышал. Ртом, резкими вдохами заталкивая в легкие воздух и такими же резкими выдохами выплевывая его обратно. Я немного полюбовался на поверженного врага, но вовремя одернул себя. Во-первых, светлый эльфийский принц должен быть выше злорадства... Дохр, но как же приятно все-таки! Повторить, что ли?.. Нет, все, хватит. Он проиграл, я победил. Он неудачник, я молодец. Он лежит и не двигается, а я стою и чуть не приплясываю от радости. Что еще для счастья надо? Ничего. Значит, можно проявить благородство. И, дохр побери, не опускаться до злорадства! Тем более победа не такая уж и честная... хотя мы не договаривались о том, что нельзя применять физические атаки. Он сам не поставил нужный щит - значит, дурак. А я умнее... Так, и нос тоже нельзя задирать! Те, кто слишком задирает нос, очень часто спотыкаются и падают. Все, Тин, ты молодец, но вернись с небес на землю.
   Я не торопясь повернул колечко еще раз, снимая с себя Щит, одним движением сорвал с помятого и побитого некроманта всю его многослойную защиту - парень даже не сопротивлялся, - и легонько взвесил на ладони Ледяное Копье. Потом приставил его к груди уже отдышавшегося немного труполюба. Тот несколько раз зажмурился, хрипло закашлялся, втянул в себя воздух, медленно выдохнул и поднял на меня глаза.
   - Убьешь?
   Я затолкал ненужные мысли куда подальше и изобразил на лице легкую заинтересованность:
   - А ты можешь назвать какие-нибудь замечательные причины не делать этого? Я весь внимание.
   Некромант пожал плечами и чуть-чуть распрямился. Совсем немного, но я забеспокоился. Вот он уже чуть-чуть отошел от боли, может магичить. Что теперь? Копье - это здорово, но я не смогу долго ему угрожать. У меня болит бок, я устал и легко отвлекаюсь. Он в любой момент может выкинуть какой-нибудь фокус. Так что? Оглушить? А дохр я буду знать - он действительно так страшно оглушен, или просто ветошью прикидывается. Убить? Я? Его? Убить? Я не смогу! Говорят, это очень легко и к этому можно привыкнуть. Да и дел-то - одно резкое движение Копьем. И все. Но...
   Я. Не. Смогу. Я маг. Я не убийца. Тем более он лежит. И безоружен.
   Дохр, почему я не подумал о том, что будет, когда я завалю этого гаденыша?! Хм, наверное, потому, что не верил до конца в свою победу.
   И что теперь делать? Оглушить не могу, убить не могу, оставить так - тоже не могу... Гоо-о-орт си-и-ин, ну почему я такой бестолковый? Почему в голову лезет один-единственный выход из положения - и тот хрупок, как бокал и тонкого хрусталя.
   - И что будем делать? - прервал мои тягостные размышления некромант.
   Смотрите-ка! Уже оправился! Нет, ему, конечно, пока еще больно, но уже разговаривает! Вот это выдержка у мужика!..
   Хотя стоп. Чему я радуюсь? Он сейчас еще немного полежит - и все начнется сначала. А я не генератор пакостей, чтобы каждые двадцать минут выдавать новую каверзу. Все, Тин, собрался в кучку и взялся за голову.
   - Как что? Меняться! - я улыбнулся как можно лучезарнее.
   Труполюб чуть приподнялся на локте, заставив меня пережить пару не самых приятных мгновений, и скорчил чуть презрительную гримасу.
   - Прости, что?..
   О-о-о, да мы не просто труполюбы. Мы еще и глухие труполюбы.
   - Меняться. Будем. Мы с тобой. - раздельно пояснил я, выдавая еще более дружелюбную улыбку. Кажется, если я раздвину губы еще шире, их уголки сойдутся у меня на затылке...
   - И каковы... кхм... предметы обмена?..
   - Твоя жизнь на моих друзей. Всех. Целых и невредимых.
   Холодная усмешка на тонких губах, взглядом можно заморозить небольшой континент. Ага, боюсь-боюсь. Мне уже начинать дрожать и молить о пощаде - или еще рано? Ты предупреди, если что...
   Я нацепил маску бесстрастности и как можно небрежнее ткнул его копьем в грудь:
   - Не забывайся. Я не буду сейчас разводить длинных речей высоким слогом, - я помню, как на этом обломались все злодеи во всех известных мне романах, - Мне нужно от тебя только одно - поклянись Светом и Тьмой, что дашь мне и моим спутникам сегодня же спокойно покинуть это место живыми. Мне не нужна твоя жизнь, мне абсолютно не интересно, чем ты занимаешься - я уйду и не вернусь. А ты делай, что хочешь.
   Разумеется, я слукавил. Я-то не вернусь, но попрошу папу прислать сюда гвардию и пару десятков виверн. Пусть проведут зачистку помещений - а то не дело посреди Зеленых Земель устраивать такой рассадник некромантии.
   Некромант молча чуть наклонил голову, не отводя взгляда. Затем наморщил лоб, пару секунд соображая - и кивнул. А я вздохнул с облегчением. Ну, спасибо тебе, Светлоликий! Век не забуду! А то и два, три, или все пять. Пусть теперь скажет клятву, а потом мы...
   Я слишком поздно заметил, что одна рука мага спрятана у него за спиной. Заметил - и печенкой почуял неладное. Перехватил копье левой рукой, правой повесил жезл на пояс, засунул ладонь в карман и сложил пальцы в Незримую Преграду. Одно заклинание она отобьет, а большего мне и не надо. Успею повернуть колеч...
   Твою налево!.. Вот так и знал, что нельзя доверять злобным некромантам, похищающим детей!
   В меня полетели Щупальца Ночи. Я от неожиданности отшатнулся, а труполюб перекатился по полу, как-то очень быстро оказался на ногах и уже сплетал что-то новое. Я даже не сообразил ничего - а на меня уже надвигалась Стена Смерти. В ужасе я отступил на два шага, наткнулся на что-то - и спиной перекувырнулся через препятствие из чистого желания оказаться подальше от этой дряни, которая разъедает кожу и мышцы на "раз-два-три-готово". Преградой оказался здоровый письменный стол некроманта. Я с грохотом упал за него, по пути сшибив тяжелое неустойчивое пресс-папье и резную чернильницу. Черное пятно растеклось по полу, бликуя и отражая яркие вспышки заклинаний. Я быстро повернул кольцо в надежде, что защита сработает. Она сработала, но связала мне руки.
   Ну, спасибо тебе, Светлоликий! Век не забуду! Удружил, нечего сказать! Второго шанса некромант мне не даст. Он не будет приближаться, а просто забросает меня заклинаниями из-за стола. Рано или поздно Щитовой Круг не выдержит, и тогда трындец мне, как следствие - трындец команде, а еще...
   Мысли сделали неожиданный кульбит, открыв ситуацию с другого ракурса. Я зажмурился и с силой провел ладонью по лицу. А еще трындец папе с мамой, потому что маму наверняка хватит удар, а папа вряд ли переживет потерю сына и горячо любимой жены в столь короткий срок. Сумеречники все-таки очень сильно привязываются к своим родным. Почему я не думал об этом раньше? О том, как мама переживает. О том, что папа наверняка ругается только потому, что беспокоится - и просто не может иначе показать это. О том, что я обожаю их - всех вместе и каждого по отдельности, и ради них готов на все. Даже жениться. Десять раз. Почему я был таким недалеким идиотом? И о чем думал, когда убегал - кроме собственной драгоценной персоны? Какого дохра я вообще так издевался над родными? И что станет с королевской семьей, если некромант убьет меня? Мама с ума сойдет, Гет будет переживать, а папа... Мое сердце глухо застучало о ребра. Даже думать об этом не хочу!..
   Из бездонного колодца размышлений меня вырвал очередной шквал заклинаний. Я прижал колени к груди и прикрыл макушку руками. Щит щитом, но все-таки подставлять свою светлую во всех отношениях голову мне не хотелось. Вокруг разливалось огненное море, бушевали молнии и сыпались острые как зубы Рока сосульки... Но я сидел в Щитовом Круге и уповал на Светлоликого, чтобы эта Геенна скорее закончилась. Вот только надолго ли хватит этого стола и защиты колечка?..
   Спустя сотню лет и два миллиона погибших нервных клеток некромант сделал небольшую передышку и крикнул:
   - Выходи и сражайся как мужчина!
   Мы же, кажется, договорились, что я не взрослый?..
   - Или ты трус?..
   Дядя, ты опоздал. На эту удочку я уже попадался - все, лимит моей глупости исчерпан. Я уже сегодня побегал от твоего шахура, хватит. Сейчас я попытаюсь быть оригинальным и не наступить снова на те же грабли. Даже если ты мне их старательно подкидываешь. Тем более это дурной тон - дважды в сутки попадаться на одну и ту же уловку. Не-е-ет, я лучше тут посижу. Не знаю, на сколько хватит кольца, но рано или поздно некромант выдохнется. Главное в это верить. Верить, верить, верить... Буду повторять, пока сам себе не поверю. Или снова попробовать влезть с дипломатией?.. Хуже все равно не будет.
   - Уважаемый, а может, разойдемся мирно? - подал голос я, не вылезая из своего укрытия.
   Дядь, ну, не обижайся, я ж любя... лупил Бичом Небес тебя...
   Ответом мне стала еще одна волна заклинаний, каждое из которых и по отдельности-то могло оглушить меня, поджечь или совершить еще какое непотребство, а уж все вместе оставили бы от остроухого принца только слабый отпечаток копоти на полу.
   Дядь, ну, не обижайся, я ж любя... лупил Бичом Небес тебя...
   - Нет? Не получится? - спросил я, тоскливо вздохнув.
   Лесная Гроза, Моровой Вихрь и Глубокая Могила ясно дали мне понять, куда, с какой скоростью и на какую глубину я могу отправляться со своими предложениями. Мне оставалось только сидеть за столом и тихо впадать в уныние.
  
   ***
   Чернильница крайне неудачно разминулась с головой некроманта, а тот ответил каким-то очередным Жутко Убийственным Заклинанием. Количество снарядов неумолимо сокращалось, но я не сдавался. В какой-то момент осознав, что рано или поздно наступит ночь, во время которой некромант сможет с легкостью свернуть меня в бараний рог, я рискнул предпринять решительные действия. Как только я перестал заниматься самоедством по поводу собственной бестолковости, голову тут же стали посещать конструктивные мысли. Отметив для себя, что разбор боевых ошибок лучше устраивать после сражения, а не во время него, я применил простейшую логику. Вся цепочка размышлений сводилась к тому, что если я не могу достать некроманта магией, надо сделать это физически. Близко к себе этот твареныш меня уже не подпустит, сам тоже не подойдет, значит, придется швыряться чем попало. А первым попало под руку тяжелое пресс-папье, которое я и запустил из-за стола в оппонента в надежде, что предмет очень удачно встретится с его головой. Труполюб оказался вертким, но я уже перестал унывать, вошел в азарт, а предметов на столе гаденыша было много. Перья, перочинный нож, карманные часы, подсвечник, кубок, подставка под пресс-папье - такая же тяжелая... И это я еще не залезал в ящики. Кроме того, я уже понимал, что стол - не преграда для заклинаний, а под защитой кольца я вполне могу отойти к одному из шкафов - и тогда запас моих снарядов пополнится книгами разной степени тяжести.
   План наступления был продуман. Я чувствовал себя как во время тренировки по стрельбе из лука, только в данном случае снаряды были более неоднородны, а мишень слишком вертлява. Я бы даже сказал, излишне вертлява. Кроме того, пульсирующая боль в опаленном боку отдавала в правую руку, самым пагубным образом влияя на мою меткость. Одно радовало - периодически некромант сбивался, и оборванное заклинание повисало в воздухе легкой дымкой рассеявшейся энергии. Зачем он вообще продолжает колдовать? Видит же - я под защитой, меня не достать. Вот дурак-человек...
   В труполюба полетели подсвечник, свеча, кубок, декоративный камень... Первые три предмета благополучно поздоровались со стеной, а последний угодил магу в лоб, ссадив кожу. Однако некромант лишь поморщился и вытер кровь тыльной стороной ладони, что всколыхнуло во мне очередную волну злости. Я же попал! Какого дохра он не ложится и не теряет сознание?!
   Я подхватил подставку под пресс-папье, прицелился как следует - и увидел, как цилиндр магической защиты вокруг меня, доселе невидимый, внезапно покрылся текучими бело-голубыми рунами. Кольцо приказало долго жить и давало понять, что Щитовой Круг скоро исчезнет. Рунические надписи были своеобразным обратным отсчетом - каждое новое заклинание пожирало несколько закорючек, и когда их не останется вообще, моя защита лопнет.
   Я обмер. Замер прямо на месте, так и не бросив никуда дурацкую подставку. Ощутил, как от затылка до копчика окатила морозная волна, а в солнечном сплетении началось очень неуютное покалывание. Перевел взгляд с мерцающих рун на некроманта и понял по глазам и дрогнувшим в довольной усмешке губам, что тот тоже догадался, в каком бедственном положении я нахожусь.
   Горт син, какой же я идиот! Именно этого труполюб и добивался - ослабить защиту, чтобы потом планомерно отделить мне голову, руки и ноги от туловища и методично поменять их местами. Надо было, едва активировав кольцо, нырять в шахту и ползти обратно! Или попытаться где-нибудь развернуться и пролезть в одно из ответвлений. Да, была вероятность застрять - но это только вероятность. Уж всяко лучше, чем быть испепеленным здесь.
   Пара заклинаний - и еще несколько рун исчезли. Я прерывисто вздохнул. Некромант был слегка измотан - только слегка, совсем немного, - а я чувствовал, что уже еле держусь на ногах. Ноги гудели, бок выл, пальцы молили о пощаде, язык почти отсох и не желал произносить ни единого слова, тем паче магического, а затылок потихоньку наливался горящей паникой. Я сдохну, едва исчезнет Щитовой Круг, мне даже жезл не поможет. Полупрозрачный цилиндр вокруг меня уже начал мерцать, периодически пропадая и заставляя меня задыхаться от холодного скользкого ужаса, забившего горло и заморозившего легкие. Светлоликий! Помоги! Меня же сейчас наизнанку вывернут за все мои выкрутасы! Он же мне печень через ухо вытащит, свернет трубочкой и в другое ухо засунет! Пусть меня папа найдет, Тарк, мама, Гет - да кто угодно! Я даже жениться готов здесь и сейчас! Я перед папой извинюсь! Горт син, я знаю, сам вляпался - но родителей пожалей! Они не виноваты! Мама уж точно! Светлоликий, я что угодно сделаю!
   Щитовой Круг снова замерцал. Я невольно подался назад, но уперся спиной в нагретую магическим огнем стену - и мысленно взвыл. Дохр, ладно, давай так договоримся - если мне конец в любом случае, пусть это никак не отразится на родителях и Гете с Кейрой, а? Пусть они просто забудут про меня... Светлоликий, ну не будь ты такой тварью! Ты же бог!
   Легкий хлопок заставил меня закрыть голову руками и вжаться в камень. Стены, пол и потолок ярко засияли - и резко погасли. Угол комнаты "потек", оставив после себя светящийся слабым голубым огнем овал. Я прищурился, рассматривая такой знакомый силуэт. Знакомо нахмуренные брови и сжатые губы давали понять осведомленному наблюдателю, что вновь прибывшему то, что происходит в этой комнате, совсем не нравится. То есть вообще никак, совершенно и абсолютно. Я был более чем осведомленным, поэтому по привычке невольно вжал голову в плечи. Потом вспомнил об этикете, о том, что в кабинете находится посторонний, прочистил горло и согнулся в поклоне - несколько корявом из-за опаленного бока:
   - Приветствую Его Величество Лорда Света. Второй сын Солнца готов слушать и исполнять.
   Глаза пронзительного стального оттенка цепко осмотрели меня, ровно на одно мгновение задерживаясь на опаленной рубашке, босых ногах, грязном лице. Я гордо вздернул подбородок и выпрямился. Пусть папа знает, что я не боюсь его. Правда, едва он смог посмотреть в глаза, как мне захотелось обратно в шахту. Там хоть и тесно, но зато никто не смотрит взглядом, которым не то что дырку в душе прожечь - запросто водопад заморозить можно. Я прерывисто вздохнул и отвел глаза. Наткнулся взглядом на некроманта - тот стоял возле серой стены, вжавшись в камень и не торопясь влезть в семейные разборки Лорда Света. Я его прекрасно понимал. Становиться у папы на пути, когда тот собирается морально-психологически отпинать второго сына, чревато. Все равно что встать на пути разогнавшейся лавины и надеяться, что та не зацепит. Зацепит, и еще как!
   Закончив психологически давить на меня молчанием и тяжелым взглядом, папа посмотрел на некроманта. Не хотел бы я сейчас оказаться на труполюбовом месте. Обольщаться на счет его участи я буду - будь мы хоть трижды добрыми и четырежды светлыми, по закону за умышленное нападение на принца Лиирдии полагается смертная казнь. Недельку будет идти разбирательство - и труполюба повесят. Не могу сказать, что мне его страшно жаль, но ощущение того, что я буду косвенно повинен в его смерти, ледяным комком упало в душу. И это еще одно последствие моего необдуманного побега из дома...
   Некромант тем временем быстро поклонился:
   - Приветствую Его Величество Лорда Света. Готов слушать и исполнять.
   Папа хмыкнул - как-то очень кровожадно, - и быстрым жестом швырнул в портал неизвестное мне заклинание. Тут же вошли несколько гноллов - к сожалению, незнакомых.
   - Забирайте его, - приказал папа.
   Один из гвардейцев вытащил из сумки серебряные браслеты и ошейник и направился ко мне. Я обмер, но тут Лорд Света без тени улыбки пояснил:
   - Нет, не Тинара. Мальчишку у стенки.
   Боги, надо было видеть, как вытянулось лицо некроманта! Еще бы, для папы он - мальчишка, не более того. Что по магической силе, что по возрасту. Я почувствовал, что губы невольно расползаются в глупейшей улыбке.
   - А с тобой мы сейчас побеседуем, - пообещал мне папа голосом, явно показывающим, что меня сейчас будут отнюдь не пряниками кормить.
   Некромант не сопротивлялся - понимал, что бесполезно, - и позволил себя увести. Едва последний гнолл исчез в портале, папа одним словом закрыл его. Мы остались вдвоем.
   Сначала просто молча буравили друг друга глазами. Папа явно мстил за убитые мной нервы, а я не знал, с чего начать. А начинать надо было - не ровен час, моя команда решит предпринять побег и шахур кого-нибудь сожрет. Будет больно и обидно, особенно учитывая, что помощь близко.
   Я со свистом втянул в себя воздух, готовясь открыть душу. Была - не была.
   - Пап...
   - Лорд Света, - ледяным тоном поправил меня тот.
   Слова хлестко, как кнутом, ударили по сердцу. Я сморгнул и удивленно посмотрел на собеседника. Никакой реакции. Все тот же стальной немигающий взгляд, нахмуренные брови и сжатые губы. Не эльф, а статуя. Холодная, каменная, бессердечная. Иными словами, Лорд Света.
   Захотелось заорать и швырнуть в папу что-то тяжелое. Да хотя бы ту же подставку, которая лежала в опасной близости и служила источником огромного искушения. Но я подавил этот порыв. Я пообещал Светлоликому, что если спасусь, извинюсь перед папой и женюсь. Такие обещания не нарушаются. Тем более принцем. Даже если этот принц заблуждался насчет своего родителя и искренне верил в любовь оного. Все ошибаются. Мне надо радоваться, что я узнал об этом сейчас, а не через пятьдесят лет. Однако никакого удовлетворения я не чувствовал. Я вообще ничего не чувствовал. В душе царила пустота - не было ни злости, ни ярости, ни раздражения. Только опустошенность - и глухая стена, запершая все эмоции в самом глубоком уголке сознания, скрутившая их в тонкий жгут и сжавшая до размеров точки. Гордость вопила о том, что при подобном отношении мне не за что извиняться, но я задушил ее, растоптал, едва ли не поглумившись над останками. Зачем мне гордость при таком родителе? Она лишняя. Такая же лишняя, как и эмоции, чувство привязанности, любовь...
   Стена, казалось, надежно запиравшая все мои переживания, чуть дрогнула, но я тут же вышвырнул из головы все лишние мысли. Милорд мой отец жаждет извинений? Он их получит.
   Я встал так, что ни один церемониймейстер не смог бы придраться к моей позе или счесть ее недостаточно уважающей, и нацепил на лицо маску бесстрастия. Чувствовать или не чувствовать я могу все, что угодно, но па... то есть, Лорд Света... Он этого не увидит. Никогда.
   - Простите. - я вздернул подбородок, - Милорд мой отец... - выдавить из себя нужные слова наяву оказалось труднее, чем в мыслях, - Я хочу официально принести свои извинения. Вероятно, я был неправ в оценке своих мыслей и поступков, а также ваших действий в отношении меня. В свое оправдание могу сказать только то, что я всегда слабо разбирался в политике, в связи с чем ваши планы относительно моей свадьбы казались мне...
   Я насквозь официальным канцелярским языком без капли искренности в голосе просил у папы прощения. Точнее, не у папы, а у Лорда Света. Папы сейчас здесь не было, был только насквозь прожженный политик, который злился не из-за пропажи сына, а из-за сорванных дипломатических планов. Сухими фразами я сказал ему то, что он наверняка хотел от меня услышать - что я осознал свою ошибку (имея ввиду, что ошибался в папе), которую хочу исправить, что я готов следовать его воле и сожалею, что принес столько страданий своей семье. Потом добавил в голос чуть-чуть едкости и заметил, что мои суждения о милорде отце были неверными - мол, как и любой король, он ставит политические ценности выше семейных, что поразило меня и открыло глаза на суть родственных связей в нашей семье...
   На этой фразе он издал какой-то нечленораздельный звук, одним шагом оказался рядом со мной, притянул к себе и обнял, мгновенно превратившись из Лорда Света в папу.
   - Тин, какой же ты идиот, - прошептал он мне в затылок голосом, теплота которого с излишком компенсировала предшествующий холодный тон и ледяной взгляд. Жгут эмоций звонко лопнул и раскрутился, чувства плотной волной накрыли меня и затопили душу. Я буквально купался в раскаянии, любви, облегчении - и затмевающей все и вся радости. На глаза навернулись слезы, губы предательски задрожали, и я с силой ткнулся в папино плечо, чтобы не расплакаться.
   Действительно, какой же я идиот! Слава Светлоликому! Сейчас мы поругаемся немного, потом будет гневная отповедь - и мы снова помиримся. И все будет хорошо. Все станет почти как раньше.
   Нет. Не как раньше. Лучше. Уж я об этом позабочусь.
   Пару минут мы так и стояли - папа молча дышал мне в затылок, а я, стараясь всхлипывать как можно тише и незаметнее, пытался загнать дурацкие слезы обратно. Буря эмоций в душе сменялась умиротворением и верой в лучшее.
   Эти две минуты я был счастлив.
   А потом папа отодвинул меня на расстояние вытянутой руки и снова осмотрел. И опять нахмурился. Я в последний раз шмыгнул носом - все-таки мне удалось победить слезы и не разрыдаться, как какой-то барышне. Но папин взгляд выдернул меня из Поднебесья и вернул на твердую землю.
   Ну, все. Сейчас будут бить. Папа выяснил, что сыночек в относительном порядке - как физическом, так и душевном, - значит, можно начинать бить головой о собственные ошибки. И будет лучше, если я начну сам.
   - Пап, я... действительно прошу прощения...
   Он лишь хмыкнул в ответ. Хорошо, он в добром расположении духа и пока не злится. Можно продолжать.
   Набравшись храбрости, я выпалил:
   - Пап, я рассчитывал...
   - Ты рассчитывал? - перебил он меня.
   Не поняв насмешки, я добавил:
   - Ну... Я думал...
   - Ты - думал?! - Лорд Света расхохотался. Хохот был нервным и ярко показывал мне, как сильно папа переживал за меня.
   - Пап! Я же серьезно! Я у тебя прощения прошу, а ты издеваешься!
   - Тин, - папа явно получал удовольствие от ситуации, - Ты не в том положении, чтобы позволить себе возмущаться. Но продолжай, ты меня заинтриговал. - и он с преувеличенным интересом уставился на меня.
   Из вредности я ответил:
   - Я уже закончил. - вызвав тем самым новый приступ хохота у отца.
   - Ну? - спросил он, отсмеявшись, - Что будем делать?
   - Со свадьбой?
   - Ну да.
   - Будто у меня есть выбор... - невесело заметил я.
   - Вообще-то есть.
   Я вытаращил глаза так, что они чуть на пол не выпали. Так у меня выбор был?! Тогда чего они молчали?!
   - И?..
   - Ты можешь жениться...
   Ага, а можешь не жениться. Спасибо. Замечательный выбор.
   - ...или отказаться...
   Вот! А я что говорил?
   - ...но в этом случае я выдам Кейру замуж за младшего брата Деяры.
   Я прикрыл глаза. Сосчитал до десяти, потом до двадцати. Затем до боли впился ногтями в ладонь. Ничего не помогало - хотелось взвыть.
   - Милорд мой отец, по-моему, у вас не все дома...
   - Да. - папа наотрез отказался понимать намеки, - В частности, мой сын сейчас бродит где-то у дохра на рогах. Может, встречал - наглый и самоуверенный мальчишка двадцати с лишним лет, но с гонором на все двести?
   - Ты специально, да? - тихо спросил у папы.
   Тот только пожал плечами.
   Вот интриган! Нарочно поставил меня перед выбором. Либо моя свобода, либо Кейра. Политик, как есть политик! Но, слава Светлоликому, все равно любит. И я его люблю. И маму. И Гета. И Кейру. Перед глазами встала сестренка - невысокая эльфиечка с большими мамиными синими глазами под светлой челкой, вечной улыбкой на детском курносом лице; тонкие ручки мнут одну из лент на новом платье, на щеках - легкий румянец смущения. И вот это вот маленькое чудо отдать непонятно кому? Ладно еще я - я взрослый парень, мне проще. А каково будет Кейре? Когда она вырастет и поймет, что папа ее в далеком детстве отдал непонятно кому? Нет, я верю, что папа не отдаст свою дочь в плохие руки, но... Да дохра с два я позволю ему сделать Кейру разменной монетой!
   - Но, насколько я понимаю, мой брак с Деярой выгоднее для обоих государств? - вкрадчиво уточнил я.
   Папа сделал вид, что задумался.
   - Ну... пожалуй, да. Выгоднее.
   Все. Теперь главное - натиск. И не давать опомниться.
   - Милорд мой отец, я хочу заключить сделку.
   Удивлен, но в глазах проснулся интерес. Это хорошо, папа, потому что сейчас я удивлю тебя еще больше. Сейчас я попытаюсь продать свою шкуру и свободу со всеми потрохами - но как можно выгоднее. Благо, папа не знает, что я пообещал Светлоликому жениться - и теперь во что бы то ни стало должен исполнить обещанное.
   - Я безропотно женюсь на миледи Деяре Подлунной, если вы, призвав в свидетели Свет и Тьму, поклянетесь, что моя сестра и ваша дочь Кейра ас'Геллиаль Дир'ван'Дек выйдет замуж исключительно по собственной воле за того, кого сочтет нужным сделать своим мужем. Не больше и не меньше.
   Папа усмехнулся.
   - А если я не соглашусь?
   Проверяет, осознаю ли я, что делаю. Проверяй-проверяй, пап, к формулировке и доводам не подкопаешься. Твоя школа, как-никак.
   - Если вы не согласитесь и выдадите мою сестру замуж против ее воли и желания, я сбегу. Как вы уже поняли, я умею скрываться от преследования - как прямого, так и магического. Но на этот раз я воспользуюсь услугами знакомой демонессы, чтобы она набросила на меня Полог Тьмы. В этом случае вы никогда не сможете меня найти, даже если потратите на это всю оставшуюся жизнь. Таким образом, если вы согласитесь принять сделку, то получите брак более успешный, нежели в случае вашего несогласия.
   - Я могу тебя запереть.
   - Я могу сбежать. Во избежание крупномасштабных внутрисемейных конфликтов вы не посмеете запретить моим родственникам общаться со мной, а в этом случае я смогу повлиять на них и уговорить выпустить меня.
   Папа чуть подумал, потом вздохнул:
   - Да-а-а, уговорить ты сможешь кого угодно... Согласен.
   Пап, а пап... не хитри. Я, может, и идиот, как мы оба недавно признали, но не настолько, чтобы, накрутив на кулак твою острую потребность в моем браке, отпустить ее с одним лишь твоим "Согласен".
   - В связи с событиями последних недель я не очень доверяю подобным кратким обещаниям, поэтому заранее прошу прощения, но я вынужден просить вас поклясться Светом и Тьмой и произнести полную формулировку.
   Посмотрев на меня почти с уважением, папа усмехнулся и произнес:
   - Призываю Свет и Тьму в свидетели, что моя дочь и твоя сестра Кейра ас'Геллиаль Дир'ван'Дек выйдет замуж исключительно по собственной воле за того, кого сочтет нужным сделать своим мужем - но только в том случае, если мой сын Тинар ас'Геллиаль Дир'ван'Дек согласится без каких-либо возражений жениться на Деяре Подлунной.
   Все. Я прикрыл глаза, чувствуя, как позвоночник покалывает от волнения, и хриплой скороговоркой ответил:
   - Призываю Свет и Тьму в свидетели, что я без каких-либо возражений женюсь на миледи Деяре Подлунной - но только в том случае, если моя сестра и твоя дочь Кейра ас'Геллиаль Дир'ван'Дек выйдет замуж исключительно по собственной воле за того, кого сочтет нужным сделать своим мужем.
   Снова свет, затем полумрак. Свет и Тьма запомнили наши слова. Я вздохнул с облегчением и снова прикрыл глаза - на этот раз от усталости, которая, как всегда, незаметно подкралась и теплой кошкой свернулась вокруг измотанного тела, призывая отдохнуть, отоспаться, помыться, в конце концов.
   Стоп. Какое "отдохнуть-отоспаться-помыться"?! У меня там команда пропадает, а я об отдыхе мечтаю! Я искоса взглянул на почему-то вполне себе довольного папу и вздохнул. Похоже, пришло время познакомить родителя с теми, благодаря кому его второй сын все еще топчет эту землю, а не водит хороводы с Тенями.
   - Э-э-э... Пап? Прежде чем мы покинем эту... обитель порока... Можно мы еще кое-куда зайдем?..

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"