Ливицкая Марина: другие произведения.

Православная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:


  
  
  
  
  
  
  
   МАРИНА ЛИВИЦКАЯ
  
   ПРАВОСЛАВНАЯ
  
   Автобиографическая документальная исповедь о моей маме, православной беженке, получившей убежище в Швейцарии
  
   К читателю.
   На дворе конец 2004 года. Скоро рождество. Вернемся на много лет назад.
   Из книги, - "Не забудем о тех, кому тяжелей, чем нам".
   Издательство Фэт-Фрумос, 277004, Молдова Кишинэу. 1993 год, тираж 155.000 тысяч экз. На русском, немецком, французском, английском и румынском языках. (ISBN 5-86892-265-4)
  
   - На Земле всегда что-то случается - наводнения, землетрясения, терроризм, вой­ны... Столько страданий, столько не­нависти, столько мщения и проклятий! И иногда кажется, что сам Бог уже должен спуститься на Землю, к людям. Если бы это произошло, мы, наверное, смогли бы прочесть в его огненном взоре немой упрек:
   -И вам не надоело творить зло?
   И услышал бы он шепот:
   - Да, Всевышний! ...
   шепот, похожий на светлое, нежное дыхание ветра, коснувшееся сердца, которое, сверкнув таинственной молнией, погрузилось в море надежды. Это сердце принадле­жит Маричике, (Марине Грецу-Ливицкой) - женщине, сотворенной из слезы, женщине, кото­рая и шагу не может ступить без костылей.
   - Да, Всевышний! ...
   Ввысь, в небеса, в божественную бездну света постоянно всматривается Маричика сквозь каплю росы, застывшую в ее глазах, сквозь тот соленый кристалл, который вмещает жизнь, полную тру­дов, терзаний, борьбы с крылатой тьмой снов, и сладостное ощущение того, что некогда она была ангелом, ни днем, ни ночью не покидает ее.
   Знает Маричика - это невидимая рука, протянутая к ней свыше, на­правляет ее и указывает ей ее предназначение, осеняет крестным знаме­нием ее необъятное сердце.
   - Только страдающий может понять боль ближ­него.
   Эта истина открылась ей, когда она долгие годы сознательно и терпе­ливо боролась со злом, свирепствовав­шим в обществе, - злом, что порож­дает моральную и духовную катастрофу. Она не претендует на роль народного лидера. Но когда она говорит, ее вдохновенная речь проста, доступна для понимания простых людей, ... проникает в самое сердце. Она готова на любые жертвы, чтоб помочь всем нуждающимся.
   - Самое главное для человека,
   говорит Маричика,
   - это пройти свой жизненный путь так, как будто ты проходишь канатный путь с одного берега на другой. Этот переход неустойчивый и опасный для тех, кто несется по нему неистово, ... но вполне надежный для тех кто, желая достичь цели, умеет кротко, со смирением переносить испытания и превратности жизни. Жить на земле - это жить в согласии с Богом. Я всего лишь стараюсь быть Его маленькой служительницей. Все, ... что я делаю, в действительности исходит от Него от ... Всевышнего.
   Люди почитают за честь пообщаться с этой великой души женщиной. И все они утверждают, что беседа с Маричикой Ливицкой производит на них неизгладимое впечатление. Кто знает, чего могла бы достичь эта женщина, если бы властьимущие поняли ее, ... и поняли, что ведет ее рука Всевышнего! Одни о ней говорят с любовью, воочию видя, как она бескорыстно и искренне стремится помогать людям, другие о ней говорят с завистью, не понимая, откуда она черпает силы, иногда о ней говорят с юмором, с сарказмом, но чаще восхищаясь, - с большой симпатией отдавая ей должное. Между тем Марина Грецу-Ливицкая, (в народе, ее все зовут, ... просто, Маричика), отнюдь не легендарная личность или исторический персонаж. Это реальная женщина - православной веры, которая живет среди нас. Живет сегодня. При ее работоспособности и целеустремленности, при высокоразвитой интуиции и умении общаться, она могла бы стать одной из могущественнейших женщин мира.
   Бог избрал православную Маричику для особой миссии, одарив ее неизбывной любо­вью к людям, к младшим братьям нашим, ... и к тому куску планеты, что зовется природой, ... но прежде дал ей испить до краев полную горечи чашу, которую Он вручил ей в младенчестве.
   Судьба распорядилась так, что девоч­ка, родившаяся абсолютно здоровой, в семье добрых людей в южном молдав­ском городке Кахул, позже очутилась в инвалидной коляске. И двух лет не бегали ножки маленькой девочки: тя­желая болезнь приковала ее к постели. Когда пришла к ней эта беда, в ее глазах поселилась непреходящая грусть.
   Постепенно поднимаясь, ... она не поки­дает навсегда инвалидную коляску, но уже встает и на костыли. Шаг за шагом, ... идет, ... идет только вперед, ... терпеливо постигая науку мужества и человечности. Вера в Бога дает ей сил. Сопровождающая ее по земле, постоянная улыбка тихой радости, отражает душевную собранность ее духа, ее внутреннего мира. Маричика утверждает, что, только Вера и сильный дух сможет поддержать немощное тело. И она знает, о чем говорит.
   Ей довелось сполна познать тупость безразличия и ржавчину государственной бюрокра­тии, с ее недальновидными, подчас глупыми законами, играющей на доверчивости немощных людей, познать коварство зла и злобы. И она поняла, что ей суждено бороться, ... бороться во имя Света, ибо Бог подарил ей радость жизни, и она должна стараться ограждать это непомерное счастье от земной тщеты.
   Убежденная в том, что каждый день жизни на земле - это подарок Небес, - Маричика Ливицкая научилась торопиться жить. Она стала профессио­нальным юристом, кандидатом социологических наук, доктором юридических наук. О Маричике снято два фильма. Она сумела обустроить и личную жизнь. В инвалидной коляске, ... при помощи кесерева сечения, она дает жизнь Ирине, а через год и четыре месяца Марине, - двум маленьким красивым девочкам.
   - Казалось бы, что еще нужно человеку, ... а тем более парализованной женщине?
   - Но нет Маричике и этого мало, она идет вперед, добиваясь справедливости и лучшей доли для всех обиженных, для немощных и страждущих, для тех, кто не может постоять за себя.
   Ее голос зовет наши души к пробуж­дению, к разрушению стены зла, за которой разливается волнами любовь Всевышнего.
   Ее предприимчивость восхищает, ее успехи кажутся чудом. В ней нуждаются и больные, и здоровые, ибо она исцеляет добром. К ней люди идут и идут, чтоб увидеть ее, чтоб услышать ее, ... чтоб просто дотронуться до нее. Есть на ней священная благодать!
   Маричика - настоящий государственный деятель, при всем, притом, что, ... она не занимает никакой должности ни в правительст­ве, ни в парламенте. Но люди видят и пророчат ей государственную деятельность. Ибо от этого мощного источника добра и энергии люди полу­чают много больше, чем от деятель­ности разных министерств и солидных государственных мужей. А сколько бы она могла сделать, занимая ответст­венный пост! ...
   Это Маричика, основала в республике Общество социально-экономической защиты инвалидов и престарелых больных людей, считая, бесстыдством умалчивание су­ществующих проблем. А затем проработав три года в должности первого председателя, она идет вперед, ... и учреждает свой первый частный Фонд защиты детей инвалидов и сирот в Республике Молдова, потому что ясно сознавала - малыши, не способ­ные поведать о своих несчастьях, больше всех нуждаются в ней. Далее мечтает продолжить свою деятельность в должности Председателя национальной ассоциации защиты прав человека, экологии и животных.
   Окрыленная поддержкой истинно милосердных людей в Молдове, в Соединенных Штатах Америки, Японии и старой Европе, - Маричика всегда в пути. ... Она организует для маленьких детей сирот, для пожилых людей и инвалидов Молдовы гуманитарную помощь, - из Германии и Соединенных Штатов Америки, из Швеции и Австрии, из Японии, России и Норвегии, заглушая их боль нежным словом, и материнской лаской.
   Бушующий вулкан! - говорят о ней коллеги, друзья, ее зарубежные партнеры по благородной деятельности, видя в ней настоящего истинно милостивого человека и борца за справедливость, по отношению к немощному и страждущему. Планы Маричики идут далеко, но сегодня ее главная мечта - открытие в республике реабилитационного Центра для парализованных детей-инвалидов. Такой Центр требует немалых денежных средств, но он крайне необходим, и Маричика на всех меридианах земного шара ищет людей, которые могли бы внести значительные пожертвования и тем самым помочь ей в его открытии. На ее призывы уже откликнулись участники Европейской Конференции Людей Доброй Воли, - которая прошла в июне 1993 года в России - в Москве. Наверное, часть участвовавших, в конференции впервые услышали о Молдове, ... где отравлены богатейшие земли и воды и где люди после десятилетий застоя стремятся возродить добрые, здоровые начала жизни.
   Ее голос как ток! Когда ее слышат и понимают, Маричика чувствует, что у нее за спиной вырастают крылья. Так было на этой конференции. Выступая, перед представителями многих стран, она понимала, что доброта не имеет границ и рождает сострадание в горя­чих сердцах.
   Как много еще предстоит сделать в будущем этой необыкновенной православной жен­щине в образе ангела с заплаканными глазами, ангела-победителя в борьбе со злом. Ее усилиями забьют в душах людей новые духовные родники, будут посажены в них, новые сады. Она обойдет весь мир, призывая людей к согласию, потому что в ней говорит боль - не за себя, ... а за ближнего. Маричика сможет все, так как Бог наградил ее духом и смелостью, чтобы она без устали звонила в божественные колокола на­дежды и мечты. Вера ее сильна!
   Авторы:
   Авторы:
   Журналист - Лора Капица
   и доктор, педагог - Агафья Робу.
   От автора
   О чем эта исповедь уважаемый читатель?
   О судьбе православной женщины, ... моей благородной мамы, - невероятно деликатного, большой доброты, высоко образованного, интеллектуального, православной веры, глубоко духовного, дорогого мне на земле человека, - Маричики Грецу-Ливицкой, официально получившей 8 июня 2004 года во-истину, по воле Божьей в государстве Швейцария статус политического беженца.
   Я с большой смиренностью, очень скромно, хочу призвать читателя, хоть чуть-чуть быть похожими на Маричику Ливицкую. Моя мама только по Вере своей получила по Воле Иисуса, не только исцеление телесного недуга, пройдя в Швейцарии несколько сложных операций, но и духовно-душевное исцеление - получив убежище с правом постоянного проживания до конца своих дней на этом маленьком кусочке земли.
   Надеюсь, что прочитав эту книгу и увидев каждое благодеяние Божье явленное в мамину жизнь Иисусом, ... подвигнет людей к тому, что и они, осознав свое болезненно-греховное состояние и испросив милости у Бога, прозрят, как и моя мама духовно, и в их душах возникнет стремление, постоянно говорить как Маричика Ливицкая:
   "Верую, Господи"
   Многие люди на земле в той или иной степени переживали милость и помощь Божью в своей жизни и сегодня могут сами сопоставить себя с Маричикой Ливицкой, задав и себе вопрос: А как встреча с Богом изменила мою жизнь? Мама постоянно преумножала свое внешнее знание о Боге, например, читала Библию, книги богословов, и явленные милости Божьи смягчали ее сердце, делали ее любящей и сострадательной по отношению не только к людям, но и к животным и природе.
   Мне очень хочется, чтобы Чудеса Божьи происходившие с мамой, вызывали у читателя живой интерес, и чтобы их жизнь от этого тоже смогла измениться, чтобы пользу от прочитанного они получили, и чтобы это стало поводом для их уверывания. Верую, что благодеяния Божьи по отношению к человеческому страданию моей мамы могут затронуть многие души и по-своему отразить перед людьми величие и милосердие Божье. Если люди поймут и примут чудеса, произошедшие с мамой, они, может быть, пожелают изменить свою жизнь, захотят отказаться от своих плохих привычек и деяний и последовать за Христом. Для многих прочитавших эту современную, неординарную книгу, она может стать днем встречи с Богом, днем духовного перерождения и прозрения души.
   ***
   Во Франции, Страсбурге в Европейском суде по правам человека в настоящее время официально рассматривается под номером ECHR- LRus01J/tmN 34312/02 жалоба истца - православной женщины Ливицкой Марины против ответчика государства Молдовы.
   Дело об экспроприации Частной собственности - Здания Детского фонда защиты парализованных детей инвалидов и сирот находится до настоящего времени на рассмотрении. ... Процесс рассмотрения затягивается, так как у мамы, как основного заявителя нет финансовых средств на оплату европейского адвоката.
   В связи, с чем мама и решила начать писать свой дневник.
   Смиренно извиняюсь перед моей мамой Маричикой Ливицкой, (ибо до сей поры, держала я в секрете), что решила предать огласке все самое личное и сокровенное, что спрятано в тайнике ее души и подчас непонятно, непостижимо для многих. Может быть, прочитав мою книгу до конца, она не будет строга ко мне, и возрадуется тому, что я предложила читателю ее историю, ее земную судьбу, которая для многих может показаться просто волшебной сказкой.
   Прости меня мама, ... прости.
   ***
   Очень хочется, чтобы рожденные в поисках истины, мамины письма из Швейцарии, стали настольной книгой для православных хрестьян, для верующих людей разных вереисповеданий, для всех тех, чье сердце не очерствело от грубости и насилия, наводнившими мир. Для тех, кто полон сострадания к живым существам, населяющим нашу планету, и готов всеми доступными средствами облегчить их боль, их постоянную тревогу о бытии. Мама ведет свой рассказ из Швейцарии, откуда в своих письмах она исповедовалась простым доступным языком пера Иисусу, о прожитой ею земной жизни. Надежда у нее осталась только на Него, ... на Иисуса.
   "С Иисусом на ...Ты" назвала моя мама свою исповедь, с которой читатель сможет ознакомиться на этих более 500 страниц моей книги, под названием "Православная". Вы узнаете о том, как она росла не только физически, но и духовно, и нравственно. С верой в Бога, я могу сказать, что для меня, нет на земле женщины более достойной поклонения, чем мама. Эта неординарная женщина, по воле Небес стала моей мамой, дав мне жизнь на земле, и назвав меня, тоже именем Марина.
   Мама носит имя Марина Ливицкая и я - Марина Ливицкая.
   Маму называли все Маричика, а меня Марчелла.
   Думаю, что читатель не запутается. ... Хотя время притупляет остроту восприятия определенных событий, я дочь - не перестаю удивляться трагической, и в то же время величественно прекрасной ее судьбе.
   ***
   В 1993 году в России, в "Международном фонде милосердия и здоровья" проходил конкурс на присуждение премии "Одолевшие судьбу". Ливицкая Марина, была также одним из номинантов. Марина Ливицкая заняла первое место. Маму пригласили в Москву, где скромно, ... по-доброму, вручили медаль, на которой были написаны духовно высокие, человеческие слова - " Одолевшая судьбу ", а Российской "Медицинской газетой" ей была вручена премия в размере 100 тыс. рублей. Мама отказалась от денег. Она при всех обратилась к Президенту Международного Фонда Милосердия и Здоровья господину Меньшикову, с просьбой о том, чтобы эти деньги были переданы в город Загорск, для Детского дома парализованных и слепоглухонемых детей-инвалидов.
   А еще тогда же, маме подарили очень красивый, большой, темно красного цвета вышитый национальным орнаментом русский платок. Мама до сих пор его хранит.
   ***
   19 ноября 1993 года Указом Президента Молдовы номер 194 "За особые заслуги в повышении социального статуса инвалидов, значительный вклад в организацию и оказание гуманитарной помощи престарелым, детям-сиротам, инвалидам, Марина Ливицкая председатель Благотворительно-социального фонда защиты детей и престарелых награждена орденом "За гражданские заслуги перед государством Молдова".
   26 мая 1996 года депутат парламента Молдовы Марина Ливицкая официально выдвигает свою кандидатуру на пост Президента Молдовы. Она стала первой женщиной в Молдове, выдвинувшей свою кандидатуру на пост Президента страны. Позже вы увидите, что из этого вышло, но главное - что у нее была вера в Бога, и ей хватило веры в себя. Она решает защитить честь и достоинствоа простых людей. Вот цитаты из ее официального заявления опубликованного в средствах массовой информации:
   Республиканская правительственная газета "Независимая Молдова", 27 мая 1996 год:
   - уководствуясь законом "О выборах Президента Республики Молдова," я, православная женщина - Ливицкая Ма­ричика Петровна, перед Богом и своим народом официально заявляю, что буду, баллотироваться как независимый кандидат в Президенты Республики Молдова. Простите люди, ... как смею я?
   Мне 40 лет. Я инвалид после перенесенного в дет­стве полиомиелита. По образованию - юрист. Кандидат социологических наук. Доктор юридических наук. Замужем. Муж рассиянин, по национальности русский. Уроженец Саха Якутии, ... туда, в Район экстремального Крайнего Севера были сосланы, репресированны как "кулаки" его родители из Сибири из Томска. Мы вдвоем воспитываем 2-х дочерей.
   Смиренно прошу свой народ, людей всех национальностей, прошу бедных и богатых, прошу счастливых и несча­стных, прошу здоровых и больных простить меня за смелость, за желание всю свою оставшуюся жизнь посвятить Богу, ... работе во имя спасения человеческих страданий на земле. По­верьте в меня, и помогите себе, своей семье, своим детям, нашему народу и всей республике".
   ***
   Я уверена, маме не важна была победа, ... и не важно было участие. У нее есть особый дар - умение жить, ... и ей важно было этот дар передать другим, ... своим поступком воодушевить слабых мира сего, ... дать им шанс и веру не потерять себя, ... не потерять. 17 ноября 1996 года в Молдове прошли выборы президента. Кандидатов было 9 человек. Из них 5 кандидатов были независимыми. И ...среди независимых кандидатов Марина Ливицкая, набрала 2.13 процента голосов. Из независимых кандидатов до двух процентов никто не дошел. Из независимых кандидатов она вышла на первое место.
  
  
   ***
   В 1998 году Молдавский Детский фонд защиты детей инвалидов и сирот возглавляемый ученым доктором наук, Маричикой Ливицкой. официально был отмечен Всемирным Благотворительным фондом Хилтона, номинировавшийся в числе 10 номинантов на премию в 1 миллион долларов. И хоть выиграла данную номинацию международная организация "Врачи мира без границ", ... медицинский коллектив фонда гордился тем, что их труд во имя спасения человеческих детских страданий в Молдове был замечен и на международном уровне.
   ***
   - " Мариночка, говорила мне мама, ты уже взрослая девочка моя, ты очень рано стала познавать жизнь, рано в 17 лет вышла замуж, и ты уже сама мать. Пожалуйста, послушай, что говорит церковная православная мысль, как необходимо вести себя в некоторых случаях:
   - Перед каждым своим действием, руководствуйся следующим христианским рассуждением: согласен, ли Бог с тем, что ты задумала в своей жизни сделать, угодно ли это ему? Не обидно ли оно для Ближнего твоего? На правильном ли ты пути? Если совесть спокойна, то намерение свое приводи в исполнение. Будь всегда предана, Воле Божьей не противься ей, и все свои мысли, дела направь к Богу. Прислушивайся и присматривайся к ней. Всегда держись середины. Крайности нигде и ни в чем не похвальны. Если задуманное тобой, важно в деле спасения и помощи другим людям на земле - не медли. Не отлагай день покаяния своего. Никогда не жди и не требуй за любовь - любви, за смирение - похвалы, за службу - благодарности. Старайся остаться без земных наград, чтобы не потерять наград небесных.
   - Моя родина Мариночка, любила повторять мама, ... - Царство Божье, там я буду здоровой и счастливой. А здесь, ... на земле я нахожусь как Божья посланница.
   Доченька, мы православные, ... а по мудрому мнению старых Богословов, живших на земле еще сотни лет назад, духовная жизнь православного верующего, не заключалась в том, чтобы только постоянно ходить в церковь и посещать службы. Духовная жизнь православного заключается в том, чтобы быть в глубоком, прямом, искреннем общении с Живым Богом. А достигнуть этого можно только правдой жизни, исполнением заповедей Христовых, такой жизнью, которая нас делает православными христианами на самом деле, а не только на словах, - и молитвой.
   - Молитва, Мариночка, не заключается в том, чтобы повторять чужие слова, а в том, чтобы всем сердцем, всем умом, прилепляться к Богу, то есть устремляться к Нему, жаждать встречи с Ним и, главным образом, поскольку это от нас зависит, быть с Ним до конца правдивым и искренним. Поэтому молитва не заключается в первую очередь в том, чтобы приобрести молитвенник или выучить, затвердить готовые молитвы; молитва заключается в первую очередь в том, чтобы научиться предстоять перед Богом. Предстояние перед Богом, говорила мама, очень простое дело: Бог вездесущий, ... и нет места, нет ситуации, которая могла бы нас от Него отделить. Ни дело, ни обстоятельства, ни люди не могут нас оторвать от него. Но от нас зависит сознательно, всем вниманием сердца и ума, предстоять перед Ним.
   - Утром, Мариночка, когда ты встаешь, ты можешь начать день, в одно мгновение став перед Богом сказать:
   - Господи, что я должна взять из этого дня и что я должна сделать для других в течение этого дня? Помоги мне Господи стать благороднее, быть более достойнее своего имени человека? Убереги меня Господи, от унижений, помоги не опорочить имя свое.
   - Мариночка, а вечером когда будешь ко сну идти, ... даже когда голова твоя уже будет на подушке, и глаза будут слипаться от усталости, не забудь перед сном, попросить Иисуса о прощении и о помиловании Тебя. Ибо доченька, ... когда мы погружаемся в сон, мы не знаем, проснемся мы или, ... можем никогда не проснуться на земле. Наши глаза могут открыться на вечность, когда уже поздно будет думать о том, что надо было сделать, - тогда надо будет встать перед Богом в вечности с содержанием всей своей жизни. Он нас хочет видеть, какие мы есть - и вот этого и надо добиваться.
   - Мариночка Бог есть на свете и действительности Бог, - есть Бог любви. Он озабочен твоими заботами. Встань перед Богом и все Ему расскажи. Не многословно, не болтая, а так, как можно рассказать самому близкому, дорогому другу: истинно, правдиво, сдержанно, со слезами, с радостью, с ликованием души - все расскажи. И когда ты почувствуешь, что это общение с Богом идет от твоего сердца, тогда ты вдруг сможешь обнаружить, что Бог тебе действительно друг. С Ним можно поделиться всем, всей жизнью: или радуясь, или горюя, или ликуя - все, все можно с Ним разделить. Одного нельзя разделить с Ним - это безразличия. Если мы подходим к молитве с чувством: ой! Пришло время помолиться, а мне так хотелось бы заняться каким-то другим делом; ну, прочту те молитвы, какие положено, и довольно с Него... - это кощунство, этого никто не смей делать, потому что Богу не нужны эти молитвы. Эти молитвы когда-то вырвались, как кровь льется из сердца, из чьего-то человеческого опыта радости или ужаса, тогда они были истинны. И если ты хочешь их употреблять, если ты хочешь их повторять Богу, то они должны ключом бить из твоей души, так же как они били из души того, кто впервые их составил. Мариночка, с Богом нужно говорить честно. Это очень важно. Если нет правдивости, если нет прямоты и правды в отношениях между двумя людьми или между человеком и Богом, то ни один разговор, ни один поступок не может заменить той правды, которой мы не потрудились создать. А эту правду мы создавать можем. Мариночка, одно из условий живой молитвы православного с Богом это чувство подлинной радости. И вот этому доченька, надо учиться усердно, потому что если не научиться в самом малом находить величие любви, то никогда мы с Богом не будем разговаривать, как с другом. Важно научиться благодарности о каждой мелочи, о всем том, что случается в нашей жизни, что сами совершили или чего добились, потому что мы не всегда можем добиться или совершить то, что надо было бы. На все это требуется милость Божья. Если научиться быть всегда благодарным, радоваться на Бога, радоваться о Нем - многое для тебя в жизни доченька станет возможным. Тогда можно каяться доверчиво, тогда можно просить с уверенностью в том, что Он слышит, тогда можно приобщить Его нашей заботе и нашей радости ".
   ***
   ГЛАВА ПЕРВАЯ
   ***
   Так кто моя мама?
   Кто эта женщина инвалид?!
   Имя - Марина (в православной вере крещеная под именем Мария). В народе же все называют ее Маричика.
   Фамилия - Ливицкая (девичья фамилия Грецу)
   Моя мама, - инвалид с детства.
   Сегодня, она передвигается с большим трудом, при помощи инвалидной коляски. С помощью двух костылей может немного ходить. Переболев в возрасте одного года полиомиелитом, пожизненно носит диагноз: остаточное явление перенесенного в детстве полиомиелита. Парапорез конечностей. Обездвиженность ног - полная. Сколиоз позвоночника.
   0x08 graphic
0x08 graphic
Маме удивительно постоянно снится один и тот же сон, что она здоровая и босиком летает по зеленой траве. Эта ее радость всегда омрачалась ожиданием пробуждения. Когда мама шла ко сну, она ждала и не могла дождаться этого сна, когда снова увидит себя здоровой бегущей по зеленой траве. Она верит, что все еще впереди:
   - Еще все возможно, ... просыпаясь с надеждой, говорила нам - своей семье мама:
   - Все мы, в руках Всевышнего. ... Верую Господи!
   Важно, что мама не только выжила, но и состоялась. Мама, человек исключительно не рядовой, человек, по-моему, исключительной редкости.
   По профессии мама юрист, ... на начальном этапе становления своего жизненного пути много лет проработала государственным нотариусом. Затем по собственному желанию, уехала из теплой солнечной Молдавии работать в Район Экстремального Крайнего Севера в Саха Якутия. Мама Кандидат социологических наук. Доктор юридических наук. Преподаватель Международного Независимого Университета Молдовы "Ulim" (Департамент права), Член Специализированного Совета Академии Наук по присуждению ученых степеней кандидата и доктора юридических наук при Университете. Основатель и первый председатель общества инвалидов Молдовы (1989-2002 годы). Председатель партии Социально-Экономической справедливости Молдовы (1997-2003 годы). Депутат Парламента Молдовы тринадцатого созыва (1994-1998годы). Заместитель Председателя парламентской комиссии по социальной защите, здравоохранению и экологии, Председатель парламентской подкомиссии по здравоохранению, защиты материнства и детства. Учредитель и основатель первого частного Детского Фонда защиты детей-инвалидов и сирот Республики Молдова. Председатель национальной Ассоциации людей Доброй воли по защите прав человека, экологии и животных (1998-2004 годы).
   ***
   20 век
   1974 год
  
   В 1974 году, мама закончила 11 лет средней школы Яловенской спец-школы интернат, после чего ее трудовая деятельность началась с секретаря, а затем продолжилась, в должности государственного нотариуса, второй государственной нотариальной конторы Министерства юстиции Молдавии. Мамины дни после школы были очень тяжелы. Она более остро стала ощущать, что она не такая как все. Сразу после окончания школы для детей-инвалидов и сирот, маме было очень трудно. Ее не приняли в Университет, у нее не было работы, не было жилья... Тем не менее, она была молода и очень верила в Иисуса Христа. Она верила, что в любых страданиях Господь не оставляет ее, и это давало ей силы. Она никогда не была одинока, всегда чувствовала присутствие Господа. Мама верующая - православной веры. Она всегда шла по жизни только с надеждой на Бога и постоянно находила утешение в Иисусе. Ее православная душа тянулась к храму, куда она вела нас - свою семью, чтобы просто прикоснутся к воздуху внутреннего, призрачного ощущения, которому и названия-то нет.
   В детстве я жила недалеко от православной церкви. Я постоянно туда заходила, слушала службы, но многое не могла понять. А главным моим вопросом было:
   - что такое жизнь и зачем люди приходят на землю? В чем смысл их жизни?
   Однажды мне мама дала книжку, где я прочитала, как один православный священник проводил в воскресной школе урок. Его слушателями были совсем маленькие детишки, четырех, пяти и шести лет, с родителями. Да, многим мамам и папам было интересно послушать беседу батюшки с детьми. Я зачиталась.
   ... Перед священником с самым серьезным видом сидели малыши сложив по ученически руки на столиках, ... а сзади устроились родители, совмещая приятное с полезным: детей все равно ждать, а тут предоставлялась возможность и батюшку послушать. Предмет для разговора был выбран серьезный - смысл жизни.
   -Меня интересует, в чем вы, дорогие дети, видите смысл своей собственной, а не чужой жизни. Желает ли кто-нибудь из вас, поразмыслив, ответить на такой серьезный вопрос:
   - для чего Господь Бог сотворил именно вас, как вы это понимаете?" Минуту другую все помалкивали. Да и немудрено - взрослые тоже не всегда могут ответить на этот вопрос.
   Но затем поднялась одна рука, другая, третья и вот уже несколько учеников воскресной школы были готовы дать ответ на этот, казалось бы, совсем не детский вопрос. Мне было очень интересно, ... Первым вызвался отвечать малыш с белобрысой головкой. Встав, он бойко и без запинки сказал: "Меня Бог сотворил, чтобы я ухаживал за своим хомячком". Многие засмеялись.- "Тут не над чем смеяться, - возразил батюшка, - ответ дан очень и очень глубокий. Мальчик убежден, что Господь Бог воззвал его из небытия для того, чтобы изливать любовь ну пусть сначала на хомячка. Ведь и в Библии у премудрого царя Соломона написано: - "Праведный печется и о жизни скота своего". Действительно полюбив и доказав своим попечением любовь к крошечному хомячку, он затем дорастет и до любви к людям".
   Казалось, комментарий удовлетворил всех. Но в этот момент захотела отвечать маленькая Катенька: "А меня Господь создал, чтобы я ухаживала за своей черепашкой". Уже никто не смеялся, но батюшке пришлось заметить, что ответ не вполне самостоятелен, хотя опекать черепашек - дело тоже достойное. Следующим поднялся мальчуган лет шести с короткой стрижкой. "Я сотворен Богом, - глубокомысленно изрек он, - чтобы не было скучно". Воцарилось молчание. Все почувствовали себя в растерянности - уж слишком неожиданным оказался ход детской мысли. "Позвольте, позвольте, чтобы не было скучно... - повторил батюшка изречение мальчика. - Ну конечно! Совершено ясное свидетельство, полностью подтверждаемое Священным Писанием. Во-первых, у царя Соломона в Книге Притчей есть речение о том, что Божественная Премудрость веселится о создании рук Своих. Бог по преизбытку благости сотворил мир, дабы разумные Его создания, ангелы и люди, познавая Творца и служа Ему, обретали бы в этом источник неиссякаемого блаженства. Во-вторых, - продолжал батюшка осмыслять ответ мальчика, - Господь даровал мальчика его маме, чтобы ей не было грустно, но чтобы, взращивая его, она непрестанно благодарила Создателя. Помните, как говорит Господь о рождении дитяти: "Женщина ...когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир". В-третьих, ему теперь вовсе не скучно, ибо он открытыми глазами смотрит на мир Божий, полный бесчисленных и всевозможных чудес".
   Некоторые мамы записывали в блокнотики и тетрадки мысли детей и разъяснения священника. Родители тоже чувствовали себя полноправными учениками воскресной школы. Наконец, одна девочка постарше, лет десяти-одиннадцати, сказала: "А меня Бог сотворил на добрые дела". Я удивилась - до какой степени ее представление о собственном предназначении совпадало с мыслями о моей маме. Теперь я знаю, для чего живет моя мама и в чем смысл ее жизни.
   Бог приготовил от вечности добрые дела для всякого христианина, желающего угодить своему Искупителю. Я получила много впечатлений от прочитанного проведенного православным сввящеником урока о смысле жизни. Душа моя не переставала удивляться мудрым ответам детей-дошкольников, которые, казалось, вовсе не доросли до размышления на подобные темы. Поистине устами младенца глаголет истина. "Когда-нибудь, - решила я про себя, - обязательно донесу до людей прочитанное , хочется чтобы побольше людей на земле задавались вопросом о смысле своей жизни. Ежедневно дома читая с родителями молитву "Отче наш", я повторяю слова "да святится имя Твое. Мне кажется, что в них также дан ответ на вопрос о смысле жизни. "Да святится имя Твое"
   Но когда и как святится, то есть прославляется, имя Божье? Прославляется оно в нас и через нас, когда наша жизнь возлагается на жертвенник служения Господу. Смысл нашей жизни, по Евангелию, - познавать волю Господню и, исполняя ее, прославлять имя Божье на земле. Ведь прославляется Бог не столько устами человеческими, сколько делами.
   У меня так много еще есть вопросов. Когда я вернулась домой, я кинулась к маме и спросила: "Зачем я живу"?
   - "Девочка моя, учись все, что ни делаешь, говоришь, мыслишь, - посвящать Богу. И в большом и малом имей в виду главную цель и смысл своей земной жизни - прославление имени Господа через исполнение Его святой воли. Так живя, будешь непрестанно возрастать во благодати, которая и твою душу несказанно украсит и обогатит Христовыми добродетелями, и другим внушит следовать за Господом стезей Его заповедей.
   Христос Спаситель, истинный Царь неба и земли, на Своем Страшном Суде будет определять, сохранен ли нами Его царственный образ или поврежден недостойной христианина жизнью. Ведь мы созданы по образу Божьему, но не все хотим уподобиться Христу в Его добродетелях. Кто из христиан здесь на земле стяжал, приобрел Божью благодать, проведя время в молитвах, угодных Господу делах, был милостив и добросердечен, заботился не только и не столько о себе, сколько о других - у того душа и тело будут сиять несказанным светом на Суде Господа, и Бог узрит в этом христианине Своего преданного ученика. А кто окажется чужд Духа Святого, вместо добродетелей унесет с собой в вечность одни грехи и пороки: гордыню, жадность, злобу, нечистоту, лукавство, безверие - явится мрачным и страшным, и Всесвятой Господь с негодованием отвернется от неверного, не увидев в нем пречистого образа Своего.
   Мир жесток и суров, и законы, которые нами управляют, несовершенны и грубы. Сегодняшнему человеку необходимо покаяние, ибо только многократное духовное очищение возродит нас для будущей жизни. Одни называют это совестью, другие - чувством долга... но только Бог знает путь каждого сегодня и пролагает его путь на завтра. Жить просто так, как придется, очень опасно. Пока мы скользим по наклонной плоскости, время, отпущенное на покаяние, исправление жизни и стяжание благодати Божьей, уходит безвозвратно. А ведь потерянного не воротишь. Девочка моя, родная моя Мариночка". ...
   Я могла часами слушать волшебный голос мамы, рассказывавший мне про Иисуса. Она завораживала словами, ее слова проникали в душу и оставались там навсегда. Это были воистину сказочные минуты.
   ***
   20 век
   1981-1983 годы
   Будучи на инвалидной коляске, Марина Грецу - Ливицкая, дважды родила (через кесарево сечение), и воспитала с папой, нас, двух детей.
   Ирина, моя старшая сестра родилась 2 декабря 1981 года, а я, ... Марина родилась 21 апреля 1983 года
   И до сих пор и в старой Европе, и в Японии и в Соединенных Штатах Америки, в России и по всему СНГ, у нее остается много верных и хороших друзей, которые не раз приезжали в Молдову, чтобы собраться в нашем доме. За большим и круглым столом, полного овощей и фруктов, разгорячено, со стаканом холодного, красного молдавского вина или за чашкой горячего чая, кто как любил, гости разговаривали с мамой о Боге, о религии, об искусстве и культуре, и конечно никогда не обходилось без ... политики. Мы с сестрой были детьми, но мама с папой всегда разрешали нам сидеть с взрослыми за одним столом.
   ***
   " Прикоснуться ... к моему парализованному
   ребенку, к моей девочке Марии-Маричике, -
   значит, получить Благословение Высшего.
   На нее, ... на дочку мою, по Его, ... по Божьей милости, свет идет Небесный! Уж очень доброе и сильное вокруг нее биополе Светлой Божьей благодати.
   Люди, я ее отец, и я это чувствую и
   свидетельствую Вам правду. Да, ... страшный недуг настиг моего ребенка, ...осталась она полностью, ... но, по Вере своей скажу Вам, не умрет она, останется жить, и хоть много слез и испытаний иметь будет.
   Проживет она жизнь земную с Богом в согласии, и исполнять на земле будет, его Закон - Закон Божий! Пророчествовал всем, ... постоянно плача, - мой родной дедушка - Грецу Петр Георгиевич.
   По наследственной линии дедушки, у нас в роду много смешанной крови. Русские были русские и англичане, были даже липоване (русские старообрядцы), было много греков, румын, итальянцев, немцев, австрийцев и венгров. Дедушка с 3-х лет остался сиротой. С детства, с 5-ти лет, будучи еще ребенком уже батрачил. Днями и ночами, чтобы прокормиться ... пас овец. Засыпая и просыпаясь в поле под звездным небом, ... он разговаривал с Богом, ... и верил, что Небеса слышат и отвечают ему".
   ***
   Сегодня, в это доброе весеннее утро, я хочу, моему читателю, рассказать о моей маме, ... пройтись по событиям тех страниц ее жизни, свидетелем, которых были мы - ее семья - ее дети. Какими бы, жестокими не были бы повороты маминой судьбы, ... как важно, что она сохранила себя как личность, стойко и мужественно преодолевая все препятствия, оставалась собой. Каждое слово, составившее эту документальную исповедь к читателю, далось мне не легко. Может моя мама необыкновенный человек, со своими ошибками, отрицательными сторонами своего сложного, где-то непонятного другим непростого характера? Может, совершала ошибки и не раз вела себя неправильно в той или иной жизненной ситуации? Все может быть? Она тоже земной человек. Но для меня ... моя мама, ... не просто человек, давший мне жизнь на земле, она мой земной Ангел! Она мой воздух, ... она для меня - лучше всех! И за то, что она у меня есть, я непрестанно благодарю Создателя. Может я в своей исповеди, ... уж слишком что-то преувеличиваю, может я слишком максималистка, может многие события, слишком принимаю к сердцу, ... все может быть, но я ни кому не навязываю свои чувства.
   - "Даже у цветов есть только им принадлежащее солнце".
   Непросто выразить то, что переполняет меня, что навсегда оставило след в моей памяти. В момент, когда я пишу Вам, эти строки моя мама очень сильно болеет. В Швейцарии она находится под постоянным медицинским наблюдением. За три года она перенесла уже четыре сложные операции, под общим наркозом. Она на грани смерти, но Швейцарские врачи делают все, ... они борются за ее жизнь! Не раз эти люди в белых халатах говорили мне:
   - "Мы просто выполняем свое дело. Служим своему профессиональному долгу. У Вашей мамы есть внутренняя сила духа, есть потенциал внутренней энергии, которые помогают ей выжить".
   20 августа 2001 года в швейцарском кантоне Базеланд, в клинике предместья Брудерхольц я родила в 18 лет своего первенца. В тот поздний вечер я вышла пройтись. Мне нужно было набираться сил. Передо мной оказалась две двери. На большой было написано имя священника, который вел службы в протестантской церкви. А на другой маленькой двери, было написано имя католического священника. В Швейцарии официально поддерживаются государством эти две религии. Я открыла маленькую дверь, куда заходят молиться католики. Комната была очень маленькая. Вошла осторожно. Встала около двери напротив стена была пустая, ... справа от меня стена была пустая, и слева стена была пустая. Прямо около двери стоял стул. Тихонечко на него присела. Я очень устала. Ведь сегодня днем у меня были очень трудные роды, которые продолжались почти двое суток. Помолилась. ... И вдруг сзади меня обдало теплом, ... повернувшись на стене рядом с входной дверью за своей спиной, увидела, висит небольшая удивительной красоты православная икона с образом Чудотворной Божьей матери с Иисусом на руках. В слезах радости припала к ней устами, возблагодарив за моего первенца. Во время молитвы я почувствовала, что кто-то стоит за моей спиной. Повернувшись я увидела высокого человека в белом халате, ... он по-доброму, как - то по -отечески смотрел на меня и молчал. Я продолжала тихо молиться. Молилась за своего сына, за маму за всю нашу семью. Когда я снова повернулась его уже не было. Мама приехала в больницу ко мне как раз в тот момент когда мой сын появился на свет. Врач принимавшая роды вышла к ней и говорит:
   - Надо же, как Вы почувствовали, ... всего несколько секунд как родился ваш внук. Взяв внука на руки и прижав его к себе, мама, сидя на инвалидной коляске со слезами радости на глазах, обратившись ко мне сказала:
   - "Господи, Боже! слава Тебе! Девочка моя, Марчелла, - никогда не позволяй себе колебаться в Вере. Я говорю тебе, ... верь мне твоей матери: Есть Бог на свете! ... Ты думаешь, это тебе Бог послал сына? Нет, это мне Бог подарил внука! Ибо все, кто меня окружал, до последнего сомневались, никто до конца не верил, что я, будучи парализованной, не доживу и до двадцати лет, а уж тем более иметь своих детей. А о моих внуках никто и помышлять не смел. Следуй, моя девочка, с успокоением и непоколебимой верой, по тропе времени, и получи свет, правду, дорогу, на которой действительно существует справедливость: не та, что у людей, а та, которую один только Бог и может дать человеку"!
   Через год ... скорая помощь привезла маму именно в ту больницу Брудерхольц, ... и именно там ей сделали первую самую сложную операцию. Мама постоянно заходила в ту прибольничную маленькую католическую часовню и сидя часами у образа православной иконы молилась Матерь Божьей. Часто и врачи и больные слышали, как маленькая сгорбленная женщина пела Святой Богородице благодарные православные молитвы.
   Может быть, изначально, еще в утробе своей мамы я впитала этот свет, эту любовь к Богу. ... И, придя в этот мир, я не порвала с ним божественную нить и, наверное, моя душа, - не тело, ... душа, до сих пор хранит эту святую искру. И, может быть, благодаря именно этой Божественной искре света я всей душой хочу, как и моя мама, отзываться на боль другого человека.
   ***
   20 век
   1984 год
   В конце 1984 года, в связи с уходом на пенсию старшего государственного нотариуса, кандидатуру мамы выдвинули на должность заведующего. ( В нотариальной конторе она уже проработала почти 10 лет).
   Однако (при СССР, товарищ), Павел Андреевич Барбалат, заместитель Министра Юстиции, координирующий вопросы нотариата, отказал в утверждении кандидатуры нашей мамы. Он сослался на то, что она физический инвалид, передвигается с большим трудом и согласно, медицинского заключения, инвалид первой группы - "нетрудоспособна и нуждается в постороннем уходе".
   Товарищ Барбалат, официально представил свое "особое мнение" на коллегии Министерства Юстиции Молдовы.
   Но мама, на заседании коллегии, открыто выразила свой человеческий, моральный, духовный протест. Ибо позиция товарища Барбалата, просто противоречила ее внутреннему миру, ее изначальному пониманию вещей:
   - " Уважаемый Павел Андреевич, ... моя жизнь принадлежит не Вам, она принадлежит Богу! К5Как больно, что люди с такими принципами и умозаключениями, как у Вас, сидят в кресле зам. министра такого справедливого и правового учреждения, как Министерство Юстиции! Ведь я чтила Вас, товарищ Барбалат, и сегодня Вы, вершите, и от Вас, сейчас зависела моя судьба! Я верила, очень верила, что Вы выкажете мне свое понимание и доброту.
   - Доброта, выказанная нам каким-либо человеком, привязывает нас к нему. Думается мне, что ошибку Вы сейчас сделали, не поверив в меня, в мои силы, в мои знания и опыт практической работы. Там где большая власть, там и ошибки большие. По крайней мере, по отношению, ко мне. Думается мне, что в данном случае, Вам необходимо рассматривать вопрос, не о моей инвалидности, а о выполнении мной профессионально возложенных на меня Кодексом о труде функциональных обязанностей. Я не инвалид! Каждое утро я встаю и живу, иду на работу, честно и ответственно выполняю свой государственный долг. Подумайте, ради Бога,
   -Значит, я могла десять лет работать в должности Государственного нотариуса в одном и том же учреждении, то есть во второй государственной нотариальной конторе, а возглавить ее, стать старшим, ... - я не могу, причем только потому, что я физический инвалид! Да и коллектив то, совсем маленький. Всего три человека, кроме меня. Со мной четыре.
   -Ваше "особое мнение" - это абсурд, товарищ Барбалат, Вы не ведаете, что творите... Люди вроде вас, палец об палец не ударят, чтоб избавить мир от несчастий. Вы далеко пойдете. Такие как Вы! ... высоко, подымаются. И поверти в искренность моих слов, я буду молиться за Вас,... буду молиться и просить, чтобы Иисус посадил Вас, высоко- высоко...может быть тогда, Вы ... и о других позаботитесь, дадите, и другим возможность расти, по социально лестнице вверх. Или хотя бы не будете мешать.
   - Дай - то, Бог!
   И однажды, пусть даже на старости лет, Вы встанете перед зеркалом, и увидите, кто Вы на самом деле. Перед Вами встанет Ваша жизнь, прожитая равнодушно, без человеческого сострадания и благодушия. Я хочу Вам сказать, поверьте, в каждом физическом инвалиде, заложен огромный потенциал духовных, моральных и физических возможностей, которые им Бог дает через людей на земле. Дает через их родителей, и через встречающихся людей с Большой буквы на их жизненном пути. Которые помогают инвалидам, и укрепляют их веру в себя, и их право на жизнь. Заметьте, на счастливую жизнь!
   -Не меньше важен и тот факт, Павел Андреевич, что ведь, я буду работать головой, а не ногами, как Вам могло бы показаться. А голова у меня работает, и нахожусь я, в здравом уме и твердой памяти.
   - И чтобы доказать Вам, что я трудоспособна, официально при всех заявляю,- я, увольняюсь, ибо не хочу и не могу - работать под Вашим руководством! Уеду работать в район Экстремального Крайнего Севера. И докажу Вам, что физические инвалиды - трудоспособны. И мое будущее, не будет зависеть от Вашей подписи.
   - Думаю, что путем учения, а также в результате воли, ума, и деловых качеств... да, в конце концов, моего смирения, перед трудностями земной жизни, смогу подняться по социальной лестнице - а значит изменить и свою судьбу.
   - Я знаю, по крайней мере, я очень хочу верить, что у меня должно получиться что-то в этой жизни... Успех всей жизни на земле не определяется одной неудачей или одним триумфом. И небеса имеют свой план и для меня. И ни Вы, и никто не изменит предписанное, Богом. Лучше уж страдать за право стать человеком, чем жить... и ничего не чувствовать. Для меня на самом деле важны земные, человеческие ценности, а не Ваша отдельная точка зрения. Вы живете в ложном мире.
   ...Когда мама пришла на личный прием к Барбалат, чтобы официально уволиться в связи с переводом в район Крайнего Севера в г. Нерюнгри и попросить сделать запись в ее трудовой книжке "в связи с переводом", чтобы сохранить непрерывный трудовой стаж, тов. Барбалат сказал:
   - Мне некогда с Вами разговаривать.
   - Люди, которым всегда некогда, обыкновенно ничего не делают,
   подумала мама.
   - В моем лице Вы навсегда приобрели противника, и в Молдове у Вас никогда не будет шанса. Я Вам никогда не прощу, открытого высказывания... Вы забываетесь. Да кто, Вы вообще такая? И больше нам не о чем говорить"!
   Он встал и вышел из кабинета.
   Конец рабочего дня.
   Наша мама просидела в его кабинете одна час с лишним. Она вышла в приемную, где уже никого не было, только старушка - уборщица водила мокрой тряпкой по полу:
  -- "Не надо было так с ним, умерь свой пыл. Все было здесь, в приемной слышно. Бог на небе, а твоя жизнь на земле. Ты дочка в церковь ходишь?
  -- Тихо вдруг спросила бабушка, озираясь по сторонам.
  -- Да.
  -- Сегодня понедельник, а вчера ходила я со своим стариком в Чуфлинскую церковь. Старые мы уже и бояться нам нечего. После проповеди, Батюшка, следующую притчу рассказал. Да я тебе ее лучше из библии прочитаю. Я ее всегда ношу с собой.
       Эта притча так записана Евангелистом Матфеем:
        "Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем. Когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы, и ушел. Когда взошла зелень, и показался плод, тогда явились и плевелы. Пришедши же, рабы домовладыки сказали ему:
   - Господин! Не доброе ли семя ты сеял на поле твоем? Откуда же плевелы?
   Он же сказал им:
   - Враг человеческий сделал это.
   А рабы сказали ему:
   - Хочешь ли, мы пойдем, выберем их?
   - Но он сказал им:
   - Нет, чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы. Оставьте расти вместе то и другое до жатвы. И во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою.
   - Господь в этой притче показывает нам подлинный первоисточник всех темных дел - дьявола. Часто дочка, благополучие честных рабочих может находиться в руках неверующего правителя, такого как этот, из кабинета которого ты только что вышла. Он никогда не сумеет отличить от плевелы - пшеницу. И по делам его, и жизнь его такой будет. Семья у него расколется, и покинут он будет, и женой и родным сыном. Помяни мое слово. Не свидимся, с тобою, мы более,...но вижу я, как ты страдаешь. Не плачь. Положись на Бога. Господь Всемогущий восседает на Небесах. Он, велит тебе страдать. Только так можно заслужить Любовь его. Ибо Господь есть Любовь. И из любви желает он, чтобы ты следовала его Воле. Лишь страдания помогут тебе достичь Господа. И в любви своей, и он страдает. Страдает, так, как могут страдать только любящие бесконечно и беззаветно. Человек не в силах постичь его страданий, если он не будет следовать его Вол. Шла бы ты домой, начальство все ушло уже.
   - Я читала,... где - то, - жизнь - не зрелище и не праздник. Жизнь - трудное занятие, да и счастье целиком без примеси страданий не бывает. Но, до сих пор, я продолжаю верить в сказку, где добро побеждает,
   подумала мама.
   - Да, наверное, бабушка Вы правы, не надо было, смиренья мне не хватило...смиренья. Вы уж, простите меня,... простите,
   грустно сказала мама,
   - Бог простит". ...
   услышала мама вслед слова старушки.
   - ...Господь Всемогущий! ...
   Молилась дома вечером мама,
   - Я пойду на любые страдания, ты только не оставляй меня,... не оставляй. Отче Предвечный, прославляю Тебя как моего Создателя. Прославляю Твою безграничную любовь и доброту, ведь Ты с высоты своего величия благоволил обратить Свой взор на этот земной прах и сотворить его на Свой образ и подобие, воззвав и меня, ... рабу Божью Маричику к жизни. Иисусе Христе, прославляю Тебя, как моего Спасителя. Равный Небесному Отцу в Божественной природе, Ты через Матерь Божью уподобился мне. Ты стал слугой для того, чтобы, Своей убогой жизнью, унизительной смертью и славным воскресением научить меня, что в жизни на земле, за твою безгрешную смерть я должна искупать вину, а телесную болезнь мою принять с чувством смирения. Святой Дух, прославляю Тебя как источник моего освящения. Ты, очищаешь меня от грехов огнём Своей святой любви, приходишь в моё сердце, чтобы наполнить мою жизнь святостью, проистекающей от Отца и Сына, и возвысить меня к участию в Их славе. Отче Небесный, благодарю Тебя за благодать жизни. Ты создал меня с такой любовью и с таким терпением поддерживаешь меня, несмотря на мои ошибки. Особенно благодарю Тебя за то, что Ты оберегал меня этим днем, когда я сидела одна в слезах в кабинете у Павел Андреевича Барбалата, ... и даровал мне терпение и надежду на новую работу в жизни, чтобы я служила Тебе и прославляла Твоё Имя. Сын Божий, благодарю Тебя за тяготы и страдания моего сегодняшнего дня. Отец Небесный, прости меня за то, что я так часто использую во грех душу, которые Ты дал мне в своей доброте и оберегаешь в Своём милосердии. Сын Божий, прости меня за мои слова сегодня в Министерстве Юстиции, сказанные в отчаянии, ... прости за то, что я мало чему научилась на святых примерах Твоей жизни. Прости меня, Господи, за то, что мало живу евангельскими советами. Святой Дух, яви мне Своё милосердие и даруй прощение, за то, что я столько раз пренебрегала Твоим вдохновением и светом. Прости меня, Святой Дух, за то, что я сегодня была глуха к Твоему голосу и к голосу собственной совести. Отдаю Тебе все дела сегодняшнего дня. Хочу всё делать для Тебя, ... Иисус, ...Тебе, жертвую все мысли и слова, и уже сейчас отбрасываю пустые и ненужные. Как часто Господи я тебе много обещаю, но не исполняю, ... толи сил не хватает, ...толи терпения. Тебе, мой отец Небесный! хочу посвятить чувства моего сердца, хочу отречься от беспорядка, происходящего от моих нехороших природных склонностей и испорченной человеческой природы. Жажду лишь святости и любви, которыми Ты меня одаряешь.
- Иисус, совершенствуй мою душу! Божий Сын, озаряй меня! Святой Дух, вдохновляй меня Своей Жизнью!
   - Господи Боже Всемогущий, позволь мне увидеть начало следующих дней на земле, храни меня своей силой, чтобы я не впала в грех. Пусть мои слова будут осуществлением закона Твоей справедливости, а мои мысли и поступки приближают меня к этому закону. Господи Боже, Царь неба и земли, веди меня всегда и освящай, управляй мной и владей. Будь Господом моего сердца, моего физически больного тела и мыслей, чтобы всё сказанное и сделанное мной отвечало Твоему закону и Твоим заповедям. Помоги мне ... исполнять Закон Твой Божий. Я очень этого желаю.
   - ... Иисус, если бы ты только знал, как это трудно сделать на земле. Как трудно не оступиться, ... не впасть в грех, ... не обидеть ближнего своего.
   - Господи, в тишине наступающей ночи и завтрашнего дня, прошу Тебя даровать мне душевный мир, мудрость, ... силу. Я хочу смотреть на мир глазами полными любви, хочу быть терпеливой, кроткой и мудрой. Хочу Господи, смотреть на людей, как Ты сам смотришь на них, и видеть то добро, которое есть в каждом человеке.
Помоги мне Господи, быть благожелательной ко всем, чтобы все, встречающие меня, ощущали Твоё присутствие во мне. Прошу Тебя, Господи, наполни мою душу Твоею благодатью, дабы я, познав через Ангельское приветствие воплощение Христа, Сына Твоего, Его страданием и крестом достигла любви Христа, Господа моего.
   - Господи! исполненная веры, что в Тебе найду наилучшую защиту, доверяясь Твоему милосердию, отдаю под Твою особенную опеку и защиту мою душу и больное тело. Уповаю на Тебя сегодня, каждый день и в час моей смерти. Тебе вручаю все надежды и радости, испытания и мою слабость, всю мою жизнь до последнего вздоха. Господи! сделай, дабы всё в своей жизни я обдумывала и исполняла согласно Твоей воле. Господи, Христе, внемли мне, ... Христос, услышь меня. О! как много я прошу у тебя, ...если можешь, пожалуйста, прости меня Иисус, ... прости. Аминь. Молилась на библии в слезах, мама, разговаривая с Иисусом тихонько, ... чтобы не разбудить нас.
   - "Не ссорься с сильным, не судись с богатым". (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .8,1-2).
  
   ***
   Годы прошли. И теперь совершенно ясно, что так называемое "авторитетное особое мнение" зам. министра Юстиции Барбалата, который курировал и назначал своей подписью Старших Государственных нотариусов, носило дискриминационный, оскорбительный, унизительный по отношению к маме характер...
   Забегая вперед, скажу, что в последствии г-н Павел Барбалат, стал большим, ...нет, ... очень большим начальником. Он возглавил Верховный, а затем и Конституционный Суд Молдовы.
   Сегодня Конституционный Суд Молдовы возглавляет, уже другой человек, господин Виктор Пушкаш, которого мама уважает, и который сыграл определенную положительную роль на ее жизненном пути.
   ***
   20 век
   1985 - 1988 годы
  
   Под православное рождество в январе 1985 года, мама по собственному желанию уволилась и уехала работать в Россию, в район Экстремального Крайнего Севера. Город Нерюнгри, Республика Саха, Якутия.
   С 20 марта по 9 августа того же года работала в должности юрисконсульта договорно-правового отдела управления Южякутснаб в поселке Беркакит.
   С 19 сентября 1985 по 11 ноября 1988 годов работала в должности старшего юрисконсульта объединения "Якутавтотранс" в пассажирском автотранспортном предприятии города Нерюнгри.
   В городе Нерюнгри, мама жила в деревянном доме по ул. Южноякутская дом 17. В ее небольшой спальне над кроватью постоянно висел листок бумаги, на котором, было написано:
   - ... Жизнь, это переход, небольшой мост, неустойчивый и опасный для тех, кто несется по нему неистово, но вполне надежный, если мы умеем кротко переносить испытания и превратности жизни. Не убоявшийся, этой жизни... да не предастся отчаянию. Счастье в жизни, это отсутствие боли, горя и беспокойства. Счастье это покой в душе. Но разве можно быть счастливым в жизни, ... на земле, спрашиваю я Вас? Счастливая жизнь на земле очень трудно цветет, ... очень тяжело плодоносит.
   ***
   20 век
   1989 год
  
   ***
   В конце 1988 года мама держит путь в Москву. Продолжает получение образования - учеба и работа над научной диссертацией по вопросам социально-экономической защиты детей, молодежи и пожилых людей, - инвалидов.
   С ноября 1988 по декабрь 1989 годов я, ее младшая дочь, Марина, жила вместе с мамой в общежитии в Москве на улице Лобачевского дом 88, где она училась. Она была аспиранткой Академии труда и социальных отношений кафедры трудового права и социального обеспечения (до перестройки данное Высшее учебное заведение называлось "Высшая школа Профсоюзного движения и труда"). Она училась стационарно, день, за днем преодолевая и физические трудности. Тема ее диссертации, называлась "Правовое регулирование льгот и услуг для инвалидов и других малообеспеченных слоев населения СССР". Обе научные диссертации, посвятила исследованию сложных социально-экономических проблем, связанных с инвалидами: детьми, молодежью и пожилыми людьми: с их образом жизни, вопросами трудоустройства и медицинского обслуживания, их ресоциализации и интеграции в нормальное общество.
   Первую ученую степень мама получила Кандидата социологических наук.
   Вторую ученую степень мама получила Доктора юридических наук.
   7 марта 1994 года защиту у ученого, Ливицкой Марины Петровны, принимал Высший Ученый Совет Ленинградского (Санкт-Петербург) Государственного Университета, который единогласно и присудил ей вторую ученую степень - доктора юридических наук.
   Город Санкт-Петербург поднял ее социальный статус, сделал ее свободной независимой и счастливой. Мама очень любит этот город.
   После защиты диссертации дождавшись воскресенья, мама пошла в ближайшую церковь на вечернюю службу.
   Батюшка в церкви читал проповедь о слепорожденном. Прихожане тихо стояли и слушали, опустив глаза. Изредка кто-то подходил к иконам, перекристившись и, поставив поклон, тихо становился в стороне, прислушиваясь к проповеди.
   - Дорогие братья и сестры! Православные, в Евангелии описано множество чудес, совершенных нашим Спасителем и, в определенном смысле, мы можем назвать Евангелие книгой чудес. На первый взгляд все чудеса как-то похожи, в их описаниях мы видим, с одной стороны, страждущих людей, а с другой, явление Божественного милосердия и всемогущества. Кажется, чудес описано так много, что нет необходимости останавливаться на каждом из них в подробности. Тогда почему же Церковь выносит воспоминание о многих из них на самые важные дни - воскресные? Может быть для того, что бы мы, не воспринимали их столь отчужденно от себя. Ибо, хотя они и совершились много веков назад, свою чудодейственную силу они являют, и по сей день. Если мы внимательнее всмотримся в евангельские чудеса, первое, что мы увидим - они совершаются Господом целенаправленно и не охватывают абсолютно всех, пришедших за помощью к Спасителю. Например, когда к одежде Господа прикоснулась кровоточивая женщина, то именно она получила исцеление, а множество других людей, которые теснили Господа, среди которых, несомненно, было много страждущих, искавших исцеления, - они остались такими же какими и были. Однако, читая внимательно, мы увидим так же, что евангельское чудо если и совершается над одним человеком, то обращено не только к нему, но и к окружавшим его людям, и к нам. Только что услышанное нами евангельское чтение об исцелении слепорожденного человека - яркий пример такого чуда, произошедшего в далеком прошлом, но совершающемся в душах людей по сей день.
   В Евангелии говорится, что слепорожденного человека Господь встретил, проходя по дороге и, видимо остановился напротив него, поэтому ученики задали вопрос:
   " - Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?".
   В те времена некоторые раввины высказывали мнение, что ребенок может согрешить даже в утробе матери. Кроме этого, ученики помнили фразу из второй заповеди, данной Богом Моисею:
   " -Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящ их Меня"
   Ученикам казалось, что тайная причина страданий этого человека им в общем-то виде известна, но Господь отверг оба их предположения, сказав:
   "- не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии".
   После этого Он сделал брение из Своей слюны и земли, помазал глаза слепому человеку и повелел ему пойти и умыться в купальне "Силоам", что значит "посланный". Там он и исцелился.
   Первыми, кто узнал об этом потрясающем чуде были соседи, которые недоумевали о случившемся и спрашивали друг друга:
   " - Он ли это?".
   Расспросив исцеленного они поняли, что перед ними именно тот слепорожденный, который просил милостыню у дороги. Но поскольку ум человеческий смириться с чудом не может, а своих объяснений чуду они найти не могли, то пошли за разъяснениями к фарисеям. Фарисеи, узнав о чуде, разделились между собой, ибо одни увидели в этом событии нарушение Закона о субботе, а другие понимали, что без воли Божьей такие чудеса не совершаются, поэтому "была между ними распря". Для выяснения обстоятельств они призвали исцеленного человека, чтобы тот сказал им нечто об Иисусе и он сказал кратко и по сути:
   "- Это пророк".
   Слепорожденный в несравнимо большей степени осознал святость и величие своего Спасителя, чем люди, занимавшиеся внешним богопознанием. Он исцелился не только телесно, но и духовно, поэтому столь дерзновенно свидетельствовал о Господе Иисусе пред сильными мира сего. Эта смелость привела в ярость фарисеев и они объединились в своей ненависти к Христу-Спасителю, тем более что и родители слепорожденного подтвердили истинность совершившегося. Осознавая свое бессилие перед свидетельством чуда, они вновь призвали исцеленного и попытались через лукавство ввергнуть его в богохульство, сказав ему:
   " - воздай славу Богу; мы знаем, что Человек Тот грешник".
   Как диавольски хитро построена фраза фарисеев, вроде бы призывают к славословию Бога, но, по сути, принуждают к богохульству. Но для опытно познавшего Бога человека эта сеть не более чем ветхая паутина, он отвечает: "Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего". В приступе отчаяния и бессилия они обругали его и выгнали вон. Прозревший человек сподобился быть изгнанным за Христа еще до крестных страданий и Воскресения Спасителя. И чтобы вера его была совершенной, Господь Сам явился ему и спросил:
   " - Ты веруешь ли в Сына Божия?".
   Исцеленный ответил:
   "А кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него?".
   Господь сказал:
   " - И видел ты Его, и Он говорит с тобою".
   Тогда прозревший человек сказал:
   " - Верую, Господи!", и поклонился Ему.
   - Верую, Господи, поклонилась мама иконе с образом Иисуса Христа, спасибо тебе за сегодняшний день. Этот день - 7 марта 1994 года стал для меня получением драгаценного дара встречи с Тобой. ... Без тебя Иисус никогда бы я не смогла бы в свои 38 лет стать доктором юридических наук, не смогла бы духовно переродиться и прозреть душой.
   Через несколько дней, маму пригласили выступить на Ленинградское телевидение в программу "Здоровье", где ее поздравили от имени ленинградцев и попросили разсказать свою биографию. На вопрос журналиста:
   - откуда Вы черпаете силы?
   Мама ответила:
   - Бог посылает.
   ***
   В Москве, мама впервые, стала публиковаться в газетах и журналах, и где написала свой первый научный труд. Оттуда, именно из Москвы, где мама училась стационарно в аспирантуре, о ней узнал мир. В 1989 году в журнале "Советская женщина", который переводился на 17 иностранных языков, вышла о нашей маме, Маричике Ливицкой, статья, под заголовком, - "Такая маленькая звездочка".Автор статьи, московский журналист, Ольга Сасорова, коротко, но очень проникновенно и правдиво изложила мамину жизнь до декабря 1989года. Она писала:
   - Имя ее перекатывается во рту, как камешки в горной речке: Ма-ри-чи-ка. Оно, как любимый мотив, может не оставлять часами. Идешь по улице и не замечаешь, что в голове так и крутится: Маричика, Маричика. С ней рядом хочется жить счастливо, все чего достигла, кажется мелочью. Слова, рожденные в ее комнате, приобретают новый смысл, они и звучат здесь возвышенно, без фальши.
   Наша первая встреча растянулась на девять часов. За окном давно уже зажглись уличные фонари, и редкие прохожие садились в пустые автобусы.
   - А я теперь точно буду счастливой.
   - сказала Маричика на прощание.
   - Видишь, в небе звездочка. Это она для меня горит. Мне бабушка говорила: главное поверить, ... и счастье к тому, кто ее увидит, непременно придет...Из всех своих лет она ходила ногами не­сколько месяцев, но и о них помнит только ее мама. Маричике не было и двух лет, когда полио­миелит надолго уложил ее в постель. Она, не говори­ла, не двигалась. Живыми оставались только глаза. Потом научилась ползать, в семь лет встала на ко­стыли. Вот и все, что каса­ется ее здоровья. Ноги, так и не слушаются, силы в них нет. И Маричика зна­ет, что никогда и не бу­дет...
   Уму непостижимо, что с ней произошло. Не веря­щий, в Бога поверит, ибо человеку такое не под силу.
   Маричика выбивала, преодолевала, доказывала то, что в лю­бом цивилизованном госу­дарстве давно стало есте­ственным. Я говорю не об инвалидных колясках, устройстве удобных подъ­ездов, специальных машинах, создании особой службы помощи. Речь идет о жизнеспособности инвалидов: об элементар­ном желании человека со­циально реализовать себя и желании женщины иметь семью, детей. Мы женимся, рожаем, разводимся, меняем рабо­ту, воспитываем детей, (это так обычно) и... продолжаем оглядываться на инвалидов. У нас какой-то "патологически низкий по­рог сострадания, мы чудовищно самоуверенны в броне своей здоровой плоти.
   В пригороде Кишинева есть Яловенская спецшко­ла-интернат для детей-ин­валидов. В те времена, ко­гда там училась Маричика Грецу, ее выпускникам было предопределе­но: мальчикам - бухгал­терия, девочкам - маши­нопись. Замкнутый круг общения, неустроенность быта, мизерная информа­ция из внешнего мира, скудная библиотека и смутные перспективы - попробуй прыгнуть выше головы, если нет возмож­ности даже оттолкнуться от земли. Бывает, что фи­зическое несовершенство влечет за собой и моральную пассивность, мечте, еще не успевшей выпорх­нуть из сердца, подреза­ются крылья.
   - Я хочу помогать лю­дям.
   сказала Маричика Ларисе Георгиевне Сер­дюк, завучу школы,
   - Кто самый главный над деть­ми'' Кто починит нам бата­реи, даст книги, повезет в театр и в лес? Кем надо быть, чтобы решить наши проблемы?
   - Министром социаль­ного обеспечения
   - А где нужно учить­ся?
   - Скорее всего, на юридическом факуль­тете.
   - А я смогу?
   - Сможешь, но не за­бывай, что ты инвалид I группы...
   Следующий диалог, уже восемнадцатилетней Маричики, состоялся в Ки­шиневском универси­тете.
   - Идите лучше на эко­номический факультет. Работа, будет сидячая. А кем, собственно, вы хо­тите быть?
   - Министром социаль­ного обеспечения. Или, по крайней мере, работать с детьми-инвалидами и по­могать им.
   - Знаете, для поступ­ления на юридический факультет нужен стаж работы по специаль­ности.
   - Значит, вы мне отка­зываете не потому, что я инвалид?
   - В принципе нет. Но...
   Она плакала. Не из жа­лости к себе, а из ненави­сти. К этим бумажкам, справкам, инструкциям. Профессия юриста тре­бовала не четкой ра­боты мозга, а здоровых ног.
   Она решила, что домой, в молдавский городок Кагул, не поедет. Работа бухгалтером на малень­ком предприятии и жа­лость родителей -- это ко­нец.
   Начались поиски жилья. По объявлению нашла старушку, которая за два­дцать рублей сдавала комнатенку девушкам-сту­денткам.
   - Ой, милая, да ты калека! Я таких не беру.
   Маричика предло­жила ей сорок рублей - старушка согласилась.
   Труднее было с рабо­той. На костылях она обошла сорок восемь мест -- везде отказ. Один директор объяснил. "Вам же нужно общежитие, по­том квартиру потребуете.
   -Поезжайте-ка лучше до­мой.
   По его разумению здоровые могут, и без квартиры.
   Вечерами, в непогоду, уже отчаявшись найти хоть какую-нибудь работу. Маричика занималась на подготовительных курсах.
   Как-то в глаза бросилась вывеска - "Нотариаль­ная контора". Судьба улыбнулась Маричике. Старший государственный нотариус Антонина Кирил­ловна Николаева не толь­ко пробила в министер­стве ставку секретаря-ма­шинистки, но и взяла Маричику под "свое крыло". Через девять месяцев она получила рекомендацию и успешно сдала экзамены на юридический факуль­тет.
   Ну что скажете вы, чем не счастливый конец?
   Но не забывайте: я пишу о женщине. У нее изуми­тельное лицо, восторжен­ные глаза, нежные губы. По-домашнему уютная, с тихой улыбкой, в движе­ниях нет суеты, в разгово­ре - резких интонаций. Она будто заброшена из другого века и живет с нами в разных измерени­ях. Не научилась лгать, отталкивать других локтями. Наверное, такой человек должен не ходить - ле­тать. И наяву, а не во сне. Лишенный совершенства чисто внешне, он концен­трирует в себе всю силу воли, все умственные спо­собности, выстраивает дни по восходящей, а не по принципу верениц похо­жести.
   Естественно ему, чаще удается разорвать круг обыденности достиг­нуть определенных "пи­ков" не только в реализа­ции намеченного, но и в состоянии души.
   Маричика полюбила. Конечно, без взаимности, скажете вы. Нет, она тоже стала любимой и нужной.
   Как-то, через несколько лет после встречи со сво­им будущим мужем, Мари­чика была на спектакле Мюнхенского кабаре ка­лек. Познакомившись с ней, молодой человек по имени Ганс, сказал: "Ока­зывается, у вас есть и сча­стливые инвалиды".
   Не думаю, что Маричи­ка в семейной жизни ощу­щала себя "счастливым инвалидом" Скорее, она была упрямой матерью. Перенеся семь операций в Киеве, несколько - в Кишиневе, решила ро­жать. Продолжала рабо­тать и каждый день вме­сте со своим телом несла на костылях набиравшего вес ребенка. Студент-ме­дик спросил ее в роддоме:
   - Вам не страшно рожать, не трудно ходить?
   - И страшно, и труд­но,
   ответила она.
   Ирина, названная так в честь бабушки, родилась совершенно здоровой. Ее "крестный отец", канди­дат медицинских наук Ге­оргий Александрович Мар­ку, в этом не сомневался. Ему и в голову не пришло предостеречь Маричику, что вторые роды после кеса­рева сечения нежелатель­ны в течение пяти лет. Через год и четыре ме­сяца он принял вторую дочь Маричики - Ма­рину...
   Вот теперь, кажется, жизнь обрела устойчи­вость. Дом наполнился нормальной человеческой круговертью: Маричика го­товила обеды, мыла посу­ду, стирала белье, корми­ла детей. Мама оставила работу, чтобы помочь до­чери,- это тоже, как у всех.
   Январским утром 1985 года Маричика отправи­лась в кассы Аэрофлота. Выстояв очередь, подошла к окошку:
   - Мне, пожалуйста, билет на Крайний Север, только не знаю, куда лучше полететь
   - Девушка, не морочьте голову. Летите в Ленинград. Оттуда есть рейсы в Якутию, а в другие ме­ста нужно разрешение.
   Маричика взяла билет до Ленинграда. Через две­надцать часов спустилась с трапа в Якутске и почти потеряла сознание: минус пятьдесят два градуса, а на ней легкое пальто и дамская сумочка, еле-еле удерживаемая голой рукой... Дома, о ее полете ничего не знали. Молодой человек по имени Павел помог Маричике попасть в гостиницу и на следующий день при­вел в Министерство вну­тренних дел. Ей удалось встретиться с заместите­лем министра. Рассказала ему историю своей жизни, может быть, получилось торопливо, сумбурно, но ее поняли и обещали по­мочь. На радостях позво­нила в Кишинев, сообщи­ла, что находится в Яку­тии, просила не волноваться. Мама, не спавшая ночь, успела выкрикнуть в трубку:
   - Якутия? Это чья - то фамилия. Ты у подруги? Что случилось?
   Вернувшись в Молдавию, Маричика упаковала вещи. Через несколько дней, с детьми и лейтенантом, офицером советской милиции,мужем Валерием, она вылетела в Нерюнгри. Тогда пять лет назад этот город называли городом счастья. Семьи там создавались быстро, по рождаемости Нерюнгри держал первое место в стране. Маричика ехала за счастьем.
   После молдавского тепла жестокие морозы не угнетали ее. Она наслаждалась детьми, работой юрисконсульта. Но видимо, жизнь обрекла ее на постоянное движение. Неподвижность ног должна была компенсироваться резкими скачками судьбы. Нерюнгри так и не стал для нее городом исполнения желаний.
   Вызов из клиники Елизарова пришел неожиданно.
   - Я буду писать каждый день -- сказал муж,
   - Лети, Маричика".
   Полгода она получала от него по несколько писем в неделю. В больнице, медицинский персонал восхищался его любовью. За нежно­стью и теплотой ощущала веру, в нее маленькую му­жественную Маричику. А потом пришла телеграмма:
   - "Прости, родная! Встретил, ... здоровую. Не приезжай. Не делай
   себе больно. Вещи вышлю".
   Гром не грянул. Она была к этому готова. Но рассуждать не хватило сил. С металлическим ап­паратом на ноге, Маричика рванулась в Кишинев. В аэропорте взяла такси.
   - Срочно, пожалуйста, отвезите меня в детский садик на улице Ленина угол Болгарской. Подождите меня пожалуйста, я только возьму детей и с Вами вернусь назад в аэропорт у меня на рука билет на обратный рейс обратно в Москву, а затем на Крайний Север. Заб­рала из детского сада только младшую дочь: прижала к груди старшенькую:
   - Ирочка мама не сможет Вас вдвоем взять. Уж очень тяжело мне после операции сразу Вас вдвоем забрать. В слезах дочку поцеловала. Мама едет за папой. Не за­ходя, домой - с младшей Мариночкой на самолет и в Нерюнгри.
   Потом он ей сказал:
   - Ты не думай, что я тебя разлюбил. Чтобы жить с женщиной- инвалидом, нужно не просто быть сильным. Нужно, наверное, жить на необитаемом острове подальше от людских глаз.
   Маричика еще почти год работала на Севере. Впоследствии оформила развод. Отказалась от алиментов. Уехала навсегда в Москву.
   Первого мужа и тогда не судила, не винит и сейчас.
   - Я не забуду его, ... никогда. Пока есть сердце, ... мое сердце его будет помнить.
   - Все как у многих женщин,-- любовь, предательство. Такое тоже нужно пережить...
   Но, ... уже, ... она и ее дети не одни. Впереди, ... знает Маричика, ... у нее большая и настоящая любовь с Эдуардом, физически здоровым сибиряком, ... духовно сильным и благородным мужчиной, который никогда до нее, ... не был женат и который, ...станет отцом ее двух крошечных дочерей. Они официально зарегистрируют свои отношения, ... а затем в церкви "Святого Преподобного Николая", перед алтарем, ... оба впервые, и на всю жизнь ... повенчаются и проживут долго и счастливо. Но это ее видение, ...и это впереди. ... Но уже сегодня, ... я уверена, ... что все обязательно будет так, ... потому-что у нее, по вере, ... все, .... сбывается.
   Мне нравится приходить к ней в гости. Она заваривает чай с травами или наливает обжигающий кофе. У нее теперь ма­ленькая комнатка с видом на стройку. Уже второй год она в Москве -- учит­ся в аспирантуре при Выс­шей школе профсоюзного движения ВЦСПС, на ка­федре трудового права и социального обеспече­ния.
   В жизни Маричики начался новый этап -- время осмыслений, обобщений, итогов.
   Маричика, как юрист, считает, что нужно снача­ла изменить законода­тельство, а потом бороть­ся за права и социальный статус инвалидов. Маричика выяснила, что в ее республике более 250 тысяч инвалидов, а в кол­легии Министерства со­циального обеспечения нет ни одного. Хотя проб­лемы инвалидов - проб­лемы общечеловеческие и решать их надо со­обща.
   Маричика обошла мно­гие райсобесы, выступала перед людьми, в местных газетах и журналах. На прием к Премьер-министру страны, а затем к министру социаль­ного обеспечения Молда­вии пришла с подгото­вленными тезисами, набросками Устава общества со своей личной програм­мой. И выдвинула свою кандидатуру на пост пред­седателя республиканско­го общества инвалидов. Коллектив Яловенской спецшколы-интерната, ко­торую окончила Маричи­ка, поддержал ее. Молда­вское телевидение сняло о Маричике фильм - "Час души".
   - Наше общество гу­манно - оно не поднимет руку на младенца с ум­ственной неполноценностью или физической врожденной патологией. Мы с момента рождения берем на себя ответственность за его будущее, но потом всю его и без того несладкую жизнь добиваем словами, делами, запретами.
   - Я хочу бороться за нас, за всех Я не имею морально­го права отступить...
   С ней рядом хочется жить счастливо, иначе собственная жизнь начи­нает казаться бессмыс­ленной.
   ***
   Спасибо, говорю я ее дочь, Вам, Ольга Сосорова.
   Ибо написанные Вами слова - "Уму непостижимо, что с ней произошло. Не веря­щий, в Бога поверит, ибо человеку такое не под силу", оказались пророческими на протяжении всей маминой жизни на земле. Для нас, ее детей, такой женщины, как она, ... больше никогда не будет.
   ***
   20 век
   1989-1990 годы
   В 1989 году М.Л. директор единственной в Молдове фабрики, на которой работали инвалиды "Конфекция" - отказал официально Марине Ливицкой в проведении социологических исследований образа жизни и труда работающих инвалидов. Отказ мотивировали тем, что фабрика закрытого типа, и по указанию министра труда и социальной защиты нельзя проводить на этой фабрике никакие исследования и нельзя давать, никакую информацию посторонним лицам.
   На протяжении целого года мама пыталась договориться с руководством фабрики о проведении социологического опроса среди работающих инвалидов. Но все ее попытки были безуспешны. Более того, ее репутация в коллективе фабрике подвергалась бесчеловечному и унизительному обращению со стороны директора единственной в Молдове фабрики инвалидов господина Куку, и министерства Социального обеспечения.
   Ее письма, ходатайства оставались без ответа, на прием к руководству ей отказывали. Ей даже запретили проход на территорию фабрики. Работающим инвалидам грозили увольнением и не позволяли с ней встречаться.
   Мама, имея огромное терпение и смиренную выносливость, через своих респондентов-друзей стала добиваться проведения социологических исследований образа жизни и труда инвалидов, работающих на этой фабрике. С их помощью она стала тайно встречаться с работающими инвалидами, и "секретно" проводить свои исследования. После проведенных социологических исследований она придала гласности через национальное телевидение Молдовы, вопиющую несправедливость нарушений прав человека - по отношению к инвалидам, работающим на этой фабрике "Конфекция". В первую очередь вызывала шок на протяжении десятилетий мизерная оплата их ручного труда, продукция которых выставлялась на продажу за рубеж.
   По распоряжению вышестоящих государственных органов под так называемой приватизацией путем увольнения большого количества инвалидов, началось негласное закрытие фабрики "Конфекция". Оставшихся работающих инвалидов, перевели работать в частное предприятие под другим названием "Фабрика пенсионеров и инвалидов", которое располагалось в другом здании на ул.Комсомольской. Фабрика под названием "Конфекция" прекратила свое существование, как единственный постоянный работодатель для инвалидов города Кишинева. В 1992 году только сумела мама, опубликовать на немецком языке, "Социологические исследования образа жизни и труда инвалидов Молдовы". И то, по требованию руководства издательства "Кишинеу Fет-Frumos", ей как автору пришлось урезать большую часть изложения острых насущных проблем инвалидов, для того чтоб ей разрешили опубликоваться.
   ***
   В 1990 году Общество инвалидов и другие организации на начальном этапе перестройки, в период демократических преобразований, будучи многочисленной организацией, выдвигает кандидатуру Маричики Ливицкой в Парламент Молдовы.
   У нее появилась трибуна, возможность говорить. Она свободно выражала свои мысли и убеждения, бросая в лицо государственным бюрократам вопрос.
   "...Почему ей запрещают печатать проведенные в 1989 году социологические исследования "Социально-правовые проблемы образа жизни и труда инвалидов в Молдове"?
   "...Почему ее книга была опубликована спустя 4 года только на немецком языке, почему ее преследуют за написанную книгу о трудной судьбе детей инвалидов в СССР"?
   "...Почему на экранах Молдовы запретили показывать фильм "Черная лебедь"?
   С экранов телевидения, по радио, народ слушал мягкий и твердый голос Маричики Ливицкой
   - "...не бойтесь свободно говорить, писать, печатать. Только если говоришь, тебя могут услышать... Говорите и услышаны Вы будете. Обязательно найдется Божий человек, который услышит Вас".
   "Иногда элементарные, человеческие, социальные блага - общество и государство предоставляет только тем людям, которые полноценны с точки зрения своих физических и умственных способностей. Общество должно понять тот факт что, не смотря на все профилактические меры, всегда будут существовать люди с дефекатами и инвалидностью. Это может случиться как у меня в детстве. Это может случиться в юности, ... от нежданной болезни ... или катастрофы может уберечь только Бог. И вот уж действительно, ... это может случиться на старости лет. После 70 лет на земле почти каждый человек в силу своего стареющего организма, в какое то степени является инвалидом".
   "...Парадокс, но отсутствие ноги или руки у человека инвалида при принятии на работу, считается большим изъяном, чем отсутствие интеллекта у других людей. Ведь инвалиды могут, и будут работать головой, а не ногами..."
   "...Почему в Молдове нет закона определяющие права и обязанности инвалидов на труд. Уверена, что работа для каждого инвалида, являются той самой главной ниточкой, которая выводит их к осознанию своей значимости.
   "...Почему нет закона о правах и социальной защите детей-инвалидов? Ни один ребенок на земле ни виноват в том, что он родился инвалидом, или стал инвалидом в детстве, например как я..., но когда рождается или становится инвалидом это маленькое тельце калекой - рука ни одного врача не подымится нас уничтожить... это "по ихнему" - не гуманно. Но мы растем и это "гуманное" общество, будь то бывшее коммунистическое, да и нынешнее демократическое начинает нас бить проблемами, унижая и растаптывая наше человеческое достоинство".
   Так говорила и думала мама.
   ***
   В 1990 году мама баллотируется в Молдавский парламент, но чиновники активно используют против нее в предвыборной компании административный ресурс и она не проходит.
   - "Лучше смиряться духом с кроткими, нежели разделять добычу с гордыми". (КнигаПритчей.16,19).
  
   Подвигом же моей мамы была в том году неустанная, ни днем, ни ночью, не прекращавшаяся работа в Обществе инвалидов, воистину во имя любви к ближнему ... к немощным и страждущим. И днем и ночью наш дом на улице Болгарской дом номер 35, был заполнен ходоками, ... был заполнен болью скорбящих людей, которые приезжали к маме с разных уголков республики за помощью и просто за советом.
   -Я могу не успеть, заверяла она нас дома, ... Иисус может меня позвать в любое мгновенье. Она очень была привязана к своей работе, ... одержима ею. Общество инвалидов было для нее рожденным ею, первенцем. Мама безоговорочно верила, что все трудности ниспосланные ей на этой должности были Божественным посланичеством Господа. Говорила она папе:
   - Мне кажется Эдик, если бы я не прошла бы через все эти испытания и трудности, работая в обществе инвалидов и баллотируясь в парламент, ... я не была бы удостоена особой близости моей души к Господу.
   Моя мама, преодолевая трудности в защите своих подопечных, ... благодарила Иисуса за все испытания и превратности этой земной жизни.
   Господи, дай мне силы, с душевным спокойствием и равновесием, продолжать писать. Я думаю, что я должна писать, верю Господи, что писанием хоть чуть-чуть можно изменить этот мир. Дай мне возможность всецело предаться Святой Твоей Воле, помоги мне найти правильные слова и поддержи меня, когда я пишу о своей маме, которая была одержима работой, где бы она не трудилась, она всегда созидала, ... но мало кто понимал эту женщину в ее стремлениях.
   Руководи Господи моими мыслями, словами, чувствами, - если то, что я пишу угодно Небесам.
   Мама умеет быть для меня другом,...учителем. Она говорила:
   - ... Доброта, ... помощь, ...это должно быть в порядке вещей, ...но вот есть моменты в жизни, когда человек может проявить необычную щедрость и тем самым необычную милость - важно это почувствовать. Если бы каждому сердцу было бы сказано такое чувство - не было бы бедности, не было бы голода. О! ...Жизнь не проста на земле, совсем не проста, ... но земные сроки, девочки мои, ограничены, райские сроки не имеют границ...
   Часто вечерами, наши беседы затягивались допоздна.
   - Ты обязательно будешь счастливой,
   - говорила мне мама перед сном.
   - Главное, когда ты вырастешь, всегда поступай, как написано в библейской притче, которую я хочу тебе из библии рассказать:
   -В детстве, девочка моя, вечерами к нам в санаторий, где я будучи ребенком лечилась, часто приходил, человек, которого звали, дядя Ваня. Часами рассказывал он, об Иисусе Христе.
   - Кто говорит, что нет Бога, тот ничего не знает о Боге.
   - Запала мне в душу притча о доброте, о милости и любви, к ближнему:
   - Жил-был на земле человек, который считал себя законником. Как и многие, желая оправдать себя, он спросил у Христа Иисуса:
   - Кто мой ближний?
   И Спаситель рассказал ему притчу:
   -Шел странник из Иерусалима в Иерихон, и был схвачен разбойниками. Они сняли с него одежду вероятно, единственное его состояние, и, избив, оставили на дороге. Вслед за этим бесчеловечьем следует другое, может быть, еще худшее: идущие той же дорогой люди равнодушно проходят мимо этого лежа его, истекающего кровью человека. "Прошел мимо" священник. Левит поступил ещё хуже: "подошел", "посмотрел", полюбопытствовал, как страдает и умирает человек, и пошел своей дорогой. В лице этих двух людей мимо израненного человека прошло как бы все несострадательное человечество. Одна половина этого человечества ранила его и бросила умирать на дороге; другая проходит равнодушно мимо его страданий.
   Мариночка, в простых словах Христос, знающий сердца людей, открывает всю глубину мрака, сгустившегося над человечеством, и показывает главный грех всех времен и народов: немилость, недобрие, не милосердие. Проезжал тем же путем около Иерихона Самарянин некто и, увидев на дороге окровавленного человека, сжалился над ним. Вот всё, что произошло: сжалился над ним. Всё другое было только следствием этого: один человек сжалился над другим человеком. Свершилось близкое ко всем чудо, через которое саг самый грешный и слабый человек делается причастником Божественной силы, правды и славы. Жалость двигает больше, чем каменными горами, она двигает каменными сердцами.
   -Истинно говорю вам, если кто скажет, горе сей: "Поднимись и ввергнись в море", и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется словам его, - будет ему, что ни скажет".
   Это слова нашего Христа.
   Жалость в мире - есть чудо. Каменные горы передвигать с их места никому не надо. Истинное чудо есть жалость.
   Бог хочет этого чуда, жалости одного человека к другому. Тут сила высшей жизни. Истинное милосердие всегда просто и деятельно. Оно есть воля, готовая на всякий труд, сердце, соглашающееся перенести всякую скорбь ради любви. Истинное милосердие деловито. Оно соединяет в себе небо и землю, и помогает не только в чувствах и намерениях, но - сейчас же тут, на этой сухой, пыльной земле меж Иерусалимом и Иерихоном.
   Таковым именно было милосердие Самарянина, о котором рассказал миру Христос. Продуманная заботливость его показывает глубину его жалости. Подойдя к лежащему на дороге раненому, он тотчас "перевязал ему раны", смягчив их маслом, промыв вином, и, "посадив его на осла, привез в гостиницу и позаботился о нем". Так говорит Евангелие. После этого милосердный Самарянин мог бы уехать с чистой совестью. Но нет - "на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал:
   -Позаботься о нем.
   Казалось бы, теперь уже все сделано им. Но совесть этого человека продолжает быть неудовлетворённой: он обращается к хозяину гостиницы и говорит ему:
   -Если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Какое излучение истинной человечности.
   И всегда мама заканчивала рассказ, задавая нам вопрос,
   -Так кто, дети мои, из этих троих, думаете, Вы, был ближним?
   И мама, сама же и отвечала:
   - Законник знал ветхозаветную заповедь, повелевавшую любить ближних. Но поскольку он эту заповедь не исполнял, то хотел оправдаться тем, что он, дескать, не знал, кого следует считать ближним.
   Господь в ответ, и рассказал эту притчу. Иисус, девочки мои, нам людям, живущих на земле показал на примере милосердного самарянина, что не о том надо заботиться, чтобы своих, уметь отличать от чужих. А о том, чтобы заставить себя быть ближним для тех, кто нуждается в помощи. Это все написано в библии.
   ***
   Еще, будучи детьми, мы с сестрой задавали маме много вопросов:
   - Мама, а кто автор библии?
   - Библия, - драгоценный дар Бога. Библию, начиная с 1513 года до н.э. на протяжении тысячи лет писали примерно 50 разных людей. Писавших ее людей вдохновлял Бог. Они записывали в большинстве своем не свои а его мысли. Поэтому считается, что автором Библии является не человек, а Бог, живущий на небесах. Думается мне, что это Бог позаботился, о том чтобы, Библию люди ее точно переписывали, и чтобы она сохранилась. Библий написано такое количество, что превосходит на земле тиражи любой другой книги.
   - Мама, а кто такой Бог?
   Люди поклоняются многому. Но в Библии написано, что у Бога есть тело, но оно отличается от нашего. В Библии в главе от Иоанна говорится,
   - "Бог, есть Дух".
   - Мама, а кто видел Бога, ... какой он?
   Ни один человек никогда не видел Бога. Бог живет на небе, но видит все.
   - Мама, а что такое святой дух?
   Дух - это форма жизни, которая намного выше нашей. Святой дух по Библии это не личность, подобная Богу. Это действующая сила Бога.
   Ну, ... так вот, ...Мариночка, по Библии, Бог создал все, что на небе и на земле. Бог сотворил землю, чтобы на ней вечно и счастливо жили люди. Он хотел, чтобы землю всегда населяло праведное и радостное человечество. Земля никогда не будет уничтожена, она будет существовать вечно. Перед тем как создать человека, Бог выбрал на земле место, которое он сделал прекрасным раем. Он назвал его Эдемским садом. Туда он поместил первых мужчину и женщину - Адама и Еву. Бог хотел, чтобы у них были дети, которые заселили бы землю. Постепенно люди превратили бы всю землю в рай. Адам с Евой же согрешили намеренно, тем самым, нарушив закон Бога. Поэтому Бог изгнал их из Эдемского сада. Рай был для них потерян. Но Бог не забыл, для чего создал землю. Он обещает превратить его в рай, в котором будут вечно жить люди.
   - Мама, а как Бог исполнит свой замысел?
   - По Библии, прежде чем земля станет раем, должны с нее быть удалены злые люди. Это произойдет в Армагеддоне - Божьей войне, которая положит конец злу. Затем над землей будет править Царь сын Божий - Иисус Христос. Постепенно он устранит из человеческих умов и тел грех. Люди станут такими же совершенными, какими были Адам и Ева до того, как согрешили. Тогда не будет болезней, старости и смерти. Больные станут здоровыми, старые вновь станут молодыми. Во время правления Христа, верные ему люди превратят всю землю в рай.
   - Мама, а кто такой Иисус Христос?
   - Мариночка, ... до того, как Иисус пришел на землю, он жил на небе и был духовной личностью. Иисус - первое творение Бога, поэтому он назван его первенцем. Иисус единственный сын, которого Бог сотворил сам. До того как Иисус стал человеком, Бог Отец использовал его в качестве своего главного представителя. Вот почему по библии в Откровении от Иоанна Иисус Христос назван "Словом". Бог послал своего Сына на землю, перенеся его жизнь во чрево Марии. Поэтому отцом Иисуса был не человек. Вот почему он не унаследовал греха и несовершенства. Бог послал Иисуса на землю, чтобы он научил людей истине. В библии открывается личность Иисуса. Показаны его главные качества: любовь, милость, милосердие, справедливость, мудрость и сила. В Библии говорится, что Иисус готов прощать, великодушен и терпелив. Иисус сохранил совершенную непорочность, показав нам людям пример для подражания, он пожертвовал свою жизнь, чтобы освободить нас от греха и смерти.
   - Мама, а зачем он это сделал?
   - Не послушавшись повеления Бога, первый человек Адам совершил то, что в Библии названо грехом. Поэтому Отец Бог приговорил Адама к смерти. Он больше не соответствовал нормам Бога, поэтому перестал быть совершенным. Постепенно Адам состарился и умер. Он передал грех всем своим детям. Вот почему мы тоже болеем, стареем и умираем. Иисус, как и Адам, был совершенным человеком. Но в отличии от Адама Иисус был всегда, даже в суровом испытании, послушным Богу. Поэтому он мог заплатить за грех Адама, пожертвовав свою совершенную человеческую жизнь. Об этом, ... обо всем, в Библии говорится. Таким образом, у детей Адама, у его внуков и правнуков у всех людей на земле появилась возможность освободиться от осуждения на смерть. Грехи всех, кто верит в Иисуса, могут быть прощены, и эти люди имеют возможность получить жизнь вечную. Служение на земле, сына Божьего Христа, заключалось в том, что он учил людей добру, совершал чудеса и отдал за нас, ... за наши грехи свою жизнь. Живя на земле, Иисус исцелял больных, кормил голодных и усмирял бури. Он даже воскрешал мертвых.
   - Мама, а почему Иисус совершал чудеса?
   - Мариночка, родная моя, ... Иисус жалел страдающих людей и хотел им помочь. Его чудеса доказывали, что он Сын Бога. Они показывали, что он сделает для всех послушных людей, когда будет царствовать над землей. Иисус умер, ... но был воскрешен Богом как духовная личность, и возвратился на небо. Позднее Бог назначил его Царем. Скоро, очень скоро, сын Божий Иисус Христос, снова придет к нам к людям, и избавит землю от зла и страданий.
   - ... Небеса разойдутся, и Чудо обязательно сотворится, ... и люди все увидят пришествие, ... Иисуса,
   тихо и мелодично пропела мама. Мама смотрела на людей, и ... жалости их боялась, - жалости, которая сродни презрению.
   - Девочка моя,
   говорила она,
   - я не признаю слова "калека"...
   Поэтому слова: "калека", "инвалид" по отношению к своей маме я тоже не признаю. Человека судят по делам. Я вижу свою маму каждый день, я знаю все ее слабые и сильные стороны, и одно могу сказать точно: сильнее человека я не встречала. Люди не понимают, как тонка грань, отделяющая здорового от больного, а физически полноцен­ного - от инвалида. А ведь трагедии, уносящие здоровье, случаются сплошь и рядом. Есть ли гарантия того, что старость не встретит нас па­раличом, если в молодости Вам посчастливи­лось не заболеть или не попасть в аварию? И мне часто хочется спросить здоровых, жиз­нерадостных, подвижных людей:
   - а вы не бои­тесь угодить в ту резервацию, которую построи­ли для них, инвалидов? Не боитесь ли стать объектом холодной жалости окружающих - жа­лости унизительной потому, что она бездеятель­на, жалости, которая сродни презрению?
   Я убеждена в том, что говорит мама:
   - Бог создал больных в назидание здоровым. Но люди не хотят этого понимать.
   - Мама не виновата в том, что она заболела. Она не виновата так же, как никто из инвалидов не виноват в том, что они инвалиды. Но однажды они слышат слово "калека". Они начинают вдумываться в его смысл. Потом они понимают, что общество не приемлет их. Но они идут, ...идут, опираясь на свои костыли, растирая в кровь подмышки или сидя, полусогнувшись, на инвалидной коляске...Они хотят быть среди нас с Вами, среди людей.
   ***
   20 век
   1992 год
   Определенный период маминой жизни в Молдове можно определить по одной из статей, опубликованной в газете "Независимая Молдова" 25 марта 1992 года, под заголовком "Почерк Маричики", мы читаем:
   -...Маричику Ливицкую, председателя правления Общества Инвалидов Молдовы, я впервые увидела два года назад, на съезде женщин южных районов республики, который проходил в Комрате. Увидела, послушала - и восхитилась силой ее убежденности, способностью прямо, в лицо, говорить горькую и, как правило, нелицеприятную правду, не рассчитывая ни на мгновенное одобрение, на скорое понимание сказанного. Для нее важно было передать женщинам то глубинное, сокровенное, что тревожило и тревожит ее больше собственных личных невзгод.
   -Перед Богом и людьми,
   - говорит Маричика,
   грешно и стыдно разрывать нашу маленькую и беззащитную Молдову на почве придуманных политиканами национальных распрей. Нам самой судьбой определенно жить только вместе - беречь этот край, что является родным для молдаванок и русских, гагаузок, болгарок, украинок и евреек; растить хлеб и детей, сеять добро и любовь.
   Она горевала и убеждала, требовала и укоряла. Укоряла в бессмысленном стремлении отторгнуть от Молдовы ее исконную землю, сделать чужими давно уже родных людей. А вот этого - укора и правды в лицо - простить ей то рассерженное собрание никак не могло. Оно потребовало соблюдать регламент. Известно же - так поступают со всяким, кто говорит неугодное "захлопывают", "затопывают", освистывают. Помните? - не было снисхождения даже Сахарову, когда его, лауреата Нобелевской премии и мудреца, героя и пророка, буквально выгоняли с парламентской трибуны "праведники" и "патриоты".
   Маричике, когда она говорила обидную для кого-то правду, либо рьяно отстаивала право сирого и убогого на государственное внимание и заботу, не раз отключали микрофон. И вот, что удивительно, ни у кого, ни разу, нигде (в том числе - даже в данном уважаемом Парламенте) не возникло ощущения постыдности таких жестов. Все-таки к инвалиду первой группы, едва передвигающемуся на костылях, могли бы проявить хоть чуточку снисхождения. Но прямая и гордая, страстная и беззащитная, она не хочет снисхождения и не взывает о нем! Это свойство сильных натур. Это свойство Личности! Потому она требовательна к себе до жестокости, и к ней требовательны без скидок на какие бы то ни было обстоятельства. Жаль только, что она слишком часто принимает удары на себя, не по делам, незаслуженно, что обидно вдвойне. Но не хочется на сей счет распространяться сейчас, чтобы лишний раз ее не травмировать.
   ...В обращении участников вновь недавно состоявшегося съезда пожилых людей и инвалидов республики ко всем людям Доброй Воли, которое подписала Маричика Ливицкая, содержится идущий из глубины сердца призыв:
   - Помогите остановить кровопролитие на нашей мирной земле! Боль и горе не имеют национальности! Мы не хотим, чтобы наши ряды - ряды калек - пополнялись за счет необдуманных действий политиканов.
   Верится, услышат люди, о чем говорит и мечтает Маричика
   Автор статьи - журналист Мария Цеслюк.
   ***
   В 1992- 1993 годах каждую неделю, по средам, мама вела передачу "Во имя любви к ближнему", а позже - "Амаком - детям-инвалидам", где выступала в защиту малообеспеченных слоев населения Молдовы. Она показывала их проблемы и пыталась найти пути выхода из сложившейся ситуации, специально приглашая специалистов и общественных деятелей. Эти передачи пользовались большим успехом.
   Как православная христианка, следующая библии, моя мама поняла, что Республика Молдова, ее родина, ее родная страна, погрязла в неразрешимых противоречиях. С одной стороны гагаузы, русские, болгары, украинцы, евреи; с другой - молдаване, с их идеями о "внутреннем национальном мире"... Все это поначалу разделило общество на своих и чужих, затем перешло в конфликт, а затем - и в войну в Приднестровье. Как истинный миротворец, мама участвовала во многих встречах и национальных конференциях, требуя одного - остановить войну между русскими и молдаванами, а также сделать все, чтобы она не распространилась на юг Молдавии. Не много в Молдове нашлось людей, которые приезжали бы во время конфликта в Гагаузию, под Чадыр-Лунгу, чтобы днем и ночью на протяжении недели находиться рядом с солдатами и населением, призывая их к миру, и пытаться своим авторитетом воздействовать на сознание людей, чтобы не допустить кровопролития.
   Мама никогда не сворачивала со своего пути. Она знала: чтобы решить, наконец, великую и благородную задачу обеспечения мира в Молдове, необходима тесная связь людей всех национальностей. По этому вопросу она пишет своему наставнику, научному руководителю, профессору прикладной социологии, доктору экономических наук, своему духовному другу, член корреспонденту Академии Наук Молдовы, академику Андрею Ивановичу Тимуш:
   - Андрей Иванович, теперь я связанна со многими общественными организациями по защите прав людей, независимо от их национальности, - со всеми, кто хочет бороться за мир в Молдове. Важно очень важно, придать русскому языку и гагаузскому , статус второго государственного языка. Не просто как языков межнационального общения. А как языков, которые наравне с румынским, должны иметь статус официальных языков. Очень важно, чтоб все документы выходили на трех языках. Люди не должны чувствовать себя ущемленными.
   В государстве Швейцария, ... Андрей Иванович, писала мама, ... люди говорят на четырех языках, которые все являются государственными. Нелегко нам будет этого добиться. Идея сохранения мира еще не стала духом нашего времени.
   ***
   Параллельно в этом же 1992 году пишет сценарий фильма под названием "Черная лебедь", где аргументировано, говорит о безразличии, и бездушии по отношению к брошенным детям- инвалидам прикованных, пожизненно к кровати, в домах интернатах закрытого типа. Которые, в таких условиях и при таком отношении со стороны "заботящихся" о них, не доживают даже до 10 лет.
   ***
   В 1992 году Маричика Ливицкая пишет собственный сценарий фильма под названием "Черная лебедь", где дает весомые основания и критикует советский государственный режим безразличия, бездушья и беззакония по отношению к инвалидам. И рассказывает с болью о том, что эта тема при СССР, всегда была закрытой. Фильм был снят на телестудии "Телефильм-Кишинэу", но, даже урезав его наполовину, государственные чиновники на национальном уровне, запретили показывать "Черную лебедь" в Молдове.
   Несмотря на отказ в Молдове, мама созвонилась с Владиславом Листьевым. И вылетела к нему в Москву. Господин Листьев пригласил маму в ресторан "Прага", мама до этого никогда там не была. Она вообще в силу своего физического состояния здоровья очень стеснялась, ... но эта была очень по-доброму теплая встреча. Они долго беседовали, он расспрашивал маму о жизни а ее планах. После чего господин Листьев взял кассету и обещался обязательно помочь. Вся семья не верила, что это может случиться, что этот фильм смогут увидеть люди, Владиславу Листьеву единственная мама верила.
   - У него глаза добрые, ...надежные, чем- то напоминают твои, сказала мама папе в тот вечер после прилета домой. И это случилась. Благодаря личной помощи и содействию господина Листьева
   документальный фильм "Черная лебедь" был показан по Российскому Общественному телевидению Останкино для всех стран СНГ, в том числе и граждане Молдовы, смогли его посмотреть. При просмотре кадров этого фильма нервы у всех напряженны до предела - перед глазами телезрителей проходят тяжелые кадры, в каких условиях жили при СССР и продолжают жить и сегодня парализованные физической немощью дети-инвалиды сироты, не доживая до совершеннолетия. Это преступление! Это нарушение прав ребенка!
   Травля и преследование за сказанные и написанные ею слова достигли того предела, за которым опасность и отчаяние не оставляли ей никакого выбора - кроме бегства из страны ... ухода в неизвестное будущее. Но мама смиренно все вынашивает и продолжает жить и работать в Молдове во имя спасения страданий детей инвалидов. Мама жаждала свободы, демократических перемен в Молдове и, имея еще силы и здоровье, готова была бороться. После показа фильма мама получила на наш домашний адрес: город Кишинев улица Болгарская дом номер 35 кв. - 3379 (три тысячи триста семьдесят девять) писем, которые до сих пор хранит.
   Также моя мама обратилась к господину Вольфгангу Линку, своему хорошему другу из Германии, проживающему в Мюнхене, который предоставил ей уникальную возможность выступить лично на телевидении Боварии. После чего фильм был показан в Германии на Баварском немецком телевидении в городе Мюнхене. Граждане Молдовы его увидели по Российскому Общественному Телевидению. Затем фильм был показан и в других городах США и Европы.
   В этом фильме снималась и я с моей сестрой.
   После просмотра этого фильма, папа - Эдуард Сергеевич Хололенко, сделал маме официальное предложение выйти за него замуж. Но это уже другая история, ... история со счастливым концом.
   ***
   В рамках программы "Амоком - детям. Во имя любви к ближнему", по местному радио и телевидению через каждые три недели мама вела передачи. С домашних радиоточек, с экранов своих телевизоров, люди в каждом доме слушали мягкий и твердый голос мамы, душевно беседующей и рассказывающей людям посредством живой речи исповедь мудрых Богословов, лекции многих которых, мама знала наизусть. И хоть сегодня не будет слов о инвалидах, ... все равно радиослушатели уткнуты ушами в свои радиоточки, глазами в свои телеыизоры, ... потому что говорит Маричика Ливицкая, ... говорит с любовью от сердца. Эти передачи, ... она как маленький пастырь, как скромный миссионер ведет о верующих и для верующих. И сегодня, как и всегда, смиренно и правдиво беседует о жизни и о молитве, о том как быть христианином вдали от храма, о том как надо чувствовать и относиться к Богу и ко Христу. Думаю и надеюсь, что моему читателю это будет тоже по душе, ...по крайней мере, он еще раз ближе познакомится с тем, что в первую очередь волнует, и что маме по душе и по сердцу. Узнает, чем живет, ... чем дышит ее внутренний мир, что мама любит доносить до людей. Читает мама:
   -Дорогие радиослушатели, ... поднимается в памяти рассказ мудрого Богослова, о том, как жили первые христиане. Они были рассеяны по лицу всей Римской империи. Больше того - они были гонимы, и поэтому даже собираться для них было опасно, порой - невозможно. Поэтому, ставя перед собой вопрос, можно ли жить не собранной вокруг храма группой, не пользуясь богослужением, и вырасти верой, познанием, стать общиной видимой, проще всего обратиться к этому прошлому. Что характеризовало христиан, что делало их непохожими ни на кого, единственными в своем роде? То, что люди самого разного происхождения, разных общественных сословий, разного образования, разной культуры, разной национальности, разных языков, которые никогда бы и не подумали, что они могут встретиться на общей почве, нашли эту общую почву в том, что стали верующими, уверовали в Господа Иисуса Христа. Мы ищем общения межу собой, и это общение часто стараемся осуществить на всех планах нашей жизни. Они этого не могли даже помыслить, искать этого было для них невозможно. Единственное, что у них было общее, это их Вера. То, что они, каждый по-своему, встретили Господа Иисуса Христа, признали в Нем своего Бога, своего Спасителя, Хозяина своей жизни, и отдали Ему все силы души, малые ли, великие ли - но все до конца.
   - В то время Вера оказалась первично не системой богословских или философских воззрений; вера оказалась плодом встречи с Живым Богом и отдачей Ему всей своей жизни, доверием до конца и верностью до конца. Эта верность выражалась во всем: в чистоте жизни, в новом строе жизни. Вспомним такого человека, как апостол Павел, который был гонителем христиан и стал одним из самых пламенных проповедников Евангелия. Вот что он говорит о том, что делает человека неспособным называть себя христианином, недостойным называть себя христианином.
   Дорогие радиослушатели,
   - Быть христианином значит быть таким человеком, которого Бог может не стыдиться. Такой человек вносит в мир Свет - там, где все потемнело. Надежду - там, где только отчаяние и безнадежность. Любовь - там, где горечь, безразличие, ненависть, ссоры, зависть. Очистив свой ум от недостойных мыслей, свое сердце от скверных чувств, он вносит в жизнь чистоту, он из своей жизни исключил то, что позорит его, позорит имя христианина и позорит, в конечном итоге, Бога. Тот же апостол Павел писал:
   - Ради вашего поведения хулится имя Христово.
   - Это тогда случалось, но это случается и теперь: пьянство, бесчинство, прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, зависть, гнев все еще наблюдаются среди христиан, хотя эти свойства свидетельствуют, что люди, которые живут этими чувствами и с такими чувствами действуют - не христиане в своей жизни.
   - Люди! ... вот с чего каждому из нас надо начать: ставить перед собой вопрос не о том, далека ли церковь, близка ли, удается ли часто бывать там, и что мы от нее получаем, а о том, кто мы такие:
   Христовы или не Христовы? Живем ли мы законами правды Божьей или позорим имя Божье и свое имя христианина? В себе надо воспитывать готовность быть христианином каждый день, каждый час, во всех обстоятельствах, с мечтой, и с радостью о том, что мы - посланники Божьи. Веру можно найти встречей с живым человеком, который является как бы светочем веры, из которого она льется, светится.
   Уважаемые радиослушатели:
   - Православные христиане, это смиренные люди, ... верующие способные любить врагов, любить гонителей, среди пыток молиться о том, чтобы Бог дал спасение мучителям, как Христос, когда Его распинали, молился Своему - и нашему! - Небесному Отцу, говоря:
   - Прости им, Отче, они не знают, что творят...
   Эту любовь, говорила мама, можно обнаружить в каждом человеке. И, разумеется, не надо быть мучеником, не надо быть распятым, не надо быть гонимым для того, чтобы эта любовь светилась.
   - Кто из нас не окружен безразличием, нелюбовью, клеветой? Кто из нас не имеет врагов, которые желают ему зла, которые хотят у него отнять то, что у него есть, самое дорогое: отнять свободу, отнять работу, отнять жену, детей, отнять что-то особенно дорогое сердцу?
   Первое свойство православного христианина, дорогие мои радиослушатели: это способность без гнева, без ненависти посмотреть на такого человека и сказать:
   - Господи, прости! Он не знает, что он творит. ... И больше того:
   - Боже! Спаси его! Ты меня спас, я был во тьме, Ты меня вывел в свет. Я был такой же безумный, как он, -Ты мне дал разум небесный, не земной...
   Конечно, ... любить врагов очень трудно, тем более любить их не с тем, чтобы избежать, их ненависти, а с тем, чтобы наша любовь их обновила, сделала иными, не обязательно православными христианами по вере, но людьми в полном смысле этого слова. Наша роль - способностью нашей любви именно такой любовью возродить в других человеческий образ.
   ***
   ГЛАВА ВТОРАЯ
   ***
   Еще со школьных лет у мамы была хорошая подружка, которую звали Марица Бынчану. Она была красива лицом и добра душой. Вышла замуж по любви за своего одноклассника, которого звали Филипп. Много лет назад случилось у них большое горе,...умер их первенец.
   У ребенка поднялась высокая температура, воспаление...
   Из-за отсутствия дорог, да и других проблем на селе, скорая помощь не смогла вовремя добраться и спасти жизнь ребенка. Он умер у Марицы на руках. Ей недо­ставало сил справиться с бедой, с душевным смятением. И она пришла к маме.  Они плакали вместе.
   -У тебя, Марица, еще будут дети, девочку Бог пошлет, и все у тебя наладится.
   И мама рассказала ей притчу:
  - К Богу пришла женщина: её ребенок умер. Она кричала и плакала. Она была бесплодна и не могла больше иметь детей, а её единственный ребенок умер -- вся её любовь и забота.
   Как ты думаешь Марица, что сделал Бог?
   Бог сказал ей:
   - Я помогу тебе. Но сначала ты пойди в город и принеси несколько горчичных зёрен из дома, где никто не умирал.
   И женщина пошла в город и ходила от дома к дому. И везде, где бы она ни была, люди говорили ей:
   - Мы дадим тебе сколько угодно горчичных зерен, но условие не будет выполнено. В нашем доме умирали люди.
   И так было вновь и вновь. Но она всё надеялась:
   -Может быть... кто знает? Может быть, есть где-нибудь несколько домов, которые не знают смерти.
   И она шла дальше и дальше, и так целый день.
   А вечером великое понимание пришло к ней. Смерть -- это часть жизни. Она обратная сторона жизни и происходит постоянно. Смерть не есть личное горе, которое случилось только с ней.
   С этим пониманием она пришла к Богу. Тот спросил:
   - Ну что, где горчичные зерна?
   А она тихо улыбнулась, опустилась к его ногам и попросила:
   - Я хочу знать, То, что никогда не умирает. Я не прошу вернуть мне сына потому, что даже если это произойдёт, он должен будет умереть вновь. Помоги мне найти, То, что никогда не умирает.
   Через время у Марицы, родилась дочь красавица, которая растет на радость маме здоровой.
   Мы удивляемся тому, в чем преуспела наша мама. Она реализовала себя во всех планах: как женщина, как личность, как ученый, как политик,... однако сознаем, что подражать ей бессмысленно, ибо все ее таланты и умения - от Бога.
   ***
   В 1992 году в Вене мама познакомилась с Корнелиу Бырсаном, возглавлявшим в Румынии на тот период центр поддержки детей-инвалидов. Этому замечательному человеку мама рассказала о центре реабилитации детей-сирот и инвалидов. Господин Бырсан в Молдавии, при Детском Фонде, создал филиал своего румынского Центра по оказанию медицинской реабилитационной помощи парализованным детям-инвалидам Молдовы. Доктор медицинских наук, профессор Корнелиу Бырсан постарался помочь. Через молдавский филиал "фонда Амоком", дети выезжали на бесплатное лечение в Румынию. Это было серьезным продвижением в деле ее жизни.
   По истечении времени мама обратилась в Министерство здравоохранения Молдовы в отдел защиты материнства и детства к Господину Вайсман, и попросила его наладить контакт с Министерством здравоохранения Румынии. Наладив взаимовыгодное сотрудничество Министерство здравоохранения Молдовы, направило к господину Корнелиу Бырсан комиссию и, подписав соответствующие документы, стало направлять в Румынию на лечение больных детей на государственном уровне.
   В 1992 году международная Европейская организация защиты прав и интересов инвалидов "Фимитик" расположенная в Бонне, в марте месяце пригласила маму в Австрийскую столицу, выступить на Всемирном Конгрессе инвалидов в Вене, который проходил при содействии и под эгидой ООН. По приезде из Вены мама подготовила доклад о правовых и социально-экономических проблемах инвалидов Молдовы и программу - проект с финансово-экономическим обоснованием по проведению и реализации в жизнь многих жизненно важных вопросов защиты прав и интересов инвалидов Молдовы. Передала его в Министерство труда и социальной защиты. Копию этого документа направила в правительство и в парламентскую комиссию по социальной защите населения на имя Иона Присакарь. Но никто из государственных правительственных чиновников его не заслушал и даже не просмотрел.
   Да, ... трудно изменять этот мир.
   ***
   В рамках программы "от сердца к сердцу", разработанной людьми Доброй Воли, через мамин фонд, в Молдавию из Германии, Швеции, Норвегии, Америки привозилось очень много благотворительной помощи (продукты питания и одежда), которую иностранцы раздавали сами. Проезжая по селам Молдавии вместе с мамой, я видела, как мама настаивала на том, чтобы везде помощь раздавалась только у здания православных церквей, и, в первую очередь, нищим, голодным; многодетным родителям и родителям с детьми-инвалидами; пожилым и немощным бедным людям.
   Мне приятно представить своему читателю мамины встречи с православными священниками, например, давайте посмотрим только за январь и февраль 1998 года. У меня были каникулы, и я в составе коллектива помогала маме оказывать гуманитарную помощь православным церквям мукой, рисом и сухим молоком, которая пришла в Еврейскую Общину из Соединенных Штатов Америки. Администрация фонда обратилась к Раввину с просьбой поделиться и выделить помощь возглавляемому Маричикой Ливицкой Детскому Фонду защиты детей инвалидов.
   Очень многие потом накинулись на маму, ... в газетах возмущались: что мама взяла помощь у евреев и раздает ее православным. ... Как смела она это сделать.! Лучше голодать, чем унижаться перед Еврейской церковью. ... "Это Ливицкая зарабатывает политические деведенты", ... печатали в газетах ее фотографию и с Владыкой и с Раввином. О! Боже, что только не пережила тогда мама.
   Но Маричика Ливицкая, не ответила ни на одну публикацию и не с кем не судилась. Она собрала коллектив, попросила быть терпимее к иной вере, к иному взгляду на жизнь, и строго поручила, ... чтоб большая часть поступившей муки и риса были розданы напрямую по всем районам семьям пенсионеров и малообеспеченным многодетным семьям. Лично проконтролировала, чтоб гуманитарная помощь была распределена также дому инвалидов в Единецком районе село Зымбрены, и детским домам детей инвалидов и сирот в поселке Яловены и поселке Хынчешть. И еще лично сопровождала и привезла помощь в женскую тюрьму Хынчешстского района село Русска. Туда мама с собой пригласила и господина Амониуса с немецкими друзьями, которые привезли со своей католической церкви целую фуру теплой одежды для женщин. В этой поездке маму сопровождала моя сестра Ирина, которая пол ночи рассказывала мне о ее тяжелых впечатлениях от увиденного.
   - Почему женщины попадают в тюрьму? Задавала она маме утром вопрос.
   Оказав гуманитарную помощь и каждому работнику своего коллектива, мама попросила администрацию Фонда согласиться и принять ее предложение.
   - Мне очень желается, чтоб оставшаяся мука, ... рис и сухое молоко были разделены и розданы только православным церквям для бедных прихожан, которые фактически голодают и жизненный уровень, которых ниже минимальной потребительской корзины. И пусть православные имени Иисусу Христу, славу воздадут в этот тяжелое для них время. Все мы одинаково молимся и одинаково просим. С мамой согласились.
   Я тогда присутствовала на каждой встрече и параллельно с главным бухгалтером детского Фонда вела все записи для отчетности. Бог видит, тогда я даже и не думала, что они мне сегодня пригодятся.
   - Где много рук - там запирай. Если что выдаешь, выдавай счетом и весом, и делай всякую выдачу и прием по записи (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .42,6-7).
  
   После рождества, через две недели 20 января 1998 года к маме в Фонд пришел Митрополит Кишинева и всея Молдова Прясвятейший Владыка Владимир. Они разговаривали о трудностях, которые сегодня испытывает православная молдавская церковь. Владыка скромно вручил маме почетную грамоту со словами Благодарности, и сказал, каким православным церквям в первую очередь по его видению нужна помощь. Он назвал конкретно тех, кто более остро сегодня в ней нуждается и живет надеждой на помощь Иисуса? Они поговорили о вере, помолились, поужинали втроем и в конце сфотографировались в мамином кабинете. Это была душевная человечная встреча, еще сильней укрепившей православную Веру мамы.
   И именно в этом самом кабинете, на этом месте спустя совсем немного времени мама откроет православный приход "церковь Святой Преподобной Прасковьи".
   ***
   - Молдавской православной Митрополии, в тот день Администрацией фонда было выделено для малообеспеченных социально незащищенных категорий бедных и нищих голодающих прихожан: 10 тонн муки, 20 тонны риса и 30 тонн сухого молока.
   Затем в течении двух последующих месяцев, мама встретилась:
   - Со священником Валерием Базатин, и его православному приходу- "Церковь Святого Пантелеймона" в городе Кишиневе, для бедных прихожан было выделено: 2 тонны муки, 3,5 тонн риса.
   - Со священником Виктором Плешку и его православному приходу - "церковь Святого Лазаря" в городе Кишиневе, для бедных прихожан было выделено: 2 тонны муки, 2 тонны риса и тонна сухого молока.
   - Со священником Сергеем Райляну и его православному приходу "церковь святого Апостола Андрея" в городе Кишиневе было выделено: 1 тонна риса, 1 тонна сухого молока и 0,2 тонны муки.
   - Со священником - Валерием Пламадялэ и его православной церкви в городе Кишиневе было выделено для инвалидов и пожилых пенсионеров 2 тонны риса, 2 тонны муки и 1 тонна сухого малока.
   - Со священником Тойа Зосима и его православному приходу "церковь Св.Воевода" в селе Дурлешьть под Кишиневом было выделено- 0,1 тонна муки, 0,6тонн риса и 0,5 тонны сухого молока.
   - Со священником Василием Лупанчук и его православному приходу "церковь Св.Пророка" в Кишиневе было выделено 0,2 тонны муки для беспризорных детей сирот.
   - Православному приходу "церковь Святого Георгия" в селе Ципала Яловенского района было выделено для многодетных матерей с детьми - 4 тонны муки.
   - Православной церкви в селе Костешть Яловенского района было выделено для бедных прихожан - 3,5 тонны муки.
   - Православной церкви в селе Ниморень Яловенского района для бедных прихожан было выделено - 2,5 тонны муки.
   - Православной церкви в селе Васиень Яловенского было выделено 2 тонны муки для нуждающихся в помощи прихожан.
   - Православному приходу "церковь Св.Константина и Св. Елены" в селе Ганск Яловенского района было выделено 0,5 тонны муки, 1 тонна Рисса и 15 тонн сухого молока для бедных голодающих многодетных семей.
   - Православной церкви в селе Васиой Яловенского района было выделено 3 тонны муки.
   - Православной церкви в селе Хорешть Яловенского района было выделено 1 тонна.
   - Православной церкви в селе Бардар Яловенского района было выделено 5 тонн для многодетных семей и пожилых стариков.
   Встретилась мама лично с:
   - С иегуменом Шпак Вячеславом и для православного монастыря в селе Суручены Яловенского района было выделено для голодающих стариков, женщин и беспризорных детей - 3 тонны муки, 11,5 (одиннадцать с половинной) тонны риса и 5 тонн сухого молока.
   - С иегуменом Чобану Василием и для православного монастыря в селе Фрумоаса Каларашского района было выделено для голодающих стариков, женщин и беспризорных детей - 4 тонны муки и 1,5 тонны риса и 5 тонн сухого молока.
   - С иегуменом Евлогием и для православного монастыря в селе Хыржевка Каларашского района было выделено 3 тонны муки и 0,5 тонн риса.
   В тот день по маминой просьбе, из Германии в фонд на улицу Колумна дом номер 76, приехали две 40-тонные фуры загруженные продуктами питания и теплыми вещами, которые люди из Германии собирали для бедных людей из Молдовы. Мама с друзьями поехала в монастырь в горы к Старцу Евлогию, где немцы из рук в руки раздавали на месте помошь. Собралось очень много народу, ну просто толпы людей, ... и, все они, получая помощь, с благодарностью повторяли имя Иисуса и благодарили Небеса за помощь. А моя мама лишь скромно стояла в сторонке, и сердце ее радовалось происходящему.
   -С иегуменом Гончаром для православного монастыря "Святой Богородицы- Матерь Божьей" в селе Гырбовец Каларашского района было выделено 9 тонн муки, 7,5 тон риса, и 7 тонн сухого молока.
   Госпожа Фрау Эдит Агнер председатель международной организации: " Немецкий Фонд помощи больным людям из Молдовы", прислала вместе с доктором Феликсом Литхольц из Штудгарда в мамин Фонд на улицу Колумна дом номер 76, несколько 20 тонных машин с продуктами питания от фирмы "Кнор", которые раздавались бесплатно студентам в университетах и колледжах города Кишинева.
   А две фуры: одна с питанием "Кнор", а одна с теплой зимней одеждой и одеялами, по просьбе мамы приехали прямо в лес на территорию православного монастыря "Святой Богородицы- Матерь Божьей" села Гырбовец. Пенсионерам смиренно стоящим в очереди один за другим прямо с борта машин выдавали каждому в протянутые, охваченные дрожью стариковские руки продукты фирмы "Кнор" на целый месяц, мешок одежды, по 15 кг каждому: муки, риса, и сухого молока, и на человека по теплому шерстяному одеялу.
   - Слава Тебе Боже, радовалась мама вместе с людьми. И я радовалась, за людей видя, как пожилые люди стирают с лица, стекающие по сморщенным щекам не знамо, откуда появившиеся слезы радости.
  
   - В православную церковь, расположенную на юге Молдовы в городе Леово, священнику Купчеа Георгию Петровичу было выделено для инвалидов и пожилых бедных пенсионеров 30 (тридцать) тонн муки, 10 тонн риса и 5 тонн сухого молока для беспризорных детей.
   - В православную церковь расположенную в городе Унгены, священнику Иону Порческу было выделено инвалидов и пожилых бедных пенсионеров 9,5 тонн муки, 5,5 тонн риса и 12 тонн сухого молока для многодетных семей, а также для семей в которых находятся на воспитании дети- инвалиды.
   - В православную церковь, расположенную в Хынчештском районе с Бозиень священнику Тудору Жекиу было выделено муки 3 тонны и 0,5 тонн риса.
   - В православную церковь Каларашского района с Деренеу священнику Марин Флорин было выделено 1 тонна муки.
   - В православный приход церковь "Усыпальница Матери Божьей" в городе Дрокия, расположенного на севере Молдовы, священнику Павлу Валуца было выделено 20 (двадцать) тонн муки, 30 (тридцать) тонн риса для инвалидов и пожилых бедных пенсионеров, для малообеспеченных социально незащищенных категорий бедных и нищих голодающих прихожан. И было еще выделено 50 (пятьдесят) тонн сухого молока для многодетных семей, а также для семей, в которых находятся на воспитании дети- инвалиды.
   - В православную церковь Каларашского района села Селиштя Ноуэ было выделено 10 тонн риса.
   - В православную церковь, расположенную на самом юге Молдовы в город Кагул было выделено 11 тонн муки для бедных прихожан. Бабушка жила в Кагуле и рассказывала, что в то воскресенье, батюшка после службы в зависимости от количества членов семьи наливал каждому по 2-3 полных ведра пшеничной муки. Прихожане, возрадовавшись, благодарила Иисуса.
   - Слава Богу, радовалась и бабушка.
   - В православную церковь Чимишлийского района село Гура Галбенэ, священнику Иону Драганой было выделено 1 тона муки, 1,5 тонны риса и 0,5 тонн сухого молока.
   - В Дуббосарском районе село Оксентя, для православного прихода "Церковь Святого преподобного Николая" священнику Негарэ было выделено 800 килограмм муки.
   - Православному монастырю из Фалештского района село Кицкань было выделено 7 тонн муки, для приходящих помолиться бедных прихожан.
   - Фалештской православной церкви священнику Чебан было выделено 20 (двадцать) тонн муки и 5 тонн сухого молока для малообеспеченных социально незащищенных категорий бедных и нищих голодающих прихожан этого района.
   - Православному приходу " Церковь Святого преподобного Дмитрия" Слободзейского района священнику Тома выло выделено голодающим прихожанам: и взрослым и детям 10 (десять) тонн муки и 20 (двадцать) тонн сухого молока.
   - Священнику Робу Николаю для православной церкви в городе Сороки было выделено 12 тон муки, 1 тонна риса и 10 тонн сухого молока. Наша семья очень часто ездили к этому батюшке в гости. Он при своем приходе открыл для старых людей столовую и всегда готовил и кормил бедных людей обедом. Мама очень уважала священника Николая Робу, которого она знала уже много лет с тех пор, как он работал депутатом Парламента Молдовы и который всегда защищал интересы социально- ущемленных.
   - Православной церкви Анненского района было выделено для малообеспеченных социально незащищенных категорий бедных и нищих голодающих прихожан этого района 30(тридцать) тонн риса, и 10 тонн сухого молока.
   - Священнику Саракуца Василия для православной церкви поселка Бричаны было выделено для малообеспеченных социально незащищенных категорий бедных и нищих голодающих прихожан этого района 20(двадцать) тонн муки, 20(тридцать) тонн риса, и 15 (пятнадцать) тонн
   сухого молока.
   - Священнику Мотрук Георгию для православной церкви, было выделено Каушанского района, было выделено 2 тонны риса и 2 тонны сухого молока.
   - Священнику Гарбуз Василе для его православной церкви в село Пересечино Оргеевского района, для малообеспеченных социально незащищенных категорий бедных и нищих голодающих прихожан было выделено 4 тонны муки, 6 тонн риса и 3 тонны сухого молока.
   - .Священнику Корецкому для православного прихода "церковь Святого Михаила и святого Гавриила" в селе Селиште Оргеевского района, было выделено 1,5 тонны сухого молока.
   - Православной церкви в селе Мороцень Оргеевского района,
   было выделено 2 тонны риса и 0,5 тонн сухого молока.
   - Священнику Мыцу Петру для православной церкви в селе Избешти Криулянского района было выделено 3 тонны сухого молока.
   - Православному приходу "церковь св. архангела Михаила" в селе Круглик Криулянского района было выделено 700 килограмм сухого молока.
   - Священнику Бутнару Георгию для православной церкви в селе Пошкань - Могдачешть было выделено 2,5 тонн риса и 2,5 тонн сухого молока.
   - Священнику Зеру Валерию для православной церкви в селе Кошерница Криулянского района было выделено 1 тонна муки, 3 тонны риса и 2 тонны сухого молока.
   - Православной церкви в селе Бошкань Криулянского района было выделено 1,5 тонны риса и 1,5 тонны сухого молока.
   - Православной церкви Криулянского района село Чимишень было выделено 3 тонны риса и 2 тонны сухого молока.
   - Православному приходу "церковь Святой Троицы" в селе Гратиште Криулянского района было выделено для малообеспеченных социально незащищенных категорий бедных и нищих голодающих прихожан было выделено 2 тонны риса и 4 тонны сухого молока.
   - Православному приходу "Церковь Чудеса Св.Архангела Михаила" в поселке Криуляны было выделено 1 тонна муки, 3 тонны риса и 2 тонны сузого молока.
   - Монастырю в Резинском районе было выделено для малообеспеченных социально незащищенных категорий бедных и нищих голодающих прихожан было выделено 6 тонны риса и 4 тонны сухого молока и 2 тонны муки.
   - Православной церкви в Тараклийском районе село Валеа Пержей было выделено для малообеспеченных социально незащищенных категорий бедных и нищих голодающих прихожан было выделено 18 (восемнадцать) тонны риса, 9 (девять) тонн сухого молока и 27 ( двадцать семь) тонны муки.
   - Священнику Маноле для православного монастыря Каприяна было выделено 1 тонна белой пшеницы.
   - Православной церкви в селе Тиганешть Страшенского района было выделено 1 тонна Рисса.
   - Православному приходу "церковь Святой Марии-Магдалены" в Страшенском районе село Татарешть было выделено тонна муки и 0,5 тонны сухого молока.
   - Православной церкви в поселке Теленешть для малообеспеченных социально незащищенных категорий бедных и нищих голодающих прихожан было выделено 2 тонны муки и 48 тонн риса.
   -Священнику Мельник для православной церкви в Дондюшанском районе село Скауень было выделено 4 тонны риса и2 тоны сухого молока.
   ***
   ... Она много ездила за границу. Германия, Австрия, Швеция, Бельгия, Франция, Япония, Соединенные штаты... Она работала с общественными и государственными организациями, создавала контакты, привозила из-за границы специалистов в области медицины, которые бесплатно лечили детей-инвалидов и детей-сирот; при необходимости их вывозили за рубеж, где оперировали бесплатно. Эти акции постоянно транслировались по национальному телевидению Молдовы.
   Тем временем вокруг мамы начались мусолиться слухи, ... считали, что мама склоняет всех людей принять православную веру. Что помощь будет выдаваться по спискам только православным.
   Не установленными лицами большим тиражом, более миллиона, была выпущена листовка, распространенная фактически по всей территории Молдовы. Листовку клеили по всем заборам и столбам, жители находили их в своих почтовых ящиках. В листовке моя мама Маричика Ливицкая, получавшая из США Германии, Норвегии и других стран гуманитарную помощь, обвинялась в том, что это она якобы умышленно ввозила испорченные просроченные продукты, от которых на территории Молдовы у людей были зарегистрированы тяжелые отравления и даже смертельные случаи. Некоторые средства массовой информации печатали на первых страницах фотографии продуктов фирмы "Кнор" с ужасающими заголовками. Полагаю, что указанные листовки были направлены не только и столько против нашей мамы, но в первую очередь против установления нормальных, дружественных отношений между нашим народом и народами стран, оказывающих по просьбе Маричики Ливицкой Молдове гуманитарную помощь.
   Характерно и то, соответствующие органы Молдовы хорошо знали, что в Молдову ввозились только те продукты и товары, которые имели соответствующие сертификаты качества страны-поставщика, и которые при ввозе подвергались первичному контролю на соответствие действующим нормативам. Распространенная повсеместно листовка-фальшивка была подписана разными несуществующими организациями. Сотни экземпляров, из которых были подписаны "Президиумом Ассоциации инвалидов Молдовы". Василий Некульча председатель официально действующего Общества инвалидов по национальному телевидению опроверг существование подобной организации.
   Вместе с тем столь тяжелое обвинение в адрес мамы и народов США, Германии и Норвегии, а также их правительств, оказывавших нам бескорыстную помощь, так и осталось без должного реагирования. А поэтому для некоторой части населения Молдовы мама осталась лицом политически опасным, а народы и правительства стран, оказывавших помощь - врагами.
   Предчувствие - а, может, горький опыт - подсказывали папе и друзьям нашей семьи, что борьба против мамы будет вновь активизирована. Мы очень сопереживали маме.
   Отведи беду, ... Господи!
   Мама, ... всегда, все отдала в руки Бога. Испытав на себе превратности жизненного пути, наша мама много лет занималась миротворческой, благотворительной деятельностью, и всю свою сознательную жизнь посвятила облегчению человеческих страданий. И уж ни в коем случае и никогда в жизни она не раздавала помощь бедным ради получения религиозных или политических дивидендов. Это клевета со стороны ее жесточайших врагов!
   ***
   В 1993 году власти наказали маму. Я хочу рассказать читателю об этом случае.
   Наша семья - родители, я и моя сестра Ира - получили в собственность небольшой земельный участок, размером 4 сотки. Он располагался в одном из Кишиневских районов и был выделен городскими властями под строительство дома для нашей семьи. Это была наша мечта. Иметь свой домик с садом.
   В течение 1993 года были произведены все согласования, и была подготовлена вся необходимая проектно-сметная документация, да и сам проект дома был готов, который мы всей семьей проектировали вместе с двумя инженерами проектировщиками с учетом потребностей мамы. Старались так все сделать на бумаге, чтоб маме было легко по дому справляться. Были оплачены работы производственного цикла. Оплачен стройматериал и другие необходимые материалы под строительство нашего индивидуального жилого дома. Мы радовались и строили планы. Однако осуществлением этих планов решили немного повременить. Посреди этого участка рос большой, могучий, красивый орех. Мама категорично запретила папе рубить орех. Мы с сестрой поддержали маму и папа его не стал рубить. Родители решили отложить начало строительства до конца осени, чтобы заложить фундамент дома с учетом этого ореха. Мы мечтали, как будем всей семьей пить чай под этим орехом.
   В этот период мама впервые поехала в Соединенные Штаты Америки на повышение квалификации в области изучения правового законодательства и практики работы общественных организаций в США, и должна была вернуться в Молдову в конце ноября. В Америку ее пригласила посол США в Молдове Мэри Пэтолтон. По окончании, мама в Соединенных Штатах получила диплом "Лидер общественных неправительственных организаций".
   Когда мама вернулась, то ее ждала новость. Мэрия города Кишинева в лице архитектора Владимира Модыркэ аннулировала свое решение о выделении земельного участка нашей семье и отдала этот участок под строительство дома священнику Емельяну Навину.
   По возвращению из Америки, моя мама очень страдала. Она не могла поверить в то, что у нас незаконно, безо всякого основания забрали земельный участок под строительство жилого дома. Мы с бабушкой семья из 5-ти человек прожили 23 года на улице Болгарской. Пока мы были маленькие, нам было достаточно. Но мы уже выросли. Да и маме как ученому с двумя научными степенями полагалась дополнительная жилплощадь. Мы хотели сами построить свой собственный маленький домик. Маме с ее сколиозом позвоночника нужен был постоянно воздух. Со стороны мэрии это решение было просто кощунственным. Ведь, кроме незаконности, оно было принято именно тогда, когда моей мамы не было в стране, и она ничего не могла поделать!
   Я хорошо помню утро ее приезда из Штатов. Светило яркое солнце, настолько, что приходилось щуриться, хотя было всего десять утра. День обещал быть прекрасным, стояла удивительная погода, слышалось негромкое чириканье и щебетание птиц. Но моя мама ничего этого не замечала. В это утро она не проронила ни слова. Просто сидела за столом, уставившись перед собой пустым бессмысленным взглядом. Такой ее не видел никто. Она пребывала в таком состоянии вот уже два часа. Совершенно неподвижная тень. Солнце сквозь занавесь освещало ее лицо. Она закрыла глаза, крепко-крепко сжав веки. Я думаю... она ничего не чувствовала. Ничего. Потому что это был единственный способ не умереть от душевной боли. Я думаю, в какой-то момент ее охватила паника, потому что ее голос, почти еле-еле сказал: "Вот бы хорошо никогда не открывать глаза. Господи, как я устала!"
   И сразу: " Простите меня, дети. Не суждено Вам иметь в Молдове собственный дом. Мы будем продолжать ждать очереди на квартиру".
   Это был настоящий удар! Столько было надежд, столько было затрачено финансовых средств! и был уже готов проект дома!.. Мы были просто в шоке. Надо было что-то предпринимать...
   Мама не хотела судиться ни с городскими властями, ни тем более со священником. Однако батюшка собрал людей, настраивая их против мамы, поскольку боялся, что она будет судиться. Но мама, понимала, что священник не виноват, и что этот акт со стороны мэрии - акт незаконного изъятия принадлежащего ей земельного участка - был сделан специально, чтобы наказать мою маму за ее инакомыслие, а если она будет судиться - настроить против нее верующих людей. Встреча состоялась, ... и мама при всех отдала бумаги батюшке в руки и сказала: "Бог все видит. Вы не виноваты: это за мое инакомыслие, за мои убеждения и выступления городскими властями наказаны мои дети. Вот вам все документы. А вы, пожалуйста, постройте рядом со своим будущим домом православную церковь. Семьдесят лет назад здесь, рядом с этим местом, где я хотела построить дом, стояла церковь - часовня. Я мечтала ее восстановить. Помоги Вам Бог"!
   По дороге домой, я видела, как моя мама тихо-тихо плачет, чтобы мы не услышали. Мне стало ее бесконечно жалко, и я молча прижалась к ней.
   - Все хорошо, ... дитя мое. Мама и это переживет.
   Папа вел машину, не проронив ни слова.
   ***
   Мне думается, наш народ никогда не вылезет из извечных экономических проблем до тех пор, пока не научится уважать чужое право - на собственность, на свободу, на жизнь. Из века в век мы все делим и делим земли, леса, орудия производства. И мы никак не можем понять, что пока этот бесконечный дележ не остановится, некому будет созидать новое, строить, воспитывать новые поколения, производить. Ведь бесконечная вражда изматывает, а особенно, если это вражда частная, мелкая, незаметная глазу. Такая вражда лишает человека главного - его устремленности к совершенству.
   ***
   Когда мама приезжала уставшая с работы... перед сном, они вдвоем с папай обсуждали, как проходил день.
   И часто она размышляла:
   - Как мне жалко этих людей и как я их часто не понимаю. Когда они приходят, в церковь...думаю, что они приходят с верой. Но вот как только они выходят за порог церкви,...вера их куда-то уходит, и они забывают страх перед Богом.
   - А с верой ли приходят они в церковь?
   Спросил папа и стал нам рассказывать:
    - Одного человека обижала жена. Он был религиозным человеком, а жена совсем не была религиозной. Обычно бывает наоборот -- жена религиозна, а муж нет, -- но всё бывает! И каждый день муж пытался сделать её религиозной. В религиозном человеке есть одна фундаментальная слабость: он хочет сделать всех остальных такими же, как он. Но жена не слушала мужа. В отчаянии муж пошёл к священнику и уговорил его прийти к нему домой, и переубедить жену.
   Рано утром, около пяти, пришел священник. Муж в доме молился. Жена подметала двор. Священник, остановил её прямо там и сказал:
  - Я слышал от твоего мужа, что ты не религиозный человек. Никогда не поклоняешься Богу, не молишься, никогда не ходишь в церковь. Посмотри на своего мужа -- только пять часов, а он уже молится.
  - Не помню, чтобы мой муж когда-нибудь молился, - ответила жена. Муж, услышал, что сказала жена, и побагровел от ярости. Он был в полном бешенстве. Он услышал слова жены на середине молитвы. Он не мог поверить своим ушам: это была полная чепуха. Вот он читает молитву, а она говорит обратное священнику. Он поспешил окончить молитву, чтобы выйти и разделаться с такой ложью.
  Священник, стал бранить жену:
   - Что ты говоришь? Твой муж регулярно ходит в церковь.
   Слыша это, муж стал читать молитвы еще громче. Священник сказал:
   - Смотри, как ревностно он молится!
   Смеясь, жена ответила:
   - Трудно поверить, что и вы поддались на эти громкие молитвы! Конечно, он распевает имя Бога, но, насколько я вижу, на самом деле он не в храме, а в лавке башмачника и препирается с ним о цене!
   Это было уж слишком! Муж больше не мог сдерживаться. Он бросил поклонение и выбежал.
   - Что это за враньё? Разве ты не видела, что я молился?
   закричал он.
  - Посмотри внутрь себя немного пристальнее,
   сказала жена.
   - Действительно ли ты молился? Разве ты не торговался с башмачником? Разве ты с ним не ссорился?
   Муж был озадачен, потому что жена говорила правду.
   - Но как ты узнала?
   - Вчера вечером, прежде чем лечь спать, ты сказал мне, что первым делом утром пойдёшь к башмачнику и купишь пару туфель, которые тебе очень нужны. Еще ты сказал, что считаешь, что башмачник попросил за туфли слишком дорого. По своему опыту я знаю, что последняя мысль, когда ты засыпаешь, становится первой на следующее утро. Поэтому я просто предположила, что ты в лавке у башмачника, -- ответила жена.
  - Мне ничего не остаётся сказать,
   ответил, ошарашенный муж,
   - потому что ты права. Я действительно был в лавке башмачника, и мы ссорились из-за цены. И чем горячей становился спор, тем громче я повторял имя Бога. Может быть, снаружи я повторял имя Бога, но внутри ссорился с башмачником. Ты права; может быть, я никогда по-настоящему не был в церкви.
   Войти в церковь не так легко -- дело не в том, чтобы войти в церковь и сказать, что я был в церкви. Твоё тело может войти в церковь, но как насчет ума? Можешь ли ты сказать с уверенностью, где твой ум будет в следующее мгновение? А если твой ум вошёл в церковь, стоит ли заботиться о том, в церкви ли тело? Ум, нашедший вход в церковь, внезапно открывает, что со всех сторон окружён храмом, и теперь невозможно выйти из храма.
   Хорошо, что есть на свете это счастье - общение с мамой. И с ее любовью к нам ничего на свете нельзя сравнить. До поздна субботними вечерами, мы с ней всей семьей посвящали время молитвам, читали библию. Поверьте мне, ... религия дает утешение.
   И думаю, нижеизложенные, мудрые библейские правила для жизни могут исцелить душу, и иметь очень важное, значение в жизни каждого православного верующего.
   - Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает ярость (Книга Притчей,15,1).
   - При многословии не избежать греха, а сдерживающий, уста свои - разумен. (Книга Притчей.10,19).
   - Погибели предшествует гордость, а падению - надменность (Книга Притчей.16,18).
   - Лучше кусок сухого хлеба, и с ним мир, нежели дом, полный заколотого скота с раздором (Книга Притчей.17,1).
   - Гневливый пусть терпит наказание: потому, что если пощадишь его, придется тебе еще больше наказывать его (Книга Притчей.19,19).
   - Кто широко открывает рот - с тем не сообщайся (Книга Притчей.13,3).
   - Не дружись с гневливым, и не сообщайся с человеком вспыльчивым. (Книга Притчей.22,24).
   - Не ешь пищи у человека завистливого (Книга Притчей.23,6).
   - В уши глупого не говори, потому что он презирает разумные слова твои. (Книга Притчей.23,9).
   - Не радуйся когда упадет враг твой; и да не веселится сердце твое, когда он споткнется. Иначе увидит Господь и не угодно будет это в очах Его и Он отвратит от него гнев свой. (Книга Притчей.24,17-18).
   - Не негодуй на злодеев и не завидуй нечестивым. Потому, что злой не имеет будущности, - светильник нечестивых - угаснет (Книга Притчей.24,19).
   - Не величайся перед лицом царя и на месте великих не становись, потому что лучше, когда тебя возвысят, чем понизят. (Книга Притчей.25,6).
   - Не учащай входить в дом друга твоего, чтобы он не наскучил тобою и не возненавидел тебя (Книга Притчей.25,17).
   - Если голоден враг твой, накорми его хлебом; и если он жаждет напои его водою, ибо, делая это, ты собираешь горящие угли на голову его, и Господь воздаст тебе (Книга Притчей.25,21).
   - Хватает пса за уши, кто, проходя мимо, вмешивается в чужую ссору (Книга Притчей.26,17).
   - Если гнев начальника вспыхнет на тебя, то не оставляй места твоего, потому что кротость покрывает и большие проступки (Еклессиаст.10,4).
   - Чрез меру трудного для себя не ищи, и что выше сил твоих, того не испытывай (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова.3,21).
   - В собрании старайся быть приятным и высшим наклоняй голову. (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .4,7).
   - Спасай обижаемого от руки обижающего, и не будь, малодушен, когда судишь. (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .4,9).
   - Будь скор к слушанию и обдуманно давай ответ (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .5,13).
   - Если хочешь приобрести друга, приобретай его, ... по испытании и не скоро вверяйся ему. (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .6,7).
   - Не ленись посещать больного, ибо за это ты будешь возлюблен (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .7,38).
   - Во всех делах помни о конце своем, и вовек не согрешишь (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова.7,39).
   - Не укоряй человека, обращающегося от греха (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .8,6).
   - Не разжигай углей грешника, чтобы не сгореть от пламени огня его, и не восставай против наглеца, чтобы он не засел засадою в устах твоих (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .8,13-14).
   - Не давай взаймы человеку, который сильнее тебя, а если дашь, то считай себя потерявшим. (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .8,15).
   - Не поручайся сверх силы твоей, а если поручишься, заботься, как обязанный заплатить (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .8,16).
   - С отважным не пускайся в путь, чтоб он не стал тебе в тягость (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .8,18).
   - Не оставляй старого друга, ибо новый не может сравниться с ним (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .9,12).
   - Не берись за множество дел, при множестве дел не останешься без вины (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .11,10).
   - Не всякого человека вводи в дом свой ( Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .11,29).
   - Делай добро благочестивому, и получишь воздаяние, и если не от него, то от Всевышнего. Нет добра для того, кто постоянно занимается злом, и кто не подает милостыни. Давай благочестивому, и не помогай грешнику. Делай добро смиренному, и не давай нечестивому; запирай от него хлеб, и не давай ему, чтобы он чрез то не превозмог тебя; ибо ты получил бы сугубое зло за все добро, которое сделал бы ему. Ибо Всевышний ненавидит грешников и нечестивым воздает отмщением (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .12,2-6).
   - Не будь навязчив, чтобы не оттолкнули тебя, и не слишком удаляйся, чтобы не забыли о тебе (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .13,13).
   - При благотворениях не делай упреков (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .18,15).
   - Приобретай доверенность ближнего, в нищете его. (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова Сир.22,26).
   - Только поношение, гордость, обнаружение тайны и коварное злодейство могут отогнать всякого друга (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .22,25).
   - Открывающий тайны, потеряет доверие и не найдет друга по душе своей. (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .27,16).
   - Твердо держи слово и будь верен ему, и ты во всякое время найдешь нужное для тебя (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .29,3).
   - Многие не отдают долга. Но все же к бедному ты будь снисходителен, и милостыню ему не медли (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .29,10-11).
   - Ни сыну, ни жене, ни брату, ни другу не давай власти над тобою при жизни твоей; ... Во всех делах твоих будь главным и не клади пятна на честь твою (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .33,19,23).
   - Если есть подчиненный у тебя, то относись с ним как с братом, не оставляй его в праздности, а для лукавого раба - узы и раны (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .33,27).
   - Не живи жизнью нищенскою; лучше умереть, нежели просить милостыню (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .40,29).
   - Подрезывает себе ноги, терпит неприятность тот, кто дает словесное поручение глупцу (Книга Притчей.26,6).
   - Не проворным достается успешный бег, не храбрым - победа, не мудрым - хлеб, и не разумным - богатство, и не искусным - благорасположение, но время и случай для всех их. (Еклессиаст .9,11).
   - Сколько ты велик, столько смиряйся и найдешь благодать у Господа (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .3,18).
   - Не сиди на суде грешников (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .11,9).
   - Лучше умереть бездетным, чем иметь детей нечестивых( Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова.16,4).
   - Кто скоро доверяет, тот легкомыслен (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .19,4).
   - Не верь сновидениям, гаданиям и приметам, кроме сновидений, посланных от Всевышнего (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .34,2-7).
   - Держись совета сердца твоего, ибо нет ничего для тебя вернее его... при всем том молись Всевышнему (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .37,17-19). 
   Время близится к ночи. Я засыпаю. На стенке висит радиоточка. Ночной концерт. До меня доносятся слова из песни:
   - Покой и радость на земле искать,
   - Добром и счастьем этот мир обнять,
   - Довольно боли и довольно зла,
   - Пусть будут добрыми у всех глаза.
   ***
   20 век
   1994 год
   В 1994 году Марина Ливицкая, стала Парламентарием. Она была избрана депутатом Парламента Государства Молдовы тринадцатого Созыва.
   -Я не политик, я в ней слепой котенок,
   говорила мама,
   - и заниматься политикой скорее это не мой удел. Но, я пошла в политику. Пошла потому что, даже совершенно не зная и не понимая этих закулисных политических игр, я как человек, увидела, что, в нашей стране, сколько не бейся, справедливо и по закону, решить, насущные человеческие дела людей, без того, чтоб, не писать, или не идти на прием к государственным чиновникам, сидящих в парламенте - невозможно.
   - Господи,
   думала я, девочки мои,
   Подымаясь, уставшая по чиновничьим ступенькам, изо дня в день и открывая дверь за дверью, объясни почему, должно мне идти решать проблемы людей немощных и страждущих, к тем чиновникам, которые были избраны этими же бедными людьми? Почему сегодня, когда они уже сидят в этих государственных депутатских креслах, они вдруг стали слепыми, и не видят перед собой конкретного человека. Они, Господи, не слышат насущную проблему этого человека, как будто они глухие. Слушая, ничего не слышат.
   - Если люди, прости Господи, даже и не хотят заниматься этой политикой, то она, политика все равно людей, никогда не обойдет. И в этом государстве, решать частные проблемы человека, даже самые маленькие, восстанавливать нарушение его законных прав надо все равно идти туда наверх. Прости Боже,...иду в политику,
   - Господи, я останусь близорукой до тех пор, пока не испрошу у Тебя этот дар - смотреть с верой на свою действительность. Мои благие стремления будут безрезультатны, пока не отважусь довериться Тебе полностью. Глухи будут мои уши к крику бедных и больных, если не научусь в их просьбах узнавать Твой голос, пусты будут мои слова, пока мое сердце не исполнится Твоим Словом.
Поэтому прошу Тебя, насыть мои глаза, руки, уши и уста Своим присутствием, чтобы я могла давать помощь другим - через Тебя!.
Я помню, Господи, помню Глас Твой Божий:
   ***
   В Молдове, как и во всем мире, во время выборов люди голосуют скорее за конкретных людей, чем за идеи и программы. Хотя бывает и наоборот.
   Когда избиратель голосует за партию или блок, кандидаты проходят по партийным спискам, и об отдельных политиках почти ничего неизвестно. Поэтому в период, когда парламент 1990 года досрочно распустили, было очень важно, чтобы в списке кандидатов были люди, пользующиеся в народе особым авторитетом. Люди тянулись к маме. Тогда маму пригласили идти по спискам Аграрно-демократической партии. Ее нравственная сила, энтузиазм, а в особенности - знание проблем народа, в 1994 году, на выборах, должны были сыграть свою роль. Согласно конституции парламент Молдовы состоит из 101 депутатских мест.
   Из 101 кандидата мама была под номером 9, а среди первых в списке числились важные государственные лица Молдовы: премьер-министр Андрей Сангели, спикер Парламента Петр Лучинский, председатель аграрно-демократической партии Дмитрий Моцпан и другие министры. Каждый из них был, поддерживаем Президентом страны г-ном Мирчей Снегуром.
   Вот здесь возникает самый главный парадокс. Кто на их фоне наша мама? Никто! Она не бизнесмен. У нее нет банка, бизнесса или финансового капитала.
   В Молдове, на тот период Марина Ливицкая не занимала ни один государственный пост.
   ***
   Учитывая, что научная, профессиональная и другая общественная деятельность инвалидов тормозилась государственными чиновниками, моя мама приняла предложение аграрно-демократической партии пойти на выборы по ее спискам. За поддержку партии аграриев, ... они обещали ей место председателя парламентской комиссии по социальной защите, здравоохранению и экологии.
   Так она смогла бы заниматься своей прямой профессиональной деятельностью - решением сложных, социально - правовых проблем малообеспеченных слоев населения Молдовы. По вечерам молитвы. Днем работа в команде. Ежедневные поездки, ... встречи с избирателями на территории с утра до позднего вечера.
   ***
   На встречах с людьми мама, ... вдохновенно читала людям библейские притчи:
   - Нищета, безработица, голод, холод...какая то внутренняя зависть, перерастающая в ненависть, делают иногда людей каменными. Неужели они никогда не увидят руку, которую Бог протягивает всем страждущим?
   В один из дней, всей семьей мы поехали в монастырь, который располагается в горах Каларашского р-на село Хыржевка. У мамы в этом монастыре есть маленькая келья. Куда она приезжает, когда ей хочется побыть одной... когда ей невыносимо трудно на душе. Попросила разрешение у Старца Евлодия, прочитать людям проповедь:
   - Люди, ищите добра...Братья, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем. Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло. Всегда ищите добра и друг другу и всем...
   Так говорит в последней главе своего послания к Фессалоникийцам апостол Павел. Ясны слова эти, просты, немногосложны, но, сколько в них света, сколько добра и правды.
   Трудно живется нам, людям, - от нашего зла человеческого. Человек страдает, прежде всего, от того зла, которое живет в нем самом, а потом и от того зла, которое живет в других людях. Зло, как снежный ком, увеличивается, если ему не противопоставлять добра, если его не растапливать лучами добра и милосердия. И в других людях, и в себе самих мы побеждаем холодное, темное зло только сияющим, согревающим Христовым добром. Это Христово добро может быть иногда гневным, свято негодующим, обличающим зло, - оно и должно быть иногда таким огненным, но оно никогда не будет нести зла под маской добра. Таково свойство того состояния духовного, о котором говорит апостол. Нам нужно, прежде всего, блюсти свою душу и хранить ее в мирном духе; и если мы уже этого достигли, мы должны помогать душе другого человека - быть в добре.
   На чтобы излечить другую человеческую душу, нам надо чувствовать в своей душе действие того лекарственного средства, которое мы предлагаем. Лекарство Христовой правды, Христово добро в веках, в, двух тысячелетиях, испытано на всех характерах и во, всех народах мира. Эта дивное лекарство имеет необычайную силу, если его принять "внутрь", ввести в сердце свое и в ум свой... Вот одна из драгоценных капель этого лекарства:
   -Братья, - вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем. Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло, но всегда ищите добра, ... и приносите добро и друг другу и всем.
   ***
   Путем доводов, и аргументов, Маричика Ливицкая призывала граждан голосовать за АДПМ. Не без ее участия на парламентских выборах 1994 года АДПМ набрали 56% голосов.
   Но сразу же после выборов, которые состоялись 25 марта 1994 года, Аграрно-демократическая партия не выполнила своего обещания. На выборах председателей других комиссий спикер всегда выдвигал одну кандидатуру, и только на должность председателя комиссии по социальной защите он совершенно неожиданно выдвинул две: кандидатуру моей мамы и еще одного депутата Василия Вартик, в прошлом работавшего в исполкоме. За него проголосовало более 51% присутствующих депутатов, И тем самым этот вопрос был решен.
   Мама не выдержала удара. Прямо из здания Парламента ее забрала "Скорая помощь". Маму доставили в отделение интенсивной терапии. Там ей поставили диагноз "пост критическая психологическая травма". Без комментариев...
   В больнице мама встречала Благовещание. В этот день - день ее рождения. Ей исполнилось 37 лет. Солнце подарило через стекло маме много тепла. Мы с папой пришли поздравлять маму, и до вечера сидели около нее. Ее посетило много друзей. Несколько коллег пришли из Парламента. Секретарь Парламента Тудор Олару сказал, что, мамину кандидатуру утвердили заместителем председателя социальной комиссии, а также возложили на нее исполнение функций председателя подкомиссии по здравоохранению.
   Кроме секретаря, маму посетила Лидия Истрати, очень добрая и очень умная женщина, которая имела уже большой стаж депутатской работы.
   Она обняла маму и тяжело присела на край кровати:
   - Вот была здесь в больице и зашла к тебе, никому не сказала, ... пришла тебе вернуть 150 лей, ты меня выручила. А еще хочу, во-первых, поздравить тебя с днем рождения, в счастливый ты день родилась, ...сегодня во всех церквях звонят колокола. Но после случившегося с тобой, в Парламенте, мой юный депутат, хочется сказать тебе пару слов:
   - Маричика, вот уж не думала, что ты такая простая и искренняя. Такая, ... интересная и непредсказуемо наивная.. Спаси тебя Боже! Помяни мое слово, ... пропадешь! Конечно, все равно, мы все рождаемся что-то сделать и уйти. И иногда нет времени задумываться, что я делал правильно и что я сделал неправильно, в этой жизни Идеального света нет.
   - В твоих выступлениях, всегда столько силы убеждения. Ты умеешь защищать людей, принимаешь близко их заботы к сердцу. С такой личной болью отстаиваешь чужие человеческие интересы, но вот за себя, оказывается, ты не умеешь постоять. У тебя ведь есть воля, которая, говорит о большом мужестве. Куда все ушло?
   - Конечно, я не одобряю твой выбор, что ты пошла рядом с первыми лицами страны по списку, ведущей Аграрно-демократической партии большинства, ... но уважаю его. Это твой выбор. Ты стала депутатом. Думаю, что это было непросто. Понимаю, предвыборная кампания забрала у тебя много сил. Не надо было лезть в политику,... она выкручивает руки. Как это не горько, но, аграрии тебя использовали и выбросили. К такому повороту, конечно, ты не была готова. Ты испытала эмоциональное потрясение. Ты должна, еще раз повторяю, понять - это политика. Не стоит искать причины. Смотри на это философски,... Дай нам Боже быть мудрее.Вот я смотрю, как ты сейчас лежишь... кругом бумаги, ... что-то пишешь. Наверное, это тебе трудно? А знаешь, как я все свои книги писала? Я их тоже, как и ты - писала лежа на животе. Одно запомни навсегда,- твоя работа без вести пропасть не имеет права. В жизни к счастью, иногда все складывается не благодаря, ... а вопреки.
   Вдруг папа, не проронивший ни слова, сказал:
   - Маричика, очень проста и очень непритязательна в жизни. Зная ее с уверенностью, могу сказать: - Моя жена, имеет великую силу - способность прощать. Она ставит в зависимость свое собственное прощение от того, ... что, если мы прощаем то и нам простится. Не все так живут. Не знаю, что ждет ее впереди. Вот говорят, все люди заменимы. Это неправда. Ее заменить нельзя. Не знаю я, что такое политика, ...но то что, по отношению к ней аграрии проявили жестокосердие, ... это я вижу. Она фанатично желала этих демократических перемен в лучшую сторону. Много работала, ... кому как не ее семье это знать. Она верила, что, будучи в этой ...должности председателя, она реально сможет что-то изменить к лучшему. А на должности заместителя, в условиях молдавской демократии, ... ее даже слушать не будут. Справедливость на земле мираж
   - На земле, Эдик, может быть да, но мы служим Небесам,... а там она есть. Запомните мое слово. Аграрии, никогда больше не будут вместе... и не пройдут в следующий парламент. С уверенностью Вам это говорю. Нет, ... не потому, что они меня обидели,... я, поверте, пытаюсь их простить и любить.
   - тихо, но уверенно сказала мама.
   - Маричика, никому это не говори... особенно Дмитрию Моцпану. Они посчитают тебя сумасшедшей. В это никто и никогда не поверит. Улыбаясь, сказала в ответ, госпожа депутат, Лидия Истрати.
   - Почему? Я не боюсь,... я скажу, обязательно скажу... например, Анатолию Попушой - человеку, с которым, там еще можно говорить.
   Думается мне. Что он там мозг. И он мне должен поверить,...И со своей стороны поговорить с Председателем. Вот увидите,...время покажет.
   На дворе уже вечереет.
   В комнате мы вчетвером. Папа съездил в Магдональс, накупил много вкусного, и мы ужинаем у мамы. От больничного ужина мама отказалась,...а мы и его попробовали. Была вкусная перловая каша.
   - Эдик, ты веришь, что я смогу открыть Центр для детей больных?
   - Не знаю. Я уже не знаю чему верить ... в этой стране. Кругом тебя обманывают,...используют. Нет, не верю.
   - Девочки мои, обратилась мама к нам. Сейчас папа расстроен. Но мама будет крутиться. Работать и что-то делать. Вера без дел мертва! Поверьте!- Вот послушайте: 
   И мама стала рассказывать: 
   - Однажды атеист прогуливался вдоль обрыва, поскользнулся и упал вниз. Падая, ему удалось схватиться за ветку маленького дерева, росшего из расщелины в скале. Вися на ветке, раскачиваясь на холодном ветру, он понял всю безнадёжность своего положения: внизу были замшелые валуны, а способа подняться, наверх не было. Его руки, держащиеся за ветку, ослабели.
- Ну, - подумал он, только один Бог может спасти меня сейчас. Я никогда не верил в Бога, но я, должно быть, ошибался. Что я теряю? Поэтому он позвал:
   - Боже! Если ты существуешь, спаси меня, и я буду верить в тебя!
   Ответа не было. Он позвал снова:
   - Пожалуйста, Боже! Я никогда не верил в тебя, но если ты спасёшь меня сейчас, я с сего момента буду верить в тебя.
Вдруг Великий Глас раздался с облаков:
   - О нет, ты не будешь!
Человек так удивился, что чуть было, не выпустил ветку.
   - Пожалуйста, Боже! Ты ошибаешься! Я на самом деле думаю так! Я буду верить!
   - О нет, ты не будешь!
Человек умолял и убеждал.
Наконец Бог сказал:
   - Ну, хорошо. Я спасу тебя... Отпусти ветку.
   - Отпустить ветку?
   воскликнул человек.
   - Не думаешь ли ты, что я сумасшедший?
   ***
   - Девочки мои,
   обратилась мама, в присутствии всех к нам,   
   ... библейские притчи, дают нам, людям, понять, что человек есть существо падшее и грешное. Ему нечем хвалиться перед Богом. Ему необходимо с покаянным чувством вернуться к Небесному Отцу и предать свою жизнь водительству благодати Божьей, подобно тому, как заблудившаяся овца предала свое спасение доброму пастырю!
   И хотя было уже поздно.... Никто не хотел расходиться.
   ***
   ... После выхода из больницы от мамы требовалось проявление поистине нордического характера. Находиться среди людей, предавших тебя, и при этом спокойно работать - на такое способен не каждый. Жизнь продолжается.
   Мамино рабочее место у микрофона номер 3. Она смело вступает с депутатами в дебаты... путем своего личного дерзновения и упорства медленно, но уверенно идет и добивается своей цели. А цель у нее благородная. Она мечтает открыть в Республике Молдове, свой частный Фонд защиты парализованных детей инвалидов и сирот.
   С понедельника по пятницу, наш папа Эдуард Хололенко, вносил маму в здание Парламента, в зал заседаний на руках и сажал у микрофона N3. На глазах у всех депутатов целовал маму и уходил. Перед трибунами было много ступенек, а для инвалидной коляски не было предусмотрено ни заезда, ни съезда.
   Для депутатов это всегда было интересным зрелищем. В этот момент в зале наступала тишина. И так было каждый день.
   ***
   Многие Евангельские притчи, слышанные мной из уст моей мамы еще с детства, я хорошо помню, несмотря на то, что прошло много лет. Это происходит потому, что они являют собой живые и яркие рассказы.
   - Мариночка,
   говорила с любовью мама,
   Для того Господь Иисус Христос и облекал некоторые религиозные истины в форму притч - рассказов, чтобы эти истины люди могли легко запомнить и удержать в своем сознании. Пройдет много лет, но достаточно упомянуть одно название притчи, и сразу в Вашем сознании возникает яркий евангельский образ, и Вы сможете эту притчу рассказать уже Вашим детям. Очень важно, родные мои, чтобы только на евангельском образе, у Вас в жизни все не заканчивалось, ибо многое в христианстве, мы хорошо понимаем, но далеко не все исполняем. Христианину необходимо сделать волевое усилие, чтобы почувствовать жизненное значение истины, необходимость следовать ей. Тогда эта истина засветится для нас новым, согревающим светом. В палату вошла санитарка, забрать посуду. Стала слушать. Тихонько вышла и привела еще несколько женщин, которые лежали в других соседних палатах. Никто не садился. Слушали стоя.
   Вот послушай еще одну,
   продолжает мама:
   - Однажды по дороге шла толпа людей. Каждый нёс на плече свой крест. Одному человеку казалось, что его крест очень тяжёлый. Он был очень хитрым. Приотстав от всех, он зашёл в лес и отпилил часть креста. Довольный, что обхитрил всех, он их догнал и пошёл дальше. Вдруг на пути появилась пропасть. Все положили свои кресты и перешли. Хитрый человек остался на этой стороне, так как его крест оказался коротким
   - Мама, ну еще,
   прижимаясь к ней, просили мы с сестрой.
   - Да, расскажи Маричика, просили женщины,
   - Давай снова, пожалуйста, о заблудшей овце, и о блудном сыне. Где ты рассказываешь о милосердии Боженьки к кающимся нам людям, заглядывая ей, прямо в глаза обратились они к маме, перед сном, не желая идти в свои палаты, ... так интересно она рассказывала.
   А у нас дома, когда по вечерам мама рассказывала притчи, к нам ее детям, присоединялись бабушка и папа. А еще к нам послушать маму приходили и другие люди. Чаще вечерами приходила одна старушка звали ее тетя Аннушка Матвиенко. Жила она во втором подъезде, в маленькой комнате в квартире с общими удобствами с другими чужими людьми, которые, ее обижали. Мама всегда посылала нас к ней, отнести ей, покушать. Эта старенькая, добрая женщина всегда ходила в церковь и была очень набожной. Обнимая нас, мама снова начинала читать из библии и повторять вслух, не раз уже нами слышанные притчи.
   -  Притча о заблудшей овце,
   Продолжает мама, по просьбе женщин, рассказывать присутствующим, притчи из библии,
   ... ярко и наглядно изображает долгожданный поворот к лучшему, к Спасению, когда Добрый Пастырь, Единородный Сын Божий, Иисус Христос, приходит в мир, чтобы найти и спасти Свою заблудившуюся овцу - погрязшего в грехах человека.    
   - ... Кто из вас,
   обратился Иисус к людям,
   имея сто овец и потеряв одну из них, не оставит девяносто девяти в пустыне и не пойдет за пропавшей, пока не найдет ее? А нашедши, возьмет ее на плечи свои с радостью и, пришедши домой, созовет друзей и соседей и скажет им: Порадуйтесь со мною, я нашел мою пропавшую овцу! Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяносто девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии...      Гордые и самодовольные, иудейские книжники ожидали, что Мессия придет для основания могущественного и славного царства, в котором они займут руководящее положение. Они не понимали того, что Мессия есть, прежде всего, Небесный Пастырь, а не земной правитель. Он для того пришел в мир, чтобы спасти и вернуть в Царство Божье тех, которые сознавали себя безнадежно погибшими людьми. В этой притче, сострадание пастыря к заблудшей овце проявилось, особенно в том, что он не наказал ее, как провинившуюся, и не погнал с принуждением назад, но взял ее на свои плечи и принес ее обратно. Это символизирует спасение грешного человечества, когда Иисус Христос на кресте взял на Себя наши грехи и очистил их. С тех пор искупительная сила крестных страданий Христа делает возможным нравственное возрождение каждого из нас, возвращает нам утраченную праведность и блаженное общение с Богом.
     - Вы еще не устали,
   Спросила присутствующих, мама, и продолжала:
     - Следующая притча о блудном сыне.
   Если в притче о заблудшей овце, говорится о Спасителе, ищущем грешного человека с тем, чтобы помочь ему, то в этой, говорится, - о собственном усилии человека, необходимом для соединения с Богом. У некоторого человека было два сына. И сказал младший из них отцу: Отче! Дай мне следующую часть имения. И отец разделил сыновьям имение. По прошествии немногих дней, младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться. И пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней. И он рад был бы наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Пришедши же в себя, сказал:
   - Сколько наемников у отца моего избыточествует хлебом, а я умираю от голода! Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: Отче! Я согрешил против неба и пред тобою, и уже недостоин, называться сыном твоим. Прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он еще был далеко, увидел его отец его и сжалился и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему:
   -Отче! Я согрешил против неба и пред тобою, и уже недостоин, называться сыном твоим.
   А отец сказал рабам своим:
   - Принесите лучшую одежду, и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги. И приведите откормленного теленка, и заколите. Станем, есть и веселиться! Ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся.
        В притче о блудном сыне приводятся характерные черты жизненного пути грешника. Человек, увлекшийся земными удовольствиями, после множества ошибок и падений, наконец, "приходит в себя" то есть, начинает сознавать всю пустоту и грязь своей жизни и решает покаянно вернуться к Богу. Эта притча очень жизненная. Блудный сын только тогда смог оценить счастье быть со своим отцом, когда с избытком настрадался вдали от него. Точно также и многие люди тогда начинают дорожить общением с Богом, когда глубоко прочувствуют ложь и бесцельность своей жизни.
   - Думается мне, эта притча очень верно показывает положительную сторону наших земных житейских скорбей и неудач. Блудный сын наверно никогда бы не пришел в себя, если бы нищета и голод не отрезвили его.     О любви Бога людям, говорится в этой притче на примере страдающего отца, ежедневно выходящего на дорогу в надежде увидеть возвращающегося сына.
   *** 
   В 1994 году летом, по частному приглашению, я, с мамой приехали отдохнуть в Швецию. Мы должны были остановиться в одной очень приятной семье. Когда мы приехали, выяс­нилось, что гостеприимные хозяева, не согласовав с мамой этот вопрос, заранее наметили для нее программу на целый месяц. Соответственно с этим были приобретены обратные билеты. Перспектива казалась очень заманчивой: целый месяц в Швеции, в горах! И все же месяца у мамы не было. Тем не менее огорчать гостеприимную семью не хотелось. И тогда мама предложила мне помолиться вместе.
   -Мама, ты когда-нибудь видела руку Божью в том, что ты делала? - Да, моя девочка, ... постоянно.
   -Мама, а что ес­ли Бог нас услышит, то подаст тебе какой-нибудь знак да? Не унималась я.
   -Да, ... Боженька нас услышит, ... смотри, сколько здесь птиц! - одна, например, может залететь к нам в комна­ту...

Не знаю, что толкнуло маму сказать эти слова, но я поняла, что мама имела в виду. Она ласково улыбнулась, по нежному обняла меня и сказала: - Хорошо. Вера наша должна быть сильна - давай помолимся, и ты будешь спать и видеть хорошие цветные сны

   - Мама, а тебе снятся цветные сны?
   - Наверно доченька до старости лет людям нужны цветные сны. Только жаль, что когда мы взрослеем нам редко снятся цветные сны.
   Мы помолились и я уснула.
   Прошел почти целый день. Вернувшись под вечер из города, на Библии, которую мама всегда читала по вечерам и которая лежала на прикроватной тумбочке, мы обнаружили отчетливый след, оставленный сидевшей на ней птицей. (Это место до сих пор заклеено скотчем.) Хозяйка дома, бабушка Александра, сказала, что днем, когда она проветривала комнату:
   - залетела птица, очень маленькая ... и надо же! - она сделала свои дела именно на Библии! Очень неудобно....
   Мы с мамой переглянулись. На следующий день в ближайшем аэропор­ту мы поменяли билеты на частный авиарейс до Кон­станцы (это город в Румынии).
   Вариант на тот момент был не самый удобный: пря­мого авиасообщения с Кишиневом оттуда, где мы отдыхали, не бы­ло. В Констанцу же самолет прибывал глубокой ночью. Но что делать - лететь все-таки надо было! Пришлось звонить в молдавское посоль­ство в Бухаресте, просить, чтобы прислали машину...
   Маму очень хорошо знали в посольстве, и поэтому с готовностью согласились помочь. Приехал, Виктор Суручану, брат знаменитого молдавского певца Иона Суручану.
   Вот тут и произошло настоящее чудо. В Констанце мы с мамой, как все­гда, последними вышли из самолета. К нам подбегает служащий:
   - Вас ждут,
   и показывает на стоящий рядом, невесть откуда взявший­ся в 12 часу ночи самолет "Аир-Молдова". Мы знали, что нас встретит на машине работник посоль­ства, брат Иона Суручану, но мама и предположить не могла, что за ней пришлют целый пассажир­ский самолет! В салоне самолета мама выясни­ла: богатые деловые люди заказали и оплатили коммерческий рейс для пассажирки, кото­рая (во избежание путаницы) должна была выйти последней. Конечно, речь шла не о моей маме... Пилот сказал:
   - Вам повезло. Небеса соблаговолили Вам. Я все равно сейчас лечу в Кишинев. Если нам по пути - пожалуйста...
   Эту историю подтвердит и Виктор Суручану из посольства и руково­дитель авиакомпании "Аир Интернационал" г-н Петров. Он выслушав историю Маричики, сказал:
   -Да, это был действительно частный рейс, возглавляемой моей авиакомпанией. Бог есть на свете и такое Чудо, действительно случилось с Маричикой Ливицкой.
   Мама и папа потом позвонили лично Виктору Суручану, поблагодарили его за то, что он приехал, и извинились.
   - Вы, знаете, сказал господин Виктор, я проделал такой длинный путь на дворе ночь, жду в зале ожиданий. Объявили посадку вашего самолета из Швеции. Ну, думаю Слава Богу! Жду, ...жду, Вас нет и нет. Пошел разыскивать, разузнавать. А мне вдруг говорят:
   - За этой пассажирской на двух костылях и ее ребенком, прилетел частный рейс. И они уже только что улетели. Я тогда, даже подумал:
   - Чудо, да и только.
   ***
   Не раз, мама, читала нам из церковных книг,
   - В основе спасения души, лежит вера. Вера в деле спасения нашего ближнего то же, что фундамент для здания. Подкопано основание - непременно рухнет и дом. Где нет веры, там необузданность страстей, увлекающая человека в бездну порока. Вера - величайшее благо в земной жизни, она соединяет человека с Богом. Имея крепкую веру, человек может все. Верьте в Бога, молитесь ему, делайте добрые дела. Три этих крыла поднимут нас к Престолу Божьему.
   -  Иринуца и Марчелла, (так нас мама, называла ласкательно),
   ... эти притчи, которые мама, родные мои, Вам, постоянно рассказывает и читает из библии, после сравнительно длительного перерыва и за несколько месяцев, до Своих крестных страданий, Господь Иисус Христос поведал нам, людям, чтобы передавались они на земле от человека к человеку. В этих притчах Господь раскрыл людям бесконечное милосердие Божье, направленное на спасение грешных людей, а также дал ряд наглядных поучений о том, как мы, следуя Богу, должны любить друг друга.
   Нам хотелось бы стать для мамы, Ангелом Хранителем, чтобы отгонять от нее тревогу и боль, приносить ей облегчение и радость, дарить ей свет и тепло... Все, чего мы хотим - это быть любимой нашей мамой и жить там, где вещи имеют смысл. Как часто нам хочется ей сказать:
   - мама, не отнимай у нас возможность помочь тебе заслужить Спасение и через веру твою спастись самим!
   Сейчас, когда мы все это пишем, мы всего лишь стараемся дать свидетельство о нашей маме, которая по вере своей и несет избранный ею крест.
   ***
   За время работы в стенах Парламента, из своей заработной платы всегда 400 лей мама, отдавала прямо в руки бедным людям, в особенности, когда разъезжала по селам с помощью. Дома уже это знали, и эта сумма сразу откладывалась. Однажды в Кишиневе мы были свидетелями такого случая. На перекрестке вверх по улице Котовского, когда заворачиваешь вверх к телецентру, мама увидела бедного дедушку- старика, который копался в мусорном баке. Мама попросила папу остановиться,... к нам подошел полицейский.
   - Вы нарушаете правила. Здесь нельзя останавливаться.
   Мама извинилась и сказала ему:
   - Пожалуйста, возьмите эти 400 лей и отдайте нищему.
   Полицейский вдруг вытащил диктофон и говорит:
   - Что? Ну, ... нет,... нет, Вы скажите это на диктофон.
   Мама, повторила свою просьбу на диктофон, и тогда полицейский взял деньги. Отъезжая мама, открыв окно, сказала ему:
   - Пожалуйста, только дедушке, ну нищему, не говорите от кого. Да, ... а почему Вы попросили меня сказать на диктофон?
   Ответа не последовало.
   ***
   Мы с сестрой, часто маме помогали. Но вот первую нашу акцию рядом с мамой, очень трудно забыть.
   Это было в воскресенье. Мама разбудила нас очень рано, дала нам с папой 1000 лей и сказала, чтоб мы поехали на базар и купили на все деньги разных консервов. Когда мы приехали домой с покупкой, она дала нам еще 800 лей и попросила, чтоб на все эти деньги мы уже, не покупали консервы, а купили только два мешка риса, карамелевых конфет и на оставшиеся, остальные свежего и только хлеба, повторила она. (одна буханка хлеба стоила 1 лей 20 бань). По дороге мы заехали и взяли с собой тетю Маргариту Дарануцу. Это мамина подруга. Она верующая женщина. Ее отец всю сознательную жизнь служил священником.
   - Куда едем,
   спросил папа,
   - На кладбище. Нет на два кладбища.
   - Да их всего в Кишиневе два. Что ты еще придумала?
   - Вчера мне позвонил Отец Виктор, священник с церкви, которая расположена на территории самого большого кладбища, под названием Дойна. Сказал, что последнее время люди к нему приходят и просят хлеба. Но сначала заедем на Армянское кладбище, оставим там Батюшке консервы, он тоже обратился за помощью.
   -Эдик, не ругайся, в этом месяце, нам в Парламенте дали большую премию.
   спокойно сказала мама.
   Еще не было 10 утра, когда мы уже съездив на Армянское кладбище и оставив там для бедных, мясные консервы, были уже около церкви на территории кладбища Дойна. Батюшка Отец Виктор занес с папой два мешка с рисом в церковь. На улицу вытащил три больших стола, покрытые белой скатертью. Мы, дети, рядом Батюшкой Виктором, с мамой и тетей Маргаритой раздавали всем, кто подходил, прямо в руки свежий хлеб, консервы и конфеты. Старались, побольше дать конфет, детям.
   - Мама, а можно нам конфет?
   спросила я.
   - Будьте скромными и сдержанными.
   строго сказала мама.
   Когда нас кто-нибудь спрашивал от кого? ... в ответ, подымали мы молча руку вверх, ... к небесам.
   Мы смотрели, как это делает мама, с тетей Маргаритой, так это делали и мы. В машине мы спросили тетю Маргарету, почему мы показывали рукой вверх?
   - Вас направляла рука Всевышнего.
   Молча со стороны, не снимая рук с руля, за нами наблюдал папа, и мы видели, его грустный задумчивый взгляд, ... устремленный на маму.
   - Пожалуйста, смотри на дорогу,
   Тихо, ответно кивнула мама. Долго мы в тот вечер не могли уснуть... перед глазами стояли кресты...кресты, и много стареньких людей со сморщенными лицами из глаз, которых текли слезы.
   ***
   На следующий день, маме позвонили и сказали, что американская организация "Гудвил Индустриз" выслала на мамин фонд помощь. И мама с раннего утра разбудила нас, и мы поехали с мамой и работниками фонда в Кагул в школу-интернат глухонемых детей. Разве можно описать словами радость детей, когда они получали подарки. Каллектив фонда радовался вместе с детьми.
   В тот же день мы успели вернуться и посетить общества Слепых, где нас встретил директор Которобай Николай Пантелемонович с детьми. Я в ту ночь не могла долго уснуть. Мне снилась та сцена, и снился концерт, который слепые дети инвалиды дали в честь американских друзей. Сотрудники фонда раздавали детям маленькие иконки с образом
   " Богородицы- Матерь Божьей". Папа утирал слезы рядом с мамой. Мой папа тоже носит очки, ... и в тот вечер вся наша семья молилась за слепых людей на земле.
   ***
   На следующий вечер мы попросили маму рассказать нам о Святой Марии - Матери божьей.
    - ... Пречистая Богородица Мария родилась в Галилейском городе Назарете и по отцу происходила из царского рода, по матери -- из рода архиерейского. Отец Ее, святой и праведный Иоаким, вел свое племя от Нафана, сына Давидова. Нафан родил Варпафира. Варпафир родил Мелхия и Панфира, Панфир родил Варпафира. Варпафир родил Иоакима - отца Пресвятой Богородицы. Супруга Иоакима -- Анна происходила из рода Аарона и была младшей дочерью священника Матфана.  Матфан имел трех дочерей: Марию, Совию и Анну. Мария, выйдя замуж, родила Саломию,- мать Апостола Иоанна Богослова. Совия по замужеству родила Елизавету, - мать Иоанна Предтечи. Святая Анна была матерью Пресвятой Богородицы.  Супруги Иоаким и Анна обладали и вещественным богатством, состоявшим преимущественно из крупного и мелкого скота, и богатством добродетелей. Они поступали по всем Господним заповедям беспорочно. На всякий праздник святая супружеская чета имела обыкновение выделять часть имения для раздачи бедным людям и часть жертвовала на храм для церковных нужд.   За редкостное благочестие Господь удостоил Иоакима и Анну быть родителями Божьей Матери. Но этого счастья они удостоились лишь в конце своей земной праведной жизни. Проходил уже пятидесятый год их совместной супружеской жизни, - Анна же продолжала оставаться неплодной. Оба супруга в душевной горести не переставали умолять Бога о даровании им чада. Ну, так вот, ... в один великий праздник Иоаким, по обыкновению, принес в Иерусалимский храм богатые дары. И каково было его огорчение, когда первосвященник того времени Иссахар не хотел принять его даров. Укоряя за неплодие Иоакима, он сказал ему:
   -Твоих даров не следует, и принимать, так как ты бесплоден. Из-за каких-то тайных грехов ты не имеешь Божьего благословения.
       Подобно первосвященнику, на Иоакима тогда же обрушился с укорами некий другой верующий из колена Рувимова, говоря:
   -Зачем ты спешишь прежде меня приносить дар Богу? Разве ты не сознаешь того, что недостоин с нами приносить дары, поскольку ты не оставил семени в Израиле?"
       Услышанные упреки до глубины души опечалили и уязвили Иоакима. Крайне скорбный, он вышел из храма, тяжело переживая унижение и оскорбление. Всеобщая радость того праздника превратилась для него в болезненный плач. Полный горечи, он не возвратился в свой дом, но из храма пошел в пустынные места, где паслись его стада. Там пред Господом ему удобнее было изливать в молитвенных слезах накопившуюся горечь. Находясь в уединении, Иоаким невольно вспоминал разрешение Богом Авраамова неплодия в старости и горячо просил себе такого же чуда свыше:
   -Господи, Боже!
   - молитвенно взывал он,
   - удостой меня назваться отцом ребенку, как некогда Ты удостоил Авраама, чтобы люди не считали меня отринутым Тобою и не презирали.
       К молитве Иоаким присоединил строгий пост и сорок дней не хотел вкушать хлеба. На многократное предложение пастухов подкрепиться хлебом он неизменно отвечал одно и то-же:
   - Не вложу пищи в мои уста и не возвращусь в мой дом. Пусть пищей будут мне слезы мои и домом - эта пустыня до тех пор, пока не услышит меня и не посетит милостью Господь Бог.
       Между тем слух об Иерусалимских оскорблениях Иоакима за бесплодие в храме и о безутешном его плаче дошел до праведной Анны. Трудно описать ее волнение и горе при вести о позоре супруга.
   - Ныне,
   - воскликнула она,
   - я окаяннее всех людей, ... Богом отвержена, людьми поносима, мужем оставлена. О чем прежде восплачу - о моем вдовстве или о бесплодии; о моем сиротстве или о том, что не достойна назваться матерью?
   И горько рыдала Анна все те 40 дней в отсутствии Иоакима. Служанка ее Иудифь пыталась было ее утешить, но не могла. Кто мог утешить ту, печаль которой была глубока, как море?
       Однажды Анна, удрученная скорбью, вышла из дома в свой сад и села под лавровым деревом. Вздохнув из глубины сердца и подняв свои очи, полные слез, на небо, она увидела на вершине дерева птичье гнездо с малыми птенцами. Эта картина еще более растравила ее сердечную рану.
   - Горе мне, бесплодной,
   воскликнула она, с трудом сдерживая рыдания".
   - Я одна грешнейшая всех Израильских дочерей и униженная пред всеми женами! Все они на своих руках носят детей, все утешаются своими чадами. Одна я лишена такой утехи. Всех их Церковь Божья принимает с дарами за чадородие. Одна я отринула от Церкви Бога Моего. Я не уподобилась ни птицам, ни зверям, имеющим плод, ни земле, приносящей семена. Увы мне, Господи! Одна я грешная обнищала от плодотворения. Адонаи Саваоф! Ты Сарре дал в старости сына Исаака, разверз утробу Анны, матери Самуила пророка. Призри ныне на меня и услышь мои молитвы. Разреши болезнь моего сердца, разверзи мою утробу и покажи плодоносной. Рождаемое я приведу в дар Тебе.
       Во время плача Анны вдруг предстал пред ней Архангел Гавриил и сказал:
   -Анна, Анна! Твоя молитва услышана. Твои воздыхания прошли облака и слезы твои пали пред Богом. Вот, ты зачнешь и родишь преблагословенную Дочь. Чрез Нее возблагословятся все земные колена и дастся спасение миру. Ей наречется имя -- Мария".
   Сказав это, Архангел сделался невидимым.
     При слышании небесного благовестия, Анна поклонилась Богу и воскликнула:
   -Жив Господь Бог! Если я рожу дитя, то отдам его на служение Ему. Пусть оно служит Богу и хвалит Его святое имя во все годы своей жизни день и ночь.
       Полная несказанной радости, Анна спешно пошла в Иерусалим, чтобы там, в храме возблагодарить Бога за милостивое посещение.    Между тем, Архангел Гавриил в тот же час после явления Анне внезапно предстал в пустыне Иоакиму со словами:
   -Иоаким, Иоаким! Бог услышал твою молитву и изволил дать тебе Свою благодать. Жена твоя Анна зачнет и родит тебе Дочь. Ее рождение будет радостью всему миру. Иди в Иерусалим к церкви Божией. Там, у золотых ворот встретишь твою супругу Анну. Ей возвещено тоже, что и тебе".
       Пораженный и обрадованный явлением Архистратига Господня, Иоаким быстро пошел по направлению к Иерусалимскому храму. У золотых ворот он действительно повстречался с Анной, молившейся здесь. Радостные супруги обменялись рассказами о Божием благовещении им через небесного посланника, поблагодарили Бога в храме и возвратились в свой Назаретский дом.    Святая Анна в девятый день декабря зачала пречистую Дочь Марию - Богородицу и родила ее 8 сентября следующего года.     Неописана была радость Иоакима и Анны по случаю рождения преблагословенной Дочери, Которую они нарекли Марией. В связи с разрешением неплодия Анны Иоаким с ликующей душой возвратился в свой дом и здесь устроил семейное торжество, пригласив на него родных и знакомых. О Богоданном Младенце - Дочери, Иоаким и Анна заботились со всей тщательностью, зная по откровению об Ее будущем предназначении. В Ней они видели не только свою Дочь, но и свою Госпожу. Богоотроковица Мария в трехлетнем возрасте была помещена родителями на жительство при Иерусалимском храме.
       По введении Ее во храм праведные супруги жили недолго. Иоаким преставился в Назарете 80 лет, Анна же почила в Иерусалиме 79 лет, прожив здесь близ пресвятой Дочери всего только два года .
   Спать не хотелось. Мы заслушались..
     Мама, сейчас каникулы, а завтра суббота и в школу не надо идти. Пожалуйста, подробнее о Введении во храм Пресвятой Марии расскажи нам.
   - Пречистая Богородица Мария,
   продолжала мама
   до трех лет жила в Назаретском доме своих родителей.    Когда же Ей исполнилось три года, Иоаким и Анна поспешили исполнить свое обещание Богу о принесении Ему в дар чудесно родившейся Дочери.     Они созвали в Назарет родственников, пригласили в свой дом также Назаретских девиц и приготовили много свечей. Ко дню путешествия в Иерусалим Анна украсила Пречистую Марию с царским великолепием.    После соответствующей подготовки к путешествию Иоаким и Анна торжественно повели свою святую Дочь в Иерусалим. Процессия двигалась от Назарета до Иерусалима в течение трех дней, с краткими остановками для отдыха. Лик дев с зажжеными свечами шел впереди процессии. За ними следовали Иоаким и Анна и вели за руки Преблагословенную Дочь, шедшую между родителями. Шествие замыкали родные и знакомые.    Девицы-свеченосицы напоминали великолепный звездный круг и светоношением и любовию выражали почтение к приводимой Небесному Царю Марии. Богородице, на путь в Иерусалим по Божьему велению незримо сопутствовали и окружали Ее ангелы.  Хотя они еще не ведали силу тайны, но как слуги, по Господню повелению служили Ей. Их удивляло ношение Девою знаков вечной чистоты и неприближение к Ее плоти никакой греховной скверны. Во все продолжение путешествия девицы, шедшие впереди Богоотроковицы, пели Давидовы псалмы. Наконец, процессия достигла Иерусалимского храма. Навстречу ей с пением вышли священники. Праведная Анна подвела св. Марию к самому церковному входу и сказала Ей:
   -Иди, Дочь, к Богу, давшему мне Тебя,- благосердому Владыке. Войди в Господню церковь - радость и веселие мира.
       Входом в Иерусалимский храм, как известно, была площадка, к которой вели с земли пятнадцать ступеней по числу пятнадцати степенных псалмов, воспевавшихся здесь священниками и левитами.  Иоаким и Анна поставили Богоотроковицу на первой ступени. На прочие же 14 ступеней Она изошла сама и очень быстро без всякой поддержки стала на верху церковного помоста, укрепляемая невидимой Божьей силой. Такому восхождению, доступному только взрослым людям, удивились все присутствующие и особенно священик Захария, как исполненный Святого Духа пророк, он сказал Анне:
   - Благословен твой плод.   После того он взял за руку св. Марию и повел Ее в святилище со словами:
   - Гряди, Свет для лежащих во тьме, новое и Божественнейшее дарование. Войди в радость, - в церковь Господа Твоего.
   Богоотроковица же шла по дому Господню, как по чертогу, с великой радостью и играя. Малая возрастом, Она была уже благодатно совершенна.    Из святилища Захария, к удивлению всех, повел Ее за вторую завесу храма, то есть, в Святую Святых, и там указал Ей место к молитве. Обычно девы, приводимые на службу Богу в храм, молились между церковью и алтарем.
       Только одной Богоотроковице Марии со времени Ее введения было позволено Захарией на всякий час входить для молитвы за вторую завесу, во внутренний алтарь. Иоаким и Анна завершили торжество приведения Богоотроковицы в храм. Вслед за тем, благословенные первосвященником, они возвратились в Назаретский свой дом со всеми родственниками, веселясь духом и благодаря Бога за все.  Пресвятая Мария в начале Своей жизни при храме была помещена в здании для девиц. В разъяснение этого замечания необходимо сказать, что Иерусалимский храм имел много жилых помещений, примыкавших к церковной стене с внешней ее стороны. Расположенные кругом по направлению стены, с небольшими промежутками, эти помещения представляли из себя трехэтажные здания, равные высотой церковной стене. Внутри каждого здания имелись удобные для житья комнаты. Упомянутые столпообразные сооружения как бы подпирали и утверждали ограду храма и были заселены: посвященными Богу девами, вдовицами, хранившими до кончины свою чистоту по обету, жившими бессупружно.     Названные лица, служившие Господу при храме, получали пропитание из церковных средств.  Среди церковных помещений были и такие, в которых покоились странники и пришельцы, собиравшиеся в Иерусалим из разных стран на поклонение Богу.
        К Пречистой Отроковице Марии, помещенной в обитель дев, были приставлены старшие Ее по летам девицы, искусные в знании Священного Писания и рукоделии. Они учили Ее читать священные книги, прясть шерсть и лен, вышивать шелками, ткать, шить священные одежды.
        Иоаким и Анна нередко посещали свою Преблагословенную Дочь. Чаще же одна праведная Анна приходила, чтобы укреплять Ее дух в Боге и поучать Ее закону Господню.   В короткое время Пречистая Отроковица изучила Священное Писание Ветхого Завета и постигла все искусство рукоделия. Поучение в Писании было Ее любимым занятием. Свободное время от молитвы и чтения слова Божьего. Она выполняла задания по рукоделию, относящиеся к нуждам храма и священнического служения.
        Образчиком Ее умения шить и ткать может служить, например, хитон без швов, впоследствии изготовленный Ею для Господа Иисуса Христа. Пречистой Деве, наравне с прочими девицами, была подаваема от храма пища. Но Она, питавшаяся Небесным Хлебом, раздавала Свою часть церковного продовольствия нищим и убогим.  В обители девиц Ей было отведено свое особое место для отдыха. Молилась же Она всегда во Святом Святых, где и принимала от ангела Гавриила странную и нетленную пищу.    По мере возрастания Пресвятая Дева упражнялась более в молитве, чем в рукоделии, и нередко целые ночи и большую часть дневного времени молилась в Святая Святых. Только для рукоделия и кратковременного сна Она приходила в помещение девиц.  Блаженная Дева при церкви вела образ жизни строго упорядоченный. От утра до третьего часа дня Она стояла на молитве, от третьего до девятого часа упражнялась в рукоделии и чтении книг, с девятого часа снова начинала молиться. Таким образом, Она все более и более возрастала в любви к Богу. Ее дух Божьею благодатью быстро развивался и укреплялся. По мере совершения Ее молитвы и умножения подвигов трудолюбия в Ней умножались дары Св. Духа. Она явно для многих восходила от силы в силу, пока сила Всевышнего не осенила Ее к зачатию воплощающегося Бога Слова.      Очевидцем явления Ей ангела с пищей многократно был сам святитель Захария. Однажды, по обычаю священнического служения, он находился в алтаре и видит: с Девою беседует и подает Ей пищу некто, странный видом. То был явившийся Пречистой ангел. Удивился Захария и помышлял в себе:
   - Кто это в ангельском образе беседует с Девой, невещественный естеством подает Ей корзину с пищей для тела. Здесь, думал он, ангелы являются одним священникам, и то не часто. А к такой юной Девице пришествие ангела совершенно необычно. И что он Ей благовестит, какую приносит пищу, из какого берет хранилища, и кто ее готовит? Что это значит? Ужели на Ней сбудутся пророческие речения? Не от Нее ли примет человеческое естество Хотящий, придти для спасения нашего рода? Если эта Дева послужит тому таинству, то как блажен дом Израилев, от которого проросло такое семя! Насколько славна память родивших Ее! И я блажен, насыщаясь совершением такого видения и украшая в Невесту Слову такую Деву!
       Так предпочитанием девства супружеству и молитвенным служением Богу день и ночь Пречистая Дева постепенно уготовила Себя в обитель Богу Слову.     В этот день две тысячи лет тому назад Пресвятая Дева Мария непостижимым действием Божьим бессеменно зачала воплощавшегося Бога Слова, "поспешившего" вселиться во утробу Девы.   Вестником радости на земле о воплощении Сына Божия был "бесплотный раб Господень" и вместе начальник и воевода вышних сил Архистратиг Гавриил. В шестой месяц чревоношения прав. Елисаветою Иоанна Предтечи он, по Божью повелению, слетел с небесных кругов в Галилейский город Назарет, где жила Дева Мария. Бог послал его возвестить Деве о странном образе зачатия Ею Сына Божьего.  Явившись в Назарет, Архистратиг размышлял в себе о предстоящем чуде, как это вместился в девственную утробу Пречистой непостижимый и невместимый Бог Слово по одному слову Ее согласия на то.  Представ Деве, небесный посланник воскликнул:
   - Радуйся, Благословенная, Богом радованная, Господь с Тобою! Не ужасайся меня. Архистратига небесного Царя. Ты обрела благодать у Бога. Ты зачнешь и примешь в Твоей утробе воплощаемого Сына Божьего. Чрез Тебя Он, по Своему благосердию, призывает человечество к древнему блаженству. Благословен бессмертный Плод Твоего чрева, подающий миру очищение. Бог возлюбил Тебя от века и изволил избрать Себе в жилище.
   - Я, Владычний раб возвещаю Тебе, что Ты родишь Господа и пребудешь нетленна.
       Архангельское приветствие смутило Чистую. С удивлением Она сказала Вестнику:
   - Ты являешься Мне как человек, с непостижимыми словами. Я - не знающая мужа и брака Дева. Отойди от Меня далеко. Ты не прельстишь Меня, говоря, что Господь со Мной и вселится в Мою утробу. Как Я, Отроковица, зачну Необъятного и Невместимого, как буду Матерью Моего Создателя, и пространным местом для Превосходящего херувимов. К браку Я не имею отношения, не познала сласти. Как же рожу Сына?
     - Всечистая,
   ответил Архангел,
   - Твое утверждение в чистоте мне радостно. Но приклони Свой слух и внимай мне. Мое вещание - не прельщение. Образ Твоего зачатия выше слова и смысла и словесно невыразим. Святой Дух найдет на Тебя и, осенив творческой силой, совершит зачатие. Ты родишь неродословного Сына, Он сохранит Твое девство неврежденным
       Не оставляя смущения, Пресвятая спросила Явившегося:
   - Ни одна Дева и никогда не рождала неискусомужне. Бог дал людям закон рождения от общей любви. Ужели ты говоришь о прельщении? Я боюсь Твоего странного приветствия из страха пред греховным склонением.    
   - Всенепорочная!
   продолжал свою речь Архистратиг,
   - я, предстоящий Богу, послан поведать Тебе слова Божественного Совета. Почему боишься меня, ... ведь я тот, ... который более боится Тебя и благоговеет пред Тобою?
    - Предвечное Слово - Создатель сойдет на Тебя, как дождь на руно. Бог, где хочет, там побеждается порядок естественной жизни человека.
     - Я,
   молвила Пречистая, Архистратигу,
   слышала пророка, говорящего в древности о рождении Еммануила некоей священной Девой. Хочу понять, как человеческое естество снесет растворение Божества и как при нетлении Моей чистоты родится с плотью бесплотное Слово?
       - Чистая,
   продолжал Архистратиг,
   - Бог обещал праотцу Аврааму благословить народы в его семени. Сегодня обещание это чрез Тебя принимает конец. Также Твоему праотцу Давиду обещано свыше посадить на престоле его царства плод Твоего чрева. Бог Тебя, красоту Иакова, избрал в селение Слову. Я вижу Тебя, Богоневеста, многосветлой свечой, Богоустроенным чертогом, золотым кивотом. Прими Подателя закона, изволившего чрез Тебя спасти и воссоздать человеческое существо. Веруй этой вести. В Тебя вселится вся полнота Божества телесно благословением Присносущного Отца и содействием Святого Духа.   Успокоенная Архангельским объяснением, Пресвятая сказала:
   - Я принимаю Твои радостные слова, Гаврииле! Пусть будет Мне ныне по Твоему слову. Пусть Бог вселится в Меня и рожу Бесплотного, заимствующего от Меня плоть, чтобы Единый Сильный возвел человека в изначальное достоинство.
       - Боже! Душу мою очисти и тело освяти. Сотвори Меня одушевленной церковью и Твоей украшенной скинией, соединив вещественное тело с невещественным светом.    Выражение Девою Мариею покорности Богу в словах Архангелу:
   - Вот - Я раба Господня. Будь Мне по слову Твоему,
   - было моментом зачатия Ею Сына Божьего.
   ***
   Мама замолчала, ... закрыв библию и молитвенно сложив руки, ... тихо обратилась к нам:
   - Давайте Мариночка и Ирочка, девочки мои помолимся, обратимся к Непорочной Матери Богородице:
- О Мария, Непорочная Дева! Ты вернейшая почитательница Небесного Отца, несравненная Мать Божьего Сына и Избранница Святого Духа. Пробуди в моей душе и душе моих детей святые чувства, оживляющие Тебя, когда Ты в своём сердце размышляла над объявленными Тебе тайнами. Помоги мне, чтобы я вместе со своими детьми глубоко прониклась святыми правдами о Твоём Сыне и нашем Спасителе. Радуйся, Мария, благодати полная! Господь с Тобою; благословенна Ты между жёнами, и благословен Плод чрева Твоего, Иисус.
Святая Мария, Матерь Божья, молюсь о всех детях и о моих Ирине и Марине, о моем муже Эдуарде, о нас всх грешных людях, ныне, и в час смерти нашей. Под Твою защиту прибегаем, Пресвятая Богородица. Не презри молений наших в скорбях наших, но от всех опасностей избавляй нас всегда, Дева преславная и благословенная. Владычица наша, Защитница наша, Заступница наша, Утешительница наша! С Сыном Твоим примири нас, Сыну Твоему поручи нас, к Сыну Твоему приведи всех нас. Аминь.
   Девочки мои, доченьки родные, как - то вечером за молитвою задала я иконе "Матерь Божья", вопрос, ...мама сладко с любовью, по доброму нам запела:
   - Богородица, ... Матерь Божья!
   Почему на земле столько горя и слез, ...
   И так много кругом испытаний, ...
   И когда он придет, сын Твой, - Иисус Христос,
   Чтоб от боли спасти ... от страданий?
   И ответ мне был дан и ответ был таков:
   Верь! Небеса разойдутся, и Чудо сотворится,
   И люди все увидят Пришествие Иисуса!
   Богородица, ... Матерь Божья,
   Милостива ты и добра,
   Я молюсь за детей и за стариков,
   Я молюсь за убогих и бедных,
   А еще Матерь Божья, прошу я в смирении, ...
   У Иисуса прошу за людей, за грехи их прощенье.
   И ответ мне был дан и ответ был таков:
   - Верь! Небеса разойдутся, и Чудо сотворится,
   И люди все увидят Пришествие Иисуса!
   Молитесь православные, Молитесь Матерь Божьей!
   И верьте православные, Спасенье в сыне Божьем!
   С Богом православные! Господь Вас Храни,
   С Богом православные! Господи помилуй! Господи спаси!
   В ту ночь, мы как никогда сладко спали. Мне приснился сон, который я утром рассказала маме. Во сне в мое окно вдруг постучала Божественной красоты женщина вся в сказочно белом одеянии, в руках у нее была золотая палочка, которой она улыбаясь стучала ко мне в окно ... я проснулась. Мама прижала меня к себе. ...
   - Это была Богородица, Матерь Божья. Молись ей, ... она всегда будет к тебе милостива и добра. Я до сих пор жду ее во сне, и верю что она должна еще раз прийти, ... так мама сказала.
   ***
   Депутат, Марина Ливицкая, является, автором работ, над законами, проголосованными Молдавскими парламентариями: " О социальной и экономической поддержке инвалидов Молдовы", "О благотворительности и спонсорстве в государстве Молдова". Как депутат Парламента, она является автором многих законодательных инициатив в области социально экономической защиты и пенсионного обеспечения малообеспеченных слоев населения Молдовы.
   Например депутатами , была проголосована одна из ее следующих законодательных поправок, "если гражданин попадал в полицию, ему по его личной просьбе или по просьбе его адвоката, обязаны были предоставить два бесплатных звонка." Ранее такое разрешение предоставлялось, только по желанию полицейского. Ее советы высоко ценились среди народа. Как человек и депутат, она также не раз поднимала вопрос о жестокости по отношению к домашним животным, в частности, об уничтожении собак. И хотя многие "слуги народа" в парламенте, отнеслись скеп­тически к постановке такого "мелкого воп­роса", наша мама продолжала бороться за принятие решений, приближающих все про­цедуры с отловом собак к цивилизованным стандартам.
   Как к человеку - домой, как к юристу - на работу, как к депутату - к ней постоянно приходили люди. Люди приходили и запомощью и просто послушать маму иисцелить душу.
   Около кабинета Парламента под номером 111 к депутату Маричике Ливицкой, на прием постоянно стояла непрерывная очередь. И это не просто слова, это подтвердят и власть имущий, и каждый полицейский, дежуривший у входа и простой гражданин без функций и должности. С молодости, именно Господь вдохновил ее, уже достигшую определенной независимости (что в нашем обществе очень непросто), не забывать тех, кто нуждается в помощи.
   Объектом своей любви, милосердия, бла­готворительности мама избрала тех, кто не может сам о себе позаботиться. Никакое дело не казалось ей настолько незначительным, чтобы она сама не попыталась вникнуть в него.
   ***
   В парламенте, депутат Маричика Ливицкая, выходит, с законодательными инициативами об изменении некоторых положений Кодекса о браке и семье Молдовы, с учреждением праздника "День матери и ребенка ". Постановлением номер 224 Правительство Молдовы одобряет его, но бюро парламента отклоняет. Но мама, подпирая костылями подмышки, терпеливо стоит у микрофона и продолжает спокойно настаивать на его рассмотрении, и проект рассматривается на заседании парламента, но и тут большинством голосов отклоняется.
   К микрофону подходит, женщина, депутат Клавдия Ивановна Спиридонова:
   - У нас в парламенте, есть некоторые депутаты, которые очень часто выходят к микрофону с "популизм" предложениями, ...и т.д.
   В перерыве мама подошла к ней...
   - Извините, Клавдия Ивановна, если я Вас, чем-то обидела, то Вы поговорите со мной, но зачем так, с высокой трибуны, на весь парламент? ...Хотя Вы не называли мою фамилию, каждому в зале, нетрудно было догадаться, кого Вы имели в виду.
   - Что Вы хотите, депутат Ливицкая? В моих действиях, Вы усматриваете, что-то несправедливое?
   - Знаете, уважаемая Клавдия Ивановна, где-то я читала, ... Добро не в том, чтобы не делать несправедливости, а в том, чтобы даже не желать этого.
Можно Вас спросить, у Вас есть дети?
   - Ну, детей нет, и мужа у меня нет, который бы заносил бы меня в Парламент на руках. И все бы в мыслях им восхищались, как Вашим, например. Зато, у меня специальность хорошая. Я доктор. И я лечу людей... и, всю жизнь этому посвятила.
   - Тогда мне трудно понять Вас, но одно, что я хорошо вижу, что у нас в Парламенте только четыре женщины... всего четыре. Вы понимаете, что для остальных женщин и их детей за стенами этого Парламента мы, эти четыре женщины должны быть, как нежданный Божий дар. Еще раз извините меня.
   Дома вечером, папа выговорил маме:
   - Ну, пожалуйста, скажи, зачем ты извинялась, к ней подходила,...унижалась. Что ты хотела этим, своим поступком доказать ей?
   - Не знаю, Эдик... Помнишь в Евангелии от Матвея:
   - Мирись с соперником твоим скорее, пока ты ещё на пути с ним.
   Сказала мама.
   - Ну знаешь, позволь мне быть с тобой откровенным, позволь мне помочь тебе прикоснуться к реальной жизни. Я хочу тебе, сказать:
   - Ты проходишь через мучительные поиски своего призвания на земле. Ты как будто спустилась на землю из сна. Ты человек большой доброты, человек редкой наивности и искренности. Пойми меня, ... нельзя всегда откровенно говорить в лицо, то, что чувствуешь. С таким характером, ты всегда будешь встречать непонимание и отторжение. Ты измучишь свою душу, и так погибнешь. Когда же это закончится?
   - Эдик, поверь мне, я разделяю твое беспокойство. Но это закончится только тогда, когда небесам нужно, будет, чтоб это закончилось. Есть люди, которые прислушиваются к себе и к убеждениям своего внутреннего мира, а не к тому, что думают о них другие. И пусть думает обо мне, Госпожа Спиридонова все, что ей будет угодно. У каждого свои убеждения. И сейчас я не склонна, серьезно анализировать сложившееся сегодняшнее положение. Ну, не приняли депутаты еще один праздник на земле молдавской. Да, немного жаль. Хотелось, чтоб для матери с ребенком, был еще один маленький земной человеческий праздник. И потом на этот праздник ведь, не надо было бы деньги тратить из государственного бюджета.
   -Эдик, прошу тебя, не сочти меня неискренней, главное, ты и наши дети, дайте мне свой кредит доверия.
   - Ведь, главное это погода в нашем доме, как поет Лариса Долина,...
   вдруг подали голос и мы, их дети.
   Мама и папа улыбнулись.
   Прошло время. Мы хорошо запомнили, тот декабрьский вечер. Папа купил большую елку, искусственную, но очень красивую. И хоть до Нового Года, было, еще много времени, мы решили, что можем ее уже наряжать, так как у нас было очень красивые новогодние игрушки, которые мы с сестрой сами выбирали в универмаге. И нам хотелось поскорее увесить ими елку. Скоро должна была появиться мама. Папа готовил быстрый ужин, а мы с сестрой занимались елкой. В тот вечер мама приехала не одна, ... с ней приехал друг нашей семьи Старец Отец Евлодий. После долгого разговора и холодного постного ужина, когда батюшка уехал, и мы собирались идти спать, ... мама попросила нас и папу послушать, что сегодня у нее случилось в Парламенте.
   - Утром, перед заседанием у меня в кабинете раздался стук в дверь. В кабинет вошла Клавдия Ивановна Спиридонова. Вначале ее присутствие ошеломило меня. Она почему-то села сразу около двери на крайнюю скамейку, хотя я любезно попросила ее подойти к моему столу и сесть напротив. ...Затем она, выдерживая паузу, долго испытывающее, смотрела на меня.
   - Маричика Петровна, извините меня... Я пожилой уже человек, и к тому же всегда была атеисткой. Но, ... этой ночью уже во второй раз я очень ясно видела сон. Очень ясно видела во сне Вас. Вот представьте наш зал заседаний. Стоят на ногах много, ... очень много людей. Среди них стоят все депутаты, я, и Вы тоже. Ваше необычное белое одеяние заставляет людей обращать на Вас внимание и выделять Вас из толпы. Все чего- то ждут. Перед людьми стоит высокая, белая мраморная лестница, ведущая прямо к небесам. Небо видно над залом. Вдруг Вы пропадаете из толпы и внезапно на этой лестнице, перед нами появляетесь. Вы стоите, вся в белом на двух костылях, ... и говорите всему залу.
   - Люди, даже если мы депутаты, во - первых, нужно исполнять Закон Божий!
   И Вы снова повторили:
   - Послушайте меня:
   - Нужно исполнять Закон Божий!, а затем другие, ... те что Вы в парламенте у себя принимаете. Я помню каждое Ваше слово.
   И вы так душевно, от сердца, стали говорить про Бога. Маричика Петровна, когда вы говорили, а я же не знала что это сон. Так вот я во сне про вас думала: ...
   - Как же я могла про эту женщину думать что-то.
   Вы не смущайтесь. Я Вас правда недолюбливала. Хотя Вы мне никогда простите, ничего не сделали плохого. Я Вас вообще никогда не знала, только по телевизору и по радио слышала. А сон закончился так:
   - Вы повернулись ко всем спиной, и по этой длиной лестнице вверх... пошли. Я смотрела вам вслед. Вы подымались, ступенька за ступенькой. Проснулась я. И до утра не могла уснуть. ...И вспомнилось мне, что видала я уже Вас во сне.
   - Вот, прямо с утра, ... зашла Вам рассказать. И я буду всем свидетельствовать про этот свой сон.
   - Всем.
   Повторила она.
   Вы рассчитывайте на меня, если Вам будет нужна моя помощь. В тот день в перерыве между заседаниями она встала со своего места и подошла ко мне прямо в зале. Села рядом и снова, очень чувственно говорила об этом сне. Ее сон был для нее, моментом эмоционального потрясения.
   - Я очень удивленна, ... очень удивленна своим сном. А как Вы проникновенно про Бога говорили! Во сне, я наблюдала, ... Вас вокруг внимательно слушали и верили.
   И я поверила, вдруг сказала она
   - Бог есть! С этого момента я уверовала так сильно, ... да, есть что- то над нами. Да, Бог есть!
   Если бы мне кто-то другой сказал, что такое может присниться бы - не поверила. До сих пор перед глазами вижу как и Вы во весь рост стоите на белой лестнице, ... и слышу Ваш голос:
   - Во - первых, нужно исполнять Закон Божий!
   Мама замолчала.
   Еще сильней в тот вечер уверовали мы, ее семья ... в Чудеса Господни!
   За окном на улице, тихо капал дождь,... барабаня снаружи по стеклянному навесу над входной дверью, ... кап...кап... Мама, молча прилегла на диван и попросила нас поставить диск Чайковского. Мы легли рядом. Какие высокие настоящие, ... чистые чувства испытываешь, когда слушаешь музыку Чайковского!
   - Господи! Не дай моей жене заблудиться, ... дай ей мужество, ... бороться, ... а людям пошли мужества ее понять. ...
   Слышала я, как вечером молился папа.
   ***
   Мама обращается к своим друзьям, православным верующим за помощью: собрав предварительно 7 тыс. подписей, в парламенте, депутат Маричика Ливицкая, выходит с законодательной инициативой об изменении некоторых положений уголовно-процессуального кодекса и внесении дополнений в статью 59-1 следующих слов; В зале суда, перед выступлением положа руку на библию, чтоб было сказано:
   - "перед Богом и совестью обязуюсь говорить только правду и из того что знаю ничего не умалчивать. Да поможет мне Бог".
   Шли большие дебаты по этому вопросу.
   Государственная служба по проблемам культов при правительстве Молдовы письмом N14 от 07.02.96 не поддержала законодательную инициативу депутата, Марины Ливицкой. Официально отклонила. Мама обратилась господину Снегуру. Президент также ее не поддержал.
   В парламенте председатель парламентской комиссии по юридическим вопросам и утверждению должностных лиц в стране, депутат коммунист Виктор Чекан, представлял депутатам эту, мамину законодательную инициативу. Он призвал депутатов не голосовать за эту поправку, при этом долго муссировал на трибуне, ее имя. Поставили на голосование - проголосовали против. Мамина инициатива не прошла.
   В воскресенье, когда мы собирались на службу в церковь, перед выходом из дома, мама попросила всех нас помолиться за этого человека, Виктора Чекан. Именно тогда, впервые мы, дети, из уст папы услышали его первое оскорбление в адрес мамы. Он сказал маме:
   - ты что, идиотка,...он же плюнул тебе при всех в душу...да разве только он?
   - Именно потому, что мне тяжело, ...душе моей трудно, я и прошу тебя, моего мужа, за него помолиться. Я же не прошу чужих людей, я тебя ... свою семью прошу...Меня Эдик, еще в детстве словам из библии учили:
   - Молитесь за обижающих и гонящих Вас.
   - Ты пойми, что, люди никогда, слышишь...никогда тебя не поймут...ты точно, идиотка, если ты этого не понимаешь...Душа человека это поле битвы, между добром и злом.
   Мама ничего не ответила папе.
   Прошло немало времени. Мама уже не работала в парламенте.
   Когда однажды вечером за семейным ужином, мама сказала папе.
   - Почему, Эдик тебе всегда надо напоминать о том, чтоб ты читал молитву перед едой. Бог тебя наградил таким даром, ты мужчина и это входит в твои обязанности. Не обижайся, но у меня создается иногда впечатление, что у тебя молитва по привычке.
   И рассказала всем притчу:
    - В доме одних богатых людей перестали молиться перед едой. Однажды к ним в гости пришёл батюшка. Стол накрыли очень изысканно, достали самые лучшие фруктовые соки и подали очень вкусное блюдо. Семья села за стол. Все смотрели на священника, и думали, что теперь он помолится перед едой. Но проповедник сказал:
    - Отец семейства должен молиться за столом, ведь он первый молитвенник в семье.
    Наступило неприятное молчание, потому что в этой семье никто не молился. Отец откашлялся и сказал:
   - Знаете, батюшка, мы не молимся, потому что в молитве перед едой всегда повторяется одно и то же. Молитвы по привычке - это пустая болтовня. Эти повторения каждый день, каждый год, поэтому мы больше не молимся.
    Священник, удивлённо посмотрел на всех, но тут семилетняя девочка сказала:
    - Папа, неужели мне не нужно больше утром приходить к тебе и говорить "доброе утро"?
   Мы с сестрой переглянулись.
   Папа прочитал Отче наш и в конце молитвы поблагодарил Бога за посланную в наш дом еду.
   После ужина не вставая из-за стола, папа положил свою ладонь на мамину руку, слегка поглаживая, сказал:
   - Сегодня по телевизору сказали, что депутат от коммунистов, Виктор Чекан вышел с законодательной инициативой. И парламент проголосовал.
   - Какой законодательной инициативой?
   Спросила мама.
   -Удивишься какой, чтоб депутат инвалид мог получать депутатскую пенсию по инвалидности. Ну, помнишь, в прошлом созыве депутаты приняли закон, что когда депутат уходит по старости лет на пенсию, он должен получать депутатскую пенсию. Ты тогда еще, внесла предложение, чтоб такую же пенсию, мог получить гражданин, работавший депутатом, не только по старости, но и в случае получения инвалидности. А ведь, именно, этот же земной человек, Виктор Чекан, работавший в должности председателя комиссии, которая и представляла в парламенте этот закон на голосование, и отклонил твое предложение.
   - Да, хорошо помню, тогда депутаты проголосовали только за депутатскую пенсию по старости лет. И ведь мое предложение, им даже на голосование не было поставлено. Помню в столовой, я обедала за одним столом с женщиной депутатом, госпожой Лидией Истрати. Она еще сидела со своим чудесным внуком. Мы за обедом обсуждали этот вопрос.
   Помню ее мудрые слова:
   - ... Чеканом допущена ошибка, достойная сожаления. Ты не знаешь, Маричика, а вот я знаю людей, которые работали со мной в парламенте, еще в первом созыве и впоследствии стали инвалидами, а до пенсии по старости лет им еще далеко.
   -Прости но,
   вдруг сказал папа
   - он стал, инвалидом...его парализовало,...одна сторона не работает...рука, нога...да, что говорить... прости Господи.
   - Замолчи,...прошу тебя,
   Вдруг, сказала мама, и тихо продолжила:
   - Каждый человек на земле, сам волен принимать решения за свои действия,... за свом слова. Но есть на все Божий промысел. Все мы, только перед Богом в ответе, и на всех есть только Божья Воля!
   - Марина, ты, что так на меня смотришь? Ну не прочитал я молитву, перед едой... забыл. Этот твой взгляд, словно Высший суд! Я просто тебе передал то, что слышал по телевизору. Как ты быстро забыла, сколько раз он Виктор Чекан, нарушал твое душевное равновесие,...как сыпал обвинения в твой адрес? Он же тебя не пожалел, а ведь он видел, что ты инвалид.
   - Поверь, что я его знала и он, быть может, хороший человек...
   не знаю, но думаю, что сейчас ему очень тяжело.
   - Марина,...Марина, сколько в тебе наивности,...  Хочешь, теперь я расскажу тебе притчу,... сколько волка не корми...
   - Жил как-то волк; он растерзал множество овец и поверг в смятение и слезы многих людей.
    Однажды он вдруг сильно заболел, почувствовал угрызения совести и стал раскаиваться в своей жизни; он решил измениться и более не убивать овец. Чтобы всё было по правилам, он отправился к священнику и попросил его отслужить благодарственный молебен. Священник начал службу, а волк стоял и плакал в церкви. Служба была длинная. Волку случилось зарезать немало овец и у священника, поэтому священник со всей серьёзностью молился о том, чтобы волк изменился. Но вдруг волк выглянул в окошко и увидел, что овец гонят домой. Он начал переминаться с ноги на ногу, а священник всё молился, и молитве не видно конца. Наконец волк не выдержал и зарычал:
    - Кончай, священник! А то всех овец домой загонят и оставят меня без ужина!
   - Эдик! ... О! Боже! Тогда я хочу тебя спросить? Что же может нас спасти?
   ***
   0x08 graphic
1994 год стал для мамы одним из самых лучших. Начиная именно с этого года, мама стала много выезжать и выступать перед разными аудиториями Европы и Америки с публичными лекциями. Будучи общественным деятелем, депутатом, верующим и милостивым человеком, доказав любовь к ближнему делами, а свои моральные принципы - целеустремленной борьбой, мама обрела бесчисленное множество друзей по всему миру. Постоянно в течении всех четырех лет работы Маричики Ливицкой, в Молдавском парламенте, люди, работающие с мамой раздавали помощь около или прямо на территории православных церквей. Работников, "Фонда Маричики", оказывающими конкретную помощь из рук в руки, бедным людям, можно было постоянно увидеть около церквей, как в столице, так и на всей территории республики.
   Мы, ее дочери, ее родные дети, верим, и мы ни кому на земле не навязываем своего мнения, но мы очень верим, что по воле Небес мама лично для нас есть маленький Небесный посол на земле.
   На инвалидной коляске она облетела и лично на автомобиле с ручным управлением, объездила много стран, убедительно, с любовью рассказывая о Молдове своим друзьям и прося у них содействия и помощи в решении сложных социально - экономических проблем. Среди них - граждане, России, Германии Франции, Румынии, Австрии, Дании, Бельгии, Норвегии, Швеции, Японии, Швейцарии, Калмыкии, США. Все, это люди, почитающие в ней женщину, которая с верой, мужеством и настойчивостью отдавала все свои силы на то, чтобы в Молдове любовь к ближнему и гуманизм стали определяющими принципами взаимодействия между людьми.
   Помощь шла в Молдову с разных точек земного шара через Частный Детский Фонд защиты детей инвалидов и сирот Ливицкой Маричики и через Национальную Ассоциацию людей Доброй воли. Ее коллеги за рубежом, начиная с 1989 по 2001 годы, были маминой опорой. Только за этот период, немецкие волонтеры которые приехали по ее приглашению в Молдову с немецкой благотворительной организации "Помощь на дороге", возглавляемой господином Амониусом и коллектив мамы объездил 49 молдавских сел, в которых раздали гуманитарной помощи на 72 миллиона немецких марок: это были продовольствие, одежда, обувь, медикаменты и медицинская аппаратура. Я с сестрой очень часто ездила их сопровождать. Бедным людям немецкие друзья выдавали по двести лей, в каждой машине везли не менее двух тысяч расфасованных пакетов с гуманитарной помощью для детей, мужчин, женщин и стариков. Папа всё фотографировал. И теперь у него есть много альбомов с фотографиями деревенских жителей.
   Однажды на рождество в одной из поездок по селам господин Амониус подарил мне флейту. Это был для меня чудесный подарок. Я о ней мечтала много лет.
   В то время мама часто бывала за рубежом, в Японии, Германии, других странах мира где выступала с докладами о социальной, правовой и экономической защите малообеспеченных граждан Молдовы. Мамины проекты одобрялись на международном уровне - но она была бессильна получить поддержку в своем отечестве. Чиновники, к которым мама обращалась, не могли понять, почему она просит правительство о содействии, привозя одновременно в страну гуманитарной помощи на миллионы.
   - Неужто ей не хватает? ... !
   Везде мама работала по принципу "из рук в руки", потому что никогда не верила местным властям, охотно предлагавшим ей свое посредничество. Руководители местной администрации были крайне недовольны тем, что не получают никакой выгоды от ее деятельности. А мама уже была научена горьким опытом. Однажды человек двадцать пенсионеров пришли к нам домой на улицу Болгарскую: со слезами на глазах рассказали маме, что руководство пансионата отобрало у них всю гуманитарную помощь, которую привезла больным старикам организация "Гренладсаксонен" в лице норвежского священника Хокон. Они ушли от нас в 12 часу ночи. Как сетовали на свою горькую долю эти бедные люди в нашем доме, ... мне сейчас трудно передать словами. Просто нет слов. Мама долго искала виновных, но безуспешно. Она часто дома сожалела, что так ничем не смогла им тогда помочь.
   Маму знали почти в каждом селе. Этот поток привлекал к себе внимание и общественности, и государственных мужей. К сожалению, испытала она, не только взлеты, испытала и жесточайшие падения, которые до сих пор отдаются болью и разочарованием в ее исстрадавшейся душе. С болью мы говорим и о том, что были и такие люди, которым очень не нравилась ее деятельность. Пытались дискредитировать маму в глазах общественности. Она стала жертвой нападков, со стороны массмедия. Ее жизнь сделали предметом общественной дискуссии. Как же это несправедливо! Это ее-то, Маричику Ливицкую, имя которой все знали только с доброй стороны. Ее ждали в каждом уголке Молдовы. В какое бы село она приезжала, об этом не надо было вывешивать заранее на столбах объявления. Все делала людская почта...из уст в уста. Залы были переполнены. Люди любили слушать, когда мама говорила. Мамины выступления шли от сердца.
   - За что так, люди Вы поступили с мамой? Никто не может судить о других, пока не научится судить о себе самом.
   Мама имела и в этом вопросе по оказанию благотворительной помощи людям свои убеждения, идущие вразрез с убеждениями многих государственных чиновников. Например, она ставила свои условия, чтобы помощь раздавалась иностранцами, представителями той организации и из той страны, откуда эта помощь привозилась. И еще извините, что повторяюсь, но это было для нее делом принципа, чтоб помощь раздавалась только рядом с, или только на территории православных церквей. Она очень желала, чтобы люди уверовали, что независимо из какой страны - помощь идет не от людей. А идет от Бога,...и только от Бога, но через конкретных людей, конкретной страны... на земле. Мама говорила:
   - Божьи дела на земле через людей делаются. Каждый человек, будь то американец, швейцарец, немец, англичанин или голландец, будь то ...швед, русский, японец или норвежец...да из любой страны. Когда они собирали эти вещи, когда они финансировали эту помощь из своих личных денег, поверьте, что они не знали людей из Молдовы. Поверьте, что они это делали для Бога и с Богом в душе.
   Вы все помните, примерно такие слова были изречены из уст Божьих:
   - Кто дает нищему, тот дает мне.
   Я не хочу, чтоб помощь раздавалась государственными структурами. Люди не раз убеждались, что, к сожалению, если помощь, поступающая из-за рубежа раздается, через нечестных, Богабезбоязненных людей - государственных или общественных чиновников и через возглавляемые ими государственные или общественные структуры, чаще всего она разворовывается или продается. Не доходя до конкретного нуждающегося человека. Есть правда в том, что люди говорят.
   Однажды, в Единецком районе село Виишоара, люди в зале стали возмущаться, и без разбору лили грязь на всех, кто был чуть побагаче. Один мужчина, размахивая кулаками, кричал на весь зал:
   - Они были раньше такие же, как и я ...а теперь я бедный и никак не могу выбраться их этой бедности. Да пол села такие как я...
   А они богатеют за наш счет на глазах. В зале стоял шум, ... люди его поддерживали.
   Мама с терпением, обращаясь, к залу, полного людьми, сказала следующее:
   - Люди, в библии написано,... не судите, да не судимы будете,...отдайте все в руки Бога. Наступила тишина.
   Можно я расскажу Вам притчу:
   - Был один простодушный поселянин, который жил трудами рук своих, но зарабатывал очень мало: едва доставало ему, чем прокормить себя и семью свою.
   - Раз пошёл он к берегу моря, присел на камень и стал смотреть, как к пристани подходили большие корабли с богатыми товарами, и как потом эти товары выгружали и везли в город для продажи. И запала ему в голову грешная мысль:
   -Почему Господи одним людям ты послал богатство и всякое довольство, а других оставил жить в бедности?
   И начал он роптать на свою горемычную долю.
   Между тем полуденное солнце сильно пекло. Бедняка стала одолевать дремота, и он незаметно заснул. И снится ему, что стоит он у подошвы высокой горы; подходит к нему почтенный старец с длинною бородою и говорит ему:
   - Иди за мной!
   Он послушался и пошёл за ним. Долго они шли и, наконец, пришли на такое место, где лежало великое множество крестов всякого вида и различной величины. Были кресты большие и малые, золотые и серебряные, медные и железные, каменные и деревянные. И говорит ему старец:
   - Видишь, сколько здесь крестов? Выбирай себе любой и неси его на вершину той самой горы, которую ты видел пред собой.
   Взглянул наш простец на золотой крест: такой он красивый, точно красное солнышко блестит. Понравился ему этот крест, и он хотел взять его на плечи, но сколько ни трудился, не мог этот крест не только поднять, но и с места сдвинуть.
   - Нет, - говорит ему старец, - видно, не внести тебе этого креста на гору. Бери другой - серебряный. Может быть, он будет по силам.
   Взял простец серебряный крест. Этот был, правда, легче золотого, но всё-таки и с ним он ничего не мог поделать.
   То же было и с медным, и с железным, и с каменным крестами.
   - Нечего делать, - говорит ему старец, - бери один из деревянных крестов.
   Тогда взял себе простец самый малый из деревянных крестов и легко и скоро отнёс его на ту гору. Обрадовался он, что нашёл, наконец, один крест по своим силам, и спросил своего спутника:
   - А какая награда мне будет за это?
   - Чтобы ты сам рассудил, чем наградить тебя,
   отвечал ему тот,
   - я открою тебе, что это за кресты, которые ты видел. Золотой крест, который так тебе сначала приглянулся, - это царский крест. Ты себе думаешь: как хорошо и легко быть царём. А того не соображаешь, что царская власть - самый тяжёлый крест.
   А серебряный крест - это крест всех тех, кто властью облечён, - это крест пастырей Церкви Божьей, крест ближайших слуг царевых. У всех них тоже много забот и скорбей.
   Медный крест - это крест всех тех, кому Бог богатство послал. Ты вот им завидуешь и думаешь, какие они счастливые. А богатым тяжелее жить, чем тебе. Тебе, после своих трудов, можно спокойно уснуть: никто не тронет твоей убогой хаты и твоего малого добра. А богатый человек всегда - и днём и ночью- боится, как бы кто-нибудь не обманул его, не обокрал, не поджёг его дом. Кроме того, богатый за богатство своё ответ Богу даст:
   -Откуда у него такое богатство и как он своё богатство употребляет. А случится беда - обнищает богач: сколько скорбей тогда на него обрушится. Вот железный крест - это крест людей военных. Порасспроси тех, которые бывали на войне, и они скажут тебе, как им часто приходилось проводить ночи на голой, сырой земле, терпеть голод и холод.
   Каменный крест - это крест людей торговых. Тебе нравится их жизнь, потому что им не приходится работать, как тебе? Но разве не бывает, что едет купец за море, тратит весь свой капитал на товар, а товар весь гибнет от кораблекрушения, и возвращается несчастный купец домой совершенным бедняком?
   А вот деревянный крест, который ты так легко внёс на гору, это и есть твой крест. Ты жаловался, что жизнь у тебя трудная, а теперь вот видишь, что она гораздо легче, чем жизнь других людей. Знал Господь, что во всяком другом звании и положении ты погубил бы свою душу, вот Он и дал тебе крест самый смиренный, самый лёгкий -- крест деревянный. Итак, ступай и не ропщи на Господа Бога за свою бедную долю. Господь даёт каждому крест по его силам, - сколько кто может снести.
   При последних словах старца поселянин проснулся, поблагодарил Бога за вразумительный сон и с того времени никогда больше не роптал на Бога.
   - А это притчу, в продолжении предыдущей, я бы хотела рассказать лично Вам, сказала мама, этому отчаявшемуся человеку, который больше всех выражал недовольство:
   - Одному человеку казалось, что он живёт очень тяжело. И пошёл он однажды к Богу, рассказал о своих несчастьях и попросил у него:
   -Можно я выберу себе иной крест?
   Посмотрел Бог на человека с улыбкой, завёл его в хранилище, где были кресты, и говорит:
   -Выбирай.
   Бедняк начал выбирать. Взялся за первый крест, этого не поднял; другой взял и приподнял, но и он не по силам, - очень тяжёл; третий крест и нетяжелым показался ему, но углами своими больно резал плечи. Так он перебрал все кресты, но ни одного не нашёл по своим силам. Оставался в углу ещё один крест, которого бедняк не испытывал, потому что этот крест казался ему больше и тяжелее других. Приподняв этот крест, бедняк радостно закричал:   
   - Вот этот крест я возьму на себя: он хотя и велик, но легче других! подошёл к Богу и говорит:
   - Боже, можно мне взять этот?
   - Можно,
   ответил Бог.
   - Это твой собственный и есть.
    Сняли покрывало с этого креста, и на нём была надпись - "бедность".
   Я уверена,...
   Сказала мама в зал,
   и чувствую, что многие из Вас тоже верят, что большинство из чиновников, сидящих там наверху в государственных креслах и взявшие на себя государственные полномочия и ответственность за ваши судьбы все же хорошие, добрые, милостивые и многие из них верующие люди. Но это жизнь и они тоже люди и у них тоже есть дети и при той мизерной заработной плате они ... скорей всего не ведают, что творят. Они и их дети тоже хотят кушать. Вы уж простите, их...Бог прощал и нам велел. Правильнее всего было бы, я думаю, чтоб такие люди не занимали государственные должности. По крайней мере, это было бы честнее. Но, это вопрос только их совести. По писанию, люди, совесть это Великий дар Божий. Она, соединяя нас с небом, покоряет нашу слабую, греховную волю Святой Всесильной Воле Божьей. Совесть это голос Божий в сердце человека, голос Ангела - Хранителя. Надо тщательно беречь и охранять свою совесть от влияния всего дурного, иначе можно заглушить, потерять ее. Когда люди не слышат голоса Божьего в своем сердце, совесть их молчит. ...
   Легким даром судьбы, депутатскую мамину жизнь не назовешь.
   ***
   20 век
   1995 год
   Вернемся на несколько лет назад
   В 1992 году Корпорация "Амоком" по просьбе мамы, которая работала тогда в должности председателя Общества инвалидов Молдовы учредила Общественную организацию "Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот Молдовы "Амоком".
   По собственному желанию мама перешла с должности Председателя Общества инвалидов Молдовы на должность Председателя Общественной организации защиты детей-инвалидов "Амоком". Единственной целью и желанием мамы было открытие при Фонде реабилитационного центра для лечения детей-инвалидов с нарушением опорно-двигательного аппарата. Корпорация "Амоком" финансировала большую часть деятельности фонда.
   С 1992-1993 годы, коллектив фонда "Амоком" временно разместился и развернул свою деятельность в том же здании, что и общество инвалидов Республики Молдова по адресу: Молдова, Кишинев, улица Хынчешть дом 2. В 1993 году Детский фонд в лице председателя Ливицкой Маричики с одной стороны, и Румынский медицинский центр поселка Арад, по оказанию реабилитационной помощи парализованным детям, в лице директора Доктора медицинских наук профессора Корнелиу Бырсан с другой стороны, подписали долгосрочный контракт о взаимопомощи и сотрудничестве. Согласно, данного контракта фонд с 1993 по 1995 годы бесплатно направлял на лечение в Румынию детей инвалидов из Молдовы.
   Уже в должности председателя Детского фонда "Амоком", мама прошла титанический путь, в поисках здания под социальную, профессиональную и медицинскую реабилитацию детей-инвалидов с нарушением опорно-двигательного аппарата ног и рук. Целыми днями она, будучи сама физическим инвалидом с трудом подымалась по ступенькам от одного бюрократа к другому, от одного официального органа к другому, так и не получив в течение всего 1992 года в аренду здания с учетом потребностей открытия реабилитационного центра для детей-инвалидов. Хождение по инстанциям было - хождением по мукам. По любому зданию, на которое фонд начинал оформлять документы, чтоб взять его в аренду, ... после того как бумаги оказывались уже у чиновника на столе, ... по истечении короткого времени, ... администрация Детского фонда "Амоком" получала официальный отказ: Сожалеем, ... но интересующее Вас здание в аренду не сдается, в связи, с чем вынуждены отказать. И далее по тексту бля ... бля, ... и короткий мотив отказа. Мотивация была всегда одна - в настоящее время здание находится на стадии приватизации другим юридическим субъектом.
   В 1992 году в декабре месяце в передаче, "Амоком детям, во имя любви к ближнему", мама выступила по национальному телевидению. Обратилась в лице премьера господина Валерия Муравского к правительству и в лице мэра господина Серафима Урекяну к мэрии города Кишинева с заявлением о ее бесконечных мытарствах по кабинетам. Обращаясь к государственным чиновникам с просьбой о помощи, и называя адреса конкретных зданий, которые Фонд, хотел арендовать,... она уведомляла граждан о том, что государственное имущество приватизируется за ничтожно маленькие суммы, что мэрия хорошие здания продает за бесценок, под частные: банки, фирмы, офисы.
   - "Организация представляющая интересы детей - инвалидов, говорила мама, не коммерческая, не прибыльная фирма. Своей единственной целью, мы ставим во главе угла медицинскую, профессиональную и интеграционную политику по отношению к физически больным детям. Обратите внимание на ситуацию с выделением зданий для общественных организаций, уставными целями которых является защита такой социально уязвленной категории населения, ... как дети инвалиды с заболеваниями детского церебрального паралича, полиомиелит, ... с внешне выраженными признаками инвалидности. Побойтесь Бога, господин Муравский, проникнитесь этой проблемой и выделите здание в хорошем, рабочем состоянии для Общественной организации - "Детсктй фонд "Амоком". Когда фонд встанет на ноги, мы приватизируем его".
   Маме, ... наверное, суждено постоянно по жизни что-то пробивать, ... при этом постоянно мучительно претерпевать душевные муки. Ничего ей в жизни не давалось легко.
   Наконец городская мэрия выделила в аренду Детскому фонду защиты детей-инвалидов и сирот "Амоком" в аренду здание по адресу город Кишинев ул.Колумна 76. Фактически это были руины, ... без окон и дверей.
   Представляю вниманию читателя фотографии полученного здания под деятельность фонда для открытия реабилитационного центра.
   За аренду здания по ул. Колумна 76 Ливицкая Маричика, платила деньги в государственный бюджет ежемесячно лично из наших семейных,- маминых с папой собственных средств. Папа по профессии строитель, до приезда в Молдавию все годы проработал в районе экстремального Крайнего Севера. Он мечтал построить дом для нашей семьи. Мама уговорила папу, чтоб деньги вложить в реконструкцию здания на улице Колумна в дом номером 76. Мои родители очень надеялись в последствии здание приватизировать и спокойно до старости лет работать на этом поприще. На тот период, учитывая ветхое, аварийное состояние здания, было невозможно открыть медицинский реабилитационный центр для лечения больных детей. И все же на тот период Фонд "Амоком" проводил свою деятельность по адресу Кишинев, улица Хынчешть дом номер 2.
   ***
   Маричика Ливицкая обратилась с ходатайством на имя министра архитектуры и строительства Молдовы о проведении экспертизы технического состояния и возможности использования здания, в будущем под Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот. Государственная инспекция отдела экспертизы строительных конструкций Госстройнадзора дала свое заключение.
   Предлагаю вниманию читателя выдержки из экспертного заключения о техническом состоянии здания по ул.Колумна 76,
   - "п.3.1. "Существующее здание по ул.Колумна 76 в следствии неоднократных сейсмических воздействий, глобального физического старения, острого аварийного и поврежденного состояния - близко к предельному,что дает основания квалифицировать эти повреждения с учетом строения, как весьма значительные.
   Дальнейшая эксплуатация здания без принятия необходимых мер по усилению основных несущих конструкций и специальных инженерно-технических и планировочных мероприятий невозможна"
   Учитывая ветхость и аварийное состояние существующего здания по ул.Колумна 76 выделенного под деятельность Детского Фонда защиты детей инвалидов и сирот, эксперты считают и рекомендуют заказчику госпоже М.Ливицкой, что наиболее правильным было бы снести это здание, найти спонсоров и данный участок прекрасно застроить с новым, современным зданием, как в архитектурном, так и в функциональном отношении. Второй же вариант при меньшей значительной разницы в стоимости, очень трудоемок, отсутствует предмет гибкости при решении архитектурно-планировочных и функциональных задач, но так же возможен, но только при капитальном ремонте и поэтапной реконструкции".
   ***
   Мне тяжело об этом говорить, но в 1994 году распалась Корпорация "Амоком". К сожалению был закрыт, и учрежденный по просьбе мамы при Корпорации "Амоком" общественный детский фонд "Амоком". И тогда уже работая в должности депутата Парламента Молдовы, мама принимает на семейном совете решение основать свой частный фонд. Вся наша семья ее поддержала. Папа занялся оформлением учредительских документов. Мама объявила по национальному телевидению, что она не отступится от идеи открытия реабилитационного центра, и учреждает частный фонд защиты детей инвалидов и сирот S.R.L. Она душу готова была за это дело отдать. Своей благородной человеческой идеей создания Детского фонда по защите детей инвалидов и сирот она завораживала, воодушевляла окружающих.
   27.03. 1995 года мама официально регистрирует в Министерстве Юстиции как юридическое лицо - частное предприятие "Детский фонд защиты детей инвалидов и сирот Республики Молдава" за номером 10305516, с учредительным фондом в размере 18000 лей.
   Официальными учредителями стали мои: мама и бабушка (мамина мама, которая очень за маму переживала, ... и решила из своих пенсионных сбережений, принять личное участие в открытии частного Фонда для больных детей):
   1. Мама - Ливицкая Марина Петровна -90%
   2. И моя бабушка - Грецу Ирина Степановна -10%
   Официальный юридический адрес частного детского Фонда защиты детей инвалидов и сирот остался тот же: Молдова, Кишинев, ул. Колумна дом номер 76. В тот же день мама подала в городскую мэрию документы на приватизацию здания по улице Колумна 76.
   28.03.1995 года на следующий же день чиновник Мэрии города, к которому мама пришла на официальный прием отказывает юридическому лицу предприятию, "Частный Детский фонд защиты детей инвалидов сирот", в приватизации данного здания. Чиновник мотивирует тем, что ранее здание было передано Фонду "Амоком", который в настоящее время уже закрыт, и объявляет маме что, на это здание уже нашелся реальный богатый покупатель, который хочет на этом месте, с учетом его хорошего расположения в центре, построить фирменный частный супермаркет. Тогда Маричика Ливицкая, отчаявшись законным путем приватизировать данное здание, пошла на встречу лично к президенту Молдовы господину Мирче Снегуру. И обратилась к нему с просьбой помочь, чтоб ей лично разрешили это здание приватизировать, и передали с баланса мэрии на баланс ее частного Детского фонда S.R.L. Мама объясняла президенту, что если здание будет зарегистрировано за Детским фондом, как частная собственность, она лично остаточную стоимость здания, как учредитель оплатит из своих денег, а все руины превратит в нормальное здание. С болью в сердце убеждала его, что хочет этому посвятить свою жизнь. Открытие реабилитационного центра для детей инвалидов - ее многолетняя мечта. Маме хотелось что-то сделать на земле важное ... для таких же больных детей, диагноз, который она пережила на себе в детстве и последствия, которого несет на себе всю жизнь. В ее судьбе на тот день это стало главным.
   Всеми силами старалась она убедить Мирчу Ивановича, что только по ее личной просьбе, корпорация "Амоком", учредила общественный Детский Фонд "Амоком", который она возглавляла, и частный фонд учредила также сама по страстному желанию, по зову души и сердца:
   - Мирча Иванович, честно, искренне, говорила ему мама, ...ведь Вы поймите, мне легче всего, работая депутатом парламента учредить и зарегистрировать через мужа, любую частную фирму, ...и начать ... любой бизнес. В моем настоящем положении с моим статусом в парламенте это сейчас легче всего. Неужели я должна начинать в парламенте лоббировать чьи-то интересы, только для того, чтоб затем взамен, ... законно, честным путем приватизировать здание, в котором уже проходят медицинскую реабилитацию сотни маленьких страждущих детей? Мирча Иванович, пожалуйста, помогите мне, ... помогите, я верю, что Вы добрый человек, ... добрый. ...Очень рассчитываю на Ваше понимание. Я ну ни как, ... не могу пробить эту бюрократическую стену беззакония.
   - Вы Маричика, человек умудренный опытом в этой области и Вы должны верить, что все, что Ваше, ... само упадет Вам в руки.
   - Спасибо Мирча Иванович на добром слове, ... западет хорошее слово в душу, согреет надеждой Божественной. Дай Бог, чтоб ... мой этот проект реализовался, ...может мне и нужно то, чтоб помолиться раз... другой, с верой. Бог до сих пор поддерживал меня, но Творец свои добрые дела на земле через людей творит. Надежда на Бога, ...а в то, что само что-то упадет в мои руки, не очень-то мне верится.
   Послушал маму президент и сказал ей в ответ:
   - По моему глубокому убеждению, Вам скорей всего, сейчас может помочь только правительство... Маричика, но думается мне, что взамен от Вас аграрная партия потребует политический компромисс ... потребует играть по их правилам. Хотя я понимаю всю сложность и ответственность Вашего положения, ... ведь, в конце концов, вы не о себе заботитесь, а о больных детях этого нашего маленького государства. ... Заметьте Вы заботитесь не о своих, а чужих, ... честь Вам и хвала. Вы смотрите Маричика в сторону добра, ... но оценит ли это кто-то? Я вот для демократии Молдовы много сделал и хотел бы намного больше доброго сделать для страны, но, вокруг столько грязной политики, ... столько друзей предали меня и продолжают до сих пор чинить интриги за моей спиной. В лицо мне говорят одно, а в кулуарах парламента другое. В следующем году выборы президента, а я даже не знаю, что будет со мной завтра. Далее президент Мирча Иванович Снегур, еще раз недвусмысленно маме дал понять, что он находится в плохих отношениях, ... с премьером Андрей Ивановичем Сангели, который на тот период возглавлял кабинет министров Молдовы.
   - Ваша просьба, повторяю Вам, Маричика, ... думается мне что, это только вопрос правительства. Полагаю, что Вам необходимо поговорить лично с премьер-министром, и объяснить ему какой Вы цели служите, и во имя чего.
   К сожалению, президент в личной беседе маме отказал, откровенно сказав, что в настоящее время находится на стадии формировании новой партии "Возрождение", которую желает лично возглавить, так как отношения с правящей Аграрной партией у него натянутые.
   ***
   В ту ночь маме приснился сон, который она рассказала друзьям: ... Вошла я в большую комнату и увидела, что в кресле сидит Мирча Иванович Снегур и крутится, ... терзается в нем, и при этом вроде может упасть на пол. ... Мама подходит ... она решает ему помочь, но он грубо, ногой отталкивает ее.
   - Мне больно, но я не падаю, как будто невидимо кто-то меня поддерживает, а Мирча Иванович падает со своего этого большого стула. При этом он бедный хочет хоть за что-то схватиться, руками водит по сторонам, но вокруг только воздух. Если б Вы знали, как было жалко на него смотреть, ... у него было такое растерянное лицо. В это время в комнату вошел депутат Анатолий Попушой, поднял это кресло с пола, но сам в него не сел. ... В него сел, откуда-то появившийся депутат, председатель Парламента Петр Лучинский. Я снова подошла к Снегуру, но он опять отказался от моей помощи. Я оставила их всех и ушла через дверь. Я пошла на яркий свет.
   - Не радуйся когда упадет враг твой; и да не веселится сердце твое, когда он споткнется. Иначе увидит Господь и не угодно будет это в очах Его, и Он отвратит от него гнев свой. (Книга Притчей.24,17-18).
   Тогда вечером за ужином, с нашими друзьями с Дарануца Владимиром Яковлевичем и тетей Маргаретой, когда мама рассказывала ее, странный сон, о ее встрече и разговоре с президентом, дядя Володя вдруг сказал:
   - У тебя Маричика, хоть сны и ясновидящие, ... но я уверен, что он со своего стула еще долго не упадет. Вот увидите, обратился он к присутствующим, Снегур станет во второй раз президентом. Такие люди держатся за власть зубами.
   Присутствовавшая за ужином Робу Агафья Георгиевна тихо сказала:
   - Бог дает и Бог берет.
   Присутствующие молча переглянулись. Ничего в ответ не сказала тогда ... мама. Я была свидетелем всего этого разговора. Конечно, ...что тут сказать, что касается вопроса по зданию, то дома вся наша семья очень огорчилась, так как уже за два года было много денег, других средств, да и здоровья вложено в ремонт здания выделенного двумя годами раньше фонду в аренду. Друзья посоветовали маме последовать совету президента, и встретиться с господином Андреем Сангели.
   - Какой цели служит моя мама? Какой же еще цели маме служить, ... если не этой, ... помощи больным детям? ... Она с этой идеей всю жизнь в мыслях проживала, ... и она верила в успех этой миссии. Я уверена, что мама была единственной ... кто на тот период, открывая в Молдове частный детский Фонд помощи парализованным детям, совершенно не думала о прибыли и богатстве, ... или о том, чтобы разбогатеть. Воистину она думала о своем "ближнем". На нее многие смотрели как на "ненормальную" как на "блаженную", ... упавшую с неба.
   7.04.1995 день Благовещения по старому календарю. В свой день рождения мама пошла на личный прием к премьер-министру, господину Андрею Сангели c официальным ходатайством, и обратилась к нему с той же просьбой о приватизации здания по ул. Колумна 76, и о передачи его с баланса Мэрии города Кишинева на баланс учрежденного ею частного фонда. Она предоставила премьер министру программу деятельности фонда. На тот период в 1995 году медицинский центр, открытый при фонде, уже работал на полную мощь. Только первые 8 месяцев своего существования на начальной стадии развития, лечение прошли более 2000 тысяч детей, и о его благородной миссии гудела вся Молдова.
   Сюда приезжали и проходили лечение дети-инвалиды со всех уголков Молдовы. Между медицинским персоналом родителями и детьми, сложилось особое отношение душевного комфорта, взаимопонимания и теплоты взаимоотношений. Все необычно писала пресса, в созданном ею, Маричикой Ливиц­кой медицинском центре реабилитации детей - сирот и инвалидов. Почти домашний уют, новейшее диагностиче­ское оборудование, персид­ские ковры, мягкие огром­ные игрушки, сухой бассейн для самых маленьких, в ко­тором больше миллиона цветных пластмассовых ша­риков (погружается малыш в радужный водоем, масса­жируют его шары); имита­ция крошечной церквушки и живопись на библейские мо­тивы, многочисленные сия­ющие фигурки маленьких ангелов... Но больше всего всех туда входящих потрясают фо­тографии детей-инвалидов из разных уголков республики ли­ки.
   13.04.1995 года за номером 127 вышло распоряжение правительства Молдовы, о передачи безвозмездно здания по ул. Колумна 76, фонду с баланса городской мэрии на баланс частного детского Фонда защиты детей инвалидов и сирот S.R.L. Согласно последней оценки Кишиневского городского бюро технической инвентаризации при Государственном департаменте Молдовы по приватизации от 2.02.1995 общая стоимость здания полученного фондом по ул. Колумна 76 составила литер А - 28.5459 рублей, литер В - 11.257 рублей, с 75% процентом износа.
   Из выступления мамы по национальному телевидению:
   - ...уж очень трудно Детскому Фонду защиты детей инвалидов и сирот достались эти руины здания по ул. Колумна 76, ... и пройдя через столько барьеров, поняла я, что тернист на земле путь по защите ущемленных. Пусть не многое, ... но кое-что, я успела познать за это время. В особенности я немного научилась овладению хитроумной этикой, выражением которого, является политический компромисс, который не последнюю роль сыграл на моем пути к достижению цели.
   Может и, можно добиться справедливости на земле, ... незнаю ...наверно, но вот только, хватит ли на это моей земной жизни, ... постоянно ее добиваться?
   2.05.1995 года во исполнения распоряжения правительства Молдовы от 13.04.95 года за номером 127, было вынесено официальное решение мэрии за номером 13/16 о передачи безвозмездно здания по ул. Колумна 76, фонду с баланса городской мэрии на баланс частного детского Фонда защиты детей инвалидов и сирот S.R.L.
   12.06.1995 года, согласно выданного бухгалтерией мэрии Авизо (платежное поручение от 12.06.1995 года) Маричикой Ливицкой лично были переданы в бухгалтерию Детского фонда главному бухгалтеру фонда Агафье Георгиевне Робу 28.5459 рублей, (1000 лей) для оплаты остаточной стоимости здания на счет мэрии города Кишинева. Главный бухгалтер фонда Агафья Георгиевна Робу официально перевела деньги на счет мэрии. Мама получила на руки соответствующие документы подтверждающие, что Маричика Ливицкая оплатила стоимость, полученных на баланс ее фонда тех оставшихся 25 процентов руин здания. Кроме как "руины" по другому это здание никто не называл. Все поражались маминому терпению.
   12.06.1995 года мэрией города Кишинева официально была произведена передача здания (руин) по адресу Колумна 76 частному Детскому фонду S.R.L. учрежденному Маричикой Ливицкой.
   27.06.1995 года в Кишиневском бюро технической инвентаризации при Государственном департаменте Молдовы по приватизации за подписью шефа - С.Михайлуца, за частным Детским фондом защиты детей-инвалидов и сирот Р.М. под номером Се-3702, было зарегистрировано право частной собственности, на здание по ул.Колумна 76 общая стоимость на день покупки 2.02.95 года которого составила 29.788 рублей (что в переводе на национальную валюту (лей) - составляет 298 лей).
   Наконец-то, частный Детский фонд защиты детей инвалидов и сирот стал полноправным хозяином здания.
   Параллельно мама обратилась в Министерство финансов. Ровно семь раз папа на руках поднимал маму по крутым ступенькам главного финансового учреждения страны, на прием к Министру финансов Молдовы господину Валерию Сергеевичу Кицан, который должен был представить в парламент последний вариант проекта государственного бюджета. И попросила при формировании государственного бюджета, внести в бюджет дополнительную расходную статью на производственно хозяйственную деятельность, содержание и нужды Фонда: на частичную оплату заработной платы медицинскому персоналу, покупку медицинского оборудования, частичную реконструкцию и ремонт медицинских кабинетов. Мама убеждала и обосновывала ему языком цифр, положительный результат данного проекта.
   - Господин Министр, говорила мама, родители уже столько вынесли и еще вынесут, ... только не ставьте пожалуйста сумму бюджетного кошелька выше родительской человеческой боли. Мученья им и так хватит на всю жизнь. Многим из них приходится жить в вечном смирении и покорности. Вы же знаете, что большинство родителей, на иждивении которых находятся больные дети, ... не работают. А если некоторые и работают, то на их мизерную зарплату им бы хоть прокормиться. Ведь у нас в государстве нет на сегодняшний день страховой медицины. ... Когда я смотрю на избавление от страданий больных детей в этой маленькой стране как на задачу всей моей жизни, я исхожу из чувства милосердия, к которому призывает Иисус Хри­стос и религия вообще. Но вместе с тем взы­ваю и к разуму человека, к тому, что нам сле­дует побольше совершать хороших дел во имя облегчения участи этих детей. Нельзя смотреть на это как на простое доброе дело. Это наш неотъемлемый долг пе­ред ними. Валерий Сергеевич, к сожалению и при Советской власти руководящие инстанции в органах КПСС и сейчас, к инвалидам, у нас до сих пор рас­пространенно неправильное отношение.
   Почему зависть и злоба, царящая в нашем государстве, позволяют Вам Валерий Сергеевич, интеллигентному образованному человеку не быть сочувствующим?
   И проголосовать за этот проект мама опять же попросила коллег депутатов, для чего обошла каждого в отдельности, а их было немного и не мало около 100 человек.
   В бюджет парламента на следующий 1996 год было заложено 500 тысяч лей государственного субсидирования для частичного содержания Центра. Парламентарии поддержали проект.
   Работая депутатом Парламента, Маричика Ливицкая подымает здание по улице Колумна 76 из руин за свои личные средства и с помощью финансовой поддержки друзей и спонсоров на сумму более 2 млн. лей. А также внесенных в государственный бюджет по ее аргументированному ходатайству, как заместителя Председателя комиссии по социальной защите, здравоохранению поступивших субсидий со стороны государства в сумме 500 тыс. лей которые пошли:
   1. на оплату зарплаты медицинскому персоналу и сотрудникам фонда, - 56 тыс. лей;
   2.на частичное приобретение медикаментов медицинского оборудования для центра медико-социальной реабилитации детей инвалидов, - 136 тыс. лей;
   3. на капитальный ремонт подвальных помещений, -287 тысяч лей. В центр не переставали съезжаться больные дети со всей республики. Все дети - инвалиды, и с бедных семей и с семей достаточно высоко обеспеченных - получали лечение в фонде полностью бесплатно.
   Мама с папой днем и ночью работали. С руин подымали, ... давали вторую жизнь этому зданию. Часто мы засыпали одни с сестрой, и часто мы просыпались одни, ... завтракали и шли в школу. Никто нас не целовал на дорожку. Мы с сестрой даже обижались на наших родителей, ... оттого что на тот период, пока шел ремонт и реконструкция здания фонда, они совсем нас забросили и часто мы оставались одни в доме, и нам было страшно спать.
   ***
   Из-за политических разногласий и расходившихся политических убеждений с Аграрно-демократической партией, по спискам которой мама прошла в парламент, председатель партии он же первый заместитель председателя парламента господин Дмитрий Георгиевич Моцпан направляет в Детский Фонд с проверкой Государственную Счетную Палату. Направляет без, какого бы то ни было, официального обвинения, без основания, и без причины с проверкой всей финансово-экономической и уставной деятельности частного предприятия "Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот", учредителем и основателем, которого является депутат Маричика Ливицкая, и требует его закрытия. Обвинением является то, что фонд частным образом занимается медицинской реабилитацией и, хотя официально имеет лицензию и все лечение дети получают бесплатно. Но часть субсидий в сумме 500 тысяч лей частному фонду на содержание поступает из государственного бюджета. Для оплаты заработка медицинским работникам, для частичного приобретения медицинского оборудования и ремонта подвальных помещений. По мнению заместителя председателя парламента в частный фонд нельзя давать государственные средства на бесплатное лечение детей-инвалидов (можно только в государственные, ну и может в общественные учреждения, организации, но ни в коей мере в частную организацию). Абсурд ... во всем мире государство субсидирует социальные проекты частных организаций, и предприятий. Суть происходящего далее ... трудно объяснимо. Но попытаюсь.
   Эти проверки были напрямую связаны с политической деятельностью мамы. Моя мама, преследовалась государственными властями Молдовы только за то, что ее политические убеждения шли вразрез с их ними.... Она не шагала с ними, не в ногу.
   Власти надеялись, что, ликвидируя Частный фонд, они накажут маму и заставят ее замолчать. Они принудили маму принять решение Совета Учредителей о закрытии частного фонда. Нет юридического лица "Детский фонд" которому было выделено здание, значит можно будет и здание экспроприировать. Медленно, но уверенно председатель счетной палаты Молдовы шел к цели, поставленной ему председателем Аграрной партии заместителем председателя Парламента.
   Проверки шли в центре одна за другой.
   ***
   Государственная налоговая инспекция Министерства финансов проверять деятельность Детского фонда нагрянула среди первых. Мама уже привыкла к этим коммунистическим методам проверок. Она каждое утро собирала коллектив на пятиминутки:
   - Я горжусь нашим коллективом и нашими результатами. Спасибо всем, что Вы воплощаете святое дело в жизнь. Коллектив ... работает, ... а проверяющие чиновники, пусть делают свое дело. Прошу всех разойтись по рабочим местам, ... нас ждут дети.
   Так заканчивала мама свои короткие рабочие утренние планерки. Хочу представить на читательский суд копию официального документа государственной налоговой инспекции от 27.02.1996 года за N 02-03./916 о том, что Частный Детский фонд не имел перед государством никаких нарушений и долгов.
   0x01 graphic
  
   Счетная палата в лице И.Чубук произвела проверку использования по назначению здания по ул.Колумна 76, а также использования выделенных частному Фонду государственных средств, в сумме 500 тыс. лей Частному Детскому фонду. Также Счетная палата проконтролировала всю благотворительную и финансово - экономическую деятельность Детского фонда защиты детей-инвалидов и сирот, возглавляемого Ливицкой Маричикой.
   ***
   Какие только противоречивые, дискриминационные, криминального характера слухи о маме, специально не распространялись во время этих проверок. Когда народу не достает информации, дискредитирующей личность, ... или когда народ не верит, ему помогают это сделать. Государство этому поможет. Народ должен, обязан поверить. Как? Через слухи, через СМИ радио телевидение. И народ поверит. Печально, но факт. Что и было сделано и в данном конкретном случае с Маричикой Ливицкой.
   Уж очень проверяющим из счетной палаты, хотелось хоть какие-нибудь нарушения найти. Вместе с другими ревизорами, сам главный Государственный контролер Счетной палаты Ион Бабий проводил проверку фонда. После проведения финансово-экономической ревизии всей документации Детского фонда, господин Бабий в докладной информационной записке от 8 марта 1996 докладывает Председателю Счетной палаты господину Иону Чубуку, что законных оснований для ликвидации фонда у самой счетной палаты нет. В выводах на последней странице читаем:
   - "...Капитальных финансовых вложений для капитальной реконструкции здания по ул.Колумна 76 из бюджетных государственных средств со стороны государства на данный период частному Детскому фонду защиты парализованных детей инвалидов и сирот Республики Молдова вообще не выделены".
   На тот период депутат Маричика Ливицкая производила реконструкцию и ремонт здания с помощью собственных средств нашей семьи и с помощью друзей спонсоров из-за рубежа.
   В декабре 1995 года Ион Чубук председатель Счетной палаты официально вызывает М.Ливицки и требует закрыть частный фонд и всю его деятельность, а здание фонда вернуть назад на баланс Мэрии. Мол, в Молдове есть, кому заниматься лечением детей, ... полно государственных медицинских учреждений, которые 70 лет лечили детей-инвалидов.
   - ...Вы г-жа Ливицкая зарабатываете дешевый политический авторитет. Если вы не закроете свой частный фонд, мы вообще найдем финансово-экономические или другие причины, чтобы закрыть его.
   - "Не спорь с человеком дерзким на язык." (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .8,4).
   На что мама ответила "...что она получила от мэрии руины, здание она подняла из тех руин оплатив за эти руины балансовую стоимость износа, литер А - 28.545 рублей и литер В -11.257 рублей согласно стоимости, а также оплачивала ежемесячную аренду (параллельно производя ремонт здания собственными силами) с 1992 по 1995 годы. Тогда Ион Чебук председатель счетной палаты приглашает маму к себе в кабинет и предлагает ее фонд закрыть, мотивируя тем, что государство не имеет законного права оплачивать из государственного бюджета заработную плату медицинскому персоналу, работающему в частном фонде.
   - Если Вы Фонд не закроете, ... Вы понимаете, что всегда найдутся аргументы и повод ... пусть не сразу, но закрыть Вашу деятельность навсегда. Закрыть фонд это одно, ... но зачем Вам нужно, чтоб испортилась Ваша репутация. Вы что не видите Маричика сколько у Вас врагов? Вы Маричика, никогда не сможете сразиться с такими, как Домнул Моцпан, или, ... Чебук не договорил. Чебук улыбается.
   - Бог рассудит нас, ... господин Чебук.
   20.12.1995 года Маричика Ливицкая, как, основатель и учредитель на заседании Совета Учредителей частного детского фонда, принимает решение Совета Учредителей о закрытии фонда. Об этом она официально ставит в известность председателя Счетной Палаты И.Чубука и главного контролера Счетной Палаты И.Бабий, и выдает им копию решения Совета Учредителей, и просит передать ее личное решение лично заместителю председателя парламента господину Моцпану.
   Официально через правительственную газету "Мonitorul oficial" объявила о закрытии своего частного фонда. Официально сдала печать Частного детского фонда в органы полиции города Кишинева. Также обратилась с заявлением, в государственную регистрационную палату при Министерстве Юстиции Молдовы в связи с решением учредителей о ликвидации предприятие провести проверку всей юридической, финансово-экономической деятельности Частного Детского фонда.
   15.03.1996 года после проведенной тотальной проверки Государственная регистрационная палата при Министерстве Юстиции Молдовы, выносит свое Решение о том, что у фонда долгов перед государством нет, и вносит в Государственный коммерческий регистр ща номером N 10305516. сведения о ликвидации предприятия " Частный Фонд защиты детей-инвалидов и сирот".
  
   0x01 graphic
   ***
   Весь коллектив переживал, чтоб власти не забрали здание у Фонда, где они работают, и где больные дети с бедных семей проходят с родителями лечение. 20.02.1996 года мама, спасает детей и принимает Решение Совета учредителей о закрытии "Частного фонда защиты детей-инвалидов и сирот и безвозмездной передаче всей собственности фонда с баланса частного предприятия "Фонд защиты детей-инвалидов и сирот" на баланс Общественной организации "Общество людей доброй воли по защите парализованных инвалидов с детства и других малообеспеченных слоев населения Молдовы".
   Согласно, акта передачи от 22 февраля 1996 года, вся собственность фонда: здание расположенное на улице Колумна 76 литер А и литер В, общей площадью 595 кв.м. а также все медицинское и хозяйственное оборудование включительно транспорт, с баланса Частного предприятия "Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот" переходит на баланс другого уже третьего собственника "Общества людей доброй воли по защите парализованных инвалидов с детства и других малообеспеченных слоев населения Молдовы". Данная организация имела те же цели и задачи, что и предыдущий собственник. Здание продолжалось использоваться для медицинской и реабилитации парализованных детей, для проведения профессиональной ориентации и учебно-воспитательной духовной работы, а также других благородных целей и задач. О чем официально получил регистрационное удостоверение за номером 370-2 от 28.08.1997 года в Государственном Департаменте по приватизации Молдовы Кишиневского городского Бюро технической инвентаризации, где официально регистрируются все здания, принадлежащие как физическим, так и юридическим лицам на праве частной собственности. Так же как мэрия ранее, будучи собственником здания, передала его во исполнения распоряжения правительства Молдовы от 13.04.95 года за номером 127, своим решением от 2.05.1995 года и актом передачи со своего баланса на баланс "Частного детского Фонда защиты детей инвалидов и сирот S.R.L".
   ***
   Если бы государство экспроприировало бы здание тогда, значит то, что и деятельность по бесплатной медико-социальной реабилитации детей-инвалидов надо было бы закрывать. А этого мама не могла допустить.
   21.03.1996 года сразу после официального закрытия фонда председатель Счетной палаты И.Чубук письмом N 66/1-81 докладывает официально парламенту Молдовы в лице зам.председателя парламента Д.Моцпан окончательные результаты проверок где так же указывает на тот главный факт что со стороны Государства финансирование на капитальную реконструкцию здания по ул.Колумна 76 принадлежащего Детскому фонду защиты детей-инвалидов и сирот, из государственных бюджетных средств не выделялось. И что здание использовалось только по назначению.
   Тем самым, подтвердив факт, что капитальная реконструкция всего здания была произведена за счет средств М.Ливицки и других спонсоров, но не коим образом за счет государственных средств, т.е. основание забрать здание не было.
   26 мая 1996 года депутат Парламента Марина Ливицкая официально выдвигает свою кандидатуру на пост Президента Молдовы. Она стала первой женщиной в Молдове, выдвинувшей свою кандидатуру на пост Президента страны. Позже вы увидите, что из этого вышло, но главное - что у нее была вера в Бога, и ей хватило веры в себя. Она решает защитить свою честь и достоинство. Вот цитаты из ее официального заявления опубликованного в средствах массовой информации:
   Республиканская правительственная газета "Независимая Молдова", 27 мая 1996 год:
   - В связи с участившимися случаями постоянного нарушения прав человека со стороны государственных властей Молдовы, и руководствуясь законом "О выборах Президента Республики Молдова," я, православная, Ливицкая Ма­ричика Петровна, перед Богом и своим народом официально заявляю, что буду, баллотироваться как независимый кандидат в Президенты Республики Молдова.
   Мне 40 лет. Я инвалид после перенесенного в дет­стве полиомиелита. По образованию - юрист. Кандидат социологических наук. Доктор юридических наук. Замужем. Муж по национальности русский. Воспитываем 2-х дочерей.
   Я прошу свой народ, людей всех национальностей, прошу бедных и богатых, прошу счастливых и несча­стных, прошу здоровых и больных простить меня за смелость, за желание всю свою оставшуюся жизнь посвятить вам. По­верьте в меня, и помогите себе, своей семье, своим детям, нашему народу и всей республике.
  
   Продолжение следует:
   ***
   В июле 1996 года Счетная палата осуществляет проверку деятельности аппарата и бухгалтерской деятельности Министерства здравоохранения Молдовы.
   4.07.1996 года за номером 33 по результатам проверки Счетная палата выносит свое решение "О результатах контроля деятельности Министерства здравоохранения. Это решение подписывает председатель Счетной палаты господин Ион Чубук.
   29 августа 1996 года за подписью уже заместителя Председателя Счетной палаты Василия Козма сопроводительным письмом N 02/2-253 от 29.08.1996 года данное решение номер 33 от 04.07.1996 направляется в Правительство Молдовы со следующим текстом.
   "Счетная палата Молдовы направляет Вам Решение N 33 от 04.07.1996 о "Результатах контроля Министерства здравоохранения".
   В данном Решении в первой вводной части, т.е. констатирующей части везде идет речь только о Министерстве здравоохранения и его структурах, и вообще нет ни слова о мамином частном фонде. Да этого и не должно было быть, так как Детский фонд защиты детей инвалидов и сирот отдельное зарегистрированное Министерством юстиции юридическое лицо. Но почему-то, во второй части решения Счетной палаты мы читаем, строчки касающиеся, проведенной по поручению Моцпана еще год назад Счетной палатой проверку деятельности частного Детского фонда, который вообще ни когда не являлся структурой Министерства здравоохранения:
   - "...предлагаем Правительству Молдовы пересмотреть вопрос использования в дальнейшем здания по улице Колумна 76 города Кишинева, ранее переданного безвозмездно Частному предприятию "Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот" учитывая тот факт, что это предприятие в настоящее время ликвидировано. Его сама учредитель Маричика Ливицкая по собственному желанию закрыла. Счетная палата лишь предложила, но не вынесла конкретного своего решения. (Например, как было вынесено конкретное решение по Министерству здравоохранения).
   На каком основании Счетная палата вносит свое предложение?
   Правительство Республики Молдова 1996 года в полном составе кабинета министров на своем заседании, ознакомилось с Решением Счетной палаты номер 33 от 04.07.1996 года "О результатах контроля деятельности Министерства здравоохранения", не обошло оно и вниманием и пункт 3 на странице 7
   - "...предложить Правительству Молдовы пересмотреть вопрос использования в дальнейшем здания по ул.Колумна 76 города Кишинева, ранее переданного безвозмездно Частному предприятию "Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот", учитывая тот факт, что это предприятие в настоящее время ликвидировано". (Конец п.3 данного решения).
   Некоторые члены правительства включительно и некоторые депутаты парламента посетили фонд и собственными глазами убедились на месте, что здание продолжало использоваться по назначению. Уже не частной организацией "Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот", которая ранее являлась собственником здания, и которая, при своей ликвидации, согласно закону о частной собственности, а также Конституции Молдовы, передала свою собственность, другой Общественной организации "Детскому фонду защиты детей-инвалидов и сирот". Деятельность по защите детей-инвалидов, т.е. то, что было предусмотрено постановлением Правительства от 13.04.1995 года, продолжала работать эффективно и здание использовалось только по назначению. (т.е. продолжалась медицинская реабилитация детей-инвалидов с нарушением опорно-двигательного аппарата, воспитательная работа, гуманитарно-благотворительная деятельность). Таким образом, из материалов дела следует, что недвижимое имущество по улице Колумна, 76 мун. Кишинева было безвозмездно передано на баланс Фонда на основании постановления Правительства Р. Молдова N 127-д от 13 апреля с целью создания материально-технической базы для учебно-дидактической работы профессиональной направленности и восстановления здоровья детей-инвалидов.
  
   Таким образом, Правительство Молдовы состава 1996 года ознакомилось с предложением Счетной палаты "пересмотреть вопрос использования в дальнейшем здания по ул.Колумна 76 города Кишинева, ранее переданного безвозмездно Частному предприятию "Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот", приняло его к сведению, но не посчитало нужным пересмотреть. В настоящее время в действительности был уже хоть и другой собственник здания, но он занимался деятельностью той же под, что и было выделено здание. Исполнял все предусмотренные решением правительства пункты. Правительство 1996 года не приняло никаких решений и не аннулировало законодательно - административными документами свое принятое ранее постановление номер 127 от 13.04.1995 года, в связи с тем, что здание поменяло собственника. Правительство даже не посчитало целесообразным принять во внимание и к исполнению предложение Счетной палаты.
   20.06.1997 11.08.1993 года, Общественная организация "Общество волонтеров - людей доброй воли по защите парализованных детей-инвалидов", перерегистрировала, изменение своего названия на Общественную организацию "Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот Молдовы", под той же датой первой регистрации в Министерстве Юстиции от 11.08.1993 года. Таким образом, Общественная организация с тем же уставом и с теми же целями и задачами приобрело новое название, как и ранее мамин закрытый Частный фонд защиты детей-инвалидов и сирот Молдовы - теперь уже Общественный фонд "Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот Молдовы, где мама продолжала работать в должности председателя.
   20.02.1998 года Министерство приватизации в лице Бюро технической инвентаризации, руководствуясь законодательством о частной собственности, регистрирует за тем же номером 370-2 собственником здания по ул.Колумна 76 Общественную организацию "Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот", согласно решения номер 13/16 Мэрии города Кишинева, акта от 20.02.1996 года о передаче здания со стороны Частного фонда - Общественному фонду, и выдает свидетельство о праве частной собственности от 11.08.1993 года за N0040.
   В 1998 году, мама открыла для родителей с детьми инвалидами и официально зарегистрировала в Правительстве государства Молдова при Детском Фонде зациты детей инвалидов и сирот православную церковь "Святой Преподобной Параскевы". Мама старалась, чтоб все было сделано в ее кабинете именно так, как ей привиделось во время молитвы в своем кабинете. Это не моя фантазия говорила она всем, ... это было ясное озарение. Маричика Ливицкая пригласила мастера скульптора, женщину по имени Лучия Коцюпеева, ... и долго языком пера обрисовывала ей, как она хочет видеть в ближайшем будущем свой кабинет. Затем мама пригласила священника,... исповедовалась и освятила все здание и двор Детского фонда защиты детей инвалидов и сирот по улице Колумна дом номер 76. Сегодня в ее просторном большом кабинете открыта для верующих прихожан церковь - часовня, куда постоянно приходят помолиться много людей, но большинство из них, это родители с парализованными детьми на руках. В церкви стоит алтарь, ... много маленьких керамических " золотых" ангелов. В конце кабинетной стены, с правой стороны мама попросила мастера по дереву, прорубить стеру. Она заказала и попросила его установить там, большую, деревянную входную дверь.
   С улицы, ... рядом с этой дверью, сделала мама памятник женщине с ребенком на руках,... которая напоминает образ матери Божьей с Иисусом. Попросила она мастера скульптора покрасить ее в золотой
   цвет - цвет Божий, потому что этот цвет похож на солнце. И знаете лучи солнца постоянно ласкали этот образ, и люди проходя, молились, ... подолгу стоя возле нее в молчании. Перед церковью мама попросила папу сделать много скамеек и покрасить их в белый цвет. Папа сделал вдоль всего здания с улицы красивый белого цвета забор, а вдоль забора поставил белые скамейки. Чтоб родители с детьми, да и пожилые люди могли посидеть и поговорить мысленно, ... исповедоваться Матери Божьей.
   А изнутри, рядом с дверью мама попросила сделать большое, керамическое, яркое панно. И сегодня оно висит при входе в церковь "Святой Преподобной Прасковьи" в здании на улицу Колумна 76. На панно, спускающийся с небес Светлый Ангел, весь ... в голубом, с раскрытой книгой в руках. Рядом с Ангелом, у его ног на двух костылях стоит девушка ... примерно 16 лет, стоят дети-инвалиды. Стоит смиренно вглядываясь в Небеса и молодая женщина, у которой в коляске сидит больной парализованный ребенок. Головы всех присутствующих подняты вверх. Взгляды, устремлены в ожидании какой-то благой вести ... на Ангела, который читает им молитву из раскрытой книги, на обложке которой золотыми буквами нарисован крест и написано "Библия". Все одеты ярко, ... скорей всего празднично. Потолки стены церкви расписаны иконописью. Тон красок удивительно теплый где-то даже детский радужный. За окнами, на деревьях, были укреплены много белых домиков - скворечников для птиц, куда каждую весну начали прилетать и селиться скворцы, голоса их певчие постоянно были слышны в церкви. Мама заказала эти скворечники в мастерской у мастера по дереву. Над всеми окнами здания детского фонда, мама сделала лепку - летающих ангелов хранителей. Со двора при входе в лечебный корпус здания, мама построила красивую лестницу, и на каждую ступеньку посадила по два три красивых керамических голубя, которые были покрашены в белый небесный цвет. На перила лестницы всегда прилетали и садились ...и живые белые голуби, которые расположились в голубятнях соседних дворов и напротив и сбоку. Со стороны это было необыкновенно красивое зрелище. Прямо в центре внутреннего дворика, здания Детского Фонда защиты детей инвалидов и сирот, мама построила большой памятник "Скорбящая Матерь Божья с Иисусом на руках". Мама сумела сделать иконопись, алтарь ...сделать все необходимое, согласно церковным обрядам. Каждый день до сих пор идут службы и молятся родители Святой заступнице Матери Божьей, которую искренно считают заступницей детей на земле.
   Во дворе мама посадила два ореховых дерева и 10 фруктовых: сливу, вишню, персики, яблоки, которые весной расцветали и благоухали. На окнах в горшках росло много красивых цветов. Все что делало мама, поверьте, ... она делала может быть со стороны, ... как ребенок, ... по-детски, но делала она все ... очень искренно по зову сердца и души. Часто ... после службы, когда в церкви уже никого не было, мама любила оставаться и молиться в одиночестве, ... затем в сумерках, спускалась во двор, ... где засиживалась в молчании до поздней ночи.
   ***
   Взгляд со стороны
   Становление центра реабилитации при Детском фонде проходило очень сложно. На протяжении всего пути средства массовой информации пристально наблюдали его за деятельностью. Думаю, читателю будет интересно почитать отрывки из некоторых
   ***
   Статья "Выживем вместе. Борьба с несправедливостью: права инвалидов в Молдове.", публикованная в международном журнале ИСАР
   (N 2, 1995 год).
   Автор статьи - корреспондент журнала, сотрудник ИСАР - Изабель Дедринг.
  
   Маленькая, с мягкой манерой разговаривать, Маричика Грецу--Ливицкая, на первый взгляд не похожа на героя. Но за ее ласковой улыбкой и нимбом светлых волос скрываются железная решимость и страстное желание осуществить свои идеалы. Ее конечная цель? Ничуть не меньше, чем преобразование молдавского общества и законодательства, которые должны гарантировать равные права в получе­нии медицинской помощи и в сфере занятости всем гражданам, и в первую очередь - основные права граждан, являющихся инвалидами. Уверенность и личный опыт Грецу-­Ливицкой, говорят о том, что если кто-нибудь и справится с этой задачей, так именно она.
   Ее собственная жизнь являет собой хрестоматийный пример борьбы с несправедливостью и преодоления враждебного отношения: вскоре после рождения она заболела полиомиелитом, и первые 11 лет своей жизни была парализована от ног до шеи. Чудесным образом, восстановив подвижность верхней части тела, эта, по своему собственному описанию, "хрупкая маленькая девочка с головой, полной больших идей", столкнулась с реальностью, в которой общество не желает воспринимать инвалидов в качестве функционирующих продук­тивных членов.
   Полноценное включение инвалидов в общество блокируется отсутствием адекватных механических средств и приспособлений и ограниченными или отсутствующими медицинскими ресур­сами.
   - В Молдове, говорит Грецу-Ливицкая,
   нет ни одного здания, спланированного и построенного с учетом потребностей инвалидов. Общественные здания - театры, кинотеатры, лекционные залы - все они в равной степени недоступны. У нас нет ни одного вида транспорта, который могли бы использовать люди в креслах-каталках или на костылях. Приобрести самое необходимое оборудование, такое как протезы или таблицы Брайля, практически невоз­можно. При таких условиях студенту крайне трудно попасть в университет, а взрослому - устроиться на работу. Зако­ренелые, хоть и не столь явные предрас­судки в отношении инвалидов только усугубляют ситуацию.
   Грецу-Ливицкая собирала стартовый капитал Фонда путем рассылки 600 тысяч открыток, купленных на ее собственные деньги, бизнесменам и официальным лицам по всей стране. Когда выяснилось, что ответ на ее обращение был доста­точно скромным, Грецу-Ливицкая при­гласила нескольких журналистов и попросила их написать статьи о благород­стве тех людей, которые отозвались. "В результате, -объясняет она, - появилась программа на телевидении, в газете была напечатана статья на целую страницу, а на радио хор детей-инвалидов пел для своих жертвователей, и после этот мы получили 87 процентов откликов от исходных 600 тысяч, к которым мы обра­тились за пожертвованием".
   В результате успешных усилий по сбору средств Фонд получил возмож­ность покупать еду, обувь, одежду и другие необходимые вещи для детей-инвалидов в интернатах.
   Разнообразие и взаимное перепле­тение проблем, с которыми сейчас сталкивается часть населения, являю­щаяся инвалидами, естественным образом ведет к росту активности Грецу-Ливицкой и Фонда. "До сих пор не хватает кресел-каталок, до сих пор не хватает одежды", - говорит она. Но одновременно с продолжением своей работы по оказанию помощи ее Фонд под ее руководством, добивается фундаментальных изменений в законодательстве. Сама она сейчас работает над тем, чтобы повысить свой статус юриста - для усовершенствования навыков в подготовке зако­нопроектов и большей политической эффективности. В дополнение к реформе законодательства Грецу-Ливицкая надеется изменить отношение общества к способностям инвалидов, предоставляя возможности все большему количеству людей с физическими и иными недугами пополнить ряды рабочей силы. И хотя это непрерывная борьба за то, чтобы "доказать нашу способность работать и жить в обществе", ее собственные победы в этой борьбе являются поистине вдохновляющим примером.
   [Fighting Injustiee with Action: DisaЫec Rights in Мoldova bу Isabel Dedcing Surviving Togelher,]
   ***
   Cтатья "Я иду по небу, а кругом ромашки...", опубликованная в Республиканской Государственной газете
   "Независимая Молдова" - (17.11.1996 год.)
  
   - Маричика Ливицкая, женщина которая не любит, чтобы ей целовали руку. В жизни она всего добивается сама, по-настоящему знает, что такое трудности, привыкла, преодолевать их без посторонней помощи. Только усилиями этой маленькой, необыкновенной силы воли и духа женщины, в Кишиневе, столицы Молдавского государства создан реабилитационный центр, являющийся прямым следствием деятельности Фонда защиты парализованных детей-инвалидов, носящего ее имя.
   Итак, говорит основатель фонда, депутат Парламента Республики Молдова Маричика Петровна Ливицкая.
   - Я хочу сказать, нет тут никакой моей заслуги. Реабилитационный центр - это болезнь, болезнь-идея, которой я была одержима с детства. Такой центр, очень нужен республике для возвращения к нор­мальной жизни детей с заболеваниями опорно-дви­гательного аппарата, с внешне выраженными при­знаками инвалидности. Многим людям представишь только тельце маленького калеки с изувеченными ручками или ножками, и им, почему - то, становится страшно...
   Когда-то, в детстве, я услышала, как мама плакала и говорила отцу: "Почему, ну почему моим ребен­ком так брезгают, почему дети так к нему относят­ся - он же не виноват! И взрослые тоже - будто жалеют, а сами стараются держаться подальше".
   Я не знаю, как это назвать, кого винить в этом, но это - страшно. И вот что еще страшно и важно. Больной ребенок растет, становится взрослым и, бу­дучи физически неполноценным, оказывается один на один с жиз­нью. И тогда общество начинает бить его проблемами: трудоустрой­ство, медицинское обслуживание, протезирова­ние ...
   Государство вынуждено вкладывать в него огромные суммы денег: инвалидность - надо платить; больничные листы, медикаменты, транспорт, жилье, телефон, т.е. на создание необходимых жизненных условий приходится тратить во много раз больше, чем на возвращение ему здоровья в детстве. И с человеческой, и с экономической точек зрения го­сударству выгоднее заниматься лечением детей-инвалидов. Если государство не в состоянии отклик­нуться на горе матери, - горе ему: потом на инвалидов приходится тратить миллионы, а бюджет у нас один, и в последние годы для характеристики его состояния мы вынуждены постоянно применять слово "трещит".
   В условиях рыночной экономики дети, о которых мы говорим, оказались вообще брошенными. Се­годня здоровым детям трудно, молодежи трудно, а что говорить о детях-инвалидах...
   Я родилась здоровым ребенком, на первом году жизни переболела полиомиелитом, и эта страшная болезнь на несколько лет парализовала меня и при­ковала к постели. Я спрашивала маму: неужели нет такой больницы, где мне могут помочь?! Она меня по стольким врачам возила: я и сегодня помню, как она меня носила на спине... Я очень хотела ходить своими ногами по земле. Мне казалось, это самое большое счастье - ходить. Мне казалось, это будет так, будто я иду по небу по облакам. Боюсь, это понятно не каждому.
   - "Я иду по небу, а кругом - ромашки", да?..
   - ...Ой, вы сказали мне такую вещь... Ромашки мои любимые цветы, огромные садовые ромашки.
   Я бы хотела вот что еще сказать. Конечно, жизнь есть жизнь, и я привыкла за нее бороться. Я и сейчас пере­двигаюсь в инвалидной коляске или на костылях. Но я спешу жить, мне так много надо успеть. Я кое-что успела. Но мне кажется, если бы я была здоро­вой, я бы носила всех больных детей на руках. Недавно я прочитала Вашу заметку о молодом инвалиде. Ваша статья о Белявском - не о больном челове­ке, вы написали о сильной личности. Как среди здо­ровых людей, так и среди инвалидов есть сильные и слабые. Одни борются за себя, другие ждут, когда государство или добрые люди обеспечат необходи­мым. "Жениться, замуж - зачем, кому я нужен та­кой". А есть другие люди, вот как ваш герой. Я пре­клоняюсь перед ним, я чувствую его внутренний мир. Это - нормальный человек, его пример многим - и здоровым людям, и инвалидам - может помочь в жизни. Но это не снимает с государства ответствен­ности за проблему.
   ... Мама носила меня на спине по больницам, а я молилась: избавь меня, Господи, от болезни. Я всегда верила в Бога, безумно верю в силу Божью, потому что именно она вера, помогала мне жить, помогала ут­вердиться.
   Я много училась, спешила постигать знания. Закончила юридический фа­культет, защитилась, получила первое звание ученого кандидата со­циологических наук. В прошлом году, в Санкт-Пе­тербурге получила вторую ученую степень - доктора юридических наук. Какое я счастье ис­пытала!.. Но чем бы я ни занималась, всегда была цель - создать вот этот центр для парализованных детей!
   Вы обо мне совсем не пишите, одну только строч­ку: "детский фонд защиты детей инвалидов, этот реабилитационный центр - мой сон, и он - сбы­вается!"
   Было несколько лет борьбы за здание - хожде­ние по мукам. Мы написали сотни писем родителям и в инстанции, в мэрию, пока нам дали вот это здание на улице Колумна, 76. Был вариант его снес­ти и построить новое, но это отодвинуло бы цель на несколько лет, и мы остановились на капитальной реконструкции.
   Созданный мной фонд не занимается производ­ственной деятельностью, коммерцией, посредниче­ством - всем тем, что приносит деньги. Реабилита­ционный центр - организация, работающая за счет благотворительности, пожертвований. Начинали мы совершенно с нуля, в 1992 году. За три года мы сумели открыть первый этаж. В Кишиневе более 600 общественных, частных благотворительных фондов. Все они - с протянутой рукой ставят перед собой глобальные задачи помощи инвалидам. Наш фонд имеет конкретную цель: медицинская реабилитация детей-инвалидов в возрасте до семи лет. Любая мать может принести к нам своего больного ребенка с диагнозом детский церебральный паралич. Работу строим по шведской системе. Я была недавно в Германии, там это направление давно развито, рас­пространено оно во всех европейски странах. Комплексный подход - главное достоинство применяемого нами метода, специальной аппаратуры, медикаментов. Существу­ем мы только за счет благотворительности, пожер­твований, доверия спонсоров. Мы очень рассчиты­ваем на проявления доброты к этому святому делу. Мы благодарны всем, кто нам помогает. Мы благо­дарны строителям за качественную работу.
   Центр нужен, как воздух. За рубежом такие центры есть в каждом городе, у нас это - первый и пока единственный на всю страну. В обеспечении лечения очень помогает компьютерная техника. Центр рас­положен в центре, в удобном месте. Родители очень верят и надеются на нас. Мы не можем обмануть их ожиданий: мы должны быть в со­стоянии вылечить ребенка до поступления в первый класс. Это - главная цель созданного нами реабили­тационного центра, а достижение ее достойно лю­бых усилий.
   ***
   Статья "Уповай на Господа и делай добро" опубликованная в Республиканской Государственной газете
   "Независимая Молдова" - (21.02.1996 год.)
  
   "...Разрешите на страни­цах вашей газеты поделить­ся семейной радостью, ко­торая, спустя многие годы испытаний, наконец-то во­шла в родительский дом.
   Наша дочка Оленька после родовой травмы оказалась прикованной к постели. С содрогающим душу диагнозом - детский церебральный пара­лич. Он лишил ее детской радости, а нас обрек на горе и страдания. Ежедневно, еже­часно видеть печальные дет­ские глазки, с немым вопро­сом - за что же мне такое? - невыносимо для родительско­го сердца. Но умственно доч­ка развивалась нормально. Мы носили ее на руках в школу, она успешно закончи­ла шесть классов. Нормаль­ный ребенок - только без нор­мальной человеческой жизни!
   К каким специалистам мы не обращались, куда только не возили свою девочку. Улучшений в ее состоянии не наблюдалось. И вот в 1994 году к нам поступила информация, что в московской дет­ской городской психоневро­логической больнице имени К. Семеновой проводят уни­кальные операции, возвра­щают детей к полноценной жизни. Мы связались с клиникой. В марте 1995 года получили вызов на госпита­лизацию дочки. Нам бы ра­доваться, да нужна была на лечение крупная сумма денег. Спасибо людям, вникли в ситуацию. Руку по­мощи протянула Маричика Петровна Ливицкая.
   Операция, которую про­вел опытный хирург А. М. Журавлев, и последующее восстановительное лечение под наблюдением врача Т. В. Козловой сделали настоящее чудо. Наша Оленька начала передвигаться при помощи специальных приспособле­ний. Радости нашей нет пре­дела. Мы низко кланяемся всем, кто помог нам увидеть счастливой нашу доченьку.
   А Маричике Петровне Ливицкой желаем успехов в начатом ею деле. Недавно она открыла частный Центр, где дети с таким же заболеванием, как и у нашей дочери, про­ходят полностью бесплатное лечение. И мы, роди­тели, уверены: пройдет немного времени, и этот Центр станет гордостью на­шей республики..."
   Вот такое письмо пришло в редакцию от семьи Бостан из Кишинева.
   ...А Центр функциональ­ной медико-социальной ре­абилитации детей-сирот и инвалидов РМ Маричики Ливицкой размес­тился в небольшом одно­этажном здании, на улице Колумна, 76. Построен и оборудован современной ме­дицинской техникой.
   Благая весть об открытии Центра моментально разле­телась во все концы респуб­лики. И уже сегодня сюда принято на учет свыше трех­сот больных детишек с тя­желой патологией централь­ной нервной системы и опор­но-двигательного аппарата.
   В по-домашнему уютной приемной в ряд выстроились родительские сапоги. Деток сюда приносят на руках. Идет прием больных. После тщательного медицинского осмотра детишкам назнача­ют курс комплексной тера­пии. В течение 15 дней они проходят массаж, кинето-терапевтические процедуры, медикаментозное лечение.
   Пока Центр обслужива­ют около 20 профессиональ­ных медработников. 13 мед­сестер массажисток-кинетисток, а также два врача-логопеда, врач процедурно­го кабинета. Нагрузка на медперсонал колоссальная. Работают порой в две сме­ны. В день приходится об­служивать до 30 больных. В основном это детишки от 1 года до 5 лет. С разной сте­пенью заболевания.
   Работа во благо и на со­весть приносит и соответст­вующие результаты. И у 4-летнего Сережи Дамиана из Чимишлии, и у Васи Замурки из Леово, Даниэллы Кабурган из Кишинева, Марин­ки Гонцы и Леночки Мель­ник из Кэушень после ком­плексного лечения наступи­ло успешное, значительное улучшение в состоянии их здоровья.
   Пожалуй, самое порази­тельное, что весь курс ком­плексной терапии в Центре проводят бесплатно!
   И это в то время, когда лечебный массаж в иных клиниках стоит до 100 леев, когда по причине дороговиз­ны детям невозможно купить даже коробки витаминов. Фантастика, да и только!
   Что будет завтра? Кол­лектив медиков настроен оп­тимистично. Здесь уверены, что государство тоже поможет в дальнейшем развитии, рас­ширении Центра. Этого ждут и 7 тысяч детей-инвалидов республики. Они хотят ле­читься у себя дома. Они хо­тят быть здоровыми.
   Да поможет им Бог! Да придет им на помощь наше государство!
   Мать - Лариса КУШНИРЕНКО
   ***
   Почему-то именно сейчас вспомнилось, как однажды я, спросила маму:
   - мама, мамочка... ты кого больше любишь меня, или больных детей? Ты всегда ездишь к детям инвалидам, а меня оставляешь. Возьми меня с собой.
   Я сколько себя помню ребенком, я всегда сидела на окне и ждала, маму...высматривала, ее в окошке.
   А однажды, когда я была совсем маленькой, мне было всего 4 годика, я даже потерялась, потому-что, пошла, искать маму.
   Случилось это так:
   Как всегда, наша бабушка, вышла к вечеру с нами, со мной и с Ириной погулять после ужина, перед сном во двор. В это время во двор на машине, приехала мама. Она что-то сказала бабушке, затем поцеловала Ирину, и сев в машину уехала. Я подошла и спросила:
   - А где мама? И почему она Ирину поцеловала, а меня нет... и, заплакала. Бабушка сказала, что я была далеко, играла в песочнице, а мама очень торопилась и уехала и просто показала рукой в какую сторону. Прошло какое-то время, бабушка заговорила с соседкой, а я все смотрела и смотрела в ту сторону и ждала, когда появится машина моей мамы, чтоб она вышла и меня тоже поцеловала. Мамы не было. Я вышла за ворота и пошла в ту сторону, куда рукой показала бабушка. Пошла за мамой...за моей любимой мамой. Вечерело. По улице между туда сюда торопящимися людьми шел спокойно четырехлетний ребенок. Он переходил дорогу, проходил дворами. Квартал за кварталом топали его ножки,...ребенок высматривал маму. В каком то проходном дворе шла большая стройка, и там стояло, большое корыто с водой и маленькие утята копошились в нем. Я остановилась именно там, около того большого корыта с водой, встав на корточки и засмотревшись подолгу на маленьких инкубаторских утят. Почему инкубаторских? Потому-что, рядом с ними не было их мамы. Она бы, наверное, если бы, была с ними рядом, меня бы к ним не подпустила бы играться. Бог знает, куда бы я забрела.
   На стройке уже никого не было.
   А в это время, во дворе, бабушка уже собиралась идти с нами в дом и только тогда, вдруг обратила внимание, что меня нет. Сначала меня искали во дворе, потом по подъездам, в подвале и по улицам. И лишь спустя время бабушка связалась по телефону с мамой. До этого она боялась ее расстраивать. Мама подняла на ноги всех. Искала милиция, искали соседи приехали мамины друзья. Двор был забит людьми. Мама не находила себе места. Никому и в голову не могло прийти, что за несколько кварталов от дома, где-то в закоулочке в конце нежилого двора, за большой стройкой под огромной ванной заснул от усталости в слезах маленький ребенок, которому снилась мама.
   Темнело. Все отчаялись.
   Неся меня на руках, во двор вошла тетя Галя, наша соседка через стенку, которая меня очень любила и никогда не упускала момента потискать, погладить и поцеловать меня. Она и нашла меня около той ванны. Люди говорили, что помногу, раз проходили мимо того места. Но никто меня не видел. Она почувствовала, где я, когда быть может, увидела неподалеку мирно спящих маленьких утят. Среди них спала и я.
   - Может быть, где-то неподалеку и Марина,
   подумала тетя Галя.
   Обливая мое лицо слезами, мама, меня долго и нежно целовала. Мама до сих пор помнит, как я спросила:
   - Почему, мама у тебя такое соленое лицо? Это невкусно.
   - И почему все люди улыбаются,
   Наверно, думала я, глядя на улыбающихся, окружающих нас людей.
   Я счастлива, я с мамой. Божественный Иисус как всегда милостив.
   ***
   4.09.1998 года - О мой Бог! Новый состав Правительства в лице Иона Чубука - премьер министра, он же бывший председатель Счетной палаты, постановлением Правительства Молдовы N 935 аннулирует Распоряжение Правительства N 127 от 13.04.1995 года. Спустя, 6 месяцев, они забрали здание, уничтожали всю красоту, кто-то самым варварским образом разбил полностью памятник Матери Божьей, ... это был настоящий вандализм.
   Рычагами силового давления на весь коллектив Фонда был также тот факт, что предусмотренные в государственном бюджете финансовые средства в сумме 45 тысяч лей, которые должны были выделяться целевым назначением Детскому фонду защиты детей-инвалидов и сирот на приобретение медикаментов, для детей инвалидов, на оплату заработной платы медицинским работникам были сразу правительством Иона Чебука заморожены и не были выделены вообще, тем самым грубейшим образом были нарушены права детей, а так же законодательство Молдовы "об исполнении Государственного бюджета на 1998 год, где для Детского фонда было предусмотрено 250 тыс.лей для приобретения медицинского оборудования и лекарств. На неоднократные запросы Маричики Ливицкой, ее обращения в различные государственные инстанции в том числе и судебные оставались без ответа. Лишь спустя только 2 года, третьего февраля 2000 года Министерство финансов дало единственный ответ за N 03/1-1-1-03/174. В ответе было указано, что 31 декабря 1998 года Министерство финансов было вынуждено закрыть по распоряжению правительства выделение бюджетных средств для Детского фонда зациты детей инвалидов и сирот, в связи с принятием 4.09. 1998 года последним постановления номер 935, подписанного Ионом Чебуком. Доказать факт грубого нарушения законодательства со стороны правительства Молдовы в отношении Детского фонда защиты детей-инвалидов и сирот мама не смогла.
   Следующим вопиющим фактом беззакония правительства И.Чебука против фонда, было то, что чиновники Министерство здравоохранения аннулируют у Детского фонда защиты детей-инвалидов и сирот лицензию N 000111, на основании которой фонд в течении 5 лет фонд занимался медицинской реабилитацией парализованных детей инвалидов.
   Да это весьма удручает. Обложили со всех сторон. Медицинскому персоналу фонда пришлось уволиться. Люди остались без работы. Коллектив распался. Дети перестали получать лечение. Фактически дети-инвалиды оказались выброшенными на улицу. Чиновники пытались даже закрыть православную церковь, но прихожане не позволили. Мама смиренно просила Матерь Божью:
   - Умоли Богородица, Своего Сына чтоб он ниспослал чудо, чтобы православную церковь при Фонде не закрыли, чтоб могли туда входить верующие земные женщины - матери и склонив перед светлым Твоим образом колени, если не лечиться, то хотя бы чтоб могли поговорить с Тобой Богородица, Ты же тоже Мать, ... рассказать Тебе о их материнском горе и помолиться о здоровье своих больных детей.
   ***
   Фонд для мамы был как ее ребенок. ... Когда у матери крадут ребенка, кому больно ребенку или матери? При принятии правительством Иона Чебука незаконного постановления N 935 от 4.09.1998 года никакого обвинения Фонду не было предъявлено. Даже нет протокола рассмотрения данного вопроса, не зафиксировано по какой причине аннулировано распоряжение N 127 от 13.04.1995 года. Из представителей фонда вообще не был никто приглашен. Никто из фонда ничего не знал. Ну ладно, ... не пригласили представителей Фонда в отношении которого принимали решение, ... но почему когда уже приняли это решение даже в известность администрацию Фонда не поставили? Могли бы хоть по почте послать копию. Чего не было сделано. Это вопиющее нарушение прав человека - лишение Детского фонда защиты детей-инвалидов и сирот частной собственности, законно принадлежащего ему собственности - здания на ул.Колумна 76, основателем и учредителем которого является мама. Судьба человека и судьба Фонда решилась всего за несколько минут, путем всего лишь одной строчки в пункте 6: "признать утратившим силу Распоряжение Правительства N 127 от 13.04.1995 года."
   Таким образом, Правительство премьер министра Чубука, по инициативе которого в постановление от 4.09.1998 года был включен вышеназванный пункт номер 6 - "признать утратившим силу Распоряжение Правительства Молдовы номер 127 от 13.04.1995 года", поступило незаконно, не имея на это ни каких оснований. Настоящий беспредел, ... государственный рэкет. И еще: Счетная палата контролировала фонд в 1996 году, а постановление N935 от 4.09.1998 года предусматривало выполнение результатов проверок выполненных Счетной палатой на основании постановления Правительства N670 от 18.06.1998 года и N 854 от 4 августа 1998 года. То есть, ни как, не проверок Счетной палаты 1995 года.
   Где здесь заложен принцип справедливости? Налицо факт политического преследования Маричики Ливицкой со стороны государственных властей Молдовы, то, что им не удалось осуществить в 1996 году (т.е. незаконная экспроприация здания по ул.Колумна 76, лишения частной собственности), они т.е. государственный чиновник господин Ион Чубук, который из кресла Председателя Счетной палаты пересел в кресло премьер-министра страны, осуществил придя к власти и возглавив правительство в 1998 году. Заметьте ... эти действия были совершенны не просто со стороны маленького чиновника-клерка, это была настоящая охота, где в роли главного охотника действовал сам председатель Счетной палаты - он же премьер-министр господин Ион Чебук. С 1995 года с момента когда он осуществлял проверку фонда по 1998 год держал он маму на прицеле и ждал только момента когда можно спустить курок.
   - Держи себя дальше от человека, имеющего власть умерщвлять (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .9,16).
  
   ***
   C юридической точки зрения я хочу сослаться на теорию государства и права Европейских стран, основанных на естественных законах, существующих всегда и одинаково обязательных, как для граждан и физических лиц, так и для - государственных чиновников, чего в нашем конкретном случае не можем сказать о государстве Молдова. Прирожденные права человека во всем мире это - право на жизнь, свободу и владение частным имуществом. И в государстве Молдова народ доверил через свои голоса чиновникам - государственную власть, но отнюдь не господство произвола. Государственная власть не должна быть абсолютной. Никто из государственных чиновников имея государственные полномочия, не имеет права из-за разногласий по политическим убеждениям, лишить беззаконно другого - частной собственности, нарушив власть законодательную. Главная цель государства, а в его лице правительства - обеспечение неприкосновенности собственности. И законодательная власть обязана обеспечить защищенность человека от произвола государства. Чего умышленно со стороны государственных властей в отношении Маричики Ливицкой не было сделано.
   16.05.1999 года своим Решением номер 11/83 Мэрия города Кишинева берется исполнять незаконное Решение Правительства N935 от 04.09.1998 и принимает решение обязать Общественную организацию "Детский фонд детей-инвалидов и сирот" вернуть здание уже с баланса Детского фонда защиты детей-инвалидов и сирот Молдовы, назад на баланс мэрии города Кишинева, т.е. здание по ул.Колумна 76, которое в 1995 года эта же мэрия передала своим решением N13/16 от 23.05.1995 года с баланса мэрии на баланс Частного предприятия "Детский фонд защиты детей - инвалидов и сирот", исполняя так же Распоряжение Правительства от 13.04.1995 года за номером 127. Мэрия ранее передала руины и совершенно не безвозмездно, как она указывает во всех документах, балансовая стоимость руин была полностью оплачена на счет мэрии Маричикой Ливицкой, т.е оставшиеся 25 процентов руин были куплены.
   Фактически фонд получил от Мэрии согласно документам здание с 75 процентами износа, а назад требует вернуть уже капитально отремонтированное здание, находящее в 100 процентном рабочем состоянии. С отоплением со светом и водой. Полностью оборудованное всем да еще с полностью обустроенной и официально зарегистрированной православной церковью и так далее и так далее.
   М.Ливицкая, заявляет о нарушении прав человека (лишение частной собственности) и отказывается исполнять Решение мэрии. Мэрия подает в суд на фонд возглавляемой мамой и требует лишить фонд Удостоверения на право владения строением на улицу Колумна дом номер 76, на основании Решения Правительства N935 от 04.09.1998.
   15.10.2001 года Экономический суд города Кишинева рассмотрел в судебном заседании гражданское дело по иску Мэрии к ответчику М.Ливицкой и возглавляемому ей "Фонду защиты детей-инвалидов и сирот" вынес Решение N9-38NP/01:
   п.1. Считать нулевой (недействительным) Регистрационное удостоверение на право владения частной собственностью N 370-2 от 20.11.1998 года выданного официально Бюро технической инвентаризации владельцу Детскому фонду защиты детей-инвалидов и сирот (литер А и литер В) по ул.Колумна 76 общей площадью 595 кв.м.
   п.2. Обязать Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот Молдовы передать на баланс Мэрии города Кишинева здание по улице Колумна 76, (литер А и литер В), общей площадью 595 кв.м.
   Подлинник Решения Экономического суда города Кишинева по делу номер 9-3 8Кр.01 от 15.10.2001 года прилагается.
   РЕШЕНИЕ
   именем Закона
   Город Кишинев
   Дело N 9-3 8Кр/01
   Экономический суд Кишиневского округа в составе председателя судебного заседания Г. Мунтяна, при секретаре К. Мутой, с участием представителей истца и третьего лица, рассмотрел на открытом/закрытом судебном заседании гражданское дело по иску Жилищного управления Примэрии мун. Кишинева об аннулировании регистрационного свидетельства о праве собственности, выданного Фонду по защите детей-инвалидов и сирот г. Кишинева, на недвижимое имущество N 76 (лит. А и В) по ул. Колумна мун. Кишинева и наложении на ответчика обязательства по передаче на баланс истца недвижимого имущества N 76 (лит. А и В) по ул. Колумна.
   Рассмотрев материалы дела, суд установил, что согласно распоряжению Правительства Республики Молдова N 127-й от 13.04.1995 Примэрия мун. Кишинева должны была безвозмездно передать ответчику недвижимое имущество N 76 (лит. А и В) по ул. Колумна мун. Кишинева общей площадью 585 кв. м.
   Решением N 13/16 от 23.05.1995 Примэрия безвозмездно передала на баланс ответчика недвижимость, указанную в заявлении.
   Решением Правительства Р. Молдова N 935 от 04.09.1998 Распоряжение Правительства Молдова N 127-й от 13.04.1995 г. было аннулировано.
   Решением Примэрии мун. Кишинева N 11/83 от 16.05.1998 во исполнение Решения Правительства Р. Молдова N 935 от 0409.1998 было решено передать недвижимое имущество по ул. Колумна, 76 на баланс Жилищного управления Примэрии мун. Кишинева, преемника Муниципального жилищного управления.
   Исходя из вышесказанного и учитывая, что решение Правительства Р. Молдова N 127-й от 13.04.1995 г. было аннулировано, требования истца должны быть удовлетворены.
   На основании ст. ст. 4, 6, 148, 191, 197 Гражданского кодекса Республики Молдова, ст. ст. 27, 158, 159, 190-196, 198, 27815, 27824, 27833 Гражданско-процессуального кодекса Р. Молдова,
   РЕШЕНО:
   1. Аннулировать регистрационное свидетельство о праве частной собственности N СЕ-370-2 от 20.11.1998, выданное Кишиневским Территориальным кадастровым агентством Фонду по защите детей-инвалидов и сирот Р. Молдова, на недвижимое имущество здание N 76 (лит. А и В) по ул. Колумна мун. Кишинева общей площадью 595 кв. м.
   2. Обязать Фонд по защите детей-инвалидов и сирот Республики Молдова передать на баланс жилищного управления Примэрии мун. Кишинева недвижимое имущество N 76 (лит. А и В) по ул. Колумна мун. Кишинева общей площадью 595 кв. м.
   Обязать Фонд по защите детей-инвалидов и сирот Республики Молдова выплатить в пользу Жилищного управления Примэрии мун. Кишинева 90 леев госпошлины.
   Решение может быть обжаловано в течение 15 дней с момента его вынесения.
   Судья Г.Мунтяну - Подпись
***
   В свою очередь, общественная организация "Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот Молдовы" апеллировала в вышестоящие национальные - судебные инстанции на незаконные действия Правительства Республики Молдова об аннулировании:
  -- Незаконного решения Правительства Молдовы (без вынесения обвинения) N 935 от 04.09.1998 года;
  -- Решения Мэрии N 11/83 от 16.05.1999 года (аннулирование удостоверения на право владения строением здания по ул.Колумна 76 г.Кишинева, принадлежащего на праве частной собственности Общественной организации Детский фонд защиты детей-инвалидов и сирот Молдовы")
  -- Решение Экономического суда г.Кишинева N9-38 NP/01 от 15.10.2001 года.
  
   13.12.2001 года Апелляционная Коллегия Экономического суда Молдовы своим решением по делу N20-66/2001 (9-38NP/2001) отказала в защите истцу Детскому Фонду, оставив в силе Решение Городского Экономического суда от 15.10.2001 года.
   17.04.2002 года Рекурсная Коллегия высшего Экономического суда своим решением по делу N 3r - 124/2002 отказала в защите истцу Детскому фонду оставив в силе Решение городского Экономического суда от 15.10.2001 года, а также решение Апелляционной Коллегии Экономического суда Молдовы от 13.12.2001 года дело N 20-66/2001 (9-38NP/2001).
   26.06.2002 года Верховный Суд Молдовы своим Решением N 2r/o-194/2000 отказал в защите истцу Детскому фонду, оставив в силе Решение Экономического суда от 15.10.2000 года, а также Решение Апелляционной коллегии Экономического суда Молдовы от 13.12.2000 года дело N20-66/2001 (9-38NP/2001) и Решение Рекурсной Коллегии высшего Экономического суда N2r-194/2002 года от 17.04.2002 года.
   ***
   У кого овце Маричике Ливицкой - просить защиты - у волков? Помогая и поддерживая людей, мама никогда не была лишь послушным звеном в бездушной цепи бюрократии, только и умеющим, что бездумно принимать приказы сверху. Она имела свои убеждения, свои мысли, свои мнения, свои взгляды. Но очень часто, мама многое принимала смиренно, и просто молчала, когда понимала, что не с кем разговаривать.
   Мама выслушивала людей много лет в Молдове и знает все, что они хотят: - люди хотят одного справедливости закона и правды! По мнению мамы: "любое беззаконие следует лишь тогда, когда нами правят нечестные люди, а сам народ не сплочен воедино для борьбы демократическими методами с реальной действительностью". Наверное, нет в мире силы, способной погасить горящую в нашей маме искру веры и духа. Не смотря на все препоны и препятствия, сколько хватает сил, она помогает детям-инвалидам, сиротам и слабым людям, - и если только она сама не отречется от этого призвания, ничто, никакие удары судьбы не в силах остановить ее.
   Ее, государственная, общественная, гуманитарная, благотворительная титаническая деятельность, через основанный, учрежденный ею частный Фонд защиты детей-инвалидов и сирот, стал для нее социальной политической ступенькой по которой она подымалась. Стал для нее, женщины, инвалида с детства, 49 лет на инвалидной коляске, той самой главной ниточкой, которая выводит ее к осознанию своей значимости, самоутверждения, что она может помочь другим детям-инвалидам, бесплатно получить лечение и, чтобы потом эти дети с внешне выраженными признаками инвалидности могли себя реализовать в жизни. Она страстно верила, что в каждом физическом инвалиде с развитыми умственными способностями есть огромный потенциал духовных и нераскрытых возможностей, которые можно и нужно использовать в жизни на благо общества, на благо других людей.
   Как юрист с юридической точки зрения я хочу сослаться на теорию государства и права Европейских стран, основанных на естественных законах, существующих всегда и одинаково обязательных, как для граждан и физических лиц, так и для - государственных чиновников. Прирожденные права человека во всем мире это - право на жизнь, свободу и владение частным имуществом. И в государстве Молдова народ поверил в демократию и доверил через свои голоса чиновникам - государственную власть, но отнюдь не господство произвола. Государственная власть не должна быть абсолютной. Никто, из государственных чиновников имея государственные полномочия, не имеет права из-за разногласий по политическим убеждениям, лишить беззаконно другого - частной собственности, нарушив власть законодательную. Главная цель государства, а в его лице правительства - обеспечение неприкосновенности собственности. И законодательная власть обязана обеспечить защищенность человека от произвола государства. Чего умышленно законная власть в отношении Маричики Ливицкой не сделала.
   Государственные чиновники проявляли открытую враждебность не просто к женщине - инвалиду , нет, они стремились уничтожить ее веру Бога в милость и милосердие в справедливость.
   Сегодня за Вами мой читатель, пристально следят глаза верующей православной женщины, которая прошла мученический путь работая для ближнего своего. И страдает мама и физически и духовно потому что, ее человеческое достоинство не признано и потому что к нему относятся с пренебрежением. В тоталитарном режиме мама сумела обойти государственно-бюрократические преграды и барьеры, сумела сделать себе честное имя и репутацию. Решимость, самопожертвование и иногда жертвенность моей мамы была тогда и остается по прежнему для многих людей символом православной веры в Иисуса. Будучи верующим человеком, мама не может уйти от политики, тогда когда в чисто политических событиях она видит угрозу правам личности, основе демократического строя, господству права и гражданскому обществу. Главная и единственная цель к которой сводятся все проверки со стороны государственных органов, лишить Маричику Ливицкую частной собственности - то есть здания по ул.Колумна 76.
   Я просыпаюсь каждым утром на рассвете с одной мыслью с которой засыпаю каждый вечер на протяжении долгих месяцев. Сколько будет продолжаться такой государственный произвол, такое беззаконие, беспредел, по отношению к моей маме, глубоко верующей православной женщине, матери, ученому, общественному и политическому деятелю? Посвятившей свою жизнь: свою работу, свою деятельность и карьеру, свою семью - воистину ближнему, - защите малообеспеченных слоев населения Молдовы, борьбе за права детей-инвалидов и детей сирот, заботе о бедных и нищих.
   В государстве Молдова народ доверил через свои голоса чиновникам - государственную власть, но отнюдь не господство произвола. Государственная власть не должна быть абсолютной. Никто, из государственных чиновников имея государственные полномочия, не имеет права из-за разногласий по политическим убеждениям, лишить беззаконно другого - частной собственности, нарушив власть законодательную. Главная цель государства, а в его лице правительства - обеспечение неприкосновенности собственности. И законодательная власть обязана обеспечить защищенность человека от произвола государства. Чего умышленно законная власть в отношении М.Л. не сделала. Загнанная, ... жалели ее люди. Она излучает тепло.
   В Страсбургском суде по правам человека в настоящее время официально рассматривается жалоба против государства Молдовы моей мамы Ливицкой Марины под номером ECHR- LRus01J/м N 34312/02.
   Дело об экспроприации Частной собственности Здания Детского фонда защиты детей инвалидов и сирот находится до настоящего времени на рассмотрении, ... в связи с отсутствием у мамы, как основного заявителя финансовых средств на оплату европейского адвоката Господи! обращаюсь, к верующим людям доброй Воли всей земли. Прошу за свою любимую маму, прошу Вас, услышьте крик ее человеческого страдания.
   Помогите ей. Верните ей веру в справедливость.
   Конечно, всего, что было отнято, не вернешь. В первую очередь, не вернешь ее молодости, ее сил, ее нервов. Не вернешь ее бессонных ночей и выплаканных за эти годы слез. Во имя детей, во имя справедливости и веры во все самое лучшее в человеке - помогите найти ей адвоката, который сможет помочь Детскому Фонду защиты детей инвалидов Молдовы вернуть ей здание Детского фонда защиты детей инвалидов и сирот, при котором до сих пор, Слава Богу работает построенная на мамины средства православная церковь "Святой Преподобной Прасковьи", которая нуждается в финансовой поддержке.!
   И тогда эти прихожане: дети и их отчаявшиеся родители скажут Вам БОЛЬШОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СПАСИБО.
   А моя православная мама, инвалид Марина Ливицкая, снова опровергнет вынесенный ей когда-то роковой, страшный вердикт:
   Инвалид. Нетрудоспособна...
   Боже прости их, ибо они не ведают что творят...
   Мама их простила. ...
   ***
   20 век
   1996 год 
  
   И сегодня, в свои 49 лет, у мамы, доказавшей любовь к ближнему, своими делами, своими моральными принципами по защите прав человека, целеустремленной борьбой в поднятии социального статуса и защиту слабых и униженных появилось бесчисленное множество друзей, почитающие в Маричике Ливицкой, человека который с мужеством, усердием и настойчивостью отдавала и отдает все свои силы тому, чтобы справедливость, мир и гуманизм стали определяющими во взаимоотношениях между людьми и народами. Как верующий православный человек, она следует библии, которая призывает помогать ближнему, она уже в детстве и юности познала, что коммунистическое общество раздирают неразрушимые противоречия.
   Право человека с одной стороны и действительность будней с волчьими коммунистическими законами - с другой, подавляли ее, искавшей согласованности между гуманной мыслью и действиями.
   Работа на политическом поприще в Молдове которой политик Маричика Ливицкая целиком отдавала себя и ради, которой многим пожертвовала, взбудоражила политическую элиту Молдовы. Нашлось немало новоиспеченных демократических политиков, которые только поменяли лицо коммуниста на демократа, вершившие коррумпированные ужасные дела и в том и в этом режиме, показавшие свою неспособность вести граждан Молдовы по пути Демократических преобразований.
   Они, властьпридержащие - вдруг пришли к пониманию, что в Молдове зажглась яркая личность женщины православный Веры - Марины Ливицкой (в народе ее все знают под именем Маричика). Для православной женщины, под народным именем Маричика, работа во имя бедных и слабых людей, во имя спасения их страданий, во имя защиты прав человека, собственно и является той самой главной ниточкой, которая выводит ее физически больного человека к осознанию своей значимости на земле.
   Как я писала раньше, видя столько беззаконных проверок, по отношению к возглавляемому ею Детскому фонду, по отношению к детям инвалидам, и в частности, как депутат, видя тот беспредел, и коррупцию, творящиеся в стране, начало которой зарождалось в законодательном органе страны, мама решила баллотироваться на пост Президента Молдовы.
   26 мая 1996 года депутат Парламента Марина Ливицкая официально выдвигает свою кандидатуру на пост Президента Молдовы. Она стала первой женщиной в Молдове, выдвинувшей свою кандидатуру на пост Президента страны. Позже вы увидите, что из этого вышло, но главное - что у нее была вера в Бога, и ей хватило веры в себя. Она решает защитить свою честь и достоинство. Вот цитата из ее официального заявления опубликованное в средствах массовой информации:
   Республиканская правительственная газета "Независимая Молдова", 27 мая 1996 год:
   - В связи с участившимися случаями постоянного нарушения прав человека со стороны государственных властей Молдовы, и руководствуясь законом "О выборах Президента Республики Молдова," я, православная женщина, Ливицкая Ма­ричика Петровна, перед Богом и своим народом официально заявляю, что буду, баллотироваться как независимый кандидат в Президенты Республики Молдова.
   Мне 40 лет. Я инвалид после перенесенного в дет­стве полиомиелита. По образованию - юрист. Кандидат социологических наук. Доктор юридических наук. Замужем. Муж по национальности русский. Воспитываем 2-х дочерей.
   Я смиренно прошу свой народ, людей всех национальностей, прошу бедных и богатых, прошу счастливых и несча­стных, прошу здоровых и больных простить меня за смелость, за желание всю свою оставшуюся жизнь посвятить Богу, ... работе во имя спасения человеческих страданий на земле. По­верьте в меня, и помогите себе, своей семье, своим детям, нашему народу и всей республике.
   ***
   19 августа 1996 года в восемь часов утра мама представила в Центральную избирательную комиссию (ЦИК), лично председателю господину Райляну, заявление о выдвижении своей кандидатуры на пост Президента страны, а также список инициативной группы в составе 2704 человека, согласно табелю-анкете, утвержденной в ЦИК.
   В соответствии с требованием пункта 3 статьи 20 Закона "О выборах Президента в Молдове", ЦИК зарегистрировал заявление нашей мамы и состав инициативной группы под номером 1 (один), и выдал официальные бланки для сбора 20 тысячи подписей, которые необходимы согласно вышеназванному закону. Инициативная группа ее сподвижников собрала больше всего подписей для регистрации - 48 тысяч. Из них 19 тысяч без каких-либо оснований было признано недействительными. А ее кандидатура была рассмотрена ЦИК - последней.
   Ей, только ей, единственной не дали даже зарегистрироваться!
   Из девяти кандидатов, выдвинувшихся на этот пост, Центральная регистрационная комиссия отказала только ей - по причине ее инвалидности. Мотивация состояла из двух пунктов:
      -- Инвалид. Нетрудоспособна.
      -- Признать 18 008 тысяч подписей недействительными.
   Действия, произведенные Центральной избирательной комиссией Молдовы, явно по отношению к маме, носили дискриминационный характер.
   Как трудно найти на земле правду и установить истину.
   Инициативная группа ее сподвижников собрала больше всего подписей для регистрации - 48 тысяч. Из них 18 008 тысяч подписей подписей без каких-либо оснований было признано недействительными. А ее кандидатура была рассмотрена ЦИК - последней. ЦИК своим решением отказывает ей в регистрации. Государственная Центральная избирательная комиссия отказала в Регистрации из 9 кандидатов только моей маме.
   Отказ был сделан по следующему основанию (3 абзац решения центральной избирательной комиссии):
   "...установлено, что в соответствии с медицинским сертификатом от 11 сентября 1996 года Марина Ливицкая инвалид 1ой группы и с 1975 года пожизненно нетрудоспособна".
   Об этом сообщили все оппозиционные средства массовой информации.
   Однако от начала и до конца это не соответствует правде. Страшно то, что ЦИК намерено допустил ошибку в цифрах, объявив, что мама инвалид с 1975, а не с 1957 года, то есть что она инвалидность имеет еще с детства, как это и было на самом деле В Сертификате врачебно-трудовой экспертной медицинской комиссии о состоянии здоровья моей мамы не было вообще слова "нетрудоспособна". Там языком пера было сказано только, что мама "...инвалид первой группы с 1957 года". Можно содрогнуться от такой несправедливости! Даже невооруженным глазом виден смысл оскорбления человеческого достоинства инвалида Марины Ливицкой. И в него очень легко, более чем легко все поверили.
   Можно не соглашаться с мамиными убеждениями, можно бороться с ней, но, ... зачем же так мучительно травить ее, растаптывать ее человеческое достоинство? Что испытывала мама после такого решения! Какое душевное мучение... усугубленное судом, где всего за три дня нужно было доказать, что 18 008 подписей, поставленных гражданами в пользу моей мамы, не подделаны (ведь ЦИК умышленно признал их недействительными)... Председатель ЦИК-а г-н Райляну явно превысил свои должностные полномочия, лоббируя интересы высокопоставленных государственных лиц. Коррупция - визитная карточка Молдовы. Поэтому с учетом прошлой политической активности касаясь конкретной политической деятельности мамы она, каждый раз становится жертвой преследования и ей приходится преодолевать натиски мероприятий со стороны государственных структур, носящих дискриминационный, оскорбительный унижающий характер, вызывающий невыносимые мученические, ... психологические стрессы. Будучи верующим человеком, мама не могла уйти из политики, тогда когда в чисто политических событиях она видит угрозу правам личности, основе демократического строя, господству права и гражданскому обществу. Правозащитника, православная женщина Маричика Ливицкая всегда была в противодействии авторитарным тенденциям власти. Государственные власти Молдовы борются с мамой, потому что она не лишена самостоятельной политической позиции. Конечно многие там на верху власти не понимают что низы общества, или подлинный народ, если он и бесправен, но он не безгласен. Политика и мораль живут на разных этажах человеческого сознания. Что дозволенно на одном этаже, не дозволенно на другом. Писала мама в своей книге "Трава сквозь асфальт". " ... В политике нет морали, а есть сила и власть. "Ты повержен, стало быть, ты виноват". Господи Иисусе! Только люди способны на такую зависть, злобу и глупость. Прости их Боже."
   Совершенно не обязательно находиться внутри этой ситуации, чтобы понять, что действия со стороны государства и Центральной избирательной комиссии носят дискриминационный, унизительный характер, направленный на нивелирование человеческого достоинства. Почему заявление моей мамы о желании баллотироваться на пост президента было зарегистрировано под номером 1, а когда были предоставлены подписи избирателей, ее кандидатура была рассмотрена самой последней из 9 кандидатов?
   И тогда моя мама обратилась в Верховный Суд. Она потребовала, чтобы решение об отказе в регистрации ее кандидатуры на пост президента было пересмотрено.
   При регистрации мама узнала, что не может быть кандидатом в президенты своей страны. Не по­тому, что избиратели отказывают ей в дове­рии, нет! потому, что она инвалид, потому что наша мама передвигается на костылях, потому что у нее парализованы ноги. Конечно, и здесь власти не обошлись без давления! У мамы забрали служебный транспорт. На это мама не могла молчать.
   В статье "Наказание за инакомыслие", опубликованной в газете "Коммерсант Молдовы" журналист Илья Марьяш писал о том, что у кандидата Марины Ливицкой, инвалида с тяжелыми формами физического заболевания, заместитель председателя парламента г-н Моцпан официально забрал служебный транспорт.
   О смысле этого омерзительного поступка, когда счет идет уже на такие мелочи, даже не хочется повторять.
   Папа рассказывал друзьям журналистам из России:
   - В связи с тем что моя жена Марина Ливицки, выдвинула свою кандидатуру на пост Президента страны, председатель Аграрно-демократической партии Молдовы, вице -председатель Парла­мента Думитру Моцпан публично заявил, что лишает ее, депутата-инвалида, парламентского транспорта. Каких-либо дополнительных комментариев со стороны партийного лидера не последовало. В свое время, перед парламентскими выборами 1994 года, моя жена нужна была господину Моц­пану. Неслучайно ее включили в первую десятку партийного списка. Видимо, в ту пору господин Моцпан не предполагал, что у моей жены может оказаться собственный взгляд на проблемы молдавского общества, что она острей видит и чувствует его боль. Больше­вистский стиль работы Председателя АДПМ хорошо известен как его сторонникам, так и его оппонентам. Председатель АДПМ ли­шил ее, инвалида I-ой группы, служебной машины. Думитру Моцпан забрал машину только за некоторые критические замечания, прозвучавшие с ее стороны в его адрес на пресс-кон­ференции. Я сказал ей, чтоб она не боялась и официально обратилась к Председателю Парламента, с просьбой вернуть ей служебный транспорт. (Достойнее было бы, если бы ее поли­тические оппоненты - в основном это мужчины, боролись с моей женой на уровне ее идей). Машина для нее не роскошь, а средство передвижения. Когда она получила мандат депутата на заседании Парламента, депутаты проголосовали за то, чтобы за ней постоянно был сохранен транспорт, в связи с тем, что она физический инвалид, а господин зам. председателя лишает ее транспорта. Сам же он разъезжает на служебном транспорте. Мне очень жаль, что в Молдавской аграрной стране аграрная партия разваливается прямо на глазах у людей. Моя жена уходит из АДПМ, и вместе с ней уйдут и ее избиратели. Я уверен, ... сбудется ее предсказание, ...и на следующих выборах, ... не пройдут аграрники в парламент.
   - Люди! Разве моя жена не такая как все? И почему ей отказано в правах, которые есть у всех?!
   Центральная избиратель­ная комиссия, которая должна была решить воп­рос о внесении кандидатуры Марины Ливицкой в списки кандидатов на участие в президентских выборах, выделила, только всего одного человека - инвалида, коим оказалась моя жена, из всех претендентов, поставив перед ней дополнительный барьер. На засе­дание пригласили специальную медицинскую комиссию, которая должна была решить: мо­жет ли человек, у которого нарушены функции опорно-двигательной системы, быть личностью, наделенной конституционными правами?
   Представьте себе это заседание. Я ее муж, ...абсолютно все открыто снимал лично на видеокамеру прямо при всех членах ЦИК.
   В зале - люди, занимающие высокие государственные посты, люди, называющие себя и христиана­ми, европейцами.
   Говорит председатель ме­дицинской комиссии, заместитель министра здравоохранения г-н Николай Долгий:
   - Я вам должен ска­зать сегодня правду: в Молдове в Президентуре, в Парла­менте, Правительстве не должно быть инвали­дов первой группы, с парализованными ногами, которые согласно медицинскому заключению "нуждаются в постоянном постороннем уходе". Мы будем настаивать на принятии такого зако­на.
   - Г-жа Ливицкая, не глупее всех членов из­бирательной комиссии, голова у нее есть,
   всту­пает в дискуссию работник Генеральной прокуратуры г-н Кириленко, член Центральной избирательной комиссии,
   - но она физически больной человек. Как она будет передвигаться?.. Нет, я буду голосовать против ее регистрации, и призываю против... всех голосовать.
   - Мы спра­шивали ее об этом,
   - подает ироническую реп­лику г-н Долгий.
   - и знаете что, она ответила:
   -А как передви­гался Американский Президент Рузвельт?'
   - Тут вам не Америка, госпо­жа Ливицкая, и Вы не американка!
   Моей жене не давали возможности говорить, постоянно прерывая. Все было за­ранее предрешено.Три дня и три ночи она боролась за свое право быть человеком, гражданином, личностью. Она не возмущалась, не выступала по радио, по телевидению. За нее это делали другие. И какие только строчки не выходили из под пера, молдавских журналистов. Она терпела. Смиренно и много молилась. Ни днем, ни вечером в нашей квартире не замолкал телефон. Очень много людей звонило и спрашивало, - Почему Ваша жена Маричика Ливицкая в суд не подает на журналистов? И я не знаю, что ответить людям, разве могу ... я объяснить, что она все отдала в руки Бога.
   - Бог им судья!
  
   ***
   Из маминых дневников.
   " С Иисусом на ...Ты ".
   Личные письма из Швейцарии:
   ***
   - Господи! Я стараюсь все стерпеть... все выдержать, ... но, прости меня Боже, моя нервная система более не выдерживает этих эмоциональных потрясений. Я уже психологически просто не могу перенести все эти целенаправленные меры со стороны этих государственных "блюстителей законности", - против одного человека.
   Некоторые государственные чиновники, наделенные государственной властью, пытаются заменить государство и власть - своей волей.
   - Становлюсь в присутствии Тебя Боже, с молитвой прославления и просьбой о помощи. Прославляю Тебя, мой Боже, со смирением, которое ощущаю пред Твоим Величием. Верую в Тебя, ибо Ты Истина. Уповаю на Тебя, ибо Ты безгранично благ. Люблю Тебя всем сердцем, ибо Ты более всех достоин любви и из любви к Тебе я люблю своего ближнего, как самого себя. Как благодарить Тебя, Боже, за доброту, которую мне являешь? Извечно Ты думал обо мне и создал меня из ничего. Чтобы искупить меня, Ты отдал Свою жизнь и каждый день даруешь мне Свои благодати. Как мне отблагодарить Тебя за Твою доброту? Боже мой, искренне раскаиваюсь во всех грехах, которыми я оскорбила Твоё достойное прославления величие. Отбрасываю их с отвращением, ибо Ты безгранично благ и достоин любви превыше всего, а грех Тебе противен. Смиренно прошу Тебя: умилостивись, прости меня, что решилась я на такой безумный поступок, ... выдвигать свою кандидатуру на пост Президента страны. Решаю, с помощью Твоей святой благодати впредь не обижать Тебя и удовлетворять Твою справедливость.
   - Господи! я поняла, ... на своем живом примере,... на конкретных фактах, - гарантированное, достойное претворение в жизнь поставленной мной цели, во благо социально ущемленных, которая для меня является жизненно важной задачей - всегда будут со стороны государственных властей Молдовы, делаться невозможными и всегда будут невообразимо усложняться. Господи Боже, прошу Тебя через заступничество Пресвятой Богородицы Девы Марии, храни меня. Оберегай меня от всякого несчастья, а поскольку принадлежу я Тебе всем сердцем, береги меня от вражеских нападок. Боже, в Своём Божественном Промысле сподобь меня, прошу Тебя, удостоить Твоим заступничеством на небесах. Господи, смиренно прошу Тебя, ниспошли Своё благословение на меня. На детей - дочерей Ирину и Марину и мужа моего Эдуарда, родителей, родственников, друзей и благодетелей, а также - на всех моих врагов. Окружи заботой всех тех, кого Ты как пастырей, дал мне по жизни моих учителей и наставников в делах моих как земных, так и духовных. Утешь и помоги Господи! родителям, на руках которых воспитываются дети-инвалиды, ...они так нуждаются в Твоей любви и заботе, ... в терпении, помоги Господи, заключённым, угнетённым, странствующим, больным и умирающим. Дай верующим людям на земле благодать единства, а тем, кто не знает Бога - свет веры. Всем, о Господи, кто ради Твоего Имени творит на земле добро, воздай жизнью вечной. Призываю, Господи! блаженные души моей семьи вместе со мной прославлять Божественное Твое милосердие, спасибо тебе Иисус зато, что, несмотря на то, что я недостойна, не перестаешь Ты, Господи! творить для меня добро.
   - Господи! ... сердцем чувствую, ... что лично у меня, Марины Ливицкой, здесь, в Молдавском государстве, - нет будущего.
   - Не потому, что я женщина, к тому же физически больной человек. В Молдове очень много женщин и инвалиды тоже есть.
   - Нет! ... Не потому!
   А потому, .... Что слышу я другую музыку, ... Твою, Господи! ... Небесную!
   - Вы, наверное, знаете, ...помните,
   обратилась мама ко всем присутствующим,
   - ... Иногда человек шагает не в ногу, ... потому что ему другая музыка слышна.
   - и пока сил хватит, буду идти вперед... пусть даже не в ногу! Буду жить даже тогда, когда невыносимо трудно жить! - Знаете, как для меня сейчас важно, чтоб Вы, мои единомышленники - были рядом, чтоб я могла быть уверенной в себе. Мы делали все слишком открыто, правильно и весьма правдоподобно. Делали все старательно,... и на основании закона.
   - Мне бы только сил хватило. - Я поняла, что на земле есть два разных мира... их лучше не смешивать. Только вот я не знаю, отчего надо отказаться и к чему прийти, для того, чтобы быть довольной своей судьбой. Последнее время я перестала мечтать. Это страшно, когда желание мечтать исчезает.
   ***
   Днем наша мама работала с документами в Верховном суде, а бессонными ночами пребывала в разду­мье. За время, когда ее судьба решалась в Высшей Судебной Палате, мама абсолютно посе­дела. Свою официальную регистрацию мама встретила с полностью посеребренной головой. А еще к тому же на руках и на всем теле изо дня в день стали появляться множество каких-то белых пятен, которые с каждым днем увеличивались, и распространялась по всему телу. Врачи констатировали - болезнь "ветелиго". Все это истощило резервы ее человеческой психики. Она не могла уже сама справиться. Над ней нависала угроза жизни. Угроза и без того слабого ее здоровья.
   Мы спали с бабушкой в одной комнате и слышали, как в другой, мама тихо молится и тихо всхлипывает. А рядом прячет, бабушка, свои слезы. Но мы замечаем их.
   Это была бессонная ночь перед заседанием Верховного суда в ответ на мамину жа­лобу, касающуюся перед президентскими выборами ее участия в президентской кампании. Ду­мая о предстоящем выступлении, мама вдруг тихо­нечко завыла, застонала.
   Скрипнула дверь, и держа нас за руки по обе стороны бабушка с нами вошла к маме. Она не спала... Для нее это была на нер­вах бессонная ночь. Папа отворил окно и тихо встал у окна.
   Подойдя к маме, встали перед ней втроем на ко­лени, обняли ее. И запричитала тихо бабушка, прижав ладони к лицу:
   - Все то, что с тобой происходит, просто разбивает мне сердце. Мама не думала, Маричика, что ты займешься этой политикой,...ты не сможешь помочь людям, и не потому, что они тебя никогда доченька не выберут. Ты умная девочка, помни, на твоей стороне Бог, а где он этот закон, только Бог и знает. Так все на свете переплетено, что не нам распутывать. Господня Воля мне конечно не известна, но думается мне, что завтра тебя зарегистрируют. Нет на тебе греха перед людьми.
   Пытаясь устранить нарушение ее гражданских и человеческих прав, ее друзья дошли до Высшей государственной судебной инстанции, которой было подсудно данное дело - и мама победила. Независимая комиссия в составе прокуроров, судей, членов Центральной избирательной комиссии и членов инициативной группы, осуществлявшая проверку подписей граждан, подписавшихся в пользу кандидатуры нашей мамы, на пост кандидата в Президенты страны, подтвердила их лигитивность, законность. Сняв тем самым второй незаконной аргумент ЦИК об отказе в регистрации.
   О первом аргументе на заседании Верховного суда даже не говорили.
   Много друзей приехало маму поддержать.
   Приехавший из Германии из города Штудгарт, господин Феликс Линтхольц, старый профессор, хирург с большим стажем и опытом практической работы, присутствующий на этом заседании тогда сказал:
   - Я с ней много ездил по селам и городам Молдовы. Я видел, как она титанически работает, как полностью себя отдает делу. Как ее ждут и принимают люди. Разве можно и в мыслях себе представить, чтоб обсуждать трудоспособность этой женщины, человека с более 20 летним стажем работы, доктора юридических наук.
   Ливицкая Марина, была официально зарегистрирована. Четверо кандидатов были выдвинуты партиями, а пятеро кандидатов были независимыми. Политика нашей мамы, была политикой всепрощения ,... политикой, надежд и возможностей.
   Прошу читателя, ознакомиться со статьей "Точнее подбирайте слова, Господа!", опубликованной папой, в газете "Коммерсант Молдовы" от 2 ноября 1996 года.
   "В газете "КП" в Молдове (N42) появилось сообщение о том, что моя супруга Марина Ливицкая официально за­регистрирована как незави­симый кандидат по реше­нию Верховного суда. Все бы ничего, да заголовок: "Утрите слезы, вы зарегистрированы" вы­дает не только весьма спор­ное остроумие автора, но и его недостаточную воспи­танность. Ясно и другое: журналист, видимо, совсем ее не знает. Она не плакса, а человек достаточно силь­ный, волевой, привыкший сражаться с судьбой и по­беждать ее. Женские слезы это не всегда женская слабость. По мне, журналист, который языком пера дает волю своим хамским эмоциям, ... это слабый человек, ... неожидан­ное, хамское по форме и совершенно несправедли­вое по содержанию оскор­бление, которому моя жена подвер­глась в Центризбиркоме, действительно способно ранить до слез. Я очень не хочу, чтобы моя жена тратила свою жизнь для того, чтобы отбиваться от обвинений.
   Не желая нарываться на неприятности, адвокаты благоразумно отказались от ее защиты - она была вынуждена защищать себя сама. Я не знаю, откуда у нее хватило столько сил внутренних. Понял я только одно, что как только человек начинает думать о других, ему тут же приходится приносить себя и своих близких в жертву. К счастью, и право­судие оказалось на высоте - иначе ей трудно было бы потом смотреть в глаза ты­сячам людей, отдавшим ей свои подписи, которые чиновники в Кишиневе пы­тались объявить "недей­ствительными". К сведе­нию автора "КП" в Молдо­ве": не все женщины в по­добных случаях плачут, не­которые дают сдачу. Моя любовь, - из их числа.
   Отвечая на вопросы кор­респондента "Кишиневс­ких новостей" (26 октября), председатель Центризбир­кома г-н Райлян соблаго­волил весьма своеобразно, прокомментировать конф­ликт с моей женой. Если не хва­тает пороху извиниться, то уж изложил бы суть дела. А она очень проста. Тща­тельная проверка, прове­денная несколькими бри­гадами, не обнаружила тех нарушений и "фальсифи­каций", которые были вы­думаны в Центризбиркоме. Поэтому его решение и от­менено. Но г-н Райлян за­хотел сохранить хорошую мину при плохой игре. Из его ответа можно сделать вывод: мы обнаружили много нарушений, но по­жалели женщину. Свежо предание...
   В информационном бюл­летене БАСА-пресс, все тот же неугомонный председатель Центрсберкома господин Петру Райляну продолжает сочинять "дело Ливицки". Те­перь ему уже не угодил русский муж Маричики Ливицкой, который, видите ли, не имел законного права помогать жене, не явля­ясь гражданином Молдовы. Но где написано, что чело­век, живущий здесь на вполне законных основани­ях: имеет семью, состоит в официально зарегистрированном браке, венчан в молдавской православной церкви, имеет прописку, вид на жительство и разрешение на работу? Да, господин Райляну, я русский ... и я не понимаю, почему русский гражданин не имеет права соби­рать подписи граждан Мол­довы в поддержку даже еще не кандидата, а соис­кателя в кандидаты? В ру­ководящую голову предиз­биркома как-то не уклады­вается тот факт, что отцу двух юных гражданок Мол­довы и мужу гражданки Молдовы, тоже не безразлично, кто будет руководить стра­ной. Если г-н Райлян наде­ется, что я поблагодарю его за политическую рекламу, то он зря на это надеется - мою жену и так народ знает, шумиха заче­м-то нужна ему самому. А если он хочет встретиться со мной в суде, то это удо­вольствие я ему обещаю".
   Будьте точнее и вежли­вее, господа!
   Едуард Хололенко
   ***
   Среди всех независимых кандидатов она, наша мама, вышла на первое место. Спустя время - Председатель Конституционного суда Молдовы, который тогда работал Председателем Верховного Суда, господин, Виктор Пушкаш, говорил многим первым лицам страны следующее:
   - Вы знаете, что лично, в моем кабинете, мне, задолго до голосования сказала, Маричика Ливицкая. Поражаюсь, скромности и силе Воли этой женщины. Ее слова были следующие:
   - Господин Пушкаш, для меня очень важно иметь сегодня с Вами очень уважительный диалог, о моих откровениях, я ни кому не рассказала до сих пор. Вы первый. Вы мне кажетесь, совестливым, мудрым, сдержанным и спокойным человеком. Мне ведома истина. Небеса мне открыли, кто станет следующим Президентом в нашей стране. Мне хочется так думать, что это по Воле Небес. Господин Пушкаш я прошу Вас, не считайте меня ясновидещей или какой-то там предсказательницей. Я также не верю ни в какие гороскопы. Единственно, ...я могу разпознавать свои сны. Это у меня с детства. И в этих некоторых случаях я что-то предсказываю. Или даю объяснение этому сну. Это одно и тоже, ... считайте, как хотите. ...И еще я могу что-то сказать про того или иного человека вслух, ... просто посмотреть и сказать, или могу сказать, когда мне вдруг голос слышится внутри меня. Этому нет объяснения. Если это не от Бога, то на мне большой грех и Бог меня накажет за это.
   Но, ... мне было видение через сон. Пожалуйста, не считайте меня сумасшедшей. Вы еще услышите, я об этом скажу всем прелюдно, за несколько дней до выборов. Вы обязательно услышите мое предсказание. А Вам, я могу сказать уже сейчас, что Снегур Мирча Иванович не станет президентом, им станет Лучинский Петр Кириллович. Я знаю, что Вы будете с ним разговаривать, и Вы можете ему передать. Я убеждена в правоте сказанных мной слов. Поверти мне, я совершенно не претендую на его место, да и вообще на место президента страны. Я знаю, что Ьогу угодно, чтоб я покинула это страну. И когда-нибудь я напишу обо всем. Я ни с кем об этом не разговаривала досих пор. Я чувствую, что так хочет Бог. Полагаю, господин Пушкаш, Вы верите мне? И не думаете о завышенной самооценке моего предвидения? Я просто хочу, чтоб мне верили!
   - И, думаю, что Вам, наверное, странно, почему же я тогда прохожу такой тяжелый путь?
   - Знаете, всю жизнь мне твердили, если я буду хорошо учиться, хорошо трудиться, то я стану счастливой. Но только когда я прозрела, ... когда мне открылись ясновидения, я поняла, что все имеет свою первопричину. Я поняла, что случайностей не бывает. Все, что с нами происходит - заранее предопределено. Например, то, что со мной случилось, или, например наш разговор сейчас вдвоем в Вашем кабинете в этот поздний час. Здесь приложена рука судьбы, рука Всевышнего. Я всего лишь слуга Господа, как и Вы, господин Пушкаш. Да, как и все люди на земле. Все мы должны служить только Богу, исполнять Его - Божьи заповеди, жить по Его - Божьему закону. Просто одним такая сила дана это понять, принять и исполнять, ... другим нет. И тот кто наделен этой Божьей благодатью, ... должен взращивать эти зерна в ближнем своем. Все мы должны стараться вернуться на небо просветленными.
   - Почему я приняла решение баллотироваться?
   - Я хотела дать импульс, стимул к победе, инвалидам, в особенности родителям на руках которых, воспитываются физически больные дети инвалиды, создать прецедент. Чтобы мать каждого ребенка инвалида не только у нас в стране, но и на всей земле, поняла и осознала, что ее больной ребенок, когда вырастет, может и должен быть также счастливым. Он может и должен иметь равные со здоровыми людьми социальные права и возможности. Влияние на их моральный дух - это было моей единственной мыслью.
   - Господин Виктор Пушкаш, главное не победа, главное участие, а участие требует воли к жизни. Я сама себе заказала это событие - быть кандидатом на должность президента страны. Природа дает с одного дерева много - много орехов. Но вот стать деревьями орехами, не все становятся. Только одно или два. Чтобы прорасти нужно большое усилие. У каждого человека, настает пора посмотреть на свое место в этом мире. Долгие годы храню я в памяти мысли, высказанные языком пера, очень мудрым человеком:
   - Мы все в конце пути. И когда каждый человек найдет в себе смелость, идти собственным путем, лишь тогда может быть, на земле настанет просветление.
   - Но, поверти мне, найти в себе смелость, идти собственным путем и пройти этот путь - не одно и тоже.
   - Спасибо Иисус за страдание. Через страдание - Ты мой путь на земле указал мне, Иисус, - шептала мама.
   ***
   Как бы то ни было, но судебный процесс, который закончился в 23.47, мама выиграла. Ее кандидатуру зарегистрировали. Но у нее осталась психологическая, моральная, человеческая боль.
   Права человека тесно связаны с тем, как к ним относится государство в лице наделенных государственными полномочиями людей. Иными словами, говоря о Молдове - как государство Молдова управляет своим народом? Можно ли говорить о демократии тогда, когда происходит дискриминация личности? Личности, которую поддерживает народ?
   Выборы президента в Молдове должны были состояться 17 ноября 1996 года. Все оставшееся перед выборами время маму подвергали издевательствам. Угрозы, письма, телефонные звонки с оскорблениями. На встречах с избирателями выкрикивали ее имя и бранные выражения в ее адрес. Папа два раза менял обивку двери нашей квартиры на улице Болгарской 35, кв.3, так как кто-то постоянно улаживал в почтовый ящик, и наносил краской на наши двери, оскорбительные слова и выражения: Вот только некоторые. От которых, Боже! ...даже волосы дыбом встают...
   - "Как смела ты позорить своим выдвижением наше государство, инвалидка, вон из страны !",
   - "Здесь живет калека-президент ха-ха", ...
   - "Современная святая - и хромая - и граждан голосов - воровка", ... "Здесь тебе не Америка", "Преступница, которая подделывает наши подписи",
   - "Где православная, твой Бог - где уродина горбатая?"...
   А однажды полицейский из охранного ведомства, который стоит у входа у дверей, передал лично в руки маме, когда она выходила из столовой после обеда, письмо без конверта, написанное рукой. Там черным по белому были страшные слова в ее адрес написаны, ... ужасные ... каждая строчка сопровождалась словами,
   - "Как тебе не стыдно заявлять, что хочешь быть президентом. Сука совсем голову потеряла, да? ... Ты позоришь страну и тебя легче убить. ... ты ползучий червяк. ...убирайся лучше из страны... подальше от Молдавии. ... Что ты все время лезешь со своей православной верой ко всем в душу. Какое ты право имеешь говорить о Боге, ... ты то хоть видела его калека? И сначала попроси твоего бога о тебе несчастная позаботиться, а потом думай о нас. Жили мы всю жизнь без твоего бога и дальше проживем ... и т.д".
   На следующий день мама пошла вместе с папой в церковь Святого Николая, которая находится на улице Штефана Чел маре. В церкви они исповедовались обо всем старому священнику, и это письмо отдали батюшке в руки. Мама сказала:
   - Простите, Батюшка, но, мне даже в руках страшно его держать. Оно как огонь жжет.
   Священник взял письмо. Папа, сделав пожертвование для церкви, ... попросил помолиться за маму.
   А мама вдруг тихо добавила.
   ... и за людей, ... пожалуйста.
   Мы были в церкви вместе с родителями. ... В парламенте, мама спросила у полицейского,
   - кто передал это письмо?
   Полицейский ответил, что передала его одна женщина. Папа спросил его:
   - Вы что почтальон, ... Вы какому праву его взяли, и зачем? ... Ведь оно даже без конверта. ...
   Полицейский пожал плечами и ответил, что уж очень эта женщина просила, ... сказала, что по почте будет долго идти. С ней еще были две женщины. А я знаю, что всем Маричика Петровна помогает. Вот я и согласился передать лично. ...
   Все это было, ... уж очень тяжело и грустно.
   Во, истину, нет пророков в своем отечестве. На лицо была поставлена четко задача, - дискредитации Марины Ливицкой. Нужно было устрашить ее, - загнать, .... затравить, выбить их сил, ... довести до полного изнеможения, ... изнутри уничтожить, изнутри убить, ... изнутри.
   Хотя, ... беда то была с мамой, ... а мы думали, что у нас. Вся семья очень тяжело переносила, ...все то что, ... творилось вокруг мамы.
   Безобразен сам факт, что ЦИК умышленно сфабриковал доказательства поддельности более 18 тыс. подписей, выставив заявительницу "преступницей" перед избирателями и тем самым вынеся ей приговор. "Разве заслуживает такой кандидат уважения?.." И люди, специально или нет, не видят другой стороны этой акции, а именно - ущемления достоинства, психологического подавления, нечестной игры властей.
   ***
   Три дня и три ночи мама боролась за свое право быть человеком, гражданином, личностью. Она не возмущалась, не выступала по радио, по телевидению. За нее это делали другие. И какие только строчки не выходили из под пера, молдавских журналистов. Она терпела. Смиренно и много молилась.
   - Молчание, ... может и неправильно сейчас с моей стороны, ... но, - "Предай Господу дела твои, и предприятия твои совершатся" (Книга Притчей.16,3).
  
   И начала рассказывать нам новую притчу, - мама, ...
  
    - Однажды Иисус Христос проходил через одно селение. Собралась большая толпа недовольных людей, которые, окружив, начали поносить его. Иисус Христос стоял и улыбался. Один человек, наблюдавший за происходящим, подошёл к Иисусу Христу и спросил, почему тот ведёт себя так.
   Иисус Христос ответил:
   -Каждый даёт то, что имеет в своём кошельке.
   ***
   В июле 1996 года депутат Маричика Ливицкая выступает в Парламенте с официальным заявлением, против решения Виктора Катан, заместителя министра Министерства Внутренних Дел и просит его оставить свой пост. В связи с сокращением им по политическим мотивам более 500 сотрудников, которые могут остаться вместе с семьями на улице без работы. Многие из попавших полицейских под сокращение обратились к ней как к депутату, помочь придать гласности этот вопиющий факт беззакония со стороны руководства полиции и лично руководителя господина Катанэ, который желает этого чисто из политически соображений, мечтая в будущем возглавить это министерство.
   Затем 31 июля 1996 года ее официальное выступление опубликовывается в газете Правительства "Независимая Молдова" номер 187.
   Прилагаю читателю текст маминого заявления на русском языке.
   "26 июля в газете "Независимая Молдо­ва", была опубликована информация агентства "ИНФОТАГ" В МВД Молдовы планируется сократил 500 сотрудников. Об этом корреспонденту агенства сообщил заместитель ми­нистра внутренних дел Виктор Катанэ
   Я, как депутат Парламента Молдовы, доктор юридических наук хочу заявить, что подобные меры со стороны рукo­водства МВД могут при­вести к самым плачевным для общества по­следствиям. Рассуждения Катана о том, что сокращения делаются якобы для того, чтобы избавиться от случайных людей в органах, не выдерживают никакой критики. Безусловно, сокращать раздутый го­сударственный аппарат надо.
   Но наше государство, вместо того, чтобы из­бавляться от коррумпированных чиновников в министерствах, департаментах, посольствах, начинает сокращать правоохранительные органы. Господин Катанэ говорит, что случайные люди в полиции своими действиями марают честь мундира. Работники МВД действительно должны быть неподкупны. Увы, Бог лишил нас совести, все покупается и продается. Одними
   со­кращениями порядка в МВД не наведешь. Стражу порядка нужно придать необходимый социальный статус. У полицейского должна быть высокая, хорошая зарплата, он должен быть защищен и застрахован. При­ем в полицию должен вестись по конкурсу.
   Я призываю Прези­дента Молдовы, руководителей Парламента и -Правительство уде­лить самое серьезное внимание ситуации в Министерстве внутренних дел.
   Развал правоохранительных органов республики должен быть остановлен!
   Маричика Ливицкая, депутат Парламента Молдовы".
   ***
   И вспомнилась мне еще притча, которую в один из вечеров уже папа в свою очередь рассказал маме в ответ. Он старался, как мог ее утешать:
   - Проходил как-то один человек одной деревней. Собралось несколько человек - его противников - и принялись они горячо и зло оскорблять его. Он молча слушал очень спокойно. И из-за этого спокойствия им стало как-то не по себе. Возникло неловкое чувство: они оскорбляют человека, а он слушает их слова, как музыку.
    Один из них обратился к нему:
   - чём дело? Ты что, не понимаешь, что мы говорим?
   - Именно при понимании, и возможно такое глубокое молчание,
   - ответил человек.
   - Приди вы ко мне десять лет назад, я бы бросился на вас. Тогда не было понимания. Теперь я понимаю. И из-за вашей глупости я не могу наказывать себя. Ваше дело - решать, оскорблять меня или нет, но принимать ваши оскорбления или нет - в этом моя свобода. Вы не можете их мне навязать. Я от них просто отказываюсь; они того не стоят. Можете забрать их себе. Я отказываюсь принимать их".
   - А вот еще одна,
   не останавливается папа:
   - Однажды по дороге шла толпа людей. Каждый нёс на плече свой крест. Одному человеку казалось, что его крест очень тяжёлый. Он был очень хитрым. Приотстав от всех, он зашёл в лес и отпилил часть креста. Довольный, что обхитрил всех, он их догнал и пошёл дальше. Вдруг на пути появилась пропасть. Все положили свои кресты и перешли. Хитрый человек остался на этой стороне, так как его крест оказался коротким.
   ***
   Многие Евангельские притчи, слышанные нами еще в детстве из уст наших родителей, в особенности от мамы мы хорошо помним, несмотря на то, что прошло много лет. Это происходит потому, что они являют собой живые и яркие рассказы.
   - Девочки мои, говорила с любовью мама,
   Для того Господь Иисус Христос и облекал некоторые религиозные истины в форму притч - рассказов, чтобы эти истины люди могли легко запомнить и удержать в своем сознании. Пройдет много лет, но достаточно упомянуть одно название притчи, и сразу в Вашем сознании возникает яркий евангельский образ, и Вы сможете эту притчу рассказать уже Вашим детям.- Очень важно, родные мои, чтобы на этом евангельском образе, у Вас в жизни все не заканчивалось, ибо многое в христианстве, мы хорошо понимаем, но далеко не все исполняем. Христианину необходимо сделать волевое усилие, чтобы почувствовать жизненное значение истины, необходимость следовать ей. Тогда эта истина засветится для нас новым, согревающим светом.
   -  Эти притчи,
   которые мама, Вам рассказывает и читает из библии, после сравнительно длительного перерыва и за несколько месяцев, до Своих крестных страданий, Господь Иисус Христос поведал нам, людям, чтобы передавались они на земле от человека к человеку. В этих притчах Господь раскрыл людям бесконечное милосердие Божье, направленное на спасение грешных людей, а также дал ряд наглядных поучений о том, как мы, следуя Богу, должны любить друг друга.
   *** *** ***
     Свершилось чудо. Мы выиграли процесс. Милость Господа безмерна. Маме было необоснованно отказано в регистрации только из-за того, что, будучи ответственным лицом, мама как депутат парламента, своей напористостью и деловой активностью реализовывала социальную политику в области защиты детей, стариков, женщин, многодетных семей и самого уязвимого социального слоя населения - сирот, воспитывающихся в Детских домах.
   Вечером у нас были гости, которые радовались за маму, что она выиграла. Было уже поздно. Никто не расходился. Много, очень много говорили о политике и политиках.
   - Ты счастлива, Маричика? Наверное, все - таки можно найти справедливость в этой стране? И непонятно одно, почему именно с тобой так поступили?
   Спросил маму, Володя Дарануца, бизнесмен, один из близких друзей нашей семьи.
   - Счастлива? Это чувство как мне кажется, я потеряла навсегда.
   - я отвечу, ... почему с Маричикой так поступили?
   вдруг сказала Робу Агафья Георгиевна, педагог по образованию: -
   Безусловно, это политическое преследование. Этот процесс не регистрации кандидатуры Маричики Ливицкой на пост Президента Республики Молдова носит политический характер, имеет политическую подоплеку. А связано это с ее активной общественной деятельностью. Вы только понаблюдайте, как газеты накинулись на единственного кандидата с унизительными и компрометирующими статьями. Муссировались совершенно разные стороны ее жизни и характера. Так, для преодоления незаконного запрета на участие в выборах, Маричике Ливицкой пришлось пройти позорную процедуру сложнейшего медицинского обследования, ее 2 психиатра, и оба заметьте доктора наук, с ученными степенями по два раза обследовали, не говоря о травматологе, хирурге, невропатологе и так далее. Естественно, результаты обследования каким-то образом стали достоянием общественности.
   ... А уж затем, как ей было мучительно больно беззаконие, творимое в отношении нее, обжаловать в Высшей судебной палате Молдовы?
   Уверена, что не только мы, но и все осознают несостоятельность предъявленных этой православной женщине обвинений. Здесь прослеживается давление на ЦИК соответствующих силовых структур.
   Второй пункт обвинения - фальсификация более 18 тысяч подписей. Это обвинения было с начала до конца поддельным, и своей целью оно имело не допустить Маричику к выборам
   Это было самое темное пятно в выборах 1996 года. В этом деле "Ливицкой", моей подруги с детства вообще очень много странных "неслучайностей", хронологически совпадающих с определенными событиями.
   Кандидатуру, с именем Ливицкой Маричики, знала вся республика, знали в каждом селе и наша инициативная группа собрала честные 47 тысяч подписей. Каждый гражданин лично подписался за кандидатеру Миричики Ливицкой. Подписи для Маричики собирались от дома к дому.
   Госпожа Валерия Штербец, которая выполняет функции секретаря центральной избирательной комиссии, принимает их. Вы знаете, даже с улыбкой. Создается впечатление, как будто она, именно эти подписи и ждала. Затем, на следующий день, вдруг, объявила, что комиссией, будет проверяться только 38 тысяч подписей, так как подписные листы 9 тысяч подписей не правильно оформлены. При этом, обратите внимание эти подписные листы с 9 тысячами подписями нам не возвращаются. Да они нам, собственно и не были нужны. Слава Богу, подумали мы, что приняли 38 тысяч. Ведь руководствуясь Законом, "О выборах Президента", для того, чтобы зарегистрироваться, кандидатом, нужно было собрать только 20 тысяч подписей граждан. Но рано мы радовались. Проверка подписей граждан, отдавших свою подпись в пользу Марины Ливицкой, затягивается.
   За несколько дней, то есть, за очень короткий период, до окончания срока регистрации кандидатов, на политическую арену выдвигается новая, совершенно не известная кандидатура в республике директора румынской школы. И всего, за несколько дней, она представляет нужное количество подписей и даже больше, и ее сразу регистрируют. Давайте зададимся вопросом, как можно было эти 20 тысяч собрать так быстро? Конечно, за нее подписи собирались и я уверенна, что это делали честные учителя и родители, дети, которых учились в возглавляемой ею школе. Тем более, что надо было собрать не с одного или двух мест, а с конкретных регионов, почти со всех регионов республики. Ее же люди, например как других восемь кандидатов, в республике, в селах, да и районах, кроме столицы, совершенно не знают. Но за такой короткий период собрать такое количество подписей невозможно. Вы можете мне даже не говорить, что подписи в ее пользу были собраны за деньги. В это мы никогда не поверим.
   Может это мои фантазии, скажете Вы?
   Может быть, но почему только за 5 дней до окончания регистрации всех кандидатов, ЦИК только по ней официально объявляет, что из 38 тысяч представленных подписей, 19 тысяч, сфальсифицированные подписи и отказывает Марине Ливицкой в регистрации. Прошлые 9 тысяч и эти 19 тысяч, уж поверти, что из них можно было составить те нужные 22 или около количество подписей, с которыми ее и зарегистрировали. На наши неоднократные требования показать подписи кандидатуры госпожи Юлии Горя, чтоб мы проверили, не наши ли это подписи.
   Или если даже и так, ведь часто случается, что один гражданин может расписаться и за двух. В этом нет ничего странного, мы бы настояли, чтоб комиссия проверила на территории, за кого гражданин отдает свою подпись или попросили аннулировать ее. Господин Райляну, председатель ЦИК в грубейшей форме отказывал.
   Тогда не было и времени и сил судиться с ним. Да и с кем судиться... с председателем Центральной избирательной комиссии? Позицию Маричики я понимаю,...и давайте поступим, как она всегда говорит:
   - Отдадим все в руки Бога.
   И по вере ее, - ей только Бог и помог. Посмотрите, всего 5 дней осталось по Закону, время за которое, нужно было обратиться Верховный суд, да еще и выиграть процесс. И она успела ... и победила! Наивно полагать, что Маричика смогла бы добиться справедливости без Божьей руки, ... хотя колесо правосудия с приходом демократии медленно начало вращаться, все же оно продолжает вращаться по произволу вышестоящих чиновников.
   В доме дебаты.
   Мама спокойно всех прерывает:
   - Друзья, спасибо Вам за слова ободренья. Вы были очень добры ко мне, ... Бог воздаст Вам. Но я наверное сошла с ума. Просто сошла с ума. Я спрашиваю себя, ... как действительно я могла выдвинуть свою кандидатуру на пост первого лица страны? Зачем я это делаю? ... Если не засовывать руку в змеиное гнездо, ... змея тебя не укусит. Не надо не жалейте меня. Только Иисус знает, как все было на самом деле. Он знает что делает. Иисус это моя жизнь, и наверное меня многим трудно понять. Но одно я знаю со всей достоверностью, все сущее рождено для смерти, и человек и дерево и растение все имеет конец. ... Нельзя причинять зло другому, ведь мы все пойдем к Нему на исповедь, кто-то раньше, кто-то позже, но все мы будем держать путь на Небеса и там держать ответ, ... и никто не пройдет к Отцу к Богу мимо Иисуса.    
   И мама продолжила, ...
   - Однажды Иисус Христос проходил через одно селение. Собралась большая толпа недовольных людей, которые, окружив, начали поносить его. Иисус Христос стоял и улыбался. Один человек, наблюдавший за происходящим, подошёл к Нему и спросил, почему Тот ведёт себя так. Иисус Христос ответил:
   - Каждый даёт то, что имеет в своём кошельке.
    *** 
   Разбирательство, письма, ходатайство, отказы, хождения по инстанциям... Длительная изнурительная борьба. И тяжелая победа. Наконец мою маму, инвалида, ученого с двумя научными степенями - зарегистрировали и дали ей удостоверение кандидата на пост президента Молдовы.
   Будучи уже официально зарегистрированным кандидатом на пост президента, наша мама выступила в ноябре перед избирателями в городе Кагуле, где она родилась и который очень любила. Ее выступление проходило в национальном районом театре. Зал был полон.
   После выступления мамы с программной речью, на сцену вдруг вышел главный режиссер театра, одна из знаменитостей города, и стал выкрикивать прямо в толпу (мама еще даже не успела уйти со сцены; достоверность этого может подтвердить каждый учитель Кагула, поскольку учителей на встрече было больше всего):
   - ...Люди! Вы же интеллигенты... Я - главный режиссер Кагульского театра, человек, который всю жизнь отдал искусству, - я призываю вас к одному: лучше вообще остаться без президента, чем физически ущербный президент ... калека! Посмотрите на нее, она же еле-еле стоит на ногах... Она же только работать языком может, но что - что? - сможет сделать для народа эта хромая "интеллигентка"?! Позор! Я из жалости даже не могу смотреть на нее! Я, главный режиссер Кагульского театра, призываю всех встать и выйти из зала! Может она поймет наш протест..."
   И он, главный режиссер, при полном зале людей плюнул в сторону мамы и быстрыми шагами ушел со сцены.
   - Господи, ... чем можно объяснить его хамский ... по истине нечеловеческий поступок. Человек, возомнивший себя "Станиславским" ... в маленькой провинциальной деревне. Скорей всего этот человек имел комплекс духовной неполноценности. И добро к таким людям неприменимо. Да, ... нам действительно еще далеко до достаточно высокого уровня культурной демократии в стране.
   Мама замерла, ... не заплакала: только смиренно сказала залу: "Простите его, люди - он не ведает, что говорит..."
   Больше она ничего не смогла сказать. Мой папа и доверенные лица вбежали на сцену. Папа быстро подхватил ее на руки и между полных рядов побежал на улицу к машине.
   - А этот ее русский муж, ... пусть вместе возьмут чемодан, ... и на вокзал и в Россию.
   Крикнул из-за кулис тот же голос.
   Аплодируя стоя, провожали зрители маму. Никто не покинул зал.
   ***
   Многому маму научили эти месяцы. Блуждая с мамой по бесчисленным коридорам власти и помогая ей нести сумку, папку с документами, разные бумаги, я ее дочь, ... впервые задумалась, сколько же много чиновников у нас в Молдове. Эти люди расселись по кабинетам, но они нечего не решают. Они только готовят мнения, проекты, и наверняка делают все, чтобы стереть в порошок и сломать эту верующую женщину, которая является нашей мамой, унизить ее достоинство, оскорбить и оболгать прилюдно... и это только за то, что она, "калека", решила баллотироваться на пост президента. Как смела, она надеяться?
   Убедить в чем-то всемогущее чиновничество казалось немыслимым. Глядя на всю эту гигантскую, неповоротливую государственную машину, только диву даешься. Мы, ее дочери наблюдала за мамой со стороны, и восхищались ее терпением и живучестью. Она жила и боролась, не благодаря, а вопреки всем на свете запретам.
   Мама даже стала сильнее, чем была раньше. Нашей семье очень горестно было смотреть, как поступили с ней, члены Центральной Избирательной комиссии, в особенности ее председатель Господин Петру Райляну и секретарь госпожа Валерия Штербец.
   Воистину, как говорит мама, эти люди беспокоятся не о спасении души, а о спасении тела.
   ***
   Всего за несколько дней, до выборов мама получает по почте анонимное письмо, очень серьезно требующее, чтобы она, во имя спасения жизни своего мужа и детей, срочно покинула страну, хотя бы на время выборов. Из письма следовало, что она должна официально, по телевидению объявить, что уезжает из страны, иначе жизнь ее мужа русского по национальности висит на волоске, его голову принесут в целлофановом пакете и положат под дверь. Это анонимное предупреждение было очень серьезным. Затем начались звонки по домашнему телефону. Господи, сколько мы тогда пережили!
   Мама - в страхе за папину жизнь, предчувствуя опасность, - обратилась лично к начальнику Центрального отдела полиции господину Г.Мелека. Шеф полиции господин Мелека лично пришел к нам домой на улицу Болгарскую дом номер 35 кв. 3 и "по секрету" дал ей совет:
   - Маричика Петровна, и зачем Вам надо было выдвигаться, вы видите, что кругом творится, людей убивают, воруют, люди пропадают без вести, хотите мой совет, во имя спасения родного человека, ... отца детей сделайте все, чтоб на время выборов выехать из страны. Ибо я вижу серьезную опасность для Вашей жизни и жизни вашей семьи. Маричика Петровна, не говорите, что снимаете кандидатуру, скажите что уезжаете, ... чтоб было, так как они приказали. И волки сыты будут и овца цела.
   При этом он "посоветовал" не обращаться в органы полиции, это только маме навредит и потом все равно ему разбираться, ... а в точности выполнить указания анонимщиков: выступить по телевидению и объявить всем, что она покидает Молдову.
   ***
   Маричика Ливицкая сделала все, как было написано в анонимном письме.
   За день до выборов она пошла на избирательный участок, пригласив предварительно журналистов из новостей центрального телевидения. Проголосовала в закрытом конверте, и прямо с избирательного участка выступила с заявлением о том, что уезжает из страны для решения некоторых социально-экономических проблем, то есть что на выборах ее не будет, но она верит, что народ проголосует правильно.
   В вечерних новостях показали ее выступление. В утренней прессе прошла иформация.
   После этого родители отправили нас в Кагул, к бабушке.
   Вечером за столом бабушка вдруг сказала:
   - Наверное, Домнул Снегур выиграет, ...его люди уже знают. И я бы хотела, чтоб он во второй раз стал президентом. Он мне добрым кажется. А почему нет?
   - Нет, мама, на основании здравого смысла и своего сороколетнего житейского опыта скажу тебе: - Мирча Иванович Снегур, ... твой добрый президент пытается вскочить на подножку уходящего поезда, ... но завтра выборы выиграет Лучинский,
   сказала довольно уверенно, мама.
   - А еще именно Лучинский, родные мои,... да, он Петр Кириллович, из всей Центральной избирательной комиссии, даст высокие служебные должности именно этим двум чиновникам: Петру Райляну и Валерии Штербец. Эти должностные посты, что для одного, что для другого будут высокими, как два столба. Эти два человека, поднимутся из своих кресел...и спокойно сядут в другие,... с более высокими подлокотниками. Они просто делают то, что им говорят. И то что случилось со мной здесь в Центральной Избирательной комисии, явно не обощлось без вмеашательства и Мирчи Снегура и Петра Лучинского. Вопрос насчет снятия моей кандидатуры с президетской дистанции, ... с Петру Райляну обговаривался лично Петром Лучинским, ... уверена в этом. Подстраховаться решили. На всякий случай, а то, не дай Бог, действительно бедные молдоване "Маричику" выберут. ... Так, что мама, Лучинский станет слудующим молдавским президентом, ... я уже это говорила господину Виктору Пушкаш, и по возвращении из Франции, скажу об этом прилюдно по телевидению. За что, между прочим, и бита буду этим же Петром Лучинским.
   - Доченька Маричика, не может быть ... уж очень глаза у этого Лучинского хитрые, не внушают они доверия. Мама, ... не надо не говори так, поверь мне, я с ним работаю, и знаю, что есть в нем много хорошего. Но в свою команду он меня никогда не возьмет.
   ***
   Утром прямо в день выборов 17 ноября, родители и еще несколько сотрудников фонда вылетели в Париж. Разве было такое когда-либо, чтобы хоть один кандидат, баллотирующийся на пост Президента государства, покидает страну в день выборов?
   Любой здравомыслящий человек сразу поймет, что на лицо факт политического преследования. Именно страх преследования со стороны государственных властей вынудил маму покинуть страну на период выборов.
   В Молдове прошли выборы президента. Кандидатов было 9 человек. Из них 5 кандидатов были независимыми. И хоть по всей территории среди избирателей, гудела почта, что Маричика сняла свою кандидатуру, ...среди независимых кандидатов Марина Ливицкая, набрала 2.13 процента голосов. Из независимых кандидатов до двух процентов никто не дошел. Из независимых кандидатов она вышла на первое место, хотя оппозиция "пустила слух среди населения", что мама не будет участвовать в президентских выборах, что она уехала из страны и сняла свою кандидатуру с выборов.
   Инвалид Марина Ливицкая, опровергла вынесенный ей государственными властями Молдовы когда-то роковой, страшный вердикт:
   "Инвалид. Нетрудоспособна!"
   Боже прости их, ибо они не ведают что творят...
   Мама их простила.
   Но и 51 процент голосов не набрал никто. Были назначены повторные выборы.
   Во второй тур президентских выборов вышли действующий президент Мирча Снегур и председатель парламента Петр Лучинский.
   Мама пробыла в Париже с папой 10 дней и прилетела назад в Молдову 26 ноября, за несколько дней, до 2-го тура голосования. Аэропорт был оцеплен. Служба безопасности запретила всем выходить из самолета, так как все ждали, что выйдет мама и даст интервью. Всех интересовал только один вопрос: кому она отдаст два с лишним (2.13) процента, проголосовавших за ее кандидатуру на пост президента? Из независимых кандидатов она вышла на первое место, хотя оппозиция "пустила слух среди населения", что мама не будет участвовать в президентских выборах, что она уехала из страны и сняла свою кандидатуру с выборов.
   Мама выступила сразу через час на телевидении:
   " - Предсказываю своему народу. Президентом Молдовы станет Петр Лучинский. Именно он возьмет на себя ответственность и взвалит на свои плечи весь груз сложных социально-экономических проблем страны.
   Хочу сейчас обратиться с просьбой к будущему Президенту г-ну Лучинскиму. Я прошу Вас Петр Кириллович, позаботиться о достойной старости первого Президента - Мирчи Ивановича Снегура, который много сделал для демократических перемен в Молдове на этапе ее становления. Прошу Вас, позаботьтесь о достойной пенсии для него.
   Поздравляю Вас, Петр Кириллович!",
   - после чего извинилась перед избирателями за то, что покинула страну во время выборов - обстоятельства вынудили ее к этому.
   В тот же вечер, 26 ноября 1996, года ей позвонил незнакомый мужчина и сказал:
   - Тебе конец... но ты, калека не будешь убита, ... ты будешь по-другому мучиться. И в первую очередь ты поплатишься своим частным "инвалидным" центром, скоро ты останешься без здания, - это "друзья" просили передать тебе лично.
   - Расспроси ближнего твоего, прежде чем грозить ему (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .19,18).
   ***
   Через два года эти "друзья"пришли к власти и 4 сентября 1998 года привели в исполнение свой приговор. Но это было потом.
   А тогда молдавская пресса во всю гудела. Большинство не верило, что пророчество православной Маричики сбудется, потому что первый президент Мирчеа Иванович шел уверенно на победу. Ему не хватило одного шага до победы. Разница при подсчете голосов после первого тура была на много больше у первого президента Снегура чем у Лучинского. Пророчество мамы сбылось. Петр Кириллович Лучинский стал президентом. Став президентом, Лучинский предложил маме государственный пост, но она отказалась от всех предложений. Она считала, что в ее словах не было призыва голосовать за Лучинского. Она победу предсказала ему по видению своему. Новый президент страны Петр Лучинский прийдя к власти создает свой Общественный Совет при президенте и без маминого согласия и ведома, включает в этот список ее фамилию и имя.
   Мама дома за ужином папе разсказывала:
   - "Эдик, ты знаешь, что мне сказал Петр Кириллович Лучинский:
   - Маричика, Вы знаете, мне советовали завистники Вас не включать в созданный мной Общественный Совет, а я настоял, ... да, ... это я настоял, чтоб Вас включили.
   - А зачем Вы меня включили Петр Кириллович? Моя единственная просьба к Вам помогите, чтоб продолжалась работа по лечению больных парализованных детей в Детском фонде. Пока я депутат я сама справлюсь, ... а вот через два года предчувствие у меня, ... что больные дети будут выброшены на улицу. Уж очень у многих я стою поперек горла.
   Петр Кириллович, мне даже никакого государственного поста не нужно от Вас. Правда, не нужно и не надо было меня никуда включать. Моя единственная просьба к Вам помогите, чтоб продолжалась работа по лечению больных парализованных детей в Детском фонде.
   - Ну что Вы Маричика, ... Вы должны знать я всегда прийду Вам на помощь.
   - Эдик, я ведь хорошо понимаю, да, ... как и каждый, что это чисто формальный совет, который не будет иметь ни права вето, ни голоса. И уж тем более мой "совет" для президента страны никогда не будет нужен. Какому президенту нужен совет из народа".
   ***
   Прошло два года, депутат тринадцатого созыва Маричика Ливицкая не прошла в следующий парламент.
   Новый состав парламента голосует за новое правительство. И господин Ион Чебук премьер министр Молдовы, согласно конституции представленный парламенту Молдовы президентом Петром Кирилловичем Лучинским своей подписью в Постановлении от 4 сентября 1998 года анулирует прежнее распоряжение Правительства бывшего премьер Министра Андрея Сангели от 13 апреля 1995 года. Он же господин Ион Чебук, ставленник Лучинского дает распоряжение министерству финансов прекратить дотационную государственную помощь на оплату зароботной платы медицинскому персоналу Фонда. Тридцать три (33) человека остались без работы, фактически выброшены на улицу. Дети инвалиды - остались без лечения. А ведь Господь подавал маме знаки, ... воистину каждое явление имеет множество причин.
   Не верь врагу твоему вовек, ибо как ржавеет медь, так и злоба его. (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .12,10).
   ***
   Наверно читателю будет небезынтересно узнать что:
   Учителя румынского лицея, кандидата в президенты - госпожу Юлию Горя, президент Лучинский назначил в послом в Страсбург.
   А председатель Центральной Избирательной комиссии господин Петру Райляну получил от Президента Лучинского сразу после выборов должность Председателя высшего Экономического Суда Молдовы.
   Секретарь же Центральной избирательной комиссии Валерия Штербец спустя время получила должность Председателя Верховного суда Молдовы.
   - Не судись с судьею, потому что его судить будут по его почету. (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .8,17).
  
   ***
   Откуда такая природа неугодности по отношению к Маричике Ливицкой? Демократия как политический и общественный институт имеет определенный практический опыт в отношении таких людей, как моя мама. Этот опыт состоит в том, что люди, если дать им такую возможность, способны управлять собой таким способом, который основывается на принципах справедливости и свободы. И что единственным условием такой возможности является наличие верующего человека, такого лидера, который смог бы направить страну по демократическому руслу. По моему глубокому убеждению, таким лидером для Молдовы является Ливицкая Маричика. В ней есть конкретное действие души, есть некая энергетика объединяющая людей.
   Тогда почему же Молдова не приняла маму?
   К сожалению, причина ее гонений кроется не просто в неприязни отдельных власть предержащих политиков. Нет! Проблема гораздо глубже: она в менталитете населения этой страны, она в неискоренимых культурных традициях, устаревших "коммунистических безбожных" штампах и общей безответственности людей, нежелании самим строить свою судьбу. Пожалуй, самое страшное в том, что главной причиной преследования мамы со стороны государства послужило то, что она имела сильную православную Веру, имела свои убеждения и желала демократических перемен. Только вдумайтесь! В какой цивилизованной стране это еще возможно? Уровень нашей политической и гражданской зрелости находится ниже самых отсталых, тоталитарных стран - и при этом мы еще провозглашаем себя демократическим, цивилизованным государством!
   В молдавской республике напрочь отсутствует широкий, общественный интерес к вопросам правовой культуры и, в частности, к гражданским и политическим правам. Это происходит в силу того, что социальные нормы, то есть общепринятые правила поведения, в досоветский и особенно в Советский период истории Молдовы не совпадали, а иногда и прямо противоречили законодательно закрепленным установлениям. На фоне этого, православная верующая женщина, депутат парламента, лидер партии Марина Ливицкая, которая выросла из народа и боролась за правовую культуру, за гражданские и политические права - стала неугодной власти.
   Говоря о концепции прав человека в Молдове - равно как и в любом другом государстве из бывшего СССР, - необходимо иметь ввиду ее неразрывную связь с национальным менталитетом, с культурой, традициями и ценностями народа. Чего абсолютно не происходит в реальности: конституция как бы оторвана от народа, она совершенно не адаптирована к его нуждам и ментальности, а просто банально скопирована с конституций западных стран. Реально действующая конституция прав человека в Молдове разработана лишь теоретическим, "кабинетным" путем. Естественно, что, будучи лишь шаблоном, не имея органической связи с людьми, такая конституция дает возможность для принижения человека, для несоблюдения его основных конституционных прав. Именно это наблюдается на президентских выборах с мамой.
   И я боюсь, что все это будет длиться вечно. Что это порочный круг, за пределы которого люди не вырвутся никогда. В своих выступлениях перед людьми мама не раз говорила: ... в политике нет морали, а есть сила и власть. Ты повержен - стало быть, ты виноват.
   Господи Иисусе! Только люди способны на такую зависть, злобу и глупость. Прости их Боже!
   ***
   Прежде чем поставить точку ... в этом эпизоде из маминой жизни, ... хочется мне донести до Вас маленькую притчу, рассказанную мамой, которую скорей всего многие знают:
   Один из верующих братьев спросил православного священника:
  - Если меня кто-нибудь ударит, что я должен делать?
   Священник ответил:
   - Если на вас с дерева упадет сухая ветка и ударит вас, что вы должны делать?
    прихожанин сказал:
   - Что же я буду делать? Это же простая случайность, простое совпадение, что я оказался под деревом, когда с него упала ветка.
 Священник сказал:
   - Так делайте то же самое. Кто-то был завистливым, безумен, был в гневе, и ударил вас. Это все равно, что ветка с дерева упала на вас. Пусть это не тревожит вас, просто идите к Богу своим путём, будто ничего и не случилось.
   Когда каждый человек найдет в себе смелость идти к Богу собственным путем, лишь тогда во всем мире, настанет просветление, и будут на земле исполняться мечты людей.
   ***
   - В православной церкви "Святой преподобной Прасковьи"
   на улице Колумна 76, что находится недалеко от нашего дома, молча подолгу сиживала моя мама: И когда я, ее спрашивала:
   - Мама, что ты здесь подолгу делаешь? На икону смотришь часами? Не видно, чтобы ты молилась. ...
   Она поднимала на меня свои, всегда грустные глаза и говорила в ответ:
   - Я на Иисуса гляжу, доченька. А ... Он - на меня, и мне от этого так хорошо!
   У мамы есть свой собственный путь к Богу:
   - "Я помню Господи! ... я знаю, ... на земле у каждого есть свой срок. Пожалуйста, Иисус, ... дай мне еще немного времени. Я еще не все успела".
   Молится и просит моя православная мама.
   ***
   20 век 
   1997 год 
   21 июня 1997 года маму избирают председателем Партии Социально-Экономической Справедливости Молдовы.
   Газета "Труд-7" 21 ноября 1997 год
   Статья "Партия фанатично жаждующая справедливости"
   Автор журналист Петр РАШКОВ
   - Каждый понедельник по адресу улица Колумна дом 76, в помещении Республиканского Фонда зашиты детей-инвалидов депутат парламента Молдовы, председатель партии социально-экономической справедливости Молдовы Маричика ЛИВИЦКАЯ ведет прием населения.
   Завтра в Кишиневе состоится конференция партии социально-эконо­мической справедливости Молдовы желающей принять участие в выборах. Триста пятьдесят делегатов, представляющих свыше шести тысяч человек из многих городов и районов республики, в том числе и из При­днестровья, утвердят новый устав и программу обществснно -политической организации. Событие это само по себе вряд ли представляло бы особый интерес - если бы не одно обстоятель­ство. Партию социально-экономической справедливости отличает от других то, что во главе партии стоит женщина - человек неординарной судьбы.
   Человек этот -- Маричика Ливицкая, ин­валид первой группы, из-за осложнений после болезни в раннем детстве на восемь лет прикованная параличем к постели. Сумевшая однако, не только побороть недуг, но и получить, несмотря на инвалидную коляску и костыли высшее образование, стать ученным - защитить вначале кандидатскую затем и докторскую диссертации, родить и воспитать двух доче­рей, стать известным политическим деяте­лем, пусть слегка наивным, вызывающим даже усмешку у прожженных политиканов, но подкупающую неиссякаемым желанием не­сти людям добро, в первую очередь тем, кто обойден и обижен нынешней нашей далеко не гармоничной жизнью, весьма дефицитной в неулыбчивое наше время. Предвыборная кампания давно уже владеет умами и помыслами тех, кто связывает с ней свои надежды и чая­ния.
   Указ президента Молдавии Петра Лучинскрго, назначившего выборы нового состава высшего законодательного органа страны на 22 марта 1998 года, стал отправ­ной точкой очередного предвыборного марафона.
   Избиратели в ожидании перемен к лучшему в своей небогатой и неустроенной жизни. Заметно это и в политиче­ском бомонде страны, в котором сейчас идут оживленные процессы блокирования, размеживания, определения возможных партнеров и союзников в предстоящей борьбе за депутатское кресло. Конечно, не все из пятидесяти с лишним зарегистрированных партий и объединений включат­ся в предвыборную кампанию. Но все же жителям республики предстоит поломать голову над тем, кто и что представляет и ко­му лучше отдать предпочтение.
   Чтобы хоть в какой-то мере облегчить из­бирателям эту задачу, мы решили предоста­вить слово представителям тех партий и объединении, которые, по мнению экспертов, имеют шансы получить значительное чис­ло голосов и преодолеть планку, дающую право на места в парламенте. Первый наш собеседник -- сопредседатель партии соци­ально-экономической справедливости, председатель комиссии по бюджету и фи­нансам парламента нынешнего созыва, док­тор хабилитат экономических наук Георгий Михайлович РУССУ.
   - Георгий Михайлович, ва­ша партия одна из самых мо­лодых в Молдавии. Создания она в июне нынешнего года и потому наименее известна в республике...
   - Простите, перебью вас, потому что не могу согласить­ся с этим утверждением. Пар­тия социально-экономической справедливости действитель­но молода. Но это совсем не означает, что нас в республи­ке не знают. Как раз наоборот. Мы широко известны. И, что самое главное, не только в столице в узком кругу полити­чески активных горожан, но и в сельской глубинке. В низах, если хотите. Хотя бы потому, что в отличие от многих пар­тий, созданных группой лиц в Кишиневе и уже позже охва­тивших своим влиянием райо­ны, партия социально-эконо­мической справедливости за­рождалась снизу - в селах и райцентрах, на предприятиях и в учреждениях, постепенно разрасталась и потом оформи­лась осознанной силой, знаю­щей чего и как добиваться.
   Если бы богатство каждой страны измерялось числом об­щественно-политических объ­единений, то Молдова, пожа­луй, попала бы в первую ми­ровую пятерку со своими до­брыми пятью десятками фор­мирований.
   Увы, барометр, определяющий качество жиз­ни в нашей республике, не только не подтверждает этот тезис, но, наоборот, с жесто­кой объективностью указыва­ет на неуклонное ухудшение социально-экономической ситуации. Характерно, что этот про­цесс протекает не только вне парламента, но и внутри него, в условиях тревоги, испытуе­мой большинством депутатов, которые ведут поиск возмож­ностей продлить срок своего пребывания на парламентских скамьях.
   Сегодня в парламенте мы наблюдаем явления, которые еще несколько месяцев тому назад казались просто немыс­лимыми: правая и левая оппо­зиции вместе дружно голосу­ют, причем одинаково попули­стски, демонстрируя полное пренебрежение к почти ката­строфической ситуации, в ко­торой не без их соучастия очу­тилась страна.
   Кстати, по поводу выраже­ния "парламентская оппози­ция": в обычных условиях -- это меньшая часть парламен­тариев, оппонирующая боль­шинству. В нашем парламен­те ситуация совсем иная -- де­ло зашло так далеко, что под рубрику "оппозиция" стало подпадать все большее число депутатов не только из фракций традиционно оппозиционных, но и из фракций бывше­го парламентского большинства, превращающегося посте­пенно в меньшинство.На парламентском и вне­парламентском фоне, к кото­рому мы еще вернемся, закономерным явлением и стало появление на политической карте Молдовы партии социально-экономической спра­ведливости, выдвинувшей ло­зунг "Вся власть - Закону". Чтобы охарактеризовать новое политическое формиро­вание, которое недавно еще не существовало, а сегодня на­считывает свыше семидесяти тысяч членов, следует сказать об ее лидере и идеологе докторе хабилитат, Маричике Ливицкой. Эта верующая женщина известна в республи­ке и как глава фонда, оказы­вающего массовую помощь пожилым людям, сиротам, многодетным семьям, нужда­ющейся молодежи и пенсио­нерам во всех сельских райо­нах и городах Молдовы.
   Наше преимущество - у партии есть признанный ли­дер, хорошо известный и, не побоюсь этих слов - любимый и уважаемый в республике -- Маричика Ливицкая. Ее люди знают в лицо, с ней не раз встречались с глазу на глаз тысячи членов нашей партии. Причем не на съездах и офи­циальных мероприятиях, а там, где живут, и работают на­ши активисты и где Маричика бывает куда чаще, нежели многие другие политические деятели республики. На встре­чи с ней в селах люди идут толпами.
   - На чем все же зиждется ваша уверенность в том, что партия социально-экономиче­ской справедливости может рассчитывать на успехе пред­стоящих выборах?
   - Программа партии вы­двинула требование, чтобы за­коны республики, наконец, стали работать. Этот документ убеждает своей конкретно­стью и определенностью, детальным рассмотрением каж­дого из аспектов социаль­но-экономической жизни республики, обращением не к абстрактному понятию "на­род", кочующему из програм­мы в программу у всех суще­ствующих партий, а заботой о каждой отдельной личности, каждом гражданине.
   Такая деятельность уже се­годня успешно и в широких масштабах осуществляется как партией, так и фондом, возглавляемым Маричикой Ливицкой, с охватом многих сотен детей, людей молодых и старых.
   Именно такой подход при­влек в партию не только тыся­чи обездоленных, но и широкие слои интеллигенции, дея­телей культуры и просвеще­ния, бизнесменов, служащих и крестьян, которые вносят существенный вклад в формиро­вание убеждения, что социально-экономическую спра­ведливость можно начать осу­ществлять уже сегодня.
   Нельзя не назвать несколь­ко требований, предъявляе­мых партией, реализация которых начата сегодня по раз­ным каналам.
   Для этого процитируем в начале интервью газете "Неза­висимая Молдова", данное уп­равляющим Национальным Банком господином Толмачом. Среди причин нашего эконо­мического развала он называ­ет: государство не хочет при­знать, что нынешние расходы ему не по карману, оно не со­вершенствует структуру мес­тного (и добавим мы, респуб­ликанского) управления, не проводит жесткий режим эко­номии, списывает с должников многомиллионные долги, раз­дает льготы и гарантии, не в состоянии репатриировать миллиарды леев, застрявших за рубежом, увеличивает де­фицит бюджета и многое дру­гое. Этот весьма компетент­ный автор подчеркивает: "ты­сячи людей мыкаются в бес­конечных отпусках без зарпла­ты и хватаются, в конце концов, за что придется, вместо того, чтобы создавать малые и средние предприятия, осваи­ваться в бизнесе". Сказанно­го достаточно, чтобы увидеть надвигающуюся катастрофу.
   Вместе с тем, следует зая­вить, что выход из положения есть, если объективно оценить деятельность и программные установки партии социаль­но-экономической справедли­вости, которая четко, конкрет­но, недвусмысленно и убеди­тельно отвечает на поставлен­ные вопросы, называет источ­ники средств, пути их получе­ния и говорит о том, что нуж­но сделать, чтобы облегчить положение десятков тысяч обездоленных.
   - Но в республике есть и другие партии и движения, лидеры которых извест­ны не менее, если даже не больше Ливицкой. Дмитрий Дьяков, например, ИонГуцу...
   -- С вами можно было бы согласиться, если бы они име­ли поддержку в народе. К сожалению, а может быть и к счастью, так как они были уже у власти, но реально во благо страны так ею и не восполь­зовались их известность и влияние ограничиваются лишь столицей. Да и то в опреде­ленных кругах. А президент в парламенте должен опираться на лидера, которого знают именно низы. И такой лидер в республики один - председа­тель партии социально-эконо­мической справедливости Молдовы Маричика Ливицкая.
   -- На чем основывается это ваше утверждение?
   -- Прежде всего, на том, что и как сделала наша партия за короткий срок своего сущест­вования. Что и как сделала Ли­вицкая за время, что она яв­ляется депутатом парламента.
   Скажите мне, где и какая пар­тия ведет у нас в республике прием населения?
   Кто из де­путатов? И не от случая к слу­чаю. А регулярно. И не фор­мально. А действенно.
   Только партия социаль­но-экономической справедли­вости Молдовы и ее лидер депутат Маричика Ливицкая. Еженедельно по понедельни­кам в Кишиневе по адресу Колумна, 76, в помещении Фон­да защиты детей-сирот и ин­валидов, в свое время, кста­ти, созданного ее силами и силами нынеш­них активистов нашей партии. И еще 4 раза в месяц в 111 кабинете парламента Молдовы, с Маричикой мо­жет встретиться любой житель страны по любому волнующе­му его вопросу.
   И люди идут и идут. Со всем наболевшим. И мы ста­раемся помочь каждому. Кого просто выслушаем -- этого по­рой уже достаточно, потому что человеку иногда так не хватает простого утешения и сочувствия. Кому советом. Совместное с депутатом чаепитие, поспологает человека к приятной душевной беседе. А большинству помогаем конк­ретным делом. И бывают они очень разные. От небольшой, но все же чувствительной для просителя материальной помощи до разрешения сложных проблем. Кого трудоустроим, кого жильем обеспечим, ... кому лечение оплатить поможем, кому образование получить. Недавно, например, мы буквально вырвали из тюрьмы молодую женщину, необоснованно осужденную на долгий срок.
   Наши юристы, сама Маричика (кстати, тоже юрист по профессии, доктор хабилитат) встретились с пострадавшей непосредственно в месте со­держания заключенной, внимательно изучили дело и до­бились того, что несправедли­вый приговор был отменен.
   - Деятельность эта до­стойна уважения. Но, прости­те, не кажется ли вам, что вы занимаетесь сизифовым тру­дом, выполняя работу, кото­рую в цивилизованной стране обязаны вести государствен­ные органы. Зачем неправед­но осужденной женщине ис­кать защиту у депутата парла­мента, председателя партии, когда для этого есть соответ­ствующие инстанции? Не воз­рождаете ли вы тем самым ме­тоды и менталитет недавнего социалистического прошлого, из-за которого мы в общем-то и имеем то, что имеем?
   - По большому счету вы, возможно, и правы. Но не за­бывайте, в какое время мы жи­вем, и какое наследство нам досталось. И коль скоро госу­дарственные органы пока не перестроились, коль скоро но­вая система еще не работает в полную силу, партия, провозгласившая идею справедливости, не должна чураться никаких методов для достиже­ния этой цели. В том числе и, выглядящих, анахронизмом. Впрочем, не только при­емом граждан известна наша партия среди простого люда. Не менее важной частью на­шей практической работы мы считаем организацию гумани­тарной помощи из-за рубежа, распределение ее среди насе­ления. Более чем в 600 -- вду­майтесь в эту цифру -- селах республики роздано на мил­лионы немецких марок одеж­ды, обуви, медикаментов, продуктов питания. Тяжелые автомобили из Германии, Ав­стрии, Англии, других стран, с благотворительными орга­низациями с которыми Маричике Ливицкой уда­лось наладить связи. Сотрудники фонда помощь никогда не выгружали на склады (как это делается сплошь и рядом, по­сле чего помощь порой или разворовывается или пере­продается), а направляли в конкретные села, где прямо из грузовика товары ИЗ РУК В РУКИ попадали непосредст­венно к тем, кто в этой помощи нуждается.
   Причем многие религиозные организации, которых сейчас в Молдове видимо не видимо, и которые оказывают помощь только единоверцам, ... считают что Маричика Ливицкая будучи активной приверженцей только православной Веры оказывает помощь только православным, ... но это не так. Организованная, и до­ставленная партией социаль­но-экономической справедли­вости помощь, принародно вручалась всем нуждающимся независи­мо от вероисповедания и по­литических взглядов. Ею вос­пользовались приверженцы всех религий и конфессий, всех политических взглаядов, будь то социалистов или социал-де­мократов. Получают и все нуждающие поддерживающие народный фронт или коммуни­стов, но чаще всего -- никого не поддерживающие, так как большинство людей на селе, в районах и городах руспублики, - попросту утратили веру в бес­конечные мало себя оправды­вающие обещания и заявле­ния политиков всех мастей и уклонов.
   Да, ... есть одна немаловажная деталь. Часто гуманитарную помощь раздает сама Маричика Ливицкая, ИЗ РУК В РУ­КИ, и делает она это по своей Вере - у зданий православных церквей, ... несмотря на то, что ей лично сделать это - хотя бы добраться до отдаленных сел -- по определенным причинам не так уж и просто, ... коллектив поддерживает ее желание.
   - В понятие социальной за­щиты ваша партия, судя по программе, вкладывает не только сугубо экономические понятия?
   - Безусловно. Говоря о соци­альной защите, мы имеем в ви­ду многие сферы жизнедея­тельности человека. Одна из важнейших для нашей страны, например, возможность, полу­чить второе гражданство, так как в силу многих причин в Молдове немало граждан, ко­торым оно просто жизненно необходимо. Ничего противоестественного в этом нет, и многие цивилизованные госу­дарства широко используют этот институт. У нас же предо­ставление второго гражданст­ва это маленькая прерогатива президента, пользуется кото­рой он крайне редко -- попро­буй простой смертный полу­чить второе гражданство...
   Не снята, по мнению Маричики Петровны и пробле­ма государственного языка. В нашей стране в силу ее гене­тического, если хотите, разви­тия необходимы, как минимум, два- три равноправных государст­венных языка. Мы считаем се­бя страной цивилизованной.
   Потому и пример должны брать со стран цивилизован­ных. Той же Финляндии, например, где более 93 процен­тов населения финны и менее семи шведы, но шведский язык имеет статус государственного наряду с финским. Чем Молдо­ва хуже? Убеждена, если бы в свое время парламентарии приняли бы верное решение, не имели бы мы сегодня то, что имеем, и тем более не случи­лось бы того, что с трудом пре­кратили пять лет назад.
   Потому что, где бы она ни была, ее устремления всегда оставались одни и те же -- борьба за справедливость, за­щита интересов тех, кто уни­жен и оскорблен.
   Спросите в парламенте, к ко­му из депутатов больше всего идут посетители? Даже явные недруги ее ответят - к депутату Маричике Ливицкой. За неполные четыре года она приняла уже (встречаясь с людьми практи­чески каждый понедельник, получая даже нарекания неко­торых коллег, которым боль­шое количество простых лю­дей в стенах парламента поче­му-то мешает) почти восемь ты­сяч человек. Каждый пришел с какой-то болью, нуждой, на­деждой на помощь.
   - У вашей партии, какой символ и девиз?
   - Конечно. Виноградная кисть под лучами солнца и ло­зунг -- вся власть закону.
   -Георгий Михайлович, чуть раньше вы заметили, что ваша партия это "осознанная сила, знающая, чего и как до­биваться". Не могли бы вы хо­тя бы кратко пояснить, что под этим подразумевается?
   - Главная суть программы выражена в самом названии партии - социальная и эконо­мическая справедливость. Чтобы она восторжествовала, необходимо, прежде всего, обеспечить каждому жителю нашей страны право на труд и достойную его оплату, обеспечить верховенство во всем и везде закона, а не чиновника. Гарантировать каждому пожилому человеку обеспе­ченную старость, каждому ре­бенку - счастливое будущее. Добиться этого можно путем совершенствования законода­тельной базы в стране, по­длинным реформированием экономики, всех сфер жизне­деятельности человека, не бо­ясь при этом поставить всех без исключения в равные эко­номические и юридические условия.
   Методы достижения? Са­мые разнообразные:
   - В основу программы нашей партии и легли главные пункты предвы­борной программы Маричики Лнвицкой. По мнению Маричики Петровны Ливицкой - это ликвидация армии, совершенно ненужного нашей стра­не монстра, съедающего ог­ромные средства. Имен­но с этого, она считает, "необхо­димо начинать утверждение справедливости в нашей не­большой многострадальной ре­спублике, конституционно провозгласившей нейтрали­тет. Если мы нейтральны, за­чем нам армия?Молдове, как и любому госу­дарству, для поддержания по­рядка нужны внутренние вой­ска. Нужна полиция. Нужны пограничники. Но зачем, по­вторюсь, армия?! Сколько средств можно высвободить -- укрепить ту же нищую, влача­щую жалкое существование, полицию. И финансами. И кад­рами. И материальной базой. Да ради одного этого стоит рас­формировать армию"!
   - Заметного - до 60-70 процентов - со­кращения чиновничьего аппа­рата и в первую очередь все­возможных министерств и ве­домств до поощрения и поддержки любой мало-мальски дельной инициативы, способ­ной работать на достижение главной цели.
   - Не последнюю роль мы отводим, например, созданию механизма, при ко­тором богатый был бы заин­тересован помогать бедным. Ничего нового при этом изо­бретать не нужно. Подобный механизм давно уже успешно работает во всех развитых ка­питалистических странах. Суть его в том, как ни пара­доксально звучит, что богато­му нужно создать такие усло­вия, чтобы он мог зарабаты­вать еще больше и имел, что передать бедным. У нас же по­ка зачастую просто перекры­вают кислород тому, кто мо­жет заработать. В результате ничего не достается ни бога­тому, ни бедному.
   - Нельзя обойти вниманием и подход партии к проблемам образования, в котором уже сегодня сотни учителей полу­чают поддержку фонда. Вот две ужасающие цифры: 1879 подростков с начала этого го­да стали соучастниками пре­ступлений и тысячи детей не посещают школы. По этим вопросам позиция партии та­кова: невозможно решить социально-экономические про­блемы страны, если не пре­вратить образование в действительно приоритетную про­блему, не поднять высоко ста­тус и престиж школы и учите­лей, не повысить резко их профессиональную компетен­тность. Предложенная программа реформирования об­разования, если ее осущест­вить, станет фундаментом для положительного решения очень многих социально-эко­номических проблем.
   Нужны ли комментарии?
   Беседу вел журналист Петр РАШКОВ
   Кишинев.
   ***
   Мама достигала успеха только с верой в Бога, который укреплял ее и давал ей сил и веры в человеческие возможности на земле. И эта вера дала ей полноценную, полную и боли и радости жизнь.
   Когда мама приезжала уставшая с работы... перед сном, она рассказывала нам с папой, как проходил ее день. И часто она говорила нам:
   - Как мне жалко этих людей и как я их часто не понимаю. Когда они приходят, в церковь...думаю, что они приходят с верой. Но вот как только они выходят за порог церкви,...вера их куда-то уходит, и они забывают страх перед Богом.
   - А с верой ли приходят они в церковь?
   Спросил папа и стал сам рассказывать:
    - Одного человека обижала жена. Он был религиозным человеком, а жена совсем не была религиозной. Обычно бывает наоборот -- жена религиозна, а муж нет, -- но всё бывает! И каждый день муж пытался сделать её религиозной. В религиозном человеке есть одна фундаментальная слабость: он хочет сделать всех остальных такими же, как он. Но жена не слушала мужа. В отчаянии муж пошёл к священнику и уговорил его прийти к нему домой, и переубедить жену.
   Рано утром, около пяти, пришел священник. Муж в доме молился. Жена подметала двор. Священник, остановил её прямо там и сказал:
   -- Я слышал от твоего мужа, что ты не религиозный человек. Никогда не поклоняешься Богу, не молишься, никогда не ходишь в церковь. Посмотри на своего мужа -- только пять часов, а он уже молится.
   -- Не помню, чтобы мой муж когда-нибудь молился, - ответила жена.
   Муж, услышал, что сказала жена, и побагровел от ярости. Он был в полном бешенстве. Он услышал слова жены на середине молитвы. Он не мог поверить своим ушам: это была полная чепуха. Вот он читает молитву, а она говорит обратное, священнику. Он поспешил окончить молитву, чтобы выйти и разделаться с такой ложью.
  Священник, стал бранить жену:
   - Что ты говоришь? Твой муж регулярно ходит в церковь.
   Слыша это, муж стал читать молитвы еще громче. Священник сказал:
   - Смотри, как ревностно он молится!
   Смеясь, жена ответила:
   -- Трудно поверить, что и вы поддались на эти громкие молитвы! Конечно, он распевает имя Бога, но, насколько я вижу, на самом деле он не в храме, а в лавке башмачника и препирается с ним о цене!
   Это было уж слишком! Муж больше не мог сдерживаться. Он бросил поклонение и выбежал.
   - Что это за враньё? Разве ты не видела, что я молился?
   закричал он.
  - Посмотри внутрь себя немного пристальнее,
   сказала жена.
   - Действительно ли ты молился? Разве ты не торговался с башмачником? Разве ты с ним не ссорился?
   Муж был озадачен, потому что жена говорила правду.
   - Но как ты узнала?
   - Вчера вечером, прежде чем лечь спать, ты сказал мне, что первым делом утром пойдёшь к башмачнику и купишь пару туфель, которые тебе очень нужны. Еще ты сказал, что считаешь, что башмачник попросил за туфли слишком дорого. По своему опыту я знаю, что последняя мысль, когда ты засыпаешь, становится первой на следующее утро. Поэтому я просто предположила, что ты в лавке у башмачника, -- ответила жена.
  - Мне ничего не остаётся сказать,
   ответил, ошарашенный муж,
   - потому что ты права. Я действительно был в лавке башмачника, и мы ссорились из-за цены. И чем горячей становился спор, тем громче я повторял имя Бога. Может быть, снаружи я повторял имя Бога, но внутри ссорился с башмачником. Ты права; может быть, я никогда по-настоящему не был в церкви.
   Войти в церковь не так легко -- дело не в том, чтобы войти в церковь и сказать, что я был в церкви. Твоё тело может войти в церковь, но как насчет ума? Можешь ли ты сказать с уверенностью, где твой ум будет в следующее мгновение? А если твой ум вошёл в церковь, стоит ли заботиться о том, в церкви ли тело? Ум, нашедший вход в церковь, внезапно открывает, что со всех сторон окружён храмом, и теперь невозможно выйти из храма.
   ***
   - Знаешь, Эдик ... нищета, безработица, голод, холод...какая то внутренняя зависть, перерастающая в ненависть, делают иногда людей каменными.
   Неужели они никогда не увидят руку, которую Бог протягивает всем страждущим?
   В тот день мы поехали в монастырь, который располагался в горах Каларашского р-на село Хыржевка. Мама любила там бывать.
   - Девочки мои, никогда не надейтесь на людей. Надежда у вас в жизни должна быть только на Небеса, только на Бога...только на Него. Ищите Иисуса внутри себя, и Господь будет, благосклонен к Вашей жизни на земле. Поверте, в мире есть не только зло, ... добра больше. Вы же видите, что чаще день, длиннее ночи. Значит света на земле больше, чем тьмы.
   - За что, Иисус страдал, мама? Спросили мы вдруг, в один голос
   - За людей. Он принял на себя все наши грехи. Именно для этого он и родился, для этого он и пришел в этот мир.
   Перед сном, мы читали Отче наш, и тихо, у Иисуса, каждый про себя просили исполнения своих желаний. Затем мама обнимала и крестила нас, молчаливо подолгу прижав к себе. Всегда уходила, со словами:
   - Мама, вас любит! Очень, ... Спокойной ночи.
   И так было всегда.
   Засыпая, мы с сестрой разом, подняли глаза, на распятого Иисуса, который висел над нашей кроватью
   - Как будто он нес на этом кресте всю боль мира. Сначала нам было страшно, но сейчас мы уже не боимся.
   Мама тихонько шла в соседнюю комнату, чтоб сесть за свой рабочий стол и читать, читать... письма от людей, которые приходили каждый день и очень много и в каждом из них, был крик души и надежда.
   Признаемся, а мы так хотели, чтоб она еще побыла, с нами...ведь мы ее так мало видели, дома в кругу семьи.
   ***
       
  
   Что представляет собой эта не легко давшаяся маме книга?
   То, что лежит перед Вами - исповедь православной хрестьянки.
  
  
  
  
   МАРИЧИКА ЛИВИЦКАЯ
  
   "С Иисусом на ... Ты"
  
   ДЕТСТВО.
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
  
   - Господи, здесь в Швейцарии, ... мое хрестьянинское мировоззрение стало склоняться к тому, что жизнь, ... это временное пребывание на земле. ... Так мучительно трудно, ... Господи, приступить к моему повествованию. Рассказывать Тебе Иисус о моей жизни на земле, очень нелегко. Но... как могу попытаюсь Тебе исповедоваться. Да и душа уже не болит. ... Отболела. ... Остыла. Каждый день сейчас, когда я сильно болею, и дни мои на исходе, задаюсь я Господи, вопросом: ... стоила ли моя жизнь, всех этих жертв, всех этих моих душевных и физических вложений, в дело ... во имя спасения человеческих страданий на земле, которому я себя посвятила? Оправдались ли все мои усилия?
   - Что Ты для людей Боже? Что Ты для людей Христос? Что для людей на земле те ценности, ради которых Ты Христос жил и принял на Себя страшную смерть? Господи -и-и-и!, вырывается у меня грешной, спросить Тебя, ... сколько мне еще мучиться на земле?
   - Господи! Эти строчки к Тебе, будут началом рассказа о моем детстве: о моей бабушке по маме. О том, как мои родители знакомятся на свадьбе. Как полюбили они друг друга и от этой любви, ровно в 12 часов дня 7 апреля 1956 года по Твоей Воле, на земле родилась ... я. Благовещенье, - день моего рождения. Я расскажу Тебе также и о том, как я становлюсь жертвой эпидемии полиомиелита, ... и, как в тиски неизлечимой болезни, ... детский церебральный паралич, сковал мое физическое тело на всю... жизнь данную мне Тобой на земле. Боженька, ... всю глубину горя, боли и отчаяния моей родной мамы, ... не дано измерить никому.
   Господи! спасибо Тебе, ... я буду жить! - Семья продолжает бороться за мое спасение. Бабушка с верой в Тебя наставляет родителей. Господи! я хочу Тебе рассказать о моем первом друге, ... им стал пес Шарик. А еще, ... поняла я, Господи! что душа человека это поле битвы между добром и злом и задаюсь я вопросом, ... - почему отцы детей-инвалидов бросают семьи? - Мы вместе с мамой, ... штурмуем пороги Минздрава. У жизни много разных лиц, ... и добрые ... и злые. Думается мне, что Ты Господи! создал больных, ... в назидание здоровым. На дворе тихо плачет дождь. Перед глазами стоит мое детство. Меня обижает дядя Нелу.
   - Я, узнаю Господи!, ... ... что мир недобр.
   ***
   В семье Андроник, у дедушки Штефан и бабушки Прасковьи, были три дочки и сын. Маме, Ты Господи, дал жизнь на земле второй. Зовут мою маму Ирина Андроник. В семнадцать лет мама познакомилась со своим будущим мужем. Этот высокий и очень красивый человек стал моим отцом. Зовут моего папу Петр, а фамилия его Грецу. Папа родился в богатой трудолюбивой семье, где, кроме него, росли еще пятеро сыновей и три дочери. Отец был младшим. На подворье велось обширное хозяйство, но, ... году семью раскулачили в числе первых. Об этом папа знал со слов прабабушки. В семь лет отец потерял родителей. Бремя сиротства, боль, трудности войны и послевоенного голода он перенес с завидным стоицизмом. Отец никогда не был склонен ни к неоправданному энтузиазму, ни к пессимизму и отчаянию. С мамой папа познакомился на свадьбе у друзей. Они полюбили друг друга, и от этого брака, седьмого апреля 1966 года в день Благовещения родилась я.
   Назвали меня Маричика. В свидетельстве о рождении меня зарегистрировали под именем Мария. Но позже, официально, по жизни во всех документах я стала Мариной.
   ***
   От рождения я была здоровым ребенком. Матери было легко со мной: все удивлялись спокойному и покладистому нраву младенца. Мама вспоминала о том, что надо кормить меня, только тогда, когда ее кофточка намокала от грудного молока. В нашей семье была особая радость и особое счастье, ибо рождена я была от чистой и светлой любви. И была первой внучкой в роду Андроник, ибо до сих пор рождались только мальчики, а бабушке моей, как она рассказывала, уж очень девочку хотелось. Жила моя семья в своем мире и своею, особой жизнью, но так же, как и на всех людей в мире, иногда падают испытания властительницы человеческих жизней - судьбы,...не обошла, это судьба и моих родителей. Постигло ... горе семью, через год после моего рождения. Мама рассказывала, я гордо вышагивала по улице со своим красавцем-отцом: мы направлялись к дяде, папиному, старшему брату. Я забежала вперед, но вдруг упала, потом встала и снова упала... Отец поднял меня и шлепнул любя, думая, что дочка балуется. А мне было что-то не по себе. Вечером родители ушли к друзьям на свадьбу, оставив меня с бабушкой. Я никак не могла заснуть, ...крутилась с одного конца кровати на другой. Внезапно вырвала. ... Бабушка дотронулась до лба и обомлела - я вся горела. Она начала народными средствами делать все, чтобы снять температуру, остановить рвоту. Мне становилось все хуже и хуже. Рвота с желчью, на какие - то мгновенья останавливала дыханье. Я начинала терять сознание. Был третий час ночи, бабушка не знала, что делать. Транспорта для того, чтобы отвезти меня в больницу, не было. Родители все не шли... Вконец перепуганная, бабушка взяла меня на руки и побежала искать отца с матерью на другом конце города. Она бежала, прижимая меня к груди, во мраке, мимо домов и заборов, надеясь встретить на пустынных улицах хоть одного прохожего. Никого. Только собаки лаяли, чуть не срываясь с цепей.
   - Еще немножко, внученька моя, потерпи, скоро тебе помогут, моя Маричика, приговаривала бабушка, прижимаясь губами к моему горячему лбу. Наконец она добежала до двора, где играли свадьбу. И вся семья отправилась со мной в больницу.
   Этот вечер резкой чертой разделил мою жизнь на "до" и "после". То, чем другие пользовались не замечая, не благодаря - здоровье, движение стало для меня отныне недосягаемой, ... невыполнимой мечтой...
   ***
   В больнице меня обследовали и начали лечить. Но мое состояние с каждым днем ухудшалось. Мама не отходила от меня ни днем, ни ночью. Когда у больничной детской кроватки, она уже валилась с ног ее, ... заменяла бабушка. На вопросы о диагнозе врач отвечал: "Сильная простуда!". Прошло три недели, но температура не спадала. У меня болело все тело. Отказались служить ноги, руки. Я была парализована по грудь и даже не могла взять игрушку. Мышцы на ногах атрофировались и высыхали с каждым днем. Прямая спинка искривлялась все сильней. Сухожилия начали стягиваться, их натяжение происходило очень болезненно, правая нога укорачивалась. Собравшиеся врачи обратили внимание на целый ряд опасных симптомов, незаметных вначале.
   Спустя много лет, бабушка призналась, что в первые дни моей болезни она была на грани отчаяния, говоря себе, что Бог покинул ее семью, где за грехи взрослых должна страдать ее внучка. Бабушка в ужасе причитала:
   -Ирина, посмотри, она же на ногах не стоит, ... коленки подкашиваются, ... Господи! она ведь у нас уже бегала!
   Мама тихо отвечала, что я просто ослабела, она боялась поверить. ... Но бабушка не унималась:
   -Ей здесь больше нечего делать, ей только хуже! Нужно забирать ребенка! ...и бежать отсюда.
   Мама настояла на новом консилиуме, и срочной отправке меня в столицу. Из Кагула врачи направили меня в Кишинев. Там мама была потрясена страшным диагнозом - детский церебральный паралич, ... полиомиелит.
   - эта девочка, ... безнадежная! ... к сожалению, этот ребенок останется парализованным ... навсегда, и тут врачи, ... бессильны, ...
   услышала она за дверью голос лечащего врача. Услышав приговор, ... мама в слезах вцепилась в спинку моей кроватки.
   - ... Безнадежная! ... не -е-е-е-т, ... Господи!
   Столько дней и ночей без сна. ... Надежда у нее не умирала, ... и тут. ... Цепляясь за стенки, ... пошла к окну, ... воздуха не хватало,... отворив настежь окна, устремив глаза к небу, ... навзрыд заплакала мама.
   - Почему Отец Небесный! ... За что?
   Я стала жертвой эпидемии. В инфекционное отделение родителей, да и вообще посторонних не впускали. Врачи инфекционного отделения, ...запретили маме оставаться со мной в палате, ... советовали ей уйти, ... слово, за словом повышая тон. Мама отошла от окна и снова вцепилась в спинку моей кровати. Медсестра стала ее выталкивать, ... мама упиралась и слезно умоляла разрешить ей оставаться со мной хоть на ночь. Они были непреклонны, ... непробиваемы. Один из молодых врачей, ... внезапно сзади, ... накрутил на свою руку, мамину длинную, ... спадавшую на спину косу и ...несчастную женщину выволокли, насильно. После этого мама целыми днями стояла под окном. Каждую ночь мама молилась Тебе о том, чтобы со мной все было в порядке. Все таки, однажды, одна старенькая санитарка ей помогла, и мама ... пробралась в палату. Взяв меня на руки, она испугалась: кожа ее дочки сморщилась и покраснела, из-за беспечности медперсонала развились пролежни. Спину повело. Позвоночник перекосило на левую сторону. Сколиоз - сильное искривление позвоночника - проявился в виде горба с левой стороны... болезнь сковала и обезобразила мое тело. Охваченная ужасом, мать схватила меня в охапку и убежала.
   ***
   Дома бабушка отвезла меня к старику-лекарю. Он долго читал молитвы, затем меня искупал, а использованную воду налил в графин и велел ею полить дерево у калитки со словами:
   - Если дерево не высохнет, значит, и девочка будет жить. Если высохнет - и она умрет! Вверти своего ребенка Господу Богу, и будьте тверды, и будет жизнь на земле дана ей и будет покой Вам. Жизнь каждого человека на земле имеет свое предназначение. Все рождаются уже с написанной небесами судьбой, ничто не происходит случайно. Вы должны верить и в ее предназначение. Молитесь и просите небеса о том, чтобы не покинула она Вас в младенчестве, ибо нет страшнее горя, чем пережить смерть своего ребенка, родителями. Через молитву даровано Вам возможность общения с Богом. Молитва возводит человека от земли на небо.
   Затем, сделав долгую паузу, промолвил:
   - Последние дни я проживаю на земле. Собираться мне надо в дальний путь. И должен сказать я Вам, что моему духовному зрению открылось, когда пребывал я в молитве, что не умрет она и что, знаковая, ... долгая жизнь дана ей будет по вере ее. Дарует ей Господь свою милость и благорасположение.
   Родители долго колебались, не решаясь последовать ли совету знахаря? Им было страшно: а вдруг дерево умрет, унеся с собой и жизнь Маричики? Но, в конце концов, мать с отцом решились и напоили корни дерева водой из графина. Теперь помыслы всей семьи были устремлены к маленькому деревцу у калитки. Днем было спокойно: дереву как будто ничего не угрожало. Ночью же страхи обострялись. Тревога и волнение надолго поселились в нашем доме.
   Несмотря на предупреждение администрации с работы об ее увольнении, мама стала петь в церковном хоре, находя надежду и покой в православной матери-церкви.
   - Если тебе Господи благоугодно и если, перед лицом, Твоим, мой ребенок находится в твоем благоволении, открой мне, будет ли моя девочка жить. Господи, милостивый, пошли Твое к ней благорасположение...не забирай ее у меня. Отец Небесный не утомляй ожиданием очей слезных моих, дай надежду сердцу моему огорченному. В горести душа моя и сердце...не отвращай очей Своих, Господи от моего ребенка. Услышь Боже моление мое!
   Молилась и плакала по ночам мама.
   Шло время. Ветви, на которые молилась вся семья, не зеленели. Мама с папой снова стали обращаться к врачам и знахарям. Все склонялись к тому, что я умру. Отец опять поехал к дедушке, лекарю, посоветовавшему поливать дерево, но старец уже ушел в мир иной... Так, в мучительных сомнениях и бесконечной боли души, прошли осень и зима. Наступила весна. Мое состояние ухудшалось изо дня в день.
   Однажды перед рассветом, часа в четыре, мои домашние встретились все втроем под деревом.
   - А дерево... расцвело! Она оправится, дерево расцвело,
   впервые, за много месяцев, отец смеялся от души и сиял от радости, горячо прижимая к себе улыбавшуюся маму. Они радовались и смеялись, как дети, много лет спустя, рассказывала мне бабушка. Однако это был смех сквозь слезы. Чудо свершилось! Отец торжественно сообщил бабушке:
   - Маричике, девочке моей, Богом предназначено жить!
   Вера моих родных была сильна.
   - ... Вера - величайшее благо в земной жизни, она соединяет человека с Богом. С крепкой верой человек все может. Верьте в Бога, молитесь ему, делайте добрые дела! Эти три крыла подымут нас к Престолу Божьему, ...
   Читал мудрых Богословов, из церковных книг по вечерам отец.
   ***
   Бабушка часто говорила, что, Ты Господи, послал ей хорошего зятя. Отец всегда серьезно относился к своему внешнему виду, и особенно к одежде, любил хорошие костюмы и рубашки. Он занимал хорошую должность в райпотребсоюзе, семья всегда жила в достатке. Чувство доброты превалировало в его характере. Идя с работы, домой, отец всякий раз заходил к бабушке, оставляя ей половину тех продуктов, которые нес нам. Он любил бабушку искренне, как сын, и всегда звал ее мамой.
   Я вспоминаю, как однажды мой добрый папа, принес с улицы домой собаку- дворняжку, которая вот-вот должна была ощетениться. А рано утром, когда начало светать, показал мне шапку, в которой копошились пятеро новорожденных щенков. Сел у изголовья кровати, вынул одного мокрого малыша, потом другого, наконец, остановился на третьем и сказал:
   - А вот этого, Маричика, папа оставит тебе. Назовем его Шариком.
   Шарик рос, становился все крупнее, но от меня никогда не отходил. И, хотя родителям часто приходилось убирать за ним, они не мешали нашей дружбе и даже были благодарны доброму псу, что он не оставлял меня в одиночестве, когда им приходилось часами оставлять меня одну.
   ***
   Мама любила часто брать меня на руки, гладить. Вечерами они с бабушкой занимались мной, пытаясь вернуть жизнь неподвижным ножкам. Они парили меня в большом металлическом корыте, куда постоянно добавляли горячую воду с настоями трав, читали над моей головой православные молитвы. И бабушка, и мама верили в силу слова, обращенного к Тебе Иисус. Они вдвоем постоянно наставляли меня, говоря о необходимости истинной веры в Тебя, надежды на Тебя и любви к Тебе.
   По окончании купания меня укладывали на кровать и делали массаж. Одну руку массировала бабушка, другую мама. Потом переходили к спинке и ножкам. Этот массаж мне очень помог. После каждого такого сеанса я лучше чувствовала свое тело и особенно руки. Бабушка потом рассказывала:
   - Иногда у меня не было сил на все это, но твоя мама упрашивала, не унимаясь, пока я не сдамся. Она страстно хотела, чтобы ты стала на ноги. Твоя Мама считала, что мы не замечаем ее слез. Плакала она много,...и у меня сердце разрывалось от бессилия, что ничем не могу помочь своей внучке.
   Моя болезнь не сломила ее. Считается, что мужчины сильнее женщины, но на самом деле они слабее. Мой отец иной раз срывался, не выдерживая трудностей, но моя мама не сдавалась никогда. Но я очень благодарна отцу за то, что он не убежал от трудностей, не оставил маму один на один с болью их общего ребенка. А ведь семей, откуда мужчины уходят из страха перед обузой - ребенком-инвалидом - очень много. Став впоследствии профессиональным социологом, работая над диссертацией о социально-правовом регулировании образа жизни и труда инвалидов, я заинтересовалась статистикой на эту тему и узнала, что около 70 процентов семей, воспитывающих детей-инвалидов (а особенно - детей-инвалидов с внешне выраженными признаками физической инвалидности), остаются без мужчин. Сильный пол теряет силу духа и дезертирует.
   Мои родители сделали для меня в жизни две главные вещи. Во-первых, они вместе вытащили свою дочь из небытия, из пропасти, в которую меня вверг паралич. Во-вторых, они научили меня быть упорной, смелой, уверенной в себе, научили ставить цель и добиваться ее. Я до сих пор помню, как мама упрашивала меня, чтобы я каждый день самостоятельно двигала пальчиками и произносила "Отче наш" три раза. Вера ее была сильна, она была уверена в том, что, если я буду это делать, то пойду на поправку.
   Меня часто спрашивают, откуда у меня столько силы всегда говорить "я хочу сама".
   -Это родные, близкие мне люди, научили меня быть сильной.
   Мне было очень больно - но приходила бабушка и подбадривала меня. И вот я уже могла чуть-чуть двигаться, волоча свое тело. Может быть, я не выжила бы, если бы мне не внушили, что я буду жить. Мои родители ежедневно выискивали жадным взглядом микроскопические изменения в состоянии моего здоровья. Они верили в меня, а я помогала им.
   О, как я благодарна отцу и матери, которые не приобрели мне в детстве инвалидную коляску! Благодаря этому я научилась передвигаться так, чтобы в случае необходимости мои ноги могли волочиться за мной. Я обходилась без посторонней помощи. Сильно развившиеся руки в какой-то степени компенсировали немощь ног. Физическая неподвижность давала могучий толчок моим эмоциям, моему интеллекту.
   ***
   После того, как мое дерево зацвело, меня начали возить по больницам городов бывшего Союза. Мы стали скитальцами, побывавшими в самых разных уголках нашей тогдашней родины. Добиться путевки в санаторий, особенно летом, было безумно трудно. Много лет спустя, мама рассказывала о том, как это было:
   - Маричика, тебе не было и шести лет, но ты была крупным ребенком, и носить тебя было нелегко. Однажды рано утром я, как всегда, взвалила тебя на шею, и, оставив записку на столе для папы, поехала на автобусе в Кишинев в министерство здравоохранения. Дорога стала для меня знакомой: я много раз туда ездила, часами выстаивала под дверьми бюрократов с единственной целью - добиться путевки в детский санаторий города Евпатория в Крыму.
   Было душное лето, пыль стояла на дорогах столбом, автобус был переполнен нервными, издерганными ожиданием людьми. Мне пришлось шесть часов держать тебя на руках. Всю дорогу я думала о том, успею ли, отстояв очередь, попасть к нужному мне чиновнику до конца рабочего дня. И вот, девочка моя, когда я, наконец, добралась до двери с табличкой "заместитель министра здравоохранения", я поняла, что не успею.
   - О Господи!
   Я не выдержала и заплакала от усталости, голода, отчаяния и безнадежности. У меня онемели руки.
   И вдруг ты сказала:
   - Мама, положи меня на пол, я сейчас упаду.
   Я развернула тебя, прижала к груди и не смогла удержать. Всю дорогу от вокзала до министерства я несла и тебя, и сумку с едой, и, заведя руки назад, постоянно придерживала, чтобы ты не скатилась. И вот руки отказали... Подняв головку, ты произнесла, обращаясь к секретарю:
   - Тетя, помогите моей маме, а Бог поможет вам. Мы с мамой очень пить хотим!
   Я схватила тебя на руки:
   - Маричика, так нельзя, молчи! Сейчас мама тебе сама даст попить.
   - Мама, ты забыла воду в автобусе.
   Наверное, наши маленькие и большие беды говорили за нас красноречивей, чем мы сами. Потому что, женщина вдруг сжалилась и отвела меня в приемную. Кабинет был просторный, на полу лежал большой ковер. Я положила тебя на него и стала думать, что делать дальше. Я и не заметила, как ты поползла к двери кабинета замминистра. В это время дверь открылась, и оттуда вышел человек невысокого роста.
   - Кто вас впустил? Рабочий день закончился, и день у меня сегодня неприемный.
   - Пожалуйста, ради Бога...
   Я упала перед ним на колени!
   - Я столько лет добиваюсь для ребенка летней путевки в Евпаторию, помогите! Сил больше нет.
   Он подошел. Помог мне подняться и, взяв тебя на руки, посадил на стул. Но ты не могла самостоятельно сидеть, и вцепилась в его руку, чтоб не упасть. Ты смотрела ему в глаза. Он взял наши документы и тихо сказал:
   - Я чиновник, но я верю в Бога. У меня тоже были родители. Спокон веков у нас была православная интеллигентная, верующая семья. Еще помню я, деда наставление, что в основе спасения души лежит доброта, милость и любовь, к ближнему.
   Затем, помолчав с грустью, сказал:
   - ... Времена сейчас другие... Все бы хорошо, да вот Бога забыли. Завтра пожалуйста, если сможете - утром, подойдите. Есть горящая путевка.
   Направляясь к двери, он вдруг остановил на тебе долгий, теплый взгляд. Затем повернулся ко мне:
   - Никогда не говорите, что сил больше нет. Если Бог дает крест, то Бог дает, и силы его нести.
   И вышел.
   - Во все времена есть на земле люди от Бога, ибо через людей, Бог творит чудеса. Вспомнила я мамины слова, сказанные вслух.
   ***
   Так я впервые попала в Крым, в Евпаторию, в санаторий для детей с нарушением опорно-двигательного аппарата.
   В санатории мне наложили на ноги, от бедра до ступни стальные ортопедические приборы весом примерно по два с половиной килограмма каждый. Опираясь на костыли, я пыталась под наблюдением врачей научиться ходить. Со стороны это было жалкое, душераздирающее зрелище: я и стоять-то могла только с посторонней помощью... Я много времени проводила в воде под наблюдением медсестер. А целебным свойствам солнца я до сих пор верю больше, чем бесконечным лекарствам, которыми пичкали меня. Уже через три месяца лечения, купаний и солнечных ванн я заметно поздоровела, могла чуть-чуть стоять при помощи поддерживающих ортопедических аппаратов и корсета. Это была победа!
   Приехал за мной отец. Я вдруг почувствовала, как мне недостает мамы. Домой мы прибыли в конце августа. И я увидела, что во дворе около дома сделаны поручни. Отец начал учить меня ходить. Я поняла, что родители никогда не смирятся с моей болезнью.
   Каждое лето в августе месяце, меня отвозили в специальный детский санаторий на Украину в Одесскую область, Днепропетровский район, поселок Сергеевка, который располагался на берегу Черного моря. Попасть туда было очень трудно. Нужно было пройти специальную медкомиссию, делившую путевки. Их было мало, на всех не хватало, но в те времена даже за деньги нельзя было повлиять на их распределение. Однажды мама разбудила меня рано утром, и мы поехали в Кишинев "выбивать" опять путевку. Я ждала маму у парадного подъезда министерства здравоохранения, наблюдая за мелькающими женскими ногами и рассматривая надетую на них обувь. Я ждала, что вот-вот появятся туфли моей мамы. И вот мама пришла.
   - Когда мы войдем туда, где заседает комиссия, - сказала она, - ты должна будешь заплакать. Иначе мы ничего не получим.
   Тогда я послушалась маму. Но прошли годы, мне было уже девять лет, я умела, хотя и нетвердо, стоять на костылях. И вот мы снова пытаемся получить путевку. Когда дело шло к финалу наших мытарств, мама приказала мне заплакать. Но я наотрез отказалась. Я твердо при всех сказала:
   - Мама, не заставляй меня больше плакать! Поедем, пожалуйста, назад. Дома с бабушкой помолимся, и Боженька нам даст путевку.
   Мать пыталась найти путь к сердцам бюрократов. А я смотрела на людей и боялась их жалости, жалости, которая сродни презрению. Я уже решила, что не признаю слова "калека" по отношению к себе. У человека, лишенного счастья движения, есть интеллект, - этот человек не инвалид. Он здоров, раз умеет мыслить, а иногда он мыслит даже четче и тоньше. Люди не понимают, как тонка грань, отделяющая здорового от больного и физически полноценного - от инвалида. А ведь трагедии, уносящие здоровье, случаются сплошь и рядом. Есть ли гарантия того, что старость не встретит нас параличом, если в молодости вам посчастливилось не заболеть или не попасть в аварию? Мне часто хочется спросить здоровых, жизнерадостных, подвижных людей: а вы не боитесь угодить в ту резервацию, которую построили для нас, инвалидов? Не боитесь ли стать объектом холодной жалости окружающих - жалости унизительной потому, что она бездеятельна, жалости, которая сродни презрению? Я убеждена в том, что Бог создал больных в назидание здоровым. Но люди не хотят этого понимать. Сегодня в Молдове, стране, которая перешагнула порог десятилетия своего суверенного существования, инвалидам отпущена на жизнь ежемесячная пенсия в размере 5 до 20 долларов. Они вынуждены быть обузой родных, не имея возможности работать, чтобы прокормиться. Однажды мы слышим слово "калека" и начинаем вдумываться в его смысл. Потом мы понимаем, что общество не принимает нас. Но мы идем, передвигаемся, сидя в инвалидных колясках или опираясь на свои костыли, и растирая в кровь подмышки. Мы хотим быть среди людей.
   ***
   Как мне хотелось в детстве быть со всеми, ... быть, как все!
   Мы жили в маленьком и очень зеленом городке на юге Молдовы. В Кагуле было мало многоэтажек, подавляющее число горожан жило в маленьких домах, утопающих в зелени садов. Большинство детских радостей было связано с природой. Весной с нетерпением ждали первых ягод и фруктов, жевали сладкие цветы акации, обрывали зеленые завязи вишни, черешни и абрикосов. Ходили на озеро, купались, ловили рыбу, жгли костры. Прятали в вырытые в земле ямки фантики из-под конфет, это называлось "секретом". Осень приносила изобилие фруктов и винограда. Особенно соблазнительны были грецкие орехи в сочной зеленой кожуре. Они созревали последними, но еще в стадии молочной спелости не сформировавшегося ядра дети сбивали их палками и чистили, не боясь того, что едкий сок ореховой оболочки окрасит руки и губы густым шоколадным цветом. Сегодня городские дети привязаны к квартирам и дворам. Для того, чтобы побыть в одиночестве, им нужно дождаться ухода родителей или впереть взор в монитор компьютера. Им не известна первобытная радость лазания по деревьям, когда большая ветка превращается в твой игрушечный дом, в качели или в гимнастический снаряд. Они не зажигают костров в укромном месте дикой рощи или неухоженного заросшего парка, не пекут украденную из дома картошку. Они не строят из гнилых досок забора плотов, на которых можно переплыть заиленный пруд. По существу, они живут в мире взрослых, откуда не могут вырваться. Но мы жили другой жизнью. Соседские дети постоянно лазили по деревьям, забирались на крыши и заборы. Больше всего доставалась старому дереву белой черешни. Она росла во дворе соседей, на улице Садовой дом номер 19 у тети Лены Далматовой, протягивая через забор в наш двор тяжелую основательную ветку, бывшую предметом моих мечтаний. Однажды, когда поблизости никого не было, я решилась. Приволокла по земле маленький стол, за ним табурет, подтянулась на руках и забралась на ветку. Я вцепилась в нее, зажмурив глаза от страха. Сверху все было совсем другим. Огромный мир, который скрывали от меня заборы, привольно раскинулся вокруг. У меня было чувство космонавта, вылетевшего на орбиту, но не знающего, как вернуться на землю. Ужас охватил мое сердце. Я не могла ни залезть выше, ни слезть. Я стала звать маму, но она была на работе. Время этих нескольких минут тянулось бесконечно, я рыдала так, что почти начала задыхаться. Наконец сосед Миша - сын тети Лены, услышал мои крики и прибежал на помощь. Он взял меня на руки, отнес домой и уложил на кровать под орехом. Вечером я все рассказала маме. Я чувствовала, что ни о чем не жалею.
   ***
   Еще маленькой я стала сознательно восставать против своей болезни. Часами, опираясь на руки и волоча ноги, я ползала по двору - кое-как, но передвигалась. Нетерпение сжигало меня. Я упорно карабкалась вверх по ступенькам своей жизни ценой огромного труда, упорства. Правда, мои усиленные упражнения причиняли ногам больше вреда, чем пользы. Зато они необычайно развили мышцы груди и рук. От усталости я засыпала там, куда заводили меня мои путешествия: в траве под деревом, в винограднике, а то и прямо у порога дома. Однажды я доползла до ворот, где лежал Шарик. Он вдруг встал, сделал несколько шагов в сторону огорода и остановился, повернувшись ко мне. Он долго и грустно смотрел на меня и опять пошел. Затем остановился у калитки ведущей в огород, пролез под ней. Песика не было две-три минуты, а через какое-то мгновение он вернулся, перелез во двор под калиткой и, посмотрев в мою сторону, призывно тявкнул. Я поняла, что он зовет меня. Следуя за приятелем, я проползла под калиткой. Пес бежал, останавливался, смотрел в мою сторону, ожидая, что я последую за ним. Так я доползла до проволоки, которая разделяла наши с бабушкой дворы. Я знала, что за забором на цепи была привязана бабушкина собака, которая дружила с Шариком и ждала щенят. Приблизившись к будке, я услышала писк. Я просунула голову в будку. Там была сука с четырьмя новорожденными щенятами. Она восприняла мое появление спокойно, не рычала, разрешила мне дотронуться рукой до мокрых комочков. И тут я поняла, что отец этих щенят - мой Шарик! Его никогда не держали на цепи, а его подруга всегда была привязана. Шарик доверил мне свою радость! Я поняла, что собака-мать, наверное, голодна. И мы с Шариком отправились в новое путешествие. Я ползла, он шел. Два куска плацинды были там же, на тумбочке. Засунув их за майку, я поползла назад. О, как я устала! Но радость Шарика вознаградила меня за все: когда я накормила его подругу, он стал лизать мои щеки... Почти два часа я лежала рядом с Шариком у будки, на траве. Я отдыхала. И тут через щель забора увидела, что бабушка вошла во двор. Она строго запрещала мне находиться рядом с собаками. Я поняла, что лучше скрыть свою "гуманитарную акцию". И, пробравшись обратно, к забору из проволоки, я прилегла под виноградником, собираясь с новыми силами. Бабушка меня не видела, я же видела все. Лязгая старым ведром, она подошла к собаке и, кинув в Шарика камнем, прогнала его прочь от будки. А потом...
   - О, ужас!
   У меня перехватило дыхание! Бабушка стала по одному брать в руки щенят и топить их в ведре!
   - Бабушка, нельзя! Что ты делаешь! Тебя накажет Бог!
   Я плакала навзрыд с той недетской болью, которая рождается в испытаниях. Бабушка не стала ко мне подходить. Взяв ведро, она быстро покинула место происшествия, плотно закрыв за собой калитку.
   - Бабушка, родненькая моя бабушка. Что же ты наделала? ...Закрыв дверь,... нельзя закрыть совесть!
   - Боженька, смилостивься, ... и даруй моей любимой бабушке прощенье.
   Устав от слез и обиды, я тихо уползала. Перед моим взором стояли до боли, наполненные жалью, тоскливые глаза привязанной собаки. Мне было грустно, и я чувствовала себя несчастной. Но беда не ходит одна. Вечером пошел дождь, родителей не было дома. Папин брат, дядя Ваня и увидев как мне грустно, предложил мне посидеть на улице, на скамейке. Он взял меня на руки, вынес на улицу и сел рядом со мной, придерживая меня. Ну улице собралось много детей. Разного возраста. Играли в жмурки. Один, два, три, четыре, пять, я иду искать... Неподалеку оста­новился автобус. Как раз жмурила моя сестра. Вика,
   - Вика, можно я тоже буду прятаться?
   - Ну ладно прячься!
   крикнула она.
   О, какая ра­дость я играю со всеми в жмурки.
   Дядя, дядя, ... спрячь меня за автобус.
   Дядя Ваня, со мной на руках спрятался за автобус.
   - Один, два, три, четыре, пять я иду искать...
   сказала Вика.
   Дядя осторожно положил меня на землю, сказав мне, что ему надо поговорить с папой. Пришел с работы и вошел во двор отец. Дядя Ваня пошел за ним. Я заползла под автобус счастливая, уве­ренная в том, что Вика не найдет меня. И не обратила внимания, куда убежал Шарик. Вдруг слышу Викин крик:
   - Шарик, беги, беги отсю­да!
   Страшный выстрел из пистолета заставил меня содрогнуться. Я увидела, как Шарик рух­нул, его угасающие глаза жалостливо смотрели в мою сторону
   - Н-е-т! Папа!
   Я видела, как из ворот, держа за руку мою сестру, выбе­жали папа и его брат. Стрелял наш сосед, жив­ший через два дома - милиционер. Он был очень пьян, и Шарик случайно загородил ему доро­гу, когда бежал ко мне под автобус. Вот так, ни за что, про­сто так, будучи хозяином положения и имея оружие, он выстрелил. Просто, ... собака, перешла ему дорогу и это, ему не понравилась. Плакали дети, ... утирал слезы отец. Я так сильно сжала голову, моего четвероногого друга, что меня не могли оторвать. Шарик умирал у меня на руках. Сколько боли и отчаяния было в его собачьих глазах, устремленных на нас, ... на людей .
   Пошел дождь, ... сильный дождь! ...
   В каком-то мра­ке, в каком-то неведении протекала в моей душе внут­ренняя борьба. И никто не мог ответить на мой вопрос, возникавший вновь и вновь в моей душе: Как была ожесточена моя душа в этот тоскливый вечер, как были взбудоражены мои детские чувства! Никто не мог ответить на мой вопрос-крик:
   - Отчего люди так жестоки? Почему бабушка уто­пила щенят? Почему страшный милиционер убил просто так, жестоко и без причины моего единственного четвероногого друга? Господи! Меня, почему-то, все вокруг называли... старушкой, но я то была еще маленькая и совершенно не знала жизни. Каким же должен быть мир, ... если он толкает человека к греху? Господи! даруй людям свою благодать, свою Божью милость, и пошли своего Ангела охранять этот мир, который полон жестокости, ... где нарушаются и закон Божий и закон человеческий. Твоя мудрость Господи! превосходит человеческий разум.
   В доме все спали. Мне уже исполнилось семь лет, и я знала, что в сентябре меня отвезут куда-то далеко от дома, в школу. Моя кровать нахо­дилась около окна, вдруг я услышала протяжный тихий вой. Тихонько забралась на подоконник и прижалась лицом к стеклу плотно... еще плотней... Вой повторялся. Я поняла - это выла бабушкина собака, лишившаяся и детей, и их отца. Форточка была чуть приоткрыта. Не отжимая своего лица от стекла, я тихо плакала, ...детские слезы катились по стеклу. Мои глаза были устремлены вверх, в небо! Я молитвенно сложила ладони у груди:
   - Господи, шептала я по- детски, прости грехи моему Шарику, Господи, возьми его в Рай. Я так люблю тебя, отец мой не­бесный.
   Дождь все так же неустанно барабанил по стеклу и шумел ветер. Постепенно я вся закоченела, и мужество стало покидать меня. Я уснула на окне и не почувствовала, как мама среди ночи встала и уложила меня. Я открыла глаза.
   - Мама, я не хочу жить без Шарика.
   - Не плачь, доченька, Шарик сейчас в Раю.
   С мокрым от слез лицом, всхлипывая, я засыпала. Утром я открыла глаза, почувствовав, что кто-то облизывает мою руку горячим, влажным язычком. На подушке лежал белый щенок, а рядом с кроватью стоял папа. Мой добрый, ... самый лучший в мире папа.
   -Папа, правда, Шарик живой ...правда он сейчас в Раю и бегает на зеленой лужайке?
   - Конечно, ... конечно, он живой.
   Я приподняла одеяло и положила мохнатый комочек себе на грудь.
   - Держи его, обними покрепче, - сказал папа. Мы его назовем тоже Шариком.
   Я обхватила руками пушистый сгусток животной теплоты, прижала к себе песика - и в мгновение ока вся моя тоска исчезла. Бесконечное счастье наполнило меня. Я посмотрела в глаза отцу, и мое ощущение счастья передалось ему. Он улыбнулся. А щенок вылез из-под одеяла и посмотрел на меня карими глазенками, дружелюбно и жизнерадостно виляя хвостиком. Мой новый пес - Шарик, был всегда со мной. Отец приучил его к упряжи, и зимой он катал меня на санках.
   ***
   Мне всегда было чуждо сознание моей трагической исключительности. Когда я слышала слова "калека", "урод", мне казалось, что это не про меня. Я сжилась со своей болезнью, я долго не понимала, какой помехой могут стать для меня бездействующие ноги. Однажды, мамы долго не было с работы, да и папа задерживался. Однообразно мелькал день. От низа калитки до земли было небольшое расстояние. Я выглянула в это отверстие. На дороге в пыли, прямо недалеко от нашей калитки лежала всего одна ягода - крупная красная свежая клубника. Никогда такой красивой ... не видела! Стоило только руку протянуть, ...я под­ползла ближе, сунула голову под калитку, ... вытянула руку, ... и, ... клубника уже у меня во рту.
   - Какая она сладкая!
   Голова, руки и половина моего туловища остались торчать снаружи. Люди сновали мимо нашей калитки, и каждый прохожий боковым взглядом, останавливался, ...задерживая на мне, свой удивленный взгляд. Мимо шел мой дядя Нелу Андроник, младший брат мамы, работавший учи­телем физкультуры, возвращавшийся домой из школы. Увидев меня, он остановился, побагровел от негодования и закричал:
   - Как ты сюда попала? Так не красиво высовывать голову, где твоя мать? Откуда только такое несчастье на наш род? Он приблизил­ся и стал пытаться заталкивать меня назад во двор. Я очень испугалась, рванула назад, но не смогла втащить голову обратно. Я вся сжалась, и...тихо заплакала. Из соседнего дома вышла бабушка. Он напустился на нее:
   - Мама, ну посмотри, на это безобразие? Посмотри! Почему вы не смотрите за девчонкой, за этой маленькой калекой? Что люди говорят вокруг? Я сколько раз просил, чтоб Ирина держала ее закрытой. Ей только семь лет, а она уже такая же упря­мая, как и ее мать!
   Сестру, дядя Нелу не любил, бабушка подошла ко мне, очень осторожно втащила мою голову обратно взяла на руки, отнесла во двор­ и уложила меня на кровать под орехом. Она молчала. Что такое боль и обида, я впервые узнала от близкого человека, ­маминого брата дяди Нелу, называвшего меня не иначе как "калека".
   - Господи! Помоги мне распознавать издалека людей, не умеющих скрывать свое любопытство, жалость или брезгливость. До сих пор у меня перед глазами стоит неприязненный взгляд моего дяди. Куда деться от него?
   Вечером пришла с работы мама. Села рядом, погладила, поцеловала меня. Плача, я спросила ее:
   - Что значит "калека"? И почему дядя меня так не любит?
   Я рассказала маме обо всем. Бабушка с дедушкой и дядя Нелу, жили за забором в соседнем доме на улицу Садовой дом номер 23. Мама рванулась к дому бабушки, где жил дядя. Вскоре я услышала ее громкий негодующий голос:
   - Какое ты имел право? Ты человек, у которого нет своих детей. Человек, которому под сорок, и который до сих пор, не женился из эгоизма. Как ты мог назвать мою девочку калекой? Ты бы лучше заботился о том, каковы твои действия перед лицом Господа. Все мы в руках Всевышнего. Сегодня ты здоровый, а завтра, только Бог знает.
   Дядя Нелу накинулся на нее с кулаками, и толкнул маму к привязанной на цепи дворовой собаке, которая незамедлила укусить ее. Мама закричала и навзрыд заплакала:
   -И почему ты так всегда боишься, что скажут люди? Я родила ребенка здоровой девочкой. Только через год по вине врачей, которые не вовремя определили диагноз, моя девочка заболела.
   ***
   Господи! скажи мне, почему иногда дети, тоже бывают очень жестокими. Когда все иг­рали в камушки, соседский мальчик отказывался принять меня в игру, мог и ударить. Я плака­ла, он долго-долго смотрел на меня, затем молча уходил. Он даже мог отобрать у меня кусок хле­ба, зная, что я не смогу за ним побежать. Я хотела их любить, но не чувствовала ответной любви детей к себе. Они просто игнорировали меня. Мне больше всего нравилось смотреть, как они ловят друг друга, играя в прятки. Ни­когда я не чувствовала себя более одинокой. Через дом от нас жил глухонемой мальчик Коля. Он был моим ровесником, но необы­чайно рослым для своих лет, у него была очень прыщавая кожа и нездоровый цвет лица. Меня поражали его крупные, нескладные черты и очень длинные ноги и руки. Он постоянно ел. И от этого у него были пухленькие щеки. Дети не питали к нему особой привязанности, мне даже кажется, что они его ненавидели, постоянно запугивая и тираня. И это не два ­три раза в неделю, и даже не два-три раза в день, а беспрестанно. Ведь он не мог дать им отпор, он был полностью глухонемым. Я чувствовала со стороны, что он дрожит каждым нервом, боится, трепещет каждой жилкой, когда к нему приближались чужие взрослые дети, соседские ребята Миша и Ваня, которых все боялись. Бывали минуты, когда он совер­шенно терялся от ужаса, ибо у него не было защиты ни от их угроз, ни от их побоев. Его мать работала уборщицей в нескольких местах, уходила рано, приходила поздно, отец был алкоголиком и никогда не замечал, что Колю бьют и обижают. Я помню, что в детстве Коля всегда был рядом. Мы часто и подолгу сидели вместе, он гладил мои волосы. Мне всегда было его жалко, и мне всегда было радостно с ним поделиться чем-то вкусным из того, что папа приносил. Хоть у него и было безобразное лицо, и он не мог ни говорить, ни слышать, но он тянулся ко мне, потому что тоже был парией. Впоследствии мать отда­ла его в дом - интернат закрытого типа. Всю свою недолгую жизнь он прожил в закрытой школе, среди себе по­добных. Там же и умер, не дожив до 30 лет.
  
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
  
   - Господи, какое счастье! ... Я буду учиться. Меня принимают в Яловенскую школу-интернат. - Меня из Маричики, перекрещивают в Марину. - Учусь ходить на костылях. Школьные годы, ... все ли ... чудесные? Невидимые миру, ... а ведомые только Тебе Иисус, мои слезы.
   - Милостивый Боже! ... можно я расскажу Тебе, о маленьких трагедиях обитателей закрытых сиротских инвалидных школ? ... Я - "Черепаха". - Тимофей Попеску, учитель-садист. Перестройка в нашей школе.
  
   С шести лет я мечтала пойти в школу, стать, как все, первоклассницей - в белом фартучке, с кружевным воротничком на форменном платьице и белыми бантами, ... Однажды я услышала, как мама говорит отцу:
   - Если Маричика, хоть чуть-чуть не научится ходить, не научится твердо стоять на костылях, ее не примут в школу, и придется нам искать приходящего учителя...
   Приехав как-то из санатория, в солнечный день я сидела на своей кровати во дворе. Ко мне подошел отец и сказал:
   - Знаешь, Маричика, ты уже выросла, и мы с мамой подумали - надо отдать тебя учиться. Ты будешь читать, ходить в школу.
   И я пошла в школу. Этим, как и всем в жизни, я обязана родителям, для которых я была центром вселенной в мире. Их любовь и помогла мне стать на ноги - в самом прямом, смысле. Мама работала поваром в ресторане "Прут". Однажды, совершенно случайно, от коллеги она узнала про школу для детей-сирот и инвалидов в поселке Яловень под Кишиневом. Мне уже исполнилось семь лет. Был июль. Через два дня истекал срок зачисления в школу. Узнав новость, мать попросила кого-то заменить ее, выскочила из ресторана и прямиком побежала домой, быстро взяла меня на руки, и бегом на автостанцию и тут же села в последний автобус, следующий на Кишинев. Она очень надеялась успеть. Приемная комиссия в Яловенской специальной школе интернат еще заседала, когда вбежала мама и крикнула:
   - Пожалуйста, помогите! У моей девочки больные ноги, но у нее умная головка. Она знает буквы. Умеет читать и писать. Вы, пожалуйста, проверти ее, и дайте ей возможность получить знания.
   Зачислили меня в первый класс. Единственный в школе класс с русским языком обучения.
   ***
   Яловенская школа-интернат была другой страницей моей жизни. Сразу по приезде меня спросили:
   - Как тебя зовут?
   Я ответила:
   - Маричика.
   - Нет такого имени.
   Татьяна Моисеевна, врач, повернувшись лицом к председателю комиссии, предложила вдруг, всем называть меня Мариной. Согласились.
   Я стала Мариной.
   Мама отвела меня в класс, где никого не было, усадила меня за парту, ... а потом, внезапно упав на колени, обливаясь слезами, крепко прижимая к себе, начала, целовать мои ручки и лицо.
   - Учись моя родная, учись... Ты должна обязательно учиться!
   Я вдруг поняла, что она меня оставляет, и заплакала, не желая оставаться одной.
   -Мама, мамочка не бросай меня...мама...
   Мои руки не отпускали ее шею
   - О! Господи! Мама не бросает тебя. Мы с папой любим тебя...
   Строго наказав мне не плакать, повернувшись, она пошла к выходу. Я смотрела ей вслед,...ее плечи вздрагивали - мама плакала, но она не повернулась. Мы расстались. Сегодня я понимаю, как тяжело было расставаться родителям со мной. На долгих одиннадцать лет. Тоскуя, они выплакали глаза, страдая, они истощили свое родительское сердце.
   Так круто изменилась моя жизнь. Я попробовала встать на костыли, чтоб пойти в туалет, но упала лицом на пол и разбила себе нос в кровь. Пришел Альберт Семенович, другой уже врач и понял, что неходячего ребенка приняли учиться в школу. Он отвел меня в туалет, где подряд стояло три кабинки без дверей. И ни в одном из них, тогда не было унитаза. Надо было становиться на корточки. Я часто думаю, как, все- таки, физическим больным детям было очень трудно сходить по нужде, ведь почти у всех были больные ноги, и они не могли по нужде становиться на корточки. А в школе не было ни одной санитарки, которая бы водила детей в туалет, или хотя помогала. Ведь дома, больным детям всегда помогали родители. Часто я потом видела, что большинство из детей, просто садилось на туалетный пол. Да разве можешь все передать словами, не говоря о том, что, при СССР, вообще туалетной бумаги не было нигде в общественных местах, а уж тем более в туалетах, при домах-интернатах для детей инвалидов. Никто из нас детей инвалидов, не пытался найти ответов на вопросы тихо плачущих беспомощных детских душ.
   Альберт Семенович, позвал медсестру, которая спросила меня:
   - А раньше ты ходила?
   Я ответила:
   - Не знаю Но я могу ползать.
   Медсестра, которую звали, Нелля Васильевна обняла меня, и посоветовала:
   - Говори всем, что ты раньше ходила!
   Я поняла ее намек: если буду говорить правду - меня отправят домой. И, когда на следующий день мне вновь задали этот щекотливый вопрос, я рассказала, что не ходила никогда и, что родители меня всегда носили на руках. Я так хотела, чтобы меня отравили домой к маме и папе.
   Первые часы пребывания в интернате, бессонная ночь в чужой кровати, незнакомые люди, в которых чувствовалось так мало маминой доброжелательности - все это так потрясло меня, что я уже думала только об одном - домой, к маме! Но добрая Нелли Васильевна уговорила дирекцию оставить меня в школе. Впоследствии, я очень полюбила ее. Через два месяца меня отвезли в Кишинев, где наложили на ноги гипс, и затем сняв, по его форме, сделали специальные аппараты-протезы.
   Обе ноги, парализованные от самих бедер, свисали вниз плетями. Стопами я могла чуть упереться в пол, перенося тяжесть протезов. Искривление позвоночника перекосило мою спину влево. От этого мое тело казалось еще более изуродованным. Одни руки и грудь были такими же, как у всякого здорового человека. Когда у человека нет ног, ему прикрепляют протезы к культям. Но когда у него есть ноги, которые не ходят, - протезы на металлических подпорках, обтянутых кожей, он надевает как брюки, потом зашнуровывает. По бокам металл, под коленками - фиксаж... Я чувствовала, что на них можно было с легкостью стоять без помощи костылей, но двигаться все равно было невозможно. Потом на меня надели кожаный корсет, в котором было очень трудно дышать. Несколько дней, спустя, меня привезли обратно в школу, где началась упорная тренировка. Протезы служили мне до 14 лет. Я росла, и каждый год меня возили на протезный завод для того, чтобы сделать по мерке, новые протезы.
   ***
   Школа была расположена в центре поселка Яловень. Уроки проходили в учебном корпусе - длинном деревянном здании. В нашем классе было 16 учеников. На ночь они перемещались в спальный корпус, по утрам всех будили в семь часов и отправляли на занятия.
   Я подружилась с девочкой из моего класса, Тамарой Ситарь. Она переболела полиомиели­том, как и я, но болезнь деформировала только одну ногу. Тамара носила брюки, и ее хромота была незаметной.
   Я всегда вставала раньше всех, а Тамара лю­била поспать. Однажды утром, я проспала. Встала позже обычного. Девочки пошли уже в столовую на завтрак, ... а, Тамара продолжала лежать. Она сладко спала. Вошла воспитатель­ница, ... увидев ее в постели, подошла, резко сдернула одеяло и прямо во сне, ударила ее два раза по лицу. Скорей всего удар пришелся по уху:
   - Вставай! Это что такое? Ты, почему не в столовой? ... Ты не дома! Может учительница, этого и не хотела, ... может быть, ... Но удар получился очень сильный, ... потому - что, Тамара внезапно страшно закричала.
   - Не притворяйся, ... Замолчи!
   строго сказала ей воспитательница. Тамара не слушала и продолжала истошно кричать, хватаясь рукой за ухо. Тогда учительница закрыла ей рот своей рукой.
   - ... Ну, все молчи, ... молчи.
   Раскрыв широко глаза, и повернувшись лицом в мою сторону, ... Тамара внезапно замолчала. Я смотрела на нее, ... и, ни сказала, ни слова. В это время я сидела на полу, зашнуровывала свои проте­зы, и, как видно, попала под ее руку. ...
   - А ты, почему так долго копаешься? Давай я тебе помогу, давай, ... ты должна тоже успеть позавтракать. А то опять останешься без завтрака. Марина, ты должна пораньше всех вставать, ... и, ... должна все успевать. Кушать обязательно надо. Ты же растешь. Ну, ... давай, ... так будет быстрее.
   Любезно, и как-то вроде бы, по-доброму, - сказала она и стала быстро зашнуровывать мои протезы. Я продолжала мол­чать. Зашнуровав мне протезы. Она сказала:
   - Одевай штаны. Когда я приду, ... что­бы вы оба уже были одеты, и были в столовой. Вы меня поняли?!
   И вышла. Я повернулась к Та­маре. Она плакала.
   - Не плачь. Тебе больно?
   - Да очень. У меня, уж остро как-то, ... ухо болит. Она попала прямо мне по уху.
   Может быть, об этом и не надо было бы Тебе Иисус, рассказывать, ... вроде бы маленькое безобидное происшествие. Но дело в том, Господи, что этот случай, ... оставил свой след в жизни Тамары Ситарь. Она навсегда оглохла на левое ухо. Постоянно с тех пор проходила лечение. Согревание ... капли. Боль давала о себе знать чаще по ночам, ... и, так как я спала рядом, ... чаще всех и слышала ее тихие слезы среди ночи. У меня же по ночам часто очень крутило ноги. Невыносимо было спать. Бабушка давала мне всегда с собой в интернат одну, или две бутылки "Тройного одеколона". Среди ночи я смазывала им свои коленки. И Тамара тоже стала смазывать. Маленьким кусочком ваты, смоченным, в одеколоне закладывала себе больное ухо. Так вдвоем, ... мы засыпали. Моя одноклассница, которая раньше была невероятно азартная, живая, всегда чем-то увлеченная, ... амбициозная, ... в хорошем смысле слова - вдруг резко изменилась. Стала тихой и молчаливой. Часто на то многое, что происходило в классе, ... она совершенно не реагировала. Будучи уже взрослой она делилась со мной, что до сих пор, ...посещает врачей. Последствия дают о себе знать. ... Однако, тогда, ... мы взрослели. Наступала другая жизнь, требующая ежедневного, ... не показного мужества. ... Мы настолько же, как и боялись завтрашнего дня, ... столько же и стремились к нему. Наверно был прав, кто сказал, ... в детстве, чтобы восстать и, победить - нужно только одно - повзрослеть.
   Каждое утро, Тамара мне помогала заправлять постель. Ей было физически легче это делать. Мы стали делить с ней ... школьные годы. Мне было труд­но передвигаться. И Тамара, зная об этом, когда была на улице плохая погода и скользко, ... шла впереди и поддерживала меня. Дойти до столовой вовре­мя, ... мне никогда не удавалось. Позавтракав, я добиралась до клас­са, нередко, когда уроки уже начинались. Так у меня появился школьный друг. В пятом или шестом классе к нам присоединилась другая девочка - Агафья, на год младше нас, которая тоже стала нашей подругой. На каникулы, а это случалось четыре раза в год, родители приезжали и заби­рали детей домой. Но на зимние каникулы ни меня, ни Тамару, которая жила в Бричанском районе село Табаны, ... наши родители нас не забирали. Дорога была очень длинная, и часто в зимний период по нескольку дней, междугородний транспорт вообще не ходил. Мы из нашего класса, ... оставались одни в интернате. И так сдружились, что даже спали в одной кровати, для того чтобы было теплее. Случались очень холодные зимы. А интернату не всегда хватало средств на отопление всех помещений. Однажды в школе лопнули батареи. Зимой, нас подняли среди ночи, посадили в автобус и отвезли в Кишинев, на десять дней, в другую школу интернат, из-за того, что в наших корпусах было слишком холодно. Когда мы были в десятом классе мой папа, забрал Тамару, на каникулы к нам в гости. Большую часть времени мы спали в доме моей бабушки. Ее в округе считали знахаркой, ... она, понемногу помогала людям, которые, обращалась за помощью. Бабушка взялась лечить и Тамару. Много массажировала сзади ее голову, шею и спину. Брала нож и кусок белой материи. На лезвие ножа наматывала кусок этой ткани, ... затем поджигала, и, через пару минут тушила, ... но, при этом оставляла тлеть. Затем одной рукой держала Тамару за лоб, а другой, взяв ножик в руки, она подносила его к Тамариному уху и долго - долго, ... читала молитву. Тепло шло, по словам Тамары, прямо в глубь ушной раковины и боль исчезала. То что, произошло с Тамарой в школе несколько лет назад, ... мы все рассказали бабушке:
   - Примите мои внученьки, ... свои страдания с христьянским смирением. Господь наш мудростлив, ... он поймет. Он сам испытал земные страдания. С ним и только с ним вынашивайте свои надежды.
   Тамара сидела за второй партой с мальчиком, которого звали Славик Каюмов. Славик был живым, подвиж­ным. У него на ногах не было пальчиков, он носил специальную про­тезную обувь, в которой не мог долго стоять на ногах. В остальном, был совершенно здоровый, ясноглазый, краснощекий. Он любил часами смотреть на себя в зеркало и петь песни. В старших классах от­менно играл на гитаре. Он часто обижал меня. Я не умела даже протестовать, Тамара как могла, ... старалась защитить меня. Од­нажды проучила его. Когда он удалялся ры­сью, в очередной раз, со словами:
   - Ты глухота! Дай пройти, ...
   дернув меня за больное ухо и ущипнув за руку, ... от чего я заплакала, ... Тамара схвати­ла чернильную ручку с пером и воткнула ему в мягкое место.
   Он закричал, ... обернулся и хотел ударить ее, но, ... Тамара ос­тановила его, громко сказанными словами:
   - Если ты когда-нибудь, говорю тебе при всем классе, ... снова попытаешься сделать ей больно, или, подкравшись к Марине сзади, ... снова захочешь выбить костыли у нее из-под мышек, и она опять упадет, ... я тебе выколю ручкой глаз.
   Да!? ... посмотрите на нее, ... ну и как же ты это сделаешь? ...
   - Так же незаметно, ... как это всегда делаешь ты. Я уже Каюмов, далеко не та маленькая девочка, ...с тобой надо поступать также, как ты поступаешь с другими. Пожалуйста, не трогай ни меня, ... ни Марину, ... если не хочешь остаться без одного глаза...
   - Вечером мы шептались, ... О! Господи, ... Марина, сама не знаю, откуда только смелость взялась сказать Каюмову, .... такие слова? ... Я...пугала его, зная, ... что никогда этого не сделаю. Больше он нас не трогал.
   Часто мне Тамара говорила:
   - Знаешь, Марина, ...я так беспомощна. Я так не хочу оканчивать школу, я не знаю почему, но... так боюсь внешнего мира, ... он пугает меня.
   - Тамара, не переживай, ... ты молись. Бог тебя укрепит и пошлет и здоровье и сил, ... и мы обе, ... вместе, ... давай возблагодарим Господа за все, что он нам дал, ... за жизнь, ... и за все, что он нам еще пошлет в этой земной жизни.
   - Марина, почему меня, ... да! - меня, ... почему никто не спросил? ... Хотела ли я эту жизнь?
   Пока мы учились, ... и, пока, ... я могла быть ... постоянно рядом, я как могла, Господи, ... старалась, укрепить в ней твердый душевный стержень. Но, ... ее судьба оказалась трагичес­кой. После школы Тамара устроилась работать машинисткой в Центральном районном отделении полиции столицы, на улице Котовского угол Щусева. Печатала профессионально: грамотно и быстро. Мы часто виделись, ... благо я жила за углом на улице Щусева дом номер 39. Однажды она сказала, что выходит замуж, сразу предупредив, меня, почему-то, что же­них мне не понравится.
   - Не мне же с ним жить?
   Подумала я про себя.
   Поколебавшись, Тама­ра призналась, что, кажется, беременна. Сергей тоже был инвалидом, у него было что-то с руками.
   - ... Марина, я смот­рю на мир другими глазами. Мне на земле нужно очень мало. Я хочу чувствовать, что кому-то нужна. Знаешь, я, поэтому и вступила в более близкие отношения с Сережей. Кто-то должен о нем заботиться? Он ведь никому больше не нужен. Ему очень трудно.
   Когда я в следующий раз пришла к ним домой, там сказали, ...что Тамара с мужем, съехали с кварти­ры. На работе Тамары тоже не было, она взяла декретный отпуск. Долгое время она не давала о себе ничего знать. Только через год в моей квартире раздался телефонный звонок, и я услышала Тамарин голос. С радостью узнала, что она получила квартиру, и что у нее родился мальчик. Немедленно поехала к ней. И застала Та­мару с очень красивым трехмесячным младен­цем на руках. Пришел ее муж, ... высокий, с принципиальным взглядом. Я почувствовала, что Тамара его бо­ится. И я пошла в атаку. Заметила шахматную доску на столе, и, на­чав разговор о шахматах, ... в конце концов, перевела его на разговор о жизни. Мы разговаривали и играли до позднего вечера. Ког­да я уходила, Тамара украдкой шепнула:
   - Марина, ты молодец, что, сыграла с ним в шахматы. Знаешь, я очень несчаст­на. Он не разрешает мне встречаться ни с кем, ... даже с родителями.
   Я стала чаще приходить к ней на работу.
   Однажды Тамара получила телеграмму, в ко­торой сообщалось о том, что ее мама и брат по­пали в аварию и разбились насмерть.
   Страшное, ... случилось, когда исполнилось сорок дней со дня гибели ее родных. Тамара встала рано утром, отвела ребенка в детский сад, выстирала и выгла­дила белье, навела идеальный в доме идеальный порядок, потом купила несколько бутылок уксусной эссенции. Пришла домой, ... позвонила мужу. Оделась во все чистое и выпила. ... Агафья работала, в то время в третьей городской больнице. В тот день туда привез­ли одну женщину, которая попыталась отравить­ся. Это была Тамара Ситарь. Она умирала в му­чениях. В больнице, ... ее последними словами были:
   - Не спасайте меня. Я не хочу жить... Я не могу больше оставаться в этом мире. У меня нет сил, ... у меня нет, слышите, нет, ... больше сил...
   Почему она это сделала? ... Почему? Прости ее Господи! И пошли ей Всевышний, по милости твоей Царство Небесное.
   Вскоре мне позвонил ее муж, Сережа, и попросил най­ти ему женщину для жизни:
   - Марина, я ищу для себя такую же женщину, ... ну, ... как Тамара.
   - Мне кажется, тебе надо искать женщину не для себя как, ... Тамара, ты ищи такую же мать как Тамара - для Вашего сына. Я попро­сила, его мне, ... никогда более не звонить.
   Тамара Ситарь, не сумела преодолеть земные страдания, ... смерть родных стала последней каплей. Сейчас, когда пишу это, ... мне очень трудно восстановить свое душевное равновесие и собраться с мыслями, ... я кажусь себе такой жалкой и такой печальной. Я Господи, стыжусь своего поступка, ... почему, я ее тогда в школе не ... защитила. Но как? Почему потом, ... не внушала ей по жизни веру в Тебя ... страх перед Тобой?
   Как важно, ... иногда оглядываться назад, ... и глазами, ... и разумом. Господи! ... Как же не думать о прошлом, когда оно прошлось, ... по близким мне людям. Детское чувство привязанности к этой девочке, ... я до сих пор храню.
   Иисус, знаешь, ... а, Тамара часто приходит, ... и подолгу задерживается в моих снах.
   ***
   Каждое утро я с нетерпением ждала начала уроков. Я очень полюбила свою первую учительницу, которую звали Суфтин Тамила Игнатьевна. У нее не было своих детей, но зато у нее был замечательный муж. На перемене, видя, что я не успела съесть свой завтрак и сижу голодная, она подходила ко мне и угощала бутербродом. Я до сих пор обожаю хлеб с маслом и сыром.
   Однажды учительница попросила адрес моих родителей и написала им письмо. Мой отец много раз потом вспоминал его. Это было теплое письмо. Тамила Игнатьевна просила родителей не оставлять меня, почаще приезжать. Так я училась, изучала арифметику, правописание, чтение, узнавала обиды и радости.
   Первый учебный год закончился. Скоро каникулы. Но уже за две недели ... перед каникулами, дети стояли около ворот, ... ждали... родные лица. Высунувшиеся детские головы через забор, ... вдоль дороги издалека, можно было увидеть. Обхватив руками решетки ворот глаза детей в ожидании родных лиц, всматривались в прохожих, ... не за ним ли едут? В тот день, дождь лил, как из ведра ... я прилипла к забору клещами и ждала маму, ... для меня дождь был в радость. В ту ночь температура поднялась под 39. .... Как раз перед летними каникулами, я проснулась с очень сильной ло­мотой во всем теле и высокой температурой. Ангина! Я вся горела, ... и меня рвало.
   На своей личной машине, врач Альберт Семенович отвез меня в Детскую Республиканскую больницу города Кишинева. Там меня вылечили, ... уда­лили гланды. Было очень больно. В больницу меня каждый день посещала моя первая учительница Тамила Игнатьевна со своим мужем Валерием Прокопьевичем. Всю жизнь, в мире, согласии и любви они прошли по жизни рядом. Они брали меня на руки и шли гулять со мной подолгу в парк. Я чув­ствовала, что они друг друга любят. Я пред­ставляла, что я их дочь, ...что они меня тоже очень любят... Перед выпиской из больницы, они дали мне письмо, сказав при этом:
   - Марина, в школе все уже разъехались, у кого нет родных, их отправили по летним лагерям и санаториям. За остальными приехали родители. Да и тебя, маленькая ты наша девочка, из больницы завтра выпишут. Сегодня вечерним рейсом мы уезжаем в отпуск, едем отдыхать на море. Но твоя, мама, утром приедет за тобой. А чтоб, ты не скучала, мы дарим тебе чудесную книжку "Сказки старого Волшебника" А еще мы тебе оставляем ключи от нашей квартиры. Там вы пе­реночуете. В холодильнике мы оставим Вам еду. Это письмо передашь матери.
   Тамила Игнатьевна, ... вдруг крепко прижала меня к себе,
   - Мариночка, я на следующий год уже не буду тебя видеть каждый день. Не буду приносить тебе твои бутерброды с маслом и сыром. Потому- что, больше не буду работать в этой школе-интернат. Я буду учить детей в другой школе. Тебе, ... чувствую, мой "гадкий утеночек", ... будет нелегко. Таких, как ты, которая разговаривает с деревьями, с птичками, с облаками на небе ... не всегда, и не все будут понимать. Ты уж береги себя. Хорошо кушай. А главное много, ... очень много читай и приобретай знания.
   ***
   Мне было только 8 лет, а она, ... моя учительница, Тамила Игнатьевна, разговаривала со мной как, с взрослой давая мне напутствия. Как многого я тогда еще не понимала. Но, как, ... она меня хорошо понимала, ... и никогда не тревожила, когда часто меня заставала, ... разговаривая с солнышком, с деревьями с камушками, ... которыми я набивала карманы. Приносила их в класс, ...давала им имена и разбросав по парте играла с ними,... и так увлекалась, что никого вокруг не замечала. Когда я часами могла рисовать облака, деревья, солнце. Она берегла мой мир, ...мой душевный внутренний покой, ... и другим одноклассникам не разрешала, отвлекать меня от моего занятия. С самого детства Господи, я любила разговаривать с деревьями. В школе у меня было любимое дерево - большой тополь, который рос за зданием спального корпуса школы прямо у ворот. Мое сердце всегда жалело его, особенно зимой, когда ... его кора покрывалась кусочками льда, ... я старалась своими детскими руками отрывать лед. Я жаловалась и рассказывала ему обо всем, что случалось со мной, особенно когда я стала у него на глазах взрослеть. Иногда я просто приходила и садилась около него на землю, и, положив рядом костыли, ... сидела тихо - тихо, не желая, чтоб меня нашли. Как часто я его обнимала своими, ... сначала маленькими ручонками, затем по девичьи повзрослевшими. Я знала, что дерево меня слышит и чувствует тепло моих рук. По вечерам, перед сном я задерживалась около него, и не уходила пока не говорила ему спокойной ночи и дерево, ... в ответ, кивая ветками, желало мне того же. Так было все одиннадцать лет моего пребывания в школе....
  А еще, Господи, я любила, когда все ложились спать, сидеть до поздней ночи в туалете на окне или в нашей девичьей раздевалке и разговаривать, ... усевшись на подоконник со звездами. 
    - Добрый вечер, ... говорила я своей звездочке перед тем, как пойти лечь в постель, ... везет тебе, ты целый день спишь, а ночью бодрствуешь, ... интересно, ... как ты себя чувствуешь? Я исповедовалась ей, как я провела свой день. Приди, ... пожалуйста, ... завтра опять. ... Мне так хочется всегда с тобой разговаривать. Когда уходила я прощалась с ней, на ночь, желая ей спокойной ночи.
    Я разговаривала с водой из крана по утрам и просила ее, чтоб она не была такой холодной. Я уверена, Господи, и утверждаю, ... что и вода, и звездочка и дерево, ... да и каждый камушек и кустик ... с которыми, я разговаривала - отвечали мне. Часто в школе я говорила, своим подружкам Гафице и Тамаре:
   - просто представьте себе, ... способность слышать пение воды, и разрешите своему сердцу, разговаривать с природой, и Вы обязательно почувствуете, что с Вами общаются, ...Вас слышат, ... и Вам отвечают. Я безумно люблю летний дождь. Стоишь под ним, ... одной рукой держишься за костыль, а одну руку протягиваешь, и капли падают и, ... становятся живыми на твоей ладони. ... А затем, когда ладошка наполняется ты осторожно подносишь, ладонь к губам и выпиваешь эти с неба упавшие мокрые капли дождя, или умываешь ими лицо и улыбаясь чему-то радуешься, ... в тот момент сама не зная чему. Я видела Тебя Иисус везде, ... вокруг, ... в любой форме. Многие из моих одноклассников, не раз смеялись надо мной.
   А для меня Господи, это были и остаются до сих пор, ... исключительно важные вещи. Ибо все это я делала искренно и от сердца и верила что даже маленькие птички, с которыми я разговариваю, ... слышат меня, ... понимают меня и молятся за меня. И это мое состояние души Господи, продолжается до сих пор, ... хотя мне скоро, на земле полдесятка лет стукнет.
   ***
   Второй класс. Люблю лето и ... каникулы. Скоро мне исполнится 9 лет. Летние каникулы прошли быстро. После каникул все грустят, все скучают по родным, ... по дому и по домашней еде. Дорогого для меня человека, ... Тамилы Игнатьевны больше не было, ...она ушла из нашей школы навсегда.
   Я перечитываю подаренные, ею сказки старого волшебника. Особенно мне нравилась сказка "Три стрелы".
   ... Простой и мудрый, ... Вильгельм Гель, ... лучший стрелец из лука во всей Швейцарии,... человек свободы и правды. ... Редко рождаются такие люди в наши дни. Господи, воистину пути твои, ... неисповедимы! Как часто до дыр перелистывая эту книжку, ...я разговаривала вслух со старым волшебным сказочником. Рассказывала ему, ... сидя под любимым деревом о своих детских и радостях, ... и обидах. Мне казалось, ... когда я получала хорошую оценку, ... он, - старый волшебник из моей книжки, ... радовался за меня. Думала ли я, что такое может случиться, ... что через столько лет я окажусь на земле Вильгельма Геля, ... о которой так много со страниц швейцарских сказок мне рассказывал старый книжный сказочник. ...
   - Отец небесный! Сегодня когда я пишу тебе отсюда из Швейцарии, мне до сих пор кажется, ... все, ... что со мной случилось, ... сказочный сон, ... чудо, да и только!
   ***
   Подошла очередь моих одноклассников стать октябрятами, и случилось то, ... что, ... трудно забыть. В тот день, с утра на линейке, нам торжественно каждому на грудь, зацепили пятиугольную, звездочку, на которой был нарисован портрет маленького Ильича. Но, ... когда после обеда я переодевалась, ... забыла звездочку, ... зацепить на место. Значок оставался лежать на парте. Перед ужином, ... спокойно сидела за своей партой и тихо рисовала ка­рандашами, подаренными Тамилой Игнатьев­ной, постоянно слюнявя красный грифель во рту. Внезап­но в класс зашел Тимофей Игнатьевич и пригласил всех в столовую. Моя одноклассница, Василиса Бугняк, которая сидела передо мной пожа­ловалась:
   - Тимофей Игнатьевич! Посмотрите, Марина губы красит! А еще она не носит значок с Владимиром Ильичем Лениным. Я быстро взяла значок, в руки пытаясь его зацепить.
   Он подошел ко мне, схва­тил за волосы и, оттянув назад мою голову, со всего размаху влепил пощечину. Я поняла, что он пьян. Когда он трезв, ... он не больно бьет.
   Боженька! ...я уже научилась различать по его ударам его тяжелой руки, когда он пьян, а когда трезв. Потом он крикнул:
   - Собрать весь класс! Марина, сегодня ты остаешься без ужина, ... выйди из-за парты!
   Я встала на костыли, и вышла вперед класса.
   - Так будет с каждым, кто осмелиться сделать как она! Она не достойна, быть октябренком! ...
   И с этими словами он попытался вырвать у меня значок. Я закричала:
   - Не дам!
   И вцепи­лась зубами в его жилистый кулак. Он влепил, мне другую пощечину. Я упала, а значок вы­пал и покатился. Я поползла по полу, ... за ним, схватила его и не вылезая из под стола быстро спря­тала его за пазуху.
   Прижав руками коленки к животу, где лежал значок, ... всхлипывая, прижалась к ножке стола. Все вышли из класса. Мне никто не помог встать. Обо мне никто и не вспомнил.
   Пока все были в столовой, встав, ... я тихо вышла и пошла в спальный корпус. Зашла за школу, и прижалась щекой к своему дереву. Я не чувствовала голод. ...
   ... - Мама, ... мамочка, ... где ты? ... тихо ... по-детски, стонала я, обняв крепко свое дерево. ... Странно устроен мир, Творец! Мне казалось, Господи! ... что я прижимаюсь к маме. От этого дерева в течение многих моих школьных лет, исходила энергетика добра. Оно притягивало меня к себе. Я получала от него невероятный какой-то внутренний допинг, который действительно трудно определить словами.
   О подобных фактах нет письменных свидетельств со стороны других одноклассников, ... но как Господи я могу передать людям правдивость своей истории жизни?! Это единственный выход исповедоваться тебе Иисус!
   - Иисус, ... Может быть, ... человек не должен воспринимать мир, ... таким кокой он есть, ... по мне, ... так лучше таким, ... каким он его видит? Какой человек, ... таким и мир ему открывается.
   Я прочитала молитву:
   - Помяни Господи царя Давида, и как этот царь был тих, смирен и милостив, сделай так чтоб был бы для меня тих, смирен и милостивее наш учитель Попеску Тимофей Игнатьевич. Он обижает меня Господи, и я очень его боюсь. Господи освяти ты меня Своею святою ризою, скрой обликом Своим, опояшь меня своим поясом святым. Спасибо Тебе Иисус. Аминь.
   ***
   Третий класс. В школе, я ходила в домашней одежде. Всем, в том числе и мне, выдавали школьную форму. Но мама всегда пе­реодевала меня, пытаясь скрыть искривленный позвоночник и другие недостатки. Она даже заказала специальные сапожки, которые скры­вали протезы. Это вызывало, какую-то определенную... зависть среди моих одноклассников. А мне очень этого не хотелось, ... и я попросила маму купить мне ботинки.
   - как у всех, пожалуйста, мама сказала я ей.
   Когда мы приехали с каникул, ... я была единственным ребенком в классе, у которого при проверке не оказалось вшей. Тимофей Игнатьевич решил всех побрить наголо, в том числе и дево­чек. Когда подошла моя очередь, я начала вырываться, пла­кать и отказываться, ссылаясь на то, что у меня вшей нет. Но все дети начали кричать Тимо­фею Игнатьевичу:
   - Раз постригли всех, пускай постригут и ее!
   Он насильно посадил меня на табуретку и отправился прочищать машинку. В это время, я взяла свои костыли и вышла из класса, на­правившись в сторону умывальной комнаты. Я хотела спрятаться в туалете. Как оказалось, он был там, возмущенный, вышел навстре­чу, снял ремень и ударил меня. Открылась дверь соседнего класса, оттуда вышел учитель, которого звали, Олег Семенович. Он крикнул:
   -Тимофей! Ты что делаешь? ... Остановись!
   Я плакала. Тимофей Игнатьевич отвел меня назад в класс и опять посадил на табуретку. Учитель соседнего класса остановил его, сказав, что сам меня пострижет, и улыбаясь остриг волосы, оставив мне небольшой чубчик. С тех пор в нашем классе все мальчики и девочки ходили с бритыми го­ловами, одна я с чубчиком. Это стало еще од­ной причиной, по которой я опять оказалась
   " не как все".
   ***
   У нас учился сельский мальчик Федя Чорес­ку. Он сидел за первой партой и всегда обижал девочек в классе. Чаще об обижал словами, ... но у него были очень унижающего рода слова, типа: "иди сначала умойся, ... посмотри на себя в зеркало несчастная", или " ты, что еле тащишься, ... хромая черепаха". Ко мне на все 11 лет было, как клеймо прилеплено прозвище "черепаха", которым меня Чореску наградил. В младших классах мне и в голову не приходило дать ему отпор. Все счита­ли его самым счастливым в классе. Он был родом из села Суручень, ... и его мама, жившая неподалеку, очень часто навещала его. Она приезжала по несколько раз в неделю. Всегда привозила ему домашнюю еду. Если я заходила в класс и видела, что Чореску один сидит, то сразу пя­тилась и выходила. Этот мальчик мог при всех меня ударить, толкнуть. И ему все сходило с рук, наверное, потому, что я молча­ла.
   Четвертый класс. К нам в класс, привели нового маль­чика Володю, чей отец был военным. Володя страдал детским церебральным параличом со страшно выраженными внешне признаками де­формации туловища и, в особенности, лице­вой части. Лицевые мышцы бились в мелких судорогах, ... и туловище его качалось вперед- назад, ... вперед-назад. Речь его была неразборчива. Он говорил с большим трудом, еле- еле выговаривая слова, ... у него постоянно текли слюни изо рта. И хоть он стоял уверенно на двух ногах, и, шаркая ими по полу, считался ходячим, ... он ока­зался даже меня слабее. Всеобщая неприязнь со стороны мальчишек, перешла на него. Его обижали, ... толкали, били. Володя забивался в угол. Од­нажды, когда школьники разбежались, в оче­редной раз, обидев несчастного мальчика, я вошла в класс и увидела Федю Чореску, который стоял у Володиной парты и кричал:
   -Дебил! ... ты не сме­ешь брать мои книги, эти книги мне мама при­везла. Я тебе покажу, как трогать мои книги своими безобразными руками.
   Я до сих пор думаю, откуда в его лексиконе появлялись такие больные слова...ведь он, тоже был инвалидом.
   Несколько раз он стукал его по голове подряд, каждой из этих книг.
   - Вот тебе! Это мои книги! ... Вот тебе!
   Володя, съежившись, жмурился, и тихо отмахивался, ... стараясь руками уберечь голову от ударов. Как мне было его жалко, но я ни чем не могла помочь.
   Собрав свои книги, Чореску, шкандыбая неразгибающимися согнутыми в коленках ногами перекачиваясь, как утка, с одной стороны на другую, вышел из класса. Может быть, он стал лидером в коллективе, потому, что у него было все. Дети всегда вып­рашивали у него что-нибудь. Где собственность - там власть над людьми. Как это похоже на мир взрослых! А Чорес­ку властвовал - лидер, тиран, наслаждавшийся физическим превосходством, избалованный страхом который он внушал. В сущности, это был маленький, озлобив­шийся человек.
   - Ты ненормальный, ... противный и очень жадный. Почему Вы все его бьете? ... Почему?
   сказала я Чо­реску вслед. Слезы бессильного гнева выступили у меня на глазах. Он развернулся и ринулся на меня, схватил меня за плечо и за волосы. Я не сознавала, что делают мои руки, чувствуя, что из- под мышек ускользают в стороны костыли, падая я вцепилась руками в Чореску. Таща его за собой на пол, схватилась ру­ками, одной за его лицо, другой за воротник его пиджака. Мои ногти прошлись по его щеке. Он ударился лицом ... и разби­л себе нос. Может быть, мой взбешенный вид, произвел на него впечат­ление, ... он громко завопил. Я была охвачена чувством неудержимого гнева и негодования. В класс вошли Василиса с Лизой, и, увидев нас уже лежачими на полу, а его лицо в крови, они побежали за Тимо­феем Игнатьевичем. Вошел Тимофей Игнатье­вич,... посмотрел на обоих сверху вниз, ... затем спокойно помог мне встать, и вышел, ... не сказав нам ничего.
   Они все вышли. В своем отчаянии я была готова на все, но в классе никого, кроме Воло­ди не осталось. Я осталась одна с ним на поле боя. Это была моя первая яростная битва и пер­вая победа. Несколько мгновений я стояла не­подвижно. Сначала я улы­балась, испытывая необычайный подъем, но это жестокая радость угасла так же быстро, как и учащенное биение моего пульса. Я приставила костыли к стене и погладила Володю по голове. Зареванный мальчик, испугавшись, зашелся в крике:
   - И - ддд-ди от-сю-да!
   Ему казалось, что к нему могут подойти только с одной целью - оби­деть еще больнее. Я наклонилась и сказала ему на ушко:
   - Не плачь, я помолюсь за тебя, ... а потом поцеловала его по-детски в щеку. ... Часто в мыслях вспоминая этот эпизод, ...думаю. Почему я так сделала? Но он не мог ни понять, ... ни поверить, что я его просто пожа­лела.
   Мальчики, не только из нашего класса, но и чужие, часто Володю насильно тащили за здание школы и били. Од­нажды Тамара вошла в класс и крикнула:
   - Тимофей Игнатьевич! Там за башней, Володя лежит на земле, а мальчики его бьют! Тимофей Игнатьевич, знаете, они его пинают ногами, а он ... не плачет, ... только стонет. Попеску, как все­гда, был пьян, посмотрел на нас, сидящих в классе, и при всех, снял ре­мень. С ремнем в руках пошел в сторону башни. Он бил всех под­ряд, даже Володю. Я до сих пор помню это маленькое, затрав­ленное, одинокое, скрюченное физическим недугом существо, принявшее на свои хрупкие плечи ... тяжесть недетской человеческой ненависти,- детей таких же, как он сам. А ведь Володя, несомненно, обладал порывистой, мятежной, жаждущей душой. Загадка души - вот где подлинная загадка всего. Грубость и жестокость моих одноклассников по отношению к Володе, к его внешне остро выраженным признакам изуродованного инва­лидностью тела, их надменное равнодушие, их брезгливая неприязнь к нему, постоянно мучи­ли мое расстроенное воображение.
   - Почему, Боженька, Володя должен вечно страдать? Почему его все презирают, не любят? Почему он не умеет никому угодить и все его попытки, заслужить дружбу одноклассников, на­прасны? Почему, например, к Чореску, кото­рый упрям и эгоистичен, или к Каюмову, у которого, отвратительный характер, капризный и раздражительный, все относятся снисходительно? Им никто не противоречит, и их никогда не наказывает Тимофей Игнатьевич. Мне же не прощают ни малейшего промаха. И как бы я ни старалась хорошо учиться, быть послушной, меня все равно называют непослушной.
   Володя такой же, как и я, - несчастный. Именно этот факт пробудил во мне страстное желание приобщиться в тот момент к человеческой судьбе этого мальчика. На следующий год я узнала, что родители забрали Володю из школы навсег­да. Через месяц в октябре за документами Володи приехал его отец, он был в военной форме, ... нашел меня и пода­рил большую коробку шоколадных конфет.
   Через несколько лет, нам в классе сказали, что Володя погиб, когда один переходил улицу в неправильном месте, ... попал под ма­шину среди белого дня. Больше всего меня ранила парадоксальность его короткого, трагического, жизненного пути. С болью жил, с болью, помер. Так все перепутано в жизни сей, Господи, ... и каждому Ты даешь свою тропу.
   ***
   Пятый класс. Я хорошо запомнила первое появление классной руководительницы Гримут Ма­рии Васильевны. Она вошла в класс, красивая и ... злая. У нее были длинные ногти, покрытые ярко-красным, перламутровым лаком. Мне до сих пор не нравится этот цвет. Ее боялись все.
   В класс поступил новый мальчик, фамилия его была Колев. А имя было тоже Володя. Его по­садили со мной за одну парту. Учился он слабо, но, ... был добрым, всегда ста­рался меня подбодрить и стал моим за­щитником во всех играх. За это я давала ему списывать уроки. Он много читал. Однажды он принес мне очень маленькую мышку. Мы нашли для нее коробочку, и она жила там. Мы с Володей ее всегда кормили. Нашим секретом ты поделились только с Тамарой, у которой была пустая трехлитровая банка, в которую мы и переселили нашу серенькую мышь. Потом она жила у нас почти около года. Она стала полностью ручной.
   На столе в классе постоянно лежала длинная деревянная указ­ка. Проверяя оценки, наша классная всегда брала ее в руки. Обнаружив двойки или трой­ки, она подходила к виновным, приказывала протянуть руку и била указкой. Я не догадыва­лась, как это больно, пока однажды меня не ударили. Она очень часто била Володю, кото­рый смотрел на нее затравленно и однажды сказал:
   - Я не заплачу! Я ненавижу вас!
   Тогда она закричала на него:
   - Что? -
   - Колев, ты - бан­дит! И с таким поведением ты вылетишь из школы. Кто тебе позволил так с учительницей разговаривать, ... грубиян! И начала бить указкой его, ... но он не плакал.
   И я вдруг крикнула:
   - Володя, плачь! Почему ты не плачешь?
   Она подошла ко мне и ударила указкой по пле­чу. Тогда я протянув руку, ладошкой вверх, повторила жест Володи, сказав:
   - Нате! Бейте!
   И учительница начала меня бить по рукам. Это было больно. Недаром Володя боялся, недаром ненавидел Марию Васильевну! В ней жила постоянная потребность задевать его гордость, как можно чувствительнее, больнее. Никогда Колев, не чувствовал себя хорошо в ее присут­ствии, с какой бы точностью не выполнял ее приказания, как бы не старался угодить ей, она отвергала все его усилия. И сейчас это об­винение, брошенное ему в лицо перед посто­ронними, ранило его до глубины души! Я смут­но догадывалась, что она заранее хочет лишить его даже проблеска надежды на то, что он не лодырь, не лгун, не бандит, что он может, и будет хорошо учиться. Она сеяла неприязнь и недоверие со стороны одноклассников к Коле­ву. Она считала его лживым и упрямым. Но как Господи, он мог бороться против этой несправедли­вости!?
   Володя же старался сдержать невольное ры­дание и поспешно утирал несколько слезинок, говоривших о его бессильном горе, чтобы над ним не смеялись одноклассники.
   - Хватит притворяться, Колев, о тебе и о тво­ей лени уже и так каждый день учителя говорят в учительской. Не забывай мальчик, что ты инвалид, и должен знать свое место. Научись смирению, чтобы в бу­дущем быть полезным обществу. Я напишу тво­им родителям.
   Я, Боженька, сидела молча, дрожа и робея. Хотя только что, я тоже выразила Марии Васильевне весь протест по поводу незаслуженного наказания. Я думала о том, за что же она так невзлюбила Володю Колева.
   - Я стою за хорошую учебу, дисциплину и примерное поведение ...и так должно быть решительно во всем,
   громко сказала она, обращаясь уже ко всему притихшему классу.
   То, что тогда произошло, слова, " ...Не забывай, мальчик, что ты инвалид, и должен знать свое место ...", сказанные, Гримут Марией Васильевной, весь тон ее разго­вора, оскорбительного для Володи, до сих пор болезненно отдаются в моей душе. После этого случая, ... по решению педагогического совета школы, ... приехал Володин отец и забрал его из нашего интерната. Когда Володя уезжал. Тамара попросила его, чтоб он, как подарок, ... забрал домой банку с нашей общей мышкой. Мы с Тамарой и с Гафицей нашей подружкой из соседнего класса стояли у окна и провожали взглядом уходящего Володю и его отца, который одной рукой держал сына за руку, ...другой прижимал к груди нашу трехлитровую банку, в которой смирно сидела маленькая мышка. ...
   - какой добрый папа у Володи, ...
   С Тамарой вслух одновременно, ... порадовались мы за него. Я осталась без защитника.
   - Господи, отними руки у всех плохих учителей, которые подымают руку на больных детей. Господи защити нас от него, от этого злых людей от Гримут и Попеску - сказала Тамара.
   - Тамара, ... но если наш Попеску, будет без рук, то тогда, он не сможет работать учителем. Я знаю, мне бабушка говорила, ... Бог с него спросит на страшном Суде.
   - Ты наверное, Марина, дура! Да, наивная дура! Не земле сейчас не Бог твой учитель. А простые люди по фамилии Попеску и Гримут.
   - Поверь, ... я не дура. Кто в скорби обращается к Господу - смягчается, кто же удаляется от Бога - тот ожесточается без своего ведома.
   Знаете, девочки, вмешалась Гафица, а наша учительница - Полтавченко Вера Павловна, не бьет детей в классе. Правда. А вот сегодня я открыла дверь, чтоб пойти в туалет и только вышла, я такое увидела, ... знаете, есть такой в старших классах Коля Шокикиу, который ходит на одном костыле, ну так вот, он лежал на полу около окна. Забился под батарею весь в слезах и руками защищался от учителя Тарануха Евгения Никифоровича. Тот так бил его ногами. Так страшно бил. Коля молчал и даже не отбивался. Никого не было. Я видела все своими глазами, испугалась и быстро закрыла дверь. Не знаю Господи, куда мы попадем после смерти, ... но в любом случае девочки, мне кажется, что там будет лучше, чем здесь.
   - Сегодня Иисус, когда я разговариваю с тобой об этом периоде своей земной жизни, я погружена в свои бумаги, в свои мысли, в свои чувства. Но в эти дни я очень много думаю о страдании детей из нашей школы, о взрослом человеческом легкомыслии, их эгоизме и жестокости некоторых по отношению к их подопечным и молюсь за них. Во истину Отец Небесный, ... они не ведали что творили.
   ***
   Стала реже ездить и мама. Классная руководительница запретила ей приезжать: она утверждала, что я должна быть самостоятельной.
   Раньше мама бывала часто, стараясь попасть на "банные дни", так как для девочек и в частности для меня, ... это была большая проблема. Девочки раздевались, ... затем заходил Тимофей Игнатьевич,... садился на стул около двери:
   - Вы что еще не раздеты? ...так раздеваемся, ... аккуратно около себя, складываем одежду, а, нижнее, грязное белье каждая из Вас подносит ко мне и получает взамен чистое. Девочки! ... быстрей шевелимся, ... Вы все поняли?
   Слышали мы, одно и тоже каждый раз от него, ... и девочки, ... "в чем мать родила", выстроившись, ... опустив от стыда глаза, ... по очереди подходили к воспитателю. Он, нам давал каждой: майку, трусы, чулки и маленькое белого цвета вафельное полотенце. ... Ко мне, ... как всегда сидячей на полу и расшнуровывавшей свои протезы, он подходил сам и давал в руки все содержимое. Выдавал Попеску также, один на всех большой кусок хозяйственного мыла, ... который страшно вонял, и одну уже открытую бутылку уксусной эссенции. Помню, что мыло и бутылку, чаще брала Тамара, она была физически здоровее всех, ... и по очереди при всех нюхала сначала мыло, ... затем исходящий неприятный уксусный запах из бутылки:
   - Фу-у-у-у, ... почему все так воняет...
   Мои одноклассницы брали по тазику, и смущенные голенькие, ... под пристальным, ... взглядом воспитателя "извращенца", ... все подряд, ... кривые и хромые на ту или иную ножку или ручку, ... шли во вторую банную комнату, где ванны и в помине не было, ... только, в ряд стояли колонки. Среди нас была одна девочка Лариса Кострицкая, которая не соответствовала нашему возрасту. Если нам было от 7 до 11 лет. То ей было соответственно от 12 до 16 лет. То есть это наш возраст с первого по пятый класс. И только сейчас я понимаю, ... как же наверно под этим "мужеловским" взглядом, ... ей, по девичьи уже повзрослевшей было ... тяжело. У нее была парализована одна часть тела, ... и она всегда тянула за собой исхудавшую одну руку и скрюченную, ... ногу. Ее считали даже немного умственно отсталой. После пятого класса Лариса больше в интернат не приехала. Девочки садились на скамейку и подставляли тазик под кран. Я же садилась в этот маленький эмалированный тазик, ... прямо на пол под душ. Мне было так удобнее. Кусок мыла и бутылка по очереди переходили из рук в руки, ... до меня очередь доходила самой последней. Я нетерпеливо сидела в тазике на полу, под льющимся сверху душем, следя глазами, снизу вверх за передвигающимся банным куском мыла, который был огромного размера, ... девочкам было трудно удержать его в мыльной детской руке.
   - Когда же, наконец, очередь дойдет и до меня?
   Очень часто у кого-нибудь этот кусок обязательно соскальзывал и падал на пол. Обрадовавшись, я резко переворачивалась вместе с тазиком, и ... первая успевала дотянуться до него, ... вцепившись уже, ... пока не намылюсь, ... не отдавала.
   - Что такое шампунь или детское мыло? ... Об этом тогда никто и не догадывался. И тело, и голову мы мыли одним и тем же куском дустового хозяйственного мыла. Полоскали мы голову, следующим образом: каждая девочка наливала пол тазика воды и лила туда, чуть - чуть уксуса. Затем споласкивала голову. Волосы получались чистыми и мягкими. Мне было очень трудно полоскать голову, ... приходилось перебираться с тазика на цементный пол. Затем сидя уже отдельно проделывать с головой туже процедуру, что и остальные. В конце, ... я сидя уже на полу, наполняла душевой водой полный тазик, блаженно выливая его на себя. Умывшись, ... если так можно сказать, ... назад на свои деревянные костыли, которые были постоянно со стертыми резинками, я уже не могла встать, ... скользко, ... кругом мокрый пол, и костыли расползались. Тогда я накидывала мокрое вафельное полотенце сзади ниже спины, переворачивалась на живот, ...тяжело подымалась, ...становясь на четвереньки, то есть на две руки и две ноги, ... и передвигаясь еле- еле, ... как собака, ... переходила в общую комнату. Подходя к своему месту, ... цеплялась руками за стул и ... взбиралась. Тамара молча ковыляла сзади, ... тарахтя по полу моими костылями. Наконец, когда уставшая, я уже сидела, ... она тихо, ставила их у стенки, около моего стула. Это всегда была необыкновенно душевно-чувствительная трогательная сцена. Она не может быть мной забыта.
   - Зачем я вскарабкивалась на стул? ...Задаю я себе этот вопрос, ... не знаю. ... Наверно хотелось чувствовать себя равной со всеми, ... не смотреть всегда только снизу вверх. Отдохнув несколько минут, мне приходилось вновь сползать на пол ... одевать на полу почти на мокрые ноги чулки, и влезать затем в свои кожанно-металические протезы, ... и опять их зашнуровывать. Когда приезжала мама, ... Попеску, никогда не позволял себе заходить, а давал все маме, и она сама раздавала девочкам. В младших классах, она помогала мыться нашим девочкам, ... начиная с меня. В старших же классах все девочки были уже вполне самостоятельными, ... и попробовал бы Попеску к нам войти? ... крику не оберешься. Но вот лично мне, без мамы, ох! ... как было трудно. ... Приходилось постоянно просить Тамару о помощи.
   Сегодня со стороны я умиляюсь многому, что происходило со мной, ... да и со многими детьми - инвалидами.
   - Господи Иисусе! ах! ... если б Ты только ... вместо парализованных этих ног, ... мне крылья пожаловать мог?
   ***
   Шестой класс. Отец привез меня в школу, но меня не приняли, Узнав, что начало учебного года, ... отклады­вается, папа решил меня отвезти назад домой. По дороге назад на автостан­цию, отец встретил дядю Мишу, мужа Ма­рии Васильевны Гримут, ... и отец, ничего не зная о на­шей "дружбе" попросил его оставить меня всего на несколько дней до начала занятий в школе у них дома. Я со­противлялась, но отец меня оставил. В доме Марии Васильевны, недавно отремонтирован­ном, резко пахло краской. Дядя Миша при­гласил меня войти. Полы были покрашены в ярко-красный цвет. Как только я попыталась подняться по ступенькам, мои костыли под­вернулись, и я скатившись, упала. У меня был разбит нос, кровь текла по лицу. Дядя Миша взял меня на руки, Мария Василь­евна утерла мне слезы.
   Меня уложили на диван и сказали:
   - Марина, у нас мало места, так что ты будешь спать с Юрой. Позвали сына Юру. Это был худой, подвижный мальчик. Перспектива разделять кровать его не устраивала. Он деловито поинте­ресовался: буду ли я спать вместе с костылями? Мне осталось только молчать и молить Бога, что бы эти три дня прошли быстрее. Вечером Ма­рия Васильевна постелила постель, а дядя Миша принес мне тазик с водой, чтобы помыть нож­ки. Я стеснялась снимать колготки, мне стыд­но было обнажать ноги. После мытья я торопливо натянула колготки и легла на кровать, укутавшись в одеяло. Но заснуть не могла, со страхом ожидая, когда же ляжет Юра. Наконец, ... он пришел, лег рядом. Мария Васильевна пожелала нам спокойной ночи. Среди ночи Юра брыкнул меня ногой и брюз­гливо сказал:
   -Явилась, хромая! Ты мне меша­ешь спать!
   Лотом захныкал, встал и пожало­вался матери. С трудом его примирили с необ­ходимостью перетерпеть мое соседство. Утром, когда я проснулась, Юры не было. В окно било солнце. Я встала и начала искать глазами свои аппараты. Они лежали не там, где я их остави­ла на кануне, а в другом конце комнаты. Я до­ползла до стола и принялась зашнуровывать свою амуницию. Вошел Юра и сказал, что меня зо­вут завтракать. Я залилась краской стыда: я не хотела, чтобы мальчик видел всю неприглядную процедуру моих утренних сборов. Я попыталась спрятать протезы, но Юра про­явил к ним весьма циничное любопытство. Когда он приблизился, я в ужасе закричала: "Уйди! Уйди!" Дядя Миша нашел меня в сле­зах. Он помог мне зашнуровать мои аппараты, помог на­деть брюки, взял меня на руки и отнес в столо­вую. Вечером я уже сама сняла колготки, по­мыла ножки и легла, укрывшись одеялом. Юра опять вертелся всю ночь. Не в силах ус­нуть, он предложил мне поменяться местами. Я подчинилась. Спустя некоторое время он за­хотел вернуться на свое место. Я отказалась. Тогда Юра начал бить меня ногами, пытаясь столкнуть с кровати. Я схватила его за рубаш­ку, мы упали на пол и начали драться. При­шли супруги. Я плакала от боли.
   Мария Васи­льевна и дядя Миша тяготились необходимос­тью соблюдать данное моему отцу обещание: побыть у них две недели до школы.
   - Не реви, Марина, - обратилась Мария Ва­сильевна ко мне, войдя в комнату к нам. - Этим способом ты ничего не добьешься, можешь быть уверена. Я ненавижу притворство, особенно в детях; мой долг доказать тебе, что подобными фокусами ты ничего не достигнешь. Ты оста­нешься здесь еще на лишний час, поешь, и тогда я отправлю тебя, при условии полного послу­шания и спокойствия, домой. Ты морально травмируешь моего сына.
   - Я больше не буду! Но не отправляйте меня домой. Я и в самом деле была ей отвратительна. Она ис­кренне видела во мне человечка, в котором со­четались, низость души и физическая ущерб­ность, что могло, на ее взгляд отрицательно сказаться на воспитании ее сына. Утром дядя Миша не пришел помочь мне. Я слышала, как муж и жена ругались из-за меня. Мария Васильевна кричала, что мое присутствие травмирует ее ребенка, что она не хочет еще неделю терпеть меня.
   - Посади ее на любую попутную ма­шину, которая едет в сторону Кагула и пусть отправляется к своим родителям! Он молчал. Потом попросил покор­мить меня. После этого мы вышли на дорогу, где дядя Миша посадил меня на грузовую ма­шину. Мне было страшно: я боялась водителя, хотя тот и был весьма общительным. Ноги у меня затекли от долгого сидения, и я была ог­лушена непрерывным шумом и дорожной тряс­кой. Придя в себя, я посмотрела вокруг: дождь, ветер, мрак. Я уснула, дорога была длинной. Во сне увидела перед собой какую-то стену, а в ней открытую дверь; а за дверью много огромных окон, которые были освещены. Я пошла на свет.
   Мы ехали по широкой, усыпанной галькой и залитой водой дороге. Води­тель разбудил меня, попросив поговорить, рас­сказать о себе. Я не поддерживала разговор. Добравшись до Кагула, водитель оставил меня в центре города на улице с названием " 28 июня", не заботясь о том, как я добе­русь домой. Шел дождь. Мне надо было его пе­реждать. Я еще не осознала, где нахожусь. Я обвела взором улицу с названием " 28 июня". Перечитывала название этой улицы вновь и вновь, чувствуя, что не в силах по­нять их смысла. Я все еще размышляла над сло­вами "28 июня", пытаясь найти смысл этого названия, когда кашель за моей спиной заста­вил меня обернуться. Поблизости, стояла де­вочка с велосипедом.
   - Хочешь, я тебя подвезу домой на велосипеде, сказала она:
   - Тебя зовут Маричика? Я знаю, где ты живешь. Я живу тоже на улице Садовой, через три дома от тебя. Но ты меня не знаешь, ты же к родителям раз в год приезжаешь, правда? Меня зовут Вера, а фамилия моя Бабкова". День отнюдь не благо­приятствовал прогулке, ... правда, дождь прекра­тился, но в воздухе стоял сырой желтый ту­ман, а под ногами все еще хлюпала вода после ливня. Холод пробрал меня до костей. Я с радостью согласилась.
   Мы медленно вдвоем, направились домой. Я сидела сзади и крепко держалась за нее, и при этом еще умудрялась и костыли держать. Я первый раз в жизни ехала на велосипеде.
   ***
   Наша классная Мария Васильевна, преподавала также машино­пись в старших классах, в связи, с чем часто отсутствовала в классе. Яловенская спецшкола давала такую специальность девочкам. Мальчи­ков же готовили бухгалтерами - счетоводами для сельского хозяй­ства. По окончанию школы выдавались дипломы о присвоении квалификации.
   Однажды во время урока наша учительница вышла. Она часто делала это. Я встала, взяла костыли и подошла к доске, где висела карта мира. Взяла указку со стола классной руководительницы, ... и попросила Тамару прийти к доске. Она вышла. Посмотрев на нее, ... я спро­сила:
   - Где находится Швейцария? Мне Валерий Прокопьевич подарил книжку, ... ну сказки, которые я до сих пор читаю. Я читала, что это такая маленькая-маленькая страна, ... в ней много озер, ... там есть горы, ... есть много снега, и много солнца? Давай Тамара поищем вместе?
   Мы стали искать, и нашли ее на карте, ... окруженную Францией, Германией и Италией. Весь класс учил уроки, а мы стояли вдвоем у доски и играли.
   Услышала шипение. Звук шел из сумки нашей классной. Тихонечко подошла к ее столу, думая: а вдруг там змея? А там, ока­зывается, была бутылка неперебродившего вина домашнего изготовления. Вдруг пробка с шумом выскочила, вино, пенясь, полилось на стол. Только успела схватить классный жур­нал, пытаясь спасти его. В это время Лиза Афанасьева вышла из класса, нашла учитель­ницу, и рассказала, что я, с Тамарой, якобы залезла в сумку учительницы.
   Мария Васильевна Гримут наша классная воспитательница, вбежала в класс, ... увидев на столе свою сумку, классный журнал, ...все в вине, ... резко прямо у доски схватила меня за волосы, а Тамару за косу и стукнула нас головами. От внезапной страшной боли, ... у нас из глаз полились слезы. Господи! ...кому мы могли пожаловаться? Весь класс оцепенел, ... никто не проронил ни слова. В ту ночь я не спала. Мне было тоскливо. Я встала с постели, вышла в коридор села за стол, и начала писать маме письмо. Мои мысли были смутны и отрывочны. Заполнив целую тетрадку, ... я рассказала все ... родителям. Мама прочла это письмо, и, в отчаянии зная, что никогда все равно назад домой, не сможет забрать меня, начала от бессилия выпивать. Очень уж хотела она, чтоб я получила образование. Папа ее ругал, но она замкнулась в себе, ... ничего ему не рассказав, ... находила свое утешение в вине. Летом родители меня привезли на три месяца домой, и материнское сердце чуть-чуть успокоилось. Мое присутствие отвлекло ее от вина... Внезапно ощутив к нему пристрастие, она столь же вне­запно и охладела к нему. Конечно, случилось это только из-за меня.
   С седьмого класса девочек обучали машинописи. На занятия, я опоздала, Мария Васильевна, начала кричать на меня, и пригрозила не допустить меня к урокам маши­нописи, если я опоздаю еще хоть на минуту.
   - А я и не приду больше на Ваши уроки. Я ведь, ... за несколько часов, ... выучилась печатать нам машинке. И не понимаю, ... зачем я должна до одиннадцатого класса ходить на Ваши уроки. Я боюсь к Вам на уроки ходить, ... боюсь. Смело пошла к директору, и попросила меня перевести. А когда приехал папа, ... я ему рассказала, папа, по моей просьбе, записал меня в группу бухгалтеров, к мальчикам. Ди­ректор Федор Петрович Стог - мой доброжелатель, не был против.
   Я громко заявила, что сама не хочу обучаться в классе Марии Васильевны. Это был бунт, причем беспрецедентный. Бунт, в котором директор меня поддержал, сказав на собрании учителей:
   - Да, она очень упрямая и своеобразная, но иногда можно и нужно соглашаться с доводами ребен­ка. ...
   Спустя много лет, Господи, в Детский Фонд на улице Колумна дом номер 76., ... ко мне пришла маленькая сгорбленная женщина. Это была Ма­рия Васильевна. От нее, ... я узнала, что живет она сейчас только со своим сыном, ... ставшим инвалидом. Юра женил­ся, у него родился ребенок. А затем он попал в аварию, потерял способность передвигаться, от него ушла жена с ребенком, а от Марии Васи­льевны ушел ее муж - дядя Миша. Я не могла этому поверить. Боже мне право, было ис­кренне жаль ее. Потом она мне напомнила:
   - А помнишь, Марина, как ты ушла с моих уро­ков? Такого у меня не было ни до, ни после тебя...
   В тот момент, когда она предстала передо мной, я вдруг поразилась глубине ее несчастья. По ее словам, они с Юрой голодали. Она попросила ей помочь купить соков, хлеба, лекарства. Я отдала ей 300 лей, ... попросив у нее номер телефона и разрешенья позвонить ее сыну. Она расплакалась, я не выдержала и тоже разрыдалась. Мы обнялась, ... и она ушла.
   Вечером я набрала телефон Юры. Я говорила с ним около часа. Он молчал и слушал, потом сказал:
   - Какая ты! Вот бы мне быть таким.
   Я ответила:
   - Юра, ты мужчина, ты сильнее меня, я ... слабее тебя.
   Больше я ему не зво­нила.
   ***
   Конец учебного года. Скоро мы заканчиваем шестой класс. Это случилось за день до начала летних каникул. Нас всех собрал в спальном корпусе Тимофей Игнатье­вич и спросил:
   - Кто украл у всех девочек из тум­бочек мыло?
   Все молчали. И вдруг Василиса Бугняк, сказала:
   -Это Марина украла мыло! Мы все ухо­дим, а она остается зашнуровывать свои проте­зы...
   Тамара не поддержала ее:
   - Нет! только не Марина! Девочки, Почему Вы молчите? ... Вы же знаете, что это не Марина!..
   Я должна была возмутиться. Но как?
   - Это не я! Я не брала мыла! Я говорю правду.
   - Ты лжешь, ты лгунья,
   бросила громко мне в лицо Лиза Афанасьевна. Ее поддержали молчаливым согласием другие девочки.
   - Я не лгунья! Это вы обманываете, ... а не я!
   Ярость - чувство, совершенно мне незнако­мо, - жгло меня весь день, и горячие, крупные слезы то и дело набегали мне на глаза, неспра­ведливость причиняла мне невыносимую боль. Тимофей Игнатьевич остановил на мне свой ледяной взор, замораживая меня. Дрожа с головы до ног, охваченная неудер­жимым волнением, я продолжала:
   -О, Божень­ка, помоги мне, я не лгунья и не воровка.
   Помню, что у него ногтей не было, но. .... на мизинце был единственный, длинный желтый ноготь. Он подошел ко мне и схватил за волосы, а его острый ноготь впился в мою кожу.
   - Ты не бойся. Я тебе ничего не сделаю, ... ты не будешь наказана, ты только скажи правду.
   Сказал строго он,
   - Ты что, не понимаешь, что нельзя воровать.
   - Я не воровка! ...я говорю правду, я ничего не брала - тихо, потупивши глаза, сказала я.
   Я не могла доказать, что это неправда. Наверное все наши детские несчастья как ни крути начинаются с нас самих. Вече­ром молилась Тебе Иисус, прося у Тебя помощи. Только Тамара мне верила. Я пошла, искать Нелли Васильевну. Она была единственным в тот момент другом, который мог мне помочь. Нашла ее, в изоляторе. Нел­ли Васильевна выглядела уставшей. На лице ее лежал отпечаток тревог и забот, а в походке и движениях была та торопливость, которая бы­вает только у медицинских сестер, поглощен­ных разнообразными и неотложными делами. Она улыбнулась мне и попросила подождать. Ее долго не было. И я вновь пошла ее искать. Переходила из комнаты в комнату, из коридора в коридор, везде царила глубокая гнетущая ти­шина. Наконец, из одной комнаты донесся многоголосый шум. Я заглянула. По обеим сто­ронам комнаты находилось в общей сложности 8 кроватей, на них сидели девочки, полностью перемазанные зеленкой. Мне показалось, что их много, хотя на самом деле их было не боль­ше восьми.
   - Марина, сюда не заходи, ... карантин,
   сказала мне находившаяся среди девочек Нелли Васильевна.
   Нелли Васильевна - очень добрая, ей трудно быть строгой даже с самой дурной девочкой из нашей школы. Она видела мои недостатки и лас­ково указывала мне на них, а если я делала что­-нибудь достойное похвалы, никогда не скупилась на поощрения.
   Я дождалась ее в коридоре, эмоционально излила ей душу.
   - Нелли Васильевна, помогите мне. Я не воровка. Никогда, еще я не позво­ляла себе такого порыва.
   - Хорошо,- сказала она, - глядя на меня сверху вниз, ты такая неспокойная, и зас­тенчивая. Надо быть смелее.
   - Зачем? Ведь тогда меня будут еще больше обижать.
   - Глупости. Хотя тебе и достается, это вер­но, но зато ты поступаешь правильно, моя де­вочка.
   И она мне помогла. Накануне отъезда на каникулы все укладывали вещи, готовясь к отъезду домой. Нелли Васильевна проверила все сум­ки. И мыло нашлось. Оно было у Лизы Афанасьевой в сумке. Ее даже не наказали. Тимофей Игнатьевич прика­зал ей встать перед классом и извиниться.
   Я ожидала, что она будет проливать слезы стыда и отчаяния, но, к моему удивлению, она не заплакала и даже не покраснела. Спокойная и серьезная, стояла она посреди класса, под устремленными на нее взглядами всего класса.
   -Откуда у нее такое спокойствие и твердость духа?
   спрашивала я себя.
   - Будь я на ее месте, то, от стыда, кажется, пожелала бы, чтобы земля раз­верзлась подо мной и поглотила меня. А у нее такой вид, словно она размышляет о чем-то, не имеющем ничего общего с случившемся. В классе считали меня слабой. Но одноклассники, даже не пред­ставляли себе, Господи, что унижения и страдания дела­ли меня сильнее, укрепляя мой дух.
   ***
   Вся школа состояла из инвалидов. Весь наш класс - из инвалидов. Но инвалид инвалиду рознь. Мне было труднее всех, я не могла нормально передвигаться. Часто в мае месяце сразу после обеда вместе с новой воспитательницей мы уходили купаться на местное озеро.
   В тот день стояла хорошая погода, и мы все дети, с молодой учительницей практиканткой пошли на озеро. Там я залезла в воду и очень глубоко нырнула. Мне не хотелось выплывать на поверхность. Прошло довольно много вре­мени, и было непонятно, почему я не уми­раю. Мне не хотелось вылезать наверх. В ушах трещало. Я медленно задыхалась под водой. Вдруг я вспомнила маму, папу... Я подумала о Тебе, Иисус. Господи, я ведь так сильно хотела стать здоровой!
   - Господи! а может, мне лучше бы было, остаться под водой? ... я так устала передвигаться на земле, ... никогда не успеваю за всеми, ... я хочу к Тебе, хочу увидеть то место, что называется Раем, где я ... буду как все и никогда не буду уставать.
   Но за какое-то мгновенье, мне сегодня кажется, что именно Ты, ...не знаю, как, но объяснил мне, что после земной жизни, только в раю я смогу хо­дить, ... но, если я сейчас умру таким способом, я никогда, ... никогда не попа­ду к Тебе! Мне еле хватило сил подняться на поверх­ность. На берегу уже все волновались и искали меня. Учительница очень переживала, она бро­силась навстречу, вытащила меня из воды и от­ругала. Я молчала. Я не оправдывалась. На мне был грех. Назад дорога была длинная, и я еле тащилась за всеми. Нет! надо идти ... вперед ... еще немного, еще чуть-чуть и скоро будет школа. Почти 3 километра пешком. У меня поднялась тем­пература, и начался озноб. Меня положили в школьный изолятор. Больше меня на озеро никогда не брали, потому что я не успевала за одноклассниками. Часто оставаясь одна в классе, я много читала, ... много думала. Рано начала постигать филосо­фию жизни. Много размышляла о своем бу­дущем. Как оно устроится? Где я буду жить, работать?
   Ежедневно, с новыми силами, я упорно принима­лась за учебу, твердо решив преодолеть все пре­пятствия. На уроках я получала высокие отмет­ки. Хотя иногда боясь получить плохую оценку, ... я просто могла вызубрить урок, даже не понимая его. Мои усилия увен­чались успехом; постоянные занятия укрепляли мою память и развивали во мне ум и способно­сти.
   ***
   За последней партой в первом ряду сидели Лиза Афанасьева и Степа Остапчук, который был старостой класса. Его болезнью было не­держание мочи, что делало его объектом насмешек. По успеваемости и по хорошим отметкам, ... лидером среди дево­чек была Лиза. Ее все любили и считали самой способной. Все были уверены в том, что она единственная получит высшее образование. Она мечтала поступить на факультет русского языка и литературы, выйти замуж за красиво­го, высокого парня. Она была симпатичной, красивой, наверное, очень красивой, и потому никто не сомневался в ее успехе. Лиза всего лишь прихрамывала на одну ногу. Она запросто обращалась с Тимофеем Игна­тьевичем, докладывала ему обо всем, что слу­чалось в классе. Я так хотела с ней дружить, ... но Тамара обижалась. Лиза ни с Тамарой, ни со мной не общалась. Нас в классе считали соперница­ми. Она натравливала всех девочек на меня, по­тому что я была слабее. Ее хвалили, ей давали грамоты. А я не понимала, почему она это делает, ... и почему мне ничего не достается. Если бы кто-то мог себе представить, как я стояла на линейке, ожидая, что вот-вот и мне обязательно вручат грамоту. Не раз, ... я тихо горько плакала. Только в девятом классе я получила ее. Жена директора, Валерия Ивановна Стог, пригласила мою маму и сказала ей:
   -У вашей девочки, хорошая память, ... она любознательная, ... есть интел­лект. Сделайте все, чтобы она училась дальше.
   Однажды я зашла в класс и увидела, что Лиза одна. Она что-то клеила, готовясь к Новому Году. Я очень обрадовалась, ведь я давно иска­ла случая поговорить с ней.
   - Лиза, можно я помогу тебе?
   робко произ­несла я,
   - знаешь, я хочу с тобой дружить. ... Давай дружить и помогать друг другу. ... Я знаю, ... ты хорошая. И ты Лиза красивая. Очень красивая.
   Она подняла глаза и, помедлив, ответила,
   - Мари­на, что ты подлизываешься, набиваешься в друзья. Видишь, что ты никому не нужна, а все лезешь.
   - Я хочу, чтобы девочки со мной тоже играли,
   сказала я. Я хотела дружбы! Но Лиза ответила:
   - Мне не нужна твоя помощь. Я сама все умею.
   Она рас­сказала об этом разговоре всем. Надо мной долго смеялись. На новогоднем карнавале Лизе всегда доста­валась роль Снегурочки, мне никогда даже не шили карнавального костюма. И только Тамара всегда была со мной. Мы вместе пели. Больше всего я любила петь русские и украинские песни. Из молдавских моей любимой песней была песня про море, которую очень часто пел мой отец. Наши с Тамарой песни всегда были грустными. Однажды нас собрал Тимофей Игнатьевич и сказал:
   - Сегодня всем классом едем в цирк. Все, в том чис­ле и я, очень обрадовались. Но оказалось, что я-то как раз и не смогу поехать, потому, что изрядную часть пути придется добираться пеш­ком. Я смирилась, не сказав ни слова. Оставшись одна, поднялась в спальню, и заплакала. Мне было очень, жаль себя. Вдруг меня кто-то погладил меня по голове. Это была рука Агафьи Робу: " А я всюду искала тебя. Почему ты пла­чешь? - спросила она, - Ты не плачь. Ты ведь такая смелая, ты умеешь говорить правду в глаза. Знаешь, почему тебя не любят? ... Потому что ты не молчишь".
   Я подумала и решила всем доказать, что я на мно­гое способна, и тоже могу поехать в Кишинев, и даже ... сама. И, сколько Агафья меня не от­говаривала, я отправилась на остановку автобуса, которая была недалеко от ворот интерната. Села в рейсовый номер 35 следовавшего по маршруту Яловень-Кишинев, и пошла в первый раз в своей жизни в парикмахерскую.
   Я знала прекрасно, что мне влетит: самоволь­но покидать школу, было строжайше запреще­но.
   В парикмахерской меня постригли под Ми-рей Матье. Агафья ждала моего появления у ворот. Она предупредила меня, что все уже вер­нулись из цирка, и Тимофей Игнатьевич в яро­сти. Я испугалась. И не нашла ничего лучше­го, чем быстро пойти в туалет и сунуть голову под кран под холодную воду: может быть, так моя стрижка не будет бросаться в глаза?
   Когда я вошла в класс, с мокрыми волоса­ми, похожая на утенка выбравшегося их пруда, Тимофей Игнатьевич спросил:
   - Ты где была Марина?
   Я попросила не бить меня. Тогда он сказал:
   - Почему ты думаешь, что я обязательно побью тебя? Наоборот, после стрижки, ты стала такой краси­вой.
   В одиннадцатом классе, наши Лизой Афанасьевой отношения ста­ли чуть теплее, ... Лиза поняла, что я не так уж слаба: ее отношение ко мне измени­лось. За первой партой второго ряда сидели Федор Чорес­ку с Валерием Волощук, ее будущим мужем. Он был родом из поселка Глодяны. В первое время, ...когда я после окончания Московской аспирантуры, ... работала Председателем Республиканского Общества инвалидов, ... я, ... никого не зная в этом районе, назначила своего одноклассника Валерия Волощука, исполняющим, обязанности председателя районного Глодянского общества. Но это было впереди.
   В нашем классе Валера был мальчи­ком, которого никто не замечал. Он единственный в классе носил очки, которые были с очень толстыми линзами. Ходил чуть странновато, ... вразвалочку передвигая ноги. Этот невзрачный паренек учился еле-еле, был очень неряшлив, нечистоплотен и совершенно не следил за сво­им внешним видом. Кто мог бы подумать, что этот мальчик в веч­но грязной одежде, будущий муж, ... звезды класса Лизы Афанасьевой?
   Через несколько лет после окончания школы после того, как я окончила университет, мне позвонила Лиза:
   -Здравствуй, Марина... Я слышала, ты единственная из класса выучилась, получила высшее образование, и работа­ешь нотариусом. А у меня не сложилось. Я до сих пор машинистка в нашем райисполкоме. ...
   Я не сдержалась:
   -Лиза, ты никогда мне не зво­нила. Что случилось'? И вдруг она расплака­лась:
   - Марина, пожалуйста, поговори со мной... Я не могу говорить по телефону... Можно, я к тебе приеду?
   Я меня всю ночь щемило сердце. Я думала, ... что же случилось у Лизы? Накануне, ... я встала рано, приготовила поесть, даже купила бутылочку сухого вина. Мы долго сидели за столом. Я не торопила ее. И, наконец, услышала эту историю. Лиза работала машинисткой в райисполкоме. С некоторых пор один сотрудник стал часто при­глашать ее к себе в кабинет, потом объяснился в любви. Прямо в кабинете начался бурный ро­ман. Он использовал ее, беззащитную девушку - инвалида. Потом она уехала в Днепропетровск, встретила там любовь, ... забеременела. Но ... осталась одна. Она вдруг сказала мне:
   - Марина, я так хочу с тобой дружить...
   И я вспомнила, как много лет назад сказала ей то же самое, но по­лучила отказ
   - Лиза, хорошая моя, ... ты правильно сделала, что оставила ребенка, ... у тебя обязательно родится такая же красивая девочка, как ты. Я заплакала... спасибо, что позвонила мне, ... что, приехала, ... все у тебя будет хорошо. Иисус, в тот день мы с Лизой долго разговаривали с Тобой. Я поняла, как нужна ей сейчас моя дружба.
   К вечеру приготовили чебуреки и замечательный, черный кофе. Как могла, ... утешала и подбадривала ее Господи. Расставались мы трогательно.
   Лиза родила чудесную девочку. Через некоторое время на улицу Болгарскую ко мне в гости пришел домой Вале­рий Волощук, и я услышала от него следующее:
   -Ты знаешь, Марина, я собираюсь жениться на Лизе Афанасьевой. Она сейчас одна, никому не нужная...
   Узнав о предполагаемом сватовстве, а удиви­лась:
   -Да она тебе откажет...
   В ответ Валера:
   - Марина, я ее люблю, и она меня любит. Да потом у нее маленький ребенок на руках. Может она спасибо не скажет, ... но будет благодарна.
   - То, что у нее ребенок, - сказала я, - ничего не значит. Тысячи женщин сами воспитывают своих детей. А Лиза умная и красивая, ... и она тебе
   по- моему нужнее. ... Она с ребенком для тебя подарок Небес!
   Валера посмотрел на меня и ска­зал:
   - Вот поэтому, Марина, тебя и не любили в классе. Ты всегда рассуждаешь не так, ... как все, ... у тебя все как не у людей.
   Я его не поняла. Этот разгильдяй, который никогда ниче­му не учился, который, работая в должности председателя районного общества, не сумел конкретно ничего сделать для инвалидов, ... все же женился на Лизе. Они живут в Глодянах. Валера Волощук совсем не изменился. А дочка Лизы очень хорошенькая - как мать.
   -А что мне делать, Марина?
   ответила Лиза на мой вопрос,
   - него есть квартира, а у меня дочь. Бороться как ты всю жизнь ... не смогу. Получается, что в этом браке и выиграла, и про­играла.
   - Я искренне желаю тебе просто счастья. Тебе хорошо, а это главное. В детстве я любила рисовать. Как я хотела когда-то на­рисовать портрет Лизы, чтобы показать всем, какие у нее красивые глаза! Наши с Лизой пути разошлись, а мы ведь, ... могли стать очень хорошими подругами.
   ***
   Я приглядывалась, к одноклассни­кам: кто они, как сложится их жизнь? За первой партой первого ряда сидела девочка Зина Савка из Чимишлийского района, села Градище. Ее заме­чательная мама забирала дочь, ... на все каникулы. Зина со всеми в классе находила общий язык. У нее был собственный метод подготовки к занятиям: она всегда всем помогала, ... писала шпаргалки, которые складывала гармошкой. После окончания школы Зина переехала жить в пригород города Кишинев, в поселок Сынжеру. У нее однокомнатная квартира, живет одна, зарабатывая ма­шинописью, и иногда ко мне приезжает повидаться.
   Однажды за чашечкой черного кофе она сказала мне:
   - Знаешь, мы все в классе так завидовали тебе. Ты немного не такая как все была. ...Ты могла часами молчать, не с кем не разговаривать. А потом вдруг такое сказать. Что никто и не ожидал. И теперь я пони­маю, почему. ... Потому что, ... ты всегда разговаривала с Богом. Многие считали тебя ...неземной и немного больной. Да, да на голову. Особенно когда ты фанатично рассказывала про какого-то Иисуса, который отдал за наши грехи свою жизнь. Я всегда думала, ... что, ... этого Бога, про которого ты нам рассказывала, ... нет. Но сегодня я так не думаю. Только вот, ... тебе единственной из класса, ... он Бог и помог, и только ты Марина достигла чего-то в жиз­ни. А мы? По мне, так я, например, до сих пор не знаю в чем смысл жизни на земле?
   Рядом с Зиной Савкой сидела красивая де­вочка Людмила Костецкая, родом с севера Молдавии из Рышканского района. Мы звали ее Люсей. У нее были всего лишь нарушены опорные функции бедер, и ког­да она ходила, то раскачивалась из стороны в сторону, как уточка. Люся развивалась стремительно быстро. Ей было всего 11 лет, ... когда у нее первой в клас­се начались месячные. У меня месячные пошли только в 16 лет. Она очень рано стала дружить с мальчиками из соседнего класса. Од­ним из них был Ион Табэрэ, родом из Хынчештского района, страдавший от последствий полиомие­лита, поразившего одну ногу.
   Мы с ним были тоже друзьями, ... но с Люсей они были симпатичны друг другу. Он в старших классах воспринимал меня как друга, всегда пытал­ся обсуждать со мной какие-то общие школьные дела и пробле­мы. Я сыграла определенную роль в жизни Люси. Когда я не поступила на юридический факультет, так случилось, что мы вместе снимали квар­тиру у вечно пьяной старушки на улице Пушкина дом номер 13. Моя мама оплачивала за нас обоих, постоянно, каждую неделю привозила про­дукты.
   Я уже работала в нотариальной конторе, и вот, ... однажды вернувшись с работы, я застала Люсю в слезах. Ее бросил Ион Табэра, с которым она со школьных лет встречалась, и о котором, ... часами, могла мне рассказывать вечерами перед сном. Он сказал ей, что его родители не разрешают ему с ней встречаться, и он нашел себе другую, здоровую девушку. Я решила переговорить с неверным женихом. Люся очень на меня надеялась. Почти целый месяц, каждый день ... я подкарауливала его, когда он выходил с ра­боты всегда с ним разговаривала, и наконец, ... пригласила на ужин в гости, рассказала, как силь­но Люся его любит и как плачет, как умела, ... убеждала, что она сказка будет в его жизни, что она им со школьной скамьи очарована и что он не знает цену счастья если не понимает кто такая Люся.
   -Что же с тобой происходит, неужели у тебя такой слабый характер, ... Ваня! ... ведь ты же тоже очень ее любишь! Мы разошлись очень поздно. Люся все это время ждала его ... на улице, на троллейбусной остановке. По нашей общей с Люсей договоренности, ... это должно было произойти, ... вроде бы случайно. Так и случилось. От подруги я услышала, что она выходит замуж, за Ваню и очень обрадовалась тому, что все у них сложилось хорошо. Вскоре Люся поступила в медицинское училище. Позже я встретила Ваню. Он долго рассказы­вал, как они поженились, как его родители были против, но потом смирились. Люся родила ему двух сыновей. Они жили в селе Русска Хынчештского района. Люся работала медсестрой, он - бухгалтером в женской тюрьме, которая располагается там же, ... в селе Русска. Ваня оказался хорошим, доб­рым мужем.
   Люсю я увидела спустя много лет, ... в 1984 году, на встрече выпускников школы. Первым порывом было ее обнять, но я почувствовала, что с ее стороны нет тепла дружеской встречи:
   - Ты стала большим человеком, тебя часто по телевизору видим, ... зачем тебе это? быстро сказала она, ... и как это ты, на двух костылях смогла родить двоих детей? Как тебе врачи разрешили?
   Повернулась и ушла. Какой короткий разговор. Я почувствовала, что она мне завидует, что на­зывается, ... черной завистью.
   - Господи, а ведь я любила эту девушку, как за нее молилась! Я нашла ее и тихо ей сказала:
   - Люся, я так рада за тебя, ... я-то верю, что ты смогла родить двух детей. А ты мне не веришь. ... У тебя есть все, чтоб быть хорошей женой и хорошей матерью. Не всем дано на свете быть здоровыми, ... а счастье Люся, почему-то нужно всем! Все мы в руках Бога, ... дорогая моя подружка, только вот не каждый понимает это. Ну, ...прощай, ... не свидимся мы более. Не вернется вновь наша дружба к нам. Я не жалею, что помогла ей, ... хорошей девочке, ... стать счастли­вой. Иногда так важно в жизни человеку подать соломинку. Важно то, что ей, по-женски, по-человечески на земле хорошо, пусть она будет очень счастлива. Ни к чему теперь об этом думать. Сердцу очень жаль, и душу ранило мне, ... только то, что она не поняла главного:
   - Все мы ... в руках Твоих Иисус, в руках Твоих Божьих. И без Тебя ничего нам, ... людям не под силу. Разве это я ей помогла? Ни я, ... а Ты Господи, ...Ты.
   Сентябрь. На душе по-осеннему, ... грустно. Все выпускники расходятся. Я немало испытала, ... но не могу забыть те школьные места, что душу трогают.
   ***
   В школу, мама очень часто посылала мне из Кагула посылки. Посылки с конфетами, печеньем и грецкими орехами. С почты деревянную посылку мне всегда приносил Слава Каюмов. Он очень любил сладости. Я помню, как он говорил:
   - О, Марина, опять тебе принесли бумажку на получение посылки. Ну, я пошел за ней. А ты дашь мне конфетку?
   Я соглашалась принять его посреднические услуги, потому что мне было бы трудно перенести ее самой. Когда Слава при­ходил с посылкой, весь класс замирал. Слава ставил ее не на мою, а на свою парту, вытаски­вал ножик, начинал вынимать гвоздики. Все ждали, и ящик всегда оказывался полным грецких орехов, айвы (это был и есть самый лю­бимый мой фрукт) и кон­феты, названия и вкус которых, до сего времени не могу забыть: "Красная шапочка", "Ну-ка отними", "Мишка на севере", "Гулливер", "Красный петушок" и конечно "Грильяж в шоколаде".
   Я Господи, раздавала конфеты, и радовалась, ... за всех искренно радовалась!
   Од­нажды, когда я вернулась в класс, к своей по­сылке, там не осталось ничего... Я заплака­ла. Тимофей Игнатьевич спросил класс:
   - Кто украл конфеты?
   Но все молчали. Я не могла понять, ... почему они так поступили, ведь я от души всегда всех угощала, Господи! ... мне было это приятно делать.
   Раз в неделю, в школе на ужин, нам давали по три конфеты. Тимофей Игнатьевич настаивал на том, чтобы все конфеты съедались за столом. Но я незаметно всегда старалась унести их с собой, ... я ведь ела их довольно часто, потому - что, ... родители об этом заботились.
   В тот день после ужина, Попеску, как все­гда, поинтересовался, все ли конфеты были съедены. Дети хором утвердительно подтвердили. Когда мы вышли из столовой, Василиса подошла ко мне и попросила конфету. Я сказала, что не дам, потому что хочу дать одну Агафье, одну Тамаре, а одну я берегла... я крошила ее для птичек, ... Я честно ей призналась. Тогда Васили­са перед классом громко пожаловалась воспитателю на то, что я не съела конфеты за ужином и что они у меня в кармане.
   Тимофей Игнатьевич сказал мне выйти из-­за парты и встать у доски. Весь класс терпеливо ждал.
   - Вытащи из кармана и положи конфеты на стол.
   Я не подчи­нилась. Попеску закричал и, в конце концов, силой заставил их вытащить. Затем он позвал Василису и приказал ей съесть конфеты перед классом. Я сдерживала слезы. Она разворачи­вала и жадно быстро ела. Даже Слава Каюмов вдруг с презрением вслух сказал:
   - Ты Бугняк, ... так можно и подавиться!
   Василиса не огрызнулась. А я не заплакала, ... хотя слезы подступили близко, ... очень близко. В маленьких масштабах моей тогдашней жизни это была для меня Господи, настоящая трагическая несправедливость.
   ***
   На дворе Зима. Она пришла незаметно. Морозы были все крепче и крепче, пошел снег, задули холодные ветра. Солнечных дней все меньше и меньше. Мои несчастные ноги в протезах распухали в дни резких январских холодов. Ночью и утром из крана текла страшно холодная вода, от которой застывала кровь в жилах. После обеда мы попадали в руки воспитателя Тимофея Игнатьевича Попеску. По образованию он был математиком, по образу жизни - алкоголиком. В один из дней меня ждало испытание. Я опоздала в класс на подготовку уроков почти на два часа. Когда я вошла в класс, Тимофей Игнатьевич, не говоря ни слова, встал, при всех одноклассниках снял ремень, размахнулся и пребольно ударил меня ремнем по почкам. Я до такой степени испугалась, что вдруг уписалась. Покачнувшись но удержавшись на костылях, безмолвно, ... со страхом и трепетом пошла к своей парте, ... сзади, из под протезов по полу тянулся мокрый след. Дети начали надо мной смеяться. В столовой я сидела грустная. Ничего не хотела есть. После ужина, я вышла последней, ... с трудом ковыляла в еще мокрых протезах, к спальному корпусу по сугробам в темноте. Я шла тихонечко, подняв голову к небу и разговаривая со звездным небом. Вдруг, ... заметила, что я одна и что вокруг никого нет. Испугавшись, я поспешила и упала в снег. Встать я не смогла, и начала звать на помощь. Но никто не слышал. Скоро я охрипла. Через некоторое время я почувствовала, что мне становится тепло, но не понимала почему, ведь кругом был один лишь снег... Я лежала и смотрела на звездное небо. Оно было очень красивым. Я засыпала, ...я замерзала. Сквозь полудрему я почувствовала, что кто-то поднял меня на руки. Коля Гонца, ученик одиннадцатого класса, возвращался со свидания. Если бы не он, я бы замерзла, ибо все уже были в спальном корпусе и готовились ко сну. Коля отнес меня в комнату, растер мне обмороженные щеки. Дежурил по школе в тот день Тимофей Игнатьевич. Он опять был пьяным....
   - Господи! Боженька только бы он меня не бил.
   Он подошел ко мне и, снял ремень. Ударив меня при всех, он сказал:
   - Быстро снять протезы и в постель и чтобы голоса твоего не было слышно. Марина, ты все поняла? Ты за один день уже во второй раз провинилась.
   Кто-то из девочек крикнул:
   - Она опять звезды считала, ...
   - Я тебе покажу со звездами разговаривать...звездочет. Ты, ... почему такая непослушная? Все уже давно в кроватях, а она звезды считает.
   Утром я не могла встать, все горело. Но машине скорой помощи, с высокой температурой и острым воспалением почек меня отвезли в Кишинев, в урологическое отделение первой городской больницы.
   ***
   Вернувшись в интернат, я узнала, что учитель биологии Гликман Борис Давидович, написал на Тимофея Игнатьевича Попеску, жалобу в Министерство народного образования. В письме он подробно рассказал о порядках в нашей школе и собрал подписи некоторых педагогов. Толчком же, для написания жалобы стало то, что учитель Попеску меня побил! Борис Давидович, после того, как я вернулась из больницы, подошел ко мне, и попросил подписать жалобу. Я заплакала.
   - Я не буду, ничего подписывать...не заставляйте меня, ...меня отправят к родителям домой, ... а я хочу учиться дальше, зову получить знания. К нам зачастили представители министерства, которые на так называемых открытых уроках изучали школьные порядки. Инспекторы чувствовали, что у нас происходит что-то неладное. Началось новое время. В один прекрасный день во дворе появились тракторы, бульдозеры и экскаваторы и зашумели во всю мочь. Начали сносить учебный корпус, столовую, а за ней и все остальные деревянные постройки. На территории остался только спальный корпус, куда временно перевели и нас учиться. Началось строительство нового учебного корпуса.
   Забегая вперед, скажу, что в 1972 году, через несколько лет, в школу был назначен новый директор Стог Федор Петрович, который впоследствии стал моим большим другом. Прежний директор Постика Тома Федорович ушел с работы. Через несколько лет он стал инвалидом и до последних своих дней на земле передвигался только при помощи инвалидной коляски. Прости его Господи, ... я думаю, что он, может быть, и был хорошим человеком, просто ...система коммунистическая тянула его за "ноги вниз".
   ***
   Однажды к нам на открытый урок должен был приехать очередной гость из министерства народного образования - куратор спецшкол Иван Федорович Констандогло. Нас предупредили заранее. И вот открылась дверь, и вошел гость - невысокий, плотный человек лет 35-37. Наши глаза встретились. Товарищ Констандогло поздоровался, обращаясь ко всем. Ученики встали, я же осталась сидеть. Он подошел ко мне. Я испугалась, но гость вполне дружелюбно спросил:
   - Как вас зовут?
   Я удивилась. Меня никто никогда не называл на "вы"!
   - Марина, ... Марина Грецу.
   - Вы любите математику, Марина?
   - Я математику понимаю, но, я ее не люблю. Люблю геометрию, а еще очень люблю литературу и жду, когда будут преподавать астрономию.
   - Астрономия это прекрасно. Но, я математикой, ... буду с вами заниматься. Я вижу по вашим глазам - вы в будущем можете стать математиком.
   Присутствуя на открытом уро­ке, Костандогло сел на последнюю парту. Валерия Ивановна, посмотрев журнал, ска­зала:
   - Сегодня будет отвечать ... Грецу Мари­на.
   Я не подготовилась, потому что она меня спрашивала на прошлом уроке. Но отступать было некуда. Я рассказала о любви Андрея Бол­конского и Наташи Ростовой - глядя в глаза Констандогло. Я представила себя Наташей Ростовой, а его - Андреем Болконским. Он очень вни­мательно слушал, а потом сказал, обращаясь к Валерии Ивановне:
   - Она очень хорошо переда­ла образ. Наверное, вы поставите ей пятерку?
   Я пошла на свое место, чувствуя себя очень сча­стливой. Класс смотрел на меня во все глаза. Иван Федорович Костандогло был первым учителем, который начал преподавать нам по два урока, алгебру и геометрию - парами. Я очень ждала этих уроков. Он постоянно вызывал меня к доске, ... заставляя много трудиться. Иногда я даже обижалась, но ненадолго. Кстати, позже, когда я уже окончила школу, Иван Федорович Констандогло предложил мне поступить в Кишиневский политехнический институт, на факультет планирования промышленности. Я было задумалась об этом, и даже собиралась подать документы, ... но потом передумала. Я мечтала о карьере профессионального юриста.
   Так я перешла в седьмой класс.
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
  
  
   - Спасибо тебе Боженька за то, что ты всегда рядом, ...спасибо за утешение и терпение которое ты мне, с маленьких лет даешь. Нас с мамой грабят по дороге в Евпаторию. - Мои "Голубые дали".- Происшествие в спальне: меня чуть было не изнасиловал, человек воспитанию которого доверило советское государство детей - инвалидов, Тимофей Игнатьевич Попеску. - Я опять решаю молчать...- Господи! Прости меня. Я еду в Киев, на операцию, ... по мне, ... так это еще одна казарма? - Господи, меня оперируют несколько раз и неудачно.
   - Можно, милостивый Иисус, я опишу Тебе, ... что такое боль?
   ***
   Второй и третий школьные семестры я училась на Украине в городе Евпатория в санатории "Голубые дали". Маме удалось достать путевку, она приехала в школу и забрала меня прямо с уроков. Когда мы прилетели в Симферополь, оказалось, что мы опоздали на рейсовый автобус. Темнело. Мы решились ехать автостопом. На полпути машина остановилась и в нее сел мужчина. Некоторое время он молчал, потом вдруг повернулся к маме и стал требовать деньги. Она зарыдала. Я испугалась и, начала тихо про себя молиться... Грабитель вместе с водителем заставил маму вынуть тощий кошелек и вытряхнуть его содержимое. Мама все плакала, моля их не трогать нас. Я молчала. Потом мама вдруг задрала на мне брюки, показала протезы и объяснила, что везет ребенка в санаторий для детей-инвалидов. Мужчины отступили, ... больше они нас не тронули и довезли прямо до места, ... не взяв денег за проезд. Когда мы добрались до своей комнаты, мама вдруг крепко обняла меня, и погладила по голове, повторяя:
   - Велик Господь!
   На следующий день она вернулась домой.
   В "Голубых далях" я начала отходить от жизни в Яловенском интернате. Много времени мы проводили на морском берегу, даже спали на пляже, укутавшись в спальные мешки. С утра детей водили на процедуры, а потом везли на море. Все были в майках и трусиках, одна я - в штанах. Я не могла обходиться без протезов. Костыли я тоже не оставляла. Мне было очень жарко. Утром я еле успевала. Оказавшись на пля­же, впервые я поняла, что ходить на костылях по песку невозможно. Тогда я оставила их, раз­делась и попыталась добраться до воды ползком. Мне очень понравилось море. Когда у человека больны ноги, то только в воде он может ощу­тить свободу движений. Я знаю, что в воде мне не нужна опора и поддержка.
   Санаторий был большим, хорошо оборудованным лечебным центром. Много лет прошло, а я продолжаю мечтать о том, чтобы у нас в Молдове был создан такой же центр. В то памятное лето в санатории я посмотрела старый советский фильм "Человек - амфибия" - трагическую историю юноши, которому пере­садили жабры взамен легких. Он стал не таким как все, и его травили, хотели отнять любовь прекрасной девушки. Меня зачаровали кадры жизни Ихтиандра под водой, в царстве медли­тельных рыб: жизни без любви. Я искала спасе­ние от окружающих, и мечтала стать рыбой и жить под водой.
   После фильма я спросила девочку по палате, может ли девушка на костылях считаться красивой. Она ответила:
   -Маричика! Ты красивая!
   Потом, посмотрев внимательно, добавила:
   - Только тебе нужно носить сережки, ... они украсят тебя.
   То, что у меня не было сережек, ... это одно, но вот у меня не были проколоты и уши.
   - Ты можешь мне помочь проколоть уши.
   - Нет, ... что ты, это только врач может сделать или опытный специалист. Нет, ... нет, ... не обижайся.
   В мыслях об этом я не могла уснуть всю ночь. Утром я ре­шилась. Нашла иголку, тройной одеколон, взяла гор­стку соли, и, когда все уехали на пляж, села на кровать, поставила перед собой зеркальце и сама начинала простой иголкой упорно прокалывать себе уши. Плача от боли я проколола себе уши. В каждой ды­рочке я завязала по нитке. Наутро у меня поднялась температура. Одно ухо сильно воспа­лилось. Медсестра никак не могла поверить в то, что я это сама кустарным способом, без посторонней помощи сделала. До сих пор я ношу сережки. И все же, тогда ... мне, будучи еще ребенком, самой, прокалывать уши себе, было очень больно, ... но я это сделала, ... и сделала сама.
   ... Я сама!
   ***
   Вечерами к нам в санаторий часто приходил старенький пожилой человек, которого звали, дядя Ваня. Он часами рассказывал и детям и взрослым об Иисусе Христе. Запала мне в душу притча о доброте, о милости и любви, к ближнему:
   -Жил-был на земле человек, желавший, как многие - оправдать себя. Он спросил у Христа Иисуса:
   -Кто мой ближний'?
   И Спаситель рассказал ему притчу:
   -Шел странник из Иерусалима в Иерихон, и был схвачен разбойниками. Они сняли с него одежду вероятно, единственное его состояние, и, избив, оставили на дороге. Вслед за этим бесчеловечьем следует другое, может быть, еще худшее: идущие той же дорогой люди равнодушно проходят мимо этого лежа его, истекающего кровью человека. "Прошел мимо" священник. Левит поступил ещё хуже: "подошел", "посмотрел", полюбопытствовал, как страдает и умирает человек, и пошел своей дорогой. В лице этих двух людей мимо израненного человека прошло как бы все несострадательное человечество. Одна половина этого человечества ранила его и бросила умирать на дороге; другая проходит равнодушно мимо его страданий. В простых словах Христос, знающий сердца людей, открывает всю глубину мрака, сгустившегося над человечеством, и показывает главный грек всех времен и народов: немилость, недоброе, не милосердие. Проезжал тем же путем около Иерихона Самарянин некто и, увидев на дороге окровавленного человека, сжалился над ним. Вот всё, что произошло: сжалился над ним. Всё другое было только следствием этого: один человек сжалился над другим человеком. Свершилось близкое ко всем чудо, через которое саг самый грешный и слабый человек делается причастником Божественной силы, правды и славы.
   Жалость двигает больше, чем каменными горами, она двигает каменными сердцами.
   -Истинно говорю вам, если кто, скажет горе сей: "Поднимись и ввергнись в море", и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется словам его, - будет ему, что ни скажет".
   Это слова Христа.
   Жалость в мире - есть чудо. Каменные горы передвигать с их места никому не надо. Истинное чудо есть жалость.
   Бог хочет этого чуда, жалости одного человека к другому. Тут сила высшей жизни. Истинное милосердие всегда просто и деятельно. Оно есть воля, готовая на всякий труд, сердце, соглашающееся перенести всякую скорбь ради любви. Истинное милосердие деловито. Оно соединяет в себе небо и землю, и помогает не только в чувствах и намерениях, но - сейчас же тут, на этой сухой, пыльной земле меж Иерусалимом и Иерихоном. Таковым именно было милосердие Самарянина, о котором рассказал миру Христос. Продуманная заботливость его показывает глубину его жалости. Подойдя к лежащему на дороге раненому, он тотчас "перевязал ему раны", смягчив их маслом, промыв вином, и, "посадив его на осла, привез в гостиницу и позаботился о нем". Так говорит Евангелие.
   После этого милосердный Самарянин мог бы уехать с чистой совестью. Но нет - "на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал:
   -Позаботься о нем.
   Казалось бы, теперь уже все сделано им. Но совесть этого человека продолжает быть неудовлетворённой: он обращается к хозяину гостиницы и говорит ему:
   -Если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе.
   Господи, ...я с детства, ... до сих пор, очень люблю эту притчу.
   Господи, какое, излучение истинной человечности! ...
   ***
   Все думали, что дядя Ваня учитель. В холе стояло большое пианино он часто детям, ... играл на нем. Был внимательным, всегда приносил пирожки с вареньем. Был очень открытый для всех, и для взрослых и для детей и молодежи. В то время при Советском Союзе многие боялись проповедовать слово Божье. У этого доброго человека был дар проповедовать слово Божье:
   - Ни в коем случае,
   обращался он к нам,
   ни при каких обстоятельствах не унывайте, не отчаивайтесь. У Вас впереди длинная жизнь, вам нужно много сил, и много энергии. А уныние убивает энергию, необходимую для получения в сердце Духа Святого. С помощью которого, Вы сможете реализовать Ваши жизненные планы, идти к поставленной цели. Только Ваш дух, только Ваша энергия, может, и будет вести Вас. Вы слабы физически, но Вы можете быть сильны духовно. Никогда не разочаровывайтесь, не тяготитесь жизнью. Как бы скорбно не было бы Вам. Вы всегда призывайте мысленно небеса, природу и Духа Святого живущего в Вашем сердце. А он ждет Вашего зова. Он не просто слушает, ... он слышит Вас, слышит Вашу молитву о Вас, и о том человеке, о ком Вы молитесь. Уныние всегда теряет молитву и умирает для духовных дел.
   ***
   Много разных людей приходило его послушать. Было много взрослых, как здоровых, так и инвалидов.
   Одна старенькая женщина, всегда привозила послушать дядю Ваню, своего сына на инвалидной коляске, который был уже немолодого возраста. Уж очень трудно было ей, в ее преклонном возрасте толкать эту огромную инвалидную коляску. А тогда в СССР только такие были, ... и то не для всех. Со стороны даже было жалко смотреть. Но с каким терпением она это делала. Прикрывая его ноги теплым одеялом, в кубиках красно-черного цвета, ... она, постоянно крестила его и, наклонившись к его уху, тихо спрашивала - не холодно ли ему, хорошо ли он себя чувствует? Однажды их не было почти две недели. Спустя какое-то время, этого мужчину... привезла тоже довольно немолодого возраста медсестра.
   - Где тут у Вас дядя Ваня ... библию читает? Вот просится... к Вам послушать, ... уже 10 дней как мать его похоронили. Сам вот инвалидом тоже по глупости стал. В 17 лет сбежал от родителей. Легкой жизни искал. Моряком даже в за границей в плавании побывал. Много стран повидал. Два раза жениться успел. А родители и слухом не ведали где он. Ни письма от него, ... ни весточки. Купил автомобиль, ... пьяным сел с женой и маленьким сыном за руль. На пьяную голову совершил аварию. Жена и ребенок разбились, ... а он вот бедняга на всю жизнь искалеченным остался. ...Чтоб в дом инвалидов не поместили, ...о родителях вспомнил, ... мол, ... есть, кому за мной ухаживать. Да, вот только отец его не дожил, ... так его и не увидел блудного. А мать ... она и была его единственной отрадой, ... но, ...тоже отошла царство ей небесное. Дом ему оставила... хозяйство. Только вот, ...кто теперь будет о нем заботиться. Ни братьев, ни сестер, ни родственников. ... Не миновать ему все - таки, ... дома инвалидов.
   Все молча слушали эту историю, ... и смотрели на тихо плачущего мужчину в инвалидной коляске.
   В тот вечер, ... дядя Ваня, рассказывал всем присутствующим, удивительно схожую с его жизнью библейскую историю:
   - Жила - была на свете семья. Жили очень бедно. Но при всей нищете, родители делали все, чтобы вырастить своих детей, отдавая им последнее, чтоб спасти их от голода и от холода. Родительскую любовь невозможно оценить никакой монетой. Дети повзрослели. Постучала однажды в дверь удача, возможно, единственная удача в нищей, беспросветной жизни и позвала детей из родительского дома, суля вечный праздник, вечное удовольствие и вечное богатство. И вслушался в ее сладостные увещевания один сын и, забыв о бедных родителях, потянулся он за лакомым легким куском. Никто не остановил его, никто не вразумил, потому что никто из родных не мог предложить ему взамен ничего, кроме своей бесценной любви. И покинул юноша, родной дом в погоне за призрачным счастьем. Он бросился в шумный, закручивающий в веселом беззаботном вихре, праздник и надолго забылся в круговороте увеселяющего хаоса. Он сладко ел и сладко пил, красиво одевался и в бессмысленных удовольствиях проводил время, мимоходом женился, родил детей и все кружился, кружился, пока не настигла его неизлечимая болезнь.
   И вдруг в одно мгновение все закончилось: растворился праздник, исчезло безумно истраченное богатство, и он оказался выброшенным из шумящего праздничного водоворота на пустынный берег жизни. Единственную опору и надежду он увидел в детях, но те, увлекаемые круговертью веселья, продолжали нестись в даль по-прежнему существующего для них праздника. Ветер беспечности уносил их все дальше и дальше за горизонт другой жизни. Нестерпимая боль и обида захватила сердце родителя, он отдал им все, что имел, но они не оценили этой жертвы. Ради них он раскручивал колесо счастья, применяя порой жестокие методы и совершая грязные поступки, но они не поняли даже, каких усилий это стоило. В горькие минуты покинутости и одиночества вспомнился родной дом и любящие родители, и потянуло блудного несчастного сына в родные края.
   С трудом он добрался до знакомых с детства, близких сердцу мест, отыскал свое бедное жилище и постучал в родную дверь. На пороге он увидел моложавого, до боли знакомого человека.
   - Брат мой, заплакал скиталец, я вернулся. Я одинок и несчастен, я брошен родными детьми, и у меня нет теперь никого, кроме тебя и родителей.
   - Родителей у тебя тоже нет,
   - ответил брат,
   - они давно умерли от горя.
   Имели одну любовь, на которой не разбогатеешь, на которой не увеселишься. Они ушли из жизни, потому что тот, к кому была обращена их любовь, в ней не нуждался. И понял искатель легкой жизни, что не в безумном празднике счастье, а в чистой, преданной, сильной любви, которая согреет в холод, которая ослабит голод. Защитит от горя своим покоем, и даст тихую радость и успокоение сердцу в трудные минуты. И понял он, что в погоне за призрачным счастьем, потерял он самое бесценное в жизни- любовь человеческого сердца, любовь человеческой души, любовь человеческого разума. Он осознал, что как бы ни жалели его из милости, он никогда уже не получит той искренней родительской любви, которую променял на пустой звон призрачного праздника. И он ушел подальше от родных мест и попросил Бога мгновенной смерти, которая бы избавила его от позора и низости. Но судьба не дает легкой расплаты, она подносит горькую чашу, которую пить - не выпить до конца бесконечной жизни своей.
   Блудному брату стало не по себе, и он поспешил оправдаться:
   - Но я облегчил им жизнь. Когда я покинул родной дом, они избавились от лишнего рта, который нужно было кормить.
   - Они лишились того, кто мог бы украсить их беспросветную жизнь. Тоскуя, они умерли от горя.
   Стояла гробовая тишина, ... все присутствующие разом обернулись в сторону мужчины,... который, сидел рядом с нами на инвалидной коляске, ... каждый подумал о его жалкой доле, которую он сам себе накликал. Он уже не плакал. Знаками, ... дал понять ... медсестре, чтоб она его увезла. Больше его никогда не привозили.
   ***
   Хорошее время пролетает быстро и незаметно.
   -Дядя Ваня, ... а завтра приезжает мой папа и я уезжаю.
   На прощанье, когда меня забирали домой, дядя Ваня обратился ко мне:
   - Люби Бога Марина, и, надейся только на него. Бог сотворил людей. Бог сотворил тебя и ты, им всегда будешь услышана. Жизнь несносна бывает только для людей духовно слабых или людей, которые не хотят работать, или людей злых и злочестивых . А кто верует в небеса и уповает на духа Святого, тот должен радоваться и дорожить жизнью. Наша земная жизнь необходима как подготовка к вечной жизни. Нам еще сюда придется вернуться, мы должны будет славить небеса, природу, Святой дух, благотворить Ближним и достигать вечного Царства через страдания узким путем. Блаженны, страдающие по вере ныне. Небеса, дали тебе, Марина эти испытания и страдания через внешнюю физическую юродивость. Но, не было на тебе греха, и ни за чьи грехи ты не страдаешь. На земле, через тебя, и через больных детей, верующих в Иисуса, чудеса Божьи видны будут. Отмечены юродивые дети на земле, чтобы войти в жизнь вечную и обновиться. И еще, Марина, коль будет Вера твоя сильна, сильно будет и твое молитвенное слово. Это дар Божий! И по Вере и дано тебе будет. И дано будет и тем, за кого молиться, и просить будешь. Молись за людей.
   Надейся, ... молись, ... и укрепляться будет твоя Вера. Но видится мне, что много и слез и страданий еще у тебя впереди. Положись, ... дочка на Бога, отдавай все в его руки.
   Сказал и заплакал.
   ***
   Я опять в школе. Мы уже учимся в новом большом красивом здании. Мне исполнилось пятнадцать. В столовой сразу после ужина меня нашел мой одноклассник Славик Каюмов и спросил, не я ли дежурная по спальной комнате. И добавил, что меня везде ищет разъяренный Тимофей Игнатьевич, который говорит, что в спальне большой беспорядок.
   - Марина, я понимаю, что у тебя был день рождения, но Попеску сказал, чтоб ты сейчас же поднялось быстро в спальню. Он такой злой... видела бы ты его лицо.
   Спальный корпус находился в другом конце здания, я как могла, старалась изо всех сил двигать костылями, чтоб идти быстро.
   - О! Господи, что я не так сделала? Слава Богу, вот спальный корпус, вот уже и лестница...теперь только надо подняться на третий этаж. О! как много ступенек ...одна, еще одна ... вот уже второй этаж. Вот я на третьем этаже. О! как же я устала.
   Вся раскрасневшаяся, часто и прерывисто дыша, придерживая уставшее тело подмышками на костылях, я, запыхавшись, со страхом вошла в спальную комнату. Там было пусто. Сразу за мной открылась дверь, и вошел Попеску. Он был рядом, всего два шага нас отделяло. От него, как обычно, сильно разило вином, лицо было красным.
   - Где ты была?
   Какие страшные, у этого человека глаза...
   -Пожалуйста, только не бейте меня...взмолилась я,...не надо, пожалуйста.
   Дрожа от страха, я ответила, что утром убирала, но потом кто-то побывал в комнате и устроил беспорядок. Но Попеску уже не интересовала эта тема. Не отвечая, он вдруг сделал шаг ко мне, взял за плечи, толкнул ногой под коленки, бросил на кровать и набросился. Он пытался целовать меня и даже и кусать, гадко дыша в лицо перегаром. Я в панике ощутила, как он, стаскивая с ног брюки, старается снять протезы. Навалился всем телом сверху, разрывая бретельки сарафана... Я задыхалась и чувствовала, как что-то твердое упирается в низ живота. Протезы не поддавались. В исступлении Попеску, не думал о последствиях:
   - Марина, ... девочка, ты сама не знаешь, какая ты красивая... какие губы... какие чувственные губы,...губы бантиком, я всегда на них смотрю. Ну почему ты сидишь за последней партой? Я завтра же дам тебе место за первой партой,... ну поцелуй меня поцелуй, ...какая упругая грудь...
   Он не прекращая, говорил.
   Как бы я хотела забыть этот кошмарный сон, но наверно никогда не забуду. Я помню все. Я помню, как от него воняло. Я помню как мне было страшно. Очень страшно.
   - Господи! Боженька, где ты? Мама, мамочка!
   Я укусила его, и, вцепившись ногтями в волосы, закричала:
   -Отпустите меня, Не надо, не трогайте меня! Я все расскажу папе! Он вас убьет!
   На его губах выступила кровь. Изнасиловать меня ему помешали мои протезы. А я в отчаянии, еще ткнула его ногтем в глаз. Мой педагог еще больше рассвирепел и ударил меня. Я снова закричала. Мой истошный вопль, видимо, немного протрезвил Попеску. Внезапно он оторвался от меня, стоя на коленях, и положив руки на мои протезы, стал уговаривать:
   - Ты никому не скажешь? Иначе я тебя убью! Убью,...слышишь, ты меня поняла? Отвечай, ты меня поняла?
   В страхе, всхлипывая, я только молча кивала головой. У меня в тот момент не было никаких сил, чтоб восстать.
   ***
   Происшествие в спальне не прошло для меня без последствий, вызвав серьезное расстройство нервной системы, от которого я долго не могла оправиться. Ночи проходили в томительной бессоннице, я страдала, боясь поделиться с кем-либо своими кошмарами. На следующий день я не пошла в столовую, завтракать. Встала поздно, оделась и, подойдя к окну, прислонилась лбом к стеклу, ощущая страшную слабость и разбитость. Но гораздо мучительнее была невыразимая душевная тоска, непрерывно вызывавшая на глаза горячие слезы, которые текли по щекам и по стеклу. Едва я успевала стереть со щеки одну соленую каплю, как ее догоняла другая. Я чувствовала себя несчастной. Я молилась. Молилась и шепотом благодарила Небеса за то, что только Ты Господи! ... Ты Боже, спас меня. Только Ты, мой Иисус, помог мне одолеть дьявола Попеску. Проходя мимо зеркала, я посмотрела на себя. Все в призрачной глубине стекла представало, хуже, чем в действительности. На меня смотрела худая фигурка на костылях - девочка с бледным лицом, парализованными, охваченными протезами ногами, с полными страхом глазами, которые одни только и казались живыми на лице. Ничто не могло меня успокоить. Я спустилась в класс. Там в одиночестве сидела Тамара. Она ждала меня:
   - Марина, что с тобой случилось? Ты больна? Почему ты не пошла в столовую?
   Мне хотелось ответить на этот вопрос, как можно полнее и откровеннее! Но мне трудно было найти подходящие слова - дети способны испытывать сильную душевную боль, но не способны проанализировать ее источники и рассказать о пережитом. Я слишком боялась облегчить свою печаль, поделившись ею, и лишь после долгой паузы, наконец, выдавила из себя:
   - Я так несчастна. Я так хочу к маме, хочу домой.
   Только много времени спустя Агафье Робу и Тамаре Ситарь, своей подружке в классе, которая спала со мной рядом, я рассказала о том ужасе, который испытала.
   После этого случая я замкнулась в себе. Я не понимала, почему это все должно было случиться именно со мной. Мне был физически противен и очень страшен этот человек. И я должна была его видеть каждый день.
   - Господи сделай что-нибудь, помоги мне, ...помоги. Я старалась уйти, от всех, уединиться ... и пребывать в горючих слезах в молитве. На третий день только, ... после случившегося, Попеску явился в наш класс после обеда. И тут же, именно на третий день, случилось ... чудо. Кто-то крикнул:
   - Марина! Марина! Твоя мама приехала!
   Все бросились к окну. Реакция Тимофея Игнатьевича не заставила себя долго ждать. Он поднял голову, наши глаза встретились. Его пальцы перестали прилежно работать, вероятно, мой взгляд показался ему вызывающим. Он подошел ко мне - я сидела за последней партой - и стал взволнованно, тихим шепотом умолять:
   - Марина, девочка, Не говори ничего! Прости меня, прости изверга! Я буду добрым...
   Я встала и попыталась позвать маму. Он схватил меня за руку и теперь уже приказал:
   - Ты будешь молчать!
   Не поднимая глаз, я смиренно покачала головой. Я не могла понять, откуда у него возьмется обещанная доброта?
   Одноклассники в недоумении наблюдали за сценой, смысл которой им был непонятен.
   ***
   Мама приехала за мной. Предстояло ехать на Украину в столицу город Киев на операцию, в институт травматологии и ортопедии, который располагался на улице Воровского, дом номер 27. В приемном покое мама искупала меня в последний раз, и мы стали прощаться. Я очень крепко обняла ее. Не хоте­лось отпускать маму.
   Прошло несколько недель, я начала привы­кать к больнице. Я не дружу с женщиной, на соседней крова­ти. Ей 30 лет. Она родом из Киева. К ней каждый день приходит, ее старенькая мама и приносит ей поесть, ... Она постоянно наклонялась над моей кроватью, расплы­ваясь, в слюнявой улыбке, заискивающе спра­шивает:
   - Что это ты так сегодня мало разговариваешь? Как будто воды в рот набрала. Может, что-нибудь желаешь?
   Мне она не нравилась. Однажды я услышала, как она сказала своей маме:
   - Она из Молдавии, врачи говорят, что она никогда не будет ходить...
   Они говорили про меня так, словно я была глухая и не могла их услышать. Меня всегда поражало, какое впечатление производила на людей моя болезнь. Но я все время сжималась, когда мне ее пророчили пожизненно.
   Женщину звали Анной, у нее было большое чистое лицо с глубокими складками от ноздрей до уголков рта. Подвижный, чуткий рот легко расплывался в улыбке, когда Анна не чувство­вала болей в своей ноге. У Анны, как я успела заметить, каждое обострение болей вызывало злость, которая быстро переходила в отчаяние, по мере того, как боли усиливались, но стоило им пройти, и она о них забывала. Повернув го­лову на подушке, я посмотрела на нее дол­гим взглядом.
   - Я все слышала, Вы не правы, я вылечусь... Зачем Вы так?
   - Почему ты так долго молишься?
   - спросила она меня, не отвечая на мой вопрос.
   - Я очень люблю Бога, он всесильный и толь­ко он сможет мне выровнять ноги, и мой по­звоночник не будет кривым.
   - Хм... Горбатого могила исправит...
   Больная, которая лежала на кровати слева от Ани, что-то сказала ей.
   - Не тревожьтесь,
   ответила Анна,
   - я вовсе не хочу поколебать ее веру. Она сама до всего додумается, когда станет взрослой.
   Рядом с другой стороны лежала родом из Украинкого Запорожья, красивая лицом, молодая но, физически горбатая де­вушка, звали которую Мария. В прошлом учительница. Она ждала операции и всем рассказывала, что дома у нее есть красивый парень, ее жених Иван, и за которого, в скором времени, то есть осенью она должна выйти замуж. И у них должна состояться свадьба. Увы, после хирургического вмешательства ее парализовало, два года она пролежала в палате без движения. Она часто обращалась ко мне с просьбой, согнуть или помассажировать ее онемевшие от долгого лежания, внезапно похудевшие ноги, или повернуть ее на другой бок, чтобы она смогла хоть на короткое время, изменить позу.
   ***
   А еще Мария много вслух читала нам. Просила знакомых принести ей из библиотеки ту или иную книгу, сразу называя автора. Особенно в палате всегда собиралось много народу, когда по несколько раз, она перечитывала нам, физически больным молодым женщинам, вслух, отрывки из рассказа "Преодоление сердца" ставшую для многих, и для нее ...в первую очередь сказкой, ... из реальной жизни.
   Я выучила наизусть эту трагическую повесть. И думается мне, ... что некоторые, ее отрывки, я должна еще раз поведать и своему читателю и себе. ... Без этих страниц, исповедь о моей жизни была бы неполной. Память восстанавливает мне эту грустную, ... лично мне, близкую и понятную, трагическую историю, к которой я в течении своей жизни по многу раз возвращалась.
   Признаюсь с историей, описанной Штефаном Цвейг, во многих местах я согласна, ... но тот факт, что больная девушка из-за неразделенной любви заканчивает жизнь самоубийством, ... как верующий человек, ... духом моего внутреннего мира, ... своею душою - полностью не принимаю. ... По человечески уж очень эта Цвейговская трагедия, жизненно похожа на земные истории о любви не только инвалидов, но и многих физически людей здоровых молодых людей.
   Все слушают, ... затаив дыхание:
   - "... То, что затем происходит, ужасно. Встав на ноги и держась за спинку кресла, она вызывающе глядит на каждого из нас по очереди, потом хватает костыли, которые были спрятаны под одеялом, опирается на них, и, закусив губы, выбрасывает тело вперед. Тук-тук, тук-тук качаясь, волоча ноги, скрючившись, словно карга, она тащится через комнат. Тут-тук, ток-ток, ещё шаг, ещё один, и каждый раз что-то негромко звякает и скрипит, как металл и натянутая кожа :- наверно, она - я не осмеливаюсь смотреть на её бедные ноги - носит какие-нибудь специальные приспособления. Словно тисками, сдавливает мне грудь, пока я наблюдаю этот "форсированный марш". Я сразу понял, что она нарочно не позволила отвезти себя в кресле или помочь ей: она пожелала продемонстрировать всем нам, в том числе и мне, особенно мне, что она калека. Из какой-то непостижимой жажды мести, порожденной отчаянием, ей хочется, чтобы мы терзались её мукой; она стремится причинить нам боль, обвинить в, своем несчастье нас, здоровых, а не Бога. Но чем грубее этот вызов, тем острее я чувствую - в тысячу раз острее, чем тогда, когда я поверг её в смятение, пригласив танцевать, - как безгранично страдает она от своей беспомощности. Наконец - прошла целая вечность, - с невероятным трудом перебрасывая всю тяжесть своего слабого, измученного, худенького тела с одного костыля на другой, Эдит проковыляла несколько шагов до двери. У меня недостает мужества хоть один-единственный раз прямо взглянуть на нее. Безжалостный, сухой стук костылей, сопровождающий каждый её шаг, скрип и скрежет механизмов, тяжелое прерывистое дыхание потрясают меня до такой степени, что сердце готово выскочить из груди. За ней уже закрылась дверь, а я, едва дыша, все ещё напряженно прислушиваюсь, как постепенно удаляются, пока, наконец, не затихают совсем, эти страшные звуки.
   И только когда наступает полная тишина, я осмеливаюсь поднять глаза.
   Ее отец, отошел к окну и стоит, внимательно всматриваясь в даль, пожалуй, слишком внимательно. Против света виден лишь его силуэт, но я все же различаю, как вздрагивают его поникшие плечи. И он, отец, который каждый день видит мучения своей, дочери, раздавлен этим зрелищем, как и я.
   Воздух в комнате, казалось, застыл. Через несколько минут темная фигура, наконец, поворачивается и, неуверенно ступая, словно по скользкому льду, тихо подходит ко мне.
   - Пожалуйста, не обижайтесь на девочку, господин лейтенант, если она и была немного резка, ... ведь вы не знаете, чего только не пришлось ей вынести за все эти годы. ... Каждый раз что-нибудь новое, а дело движется медленно, страшно медленно. Она теряет всякое терпение, я понимаю её. Но что поделаешь? Ведь нужно все испробовать, все.
   - Если б вы знали, какой была девочка раньше! Целый день она носилась вверх и вниз по всему дому так, что нам просто становилось не по себе. В одиннадцать лет она галопом скакала на своем пони по лугам, никто не мог догнать её. Мы, моя покойная жена и я, часто боялись за неё -- такой отчаянной она была, такой озорной, подвижной... Нам всегда казалось, стоит только ей раскинуть руки, и она взлетит, ... и вот именно с ней должно было случиться такое, именно с ней...
   Его голова, покрытая редкими седыми волосами, опускается ещё ниже.
   Я знаю: это стыд, смущение, он просто боится посмотреть мне в глаза.
   - И все же, как легко даже теперь развеселить ее! Любой пустяк радует её, как ребенка. Она может смеяться всякой шутке и восхищаться каждой интересной книгой. Если б вы видели, в каком восторге она была, когда принесли ваши цветы, она перестала мучиться мыслью, что обидела вас, ... Вы даже не подозреваете, как тонко она все чувствует, ... она воспринимает все гораздо острее, чем мы с вами. Я уверен, что и сейчас никто так сильно не переживает случившегося, как она сама. ... Но можно ли без конца сдерживаться, ... откуда ребенку набраться терпения, если все идет так медленно! Как может она оставаться спокойной, если Бог так несправедлив к ней, а ведь она ничего не сделала плохого, ... никому ничего не сделала плохого. ...
   Я боялся расчувствоваться. Поспешно, с сильно бьющимся сердцем покинул этот несчастный дом.
   Не выдуманные, не воображаемые страдания тревожат и сокрушают душу - действительно потрясти её способно лишь то, что она видит воочию, сочувствующим взором.
   Даю себе слово: буду чаще навещать больную и даже всякий раз нарочно готовиться к тому, чтобы рассказать девушке что-нибудь милое и забавное, мы станем играть в шахматы или как-нибудь ещё приятно проводить время. Уже одно намерение всегда помогать другим окрыляет меня. От избытка чувств мне хочется запеть, выкинуть какую-нибудь глупость.
   Человек ощущает смысл и цель собственной жизни, лишь, когда сознает, что нужен другим.
   Искренняя привязанность, на какую я был способен, все более сосредоточивалась на Эдит, обездоленной, и беззащитной. Ибо в таинственной химии чувств сострадание к больному неминуемо и незаметно сочетается с нежностью. Сидеть подле больной, развлекать её разговором, видеть, как горестно сжатые губы раскрываются в улыбке, или иной раз, когда она, поддавшись раздражению, уже готова вспыхнуть, одним прикосновением руки смирять её нетерпение. Получая в ответ смущенный и благодарный взгляд серых глаз, - в едва заметных проявлениях духовной близости с беспомощной девушкой была особая прелесть, доставлявшая мне такое наслаждение, какого не могло бы дать бурное приключение с другой. И благодаря этим неуловимым движениям души -- сколь много я постиг за каких-нибудь несколько дней! -- мне неожиданно открылись совершенно неведомые прежде и несравненно более тонкие сферы чувства.
   Несчастье делает человека легко ранимым. Непостижимым образом первое познание человеческой природы влечет за собой все новые и новые открытия, и кто обрел способность искренне сочувствовать людскому горю, хотя бы в одном-единственном случае, тот, получив чудодейственный урок, научился понимать всякое несчастье. Долгое страдание изнуряет больного. Сильные переживания не могут длиться бесконечно.
   Разумеется, и отец и кузина всей душой жалели бедняжку, но в их жалости чувствовались усталость и смирение. Ее недуг давно стал для них печальным фактом, больная была для них просто больной, и они покорно пережидали. Это уже, не страшило их так, как страшило меня, я каждый раз пугался. Я был единственным, в ком её страдания неизменно вызывали взволнованный отклик, и едва ли не единственным, перед кем она стыдилась. Стоило мне, когда она теряла самообладание, только произнести что-нибудь вроде: "Но, милая фрейлейн Эдит", - и она сразу же потупляла взор, краска заливала её лицо, и было видно, что она охотнее всего убежала бы куда глаза глядят, если бы не её парализованные ноги. И ни разу я не попрощался с ней без того, чтобы она не сказала почти умоляющим тоном, от которого меня бросало в дрожь: "Вы придете завтра? Ведь вы не сердитесь на меня за то, что я сегодня наговорила глупостей?" В такие минуты мне казалось-необъяснимым и удивительным, как это я, не давая ничего, кроме искреннего сочувствия, обретал такую власть над людьми.
   Но такова уж юность: то, что познается впервые, захватывает её целиком, до самозабвения, и в своих увлечениях она не знает меры. Что-то странное начало твориться со мной, едва я обнаружил, что мое сочувствие не только радостно волнует меня, но и благотворно действует на окружающих. С тех пор как я впервые ощутил в себе способность к состраданию, мне стало казаться, будто в мою кровь проникло какое-то вещество, сделало её краснее, горячее и заставило быстрее бежать по жилам. Мне вдруг стало чуждым оцепенение, в котором я прозябал долгие годы, точно в серых, холодных сумерках. Сотни мелочей, на которые я прежде просто не обращал внимания, теперь занимали и увлекали меня; я стал замечать подробности, которые меня трогали и поражали, словно первое соприкосновение с чужим страданием сделало мой взор мудрым и проницательным. А поскольку наш мир - каждая улица и каждый дом - насквозь пропитан горечью нищеты и полон превратностей судьбы, то все мои дни отныне проходили в непрерывном и напряженном наблюдении. Так, например, объезжая лошадь, я ловил себя теперь на том, что уже не могу, как бывало, изо всей силы хлестнуть её по крупу, ибо тут же меня охватывало чувство стыда, и рубец словно горел на моей собственной коже. А когда наш вспыльчивый ротмистр бил наотмашь по лицу какого-нибудь беднягу рядового за то, что тот плохо подтянут, и провинившийся стоял навытяжку, не смея шевельнуться, у меня гневно сжимались кулаки. Стоявшие кругом солдаты молча глазели, или исподтишка посмеивались, и только я, я один видел, как у парня из-под опущенных век выступают слезы обиды. Я не мог больше выносить шуток по адресу неловких или неудачливых товарищей, с тех пор как я, увидев эту беззащитную, беспомощную девушку, понял, что такое муки бессилия, всякая жестокость вызывала во мне гнев, беспомощность требовала от меня участия. С той минуты, как случай заронил мне в душу искру сострадания, я начал замечать простые вещи, прежде ускользавшие от моего взора: сами по себе они мало что значат, но каждая из них трогает и волнует меня. Например, я вдруг замечаю, что хозяйка табачной лавочки, где я всегда покупаю сигареты, считая деньги, подносит их слишком близко к выпуклым стеклам своих очков, и тут же у меня возникает подозрение, что ей грозит катаракта. Завтра, думаю я, осторожно её расспрошу и, может быть, даже уговорю нашего полкового врача Гольдбаума осмотреть её.
   Каждый день я нахожу множество поводов вновь и вновь испытать эту внезапно открывшуюся мне радость. И я даю себе слово: отныне помогать любому и каждому, сколько хватит сил. Не быть ленивым и равнодушным.
   Возвышаться над самим собой, обогащать собственную душу, щедро отдавая её другим, разделять судьбу каждого, постигая и превозмогая страдание могучей силой сострадания. И мое сердце, дивясь самому себе, трепещет от благодарности к больной, которую я невольно обидел, и несчастье которой научило меня волшебной науке действенного сочувствия.
   - Каким впечатлительным должен быть человек, подумалось мне, если его нервы почти обнажены; как нестерпимо должно страдать это легкое, как пушинка, тело, словно нарочно созданное для бега, для танца, для парения, но беспощадной судьбой навсегда прикованное к жестокой, тяжелой земле!
   Несчастная! Я вновь чувствую, как во мне забил горячий источник, вновь ощущаю мучительно опустошающий и в то же время невероятно волнующий прилив сострадания; мои пальцы дрожат от желания ласково погладить её руку, мне хочется наклониться над спящей, и сорвать с её губ улыбку, если она проснется и узнает меня. Порыв нежности, которая неизменно появляется вместе с чувством сострадания, когда я думаю, о ней или гляжу на нее, толкает меня ближе к креслу. Только бы не спугнуть этот сон, который уносит её от самой себя, от суровой действительности. Внутреннюю близость к больным полнее всего ощущаешь, когда видишь их спящими, когда все страхи спят вместе с ними и они совершенно забывают о своем недуге, а на полуоткрытые губы, словно бабочка на трепещущий лист, опускается улыбка - чуждая, совсем несвойственная им улыбка, которая исчезает в первый же миг пробуждения. Какой это дар Божий, думаю я, что искалеченные, изуродованные, обиженные судьбой хоть во сне не помнят о своих недугах, что добрый волшебник-сон тешит их иллюзией красоты и совершенства, что в мире сновидений страдальцу удается избавиться от проклятия, тяготеющего над его телом! Но больше всего меня умиляют руки девушки, скрещенные поверх одеяла, - эти нежные, в бледных прожилках, тонкие кисти с хрупкими суставами и заостренными голубоватыми ногтями, бескровные и немощные. Они, быть может, достаточно сильны, чтобы приласкать маленького зверька или птичку -- кролика, голубя, -- но слишком слабы, чтобы схватить, удержать что-нибудь. Можно ли, содрогаясь, думаю я, такими беспомощными руками защищаться от настоящего страдания, бороться, отбиваться? И я почти с отвращением вспоминаю о своих собственных руках, крепких, тяжелых, мускулистых, одним рывком поводьев усмиряющих самого строптивого коня.
   Невольно мой взгляд падает на ворсистое одеяло, которое тяжелым, слишком тяжелым для такого воздушного существа грузом придавило её острые колени.
   Под этим непроницаемым для глаз покровом лежат в мертвой неподвижности, (я не знаю -- размозженные, парализованные или просто ослабшие, -- у меня никогда не хватало мужества спросить) бессильные ноги, стиснутые стальными или кожаными шинами. При каждом движении страшные аппараты, словно кандалы, сжимают непослушные суставы, она вынуждена повсюду волочить за собой эту дребезжащую, скрипучую мерзость,- она, нежная, слабая, та, которой самой природой предназначено не ходить, а бегать и летать, как на крыльях!
   Эта мысль заставила меня вздрогнуть так сильно, что даже зазвенели шпоры. Конечно, шум был ничтожный, еле слышное бряцание, и все же оно донеслось к ней сквозь сон, разорвав его тонкую оболочку. Беспокойно вздохнув, она ещё не открывает глаз, но её руки уже просыпаются, они разнимаются, протягиваются, снова сжимаются, как будто пальцы, пробуждаясь, зевают. Потом ресницы приподымаются, растерянно моргают, а глаза с удивлением ощупывают все вокруг.
   Вдруг её взор останавливается на мне и сразу же делается пристальным; пока это чисто зрительный контакт, ещё не включивший определенную мысль или воспоминание. Еще одно усилие, и вот она уже совсем проснулась и узнала меня; кровь пурпурной струей заливает её щеки, разом отхлынув от сердца. И снова, как в тот раз, мне кажется, будто хрустальный бокал внезапно наполнили алым вином.
   - Как глупо,- говорит она, резко сдвинув брови, и нервным движением натягивает на себя сползшее одеяло, точно я застал её обнаженной,- как глупо получилось! Должно быть, я задремала на минутку. У неё слегка раздуваются ноздри. Она смотрит на меня с вызовом. - Почему вы меня сразу не разбудили? Нехорошо разглядывать спящего! Это неприлично! Всякий выглядит смешно, когда спит.
   - Вот, например, несколько дней назад мы взяли новую судомойку, чешку (прежняя умерла), и в первый же день - её ещё не успели предупредить - она увидела мои костыли, и как меня усаживают в кресло. От ужаса она выронила щетку и в голос запричитала:
   - Господи Иисус, жалость - то какая! Такая богатая, благородная барышня - и калека!
   ... меня её испуг не обидел, потому что это, по крайней мере, честно, по-человечески - испугаться, неожиданно увидев такое. Я подарила ей десять крон, и она сразу же побежала в церковь молиться за меня. Весь день я радовалась... да, да, в самом деле радовалась: наконец-то я узнала, что действительно испытывает посторонний человек, когда видит меня впервые. А вы, вы убеждены, что вашей ложной чуткостью "оберегаете" меня, вы воображаете, будто мне легче от вашей проклятой деликатности. Неужели вы думаете, что у меня нет глаз?! Или вам кажется, что я не угадываю за вашим лепетом и болтовней такого же точно ужаса и замешательства, как у той воистину честной женщины? Разве я не вижу, как у вас перехватывает дыхание, стоит мне только взяться за костыли, и как вы спешите оживить беседу, лишь бы только я ничего не заметила, -- будто я вообще не вижу всех вас насквозь с вашей валерьянкой и сладеньким сиропом, сиропом и валерьянкой - всей этой мерзкой дрянью! О, я знаю наверняка, вы вздыхаете с облегчением каждый раз, когда закрываете за собой дверь, бросив меня здесь, словно падаль... я отчетливо представляю себе, как вы, закатив глаза, вздыхаете:
   "Несчастное дитя!" - и в то же время вы необычайно довольны собой: ведь вы так самоотверженно пожертвовали час-другой "бедной больной девочке". Но я не хочу никаких жертв! Не хочу, чтобы вы считали своим долгом выдавать ежедневную порцию сострадания! Я плюю на ваше всемилостивейшее сочувствие!
   Раз и навсегда, мне не нужно жалости! Хочется вам прийти - приходите, не хочется - не надо! Но только честно, без всяких басен о смотрах и новых лошадях! Я не могу, ... не могу больше терпеть ложь и вашу мерзкую снисходительность.
   Последние слова она выкрикнула, уже не владея собой, лицо её побелело, глаза горели. Потом напряжение вдруг иссякло, голова бессильно откинулась на спинку кресла, и кровь стала понемногу приливать к губам, ещё дрожащим от возбуждения.
   - Ну вот, - выдохнула она едва слышно, и словно застыдившись. Я должна была сказать вам это! А теперь хватит. И не будем больше об этом говорить.
   Дайте, ... дайте мне сигарету.
   И вдруг со мной случилось что-то небывалое. Обычно я недурно владею собой, рука у меня твердая и уверенная. Но тут эта неожиданная вспышка до того ошеломила меня, что мои руки будто онемели; я был потрясен, как никогда в жизни. С трудом достаю сигарету из портсигара, протягиваю Эдит и зажигаю спичку. При этом пальцы мои дрожат так сильно, что едва удерживают горящую спичку, огонек колеблется и гаснет. Приходится зажигать вторую, но и она мерцает, затухая в моей дрожащей руке, пока Эдит прикуривает. Моя неловкость бросается в глаза, и Эдит, очевидно, угадывает охватившее меня смятение, ибо голос её звучит уже совсем по-иному, изумленно и взволнованно, когда она тихо спрашивает меня:
   - Что с вами? Вы дрожите? ... Что? ... что вас так встревожило? Какое вам, в конце концов, дело до всего этого?
   Огонек спички погас. Я молча сел, а Эдит в глубоком смущении пробормотала:
   - Как вы можете так огорчаться из-за моей глупой болтовни? Папа прав: вы действительно, ... действительно необыкновенный человек.
   В этот миг за нашей спиной раздается легкое гудение: это поднимается на террасу лифт. Из кабины выходит ее отец. У него виноватый вид - робость неизменно ссутуливает его плечи всякий раз,
   когда он приближается.
   - Благодарю вас, ... Когда ты стар, стоит только взглянуть на человека, и уже видишь, его насквозь... Я знаю, что такое хороший человек, знаю это благодаря моей жене, упокой господи её душу. Когда она покинула меня, это была первая из моих бед, и все-таки я теперь говорю себе: пожалуй, и к лучшему, что ей не пришлось увидеть несчастье своего ребенка... она этого не перенесла бы. Знаете, когда пять лет назад все началось, Я сперва, не верил, что так оно и останется, ... Да и можно ли себе представить, что ребенок, такой же, как все, бегает, играет, вертится юлой. ... И вдруг всему этому конец, конец навсегда. И потом, каждый из нас привык с благоговением относиться к докторам... то и дело читаешь в газетах, что за чудеса они творят, -- зашивают раны на сердце, делают пересадку глаз ... стало быть. ... Кто ж усомнится в том, что они сумеют сделать самую простую вещь на свете... помочь девочке, ребенку, который родился здоровым и всегда был совершенно здоров, быстро встать на ноги? Вот почему я не очень испугался поначалу, я никогда не верил, ни на одну минуту не мог поверить, что Бог допустит такое, что он покарает ребенка, невинного ребенка, на всю жизнь. Да, если б это случилось со мной, что ж, мои ноги достаточно побродили по свету, я могу и без них обойтись. И потом, я не был хорошим человеком, я немало сделал дурного на своем веку, я даже... О чем это я только что говорил?.. Ах! да... так вот, если бы пострадал я, было бы понятно. Но как может Бог так промахнуться, поразить не того, кого надо, покарать невинного... ведь это невероятно, чтобы у живого человека, у родившегося здорового ребенка, ... вдруг отнялись ноги.
   - Да из-за чего?
   - Из-за какой-то бациллы,
   говорят врачи, думая, что этим все сказано...
   - Бацилла...
   Но ведь это пустой звук, отговорка; правда лишь то, что девочка лежит без движения, не может больше ни ходить, ни бегать, ни резвиться, а ты стоишь рядом и ничем не в силах ей помочь. Это непостижимо, совершенно непостижимо! Он быстро провел ладонью по спутанным влажным волосам. -- Конечно, я обращался к всевозможным врачам. Не пропустил, ни одной знаменитости, ... всех я приглашал. Они приезжали, давали советы, говорили по-латыни и устраивали консилиумы. Один пробовал одно, второй - другое. Потом они объявляли, что надеются и верят, и уезжали, получив свой гонорар, а все оставалось по-прежнему. То есть ей стало немного лучше, собственно говоря, значительно лучше. Прежде она лежала плашмя на спине, и все тело было парализовано. Теперь же, по крайней мере, руки и верхняя часть туловища вполне нормальные. Она может сама передвигаться на костылях. ... Ей стало немного лучше, нет, надо быть справедливым, -- гораздо лучше. Но никто из них не вылечил её совсем. Все пожимали плечами и твердили: терпение, терпение, терпение. ... Только один не отступился от нее, только один -- доктор Кондор... не знаю, слышали ли вы когда-нибудь о нем?
   Он был единственный, кто до последнего мгновения не хотел уступать, и я тогда ещё почувствовал: этот человек живет и умирает вместе с каждым больным. У него - не знаю, - прямо какая-то страсть оказаться сильнее болезни... он не то, что другие, которые стремятся получить побольше денег, профессорское звание и чин надворного советника. Он никогда не думает о себе, а всегда только о других, о тех, кто страдает, ... О, это замечательный человек!
   Старик разволновался, его глаза, недавно усталые, ярко заблестели.
   - Замечательный человек, говорю я вам, он никогда не бросит на произвол судьбы. В каждом случае он считает себя обязанным вылечить больного. Я не умею это выразить, как следует, ... но он словно чувствует себя виноватым, если ему не удается помочь. Он считает себя виновным, ... и поэтому... вы мне не поверите, но я клянусь вам, это правда. Однажды ему не удалось то, что он задумал... он обещал одной женщине, терявшей зрение, вылечить ее... и, когда она все-таки ослепла, он женился на ней, ... Вы только представьте себе: молодой человек женился на слепой женщине,... ни красоты, ни денег.
   Вот видите, какой это человек, а? ... Если, кто-нибудь способен помочь ей, так только он. Дай Бог! Дай Бог!
   Некоторое время он сидит, сложив ладони, как на молитве.
   Не в силах совладать с волнением, старик встал и стремительно подошел к окну. Я знал эту его манеру. Всякий раз, когда у него к глазам подступали слезы, он резко отворачивался, пряча лицо. Старик тоже не хотел, чтобы его жалели, -- он был похож на свою дочь! Правая рука его неловко нащупала задний карман унылого черного сюртука, скомкала и вытащила платок; напрасно он пытался сделать вид, будто вытирает пот со лба, -- я слишком отчетливо видел его покрасневшие веки. Раз-другой он прошелся по комнате; что-то скрипело и стонало, и я не знал, что это: то ли прогнившие половицы под его ногами, то ли он сам, старый, дряхлый человек. Наконец, точно собираясь погрузиться в воду, он глубоко вздохнул.
   - Простите... я не хотел об этом говорить... о чем это я? Ах, да... завтра опять приезжает из Вены доктор Кондор, он предупредил по телефону... он навещает нас регулярно, раз в две-три недели... Если бы это от меня зависело, я бы вообще не отпускал его отсюда... он мог бы жить здесь, у нас, я платил бы ему, сколько он пожелает. Но он говорит, что нужно смотреть больную через определенный промежуток... да... Что это я хотел сказать?.. Ах да, вспомнил... так вот, завтра он приезжает, и во второй половине дня будет осматривать Эдит; обычно он остается у нас ужинать, а ночью скорым возвращается в Вену. И вот я подумал: если бы кто-нибудь просто так, между прочим, спросил его... кто-нибудь совершенно посторонний, кого он не знает... спросил бы его просто так... при случае, как осведомляются о знакомых. Спросил бы, как, собственно, обстоит дело с её болезнью и думает ли он, что девочка вообще когда-нибудь поправится... и будет совсем здорова... вы понимаете? Совсем здорова, ... и как долго, по его мнению, это ещё протянется. У меня предчувствие, что вам он не солжет. Ведь вас ему незачем щадить, вам он может спокойно сказать правду. От меня он вынужден её таить - как-никак я отец, к тому же старый, больной человек, и он знает, что все это разрывает мне сердце. Но, конечно, вы заведете этот разговор совершенно невзначай... так, как обычно справляются у врача о здоровье знакомого...
   Вы не откажете?.. Вы сделаете это для меня?
   Мог ли я отказать? Передо мной сидел старик и со слезами на глазах ждал моего "да", точно трубного гласа в день Страшного суда. Разумеется, я обещал ему все. Он тут же радостно протянул мне обе руки.
   - Я знал это! Я знал это ещё в тот раз, когда вы пришли к нам опять и были так добры к девочке после... ну, вы помните... ещё тогда я сразу увидел: вот человек, который меня поймет... он, и только он, спросит у доктора... И... я обещаю вам, я вам клянусь, ни одна душа об этом не узнает, ни теперь, ни потом, никто - ... только я буду знать, какую услугу, какую неоценимую услугу вы мне оказали.
   - Ну что вы, ... ведь это же такой пустяк.
   - Нет, это не пустяк... вы мне оказываете очень большую... огромную услугу... огромную!
   - Надолго ли бедняжка останется парализованной? Способно ли врачебное искусство найти средство против этого? Какой позор! Ни разу я не спросил об этом ни Илону, ни отца, ни нашего полкового врача. Я воспринял недуг Эдит как совершившийся факт, как нечто непоправимое; тревога, которая уже много лет мучила отца, настигла меня внезапно, точно пуля. А что, если этот врач и в самом деле сможет избавить девочку от страданий! Если бы жалкие, скованные неподвижностью ноги снова обрели способность свободно и легко шагать, если бы это обиженное богом создание вновь смогло вихрем носиться по лестнице - вверх, вниз! - подгоняемое собственным смехом, в детском восторге и упоении! Я точно захмелел от этой мысли, представив себе, как мы вдвоем, втроем будем тогда скакать верхом по полям, как она, вместо того чтобы сидеть в ожидании в своей темнице, сможет встретить меня у ворот и пойти со мной на прогулку. Нетерпеливо считал я теперь часы, чтобы поскорее расспросить обо всем незнакомого врача, быть может, даже нетерпеливее, чем ее отец. Ещё ни разу в жизни, ни одна задача не представлялась мне такой важной.
   На следующий день, быстро освободившись от дел ... я, раньше обычного, явился в усадьбу. Сразу напрямик задал вопрос:
   - излечима ли девушка?
   Ответ доктора слушал с напряженным вниманием, все понимая, со всем соглашаясь.
   - Конечно, в некоторых случаях проще, удобнее сказать "неизлечимо" и удалиться со скорбной миной и гонораром в кармане; куда спокойнее и выгоднее врачевать только то, что заведомо излечимо: открыл соответствующую страницу справочника - и все становится ясным. Что же, кто не любит себя утруждать, пусть живет по готовым рецептам. Мне ad personam <лично (лат.)> подобное занятие представляется столь же жалким, как если бы поэт повторял лишь старые мотивы, не стремясь облечь в слова ещё не сказанное, мало того -- невыразимое, или если бы философ в сотый раз объяснял давно известное, не стараясь постичь ещё не познанное, не познаваемое! "Неизлечимо" -- понятие относительное, а не абсолютное; для такой непрерывно развивающейся науки, как медицина, неизлечимые случаи существуют лишь в данный момент, в пределах нашего времени, наших познаний и возможностей, в силу нашей, так сказать, "точки" зрения! Но момент, в который мы живем, вовсе не последний. И для сотен больных, ещё сегодня безнадежных, завтра или послезавтра могут быть найдены методы лечения, ибо наука движется вперед гигантскими шагами. Так что заметьте себе, пожалуйста, - он сказал это сердито, будто я обидел его, - я не признаю неизлечимых болезней. Я принципиально никого и ничего не считаю безнадежным, и никому не удастся когда-либо вырвать у меня слово "неизлечимо". Самое большее, что я скажу даже в безнадежном случае, так это то, что болезнь пока ещё неизлечима, то есть современная медицина пока ещё бессильна помочь.
   А теперь слушайте внимательно: несколько дней назад на заседании медицинского общества один из наших крупнейших фармакологов сообщил, что в Америке и некоторых других странах весьма успешно проводятся опыты по получению экстракта поджелудочной железы для лечения диабета; он утверждал, что в ближайшие десять лет с сахарной болезнью разделаются навсегда. Можете себе представить, как я был взволнован: почему это не случилось двадцатью годами раньше? Имей я в то время сто - двести граммов этого препарата - и самый дорогой мне в мире человек избавился бы от мук, остался бы в живых или, по крайней мере, была бы надежда на его спасение.
   Теперь вы понимаете, как меня ожесточил тогда приговор "неизлечимо", ибо днем и ночью я думал только об одном: найдется, обязательно найдется спасительное лекарство, кому-то удастся отыскать его, быть может, и мне.
   Нашлось же средство против сифилиса, а ведь в ту пору, когда я поступал в университет, нам, студентам, в специальной брошюре внушали, что это заболевание неизлечимо. Значит, Ницше, Шуман, Шуберт и многие другие умерли не от "неизлечимой" болезни, а от болезни, которую тогда ещё не умели лечить, - их смерть, можно сказать, была вдвойне преждевременной.
   Каждый день наука открывает что-нибудь новое, неожиданное, фантастическое, то, что ещё вчера казалось немыслимым! Поэтому всякий раз, когда я вижу больного, на котором другие врачи поставили крест, в моем сердце вспыхивает гнев: почему я не знаю спасительного средства завтрашнего, послезавтрашнего дня? Но в то же время не угасает надежда: а вдруг в последнюю минуту это средство найдут - и жизнь человека будет спасена? Все возможно, даже невозможное, ибо там, где перед наукой сегодня заперты все двери, завтра может приоткрыться одна из них. Если старые методы оказываются безуспешными, надо искать новые, а где не помогает наука, там всегда ещё можно надеяться на чудо. Да, да, настоящие чудеса случаются в жизни, и в наш век электричества, вопреки всякой логике и опыту, иной раз нам самим удается спровоцировать такое чудо. Поверьте мне, я не стал бы мучить девочку и самого себя, если бы не надеялся добиться решительного улучшения. Признаюсь, это очень трудный, упрямый случай -- прошли годы, а я не достиг того, чего ожидал. И тем не менее у меня не опустились руки.
   Если мы не знаем, как быть, то стараемся выиграть время, и отвлекаем пациента всякой ерундой, дабы он не заметил нашей беспомощности. К счастью, в большинстве случаев нам на помощь приходит организм самого больного и становится сообщником в этом заговоре. Разумеется, Эдит чувствует себя лучше! Любой вид лечения - лимонами или молоком, горячими ваннами или холодными - вызывает поначалу в организме определенные изменения; в результате появляется новый стимул, и больным, этим неисправимым оптимистам, кажется, будто им стало лучше. Такого рода самовнушение -- наш лучший союзник, оно помогает даже величайшим ослам среди врачей. Но тут есть одна загвоздка: как только действие нового раздражителя ослабевает, сразу же наступает реакция, -- тогда уже не зевай и поскорее придумывай очередную ложь. Вот так и приходится манипулировать нашему брату в труднейших случаях, пока невзначай не нападешь на верный путь. Ваши комплименты не по адресу. Мне лучше известно, как мало я добился по сравнению с тем, чего хотел. Все, что я испробовал, всякие пустяки вроде электризации и массажа не помогли ей встать на ноги в полном смысле слова. Так что не заблуждайтесь на этот счет.
   Кондор обвинил себя столь беспощадно, что мне захотелось защитить его от укоров совести.
   - Но... я видел своими глазами, - робко возразил я ему, - как она ходит благодаря вашим приспособлениям... эти вытягивающие.
   Только потому, что я не устоял перед его напором, мне врачу, ... пришлось впрыснуть старику, - отцу Эдит очередную дозу надежды. Мне не оставалось ничего другого; чтобы смирить её нетерпение, я вынужден был надеть ей колодки, словно буйному арестанту, хотя в этом не было никакой необходимости... Возможно, они немного укрепляют связки ... Так или иначе, мне нужно было выиграть время... Но я не стыжусь, что прибегнул к подобным фокусам, результаты вы видите сами. Эдит внушила себе, что с тех пор она гораздо лучше передвигается, отец рад, что я сумел ей помочь, все восхищаются великим, гениальным чудотворцем, и даже вы вопрошаете меня, слово оракула.
   Он замолчал и, сняв шляпу, вытер пот со лба. Затем искоса посмотрел на меня.
   - Боюсь, что вам это пришлось не по вкусу! Еще бы - крушение иллюзий; ведь вы представляете себе врача как друга человечества и правдолюбца!
   Вам, с вашим юношеским воображением, казалось, что врачебная этика - нечто совсем иное, а теперь - думаете, я не замечаю?- вы разочарованы и даже возмущены действительностью. Что ж, весьма сожалею, но медицина не имеет ничего общего с этикой. Всякая болезнь - это анархия, это бунт против природы, и в борьбе с ним все средства хороши, все! Никакой жалости к больному - больной сам ставит себя hors de la loi <вне закона (фр.)>. Он нарушил порядок, и, чтобы восстановить порядок, восстановить самого больного, надо действовать беспощадно, как при всяком бунте, бить любым оружием - всем, что попадет под руку. Ибо ещё не было случая, чтобы добро и правда сами по себе исцелили человечество или хотя бы одного-единственного человека. Если обман помогает больному, то это уже не жалкая ложь, а отличное лекарство, и пока я не в силах оказать реальную помощь, мне волей-неволей приходится поддерживать иллюзии. Это тоже нелегкая работа, господин лейтенант, - пять лет подряд менять пластинки, тем более что сам не получаешь большого удовольствия от такой музыки! Так что покорно благодарю за комплименты.
   Мы стояли лицом друг к другу, и мне казалось, что этот маленький тучный человек, крайне возбужденный, вот-вот набросится на меня с кулаками, если я осмелюсь противоречить ему. Но в этот миг на темном горизонте вспыхнула синяя молния, и вслед за ней глухо пророкотал гром, будто кто-то, рассердился. Кондор неожиданно рассмеялся:
   - Гнев небес - вот вам ответ.
   Ну, бедняга, вам сегодня досталось, я резецировал все ваши иллюзии одну за другой.
   После разговора с доктором, ... я несмело, ... но все же, ... дал надежду старику и его дочери. И только вечером, когда я остался один в своей комнате, в сердце слабыми толчками зашевелилось беспокойство: не слишком ли несбыточными надеждами обольщает она себя? Не лучше ли развеять опасные иллюзии? Однако я тут же отогнал эту мысль. Не все ли равно, сказал ли я слишком много или слишком мало? Пусть даже я обещал больше, чем мне могла позволить совесть, - ведь эта ложь из сострадания сделала её счастливой, а счастье, подаренное человеку, никогда не может быть виной или несправедливостью.
   Вместе с ними я посетил церковь. Меня сильно взволновала трогательная простота этой маленькой церкви; в звонком пении женщин, грубовато и неловко поддерживаемом мужчинами, в наивных голосах детей звучала чистая, идущая от сердца вера. Однако мое собственное молитвенное настроение сразу же пропало, когда я случайно взглянул на рядом сидевшую, физически беспомощную Эдит. Она молилась с таким неистовым жаром, что мне стало страшно. Я оказался очевидцем ее молитвы. Наклонив голову и вцепившись руками в скамью, девушка словно боролась с ураганным ветром. Уйдя в себя и бессознательно бормоча вместе со всеми слова молитвы, она производила впечатление человека, решившего, во что бы то ни стало -- полным напряжением всех сил - добиться желаемого. Временами я чувствовал, как дрожит темная церковная скамья, - мертвое дерево отзывалось на безудержный трепет молитвенного экстаза. Я тотчас понял, что Эдит просила бога о чем-то определенном, она чего-то хотела от него. И нетрудно было догадаться, чего именно жаждала парализованная девушка.
   Когда после окончания службы мы усадили Эдит в карету, она ещё долго оставалась целиком погруженной в себя. Она больше не поглядывала с радостным любопытством по сторонам. Казалось, эти полчаса ожесточенной внутренней борьбы опустошили и утомили её. Молчали, разумеется, и мы.
   Настало время расплачиваться за иллюзии, собственные и чужие.
   Одно - малодушное и сентиментальное, оно, в сущности, не что иное, как нетерпение сердца, спешащего поскорее избавиться от тягостного ощущения при виде чужого несчастья; это не сострадание, а лишь инстинктивное желание оградить свой покой от страданий ближнего. Но есть и другое сострадание -- истинное, которое требует действий, а не сантиментов, оно знает, чего хочет, и полно решимости, страдая и сострадая, сделать все, что в человеческих силах и даже свыше их. Если ты готов идти до конца, до самого горького конца, если запасешься великим терпением, -- лишь тогда ты сумеешь действительно помочь людям. Только тогда, когда принесешь в жертву самого себя, только тогда.
   Иллюзии не стряхнешь, как ртуть в термометре. Протяните больному, одному из тех, кого так жестоко называют неизлечимыми, соломинку надежды, как он тут же соорудит себе из неё бревно, а из бревна - целый дом.
   Мой опасения сбылись, когда я снова пришел к ним. Едва я вступил на террасу, меня встретили восторженными приветствиями. Я нарочно принес Эдит цветы, чтобы в первую минуту отвлечь от себя внимание.
   - Я ещё не поблагодарила вас, за те прелестные цветы... они действительно прелестны, вы только посмотрите, как они хороши в вазе. Но уже после бурного:
   - Ведь я же не примадонна!
   она нетерпеливо усадила меня рядом и начала говорить без передышки с какой-то лихорадочной поспешностью о, ... ее тайной мечте.
   - ... Я просто без ума от танцев. Я могу часами смотреть, как другие танцуют, - смотреть так, что начинаю чувствовать каждое их движение, ... правда, правда. И тогда мне начинает казаться, что это танцую я сама, что это я легко и свободно кружусь в вальсе. Да, как это ни глупо, но я танцую во сне, и... может быть, для папы и лучше, что у меня от ... ну, что со мной так случилось, иначе я бы наверняка убежала из дому и стала балериной. Это моя самая большая страсть. Я всегда думала:
   - Как это, должно быть, чудесно своими движениями, всем своим существом каждый вечер привлекать, волновать, покорять сотни людей... это, должно быть, великолепно!...."
  
   Мария останавливается. В воздухе повисла длинная пауза, ... среди больных чувствуется молчаливое, затаенное ожидание продолжения ...
   - Ну, на сегодня все. Немного притомилась я. Приходите завтра вечером, - после ужина я продолжу чтение.
   Обдав присутствующих грустным взглядом, закрывая книгу, сказала Мария. Все с неохотой расходились, ... каждый хотел поскорее дочитать конец. Мария книгу никому не давала.
   ***
   Я в жизни потом повидала очень много центров травматоло­гии и ортопедии во всем мире. Но тогда Киевский наш центр казался мне особенным. Он не был оснащен современ­ной аппаратурой. Но врачи занимались нау­кой и творили чудеса, не имея в своем распоря­жении самого необходимого.
   Рабочий день в Киевской больнице травматологии и ортопедии начинался шумно и рано - с шести утра. Все пациенты ожидали операционного вмешательства.
   Утро.
   День начинался с того, что разносили судна. Больные жили в вечном страхе - если ночью за­хотеть, старенькую нянечку не дозваться. Почти все
   не могли двигаться, и в нетерпении и муках до­жидались утра. В нашей палате лишь я одна могла ходить, если так можно сказать, ... и, бывало, меня будили для того, чтобы я кому-то помогла. Спала я крепко, иной раз, чтобы разбудить, в меня что-нибудь кидали. Ночью, заспанная я шла в туалет, который находился в конце длинного коридора, ... спросонья искала судно и, прижимая его к костылю, тихо почти с закрытыми глазами, тащилась с ним еле- еле, обратно. Приносила судно, а иногда и подставляла. Назад я его не несла, просто не могла. И больная чаще на этом судне лежала до утра.
   По утрам, из палаты в палату, приносили тазик с теплой водой и полотенце. Больные протяги­вали руки, намачивали кончик полотенец и про­тирали лицо. Это был весь наш скромный туа­лет. Лежащим больным, чаще всего, почистить зубы не представлялось возможным. К 8 - ми утра наступало время завтрака. Завтрак в больнице состоял из тарелки каши, чаще всего манной и двух тоненьких ломтиков хлеба, на которых всегда лежал кубик сливочного масла. Я любила, когда по утрам давали творог и стакан молока, или гречневую кашу с котлетой. Позавтракав, женщины меня проси­ли помочь вытряхнуть из постелей хлебные крошки. Затем, я бродила по палате, разговаривая с больными, выполняя их пору­чения, приносила им то, что они просили, ... если это было в моих силах.
   Только после операции, я поняла, что такое не двигаться вообще.
   Перед врачебным обходом, медицинские сестры в белых накрахмаленных халатах сновали мимо палат больных, ... туда-сюда, ... туда-сюда. Иногда кто-нибудь из них забегала в нашу палату, торопливо переходя от одной кровати к другой, поправляла у больных одеяла. Она наклонялась над каждой кроватью, и больные смотрели на нее со своих подушек. Чаще всего они останавливались у Марииной кровати, чтобы поправить ей одеяло.
   С десяти часов начинался обход.
   Когда врачи, наконец, появлялись в дверях палаты, больные заканчивали утренние разговоры и сидели, или лежали, в ожидании их прихода, размышляя о своих болезнях. Заведую­щий отделением, Профессор, хирург Талько подходил к каж­дому вместе с группой докторов, чаще всего это могли быть студенты - медики, и справлялся о самочувствии.
   Моя очередь оперироваться, еще не пришла. Меня готовили, делали рентген бедер, колен и позвоночника.
   Профессор, подходя к моей кровати, всегда принимал тот вид, с которым взрослые утешают ребенка, чтобы произвес­ти впечатление на окружающих. Хотя мне было всего 15 лет со мной обращались как со взрос­лой.
   - Завтра ты будешь прооперированна.
   Потом, обратившись к медицинской сестре, которая всегда его сопровождала с журналом поручений, добавил:
   - Операция назначена на 10 утра, пусть ее подготовят.
   Доктор с минуту смотрел на меня в раздумье, потом неожиданно нагнулся и от­кинул одеяло.
   - Повернись на живот, чтобы я мог осмотреть твою спину.
   Я повернулась и почувствовала, как его холодные руки дотрагиваются до моей спиты, тщательно ощупывая ее, затем он провел рукой по бедру.
   - Необходимо выровнять правую берцовую кость, ... эти сухожилия придется укоро­тить, а стопу поднять. Это будет следующая операция. Ну, хорошо, ... как-то, задумчиво произнес он, накрывая меня одеялом. Его прищуренные глаза сквозь стекла очков, остановили на моем лице свой долгий, проницательный взгляд. Я увидела, как разжимаются его губы, ... наверно он хотел что-то сказать. Но, почему-то в последний момент передумал.
   После утреннего обхода приходила медсестра, вкатывая перед собой маленький медицинский столик, на котором было разложено много стеклянных баночек, и делала перевязки.
   Потом был обед.
   После обеда - тихий час. Все занимаются, кто, чем хочет. Кто-то читает, другой просто убивает время.
   Каждый вечер в палату заходил дежурный врач. Он медленным шагом переходил от од­ной кровати к другой. Его постоянно сопровож­дала ночная медсестра, которая почтительно докладывала обо всем, что, по ее мнению, зас­луживало внимания.
   - Ее рана хорошо заживает.
   - А этой больной, после операции лечащий врач назначил проми­дол, я сделаю его попозже перед сном, чтобы она смогла поспать.
   И медсестра, и врач всегда больных подбадривали.
   - Ну, как у нас дела?
   Своим деловым вопросом доктор ловко помог Марии преодолеть натянутость.
   Да я вижу, у тебя глаза светятся, ... а это значит, все у нас идет хорошо.
   - Не знаю, .... Я стараюсь так думать, доктор,
   ответила Мария, слегка полуоткрыв сжатые губы, но сохранить этот тон ей не удалось, в горле застрял комок, да и взгляд у нее был, несколько смущенный. Она не осмеливалась посмотреть в сторону врача. Не дай Бог, он подумает, снять одеяло, прикрывающее её, атрофированные, безжизненно лежащие, ... некогда красивые ноги.
   На тот момент, она уже не владеет собой, и начинает разговор нервно-возбужденным тоном:
   - вот толь­ко очень жжет позвоночник. Со мной что-ни­будь серьезное доктор?
   Она судорожно сжимает пальцы. Ее глаза неподвижно устремляются на доктора, наполненные таким ужасом, какого мне ещё никогда не приходилось видеть. По её мучительно напряженному телу пробегает судорога.
   - Нет, Мария, я этого не нахожу.
   Доктору никак не удается придать своему взгляду желательную непринужденность.
   - Ага, ... знаю я Вас, скажете вы правду,
   про­шептала Мария, разумеется, когда доктор уже не мог ее слышать. Пытаясь подняться, она обеими руками упирается в кровать, так, что её тело сотрясается, но она не двигается с места, а лишь отчаянно цепляется за края кровати. И снова и снова этот трепет, эта дрожь, пронизывающая её всю в гипсе. Вдруг у неё вырывается отчаянный, полузадушенный крик, и она разражается рыданиями.
   Ей делают успокоительный укол. Мария засыпает.
   Вечером, после ужина и обхода врача, ... больные пели песни, читали книги и рассказывали друг другу истории. Чаще всего - грустные.
   В 9 часов в палатах тушили свет, ...засыпал каждый больной, со своей мечтой... пусть даже и несбыточной. Господи! спасибо Тебе, что мы можем мечтать. Когда я мечтаю, я представляю свои костыли крыльями, ...белыми, ... белыми. И взмахивая крыльями костылей, ... я взлетаю, ... я летаю, ... я здоровая, ... я как все, ... люди! Вы разве не видите, ну посмотрите, ... я такая же, ... как Вы!
   - Господи! ... почему они меня не видят?
   ***
   Наступил долгожданный день, когда мне сказали, что моя операция близка. После врачебного обхода, я стала прыгать на кровати, ... от радости, рассказывая всем, что скоро стану здо­ровой.
   Весь день я мечтала о том, как смогу носить короткие платья, видела воочию свои ровные, красивые ножки ... я думала только о том, как буду ходить, как стану, наконец, такой как все...
   Мне казалось, что скоро я буду счастливее всех на земле. И когда в нашу палату вошла медсес­тра, я выкрикнула:
   - Зинаида Павловна! Зинаи­да Павловна! Завтра, наконец, мне сделают операцию?
   -Ты думаешь, после этого тебе станет лучше?
   - Мама сказала, что после операции я стану здоровой. ... Ну, ...как все!
   - Здоровой? ... девочка, ты никогда не станешь здоро­вой. Не строй иллюзий. У тебя же атрофия мышц, остаточное яв­ление после перенесенного в детстве полиомиелита. ...Это уже, моя хорошая, у тебя на всю жизнь.
   Дыхание мое, ... остановилось. Я уставилась на нее во все глаза, объятая стра­хом и недоверием.
   И тут тетя Таня, которая лежала около две­ри, сказала медсестре:
   - Вы что делаете? Вы же медицинский работник! Как вы можете, она целый день сегодня радуется, а вы хотите убить эту радость? Зачем вы так?
   Я вышла в коридор и заплакала навзрыд. Потом поднялась в туалетную комнату, где были сложены судна. Туда редко кто заходил в это время. Я не хотела никого видеть.
   Отворила окно и уставилась в небо...
   Сейчас Господи! я час­то думаю, что лучше - сказать прямо или обмануть, чтобы сохранить надежду. Наверное, медсестра была права, сказав мне, что я никогда не стану здоровой? И все же я не знаю от­вета на этот вопрос.
   На следующее утро мне не принесли завтрак. Сделали очистительную клизму. Я была возбуждена и встревожена, временами меня охваты­вал страх, и тогда мне очень хотелось, чтобы только мама была рядом.
   К десяти часам в палату вошла медсестра и сделала мне успокоительный укол, затем, минут через десять, в палате появились два санитара, подкатили к моей кровати операционную тележку, напоминающую длинный стол на колесиках. Один из них наклонился надо много, чтобы помочь мне пересесть с кровати на тележ­ку.
   - Я сама сяду, ... сама,
   сказала я.
   - Нет, я подниму тебя,
   возразил он. Заученным движением, взяв под мышки, поднимает мое тело. Несколько секунд подер­жал на руках, улыбаясь, говорит:
   - Скоро, очень скоро ты станешь самой кра­сивой невестой.
   Положил меня на холодный плоский верх тележки и покрыл одеялом. Они покатили те­лежку по длинному коридору и через стеклянные двери вкатили ее в зал, посередине которого стоял операционный стол, а над ним висела огромная лампа. ...
   - Вот мы и приехали,
   сказал он, взял меня на руки и перенес на другой стол.
   Я смотрела ему в глаза, ища поддержки и одобрения.
   - Боишься?
   - Да!
   - Не надо бояться. Скоро ты уснешь, а через некоторое время проснешься в своей собствен­ной тепленькой постельке.
   В это время быстрым шагом в операционную вошел профессор, доктор Талько. Он погладил меня по го­лове и отвернулся. Одна из медсестер помогала ему одеть, белый халат, подав ему перчатки, она стала быстрыми движениями застегивать ему пуговицы сзади на халате. Ко мне подошли два врача и две медсе­стры. В резиновых перчатках. Один из врачей спросил, как меня зовут. Я тихонько произнесла свое имя, отвечая на вопрос врача. Он наклонился ко мне и спросил, умею ли я считать до десяти. Затем тихонько прижал к моему носу какую-то резину. Я сосчитала до деся­ти, поплыла и провалилась в бездну наркоза. Проснулась я в палате, но не на своем мес­те, а у окна. Просыпалась с трудом, пытаясь пробиться сквозь какой-то туман, все кружи­лось, затем сознание прояснилось. Рядом сто­яли врач и медсестра. Я ощутила жгучую боль в бедре. Но оно было не в гипсе, как я ожида­ла. И вдруг я услышала голос медсестры:
   - Ну, как себя чувствуешь, девочка? Марина, ты счастливая... Ты была на волосок от смер­ти... Мы только начали резать твое бедро скаль­пелем, как у тебя начались судороги... Оказа­лось, кровь, которую вливали тебе, была не той. Скорее группа крови подошла, но вот резус? ... У тебя первая группа крови, но отрицательный резус-фактор. Тебе очень повезло. Радуй­ся! Лежи спокойно,
   сказала она,
   - я выйду на минуточку.
   - Ну, как? Тебе не плохо Марина?
   услы­шала я голос своей новой соседки по кровати. Ее лицо показалось очень красивым. Мне понра­вились ее пухлые щеки и удивительно белые зубы, которые она пока­зала, расплываясь в чудесной, нежной улыб­ке.
   - Ну не сделали тебе операцию. Не плачь, будь умницей.
   Операция не состоялась! Я расстроилась. Но через три дня процедура подготовки повторилась. На этот раз меня все-таки прооперировали. После операции долго не могли добудиться, а проснувшись, я увидела, что мое правое бедро, захватив пол живота до пупка целиком в гипсе, ... как и вся нога.
   - Не надо двигаться, хорошо?
   - предупредила медсестра.
   Трое суток мне вводили на ночь наркотик - промидол, чтобы снять боль. После этого я очень быстро засыпала.
   Начинались трудные дни. Я не могла двигаться, возникала та же проблема, что и у всех в палате, - нужда в судне. Почему-то было очень неудобно звать нянечку. Очень стеснялась. На седьмой день сняли швы. После этого несколько недель рана не заживала, бедро болело, и от этого было так тоскливо, что я плакала и просила:
   - Господи, помоги мне пережить боль, перенести эти муки!
   - Молись, молись девочка моя,
   вдруг как сквозь сон, услышала я далекий голос своей бабушки Прасковьи.
   - Только в этом ты найдешь утешение и спокойствие.
   Вскоре и вторую операцию сделали. Вся­кий раз, идя на очередную операцию, я спра­шивала хирурга, подобрали ли "правильную" кровь,
   - Пожалуйста, проверьте - у меня, первая группа, отрицательный резус...
   Гипс был наложен на моей правой ноге, бед­рах и животе до пупа. Он был еще мягким и влажным. Желая чуть-чуть наклониться на бок, потому что страшно онемела спина, непроиз­вольным движением я сдвинула внутреннюю гипсовую повязку, и под стопой образовался вы­ступ, который очень давил. Так что отдавало в мозгу, как будто кто-то тонко резал ножом.
   В последующие дни гипс все больнее врезал­ся в тело, пока не дошел до кости и не образо­вался пролежень. Боль под пяткой не прекра­щалась ни на минуту, но боль в бедре переноси­лась чуть легче. Даже в краткие промежутки, когда у меня от усталости закрывались глаза, меня сопровождали нескончаемые приступы боли. Я не выдержала и на очередном обходе, рассказала профессору Талько о мучившей меня постоянной боли. Он задумался и спросил:
   - Ты уверена, что болит именно под пяткой? - Не знаю, но очень болит.
   - А бедро не болит?
   - Болит, но не всегда.
   Наклонившись надо мной, он большим паль­цем надавил на гипс в области бедра.
   - Больно?
   - Очень, - сказала я, - особенно когда двига­юсь или когда санитарка переворачивает меня на живот.
   - М...да... - был ответ доктора.
   Прошла всего неделя после операции, но я уже не могла переносить эти муки, наступило отчаяние. Я плакала все чаще и чаще, особен­но ночами. Плакала молча, уставившись ши­роко раскрытыми глазами, сквозь застилавшие их слезы в высокий белый потолок надо мной.
   Бедро не заживало, хотя давно уже сняли швы.
   Вечером я дрожащим голосом сказала дежурной ночной медсестре:
   - Прости­те, не могу больше терпеть эту боль, очень силь­но жжет. Она сделала мне укол, и я спала всю ночь. На следующее утро боль возобновилась.
   Днем ко мне пришел профессор Талько и ска­зал:
   - Ее организм не принимает инородное тело. Будем опять оперировать.
   Повторную операцию сделали в день моего рож­дения, когда мне исполнилось 15 лет. Я долго плакала, думая о том, что меня зря оперировали, что после извлечения инородного тела я останусь еще хуже, чем была...
   Рана после проведенной на том же месте, операции зажила быстрее. Фактически обе операции не принесли никако­го результата, кроме того, я ослабла из-за того, что находилась долгое время в гипсе.
   Позже мне сделали еще одну операцию. Уже прооперировали правую стопу. Но я уже не плакала так горько, хотя мне было больно. Я прини­мала обезболивающие таблетки и утешалась, со­чиняя длинные письма или читая книги. К тому же ко мне стали приходить учителя и препода­вать: физику, математику, литературу и многое другое.
   Однажды в больницу приехали музыканты, для того чтобы дать концерт. Больных, чрезвы­чайно ободренных перспективой нежданного развлечения, вывезли на кроватях в холл. Интересно было видеть, как эти зрители пе­реговариваются между собой с помощью зер­кальца: они не могли повернуть голову в сторо­ну соседа. Выступали солдаты, красиво пели, потом раздали конфеты, подарки.
   Бессонными ночами я слушала, как воют где внизу под окнами соба­ки. Они словно плакали. Когда вошла медсес­тра, я спросила ее:
   - Отчего это?
   Она ответила:
   - здесь ведь не только людей оперируют, но и собак, кошек, кроликов... Это ведь научно-ис­следовательский институт. Утром на обходе лечащий доктор подтвердил, что, действительно здесь оперируют, ставят гипс и лечат животных, точно так же, как и людей. Они ставили опыты на бедных существах... Я старалась днем не спать, чтобы ночью поскорее заснуть. Я думала не о себе, а о мучениях собак, кошек, кроликов. Все меня Господи, трогало, ... все меня ранило. ... Уже с детства душа моя, ... была вся нараспашку.
   ***
   Спустя время мне опять сделали еще одну опера­цию, но уже на голень правой ноги. Прошло уже два дня после операции голени правой ноги, боль была жгучая и нетерпимая, переходящая в муки и уступала место отчаянию. Днем мне Боженька, было стыдно плакать, но ночами я перестала себя сдерживать, я плакала все чаше и чаще. Плакала молча, боясь разбудить боль­ных по палате. Как я хотела, чтобы зашла мед­сестра и пожалела меня, дала таблетку. В ней, в этой маленькой пилюле, я видела сон без боли. Если боль становилась нетерпимой, я плака­ла сильнее и ждала, чтобы кто-то из больных проснулся и спросил:
   - Больно?
   Обычно я прибегала к этому способу крайне редко, когда уже не было мочи, потому что на третий день после операции, плача, уставившись открытыми глазами на соседку Аню по койке, я услышала:
   - Тебе больно?
   Очень.
   Она тихо стала звать ночную дежурную мед­сестру. Никто не шел. Тогда она стала звать громче. Проснулась больная лежачая Мария. Они по очереди стали громче и громче звать медсес­тру. Медсестры не было. Тогда Наташа, одна молодая женщина, лежащая у двери стала гром­ко, что есть мочи кричать:
   - Да придете вы, наконец, Сестра!
   В палату вошла няня, довольно хорошо сло­женная, даже упитанная, женщина лет пятиде­сяти.
   - Что кричите, всех разбудите, разве вы, не понимаете, что медсестра занята?
   - Не понимаем! Зовите медсестру,
   громко ска­зала Наташа, больные поддержали.
   - А что надо?
   - Да вот девочке плохо.
   - А Марина, это опять ты. Не будь симулян­ткой, укола не получишь. Что так больно`?
   - Не знаю,...
   Тут Наташа накинулась на меня.
   - Ты, почему боишься сказать? Ты в боль­нице и не надо терпеть боль. А если не болит, не надо нас будить по ночам.
   Пришла медсестра,... сделала укол и освободила мне голень чуть-чуть от гипса. Боль прошла, и мне уже боль­ше не хотелось плакать.
   Через две недели, когда пришел профессор Талько, я слышала, как он говорил медсестре:
   - Кость срастается медленно. Кровообраще­ние в этой ноге вялое.
   Все о чем мечтала.... О чем грезила, не сбылось. Наверно просто не повезло с больницей.
   - У меня все равно все будет хорошо. Думала и верила я, в Тебя, Господи.
   Посмотрела на больную, лежавшую по горло уже более года, в гипсе, парализованную Марию ...из Запорожья, и вспомнила тот первый день, когда она решительно вошла в палату, ... но, ... остановилась, ... смутившись, из-за удивленно устремленных на нее наших взглядов.
   - Почему Вы так на меня смотрите. А! ...Вы думаете, что я здоровая, и что я тут делаю? Внешне и спереди, да! Я совершенно здорова. А вот сзади, и она развернулась к нам спиной, ... хочу этот маленький горбик убрать. Замуж девочки собираюсь! ...Замуж.
   ***
   Наступила весна.
   Нас стали каждый день выкатывать на кроватях на улицу, на воздух. Сестра вывозила меня на солнышко, оставляла под молодой березой, на ветках которой шептались между собой воробьи. Такое было впечатление, что у них клюв не закрывается. Чириканье начиналось с самого рассвета. Я смотрела в небо широко открытыми глазами, и оно обдавало меня яркой голубизной. Я разговаривала с облаками, мысленно представляя в их контурах, контуры приц и зверей. Взирая на голубое небо, слушая разговор птиц, устремя свой взгляд на яркое солнце, от которого приходилось, зажмуривать глаза. ...еще раз и еще раз убеждалась я, и сильней, уверовала, вся это красота земная и небесная, дело рук Твоих Божьих. И открылось мне, что хоть люди не видят Тебя и Ты не постижим для них, но только Ты, Господи, мог создать всю эту прелесть: небо и землю, воду. Только Ты мог утвердить основание земли, после ночи открывать людям день с лучами солнца, сиянием луны и звезд. В течение, этого долгого времени, Иисус после стольких проведенных операций, лежа у окна, часами долго от боли не могла уснуть и... находила я утешение в том, что через ночное стекло наблюдала и любовалась, как течет луна по небесам и как от этого еще чудесней звездное небо
   Перед глазами встает моя бабушка Прасковья, ... вижу ее в своем детстве, когда пребывает она в молитве:
   - Простираю руки к Небесам, к Тебе Иисус, ... молюсь и прошу за мою внучку Маричику, избавь ее, от боли, от детских слез, ... будь в жизни с ней рядом,... пошли ей свое утешение, услышь меня недостойную, но любящую и верующую в тебя безмерно.
   - Бабушка моя родная бабушка как часто ты мне говорила...
   - Только он Бог может давать и забирать жизнь, знать о каждом из нас все и вести нас за руку.
   Несколько месяцев спустя, мне сняли гипс и стали учить ходить. Это был день посещений. В палату один за другим входили родственники и друзья больных, нагруженные целлофановыми пакетами. Ко мне никогда никто не приходил. Мама была далеко... очень далеко. Я вышла из палаты, чтоб не смущать своим присутствием стольких посетителей, которые торопливо пробирались мимо кроватей, не спуская взгляда с тех, кого пришли навестить. И тут, при выходе прямо у дверей произошло скверное дело. Я поскользнулась на паркете, костыли разошлись в стороны, и я упала на колено больной ноги. Оно хрустнуло... Я закричала от боли и потеряла сознание. Проснулась я в гипсе. Колено было сломано, и мне пришлось пролежать несколько месяцев, пока оно не срослось. Потом мне сделали еще одну операцию. Врачи говорили, что тазобедренный сустав после операции будет работать лучше.
   Наш институт находился в очень старом здании. Я лежала в шестой
   клинике - это было полуподвальное по­мещение. Мне не спится. В палате темно. Все вок­руг спали. Повернув голову, я остолбенела. На подушке, у щеки моей соседки по кровати сидела огромная, серая крыса. Я похолодела. Я не могла ни двинуть­ся, ни закричать. Наконец, тихонько вытянув руку, я стянула полотенце и резко хлестнула крысу по спине. Она тяжело и шумно взвизгну­ла и скрылась. И тут я что есть мочи закричала: "Няня!" Меня нашли в истерике. Соседка кричала еще страшней, хотя она ее не видела, она проснулась от моего удара полотенцем. Тогда я перенесла страшнейший стресс. Про­шло много-много лет, но я еще помню свое оцепенение и страх при виде крысы.
   Все. ... После последней операции, я уже не в силах переносить физическую боль. Меня снова - который раз в жизни! - учили ходить. Помню длинные металлические трубы, за которые нужно было держаться, делая шаги.
   Еще и еще раз, изнемогая от боли, я ежеднев­но повторяла одни и те же движения.
   - Ну, я думаю, хватит, - говорила мне часто медсестра, - через час попробуем еще. Отдох­ни, Марина.
   - Нет, ... нет, пожалуйста, хоть я устала и мне очень больно, но я еще и еще хочу. Вот бы только попить.
   Я уже могла ходить, как и раньше, на косты­лях. Но почему-то это у меня вызывало не ра­дость, а тревогу и я горько думала, что по воз­вращении в школу в том же виде, надо мной еще больше будут смеяться. Я утрачивала чув­ство уверенности, что вообще когда-нибудь бро­шу эти две палки. Меня мучила мысль о том, что я вернусь в школу после четырех операций, нисколько не изменившись, так и не став здо­ровой. Когда мне сказали, что меня выписыва­ют, что за мной должна приехать мама, мысли мои были сосредоточены каждый день только на этом. Во всяком случае, я больше не надевала на ноги этих кожаных, аппаратов. В Киеве от больных я услышала о профессоре Елизаро­ве с России. Говорили, что он творит чудеса. Я почему-то верила, что обязательно попаду к нему. Я провела два года без родителей, без любви и ласки, без чьего бы то ни было милосердия. Но это сделало меня самостоятельной и силь­ной. Я поняла, что в жизни все придется де­лать самой, и что так наверно будет всегда. Это помогло мне выжить. То лето было для меня счастливым. Я читала запоем книги, читала сказки. Я до сих пор люблю сказки и до сих пор верю в чудеса. Как жалко Господи, что там, в больнице у меня тогда не было с собой библии, - книги святая святых.
   Наступил день возвращения в интернат, где меня не было почти два года
   Мне скоро исполнится 17 лет.
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
  
   ***
   - ... Господи, прими мой искренний откровенный рассказ Тебе, ... о своих первых девичьих чувствах. ... о моей первой, школьной любви. Самое главное на света научиться терять. И если это на самом деле произошло, то никто в этом кроме меня не виноват.
   Господи, ... я нахожусь в поиске, и все чаще и чаще задаюсь вопросом, ...что Ты мне готовишь в будущем по окончании Яловенской спецшколы интернат? Помоги мне Господи пересмотреть свое отношение к жизни и переступив порог школы, обрести уверенность в себе. Какой путь ждет меня в этой сложной жизни? Как жить так чтобы не переступить ту нравственную грань чести и совести, которую я себе в стенах этой школы очертила? Сумею ли я располагать к себе души и сердца людей?
   Я покидаю школу, ... я учусь прощать. Господи! научи меня даровать прощение всем тем, чьи поступки имели для меня душевные роковые последствия. Не дай мне Бог, ... обмануть Твои ожидания!
   ***
   Пришел апрель. Седьмое - день моего рождения. Но никто об этом не вспомнил, никто меня не поздравил. Я сидела в школьном холле, когда вдруг открылась дверь, и вошел Федор Петрович, наш директор, держа за ухо незнакомого парня с перекошенным от злости лицом. Я не знала этого парнишку и удивилась тому, что он попал сюда. В нашей школе учились дети с внешне выраженными признаками инвалидности рук или ног а, он выглядел вполне здоровым. И тут парень вырвался из рук учителя, споткнулся об меня, пытаясь прорваться к выходной двери, выругался, но все же вернулся, помог мне встать и сказал:
   - Из-за тебя, меня опять здесь закроют!
   В это время быстро подошел директор и опять ухватил его. Я вернулась в класс и спросила свою одноклассницу Зину Савку, кто этот мальчик. Оказалось, его зовут Петя, он сирота, и уже в третий раз попытался бежать из интерната, чем снискал сильную нелюбовь учителей. Наш спальный корпус был соединен с учебным корпусом галереей. Как-то среди недели, после обеда свободно обходясь без протезов, я шла к себе в спальню, как вдруг мне навстречу вышел Петя с большим ведром воды в руке. Он улыбнулся...
   - А это ты?
   И спросил:
   - Хочешь пить?
   - Не знаю, ... да хочу.
   Он поднял ведро и поднес ко мне...
   Я отпила. Немного воды вылилось на мою блузку.
   - А придешь вечером смотреть телевизор в холл?
   - Нет.
   - Давай помогу!
   - Не надо...
   - Не забудь поменять блузку! - то ли всерьез, то ли в шутку сказал он и ушел.
   Когда я шла на обед, Петя уже ждал меня. Мы вошли в столовую вместе. Я чувствовала, что Петя смотрит на меня. А еще я чувствовала, обращенные на нас взгляды одноклассников. И тут он вручил мне записочку, где было написано: - Я хотел убежать домой, но больше не хочу. Приходи вечером смотреть телевизор. Я буду тебя ждать.
   Я стала думать о нем. На каждой перемене Петя приходил в наш класс, и ребята это замечали. Одноклассники как-то по-другому, стали на меня смотреть. Скоро мы должны были разъехаться по домам на каникулы. Однажды Тамара сказала мне:
   - Знаешь, Марина, Петя много раз спрашивал меня, что случилось с твоими ногами.
   Я призналась Тамаре, что думаю об этом парне. Петя был первым в школе, кто не замечал моих костылей. И это была моя первая школьная любовь. Воскресенье. Я смотрю в окно на ребят, они играют в волейбол. Играет и Петя. Я уже знаю, что он мой ровесник, но пропустил два школьных года из-за проблем с рукой. Знаю, что его называют хулиганом и драчуном. Знаю, что на него обращают внимание девочки. И что его друг лучший - Леня Аксенти, который носит мне записки от него. Леонид в будущем стал математиком- программистом и с ним я до сих пор дружу. А тогда в воскресенье Леня сидел у площадки и тоже наблюдал за игрой. Тут парнишка с соседнего класса стал насмехаться над ним, ... и довел до слез. Тогда Петя остановил игру, подошел к тому "здоровенному" и начал требовать, чтоб тот вернул Лене все его вещи, и еще и сказал ему, при всех, чтоб он извинился. "Здоровяк" извинился. Я подумала, что это очень благородно. А потом, встретившись глазами с Петей, вдруг спросила себя: почему же называют воспитатели его хулиганом, если он защищает слабых? После этого я пошла в класс; я чувствовала, знала, что он сейчас придет.
   И он пришел.
   - У меня порвалась рубашка. У тебя нет иголки с ниткой?
   - Нет.
   - Ну, я сам найду. Ты мне поможешь зашить?
   Я сначала отказалась, но потом согласилась. Одноклассники наблюдали за этой сценой. У меня было ощущение того, что я делаю что-то очень постыдное, но необыкновенно приятное. Петя был счастлив. Он убежал и через некоторое время вернулся с белой ниткой, хотя нужна была темная. Увидев его голую руку, я отметила на ней операционный шрам.
   - Петя у тоже была операция?
   - Ну, давай посидим, я тебе расскажу, хотя это уже пройденный этап в моей жизни. Мы долго разговаривали ... и даже пропустили ужин. Он рассказывал о своем дедушке, который воспитывает его и его сестру один без родителей. Петя мечтал стать художником. Я попросила его что-нибудь нарисовать. Он взял листок и легко изобразил сценку из мультфильма "Ну, погоди!"
   - Скоро весна. Знаешь, мой дед каждую весну сажает вишневые деревья, ... мечтает посадить вишневый сад. Говорит, ... что когда цветут ... эти деревья, в этот период и ему природа силишек прибавляет. Уж очень он хочет дожить до того времени, чтоб нас на ноги поставить. Я очень люблю дедушкой приготовленное вишневое варенье, вишневый компот. Марина, а ты пробовала вишневую смолу? Ты, наверное голодная? Из за меня на ужин не пошла. Вот ... попробуй, ... я тут соскребал в соседнем дворе для тебя.
   Мы грызли вишневую смолу и радовались. Сейчас я думаю, что тогда может быть, именно Петя давал мне импульс к жизни. Когда на следующий день я вышла из спальни, он уже ждал меня. Я может быть до конца, не понимала того, что между нами происходило, или может быть скорей всего, не понимала, что происходило со мной, ... но я любила проводить с ним время. А школа гудела: отличница Марина дружит с учеником-хулиганом, Марина-инвалид дружит со здоровым мальчиком! Я очень хотела, чтобы Петя учился лучше, и стала с ним заниматься. Он пообещал, что завтра же заработает четверку - но получил ее только в конце недели. Я поразилась и обрадовалась. И вскоре Петя стал учиться хорошо.
   ***
   Я думала только о нем. Я стала менее серьезно относиться к урокам. Даже стала пропускать их, коротая время под любимым деревом. В одно утро, после проведенной бессонной ночи в думах о нем, я пошла к Нелли Васильевне, и все рассказала ей, мне нужно было с кем-то поделиться.
   - Я не знаю что со мной, но, мне учиться не хочется. Я постоянно хочу его видеть, хочу с ним общаться. Я даже кушать не могу. Что это такое, скажите мне Нэлля Васильевна.
   - Это, по-моему любовь! ... есть девочка, такое чувство на земле.
   Мы о многом с ней разговаривали, но были здесь и слова, которые я запомнила на всю свою жизнь:
   - Марина, в этом году ты заканчиваешь школу. Тебе надо много, много учиться. И сейчас не может быть в твоей голове. в твоем сердце места для чувств. Ты должна продолжить образование, сделать профессиональную научную карьеру. Только тогда независимо от того, инвалид ты или нет, имея профессиональные знания, будучи эрудированным специалистом, ты сможешь найти друзей, сделать связи, сможешь расти по социальной лестнице. Только тогда к тебе будут прислушиваться. Только тогда ты сможешь говорить со всеми на равных. Ты должна учиться, ты должна выбросить Петю из головы прямо сейчас. Ты скоро войдешь в мир, где сама должна будешь во всем разобраться. И если у тебя будут знания - ты сможешь все. В противном случае ты, не будешь, нужна никому. У тебя не будет достойной профессии. Ты поняла?
   - Да.
   - Ты еще встретишь в жизни большую любовь, ... обязательно, ... девочка встретишь!
   В действительности же, ... я не поняла ее, ... и мне было очень трудно. Я зашла в столовую, краем глаза увидела Петю, но сделал вид, что не обращаю на него внимания. И, тихо прошла к своему столу. Петя нашел меня, и предложил посидеть. Тогда я сказала ему:
   - Не хочу, ... Не надо,
   - Но почему?
   - Пожалуйста, уходи! Это все что я могу сказать. Мне было очень трудно.
   Он повернулся и ушел. Мне так хотелось, чтобы он остался. Но я понимала, что врозь нам будет лучше.
   Вечер. У меня над кроватью, на стене были наклеены его рисунки. Я провела рукой по листу бумаги, легла на кровать, ...заплакала и уснула.
   Мы долгое время не разговаривали. Он провожал меня взглядом, но я не колебалась в своем решении. Я хотела учиться. Я была влюблена, но боялась любви.
   ***
   Все готовились к встрече Нового года. Мама прислала мне красивое черное, с бархатными рукавами выходное платье и кожаные сапожки, которые я надела впервые. На новогоднем вечере ко мне подошла учительница биологии и химии, Лариса Георгиевна Сердюк.
   - Какая ты Марина, сегодня и грустная, и вдохновленная! Хотя для грусти так же, как и для счастья всегда должно быть вдохновение. С Новым Годом тебя поздравляю! Ты уже подумала, кем ты хочешь стать, какую профессию ты хочешь избрать?
   - Лариса Георгиевна, а кем нужно стать, чтобы заботиться о детях-инвалидах?
   - Ну, Марина, для этого нужно быть Министром социального обеспечения.
   - А чтобы стать Министром, кем нужно быть?
   - Наверное, юристом... Она погладила меня по голове и сказала:
   - Прошу тебя понять, если ты хочешь чего-то добиться в будущем, ты должна быть решительной, стойкой и обязательно иметь веру ...и с терпением идти к поставленной цели. Надо всегда пытаться понять себя, оценить свои возможности. Только вера в себя, помогает не стоять на месте и добиваться поставленных целей. Ты проживаешь день, оставляешь его и идешь вперед. Нужно об этом знать, это помнить. А остальное, покажет жизнь.
   - Моя добрая девочка, я могу с высокой степенью уверенности сказать: Ты сделаешь правильный выбор. У тебя все будет хорошо! Не слаживай крылья! Солнце восходит каждое утро, и оно греет на земле всех одинаково?
   Вечером, уже ближе к ночи, ко мне подошел и сел рядом на скамейку наш директор, Стог Федор Петрович. Как часто он со мной разговаривал и как много он уделял мне внимания в течении всего того времени, ... как стал директором у нас в школе .
   - Знаю, ... слышал. Ты хочешь получить профессию юриста.
   - Да. Хочу, Федор Петрович подать документы на юридический факультет Государственного Университета. Стать ученым правоведом. По окончании, я обязательно буду писать диссертацию о правовой и социальной защите детей-инвалидов.
   - Тебе невозможное, ... надо суметь. И что же дальше, Мариночка?
   - Не знаю.
   - Ну, вот что, вдруг сказал он, я думаю, что ты не откажешь мне и моей жене. Мы тебя приглашаем завтра, Первого января к себе в гости домой. Я лично прейду и заберу тебя. Валерия Ивановна, наготовила много вкусного. Посидим. Будем целый день вместе, - мы, два наших маленьких мальчика, ... ну и ты. А вечером мы с Валерией Ивановной в гости приглашены. А ты останешься у нас ночевать.
   - А можно?
   - А почему нет? Мы же твои учителя.
   - Да, но ведь я интернатская! Вы с Валерией Ивановной, первые, в моей жизни, ... ну,
   ... я замялась, ... ну, кто приглашает меня к себе домой, и еще и оставляет ночевать.
   В ответ, Федор Петрович тепло улыбнулся.
   ***   
   Новогодний вечер шел к концу, ... Пети не было. Я искала его взглядом и не находила.
   Приближалась полночь. Пробило двенадцать, а он даже не пришел меня поздравить. Я вышла на веранду и прильнула, как в детстве, лбом к окну.
   - Как ярко горят, на небе звезды...кто их зажигает? Это все дело Твоих рук, Господи! Что ждет меня? Как часто я задаю себе этот вопрос. Мало, кто способен различать будущее в звездных знаках, которые нам посылают небеса.
   Мой взгляд устремлен в ночное небо. Я, ... начинаю считать звезды.
   - Перед глазами строчки из бабушкиной библии. Слова Твои Господи, обращенные к Аврааму:
   - Посмотри на небо и сосчитай звезды, если ты сможешь счесть их?
   Слезы капали. Я думала:
   - Никто. Все только в Твоих руках.
   - Сегодня Господи, я пребываю в полном забвении. Иногда я уже не понимаю, где хорошо и где плохо. Я запуталась Господи, и не знаю, что делать. Когда, что-то делаешь душой и сердцем, все вокруг видится иначе...
   - Я не знаю, что будет со мной завтра, когда, мне придется покинуть двери школы?
   - Я не знаю отмеренный мне срок на земле?
   -Я не знаю, кому верить?
   - Я не знаю, кому я могу выставить всю свою душу напоказ?
   - Для чего, я появилась на этот свет?
   - Почему у меня нет ног...и почему я как все, не могу почувствовать каково пройтись босиком по земле?
   - Почему мои костыли не превращаются в крылья, чтоб улететь к Тебе на небо, к звездному свету, за исполнением своей мечты?
   - Почему я верю в чудеса?
   - Любовь, ... - что это такое? Почему от нее больно внутри, а что болит, ... не знаешь?
   Мне грустно. Я не хотела больше оставаться в шумном зале, и, тихо пошла в спальный корпус. И тут, на лестнице, я увидела Петю.
   Он подошел ко мне и, впервые обняв, обхватив мои плечи руками и прижав к себе, сказал:
   - Прошу тебя, впусти меня в свой мир, посели меня в свое сердце. Я тебя так долго ждал. Хотел, чтоб ты была одна, и подумал, что, когда ты пойдешь спать, по дороге я тебя встречу. Почему ты пряталась все это время от меня? Почему ты не такая как все? Чего ты хочешь от жизни? Ты мне очень нравишься... Ты хорошая. У тебя такой голос ... как ток! Твое лицо, я постоянно рисую. Я даже не могу уроки делать, и я даже не знаю, чем я тебя обидел? И почему ты перестала со мной разговаривать? Постоянно, чтобы я не делал, я думаю о тебе. Правда..., и еще ты, сказочница и сказки у тебя чудесные.
   - Марина,...Мариночка, да я тебя люблю! Слышишь, очень люблю!
   Неужели я это слышу, ... неужели Петя это сказал мне? Значит, меня тоже можно любить? Не поднимая глаз и покраснев, толи от стыда, толи от нахлынувшей радости я прошептала:
   - Ты мне тоже Петя очень,...очень, нравишься...
   И тут, прикоснувшись к моим губам, он меня поцеловал. Очень жарко.
   - Почему ты так дрожишь?
   Господи, как мне было стыдно, но какой я себя чувствовала необыкновенно счастливой. Спасибо Тебе, Господи, и ... прости меня Господи! Это была моя первая любовь, первый в жизни поцелуй, подаренный мальчиком, который мне нравился. И все мои вопросы, куда-то испарились... Петя обнял меня, я прижалась к нему. Мы целовались. И вдруг из-под мышек с шумом рухнули мои костыли. Я про них забыла!
   Незаметно появилась наша ночная няня. Увидев нас, она стала ругать меня:
   Марина, это ты? Ты, почему не идешь спать? Вы что здесь делали? Целовались? Ай ... яй ... яй. Ты же хорошая девочка Марина, ... как тебе не стыдно!
   Петя быстро подхватил меня на руки и побежал на третий этаж. Завтра утром встретимся на этом же месте.
   -Я люблю тебя!
   Я засыпала очень счастливая. Знаю, ... мне снится, будет это время, вновь и вновь.
   - Каждым из нас двигает в этой жизни вера...жизнелюбие, но все мы живем, в особенности, когда нам 17 лет, одной мечтой - любить и быть любимыми. Из всех сокровищ, дарованных Тобой Господи, - человеку - самое драгоценное, это талант любить.
   - Спасибо тебе Петя,... ты заставил меня стремиться к совершенству. Я поверила в себя.
   ***
   Весь следующий день я провела в гостях. Я помогала Валерии Ивановне готовить салат Оливье. Тогда я его первый раз в жизни пробовала. И до сих пор его люблю, ... и готовить и кушать. Валерия Ивановна Стог, тоже моя учительница. Она преподает в нашем классе мой любимый предмет - русскую литературу.
   В тот день много внимания, уделили мне мои учителя. С родительской заботой наставляли, ... давая путевку в жизнь. Облокотившись удобно на спинку дивана, поджав под себя коленки, .... я внимательно их слушала.
   - Уже поздно, тебе надо идти ложиться. Что ты сейчас читаешь?
   - Сейчас ничего. А недавно прочитала, " Русские народные сказки", уже во второй раз, а на днях под Новый год закончила роман Льва Николаевича Толстого " Война и мир".
   - Хорошо. Тогда можно, Мариночка, назвала она меня ласково, я с Федором Петровичем, дадим тебе несколько, значительных, ... мудрых советов, которые писатель, которого ты так перечитываешь, завещал своим читателям. Вот тебе листочек бумаги, запиши и запомни.
   - Если хочешь быть умным, научись разумно спрашивать, внимательно слушать, спокойно отвечать и перестань говорить, когда нечего больше сказать.
   - Силы знания должны быть направлены, на самое нужное человеку, на его нравственное самосовершенствование.
   - Каждый человек - алмаз, который сам может очистить себя. В той мере, в какой он очищен, через него светит вечный свет. Стало быть, дело человека - не стараться светить, но стараться очищать себя.
   Она нежно обняла меня, и они стали собираться в гости. Мальчики давно сладко спали. Я с ними наигралась. Рассказала им сказки старого волшебника, многие из которых, я уже наизусть знала. Мне же не спалось. Я сидела на кухне. Листая журнал "Крестьянка", думала о вчерашнем вечере, ... из головы не выходил Петя. Наверно он уже спит, а может, ... нет, ... может тоже обо мне думает. За окном заметает зима. Снежинки кружатся и тают, ... кружатся... и тают.
   Когда хозяева вернулись от гостей, был уже двенадцатый час ночи. Они принесли вкусный торт, и мы сели пить чай.
   - Прежде чем ты пойдешь ложиться спать,
   сказал Федор Петрович
   - Мариночка, хочу тебе сказать, если постараешься, ... у тебя будет будущее, ... это я, тебе предсказываю, ... Федор Петрович - твой учитель. Хоть и называюсь атеистом. Все так думают, ... и Валерия Ивановна, моя жена, думает также. А я скажу тебе, ... запомни - есть Бог на свете, и ты смело можешь всем это свидетельствовать. Мы вчера вечером не закончили разговор о твоем призвании. Ты хочешь стать юристом... это хорошо. Но ты не ответила на мой вопрос.
   - А что дальше? Мариночка, я не знаю, сколько мне лет дано на земле прожить. Не знаю. Но одно я знаю. Важно проживать жизнь не зря...с каждого спросится там, ... и поднял руку к небу. Обязательно спросится, а там мы все будем. Все. И чем бы ты, Марина не занималась в жизни, всегда, ... всегда помни мой вопрос...
   А что дальше? ...
   И так, ... девочка, перед сном расскажу я тебе одну мудрую историю.
   Молодой жизнерадостный человек пришёл к отцу и говорит:
    - Отец, порадуйся со мной, я поступил в университет. Я буду юристом! Наконец-то я нашёл своё счастье!
    - Очень хорошо, сын мой,
   ответил отец,
   - значит, ты хочешь теперь усердно учиться. Ну а что потом?
    - Через четыре года я защищу на отлично диплом и покину университет.
    - И что же дальше?
   не отступал отец.
    - Потом я буду изо всех сил работать, чтобы как можно скорее стать самостоятельным адвокатом.
    - А дальше?
    - А потом я женюсь, создам свою семью, буду растить, и воспитывать детей, помогу им выучиться и получить хорошую профессию.
    - А дальше?
    - А потом я пойду на заслуженный отдых, буду радоваться счастью своих детей и покоиться в доброй старости.
    - Что же будет потом?
    - Потом?
   юноша на минуту задумался.
   - Да, вечно никто на этой земле не живёт. Потом мне нужно будет, наверное, как и всем людям, умереть.
    - А что потом?
   спросил старый отец.
   - Дорогой сын, что же будет потом?
   дрожащим голосом проговорил отец.
   Сын ещё больше задумался и сказал:
- Благодарю тебя, отец.
   - Я понял. Я забыл главное.
   - Ничего сынок, ... Лишь бы лекарство было принято вовремя!
   Тебе уже надлежит идти спать Марина. Я знаю, что ты все поняла. Постарайся никогда не забывать главное! И ... постоянно спрашивать себя, что же будет потом?
   ***
   Ты уже взрослая и хочу я тебе рассказать об одном разговоре. Есть Мариночка, у меня хороший друг, - священник. На прошлой неделе встречался я с ним. И обратился я к нему со своими житейскими проблемами. У меня ведь тоже их хватает, как и у каждого человека на земле. Не знал, куда бежать столько всего сразу и на роботе и дома, ... на меня навалило. Расскажу я Марина тебе, что сказал мне этот мудрый человек православный батюшка. А разговор у нас был не короткий:
   - Наверное, Федор, все люди на земле были в таком положении, когда единственным выходом казалось бегство. Убежать, чтобы удалиться от всего и от всех. Некоторые из нас хотели бы избавиться от проблем, на которые не нашлось решения. Другие бы хотели избавиться от людей делающих их жизнь невыносимой. Переезд с одного места на другое и меняющиеся внешние обстоятельства нам кажутся хорошим разрешением нашей проблемы. Но есть несколько основных вопросов, с которыми сопоставлен человек, и от которых ему невозможно убежать. Это вопросы, ... следуют за нами, куда бы, ... мы не шли, и чтобы мы не делали. Эти вопросы, ... требуют ответа. И от того, каким будет этот ответ, зависит Федор наша жизнь.
   - Откуда я произошел?
   - Куда я иду?
   - Есть ли смысл в моей жизни на земле?
   - Как мне справиться с моим чувством вины, с моими ошибками и неудачами.
   - Как жить мне надобно?
   Из недавно сделанных научных исследований ученые пришли к выводу, что в будущем все больше людей будут стараться убежать от своих проблем, вместо того чтобы их разрешить. Бегство, ... от тяжелой действительности повседневной жизни в ложный мир пьянства, бегство от проблем на работе, от проблем в супружеской жизни, бегство даже от самой жизни. И сколько не ломаются, не могут ученые люди найти ответов.
   Надобно же открыть Федор, ... библию книгу мудрости. Всего и только то. Не бойся, ... ты ведь тоже учитель и прочитаешь ты там:
   - Царь Давид, живший примерно 3000 лет тому назад, уже тогда узнал насколько бессмысленной и невозможной является попытка убежать от своих проблем и от действительности жизни. Царь Давид был успешным человеком, он был богатым, пользовался большой популярностью, и был во многих отношениях одаренным человеком. Он так же превосходно умел писать песни в 138 псалме, он воспел ту истину, которую ему преподал Господь Бог относительно бегства.
   - Господи Ты испытал меня и знаешь, Ты, когда я сажусь и когда встаю, Ты разумеешь помышления мои издали, иду ли я, отдыхаю ли, ... Ты окружаешь меня. И все пути мои известны Тебе. Еще нет слова на языке моем, Ты Господи уже знаешь его совершенно. Сзади и спереди Ты объемлешь меня и полагаешь на меня руку Твою. Дивно для меня видение Твое. Высоко оно - не могу постигнуть его. Куда пойду от духа Твоего, и от лица Твоего, куда убегу. Зайду ли на небо, Ты там, сойду ли в преисподнюю и там Ты, возьму ли крылья зари, и переселюсь на край моря и там рука Твоя поведет меня и удержит меня десница Твоя. Скажу может ли тьма сокроет меня, и свет вокруг меня сделается ночью, но и тьма не затмит от Тебя и ночь светла как день, как тьма так и свет.
   - Появились Федор проблемы у царя Давида. Он испортил себе жизнь, взяв себе жену другого человека, к тому же злоупотребляя своим положением и своим царским авторитетом, он погубил мужа этой женщины. Он попытался убежать от этой проблемы, но безуспешно. Он узнал что везде где бы он ни был, там был и Бог. Куда бы он не бежал, ... обвиняющая его совесть следовала за ним. Наконец Давид узнал, что имелась возможность разрешить эту проблему другим путем кроме бегства. Бог предлагает решения наших проблем, через прощение и усыновления.
   - Сердце чистое сотвори во мне Боже - восклицает царь Давид в 50 псалме.
   Из прогнозов основанных на научных исследованиях мы видим Федор, что люди будут все больше убегать от своих проблем, вместо того чтобы искать их решение. Возможно они это будут делать потому что не найдут решения или возможности предпринять что-нибудь, что им помогло бы. Но послушай меня Федор, ... есть все-таки ответ, радикальное решение, которое дает библия - это прощение грехов. Наши грехи Федор, заслуживают наказания, и библия говорит, что это наказание является смертью. Но Иисус вместо нас взял на себя наказание за наши грехи, он умер за нас. Через веру в Иисуса Христа мы освобождаемся, от нашей старой жизни и нам дается возможность сделать новое начало. И так кто во Христе, тот новая тварь.
   Возможно Федор, в нашей стране советские граждане, от стариков уже слышали немного и о Боге и о Спасении. Возможно, и тебе приходило на ум, что есть все-таки Бог, а значит и решение. Есть возможность жить такой жизнью, к которой в глубине сердца люди стремятся. Но они боятся, людей страшит , все, что они слышат о Боге, и люди так многого не понимают. Для многих советских людей, Бог как строгий милиционер, который с гневом смотрит на тебя и ожидает возможность наказать тебя. Ни одному человеку на земле и советскому человеку, Федор, тоже невозможно убежать, ... везде Бог есть говорит нам царь Давид, но для того Бог и есть, чтобы и людям и тебе помочь. Бог дает тебе возможность исправить ход твоей жизни. Бог не дает только удобные выходы с трудного положения, он дает тебе возможность найти путь к истинной жизни. Если тебе хочется знать, каково Божье отношение к тебе, зайди в православную церковь и посмотри на икону с образом Иисуса. Иисус всегда стоял на стороне человека, чтобы помочь ему. Иисус боролся за избавления и усыновление человека. Он даже отдал свою жизнь на кресте, чтоб сделать возможным спасение человека. Иисус говорит нам Федор о Божьем характере в следующей притче:
   - Кто из Вас, имея 100 овец и потеряв одну из них, не оставит 99 овец в пустыне и пойдет искать пропавшую пока не найдет ее. А найдя, ... возьмет ее на плечи свои с радостью, и придя домой созовет соседей и друзей своих и скажет им: порадуйтесь со мною я нашел свою пропавшую овцу. Бог Федор, встает на твоем пути бегства не для того так сказать, чтобы взять тебя за ухо и поставить тебя в угол и унизить тебя. Нет, он выходит тебе на встречу, чтобы помочь тебе и привести тебя домой, избавить тебя от твоих тщетных блужданий. В личности Иисуса Христа Бог стал человеком, в личности Иисуса Христа была проявлена любовь Божья. В Иисусе Христе мы находим радикальное решение нашей основной проблемы - греха, т.е. прерванный контакт с Богом.
   Слово Божье говорит:
   - Богоугодно было Отцу, чтобы в его сыне - Иисусе Христе обитала всякая полнота и чтобы посредством его примирить собою все, ... умиротворив через кровь Христа все и земное и небесное.
   - Федор Петрович, почему Вы всегда столько внимания мне уделяете, ...выказываете мне свою доброту, учите меня многому.
   - Я это делаю по своей воле, потому что я верю в тебя. Это мой долг. Не обмани моих надежд. Я желаю тебе с достоинством переносить все жизненные трудности. А тебе придется испытывать большие трудности в адаптации к этой жизни. У тебя Мариночка, это было и в детстве, и во взрослой жизни тебе этого не избежать. Это часть твоей жизни. Научись быть мудрой. Мудрость - это есть компромисс. Мудрость это есть примирение с жизнью, ... а примирение чаще всего основано на компромиссе.
   ***
   На дворе 1974 год. Через несколько месяцев, экзамены на получение аттестата о среднем образовании. Выпускной бал... и я должна буду покинуть стены школы. Я была по-своему, счастлива. В течение, этих одиннадцати лет, жизнь моя протекала однообразно, однако ее нельзя было назвать несчастливой. Я получила среднее образование. Я приохотилась к чтению, много читала, полюбила некоторые предметы. Хотя стремилась преуспевать во всех, находила большую радость в одобрении любимых мною учителей. Таким образом, я не пренебрегала ни одной, из предоставленных мне возможностей вырасти интеллектуально. Школа была для меня родным домом, научила выполнению своего долга и порядку.
   - Господи, Иисус, я плоть и кровь, и творение пречистых рук Твоих. Несмотря на все трудности и лишения, которые мне придется пережить, пожалуйста, сотвори чудо! Дай мне путь духовного совершенствования, помоги мне найти свой путь. Я очень хочу дальше учиться.
   Господи! не удаляйся от меня, поспеши на помощи мне, в делах и трудах моих земных. На всякий час, Господи, ...Боже, наставь, поддержи меня. Во всех словах и делах моих руководи моими мыслями и чувствами.
   Скоро Пасха.
   Мне не спится. Перед глазами моя бабушка, в доме которой, я знаю, сейчас вкусно пахнет печеным ароматом. Бабушка всегда на Пасху много печет. В полночь все пойдут в церковь святить еду и встречать Воскрешение Христа. Я вспоминаю. Под утро после службы в церкви все собирались в бабушкином доме, много кушали, и всегда шепотом разговаривали о старых временах:
   - Господь Бог сделал Пасху для людей, а не люди сделали пасху для Бога. Сейчас, Ирина, обратилась бабушка, к маме:
   - надо больше молиться в молчании, быть в затворничестве и постничестве. И за свои молитвенные подвиги Бог, не оставит нашу девочку, нашу Маричику. В старые времена люди выстраивались в очередь паломников, чтобы объездить и посетить святую землю, куда ступала нога Иисуса. А сегодня, прости Господи, закрыли все границы,... в церковь ходишь только тайком. Везде наблюдатели...антихристы. Зло вошло в мир.
   Голос отца, который держал меня на руках, тихо сказал:
   - Верно говорите, добро и зло переплелись. Это больно но, для многих из нас, на самом деле Воскрешение Христа, только, как, сладкий день недели. Вспомните, мама, слова из библии:
   - Блажен, тот кто посетил, сей мир в его минуты роковые...
   - Сегодня мы вынуждены молча смотреть на то безумие, которое творится у нас в стране по отношению к православной религии..., по отношению к верующим. И не в наших силах, что-то сейчас изменить или вернуть прошлое. Мы идем туда, куда дует ветер, мы покорны как овцы. Разве мало людей погибло, или было сослано в Сибирь за веру. Все мы в руках Бога, и все мы в милости Всевышнего. Конечно, каждый человек, волен, принимать свои решения. Но есть на все Божий промысел...
   - Нежно, по отцовски, прижав меня к себе, папа, вдруг тихо заплакал...
   - Кто думал, что моя девочка, останется парализованной, и люди будут от нее стыдливо отворачиваться.
   - Петя, вот у тебя нет матери, а ты меня с такой любовью мама называешь. Спасибо тебе. Ты для меня как, сын родной. Ты уж сынок, прости ... но не убивайся, ... ты так. Прими это, как волю Бога. У моей внучки своя судьба.
   - Я понимаю, мама. Я принял этот тяжкий крест. У Бога есть план для каждого,...и для моего ребенка тоже. Все мы оружие Божьей воли. Сегодня на земле нужно жить только для неба. И все у нашей девочки получится, если мы сохраним ей душу, живущую по Божьей правде. Мы должны верить в Божьи милости. Я понимаю,...но вот только сердцу больно...очень больно.
   Мой папа был добрым, верующим человеком. Говорил он всегда ровно, спокойно и собранно. Любили его люди слушать:
   - А все ли, люди верят мама, в Законы Божьи?
   - продолжал он,
   - И делают ли, всегда так, как хочет Бог? Любим ли мы ближнего как себя? Кто справедлив в глазах Бога?
   - Тот, кто верит в меня, будет жить вечно!
   -Чей это голос? - посмотрев на окружающих, подумала я. Это уже не папа говорит.
   - Тот, кто верит в меня, будет жить вечно!
   повторила я еще раз, очень ясно.
   Все замолчали. Что ты сказала?
   - Тот, кто верит в меня, будет жить вечно!
   Хотите, верти, хотите, нет, но я голос слышала. А может быть, я просто вспомнила слова батюшки, которые он неоднократно повторял читая библию в церкви? А может, мне все показалось?
   Мне было только 7 лет, и тогда, такое со мной случилось в первый раз. Но потом на своем земном жизненном пути, много, очень много раз, я слышала этот голос,...но разве могла я об этом кому-то тогда сказать, мне бы никто не поверил. Я уверена, что только Ты Господи Иисусе, мне сейчас веришь. Ибо только Ты и знаешь, ... чей это был шепот. Я так хотела, чтоб эта пасха никогда не заканчивалась. Я была в центре внимания, окруженная любящими людьми.
   После Пасхи мне предстояло покинуть школу. Что меня ждет впереди? Я вышла из ворот школы и пошла в православную церковь. Звенели колокола. И ярко солнце святило. Каждый звук колокола был как шаг вперед
   - Господи, спасибо тебе, спасибо тебе,... нет без Тебя жизни на земле, нет без Тебя любви!
   Я шла, тихо передвигая костыли по дороге, и думала, что я хочу еще много учиться, что я должна учиться, много учиться, постигать знания, изучать науки, а затем посвятить себя служению человеку, и в первую очередь - немощному и страждущему.
   - Не оставь меня Господи! Подай мне руку Твою, и веди меня. Возьми Иисус, жизнь мою в свои руки, и сделай меня такой, какой ты Боже, хочешь видеть мою жизнь на земле. Всемогущий и добрый Иисус, прошу Тебя что бы со мной ни случилось, никогда не покидай меня и, пожалуйста, всегда будь со мной. Вот и все, что мне очень нужно от Тебя.
   Так начало меняться мое мировоззрение.
   Я вошла в церковь и почувствовала невыразимую приподнятость от неожиданно переполнившего меня душевного счастья.
   - Господи, скоро, очень скоро я стану совсем взрослой! Дай мне Господи прозрения и мудрости. Помоги мне сохранить душевную щедрость, сопереживание и человечность к ближнему. Научи меня Иисус, и дай мне сил и терпение приносить всему живому избавление от страданий!
   Последняя ночь в интернате. Мне не спится. Почему луна такая яркая? Она светит прямо мне в лицо. Я хочу...уснуть, но она мне мешает. Встаю. Отворяю настежь окно. На рассвете придет ... завтра!
   - Господи! Я молода и неразумна. Я не умею различать, что есть добро и что есть зло? Мне страшно,...куда мне держать путь? Здесь в стенах этой школы собрано все мое детство, ... детство в которое я никогда не вернусь.
   Утро. Я разбудить себя боюсь. Меня будет солнце. Вспомнила Петю, вспомнила, как однажды я попала в изолятор. Там я думала только о нем. Больше всего на свете хоте­лось его увидеть. И на следующее утро мой друг пришел. Он стоял за окном и улыбался. Мед­сестра не пустила его ко мне. Я улыбнулась в ответ. Затем Петя начал рисовать на оконном стекле для меня фи­гурки из мультфильма "Ну, погоди!" Я чувствовала себя очень счастливой. Мне так хотелось быть рядом с ним! Вечером, ...он жестом показал мне, чтобы я вышла на улицу, ... посидеть на скамейке. Мы долго разговаривали. Он при­знался, что ему очень скучно без меня, что ему меня не хватает...
   -Ты знаешь, ты какая-то не­земная, ты не похожа на всех. Ты даже меня исправила - я стал лучше учиться, опрятнее одеваться. Вот посмотри, я теперь ношу только чистые рубашки.
   На дворе стоял теплый вечер. Звезды смотрели на нас. Мы сидели очень близко друг к другу. Он нежно дотронул­ся до меня. Я отскочила в сторону. Господи, почему мне так страшно? ... почему он так смотрит на меня?
   - Ты чего, боишься меня?
   - Нет! ... Да! ... Я боюсь. Прости Петя, но я действительно боюсь. ... Надо уходить. Уже темнеет. Мне влетит, да и тебе тоже.
   - Марина, подожди! Ну, ... немножко. Знаешь, я постоянно жил в ожидании, какого то чуда с тобой. Как я давно в тебя влюблен, ... с той поры как споткнулся о тебя. Ты занимала все мое воображение... все. Я верил, очень верил, что однажды ты бросишь костыли. Скоро последний звонок прозвенит, ... ты уедешь. Возьми маленький кусочек моего сердца...и вспоминай обо мне. Поверь, что мы вместе были не напрасно.
   Он долго уговаривал меня остаться, ... чувствую, как Петина рука берет нежно руку мою, ... я отобрала свою руку, ... ушла. Мне не хотелось, но я знала, что так нужно.
   - Господи, был ли он судьбой? Только сейчас мысли все о нем, и о нем и о нем... Петя, Отпусти мое сердце,...отпусти. Завтра, ... придет завтра, и я знаю, что смогу...что должна, от тебя навсегда уйти. У каждого из нас свой путь
   ***
   По окончании средней школы я постоянно приезжала домой или в школу к моему учителю, директору Яловенской спецшколы интернат для детей инвалидов Федор Петровичу за мудрым советом, и просто за добрым словом.
   Спустя много лет, ... когда Федор Петрович умер, а случилось это в 1991 году, идя тихонько за всей колонной, я провожала его в последний путь, к Тебе Господи, на Небеса. Шел дождь. Уже давно все ушли, а я и Агафья не уходили. Сидели на узенькой скамеечке у его могилки, прижавшись, друг к другу и молчали. Дождь шел не переставая. В тот момент для меня было особенно больно понять, что моего учителя больше нет земле? ... Порядочный, благородный, ... всегда полный самых благих намерений к детям, ... ушел. Я просто должна была смириться с этим. В его словах и поступках всегда была вера в нас ... в детей - инвалидов, в Агафью, ... в меня. Дождь перестал, но слезы продолжают застилать глаза. На кладбище уже ... никого.
   - Учитель, ... дорогой Федор Петрович, я помню, как Вы мне говорили:
   " Марина, жизнь дается один раз и прожить ее надо так, чтобы осознать ее красоту и добавить ей света. Прими эти слова лично к себе. Для тебя будет тяжкой эта жизнь. Но, не смотря ни на что, ты обязана каждое утро вставать и думать: все впереди! Завтра будет лучше, чем вчера". ... Я также Федор Петрович, не забываю постоянно спрашивать себя:
   - Что же будет потом? Ваш вопрос стал для меня жизненным напутствием.
   Федор Петрович, а еще, спасибо Вам, за то, что вовремя дали мне принять лекарство.
   Вы были для меня благородным и правильным. Благодаря Вам я получила достаточно строгое и правильное воспитание, ... Вы вложили в меня душу, и показали мне пример доброжелательного человека. ... Вы научили меня, ... как идти по жизни в ожидании постоянного какого-то чуда... научили меня как не бояться открывать людям свои мечты ... небывалые. Искренно и честно ... внушали мне, что я должна себя чувствовать такой, ... как все остальные люди на земле. Вы вдохновляли в меня энергию и силу духа. Вы были для меня непререкаемым авторитетом. Я знаю, что дети в школе, ... так же как и я, ... мой учитель, ... не забудем Вас. Вы будете всегда жить в наших детских сердцах, как и мы, жили в Ваших. ... Покойтесь с миром! Я поклонилась над его могилкой, перекрестилась крестным знамением и ушла. ... Моя жизнь еще продолжается на земле. Живые с живыми. Мертвые с мертвыми, вспомнила я слова своей бабушки Прасковьи.
  
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
   ***
   - Господи, я уже оканчиваю среднюю школу, и приезжаю в Кишинев. Я рассказываю Тебе Христос, как я начинаю свой полет из гнезда. Я еще не понимаю, что не смогу сразу летать. Будут и падения и познания и сбор опыта.
   - Работа в нотариальной конторе. - Поступаю учиться в Кишиневский Государственный Университет, на юридический факультет, специальность "Правоведение". Поиски квартиры. - Я делю кров с мышами. - Ночь на улице. - В доме тети Дуси. я учусь водить автомобиль. - Дубоссарские инвалиды - люди, выброшенные из жизни.
   Я и мои соседи. - Драма под названием "Гараж". С особой радостью хочу я поблагодарить Тебя Иисус, что помог мне с жильем и за то, что громовая молния Твоей рукой с Небес срезала "деревянный камень преткновения"
   ***
   Окончив школу, я решила поступать на юридический факультет Кишиневского государственного университета. Но когда я пришла сдавать документы - принять их у меня не захотели. Только посоветовали:
   - Вам, лучше выучиться на бухгалтера. Работа сидячая.
   К кому апеллировать - я не знала. В родной город, Кагул же возвращаться не хотела. Тихая жизнь в провинциальном городке меня не прельщала, я знала, что там у меня не было будущего. Я вспоминала наш небольшой дом, незамещенную улицу, грязь, вечную зависимость от погоды, атмосферу пересудов на скамейках.
   - И что, - я буду так же, как они, часами сидеть возле дома и наблюдать за прохожими? Но думала ли я тогда о родителях?
   Я боялась перспективы возвращения, как перспективы интеллектуальной деградации. Я поняла, что должна хвататься за соломинку, но выжить.
   Я стала искать работу, обошла по объявлениям в газетах много организаций, предлагая услуги секретаря-машинистки, бухгалтера или швеи-мотористки.
   У нас, в Яловенской спецшколе-интернат, девочек учили печатать на машинке, мальчиков же обучали бухучету. Научившись печатать за полгода, я выучилась и на бухгалтера. Таким образом, в школе я получила две специальности: специальность секретаря-машинистки и специальность бухгалтера- счетовода.
   Кроме того, я прошла в школе еще курсы кройки и шитья и научилась кроить, шить и вышивке крестиком.
   В школе я получила и музыкальное образование. В классе профессора Краснопольского Владимира Яковлевича, я брала уроки игры на аккордеоне. Я играла также и в школьном духовом музыкальном оркестре на инструменте, с красивым названием тенор.
   Но никому мои специальности не были нужны. Я везде получала отказ.
   В течение месяца я жила жизнью бездомной - спала на Кишиневском железнодорожном вокзале, прячась от милиционеров. Бродила по городу, читая объявления с предложениями работы. Дни проводила в центральном парке, сидя засыпала на скамейке, поставив рядом костыли и делая вид, что просто прикорнула на минутку. Здесь растут самые старые в городе деревья, под сенью которых любят отдыхать на скамейках прохожие. Есть даже вековая шелковица. Парк, где перемешались вкусы разных столетий. Есть тут памятник, Александр Сергеевичу Пушкину в классическом стиле, на его сооружение в прошлом веке собрали деньги горожане. Есть каменные львы и медведи во вкусе парковой архитектуры сталинских времен. Есть и аллея классиков, на которой в линию выстроились бюсты великих писателей. Была в те годы и городская доска почета. Словом, парк этот - словно живая история Кишинева. И если ты часок посидишь в его аллеях - обязательно встретишь знакомого: здесь словно пересекаются все пути.
   Нужно было как-то мыться. Я заходила в туалет на вокзале - грязный, запущенный, вызывавший одно лишь желание немедленно бежать. Отерев лицо, доставала из сумочки зеркальце и помаду, проверяла, на месте ли школьный аттестат, удостоверение бухгалтера и секретаря-машинистки. Часто, я подолгу разглядывала свой паспорт.
   - Вот мой первый официальный документ с фотографией, удостоверяющий мою личность
   - Я Господи, тоже человек - думала я.
   Последние два дня подряд я голодала. Родители ничего не знали о моих мытарствах. Они думали, что я живу в общежитии Государственного Университета. Являюсь абитуриенткой и сдаю вступительные государственные экзамены. На последний один рубль я позвонила маме и попросила ее приехать. Когда я выходила с телеграфа, я вдруг увидела православного священника в длинной рясе. И подумала: а ведь я давно не была в церкви, как же так. Мама моя, ... сколько помню, ... пела в православной церкви в церковном хоре. Маленькой и меня туда постоянно водили, ... я лежала, в углу на теплом коврике, потому что стоять не могла. Но чаще папа держал меня на руках. Затем, уже учась в школе, но приезжая на школьные каникулы постоянно по воскресеньям ходила на службы, ... то с бабушкой, то с дедушкой, то с родителями. Последний раз была в церкви в селе Яловены, ... когда заканчивала школу.
   - Но в Кишиневе никогда не ходила в храм. О! Господи, душа сжалась, ... и мне так захотелось помолиться у иконы, ... как давно я не ставила свечу. И я пошла в Чуфлинскую церковь - одну из старинных кишиневских церквей, где позже я окрестила по - православному обряду своих детей,- Ирину и Марину.
   Чуфлинская церковь находится там, где заканчивается исторический центр Кишинева и начинается огромный и зеленый парк под названием Долина Роз. В те годы парк еще не был окультурен, как сейчас. Кое-где здесь можно было найти живописные развалины старинных бессарабских имений. Имен хозяев не сохранилось даже в преданиях. Зато сохранился маленький заводик, на котором обрабатывали шалфей и розовые лепестки, делая из них ароматные масла. Шалфейные и розовые выжимки складывали в кучи, которые долго лежали, наполняя воздух одуряющими ароматами.Весной в парке трава была усеяна фиалками, летом росли ежевика и шиповник - эта дикая роза и дала название Долине Роз. В заиленных озерах лягушки устраивали свои нестройные концерты. А вдоль дороги, которая вела к Чуфлинской церкви, росли старые деревья шелковицы. Их белые и чернильно-синие плоды летом густо устилали асфальт, наводя редких прохожих на ленивые размышления о бессмысленном изобилии природы. Храм был открыт, но пуст. Я вошла в церковь, было поздно, около шести-семи. Я стала подходить и рассматривать образы святых на иконах. Ходила старушка и стирала нагар от свечей. Тогда я и не знала, как поставить свечу за здравие, как за упокой. Старушка дала мне свечку. Я поставила ее у иконы ликом Пресвятой Девы Марии:
   ... О Мария, Непорочная Дева! Ты вернейшая почитательница Небесного Отца, несравненная Мать Божьего Сына и Избранница Святого Духа. Ты всегда с детства пробуждала в моей душе святые чувства. Помоги мне. Под Твою защиту прибегаю, Пресвятая Богородица. Не презри молений моих и в скорби моей приди ко мне. Пресвятая Богородица. Не презри молений моих в скорбях моих, ... от всех опасностей избавь меня от всего плохого. Дева преславная и благословенная. Владычица моя, Защитница моя, Заступница моя, Утешительница моя! С Сыном Твоим примири меня, Сыну Твоему поручи меня, к Сыну Твоему приведи меня.
   Подошла к иконе с распятием Христа:
   - О Иисус, живущий в Марии, приди и живи в Твоих слугах: духом Твоей святости, полнотой Твоей силы, действительностью Твоих добродетелей, совершенством Твоих дорог, участием в Твоих тайнах. Над всякой вражеской силою воцарись Твоим Духом во славу Отца.
Уповаю на Тебя сегодня, и каждый день.
   - Что Ты для меня Боже? Что Ты для меня Христос? Что для меня те ценности, ради которых Ты Христос жил и принял на Себя страшную смерть? Господи -и-и-и!, ... я так измучилась.
   Старушка остановилась и странно на меня посмотрела. Стоя, у образа Иисуса в церкви я вспомнила бабушку Прасковью:
   - Когда ты внученька захочешь прийти в церковь и молиться в одиночку, без моей поддержки или поддержки других, без помощи богослужения, задай себе вопрос о Боге: что Он для тебя значит? реален ли Он для тебя, дорог ли Он тебе? Важно ли для тебя, чтобы Его имя святилось, чтобы Его Царство пришло, чтобы Его воля исполнялась на земле? Если да, тогда внученька твоя молитва станет живой и возможной. Иначе - живой она не будет, и рано или поздно она станет тягостью, и ты от нее отвернешься, или будешь забывать помолиться. Внученька, православная христианская молитва должна быть такова, чтобы она совпадала с молитвой Самого Христа, с Его печалованием о земле, о людях, о тебе самой. Но раньше, чем добраться до этого, раньше, чем дойти до этого, ты должна, Маричика, научиться правдиво стоять перед Богом. Раньше, чем приступить к молитве, очень важно осознать - с чем ты пришла к Богу? Ты Маричика, внученька моя становись перед образом Иисуса, и просто разговаривай и рассказывай распятому Христу все, что у тебя на душе. Проси и дастся тебе: - Господи! если б ты знал, как мне трудно быть самостоятельной, после того, как покинула стены интерната: искать пищу, искать ночлег. Уж очень Боженька страшно ночевать по ночам в парке на скамеечке, ... правда, очень страшно. Там как-то все было просто. Учеба. Кто-то о нас заботился. Нас кормили, одевали. Была постель, где мы могли приложить голову на подушку и отойти ко сну вечером, когда день уже закончен. А сейчас я сама должна заботиться о хлебе насущном на каждый день.
   - Господи, благослови меня вступить в эту жизнь и благослови эту жизнь принять меня! Пусть каждая моя встреча на земле с людьми будет во благо им. Пусть каждое мое слово для людей будет с содержанием; пусть это содержание будет чистое, достойное и моего и их человеческого величия и Твоего, Господи, величия. И пусть каждое слово, каждое мое действие будут вкладом в добро, в правду, в красоту этой жизни, в которой я должна научиться жить. Мне так хочется Господи, чтоб мое сердце было там, где Ты. Самое драгоценное, что у меня в жизни есть, это Ты Христос, мой единственный Спаситель.
   Я плакала и просила, чтобы Ты Иисус помог моей маме завтра в Кишинев приехать, поскорей до меня добраться, дорога то ведь длинная. Я знала, ... что нужно просить, и по Вере ...тебе воздастся. На следующий день я опять пошла в церковь, попала на вечернюю службу, ... где исповедовалась. На третий день рано утром, вновь была уже на службе, ... приняла причастие, ... и тихо ждала, когда получу два кусочка хлебушка. Получила из рук священника, ... ну уж очень маленькие, ...хотела еще попросить, ... не смогла. Прости Господи, я бы наверно весь тот поднос съела. ... После Чуфлинской церкви, я вернулась в парк и села на свою излюбленную скамейку. На соседней скамейке пожилой человек, кормивший голубей, оставил большой кусок хлеба. Я подумала: - Господи, услышь мою мольбу,...я так хочу кушать.
   И моя рука потянулась за этим куском хлеба. И тут голубятник вернулся, ... может за своей горбушкой? ... Не выдержав, я попросила:
   -Дедушка, дайте мне, пожалуйста, этот кусок хлеба, ... или хоть кусочек из него.
   И залилась краской стыда
   - Он сел рядом...ничего, не сказав, он вытащил из сумки целую буханку свежеиспеченного хлеба, кусок соленой брынзы, колбасы и два красных помидора. Пока я кушала, старик ничего не сказав, оставил рядом со мной, свою сумку на скамейке, ... пошел через дорогу и купил мне две бутылки лимонада. Лимонад был очень сладкий. Холодный. Я выпила сразу всю одну бутылку, уж очень он был вкусный.
   - Как тебя зовут? У тебя доченька, что нет дома? Нет родителей? Я уже вторую неделю тебя то на лавочке здесь, то в церкви уже три дня подряд вижу.
   - Марина меня зовут. Но родные зовут Маричикой. Что Вы, дедушка, у меня есть и мама и папа. Мама у меня в церкви поет. И денег они мне немного дали, чтоб я поступала учиться. Но...деньги, которые, дали мне родители закончились. В Университет я не поступила и на работу я не устроилась.
   На глазах выступили слезы:
   - Вообще - то, я интернатская. Если буду я держать путь домой к родителям, то тяжелая, беспросветная жизнь меня ждет впереди ни радости, ... ни покоя. На тяжесть жизни и обездоленность, обречена буду. Ведь меня там, дедушка все, калека, ... называют. А еще, ... предвижу я, что если ... вернусь, то они, мои родители, обречены тащить тяжелую, в первую очередь душевную ношу нужды и невзгод со мной, не говоря вообще о других проблемах материального характера.
   - А что же ты думаешь дальше делать? Куда путь держать будешь? ... Выбрала ли ты себе призвание по душе?
   - Хочу учиться, ...учителя и мама с папой говорили, что у меня есть талант, есть призвание к знаниям. Юристом мечтала стать, хотела бы интересы детей инвалидов представлять, ну защищать их везде, ... но, ... в университет документы у меня не приняли. А сейчас уже ...и не знаю. Иногда мечтаю быть врачом, чтоб лечить людей, потом думаю, ... может на писателя выучиться, ... сказки буду добрые писать. А вот наш учитель математики предлагал мне стать математиком.
   - Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным.
   Давай девочка задумаемся о твоем призвании. Сказал он. Какое прекрасное слово - призвание... Чистое и высокое. Когда мы говорим: "он или она нашли свое призвание", то имеем в виду, что человек обрел себя самого в любимом занятии, отдается ему полностью, без остатка, трудится и служит не за деньги, а из любви к творчеству и созиданию. Вникни в значение этого слова, и ты постигнешь , что призвание дается человеку свыше. Ведь каждый из нас наделен определенными талантами и способностями. И нет человека, совершенно лишенного дарований. Входя в разум и набираясь сил, мы ощущаем склонность к тому или иному предмету, занятию. Один увлекается языками, другой музыкой, один хочет стать учителем, ... другой инженером, ... а вот ты доченька, ... мечтаешь стать юристом. Как важно, чтобы ты прислушалась к собственному сердечку и не ошиблась в выборе того дела, которое должно стать не просто твоей профессией, или специальностью, но именно призванием. Важно еще иметь и талант. Никто никогда не сможет объяснить, почему один имеет прекрасный от природы голос, а другой так владеет словом, что его уста впору назвать "медоточивыми". Это тайна Божья.
   Талант, данный нам от рождения, подобен необработанному алмазу. Дивен этот прозрачный, твердый камень, только что извлеченный из глубины "сибирских руд"! Ради него стоило перелопачивать пуды и пуды пустой породы. Но сколь ни замечателен алмаз, ... бриллиант отличается от него, как небо от земли. Бриллиантом мы называем алмаз отполированный, искусная огранка которого требует кропотливого и тончайшего труда. Вот на этот труд часто бывают, ... не готовы талантливые люди, особенно если окружение расточает им без счета похвалы и комплименты. Уязвившись, сладостью первого успеха, приписав его себе, а не Богу, не умея благодарить Создателя за тайные и явные милости, одаренный, но не просвещенный духовно человек впадает в грех гордыни и самообольщения. Он успокаивается на достигнутом, теряет чувство недовольства самим собой, все приносит в жертву собственному тщеславию.
   - ... Кто не собирает со Мною, тот расточает, - говорит Христос.
   Собирать с Иисусом Христом, - значит посвятить свой талант, Даровавшему его, и отдать себя, на служение людям во славу имени Божьего. Расточать - значит радеть только о прославлении своего имени, действовать не из соображения общей пользы, а из низменной корысти и самолюбия.
   Девочка, ... не плачь, ... запомни, Бог действительно даровал тебе талант, и ты должна и на следующий год снова пытаться поступить учиться и именно на юридический факультет. Ты обязательно поступишь. Помяни мое стариковское слово. Но вот только когда будешь учиться, ... не гордись, ... но бойся. Бойся, чтобы Господь не отнял, ... свыше тебе, ... Им дарованное. Сознавая за собой некую способность или умение, помышляй об ответственности перед Богом, сказавшего:
   -И от всякого, кому дано много, много и потребуется....
   Не получивший дара судим будет снисходительнее, чем получивший. Строг и взыскателен суд над тем, кто получил, но не умножил дарование во славу Господа. Вот почему талантливый человек должен быть одновременно и тружеником.
   - Другие достойны отдыха, но не я, - смиренно должна рассуждать ты, ... Маричика. И чем более ты в страданиях и слезах ... будешь трудиться, шлифовать, полировать, придавать блеск и сияние драгоценному камню души твоей - тем больше возрадуется Господь и наделит он тебя чудесами радостными, ... наградит миром и спокойствием совести. Помни мои слова и прими смиренно свой путь. Страдание - твой путь. Но знать свой путь и ройти свой путь не одно и тоже. Если и будут в жизни хвалить тебя, как хрестьянку люди, облагодетельствованные тобой, примиренные, утешенные, просвещенные, у тебя, - запомни, ... всегда у тебя должен быть готов для них один ответ, который должен состоять всего лишь из двух кратких, но идущих от души слов: "Слава Богу!" Вот хочу подарить я тебе, Маричика, библию,- книгу всех книг на земле. Мне кажется, что девизом каждого творческого человека должен стать стих из псалма Давидова: -
   - Не нам, Господи, не нам, но имени, Твоему дай славу!
   Много на свете существует призваний. И какое бы ни избрал православный христианин, для себя в качестве служения, он обязательно должен стремиться к совершенству, к профессионализму. Не ради честолюбия или корысти, а ради славы Божьей. Это качество ценится всеми, ибо говорит само за себя. Если ты Маричика, называешь себя православной верующей, то и спрос с тебя двойной. Ведь твою работу, плоды твоих трудов люди всегда будут оценивать с пристрастием:
   - Сейчас посмотрим, как там у нее, ... у верующей!
   Все, девочка, что ни делал Христос, он делал хорошо, и делал так, ... что простой народ дивился и прославлял Бога. Это и тебе пример. Выбирай, либо о тебе разочарованно скажут, судя по твоим делам:
   - А еще верующая!
   Либо с одобрением и уважением засвидетельствуют:
   -Она не могла сделать плохо, она же верующая.
   -Дай, Господи, чтобы у тебя Маричика, в жизни, всегда было только последнее, и чтобы ты стала по Вере настоящим мастером, виртуозом своего дела - в учебе, в науке ли, ... или в служении людям! Иди по жизни, по выбранной тобой земной дороге скромного и самоотверженного труда, с бодростью, с молитвой и благой надеждой, ... Богу во славу, родителям на утешенье, себе во спасенье!
   Маричика, ...издавна считается, что среди разнообразных и благородных служений самых высоких на земле три. Учительство, врачевание и священство. Почему, как тебе кажется? А потому, ...
   ... продолжал благочестивый пожилой человек, что в основе всех трех служений лежит любовь. А ведь любовь, милосердие - это только от Бога. И Сам, Он, Бог - благоволит именовать Себя Любовью. Это значит, что без живого сострадания к людям, без благоговения перед бессмертной человеческой душой, без интереса к человеческой личности и думать нельзя о служении Богу. Любовь - высокий дар. Может быть, он является самым великим талантом из всех перечисленных. Помнишь, как Христос Спаситель трижды вопрошал Апостола Петра:
   -Симон Ионин! любишь ли ты Меня? А потом, каждый раз получая утвердительный ответ, повелевал:
   - ... паси овец Моих.
   Помни и никогда не забывай, что, только исполняя Его заповеди о любви к людям, ты заслужишь любовь Христа. Пойду я, ... поздно уже. ...
   Встал и ласково положил мне свою руку на голову:
   - Оставайся с Богом!
   Больше, ... как я ни старалась, ... я не встречала этого мудрого ... старого учителя, который явился мне в один из самых трудных периодов моего самостоятельного становления на земле. Я вспомнила дядю Ваню.
   ***
   На следующее утро я встретила на вокзале маму. Я рассказала ей все: ...- Мама, ... только не забирай меня домой, ... сжалься, и лучше помоги мне найти квартиру. Мама оставила меня на вокзале с багажом, и ... целый день моталась в поисках жилья. Нашла. ... Через день она уже приехала с папой на такси и привезла мешок картошки и понемногу других продуктов.
   - Я как будто околдована тобой доченька, ... я не хочу тебя оставлять в этом огромном чужом городе одну, ... но твое сердце подсказывает что-то, нам с твоим отцом ... и мы ... почему-то все делаем, так как ты просишь. Думается мне, что такова Воля небес!
   Конец октября. На дворе осень. Холодно, ... постоянные дожди, слякоть, ... костыли скользят по асфальту. Я ищу работу, ... обошла 48 организаций и, ... уже совсем было, отчаявшись, подумывала о возвращении домой. Вечером зашла в Чуфлинскую церковь. Помолилась:
   - Матерь Божья! Ты же мой живой Свидетель. Ты видишь, мне все отказывают в рабочем месте, только потому, что я инвалид. Ты видишь, как я стараюсь не унывать, не отчаиваться. Но я уже устала искать работу. Не могу жить так дальше в такой ситуации, без работы, без денег, ...без статуса, без будущего, без возможности интегрироваться в жизнь. Я сейчас очень хочу с Тобой поговорить. Ты мой Свет! Моя надежда! Когда я молюсь, Ты всегда в моих слезах..., и Ты утираешь мои слезы. Отдаю себя в Твои руки. Сотвори чудо! Поговори с Иисусом, чтоб он дал мне здесь работу. Я обещаю Тебе вести Богоугодную Твоему сыну жизнь, обещаю, что терпеньем и любовью я заслужу Твое доверие на земле. Мне нужна работа... очень. Я хочу жить открыто и свободно. По-человечески жить хочу Матерь Божья!.. по - человечески! Матерь Божья мне Господь, не раз давал знаки, давал виденья в моих снах, что у меня будет работа, будет будущее. Не много, кто способен различать будущее в Его знаках, которые Он посылает. Я верю в знаки Иисус. Почему же мои предвидения не сбываются? Прости, ... как смею, я Матерь Божья, ... о своей проницательности, что-то возомнить, ... и говорить с Тобой об этом? Но ведь не напрасно и не и не просто так, и почему Господь, дает мне видения и тем самым надежду в этой жизни на земле? Ощущения збыточности моей мечты не покидает меня, Святая Богородица.
   Утром, проходя по улице Щусева, увидела надпись "Нотариальная контора". Вошла, и постучала в дверь с надписью "Старший государственный нотариус". До сих пор не могу себе представить, какое впечатление я произвела на Николаеву Антонину Кирилловну, мудрую и благоразумную, будущую свою первую начальницу. Но меня взяли на работу - явившуюся с улицы худую, замученную, восемнадцатилетнюю девушку, от бессилия еле державшуюся на костылях, с мольбой в глазах.
   И вот я работаю. Через год, получив положительную рекомендацию, поступаю в Государственный университет на юридический факультет! 11 лет впоследствии проработала я в должности государственного нотариуса.
   Вера в Иисуса, послушание, смирение и старание, то, как я работала, и как училась, а также его величество "случай", в конечном итоге определило мое будущее.
   ***
   Моя первая квартирная хозяйка, решила делать в квартире ремонт и дала квартирантам неделю на переезд. И вот, никому ничего не говоря, ... я не хотела вновь расстраивать маму, и во время обеденных перерывов, после работы, я стала искать квартиру. Просто обходила дворы, стучалась в ворота, в двери. ...
   Неделя подходила к концу, а я так и не придумала, что мне делать. И тогда другую девушку, Аурику, которая тоже искала квартиру, осенило:
   -Марина, знаешь, у хозяйки есть сарайчик для дров. Там и свет проведен. Может, она разрешит нам там пожить? Возьмем одеяла, подушки, постелем на бревнах?
   Я была не в восторге от этой идеи, но выбора не было. На все мои просьбы хозяйка советовала вызвать из Кагула, мать, чтобы та нашла мне другую квартиру. Но мама могла приехать только через несколько дней. Уходить же нужно было сразу. На следующий день, когда я пришла с работы, Аурика уже постелила на двоих постель в сарае и сообщила, что с завтрашнего дня мы будем ночевать там. Аурика помогла мне собрать чемодан и перенести его в сарай. Такие сараи я потом видела в американских фильмах ужасов. Там было жутковато. Темные углы, затянутые паутиной, наводили на мысли о привидениях. Но был ужас более реальный - мыши. По словам Аурики, они здесь водились. Я решила надеяться на лучшее. И мы легли, не выключая света. Аурика сразу же уснула. Я сидела рядом с ней, ожидая самого худшего. И тут появились мыши! Они были огромного размера. Я начала считать. Одна, две, три... о! их уже много. Они шныряли по полу и вообще вели себя по-хозяйски. Они и были хозяевами - надо отметить, довольно миролюбивыми, не проявляющими недовольства незваными гостями. Однако гостеприимный прием мышей меня не утешил. Дрожа от ужаса, я разбудила Аурику криком:
   - Пожалуйста, вставай, я больше не могу!
   - Что случилось, что ты так кричишь? - спросонья проворчала моя товарка.
   - Я не могу, ... боюсь! - в отчаянии повторяла я.
   Аурика уже окончательно проснулась и насмешливо - удивленно упрекнула меня:
   - Я думала, ты сильная, а ты каких-то мышей боишься! Нет, ... мышек я даже люблю. Но здесь они, ... какие то большие и страшные, ... скорей всего это крысы. Я вспомнила Киевский институт травматологии и ортопедии, где мне уже приходилось в встречаться с крысой, лежавшей на соседней подушке.
   Быстро оделась, и в три часа ночи вышла на улицу. Села на ступеньки, положив рядом с собой костыли. Окна во всем доме были темными. Все спали. Я прислонилась головой к железным прутьям лестницы. Меня знобило то ли от холода, то ли от страха, то ли от обиды. Господи, мне негде было жить! Я хотела домашнего тепла, своей крыши над головой. А у меня было одно - возможность разделить кров с мышами.
   Позже, работая в парламенте, я часто думала о том, как много у нас детей-сирот, после окончания интернатов, не имеющих крыши над головой. Я бы их назвала государственными детьми. Молодые девушки и парни приходили ко мне на прием. Однажды пришли двое таких парней, красивых, здоровых:
   - Маричика, мы пришли к вам, потому что не знали, куда обратиться. Помогите! Мы всю ночь просидели на ступеньках Национального дворца. Нам негде жить. Посмотрите, как мы одеты. Мы голодны, у нас нет денег. В армию не берут, нам еще нет восемнадцати. Что делать? Я пошла с ребятами в столовую Парламента. Мы долго- долго разговаривали. В тот день после обеда я так и не пошла на заседание Парламента. Первое время они жили в Детском Фонде. Затем, я нашла людей, которые, дали им работу, выделили им по пятьсот лей и помогли также снять квартиру. Через год они пошли в армию. Слушая рассказ о том, как они всю ночь не спали, я вспомнила свою бессонную ночь на ступенях. Ночь была светлой и ветреной. Белая как мел луна светила в черном небе, затмевая тусклое сияние бесконечно далеких звезд. Она не стояла на месте - медленно, как инвалид, луна переваливалась через редкие облака, лиловые и рваные, и испытующе поглядывала сверху на меня сквозь шелестевшие листья деревьев. Мне захотелось дружески помахать рукой моей бледнолицей сестрице, повисшей на небе, словно шар, посланный с другой планеты. Под утро небо зарозовело, звезды померкли. Бледное солнце собиралось появиться там же, где вчера, в тот же час, затянутое дымами, постоянно висящими над городом. Мне казалось, что всю ночь сторожила светило именно я. Луна, чуть склонив голову, бросала свой взгляд на мир. Было то время, когда замирает ночная жизнь, а дневная еще только спешит ей на смену. Свинцовая усталость сковывает полуночников, они прощаются с ночью. Я почувствовала себя маленькой и никому не нужной. И, держась за перила, незаметно уснула.
   А потом сквозь сон почувствовала, как кто-то лизал мне руку. Собака, дворняжка. Какие у нее были глаза!
   Однажды мне кто-то сказал:
   -У тебя, глаза собачьи... И цвет, как у собаки, и смотришь ты глубоко, таинственно.
   Я сначала не придавала значения этим словам. А тут стала присматриваться:
   - И впрямь, есть у меня с ними, с собачьими глазами, что-то общее... по крайней мере, с этой собакой уж точно.
   Пес, наверное, был очень голоден. И определенно - очень одинок. Этого собачьего одиночества не замечаешь днем. Ведь уличный пес спешит мимо вас по тротуару с необычайно деловитым видом. Меня всегда поражает эта собачья целеустремленность! Я кивнула своему мимолетному приятелю и развела руками: у меня не было с собой так желанного им угощения.
   Пес постоял около меня и ничего не дождавшись ушел. А мне захотелось подняться наверх, постучать в дверь и хозяйке сказать:
   -Пожалуйста, разрешите мне переночевать, я же человек, я же не бездомный пес!
   И вдруг внутренний голос:
   - Не надо не делай этого...сейчас и сегодня ты действительно как это собака- бездомная. Не отчаивайся и не унывай. Молись, проси и по вере дано тебе будет. И будет у тебя свое жилье. И не один раз еще в жизни тебе придется менять свой дом и жить в разных странах.
   Я уже не терялась когда слышала свой внутренний голос, который изнутри, ... говорил со мной так, ... как будто стоял спереди меня - снаружи. Я верила ему! ... И ...я слушала его.
   Как хотелось спать... Открылась дверь на первом этаже, вышла женщина и странно посмотрела на меня:
   - Который час?
   - Начало шестого. И что ты тут сидишь? ... Иди к тете Дусе.
   Ночь прошла. День на улице. Солнце взошло, потрясая своей сверкающей гривой. Золотой денек! И тут я вдруг вспомнила про тетю Дусю. Господи! ... спасибо. Я поняла, что мне есть куда идти. Я всегда была очень внимательна к одежде, особенно собираясь на работу. Как-то случайно меня познакомили с портнихой тетей Дусей - маленькой доброй старушкой. Мне нужно было ушить плащ. Когда я впервые пришла к ней, тетя Дуся с удивлением спросила меня:
   - Девочка, а как ты сумела подняться ко мне?
   А к ней добираться нужно было по нашей железной, крутой лестнице. Я ответила:
   - Я все могу.
   Мы подружились. Муж у тети Дуси был очень серьезный и основательный, звали его Евтихий Трофимович Твердохлеб. Он работал в Национальном банке главным бухгалтером. Жили старики одни. У них была единственная дочь, оставшаяся бездетной. Я зову ее маманька Лида, и она шьет мне до сих пор. В свои 73 года маманька Лида очень деятельна, она интеллигентна, начитанна, знает наизусть много стихов и прозы, а душа ее переполнена любовью и нежностью ко мне и к Эдуарду, которого она, ... узнав, что он сирота, ... считает своим родным сыном. Бывало, прихожу на примерку - Евтихий Трофимович, словно чувствуя, что я голодна, но, ... боясь обидеть меня, как бы невзначай говорит:
   - Мать, накрывай на стол, есть хочу. Кстати и Мариночка пришла.
   И всегда он меня серьезно расспрашивал:
   - Как сегодня было на работе? Сколько людей приняла?
   А однажды он сказал мне:
   - Послушай-ка дочка, приходи к нам жить, говорят у твоей хозяйки в доме всегда много народу, заниматься не дают. Я считаю, что тебе надо хорошо учиться. Тут тебе и шкаф, и стол. Ложимся мы поздно. Читаем часов до двенадцати.
   Я вспомнила этот разговор и пошла к ним.
   Поднялась по железной лестнице, измученная, ... бессильная, как продрогший котенок.
   Дверь открыла тетя Дуся, ...
   - Мариночка, - всплеснула она руками, - почему так рано?
   - Извините меня. Понимаете, ... хозяйка сказала, что надо сходить и надо найти другую квартиру. Вот я пораньше и встала.
   Мне было стыдно признаться в том, что ночь я провела на улице. И упоминать об этом я не стала.
   - Я очень хочу спать. Я потом все расскажу. Впустите меня, ладно?
   - Конечно, конечно!
   Проснулся Евтихий Трофимович, вышел в пижаме:
   - Мариночка, что случилось?
   А тетя Дуся была очень догадливая, она ему говорит:
   - Ничего, ничего. Спи себе. А ты заходи, внученька. С тех пор она меня, ... только так и называла.
   Положила она меня на свой диван. Помню, подушка у нее пахла травами. Укрыла. А была у них однокомнатная квартира, она мне свое место уступила. В квартире стояли два дивана, тетя Дуся свой, никогда не раскладывала. Я на ее постели сразу и уснула как убитая. В тот день не пошла на работу. А когда проснулась, тетя Дуся уже строчила на ножной швейной машинке. В доме пахло пирогами. Я открыла глаза и стала смотреть на нее. Господи, какая она была тихая, ... хорошая, добрая! Евтихий Трофимович читал газету - он выписывал абсолютно все газеты. Потом сказал:
   - Мать, ... внучка наша, ... Мариночка проснулась.
   Я села на постели и сказала:
   - Извините, мне некуда было идти.
   - Мы понимаем. Значит так... Ты сейчас скажешь, что случилось...
   - Ничего. Просто хозяйка делает ремонт. Она просила нас найти себе другую квартиру. Она хорошая, ... но обстоятельства ее вынудили.
   - Так, - сказал Евтихий Трофимович. - Я пойду за твоими вещами. Будешь жить у нас, пока не найдешь квартиру.
   А тетя Дуся вдруг сказала:
   - Зачем это ты пойдешь? Я пойду.
   На что я смущенно ответила:
   - Не надо. Я сама пойду. У меня и вещей-то чемодан.
   Но тетя Дуся настояла на своем, ... и сама отправилась за вещами.
   Впоследствии, ... я ее называла бабулей - она сама меня об этом попросила. Но не могла я у них долго жить. В однокомнатной квартирке. После обеда пошла на телеграф, позвонить маме. Пока ждала, ... сидела, думала - кому я нужна? Закимарила. Голос телефонистки разбудил:
   - Кагул на проводе, кабинка номер три. ...
   Я вскочила и подумала - ну да, у меня же есть родители, я же им нужна. Я взяла трубку - на проводе был папа.
   - Что случилось, Маричика? Как ты там?
   - Папа, мне негде жить!
   - Как негде?
   Я объяснила. И тут слышу - мама вырывает трубку:
   - Что случилось доченька?
   Я стала объяснять уже ей. И она говорит:
   - Все. Завтра утром сажусь в автобус в четыре утра и буду в восемь. Приду сразу в нотариальную контору.
   Я возвращалась пешком, тогда я еще не пользовалась такси. Дошла до улицы Щусева - кварталов за десять. Мои друзья, оказывается, все это время очень переживали, Евтихий Трофимович вообще не отходил от ворот. Завидев меня, он пошел мне навстречу:
   - Ну, где ты была, Мариночка?. Они без меня на садились кушать. Потом сели за стол. Евтихий Трофимович был настроен строго, он стал мне говорить, что в жизни не так все легко дается, что нужно учиться, учиться и работать, чтобы добиться уважения. ... Уснула я вновь на бабушкином диване, который стал мне родным.
   А утром, не знаю, ... как, но я забыла, что с самого утра меня ждет мама. Мой рабочий день начинался с 10 - 00 только. Она, оказывается, просидела все это время в кабинете у Антонины Кирилловны. Я зашла, мама меня обняла, поцеловала и сообщила мне, что они с Антониной Кирилловной нашли мне комнату в двухкомнатной квартире у одной старушки неподалеку. И еще Антонина Кирилловна сказала, что меня поставит на очередь на жилье!
   Мама спешила - она работала во вторую смену. Обнимая меня, она плакала, стараясь скрыть слезы. Заехала и поклонилась до земли тете Дусе и Евтихию Трофимовичу, ... забрала вещи и поехала со мной на новую квартиру. Квартиру она мне нашла прямо через дорогу от моей работы.
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
  
   ***
   Квартира и впрямь была рядом. И от этого мне стало легко с одной стороны. С другой стороны, хозяйка, одинокая и в весьма преклонных годах, любила тишину, не жаловала музыку, телевизор. И тишина царила у нее безраздельно. Мадам никогда со мной не разговаривала. Я спала в проходной комнате. Ночами она, бывало, ходила в туалет, проходя мимо моей кровати, громко шаркая ногами. Возвращаясь, она останавливалась и пристально на меня смотрела. Ее желто-седые волосы, распущенные, достигали пояса. И я постепенно стала очень бояться, свою новую патронессу. Может, потому, что она не скрывала раздражения, слыша скрип моих костылей. И до сих пор, когда у меня скрипят костыли, я начинаю нервничать и прошу мужа подкрутить винты. Однажды я вернулась очень поздно, около одиннадцати, из городской бани. Мне же надо было где-то мыться. А в этой квартире ни ванны, ни душа не было. Был только маленький туалет. Зашла в квартиру, ... костыли скрипели и стучали по деревянному полу. Я пошла на кухню. И тут зашла хозяйка. Своим грубым низким голосом она произнесла:
   - Ты должна уйти. Я не могу терпеть этот скрип, мне кажется, что это скрипит у меня в ушах. Сказала и ушла к себе в комнату. Я ничего не ответила. Чуть слышно добралась до постели, и встала перед ней на колени, положив перед собой маленький образок с Иисусом, подаренный бабушкой:
   - Что мне делать Господи, я так устала, ... иду на покой. Прошу с любовью помоги мне Боже. Прими порыв мой, прими похваление и благодарение мое Тебе. Возьми Отец Небесный и завтрашний день моей жизни на земле в свои руки. И услышь меня недостойную. Дай мне жилье на земле Господи! Даруй мне грехов прощение, телу сон, душе покой.
   Я тихо молилась. Читая молитву, я представляла, что читаю ее самому Господу Богу, который невидимо стоял предо мной. Я понимала, что недостойна, стоять пред Богом. И некоторые скажут, что трудно себе это представить. Я смущалась, ...мне было страшно, чтоб не вошла хозяйка. С Верой я просила, чтоб Господь дал мне благодать не по моему достоинству, а по своей особой милости и крайнему снисхождению.
   Перед глазами встала моя бабушка Прасковья:
   - Молись, молись моя внученька, и никогда не торопись в молитве. Торопливая смутная молитва огорчает Господа. Каждое Святое слово это Великое творческое слово, даже если оно самое простое, главное, чтоб от сердца исходило оно. Каждое слово молитвы приближает нас к Богу. С надеждой направь свою просьбу к Богу. Не дела собственно спасут нас, а милость Божья. Прибегай к Милосердному Господу Иисусу Христу и надейся на него крепко.
   Положила поклоны и сразу же уснула, как убитая.
   Утром хозяйка снова накинулась на меня, ...
   - Даю тебе два дня ... и денег мне не надо, но и костыли твои вместе с тобой, чтоб больше мне не мешали. Ты поняла? ...
   Разъяренная она склонилась над моей кроватью, и ее длинные волосы, которые она еще е успела, собрать ... начали щекотать мне лицо. ... В сильном испуге я несколько раз попросила у нее прощения. Я всегда просила у нее прощения. Особенно когда она мне запрещала включать свет. Хозяйка была как ходячий счетчик. А я ведь училась заочно, после работы садилась за книги. И в стране поголовной электрификации, стране грошовых киловатт покупала свечи, чтобы не расходовать электроэнергию! Однажды, накануне экзамена по теории государства и права, я сидела при свечах до утра.
   Это была первая сессия на первом курсе. Утром я выпила очень много кофе. На экзамен по теории государства и права вошла первой в первой пятерке экзаменующихся. То мне казалось, что я все знаю, то - что ничего не знаю. Взяла билет, и сразу села перед преподавателем, профессором Федоровым. И вдруг все вылетело из головы, я все забыла - ничего не помнила! Я хотела одного - спать. Преподаватель недоумевал: -
   - Но ты же хорошо отвечала на всех семинарах, ...
   Думаю тебе надо подойти в другой раз?
   - Нет, ... я не переиздавать, ... не буду.
   Он с трудом вытянул меня на тройку. Взяв зачетную книжку, я пошла домой, укуталась одеялом и крепко заснула. А когда проснулась - все вспомнила, каждый вопрос билета. Я знала абсолютно все. Но моей первой оценой стала тройка. И я решила, что никогда не буду заниматься ночами. Остальные экзамены я сдала хорошо, а любимый предмет философию, на "отлично". Я собрала документы, нужные для того, чтобы встать на очередь на получение жилья. Прописалась я в Яловенах, где прожила одиннадцать лет. Яловенская прописка считалась городской. Как выпускнице интерната для детей инвалидов-сирот, мне полагались льготы. Очень много помогала Антонина Кирилловна, а также замечательный человек - заместитель министра юстиции Анатолий Коробчан. А пока, никому ничего не сказав, я стала искать другую квартиру. Я хотела свободы - вечера я любила проводить в кругу друзей, который у меня к тому времени сложился: Тамара Ситарь, Гафица Робу, Татьяна Бушилова, мои однокурсники полицейские: Андрей Кириленко, Андрей Чебан, Жорик Голубенко, Константин Бутнару, - со всеми я дружна и по сей день. Но даже друзей я решила не посвящать в планы, связанные с переездом. Никому я не говорила, как мне было в те времена трудно, никому не говорила о том, что порой голодала. Зарплаты не хватало - а ведь мне еще хотелось одеваться, покупать книги. ...
   И вот в доме на улице Комсомольской нашлась квартира, куда я в скором времени и переехала. У новой хозяйки всегда было людно, постоянные пьянки. Жила она открыто, ... казалось, что двери ее никогда не закрываются. Однажды придя с работы, я обнаружила, что у меня украли золотые серьги, подаренные мне бабушкой Прасковьей, не нашла также косметичку и чемодан с вещами. Я опять осталась ни с чем. Помолилась, ... простила и в тот же вечер сошла с этой квартиры. А что мне было делать? На сердце тяжесть, ... что-то щемит. В ту ночь я ночевала на стульях в нотариальной конторе. Слава Тебе Господи, что у меня есть работа.
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
   ***
   Мне 20 лет. ... Вот уже два года как я окончила школу, ... а у меня
   по-прежнему, нет своего жилья, и я мыкаюсь по чужим квартирам из одного угла в другой. Может для здоровой молодой ... это не в тягость, но ... для парализованной молодой ... из интерната вышедшей заблудшей девушки это уж очень было невмоготу. На следующий день я пошла в Ленинский райсполком. Я уже знала каждую ступеньку в этом здании на улице Болгарской угол Ленина, куда я подала документы и встала на очередь для получения кооперативной однокомнатной квартиры. Еще два года назад родители продали половину своего дома в городе Кагуле на улице Садовой дом номер 21 и заплатили за меня первый взнос. Жилье, ... наверное, в жизни каждого человека - значит много, если не главное. Записалась на прием, чтоб, узнать, как продвигается моя очередь. Прождала целый день. Уж больно много народу постоянно под этими дверьми стоит. Пропускала стареньких бабушек. Жалко было на них со стороны смотреть. Я тогда думала:
   - А сколько лет они Господи, ... эти уже состарившиеся пожилые люди в очереди стоят, если они давно уже на пенсии? Сколько еще жизни Ты им Господи оставил на земле? Доживут ли они до отдельного угла? Сидящая рядом старушка, шепотом тихо читала молитву. Присмотрелась к ней, ... увидела, на шее у нее висел православный крестик, к которому постоянно притрагивалась ее дрожащая сморщенная рука. Разговорилась с ней.
   - Бабушка Лена меня зовут. Никого Мариночка у меня нет на белом свете. Из богатого роду православного тянутся мои предки, но все у нас экспроприировали в 17 году. Где только я не работала в Союзе? Иногда, чтобы увидеть свет, не надо бояться, оказаться и в темноте. Не чуралась я никакой работы. И вот пути Господни, привели меня сюда, в Молдавию. Уже 29 год стою в этой очереди, и каждую ночь мне снится, что живу я в отдельной квартире. Богу свойственно испытывать нас, и иногда это длится долго.
   Я взяла ее адрес и обещала ей, что обязательно к ней зайду в гости. Наконец около 18 часов подошла и моя очередь. Ответ чиновника был правдивым и очень кратким:
   - Дом за два года не строится. Придется подождать несколько лет. Ну, ... примерно четыре года, а может и пять. Не знаю. ... Вам девушка, как инвалиду было и так сделано исключение.
   - Но мне негде жить. Я осталась на улице.
   - Понимаю, ... но здесь надо ждать очереди. Все ждут.
   -А нельзя ли пока подойдет моя очередь, чтоб Вы мне хоть какую-нибудь комнату в общежитии дали.
   - Нельзя. Все общежития ведомственные и райсполком ими не распоряжается. Мой Вам совет: уезжайте к родителям, пока подойдет ваша очередь. А через четыре года вернетесь.
   - Но, ... я же учусь и работаю в Кишиневе.
   - Ну не знаю. Это Ваши проблемы. Образование получить можно и попозже, вы еще молодая, у вас все впереди ... и работа от Вам не убежит. Да и потом Вы же инвалид. Зачем Вам работать. Вы живете в Советском Союзе, а государство у нас заботиться об инвалидах. Вы можете себе оформить пенсию по инвалидности и зачем Вам тогда вообще работать?
   Уходила я и думала:
   - ... Куда же мне сейчас? ... Куда? Так бы и пошла, куда глаза глядят.
   На дворе уже холодно и рано темнеет. Вышла и села прямо на ступеньки сбоку перед входом в здание. Высокие ели загородили от глаз людских мое присутствие на холодном цементе. Прислонилась к стенке, и вся сжалась то ли от холода, то ли от безысходности. Засунула руку в карман. Нащупала иконку. С ладони на меня смотрел лик Матерь Божьей. Чтоб не было слышно спешащим по тротуару домой прохожим, ... прижала я к губам образок, и горько заплакала. Можно Матерь Божья я поговорю с Иисусом. Помоги мне Святая Богородица, чтоб услышал он мою боль, кричащую до Небес.
   - Господи Боже Всемогущий, ты позволил мне увидеть начало этого дня, хранил меня сегодня Своей силой, чтобы я не впала в уныние. Пусть мои слова будут осуществлением закона Твоей справедливости. Господи Боже, Царь неба и земли, дай мне хоть какое-нибудь прибежище на земле, приведи меня хоть к какому-нибудь уголку. Куда мне сейчас идти?
- Господи, в тишине уходящего дня прошу Тебя даровать мне на сегодня ночлег. Я стараюсь, быть терпеливой. Я стараюсь жить так, чтобы все, встречающие меня, ощущали Твоё присутствие во мне. Но беда у меня Христос, ... беда. Нет у меня угла на земле и негде мне прислониться. Под Твою защиту прибегаю. Господи, исполненная веры, что в Тебе найду наилучшую защиту, доверяю Твоему милосердию, отдаю под Твою особенную опеку и защиту мою душу и тело. Уповаю на Тебя и сегодня, так же как уповала и каждый день до сих пор. Тебе вручаю все свои надежды и радости, испытания и мою слабость, всю мою жизнь до последнего вздоха. Господи, можно, чтоб Ты своим заступничеством помог мне и сделал так чтоб имела я где прислониться телом своим немощным, после тяжелого рабочего дня и дабы всё чтобы я не делала в своей жизни, я обдумывала и исполняла согласно Твоей воле.
   - Иисусе Христе, мой Спаситель, - услышь меня. Как мне жить и где мне жить?
- Иисусе Христе, мой Искупитель, - внемли мне.
   - Иисусе Христе, Священник и Жертва, - помилуй меня.
   - Да будут Господи, уши Твои внимательны к голосу молений моих. Если Ты, не будешь замечать беззакония, на земле - Господи! То кто тогда? Надеюсь на Тебя Господи, ... только на Тебя надеется душа моя.
   На дворе уже совсем темно. Тишина кругом. Я встала на костыли и пошла по ступенькам вниз.
   - Вы что здесь так поздно делаете... девушка? Услышала я голос. Передо мной стоял высокий, красивый лицом мужчина.
   - Ничего. Я приходила сюда на прием.
   К кому Вы приходили, и по какому вопросу? Моя фамилия Магариу. Зовут Филипп Кириллович. Я председатель райсполкома. Сейчас очень поздно. Мне думается, Вам следовало бы идти домой. Родители поди уже Вас заждались. На дворе уже далеко не лето, прохладно.
   - Мне не куда идти. У меня нет дома. И меня никто не ждет.
   Навзрыд внезапно расплакавшись, ... рассказала ему взахлеб историю своей еще довольно короткой жизни. Я стояла рядом с этим статным человеком - председателем райсполкома, вся такая маленькая и несчастная, ... смотрела во все глаза на него, и мне казалось, что это сам Бог спустился ко мне с Небес. ... Он подошел ко мне, дотронулся ладонью до моего лица, и затем положил свои руки мне на голову.
   - Тебя как зовут?
   - Марина.
   - Марина, если долго не везет, значит, судьба тебе готовит что-то хорошее и доброе. Завтра утром я жду тебя Марина, у себя в кабинете на втором этаже. Только приходи к 7 утра. Кажется, ... есть тут для тебя один вариант. А сегодня где ты будешь ночевать?
   -Не знаю.
   - Ну, куда тебя подвезти.
   - В нотариальную контору на улице Щесева 68.
   Он подвез меня. Когда его водитель открывал мне дверь машины, ... я чувствовала, как Магариу Филипп Кириллович провожает меня теплым взглядом. Рано утром следующего дня, я сидела уже у него в приемной. Я смотрела на дверь Председателя, ... мне так хотелось только увидеть его, но он не вышел. Открылась дверь, и от него вышел вчерашний чиновник, у которого я почти сутки прождала в очереди. Он пригласил меня к себе в кабинет на первый этаж.
   - Здесь недалеко на улице Болгарской дом номер 35 в квартире номер 3 освободилась комната. В этой двухкомнатной коммуналке проживали два хозяина. Квартиросъемщик, проживающий в комнате, имеющей тринадцать квадратных метра, товарищ Рапопорт умер. На эту комнату претендует двоюродная племянница жильцов Бромштейн, проживающих во второй соседней комнате. Она к ним приехала из Украины. У нее на данную комнату по закону отсутствуют все основания, ... нет даже прописки в Кишиневе, в связи, с чем ей было официально отказано. По поручению председателя эта комната будет выделена Вам, пока достроится Ваша кооперативная квартира. У Вас будет свой отдельный ордер, согласно которому Вы обязаны, будете прописаться, и где будет запись, что кухня, туалет с ванной и коридор будут находиться в общем, пользовании.
   ***
   Через месяц после получения ордера, пока мои ноги вели меня к дому на улице Болгарской дом номер 35, я была обеспокоена только тем, что переживала, как примут меня соседи по второй комнате из квартиры номер 3. Дверь открыла женщина. Я объяснила ей суть своего прихода. Она пропустила меня. В комнате направо стоял посередине один единственный стул. Я зашла и села. Комната выходила окном во двор, который оброс деревьями, и поэтому в эту комнату как я поняла потом, свет никогда не попадал. Вдруг дверь резко открылась, и вошел мужчина:
   - Если ты думаешь, что ты здесь будешь жить, то ты ошибаешься. Нет уже такого закона, чтоб подселяли в освободившиеся комнаты других жильцов. Нам других не надо. Или только наша племянница или никто. Вон отсюда. Вон.
   - Миша, ... подожди у нее же ордер на руках.
   - А мне наплевать.
   - Дядя Миша, попытайтесь меня понять. Я надеюсь, что долго здесь не проживу. Вы можете позвонить в райсполком, и Вам скажут, что в настоящее время я состою в очереди на получение кооперативной квартиры в доме, который в настоящее время находится в стадии строительства.
   -Я лучше сам туда сейчас схожу.
   Так началась моя новая жизнь в квартире номер 3 на улице Болгарской дом номер 35. С соседями по квартире не слаживалось. Хотя я старалась быть тише воды и ниже травы. Они сами следили за тем, как идет строительство моей кооперативной квартиры, чтоб я поскорей освободила жилплощадь, и чтоб эта комната в тринадцать кв. метров, наконец перешла к ним. Дядя Миша и тетя Вера пользовались большой светлой комнатой в двадцать два квадратных метра. Следили они также и за тем, чтоб мои гости которые приходили ко мне с визитом, не ходили в туалет и на кухню. Так как я там не убираю, следовательно никто из чужих не имеет право пользоваться местами общего пользования кроме основанных квартиросъемщиков. Дядя Миша был по профессии электрик, ... и каждый вечер после 11 часов он просто отключал счетчик. Как он это делал я не знаю, но зачем он это делал я догадывалась. Дело в том, что свет на кухне в туалете, ванной и в коридоре мы платили вместе. А я почему-то именно вечерами, когда они уже укладывались спать, начинала походы на кухню, и так далее. Я никому об этом не говорила. Я просто купила большой электрический фонарь и с ним везде, привязав его к костылю, ходила по квартире, когда мне это было необходимо. Или ложилась пораньше спать, чтоб можно было к 4-ем утра уже встать и поучить немного из учебников. В 7-00 я уже выходила из дому, к 8-00 мне надо было открывать нотариальную контору. Просто старалась не реагировать на их старческие причуды. Я ведь хорошо понимала, что ... если бы я не получила эту комнату мне негде было бы жить. Может показаться странным, я не разу пока жила с ними не приняла в этой квартире ванну. Просто сама этого не хотела. Не хотела и все. Каждую субботу ходила в центральную баню и сняв отдельный номер с ванной на улице Котовского, ... парилась столько, сколько моей душе было угодно. Старалась в течении рабочей недели дома не готовить. Чаще питалась в кафе "Днестр" на улице Ленина угол Комсомольская, где можно было недорого и вкусно поесть. И хоть я скрывала страх, ... все же я очень боялась, эту семью: Михаила Бромштейн и Иванову Веру, которые были мужем и женой, не имели детей и всю жизнь жили только для себя. Они могли среди ночи вызвать милицию, которые проверяли, кто у меня остался на ночь. Они считали, что комнату я получила одна, и у меня никто из родных и друзей не имел право оставаться ночевать. Если я не успевала выбросить мусор, и он у меня оставался в ведре на кухне на ночь, они просто переворачивали ведро прямо в коридоре под моей дверью. Я терпела все. Абсолютно все. Я думала, что если я буду спорить и искать справедливость, меня просто выселят. Очень переживала. Это так.
   ***
   У меня не ходят ноги. И транспорт для меня не роскошь, а средство передвижения, потому что я очень трудно хожу. Хотя всегда стараюсь двигаться больше. Движение - жизнь. Это не мои слова, но это истинная правда. И вот в министерстве социального обеспечения, я узнала, что в Дубоссарах работают курсы вождения, где инвалид может получить права. Было огромное количество курсов для здоровых людей.
   А для таких, как я физических инвалидов, желающих получить водительские права, - существовала одна-единственная школа, в Дубоссарах, при пансионате для престарелых и инвалидов. Там было даже выделено несколько комнат для иногородних инвалидов - курсантов. Я поехала. Программа была рассчитана на месяц. Я поселилась в одной комнате с девочкой Фросей из города Бельцы, которая тоже обучалась вождению. Но ночевала там всего две ночи. А потом стала каждый день ездить из Кишинева. На работе на месяц взяла отпуск.
   Дубоссары - маленький городок на Днестре. Позже именно здесь разыгрались кровавые события войны между Молдовой и Приднестровьем. И Дубоссарский мост, на котором во время стычки с полицейскими погибли горожане, стал символом жестокого противостояния жителей двух берегов Днестра - правого и левого. Но война была впереди. И пока это был сонный городишко рыболовов и огородников. Весь он, со своими улицами и переулками, словно бы сбегал к пляжу. На светлом речном песке валялись белые дачницы в ситцевых купальниках, а загорелые парни продавали им огромных толстолобиков, выловленных у плотины. По выходным весь город отправлялся к реке. К самой воде спускались старые ивы и тополя с серебристыми листьями, а в отдалении от берега начинался уже настоящий, ... густой лес.
   В те годы Днестр был еще судоходным. Но в 70-80-е годы специальными машинами варварски вычерпывали на строительные нужды гравий со дна. Позже баланс нарушился, ... и река обмелела. А тогда на Днестре действовало еще речное пароходство со штаб-квартирой в Бендерах, по реке ходили настоящие большие суда, перевозившие туристов, сновали быстрые катера и лениво плыли грузовые баржи. Лежа на берегу, можно было слышать, как матросы переговариваются между собой и как бренчит посуда на камбузе. А однажды я видела, как двое веселых парней свалили грязные алюминиевые тарелки в мешок и протащили его за бортом катера на веревке - пусть посуда помоется сама...
   Удивительно, как быстро мы уничтожаем то, что, природа создавала веками. После войны Днестр пережил несколько экологических катастроф. И сегодня, глядя на эти серые мутные воды, бегущие меж медленно приближающихся друг к другу берегов, я с трудом верю в то, что еще сто лет назад в Днестре водились осетровые рыбы, а вдоль берегов рос корабельный лес! Как не верю, глядя на останки ржавых катеров, и в то, что еще десять лет назад по воде можно было добраться до украинского городка Белгород-Днестровска. В конце века у Днестра новые проблемы - его берега были заминированы во время войны 1991-1992 годов, и теперь американские саперы учат молдавских обезвреживать минные поля. Любой ржавой железяки, ... теперь нужно опасаться как чумы. От взрывов гибнут сельские мальчики и крестьяне, возделывающие свои поля...
   Обитатели пансионата для престарелых в Дубоссарах были людьми, выброшенными из жизни. Скромные прелести маленького дешевого курорта были не для них. Я хотела бы описать дома престарелых бывшего Советского Союза, куда иные сдавали родителей-инвалидов доживать свой век. Жизнь такая - работа с утра до ночи, торопишься, и подспудно приходишь к мысли о том, что каждый за себя. И заботы родителей переводишь на задний план, перекладываешь свой долг на чужие плечи... Жизнь в строю. Один за другим, тюк-тюк-тюк, стуча клюками, идут в столовую. И первое, и второе едят ложкой. Потом - стакан традиционного компота. Нет даже телевизора. Люди обречены, в бездействии и прострации ждать смерти в четырех стенах, где стойко держатся запахи опрелости и мочи - запахи болезни и смерти. Убитые жизнью люди в стиранной-перестиранной одежде. Летом они страдают от жары, зимой от холода - холода в стране, где энергия стоила гроши.
   Однажды, вдруг среди проживающих там инвалидов и пенсионеров, ... заметила Федю Чореску. Я стояла в стороне - студентка юридического факультета, без пяти минут государ­ственный нотариус, и смотрела на него - сгорб­ленного, похороненного в этом ужасном доме ­могиле, среди дряхлых стариков. А ведь ему было, также как и мне всего 20 лет. Он шел со всеми в столовую. Я никогда не думала, что он станет таким! Внезапно мне стало его жалко, ... я позвала:
   - Чореску! ... Федя,
   Он остановился, долго смотрел на меня, по­том подошел и сказал:
   - Марина, ... ты?!..
   Он выглядел как старик. Потом он добавил:
   - А я вот здесь,... мать от меня отказалась, ...сука! Понимаешь, как она могла? Обещалась приехать. Все глаза высмотрел, ... а ее нет и нет. Ненавижу ее суку такую.... быстро ссыпая словами, он обрушивал грязные ругатель­ства на свою мать, отдавшую его в дом инвалидов. Я с трудом верила его рассказу. Уже после окончания школы, его мать вышла снова замуж, и отчим поставил ее перед выбором: или ее ребенок - инвалид, или он. Любовь к мужчине, а может быть просто желание быть замужем, иметь какую-то жизнен­ную опору, превысила любовь к ребенку, и она отдала своего сына в дом инвалидов. Его мама, ... женщина, кото­рая когда-то боготворила единственного сына, состави­ла документы и привезла его в Дубоссарский дом инвалидов и престарелых. Обещала навещать, но больше так не приеха­ла. Она поменяла фамилию, родила другого ребенка и бросила своего больного уже почти взрослого, но так в ней нуждающегося сына - Федю Чореску. Это было преступление, и его мать знала это.
   - Вот, ... постоянно здесь кушать хочу, да и, даже сигарет не на что купить, ты не дашь мне пару копеек, ну ... потом, как-нибудь ... я верну.
   - Что? ... ах! да, ... я так растерялась так, что вытащила кошелек и дала ему все содержимое, 25 рублей ... и монеты что были в кошельке. Хотела попросить вернуть мне два рубля на дорогу, ведь мне надо было вернуться в Кишинев на ночь, ... но постеснялась. Вечером у Фроси одолжила 10 рублей на дорогу. Я до сих пор Господи, можно исповедуюсь Тебе, мучаюсь тем, что не вернула ей долг. Не знаю ни ее адреса, ни ее фамилии. Знаю только что и она инвалид и муж ее инвалид. И понимаю что для ее семьи эти 10 рублей, много значили, при ее зарплате в 60 рублей в месяц. Вот, ... столько лет прошло, а я все мучаюсь из-за этих 10 рублей. Тогда такое сильное впечатление произвел на меня Федин рассказ, что мне даже стало как-то, ... неловко и, ... стыдно оттого что ему так тяжело, ... а я счастлива была, ... по-своему конечно.
   - Федя, мне жалко, ... но вот увидишь, твоя мама обязательно к тебе приедет. Я уверена, что - ее сердце измучилась, разрываясь от слез, ... и постоянных дум о тебе. ...Ты любим ею. Все куда-то уходит, теряется, ...но только не материнская любовь. Нужно стойко переживать жизненные обстоятельства, ... по крайней мере, стараться. Знаешь, ты никогда и никому не говори, что мама тебя бросила... никогда и никому, ... ведь она все равно осталась твоей мамой, ... единственным родным человеком на земле. Закончилось тем, что Федя положил мне голову на плечо и горько заплакал.
   Потом он рассказал мне, что нашел себе в интернате женщину, тоже инвалида, как и он одинокую: она стояла неподалеку. В тот вечер я не могла уснуть. Я лежала и думала:
   - Неужели я когда-то бо­ялась этого человека? ... Боженька, прошу тебя помоги Феде Чореску, ...не оставь его, ... ведь ему сейчас так трудно. ... Почему я плачу? Почему мне так его жалко? ...
   Больше, я его на своем жизненном пути не встречала.
   ***
   Только садясь за руль, я отключалась от тяжелых мыслей, которые вызывал во мне этот пансионат и его обитатели. Инструктор по вождению Статников Даниил Андреевич мне нравился. Он обучил сотни инвалидов, был по призванию социальным работником, но по бывшей профессии был военным, ... работал в этой системе десятилетия. Один из добрейших людей, с которыми сталкивала меня судьба. Такие люди часто становились друзьями нашей семьи. До конца его дней на земле, ... он приходил в наш дом. В последний раз мы с Эдиком посетили его в больнице, ... он почему то попросил нас купить ему новые ботинки и новую рубашку. Эдик все купил, ... через ... три дня он умер. Ему было около восьмидесяти лет.
   ... Первой моей почти самостоятельной поездкой была поездка в Тирасполь из Дубоссар. Мы выехали в половине пятого утра - в это время трасса была пустой - и через час были в Тирасполе. Только-только вставало солнышко. Мерцал день. Дорога была широкая, ровная, вдоль нее тянулись поля, ровные ряды ореховых деревьев или тополей. Я за рулем! Я перемещаюсь в пространстве со скоростью птицы, опережаю ветер и облака! Более мощное ощущение полета, ощущение выросших крыльев, я испытала только много лет спустя, когда училась водить самолет.
   Помня уроки Даниила Андреевича, учившего меня постоянно сканировать дорогу и следить за встречным транспортом, я, тем не менее, видела только облака, плывущие вдоль дороги над землей. А я летела вдаль - летела!
   - Боже, ... Слава Тебе! ...Тебе Творец за все кланяюсь!
   После поездки в Тирасполь я сдала экзамены и получила водительские права. В водительских правах было сделана запись: "Без права устройства на работу водителем". Много лет спустя, я, ... была с лекциями в Германии в городе Мюнхене. Вечером пошла в цирк, Немецкие друзья почему-то купили мне билеты в русский цирк, который приехал с гастролями. Они хотели мне сделать приятное. ... Когда по окончании я ловила такси с друзьями, ... на ходу остановили машину с лампочкой, ... таксистом оказалась молодая женщина с полностью парализованными ногами. Я не удивилась. Я обрадовалась. Наверное, ... у них, для инвалидов получающих водительские права, такую запись "Без права устройства на работу водителем" в немецких правах не делают.
   Папа купил мне автомобиль марки "Жигули" первую модель. Установил ручное управление, ... для инвалидов без ног. Я ездила на машине на работу. В магазин за продуктами. Я жила полной жизнью. Автомобиль ставила под окном. И вдруг однажды...
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
   ***
   Через стенку жила соседка, тетя Галя, ... она потом эмигрировала в США. Она пригласила меня к себе на разговор:
   - Мариночка, я хочу тебе помочь советом. Твоя машина стоит постоянно на улице под дождем и снегом. Тебе же она нужна каждый Божий день. Для тебя необходи­мость в автотранспорте вблизи жилья стоит более чем остро.Вокруг дома раскинулся небольшой садик. Он очень нравится всем, поскольку в его тени можно замечательно отдохнуть. Среди всех этих дере­вьев, растущих во дворе, выделяется одно, закрывающее вход в старый гараж. Он стоит напротив твоих окон. Мы сюда переехали, четырнадцать лет назад. Тогда были только стены этого гаража - их поднял один человек, который уехал из страны. И мы его достраивали. А перед гаражом росло дерево. И его надо было срубить. Но на вырубку дерева требовалось согласие соседей, а большинство бы­ли против. Многие люди пытались через решение Райисполкома, владеть этим гаражом. Хотя совершенно не понятно, почему у всех претендентов ранее вопрос также упирался в одно-единственное дерево?.. И каждый из претендентов должен был обходить всех жильцов по дому и просить его подпись о согласии на срубку этого дерева. В общем, окончательное решение должен был вынести райисполком. Мама, как и вся наша семья, засыпала и просыпалась с молитвой, чтобы соседи разрешили срубить это дерево.
   Из-за этого гаражом никто не пользовался, и он долгие годы пустовал. Да и владельцев машин тогда было поменьше, чем сейчас.
   На нас ополчились все соседи - считалось, что они защищали дерево. А на самом деле они не хотели, чтобы нам дали этот гараж, потому что мы евреи. Позже на этот гараж претендовали очень многие. И всякий раз весь двор объединялся против претендента
   - из зависти, по принципу: ты мне помешал - я тебе помешаю.
   Надо отметить, что зелени во дворе хватало. В маленьком внутреннем дворике росло 17 деревьев, на территории примерно 60-80 квадратных метра. Но именно из-за этого дерева шла ожесточенная, невидимая постороннему глазу, мелкая, каждодневная, изматывающая война. Все это напоминало склоку, описанную позже российским режиссером Эльдаром Рязановым в комедии "Гараж". Наконец, в райисполкоме сказали:
   -Гараж получит тот, кто соберет подписи у соседей под заявлением о том, что они дают согласие на то, чтобы срубили это дерево. И тетя Галя посоветовала мне попробовать. В нашем доме в городе Кишиневе на улице Болгарской дом номер 35 в 29-й квартире жила пожилая женщина, фамилия ее Кушнир. Ее сын был военным в большом чине. И он тоже имел виды на этот гараж, хотя не проживал в этом доме. Но там вместе с его мамой проживал его сын. На первом этаже этого дома, в последнем подъезде жил председатель домового комитета, ветеран Великой Отечественной войны. товарищ Лесенков. Он тоже хотел гараж. Были еще соседи претенденты и в первом подъезде на втором и на четвертом... Словом, человек 16-20 претендовало. Каждый пытался собирать подписи, ... но ни у кого не получилось. Люди писали жалобы друг на друга во все инстанции. И с годами разрослась классическая коммунальная склока, у которой, казалось, не было исхода. Четырнадцать лет гараж пустовал, у него и крыши-то не было, между двумя старыми, прогнившими стенами все это время жэк держал запасы песка.
   Тетя Галя считала, что мне люди уступят. Она верила в доброту, славная тетя Галя... И вот я сдала документы в райисполком Центра некоему чиновнику по фамилии Швец. Он жестко и зло спросил меня, почему именно мне полагается этот гараж - ведь во дворе жило немало ответственных работников партийного аппарата, ветеранов войны.
   - Вы никогда не спилите дерево, пока не соберете подписи. Помните, без этого вам никто разрешения не подпишет.
   Вечером я наивно отправилась собирать подписи, ожидая, что люди войдут в мое положение. Поднялась на лестничную площадку второго этажа в моем подъезде и позвонила в первую квартиру номер 4. Семья Куля Юрий и Валентина. Открыл мужчина. Я объяснила суть моего прихода.
   - Конечно Марина, мы Вам поможем, ... только вот не знаем, даст ли Вам это что-нибудь. Пожалуйста, заходите. Заявление подписал и он, и его чудесная жена Валентина, и даже их маленькая дочь Даночка что-то накалякала. Затем я позвонила в квартиру номер 5, на дверях которой было написано, - "член домового комитета, товарищ Язловецкая". Вышла женщина, ... я ей объясняю, в чем состоит моя просьба. В ответ слышу:
   - Какое дерево? Ах, это? Ты кто такая? Марина, ты что собираешься меня разжалобить двумя твоими палками под мышками? Ты должна понять девочка ... и надо, в конце концов, иметь приличие! Как можно, ходить по квартирам и собирать подписи, в тот момент, когда во дворе все соседи разругались из-за этого гаража. В нашем доме живут уважаемые партийные работники, ... люди, воевавшие на фронте, у которых тоже есть машины, они тоже имеют право на этот гараж, но им же жильцы отказывают подписывать. Почему же Тебе именно соседи, должны подписывать разрешение на то чтоб снести это злополучное дерево. Все разговор закончен.
   - Ну, надо же, такая молодая и совсем совесть потеряла.
   Расслышала я уже закрывающимися дверями. Не успела я извиниться за беспокойство, и спуститься этажом ниже - как услышала, что товарищ Язловецкая ... уже звонила в квартиру рядом номер 6:
   - Вы посмотрите на нее! Она у Вас уже была? Вы ее знаете, эту, с первого этажа? Какая-то забитая молдаванка из села, ... ну, эта что училась в интернате для детей сирот. Есть государство, которое пусть о ней и позаботится, ... нельзя же на голову людей лезть.
   Я и не ожидала, что обо мне во дворе все знают. Даже то, что я училась в Яловенском интернате для детей-инвалидов. Я вспомнила ее фамилию на дверях "я-зло- вецкая" Прочитала я мысленно по слогам. И перестала думать об этом человеке. Помню спустя какое-то время, обо мне снимали фильм. В гостях был священник, православный батюшка, который выходил из моей квартиры со съемочной группой. В подъезде столкнулись с этой женщиной с 5 квартиры.
   - Что снимаете? ... Денег смотрю у тебя много старик, раз в кино снимаешься вместе с этой хромой. Чтоб она сдохла, весь двор поставила на ноги. Лучше снимите, как ее будут в гробу выносить. А Вы приходите за упокой души ее читать. Надо же,... такая грамотная. Все это слышала со второй квартиры Вика Немеренко. Вышла и начала скандал.
   - Даже звери честнее Вас. ... Они нападают, чтобы выжить. Вы же товорищ Язловецкая хуже. Не даром Бог дал Вам фамилию "Язло...". Зла в Вас много. Я тоже вышла и сказала ей:
   - Я же Вам ничего не сделала. Женщина, извините меня, но я Вас никогда даже, словом не обидела. За что же Вы мне смерти то желаете. Я заплакала. Батюшка велел мне войти назад в дом.
   На следующий день я в решила начать с последнего четвертого подъезда. Поднялась на второй этаж и позвонила в квартиру номер 45. Вышла женщина, которая выслушав меня сразу подписала и повернувшись в квартиру позвала: - Игорь иди подпиши пожалуйста за себя и за жену свою, чтоб разрешили срубить это дерево, чтоб молодая женщина могла пользоваться гаражом. И, пожалуйста, сбегай на третий этаж и скажи тете Але с 50 квартиры, тете Фриде и дяде Андрею с 52 квартиры пусть тоже подпишут. Скажи, что я их лично попросила за эту девушку, и не задавай лишних вопросов, ... ей еще многих обходить.
   - Скажите, пожалуйста, как Вас зовут?
   - Калашникова Наталья Павловна. Если тебе девочка дадут этот гараж то это значит, что ты уже обзаведешься частной собственностью. А эти коммунисты тебе этого не простят. У нас частная собственность запрещена, особенно когда для других "незаслуженных".
   ... с грустной улыбкой на лице ответила добрая женщина. Позже я узнала, что она работала директором ресторана "Кишинэу". Счастливая я спустилась на первый этаж и позвонила в дверь, на которой было написано "член домового комитета, товарищ Волкова".
   - Иди отсюда, сирота казанская! Вы посмотрите на нее! Иди, пока я не открыла дверь и не спустила тебя с этих трех ступенек.
   В подъезд вошел парень с верхнего этажа. Он все слышал. Улыбнулся мне, ... мол - "не боись", и вытащил спичечный коробок, а из него одну спичку. Я смотрела и думала
   - О! Что он думает делать? Неужели поджигать ее дверь. А он взял жвачкой закрыл ее глазок, а затем быстро спичку засунул товарищу Волковой прямо в замочную скважину. Что тут началось. Волкова выбежала, и они сцепились прямо, у ее двери.
   - Беги! сказал он мне, - я ее задержу.
   " Куда беги", подумала я, когда у меня под мышкой два костыля. "Волк - ова". Настоящая волчица.
   Я так перепугалась, что в тот день не решалась выходить из квартиры. На следующий день насилу пришла в себя.
   - Ой, мамочки, какое непонятное начало! Какие люди на земле разные?
   Но через два-три дня, пересилив отвращение и страх, решила продолжить и отправилась снова в соседний подъезд. Поднялась на третий этаж. Позвонила в квартиру номер 51. Открыла дверь девушка... скорей молодая женщина.
   - Что подписать? ... а по дереву этому ходишь, ...ну ладно сейчас подпишу, но сначала я приглашаю тебя со мной чаю попить, у меня только что чайник закипел. Зайдешь? Я зашла. Меня тоже зовут Марина, представилась она. Ну а тебя я знаю, ... наслышана от своих друзей музыкантов, ты им в нотариальной конторе профессионально и быстро оформила какие - то бумаги. Мы пили чай, ... разговорились. Она много говорила о том, что мечтает взобраться и покорить вершину какое-то горы, ... хочет стать альпинисткой, хочет в жизни посетить Швейцарию. Затем она закурила сигарету, и взяла мои бумаги:
   - сиди здесь и жди меня. Я сама за тебя пойду сейчас к этому председателю домового комитета товарищу Лесенкову и потребую, чтоб он не только подписал, но и ходатайствовал от имени домового комитета, чтоб ты получала в пользование этот гараж, а не в собственность. Пусть успокоятся. Благо он живет в этом же подъезде на первом этаже в 41 квартире. Она ушла. Ее долго не было. Ворвалась она разъяренная.
   - Вот люди! Бога совсем не имеют в душе. Я, Марина вообще-то не из этого дома в этой квартире мы живем с мужем, которая досталась ему от его бабушки. Она сейчас живет в другом месте. ... Я даже не хочу расстраивать тебя. Этот алкоголик Лесенков, еле-еле держался на ногах и заверял меня в том, что ты должна жить в доме инвалидов. Что там твое место.
   Я и не знала его, этого Лесенкова. Я в своем доме никого, кроме дяди Миши и тети Веры, не знала. На следующий день помолилась и решилась сама пойти к нему, как к председателю домового комитета. От Марины уже я знала о том, что он пьет. И умер он через несколько лет от запоя.
   - Здравствуйте, извините, пожалуйста. Хочу попросить Вас, как председателя ...о помощи...
   Стоя у дверей, опираясь на трость, товарищ Лесенков, сосед по квартире товарищ Волковой, выслушал меня и гневно ответил:
   - А ну, убирайся отсюда! Я воевал, а ты кто, ... молокососка? Я домком - и мне не дали этот гараж. Я заслуженный инвалид, ... у меня "Запорожец" с ручным управлением. Он обернулся и крикнул в квартиру: -
   Вера! ... ты посмотри, у нее хватило дерзости прийти самой ко мне к председателю. Мне райисполком отказал, ... слышишь, ... ты, ... девочка, мне! ветерану великой отечественной войны. Я воевал с немцами и стал заслуженно инвалидом.
   В это время по лестнице спускалась Марина:
   - ну, не с немцами ты воевал товарищ Лесенков, а с фашистами. Мои родные и близкие немцы по национальности, а они ничего общего не имеют с фашизмом. И закрой рот. Понял коммунист, ... алкоголик "сранный". И ушла.
   Вышла соседка тетя Лена из 44 квартиры - напротив. Лесенков обратился к ней:
   - А я что говорю. Не может она сама по жизни ходить, пусть идет назад в дом инвалидов, только там о инвалидах и заботятся. ... И, шатаясь, хлопнул дверью передо мной. По вечерам стали сориться люди под моими окнами, и зло шушукаться, посылая острые словечки в мой адрес.
   - Господи, прости меня, ...а какой я инвалид ... заслуженный или незаслуженный думала я? И что мне делать?? Я рассказала на работе, все коллеге, нотариусу Диме Моторнюк. И он сказал:
   - Мариночка, что ты так переживаешь? Давай-ка я пройдусь по твоим соседям!
   Так он и сделал, причем взял с собой наших друзей несколько мужчин и женщин.
   Вернулись они разочарованные: никто подписывать не хочет, все злобно кричат, что они, мол, не виноваты, что у меня ног нет. Оказывается, соседи были в претензии и на то, что мне дали одну комнату в квартире номер три. Я даже не знала, что мне так завидуют.
   А в Диме уже азарт пробудился. И он мне говорит:
   - Я ночью приду с милиционерами. У меня много друзей, и мы это дерево вместе спилим.
   Сказано - сделано. Не знаю, как он их собрал - человек пятнадцать милиционеров. Я из окна смотрела. Вижу, только парни зашли за угол, как стали раскрываться окна. С третьего этажа закричали.
   - ...Люди, ... беспредел, ... у этой калеки в друзьях милиция ... ходит, кричала с балкона сотрясая воздух руками, старушка товарищ Кушнир с 29 квартиры третьего подъезда.
   - Смотрите, соседи ... какая у сиротки милицейская крыша, почему меня никто так не защищает, ... кричал, грозно озираясь вокруг, председатель домового комитета товарищ Лесенков.
   И во двор стали выходить все те, кто хотел и не получил гараж. Милиционеры решили, что в этом доме одни безумные живут. Какой-то жилец вышел с лопатой, ударил по плечу парня так, что у того кровь потекла. Моя "группа захвата" не успела даже дойти до дерева, а не то чтобы к стволу прикоснуться.
   Дима зашел ко мне и сказал:
   - Слушай, тут ничего сделать нельзя. Этот гараж еще сто лет пустой простоит.
   Все мои документы, ... ждали решения исполкома. Подписи от соседей я не могла представить. Я могла только молиться. На дворе осень, оставалось ровно три дня до заседания исполкома. Я ... уже не надеялась. Правда, написала письмо первой женщине-космонавту Валентине Терешковой. Тогда все писали в Москву, так было принято.
   - Помогите, - просила я. - Вы такая мудрая женщина. ...
   Я понимала, что мне в этом доме жить и жить, и без транспорта, без гаража не обойтись. Я послала ей свои документы, ходатайство с Министерства Юстиции и нотариальной конторы.
   Документы из Москвы прислали назад в этот же Ленинский райсполком по месту жительства, ... на рассмотрение. Никто из родных и близких друзей ... уже не надеялся. Отчаялись.
   На работе меня все понимали, ... сочувствовали. Работали у нас одни мужчины, в кабинете со мной сидели двое нотариусов-мужчин. Они часто убегали по делам, и я помогала им, одна обслуживала клиентов, уставая до изнеможения. Зато, идя, домой вверх по улице Комсомольской, я то и дело слышала:
   - 3дравствуйте, Марина Петровна!
   - Здравствуйте, Маричика, ....
   Вот это "здравствуйте" меня так подбадривало, от этого жить хотелось. Ты делаешь людям добро, ... тебя узнают! Это очень много для меня на тот период значило. Это как-то подбадривало, появлялось какое-то уважение себе. Нет, Господи это не была гордыня ... или зазнайство. Нет, Боже упаси! Это придавало мне силы. Значит, я кому-то могу принести пользу. Значит, во мне нуждаются. Некоторые соседи, которые жили рядом со Второй нотариальной конторой приглашали во время перерыва к себе на обед. Я ведь домой обедать не ходила, это очень далеко и мне было трудно физически. Вообще я любила свою работу государственного нотариуса. И искренне любила и люблю людей. Только не знаю, почему они меня не любят, думала я во время этой эпопеи с гаражом. Думала и потом, когда испытала, ... став политиком, предательство, ... людей.
   ... До заседания исполкома оставался месяц. И вот накануне принятия Райсполкомом решения налетела сильная гроза. Я готовила ужин. Было около семи вечера. Внезапно разразилась гроза. Молнии пронизывали резко потемневшее небо, громко грохотал гром, дождь стоял стеной. Я и без того очень боюсь молнии, особенно ночью. И тут случилось:
   На глазах всех жильцов, ... на моих глазах... удары молнии сломали два дерева. Представьте, что одним из них было именно это! Никто не ожидал такого поворота событий. На многих во дворе это про­извело настолько сильное впечатление, что они так до конца своих дней и не смогли вынести для себя окончательный вердикт: ... падает дерево, столько лет бывшее камнем преткновения, рассорившее всех людей, собравшихся под крышей дома на улице Болгарская номер 35! Я вижу в окно, как на балкон, тряся седыми космами, и размахивая руками, выходит эта Кушнир из 29-й квартиры и слышу:
   - Ведьма, ведьма! Перед окнами появляется с 5 квартиры Язловецкая, с женщиной соседкой из квартиры номер 6 и они начинают с низу возмущенно переговариваться с товарищ Кушнир, которая продолжает брызгать слюнями с балкона. Театр устроили, да и только.
   Молния в тот вечер в нашем дворе срезала два дерева. В это трудно поверить, но свидетелей - масса. Весь двор. Под дождь повыскакивали все соседи. К шуму грозы, скрежету падающих стволов примешивались выкрики потрясенных людей. Гудел весь растревоженный коммунальный муравейник. Мне казалось, что у меня содрогаются двери и стены. Никто не верил в реальность происходящего.
   Я взяла костыли и вышла на порог. Лучше бы я не выходила, Потому что соседи, - среди которых, повторюсь, были ответственные партийные чиновники - тыча в меня пальцами, повторяли:
   - Ведьма! Ведьма! Кем ты себя возомнила. Убирайся отсюда.
   И лишь одна старушка тетя Аня, верующая женщина, постоянно ходившая в церковь, ... прилюдно сказала:
   - Прекратите, ... прекратите, Вы, что делаете люди, оставьте ее в покое. В чем Вы ее обвиняете? Марина, не ведьма, это же Бог покровительствует ей, и подал знак, понятный каждому? Я считаю, что Бог отметил ее своей любовью. Случилось люди то, чему мне православной верующей ... не трудно найти объяснение. Это трудно Вам.
   Подошла ко мне и просит:
   - Мариночка, если люди возненавидели тебя, прости их, и помни, ... что Иисуса они возненавидели первым. Если они преследовали Иисуса, то они будут преследовать всегда и тебя, и меня и многих православных хрестьян. Прости их.
   Все соседи толпой пошли на меня с криком, как будто я эту молнию на них наслала. Я в испуге поспешила наверх, торопясь преодолеть ступеньки. В это время из квартиры выходили дядя Миша и тетя Вера, я еще больше растерялась, ... споткнулась и упала прямо у их ног. Дядя Миша не остановился, а тетя Вера наклонилась ко мне и подав мне костыли помогла мне войти в квартиру. И тихо не проронив ни слова, закрыла за мной двери. На следующий день явилась комиссия из райисполкома. Дерево проверили, удостоив внимания едва ли не каждый сук. Упавший ствол перегородил вход в последний подъезд. И председатель домкома Лесенков был вынужден уже писать и просить, чтобы срезали обрубок ствола. Так я официально получила этот пресловутый гараж. Соседи не сразу смирились со своим поражением. Старушка из 29-й квартиры кричала мне вслед: -
   Калека! Хромая! Убить тебя мало. Чтоб тебя парализовало!
   Через несколько дней, после этой грозы, она как всегда вышла во двор со своей скамеечкой, и демонстративно села прямо напротив моих окон: общей скамейкой она не пользовалась. И ... ее парализовало, ... прямо перед моими окнами. Я видела через окно, как она тихо смещается со своего стула на землю и как ее лицо перекашивает. Я испугалась. Кто-то вызвал скорую помощь. Выбежали соседи. Я вообще не выходила во двор. Приехала "скорая помощь", и соседку отвезли в больницу, где она, ... прости ее Господи, ... умерла.
   И еще, умерла, через некоторое время - соседка из 6-й квартиры, а за ней следом и соседка из 5-ой квартиры. Когда гроб Язловецкой спускали по лестнице, ее чуть не вывалили на первом этаже около Викиной двери. Вика жила в квартире номер 2, а я жила в квартире номер 3. Во дворе под окнами долго играла музыка. Вика зашла ко мне.
   - Маричика мне страшно. Сказала она.
   - Почему?
   - Она жила над моей квартирой.
   - Не бойся. Сейчас никого не будет, ведь она жила одна.
   - Да ты права. А ты Маричика, почему дрожишь?
   - Не знаю. Мне тоже страшно. Вика, те, кто не верит в Бога, могут отнести это к простому совпадению.
   - Но Маричика, какое совпадение и одна и другая пожелали тебе смерти. И смерть пришла, но только не к тебе, а к ним. Здесь нет ни какой мистики, и никакого совпадения здесь только Рука Божья. И православный священник этому свидетель. Надо будет пойти и молиться за упокой сразу троих, ... грешных их душ.
   - Ой, Вика, не говори так.
   - А почему? Бог все видит. Она же пожелала тебе смерти.
   Все эти события произошли, ... одно за другим. Моя подружка Агафья, которая молилась вместе со мной за этот гараж, ... крайне пораженная всеми этими обстоятельствами, говорила:
   - Господи, Маричика, я прямо-таки боюсь тебя. Получается, что, если кто-то обидит тебя, то Бог его обязательно накажет.
   - Меня? Ну что-ты, ты такая я же как и я. Боженька заботится обо всех детях. А в особенности о детях-инвалидах и сиротах. О нас он помнит и заботится в любом возрасте. И, пожалуйста, не говори так больше Гафица! ... я не думаю, что у меня есть какая-то особенная сила, ... я маленький человек на земле со своими грехами и заботами. Но у меня есть сила моей безумной веры в Него, в Бога. Во имя Него я стараюсь творить добро и всегда расплачиваться по мере возможного, ... добром. Но люди этого не ценят, ... Люди завистливы и злы, ... и почему так, ... не знаю, ... Господи! ... И из-за этого жизнь становится для меня постоянной борьбой.
   - Не радуйся смерти человека, хотя бы он был самый враждебный тебе (Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова .8,8).
  
   ***
   Строительство дома, где строилась, моя кооперативная квартира затягивалось. Ко мне переехала жить моя родная и единственная сестра Вика, которая по окончании Кагульского педагогического училища устроилась работать в Кишинев воспитательницей в детский сад, и которая прописалась у меня. Мне стало легче. Она взяла на себя работу по дому: уборку квартиры, приготовление еды, поход за продуктами. Да и общение! Кто может заменить человеческое общение с родной сестрой? Я работала и училась заочно на юридическом факультете Кишиневского государственного университета. Изучала французский и немецкий языки. Собирала материалы для будущей диссертации.
   Однажды помню, это было в пятницу, во время приема ко мне села женщина, которая, обратилась ко мне как к нотариусу за оформлением своих наследственных прав после смерти своей сестры Суховей Татьяны, проживавшей на улице Болгарская дом номер 35 в квартире номер 49. Странно то, что эта женщина могла сесть к любому другому нотариусу, но она почему-то ждала меня. Петр Митрофанович, коллега нотариус дважды выходил и приглашал ее сесть к нему, ... но она скромно отказывалась.
   - Почему Вы так долго ждали именно меня,... извините, но я постоянно занята ... клиентов много.
   - Знаете, я думаю, что Вы меня поймете. Я сама приехала из Одессы у меня здесь умерла сестра, и у нее никого нет кроме меня. Я ее похоронила, а вещи и мебель раздала. Кое-что продала и в последний момент, когда собиралась уже выходить из квартиры, ну уже домой уезжать, ... почему-то у двери остановилась и решила еще раз вернуться. На кухне я нашла сверху на шкафу сберегательную книжку. Случайно поверти, ... полезла туда. Зачем я это сделала сама не пойму, и как такое могло случиться. Пошла в сберкассу, но мне там сказали, что я смогу получить деньги только через 6 месяцев и только согласно, свидетельства о праве наследования этих денег. Сумма не большая, ... но у нее никого кроме меня нет. Поэтому я и пришла к Вам подать заявление о наследовании этой суммы. И еще понимаете, меня сын сейчас ждет в машине, я уже должна уезжать, но я когда стояла в очереди, увидев Вас, подумала, что я где-то Вас видела и вспомнила, что видела Вас в этом дворе дома номер 35. Можно я вам оставлю ключи от квартиры номер 49, я в ЖЭК уже не успею их сегодня отнести, а до понедельника я уже не могу задерживаться. Приеду я в Кишинев только через 6-ть месяцев.
   ... Господи, ну как тут не поверить, что это не твой знак?! А еще, Господи, поняла я тогда одну вещь. Почему встречаются добрые люди? Потому что добро, как и зло, возвращается. Ты сделал добро, оно обязательно к тебе вернется. Ты сделал зло, и оно тоже обязательно к тебе вернется.
   С понедельника, я начала собирать справки, и ходатайства и через неделю вместе с ключами пошла в райсполком и написала заявление, что я прошу переселить меня из квартиры номер 3 в квартиру номер 49 в этом же доме.
   - Стучите, и вам откроется. И я начала стучать.
   - Говорите и услышаны будете. И я говорила.
   - Просите и по Вере, Вам дастся. Я просила и получила ордер. В течении, 33 дней я уже жила в четвертом подъезде этого же дома на третьем этаже в квартире номер 49.
   -Возлюбите врагов своих и молитесь за возненавидевших Вас.
   Потому-что, если Вы будете любить только тех, кто любит Вас, ... какое в этом вознаграждение!? Как Господи, верны твои слова, ... воистину так! Бог мой спасибо, что ты не оставил меня, ... спасибо за Твое чудное вознаграждение! Сейчас у меня есть и квартира и гараж и машина. Разве могла я даже в мыслях об этом мечтать?
   Годы незаметно шли вперед. На дворе 1984 год. У меня был хороший муж, и росли уже двое дочерей. В тот вечер я сидела во дворе с Мариночкой на руках. Ждала мужа, чтоб помог мне нашего грудного ребенка поднять на третий этаж. И до родов и после родов подыматься на третий этаж, мне было очень трудно. К скамейке подошла и заговорила со мной старушка.
   - Здравствуйте Мариночка, ...Вы меня не узнаете? Меня зовут бабушка Лена. Помните несколько лет назад, мы встретились с Вами в райисполкоме.
   - О Господи! бабушка Лена, Вы еще много лет ждали квартиры. Я же обещалась к Вам прийти, но адрес Вас потеряла. Простите меня. Ну что, где Вы сейчас живете?
   Вдруг голос бабушки стал дрожать.
   - Вот живу я здесь в этой маленькой комнате, в третьей квартире, где ты Мариночка, раньше жила. Ее я получила через райисполком. ...Отвернулся Бог от меня. Здесь не жизнь, ... а ад. Какие люди плохие. Они хотят мне смерти. Они надеются, что после того как я умру они получат уже 100 процентов эту комнату. Разве я виновата, что мне дали эту комнату, ... они ее себе хотели. Холодильник отключают на ночь. Продукты портятся. ... Я даже по-стариковски в туалет не могу сходить. Слов не имею сказать, через что я тут с этими соседями по квартире прохожу. Среди ночи начинают стучать в двери. А вчера две мои иконы выбросили на мусор. Почему я Мариночка, не осталась там в той старенькой комнатушке доживать свой век, рассказывала она мне, вытирая слезы. Я смотрела уходящей, сгорбленной старушке вслед и сердце мое разрывалось. ... Я ведь путь проживания в этой комнате с этими соседями ... через себя прошла.
   На следующий день, вооружившись продуктами и теплым пледом, потому-что, я знала какой холод там, пошла с мужем в квартиру номер 3. Дверь открыл дядя Миша. Увидев нас, быстро попытался захлопнуть... мой муж, резко вставил в проем двери ногу. Бабушка лежала. Когда она меня увидела, двумя руками встревожено потянулась ко мне. Она хотела, что-то сказать, но голос ее залился судорожным рыданием. Ей было худо. Болезнь отнимала у нее последние силы. Меня поразило обилие православных икон и зажженных лампадок перед каждой. В тот период впервые я видала такое количество икон в одной комнате. Ощущение внутри было чего-то доброго и светлого. Я села на край дивана и взяла ее руку в свою. Старушечья, сморщенная, худая рука тихо дрожала в моей. ... У меня была такая боль в душе, будто что-то надломилось. Я ... чувствовала себя виноватой. Если бы я к ней пошла бы, тогда в гости, как обещала, и рассказала, где я живу, ... она не за чтобы, не согласилась сюда прийти жить, после того как я перешла в 49 квартиру. Если бы?! Но кто Господи, знал?
   Тогда впервые разволновавшись, я высказала соседям все, что я о них думаю. Когда я уходила я в конце с горечью добавила:
   - Я Вам вот что Вам скажу, ... боюсь, ... дядя Миша, что если бабушка Лена умрет, она и Вас заберет с собой. Уж очень много зла вы ей нанесли. Не торопитесь, укорачивать ей жизнь. Все мы под Богом ходим.
   Мне было так ее жалко. По вечерам мой муж спускался к ней и приносил ей ужин. Я приходила к ней только по субботам, потому-что, могла оставить ребенка на маму, и могла посидеть с ней до вечера. Она была глубоко верующей православной женщиной. Жить ей оставалось еще немного. Бабушка Лена ушла из этого мира через 7 месяцев. Когда бабушку Лену похоронили, дядя Миша подал документы на вторую комнату. Согласно закону вступившего в силу, к нему уже государство не имело право подселять никого. К нему приехали родственники, которые подключились к решению этого вопроса. Во дворе соседи говорили, что как только семья Бромштейн-Иванова, получит вторую комнату, он собирается сразу делать обмен и переезжать из Молдавии, а куда никто не знал.
   Прошла неделя после смерти бабушки Лены. В то утро мне не спалось. Я вышла на балкон. Был рассвет. 5-ый час утра. Около первого подъезда стояла скорая помощь. Вышли санитары и вынесли кого-то закрытого полностью белой простыней. Следом вышел дядя Миша. Он поднял голову, ... наши глаза встретились. Умерла тетя Вера. Через какое-то время после смерти тети Веры, внезапно умирает и дядя Миша. Весь дом был в шоке. Только об этом и говорили с утра до ночи. В течении короткого периода, все - один за другим умерли сразу три человека. По заключению врачей все умерли по старости лет.
   И вдруг происходит чудо! По решению райсполкома через месяц я получаю официальный ордер на постоянное проживание с мужем и двумя детьми в квартире номер 3. Выйдя из райсполкома, я, среди бела дня села на те же ступеньки сбоку здания, на тоже место, на котором я сидела много лет назад. Я снова спряталась за высокими кустами, как в прошлый раз, когда получила такой же ордер, но только тогда на одну комнату в этой же квартире. Сегодня я уже держала в руках ордер на всю квартиру.
   Мысленно возблагодарила Бога за полученную по его милости эту чудесную благодать:
- Как отблагодарить Тебя, Боже, за доброту, которую Ты мне являешь? Извечно Господи, Ты думал обо мне и сейчас Ты меня не забыл. Чтобы искупить меня, Ты отдал Свою жизнь и каждый день даруешь мне Свои благодати. Как мне отблагодарить Тебя за Твою доброту, за все что Ты для меня сделал?
   - Призываю Тебя блаженный Святой Серафим Саровский, призываю Твою душу: вместе со мной прославляй милосердие Бога, который, несмотря на то, что я недостойна, с самого моего рождения не перестаёт творить для меня добро.
  
   - Всемогущий Вечный Боже, давший блаженному Иосифу, священнику и мученику, наследовать Своего Сына Иисуса Христа до самого участия в Его страданиях, помоги моей слабости, чтобы я, наследуя мучеников, не колеблющихся умереть за Тебя, мужественно всем людям на земле свидетельствовала о Тебе всей своей жизнью. Через Господа моего Иисуса Христа, Который с Тобой живёт и царствует во веки веков, ...
дай мне рабе Божьей Маричике возрастать в вере, надежде и любви и стать закваской для Блаженств в сердце мира.
Вот и сейчас какие слова мне найти, чтоб отблагодарить Тебя Иисус и за это чудо. Только вчера я была в отчаянии, не зная как мне быть и куда держать путь, и ты указал мне дорогу на улицу Болгарскую дом номер 35, где дал Ты мне по Воле Твоей и семью и детей и мужа и угол на земле. Еще раз я воистину увидела Чудеса, которыми Ты Господи, меня постоянно осчастливываешь.
   Веди меня Господи!
   ***
   После проведенного капитального ремонта и освещения я с семьей возвращалась назад, ... в тот же угол, куда путь мне указал Ты Господи много лет назад. Во истину пути Твои неисповедимы.
   Это действительно для многих похоже на мистику. В это трудно поверить. Это трудно представить. Но это так! Я чувствовала на себе Божью благодать.
   - Имеющий, уши да услышит! Многие на земле рождены, чтобы свидетельствовать о Чудесах Бога. Все люди, которые слышат голос Иисуса, ... слышат истину. Если ты не слышишь истину, ... никто не поможет тебе.
   В квартире номер 3 на улице Болгарской дом номер 35 прожила я до середины 2001 года третьего тысячелетия, до 7 апреля 2001 года.
  
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
   ***
   - Господи, ... в эти дни очень много размышляю, ... как объединить инвалидов в борьбе за их права? А еще можно я расскажу Тебе Иисус, как я попала на прием к Председателю Верховного Совета, т.е. о моем личном визите к будущему первому президенту Молдовы - Мирче Ивановичу Снегуру.
   - Господи, ... я приступаю к претворению в жизнь идеи создания в Молдове общественной организации, представляющей интересы инвалидов и пожилых людей. Я создаю первое в стране общество инвалидов.
   - Хочу с Тобой Иисус, поделиться, о моих планах реабилитации детей инвалидов в Молдове. Меня избирают председателем национального общества инвалидов. - Моя мечта: реализация закона о социальной помощи инвалидам.
   Я сегодня задумываюсь, ... почему рядом не нашлось мудрого старого человека, который бы меня остановил? ... Кому был ... нужен ... мой патриотизм. Я горько плачу и слез своих Иисус, ... я не стыжусь.
   - Я столько лет жизни отдала этому делу? ... Жалею ли я ?... Да жалею. Лучше бы я поступила на теологический факультет и все эти годы посвятила изучению Библии и иностранных языков и проповедовала бы слово Божье во всех уголках Земли.
   Не судите меня люди. Ради Бога, не судите. Я не святая ... я грешная и такая же смертная как Вы все. Просто уж очень хотелось мне что-то на земле для Бога сделать, ... и я это делала, ... как могла. Если Вы можете сделать лучше - помоги Вам Боже!
   - Господи, американцы учат меня управлять самолетом. Покоряю небо над домом Била Клинтона в штате Аркансас.
   - Господи, завтра наступит новый день, но останутся мои старые как мир ... мечты. Здесь в небольшом багаже моей истории, собрано все мое прошлое, ... прошлое в которое я Господи, никогда не вернусь.
  
   ***
   Свобода. Конец эпохи застоя. Началась перестройка. Люди заговорили о свободе и ... потихоньку начали терять то, что имели. Никогда так много событий люди не смотрели по телевизору и никогда так плохо из них ничего не понимали. Разговоры ... встречи, ...демонстрации. Каждый и в отдельности ... и даже собравшись вместе - ловил свой кайф ... но диалогов не получалось. Жизнь усложнялась на глазах, ... и не каждого хотели слушать. Понятие и правда обо всем и, о истории в частности обретала сложность и многомерность. Государство больше не занималось пропагандой своих идей и, сквозь цели полуоткрытых ... государством дверей начала в дома людей пробиваться свобода. Многие не знали что это такое? ...Что с ней, ... с этой свободой надо делать ... и с чем ее едят? ...
   В 1989-90 годах произошел развал СССР. Молдавия, как и остальные республики, отделилась от России, и Молдавская Советская Социалистическая Республика стала называться Государством Молдова.
   Я стала серьезно размышлять о правовом статусе инвалидов в обществе. Ситуация казалась мне парадоксальной. С одной стороны, инвалиды законно претендуют на равноправие и требуют от государства его гарантий. С другой стороны, они справедливо добиваются особого статуса и льгот, что противоречит идее равенства... Как важно в этом деле соблюсти баланс интересов большинства и меньшинства! Идея этого баланса сейчас энергично обсуждается в Швейцарии, проводятся референдумы среди населения, ... где многие считают, что социальное меньшинство превращается в большинство, так как объем полученных меньшинствами прав превысил критическую массу. Во многом, по моему мнению, это вопрос философский. И он совершенно чужд общественному сознанию новых независимых государств Европы, которое подчас игнорирует существование ... меньшинств. К тому же инвалиды в этих странах часто разрознены, и препятствует объединению к сожалению и низкий уровень их сознательности. Инвалиды никогда не ощущали себя полноценными членами гражданского общества. Многие, будучи инвалидами с детства, не получали образования, не сумели развить свой интеллект, были оторваны от источников информации, от жизни. Максимум их желаний сводится к подачкам, которых они ждут от общества. Многие не хотят и не умеют бороться, работать, искать свое место среди людей, пугаются слов "я должен сам и я могу сам!".
   Моя душа протестовала против этого. Я начала понимать, что многое, очень многое зависит и от психологии самих инвалидов, от того насколько они ощущают себя полноправными гражданами своей страны.
   В декабре 1989 года, я из Москвы возвращаюсь в Молдову.
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
   ***
   Господи, продолжая уже на практике работать над претворением, и реализацией в жизнь своей диссертации, 22 декабря 1989 года, я основала Национальную неправительственную общественную организацию - Общество Инвалидов Республики Молдова. Главная его цель достижение равных прав и возможностей для инвалидов. На учредительной конференции была избрана Председателем. Срок моих полномочий составил 3 года. Работе отдавала себя без остатка, доходя порой до полного изнеможения. Иисус! можно я поделюсь с тобой тем, с чем я столкнулась, пытаясь объединить инвалидов в общественную организацию. Господи, это будет рассказ об одной из самых горьких страниц моей земной жизни.
   ***
   Люди, живущие сегодня в новых независимых государствах, до сих пор в массе своей не представляют собой гражданское общество. Воспитанные тоталитарным государством в идеологии бездумного подчинения, они лишены инициативы, предприимчивости, полны внутреннего страха, подавляющего в них темперамент борьбы. В Молдове полтора миллиона здоровых людей, являющихся полноценными работниками, мирятся с засильем работодателей, тормозящих реформу трудового законодательства, с продажностью местных профсоюзов, которые формальные переговоры с патронатом и правительством выдают за достижения в борьбе за права трудящихся. В стране, где здоровое, образованное, активное большинство равнодушно воспринимает свое бесправие, - чего можно ожидать от меньшинства, от инвалидов, которых тоталитарная система приучила ютиться на задворках общества?
   - Общество инвалидов Республики Молдова, созданием, которого я занялась, было, ... первым в стране. Трудно поверить, но в Советской Молдове такой организации не было. Впрочем, в те времена самодеятельность граждан либо заканчивалась решеткой и лагерем, либо перетекала в русло полного подчинения властям с минимумом самостоятельности. Иностранцу, попавшему в Молдову, могло показаться, что инвалидов с явно выраженными физическими недостатками у нас нет вообще: они не показываются на людях, не делают покупок в больших магазинах, не водят машину... Так было и при коммунистах, так и сейчас. В прежнее время система производства, и перераспределения материальных благ не давала излишка, который мог бы пойти на финансирование социальных льгот в полной мере. Однако пенсии по инвалидности позволяли людям хотя бы не голодать. Сегодня они получают жалкие крохи: относительные размеры пенсии уменьшаются с каждым годом, как шагреневая кожа. Заменив систему льгот, на систему адресных компенсаций, государство и вовсе обрекло пенсионеров и инвалидов на вымирание. При советской власти хотя бы существовала пару ... предприятий, где работали инвалиды. Все они развалились с началом перестройки. Может быть, для многих граждан бывшего тоталитарного государства перестройка и означала возвращение гражданских прав, но инвалидам реформы несли бесправие. Фактически они превратились в людей второго сорта, умирающих от нищеты. Создание в Молдове общества инвалидов с внешне выраженными признаками инвалидности было одной из идей моей диссертации. Я понимала, что нужен закон о социально - экономической защите инвалидов. С большим трудом попала в московскую библиотеку имени В.И.Ленина, ... чтобы достать литературу по волновавшей меня проблеме. Учась в Москве, девять раз, ... писала о своих намерениях главе правительства Молдовы премьеру господину Паскарю, несколько раз обращалась в министерство социального обеспечения Молдовы. Там мои идеи посчитали дерзостью. Власть, ... имущие не слышали меня. На свои обращения, ... даже не получала ответов, ... Мир не без добрых людей, ... Кто-то договорился с полицейским из охраны Правительства, ... и один полицейский провел меня без пропуска прямо в приемную Премьер - министра страны.
   - Маричика, ... если поинтересуются, как Вы прошли. ... Вы скажите, что на посту ни кого не было, ... Вы уж простите, но так я только выговор получу. А то если они узнают, что я Вас провел, ... меня уволят. Вы сами видите, ... что сейчас творится везде. Мой хороший друг обратился ко мне, ... попросил за Вас, просил помочь провести, ... а у меня четверо детей и я боюсь потерять работу.
   Наивно писала я и госпоже Мельник - секретарю Президиума Верховного Совета надеясь, наверное, на женскую солидарность. И опять ... Бог через добрых людей помог мне, ... и я попала к ней аудиенцию. ... Очень интересная женщина, статная, красивая... Я рассказала ей о том, ... каким вижу наше общество инвалидов в будущем: - школы, в которых дети-инвалиды учатся вместе со здоровыми детьми; колледж для инвалидов - я тогда и не знала, что за рубежом такие уже есть, там осваивают престижные профессии, переводчика книг, программиста, журналиста, бухгалтера, менеджера. ... Но опять пролом. Никакого результата. Да я и не держу на нее обиды, ... в конце концов, я ведь не за себя ходила к ней, ...да и к другим тоже. Уверена, что если бы было в ее силах, она помогла бы, по крайней мере, ... я так почувствовала.
   - Терпение нужно мне сейчас как никогда, ... убеждала я сама себя, ... делая в конце дня анализ прошедшего неудачного дня. ... Терпение и еще раз терпение дай мне Боже! Только бы сил хватило не останавливаться на пол пути. ... Решила пробиваться на прием к председателю Верховного Совета Молдовы Мирче Снегуру. День приема был назначен. Я долго ждала на улице и уже начала сомневаться в том, что удача мне улыбнется. Как вдруг увидела подкатившую черную "Волгу" и затем - вышедшего из нее высокого, дородного, крепкого мужчину. Он остановился и посмотрел в мою сторону.
   - Как вас зовут?
   - Маричика... Извините, а ведь вы, наверное, Мирча Снегур?
   - Да, я Снегур. Вы ко мне?
   - Да.
   - Вы записаны на прием?
   - Да, ...уверенно произнесли мои губы. ...
   - Заходите. Я принимаю только по записи.
   Напротив меня, ... сидел за большим столом, ... без пиджака, красивый, добротный мужчина.
   - У Вас 10 минут есть, предлагаю не терять их. И таким образом я думаю, сумеете изложить суть просьбы. Вы разговариваете по румынски?
   О! Боже, ... тут, ... по-румынски, ... подумала я, ... где-то, ... даже со страхом. Я чувствовала, что мне нужно как-то объяснить ему, что мой румынский язык оставляет желать лучшего, ... ведь в школе, университете, аспирантуре я везде училась с русским языком обучения. Господи! А какой же у нас язык румынский или молдавский, ведь я вроде бы молдаванка? Ну да разве сейчас это главное. Важно то, ... что, ... я думаю сказать, и то, ... что я скажу, ... не зная в совершенстве языка, будет не одно тоже. Но если не теперь, то когда. И вдруг, неожиданно для себя, я сказала:
   - Извините, я не успела в совершенстве выучить государственный язык. Разрешите мне говорить на русском языке, чтобы суметь выразить все, что у меня на душе!
   Снегур испытующе смотрел на меня и ждал.
   - Я пришла рассказать о проблемах инвалидов нашей страны.
   - Инвалидов СССР или Молдовы ?
   - В моем видении в Молдове обязательно должна существовать организация, которая будет заниматься защитой их прав. Я провела социологические исследования образа жизни и труда инвалидов. И у меня есть очень серьезные основания утверждать, что...
   Но тут Снегур прервал меня:
   - А кто вы по профессии? Вы живете в Кишиневе?
   - Сейчас я живу в Москве, но скоро перееду в Кишинев.
   - Вы замужем?
   - У меня две девочки. Я разведена.
   Он странно посмотрел на меня.
   - А где вы учитесь?
   - В Академии труда и социальной защиты России.
   - Да?!
   Он начал спрашивать меня о детях, о родителях. Я вдруг поняла, что этот человек охвачен чувством банального обывательского любопытства к моей скромной персоне. Та же проблема, о которой я хочу поговорить с ним, кажется ему неинтересной. Тогда я решила быть настойчивей.
   - Мирча Иванович! Помогите, пожалуйста, зарегистрировать Национальное общество защиты инвалидов и пожилых людей Республики Молдова. Для этого не надо многого. Я все подготовила. Я буду единственным учредителем-инвалидом.... Я говорила очень быстро: меня подгоняла мысль о том, что времени мало и нужно успеть все высказать. И вдруг в конце, ... тихо заплакала:
   - Помогите, ... пожалуйста, ...я так устала ходить от одной двери к другой по всем высоким инстанциям.
   Снегур остановил меня вопросом о том, где мои бумаги, а потом сказал ассистенту:
   - Найдите эти документы и пришлите мне. А вы ждите, вам придет ответ по почте.
   - Вы выказали мне великую доброту, ... приняв меня. Извините, ... но я не была к Вам записана на прием, ... Когда у Вас прием граждан, ... в эти дни уже четвертый месяц, ... терпеливо, Вас караулю. Спасибо. Буду молиться за Вас, чтобы Господь даровал Вам величие и благородство.
   Опершись на костыли, я встала и пошла тихо к выходу, ...у дверей я повернулась, ...наши глаза встретились. ... Его взгляд был задумчивым и изучающим. Это была моя первая встреча с Мирчей Ивановичем Снегуром, ставшим впоследствии первым президентом страны. Я была уверена в том, что он мне поможет. И эта уверенность была подкреплена тем, как он меня принял: по большому счету - просто, по-человечески, заинтересованно..
  
   ***
   4 декабря 1989 года я выступила по национальному телевидению Молдовы с долгосрочной программой по созданию неправительственной общественной организации - Общества Инвалидов Республики Молдова.
   перевод статьи с молдавского языка на немецкий язык
  
   Zeitung "TVR", 7. Dezember 1989, Nr. 49.
   Autorin: T.Dobrynina
   LEBEN STATT EXISTIEREN
   Kommentar: Seit September begann das republikanische Fernsehen eine neue Reihe der Programme fЭr Kinder und Jugendlichen "Zeit der Seele". Eine der Helden dieser Reihe wurde Maritschika Livitzki geworden. "Sinn meines Lebens sehe ich in der Verteidigung der Invaliden und ihrer Interesse",- mit diesen Worten begann das erste Treffen Maritschikas mit Journalisten. Diese Worte wurden Leitmotiv ihres Auftretens in der Republikanischen Versammlung der Invaliden, wo M.Livitzki den Vorschlag bekommen hat, Vorsitzende der Invalidengesellschaft zu werden.
   Diese kleine Frau auf den KrЭcken ist gehbehindert von frЭherer Kindheit, Invalidin der 1.Gruppe . Vor einigen Wochen ist sie aus Jakutien zurЭckgekommen, wo sie als Hauptjuriskonsult tДtig war. Mutter zweier TЖchter, Juristin, beginnt Maritschika Ihren harten, schwierigen Weg zum Schutz solcher wie sie selbst, von Schicksal benachteiligten Menschen.
   Auf dem Foto sehen Sie eine junge Frau, die noch nicht ganz klar versteht, was Sie von Ihrer Zukunft zu erwarten hat, aber genug KrДfte hat, um Ihre TrДume von einer besseren Zukunft fЭr Invaliden zu verwirklichen.
   ***
   И как раз в тот период в 1989 году вышла и моя небольшая статья "Не быть социально мертвым", опубликованная в центральной прессе России. Газета "Советские Профсоюзы"
   - Величайшая безнадежность кроется в слове "инвалид". Добродетель любой большой человеческой общности, лю­бого народа утверждает оптимизм жизнеутверждающего начала. Я инва­лид I группы пожизненно, и для меня, как и, наверное, для многих тысяч ин­валидов, важно не только жить, но осо­бенно важно, как жить, оставить доб­рый след в этом мире! Но стать инвалидом -- веками накоплявшееся в нашем сознании оценочное отношение, делает этот факт хуже смерти: быть живым, но социально мертвым, потреб­лять блага, пользоваться заботой и по­лучать сострадание, будучи ненужным, в своих собственных глазах. Инвалида постоянно преследует чувство кажу­щейся своей неполноценности, своей ненужности обществу и только труд, и именно труд, в котором он очень остро нуждается, будет той самой ниточкой, которая выведет его к осознанию своей значимости, к осозна­нию своего "я" в обществе.
   Как известно, проблема социальной справедливости по отношению к нам, к трудоустройству не снята с повестки дня. Часто законодательная политика нашего государства, проводимая в от­ношении работы инвалидов, в предо­ставлении льгот, не исключает дискри­минации. Так, например, люди, имею­щие одну и ту же группу инвалидности, страдающие одинаковыми фор­мами заболеваний и ставшие ими вследствие одних и тех же причин, пользуются различными льготами и преимуществами.
   В частности, на специализированных, где работают инвалиды (таких, как, скажем, "Конфенция" в Кишиневе), предприятиях, продолжительность ежегодного отпуска для инвалидов I и II групп составляет 24 рабочих дня. По желанию им должен быть предоставлен отпуск без сохранения заработной платы продолжительностью до двух лет, для сохранения трудового стажа, также рабочий день для них должен быть сокращен до 6 часов (36 часовая рабочая неделя). Кроме того, специали­зированные предприятия (объедине­ния), цеха и участки, применяющие труд инвалидов, совершенно не оборудованы с учетом потребностей физически больных инвалидов. Там в цехах, вообще очень трудно приспособиться к рабочему месту инвалиду на инвалидной коляске. Считаю что, руководители могут использовать от 30 до 50 процентов прибыли (в зави­симости от числа работающих инвали­дов) на расширение и совершенст­вование производства, материальные поощрения, улучшение социально-культурных и жилищных условий. Нам представляется крайне необходимым распространить эти льготы и на инва­лидов, работающих на предприятиях общего типа. Это будет одним из пока­зателей социальной справедливости на­шего общества.
   Закрепление только за определен­ными профессиями. Очень часто счи­тают, что место инвалидов может быть только в материальном производстве, а многие другие легкие, привлекатель­ные должности и рабочие места остаются как бы привилегией здоро­вых. Замкнутость в коллективах, со­стоящих преимущественно из инва­лидов, отсутствие широких возмож­ностей профессионального и долж­ностного роста тормозят реабилитацию и адаптацию больных людей. В особо грудном положении находятся занимающиеся надомным трудом, они так­же изолированы и отчуждены. Их заня­тость примитивна и неэффективна, не стабильна и не находится даже на ремесловом уровне. Хочу подчерк­нуть, что такое положение отражает картину всех специализированных предприятий в стране, а если раз­личия есть, то они несущественны. Главное в том, что люди хотят труда достойного, производительного и эф­фективного. Общее еще и в том, что в этой сфере, как нигде в другой, за­няли прочные позиции догматизм, формализм и бюрократизм.
   Дополнительные льготы и услуги, в которых нуждаются инвалиды, долж­ны являться частью общей системы услуг страны. Наше государство в своих перспективных планах должно обяза­тельно учитывать инвалидов. Лицам, которые стали инвалидами в молодом возрасте, должна быть обеспечена воз­можность получения работы и образования, а не пенсии или государствен­ной помощи. Нельзя забывать и поло­жения работающих женщин-инвалидов, сочетающих работу с воспитанием де­тей. Считаем необходимым внести предложение о 20-процентной надбав­ке к пенсии инвалиду I и II групп и 10-процентной надбавке -- III груп­пы, выработавших трудовой стаж, вос­питывающих детей до 1 2 лет. Эта над­бавка также будет одним из показа­телей социальной справедливости на­шего общества.
   Считаем необходимым включить в Закон о налогообложении, разра­батываемый в настоящее время комис­сиями депутатов, статью об освобождении от уплаты подоходного налога работаю­щих инвалидов I и II групп и умень­шить на 50 процентов для инвалидов III .группы. Снять налоговую бездет­ность с женщин и мужчин инвали­дов I и II групп с 18-летнего воз­раста, имеющих инвалидность с внешними ярко выраженными ее призна­ками (нарушение опорно-двигатель­ного аппарата, нет руки, сколиоз позвоночника и другие).
   Несколько слов о детях-инвалидах. У нас детей-инвалидов ждет одно - либо жизнь дома и жалостливо - любопытные взгляды прохожих во время прогулок, либо специнтернат. Что лучше - не знаю. К сожалению в интернате он не всегда окружен заботой специалистов. Специнтернат - это изоляция от внешнего мира и эти стены ребенку рано или поздно придется покинуть, а привыкать в зрелом возрасте к тому, что мир совсем иной, нежели ты представлял, очень тяжело. Другая сторона - это наш с вами мир, который не может, просто еще не готов принять больного ребенка. Начиная с того, что наши детские сады, школы просто не приспособлены для передвижения детей в инвалидных колясках, заканчивая тем, что мы не можем, не привыкли проявлять сострадание к слабому. Сегодня наше общество ориентировано на жестокость. К сожалению не все люди знакомы с понятиями жалость, сочувствие, боль.
   Малыш уже в детском саду помогающий больному другу в игре, вырастает иным. Умение понять чужую боль, прочувствовать ее своим сердцем не позволит будущему взрослому человеку бросить на произвол судьбы своего ребенка и пожилых родителей.
   Если человеку, проработавшему всю жизнь, платят такую пенсию, что остается только с протянутой рукой стоять - это ли не отторжение? Если падающему с ног от усталости учителю, выплачивают такую зарплату, что себя не прокормить, не то, что еще и детей (и так - роз в три месяца) это ли не отторжение? А 45 месячное пособие больному ребенку, когда на его лечение десятки тысяч нужны - это ли не отторжение?
   Государству следует проводить такую политику и создать такую дополнительную струк­туру льгот, которая обеспечивала бы и детям-инвалидам и взрослым инвалидам равные права и возмож­ности для участия во всех сферах жиз­ни страны.
   М. Ливицкая,
   юрист, аспирантка кафедры
   трудовое право и социальное
   обеспечение ВШПД ВЦСПС.
   инвалид I группы с детства.
   ***
   И вот, 20 декабря 1989 года, прошел I-й, учредительный, съезд инвалидов Республики Молдова. К сожалению, мы провели его только в конце года. Весь год мне пришлось ходить по бюрократическим инстанциям. До сих пор мне не верится, что я смогла все преодолеть и создать общество инвалидов.
   -Господи, Слава тебе! Я сделала это!
   Учредительный съезд проходил в актовом зале Министерства социального обеспечения, на улице Котовского дом номер 1. Среди делегатов было много людей и престарелого возраста и совсем юных, ...с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, ...с ампутированными ногами, ... инвалидов с детства. Зал заполнили коляски. Спереди сидело много инвалидов на небольших досках с ручками, при помощи них безногие инвалиды отталкиваются от земли. Со своих напольных каталок молодые и пожилые делегаты, опершись о пол руками на деревянных подножках, с глубокой болью смотрели на окружающих.
   -Таких напольных самодельных инвалидных каталок, подумала я,- наверное, нигде в мире нет. ... В зал входили родители с детьми-инвалидами на руках, ... входили взрослые сопровождающие, которые тяжело, ... и осторожно вносили взрослых инвалидов- делегатов на своих руках, ... и сажали на свободные места. Слушая делегатов, я поняла, что основной заботой съезда была проблема выживания инвалидов в новых условиях рыночных отношений. Ставился вопрос о необходимости принятия закона о социально-экономической защите инвалидов, создания подзаконных актов, гарантирующих их трудоустройство. Думая о том, как переломить существующую жестокую систему мизерных пенсий и пособий, примитивного социального обслуживания и профессионального обучения, я отдавала себе отчет в том, что это будет очень трудно. Экономика разваливается, впереди нищета. У инвалидов пока немного шансов на то, что они будут жить по-человечески. А насколько глухи к больным людям чиновники! ... Слушая родителей в семьях, которых растут дети инвалиды, я поняла, что основной родительской заботой, является проблема выживания их детей. Они ставят вопрос о необходимости создания допол­нительных нормативных актов, гарантирующих их больному ребенку, ... будущее на земле. Существующие мизерные пенсии и пособия, примитивное социальное обслуживание, трудности родителей и потеря надежды, ... заставили меня - инвалида с детства, сделать вывод:
   - Господи! Вот уж действительно перед кем, виновато наше гуманное общество, так это перед детьми- инвалидами. Ни один ребенок Господи, не виноват в том, что он родился инвалидом или стал им. Но, ... когда рождается или становится в детстве, - это маленькое тельце - калекой, ... рука ни одного врача не подымится нас уничтожить, ... а ведь мы растем.
   Поняла, я ... что, родителям полагаться следует, только на Бога, ... и на собственные слабые силы и возможности. В условиях жест­кого кризиса нашей экономики у исстрадавшихся родителей с больными детьми на руках, пока немного шансов жить по-человечески. Еще ве­лико бездушное отношение, инертность, и глухота ведомств и учрежде­ний по отношению к ним ... Сидя за столом в президиуме, я думала про себя:
   - Несомненно, многое можно списать на тяжелое сегодняшнее нестабильное время. Всем нелегко, и вроде бы, ... не до милосердия сейчас. Вот наступит светлое будущее и тогда наверня­ка, поможем, ... обогреем, ... накормим. ... Боже! Но среди всех страждущих, есть и больные дети, и которые, ... даже поведать не могут о своей боли. И родители бессильны, и душевно не в состоянии перенести устремленный на них взгляд своего маленького чадо, молящий о помощи. До этого будущего еще так далеко. А обездо­ленные люди живут сегодня. И невыносимо больно слышать молитву отчаявшейся матери, парализованного ребенка,
   - Господи! ... продли мне лета! Не дай мне, Боже, умереть раньше моего парализованного мальчика. На кого, ... милостивый Иисус! я его оставлю на земле?
   Разве это не духовная человеческая трагедия, ... когда мать молится и сострадательно взывает к Небесам, ... чтоб, на земле, ... ее не пережил собственный ребенок, которому она дала жизнь. Хочется верить, что не перевелись люди, которые придут на помощь тем, кто сломлен, кто выброшен на обочину без особой надежды, вернуться к полноценной жизни, кто так страстно желает увидеть малень­кий луч света и надежды в конце туннеля, но ... никогда его не увидит. Господи! - ... никогда.
   Матерь Божья, ... за душу задело выступление слепого парня без руки:
   - Матерь Божья! ... как же Вы зрячие ... счастливы, что можете видеть рассвет солнца. Я слепой, и физически уродлив от рождения. Чей это грех, разве мой? А я так хочу жить! Люди, ...Вам может быть страшно это слышать, ... но в моей груди ох! как бьется сердце, ...и оно здоровое, ... и оно хочет любить и быть любимым, ... вами людьми. Кто придет на помощь нам, ...слепым, ... безногим, ... тем, у кого нет надежды на возвращение в общество физически полноценных людей. На помощь тем, кто сидит в этом зале, кто привык к молчаливому внушению окружающих: выкарабкивайся сам, ... если сможешь! Люди! ... дайте мне надежду, оставьте и для меня маленький лучик солнца. Оно, ...солнце, ... рядом с Вами зрячими ... греет и меня ... слепого. И греет нас и слепых и зрячих - одинаково! Я солнца не вижу, ... но я чувствую его тепло. Помогите же мне, ... понять ...и почувствовать Вас! Ибо и не вижу я Вас, ... и тепла Вашего не чувствую!
   Сказал и заплакал, ...навзрыд.
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
   ***
   Идет съезд. В зале тишина. Люди напряженно прислушиваются к словам ораторов. Обсуждаются проблемы людей, которых природа, несчастный случай, болезнь ограничили в возможности передвижения, труда, общения. Мне дают слово:
   - Хочется сказать о главном,
   - начала я,
   - Реформаторы общественных отношений, перестраивая жизнь, изначально не просчитали социальную цену свих действий. А она оказалась высокой и проявилась, в частности, в значительном росте числа инвалидов. Это - прямой результат развала системы здравоохранения, подорожания лекарств, ухудшения качества питания. Упала средняя продолжительность жизни, возросла смертность, и не только в результате заболеваний, а и от суицида, убийств, несчастных случаев на производстве. Люди нуждаются в правовой и социальной защите. Но она не стала эффективней. Более того - она стала менее действенной.
   Я считаю, что в социальном секторе несправедливо по-прежнему основной упор делать на пенсионном обеспечении инвалидов. В сознании укоренилось множество старых заблуждений. Например, считается, что инвалиды первой и второй групп - тотально нетрудоспособны, ... и поэтому им не полагается пособие по безработице. Но почему в качестве критерия инвалидности ставится трудоспособность? Вот я - инвалид первой группы пожизненно. В шестнадцать лет врачи выдали мне свидетельство: "Нетрудоспособна. Нуждается в постороннем постоянном уходе". И что? ...Уже с 18 лет я стала работать. У меня пятнадцать лет трудового стажа, и с просьбой об ... уходе, слава Богу, к посторонним не обращалась, у меня впереди еще много рабочих, трудовых лет. Уверена, в каждом инвалиде заложен огромный потенциал физических и интеллектуальных возможностей, дарованных Всевышним? Почему общество отвергает инвалидов с порога? Ведь официальные структуры даже не знают точно, сколько в стране инвалидов. Известны лишь те, кто получает пенсии по инвалидности, кому присвоена группа. А сколько людей являются инвалидами неофициально, не получают пенсий! Надо менять систему определения инвалидности, беря за основу самые различные нарушения жизнедеятельности человека. Конечно,... мы понимаем, что этому воспротивятся те, кто отвечает за государственный бюджет. Если количество "официальных инвалидов" резко возрастет - возрастут, естественно, и расходы казны. За рубежом, кстати, если человек потерял вследствие ухудшения состояния здоровья две трети заработка, он признается инвалидом; прочие же считаются реабилитантами.
   - Инвалиды, ... у нас практически не защищены, более того - они отторгнуты обществом. Как ликвидировать этот апартеид, что сделать для того, чтобы мы почувствовали себя полноценными людьми, гражданами? Государственные и неправительственные организации должны вместе созидать новое общество, где будут созданы все условия для нормальной жизни инвалидов. И на первом плане должен стать вопрос о детях-инвалидах. У нас, как и во всем мире, с каждым годом растет их число. По данным, которыми я располагаю, детская инвалидность к началу 90-х годов увеличилась по сравнению с предыдущим десятилетием примерно вдвое. Динамика сохранялась и продолжает сохраняться в Молдове и теперь, уже в начале третьего тысячелетия. Преобладают психоневрологические заболевания (ими страдают 60 процентов детей), заболевания внутренних органов (20 процентов), опорно-двигательного аппарата (10 процентов), прочие дети инвалиды страдают нарушениями зрения и слуха. Причины известны: ухудшение экологической обстановки, неблагоприятные условия труда женщин-матерей, высокий уровень заболеваемости родителей, рост травматизма, отсутствие условий и культуры здорового образа жизни. Однако, ... несмотря на то, что проблема, что называется, вопиет к небу, до сих пор нет государственной системы учета детей с умственными и физическими отклонениями, сведений о социально-экономических потребностях их семей. Улучшить медицинскую, педагогическую и социальную помощь таким детям можно только имея точное знание об уровне распространенности нарушений здоровья, о потребностях детей в реабилитации. Многие дети-инвалиды оказываются без специализированной помощи, и поэтому коррекционную работу с ними вынуждены проводить сами родители. Но отсутствие у большинства из них специальных знаний делает эту работу неэффективной. Где же взять эти знания - ведь специальной медицинской литературы не хватает? Нужна консультативная служба, где родители могли бы получить рекомендации по уходу за ребенком, имеющим нарушения в психофизическом развитии, по его воспитанию. Не хватает квалифицированных специалистов-дефектологов, ... педагогические вузы должны взяться за их подготовку. Детям с детским церебральным параличом нужны педагоги-кондукторы для обучения их житейским навыкам: ведь таким детям нужно многократно показывать, как держать ложку, самостоятельно одеваться, переходить улицу. Но и таких педагогов вузы пока не готовят. А между тем реабилитацией детей-инвалидов давно пора заниматься всерьез и на качественно новом уровне. Предложила создать такую систему, при которой каждый инвалид имел бы личную программу реабилитации, составленную с учетом его особенностей. Программа реабилитации детей с отклонениями в развитии должны включать в себя блок медицинской, психолого-педагогической, социально-бытовой реабилитации. Ее участниками должны быть, кроме медиков и родителей, педагоги, психологи, социальные работники. Дома-интернаты, реабилитационные центры для детей-инвалидов, нуждаются и в таких вещах первой необходимости, как специальная мебель, различные приспособления (поручни, манежи-ходилки, кресла-коляски, функциональные кровати, противопролежневые матрасы и др.). Протезную помощь получает лишь очень немногие нуждающиеся в ней дети-инвалиды: сказывается то обстоятельство, что протезно-ортопедические изделия у нас низкого качества, к тому же для их изготовления требуется много времени. Техническая оснащенность предприятий и поставляемых материалов не отвечает современным требованиям, нет достаточного количества квалифицированных специалистов.
   Я говорила, - и чувствовала, что в зале меня слушали внимательно, заинтересованно, доброжелательно. Мои дети и муж сидели в зале среди всех.
   - ... Остро стоит в нашем обществе проблема организация семейного отдыха, Семья, где есть ребенок-инвалид, сейчас не имеет возможности провести свой отпуск в санатории, доме отдыха. Туда не принимают детей, нуждающихся в постороннем уходе, там нет условий для больных малышей. А ведь семье, имеющей такого ребенка, необходима кратковременная психологическая разгрузка. Очень нужны учреждения для кратковременного содержания детей с особо тяжелыми формами инвалидности. А проблемы детей, страдающих заболеваниями центральной нервной системы с нарушениями психики эффективную, комплексную медико-социальную помощь вообще могут получить только в реабилитационных центрах! Туда должны принимать и выпускников детских домов-интернатов. В целом вопросы набора групп для реабилитации должна решать специальная приемная комиссия; специалисты - реабилитологи, должны обследовать проживающих в детских домах-интернатах, планировать прием. На мой взгляд, в реабилитационных центрах можно было бы обучать детей по следующим направлениям: социальная адаптация, трудовое обучение, функциональная тренировка поведения, развитие речи. Многие инвалиды, чей интеллектуальный уровень достаточно высок, могут обучаться сверх общей программы: их можно направлять в высшие учебные заведения, в колледжи, в школы народного творчества, на курсы кройки и шитья, в мастерские по изготовлению разных приспособлений для инвалидов. Опыт зарубежных стран показывает, сказала я, что деньги, затраченные на реабилитацию инвалидов, окупаются. Во-первых, такие люди в состоянии сами себя обеспечивать, во-вторых, они в состоянии обеспечивать других, работая и платя налоги.
   С трибуны не умолкал мой голос, ... Господи! ... я так боялась, что-то недосказать, ... что-то забыть, ... боялась остановиться.
   - Уважаемые делегаты, хочу обозначить главную, на мой взгляд, ... проблему инвалидов в обществе. Трудовой потенциал таких людей, как правило, не реализуется. Инвалидов просто не хотят брать на работу, у них меньше возможностей получить высшее образование и ученую степень. И причина этому - тот дискомфорт, который здоровые люди часто ощущают в общении с инвалидами. Многие инвалиды остро ощущают пренебрежительное к себе отношение, особенно - женщины с внешне выраженным дефектом. Большинство инвалидов мечтает о том, чтобы интегрироваться в общество, жить вместе со здоровыми людьми, а не рядом с ними. Есть и такие инвалиды, которые стремятся жить изолированно, причем среди них много молодых людей. Это - результат мучительных комплексов. Очень важно, хотя и очень трудно преодолеть этот барьер. И тут инвалиду никак не обойтись без помощи и поддержки государства. Во-первых, инвалид должен иметь особые права на образование, потому что именно образование является для него путевкой в жизнь. Во-вторых, нужна квота занятости инвалидов для предприятий, учреждений, организаций всех форм собственности: к примеру, пять процентов средней численности работников. Общество должно позаботиться и о средствах передвижения, социальной квоте жилья, земельных участков для ведения подсобного хозяйства. Государство должно обратить внимание на информационное обеспечение инвалидов: статистику состояния здоровья и потребностей инвалидов, создания безбарьерной среды жизнедеятельности. На его совести и создание реабилитационной индустрии - промышленной базы системы социальной защиты: я имею в виду производство средств, облегчающих труд и быт инвалидов. Муки, которые родителям, воспитывающим детей-инвалидов, приходится испытывать, поистине неимоверны. ...
   - Имеет ли общество право закрывать на это глаза? Стоит только кому-нибудь из нас заболеть, как тотчас же к нам является врач. Когда кому-то нужна операция, перед ним сразу же распахиваются двери клиники. Но представьте себе, что в селах сотни людей живут, не получая никакой медицинской помощи и не имея надежды когда-либо ее получить. День ото дня изувеченным детям приходится терпеть ужасную боль, от которого врачебное искусство их могло бы избавить. День ото дня в стенах множества сельских домов властвует отчаяние, которое мы могли бы оттуда изгнать. Пусть же каждый из нас представит себе, во что превратилась бы жизнь его семьи, хотя бы за год, если бы ей пришлось все это время обходиться без помощи врачей! Пора нам пробудиться от сна и увидеть, как велика наша ответственность перед другими! Когда я смотрю на избавление от страданий больных детей в этой маленькой стране как на задачу всей моей жизни, я исхожу из чувства милосердия, к которому призывают Иисус Христос и религия. Но вместе с тем я взываю и к разуму человека, к тому, что нам следует совершить во имя облегчения участи этих детей. Нельзя смотреть на это как на простое "доброе дело". Это наш неотъемлемый долг перед ними! Теперь будет не так: мы должны объединиться и сообща напомнить о себе людям.
   Господи! прости, но о чем бы я ни говорила - я очень хотела, пыталась ... донести до слушателей очень важную мысль:
   -Сами инвалиды должны быть активными участниками реформы системы их социального обеспечения и всего процесса принятия решений об их статусе в обществе. Ведь только они знаю, что им нужно в первую очередь.
   Вот почему, нужно, чтобы органы исполнительной власти привлекали полномочных представителей общественных объединений инвалидов для подготовки и принятия решений, затрагивающих интересы последних. Решения, принятые вразрез с этим правилом, должны и могут быть признаны недействительными в судебном порядке.
   Помню, в тот день я рассказала своим слушателям о письме, которое получила от знакомых родителей сына-инвалида (он умственно отсталый):
   - Маричика, - писали мне ребята, - мы с друзьями выступили инициаторами строительства центра социальной реабилитации и адаптации для умственно отсталых детей. Под строительство был официально выделен участок. Представляешь, Маричика, родители таких же больных детей подняли всех друзей и знакомых, провели изыскательские и проектные работы, потратили более миллиона рублей - эти деньги пожертвовали чужие люди. Двести семьдесят три детей - инвалидов ждали с нетерпением открытия центра. Но... многие местные жители этого микрорайона были категорически против этого проекта. Мы, мол, ... нарушим привычную среду обитания всех жильцов, когда здесь вдруг внезапно появятся много новых посторонних лиц ... к тому же еще и умственно отсталых инвалидов, с которыми придется сталкиваться каждый Божий день.
   И вот ... все остановилось.
   - ...Я читала письмо и вспоминала рассказ о том, как начале 60-х годов сестра президента США Джона Кеннеди, Юнис Кеннеди-Шрайвер, с такой же группой энтузиастов создала первый, дневной, спортивный лагерь, для умственно отсталых инвалидов. Деятельность этой организации показала: умственно отсталые люди демонстрируют отличные способности в том, что касается физической активности; они могут показывать гораздо более высокие результаты в спорте, нежели здоровые люди. В 1968 году Юникс-Шрайвер удалось уже организовать первые всемирные специальные олимпийские игры. А два десятилетия спустя Специальное движение было официально признано Международным Олимпийским комитетом. На протяжении ряда лет его инициаторы, в том числе нынешний президент Международного специального олимпийского комитета, известный общественный деятель США Сарджент Шрайвер, предпринимали попытку вовлечь в это движение и социалистические страны, однако, поскольку "руководящие инстанции" КПСС этого не одобрили, ничего не вышло.
   Добрый Господи, к сожалению, в молдавском обществе, в котором я росла множество рядовых людей убеждено в том, что инвалидов нужно прятать, с детства и до старости лет как семейный позор. Сначала это детские дома инвалидов, затем дома для взрослых инвалидов, ... все они должны быть учреждениями закрытого типа. Инвалиды не могут управлять государством, ибо в этом случае их физические недостатки бу­дут у всех на виду. Те же люди исповедуют мно­жество других, косных, на первый взгляд, не связанных с этим убеждений. Например, они убеждены в том, что женщина по своим интел­лектуальным возможностям и уровню психичес­кой уравновешенности, стабильности стоит на много ниже мужчины, а потому должна находиться у него в подчине­нии, и может быть им, ее "хозяином-мужчиной" избита или сексуально истребована в любой момент. Они считают, что белый парень может встречаться с чернокожей девушкой только и только из корысти, но никак не по любви. Они считают, что мо­лодые люди не должны шокировать старших сво­им внешним видом, а люди третьего возраста - должны освобождать должность в государствен­ном учреждении немедленно, по достижении пенсионного возраста. Все это вместе взятое я называю диктату­рой большинства.
   Общество в сущности терпимо и к женщинам, тинэйдже­рам, инвалидам, русскоговорящим, цыганам, баптистам, хасидам, неграм, гомосексуалис­там. Но при одном условии. Все они должны знать свое место, находиться в духовном и со­циальном пространстве, ограниченном невиди­мым барьером.
   Всю жизнь, начиная с детства, я прожила там, в этом апартеиде. В сущности, ... я пробивалась, ... протискивалась вверх пусть с очень большим трудом, но ... все же медленно ступенька за ступенькой, шаг за шагом я поднималась, если можно так сказать по социальной лестнице, в этом непробиваемом "сэсэсэровском" молдавском социуме. И хочется мне верить, что подавляющее большинство людей, которых я встречала в жиз­ни, относились ко мне с уважением, отдавая должное моим достоинствам. Единственное, с чем они не могли во мне смириться - с тем, что я претендовала на права, которые, по их мне­нию, мне даны не были. Я вела себя как здоро­вый человек. Я не хотела знать свое место.
   - Вспоминаю, такую историю, уже после перестройки. В 2000 году наши молдавские инвалиды поехали на Параолимпийские игры - в отличие от здоровых олимпийцев, за свой счет. Эти люди нашли спонсоров, которые согласились одолжить им деньги на поездку: казна обещала позже рассчитаться со спортсменами. В итоге молдавские олимпийцы-инвалиды показали результаты лучшие, чем их здоровые коллеги. Одеты они были в дешевые, нищенские, позорные костюмы, а финансовых субсидий из государственного бюджета так и не увидели. Но история на этом не закончилась. Когда инвалиды возвращались назад из Австралии в Молдову, им нужно было при пересадке доплатить, своей родной молдавской авиакомпании по сто долларов за каждый билет. Этих денег у олимпийцев-победителей не оказалось. ... И самолет - кстати, полупустой - улетел без них.
   - Вспоминая сегодня тот день, я понимаю, каким романтиком была. И все же я понимала, что придется приложить немало усилий, чтобы программа улучшения социальной жизни инвалидов обрела законодательную базу, а тем более - воплотилась в жизнь. Впоследствии, будучи депутатом парламента, я, действительно, многое из задуманного реализовала. Но я не могла себе даже представить, в какой ад превратится жизнь подавляющего большинства инвалидов через десять лет после обретения страной суверенитета и развала советской системы социальной защиты.
   - Сегодня, когда пишу эти строки, уже можно увидеть, что дал людям закон о компенсациях, пришедший на смену закону о льготах для социально уязвимых слоев населения. Когда предлагались компенсации вместо льгот - это казалось логичным. Ведь тяжесть оплаты льгот несли на себе производители услуг: транспортных, коммунальных. Это было ненормально, ведь социальную помощь должен оказывать государственный бюджет, а не бюджет предприятий. Тем более, что предприятиям стоимость предоставленных неимущим льгот казной не возмещалась, что приводило к колоссальным убыткам. Но даже самую разумную, скопированную с лучших стандартов систему можно извратить, бездумно поставив на людях очередной варварский эксперимент. Закон обязал казну выплачивать компенсации - но денег не оказалось. Людей заставили собирать бесчисленные справки, инвалиды и старики часами стоят в очередях. Как будто тот, кто был на социальном учете как безногий, мог перестать им быть или ... как будто слепой мог прозреть! К тому же многие вообще лишились права на помощь. Оставшись без поддержки, люди встретили беззащитными зиму, приближения которой мы, жители молдавской европейской страны, всякий раз ждем, ... с все более нарастающим ужасом: мы не знаем, будет ли у нас тепло в квартирах.
   Разве об этом мечтали мы в начале 90-х годов, когда радовались рождению нового государства, когда создавали первую в стране неправительственную организацию для поддержки тех, кого судьба обидела так жестоко?
   ГОЛОСОВАНИЕ: ... Меня избрали Председателем.
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
   ***
   - Господи, в день, когда я взяла в руки документ, свидетельствующий о моем избрании председателем Республиканского общества инвалидов, я впервые задумалась о том, что мне нужны навыки управления неправительственной организацией "non profit". Их у меня не было. Опыт и знания нужно было приобретать в движении. Я была просто Дон Кихотом. Я была уверена в том, что благородство моих намерений - залог того, что общество с радостью пойдет мне навстречу. Я была убеждена, что инвалиды с радостью начнут работать во имя того, чтобы отстоять свои права, завоевать себе достойное место в обществе тотального господства здоровых людей. Мне думалось, что благие намерения мостят дорогу в светлое будущее, а опыт и знания гармонично наслаиваются на этот стержень.
   - Милостивый Боже! ... Как я была все же наивна! Боюсь, что на этом романтичном этапе моей жизни я мало задумывалась о такой прозе, как бухгалтерский учет, аренда помещения, материальная ответственность, уплата налогов. Да и кто из нас, бывших советских людей, думал о таких вещах всерьез? Слово "собственность" в обществе, где я выросла, произносили с неизменным осуждением. Понимание того, что за все нужно платить деньги, приходило шаг за шагом. Ведь мы привыкли к тому, что блага распределяются. Слова "платить" не было в нашем лексиконе - было слово "выделить". Профессия бухгалтера в прежней моей жизни была одной из самых незавидных. В советских комедиях бухгалтеров любили выводить в клоунском обличье. Их практицизм и приземленность высмеивали, делая фоном романтической устремленности положительного героя, презиравшего материальную сторону жизни. Слово "менеджмент" в начале 90-х годов в Кишиневе употребляли единицы. О технологиях работы с персоналом никто и не слыхал, в ходу было слово "кадры".
   - Уверена, что перестройка сознания в 90-е годы была для многих болезненной. Мы очутились в другом мире, логики которого не понимали. Одни проявили достаточную комфортность и подчинились новым правилам игры. Другие до сих пор не смирились, тоскуя о прошлом. Когда лучше и легче жилось - прежде или теперь? Вопрос этот мы до сих пор не устали обсуждать. И нет на него ответа. Где лучше живется животному - в вольере зоопарка или в диком лесу? Это были годы, когда я выдавливала из себя по капле психологию раба, которому государство из милости и в знак одобрения его лояльности выделяет долю. И все же свою деятельность председателя общества инвалидов я начала с того, что отправилась в министерство социального обеспечения с просьбой выделить нашей организации помещение для офиса. Секретарь министерства, к которой я обратилась с просьбой записать меня к министру на прием, жестко расставила акценты:
   - Вы извините, но министерство не предоставляет помещения общественным организациям, у него другие функции.
   Увы, я не понимала даже того, что бывают правительственные и неправительственные организации, ведь в прежние времена говорили: все вокруг наше, все вокруг - твое. Как же так, думала я, ведь прошу-то не для себя, а для людей, для граждан своего государства? Секретарь министерства, заглянув в бездну моей наивности и ужаснувшись ее глубины, спросила:
   - А вы хотя бы зарегистрировали свою организацию?
   Приема у министра социального обеспечения пришлось ждать месяц. И все же он состоялся. Министр, худощавого телосложения мужчина, ... убеждал меня:
   - Повторяю Вам, ... в Министерстве Социального обеспечения не раздают помещения, ... их распределяют городские власти, ... Вам следовало бы Госпожа Ливицкая обивать пороги городской мэрии, ... а не ждать приема у меня целый месяц. Я удивляюсь Вам, ...удивляюсь. Зачем Вам, ... вот, ... скажите, пожалуйста, нужно было столько сил потратить, чтоб зарегистрировать эту общественную организацию для инвалидов. Вы словно с неба сошедшая! Ведь у Вас ничего нет, ... кроме фанатичной бредовой цели ... зачем? Поймите, что решением всех вопросов для инвалидов занимается наше министерство, и, ... занимается, уже много - много лет. Поверти мне, ... Маричика, что наш хлеб, ... Вы все равно не заберете, ...улыбнувшись, ... и протягивая мне руку для прощанья, закончил разговор министр.
   - Мне следовало уйти. Но я взмолилась:
   - Дайте хоть комнатушку, хоть стул и стол...
   И министр, ... сдался. Мы получили комнату, ... на первом этаже, ... прямо рядом с входной дверью в многоэтажном, ... здании Министерства социального обеспечения. С правой стороны от нас находился общественный туалет, ну а, ... с левой рядом с лифтом, сидел вахтер. На дверях, ... я повесила вывеску
   - " Республиканское общество инвалидов Молдовы".
   - Вот, ... Господи! ... мы, инвалиды, впервые во всеуслышанье заявили о себе... пусть даже и при таких условиях. ...Спасибо за кабинет, ... "государственному министру Министерства социальной защиты инвалидов", ... Спасибо!
   - Что хотела сделать я, ... Господи? Создать неправительственную организацию, которая возвысила бы голос в защиту прав инвалидов. Потому что страна, в которой есть "отверженные", не может быть уважаема в мире. Я хотела жить в стране, которую уважали бы соседи, иностранцы. Вот такой была моя маленькая программа, которую я фанатично принялась претворять в жизнь. Строго говоря, наше общество не было неправительственной организацией: средства - весьма скудные - оно получало из государственного бюджета. По-другому в те времена быть и не могло. В начале 90-х годов еще никто не знал значения слов "грант" и "спонсор". Да и теперь, десять лет спустя, большинство неправительственных организаций не могут содержать себя и существуют на деньги зарубежных филантропов. Что касается собственного, родного молдавского государства - оно им помогать не может. Теперь у меня был кабинет. Туда в любое время заходили все, кто хотел. Обычно с утра до ночи здесь толпились люди, стучала машинка. Часто меня самой там не было: я обивала пороги учреждений, стучась в двери чиновников, большинство из которых меня слушали, но не слышали. По городу я передвигалась с огромным трудом, вкарабкиваясь в троллейбусы и автобусы, на такси денег не было. На работу приезжала с разбитыми ногами, в синяках. Меня толкали - люди это делали неосознанно, им просто мешала эта молодая женщина на костылях, стоявшая на второй ступеньке троллейбуса. Я постоянно слышала слова извинения, но это не снимало внезапной острой боли в ногах. По вечерам я набирала горячей воды в тазик, добавляла сухой горчицы и опускала туда ноги, чтобы уменьшить ноющую боль. И каждый раз старшая дочка Ирочка, приносившая мне в комнату тазик с водой, спрашивала: -
   - Мама, а почему у тебя ноги опять в синих пятнах?
   Как только я получала заработную плату, и у меня появлялись деньги, я старалась покупать себе верхнюю одежду. Пусть даже в ущерб желудку, я обзаводилась элегантной одеждой, хорошей косметикой, духами. Я говорила себе:
   - ...Никто ведь не знает, как я живу. Может дома, у меня нет хорошей мебели, может, нет красивого постельного белья. Но по мне, по поему внешнему виду, ... этого не должно быть видно. Я должна внушать уважение своим внешним видом. Я должна быть, ... хоть и на инвалидной коляске или на двух костылях, но все же более или менее представительной. Не раз мне говорила моя бабушка:
   - Встречают по одежке, ... провожают по уму.
   От этого может быть, ... в какой то степени тоже зависит отношение власть предержащих к обществу инвалидов? ... Ведь они привыкли видеть нас униженными, с протянутой рукой, со следами нужды во внешнем облике. А мы больше не хотим быть такими! Впрочем, я вообще всегда большое значение уделяла одежде. Это - своего рода способ самовыражения. Твое платье может выразить твое настроение - а может и скрыть его. Бабушка права, по одежке тебя, в конечном счете, ... действительно всегда встречают, а иной раз и провожают. Как часто бывало, я оставляла "на хозяйстве" Агафью, а сама уезжала в провинцию, не обращая внимания на то, что ломило от боли спину и ноги. Нередко ехать приходилось на специально оборудованной машине какого-нибудь инвалида, больше похожей на постоянно тарахтеющую жестянку, чем на средство передвижения. Приезжала в райисполком. Долго сидела в очереди в приемной председателя. Потом заходила, представлялась и говорила:
   - Я считаю, что и в вашем районе должна быть такая организация, как - районное общество инвалидов.
   - Да зачем нам это надо? И кто будет этим заниматься?
   Когда мне стали отказывать в одном районе, потом в другом и третьем, я решила сменить тактику. Отправившись вновь на прием к министру социального обеспечения, я начала убеждать его издать приказ, который обязал бы исполнительную власть районов зарегистрировать общества инвалидов. Это было очень нелегко. Чиновники хорошо понимали, что инвалиды начнут отстаивать свои права. Я сотни и раз открывала и закрывала за собой двери, пока готовился этот приказ! Но теперь мне стало легче работать: бумага "срабатывала" - безотказно.
   После того, как соответствующее решение принимал райисполком, мне приходилось идти в собес, составлять списки инвалидов, имеющих образование и стаж работы по специальности, говорящее об определенном опыте жизни, которые могли бы быть активным ядром будущего общества. Признаюсь, ... очень даже трудно было найти в молдавских селах инвалидов с детства с высшим образованием. Приходилось искать, ... знакомиться с людьми, имеющих, уже хоть какое-нибудь образование. Беседовать ко многим я шла домой. Просила согласия стать председателем районного общества инвалидов.
   - А что это, г-жа Маричика? А как это? Это будет очень тягостно?
   - беспокоился мой новый знакомый, ...и его где-то можно было, ... и понять, так как почти 70 лет таких общественных организаций в Союзе вообще не было.
   И я в десятый, двадцатый, тридцатый и сороковой раз терпеливо объясняла, уговаривала.
   - А зарплату, будем получать? ... и какую?
   - задавали мне неизменный меркантильный вопрос.
   - Ну, ... если будем, ... то, что ж.
   Надо было организовывать районные конференции. Для этого необходимо было по спискам собеса рассылать приглашения всем инвалидам. Потом искать помещение. Готовить речь. На всех конференциях я выступала, терпеливо отвечала на все вопросы. Потом проходило утверждение председателя. Я, как правило, понятия не имела о том, кого выдвигаю на этот пост. Бывало, я его не знала даже в лицо! А ведь я ручалась перед людьми за этого человека, ... за его совесть и честь.
   Но что делать: учредительные конференции я провела во всех 49 районах, в том числе и во всем Приднестровье и во всей Гагаузии - Господи! Во всей республике ... я все пробивала, ... одна-одинешенька! Возвращалась я из этих поездок измученная, истрепанная, перепачканная, голодная, с пересохшим горлом и запылившимися волосами. Шла не домой, а на работу. В кабинете уже никого не было. Сидела, ожидая меня, одна лишь верная Агафья.
   - Маричика, неужто есть еще силы?
   - Да! ...Слава Богу! ... А как у нас идут дела здесь, Гафица?
   - А что здесь? Да все то же. ... Надоело! Надоело!
   Сколько раз я плакала, упрашивая Агафью бросить свою службу и перейти на постоянную работу в общество! Сколько раз я говорила ей, что готова стать на колени! Но Агафья боялась рисковать. И я, ее хорошо понимала. Инвалиду было безумно сложно найти работу. И потому своим малооплачиваемым, но постоянным местом подруга дорожила. Однажды вечером на ту же привычную тему мы беседовали до двух часов. Плакали. И Агафья сдалась.
   - Ладно, не плачь. Ну, хорошо, прихожу к тебе на постоянную работу. Я поняла, Маричика, что это твоя жизнь. А значит, и моя. Так тому и быть.
   Я до сих пор благодарна Агафье за то, что она поверила мне. В самом деле, она послана мне Богом.
   А потом я еще не раз выспрашивала:
   - Агафья, ты уже написала там у себя заявление об уходе?
   - Что ты меня все торопишь, Маричика?.. Мы уже идем с тобой одной дорогой. А бумаги это формальности.
   Моя мама, ... Ирина Степановна, ... мне и Агафье Георгиевне Робу, нам вдвоем, ... частенько говорила, качая головой:
   -Господи, дети, сколько Вы боретесь! За кого Вы боретесь?
   Мама считала, что ребенок-калека брезглив некоторым физически здоровым людям. Они стараются держаться от него подальше, он портит им настроение. Так говорит человек, который пережил то, что, может пережить только женщина-мать, воспитывающая больного ребенка.
   Страдания матери чей малыш, немного потемпературил, либо даже перенес тяжелую болезнь, - это лишь капля в море тех страданий, которые испытывает женщина-мать, чей ребенок, ... вообще не двигается из-за паралича!
   Мне, Господи! ... наверное, было обидно даже не равнодушие или брезгливость здоровых людей - к этому я привыкла. Мне было обидно, что окружающие меня инвалиды, которые вроде бы должны помогать, чтоб мы могли вместе, сообща бороться за равные права и возможности со здоровыми людьми, ... но, к сожалению, многие и даже большинство из них, видят только свою личную боль, ... только свою, ...и замыкаются только на своей личной проблеме.
   Наверное, и из-за этого то, что так хорошо начиналось у меня, ... не все сбылось. Когда люди вместе - они сила. ...А по одиночке ...
   Очень часто мама, с неистовой силою, обнимая меня, ... со слезами на глазах говорила мне:
   - Что тебе еще надо? У тебя столько своих проблем! Зачем тебе чужие? Пусть их решают такие, как господа Снегур, Лучинский, и другие власть предержащие. А ты, дитя, - ты подумай о себе! Ты так похудела. Да и дети твои постоянно одни дома ждут тебя, ... высматривают в окошко. С бабушкой хорошо, но они маму постоянно хотят видеть рядом.
   Я с грустью отвечала:
   - Отчего же ты плачешь? Посмотри на меня, ... ну какая я худая? Это тебе только чудится. Да я немного устаю, но я люблю свою работу, ... наверно я должна быть более долготерпеливой, и стараться больше любви дать этим людям. Мама, ... любовь в мире милосердствует и никогда не ищет своего, любовь всегда надеется и все переносит. Мама, если не я, то кто поможет ... кто? И пока Бог дает силы, ...я буду стараться, но ... уж очень трудный этот урок жизни. Я не держусь за кресло председателя, ...просто кто-то всегда должен быть первопроходцем, ... на определенном этапе я уйду, и кто-то другой продолжит начатое мной дело. Для меня важно сорадоваться истине, и чтоб мое дело не погибло на корню. А своих кровинушек, родных дочурок своих я очень люблю и стараюсь все свободное время быть с ними. ... Стараюсь мама, ... но понимаю что ты права, ...я сама очень подолгу скучаю и чувствую часто их рядом отсутствие.
   - Маричика,...
   не унималась мама,
   - я не хочу, чтобы это была именно ты, чтобы мучилась ты! Я хочу тебя видеть счастливой. Не плачущей, а смеющейся.
   - Мама они поймут, ...мама, они поймут обязательно ... однажды, и тогда...
   - Да никогда они не поймут, Маричика! Посмотри, ... оглянись, ... вокруг столько нищеты, злобы, нетерпимости, в глазах людей какой-то рабский страх. Иисус Христос очень тяжело пострадал за грехи людей, ... но люди это, разве поняли? Если человеку причинить зло - он будет тебя помнить всю жизнь, если же сделать ему добро - он сразу же забудет тебя. Послушай свою мать, послушай дочь моя, ...бескорыстно на земле кроме Бога никто не помогает. ... Никто! Ну разве, что родители еще ... да и то не все. Бог изначально знал то, что случится, ... и добровольно пожертвовал собой. Постарайся понять маму, ... что дает тебе защита прав инвалидов? Ты пренебрегла здоровьем, семьей ...и, ... собственной прочно наметившейся карьерой. ... Господь дал тебе упорство и ясный разум. ... Надо стараться ... доченька просто жить как все.
   Я начинала спорить с мамой. Обычно домой я приходила поздно. Жили мы на третьем этаже, это потом уже поменялись на первый. Как сейчас вижу, мама стоит на балконе и кричит в темноту:
   - Маричика, это ты?
   - Да, мама, это я.
   - Я по стуку костылей догадалась, что это ты. ...Слышу с балкона взволнованный голос мамы:
   - Ох, Маричика, хорошо, что ты пришла. Неужели ты еще держишься на ногах?
   Я молчала. Наверно мне было стыдно маме сказать, что у меня сил уже нет, что я думаю только о том, как добраться до кровати.
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
   ***
   В Молдавии, ... В 1990 году был организован так называемый "мост цветов".
   Граница между Молдовой и Румынией была открыта на сутки, мост на реке Прут, разделяющей эти государства, можно было переходить свободно. Был налажен безвизовый режим перехода границы. Для многих людей этот день стал одним из самых памятных в жизни. Ведь в течении многих лет советское государство запрещало ставить рядом слова "румынский" и "молдавский", игнорировало тот факт, что население Молдовы и Румынии говорит на одном и том же языке, имеет общие исторические корни. За чтение румынских книг на латинской графике можно было попасть в картотеку КГБ. Молдаване, как и русские, пользовались кириллическим шрифтом, изобретенным в средние века болгарскими монахами Кириллом и Мефодием. Однако в 1991 году, обретя независимость, ... Молдова перешла с кириллицы на латинскую графику.
   "Мост цветов" стал первым за многие годы общенациональным праздником, в котором приняли участие инвалиды. Я обратилась к активистам Народного фронта Молдовы, организовывающим это мероприятие, с просьбой выделить автобус для инвалидов. У них его не оказалось. Транспорт нашелся в другой организации. Какая это была радость! Многие люди впервые могли увидеться с жившими в Румынии родственниками, не боясь, что это отметят спецслужбы. Встреча произошла на зеленом берегу реки, многие взяли с собой вино домашнего приготовления, продукты. Я не могла скрыть свою радость, ... видя, как люди умеют радоваться.
   И вдруг, Агафья мне говорит:
   - Однако почему-то некоторые инвалиды не сумели порадоваться вместе со всеми этому празднику. Их раздражает то, что на "мост цветов" ты Маричика,... приехала не со всеми на автобусе, а на машине "Волга", принадлежавшей обществу инвалидов. И, в эту четырехместную машину, ты должна была посадить ... кого угодно. .... Но только уж очень это не прилично, по их уразумению. ... Как это все инвалиды в автобусе, а ты Маричика, ... такая же, как все и ... на Волге.
   - Агафья, ... О! Господи, ...неужели они так думают? ...Чего стоило мне получить этот автомобиль! Ты же знаешь?
   - Маричика, .... подружка моя. Я все знаю, и жалко мне тебя, ... но вот ты только им объясни. Чувствую я, ... то ли еще будет. Ой, ...ой, ... ой!
   Дело в том, что денег у организации не было и быть не могло. Купить мы транспорт были не в состоянии, мы могли лишь просить правительство об этом. В те годы в стране еще не было свободного рынка автомобилей. Их распределяли также, как и жилье, нужно было стоять в очереди, ждать годами, когда подойдет твоя очередь на автомобиль. По моей просьбе специальная организация, ведавшая проблемами планирования, производства и распределения товаров - Госплан ходатайствовала о выделении "Волги" молдавскому обществу инвалидов перед производителем этих автомобилей,- Горьковским автозаводом имени Лихачева. С письмом от правительства, который мне подписал заместитель премьер-министра по социальным вопросам, господин Платон я ездила в Москву. Оттуда затем в город Горький, и, наконец, ... получила машину марки "Волга", которую использовала, как председатель для нужд общества. Однако некоторым инвалидам эта "льгота" колола глаза. Годы нищеты и распределения привели к тому, что для людей вещи, получить которые было так трудно даже за деньги, стали фетишами. Люди преувеличивали роль предметов быта в жизни. Человек, считавший автомобиль не средством передвижения, а чуть ли не божеством - ведь он был недосягаем! - болезненно воспринимали наличие машины у кого-либо другого. Марка автомобиля, личный транспорт, ... либо возможность пользоваться служебным, в Молдове был и до сих пор ... остается - ключевым вопросом социального имиджа.
   Через много лет после обретения суверенитета в нешей стране, по итогам социологического опроса службы "Оpiniа" 1998 года, только 1,7 процента населения столицы могло купить себе все необходимое для дома (мебель, бытовую технику и т.д.). 36,3 процента имело только необходимый минимум, 45,4 процента пользовалось старыми вещами, которые давно пора было обновить, у 16,6 процента домашнего имущества крайне мало и все оно в плохом состоянии. Только 3,2 процента жителей города могли питаться так, как им хочется, 44 процента не могли позволить себе ничего лишнего, 52,6 процента людей старались покупать самые дешевые продукты, питались плохо либо даже недоедали. Все это - в столице, в провинции уровень жизни и тогда, и сейчас был намного ниже. По статистике, в течение последних десяти лет он постоянно снижался.
   - ... Для чего я привела эти цифры? Дело в том, что у нищеты и бедности особая психология. Человек, который недоедает, донашивает старую одежду и не может ничего дать своему ребенку, - особый человек. Он безнадежный материалист, он глух и невосприимчив к идеям построения гражданского, демократического, общества, к призывам защиты своих прав, в нем бродят идеи классовой ненависти и мщения, его легко подкупить куском хлеба. К несчастью, в Молдове большая часть населения имеет особый менталитет бедности. С еще большей определенностью это можно сказать об инвалидах, подавляющее большинство которых, к сожалению, кроме ... читать и писать - живет, ... либо на нищенскую пенсию, либо на жалкую зарплату. Вот почему так сложно объединить этих людей, привить им чувство достоинства, обратить к идеалам демократии. Я очень быстро поняла, что в бедной стране инвалиды обречены, быть отверженными.
   Я страстно Господи, желала изменить ситуацию, способствовать выходу страны из экономической депрессии, получить возможность влиять на проведение реформ, в первую очередь - на реформу системы социальных льгот. Система социальных льгот в нашей стране много лет была уникальна тем, что ее неприкосновенность перенесли в рыночное общество из общества социалистического распределения. После завоевания независимости льгот и привилегий в Молдове становилось все больше с каждым годом. При этом, что парадоксально, росли выплаты гражданам с высокими доходами и уменьшались - у малообеспеченных с минимальными размерами льгот. Разрыв между ними и сейчас столь же велик, сколь и разрыв между доходами высокооплачиваемых и низкооплачиваемых категорий работающих. Кому в первую очередь предоставляются социальные льготы? Как это ни странно, льготник номер один - президент страны, который при самой высокой в стране зарплате имел право не платить за коммунальные услуги, бесплатно пользовался государственным транспортом, медицинским обслуживанием вместе со всей семьей пожизненно. Ежемесячная пенсия бывшего депутата парламента или министра сравнима с годовой пенсией рядового пенсионера, депутаты к тому же бесплатно лечатся, пользуются другими льготами. К сожалению, стимулируют льготами и привилегиями номенклатуру и силовые ведомства. Я всегда считала, что нужна ревизия всех выплат гражданам, чьи доходы позволяют поддерживать хороший уровень жизни, в пользу тех, кому жить становится невмоготу. Однако власть - в руках первых.
   - Господи, что делать?
   Об этом я задумалась, возглавив общество инвалидов. Мои раздумья и привели меня в политику. Однако произошло это не сразу.
   ***
   Мамины письма из Швейцарии.
   Дневник православной: " С Иисусом на ...Ты ".
   ***
   Мне не спится, ... перед глазами стоит мой учитель Штефэнука Михаил Петрович.
   Отец всегда привозил меня в школу двумя ­тремя днями раньше. На этот раз медсестра Нелли Васильевна удивилась, увидев нас, ска­зала, что всех родителей письменно уведомили о том, что занятия начнутся с запозданием, пятого сентября, в связи с тем, что в школе должны были состояться похороны жены Михаил Петровича Ште­фэнукэ.
   Это был один из моих любимых учителей: он внушал нам, что мы сможем сделать все, что могут делать другие, если захотим. Его жена должна была родить ему третьего ребенка. Во время родов ей не успели дать кислородную подушку, ... и она погибла.
   Именно Штефэнукэ, мой учитель физкуль­туры, убедил меня, что я смогу научиться иг­рать в теннис. Я решила доказать всему классу, что буду играть, и что умею побеждать.
   В девятом классе, я заняла первое место среди девочек нашей школы. Я до сих пор люблю смотреть теннисные соревнования. Сейчас очень много инвалидов занимаются спортом на раз­личных уровнях, даже на олимпийском. Было и у меня приглашение на Олимпиаду инвали­дов. Нужно было только купить билет, но де­нег у меня не оказалось. Я обратилась в прави­тельство, с просьбой помочь, но не дождалась даже ответа.
   Вместе со мной должен был поехать мальчик - инвалид с больными руками. Его тоже не при­няли во внимание. Сейчас он живет в Амери­ке, и достиг хороших спортивных результатов.
   Мой учитель физкультуры Михаил Петрович Ште­фэнукэ, научил меня играть в шахматы. Он всегда говорил:
   - Научись этой игре. Жизнь - как шахматы. От того, су­меешь ли продумать ход, зависит вся твоя жизнь.
   Его любили все дети. У него была чуткая душа. У многих сегодня не хватает чуткости услышать, увидеть. Мы часто вместе сидели в библиотеке. Михаил Петрович Ште­фэнукэ мне постоянно рассказывал о Боге. Позже, он пришел ко мне в Центр реабилитации детей­-инвалидов и сказал:
   - Маричика! Как я за тебя рад, каким большим человеком ты стала... А я уже на пенсии, работаю в школе сторожем. Знаешь, у меня есть мечта - соорудить в центре Яловень распятие Святой Троицы. Но это до­рого. Прости за беспокойство, но я хочу по­просить тебя найти спонсора.
   Я обратилась в банки, к депутатам парламента но, к сожалению, на тот момент, никто не отозвался. Прошло время ...однажды, я пришла на работу и снова увидела Михаила Петровича Штефэнукэ в нашей маленькой цер­квушки - стоя перед распятьем Иисуса на коленях, сложив молитвенно руки и опустив на них свою седую голову, он молился. По окончании молитвы его окружили сотрудники Фонда и родители с детьми - инвалидами, которые проходили лечение в Центре. Разговорились о жизни, о человеческой душе, о нашем отношении к молитве, ... о том, как может у нас, ... родиться она, ... молитва к Богу. ...
   - Одна из проблем, у молящихся людей, во время молитвы это рассеянность, начал беседу Михаил Петрович.
   ...Возникает ли молитва от чувства сиротства, или от того, что мы воспринимаем это чувство как отсутствие Бога, или наоборот, потому что мы отозвались на чувство Его присутствия. Но в результате того, что мы привыкли реагировать на видимое, невидимое присутствие Божье постепенно это чувство как бы бледнеет, становится неуловимым, и молитва рассеивается. И вот, чтобы бороться с этим, то есть, чтобы во время молитвы чувство присутствия Бога рядом не пропадало, духовные наставники из столетия в столетие учат нас воспитывать в себе внимание, собранность. Возьмите короткую молитву, всего несколько слов, которые вы сможете удержать в хрупких рамках своего внимания, и произносите их. Соберите все свое внимание, понуждая себя отзываться на эти слова всем сердцем, потому что, ведь изначально они родились из вашего же собственного сердечного порыва.
   Духовные наставники учат так выполнять вечернее и утреннее правило:
   - встаньте перед Богом, закройте глаза, зная, что Он невидимо тут. Постойте безмолвно в Его присутствии, сознавая Его величие, но также и Его любовь. Обычно мы исповедуем свою веру Богу, и самим себе. Среди христиан бытует мнение - мнение законное - что во взаимоотношениях, будь то между Богом и человеком, будь то между людьми, один из самых важных элементов - естественность и искренность. Но естественности и искренности не всегда достаточно, чтобы наша жизнь была динамичной и целеустремленной. Молитва должна бы быть естественным побуждением нашей души, но опыт показывает, что желание молиться приходит временами - а молимся мы нерегулярно. Временами у нас случаются позывы сотворить доброе, а до дела мы не доходим. Одна из вещей, которых нам больше всего не хватает, это равновесие между естественным порывом, правдивостью, достоверностью - и дисциплиной, которая воспитала бы в нас верность собственной правдивости, сделала бы нас способными хранить свою достоверность всегда или хотя бы, ... почти всегда. Говоря, прежде всего о молитве, - конечно, Богу не доставляет никакой радости, когда мы выполняем ее механически, из страха перед Ним или в надежде, что в ответ на наши потуги Он "вознаградит" нас, так ли иначе. Но вместе с этим, устойчивость в усилии достигается только дисциплиной. Святой апостол Павел совершенно ясно указывает на это, когда говорит, что наше обучение духовной жизни должно быть таким же беспощадным, как тренировка атлета, стремящегося к победе. То же можно сказать об ученом или о любом человеке, страстно устремленном к цели: неутомимый, суровый, самоотверженный подвиг:
   - А сколько у нас его есть?
   Хотел бы просто сказать вот что: встаньте утром, поставьте себя перед Богом и скажите:
   - Господи, благослови меня и благослови этот начинающийся день,
   а потом относитесь ко всему этому дню как к дару Божьему и смотрите на себя как на посланца Божьего в этом неизвестном, что представляет собой начинающийся день. Это означает попросту нечто очень трудное, а именно: что бы ни случилось за этот день - ничто не чуждо воле Божьей. Все без исключения - обстоятельства, в которые Господь вас пожелал поставить, чтобы вы были Его присутствием, Его любовью, Его состраданием, Его творческим разумом, Его мужеством. ... И, кроме того, всякий раз, когда вы встречаетесь с той или иной ситуацией, вы - тот, кого Бог туда поставил, чтобы нести служение христианина, быть частицей Тела Христова и действием Божьим. Если вы будете так поступать, то легко увидите, что в каждое мгновение вам придется поворачиваться к Богу и говорить:
   - Господи, просвети мой ум, укрепи и направь мою волю, дай мне сердце пламенное, помоги мне!
   В другие моменты вы сможете сказать:
   - Господи, спасибо!
   И если вы разумны и умеете благодарить, вы избежите глупости, которая называется тщеславием или гордостью, состоящей в том, что мы воображаем, будто совершили что-то, чего могли бы и не делать. Это сделал Бог. Бог подарил нам замечательную возможность сделать это. И когда вечером вы снова станете перед Богом и быстро переберете в памяти прошедший день, вы сможете восхвалять Бога, славить Его, благодарить Его, плакать о других, ... о тех за кого Вы молитесь, и, плакать ... о себе. Если вы начнете таким образом соединять жизнь с вашей молитвой, по-доброму, посмотрел на всех присутствующих, Михаил Петрович Штефанукэ, между Вами и Богом никогда не будет разрыва. Жизнь станет горючим, питающим каждое мгновение огнем, который будет разгораться все больше и становиться все ярче, и преобразит постепенно вас самих в ту горящую купину, о которой говорит Писание. И вот для того, чтобы этот подвиг не ослабевал, нас должно питать какое-то побуждение: жажда, тоска, радость, боль: не просто умственное решение, и никак не простое усилие воли, потому что усилием воли можно выполнять вещи механически, но не всегда усилие может пробудить сердце и все наше существо. Что же может создать такое естественное побуждение, которое повело бы нас к Богу и развилось в дисциплинированный и творческий строй жизни? Мы называем Духа Святого Утешителем - это означает, что Он подает утешение; это означает, что Он подает крепость, - подает также и радость. Если спросить себя:
   - Так ли мы относимся к Богу и ко Христу?
   - Чувствуем ли мы, - или это просто объективный факт - что потеряли контакт с Ним, ... хотя невидимо Он и здесь.
   - Жаждем ли мы, чтобы Дух Святой укрепил нас, утешил, вдохнул силу, - что мы можем ответить?
   - Чувствуем ли мы себя потерянными ... без Него?
   - Жаждем ли мы скорее восстановить отношения, когда они нарушились, или найти Его вновь, когда мы Его потеряли?
   Когда, по-человечески говоря, мы в трудных обстоятельствах: в болезни, или в безотчетной тоске, тогда мы ищем поддержки, а иногда, когда мы неисцелимо ранены, ищем и утешения. Но это не относится по-настоящему к Богу, потому что мы не глубоко переживаем то, как мы далеки от Него. Мы не переживаем разлуку с Ним. Мы не чувствуем себя осиротелыми, как потерявшийся в толпе ребенок. Мы не плачем от горя о том, что Бог не с нами в каждую минуту, как мы горюем, о том, ... когда разлучены с людьми, которых горячо любим. Вот их, ... наших родных людей, ... отсутствие, ... мы душою переживаем, мы тоскуем по звуку их голоса, нам хотелось бы взглянуть им в лицо, нам хотелось бы разделить с ними свои мысли и чувства, мы так хотели бы им все рассказать. Живой душевный контакт с Богом тоже бывает в редкие блаженные мгновения, но, ... как правило, мы Его не ощущаем.
   Если бы так, мы могли бы обратиться к Святому Духу и сказать:
   - Приди! Я так осиротел без общения с Живым Богом!..
   Но мы не зовем Его, ... Может быть, мы и скажем это, потому что невозможно не сознавать этой разлученности. Но чувствуем ли мы действительно, что если нет Его - все утратило красоту, сияние, чувствуем ли мы, что все стало тусклым и безжизненным? Подобно тому, как в отношениях с людьми мы ощущаем, что не можем радоваться ничему, если любимый человек не с нами. И не стараемся ли мы заполнить чем угодно ум и сердце, чтобы отвлечься, забыть утрату, забыть пустоту? Мы должны поставить перед собой вопрос:
   - Скучаем ли мы по Богу?
   Если мы тоскуем по Богу, почему мы утратили основное побуждение, чтобы кричать, и кричать, и кричать к Нему:
   - Приди, Господи Иисусе, и приди скоро!
   Как Церковь и Дух взывают к Христу в конце книги Откровения. Другой, противоположный опыт также может побудить нас к молитве - чувство Божьего присутствия. Он рядом, я с Ним. Все, что я могу - это поклониться, припасть к Нему в глубоком безмолвии, или наоборот, беседовать с Ним, как Ветхий Завет говорит о Моисее: как друг беседует с другом. Вот два предела: ощущение сиротства и неутешной тоски о том, что мы не можем до Него дочувствоваться, или же неописуемый восторг о том, что Бог здесь, и мы можем припасть и поклониться Ему. Из этих двух источников у нас может естественно родиться молитва к Богу. Но и тогда наш естественный порыв очень часто нуждается в поддержке привычкой, дисциплиной: все мы знаем, как легко рассеивается наша мысль, как легко мы устаем делать даже то, что нам нравится делать. Постоянство, стойкость, устойчивость, верность - все обозначают одно и то же: способность не бросить все, а продолжать начатое, даже когда естественный порыв ослабевает. В отношении молитвы это означает такую тренировку ума, которая сделает его способным к неуклонному вниманию, такое обучение сердца, которое воспитает в нем верность, но также - потому что ум и сердце в большой степени зависят от решимости и воли и от состояния тела - это означает воспитание воли и тренировку тела. Как часто - и не только в отношении молитвы - у нас возникает побуждение сделать что-либо: мысль пришла, сердце порывается, но мы не привыкли понуждать себя к действию. А если и начинаем что-то, тотчас выдыхаемся и уже не можем довести желаемое до конца, ...силы воли не хватает. Молиться, значит - повернуться лицом к Богу, взглянуть Ему в лицо, и сказать:
   - Благослови меня сегодня положить новое начало!.. "Сегодня" зависит от нас. Благословение от Бога - а решимость и готовность должны быть нашими.
   Все стоят: и родители с детьми, и врачи, и медсестры задумчиво слушают, ... никто не расходится. ...Я тоже стою со всеми, думаю, ... смиренно молчу.
   - Молитва, продолжает тихо Михаил Петрович, по выражению мудрых Богословов, ... - одновременно и искание Бога и встреча с Ним, которая и перерастает в общение. То есть молитва является и деятельностью, и состоянием, а также определенным взаимоотношением с Богом и определенным отношением к тварному миру. Молитва рождается, когда мы открываем, что мир имеет глубину, что мы не просто окружены видимым, но погружены в невидимое и пронизаны им. И это невидимое и есть высшая и предельная реальность Присутствия Божьего в глубинной сущности человека. В сердце человека есть глубина, которая открывается на невидимое, - на творческое Слово Божье, на Самого Бога. Один Древний Святой Апостол мудро сказал:
   - Найди двери собственного сердца, и ты увидишь, что это дверь в Царство Небесное.
   Молитва это - искание, исследование области невидимого мира наших собственных глубин, который ведом одному только Богу, и который только Он и может нам открыть. Через молитву, пусть даже сначала на ощупь, в проблесках нового видения, мы ищем, и мы открываем Бога. В мире поиска, частичной слепоты и частичного прозрения, наши первые шаги в молитве состоят из чувства трагичности восторженного изумления, благоговейного трепета. Изумления появляются, когда мы открываем себя самих, познаем Бога, и изумления появляются при виде того, как мир разворачивается перед нашим взором до пределов Божественной бесконечности. Благоговейный трепет, внезапное озарение, охватывающее нас радостью и ужасом, когда мы оказываемся в присутствии святости и красоты Божьей.
   В сердцевине того основного взаимоотношения, которое мы называем молитвой, лежит - тема встречи.
   - Эта тема встречи в молитве - основоположная категория откровения. Ведь само откровение и есть та встреча с Богом, которая дает нам новое видение мира. Это встреча личная, потому что каждый должен пережить ее сам. Ее невозможно познать извне или понаслышке. Она принадлежит нам - только лично. В Священном Писании, в книге Откровения есть замечательное место, где святой Иоанн Богослов нам говорит, что те, кто войдет в Царство Божье, получат от Творца белый камень. И на этом камне будет написано имя, которое знает только Бог, и будет знать тот, кто получит этот камень. Это имя - не прозвище, под которым мы себя знаем, это наше подлинное имя, вечное имя, которое в совершенстве совпадает с нашей личностью, с нашим внутренним, невиданным извне существом. Его знает только Бог, и Он нам его открывает. Никто другой не может его знать, потому что оно выражает неповторимые отношения, связывающие нас с Творцом. В молитве нужно уметь видеть, слышать и оценивать. Только при этих условиях встреча может пронести плоды. Христос говорит о чистом оке, чистом зрении, которое необходимо для того, чтобы увидеть вещи, как они есть, не набрасывая на них потемнение нашего зрения или тени и неверные очертания, которые искаженный взор создает в нашем воображении. Но чистого ока недостаточно. Нужно еще найти правильную позицию. Нужно найти расстояние, откуда взгляд охватывает весь предмет и не ослеплен им. Ведь таково главное правило, которое мы должны соблюдать, если хотим увидеть произведение искусства. Картину, скульптуру нельзя рассматривать, ни подойдя слишком близко, ни отступив слишком далеко. Недостаточно видеть, ... надо еще и слышать. Слышание - акт неослабного внимания. Чтобы в молитве услышать, надо не только напрячь слух, но за пределом услышанных слов стремиться уловить смысл, направленность того, что было произнесено или осталось невысказанным. Слышать - означает смиренно склониться: стать способным принять, то что другой сеет на поле нашего ума, на поле нашего сердца. В этом подлинный смысл латинского слова humilitas, смирение: оно происходит от humus, "плодородная земля". Эту землю мы не замечаем, потому что привыкли, что она всегда тут, под ногами. Это безмолвная, безропотная земля, которая умеет обогатиться всем, что мы выбрасываем в нее, которая способна все превратить в богатство, принять в себя любые семена и дать им плоть, дать им жизнь, позволить им взойти, стать в полноте самими собой, никогда не навязывая семенам своих законов. Наша способность слышать начинается со смирения. Но смирение означает также и послушание. Латинское слово obaudire имеет два значения: "прислушиваться" и "повиноваться". Прислушиваться с тем, чтобы услышать, понять и принести плод. Основные условия, чтобы нам предстать перед Богом - полное внимание, рождающееся из того, что мы во что бы то ни стало, хотим услышать, и желание, решимость принять услышанное и принести плод, то есть преобразиться, измениться, из того, что мы есть, стать тем, чем мы призваны быть. Это основоположное состояние человека в молитве может быть проиллюстрировано на примере человека, который любит наблюдать птиц. Он встает ранним утром, так как должен успеть в поле, в лес до пробуждения птиц, чтобы его приход остался незамеченным. Он затаивается молча и без движения, он весь - слух, весь - внимание. Все его существо прозрачно и восприимчиво, готовое принять печать каждого звука, каждого движения. Он слушает, смотрит, но услышит и увидит он то, что происходит вокруг него, только при условии, что свободен от предвзятости, готов услышать все, что пошлет ему Бог. Его отношение одновременно пассивное и активное: пассивное в том смысле, что он, как земля, humus, до конца открыт; активное в том, что он напряженно готов отозваться на всякий вызов, любой призыв Божий.
   Мне надо спешить, внезапно закончил разговор Михаил Петрович, у меня встреча с бизнесменом Валерием Николаевичем Тарасовым, верующим прихожанином, который по Вере своей православной много помогает нуждающимся. ... Но прежде чем уйти я бы хотел закончить следующими словами:
   - Если Вы хотите, чтобы в молитве Ваша встреча с Богом стала возможной, если Вы ... хотите видеть и слышать, недостаточно просто иметь уши и глаза? В Вас должен быть порыв, желание, Вы должны стремиться услышать и увидеть. Почувствовать на себе эту Божественную благодать встречи общения с Творцом, через молитву, должен и может услышать все, что пошлет ему Бог, только искренно по Вере молящейся.
   Тишина. Все начинают расходиться.
   В какое-то мгновенье, Господи, ... я ощутила, что изголодалась внезапно по молитве. Мне захотелось остаться одной и предаться молитве. Тихо отойдя от всех, я пошла в свой большой кабинет, ... закрыла дверь на ключ, резко отбросила костыли в сторону, ...упала на колени, ... было неудобно, трудно, ногам больно. ... Тогда легла на пол, на живот, во весь рост, расправив руки по сторонам и положив, голову набок, ... горько заплакала. ... И желанно, от всего сердца, ... с такой душевной глубиной, с такой живостью и с силой начала молиться. Страстно взахлеб я общалась с Иисусом, молилась так, ... как, я наверное никогда не молилась раньше. Внезапно очень ясно, увидела я явившееся ко мне видение: увидела я себя в своем кабинете, но как будто ... в другом месте, комната была по - другому обставлена. Как в освещенной дневным светом церкви. ... Впереди ... ясно-ясно, явился мне - алтарь, ... а перед ним на красивом стуле сидел, и ласково по - отечески, смотрел на меня, - Человек, божественной красоты, от которого исходило солнечное яркое сияние. И послышалась мне его речь:
   - Сделаешь здесь на этом месте домовой храм-часовню. Много лет назад множество человеческого греха было в этом доме. Жили здесь люди, не помнившие о смысле земной жизни. Побольше, ... нужно здесь творить молитвенного слова, побольше строгих обетов и отречения от жизни, чтоб очистить его.
   - Я? ... Я должна построить церковь- часовню? Но у меня нет таких больших денег? И мне ... никто не разрешит это сделать. Никогда.
   Устремленный на меня от этого человека взор Божественный - светился. Он был весь в белом, ... скорее в белоснежном одеянии, руки его с длинными пальцами, лежали на коленях. Вокруг него сидело много Ангелов.
   Справа были окна, за стеклами которых я увидела на деревьях много белых домиков для птиц, голоса их певчие были слышны в церкви. На окнах сидели белые голуби. ... Затем, воистину говорю, ... сквозь стену рядом с этой дверью, увидела я необыкновенной красоты женщину с ребенком на руках,... которая вдруг сошла с места и легко пошла по ступенькам вниз. А изнутри, рядом с дверью увидела я на стене спускающегося с небес в голубом одеянии Ангела, с раскрытой книгой в руках. Вокруг Ангела у его ног на двух костылях я стояла, и мне, ... примерно 16 лет, а еще у его ног также стояли дети-инвалиды, стояла молодая женщина, у которой в коляске сидел больной ребенок. Головы всех присутствующих были подняты вверх. Взгляды, устремлены в ожидании какой-то благой вести ... на Ангела, который читал нам молитву из раскрытой книги, на обложке которой золотыми буквами было написано "Библия". Все были одеты ярко, ... скорей всего празднично.
   Когда я после необыкновенного озарения, как во сне, в какой-то блаженной радости, с еще закрытыми глазами стала тихо подыматься с колен, ... почувствовала я такую легкость и силы в себе что без труда поднялась на ноги. Я стояла на ногах несколько мгновений сама, без посторонней помощи, ... без костылей. Но эти впервые в жизни мои несколько мгновений невесомости были как чудо, как самое большое и долгожданное счастье. Я не открывая глаз, решила себя проверить и расправила руки по сторонам. Я не пошатнулась, не упала, ... я продолжала стоять. Такое со мной случилось впервые в жизни. Затем, ... спокойно встав на костыли, открыла глаза. ... Я, ...знаете, Елена Николаевна улыбалась, да, мое лицо светилось счастливой улыбкой! ...
   - Спасибо Господи, мне так хорошо, ... если бы Ты знал Господи, как мне сейчас легко и спокойно, потому - что я поняла, что это был Твой Божественный лик!
   - Спасибо Господи! ... за Голос, который слышала,... потому - что я знаю, что это был Твой Божественный голос! Может это иллюзия моя, ... что я вижу Твой знаки там, где мне хотелось их увидеть.
   Я понимаю Господи, я не сумашедшая, ... я наверно увидела, не то что произошло, а то, что мне хотелось увидеть здесь в ближайшем будущем.
   - И все же Господи! Если это тебе будет угодно, помоги мне по Воле Твоей реализовать увиденное. Благослови меня сегодня положить новое начало! И отрыть на этом месте православную церковь. ... Аминь!
   ***
   Прошло три года период, в течении которого искала средства, и затем по Твоей Благодати Господи, в своем кабинете ясно привидевшееся мне чудное видение, как могла с помощью скульптора Лучии Коцупеевой, претворила в жизнь! Но об этом ... впереди.
   В тот день встретилась и поговорила с бизнесменом Володей Парновым и его женой Аннушкой Дога-Парнова. Они без слов дали 2020 две тысячи двадцать лей. Кроме того, они купили для детей инвалидов, из Яловенской спецшколы детскую одежду и по 10 килограмм апельсин и конфет. Эта семья помогла купить также много игрушек для больных детей. Мы с мужем приехали, и все раздали в школе детям. Деньги в сумме 2020 рублей Эдуард передал в руки Штефэнукэ. И вот, некоторое время спустя, Михаил Петрович пригласил всю нашу семью на открытие Святой Троицы в поселке Яловены. Мы приехали. Стоял туман. Подходил