Литвяков Дмитрий Владимирович: другие произведения.

Сборник стихов 1998-2006

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    выкладываю сборник стихов 1998-2006 годов, жду тапок

ПРЕОБРАЖЕНИЯ

Мне звёзды тихие песни поют

И ветры баюкают в ивах,

Птиц перелётных с собою зовут

Крики, звенящие в нивах...

Дыхание солнца мне дарит покой,

Умиротворённо-прозрачен

Свод синего неба над головой

Разбавленных облачных пятен....

Я знаю - однажды тугая струна

Лопнет в рассерженном крике

И в смехе зайдётся слепая Луна,

Упав на сосновые пики.

Тогда мне помогут оковы разбить

Слабой, но пламенной плоти

Незрячие ветры, иголку и нить

Возьмут и приступят к работе.

Гаснущим взором окину свой путь -

Извилистый след ниоткуда.

Теперь же ветра мне наполнили грудь

И первые признаки зуда,

Который срывает с насиженных гнёзд

Птичее гордое племя,

И я ухожу, затерявшись средь звёзд -

Вернусь, когда кончится Время...

****

То ли вздох, то ли стон,

То ли ветер проснулся и плачет,

То ли колокол треснул и звон

Возвестил о моей неудаче.

Я пытался, я искренне верил в успех,

Я сражался, борясь с отраженьем,

И я вены вскрывал, хотя знал - это грех,

И за это был изгнан с презреньем...

Падал ниже и бил зеркала

И в осколках корчились тени.

Меня воля чужая вела

По дороге из лжи и измены.

Я боролся, пытался я голос подать,

Но, наверное, сил не хватило.

Я остался в пыли придорожной стоять,

Растеряв, всё что есть и что было...

****

Скольжу среди граней кристалла -

Пойманный солнечный луч,

Свергнутый с пьедестала,

Затерянный среди туч,

Попавший в хрустальную клетку,

Разбитый на множество лиц,

Запутан, как марионетка,

Растерян - и падаю ниц...

Но вечно моё паденье,

От плоскости отражён.

Я - это все отраженья,

Летящие в унисон.

Я сам себя отражаю,

Дробясь в осколках зеркал,

Бессмертным я стал, я знаю,

Когда я на зеркало пал...

****

Здесь тишь покоя,

Ветра сон,

И обнимает горизонт

Воды зеркальный лик,

И в чаше неба видно дно

И звёзд призывный крик.

И здесь распахнуто окно,

Тебя зовёт, манит оно.

За ним и в нём -

Огромный мир,

Так сделай шаг -

Войди в него.

****

Как ночью Солнце сменяет Луна,

Так прошлогодние листья с дерев

Покроет листвой молодая трава,

Ржавое золото скрыв.

Я видел закаты, рассветы стерёг,

Любил, ненавидел, смеялся и пел,

Я думал как лист, что осенью лёг

На стылую землю, что молод и смел,

Что не ходить мне, согнувшись, с клюкой,

Что новую песню спою, едва старую спев -

Но знаю теперь: сменяется Солнце Луной,

И я в землю уйду, одряхлев.

****

На солнечном луче

Я прибыл в этот мир,

Оставив за спиной

Горячий шёпот звёзд

И ласковый огонь

Стареющих светил,

Исполнивших бы всё,

О чём бы не просил.

Вполне мне по плечу

Купаться в их лучах,

Я сын других пространств

И дочь иных времён,

Я вдалеке от вас

Незнамо кем рождён.

Я прибыл в этот мир

На солнечном луче

С тоской в больших глазах

И раною в душе.

Я тень былых костров,

Печальный обелиск,

Мой взгляд не терпит лжи

И в камень леденит,

Как будто я - не я,

А бедный василиск.

И мне покоя нет,

Всю жизнь ищу я свет

Из мира в мир,

Из века в век...

****

ХРАНИТЕЛЬ СНОВ

За ветром сны я собирал

В карман дырявый свой

И тут же людям раздавал,

Взимая плату тишиной.

Я - мастер снов, я - их хранитель,

Но я рассеян и нелеп,

И ветер, вечный мой ревнитель,

Мне сны чинил за чёрствый хлеб.

Он, насмехаясь надо мною,

Плутал по крышам между труб

И сны терял. Я их ловил рукою,

В карман дырявый клал -

Всё потому, что глуп.

Я за ночь раздавал лишь пару снов,

И редко грёзы находили адресата.

И фараон во сне увидел

Семь худых коров,

А юноша в тюрьме - лишь ангела крылата.

Сапог тачатель видел камень и резец,

И грезилось ему, что он вполне способен

Стать Микеланджело, иль на худой конец,

Хотя бы кем-то на него похожим.

И видел сон солдат, как он растит пшеницу,

А хлебороб грезил о небесах,

А кто-то видел аиста

И рядом с ним - синицу

В прозрачном небе, а не у себя в руках.

И каждый, просыпаясь, что-то помнил,

И не жалел, что много заплатил...

У ветра вновь карманы полны,

А я свой так и не зашил.

****

Я тень свою опередил,

Я Солнце обогнал,

Но рок, нависший надо мной,

Никак не отставал.

Я пал, исступленно вопя,

Пытаясь воздуха глотнуть,

На чёрный камень алтаря,

Где завершил свой путь.

Из тени вышел силуэт,

Со лба откинул капюшон,

Из глаз его ударил свет -

Я был распят и обнажён.

Взмахнув костлявою рукой,

Мне маг сказал: "Ты стал моим,

Ты станешь мне слугой"

Клинок безжалостно сверкнул,

На сердца целясь стук.

И тьма пришла, и свет померк,

И крика замер звук.

Я вечно тьмой теперь покрыт,

И сам я - злая Тьма.

И вновь клинок в руке блестит,

И кровь на камне алтаря...

****

Меня брызги туманные скроют,

Я успею проститься с вами,

И уйду навстречу прибою,

Чтобы выдержать трудный экзамен.

Я готовился долго и тщательно -

Вся моя жизнь - подготовка мгновения,

Когда с верой пойду обязательно,

Начиная водохождение.

Замрут поражённые волны,

Чайки умолкнут в трепете,

И тучи - свинцовые чёлны.

И вы меня миррою встретите.

Но я, познав умение чудное,

Уже не вернусь в стада человечески -

Я понесу своё Слово чудное

На арамейском, латинском и греческом...

****

Игра природных сил,

Слепая ли стихия,

Безумный ветер ли творил

Сии места безлюдные святые,

Где я, казалось, жизнь прожил?

Какой резец вытачивал из камня

Такую вычурную вязь?

Какие руки?...

Неужели сам я,

Своею волей,

Намечал ту связь,

Что двух миров пути соединила

И в сад из сказки превратила грязь?..

Я словно сам преображён той силой,

Что сердце зрячих покоряет здесь.

И даже ветер, ставший вдруг бескрылым,

Упал, разбился - целиком и весь.

Мне кажется, шершавых каменных ладоней

Я чувствую сокрытое тепло,

И голос ветра,

Сорванный до крови,

Упавшего на каменное дно.

И мнилось мне, что я храню секреты

Творения невидимых стихий,

Изломанных нездешних

Изваяний меты,

Застывших в камне речи всех витий.

Здесь ночью открываются дороги

И звёзды будят тайны этих мест,

И месят пыль босые ноги

Туда, где светит Южный Крест.

Бедняга-ветер в затихающие стоны

Вложил мольбу - возьми с собой,
Но опустели каменные склоны -

Отсюда я ушёл, лишь след оставил свой...

В КОНЦЕ ПУТИ

Плачу за бессмертную душу

Грошом - жалкой медяшкой.

Я плачу - солёной слезы отпечаток

На календарной бумажке...

Разбит на осколки -

А время, палач и мучитель -

Стоит за спиной...

Разбитые толки -

Как дуло двухстволки -

Мужайся, родной.

Любуюсь Луной,

Её сабельным блеском -

Тону в её свете,

Захлебнувшись минором,

Аккордами веры -

Тоскливую хочется петь мне...

И падает лунный удар на рассвете,

Катятся звёздные головы в росы.

А я приготовил

Последний свой дар -

Медный обкусанный грошик.

Спадает рубище,

Голая правда осталась -

Жалкая плоть обожглась о рассвет...

Душа недопитые слёзы роняет -

Салют идущим на смерть...

Просит покаяться

Ветер-расстрига,

Я плачу - раскаянья слёзы.

Не знаю - прощён ли,

Но пеплом ладанным

Усыпаны розы

Могильной плиты.

И тихая гладь задумчивой Леты -

Сгорели цветы...

Стою - меди кусочек,

Стою - медный кружочек.

Берег в тумане, карманы пусты...

Плачу завалявшимся медным грошом -

Надеюсь, прощён.

Разорившись до срока,

Я плачу: цена возросла -

Мне сказали,

И бросили в пыль

Медный грош у порога...

****

А я уже не плачу -

Я плачу.

Без сдачи чаевые раздаю.

Берите же, берите -

Раз даю,

А во второй не дам -

Истрачу...

Монеты медные копил -

Горюя, я не ел,

Лишь пил.

Копилка прибавляла в весе -

А я её разбил,

Монеты раскидал

По весям...

****

А я уже не плачу -

Ослеп от слёз,

Давно уже не плачу,

Хотя раздет и бос,

И душу не терзают

Шторма былых страстей,

И тишину не рушит

Весёлый смех детей...

Не бегать мне вдогонку

За ветром-сорванцом,

Вся жизнь прошла без толку,

Не встав ко мне лицом.

Судьба, задумавшись о вечном,

Прошла, ни разу не взглянув.

А я угас огарком свечным,

В пучине жизни утонув.

****

Накипело на душе -

Снимите накипь.

Отболит, отплачется душа.

Улетает под откос

Бесхозный мячик,

И упав, уже не встанет никогда...

Молча насыпь

Груз с души моей

Тяжёлый принимает...

А вперёд, до горизонта, шпалы

Да серебряные нитки

Рельсов в клин,

А по ним несётся

Поезд моей жизни...

Я сижу в купе,

Счастливый и усталый -

Я стою на рельсах, я один...

Поезд мой по рельсам

Полным ходом мчится.

Машинист, куда ты нас завёз?

Я - в купе, пью чай, читаю книгу...

Я - на рельсах, тороплюсь

На встречу с Богом, фаршем став

Под злобный стук колёс...

****

Пересохла в колодце вода,

И осыпались ржавые цепи.

Ты свободен теперь,

Но свобода ль нужна

Или новые крепкие цепи?

Ты был скован, о свободе мечтал,

Но разрушились цепи,

Иссякла вода,

И неволя милее, чем воля,

Ты в клетке остался,

Не уйдя никуда,

И в новые цепи себя заковал

И с тюремщиком больше не спорил...

Кто ты, обнявший ветер,

Сорвавший Луны поцелуй?

Ты - тень у подножия ветел

Или ты блик водных струй?

Ответь мне шёпотом лёгким,

Намекни нежданным дождём,

Покажись на неведомой тропке,

По которой с тобой мы пойдём.

Твоё имя - не радуга ль в небе,

Или, может, небесная синь?

Или волны, гулявшие в хлебе,

Или горькая в поле полынь?

Чей ты, играющий в высях,

Чей сын ты или чья дочь?

Шепни мне бризом солёным -

На память о дальних морях.

Крикни проснувшимся громом

Или щебетом птах,

Что ты - это Солнце и ветер

И небо, и звёздная глубь,

Что ты - это всё на свете,

А имя - лишь слово,

Слетевшее с губ...

****

ЕСЛИ ЭТО НЕ СОН

Если ветер толкнёт тебя в спину,

Горизонт навстречу стремит -

Это значит, ты землю покинул,

Слыша вслед затихающий крик:

- Смотрите! По синему белым

Ангел летит.

Если рядом с тобою в кипени

Белым жемчугом облака -

Это значит, в крови стремленье

Улететь далеко. Туда,

Где над лесом и вольным полем

Ты раскинешь два белых крыла.

Ты летишь, обгоняя тень,

Тень свою, окрылённую вновь -

Раньше ночью ты, прожив день,

Летал в наваждениях снов,

Полной грудью вдыхая воздух,

Рассекая пух облаков.

Но теперь это явь, не сон.

Ты уходишь в слепящий зенит,

Свой отвесив земле поклон.

Слышишь вслед затихающий крик:

- Смотрите! Там в небе ангел.

Смотрите, к Солнцу летит!

****

Я СТАНУ

Я небо, я радуга, я ветер,

Я Солнце в багряном халате,

Журчание струй у подножия ветел

На узком речном перекате.

Привычна мне росная влага -

Пьянит она, словно вино.

На облако запросто лягу,

Обнимет меня оно.

Вы видите край небосвода

На горизонте. Палитру Солнца

Забыл я, когда рисовал

Закат. Я легонько в оконце

К вам лучиком утром стучал.

Мне кедр на косогоре

Приветливо кроной кивнёт.

У ног замурлыкает море

И к странам далёким возьмёт.

Я по волнам дельфином

Отправлюсь искать рассвет,

Укутавшись ультрамарином

И сам превратившись в свет.

И где-то, где лунной глади

Окончится песней путь,

Я стану собою ради

Того, чтоб себя узнать,

И снова стать кем-нибудь

И крылья свои расправлять.

****

Глаз Луны закрыт,

Луна сегодня спит.

И по лику Луны

Бродят лунные сны.

Луна сегодня спит,

Устала ходить средь орбит.

Пусть она отдохнёт,

Пусть снится ей горизонт.

Над нами плывёт Луна,

Закрыла свой глаз она.

Ей снится, что стала звездой,

Что стала тобою и мной.

Ты сон её не тревожь,

Пусть даже сон - это ложь.

Пусть спит трудяга-Луна -

Влюблённым светила она.

****

ГРЁЗЫ БЫЛЫЕ

Три Луны в небесах -

Или это мне грезится?

Заблудился ветер в высях -

Или это сон?

Среди звёзд кометы

Ловит Медведица,

Алкмеоновы Гончие

Продолжают гон.

Нет земли под ногой -

Не снится ли всё?

Было всё под Луной

И повторено вновь.

Лепят купол небесный зодчие,

Вместо камня беря ничто,

Украшая к утру мозаичным

Разноцветным пожаром зорь.

Три Луны - ведь в глазах

В слезе отражение месяца.

Ветер в прятки играет в высях,

Крылами касаясь крон.

Да гоняют зайца по заячьим

По следам, где Большая Медведица,

Алкмеоновы гончие

Уже издавна, испокон.

****

ПИЛИГРИМ

Под ногой его цветы,

Звёзды в волосах.

По воде его следы

Да печаль в глазах.

Знает он, что робок свет,

Что хитрее Тьма,

Многим может дать совет,

Но - пусты слова.

Меч дождя в его руках,

Лук из вольных трав.

Не Христос он, не Аллах,

И не тот, кто прав.

Он всего лишь пилигрим,

Не "против" он, не "за".

Сквозь миры судьбой гоним,

А в глазах - слеза.

А на шее - оберег

От враждебных сил,

Волосы его как снег,

Пара белых крыл.

Он придёт к тебе тогда,

Когда веришь ты,

Что прошли твои года

И пусты мечты...

****

Я ТАМ РОЖДЁН

Мохнатые ели, звериные тропы,

Прохладный ручей меж корней -

Места, где людские не тискали стопы

Следы под сенью могучих ветвей.

Где запах неведом людской и обычай,

Где правит обычай звериных стай,

Где слышен звериный язык и птичий -

Там жизнь, там родимый край.

Родился я там, там жил я и рос,

Там жили мои друзья.

Там пил я соки стройных берёз,

Плескался в студёной воде ручья.

Я родом оттуда, где ласковый ветер

Затихнет в торжественной строгости крон,

Где шишками кедр поляну пометил,

Где лес лишь со всех сторон.

****

Стань ветром - прошепчет Луна,

Стань звездой - раздастся с неба,

Иначе зачем я одна

За Солнцем ступаю следом?

Возьми про запас туман

И влагу горных ключей,

Стань травою - попросит лань,

Стань дождём - несётся с полей.

Но скован своею судьбой,

В ответ промолчу бессильно.

Не стану я в небе звездой

И ветром не стану сильным.

Мне Солнцем не быть и рекою,

Мне просто "не быть" суждено...

А может, поспорить с судьбою

Да выбрать из многих одно?

Или, напрягшись до боли,

Два слить воедино пути?

Лишь бы хватило воли

Ношу свою нести.

Возможно, тогда ветром стану,

Звездою и влагой речной,

Солнцем, Луной, океаном -

И даже, быть может, собой.

****

Я взошёл на пьедестал -

Выше нет ступеней,

Засмеялся и упал,

Вставши на колени.

Где ты, небо, я дошёл -

Где же твои крылья?

Я раздет, разут, я гол,

На ветрах остыл я.

Я теперь ничтожный раб,

Червь в подлунном мире.

Слышишь загнанный мой храп?

Где же крылья с миррой?

Может, я свои грехи

До конца не сдюжил?

Может, грешен только тем,

Что единый выжил?..

Где же крылья - средство в рай,

Где же в рай дорога?

Дай же мне ответ свой, дай -

Где искать мне Бога? -

Не дождался, сплюнул вниз

И пошёл обратно.

Не одел я райских риз -

Ну и чёрт, и ладно...

С тех пор прошло немало лет,

Дорога к Богу превратилась в былья,

Но я испил небесный свет,

Я сам обрёл для лёта крылья.

****

РУКОПИСЬ ПЕПЛОМ

Распятые на белых плоскостях,

Корчатся в агонии буквы в огне.

Так, торжествуя, сжимает в когтях

Ястреб, добычу несущий к жене.

Последние знаки скатились во прах,

Белое чёрным саваном стало,

И скрыло глупца искупительный страх,

Как наготу прячет тел одеяло.

Сгорело последнее, ветер пепел унёс,

Но захлебнулся, споткнулся, упал,

И, перепробовав множество поз,

Умнее так и не стал.

Пеплом вскормленный,

Закат угасал, отравленный ядом.

Бумажные тени в буквах заплат

Всего лишь сменили наряды.

****

У нас украли небо,

Лишили с ветром счастья

За горизонт лететь.

У них и хлеб и плеть

Как мера рабской власти -

Без неба мы покорны,

Без неба не взлететь.

Ветров игривых шутки,

В лугах васильки, незабудки

В песнях своих не воспеть.

В крови разбитые ноги,

Мне жалко калек вокруг,

Мне жалко свои обрубки,

Кнута на спине зарубки,

Сердец ещё тёплых стук.

Зачем вы нас неба лишили,

Разве вам земли?

Зачем небо камню холодному -

Неужто и небо уже стало модою?

Но в небо взлететь вы не смогли.

Мы были когда-то крылатыми,

У нас были песни свои.

Теперь мы под рабскими плетями

Несём вместо крыльев отметины,

А ветер испачкан в крови.

Но кто-то вдруг бросился в сторону,

Тонко свистнула плеть.

Кто-то о небе вспомнил,

Ветром себя наполнил -

Кто-то сумел взлететь.

Все видели крылья смутьяна,

Сумевшие вырасти вновь,

И долго ещё глядели,

Кнуты словно обезумели,

Струилась алая кровь.

Но я уже чувствовал трепет,

Я вспомнил язык птичьих стай -

Крылья мои ожидали полёта,

В спину кричали мне стражники что-то,

А ветер крикнул: взлетай!

****

У меня был друг,

Друг самый лучший на свете.

Он меня понимал,

Как никто вокруг -

Мой друг. Это вольный ветер.

Мы пили вместе небес вино -

Я и взбалмошный ветер.

Мы падали вместе,

Выпив, на дно -

В заревое пространство рассвета.

Но всегда меня подпирал

Мой друг - бесшабашный ветер.

Но однажды не смог меня подхватить

Мой друг - забывчивый ветер.

Я упал на землю. Думал - не жить...

Как ошибался... Мы - ещё дети.

Я выжил и смог по земле ходить,

Смог даже в небо смотреть без тоски,

Смог маску носить,

На всех походить,

И даже крылья разбил на куски.

Но как-то однажды я шёл на работу,

Ожидая карьеры, предвкушая зарплату,

В субботу с друзьями пойти на охоту,

В газете решить на досуге шараду,

Вернуться с работы к сварливой жене,

К её бигудям, к ожидающим детям.

Но вдруг я заметил в кустах в стороне

Чуть дрогнувший ветками ветер.

Наверно, он что-то пытался сказать -

Но я перестал понимать его голос.

Лишь позже я понял:

"Ведь ты мог летать" -

Сказал он, приладив мой волос.

Я больше смотреть в потолок не мог,

Подушка мокра - капли слёз запоздавшие...

Белые перья лежат у ног,

С крыльев когда-то опавшие.

Я знал, что без крыльев мне не взлететь,

Что рухну вниз, с балкона шагнув,

Но друг мой ветер сумел успеть,

К спине два новых крыла пристегнув.

Я снова пил небес вино -

Я и мой друг - вольный ветер.

Мы снова стали вдвоём одно,

Снова купались в рассвете...

Я молча смотрел на далёкую землю -

Да и что бы я мог сказать?

Я больше законов земных не приемлю:

Я снова могу летать...

****

Знаешь ли ты, что за краем неба лежит,

Там, где оно с землёю смешалось?

Где служит границей незримая нить,

Что горизонтом когда-то назвалось?

Не знает никто на вопрос сей ответ,

Хотя и пытались поймать нити край.

Она ускользает из рук, как и нет,

Смеётся вдали - попробуй поймай...

Наивные люди - им знать не дано,

Что есть у той нити иголка и ткач,

Что небо с землёю сшивает в одно,

Умея в иголку сокрытое впрячь.

Та нить путеводною слыла всегда,

Вела, как Священный Грааль, за собой,

Как путника - факел, морехода - звезда,

Надежда на счастье печальной порой.

Она не позволит свернуть не туда

Тому, кто попал в лабиринты Судьбы.

Когда-то ты знал, что скрывает она,

Но выпустив нить, содержанье забыл...

Когда ты был мал, и беспечен, и юн,

Конечно, ты б без сомненья сказал -

Там, вдали, под тугое дрожание струн,

Построен дворец изумрудный средь скал.

Там множество зал, расписной потолок,

Где солнечный кот целовал облака,

Журчащий фонтан и соломенный стог,

В который приятно упасть свысока.

За краем небес - удивительный сад,

Там рыбы и звери, деревья, цветы,

И радуга в небе -смеются, кричат.

С ними можно играть, строить мосты,

Из розовых снов создавать океан,

Из утренних песен вскормить песню-зов,

Испечь на костре золотистый каштан

И ветром кидаться в друзей-сорванцов.

Ты пил удивительный воздух клубничный,

Ел сладкую вату сиреневых туч,

Знал разговор ты звериный и птичий,

И в прятки играл с тобой солнечный луч...

Всё это было. Но нить оборвалась -

Вот он, обрывок, в твоём кулаке.

Всё это в детстве далёком осталось,

В далёком беспечном мирке.

За горизонтом по-прежнему Солнце,

Дворец изумрудный, фонтаны, цветы,

Но не тебе светит светит лучик в оконце

И в прятки с друзьями играешь не ты.

Ты наигрался, ты выдохся, высох,

Зато научился платить по счетам,

Заполнил чернилами жизненный список -

И перестал доверять мечтам...

****

Я неба не вижу - боюсь смотреть,

Мне кажется, небо меня убьёт,

И будет ненужною моя смерть,

И будет... Но небо не ждёт.

Я верю - без веры нельзя на крест -

Что будет утро, что будет день,

Что всё это сон. Но небесный перст

В лицо мне бросил кровавую тень.

Зачем, для кого?!.. Небесную синь

Лишь птичье может достать крыло.

И я кричал... Но попробуй скинь

Тяжёлую ношу. Время пришло.

Время пришло - и отхлынуло прочь,

Я больше уже не мог кричать.

Палач удивлялся, что не было корчь,

Когда он гвозди стал забивать.

Вот я стал выше любого в толпе -

Этого ль я хотел достичь?

В терновом венце умереть на столбе?

А в небе - птицы призывный клич.

Я посмотрел в небесный простор

И крик - или стон - мой сорвался вслед:

- Постой! У меня есть к тебе разговор,

- Послушай, дай мне совет.

- Скажи, как в небо нашла ты пути?

- Кто завесу тайны тебе приоткрыл?

- Всё просто - ответила птица. Лети!

Стремись и верь в наличие крыл.

****

Расплескала ночь чернила,

Пьяная от терпких звёзд,

Лунным светом закусила

И точёный лик креольский

Росной влагою умыла,

Водопад расправив кос.

Я стою - один над миром,

Обнажён, распахнут, бос.

Ты со мною говорила

И букет принявши роз,

Поцелуем одарила,

И венок одев из звёзд,

Ты меня благословила.

И шагнувши на утёс,

Я расправил крылья веры

И огонь в груди понёс,

Сокрушив замки и стены,

Братом молний стал и гроз.

Ты меня не провожала,

Ты пьянела от Луны

И сама не замечала,

Как, уставши от забот,

Ты уже не пела, спала,

Погрузившись в сны.

А разлитые чернила

Растворялись в свете звёзд,

Тьма в кустах чуть отступила,

За спиной сложив крыла...

Тень моя на миг затмила

Меж землёй и небом мост,

И я лёг, крылом накрылся,

Приобняв креольский стан,

С пьяным ветром обручился -

Он нас тайно обвенчал.

Лик Луны за тучкой скрылся,

Нас укрыл туман...

****

В щель горизонта скатился

Пропыленный Солнца медяк,

Занавес опустился,

Раздалось короткое "звяк"

И тихие плавные ноты

Разлились во мне и вокруг.

Плавно набрал обороты

Луны музыкальный круг.

Зовущая музыка ночи

Влекла в танцевальные па.

Мне танец восторг пророчит,

А под ногами - тропа.

И кружатся в медленном вальсе

Звёзды вокруг меня.

И шепчут мне - оставайся

Здесь танцевать до утра...

****

СИБИРСКАЯ ЛЕГЕНДА

Там, под мохнатыми лапами елей,

Где журчит меж корней ручей,

Где играет медведь на свирели,

Ждёт избушка своих гостей.

Вот она - слеповатые окна,

Кровля, заросшая поверху мхом,

От дождя немного промокла

И на солнце струится паром.

К ней тропинка, усыпана хвоей,

Меж корней протянулась, петляя.

Над избушкой, задумчиво стоя,

Дремлет кедр, её сон охраняя.

Спит жилище, зажмуривши окна,

Улыбаясь щербатым крыльцом.

Треплет ветер из моха полотна

Да играет душистым дымком.

Значит, кто-то живёт под крышей

Одинокой уснувшей избы?

Любопытно сгибаются ниже

Неохватные патриархи-дубы.

Вот надежда проснулась в сердце

Заплутавшего в чаще лесной.

Тронул путник тяжёлую дверцу,

Прстучался: "Хозяин, открой!"

Дверь открылась, обдав тишиной,

Заробел было путник, но всё ж,

Сотворив троеперстный святой,

Он вошёл, поборов в себе дрожь.

Перед гостем стоит стол накрытый,

Пара лавок, саманная печь,

А топчан, рогожей укрытый,

Так и тянет на шкуры прилечь.

"Эй, хозяин! К вам гость одинокий,

Потерял я дорогу, продрог,

Стёр до крови уставшие ноги -

Пустите меня на порог!"

Но в ответ - тишина и молчанье,

А еды запах нежен и прян -

Заглушил он парня терзанья,

Вот уже он и сыт и пьян.

Он прилёг на топчан и Морфеем

Веки смежены были его...

Грозным рыком он поднят с постели,

И, открывши глаза, стал бледнеть:

Перед ним в распахнувшейся двери -

Страшный, сильный, косматый медведь.

Бедный парень застыл от страха,

А косматый хозяин тайги

Лапой сгрёб на парне рубаху

И сказал: "Отвечай, да не лги!

Отвечай, кто таков и откуда,

Почему, не спросясь, за порог

Ты зашёл, человечий приблуда,

Даже грязных не сняв сапог?.."

Заикаясь и морщась от боли

(Когти задели грудь)

Бедный парень, собрав всю волю,

Рассказал про себя всю суть.

Он покаялся перед медведем -

Виноват, мол, прощенья прошу.

"А полы хоть сейчас помою

И на стол опять соберу.

У меня ещё есть бутылка -

Разольём её напополам".

"Ну, давай, разливай, мол, сынку" -

И медведь подаёт стакан.

Через час оба были пьяны,

И обнявшись, тянули баском:

"Не нужны нам далёкие страны..."

В унисон храпели потом...

Над избушкой, задумчиво стоя,

Дремлет кедр, её сон охраняя,

Да старейшины леса кивают,

Свои лбы вековые склоняя.

Над избушкой Луна повисла

И колючие звёзды гроздью.

Ветер гладит дубовые листья,

Подпевая медведю и гостю...

А поутру лукавое Солнце

Заглянуло в окна ослепшие,

Пробудило медведя и гостя

И ушло в небес по-навершие.

Больше парня не видел никто -

Словно сгинул он в чаще лесов.

Старики лишь болтают о том,

Что избушка стоит меж дубов.

К ней ведёт тропа потайная,

Из-под крыши курится дымок

И с медведем вдвоём запевает

Потерявшийся тот паренёк.

А ещё старики болтают,

Что, мол, в тех потаённых краях

Охотникам ружья ломают

Два медведя в могучих когтях.

Два огромных медведя в избушке.

Два хозяина древней тайги

На дубовой живут опушке -

Слышишь: лап прошуршали шаги?...

Быль ли, сказка ли это - кто знает?

Тайга ещё многие тайны скрывает...

****

Рыцарь, коня своего потерявший,

Бредёт по дороге, беспомощный, жалкий,

В прошлом прекрасные дамы,

Турниры, сраженья -

В прошлом не знал

Он ни в чём пораженья.

Но умер от старости

Конь его верный -

Вот и бредёт он пешком,

Удрученный.

Сломалось копьё, острый клинок

Заржавел,

Согнулся и сам от прожитых лет,

Поседел,

Продал кольчугу, щит потерял,

А шлем с плюмажем

Никто и не взял.

Года пролетели, счастье прошло -

Время для рыцарства в Лету ушло

.

****

Пар утренней неги лакал козодой,

Я брёл по росе, он мне крикнул: "постой!"

Я росною влагой умылся и встал,

Ко мне на плечо друг мой птичий упал.

Он ветер принёс мне на ловких крылах

И с ним предложил побывать в облаках.

Сказал: "Ты вдохни этот утренний свет,

Сегодня такой же волшебный рассвет,

Такой, как вчера, но немного иной -

Вдохни свет волшебный, летим же со мной!"

Пар утренней неги в себя я впитал,

И шарик росы на листке отражал

Зарёю одетый мой зыбкий абрис,

А сверху купол небесный повис.

Я руки раскинул, нездешняя радость

Наполнила сердце. Я чувствовал сладость

Росистого луга и утренней неги,

Чуть горьковатые ивы побеги,

Проснувшихся струй студёную крепость -

До этого мига вся жизнь как нелепость.

Я чувствовал ветра шутливое пенье,

Я чувствовал крыл своих нетерпенье,

Я верил, что смог бы я птахою будто

Воспеть это дивное вечное утро.

****

ЛУННЫЙ ТАНЕЦ

Пришла ко мне нежданно

В гости Луна,

Взглянула круглым глазом

В проём окна.

Луна сказала "Здравствуй,

Возьми мой свет".

А я Луне ответил:

"Тебе привет".

Окно давно открыто,

Передо мной - она.

Стеснение забыто -

Бери меня, Луна.

И я, Луной разбужен,

Пустился в пляс.

С Луною ночью дружно

Танцуем вальс.

Под нами - спящий город,

Электросвет,

А мы с Луной танцуем

В небе менуэт.

Поодаль нас столпились

Тучи, облака,

И видят, как в танце кружит

Со мной Луна.

Для нас играют звёзды

Музыку небес,

И я забылся в танце,

Без остатка, весь.

Луною очарован, и я

Уже не я,

И подо мною спящая

Лежит земля.

С Луною обручившись,

Назад я не вернусь.

С ночною чаровницей

Навек сольюсь.

И буду ночью землю

С Луною освещать,

Я лунный свет,

И с нею я буду танцевать.

Дарить влюблённым буду

Я танец свой с Луной.

Всю ночь мы с ней танцуем

Вальсы над землёй.

****

ЩЕДРОСТЬ ЛУНЫ

Половинка Луны, половинка -

Что- то щедрая нынче Луна:

Половинку своей желтинки

Подарила Солнцу она.

Она добрая и непротив

Солнцу немного отдать

Половинку своей желтинки,

А другою в небе сиять.

А когда она станет всё - же

Понемножку лицом стареть -

Половинку вторую тоже

Солнцу даст, чтобы снова гореть.

И когда её вовсе не видно,

Знайте - всегда может взять

У Солнца Луна желтинку,

Чтобы месяцем тонким стать.

Заберёт обратно она

Все свои половинки у Солнца,

Кругложёлтою станет Луна,

Свет дарить сквозь стекло оконца.

А затем всё снова начнётся -

Бескорыстная щедрость Луны,

И поэтому ей воздаётся

Свой кусочек земной любви.

Раз за разом Луна половинки

Раздаёт, получая взамен

Молодые свои желтинки

И рождая Земле новый день.

****

ЛУННАЯ ДОРОГА

Провозвестником печали,

Вестником былого

Лунная дорога

Ляжет меж волнами.

Златом серебристым

К горизонту нитью

Позовёт с собою

К вечному соитью.

Растворяясь в свете,

Лягу лунной пылью

Над волной в рассвете

Складывая крылья.

Но душа, смущаясь,

По дороге лунной

Пробежит, прощаясь,

По сребристым струнам.

****

ПОЖИЛОЙ ОБОРОТЕНЬ

Позовёт меня в ночь яркий глаз Луны

Туда, где леса чернеет далёкая кромка.

Я мелькну, померещусь седой шкурой спины

Одиноко старого волка.

Вновь под лапы привычно легли мох и трава,

В эту ночь не приснятся сны в цвете.

Но горят во мраке огоньками глаза:

Нет вопросов - нужды нет в ответе.

Пусть хоть на ночь, что долго не длится,

Но оставлю злой мир за спиной.

Пусть поляна с волчицей приснится

И волчата под низкой Луной.

Насовсем бы войти в эти росы,

Частью леса ночного стать,

Но опять по утрам вопросы,

На которые вновь отвечать.

Нет, не выйдет. Я мудр и сед.

Моя шкура блестит под Луною -

Не бежать за волками мне вслед

И не пить лунный свет с тобою.

****

Мы не те уже, что раньше,

Мы отголоски эха гор,

Мы стали старше,

Мы стали страньше,

Но в нас ребячество до сих пор.

Иначе с чего бы нам,

Отголосками гор вторя,

Отражаясь и тут и там,

И, назло неспокойным ветрам,

Не свои повторять имена?

Мы уже говорить разучились,

Можем только мы повторять,

И, в ущелье сто крат отразились,

На осколки о камни разбились,

Перед тем как речь потерять.

Наша смерть - в тишине и молчании,

Наша смерть - открытый простор,

И мы тщимся продлить скитания,

Воедино свести расстояния

Запутанных троп среди гор.

Но умолкнем, затихнем,

Только ветер споёт.

Мы сдадимся, привыкнем,

В просторе рассеемся вышнем,

Превратившись в единый полёт.

****

В угасающем взоре читается страх,

Впереди - темнота и забвение,

Злобный ветер развеет

Мой траурный прах,

И вниз унесёт по теченью.

Но рассеется страх,

Вместо тьмы будет свет,

Растворюсь я в речном потоке,

Вместе с птицами встречу

Утром рассвет,

В их песни вплету свои слоги.

Нет сомнения больше,

Нет страха, нет тьмы,

Есть воздух, простор и ветер,

В потоке речном играемся мы

Рыбёшками меж ветвей ветел.

****

Стремится жизнь к концу начал,

Пора пройти дорогой новой,

Покинуть свой земной причал,

Примерить странные обновы.

Никто не знает, что нас ждёт,

Когда шагнём мы в путь с порога,

Но знаю я - вперёд ведёт

Любая новая дорога.

Не бойся сделать первый шаг,

Оставь, не бойся, дом свой старый,

Не бойся снять с картины лак,

Не бойся возражать считающим, что правы.

****

Тропинки сливаются в тропы,

А тропы сливаются в путь,

Который пройти нам придётся

И дверь за собою замкнуть.

****

Раскрой окно своей квартиры душной

И узы сбрось мешающих одежд,

И завернувшись в плащ из нитей лунных,

Лети в мечты на радужных крылах надежд.

****

Шёл по пустыне безвестный пророк,

Шёл, загребая ногами песок.

Шёл, а точнее, хромал и полз,

Хотя от бессилия взмок.

Полз, вгрызаясь зубами в песок,

Полз, бессилие кля,

Никто пророку помочь не мог,

Умрёт он в пустыне зря.

Но капли пота его в песок,

Укрывшись от ока светила, уйдут.

И веры его животворной сок

В толще песка разнесут.

Спустя много лет

Там, где умер пророк,

Где потом своим удобрил песок,

Проклюнется к Солнцу, законы презрев,

Первый зелёный росток.

Напрасно будет душить его жар,

Напрасно песок заносить,

Воспринял росток пророческий дар,

И знал он, что будет жить.

И тело своё он к Солнцу тянул,

И помощи вовсе не ждал.

Безвестный пророк не умер зря -

В пустыне цветок зацветал.

****

Соткал творец небесный

Ковёр из разных звёзд

Чудесной красоты.

А над водою лунный мост

Соединил мечты.

Облиты звёздною пыльцой

Барашки пенных волн

Прозрачной глубины,

И в путь зовёт волшебный чёлн

Над краешком волны.

И надо сделать только шаг,

Лишь шаг по лунному лучу,

Перешагнув порог,

Поверить надо, что лечу

По самой странной из дорог.

И поплывёшь, и полетишь,

Мечтой наполнив паруса

Своей судьбы,

И ты пройдёшь путь до конца,

В явь превратив мечты.

И за тобой проложат путь,

Кто дорожит мечтой,

И пьёт Луны игристый сок,

Танцуя над волной.

Они пройдут дорогой звёзд,

Питаясь мудростью небес,

И ты уже не одинок

Среди мечтою связанных сердец.

Осколки несбывшихся желаний

В узор сложились роковой.

Туман моих былых мечтаний

Рассеян равнодушною судьбой.

И я уж не ищу следы избитых истин,

Занесены песком стремленья юных дней,

Я был когда - то доброхотом бескорыстным,

А к старости уже - отъявленный злодей.

****

Две души, две судьбы

Воедино слились,

И с земли взмахом крыл

Устремились ввысь.

Ветер бьётся в груди,

Кровь кипит и поёт,

Но прямой, как, стрела

Их стремительный лёт.

Взмах изломанных крыл,

Сердца стук в унисон -

Двух израненных душ

Несмолкаемый стон.

****

Меня влекут упасть в объятья

Улыбки огненных девиц.

Тела их, обжигающе горячих,

Обнять я рад и рад сгореть

В отблесках их прекрасных лиц.

О, как прекрасен танец их,

Сверканье огненных их тел,

Я тоже танцам среди них

Учиться бы хотел.

Я тоже в огненный их пляс

Хочу включиться, чтобы петь,

И извиваться, и гудеть,

И, танцем восхищая вас,

Забыться, выбиться из сил

И в пепел яростно сгореть.

****

Я странный видел сон:

Как - будто я другой,

Нездешний, странный

И загадочный немного.

Как - будто я других

Касаюсь крон

Своею кроною вечнозелёной.

Мне снилось, я высокий кедр,

Мне снилось, я корой покрыться смог

И гнал чрез жилы

Животворный сок,

И корни достигали недр.

Мне снилось, ветер говорил

Со мной на странном языке,

И ветра голосу внимал,

Его я речь переводил реке.

И спорил с небом я порой,

Качая в гневе головою.

И думал я, что был горой,

И в самом деле был горою.

И видел я нездешних мест

Необъяснимые просторы,

И звёздных видел я невест,

И гор заснеженных уборы.

И пил я сок из недр земли,

И провожал в далёкий путь

Туч белоснежных корабли,

Что ищут жизни своей суть.

Стремись к необъятному ближе быть,

Объять его попытайся -

Быть может,

Сможешь и сам необъятным ты стать,

Или хотя бы похожим.

****

Нет, я не то, что весной появляется,

Нет, я не ветер в твоих волосах.

Альфою имя моё начинается,

Омегою сыплется в прах.

Может, живу я в ручье говорливом,

Может, средь молний живу.

Имя моё произносит тоскливо

Ветер, летая вверху.

Ответь - может, тень я бесплотная,

Дня отраженье в воде,

Или я рыбкой резвлюсь беззаботною,

Или я птица, или - нигде?..

****

Расскажи о цветах мне диковинных,

О радуге мне расскажи.

Покажи зверей мне причудливых,

И звёзды мне покажи.

Спой песню мне странную,

Ту , что не слышал никто,

Колыбельную спой мне печальную -

Диковинный сон увижу зато.

Приснится мне дол и цветы неизвестные.

Зверей причудливых лик.

Приснятся просторы древесные

И радуги праздничный блик.

Увижу я лица звёзд сверкающих,

Буду ловить кометы за хвост,

Поймаю и грёз своих тающих руки

И перейду через мост.

Пусть заведет он коварством своим

Меня к неизвестному богу.

Я окунусь в галактический дым,

Но только вступлю на дорогу.

****

Я сделал шаг, закрыв глаза,

Зажмурив их, аж захрустели веки.

И я покинул берега и унесли меня

Безбрежной вечности стремительные реки.

И сам себе я был врагом,

И в сердце собственной рукою

Вогнал стальное остриё

И белый саван пачкал кровью.

И вороны лицо моё клевали,

Насыщаясь болью.

Душа ж моя стремилась ввысь,

Освобождённая, с надеждой,

Что всё, что было, будет вновь,

Но впереди - простор безбрежный.

И я, бесплотный словно тень,

Увидел свет в конце туннеля,

И ранее ушедших лики

В круг собрались, и вечно длился день.

И много было тех,

Кого я просто слушал,

И много было тех,

С кем просто говорил.

Вставали предо мной покинутые души

И тени проносились заброшенных могил...

****

Я смотрю вдаль и вижу, как Солнце

Целуется с гладью морской,

И вижу, как гибкие спины

Танцуют над пьяной волной.

Стране их танец, но манит мой взгляд,

И хочется с ними резвиться,

И уходить на закат.

Брызги солёные гладят их спины,

И укрывает от взоров волна.

Как дети, танцуют в закате дельфины

И приглашают меня -

Влиться в их танец

И танцевать до утра.

Шагнул я навстречу закату

И окунулся в кипень.

Я знаю, что нет мне возврата,

И скрыта волной моя тень.

Я слышал приветствия крики,

Я потрясённо молчал

И пенной солёною губкой

Грязь прошлой жизни стирал.

Я превратился в дельфина,

И принят в дельфинью семью,

И в глубину дружным клином

Мы устремлялись ко дну.

Я танцевал вместе с ними,

Сверкая в закатных лучах,

И люди на наши блестящие спины

Смотрели с биноклем в руках.

И кто - то вздыхал восхищённо,

А кто - то просто смотрел,

Как я танцевал над волною,

Как крик наш дельфиний звенел.

Мы уходили на запад,

Где Солнце свой видит покой,

Чтоб утром приветствовать Солнце,

Играя с восточной волной.

Мелькали тёмные спины,

Скрываясь за волн чередой -

То танцевали дельфины

Под потрясённой Луной.

****

Свет душит тишину,

Разгоняет ночь

И мешает сну,

Растворяет плоть

В сияньи грёз ночных,

Звуки тишины, утренний каприз...

Блики пьяных волн,

Багряных одежд

Мягкое тепло,

Золочёный челн

Солнце подожгло.

Разожгло пожар,

Палит небеса,

И небесный жар

Выжег мне глаза.

Но я стою и вновь

Окунаюсь в свет,

Закипает кровь,

Страха больше нет.

И, душу распахнув,

На солнечных крылах

Устремляюсь вдаль.

Солнечный нектар

В лёгкие вдохнув,

Я уйду в туман -

Мне уже не жаль...

****

Где я? - спросите,

Но я не отвечу:

Может быть, там,

Где спускается вечер,

Или танцую я на балу,

Где празднует радостный ветер.

А может, я занят

Ответственным делом -

В шелка наряжаю траву

И звёзд зажигаю

Волшебные свечи

И их же гашу поутру.

Я - ночь, и я - день,

И солнечный луч,

И в зеркале образ,

Мелькнувший нежданно.

Я прячусь песчинкой,

Я в сумраке - тень.

Бываю зверюшкой забавной,

Я сплю среди туч

И просыпаюсь с рассветом.

Зимою я - снег,

И радуга - летом.

Я в море - волна,

Дуновение ветра.

Когда же снисходит

На землю весна -

Я становлюсь

Гордым кедром.

Но где бы я не был,

И где бы ни жил -

Я знаю, я верю

Всем сердцем своим,

Что прожитый день -

Он действительно был

И будет навеки моим.

****

Я грежу -

Видят странное глаза

И в уши льётся

Страстный шёпот,

Щекочет ветер волоса

И говорят мне голоса:

"Дай руку нам,

Наш брат земной,

В тебе струится наша кровь -

Станцуй - ка танец со звездой,

Да здравствует любовь".

И звёздам руку протянув,

Я слышал музыку небес,

И с облегчением вздохнув,

Я танцевал средь звёзд - невест.

****

Однажды ветер нашептал

Мне имена стихийных сил,

И я великое познал

И мне открылся тайный мир,

И стал известен путь светил,

И понял я, сколь малым был.

Движению руки моей

Подвластны стали небеса,

Я глубже стал Вселенной всей,

И Вечность видели глаза.

И рёк я Слово, и Законом

Ложилось Слово в слабый мир,

И отзывался тяжким стоном,

И раздавался вглубь и вширь.

Но я прозрел в последний раз -

Что истинно могуч лишь тот,

Кто в силах лишний раз

Не применять могущество своё.

****

Придут свинцовые тучи

С далёких равнин.

Придут жестокие ветры

С высоких горных вершин.

Я знаю - расколет небо зигзагом

Танец пьяных стихий.

Смешаются в кучу наряды

Танцующих в небе гостий.

Они позовут с собою -

Выйду навстречу им.

И, обручившись с грозою,

Вспыхну - и в дым.

И пусть несёт меня ветер,

Забуду про прошлую жизнь,

Стану призраком в солнечном свете,

Уйду в небесную синь.

****

Я сорвался вниз,

Я упал в себя,

В океаны предвечного полдня.

Я разорван шматом чужого огня,

Похоронен в одном исподнем.

Я не знал, что горяч огонь,

Тот, что схвачен объятием лампы.

Лишь обжёгшись о дно,

Я рубцы целовал,

И страдал, и смеялся,

Сгорая...

Я теперь - океан,

Я - развеянный пепл,

И в глазах -

Лишь отсветы пожарищ.

Где вы, искры пробуждающих пекл,

Купаться в которых не устанешь?..

Я упал и обжёгся о дно

Почерневшим, обугленным трупом.

Я на равных, давясь,

Пил из лезвий вино,

И , упав в сгоревшую грязь,

Я распался золою со всхрупом...

****

Шорох огней в кармане,

Поношенный слух напрасен,

Я на ощупь, ослепший, тычусь,

Только вырвусь из солнечных пятен -

Впереди ещё чувствую тыщу.

Нет спасенья, разбит и унижен,

Оправдания в сторону, тише.

Я друг холодного камня,

Я взлетел и сейчас, но не выше,

И упал, пригвождён силой страха,

Засмеялся в последнем бреде,

И рассыпался грудой праха,

Стал не нужен я и безвреден.

Вы напрасно меня ловили,

Хватая пепел горстями,

Губы ветра меня испили...

Перестаньте копаться в пыли -

Просто будьте моими гостями...

****

...Горбатые дикие волны

Скроют погибшие души.

И ветры морские, солёные ветры

Прошепчут последнее слово.

Мы станем волною,

Солёною пеной,

Мы будем распяты

Под небом и ветром,

И дикие волны

Нас скроют навеки,

И мы растворимся,

И мы станем морем...

****

Я упаду в это небо,

Я упаду не как все -

Не вниз, а в бездонный верх.

И крошки чёрствого хлеба

Останутся лежать на траве...

Я упаду в это небо,

С разбегу и сразу - до дна.

И звёзд обожжённые лица

Вопьют свои зубы в меня.

Я стану бесплотным скитальцем,

Прощай, умолкшая твердь -

Пальцы не лягут на струны,

Тебе я не стану петь.

Мой голос не слышен за ветром -

А может, он это и есть?

И волосы пахнут рассветом -

Я здесь, я не мог умереть...

И вновь звучит гитары голос,

И ветер снова треплет волос,

И песни снова льётся тайный крик.

А над плечом зависли звёзды,

И расстелили неба простынь.

Я лишь пытался вспомнить просто

О том, как это - просто жить...

Я вновь упал, не смог подняться,

Не смог я сделать взмах крылом.

Но дна я перестал бояться -

Я снова звёздным стал огнём.

И я упал и захлебнулся,

И вновь рукой коснулся дна.

Но я не смог и обернулся,

И вновь заплакала струна.

Я вновь пою в обнимку с ветром,

И мы поём затем, чтоб петь,

И снова пахну я рассветом -

Я здесь, я не мог умереть...

И вновь звучит гитары голос,

И ветер снова треплет волос,

И песни снова льётся тайный крик.

А над плечом зависли звёзды,

И расстелили неба простынь.

Я лишь пытался вспомнить просто

О том, как это - просто жить...

****

МЕЧТА

Моим другом мог бы стать ветер,

А супругой - молодая Луна,

Наши дети могли бы летать по планете,

Превратившись с утра в облака.

Мог бы я отрастить себе крылья,

С ветром слиться, целуясь с Луной,

Осыпаться звёздною пылью

Над большою небесной тропой.

Но я волею рока прикован

К одинокому плену толпы.

Не разбить мне эти оковы

Злосчастной своей судьбы.

Не осталось ни сил, ни задора,

Не выросли крылья мечты.

И хоть умереть мне нескоро,

Но лежать мне под гнётом плиты.

Но и там, под могильной плитою,

Я мечтать бы не перестал,

Что когда-нибудь крылья раскрою,

Буду с ветром играть среди скал,

Что когда-нибудь, пусть очень нескоро,

Я проснусь и стану свободен.

А пока что - надежда опора

И путь, что когда-то был пройден.

ПРОЩЕНИЕ В СМЕРТИ

Я ни о чём не жалею, я ни о чём не прошу,

Я ухожу на закате, последний обряд свершу.

Едва только скроется Солнце,

Растопит меня полумрак,

Кровью моей обагрится

Луны набрякший пятак.

Из ветра сплету себе крылья,

Пусть будет расплатою боль,

Я прыгну с обрыва, а в спину

Летит запоздалое "Стой!"

И вот породнился я с небом,

Принял его дар и покой,

Но бьётся в ушах запоздалый

И робкий шёпот "Постой!"

Нет, поздно, ничто не изменит

Души расколовшейся шаг,

Ничто не вернёт, ничто не исцелит,

Всё будет не то и не так.

Но, хоть и шептал мне ветер -

Не надо смотреть назад,

Я обернулся, увидел -

Как, сбросив венчальный наряд,

С того же обрыва,

Чьи камни хранили тепло моих ног,

Изломанной тенью шагнула

Нагая девушка за порог.

И плакали ветры, и звёзды

Бесстрастно смотрели вослед двоим,

А тени скользили и с ветром играли,

Вновь становясь одним...

****

МАТЬ-ПРИРОДА

Меня величавые ели

Мохнатыми колкими лапами

Качали в своей колыбели,

И лешие были мне папами.

Я с детства играл с зайчатами,

Боролся с медведями, шуткуя,

Я жался вместе с волчатами

К боку волчицы чуткому.

Я рос вместе с кедрами мудрыми,

Смеялся с журчащим ключом

И прятался тихими утрами

С туманом, росою, дождём.

Я пил вместо вин студёную

Бодрящую влагу ключей,

Я видел порою тёмною

Отблеск волшебных огней.

Но что мне тот цвет, что люди

Не могут никак найти? -

Богатства мои пребудят

В просторах родной земли.

Язык мне людей незнаем,

Я знаю другой язык -

Туманов, ручья, птичьей стаи,

Звериный понятен крик.

Я видел закаты, рассветы,

Рожденье и смерть и опять -

В белую шубу одетый,

Готовый снова встречать:

И кедров могучих вершины,

И сосен, и елей круг,

И летом - кусты малины,

Ветров касания рук,

И запахи трав на полянах,

И шишек еловых разброд,

И воздух, что делает пьяным,

И леших смешной хоровод.

И вот я встречаю снова

Весну, и отцовский зов

Будит волчонка слепого -

Сосу молоко из сосцов.

А где-то под старой корягой

Другой я, сопя как сурок,

Уткнулся в пахнущий мятой

Медвежий податливый бок.

И рядом от сна встряхнулся

Озябший задумчивый кедр -

И разом к земле потянулся,

Черпая мудрость из недр.

***

ОБОРОТЕНЬ

Туманная дымка, свет полной Луны,

Спрятался ветер от страха в кусты.

Полянка заветная, миг превращенья -

И сладко-тяжкие муки, томленье.

Тело сгибает дугою, но боль растворилась -

Миг полной Луны, превращенье свершилось.

Мир изменился, неясные тени,

Нюх изменился и гибки колени,

Мышцы налились чудовищной силой,

И на Луну наша стая завыла.

Мы бросились в ночь, запах крови тревожит,

Из пасти слюна, но всегда настороже,

Готовы напасть из засады стрелою,

И горло порвать, и насытиться кровью,

И рвать ещё теплое мясо клыками.

Да что говорить - вы попробуйте сами,

Почувствуйте миг превращения сладкий,

С Луною сыграйте в забавные прятки,

Почувствуйте ветер свободы по телу.

Что гладит по шерсти, почувствуйте прелый

Запах листвы прошлогодней опавшей

И силу крови, всё тело напрягшей,

Шелест травы, мощь гибкого тела,

А над головой - Луна и Капелла.

***

Мы тенью скользнём меж времён,

Падём на стеклянную грань,

И кровью вскормлён будет призрачный мир,

Кровью из порванных вен и знамён.

Падём на стеклянный мы пьедестал,

Почёта и славы цикуту испьём,

Впитает последние капли стекло

И души наши впитает оно,

И каждый из нас отражением стал...

ЛИРИКА

Раздели со мной сны,

Притворись цветком

Или птицей вдали.

Пусть ночи невежд

Сменят ярости дни...

Урони слезу

И смахни платком

И грехи мои замоли...

Запомнись мне такая, как сейчас -

С распущенными волосами,

Со слезой по щеке,

Купающейся в серебристой дымке

Луны в полночный час...

Не идёшь, ты летишь,

Словно знамя,

И лилия в смуглой руке...

****

Навсегда захлопнулись двери,

Навсегда разошлись мосты.

И куда же пойду теперь я -

По другую ведь сторону ты...

Между нами пути размыло,

А над пропастью - нет дорог...

Ты любовь свою раздарила,

Да и я свою не сберёг...

****

Ты как лилия в царском пруду

В окружении волшебного света.

Словно роза в Гефсиманском саду -

Ты любовь и надежда поэта.

Твоё нежно-хрустальное тело

Купается в свете Луны.

Красота твоя сердце задела,

Прикоснувшись к любовной струне.

Околдован твоей красотою,

О, колдунья моя и любовь!

Буду счастлив, если с тобою

Поцелуюсь когда-нибудь вновь.

****

Поздно ночью сидишь при свече,

Запахнувшись в тёплый платок.

Будто змея, коса на плече,

Стерегущая дивный чертог.

Но печальный твой взгляд

Видит точку одну,

В голове смутны мысли бродят,

Берегут вокруг тишину.

В центре мира - свеча.

Только изредка вздох

Всколыхнёт тишину,

И платок, соскользнувший с плеча,

Сиротливо лежит на полу.

Будто статуя ты, а стул - пьедестал,

И нет мне надежды, как нет и любви,

Чтобы я тебя обнимал...

ДЖОКОНДА

Профиль гордый итальянский,

Тёмно-карие глаза,

Тонкий рот и взгляд прекрасный,

Благородная душа...

Смотришь ты на нас с улыбкой,

Чуть поникнув головой.

Взгляд заволокло твой дымкой -

Ты наедине с собой.

Скрылась ты внутри картины,

Смотришь изнутри на нас,

По губам улыбкой дивной

Бродит тень былых проказ...

Ты сидишь у окна,

Наблюдаешь закат.

Как прозрачен и тих

Поскучневший простор.

Ты сидишь, запахнувшись

В коричневый плат,

Видишь ночи лицо

В звёздных пятнах заплат,

Что сложились в привычный

Для глаза узор.

Облегчённо вздохнёт

Пробудившийся ветер,

Он коснётся лица

Невесомой рукой,

И замрёт, словно

Что-то такое заметил,

Но увидев, что это

Лишь несколько ветел,

Пронесётся игриво

Над спящей рекой.

Вот смущённо Луна,

Обнажившись на треть,

Отразится в твоих

Васильковых глазах

И зависнув, задумчиво

Станет смотреть

На свою сестру,

Что запуталась в сеть

Текущей воды

В золотистых лучах...

Напряжение чувств -

Отголоски далёкого детства,

Знак пощёчины -

Позорная метка раба.

Но простить - это значит

Душою раздеться,

Без одежд же и правда слаба...

У тебя - своё понимание мира,

Своя правда, чаянья, мечты.

Нас зеркальная грань разделила -

Где-то здесь - я, где-то там - ты.

Не разбить нам слепую поверхность зеркал,

Лишь своё отраженье в ней видим.

Я, конечно, виновен, но милости ждал,

И вперёд шёл, дороги не видя.

Ты меня простишь - мне твой взгляд говорил,

Хоть в слезах преломлялась надежда,

Что пойму, что прощу, что ведь сам заслужил,

Но я знаю - не будет как прежде...

ТВОЯ УЛЫБКА

Улыбайся, неси улыбку,

Словно знамя,

На баррикады бед.

Ещё прекраснее,

Ещё более слаще

Выйди в рассвет.

Будь чище, будь выше,

Неси свет улыбки своей,

Мечтай о сказочном принце,

Ждущего у дверей.

Ты верь в свою сказку

Всем сердцем,

И знамя улыбки своей

Гордо неси.

Лети, словно птица,

На крыльях любви.

Ты верь...

****

Я уйду. Оставлю ветер,

Закруживший лист.

Я уйду - туда, где светит

Одинокий скит.

Я уйду, оставлю тени

По углам с утра.

Я уйду. Не хлопнут двери,

За спиною - мгла.

Я уйду. Лишь на пороге

Обернусь, любя.

Всё ещё любя - о, боги!...

Всё ещё любя...

****

Дай мне имя, позови -

Я откликнусь.

Я останусь до зари,

Ветром стихну.

Подари свою любовь

Хмельным утром.

Запылай сильнее, кровь -

Пламя будто.

Позови с собой в рассвет,

В росный полог.

Подари мне тайный свет,

Нежный голос.

В этот миг моею стань,

Смыслом жизни.

Исцели горячку ран,

Плач на тризне.

Мною стань, а я тобой -

Станем разом

Под пятнистою Луной -

Чьим-то глазом.

Ты зови меня, зови -

Громко крикнешь.

Я останусь до зари -

Ты привыкнешь...

****

ЗВЕЗДА РАССВЕТА

Звезда с рассветом ходит -

Венера, богиня Любви,

И счастье своё находит

Соловей у истоков зари.

Пьянит её свет - вино

В голову бьёт соком хмельным.

Но кажется мне зато, что

Я буду ветрам побратим.

Волнуема танцем трав,

Душа моя просит любви...

И стану, бесспорно, я прав,

И потеплеет в груди.

Влюблённым Венера шлёт

Свой свет как небесный дар.

А с края востока встаёт,

Проснувшись, Солнце-жар.

Страстей полон рассвета час,

И музыкой спаянных душ

Венера играет для нас

Приветственный туш.

Всё крепче любовь в груди,

Всё ярче сияние глаз.

Возьми же, Венера, возьми

С собою нас...

****

Наши руки соприкоснулись,

Наши губы слились,

Сердца двоих в груди встрепенулись,

Друг другу отозвались.

Мы разбили преграды и пали

В океан, что зовётся Любовь.

Нас позвала навстречу из дали

Горячая красная кровь.

Наши души, обрётшие крылья,

Воспарили ввысь над землёй.

До встречи с тобой не жил я -

Теперь же я жив лишь тобой.

Без тебя мне не нужно небо,

Без тебя мне нужен мир,

А с тобой - упаду с разбега

В огонь небесных светил.

И пускай длится танец звёздный -

Мы с тобой не опустим рук.

Для Тебя я был Богом создан,

Для меня забытьё твоих губ...

****

ТЫ И Я

Мы друг другу несём тепло:

Ты мне - своей улыбки глубину

И тайну глаз бездонно-синих.

А я тебе с небес дарю Луну,

Судьбу дарю своих ладонных линий.

Мы друг другу навстречу мчим:

Ты - как в омут с крутого обрыва -

Сразу камнем упасть на дно,

Я - как ветер в свободе порыва

От земли оторвался давно.

Мы друг друга пленили в объятьях:

Ты - по-женски: навек, навсегда

Посвятила мужчине сердце,

Стал опорою я для тебя -

Есть тебе на кого опереться.

Мы друг другу дарим экстаз поцелуя:

Ты - робея, слегка смутившись

И зажмурившись, еле дыша,

Я - пьянел, на губах растворившись

Твоего неземного лица.

****

РЕКВИЕМ ДЛЯ ТЕБЯ

Зачем слеза по щеке

И вторая - в морщинке под глазом?

Телефонная трубка в руке

Расстреляла любовь - так сразу.

Я зачем-то надежду хранила,

Берегла в своём сердце любовь,

И не ты мне - я позвонила,

Но - пустые гудки вместо слов.

Я могла бы давно догадаться,

Но доверилась я твоей лжи,

И забывшись, всерьёз целоваться,

И молить - скажи же, скажи,

Да скажи ты, что я одна,

Я одна для тебя существую -

Не заметила, что не тебя,

Что холодный камень целую.

Так зачем же слеза по щеке,

В телефоне гудки отбоя?

Это реквием по тебе,

Я теперь не больна тобою.

ЭТО НЕ ЛЮБОВЬ

Это не любовь - это просто ветер

Вызвал слёзы в моих глазах.

Это не любовь в поцелуе ответном,

Это лишь любви позабытой мираж.

Что-то шепчут твои губы страстно,

Я не слышу, что именно - дождь.

Слова жду "люблю" от тебя напрасно,

Под капель дождя подставляя горсть.

Это не любовь, это увлеченье,

Мимолётный сюр, что не всерьёз,

Почему же в груди волненье,

Когда тебе букет вручаю роз?

Почему в груди сердце замирает,

Если не любовь в моей крови?

Водопад волос твоих спадает

И я твой, лишь только позови.

Это не любовь, это сладкий яд.

Моя любовь к тебе - половина гимна,

Слова второй уже не прозвучат.

****

ТЫ УШЁЛ

Ты ушёл,

Чтобы больше уже не вернуться,

Ты ушёл -

Тихо скрипнула дверь.

Плачет дождь,

Его капли в окно моё бьются

И слезой по щеке

Горький пепел потерь.

Стекло оконное -

Преграда влаге.

Бессильно сердце удержать тепло.

Он ушёл - шепчет ветер.

Листок бумаги

Тихо на пол упал, где лишь имя твоё.

Я молчу, но душа рыдает,

За окном всё светлей небосвод.

Я разбита на части теперь.

Первый твой поцелуй

Снегом тает,

И слезой по щеке

Горький пепел потерь.

****

Когда ты уйдёшь, я останусь -

Я да огарок свечи.

Я крикну, к тебе обращаясь -

Пожалуйста, не уходи.

Когда силуэт твой растает

В пелене слепого дождя -

Губы мои прошепчут:

"Я не могу без тебя"

А утром пуста бутылка,

Но мне не поможет она -

Ведь я уже опустился

До самого-самого дна.

Но в забытьи запоя

Я помню и ночью и днём:

Что когда-то был пьян тобою,

Что в тебя и сейчас влюблён.

****

СОЛНЦЕ ВЛЮБЛЁННЫХ

Солнце, к прохожим цепляясь,

Улыбкой слепило глаза.

В лужах с собою встречаясь,

Играло в твоих волосах.

Поэтому, видно, заметил

Твоё я лицо среди лиц,

Сиявшее в солнечном свете,

По дрогнувшим крыльям ресниц.

Ты робко сказала, смутившись -

"Мне Солнце попало в глаза"

Но знал я, что ты, покорившись,

Тоже влюбилась в меня.

Солнце, в лужах отражавшись,

Слепило прохожих, но

Двое стояли, обнявшись,

И было им всё равно.

Ведь сами они были Солнце,

И все обходили их.

Сердце так громко бьётся -

Отныне одно на двоих.

****

Остывший чай в кружке с трещинкой

Одинок на столе.

Я сижу, отомщённый затрещиной,

С оттиском на скуле.

Чай остывший смотрит уклончиво -

Что ж, мол, ты?

Позвони, повинись,

Объясни доходчиво,

Набери: два-шесть-семь,

Два-семь-три...

****

Я склонился на колени,

На колени пред тобой.

Тихий стон моих молений -

Между небом и землёй.

Я шепчу: "O, Madre Dios" -

"Sancta Simplita" - в ответ.

Нежно руки опустились

Мне на плечи. Меркнет свет.

"Красота моя печальна -

О, святая простота -

Легче быть сражённым сталью,

Губит смертных красота,

Красота детей небесных,

Слепит свет её глаза.

Ты умрёшь в молитвах слезных -

Такова моя краса".

Я шепчу: "я буду слепым

Твои руки целовать,

Без тебя мне будет склепом

Тела собственного стать.

Я наощупь твои губы

Целовать готов во тьме.

Пусть в глаза вопьются зубы -

Я их подарю тебе".

****

Ты не пара мне -

Сказала, уходя.

Видимо, давно пора мне

Пожалеть себя.

Я сидел на кухне,

Тикали часы.

Чайник и кофейник

Морщили носы.

****

ЛЮБОВЬ ПРОСТИТУТКИ

Ты сказал мне - пойдём.

Я сказала - сто.

Ты сказал - найдём.

Ты сказал - всё равно.

Я кивнула, пошла,

Ты с готовностью лёг.

Ты сказал, что я зла,

Возбуждаю порок.

О другом говорили

Твои глаза,

Ты хотел моё тело,

Говорил мне "да".

Я тебя раздела,

И разделась сама.

Ты хватал мои груди,

Целовал их едва,

И без всякой без сути

Ты шептал мне слова.

Говорил ты, что любишь

Мои ласки и плоть

(Но потом ты осудишь,

Как небесный Господь).

Бросишь: шлюха в лицо мне,

Я тебя не любил,

Ты мне вовсе не ровня -

И уйдёшь, заплатив.

Я же молча скомкаю

Бумажки в руке.

Я скажу, что прощаю

Седину на виске,

Свои вислые груди,

Свой затасканный стан.

Я прощаю вас, судьи,

Как Изольду Тристан.

****

Нет, не проси, ведь я тебе чужая,

Не верь мне, не надейся и не жди.

Хотя любовь былая полыхает

На самом дне моей истерзанной души.

Мы ныне друг от друга так далёки,

Что нас не в силах бог соединить.

И наша ль в том вина, или по воле рока

Что мы смогли друг друга разлюбить.

Нет, я надеюсь, что ты тоже плачешь,

И я боюсь, что ты легко забыл

И наши встречи, и объятья наши,

И что живёшь, как без меня ты жил.

Как я хочу, чтоб вопреки словам,

Ты попросил, поверил, чтобы ждал,

Что вновь с тобой разделим пополам

Былой любви неистовый пожар

****

Прочь из сердца, не вспоминай,

Уходи и не возвращайся.

Я сквозь слёзы вижу потерянный рай,

В вечер осенний смотрю сквозь пальцы.

Я провожаю тебя разбитого сердца стоном,

Ты уйдёшь навсегда, не вернёшься.

Я в обнимку плачу с растрёпанным клёном-

Почему же мне горше и горше?

Я одна, ты один, третий меж нами -дождь,

А вокруг расплескалась осень.

Ты уходишь, случайный незваный мой гость,

И не жаль тебе, лишь мне больно очень.

Что ж! Из сердца прочь,

Не возвращайся, не вспоминай.

Я сквозь слёзы смотрю в осеннюю ночь,

Вспоминая зелёный май.

****

Я не жду от вас пониманья,

Моя осень пришла к концу.

Эти строки - пустое прощанье,

Как следы на первом снегу.

На меня натравили вы зиму

И колючих метелей уколы.

Фотографию твою как картину

Не порву, но не кину взоры.

Мне лицо твоё видеть больно-

Отголоски любви живы.

Но весною вздохну я вольно,

Глядя призракам вслед зимы.

****

ПРИЗНАНИЕ

Бегут по орбитам планеты,

По рельсам бегут поезда,

А я вопрошаю - где ты?

Но молчалива Луна.

Мне целого мира не надо,

Весь мир для меня - это ты.

Со мною всегда будь рядом,

Фея моя из мечты.

Где ты? Без тебя ни мига

Прожить ни за что не смогу.

И в вальсе под музыку Грига

Признаюсь тебе, что люблю:

Твой запах, твой ласковый голос

И рук твоих нежных тепло,

Синие бездонные очи и волос -

Всё это люблю всем назло.

****

В ТВОИХ ГЛАЗАХ

В твоих глазах - печаль,

Но сердце надежда греет,

Что теплая персидская шаль

И сердце твоё согреет.

А он ушёл навсегда,

Ему нисколько не жаль,

Что тело твоё едва ль

Согреет тёплая шаль.

В твоих глазах - вопрос,

Но ответа напрасно ждать,

А лепестки белых роз

В снегу остались лежать.

Ты смотришь вслед ему,

Но ветер скрыл все следы,

И понимаешь ты,

Что сожжены мосты.

Поникла ты головой,

Шаль соскользнула с плеча -

Тебя оставил одной,

А сам ушёл, хохоча.

Ты с пола шаль подними,

Укутай плечи свои-

Весною, после зимы

Найдёшь ты счастье в любви.

****

РАЗЛУЧНИК СЕНОКОС

Травы колыхались,

Мы с тобой вдвоём

В травах целовались

Страстно под дождём.

Травы обнимали

Нас с тобой вдвоём.

Нас они венчали

Под грибным дождём.

Но взглянуло Солнце,

Кончились забавы,

Начали работать,

Выкосили травы.

Им не колыхаться

Больше под ветрами,

Нам не обниматься

В травах под дождями.

Ты моей не станешь,

Я твоим не стану,

На меня не взглянешь,

На тебя не взгляну.

****

Воздух прошит нитями дождя,

Солнце спряталось за туч вуалью,

Ты зябко дрожишь за вуалью окна,

Пытаясь согреться персидскою шалью.

А дождь не проходит, он долго терпел,

Он близкое сделал мокрою далью,

Возлюбленный твой к тебе охладел,

Осталась одна со своею печалью.

Ты лишь да дождь за холодным окном.

Молча внимаешь пустому виденью -

Что снова гуляете с милым вдвоём

По парку под кленовой сенью.

Но холод разлуки душит мечты,

Дробный стук капель дождя реальней.

Шалью персидской закрылась ты

От жизни своей печальной.

****

ДОЖДЬ

1 куплет:

Пьяный дождь, пьяный дождь

Провожает лето.

Ты уйдёшь, ты уйдёшь,

Будет Солнце где-то.

Жёлтый лист под ногой

Прошуршит уныло,

Между мной и тобой

Небо дождь пролило.

Припев:

Мне одиноко без тебя,

И в эту осень

Гляжу на линии дождя -

Мне одиноко очень.

Вернись, пожалуйста, вернись,

Пусть будет всё иначе.

Ты обернись, ты обернись -

Я слёз своих не спрячу.

2 куплет:

Мужчине слёзы не к лицу,

Но мы порою плачем тоже.

Дождю осеннему плачу

За все грехи свои, о Боже.

А за окном октябрь живёт

И шьёт дождём ковёр багряный.

И ты ушла, но где-то ждёт

Тебя тот, чьи залечишь раны.

Припев

****

ПРИМИ

Прими от меня цветы

В полуночный час,

Когда мягкий свет Луны

Обольёт золотисто нас.

Прими от меня поцелуй

В этот загадочный час

Под шёпот серебряных струй,

Под взглядом влюблённых глаз.

Прими от меня тепло,

Частичку моей души.

Сердце моё замерло -

Примешь подарок ли ты?

Не жду ничего взамен -

Мне хватит улыбки твоей.

Мне сладок глаз твоих плен,

Раздолье в них русских полей.

Ты молча стоишь под луной

В лучах золотистого света.

Я зачарован тобой

И жду на коленях ответа.

****

Прими меня в своё сердце,

Отведи мне в душе уголок,

Приоткрой мне малую дверцу,

Чтобы гостем войти я смог.

Ты такого прими меня,

Страждущим и больным.

Позови меня тихо по имени -

А пока буду гостем твоим.

Позови меня, обними меня -

Исцелюсь от душевных ран.

На тебя молюсь не по Библии,

И не так, как пророчит Коран,

Но в саду твоём и в озёрах глаз,

В родниках твоей светлой души

Я лекарство найду от любых зараз,

От измены, печали и лжи.

Прими меня в своё сердце,

Согрей души своей светом,

Приоткрой мне немного дверцу,

Чтобы стать тебе самым близким

На этой земле человеком.

****

Мы вдыхаем друг друга по капле,

Наши тени слились в одну.

Этот миг поцелуя - главный,

В нас какую-то тронул струну.

Мы звеним на возвышенной ноте

И сердца наши музыку ткут.

О любви в ней поётся, полёте

Тех двоих, что друг другу несут

Наслажденье и боль поцелуя.

Вдыхая любовь по капле,

Раны друг друга врачуя,

Оторваться не могут, вряд ли.

Мы с тобою по капле выпьем

Нашу страсть, нашу негу и ласку.

Мы с тобою друг к другу приникнем,

Как к воде, утоляя жажду.

Обними меня, напои меня,

Исцели и звучи в унисон.

Зазвучит двух сердец тугая струна,

Только нам её слышен звон.

****

Ты приносишь мне холод

Последней зимы

Осколком разбитого сердца.

Ты смотришь в душу

Взглядом Луны

И сыплешь на раны перцем.

Я весь пред тобой на коленях,

С душою, распахнутой настежь,

Я жду тепла на холодных ступенях,

Быть рядом с тобой -

Для меня это счастье.

Но ты приносишь мне холод

Последней зимы

И режешь осколком разбитого сердца

Узоры страдания, а не любви -

Но муки приму без протеста.

Быть рядом с тобой -

Для меня это счастье,

Страданья не в тягость,

Я вытерплю их.

Но снова в глазах твоих расплавляться,

Сорвать поцелуй губ мечтая твоих -

Всей боли твоей нелюбви это выше.

Однажды, быть может, ты это поймёшь,

И душу мою ты сможешь услышать,

И с первым рассветом весенним придёшь,

И взглядом своим мои раны врачуя,

Поднимешь с колен и подаришь тепло,

Распишешься подписью поцелуя,

Что время любить пришло.

****

СОНЕТ

Если ты меня ещё ждёшь -

Я пришёл и прощенья прошу.

Мне твою не забыть красу -

Я надеюсь, простишь и поймёшь,

Что теперь я навеки с тобой.

Всё, что было до этого, прочь.

Пусть, как днём сменяется ночь,

Так вражды вместо будет любовь.

Если ты меня ещё ждёшь -

Пред тобою паду на колени,

Я жду твоего прощенья,

Я верю - ты всё поймёшь

И поднимешь меня с коленей.

****

ПИСЬМО-ПРОСТИ

На бумажном листе - твоё имя.

Я не знаю, что дальше писать.

Многоточие стынет -

Что-то хочется доказать.

Доказать, что была причина,

Что иначе не мог,

Но на белом листе бумаги

Неуклюжим становится слог -

Не хватает отваги,

Не хватает - признать ошибку,

Прощенья прошу.

Ты письмо по почте получишь -

В нём лишь имя твоё напишу,

И за это меня осудишь -

Прощенья прошу...

****

Пою тебе гимны, богиня,

Под музыку Аполлоновой кифары.

Воспеваю тебя, богиня,

Что краше зари первой.

Плачу, тебя зря в волне белогривой,

Аполлонова кифара молчит.

Нет больше слов, ведь ты много больше,

Чем все песни мои о любви.

Сердце моё замерло в восхищеньи,

Нет мыслей.

Я чувствую, что умру.

Ты чище росы, ты розы прекрасней,

И я тебе сердцем пою.

****

Когда слеза из глаз вдруг увлажнит щеку

И на губах иссякнет солью,

Кинжалом острым подарю

Себе забвенье, смешанное с болью.

Я не достиг того, чего хотел,

Я не прощён тобою,

Хотя у ног твоих, унижен, пал я ниц.

Ты для меня всегда была святою,

Я ж для тебя - одно из сотен лиц.

Я сделал непростительную глупость -

К себе посмел твой взгляд привлечь

И, чувствуя во рту тугую сухость,

Коснуться поцелуем твоих плеч.

Богиня -

Я прошептал тебе, пьянея,

Ты, на меня взглянув, надменно промолчала.

Богиня, Галатея, Дульсинея -

Я говорил. Ты мимо прошагала.

Твой равнодушный взгляд больней кинжала,

Хотя в груди сталь острая сидит.

Ты ни на миг свой взгляд не задержала,

А тот, что пьян тобой, в гробу лежит.

****

Громко на ветке в любви соловей заливается,

Трели выводит, ради подруги старается.

Та же кокетливо клювик кривит,

Сердечко ж её о любви говорит.

Внизу на скамейке под деревом оным

Парень с подружкой, обнявшись, сидит.

Проказник Амур дарит счастье влюблённым,

А сам-то, конечно, в сторонке стоит.

На свете никто от любви не стремится,

Пробьёт стрела сердце - придётся влюбиться.

Но время придёт - и исчезнет любовь,

Высосет душу, выпьет всю кровь.

Однако об этом не стоит жалеть -

Любовь того стоит, чтоб в пепел сгореть.

****

ШУТЛИВАЯ ПЕСЕНКА ПРО НЕСЧАСТНОГО СЕНЬОРА

В ночи ведёт волшебный лад

В руках умелых мандолина.

Ей вторит пьяный хор цикад

И под призывный звон рулад

Сеньор поёт: о, донья Лина!

Но благосклонна лишь Луна

Внимает гласу мандолины.

Она касается окна,

Пытаясь пробудить от сна

Возлюбленную Донью Лину.

Напрасно струны рвёт сеньор,

Свою терзает мандолину -

Не колыхнётся бархат штор,

Он не увидит донью Лину.

****

Бессердечные руки дождя

По щекам меня хлещут за что - то.

Разве я виноват? Разве я?..

Виноват, раз обидел кого - то.

На попятный с собой не пойдёшь -

О вине твоей вспомнят звёзды.

Ты, наверно, прощения ждёшь -

Не дождёшься прощения - поздно.

Мы танцевали под Луной,

Друг к другу тесно прижимаясь,

И лунный свет нас окроплял,

В аккорды танца превращаясь.

****

Растворяется плоть в океане страстей,

За горизонт желанья ведут.

О, прошу Бога я, моё тело с твоим

В вечном объятии слей.

Я - это ты, и ты - это я,

Едины в любовных мы ласках.

Моя кровь - твоя, твоя кровь - моя,

Наверно, бывает так в сказках.

Мы телом единым

Виноградной лозой

Наши мечты обвиваем,

Расходимся вновь, и снова с тобой

Единые кольца сплетаем.

Гармония душ, гармония тел -

Инь порождает янь, янь порождает инь.

Я стонал, я рыдал, нет, я пел,

В твоих глаз погружаясь синь.

****

БЕЛАЯ РОЗА

Белая роза на белом снегу

Ещё хранит остатки тепла,

Но если даже её подберу -

Жизнь не коснётся её лепестка.

Завянет роза и чувства уйдут

И ветры твой след запорошат.

Я белую розу в руки возьму -

Тяжкую белую ношу.

Я к сердцу прижму её зябкий бутон -

Быть может, смогу отогреть.

Но на снег у ног

Легли белым ковром

Лепестки белой розы белеть.

Так холод, коснувшись души ненароком,

Оставит любовь за порогом.

****

Свет во мраке - лампада горит,

Спала шаль, оголивши плечо,

Ты меня кротким взглядом манишь,

И от этого мне горячо.

Я не смею сказать тебе слов,

Ибо душу себе изорву,

Ты же, зубки надувши, молчишь,

Поправляешь причёску свою.

Для меня в мире нет ничего,

Кроме глаз твоих нежных тепла.

Как хочу я, чтобы смогла

Понять сердца мольбу моего.

Как яркий мак, твои уста,

Ноя лобзать их не устал.

Твой смех - игристое вино,

Что мне судьбой вкушать дано.

Как виноградная лоза,

Твой гибкий стан,

Что Солнцем благодатно напоян.

Поступь твоя невесома, легка,

Травинки не тронешь,

Не сломишь цветка.

О, дивная пери, для грёз создана -

Такая на свете есть только одна.

****

Последний луч в моём окне,

Последний вздох.

Последний взмах крыла.

Деревья грезят в странном сне,

Куда - то боль ушла.

Последний сердца стук в груди,

В последний раз скажу - прощай!

Хочу догнать - не уходи,

Но в путь ушёл трамвай.

****

Я девушку встретил - стройна, волоока,

С тяжёлою русой косой.

Как будто испила венерина сока,

Налитого щедрой рукой.

Плывёт невесомо, легка,

Неземною силою манит мой взгляд.

Чуть улыбнулась, кивнув головою,

И дальше ушла на закат.

****

Тиха пустынная аллея,

Где я руки твоей просил.

Ты мне сказала "да", алея.

И с ненасытностию зверя

С твоим своё я тело слил.

****

Ты глядишь на меня,

В твоём взгляде

Неприкрытая ненависть тлеет.

Кто ж козырную карту в раскладе

Вытянуть ловко сумеет?

Я с тобой объясниться пытался,

Ты же гневно молчала.

До тебя я не достучался,

Ты в ответ лишь упрёки бросала.

Признаю - совершал я ошибки,

Но ведь я же не идеален,

Ты не шлёшь мне даже улыбки,

Я тобою разбит и раздавлен.

Мы можем с тобой помириться,

Мы же можем начать всё сначала,

Перестать насмерть биться,

С корнем вырвать гневные жала.

Нет, меня ты даже не слышишь,

Что же, знай, что ты тоже виновна

В том, что сейчас прерывисто дышишь,

Ты собой меришь всех поголовно.

Я уйду, растворившись в тумане

Сентября и опавших листьев.

Отпускаю тебя к твоей маме

И твоей бессмысленной жизни.

****

Мы вольны выбирать

И можем быть избранны.

Здесь главное - успеть понять,

И понятыми быть

И быть желанным...

****

Я встретил Старость,

Дверь открыл,

И гостье руку целовал,

С собою рядом усадил

Её, закутанную в шаль.

Горели свечи на стене,

В морозном своде

Узоры звёзд зажглись во тьме -

Козырь в колоде.

Мы молча пьём своё вино,

Молчим и пьём - а что сказать?

Уже всё сказано давно,

И от старушки не сбежать.

Но я допил своё вино

Из красной чаши,

И я сказал - мне всё равно,

Ведь я мудрее стал и старше.

Послушай, я прочту стихи

О бедном рыцаре, его

Бесславной жизни,

Не все дела его плохи,

Он, как и я, остался лишний.

Я рассказал ей о любви,

Она признала, что любила,

И мы поднялись со скамьи,

И нас andante закружило.

Мы танцевали в этот час,

А свечи ветром были сдуты,

И утро зря искало нас -

Мы ушли в заревые салюты.

****

Под раскидистым фонтаном в парке

Я тебе назначил встречу

На Большой Варварке.

Тихо ворковали

Голубь и голубка рядом,

Я стоял под струями,

Спрятанный фонтаном.

Ты пришла, в молчании

Села на скамейку,

Я вздохнул для храбрости,

Бросил в пруд копейку.

И с нежданной робостью

Преподнёс букет.

А в твоих глазах заиграли звёздочки

И волшебный свет.

Мимо - дети с мамами,

Мимо - мамы с чадами,

Мы - два пьяных здания,

Сомкнутых оградами,

Мы - одно единое

Душ напоминание,

Друг на друга странное

Возложили звание.

Мы единым орденом

Сколоты сердцами,

Под раскидистым фонтаном

В парке с голубями.

****

Зачем ты мне даришь забвенье,

О чёрного лотоса яд?

Рассыпались бусин мгновения

И смерть тяжелей во сто крат.

Простите слугу фараона,

Строителя дивных садов -

Влюбился в жену Пер -Аммона,

Красавицу сладостных снов.

Но счастье ему недоступно,

Он выбрал забвенья покой...

Но в миг его смерти

Прекрасная Теут

Приняла смерть

От любимой змеи...

****

ЛЕТЯЩИЕ К КОШАЧЬЕМУ БОГУ

1 куплет: Я вижу своё отраженье

В твоих зелёных зрачках,

Мы чувствуем оба стремленье

Держать всё небо в когтях.

Припев: Мы в гости к кошачьему богу

Летим, рассекая простор,

И наши крылатые тени

С ветром ведут разговор.

2 куплет: Хвосты распустили по ветру,

Блаженно мурлыкаем гимн,

И небо нам покорится,

Летающим тиграм двоим.

Припев

3 куплет: В наших кошачьих зрачках

Плещется синее небо,

И мех наш лоснится под Солнцем

Цвета спелого хлеба.

Припев

Хор: Летающие тигры,

Союз тигриных душ,

К кошачьему богу

Летят за добрым словом,

Летят жена и муж.

Их свадьба состоится,

И кошек хитрый бог

Соединит сердца их в браке

Небесных и земных дорог.

****

Я продан - всего лишь за миг поцелуя.

Я предан - но мёдом мне стала неволя.

Решётки темницы так нежны и сладки.

Я вышел на бой - но сдался без боя.

И стала спасеньем слепая темница,

И линии тела - единственным благом.

Душа твоя стала душою моею,

А тело твоё - сладким Ирием - садом.

Хожу по тропинкам твоим, потерявшись,

Пью небо твоё глубины ясно-синей,

Купаюсь в студёных ручьях и озёрах.

Даже когда на траве лежит иней,

Я радуюсь снежным метелям и грому --

Не страшно, что туча всё небо закрыла,

И счастлив, когда робко выглянет Солнце,

Умоёт своей теплотой - ты меня не забыла.

И снова на ветках певуньи расщедрятся,

И воздух так сладок, так чист и прозрачен,

И хочется петь и смеяться от счастья,

И сад наш вновь станет, как раньше, прекрасен.

****

РЕКА

Моё обнажённое тело

Скользнуло в прохладную плоть,

И струи речные смыли

Бессилие, ярость и злость.

Руки твои обвили

Шею и кудри мои,

И мы поцелуем скрепили

Навеки наш брак -- о, аи.

Я пил твои тело и душу,

Дышал твоей лаской, струясь

С тобою в таинственном танце,

Над пьяною щукой смеясь.

О, влага твоя хмельная!

Воистину - крепче вина.

Мелькнула мыслишка шальная -

Что ты у меня одна.

****

Во тьме трепещет огонёк

Огнём охваченной души.

Лечу на свет, как мотылёк,

Сгореть готов из-за мечты.

Я пеплом упаду на дно,

Сгоревший жрец твоей любви.

Лишь имя на устах одно,

Одно желание в крови.

Пусть ветер станет

Моими руками -

Я косы твои расплету.

А ночь обернётся моими губами,

Когда я тебя обниму.

Я подарю тебе звёзды

Над миром,

И силу горных ветров.

Ты будешь храмом,

А я твоим клиром

Под музыку трепетных слов...

Но ты пока во тьме горишь,

А я пока на свет лечу,

Пока не вспыхну.

Жалко лишь,

Что не найду свою мечту...

****

ТЫ - ХРАМ ЛЮБВИ МОЕЙ

Кто или что, какие силы

В подлунном мире

Сотворить смогли

Сей храм, где молча плачет лира

По миражу несбывшейся любви?

Вот он, творение искусницы-природы,

Его не раз пытались взять ветра.

Но несут морщин

Его лепные своды,

Стройны колонны,

Как валлийская стрела.

За что его щадило Время:

За веру в светлую любовь?

Или зато, что путнику в дороге

Готов был дать убежище и кров?

Зачем нам знать ответ?

Зато бродяга скажет на пороге:

Живи, Любовь. Ты носишь маску камня,

Но не из камня состоит душа.

И пусть ветра беснуются напрасно,

А слёзы неба мочат зря -

Будь всем невзгодам неподвластна,

Будь вечно юна и свежа...

****

ПОЛОВИНКА МОЯ

Лицо его во мраке,

Руки его в моих,

Губы его поцелуем терпким

Соединят двоих.

Сила его мужская,

Любовь и защиту неся,

Крыльями наделяет,

Делает крепче меня.

Хочется в грудь ему ткнуться,

Руками обнять себя дать,

В нём хочется раствориться,

Себя без остатка отдать.

Любимый! - губы прошепчут,

Ты - половинка моя.

На миг всё вокруг исчезнет,

Вечность двоим даря.

****

Разбит, унижен, оскорблён

Твоей пощёчиной навеки,

А за окном не виден клён,

И слёзы - тяжкий груз на веки.

И быть непонятым - до утра,

И быть непринятым - с утра.

Казалось, поступаешь мудро -

Но лишь валяешь дурака.

Зачем тебе теперь объятья

И нежных слов моих тепло

И запах роз на белом платье -

Когда всё холодом свело?

А до утра - какая ж вера,

Что не горит любовь в огне?

Когда сказала мне - Валера,

Не подходи теперь ко мне.

К фонтану в парке голубей

Слетит, как прежде, летом стая.

Пройдёт, как сон, как снег с полей

Любовь простая и земная.

Теперь мы врозь, как птицы две,

Стремимся, лиц не замечая.

Но я всегда теперь тебе

Принадлежу и свечкой таю...

***

Средь всех даров,

Средь всех дорог

Промеж упрямых ветров

Я выберу тот дар,

Я выберу тот путь,

Что приведёт меня к тебе

Сквозь толщу километров.

Из многих слов,

Что жгут язык,

Что рвутся через зубы,

Скажу я лишь -

"Моя любовь" -

И губы встретят губы.

***

ЛИКИ ПРИРОДЫ

На синей глади - чёрный бархат

В лазоревой волне

Туманных грёз...

В оцепенении от страха...

Горчит волна от соли слёз.

Свинцом, грозою

Жгуты вьются,

Слепящих молний сотни пик,

Крестом над морем,

Над волною

На крыльях реет чей-то крик...

Расстрелян...

Дождь стреляет метко.

Насквозь промокла грудь...

Я всё стою на гребнях волн,

Надеясь, на что? -

Не знаю, но смотрю...

Смотрю, огнём холодных

Молний греясь,

И плачу, и смеюсь, и пью -

Солёный сок разбитых брызг,

И, замирая, вниз лечу,

Сорвав барашковый карниз...

А молний пляска разыгралась,

За валом - вал, и шквальный ветер

Рвёт свинец набрякших туч,

И наповал -

Кулак воздушный с незримых круч...

Я дом искал...

Я свой приют

Нашёл в пространстве бури,

И, успокоенный, вошёл

Под сень разгневанных зарниц,

И, скрывшись среди пенных гребней,

Закончил день, склонился ниц...

****

Среди шелеста волн,

Блеска тысячи звёзд

Мне пророчит Луна,

Что ночь так темна...

Словно дивный алмаз,

Белопенная гроздь

Набежавшей волны

Новой тайной полна...

Пролагает Луна

В даль морскую свой путь,

Серебром напоя,

По волнам заблестит

И на крае земли

Предложит отдохнуть -

Там, где времени нет,

Там, где смерть

Беспробудно спит...

****

Я пытаюсь найти ту тонкую грань,

Что ночь отделяет от света:

Миг, когда ещё царствует тьма,

Но утра появились отсветы...

Посмотри - еще звёзды в небес хрустале,

И Луна, и деревья в чернилах,

Но вот там, посмотри -

Или чудится мне:

Не светлеет ли в ивах?..

Хмурится вечер.

Осенняя мгла.

В жёлтом свете фонарном

Блестят тополя.

Тоску навевает

Пожелтевший листок

И ветер смешает

Следы сотен ног.

Сердится небо.

Свинцовые тучи.

Грохочет гроза

И идёт мелкий дождь.

Сброшенных листьев

Мокрые кучи.

На землю спустилась

Осенняя ночь.

Темнеет вдали.

Как корабли,

Роща берёзок, голые ветки.

Я хотел оторваться

От грешной земли,

Но не выбраться мне

Из собственной клетки.

Влажный бор, дождём напоян,

Пахнет прелою листвою -

Зашелестит вдруг и снова

В состоянии покоя.

Скрипнут изредка деревья,

Чуть лишь ветерок игривый

Заплутается в их кронах,

И тогда возникнет песня

Ветра, что листвы коснётся.

Вот уж сквозь деревьев кроны

Смотрит Солнце озорное,

И от листьев отразившись,

Луч сверкнёт промеж листвы,

И, очистившись от грязи,

Лес воспрянет обновлённый,

Чуть тряхнув слегка листвой,

Будто гимн воздав великий

На алтарь богини Жизни.

Ярко звёзды в небе блещут,

И дорога вдаль летит,

И снежинки рукоплещут,

Под ногой ледок хрустит.

Как глаза, огни избёнок,

Что сокрылися в снегу -

От красот я зимней ночи

Оторваться не могу.

Листьями жёлтыми кладбище

Осенними припорошено.

Ветер гуляет по кладбищу,

Мы здесь - гости непрошены.

Рядами - хмурые холмики,

Кресты и ограды невзрачные,

И обелиски из мрамора -

Картина осенняя мрачная.

Хожу по тропинкам утоптанным,

Листья шуршат под ногою,

Слякоть везде, слякоть осенняя,

Скрытая серою мглою.

Я слушаю в тепле

Осипший голос вьюги,

Баюкает меня

Старинный мой камин.

А за окном вьюжит,

И в узел вяжет тучи,

Укутался в шарфы

Из снега строй рябин.

И воспалённый ветер

Всё кашляет и кружит,

Вдыхает горький дым

И прячется в овин.

Рассветало. Зябкий сумрак

Грёз туманных был рассеян.

Жаворонки над полями

Гимн поют и в небе реют.

Торжествуя, величаво

Солнце взор мой ослепило,

В колеснице золотой

Солнце на престол всходило.

И своею дланью меткой

Лучи-стрелы раскидало

И последние остатки

Грёз ночных с лица прогнало.

В луговине, в тумане запутавшись,

Словно барышня в шаль,

Просыпается речка, задумавшись,

Прогоняя ночную печаль.

Ещё скрыта дымкой туманною

Серебристая ива.

Дрожа, умывается влагой прохладною,

Замерев и совсем не дыша.

И лихой сорванец, вёрткий ветер

Разминается, пробуя лёт,

И в своей золочёной карете

Солнце въехало на небосвод.

Разнеслась разудалая песня -

Жаворонок, пьяный с утра,

Поднимается в небо над лесом -

Здравствуй, солнце, давно уж пора,

Прогони волшебные чары,

Что наслала чаровница-ночь,

И пускай разжигает пожары

Золотая заря, твоя дочь.

В небе журавли клином на юг -

Последнее прощанье с отчим домом.

От белых рос заиндевевший луг,

Пар над рекой и плач озябших клёнов.

Прощальный журавлиный крик

Куда печальнее весеннего призыва -

Понятней разговор знакомых лип,

Родной считается склонившаяся ива.

У наших журавлей другого дома нет,

Не станут домом азиатские им страны.

И ближе и родней равнин цветущих свет,

И мягче кажутся им луговые травы.

В печальном крике их я чувствую тоску,

Тоску по покидаемым берёзам,

По кваканью лягушек, сирому леску,

По утренней росе, по ветру и по звёздам...

И мнилось мне в их крике затихавшем,

Когда они, над полем пролетая,

Ответили на мой вопрос непрозвучавший:

Мы встретимся весной, в начале мая.

Деревья неподвижны и воздух тих и нем,

Лишь призраки надежды, обрывки давних тем.

Прозрачными слезами косой всё хлещет дождь,

Всё в округе плачет, плачет и грустит,

И душа тоскует, ноет и болит.

Засни в моих ладонях,

Убаюканный ветер,

Свернись, недотрога,

В пушистый клубок.

Бессильно застыли

Воздушные плети

В объятиях сна.

Но какой же в том прок?

Не знаю. Возможно,

Сам ветер ответит,

А может, загадочно

Промолчит.

А в небе звезда

Одинокая светит

Да ветер в ладонях моих

Крепко спит...

Проснётся - и снова

Проказничать будет,

Срывать поцелуи

Кокетниц-берёз,

И новый наряд

Робкой липы обсудит,

Осушит потоки девических слёз...

Но знаю - вернётся,

Свернётся клубком

В ладонях моих,

Устав от войны,

Прошепчет мне что-то,

Всё тише и тише,

И снова увидит

Чудесные сны...

Отцветал вишнёвый сад,

Белым пеплом плыл.

В голубом хрустале

Отгорал закат

И последнее мне тепло дарил...

По земле метёт

Ветер лепестки,

Белоснежные, будто снег.

Завтра будет день,

Завтра Солнце ждёт.

Как из года в год,

Как из века в век.

Ты цвети, мой сад,

Радуй людям глаз,

И тепло дари

Белых лепестков.

Буду счастлив я,

Буду рад,

Если завтра люди

Вспомнят и о нас...

****

Плакать седое утро

Над умершей ночью станет,

Росною влагой сонные травы,

Припав, оросит.

Ночь вознесётся в огне

Погребальном к рассвету,

Её тёмный плащ

Золочёною пулей пробит.

Тёмная кровь павшей богини

В землю уйдёт,

И ночь возродится

Из собственной пролитой крови...

Встань же с колен,

Невинное утро седое,

Пусть ветер в своём

Одиночестве стонет.

Мы все платим дань

За мгновения славы:

И судьи правы,

И жертвы их правы...

****

ЭТО ЗНАЧИТ, ПРИШЛА ВЕСНА

Завершила свой круг Луна,

Обернулась лицом к востоку -

Это значит, пришла весна,

Как положено, к сроку.

Пронизана Солнцем, теплом полна

Сосулька, и капли по водостоку -

Это значит, пришла весна,

Как положено, к сроку.

Земля на взгорке парна,

Грачи летят издалёка -

Это значит, пришла весна,

Как положено, к сроку.

Роща берёзок весне верна,

Берёзки полнятся соком -

Это значит, пришла весна,

Как положено, к сроку.

Это значит, река в раздол,

И первые робкие листья.

Это значит, гнездо щегол

Приукрасит и будет хвалиться.

Жаворонок запел в поднебесье

В синем-синем, глубоком -

Это значит, весенние песни

Встречают нас за порогом.

****

За печкой сверчок на скрипке

Пиликал однообразно, резко.

Да ветер играл в калитке,

В штакетниках прыгал метко.

Свеча чадила коптяще,

Сверчок замолкал в антрактах,

В окошко Луна незряче

Смотрела, не ведая такта.

А за окном - сирени

Отцветшие ветки никли,

Да небо в звёздной кипени...

Тут - трели сверчка затихли.

Сверчок не дождался подруги,

Уснул - и умолкла скрипка.

Ветер запутался в луге,

Скрипит одиноко калитка...

****

По траве по луговой

Дымом стелется

Маревой туман.

Это значит,

Берёзоньки-девицы

Свой под Солнце

Подставят стан.

Синим-синим небеса.

Вольно дышится

Грудью полной.

Нивы-грации

Заколышутся

Под ветрами,

Выгнув волны.

Запоёт в высях песню

Птаха громко

О любви к небу.

А вдали горизонта кромка,

Где ходит Солнце по рассвету.

****

Тихо вечер спустился невинный,

Серые обогнув облака.

И листом запахнулся малинный

Куст застенчиво у плетня.

Над рекою туманное марево

Распахнуло объятья свои.

Засверкало молочное варево

Над просторами нашей земли.

Где-то тихо берёзы шепчутся.

Где-то ветер не может уснуть,

Там Луна камышу дарит зеркальца

И по глади речной чертит путь.

Тянет дымом от сельской околицы,

И коровий чудится бок.

Охраняет сельчан Богомолица,

Тёмной кипой виднеется стог.

А цикады друг другу хвастают

Своей арией слитной ночной.

Да журавль с ногой голенастою

Над колодцем поник головой.

ОДУВАНЧИК

Одуванчик, бедный одуванчик -

Когда ещё юн и жёлт,

Он не знает, что вскоре мальчик,

Зажав в кулачке, подует

На старческий белый зонт.

Он не знает, что лёгким пухом,

Когда увяданья пора,

Он взлетит, если будет сухо.

И подхваченный ветром, увидит,

Как смеётся внизу детвора.

А пока ещё юн и жёлт -

Он над ветром смеётся пока.

Он не знает, что есть горизонт,

Что он вскоре станет седым,

Что сорвёт его чья-то рука.

****

СЛОВО ОГНЯ

Явись по зову моему, огонь,

Ярясь и крутясь, внемли:

Я твой брат, ты меня не тронь,

Слушай слова мои.

Мы едины, огонь, с тобой,

Ты покорен моим словам,

Ты взметнёшься сплошной стеной,

Свой огненный выгнув стан.

Ты исполнишь что я прошу

И вернёшься в купель огня,

Когда я тебя отпущу -

Пока зов не придёт от меня.

****

СЛОВО ВОДЫ

Грозный рёв стихии водной,

Журчание ручья,

Гладь озёр и сёстры-волны -

Слушайте меня:

Мы когда-то были целым,

Я твой сын, о Мать-Вода,

Тебя помочь зову мне в деле -

Явись по зову ты сюда.

Яви всю мощь свою, Вода,

Стихия водная мне Мать.

Исполню просьбу, Мать, когда

Тебя я стану призывать.

****

СЛОВО ЗЕМЛИ

Помоги мне, бабушка Земля,

Помоги своей необоримой мощью.

Я зову по имени тебя,

Меня услышь ты днём или же ночью.

Помоги мне, бабушка, проснись,

Встрепенись своим гранитным телом.

К внуку своему явись

Всей силою своей безмерной.

Восстань от сна, былое вспомни,

Исполни волю внука.

И снова пик качнётся горный,

Когда оземь я топну глухо.

****

СЛОВО УРАГАНА

Ветер, ветер, неба сглаз,

Солнца яростного глаз.

Ветер, ветер, сил напейся,

Выше Солнца, ветер, взвейся.

Закружись косматым смерчем,

Вместо дня пусть будет вечер.

Ветер, ветер, воздух стисни,

Стань всего превыше в жизни,

Поднимись тугой стеною,

Смерчем рядом стань со мною.

Ветер, ветер, другом стань,

Напряги тугую длань,

Землю в небо опрокинь,

Окуни пространство в синь,

Разметай земную твердь,

Чтоб заставить камни петь.

А затем усни, расслабься,

С облаками поиграйся,

Вновь бесплотным, нежным стань,

Смерчем быть ты перестань,

В просторах неба растворись -

Но по Слову появись!..

****

СНЕГ СЕГОДНЯШНИЙ

Этот снег - он такой же,

Что год или два назад.

Но если смотреть при свете,

То видно отличий ряд:

Во-первых, он вроде мельче,

А может быть, и крупней -

Не оттого ли выше

Во дворе снеговик у детей?

А во-вторых, навстречу

В лицо мне летит сильней.

В-третьих, он любопытнее,

А может, ему всё равно -

Сделать следы твои скрытнее

Или растаять давно.

В-четвёртых, он вроде белее,

Или это в глазах бело?

А в-пятых, он посмелее -

И потому намело.

В-шестых, он легче, наверное -

Иначе с чего бы вдруг,

Двигаясь равномернее,

Он падает, словно пух?

А впрочем, какая разница,

Такой же снег или нет.

Главное, снег - это праздники,

На белом снегу твой след.

****

Шумит прибой у берега средь скал

И ветер в крик срывается порою,

Но песнь его несёт с собою даль,

Венчая берег с белопенною волною.

Навек с волной обрученный, искал

Песчаный берег мелочный покой,

Но океан ревел среди прибрежных скал

И песни пел мятущийся прибой,

И грыз прибрежных скал гранит,

Черпая силу в вечном беге.

Песчаный брег Луной облит

Да волн гривастых белы плети.

То спорят испокон веков

Промеж собой волна и ветер,

То океан седой у берегов

Отнять стремится всё на свете.

****

Дрожащий силуэт

Замерзшей липы

Тонул в морозной мгле,

А с неба вниз - вороньи хрипы

Летят к застуженной земле.

Свинцовых туч протуберанцы

Набрякли мутной пеленой,

Грозя пролиться жгучей влагой,

А под ногами листовой

Шуршащий прах никчёмной ватой.

Осиротевшие за миг

Сорвали скудные одежды,

Бесстыдно выставив окрест

Свой голый стан на взгляд невежды.

А ветер истязает крест...

Распят я на кресте аллей,

Замолкнувший фонтан во сне

Увидел Солнца луч,

А я распят в осеннем дне,

Секомый ветром хмурых туч.

А с неба вниз - вороньи хрипы

Летят к застуженной земле,

Скамеек зябко жмутся спины

И тонут в предвечерней мгле.

И сладок алый вкус калины,

Что кровью стал на языке...

****

Мы гости осеннего рассвета,

Осуждённые ветром холодным.

Мы были, мы жили когда-то и где-то,

Мы были желанны и модны.

А нынче мода другая в почёте -

Да здравствует зябкая нагота,

И вы уже видите, вы уже ждёте

Агонию павшего наземь листа.

Ветер наши иссохшие трупы

Сгребает в пожарищ последних парад,

Впивает в дома обнажённые зубы

И пеплом швыряет в слепые глаза.

А выше - хмурое Солнце больное

Компрессом из туч обложилось с утра,

Смотрит, как мы умираем без боя,

Как празднуют осень бандиты-ветра.

****

Сплёл серебряную сеть

В уголке паук,

Он без ниток обошёлся

И к тому ж без рук.

Вот висит узор ажурный,

С ветерком борясь.

Росным пламенем лучистым

Как алмаз, искрясь.

Но - вот муха загляделась,

Не заметив сеть,

И бедняжку угораздило

В эту сеть влететь.

Дёргалась, бедняга, из последних сил,

Но паук - хозяин чуда -

Крепко сеть скрепил.

Так что осторожно -

Красота слепа.

Не стремитесь сами

В сети паука.

****

Одинокая берёза поля посреди-

Её ветры все хлестали и секли дожди.

Но она стоит упрямо, век свой коротая,

Одиноко посредь поля вновь весну встречая.

Страж безбрежного раздолья, часовой полей,

Одинокая берёза мне ещё милей.

Пусть ей с сёстрами не спеться,

Но зато мы с ней вдвоём

И она заняла место

В сердце пламенном моём.

****

Вешнею капелью воздух марта дышит

И от счастья плачут мартовские крыши.

Капелька за каплей точат снежный наст,

Чтоб ростки травы зелёной радовали нас.

Вот уж Солнце снова ласковой рукою

Нежно прикоснётся к нам с тобой весною

Весть об этом грянет, и вернутся птицы

И на солнце жмурятся у прохожих лица.

Всё вдруг встрепенётся, всё прихорошится.

Чтобы оглянуться, чтобы в мир влюбиться.

****

Тикают часы, время идёт по кругу,

Падает снег за окном, одевая в пушистую шубу

Осенние грязные листья и простывшую землю.

Скоро всё будет белым, лишь деревья чёрным

скелетом

Будут жалким подобием прежних, будут

Грезить летом

Время идёт, и в безмолвии белом

Мне слышится поступь чьих-то шагов-

Это толпы лет, моих старых врагов,

Ко мне в гости пришли за ответом.

****

Чёрным крылом опустилась ночь

В гнездо уснувшего дня,

Окутав сонной пеленой
Прохладную гладь пруда.

На чёрной клумбе цветы расцвели-

То звёзды взошли, смеясь.

Задумчивой только осталась Луна,

Над лугом росистым склоняясь.

Тот тоже задумчив и молчалив-

Да и что он может сказать?

А к боку его прижалась гурьбой

Ракит погрустневших рать.

Всё тихо, всё немо, всё спит,

Лишь воздух порой вздохнёт

Да изредка даме своей про любовь

Кузнечик песню споёт.

****

Ветер гонит волны вдаль

К берегам чужим.

То, что ведомо одним,

Не ведомо другим.

За волной бежит волна,

Без устали бежит.

Порою среди волн мелькнёт

Спиною синий кит.

А ночью, когда лик Луны

Танцует среди звёзд

И волны видят сны-

Луна построит мост.

Рассвет окрасит океан

Прозрачно-голубым,

Вновь гонит ветер волны вдаль

К берегам чужим.

****

Тишина. Только шепчется

С ветром о чём-то осока

Да туманная заводь

Загадочно смотрит в росу.

А в берёзовой роще

У неглубокого лога

Все в кудрявой листве молодой

Берёзки в соку.

И мне мнится,

А может быть, былью

Обернулось то утро внезапно и вдруг,

Что я свой,

Что я снова вернулся из странствий,

И поэтому я не чужой,

Не враг этой роще,

Что я ей из далёка

Вернувшийся друг.

И мне снова, как раньше, дороже

Стали заводи плес и трель соловья.

По утрам босиком прямиком

К берёзовой роще,

Руки крыльями вскинув,

По росе бегу я.

****

Берег озера неблизкий,

Камышовый круг,

Жаворонок голосистый

Да росистый луг.

А в распадке заозёрной

Густы сонны травы,

Дуб раскидистый дозорный

Во главе дубравы.

В небе клином среброгласым

Журавлиный зов,

Он из далей в дали разом

Мчит среди ветров.

Небо сине-золотистым

Обняло сей рай -

Этот ставший очень близким

Мой родимый край.

****

РОДИНА

Таинственный сумрак дубрав,

Студёная свежесть ключей,

Ширь необъятных полей,

Где мягковолнистых трав

Воспел красоту соловей -

Всё это родные края,

Родные деревни и сёла,

Знакомая речка у дола -

Всё это родная земля.

Широкий небесный купол,

Густая бескрайняя синь,

Журавлей многогласый клин

И бедных крестьян халупы.

Нескошенный клин жнивья

Под осень печально желтеет,

Зимою под снегом преет -

Всё это Россия моя.

Весною под стук капели

Пригорки дымят под паром,

Бегут ручейки кругом,

Грачи домой прилетели.

И сколько бы вёрст не отмерил

Просторов земли родной -

Тебе я пишу одной,

В тебя лишь одну я верю.

****

ОСЕННИЙ ВАЛЬС

В вальсе, грустном немного,

В яркий одевшись наряд,

Кружится, кружится, кружится

Осенней листвы листопад.

Оркестр - дождь и ветра -

Играют тоскливо сонаты.

Кружатся до утра

Пары, пожаром объяты.

А утром по их разноцветью

Пройдутся прохожих ноги,

И взрослые будут, и дети

Топтать их на мерзлой дороге.

Растерзанных, скроет их вскоре

Первый пушистый снег.

Они не почувствуют боли

И вальс их не длится век,

Но каждую новую осень

Под музыку дождя и ветров

Кружатся в вальсе и носят

Бальные платья костров.

****

ГАВАЙИ

Там, где в море цветут острова,

Ты почувствуешь запах дождя,

Там лазурно - белый прибой

Позовёт тебя за собой.

Там волшебный тропический мир,

Небосвода бездонного ширь,

Невесомо - легки облака,

Звёздная ночь сладка,

Живые цветы как в сказке,

Под пальмами нежные ласки,

Грация местных фей,

Там тучность - удел королей.

Чудесен, невообразим

Мир, где нет снега и зим,

Где на полнеба рассвет -

Но нас там с тобою нет.

****

Чуть дрожит, как струна, небо,

Опрокинувшись синею чашей

Над полем с колосьями хлеба,

Над огромной страною нашей.

Зябко кутается берёза

Под дыханием ветра прохладным

И купается в утренних росах

Жаворонок. Ему так приятно.

Над распадком туман, стоя,

Задумчиво лижет траву.

По утрам в бору пахнет хвоя,

Земляникою пахнет в лугу.

Даже речка, и та неподвижно

Меж пологих спит побережий.

По утрам так отчётливо слышно,

Как ветер колышет вежи.

Необъятное, с утра чуть растрёпано,

Поднимается Солнце, прищурясь.

Новый день пробирается тропами,

Ночь ушла, на рассветы дуясь.

О таком мы рассвете, мечтая,

Видим сны и слагаем быль,

Когда ночью Луна нас качает,

Как качается в поле ковыль.

****

Плачет туча - опухла от слёз,

Разрыдалась, но легче не стало,

Недовольная, бросила зарево гроз

С вершин своего пьедестала.

Ветер поспорил с ней, в ярости буен,

Ворчит и в гневе деревья гнёт.

Тучи слёз прошивают его как пули,

На земле разбиваясь влёт.

Вот и ветви деревьев голых

Попрощались с последней листвой,

И друг с другом ведут разговоры,

Нарушая осенний покой.

Ты не плачь, не кручинься, туча,

Затупи своё зарево гроз,

Ты не ярься, ветер, не мучай

Ветви тонкие голых берёз.

Отчего эти слёзы и споры?

Будет время излечивать боль,

Будет время - и Солнце взоры

Нас порадует перед зимой.

****

ПАРК ВЕЧЕРНИЙ

Тихий вечер. Серебряный диск Луны.

Сторожит одиночество неба ветер.

Утомлённый фонтан видит первые сны

Под сенью склонившихся ветел.

Неподвижен и нем бесплотный эфир,

В тени небесной робкие звёзды.

Возвещают цикады о любви на весь мир,

Старый тополь и клён соревнуются в росте.

И всё тоже, всё те же туманы и росы,

Задремавший грач на охране гнезда,

Дремлет старенький парк,

Да скамейки курносы,

Серебрится горбатая спинка моста.

Вот о чём-то беседки ажурные грезят,

Где так нежно кленовый листок припал

На откинутый столик, на котором прежде

Кто-то имя любимой ножом вырезал.

Этой ночью, что вечер сменяет тихий,

В парке звёзды танцуют на заснувшем пруду.

Вот берёзку дубок - молодой обольститель,

В белый танец зовёт, колыхая листву.

До утра, до последней звезды рассвета,

Будут петь о любви цикады.

Я запомню обаяние этого лета,

Этот вечер и фонтана каскады.

****

НИАГАРА

Где ветер сплетается вместе с водой

В сверкании брызг водопада,

В тени у подножья могучих секвой

Слышны Ниагары раскаты.

Там древние духи ведут разговор,

Там ярки рассвет и закаты,

Там звёздные ночи раскинут шатёр,

Ниагары заслышав раскаты.

Там вечный туман над взъярённой водой,

Дитя могучей стремнины.

А гордые скалы хранят свой покой,

И снятся им сны равнины.

Ревёт и ярится поток речной,

Воздух кипит и грохочет,

И даже суровою зимней порой

Подо льдами скрываться не хочет.

Здесь ты не услышишь ни эха, ни слов

В сверкании брызг водопада.

В тени у подножья могучих секвой

Слышны Ниагары раскаты.

****

Уже октябрь листву окрасил,

Уже на лужах - зеркала,

Очарование утратил

Фонтан, что в парке у пруда.

Затихли сонные аллеи,

Пустых скамеек сонный ряд.

А там вон - клён листвой алеет,

Берёза с липой говорят.

Прохожих редкие фигуры

Шуршат листвою по делам.

Их провожает взглядом хмурым

Собранье елей, строгих дам.

Придёт пора, закат укроет

Верблюжьим пледом дряхлый парк

И убаюкает героя

Ночною песней снегопад.

****

Стремится к Солнцу всё живое быть поближе

И звёзд соприкоснуться тайн хотят.

Ростку садовник говорит - расти же,

Его заботой возрастает сад.

И вдаль стремят тела свои, сверкая,

Журчащие ручьи, сливаясь в мощный хор,

И шапкою седой, не тая,

Снег лики украшает гор.

Разбег берут гривастые буруны,

Пытаясь в небо заглянуть хоть раз,

Но только клочья пены, слившись в руны,

Коснуться могут звёздных глаз.

Но миг настанет, когда разом

На Землю звёзды снизойдут,

Оценят нас суровым глазом

И, может, в вечность заберут.

****

Ветер, бесстыжий любовник,

Срывает руками одежды берёз,

Ласкает губами их тело нагое,

И окропляет дождинками слёз.

Засыпает Луна, чуть подушки коснувшись,

Звёздные тени легли на ковёр.

Немногие листья, играя с тенями,

Сплели на земле непонятный узор.

****

Спустился вечер, тих и хлад,

Укрылись в тень кусты малины,

Затих и нем вишнёвый сад,

Одна беседка горбит спину.

Туман молочной кисеёй

Волшебной шалью спутал травы,

И зачарованный покой

Проник в уснувшие дубравы.

****

Сумрак ляжет сплошным покрывалом

И укутает прелые листья.

И Луна вдруг покажется ярче,

Чтобы с Солнцем успеть обручиться.

И оденет всё призрачным светом

Каждый куст, каждый лист и травинку,

И проложит меж мною и небом

По воде золотую тропинку.

Шелест листьев и стрекот цикады,

Плеск рыбёшки на зеркале вод,

Соловей распевает рулады,

Треплет кудри мои ветерок.

Студят ноги росистые травы,

И, сиянием лунным облит,

Провожаю я взглядом заставы

Одинокие тени ракит.

И мне хочется в них раствориться,

Без остатка отдаться траве,

Чтоб по лунной дорожке стремиться

В никуда, но прийти на заре.

****

Качается лист под ударами рук -

Хотя кто у ветра найдёт их?

Но сорвался листок, неожиданно, вдруг,

И снова ветер затих.

Шепчет дождь, роняя капель,

Хотя его уст не найдёшь.

Но дождь засыпает, упав на постель,

А ты продолжения ждёшь.

Смотрит ночь сквозь ресницы кустов,

Но разве есть у ночи глаза?

Да - ответит мне ночь миллионами ртов,

Да - подмигнёт мне звезда.

****

Над водою дым призрачный стелется,

Речной глади теней колорит.

Лишь на камнях косы водные пенятся,

И на плесах река в лунном свете горит.

Там в затонах, среди ряски и лилий,

Из огромных камней растёт каменный сад.

Там русалки ведут хороводы кадрилей,

Водяной на дуде плясовой строит лад.

И Земле шлёт улыбку Медведица,

И виляет хвостом Гончий пёс.

Лунным снадобьем лешие лечатся

На полянке кокетниц - берёз.

Там над папоротника цветом

Собираются раз в год

Заветной ночью среди лета

Лесные жители на слёт.

Там горит костёр весёлый,

И вокруг в кружок сидят

Пьяный леший с кикиморой,

Леда, Лель, Макошь, Даждьбог,

И смеяся, дуют в рог

Белобог и Чернобог.

В опустевшую братину,

Хмуря бровь, Перун глядит,

И схвативши хворостину,

Хорсу - пьянице грозит.

Пёс - Симаргл, Сварог, Ярило

У костра, обнявшись, спят,

И Задумчивые звёзды

Чашей терпкою висят.

****

По дорожкам старинных аллей

Одинокий проказник листвою шуршит.

Безмолвный замок седой старины

Серым утёсом над парком парит.

Оплывшими дёснами беззубый старик

Небу грозит, скрежеща от бессилия.

И ветер уносит разорванный крик -

Обрывки былого величия крылья.

А ночью он спор затевает с Луной,

От злости роняя каменные слёзы.

Он зол, потому что обижен судьбой,

Потому что бьют его грозы.

И только ветер знает печаль,

Что сердце его столько лет уже гложет -

Славы былой замку старому жаль,

Жаль, что былого вернуть не может.

****

Бесперебойно, бесперерывно

очередями гремят раскаты.

Недвижимы, по стойке "смирно"

Туч свинцовых шеренг солдаты.

В клочья рвут воздух,

В клочья рвут землю

Молний безжалостных пасти коварно.

Ветер - душитель

За горло треплет,

Под нос подпевает -

Выходит бездарно.

Щедрою горстью швыряется градом -

Тщится унизить, разбить, растоптать.

Сбитые листья падают рядом,

Падают, чтобы больше не встать.

Холодные капли, солёные слёзы,

Косые дождливые струи роняют,

Но знаю - когда - нибудь гневные грозы

Стихнут, и солнце вновь воссияет.

****

Застыло время в янтарных слезах,

В каждой слезинке - тысячелетия.

Спят, свернувшись клубком на руках

У хозяйки заботливой - Вечности.

Сны они видят, от наших отличные:

Снится им берег, ристалище волн,

Горы и ветры поющие зычные,

И вдаль убегающий сказочный чёлн.

Время поёт им свои колыбельные,

Красит их кистью звёздных огней,

Их укрывают оттенки пастельные,

И бесконечность глядит в колыбель.

****

СТАРЫЙ ПРУД

Старый пруд забыл истоки,

Слёзы лить устал.

Он Земле вернул все соки,

Сам же - зарастал.

Он зачах, замолк в печали,

Тёмен, недвижим,

Из опавших листьев шалью

Кутался он в дым.

И стоит берёз сурово

Строгая толпа,

Но не слышит старый зова - такова судьба.

Он давно ни с кем беседы

Больше не ведёт,

Раньше ждал от них ответы,

А теперь не ждёт.

Знает - сам теперь в сединах -

На вопрос ответ,

Да и глаз, заросших тиной,

Дня не тронет свет.

Но надежда, нет, да вспрянет,

Сердце всколыхнёт -

Что однажды день настанет,

Старый оживёт.

Снова вкусит он малины,

Брег лизнув волной.

Удивлённые берёзы зашуршат листвой,

Снова юркие русалки

Поведут игру,

Зацветут гурьбой фиалки,

Лилии в пруду.

И, как встарь,

Он взглянет звёздам

В россыпи их глаз,

И сольётся с ветром грозным

Волн болтливый глас.

****

Струится дымными стежками,

Дробясь о камни у подножья,

Речной поток в седой туман,

Спастись пытаясь, будто можно,

Но лишь ломая гибкий стан.

Грохочут струи водяные

В тугой разбитый барабан,

Пока летят, они живые,

И лишь внизу оденутся в саван.

На краткий миг - свобода в лёте,

Преображенья краткий миг.

В все для этого живёте,

Чтобы внизу разбиться вдрызг.

****

На рассвете росой серебрится

Луг, одетый в туманное марево,

А над поймой речной и над рощицей

Нового дня занимается зарево.

Просыпаются сонные воды,

И берёзы со сна отряхаются,

Оглашает небесные своды

Песней раннею птаха, старается.

В луговине запутался ветер -

Не проснулся, видать, бедолага.

Сад купается в утреннем свете -

Не узнать мне знакомого сада.

Припаду я к источникам росным,

Выпью свежесть утренних трав.

С добрым утром,

Берёзам и соснам

Я скажу, в эту свежесть упав.

С добрым утром,

Скажу я природе,

С добрым утром, кормилица - мать,

От души я хочу пожелать.

****

Одинокий скиталец на крыльях лунного света

Окунулся в небесное молоко,

Что сочится на Землю

Из звёздных сосков.

Его путь заносит песками времени

И пылью прошедших веков.

Его тело - ветер, опоясанный плащом

Из несбывшихся надежд и обломков мечтаний.

Он живёт среди стариков

И в звуках древних преданий.

Его путь - ниоткуда и ведёт в никуда,

Его лунные крылья растворяют желания плоти

И коварство огня.

Погружаясь в бездонную темноту,

Он несёт крест бархатных звёзд

На бесчисленных путях и пространствах

Забытых дорог.

Он несётся на крыльях лунного света

В сиянии вечного дня,

Погружаясь в небесное млеко,

Что сочится из звёздных сосков.

****

Горы плачут, и горные ветры поют

Песнь о славе былой.

Свою белоснежную гриву стригут

Горы в тоске святой.

Слёзы печали их лик бороздят,

Точат морщин извив.

Ничто не вечно - беззвучно кричат,

Мечты о бессмертье разбив.

Суровы их лица, и пропастью ртов

Время читает им срок.

Слёзы их боли и мудрость веков

Слагаются в хладный поток.

Вкус его - лёд, раскаленный бальзам,

Души врачующий боль.

Горы верны одиноким ветрам,

А те берегут их покой.

А выше над миром застывшая глубь

Пронзительной синью спит.

И звёздные корни сок Вечности пьют,

Который меж них журчит.

Ветры поют колыбельную им -

О славе былой поют.

И Солнца костёр, снов гонящий дым -

Для гор погребальный салют.

****

Злые тени кромсают обнажённую грудь

В оцепененьи застывшей ночи,

Плачет дождём обожжённое небо -

Ватою облаков укрыться хочет.

Капли - нарывы пузырятся в луже,

Молнии гнева жестоким вождём

Бросаются вниз и голову кружат.

Разные чудности чудятся в шепоте

Прелой листвы и грохоте огненном -

То ли зовут в неизведанный путь,

То ли вопрос в их настойчивом рокоте.

Рвут на обрывки ревущие пальцы

Ветра листву и косы дождя.

Тополь на склоне стал путником согбенным,

Ветром побитый, пытаясь уснуть,

Слабое тело в поклоне склоняя.

Лишь равнодушно смотрят в разрывы

Облачных шапок

Мимо идущие звёзды - скитальцы.

****

В молчанье гор - загадочная сила:

Они нас манят тишиной.

И только ветер режет лица,

И леденит дыханьем кровь.

И только крик, безмолвный крик

Седых от старости вершин,

И только риск, и жизнь, и смерти лик

Средь горных прячутся морщин.

А впереди, а за спиной,

По обе стороны судьбы -

За горизонт, волна - волной,

Слепя глаза, стремятся льды.

Своими острыми персями

Напрасно тщатся ухватить

Небес глубины, лишь когтями

Способны небесам грозить.

И когда Солнце обжигает

Их лик вниманием своим -

Приходит ночь, и боль снимает

Рука Луны и звёздный дым.

****

Лукавый глаз чарует тень -

Коварен полумрак,

И совращает ночью день,

Прислав с закатом знак.

И вот, когда приходит срок,

Вливается день в ночь.

Свой первый делает шажок

Луна, любви их дочь.

Уставший день закрыл глаза.

Укрывшись покрывалом звёзд.

А ночь, над миром госпожа,

С луной играет в перехлёст.

Но чу! Крадётся, чуть дыша,

Невидимый и чуткий кто - то,

Но ночь поймала сорванца

И прошептала в ухо что - то:

"Зачем, брат - ветер, веешь ты?"

Ответил ветер - вздох ли, стон?

"Несу на крыльях я мечты,

А догоняю дня я сон".

****

ПРОВОЗВЕСТНИК БУРИ

Я чувствую: в крови бурлит безумья ток,

Я знаю: снова грянет буря.

И я навстречу ей гряду,

За горизонт, где небо брови хмурит.

Догоняет волна мой прощальный крик,

Да чайки кричат что - то хором.

И я, замерев на бесчисленный миг,

Смерти навстречу бросаюсь с задором.

И небо громом бьётся,

Пускай солёных брызг бросает мне волна -

А сердце то поёт, а сердце то смеётся,

И грудь восторгами полна.

И пара мощных крыл

Несёт меня всё выше,

Туда, где ветер зло

Сорвал с себя свой плащ.

Туда, где голос бурь

За грохотом не слышен -

Такое уж себе я выбрал ремесло.

****

Шелест шорохов щекочет

Кожу сентября.

Зябко кутаются клёны,

Плачут тополя.

Жаль, прошла пора цветенья -

Впереди мороз.

По утрам холодным паром

Дышит утро рос.

Скоро ветры разозлятся,

Сыпанут листвой.

И заботы птичьей стаи позовут с собой.

И тогда, в молчаньи грозном

Скинутых одежд

Мать - земля хрустящим платьем

Скроет лик невест.

****

В отраженьи своём Луна, Луна

Чёрно - белые видит сны,

В окоёме пруда, пруда

Звёзды моют свои мечты.

Ночь разбавил туман, туман,

Над уснувшей землёй повис.

Неба спящего звёздный взор

Словно в зеркало, смотрит вниз.

Слышен стрекот цикад, цикад -

Странен уху концерт любви.

Молчалив околдованный сад, сад,

И затихли в листве соловьи.

Только ветер не спит, не спит,

Он летает над сонной землёй.

Он на крыльях своих несёт сны, сны,

Колыбельную шепчет листвой.

В страну грёз протянула путь, путь

Через сны Луна в зеркало вод.

Видимо, в этом и есть суть -

Видеть сны год за годом год.

****

НЕЖНЫЙ ЛЮБОВНИК

Нежный любовник по имени дождь

Щёки зелёные красавиц - берёз

Ласково поцелуями покрывает.

И растворяется каплями слёз,

Прячется, беглый, от ярости гроз,

Над счастьем разбитым рыдает.

Ветер, скиталец с начала времён,

Его, безутешного, утешает.

А лица берёз укрыты листвой,

"Тебя не полюбим", -- качают главой,

И, руки ломая, дождь отгоняют

И снова манят за собой.

"Зачем надо мною, гордячки, смеётесь,

Ведь слёзы свои не напрасно я лью?"

-- "Без толку слезами своими нас мочишь"

"Но я же вас, дамы, всем сердцем люблю.

Покинул я небо, сбежал из темницы,

Чтоб с вами в согласии жить.

Я в ваш гибкий стан не мог не влюбиться,

На землю сбежал вам любовь подарить".

А строгое небо вослед беглецу

Вдогонку шлёт молний плети.

Наотмашь бьют его по лицу,

Коварно плетут ему сети.

И только земля иссохшие губы

Навстречу дождя поцелуям стремит -

Земля ведь тоже о ласке мечтает,

Она ведь тоже хочет любить.

И дождь благодарно землю питает,

Негой любовной кровь наполняет,

Всепобеждающим чувством любви.

****

Высоко среди звёзд Луна, Луна,

Но в воде на земле - двойник.

Снизу вверх смотрит сын на мать -

Сам задумал Луною быть.

Но напрасно пытается стать, стать

Отраженье второй Луной:

Этот лик - лунный свет, свет,

Отражённый ночной водой.

Когда утром придёт рассвет,

Отразившись в зеркале вод,

Что увидим? Луна - она вот,

А двойник поглощён водой.

****

Я раскрашу рассветной палитрой

Загрунтованный утренний холст,

Набросаю узор светотени

И из радуги рос нарисую я мост.

Я сотру своим солнечным ластиком

Портрет ночи и звёзды с Луной

И своим разноцветным фломастером

Нарисую морской я прибой.

Окуну я кисточку беличью

В разноцветье гуашевых сил,

На огромном холсте

Нарисую я синее

Небо, залитое краской златой.

И гравюрным отбойником горное сильное

Тело я выбью искусной рукой.

Расплескаю лазурь я неряшливо,

И мазну серебром кое - где,

И специально добавлю я яркости

Потерявшейся в небе звезде.

****

Разбито зеркало пруда

Безжалостным коньковым бегом.

Неведомые письмена

Петляют в белом

Под уснувшим небом.

Всё тихо, замерло в бессилье,

Морочит холод льдистые узоры,

И прячет под покровом белым

Письмён загадочных страницы

От любопытных и досужих взоров.

Но утром яркие глаза

Учёных звёзд уйдут на отдых

И заискрится гладь пруда,

Слепя глаза великолепием утра

Любителей забав народных.

И будет пухом падать снег,

И будет смех и крики

Задорной от мороза детворы,

И раскрасневшиеся лики,

Катанья до ночной поры,

Истоптанный ногами брег,

И бабы снежные, и снежны горы,

И скрип и визг коньков,

Стремительный их бег -

Чертить на зеркале пруда

Они нам будут новые узоры.

****

Пожухлая травня от старости седа,

Закатный пожар - как жар от камина.

И пледом укутались, пледом из снега

Ольха, и берёза, и клён , и рябина.

Заснула, согревшись, и бедная птаха,

Нахохлилась где - то на ветке берёзной.

Пруд натянул поплотней одеяло,

Спасаясь от ночи, довольно морозной.

Лишь звёзды, палимые собственным жаром,

На землю глядят, удивлённо моргают,

Да ветры на крыльях морозных

С земли покрывало срывают.

И спят, утомлённые летом,

И видят чудесные сны

Все те, что закатом согреты

И ждут с нетерпеньем весны.

****

Поздняя осень, зябкие спины

Оголённых деревьев гнёт ветер,

Когда само небо плачет

И голые ветви повисли как плети.

Насупились, шепчась, хулиганки - осины,

Уткнулись ивы в пруд незрячий,

Ластятся к старцу слепому как дети.

Обшарпанных скамеек раскорячены клячи.

Спит старый парк, дождями политый,

Осыпанных листьев горят пожары,

Лампады звёзд ночные молитвы

Нижут за парой пары.

Целует небо земные губы,

Ещё не забеленных выпавшим снегом,

Но ждёт земля зимние шубы,

А пруд - насладиться коньковым бегом.

Шарахнулись в россыпь былые печали,

Дождались берёзы, укутались в шали -

Ожидания первого снега

Манят нас солнечным летом.

****

Дымка туманная кутает ласково

Луг задремавший, озёрную гладь,

Берёзок - девиц зелёные плечи -

Ветер разносит их шёпот: "всем спать",

На землю спускается пламенный вечер

И Солнце бежит в расписную кровать.

На ночь закрылись кокетницы - лилии,

Лягушек у берега - радостный хор.

Ночь обещает нам новые встречи.

Небесный фонарщик на руку скор -

Зажёг по небесным аллеям он свечи,

Где созвездья влюблённых ведут разговор.

А ветер - проказник сплетни ночные

Разносит, летая привольно в высях,

И шепчет на ухо, таинственно, тихо,

С усмешкой в прозрачных глазах.

И меж кустов прокравшися лихо,

Вновь исчезает на лёгких крылах.

****

Я пью волшебную влагу -

Пьянящий ромашечный сок,

Срываю губами прохладу,

Стремясь утолить свой порок.

Нет, я наверно пропойца -

С утра нахожусь под хмельком.

От запаха трав нездоровится -

Лечусь я звёздным костром.

И снова я утренней росью

Пьянюсь и хмелею, шальной,

И снова под звёздною гроздью

Лежу и мечтаю, больной.

И ветер, собрат - собутыльник,

Знаток разных сказочных вин,

Опять мне даёт подзатыльник,

Грозя мне руками осин.

Но снова, стакан за стаканом,

Я пью опьяняющий сок,

И запахнувшись туманом,

Иду ночевать в сенный стог.

А утром, приветствовав Солнце,

Росой я наполню бокал -

И выпью до самого донца

Под радостный птичий вокал.

****

Потерялась Луна в тумане,

Звёзды стали её искать,

Даже ветер, забыв об играх,

Стал в тревоге "Ау" кричать.

Но вязли в тумане звуки,

И терялись втуне слова,

И ломали деревья руки,

Обессилив, лишившись сна.

Тишину позвали на помощь -

Неохотно пришла тишина.

И ночь распахнула уши,

И услышала: плачет Луна -

"Я не вижу дороги,

Как вернуться домой?

Истоптала я ноги -

Трудно быть мне Луной.

Я лицо своё даже не вижу,

Как бывало, в зеркале вод..."

И слёзы лунные лижет

Коварный туманный народ.

Сковали белесой периной,

Опоили пьянящим питьём,

И смеялись над лунным страданьем,

И кривлялись невидимым ртом.

Но шарахнулись вдруг врассыпную -

Ветер им оплеух надавал:

"Позволь, я тебя успокою",

И последние слёзы стирал.

И Луна засветилась от счастья,

И глядела в водную гладь,

Пока утренний солнечный ластик

Не пришёл новый день начинать.

****

Всё выше в небо, всё громче песня,

И пьян рассветом певец спросонья.

И пахнут небесным душистым летом

Поля золотистого зрелого хлеба.

****

Что - то мне взгрустилось,

Защемило грудь -

Мне со стаей журавлиной

Захотелось в путь.

Крик прощальный на закате

Мне понятен их -

"Мы вернёмся, мы вернёмся" --

Пока крик не стих.

****

Назревают перемены - шепчет ветер нам.

Кровь бурлит, ломает вены,

Всюду - шум и гам.

Ритм бьётся капель с крыши,

Лает доберман.

Перемены - шепчут мыши,

Перемены рвутся к нам.

Перемены - шепчет Солнце,

Перемены ждёт река,

И бурлит, ломает стены

Белой глади льда.

****

Полусвет, полумрак, полутени,

Силуэты, абрисы пастелью

Нарисованы, разштрихованы, начерчены,

Намалёваны на утренней глади холста

Загрунтованном.

Атакованы золотом, серебром,

Переплавились в полностью полу.

Солнце синь раскалённым ребром

Поцарапало слепнувшим взором.

Разгулялись, дыханьем гонимые,

Белоснежные пятна пушистые,

Нанизались пределы незримые

И замерли, вымылись -

Чистые.

****

Седая морозная шкура

Укрыла травные спины,

Но ночь уже уходила,

На Солнце взирая хмуро,

Беззвучно вцеплялась в осины.

Играла улыбка светила,

В свинцовом зерцале купаясь.

И ива встряхнулась робко,

И солнечный луч испила,

Кокеткой в воде отражаясь.

Вилась по берегу тропка,

Петляя в кустах ракиты.

По ней убегал, стесняясь,

Призрак туманный тонкий.

И влага с травы испита,

Под оком небесным плавясь.

Пытался ветер украдкой

Тучку щипнуть за спину,

Но, пьяный, сорвался, маясь,

Уставший в любовной схватке,

Заснул с камышом в обнимку.

И небо вольно раскинулось,

Лучась новой синью спросонья,

И ближе к земле придвинулось,

Коснувшись моих ладоней.

****

Плачет, душу надрывая, день,

От земли до неба протянулась тень.

Дождь разбился

В брызги об асфальт...

Я гляжу на это - на душе гештальт.

Бьются насмерть тучи,

Бой идёт всё круче.

Пала кровь их в землю,

Я разбит, я дремлю...

Ветры бьются в лица,

Солнце в тучах мнится,

Всё серо, всё серо блекло -

Непогоды пекло.

Я лежу, мне снится -

Где - то стонет птица.

Взмах тяжёлых крыл -

Я глаза открыл.

И во сне проснулся,

В небо окунулся,

И, дождём пробитый,

Наземь я упал.

****

Тихо шепчет мне Луна,

Вставшая над крышей,

Дотянувшись до окна,

Разбудив меня от сна:

-- Я хочу просить прощенья,

Не хотела, извини...

Удаляющийся шёпот -

Спи, спи, спи...

Не засну, как не пытаюсь,

Сладкий сон не смежит век.

Снова чей-то тихий голос:

-- Что, не спится, человек?

Знать, моя сестра ночная,

Что Луной зовёте вы,

Ненароком разбудила,

Досмотреть мешала сны?

Вот чертовка. Ну да ладно -

Слышишь ты, какая тишь?

Я спою тебе чуть слышно.

И запел - ты спишь, ты спишь...

Сладкий сон стреножил веки,

Я ушёл в волшебный край,

Где лазоревые реки,

Разговоры птичьих стай.

Там я встретил двух знакомых,

Брата встретил и сестру:

Ветра, что резвится в кронах,

Любопытную Луну.

Вместе с ними я купался,

Вместе звёзды я ловил.

Я хотел бы там остаться,

Но луч Солнца разбудил.

****

Застыл в окне холодный призрак ночи,

Огарок свечный не долил слезу,

И за вуалью звёздной чело морщит

Луна, забыв ущербную красу.

В молчании застывший воздух сонный

Хранит великолепье дней былых.

И брег речной, где воды утомлённо

Своих одарят влагой и чужих.

И нет того, кто ветер тихо спросит,

И нет того, кто ветру даст ответ -

О чём вдали мечтают купы сосен?

К кому приходит по утрам рассвет?..

****

СНЕГОПАД

За моим окном -

Бал белых сюртуков

И белоснежных дамских кружев.

То белый танец чьих-то снов -

А значит, он кому-то нужен.

И всё пространство за окном -

Огромный зал, где пары

Ведут беспечный вальс-бостон.

Там ветер, музыкант усталый -

Затих средь белой ваты крон.

А те, кто танец до конца

Довёл - тот лёг и белым скрыл

Пожухлую траву и розы

В саду уснувшем. Взгляд скользил

По скрывшимся в снегу мимозам.

Когда одних вся жизнь

Проходит, словно танец,

И павший в танце не станцует вновь,

Другие чуть в сторонке встанут -

Но не запомнятся в чередованьи снов.

Весною те, кто душу

Вплавил в танец белый,

За все грехи свои

Откупятся водой.

У них останется лишь вера -

Что смогут вновь

Вальсировать зимой.

А за моим окном -

Бал белых сюртуков

И белоснежных дамских кружев -

То белый танец чьих-то снов,

А значит, он кому-то нужен...

Летела чайка над волной,

Волна бежала вслед.

И ветер запах моря нёс,

Встречая вновь рассвет.

Волна бежала за волной

И целовала брег.

Шептала в уши мне порой:

"Вернись, о Человек!

Вернись в солёный океан,

Седой и юный как волна.

Ведь вспомни - для тебя жила

Средь звёзд печальная Луна".

Но я стоял, встречал рассвет,

Потом ушёл, покинул брег.

Волна размыла за спиной

Мой мимолётный след...

ШТОРМ

В рваных разрывах туч

Шнуры яростных молний

Слепят простывшее небо блеском

И яростный рык раскатов

Сливается с вихрем гудящим.

Борются пенные валы,

Океанской пучины дети,

За право прекрасней быть в гневе,

Крушить побережий тверди,

Пытаясь достать до неба.

Ветер гудит и ярится,

В тёмные тени слагаясь,

Гении шквального бала

Мечутся в небе,

Успокоенья не ищут.

****

ВЕЧЕР

Алыми раскатами,

Жемчужными разливами

Сумерки спускались

Звёздными приливами.

Тенью незамеченной,

Путником негаданным

Вечер к дню на цыпочках

Подошёл загадочно.

****

ВЕСНА

Веселились ветры

В луге за овином,

Колыхая стебли молодой травы.

В небе журавли

Возвращались клином

К запахам желанной

И родной земли.

Серебрились росы,

Кутая туманом

Замершие с утрени

Берега реки.

Где-то за околицей

Трель пастушья рано

Чествует берёзушки

Клейкие листки.

В небе белым облаком

Притворилась чья-то

Робкая надежда,

Что мечта жива,

Что весна останется -

Ведь кому-то надо,

Чтоб цвела черёмуха

И росла трава.

Чтоб, росою пьяный,

Жаворонок вился,

Чтоб с чужбины клином

Журавли домой.

Чтобы в небе синем

Мир весь растворился,

Чтобы Солнце утром

Вымылось росой.

****

ПЕЧАЛИ СЕНТЯБРЯ

Печальны листья в сентябре -

Они свою судьбу узнали,

Когда пришла пора опасть

На землю с белыми ветрами.

Печально небо в сентябре -

Оно свою судьбу узнало,

Когда холодный дождь пролить

Пора осенняя настала.

Печален ветер в сентябре -

Узнал свою судьбу крылатый:

Сокрыть сгоревшие листы

Первых снегов кристальной ватой.

Печальны люди в сентябре -

Они свою судьбу узнают:

Уже порой отдельный лист

С дерев печальных опадает.

И лишь земля наряда ждёт,

Одеться в снежные одежды,

Когда тепло лучей уйдёт,

Как уходило прежде.

****

Увидело Солнце плачущий луг,

В слезах его отразилось.

И небо окрасило в сотни радуг,

И в нём же оно растворилось.

Высохли слёзы озябшей травы,

Ночную пижаму сменили ракиты

На утренний плащ, позабывши, увы,

Про то, что сей плащ недошитый.

И вот они купой стоят у реки,

Все в тенях пятнистых заплат,

А солнечный глаз бросал светляки,

Изредка кутаясь в тучный халат.

Телом своим похвалялась река,

Извивы крутя и танцуя в раздоле,

Ей песни дарил, летя, шелестя

Ветер, взъерошивший поле.

Запахи трав одурманили небо,

Что нежно обняло незримой рукой

За талию землю, полную хлеба

И в танце вело за собой, за собой...

****

ЛУННЫЙ МАЛЬЧИК

Примолкла волшебница-ночь,

Упала, расслабившись, вниз.

Ей сверху спустился помочь,

Не зная, что это каприз -

Лунный мальчик,

Живущий на Луне,

Кривляющийся в моём окне.

Этот маленький

Лунный Мальчик,

Среди звёзд

Играющий в мячик,

Маленький Лунный Мальчик -

Нагнулся ночи помочь

Подняться, над миром царя.

Ему улыбнулась ночь

И засмеялась, звеня.

А Лунный Мальчик забыл

Мяч свой любимый в кустах,

Он медлил и небо молил,

Чтоб ночь почитала в глазах:

Я - просто Лунный Мальчик,

Но ты так красива, нежна,

Позволь мне остаться с тобою

Хотя бы пусть до утра.

Но небо не вняло мольбам,

Спасибо сказав, ночь ушла,

А Лунный Мальчик взял мяч

И вновь продолжалась игра.

Но снова, едва ночь придёт,

Мальчик покинет Луну,

Забудет про игры и мяч,

И верит, что ночь его ждёт,

И плачет опять по утру...

***

В игре неспешной ткёт река

Узор своей речистой глади,

И смотрит вдаль круг камыша,

Прильнув с боков её в распаде.

Журчит, довольная уж тем,

Что может вить свою прохладу,

Что может щедро раздавать

Свою всем ласковую влагу.

Так крутит петли стан речной,

И где касается низины,

Там распускаются весной

Цветы сирени и крушины.

А где ракиты молчаливой

Нависла тень, там слышен всхлип

Прозрачных кос в печальных ивах

Да блеск чешуй игривых рыб...

***

С тенью поспорила тень

И с тьмою поспорила тьма -

Что не наступит день,

Что вечным будет вчера,

И спорили долго, хрипя.

Бессмысленным был их спор -

Друг друга на полосы рвя,

Не видели неба простор.

А в небе не спорил никто -

Ни с собой, ни с соседом, ни с кем.

Там щедро заря зато

Любовь раздавала всем...

***

Новый день на смену ночи

Утро приведёт

И расцветит многоточьем

Синим небосвод.

И сольются точки в тени,

Тени - в новый день,

А в лугах - пастушьи трели,

Васильков кипень.

По-над травным луга маревом

Восстаёт пожар -

То заря бурлящим варевом

Красит киноварь.

***

ОСЕННИЕ ЛИСТЬЯ

На осеннем ветру

Зябко кутают спины

В стылом парке

Под вечер

Сиротливо осины.

Припорошены павшей

Листвою дорожки -

Шелестят под ногами

Сожжённые крошки.

Мы прощаемся с летом

И падаем сами.

Мы падаем ниц

И шуршим под ногами

Тех, что за нами

Придёт по весне,

Мы погребальными

Светим кострами,

А вы удивлённо

Глядите в пенсне.

А в парке,

Который увидели звёзды,

Пылает листва

Холодным огнём,

И зябко закутались

В дымку осины,

Дрожа под прощальным

Осенним дождём.

***

Берег моря, чаек крики

Над лазоревой волной.

Слепят солнечные блики

На поверхности морской.

Среди волн на горизонте -

Спины радостных дельфинов,

А ног в бессильной злости

Волны бьются белогривы.

***

РАССВЕТ

Рассвет разлил багряный сок,

Смешал холодный звёздный свет

И тишину утра разбил

Весёлый птичий смех.

Проснулись шкодные ветра,

Скомкав воздушную постель,

И унеслись они туда,

Где расплескалась акварель...

***

Где бежит ручей - среди дубравной тиши -

Он черпает корней

Прохладный шёпот недр

И за руку ведёт в тени зелёной крыши

Нас в сказочный предел

И дарит нам покой,

Нимало не скупясь -

Ручей среди дубрав -

Гостеприимен, щедр...

***

ШАГ В ПРОПАСТЬ

Затоптана Бесконечность

Следами бесчисленных ног.

Давно ограничена Вечность,

Иссяк изобилия рог...

****

Снова рассвет степь окрасил кроваво,

Снова под ярким горит степь огнём...

Но нынче грядёт всё палящая лава

И небо стекает кровавым дождём...

Мечутся тени, но светом прибиты,

Ярость слепая над миром встаёт,

Солнце-король в окружении свиты

Затмило собою весь небосвод.

Шива танцует с клубящейся пылью,

Травы горят ослепительный миг.

Сделан был выбор, ведущий к насилью,

И медленно стих протестующий крик...

ИДИ ВПЕРЁД, СОЛДАТ

Беззвучный голос в голове

То крепче, то слабей -

Сожми свой автомат в руках,

Иди, врага убей.

Иди вперёд, солдат, иди -

Зовёт тебя приказ.

Вокруг тебя - друзья твои

И твой боеприпас.

Иди вперёд, солдат, иди,

Сильнее жми курок.

Пускай заплачут небеса

И пусть рыдает Бог.

Иди вперёд, солдат, иди,

Пусть кровь под сапогом,

И пусть друзья твои в крови

Заснули мёртвым сном.

Иди вперёд, солдат, иди -

Как запах кисл пороховой.

Иди вперёд, солдат, иди,

Забудь ты путь домой.

Иди вперёд, солдат, иди,

Примкнув холодный штык.

Иди вперёд, солдат, иди,

Иди вперёд , старик.

Иди вперёд, солдат, иди,

Отбрось ненужный автомат -

Есть у тебя ещё с собой

Четырнадцать гранат.

Иди вперёд, солдат, иди,

Иди в огонь, как мотылёк,

Сгоревший в пламени войны

И пусть рыдает Бог.

Теперь лежишь в земле, солдат,

Твой череп бел и гол.

Хотел бы домой прийти -

Но ты уже пришёл...

Девять братьев и сестёр нас

Со смещённым центром масс.

Нас девять, в обойму вколоченных,

Латунных, чуть округлых, позолоченных.

Нас девять, ожидающих удара,

Порохового запаха угара.

И вот удар бойка по капсюлю,

Успеет гильза крикнуть - не препятствую.

От нас уходит пара разведённая

Наружу: пуля из ствола

И гильза извлечённая...

Меня окликнули из-за спины,

Но оглянуться я не смог -

Порыв воздушный, тень войны,

Принёс с собою душный смог.

Слеза скатилась по щеке,

Ещё не тронутой огнём.

Оглохли уши. Вдалеке

Звучал набатом рукотворный гром.

Печальный свет поник, померк.

В слепых глазницах - пламя ада.

Над миром тенью встал берсерк,

Взмахнув окованным прикладом.

Бежали, подобрав подол

Хламид божественных шелка,

Всех ангелов и серафимов ор,

Не полагаясь на крыла.

Они посыпаны золой,

В углях войны сгорели перья.

Они бегут. Один, босой,

Пал под пятой стального зверя.

Да и куда лететь блаженным?

В пылающий костёр небес?

Они сдались - в надежде: к пленным

Проявит милость алчный бес.

Но всё сгорело, умерло,

Безумен колокольный крик.

В крови и боли торжествует Зло,

Кривляя свой порочный лик.

****

На проклятый город упал рассвет,

Корчатся улиц тела змеиные.

Здесь ничего человечьего нет,

Здесь манекены живут магазинные.

Вот на работу торопится врач,

Не замечая ни луж, ни прохожих,

Вот с маской презренья на роже фирмач

Состроил гримасу резиновой кожей.

А вот в магазинной витрине муляж,

С ним продавец, пластмассовый тоже.

Здесь не бывает обманов и краж,

Здесь все как один - друг на друга похожи.

Для манекенов нет счастья, нет звёзд,

Любви нет, нет горя, нет неба, забот,

Нет дружбы, нет мыслей, их мир очень прост,

Нет слов - неподвижен резиновый рот.

Слёзы не жгут нарисованных глаз,

Не бьётся, не плачет сердце в груди.

По улицам толпы резиновых масс

Пластмассовым ритмом чеканят шаги.

Проверь - а бьётся ли сердце в груди?

Жгут ли слёзы ещё глаза?

Если да, значит, жизнь впереди,

Если нет - берегись: нет возврата назад.

****

Мы вышли на дистанцию огня,

Потные руки сжимают ружьё.

Я вижу - он тоже целит в меня,

Усмешка его искривила лицо.

Я вскинул приклад, как учили, к плечу,

Лёг палец на тёплый курок.

Я пуле желал, как король палачу -

Кровь выжать из тела как сок.

Я видел - мой враг готов пулю послать,

Вот палец налёг на курок.

Он тоже хотел непременно узнать,

Каков его смертный ворог.

И пули помчались друг другу навстречь,

Я слышал смех его торжества,

И тоже смеялся. Заставила лечь

Пули в груди. Окропилась трава.

Я видел своим стекленеющим глазом -

Он тоже с пробитым сердцем упал.

Мы встретились взглядом -

И поняли разом:

Что сам в себя пулей каждый попал.

****

Я продаю прохожим лица-маски,

Ещё не стёртые, ещё сверкают краской.

Я продаю прохожим чьи-то лица,

Побольше каждый их купить стремится.

Я лица продаю по полцены -

Они изнаночной не видят стороны.

Идёт торговля бойко, я богат -

Все лица разобрали нарасхват.

Боится каждый оказаться без лица -

Вдруг невзначай сочтут за подлеца

Иль хуже этого - вообще не разглядят,

Хотя при нём о нём же говорят.

У каждого с собой набор личин,

Ведь быть собою просто нет причин.

Увидеть все готовы только маску,

Папье-маше, резинку, краску.

Поэтому все раскупают лица:

Без лиц ходить - в кошмаре не приснится,

И хвастаются маскою-лицом,

Кто без неё - считают подлецом...

Я маски-лица распродал за полцены -

Никто изнаночной не видел стороны.

****

Я утверждаю - люди мир

Превратили в рынок:

Посмотрите вокруг - сколько

Потребительских видно корзинок.

И за них происходит драка -

Кто сильнее, богаче, наглее.

Покраснее варёного рака:

Хвать - и прячется в норку скорее...

Продаётся всё и покупается,

Продавца-покупателя маска.

Кто продаст? - Продаю!

Облачается...

Тут же продан и сам -

Всё случается.

Неправда, что деньги всесильные -

Не в бумажках ведь дело, не в меди:

Все привыкли, что всё покупается,

Что продать всё можно на свете.

Но по счастию иль недомыслию

Есть в покупках-продажах пробелы,

И по этому, видимо, случаю

Мы пока до сих пор ещё целы.

Хорошо, что не всё покупается,

Что не всё можно в мире купить.

Но я чувствую, как превращается

Всё в товар и мне хочется выть...

****

Ты последний певец,

Ты последнюю песню сложил

И расплата пришла наконец -

Не тому ты кумиру служил.

Ты последний певец -

Не звучат больше песни, забыты.

Не горланят в небе звёзды - разбиты.

В темноте оступился гордец.

Ты последний певец -

Не тому ты служил кумиру.

Хочешь грош?

Заложи свою лиру

И прогни горделивый крестец.

****

Мы не последние, нет -

За нашими спинами зарево.

То ослепительный свет

Сжигает тела испарину.

Под нашими стопами пепел

Из обгоревших роз,

И пусть нас никто не встретил,

И в спину удар нанёс -

За нами огни пожара,

А впереди - обрыв,

Но мы - отнюдь не Икары,

И дрожь осмелевшую скрыв,

Мы замерли по-над краем,

И, с облегченьем вздохнув,

Мы на секунду взлетаем,

И, телом ветер пригнув,

Мы плачем, изгнанники рая,

Не в силах оковы разбить.

А за спиною сгорает

То, что не смели скрыть...

Под нашими стопами пепел,

А за спиною - пожар.

Никто нас нигде не встретил,

Никто нас не провожал...

****

Он стоял на краю, за которым - ничто.

Он стоял и рыдал, и слёзы из глаз

Пил ветер в высях.

"Зря рыдаешь" - сказал -

Твои слёзы - пустяк, лишь вино для меня.

Ты бежал за мечтой,

Но, сжимая кулак, ты ловишь ничто.

Ты стоишь на краю, за которым - ничто,

Я же - ветер, что пью

Твоих слёз горький сок.

Ты шагнёшь сейчас вниз - я с собою возьму

Твою душу в зарок".

"Ветер, что бесплотен, ты давно меня пометил"

Вскрикнул тот, что стоял на краю,

И шагнув, ударил ветер,

И упал на камни вниз и догнал мечту свою.

Ветер бросился на камни -

Удивлён он и обижен.

"Вечны глупые мечтанья" - юноше сказал.

Но тот хлад и неподвижен,

Молчалив, с потухшим взором,

На камнях лежал.

Взвился ветер в поднебесье,

И, объявши небо взглядом,

Он сказал: "Мне жаль вас, люди,

Вам так много в жизни надо,

Но, когда всего достигнув,

Встанете на край,

Вы меня зовёте в судьи

И мечтаете о большем -

О дороге в рай.

Нет, мне лучше: я же ветер,

Я бесплотен. Над землёю я везде.

Люди пусть за край стремятся,

Но на камни каждый метит.

Я же выпью ваши слёзы, подарю звезде..."

Где-то вдруг заплачут тучи,

Зацветут на камне розы

И вздохнёт печально ветер.

Вот и всё...

****

Привычный круг разорван,

Берега моей жизни пусты.

На кресте на могильном ворон

Хриплым карканьем душит мечты.

Вместо Солнца - свинцовое небо,

Вместо ветра - дыхание тьмы.

Всё, мы прах под ногами, мы небыль,

Всё - уже не мечтаем мы.

Пустота вместо сердца разлита,

Там, где сердцу положено быть.

Наша карта козырная бита-

А мы думали, нас не побить.

Мы когда-то мечтали о большем,

А не о могильной плите,

Оттого-то намного горше

В наступившей в конце темноте.

Мы не знали, что Вечность пуста,

Если души пустые бессмертны,

За могильной плитой - пустота

Да грошик забытый медный.

Не получит Харон перевозной,

Но и мы, не обрётшие рай,

Не вдохнём больше воздух морозный,

Не увидим вернувшихся стай.

Мы не верим, не дышим, не ждём,

Мы не любим и не ненавидим,

Мы забыли про отчий дом

И про Солнце, что больше не видим.

Мы уже не мечтаем - о чём?

Все мечты - под могильной плитою,

Но порою мне видится сон -

Что мы были, вдвоём с тобою.

****

Приказам я вручил судьбу,

Теперь я автомат.

Не рассуждай и смерть врагу

Неси всегда, солдат.

Нам так внушали на плацу -

Легко нажать курок.

А смерть? - Солдатам смерть к лицу,

Умрёшь не зря, сынок!

Но зверь по имени Война -

Не плац, не чья-то речь.

И автомат сойдёт с ума -

Игра не стоит свеч.

Приказам я вручил судьбу

Свою, наверно, зря.

Ведь я теперь кую войну -

Могилу для себя.

Нас так учили на плацу -

Запомнил я урок.

Мне смерть теперь вполне к лицу -

И я нажал курок.

****

ДРУГАЯ СТОРОНА РАЯ

Над бессмертными душами

Время плачет,

А над райскими кущами

Всадник скачет.

Под ним чёрный конь

Бьёт копытом.

Всадник бел лицом

В белосшитом.

Перья все в крови,

Нимбы тусклы,

Крыл одни торчат

Лишь огузки.

Смерть царит в раю,

Страх, руины,

В небе на краю

Спины, спины.

А по спинам тем

Бич до мяса

Чертит сеть рубцов

Раз за разом.

Адом станет рай,

Ложью, болью,

Вместо роз и вин -

Шипы с кровью.

Опустел престол -

Святый Боже!

Там не ангела лик -

Чья-то рожа.

Здесь лишь море Зла,

Рая нету -

Даже Пётр у врат

Взял монету.

Нет святых теперь,

Нет святого.

Подлость, ложь и страх

У престола.

****

Над чёрным морем туманные птицы

Ловят крылами свет призрачных звёзд,

Катятся с грохотом волн колесницы

И ангелы смерти встают во весь рост.

А за спиной - мертвецы легионами,

Лица склонили безглазые ниц.

Сомкнутый рот не наполнится стонами,

Слёзы не смочат незрячих глазниц.

Горстью песка утекают из рук

Душ искалеченных сотни и тысячи.

Зря избавленья от горя и мук

В горних чертогах вы ищете.

Нынче на небе, как на земле,

Судное время страданьем исполнится,

Лишь Богоматерь седая в золе

Стоит на коленях и молится.

Но не разбить шороху слов

Грохота волн и тревожного карканья.

Старуха глухая оставит свой кров,

На жатву кровавую шаркая.

Было так прежде, будет теперь,

Всё уже было и всё повторяется.

Снова на землю откроется дверь -

Армагеддон начинается.

****

Горькой соли вкус на губах,

Пепел в седых заплутал волосах.

И безысходность несказанных слов,

И неоконченность неприснившихся снов.

Мрачные тени на множестве лиц,

Чёрные точки встревоженных птиц.

Ноги истёрты до крови, до боли,

Массы людей, лишённые воли.

Небо сокрыто свинцовыми тучами,

Волны седые гривастые вспучены.

Зыбка та дорога, и вовсе не прост

Призрачный путь через призрачный мост.

****

Я был уверен, что я жив,

Замуровав себя стеной,

Что раб мой каменщик сложил,

Пока действительно я жил.

Мой раб - он стал хозяин мне,

Он притворялся, но служил,

А мне казалось, что я жил...

Не доглядел я, не понял,

Кого жалел, кого пригрел.

Однажды сбросил маску раб, восстал,

Меня золой замуровал.

Я удержаться не сумел,

Я оступился и упал

В разлитый прах своих надежд,

Разбитых розовых очков

И тлена сброшенных одежд.

Мой раб, стену вокруг сложив,

Торжествовал, и ослепив,

Меня он мукой наградил,

Передо мною жизнь раскрыв.

Там кровью выписано всё:

Всё, что прошло, что есть, что будет,

И окончанье чьих - то судеб,

И завершение моё.

Но я не мог читать и знать,

И тайный смысл постигать.

Я мог кричать, я мог молчать,

И от бессилия страдать,

И яд раскаяния пить,

И снова притворяться жить

Актёром на спектакле чьём - то,

На сцене битого стекла,

Пустые фразы говоря.

Осколки впиваются в голые нервы,

Но тщётно - не чувствует боли душа.

****

Смерть и время царят на Земле -

Ты владыками их не зови.

Всё, кружась, исчезает во мгле,

Не подвижно лишь Солнце любви.

Над руинами из пепла кружит вороньё,

Видит Солнце в крови отраженье своё.

Тени павших солдат спят тревожно в земле,

Тихо стонут они в окровавленном сне.

Клочья сизого дыма над болотной водой,

Это зеркало мрака меж небом - землёй.

А над руинами из пепла вороньё кружит.

Кто за это ответит? Но небо молчит.

На коленях стоит, утонувши в золе,

Одинокая тень на грешной земле.

Безутешная мадонна, безутешная Мать -

Ты можешь уходить, здесь некого спасать.

Человек играл в войну, человек проиграл.

Война победила, но никто не узнал.
****

В последний день Армагеддона

Одна на стонущей Земле

Неприкаянная Мадонна

В остывшей роется золе.

По грязному челу

Несдержанная влага

Два серебрящихся ведёт пути.

Среди руин, боса и нага,

Кого надеется спасти?

Зачем искать былого след?

Земля давно разделена:

Увидел грешник адский свет,

Душа же праведника ввысь вознесена.

****

Когда тебе скажут - возьми автомат,

Иди и жестоко карай -

Не слушай приказа и рук не марай,

К семье возвращайся, солдат.

В войне умирают, как правило, те,

Кто отвращенье питает к войне.

****

Мне нравятся глупые песни,

Я слушаю бредни политиков,

Соседей, обладателей толстых животиков -

Наверно, это признак болезни,

От которой нет антибиотиков.

Я болею странной болезнью,

Превращаюсь в быдло я серое,

Кумиром почитается Америка,

Растёт поколенье потребителей.

****

Серые зори над голой землёй,

Над пепелищем из снов.

Счастье разбито жестокой рукой

Царя страны дураков.

В этой стране живых меньшинство,

Мёртвые правят бал.

Кладбище празднует своё торжество

В мире, где нет зеркал.

А над кладбищем дубовый крест,

Общий для всех могил.

Надпись под крестом, что больше нет мест,

Но я своё получил.

Символом мрак, началом конца

Станет однажды мир,

Если на сцене играть подлеца

Будут под пение лир.

****

Канатоходец над бездной самой

Идёт уверенно и прямо.

Но если глубже вникнуть в суть -

Ведь то слепец прокладывает путь.

****

Мы населяем вчера и теперь,

Мы пленники глупых привычек.

Мы сами запутались в сети, как зверь,

Нами же созданных прозвищ и кличек.

Мы заперлись в панцирь суетных стремлений,

Мы храмы возводим свои из песка.

Мы строим судьбу на крови поколений,

Не зная, что почва под нами зыбка.

Мы сделали вещи единственным богом,

Мы напрочь забыли заветы Христа.

Мы племенем стали ущербным, убогим,

Живя в тени могильного креста.

****

В сумрачное время над закатом

В строю суровом замерли солдаты.

И генералы звёздные с улыбкой

Героям раздают награды.

Но не было в том древнем строе

Меня с тобой - мы были далеко.

Мы умерли как настоящие герои,

Посмертно наградили нас зато.

И наши имена не стёрлись, не забылись,

Они горят во мраке как маяк.

И освещают памятник солдатам

И новобранцев к подвигам манят.

****

Вначале было Слово,

И будет оно в конце.

Запуталось Время

В сетях богослова

И радость на грешном лице.

Ведутся досужие споры,

И спорам не видно конца.

Обсуждается Божие слово:

То лишь богословские ссоры

И кулаки у лица.

А Бог удивлённо взирает

На грешную Землю, молчит,

И слёзы рукой утирает.

А где - то планеты

Сходят с орбит.

А Солнце Землю

Во тьме освещает,

Обезумевший софит.

Время рвёт сети

Из рук богослова,

И сами спорщики

Грянутся в прах,

Но было, и есть,

И останется Слово,

И слёзы в Божьих очах...

****

С другого берега Вселенной

Пришёл таинственный скиталец

И наземь пал, огнём сражённый,

Под гром небесных палиц.

И взгляд его блуждал напрасно,

Напрасно помощи он ждал.

Лицо застыло смертной маской,

Лишь взгляд по сторонам блуждал.

И видел он и гарь и копоть,

И пепелища дней былых.

И чудился повсюду шёпот,

И ветер пел в домах пустых.

И чёрной кровью истекала

Из порванных жестоко вен

Сама Земля,

И запустением дышала -

Везде распад и тлен.

И пеплом занесенный,

В кругу сожжённых стен

Попал в позорный плен

И умер, потрясенный.

****

Тебе, который после придёт,

Пишу я это письмо.

Я верю - оно до тебя дойдёт,

Чтоб ты прочитать его смог.

Я верю - ты сможешь найти ответ,

Прислать его сможешь мне.

Увижу я дали загадочный свет

В ночном зачарованном сне.

Я верю - мы вместе,

Мы сможем нести

Тяжесть разбитых надежд.

Из жгучей крапивы

Мы сможем сплести

Материю новых одежд.

И за руки взявшись,

Отринувши страх,

И боль задавив в душе,

Мы сможем остаться

Всего в двух шагах

От пропасти, скрытой во мгле.

****

В урочный час, в последний час

Последнего рассвета

Цветком кровавым Солнце проросло -

Горело небо, само небо

В отблесках жертвенного света,

И звёзды наземь пали,

И всё с ума сошло:

Сошлись стихии в танце смертном,

Слились, безумно хохоча,

Вода на землю шла атакой,

И ветер, яростно крича,

Летел, огнём объятый,

Напрасно спрятаться хотел

Средь волн кипящих и сгорал,

От боли яростно шипя.

Земли создания метались,

И рыбы жарились в воде,

И птицы, что лететь пытались -

В воздушном пыхали костре.

Земля кипела, в реках - пламя,

И реки пламени текли -

Всё разрушением дышало,

Смерть воцарилась на земле.

****

Мы сами себе говорим неправду:

Что небо - чище, что земля - грязнее,

Что пламя - ярче, что снег - белее.

Мы сами себя обманули когда - то.

Дворцы превратились в сырые темницы,

Построили стены - забыли про двери.

И скалятся с досок священные лица.

Мы сами кресты воздвигали во имя

И сами во имя шли на кресты.

Мы сами себя называли святыми

И тем за собою сжигали мосты.

Мы сами себе говорим неправду -

Видимо, правда страшнее, чем ложь.

Песни убиты орущей толпою,

Знамя несущей из множества кож.

Да, всюду неправда, свет истин померк.

Повсюду глупцы, что твердят о свободе,

Но каждый из них себя в клетку поверг -

Лишь в клетке солгавший свободен.

И корчатся тени, наткнувшись на нож,

Вернулись во прах -

В мире царствует ложь.

****

Мы начинам свой разбег

На новый круг из века в век.

И снова строгий судия

Торопит нас.

Секунды пожирают час,

И бесконечная стезя

Бежит по кругу...

И не свернуть в урочный час,

Спина соседа режет глаз.

Мы месим грязь

Босой ногой,

И между мною и тобой

Потеряна единства связь

И души плачут...

Прибавил шаг,

Участил ритм,

Я - жизни дикий алгоритм.

Но я догнал рассвет вчера,

И обогнал закат с утра.

Я не закончил свой портрет

И бег мой вечен...

Но в лихорадочном огне

Звучу, подвешенный к струне,

В бессильи путь оставить свой.

Я знаю - ты бежишь за мной

По лезвию из сна и яви

Над пропастью во тьме...

****

ПОСЛЕ БИТВЫ

Утихли ветры перемен,

Утихли бури,

И отзвенел набат измен

В полях сражений.

И потянулись ввысь цветы

К живому Солнцу.

И стали радугой мечты

В кипящем небе.

Забыты прошлого следы

В песках и в камне,

Ищу в глазах - они пусты,

Ищу я правды.

Но вижу лишь туман и боль

Избитых ветром,

Избитых ветром перемен

И соль

Пролитой крови.

И на прощанье - хриплый крик,

Скорее, даже, стон -

Последний выживший поник,

Глаза закрылись...

Всё также тянутся цветы

К живому Солнцу,

Лишь молча ветер среди крон

Гранит погладил,

А где-то - колокольный звон,

Как исключение из правил...

****

РАССТРЕЛ

Мы стреляли в упор,

А он падал, но шёл.

У нас кончились пули,

Он дополз, он дошёл.

У нас руки дрожали,

Он же кровью истёк

И сказал перед смертью -

Не стреляйте в висок.

А глаза вечностылым

Сохранили упрёк -

Что же вы приближаете

Собственный срок?

****

РЕШИЛИ ЗА НАС

1 куплет: Безумная ночь сорвалась с небес,

Впилась в душу холодным дождём.

Я не знаю - ангел иль бес,

А быть может, они сговорились вдвоём -

Припев: Решили за нас лишить нас свободы,

Решили за нас столкнуть нас за край.

И плачет душа, одинокая нота,

Лишившись надежды на ад и на рай.

2 куплет: Глаз кровавой Луны смотрит на нас,

А ветер затих в ожидании боя.

И в каждом звучит тот ангельский глас,

То ли эхо бесовского воя -

Припев: Решили за нас лишить нас свободы,

Решили за нас столкнуть нас за край.

И плачет душа, одинокая нота,

Лишившись надежды на ад и на рай.

3 куплет: Проигран был бой, ты жалок и слаб,

Ты пал на колени, разбитый судьбой,

Слились воедино хозяин и раб,

Осколки души растоптались толпой.

Припев: Решили за нас лишить нас свободы,

Решили за нас столкнуть нас за край.

И плачет душа, одинокая нота,

Лишившись надежды на ад и на рай.

****

СВИДАНИЕ С ТУМАНОМ

На свидание с туманом напоследок

Выводили нас из тесных клеток.

Выводили, у стены построив рядом,

А напротив - бритые солдаты.

Мы не слышали, как щёлкали затворы,

Но мы знали собственные приговоры.

Нет, мы не были убийцами, ворами,

Но свою судьбу избрали сами.

Шла война. Мы лишь сумели удержаться,

Честью воина не поступаться,

Не стреляли в стариков, детей и женщин,

А теперь с туманом нам прощаться.

Шли минуты, а туман сгущался,

Всё густел, под робы забирался -

Резкий окрик, в тело впилась боль:

Лишь тогда дошло - туман прощался.

****

МЫ ВЫСТРОИМ РАЙ

Мы не допустим

Безбожия, разбоя и террора,

Мы богохульника забьём,

Распнём разбойника,

Повесим вора.

Мы скажем "нет"

Насилью, пьянству, лжи,

Искореним насильников как класс,

Лжецам и пьяницам закроем рты.

Мы будем сеять в людях разум,

Добро и Совесть, Мудрость, Честь,

Мы вырвем сорную заразу,

Чтоб Счастья мог цветок расцвесть.

Мы вам несём тепло Свободы,

Любви, и Счастья, и Добра,

Мы новые воздвигнем своды,

Спалив всё старое дотла.

Возрадуйся, безликая толпа:

Насилье, пьянство, ложь, террор,

Несчастье, угнетенье, несвободу

Низвергнем мы суровою рукой.

Вокруг кущ рая выстроен забор

С колючей проволокой в дар

Счастливому и сытому народу.

***

ПЕПЕЛ БЫЛЫХ НАДЕЖД

Дым из трубы - от былых надежд,

Заря прошлых радуг - в пепел.

Зажжёт костёр торжество невежд -

Вспыхнет первый, второй и третий.

Вот пламя - выше, и небо - ниже,

И всё приземленней, и из-под ног

Земля растает. Диск лунный лижет

Крови людской океаны вод.

Пропахнет серой, привычным звуком

Снарядный свист, и разрывы станут

На части рвать обнажённую душу

И сыпать землю в открытые раны.

Слепец забудет свой белый посох

И посуху станут ходить пророки -

Но будет глумиться над нами Молох,

Падут на колени униженно боги.

Но их не достигнет ничья молитва,

Лишь дым из трубы от былых надежд.

Заря предвещает тяжёлую битву,

Где победители - толпы невежд.

ПОЗДРАВЛЕНИЯ

МАМА

Мама, милая мама,

Лишь сейчас осознал я вполне -

Для меня поднималась ты рано,

Грела пищу на жарком огне.

Никогда не забыть твои руки,

Материнства родного тепло,

Променял на солдатские брюки

Нежность глаз, от которых тепло.

Я хочу, чтоб под Солнцем лучистым

Ты цвела драгоценным цветком.

Ты вскормила меня самым чистым,

Самым вкусным своим молоком.

Долетит от меня телеграмма,

Чтоб слезу на щеке утереть.

Может, лишь моя милая мама

Никогда не сумеет стареть.

СПАСИБО ВАМ, УЧИТЕЛЯ!

Я помню самый первый класс,

Сиянье школьного паркета,

И всё, чему учили нас -

Нам пригодится это.

Вы в мире нас учили жить,

И слушать песни соловья.

И вы смогли нас научить -

Спасибо Вам, учителя!

За всё, что сделали для нас,

Запомним в сердце мы надолго -

И слёзы радости в глазах,

И чувство выполненного долга.

Ваша профессия трудна,

В неё Вы вкладываете душу.

Дорога Ваша всё ж верна,

И я завет Ваш не нарушу.

Спасибо Вам хочу сказать,

За всё Вам благодарен я -

За знания, что Вы смогли мне дать -

Спасибо Вам, учителя!

Спасибо Вам хочу сказать,

И все друзья поймут меня,

За Ваш за бескорыстный труд -

Спасибо Вам, учителя!

ЮБИЛЕЙНОЕ

Пусть Вы далеко не юны,

Но молоды Вы душой,

Ещё в Вас звучат те струны,

Что раньше горели искрой.

Вы опытней стали, мудрее -

За что же года корить?

И с этого дня юбилея

Такой оставайтесь быть.

Пусть солнце Вас греет нежно,

Коллеги, друзья берегут,

Останьтесь собою прежней,

Вокруг создавая уют.

Лицо пусть не тронут морщины,

Работа успешна и труд.

Пусть комплименты мужчины

Вам дарят и там и тут.

Весна пусть несёт Вам радость,

А лето - тепло и покой.

Пусть будет работа не в тягость,

Пусть будет как ныне - с душой.

И в зеркало Вы не смотрите -

Вы молоды будете век.

Смелее вперёд идите -

Женщина, мать, человек!

****

Ты ещё роза в саду -

Цветёт твоя красота.

И я, поклонившись, скажу:

Такой оставайся всегда.

Ты ещё сил полна,

Ты смело смотришь вперёд -

Такой оставайся всегда,

Чтоб жизнь была как полёт.

Живи, пламеней, расцветай,

Не зная в любви невзгод.

Живи, пламеней, удивляй

Своей красотою народ.

Но не одной красотой -

Умом выделяешься ты,

И в День Рождения твой

Пусть дарят тебе цветы.

Живи, расцветай, пламеней -

Невзгоды пройдут стороной.

Ты станешь лишь чище, светлей -

Всегда оставайся такой!

****

Желаю счастья и добра,

Богатства, здоровья, любви.

Пусть дарит молодость весна-

Для себя и мужчин цвети

Пусть счастье и радость весна принесёт,

Здоровье и красоту.

И пусть этот день осуществит

Любую твою мечту.

****

ПОЖЕЛАНИЕ НЕВЕСТЕ

В этот день

Вокруг друзья

Пусть тебе желают счастья

Не портят пусть тебя года,

Минуют горести, несчастья.

Ты мужу верной будь женой,

Красивой будь и молодою,

И будут пусть друзья с тобой,

И будет пусть любовь с тобою.

****

Улыбаясь, она дарит тепло,

От улыбки её светло.

Если нужно, поможет,

Никому не откажет,

Слово тёплое каждому скажет.

Улыбнётся - и горе прошло.

И поэтому каждый из нас

Готов повторять вновь и вновь:

Живи в счастье, богатстве сто лет,

Неси веру, надежду, любовь.

****

ПЕРВОЙ УЧИТЕЛЬНИЦЕ

Куплет 1: Сегодня мы пришли Вас поздравлять,

От нас от всех примите поздравленья.

Вы нашим детям были словно мать,

Неся им свет и важность просвещенья.

Припев: Елена, спасибо за всё,

За то, что детей воспитали.

Живите сто лет и ещё

Столько же Вы процветали.

Куплет 2: Работа Ваша, верно, нелегка,

Но за неё мы Вас благодарим.

И пусть в душе у Вас живёт весна

И беды бы рассеялись как дым.

Припев.

****

Дорогая Елена Владимировна!

В этот особый, торжественный час

Мы с вами прощаемся, но не навсегда-

Просто дети перешли в пятый класс.

За наших детей, за нелёгкий Ваш труд

Все эти цветы-всё это для Вас.

Вы немного грустны, первоклассники ждут-

Просто дети перешли в пятый класс.

Пусть невзгоды пройдут мимо Вас стороной,

Пусть радость приносит работа,

Оставайтесь такой же всегда молодой

И станьте учителем года.

****

Нет дня, когда, как голубь и голубка,

Друг к другу не стремитеся вы сердцем.

И свет в глазах, и радость встречи

Как в первый день. С тех пор вы вместе.

Друг другу вы тепло несёте,

Друг другу дарите сиянье.

Вы - два крыла, что вдаль в полёте

Стремитесь сквозь года и мирозданье.

Живите ж так, душа с душою,

Неся друг другу сердец тепло.

Тогда вас беды минут стороною

И проживёте жизнь светло.

****

Даже если бегут года

И морщинки ложатся сетью -

Останешься юной всегда,

Если будешь гордиться этим.

То не старость, то мудрость во взоре,

Будь всё также душой молода.

Счастья, радости, меньше горя

Желают тебе друзья.

Пусть здоровье тебя не подводит,

Пусть сопутствует в жизни успех.

И тогда со спокойной душою

В море жизни отыщешь свой брег.

****

ИННЕ

Мила, умна и грациозна -

Едва ль сказать короче можно.

Она, как облако, летит

Над нашей грешною землёю

И, всех затмив своей красою,

Улыбку прячет средь ланит.

Пусть не завидуют другие -

Они красивы, без сомненья.

И Инну чествуют родные -

Её сегодня День Рожденья.

Твои коллеги по работе

Тебе желают счастья в жизни,

Пусть каждый день - как миг, на взлёте,

И груз морщин пусть будет лишним,

Не омрачит твоё чело

Печали тень и тень несчастья.

Желаю, чтоб тебе везло,

Тебе желаю - век весь здравствуй.

****

ОКСАНЕ

Раскрасит серый мир цветасто

И нарисует в нём любовь

Оксана, что всегда прекрасна

Как фея из волшебных снов.

Умелой кисточкой своею,

Мелком, углём, карандашом

Она творит и молодеет -

Мы восхищаемся потом.

Так пусть же в День её Рожденья,

Ещё прекрасней и свежей,

Она услышит поздравленья

От своих близких и друзей.

Пусть жизнь твоя, Оксана, ярче,

Хоть и горит, но светит всем,

И твои ласковые пальцы

Картин напишут сотни тем.

Ты жизнь красками наполнишь,

Расцветишь серость будней кистью.

Печаль твоя - на миг всего лишь,

Живи и наслаждайся жизнью.

****

МАМЕ

Я помню твои трудовые мозоли,

И слёз мне твоих не забыть.

Ты губы кусала до крови, до боли,

Немало пришлось тебе горя испить.

Но ты не сдавалась, ты не сломилась,

Ты сил находила подняться с колен,

Злом отомстить врагам не стремилась,

Добром воздавая взамен.

В трудах и заботах годы летели,

Прошла молодая пора,

И мы поздравляем с твоим Днём рожденья,

С твоим днём рожденья тебя.

****

Среди травы луговой распустились цветы.

Повенчались весной на лугу лепестки.

Их зовут Иван - да - Марья

Неспроста, пойми.

Пусть они цветут и далее, радуясь любви...

****

Что раньше было - День Татьяны

Иль имя Таня на земле?

И пусть смеются хулиганы

И "Танька" бросят вслед тебе.

Я врать тебе никак не стану,

Что из Татьян ты лучше всех,

Но дочку назову Татьяной,

Когда весной растает снег.

Танюша, Таня, Танечка -

Как многолика ты.

То хмуришься, то паинька,

Когда тебе несут цветы.

Когда по земле ты плывёшь, словно лебедь,

Ветер влюблено замрёт.

Он больше не спит ведь -

Он стремится с тобою в полёт.

Фотография - как икона,

Образ твой в ореховой рамочке.

Свет волос - как корона,

И щёчки с забавной ямочкой

****

23 ФЕВРАЛЯ

В этот день и этот час

Я хочу поздравить вас -

Всех мальчишек в этой школе,

Каждый мальчик - это воин.

Каждый мальчик, став мужчиной,

Должен в армии служить,

Чтобы тысячам девчонок

Можно в мире было жить.

Я вам, мальчики, желаю

Сил, отваги и побед,

Чтобы армия родная

Берегла страну от бед.

****

Поздравляю с праздником

Защитника Отечества,

Сильным будь и смелым,

Маленький боец.

Все печали лечатся

Словом или делом,

Теплотою греются

Пламенных сердец.

****

АКРОСТИХИ

Холм любви меня зовёт

Ожесточением страстей,

Любовью манит и пьянит -

Мужайся поскорей...

Лететь с его вершины вниз,

Юного сердца взлёт.

Белеет вздыбленный утёс,

В любовной неге ждёт,

И ветер крик любви унёс...

****

Экономь природные богатства,

Красоту природы береги,

Относись с примерным чувством такта,

Лирикой соразмеряй шаги.

Охраняй источник вод и недра,

Голубую чистоту небес,

И ценить учись великолепье кедра,

Яркую Луну и тихий плес...

Отмоленный грех перед ликом твоим -

Боже! Спаси мя, грешного, каюсь!

Рвался из рук просмоленный крест,

А толпы грешат и грешат, восторгаясь -

Замолю грехи - я смогу, попытаюсь...

****

Услада глаз - ответ на шутку,

Улыбки нежной очертанье.

Ты улыбнулась на минутку,

Пообещав мне - "До свиданья!"

Я как-то вдруг воспрянул духом,

Сама земля мне стала пухом.

****

Бить иль не бить - вот в чём вопрос для пап и мам,

И жизнь подсказывает - бить, когда возникнет в

Том необходимость. Не проявляйте к детям милость -

И в будущем он будет только благодарен вам,

Едва начнёт осознавать себя в огромном мире -

Ответственность свою он должен научиться понимать.

Пороть - не значит проявлять жестокость,

Ремень - не бич, а средство разум дать.

Естественная в том необходимость -

Давать уроки мудрости порой насильно,

Если словами наставленье невозможно передать.

Лупить, но меру знать, наказывать, но всё-таки несильно.

Я должен вам ещё сказать, родители проказливого чада,

Ещё лишь пару слов о том, когда вам

Тело дочери иль сына, а равно разум юный

Спасительною розгой поучать -тогда, когда ребёнок сам

Осознаёт, за что наказан будет. А иначе втуне

Заставите его страдать и злобу возрастите -

Непонимание обиду породит.

А если сам раскаялся в проступке -

Не стоит браться за ремень. Я вам советую - простите,

И в том ответ - бить иль не бить:

Его вам самому решать и жить...

****

Сны - это призрачный мир, грань между этим и тем.

Они открывают дверь, где тьма за порогом нас ждёт,

Нужда и жестокая боль и кровь из разорванных вен,

Руки мёртвых зовут за собой, а рассвет так далёк,

А жар, лихорадочный блеск, и зверь из вен наших пьёт.

Засыпая, мы верим, что сон - не кошмар. Всегда

Успеешь суметь дверь захлопнуть, уйдя. Но зря

Мы верим в мираж, и вновь мы уходим туда.

А тьма за порогом не спит. Она ждёт окончания дня.

Решай, кем ты станешь во сне, решай, обернувшись назад,

Оставаться ли здесь или нет, решай, стиснув волю в кулак.

Жизнь с обеих сторон, коснись порождений ночных,

Достань до чешуйчатых морд и встань на порог

Адских врат. И когда ты решишь, что пришла пора,

Если знаешь ответ, так ответь самому себе.

Тьма же знает ответ на вопрос. Сон или игра

Чужих игороков? Мы - ферзь или пешка в игре

Умирающих снов?.. Ночь... Снова видим мы сны,

Дверь и заветный порог. И лежат у ног,

Обожжённых Тьмой, пути в иные миры.

Вновь мы своею рукою открываем дверь в никуда,

И бегут года, и бегут века, и любой может вновь открыть

Щель в иные миры, где нас ждут за порогом...

****

Опустились ресниц твоих крылья,

Лёгкий шёпот сорвался с губ.

Ежевичных ланит сок бы пил я,

Стройный стан мне твой мил и люб.

Я желаю тебе быть песней,

Совершенством своим слепить

Долго-долго других, Олеся,

Несчастья не знать и любить.

Ещё краше будь, ещё чище -

Мир светлее с такими, как ты.

Разных радостей тебе в руки тыщу,

Охапками чтобы цветы.

Жизни долгой, с огнём, с интересом,

Друзей и надёжных подруг.

Если я сочинил бы песню -

Несомненно, слетело б с губ

Изумлённо-нежданно "Олеся...

Я отныне среди твоих слуг!"

****

Дубрава хранит прохладу

Уставшего дня.

Бояться же снов не надо -

Они не враги для тебя.

Ветер дубам молодым

Аплодисменты шлёт.

Я не хотел быть чужим,

Развеять их сны без забот -

Осторожно прошёл стороной

Щелью меж мощных дубов,

А ветер шептал за спиной...

****

Алым слова отпечатались

Безликим чужим языком:

Руны и резы, каракули -

Абракадабра с белым листом.

Кто-то, наверное, знает,

А может быть, даже прочтёт -

Достойный ту речь разбирает:

Алхимик, колдун, звездочёт.

Блеском загадочным тайны

Резы соткутся в слова:

Алаим, кадабра, абра...

****

Кто-нибудь тебя штурмом возьмёт,

Развеет бессильный туман,

Если маску твою разобьёт -

Проникнет в лица обман.

Осторожность не повредит,

Сила здесь ни при чём.

Тронет робко души твоей нить,

Из тоски извлекая стон.

Глаза под охраной ресниц -

Лёгким приступом их не возьмёшь.

А в глубине их лиц

Зря ищешь - себя не найдёшь.

Может быть, ты хочешь так,

А может, то прихоть других.

Сердце пропустит такт,

Когда глаз коснётся моих

Изумлённо-нежданно твой взгляд

Лукаво, застенчиво, страстно.

И будет победа близка -

Ценнейший подарок судьбы

Амур поднесёт однажды.

****

Почему-то люди столпились

Рядом с телом лицом в крови.

И сколько я ни пытался -

Видеть не мог головы.

И стало мне любопытно,

Даже страшно слегка.

Едва толпа расступилась, я крикнул -

Но это моя голова!

И тело моё, и руки...

Ещё долго испытывал муки

Я, когда понял, кто я.

****

Привычный зуд по коже ночью,

Окутанной сиянием полной Луны.

Лес огласят мои крики волчьи,

Ноги лапами стали и мощи полны.

Оскал исказит черты человека,

Лезть на рожон не советую вам.

У нас, у вервольфов, такая примета:

Нежное мясо людское - добыча волкам.

И вот превращенье свершилось. Пора

Естественным жестом воздух вдыхая,

Вести охоту всю ночь до утра,

Острые зубы в горло впивая,

Лакать чуть солёную алую кровь.

Кровавая жертва мне доставляет

Особую радость. По лесу я вновь,

Восторг не скрывая, охочусь со стаей.

****

Лёгкая жизнь манит тебя,

Она - твои сладкие грёзы.

Весь мир ты считаешь частью себя

И часто становишься в позы.

Маской несметных богатств

Оденешь ты чувства свои,

Минутным тщеславием царств

Едва ли не на крови.

Но будет твой близок конец -

Тоска и глупость оденут венец.

****

Уже давно в толпе не замечают

Весёлый мой колпак шута.

Едва ль меня теперь встречают -

Скорей, встречают не меня.

Едва ль шуты теперь в почёте:

Лукавство нечего скрывать -

Историй вы смешных не ждёте,

Себя теперь бы обсмеять.

Теперь, едва друг друга видя,

Тотчас улыбка в поллица:

Узреть другого в мокром виде,

Заснувшим в луже с утреца.

Приметам времени дивлюся -

Зачем я стал шутом, когда

При встрече сам теперь смеюсь я,

Рукою рот прикрыв едва.

О, времена!.. Теперь друг другу

Глупцы шутом готовы стать.

Узри - повсюду ведь, повсюду

Любого можно обсмеять,

Когда вокруг: и там, и тут

Арена. Каждый встречный - шут.

****

Берег плача твоего в тумане скрылся,

Едва мой челн отчалил на стрежень.

Разбег взяла речная колесница,

Естественно скользя в ночную тень.

Глухой набат сердечного заклятья

Просил меня оставить всё как есть.

Любовь моя в туманном белом платье -

Амурных стрел заржавленная жесть.

Чему теперь тебе доверить пламя,

Алеющее в глубине души твоей?

Тебя когда-то я берёг как знамя -

Водою разделён с тобой теперь.

Оставил берег, где любовь жила -

Единственный, где был готов остаться,

Гореть костром от ночи до утра,

Опять затем к закату возрождаться...

****

Искривленных теней танец плача,

Ветром раздутый искр пожар,

Ересь последних слов как сдача -

Через белое в киноварь.

Есть ещё миг - предВечность,

Неумолкаемый крик огня.

Пламенеет моя беспечность,

Лекалом кромсая меня.

Алые сладкие муки -

Мелочь, но всё-таки боль.

Ещё не разомкнуты руки,

Но слёзы окрасились в кровь.

И вечен был пламени танец,

Кричащий о боли глухим.

Рассеялся пеплом посланец,

Исторгнут в искривленный дым,

Красным ветром убит херувим...

****

Стенания скрученных мерностей

Едва расплескались в безвеременьи.

Ревущее пламя размерностей -

Душа сингулярности семени.

Целится лучник фракталами -

Есть попадание. Корчатся

Бесконечные веси под шпалами

Ездовых плоскостей и морщатся.

Суетливые тени расплавленных

Куцых миров эмбрионы Вечности

Ожидают схваток рожденья, отравленных

Наступившим глотком неизвестности.

Ещё тёплое сердце заплакало,

Что одно лишь оно - нерождённое.

Но исполнится воля оракула -

Оживёт оно, потрясённое.

Судьбы самой Бесконечности

Тогда решатся ребёнком,

Играющим с миром и с Вечностью...

****

Перестук обрывков смысла,

Разорванных слов тени

Едва перейдут в мысли,

Да вдруг упадут в пене.

Сутей неясные толки

Кипят на языке втуне,

А за слогами - многоточия волки

Завывают вослед судьбе.

Ароматы того, что за дверью,

Но порог ещё не преступившим,

Исполняют служение зверю,

Ярким пламенем озарившим

Смутный морок распятого завтра,

Ловким Временем пойманным в сети,

Ожидающим, как ляжет катра -

Вверх рубашкой иль дамой в валете.

****

Поцелуем охвачены души наши,

Руки твои, как пламя, горячие.

Искупили усердие сердца кражи -

Крепче цепей двух сердец объятие.

Орошу я слезами радости пепел

Сожжённых на взлёте двух душ распятие.

Нет ничего нужнее на свете -

Огня твоего жар, рук объятия.

Войди в меня, огненный ветер,

Ешь меня поцелуями жадно.

Ночь пусть умрёт на рассвете -

Испей меня многократно.

Ему я пойду навстречу, нагая.

Спешу в его сладкие муки.

Его я ждала, бесконечно страдая,

Растаять, попав в его нежные руки.

Достанем мы вместе звёздные грозди -

Есть в этом, наверное, высшее благо:

Цвести, словно роза, в огне его рада...

****

Острей старинного стилета

Сердитый взгляд из-под бровей.

Туманом скрыто сердце где-то,

Раненье душ - всегда больней.

Остынь, комок кроваво-алый,

Ведь ты не победишь туман.

В уединении, в опале -

Теперь один: любовь - обман...

Успеют слёзы ли забыться,

Мечты тебя увидеть вновь?

Агония любви всё длится,

На сердце запеклася кровь.

Если ж тебя увижу снова -

Развеется морок туманный,

А ты прошепчешь три слова,

Забудется остров обманный.

Лучащихся глаз обаяние,

Улыбки тайная сказка,

Которые сквозь расстояния

И есть для меня подсказка

****

Уведи меня с собой, Луна,

Ты по лунной да по глади по речной,

Отведи, где есть покой и тишина,

Ласково серебряным сиянием укрой.

Изгони из сердца моего печаль,

Мёртвый груз сними с моей души,

Обласкай меня заботливо, как встарь,

И на облако поспать ты положи.

Пусть приснится мне Полярная звезда,

Ежевичный запах, песнь щегла,

Частый стук колёс - там где-то поезда,

Алая заря, касание тепла,

Липа у дороги, где в ветвях свила

Иволга певучая лёгкий ком гнезда.

****

Посмотри в глаза Бесконечности, звёздный сок испей,

Ad astra - звёздных стай прощальный крик.

Давай, распахни звёздных крыл полотно скорей.

Есть лишь последний шаг перед взлётом, лишь миг

На звёздных дорог перекрёсток шагнуть

И крылья сложив, пасть камнем на дно,

Единожды вскрикнуть, один раз вздохнуть,

Выпить залпом звёзд молодых вино.

Галактик просторы - манящие реки,

Лениво несущие листья эпох.

Уснувшие крылья сомкнулись навеки -

Боюсь, не достичь мне далёкий порог.

И вдруг, в оправдание смелым безумцам,

Ниспослана сила свой выбор принять:

Упасть в глубину и звездою на звёздных дорогах сиять.

****

Фидель в обнимку с Ильичём

Алым-алым кумачом

На лавочке к плечу плечом

Так выразительно ругались,

А Рейган слушал, что почём,

Слюну глотал, когда узрел-

Мадонна с Элвисом купались.

А я тут вовсе ни причём.

Гевара Че давил диван-

Он с вечера был сильно пьян.

Разведчик Зорге окосел

И рис с сакэ тихонько ел.

Японцем стал - когда успел?

****

По следу зверя ночного

Осторожно, как зверь, крадусь.

Судьбу я пытаю снова -

Лихого ловить учусь.

Его осторожные лапы,

Д икая ярость и мощь -

Ужель перед ним я слабый?

Зубами, хватая ночь,

Во след ему сам, зверея,

Ероша загривок, крадусь.

Рядами суровые ели -

Я зверя ловить учусь.

****

Или это небыль, или это быль -

Розовое небо, розовая пыль.

Именно сегодня в розовых очках

Небо пусть смеётся в Ириных глазах.

А ещё пусть беды стороной пройдут,

Красотой мужчин покорит вокруг,

И улыбку тайную мудрой Моны Лизы,

Редкое здоровье - самым ценным призом,

Юности цветущей старость пусть не тронет -

Хором поздравляем мы тебя сегодня.

Истинно скажу я: пусть как

Новый будет каждый День Рожденья,

Ангелы исполнят все твои стремленья.

****

Врежется осколком туго со скрипом,

Обмякшее тело от удара вздрогнет,

Муторно, мысли подавятся криком.

Уставший пловец подсознания тонет.

Только его вечно пьяное Эго

Ещё не сдалось, ещё не смирилось.

Плеск волны в неслышащие уши,

Обнажённый разум в Ничто растворен,

Догорают страсти, дух разрушен,

Своевременно пуст водоём.

Отошли на покой беспокойные мысли,

Заснуло сознание, мысли смутилось.

Нет глубины ещё большей, чем та,

На которую разум бросает тень света,

И прячется в тень. И мысль пуста.

Яростно воет в потёмках душа.

****

Лишь тебе шлю горячие письма,

И перо не могу я унять.

Твои руки, и губы, и плечи,

Всю тебя в этот ласковый вечер

Я хотел бы пылко обнять.

Каждый миг наслажденья так вечен -

О,... за час бы желанной столь встречи

Всё на свете готов я отдать!

****

Спит на мягком облаке

Одинокий ветер.

Ночью убаюканный,

Утомлён, как дети.

Снится ему бабушка,

Тропы в поднебесье,

А в руках - журавушка,

Лето и полесье,

Отблески и блики

Голубой волны,

Отголоски, крики

Ветреной страны,

Ежевичный запах,

Трели соловья,

Рысь на мягких лапах,

А также, может, я...

****

Умирает закат, горизонтом пронзён,

Единственный друг - одиночество.

Достаточно знать, что ввысь вознесён,

И шептать в полумрак - мне так хочется.

Настоять на своём и укутаться в ночь,

Ёжась раздетыми нервами.

Немощь слов опрокинется прочь

И последние станут первыми.

Евангелие страниц ненаписанных

Долистай до конца, до последнего,

Умирает печаль дней прочитанных...

Шепчет ночь среди звёзд многоточия -

Испытай себя одиночеством...

****

Под небом наших душ мятущихся

Есть тропы и следы неизгладимые

Родившихся и нерождённых до поры,

Ещё которым выбрать предстоит свой путь,

Которым станут и который станет ими.

Рекомы странникам условия игры

Евклидовых пространств и неевклидовых сомнений.

Судьбою вряд ли назовёшь, и вряд ли станешь

Ты судьбою. За что играть, куда ходить?..

Ответов нет. Себя обманешь,

Когда ты сделаешь свой ход, не видя поля

Слепым взором. Зачем искать ответ

Увязнувшим в плену избитых правил.

Дорог пересечений - суть твоя неволя...

Едва задашь вопрос, поймёшь - ответов нет.

Будь сам себе тропой, на перекрёстке стоя.

****

Припасть к последнему, что сохранилось,

Расплакаться, раскаяться, забыться.

И сердце вдруг забьётся, словно птица -

Звенит звонок -- мне это только снилось:

Ристалище непонятого завтра - зачем оно?

А как в него играть? Смотри, не наступи - сломаешь,

Как не старался - всё равно сумел сломать.

Упал с небес - турнир уже объявлен,

Шумят трибуны, мне собрать узор,

Есть лишь одно - и мною стол уставлен,

Двух тысяч "Я" -- позорный приговор:

Швырнули в мир, и призраки Начала

Едва не разбудили призраков Конца.

Где - то в середине страшного турнира

Опять оставили шеренгу "Я".

Звенит в ушах, глаза же видят небо,

Алеет пламенем разбитое стекло.

Видения проносятся, и мне укрыться где бы,

Трещу по швам, и всё с меня стекло.

Ревёт душа, раздетая безумным Завтра,

Алкающим попробовать меня...

****

Прервалась мелодия песни,

Едва спет последний куплет.

Струна напряжённой воли

Ещё один миг видна,

Но ля-диезом ужален -

Озвучена тишина

Заснувшим роялем,

Обманутым мороком сна.

Пытаясь попасть по струнам,

С тоской понял, что не попасть.

Высокого слога ноты

Не вызвал, не смог позвать.

Сонета не получилось,

Стонала, стихая, струна,

Которая эхом разбилась,

Осыпавшись с рук игруна...

****

Не все любви испиты кубки

Анатолийского аи. Внемли

Тоске по незабудке,

Амур кудрявый в вышине.

Шепни о сладости улыбки,

А лучше - сочини сонет.

Тоску гони и рвись из клетки,

Как Афродита, пеной в брег.

Алой гвоздикою, розой в осоте,

Чуткою львицей мелькнёшь.

Ещё раз звездою на небосводе

Вечером зимним мигнёшь.

А сердце замрёт на излёте...

Весёлая, грустная, добрая,

Сердитая, злая, такая

Ещё не понятная мне -

Запомнись в последнем трамвае,

Арканным узором в окне.

Тобою я пьян в эту Вечность,

Едва ли хмельное пройдёт.

Без доброй твоей улыбки

Я утром не встречу восход.

****

ХОККУ

Не колышется лист.

Дерево задумалось.

Ветер пьян, замер.

****

Девушка как лань,

Краше Фудзи,

Мимо прошла.

Не окликнул.

****

Вечер тих.

Красный фонарь одинок.

Украдкой смахну слезу.

****

В небе журавли клином.

Жёлтый лист у ног -

Осень у порога.

****

Плачет крыша пагоды.

Расцвёл цветок.

Весна спустилась.

****

Гейшу привёл. Не могу

Наглядеться.

Изгиб её шеи сладок.

****

Небо птица

Задела крылом -

Осень пришла

В Фудживару.

****

Старик играл в го -

Плачет: последнее

Ставил.

****

Тянется к небу

Росток. Осень впереди.

****

Серые пряди река несёт.

Пепел осени.

****

Путник усталый

Под дерево лёг...

Лотос увял,

Крепко спит Бог...

****

Ветка сакуры облетела.

Белых лепестков пожар.

Весна...

****

****

РАЗНОЕ

Нашему гению чистой науки

Выпало вынести страшные муки -

Он проверял тяготения правила,

Яблоня шишек ему понаставила.

****

Разделись, смолкли,

Спать легли.

Встать пытались -

Не смогли...

Пали, стихли,

Затаились,

Булькнули

И растворились...

****

Пирамиды, призмы, шары -

Геометрический натюрморт,

Сужающийся горизонт,

Сломанных линий углы.

Мёбиус - словно бог,

Вгрызся в тор,

В проколотый бублик.

Пустота локальных иллюзий...

Многочисленных публик стереозапах...

Ощущенья спиралеквадратов,

Круглопах

Полк гипербольных солдатов...

Исковерканных плоскостей

Громожденье,

И томительное цилиндросвеченье

Перекрученных гнутых свечей...

Гнутые грани недоуменья

В ожидании новых затей...

****

Слушаю струн затихающий шёпот,

Сердце бьётся тревожно и гулко,

Как воочию, конское ржанье и цокот

В глубине забытого переулка...

Как тогда, сладкой дрожью испуга

Слабость вила верёвки из нервов,

И казалось, не выйти из круга

Мушек слепых револьверов...

Но затихла струнная песня,

Я очнулся, как от наважденья -

Мне привиделась Красная Пресня

И пуль обозлённое пенье...

****

Я как-то нашёл

У старьёвщика в лавке

Кем-то забытую старую лампу...

Лампа как лампа -

Заправь керосином,

Послужит ещё хоть куда.

Конечно, она потускнела немного,

Но ведь и меня не щадили года.

А что потускнела -

Так то не проблема.

Я стал в неё масло втирать -

И этим я спас

От позорного плена

Джинна, что стал из неё вытекать.

Вокруг заклубились

Чёрные тучи, молнии били -

По счастью, не в цель.

И грозно басил

Джинн - "я самый могучий",

А я провалиться

Пытался сквозь щель.

И вдруг стихла буря,

И стихли раскаты,

И ласковый голос спросил:

"Зачем испугался?

Ведь ты мой спаситель"

А я речь от страха забыл...

Я лежу на могиле поэта,

Охраняю покой его сна.

Он узнал на вопросы ответы,

Но его убаюкала тьма...

Я храню его образ на резах,

Тех, которых резец был творцом.

Да, я камень, но кровь на порезах -

Мне отныне твоим быть лицом...

****

Разбился циферблат,

И треснуло мгновенье,

Осколки впились

В Вечности ладонь.

И мирно спит пастух,

И замерло теченье,

И на углях костра

Навек застыл огонь...

Сломался механизм,

Устал от суеты,

Распятый маятник

Поссорился с судьбою,

А вместо тишины -

Навек застывший звон

Победу празднует над тишиною...

****

Лес притихший зловеще чернеет,

Распустивши костлявые руки,

А рубашка от крови краснеет -

Принял ты последние муки.

Спи спокойно, поэт, не забудет

Никогда твоё имя народ,

И стихи твои в сердце разбудят

Против рабства крестовый поход.

Спи спокойно, ты жил не напрасно,

Мы исполним, что ты завещал.

Пламя правды ещё не погасло,

Ты к свободе нам путь указал.

Пусть же бесятся в гневе тираны -

Им недолго осталось жить:

Поднимаются целые страны,

Чтобы царство свободы сложить.

****

На дискотеке шум и хохот,

Мелькание цветных огней,

И стереоколонок грохот,

И мир становится милей.

Крутятся парни в диком танце,

Изнемогает дискжокей,

Магнитофон грозит сломаться -

Танцуйте, парни, веселей.

Танцуй, танцуй, танцуй -

Насколько хватит сил,

А нету сил - танцуй,

Всё равно танцуй.

Погадай мне, старая цыганка,

Погадай на линиях руки.

Рядом заунывную крутит мне шарманка -

Нагадай мне счасть и любви.

Отчего молчишь ты, старая цыганка,

Или страшную боишься выдать тайну?

Мне ведь всё равно, жизнь моя поганка,

Так что от судьбы я убегать не стану.

Жизнь меня крутила и бросала,

Многое я в жизни повидал.

Жизнь меня частенько сберегала,

Но и от неё порой удары получал.

Лишь с годами опыт набираешь,

Хочется пожить ещё немного,

Но с годами также понимаешь,

Что Вечность - очень дальняя дорога.

ДУША

Послушай, ты, ты ведь не знаешь ничего,

Не видел, как друзей хоронят,

Не видел матери безумное лицо,

Не видел, как на смерть нас гонят.

В одном строю шеренгою стоят

Все те, кто искалечен был войною,

И те, кого уж не вернуть назад -

Все, как один, стоят перед тобою.

Вглядись в их искалеченные души -

Ты не прочтёшь в душе у них обман,

От лжи у них не покраснеют уши -

Их правде научил Афганистан.

Та правда сладкой не была,

Но правда всё же лучше лжи.

Останется в душе моей дыра

Мгновения, когда мы в бой пошли.

Я помню воинский салют,

Я знаю, мать сойдёт с ума,

Когда из цинка гроб пришлют.

Их жизни выпила война.

Теперь нам делают упрёк,

Что руку поднимали на народ.

Но мы лишь нажимали на курок,

А ночью прошибал холодный пот.

Ты посмотри, в душе мы старики,

Хотя на вид дать можно двадцать.

Воспоминания горьки,

Не можем больше мы смеяться.

Ты посмотри, тогда поймёшь,

Тогда, быть может, ты поверишь,

Друзей-афганцев не вернёшь,

Лишь тех, кто жив, убить сумеешь...

Дети играли в песочнице,

И каждый - во что-то своё.

Поэты мечтали о творчестве,

И каждый - о чём-то своём.

А в небе висели звёзды,

И каждая чьей-то была

И каждый любил по-своему

Эти кусочки огня.

Но было и что-то общее,

То, что одно на всех -

Из детства искристая радуга

И переливчатый смех.

КОШКА И СОБАКА

Знали бы люди, о чём поуру

Спорили кошка с собакой.

Пёс миску берёг и свою конуру,

А кошка сидела под лавкой.

"Я кошка, гуляю сама по себе,

Поэтому, видно, завидно тебе.

Ты сам-то сидишь на цепи у ворот

И зиму, и лето, и так круглый год"

"Нет, не права ты. Мне не завидно

Смотреть, как гуляешь ты где захочешь.

Я дом стерегу, и мне очень обидно,

Что днём ты спишь и гуляешь ночью"

"Не просто гуляю, веду я охоту -

Вот что составляет кошачью работу:

Ловлю я и крыс, и мышей, и хорьков -

Это добыча кошачьих клыков"

"Так значит, ты тоже имеешь работу -

До вечера спишь, а затем на охоту!

Тогда постарайся мне, кошка, помочь

Сосчитать, сколько серых ты ловишь за ночь"

"А скольких сумел ты воров задержать? -

Не приходилось их что-то встречать.

Наверно, из будки совсем не выходишь.

Ленивый, лишь взглядом ты вора проводишь!"

"А ты? Я не видел удачной охоты

Недели, наверное, две или больше -

В общем, ещё с позапрошлой субботы,

Когда ты, наверно, охотилась дольше"

Наверно, они б ещё долго спорили

До дикого мява, до хриплого лая,

Когда бы не вышел вдруг из сарая

Обоих спорщиков добрый хозяин.

Нагнувшись, он кошку погладил по шее -

Та выгнула спинку, замурлыкала, млея.

"Ты молодец, хорька испугала,

Меньше цыплёнком сегодня не стало"

Он пса потрепал по загривку, играя:

"Никто не украл ничего из сарая,

Боятся тебя, Полкан ты мой верный,

Знают, какой ты с воришками скверный"

Хозяин ушёл по дорожке домой,

А кошка с собакой не спорят давно.

СЛУГИ И СЕНЬОРЫ

У французского сеньора Франсуа де Мон

Был красивый крепкий замок, сила и закон.

Рядом жил простой крестьянин, даже не виллан,

У него был ветхий домик, шляпа да кафтан.

У французского сеньора Франсуа де Мон

Были дети и вассалы, жена, дворецкий, фаэтон.

У бедняги Жана было семь больных детей,

А во рту - ни крошки хлеба, знаки от плетей.

У французского сеньора Франсуа де Мон

Были меч, копьё, доспехи да хороший конь.

У бедняги Жана гнила старая соха,

Гусь да тощая корова у него жила.

.........

Вот однажды к сеньору де Мону

Приехал аббат из Святого Клермона.

Приказ отдал слугам сеньор де Мон,

У которого сила была и закон:

"Пятнадцать гусей, запечённых в сметане,

К столу чтоб подали чёрной сутане"

Напрасно бедняга Жан слёзно молил,

Чтоб управитель гуся пощадил,

Ведь Жан его холил, берёг и растил,

И к празднику лучшим, что было, кормил.

Отобран был жирный, откормленный гусь,

Сказал управитель: "ещё за коровой вернусь"

Жан вилы схватил и, не помня закона,

Убил управителя замка де Мона.

Собрались друзья и соседи де Мона

На суд, торжество чтоб увидеть закона.

Признан виновным бедняга был Жан

За то, что был гусь просто так не отдан;

За то, что убил управителя замка -

И вовсе угрозою стал он порядку.

Во внутренний дворик замка на суд

С окрестных деревень был согнан весь люд.

Вот Солнце готово за край закатиться,

Чтоб в топоре палача отразиться.

Поставлен был Жан на колени пред плахой,

Босой, защищённый лишь чистой рубахой.

Воскликнул сеньор: - "Да кончай же ты с ним!

Руби. Награжу я тебя золотым"

Был вскинут топор много выше плеча,

Все видели, как напряглись палача

Под красной накидкой могучие руки.

Всё замерло вдруг - даже свет, даже звуки.

Никто не услышал, как свистнул топор

И как он ударил - так был он остёр.

Успели заметить лишь отблеск заката

И тело пред плахой как будто распято,

Осиротевшая шея алела кроваво

И грелся де Мон в лучах своей славы.

Он крикнул гостям: "Вот, смотрит, как надо

Следить за порядком средь этого стада"

Но камень под левой ногою сеньора

Не вынес тяжесть неравного спора -

Сеньор лишь руками дёрнуть успел,

На суд справедливый тиран полетел.

Он шеей упал на топор палача -

Лишившись главы, не зовите врача.

Сравнялись в своём положеньи два мира -

Жан-хлебопашец и герцог-кутила.

Так Богом повержен был герцог де Мон,

Имевший и силу, и власть, и закон.

Но до сих пор помнят люди о Жане,

Ходившем в поношенном старом кафтане.

День Рожденья - грустный праздник.

Всем надо помнить этот постулат.

Когда ты выпьешь лишнего в стакане,

Проснёшься мордою в салат.

А как прекрасно было за столом под вечер,

Когда вокруг - весёлая гульба.

Подарки, поздравленья, гости, свечи,

Бутылками шампанского стрельба.

Текло рекой спиртное, тосты произносились,

Горланил на гитаре "менестрель",

Кто ест ещё, кто - в пляс пустились,

Не держат ноги - так в постель.

А в целом - мрачная картина:

Тот - под столом, а этот - на столе,

Вон тот - храпит, другой, скотина,

С куском торта на голове.

Вот так всегда: сперва веселье,

А поутру песок во рту и дикое похмелье.

Поверь в закатную звезду,

Что светит пламенем багряным.

Поверь холодному ручью,

Чья влага - сок седых туманов.

Поверь безвестному пророку,

Ведущем исповедь времён.

Поверь далёкому порогу,

Что для тебя приговорён.

Пусть звёзды кружат по орбитам,

Горят костры чужих страстей -

Поверь: всё это воедино слито,

Имея множество путей...

ГДЕ ЖИВУТ ФЕИ?

Что в сказках - вымысел,

Что в сказках - быль?

Наверно, о том знает ветер,

Что носит седую пыль,

В степи заплетающий в косы ковыль,

Да знают, наверное, дети.

Нам, взрослым, порою наивен вопрос:

- Папа, а где живут феи?

Многие скажут, что фей вовсе нет,

Но не поверят вам дети.

Ведь феи живут в предзакатной стране,

Когда всё окутано сумраком тайны,

Ведь феи живут и в тебе и во мне,

В бабушке, дедушке, маме.

СВЯТЫЕ СОМНЕНИЯ

Я власы благовонным ладаном

Окурю. Умащу своё тело елеем.

Я спрошу Тебя: Боже, надо ли

Делать то, что во имя Твоё мы делаем?

Облачусь я в пурпурные ризы,

Непременно в руке с Евангелием,

Неужели благословлю стоны жителей Гизы?

Неужели?.. Что же мы делаем?..

Разве смогу, к толпе обращаясь,

Проповедовать насилия Божьего благость,

И, истово крестом осеняясь,

Чувствовать искренне священную радость?

На кресте Иисус плачет кровью,

Бьётся - невеждам знамение славное:

Возвратить его гроб огнём и мечом,

Не любовью -

Дело святое и благонравное.

Окуну руки в источник святой,

В дыму кадилен их просушу,

И встряхнув золотою мошной,

Индульгенций пяток подпишу.

А потом, когда совесть замучает,

Ведь их может любой купить -

Есть для меня в этом случае

Возможность свой грех искупить.

Своею рукою, крестом осенясь,

Отправлял на костёр еретиков.

А потом Тебя спрашивал, Боже, молясь:

Не нарушил ли христианскую этику?

Это я тот костёр возжигал,

На который всходил Джордано,

Неужели о том мечтал

Иисус на брегах Иордана?..

Я власы благовонным ладаном

Окурю. Умащу своё тело елеем.

Я спрошу Тебя, пользуясь саном -

Что священным крестом мы посеем?...

Помню я тебя маленькой девочкой,

С тонкой талией, русой косой,

Помню, ты танцевала под дождиком

И по лужам бежала босой.

Снова встретил тебя через пару лет,

Поначалу совсем не узнал:

Заплыла твоя тонкая талия,

И роскошных волос уже нет.

Улыбнулась ты мне приветливо -

Я отпрянул в испуге назад:
Не осталось великолепия

И зубов не осталось во рту.

Ты идёшь на вечеринку

И не знаешь, что одеть -

Одевай фуфайку смело,

Ведь в её карман просторный

Можно много положить.

Можешь взять отца ты брюки,

Те, что с дыркой на бедре,

Валенки поверх обуй -

И успех тебе везде.

Я пришёл к тебе с цветами,

В красном пиджаке,

Сотовый лежит в кармане,

"Ролекс" на руке.

Ты мне дверь открыла сразу -

Только позвонил.

Знать, ждала меня, зараза,

Чтоб в кафе сводил.

Ты взяла рукою грязной

Чайных роз букет,

Улыбнулась мне щербато -

Хоть пиши портрет.

Измерена Бесконечность,

Рассчитана с точностью,

Точной до Бесконечности.

До последней секунды

Известна и Вечность -

Как система координат

На местности...

Подайте теперь нам

Горизонты новые,

Подайте нам новые

Бесконечности,

Иначе впадём мы

В депрессию,

Которая дольше

Вечности...

Мы жилы рвём

И пачкаем кровью снег,

Но всё ещё сил мы полны

И стремителен бег.

И дикая ярость кипит

В наших жёлтых глазах.

А за спиною - крик егерей,

Лай собак...

Изгнали мы страх,

И нет ему места

В наших сердцах,

Но гром рукотворный

Безжалостно жалит бока...

Всё больше пало,

Чтоб больше не встать -

Их укроет пурга.

Охота в разгаре,

И в пьяном угаре

Вопят егеря...

Рукою недрогнувшей

Целят, зверея,

В последнего волка.

Морозного воздуха тишь

Разорвала двухстволка...

Холодный рассвет занимался,

Зрелища ждал народ.

Придворным король улыбался,

Палач заходил на помост.

Обтянута чёрным плаха -

Как чёрное сердце тирана.

Но нет даже тени страха

На лицах крестьян из Лежана.

Они от поборов устали,

Устали от свиста кнута,

Они в леса убегали,

Надеялись на короля.

Король приказал схватить их,

Доставить их ко двору,

И вот осенние листья

Увидят их казнь поутру.

Все двадцать два человека -

"Обезглавить" - король приказал.

У глашатая дёргалось веко,

Когда приговор он читал.

В рескрипте слова: "чтоб другие

Не смели супротив роптать"

Подпись, шнурки золотые

И короля есть печать.

Приговорённые к плахе

Молчали. Горели глаза,

Король отшатнулся в страхе,

Да у крестьянки - слеза.

Раздалась команда - и блики

Отбросил топор палача.

Птицы замолкли, замерли крики,

Молитву шептали уста...

Кровь с топора - как рубины,

Красная маска чиста.

Осиротевшие спины

Хранят молчанье кнута.

Кривляется карлик паяцем -

Он шут, ему можно шутить.

А плаха багровым румянцем

Плачет, но кровь можно смыть.

А душу уже не отмоешь.

Да есть у тирана душа?

Знай - преступленье не скроешь,

Не только цари суд вершат.

Увидишь однажды кошмар ты -

Шеренги безглавых вокруг

Твой череп тусуют как карты,

А ты возглавляешь их круг...

****

КОШМАР ГЕОМЕТРА

Я дрался абсциссой,

Он - координатой,

Размахивал биссектрисой

Молодцевато.

За тангенс прятался,

Косинус мерил,

Гипотенузой бил -

Словно верил

В Пифагорову мудрость...

Тройных интегралов

Полную горсть

Швырял я -

Кусачие, звери...

Он огрызался

Огрызком от катета,

Я защищался гиперболой -

Хватит ли

Сил удержать медиану

Треугольного боя?...

И снова формулы

На белом бархате,

И снова, и снова...

****

Я голую правду искал в героине,

Глотал его истину жадно.

Не мог я признаться своей героине,

Что жить не могу я без истин.

Узнала сама. Сказала мне - ладно,

Каждый свою ищет истину в жизни...

****

Когда-нибудь

Ты станешь рок-звездой,

Светилом песенного слова,

Но сколько песен ты не пой -

Не вспыхнешь никогда

Сверхновой...

****

Куда ты, неуч, нагло влез,

Надумал обмануть кого ты?!

Учи бекар, бемоль, диез,

Скрипичный ключ и ноты.

Ни слуха ведь, ни разуменья,

Ни чувства ритма, такта нет.

Могу сказать я без сомненья -

Не различишь альт и кларнет.

Нет, брось ты эти упражненья,

Медведь и тот сыграть бы смог,

А по тебе ведь, к сожаленью,

Топталось очень много ног.

Тебе советую, гордец -

Иди в писатели хотя бы,

Тогда, быть может, наконец,

Ты станешь гением -

Без всяких абы...

****

Семь мудрецов в кружок собрались,

Достали стаканы, бутылки, закуску,

Выпили раз, выпили два,

Выпили три - и напились.

Стали вести бессвязные прения,

Но победила моя точка зрения.

Я предложил по четвёртому разу -

Все согласились, дружно и сразу.

К утру мы нашли ответ на вопрос -

Что было раньше: яйцо или курица?

Подумайте сами, ответ-то ведь прост.

****

Совсем недавно человек узнал о том,

Что круглая земля и вертится притом,

И если раньше от врага

Ты мог бы убежать -

То ныне повернись лицом:

Ведь ты придёшь к нему опять...

****

Каждый день - как зачётный урок,

Каждый день - испытание веры,

И ответ на вопрос: для чего мы живём?

И звенят в ожидании нервы.

Кто ответ даст - тот выдержит этот экзамен,

Тот пройдёт испытанье на зрелость.

Кто пройдёт до конца этот путь?

Кто поверит и кто сохранит свою верность?

****

ПОРА БЫЛОЕ ВСПОМНИТЬ

Пора, пора былое вспомнить:

Нетерпеливое перо,

И зуд в руках, и пятитомник

Шекспира, сказки Шарль Перро.

Пора перо макнуть в чернила

И на бумаге изложить

Всю красоту и радость мира

И этим снова жить.

И вот ложится первострочье,

За ним - второе, словно цепь.

Скрепляет строчки вместе прочно

Моя душа - всех крепче крепь.

В твоей ладони, о Боже,

Что мы - песчинки пересыпаемые.

Мы просто живём, как можем,

Сами чиним себе правила.

В твоей ладони, Боже,

Что Время - всего лишь мгновение.

Оно на искру похоже,

Но в этой искре - поколения.

В ладони твоей, Боже,

Что мир - мельчайшая бусина,

С сонмом других схожа,

С ними кружится запущена.

****

Корабли неизвестных стран

Бороздят седой океан.

С волною и ветром борясь,

К далёким причалам стремясь,

Они рвут парусину в клок,

Не всегда поспевают в срок,

Не всегда достигают бухт

И не всех у причалов ждут.

Кто товарами полон, дюж,

Кто иной доставляет груз,

У кого капитан седой,

У кого - ещё молодой.

Кто попутно идёт, кто в лоб,

Надо всеми - небесный свод,

Южный Крест иль Медведица

Звёздною картою светятся.

И ветры, с волнами споря,

Поют о красотах моря.

БЕССИЛИЕ ДУШ

Шёл домой с работы под вечер,

Шёл дворами - так было быстрей.

Свет оконный квартир - как свечи -

Идти заставлял скорей.

Я бы мимо прошёл того дворика,

Где над кем-то глумилась толпа.

Любопытства немалая толика

Всё узнать призывала меня.

И в одном из московских дворов

Я увидел зевак столпившихся -

В их глазах отражалась кровь -

Раздавить, унизить стремившихся

Того, кто лежал у ног.

Из последних сил он поднялся

На колени, хрипло дыша

И прерывистый шёпот раздался -

"Не могу. Заболела душа"

Белым ожгло глаза,

Плеснуло, махнуло крыльями -

То ангел взлетел в небеса,

Возносясь над нами, бессильными.

Мне хотелось крикнуть вдогон ему -

Но он в небе, а я - на земле.

Я стоял, запрокинув голову,

Видел белое в синеве...

****

От Гастингса до Кентерберри

Окрашен кровью берег.

Жестокие норманны

Сильны, хитры, коварны.

Вильгельм-Завоеватель

Разбил Гарольда рати.

Стенают жёны англов

Над жертвами норманнов.

Гарольд теперь в могиле,

А норманны - на пире.

Девиц надменных, гордых,

Чужому непокорных,

Ведут в шатры унизить

И два народа сблизить.

От Гастингса до Кентерберри

Окрашенный кровью берег

Приветствовал победителей,

Новых своих повелителей.

А поутру, без отдыха,

Вильгельм повёл рати до Лондона,

Говоря: "Эти земли созданы

Для нас, они будут розданы

За службу мне верным людям,

Им в помощь назначу судей.

У каждого - верные воины

И крепкие замки построены.

И будут вам англы покорны,

Как нашим драккарам - волны.

Владейте землёй, вассалы

Мечом и огнём для начала,

Чтоб англы скорей смирились

И вовсе бы в нас растворились"

Так говорил Вильгельм

И так записал Ансельм.

С тех пор английской землёй

Правитель владел не свой -

Не англ, не бритт, не кельт,

А дитя многих тёмных лет.

****

МАЛЕНЬКИЙ КОРОЛЬ

Жил на свете белом

Маленький король.

Занимался делом,

Управлял страной.

Он писал указы,

Сочинял стихи,

Пил сироп без газа,

Ездил на такси.

У него в министрах

Утка, лошадь, кот,

Он любил артистов,

Сладости, компот,

Он сидел на троне

В маленькой стране.

Вместо трона - коник

С трещинкой в седле.

Зван "Его Величеством",

Хоть и ростом мал.

Хвастался он отчеством,

Имя называл.

Вот такой на свете

Маленький король

Жил однажды, дети,

Управлял страной.

****

ЭЙ, ПАЛАЧ!

Эй, палач!

Плачет по тебе топор коллеги.

Слышишь, как скрипят,

Словно говорят:

- Пора, палач, пора! -

Четыре колеса

Несмазанных телеги.

Эй, палач!

Слышишь детский плач,

Видишь ли ты кровь на топорище?

Под безликой маской

Лицо своё не прячь -

От этого лицо

Твоё не станет чище.

Эй, палач!

Твоя пора пришла.

Слышишь, как кричит

На площади толпа?

Все они хотят,

Чтоб в этот раз легла,

Твоя сейчас легла

На плаху голова.

****

МЕЧТА И МЕЧТАНИЯ

Сорвалась звезда метеором -

Миг короткий.

А кто-то шепнул с укором:

- Не успел сказать о мечте

- Да и забыл, о которой.

- Знать, звезда сорвалась с орбиты -

Что ж, напрасно?

И надежды чьи-то разбиты

На исполненье одной мечты,

Чьи-то крылья теперь перебиты?

Нет, звезда не напрасно упала,

Искрой блеснув -

Для кого-то надеждою стала,

У кого лишь одна мечта

И сердце, которое ждало.

****

АПЕЛЬСИН

Апельсин - он такой оранжевый,

Сочный, нежный - по центру стола.

Но не хватит, как не поворачивай,

Ребятне со всего двора.

И крутили его, и вертели -

Все хоть по дольке отведать хотели.

Но затем слово взял Вася Белкин:

"Я почищу пока апельсин.

Вы ж не стойте - несите тарелки"

И остался Белкин один.

Возвратились с тарелками дети -

Что же видят они на столе?

Апельсина уж нет на две трети.

Ну а Белкин сказал детворе,

Доедая последнюю треть:

- "Апельсин - он такой оранжевый,

- Сочный, нежный - один на столе.

Не смогли прибежать, видно, раньше вы,

Вот и ройтесь теперь в кожуре".

****

ТЕБЕ ЕЩЁ ПЯТНАДЦАТЬ

Тебе ещё пятнадцать,

Ты горяч и молод,

Но можешь не отозваться,

Когда придёт холод.

Ты ещё веришь людям,

Ты стремишься любить.

Тебя пока не осудят

За то, что ты любишь жить.

Ты веришь, что мир этот создан

Для тебя и таких, как ты.

Ты домой возвращаешься поздно,

Девчонке вручив цветы.

Ты ещё не лишён иллюзий,

Веришь в счастье и чудеса,

Ты ещё пробежишь по луже,

У тебя ещё небо в глазах.

Береги свою молодость, верь

В счастье, в любовь всегда,

Открытой оставь ту дверь,

Что из детства ведёт сквозь года

****

ДЁШЕВО

Я купил себе авто за 700 рублей -

Ржавый кузов без мотора

Древних "Жигулей".

Я купил затем мотор за 500 рублей,

Я зачистил ржавый кузов

Древних "Жигулей".

Я к авто купил колёса,

Обновил салон -

Всё купил рублей за 300 и за самогон.

Перебрал мотор по-новой,

Запчастей купил -

Вот прошло уже полгода,

Я уже рулил.

За 2000 машина - новая почти.

Только вот одна проблема -

Трудно завести.

Как ни мучался, ни бился -

Не идёт искра.

Я рулил, на месте сидя посреди двора.

****

РАБОТНИКИ РАЯ

Мы - работники рая.

Мы страдаем словно в аду.

В неге праведным жить помогая,

Чистоту соблюдая в саду.

А оплата у нас грошовая,

А цены - дешевле в аду..

Жизнь райская - недешёвая,

Особливо в Эдемском саду.

Мы писали письмо по инстанции,

Слали жалобы мы в профсоюз -

Нас ругали за профанации

И за оскорбление Муз.

Мы должны подметать за святыми

Их перья, упавшие с крыл,

До блеска надраивать нимбы

И чистить поверхности лир.

Нас много, работников рая,

Почётен и важен наш труд.

Но нас здесь не уважают,

Безлики мы. Нас не зовут

По имени. Не замечают

Наших страданий и мук.

Мы - отбросы Эдемского рая,

Но почётен и важен наш труд.

****

ПОНИМАНИЕ

Два плюс два равно четыре,

Пятью пять - двадцать пять.

Но ребёнку любому в мире

Это надо доказать.

Точка - здесь, там - запятая,

Здесь - предлог, а тут - союз.

Это - если понимаешь,

Для детей же - тяжкий груз.

И русский, и арифметика

И другие премудрости школьные

Поначалу трудны, заметьте-ка,

Но старайтесь - и будут покорны вам.

Так без трудности нет ума,

Без дерзаний победы нет.

Неучение - это тьма,

А учение - знаний свет.

****

Я слушал мудреца,

Пророка, подлеца,

Влюблённого, учёного,

В темнице заключённого -

Я слышал всех

И к каждому

Отнёсся я любя.

Но только в этом гомоне

К большому сожалению,

К большому огорчению,

Не слышал я себя.

****

ЗАБАВА

Я на санках с горы лечу,

Всё стремительней санок бег.

Я смеюсь, я кричу, хохочу.

В снеге хрустком от санок след.

Нет счастливей в тот миг меня,

Ибо я в свои десять лет

На санках своих, смеясь,

Лечу вниз, набирая разбег.

Лечу вниз и лишь ветер вполне

Разделяет мой зимний восторг.

Вниз несусь я на снежной волне,

Подо мною их целый полк.

И пусть в снег зарылся я,

Не вписавшись в крутой поворот,

Пусть потеряна шапка моя -

Но в душе моей радость живёт.

Снова санки тяну под бугор,

Под ногами пушистый снег.

И опять вниз стремительно скор

Моих санок и сердца разбег.

****

ТЕЛЁНОК

Вы меня называли по имени,

Я молчал и таился от вас.

Вы меня отрывали от вымени

И от маминых нежных ласк.

Вы вели меня по росе на луга

С такой сочной и нежной травой.

Я мечтал, что мои рога

Звёзд коснутся над головой.

Что когда-нибудь, когда вырасту,

С вами я научусь говорить.

Я не знал, что готовят сызмальства

Меня к бойне - на мясо убить.

Я не знал, что телячьи нежности -

Лишь забава презренная вам.

Видел я, как с привычной небрежностью

Вы считали нас по головам,

Как клеймили нас знаком огненным,

Как боялись родители быть

Вместе вашими криками согнанным,

Гадая - нам жить иль не жить?

Но, быть может, однажды смогу

Научиться как вы говорить.

А пока я маму зову

И не знаю, какой будет жизнь.

****

РАБ СТРАСТЕЙ

Куплет 1: Восторг тебя пьянит -

Ведь больше нет цепей.

Свобода голову кружит,

Бурлит пожар страстей.

Ты волен делать всё,

Весь мир готов ты изменить,

И больше хочется ещё

Свободы мнимой влагу пить.

Припев: Ты забыл, что мир уже давно

Поделен средь людей,

Его тебе не изменить -

Ты раб своих страстей.

Куплет 2: Напрасно ловишь дождь рукой -

Его не сможешь ты поймать.

Ты думаешь, что ты другой,

Что можешь это доказать.

Ты можешь влево сделать шаг,

Стоять на месте можешь ты.

Но всё равно пойдёшь в овраг,

Влекомый волею толпы.

Припев

****

СЛОЖНОСТЬ ПРОСТОТЫ

Простой ответ на сложные вопросы

Даёт порою жизнь исподтишка,

И белым чёрное становится, и розы

Шипы покажут вместо лепестка.

Простой ответ - а сколько было мнений,

Ответов сложных на простой вопрос.

Блуждала мысль среди сомнений,

Как Солнца луч средь виноградных лоз.

И также ввергнутый в соблазны,

В пороки, в страсти, в суету,

Ответ всегда давал я на вопросы разный,

Но никогда - по существу.

Нет, я не искал простых путей,

Ответов не бежал душою слабой,

И не стремился я среди людей

Купаться в свете тщетной славы.

Но я был слеп, безумен был,

Я не дорос до Мирозданья -

Я на вопрос ответ забыл -

Иль не хватило пониманья?

****


ЗАГАДКИ

1.Мы не множим и не делим -

Сколько будет девятью девять?

2.Мой вопрос непобедим,

Мой вопрос с хитринкою -

Чему равно одиножды один?

(Подсказка - вы знакомы с половинками)

3. Понять сумеете едва,

Неправильно ответите,

Сказав: четыре - это дважда два,

Но так ответ и не заметите.

4. Не прибавить, не делить,

Не умножить, не отнять,

Мы хотели вас спросить -

Сколько будет пятью пять?

5. Мне столько, сколько вам,

Но в то же время младше

Я вас, считая по годам,

Когда я старше вас лишь на день.

Я хотел бы вас спросить -

Разве это может быть?..

****

ПЛАЧ ПО МОРЯКАМ

Росчерком белым, криком печальным

Чайки, забрызганы пеной волны.

Ветер, утёс огибая крайний,

Солью дохнул в лик Луны.

А души моряков, с морской стихией слившись,

Пропали, не достигнув берегов.

И лишь прибой, о мыс разбившись,

Принёс ракушку от ветров.

И берег плачет, и слёзы льёт,

И потому солёно море.

И чаек крик, и их полёт -

По морякам погибшим горе.

Море, вздыхая, гладит волной

Берег, песчаный и хмурый.

Он плачет, а скалы теснятся стеной,

Сомкнув свои караулы.

Но за волною волна сотрёт

Следы от слёз на хмуром бреге

И в дар ракушку принесёт

В своём волнующемся беге.

****

ПРОПИСНЫЕ ИСТИНЫ

Человек не достанет звезду,

Не станет птице подобен.

Человек рождён и приучен к труду,

Чтобы грех его был замолен.

Ну, а в небе звезда? - Её не достать.

Родившись едва, ты на смерть обречён.

Не надо ночами о звёздах мечтать -

Чтобы грех искупить, человек был рождён.

Прописные то истины, право.

Хотя всё же чего с тебя взять?

Ты запомни : мечты - отрава.

Человек не должен мечтать.

Прописные то истины, брат.

С ними ты не поспоришь,

Они писаны много лет назад,

Они столь же стары как море.

Но однажды ты бросишь плуг -

Не затем, чтоб погибло поле.

Ты крикнешь - я вовсе не глуп,

Мечты - это разум и воля.

Ну а истины - что ж они?

Они истинны лишь отчасти.

Они лишь для того нужны,

Чтобы знать, что не всё во власти.

Но мечтая, стремись, дерзай,

Пробуй силы свои, человек.

Верь и в небо к звёздам взлетай

И забудь первородный грех.

Тогда ты встанешь с колен

И сможешь не прятать глаза.

Тогда вместо узких стен

Ты сможешь узреть небеса.

****

НА СМЕРТЬ ПАХОМА

Исподволь, незаметно, нечаянно,

Полагаясь всегда на авось,

Завершил свою жизнь неприкаянный

Одинокий бродяга - пришлось.

Пришлось так, совпало, исполнилось,

Рассудила так, видно, судьба -

Мне на смертном одре только вспомнилось,

Как с отцом мы косили хлеба,

Как объятия матери ласковы,

Как небо свежо с утра,

Как ветлы беззвучно плакали,

Когда их омыла река.

Но забылись, растаяли, скрылись

Те дни юности сладкой моей.

Лишь у самого края могилы

Мне пригрезились тени тех дней.

Исподволь, незаметно, нечаянно

Жизнь прошла как предутренний сон.

Завершил свою жизнь неприкаянный

Одинокий бродяга Пахом.

****

БОГИНЯ ЧИСЕЛ

Если вы строитель или архитектор,

Если за пульманом нравится стоять -

Вам необходимо знать число и вектор,

Умножать, делить уметь, уравненья знать.

Подружись с богиней чисел -

Мудрой Математикой,

Ведь она на каждом встретится шагу.

Знать её полезно наравне с грамматикой,

Подружившись с нею, всё решить смогу:

Многочлены и биномы, теоремы, аксиомы,

Уравненья, матрицы, дифференциал.

И, развивши логику, зная математику,

Подниму свой умственный я потенциал.

****

ФИЗКУЛЬТУРА

Физкультура, Физкультура, Физкультура, -

Пластика, гимнастика, игра.

Физкультура разовьёт мускулатуру,

Уверенность даёт тебе она.

Физкультурой, физкультурой, физкультурой

Заниматься надобно всегда.

По утрам зарядку делай, чтоб не быть сутулым,

Ладонью доставая до носка.

Упражненья, упражненья, упражненья

Под счёт "и-раз, и-два" ты выполняй.

Совершай различные движенья,

На одной ноге ты приседай.

И трусцой, трусцой, трусцою

По утрам по лесополосе

Пробегай, и никогда с тобою

Не справятся уже болезни все.

Закаляйся, закаляйся, закаляйся,

Ведь в здоровом теле дух здоров.

Физкультурой, физкультурой занимайся

И забудь, забудь про докторов.

****

ЧЁРНАЯ ВДОВА

Под привычный счёт капели,

Под обычным белым потолком

Умирал мучительно в постели

Некто, отравившись молоком.

Было это раннею весною,

В дни, когда вокруг любовь.

Кто-то встретил Смерть с косою,

Яд приняв и в плоть свою, и в кровь.

Отравился молоком коровьим,

Пациента доктор не спасёт.

Вот уже вдова у изголовья

Вздоха умирающего ждёт.

Думала она, сокрыв коварство,

Как бы не раскрыли её план.

Потому заменено лекарство -

Патологоанатому яд дан.

Чёрною вдовой её прозвали,

Когда был раскрыт черёд смертей.

И когда её арестовали,

Яд она приняла поскорей.

****

НАШ ДВОР

Сидит кошка на заборе,

Под забором бродит кот,

Он ей мышку нёс, но вскоре

Съел её, оставив хвост.

А на дереве ворона

Громко каркает на пса -

Он куриные бульоны

Ест из плошки неспеша.

Во дворе в песке детишки

Лепят ловко куличи.

Мужики игрой в картишки

Себя тешут - дурачки.

Чьей-то мамы звонкий голос

Кличет сына на обед.

Крикнет он, что будет скоро -

Час пройдёт, а его нет.

Пенсионные бабули

У подъезда сплетни ткут:

Говорят, долги вернули,

Но, мол, цены возрастут.

А над этой суетою

Вольный ветер в небесах

Да с твоих глаз синевою

Обручилось Солнце враз.

****

Девочка в голубом платьице,

Смех озорной в глазёнках,

Заколоты волосы бантиком,

Кукла в пухлых ручонках.

Мимо проходят взрослые,

Смотрят на девочку ласково,

Худые идут и толстые,

Улыбаются лицами-масками.

Кто эта девочка с бантиком?

Кем она станет вскорости?

А пока нет вкусней,

Чем конфета с фантиком,

А пока впереди - лишь молодость...

****

Алые паруса заката

Ветер наполнит солью,

Корабль из сказки о детстве

Несётся над пенной волною.

На мостике кэптэн бравый

Вдаль зорко смотрит, хмурясь -

На волн белопенные главы,

Бушпритом разбитые в струи.

Солёные ветры-скитальцы

В походах его закалили,

Штурвал крепко стиснули пальцы,

Когда мы мыс Горн проходили.

Несётся корабль из детства,

Я был его пассажиром,

Но я сошёл на причале

Под звуки слепого клавира.

****

Святых отцов отнюдь не родственные чувства

Стада глупцов пытаются спасти,

Глупцы внимаю их тонзурам освященным -

Святой отец, я каюсь, грех отпусти.

Распят Спаситель на кресте не напрасно -

Он овцам глупым в Вечность путь указал,

Теперь заочно людям грех он прощает -

Любому падшему, кто в ноги пал.

Над нами пастырь есть - пример для овечек,

Он защищает нас от злобных волков,

Смотрите, овцы, его тень среди свечек,

Внимайте музыке священных слов.

Свои грехи признай и Богу покайся,

Земная жизнь презренна и грешна,

Святою верою подпоясайся

И после смерти ты взлетишь в небеса...

Готовься к Страшному Суду и надейся,

Что адвокат тебя сумеет защитить.

Труба зовёт - вставай, на суд собирайся,

Чтоб на коленях спасенье молить...

Стад человеческих пастыри святы,

Стригут овец - своих родных сыновей.

Довольны овцы, и владельцы богаты -

У Ватикана мошна полней.

Вокруг овец сплотились Domini canis -

Собаки Господа страшнее волков,

И потому сбегать из стада не станешь

И не захочешь - с дармовых кормов.

Но в каждом стаде есть баран неразумный,

Который вольно хочет жить и дышать.

Страшней волков железный посох пастуший,

А потому - взбрыкнуть и бежать.

Свобода может довести до могилы,

Зато свободен ты от Зла и Добра,

Своим умом живёшь и пробуешь крылья,

А по земле бежит тень крыла...

****

Пьяный орёл не справился с управлением -

Плохой пример для подрастающего поколения.

Сам нарушитель лишился лишь перьев с хвоста,

Но о позоре его долго болтали в гнёздах орлицы,

Беркуты, аисты, цапли и даже синицы,

Чей смех раздавался украдкой с куста.

Вошёл его случай в орлиный ежегодник

Правил орлиного неболетания,

Сам же орёл (ещё тот греховодник)

Вовсе не бросил свои начинания.

Он признавался орлице в любви -

Под выхлоп попал реактивной струи.

Пепел его был развеян окрест -

Печальный, однако, вышел конец.

****

Несла свои яйца кукушка в гнездо

Скворцов ли, дроздов - ей всё равно.

Но стал кукушонок болтать как скворец -

И горд кукушонком приёмный отец.

Капризы природы - чего ж вы хотите?

Ещё не то будет - вы лишь подождите

****

Вкушал наслажденья от тела юниц,

В объятиях жарких душою сомлел.

Не знал сластолюбец, однако, секрета -

Венериной хворью он заболел...

О, вы! Не стремитесь в объятья блудниц,

Прельстившись на негу манящих их тел.

****

ПЕРВОМАЙСКАЯ ДЕМОНСТРАЦИЯ

Полоскали мысли окружающие,

Всё одно и то же повторяющие.

Всё одно и то же, с одних и тех же мест,

За десятилетия вызубрили текст.

Сочинили лозунги пустотелых слов,

Транспаранты розданы заместо голов.

Люди-дивизионосцы, люди-изречения,

Плакатные потомки плакатного поколения.

Герои-плагиаторы, герои-агитаторы

Места заняли первые - партийные локаторы.

Колонной строгой праздничной

Шли на митинг массы -

Приданные к лозунгам трудящиеся классы.

С трибун вожди партийные

Роняли речи длинные.

А массы с транспарантами

Бросались троекратными,

Кричали одобрительно - ура-ура-ура

И хлопала глазёнками устало детвора.

И таяло пломбирное

Мороженое дивное.

Шагала пионерия,

Брусчатку шагом меряя,

Их галстуки - как отблески

Октябрьского костра.

Торжественно колоннами

Под новыми иконами

Играла многоцветием

Парадная толпа.

А над старинной площадью

Плескалося карминное

Кроваво знамя алое -

Союз ручного молота

И острого серпа.

****

ПРИЗРАЧНЫЙ ПОКОЙ

Бесплотный призрак, цепями гремя,

Скитался по замку Шато де Буа.

Напрасно пытался туристов стращать -

Лишь больше их стало Шато посещать.

Он плакал и мучился, пил горсть аспирина

(Особый, для призраков, из тени и дыма).

С больной головой и цепями гремя,

Слонялся по замку, туристов кляня.

А те восхищённо вспышками щёлкали

И с визгом за ним охотились толпами.

Он маслом ступени мазал оливковым,

На стенах писал непристойности дикие,

Скрипел и смеялся, пугал страшным криком,

Монстром из стен вырастал многоликим.

Но весело было туристам настырным,

Особенно тот, что в панаме и жирный,

Восторженно щёки свои раздувающий

И всё на кассету азартно снимающий.

Спустя лишь два бесплотный бедняга

Понял причину такого расклада:

Он прочитал объявленье у входа -

С информацией для туристского сброда:

"Посетите ужасный Шато де Буа,

Час ужасов стоит здесь франка по два.

Искусная техника, мощь голографии -

Вы сможете снять всё на фотографию.

Толика страха, приятная радость:

Всего за два франка - это ведь малость!"

Бедняга сквозь слёзы читал объявление -

Узнал, что напрасны его устремления:

С мышами летучими споры вести,

Паукам помогать паутину плести,

Смеяться, купаясь в лунном сиянии,

Прохожих случайных пугать одеянием.

Но ночью ему подсказала Луна,

Как страх на туристов нагнать, и сполна.

Я вам не скажу, в чём секрет заключался,

Призрак, однако, долго смеялся.

И замок ужасным раскатам вторил,

Когда толстяк, что в панаме (жаль, имя забыл),

Одним из первых, от ужаса хрюкая,

Бежал, спотыкался, едва ли не пукая.

Настолько туристы испуганы были,

Что аттракцион этот власти прикрыли.

А призрак счастливый забыл про таблетки,

Из звёздного света он кушал конфетки,

Летучие мыши вели хороводы

И призрачный смех тряс древние своды.

****

Плачет последний миг,

А другой его уж торопит.

Но сорвался миг -

И ветер крик

Над пропастью носит.

Так возьми же, слепец,

Стон непропетой ноты,

Играй же, слепец,

Его несыгранный аккорд,

Пусть миг, что пал,

Растянется на годы,

Пусть плачет, не скрываясь,

Тот, кто горд.

Не в завершеньи танца дело -

За мигом миг подхватит па,

А дело в том, чтоб вечно тлела

Огня зажжённая искра,

Чтобы звучала исповедно

Мелодия гитарных струн

И чтобы не ушла бесследно

Печаль невыветрившихся рун.

Так выпьем же за миг, что прожит,

За то, что новый день придёт,

За то, что кто-то лучше сможет

Сложить мелодию из нот.

****

Ложатся тени на страницу -

Всё больше их. Плотнее ночь

Свечи сжимает огнептицу,

Что улететь не может прочь.

Дрожащих крыл отсвет на белом

И в чёрных розах белый лист,

А в уголке ведёт несмело

Ночную арию солист.

Ждёт жалкий лист полураздетый

Прихода Музы - может, вдруг?..

Жду я, взъерошенный, рассвета,

И муху в сети ждёт паук.

Ждёт ночь, когда свеча огарком

Испустит свой последний дух...

Ну вот! Ещё одна помарка.

Всё! Спать! Огонь свечи потух...

****

У меня живёт подружка -

С трещинкой по краю кружка.

А на кружке маслом пушка

Нарисованная.

У меня есть лучший друг -

Колбасы варёной круг.

Я им закушу, как вдруг

Снова появляется.

А моя вторая милка -

Стекла зелёного бутылка

Со своей подругой-вилкой

Чуть искривленной.

А внутри моей бутылки

Змей купается в горилке.

Как его объятья пылки -

Ух, кусается!..

А в гостях - лишь банка кильки,

Отпускает спьяну шпильки,

Убежать стремясь от вилки -

Ух, проказница!..

А наутро моя кружка

Смотрит на меня, подружка.

Нарисованная пушка

Будто целится.

Круг колбасный чуть надкушен,

Змей лежит на дне, задушен,

И вообще, он мне не нужен -

Пусть валяется.

Вот друзья мои - вповалку.

Да и мне пора на свалку.

Но друзей оставить жалко -

Дружим издавна.

Потому, как только вечер

Дню спускается на плечи -

Зажигаю снова свечи:

Вновь встречаемся...

****

Ожиданием полнится сердце,

Непонятно чего ожидая.

Отзвучало последнее скерцо

И упало перо, истлевая.

Отпустили пленную птицу,

Крик струны ей вдогонку нёсся.

Не хочу я в руках синицу -

Пусть на воле ей сладко живётся.

Неизвестно чего я жажду -

Ведь аккорды уже разбились.

Непонятно, чего я стражду -

Если струпьями раны покрылись.

Почему я не там, а между,

Почему все страницы белы?

Почему сам себя, невежду,

Я врачую осколками веры?

Всё ненужно, бессмысленно, тщетно

Здесь, где ты осуждён и тонешь

В этой жизни, где молчать почётно,

Где не знаешь, чего ты стоишь...

Отзвучало последнее скерцо

И упало перо, истлевая.

Мертво остывшее сердце.

А в небе расплакалась стая...

****

Я потерян, ненужен и блекл.

Погребён в пыли тысячелетий.

Перекрещен полосками зебр,

Заклеймён клеймом междометий.

Я в архивах бесплотная тень

Меж толстенных томов фолиантов.

Виден я только в солнечный день,

Да и то лишь поверх транспарантов.

Да, я призрак ушедших времён,

И немногие помнят, что был я.

Только ветер гуляет меж крон,

Да птица расправила крылья.

****

НА ПЕРЕКРЁСТКЕ ДОРОГ

На перекрёстке всех дорог

Ветер не смеет мешать

Тем, кто выбрал уже свой путь

И кому предстоит выбирать.

На перекрёстке всех дорог

Время понурило голову,

Нерешительно двинулось вспять,

Решив разделить всё поровну.

Над перекрёстком всех дорог

Даже небо другого цвета,

Даже звёзды ближе к земле,

Даже краски другие рассвета.

Всех дорог - а знаешь, сколько их?

Их никто бы не стал считать.

Выбирай по себе любую -

Тебе никто не будет мешать.

Через центр всех дорог

Проходят вечные странники.

Они молча уходят прочь -

Перекрёстка дорог избранники...

****

Крыльев мах, ветра вздох,

Звёзды в глазах восхищённых.

Выше гор птица Рох

Несёт на себе посвящённых.

Песен звук, стон струны

Оборвавшись, тает.

Птица Рох в синеве

Неба исчезает...

****

Белый клык, ярый глаз,

Серый волчий волос.

Зов Луны в крови у нас,

Мы завоем в голос.

Блеск звезды, высверк глаз,

Быстрый бег бесшумен,

Шкуры волчий окрас -

Кто уже загублен?

Чьей крови испила пасть -

Тёплой алой крови?

Кому пришлось на землю пасть -

Мы уже не помним.

Отблеск глаз, блеск клыков,

Серый волчий волос.

Такова жизнь волков -

Слышишь волчий голос?..

****

Тебе приснился сон про то,

Что в клетке ты, где прутья золотые,

Где есть всегда еда зато

И где желания простые.

Раз в день ты выйдешь погулять,

Но возвращаешься по сроку,

И позволяешь запирать

Себя безудержному Року.

Ты думаешь - какой чудесный сон,

Где есть постель, еда и дом

И где решать проблем не надо.

Но то не сон, и тяжкий стон

Прервёт покой пустого сада...

****

Вот тебе монетка - побросай,

На орла и решку погадай.

Лишь один ответ монета даст,

Если ей на пол позволить пасть.

Вот тебе ответ - дерзай,

Кинут жребий, выпал рай.

Вот тебе ответ - постой,

Звякнул жребий как медяк пустой.

Но ты бросил снова, в третий раз,

Высверк медяка порезал глаз.

Встала вдруг монета на ребро -

Знак, что время выбирать пришло.

Если выберешь ответ ты "да" -

Ты забудешь, кто ты, навсегда.

Если выберешь ответ ты "нет" -

То достанется лишь старый плед.

Так зачем монете будем доверять,

Если предстоит самим решать?

Ты ушёл, а в круге от свечи

Горочкой лежат монеты-палачи.

****

Мне милей пустота в кувшине -

Ведь там может плескаться вино,

Или жажду унять в пустыне -

Если есть чем наполнить его.

Мне ценнее колёс ступицы,

Ведь они - центр всего колеса.

Это к ним прикрепляются спицы,

А не сразу к повозки осям.

Но зачем пустота в кувшине -

Если вечно ей быть пустотой?

Пусть тогда целиком из глины

Будет этот кувшин пустой.

И зачем колесу ступица,

Если то просто так лежит?

Лежит, если может катиться -

Почему же, ты мне скажи?

Так любое ценность имеет,

Но само по себе не ценно.

Ценным быть в сочетаньи умеет,

А без пользы - ненужно и бренно.

****

Вот ваза - плавных линий очертанья,

Из полутени радует глаза.

Искусный мастер дал ей начертанья

И в глину воплотил он образа.

Смотри: вот локон, вот другой,

Округлый стан, обтянутый корсетом -

Девичий образ, гибкий и младой,

Опоясался сумеречным светом.

А может, выгнутой лебяжьей шеей

Покажется вдруг дивное творенье?

Взмахнёт крылом - вот, вот оно белеет,

И улетит - не чудо ль воскресенья?

Но может, всё - лишь магия Творца,

Своей душою глину наделившем?

Пусть так. Смотри - абрис его лица

Ужель не кажется ожившим?

Теней и линий хитросплетье

Да обожжённой глины кус...

Пусть за столетием столетье

Светить для наших будет душ!

****

Боль последнего сраженья -

Не с другим, с самим собой.

Крик слепого отраженья -

Кровь за кровь, кровь за кровь.

Не бесплотное движенье,

Не зеркал разбитых крик -

Граней зеркала стремленье

На себя одеть мой лик.

Боль последнего сраженья -

Не с другим, с самим собой.

Бой с коварным отраженьем,

Что себя считает мной.

Право-лево - всё смешалось,

Ты - не ты: бездумье, бред,

От черты последней малость

Отделяет слово "нет".

И пусть покой нам только снится -

Полезно изредка ответить "нет".

И не дай бог в себя влюбиться -

В того, чьё зеркало - портрет.

Он пересмешник, имитатор,

Он лево с правым спутать ас.

Лишь зеркало-экзаменатор

Экзаменует снова нас.

За этой зазеркальной гранью

Ты прав, а тот - не прав,

Зависит всё от привыканья

И от того, куда ты, встав,

Посмотришь, загадав желанье...

****

Я дорогу к чуду забыл,

Не уверен, что знал когда-то.

Не запомнил иль не захотел.

Не дождавшись меня, улетел

Проводник мой крылатый.

Ему лучше - он в сини небес,

Для него нет проторенных весей,

Для меня же - одна тропа

Да Судьба - но и та слепа,

Да слова из какой-то песни.

Лишь перо с крыла, что к ногам

Уронил мой крылатый друг,

Я храню, ожидая чудес -

Что вернётся из сини небес

Он за потерянным вдруг.

Я тогда сумею дойти,

Я сумею поверить в мечту.

Ты лети впереди, лети,

За край неба меня проводи

В полную сказок страну.

****

Нет мужества в отчаянном порыве,

Когда, замкнув свою душу,

Ты замер на крутом обрыве,

"Спасибо" шепчешь палачу.

Здесь нет ни капли мужества,

Здесь слабость, сломленность, обрыв,

И только крик прощальный кружится

И сердце замерло, остыв...

Нет, всё, что выше, всё неправда -

Есть мужество в последнем шаге вниз:

Сегодня ты умрёшь, но завтра

Бесплотным духом воспаришь.

Есть мужество в отчаянном порыве -

Оставить палача ни с чем,

Не сдаться, стоя на обрыве,

Но жизнь свою отдать взамен.

Всё, что осталось слабой жертве -

Упрямый взгляд глаза в глаза,

Укором тлеющее "зверь ты",

Последних сделать два шага.

Ты точку поставил, за край шагнул,

Опустела темница, лишь крысы

Выедают глаза, рвут мясо со скул

Да сквозняк волоса колышет...

****

Сто "Л", сто "Н", сто "Г", сто "К",

Лишь сорок "А" и лишь семь "Я".

Но может написать рука

Сто тысяч слов, сто тысяч "Я".

****

Уединились вдвоём -

Мой биограф и я.

Так родилась потом

Моя биография.

****

Мы собрались вместе

Сегодня в этот час,

Хоть времени нет в месте,

Что скрыто ото глаз,

И нас в том месте нету,

И мы не собрались,

И мы - не мы,

Лишь где-то

Сорвалась Вечность вниз...

И хоть не в этом месте

Не мы не собрались,

Не в этот час, но вместе

Поднимем Вечность ввысь.

****

Я раскурочил свой геном

Употреблением спиртного,

Я водку заедал вином

И хлебом грубого помола.

Я по неделям был в запое,

А иногда - по месяцам.

Я пил, как правило, с собою,

Оборотившись к зеркалам...

Теперь с укором сын глядит

На вдребезг пьяного отца

И головой второй вертит,

На третьей вовсе нет лица...

****

Не нужны нам далёкие страны,

Не нужен чужой рассвет.

Нам милее родные поляны,

Где весною цветёт первоцвет.

Нам чужого неба не надо,

Где не так плывут облака.

Для русского сердца награда -

Колосящиеся хлеба.

И не так та дорога пылит-то,

Если к дому ведёт она,

Где родился, где жизнь прожита,

Где знакомая с детства Луна.

И не так приятна прохлада

Незнакомой иностранной реки,

Если вспомнишь, как были рады

Тебе родной Орлянки струи.

И, конечно, не те в небе звёзды,

Что в детстве светили тебе,

И не тот на чужбине воздух,

И режет слух непривычное "лье".

Не мила нам Америка с Францией

И вообще европейская стать.

Нам чужбина последней инстанцией

Никогда не должна будет стать.

У нас есть своя гордость и вера,

И своё разумение есть,

И Боян не бездарней Гомера,

И другие, которых не счесть...

****

За осколками мечты дым растаял моей жизни,

И под тенями рассвета только пропасть впереди.

Нет Луны и Солнца нет, и костров чадящих тризны

За спиной моей остались, догорая, позади.

Посреди пустыни чёрной, на распутье вновь, распятый,

Я бессильные проклятья равнодушному слал Року.

Но лишь ветер на рубахе на моей трепал заплаты.

Всё, что мне осталось в жизни - дожидаться молча срока.

И когда мой труп бездушный вороньё начнёт клевать,

Когда моя душа покинет этот бренный мир,

Тогда смогу я мир понять, и новым богом в мире стать,

Исполнить все свои мечты, хотя мечты те - пыль.

****

Упало в пыль дорожную перо - оно ещё блестит,

Ещё полётом дышит, ещё способно вновь взлететь-

Но прах земной заполонит его все ниши -

И вот оно в пыли, поблёкшее, лежит.

Оно обтрепется, сваляется, лишится блеск

Его в пыли уже не разглядишь.

А потому учти: чем с большей упадёшь ты высоты,

Тем ты вернее не взлетишь.

****

Шелестя древних книг страницами,

Забытые знаки читая,

Я вижу, как полыхают зарницами

Небеса, над землёй опускаясь

Гнев Господень на Гоморру обрушился,

И Содом стёрт с лица земли.

Только Лот гласа Бога послушался,

Посадив семью в корабли.

Но о том, чего в книгах не пишется,

Мне поведало Время само-

Лот погряз потом сам в излишествах,

Богу было уже всё равно.

****

ДРУЗЬЯ

Среди бушующих валов

Утлая лодчонка

А в лодчонке морячок

С малой собачонкой.

Они единственно спаслись

От гибели в пучине,

Когда корабль ко дну пошёл,

Столкнувшись с льдиной.

Раньше он её кормил,

Холил и лелеял,

И спасал от всех невзгод,

Брал с собой на берег.

Раньше были как друзья,

Неразлучны вместе.

А теперь мечтал её

Он зажарить в тесте.

****

САМОПОЖЕЛАНИЕ

Я желаю себе в День Рождения

Торт съесть вкусный большой

Принимать ото всех поздравления,

И конфеты на стол горой.

Никого угощать я не буду,

Я сама всю вкуснятину съем,

А гости пусть моют посуду-

Я занятье найду им всем.

Я тотчас подарки проверю,

Чтобы лучший из них найти.

Худшие кину за дверью,

А принёсших заставлю уйти.

И вообще, раз подарки вручили-

То зачем ещё гости нужны?

Они бы всё выпили, съели

(А пирожные так вкусны).

Я желаю себе в День Рожденья

Побольше подарков, поменьше гостей,

Я сама съем конфеты, варенье

И много других сластей.

****

СЫТАЯ ГОРДОСТЬ

По полянке полз УДАВ,

ЗАЙЦА жирного сожрав.

А навстречу ползла ГАДЮКА-

Отвратительна злюка.

УДАВ был сыт, ленив и вял,

Он никому не уступал.

Но пресекла его порок

ГАДЮКА, совершив бросок.

И ЗАЯЦ глупый отомщён,

И ЗМЕЙ-гордец был умервщлён.

****

ЦВЕТЫ ЗЛА

КУПЛЕТ 1

Кровавая заря

Даёт пищу цветам зла,

Что на кладбище растут

И там, и тут.

И там и тут.

ПРИПЕВ

Это семена Люцифера,

Посаженые чёрною верой.

Они из могил пьют кровь,

Убивают добро и любовь.

КУПЛЕТ 2 Они как сорняки,

Наш мир оплели.

Убивают всё живое.

В них сидит начало злое.

ПРИПЕВ

КУПЛЕТ 3

Кровавая заря

Над миром воспаря,

Душит в нас любовь,

Выпивает кровь.

ПРИПЕВ

****

МЫ НЕ ПАШЕМ, МЫ НЕ СЕЕМ...

В этой жизни беспросветной,

Что ни края, ни конца,

По стране родимой бедной

Ходят-бродят два певца.

Мы не пашем, мы не сеем,

Мы вам песенки поём.

На гитаре мы играем,

Очень весело живём.

Мы не плотники, не косари,

Не ткачи мы, не жнецы.

Отпустили длинны волосы,

Потому что рок-певцы.

Мы вам песенку слабаем

Про житьё-бытьё, про то,

Как жизнь эту понимаем

И как быть и делать что.

Мы вам нового не скажем,

Всё давно известно вам.

Все слова быть могут лажей,

Доверяйте лишь делам.

Что хорошего такого

Сделала КПСС,

Когда лишь одна корова

Приведёт в ОБХСС.

Когда ридный председатель

Тянет с фермы всё домой,

Поделился с первым дядей-

Потому он и святой.

Ну а мы лишь болтик мелкий

На хозяйство принесём-

С нами поступают зверски

И считают нас врагом.

Всё у нас в стране не так,

И не это, и не то,

И живёт народ-дурак,

Не поймёт - зачем, почто?

Мы бы дальше петь вам стали,

Да приедут мусора,

Нас бы сразу запинали,

Заковали в кандала.

Потому мы и не пашем,

Потому мы и не жнём-

Потому что нам отрада

Только то, что мы поём.

****

ПРИЗЫВ

Услышьте зов природы,

Покиньте свои авто,

Сбросьте одежды, прочь из квартиры-

На что они вам, на что?

Живите в лесах зелёных,

Естественны будьте, просты.

Прячьтесь в пещерах от непогоды-

Не будет тогда войны.

А то возомнили царями

Природы люди себя,

Не зная, что вот уже многие годы

Страдает природа, скорбя.

Люди и глупы, и слепы,

Люди глухи и горды.

Потому оделись гранитом реки,

Закованные в мосты.

Чёрным асфальтам, дымящим трубам

Мы объявляем войну.

Мы за вечнозелёные шубы,

За лиственную красоту.

Мы за голубые реки,

За чистоту озёр,

Мы за процветанье природы

И за величие гор.

****

ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ

Несёт свои воды река-

Издалека, издалека.

А вдоль её берегов

Стадо пасётся коров.

Пасет их скотник Иван-

Он пьян, он пьян, он пьян.

Он песни матом орёт,

О чём,- никто не поймёт.

А в водах реки видна

Луна, Луна, Луна.

В небе звёзды блестят,

От них не отводит взгляд

Скотник Иван, что пьян,

Что стадо пасёт коров

Вдоль этой реки берегов,

Которой дорога легка

Издалека, издалека.

****

МАТЬ АНТИХРИСТА

Как-то летнею порой

Через лес я шла домой.

Шла по диким я местам,

Буеракам и кустам.

Слышу,- топот за спиной,

Увязался чёрт за мной.

Я через плечо плевала-

Только в чёрта не попала.

Я кричала, я рыдала,

Чрез овраги пролетала.

Только страшный час настал-

Этот чёрт меня догнал.

Он был грязный, он был злой,

Весь заросший щетиной

И с огромной, до земли,

Густой чёрной бородой.

Он сопел и он пыхтел,

Мною чёрт тот овладел.

Жизнь вкось пошла моя-

В срок, положенный природой,

Забеременела я.

Совершились мои роды

В тени могильного креста

Я родила Антихриста.

Личиком он весь в меня.

Только вот проблема в чём-

Был младенец тот с хвостом.

А ещё имел он рожки

И копытца два на ножках.

В его маленьких глазах

Злоба пряталась и страх.

И они горели днём

Адским, яростным огнём.

Не по дням рос, по часам

На погибель всем людям.

Мне старухи вслед плевали,

Да водой святой плескали.

Но я знаю ведь теперь-

Мой ребёночек не зверь.

Просто он людей не любит

И людей он всех погубит.

Он не тронет лишь меня,

Ведь теперь - то ведьма я.

****

Снова праздник - День Рожденья.

Снова гости, радость, смех.

Отовсюду поздравленья,

Комплименты ото всех.

В нашем тесном коллективе

Мы хотим поздравить Вас

По своей иницьятиве

Пожелаем от всех нас

Счастья, крепкого здоровья,

Долго жить и не стареть,

Согревать своей любовью

Всех вокруг и розой цвесть.

****

Нет никакого в том смысла,

Что радуга как коромысло,

Над лесом дугою повисло-

В этом нет никакого смысла.

И сколько, скажите, прока

В том, что стрекочет сорока?

Сплетни послушать и всё-то?

Так нет в том нисколько прока.

****

ФОКУСНИК

Да, я не маг, я не волшебник-чародей,

Но ловкость рук моих, талант и вдохновенье

Поверить в волшебство заставили людей.

Пусть я всего лишь фокусник на сцене,

И в трюках нет ни грамма волшебства,

Мне рукоплещут зрители, я - гений,

У взрослых, будто у детей, горят глаза.

****

ДЕТСКИЙ РЭКЕТ

Дяденька лысый

С глазёнками крысы

И с толстеньким животом

Вышел вальяжно,

Князь будто ажно,

На прогулку с сиамским котом.

Он на ступеньку

Ступил помаленьку,

Руку засунув в карман.

А мальчик соседский

Совсем не по-детски

На дядю наставил наган.

--Спокойно! Таможня!

Без платы неможно

Во двор просто так выходить.

Сто баксов, нет, двести

Гони мне на месте

И можешь тогда проходить.

****

Ты ко мне не приходишь,

Только Время пришло

И с собой принесло

То, что сам никогда не находишь.

Ты ко мне не придешь,

Только старость пришла

И с собой принесла

То, что ты никогда не несёшь.

Для меня больше нет запретов,

Для меня больше нет тупиков.

Разошлась толпа дураков

И туманы дурацких советов.

Не пришла ты ко мне, не пришла,

Простая житейская мудрость.

Виновата ль ума в том скудость

Или ты до меня не дошла?

Только Время пришло ко мне,

Только старость ко мне пришла.

Эта пара с собой принесла

То, что ищешь напрасно в вине.

И я понял, что мудрость пуста,

Если ты к ней ещё не готов.

И хоть миг или сотня веков-

Ты не станешь мудрее кота.

****

Ты сомненьями мучим,

Ты незнанием полон,

Но ты хочешь узнать всё сполна -

Взгляд сквозь небо ты брось

И, пронзив взором тучи,

Ты увидишь, что в небе - Луна.

Что под ней - те же сути и силы,

Та же вера и та же судьба,

И вопросы, такие же глупые,

И ответы, где те же слова.

Ты сомненьями мучим,

Ты не знаешь свой путь,

Но ты пробуешь, ищешь и тьма

Место свету прозренья уступит

И ты станешь светлее и лучше,

Только в небе - всё та же Луна.

Может быть, ты мудрее и старше

Подойдёшь к окончанью пути,

Но как бы не мчались года,

Ты станешь иным,

По пути уйдёшь дальше,

Но всё та же будет Луна.

Её можно по-разному видеть,

Она каждому дарит свой свет,

Но не каждый захочет и сможет

Шагнуть за порог Бытия

И заставить звучать те нити,

Что затронет в душе Луна.

И слова не нужны и напрасны,

И сомненья уйдут в никуда,

И по-своему будут прекрасны

И земля, и леса, и вода

И в небе всё та же Луна.

****

РАСКАЯНИЕ

Паду на колени на каменный пол,

Святые смотрят с укором,

Спаситель молчит, поникнув главой,

Взгляд его как приговором

Гнёт на колени признать свой позор

Рождённого ангелом, но ставшего вором.

Когда-то беспечно летал над землёй,

Вдогонку за ветрами мчался,

Гордился я крыльев белым пером,

С рассветом в лугах обнимался

И целовался украдкой порой

С радугой, если встречался.

Однажды задумал слетать я в тот сад,

Где Ева с Адамом бродили,

Там Древа Познанья Добра и Зла

Змеиные кольца обвили.

Им Бог запретил бросать даже взгляд

На Древо, где яблоки красные были.

Не знали они ни стыда, ни сомнений,

Не злы были и не добры,

Играли в саду, неразумные дети,

Весь мир для них - поле игры.

И были игрою та пара мгновений,

Когда они к дереву подошли.

Я в образе Змея Еве сказал:

"Пора повзрослеть и ум обрести"

И, яблоко съев, застыдились они

И стали одежды плести.

Я знанья и разум им дал-

Но счастья украл цветы.

О, лучше б им вечно в Эдемском саду

Бродить неразумно как дети иль звери.

За эту ошибку я сослан был в Ад,

И ангелы вслед мне не пели.

Теперь на колени на пол я паду,

Спасенья в святой ищу вере,

И вижу, что зря человечеству дал

Я разум - не нужен он зверю.

****

МОЛИТВА

За грехи мои воздай чашей горькой,

Дай испить цикуты терпкой яд,

Дай мне встретить смерть свою стойко,

Встретить грудью чужой булат.

Да, я сам убивал и калечил порою,

И пьянел, видя алую кровь врага,

А теперь, в чистом белом исподнем стоя,

Жду, молясь, свиста чужого клинка.

Боже Святый! За спасенье молю не своё,

А души того, кто, не зная, целит

В мою грудь клинка остриё

И привычно чужие жизни мерит.

Ты прости его, Боже Святый, грешного,

Как когда-то ты грех мой простил,

Защити от безумия ада кромешного,

Защити от губительных сил.

****

Ты счастья просишь у Судьбы,

Как просит нищий подаянья.

Наверно, нищий духом ты,

С лицом, исполненным страданья.

У Рока счастья не моли,

Терзая душу оправданьем,

Ты поднимись сперва с земли

И прекрати свои рыданья.

Ты в силы собственные верь

И не желай всего и сразу

И знай, что вовсе без потерь

Не удержать Судьбу-заразу.

И если духом ты силён

И честен до конца с собою-

Ты счастьем будешь озарён,

Сразившись с собственной Судьбою.

****

ВИННИ

Куда идём мы с Пятачком-

Большой-большой секрет.

Мы не расскажем никому-

О нет, и нет, и нет.

Мы с ним на мясокомбинат

Идём, идём, идём.

Но лишь один придёт назад,

Хотя мы шли вдвоём.

Заплатят мне за Пятачка

Три тысячи рублей,

Прощай, дружок, ведь станешь ты

Тушёнкой из свиней.

Ты с этикетки будешь мне

Смотреть с укором вслед,

Но стыдно мне не будет, нет,

О нет, и нет, и нет.

****

Ветер срывает печали оцепененье,

У погасшей свечи я один в темноте.

Я достоин не жалости, только презренья,

Что не смог сам себя я распять на кресте.

Быть распятым хотел я на дереве жёстком,

Но не сдюжил, не выдержал, плачет свеча,

Что сжимает рука, обожжённая воском.

Душа смотрит с укором в лицо палача.

****

САВВА И ФОМА

По тракту северному

Да на Кострому

Везут сани барина

Да ямщика Фому.

Барин рыхл и толст,

Имеет низкий рост,

В шубах и мехах

Едет в розвальнях.

А ямщик Фома

Только сыт едва.

Все его слова,

Что он сыт едва,

Не берёт на ум

Барин тот Савва.

Он кричит - " ямщик,

Скоро Кострома,

Там кабак, трактир,

Там устроим пир,

А пока тебе

Надо сбросить жир".

Не сказал ямщик

Ничего в ответ,

Через пару вёрст

Просто рухнул в снег.

Барин Савва спал

И не слышал он,

Что ямщик упал,

Барин видел сон.

Он-то ел и спал,

Он-то был в тепле,

Крик Фомы пропал

В мутно-белой мгле.

Долго барин выл

Среди снежной мглы,

Не найти теперь

Путь до Костромы.

В сани барин сел,

Правил наугад,

Заметал следы

Белый снегопад.

****

По тракту северному

Да на Кострому

Везли сани барина -

Мёртвого Савву.

****

БАСНЯ

Два муравья по тропинке лесной

Поутру шли на ручей за водой.

Несли они вёдра - каждый по два

(Они не боялись такого труда)

Один был философ, второй же был практик,

Один был стратег, а другой - просто тактик.

К ручью подойдя, увидали они,

Что тонут в ручье братья их-

Муравьи.

Один, что философ, тот замер на месте,

Планы спасения - сто или двести-

Обдумывать стал, но выбрать не может:

Этот неплох да и этот, но всё же

Рискованны слишком - вдруг не поможет.

Так думал философ, на месте топчась.

Другой, за травинку скорее берясь,

Тащит, напрягшись, в бурную воду-

Спастись чтоб помочь муравьиному роду.

Вскоре философ придумал, как быть-

Скорее домой за подмогой сходить.

Да только пока он бегал домой,

Всех спас из ручья муравьишка второй.

Здесь мысль прочтёшь ты легко между строк-

Смелей берись за дело, вот в чём урок.

****

Уж сколько раз твердили миру,

Из века в век,

Что глупый, слабый человек.

Он жаждет большего

И бесится он с жиру -

Таким останется навек.

И сколько б он

Не строил зданий

И не изобретал машин,

Всегда найдёт он сто причин

И много больше сыщет оправданий,

Чтоб не менять своей души.

****

ЧЕЛОВЕК

Вот лист - передо мною он былинка,

Его нетрудно растоптать.

Так человек перед звездой - пылинка,

Но может человек мечтать.

Сумел из грязи он подняться,

Сумел построить корабли

И смелости сумел набраться

Искать неведомой земли.

Пусть человек пока никто,

Но в нём есть Божия частица.

Впёрёд идти пусть нелегко,

Но дух иных летит как птица.

Всех за собой они ведут,

И так, шагая понемногу,

Я верю - люди путь найдут

И из былинок станут Богом.

****

ХВАСТЛИВАЯ ЯБЛОНЯ

Однажды яблоня пред грушей

Хвастливо речь свою вела:

"Меня, сударыня, послушай",

Сказала яблоня, склоняясь,

"Кто б мои яблочки не кушал,

То всяк хвалил - и смерд, и князь.

Они на Солнце красным боком

Сверкают сочной наливой,

Они полны прохладным соком,

Нельзя не взять их и не съесть.

Среди листвы их зреет много,

И каждый воздаёт им честь.

Ну а твои плоды? Что ж, право,

Они, пожалуй, недурны,

Но вот беда - что за отрава,

Когда незрелые они.

Идёт о них дурная слава,

Что они горше, право, хны".

Так яблоня хвалилась перед грушей,

Когда её плоды незрелые кислы.

Вот грушу обтрясли,

Плоды её чтоб скушать,

А яблоки лишь черви ели да ослы.

Собою не хвались, других полезней слушать,

Чтобы тебя не скушали ослы.

****

Когда ты не нужен и одинок

И в жизни чёрные пятна -

Останется лишь шагнуть за порог

И сделать это приятным.

Но смейся: ведь за порогом всё то ж -

Ты там одинок и не нужен.

Плачь, ведь ты облегчения ждёшь,

Но встретишь дыхание стужи.

Забытый, в её ты объятьях заснёшь,

Чтоб больше уже не проснуться.

Шагнув за порог, ничего не найдёшь,

Лишь чёрное с белым сойдутся

И будешь ты вечно на белом

Казаться чёрным пятном -

Холодное мёртвое тело,

Заснувшее траурным сном,

Ненужное и одинокое,

Укрытое белым ковром.

****

ВЛАСТЬ

Среди старинных свитков и книг

С длинной седой бородою старик.

Со взором горящим, с безумным челом

Склонился над древним дубовым столом.

Пустыми глазницами череп мерцает,

В танцующем свете свечей, что бросают

Свой отблеск на колбы, чаны и реторты,

На тигли, диковины всякого сорта.

А посреди того мрачного склепа

Горит пентаграмма таинственным светом.

Древние старец читает заклятья,

В них древняя ярость, зло и проклятье.

Всё ярче горит пентаграмма огнём,

Вот видно какое-то чудище в нём.

"Скажи мне, кудесник",-- демон взревел,--

"Как вызвать меня ты из Ада посмел?!

Когда бы не эти горящие знаки,

Мясо б твоё уже рвали собаки!"

Взмахнувши рукою, ответствовал старец:

"Я сделать могу, чтоб сплясал ты мне танец.

Во власти моей то, и ты это знаешь.

Я вызвал тебя, заключив в этот пламень,

Чтобы ты мне принёс алхимический камень.

Иди за тем камнем, я здесь тебя жду.

Тогда лишь тебя я освобожу".

Вспыхнула ярко огнём пентаграмма,

Впечатавшись в демона яростью шрама.

Взревевши, отправился демон искать

Тот камень, чтоб снова свободным смог стать.

Он камень нашёл и принёс колдуну,

Чтоб власть служила ему одному.

Со взором горящим, с безумным челом,

Великим себя он считал колдуном,

Забывши о том, что, исполнив работу,

Создание Ада получит свободу.

И, Камнем любуясь, не смог прочитать

Заклятье, что демона сможет изгнать.

Демон взревел, и, схватив колдуна,

Унёс собой в Ад до самого дна.

О том зарубите себе на носу,

Чтоб не пропасть, как тому колдуну:

Что если, не глядя, за властью бросаться,

То можно в Аду лишь скорей оказаться.

****

УЧАСТЬ МУДРЕЦА (Сократу)

Испит до дна цикуты кубок,

Главой седой поник мудрец,

Мир мудрости довольно хрупок -

Над ним ведь глупости венец.

Любой мудрец, так иль иначе,

Толпе никак не угодит,

Он присуждён к позорной сдаче,

И вот цикуты яд испит.

Он знает - жить ему мгновенье,

Толпа не любит мудрецов,

Толпе ведь свойственно стремленье

Своих лишь слушаться ослов.

Её придирки и измены

Мудрец не в силах отменить,

Он для неё - паяц с арены,

Но всем ему не услужить.

И пусть мудрец мудрит -

Но этим лишь смешон толпе.

Цикуты кубок им испит -

Последний тост своей судьбе.

****

НЕ ЖЕЛАЙ

Закружит, завьюжит

Воздух заклинанье -

В пентаграмме магом

Рождено созданье.

Лик другого мира,

Чуждого и злого,

По веленью мага

Появился снова.

Истинное знанье

Миры соединило,

Страшное созданье

Слово породило.

Мечется по центру

Чёрной пентаграммы,

Он страшней всех монстров,

Страшный, страшный самый,
Вот остановилось и заговорило:

"Где ты, маг, чьё слово

Меня породило?"

Маг, трясясь, ответил:

" Ты моё созданье,

Рождённый в этом круге

Моим заклинаньем.

Я повелеваю

Истинною речью:

Принеси мне кожу,

Кожу человечью.

Мне необходимы книгам переплёты

Для своей мистической,

Магической работы".

Вспыхнуло созданье

Яростным огнём,

И исчезло, чтобы

Вернуться с новым днём.

" Вот тебе вся кожа,

Просто, без затей".

Глянул маг - и что же:

То кожа его детей.

--------

Всегда нам за желанья

Приходится платить.

Желая, знай: порою

Нам лучше просто жить.

****

Затеяли драку собаки в пыли:

Кость поделить они не смогли.

Пыль вихрилась столбом

И летала шерсть.

А Моська лежала клубком

За углом,

И, глотая слюну, мечтала поесть.

Кость забытая брошена в сваре была,

Моська зорко следила из-за угла.

В этой драке лихой победителей нет -

Все бессильны, искусаны, биты.

Моська в зубы ту кость -

Не пока, не привет,

И исчезла в кустах ракиты.

Драчуны ей, конечно, смотрели вслед

И с угрозою, и с рычаньем,

Только кость отобрать

Силы нет,

Силы нет наказать,

Догнать, разорвать.

Не досталась та кость из них никому,

Кроме Моськи, умевшей ждать,

Пока сильный дерётся с сильным

И умевшей скорей подобрать

То, что сильные не поделили.

---------

Что хотел я этим сказать:

Там, где сильный дерётся с сильным,

Место слабому пировать.

****

Над полем, над полем

Снежная вьюга

Роняет белые сны.

Нам снятся, нам снятся:

На поле, на поле

Цветут цвета крови

На белом, на белом цветы.

И запахом гари давится горло,

Душит пожарища дым,

Солёные слёзы, солёные слёзы,

И волосы белы, и волосы белы -

Я с детством прощался своим.

А снежная вьюга, а снежная вьюга

Забвение в крике несёт.

И плачет, подруга, и плачет, подруга,

Над телом убитого дня,

Путь заметает, путь заметает.

И в белом, и в белом,

И в белом саване схоронят меня.

****

Приметам верить, знать судьбу

Гадать под Рождество -

В наш век науки пережиток,

А может, даже баловство.

Приметам верить не с руки,

Ну а судьбу вершим мы сами.

Гадают только дураки,

Поддавшись глупому желанью.

В наш век стремительный

Технический прогресс

Нам заменил приметы и гаданья,

Но в темноте, когда одни,

Нам чудятся волшебные созданья.

И, начиная новый день,

Порою ходим злыми,

Хотя и вовсе нет причин -

И отвечаем мы иным:

Ногами встали мы другими.

Когда через дорогу вдруг

Пред нами кошка пробежит -

То, коли шерсть её черна,

Нам ту дорогу обходить.

Вот так, из половинок двух

Мы состоим неразделённых:

В нас есть науки дух

И есть дух верований древних.

****

ЛИКИ СНОВ

Они приходят из иных миров,

Но в нашем обретают плоть,

Чтоб, не успев родиться, умереть

И свой разорванный остов

Заставить вспыхнуть и сгореть.

Даря нам образы без слов.

Иные видят в том порыв,

Другие - страх и безрассудство,

Но знаю я - другое чувство,

Что как волна, как яркий взрыв

Их вновь толкает на безумство.

Их худший страх - остаться тщетой,

Забыть себя, не проявясь,

И, перед нами появясь,

Собою жертвуют с охотой,

К нам приходя в волшебных снах.

****

В переулке, в переулке ночью

Подбиралась мышка к булке сочной.

А на мусорной на таре, подбоченясь,

Кот (сегодня он в ударе) Женя.

Мышь голодная уж полдня, живот сводит,

Всё сожрала её родня, с булки глаз не сводит.

Та лежит, притягивая взор магнитом будто,

Кот Женя, крадучись как вор, приник к забору чутко.

А мышь, не видя ничего, на смерть идёт, аж жутко.

И вот, добившись исполненья своей мечты,

От голода забыла про спасенье,

И не смогла нырнуть в кусты -

Ей помешала недоеденная булка -

Кот наигрался с мышкою и съел.

А потому раскинь мыслишкою, пострел -

Идя к мечте своей без страха, без оглядки,

Легко со смертью проиграть свою жизнь в прятки.

****

Причин и следствий замкнутый круг -

Из него не вырваться, не скрыться.

Присмотрись повнимательней -

Видишь, вокруг

Причин и следствий вереница.

Раньше было проще - мы не искали причин,

Наша жизнь состояла из следствий.

Мы не видели в жизни двух половин,

Наша жизнь была цельной.

Теперь наша жизнь из двух половин,

Разбитая, сирая, блеклая.

Мы множество ныне видим причин,

Но забываем про следствия.

****

Я беру гусиное перо,

Старинную чернильницу

Из мрамора с острова Парос.

Меня вновь ведёт, как когда - то вело,

Первобытный языческий пафос.

Чистым белым листом океан,

Где с бумажной волною Муза

Играет на белом просторе.

Она шепчет мне - "капитан,

Посмотри, как прекрасно море.

Отрази его красоту на белом

Тёмно - синею вязью чернил.

Помогу я тебе с советом".

И, перо взявши в руку смело,

Снова стал я, как раньше, поэтом.

Было это весною иль летом -

Только помню, как полнилась светом,

Как когда - то, моя душа.

И гусиным пером сонеты

Рисовал я словами, спеша.

Первобытный языческий пафос

Вёл рукою моей до утра.

И в чернильнице из мрамора

С далёкого острова Парос

Не осталось еды для пера.

****

По следам былого, по памятным местам,

Я шагаю снова, шагаю тут и там:

По кольцу по золотому,

По великим городам,

По Владимиру Святому,

По кремлёвским куполам,

Иду по полю Куликову,

По полю под Бородино -

Иду маршрутом тем же снова,

И всё, как встарь, предрешено.

Былые битвы, дерзанья духа,

Диктаторы, пророки, палачи,

Суеверия, невежество, наука,

Холсты, шелка, парчи,

Богатство, бедность, свет и тьма,

Страх, зависть, ложь и жажда славы -

Везде, как встарь, картина та,

Иные только быт и нравы.

И всё, как встарь, предрешено -

Мы от судьбы бежать не в силах.

Иль время мы, иль нас оно -

Всё то, что есть, уже когда - то было.

****

ДОМИЦИАНУ

Тебе не праздновать побед,

Не выступать как триумфатор

Под стук мечей, толпы привет -

Несчастный, бедный император.

От власти ты отрёкся сам

И стал выращивать капусту.

Никто не скажет - он тиран,

Он мудр - кто-то скажет грустно.

О, ты, забывший римский блеск,

Стук кастаньет ливийской шлюхи -

С тобой лишь раб, иллирец Беск,

Да пёс молосский Крат безухий.

Никто тебя теперь не ценит

И лесть не льётся в ухо сладко,

Зато спокоен ты и двери

Не подпираешь на ночь палкой.

Блестящей свиты нет в помине,

Преторианцев рядом нет,

Не спишь на пуховой перине,

И стар, пожалуй -

Столько лет!..

Не шлют придворные подлизы

Тебе друг на друга навет,

Забыл придворных дам капризы,

Но помнишь блеск былых побед.

Ты дал обет, и ты отрёкся,

И стал выращивать капусту,

А за спиною скажут - спёкся.

Он мудр - кто-то скажет грустно.

****

У жизни есть начало, есть конец,

Как корни есть у дерева и крона.

И те, кто беден, нищ, имеют свой венец,

И скипетр, и державу с троном.

Не стоит середин искать

Или идти вдоль края -

У каждого пути один лишь смысл - путь,

Ведущий каждого до ада иль до рая.

И если уж ты есть - так будь,

Пока за краем не растаешь.

****

НА СМЕРТЬ НОВОГО РУССКОГО

Человек. Лопата. Крест.

Гроб. Могила. Благовест.

Зять. Жена. Племянник. Сын.

Поп. Охранник. Лимузин.

Мот. Кутила. Франт. Транжир.

Вор. Убийца. Кат. Кумир.

Грабил. Пил. Курил. Гулял.

Убивал. Лгал. Клеветал.

Старость. Сердце. Пуля. Страх.

Инсульт. Приступ. Ужас. Крах.

Дождь. Братва. Друзья. Зонты.

Речь. Прощание. Цветы.

Финиш. Смерть. Итог. Конец.

****

ХАРЛЕЙ - ДЭВИДСОН FOREVER

Король дорог, хромированный круп,

Какая стать, какая мощь, посадка,

А как идёт он по дороге гладко -

Мой Харлей-Дэвидсон, мой друг.

В нём мощь и сила, напор и гром,

Мотор - пять сотен лошадиных,

Два гордых профиля орлиных -

По трассе в ночь мы мчим вдвоём.

О, Харлей-Дэвидсон, мой друг,

Моя надежда и опора,

С тобой в одно сольёмся скоро,

Когда не впишемся мы вдруг.

Нам под колёса лягут звёзды,

И пыль неведомых дорог,

Но ждёт в конце родной порог

И долгожданный отдых.

СТРЕМЛЕНИЕ

В пьяном воздухе гор

Эхо кружится слов,

Отражаясь от скал и утёсов.

То душа моя

Рвалась на простор

Ледников и коварных торосов.

И теперь надо мной

Только небо и звёзды

Близко-близко, как никогда.

Но всех ближе и ярче

Горит лишь одна,

Горит лишь одна звезда.

Это к ней я стремился,

Взбираясь на горы,

Это к ней меня звала душа по утрам,

С нею вёл я долгие споры

И доказывал с пеной у рта,

Что ты есть, упрямым ветрам.

И примолкли ветра,

Замерев неподвижно,

А небо окрасил космический свет.

Я крикнул с вершин,

Голос эхом услышан --

Я вижу тебя через множество лет.

****

СЕЛЬСКИЙ ДУРАЧОК

Неустойчиво качаясь с пятки на носок,

Шёл по улице деревни Вася-дурачок.

Шёл, свистел в резную дудку

Спрятав смех в глазах,

И курил при этом трубку,

Дымом весь пропах.

Вслед ему смеялись дети звонко

И летел вдогон собачий лай.

Но под сердцем Ваня нёс иконку,

А на ней - заступник-Николай.

Нет у Вани ни жены, ни детей,

Нету дома, нет имущества, добра,

Он привык ложиться на постель из ветвей

И вставать задолго до утра.

Может, он действительно чем странен,

А порой, возможно, и смешон,

Этот одинокий оборванец,

Чьею крышей стала крыша крон.

Но одно могу сказать о нём я смело

И душой при этом не кривя -

За любое брался Ваня дело,

Даже если не платили ни гроша.

Просто он без мзды и без корысти

Людям на посёлке помогал.

Потому лишь тот смешон и странен,

Кто его хоть раз в чём обсмеял.

Ведь никто из нас не застрахован

От тюрьмы, сумы и разума потери -

Не глумись над добрым бестолковым,

А иначе будешь хуже зверя.

****

На златом крыльце сидели

Царь, царевич, король, королевич,

Думали думу о тягостном деле -

Как сыновья их влюбиться посмели?

Эники-беники, ели вареники,

Думали думу, собравшись гуртом-

Ну кто же, ну кто же в такой ситуации

Будет наследником и королём?

Ладушки-ладушки, ладушки-оладушки,

Что же всем им делать,

Как же всем им быть?

Сыновья влюбились их друг в друга,

Но друг от друга ребёнка не родить.

Выпили по рюмочке, призналися в любви,

Свадебку сыграли, стали вместе жить,

Так перевелись в том государстве короли,

Зато республику пришлось им учредить.

****

Кину кости я наудачу -

Постоянно шестёрки на гранях.

Я последние дни растрачу,

Стрелы времени душу ранят.

Пусть мой выигрыш в мизер близок -

Он дороже мне всех монет.

Этот выигрыш - краткий список

Непрожитых и прожитых лет.

Я сумел в пригоршню собрать

Числа на гранях волшебных костей.

И пусть я никем не успею стать -

Но я не исчезну в пучине дней.

****

Всегда дорогой этой я на работу утром шёл

И возвращался ей же -

Смотреть на форварда Динамо, который забивает гол.

И вдруг сегодня, в день получки,

Когда я изменил маршрут,

Когда продрался сквозь колючки,

И вот ликёрный, рядом, тут -

Я будто разом вдруг споткнулся,

Перевернулось что-то вдруг -

К ограде вяло как-то ткнулся

Слепой старик, лишённый рук.

Лохмотья тело не скрывали,

Но оголяли только лишь,

Обрывки бывшей женской шали

И шляпа с надписью Париж.

С ним рядом - рваная котомка,

В ней медных несколько монет.

И тут в душе моей заслонка

Открылась - после долгих лет.

Как будто пьяный киномастер

Вдруг киноленту убыстрил

И всё слилось сплошною мастью,

Лишь только кадр один застыл:

Мимо летят пешеходы, машины,

Улицы как-то слепы и серы,

Шорохи, скрипы, клаксоны, витрины,

Скрылись куда-то с их шумом дворы -

Лишь старца фигура как будто вне времени,

Он сам будто время, лишённое сил.

Он не споткнулся под тяжестью бремени,

Он верил в людей - и милость просил.

Он мало просил, и давали немного -

Редкий прохожий заметит его.

Бросила дама в манто, проходя по дороге -

Умер бы лучше - и прочь от него.

С тех пор пропивать я свой труд перестал,

С тех пор прояснилося мне, дураку,

По-новому жизнь я начал,

Когда всю полчку отдал старику.

****

Время застыло , прервало свой бег,

Замерло сердце Вселенной навек.

Но чья-то незримая мощная сила

Разом пространство и время скрутила,

Стиснула, сжала - и снова разбег.

Вновь бегуны торопятся, толкаются,

Вновь за закатом новый рассвет,

Вновь разгоняет тьму солнечный свет,

Вновь исполины со сна просыпаются

И оставляют в Вечности след.

****

Горит звезда, горит одна,

Одна на бархатном колоре.

Она - мой путеводный свет

В глубинах жизненного моря.

Она - как в тайну дверь,

Как тень окна,

Недостижимая, но побуждающая к цели,

Но у меня - судьба одна,

И жизнь дана

На то, чтоб умереть в постели.

****

Жизнь в четырёх углах - зачах.

Четыре стороны даны мне для полёта.

Никто не пожалеет бедных птах -

Меня не пожалеет кто - то.

Вокруг кипит движенья мир,

Кому - то звёзды светят ночью,

Ком - то тёплое нутро квартир,

Кому - то - жизнь, разорванная в клочья.

Мне не пробить, не прошибить

Из горьких слёз воздвигнутых оков.

Мне яд раскаяния пить

В своём колодце пьяных снов.

****

Меня купали звёзды в сияньи неземном

И пели звёзды песню мне на языке своём.

Я засыпал под голос их, касание их рук

И мне прекрасней лиры был их колыбельной звук.

Я плёл венки на память им,

Я весел был, неутомим,

Со временем играл в лапту

И ждал единственную, ту,

Что моё сердце заберёт

С собой в стремительный полёт.

Нас звёзды в путь благословят

И путь наш светом озарят.

****

Звуки далёкие, скрипы и шорохи,

Прогорклая гарь, колокольный набат,

Ненаписанных писем шуршащие ворохи,

За жертвой кровавой в очередь Молохи

Строятся ждущие - кто виноват?

Кто виноват, что письмо не прочитано -

Кто не писал или кто не читал?

И кто же ответит за то, что испытано -

Тот, кто пытался, иль тот, кто пытал?..

****

Вы говорили - вы слуги народные,

Слуги народные - выбраны им.

Однако ж вокруг вас массы голодные,

Всё остаётся вам лишь одним.

Вы говорили - о массах печётесь,

Что жить будет лучше, что каждому - дом,

Сами ж над властью, богатством трясётесь,

А нам достаётся хлеб тяжким трудом.

****

Тонкий лист нашей жизни изъеден червями,

Наша молодость - гнилостный труп.

Мы своими же стали ворами -

Не раскроем замкнутых губ.

****

Говорят, бесконечность Вселенной -

Это, мол, общепризнанный факт.

Эта тема монетою стала разменной -

Не пора ли назначить антракт?

****

Вселенная - место, где кто - то вселён

Или место, где все всем владеют?

Если так, то каков же закон,

По которому собственность делят?

****

Один прохожий говорит другому -

Как мне пройти к такому - то дому?

Ему отвечают - идите прямо,

И вы упрётесь в дом тот самый.

Иначе дело обстоит в природе -

На первый взгляд, похоже вроде.

Однако электрон, вокруг ядра обегая,

Откуда он свою дорогу знает?

Всё дело просто обстоит, друзья -

У электрона есть трасса своя.

И он её от рождения знает

И по орбите вокруг ядра обегает.

****

С каждым жить дружно -

Кому это нужно?

Слабым - быть может,

Сильным - не нужно.

****

Всю жизнь я на своих двоих,

За жизнь цепляюсь я зубами,

Как подорожник, всё расту,

Всю жизнь пинаемый ногами.

Всю жизнь несу тяжёлый крест

Своих надежд, своих мечтаний,

Всю жизнь топчу я белый свет

Изношенными сапогами.

Обиды нет, есть только грусть,

Печаль, сокрытая во взоре,

А что пинают - ну так пусть,

Мне лишь бы раз увидеть море.

****

Шумит ковыль в степи бескрайней

И небо звёздное над головой.

И серебрит Луною ранней

Туман в распадке над рекой.

Дрожит гнедая кобылица,

И карим глазом вбок косит,

А я в седле, и мне не спится,

А ночь с тревогою молчит.

Ударил гром и тишь ночную

Винтовки выстрел разорвал,

Пробила пуля грудь младую,

И я с седла на землю пал.

Из рощи вышел предводитель,

Сказал товарищам своим:

Винтовку, лошадь заберите,

Земле же парня предадим.

****

МУМИЯ

Шаг из тьмы на яркий свет,

За спиной - открытый склеп.

Он старее всех людей,

Он живёт пять тысяч лет.

Его кожа посерела,

Разлохматились бинты -

Он таким предстанет в свете,

Сделав шаг из темноты.

****

Ты стремишься к чему - то,

Молишь сбыться мечты,

Не задавшись вопросом -

А достоин ли ты?

Может быть, и достоин,

Я не спорю с тобой.

Почему ж хочешь больше?

Будь доволен судьбой.

****

Есть у каждого друг, есть у каждого брат,

У ручья есть родник, у реки - берега.

У оврага есть скат, а у неба - звезда.

Есть у ветра друзья, братья есть у дождя,

Есть начало пути, но конца - никогда.

Есть у каждого враг, раз нельзя без врагов,

Если безмолвие - брат тишины,

То враг её - шум шагов.

Нет теней там, где свет не живёт,

Света нет там, где царствует тьма.

Губы рождают звук, звук порождает слова.

У всех своя тайна, но спрятана вглубь -

Не каждый сможет прочесть.

Да и вряд ли прочтёшь, если тайны - без слов,

Если книги - без букв, если сам - не поймёшь.

****

Кто бежит и бежит, подгоняя себя -

Это Время стремится быть первым.

Спросит - сколько ног у меня?

Но ответ не может быть верным.

****

Что узнаешь ты, жизнь прочитав?

Да и есть ли у жизни страницы?

Может, жизнь не имеет абзацев и глав?

Может, у жизни разные лица?

****

Над раскалёнными песками

Слепящий Солнца шар висит.

Ни звуков нет, ни вздохов, ни стенаний -

Здесь всё и вся в благоговении молчит.

Молчит, познав в беспамятстве молчанье,

И тот, прибитый ко кресту,

Который, поборов отчаянье,

Венок терновый приложил к лицу.

****

Когда под именем друзей

Скрываются враги,

Когда удара подлого

Ты в спину ожидаешь,

Когда вокруг все лгут -

Ты честным будь, не лги,

Когда с тобой - беда,

И от тебя бегут друзья -

Ты не бросай гневливые упрёки зря -

Когда твои друзья в беде -

Чем можешь, помоги,

И в этом мудрость правая твоя.

Когда в лицо бросает рок

Несчастья и невзгоды,

Когда тоска гнетёт

И безысходность душит,

Когда бушует ураган

Душевной непогоды -

Не гни хребет под тяжестью судьбы,

И знай, что сильные дожди

Своим дыханьем Солнце сушит.

Когда тебя закинет жизнь

От дома в край чужой,

Когда - один, тебя никто не понимает,

Когда лежишь в канаве,

Нищий и больной,

Ты вспомни мать, отца,

Далёкий край родной.

И, крепче стиснув зубы, встань -

Отчаяние убивает.

Когда печаль, тоска и беды

Не омрачают свет победы,

Когда дела идут легко,

Когда удача, нет забот,

Не забывай, что жизнь идёт,

И неизвестно, что нас ждёт -

За счастьем, радостью

И беззаботным миром

Невидимые, прячутся враги,

Прикрывшись знаменем красивым.

Когда пройдёт в заботах жизнь,

Перемежаясь счастьем редким,

Когда ты немощен и слаб,

Вступивши на ступеньки смерти,

Когда лицо избороздят

Морщины паутинной сеткой -

Одно лишь душу окрылит,

Наполнит радостию сердце:

Когда угасший взор скользит,

Листая прошлого страницы.

****

Времени искусные руки берут

Старости остро отточенный грифель,

По плоти живой дорожки ведут,

Черча паутинки морщинистых линий.

Время, безжалостный скульптор - поэт,

Нам отмеряет количество лет,

На плечи кладёт груз тяжёлый,

Который к земле пригибает хребет.

****

Когда ведёт резец

Свой штрих начальный в камне,

Не ведает о том, где свой закончит путь.

Но из бесформенного камня

Резец вытёсывает суть.

****

Это время не здесь и не там,

Это время разбитых дорог,

Это время, где нас уже нет,

Это время - печали чертог.

****

ИНОЙ СТАРИК

В тихом парке меж аллей

Средь деревьев бродит

Мрачный высохший старик.

Там, где он проходит,

Птицы падают с ветвей

И зверьё не ходит.

На плече его сидит

Круглоглазый филин.

Раздаётся его крик

Средь лесных извилин.

Длинны космы старика

Сединой сребрятся,

Из - под зарослей бровей

Взгляд колючий жжётся.

В пепел ввергнет он того,

Кто не бережётся.

Борода его на грудь

Серебром ложится,

Словно кто - то водопад

Запустил резвиться.

На плече его сума -

Не известно, что там:

Может, мрак и пустота,

Может, холод смерти,

Может, ждёт тебя внутри

Дальняя дорога -

Доведёт она тебя

До предела бога?

****

Я посмертную маску скрою по лицу,

Чтоб её одевали актёры.

Я её распишу серебром по свинцу,

Потом будут учёные споры.

****

Молчит Сизиф,

Упрямо увлекая камень

На самый верх

Упрямого холма.

Известно ж нам,

Что все труды его напрасны,

Когда проблема -

В скудости ума.

****

Стоит над миром замок Зла -

Угрюмый мрачный силуэт.

И бездны звёзд колючий свет

Его не тронет никогда.

Из века в век над замком Зла

Не всходит Солнце,

Лишь Луна

Во тьме ночной висит одна -

Но мраком скрыты стены Зла.

У замка Зла названья нет,

И не ведёт к нему дорог -

И тих, и мрачен зла чертог,

И не горит в том замке свет.

****

Наша жизнь - это омут,

Это зеркала блик:

Был когда - то ты молод,

А теперь ты - старик.

Из изношенных рубищ

Вновь покров не сошьёшь.

Если ты Человек -

Человеком умрёшь.

Но когда придёт время

Встречаться с Творцом -

Оказаться так может,

Что был подлецом

Тот, кто искусно в жизни

Маску носил

И свои преступленья

В могиле сокрыл.

****

Неведомые тропы мне видятся,

За горизонт манящие.

Неслышимые звуки мне слышатся,

И видят глаза незрячие.

Чувствуют руки безрукие,

Ноги бесплотные пыль бороздят.

Невыразимые чувствую муки я,

Столетья агонию длят.

Оков невидимых цепи тяжёлые,

Нож раскалённый, бессилия яд,

Нервы от боли плавятся голые,

Расплавились - но больней во сто крат.

****

Слепые лужи под ногами -

Окна в иные миры.

Там ты не ходишь,

Там ты летаешь,

Там вверх тормашками

К Солнцу цветы.

Они открыты в мир иной,

Где звёзды шепчут тайны,

Где Солнца жар и боль,

Где мир живёт бескрайний.

****

Странно, что шепчется Луна

В объятиях волны.

Странно, что непременно дверь

Две разные имеет стороны.

Не правда ли, загадочное дело -

Душа летит, но онемело тело?

Как быть, когда всё то, чему учили,

Повержено во прах мятущейся души?

Когда бесчисленные ветры смыли

Иссохшие цветы с болота лжи?

Зачем слова - уже свершилось:

Угас очаг в родимой стороне.

****

Мрачные тени минувших веков,

Великие гении в толпе дураков.

На тронах великих - безумцы и шуты,

Златом руки полнятся, но души их пусты.

Время им вынесет свой приговор,

И будет наказан убийца и вор.

****

Бредёт человек по пыльной дороге,

В пыли оставляя былого следы.

В заплатах котомка, избитые ноги,

Дыры в карманах и руки пусты.

Бредё человек по пыльной дороге,

Дороге, которой не видно конца.

Мелькает надежда, блескает вроде,

Но тени печали не сходят с лица.

Бредёт человек, спотыкаясь и падая,

Ветром сбиваемый с ног.

Из - под венца кровь сочится алая,

Тернии пьют человеческий сок.

Странность в крови у нас в каждом заложена,

Каждому рок начертание дал:

По пыльной дороге, спотыкаясь и падая,

След протянуть в вечно дальнюю даль.

****

Ты видишь сон, живя во сне,

И сонный образ зря пытаешься развеять.

Миг пробужденья только кажется тебе,

Ведь в пробужденье можно только верить.

Но самое загадочное то,

Что наша жизнь, как для тропы дорога,

Является не чем иным, как сновиденьем Бога.

****

Внушил себе, что может всё,

Что человек - природы царь,

Но, как и тыщи лет назад,

Он лишь беспомощная тварь.

****

Если совесть чиста и

Душа нараспашку,

Если честны уста

И в заплатах рубашку

Первому нищему отдаёшь -

В тяжких горестях

Сохранишь свою совесть ты,

Не прельстившись на ломаный грош.

****

Когда идёшь вперёд - иди,

Не становись на перепутье:

Но не забудь, что не один

Понять ты можешь в мире сути.

Собрав букет, цветок ты не поймёшь,

По камню о горе ты не узнаешь тоже.

За многим малого ты не найдёшь,

За частью целого понять не сможешь.

Остановись, прислушайся к цветку,

Поговорить попробуй с ним словами --

Ведь человек, поднявшись в высоту,

Забыл о том, что под ногами.

Не проходите отстранённо в суете -

Обратного не будет шага.

Не забывайте о своей мечте,

Ребёнка глупым называть не надо.

Во - многом он подобен малому цветку,

Растущему неприхотливо у дороги.

Он отражает истину одну,

Его же топчут чьи - то ноги.

Бывает, что мудрец из мудрецов

Решить не может сложного вопроса:

Быть может, не находит слов,

А может, он не видит дальше собственного носа.

Ребёнок же, невинная душа,

Ещё дорожной пылью не покрытый,

Бывает, опозорит мудреца,

Пролив свет истины, от всех сокрытый.

****

Кричит толпа, безумцу рукоплещет,

Что покорить задумал высоту,

Со смертью поиграться в чет и нечет,

На кон поставив жизнь свою.

Зыбка протянутая нить судьбы,

Укрытая в тумане заблуждений.

Как проложить над бездною следы,

Не потеряв нить благих устремлений?

****

Течёт река, безбрежная река,

Её теченье неизменным будет.

Черна, черна её вода,

Скрывая дно дальнейших судеб.

Струятся вдаль, бегут века,

Проходят мимо поколенья.

Как встарь, наш замок из песка

Смывает времени теченье.

****

Зря добра от жизни ждёшь -

Что посеешь, то пожнёшь.

Златом друга купишь зря -

Не покупаются друзья.

Напрасно мудрым тщишься стать,

Не попытавшись мир понять.

Ищи друзей душевной теплотою,

Ты мир поймёшь, поняв себя.

И мир, и счастье над землёю

Зависят в чём - то от тебя.

****

Я не верю ни в бога, ни в дьявола,

Верю в разум и верю в любовь.

Спотыкался в жизни немало я,

Сил идти находя в себе вновь.

Я бреду, не страшась расстояния

Между мною целью пути.

Слышу ветра вражды завывания,

Сквозь которые надо пройти.

Над главой небосводною чернью

Вековечное вмазано зло.

Под ногами чернильной кипенью

Пламенеет от пепла жнивьё.

Но любовь побеждает все горести,

Помогает на чаше весов

Сохранить равновесие доблести

И бесстрашие мудрости слов.

****

Сильнее вера крепнет,

Сильней пожар страстей.

Огонь пожарищ треплет

Золото кудрей.

Отбрось, товарищ, совесть,

Зачем она тебе?

Пиши об этом повесть

И посвяти себе.

Возьми топор ты в руки,

И не беда, что юн -

Пускай загнётся в муке

Помещик Савва Блум.

Спали его усадьбу,

Имущество присвой,

И с юной дочкой свадьбу

Сыграй и песни пой.

****

Раздай свои дни, раскидай, как сеятель

Зерно, чтоб всходы взошли.

Пусть унесёт их ветер - ваятель и веятель,

И не жалей, что годы прошли.

Если они в почву пригодную

Посажены правильно,

Слезами политы и Солнцем обласканы,

Всходы появятся и обязательно

Цветы зацветут дивными красками.

И поле жизни твоей не иссушит

И не завянет цветочный узор,

Цветы твоих дней согреют замёрзшие души

И радовать будут странников взор.

****

ФЕНИКСЫ

Мы в сердце несём затаённое пламя,

Горим в его жаре,

Но всё же несём

Вперёд путеводное знамя,

Сгораем и снова живём.

Мы знаем, мы видим

Неясные тени,

И свет, ослепительный свет,

И чувствуем боль бесконечных рождений

И тяжесть бесчисленных лет.

Нам суждено возрождаться из пепла

Бессчётное множество раз,

Но наше стремление крепло

И боль уходила из глаз.

И снова, стряхнув с себя пепел пожара,

Других за собою зовём.

И снова в груди разгорается пламя,

И снова в ночи загорается знамя

Нашим прощальным костром.

****

Моряк по имени Билл Шарк

Знал толк в делах Амура.

Красавиц знойных просто так

Влекла его широкая натура.

Но среди них была одна,

Что сердце навсегда его пленила.

Была любовь его чудна -

Его с собой волна манила.

Три дня пробыв на берегу,

На волны глядя, убегающие вдаль,

Мечтал доверить он судьбу

Ветрам, волне и смыть печаль...

****

Аккорды лунного света плавно

Струятся дыханием терпким.

Я рву руками терновые ветки

И ввысь устремляюсь,

Где звёздные танцы кружат

И кружат без остановки,

И свет танцплощадки огромной,

Где звёзды танцуют как марионетки.

Меня охватило тревожное чувство -

Как будто я тоже в руках кукловода

Извечно на нитке бессмысленный танец

Веду на полу небосвода.

****

АГИТАЦИЯ

Стучат, стучат, стучат - нахально,

Стучат, стучат, стучат - ломают дверь.

Как вцепятся, как вцепятся - буквально

Как - будто бы, как - будто бы

Какой - то дикий зверь.

И требуют, и требуют чего - то,

Нахра - нахра - нахрапом нажимают,

Толку - толку - толкуют до седьмого пота

И по - , и по -, и подписаться заставляют.

И ду, и ду, и думал я - почто такая акция?

А на -, а на, а называется всё это -

Агитация.

****

Я когда - нибудь отыщу своё дерево,

Дуб могучий с огромным дуплом,

Дуб , покрытый корою морщинистой,

Весь поросший от старости мхом -

Это будет мой новый дом.

****

Наши сердца стучат в унисон,

Наши глаза слепы.

Но видим мы яркий и красочный сон -

Как будто мы все рабы.

И яростный бич несёт нам боль,

Диктует нам волю свою,

И думали мы, что попали мы в ад -

Но оказались в раю.

Но если это рай -

То каков же ад?

Попробуй, Нади ответ.

Мы выбрали жизнь,

Отбросили страх -

А ты - выбирай.

****

Оборванный призрак в эльмской короне:

Полощутся тряпками мачты,

Корпус разбитый в узоре пробоин,

Скелет у штурвала, и солью напоян

Воздух, которым тот дышит.

А выше - лишь небо во гневе звереет,

А ниже - лишь дно океанское гнётом,

И волны, взбесившись, вот - вот одолеют,

Пенными клочьями веют -

А он не сдаётся, не тонет.

Он в Вечном Порту якорь свой бросил,

Летучий Голландец - ему дали имя,

Капитан его страшным наказан проклятьем,

И Вечность сама по волнам его носит.

****

Сосчитай песчинки на морском берегу,

Сколько на небе звёзд - подсчитай.

Назови порождённую ветром волну

И ветру название дай.

Звёзды смешай и ветра полёт,

Времени горечь налей,

И, заедая ширью цветущих полей,

Давись, но глотай и яростно пей

И дня ослепительный свет,

И тьму беззвёздных ночей,

И неги любовной сладостный мёд,

И соль прожитых лет.

****

Мальчик, что видишь ты?

-- Я вижу небо, оно огромно.

Мальчик, что слышишь ты?

-- Я слышу песню, --

Ответил мне скромно.

Я в небо смотрел - но видел лишь небо,

Я слушал - но слышал лишь пьяные крики.

Я не бежал, хотя падал от бега,

Не плакал, но соль на щеках.

Мальчик, ответь... Где ты, мальчик?..

Беззвучно ветер бьётся в руках...

****

В омуте мыслей глубоких

Тонет бессильно одна -

Щепка в водовороте

Разума грязного дна.

Создания умственной влаги

Куски её тащат в зубах,

И смыслы теряются в иле,

Скатившись с заляпанных плах.

****

Закончил свой рабочий день,

Спешу в тепло родного дома,

Где от камина ляжет тень

На край тугого Кафки тома.

Растрёпанный лохматый пёс

Встречал меня весёлым лаем,

А я свой крест тяжёлый нёс,

Холодным ветром подгоняем.

Мой дрессированный Барбос

Подаст мне тапочки и трубку,

Закроюсь от осенних гроз

И честь воздам вину и кубку.

Пускай беснуются дожди -

Я здесь в тепле камина греюсь.

По плану - Кафка впереди,

И Ницше прочитать успею...

Скрипит качалка, сброшен плед,

А за окном всё ветер дул,

И будто нет прожитых лет,

И Кафка на полу - уснул...

****

Две звёздочки,

Влюблённые друг в дружку,

Две звёздочки - и пропасть между ними.

Я отдал бы последнюю полушку,

Чтоб узами связать святыми

Сердца двух этих звёзд.

Молчит испуганная свита

Планет мятущихся шаров.

Их страх сильней,

Союз не состоится -

Любви объятия

Не для ночных костров.

****

Две кошки сидели

Напротив в окошке,

А рядом котёнок

Игрался в лукошке.

Я гладил двух кошек

По бархатной шёрстке,

Гонял медный грошик

Котёнок в лукошке.

А в небе смеялось

Весёлое Солнце -

Тихонько подкралось

Под наше оконце.

****

Есть край, где Вечности

Дворец,

Где звёзды пьют нектар

Зари,

Где не затупится

Резец,

Не стихнет звук тугой

Струны...

Там неба край лежит

У ног,

Там свежесть родниковых

Вод,

Всегда звучит высокий

Слог,

Тенистых рощ шумящий

Свод...

****

Хмурый рояль

Плачет минором,

Скинута шаль

Никчёмным раздором.

Я петь разучился,

А может, не мог,

Я расплатился,

Теперь я - не Бог...

Разполоскались,

Разбились аккорды,

Рухнули стены -

Я битый, но гордый.

Плещутся ноты

Последнего такта...

Хочу спросить - кто ты,

Бредущий куда-то?..

****

Юркий Юрка,

Вёрткая Верка -

Где же ты, в детство

Заветная дверца?

Где теперь Юрка -

Галстук и пузо,

Где же ты, Верка -

Давно пошла юзом...

Нет уже Юрки,

И нет уже Верки,

И мне не найти

В детство маленькой дверки...

****

Сомневаюсь я, сомневаюсь,

Досталось мне всё - маюсь.

Задохнулся в своих сомнениях,

Шаг не сделал, рассыпался в

Тлении..

Ветер дунул - и сдул сомнения,

Я пошёл - и отброшены мнения...

****

Каравелла к далёким странам

Унесёт меня пассажиром.

Познакомлюсь с её капитаном

И со всем безграничным миром.

Перейду рубежи Гибралтара,

Поздороваюсь с Тропиком Рака.

Двух светил путеводная пара

За горизонт поведёт без страха.

Само Время стоит за штурвалом

Каравеллы странствий далёких,

А волнение - восемь баллов,

Удовольствие для немногих.

Ветер рвёт паруса на реях -

Но крепки паруса пилигрима.

Альбатрос- жрец стихии реет

Над разгневанным телом Мальстрима.

Но закончится гнев стихии -

Вновь стремлюсь я к далёким странам,

Только вряд ли простым пассажиром -

Каравеллы я стал капитаном...

****

ГИМН ВАМПИРОВ

1 куплет: Ночь... В облаках запуталась Луна,

Наши крылья воздух пьют.

Звёзды нам привет свой шлют -

Ночь для всех одна...

Припев: Мы вампиры, мы вампиры,

Кровь сосём, кровь сосём.

Мы созданья ночи мира,

Мы во тьме вечно ждём -

Кровавым дождём...

2 куплет: Наши тени смежат веки,

Поцелуй наш слаще смерти.

Пейте кровь, собратья, пейте -

Умирают человеки...

Припев

3 куплет: Сменит утро ночь охоты,

Мы уснем и смежим веки.

Но страшитесь, человеки -

Ночь придёт - для нас работа...

Припев

4 куплет: Склеп открыт, клыки остры,

Крылья вновь готовы к лёту,

Вылетаем на охоту,

От голода внутри костры...

Припев

5 куплет: Только кровь костёр потушит -

Сладкая людская кровь,

И клыки вопьются вновь,

Пока крылья жертву душат...

Припев

****

НА СМЕРТЬ ДЖОРДАНО

Я сделал шаг - последний -

Из тени,

Пред очи безумной толпы.

Монахи в чёрном - безмолвные

Свечи -

Райского храма столпы.

Привязан к столбу благородного

Дуба,

Заботливо сложен костёр.

Я рад, я смеюсь среди хвороста

Круга -

Я буду свободен, лишившись

Оков.

Сразу несколько рук ткнули факел

Под ноги,

Жаркой волной встало пламя

Вокруг.

Кричала толпа - лишь отдельные

Слоги

Я слышал, не слыша, не чувствуя

Мук.

Я выпил воздух сгоревший

До капли,

И, крыльями ветра всю площадь

Обняв,

Разбил небосвод и забрал свои

Тайны,

Жизнь в обмен на свободу

Сменяв.

Теперь я свободен, и в вольном

Полёте

Гляжу на далёкую землю

Людей -

Зря окончания зрелища

Ждёте -

Бегите, спасайтесь, бегите

Скорей.

Ветер разнёс по городу

Искры,

Весь город охвачен безумным

Огнём.

Спасайте имущество, ценности,

Близких,

Спасайтесь в огне, став

Едины

С костром...

****

Под защитой душистой черемухи,

Под купиной сверкавших гирлянд,

Брал аккордами грустными за душу

В гимнастёрке седой музыкант.

Рядом - молодость, ритмы задорные,

Шорох платьев, заливистый смех,

Но рыдал под душистой черемухой баянист,

Хоть не видно при всех.

И дрожало баянное тремоло,

Заглушало все звуки вокруг.

Он лишился всего, как и не было,

Лишь баян - единственный друг.

И я слышал не просто мелодию -

Слышал исповедь в каждой из нот.

Я стоял под душистой черемухой,

В горле спазм никак не пройдёт...

****

Лети, птица! Пой мои песни,

Мне уже никогда не взлететь.

Захлопнута книга, кружится страница,

Приказано мне умереть.

Умру на рассвете, последнем рассвете,

Последнюю песню спою

О радости ветра, о небе, о лете;

Я песню тебе посвящаю свою.

Неси мои песни, неси вместе с ветром,

Людские сердца пробуждай.

Я буду казнён, но останусь поэтом,

И сам подойду и встану на край.

И пусть я не птица, и пусть не взлечу я,

На миг я почувствую ветер в лицо -

Но душу свою на свободу пущу я

Затравленным белым листком...

****

ЛЕСНАЯ ВСТРЕЧА

Я лесную фею повстречал случайно -

Спряталась за плечи тополей.

Тихо стало вдруг и дохнуло тайной,

Лучиком блеснув меж златых ветвей.

Думал - мне почудилось, и повесил голову,

Не заметил корень, ткнулся в моха мех.

-- Ой, как это весело! Ой, как это здорово! -

Долго ещё слышался от осины смех.

Подошёл поближе я - и гляжу, не верю:

В кроне грациозная дева обнажённая,

И глаза огромные - словно в небо двери.

- Где живёшь?

-- Да дома я.

Я лесная дева. Я душою дерева

Числюсь много лет. Родом из дриад.

Сможешь спеть мне песенку?

-- Да, вполне сумею я,

Для такой красавицы я стараться рад.

Дева улыбнулась и присела рядом,

И напев чарующий лес зачаровал.

Он уснул, укутался солнечным закатом.

Ветерок лишь песне тих подпевал...

****

Я плачу, когда холодный дождь,

Жалея, меня обнимает.

Каменные слёзы на белом мраморе

Забытое имя стирают.

Ресницы холодной ограды

Как тесные узы.

Я хочу вырваться из узкого круга,

Но я здесь нужен.

Я - память недописанной книги

Судьбы человека,

Давно его прах истлел в земле,

Давно, больше века.

Ветер сухие цветы в пепел развеял

В полуночном небе.

И песни забыты, а иные не спеты,

Я - нем, Я - Время...

Я плачу, когда холодный дождь,

Жалея, меня обнимает.

Его глаза слепы, а рот закрыт.

Он всегда - с краю.

Я только камень, хранящий имя

Жившего на земле.

Я только камень под этим небом -

Когда-нибудь я тоже уйду к тебе...

****

Свет сгорел,

Осталась тьма,

Лишь звезда

Как мячик

Скачет,

Письмена чертя,

То смеясь, то плача.

Ей одной ещё

Гореть -

Странная случайность.

Не с кем больше

Песни петь,

А вокруг -

Бескрайность.

Но никто не видит

Слов,

И не слышит песен,

Мрак скорбит,

Оставшись вдов,

Голову повесив.

Он пытается согреть

Звёздочку - сиротку,

Песенку пытался спеть -

Надорвал лишь глотку...

****

Привыкший жить по законам чужим

Отдал свой последний грош.

Разгневанный дождь

Смыл наложенный грим,

Сказал обречённый - ну что ж.

Остался, сказал он, единственный шанс.

-- Воспользуйся, -- голос шепнул.

И прочь по дороге, играя романс,

Пошёл, маску старую пнул...

Где он теперь, по законам чужим

Привыкший мечтать и жить?

Какую маску надел, какой грим

Сумел на себя наложить?

Он шёл по мечтам - куда он пристал?

А может, давно лежит,

Уставившись в небо там, где упал?

Мечтает, а может быть, спит?

А может быть, умер, когда узнал,

Что свод чужих правил родным ему стал?..

****

Мы говорим на разных языках,

И верим, что друг друга понимаем.

Но слово замирает на устах -

Чужого говора, которого не знаем.

Мы говорим на разных языках -

Словарь наш жалок для беседы.

Напрасно в наших шелестят руках

Листы их, белизною седы.

Мы говорим на разных языках -

К чему притворство и пустая тщета?

Рассыпятся слова в бессильный прах,

Который лишь слова затмит от света.

Мы шепчем - слов неясных тень

Не зазвучит, не донесёт надежды.

Непониманье между нами - ночь и день,

И мы молчим, но шепчем, как и прежде.

Мы верим, что слова найдутся,

И пьём, ища слова на дне бокала,

Но стоит лишь раздеться и разуться -

Как речь наш всякий смысл теряла.

Мы говорим на разных языках,

Распяты на Голгофе многословья.

Давай словам поставим первый шах,

И Бахуса испьём коварный яд,

И скажем - за твоё здоровьё.

****

ДРАКУЛА

В плащ проклятья я оделся,

В мою душу все плевали.

Они все меня достали

И разбили моё сердце.

Но, лишившись тела, стала

Суть моя чернее ночи.

А душа моя рыдала,

Когда смерть закрыла очи.

Я - легенда, небылица.

Люди пусть в меня не верят.

Жертв своих я видел лица,

В их глазах - обличье зверя.

Вечен путь и ветра шелест

В крыльях кожистых и крепких.

Алой крови тёплой пенист

Ток и вкус солёно-терпкий...

Дом пустой и одинокий,

Замок мрачного Дракулы.

Днём - лишь пыль, туристов ноги.

По ночам - скрипы и гулы.

Есть ли гроб в подвале тайном,

Где нетленный граф Дракула

Под Луны встаёт сияньем?

Или тайн пора минула?

Но порою слышно ночью

Под Луны зловещим диском

Шелест крыл и песню волчью,

И оскал кровавый близко.

Там, во тьме, средь лунных пятен,

Тень крадётся крыл вампира.

Поцелуй его приятен,

Миг - и ты владыка мира.

Ты владыка мира ночи.

Днём ты - жертва своей страсти.

Сам себя ты рвёшь на клочья

И с кровавой пеной в пасти.

Дом пустой и одинокий

Тело демона скрывает

Вороньё лишь да сороки

В его залах обитают.

А в подвальном мрачном склепе

Граф Дракула дремлет чутко.

И тебя охватит трепет,

Если скрип услышишь жуткий.

****

К чему бегут года -

Из ниоткуда в никуда?

К чему мы держим путь -

К воротам в рай,

Иль в ад, где жуть?

Да право, есть ли рай,

И ада жар и запах серный?

Где есть предел и край

И мера эталонной веры?

Одни вопросы. К чему гадать -

Пусть вместо точек - восклицанья.

Осталось жить, осталось ждать,

Как в первый раз, как ждёшь свиданья...

****

СТРАШНАЯ СЧИТАЛОЧКА

Один - я над вами господин.

Два - тихо прошепчу слова.

Три - на колени и замри.

Четыре - есть стихии в этом мире.

Пять - я смогу вас наазать.

Шесть - пусть моя свершится месть.

Семь - суд я вам устрою всем.

Восемь - ветер стихнет среди сосен.

Девять - семя Зла пора посеять.

Десять - всех распять, тебя - повесить!

****

СЛЕПОЙ МУЗЫКАНТ

Молодой улыбчивый парень

В тихом сквере играл на гитаре.

Хорошо так играл, с душою,

И пел про любовь порою.

Иногда пел про счастье влюблённых,

О ветрах он пел и о клёнах,

О тоске и о неба выси,

И реки озвучивал мысли.

Пел юнцам он о счастье быть юным,

И в мажоре бежал он по струнам,

Он седым мог дарить баллады -

И звучали минорами лады.

Он дарил свои песни людям,

Не боясь, что кто-то осудит.

Он играл, он творил и не слышал,

Как упала сосулька с крыши,

Как бежали о нём пересуды.

Ему денег сулили груды -

Он не брал ни копейки малой,

Только снова брал в руки гитару.

Лишь однажды застыла гитара,

Когда дама в манто сказала:

"Вот ещё музыкантик бездарный,

Поскорее себя продал бы.

Знать, списал у кого-то песни.

Бизнесменом бы стал - полезней".

И ушла. Ничего парень ей не ответил,

Лишь пел с ним в обнимку ветер.

А гитарные струны дарили

Всё, что пальцы слепого творили.

Перед белым листом бумаги

Ты ничтожные мысли копишь.

Не хватает тебе отваги

Отбросить неловкие слоги.

Перед белым чернил пунктиры,

Словно вдаль верстовые столбы.

И в чернильнице виснет уныло

Мертвоблеклое перо совы.

Не идут на бумагу строчки,

В голове ни единой мысли.

Вместо Музы уставшей точки

На белом поле повисли.

А поодаль горит в канделябре

Итальянского воска свеча.

Она плачет - "с собою взял бы",

Не возьму - слишком ты горяча.

Она подмигнёт мне лукаво -

"Не бери - я сама потухну.

Муза спит. Она счастлива, право,

От тебя избавившись к утру.

Ну а ты посиди немного,

Осознай всю свою ничтожность.

А я буду светить с порога

До тех пор, пока это возможно".

ПО УЛИЦЕ КОМОД ВОДИЛИ

По улице комод водили -

Чтоб опознал народ.

По улице его водили -

Не ваш ли сей комод?

Один признался, что его, мол.

Его спросили - что внутри?

А тот признался, что, мол, дома

Не открывал его замки.

Зачем тогда тебе комод? -

Спросили из толпы.

А чтобы мне задал вопрос

Такой дурак, как ты.

Что вслед за этим началось...

Об этом, впрочем, чу!

Но тот, кто свой комод признал,

Отправился к врачу.

ШЁЛ ПО УЛИЦЕ КИРПИЧ

Шёл по улице кирпич -

А куда он шёл?

Шёл по улице кирпич -

И второй нашёл.

Вместе шли два кирпича -

А куда держали путь?

Двое третьего нашли -

С нами, парень, будь.

Шли три кирпича рядком -

Куда же они шли?

Шли три кирпича рядком -

Четвертого нашли.

Шли четыре кирпича -

Я разинул рот.

Шли четыре кирпича,

Распугав народ.

Шли четыре кирпича -

Впереди открытый люк.

Вместе крикнули друзья -

Бульк-бульк-бульк-бульк...

ПРИЗРАЧНИК

Быть может, я лишь отраженье,

Быть может, я лишь чей-то сон,

Непойманное движенье,

Призрак четырёх сторон.

Возможно, я всего лишь тень,

Отсвет непрожитого дня,

И так, как ночь сменяет день,

Так Солнца свет убьёт меня.

И потому лишь в зеркалах,

Лишь в полумраке полусонном

Намёком тонким в двух словах,

Снежинкою в стекле оконном

Моя судьба отражена.

В плену несбыточных иллюзий,

Где только ночь - моя жена -

Одновременно будет Музой,

Я вам мерещусь иногда.

БУДНИЧНОЕ УТРО

Если с левой встал ноги,

Голова в тумане -

Пересиль себя и спой

Песню. Легче станет.

Если слабость в теле есть,

И дрожанье членов -

Нужно встать, затем присесть,

Упираясь в стену.

Если ты зеваешь сонно,

Веки тяжелы -

Умывайся ты холодной

Влагою струи.

А затем, взбодрясь по утру,

Скушай что-нибудь -

И не просто так, всухую,

Про чай горячий не забудь.

И тогда, без лишних слов

К своей работе ты готов!

ЗАЧЕМ И ГДЕ?

Зачем Герасим утопил

Свою Муму?

Зачем ей камень привязал,

Пустил ко дну?

Ведь он любил её всегда,

Её одну.

Но где Гринпис был

В это время,

Не пойму?

****

ИТОГ

На старом кладбище,

В заброшенной могиле,

Три мертвеца

Играли в карты, ели, пили.

Три мертвеца,

Но с разною судьбой:

Один был вор,

Второй был муж,

А третий был святой.

Попался вор на воровстве,

Застрелен был;

А бедный муж,

Объевшись груш,

К другой ходил.

Его жена

Была обижена весьма -

Убила скалкою

Грешного мужика.

Святым считали

Третьего не зря -

Он всю зарплату

Отдавал до медяка

Калекам, нищим

И обиженным судьбой,

Ребёнка вытащил

Из-под грузовика,

Но сам попал под колесо -

Не стало мужика.

И вот рядком они легли

В землю сырую,

Друзьями стали мужики,

Втроём пируя.

Один итог у вора, мужа

И святого агнца -

Лежать в земле

И страшного Суда дождаться.

Ну а пока что время есть

Втроём встречаться,

И вспоминать былые дни,

И рассмеяться

Над странною иронией Судьбы...

****

ДЕВОЧКА-ЭКВИЛИБРИСТКА

Какие па, какие пируэты

Выделывает в воздухе она,

И как гибка её спина,

И как сверкают эполеты.

Она летит под куполом арены,

Тонка трапеция, страховки нет.

Ей - риск, сиянье сцены,

Аплодисменты, выпавший лорнет.

Всё ей - ушибы и паденья,

Успех, признание толпы,

Единый "ах", когда летят крепленья,

И облегчённый вздох, когда спасёшься ты.

Казалось бы - какое извращенье:

Играть со смертью каждый раз?

Но для толпы лишь развлеченье

То, что вселяет ужас в нас.

****

ЮМОР СИТУАЦИИ

Распятье у изголовья,

Свеча поодаль плачет.

У тела собрались родные,

Вдова в чёрном траурном платье.

В углах замирают тени,

Плачет чуть слышно вдова,

И на латыни священник

Бормочет под нос слова:

"Прииде к порогу, смиряясь,

Грехи отпускаю твои,

О, Domini deus наш,

Прими его в руки свои"

Звучала латынь торопливо,

Священник путал слова,

И мазал покойного миром,

В углу причитала вдова:

"Мой бедный Камилл,

Муж мой любимый,

Ушёл ты в расцвете сил.

Я верю - ты здесь, незримый..."

И труп вдруг заговорил:

"Я знаю, чего ты плачешь,

с тех пор, как подсыпала яд -

Забыла спросить, где прячешь

Своё завещание, гад.

А я завещанье не прятал,

Я его недописал.

В присутствии адвоката

Я волю свою сказал:

Если нежданно умру,

Все деньги отходят церкви.

Вдову посадите в тюрьму,

В ту, что в Сан Кроче Веккьо..."

Распятье у изголовья,

Свеча разогнала тени,

У тела застыли родные,

Упала вдова на колени...

****

ПЕРЕПОЛОХ

Гав да гав -

С утра до вечера.

Гав да гав -

На псарне шум.

"Что им, делать нечего?"

Заметил грум.

И не знали люди, -

Гавкать не обучены, -

Почему на псарне

Этот гав и лай.

Не заснут, всё крутятся,

Хоть весьма измучены,

Не поймут,

В чём дело,

Отчего раздрай?

Лишь под утро выплыло -

Правда али враки -

Почему вчера на псарне

Гавкали собаки:

Оказалось, это барин,

Лишку перебравши,

Себя псом вообразил,

Панталоны снявши.

****

Рельсы - струны напряжённые,

Колёса - как сердца стук.

По сторонам мне кивают кронами

Клёны и небо - друг.

Несётся душа на север,

Туда, где холод и белые

Поля, и мысли, и вера,

И всё, что до этого сделали.

И вот - ожидаем конечности,

Чтобы рельсы - струны расслабились.

Но странно - одни среди Вечности?

А что, другие - не справились?

А были ли рельсы - струны,

Колёса - как сердца стук,

И клёны - в один или купами,

И небо - спасательный круг?

Но мысли - вдруг и они мираж?

А мы - одни среди Вечности?

К чему тогда ажиотаж?

А пока - разомнём конечности...

****

КРОХА

Кроха-сын к отцу пришёл,

И спросила кроха:

Что такое хорошо

И что такое плохо?

Крошке-сыну дал ответ

Папа, ухмыляясь:

Много денег - хорошо,

Мало - мама злая,

Она требует ещё.

Кроха-сын отца спросил -

Где ты, папа, был в субботу?

- На охоту я ходил,

Сын мой, на охоту.

Никого не подстрелил.

Кроха-сын отцу сказал:

- Я тебя с другою тётей

Видел, когда был в кино.

Видно, не был на охоте

Ты давным-давно.

Папа был на сына зол,

Когда ляпнул кроха -

Папе с тётей хорошо,

Папе с мамой плохо.

Кроха-сын сказал отцу -

Дай мне, папа, взятку,

Я в тетрадь не занесу,

С кем ты был на блядках.

Пап крохе сотню дал,

Скрипнувши зубами.

Кроха к маме побежал,

Чтоб столько ж взять у мамы.

****

ПРОДАЙТЕ МНЕ ТОЛИКУ СЧАСТЬЯ

Продайте мне толику счастья,

Купите мой тайный грех.

На слёзы других обменяйте

Радость мою и смех.
Продайте мне толику счастья -

Её я раздам понемногу

Лишённым отрады в ненастье,

Души и надежды на Бога.

Возьмите меня без остатка

В уплату за детский смех.

Возьмите меня как взятку -

Воздайте за тайный грех.

****

Что у чёрта, что у Бога,

Что у грешного меня -

Впереди лежит дорога, позади пылит она.

Что нам розы под ногами -

Нас заметят, но пройдут.

По обочинам - овраги,

Не сбежать нам, не свернуть.

Впереди нас ждут дороги -

Чёрта, Бога и меня.

Попирают наши ноги

Пыль слепого Бытия.

Трое нас на всём пространстве,

Горизонт недостижим,

Мы равны в своём гражданстве

Той страны, чьё имя - жизнь.

****

ИНЫЕ НРАВЫ

Есть многое на свете,

Друг Горацио,

Что и не снилось

Нашим мудрецам.

Теперь не вера правит,

Правит рацио,

Но крепче веруют лжецам.

Да, нашим мудрецам

Не снилось странное,

Что ныне столь

Обыденно порой.

Здесь совершенство

Выглядит изъянами,

И первым кажется второй.

Да, друг Горацио,

Не те, что раньше,

В моде времена,

Другие, нравы, иная жизнь.

Отныне больше фальши,

И вместо лево - право,

Мы, друг Горацио,

С тобою экспонаты,

Запыленные сединой

Прожитых лет.

В углу ржавеют

Наши латы

И света нет.

А за окном,

Мой друг Горацио,

Уже другие мудрецы.

Не вера правит,

Правят рацио,

Двуличность, мелочность,

Лжецы...

****

ТО ЛИ ВПРАВДУ, ТО ЛИ В ШУТКУ...

Кот от мышки убегает,

На Луну ворона лает,

Пёс гнездо на ветке свил,

Щиплет травку крокодил.

Птицы плавают в реке,

Рыбы роются в песке -

Что за странный этот мир:

Перевёрнут, перепутан,

То ли вправду,

То ли в шутку,

На секунду, на минутку,

На часок, на день, на год

Этот весь круговорот.

Вместо брюк ношу рубашку,

Вместо сыра ем бумажку,

Пешеход идее по трассе,

Швабра с тряпкой

Пляшет в вальсе,

Люди ходят на руках

И вода горит в кострах -

Что за странный этот мир:

Перевёрнут, перепутан,

То ли вправду,

То ли в шутку,

На секунду, на минутку,

На часок, на день, на год

Этот весь круговорот.

****

ЗАЖГИ ЛАМПАДУ

Зажги лампаду за упокой,

Пади на колени, молись.

Почувствуй грехи за спиной -

Признай их, смирись.

Смирись, что грешен, как все,

Пади на колени, молись.

И чтобы не жить во грехе, -

Покайся, смирись.

Смирись, гордыню гоня.

Зажги лампаду за упокой.

Молись, молись за себя,

Смирись - не окончен бой.

Чужая душа - потёмки,

Как часто люди правы.

Стоишь за порогом в сторонке,

Не видя во тьме стены.

Не тот, видно, ключик выбрал,

И вместо гостиной попал

В холодный, как айсберга глыба,

И чёрный, как тьма, подвал.

Так надо ли в дверь стучаться

И к ней подбирать ключи -

За ней может тьма оказаться

И сальный огарок свечи...

В душу можно наплевать,

Если есть дно у души.

Бездонную душу можно,

Пожалуй, лишь обплевать.

Но душу такую сложно

Будет потом отмывать...

Нельзя пленить творца,

Нельзя пленить Дедала -

Начертано аттическим письмом

У основанья пьедестала

Тому, кто доказал умом,

Что человеческая мысль летала

Подобно птице, бороздя крылом

Просторы неба в поисках свободы

И общества устройства идеала,

Где труд ума почётным стал трудом...

АНГЕЛ СЕГОДНЯШНИЙ

Какой-то робкий, нескладный юноша

Стоял у края дороги.

Осеннюю грязь топтали

Худые голые ноги.

Глаза - как бескрайнее небо -

Смотрели с тоской на машины,

Порой тормозивших рядом:

"Что тебе, хлеба?"

Но чаще стремящихся мимо.

В глазах его мука стыла,

Рубище ветер трепал,

Он не произнёс ни звука,

Шагнувши под самосвал...

...........

Вокруг суетились люди:

Зеваки, милиция, доктора,

Шепнул он - "Не обессудьте,

Вам вера уже не нужна..."

Никто ничего не заметил -

Душа человека слепа -

Как ловко беспечный ветер

Перья сорвал с крыла.

Он умер на том полустанке,

Испачканный грязью людской -

Забытый, униженный ангел

С кудрявой седой головой.

МЕЛАНХОЛИЯ

Горит свеча, и неслышен стон

Обугленного фитиля.

Плавится воск, и всё меньше свеча,

За слезою стекает слеза.

Плачет ночь за окном,

И блестят её слёзы во тьме.

Одинокая свечка на холодном окне

Слёзы льёт. Плачет, ночь, по тебе.

Плачет клён, что без сил

Ветвями закрылся от слёз.

Да и ветер, чудак, загрустил

И заплакать хотел, да не смог.

Плачет свеча на холодном окне,

И всё меньше её тонкий стан.

Плачет ветер и клён, плачет ночь,

Заплакал я вскоре и сам...

Все мы тянем жребий свой,

Тянем, в лямку впрягшись:

Да хоть я, да хоть и ты -

Тянем все на свете.

Мы впряглись как бурлаки,

Кто-то раньше, кто-то - следом

Вплоть до гробовой доски

Или до победы.

Но победа - что она?

Разве легче станет,

Если кто-то упадёт

И потом не встанет?

Может, сбросить этот груз

И расправить плечи,

Просто так шагнуть вперёд,

Вдаль - судьбе навстречу...

***

Человек - это блудный ангел,

Но не каждый вырастит крылья -

Слишком много душевных мутаций,

И растут вместо крыльев хотенья:

Лучшей должности, лучшей зарплаты,

И уродство считается нормой,

Передающейся в поколенье.

Человек - это будущий ангел,

Но всё меньше размах его крыльев.

Скоро рухнуть он может на камни

И перья покроются пылью...

***

ИДУЩИЙ ПОСЛЕДНИМ

Он шёл последним,

В руках его - ветер

Пел о сраженьях и мире.

А пропасти - глубже,

И трещины - шире.

Высокий утёс впереди заметил.

А следом - недруг

И отблеск мечей -

Торопятся крови

Клинки испить.

Идущий последним

Мечтал любить,

Мечтал умереть

И проклясть палачей.

Он раньше дошёл до утёса,

Чем псы, искусно берущие

След на крови.

Не сдался желающий

Только любви:

Внизу, под утёсом

Дошедший лежит.

****

ПРО БУРАТИНО

Однажды пришёл Буратино

Из школы,

В глазах его - слёзы

И сопли до полу.

- Случилось ли что? -

Папа Карло спросил.

- Учителя носом к стене

Пригвоздил...

***

Пришёл Буратино

Из школы домой

И к папе Карло

Прижался главой.

Чуть слышно ойкнул

Старый столяр -

Буратино нанёс

Прямо в сердце удар.

***

Мальвина к папе Карло

Пришла в крови, слезах.

- Что случилось, детка? -

Сказал, её обняв.

- Я с милым Буратино

Поцеловалась пару раз.

Теперь слепа Мальвина,

Лишившись синих глаз.

***

Ты смотришь вдаль,

Туда, где крики стаи

Журавлиной

Дрожать заставят горизонт,

Туда, где терпкий вкус

Калинный

И крепость осени горчит

В обличии осенних вод.

Ты смотришь вдаль,

Но видишь больше,

Чем даль земли,

Средь неба шепчущий простор,

Ты видишь звёздных глаз угли,

И как, застыв, ведут о чём-то

С ветрами горы разговор.

Ты знаешь, что рассветы плачут

Над ночью, потерявшейся во сне,

Что умереть - совсем не страшно,

А страшно пустоту узреть в руке,

И на колени встать под рабский кнут,

Весною всходов не узреть над пашней,

И белый флаг над башней

Прежних заблуждений духа

Как символ сдачи древних рубежей,

Как знак, что ухо Бога будет глухо

К тому, кто раб с рождения

Своих привычек и своих страстей.

Так что не строй песчаных замков

И оковы плоти разрушь

И стань свободнее, чем ветер,

И звёзд коснись в безудержном полёте,

Разбейся радугой на солнце в дождь

И расплескайся над рекой в тени у ветел...

***

ЧТО НАДО?

Ко мне пришли, постучали в дверь,

А я не открыл, притворился - нет дома.

- Что надо? - спросил - никого дома нет,

Никого до восьми с полшестого.

За дверью сказали: "Не врите, не верим.

Откройте гостям по-хорошему двери"

- Что надо? - спросил -

Никого дома нет.

- А мы вот проверим -

Раздался ответ.

- Что надо? - спросил я -

Открою и сам,

Сломать дверь как плюнуть

Таким крепким лбам.

- Что надо? - я дверь

Распахнул, а в ответ -

По лестнице гулко

Удары штиблет.

- Сказал же, что нет никого с полшестого -

Но, видно, не верят словам домового.

***

СКАЗКА

Неправда ли, сказка -

Принцесса верхом на драконе?

Неправда ли, небыль -

Золушка в белой короне?

Не верьте в историю о добром принце,

Не верьте, не стоит,

Подобным тому небылицам.

Не верьте, я вам обосную научно -

Нет Несси и снежного йети.

Это выдумки, чтоб не было скучно,

А в сказки верят лишь дети.

Но мне повстречался

Однажды чудак -

Он верил во все эти сказки.

На нём был смешной

Золочёный колпак

И расписные подтяжки.

Он утверждал,

Что он друг Белоснежки,

С Емелей дружил и катался на печке,

Кружился с прелестными феями в танце,

Русалкам расчёсывал волосы в речке.

Я его слушал, смеясь и кивая -

Вот, видно, чудак. Повредился рассудком,

Смеялся и ждал остановки трамвая.

Трамвай подошёл - а чудак-то растаял...

***

Проникнет в сердце глубоко

Мне непонятная тревога,

И вот я сам, как тень, легко

Стремлюсь над призрачной дорогой.

Моё земное бытие - лишь сон,

Лишь грёзы смертной плоти.

Я настоящий - выше крон

Скольжу наверх, смеясь в полёте.

Да, я смеюсь, но сердце гложет

Тоска, засевшая в груди,

И шелест крыл, и ветр на коже,

И мгла, что видна впереди.

Но я не в силах отвернуть,

Не в силах снизиться и скрыться.

Безгрешный ангел - моя суть,

Мне суждено о мрак разбиться.

И там, где к вашим рухнут стопам

Осколки радужной души,

Восток окрасит робко тонкий

Зари птенец из царства Тьмы.

***

НРАВОУЧЕНИЕ

Ах, зачем ребёнку дали спички! -

Говорит однажды чья-то мать.

Это ведь к добру не приведёт.

Лучше лепит пусть в песочнице кулички

Или в салочки отправится играть.

Спички детям не игрушка! -

Кажет вам усатый чей-то дядя,

Спички до пожара доведут,

И уткнётся взглядом снова в кружку,

Чьи-то руки спички заберут.

И дитя заплачет, не понявши,

Почему забрали коробки,

И забудет о мечте мечтавший,

Из песка катая колобки...

***

ГРАФСКИЕ РАЗВАЛИНЫ

Лишь тихий шелест разговора

Дубов кряжистых с молодой берёзой

В дубраве тенистой на склоне у холма.

Да вдаль, насколько хватит взора,

Уныло зрит кирпичная труба.

От графских стен - гнезда аристократа -

Руины да крапивная орда,

Заросшая аллея и ограда,

Камыш шумит, где ласково когда-то

Плескало в ноги зеркало пруда.

И вот, мятежных душ потомок,

Идёшь по прошлому, поросшему быльём,

Здесь был когда-то сад,

Берёзка, страстный шёпот -

И думаешь о том, как тонок

Тот мир, в котором мы живём...

***

Разбитый горшок

Не сдержал молоко,

И белое море укором

Коснулось кривых черепков,

Смущённых своим позором.

Трёхцветная кошка неясной породы,

Напротив, довольна судьбою горшка -

Покинув местечко в углу у комода,

Усердно лакает тепло молока.

***

Зачем мне золото

И вклад в швейцарском банке,

Когда на улицах - весенняя капель,

Когда на тротуарах

В полушубках бабки

Прожаренные семечки

Вам продают за рубль,

Когда на улицах апрель,

А в будуарах мезонинов

И под ручку в парке

Гуляют барышни

И пахнут от Шанель.

***

Я пляшу на потеху толпе,

Я пляшу, корчу рожи, кривляясь,

Я паяц, я смеюсь, я кричу,

Рукоплещет толпа, забавляясь.

***

ПО ПУТИ ЗА ГОРИЗОНТ

Над головой небесный ткач

Соткал из звёзд узор.

Мы шли вперёд сквозь бремя лет,

Забыв, кто мы, хоть плачь.

И Время обратило взор

Назад, где виден след.

А след терялся вдалеке -

Неясно, где он начался

Тот путь, которым без конца

Идём за горизонт мы все.

А свет холодный дальних звёзд

Касается лица,

И мне легко, тебе легко,

И видим - есть конец пути,

И кажется, что путь наш прост,

И мы идём вперёд...

А Время, проводник и друг,

Печально смотрит вдаль,

Ему известно, что наш путь -

Замысловатый круг.

Нельзя стоять, но и свернуть

Нельзя. В душе обида и печаль.

Уходим мы за горизонт,

Уходим в толщу лет.

Но мы вернемся, мы придём

И вновь пройдём след в след.

***

НА СМЕРТЬ ВЕЛИКАНА

Умирал великан: тяжело , мучительно,

Последний на свете гигант.

Толпились вокруг любопытные зрители,

Шептались промеж собой подозрительно,

Выступал напомаженный франт.

Обращался он к умиравшему,

Алчность плохо скрывая:

"Дай мне руки свои, зачем тебе руки,

Всё равно ведь ты умираешь"

Он забрал у гиганта руки,

И теперь, говорят, он больше

Загребает руками денег,

Кошелёк его толще и толще.

А другой у гиганта ноги

Одолжил и пропал с концами,

А ещё - заварушка с глазами:

Их купил богач и кутила.

А печень гиганта - за валюту, конечно -

За рубеж безвозвратно уплыла.

Говорят, пациент психбольницы

Съел немного мозгов великаньих,

И теперь всех учёных на свете

Переспорил в научных исканьях.

Каждый выгоду видел и своё получил,

Растащили гиганта в мгновение.

Великаньего рода он был -

Последний из своего поколения.

***

Мне дано для счастья

Узкое окно -

Ничего мне больше

В жизни не дано.

Тесная квартира,

Склочная жена,

Да топить устало

Грусть в следах вина.

Мне для счастья надо

Распахнуть окно

И поверить надо,

Что летать дано.

***

Стремительный бег, лёт в никуда,

Бьётся и камни ломает вода.

Охрой окрасился след на бегу,

Красным страница, на помощь.

Нет сил, и слабеешь, с разбегу на камни,

И лечь, и забыться в объятиях тайны.

***

Отраженье слезы на стекле,

Нерождённой мелодии стон.

Крик гитарных порванных струн

В предрассветной загадочной мгле

Да вздох, заблудившись средь крон,

Да летящий небесный табун

Шлёт призывное ржанье земле -

Всё проходит, как сон.

***

Мы все - актёры,

Играющие свыше

Нам предписанные роли.

Мы все скитаемся во тьме,

В неведеньи алкая лучшей доли...

***

Два существа лошадиной породы -

Мать, жеребёнок в лунном сиянии.

Луг серебрится, река несёт воды,

Замер, любуюсь на расстоянии.

Мать - словно фея, дитё доверчиво

Нежной мордашкой тычется в бок.

Мать ласково фыркает - делать, мол, нечего,

И щиплет губами шершавыми стог.

Я подойду к ним, ногами босыми

Срывая росу, оставляя свой след,

Я обращусь к ним словами простыми

И протяну посоленный хлеб.

***


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"