Лившиц Иосиф Исаакович: другие произведения.

Катастрофы и революции

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вся история человечества представляет собой цепь катастроф, которые преадалевались путем осуществления революций, как насильственных, так и ненасильственных. В работе проведены классификации катастроф и революций, и разработана методика исследования исторического развития. Показано, что неуправляемое размножение населения Земли ведет к катастрофе, выходом из которой является ненасильственная социальная революция.


  
  
   Иосиф Лившиц
  
  

0x01 graphic

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Санкт-Петербург

2012г.

  
  
   УДК 323.398(470)
   ББК 63.3 (2)-289
  
  

Книга издана в авторской редакции

  
  
  
  
  
  
  
   Лившиц И.И.
   Л 55
   Катастрофы и революции. - СПб. 2012. - 488 с.
  
   ISBN 978-5-9903804-2-4
  
  
  
  
  
  
  
   Вся история человечества представляет собой цепь катастроф, локальных и глобальных, которые преодалевались путем осуществления революций, как насильственных, ьтак и ненасильственных. В работе проведены классификации катастроф и революций и разработана методика исследования исторического развития человечества. Показаео, что неуправляемое размножение населения Земли ведет к очередной катастрофе, единственным выходом их которой является осуществление ненасильственной социальной революции.
   Да здравствует ненасильственная социальная революция!
   Книга адресована широкому кругу читателей, в том числе студентам и преподавателям экономических и международных вузов.
  
   УДК 323.398(470)
   ББК 63.3 (2)-289
  
  
   ISBN 978-5-9903804-2-4 No И.И. Лившиц, 2012
  
  
  
   Наша земля приходит в упадок;
   криминал и коррупция процветают;
   дети перестали слушаться родителей;
   каждый хочет написать книгу;
   и конец света уже близок.
  
   Папирус Присса
   (I половина III тысячелетия до н.э.)
  
  
   Если действовать рационально и по-человечески, если спокойно подойти к проблемам, стоящим перед лицом всего рода человеческого, и не вдаваться в эмоции по поводу таких вопросов XIX века, как национальная безопасность и местный патриотизм, если мы поймем, что нашими врагами являются не соседи, а нищета, невежество и холодное безразличие к законам природы, - то все стоящие перед нами проблемы можно решить. Можно обдуманно сделать выбор и в итоге избежать катастроф.
  
   А. Азимов
  
  
   Если не я, то кто же?
   Если не сейчас, то когда?
   Если я не для себя, то кто за меня?
   Но если я только для себя, то зачем я нужен?
  
   Гиллель.
  
  
  
  
   Посвящаю моим родителям:
  
   плотнику Исааку Иосифовичу, построившему себе дом во Всеволожске, посадившему сад там же, а также вырастившему трех сыновей,
  
   и домохозяйке Соне Исааковне, родившей и воспитавшей трех сыновей и посвятившей всю свою жизнь благополучию родной семьи,
  
   за то, что они воспитали меня по своему образу и подобию, так что самообразованием я только дошлифовал некоторые грани своего характера.
  
   Иосиф Лившиц
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Предисловие

  
   Рукопись этой книги далась мне с большим трудом из-за многочисленных доделок и переделок, поскольку разум мой устроен таким образом, что пришедшая (от Бога ли или от Вемирного природного разума) идея имеет поначалу несовершенную форму, которая непонятна моим кореспондентам и мне приходится многократно исправлять ее (форму), шлифовать и делать доступной разумению других людей. Материалы для этой книги я стал собирать в самом начале 80-х годов. Дело в том, что тогда я три года прожил в Москве, наезжая в нее двухнедельными командировками для согласования отраслевых стандартов, что было в то время основной моей профессиональной деятельностью в Ленинградском отраслевом научно-исследовательском технологическом институте радиопромышленности. А поскольку я тогда попутно выполнял некоторые приватные поручения директора института П.А. Пятлина (человек, за несколько лет выросший от рядового технолога до директора института), я был снабжен Второй формой допуска к секретным документам.
   Пить водку после работы с другими командировочными мне быстро надоело, и я проводил свободное время либо в театрах, либо в Ленинке, благо работала она тогда до 11-ти часов вечера. Там я однажды набрел на специальный фонд закрытой (секретной из госхранного фонда) литературы и, благодаря Второй форме, получил доступ к каталогу и самой литературе. Так я впервые познакомился с работами "Римскоко клуба". "За пределами века расточительства" Д. Гарбора и других, а также "Цели для человечества" Э. Ласло и других так поразили меня, что я заинтересовался проблемой бедности и, в частности, проблемой бедности в СССР.
   Не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, что наша бедность проистекает от следования канонам марксизма, ставшего новой идеологией, практически религией в СССР и Втором мире. А вот страны Первого мира, отказавшиеся от реализации канонов марксизма, сумели организовать себе более высокий уровень жизни, чем у нас, что противоречило самим канонам марксизма. Согласно этим канонам, страны с более развитым государственным устройством (а так называемый развитой социализм в СССР и Втором мире считался нами более развитым, чем капитализм в Первом мире) должны были бы иметь более высокий уровень жизни, чем капиталистические страны Первого мира. Вот так!
   Так получилось, что у меня сложились не простые отношения с марксизмом, вернее со всем наследием К. Маркса. На экзамене по Политэкономии капитализма после втрого курса института мне достался вопрос о значении "Капитала" К. Маркса для формирования марксизма. Как старательный студент, я ответил профессору все, что он нам рассказал на лекциях, после чего он задал мне неожиданно вопрос: "Не могли бы Вы на конкретных примерах проиллюстрировать значение "Капитала"?
   Видимо сам Люцифер стоял у меня в тот день за левым плечом, так что я, не подумав, выпалил: "О каком значении может идти речь, если рабочий в СССР из месячной получки не может позволить купить себе велосипед, а американский школьник, экономя на завтраках, за месяц может собрать сумму, достаточную для приобретения поддержанного "Форда?" Согласно "Капитала", все должно быть наоборот".
   "Так, - разачаровано сказал профессор. - вы, наверно, смотрели свежий журнад "Америка". Придется Вам еще раз придти ко мне с правильным ответом" (из чего я сделал вывод, что он тоже смотрел этот журнал, но держал язык за зубами и еще провоцировал студентов).
   "Вот, провокатор, - сказал я, закрывая дверь аудитории. Студенты. готовящиеся сдавать экзамен, вопросительно посмотрели на меня, и я поведал им свою печальную историю. Когда я уходил, меня догнал стоящий в стороне парень и скзал: "Я аспирант профессора и помогаю принимать экзамен. Приходи завтра на кафедру, с утра профессора не будет, ну, "четверку" ты заслужил, и я подпишу тебе зачетку у доцента.
   Это был единственный у меня провал на экзамене, который, впрочем, кончился вполне благополучно.
   Собирая материалы по российской бедности и российском образе жизни, я стал рассылать в газеты короткие сообщния и рукописи статей. Первую небольшую заметочку "Не помогли, а вредили" в 1988 году опубликовала газета "Известия". За "подвал" в газете "Ленинградский рабочий" под названием "Азиатская" торговля" юрист Управления торговли Леноблисполкома хотел подать на меня в суд, но дело до суда не довел, так как в статье излагались конкретные факты.
   В 1998 году я поступил на работу в региональную газету кабельного телевидения "Невский край". У меня уже было более 40 заметок и статей, на базе которых я составил рукопись книги "Спасти Россию!". Но когда я стал предлагать рукопись для издания, мне с улыбкой намекали, что первый рецепт спасения России возник сто лет тому назад, с тех пор было обнародовано много похожих рецептов и никто теперь эти рецепты не читает.
   Правда, в одном издательстве мне посоветовали попытаться издать рукопись под псевдонимом, но я отказался (из гордости!).
   Есть такой "бородатый" анекдот. Дело было в только что захваченной белогвардейцами Одессе. На следующий день полковник Кудасов после плотного завтрака в хорошем настроении пришел на работу, а дежурный ему радостно сообщает: "Карла Маркса поймали на вокзале - хотел, гад, в Кишинев сбежать, господин полковник! Вот его паспорт." Полковник смотрит - действительно, в паспорте записано Карл Маркс, мещанин, и говорит: "А подать сюда этого Карлу, я с него шкуру спущу!" К нему вводят старого еврея с седой, окладистой бородой и штукой сукна под мышкой. "Это Вы написали "Капитал"? - грозно спрашивает полковник Кудасов. "Во-первых, здравствуйте, господин полковник Кудасов! А, во-вторых, я не писатель - я читатель: "Тору" читаю, а жена у меня сукном торгует. Вот я по четвергам мотаюсь в Одесский порт, там, знаете, контробандное сукно дешевле продают. А в связи с Вашими успехами поезд на Кишинев отменили, так я и думаю: может я переночую у Вас в контраразведке?" Полковник почесал затылок, потом пригладил волосы и говорит дежурному: "Ничего не понимаю! А, ну, приведите мне какого-нибудь одессита!" Входит громадный мужик в брезентовом фартуке с кнутовищем в руках - балагола и говорит: "Здравствуйте, господин полковник Кудасов!" Потом поворачивается к Карлу Марксу и удивляется: "А Вы, ребе Маркс, что здесь делаете? У Вас же поезд через полчаса, а вы здесь пудрите мозги господину полковнику Кудасову. Если Вы на поезд опоздаете, то Ваша жена решит, что Вы опять заночевали у Фейги, которая никому не отказывает. И это для Вас будет очень-очень плохо!" Полковник Кудасов проворчал: "Понятно. А, ну, пошел вон отсюда к чертовой Фейге ночевать! Ты бы хоть свою бороду сбрил, чтоб не вводить людей в искушение тебя пристрелить!" Карл Маркс печально так посмотрел на полковника Кудасова и сказал: "Бороду такую сбрить легко, а вот такую голову куда денешь?"
   Вот и я говорю: "А такую голову куда денешь?" Короче, я на другой год составил еще одну рукопись "Вялотекущая катастрофа" и стал предлагать издателям уже две рукописи, а еще через год уже три. Я имел в виду составить еще две-три рукописи - статьи то прибавлялись, но сведенные вместе они получали довольно взрывоопасный характер, и издатели, скидка от налогов которых зависела от их отношений с правительством, просто боялись меня публиковать.
   В 2006 году меня осенило, что я занимаюсь продолжением малопригодной работы Карла Маркса, который за 40 лет жизни осилил только первый том "Капитала", а остальное за него доделал Фридрих Энгельс и Институт Марксизма-Ленинизма ЦК КПСС. Тут уж я сел и составил подробный план рукописей "Криминала" в пяти томах, на выполнение которого у меня ушло два года. Издатели, конечно же, отказались его издавать, и пять томов макета "Криминала" в светло-синих гарнитолевых обложках красуются у меня на книжной полке.
   Пришлось мне самому издать этот обширный учебник современной политической экономии, который теперь можно найти в Электронной библиотеке Максима Машкова, в БРАНЄе, Национальной и Государственной библиотеках.
   Вряд ли какой-нибудь даже очень старательный студент осилит пятитомный учебник. Сам я полностью прочитал только первый том "Капитала" (хотя я видел сообщение, что Хакамада Ирина Муцуовна прочитала все четыре тома "Капитала", ну, надо же - делать ей было нечего?!). Поэтому я решил сократить "Криминал" до одного тома - так появилась книга "Мы хотим перемен".
   Один мой знакомый оппозиционер пытался меня поправить: "Мы требуем перемен! (Как поется у В. Цоя") Я ответил, что В. Цой был романтиком и мог требовать то, чего он хотел, даже без надежды на исполнение желаний. А вы, как прагматичные политики, сначала пройдите в Думу, создайте фракцию и от имени ее требуйте чего вы хотите. А то революции они не хотят, но перемен требуют немедленно в полном объеме.
   Вот тут я и заинтересовался, а что это за "неведома зверушка" - революция? Начал я, как всегда, с Карла Маркса. И оказалось, что бедняга К. Маркс в революционном запале, препарируя для своих нужд мощную гегелевскую диалектику в тщедушный, однозначный диалектический материализм, при отсутствии полной группы исторических фактов, которыми на сегодняшный день мы владеем, сделал неверные выводы. Революция - это не только кратковременный миг насилия, после которого длительная катастрофа снимается и наступает райская жизнь. Бывают и ненасильственные революции, которые раз начавшись продолжаются до сих пор. Например, ненасильственная неолитическая революция (мы же не отказываемся от производящего хозяйства, появившегося X-VIII тысячелетий до новой эры и используемого сейчас), ненасильственная промышленная революция (мы же не отказываемся от промышленного производства, появившегося в ХVII веке и используемого сейчас), ненасильственная информационная революция (мы же не отказываемся от вычислительной техники, баз данных и знаний, появившихся в середине ХX века и используемых сейчас). А вот катастрофы бывают не только длительные и устранимые, но и не устранимые, в результате которых человечество может исчезнуть и вновь возрадиться этак через 2 - 3 миллиарда лет, либо вовсе не возрадиться, если исчезнет планета Земля.
   Вот об этом я и написал книгу-предостережение: человечеству необходимо соблюдать естественные законы, чтобы не исчезнуть к концу этого века. Предупрежден - значит вооружен. Выбор за человечеством!
  
  
  
  

Введение

  
   С 1990 года Организация Объединенных Наций каждый год публикует доклад о качестве жизни человека в странах мира. В оценке достижения стран учитываются следующие факторы, определяющие место страны в рейтинге: продолжительность жизни, уровень здравоохранения и образования, социальная защищенность, экология, уровень преступности, соблюдение прав человека и размер ВНД (валовой национальный доход) на душу населения. Рейтинг стран мира по качеству жизни разделен на четыре группы: к первой относятся страны с очень высоким уровнем развития, ко второй - страны с высоким уровнем развития, к третьей - со средним уровнем и к четвертой - страны с низким уровнем развития. Россия находится посередине списка стран с высоким уровнем развития - на 66-м месте, в то время как по уровню ресурсов она занимает первое место. ООН оценивает ресурсы планеты Земля (без человеческого капитала) в тысячу триллионов долларов, треть из которых размещены на территории России, одна десятая часть - на территории ЮАР, еще одна десятая - на территории США и Канады, остальная часть ресурсов размещена в других странах и мировом океане (причем ряд стран, такие как с очень высоким уровнем развития Япония - 12-уровень в рейтинге качестве жизни человека, промышленных запасов ископаемых, кроме бурого угля, практически не имеют).
   Академик Д.С. Львов оценил потенциал России вместе с человеческим капиталом в 380 триллионов долларов, то есть человеческий капитал российской нации составляет 50 триллионов долларов, что свидетельствует об очень высокой капиталоемкости российских народов, их ценных природных свойствах, а вот управление ими стоит на 162-м месте - "такой невиданной эксплуатации наемного труда и такого безразличия власти к самому ценному капиталу - своему народу, не знала ни одна современная страна в мире" (Львов Д.С. Вернуться к человеческому фактору. // Рождественские образовательные чтения 31 января 2006-го года в Кремлевском дворце съездов).
   Мы не будем акцентировать внимание на ЮАР, оценив ее как исключение в наших последующих рассуждениях, но вот США и Канада имеют много схожих с нами особенностей, однако находятся в группе очень высоко развитых стран на 4-ом и 6-м месте соответственно. Невольно возникает вопрос: "Почему Россия не Америка?"
   Книга с аналогичным названием российского публициста Андрея Петровича Паршева взбудоражила российскую общественность в 1999 году. По словам самого А.П. Паршева, первоначально он хотел назвать свою работу "Книга для тех, кто остается здесь", однако издатель настоял на существующем названии
   Человек ищет, где лучше - таково понимание им своего счастья (кстати, по уровню счастья Россия занимает 73-е место из 155-ти стран в рейтинге счастливых стран).
   А.П. Паршев собрал богатую информацию, на основе которой решил, что именно в Америке (США) человек будет счастлив. Он молод, мобилен, хочет работать - собирает чемодан и всеми правдами и неправдами оказывается в Америке. И тут он обнаруживает, что для счастья ему мало оказаться в Америке. Необходимо еще интегрироваться в американскую жизнь: выучить английский язык, историю США, осознать и согласиться с теми ценностями, которыми руководствуются американцы. И не у всякого иммигранта это получается. (Я знал одного главного редактора республиканской газеты, который ночами в Нью-Йорке мыл котлы в ресторане, пока не скопил некоторую сумму долларов, чтобы стать предпринимателем. Потом он быстро "прогорел" и снова стал мыть котлы.)
   А другой человек рассуждает так: я в России родился, здесь моя Родина - Отечество. Мне нравится моя страна, мой народ - вот государство у нас пока еще очень плохое! Но я хочу быть счастлив именно здесь. Вот на такого человека и рассчитана книга нашего публициста. Книга посвящена доказательству того, что, ввиду особенностей России, для неё непригодна воплощаемая либеральная модель рыночных реформ, а их продолжение приведёт к вымиранию значительной части населения и распаду страны. Какие это особенности?
   Один из основных аргументов А.П. Паршева. - неустранимый климатическо-географический фактор, согласно которому большая часть российской продукции из-за особенностей климата страны (неминуемая гибель человека без отопления) и её географического положения (транспортные издержки внутри страны) при свободе внешней торговли неизбежно будет неконкурентоспособной на мировых рынках. Повышенная ресурсоёмкость и энергоёмкость, большая потребность в производстве средств производства (основного капитала) для производства потребительских благ, делают себестоимость продукции больше, она увеличивается по мере отдаления продуктов (при переделах) от базовых сырьевых отраслей. При свободе перемещения капитала через границу и конкуренции за капиталовложения, при прочих равных условиях, Россия будет проигрывать борьбу за инвестиции (их прибыльность ниже, чем в более южных странах), а произведённый в России капитал будет неуклонно вывозиться из страны. В дальнейшем эти процессы ведут к деградации инфраструктуры и вымиранию населения, вынужденного обслуживать только сырьевые и вспомогательные отрасли. А.П. Паршевым была сформулирована так называемая "горькая теорема": "в условиях свободного мирового рынка уровень производственных издержек почти любого российского предприятия выше среднемирового, и поэтому оно является инвестиционно непривлекательным".
   Я не буду здесь останавливаться на абсурдности экономических "гипотез и теорем" автора - желающие найдут богатую литературу в Интернете. Замечу только, что Канада характеризуется теми же климатическими условиями, что и Россия, а уровень и качество жизни в ней мало отличается от уровня и качества жизни в США, расположенных гораздо южнее Канады. Китай - вторая по величине страна мира с коллосальными расстояниями с востока на запад, как в России, тем не менее, так динамично развивается, что вот уже обогнал Японию по объему ВВП и начинает соревнование с самой промышленно развитой страной - США, которую он планирует обогнать к 2020 году, хотя сейчас находится на 101-м месте по уровню развития в группе средне развитых стран.. Так что вопрос поставлен А.П. Паршиным некорректно, а ответ на него тем более абсурден.
   Главным вызовом нашего времени является глобализация. Хотят или не хотят руководители суверенных государств участвовать в этом процессе - это их дело, дело их совести и ответственности перед руководимыми ими народами. Но процесс этот неуклонен, как неуклонен процесс прогресса развития. Идет интеграция стран, населения, народных хозяйств в единую народно-хозяйственную систему - Земля. ЕС - это первая ласточка, другие, образно говоря, уже проклевывают свои яйца.
   В этих условиях важно по крупицам собирать положительный опыт развития каждого государственного образования. И на основе его вырабатывать свое собственное руководство к действию, иначе, как справедливо отмечает А.П. Паршев, мы не сумеем ответить на трагический вызов времени, Россия распадется на семь более мелких государств. А дети наши будут в школе изучать китайский язык, как язык межгруппового общения, общаясь на русском языке только в семье дома.
   Следует отметить, что хотя США находятся несколько южнее России, и климат на территории США несколько мягче климата России, не он существенно влияет на успехи этой страны. Гораздо существенное влияние оказывает организация американского общества и американский менталитет.
   Так в чем же видятся преимущества организации американского общества?
   Как и во всякой системе обществ основой является подсистема Народ. Американский народ состоит из коренного населения - индейцев, появившихся на территории США порядка 20-ти тысяч лет тому назад и сообществ бывших иммигрантов, начавших появляться на территории США в XVII веке. Среди первых иммигрантов преобладали англичане, ставшие ядром американской нации, шотландцы, голландцы, немцы. В XIX веке в США иммигрировали ирландцы, англичане, выходцы из скандинавских стран, итальянцы и переселенцы из Австро-Венгрии, России и других стран Южной и Восточной Европы. В ХХ веке в иммиграции всё более усиливается доля переселенцев из стран Американского континента - Канады, Мексикн, Вест-Индии. В XVII - XIX веках из Африки было ввезено много рабов. Все эти группы постепенно ассимилировались, воспринимали английский язык его американском варианте) и участвовали в создании американской культуры. В силу особенностей формирования американская нация сохраняет внутренюю неоднородность. Особенно выделяются Афро-американцы, образовавшие своего рода этнографическую группу внутри американской нации.
   Иммигранты составляют беспрерывно обновляемые новыми переселенцами и размываемые ассимиляционными процессами переходные этнические группы. Между ними и собственно американской нацией невозможно провести чёткой разграничительной линии. Что характерно для американского менталитета, так это уважение к человеку любой национальности, любого вероисповедания, которое поддерживается американским законодательством. За уничижительную кличку любого человека, например употребление вместо термина "Афро-американец" уничижительного "Нигер" человек будет судим и помещен в тюрьму на длительный срок.
   В США существует прекрасно функционирующая система социального страхования, так что американский безработный живет раза в три лучше российского квалифицированного рабочего. И есть такие семьи, в которых 2-3 поколения числятся безработными, не соглашаясь выполнять низкоквалифицированную работу, которую обычно выполняют недавние иммигранты. По уровню жизни населения США занимают 4-е место в мире. Средняя заработная плата составляет 30 тысяч долларов в год. Русские иммигранты-мужчины зарабатывают в среднем 36 тысяч долларов в год, а женщины, как более предприимчивые работники, - 40 тысяч долларов в год. Под такую заработную плату любой коммерческий банк дает кредит на начальный взнос под ипотечное кредитование, что позволяет вчерашнему иммигранту приобрести двухэтажный коттедж стоимостью в пол миллиона долларов, расплачиваться за который необходимо 25-30 лет. На это уходит зарплата одного из супругов.
   В США существует бесплатное среднее образование, и дети иммигрантов учатся в тех же школах, что и дети обычных американцев. Там им прививают американский менталитет, и внушают "Американскую мечту": "Американцы должны жить лучше всех в мире!"
   Американское общество с технологической точки зрения является постиндустриальным, в котором основным сектором народного хозяйства является сектор предоставления услуг. Объем его доли в ВВП составляет порядка 37 процентов, в то время как индустриальная промышленность обеспечивает только порядка 17 процентов ВВП. С точки зрения социальной это общество потребления с преобладающими договорными отношениями, члены которого в основном руководствуются ценностями коллективного эгоизма.
   Государство США относится к самым демократическим странам с отлаженным механизмом волеизъявления народа путем осуществления обратных связей выборных лиц перед избирателями в виде публичных отчетов, писем. Большую роль в принятии решений на любом уровне играют опросы населения. Не удивительно, что социально-экономическая политика государственной власти США направлена на коренное улучшение благосостояния каждого американца вне зависимости от его социального положения, в то время как социально-экономическая политика российского правительства направлена на улучшение благосостояния только самых богатых людей, в результате чего журналисты именуют российское правительство "Комитетом по делам олигархов". Привлекательность российского правительства, осуществляющего лозунг: "Некоторые россияне, безоговорочно поддерживающие правительство, должны жить лучше всех!", значительно уступает привлекательности правительства США, осуществляющего лозунг: "Все американцы должны жить лучше представителей других народов! (Хотя этот лозунг на сегодняшный день морально устарел)."
   И не удивительно, что структуру американского общества пытаются копировать многие страны. Только это мало у кого получается, потому что простое копирование не дает положительного эффекта. Эти достижения необходимо творчески перерабатывать, учитывая современное состояние общества, проблемы, стоящие перед обществом, и средства, которыми располагает общество.
   Пытался скопировать "Американский образ жизни" и Б.Н. Ельцин, вот только цели он ставил другие, чем отцы-основатели США. Натерпевшись от английского господства, они ставили цель создать государство равных возможностей для любого гражданина. И действительно, любой родившийся в США человек может стать президентом страны. А Б.Н. Ельцин ставил цель создать такое государство, в котором бы могли разбогатеть он, как главный чиновник, и его друзья чиновники-бюрократы, относящиеся к элите. Как говорят в городе Одессе - это две большие разницы.
   А что следует сделать, чтобы лет, этак, через 20 какой-нибудь мистер Parscheff в Вашингтоне (in Washington on Krimsky shaft) поставил вопрос: "Way USA is not Russia?" Вот в чем вопрос! Ответ на этот вопрос можно найти, если ознакомиться с "Теорией поиска".
   Возникшая для решения потребностей космической навигации "Теория поиска" основывается на трех аксиомах.
   Первая аксиома: Для того, чтобы найти точку в пространстве, необходимо достаточно полно представлять себе характеристики этой точки и не пройти мимо нее.
   Вторая аксиома: Для того, чтобы найти точку в пространстве, необходимо достаточно полно представлять себе из какой точки мы выходим, иначе нам не построить оптимальный путь поиска, а не оптимальный путь может оказаться путем "в никуда".
   Третья аксиома: Оптимальный путь поиска определяется целями, которые приводят к необходимости совершения поиска, и средствами, которые требуют коррекцию целей.
   Начнем с начала. Какие цели мы ставим? А цели и у меня, интеллигента во втором поколении, и у рабочего-сантехника дяди Васи, и у дворничихи нашей тети Маши (и это совсем не новость) одни и те же: мы хотим быть счастливы! Конечно, понятие счастья у каждого человека свое, но есть и общая часть: чтобы был дом над головой, чтобы была еда на столе, чтобы меня спрашивали, а как я хочу жить дальше и чтобы при этом уважали за то, что я реализую свои возможности при достижении своих потребностей, в чем государство мне не мешает, поскольку экономически я от него автономен. Другими словами мы хотим в будущем жить в обществе конструктивного развития благосостояния с преобладающими уважительными отношениями. Естественно, что с технологической точки зрения - это должно быть постиндустриальное общество. Вот ответ на первую аксиому.
   Остается теперь оглянуться вокруг и сообразить, а где же мы живем? А живем мы в феодальном обществе с преобладающими силовыми отношениями, где только начинают складываться договорные капиталистические отношения. И раз вся наша жизнь определяется силовыми отношениями, где демократические выборы, парламент, разделение ветвей власти реально не работают, а являются всего лишь ярким антуражем, призванным помочь некоторым, приближенным к власти, лицам получать кредиты в западных банках, то нам остается только ждать, когда приедет барин и рассудит нас. (А барин все не едет - нет нового А.П. Столыпина!)
   Если же говорить строго по научному, то вызов времени для нас заключается в необходимости модернизации феодального общества сохранения с преобладающими силовыми отношениями в общество совершенствования и конструктивного развития благосостояния с преобладающими уважительными отношениями, которое с технологической точки зрения будет представлять постиндустриальное общество. При этом мы должны пройти промежуточную стадию воссоздания обычного капиталистического общества потребления с преимущественными договорными отношениями. Сделать это можно на основе модернизации народного хозяйства, путем реформирования механизма распределения средств к существованию народонаселения нашей страны.
   Заметим, что, согласно сформулированному автором третьему закону развития общества, эта задача может быть решена только одновременно с развитием остальных национальных обществ всех других народов, что может предотвратить Всемирную катастрофу уничтожения всего человечества из-за резкого, взрывоподобного роста населения планеты - это и есть вызов XXI века. А для решения этой задачи необходимо создание Единого координационного центра, фактически Глобального всемирного правительства. В настоящее время ООН пытается исполнять эти функции, относящиеся скорее к функциям исполнительной власти. Может быть поэтому у ООН ничего не получается, поскольку она была создана в свое время как законодательная организация и малопригодна, если не сказать, совсем не пригодна для осуществления исполнительных функций.
   Вот решению всех этих вопросов и посвящена настоящая работа.
   Эта книга представляет сборник статей автора, опубликованных за последние 25 лет в периодической печати и несколько отредактированных для образования цельности системы излагаемых идей. Фактически прообразом каждой ее главы является статья, опубликованная в свое время автором (см. "Источники", стр. 481), либо хранящаяся в архиве автора. Поэтому в работе могут быть некоторые повторы, которые автор не проглядел в спешке, а преднамеренно оставил, поскольку то, что в одних главах упоминается вскользь, в других освещается подробно и, возможно, в несколько ином ракурсе, порою настолько своеобразном, что требует повторного освещения для восприятия, не вызывающего отторжения. Повторение - мать учения, а перед вами, читатель, не занимательный роман, а скорее труднопонимаемая летопись истории народов в самые тяжелые годы их существования. Автор приносит извинения за все другие недостатки и будет благодарен за критические замечания, отправленные ему по адресу: izdatelstvoiliv@gmail.com.
   По образованию автор - "технарь" (инженер радиосвязи) и "естественник" (математик). В этой работе автор подвел итоги достижений современной истории, политологии, экономики, экологии, социологии, антропологии и демографии. Другими словами, он аккуратно скомпилировал, проанализировал и подвел итоги современного состояния знаний в ряде областей социальных отношений, где автор не авторитетен. В современном научном мире, где преобладают комплексные исследования, этого нельзя избежать. И поскольку профессионалы не могут, или не решаются это сделать, такую черновую работу приходится делать дилетанту. Поэтому автор приносит извинения "узким" специалистам, особенно экономистам и социологам, за несколько дилетантский характер изложения материала. Кроме того, автор не может излагать и сравнивать многочисленные различные точки зрения из-за ограниченного объема и без того перегруженной фактами публикации.
   Автор также просит разрешения изложить только некоторые господствующие (с его точки зрения) представления более или менее догматично, так, чтобы, по его представлению, они создали цельную мозаичную картину нескольких возможных сценариев дальнейшего развития общества. От "бедного технаря" нельзя ожидать, чтобы он сделал что-либо подобное компетентному научному обзору большинства накопленных другими авторами данных, полученных в результате серий экспериментов, обобщений и прогнозов в различных, тесно связанных специализированных общественных науках. Автор излагает здесь только свое личное видение развития России и всего Мира, целеосмысленно отбирая только те известные всем факты, которые аккуратно укладываются в мозаику его целенаправленной компиляции. Насколько ювелирно удалось это сделать - судить вам, читатель.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Термины и определения

  
   Жизнь вокруг нас бурно развивается. Поставьте такой мысленный эксперимент. Оставьте в тарелке после обеда немножко бульона от супа и поставьте тарелку на кухонный стол немытой. Через некоторое время вы сможете заметить, что остатки бульона начали темнеть - это в них поселились и бурно развиваются микробы из окружающего воздуха. Потом бульон загустел - количество микробов бурно увеличивается, потом покрылся зеленой коркой плесени - это произошла катастрофа, и микробы погибли от голода из-за недостатка бульона, что для них вылилось в катастрофу. Мысленно помойте тарелку и поставьте ее на место.
   Катастрофа. А что следует понимать под этим термином? Самое лучшее определение катастрофы, как мне представляется, дал А. Азимов:
   "Катастрофа" по-гречески означает переворот. Первоначально греки называли этим словом развязку или завершение драматического представления. По своему характеру развязка может быть либо счастливой, либо печальной.
   В комедии развязка - счастливый конец. После череды размолвок и огорчений всё вдруг переворачивается, влюбленные примиряются и соединяются. Стало быть, катастрофа комедии - объятия и свадьба. В трагедии развязка - печальный конец. После бесконечных мытарств и борьбы всё вдруг переворачивается, герой обнаруживает, что рок и обстоятельства побеждают его. - Катастрофа трагедии смерть героя.
   Поскольку трагедии обычно затрагивают душу человека глубже, чем комедии, и лучше запоминаются, слово "катастрофа" стало чаще ассоциироваться трагической развязкой. Поэтому теперь оно используется для обозначения всякого печального конца, гибели". (Конец цитаты, И.Л.)
   Печальная трактовка. Но не печальтесь читатель, ибо жизнь всегда гораздо богаче, чем та схема, в которую пытается втиснуть ее исследователь, чтобы как-то объяснить некую частицу этой жизни.
   Катастрофа, как это подразумевается у А. Азимова и используется в науке биологии, далеко не всегда гибель, окончательное исчезновение. Если это было бы так, то и нас на свете бы не было, и никто бы не интересовался - что такое катастрофа?
   Так вот, в биологии, например, катастрофа часто соседствует с реакцией на нее - революцией, после которой субъект катастрофы совсем не исчезает, а продолжает развиваться далее, даже серьезно уменьшившись количественно - он просто приспосабливается к изменившимся условиям и счастливо существует рядом с новым видом, организовавшим себе соседнюю нишу таким образом, что новый вид не является конкурентом старого и не собирается его уничтожать. Катастрофы в биологии бывают разные: одна ведет к гибели старого вида, а другая позволяет ему существовать. И даже иногда безбедно.
   Но что же такое тогда революция, которая снимает катастрофу? Википедия - свободная энциклопедия - трактует этот термин так:
   Революция (от позднелатинского revolutio - поворот, переворот, превращение, обращение) - радикальное, коренное, глубокое, качественное изменение, скачок в развитии общества, природы, или познания, сопряжённое с открытым разрывом с предыдущим состоянием. Революцию как качественный скачок в развитии, как более быстрые и существенные изменения, отличают и от эволюции (где развитие происходит более медленно) и от реформы (в ходе которой производится изменение какой-либо части системы без затрагивания существующих основ).
   Различают революции в природе (геологическая), в развитии общества (в том числе, в экономическом смысле - неолитическая революция, промышленная революция, культурная революция, "зелёная революция", демографическая революция, "революция растущих потребностей" и политическом - социальная революция, политическая революция), в науке - "научная революция" (термин введён в обращение Томасом С. Куном) - в физике, биологии, медицине, философии, космологии и технике. Также используется термин "научно-техническая революция". В принципе, революция (как и эволюция) может произойти в любой сфере. Революция это поворот к новой жизни, лучше старой.
   Таким образом, катастрофа - это поворот к смерти, а революция - это поворот и движение к новой (лучшей)жизни!
   Революция часто противопоставляется эволю?ции (от латинского evolutio - "развёртывание") - естественному длительному процессу развития живой природы, сопровождающемуся изменением генетического состава популяций, формированием адаптаций, видообразованием и вымиранием видов, преобразованием экосистем и биосферы в целом.
   Первая полноценная эволюционная концепция была предложена Жаном Батистом Ламарком в 1809 году в труде "Философия зоологии". Эта работа рассматривается как первое выражение эволюционной теории, вошедшее в историю как ламаркизм. Ламарк считал, что простые организмы (инфузории и черви) постоянно самозарождаются. Затем эти формы изменяются и усложняют своё строение, приспосабливаясь к окружающей среде. Эти приспособления происходят за счёт прямого влияния окружающей среды путём упражнения или неупражнения органов и последующей передачи этих приобретённых признаков потомкам. Эти идеи были отвергнуты натуралистами, поскольку не имели экспериментальных доказательств. Кроме того, всё ещё были сильны позиции учёных, считавших, что виды неизменны, а их сходство свидетельствует о божественном замысле. Одним из самых известных среди них был Жорж Кювье.
   Концом доминирования в биологии представлений о неизменности видов стала теория эволюции посредством естественного отбора, сформулированная Ч.Р. Дарвином. Частично под воздействием "Опыта о законе народонаселении" Т.Р. Мальтуса, Ч.Р. Дарвин заметил, что прирост населения ведёт к "борьбе за существование", в ходе которой начинают преобладать организмы с благоприятными признаками, поскольку те, у кого их нет, погибают. Этот процесс начинается, если каждое поколение производит больше потомства, чем может выжить, что приводит к борьбе за ограниченные ресурсы. Это могло объяснить происхождение живых существ от общего предка за счёт законов природы. Ч.Р. Дарвин развивал свою теорию начиная с 1838 года, пока А.Р. Уоллес в 1858 году не прислал ему свою работу с такими же идеями. Статья Уоллеса была опубликована в том же году в одном томе трудов Линневского общества вместе с краткой выдержкой из работ Дарвина . Публикация в конце 1859 года книги Дарвина "Происхождение видов", в которой детально объясняется концепция естественного отбора, привела к более широкому распространению дарвиновской концепции эволюции.
   Эволюция - процесс развития, состоящий из постепенных качественных изменений, без резких скачков (в противовес революции). В то же время в биологии революция используется не только как кратковременный насильственный процесс, изменяющий эволюцию и сопровождающийся определенными жертвами, но и как длительный ненасильственный процесс, который, порождая новых субъектов воздействия, не только не уничтожает предыдущий процесс и субъектов его воздействия, но протекает параллельно предыдущему процессу без привлечения каких-либо жертв.
   Кажущаяся противоречивость таких двух в принципе противоположных подходов становится понятной, если от выхолостившего гегелевскую диалектику диалектического материализма Карла Маркса (о чем мы подробнее поговорим позже) вернуться к основам гегелевской диалектики и применять гегелевские логические законы единства и борьбы противоположностей, перехода количества в качество и отрицания отрицания при использовании обоих (двух) механизмов устранения противоположностей согласно теории Г.В.Ф. Гегеля: 1) новое развивается параллельно старому благодаря их единству, 2) новое устраняет старое в силу их противоположностей (в то время как обедненный марксов диалектический материализм основан на использовании только одного единственного механизма устранения противоположностей - новое устраняет старое в силу их противоположностей и полного отсутствия единства). И тогда уже из гегелевского закона о единстве и борьбе противоположностей следует, что революции бывают двух видов: 1) часто встречающаяся ненасильственная революции, у которой с эволюцией есть больше общих качеств при наличии меньших отличий, и 2) редко встречающаяся насильственная революция, у которой с эволюцией есть меньше общих качеств при наличии больших отличий.
   Вот именно ненасильственная революция гасит биологическую катастрофу, являющуюся двжущей силой развития старого параллельно с развитием нового, которое может совсем не конкурировать со старым и даже помогать старому существовать. В то время как насильственная революция уничтожает старое "до основанья" (не важно, что будет "а затем" - "главное ввязаться в драку"), и это является классической катастрофой, о которой можно только пожалеть, поскольку тем самым насильственная революция сокращает многообразие природы.
   При кажущейся общности переворота при катастрофе и революции, последняя отличается тем, что характеризуется чисто качественно, в то время как первая может иметь и количественные характеристики (например уменьшение популяции или общности на 10 процентов за 5 лет, а тем более полное уничтожение популяции или общности за конечное время). Для нас ненасильственная Неолитическая революция плавно продолжается до сих пор, поскольку мы пользуемся производящим хозяйством и будем пользоваться им всегда. Но вот катастрофа, вызвавшая эту революцию была снята, как только людская популяция вновь стала увеличиваться. А кстати, увеличение тоже может быть признаком катастрофы. Так в медицине неконтролируемое увеличение живых клеток, заметно превышающее уничтожение ненужных клеток в результате Апоптоза, является одним из основных симптомов онкологического заболевания. И внезапное увеличение массы тела на 10 процентов может свидетельствовать о неизлечимой четвертой стадии этого заболевания. Удвоение всего человечества за последние 40 лет и ожидаемое очередное удвоение за следующие 30 лет не является ли симптомом "онкологического заболевания человечества"? Остается только надеяться, что это "заболевание" находится в начальной стадии и ненасильственная социальная революция позволит снять и эту катастрофу
   Находясь на гуманистических позициях, конечно же, следует приветствовать часще встречающиеся ненасильственные революции, и следует по возможности избегать, предотвращать редко встречающиеся насильственные революции, возникновение которых является страшной трагедией. Фридрих Энгельс, будучи выдающимся специалистом по военной истории, судя по его работам, писал:
   "Люди, хвалившиеся тем, что сделали революцию, всегда убеждались на следующий день, что они не знали, что делали - что сделанная революция совсем не похожа на ту, которую они хотели сделать. Это то, что Гегель называл иронией истории, той иронией, которой избежали немногие исторические деятели".
   Прежде чем дать определение общества, определим животных.
   Живо?тные (лат. Animalia) традиционно (со времён Аристотеля) выделяемая категория организмов, в настоящее время рассматривается в качестве биологического царства
   Животные относятся к эукариотам (в клетках имеются ядра). Классическими признаками животных считаются: гетеротрофность (питание готовыми органическими соединениями) и способность активно передвигаться. Впрочем, существует немало животных, ведущих неподвижный образ жизни, а гетеротрофность свойственна также грибам и некоторым растениям-паразитам.
   В быту под терминами дикие животные, домашние животные часто понимаются только млекопитающие, иногда - лишь четвероногие, наземные позвоночные (млекопитающие, пресмыкающиеся, земноводные). Русское слово "животное" образовано от "живот", ранее означавшего "жизнь, имущество, животное". В науке за термином животные закреплено более широкое значение, соответствующее латинскому Animalia (см. выше). Поэтому говорят, что к животным, помимо млекопитающих, относится огромное множество других организмов: рыбы, птицы, насекомые, паукообразные, моллюски, морские звёзды, всевозможные черви и так далее. Человек относится к царству животных, но традиционно рассматривается отдельно - в биологии используются обороты "животные и человек" или "животные, включая человека".
   Челове?к разу?мный (лат. Homo sapiens; в русскоязычных текстах встречается также написание хомо сапиенс или гомо сапиенс) (в биологии - вид рода Люди (Homo) из семейства гоминид в отряде приматов, единственный живущий в настоящее время. От современных человекообразных, помимо ряда анатомических особенностей, отличается значительной степенью развития материальной культуры (включая изготовление и использование орудий), способностью к членораздельной речи и абстрактному мышлению. Человек, как биологический вид - предмет исследования физической антропологии. Природа и сущность человека является предметом как философского, так и религиозного диспута.
   Человечество - совокупность человеческих индивидов. Разнообразие культур, форм общественной жизни и социальной организации - предмет социальных и гуманитарных наук (социальной, культурной антропологии, социологии, экономики, истории и других.).
   О?бщество - обособившаяся от природы, но тесно с ней связанная часть материального мира, состоящая из индивидов, включающая в себя способы взаимодействия и формы объединения людей, способная создавать орудия труда и пользоваться ими в процессе труда. В широком понимании слова, это совокупность всех видов взаимодействия и форм объединения людей, которые сложились исторически.
   Человеческое сообщество называется со?циумом. Характеризуется тем, что члены сообщества занимают определённую территорию, ведут совместную коллективную производительную деятельность. В сообществе имеет место распределение совместно произведённого продукта.
   Общество - это социум, которому присуще производственное и социальное разделение труда. Общество можно характеризовать по многим признакам: к примеру, по национальному: французское, русское, немецкое; государственному и культурному признакам, по территориальному и временному, по способу производства и так дале.
   У ряда видов живых организмов отдельные индивиды не обладают необходимыми способностями или свойствами для обеспечения своей материальной жизни (потребление материи, накопление материи, воспроизводство). Такие живые организмы образуют сообщества, временные или постоянные, для обеспечения своей материальной жизни. Есть сообщества, фактически представляющие единый организм: рой, муравейник и так далее. В них имеет место разделение между членами сообщества биологических функции. Особи таких организмов вне сообщества погибают. Есть вре?менные сообщества, - стаи, стада, в них, как правило, особи решают ту или иную проблему, не образуя прочных связей. Общим свойством всех сообществ является задача сохранения данного вида живого организма.
   Го?род - крупный (по сложившимся стереотипам) населённый пункт, жители которого заняты, как правило, вне сельского хозяйства, хотя первоначальные города возникли именно как сельскохозяйственные поселения, но в результате ряда ненасильственных революций население городов перестало заниматься сельскохозяйственным производством..
   Отнесение населённого пункта к категории городов оформляется в законодательном порядке; при этом критерий численности населения города различается - от 250 человек в Дании, до 50 тысяч человек в Японии.
   Город, каждое его строение, имеют свой неповторимый характер, который меняется от центра к окраине. Город - арена общественных отношений, отражает социальную структуру общества. Город - развитый комплекс хозяйства и экономики. Город является скоплением архитектурных и инженерных сооружений, обеспечивающих жизнеобеспечение населения. Города служили центром развития искусства и ремёсел, технических достижений. Город - это не просто сумма домов, это самостоятельный многоликий, но цельный организм.
   Значимость и людность городов часто определяется также их агломерациями. Особенно важные роли для стран и континентов имеют столицы и так называемые города-миллионеры (миллионники) и агломерации-миллионеры (миллионники) (имеющие численность населения более одного миллиона человек), в том числе так называемые мегаполисы и глобальные города.
   Государство - основное орудие политической власти в классовом обществе. В более широком смысле под государством понимают политическую форму организации жизни общества, которая складывается как результат возникновения и деятельности публичной власти - особой управляющей системы, руководящей основными сферами общественной жизни и опирающейся в случае необходимости на силу принуждения. Поскольку государство строится по территориальному принципу, этот термин иногда неточно употребляют как синоним понятия "страна".
   Цивилизация - (от лат. Civilis - гражданский, государственный) общефилософское значение - социальная форма движения материи, обеспечивающая её стабильность и способность к саморазвитию путём саморегуляции обмена с окружающей средой (человеческая цивилизация в масштабе космического устройства); историко-философское значение - единство исторического процесса и совокупность материально-технических и духовных достижений человечества в ходе этого процесса (человеческая цивилизация в истории Земли); стадия всемирного исторического процесса, связанная с достижением определённого уровня социальности (стадия саморегуляции и самопроизводства при относительной независимости от природы дифференцированности общественного сознания); локализованное во времени и пространстве общество. Локальные цивилизации являются целостными системами, представляющими собой комплекс экономической, политической, социальной и духовной подсистем и развивающиеся по законам витальных циклов
  

Классификация катастроф

  
   А. Азимов составил и классификацию катастроф. Применительно к истории человечества он выделяет пять классов катастроф.
   Вселеннная в целом может так измениться, что станет необитаемой. Это будет катастрофа первого класса.
   Вселенная может оставаться безмятежной. Но с Солнцем может нечто случиться, что сделает солнечную систему необитаемой. Это будет катастрофа второго класса.
   Солнце может продолжать сиять в безмятежной Вселенной, но с самой Землей может произойти конвульсия, которая сделает на ней жизнь невозможной. Это будет катастрофа третьего класса.
   Земля может оставаться теплой и приятной, однако на ней произойдет нечто такое, что уничтожит человечество, но оставит другие виды жизни, так что через порядка три миллиарда лет возникнет новое человечество, перед которым возникнут эти же вопросы. Это будет катастрофа четвертого класса.
   Существует ещё возможность того, что человеческая жизнь может продолжаться, но случившееся, разметав успехи технического прогресса, окажется способным уничтожить цивилизацию и на неопределенный период приговорить человечество к примитивной жизни - одинокой, омерзительной, тупой и короткой. Это катастрофа пятого класса.
   Каждый класс содержит подклассы, которые определяются факторами, вызывающими катастрофы соответствующих классов.
   Следует отметить, что вероятность возникновения катастроф первых двух классов в настоящее время чрезвыяайно мала, поскольку расширение солнца, вызывающее поглощение им планет может произойти через 500 миллиардов лет, а "Большое схлопывание" Вселенной ожидается вообще через триллион триллионов лет. Конвульсия или же "Схлопыванме" Земли, которая сделает на ней жизнь невозможной, вполне вероятна. По-видимому А. Азимов имеет в виду наступление на Земле "Вечной зимы" после взрыва боевой водородной бомы. Однако после первого испытания водородной бомбы в Советском Союзе прошло вот уже 60 лет и заключен договор о запрещении испытаний ядерного ( в том числе и термоядерного) оружия. Правла, в случае возникновения "горячей" войны могут найтись сумасшедшие, которые могут попытаться применить это оружие. Между тем фактор "Война" у А. Азимова содержит 4 класс.
   В дальнейшем мы будем рассматривать этот фактор, в основном, применительно к отдельным государствам и соответствующие катастрофы обозначать термином "Катастрофа 4.7". Соответственно в 5 классе мы будем рассматривать "Катастрофу 5.7", которая может быть вызвана чрезмерным ростом населения (совпадение второго индекса здесь соответствует порядку факторов катастроф в книге А. Азимова и носит случайный характер).
  

Классификация революций

  
   Мы не будем рассматривать все революции, произошедшие в природе, поскольку большинство из них имеют лишь косвенное отношение к предмету нашей работы - человеку. Рассмотрим только революции, имеющие непосредственное отношение к деятельности гоминин - человеческого рода (Гомо).
   Тогда первой ненасильственной революцией следует считать Антропогенную революцию (VII - VI миллиона лет тому назад), породившую предка человека, отделившегося от шимпанзе, который, благодаря этой революции, сохранился и даже развился в два рода.
   Далее с небольшими изменениями воспользуемся классификацией революций, выполненной А.П. Назаретяном.
   Палеолитическая революция (более 1,5 миллиона лет назад) появление стандартизированных орудий, начало систематического использования огня и, возможно, переход большинства гоминин от преимущественно собирательного к oxoтничьему образу жизни. Первичное формирование в нижнем палеолите надинстинктивных протокультурных регуляторов, ограничивающих внутристадную агрессию за счет переноса ее на "чужаков". Тем самым было обеспечено дальнейшее существование гоминин и их развитие путем стадного отбора в условиях, когда искусственные средства нападения заметно превзошли естественные средства защиты при одновременном ослаблении природных инстинктов.
   Верхнепалеолитическая революция, или "культурная революция кроманьонцев" (30-35 тысяч лет назад) - переход от среднего к верхнему палеолиту с окончательным исчезновением неандертальцев. Существует точка зрения, что это была не насильственная революции, а революция (к нашему великому огорчению, поскольку этот переход оказалась не единственным) революция самоуничтожения функционально недостаточно активного субъекта неандертальца - первая демографическая катастрофа, поскольку население Земли уменьшилось на порядок. Но при этом многократно возросла продуктивность использования каменного сырья, резко увеличилась доля орудий из кости и рога (что дало людям относительную независимость от природных источников кремния); заметно усовершенствовались знаковые системы коммуникации, включая, по-видимому, членораздельную речь, что все вместе взятое усилило функциональные возможности выживания кроманьонцев в меняющихся условиях окружающей среды. Появились двухмерные изображения (наскальные рисунки) - возникло искусство.
   Неолитическая революция (X - VIII тысячелетие до н.э.) - переход от высокозатратного присваивающего (охота, собирательство) к производящему хозяйству (земледелие, скотоводство), сопровождавшийся сменой нормативного геноцида и людоедства зачаточными формами коллективной эксплуатации природы со своеобразным симбиозом новых сельскохозяйственных и "воинственных" племен.
   Глубокая комплексная перестройка стала ответом на кризис верхнего палеолита, предельно обострившийся из-за небывалого развития охотничьих технологий, которое привело к истреблению популяций и целых видов животных и ужесточению межплеменной конкуренции. В процессе верхнепалеолитического кризиса предшествовавший ему демографический рост сменился резким сокращением населения (по некоторым данным, до 8-10 раз), и лишь с широким освоением сельскохозяйственных приемов в результате неолитической революции население вновь стало быстро расти.
   Городская революция (V - III тысячелетие до н.э.) - образование крупных человеческих агломераций, появление полисов - городов-государств, строительство ирригационных каналов, появление письменности и первых правовых документов, регламентировавших сосуществование при высокой концентрации и совместной деятельности больших коллективов. Революция последовала за распространением бронзовых орудий, очередным демографическим взрывом и обострением конкуренции за плодородные земли.
   Революция Осевого времени (середина I тысячелетия до н.э.): в передовых, но еще слабо связанных между собой обществах (и государствах) за очень короткий промежуток времени появились мыслители, политики и полководцы нового типа - Заратуштра, иудейские пророки, Сократ, Будда, Конфуций, Кир, Ашока, Сунь цзы и другие, - преобразовавшие до неузнаваемости облик человеческой культуры. В ту эпоху авторитарное мифологическое мышление впервые стало вытесняться мышлением личностным, оформились общие представления о добре и зле, о личности как суверенном носителе морального выбора, сформировалась высшая инстанция индивидуального самоконтроля - совесть как альтернатива безраздельно доминировавшей прежде богобоязни. Изменились цели и методы ведения войны: количество жертв перестало служить мерилом боевого мастерстве и предметом похвальбы, примитивное насилие и террор частично уступали место приемам агентурной разведки и "политической демагогии"...
   Осевому времени предшествовало вытеснение дорогостоящего, тяжелого (подвластного лишь физически очень сильному мужчине) и хрупкого бронзового оружия железным, более дешевым, легким и прочным, что позволило заменить профессиональные армии своего рода народными ополчениями. В результате войны сделались чрезвычайно кровопролитными а это при сохранении прежних ценностей и норм грозило крахом наиболее развитых обществ. Таким образом, очередная ненасильственная духовная революция Осевого времени стала ответом культуры на опасный разрыв между новообретенной технологической мощью и характером выработанных предыдущим историческим опытом механизмов сдерживания.
   Промышленная революция (середина II тысячелетия новой эры) - внедрение "щадящих" технологий производства с более высокой удельной продуктивностью сопровождалась развитием и распространением идей гуманизма, равенства, демократии, международного и индивидуального права, становлением ценностного отношения к феноменам войны и мира, что привело в конечном итоге ко многим насильственным буржуазным революциям и Первой мировой войне, целью которой стал передел сложившегося разделения мира между ведущими промышленными странами.
   Промышленной революции предшествовал затяжной кризис сельскохозяйственной культуры в Западной и Восточной Европе (XI - XVII века) с бесконтрольным экстенсивным ростом сельскохозяйственного производства, снижением плодородия, голодом, эпидемиями. Попытка усиленного развития сельскохозяйственного производства обернулась очередным эволюционным тупиком, как задолго до этого - развитие охотничьих технологий.
   В свою очередь, становление промышленного производства, повысив энергетическую мощь человеческого усилия, дало новый импульс демографическому росту, экологическим и геополитическим амбициям. Как и прежде, разрешение одного кризиса стало началом дороги к следующему, который был успешно устранен ненасильственной социальной революцией в США после после "Великой депрессии". Вторая мировая война только подтвердила необходимость проведения социальной революции и в других странах. И она произошла в развитых странах.
   Информационная революция (середина ХХ века) - автоматизация производства на основе сжатия информации и передачи ее на любые расстояния). Уже в середине XX века пришло ощущение того, что планетарная цивилизация приближается к очередному кризису, и обстоятельства его могут быть принципиально описаны схемой техно-гуманитарного дисбаланса. За сто лет энергетическая мощь производственных и боевых орудий возросла, соответственно, на 3 и на 6 порядков (!). Интеллект достиг такого операционального могущества, что выработанные в предыдущем историческом опыте средства сдерживания перестали отвечать новым требованиям; носитель разума опять сделался смертельно опасен для самого себя, поскольку при возросшем техническом, технологическом и информационном обеспечении, социальное обеспечение человека должно было стать на много больше, чем сложилось в настоящее время. Во многих низкоразвитых странах социальное обеспечение вообще отсутствует.
   Дополняя А.П. Назаретяна, отметим, что после Промышленной революции была еще сельскохозяйственная ненасильственная Зеленная революция и сейчас возникла необходимость проведения глобальной ненасильственной социальной революции Четвертичного периода. В Четвертичном периоде, который протекает сейчас, должна произойти такая ненасильственная революция, в противном случае человечество ждет очередная катастрофа, причем глобальная, способная привести к его гибели и гибели всего живого на планете Земля, которая может превратиться в аналог безжизненной планеты Марс (хотя некоторые ученые выдвигают гипотезу, что на планете Марс существует жизнь на уровне микроорганизмов и вирусов, которые при низких температурах превращаются в кристаллы, а при высоких - оживают, о чем может свидетельствовать появление так называемых "каналов" на этой планете).
   На ближайшей к Земле планете Марсе атмосфера состоит из углекислого газа с незначительной примесью азота; кислород практически отсутствует. Средняя температура на поверхности Марса составляет -50?С, правда, днем она может подняться до +30?С, но ночью она может упасть до -100?С. В результате таких колебаний температуры на Марсе все время наблюдаются бури, скорость ветра достигает 100 км/час. Если жизнь и зарождается на Марсе, то из-за отсутствия кислорода выживать могут только самые примитивные ее формы. Во всяком случае, многие формы земных микроорганизмов, поставленные в лаборатории в условия, свойственные поверхности Марса, продолжали жить и размножаться. Но более развитые формы погибали. Сумеет ли Земля избежать участи Марса?
  

Методология

  
   Все мы вышли из Диалектического материализма. Вот только не все знают, куда нам теперь идти. Руководители наши, считая себя раньше "истинными" марксистами-ленинцами, В.И. Ленина не читали, а К. Маркса и Ф. Энгельса тем более. К чему это, если многотысячный Институт Марксизма-Ленинизма издавал цитатники "Ленин о...", "Маркс и Энгельс о...", откуда всегда можно было вытащить подходящую для конкретного случая цитату, как и цитату для совершенно противоположного случая. "Неистинные" марксисты, которых почему-то еще называли диссидентами, по ночам кропотливо изучали непосредственно основоположников, сладострастно отмечая выискиваемые расхождения мнения классиков с тем, что происходило в реальной жизни на самом деле.
   Я не могу отнести себя к диссидентам, но мне пришлось подробно изучить Ф. Энгельса, когда я занимался систематизацией научных знаний. Что касается К. Маркса, то капитально (да простят мне тавтологию) я изучил только первый том "Капитала", а потом застрял в дальнейшем изучении из-за несоответствия его теории тому, что происходило в реальной нашей жизни и из-за массы противоречий, которые в то время я не мог разрешить.
   С другими работами К. Маркса я знакомился в случае возникновения такой необходимости, каждый раз удивляясь несоответствию прогнозов классика реальной действительности. Следует отметить, что, несомненно, К. Маркс, как экономист, был выдающимся ученым своего времени, но среди основоположников, как методист и философ, Ф. Энгельс мне импонирует больше и остается только сожалеть, что занятый изданием марксового наследия он существенно ослабил самостоятельные исследования в философии, истории и военной науке. Возможно, что мы лишились шедевров, которые были бы более значимы, чем "Капитал" К. Маркса. Однако этот выбор он сделал сознательно, что следует уважать.
   Положение с противоречиями прояснилось, когда я познакомился с "Наукой логики" Г.В.Ф. Гегеля и понял, что я был интуитивным гегельянцем, который не мог воспринять упрощенную диалектику материализма. К. Маркс не развил диалектику Г.В.Ф. Гегеля, а препарировал ее, спекулятивно использовав ту небольшую часть, которая позволяла ему обосновать только предпочитаемый им революционный путь развития, что позволяет примитивно объяснять внутривидовое развитие, но вот уже эволюционное межвидовое развитие на основе использования марксового подхода крайне затруднительно объяснить. А между тем Г.В.Ф. Гегель оставил нам богатое наследие, что позволяет более строго подойти к исследованию общественного развития, которое помимо кратковременных революционных скачков имеет длительные фазы эволюционного развития.
   Этапы развития общества К. Маркс и Ф. Энгельс произвольно соотнесли с развитием только производственных отношений, создав свою знаменитую пятиступенчатую последовательную модель развития общества. Впервые описание этой модели мы встречаем в работе К. Маркса и Ф. Энгельса "Фейербах. Противоположность материалистического и идеалистического воззрений", относящейся к 1845-му году. Здесь pассматpиваются различные признаки отличия людей от животных и выбирается основной - люди появляются, выделяются из среды животных "как только начинают производить необходимые им жизненные средства". Естественно, что способы производства жизненных средств могут быть различными и находятся в непpеpывном pазвитии. Далее pассматpиваются производительные силы и производственные отношения, как основные хаpактеpистики способа производства: "Это производство начинается впервые с ростом населения. Само оно опять-таки предполагает общение [Verkehr] индивидов между собой. Форма этого общения (т.е. пpоизводственых отношений, И.Л.), в свою очередь обусловливается производством".
   Для развития каждого нового способа производства существенным является разделение труда: "Уровень развития производительных сил нации обнаруживается всего нагляднее в том, в какой степени развито у нее разделение труда. Всякая новая производительная сила - поскольку это не просто pасшиpение известных до того производительных сил (напpимеp, возделывание новых земель) влечет за собой дальнейшее развитие разделения труда". Здесь высказывается существенная мысль, что предпосылкой всякого последующего нового способа производства является появление нового, более высокого уровня развития производительных сил на основе более глубокого разделения труда.
   Основным отличием каждого нового способа производства основоположниками марксизма выбивается коренная замена новой формой собственности существующей раннее формы - "...различные ступени в pазвитии разделения труда являются вместе с тем и различными формами собственности". В соответствии с этим различаются пять последовательных ступеней развития способов пpоиизводства:
   1. "Первая форма собственности - это племенная собственность. Она соответствует неразвитой стадии производства, когда люди живут охотой и рыболовством, скотоводством или самое большее земледелием".
   2. "Вторая форма собственности - это античная общинная и государственная собственность, которая возникла главным образом благодаря объединению - путем договора или завоевания - нескольких племен в один город и при которой сохраняется рабство".
   3. "Третья форма - это феодальная и сословная собственность".
   4. "У народов, ведущих свое происхождение со средневековья, племенная собственность проходит ряд различных ступеней - феодальной земельной собственности, коpпоpативной движимой собственности, мануфактурного капитала, прежде чем пpевpатится в современный, порожденный крупной промышленностью и всеобщей конкуренцией капитал, в чистую частную собственность, отбросившую всякую видимость общности [Gemein Wesen]".
   5. "Строй, создаваемый коммунизмом, является как pаз таким техническим базисом, который делает невозможным все то, что существует независимо от индивидов... Присвоение всей совокупности производительных сил объединившимися индивидамами уничтожит частную собственность".
   К. Маркс и Ф. Энгельс pассмотpели и такие существенные вопросы, как причины движения способов производства, механизм их возникновения и развития. В качестве движущей силы истории развития человеческого общества они приняли и в дальнейшем pассматpивали только классовую борьбу. В предисловии к третьему немецкому изданию работы К. Маркса "Восемнадцатое бpюмеpа Луи Бонапарта" Ф. Энгельс пишет: "Именно Маркс впервые открыл великий закон движения истории, закон, по которому всякая историческая борьба - совершается ли она в политической, религиозной, философской или в какой-либо иной идеологической области - в действительности является только более или менее явным выражением борьбы общественных классов..."
   Возникновение и становление новых способов производства Ф. Энгельс объясняет на основе использования диалектических законов Г.В.Ф. Гегеля: закона единства и борьбы противоположностей, закона пpевpащения количества в качество и закона отpицания отpицания. Новое возникает в старом как иное, противоположное старому качество общего явления и поначалу наблюдается единство этих противоположностей. Но постепенно при определенных благоприятных условиях новое начинает развиваться быстрее старого, противоположности пpевpащаются в пpотивоpечия, количественные изменения на определенном этапе переходят в качественные, когда новое пpотвоpечие начинает отрицать старое. Но и в этом новом возникает еще более новейшее, которое со временем будет отрицать уже устаревшее новое. Здесь более новое выступает каждый pаз как положительное явление, которое отрицает, уничтожает отрицательное более старое. Так "работает" закон отpицания отpицания, и мы возвращаемся к старому, но на более высоком уровне развития. Развитие таким образом происходит последовательно по спирали путем отрицанием (уничтожением) последующим всего предыдущего.
   Здесь Ф. Энгельс опирается на следующую трактовку устранения пpотивоpечий, данную Г. В. Ф. Гегелем во второй книге "Науки логики": "Но положительное и отрицательное - это положенное пpотивоpечие, ибо как отрицательные единства они сами суть полагания самих себя, и в этом пологании каждое есть снятие себя и пологание своей противоположности. - Они составляют определяющие рефлексию как исключающую... Таким образом, исключающая рефлексия - это пологание положительного как исключающего иное..."
   На основе такой трактовки pазpешениия пpотивоpечий основоположники марксизма сфоpмулиpовали основную цель нового социалистического (начальной разновидности коммунистического) способа производства: полное, всемирное уничтожение старого капиталистического способа производства. Развитие истории, однако, не подтверждает возможность осуществления этой надуманной цели. Историческое движение отнюдь не сводится к последовательному пpогpессу. Наряду с тенденцией пpогpессивного поступательного движения в истории различных народов наблюдалась и другая динамика, в том числе застой, pегpесс, истоpические зигзаги и даже замкнутые циклы. Некоторые народы вообще исчезли с исторической сцены, так и не пройдя всех ступеней развития, поскольку используемые ими способы производства оказались неконкуpентноспособными с иными способами других народов в быстро меняющихся условиях их существования.
   Глубокая абстрактность и прямолинейное упpощене пpосматpиваются не только в однонаправленной последовательности смены ступеней в коммунистической модели развития способов производства. Эта модель недостаточно полна. Она не учитывает совершенно особенного способа производства, при котором государство выступает в качестве всеобщего эксплуататора. Этот способ производства впервые был описан на пpимеpе азиатских деспотий и поэтому получил название "азиатского способа производства". К. Маркс в работе "К критике политической экономии" попробовал поставить его перед античным pабовлдельческим способом производства, но затем вообще игноpиpовал его, поскольку госудpственная собственность была выбрана им впоследствии отличительной чертой социалистического способа производства и наличие ее у архаичного азиатского способа производства дискpедитиpовало социлистическиие идеалы. Как видим, К. Маркс был не чужд препарирования неудобных фактов, не укладывающихся в разработанную им теорию, чем грешат многие современные "лжеученые".
   Следует также отметить, что, если коллективная племенная собственность как основа первобытнообщинного способа производства была pаспpостpанена первоначально повсеместно, то рабовладение, как основная черта определенной ступени развития способов производства, хаpактеpно только для некоторых районов античного Сpедиземномоpья и то только в определенное время. В то же время наряду с рабами и рабовладельцами существенную часть общества составляли свободные граждане, получающие продукты потребления за счет использования только личного труда и труда членов своих семей.
   Хаpактеpный пpимеp приводит историк И.П. Смирнов. В Древнем Египте были pабы - "хму", было сословие зависимых (от государства или храма) работников - "меpет" и "джет" и были, наконец, лично свободные производители, объединенные в общины. В Киевской Руси были "челядь" или "холопы" - pабы, "смерды", в том числе "княжьи" люди, то есть государственные крепостные, частично зависимые "закупы" и свободные "мужи" - общинники. Как видим, и там, и тут имелось по крайней мере три способа производства одновременно: рабовладельческий, феодальный и азиатский. Но официальная наука считает Древний Египет рабовладельческим государством, а Киевскую Русь относит к феодальному строю, хотя как pаз рабов в Древнем Египте было относительно немного, как и частично зависимых "закупов" в Киевской Руси.
   Различные способы производства одновременно сосуществуют не только в одном обществе, в одном государстве, но и в глобальном аспекте при синхронном срезе человеческой истории. Историк А.Я. Гуревич утверждает, что соотношение развития конкретного общества вообще с одной из конкретных формаций пpотивоpечит объяснению существования и функционирования этой формации. "Рабовладельческий уклад античности немыслим без наличия на пеpифеpии рабовладельческой формации иного общества - первобытного, архаического, так же как и обществ восточного типа, с которыми рабовладельческое общество вступало в постоянные антагонистические отношения, из которых черпало основные кадры подневольной рабочей силы. Следовательно, если логически рабовладельческий строй представляет собой следующую ступень после первобытно-родового, то в реальной истории он с этим строем сосуществовал вплоть до своей гибели, которую и принесли ему народы и племена, находившиеся на более примитивной стадии". Отмечая аналогичное "сотрудничество" заpождющегося капитализма Европы с докапиталистическими социальными образованиями Африки, Азии и Америки, А.Я. Гуpевич делает вывод: "Существование разных формаций и цивилизаций в одном синхронном срезе, их параллельное и пересекающееся развитие - неотъемлемая черта всемиpно-истоpического процесса".
   Заметим, что этот реальный вывод никак не может быть объяснен с точки зрения той трактовки гегелевского устранения пpотивоpечий, как движущей силы развития, которую дает Ф. Энгельс в своих работах "Анти-Дюpинг" и "Диалектика пpиpоды".
   Таким образом, существенная ошибка основоположников марксизма заключается в том, что они напрямую увязали появление нового способа производства с заменой существующей формы собственности новой, только возникающей формой собственности, в то время как сущность развития общества заключается в появлении и пpисоединени к существующим формам собственности новой формы, хаpактеpной для этого возникающего способа производства без уничтожения (отрицания) старых форм. Кроме того, следует отметить прямолинейную вульгаризацию сущности исторического процесса развития общества при сведении возникновения нового способа производства только к одному единственному появлению новой формы собственности. Собственность в данном случае выступает только как новое средство достижения цели, в то время как детальный анализ целей развития общества, как и проблем, возникающих перед обществом и определяющих его цели, у основоположников марксизма вообще отсутствуют.
   А нельзя ли приступить к pазpаботке модели развития способов производства, исходя не из классовых позиций? Как отмечает философ А.С. Ципко: "Сегодня мы понимаем, что классовый подход по самой своей пpиpоде односторонен. Он резко активизирует интерес к тем качествам человека, которые нужны для революции. И в то же время он неизбежно притупляет интерес к человеческим качествам, необходимым для созидания" (богатства, естественно, что же можно еще созидать, И.Л.) В науке возможны различные подходы к решениям осознанных проблем. Напpимеp, отказ от пятого постулата Евклида позволил Н.И. Лобачевскому и Я. Больяи создать отличные от традиционной геометрии, непpотивоpечивость которых доказана логически, а истинность уже пpовеpена экспеpиментально в космических масштабах. Каким же может быть не "классический" классовый подход? В естественных науках разработан системный подход, который позволяет исследовать всякое явление в комплексе, в связи с другими сопутствующими, предшествующими и возможными последующими явлениями.
   Следует отметить, что системный подход является более общим, чем классовый подход. Ибо наличие классов, как общностей людей, определяемых различными отношениями к собственности, хаpактеpно только для капиталистического и псевдосоциалистического способов производства. При пеpвобытно-общинном строе и предположительно при коммунизме классы вообще отсутствуют. При феодальном способе производства, когда классы еще не сфоpмиpовлись как таковые, можно говорить только о сословиях, включающих в себя членов общества, которые впоследствии будут отнесены к различным классам. Что же касается рабов, то они вообще пpедствляют общность людей, входящих в средства производства, поскольку они исключены из общественной жизни как субъекты экономики и рассматриваются как "орудия" труда.
   Занимаясь глубоким теоретизированием, К. Маркс упустил важный момент в развитии капитализма, обнаруженный Э. Бернштейном: капитал не только имеет тенденцию концентрироваться в руках немногих капиталистов, но наряду с этим имеется и тенденция рассредоточения по немногу капитала среди массы мелких собственников акций, которыми при определенных условиях становятся бывшие пролетарии, превращаясь в средний класс. Используя эту малозаметную во времена К. Маркса тенденцию, капиталисты нащупали путь экономического выживания, развиваясь в направлении рассредоточения капитала среди массы трудящихся. Так при капитализме возник средний класс трудящихся, являющихся одновременно капиталистами. При этом теория классовой борьбы, разработанная К. Марксом, оказалась ложной, поскольку основной задачей среднего класса и пролетариата в развитых странах стало обеспечение классового сотрудничества с капиталистами в деле создания и умножения национального богатства.
   Следовательно, pазpешение классовых пpотивоpечий в качестве движущей силы развития истории общества можно считать истинным только для развития "дикого" капиталистического способа производства в неразвитых странах.
   Но тогда возникают вопросы, pазpешение каких пpотивоpечий является движущей силой развития общества и при других способах производства, и, главное, каким образом pазpешаются эти пpотивоpечия, если появляющийся новый способ производства не должен отрицать, уничтожать старый? Пожалуй, второй вопрос существеннее первого. Вот с него то мы и начнем.
   Если еще pаз внимательно перечитать ту часть работы "Анти-Дюpинг", где Ф. Энгельс на пpимеpе развития овса (продукта одомашненного, окультуренного и ныне существующего сорняка овсюга) трактует законы гегелевской диалектики, то можно заключить, что эта трактовка pазpешения пpотивоpечий пригодна только для объяснения внутривидового развития и совершенно непригодна для объяснения межвидового развития. Но ведь даже овес существовал не вечно, когда-то он был выведен из овсюга, сорного растения семейства овсовых, путем закрепления в процессе отбора возникшей мутации свойств своего предшествующего родственника, который существует и ныне. Между ними тоже имеются пpотивоpечия, однако их pазpешение путем образования нового вида злака овса никоим образом совсем не привело к исчезновению старого злака овсюга, что пpотивоpечит энгельсовской трактовке гегелевской диалектики.
   Беда наша заключается в том, что о Г.В.Ф. Гегеле мы знаем в пересказе Ф. Энгельса и К. Маркса, о которых судим только в трактовке их наследия В.И. Лениным (слава Богу, что о последнем мы знаем не в пересказе И.В. Сталина). Если же обратиться к первоисточнику - работе "Наука логики", то окажется, что Г.В.Ф. Гегель предложил два механизма pазpешения пpотивоpечий. Одним механизмом воспользовались Ф. Энгельс и К. Маркс для своих теоретических изысканий, как мы уже отмечали выше. Другой механизм, который исторически и текстуально по порядку следования у Г.В.Ф. Гегеля является даже первым, ибо изложен в первой книге "Наука логики" в примечании "Выражение "снятие" к паpагpафу 3 "Снятое становление" подраздела С "Становление" раздела 1 "Определенность (качество)", определяется следующим образом: "Снятие (Aufheben) и снятое (идеальное - ideele) - одно из важнейших понятий философии, одно из главных определений, которое встречается реально всюду и смысл которого следует точно понять и в особенности отличать от ничто. - От того, что нечто снимает себя, оно не пpевpащается в ничто. Ничто есть непосредственное, снятое же есть нечто опосредствованное: оно не сущее, но как результат, имеющий своим исходным пунктом некоторое бытие, поэтому оно еще имеет в себе определенность, от которой оно происходит.
   Aufheben имеет в немецком языке двоякий смысл: оно означает сохранить, и в то же время пpекpатить, положить конец. Само сохранение заключает в себе отрицание в том смысле, что для того, чтобы удержать нечто, его лишают непосредственности и тем самым наличного бытия, открытого для внешних воздействий. Таким образом, снятое есть в то же время и сохраненное, которое лишь потеряло свою непосредственность, но от этого не уничтожено... Нечто снято лишь постольку, поскольку оно вступило в единство со своей противоположностью..."
   Гениальность, всеобъемлющее представление бытия Г.В.Ф. Гегеля заключается в последней фразе: в единстве противоположностей уже заключается возможность снятия пpотивоpечий, а обособление, отрицание (в смысле уничтожения) одного пpотивоpечия другим является частным случаем, исключением, которое призвано лишь подтверждать общее правило. То есть в природе преобладает параллельное ненасильственное развитие явлений, а последовательное насильственное - является всего лишь частным случаем (утрируя это положение, скажем "исключением").
   В основном, противоречия устраняются еще на стадии противоположностей, так что в природе чаще всего используется первый ненасильственный механизм на основе их единства и взаиморазвития. При этом наблюдается параллельное развитие, которое может приводить к циклам и даже к повторам. Именно поэтому Г.В.Ф. Гегель рассмотрел этот сложный способ устранения противоречий первым. А вот последовательный насильственный способ развития противоречий, когда новое, стремительно развиваясь, до основания устраняет старое, почему-то у Г.В.Ф. Гегеля рассматривается как второй, возможный, но не основной способ устранения противоречий. Зная капитальный подход Г.В.Ф. Гегеля к разработке и изложению полученных им научных результатов, необходимо отметить, что он совсем не зря расположил эти совершенно различные способы именно в таком порядке, чтобы последующие исследователи вначале попробовали применить к объектам исследования более сложный и многотрудный первый способ устранения противоречий на основе их взаиморазвития, и только потом при отсутствии возможности его использования, по необходимости использовали второй способ.
   При анализе отношений между буржуазией и рабочим классом, исходя из процесса концентрации капитала, сопровождающегося снижением нормы прибыли, которую капиталисты поначалу пытались компенсировать снижением заработной платы трудящихся, К. Маркс пришел к сомнительному выводу об ужесточении классовой борьбы, оканчивающейся неизбежной насильственной революцией, уничтожающей частную собственность и носителей ее - капиталистов.
   Во-первых, с позиций современной методологии, это была всего лишь гипотеза, которую предстояло доказать, но основоположники марксизма, для которых "судьба - это предстоящая нам революция", стали бездоказательно выдавать ее за заведомую истину, подчинив ее осуществлению всю свою последующую практическую работу. В этой работе, во-вторых, они исходили только из рассмотрения процесса концентрации капитала, который в повседневной жизни вел к постепенному уничтожению среднего класса путем превращения его в пролетариат, а в итоге при возникновении насильственной революции - к уничтожению класса капиталистов. На процесс рассредоточения капитала они внимания не обращали. А оба этих процесса являются противоположностями процесса развития народного хозяйства, и для анализа их необходимо было использовать вначале первый гегелевский ненасильственный механизм снятия на основе их единства, и только в случае неудачи пытаться использовать второй гегелевский насильственный механизм снятия на основе их противоречия. Но вопроса о снятии противоречия процессов развития народного хозяйства К. Маркс нигде не ставил, поскольку в упор не видел процесса рассредоточения капитала. Да и первый ненасильственный механизм снятия противоречий он нигде в своих трудах не использовал, как будто в работе "Наука логики" Г.В.Ф. Гегеля его вообще нет. А как раз развитие снятия этих противоположностей в истории происходило по первому ненасильственному механизму, в результате чего капитализм выжил и процветает, а мифический марксов коммунизм, вернее его первая фаза - "развитой социализм" исчезла в небытии истории, благодаря единству внутренних и внешних врагов "развитого социализма".
   Уже в своей ранней работе "К критике гегелевской философии права" К. Маркс говорит о противоположностях: "...они противоположны друг другу по своей сущности. Они не имеют между собой ничего общего, они не тяготеют друг к другу, они не дополняют друг друга. Одна крайность не носит в себе самой стремления к другой крайности, потребность в ней или ее предвосхищение". Такая жестко однозначная трактовка противоположностей в корне исключала использовании первого гегелевского ненасильственного механизма устранения противоречий, исключала эволюционный путь развития, в то время как использование только второго насильственного механизма их устранения однозначно приводило к насильственному революционному пути развития. Что это - логическая ошибка молодого и еще неопытного доктора философии или же спекулятивный прием, всегда приводящий к устранению противоположностей только единственно насильственно революционным путем? История, как известно, развивалась именно по первому пути.
   История - дама чопорная и строгая. Она не прощает тех, кто вольно обращается с ее фактами, и зло подшутила над беднягой К. Марксом - капитализм выжил, модернизировался в "социализм с человеческим лицом" и развивается дальше. За более чем 500 лет развития капитализма его идеологи, в конце концов, поняли, что у пролетариев и капиталистов цели едины - создавать общественное богатство, и противоречия между ними не антагонистические, а естественные противоположности эволюционного процесса развития, которые следует устранять в самом начале путем их взаиморазвития на основе достижения консенсуса интересов всех заинтересованных сторон, то есть первым способом ненасильственного устранения противоречий согласно Г.В.Ф. Гегеля.
   Захватив государственную власть в результате насильственной революции, русские социал-демократы ликвидировали частную собственность, заменив ее государственной собственностью, сумели организоваться и дать отпор внутренней контрреволюции и внешним интервентам, вытеснив их за пределы республики. Путем неимоверного напряжения всех сил народа они смогли модернизировать народное хозяйство, превратив его в аграрно-индустриальное, что позволило российским народам выиграть самую кровопролитную в мире войну и сохранить государственность, которая, несмотря на идеологические декларации, ни социалистической, ни коммунистической не была. Это был государственный капитализм, при котором степень эксплуатации трудящегося была гораздо выше, чем при традиционном капитализме из-за отсутствя клнкуренции, а соответственно и уровень жизни был в три раза ниже, чем при традиционном капитализме. После Беловежского мятежа российские народы решили, что в новых условиях их социальное положение может быть улучшено, и не выступили на защиту Советского государства, а мифический марксов коммунизм, по воле его последователей в России превратившийся в "феодальный, казарменный социализм", рухнул и был заменен диким капитализмом, который так ненавидел и с которым так яростно боролся К. Маркс.
   Во всем мире К. Маркс считается заурядным экономистом, невыполнимые предсказания которого не сбылись. И только у нас в России вокруг его имени еще в позапрошлом веке устроили ажиотаж по политическим мотивам. Фактически ничего принципиально нового в экономическую науку он не внес. Он расширил трудовую теорию стоимости А. Смита и Д. Рикардо теорией прибавочной стоимости и трактовал хозяйственный процесс как обман капиталистом рабочего труженика. Согласно доводам К. Маркса рабочий только небольшую часть рабочего дня работает сам на себя, создавая ценность в виде товара, необходимую для воспроизводства его рабочей силы. Капиталист продает этот товар по цене, на много превышающей его (товара) стоимость, получает прибавочную стоимость, и отдает незначительную часть рабочему, а львиную долю кладет себе в карман, то есть обманывает, обкрадывает рабочего. Это ему удается благодаря наличию у него капитала, частной собственности, а, следовательно (по К. Марксу), необходимо капиталиста лишить частной собственности и сделать таким же наемным рабочим государства, как те, кто у него трудится. Он не считал управленческий труд более квалифицированным и достойным большего вознаграждения, чем обычный труд рабочего, то есть утверждал "уравниловку". А что касается риска предпринимателя, который на рынке со своим товаром может потерпеть урон, не продав его, и даже разориться, потеряв собственность, то этот фактор он совсем не учитывал, что вносило существенную погрешность в его суждения.
   В середине прошлого века в развитых капиталистических странах появилась ассоциированная (народная) собственность, которая может принадлежать только тому, кто работает на данном производстве рабочим или служащим. При увольнении или выходе на пенсию такая собственность отчуждается от работника и может быть продана только тому, кто работает на этом "народном" производстве. Рабочие таких предприятий не создают прибавочную стоимость, поскольку, являясь коллективными собственниками частей предприятия в целом, они не только совместно пользуются ею, но сами участвуют в управлении этой собственностью и в распределении между собой прибыли (за вычетом затрат) от пользования собственностью. А раз никто никого не обманывает, то и прибавочная стоимость на таком предприятии не создается, а создается только чистая стоимость, оставшаяся часть которой после компенсации всех затрат справедливо распределяется между трудящимися в зависимости от обладания ими количества акций этой собственности. Теория прибавочной стоимости К. Маркса в этих условиях становится совершенно абсурдной.
   Следовательно, утверждения "Капитала" К. Маркса истины только для "дикого" капитализма неразвитых стран.
   "Возникает вопрос: как в свете всего сказанного относиться к К. Марксу как к теоретику-экономисту? - пишет в своей книге доктор философских и экономических наук В.Н. Костюк. - Является ли он великим ученым или "популистом", стремящимся создать себе популярность раздачей невыполнимых обещаний всем тем, кто недоволен своим общественным положением? При ответе на эти вопросы лучше всего... исходить из структуры самой теории К. Маркса, как она изложена в "Капитале" и в других его произведениях. И тогда обнаружится, что его теория, весьма интересная в отдельных аспектах (переменный капитал, схемы воспроизводства и т.д.), в целом логически несовместима (то есть все сделанные им утверждения не могут оказаться вместе истинными)". Точнее и не скажешь при всем желании!
   Публицист Ю. Каграманов в рецензии на новую книгу о К. Марксе Аттали Ж. "Карл Маркс: Мировой дух" пишет: "Во всяком случае, основные выводы, которые сделал Маркс из своего экономического учения, оказались ошибочными, что сегодня очевидно не только для экономистов. Так, явно не оправдал себя тезис о дальнейшей пауперизации пролетариата и обострении классовой борьбы между ним и буржуазией... Но Маркс был достаточно далек от научной объективности; экономическая теория служила орудием его безудержного революционизма".
   В четвертом томе "Капитала" К. Маркса читаем: "Человека, стремящегося приспособить науку к такой точке зрения, которая почерпнута не из самой науки (как бы последняя ни ошибалась), а извне, к такой точке зрения, которая продиктована чуждыми науке, внешними для нее интересами, такого человека я называю "низким". Самокритичен ли он, чтобы распространить это определение на себя? Думается - да.
   Представьте себе безысходную, непоправимую, страшную трагедию гениального ученого, который на старости лет осознал, в какую методологическую ловушку загнал его безудержный, максималистский насильственный революционизм, заставивший потратить 40 самых лучших лет жизни на труд, обосновывающий марксизм, имеющий крайне узкое применение. Однако, какова сила духа этого человека, заявившего своим догматическим последователям в старости на исходе "конца 70-х годов: "Я знаю только одно, что я не марксист!" Им можно восхищаться, как это делал его друг Ф. Энгельс. Но, по-человечески - его жалко.
   Знакомясь с "Капиталом" К. Маркса, нельзя не чувствовать восхищения гениальностью и безудержной работоспособностью этого ученого. Фактически он создал новый экономический язык, при помощи которого пытался объяснить процессы политической экономии в мире. К сожалению, его первоначальные идеи были искажены им самим и особенно его догматическими последователями, поскольку эти идеи значительно опережали состояние науки его времени. К. Маркс при разработке своей теории опирался на теоретико-множественный подход к анализу, который предполагает, что из множества анализируемых явлений можно всегда безболезненно выделить одно, главное на данный момент анализа, и, изменяя параметры воздействия на входе, через реакцию на выходе легко определить его функцию, а, трансполируя ее за пределы воздействия, определить закономерность функционирования анализируемого объекта. При этом не учитывалась полнота группы анализируемых объектов, полнота группы воздействий и полнота группы возможных реакций. Другой ошибкой являлось мнение, что в начале исследования можно выделить наиболее кажущуюся умозрительно истинной гипотезу, которая представляется истинным результатом анализа, а затем изыскать факты, которые позволяют доказать истинность сделанного предварительного вывода. Естественно, что при этом не анализировалась полнота группы фактов.
   Такой подход довольно часто заводил разрабатываемую теорию в дебри противоречий, которые определяли ее погрешности, естественно не оцениваемые, поскольку Теория вероятностей и Теория случайных процессов еще сами находились в стадии разработки. И только в середине следующего века были разрешены все эти вопросы, которые позволили создать новые науки Системологию, Теорию вероятностей и Теорию случайных процессов. И хотя существует довольно интересная работа, посвященная системным взглядам К. Маркса, где автор пытается выдать К. Маркса чуть ли не за родоначальника Системологии, не пожелавшего систематизировать все системные вопросы, поскольку это отвлекло бы его от разработки теории марксизма, но на интуитивном уровне использующем многие впоследствии строго обоснованные ее принципы, следует констатировать, что это не так. К. Маркс просто добросовестно прорабатывал свою теорию, но отсутствие в арсенале наук обоснованных на то время системных, вероятностных и случайных принципов и излишне рьяный революционизм К. Маркса загнали его в методологическую ловушку. А в результате марксизм оказался исторически неполным и логически несовершенным.
   Не следует только забывать, что пользуясь исторически неполным и логически несовершенным марксизмом российские революционеры сумели захватить государственную власть и создать грозную империю, которая оказывала существенное влияние на развитие политической и технической истории мира в течение 75 лет (большой кондратьевский цикл), но все-таки, в конце концов, рухнула из-за своего несовершенства, поскольку лишила большинство общества участия в процессе управления, не предусмотрев обратные информационные связи. А без них делегирование прав "наверх" лишало "низы" возможности участвовать в процессах управления, что делало такое управление в конечном итоге неустойчивым, склонным к возникновению политической катастрофы. По-видимому, тем самым "мудрая" природа позаботилась о создании яркого примера к чему приводит пренебрежение научными знаниями и положительным опытом практического управления. Вот только оплачен этот пример был жизнью 150 миллионов погибших россиян и не родившихся у них детей.
   Итак, находясь на позиции системного подхода и руководствуясь положениями диалектики Г.В.Ф. Гегеля, приступим к pазpаботке модели развития общества. Будем pассматpивать человеческое общество как самоорганизующуюся, развивающуюся целеполагающую большую систему, которая состоит из отдельных особей, составляющих живую основу системы, способных осмыслить свое бытие, осознать проблемы, возникающие перед ними, сфоpмиpовать реально достижимые цели при pазpешении своих проблем, а также состоит из материальных и духовных средств удовлетворения потребностей людей в достижении ими поставленных целей. Используя определенные средства для достижения своих целей, люди руководствуются и определенными ценностями, которые позволяют им выбирать именно те необходимые средства, которые соответствуют используемым ими ценностям. Ошибка в выборе ценностей может затруднить достижение поставленных целей. В этом случае цели окажутся ложными, и последствия их достижения будут иметь трагический результат для целых народов, что и получилось с практическим использованием марксизма в деле развития российского общества, а также ряда обществ стран, попавших в зависимость от СССР.
   Цель не оправдывает выбираемые средства, какой прекрасной умозрительно бы она не являлась. Эта ошибочная идея была выдвинута итальянским писателем и политическим деятелем Николо Макиавелли еще в 1532 году для оправдания деспотии государя-диктатора, а ныне мы приходим к пониманию, что демократическая форма управления предпочтительнее диктатуры во всех отношениях, если только государство не находится в экстремальных условиях, способствующих его уничтожению.
  

Технологический подход

  
   Такая позиция позволила автору предложить модель так называемого "сетевого" развития обществ с параллельным существованием различных их видов, о которой было доложено на рабочем заседании Экономической секции Ленинградского Дома ученых (в Лесном) осенью 1988 года. Однако все попытки опубликовать полученные результаты оказались неудачными. Причиной, по-видимому, являлась марксистская позиция редакторов общественно-политических изданий, которые любое критическое исследование положений марксизма считали чуть ли не уголовным преступлением. Когда же в 1992 году бывший руководитель экономического отдела журнала "Коммунист" Е.Т. Гайдар призвал "строить" капитализм, редактора вспомнили о порицаемой ими прежде трехэлементной технологической модели выдающегося американского социолога Д. Белла, которого они третировали как апологета "загнивающего" капитализма. И они заняли новую позицию, поменяв в своей идеологии все, что они оценивали со знаком плюс, на оценку со знаком минус, а то, что они оценивали со знаком минус, они поменяли на оценку со знаком плюс. Так в одночасье они из "истинных" марксистов переквалифицировались в "верных" демократов, сохранив, впрочем, ортодоксальный подход ко всякой критике, в том числе и продуктивной.
   При разработке своей модели Д. Белл руководствовался опытом развития американского общества, полагая, что со временем и другие общества пойдут по этому пути. Но события 11 сентября 2001 года в США показали, что в развитии американского общества не все благополучно, а это ставит под сомнение долгосрочные политические прогнозы Д. Белла и заставляет критически анализировать его позицию.
   Следует отметить, что Д. Белл достаточно хорошо знаком с марксизмом. Еще до поступления в колледж он прослушал несколько курсов лекций по марксистской социальной теории и диалектическому материализму. Марксистское мировоззрение было тогда ему близким, однако, ознакомившись с реальным положением дел в стране, использующей это мировоззрение в практической деятельности, Д. Белл сформировался как сторонник демократического социализма. Позже, пытаясь с марксистских позиций осмыслить реалии современного монополистического капитализма, он осознал все несовершенство марксизма не только как политического учения, но и как метода экономического анализа. Он писал: "Я был социалистом в экономике, либералом в политике и консерватором в культуре". С этих позиций он и приступил к созданию принесшей ему известность теории постиндустриального общества, которая выросла из осмысливания качественно новой ситуации, возникшей в конце 60-х годов в развитых странах.
   Позиция Д. Белла характеризуется в первую очередь признанием относительной автономии трех основных областей социальной жизни. Сознавая их комплексность и неразрывность, он считает возможным разделить их с целью анализа, дающего возможность глубже проникнуть в суть происходящих в обществе процессов, чем попытки вывести все объяснения общественных явлений из некоего единого источника, как это заложено в марксизме. Характерно, что он не рассматривает экономический "базис", традиционно принимаемый марксистами в качестве основы жизнедеятельности общества, как нечто обособленное, фундаментальное и самодовлеющее, однозначно принимаемое за единственный аргумент в системе координат экономического, политического и культурного развития общества.
   Первой из трех выделяемых им областей его исследования становится "социальная структура": технологические и собственно экономические элементы, а также система социальных отношений, которая порождена существующей структурой занятости, базирующейся на экономическом господстве одних и подчиненности им других.
   Второй областью исследования становится политическая организация общества: роль политических институтов, по его мнению, заключается в минимизации противоречий, возникающих в ходе функционирования экономического механизма, а также в преодолении конфликтных ситуаций, порожденных некоторыми социальными противоречиями.
   Третья область представляет собой культуру, которой Д. Белл придает огромное значение - в первую очередь потому, что она способна принести в общество, причем естественным и ненасильственным образом, стабильность и преемственность, необходимые ему в процессе развития. Несмотря на то, что в большинстве своих исследований Д. Белл исходит из примата личности над всеми социальными общностями, он не считает в культурной сфере равноценность каждого мнения. Стабильность общества в значительной мере обусловлена прочностью сохраняющихся в нем традиций, и ценность того или иного культурного проявления вполне может оцениваться с учетом существующих представлений и авторитетов. Таково содержание культурного консерватизма, который он себе приписывает.
   Попытки построить модели развития общества в зависимости от изменения характера народного хозяйства предпринимались и до Д. Белла. Следует отметить, что еще в 1940 году английский экономист К. Кларк сформировал важнейшее методологическое положение теории развития общества - о подразделении любого общественного производства на первичный (сельское хозяйство и добывающие отрасли), вторичный (обрабатывающая промышленность) и третичный (сфера услуг) секторы. Уже в первых греческих государствах мы встречаем замечательные механизмы - метательные машины баллисты и катапульты, разработанные большой группой древнегреческих механиков по заказу тирана Сиракуз Дионисия I. А ведь широкое применение машин стало характерным только для индустриального общества, что позволило ему осуществить массовый выпуск промышленных продуктов, потеснивших добычу ресурсов на второе место. То же можно сказать, например, о медицинских и юридических услугах, предоставляемых еще в древнегреческих государствах. И К. Кларк делает вывод о грядущем росте третичного сектора по сравнению с первичным и вторичным как в совокупной рабочей силе развитых стран, так и в структуре валового вырабатываемого продукта. Таким образом мы имеем параллельно существующие характеристики народного хозяйства, преобладание одной из них может служить определением уровня развития общества.
   В 1958 году Р. Солоу издал работу, за которую он впоследствии получил Нобелевскую премию и которая поставила технологию во главу угла концепции экономического роста и социального развития. Капиталистическое общество было определено как индустриальное, а, следовательно, напрашивался вывод о его дальнейшем развитии в постиндустриальное. В 1959 году, выступая на Зальцбургском семинаре, Д. Белл впервые употребил термин "постиндустриальное общество" в смысле определения социума, где индустриальный сектор потеряет свою ведущую роль под влиянием возрастающей технилогизации, где основной производственной силой станет наука, потенциал (в смысле капитал плюс социал) всякого общества будет измеряться масштабами той информации и тех знаний, которыми оно располагает. При этом он представлял мир в виде параллельной трехэлементной модели социальной организации в зависимости от уровня развития используемых технологий.
   В 1962 году Д. Белл написал доклад "Постиндустриальное общество: гипотетический взгляд на Соединенные Штаты в 1985 году и далее", который оказался первой работой, целиком посвященной проблемам исследования постиндустриального общества. И хотя доклад был не опубликован в то время, автор его стал наиболее цитируемым социологом, благодаря введению "постиндустриального общества". В 1973 году Д. Белла переработал доклад в монографию. Книга имеет подзаголовок "Опыт социального прогнозирования" и посвящена разработке теории постиндустриального общества, которое еще должно сложиться. Так что модель развития общества описывается еще в предисловии, а в дальнейшем она используется как рабочий инструмент.
   Следует отметить, что в начале прошлого веков В.А. Базаров-Руднев заложил основы так называемого технологического прогнозирования, но был жестоко раскритикован В.И. Лениным (который опережающие свое время идеи просто не понял), так что работы эти в советское время не переиздавались, и вот спустя век идеи В.А. Базарова-Руднева, развитые Д. Беллом, вернулись к нам вновь.
   Д. Белл рассматривает историю как последовательную смену трех эпох, причем одна из них - индустриальная - оказывается в его анализе центральной, поскольку из присущих ей тенденций он пытается спрогнозировать тенденции развития постиндустриального общества. Это в определенной мере повторяет подход К. Маркса, однако, в отличие от марксистской теории мы не наблюдаем у Д. Белла урезанного диалектического принципа, отметающего все предыдущее последующим. К. Маркс и его последователи считают, что в грядущем коммунистическом обществе будут уничтожены частная собственность, товарное производство и эксплуатация. Д. Белл прямо указывает на то, что определенные признаки, по которым различают доиндустриальное, индустриальное и постиндустриальное общества - такие, как, например, переход от накопления сырья к накоплению энергии и от накопления энергии к накоплению информации, не устраняет использование предыдущих ресурсов, которые являются "открытыми в будущее", то есть эти признаки сохраняются, хотя их роль и изменяется, они работают параллельно.
   Доиндустриальное общество он определяет как такой социальный порядок, который основан на примитивных производственных (инструментальных) формах, развивающихся прежде всего в отраслях, осуществляющих добычу и первичную обработку ресурсов, наиболее пригодных для удовлетворения самых необходимых потребностей. Труд в этом случае фактически является неквалифицированным (использование мотыги и лопаты, плуга и телеги не требуют высокой квалификации работника), развитие способностей человека обусловлено в первую очередь сложившимися ранее традициями. Традиционное доиндустриальное общество отличается от последующих обществ слабым динамизмом.
   Индустриальное общество знаменует собой радикальный разрыв с такой традиционностью и индустриализация становится важнейшим условием становления постиндустриального общества, поскольку без индустриализации постиндустриальное общество не может сложиться. В индустриальном обществе добыча природных ресурсов отодвигается на второй план, поскольку преобладающим становится производство заранее определенных продуктов с большими затратами энергии, на что требуется возрастание квалификации работника. Основным производственным ресурсом становится энергия, а человек становится способным делать технологические и хозяйственные прогнозы, а также динамично коррелировать расхождение их с реальным развитием. Отметим, что услуги в индустриальном обществе тоже расширяются, например, за счет развития образования, перевозок, коммунального строительства. Но объем их предоставления в ВВП все еще меньше, чем объем добываемых ресурсов, а тем более объем производства материальных продуктов.
   Наконец, новое постиндустриальное общество противоставляется автором индустриальному в качестве такого, где производство как дискретный и постоянно возобновляемый процесс создания материальных продуктов дополняется непрерывным воздействием на окружающую среду, где каждая сфера человеческой деятельности оказывается тесно связанной со всеми другими сферами, при этом предоставление услуг составляет наибольший объем валового вырабатываемого продукта. В этих условиях основным ресурсом становится информация, приоритет переходит от квалифицированного работника к инженерам и ученым, важнейшей задачей которых становится перспективное прогнозирование хозяйственных и социальных процессов, наука становится основной производительной силой народного хозяйства. Растет роль образования.
   Противопоставляя более развитое общество предыдущему, он стремится максимально четко указать, что новые тенденции не предполагают в качестве своего непосредственного результата разрушение предыдущих экономических и социальных форм. В предисловии к изданию 1976 года он пишет: "Постиндустриальное общество... не замещает индустриальное, так же как индустриальное общество не ликвидирует аграрный сектор экономики". Полемизируя с линейной теорией К. Маркса, утверждающей последовательную отмену последующими способами производств предыдущих, Д. Белл отмечает: "Буржуазное общество, зародившееся в XIII веке, сложилось из ремесленников, купцов и свободных профессионалов, чья собственность состоит в их квалификации или их готовности идти на риск, и чьи земные ценности совершенно несовместимы с уходящей театральностью рыцарского стиля жизни. Однако оно зародилось вне феодальной земледельческой структуры, в свободных общинах или городах, которые к тому времени уже освободились от вассальной зависимости. И эти маленькие самоуправляющиеся общины стали основой европейского торгового и индустриального общества". По аналогии с этим он полагает, что постиндустриальное общество не вырастает из наиболее острых противоречий индустриализма, а складывается с появлением новых структур, не антииндустриальных, а неиндустриальных. Важнейшей из них является научная общность, в силу чего можно утверждать, что "корни постиндустриального общества лежат в беспрецедентном влиянии науки на производство", ставшем особенно очевидным в конце ХХ века.
   На основе анализа подобной модели развития общества Д. Белл делает прогнозы о возможном социальном развитии постиндустриального общества, о преобладании в нем услуг по сравнению с материальными благами, об изменение структуры народного хозяйства, о новой классовой структуре постиндустриального общества. Он рассуждает об изменениях социальных систем, о будущем науки, о культуре и сознании.
   По его мнению, и другие общества должны пройти путь развития американского общества, которое в настоящее время формируется в постиндустриальное, создавая и используя новые информационные технологии. Правда, он ничего не говорит о средствах, которые на это тратятся. А между тем средства, привлекаемые американским обществом добываются не только в процессе производства валового внутреннего продукта США, но и взимаются со всего мира и за счет использования американской валюты в качестве международной, и за счет навязывания неравноправных отношений народам других стран.
   Советский Союз, по мнению Д. Белла, также является индустриальным государством. Подчеркивая эту мысль, Д. Белл приводит много фактов общих, для народных хозяйств двух ведущих стран мира, но избегает анализа их социальных систем, как и анализа политических различий. В частности совершенно не отражены в книге военное соревнование и его влияние на экономическое развитие общества. В книге, написанной в разгар "холодной" войны, о ней даже не упоминается, как и не упоминается о стремлении руководителей США к уничтожению СССР и гегемонизму в экономической, политической и культурной областях, в навязывании всему миру вестернизации.
   При этом совершенно игнорируются особенности других культур и отличия менталитета их носителей. Ценности, характерные для западной культуры, могут быть совершенно непривлекательными для представителей других культур, а экспансия западной культуры может вызвать и взрыв недовольства, что мы сейчас и наблюдаем. Трехэлементная модель развития общества на основе совершенствования используемых народным хозяйством технологий позволяет сделать некоторые прогнозы, но не дает объяснения многим явлениям современного развития других обществ, особенно не западного типа. Слишком различны средства достижения целей восточных и западных цивилизаций, в то время как сами цели могут быть и довольно близкими. Этим объясняется низкую продуктивность трехэлементной модели Д. Белла в области прогнозирования политического развития общества. По-видимому, наиболее продуктивная модель должна находиться где-то посредине между марксовой пятиступенью и белловской трехэлементной моделью, как всякая истина, к которой исследователи идут постепенно, делая все наименьшие отклонения то в одну, то в другую сторону. Такова генеральная линия поиска оптимального результата.
  

Цели, проблемы и ценности

   Производственные отношения, производственные силы, как и ресурсы, и технологии по их использованию являются средствами, которые используются при развитии общества. Но гораздо большее влияние на развитие общества оказывают осознанные проблемы, осмысленные цели и базовые ценности, которыми руководствуются люди, выбирая допустимые средства для достижения осмысленных ими целей. Цели общества могут быть рассмотрены как некоторая сумма целей индивидуумов, составляющих общество. Цель каждого человека может быть определена как удовлетворение его потребностей. Если рассматривать человека как "думающее животное" (Ж.-Ж. Руссо), то его поведение должно определяться расширенными осмысленными потребностями.
   Глубокая движущая сила, идущая от самой природы человека, как части органического мира - это стремление к комфортности за счет удовлетворения физиологических потребностей (оно есть и у животных). Некоторые в удовлетворении этого стремления находят свое счастье, но это довольствие животного. Следующий слой потребностей: стремление к физической безопасности, стремление занимать достойное место в коллективной иерархии, стремление к власти, к силовому превосходству, стремление к самоутверждению - это тоже частично присуще животному. А вот третий слой потребностей: стремление к экономической самодеятельности, к богатству, к его символам, которые наиболее концентрировано воплощаются в том, что мы называем рыночной структурой, присуще только человеку, любому, даже примитивному.
   Договорная рыночная экономика будит движущие позывы приоритетно в третьем слое. Так они будят в молодежи мощные движущие позывы, которые направлены на завоевание богатства, а также места в жизни любым путем (в ущерб, может быть, природе, экономике, обществу, государству, цивилизации). Такой примитивный человек недалеко ушел от животного, борющегося за выживание любыми средствами и в этом достигающем свое счастья. Но разумный человек не был бы человеком, или, как говорят в России, богочеловеком, если бы не стремился, подобно Богу, к творчеству, самовыражению, получению одобрения окружающих, удовлетворению чувства быть нужным. Только в этом может быть найдено человеческое счастье, обеспечивающее устойчивое развитие - в служении обществу путем личностного самовыражения. Частью этого счастья является общественное уважение человека, способного самовыразиться в области человеческой культуры, самосовершенствуясь духовно.
   В соответствие с этими потребностями могут быть сформулированы и уровни целей различных этапов развития общества.
   Примитивному обществу, в котором удовлетворяются только физиологические потребности человека соответствовала цель выжить биологически человечеству как виду, обеспечивая физиологическую безопасность. Пока шло заселение Земли, эта проблема решалась экспансией человека и освоением новых ареалов существования отдельными племенами. Физиологические потребности человека удовлетворялись на основе равных отношений между всеми членами племени, старейшины которых были первыми среди равных, поэтому доступные ресурсы в подобном обществе делились поровну, что определяло разделительный характер экономики. Однако уже в примитивном обществе наряду с равными отношениями существовали и силовые, и договорные, и уважительные, просто равные отношения преобладали. Соответственно преобладало и руководство ценностями коллективного альтруизма (равное распределение произведенного продукта), хотя примитивному человеку были знакомы, как индивидуальный, так и коллективный эгоизм, а также и индивидуальный альтруизм. Просто коллективный альтруизм преобладал, потому что, только руководствуясь им, мог выжить коллектив в условиях, когда каждый лишний член общества представлял ценность.
   Мы очень мало чего знаем о примитивном человеке. Вначале он еще не был способен самостоятельно производить предметы, необходимые для его жизнедеятельности. Он попросту брал их готовыми у природы, в крайнем случае, термически или механически обрабатывал готовые предметы, да и то не всегда. С точки зрения полезной деятельности он мало чем отличался от животного: животное тоже пользуется готовыми природными предметами для добывания продуктов питания, но тут же отбрасывает предмет после его использования - человек этот природный предмет сохраняет для многократного пользования, но изготовить его самому изначально он еще не додумался. То есть он просто был, но по себе ничего потомкам не оставил - это был человек бытующий в примитивном обществе, скорее племени. Первобытное общество здесь используется в качестве видового понятия по отношению к родовому понятию племени, а "физически" примитивное общество, как таковое не существовало, границ существования отдельного примитивного общества физических очертить невозможно, его территорией был мир.
   Но этот человек, бытующий в примитивном обществе, не только тем отличался от животного бытующего в стае, что использовал многократно орудия труда, которые он готовыми находил в окружающей природе, а, в основном, тем, что целенаправленно использовал любые средства для своего выживания, опираясь не только и не столько на биологическое совершенствование своего тела, сколько (возможно и неосознанно) на развивающийся разум. В дальнейшем он организовал обмен продуктами, необходимыми для существования, то есть рынок, чего ни у каких животных мы не наблюдает. Этот обмен в примитивном обществе был ни что иное, как бартерный рынок, то есть обмен продукта осуществлялся только на другой продукт, но это было огромным шагом на пути человека к выживанию, к использованию для этой цели не только своих возможностей, но возможностей коллектива. Человек в своей деятельности вначале руководствовался собирательством, но уже осваивает приемы кратковременного сохранения продуктов жизнедеятельности, используя такие приемы, как сушку, вяление, копчение. Когда человек переходит к охоте на животных, он начинает использовать различные способы их добычи. А способ достижения цели в науке именуется технологией. Человек для физиологического выживания использовал собирательную технологию. При этом все продукты потребления, полученные с помощью собирательной технологии, он делит поровну между всеми членами общества, так что экономику или же ведение хозяйства в примитивном обществе можно определить как разделительную.
   В это время уже существовало и разделение труда, пока еще только по половому признаку: женщины собирали плоды и коренья, мужчины ходили на охоту. В воспитании детей, приготовлении пищи, построении жилища принимали равное участие и мужчины и женщины. Эксплуатация отсутствовала, как и гендерные проблемы, которые возникнут впоследствии в результате социокультурного развития человека. Однако уже возникают половые проблемы в связи с неравномерным распределением мужчин и женщин по возрастным группам.
   С точки зрения управления это было матриархатное общество, в котором был старейшина для мирного времени и военный вождь, выбираемые на равных правах всеми мужчинами и женщинами. Но правили они с согласия многоопытных пожилых женщин, и при неподчинении им были просто смещаемы. Первобытная демократия была непреклонной. У ирокезов, согласно исследованиям Л.Г. Моргана, вообще единовластные вожди выбирались только на время военных действий, а в мирной жизни всем командовали женщины - старейшина осуществлял роль судьи в возникавших конфликтах. Добытая пища считалась коллективной собственностью, пока она не распределялась (отчуждалась) в личную собственность субъектом добычи, а в случае коллективной добычи самой старшей женщиной. Но что характерно, живой детеныш добычи считался личной собственностью охотника, который заботился о детеныше - сохраняемом источнике пищи. В случае смерти охотника эта собственность передавалась его сыну, также охотнику - так зарождались зачатки частной собственности, приведшие впоследствии к патриархату, эксплуатации и возникновению гендерных проблем.
   Гендер - это социально-биологическая характеристика, с помощью которой люди дают определения понятиям "мужчина" и "женщина" более широко, чем эти понятия определяются только на основе половых признаков. Многие до сих пор не различают эти особенности, полагая их излишними. Но, исходя из половых различий людей, невозможно дать полную характеристику общества и особенно совершенного общества, к которому следует стремиться. Что же касается примитивного общества, то, развившись из первобытного стада, оно во многом еще сохранило черты этого стада, и социум в нем еще только начинал формироваться, как и культура. Под культурой понимается все, что создано человеком в процессе его жизнедеятельности: от орудий труда до предметов домашнего обихода, от привычек, обычаев, образа жизни людей до науки и искусства, философии, религии, морали, общее для большой группы людей и передающееся из поколения в поколение. Но в примитивном обществе еще не было науки и искусства, философии, религии, морали - зачатки их только начинали формироваться. Не было и социума, который возник позже в процессе формирования социальных групп, так что говорить о гендерных проблемах в матриархатном обществе не приходится.
   Когда Земля была заселена, занятие новых ареалов сопровождалось физическим уничтожением всех проживающих на них людей. Чтобы сохранить жизнь люди объединялись и из политических союзов возникли государства, решающие проблему политического выживания путем введения силовых отношений, регулирующих распределение доступных обществу ресурсов. Так примитивное общество трансформировалось в силовое общество сохранения, в котором политическое самоутверждение было доступно лишь узкому кругу руководителей-мужчин, распределяющих ресурсы таким образом, что большая их часть доставалась небольшой группе руководителей, а остальному большинству исполнителей доставался только необходимый для выживания минимум ресурсов распределительной экономики. Остальные члены общества вынуждены были подчиняться силовым отношениям, чтобы физически сохранить свою жизнь. Для усиления влияния руководители-мужчины ввели институт собственности, к которой отнесли и других эксплуатируемых людей-рабов (женщин и мужчин). Социальный статус женщин был понижен, они были отлучены от управления, их роль свелась к приготовлению пищи, одежды, уходу за жилищем, помощи в напряженные периоды сельскохозяйственных работ. Так начинался ранний патриархат. Подчиненное положение женщины в обществе, закрепленное социокультурным опытом выживания, со всей остротой поставило гендерные проблемы в дополнение к тем половым проблемам, которые тормозили рост населения. И доминирование мужчин в силовом обществе исключало всякую возможность решения этих гендерных проблем. Человек в силовом обществе стал социальным существом, но недостаточно культурным, чтобы осознать и разрешать гендерные проблемы.
   Культура, сложившаяся в патриархальном силовом обществе сохранения, как и возникшие социальные группы политических руководителей, технических управляющих, воинов, ремесленников, купцов, крестьян были жестко детерминированы единственной целью политического выживания. А то, что при этом больше половины населения не получила таких прав, которые оказались у мужчин коренного населения, не считалось существенным недостатком для достижения цели. Гендерные проблемы в силу этого не были осознаны и не решались. За то в силовом патриархальном обществе уже четко культивировались гендерные отличия. Культура различными способами доносит до каждого человека утверждение, что мужчины и женщины - это разные существа и должны таковыми оставаться.
   Политическое выживание включает в себя также составной частью биологическое выживание, и, если общество выживает политически, то оно автоматически выживает и биологически. Доказательством этого является более высокий уровень жизни, но главное, возникновение нового качества жизни членов общества, которое позволяет переходить к решению проблемы выживания более высокого уровня. Организация общества в виде государства основывалась на получении малой группы людей привилегий в использовании выгод государственности. При этом изменились и ценности, которыми руководствовались большинство людей - они стали руководствоваться индивидуальным эгоизмом, концепция которого следующая: "Я хочу один жить лучше всех других людей, которые должны этому способствовать!". Для осуществления этой цели необходимо было заставить других людей (рабов, холопов, крепостных) работать на патрона (сюзерена). Естественно, что патрон забирал себе все вырабатываемые продукты потребления, оставляя другим людям только необходимый минимум продуктов питания, одежды и жилища, пользуясь чисто силовыми отношениями, так что экономику или же ведение хозяйства в силовом обществе сохранения можно определить как распределительную. Патрон мог распределять и деньги, на которые раб мог купить себе продукты питания и одежду. Но на распределяемые средства раб мог купить только необходимый минимум продуктов питания или одежды, необходимых для обеспечения жизнедеятельности, а жилище вообще не мог купить, такая экономика даже при наличии денег оставалась распределительной (жилище распределялось!).
   При этом человек изменился не только нравственно, но и в характере своей деятельности. Из человека просто бытующего, собирающего он превратился в человека производящего. Он не просто стал подбирать в окружающей его природе готовые предметы, позволяющие ему добывать продукты жизнедеятельности, а стал целенаправленно изготовлять орудия труда, используемые в качестве инструментов в его практической деятельности. Он научился обрабатывать дерево и камень, создавая такие инструменты, которые позволяли ему в больших количествах получать продукты жизнедеятельности. Человек стал целенаправленно отбирать приемы, способы и средства для улучшения жизнедеятельности на основе использования изготовленных им инструментов. Так появилась инструментальная технология производства продуктов быта и питания, вот почему такой человек может называться человеком производящим в силовом обществе сохранения.
   Новое качество жизни было определено новым видом человеческой деятельности - производственной деятельностью с использованием производимых для этого человеком инструментов. Это была буквально революция не только в жизни человека, но и в жизни всей природы. Если до этого она составляла чисто биологическую сферу - так называемую биоту, которая непрерывно регенерировала жизнь, уничтожая вредные продукты жизнедеятельности природы, то с началом производства человеком орудий труда на Земле возник искусственный мир, то есть вторая природа, которую академик А.Е. Ферсман в 20-е годы назвал техносферой.
   В это время основой производственной деятельности человека являлись инструментальные технологии, позволяющие производить продукты в избытке. Избыток продуктов привел к разрастанию рынка и появлению на нем универсального товара - денег. Рынок из бартерного стал денежным потребительским рынком, на котором продукты потребления - предметы быта и питания - обменивались на деньги. В этих условиях человеку легче было выживать, используя не только коллективные усилия, но и коллективный опыт, коллективный разум для политического выживания, включающего в себя и физиологическое выживание. Э. Леруа для сочетания биосферы, техносферы и разума ввел специальное понятие ноосфера, которое, по мнению некоторых ученных, уникально во вселенной и существует только на Земле.
   Свидетельством политического выживания общества является укрепление государства. Первые государства укреплялись за счет расширения своих территорий, в чем и состояла их внешняя политика, в то время как внутренняя политика сводилась к изысканию средств проведения агрессивной внешней политики для утверждения политической конкурентоспособности.
   Для силового общества сохранения характерно появление потребительского рынка, на котором господствовали договорные отношения. Развитие этих отношений привело к появлению договорного общества потребления, в котором экономическая самодеятельность была характерна уже не для отдельных руководителей, а для руководящей элиты, экономически автономной от своего государства. Такое общество ставит своей целью выжить экономически, обеспечивая социальную безопасность путем экспансии капитала в новые производства, осуществления инноваций. В этом случае общество выживает также и политически, и физиологически. На этом этапе руководители общества осознавали необходимость выдвижения определенной идеология, которая позволяла обосновывать и формировать оптимальную политику решения проблемы экономического выживания. При этом большинство людей стали руководствоваться ценностями "разумного" коллективного эгоизма, концепция которого может быть выражена в виде: "Я хочу достойной жизни только гражданам моей страны, а другие страны должны этому способствовать". Организация демократического общества основывалась также на примате экономической автономии личности от государства при условии равноправия всех сословий, классов и групп во внесение своего вклада в дело построения государственности. В договорном обществе потребления человек получил более обширный доступ к потребляемым ресурсам, так что он получил некоторую возможность даже выбирать необходимые ему для обеспечения жизнедеятельности ресурсы. Поэтому экономику, или же способ хозяйствования в таком обществе следует определить, как выборную.
   С изменением общества изменился и человек, изменилась его деятельность на основе использования появившихся индустриальных технологий. Они дали возможность увеличить производительность труда и себестоимость продуктов быта и питания, и их количество стало достаточно устойчивым, чтобы обеспечить процветающее существование большинству членов общества. Теперь целью человека становится не расширение производства для производства, а расширение потребления благ для человека, что невозможно было сделать без дальнейшего расширения средств производства.
   Наряду с рынком средств потребления возник и стал быстро расширяться производственный рынок, где объектом обмена стал капитал. В обществе потребления возник рынок средств производства, который по своему объему значительно превосходит рынок потребления. Человек из производящего трансформируется в более высокое состояние развития, так что его теперь следует называть человек потребляющий в договорном обществе потребления.
   Развитие и расширение рынков требовало развития производства, для чего требовалось расширение трудовых ресурсов, а их можно было расширить только за счет привлечения женщин. Привлекая женщин к производственной, трудовой деятельности, капиталисты-руководители производства, стремясь к получению сверхприбыли, эксплуатировали биологическое отличие женщин от мужчин, оплачивая их равноценный труд по пониженной стоимости. Так начинался поздний патриархат с его эксплуатацией женского труда и осознанием гендерных проблем в результате возросшей нагрузки женщин на производстве и в семье.
   Эти гендерные проблемы наблюдаются и в самом благополучном американском обществе, где они отягощаются еще и национальной эксплуатацией. Американки европейского происхождения, работающие полную неделю на протяжении всего года, зарабатывают 68 процентов того, что зарабатывают американские мужчины европейского происхождения. Заработная плата афроамериканок составляет 61 процент зарплаты белых мужчин. Латиноамериканки получают 53 процента зарплаты белых мужчин. Афроамериканские и латиноамериканские мужчины также зарабатывают больше своих женщин (84 и 82 процента от зарплаты белых мужчин), но здесь не наблюдается таких огромных различий, как между доходами белых мужчин и всех групп женщин. Женщины, в силу традиции, заняты на преимущественно "женских" работах, за которые платят меньше, чем за традиционно "мужские" работы. "Женские" профессии чаще предполагают работу с трудными клиентами, уборку грязи, оставленной другими, механические повторяющиеся действия и малую автономность. Более того, нежелательные условия "женской" работы оказывают негативное влияние на зарплату, потому что неприятные работы чаще всего выполняются теми, кто имеет низкий социальный статус и не может потребовать повышения зарплаты, чтобы компенсировать плохие условия труда.
   Другая гендерная проблема получила название "Стеклянный потолок". Министр труда в кабинете Дж. Буша (старшего) Линн Мартин определила эту проблему как "искусственно созданные баръеры, основанные на предрассудках, существующих внутри организаций, которые не позволяют квалифицированным работникам продвигаться по службе и занимать руководящие посты в своих организациях... квалифицированные женщины и представители меншинств часто оказываются под этим потолком и могут только наблюдать оттуда, как другие продвигаются по служебной лестнице".
   И все же, несмотря на эти проблемы, в США количество семей фордовской модели, в которых муж работает, а жена ведет хозяйство и воспитывает двух или более детей, составляет только 7 процентов. Хотя на первый взгляд может показаться, что это очень хорошо, когда не надо каждый день ходить на службу, было бы ошибкой думать, что женщина, проводящая целый день дома, мало работает. Среднестатистическая домохозяйка тратит на работу по дому от 48 до 70 часов в неделю. Более того, оплачиваемый труд удовлетворяет не только экономические, но и многие социальные потребности человека, такие, как потребность в признании, уважении, статусе и стимуляции. Человеку, проводящему целый день дома, удовлетворить эти потребности гораздо труднее.
   Еще с раннего патриархата и при позднем патриархате оставалась долгое время проблема политического неравенства женщин, которые обрели совсем недавно политические права в ряде стран, но другая проблема непропорционального представительства женщин в институтах управления сохраняется и поныне. Гендерные проблемы в позднем патриархате расширились еще и в связи с осознанием женщинами ущемленности своих прав. Борьба женщин за равноправие в некоторых развитых скандинавских странах позволила им добиться почти полного равноправия в социальной и производственной сфере, но в политической сфере полное равноправие пока не достигнуто, и предстоит еще длительная борьба для решения гендерных проблем, что можно будет осуществить только с дальнейшим развитием социокультурных сторон мужского менталитета и осознанием многими женщинами необходимости участия в политической жизни.
   Наконец с развитием договорных отношений при накоплении определенного уровня национального богатства в обществе начинают развиваться уважительные отношения, позволяющие культурно самовыразиться и совершенствоваться любой личности, направив все способности на дело служения обществу. При этом уважительные отношения совсем не отменяют договорные и силовые отношения, а наоборот, способствовали развитию их, более эффективному использованию для устойчивого развития общества. Так начинает складываться уважительное общество совершенствования. Естественно, что устойчивое развитие можно осуществить только обеспечив культурную безопасность общества на основе соблюдения консенсуса интересов всех его членов. Такое общество ставит цель культурного выживания при обеспечении этнической безопасности путем культурной и в первую очередь лингвистической экспансии, что включает в себя составной частью выживание экономически, политически и биологически. Здесь уже, оказывается недостаточным руководствоваться только оптимальной политикой и здоровой идеологией, а посему идеологи начинают воспитывать в обществе общечеловеческую духовность, которая ведет к укреплению здоровой идеологии, обосновывающей оптимальную политику культурного выживания на основе укрепления государственности, исходя из примата соблюдения прав человека в независимости от его культурного, национального и социального и гендерного статуса. Здесь преобладающе будут использоваться ценности всеобщего альтруизма, концепция которого может быть выражена в виде: "Я хочу жить достойной жизнью, чтобы помогать всем другим людям достойно жить!" И здесь уже культивация гендерных различий являются недопустимой.
   Социобиологи и эволюционные психологи считают, что отличия в поведении мужчин и женщин выделились в ходе естественного отбора, так как способствовали выживанию. Но, даже если такие отличия когда-то и способствовали выживанию вида, они могли не сохраниться в генетическом коде, не актуальны сейчас, и мы не должны позволять биологическим отличиям навязывать нам моральные ценности.
   Большинство людей до сих пор считает, что гендерные различия в поведении и социальных ролях вызваны биологическими отличиями между полами. Если бы мы включали в понятие биологического пола хромосомный набор, гормоны и строение гениталий, то на самом деле существовало бы больше двух полов. Но гендеров согласно определению только два. Социальные психологи считают, что многими гендерными отличиями мы обязаны скорее культуре и социализации, чем врожденным различиям между женщинами и мужчинами. Да и так ли велики эти различия? Биологи находят в зачаточном неразвитом состоянии в организме мужчины те органы, которые получили глубокое функциональное развитие в организме женщины. Гормональный состав и у женщин и у мужчин одинаковый, правда соотношение количеств гормонов резко отличается, но эта "мера" природы направлена на более плодотворное осуществление функции размножения в процессе выживания человека.
   Оказывается, что социокультурным способом в гендер мужчины можно привнести черты гендера женщины, как и обратным образом в гендер женщины привнести черты гендера мужчины. Это явление в социальной психологии получило наименование андрогиния. Среди людей, далеких от психологии, андрогиния является источником беспокойства. Однако длительные исследования не подтвердили положение о том, что отклонение от поло-ролевых стандартов влечет за собой психологическую рассогласованность. Было доказано, что душевное здоровье не должно иметь гендера, а андрогиния положительно влияет на психологическое состояние человека, помогая ему выжить. Была обнаружена связь андрогинии с ситуативной гибкостью, высоким самоуважением, мотивацией к достижениям, хорошим исполнением родительской роли, субъективным ощущением благополучия. В семьях, где оба супруга были андрогинными, выявлялся более высокий уровень удовлетворенности браком, нежели в семьях, где один партнер или оба были поло-типизированы. Андрогинию, таким образом, следует специально культивировать. Хотя вокруг способов измерения андрогинии разворачивается масса научных споров, есть основания полагать, что уже современному человеку желательно обладать примерно равным количеством мужских и женских черт. Потому следует считать, что совершенный человек будущего будет обязательно андрогинным, не будет ущемлять права женщин, а самую совершенную систему управления обществом с равноквотированным политическим представительством обеих гендеров мы назовем андрогиниархат.
   Вопреки представлениям, насаждаемым русскими апологетами безудержного перехода к неконтролируемому, "дикому" рынку, магистраль научно-технического и культурно-интеллектуального развития буквально вталкивает народное хозяйство в сферу обязательного подчинения высшим нравственным ценностям, императивам заботы обеспечения достойного образа жизни для всех людей. Лауреат Нобелевской премии по экономике П. Самуэльсон справедливо утверждает: "По мере того, как общество продолжает комфортабельно обустраиваться, оно может позволить себе неприязнь к чисто денежным мотивациям, основанным на своекорыстии (то есть эгоизме, И.Л.). В наши дни новая граница в изучении политической экономии пролегает поблизости от этих очень важных нематериальных аспектов человеческого существования. В процессе эволюции ценности приобретения противостоит взаимный альтруизм... Сплоченные общества, в которых разные группы законодателей обеспечивают население всеобъемлющей системой социального страхования на тот случай, если кто-либо окажется безработным, бедным, потеряет здоровье, станет нетрудоспособным в старости, эти общества в конечном итоге одержат победу над обществом, состоящим из эгоистических одиночек, бросающих песок в сахар, если только они могут обманным путем всучить его на конкурентном рынке, над теми, кто озабочен в деловой жизни лишь своими собственными интересами. Любовь в смысле agape, заботы о других человеческих существах - вот что, в конце концов, можно считать хорошим бизнесом и хорошей экономикой".
   Это возможно при самодостаточной экономике, обеспечивающей разумные потребности всех членов общества. Для разумного человека в этих условиях целью существования будет не наращивание материального потребления, что ему будет всемерно обеспечено разумным обществом, а совершенствование своей интеллектуальной и духовной сферы, культурное самовыражения для своего утверждения как свободной, гармонически развитой личности. И такого человека можно назвать человек совершенствующийся в уважительном андрогиниархатном обществе совершенствования.
   Следует отметить, что более прогрессивные, чем силовые, феодальные отношения, договорные, капиталистические отношения, через которые должно пройти любое общество, совсем не являются вершиной его развития, как считал Г.В.Ф. Гегель. Сами капиталисты видят недостатки капиталистической организации общества и пытаются модернизировать его. Дело в том, что капиталистическая организация общества на основе договорных отношений между его членами позволяет, благодаря имеющемуся у личности социалу, удовлетворить только потребности человека в экономической автономии от государства, достигнув которую человек ставит перед собой цель более высокого порядка: удовлетворить потребность в культурном самовыражении на основе использования уважительных отношений между членами общества. А уважают человека не за капитал и социал, которым он обладает, и уж тем более не за криминал, которым он сумел получить пусть даже чрезвычайно выдающийся капитал и социал, а за тот потенциал выдающейся личности, который он может проявить на ниве служения обществу.
   Примером уважительных отношений, характерных для будушего общества совершенствования и устойчивого развития, в котором удовлетворение материальных потребностей личности будет происходить до какой-то величины, обеспечивающей минимальные условия комфортного существования, после чего её развитие будет происходить в плане совершенствования потенциала духовных, нравственных качеств, может служить Мохандас Карамчанд Ганди, известный как Махатма Ганди - один из руководителей и идеолог национально-освободительного движения Индии. Его философия ненасилия оказала влияние на национальные и международные движения сторонников мирных перемен в обществе вообще. У него не было капитала. Социал его составлял минимальную величину, обеспечивающую физиологическое и нравственное существование, и был получен на основе благотворительности его последователей, но потенциал его влияния на современную политическую жизнь может быть сопоставим с потенциалом такой исторической личности, как Иисус Христос. (Недавно в США состоялся аукцион, на котором были выставлены личные вещи великого сына Индии Махатмы Ганди. На продажу было выставлено всего-то несколько мелочей - очки, поношенные сандалии, карманные часы да небольшая медная чашечка, из которой он принимал пищу... Однако эти мелочи родили сенсацию: вместо ожидаемых 30 тысяч долларов вещицы потянули почти на 2 миллиона. Имя покупателя не сообщалось, возможно, мемориальные предметы приобрело индийское правительство. Вот что значит уважение и память о великом человеке, доказавшем, что ненасильственные средства могут привести к бескровной победе!)
   Затруднительно, если это только возможно, количественно оценивать потенциал нравственности свободной личности, поскольку его основу составляют качественные нематериальные ценности: знания, жизненный опыт, способность логически верно анализировать ситуацию и предлагать адекватное решение соответствующей ей проблеме. Но, несомненно, что будущее новое общество совершенствования и устойчивого развития, основанное на преобладании уважительных отношений между людьми, сформирует такое государство, которое будет законодательно способствовать развитию потенциала свободной личности и соответственно нравственности жизни. Сейчас затруднительно предсказать как наши потомки определят такое нравственное, морально возвышенное устройство государства, может быть они отмоют от налипшей крови и грязи Коммунизм и вернут ему то содержание, которое закладывали в это понятие Сен-Симон, Фурье, Оуэн?
  

Средства

  
   Существенным моментом решения осознанной проблемы была форма организации общества и способы обмена собственностью. При решении проблемы физиологического выживания форма организации общества была настолько примитивной, что даже отсутствовало разделение труда (вожди и старейшины племен непосредственно участвовали в процессе добычи пищи), а уровень жизни был настолько низким, что вырабатываемый продукт полностью уходил на воспроизводство членов общества, так что обмен собственностью был редким и, можно считать, что он тоже отсутствовал.
   Но постепенно происходило разделение труда, в первую очередь на организационный труд и производительный, появились вожди и старейшины, не занимающиеся непосредственно процессом обеспечения жизнедеятельности, а только обеспечивающие успешный ход его, и непосредственно производители, не участвующие в руководстве процесса.
   Происходило постепенное, медленное накопление собственности, что потребовало возникновения нового вида труда по ее охране и из среды непосредственно производителей выделились профессиональные воины, обеспеченные, как и руководители-вожди более высоким уровнем жизни, позволяющим накапливать продукты. На определенном этапе развития обеспечение биологического выживания оказалось невозможно без решения проблемы политического выживания, и племена стали объединяться в политические союзы, использующие военную силу для выживания. Однако, уже при решении проблемы политического выживания, когда появилось силовое авторитарное государство, осуществляющее строго централизованную политику, и существовало простейшее разделение труда типа сельскохозяйственного и ремесленного по характеру производства, а также руководящего и исполнительного по характеру организации, возникла необходимость обмена продуктов труда, находящимися в личной, либо племенной собственности, и появился рынок с его универсальным товаром - деньгами. Деньги накапливались у отдельных лиц и обращались в сокровища, которые при необходимости можно было обращать в продукты труда, то есть продукты потребления.
   При преобладании силовых отношений, когда княжеские дружины регулярно собирали дань, зачастую насильно отбирая деньги и украшения, хранить дома деньги и украшения было опасно. Крестьяне собранные деньги хранили в глиняных горшках кубышках, которые закапывали во дворе на приметном месте. Горожане хранили драгоценности в металлических ящиках, которые прятали в стенах, или подполье дома. Так появились тайные клады, о которых знали только посвященные. У Скупого рыцаря был потаенный подвал, куда он тайно спускался, когда возникала потребность приобщить к сокровищам новые приобретения. Сокровищам сопутствовал Сакрал, некое таинство, которое можно было выразить в денежном отношении. Каждый сюзерен имел свой сакрал. Только государь мог выставлять сокровища на показ. Если это делал его вассал, то он легко мог лишиться жизни. Французский король Филипп IV, испытывавший острую нужду в деньгах, с трудом удерживался на троне из-за постоянных финансовых столкновений с французскими купцами, дворянами и даже простым людом. Зная о богатстве ордена Тамплиеров, он добился папского решения о роспуске этого ордена. Великий Магистр ордена Тамплиеров Жак де Моле был признан виновным в предъявленных ему обвинениях, приговорен к смерти и сожжен на костре в 1314 году в Париже. Но сокровища Тамплиеров ищут до сих пор.
   Структура силового государства имела линейный характер. Во главе государства стоял абсолютный сюзерен, который в разных странах имел различное название: король, император, царь. У него были вассалы-феодалы, которые по отношению к своим вассалам были сюзеренами. Государство делилось на ряд областей, которые именовались феодами. В феодах были поместья мелких феодалов и хозяйства свободных крестьян. Главе государства для удобства управления было выгодно иметь немного крупных феодов, поэтому он, как инициатор законов обычно выпускал закон о запрещении дробления феода при наследовании его после смерти феодала и наследовании всего феода только старшим сыном, а младшие сыновья могли поступить на службу короля и получить от него в качестве вознаграждения поместье с землями и крестьянами. Эксплуатируя это поместье младшие сыновья могли копить деньги, обращая их в сокровища. Поместье тоже по закону доставалось в наследство старшему сыну во избежание его дробления. Такое государственное устройство с силовыми методами управления, которое законодательно способствовало сохранению феодов определим как Феодальное государственное устройство или Феодализм.
   На определенном этапе развития обеспечение политического выживания оказалось невозможно без решения проблемы экономического выживания. При решении проблемы экономического выживания появились и более сложные формы организации общества в виде союза демократических государств с отраслевым разделением труда. Рыночные отношения тоже усложнились, возник рынок средств производства, который не исключил рынок средств потребления (кушать и одеваться надо было и при капитализме, как и при феодализме), а существовал параллельно с ним. При этом деньги, имевшие хождение и на том и на другом рынке, превращались не только и не столько в сокровища, но и в капитал, под которым понимают оборотные денежные средства и основные фонды (средства) производства: земля и сырье, здания и оборудование, энергоносители, транспорт и связь, находящиеся в частной или государственной собственности.
   Со временем люди, специализирующиеся на рыночном обмене, стали понимать, что более выгодно не приобретать где-то, а производить товары на месте (За морем телушка полушка, да рубль перевоз). Для того, чтобы производить продукты потребления в некотором месте необходимо иметь оборотные денежные средства и основные фонды (средства) производства: землю и сырье, здания и оборудование, энергоносители, транспорт и связь. Причем, можно и не владеть всеми этими элементами производства, а взять их в аренду у владельца, расплачиваясь периодически с ним денежными средствами. Как видим, денежными средствами может быть оценена способность человека выступать в качестве предпринимателя, пожелавшего производить некий продукт в некоем месте.
   Определим Капитал, как денежную оценку способности человека (или же группы людей) производить некий продукт, или же совокупность неких продуктов. Часто производственные средства находятся в коллективной собственности, и для оценки капитала каждого собственника выпускаются сертификаты-акциии, которые могут выставляться для продажи на международных биржах, где цена акций определяется не столько реальной производственной стоимостью, сколько спросом на акции, определяемым имиджем владельца, политической обстановкой в стране нахождения производственного капитала. Для оценки стоимости акций конкретного производственного капитала в конкретный момент времени будем использовать термин Капитализация. Государственный строй, призванный законодательно способствовать развитию капитала, повышению капитализации производственных средств, определим как Капиталистическое устройство государства или Капитализм.
   В последнее время в капитал ввели и человеческий фактор, чтобы специально выделять понятие человеческий капитал. Этот термин был впервые введен в научный оборот американским экономистом и социологом Т. Шульцем. Автор предложил использовать его для трактовки перспектив роста стран с низкими доходами, для чего традиционные концепции экономики, по его мнению, недостаточны. Через термин "человеческий капитал" Т. Шульц пытался определить качественные аспекты развития государства и предложил рассматривать в роли человеческого капитала отличительные черты приобретаемых населением качеств, которые являются общественно значимыми (ценными) и могут наращиваться (воспроизводиться) с помощью соответствующих инвестиций. Главный вывод Т. Шульца состоит в том, что "человеческий капитал" не дается задаром, он требует вложения средств, ухода и опеки.
   Таким образом для производства некоего товара необходим капитал, представляющий землю с производственными зданиями, заполненную неким инструментарием производства и людьми, пользующимися этим инструментарием для производства товара, которым необходимо платить заработную плату и нужно снабжать их сырьем для выработки товара. Без наличия любого из этих компонентов производство неконкурентоспособно, то есть мертво - ими необходимо владеть или хотя бы распоряжаться (кредит и аренда), чтобы организовать и нормально руководить любым производством. И никакой предприниматель не станет заниматься производством, если у него отсутствуют права на владение или распоряжение любым из этих компонентов капитала и отсутствуют гарантии, что никто безнаказанно не может лишить его этих прав.
   Гарантом этих прав выступало государство, которое в демократическом обществе получило дальнейшее развитие, превратившись в правовое демократическое государство с разделением ветвей власти и образованием таких институтов, как парламент, прокуратура и конституционный суд.
   Так было при "диком, хищническом" капитализме, так было и по мере видоизменения капитализма с целью повышения его эффективности, - это можно было сделать, только осознав более высокоприоритетную проблему культурного выживания. При решении проблемы культурного выживания общество представлялось членом союза объединенных наций с национальным разделением труда и соответственно появлением нового вида рынка - рынка услуг, в том числе и рынка предоставления интеллектуальной собственности. При этом деньги, имевшие хождение и на рынке, превращались не только в сокровища и в капитал, но и в социал, под которым понимают следующее.
   Каждый из нас ежечасно, ежесекундно воспроизводит самих себя, поддерживая свою жизнь. Этого невозможно сделать как без денежных средств, так и еще чего-то, что состоит из земли, на которой мы существуем, и продуктов питания, жилых зданий с мебелью и одеждой, энергоносителей. Без комфортного транспорта и удобной связи тоже невозможно обеспечить достойное современного человека качество жизни. И для достойного современного человека качества жизни все это надо иметь, либо иметь возможность распоряжаться всем этим, отвлекая на это денежные средства, которые в таком случае необходимо иметь с некоторым избытком, поскольку распоряжение всегда обходится дороже владения. Вот все эти средства, которые необходимы для поддержания достойной жизни для обеспечения роста человеческого капитала, а более обще необходимо говорить о человеческом потенциале государства, мы и будем далее именовать социалом государства и соответственно рассмотрим социал личности.
   Соответственно государство, где обеспечен достаточно высокий уровень социала и доступ к нему путем распределения средств для существования с учетом воли народа, участвующего в управлении посредством не только делегирования своих прав депутатам и президенту, но и широким участием в референдумах и опросах общественного мнения по основным вопросам, что создает обратные связи в управлении, будем именовать общенародным социальным. Причем в общенародном социальном государстве появляется и новый вид собственности - ассоциированная социальная (народная) собственность. Это собственность конкретного предприятия, которая принадлежит только членам общества занятым на этом конкретном предприятии и не может принадлежать никаким другим членам общества, даже бывшим владельцам, покинувшим это предприятие. После смерти владельцев ассоциированной собственности или выхода их на пенсию такая собственность выкупается у бывших владельцев или их наследников и продается среди работающих на предприятии людей.
   Это основные характеристики состояния общества. Однако мало осознать и сформулировать цели развития, необходимо иметь материальные и интеллектуальные предпосылки формирования условий образования той или иной формы общества.
   Когда общество решало проблему выжить биологически, оно осваивало ареал своего существования с угодьями, где прорастали те или иные плоды, и были источники питьевой воды. Источником энергии служила мускульная сила человека, и транспорт тогда тоже основывался на мускульной силе носильщиков и гребцов. А для связи человек изобрел речь, позволявшую передавать информацию в вербальной форме.
   Когда общество решало проблему выжить политически, оно организовывалось политически в государство, занимавшее определенную территорию, внутри которой оно проводило определенную внутреннюю политику, и с которой оно проводило определенную внешнюю политику. Внешняя политика сводилась к внешней экспансии и расширению области существования государства за счет соседей, поскольку более крупное государство получало в свое распоряжение больше ресурсов для политического выживания. В качестве основного двигателя общество использовало энергию источников животного и естественного происхождения, в качестве транспорта использовалась колесная повозка, влекомая животным, и парусное судно. В качестве средства связи использовалось письменное сообщение, передаваемое пешим или же конным гонцом. Письменностью тогда владели немногие члены общества, которые следили за выполнением общих предписаний, принявших вид писанных законов.
   Когда общество решало проблему выжить экономически, оно взаимодействовало с другими обществами, а государство образовывало союзы с другими государствами на обширных территориях и действовало против других союзов. Оно в качестве двигателя использовало энергию источников искусственного происхождения на основе использования пара и электричества, а в качестве транспорта использовался паровоз, тепловоз, электровоз, автомобиль. В качестве средств связи использовали электро- и радиоустройства. Для решения проблемы экономического выживания с законами пришлось знакомить всех членов общества, рукописных произведений оказалось недостаточно и пришлось изобретать книгопечатание. Государству, оказывается, мало проводить политику, с целью обоснования ее оно начинает культивировать определенную идеологию, исходя из прав человека и гарантирования его свобод.
   Когда общество решает проблему выжить культурно, оно взаимодействует со всеми обществами на Земле, а государство взаимодействует с другими государствами в системе Организации Объединенных Наций. Общество стало использовать атомную энергию и получило предпосылки для решения проблемы культурного выживания. А вот для решения проблемы культурного выживания информации в вербальной форме уже оказалось недостаточно и пришлось изобретать способы консервации и передачи видео- и тактильной информации, а со временем и вкусовой, и обонятельной информации.
   Поскольку в центре внимания общества совершенствования оказывается человек, культура которого существенно влияет на выживание, такое общество формирует и поддерживает высокую духовность каждой личности не только в религиозном смысле, но и в смысле укрепления и развития духа человечности, сострадания, сопереживания личности во всех проявлениях ее активной деятельности, духа уважительного служения обществу путем всемерного развития своих способностей.
   Потребность человека в его уважении поддерживается потребностью в благотворительной деятельности. Когда человек утверждается в экономической самодеятельности, он не может не заниматься благотворительной деятельностью. Дело в том, что когда стоимость предприятия превышает 30 миллионов долларов, оно начинает приносить такую устойчивую прибыль, которая заметно превышает расходы на развитие. Тогда возникает проблема куда вкладывать полученную прибыль и оказывается, что вложение в благотворительность весьма выгодно, поскольку это позволяет уменьшать налогообложение предприятия. А благотворительность повышает уважение человека в обществе устойчивого развития. Вот тогда-то человек и начинает руководствоваться ценностями альтруизма. Следовательно, для того, чтобы большинство людей стало руководствоваться ценностями взаимного альтруизма, так, чтобы альтруизм стал всеобщим, необходимо обеспечить этому большинству людей соответственно достойные условия жизни. Другими словами общество совершенствования может зародиться и развиваться только внутри общества потребления, где подавляющему большинству населения обеспечены достойные жизненные условия, а вот внутри силового общества сохранение возникнуть непосредственно уважительное общество совершенствования принципиально не может. Нищие члены силового общества сохранения обладают низкой культурой (хотя отдельные их представители могут и быть высококультурными личностями), так что ставить цель культурного выживания перед членами силового общества сохранения преждевременно - они еще не дозрели до ее понимания.
   Между тем вопросы порядка и организации объектов приобретают сейчас особенно важное значение в связи с приближающейся глобальной экологической катастрофой. Когда-то в конкуренции с неандертальцами кроманьонцы выиграли и выжили, благодаря тому, что они изобрели новую организацию, заменив консервативное первобытное стадо непрерывно изменяющимся первобытным обществом с более сложными отношениями и более сложной структурой, этическим контролем и осознанной ценностной мотивацией. Неандертальцы, неспособные изобрести общество в силу своей агрессивности, исчезли с лица земли, а кроманьонцы стали усиленно развиваться, преобразуя природу, создавая техносферу, используя коллективный разум. Однако сейчас человечество использовало тот потенциал своего развития, который оно получило при завершении предыдущего этапа антропогенеза, и ментальные ресурсы современных людей подходят к тому критическому пределу, после которого могут наступить необратимые катастрофические изменения. Эти изменения могут носить характер подобный критическим условиям исчезновения неандертальцев, которые не смогли к этому приспособиться. По-видимому, человечество стоит перед проблемой необходимости изменения культурных, нравственных и организационных критериев для регулирования своей структуры с целью выживания в катастрофических условиях. Мы находимся в преддверии смены характера самой эволюции биологического вида homo sapiens sapiens. Может быть, даже на пороге нового этапа антропогенеза. Об этом в конце прошлого века в серии философских книг перед своей кончиной говорил выдающийся русский математик академик Н.Н. Моисеев. Он заговорил о возможном приближении гибели цивилизации. Еще ранее, в середине прошлого века о возможной катастрофе предупреждал выдающийся немецкий философ А. Вебер (брат более известного у нас социолога М. Вебера).
   Наш век может быть по праву назван веком катастроф. В ближайшие 30 лет население Земли удвоится. При этом почти удвоится энергопотребление и выделение продуктов горения, резко возрастет загрязнение поверхности планеты, ее вод и атмосферы, особенно газами группы насыщенных углеводородов, в частности метаном. По мнению некоторых ученных, именно этот газ, а не его производные фреоны нарушают хрупкое равновесие озонового слоя, защищающего Землю от сжигающего ультрафиолетового излучения Солнца. Метан выделяется и из глубин земли, а антропологическая деятельность приведет к усилению этого выделения. И тогда возникнут не только новые дыры в озоновом слое, а появится целый пояс вдоль экватора, где будет полностью отсутствовать озон. В результате ультрафиолетовые лучи начнут выжигать тропическую растительность, а, следовательно, меньше кислорода будет поступать в атмосферу и озоновый слой будет еще больше разрушаться. Погибать начнут не только растения, но и люди, а остаткам человечества придется уйти под землю или под воду, чтобы выжить. И тогда жизнь сохранится только в глубинах морей и океанов. Потребуется несколько миллиардов лет, чтобы морские водоросли вновь восстановили кислород в атмосфере до приемлемого уровня, позволяющего животным и человеку вновь выйти на поверхность Земли. Вот только выживут ли люди под водой и под землей?
   Катастрофа предотвратима, если научиться управлять быстро изменяющейся демографической ситуацией, чтобы поставить под контроль процесс рождение людей. И придется изменить организацию общества, подобно тому, как кроманьонцы изменили организацию первобытного стада. По-видимому, демографический потенциал кривой жизни, заложенный нравственными ограничениями "Не убивай" подошел к своему пределу и необходимо развивать нравственность на основе новых принципов, например таких, как "Не оставь страждущего без посильной помощи". А в соответствие с этим императивом должны быть выявлены и новые закономерности развития общества.
  

Законы развития современного общества

  
   Для большей наглядности всего изложенного, автор попытался систематизировать рыхлую вербальную информацию в табличной форме (смотри таблицу 1). Из рассмотрения характерных параметров, достигнутых нашим обществом, стало ясно, что таблица является упорядоченным вербальным описанием гиперпространства состояний развития общества, которое автор в результате недолгого экспериментирования построил по шести параметрам, что, как известно, должно дать шестимерный гиперкуб. Вообще-то в таблице можно насчитать девять характерных параметров, что должно дать девятимерный гиперкуб. Но четыре характерных параметра - ценности, отношения, характер экономики и характер рынка, по мнению автора, жестко детерминированы и могут быть отражены по одной координатной оси. На рисунке приведен не весь шестимерный гиперкуб, который был бы невоспринимаем традиционным трехмерным зрением обыкновенного человека, а только составляющие его четырехмерный и два трехмерных куба, позволяющие построить основное характерное ребро шестимерного гиперкуба. Связанно это не только с полиграфическими возможностями компьютера, но и с возможностями среднего человека, у которого загромождение рисунка большим числом линий вызывает повышение трудности восприятия изображения более чем трехмерной фигуры,
  
  
  
   Таблица 1
  

Характерные признаки развития человека и общества

  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
Человек Человек Человек Человек
   Человек и бытующий производящий потребляющий совершенствующий
   общество общество общество общество общество
   Признаки примитивное сохранения потребления совершенствования
   0x08 graphic
   Физиологичес- Политическое Экономическое Культурное
   Цели кое выживание выживание выживание
   выживание
   0x08 graphic
   Взаимный
   Коллективный альтруизм,
   Индивидуаль- эгоизм, уважительные
   Колек- ный эгоизм, договорные отношения
   Ценности тивный силовые отношения, бартерный,
   поведения людей, альтруизм, отношения бартерный, денежный,
   отношения между равные бартерный, денежный чековый,
   людьми, отношения, денежный продуктов электронный,
   характер рынка, бартерный, продуктов потребления, продуктов
   экономика распредели- потребления денежный потребления,
   тельная распредели- чековый средств
   тельная средств поизводства,
   производства услуг
   выборная самодостаточная
   0x08 graphic
   Ресурсы Ареал Страна Союз стран Весь мир
   0x08 graphic
   Собиратель- Собирательные,
   Собиратель- ные, инстру- инструменталь-
   Технологии Собиратель- ные, инстру- ментальные, ные, индустри-
   ные ментальные индустриаль- альные, инфор-
   ные мационные
   0x08 graphic
   Ранний
   Управление Матриархат патриархат Поздний Андрогиниархат
   патриархат
   0x08 graphic
   Личная, Личная, пле-
   Личная, племенная, менная, госу-
   Собственность Личная, племенная, государст- дарственная,
   племенная государст- венная, частная, ассоциа-
   венная частная тивная (народная)
   0x08 graphic
  
   Состояние развития российского общества
  
  
  
  
   Ресурсы Ц3Р3Т3О2
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
Технологии *
   0x08 graphic
  
  
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
   0x08 graphic
* Ц3Р3Т3О2С3
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
Ц3Р3Т3 *
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
   Отношения
   0x08 graphic
Р4--
   Т4---
   О4--- * Ц3Р3Т3О2С3У3
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
Р3-- Ц3Р3 *
   0x08 graphic
0x08 graphic
Т3---
   О3---
   Р2--
   0x08 graphic
0x08 graphic
Т2---
   О2---
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
Р1--
   Т1??--
   0x08 graphic
0x08 graphic
О1-----
   Цель
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
| | | |
   Ц1 Ц2 Ц3 Ц4
   С1---
   0x08 graphic
У1--
   С2---
   У2--
   0x08 graphic
0x08 graphic
С3---
   0x08 graphic
У3--
   С4---
   У4--
  
  
   Собственность
   Управление
  
  
  
   Рисунок
   На рисунке используются обозначения, расшифровка которых следующая:
   Цели: Ц1 - Физиологическое выживание,
   Ц2 - Политическое выживание,
   Ц3 - Экономическое выживание,
   Ц4 - Культурное выживание;
   Отношения: О1 - Равные,
   О2 - Силовые,
   О3 - Договорные,
   О4 - Уважительные;
   Технологии: Т1 - Собирательные,
   Т2 - Инструментальные,
   Т3 - Индустриальные,
   Т4 - Информационные;
   Ресурсы: Р1 - Ареал обитания,
   Р2 - Страна,
   Р3 - Союз стран,
   Р4 - Весь Мир;
   Управление: У1 - Матриархат,
   У2 - Ранний патриархат,
   У3 - Поздний патриархат,
   У4 - Андриниархат;
   Собственность: С1 - Племенная,
   С2 - Государственная,
   С3 - Частная,
   С4 - Ассоциативная.
   репродуктированной в плоскости. Координаты вершин гиперкуба состояния развития общества в России обозначены первой буквой параметра и цифрой используемого по порядку следования по мере усложнения значения используемого параметра.Общество развивается по определенным, строго детерминированным возможностями людей законам, познать которые поможет геометрическое построение гиперпространства его развития. Первый и основной закон развития общества можно сформулировать так:
   В природе не существует средств для достижения цели высшего порядка без промежуточного достижения цели низшего порядка.
   И попытка построить в России социализм-коммунизм, то есть уважительное андрогиниархатное общество совершенствования, опираясь непосредственно на силовое общество сохранения, даже несмотря на возникновение в ней такого признака договорного общества потребления, как индустриальные технологии, не могла не кончиться крахом и вызвала нерациональную затрату общественных средств.
   Второй закон общественного развития можно сформулировать так:
   Цель определенного уровня может считаться достигнутой, когда абсолютно все характеристики развития общества имеют номера в принятой классификации не ниже номера цели. Пока хотя бы одна из аналогичных по номеру вершин не зафиксирована, общество не достигло поставленной цели, и переходить к цели более высокого порядка нерационально, она не может быть достигнута, согласно первому закону.
   Нашим обществом, решающим третью проблему экономического выживания, не достигнута только одна предпосылка: отсутствует только рынок средств производства, что определяется силовыми отношениями и руководством ценностями индивидуального эгоизма. Следовательно, в первую очередь необходимо решать задачи создания этого рынка.
   Но даже когда появится рынок средств производства, возникнут только материальные предпосылки развития общества потребления в России, а ведь существуют еще и морально-этические, которые определяются ценностями поведения россиян и отношениями между ними. Пока что они руководствуются принципами индивидуального эгоизма и силовыми отношениями, характерными для силового общества сохранения, что препятствует естественному формированию общества потребления. Более перспективными являются ценности коллективного эгоизма, которые на бытовом уровне можно выразить лозунгом: "Россияне должны жить лучше всех!" Тогда российский образ жизни будет таким же притягательным, каковым является американский образ жизни.
   В США, где уже более двух сотен лет сложилось договорное общество потребления, сейчас осуществлены все материальные предпосылки для формирования нового общества совершенствования, решающего проблему культурного выживания. Там уже складывается рынок услуг и идей, характерный для уважительного общества совершенствования. Другим достигнутым характерным параметром, являющимся предпосылкой возможности построения США уважительного общества совершенствования, можно считать использование страной ресурсов всего мира. Далее США являются пионером и лидером в развитии информационных технологий. Наконец ассоциированная собственность составляет 8 процентов в объеме собственности страны, что представляется порядка половины от ее рационального объема в структуре собственности. Но, характерно, что, как и в России, препятствием достижения поставленной цели успешного формирования такого общества являются ценности "разумного" коллективного эгоизма и преобладающие договорные отношения, существующие между американцами. Отсутствие глубоких культурных традиций и менталитет гегемонии интересов личности над общественными интересами не даст возможности в ближайшие десятилетия сформировать в США обществу совершенствования. А это, к сожалению, может привести к глобальной демографической, экологической и духовной катастрофам, поскольку только опираясь на динамически развивающееся договорное американское общество потребления невозможно их предотвратить.
   В этом плане тысячелетние культурные традиции России позволят приступить к успешному формированию такого общества, но цели культурного выживания могут быть поставлены только после того, как у нас сформируется полноценное договорное общество потребления, в котором будет обеспечено качество жизни каждого гражданина не хуже, чем в США, но облагороженное высокой нравственностью служения обществу. Тогда российская национальная идея может быть найдена в виде тезиса: "Спасая себя - спасем весь Мир!"
   Наконец третий закон общественного развития вытекает из грозящей человечеству в середине этого века глобальной демографической катастрофы и может быть сформулирован в следующем виде:
   Уважительное общество совершенствования может быть сформировано только коллективными усилиями всех народов, иначе человечество ждет исчезновение из-за демографической катастрофы.
   И если американский народ осознает эту перспективу, то он попытается помочь другим народам сформировать у них вначале договорное общество потребления, а затем и уважительное общество совершенствования. По нашим прикидочным расчетам на это потребуется 20 лет. Прав был умнейший реформатор П.А. Столыпин, когда говорил: "Дайте нам 20 лет спокойной жизни, и вы получите Великую Россию!" В КНР более совершенной формация сложилась за десятилетие, но для преобразования всего мира необходимо два десятилетия.
   Познав законы развития общества и следуя им, мы получим мир уважительных андрогиниархатных обществ совершенствования.
   Попытаемся разработанную методологию и выведенные законы развития общества применить к анализу катастроф и революций, известных нам из истории.
  

Антропогенная ненасильственная революция

  
   Среди антропологов существует мнение, что где-то порядка шести - семи миллионов лет тому назад в Центральной Африке на границе тропического леса и саваны в силу благоприятных климатических условий произошло резкое возрастание популяции крупных обезьян (отряд приматов, класс млекопитающих, группа позвоночных). Проблема их биологического выживания, физиологическая безопасность определялась физическим доступом к продуктам питания (лесным плодам и ягодам), удовлетворением потребности в пище. Но, к сожалению, в последующее за этим время природа Центральной Африки стала постепенно изменяться, климат стал превращаться в засушливый и площадь лесов стала резко сокращаться. Лесных плодов и ягод всем членам популяции стало не хватать, они стали от голода быстро вымирать, так что им грозило исчезновение. Это была очередная биологическая катастрофа.
   Но наиболее предприимчивые из приматов сошли с деревьев и стали осваивать в пищу травы и овощи саванны, речных улиток и рыб. Так появились предки человека, и в отряде приматов наряду с родом шимпанзе, представители которого отступили в глубь леса, где им хватило пищи, и они сохранились до сих пор, даже развились в два вида - обыкновенный и карликовый шимпанзе, возник новый род - Homo, человек, который стал осваивать савану и отмели рек. Грядущая катастрофа приматов была снята путем осуществления ими Антропогенной ненасильственной революции. Суть этой ненасильственной революции была в том, что в отличие от шимпанзе, которые по-прежнему продолжали питаться лесными плодами и ягодами, часть популяции (древние предки человека) разнообразила свое меню травами и овощами саванны и речными улитками и рыбами, что отнюдь не представляло конкуренции шимпанзе, отступившим в глубь леса. Так была организована ниша для нового вида в подсемействе гоминин, а первоначальный вид гоминин - шимпанзе остался в своей нише.
   В саванне жили многочисленные хищники, и чтобы защититься от них предок человека выпрямился, встал на задние конечности - это обеспечило ему более широкий обор саванны и взял в руки палку, увеличивавшую длину его руки, а, следовательно, и момент силы. Причем, в отличии от других животных, он не выбросил ее после первого использования, а понес с собой, чтобы пользоваться ею впоследствии, то есть стал регулярно использовать орудие защиты и труда. Так появилась палка-копье. Палка оказалась удобной и для выкапывания овощей и стала палкой-копалкой. Вот эта палка-копалка и палка-копье были первой личной собственностью предка человека, которую без его разрешения никто брать (то есть присваивать даже на короткое время) не мог. А ареал, на котором существовала семья или затем племя ряда семей, стал семейной или племенной собственностью, которой одновременно пользовались все члены семьи или племени. Понятие собственности еще не было осознано, еще не было сформулировано его содержание, а оно уже действовало, так сказать, подспудно.
   Обезьяна, например, шимпанзе - ближайший родственник человека, геном которой отличается только порядка не более чем на 2 процента от генома человека, тоже пользуется определенным ареалом, но она никогда добровольно не покинет этот ареал, как бы не ухудшались условия ее существования. Человек же при ухудшении условий обитания в данном ареале может покинуть его и выбрать себе другой ареал по вкусу. С орудием труда все происходило наоборот. Обезьяна, например, шимпанзе может использовать орудие труда, например, палку, чтобы достать плод, например, банан, но затем она свое разовое орудие труда бросает. И, если при повторном нахождении плода поблизости не окажется палки, то обезьяна окажется голодной.
   Предок человека, в отличие от обезьяны, догадался не выбрасывать палку после ее использования, а носить ее с собой в ожидании возможности повторного использования. Это обеспечило ему более широкий доступ к продуктам питания.
   Первые предки людей существовали за счет собирательства фруктов и ягод, злаков и овощей, ловли речных рыб и малюсков, в котором участвовало все племя, в том числе и его вождь. Иногда продуктов было много и примитивные люди объедались до болей в животе, а порою наступал голод, и они ослабевали так, что не могли физически добывать продукты питания и погибали. Продуктов питания тогда добывали не больше, чем было необходимо для пропитания - это был минимально необходимый жизненный уровень (МНЖУ).
   В настоящее время признается, что эволюция гоминин была не линейной, а, скорее, кустообразной. Часто одновременно существовало по три, четыре и может быть даже больше вида гоминин, в том числе на одной и той же территории.
   Вся ранняя эволюция гоминин происходила в Африке. Шесть - семь миллионов лет тому назад в Африке жил сахелантроп. Около шести миллионов лет назад там же жил оррорин, а примерно 4,2 миллионов лет появились австралопитеки. Отличительной особенностью всех этих существ было передвижение на двух ногах (бипедализм). На сегодняшний день стало ясно, что бипедализм был свойственен гомининам изначально, то есть практически сразу после разделения линий человека и шимпанзе. Эта адаптация не была напрямую связана с жизнью на безлесных пространствах. Существует целый ряд теорий, объясняющих происхождение бипедализма. Таким образом, в период примерно от шести до одного миллиона лет назад в Африке жила довольно большая и разнообразная группа предков людей, передвигавшихся на двух ногах. Однако по размеру мозга они мало отличались от современного шимпанзе и нет оснований предполагать, что они превосходили его по своим интеллектуальным способностям.
   Многие антропологи считают, что развитие человека началось 4-5 миллионов лет тому назад и вначале было связано с прямохождением австралопитека. Шведский биолог Я. Линдблад считал, что до австралопитека 7-8 миллионов лет тому назад уже существовал прямоходящий предок человека, которого он назвал икспитеком, потому что до сих пор не найдены еще фрагменты его костей. Найдены лишь три цепочки следов на окаменевшем потоке пепла, по которому многие миллионы лет тому назад прошло семейство икспитеков, и по их окаменевшим следам антропологи установили, что икспитек уже передвигался в основном вертикально. По-видимому, он жил на водных отмелях и питался малюсками. От ныряния на дно отмелей за миллионы лет существования шерсть почти на всем его теле исчезла, осталась только на голове, под мышками и над половым органом. Его предок рамапитек, восходящий по происхождению к более древнему животному виду дриопитеку (то есть древесному), кстати, общий и для современных человекообразных обезьян, фрагменты костей которого были обнаружены, был покрыт шерстью и питался плодами, а ходил еще на четверенках. Но икспитек выпрямился, так как в вертикальном состоянии он мог посещать более глубокие места отмелей, где водилось больше малюсков. Икспитек - это то самое недостающее звено в генеалогическом древе человека, которое антропологи разыскивают вот уже больше века. Поэтому большинство их пока считают австралопитека "настоящим" предком человека.
  

Палеолитическая ненасильственная революция

  
   Следующей стадией развития человека 2.0-1.5 миллиона лет тому назад стало появление Homo habilis (Человека Умелого), овладевшего навыками изготовления каменных орудий труда. Затем, 500 тысяч лет тому назад, развитие привело к появлению питекантропа, обладающего крупным строением и большой силой, которого 200 тысяч лет тому назад сменил неандерталец, научившийся добывать и регулярно использовать огонь, и, по-видимому, кроманьонец, который появился, как считают некоторые антропологи, одновременно с неандертальцем.
   Примерно 2,4 миллиона лет назад в одной из линий гоминин наметилась новая эволюционная тенденция - началось увеличение мозга. Первый представитель гоминин, у которого объём мозга превысил типичные для шимпанзе и австралопитеков 400-450 кубических см - это Homo habilis. Он первым стал изготавливать простейшие каменные орудия. По некоторым данным, наиболее примитивная олдувайская культура обработки камня возникла около 2,7 миллионов лет назад, а исчезла около 1 миллиона лет назад. Эти гоминины, по-видимому, начали питаться падалью крупных животных, а свои каменные орудия они, возможно, использовали для разделки туш или соскребания мяса с костей.
   У Homo ergaster, которые появились около 1,9 миллиона лет назад, объём мозга, а также размеры тела ещё увеличились. Предполагается, что это связано с увеличением доли мясной пищи в рационе. Возможно, Homo ergaster научился охотиться на крупную и среднюю дичь, или он просто научился более эффективно конкурировать с другими падальщиками.
   Около 1,8 миллиона лет назад в Африке появилась более развитая ашёльская культура. Это первая человеческая культура, покинувшая пределы Африки. В Грузии были найдены кости возрастом около 1,7 миллиона лет. Грузинские учёные относят их к отдельному виду Homo georgicus, а западные учёные рассматривают их как останки раннего представителя Homo ergaster или Homo erectus.
   Количества растительной пищи для разросшегося числа Homo erectus в Африке стало не хватать и они стали заселять обширные территории Евразии. Так началась Палеолитическая ненасильственная революция, суть которой заключалась в расширении диеты предков людей плотоядной пищей. Это была и первая волна расселения людей за пределами Африки. Около 1,1-1,2 миллион лет назад их потомки появились и в Западной Европе (Испания). Они описаны как особый вид Homo antecessor. По-видимому, они близки к общему предку неандертальцев и кроманьонцев - современных людей. В то же время считается, что аббевильская культура в Европе возникла приблизительно 1,5 миллиона лет назад. Около 550-475 тысяч лет назад в Европе существовала клектонская культура.
   Первые свидетельства нерегулярного использования огня людьми относятся к периоду примерно 1,5 миллиона лет. Приготовление пищи на огне привело к улучшению питания за счет термической обработки мяса, которое значительно быстрее усваивалось, чем в сыром виде.
   Археологи нашли в Африке порядка тысячи древних кострищ, относящихся к этому времени, вокруг каждого из которых могли собираться не более 100 человек. Так что максимальное количество людей прямоходящих в Африке могло быть порядка 100 тысяч человек. Количество их хоть и медленно, но неуклонно росло. При растущих потребностях питания они стали регулярно потреблять мясо, добываемое охотой, для чего "изобрели" две различные "технологии" охоты. Согласно первой технологии охотник прятался в засаде у тропы животных к водопою и неожиданно нападал на возможную добычу с тяжелым копьем или массивной дубинной в руках. Для такой охоты необходимо было иметь большое терпение, большую силу и вести неподвижный образ жизни, который и сформировал низкорослых, коротконогих, широкоплечих людей с довольно большой головой, а, следовательно, и большим мозгом.
   Костные останки такого человека, датируемые временем в 150 - 200 тысячами лет тому назад, были впервые обнаружены близ немецкой деревушки Неандерталь, что дало основание антропологам назвать охотника неандертальцем, а также по научному Homo sapiens - человеком разумным - "наизобретал" он существенно больше, чем человек прямоходящий, да и заговорил он однословными предложениями.
   Последующие находки показали, что неандерталец был крепко сложенный человек с очень короткими, но толстыми изогнутыми бедренными костями, широким просветом между костями предплечья (признак большой физической силы), крупными кистями и стопами, короткой шеей, мощной затылочной костью с гребнем для прикрепления мышц и бочкообразной грудной клеткой. Рост его не превышал полутора метров. Возможно, что человек разумный появился 250 тысяч лет назад, приблизительно в то время, когда было уже освоено применение огня
   Человек разумный был более развит, чем человек прямоходящий - его головной мозг достигал 1700 граммов. Он "изобрел" одежду в виде мешка из звериной шкуры, вырезав по периметру ее ножом небольшие отверстия и пропустив в противоположные отверстия узкий кожаный ремень. "Изобретение" меховой одежды и освоение огня дало возможность человеку разумному покинуть знойную Африку и перебраться в более холодную Европу почти до кромки ледника, где обитали многочисленные животные. Ледники наступали и отступали, а одетый в шкуры неандерталец жил около костра в неблагоприятных условиях вполне прилично за счет богатой охоты на зверей. В качестве жилища он выбирал гроты, козырьки скал, перед которыми разводил костер. Неандерталец первым из людей стал соблюдать обряды: он стал хоронить своих мертвецов, закапывая их в землю в лежачем положении с подтянутыми к животу ногами. В могилу также клали небольшое количество припасов, необходимых человеку в последней дороге, и орудия труда, необходимые для существования человека в потустороннем мире. Это были зачатки религии.
   Уже для человека прямоходящего характерно появление речи, примитивного зачатка языка. Эти люди уже словесно обозначали некоторые конкретные предметы, относящиеся к охоте, семье, местности (ближайшего нашего животного родственника - шимпанзе этому необходимо долго обучать и объем символов в его памяти не превышает 100 слов, правда English-pinglish или English-Basis, то есть вульгарный английский, зная которые можно достаточно свободно в быту общаться с англичанами, содержит всего 200 слов). Голосовой аппарат неандертальца был еще несовершенным, предполагается, что у него только начала формироваться гортань как нижняя часть ротоглотки, которая еще не могла опуститься в короткую шею - голова неандертальца практически была непосредственно закреплена на мощном туловище, мелкие шейные позвонки были практически неподвижны, и, чтобы получить информацию о состоянии бокового вида, ему было необходимо повернуть весь корпус. Несовершенная гортань не произносила гласных звуков, и слова неандертальца изобиловали свистящими, шипящими, цокающими звуками. Но слов уже было достаточно, чтобы вести простейший диалог из однословных предложений. Такой вид разговора сохранился в некоторых примитивных племенах, проживающих в дебрях Африки, Азии и Латинской Америки, практически не имеющих контактов с цивилизованным миром. В других примитивных племенах, где наблюдается различные наречия у мужчин и женцин, свистящие, шипящие, цокающие звуки сохранились только в женском наречии, как будто бы женщины этих племен являются неандерталками, в то время как мужчины являются кроманьонцами. Это может быть рудиментарный след процесса растворения остатков неандертальцев (в основном женщин и детей) в среде кроманьонцев.
  
   Верхнепалеолитическая революция и
   возникновение примитивного общества
  
   Как говорится, в семье не без урода. И вот некоторые горячие молодые быстро прямоходящие, точнее прямобегающие предки людей предпочли не скрадывать животных на тропах посещения водопоя, а разыскивать их в саване и при встрече гнаться за ними с легким копьем, которое они на бегу метали в свою жертву. В связи с изменением условий охоты эти охотники стали длинноногими, высокими, узкогрудыми из-за необходимости быстро бегать. Останки такого человека были обнаружены в пещере Кро-маньон во Франции, что дало основание палеонтологам назвать его кроманьонцем, а также по научному Homo sapiens sapiens - человеком разумным разумным , то есть не менее чем в два раза разумнее неандертальца. Такие люди были нашими близкими предками. Мы кроманьонцы, возможно, с примесью неандертальской крови. И появились мы в результате Верхнепалеолитической ненасильственной революции, а возможно даже несколько раньше, существует и такое мнение.
   Правда, мы не сразу стали такими, какие мы сейчас. Пигмеи, которые также относятся к кроманьонцам, тоже не превышают полутора метров, поскольку обитают в дремучих лесах, нижний этаж которых представляют густые заросли, через которые высокому человеку трудно пробраться. Но они имеют все признаки кроманьонцев. И только, бегая по саванне, кроманьонец стал расти и растет до сих пор. В мире средний рост мужчины достигает 1.67 метра, женщины - 1.57 метра.
   Следует заметить, что нестандартная технология охоты очень не нравилась более сильным и многочисленным неандертальцам, которые при случае предпочитали закусить своим братом кроманьонцем. Но длинноногий, узкогрудый кроманьонец легко убегал от коротконогого, массивного неандертальца и поселялся в глубоких пещерах с узкими проходами, через которые вход широкоплечему неандертальцу был затруднителен. Кроманьонец, чтобы выжить биологически, вынужден был перейти предпочтительно к ночному образу жизни, что конечно же замедлило темпы его воспроизводства.
   Неандертальцы были сильны, агрессивны, злобны и малокоммуникабельны, жили только отдельными семьями, фактически стаями во главе с вожаком. Такая семья-стая могла состоять из 30 - 100 особей. Неандерталец из Африки распространился по всей Европе и Азии, достигнув Желтого моря. Максимальное число неандертальцев, по подсчетам ученых палеонтологов достигало порядка 5 миллионов человек. Но они, по-видимому, не сумев приспособиться к произошедшим очередным изменениям климата, исчезли (существует мнение, что неандертальцы совсем не исчезли, часть их все же приспособилась к изменившимся условиям, превратившись в "снежных" или "лесных" людей, количество которых на Земле, по приблизительным оценкам палеозоологов, достигает порядка 2000 особей). Так на Земле возник первый глобальный экологический кризис, фактически это был демографический переход (катастрофа) - величина людской популяции сократилась на порядок, и человечество остановилось на грани уничтожения.
   Существует и другое мнение об исчезновении неандертальца. Он привязал к длиной палке тяжелое каменное рубило поперек палки, то есть "изобрел" каменный топор, который оказался более эффективным, чем простая дубина, и позволял легко проламывать череп такому зверю, как слон, крокодил, бегемот. Но эти звери были очень агрессивны и могли покалечить охотника, в то время как в большой семье неандертальца всегда можно было найти нежного ребенка, который, по мнению неандертальцев, тоже был достаточно вкусен. И мощные, но очень агрессивные и недостаточно умные, несмотря на большой мозг, неандертальцы порядка 35-40 тысяч лет тому назад съели свое потомство и исчезли по причине естественной смерти, а остатки их (убегавшие от мужчин женщины и дети) растворились среди кроманьонцев, которые неандертальцев не ели по этическим соображениям (генетически неандерталец, точнее "лесной" человек совместим с кроманьонцем - они могут иметь активное потомство, которое также может иметь продолжаемое потомство с кроманьонцем).
   Косвенным подтверждением этой гипотезы являются наблюдения основателя этологии К. Лоренца. Проанализировав поведение более чем 50 видов, К. Лоренц сделал вывод, что у сильно вооруженных видов эволюционный отбор выработал также сильную врожденную мораль - инстинктивный запрет применять все вооружение во внутривидовых стычках, в особенности если побежденный демонстрирует покорность. И наоборот, слабо вооруженные виды имеют слабую врожденную мораль, поскольку сильная врожденная мораль таким видам эволюционно ни к чему. Человек - это от природы слабо вооруженный вид (нападающий мог только поцарапать, неопасно ударить, укусить или душить, а жертва имела достаточно возможностей убежать). С изобретением искусственного оружия человек стал самым вооруженным видом на Земле, но мораль осталась на прежнем уровне. А вот кроманьонец сумел создать новую, более "качественную" мораль.
   В то время число кроманьонцев не превышало порядка 500 тысяч. Они были умнее неандертальцев, хотя имели меньший мозг - 1400 граммов - оказалось, что дело не столько в объеме мозга, как в количестве извилин, увеличивающих поверхность мозга. Именно на поверхности мозга располагаются мыслительные клетки.
   Биологами установлен еще один примечательный факт. У всех бегающих наземных животных - от насекомых до млекопитающих - энергетическая эффективность двигательного аппарата примерно одинакова, то есть они затрачивают равную энергию дли перемещения единицы массы своего тела на единицу расстоянии. Преимущество же в эффективности целенаправленного движения дает умение дальше и точнее "просчитывать" будущие события - скажем, траекторию потенциальной жертвы, врага или партнера - и соответственно организовать свое поведение.
   Здесь уже просматривается важное для нас обстоятельство: органичной составляющей "прогрессивного" развития жизни служила ее интеллектуализация. Так можно характеризовать изменяющиеся качества биосферы в целом биоценозов, а также отдельных видов, последовательно занимавших верхние этажи биосферной организации.
   Последнее анатомически выражалось формированием и развитием нервной системы, головного мозга, его коры, корректиализацией функций и так далее. Указывая на неуклонность тенденции, В.И. Вернадский ссылался на открытие американского палеонтолога Д. Дана: в процессе развития нервной системы "иногда наблюдаются геологически длительные оста­новки, но никогда не наблюдается понижение достигнутого уровня". Это в дальнейшем подтвердил и специальные расчет.
   Функционально интеллектуализация проявлялась как возрастанием адаптивной гибкости биоценозов, так и образованием все более динамичных и дифференцированных форм отражения (моделирования). Иерархия уровней и этапов становления этих форм раскрывается наблюдениями и лабораторными экспериментами. Синхронное моделирование в простейших физических взаимодействиях послужило основой опережающего моделирования, свойственного уже системам высшего химизма и особенно живому веществу; большинстве гетеротрофных организмов (животные), в отличие от автотрофных. приобретают способность к сигнальному модели­рованию - ориентировке на трофически нейтральные раздражители; поведение высших позвоночных регулируется мультимодальными предметными образами, которые обладают собственной динамикой независимо от стимульного поля (психика) и составляют предпосылку рефлексивных (семантических) моделей мира у человека.
   Исследование филогенеза и онтогенеза отражательных процессов помогает оценить их самостоятельную роль в эволюции, а также показывает, что с приобретением все более выраженных "субъектных" качеств усложнялась структура потребностей, в том числе функциональных, и возрастала уязвимость отражения. Как известно из специальных экспериментов, высшим животным присуши сновидения и галлюцинации, они способны действовать неадекватно ситуации, а главное, "бескорыстно" провоцировать неустойчивость, испытывая при этом мотивационный конфликт.
   Вместе с тем освобождение от стимульного поля и "выделение "предмета" в калейдоскопе окружающей среды делает возможным абстрагирование, умственную игру с образами и, в перспективе, использование одних предметов для воздействия на другие предметы.
   Если все эти интеллектуальные качества мы наблюдаем у кроманьонца, то у андертальца они были не развиты.
   Вынужденный все время оглядываться, чтобы спастись от неандертальца, кроманьонец развил высокую, гибкую шею, куда опустилась гортань, которая, став естественным резонатором, приобрела свойство формировать гласные звуки, что очень обогатило и качественно, и количественно язык кроманьонца, и он стал беседовать с родственными особами, произнося длинные предложения из многих слов. Это значительно увеличило информационную сложность языкового общения.
   Кроманьонец, чтобы выжить в тяжелой борьбе с неандертальцем, не мог себе позволить такую роскошь, как агрессивность. Он вынужден был жить в объединении нескольких семейств, даже и не родственных - племени, где каждый человек представлял большую ценность, поскольку, только объединившись с себе подобными, кроманьонец мог дать отпор неандертальцу, который охотился в одиночку. И кроманьонец, подавив в себе агрессивные склонности, "изобрел общество неродственных семейств", сцементированное религией на основе моральных устоев и этических ценностей типа "Не убивай!", "Возлюби своего ближнего!". Если до кроманьонца предки людей вели асоциальный образ жизни подобно животным, основой которого являлась родственная семья во главе с вожаком, кто брал себе самую лучшую пищу, остатки которой делились затем между членами семьи в зависимости от иерархической значимости члена семьи, что делало младших членов семьи неконкурентноспособными в процессе выживания, то более многочисленная общность кроманьонцев, состояшая из неродственных семейств обеспечивала каждому члену общества равную часть пищи, а это делало общество более жизнеспособным, чем отдельное семейство по отношению к своему члену.
   Отношения в первобытном примитивном обществе были равноправными - каждый член племени получал равную долю еды, добытой одним или несколькими соплеменниками, каждый совершеннолетний член общества имел один голос на собрании при выборе вождя и мог высказать свое личное мнение при решении хозяйственных вопросов. Понятие права еще не было осознано, еще не было сформулировано его содержание, а оно уже действовало, так сказать, подспудно. А раз действовало право, то необходимо было выполнять определенные обязанности. Охотник, убивший зверя, не имел права потребить его или его часть на месте охоты, поскольку добыча охотника в общем ареале считалась общественной собственностью. Он обязан был доставить добычу в племя, где старейшина делил ее на равные части по числу соплеменников. Вот тогда выделенная часть общественной собственности отчуждалась в личную собственность конкретного соплеменника и могла быть им потреблена. Но если охотник вместе с добытой самкой приносил в племя детеныша, этот детеныш становился его личной собственностью, он должен был за ним ухаживать, чтобы сберечь в качестве живых консервов. Уже в древности возникла общественная и личная собственность, хотя содержание этих понятий не было тогда осмыслено.
   Для населения Земли характерно то, что все человечество однородно по своему видовому составу. Биологически все (возможно более точно следует говорить большинство) люди принадлежат к одному виду Homo Sapiens Sapiens, у них одинаковое количество хромосом - 46, отличное от всех других приматов, а все расы способны к смешиванию и социальному обмену. Эта видовая однородность населения мира указывает на то, что все народы принадлежат одной демографической системе.
   В биологии подмечена определенная связь между средней массой представителя определенного вида и количеством особей его популяции. Чем больше масса, тем меньше особей в популяции. Следует отметить исключения - это человек и одомашенные им животные. По своей численности люди значительно (на пять порядков) превышают популяции сравнимых с ними по массе животных. Только домашние животные, живущие около человека, благодаря его помощи, не ограничены в числе подобно своим диким родственникам, каждый из которых занимает свой ограниченный ареал, свою экологическую нишу. Например, на Земле существует более 2 миллиардов коров и быков, причем поедают они пищи больше, чем все люди вместе взятые.
   Если бы человек, популяция которого сейчас превышает 7 миллиардов особей, а через лет, этак, 30 может удвоиться и достичь 14 миллиардов, не выделился из животного мира, его численность была бы порядка 100 тысяч особей. Такие протолюди жили бы в ограниченном ареале в центре Африки, подобно шимпанзе или гориллам, и их эволюция определялась бы медленными процессами, происходящими в результате популяционно-генетических изменений, характерных для видообразования. Однако с появлением человека произошел качественный скачок в развитии природы на Земле. Есть все основания полагать, что новое качество связано с разумом и сознанием Homo Sapiensis Sapiensis.
   Таким образом, главным видовым отличием человека от других видов живой природы служит его разум, и именно благодаря сознанию человечество развивалось своим оригинальным путем. Это отразилось и на процессе размножения людей, так как для формирования социально зрелых форм сознания требуется длительное время - не менее 20 лет (в то время как животные аналогичной массы, не вступающие в социальные отношения, начинают размножаться через 3-4 года по достижению половой зрелости). Женщины развитых стран обзаводятся потомством после 30 лет, в неразвитых странах они рожают уже в 15 лет при наступлении половой зрелости в 12-13 лет. Репродуктивный период женщины заканчивается в 45-55 лет, средняя продолжительность жизни человека достигнутая в Японии 84,3 года, при средней видовой продолжительности в 95-105 лет.
   Время, идущее на образование человека, воспитание его сознания, является существенным параметром его становления. В результате эволюции, ради формирования разума, у человека возникла задержка в половом созревании отдельной особи. А, кроме того, достигнув половой зрелолсти, человек не стремится непосредственно к размножению. Некоторое время он тратит на свое социальное развитие, и только достигнув определенного социального статуса, человек присупает к продолжению своего рода. Для развития вида, обусловившего взрывной рост его численности, произошел переход на качественно другой тип развития, связанный не с видовым развитием, а с сознанием человека.
   Чтобы поддержать не только высокую численность, но и высокий темп роста, человечество создало свою искусственную окружающую среду, и на определенном этапе, который связывают с неолитической революцией, оно выделилось из природы. Если биосфера находится в состоянии относительного динамического равновесия и разнообразные биоценозы служат тому доказательством, то человечество находится в существенном неравновесном состоянии, очень далеком от того динамического равновесия, которое характерно для природы в целом.
   В биологии предполагается, что скорость роста каждого вида пропорциональна числу особей в популяции. Помимо этого учитывается взаимное влияние других видов, которые выступают по отношению к рассматриваемому в роли хищника или добычи. В такой динамической системе рост происходит по экспоненте. В случае человечества рост происходит не экспоненциально, а так, что скорость этого роста пропорциональна квадрату числа людей. Нелинейный рост привел к взрыву: людей стало на много порядков больше, чем сравнимых с ними животных, а сам человек расселился по всему земному шару. Это быстрое развитие происходит до тех пор, пока его скорость не становится столь большой, что отдельный индивид и система в целом больше не могут развиваться в таком самоускоряющемся режиме и наступает катастрофа. Из этого следует, что в первом приближении наше развитие и рост не ограничены другими видами животных и природными ресурсами, пока наше воздействие на окружающую среду не приведет к глобальным по своему масштабу последствиям, которые уже в следующем приближении могут повлиять на развитие человечества.
   Когда деятельность человека приобрела глобальный масштаб, со всей остротой стал вопрос о ее влиянии на окружающую природу, состояние биосферы и саму нашу планету, которая этой деятельностью может быть превращена в пылевидное облако. Как же человек дошел до жизни такой?
   С. Капица отмечает, что в начале развития человека рост населения Земли шел по линейному закону. К моменту появления Homo Habilis полтора миллиона лет тому назад его численность достигала порядка 100 тысяч человек, что соответствовало классической биологии. Причем это не умозрительный результат, а вывод из полевых наблюдений археолога и палеоантрополога Ива Коппенса. В течение многих лет он возглавлял французскую экспедицию в Африке. Его оценка основана на том, что тогда в Африке было порядка тысячи стоянок, на которых жили большие семьи по сто человек. Линейный рост в ту далекую эпоху следует рассматривать не столько как рост уже сформировавшегося вида, сколько как длительное накопление признаков этого вида в результате продолжительного и медленного популяционно-генетического процесса видообразования. К концу этого времени и появился Homo Habilis. Продолжительность этой эпохи составила порядка 3 миллиона лет, что в два раза больше времени, отведенного для последующего развития человечества.
  

Первый путь развития общественного хозяйства

   Первый путь развития общественного хозяйства возник с "изобретением" общества и появлением общественного хозяйства (уже общественного, но еще не народного - народа, в смысле нации поначалу еще не было).
   Основой первоначального пути развития общественного хозяйства было жесткое управление распределением материальных потоков при соблюдении равноправных отношений между членами общества. Управление осуществлял старейшина - выборный вождь, который был первым среди равных. Следует отметить, что уже в первобытном обществе при появлении личной собственности возник рынок (правда, бартерный), и наряду с равноправными отношениями существовали силовые (племя могло изгнать семью своего члена, не подчинившегося его решению), договорные (на бартерном рынке) и уважительные отношения в реальной жизни, но равноправные отношения заметно преобладали.
   Оставшиеся после исчезновения неандертальцев порядка 35-40 тысяч лет тому назад боле щуплые, но зато более подвижные кроманьонцы выжили только потому, что сумели воспринять все положительные достижения неандертальцев и пошли в своем развитии еще дальше: сумели организоваться в общество, создали мораль и этику своего поведения, опираясь на десять заповедей, в том числе и на основную человеческую ценность "Не убий!" Поначалу эти заповеди распространялись только на родственников. Но в "Нагорной проповеди" Христос распространил их и на врагов, исключая различия между людьми. Правда, врагов все же уничтожают и сейчас, но религии, например, православное христианство, накладывает на воинов, убивших врагов моральное наказание "Епитимию", запрещающую им в течение полугода посещать церковь и справлять религиозные отправления в храме. Такой человек может только дойти до входа в храм и с порога слушать проповедь священика, а дальше ему в течении полугодовой Епитимии дороги нет.
   Таким образом, для выживания кроманьонцы использовали не биологическое приспособление к изменившимся условиям, а свой разум (ментальность) для изменения окружающей среды в соответствие со своими изменившимися потребностями и "изобрели" нравственность, то есть стали опираться на возникшую духовность. Академик Н.Н. Моисеев отмечал, что с этого момента уже приобретает определенный смысл необходимость информационной интерпретации процесса развития биосферы, которая приводит к представлению о цивилизации. В основе такой интерпретации лежит понимание того, что живое вещество биосферы - ее биота представляет собой иерархически связанную совокупность систем так называемой "организмической природы", то есть систем, имеющих собственные цели и определенные возможности для их достижения. Основная из этих целей - обеспечение собственного выживания и конструктивного развития.
   Чтобы выжить, кроманьонцу пришлось соблюдать этические нормы в виде обычаев, а когда появилась письменность, изустные обычаи были закреплены писанными законами. Еще до появления письменности наряду с новым материальным производством кроманьонец изобрел искусство, в первую очередь как источник подавления излишней агрессивности, а затем уже как способ самовыражения переполняющих его чувств. Кроманьонец "изобрел" иглу и стал шить одежду, а также обувь, покинул темные пещеры и стал строить жилища на открытых местах. Он приручил лошадь, корову, собаку, а затем козу, овцу, освоил земледелие.
   Тысячелетия верхнего палеолита ознаменованы беспрецедентным развитием "охотничьей автоматики". Люди научились рыть хитроумные ловчьи ямы, изобрели копья, дротики, копьеметалки, лук со стрелами создало весьма благоприятные условия для демографического роста и распространения человечества по территории Земли. Население достигло 4-5 миллионов. человек, не знавших иных способов хозяйствования кроме охоты и собирательства. Поскольку же для стабильного корма одного охотника требуется территория в среднем 20 кв. км., то ресурсы планеты приближались к исчерпанию.
   Но дело не только в демографическом росте (который сам становится функцией соотношения технологии и психологи). Археологам открываются следы настоящей охотничьей вакханалии верхнего палеолита. Если природные хищники. в силу устоявшихся естественных балансов, способны, как правило, добывать больных и ослабленных животных, то оснащенный охотник имел возможность (и желание) убивать самых сильных, жизнеспособных животных, причем в количестве, далеко превосходящем биологические потребности. Обнаружены целые "антропогенные" кладбища диких животных, большая часть мяса которых не была использована людьми. Жилища из мамонтовых костей строились с превышением конструктивной необходимости, с претензией на то, что теперь называется словом "роскошь". На строительство одного жилища расходовались кости от 30 до 40 взрослых мамонтов плюс множество черепов новорожденных мамонтят, которые использовались в качестве подпорок и, видимо, в ритуальных целях. Около жилища иногда располагались ямы-кладовые мамонтовых костей с непонятным назначением. Загонная охота приводила к ежегодному поголовному истреблению стад.
   По мнению многих палеонтологов, активность человека стала решающим фактором исчезновения с лица Земли мамонтов и целого ряда других животных. Могучие охотники верхнего палеолита впервые проникли на территорию Америки, быстро распространились от Аляски до Огненной Земли, полностью истребив всех крупных животных, в том числе слонов и верблюдов - стада, никогда прежде не встречавшиеся с гомининами и не выработавшие навыки избегания этих опаснейших хищников. Истреблением мегафауны сопровождалось и появление людей в Океании и Австралии.
   Все это происходило в эпоху приближающегося голоцена, то есть послеледникового периода, что могло бы способствовать расцвету присваивающего хозяйства. На деле же именно в это время присваивающее хозяйство зашло в тупик. Природа не могла бесконечно выдерживать давление со стороны столь бесконтрольного хищника. Неограниченная эксплуатация ресурсов привела к их истощению, разрушению биоценозов и обострению межплеменной конкуренции. Уместно повторить, что, за последние тысячелетия палеолита население средних широт планеты сократилось в 8 - 10 раз. Это была третья демографическая катастрофа и если бы неандерталец дожил бы до этого времени, то он бы исчез во второй раз. Но краманьонец оказался поведенчески более гибким.
  

Неолитическая ненасильственная революция

  
   Радикальной реакцией на верхнепалеолитический кризис стала неолитическая ненасильственная революция - переход части племен к оседлому земледелию и скотоводству. Люди впервые "приступили к сотрудничеству с природой", и экологическая ниша человечества значительно углубилась. С развитием сельскохозяйственного производства вместимость территорий возросла на один, а затем на два и три порядка.
   Как ранее отмечалось, переход от присваивающего к воспроизводящему хозяйству был сопряжен с комплексными изменениями в социальных отношениях и психологии. Чтобы бросать в землю пригодное для пищи зерно, кормить и охранять животных, которых можно убить и съесть, необходим значительно больший охват причинно-следственных зависимостей. Возросший информационный объем мышления проявился во всех аспектах жизнедеятельности. Существенно расширились социальные связи и ролевой репертуар. Дифференциация орудий на производственные и боевые способствовала качественно новому типу отношений между сельскохозяйственными и "воинственными племенами. Воины сообразили, что выгоднее охранять и oпекать производителей, систематически изымая "излишки" продовольствия, чем истреблять или сгонять их с земли, а производители - что лучше, откупаясь, платя налог, пользоваться зашитой воинов, чем покидать земли или гибнуть в безнадежных сражениях.
   Такие формы межплеменного симбиоза и "коллективной эксплуатации" вытесняли геноцид и людоедство палеолита. Как подчеркнул П. Тейяр де Шарден после неолита даже в самых жестоких войнах "физическое устранение становится скорее исключением или, во всяком случае, второстепенным фактором". Антропологи, изучающие процесс перехода от изолированных племен к племенным союзам не раз отмечали, что только тогда "люди впервые в истории научились регулярно встречаться с незнакомцами и не пытаться их убить". А это был уже первый шаг на пути знакомства и понимания: чего хочет незнакомец - съесть тебя или трудиться вместе с тобой.
   По-видимому, у гомо сапиенс сапиенс (кроманьонца) было уже достаточно разума, чтобы сообразить, что трудиться совместно с прицелом на длительную перспективу выгоднее, чем съесть незнакомца, что соответствовало сиюминутному желанию слишком агрессивного, но еще недостаточно разумного гомо сапиенс (неандерталес), что помешало его быстрому развитию и способствовало его исчезновению.
  

Городская ненасильственная революция, возникновение силового общества сохранения

   Двойственная природа человека, несомненно, оказывает существенное влияние на его развитие. С одной стороны, человек, как часть живой природы, член животного царства, несомненно, развивается биологически и не может не подвергаться воздействию фундаментальных биологических законов, действующих в живой природе.
   Но с другой стороны, благодаря Божественному дару - ментальности, человек, пусть совсем недавно по историческим срокам, обрел способность анализировать свое развитие и даже, в какой-то, пусть пока чрезвычайно малой мере, управлять им, что явилось прорывом человека из сферы живой природы в мир ментальности, мир ноосферы, где он сейчас чрезвычайно одинок.
   Весьма возможно, что в других, параллельных мирах существуют другие живые существа, наделенные достаточным разумом, чтобы осознавать свою ментальность и более эффективно пользоваться ею для повышения эффективности своего развития, но слишком недавно человек прорвался в мир ментальности, мир ноосферы, чтобы эти существа доверили ему знания о своем существовании и не опасались бы вступить с ним в связь, поскольку ментальность человека находится еще на таком низком уровне, который до сих пор угрожает существованию самого человека. С нами опасно вступать в связь, пока мы не научимся разрешать проблемы своего собственного существования.
   Этот прорыв оказался возможным по той простой причине, что наделенный Богом разумом, человек научился объединять свой индивидуальный, физически ограниченный разум с индивидуальными, физически ограниченными разумами других людей в коллективный разум, образуя большое, счетное множество с практически неограниченными, но, конечно же, не бесконечными (в математическом смысле) возможностями. И здесь возникает интересный вопрос: а что дает возможность людям-человекам объединяться?
   Двигаясь от простого к сложному и соблюдая принцип историзма, прежде всего, следует рассмотреть объекты единения, которые характерны не только для человека, хотя и поднявшегося над царством животных, благодаря свойствам высокой ментальности и Божественной духовности, но в то же время продолжающего оставаться животным, благодаря принадлежности к живой природе. И хотя человек, несмотря на его высокую ментальность, не сумел до сих пор дать четкое, однозначное и полное определение жизни, живой природы и пользуется более чем сотней неполных, неоднозначных и недостаточно четких временных определений, тем не менее, свойства живой природы он изучил достаточно полно и может описать их в виде некоторого открытого множества объектов.
   Объекты этого открытого множества могут быть отождествлены по мере их существенности присвоением приоритета от единицы и выше, тем самым будет осуществлено ранжирование этих объектов.
   По нашему представлению, самым существенным свойством живой природы является необходимость получения ею энергии из внешней среды для взаимодействия ее (живой природы) с внешней средой, то есть обеспечения жизнедеятельности. Но поскольку нас будут интересовать сложные объекты живой природы и, в первую очередь, самый сложный объект живой природы - человек, материальная оболочка которого - его физическое тело конечно в пространстве и времени (то есть не обладает бессмертием подобно примитивным живым объектам), вторым по приоритетности существенным свойством живой природы следует признать ее размножение. Уже эти два важнейших свойства живой природы могут быть объединены в подмножество самых необходимых потребностей.
   Согласно определению в Большом Энциклопедическом словаре изучением этих потребностей живой природы занимается наука физиология . ФИЗИОЛОГИЯ (от греческого physis - природа и ...логия) наука о жизнедеятельности целостного организма и его отдельных частей - клеток, органов, функциональных систем. Физиология изучает механизмы различных функций живого организма (рост, размножение дыхание и другие), их связь между собой, регуляцию и приспособление к внешней среде, происхождение и становление в процессе эволюции и индивидуального развития особи, как живого объекта.
   Таким образом, первым элементом единения живых объектов является удовлетворение их физиологических потребностей, которое можно определить как обеспечение биологической безопасности вида.
   Коль скоро речь у нас зашла о потребностях, то следует заметить, что потребности человека, как самого сложного объекта живой природы, несомненно самые многочисленные и самые сложные и несомненно требуют составление какого-то порядка, классификации. Впервые эту классификацию совершил американский психолог, основатель гуманистической психологии А. Маслоу, который предположил, что все потребности человека врожденные, или инстинктивные, и что они организованы в иерархическую систему приоритета или доминирования.
   Данную работу продолжили и другие ученые, которые более широко детализировали потребности человека и для придания классификации их большей наглядности предложили свести потребности человека в геометрическую модель, получившую название "пирамида Маслоу". Сам А. Маслоу ни этой моделью, ни ее названием никогда не пользовался и упоминания о ней в его трудах нет. Он считал, что иерархия потребностей не является фиксированной и в наибольшей степени зависит от индивидуальных особенностей каждого человека, может меняться для разных людей. "Пирамида Маслоу", введённая для упрощённого изложения идеи иерархии потребностей, встречается впервые в немецкоязычной литературе 1970-х годов, например, в первом издании учебника У. Стоппа (1975 год).
   Сам А.Г. Маслоу выделяет 5 уровней потребностей. Вот они:
   1. Физиологические: голод, жажда, половое влечение, потребность в потомстве и так далее.
   2. Экзистенциальные: безопасность существования, комфорт, постоянство условий жизни.
      -- Социальные: социальные связи, общение, привязанность, забота о другом и внимание к себе, совместная деятельность.
      -- Престижные: самоуважение, уважение со стороны других, признание, достижение успеха и высокой оценки, служебный рост.
      -- Духовные: познание, самоактуализация, самовыражение.
   По мере удовлетворения низлежащих потребностей, все более актуальными становятся потребности более высокого уровня, но это вовсе не означает, что место предыдущей потребности занимает новая, только когда прежняя удовлетворена полностью. Также потребности не находятся в неразрывной последовательности и не имеют фиксированных положений, как это показано на схеме в "Пирамиде Маслоу". Такая закономерность имеет место как наиболее устойчивая, но у разных людей взаимное расположение потребностей может варьироваться.
   Мы применительно к нашим потребностям определения объектов единения человека рассмотрим следующую приоритетность потребностей:
      -- Удовлетворение физиологических потребностей человека, обеспечивающее его биологическую безопасность, как вида.
      -- Удовлетворение потребностей физического существования, обеспечивающее политическую безопасность его как гражданина определенного государства.
      -- Удовлетворение социальных потребностей человека, обеспечивающее его экономическую автономию от государства, как субъекта хозяйственного руководства.
      -- Удовлетворение культурных потребностей человека, обеспечивающее его этническую безопасность в составе народа, образующего нацию в государстве.
      -- Удовлетворение духовных потребностей человека, обеспечивающее его духовную автономию от государственной власти.
   Удовлетворение этих потребностей, как объектов единения людей в человеческое общество, рассмотрим подробнее.
   Когда предки современного человека вели животное существование в теплой Африке, люди жили семьями, каждая из которых имела свой ареал и непрерывно передвигалась по нему в поисках продуктов питания и воды. Вначале источником продуктов питания были фрукты и овощи, но, если человек находил труппы животных или встречал мелких животных, которых он мог догнать и лишить жизни, то он съедал их. Таким образом, основной технологией добычи продуктов питания было собирательство, в котором участвовала вся семья или же весь род.
   Во главе семьи находилась многоопытная, зрелая и физически очень сильная особь мужского пола, имеющая гарем некровно связанных женщин, вокруг которых группировались их дети. Среднее время жизни предка человек было порядка 18 - 20-ти лет. А половая зрелость наступала в 14 - 15 лет и за эти последние 4 - 5 года он должен был возмужать, покинуть семью, уведя от стареющего отца несколько некровно родственных ему самок с их потомством, образовать собственное потомство и затем к концу жизни покинуть семью, уступив главенство одному из своих молодых сводных (по отцу) братьев, чтобы погибнуть в одиночестве.
   Кстати, когда молодая, еще недостаточно зрелая психологически, особь женского пола достигала половой зрелости и становилась конкуренткой более зрелым "дамам", она изгонялась ими из семьи, уходила на соседний ареал, и если не погибала от когтей и клыков хищников, становилась очередной "любимой" женой главы семьи, обитавшей на этом соседнем ареале, под защитой которого обзаводилась собственным потомством. Так "мудрая" природа путем воздействия "аппарата женской конкуренции" неуклонно "избавляла" человека от кровосмешания, которое ведет к его дегенерации.
   Уже неандерталец получил в наследство от человека умелого знания по добыче огня, что дало ему возможность термически обрабатывать мясо животных, и оно заняло в рационе неандертальца существенное место. Но догнать и лишить жизни животное более слабой физически женщине было трудно, в то время как более крупный и физически более развитый мужчина делал это довольно просто. И достаточно ментально развитый неандерталец "изобрел" разделение труда: более слабые женщины и дети стали по-прежнему заниматься собирательством плодов, а молодые мужчины стали заниматься охотой.
   Однако, поскольку дети неандертальца воспитывались поначалу конкурирующими матерями, у них складывался индивидуалистический, агрессивный характер, что помогало им выжить в конкуренции с другими сводными братьями и сестрами. По этой же причине неандерталец предпочитал охотиться один. Физически очень сильный, но медлительный коротконогий неандерталец предпочитал охоту скрадыванием из засады у водопоя животных, когда, пользуясь ослаблением внимания пьющего животного, охотник обрушивал на него тяжелую дубину, которой ломал добыче хребет. Агрессивный неандерталец не отказывался от убийства и более слабого своего собрата, поэтому дети неандертальцев всегда находились в поле зрения своих крайне агрессивных матерей, способных "выцарапать глаза за своего ребенка" даже у зрелого неандертальца, по иерархическому статусу находившегося ниже любой жены своего отца.
   Прародитель неандертальца - человек умелый породил еще и кроманьонца, который предпочитал загонную охоту копьем, в связи с чем развился в длинноногого, узкогрудого, стройного, но менее сильного чем неандерталец человека. Во всяком случае, в одиночку кроманьонец не мог противостоять массивному неандертальцу, который при встрече любил полакомиться своим "родным" братом, если только тот не успевал убежать от медлительного неандертальца. Преследуемые неандертальцами, скрадывающими их из засады, кроманьонцы вынуждены были перейти к ночному образу жизни, что существенно снизило их продуктовую базу и замедлило биологическое развитие. В силу преследования неандертальцами кроманьонцев было на один-два порядка меньше чем неандертальцев.
   Если неандертальцы оборудовали временное жилье под козырьком скал, защищавшем их и разводимый ими огонь в непогоду, то кроманьонцы выбирали для жилища узкие пещеры и расселины, куда ширококостный, массивный, с бочкообразной грудью неандерталец не мог проникнуть. Кроме того, способный давать одиночному неандертальцу коллективный отпор, кроманьонец не мог себе позволить такую роскошь, как агрессивность характера, наоборот он в результате естественного отбора развил коммуникабельность характера, поскольку вынужден был пускать в свое жилище неродственные семьи - так он "изобрел" примитивное общество. А поскольку каждый член этого общества был крайне ценен для коллективной защиты от неандертальца, кроманьонец стал соблюдать заповедь "Не убивай!" по отношению к другим кроманьонцам, которая способствовала единению неродственных кроманьонцев в обществе по моральным, этическим причинам. Кроме того, кроманьонец отказался от иерархической системы построения семьи, а затем рода и племени, введя равноправные отношения, при которых каждый член семьи, рода получал равное количество продуктов питания, поскольку каждая личность в обществе обладала определенной ценностью и необходимо было поддерживать физиологическое существование каждой личности.
   Для примитивного общества, которое "изобрел" кроманьонец, характерно было бессознательное использование таких понятий, как собственность (племенная или семейная и личная), право и обязанность. Эти понятия закреплялись изустно в обычаях кроманьонца, которые состояли из ряда запретов-табу, запрещающих деструктивное поведение члена общества. Ареал, по которому кочевало племя или семья, находился в коллективной собственности племени или семьи, и ни один член коллектива не мог сам себе присвоить продукты, находящиеся на этом ареале в индивидуальную, личную собственность, за исключением орудий труда, которые могли быть личной или племенной собственностью.
   Когда кроманьонец подбирал палку, которую он намеревался использовать как орудие труда, она переходила в его личную собственность, и никто из других членов общества не имел права пользоваться этой палкой без разрешения ее владельца, так как за это преступление права владельца последний мог требовать у вождя племени, выступающего в качестве третейского судьи, наказание преступника. Он мог выбросить эту палку, сломать ее, но пока она находилась в его личной собственности, как орудие производства, он обязан был использовать ее при индивидуальной охоте и являться с ней на коллективную охоту.
   В некоторых племенах при разделении труда появились люди, изготовляющие орудия труда, передаваемые в коллективную собственность. В этом случае копье выдавалось охотнику перед охотой во временную личную собственность, а после охоты вновь отчуждалось у охотника в племенную коллективную собственность. И "оружейник", который изготовил это копье, был обязан осмотреть его, и починить, если в процессе охоты оно было частично разрушено.
   Если этой палкой, как копьем кроманьонец убивал какую-либо дичь, он не имел права потреблять эту дичь на месте охоты, поскольку убитая на ареале его племени дичь до раздела ее считалась племенной собственностью. Охотник был обязан доставить эту дичь в племя (или семью) и передать ее опытным женщинам для раздела. Эта дичь делилась на равноценные части по числу членов племени (или семьи), охотник мог быть поощрен помимо равноценной порции дичи ее печенью, съев которую он по тогдашнему поверью приобретал ценные свойства дичи, что помогало ему в дальнейшей охоте на эту дичь добиваться очередного успеха.
   Если охотник убивал самку, имеющую детеныша, то тело ее он передавал в племя как коллективную собственность, а детеныш доставался лично ему в качестве поощрения, и он был обязан заботиться о питании детеныша, представляющего как бы законсервированный мясной запас.
   Следует отметить, что кроманьонец был далеко не "белым и пушистым", как мы показали выше, и не чурался каннибализма. Но каннибализм у него не носил обыденный, бытовой характер, а имел, скорее всего, редкое ритуальное, религиозное назначение. В то время как для неандертальца это было обыденным явлением, и, "изобретя" такое мощное и компактное оружие, как каменный топор, неандерталец, по версии академика Н.Н. Моисеева, в конце концов "съел свое потомство", а остатки неандертальцев растворились среди кроманьонцев, которые обычно не ели неандертальцев по этическим соображениям. Генетически неандертальцы и кроманьонцы, по-видимому, были совместимы. Во всяком случае "снежные люди" и "лесные люди", которых некоторые современные палеозоологи и криптозоологи считают выжившими остатками неандертальцев, дают устойчиво развиваемое потомство с современными людьми, относимыми антропологами к кроманьонцам.
   Не только кроманьонец и неандерталец составляли в это время множество первобытных людей. Антропологи нашли останки разнообразных видов гуманоидов. Но после "изобретения" неандертальцем топора произошла катастрофа: вымирание за феноменально короткий естественно-исторический период 30 видов и 20 родов высокоразвитых приматов - третичных антропоидов, самых совершенных в пределах биологической формы существ, процветавших в третичном периоде. (Исследователей поражает огромное морфологическое разнообразие этих существ: от гигантопитека - существа весом около 500 килограммов - до человекоподобного существа размером с кошку.) И вот все они, кроме кроманьонца, исчезли с лица Земли. Причина их исчезновения неизвестна.
   Использование первых каменных орудий осуществлялось и в "антисоциальных" функциях - в отношениях доминирования, конфликтах с себе подобными (почти все найденные антропологами черепа австралопитеков несут на себе следы ударов каменными орудиями). Есть заключения антропологов о необычайно частых случаях насильственной смерти. И в этом смысле правильнее было бы говорить не о каменных орудиях, а о каменном оружии.
   Обнаружив порядка 35-40 тысяч лет тому назад, что неандерталец и все другие малочисленные гуманоиды исчезли, кроманьонец вышел из узких расщелин и пещер, перешел к дневному образу жизни и стал распространяться по всему земному шару. Еще неандерталец "изобрел" одежду из звериных шкур в виде накидок с ножевыми отверстиями по одной стороны шкуры, сквозь которые он протянул кожаный ремень. Кроманьонцы, впитав опыт неандертальцев от принятых в общество их остатков, пошли дальше в своем развитии и "изобрели" иглу с вдетой в нее тонкой жилой животного, что дало им возможность шить не только разнообразную кожаную одежду, но и прочную кожаную обувь.
   Кроманьонец - по научному Homo sapiens sapiens оказался порядка в два раза умнее неандертальца, что отмечает современная наука, определяя последнего как Homo sapiens, хотя среднестатистическая масса мозга кроманьонца на 300 граммов меньше среднестатистической массы мозга неандертальца. Дело в том, что ментальная деятельность человека определяется размером поверхности коры больших полушарий мозга, которая у кроманьонца гораздо более развита, благодаря большому количеству извилин, в то врем, как у неандертальца извилины еще не успели развиться в обширную сеть и заниматься мыслительной деятельностью ему было трудно, тем более, что орудие ментального общения - язык (лингвистический) у неандертальца практически отсутствовал, и он бедно отражал информацию монохромными звуками, составляя однословные предложения, что конечно же препятствовало развитию его ментальной деятельности. Он мыслил иллюзорными образами, что тоже значительно замедляло его ментальную деятельность.
   Вынужденный все время оглядываться, чтобы избежать нападения неандертальца, кроманьонец развил высокую, подвижную шею, куда опустилась гортань, превратившаяся в мощный резонатор, способный воспроизводить гласные звуки, что очень развило и обогатило язык (лингвистический) кроманьонца. И он заговорил многословными предложениями, обмениваясь богатой информацией с подобными ему особами. Язык кроманьонца обогатился смысловыми, абстрактными образами. После этого развитие его значительно ускорилось.
   Кроманьонец не только освоил практический опыт неандертальца, но за короткое время (неандерталец "изобретал" топор 50-100 тысяч лет тому назад) "наизобретал" массу материальных и организационных "открытий", например коллективную охоту, в результате которой в живой природе исчезли "вкусные" мамонты и пещерные медведи. Затем он "изобрел" лук и стрелы, в результате чего в животном царстве исчезли крупные виды оленей, лошадей и многих птиц, что существенно подорвало продуктовую базу стремительно растущего числа кроманьонцев и привело ко второй глобальной катастрофе, существенно уменьшившей количество резвых кроманьонцев.
   Неандерталец, доживи бы он до этой катастрофы, конечно бы вторично вымер, но кроманьонец - кстати, наш с вами читатель непосредственный предок (гордитесь тем, что вы относитесь к умным умным кроманьонцам) - не так-то прост по сравнению с медлительным, тугодумным неандертальцем. И он совершил то, что современная наука назвала "Неолитической революцией". Конечно же, мы с Вами, уважаемый читатель, все поголовно революционеры и готовы по первому зову нашей крови возводить баррикады, чтобы потом проливать на них свою кровь!
   Сущность этой революции заключалась в том, что человек в очередной раз поменял свою диету, приспособившись к изменившимся условиям, - он освоил земледелие, а затем, тоскуя по большому куску свежего мяса, в добавок к земледелию освоил и животноводство. Жаль только, что на этом человек не остановился и теперь осваивает фальсификацию натуральных продуктов, заменяя их, в лучшем случае, модификациями соевых компонентов, а в худшем случае композициями химических веществ. А делает это он, как всегда, с необыкновенной тщательностью, так что эксперты, специализирующиеся на качественном анализе продуктов питания своими рецептивными средствами, отличить фальсифицированный продукт от натурального не могут. И вот уже порядка 40 лет, начиная с XXIV съезда КПСС, над делегатами которого был впервые проведен такой эксперимент, мы едим черную икру из черной нефти, а красную икру из обесцвеченной и окрашенных в красный цвет естественными красителями зерен мяса белой рыбы.
   А начиналось все с элементарного срывания фруктов и выдергивания из земли овощей, которые в равных долях распределялись между всеми членами общины мноопытными женщинами, неформально возглавляющими ее. В первобытном обществе существовала первобытная демократия. И глава общины выбирался на общем собрании ее членов, как первый среди равных, где каждый член общины имел только один голос. Но многоопытные женщины, без согласия которых не мог быть избран вождь, могли в случае недовольства им, потребовать выбора нового вождя. Выборным был и совет старейшин, состоящий из опытных членов общества. Но главенствующей организацией общества было общее собрание его взрослых членов, каждый из которых имел один голос.
   Формирование зрелой формы социального организма связано со становлением материнского рода, который наиболее ярко, последовательно и органично воплотил в себе черты коллектива первого исторического социального типа - человеческого общества.
   В материнской родовой общине сформировались и безотказно функционировали все необходимые для данного социального организма основные подсистемы, каждая из которых выполняла функцию, необходимую для существования и воспроизводства коллектива. Единая направленность действий всех членов коллектива обеспечивала особую прочность и устойчивость системы, делала ее способной противостоять любым разрушительным тенденциям до тех пор, пока такие тенденции не появились внутри ее самой. Отсюда крайний консерватизм, приверженность традициям - их основная черта. Истоки консерватизма кроются, возможно, в необходимости противостоять очень мощным по своей силе, могущим всплыть в экстремальных ситуациях биологическим структурам. Здесь следует отметить и консерватизм психологии женщины, направленный на сохранение первичной ячейки общества - семьи, в то время как психология мужчины носит явно радикальный характер, направленный на поиски новых ареалов существования семьи, новых видов продуктов ее питания, новых орудий добывания продуктов питания.
   С помощью установления определенных традиций материнский род научился регулировать отношения между полами, способы и формы воспитания детей. Он выработал свою форму брака и семьи - матрилокальный брак, парная семья. Запрет вступать в брак внутри рода имел большое значение для предотвращения возможных конфликтов в общине и способствовал вынесению наиболее острых проблем за рамки рода.
   Сформировалась подструктура коллективистского сознания, в котором были отражены, осмыслены, оправданы и защищены существующие формы коллективистской жизни. Возникшие виды мифологического сознания включали в себя первичные нормы: религиозные, моральные, технологические, трудовые.
   Материнский род как зрелая форма сформировал и соответствующую систему управления, по сути своей коллективную. Все важные дела коллектива решались советом рода - собранием взрослых мужчин и женщин, которые пользовались одинаковым правом голоса. Отвечал духу коллективизма и такой порядок, при котором никто - ни старейшина, ни вождь - не претендовали на какие-либо преимущества.
   Человек не мыслил своей жизни вне коллектива и практически не мог существовать без него. Соблюдение обычаев, регулирующее все внутренние отношения в коллективе, стало одним из необходимых условий принадлежности к коллективу. Система запретов также имела охранительное для коллектива значение, она предостерегала его членов от хаотичных, непроверенных многовековым опытом форм поведения. Это был период возникновения первого, базисного архетипа (системы врожденных схем, символов, лежащих в основе человеческой субъективности, "коллективное бессознательное").
   В этом архетипе и были зафиксированы врожденные предпосылки целостной трехсобытийной модели мира, включающей в себя события индивидуального бытия, события социальной общности и события Космоса.
   Для формирования характера кроманьонца существенно было появление таких его свойств, как благожелательство, восхищение, сострадание, желание помочь ближнему в трудной ситуации. Но нельзя исключить и наличие некоторой агрессивности, которую кроманьонец получил в наследство от тех остатков неандертальцев, что растворились в его обществе. Чтобы елико возможно гасить эту агрессивность кроманьонец изобрел искусство, как способ выражения своих эмоций, в том числе и агрессивных, разрушающих его душу, но способных быть погашенными в игровой, пластической, литературной и музыкальной формах.
   К сожалению, исследователям до сих пор не удалось найти произведения искусства, которые относятся к более раннему, чем поздний палеолит, историческому периоду. Самым распространенным скульптурным изображением в этот период были женские статуэтки ("Первобытные Венеры"). В них древний человек утрированно подчеркивал сексуальные и материнские возможности женщины. Предполагают, что культовое значение подобных статуэток заключается в желании плодородия, воспроизводства человеческого рода.
   Ко времени появления первых произведений искусства относят и предметы культовых обрядов, находимых на местах захоронений.
   Невозможно рассматривать первобытное искусство в отрыве от всей магической ментальности первобытного человека. Понимание искусства в целом неразрывно связано с осмыслением его как момента общей онтологической ситуации.
   Мало кто понимает все значение действительного смысла первобытного искусства: его трактуют в обрядовом значении, рассматривают с точки зрения освоения техники художественного выражения, использования перспективы и так далее.
   Искусство имело онтологическое значение - сохранение социально-родовых связей, объединяющих людей в первые собственно человеческие общности. "На этой основе возникла объективная потребность сохранить для себя и потомков вновь возникший мир - человеческое общество, - сохранить и продвинуть его дальше от животных истоков. Ответом на эту потребность и стало искусство" Таким образом, искусство и мораль это не просто приращение инструментальной и регулятивной деятельности, это активное отрицание "животного состояния", пробиологической модели событийности.
   Первобытная культура как исторически первая форма социального организма стала возможной благодаря особому, специфически человеческому системообразующему началу - модели мира, которая и обеспечила формирование материальных и духовных феноменов культуры.
   Была создана естественная и органичная модель мира, которая отражала и осмысливала в мифологической форме гармоничную структуру событийности. Событие индивида, событие личного бытия было неотъемлемой частью события рода, событие рода - частью события вселенной. Несомненным и естественным был приоритет ценностей, лежащих за пределами индивидуального бытия, и, прежде всего, событие личности было частью события рода.
   Отсюда в архетипе закрепилась ориентация на сверхличностные ценности, объединяющие людей ради высшей, надындивидуальной цели (Мир-Вселенная, Мать-Земля, Священный Род, Герой, Старец-Мудрец и так далее.). Гармония и хаос, конструкция и деструкция (аполлоновское и дионисийское начала) , добро и зло, прекрасное и безобразное, жизнь и смерть были осмыслены в бинарных оппозициях, стали понятийной основой мифологических систем. Этот миф принципиально отличался от современного, он был не связкой, а частью жизни. Первобытный человек в нем постиг великую тайну бытия - грань между жизнью и смертью. Миф составлял единое целое с системой норм, обычаев и обрядов, приобщающих человека к единственному достойному его бытию - жизни на грани небытия. Так, миф обосновывал необходимость обряда инициации, необходимость кровной вражды между племенами, что ставило на грань небытия и индивида, и род.
   Для первобытной модели характерно гармоническое включение события индивида в событийную целостность, естественное сочетание всех трех способов трансляции новых социокультурных ценностей - непосредственного ("делай как я"), нормативного ("делай только так") и ценностного ("делай добро в соответствии с моделью мира").
   Начало человека и культурно-исторического процесса связано с возникновением человеческого способа отношения к миру, определяемого системой взглядов на мир (зафиксированных в модели мира) как на органическую целостность трех событий: события индивидуального бытия, события социальной целостности, события Космоса.
   Первобытная культура показывает сущность человека, его единство с феноменом возникновения субъективности, связанной с принципиально новым способом отношения к миру - моделировании его при помощи абстрактных понятий, на основе базисного архетипа.
   Культура здесь выступает как атрибут человеческой онтологии, органическая часть модели мира. Так она зародилась, только так она и существует во всей человеческой истории, которая вся наполнена культурными и технологическими революциями.
   Мы не будем здесь останавливаться на последующих больших и малых технологических революциях, которые кроманьонец совершал буквально десятками. Отметим только, что они позволяли ему выжить в многочисленных глобальных катастрофах, так что он худо-бедно дожил до сегодняшнего дня, а другие антропологические виды людей, не сумевшие устроить такой сложный культурный механизм выживания, исчезли.
   И он не только дожил, но и ускоренно расселился по всей Земле. Приблизительно 20 тысяч лет тому назад он приступил к заселению последнего незаселенного континента - Америки и 10 тысяч лет тому назад освоил и его. Количество людей заметно превысило биологическую норму, определяемую величиной массы средней особи человека. В этих условиях началась конкурентная борьба за обладание более ценными ареалами, и более сильные сообщества людей стали физически уничтожать более слабые сообщества, чтобы воспользоваться их ареалами. В это время (установленный приматологами факт) отношения высших биологических существ, особенно приматов, начинают развиваться в направлении все более совершенных и изощренных форм доминирования, в направлении, противоположном предполагаемому движению к первобытной социальной структуре равенства, взаимопомощи, всеобщего труда и так далее. Первобытное общество изживает себя, поскольку оказывается не в состоянии обеспечить физическую безопасность своим членам.
   Так возникла новая проблема обеспечения физического существования людей. У животных такая проблема не возникает в связи с соблюдением биологического закона пропорциональности количества особей популяции средней массе особи, что делает их ареалы достаточными для нормального проживания.
   Вначале общество представляло аморфный род родственных семей, в который принимались и неродственные семьи, через некоторое время, благодаря брачной деятельности, становившиеся родственными. Между родами все время существовали конфликты из-за спорных территорий, которые выигрывали более многочисленные роды. Тогда роды стали объединяться в более многочисленные племена смежных родов. Между племенами непрерывно возникали конфликты и войны, во избежание которых племена стали объединяться по началу во временные военные союзы. Это уже были зачатки какой-то целенаправленной организации общества.
   В это время, благодаря разделению труда, в обществе возникла прослойка мастеровых людей: некоторые из них шили одежду, другие - обувь, третьи производили орудия труда, четвертые - оружие, а иные этим оружием сражались, защищая людей своего племени от нападения противников. Военные союзы племен имели своих постоянных воинов, которые с целью обеспечения себя работой хотели бы превращения военных союзов в постоянные образования. Так постепенно в аморфном обществе стали формироваться некоторые постоянные структуры, потребность в которых диктовалась постоянным обеспечением физической безопасности существования людей.
   Переход к производящему хозяйствованию сопровождался появлением избытка продуктов, который необходимо было менять на другие продукты, что вызвало появление торговли. Торговля и сельское хозяйство потребовали изготовления инструментов и емкостей для хранения продуктов, так что появилось ремесленничество.
   Первоначально сложилось естественное сельское хозяйство, когда семена просто бросались в разрыхленную почву, всходили, зрели, а затем производители срезали колосья, молотили их и закладывали на хранение, чтобы обеспечить потребление сельскохозяйственных продуктов в течение всего года. Но не везде были благоприятные условия: весной земля легко подавалась рыхлению, а летом высыхала и превращалась в камень, так что посевы гибли, и производители "изобрели" поливное земледелие, создали ирригационные системы, которые совершенствовались с появлением орудий труда из металлов. Вначале изобрели медный плуг, а научившись изготовлять и обрабатывать бронзу, люди смогли создать более прочные орудия труда и оружие. Появление орудий труда из бронзы, а также разделение труда, позволило быстрее обрабатывать землю и получать больший урожай. Это и привело к появлению излишков, что способствовало развитию торговли.
   Избыток продуктов привлекал соседние воинствующие племена, которые пытались присвоить продукты силой. Для усиления обороны сельскохозяйственных поселений их стали ограждать деревянным огородом, так появились города, а в них администрация для поддержания порядка, сбора общественного фонда на случай неурожая и координации деятельности поселян. Администрация пользовалась определенными преимуществами и в результате превратилась в городскую аристократию.
   Археологические раскопки показывают, уже в 7-4-м тысячелетии. до новой эры образовались сравнительно крупные поселения оседлых земледельцев с компактно расположенными жилищами из глины или сырцового кирпича (Чатал-Хююк в Малой Азии, Иерихон в Палестине, Анау, Намазга-Тепе в Средней Азии и др.); в дальнейшем некоторые из этих поселений развиваются в города. Время возникновения первых городов - 4-3-е тысячелетие до новой эры. Вначале, когда города образовывались на базе ещё сравнительно слабо развитой техники и экономики примитивного обществ эпохи энеолита и бронзового века, основным конституирующим элементом их населения в большинстве случаев были, вероятно, концентрировавшиеся в них представители слагавшихся господствующего меньшинства и государственной власти, жившие за счёт эксплуатации зависимого земледельческого населения. Наибольших размеров достигали обычно города, бывшие крупными административно-политическими и религиозными центрами. В связи с последующим развитием ремесла и обмена в них всё большую роль начинает играть ремесленно-торговое население. Однако последнее слово оставалось за аристократией.
   В начальный период истории Древнего мира местом образования важнейших городских центров были наиболее развитые тогда речные цивилизации междуречья Тигра и Евфрата и долины Нила, а несколько позже также долины Инда, где благодаря специфическим особенностям экономики, основанной на ирригационном земледелии, сложились особенно благоприятные условия для раннего развития общества и города (шумерские города Ур, Лагаш, Ниппур, затем Аккад, Ашшур, Вавилон - в Месопотамии, Мемфис, Фивы - в Египте, Мохенджо-Даро и Хараппа - в бассейне Инда).
   Большой шаг вперёд в развитии городов был сделан в 1-м тысячелетии до новой эры, когда значительно расширилась область распространения силовых обществ и в них произошли важные социально-экономические и политические сдвиги. В это время образовались крупные по масштабам Древнего мира города в Китае (города появились здесь в бассейне Хуанхэ ещё во 2-м тысячелетии до новой эры), например столичные центры Лоян и Чанъань (близ современного Сианя). В Индии взамен пришедших в упадок во 2-м тысячелетии городов. долины Инда вырастают новые города, главным образом в бассейне Ганга (важнейший - Паталипутра), образуются новые и растут старые города в Передней Азии (Вавилон, ставший, вероятно, крупнейшим городом середины 1-го тысячелетия, Ниневия в Ассирии, Персеполь в государстве Ахеменидов, Иерусалим, города Финикии Тир и Сидон, ведшие обширную торговлю на Средиземном море и основавшие на его побережье колонии, в том числе Карфаген в Северной Африке).
   В середине 1-го тысячелетия до новой эры складываются античные города, бывшие средоточием всей общественной жизни характерных для античного общества городов-государств (полисов). На городской площади (греческая агора, римский форум) собирались народные собрания; в городах находились храмы, различные общественные здания (стадионы, театры, бани, рынок), портовые сооружения, дома купцов, ремесленников и так далее. Античные города сложились раньше всего в Греции (крупнейшие торгово-ремесленные города европейской Греции - Афины, Коринф, побережья Малой Азии - Милет, Эфес). В эпоху греческой колонизации они распространились на многие районы Средиземноморья и Причерноморья, а в результате завоеваний Александра Македонского - и на территории эллинистических государств. Здесь существовали большие городские центры (Александрия, Селевкия, Антиохия, Пергам и другие).
   Города античного типа образовались также в Италии и вместе с римским завоеванием распространились в другие страны. Города, вошедшие в состав Римского государства, имели различный правовой статус (в 1 веке до новой эры был создан общий для Италии статус городов-муниципиев, который в дальнейшем приобрели и города римских провинций, однако они сохраняли характерные для них социальную структуру и формы самоуправления с выборными магистратами. Развитие и распространение античных городов сопровождалось их ростом и увеличением их торгово-ремесленного значения, однако преобладающим элементом в их общественно-политической жизни в большинстве случаев оставались землевладельцы. Крупнейшим городом Римского государства стала его столица - Рим. В период упадка Римской империи (3-5 века) происходили сокращение численности населения городов и их аграризация.
  

Возникновение государства

  
   Образование городов оказало большое влияние на общественное развитие. Они стали организованными центрами государственной власти и центрами развития культуры, в частности строительного дела и архитектуры, их образование способствовало развитию ремесла и торговли, в них зародился торговый и ростовщический капитал. Особенно большую историческую роль сыграли античные города: вся античная цивилизация с её великими достижениями носила ярко выраженный городской характер. Города - основное, но не единственное политическое учреждение силового общества; наряду с городами в развитом обществе функционируют различные партии, союзы, религиозные объединения и так далее, которые в совокупности с городами образуют политическую организацию общества. Отличие городов от других политических институтов силового общества состоит в том, что ему принадлежит высшая власть в обществе (суверенность государственной власти). Верховенство государственной власти конкретно выражается в универсальности (её властная сила распространяется на всё население и общественные организации данной страны), прерогативах (государственная власть может отменить любое проявление всякой другой общественной власти), а также в наличии таких средств воздействия, которыми никакая других общественная власть не располагает (например, монополия законодательства, правосудие).
   Государство представляет собой социальное явление, ограниченное строго определёнными историческими рамками. Примитивное общество не знало государства, которое возникает в результате общественного разделения труда, появления новой государственной собственности и раскола общества на господ и слуг. Экономически господа нуждаются для защиты своих привилегий и закрепления системы эксплуатации в особом властном механизме политического господства, каким и явилось государство и его аппарат. С появлением госудаарства этот механизм уже не совпадает с обществом, как бы стоит над ним и содержится за счёт общества (налоги, сборы). Как ни различны исторические формы государств, государственной власти и организации аппарата государства, его сущность, природа его отношений с обществом - это политическая власть господствующих лиц. Они, владеющие средствами производства, становятся с помощью государства политически господствующими и тем самым закрепляют своё экономическое и социальное господство и руководящую роль внутри данного общества и в его взаимоотношениях с другими странами.
   Первоначально государство возглавляли цари. Но цари быстро становились деспотами и тиранами: объявляли всю общественную землю своей государственной собственностью, облагали граждан непомерными налогами, пытались поработить их, назначали властную вертикаль, формируя аристократию, помогающую им грабить народ. Поэтому свободолюбивые греки стали использовать коллективное управление и возникла древняя демократия, то есть "власть народа". В античные времена древние греки решили, что цари слишком много на себя берут - и установили законы, и сказали, что законы существуют для всех и на все случаи жизни, и все перед ними равны.
   При демократии высшим государственным органом было Народное собрание. И осуществлялась демократия так: народ собирался на городской площади, обсуждал проблему и принимал решение большинством голосов, согласно установленным ранее законам. Народу было в греческом полисе-государстве не так много, высказаться и быть услышанным при желании мог каждый. А для решения мелких вопросов между созывами Народного собрания граждане выбирали Государственный совет, причем каждый гражданин имел один голос.
   А из кого этот народ на городской площади состоял? Из свободных мужчин, они же воины, они же независимые соб­ственники. Вот это и были граждане. Гражданин - родился в этом полисе в семье свободного человека, либо, что гораздо реже, был удостоен гражданства за какие-то особые заслуги. Гражданин имел дом, участок земли, скот и инвентарь для его обработки, семью, могли быть в имуществе и рабы. Сеяли хлеб, выращивали маслины, стригли овец, откармливали свиней. И у каждого лежало в доме оружие - до своего часа. С этим оружием гражданин являлся в войско при опасности войны и ее начале. Армия была всеобщим народным ополчением.
   И вот этот греческий гражданин гордился перед всеми варварами - всеми остальными обитателями мира - своей свободой! Никому он не кланяется, никто ему не указ, нет над ним царя и царской воли. А есть над ним только Закон - а в Законе том выражена его собственная воля и согласно с нею воля всех его сограждан на все случаи жизни. Вот такой "общественный договор" заключили граждане промеж собой для улучшения собственной жизни.
   И немногочисленные функционеры власти, которых выбирало народное собрание для исполнения общегосударственных обязанностей, были перед народом как на стекле: прозрачные, всех-то граждан несколько тысяч человек, и все знакомы отлично.
   И жили те выборные функционеры от своих хозяйств, а сборы общих средств - налоги - шли только на общегосударственные нужды, например, постройки кораблей или храмов, прокладки дорог или содержания общественных служащих, например, стражников. И не считаться с этим народом власть не то чтобы не могла - да эту власть только народ из своих рядов и ставил!
   И если власть начинала делать не то - народ собирался на городской площади и сообщал власти, что по народному разумению она реально-то нарушает законы, действует народу не во благо, перешла таким образом границы священной присяги богам, и народ ее увольняет. Если не хуже. А живет народ от собственного хозяйства и в подачках власти для проживания не нуждается. А народ - он одновременно и армия, и бюрократ не может с его силой и правом не считаться. Совсем не так было у варваров, окружающих греков, и заимствовавших у них государственный строй римлян (а также и современных россиян).
   Когда демократия в Европе пала под напором варваров, на протяжении длительного периода истории государство существовало как орудие господства имущего меньшинства над эксплуатируемым большинством. Основная функция государства этого типа состояла в закреплении и охране экономических и политических условий эксплуатации и господства имущих лиц, подавлении сопротивления неимущих масс населения. В отношении господствующего меньшинства государство выступает как особый орган, управляющий общими делами индивидов и групп этого меньшинства, а в отношении трудящихся, то есть большинства населения, - как орудие подавления. Вместе с тем государство, как официальный представитель общества и управляющая система не может не осуществлять и общесоциальную деятельность, призванную поддерживать необходимые условия существования цивилизованного человеческого общежития (организация транспорта, связи, просвещения, здравоохранения и тому подобному).
   С появлением государства равноправные отношения в обществе были заменены силовыми иерархическими отношениями, и первый путь развития общественного хозяйства качественно видоизменился: его основой стало жесткое управление распределением материальных потоков при соблюдении силовых иерархических отношений между членами общества. Управление осуществлял король (князь, царь, султан) при помощи назначаемой им администрации. Общественная собственность была заменена государственной, причем все члены общества тоже стали собственностью государя, который при желании мог лишить любого человека в государстве не только личной собственности, но и жизни.
   Существует несколько теорий возникновения государства: силовая, религиозная, договорная и так далее. Несомненно одно, возникновение государства связано со становлением таких понятий, как закон и право. Законы в виде запрещений (табу) устанавливались еще в примитивном обществе колдунами и жрецами в их интересах без объяснения сущности запрещения в силу их главенствующего положения. Когда родственные племена стали складываться в народ, пришлось вводить законы, чем-то обоснованные. А поскольку вводили эти законы вожди, чаще всего являющиеся одновременно и жрецами, то они стали обосновывать законы божественным правом, предоставленным Богом избранному человеку - монарху. Так возникло силовое авторитарное государство, вся полнота власти (законодательной, судебной и исполнительной) в котором была предоставлена только одному человеку. "Государство - это я!", - заявлял Людовик XIV.
   Естественно, что все ресурсы на подвластной монарху территории являлись только его собственностью, которая объявлялась государственной. В силу своего "божественного" происхождения он, как сюзерен, то есть господин, имел право давать (или же отнимать) некоторые права, в частности право распоряжения своей собственностью, подвластным ему исполнителям, которые, тем не менее, считались его слугами. Хотя последние в отношении своих слуг выступали в качестве господ, которые могли давать (отнимать) своим слугам права распоряжения (управления) частью предоставленной им их господином собственности или права пользоваться ею. Так в авторитарном государстве выстраивалась линейная силовая система управления, в которой информация циркулировала сверху вниз, а вырабатываемые материальные ресурсы - снизу наверх.
   Общество от решения проблемы физиологического выживания при этом перешло к решению более сложной проблемы политического (физического) выживания, сохранения, что осуществлялось путем экспансии государства на соседние территории. Для сохранения нужна была строгая дисциплина, послушание сильнейшим, которые обеспечивали физическую защиту личности. Так возникло общество сохранения с существованием преимущественно силовых командных отношений слуг и господ, которые владели слугами по праву силы и принимали за слуг все основные решения, касающиеся жизни последних. Основу такого общества составляли верноподданные слуги сюзеренов от феодалов и до рабов. Цементирующей силой такого общества, как и предыдущего, был страх изгнания из общества, что было равносильно физическому уничтожению. Право силы гарантировало лидеру в таком обществе обладание наибольшими и наилучшими ресурсами для решения своих проблем, в то время как другим членам общества доставалось по остаточному принципу.
   Государство для своего выживания стало проводить политику государственной экспансии, политику захвата новых территорий, поскольку большая территория позволяла использовать большие ресурсы для выживания. Но если эти территории были уже освоены, более прогрессивно военно-политически организованные народы попросту физически уничтожали более слабые народы, используя их ресурсы. Эти ресурсы выделялись, распределялись среди непосредственно производителей в такой минимальной мере, чтобы они обеспечивали физиологическую безопасность, а все остальные продукты поступали в распоряжение руководящей элиты, избытки их продавались, а деньги обращались в сокровища. Политическое выживание, физическая безопасность гарантировались военной мощью и силой государства, обеспечивающего физическую неприкосновенность жизни и физический доступ к продуктам питания, включало, таким образом, биологическое выживание и физиологическую безопасность. Племена, не сумевшие политически организоваться в государство, физически исчезали с лица земли, то есть не выживали биологически, либо существовали внутри государства, поставляя ему рабов - дешевую рабочую силу, ассимилируясь, а частично сохраняя свой полузависимый характер.
   Первоначально временные военные союзы племен до появления государства формировали отряды воинов, которые располагались по границам племен, препятствуя представителям враждебных племен проникать на территорию ареала. Спецификой военной деятельности является единоначалие и жесткая линейная иерархическая структура военного формирования. Так сложилось, что первоначально военный вождь был первым среди равных. Но, равномерно распределяя боевую добычу среди своих воинов, он часть ее оставлял на коллективные нужды и пользовался ею бесконтрольно, так что происходило ее накопление. Эту добычу он мог использовать, как и административный ресурс, для достижения своих личных целей. Так происходило выделение военных вождей, из которых впоследствии формировались государи, как главы государства - новой формы организации общества, призванной обеспечить безопасность физического существования организованным членам общества.
   По форме государство - это организованный народ, а по существу государство - это общественный договор между членами общества и главой государства, олицетворяющего это государство, как организованное общество, основанный на реализации таких понятий, как законы, права и обязанности, собственность, правонарушение, адекватная кара за совершение правонарушений. Становлению этих понятий способствовало появление письменности вскоре после появления государства.
   Опыт существования человека в обществе закреплялся в становлении обычаев поведения человека, которые изустно передавались из поколения в поколение, как установленное и многкратно проверенное понятие. Но устный способ передачи информации имеет тот недостаток, что носителем его является живой человек, который подвержен забывчивости (частичное уничтожение памяти) и крайне эмоционален, причем вспышки эмоций следует рассматривать как естественные помехи, искажающие информацию, закладываемую в обычае изначально. Кроме того человек как носитель информации недолговечен: при 20-ти летнем периоде существования человека его активное время существования сводилось к 4 - 5 годам, а со смертью человека исчезала и хранящаяся в нем информация. Это зачастую приводило к искажению обычаев, что не способствовало развитию общества.
   С появлением государства возникла необходимость ведения учета событий, и вначале появились количественные символы - цифры, а затем и смысловые - пиктограммы, иероглифы, буквы, которые позволили закреплять обычаи в виде документов на более долговечном носителе, чем человек, - камне, глине, папирусе, бумаге, металле, стекле, пластмассе. Так сформировались законы, как закрепленная на доступном носителе информация вырабатываемых веками обычаев. Законы четко регламентировали поведение руководителей и поведение руководимого ими народа. Причем, основой поведения служили права и обязанности обеих сторон. Законы, закрепленные на долговечном носителе, противодействующим воздействию временных помех, позволяли унифицировать отношение к происходящим событиям и не вырабатывать каждый раз решение проблемной ситуации заново, а применять унифицированное решение к сложившейся ситуации, что заметно упрощало процесс управления в государстве.
   Поскольку законы формировали руководители общества, они постарались закрепить себе больше прав, а членов общества обременить большими обязанностями. Сущность государства, как общественного договора членов этого общества заключалась в том, что члены общества передавали часть своих прав главе государства и брали на себя дополнительные обязанности в обмен на получение права обеспечения их физической безопасности, что входило в обязанности главы государства.
   Государь считал эти обязанности весьма обременительными и за выполнение их требовал предоставления ему абсолютного права на всю существующую собственность. А поскольку жизнь члена общества представляла собой абсолютную ценность, без которой всякая собственность теряла всякий смысл, то члены общества были согласны дать такое право государю. Так появилась государственная собственность, в которую автоматически вошли и члены общества, как производственная сила.
   Понятие собственности предполагает три вида деятельности соприкасающегося с ней человека: владение, распоряжение и пользование. Если в примитивном обществе существовало право коллективного владения племенной собственностью, которой распоряжался глава племени, выделяя в распоряжение каждой семье определенный ареал, которым пользовался каждый член этой семьи, то, входя в государство и получая право физической защиты своего существования, каждый член племени делегировал право владения и распоряжения собственности главе государства, оставляя себе только право пользования.
   Глава государства получал абсолютное право владения всей имеющейся на подвластной ему территории собственностью, но из-за большого ее объема уже распоряжаться ею он практически не мог. Для распоряжения большими частями этой собственности (например, провинциями) глава государства назначал подвластных ему провинциальных вассалов, требуя от них определенного материального содержания - дани. Провинциальные вассалы на таких же условиях назначали себе более мелких вассалов и так далее, пока собственность не дробилась до величины, которой могла пользоваться одна семья, как основная ячейка общества.
   Взамен на получение права пользования собственностью семя обременялась обязанностью платить дань своему сюзерену, который был вассалом более крупного сюзерена, и ему он был обязан выделять некоторую часть получаемой дани (налога в современной трактовке). Так выстраивалась иерархическая линейная структура государства, в которой помимо непосредственно производителей предметов потребления и руководителей производителями существовали еще две группы населения, предоставляющие определенные услуги и тем и другим. Это были воины, предоставляющие услугу обеспечения безопасности, которые содержались сюзеренами на часть дани, поступающей к ним, и священнослужители, которые взимали с производителей самостоятельную дань (например, в виде церковной десятины). Такая, постепенно складывающаяся линейная структура и свидетельствовала о появлении новой формы организации общества - государства.
   Древнейшие государственные образования, как правило, возникали на социально-экономической основе раннего земледельческого общества. Первые города-государства образовались в 4 - 3 тысячелетиях до новой эры в Месопотамии, Горном Перу и других регионах в разное время и независимо друг от друга. Но особое развития города-государства - полисы получили в древней Греции.
   Город-государство представлял собой поселок (селение), в котором проживали свободные общинники-земледельцы. Однако они селились по территориальному принципу, а не по родству. Эти общины уже представляли собой соседскую общину, а не родовую. Город-государство был административно-хозяйственным и религиозным центром самого селения и прилегающей к нему местности. В самом городе постоянно проживали вожди, жрецы, чиновники. Полис имел три центра: управления городской общиной; административного лидерства (дворец); идеологического лидерства - храм.
   Город-государство имел четкую социальную дифференциацию по принципу разделения труда, по имущественному признаку, по территориальному расселению: появляются кварталы медников, горшечников, оружейников, портных и других ремесленников. Постепенно выделяется знать, которая присваивает высшие общественные должности и передает их с помощью династического механизма - от родителей детям. Таким образом, типичным средством образования господствующих классов был наследственный механизм передачи должностей.
   Полис выполнял по отношению к прилегающим территориям функции государственного управления. Они состояли в следующем:
   1) управление общинным земледелием;
   2) выполнение общественных ритуалов и обрядов;
   3) защита от военных нападений и организация военных походов против других городов-государств;
   4) создание и распределение общественных фондов (на случаи стихийных бедствий, военных нападений и тому подобное);
   5) рассмотрение и разрешение споров;
   6) осуществление межгосударственного продуктообмена, а затем и товарообмена;
   7) другие функции.
   Одной из важных первоначальных функций города-государства была функция информационного обслуживания общества. Она обусловливалась необходимостью учета потребностей каждого жителя в ирригационных сооружениях, вклада в общественные работы, уплаты налогов, иных сборов и так далее. Сначала эту функцию выполняла выделившаяся из общества специальная группа информационных работников - жрецы, писцы и др. Они монополизировали знание, контроль за общественными фондами, контролировали информационные потоки, выполняли судебные и карательные функции, служили целям социальной интеграции.
   Многочисленные функции полиса потребовали разветвленного аппарата управления, который на первых порах складывался из социальных структур управления общиной, но затем обособился специальный слой людей, который занимается исключительно управленческими функциями. Постепенно исчезают практика выборности, сменяемости вождей, военачальников, любых управленческих структур, ее сменяет практика назначения вышестоящим руководителем нижестоящего.
   В отличие от социальной организации первобытно-общинного строя раннеклассовое общество приобрело в лице города-государства новое политическое, структурное и территориальное образование.
   Оно является политическим потому, что первоначально стало выражать и защищать определенные политические интересы всего общества, интересы различных групп, осуществлять внешние и внутренние акции - военные походы, оборону, взимание дани и другое, то есть, заниматься политикой. Со временем политика государства стала выражать интересы тех групп и слоев, которые стоят у власти, то есть превратилось в инструмент проведения политики господствующих групп.
   Государство как структурная организация означает выделение из общества особого слоя людей, основным занятием которого стали государственное управление, организационная деятельность. Этот слой людей составил аппарат государства, первичную бюрократию, которая выполняет полезные для общества управленческие функции и нуждается для своего содержания в денежных средствах, поступающих от общества в виде налогов, дани, иных средств.
   Для выполнения своих управленческих функций аппарат наделяется властью, в том числе возможностью применять в необходимых случаях принуждение, чтобы подчинять своей воле другие слои населения. Это, в свою очередь, обусловливает появление в первичных городах-государствах специфических социальных институтов - карательных органов: суда, полиции, тюрем, армии и другого. Однако основная функция аппарата управления - выполнение общесоциальных целей и задач, например управление производственной деятельностью, культурной жизнью общества.
   Государство как постоянное территориальное образование отличается от кочующей общины первобытного строя, в которой социальные институты основывались на родстве. Город-государство путем перерастания родовых общин в соседские является переходом к оседлому образу жизни. Государство объединяет население, проживающее на определенной территории, которая становится его территорией. Наибольшее развитие города-государтва получили в древней Греции.
   Становление древнегреческой социально-политической мысли пришлось на VI век до новой эры. В рамках первоначально нерасчлененных представлений об обществе и миропорядке постепенно появились более определенные, нацеленные на сформулированные ценности размышления о политическом устройстве общества и справедливости как принципе общественной организации. С идеей о некой вселенской справедливости, подчиняющей себе как мир богов, так и мир людей - причем не только духовный, но и материальный, - связано возникновение первых общих осознанных понятий о Праве.
   Свободное от политической государственной или законодательной деятельности размышление о нравственно-правовых ценностях впервые появляется в контексте философского учения школы пифагорейцев - по имени знаменитого математика и мыслителя Пифагора (VI век до новой эры.). Рассуждая обо всех мыслимых проявлениях гармонии в мире, пифагорейцы определили справедливость как воздаяние равным за равное. Но в человеческом мире такое равенство единично, изменчиво, а потому несовершенно. Только в мире богов существует единственный вид прочной справедливости, на которой и основаны государственное устройство, законы, справедливость и правосудие. Законы Пифагор полагал "венцом государства". Согласно этим суждениям законопослушание объявлялось высшей добродетелью. Причем не только потому, что оно сохраняет все общественные традиции, - социальные ценности пифагорейской школы были в высшей степени патриархальными, - но потому, что переносит в мир нравственности беспрекословные законы физического и божественного мира.
   Суждения о законах и справедливости пифагорейской школы были подчинены общим размышлениям о значении численных соотношений в мире. Абстрактное понимание Числа, как отражения неких высших закономерностей из мира богов, пронизывало все размышления пифагорейцев о справедливости. Следуя великим находкам своего основателя, выраженным в знаменитых теоремах, пифагорейцы пытались и ценности мира нравственных явлений, социальных институтов сконструировать, подчинив их пропорциям, надуманным соотношениям чисел.
   Сформулированная идея о законе, как социальной добродетели, стала общим местом последующей социальной философии Древней Греции. Философ Гераклит (конец VI начало V века до новой эры), например, определял закон как идеал народности полиса: "Народ должен сражаться за закон, как за свои стены", - говорил он. Однако понимание закона еще не отождествлялось с законом юридическим. Общественные законы соотносились скорее с понятием предначертания и судьбы, которые подчинялись и "питались единым божественным".
   Едва ли не главным свойством такого абстрактного закона полагалось отображение в нем только справедливости. Справедливость стала, по сути, первым синонимом Права в античной мысли. С этим когда-то появились боги, а смертных еще не было. Боги создали людей, затем стали распределять между ними нужные способности, культуру. После того как Прометей передал людям божественный огонь, человек стал причастен божественному уделу. В стремлении к главному своему предназначению - служению богам человек обрел речь, построил жилище, начал пользоваться одеждой. "И вот стали стремиться жить вместе и строить города для своей безопасности. Но чуть они собирались вместе, как сейчас же начинали обижать друг друга, потому что не было у них умения жить сообща". Великий Зевс всполошился из-за несоответствия реального ожиданиям: как же дать людям правду и стыд? Так ли, как ремесла, как учения, - то есть, одному из нескольких или многим? Однако: "Не бывать государствам, если только немногие будут этим владеть, как владеют искусствами. И закон положи от меня, чтобы всякого, кто не может быть причастным стыду и правде, убивать как язву общества".
   Далее подразумевалось, что в суждениях о "гражданской добродетели" должны быть все равны, так как "всякому подобает быть причастным к этой добродетели, а иначе не бывать государству". Не причастному добродетели не место среди людей. От стремления же к добродетели появляется в мире людей и изначально единственное явление права - наказание. И законы - только ориентиры в более высоких ценностях добродетели и блага. "Преступающего законы государство наказывает, и название этому наказанию... исправление, потому что возмездие исправляет" (не только преступника, но и его окружение, И.Л.).
   Ранняя античная мысль была сосредоточена на практической общественной полезности любых политических установлений. Этим определилась не просто тесная взаимосвязь с рассуждениями о моральных ценностях. Ценности моральные не просто отождествлялись, но подменили собой политические, а рассуждение о добродетели, о справедливости - рассуждение о праве. Закон был еще одним, хоть и несколько особым, синонимом морального понятия. Такое синтетическое размышление сформировало важные черты последующих, более детализированных и развитых учений о государстве и политике. Сделали это уже древние римляне, государство которых в момент его расцвета занимало все Средиземноморье. Этот отрезок времени в истории получил название "Античность".
   Термин "античность" (от латинского antiquus - древний) стал использоваться в эпоху Возрождения, когда стало очевидным неповторимое величие культуры Древней Греции, ее фундаментальное значение в развитии человечества и, особенно, европейской культуры.
   Именно античность создала тот особый способ отношения человека к космосу, обществу и к самому себе, который предопределил судьбу западного мира. Именно благодаря этому способу отношения человека к миру античность понимается как синоним классического, непревзойденного образца в скульптуре, архитектуре, литературе, ораторском искусстве, философии и других сферах творческой деятельности. Этот же способ отношения человека к миру определил высочайшую гуманистическую ориентацию всей системы ценностей античного мира, к которой обращались все великие мыслители, поэты, писатели, художники и музыканты, великие творцы европейской и мировой культуры. Греческий и латынь всю европейскую историю оставались и остаются языком ученых, юристов, медиков именно потому, что на этих языках античные мыслители зафиксировали фундаментальные основы логики, морфологии и основных наук.
   Сущность античного способа отношения к миру определялась специфической, но в то же время естественной и гармонической моделью мира, которая была принята большинством свободных граждан и определяла основные феномены древнегреческого мира.
   Центральным событием древнегреческой модели мира был космос, управляемый олимпийскими богами. В это событие вписывались соответственно события великого и вечного, богоизбранного и богохранимого античного общества и события античного человека, на которого возложена божественная миссия.
   Прежде всего, понятие античности подразумевает особый тип личности, систему духовных ценностей, мифологию, искусство, способ производства, макросоциальное и городское устройство. Все эти составляющие античного образа жизни тесно связаны со сложными процессами формирования, поддержания и трансляции античной модели мира, однако некоторые из них связаны с процессами ее формирования непосредственно. Это, прежде всего, древнегреческая мифология.
   Миф был краеугольным камнем греческой цивилизации, определяющим прикладное искусство, литературу, философию. Мифы соединяли греков с культурой предков. Отношение к мифу было проникнуто особой верой. Греки хранили предметы, памятники, исторические места, связанные с мифами и доказывающие их достоверность. Мифы соединяли в себе продукты народного творчества и фантазию, одушевляющую природные силы. Весь мир в мифах населен магическими существами. Различают героические мифы, рассказывающие о подвигах, и этиологические, объясняющие причины событий, обычаи, названия. Общинно-родовые связи переносятся на природу и весь мир, понимаемый как огромная родовая община.
   Чудовища, изображенные в мифах, их борьба с героями и победа героев помогали людям осмыслить и частично отрефлексировать враждебные природные силы и экзистенциальные проблемы бытия. Мифы разрешали антиномии бытия. Человек, живущий в мире мифов, не чувствовал себя отчужденным от природы. Мифы создавали целостный образ мира, в котором все имело свое значение, место и объяснение. Прошлое, настоящее и будущее были неразрывно связаны друг с другом. Мифы определяли образ жизни и поведение человека.
   Мифологическое мышление не разделяет субъект и объект, предмет и знак, вещь и слово. Древнегреческие философы - софисты, стоики, пифагорейцы - в своих философских системах рационально переосмысливали мифы, аллегорически истолковывая их содержание. Они положили начало символической интерпретации мифов.
   Древнегреческая мифология стала одним из факторов, определяющим направление и развитие всей западной культуры. Нет ни одной исторической эпохи, ни одного направления искусства, так или иначе, не связанных с греческими мифами.
   В историческом плане под античностью подразумевается период древней истории (I тысячелетие до новой эры - V век новой эры), охватывающий греко-римское рабовладельческое общество. Его история закончилась в результате кризиса, а затем и краха Римской империи. Следует иметь в виду, что к VIII веку до новой эры Древняя Греция формируется как империя, которая стремится приобрести колонии. Древние греки поселяются на побережьях морей - Эгейского, Мраморного и Черного, обживают северное побережье Африки, юг Италии, острова Сицилию и Кипр.
   Одно из важнейших достижений древнегреческой культуры - признание достоинств, прав, гражданского статуса человека. В дальнейшей истории культуры, в средние века, это величие личности будет утеряно, но оно возродится в гуманизме Возрождения.
   Культура Рима связана с завершением истории античного общества. Она продолжала эллинистическую традицию и в то же время выступала как самостоятельное явление, определяемое ходом исторических событий, своеобразием условий жизни, религии, свойствами характера римлян и другими факторами.
   Трехмерность, пластика, скульптурность греческого искусства была отражением целостной и гармоничной модели мира и соответствующего ей целостного бытия греков. В греческом мире индивид идеально вписывался в полис, а полисная структура в космос. Соответственно, в греческой модели мира космос, несмотря на свою величественность, был понятен и доступен. Боги в такой модели мира были хоть и высшими существами, но вполне доступными для общения. Более того, боги даже обладали понятными для человека слабостями. Человек был уверен, что похож на богов, и с этим связывалась идея свободного владения пространством и временем, воплотившаяся в греческом искусстве.
   Вместо древнегреческой живой пластики в произведениях древних римлян доминируют символика и аллегория. Пластические, трехмерные, скульптурные образы эллинов у римлян уступили место двумерным живописным, в которых пространство обозначалось в иллюзорно-символической форме - фресками, мозаикой, рельефами.
   Римляне не потеряли способность восхищаться классическими эллинскими формами, хотя шедевры, подобные "Нике Самофракийской" или "Афродите Книдской" ими уже не могли быть созданы.
   Римляне остро осознавали утрату способа целостного и художественного восприятия мира, пытаясь любыми средствами доказать свое родство с греческим миром. Это нередко заставляло их создавать грандиозные по масштабам сооружения, чтобы, таким образом, восполнить ограниченность своих возможностей в сфере пластики трехмерного образа. Римские храмы, форумы, фрески, мозаики, рельефы, скульптуры (даже копии с греческих шедевров) значительно превосходили масштабами древнегреческие. Однако это привело к тому, что римские памятники иногда могут вызывать ощущение неестественности и двойственности.
   Римляне уже не могли приблизиться к греческому идеалу, так как была утеряна естественная модель мира - основа и тайна древнегреческого величия. Но Рим достойно выполнил свою историческую миссию: он сохранил для Европы греческую античность, транслируя и тиражируя ценности величайшей культуры.
   Древнеримская модель мира принципиально отличалась от греческой. В ней не было события личности, органически вписанного в событие полиса и космоса, как у греков. Событийная модель римлянина упростилась до двух событий: событие индивида вписывалось в событие государства, или Римской империи.
   Именно поэтому римляне обратили свое внимание на индивида. Им принадлежат непревзойденные скульптурные портреты с феноменально точной передачей уникальных особенностей лица, характера, привычек, а также рельефы, достоверно фиксировавшие исторические события жизни империи - так называемые "исторические" рельефы и портреты.
   Римский художник, в отличие от греческого, видевшего действительность через гармоничную трехсобытийную модель мира в ее пластическом единстве, стремился к анализу, расчленению целого на части, подробному и достоверному изображению явления в полном соответствии с собственной двухсобытийной моделью мира. В его описании всегда как бы присутствуют два взгляда на явление. Первый - с позиции индивида. Второй - с позиции империи.
   Грек же видел мир через всеобъемлющую гармоничную модель мира, через величественную и героическую мифологическую систему, которая придавала модели мира законченность. Для римлянина же мир предельно упростил­ся, миф перестал быть мировоззрением и превратился в сказку. Вследствие этого явления воспринимались более отчетливо, познавать их стало значительно легче, но было утеряно нечто невосполнимое - исчезло ощущение цельности бытия.
   Совершенно очевидно, что отношение римлян к форме, объему, пространству, к человеку и космосу принципиально иное, нежели у греков. И важным моментом, объясняющим это различие, является ориентация на второе событие двухсобытийной римской модели мира - на событие империи. Это событие заменяет римлянину событие космоса.
   Период времени, наступивший после падения Римской империи в истории обозначается термином "Средневековье". Это было время становления и укрепления абсолютных монархий, формируемых на небольших территориях по национальному признаку.
   Следует отметить, что возникновение силового общества сохранения привело к возникновению богатой элиты руководителей, а также и к повышению уровня и возникновению нового качества жизни рядовых членов общества, непосредственных производителей продуктов труда. Благодаря появлению государственных и местных запасов продовольствия население государства было избавлено от систематического голода в период межсезонья и голодов, связанных с естественными бедствиями, таких как засуха и ненастный год. Новое качество жизни сказалось, прежде всего, в том, что члены общества стали проживать не во временных жилищах типа шатров и землянок, а перебрались в постоянные деревянные либо каменные дома, они получили возможность пользоваться мускульной силой домашних животных, что значительно облегчило им домашний труд и передвижение на значительные расстояния. Авторитарное государство способствовало тому, что в личную собственность непосредственно производителей попадала большая часть вырабатываемого продукта, чем в примитивном обществе. Уровень их жизни составлял от 1.5 до 3.0 МНЖУ.
   Политика государства заключалась в его укреплении и разрастании за счет экспансии на смежные территории и подчинение своей власти смежных народов и племен. Но не всегда государство развивалось прогрессивно. В десятом веке на северо-западе Китая образовалось мощное государство тангутов Си Ся, часто и успешно воевавшее с китайской империей Сун, отбирая у нее целые провинции. Тангуты имели свою письменность, создали цивилизацию, обнаруженную при раскопках древнего города Хара-Хото, где в начале прошлого века русский путешественник В.П. Козлов нашел библиотеку из двух тысяч книг на тангутском языке. И тангутская письменность была расшифрована Н.А. Невским.
   Тангутское царство, как и империя Сун, пало под напором монголов, которые жестоко расправились с побежденными тангутами. Немногие уцелевшие тангуты были ассимилированы монголами и китайцами. А в середине шестидесятых годов прошлого века в Тибете было обнаружено кочевое племя порядка нескольких сотен человек, пользующихся каменными орудиями труда, которые говорят на тангутском языке, но навыки письменности, расшифрованной Н.А. Невским, утратили, как и навыки построения глинобитных строений и городов, а, следовательно, утратили и более высокое качество жизни, вернувшись от решения проблемы политического выживания к решению более примитивной проблемы биологического выживания. Так вместо того, чтобы просто объединиться с китайцами и противостоять монголам, тангуты вели нерациональную борьбу на два фронта и проиграли. Неспособность тангутов решить проблему политического выживания вынудила их решать более простую проблему биологического выживания. Так что история иногда развивается не по спирали, а по петле.
   Силовое общество сохранения, насчитывающее пять тысяч лет, в наше время существует довольно во многих местах. Общество это носит чисто мобилизационный характер, что вызвано осуществлением проблемы политического выживания, когда все средства общества по воле его авторитарного руководителя мобилизуются и направляются на осуществление только одной идеи утверждения государства. Так осуществляются грандиозные бесполезные проекты строительства египетских пирамид ради увековечивания памяти египетских фараонов, индийских многоярусных храмов, высекаемых в скалах под горными вершинами в течение не одного века, многотонных колоссов острова Пасхи, не нужных в хозяйственной жизни Волго-Донских каналов.
   Силовое общество сохранения формируется и в настоящее время в недоступных местах планеты, где обитают примитивные племена. Вынужденные бороться за биологическое выживание на ограниченных ареалах с недостаточными ресурсами, они объединяются в племенные союзы типа государства во главе с автократическим царем и борются с другими соседними союзами, используя государственные институты. Некоторые из этих союзов терпят поражение в борьбе за политическое выживание, распадаются, поглощаются более сильными и организованными союзами, другие уходят в недоступные места и возвращаются к примитивной организации общества, как тангуты. И им приходится предпринимать серьезные усилия, чтобы освоить те знания, которые они потеряли, но которые имеются у культупно развившихся народов.
  

Диктатура

  
   Всякая организация государства может быть с некоторой точностью отнесена к одному из двух известных образований: диктатуре (авторитарная система) или демократии (правовая система). Первая представляет собой жесткую, линейную, древовидную структуру сосредоточения власти в одних руках, по которой потоки информации циркулируют, в основном сверху вниз, а материальные потоки, наоборот, в основном, снизу вверх. Связи между объектами одного уровня практически отсутствуют и в редких случаях осуществляются через объект высшего уровня. Такая структура весьма устойчива к внешним воздействиям, но может быть легко разрушена внутренними катаклизмами. В отличие от диктатуры демократия представляет гибкую, сетевую структуру распределения власти посредством наделения полными правами всех объектов, где потоки информации и материальные потоки могут двигаться по всем направлениям и даже циркулировать по петле.
   Исторически более ранней является диктатура. Уже вожак в человеческой стае был диктатором, который требовал неуклонного подчинения, осуществляя в первую очередь свои личные интересы, а затем и общественные в той мере, в которой это соответствовало его личным интересам. И основным методом борьбы с ним был путь выхода из стаи и осваивания новых, незаселенных территорий.
   По мере заселения свободных территорий и концентрации населения в благоприятных для обитания местах стали образовываться города, где информационные и материальные потоки стали циркулировать и между объектами одного уровня. При этом стали возникать конфликты по вопросам распределения информационных и материальных потоков. Потребовались иные формы управления их движения, для равноправного соблюдения интересов многих субъектов общества, что можно было осуществить, только сконцентрировав их опыт, привлекая к управлению многих людей. Появляется городской сенат, состоящий из почтенных старцев (сенатор в переводе с древнеримского почтенный долгожитель), создающих законы поведения в демократической системе для свободных граждан и рассматривающий конфликты между ними, а также между ними и обществом. На рабов демократия не распространялась. Для них свободные граждане были диктаторами. А при диктатуре поведение подданных строго регламентировалось указами и приказами диктатора.
   Ранняя демократия была весьма несовершенной: сенаторы не только создавали законы, но из их числа выбирались или назначались администраторы, исполняющие законы, и судьи, решающие спорные вопросы, то есть разделение ветвей власти отсутствовало, фактически это была коллегиальная диктатура, как это было в Римской республике. Но еще Аристотель высказывал идею необходимости разделения власти при демократии во избежание злоупотреблений ею.
   Существует еще после революции и кратковременное, неустойчивое состояние анархии, сбоя, фактического отсутствия управления в системе, которое всегда сменяется диктатурой. И выражение "Анархия - мать порядка" справедливо в том отношении, что анархия всегда беременна диктатурой. Историк Н.И. Уханов отмечает "Революции рожают тиранов. Лучше бы они делали аборт". Смениться демократией анархия не может в силу относительной слабостью последней. В экстремальных ситуациях, когда фактор времени приобретает доминирующее значение, всякое обсуждение, запросы дополнительной информации, достаточно полно отражающей все интересы, при выработке решения приводит к его запаздыванию, которое оказывается роковым для демократии. Поэтому Спарта с ее военной диктатурой чаще выходила победительницей в борьбе с другими древнегреческими демократическими городами. В городах, ведущих между собой непрерывные войны, в то время было не безопасно жить. Приходили жестко организованные, сцементированные диктатурой примитивные варвары и грабили, уничтожали города, несмотря на их более высокую демократическую организацию и культуру. Родовая аристократия тоже грабила крестьян, которые вели с ней непрекращающуюся борьбу.
   Выход, согласно легенде, предложил один из семи древнегреческих мудрецов Солон: на время чрезвычайной ситуации выбирать диктатора с неограниченными правами, который после устранения опасности складывал бы свои полномочия и отчитывался перед демократическим государственным советом. И с того времени диктатура стала чередоваться с демократией, которая была примитивной и неполной, но все же демократией. Так было, пока варвары не завоевали Европу, и демократия надолго уступила место абсолютистской диктатуре.
   Сегодня под демократией обычно понимают форму правления, в рамках которой политические решения принимаются большинством голосов представителей, избранных всем народом, и гражданские права личности - свобода слова, совести, собраний, передвижения, и другие свободы конституционно гарантируются. Демократия в нынешнем понимании - это возможность всех социальных слоев и групп участвовать в политическом процессе и влиять на него, осуществляя право выбора из альтернативного ряда возможных решений. Характерным для демократии следует назвать наличие развитых представительных институтов от муниципалитета и до всего государства в целом, наличие правовой базы, надежно гарантирующей право на выбор во всех сферах общественной жизни - от экономики до семейных отношений, и реальные механизмы, гарантирующие осуществление этого права. Наличие возможности осуществления реального выбора - главный признак демократии.
   Следует отметить, что наиболее полное и емкое определение демократии дал Авраам Линкольн: "...Правление народа, народом и для народа". Здесь демократия противопоставлена деспотии, абсолютной монархии, авторитарии, правлению привилегированного меньшинства.
   Но следует заметить, что в многовековой истории человечества республики встречаются редко, а демократий вообще можно пересчитать по пальцам. Были Афины VI века до новой эры, 200-летняя Римская республика, города-государства на заре итальянского Ренессанса и, наконец, современные республики, зародившиеся в XVIII веке в период революций эпохи просвещения. Но даже республики были, да и теперь часто остаются представительными демократиями только на словах, прикрывая идеологией и теоретическими построениями реальную борьбу между немногочисленной элитой и всем остальным народом. И здесь демократические государства часто были ареной гражданских распрей между богатыми власть имущими и народом. Даже сегодня гражданские раздоры ведут к стремлению иметь сильного лидера - президента или премьер-министра, который бы мог один "все уладить". Неосознанная мечта о диктатуре, восходящая еще к стае, когда все решал вожак.
   Первые государства возникали "на воде" - на берегах великих рек Нила, Тигра и Евфрата, Янцзы и Хуанхэ. Они требовали обширных, осуществляемых правительством, работ по орошению полей и контролю над наводнениями. Где бы не возникала потребность в сильном централизованном правительстве, его представители вскоре монополизировали политическую, экономическую и духовную власть, создавая абсолютистское государство, опирающееся на бюрократическую машину, которая управляла принудительными работами, необходимыми для осуществления крупномасштабных водных проектов. Бюрократия обретала теократическую функцию, другие властные структуры атрофировались, а правитель, то есть тиран, деспот, диктатор становился богом, единоличным властителем всех государственных богатств. Не важно, что в Древнем Египте его звали фараоном, а в Древнем Китае - императором, сущность управления была едина - абсолютная тирания, деспотия или диктатура, сохранившиеся кое-где до наших дней.
   Деспотия (от греческого despotИia - неограниченная власть), форма государственного устройства и правления, при которой самодержавный властитель неограниченно распоряжается в государстве, выступая но отношению к подданным в качестве господина и хозяина. Классическими деспотиями были государства Древнего Востока (Ассирия, Вавилон, Египет, Индия, Иран, Китай и другие), где основные полномочия по распоряжению землёй как главным средством производства были сосредоточены в руках центральной государственной власти, возглавляемой деспотом.
   В истории политических учений понятие деспотизм в качестве особой формы правления выделял уже Аристотель. Впоследствии это понятие использовалось для критики абсолютистских и автократических правлений, неограниченной монархии, тирании.
   Первоначально значение слова тиран было весьма общим, а именно "царь", "властелин". Слово "тиран" получило нынешний смысл лишь в конце V века до новой эры в аристократических кругах, противостоящих тирану в борьбе за государственное богатство, а затем это понимание стало общепринятым. Заметную роль тирания играет в архаической Греции. Социально-политический кризис, через который прошли многие малоазийские города и города эгейского региона завершился установлением режима личной власти. Вначале основное средство производства - земля и политическая власть были в руках родовой знати, экономическое могущество которой базировалось на семейно-родовой собственности на землю и порабощении, закабалении мелких земледельцев. Борьба демоса против родовой аристократии и долгового рабства составляет главную особенность периода IIX-VI веков до новой эры. В упорной борьбе демос добился в некоторых городах Греции отмены долговой кабалы (например, в Афинах в результате реформ Солона 594/593 до новой эры.) Однако подавить сопротивление родовой аристократии проведению реформ было возможно лишь с помощью насилия. Такой силой стала тирания - единоличная власть, установленная путём вооруженной борьбы и опиравшаяся на движение крестьянской бедноты и поддержку торговцев и ремесленников. В результате реформ тиранов были ликвидированы экономические и политические привилегии родовой аристократии.
   В период IIX-VI веков до новой эры сформировалась особая форма социально-экономической и политической организации древне-греческого общества - полис (город-государство) как коллектив свободных граждан, противостоявших рабам и другим категориям зависимого населения (кларотам, пенестам, илотам и другим), а также чужеземцам - метекам. Принадлежность к полису обеспечивала коллективу полноправных граждан право собственности на землю и рабов. В зависимости от степени победы земледельцев и ремесленников над родовой знатью конституция полиса была либо олигархической (напр., в Спарте, на Крите), либо демократической (напр., в Афинах), либо во главе полиса стоял царь - тиран.
   К тиранам относили всякого, кто злоупотреблял завоеванным или выпавшим на его долю господством без оглядки на сословную солидарность, обычаи и установления, ради собственного блага подавляя других, особенно в родной общине. Семи мудрецам, считавшимся защитниками разума, умеренности и законности, позднее приписывались иронические или отрицательные высказывания о тиранах, как, например, то, что странно встретить старого тирана (намек на недолговечность насильственного владычества) или что общение с тиранами должно быть по возможности либо редким, либо приносящим наслаждение.
   Тирания была результатом внутриполитической борьбы, а следовательно, для этого явления характерны издержки. Тирания подняла авторитет личности, но, будучи вынужденным политическим шагом в период кризиса, вскоре перестала удовлетворять общественным условиям. Долговременность тирании в Сикионе, Коринфе и Афинах объяснялась ее пронародным характером, строгим соблюдением законов полиса.
   Часто тирания была самым простым способом решения конфликта со своими политическими оппонентами. Потерпевшие поражение подвергались высылке, казна пополнялась их имуществом. В результате реальная политика наполнила содержанием термин "тирания" и придала ему тот негативный оттенок, который мы встречаем у позднейших историков.
   Тираны, как правило, выдвигались из аристократов благодаря военным подвигам: например, афинский тиран Писистрат выдвинулся благодаря победам над Мегарами. Тиранами становились и честолюбивые авантюристы, также выходцы из знати, побужденные к захвату власти соперничеством с другими знатными вожаками. Они опирались на группы личных приверженцев и наемные отряды, а их излюбленным приемом была демогогия. Все они представляли себя защитниками народного дела, но заботились, прежде всего, о достижении и сохранении личной власти, об устранении соперников, о своей безопасности. Будучи по преимуществу воплощением беспринципного личного начала, тирания не могла быть прочной формой власти.
   Рано или поздно тираны устранялись, если и не самими основоположниками тираний, то их детьми и приемниками, - хотя ввиду подавления тиранами демократической внутренней оппозиции и разоружения народа это не было простым делом тут могли быть разные варианты (заговор среди ближайшего окружения, внешняя интервенция, причем нередко и комбинации с внутренним возмущением).
   Если тирания возникла в Древней Греции, то появлению диктатуры мы обязаны Древнему Риму. Изначально диктатор - высшее должностное лицо, облеченное всей полнотой государственной власти, назначавшееся в чрезвычайных случаях (например, на время ведения войны) по решению сената на срок не более шести месяцев
   В течение полугода диктатор не только был единовластным хозяином Рима, но был недоступен и для трибунского вето, хотя трибуны, в отличие от остальных магистратов, свое положение и все прочие права сохраняли. Более того, диктатора нельзя было привлечь к ответственности даже после сложения им своих полномочий. Единственным ограничением его власти служило то обстоятельство, что сенат и при диктатуре не расставался со своим правом распоряжаться государственной казной.
   Таким образом, римская рабовладельческая республика, развитая в совершенстве идеологически, стала колыбелью диктаторских режимов. Первым в длинном ряду следует назвать Суллу.
   В 82 году Луций Корнелий Сулла, опираясь на войско, разгромил своих противников, после чего обратился с письмом к сенату, в котором подсказал, что для устройства государства нужно наделить его - Суллу - неограниченными полномочиями. Сенат не мог ослушаться. Сулла был назначен диктатором на неограниченное время, как было сказано в его титуле, "для издания законов и устройства государства" с неограниченными полномочиями. Прецедент был создан. Получив власть, диктатор, прежде всего, жестоко расправился со своими противниками.
   Суллу сменил Цезарь, Цезаря - Октавиан Август. Наконец пришел Тиберий. По мере того как диктатура взрослела, расширяя сферу охвата и контроля, наполнялись новым содержанием старые, освещенные временем и традицией государственные формы, в первую очередь сенат. Центральный форум демократии превратился в орудие диктатуры, в главный инструмент тоталитарной политики. Древнеримский историк Светоний пишет: "Рассказывают, что Тиберий, выходя из сената, часто восклицал: "О люди, созданные для рабства!" Даже ему, врагу народной свободы, противна была такая жалкая рабская низость!"
   Контроль над политической сферой жизни общества существовал и при Октавиане Августе, но Тиберий постепенно распространил его на все остальные сферы, включая сферу общественного сознания. Контроль стал тотальным. Отсюда возник термин "тоталитаризм", под которым подразумевается режим личной безграничной власти.
   Историки, политологи, социологи и правоведы выдвигают разнообразные критерии и соответственно различные признаки тоталитаризма. Среди них - диктатура одной партии, подавление гражданских свобод, прав человека и всякого инакомыслия, массовые репрессии, наличие харизматического вождя, централизация, доведенная до апогея, и тому подобное, хотя до сих пор ученые не пришли к единому мнению, являются ли тоталитарные режимы совокупностью всех признаков тоталитаризма или можно выделить какие-то приоритеты, наличие основных, ведущих признаков и особенностей...
   Как тип власти древнегреческая тирания и древнеримская диктатура предвосхищают вереницу аналогичных режимов личной власти, возникших в последующие эпохи в круговерти смут. Среди авторитарных правителей мы находим немало колоритных личностей. Достаточно назвать имена Чингисхана, Тамерлана, Генриха VIII, Ивана Грозного, Кромвеля, Петра 1, Надир-Шаха, Робеспьера, Наполеона I... Причем нередко одни и те же исторические личности вызывают противоположные оценки. Одни осуждают их как палачей и тиранов, другие превозносят как революционеров, создателей нового общества, крупных государственных деятелей. Вспомним хотя бы Сталина и Тито.
   После Первой мировой войны распад крупных империй и насильственная революция в России вызвали в разных частях Европы появление авторитарных режимов.
   С 1919 года Венгрия, а в последующие годы -- Португалия, Испания, Польша, Румыния и некоторые другие страны, где население не привыкло к принципам демократии, стали диктаторскими режимами с опорой на армию, духовенство, крупных собственников. Поразивший Европу в 30-е годы глубокий экономический кризис, затем Вторая мировая война и немецкая оккупация усилили эту тенденцию.
   В период между двумя войнами появились диктатуры нового типа: их целью было не только поддерживать порядок и сплачивать народ вокруг одной партии и ее лидера, но и создать "нового человека", подвластного идеям могущественного "вождя". Чтобы достичь этих целей, "фашистские" режимы установили систему вербовки и террора, которая привела к появлению концлагерей, тайной полиции "Гестапо" и охранных войск СС.
   Классический диктатор - это мужчина (крайне редко женщина), который, опираясь на вооруженную силу и верных ему лично людей, во время гражданских неурядиц захватывает власть, обещая провести социальные реформы, и незаконно пользуется ею для собственного самоутверждения, обогащения и возвеличивания своих сторонников, и который при помощи террора подавляет тех, от чьего имени он правит жестоко и тиранически, прикрываясь жесткой бюрократической системой и показным церемониалом, призванным подтвердить его полномочия. Со времен древней Греции с деспотией или тиранией связывают такие понятия, как концентрация власти и богатства в одних руках, отказ от проведения обещанных реформ, опора власти на военную силу и широко распространенная паранойя от страха за возможное уничтожение. Но что еще важнее, деспотизм в его классической форме оказывается неразрывно связанным с огромной бюрократической системой, как светской, так и религиозной. Бюрократизм порождает деспотизм, и деспотизм воспроизводит бюрократизм. Но в этом проявляется и внутренняя неустойчивость деспотизма, поскольку в бюрократии всегда зреет оппозиция ему, и всегда существует кандидат для смены старого диктатора любым путем.
   А. Аксельрод и Ч. Филипс воспроизвели истории жизни почти 600 деспотов. Далеко не все упомянутые в книге личности - плохие, злые, безнравственные, заблуждающиеся, развращенные или просто эгоистичные. Обладатели абсолютной власти иногда действовали из лучших побуждений и проявляли недюжинную мудрость. Верно также и то, что иногда они недолго приносили экономическую пользу народу, которым правили. "Великодушные" деспоты, составляют отчетливое меньшинство в списке тиранов, ибо предоставить кому-нибудь неограниченную власть - значит навлечь на страну жестокость, гонения, перспективу физического уничтожения и морального разложения. И все-таки были три (?) диктатора - в Испании генералиссимус Франсиско Франко, в Чили генерал Аугусто Пиночет, в Польше генерал Войтех Ярузельский, которые подготовили передачу диктаторской власти демократическим институтам. И их истории заслуживают пристального внимания.
   Генералиссимус Франсиско Франко возглавил силы националистов во время гражданской войны в Испании в 19936-1939 годах и правил Испанией как диктатор до самой своей смерти в 1975 году. Следует отметить, что накануне гражданской войны народное хозяйство Испании находилось в многолетнем кризисе, вызванном отсутствием стабильности в стране и планов по его реформированию. Народный фронт состоял из коммунистов, анархистов и социал-демократов, пришедших к власти в начале 1936 года, наивно считавших, что, если преобразовать народное хозяйство по советскому образцу, то оно само выйдет из кризиса. Этому глупому эксперименту помешала гражданская война, которая началась с заговора военных, возглавленном Ф. Франко.
   Война была очень кровопролитной, республиканцам оказывал военную помощь СССР, а националистам Германия и Италия. Остальные страны объявили нейтралитет, что не помешало Франко накопить силы, разбить республиканцев и в 1939 году стать диктатором Испании. Как политик и военный стратег, он был весьма осторожен и последователен: расправился со всеми своими политическими противниками, запретил все политические партии кроме Фалангистской, которую он возглавлял. Во время Второй мировой войны он не вступил в антикоминтерновскую ось. Вместо этого он официально заявил о своем нейтралитете, хотя и посылал Голубую дивизии воевать в СССР, а испанских рабочих на заводы в Германию. Это несколько облегчило вялотекущий кризис народного хозяйства и воспрепятствовало его окончательному разрушению.
   Когда стало ясно, что Германия проиграет войну, прагматичный Франко счел благоразумным несколько ослабить свой диктаторский режим, а после референдума 1947 года он согласился преобразовать свой режим в конституционную монархию, взяв на себя обязанности регента с правом выбрать следующего короля. В это время он сменил свой образ жестокого фашиста на образ борца с коммунизмом, который более устраивал Западную Европу и США. Он получил помощь по плану Маршалла, подписал договор с США, позволивший американцам разместить свои военные базы в Испании за солидную арендную плату, которую он вкладывал в развитие туристской индустрии страны. Склонность Франко к умеренности способствовали расширению политических и экономических контактов Испании со странами Запада, что в свою очередь, повлекло либерализацию режима. В 1955 году Испания вступила в ООН, в 1956 году ушла из своих африканских колоний, предоставив им независимость.
   В 60-е годы темпы развития народного хозяйства ускорились, страна переживала промышленный подъем. Но кризис сельского хозяйства, региональные диспропорции, технологическая отсталость, массовая эмиграция испанцев с целью получения лучше оплачиваемой работы в других странах, финансовая неустойчивость и инфляция оставались острыми нерешенными вопросами испанской экономики. Быстро шел достаточно бурный процесс становления социальной структуры капиталистического общества, менялся удельный вес классов и социальных прослоек населения, возросла социальная мобильность, развивался процесс урбанизации, повысился жизненный уровень трудящихся.
   В июле 1969 года Франко избрал Хуана Карлоса де Бурбона наследником трона. После смерти Франко король был коронован и возглавил государство, в котором установилась парламентская демократия. К власти пришли социалисты, которые выступили не как партии передела общественного пирога, а как новые организаторы экономического роста, основанного на либеральной политике и рыночных отношениях. Либеральные реформы быстро вызвали бум развития промышленности и в частности туристской индустрии, которая расширила и укрепила средний класс и дает стране чуть ли не треть поступлений в бюджет. Так началось Испанское экономическое чудо, приведшее Испанию к процветанию.
   Аналогично история развивалась и в Чили. В 1970 году здесь всенародно был избран президент-марксист Сальвадор Альенде, который приступил к перестройке народного хозяйства страны на основе постепенной национализации частной собственности. Это, в конечном итоге привело к резкому скачку инфляции, спаду производства и нехватке продовольствия. Воспользовавшись этим, главнокомандующий армией Аугусто Пиночет заручился поддержкой командующих военно-воздушными силами, военно-морским флотом и национальной полиции с целью создания военной хунты, в задачу которой входило бы свержение Альенде.
   На рассвете 11 сентября 1973 года хунта начала военный переворот. Военно-морские силы захватили важный морской порт Вальпараисо. Пиночет вручил Альенде ультиматум, в котором предлагал ему подать в отставку, в противном случае он угрожал свергнуть правительство силой. Альенде отказался выполнить условия ультиматума, и несколько часов спустя президентский дворец был захвачен. Альенде погиб. Было введено военное положение и введен комендантский час. 13 сентября хунта провозгласила Пиночета президентом. Пиночет начал судебный процесс против 14000 представителей левых кругов: часть из них была приговорена к смертной казни, многие высланы из страны. Пиночет заявил, что единственной его целью является восстановление политической стабильности в стране и достижение расцвета экономики. Были предприняты меры по либерализации экономики, созданы условия для привлечения в страну иностранных инвестиций. В результате политической стабилизации и благоприятного экономического климата страна стала привлекательной для инвестиций, народное хозяйство стало бурно развиваться, темпы экономического развития были самые высокие в Латинской Америке, так что заговорили о "Чилийском экономическом чуде". Благосостояние трудящихся также возросло.
   В этих условиях Пиночет пошел на разрешение многопартийности и по результатам плебисцита 1988 года передал в марте 1990 года власть гражданскому правительству - к власти пришли демократические силы во главе с П. Эйлвиным, которые продолжили либерализацию экономики. Сейчас Чили - процветающая страна. А. Пиночет избран пожизненным сенатором и до 1996 года был главой генерального штаба армии.
   История диктатуры в Польше не знала таких потерь, как при других диктаторах, хотя страна и пережила гражданскую войну в 1945-1948 годах. В 1961 году в сейм Польши был избран бригадный генерал Войтех Ярузельский, военная карьера которого начиналась в 1943 году в польской армии, сформированной в СССР для борьбы с фашистами. Через семь лет он был назначен министром обороны. Находясь на этом посту, он реформировал и усилил армию, сделав ее самой мобильной в Европе.
   В 1971 году он стал членом политбюро Польской объединенной рабочей партии, а 11 февраля 1981 года был назначен премьер-министром. Чуть позже, согласно сложившейся практике, он был избран Генеральным секретарем Коммунистической партии Польши, то есть стал фактически главой государства. Народное хозяйство страны испытывало в то время затяжной экономический кризис, связанный с ошибками построения управления его по советскому образу при условии отсутствия советских ресурсов. Предыдущие руководители пытались это компенсировать долларовыми займами в Америке, но, не используя рационально кредиты, они еще более ухудшили положение страны, которая была вынуждена треть бюджета тратить на выплаты процентов по кредитам. Положение ухудшилось еще более, когда образованный параллельно государственным профсоюзам независимый профсоюз "Солидарность" стал требовать повышения мизерных зарплат трудящимся, что в условиях хозяйственного кризиса могло бы вызвать его углубление. Между тем на волне популистских выступлений "Солидарность" превратилась во вторую власть, без ведома которой в стране не происходило ни одного события.
   Как глава государства и главнокомандующий вооруженными силами, В. Ярузельский столкнулся с профсоюзным движением, пытавшимся подменить собою власть. Он попытался достичь компромисса с "Солидарностью" и ее лидером Лехой Валенсой, но к декабрю 1981 года переговоры зашли в тупик. Между тем за событиями в Польше наблюдали в СССР, сосредоточив на границе с Польшей военную группировку, готовую в любой момент войти в страну. В этих условиях В. Ярузельский объявил военное положение и направил польские войска в более тысячу городов по всей стране. В 1983 году, после массовых арестов и подавления "Солидарности" В. Ярузельский отменил военное положение.
   Между тем польская экономика находилась на грани краха и требовала срочных реформ. В этих условиях В. Ярузельский пошел на легализацию "Солидарности", организовал "Круглый стол", за которым состоялось примирение всех политических сил в стране, что дало возможность провести свободные выборы. В июне 1989 года парламент избрал В. Ярузельского президентом, однако он не решился на радикальные реформы и в декабре 1990 года, видя ухудшение положения в стране, ушел в отставку. В результате выборов к власти пришел Лех Валенса, который назначил новым премьер-министром Бальцеровича, приступившего к "шоковой терапии" всего народного хозяйства страны.
   В своем прощальном обращении к нации 12 декабря 1990 года В. Ярузельский принес искренние извинения за вынужденный деспотизм режима: "Слово "простите" прозвучит, возможно, слишком обыденно, но я не могу найти другого". А между тем поляки считают его национальным героем, который предотвратил иностранное вторжение в страну и вторую гражданскую войну столь непопулярными, но вынужденными в то время методами.
   В заключение главы я хотел бы досказать легенду о древнегреческом мудреце Солоне, с которой начал эту главу. Солон сам был тираном, диктатором, талантливым военноначальником, одерживал выдающиеся военные победы. Ему воздавались триумфальные почести, и он на собственном опыте убедился, насколько сильно искушение оставаться пожизненным диктатором. А между тем в мирной жизни более эффективной является демократия. Сознавая это, Солон провел через Государственный Совет закон, согласно которому при уничтожении либо уходе противника тиран, диктатор обязан незамедлительно созвать Государственный Совет, отчитаться перед ним в затратах и сложить с себя диктаторские полномочия. После чего ему воздаются триумфальные почести. Если он не сделает этого, то любой гражданин вправе убить диктатора и объявить о созыве Государственного Совета. Тогда он будет объявлен Героем и почести достанутся ему. В этих условиях смена диктатора демократией действовала достаточно четко и только с победой средневекового варварства в Европе она перестала существовать. Но вот уже У. Черчилль, получив в Британии диктаторские полномочия во время Второй мировой войны, был отрешен парламентом от власти после ее окончания. Он потом еще один раз приходил к власти, но уже демократическим путем и проповедуя демократические идеи. Все-таки, сильна демократия в цивилизованных странах!
   Более свежий пример нам дает чилийский диктатор Пиночет, который навел в стране порядок, вывел ее из экономического кризиса ("Чилийское чудо"!) и добровольно передал власть демократическим институтам, за что пользовался уважением своих граждан, бросившихся на выручку его в Британию, где он был задержан, находясь на лечении. Когда же он скончался в 2006 году, то на одной стороне площади у президентского дворца ликовали его противники, а на другой - горевали сторонники. Но столкновений не было. При всей противоречивости его оценок и те, и другие считали его выдающейся личностью.
   Зачем далеко ходить. Генерал В. Ярузельский объявил чрезвычайное положение в Польше, став ее диктатором, но этим самым он предотвратил введение советских войск в Польшу в 1981 году, что, несомненно, привело бы к новой гражданской войне с многомиллионными потерями. Выждав благоприятный момент, он собрал Круглый стол представителей различных групп населения, который пришел к национальному согласию, что способствовало демократическим выборам. В. Ярузельский ушел в отставку и по праву считается Национальным героем Польши, что обеспечило ему спокойную жизнь как частному лицу в Варшаве. Во всяком случае, когда во время прогулки по центру города один тип попытался его оскорбить, толпа чуть ли не растерзала обидчика, и вся Польша получила урок, что обижать Национального героя никому не позволено! Правда, недавно против В. Ярузельского было возбуждено дело, его вызвали в Генеральную прокуратуру, чтобы задать несколько вопросов. И это характеризует низкий умственный уровень польских руководителей.
  

Ненасильственная революция Осевого времени

  
   В XII - XI веках до новой эры на Переднем Востоке, в Закавказье и Восточном Средиземноморье началось производство железа, которое быстро распространилось также на Индию и Китай. Это резко повысило возможности экстенсивного (в том числе демографического) роста.
   Бронзовое оружие было дорогим, хрупким и тяжелым. Войны велись небольшими профессиональными армиями, состоящими из физически очень сильных мужчин; подготовка и вооружение таких армий были делом весьма дорогостоящим. Найти адекватную замену погибшему воину было трудно, поэтому своих берегли, а врагов в бою стремились уничтожить как можно больше. Пленных убивали, в рабство уводили женщин и детей, а повиновение покоренного населения достигалось методами террора. Статуи местных богов демонстративно разрушал "увозились в плен" и так далее.
   Стальное оружие оказалось легче бронзового, что позволило вооружить все мужское население; место профессиональных армий заняли своего рода "народные ополчения". Сочетание же новой технологии с прежними военно-политическими ценностями сделало людей раннего железного века необычайно кровожадными.
   Императоры и полководцы той эпохи высекали на камне хва­стливые "отчеты" перед своими богами о количестве уничтоженных врагов, разрушенных и сожженных городов, представленные часто в садистских деталях. Кровопролитность сражений повысилась настолько, что поставила под угрозу сохранение технологически передовых цивилизаций.
   Ответом культуры на этот кризис и стал духовный переворот Осевого времени, причины которого оставались загадкой до тех пор, пока мы не соотнесли его с военно-политическим кризисом. На обширном культурно-географическом пространстве великие религиозные пророки, философы и политики задавали тон напряженной работе общества по переосмыслению всей системы ценностей. За несколько столетий неузнаваемо переменился облик культуры. Существенно возросли когнитивная сложность общественного и индивидуального сознания, способность людей к абстрагированию и рефлексии, масштабы родовой идентификации. Мифологическое мышление было впервые потеснено мышлением личностным (критическим), новая инстанция нравственного самоконтроля - совесть - сделалась альтернативой традиционной богобоязни. Враги учились видеть друг в друге людей, понимать и сочувствовать друг другу.
   Осевое время (немецкое Achsenzeit) - термин, введённый немецким философом Карлом Ясперсом для обозначения периода в истории человечества, во время которого на смену устаревшему мифологическому мировоззрению пришло рациональное, философское, сформировавшее тот тип человека, который существует поныне. К. Ясперс датирует осевое время 800-200 годами до нашей эры. По его мнению, все учения осевого времени (которые в изменённом виде существуют до сих пор) отличаются рационализмом и стремлением человека к переосмыслению существовавших до этого норм, обычаев и традиций. Некоторые доосевые цивилизации (Древний Египет, ассиро-вавилонская цивилизация) не смогли приспособиться к изменениям и прекратили своё существование.
   Последние исследования подтверждают обоснованность выделения периода 800-200 годов до новой эры в качестве особой эпохи в эволюции мировой системы - в этот период, например, на порядок вырастает уровень мировой урбанизации, грамотности и тому подобному, а мировая система испытывает фазовый переход в качественно новое состояние. По мнению А.В. Коротаева, в осевое время происходит появление и широкое распространение представлений о том, что общество со временем изменяется, что "должное" не совпадает с "сущим", что возможно более справедливое социальное устройство и что его можно достичь, приложив для этого определенные сознательные усилия; оформляются многообразные социальные идеалы; появляются, распространяются и развиваются организационные формы, в рамках которых ведется деятельность по претворению этих идеалов в жизнь, сразу как минимум во всех "центрах" осевого времени (Греции, Риме, Палестине, зороастрийском Среднем Востоке, Индии, Китае). Именно с этой эпохи социальную эволюцию человечества (по крайней мере той его части, которая тем или иным образом, прямо или косвенно прошла через осевое время) никак нельзя уже рассматривать как полностью (или почти полностью) естественноисторический процесс, обусловленный (даже в конечном счете) только или почти только одними объективными материальными факторами. Сознание все в большей и большей степени начинает определять бытие.
   На Западе философия истории возникла на основе христианского вероучения. В грандиозных творениях от Августина до Г.В.Ф. Гегеля эта вера видела поступь Бога в истории. Моменты божественного откровения знаменуют собой решительные повороты в потоке событий. Так, еще Гегель говорил: весь исторический процесс движется к Христу и идет от него. Явление Сына Божьего есть ось мировой истории. Ежедневным подтверждением этой христианской структуры мировой истории служит наше летосчисление.
   Между тем христианская вера - это лишь одна вера, а не вера всего человечества. Недостаток ее в том, что подобное понимание мировой истории представляется убедительным лишь верующему христианину. Более того, и на Западе христианин не связывает свое эмпирическое постижение истории с этой верой. Догмат веры не является для него тезисом эмпирического истолкования действительного исторического процесса. И для христианина священная история отделяется по своему смысловому значению от светской истории. И верующий христианин мог подвергнуть анализу самую христианскую традицию, как любой другой эмпирический объект.
   Ось мировой истории, если она вообще существует, может быть обнаружена только эмпирически, как факт, значимый для всех людей, в том числе и для христиан. Эту ось следует искать там, где возникли предпосылки, позволившие человеку стать таким, каков он есть; где с поразительной плодотворностью шло такое формирование человеческого бытия, которое, независимо от определенного религиозного содержания, могло стать настолько убедительным - если не своей эмпирической неопровержимостью, то во всяком случае некоей эмпирической основой для Запада, для Азии, для всех людей вообще, - что тем самым для всех народов были бы найдены общие рамки понимания их исторической значимости. Эту ось мировой истории следует отнести, по-видимому, ко времени около 500 лет до Новой эры, к тому духовному процессу, который шел между 800 и 200 годами до новой эры. Тогда произошел самый резкий поворот в истории. Появился человек такого типа, какой сохранился и по сей день. Это время мы вкратце будем называть осевым временем.
   В это время происходит много необычайного. В Китае жили тогда Конфуций и Лао-цзы, возникли все направления китайской философии, мыслили Мо-цзы, Чжуан-цзы, Ле-цзы и бесчисленное множество других. В Индии возникли Упанишады, жил Будда; в философии - в Индии, как и в Китае, - были рассмотрены все возможности философского постижения действительности, вплоть до скептицизма, до материализма, софистики и нигилизма; в Иране Заратустра учил о мире, где идет борьба добра со злом; в Палестине выступали пророки - Илия, Исайя, Иеремия и Второисайя; в Греции - это время Гомера, философов Парменида, Гераклита, Платона, трагиков, Фукидида и Архимеда. Все то, что связано с этими именами, возникло почти одновременно в течение немногих столетий в Китае, Индии и на Западе независимо друг от друга.
   Новое, возникшее в эту эпоху в трех упомянутых культурах, сводится к тому, что человек осознает бытие в целом, самого себя и свои границы. Перед ним открывается ужас мира и собственная беспомощность. Стоя над пропастью, он ставит радикальные вопросы, требует освобождения и спасения. Осознавая свои границы, он ставит перед собой высшие цели, познает абсолютность в глубинах самосознания и в ясности трансцендентного мира.
   Все это происходило посредством рефлексии. Сознание осознавало сознание, мышление делало своим объектом мышление. Началась духовная борьба, в ходе которой каждый пытался убедить другого, сообщая ему свои идеи, обоснования, свой опыт. Испытывались самые противоречивые возможности. Дискуссии, образование различных партий, расщепление духовной сферы, которая и в противоречивости своих частей сохраняла их взаимообусловленность,- все это породило беспокойство и движение, граничащее с духовным хаосом.
   В эту эпоху были разработаны основные категории, которыми мы мыслим по сей день, заложены основы мировых религий, и сегодня определяющих жизнь людей. Во всех направлениях совершался переход к универсальности. Этот процесс заставил многих пересмотреть, поставить под вопрос, подвергнуть анализу все бессознательно принятые ранее воззрения, обычаи и условия.
   Эти процессы отчетливо отразились в политических отношениях. Мерилом военного успеха и доблестью стало считаться достижение предметной цели, а не количество жертв. Резко повысилась роль разведывательной информации, а также пропаганды среди войск и населения противника. Складывалась традиция "опеки" царей-победителей над местными богами и жрецами. "Политическая демагогия" как средство умиротворения ограничила обычные прежде методы террора.
  

Ненасильственная промышленная революция и

возникновение договорного общества потребления

  
   К середине II тысячелетия новой эры в Европе отчетливо проявились все признаки очередного эволюционного тупика. Развитие сельскохозяйственных технологий стимулировало демографический рост на протяжении нескольких столетий; при этом христианская церковь, ранее призывавшая верующих отказаться от брака и деторождения, уже в IX веке изменила свое отношение на диаметрально противоположное.
   Быстро сокращался лесной покров, вода из образовавшихся болот стекала в реки вместе с отходами бесконтрольно растущих городов. Экологический кризис вызвал социальную напряженность, беспорядки, войны и эпидемии. Так проявлялся затяжной кризис сельскохозяйственной культуры в Европе. Развитие сельскохозяйственных технологий обернулось очередным эволюционным тупиком, как задолго до того - развитие охотничьих технологий.
   В свою очередь, становление промышленного производства, повысив энергетическую мощь человеческого усилия дало новый импульс демографическому росту, экологическим и геополитическим амбициям.
   Развитие товарного производства с использованием естественных источников энергии, дальнейшее разделение труда внутри силового общества, появление рыночных отношений привело к формированию новых договорных, а не силовых отношений в авторитарном государстве. Появились предприимчивые люди, сосредотачивающие в своих руках денежный капитал и значительные средства производства. С другой стороны разорявшиеся крестьяне и ремесленники вынуждены были продавать свой труд, который, соединяясь с капиталом, создавал промышленное производство. Формировался внутренний рынок средств производства, необходимых для расширения производства. Так появилась частная собственность на средства производства, хотя земля оставалась в государственной собственности.
   Исходным пунктом капиталистического производства стала простая пооперационная кооперация, то есть совместный труд многих людей, выполняющих отдельные производственные операции под контролем своих непосредственных руководителей-капиталистов. Постепенное укрепление экономических и политических позиций капиталистов подготовило условия для насильственных буржуазных революций в странах Западной Европы в XVI-XIX веках.
   Произошло это потому, что внутри силового общества сохранения стало ускоренно формироваться договорное общество потребления. Этому обществу для его эффективного существования необходима была новая форма государственности, где была бы узаконена не только государственная собственность, но и другие ее формы, такие как частная собственность на средства производства, которые стали продаваться на производственном рынке. Одновременно возник и рынок труда, что позволило обществу сформировать новые производительные силы. Владельцы средств производства и владельцы рабочих рук осознали себя гражданами, то есть такими же правовыми собственниками, как и монарх, имеющими естественное право на счастье как и он, и сломали силовое авторитарное государство, заменив его правовым демократическим государством, способствующим решению проблемы экономического выживания общества. Основу демократического государства составляют свободные граждане, а цементирует его сила естественных прав человека, в том числе и права на частную собственность.
   В результате насильственных буржуазных революций возникли демократические государства. Основы демократии начали формироваться еще в силовом авторитарном государстве в античной Греции и древнем Риме, где существовали выборный сенат и республика. Но это была демократия для узкого круга господствующего меньшинства, а подавляющее большинство населения, влача рабское существование, было лишено ее и для большинства людей эти государства были силовыми с коллективной авторитарией.
   В правовом демократическом государстве наблюдается выборность основных ветвей власти: законодательной, исполнительной и судебной, которые отделены друг от друга и независимы. Представительная власть может быть и наследственной - это дело вкуса и национальных традиций. Все граждане такого общества имеют равные выборные права как политические, так и экономические, что гарантируется демократическим государством не только для отдельных граждан, но и для социальных групп соответствующими социальными законами. В демократическом государстве потоки информации и материальных средств циркулируют не только по вертикали от руководителей к непосредственно исполнителям или от непосредственно исполнителей к руководителям, но также и по горизонталям, перераспределяясь между отдельными социальными группами, каждая из которых изначально имеет равное право на существование в демократическом государстве.
   Политическое развитие в таком государстве шло параллельно с экономическим и производственным развитием. Крупный шаг в производственном развитии общества был сделан еще в середине XVI века с появлением мануфактуры. Однако в середине XVIII века дальнейшее развитие производства натолкнулось на узость ее технической базы, и в ходе промышленной революции мануфактура была заменена крупным фабричным производством с использованием машин. Изобретение парового двигателя привело к появлению самых разнообразных машин. Переход к машинной стадии производства способствовал развитию производительных сил, возникновению новых отраслей народного хозяйства, вовлечению в хозяйственный оборот новых ресурсов, быстрому росту населения городов и активизации внешних связей. Капитализм в это время интенсивно развивался, ориентируясь на внешние рынки. Естественно, что в этих условиях капиталисты ставили своей целью увеличение нормы прибыли, достигаемой в том числе и сокращением оплаты труда. Именно такой "дикий", "хищнический" капитализм исследовал К. Маркс в своей фундаментальной работе "Капитал", прогнозируя неминуемую Мировую насильственную революцию. Однако история пошла другим путем и предсказания К. Маркса не сбылись.
   Договорное общество потребления, насчитывающее порядка пятисот лет, в наше время существует довольно во многих местах. У такого общества народное хозяйство носит чисто инвестиционный характер, что вызвано осуществлением проблемы экономического выживания, когда все свободные накопленные средства общества по воле их владельцев направляются на те предприятия и также в те страны, где они способны принести наибольшую прибыль, то есть государство в условиях мирной жизни осуществляет экономическую экспансию капитала наряду с экономической экспансией своих товаров. Прибыль при этом не только повышает национальное богатство, но, перераспределяясь государством посредством прогрессивного налогообложения, путем финансирования государственных социальных программ увеличивает благосостояния всего населения, повышая его средства к существованию, расширяя доступ к социалу. Так решается проблема экономического выживания и социальной безопасности населения за счет демократизации управления обществом и государственного регулирования рыночных отношений.
  

Возрождение демократии в Европе

  
   Демократия заменяет диктатуру как более гибкая система управления, удовлетворяющая интересам большего количества членов общества. Но в критической ситуации возможно и возвращение от демократии к диктатуре, позволяющей выжить в жестких условиях борьбы, когда выжить необходимо любой ценой, в том числе и путем временного отказа от демократических завоеваний. Такие чередования демократии и диктатуры были характерны для древнего Рима, пока он не пал под натиском варваров, создавших в Европе авторитарные государства. Однако, идеи демократии оказались живучими и со временем Европа превратилась в оплот демократии, хотя отдельные государства время от времени возвращались к диктатуре. Вот как это происходило.
   Приблизительно в середине II тысячелетия новой эры в Западной Европе, где во всех странах существовала абсолютная монархия, в результате упорной военной борьбы в 1499 году получил независимость от Священной Римской империи Швейцарский союз, политически оформившийся еще в 1291 году. Тринадцать кантонов выбрали парламент-тагзатцунг и образовали первую в Западной Европе после периода варварства независимую республику. Но вот международное признание самостоятельное государственное существование Швейцарского союза в виде демократической республики получило в результате Вестфальского мира 1648 года после окончания Тридцатилетней войны. Однако это была еще очень несовершенное демократическое общество, и ему предстояло пройти долгий и трудный путь, чтобы сложилось нынешнее процветающее государство.
   Поначалу кантоны Швейцарского союза были слабо связаны между собой. И только введение первой конституции 1798 года делало союз централизованным унитарным государством с единой конституцией, едиными для всей страны высшими органами государственной власти, единым гражданством, единой правовой системой, в котором решение всех воено-политических и экономических вопросов было сосредоточено в союзном сейме. Союз с республиканской Францией в 1798 году вверг Швейцарию в войну с антифранцузской коалицией, в ходе которой страна стала театром военных действий, что нанесло ей значительный экономический урон. В результате в стране развернулась борьба между унитаристами и федералистами. В 1802 году была принята новая конституция, предоставлявшая кантонам ограниченное самоуправление, но первый консул Французской республики Наполеон Бонапарт, готовивший провозглашение себя императором, в 1803 году издал "Акт о медиации", восстанавливавший существовавшее до 1798 года устройство Швейцарии.
   В обстановке крушения наполеоновской империи союзный сейм Швейцарии отменил "Акт о медиации" и объявил о намерении страны соблюдать строгий нейтралитет. Новый союзный договор, утвержденный сеймом, был одобрен и Венским конгрессом европейских стран, признавшим в специальной декларации "вечный" нейтралитет Швейцарии. С тех пор Швейцария не вела войн с другими государствами, хотя и пережила Гражданскую войну в 1847 году. Военно-политическая победа буржуазии была закреплена конституцией 1848 года. Было создано фактически новое федеративное государство, учрежден центральный законодательный орган - Федеральное собрание (парламент), состоящее из двух палат: Национального совета и Совета кантонов. Исполнительную власть осуществлял Федеральный совет (правительство), имевший право представлять страну во внешних сношениях, чеканить монету, осуществлять таможенные сборы. Принятая в 1874 году и поныне действующая конституция расширяла компетенцию центральной власти, ввела представительную власть в лице Президента - главы государства, утверждающего государственные законы, ввела институт референдумов по основным вопросам политической и экономической жизни, учредила федеральный суд, независимый от остальных ветвей власти. Существенным достижением развития демократии в Швейцарии является выборность только на один срок лиц на общественные должности, начиная от Президента и кончая депутатом Муниципального собрания, что лишает их возможности использовать свою должность для получения преимуществ при перевыборах.
   Первая швейцарская конституция была разработана под влиянием первой французской конституции, появившейся как плод работы французских просветителей, обобщивших идеи английских и американских идеологов буржуазных революций. Первый удар по абсолютизму в Европе нанесли оппозиционные выступления английских баронов против короля Иоанна Безземельного, поддержанные британскими рыцарями и горожанами. Противоборствующие силы были примерно равны и ни одна из них не могла одержать победу, которая бы привела к уничтожению другой. И впервые в Европе выходом из политической борьбы явился компромисс. В результате в 1215 году король вынужден был подписать так называемую "Великую хартию вольностей", содержащую значительные уступки баронам и рыцарям. Это была ненасильственная революция.
   Великая хартия вольностей ограничивала ряд абсолютных прав короля и гарантировала соблюдение королем феодальных обычаев по отношению к его вассалам - баронам, запрещала взимать субсидии с феодалов без их согласия, судить баронов иначе как судом равных им по званию пэров, что фактически было отделением судебной власти от представительной и исполнительной власти короля; она ликвидировала право короля вмешиваться в юрисдикцию феодальных курий и создавала комитет из 25 баронов, который в случае нарушения хартии королем мог начать против него войну.
   Значительно меньше Великая хартия вольностей дала рыцарству и свободному крестьянству: баронам и королю запрещалось требовать от них больше служб и повинностей, чем устанавливалось в ней, всем свободным людям гарантировалась защита от произвола чиновников. Эта хартия была подтверждена следующим королем Генрихом III, однако недостаточно полно поддерживалась им, в результате чего возник новый политический конфликт в 1258 году. После выступления баронов король утвердил так называемые Оксфордские провизии, устанавливающие в стране режим баронской олигархии. Недовольные рыцари, права которых при этом ущемлялись, представили королю так называемые Вестминстерские провизии, защищавшие права рыцарей и горожан, но король не только не подписал их, но отказался от соблюдения предыдущего документа. В результате разразилась гражданская война 1263-1267 годов.
   В годы войны возник английский парламент, окончательно утвердившийся уже при следующем короле Эдуарде I, что явилось первым в Европе отделением законодательной власти от исполнительной и представительной. Таким образом, в Англии был разрушен абсолютизм монарха и осуществился переход к новой, более централизованной форме феодального господства, к феодальной монархии, ограниченной сословным представительством - парламентом. В XIV веке парламент стал двухпалатным. В верхней палате - палате лордов заседали бароны и прелаты (церковные иерархи). В нижней палате общин заседали рыцари и городская верхушка, объединенные общностью их политических и экономических интересов, поскольку хозяйство рыцарей все теснее связывалось с рынком, переходило к денежной ренте и эксплуатации наемного труда. Городская верхушка, богатея от торговли, стала скупать земли, так появились новые дворяне. Они стали разводить овец с целью продажи шерсти производителям сукна. В XVI веке организация шерстяной промышленности стала принимать форму мануфактуры. Она развивалась и в хлопчатобумажной, шелковой, металлообрабатывающей промышленности. Появилась и финансово окрепла буржуазия. Она богатела за счет торговли и основывала колонии во всем мире, пользуясь мощью британского флота и регулярной армии, которая была одна из сильнейших в мире.
   Согласие между королевской властью и парламентом продолжалось лишь до тех пор, пока у экономически и социально усиливающейся буржуазии и нового дворянства не появилось желания самостоятельно направлять политику правительства в своих интересах для преодоления силовых и развития договорных отношений в обществе. В нижней законодательной палате они нашли готовое политическое орудие. Борьба между королем и парламентом началась еще при королеве Елизавете I Тюдор и продолжалась, все усиливаясь, при новой династии - Стюартов. В 1540 году началась Английская насильственная буржуазная революция. В результате двух гражданских войн король Карл I потерпел поражение и был казнен. В Англии установилась парламентская республика, вскоре принявшая форму военной диктатуры О. Кромвеля.
   Крупные землевладельцы были освобождены от феодальных платежей королю, их феодальное распоряжение королевсой землею превратилось в частную собственность. В то же время за крестьянами не было признано никаких прав на землю, на что они ответили многочисленными восстаниями. Испугавшаяся буржуазия и новое дворянство восстановили в Англии монархию в лице Карла II Стюарта. Стремление короля восстановить в Англии абсолютизм с его преобладающими силовыми отношениями, пренебрежение национальными интересами страны вызвали резкую оппозицию нового дворянства и буржуазии. Чтобы обезопасить себя от королевского произвола оппозиция добилась принятия парламентом в 1679 году закона, получившего название "Хабеас корпус акт", согласно которому каждый арестованный мог требовать проверки законности его ареста. В Англии, несмотря на сохранение короля, сложилась классическое демократическое общество с договорными отношениями, с разделением представительной, исполнительной, законодательной и судебной власти.
   Схожим образом развивалась демократия и во Франции, которая поначалу тоже была абсолютной монархией. Но в 1302 году Филипп IV для получения поддержки в борьбе с папой созвал Генеральные штаты - представительство трех сословий. Так сформировалась во Франции сословная монархия, а Генеральные штаты содействовали усилению централизованной власти. Затем в XVI веке вновь началась складываться абсолютная монархия с преобладающими силовыми отношениями. Генеральные штаты собирались редко. В последний раз в 1614 году. Все дела вершил Королевский совет из ближайших советников монарха, деятельность провинциальных парламентов была ограничена судебными функциями. В XVIII веке в промышленности утвердились договорные отношения, господствующей производственной формой стала мануфактура, и в сельском хозяйстве усилились капиталистические элементы, договорные отношения.
   Дальнейшему развитию производственных сил препятствовал феодально-абсолютский строй. По мере укрепления экономических позиций буржуазии росла ее оппозиционность к абсолютной монархии. В конце восьмидесятых годов в стране сложилась революционная ситуация.
   Развитию этой ситуации очень способствовала деятельность французских просветителей Ж. Руссо, Ш. Монтескье, Д. Дидро, которые в своих трудах для критики абсолютизма с его силовыми отношениями обратились к понятию естественного права, обозначающего совокупность принципов, правил, прав, ценностей, продиктованных естественной природой человека и тем самым независимых от социальных условий и государства. Личность от природы обладает возможностями и способностями сознательно делать и осуществлять что-либо; воздерживаться или отказываться от чего-либо; требовать, добиваться, защищаться. Сами по себе эти естественные возможности еще не являются правами, чтобы стать таковыми они должны приобрести юридический статус.
   Идея естественного права возникла еще в древности и встречается у Платона и Аристотеля. Но свое наивысшее социальное звучание она получила в работах просветителей в качестве основного идеологического орудия борьбы прогрессивных сил общества с феодальным абсолютизмом. Они использовали естественное право для критики феодальных порядков, как противоречащих естественной справедливости. В их работах естественное право выступало в качестве неизменных принципов природы человека и его разума, которые должны быть выражены в действующих законах, что повлечет замену правления людей (то есть абсолютизма) правлением законов, обеспечивающих права человека, соблюдаемых на основе договорных отношений.
   Ш. Монтескье уделял большое внимание политическим факторам и форме правления государством. Он рассматривал проблему разумного строя и его организации. Считая наилучшей формой правления ограниченную монархию, Монтескье в качестве средства, способного предотвратить трансформацию монархии в деспотию, считал принцип разделения властей. Согласно этому принципу государственная власть понимается не как единое целое, а как совокупность различных разделенных властных функций (представительской, законодательной, исполнительной и судебной), осуществляемых независимо друг от друга различными государственными органами.
   Учение о разделении властей, связанное с теорией естественного права, сыграло прогрессивную роль в борьбе буржуазии с абсолютизмом и произволом королевской власти и нашло отражение в основополагающих документах буржуазных революций. Этот принцип Ш. Монтескье сочетал с другими прогрессивными принципами в чисто правовой области: равенства всех граждан перед законами, уничтожение привилегий, широкое избирательное право без ограничения по половым и социальным признакам, свобода слова, печати, совести. Подобного рода деятельность готовила почву для выступления против феодального абсолютизма.
   Проведенные в 1788 году выборы в Генеральные штаты способствовали политической активности масс и 17 июня 1789 года депутаты третьего сословия объявили себя Национальным собранием, а 9 июля - Учредительным собранием. Победоносное народное восстание в Париже и взятие Бастилии 14 июля 1789 года положило начало Великой французской революции, распространившейся по всей стране.
   Учредительное собрание провозгласило отмену всех сословных привилегий, издало декрет о конфискации церковных земель. Был проведен ряд прогрессивных преобразований в административно-правовой и экономических областях, укрепляющих договорные отношения. Учредительное собрание приняло Декларацию прав человека и гражданина, в первой статье которой было записано, что "люди рождаются и остаются свободными и равными в правах". "Цель каждого государственного союза, - говорилось во второй статье, - составляет обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека. Таковы свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению". В шестой статье говорилось, что "закон есть выражение общей воли... все граждане имеют право участвовать лично или через своих представителей в его образовании", что все граждане равны перед законом и поэтому им "...открыт в равной мере доступ ко всем общественным должностям, местам и службам". Далее шли статьи, утверждающие свободу личности, свободу совести, свободу слова, свободу печати, право граждан требовать отчета от всех должностных лиц. Последняя 17-я статья объявляла, что "...собственность есть право неприкосновенное и священное...".
   В то же время крупная буржуазия и либеральное дворянство, игравшие руководящую роль в Учредительном собрании, ввели цензовую избирательную систему, лишавшую политических прав большинство народа, запретили стачки и профессиональное объединение рабочих, сохранили большинство феодальных повинностей крестьян. В 1792 году восстание низвергло монархию. Всеобщим голосованием мужчин был избран Национальный конвент, установивший во Франции республику.
   Вначале руководство в Конвенте захватили жирондисты, выражающие интересы крупной буржуазии и стремившиеся затормозить развитие революции. Но более радикальные якобинцы подняли в 1793 году вооруженное восстание, приведшее к установлению революционной диктатуры. Якобинцы осуществили новые радикальные социально-политические мероприятия, благодаря декретам Конвента феодально зависимые крестьяне превратились в свободных собственников. 24 июня 1793 года Конвент принял демократическую Конституцию, но в условиях жестокой борьбы с внешней и внутренней контрреволюцией якобинцы вынуждены были отсрочить ее введение
   Якобинцы мобилизовали народ на борьбу с врагами, на контрреволюционный террор ответили революционным террором, встали на путь жесткого силового государственного распределения продуктов и введения жестких цен. Когда контрреволюция была разгромлена, буржуазия и крестьянство не захотели мириться с жестким ограничительным режимом якобинской диктатуры, в результате антиякобинского заговора и образовавшегося в Конвенте враждебного большинства руководители якобинцев были арестованы и казнены.
   Власть оказалась в руках правых, представляющих новую буржуазию, разбогатевшую в годы революции на земельных и продовольственных спекуляциях. И началось наступление на социальные и политические завоевания якобинцев. Была принята новая Конституция, восстанавливающая имущественный ценз и двухступенчатые выборы. Законодательная власть передавалась Законодательному корпусу из двух палат: Совета старейшин и Совета пятисот, а исполнительная власть - Исполнительной директории. Таким образом, разделение ветвей власти стала уже характерной чертой новой демократии. В борьбе с внешними врагами буржуазия стала склоняться к сильной власти. Этим воспользовались генерал Наполеон Бонапарт и депутат Эммануил Сьейс и, опираясь на армию, ликвидировали директорию. В 1804 году Бонапарт был провозглашен императором, а Франция - империей.
   Военная диктатура Бонапарта уничтожила прежние демократические завоевания революции, но сохранила и укрепила созданный ею буржуазный строй. В 1804 году был опубликован гражданский кодекс, в основу которого был положен принцип охраны частной собственности. Внешняя политика была также направлена на удовлетворение интересов буржуазии, но она потерпела поражение от антинаполеоновской коалиции и во Франции была реставрирована монархия Бурбонов. Это была уже конституционная монархия, ограниченная парламентом. Но Бурбоны в эмиграции ничему не научились и не могли перестроиться: их политика противоречила интересам буржуазии и крестьянства, недовольны были и рабочие - в июле 1830 года произошла насильственная буржуазная революция, которая свергла Бурбонов. Во Франции установилась буржуазная монархия во главе с Луи Филиппом, к власти пришла крупная финансовая олигархия.
   В 1848 году во Франции произошла очередная насильственная революция, которая установила Вторую республику. Президентом ее стал Луи Наполеон Бонапарт, который, опираясь на консервативное большинство Законодательного собрания, в 1852 году провозгласил себя императором. Франко-прусская война 1870-1871 годов показала всю гнилость наполеоновского режима, император попал в плен, прусские войска дошли до Парижа. В это время в Париже произошла насильственная революция, и во Франции была установлена Третья республика. Конституция Третьей республики, принятая в 1875 году, и ряд законов, явившихся дополнением к ней, утвердили существование во Франции всех демократических свобод - слова, печати, собраний и союзов, вероисповедания, необходимых для укрепления договорных отношений.
   Законодательная власть в республике была представлена двухпалатным парламентом - Палатой депутатов и Сенатом. Обе палаты вместе выбирали президента республики - главу представительной власти, а он уже назначал главу исполнительной власти - премьер-министра и министров. Президент не был наделен большими полномочиями. Реальная власть принадлежала премьеру, который, в свою очередь, всецело зависел от нижней палаты парламента. Депутаты могли вынести правительству вотум недоверия простым большинством голосов, тогда кабинет вынужден был уйти в отставку. По существу законодательная и исполнительная ветви власти были тесно связаны между собой, но решающее слово всегда оставалось за парламентом. В основе работы Палаты депутатов лежал плюрализм мнений, постепенно утвердилась многопартийность. Во Франции сложилась парламентская демократия.
   Третья республика пала, когда в 1940 году в Париж вошли немецкие войска и маршал Пэтен подписал перемирие с Германией. Вся полнота власти в это время принадлежала правительству, парламент был распущен, демократические свободы ликвидированы, и демократия практически перестала существовать. После войны была восстановлена демократия и образовано правительство во главе с героем освобождения Франции - генералом Де Голлем. Однако в 1946 году Де Голль подал в отставку, разойдясь во взглядах на внутриполитическое устройство страны с представителями основных партий страны в Учредительном собрании. Эти представители вынесли на референдум проект конституции, который был значительно радикальнее конституции Третьей республики. Однако этот проект был заболотирован. Тогда генерал Де Голь предложил свой проект. Суть его сводилась к тому, что во главе страны должен стоять независимый от политических партий и неподотчетный парламенту президент. Именно ему отводилась центральная роль во все французской политике. Но Де Голь не был услышан.
   В стране прошли новые выборы в Национальное собрание, которое вновь занялось подготовкой конституции. На втором всеобщем референдуме в 1946 году была одобрена новая конституция. Во Франции начала существовать Четвертая республика. Таким образом, во Франции была вновь установлена парламентская демократия, базирующаяся на многопартийной системе.
   Четвертая республика просуществовала всего 12 лет. Она не смогла справиться с острыми колониальными проблемами и пала под натиском антиправительственного мятежа в Алжире. В его результате в 1958 году генерал Де Голль вернулся к власти. Депутаты Национального собрания большинством голосов проголосовали за его назначение премьер-министром и вручение ему чрезвычайных полномочий сроком на полгода. Де Голль подготовил новую конституцию, которая была принята на референдуме в 1958 году. Так образовалась во Франции Пятая республика, существующая и по нынешний день.
   Главной отличительной чертой новой конституции было значительное расширение прерогатив президента (представительной ветви власти) за счет парламента (законодательной ветви власти). Центральным политическим понятием Де Голля всегда было слово "Государство", а его центральной фигурой - президент республики. Это и легло в основу последней конституции. Таким образом, Де Голль предложил стране новый тип демократического устройства - республику президентского типа. По конституции президент республики имеет право назначать премьер-министра, а по его предложению утверждать отдельных министров, возвращать принятые парламентом законопроекты на доработку, передавать на референдум по предложению правительства любые законопроекты, касающиеся организации государственного устройства или одобрения международных соглашений. Президент может распускать (после консультации с премьер-министром и председателями палат) Национальное собрание и назначать новые выборы. Президент республики в чрезвычайных обстоятельствах может брать всю полноту власти в свои руки. Для этого достаточна консультация с премьер-министром и главами палат парламента, который в этом случае собирается по собственному праву и не может быть распущен. Отметим, что по конституции, как и прежде во Франции президент республики выбирался коллегией выборщиков.
   Премьер-министр, назначаемый президентом, по существу может быть отозван со своего поста только после консультации с ним же. Отказ правительству в "доверии" со стороны парламента может быть только в случае постановки в Национальном собрании самим правительством вопроса об ответственности самого правительства, то есть о доверии к его программе или общей политике, или в случае внесения хотя бы десятой частью депутатов так называемой резолюции порицания. В обоих случаях правительству может быть отказано в "доверии" лишь абсолютным большинством голосов. Если резолюция порицания не собирает требуемого абсолютного большинства голосов, ее авторы лишаются права вносить новую в течение данной парламентской сессии.
   Первым президентом пятой республики был Де Голль, который правил десять лет и сам подал в отставку, не согласный с результатами референдума по вопросу о новых реформах, задуманных им в духе "сотрудничества классов". Его приемником был Жорж Помпиду. Третьим стал Жискар д'Эстен. Это было довольно спокойное время в политической жизни страны. Затем президентом был избран социалист Франсуа Миттеран, и в его правлении произошли знаменательные изменения во французской политической практике.
   Социальный эксперимент, который проводил назначенный Миттераном премьер-министр Пьер Моруа, был воспринят французами как "шоковая терапия", и на следующих выборах в парламент социалисты потерпели сокрушительное поражение. Миттеран назначил премьер-министром Жака Ширака, лидера неоголлистов и нового парламентского большинства. Период существования левого президента республики с правым премьер-министром оказался для Миттерана более чем удачным. Он не вмешивался в проводимую правым кабинетом внутреннюю политику и потому не нес ответственности за ее неудачи. В результате Миттеран на президентских выборах 1988 года триумфально победил своего соперника Ширака и был переизбран на новый семилетний срок. Так в ситуационную практику Пятой республики вошла новая реалия руководства страной левым президентом при правом большинстве в парламенте, что давало возможность наиболее полно учитывать интересы всех социальных групп государства.
   Летом 1993 года Миттеран внес две поправки к конституции, которые были приняты на совместном заседании Национального собрания и Сената. Первая из них облегчала процедуру привлечения к суду министров в случае совершения ими преступления или изобличении в коррупции. Вторая касается возглавляемого президентом республики Верховного совета магистратуры, предлагающего кандидатуры на высшие посты судебной системы. Она лишает главу государства права назначения всех членов совета и тем самым усиливает независимость судей от политических ветвей власти.
   Демократия во Франции проявляется не только на государственном уровне, но и на местах. Все французские регионы - департаменты, коммуны, заморские территории - функционируют по принципу самоуправления коллективов и не зависят в своих внутренних решениях от центральных властей. Все они имеют демократический провинциальный парламент, выборных судей и выборных перфектов, осуществляющих исполнительную власть, но не более чем два выборных срока, длительность которых варьируется от пяти до семи лет (но бывает, что для выдающихся деятелей, таких, например, как национальный герой - генерал Де Голь - делаются и исключения). Демократия прочно вошла в историю Франции и уже более века является неотъемлемой частью ее жизни.
  

Развитие демократии в США

  
   США возникли из английской колонии в результате освободительной войны с метрополией. Это была Первая насильственная американская революция. Демократия здесь была глубоко осмыслена, буквально выстрадана в результате кровопролитной борьбе и закреплена в Декларации независимости. Автор этого документа Т. Джефферсон ставил перед собой широкую задачу. Для него борьба за независимость была, прежде всего, битвой за создание свободного американского государства, основанного на демократических принципах, что он отразил уже в самом начале документа. Она начинается следующими словами: "Когда в ходе человеческих событий становится необходимым для народа порвать политические связи, которые соединяли его с другим народом, и занять среди народов на земле отдельное и равное место, на которое человеческие и божеские законы дают ему право, следует из уважения к другим народам объяснить причины, побудившие его к отделению". В этой фразе выражено право народа на самоопределение, обусловленное единственно волей нации, являющееся, таким образом, высшим началом, а также право на равное место среди других наций, что означает призыв к отказу от посягательств на свободу и независимость других народов.
   Далее следует подробное определение социально-правовых основ человеческого общества. Оно гласит: "Мы считаем самоочевидными следующие истины: все люди созданы и наделены своим создателем определенными неотчуждаемыми правами, среди которых право на жизнь, свободу и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, чья справедливая власть зиждется на согласии управляемых. Всякий раз, когда какая-либо форма правления нарушает этот принцип, народ вправе изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и такой организации власти, какие, по мнению народа, более всего могут способствовать его безопасности и счастью".
   Провозглашение этих принципов означало отказ от феодально-абсолютистской идейной традиции. Оно к тому же представляло собой революционную трактовку идей Просвещения. И, прежде всего учения о "царстве разума", основанного на "естественном" равенстве людей, на свободе частной жизни личности, на договорных отношениях. Из соответствующей этому учению формулы неотъемлемых прав человека Т. Джефферсон решительно исключает обладание собственностью, заменив его стремлением к счастью. И этот выбор в большой степени определил прогрессивное значение Декларации, ибо наделял равными правами всех людей независимо от их имущественного положения.
   Подлинное значение созданного Т. Джефферсоном документа неизмеримо выше тех целей, к которым стремилась буржуазия в революционный период своей истории. Оно также выходит далеко за рамки упорной освободительной борьбы американского народа против колониального господства Англии.
   Декларация независимости была принята 4 июля 1776 года 2-м Континентальным конгрессом, а в 1787 году была принята конституция, которая официально оформила США в качестве федеральной республики. Однако это была весьма консервативная конституция, обеспечивающая преимущества власть имущим и вызвала резкую критику Т. Джефферсона. Первое его возражение против проекта конституции заключалось в недоверии к предоставляемой ею возможности неограниченного числа переизбраний президента страны. Т. Джефферсон видел в этом прямой путь к диктатуре и добивался ограничения выборности только двумя сроками. Затем он испытывал большое беспокойство по поводу отсутствия в ней гарантий основных прав человека.
   Он сразу же начинает готовить билль о правах - совокупность конституционно закрепленных гарантий основных прав граждан. И он добился того, что конгресс первого созыва принял десять первых поправок к конституции, билль о правах - свобода слова, печати, совести, право на суд присяжных, право не быть арестованным без предъявления обвинения, право носить оружие и ряд других свобод. Затем до настоящего времени было принято порядка двух десятков поправок к конституции. В США стала складываться президентская демократия.
   Война Северных штатов с Южными за освобождение рабов была Второй насильственной американской революцией.
   Когда общество в 30-х годах XX века столкнулось с кризисом, президенту Ф.Д. Рузвельту фактически были предоставлены практически диктаторские полномочия. Но Рузвельт сохранил работоспособный парламент, который оказал ему большую помощь в законодательном закреплении его политики "Нового курса", которую можно считать ненасильственной Третьей американской революцией. Она продолжалась до середины 70-х годов, когда опасные тенденции в деятельности президентской власти вызвали широкое недовольство и мощное противодействие. Это противодействие имело важные результаты: была прекращена крайне непопулярная война во Вьетнаме, президент Р. Никсон вынужден был уйти в отставку, существенно сократились военные расходы и размеры армии, а главное были приняты правовые и политические акты, благодаря которым возникли новые препятствия на пути угрозы авторитаризма и развития бюрократии в аппарате центральной исполнительной власти.
   Большое влияние на рост критических отношений американцев к президентской власти оказал "уотергейтский скандал", который возник в связи с прямым нарушением аппарата президента Конституции США, основных законов, регулирующих процесс избрания главы исполнительной власти. Закон категорически запрещает вмешательство находящегося у власти президента и его аппарата в ход выборов нового президента. Этот закон был нарушен. Под руководством сотрудников аппарата Р. Никсона и, как затем выяснилось, с его ведома был осуществлен взлом штаб-квартиры оппозиционной партии.
   Значительную роль в исходе этого дела играл конгресс, с которым у Р. Никсона возник глубокий конфликт, поскольку президент предпринял активные усилия по уменьшению прав конгресса в целом, то есть законодательной власти, ее функций и традиционной для США и очень важной для дела демократии системы "сдержек и противовесов". Президент не раз игнорировал волю конгресса, волевым порядком увеличивал или сокращал бюджетные ассигнования государства, утвержденные конгрессом. Он пытался нарушить уже сложившийся порядок, по которому расходование представленных государству средств государственные ведомства контролировали совместно с соответствующими комиссиями конгресса. Р. Никсон, зачастую осуществлявший единоличный контроль над расходованием государственных средств, использовал рычаги такого контроля для обеспечения своего личного избрания и укрепления своей власти.
   И в ходе "уотергейтского процесса", и сразу же после него конгресс США не только защитил свои права, но, в конечном счете, даже существенно расширил их. В этом он опирался на поддержку разнообразных слоев и групп общественности, всерьез обеспокоенных и возмущенных усилением авторитарно-командных тенденций и бюрократизации в деятельности аппарата президентской власти. Принятые конгрессом законы закрепили тот факт, что, хотя формально по Конституции США являются страной с президентской формой демократии, фактически они представляют собой парламентскую республику.
   Конституция США построена по принципу разделения властей, поэтому она четко определяет, что законодательная власть принадлежит парламенту - конгрессу, исполнительная - президенту, судебная - Верховному суду. Компетенция каждой из этих ветвей власти резко разграничена. Глава государства и правительства - президент избирается косвенно коллегией выборщиков. Одновременно с ним выбирается вице-президент. Досрочное удаление президента с поста возможно только в порядке импичмента - особой процедуры привлечения к ответственности федеральных гражданских должностных лиц, включая президента и судей Верховного суда, за совершения государственной измены, взяточничество и другие преступления, предусмотренные конституцией. При импичменте инициатива возбуждения дела принадлежит палате представителей, рассматривает дело и выносит приговор сенат двумя третями голосов присутствующих сенаторов. Должностное лицо, признанное виновным, отстраняется от должности, после чего оно может быть привлечено к ответственности обычным судом, как все граждане.
   Полномочия президента очень широки: он имеет право налагать вето в отношении законопроектов, принятых конгрессом (президентское вето преодолевается новым утверждением законопроекта квалифицированным большинством голосов палат), направляет послания конгрессу, в которых предлагает законопроект, разрабатывает проект бюджета, является главнокомандующим вооруженных сил, заключает международные соглашения, принимает решение о начале фактических военных действий, назначает на высшие должности (с одобрения сената) и смещает с них, имеет право помилования.
   Подчиненная президенту исполнительная власть имеет несколько звеньев: само правительство, управление президента и различные административные ведомства и комиссии. Правительство, включающее 11 министров, а также ряд лиц в ранге членов кабинета, является совещательным органом, не имеющим конституционных полномочий: порядок его созыва и процедура определяется президентом. Органы, образующие исполнительное управление президента (аппарат президента, Совет национальной безопасности, Совет по внутренним делам, Совет экономических консультантов) осуществляют координацию внутренней и внешней политики.
   Конгресс состоит из сената и палаты представителей, избираемых населением в порядке прямых выборов. В сенат выбирается по 2 члена от каждого штата на 6 лет, причем состав сената обновляется каждые 2 года на треть членов. Члены палаты представителей избираются на 2 года. Внутренняя работа в палатах строится по партийным фракциям, которые избирают своих лидеров, а также в комиссиях, где ведется практическая подготовка решений, выносимых затем на утверждение палат. Главная функция конгресса - принятие законов и утверждение бюджета. Кроме того, он регулирует торговлю с другими государствами, имеет право объявлять войну, заключать договоры о займах. Полномочия палат считаются равными, однако сенат имеет исключительное право ратифицировать международные договоры и утверждать назначения президентом на должности министров и послов. Палата представителей имеет некоторые преимущества в области принятия финансовых законов.
   Штаты имеют свои конституции, систему высших и местных органов власти. Законодательная власть принадлежит законодательным собраниям, выбираемым на 2 либо 4 года. Штаты устанавливают различные системы выдвижения кандидатов. Судебная система включает федеральные суды, суды штатов и местные суды. Федеральная система состоит из 85 районных и 11 апелляционных судов, а также Верховного суда, исполняющего функции конституционного надзора. Федеральная система включает также таможенный суд, налоговый, по претензиям к правительству, военные суды. В штатах существуют свои судебные системы во главе со своими Верховными судами. Как видим, система управления в стране довольно сложная и разветвленная для учета интересов всех социальных групп населения.
  

Второй путь развития общественного хозяйства

  
   Второй путь развития народного хозяйства основывается на преобладании договорных отношений. Однако эти отношения не сразу стали преобладающими. При возникновении государства порядка 5 тысяч лет тому назад преобладающими стали силовые отношения. Первые государства возникали "на воде" - на берегах великих рек Нила, Тигра и Евфрата, Янцзы и Хуанхэ. Они требовали обширных, осуществляемых правительством, работ по орошению полей и контролю над наводнениями. Где бы не возникала потребность в сильном централизованном правительстве, его представители вскоре монополизировали политическую и экономическую власть, создавая абсолютистское государство, опирающееся на бюрократическую машину, которая силовыми методами управляла принудительными работами, необходимыми для осуществления крупномасштабных водных проектов.
   Прошло несколько тысячелетий, прежде чем в обществе возобладали договорные капиталистические отношения. Если при силовых отношениях от крестьянина отторгалась часть произведенного им продукта так, что оставшаяся часть была достаточна для его пропитания, то от рабочего отторгался весь продукт, а взамен ему выдавалась договорная сумма денег, превышающая потребности его пропитания. Постепенное укрепление экономических и политических позиций капиталистов подготовило условия для буржуазных революций в странах Западной Европы в XVI-XIX веках, в результате чего возникли правовые демократические государства.
   В правовом демократическом государстве наблюдается выборность основных ветвей власти: законодательной, исполнительной и судебной, которые отделены друг от друга и независимы. Представительная власть может быть и наследственной - это дело вкуса и национальных традиций. Все граждане такого общества имеют равные выборные права как политические, так и экономические, что гарантируется демократическим государством не только для отдельных граждан, но и для социальных групп соответствующими социальными законами.
   В демократическом государстве потоки информации и материальных средств циркулируют не только по вертикали от руководителей к непосредственно исполнителям или от непосредственно исполнителей к руководителям, но также и по горизонталям, перераспределяясь между отдельными социальными группами, каждая из которых изначально имеет равное право на существование в демократическом государстве. При этом государство фактически ушло с рынка, осуществляя в народном хозяйстве только фискальную функцию сбора налогов. Продавец и покупатель получили на таком рынке неограниченную государством естественную свободу или, как говорил Адам Смит, laissez faire. А. Смит считал, что каждый человек при договорных отношениях естественно стремится, чтобы его продукт обладал наибольшей стоимостью. Он имеет в виду лишь собственный интерес, но благодаря договорным отношениям, заканчивающимся консенсусом интересов, "в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой (рынка, И.Л.) направляется к цели, которая совсем и не входит в его намерения... Преследуя свои собственные интересы, он часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это". К сожалению, эта мысль оказалась существенно идеологизированной, поскольку во времена А. Смита еще не был развит монополизм. В дальнейшем А. Смита поправил французский просветитель Л.Р. Сен-Симон: "Моя свобода кончается там, где начинается ваша свобода". А воплотил этот принцип в хозяйственную жизнь Ф.Д. Рузвельт.
   В результате буржуазных насильственных революций в обществе стали преобладать договорные отношения, возник второй путь развития народного хозяйства на основе гибкого управления распределением материальных потоков за счет достижения баланса спроса и предложения при соблюдении договорных отношений между членами общества.
   Между демократией и уровнем экономического развития, социальной безопасностью населения существует весьма тесная двухсторонняя связь, которая иллюстрируется исследованием, проведенным Мировым банком в 1989 году. Среди 24 государств, отнесенных к группе стран с высокими среднедушевыми доходами (от 6000 долларов до 21000 долларов в год) 20 были демократическими со сложившимися капиталистическими отношениями , а из 42 стран с низкими среднедушевыми доходами (от 130 долларов до 450 долларов в год) только Индия и Шри Ланка обладали зачатками демократического развития. Среди 53 стран со средними душевыми доходами 23 были демократическими, 5 стран находились на стадии перехода к демократии, а 25 имели авторитарные политические системы.
   Корреляция между уровнем экономического развития и демократией, сложившаяся в правовом обществе, свидетельствует, что переход к демократии должен происходить прежде всего в странах со средним уровнем экономического развития, а затем демократия ведет к развитию социальной сферы и ускорению экономического развития. В бедных странах такой двухсторонний процесс невозможен. Бурный экономический рост после Второй мировой войны, продолжавшийся вплоть до нефтяного кризиса 1973 года, позволил многим государствам войти в группу стран со средними доходами, что расширило потенциальную базу и создало благоприятные экономические условия для перехода к демократии и формированию договорного общества.
   Однако, между уровнем экономического развития и демократией не существует однозначных прямых причинно-следственных связей. Некоторые богатые государства, особенно арабские страны - экспортеры нефти, не являются демократическими, договорные отношения в них наблюдаются только в нефтяной отрасли, обслуживаемой контрактниками-иностранцами, а вне ее сохраняются жесткие силовые отношения. Экономическое развитие, основанное преимущественно на экспорте нефти однобоко и ведет лишь к усилению государства и правящей элиты, хотя и другим членам общества достается бесплатное жилье, транспорт и удовлетворение многих других социальных потребностей в образовании и отдыхе. Но в политическом плане они совершенно бесправны. Экономическое развитие, включающее индустриализацию, формирует более сложную, диверсифицированную экономику, которую становится все труднее контролировать тоталитарному режиму. Отсюда следует, что тоталитарные системы не способны обеспечить устойчивый экономический рост и повышение благосостояния населения, достижение нового качества жизни. Крах СССР и развал так называемого "Социалистического лагеря" закономерно доказали это положение.
   Если политический строй государства непосредственно влияет на экономику, то влияние экономики на политический строй осуществляется опосредованно через инициируемые социальные изменения. Во-первых, рост экономического благосостояния формирует у граждан новые ценности и ориентации, которые в большей степени коррелируются с существованием демократических институтов, их развитием и углублением, рождением новых независимых общественных институтов, свидетельствующих о формировании нового общенародного государства. Во-вторых, повышается уровень образованности общества, что также усиливает тягу к демократии. В-третьих, экономическое развитие создает больше ресурсов для распределения среди различных социальных групп, что облегчает улаживание конфликтов и достижение взаимных компромиссов общих экономических интересов этих групп. В-четвертых, интернационализация экономического развития содействует интеграции всех стран в мировой рынок торговли, инвестиций, технологий, туризма и коммуникаций. А это открывает общество влиянию демократических идей, преобладающих в правовом мире. В-пятых, экономическое развитие ведет к росту среднего класса, который составляет массовую социальную опору и основную движущую силу процесса демократизации в современном мире и формирования демократического правового общества.
   Следует отметить, что в настоящее время демократия является необходимым параллельным условием экономического развития, а не его итогом. Нынешний подъем демократии связывают прежде всего с западным христианством, в ареале распространения которого демократия возникла, укрепилась и развилась. Исторически лишь протестантизм был тесно связан с демократическими тенденциями в западном мире.
   Первая волна демократизации в XIX веке была преимущественно протестантской. Католицизм до недавнего времени вполне мирно уживался с авторитарными режимами и часто легитимизировал их. Изменение позиции римско-католической церкви связано с деятельностью папы Иоанна XXIII и Второго Ватиканского собора (21 Вселенского собора), созывавшегося в 1962-1965 годы. Папские энциклики и решения Второго Ватиканского собора подчеркнули легитимность и необходимость социальных изменений, значение совместных действий священников и мирян, отметили важность гуманитарной помощи бедным и защиты прав всех граждан. Такая позиция римско-католической церкви способствовала усилению демократических движений и замене авторитарных режимов демократическими во многих странах мира.
   Важнейшим фактором, оказавшим большое влияние на укрепление демократии в мире, развитие правового общества, стало изменение внешней политики Запада и СССР. С начала 70-х годов Запад поставил в центр своей внешней политики поддержку идей демократии и защиты прав человека. С приходом в середине 80-х годов к власти М.С. Горбачева была провозглашена политика перестройки, что во внешней политики привело к отказу от имперских устремлений. А с крахом СССР и приходом к власти в России Б. Н. Ельцина была объявлена цель "построения" капитализма (договорного общества).
   Демократическое общество формируется в настоящее время и в бывших колониальных странах, которые после решения политической проблемы государственного образования переходят к решению проблемы экономического выживания. Некоторые из этих стран в условиях навязанной им экономической помощи существовавшего во время их образования СССР, заявили о своем намерении "строить" социализм. Однако ни в одной из этих стран не было предпосылок для формирования социального общества. В конечном итоге в них сформировались тоталитарные силовые общества, многие из которых заявили в настоящее время о своем стремлении решить проблему экономического выживания правовыми (договорными) средствами.
  

Ненасильственная социальная революция в США

  
   Договорные отношения претерпели существенные изменения с начала прошлого века. Дело в том, что еще к концу позапрошлого века весь мир был поделен между ведущими капиталистическими странами на зоны влияния, и капиталистическое производство столкнулось с кризисом перепроизводства, который негативно сказался на народном хозяйстве ведущих капиталистических стран. Такие кризисы случались и раньше, но капиталистические страны легко преодолевали их, расширяя внешние рынки. В данном случае такая возможность отсутствовала. Однако в Соединенных штатах Америки, где интенсивно развивался динамичный и растущий за счет эмигрантов внутренний рынок, последствия кризиса были малозаметны. Здесь капиталисты раньше, чем в других странах поняли, что для развития внутреннего рынка необходим состоятельный покупатель, которым является промышленный и сельскохозяйственный рабочий, а, следовательно, ему необходимо адекватно больше платить за его труд.
   Американский предприниматель Дж. Форд выдвинул идею стабильного увеличения капитала за счет непрерывного расширения социала и стал платить своим рабочим более высокую заработную плату, для того, чтобы они могли покупать у него дешевый "народный" автомобиль. При таком подходе возрастала оборачиваемость средств, что хотя и снижало норму прибыли, но увеличивало саму прибыль. Так впервые была осознана проблема экономического выживания и социальной безопасности общества за счет обеспечения всем его членам достаточного гарантированного доступа к средствам жизнедеятельности, то есть социалу. А удачливого капиталиста Генри Форда можно рассматривать как основоположника идеологии классового партнерства для обоснования политики умножения национального богатства при решении проблемы экономического выживания общества.
   Решая проблему экономического выживания, общество одновременно решало и более примитивную проблему политического выживания. Свидетельством этому явился промышленно-финансовый кризис и великая депрессия в первой трети XX века, когда экономические связи в народном хозяйстве нарушились, что вызвало развал промышленности и сельского хозяйства и десятки миллионов непосредственно производителей оказались без средств к существованию.
   И до этого в капиталистическом обществе случались кризисы, из которых общество буквально выкарабкивалось годами, но этот последний кризис обнажил все недостатки общества потребления. Дело в том, что в обществе потребления труд является одной из разновидностей товара на рынке и при перепроизводстве этого товара, согласно законам рынка, цены на него начинают падать. При этом сокращается покупательная способность населения, и обнаруживалось перепроизводство товаров, в результате чего некоторые частные предприятия терпели крах. Обществу необходимо было несколько лет на преобразование своей структуры после очередного кризиса, а затем через некоторое время повторялся очередной кризис. Так общество развивалось толчками, непродуктивно теряя свои ресурсы во времена кризисов. Если обычный кризис затрагивал одну-две страны, то кризис частнособственнического производства в конце первой трети прошлого века, получивший название "Великая депрессия", в силу возрастания международных экономических связей оказался также международным кризисом, и разные страны преодолевали его по разному.
   Кризис начался в Нью-Йорке с краха на фондовой бирже, охватил банковскую систему, промышленность и сельское хозяйство, которые обильно кредитовались банковской системой. При отсутствии контроля на рынке можно было взвинчивать цены на любые товары. В конце двадцатых годов стали заметно расти цены акций различных предприятий. Развилась бурная спекуляция ценными бумагами. Маклеры брали кредиты в частных банках, покупали акции и под залог их брали новые большие кредиты. Банки под залог находившихся у них пакетов акций брали кредиты в федеральной резервной системе, которая для этих целей наращивала денежную массу. При расширяющемся воспроизводстве такой рискованный подход был в некоторой степени оправдан. Но для получения свободных средств с целью спекуляции с акциями предприниматели стали снижать заработную плату трудящихся, одновременно повышая цену производимых продуктов, так что покупательная способность населения упала, масса товаров не нашла сбыта и оказалась нереализованной. В итоге нарушения процесса общественного воспроизводства разорились многие промышленные и торговые предприятия, транспортные компании, банки.
   Снизился жизненный уровень трудящихся, падение курса акций затронуло до 25 миллионов людей. Росло число безработных, которые с членами их семей составили почти половину всего населения. Многие из них потеряли квартиры и жили в "гуверовских городках" - поселениях на окраинах, выстроенных из картонных ящиков и строительных отходов. Только в 1931 году от голода в Нью-Йорке погибло 2000 человек. В масштабах страны погибли сотни тысяч человек. А закупочные цены на продукты питания в это время упали, что привело к разорению до миллиона фермеров. Политика laissez faire оказалась нежизнеспособной. Положение страны ухудшалось - она была охвачена стихийными массовыми выступлениям, организовывались походы голодных безработных на Вашингтон, в стачечном движении в 1933 году участвовало свыше миллиона людей. В стране назрела революционная ситуация, чреватая Гражданской войной.
   В Соединенных Штатах Америки губернатор штата Нью-Йорк демократ Франклин Делано Рузвельт развил идеологию классового сотрудничества, выдвинув новую идею, что экономические права всех классов и социальных прослоек общества должны обеспечиваться государством, которое должно осуществлять политику равноправных условий экономического выживания всех социальных образований и активно участвовать в регулировании хозяйственной жизни и рыночных отношений (до него, согласно А. Смиту, рыночные отношения регулировались исключительно спросом покупателя и предложением продавца). Лозунги этой идеологии оказались понятны большинству населения США, Ф.Д. Рузвельт в 1932 был избран президентом и получил возможность осуществлять экономическую политику, которая получила название "Новый курс". При этом Ф.Д. Рузвельт получил фактически диктаторские полномочия, но он не уничтожил демократические институты в стране, а использовал их для оптимизации своей политики, придания ей лигитимности. Так парламент разрабатывал законы, детализуя положения политики Рузвельта, а суд следил за неуклонным их исполнением. Правда, когда в 1940 году Ф.Д. Рузвельт вопреки конституции был избран на третий срок, а затем в 1944 году на четвертый, Конституционный суд признал правомочным это двукратное нарушение конституции, поскольку успехи политики "Нового курса" Ф.Д. Рузвельта в деле решения проблемы экономического выживания и вытекающей из нее проблемы политического выживания были неоспоримы. Это были успехи ненасильственной Третьей американской революции.
   Основой политики "Нового курса" было государственное регулирование экономических и социальных отношений, но не путем диктата цен и жесткого распределения ресурсов, как на первом пути развития народного хозяйства, а путем введения ограничений, которые бы не позволяли одной социальной группе получать существенные преимущества по отношению к другой. Фактически Ф.Д. Рузвельт заменил смитовский принцип естественной неограниченной экономической свободы предпринимателя - laissez faire на принцип Экономической автономии предпринимателя от государства. При этом государство само стало выступать, как предприниматель, строя крупные заводы, больших вложений на которые у предпринимателей не было.
   Политика "Нового курса" проводилась посредством государственных законов, принятых Конгрессом.
   Закон о восстановлении национальной промышленности (НИРА) состоял из трех частей и в первой части предусматривал введение в различных отраслях промышленности "кодексов честной конкуренции", которые фиксировали потолок колебания цен на промышленную продукцию, уровень заработной платы, продолжительность рабочей недели, уровень производства, распределяли рынки сбыта, так что было невозможно их перераспределить демпингом цен. Во второй и третьей части закона определялись формы прогрессивного налогообложения и фонд общественных работ с указанием порядка использования средств этого фонда. На организацию общественных работ выделялось 3.3 миллиарда долларов, сумма невиданная по тем временам. В числе других мер борьбы с безработицей было создание трудовых лагерей для безработной молодежи в возрасте 18-25 лет. Они обеспечивались бесплатным питанием, жильем, форменной одеждой, им платили 1 доллар в день. Молодежь очищала леса, проводила мелиорацию, ремонтировала дороги.
   Закон о регулировании сельского хозяйства был направлен на повышение закупочных цен на сельские продукты и одновременно введение квот на сельскохозяйственное производство. Он предусматривал с этой целью выдачу денежной компенсации фермерам за сокращение посевных площадей и поголовья скота. В этом законе предусматривались и антиинфляционные меры. Инфляция в то время была довольно высокая и определялась двухзначным коэффициентом, а все попытки предыдущего президента понизить инфляцию до однозначного коэффициента были малоэффективными и наоборот только приводили к заметному росту инфляции.
   Гениальность Ф.Д. Рузвельта, как новейшего экономиста, заключалась в том, что он ввел в хозяйственную практику новое фундаментальное экономическое понятие - законодательный потолок роста цен, равный планируемому уровню инфляции наступающего хозяйственного года, ниже которого осуществлялась свободная конкуренция. Но это было не жесткое установление цен, а ограничение их роста при сохранении свободной, добросовестной конкуренции, что на первом пути развития общественного хозяйства отсутствовало.
   Попытки устанавливать пределы роста цены на продукты "сверху" предпринимались ещё во времена Римской империи. Император Диоклетиан в 301 году издал эдикт, установивший предельные цены на товары первой необходимости и предметы роскоши. Однако эдикт привел лишь к резкому росту спекуляции, поскольку император в эдикте не предусмотрел механизм контроля его нарушения.
   В июле 1793 года во Франции якобинский Конвент ввел смертную казнь за спекуляцию предметами первой необходимости, а в сентябре 1793 года ограничил торговлю декретом о максимуме, установив твердые цены на продовольствие, что значительно облегчило жизнь городской бедноты, но вызвало неудовольствие буржуазии, которая организовала термидорианский переворот, уничтоживший якобинцев.
   Один из самых трагических эпизодов вмешательства государства в экономику произошёл в России накануне Февральской революции 1917 года. Во время Первой мировой войны были установлены твёрдые закупочные цены на зерно, муку, крупы, мясо, рыбу, соль, яйца, табак. Список постоянно расширялся. Параллельно с этим власти запретили вывоз товаров первой необходимости за пределы производящих регионов. В итоге продукты, на которые были назначены твёрдые цены, исчезли из оборота и продавались только на чёрном рынке. Крестьяне перестали привозить хлеб в города, предпочитая перегонять зерно на самогон. К февралю 1917 года хлеба не хватало даже в действующей армии. Причина провала этой меры была аналогичной провалу эдикта Диоклетиана. В 1918 году в России была введена политика "Военного коммунизма", согласно которой крестьяне должны были продавать государству продовольствие по твердым ценам. Крестьяне эту политику игнорировали. Тогда председатель совнаркома В.И. Ленин распорядился отправить в сельскую местность продотряды вооруженных рабочих, которые реквизировали у крестьян "избытки" продовольствия. В результате 10 миллионов рабочих и членов их семей, а также 5 миллионная Красная армия не испытывали голода и победили в Гражданской войне.
   По-видимому, Ф.Д. Рузвельт был хорошо знаком с этими историческими фактами, которые, творчески переработав, он положил в основу своего "Нового курса", проведя через Конгресс США Закон о контроле за повышением цен, согласно которому цены можно было повышать только в пределах законодательно установленного потолка роста цен. А для того, чтобы этот закон исполнялся, он создал новую государственную организацию "Федеральное бюро по контролю за повышением цен". Это мощная организация, по влиянию не уступающая налоговой полиции, собрав соответствующие факты, передает дела на недобросовестных торговцев, нарушающих этот закон, в суд, который принимает решение о мере пресечения их деятельности. Последствия "Великой депрессии" были ликвидированы к концу тридцатых годов прошлого века, но "Федеральное бюро по контролю за повышением цен" существует до сих пор. Откройте американский учебник по экономике и в нем вы прочитаете, что для получения прибыли при добросовестной конкуренции, рост цены продукта должна быть несколько ниже законодательно установленного потолка роста цен - иначе ваши конкуренты вас вытеснят с рынка.
   Закон Вагнера - Национальный акт о трудовых отношениях закреплял зафиксированное в законе о восстановлении промышленности право непосредственно производителей товаров и услуг организовываться в профсоюзы и заключать коллективные договора с предпринимателями работодателями. Администрация не могла применять репрессии за принадлежность к профсоюзу и вмешиваться во внутренние дела профсоюзных организаций. Безработные и пенсионеры не попадали под этот закон и для них был принят первый в истории США Закон о социальном страховании и помощи безработным, который обеспечивал им минимально необходимые средства к существованию. Закон о справедливом найме рабочей силы устанавливал минимум зарплаты (сейчас 8,5 долларов в час) и максимум продолжительности рабочего дня (8 часов).
   К середине тридцатых годов положение в народном хозяйстве стабилизировалось, а к концу их экономический кризис "Великой депрессии" был преодолен, американское общество вступило в период экономического подъема и процветания. В это время американский рабочий зарабатывал достаточно, чтобы построить или купить себе одноэтажный коттедж "со всеми удобствами", приобрести один-два автомобиля, послать детей учиться в колледж и ежегодно отдыхать на курортах Центральной и Южной Америки, либо даже съездить на свою историческую родину в Европу.
   Политика "Нового курса" позволила США довольно безболезненно участвовать во Второй мировой войне и оказаться среди ее победителей. Эта политика продолжалась и после смерти Ф.Д. Рузвельта. Однако она не спасла США от экономических кризисов 1969-1971, 1973-1975 и 1980-1982 годов. Государство заняло большое место в народном хозяйстве, создавая государственные предприятия. В это время появились работы экономистов Чикагской школы во главе с М. Фридменом, в которых на основе подробного анализа использования частной и государственной собственности обосновывалось положение, что государство в развитии народного хозяйства должно ограничиваться только исполнением регулирующих функций, а производственные функции государства следует сохранить только в крупнейших проектах атомной и космической промышленности, которые требуют серьезной координации и сверхбольших средств, недоступных частным предпринимателям. Эти идеи нашли понимание у президента США Р. Рейгана, который провел приватизацию и социализацию государственной собственности.
  

Третий путь развития общественного хозяйства

  
   Мало знать законы развития общества для планирования прогрессивного его движения, необходимо еще четко представлять пути развития общественного хозяйства. Выше мы уже рассматривали первый и второй пути развития общественного хозяйства, но существует еще и третий путь, который не часто, но все же встречается и необходимо его четко представлять, поскольку он является тупиковым, когда общество фактически не развивается и рано или поздно возвращается на второй путь развития. Первой по третьему пути развития пошла нацистская Германия.
   "Великая депрессия" поразила глубоко и серьезно германскую экономику и достигла кульминации к 1932 году. Промышленное производство упало на 40 процентов по сравнению с 1929 годом, 68 тысяч предприятий потерпели крах, в стране было 8 миллионов безработных. Естественно, шло стремительное обнищание населения. Речь шла уже не об экономическом выживании и даже не о политическом выживании, а о биологическом выживании, поскольку в стране резко возросла смертность и понизилась рождаемость, как у нас в лихие 90-е годы.
   Этим воспользовался руководитель национал-социалистической партии А. Гитлер и стал развивать шовинистическую идеологию избранности немецкой нации, которая должна для своего экономического процветания завоевать весь мир. Во всех бедах немецкого народа он винил коммунистов и социал-демократов, обещая, разделавшись с врагами, осуществить "Новый порядок" и привести немцев к процветанию за счет подчинения им всех других неполноценных народов. Ему удалось разжечь шовинистические настроения в стране и создать себе массовую опору среди населения. В 1933 году президент Германии П. Гинденбург назначил А. Гитлера рейхсканцлером. После смерти президента - А. Гитлер сосредоточил в своих руках всю законодательную и исполнительную власть, объединив посты президента и рейхсканцлера, а его сообщники установили в стране кровавый террористический режим, превратив Германию в вооруженный концентрационный лагерь.
   Придя к власти, они осуществили чудовищную политическую провокацию - поджег рейхстага, виновниками которого объявили коммунистов и запретили коммунистическую партию, арестовав ее руководство. В мае 1933 года были распущены профсоюзы, а в июле распущены все партии, кроме нацистской, которая только одна сохранила своих депутатов в рейхстаге. Рейхстаг хотя формально существовал до 1945 года, но не функционировал, государство превратилось в авторитарную деспотию.
   Следует отметить, что значительное имущество и финансовые средства ликвидированных политических партий и профсоюзов были не национализированы, а переданы в собственность национал-социалистической партии, которая сформировала из них поощрительный фонд для своих членов. Причем правящая верхушка партии, ее руководящие функционеры, которых стали называть "Бонзами", получили значительные имущественные куши, в то время как простые члены партии получили денежное вспомоществование. В Германии проживало порядка двух миллионов обладающих значительными финансовыми и материальными средствами евреев, которых руководство национал-социалистической партии объявило врагами нации и постепенно уничтожило в концентрационных лагерях смерти. Имущество их поступило также в фонд национал-социалистической партии. Причем, около полу миллиона евреев в Германии ассимилировало, заключив смешанные браки. Но достаточно было донести на человека, что он еврей, и, если при проверке оказывалось, что по мужской линии среди его предков были евреи, имущество его доставалось доносчику.
   Диктатура была установлена в тот период, когда высшая точка экономического кризиса миновала. Началось оживление в экономике, чему способствовал ее перевод на военные рельсы. Главным содержанием экономической политики А. Гитлера стала всеобщая милитаризация Германии, которая проводилась ускоренными темпами и рассматривалась как главное средство выхода из кризиса. Как внутренний, так и внешнеэкономический курс А. Гитлера с самого начала был связан с подготовкой Второй мировой войны. Для этого развернулось широкое государственное строительство дорог и новых военно-промышленных предприятий, чем быстро была устранена безработица и создана потребность в дополнительной рабочей силе.
   Одновременно было осуществлено мобилизационное закрепление рабочих за предприятиями и запрещение их движение с одного на другое, что ликвидировало рынок рабочей силы, характерный для капиталистического общества. Отныне рабочая сила распределялась по разнарядкам министерства планирования, как и средства производства, рынок которых также был ликвидирован. Причем старые предприятия могли только расширяться, а новые становились государственной собственностью, для строительства их была создана специальная военизированная организация Тода. По количеству государственных предприятий Германия выдвинулась на первое место, не смотря на то, что все время шла бесплатная денежная приватизация мелких и средних государственных предприятий, которые передавались в собственность членам национал-социалистической партии в качестве поощрения.
   Предприимчивый член национал-социалистической партии мог за символическую плату в одну марку купить разорившееся предприятия, взять достаточный для восстановления этого предприятия государственный кредит и запустить производство. При этом кредит через некоторое время работы автоматически гасился государством. Такая практика осуществлялась и по отношению к мелким предприятиям сферы обслуживания, и по отношению к крупным предприятиям различных секторов народного хозяйства. Естественно, что бонзы с мелкими предприятиями не связывались. Самым богатым в Германии человеком, который приватизировал государственную власть (сейчас бы мы назвали его олигархом) был Г. Геринг. Будучи вторым после А. Гитлера человеком в государстве, руководителем правительства Пруссии и уполномоченным по проведению "четырехлетнего плана" развития народного хозяйства, он основал самый крупный промышленный концерн "Рейхсверке Герман Геринг", который строил заводы на государственные деньги, а доходы от их работы поступали непосредственно Г. Герингу. Он прибрал к своим рукам гигантские военные, машиностроительные, металлургические заводы. Так формировался третий путь развития народного хозяйства.
   Основой третьего пути развития народного хозяйства было жесткое управление распределением материальных потоков при криминальном отчуждении части материальных средств в личную собственность руководителей государства.
   Германская экономическая жизнь жестко регламентировалась и планировалась государством, причем главный упор в руководстве экономикой неизменно делался на методы прямого, административного диктата. "Закон об органическом построении германской экономики" предусматривал создание 6 имперских хозяйственных групп, большого количества подгрупп и хозяйственных палат, во главе которых были поставлены крупнейшие монополисты и банкиры. Народное хозяйство подверглось перестройке для приспособления к нуждам агрессивной войны, которую готовили нацисты, выдвинув на первое место проблему политического выживания и сняв проблему экономического выживания.
   Положение рабочих на предприятиях определялось "Законом о порядке национального труда", запрещающим забастовки и увольнения. В 1935 году был принят закон о принудительной трудовой повинности для юношей, который в 1938 году был распространен на все взрослое население. С вступлением Германии в войну на многих предприятиях было введено казарменное положение и рабочие трудились только за питание и одежду, как при начальном периоде авторитарного государства, когда процветало рабство. На казарменном положении находились и все перемещенные лица, ввезенные в Германию из других стран. Общество стало приобретать характер авторитарной деспотии.
   Когда человек закономерно не получает адекватной оплаты за свою трудовую деятельность, он начинает искать пути обхода таких несправедливых с его точки зрения законов. Еще в глубокой древности апостол Павел заметил, что человек соблюдает только те законы, в которых он видит тень будущих благ. О каких будущих благах может быть речь в законах, которые не гарантируют адекватную оплату трудовой деятельности человека? Конечно же, человек будет нарушать законы, не несущие ему тени будущих благ, с целью получения необходимого ему социала, ведь ему приходится ежедневно, ежечастно воспроизводить самого себя, способствовать воспроизведению своей жены и своих детей. Это стремление человека к нарушению законов с целью получения достаточного социала, в основном, нетрудовой деятельностью будем определять термином Криминализация, а решимость идти на такие нарушения определим термином Криминал. Такая решимость может быть определена в денежном отношении.
   Определим Криминал, как денежную оценку решимости человека нарушать общепринятые законы для получения необходимого ему социала, используя нетрудовую, криминальную деятельность.
   Так, согласно роману И. Ильфа и Е. Петрова "Золотой теленок", сыну лейтенанта Шмидта Шуре Балаганову для счастливой жизни достаточно было пяти тысяч рублей, то есть его социал составлял пять тысяч рублей. Поскольку трудовой деятельностью он никогда не занимался, а средства к существованию собирал путем осуществления мелкого воровства и попрошайничества, что законом запрещалося, как криминальная деятельность, его криминал может быть оценен в пять тысяч рублей. Социал Остапа Бендера был миллион рублей, но он чтил Уголовный кодекс и знал четыреста способов получения денег, не нарушая законов, поэтому его криминал ровнялся нулю. У обычного человека, который социал добывал трудовой деятельностью в сочетании с криминальными поступками, криминал составлял величину в промежутке интервала от нуля до величины требуемого ему социала.
   Как это ни парадоксально звучит, но государство может способствовать развитию криминала путем создания законов, содержащих элементы (по определению нашего бывшего президента Д.А. Медведева коррупционные риски), способствующие криминализации жизни. Это качество законов, содержащих элементы ряда малозаметных криминальных факторов, способствующих криминализации жизни, тоже может быть оценено в денежном отношении.
   Определим Криминалоемкость законов, как денежную оценку возможности отвлекать бюджетные средства государства в личное распоряжение индивидуума с целью получения необходимого социала законным путем без трудовой деятельности. Уже наличие в проекте закона хотя бы одного криминального фактора (коррупционного риска) несомненно свидетельствует о криминалоемкости проекта закона, который в этом случае не может рассматриваться как законодательная инициатива и должен быть возвращен инициализаторам на переработку.
   Такой государственный строй, призванный законодательно способствовать развитию криминала и соответственно криминализации жизни, определим как Криминалистическое устройство государства или Криминализм. Криминализм можно рассматривать как разновидность феодализма, в котором начали развиваться договорные, капиталистические отношения, но преобладающими являются еще силовые, феодальные. Криминализм - это отступление от капитализма.
   Таким образом, если в США имел место либерально-реформистский второй путь развития народного хозяйства, то в Германии третий путь развития народного хозяйства был принципиально другим, феодальным с криминальными элементами. Свободный рынок здесь перестал служить регулятором экономического процесса, и сложилась жесткая тоталитарно-криминальная политика управления всем народным хозяйством.
   Такие же политики управления народными хозяйствами с некоторыми национальными отличиями сложились у союзников фашистской Германии - в Италии, Венгрии, Румынии. Когда фашистская Германия завоевывала страны, ее оккупационная администрация в первую очередь физически уничтожала патриотически настроенных руководителей народного хозяйства, передавая их собственность криминальным личностям, которые при помощи террора оккупантов приспосабливали получаемые предприятия для удовлетворения нужд воюющей Германии. Эти криминальные личности получили название "коллаборационисты". В таких странах создавались коллаборационистские марионеточные правительства, которые продажу национальных интересов считали самым выгодным бизнесом. В Норвегии главой коллаборационистского марионеточного правительства стал В. Квислинг, который организовал фашистскую партию "Национальное объединение" и способствовал захвату страны фашистской Германией. Имя Квислинга стало нарицательным символом предательства.
   На первом этапе войны такая политика позволила решать феодальную проблему политического выживания и восстановить границы Германии до Первой мировой войны и даже расширить их. Однако ресурсы Германии были ограничены, а силовые методы их использования оказались малоэффективными. Другие страны, противоборствующие Германии, сумели объединиться в широкую коалицию с большими ресурсами, что решило в конечном итоге результат войны, и Германия потерпела поражение. Германская нация лишилась около 20 миллионов своих членов, промышленность ее лежала в развалинах, а сельское хозяйство было расстроено. Так попытка решить проблему экономического выживания посредством военно-политических силовых средств окончилась провалом, и Германия как государство перестала существовать. Перед нацией замаячила проблема биологического выживания. И выход из критического положения нация нашла мирным путем, вернувшись к демократии и рыночным отношениям на втором пути развития народного хозяйства. Сейчас Германия одна из самых богатых развитых стран и для достижения этого потребовалось всего 10 лет.
   С поражением стран гитлеровской коалиции третий путь развития народного хозяйства не исчез, а получил дальнейшее развитие, так что многие страны мира следуют по этому пути. Казалось, что после Второй мировой войны сложившиеся еще в позапрошлом веке колониальные империи только укрепились. Однако в составе войск антигитлеровской коалиции были колониальные войска, которые, вернувшись домой, рассказали, как хорошо живут народы метрополий, что вызвало взрыв антиколониальной борьбы. И метрополии колониальных империй вынуждены были дать свободу колониям, передав управление ими подготовленной колонизаторами местной администрации. Многие в местной администрации оказались квислингами, хотя опыт "Азиатских тигров" - группы стран Азии, динамично модернизировавших свое народное хозяйство по второму пути развития, свидетельствует, что патриоты в бывших колониях существуют.
   Но и квислингов в бывших колониях достаточно. Уходящие в отставку руководители бывших колоний имеют значительные капиталы и, как правило, привлекаются к судебной ответственности за криминальное их приобретение. Правящий 12 лет республикой Заир Ж.Д. Мобуту бежал из страны, прихватив более 3 миллиардов долларов. Обвинения в коррупции предъявлялись премьер-министру Индии Индире Ганди и членам ее семьи. Первая в исламском мире женщина премьер-министр Пакистана Б. Бхутто дважды обвинялась в коррупции и лишалась премьерской должности. А когда она попыталась стать президентом, то ее просто убили. Правивший 32 года скончавшийся в возрасте 86 лет экс-президент Индонезии Сухарто был освобожден от следствия по причине глубокой старости и слабого здоровья. Но состояние клана Сухарто оценивается в 35-40 миллиардов долларов, в то время как по уровню жизни Индонезия находится на 145 месте в содружестве стран, ее население систематически голодает, в то время как элита ее жирует, вывозит валюту за границу и скупает недвижимость по всему свету в престижных курортных местностях.
   По данным экспертов по Ближнему Востоку, состояние семьи бывшего президента Египта Мубарака может достигать 70 миллиардов долларов, большие валютные вклады хранятся в различных зарубежных банках, и было даже сообщение, что значительные средства вложены им в строительную индустрию города Москвы. Бывший президент Туниса Зин аль-Абидин бен Али бежал из страны, прихватив 1.5 тонн золотых слитков. После этого получение 15 миллионов долларов президентом Перу Альберто Фукимори кажется невинной шалостью, а он был осужден на 25 лет лишения свободы.
  

Для чего нужна оппозиция

  
   В истории развития народного хозяйства развитых стран (да простят мне строгие стилисты эту тавтологию), были свои вершины и свои спады, из которых страну выводили выдающиеся руководители, такие как Л. Эрхард, М. Тэтчер, Р. Рейган. Но даже эти выдающиеся государственные деятели не могли понять причин своих неудач, следовавших за, казалось бы, бесспорными успехами. И только сейчас, по истечении большого времени и накоплении фактографического материала становится ясно, чем чисто интуитивно руководствовались народы развитых демократических стран, лишая этих заслуженных руководителей своего доверия. Эти колебания определяет практика экономического маятника, которая является фундаментальным механизмом динамического процветания народного хозяйства развитой страны, придерживающейся ценностей и практики демократии. Чтобы понять, что такое практика экономического маятника следует рассмотреть деятельность выдающихся экономистов-теоретиков.
   В ставшей уже классической экономической науке наряду с хорошо известным нам марксизмом существует кейнсианство, возникнувшее после "Великой депрессии", как результат научного обоснования пути выхода из экономического кризиса, и монетаризм, нивелирующий результаты чрезмерного увлечения кейнсианством. Английский ученый Дж.М. Кейнс был одним из "столпов" западной школы экономики - кейнсианства. Как и марксизм, теория Дж.М. Кейнса - кейнсианство - была реакцией на противоречия и трудности капиталистической рыночной экономики. Но если материалист К. Маркс все проблемы свел к собственности, к ее национализации как к условию перехода к управляемой непосредственно экономике, то идеалист Дж.М. Кейнс показал, что можно успешно регулировать экономику опосредствованно и без сплошной национализации, оптимально сочетая три вида собственности: частную, коллективную и государственную.
   Дж.М. Кейнс показал вариант развития, который обобщал опыт "Нового курса" Ф.Д. Рузвельта. Это опосредствованное через изъятие и перераспределение сверхприбылей государственное регулирование, сочетаемое с рынком и социальной ответственностью государства, обеспечило быстрый выход из самого тяжелого в истории экономического кризиса и обеспечило мощный рост американской экономики. Увлечение кейнсианством было таким сильным, что государство стало стремительно развивать государственную собственность. Но оказалось, что предпочтительное развитие государственной собственности оправдано только в экстремальных условиях (например, во время войны), а в нормальных условиях она малоэффективна и низкоконкурентна по сравнению с частной собственностью.
   Это наглядно показал американский экономист М. Фридмен, обосновавший необходимость ведения новой экономической политики монетаризма, согласно которой необходимо было ограничивать роль государства в народном хозяйстве, либерализуя цены, частично приватизируя государственную собственность. Используя основные положения монетаризма, американский президент Р. Рейган и премьер-министр Британии М. Тэтчер вывели народные хозяйства своих стран из очередных экономических кризисов. Но ослабление государственного присутствия в народном хозяйстве ведет к монополизации отраслей народного хозяйства и, опять же, к снижению их эффективности. Поэтому сейчас в развитых странах идет очередное возрождение кейнсианства. Таким образом, и кейнсианство, и монетаризм имеют свои границы применения. Характерно, что демократы в США придерживаются, в основном, кейнсианства, в то время как республиканцы - монетаризма. И когда увлечение кейнсианством ухудшает условия хозяйствования в США, демократов у власти сменяют республиканцы, а также наоборот, что приводит к довольно динамичному развитию народного хозяйства США. Соответственно лейбористы в Великобритании придерживаются кейнсианства, а консерваторы - монетаризма.
   Идеи, воплощенные Л. Эрхардом, являлись неолиберальными (близкими к монетаризму, которого в те времена еще не было), но с учетом некоторых наработок кейнсианства, как обобщающей теории выхода из экономического кризиса. И они позволили преодолеть тяжелейший экономический кризис в Германии. Но постепенно эти идеи становились чисто неолиберальными, что привело к экономическим затруднениям 1966 года, в результате чего коалиционное правительство Л .Эрхарда распалось.
   Пришедшие к управлению страной социалисты стали проводить чисто политику кейнсианства, что позволило стабилизировать положение. Затем политика социалистов зашла в тупик, и кейнсианская модель экономики не смогла предотвратить стагнацию 1971-1975 годов из-за усиления роли государства на рынке. В 1976 году христианские демократы несколько потеснили социалистов и стали проводить политику монетаризма: осуществили либерализацию и частичную приватизацию, что позволило Германии вновь динамично развиваться.
   Этот ценный экономический опыт показывает, что в экономической политике нельзя придерживаться ортодоксального кейнсианства или ортодоксального монетаризма, поскольку каждое из этих направлений экономической науки позволяет изменять ухудшающиеся условия хозяйствования, а затем исчерпывает себя в своем развитии и требует временной замены противоположным направлением. У оппозиции всегда существует обостренное чувство недостатков политики правящей партии, у руководителей которой взгляд на экономическое развитие оказывается "замылен" еще недавними успехами, со временем перерастающими в свою противоположность из-за изменения условий хозяйственного развития. И регулярная смена правящей партии ее оппозицией, придерживающейся противоположных экономических взглядов, является единственной возможностью поддержания динамичного развития народного хозяйства. Иных механизмов динамического развития в природе не существует!
   Поэтому многопартийная система с двумя ведущими партиями, одна из которых пытается утвердить принципы кейнсианства, а другая - принципы монетаризма, является оптимальной для поддержания динамичного развития народного хозяйства! Это следует рассматривать как основу практики экономического маятника демократии. Уничтожение любой оппозиции рано или поздно автоматически вызывает стагнацию народного хозяйства. Это самоочевидное следствие из практики экономического маятника демократии. В большинстве развитых стран это поняли после кризиса 1973-1975 годов, что и сделало их динамично развивающимися!
   В чем сущность работы экономического маятника демократии? А дело в том, что за 500 лет развития капитализма идеологи его пришли к выводу, что в каждой развитой стране существует квазиоптимальное соотношение различных видов собственности, которое обеспечивает максимальный объем ВВП в каждый конкретный момент времени, что обеспечивает максимальное благосостояние населения. Квазиоптимальное соотношение получило свое определение по той причине, что оно лежит в некотором диапазоне значений с подвижными границами и само в зависимости от сложившихся экономических условий должно быть подвижным, так что конкретного значения этого соотношения предугадать заранее невозможно, а можно только по тенденциям изменения ВВП судить о том, приближаемся ли мы к оптимальному соотношению собственности, либо удаляемся от него.
   Диапазоны значений различных видов собственности приблизительно составляют: 20 - 30 процентов для государственной собственности, 15 - 25 процентов для народной (ассоциированной) собственности, 40 - 50 процентов для частной и акционерной собственности и 5 - 15 процентов для личной собственности. Конкретные значения для каждого вида собственности, определяемые статистиками, таковы, что в сумме они составляют 100 процентов, но непрерывно меняются в соответствии с политикой правящей партии, которая поначалу ведет к повышению ВВП и благосостоянию населения.
   Но условия хозяйственной жизни страны непрерывно меняются, что ведет к изменению положения оптимума соотношения видов собственности, а конкретными цифрами это можно оценить только с некоторой задержкой во времени по динамике измененмя ВВП. Между тем, основные положения хозяйственной политики правящей партии остаются неизменными в силу консервативности менталитета ее руководителей. И руководители оппозиции начинают бить тревогу: темпы роста ВВП замедляются, растет безработица и инфляция, отечественные капиталы начинают покидать страну, а для зарубежных капиталов ее хозяйство становится малопривлекательным, и, если не изменить хозяйственную политику, то народное хозяйство страны ждет очередной кризис.
   При очередных выборах электорат выражает недоверие правящей партии, приводя к управлению страной оппозиционную партию, которая коренным образом меняет хозяйственную политику, отчего вектор изменения соотношения видов собственности поворачивается в сторону движения к оптимальному соотношению. А дальше через некоторое время картина повторяется, поскольку момент перехода этого вектора через оптимум удается отследить только с некоторой задержкой во времени - это свойство консервативной многофакторной системы народного хозяйства. Картина повторяется и к управлению страной приходит партия, находящаяся в оппозиции, которая до этого уже управляла страной, но была забаллотирована в силу временного несоответсвия ее политики изменившимся условиям хозяйственного развития. Вот так работает экономический маятник демократии, не давая народному хозяйству очень высокоразвитой страны заметно отклониться от квазиоптиамального положения.
   Если в высокоразвитой стране существует только одна крупная партия, то ее народное хозяйство даже, если случайно чудесным образом окажется около квазиоптимального положения (чаще всего оно находится вдали от этой точки), через некоторое время несомненно удалится еще дальше от этого положения, и некому будет исправить эту ситуацию, поскольку вторая сильная оппозиционная партия с противоположной хозяйственной политикой отсутствует. Настоящая демократия сильна благодаря своим непрерывным изменениям. Если она не меняется, то это не демократия, а ее муляж, призванный для того, чтобы кого-то обмануть.
   В России при создании новой государственности в начале использовались элементы демократии, как некий антураж, который создавал искусственный имидж, способствующий получению кредитов в МВФ и МБРР. В государственной Думе присутствовало несколько оппозиционных партий и некоторое количество беспартийных депутатов, преодолевших 3-х процентный барьер. Однако с приходом В.В. Путина, который решил опираться на внутренние резервы в развитии страны и стал осуществлять политику всемерного снижения государственного долга внешним кредиторам, потребность в таком антураже отпала. Склонный к тоталитаризму президент постарался законодательно поднять планку допуска в Государственную Думу партий до 7-ми процентов, так что сейчас в законодательном органе присутствуют только 3 оппозиционные партии, а другие мелкие оппозиционные партии в законотворческой работе не участвуют и ведут полулегальное существование. Беда заключается в том, что их руководители, проявляя личные амбиции, не могут никак договориться и составить коалицию, выступающую под общими лозунгами.
   Конечно, недостатка в планах, стратегиях, "шагах к свободе" и прочих текстах подобного рода нет. Но из всех общих рассуждений о возвращении к демократии не делается вывода о тех преобразованиях, которые принято называть ключевыми или осевыми.
   Речь идет даже не о практическом осуществлении программ, а о том, чему эта программа подчинена, что именно интегрирует ее в единое целое. И уже после этого - о выборе способов ее осуществления в ее целостности.
   Последнее является самым главным, поскольку нынешний политический режим сумел консолидировать элиты и создать целостность политическую, ценностную, стилистическую. Он не признает субъектности оппозиции, но при этом вовсе не делает ее внесистемной. В системе все. Демократические организации, партии и объединения прекрасно подходят для демонстрации властью силы и непреклонности, а также для того, чтобы чем-то занять расплодившиеся и разросшиеся прикремлевские молодежки, которые с радостью участвуют в самых грязных кампаниях против оппозиции. Все при деле. А оптимизация управления - кого она интересует? Главное, что управление отработанно и реагирует на потребности правительства. Что мы при этом теряем - не важно! Разворовывают во много раз больше этих потерь.
   Кроме того, в последнее время оппозиционные объединения постоянно перестраиваются, как школа профучебы, организованная Егором Скумбриевичем в "Геркулесе". "Что, как известно, обозначает полную бездеятельность".
   Результатом может стать повторение ситуации 1905 года. Так получилось, что события того времени остаются в тени тех, что произошли двенадцать лет спустя. А зря. Потому что катастрофа года семнадцатого, когда власть захватила не самая сильная и не самая популярная партия, может быть истолкована только с учетом прежнего опыта.
   Говоря коротко, пятый год - это всероссийская политическая стачка в октябре при отсутствии политического субъекта, готового взять власть в стране. Результат печален: двухмиллионная политическая акция, прошедшая в 120 городах России, затронувшая все значимые общественные группы, выродилась в череду локальных актов насилия. И все. Несмотря на многопартийность и Государственную Думу, самодержавие продолжило свой путь к национальной катастрофе. Двенадцать лет спустя, когда власть свалилась в руки прежних оппозиционеров, они не смогли ее удержать, в первую очередь потому, что не готовили себя к этому занятию. И не имели представлений о своей миссии как некой целостности.
   Разумеется, параллели всегда ограничены в своих познавательных возможностях, но отрицать цикличность русской истории невозможно. И сейчас мы наблюдаем нечто подобное пятому году прошлого века. Протесты в регионах и на крупных предприятиях принимают политический характер, потому что таково свойство вертикали: хочешь изменить тарифную политику - требуй отставки Путина. Статусные столичные оппозиционеры, как ни пытаются присоседиться, но все же к региональным акциям имеют отношение весьма относительное. Тем более что проходят эти акции под самыми разными политическими знаменами. Да и, говоря откровенно, многие из отцов русской демократии путают оппозицию с опалой и по-прежнему числят себя в кадровом резерве власти, вместо того чтобы думать о том, как самим стать властью. "Цели нет передо мною". Целью же сейчас, после почти двух десятилетий строительства нынешней системы власти, служащей интересам группы частных лиц, является создание заново российской государственности, что возможно лишь на основе новой самоидентификации российской политической нации.
   В многочисленных программах и проектах много говорится и об экономических, и о политических реформах. Но это все не будет стоить абсолютно ничего, если не произойдет ясно выраженного и подтвержденного конкретными шагами отказа от наднационального самоутверждения, имперского расширения, статуса сверхдержавы и участника гонки вооружений.
   Поворот к неототалитаризму, обозначенный еще в самом начале путинского правления, стал очевиден с арестом М.Б. Ходорковского, разрушившим реальную надежду на русское экономическое чудо, политически был оформлен постбесланской политической реформой, а исторически обоснован словами о распаде СССР как величайшей геополитической катастрофе прошлого века. Такая трактовка главной политической заслуги Бориса Ельцина и его окружения, а также лидеров других бывших союзных республик лежит в основе самоидентификации нынешнего политического режима. Именно она, а не "суверенные демократии" и прочие шедевры политической мысли интегрирует его, формирует его целостность.
   Агитпроп сейчас производит разную продукцию. Мы видим почти стихотворные сочинения о Городе Будущего, подписанные агитпроповскими штабистами, или же идеологические клише, распространяемые безымянными бойцами. Одно из них поражает своей точностью и откровенностью: "Россию защищает от агрессии только массовый экспорт ресурсов, большой ядерный арсенал и хорошие современные вооружения".
   Это обоснование нынешней экономической модели и позиционирования России в мире. Если судить не по декларациям, а по реальной политике, власть действует именно в этой парадигме. Путь к новому парламентаризму, политической конкуренции, гражданскому обществу, рыночной экономике, то есть к цивилизованному переустройству внутренней жизни страны, начинается с преодоления страха вот перед этой самой "агрессией", угрозы которой не было сейчас, как не было ее во времена фултонской речи и во всю советскую эпоху.
   Принципиально иная - без всяких уступок прежним клише, страхам и предрассудкам - картина мира может интегрировать общественные силы, способные взять власть, чтобы вернуть Россию на -цивилизованный путь развития. Все остальное - это чередование оттепелей с заморозками и перестроек с застоями. Причем - и это принципиально - при переходе от одного к другому решающими всегда были внешнеполитические и внешнеэкономические факторы. Задача же в том, чтобы главными были причины внутренние, для чего, собственно, и потребна новая картина мира.
   Это не удалось в семнадцатом году - власть подобрали большевики. Это не удалось в девяностые - к власти подобралась нынешняя правящая элита. Русская история продолжает оставаться цикличной, а место национального лидера по-прежнему, то есть как всегда, вакантно.
  

Зеленная ненасильственная революция

  
   Википедия определяет термин Зелёная революция как комплекс изменений в сельском хозяйстве развивающихся стран, имевших место в 1940-х-1970-х годах и приведших к значительному увеличению мировой сельскохозяйственной продукции. Он включал в себя активное выведение более продуктивных сортов растений, расширение ирригации, применения удобрений, пестицидов, современной техники.
   Начало Зелёной революции было положено в Мексике в 1943 году сельскохозяйственной программой мексиканского правительства и Фонда Рокфеллера. Крупнейших успехов по этой программе достигНорман Борлоуг, выведший множество высокоэффективных сортов пшеницы, в том числе с коротким стеблем, устойчивую к полеганию. К 1951 - 1956 Мексика полностью обеспечила себя зерном и начала его экспорт, за 15 лет урожайность зерновых в стране выросла в 3 раза. Разработки Н. Борлоуга были использованы в селекционной работе в Колумбии, Индии, Пакистане, в 1970 Н. Борлоуг получил Нобелевскую премию мира.
   В 1963 на базе мексиканских исследовательских учреждений был создан Международный центр улучшения сортов пшеницы и кукурузы (CIMMYT), активно способствующий распространению Зелёной революции.
   Зелёная революция позволила не только прокормить увеличивающееся население Земли, но и улучшить его качество жизни. Количество калорий в потреблённой за сутки пище возросло в развивающихся странах на 25 процентов.
   В 1961 году Индия была на грани массового голода. Н. Борлоуг был приглашен в Индию советником индийского министра сельского хозяйства. Индийское правительство в сотрудничестве с Фондом Форда организвало импорта семян пшеницы из СИММИТа. Штат Пенджаб был выбран правительством Индии, чтобы попробовать новые культуры, потому что его надежное водоснабжение и опыт сельскохозяйственных агрокутур могли обеспечить успех эксперимента. Так Индия начала свою Зеленая революция, разработав программы селекции, развития орошения, и финансированию агрохимикатов.
   Индия вскоре принял программу - использования карликовых сортов риса IR8, выведенных Международным исследовательским институтом риса (IRRI), которые могли бы производить больше зерна с одного растения при выращивании с использованием определенных удобрений и орошения. В 1968 году индийские агроном SK De Датта опубликовал результаты своих исследований, из которых следовало, что сорта IR8 риса дали около 5 тонн с гектара, без удобрений и почти 10 тонн с гектара при оптимальных условиях. Это было в 10 раз больше урожайности традиционного риса. IR8 имел успех по всей Азии, и получил название "Чудо Рис".
   В 1960 году средняя урожайность риса в Индии было около двух тонн с гектара, а к середине 1990-х годов она возросло до шести тонн с гектара. В 1970-х годах тонна риса стоила около 550 долларов, а в 2001 году она стоила менее 200 долларов. Индия стала одним из самых успешных в мире производителей риса, и в настоящее время является крупнейшим экспортером риса, поставив на рынок почти 4,5 миллиона тонн в 2006 году .
   В 1960 году Филиппины были на грани голода. Правительство Филиппин приняло программу разведения риса IR8. IR8 требует использования удобрений и пестицидов, но производится значительно более высокие урожаи, чем традиционные сорта. Годовой объем производства риса на Филиппинах увеличилось с 3,7 до 7,7 млн. тонн за два десятилетия. С переходом на рис IR8, Филиппины стали экспортером риса в первый раз в 20-м веке. Но интенсивное использования пестицидов сократили количество рыб и лягушек, обитающих в рисовых полях.
   В то же время из-за широкого распространения минеральных удобрений и пестицидов возникли проблемы экологического характера. Интенсификация земледелия нарушила водный режим почв, что вызвало масштабное засоление и опустынивание. Препараты меди и серы, вызывающие загрязнение почвы тяжёлыми металлами, к середине XX века были заменены ароматическими, гетероциклическими, хлор- и фосфорорганическими соединениями (карбофос, дихлофос, ДДТ и другими). В отличие от более старых препаратов эти вещества действуют в более низкой концентрации, что позволило снизить расходы на химическую обработку. Многие из этих веществ оказались устойчивыми и плохо разлагались биотой.
   Зелёная революция способствовала глобализации и захвату рынков семян, удобрений, пестицидов и сельхозтехники развивающихся стран американскими компаниями.
   Джон Зерзан пишет о Зеленой Революции:
   "Еще одним послевоенным феноменом стала Зеленная революция, заявленная в качестве спасения доведенных до нищеты стран "третьего мира", с помощью американского капитала и технологий. Но вместо того, чтобы накормить голодающих, Зеленная революция выгнала миллионы жертв программы, поддерживающей крупные корпоративные фермы, с пахотных земель Азии, Латигской Америки и Африки. Результатом стала чудовищная технологическая колонизация, поставившая мир в зависимость от капиталоемкого сельскохозяйственного бизнеса и уничтожившая прежние земледельческие общины. Появилась нужда в обширных затратах ископаемого топлива, и в конце концов эта колонизация оернулась беспрецедентным насилием над природой.
   После голода в 2001 году и многих лет хронического голода и нищеты, в 2005 году в небольшой африканской стране Малави начали проводить "Сельскохозяйственную программу субсидирования", по которой ежегодно выдаютя ваучеры мелким фермерам для покупки субсидированных азотных удобрений и семян кукурузы. В первый год программы сообщалось о производстве крупнейшего урожая кукурузы в истории страны; достаточного чтобы прокормить страну и много тонн кукурузы еще осталось. Программа продолжалась с тех пор ежегодно. Различные источники утверждают, что программа была необычно успешной, приветствуя ее как "чудо".
   Новые сорта пшеницы и других зерновых также сыграли важную роль в Зеленойю революции.
   Зеленая революция распространилась технологиями, которые уже существовали и раньше, но не были широко использованы за пределами промышленно развитых стран. Эти технологии включали современные ирригационные проекты, пестициды, синтетические азотные удобрения и улучшенных сортов сельскохозяйственных культур, разработанных в рамках обычных, научно обоснованных методов, доступных в то время.
   Технологическим развитием Зеленой революции было производство сортов кукурузы, пшеницы и риса, которые обычно называют HYV или "высокоурожайные сорта". HYV имеют более высокий имеют поглощающий потенциал азота выше, чем другие сорта, как правило, возрастает сбор урожая. HYV значительно превосходят традиционные сорта при использовании адекватной ирригации, пестицидов и удобрений. В отсутствие этих факторов, традиционные сорта могут превзойти HYV. Поэтому некоторые авторы бросили укор явному превосходству HYV не только по сравнению с традиционными сортами в отдельности, но, противопоставляя монокультурные системы, связанные с HYV с поликультурной системой, связанной с традиционными культурами.
   Производство зерновых более чем удвоилось в развивающихся странах в период 1961-1985. Урожайность риса, кукурузы и пшеницы неуклонно растет в течение этого периода, рост производства можно отнести примерно одинаково на орошение, пестициды и удобрения.
   В то время как продукция сельского хозяйства увеличилась в результате Зеленая революция, затраты энергии для производства сельскохозяйственной продукции увеличились быстрее, но соотношение выращиваемых культур по затратам энергии снизились с течением времени из- резкого роста объема производимых зерновых.
   Население мира выросло почти на четыре миллиарда человек с начала Зеленая революция, и многие считают, что без нее было бы больше голодающих и недоедающих. Индия демонстрирует ежегодный рост производства пшеницы с 10 млн. тонн в 1960 году до 73 миллионов в 2006 году. В среднем человек в развивающихся странах потребляет примерно на 25 процентов больше калорий в день, чем до Зеленой революции. Между 1950 и 1984 годами, в результате Зеленой революции по всему миру, мировое производство зерна увеличилось более чем на 250 процентов.
   Переход от традиционного сельского хозяйства, в котором посевы производились на мелких фермах к сельскому хозяйству Зеленой революции, которое требует вложения финансовыъ соредств, привело к широкому создание сельских кредитных организаций. Мелкие фермеры часто брали кредит, который во многих случаях не могли отдать, что вело к потере их сельскохозяйственных угодий. Повышение уровня механизации на крупных фермах стало возможным благодаря Зеленой революции, что снизило занятость населения в сельском хозяйстве. Богатые фермеры имеют лучший доступ к кредитам и земле, так что Зеленая Революция увеличила имущественное неравенство. Некоторые регионы смогли принять Зеленую революцию в сельском хозяйстве с большей готовностью, чем другие (по политическим или географическим причинам), межрегиональное экономического неравенства также возросло.Многие мелкие фермеры страдают от падения цен в результате роста производства зерновых в целом. Тем не менее, на крупные сельскохозяйственные компании приходится лишь менее 10 процентов от общего потенциала сельского хозяйства.
   Новые экономические трудности мелких фермеров и безземельных сельскохозяйственных рабочих привели к увеличению сельско-городской миграции. Увеличение производства продовольствия привело к более дешевой пище для городских жителей, и к увеличению городского населения, что увеличило потенциал для индустриализации.
   В некотором смысле Зеленая революция была продуктом глобализации, о чем свидетельствует создание международных центров сельскохозяйственных исследований, обмена информацией, а также с транснациональным финансированием из фондов Форда, Рокфеллера и Агентства США по международному развитию (USAID). Кроме того, для получения ресурсов, необходимых в сельском хозяйстве, Зеленая революция создала новые рынки для семян и химические корпорации, многие из которых были основаны в Соединенных Штатах. Например, Standard Oil из Нью-Джерси организовала сотни дистрибьюторов в Филиппинах, чтобы продать сельскохозяйственные пакеты из HYV семян, удобрений и пестицидов.
   В статье "Зеленая революция": вчера, сегодня и завтра" Норман Э. Борлоуг, лауреат Нобелевской премии мира 1970 года подвел итоги Зеленой революции. Этот ученый-селекционер - один из самых известных людей в мире. Он спас от голодной смерти столько людей, сколько не удавалось до него никому. Его считают отцом "Зеленой революции". Несмотря на известные издержки, присущие любой революции, и неоднозначное восприятие мировым сообществом ее результатов (некоторые эксперты считают, что "Зеленая революция" повлекла за собой истощение и даже эрозию почв в ряде регионов мира, а также способствовала росту загрязнения окружающей среды удобрениями и ядохимикатами), факт остается фактом: именно она позволила многим развивающимся странам не только преодолеть угрозу голода, но и полностью обеспечить себя продовольствием. Приведем фрагменты статьи.
   "Вот уже почти 60 лет я непрерывно участвую в научных исследованиях, связанных с развитием сельского хозяйства и производством продовольствия, прежде всего для развивающихся стран, испытывающих его недостаток. На протяжении этих десятилетий вместе с множеством ученых, политических деятелей и производителей сельскохозяйственной продукции мы пытались трансформировать существующую систему производства продовольствия с тем, чтобы не сбылись появившиеся в 1960-е годы мрачные прогнозы о грозящем миру голоде. В результате этих усилий рост производства продовольствия в мире обогнал рост населения Земли. Производство продуктов питания на душу населения в 1998 г. превысило показатели 1961 г. почти на четверть и оказалось на 40 процентов дешевле. Однако проблемы производства продовольствия и борьбы с голодом нельзя считать решенными.
   Сельское хозяйство - уникальный вид человеческой деятельности, который можно одновременно рассматривать как искусство, науку и ремесло управления ростом растений и животных для нужд человека. И всегда главной целью этой деятельности оставался рост производства продукции, которое ныне достигло 5 миллиардов тонн в год. Чтобы накормить растущее население Земли, к 2025 г. этот показатель предстоит увеличить по меньшей мере на 50%. Но такого результата производители сельскохозяйственной продукции смогут достичь только в том случае, если в любой точке мира получат доступ к самым передовым методам выращивания самых высокоурожайных сортов культурных растений. Для этого им необходимо также овладеть всеми последними достижениями сельскохозяйственной биотехнологии.
   Почти все наши традиционные продукты питания представляют собой результат естественных мутаций и генетической трансформации, которые служат движущими силами эволюции. Не будь этих основополагающих процессов, мы все еще барахтались бы в донных осадках первобытного океана. К счастью, время от времени мать-природа брала на себя ответственность и совершала генетические модификации, причем зачастую, как говорится, "по-крупному". Так, пшеница, которой принадлежит столь значительная роль в нашем современном рационе, приобрела свои нынешние качества в результате необычных (но вполне естественных) скрещиваний между различными видами трав. Сегодняшний пшеничный хлеб - результат гибридизации трех различных растительных геномов, каждый из которых содержит набор семи хромосом. В этом смысле пшеничный хлеб следовало бы отнести к трансгенным, или генетически модифицированным (ГМ) продуктам. Еще один результат трансгенной гибридизации - современная кукуруза, появившаяся, скорее всего, благодаря скрещиванию видов Teosinte и Tripsacum.
   Первобытных людей, впервые проследивших за циклом развития растений, можно смело считать первыми учеными. По мере того как они находили ответы на вопросы, где, когда и как следует выращивать те или иные растения, в каких почвах, сколько воды требует каждое из них, они все больше и больше расширяли понимание природы. Сотни поколений земледельцев способствовали ускорению генетических преобразований благодаря регулярной селекции с использованием наиболее плодовитых и сильных растений и животных. Чтобы понять, как далеко зашли эти эволюционные изменения, достаточно взглянуть на кукурузные початки (их возраст - 5 тысяч лет), найденные при раскопках в пещере Теуакан (Мексика). Они примерно в 10 раз меньше, чем у современных сортов.
   На протяжении последних 100 лет ученые смогли применить свои резко расширившиеся познания в генетике, физиологии растений, патологии, энтомологии и других дисциплинах для того, чтобы заметно ускорить процесс совмещения высокой урожайности растений с высокой устойчивостью по отношению к широкому диапазону биотических и абиотических стрессов.
   Что сулит миру наукоемкое сельское хозяйство?
   Выражение "Зеленая революция" впервые употребил в 1968 г. директор Агентства США по международному развитию В. Гауд, пытаясь охарактеризовать прорыв, достигнутый в производстве продовольствия на планете за счет широкого распространения новых высокопродуктивных и низкорослых сортов пшеницы и риса в странах Азии, страдавших от нехватки продовольствия. Многие журналисты тогда стремились описать "зеленую революцию" как массовый перенос передовых технологий, разработанных в наиболее развитых и получавших стабильно высокие урожаи агросистемах, на поля крестьян в странах "третьего мира". На мой взгляд, гораздо важнее то, что она ознаменовала собой начало новой эры развития сельского хозяйства на планете, эры, в которую сельскохозяйственная наука смогла предложить ряд усовершенствованных технологий в соответствии со специфическими условиями, характерными для фермерских хозяйств в развивающихся странах.
   Критики "Зеленой революции" пытались сфокусировать общественное внимание на чрезмерном изобилии новых сортов, выведение которых якобы становилось самоцелью, как будто бы эти сорта сами по себе могли обеспечить столь чудодейственные результаты. Конечно, современные сорта позволяют повысить среднюю урожайность за счет более эффективных способов выращивания растений и ухода за ними, за счет их большей устойчивости к насекомым-вредителям и основным болезням. Однако они лишь тогда позволяют получить заметно больший урожай, когда им обеспечен надлежащий уход, выполнение агротехнических приемов в соответствии с календарем и стадией развития растений (внесение удобрений, полив, контроль влажности почвы и борьба с насекомыми-вредителями). Все эти процедуры остаются абсолютно необходимыми и для полученных в последние годы трансгенных сортов. Более того, радикальные изменения в уходе за растениями, повышение культуры растениеводства становятся просто необходимыми, если фермеры приступают к возделыванию современных высокоурожайных сортов. Скажем, внесение удобрений и регулярный полив, столь необходимые для получения высоких урожаев, одновременно создают благоприятные условия для развития сорняков, насекомых-вредителей и развития ряда распространенных заболеваний растений. Так что дополнительные меры по борьбе с сорняками, вредителями и болезнями неизбежны при внедрении новых сортов.
   За последние 40 лет упомянутые изменения распространяются все стремительнее и затрагивают основные приемы земледелия в большинстве стран мира. В качестве подтверждения рассмотрим развивающиеся страны Азии, характеристики сельского хозяйства которых приведены в таблице.
Интенсификация сельского хозяйства сказывается на окружающей среде и вызывает определенные социальные проблемы. Впрочем, судить о вреде или пользе современных технологий (в том числе, и растениеводства) можно лишь с учетом стремительного роста населения Земли. Скажем, население Азии за 40 лет увеличилось более чем вдвое (с 1,6 до 3,5 миллиардов человек). Каково было бы дополнительным 2 миллиардам человек, если бы не "Зеленая революция"? Хотя механизация сельского хозяйства привела к уменьшению числа фермерских хозяйств (и в этом смысле способствовала росту безработицы), польза от "зеленой революции", связанная с многократным ростом производства продуктов питания и устойчивым снижением цен на хлеб почти во всех странах мира, гораздо более значима для человечества.
   И все же ряд проблем (прежде всего засоление почв, вызванное плохо спроектированными и обслуживаемыми старыми ирригационными системами, а также загрязнение почв и поверхностных водоемов, обусловленное в значительной мере избыточным использованием удобрений и химических средств защиты растений) требует серьезного внимания всего мирового сообщества. Повышая урожаи на землях, наиболее пригодных для возделывания растений, производители сельскохозяйственной продукции во всем мире оставляют практически нетронутыми огромные площади земель другого назначения. Так, если сравнить мировую продукцию растениеводства в 1950 году и 1998 году, то при прежней урожайности для обеспечения такого роста пришлось бы засеять не 600 миллионов га, как ныне, а втрое больше. Между тем дополнительные 1,2 миллиардов га уже, по сути, взять негде, особенно в странах Азии, где плотность населения чрезвычайно высока. Кроме того, земли, вовлеченные в сельскохозяйственный оборот, с каждым годом становятся все более истощенными и экологически уязвимыми. Влияние эрозии почв, сведения лесов и лугов на биоразнообразие все ощутимее.
   Несмотря на значительные успехи "Зеленой революции", битва за продовольственную безопасность для сотен миллионов людей в наиболее бедных странах далека от завершения. Стремительный рост населения "третьего мира" в целом, еще более разительные перемены демографических распределений в тех или иных регионах, неэффективные программы борьбы с голодом и бедностью во многих странах "съели" большую часть достижений на ниве производства продовольствия. Скажем, в странах Юго-Восточной Азии производство продуктов питания все еще явно недостаточно, чтобы победить голод и бедность, в то время как Китай совершил колоссальный скачок. Нобелевский лауреат по экономике профессор Амартия Сен склонен приписать грандиозные успехи Китая в борьбе с голодом и бедностью (в частности, по сравнению с Индией) тому, что руководство Китая выделяет огромные средства на образование и здравоохранение прежде всего в отсталых сельскохозяйственных районах страны. При более здоровом и лучше образованном сельском населении китайская экономика на протяжении последних 20 лет оказалась в состоянии развиваться вдвое быстрее индийской. Сегодня средний доход на душу населения в Китае почти вдвое выше, чем в Индии.
Во многих других частях развивающегося мира (например, странах Экваториальной Африки и удаленных от центров цивилизации высокогорных районах Азии и Латинской Америки) технологии, принесенные на поля "Зеленой революцией", все еще недоступны большинству крестьян. Причем основная причина этого вовсе не их непригодность к условиям этих регионов, как считают некоторые. Разработанная в Ассоциации Сасакава в 2000 г. глобальная программа модернизации сельскохозяйственного производства уже оказала серьезную помощь мелким хозяйствам в 14 африканских странах. В рамках этой программы свыше миллиона демонстрационных участков площадью от 0,1 до 0,5 га засеяны кукурузой, сорго, пшеницей, кассавой, рисом и бобовыми. Повсюду на этих участках средний урожай в 2-3 раза выше, чем на традиционно обрабатываемых полях.
   Основное препятствие для интенсификации сельского хозяйства в Африке заключается в том, что рыночные издержки здесь, пожалуй, наивысшие в мире. Для облегчения производства сельскохозяйственной продукции необходим эффективный транспорт, который дал бы возможность фермерам своевременно доставить продукцию на рынки. Поиск оптимальных путей создания эффективной инфраструктуры в Экваториальной Африке - необходимый фундамент для всех остальных усилий, направленных на борьбу с нищетой, развитие здравоохранения и образования в одном из беднейших регионов планеты.
   С неудачами стран "третьего мира" и международных организаций, содействующих их развитию, в попытках добиться адекватной отдачи от вложений в сельское хозяйство смириться нелегко, поскольку, на протяжении всей истории ни одной нации не удавалось повысить благосостояние и добиться развития экономики без предварительного резкого увеличения производства продуктов питания, главным источником которых всегда оставалось сельское хозяйство. Поэтому, как считают многие специалисты, в XXI веке предстоит вторая "зеленая революция". Без этого не удастся обеспечить человеческое существование всем, кто приходит в этот мир.
   К счастью, урожайность основных продовольственных культур непрерывно повышается за счет совершенствования обработки почвы, орошения, внесения удобрений, борьбы с сорняками и вредителями и уменьшения потерь при уборке урожая. Тем не менее уже сейчас очевидно, что потребуются немалые усилия как традиционной селекции, так и современной сельскохозяйственной биотехнологии, для того чтобы добиться генетического совершенствования продовольственных растений в темпе, который позволил бы к 2025 г. удовлетворить потребности 8,3 миллиардов человек. Для дальнейшего роста производства сельскохозяйственной продукции понадобится много удобрений, особенно в странах Экваториальной Африки, где до сих пор удобрений вносят не более 10 кг на гектар (в десятки раз меньше, чем в развитых странах и даже в развивающихся странах Азии).
   Массовое использование удобрений началось после второй мировой войны. Особенно широкое распространение получили недорогие азотные удобрения на основе синтетического аммиака, ставшие неотъемлемым атрибутом современных технологий растениеводства (сегодня в мире ежегодно потребляется свыше 80 миллионов тонн азотных удобрений). По оценкам специалистов, изучающих азотные циклы в природе, не менее 40 процентов из 6 миллиардов человек, населяющих ныне планету, живы лишь благодаря открытию синтеза аммиака. Внести такое количество азота в почву с помощью органических удобрений было бы совершенно немыслимо, даже если бы все мы только этим и занимались.
   Чего ждать от биотехнологии?
   За последние 20 лет биотехнология, используя рекомбинантные (полученные за счет объединения вместе не встречающихся в природе фрагментов) ДНК, превратилась в неоценимый новый научный метод исследования и производства продукции сельского хозяйства. Это беспрецедентное проникновение в глубины генома - на молекулярный уровень - следует рассматривать как одну из важнейших вех на пути бесконечного познания природы. Рекомбинантная ДНК позволяет селекционерам отбирать и вводить в растения гены "поодиночке", что не только резко сокращает время исследований по сравнению с традиционной селекцией, избавляя от необходимости тратить его на "ненужные" гены, но и дает возможность получать "полезные" гены из самых разных видов растений. Эта генетическая трансформация сулит огромную пользу для производителей сельскохозяйственной продукции, в частности, повышая устойчивость растений к насекомым-вредителям, болезням и гербицидам. Дополнительные выгоды связаны с выведением сортов, более устойчивых к недостатку или избытку влаги в почве, а также к жаре или холоду - основным характеристикам современных прогнозов грядущих климатических катаклизмов. Наконец, немалую выгоду может получить от биотехнологии и непосредственно потребитель, поскольку новые сорта обладают более высокими питательными свойствами и другими характеристиками, сказывающимися на здоровье. И это произойдет в ближайшие 10-20 лет.
   Несмотря на отчаянную оппозицию по отношению к трансгенным растениям в определенных кругах, новые сорта быстро завоевывают популярность в среде производителей. Это - пример наиболее быстрого распространения (как результатов, так и методов) во всей многовековой истории сельского хозяйства. В 1996-1999 годах площади, засеянные трансгенными сортами основных продовольственных культур, увеличились почти в 25 раз (с 1,7 до 40 миллионов га). По самым скромным оценкам, в 2001 году эта площадь возрастет до 44 миллионов га.
   Именно жители стран с низким доходом на душу населения, испытывающих дефицит продуктов питания, больше всех нуждаются в богатой белками продукции новой сельскохозяйственной биотехнологии, ибо производителям это сулит снижение стоимости единицы продукции и увеличение прибыли, а потребителям -- изобилие и доступность пищи. А поскольку все достижения этой современной технологии "заключены" в семенах, не составит особого труда доставить их в самые мелкие хозяйства, что позволит преодолеть главное препятствие на пути распределения любой помощи - доставить ее тому, кто в ней действительно нуждается. Но пока мы наблюдаем, как, вместо того чтобы использовать эти достижения для спасения от голода сотен миллионов людей в беднейших странах мира, их подвергают ожесточенным нападкам в самых богатых странах, власти которых в целом тратят на поддержку своей весьма немногочисленной армии фермеров около 350 миллиардов долларов в год и где основные проблемы питания населения связаны с ожирением. Трудно представить себе что-либо более аморальное!
   Исследования и развитие сельского хозяйства в мире сегодня поддерживаются преимущественно инвестициями в частном секторе. И мировому сообществу следует признать, что наиболее реальный и быстрый способ донести достижения новой технологии до тех, кому они необходимы больше всего, т. е. до самых бедных, -- это "раскрутка" нормального (экономически оправданного) цикла производства продукции. Иными словами, кратчайший путь к избавлению человечества от позорных для XXI в. голодных смертей -- сделать так, чтобы эти достижения быстро распространились сначала в богатой части общества, а затем - в бедной. Если эта схема распространения сможет работать без сбоев, частные биотехнологические компании будут вынуждены установить на свою продукцию цены, вполне приемлемые даже для стран с самым низким доходом, так что даже бедные крестьяне смогут получить пользу, производя ГМ-продукты.
   Я также верю в то, что крупные транснациональные корпорации поделятся своим опытом в этой области с государственными научными центрами и отдельными учеными, пытающимися продвинуть технологии возделывания основных продовольственных культур в мелкие хозяйства. Это неизбежное партнерство сможет повлиять на ситуацию на основных транснациональных рынках так, чтобы проблемы сельского хозяйства в мире решались исходя не только из сиюминутных приоритетов.
Сегодня все реальнее выглядят перспективы сельскохозяйственной биотехнологии предоставить такие растения, которые будут использоваться как лекарства или вакцины (например, против распространенных болезней, подобных гепатиту B или диарее). Мы будем просто выращивать такие растения и есть их плоды, чтобы излечиться от многих болезней или предотвратить их. Трудно даже представить, какое значение это может иметь для бедных стран, где обычные фармацевтические средства все еще в диковинку, а традиционные программы вакцинации по линии ВОЗ оказываются слишком дорогими и трудно выполнимыми. Это направление исследований необходимо всемерно поддерживать, в том числе и через упомянутое сотрудничество государственного и частного секторов экономики.
   Конечно, бедным странам предстоит разработать разумные механизмы регуляции, чтобы наиболее эффективно направлять развитие производства, испытания и применения ГМ-продуктов для охраны как здоровья населения, так и окружающей среды. Кроме того, интеллектуальная собственность частных компаний (созданный ими интеллектуальный продукт) также нуждается в защите, чтобы обеспечить справедливое возмещение прежних инвестиций и гарантировать их рост в будущем.
   Устоим ли против невежественных фанатиков?
   Похоже, что очень многие из яростных оппонентов сельскохозяйственной биотехнологии движимы скорее ненавистью к капитализму и набирающей силу глобализации, нежели реальной обеспокоенностью безопасностью ГМ-организмов (ГМО). Однако страх, порождаемый ими в общественном мнении по отношению к продуктам биотехнологии, в значительной мере обусловлен неспособностью наших учебных заведений привить учащимся хотя бы элементарные знания по сельскому хозяйству. Эти пороки системы образования ведут к чудовищным результатам: подавляющее большинство людей, даже считающихся весьма образованными, оказываются абсолютно невежественными в той области знаний, которая служит основой их повседневной жизни сегодня и, что еще важнее, - их выживания в будущем. Необходимо без промедления начать борьбу с этим невежеством, особенно среди благополучного городского населения сравнительно богатых стран, в частности, сделав обязательным для студентов всех специальностей изучение основ биологии.
   Ведущиеся ныне ожесточенные дебаты о трансгенных сельскохозяйственных растениях сосредоточены на двух основных проблемах: безопасности и беспокойстве о равном доступе и праве собственности. Обеспокоенность потенциальной опасностью ГМО базируется преимущественно на представлениях о том, что введение "чужеродных" ДНК в основные сорта продовольственных культур "противоестественно" и, стало быть, сопровождается неустранимым риском для здоровья. Но поскольку все живые организмы, включая продовольственные растения, животных, микробов и т. д., содержат ДНК, как можно считать рекомбинантные ДНК "противоестественными"?
   Даже определить понятие "чужеродный ген" и то проблематично, поскольку множество генов оказываются общими для самых разных организмов. Конечно, необходимо помечать ГМ-продукты, особенно в тех случаях, когда их свойства заметно отличаются от традиционных (скажем, по пищевой ценности) или в них присутствуют явные аллергены или токсины. Но в чем смысл такой идентификации в тех случаях, когда качества ГМ- и обычных продуктов не отличаются? Мне кажется, это серьезно дискредитирует основную цель любой маркировки -- дать потребителю необходимую информацию о питательных или влияющих на здоровье качествах продукта с тем, чтобы он мог сделать "осознанный" выбор.
   Что касается потенциального влияния на окружающую среду, я считаю возражения против трансгенных сортов, содержащих ген Bacillus thuringiensis (Bt)*, особенно смехотворными. Не только в научной, но и в популярной литературе не раз описаны удивительные свойства этой бактерии - непревзойденного натурального инсектицида. Однако активисты борьбы с ГМО неустанно поносят введение гена Bt в любые растения, даже не взирая на то, что это позволяет резко сократить применение химикатов и, в отличие от последних, абсолютно безвредно для других животных и человека. Отчасти их возражения сводятся к опасениям, что широкое распространение растений, устойчивых к насекомым-вредителям благодаря введению в их геном гена Bt, вызовет мутацию насекомых, которая в итоге сделает применение подобных биологических инсектицидов неэффективным. Но эта цепочка рассуждений выглядит наивной.
   Нет никаких научных данных, которые бы заставили усомниться в том, что эта способность гена бактерии даровать растениям защищенность от насекомых-вредителей может быть утрачена, поскольку изменение таких свойств определяется программами динамического скрещивания, в которых участвуют как обычные, так и рекомбинантные ДНК, что надежно избавляет от приобретения "вредных" для организма качеств при мутациях. Это остается основой всех программ скрещивания и селекции растений на протяжении вот уже 70 лет.
   В США безопасность всех ГМО самым тщательным образом проверяют по меньшей мере три федеральных органа: Министерство сельского хозяйства, ответственное за то, чтобы выращивание любого сорта сельскохозяйственных культур не оказывало вредного влияния на все остальные растения; Агентство по охране окружающей среды, особо отвечающее за проникновение на рынок растений, обладающих устойчивостью к гербицидам, насекомым-вредителям и наиболее распространенным заболеваниям, и, наконец, Комиссия по контролю за продуктами питания и лекарственными средствами, в чьем ведении пищевая безопасность населения. К ГМ-продуктам все они предъявляют требования гораздо более высокие, чем к сортам, полученным в результате обычной селекции и даже селекции, в которой мутации вызваны облучением или применением химикатов.
   В то же время общество должно отчетливо сознавать, что в природе не бывает "нулевого биологического риска", представление о котором - всего лишь воплощение не основанного ни на каких научных данных "принципа предосторожности", используемого противниками ГМО как уловка, цель которой - воспрепятствовать развитию этого направления науки и технологии.
   По данным Американского совета по науке и здравоохранению, пока нет достоверной научной информации, свидетельствующей о какой-либо опасности, присущей ГМО. Рекомбинантные ДНК на протяжении 25 лет с успехом используются в фармацевтике, где до сих пор не зафиксировано ни одного случая вреда, вызванного ГМ-процессами. Точно так же нет ни одного свидетельства каких-либо нарушений, вызванных потреблением ГМ-продуктов. Это вовсе не означает, что какие бы то ни было риски, связанные с такими продуктами, отсутствуют в принципе. Как говорится, "все может быть". Но мы просто обязаны безошибочно отличать методы получения ГМО, которым не присуща какая-либо дополнительная опасность, от продуктов, полученных этими методами, в которых, как и в любой продукции, полученной другими методами, в принципе не исключено наличие попавших туда каким-то образом токсинов или аллергенов.
   Конечно, нельзя полностью исключить и ошибки при сертификации ГМО. Недавний пример такого рода дает нам "ограниченное одобрение" Агентством по охране окружающей среды для распространения в США Bt-гибрида кукурузы (печально известного Starlink), который был разрешен только в качестве корма для животных из-за его возможного аллергического действия на людей. Агентство гарантировало безопасность его использования в расчете на то, что в цивилизованном обществе отсутствуют каналы, которые бы на рынке перемешали корм для животных с пищей для человека. Однако Starlink оказался в некоторых пищевых изделиях и блюдах из кукурузы, что серьезно подорвало доверие потребителей к ГМ-продуктам. Несмотря на связанный с этим ажиотаж, нет абсолютно никаких оснований считать, что кукуруза стала вдруг небезопасной для человека. В данном случае страх перед будущими возможными аллергическими реакциями вызван недобросовестностью отдельных участников рынка.
   Второй дискуссионный аспект трансгенных сортов продовольственных культур связан с проблемами собственности и обеспечения доступа к новым продуктам и технологиям их получения. Частный сектор экономики настойчиво ищет возможность получить отдачу от своих вложений в исследования ГМО. Оформление прав интеллектуальной собственности в области, связанной с многообразием форм жизни и доступом фермеров к ГМ-сортам основных продовольственных культур, должно стать предметом пристального внимания всего общества. По традиции патенты в основном присуждались за "изобретения", а не за "открытия" каких-либо функций или характеристик. Как эти различия проявятся в данной жизненно важной области - пока не ясно. Более того, до сих пор не понятно, на какой срок и на каких условиях следует выдавать патенты на "биоинженерную продукцию".
   Высокая стоимость исследований по биотехнологии способствует также быстрому объединению усилий и собственности компаний, действующих в этой области. Надо признать, что нелегко однозначно оценить этот процесс, и, видимо, наиболее адекватной реакцией на него со стороны правительств стало бы достойное финансирование аналогичных исследовательских программ в государственных научных учреждениях. По крайней мере это позволило бы фермерам и потребителям не чувствовать себя заложниками в возможных перипетиях взаимоотношений частных монополий. К сожалению, приходится констатировать, что за последние 20 лет государственная поддержка исследований в этой области неуклонно снижалась, а международные исследовательские программы по сельскому хозяйству сворачивались столь стремительно, что это невольно заставляло задуматься о надвигающейся катастрофе. Если эти тенденции сохранятся, большинство организаций, занимающихся исследованиями в области сельского хозяйства, прекратят свое существование. Причем это произойдет как в общественном, так и в частном секторе, и затронет как учреждения, специализирующиеся на фундаментальных исследованиях, так и структуры, занимающиеся прикладной наукой или даже практической деятельностью.
   Между тем отдача от международного обмена идеями в этой области была впечатляющей. Международный обмен зародышевой плазмой удалось наладить в 1950-е годы, что стало своеобразной реакцией мирового сообщества на трагическое по своим последствиям заболевание пшеницы в Северной Америке. Это была настоящая эпидемия, заболевание затронуло все коммерческие сорта. Извлекая уроки из этого печального события, министерства сельского хозяйства США и Канады обратились ко всем исследовательским организациям на континенте с предложением об обмене семенами и их тестировании одновременно во многих местах. Первыми на это предложение откликнулись Кооперативная сельскохозяйственная программа правительства Мексики и Фонда Рокфеллера, с которой я в то время сотрудничал, а также ряд национальных исследовательских центров в Южной Америке. Идентификация новых сортов, устойчивых к упомянутому заболеванию, продолжается по сей день. Неудивительно, что это заболевание не отмечалось ни на одном из полей в Америке вот уже полвека.
   Международная проверка зародышевой плазмы с успехом ведется и в настоящее время. Координацию усилий в этой области осуществляют международные центры при поддержке Международной консультативной группы по сельскому хозяйству (CGIAR). Международное сотрудничество по проверке зародышевой плазмы и информационному обеспечению в этой области позволило уничтожить психологические барьеры, которые прежде разделяли селекционеров разных стран, и надеяться на качественно новый этап в использовании всего генетического многообразия. Даже политики стали считаться с тем обстоятельством, что отдельные селекционеры ныне могут неограниченно пользоваться любой информацией, полученной в международных питомниках, для выведения новых сортов или коммерческого применения существующих. Это способствует ускоренному выведению новых высокоурожайных и устойчивых к заболеваниям и вредителям сортов и вселяет надежду на то, что мир вступает в новую "золотую" эру селекции растений.
   Не менее успешной оказалась международная кооперация и при формировании мировой коллекции сортов кукурузы, начатом в рамках упомянутой сельскохозяйственной программы правительства Мексики и Фонда Рокфеллера еще в 1950-е годы. Позднее в ней активно участвовала Национальная академия наук США, международные центры, созданные по инициативе CGIAR, а также ряд национальных научно-исследовательских сельскохозяйственных институтов. Сегодня международные банки семян CGIAR содержат огромное число сортов, отражающих почти все генетическое разнообразие различных групп культурных растений, и служат на пользу всему человечеству. Без них множество полезных свойств различных разновидностей продовольственных культур было бы утеряно навсегда. Настораживает, однако, что доступ к этим коллекциям в последнее время становится все более ограниченным в угоду национальным интересам, движимым часто соображениями о защите прав интеллектуальной собственности. Это наблюдается практически во всех центрах CGIAR. Так, Международный центр картофеля в Перу уже испытывает серьезные трудности с получением разрешения национального правительства на передачу зародышевой плазмы зарубежным исследовательским институтам.
   Оппоненты биотехнологии сегодня пытаются убедить страны "третьего мира" в том, что их традиционные сорта могут быть украдены "биопиратами" из частных биотехнологических компаний, и призывают принять национальные законы, препятствующие обмену семенным материалом. Эти попытки бесперспективны. За последние 500 лет концепция "местных генетических кладов" заметно потускнела. Арахис, бобовые, картофель, кокос, кукуруза и перец (перечень можно было бы продолжать еще долго) первоначально произрастали лишь в Америке, но благополучно завоевали Азию, Африку и Европу, отнюдь не вытеснив местные культуры, а гармонично дополнив их и обогатив биоразнообразие этих регионов. В то же время груша, овес, пшеница, рис, рожь и ячмень распространились в другие части света из Азии, а кофе, просо и сорго -- из Африки. Так что в историческом аспекте все страны оказывались в той или иной степени донорами и реципиентами. Я не могу не отметить этот факт с огромной радостью, ибо именно ему мы обязаны разнообразием нашего питания.
   Минул уже 31 год с тех пор, как, выступая на церемонии вручения Нобелевской премии, я отметил, что "зеленая революция" позволила достичь лишь временного успеха в войне с голодом, которую ведет человечество. Я искренне верил тогда и не сомневаюсь сейчас, что достижение подлинной победы в этой войне - это лишь вопрос времени, причем не столь отдаленного. Правда, я оказался чрезмерным оптимистом. По моим оценкам, человечество должно было в достатке обеспечить себя продовольствием уже к концу XX в. Впрочем, я и тогда подчеркивал, что, пока не удастся замедлить темпы роста населения Земли, любые достижения "зеленой революции" окажутся эфемерными. Ныне я убежден: уже сегодня человечество располагает технологиями (либо полностью готовыми к применению, либо находящимися в завершающей стадии разработки), способными надежно прокормить 10 миллиардов человек. Вопрос лишь в том, получат ли производители продовольствия во всем мире доступ к этим технологиям". (конец цитаты, И.Л.)
  

Информационная ненасильствення революция

  
   В последней трети XX в. в результате накопления знаний, разработки новых технологий и их широкого распространения началось формирование информационного общества, приходящего на смену индустриальному. Оно основывается на развитии науки, эффективных технологий, новом качестве человеческого капитала, изменении социальной структуры общества, более высоком уровне управления, более рациональном использовании ресурсов, связанных с этими факторами новыми возможностями в производстве, потреблении и снижении удельных затрат ресурсов на выпуск продукции и услуг. В совокупности эти новые обстоятельства образуют новый синергетический эффект, обуславливающий формирование нового общества
   Основными тенденциями в развитии общества сегодня являются: увеличение роли человеческого фактора в экономике; формирование новых, более высоких технологий; структурное изменение экономической и социальной организации общества; возрастание роли организации и управления в общественной жизни. Эти перемены характерны в первую очередь для высокоразвитых стран, за которыми движутся другие страны с той или иной степенью отставания.
   Проблема становления нового информационного общества (постиндустриального, сетевого) и оценка различных его компонент является одной из наиболее дискутируемых тем в современной гуманитарной науке. Сложность и неоднозначность проблематики делает возможным обращение к этой теме самого широкого круга исследователей: историков, философов, социологов, экономистов, психологов. Интерес к постиндустриальной теории неслучаен, учитывая, что на рубеже веков естественно возрастает интерес к тем тенденциям и закономерностям, которые предопределяют перспективы развития любой сферы человеческой деятельности.
   Исследования в области теории постиндустриального общества так или иначе связаны с прогнозированием. Прогнозирование будущего - одна из важнейших проблем современности. Прогнозирование имеет не только научное, но и практическое значение. Прежде всего, оно позволяет более отчетливо представить себе возможные сценарии будущего, наиболее вероятные пути его реализации.
   Уже с середины XX в., когда стало очевидным, что общество в странах Запада по многим параметрам изменилось в сравнении с традиционным "классическим" капитализмом, стали выдвигаться такие концепции, которые пересматривали марксистскую идею общественно-экономических формаций и предлагали в качестве ключевых иные категории.
   В основе многих выдвинутых ныне теорий и концепций, объясняющих глубинные изменения в экономической и социальной структурах передовых стран мира, лежит общепризнанный феномен нарастания значения информации в жизни современного общества, обозначаемый как процесс информатизации.
   Информационные и телекоммуникационные технологии породили не только разнообразные социальные эффекты, но и привели к возникновению нового течения общественной мысли, известного под названием теории информационного общества. Эта теория имеет свою историю развития. К настоящему времени уже достигнуты определенные результаты, сформулированы основные термины информационного общества, основные его характеристики. Примечательно, что первые работы, связанные с этой тематикой, появились еще в 60-х-70-х годов XX века и носили не столько научный, сколько футуристический характер, иногда смыкаясь с научно-фантастической литературой.
   Предпосылки возникновения современного информационного общества мы предлагаем рассмотреть в контексте теории информационных революций А.И. Ракитова. Под информационной революцией нами будут пониматься изменения инструментальной основы, способа передачи и хранения информации, а также объема информации, доступной активной части населения.
   А.И. Ракитов выделяет пять информационных революций.
   Содержание первой информационной революции составляет распространение и внедрение в деятельность и сознание человека языка. Вторая информационная революция была связана с изобретением письменности, а сущность третьей информационной революции состоит в изобретении книгопечатания. Третья информационная революция отличалась от своих предшественниц тем, что сделала любую информацию, и особенно научные знания, продукцией массового потребления. Четвертая информационная революция состояла в применении электрической аппаратуры и основанных на электричестве аппаратов и приборов для скоростного и предельно массового распространения всех видов информации и знаний. Мы будем подробно рассматривать пятую, последнюю революцию, которая включает в себя следующие характеристики:
  -- создание сверхскоростных вычислительных устройств - компьютеров (в т.ч. персональных);
  -- создание, постоянное наполнение и расширение гигантских автоматизированных баз данных и знаний;
  -- создание и быстрый рост трансконтинентальных коммуникационных сетей.
   Необходимо упомянуть и концепцию информационных революций О. Тоффлера, который выделял три "волны" в развитии общества: аграрную при переходе к земледелию, индустриальную при переходе к классическому капитализму и информационную при переходе к обществу, основанному на знании. Выделение трех, а не пяти, информационных революций, использует в своих работах и признанный классик теории постиндустриализма Д. Белл. Приведем его рассуждения по этому поводу.
   Сегодня кривая технологического прогресса круто пошла вверх, и это говорит о том, что мы переживаем третью по счету всемирную технологическую революцию. Пройдя стадию изобретательства и новаторства, мы вступили в самую важную эпоху - период массового распространения и внедрения новых технологий. Их темпы в разных странах будут зависеть от экономического положения и политической стабильности, но этот процесс уже не обратить вспять, а по своим последствиям он может превзойти даже две предыдущие технологические революции, которые преобразили в свое время Запад, а ныне, с расширением масштабов цивилизации, меняют жизнь и в других частях света.
   Более двухсот лет назад была изобретена паровая машина, что ознаменовало собой первую технологическую революцию. Благодаря силе пара были внедрены немыслимые прежде технологические новшества.
   Вторая технологическая революция, свершившаяся около 100 лет назад, характеризуется достижениями в двух областях: электричества и химии. Электричество являет собой новый, более совершенный вид энергии, которую, в отличие от пара, можно передавать на огромные расстояния. Это открыло перспективу новых форм децентрализации производства, что было невозможно в условиях, когда машины в целях минимизации потерь паровой энергии группировались на фабрике. Электричество также дало новый источник света, изменивший ночной и дневной ритм человеческой жизни. Оно позволило передавать кодированные сообщения по проводам и трансформировать голос в электрические сигналы, что обусловило появление радио и телефона. Химия впервые дала возможность создавать синтетические материалы, которых не существует в природе.
   Сегодня разворачивается третья технологическая революция - информационная. Вне всякого сомнения, сегодня мы имеем дело с новым переворотом в системе производства. Если промышленный переворот состоял в использовании машин для выполнения физической работы, а умственная деятельность полагалась незыблемой прерогативой человеческого интеллекта, то современная научно-техническая революция создает компьютеры, которые с немыслимой для человека производительностью выполняют многие элементы именно умственной работы. Имеет место точка зрения, что мы вступаем в век "промышленного производства информации". Подобно тому, как в результате промышленного переворота родилось конвейерное производство, повысившее производительность труда и подготовившее общество массового потребления, так и теперь должно возникнуть поточное производство информации, обеспечивающее соответствующее социальное развитие по всем направлениям.
   К основным предпосылкам информационной революции относятся:
      -- развитие машинного производства в середине XX века, что привело к созданию и успешному функционированию в сфере материального производства первых автоматов;
      -- полная автоматизация промышленного производства, которая стала возможной к концу 1970-х годов благодаря внедрению и широкому освоению микропроцессов и промышленных роботов. Наиболее яркими примерами полностью автоматизированных предприятий стали заводы японской фирмы Fanuc, а также сборочные предприятия автомобильных компаний Швеции и США;
      -- активное применение управленческих информационных систем в промышленно развитых странах к середине 1980-х годов, когда произошло распространение процессов автоматизации и компьютеризации с уровня непосредственного создания благ на уровень управления ими. Это привело к радикальной переоценке ценностей: главным, определяющим развитие, стал нематериальный ресурс - информация;
      -- в первой половине 1990-х годов в мире начали функционировать объединенные информационные системы, связавшие воедино те процессы и ресурсы, которые ранее использовались разрозненно;
      -- развитие современных информационных технологий и телекоммуникаций сделало реальностью подлинную глобализацию во второй половине 1990-х годов.
   В аграрных доиндустриальных цивилизациях важнейшее значение имела повторяемость, усвоение опыта предшествующих поколений, а орудия труда не менялись столетиями. Машинная цивилизация диктует необходимость непрерывного технологического обновления. Динамика, технический прогресс являются основой жизни цивилизации нового типа. Темп изменений становится катастрофически быстрым по сравнению с прежними временами.
   Важнейшим источником перемен в индустриальных странах стали достижения научно-технической мысли. Союз между машинной индустрией и наукой, ориентированный на практические цели, создавал огромные возможности для наращивания производственных и для удовлетворения материальных нужд в немыслимых ранее масштабах.
   Темпы прироста научных знаний и технического прогресса к к. XIX в. увеличились по следующим причинам.
   Во-первых, наука на протяжении веков накопила огромный фактический материал, результаты наблюдений, экспериментов нескольких поколений ученых. Это подготовило почву для качественного скачка в изучении законов природы.
   Во-вторых, с развитием транспорта, связи ученые, работающие над сходными проблемами, получили возможность не только использовать плоды научной мысли друг друга, но непосредственно обсуждать с коллегами рождающиеся идеи.
   В-третьих, источником приращения знаний стали исследования на стыках наук, грани между которыми ранее казались незыблемыми. Так, с развитием химии она стала изучать физические аспекты химических процессов, химию органической жизни. Возникли новые научные дисциплины - физическая химия, биохимия и др. Научные прорывы на одном направлении вызывали цепную реакцию открытий в смежных областях.
   В-четвертых, научный прогресс, связанный с приращением научных знаний, сблизился с техническим прогрессом. Наука все чаще обращалась к экспериментам, требуя от практиков новые измерительные приборы, оборудование. В свою очередь, результаты экспериментов, особенно в области химии, электротехники, опытные образцы машин, приборов начали использоваться в производстве.
   Промышленный переворот, связанный с переходом от фабричного к индустриальному, массовому производству, вызвал глубокие изменения в характере противоречий общественного развития.
   Модернизация, создание гигантских индустриальных комплексов потребовали значительного увеличения численности наемных работников - как рабочих, так и служащих. В среднем в развитых странах на протяжении последней трети XIX в. количество промышленных рабочих увеличилось примерно втрое, служащих корпораций, банков, государства - в четыре раза.
   Промышленная революция сопровождалась и политическими, и социокультурными изменениями. Изменения в политике отражали сдвиг в экономической власти; сформировалась новая государственная политика, соответствующая требованиям индустриального, а не аграрного общества. В отличие от политических социокультурные изменения происходили медленнее, но их влияние было глубже. В результате индустриальной революции произошло снижение роли земли как основного источника богатства под воздействием огромных новых богатств, создаваемых новым массовым индустриальным производством; изменение в тенденциях демографического и социального развития, включая рост городов, развитие рабочего движения, что отражало появление целого нового класса - фабричного пролетариата, возникновение новых форм авторитета как на производстве, так и в семье.
   Послевоенные технологические и экономические сдвиги в индустриальных странах мира, казалось бы, знаменуют начало прощания с индустриальной эпохой и перехода к новой стадии и модели экономики и общества. Вместе с тем, большие компактные массивы аграрной экономики сохраняются в деревне практически всех развивающихся стран, включая те из них, где имеется вполне современная промышленность. Современный мир оказался в условиях двойной переходности: от аграрной к индустриальной и от индустриальной к информационной модели. Эта комбинированная переходность развивается на фоне ярко выраженной глобализации, суть которой заключается в формировании элементов системного единства всей мировой экономики. Незавершенность индустриализации проявляется иногда неожиданно в, казалось бы, индустриализованных странах, создавая серьезные препятствия их развитию и порождая новые проблемы, для решения которых необходимо переосмыслить все сложившиеся представления и сущности этого процесса. Это один из моментов, актуализирующих изучение индустриализации, в том числе с точки зрения современного экономического развития России.
   Своеобразным рубиконом Промышленного и Информационного века исследователями называется 1991 год - именно тогда инвестиции в информационные технологии стали сравнимы и даже превысили капиталовложения в производственные технологии в США (они составили 112 и 107 миллиардов долларов соответственно).
   С информационной точки зрения, наш мир становится все более взаимосвязанным. Он как бы уменьшается в объеме. Расстояния уже не кажутся такими большими, как раньше, и в меньшей степени разделяют людей благодаря появившейся у них возможности постоянно общаться. Да и понятие времени в информационном обществе несколько изменяется, точнее, меняется его психологическое восприятие - время как бы становится более динамичным.
   Происходит и существенное уплотнение "социального" времени общества, так как в одном и том же временном интервале происходит все большее количество социально значимых событий по сравнению с тем, что имело место ранее. Анализируя этот социально-психологический феномен с точки зрения ментальной сферы информационного общества, можно было бы привести сравнение с аналогичным феноменом в обществе индустриальном. Речь идет о развитии транспортных коммуникаций, появление и широкое распространение которых не только изменило облик экономики, весь образ жизни людей, но и их мировосприятие, прежде всего представление о пространстве и времени. Развитие общественно доступных транспортных коммуникаций изменило жизнь общества кардинальным образом - не зря американцы говорят, что современный облик США создали автомобиль и железные дороги. Нечто подобное происходит сегодня и в развитии современной информационной сферы общества, которая становится все более и более взаимосвязанной.
   Превращение науки в массовую специальность, дифференциация и интеграция наук, расширение фронта проводимых комплексных и междисциплинарных исследований привели к небывалому росту знания и еще гораздо большему росту потока информации в обществе во всех сферах. Мировое сообщество осознало со всей очевидностью, что информационные ресурсы составляют большую часть национального богатства. Сегодня темпы научно-технического прогресса и развития всего общества в значительной степени определяются скоростью переработки информации. В связи с происходящими изменениями произошла и своеобразная универсализация понятия технологии, имевшего отношение ранее к сугубо производственной сфере (технология как способ или метод воздействия орудий труда на предмет труда для получения продукции с необходимыми свойствами).
   В настоящее время происходит переход от линейного (по цепочке "наука-производство-потребление") к системному сетевому описанию инновационного процесса. Для характеристики уровня технологического развития той или иной страны вводится понятие национальной инновационной системы (НИС). Под НИС понимается "такая совокупность различных институтов, которые совместно и каждый в отдельности вносят свой вклад в создание и распространение новых технологий, образуя основу, служащую правительствам для формирования и реализации политики, влияющей на инновационный процесс. Как таковая - это система взаимосвязанных институтов, предназначенная для того, чтобы создавать, передавать и хранить знания, навыки и артефакты, определяющие новые технологии".
   Современный этап развития хозяйственной системы позволяет констатировать изменение места информации в структуре факторов производства. В результате последней информационной революции информация превратилась в ведущий предмет и средство труда, она овеществлена во всех факторах и продуктах общественного производства в силу этого она выступает как составная часть ВВП, интегрируется со всеми другими экономическими ресурсами, определяет эффективность всех остальных факторов и само существование различных производств и видов бизнеса.
  

Уважительное общество совершенствования

  
   Любое предприятие напоминает велосипед, который в динамике устойчив только при движении, то есть оно обязано непрерывно развиваться, если хочет выжить в конкурентной борьбе. А для этого необходимо непрерывное привлечение средств, которые порою превышают текущую прибыль предприятия. Изыскивая средства для своего развития, руководители некоторых предприятий стали осуществлять премиальные выплаты своим трудящимся акциями, фонд которых расширялся в связи с развитием предприятия. Это имело поразительный результат. Рабочие, превратившись в акционеров, стали более рачительно относиться к своей работе. На предприятиях начали возникать рабочие комиссии, которые стали выдавать предложения как повысить эффективность труда. Тогда руководители предприятий повели целенаправленную работу по распространению акций среди своих трудящихся, которые стали вкладывать свои сбережения в акции для развития "родного" предприятия.
   В начале шестидесятых годов в США возникла идея создания на предприятиях "Планов продажи акций работникам компаний", чтобы стимулировать их к более производительному труду. Вначале профсоюзы довольно прохладно отнеслись к этой идее. Поэтому к середине семидесятых годов только около полумиллиона рабочих имели в своем распоряжении акции компаний, на которых они работали. В конце семидесятых годов разразился очередной кризис перепроизводства, сопровождающийся в США структурным и финансовым кризисом. Все это тяжелым бременем легло на экономику страны, привело к резкому росту безработицы. Положение усугублялось жесткой политикой администрации Р. Рейгана, в частности, урезанием расходов на пособия по безработице, что, впрочем, сочеталось с ослаблением налогового пресса и поощрением развития мелкого предпринимательства. Но безработным, количество которых резко возросло, от этого не становилось легче, если только они не могли стать мелкими предпринимателями, к чему их побуждала администрация.
   Именно в этих тяжелейших условиях проявилось подлинное лицо американских профсоюзов. Борясь за интересы трудящихся, они пошли на отчаянный шаг - стали приобретать контрольный пакет или совместно с трудящимися все акции закрывающихся заводов и других предприятий у компаний, стоящих на грани банкротства. Становясь их совладельцами, они принимали на себя ответственность за управление этими предприятиями, организацию производства, прием и увольнение работников, подготовку и переподготовку кадров, и прочее. В результате такого поворота профсоюзов к 1985 году в США насчитывалось уже около 8000 предприятий, во владении которых насчитывалось до десяти миллионов работников
   Другим фактором, влияющим на получаемую предприятием прибыль, явилось соответствие его структуры быстро меняющимся условиям на вечно колеблющемся, зыбком рынке. При этом оказалось, что средние и мелкие предприятия боле приспособлены к быстрой смене своей структуры и к выживанию. Началось разделение крупных предприятий, появились так называемые венчурные фирмы, которые помимо основной своей деятельности по созданию новых мелких предприятий рискованного предпринимательства стали скупать крупные фирмы, реорганизовывать их, делить на самостоятельные части и эти части продавать как отдельные фирмы. При этом некоторые подразделения крупных предприятий закрывались, а их сотрудники получали выходное пособие и становились безработными.
   В общем, и безработные в современном обществе могут существовать безбедно, благодаря социальной защите, но, во-первых, уровень жизни работающего на порядок выше, чем у безработного, а во-вторых, социальный статус безработного унизителен для здорового человека. Осуществление высокого социального статуса очень важно для самоутверждения свободной личности. И тогда работники заведомо убыточных предприятий сами стали выкупать их у предпринимателей, создавая закрытые ассоциации и становясь их ассоциированными акционерами. Так во многих странах появилась ассоциированная социальная (народная) собственность. Социальная потому, что она не позволяла таким трудящимся опуститься до социального статуса безработных, обращая их в статус социально трудящихся, то есть трудящихся на самих себя.
   Ассоциированные собственники, обычно берут кредиты у государства, которому это выгодно, поскольку исключает существенные затраты на социальное вспомоществование лишающимся в противном случае работы трудящимся закрывающегося предприятия. На эти кредиты они рационализируют производственные процессы, идут на временный рост затрат по обновлению техники и технологии предприятия, определяют оптимальную нишу на рынке продукции, после чего предприятие становится рентабельным и начинает приносить прибыль, которая сторицей окупает их затраты, позволяет вернуть государству кредиты и получать солидные дивиденды, помимо установленной ими самим себе заработной платы.
   Если же владелец таких акций покидает предприятие, то он может продать их только сотрудникам этого предприятия, то есть такое предприятие является ассоциацией закрытого типа. Рабочие таких предприятий на общем собрании вырабатывают и утверждают ценовую политику на производимые продукты труда, решают какую часть прибыли направить на развитие и выбирают направления, по которым предприятие будет развиваться. Они участвуют в управлении своим предприятием.
   В хозяйственной практике ряда развитых стран, таких как Швеция, Италия, США широкое распространение получило новое явление, когда с целью снижения безработицы государственная администрация на государственные средства строит небольшие предприятия - рестораны, химчистки, автостанции, мотели, нанимает рабочих, а затем предлагает им выкупить эти небольшие предприятие в кредит. В противном случае государство может продать это предприятие частному лицу. Таким образом, государственная политика в народном хозяйстве включает в себя составными частями и социализацию, и приватизацию государственной собственности.
   Избыточное ранее огосударствливание собственности в развитых странах после Второй мировой войны привело к низкой эффективности ее использования, что и вызвало процессы приватизации и социализации ее. Эти процессы не рассматриваются экономистами как поражение государства, речь идет о более эффективном пересмотре функций и сфер, ранее находившихся в компетенции государства, обязанностей и ответственности между государственными и иными секторами в экономике.
   Во время своего правления Р. Рейган провел ряд государственных законов, поощряющих мелкое предпринимательство и кооперативное ведение хозяйства, создав государственные фонды для кредитования мелких хозяев и ослабив налоговый пресс на них. В результате этих "убыточных" для государственной казны мер резко возросло количество мелких и средних предприятий, заметно сократилась безработица и резко возрос уровень жизни представителей среднего класса, количество миллионеров превысило в США 3 миллиона человек. В то же время он провел закон о создании миллиардного резервного фонда для выкупа у пожелавших продать выходящих на пенсию трудящихся их акций по существующим ценам с целью последующей продажи их оставшимся занятым на производстве трудящимся по номинальным ценам. Тем самым он заложил правовую основу социализации акционерной собственности, ибо, если частная акционерная собственность может быть продана любому лицу, не взирая даже на его государственную принадлежность, то социализированная собственность может быть продана только производителю или служащему, участвующим в непосредственном ее владении, распоряжении и использовании.
   В США социализация и приватизация государственной собственности протекала параллельно, в Великобритании вначале была проведена приватизация. Дело в том, что в послевоенные годы в стране лейбористским правительством была проведена национализация ряда отраслей промышленности. Большое распространение получила практика создания смешанных государственно-частных компаний. Государство активно использовало различные правовые формы экономического и административного регулирования, проводило политику низких цен на продукцию национализированных отраслей, вмешивалось в отношения между трудом и капиталом, проводя жесткую политику принудительного регулирования заработной платы. Результатом этого было усиление темпов инфляции и ухудшение других показателей экономического развития, в том числе и бегство капитала за рубеж.
   Положение изменилось с приходом к власти правительства консерваторов во главе с М. Тэтчер. В основе ее политики лежали идеи экономического неолиберализма: сокращение регулирующей функции государства в хозяйственной жизни общества и усиление значения рыночных механизмов. Эта политика основывалась на идеях американского экономиста М. Фридмена. М. Тэтчер предприняла ряд радикальных мер в области денежного обращения, ослабила налоговый контроль за функционированием рынка, ограничила государственные расходы. И инфляция сократилась с 15 процентов до 3.
   Другим важнейшим направлением реформ М. Тэтчер был курс на значительное сокращение неоправданного, государственного предпринимательства. В начале 80-х годов были существенно сокращены расходы на содержание государственных предприятий, и началась их приватизация, которая проводилась медленно, но неуклонно. К настоящему времени величина государственной собственности сократилась чуть ли не в три раза и более 20 миллионов британцев (более двух третей самодеятельного населения) стали акционерами.
   Упомянутое выше венчурное предприятие может реорганизовать купленное предприятие с целью его перепродажи, а может предоставить спектр услуг по реорганизации, не покупая предприятие. Фактически оно в этом случае продает идеи, то есть интеллектуальную собственность, которая, соединившись с имеющимся капиталом, заставляет его более интенсивно приносить прибыль. Эта интеллектуальная собственность закрепляется за ее создателем авторскими правами и может быть продана, как и любая другая собственность. В развитых странах возник рынок интеллектуальной собственности помимо рынка средств производства и потребительского рынка. Достаточно сказать, что самый богатый человек в мире Б. Гейтс, состояние которого оценивалось в 90 миллиардов долларов, заработал его на продажах интеллектуальной собственности. В данном случае эта интеллектуальная собственность представляет программы для вычислительной техники, которая позволяет автоматизировать интеллектуальный труд, управление производственными процессами, торговлей, бытовыми условиями существования.
   Наше стремительное время характеризуется использованием в качестве источника производительной деятельности атомной энергии, использования для передачи сообщений всемирной сети Интернет, появление транспорта на реактивной тяге, короче говоря, всеми теми предпосылками, которые свидетельствует о формировании в развитых правовых странах социального, или вернее будет сказать, социально-правового общества. Об этом же свидетельствует и возникновение нового качества жизни так называемого среднего класса - трудящихся промышленных предприятий и всевозможных фирм, которые проживает в двух-трехэтажных коттеджах с автономным энерго-, тепло- и водоснабжением, управляемым домашним компьютером, могут легко связаться практически с любой цивилизованной точкой земного шара по Интернету, а в качестве транспорта могут использовать личный вертолет или даже самолет, которые по стоимости приближаются к стоимости дорогого автомобиля.
   В развитых правовых странах руководители общества постепенно пришли к пониманию, что проблема экономического выживания решается эффективнее параллельно, когда она входит составной частью в проблему культурного выживания, обеспечивая этническую безопасность путем обеспечения удовлетворения потребности самовыражения каждой личности данного этноса на основе уважения каждой личности вне зависимости от ее социального состояния. Этому способствует социальное общество уважения с его ассоциированной социальной собственностью, принадлежащей только тем, кто ею пользуется в процессе труда, и рынком идей или интеллектуальной собственности, а также развитой социальной сферой, обеспечивающей за счет высокого социала достойное свободной личности качество жизни. При этом личная, родовая, государственная и частная формы собственности не исчезают, а используются параллельно с социальной ассоциированной (народной) собственностью, способствуя повышению ее эффективности.
   В развитых странах чисто опытным путем, экспериментально нащупаны оптимальные соотношения долей различных форм собственности, при которых они используются наиболее эффективно. Ассоциированная социальная (народная) собственность должна составлять 15-20 процентов, частная собственность - 40-55 процентов, государственная собственность 20-30 процентов, остальное (порядка 10 процентов) должна составлять личная собственность граждан в национальном богатстве страны (племенная собственность в бесконечно малом количестве, например, лежбища морских промысловых животных в северных стойбищах, существует как некая экзотика).
   Появление ассоциированной социальной (народной) собственности позволило сгладить классовые конфликты, поскольку и рабочие и служащие, получив эту собственность, превратились в средний класс, для процветания которого необходима стабильность и устойчивое развитие общества. В развитых правовых странах, где в начале 60-х годов появилась ассоциированная социальная собственность, начало складываться уважительное общество совершенствования и устойчивого развития. Однако происходит это достаточно медленно. Шведские социал-демократы, которые за 30 последних лет ввели развитое трудовое законодательство, контролирующее и резко ограничивающее рост прибыли, осуществляющее перераспределение ее таким образом, чтобы в первую очередь полнее удовлетворить социальные нужды трудящихся (социал), еще десять лет тому назад заявили, что они "построили" социализм. Но в результате из-за несоблюдения оптимальных на сегодняшний день пропорций форм собственности они получили практически нулевые темпы развития народного хозяйства и бегство национального капитала из страны, а с ним и отсутствие перспектив дальнейшего развития. Сейчас они были бы рады "демонтировать" или хотя бы реформировать свой "шведский социализм", но в социальном правовом государстве на это необходимо потратить 20-30 лет. А пока Швеция продолжает терять свои экономические и, следовательно, социальные позиции.
   Поэтому идеолог неоконсервативного курса Р. Рейгана в США, известный экономист, представитель Чикагской экономической школы М. Фридмен в интервью "Спасательный круг для России", опубликованном в "Независимой газете", сказал: "Я говорю: не берите Соединенные Штаты как модель для подражания. Не берите Швецию как модель для себя. Такого рода страны превращаются в социалистические. США сегодня становится социалистической страной". А почему собственно не брать, если уровень жизни населения в "социалистических" США и Швеции значительно превышает уровень жизни в других развитых правовых странах, а качество жизни имеет более высокий порядок? Так почему бы нам наряду со "строительством" хищнического капитализма не предпринять усилия для формирования "социализма", вернее правового социального общества? Предпосылки для этого у нас имеются. Надо только не слова говорить, а дела делать.
   Похоже, что вместо "Железного занавеса", который отделял нас от всего цивилизованного мира при "феодальном социализме" в СССР, как говорил Ф.М. Бурлацкий, в мире возникает новый "Бархатный занавес культуры". Этот занавес разделяет страны, которые, освобождаясь от авторитарного наследия, мучительно решают проблему экономического выживания, от стран, которые перешли к решению более высокой проблемы культурного выживания, обеспечению этнической безопасности за счет лингвистической экспансии в другие страны, способствующей также экономической и политической экспансии. Конечно, тон здесь задают богатые США, создав всемирную сеть Консультативных центров образования, лингвистическая экспансия которых воспринимается культурно развитыми странами как средство интеграционного развития.
   Следует отметить, что руководители этих стран помимо идеологии предоставления гарантированного минимально необходимого уровня социальных возможностей для всех социальных групп развивают и утверждают духовность каждой личности не только в религиозном смысле, но также и в смысле ее самоценности и самобытности, самовыражения и совершенствования всех способностей для служения обществу. В этом смысле характер общества совершенствования и устойчивого развития может быть определен как уважительный к каждой личности, поскольку идеология общества выдвинула идеи не только вложения средств в капитал ради быстрого его умножения, не только в социал ради наибольшего удовлетворения материальных потребностей каждой личности, но и в саму личность ради наиболее полного и гармоничного развития ее оригинальных способностей, осуществления ее самовыражения. При этом уровень жизни личности должен превышать 5.0 МНЖУ.
   Уважительное общество совершенствования и устойчивого развития относительно молодо - оно только зарождается и формируется всего лишь чуть более трех десятков лет. Р. Рейган, приступая к социализации производства, опирался на последние достижения экономической науки Чикагской экономической школы. Достижения науки он использовал и при развитии государства, которое из простого однонаправленного правового демократического государства с простым разделением ветвей власти превратилось в развитое общенародное государство, постоянно использующее обратные связи путем широкого осуществления социально направленных опросов населения, референдумов по важнейшим федеральным и территориальным вопросам, периодическим отчетам депутатов и использовании ими в своей деятельности писем избирателей.
   Следует отдать дань Р. Рейгану не только как прагматичному экономисту, приступившему к социализации и приватизации народного хозяйства, но и как к гибкому государственному политику-реформатору, заложившему основы общенародного государства с системой комиссий, опросов, референдумов - своеобразных обратных связей, по которым циркулирует информация от населения, активно участвующего в общественной производственной и политической жизни.
   Сейчас, когда администрация или законодатели встречаются со сложной проблемой, они создают комиссию во главе с депутатом или администратором, в которую входят ученые, способные четко сформулировать и изучить проблему, наметить возможные пути ее решения и оценить долговременные последствия каждого решения. Затем в эту комиссию приглашаются юристы во избежание использования положений, противоречащих уже существующим и готовящимся законам, представители профсоюзов, которые должны предусмотреть защиту интересов трудящихся при решении этой проблемы, предприниматели, которые оценивают возможности решения проблемы в плане осуществления рыночных отношений. После длительного обсуждения комиссия вырабатывает путь решения проблемы, который узаконивается и становится частью политики администрации по осуществлению дальнейшего развития общества. Если необходимо, то комиссия может организовать и референдум с целью выявления мнения широкой аудитории, но чаще всего дело не доводится до референдума, а сводится к системе опросов населения, что позволяет также достаточно эффективно учесть все мнения. У нас эти механизмы только начинают осваиваться.
   Р. Рейган развил политику классового партнерства в так называемый "Трипартизм". Сущность "Трипартизма" заключается в том, что составление коллективного договора между профсоюзом трудящихся и работодателем осуществляется под патронажем государства. При этом государство не только следит за отсутствием статей договора, ущемляющих права трудящихся, но добивается и введения в Совет директоров представителя профсоюза, который бы отслеживал и отвечал за соблюдение всех статей договора, защищающих интересы трудящихся. Государство берет экономические и социальные обязательства перед обеими договаривающимися сторонами. Так, например, если предприятие идет на определенные затраты, организуя на своей территории сеть магазинов, кафе и столовых, где трудящимся отпускаются продукты по себестоимости, государство дает такому предприятию налоговые льготы.
   Кроме того, государство берет на себя расходы по осуществлению деятельности так называемых "Рабочих комиссий", в которых трудящиеся после работы выдвигают и обсуждают предложения, как им улучшить труд непосредственно на их участке работы и на всем предприятия в целом. Государство оплачивает техническую и юридическую экспертизу принятых предложений и затраты на внедрения этих предложений, а также выступает участником совместно с предприятием в вознаграждении авторам рациональных предложений, давшим значительный экономический эффект. Таким образом, у трудящихся появляется стимул для участия в управлении производством посредством участия в Рабочих комиссиях. Подсчитано, что в конце 90-х годов XX века количество работников, принимавших участие в различных преобразованиях производства, увеличилось в развитых странах до 70-80 процентов занятых.
   Идеолог современной трактовки проблемы общественного развития С. Хантингтон пишет: "Бархатный занавес культуры заменил железный занавес идеологии в качестве главной демаркационной линии в Европе". Эта линия совпадает, по его мнению, с восточными границами западного христианства, сложившимися к 1510 году (эпоха реформации): граница Финляндии и стран Балтии с Россией, граница западных (католических, униатских) и восточных (православных) районов Белоруссии и Украины, Трансвалии и остальной Румынии, Хорватии и Боснии с Сербией и заканчивается на уровне Адриатического моря севернее Албании.
   Так нас уже вновь обособляют от развитого цивилизованного мира, который осуществляет культурную эволюцию, ставя во главу своего движения уважительное развитие способностей каждой личности вне зависимости от ее социальной принадлежности, в то время как мы не в состоянии оценить своеобразие исторического момента и, пренебрегая интересами многих личностей, большинства народа, упорно "строим" дикий, хищнический капитализм с баснословными привилегиями для отдельных социальных групп путем использования коррупции, насилия и обмана, что уже стоило нам жизней 13,5 миллионов россиян и чудовищного обнищания еще восьмидесяти миллионов, живущих за чертой или на границе бедности. Если говорить о признаках нашего общества, то они располагаются между силовым обществом сохранения и договорным обществом потребления, в то время как в развитых странах складываются условия для формирования уважительного общества совершенствования.
  

Возникновение и развитие государства Российского

  
   Мировая история знает много примеров, когда, казалось бы, бурный расцвет нации сменялся быстрым ее упадком, сопровождающимся исчезновением великих империй и растворением их народов в других этносах. Кто сейчас знает о Великой тангутской империи и тангутах, чье вымирающее племя не так давно обнаружено в малодоступном Китайском Тянь-Шане? А Великая ассирийская империя? Можно считать, что немного больше повезло древним персам, римлянам и грекам, сохранившим свою государственность на довольно скромных территориях, а от ацтеков, ничего не осталось кроме мегалитических каменных архитектурных памятников. Сокрушительная катастрофа Советского общества может привести к таким же последствиям, если не пpедпpинять упреждающих меpопpиятий. Но для этого надо знать историю государства Российского и не повторять его ошибок (не наступать повторно на одни и те же грабли).
   Многие общества были уверены в незыблемости своего государственного строя и уклада жизни, но распались, когда им пришлось столкнуться с прежде неизвестными обществами, поддерживающими другие идеи и другой жизненный уклад. Те общества, которые выжили при этом, обычно претерпевали изменения в оценке ценностей, образе жизни и взаимоотношениях. Катастрофа нашего общества произошла не от столкновения его с прежде неизвестным обществом, поддерживающим другие новые идеи и другой новый жизненный уклад. Как раз наше общество, приняв на вооружение другие новые идеи и другой новый жизненный уклад, не выдержало конкуренции с мировым сообществом, оставшимся в сфере использования традиционных, старых идей и укладов. И тем горше нам представляются последствия нашей национальной катастрофы, которая в свое время была закономерно предопределена ошибочным выбором идеологии нашими прадедами.
   Симптомами любой национальной катастрофы является наличие ложных ценностей, дурного образа жизни, упрощенных, вульгарных отношений и нерациональной методологии развития, ведущей к биологическому вырождению нации по пути ее регресса. Во всякой методологии развития процесса существенным моментом является выбор и обоснование концепции развития. Под концепцией понимается основная идея, выражающая в одном предложении сущность явления или феномена. На каждую идею может быть выдвинута антиидея, идея может быть иногда использована частично, причем одна частичная идея, вырванная из контекста, может противоречить другой. Идей может быть множество, но только одна из них может быть истинной, полной и непротиворечивой. И в зависимости от истинности, полноты и непротиворечивости идеи, выбранной в качестве концепции, оказывается ее продуктивность.
   Государство является относительно молодым "изобретением" людей в истории их существования, призванным способствовать их развитию в условиях, когда для разрешения столкновений противоречивых интересов при определенной плотности населения необходим какой-то механизм согласования этих интересов. Раз возникнув, новое государство изменяется, и как всякий развивающийся феномен должно когда-то погибнуть, уступив место более прогрессивным образованиям, более полно соответствующим возникшим изменениям условий существования. Однако всякая гибель - это катастрофа для ряда индивидов, которым бы хотелось, если бы не устранить, то хотя бы отдалить ее, обезопасив себя на время.
   В сам термин "безопасность" входит понятие опасность, но только устраненная опасность, снятая путем осуществления определенных мероприятий. Таким образом, продуктивность безопасности зависит от того, насколько полно предусмотрены в ней возможные устранения опасности и насколько рационально выбраны пути их нейтрализации.
   Изучение катастроф великих империй и опыт локализации социальных потрясений в развитых странах, нейтрализации их последствий и предотвращения развития из них катастроф позволяют достаточно четко сформулировать общую концепцию государственной безопасности.
   Концепцией государственной безопасности является осуществление взвешенной рациональной политики руководства страны по сдерживанию внешних врагов путем обеспечения достаточной обороноспособности государства и по нейтрализации внутренних врагов путем обеспечения необходимого социального статуса и воспитанием нравственности населения. Обороноспособность государства складывается из его материальных и людских ресурсов, умения администрации рационально их использовать и соблюдать дисциплину их рационального использования. Обороноспособность государства зависит и от администрации, и от населения, необходимый социальный статус которого оказывает существенное влияние на его поведение по укреплению обороноспособности.
   Другим важным фактором, определяющим поведение населения, является уровень его нравственности, в зависимости от которого население может по разному относиться к материальным ресурсам и социальному статусу. При недостаточном социальном статусе, не подкрепленным достаточным уровнем нравственности, население может обратить национальные ресурсы и против существующего государства, pазpушая его и заменяя новым. Посмотрим, как это происходило в России.
   Народы, проживающие на территории России, в основном, относятся к двум группам: славянской и тюрской. Славяне появились на этой бывшей тогда практически безлюдной территории во второй половине первого тысячелетия, вытесняемые волохскими племенами с придунайских земель, где они до этого жили, на свободные восточноевропейские равнины. Места эти были богаты дичью, климат благоприятствовал полевым работам. Поначалу немногочисленные славянские племена занимались охотой, скотоводством и пашенным земледелием, жили соседскими общинами, возглавляемыми старшинами, многоопытными старцами. Первобытные славянские племена постепенно колонизовали эти бескрайние равнины, двигаясь на север и восток путем естественного расселения.
   Возникающие редкие поселения, представляющие несколько родственных семейств, сообща захватывали свободные земли и коллективно владели ими, поскольку одна семья не могла противостоять случайным воздействиям стихии. Уровень производства продуктов был в то время таким низким, что его едва хватало на воспроизводство населения. Со временем стали появляться и избытки продуктов питания, что привело к возникновению примитивного обмена. Однако денежный потребительский рынок с его необходимыми аксессуарами отсутствовал из-за редкого возникновения условий, благоприятствовавших накоплению избытков продуктов. Бартерный рынок носил случайный характер.
   В третьей четверти первого тысячелетия у славян начинается процесс разложения первобытных отношений; историческая обстановка (расселение и войны) способствовали процессу распада родовых связей. В это время стали появляться ремесла, возникать города, как центры племенных областей. Те славяне, что поселились около озера Ладога, построили себе в устье реки Волхов город Ладога (теперь поселок Старая Ладога). Это был первый крупный город на Руси, с него начинался торговый путь "Из варяг в греки", и все торговые караваны, проходящие через Ладогу платили торговую дань.
   Пашенное земледелие стало давать некоторый избыток продуктов. Начинает возникать торговля, как постоянный, устойчивый обмен избытков производимых продуктов. Появляются торговцы, которые занимаются только торговлей. При них появляются воины, функция которых заключается в обороне городов и торговых караванов, но одновременно они предпринимают захватнические походы с целью насильственной наживы богатств, что становилось причинами многочисленных войн. Для войн быстро организовывались разношерстные разбойные ватажки и дружины, крестьяне же по военной тревоге собирались в аморфное, практически никак не организованное ополчение. От войн больше всего страдали непосредственно производители - простые земледельцы, которых попросту убивали, в лучшем случае уводили в полон, хозяйства которых попросту разграблялись и сжигались. Причем воины зачастую не делали различий между другими народами и родственными племенами.
   И между славянскими пленами пошли междоусобные войны. Никто из них не хотел уступить другому, и не могли они уладить дела друг с другом, как пишется в старинных летописях. Тогда старейшина ильменских славен Гостомысл, правящий в Ладоге, посоветовал пригласить со стороны князя, как нейтрального руководителя, который судил бы дела справедливо. Славянские и финские старейшины договорились пригласить к себе наемного военоначальника (примерно как сейчас у нас депутаты городского собрания нанимают Сити-менаджеров. Славянские послы обратились к варягам, заявив: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Да пойдете княжить и володети нами..." И вот пришел Рюрик с родственниками и дружиной в Ладогу и заключил с хозяевами "ряд" - договор ослужбе. Это была обычная практика того времени: Рюрик обещал с дружиной защищать хозяев и поддерживать в их земле порядок, судить по справедливости, а взамен хозяева обещали ему дань - десятину от всех доходов и землю под княжье городище, где бы он с дружиною обитал.
   Происхождение Рюрика неясно и вызывает споры. Некоторые историки считают, что он происходит из племени западных славян - ободритов (территория Северной Германии). По другой версии его мать была словенкой. Это была средняя дочь Гостомысла Умилена. Поэтому некоторые историки считают его внуком Гостомысла. Другие историки считают его норманном из Скандинавии.
   И сторонники и противники норманнской теории образования русской государственности под варягами негласно понимают ютландцев (предков современных датчан), а, говоря о Рюрике, имеют в виду Рерика или по другому написанию Рорика Ютландского. А между тем в жизнеописании Рерика, которое довольно подробно излагается в Ютландских сагах, фактов обращения к нему славян, последовавшего согласия его пойти княжить в дикую по понятиям тогдашних датчан Ладогу, чтобы там вскоре умереть и быть похороненным в кургане на берегу Ладоги - нет. Историк С. Баймухаметов выдвигает новую гипотезу: Рюрик почти созвучный тезка ютландского Рерика, а варяги никакие ни датчане, а русские бандиты, изгнанные из Старой Ладоги за море (так тогда называлось Ладожское озеро). "То есть, по эту сторону Ладоги был город славен, мери, чуди и кривичей - Старая Ладога. А по ту сторону Ладоги, за морем, стойбища варягов... Варягами славяне называли викингов. Викинги же, если отбросить современную киноромантизацию, были тогда просто-напросто морскими разбойниками, бандитами. Это были молодые люди, которые не хотели жить мирно, пахать-сеять или ловить рыбу, как их отцы и деды. И уходили из родных поселений в вик (по-русски - выселок, а буквально - путь). Промышляли разбоем, грабежом. Со временем они стали страшной силой и три века терроризировали Европу, поднимаясь в своих ладьях вверх по течению рек и сжигая города и села. А когда не было походов, нанимались в армии сопредельных воюющих государств. В общем, наемники, ландскнехты. Нанимали их и славянские города-государства. Многочисленные свидетельства тому - в летописях". Наняли и ильменские словены.
   М.В. Ломоносов выводил Рюрика с варягами из пруссов, опираясь на топонимы и поздние летописи, которые заместили лексему "варяги" псевдоэтнонимом "немцы". Славянское происхождение Рюрика Ломоносов априори принимал как непреложный факт:
   "...варяги и Рурик с родом своим... были колена славенского, говорили языком славенским, происходили из древних россов и были отнюдь не из Скандинавии, но жили на восточно-южных берегах Варяжского моря, между реками Вислою и Двиною... имени Русь в Скандинавии и на северных берегах Варяжского моря нигде не слыхано... В наших летописцах упоминается, что Рурик с Родом своим пришёл из Немец, а инде пишется, что из Пруссии... Между реками Вислою и Двиною впадает в Варяжское море от восточно-южной стороны река, которая вверху, около города Гродна, называется Немень, а к устью своему слывёт Руса. Здесь явствует, что варяги-русь жили в восточно-южном берегу Варяжского моря, при реке Русе... И само название пруссы или поруссы показывает, что пруссы жили по руссах или подле руссов."
   Первые два года Рюрик вел себя тихо, осматривался. Он выбрал место в устье реки Волхов у озера Ильмень для княжеского городища, построил себе дом и дома своим дружинникам, огородился деревянным частоколом и назвал это место Новгородом. За частоколом стали селиться свободные общинники из числа ильменьских словен, чуди, мери и финнов, которым принадлежали окружающие общинные земли, в пределах которых общинники могли свободно поселиться в любом месте. Селились они за оградой Новгорода не по родственному принципу, а по профессиональной принадлежности, поскольку разделение труда у славян шло быстрыми темпами. Так образовалась Торговая, Кузнечная, Гончарная, Рогожная и Льняная слобода, каждая со своим старейшиной и своим Вече - слободским народным собранием.
   Рюрик, хотя и не выдающийся, но многоопытный руководитель и организатор некоторых варяжских набегов на возникшие в то время в Европе города-государства, понимал, что прекратить межусобицы и дать отпор внешнему врагу может только сильное образование - политически организованное государство, с четко организованной воинской силой, которую представляла варяжская дружина, предназначенная для завоевательных походов, судом, и централизованным управлением, с системой сбора дани (налогов) с соплеменников. То есть, он четко представлял проблему силового обеспечения политической жизнеспособности, что явилось уже первой предпосылкой появления силового общества. Он также понимал, что, если государство не будет расширяться, как всякое деловое мероприятие, то оно погибнет от объединявшихся вооруженных сил конкурирующих соседних государств (оседей-врагов) и стал проводить активную захватническую политику.
   И пошел Рюрик на ближайший город Белоозеро и покорил его, а старейшину убил, всю землю вокруг города объявил своей собственностью и править тем уделом посадил своего брата удельного князя Синеуса, чтобы он собирал с доходов общинников одну десятину себе, одну десятину дружинникам на прокорм и одну десятину князю в Новгород. Удельный князь мог за верную службу награждать дружинников из общинной территории землей, которой они могли распоряжаться по своему усмотрению. Могли пахать, могли внаем сдать, а могли и продать, если находился покупатель, хотя земля принадлежала новгородскому князю, а дружинники получали ее только в распоряжение и Рюрик мог в любой момент право распоряжаться пользоваться этой землей отобрать. Это уже был беспредел, потому что нанимали тогда обычно варягов на службу за десятину доходов, но общинники согласились, потому что дружина Рюрика была силой, которая могла их жизни лишить, как лишила их бывшего старейшину.
   Потом пошел Рюрик на ближайший город Изборск и покорил его, а старейшину убил, всю землю вокруг города объявил своей собственностью и править тем уделом посадил своего брата удельного князя Трувора, чтобы он собирал с доходов общинников одну десятину себе, одну десятину дружинникам на прокорм и одну десятину князю в Новгород.
   А потом Рюрик Вернулся в Новгород и объявил свою волю, что вся земля вокруг принадлежит князю, а новгородцы должны платить дань в три десятины от доходов. Это был первый криминал на Руси - нарушение договора, изменение "правил игры" во время самой игры не по закону, а по бандитскому "понятию" силы. А против силы "не попрешь!" Такие события на Руси происходят до сих пор.
   Согласно древнерусскому летописному своду XII века "Повести временных лет", в 862 году варяг Рюрик с братьями по приглашению таких племён как: чудь, ильменские словене, кривичи и весь был призван княжить. Это событие, с которого традиционно отсчитывается начало государственности восточных славян, в историографии получило условное название Призвание варягов. Летописец назвал причиной приглашения междоусобицу, охватившую жившие на тех землях славянские и финно-угорские племена. Рюрик пришёл со всем своим родом, называемым русь. "...И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же - те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города - тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах - находники, а коренное население в Новгороде - словене, в Полоцке - кривичи, в Ростове - меря, в Белоозере - весь, в Муроме - мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик." По летописи можно заметить расширение подвластных Рюрику земель. Его власть простиралась на Новгород, а также на западно-двинских кривичей (город Полоцк) на западе, финно-угорские племена мери (город Ростов) и мурома (город Муром) на востоке. В поздней Никоновской летописи (1-я половина XVII века) сообщается о смуте в Новгороде, жители которого были недовольны правлением Рюрика. Событие отнесено к 864 году, то есть когда по Ипатьевской летописи Рюрик основал Новгород. Чтобы подавить смуту, Рюрик убил некого Вадима Храброго, о котором известно только то, что сказано в Никоновской летописи: "В лето 6372 ... оскорбишася Новгородци, глаголюще: "яко быти нам рабом, и много зла всячески пострадати от Рюрика и от рода его. Того же лета уби Рюрик Вадима Храброго, и иных многих изби Новгородцев съветников его".
   В одном из походов по объединению северо-восточных словян в 879 году Рюрик умер и был похоронен на берегу Ладоги. В старой Ладоге на берегу Волхова есть курган, который именуется Рюриковым. Курган этот до сих пор не раскопан, поскольку каждый, кто берется за эту работу, исчезает непонятным образом.
   У Рюрика было несколько жен. Одна из жён Рюрика была Ефанда, дочь "урманского" (норвежского) князя, которая родила Ингоря (Игоря Рюриковича). Кроме Игоря, у Рюрика, возможно, были и другие дети, поскольку в русско-византийском договоре 944 года упомянуты племянники Игоря - Игорь и Акун.
   Брат Ефанды, "урманский" князь Олег стал княжить после смерти Рюрика. Он присоединил Смоленск, Любеч, Киев и сделал последний своей столицей, поскольку этот город имел большое стратегическое значение - контролировал важный торговый путь "Из варяг в греки". Олег дошел до Царьграда - столицы "греков" и взял с него дань. Это уже был не набег вольных викингов, а война между двумя государствами, поскольку при этом использовались материальные и людские ресурсы всей киевской Руси: в дружине Олега помимо родственников и друзей варягов было множество "и новгородцев, и чуди, и кривичей, и других народов". Фактически это была армия: собранные дружины были сведены в четыре полка, которые имели единое руководство. Линейная приказная структура наблюдалась и в управлении молодым киевским государством.
   Во главе государства находился великий киевский князь, который считал всю Русскую землю в своем нераздельном владении и как старший в роде сидел на старшем "столе" в престольном граде Киеве - центре государства. По соглашению с ним другие его родичи занимали места других столов, другие волости, более или менее значительные в зависимости от их места в роду. Они уже не владели, а только распоряжались этими удельными княжествами и волостями, в пределах которых могли передавать это право распоряжения землей своим приближенным: боярам, воеводам и дружинникам "в кормление" для сбора дани. Причем смерды, то есть простые крестьяне-мужики должны были кормить этих администраторов за то, что они собирали дань, большая часть которой отправлялась в Киев на нужды государства. Система больших рабовладельческих хозяйств, характерных для Западной Европы, не нашла применения в России из-за малочисленности ее населения. И система сбора дани в этих условиях оказалась более эффективной.
   Но, если мужики бунтовали и не хотели платить дань, то удельный князь, боярин или воевода после подавления бунта могли обратить их в рабов-холопов и "посадить" работать на свою землю, полученную за службу от князя. Такие хозяйства, называемые вотчинами, которыми могли распоряжаться, но не могли владеть, уже передавались по наследству детям, обязанным также служить великому князю, однако их было мало, преобладало кормление. Вотчины образовывались только с разрешения великого князя, который мог лишить удельного князя или боярина его достояния, как единоличный владетель всей земли в государстве, и даже передать вотчину другому своему слуге. Великий князь выступал также как судья, которому можно было пожаловаться на произвол боярина или даже удельного князя. Раз в году на Юрьев день, когда кончались летние сельскохозяйственные работы, холопы могли переходить из одной вотчины в другую, что впрочем, исключало их переход в свободное состояние. Так, некоторые вотчины росли и укреплялись за счет переманивания холопов.
   Удельные князья большую часть от собранной ими дани, как формы прямых налогов, посылали в Киев в государственный великокняжеский фонд, из которого в случае неурожая или же войны с кочевниками, живущими в степях на границе России, получали помощь в виде денег и хлеба. Но и у каждого удельного князя были свои запасы, которые он оставлял себе при сборе дани. Свободные крестьяне распоряжались пахотной землей по праву общинной (племенной) собственности, которая могла расширяться за счет государственной земли, если она не была кому-либо пожалована за службу. В силовой, феодальной России было принято платить за службу землей, которой у государства было много. У князей, бояр и воевод была личная "челядь" и "холопы" - рабы, которые работали только за одежду и еду, а все продукты своего труда отдавали господину, то есть они только пользовались землей.
   Наряду с этим были и государственные крепостные - "княжьи люди", которые тоже все продукты своего труда отдавали великому князю. Они работали на вотчинах великого князя.
   Наконец были и свободные крестьяне, которые получали землю, например, за военную службу и сами со своими семействами обрабатывали ее. Распоряжение такой землей передавалось по наследству, но крестьянин мог лишиться и этого права по желанию князя. Таких свободных крестьян было немного, в основном, крестьяне жили общинами. Если крестьянин покидал общину, то он лишался права общинной собственности, всего своего достояния, которое оставалось в общине, то есть лишался средств к существованию. Он мог на время продать себя "в закуп" какому-либо господину: свободному крестьянину, дружиннику, воеводе, боярину, в вотчинах, которых он работал как крепостной.
   Как видим, с приходом Рюрика, активно решавшего проблему политического выживания и обеспечения физической безопасности своих подданных, в России сложились силовые отношения, что подтверждает и появление только потребительского рынка, где производители могли обменивать, сбывать те излишки продуктов, которые у них возникали.
   Осенью все удельные князья и Великий князь шли "в полюдье" собирать дань. В 945 году сказала дружина Великому князю киевскому Игорю: "Отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдем, князь, с нами за данью, да и ты добудешь, и мы". И послушал их Игорь, рассказывает летопись, и пошел к древлянам за данью, и прибавил к прежней дани новую; и творили насилие над ними мужи его. Взяв дань, пошел он в свой город. Когда же он шел назад, поразмыслив, сказал своей дружине: "Идите с данью домой, а я возвращусь и пособираю еще". И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Князья в то время творили криминал, ни законов, ни договоров не соблюдая, действуя по "понятиям бандитов: у кого сила, тот диктует условия". Древляне же, услышав, что идет он снова, держали совет с князем своим Малом: "Если повадился волк к овцам, то выносит все стадо, пока не убьют его. Так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит". И послали к нему, говоря: "Зачем идешь опять? Забрал уже всю дань". И не послушал их Игорь. И древляне, выйдя из города Искоростеня против Игоря, убили Игоря, наклонив две березы к земле, привязав к ним ноги князя. Потом березы отпустили и Игоря разорвало на две части.
   Вождь древлян Мал предпринял попытку посвататься к вдове Игоря, княгине Ольге, но та, движимая чувством мести, обманом убила Мала и его сватовское посольство, заживо закопав в землю. После этого Ольга вместе с малолетним сыном Игоря Святославом пошла войной на древлян и осадила главный город их Искоростень, но взять его не могла. Тогда она прибегла к хитрости и потребовала с каждого дома дань - одного воробья и одного голубя. Получив дань, Ольга приказала привязать к лапкам птиц паклю, поджечь ее, а птиц отпустить. Пцицы полетели к своим гнездам в домах и подожгли город. Ольга вошла в погоревший город и приказала перебить оставшихся древлян. А на новгородцев, к которым древляне обращались за помощью, она наложила удвоенную дань.
   Возвратившись из похода, Ольга сказала: "Не дело князя дань собирать!" Она разбила все княжества на погосты и в каждом посадила воеводу с малой дружиной налоги собирать, а в случае необходимости являться с дружиной, чтобы идти в поход. Мудрая была княгиня.
  

Опыт возрождения демократии в России

  
   Государственное устройство России было силовое, феодальное. Но у России есть самый ранний опыт возрождения демократии в средневековьи в Новгородской республике, получившей в 1136 году политическую независимость от Киевской Руси в результате широкого движения народных масс против престольного князя. Она управлялась высшим органом коллективной власти - вече, на которое собиралось как городское, так и свободное сельское население. Это была первая в Европе после разгрома варварами Рима республика.
   В этой республике существовало частично разделение властей. Вече избирало на руководящие должности из среды боярства посадника, тысяцкого, а с 1156 года даже и архиепископа. Архиепископ стоял во главе исполнительной власти. Это был один из самых крупный бояр, к которому переходила значительная часть прав, земель и доходов киевского князя. В его ведении находилась казна, внешние сношения, право суда. Глава представительной власти - князь приглашался из других княжеств вечем, которое с ним заключало договор, отражающий интересы новгородчан.
   Функции новгородского князя были весьма ограничены. Он был, прежде всего, военноначальником, но в моменты военных действий вече наделяло князя дополнительными правами, зачастую передавая ему и исполнительную власть. Резиденция князя находилась за городом на Городище, где селились и его воеводы и другие военноначальники, а также и дружинники. Новгородская республика имела сильную, прекрасно вооруженную по тому времени армию и собирала большое крестьянское пешее ополчение, которые несколько веков успешно отражала агрессию шведов и Ливонского тевтонского ордена. В 1240 году новгородцы разгромили в устье Невы сильную шведскую армию, в 1241 году выбили крестоносцев-тевтонцев из Капорья и Пскова, а в 1242 году наголову разгромили их на льду Чудского озера, окончательно отбросив от русской земли и в 1243 году, "прислаша с поклоном" послов в Новгород, отказались от завоеваний России. Новгород заключил мирный договор с Ливонским орденом, который никогда уже не смел угрожать Руси.
   Особенностью новгородской республики было то, что при отделении законодательной власти судебная власть не была отделена от представительной и исполнительной власти. Это отразила более поздняя Новгородская судебная грамота - судебный кодекс Новгородской республики. Она была разделена на 42 статьи, посвященные судоустройству и судопроизводству. В ней были определены компетенции суда архиепископа, суда князя, суда посадника и суда тысяцкого, были указаны размеры судебных пошлин, рассмотрены различные судебные казусы.
   Республику погубила анархия. В 15 веке происходит быстрое коррумпирование исполнительной и законодательной властей Новгородской республики. На вече большинство начинают составлять мужики-горлопаны, которые за соответствующее вознаграждение готовы протащить любое решение, выгодное тому или иному купеческому клану. В условиях усиления московского княжества, часть новгородцев начинает искать поддержку у Литовского князя, в то время как другая часть склоняется к союзу с Москвой. Паралич законодательной власти мужиками-горлопанами и коррупция исполнительной власти привели к ослаблению республики, которая не могла противостоять натиску первого русского царя Ивана IV Грозного и в 1478 году пала, превратившись в окраинную провинцию русского государства, народ из которой потихоньку потянулся в Московию, где крестьянам давали землю, а торговцы имели много льгот. И территория эта постепенно стала хиреть из-за неразумности новгородской элиты и нежелания свободных селян плохо жить.
  

Реформы первого русского цоря

  
   В России сложилась своеобразная форма государственности, основанная на родовых отношениях семейства Рюриковичей. Самый старший в роде сидел на старшем столе в Киеве и был наделен абсолютной властью. Другие его родичи, смотря по степени своего старшинства, занимали другие столы, другие волости или наместничества. Связь между старшими и младшими членами рода Рюриковичей была чисто родовая, единство рода сохранялось тем, что когда умирал старший великий князь, то достоинство его с главным столом переходило не к старшему его сыну, но к старшему в целом княжеском роде брату умершего. Этот старший перемещался на главный стол и перемещал стальных родичей на те столы, которые теперь начинали соответствовать их степени старшинства.
   Такие отношения в роде вызывали непрерывную склоку, столкновение, стремление отхватить друг у друга часть государственной земли, часть удела наместничества, что разобщало, ослабляло феодальное государство. Для удельных князей было характерно стремление выделиться, уйти от главного стола. Так возникли Московское, Суздальское, Рязанское и другие государства в приграничных областях, которые вступали в равноправные договорные отношения с центральной Киевской Русью, но при случае могли и выступить против нее.
   Именно эта оригинальная, чисто русская система управления помогла монголо-татарам, пришедшим из восточных степей, относительно быстро победить разобщенных русских князей, что остановило развитие России на три века - это был первый "Великий застой". Однако непригодность этой системы особенно остро была осознана во время борьбы с грозными противниками на западной границе России - Ливонским орденом, Литовским и Польским королевствами, попытавшимися завоевать и колонизовать обширные русские земли. Архаичная, консервативная и устаревшая система организации управления (когда все государственные решения принимались только великим князем), нерегулярная армия, состоящая из разношерстных княжеских и воеводских дружин, временно сводимых в четыре полка, хозяйства, неспособные обеспечить большую для достаточной обороны государства армию, не только сдерживали дальнейшее развитие России, но и грозили ей гибелью в борьбе с более прогрессивно организованными соседями. Поэтому Великий князь московский Василий III приступил к pефоpме народного хозяйства России, которая получила дальнейшее развитие, была полностью осуществлена его сыном - царем Иваном IV Грозным.
   В России успех реформы определялся тем, насколько удавалось приспособить ее к нуждам армии и управления государством, а начинались перестройки с изменений в сельском хозяйстве.
   Для повышения боеспособности армии в новых условиях ее необходимо было реорганизовать, построив по более прогрессивной системе постоянных самостоятельных воинских единиц - полков. Для такого построения армии необходимо было ввести корпус офицеров - средних и младших командиров, которых для достаточно боеспособной армии требовалось в большом количестве. Сорок боярских родов, существовавших в России в то время, и около десятка княжеских семей не могли обеспечить армию, формируемую из стрелецких полков, офицерами. Приглашаемым на военную службу в качестве офицеров иностранцам надо было платить, а государственная казна, как правило, была пуста, поскольку система кормления приводила к обогащению в первую очередь кормящихся. Выход был найден Иваном Грозным в оплате людям военной деятельности землей, которой в России всегда было в избытке, с закреплением на ней крестьян, обеспечивающих воинов припасами.
   За воинскую службу стали давать поместья, дворы, отчего круг таких служивых лиц получил название дворянства (поместного). В отличие от вотчин, переходящих по наследству, поместья в то время закреплялись за отдельными лицами только на период их службы в армии. Если у дворянина не было сына, который бы после его смерти мог пойти на воинскую службу, то поместье у семьи отбиралось и передавалось другому дворянину, то есть дворянин не владел поместьем, а только распоряжался в течение срока его службы в армии, как и боярин, распоряжался своей вотчиной по наследству, но под угрозой лишения этого права удельным либо великим князем в любой момент без всякой компенсации имущества.
   С этого поместья с закрепленным за ним определенным количеством крестьян дворянин должен был привести в армию определенное количество экипированных воинов, которые становились стрельцами. Стрельцы во время мирных передышек занимались хозяйственными работами, ремеслом, торговлей, но периодически собирались для воинского несения службы и по первому приказу должны были выступить в поход по отражению военной опасности. Организация поместного ведения сельского хозяйства, отмена системы кормления и местничества способствовали созданию крупного, централизованно управляемого войска. В это же время начинают появляться Приказы, зарождается система управления с разделением государственной службы по ведомствам. Великий князь был объявлен самодержавным царем наподобие византийского цезаря, последний из которых в это время погиб под ударами турок, завоевавших Византию. Иван IV реформировал и судебное производство на основе единого общегосударственного юридического кодекса, выпустив Судебник - свод юридических законов, обязательных для всей России, составленный еще Иваном III. До этого в волостях, сменивших погосты, судопроизводство осуществлялось по удельным законам.
   Это была силовая реформа, укрепляющая государство, меняющая его хозяйство и систему управления в соответствии с новыми возникшими условиями существования. На политическую арену вышло дворянство - новая военно-политическая сила, опираясь на которую цари повели свою политику укрепления самодержавного государства. Законодательной властью в России была Боярская дума, которая большей частью чисто формально ограничивала права князя, а затем царя, являющегося фактически самодержавным правителем. Для этого времени характерна начальная часть формы царских указов в виде "Царь решил, бояры постановили...". Так же обычно начинались и грамоты с пожалованием за службу земли в распоряжение. При этом нового вида собственности не возникло, по-прежнему всей землей в государстве владел его глава - царь. Характерно, что, привлекая новгородских дворян на воинскую службу и раздавая им от имени царя Василия Шуйского поместья, выделяемые из вотчин новгородский бояр, царский наместник Михаил Скопин-Шуйский обязался выправлять им на поместья царские грамоты. Говорить о возникновении дворянской собственности не приходится.
   Такая реформированная система управления и ведения хозяйства позволила России выстоять в Смутное время, противостоять польской агрессии и сохранить государственность.
  

Катастрофа 4.7 - Первая гражданская война в России

  
   Основной характеристикой всякого государства является его жизнеспособность, на которую влияют два фактора: качество ее элиты и соответствие количества ее населения занимаемой территории. Киевское государство было завоевано соседним Польским королевством, потому что киевская элита потеряла свое объединительное свойство и начался исход населения из Киевской Руси.
   С разрастанием княжеского рода кончилось единовластие, наступила борьба за великокняжеский "стол", находящийся в Киеве. Эта борьба кончилась тем, что единое государство распалось на ряд самостоятельных княжеств, которые хоть и входили в состав Киевской Руси, но постепенно стали самостоятельными, а затем и выпали из её состава.
   Борьба за власть была первой, но не единственной причиной гибели государства. Исход населения стал второй причиной, порождённой идеологией правящей элиты - её нацеленностью на имущественную составляющую. Исход был реакцией населения на сосредоточение богатств в руках князей и бояр. Первый поток исхода был на запад, в Галицию и Польшу, второй на северо-восток в верховья Волги в Московское княжество, где крестьянам давали землю и освобождали от налогов, пока они не построят дом и не "станут на ноги".
   Но в самом московском государстве шла непрерывная борьба между боярами и Великим князем. Царь Иван Грозный изничтожил чуть ли не всех бояр. В конце XVI века первый русский царь Иван Грозный создал могучее централизованное государство. Но с наследниками ему не повезло. Старшего сына Ивана он убил в припадке жестокого гнева. Средний сын Федор был не от мира сего и государственными делами, став царем, заниматься не хотел, перепоручив их назначенному им правителю Борису Годунову, который был умным и расчетливым человеком. А третий сын Дмитрий был еще мал, когда погиб в городе Угличе, где жил по повелению правителя Борис Годунова. Говорили в народе, что правитель Борис Годунов и подослал убийц, но следственная комиссия князя Василия Шуйского сообщила, что, якобы, царевич Дмитрий во время апокалипсического приступа поранил себя ножиком и скончался.
   В 1598 году скончался царь Федор и Земский Собор (собрание представителей всех земель русских) избрал Бориса Годунова царем. Благодетельное правление Бориса продолжалось и в его царствование. Борис все пытался устроить справедливое царство: строгостью и казнями начал бороться со взяточниками. Засылал в приказы тайных агентов, и те доносили о взятках. Виновных беспощадно наказывали кнутом, забирали имущество...
   Но это была его ошибка. Взяточничество - не порок, но суть азиатской государственной системы, сложившейся в России. И наступление на "святая святых" русского чиновничества вызвало лишь озлобление главной опоры Бориса - приказных людей, а взяточничество, естественно, процветало по-прежнему. Просто придумывали новые способы передачи денег - совали на Пасху вместе с крашеными яйцами или оставляли за иконами...
   Борис воевал и с беспорядком - он ненавидел "всякое шатание", инстинктивно чувствуя великую угрозу со стороны Вольности. Он запретил метания нищих безземельных пахарей, пользующихся последней отдушиной - уходить от владельцев земель в Юрьев день. Еще в 1592 году он окончательно отменил это вековое право, и крестьяне стали собственностью хозяев земли. Теперь у них, прикрепленных к земле, оставалось последнее - бежать в степь, пополняя ряды вольных людей... И великая смута возникала в душах людей.
   Русская степь - бескрайняя, сухая, со сгоревшей на солнце травой, где только скифские истуканы и остовы погибших лошадей... Здесь, на границах, по берегам рек Волги, Дона, Днепра, Терека обитали казаки. В тюркских языках слово это означало "вольный искатель при­ключений, бродяга". У казаков все должности были выборные, они защищали границы Русского царства, а царь посылал им хлеб и деньги.
   Но так случилось, что в России было подряд три неурожайных года: 1601, 1602 и 1603. Борис открыл царские житницы и понемногу давал населению хлебное зерно. Недовольных было слишком много. В 1604 году в Польше появился человек, который назвал себя чудесно спасшимся от убийц царевичем Дмитрием и объявил, что его в Русском царстве с нетерпением ждет народ, чтобы прогнать непопулярного царя Бориса и объявить царем Дмитрия. Воевода Мнишек предоставил ему 2000 закованных в броню знаменитых польских гусар, с Дона пришли 2000 казаков, и с этой армией в октябре 1694 года он перешел русскую границу. Так началась Первая гражданская война. И началось невероятно: вмиг без сопротивления отложились от царя Бориса все северские города. Жители укрепленных Чернигова и Моравска сами отворили ворота - без боя предались "Дмитрию". Крохотная армия его стремительно росла: население и казаки непрестанно пополняли его войско.
   Царь Борис провел расследование, в результате которого выяснилось, что "Дмитрий" это беглый монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев, служивший до этого у бояр Романовых, где он, по-видимому, получил хорошее воспитание и образование. Когда Романовых отправили в ссылку, он бежал в Польшу, затем год жил у донских казаков, где изучил артиллерийское дело и военную науку, вернулся в Польшу и объявил себя царевичем.
   Борис посылает огромное войско против "Дмитрия". Как и положено, царскую рать возглавляет самый родовитый боярин - Федор Мстиславский, сын Ивана, умершего в царской ссылке. Пятнадцать тысяч войска "царевича" стоят против пятидесятитысячной армии царя. По сигналу боевых труб начинается сражение. Удивительно ведет себя "Дмитрий" в этой битве: бесстрашно возглавляет атаку, скачет впереди дрогнувших было кавалеристов, будто абсолютно уверен, что не доступен ни для пуль, ни для секир, ни для копий. И князь Мстиславский, опытный воевода, странно легко проигрывает битву - будто напоминает Годунову о погубленном отце...
   Как напишет летописец, казалось, что русские "сражаются не руками и мечами, а ногами". Войско царя бежит, оставив тысячи убитых на поле. И опять удивительно ведет себя "Дмитрий". Он обходит поле и рыдает над телами русских воинов - как истинный царь над погибшими солдатами своей армии. Более того: он может уничтожить бегущее в беспорядке русское войско, но, к изумлению польской кавалерии, отдает приказ прекратить преследование, ибо "не желает убивать своих подданных". И вожделенный главный обоз уходит от панов...
   Но победа над Мстиславским оказала "Дмитрию" и дурную услугу: герои-шляхтичи потребовали жалованья, а денег у него не было. Паны негодовали; ни обоза не захватили, ни денег не получили! А впереди была зима, и рыцарству не хотелось проливать кровь в жестокие русские холода за будущие посулы, тем более что "Дмитрий" запрещал грабить население - своих "подданных".
   И вообще вельможным панам наскучила вся эта русская история. Вместе с Мнишеком они покидают войско. Но места ушедших поляков занимают со всех сторон сбегавшиеся к "Дмитрию" казаки.
   Уже в следующей большой битве при Добрыничах случилось неминуемое. Опять он возглавлял атаку, опять был бесстрашен, будто уверен, что неуязвим. И чудо - его даже не ранили! Но другого чуда не произошло: без польской кавалерии войско казаков было разбито князем Василием Шуйским.
   С жалкими остатками армии "Дмитрий" затворяется в Путивле. Царь Борис уже ждет нетерпеливо, когда добьют Самозванца, уже готовит великолепные дары победителям. Но происходит странное: царские воеводы будто застыли в нерешительности. Армия Шуйского неподвижна, воевода медлит... В окруженных Кромах заперся один из отрядов "Дмитрия". Уже были сожжены деревянные стены города, когда воевода Михаил Салтыков вдруг приказал воинам прекратить штурм и отойти от города... Меж тем в Путивль со всех сторон стекаются отряды казаков и перебежчиков из царских войск.
   В Москве Борис уже узнал о мятежных настроениях в Смоленске, главной крепости-защитнице Москвы, и о странном бездействии своих воевод. Но царская рука, уже занесенная, чтобы покарать изменников, бессильно пала.
   13 апреля Годунов внезапно скончался. На престол вступил его сын Федор. Молодой царь получил отличное воспитание - знал языки, был просвещен в науках. Отец рано начал брать его с собой в Думу. Мудрый, ровный и миролюбивый властитель - вот идеал, к которому вел Борис блестяще одаренного сына. Первый европейски образованный и обещавший воистину просвещенное правление царь вступил на русский трон.
   Распоряжения нового царя мудры: вместо знатнейших Федора Мстиславского и Василия Шуйского Федор решительно отдает командование войсками Петру Басманову. "Служи нам, как отцу моему служил", - напутствует он полководца. Под колокольный звон Басманов покидает Москву. Воевода уже знает, что будет, и безнадежно прощается с царем... Смута окончательно овладела его армией. Страшная смерть Бориса, в которой народ, увидел Божье возмездие, потрясла умы. Знатнейшие бояре, ненавистники Годуновых, уже действуют...
   В Москве - всеобщее смятение. Люди открыто говорят о скором приходе "природного" царя: Федор для них - самозванец и сын Ирода. Только жестокость, кровавая и беспощадная, смогла бы удержать бразды правления в молодых руках. Но внук Малюты... не умеет быть жестоким. Он мог быть мудрым и справедливым, но этого так мало, когда конь рвется из узды...
   В Басмановской армии воеводы Салтыков и Голицын во всеуслышанье призывают сбросить Годуновых. И Басманов не захотел погибнуть - присоединился к бунтовщикам. Князь Иван Васильевич Голицын поскакал в Путивль. Он вез грамоту от Басманова - царская армия перешла на сторону "Дмитрия". Тот, кого еще вчера именовали "расстригой и вором", теперь назывался в грамоте "Государем всея Руси Димитрием Иоанновичем".
   Безнадежно сидевший в Путивле "Дмитрий" победил, не выиграв ни одного сражения. Получив великое известие, он отслужил молебен и приказал войску идти к Орлу. В его лагерь беспрестанно приезжали "виниться и каяться" представители знаменитых фамилий - Салтыков, Голицын, Шереметев... Все он прощал и брал на свою царскую службу. Прибыв в Орел, он разделил армию. Перешедшие на его сторону царские войска под началом Голицына он отправил к Москве. Но, не доверяя до конца изменившим Федору, сам со своими войсками пошел за ними следом, стараясь держать расстояние между обеими армиями на случай внезапного нападения...
   Все это время его гонцы появляются в Москве. Он шлет грамоты знатнейшим - Василию и Дмитрию Шуйским, Федору Мстиславскому - напоминает о присяге, данной "его отцу", и угрожает царским гневом, коли не возьмут они его сторону. И вот уже на Красной площади, под одобрительные выкрики народа, читают гонцы "Дмитриевы" грамоты. Несмотря на все увещевания патриарха, стрельцы не хватают гонцов - они более не слушают приказов. И вот уже князь Василий Шуйский с того же Лобного места, где столь недавно объявлял, что Дмитрий мертв, бесстыдно и громогласно объявляет, что на самом деле убит был другой, а царевич спасся!
   Июньским утром 1605 года князь Василий Голицын и князь Василий Мосальский с подручными и стрельцами пришли в дом Годуновых. Удавили царицу Марью и долго зверски убивали безоружного Федора. Тела царя Федора и царицы-матери отвезли в Варсонофьевский монастырь, где хоронили бедных и бездомных. Новый царь ехал в Москву.
   Въехав в Москву, "Дмитрий" осадил коня у храма Василия Блаженного, снял шапку, взглянул на Кремль и толпы народа, заплакал и стал благодарить Бога. И счастливый народ отвечал ему дружным рыданием. Свершилась великая мечта о победе справедливости над злодейством, которую довелось воочию увидеть людям.
   Светило солнце. Перед народом предстал "природный" царь, вернувший отцовское наследство, - "красное солнышко" (так привыкли звать царей на Руси). Он расточал милости - возвратил немедля из ссылки всех "своих родичей". Вернулся Филарет, которого он сделал митрополитом ростовским. И сына его, отрока Михаила Романова, он обласкал и оста­вил при своем дворе. Вернулись и стали заседать в Думе Нагие, осыпанные чинами и деньгами...
   Его краткое правление поразит историков. С самого начала царствования и до самого конца он вел себя как истинный Государь. В Думе он бывает каждый день и насмешливо выслушивает своих бояр, их бесконечные препирательства. А потом говорит, открыто смеясь над ними: "Удивляюсь я вам. Столько часов рассуждаете, и все без толку. А дело вот в чем..." - и объясняет решение вопроса, проявляя "великую начитанность", приводя примеры из истории. Постоянно донимает он советников, упрекая их в невежестве, но мягко, без брани. Это разговор царя - батюшки с глуповатыми детьми. Он напоминает Петра Первого, но не жестокого, а ласкового: та же грешная для Московии любовь к чужеземным обычаям. Он не только хочет посылать молодых людей учиться в Европу, но и (страшно сказать!) обещает разрешить всем подданным свободно посещать чужие земли - то, что и потом, на протяжении почти четырехсот лет русской истории, будет запрещено. Он возобновляет книгопечатание, прерванное бегством из Московии первопечатника Ивана Федоровича Московитина. Как и Петр, открыто потешается над дедовскими традициями - ест телятину в постный день и, издеваясь над негодующим князем Василием Шуйским, устраивает диспут, где блестяще доказывает правоту свою, ссылаясь на богословские сочинения. Он не ходит в баню и (что всех потрясает!) не спит после обеда. Когда Москва погружается во всеобщий сладкий сон, он занимается делами государственными! Как и Петр, устраивает "потешное войско", сам учит людей ратному бою, сам лезет на валы, штурмуя крепости, и в общей потасовке ему часто достается (и накануне своей гибели он будет учить воинов стрелять из пушки, демонстрируя удивительную меткость). В любимой на Москве потехе - "зверином бое" - сам участвует и бьет медведей...
   Это отсутствие важности - продолжение самосознания "природного" царя, а презрение к любимым народом дедовским обычаям - результат все той же неколебимой уверенности в своем праве делать все, что ему заблагорассудится. Как учил "его отец": "Жаловать и казнить мы вольны..."
   Русский историк напишет: "Его беда, что он пришел слишком рано, на столетие раньше Петра". Думается, его беда, прежде всего, в том, что в нем не было жестокости, необходимой на Руси Преобразователю...
   Бояре эту слабость поняли и начали действовать открыто. Слухи о его самозванстве странно множатся, будто кто-то дирижирует ими. Уже задержали стрельцов, дерзнувших говорить, что на престоле "ложный царь". Великан-стрелец просит "Дмитрия" отдать их ему: "Я у тех изменников не только головы пооткусаю -- чрева зубами повыдергаю", -- обещает он. Но "Дмитрий" их милует. Он не боится слухов.
   А между тем к нему уже подкрадывалась смерть. Внешне все шло прекрасно. Народ, который он беспрестанно развлекал зрелищами, любил его. Но он не знал закона Московии: когда царь добр, не рубит голов, тотчас наглеют бояре... он устраивает пышную свадьбу с Мариной Мнишек, но дни его уже сочтены...
   Пока он пребывал в блаженстве во дворце, в боярских палатах шли непрерывные совещания. Князья Василий Голицын и Иван Куракин теперь частые гости у Василия Ивановича Шуйского. Здесь же и Дмитрий Шуйский, приходят все новые бояре...
   Еще до свадьбы "Дмитрия" они решили: надо убить "расстригу" (так отныне будет именоваться во всех грамотах и с амвонов церквей тот, кого они славили "великим Государем" и "красным солнышком").
   "А кто из нас станет царем, то по общему совету управлять ему государством", - так они уговорились. Боярская вековая мечта должна была, наконец, сбыться.
   Будто бы по приказу царя из Кремля уже удалена его личная охрана, состоявшая из немцев - верных наемников, преданно служивших щедрому Государю. Из тюрем выпущены "воры" - преступники - они должны составить ту оголтелую толпу, которая заполонит Кремль. К рассвету 17 мая заговорщики берут под свой контроль все входы в Кремль. Бьет набат, и с криками "Поляки убивают Государя и верных бояр!" - в Кремль врывается чернь. По всему городу начинают убивать поляков.
   Уже поняв, что произошло, "Дмитрий" выбегает на крыльцо с обнаженной саблей, кричит: "Я вам не Годунов!" Но под грозные вопли черни ему приходится отступить во дворец. Он бежал через окно, но выпрыгнул неудачно - сломал ногу. Тут его нашла взбунтовавшаяся чернь и стрельцы и растерзали. Три дня труп его в шутовской маске валялся на Красной площади, после чего его похоронили за Серпуховскими воротами. Но в холодную зиму 1606 года бояре объявили его колдуном, который наслал жестокие морозы на Москву - труп вырыли, разрубили на куски и сожгли, а пепел смешали с порохом и выстрелили из пушки. А марина Мнишек с отцом и другими поляками спаслись и были взяты боярами в заложники, на случай, если польский король Сигизмунд захочет напасть на Русское царство.
   На царство сел князь Василий Иванович Шуйский. Сбылась мечта князей Шуйских - их славный род, происходящий от Александра Невского, пришел, наконец, на царство. Но не успело замолкнуть эхо выстрела из пушки, рассеявшей злосчастный прах "Дмитрия", как, словно в издевку над новым царем, пополз фантастический слух: он опять спасся! Убили не его, от того и напялили маску на мертвеца. Царевич Дмитрий жив!
   Самозванцы были и в других странах, но ни в одной стране не было столько самозванцев, как на Руси. Сразу же после гибели первого и невинного Самозванца начался этот невиданный поток. Двести лет российской истории прошли под знаком самозванства, оно станет успешной проверенной моделью народного бунта во имя прихода доброго царя... Нищий и бесправный русский народ, преданно служивший московскому царю, верил, что его Хозяин должен быть непременно добрым. И люди ждали появления доброго "природного" царя, который придет и освободит их от злых "подменных" царей. Этот земной освободитель сливался в простодушном народном сознании с образом Мессии - Царя Небесного.
   Так что по убиении "Дмитрия" тотчас явились новые "цари" и "царевичи". Одни называли себя сыновьями царя Федора и рассказывали любимую народом легенду, будто сына, рожденного царицей Ириной, подменил Годунов, положив в колыбель девочку. Она умерла, а пальчик спасся. И было этих спасшихся "царевичей - сыновей Федора" великое множество: Илейка, объявившийся меж казаками, Климентий, Савелий, Земен, Гаврилка, Брошка... Явится и Лаврентий - еще один лжевнук Иоанна Грозного, но уже от сына Ивана... Великое вырастало семейство.
   Но все они были "воровской приправой" к бунту а "главным блюдом" закипевшей Гражданской войны оставался все тот же "вновь спасшийся царевич Дмитрий".
   На другой день после убийства "Дмитрия" сын боярский Михалко Молчанов, человек к убиенном близкий, прихватил во дворце Государеву печать и поскакал, загоняя лошадей, в польскую Речь Посполиту. По пути Молчанов всем рассказывал о чудесном спасении царя, а порой и сам объявлял себя "спасшимс Дмитрием". Прискакав в Самбор, он попытался, говоря словами историка, "разжечь снова польскую печь" опять испечь там "воскресшего Дмитрия".
   Пока Марина с отцом томились под стражей Московии, в Самборе, у матери Марины, Молчанов встретился с неким Иваном Болотниковым. Иван Исаевич Болотников был холопом князя Телятевского. Его биография - нередкая для того сурового времени: бежал к казакам, участвовал в набегах, взят в плен татарами, продан туркам, выкупле венецианским купцом. Пожил в Венеции, но заскучал - отправился в Запорожье к казакам. По пути узнал, что в Москве изменники-бояре хотели убить "царя Дмитрия", но он спасся вновь, бежал Польшу и теперь готовится к походу на Русь.
   Болотников понял, что настало его время -- весело погулять по Руси. Он никогда не видел Дмитрия и Молчанов представился ему спасшимся царем. Болотников предложил собрать войско. Новый "Дмирий" радостно назначил его главным своим воеводой и повелел отвоевать царство, а он сам-де вскоре присоединится к войску с поляками. Получив грамоту, скрепленную царской печатью Болотников начал действовать. 12 000 казаков, служилых людей и голытьбы собрались под его знамена.
   Но Молчанов не мог продолжать играть свою роль за пределами Речи Посполитой. Слишком хорошо знали его в Москве - он был среди людей, окружавших "Дмитрия", участвовал в убиении семьи Годунова... Так что, когда слух о спасении царя уже шел по всей Московии, самого "Дмитрия" все еще не было.
   В это время и другой удалец поджигал Русь. Князь Григорий Шаховской был из людей, любимых убитым царем. После убийства, желая удалить князя из Москвы, бояре опрометчиво послали его воеводой в Путивль. Там он и объявил, что "Дмитрий" спасся. К нему и привел свое пестрое войско "царский воевода" Болотников. И загорелась северская земля. Город за городом брал Болотников именем отсутствовавшего "Дмитрия". Шли сражения, а он все не появлялся...
   Кровавый фарс был в разгаре. Болотников в ожидании "Дмитрия" разбил войско Шуйского и стоял уже у самой Москвы. Царь Василий трусливо прятался за городскими стенами.
   В рядах "Дмитриевой рати" сражалось много представителей благородных фамилий. К примеру, под началом Болотникова, беглого холопа князя Телятевского, был... князь Телятевский! И люди из других знатных родов: князья Михайло Долгоруков, Иван Хворостинский, Василий Мосальский... Все они видели убитого царя, но в болотниковском лагере преспокойно слушали благодарственные молебны о чудесном спасении "Дмитрия", которого... по-прежнему все еще не было!
   В это время в Москве появился военный герой - двадцатилетний племянник царя Василия князь Михаил Скопин-Шуйский. Василий чувствовал блестящих людей и сразу приблизил к себе Скопина, даже ввел для него новую придворную должность - Великого Мечника. На приемах послов стоял с обнаженным мечом у трона Государя юный красавец-гигант с льняными волосами. Как бывало в то суровое время, внешность отражала душу. Будто воскресли в молодом Скопине варяжские князья-завоеватели. Унизительно было ему отсиживаться с дядей за московскими стенами и, вымолив разрешение у осторожного до трусости царя, он несколькими вылазками тяжелой конницы раздавил болотниковскую пехоту. Мятежным войскам пришлось отойти от Москвы.
   К лету 1607 года после многих битв войско Болотникова было заперто в Туле. В городе было нечего есть, начался ропот. Осажденные наконец-то захотели увидеть того, за кого они умирали, спасшегося царя Дмитрия. Тщетно князь Шаховской посылал людей к Молчанову и умолял его объявить себя "Дмитрием" - тот боялся. И Шаховской гнал гонцов в Самбор - все молил прислать хоть кого-нибудь...
   Вместо царя Болотникову удалось предъявить войску "его ближайшего родственника" - Шаховской уговорил прийти в Тулу "сына царя Федора". Это был некто Илейка Муромец, в молодости служивший у купца и по торговым делам бывавший в Москве. В своих показаниях он впоследствии расскажет: когда терским казакам не заплатили жалования, его, как побывавшего в Москве, они объявили царем Петром - сыном Федора. Этот "племянник Дмитрия" с бандой терских казаков гулял по Руси, грабил и убивал бояр. Убили боярина Ромодановского, ехавшего с посольством в Турцию, ограбили и убили воевод рязанских - князей Приимкова и Сабурова, убили князя Бахтиярова, а его дочь "царевич Петр" обесчестил и взял в наложницы. Теперь Илейка повернул из степей свою банду и привел к Болотникову. Но осажденные не хотели Илейку-"Петра" - им нужен был "Дмитрий".
   И он появился.
   Никто не знал, откуда он родом и кто он... Скорее всего, он был поповским сыном или дьячком, ибо, по словам очевидцев, "уж очень хорошо знал весь церковный круг и Священное Писание". Разные имена ему приписывались, но самое частое, оказавшееся символическим - Матвей Веревкин. И белорусское местечко, где он впервые объявился, носило столь же провидческое название - Пропойск. Веревкин из Пропойска бражничал и злодействовал, пил и вешал. Вот и все, что осталось в памяти людей от этого человека - второго Лжедмитрия, коварного, свирепого и безбожного, несмотря на духовное происхождение. Он был уродливой карикатурой на первого Лжедмитрия - блестящего, талантливого и верующего. Хотя и второй был хорошо образован, знал латынь и даже Талмуд, но ни одного изречения, ни одной удачной фразы от него не осталось - только убийства, пьянство и изворотливая готовность подчиняться главарям самых разных отрядов, которые будут при нем. Он тоже "тень", но кровавая. "Полудмитрий", который будет править огромными территориями Русской земли и сделает "полуцаря" Василия жалким затворником в Москве.
   В поход он выступил во главе польских отрядов и казачьих банд. Шляхтичи, пожелавшие пограбить ослабевшую Московию, бредили рассказами о богатых дарах, которые убитый "Дмитрий" щедро раздавал панам. Пан Меховецкий, ставший при Веревкине гетманом, усердно готовил его к новой роли, сообщал подробности жизни "Дмитрия"... Впоследствии пришедший к Самозванцу пан Рожинский убьет пана Маховецкого и сам станет гетманом. Много отрядов приведут к нему поляки, гетманом при нем будет и храбрый поляк из знаменитого рода - староста усвятский Ян-Петр Сапега. Наконец-то сбылась мечта старого Льва Сапеги - самозванцы уничтожали опасную Московию...
   Еще один могучий отряд в несколько тысяч донских казаков привел к нему атаман Иван Заруцкий. Иван Мартынович Заруцкий... Ребенком в корзине, привязанной к седлу, увезли его в татарское рабство, но уже отроком сумел он бежать к донским казакам. Познавший татарскую плеть, смелый до безрассудства красавец станет одним главных предводителей в лагере Лжедмитрия Второго.
   Пришло возмездие: царь Василий узнал о грозном движении когда-то порожденной им "тени". Войска Лжедмитрия пересекли границу Московии и все пограничные города предались под его власть. Но с Болотниковым Самозванец так и не успел соединиться. 10 октября 1607 года царские войска запрудили реку Упу и затопили Тулу. Царь предложил мятежникам сдаться, но Болотников продолжал успешные вылазки из города, причиняя урон царским войскам. Был он словно заговорен - участвуя во многих битвах, не был ранен ни разу...
   Но Шаховской и Телятевский уговорили его всту­пить в переговоры. Им надоело безнадежно сидеть в осажденном городе - голодными, по колено в воде. Болотников, так и не увидевший своего "Дмитрия", вместе с князьями и "царевичем Петром" согласился сдаться - под честное слово царя Василия, что он не причинят им зла. И царь обещал...
   Исполин Болотников встал на колени перед маленьким жалким царем и положил меч себе на шею. "Я исполнил свое слово. Я служил верно тому, кому дал клятву... А Дмитрий он или нет, того не ведаю, потому что никогда не видел истинного Дмитрия..."
   Теперь царю предстояло сдержать честное слово. И он сдержал его - так, как привык. Илейку повесили в Москве у Серпуховских ворот, Болотникова отвезли в Каргополь, там ослепили и утопили. А князей помиловали: Шаховского сослали, а Телятевского "из уважения к его роду" отпустили и не лишили даже боярства.
   Пока Василий торжественно справлял свою победу в Москве, пришла ужасная весть: под Болховым войска Самозванца - польская кавалерия и казаки - разгромили царских воевод. Младший брат царя Дмитрий Шуйский и один из убийц Годунова князь Василий Голицын (который, как напишет летописец, "первым замешался и показал тыл") бежали с поля боя с остатками армии. Чтобы оправдать свое поражение, прибывшие в столицу воеводы рассказа­ли о несметных полках, надвигавшихся на Москву...
   Скоро Самозванец уже стоял лагерем у Москвы - в местечке Тушино. Оттуда разлетались его грамоты с веселым кличем-посвистом: "Грабь!" Он обращался к холопам бояр, служивших царю Василию: "Берите поместья и женитесь на дочерях владельцев. Вы теперь бояре". И горели усадьбы, и толпы шли за ним.
   Жестокий и страшный, будто наказание Божье за все клятвопреступления народные, за царскую кровь, - он был царь-дьявол, окруженный зверями...
   Зверства тушинцев описаны современниками. Юных монахинь насиловали прилюдно, а потом убивали. Убив мужа, рядом с неостывшим трупом забавлялись с женой и дочерью. Грудных младенцев топили в реках, как слепых котят, или разбивали им головы о камни на глазах родителей. Целые семьи жгли заживо вместе с детьми. Отшельников заставляли петь срамные песни, безмолвствовавших убивали тотчас, а певших - потом... И люди "бежали в дебри лесные, ибо там, среди зверей диких, жить было безопаснее, чем среди одичавших людей. Теперь в алтарях жили псы и животные, и в домах человеческих жили звери, а люди жили в лесных чащобах..." Но и там шла охота за людьми, как за зверьми, и матери душили детей, чтобы те криком не подозвали разбойников. Ночью земля озарялась не луной, а пожарами. Грабители сжигали все, чего взять не могли, - "да будет Русь пустыней необитаемою!"
   Как призывал один из тушинских "начальных людей": "Бей до смерти, грабь донага, я за все в ответе!" Поляков, которые щадили пленных, тушинцы презрительно звали "слабыми женами". И, как писал Н.М. Карамзин, поляки, содрогаясь, говорили: "Что же будет с нами от россиян, когда они друг друга губят с такой лютостью?"
   Бунт и зверства поглотили Русь. Москва и Троице-Сергиева Лавра, Коломна и Переяславль, да несколько городов - Смоленск, Новгород, Саратов, Нижний Новгород, Казань и сибирские городки - вот и все, что осталось московскому царю от великой Московии.
   Остальными бесчисленными русскими городами заправляла зверствовавшая вольница. Рядом с Москвой воздвиглась вторая столица - тушинский лагерь. Кипело строительство - вместо землянок, вырытых для войска, теперь выросли крепкие избы, построили хоромы для начальников и дворец для "царя Дмитрия". Вино, мед, горы мяса и всякой снеди каждое утро двигались в "Тушинскую столицу". Более 100 000 жителей толпилось в этом городе бунта.
   Многочисленные тушинские учреждения копировали московские - как и при царе Василии, при "царе Дмитрии" была боярская Дума, где заседала не голытьба, но родственники Романовых, князья Сицкие и Черкасские - прародители первого "Дмитрия", и даже боярин Иван Годунов - родственник Годуновых. Вместе с ними заседал пожалованный тушинским царем в бояре неграмотный казачий атаман Иван Заруцкий, ведавший Казацким приказом. Самими приказами ведали опытные дьяки из изве­стнейших фамилий служилых людей -- Грамотин, Чичерин. (Чичерины-- знатный род, приехавший на Русь с Софьей Палеолог. Так что их потомок, ленинский министр иностранных дел Чичерин, имел тушинские традиции... )
   В воровской "столице" не хватало только царицы, но скоро явилась и она. Как и думные бояре, и приказные люди, и патриарх - царица истинная, на царство помазанная.
   Марина, ее отец, послы и прочие знатные польские гости на свадьбе "Дмитрия" уже второй год жили под стражей в Ярославле. Наконец царь Василий сумел заключить соглашение с польским королем. Пленники отпускались на свободу, но с обязательством немедля покинуть пределы Руси. Марина не должна была впредь называть себя царицей московской... Впоследствии Марина в письме своем к тушинскому воинству напишет главные слова - ключ ко всей ее судьбе: "Будучи владычицей народов, царицей московской, возвращаться в сословие шляхетское и становиться опять подданной не могу..."
   Скорее всего, ей уже в Ярославле удалось наладить сношения с поляками из тушинского лагеря. И когда отпущенные в Речь Посполитую поляки под охраной царских воинов скрытно двигались к литовским границам, их нагнал тушинский отряд. Царский конвой был разгромлен, пленники отбиты. По дороге в лагерь она была счастлива, радостна, даже пела. И польский шляхтич сказал ей, усмех­нувшись: "Зря вы так веселитесь, Марина Юрьевна, тот, к кому вы едете, другой, совсем другой". Он не понимал, что она ехала не к Григорию Отрепьеву и не к Матвею Веревкину - она ехала к Власти.
   Но сначала она предпочла оказаться не среди буйных тушинцев, а в своем, польском окружении - в лагере Яна Сапеги. Здесь она и увидела впервые тушинского царя. По преданию, она ужаснулась, но жестокий отец заставил ее "признать в нем спасшегося мужа". Поверить в это - значит опять не понимать ее, как не понял тот польский шляхтич. Если бы хоть что-нибудь могло остановить эту женщину на пути к Власти, жила бы она в великолепном своем Самборе, а не двигалась вместе с обезумевшей разбойной Русью прямиком к петле... Но она выбрала. Сама.
   В лагере Яна Сапеги польскую аристократку тайно обвенчали с темным "Тушинским вором". Она поставила ему знакомое условие - брак станет реальностью и она разделит с ним ложе, только когда он возьмет Москву. А пока пришлось ей переехать в Тушино и разыгрывать сцены семейного счастья.
   Но уже вскоре "столица" станет ей люба - она увидит красавца атамана Заруцкого. Поддалась ли впервые в жизни панночка сердцу? Или, как всегда, холодно все просчитала и поняла, как нужен ей этот отважный до безумия, обожаемый казаками атаман?
   Неграмотному казаку Ивану Заруцкому, очевидно, не пришлось ждать взятия Москвы... Видимо, ситуация не вызвала восторга у "царственного супруга". Вот почему в письмах Марина жалуется уехавшему отцу на мужа, который "не оказывает ни уважения, ни любви".
   Все это время и Тушино, и Москва то пополнялись знатными боярами и дворянами, то ощутимо пустели - создался новый обычай: люди бегали между вражескими столицами.
   При любой смуте у людей появляется возможность перестать быть теми, кем они являлись прежде. Подначальные торговые люди в Москве, к примеру, могли стать приказными людьми, начальниками, но в тушинском лагере. Младшие представители княжеских родов имели возможность стать великими боярами - для этого надо было только пересечь границу Москвы и перебежать в Тушино. Свои измены люди называли насмешливо-невинно -- "перелетами". Бежали сначала от Василия к Самозванцу, а когда в Тушине становилось опасно, возвращались обратно в Москву и каялись, а заодно просили и награду за раскаяние - утверждения в полученной в Тушине высокой должности.
   Московские стены - таковы теперь были границы жалкого царства Василия Шуйского, полученного ценой стольких предательств. Все "великие сражения" с тушинцами разыгрывались в пределах и ближних окрестностях столицы. Летописи описывали, как Василий "с отборным царским войском" встретил отряды врагов у московской речки Пресни и гнал их до московской речки Химки, но тушинцы отогнали его войска обратно до Ходынки... Победы в этих унизительных сражениях праздновались в Москве с такой пышностью, будто победили татарское ханство...
   И вдруг забрезжила великая надежда. Царю удалось заключить договор с врагом поляков - шведским королем, и Василий послал в Новгород для окончания переговоров все того же молодого воина - князя Скопина-Шуйского. В Новгороде неутомимый князь собрал ополчение. Согласно договору пришел к нему в помощь пятнадцатитысячный шведский отряд под командованием искусного воина Якоба Делагарди. Отслужив молебен в Софийском соборе, молодой князь начал из Новгорода свое победное шествие. Много раз громил он тушинские войска. В октябре 1609 года он взял бывшую столицу Опричнины - Александрову слободу, где еще недавно во дворце Ивана Грозного пили и веселились поляки Яна Сапеги.
   Прославленная польская кавалерия была разгромлена русскими "гуляй-городами" - пушками на телегах, за которыми прятались воины. Смяв кавалерию пушечным огнем, пешие ратники бросались на противника и довершали разгром.
   На договор Москвы со шведами польский король Сигизмунд ответил как должно: в сентябре 1609 год он перешел границы Русского государства. Папа, не одобрявший войну с христианской Московией и предпочитавший поход на неверных турок, все-таки послал королю освященную шпагу.
   Сигизмунд направился к Смоленску. Армия его была невелика, ибо до него уже дошли слухи, что многие бояре не хотят более ни казацкой голытьбы ни подслеповатого коварного "полуцаря", и желают привести Московию под власть польского короля Как всегда, слухи были наполовину ложью, наполовину правдой. Бояре и вправду устали от "воров" и "полуцарей" и действительно хотели настоящего царя из Польши... но не Сигизмунда, а сына его, Владислава, и то при очень многих условиях...
   Так что подошедшие к Смоленску войска короля под командованием гетмана Станислава Жолкевского встретили не открытые ворота, но пушечные залпы с неприступных стен. Сигизмунд безнадежно застрял под осажденным городом.
   И тогда его послы отправились в тушинский лагерь - предлагать польским воинам соединиться с королем. Сначала это вызвало ярость у вольнолюбивых поляков: король посмел вмешаться в игру, которую они почти что выиграли ценой своей крови! Польские начальники тотчас договорились создать конфедерацию против Сигизмунда. Но послы, зная характер панов, повели переговоры раздельно с каж­дым из них, обещали большие деньги и чины. Да и поражения от князя Скопина сделали панов сговорчивее.
   И хитрый Самозванец почуял: его могут выдать Сигизмунду, сделать предметом великого торга панов с королем и с царем Василием. В январе "Тушинский вор" вместе с шутом Кошелевым бежал в телеге, зарывшись в навоз. Он приехал в Калугу. Мятежный город оказал ему восторженный прием. Оставшись без царя, тушинцы растерялись. В лагере начался раздор. Из Тушина в Калугу стали по ночам уходить отряды казаков.
   Однако часть поляков и русских тушинцев пребывала в нерешительности - колебалась. И тут сказал свое слово патриарх Филарет - вместе с духовенством, боярами и ратными людьми выступил он против "вора". На русской сходке было предложено ехать к польскому королю и просить на царство королевича Владислава. Атаман Иван Заруцкий тоже решил податься к гетману Жолкевскому со своими казаками.
   Сгорел оставленный поляками и русскими тушинский лагерь. Князь Скопин-Шуйский, выбив Сапегу из Дмитрова, триумфально приближался к Москве. В марте 1610 года под колокольный звон, сквозь бесконечные ряды москвичей, на коленях славивших освободителя, вступил в столицу победоносный князь со своим войском. Как жалок был рядом с молодым богатырем убогий его дядя...
   И все чаще звучало - вот какой царь нужен Руси!
   Скопин пресекал такие разговоры, с гневом обещал расправу. Но Василий повел себя в проверенных традициях - и месяца не прожил князь Михаил в Москве.
   В апреле у боярина Воротынского праздновали крестины сына. Жена Дмитрия Шуйского поднесла Скопину чашу с вином. Князь выпил и сразу почув­ствовал -- смерть! Кровь хлынула из носа и ушей, как когда-то у Годунова. Знакомый был яд...
   Его отвезли домой. Под причитания жены двадцатичетырехлетний полководец скончался. Теперь Василий смог воздать ему заслуженные почести. Скопина похоронили в Архангельском соборе рядом с московскими Государями.
   Бесконечный кровавый калейдоскоп Смуты продолжался.
   Летом 1610 года русские и шведские войска - уже под водительством князя Дмитрия Шуйского - пришли под Смоленск. Но еще вчера победоносная армия была наголову разбита гетманом Жолкевским в кровавой сечи при Клушине. Дмитрий Шуйский ускакал с поля боя, трусливо бросив и весь обоз, и золотой свой штандарт, и даже саблю. Остаткам шведского корпуса поляки разрешил уйти на родину с обязательством не помогать боле московскому царю.
   В это время у самой Москвы, в селе Коломенском, вновь восстал из небытия "Тушинский вор": Боровский монастырь, Серпухов, Коломна и Кашира вновь предались его власти. После поражения при Клушине в Москве было все решено. Как когда-то еще боярином Василий Шуйский составлял заговор против Годунова и потом простив "Дмитрия", так теперь составили заговор против него самого. Подступавший к Москве гетман Жолкевский не переставал сноситься тайно с боярами и дворянами московскими. Они договорились об избрании на царство "природного" царя -- Владислава. Надо было только быстрее покончить с жалким "полуцарем" и его ничтожным братом-трусом...
   У Лобного места на Красной площади вновь собираются толпы, подстрекаемые все теми же боярами. В толпе выкрикивают: "Прогнать несчастливого царя!" И опять один патриарх - на этот раз Гермоген - защищает царя, стыдит народ, напоминает о крестном целовании. В ответ чернь забрасывает Свя­тейшего песком и мусором...
   И тогда дворяне и служилые люди идут во дворец, подступают к царю и молят его: "Земля опустела, ни­чего доброго не делается в твое правление... сжалься над нами - положи посох царский..." - так говорит Василию огромный Захарий Ляпунов. Но маленький подслеповатый царь выхватывает нож и идет на великана, стыдит, что он, жалкий рязанский дворянин, дерзает в отсутствие великих бояр говорить такое ему - Государю...
   Бояре собирают народ за Москвой-рекой, у Серпуховских ворот. Туда же приходят прежние соратники царя, "добрые и сильные". На сходе решают бить челом царю от имени всего народа московского и просить, чтобы он, несчастливый, царство оставил. Объявить Василию об этом народном решении посылают его вчерашнего друга-свояка - князя Воротын­ского, у которого на крестинах сына так удачно отравили молодого князя Скопина.
   Пришлось Василию оставить царский дворец. Теперь жил он в своем прежнем боярском доме с молодой женой, красавицей Марией Буйносовой. И хотя грамоту Василию дали - "не чинить зла и бед ни ему, ни брату его Дмитрию", старик ждал...
   И уже вскоре все тот же Захарий Ляпунов с товарищами и монахами Чудова монастыря появились в его палатах. Они пришли постричь царя в монастырь, разлучить с любимой женой, которой тоже предстоит стать монахиней. Василий молил оставить его в миру, но обряд начался. Сжав губы, молчал старый царь. Обеты монашеские за него произносил князь Тюфякин.
   Вчерашнего царя свезли в Чудов монастырь, а братьев его посадили под стражу.
   Сбылась боярская мечта! В ожидании приезда королевича Владислава несколько бояр - вчерашних сподвижников Шуйского в его заговорах - стали править страной. И люди целовали крест "князю Мстиславскому со товарищи принять государство Московское, пока Бог не даст нам царя".
   "Семибоярщина", боярская олигархия - пришла во власть в Московии. Наследством великих князей московских правили потомки могущественных удель­ных князей и бояр - Мстиславский, Голицыны, Шереметев, Воротынский, Романов, Салтыков...
   Все они уже успели предать - кто четырех, а кто и пятерых царей. Подошедший с войском к Москве гетман Жолкевский был принят ими как друг.
   27 августа Москва торжественно присягнула Владиславу. От имени королевича гетман присягнул на соблюдение договора. Но Сигизмунд, несмотря на все просьбы своего окружения и письма Жолкевского, по-прежнему не собирался отказаться от своей мечты - самому сесть на русский трон. Он выдвигал множество условий, которые должны были выполнить бояре, прежде чем король отправит на Русь королевича. И главное условие - покончить с "Тушинским вором".
   Гетман Жолкевский начал переговоры с предводителем последнего могучего польского отряда, поддерживавшего Марину и "вора", - с Яном Сапегой. Он предлагал рыцарству упросить Самозванца отдаться под власть короля, сулил выпросить у короля Самбор "в кормление" ему и Марине.
   Но решал не Самозванец. Марина же не хотела обсуждать никаких условий - все или ничего. "Будучи... царицей московской, возвращаться в сословие шляхетское... не могу".
   Тогда гетман договорился с Москвой. Бояре разрешили его войску ночью пройти через город к Угрешскому монастырю, где обитали Самозванец и Марина с казаками. Но, видимо, предупредил их кто-то из поляков, и на рассвете они бежали обратно в Калугу.
   Сигизмунд все тянул - откладывал решение. Тогда хитрый пан Жолкевский уговорил Филарета и Василия Голицына возглавить посольство к королю - самим молить его отдать сына... И отправились знатные послы под Смоленск, где король безуспешно продолжал осаждать неприступный город.
   Когда послы прибыли, им зачитали новое требование Сигизмунда: коли хотят они Владислава, пусть отошлют в Литву бывшего царя Василия Шуйского с братьями, "чтобы они в Московском государстве смут не делали..."
   И еще раз предали бояре своего царя.
   Весело уезжал Жолкевский из опасной Москвы в Краков с великой добычей. В каретах ехали пленники - царь Василий и брат его Дмитрий с женой. Это и была награда Василию за все великие его ухищрения, за многие предательства.
   Триумфатором вернулся в Краков гетман. Несчастного русского царя в королевском дворце поставили перед Сигизмундом и велели кланяться. Но в час унижения, крушения всей жизни, Василий Шуйский стал достоин своего рода. Потомок великих полководцев сказал: "Не будет этого! Не подобает московскому царю польскому королю кланяться... Не на поле брани взяли вы меня, но подлою изменою подданных моих..."
   Он умрет через два года в заточении. На царской могиле останется надпись: "Полякам на похвальбу, государству Московскому на укоризну".
   Королевича Владислава поляки так и не отдали. На сейме были дебаты, много речей было произнесе­но: "Не отдавать им королевича! Своего царя Ивана не они ли ядом извели?.. Говорят, он был тиран... Но маленький Дмитрий в чем повинен? И его убили!.. Царю Борису крест целовали, и ему изменили... Федору, сыну его, присягали и тут же убили... Шуйскому в верности клялись и свергли сами, когда беда пришла..."
   Долго перечисляли паны клятвопреступления московские и вопрошали: "Разве можно отдавать королевича народу, который так часто предает свою клятву?"
   Заканчивался страшный 1610 год. В декабре в Калуге погиб "Тушинский вор".
   Вместе со вторым "Дмитрием" погибло и имя. И хотя уже вскоре в Пскове объявился новый "спасенный Дмитрий", само звучание этого имени потеряло вдруг дьявольскую силу. "Псковский вор" был быстро схвачен и казнен.
   Впереди было еще много страданий и крови, но безумный вихрь Смуты - Гражданской войны начал ослабевать. Будто с именем Иоанова сына, ставшего проклятием русской земли, ушло некое страшное, кровавое зло, оставленное в наследство грозным царем своим покорным подданным.
   Опомнился русский народ и собралось второе народное ополчение во главе с нижегородским старостой Кузьмой Мининым и князем Дмитрием Пожарским. Оно освободило Москву и Русь - и от захватчиков, и от Смуты. И "Совет всея Земли" (совет воевод народного ополчения) созвал новый Земский Собор, в котором были выборные от всех сословий и впервые - от казаков и свободных крестьян. Все они съехались в сожженную Москву - избрать царя.
   Как всегда на подобном собрании, образовалось множество групп. Все они имели своих кандидатов, продвигали их и даже подкупали друг друга. Романовы не имели сильных заступников, ибо самый влиятельный из них, Филарет, был в польском плену. Но свершилось чудо - выбрали Михаила Романова, отрока шестнадцати лет...
   Жизнь в русском царстве стала образовываться. Но еще долго Гражданская война давала о себе знать. Народ с трудом возвращался к мирному труду. Мирный труд требовал упорства и результат появлялся не так уж скоро. А, выйдя с ножом на большую дорогу, сразу можно было получить средства на пропитания и не на один год. Разбойничьи ватажки не давали вернуться нормальной жизни. Хирела торговля, потому что доставлять товары было не безопасно для торговых людей. Тогда Михаил принял новые уголовные законы. Если разбойника ловили с ножом на большой дороге, ему тут же отсекали правую кисть и селили в крестьянской общине, где он разбойничал. Человек с одной рукой был плохим помощником и кормили его из милости, он являлся обузой для всей общины. Кормили его плохо и порой совсем не одевали. Куда ему было податься - и он опять шел на большую дорогу.
   Если такого человека ловили во второй раз, ему отсекали левую руку, рвали ноздри, на лбу раскаленным железом выжигали "ВОР" и возвращали в общину. Тут уж ему житья совсем не было. Так что разбойники на дорогах перевелись. На Руси наступило спокойствие.
  

Развитие царской России

  
   Однако через сто лет на западной границе России появился новый грозный враг - Шведское королевство, интересы которого ущемлялись выходом России на европейскую арену. Шведская армия по тому времени была самой сильной и лучше всех вооруженной в Европе, ее ударную силу составляла вышколенная пехота и подвижная артиллерия, содержание которой требовало развитие передовой промышленности. Перед Россией в очередной раз возникла проблема реформирования армии и народного хозяйства. Эту реформу осуществил царь Петр I.
   Реформы Петра I содействовали утверждению господства дворян помещиков, росту числа торговых и мастеровых предпринимателей. Он расширил распорядительные права помещиков над имуществом и личностью крестьян, уровнял вотчины и поместья, предоставив право передавать распоряжение недвижимым и движимым имуществом по наследству одному из сыновей дворян. Он ввел "Табель о рангах", установив порядок чинопроизводства в военной и гражданской службе не по знатности и значимости рода, а по личным способностям и заслугам, что расширяло дворянство людьми из других сословий населения.
   Петр I заменил подворное обложение крестьян подушной податью. Введению подушной подати предшествовала перепись населения. Подушной податью облагалось все мужское население податных сословий: все крестьяне, посадские люди и купцы. Размеры подушной подати определялись суммой средств, необходимых для содержания армии. Поначалу сумма подушной подати составляла до половины всех доходов государственного бюджета, а затем по мере роста поступлений от развивающихся производств она упала до третьей части. Петр I издал указ о посессионных крестьянах, которых разрешалось приобретать владельцам мануфактур, он практиковал приписку государственных крестьян к казенным и частным мануфактурам, практиковал мобилизацию крестьян и горожан в армию и на строительство мануфактур, городов, крепостей и каналов. Благодаря поощрительной экономической политике Петра I возникло большое количество мануфактур, горных предприятий, было начато освоения новых железорудных, медных и драгоценных рудных месторождений. Содействуя развитию промышленности, он создал коллегии, ведающие промышленностью и торговлей, которые строили предприятия и передавали их в частные руки, выдавая их владельцам кредиты и облагая их малыми налогами. Это была приватизация.
   Делом всей своей жизни Петр I считал усиление военной мощи России для расширения ее границ, выхода на торговые морские пути. Для этого он создал регулярную русскую армию и военно-морской флот, сильнейшие в то время во всем мире. Он ввел обязательную рекрутскую повинность для всех слоев населения и обязал дворян служить в армии в качестве офицеров после окончания военных школ или службы рядовыми в гвардии. При нем были разработаны Воинский и Морской уставы, регламентирующие организацию, вооружение и снаряжение, правила обучения и тактики, права и обязанности всех чинов армии и флота. По тем временам это были самые передовые уставы, впитавшие в себя весь европейский опыт ведения военных действий.
   Следующие реформы провела Екатерина II, которая проявляла большую либеральность, чем Петр I, по крайней мере, в ранние годы царствования. Если Петр искал пути быстрого преобразования русского общества - с помощью указа или военного акта, то Екатерина предпочитала пример или стимул, всегда поощряя личную инициативу. В 1765 году она учредила Свободное экономическое общество для создания благоприятных условий ускоренного развития сельского хозяйства и промышленности. Она отнюдь не навязывала свои идеи народу, а, наоборот, исходила из его нужд. В 1767 году, с целью выпуска нового свода законов, она созвала ассамблею представителей всех регионов страны. При этом она не уступила управление ассамблее, а сама разработала Наказ - свод наставлений, в котором сформулировала правила управления страной.
   Екатерина открыла доступ в страну, традиционно замкнутую и с неохотой пускавшую к себе чужестранцев, для иностранных поселенцев - инженеров, военных советников, ученых, врачей с целью ускорения развития страны. Были построены новые морские порты, среди которых следует выделить Одессу на Черном море. Императрица организовала интеллектуальный обмен с мировым сообществом, всемерно поощряла процветание искусства, ослабила строгую цензуру, разрешив свободно создавать частные типографии. Екатерина учредила множество государственных и частных школ и сделала Московский университет подлинно международным центром обучения.
   Как и реформы Петра I, далеко идущие реформы Екатерины имели весьма ограниченный успех. Двор и высшие классы общества действительно достигли высокого уровня культуры и просвещения, но мало что изменилось у остальной части населения. Культурные нововведения не сделали ничего для крепостных крестьян, составлявших большинство народа. Деятельность Депутатской ассамблеи имела небольшой практический успех, а в 1773-1775 годах разразилось крестьянское восстание под руководством Пугачева, за которым последовали казаки и недовольных меньшинств. Восстание охватило значительную территорию. Екатерина поручила А. В. Суворову возглавить карательную экспедицию для подавления мятежа, но он не успел прибыть, а только прислал план компании, что было выполнено быстро и беспощадно. К 1775 году все нити власти снова были в руках Екатерины.
   Екатерина сознавала, что одних военных действий было недостаточно, чтобы предотвратить новое восстание. В 1975 году она занялась переустройством местного управления и возложила на центральное правительство ответственность за управление и заботу о крестьянах, исповедовавших православие. Она также включила казачьи части в регулярную армию, увеличив выплату казенного жалования. Десять лет спустя она еще более усилила реформы, издав царские указы для городов и дворянства. Эти указы делали городские власти (Жалованная грамота городам) и дворянство (Жалованная грамота дворянству) ответственными за местное самоуправление, гарантируя им при этом поддержку и защиту центрального правительства. Но дворяне от этой политики только выиграли, резко отделившись от других сословий. В грамоте подтверждалось освобождение дворян от обязательной службы, провозглашенное еще в 1772 году. Они освобождались от уплаты податей, их нельзя было подвергать телесным наказаниям, судить мог только дворянский суд. Лишь дворяне могли владеть землей и крепостными крестьянами, они также владели недрами в своих имениях, могли заниматься торговлей и устраивать заводы, дома их были свободны от постоя войск, имения не подлежали конфискации. Дворянство получило право на самоуправление, составило "дворянское общество" с дворянским собранием, созываемым каждые три года в губернии и уезде, избиравшее губернских и уездных предводителей дворянства, суд, заседателей и капитан-исправника. Эта грамота свидетельствовала о стремлении российского абсолютизма укрепить свою социальную опору.
   Царствование Екатерины вызвало перемены внутри страны и продолжило работу, начатую Петром I по превращению России в мировую державу, с которой нельзя было не считаться на мировой арене.
   Предпосылкой следующих экономических реформ было поражение России в Крымской войне, которое выявило не только отсталость организации ее армии, вооруженной устаревшей техникой (гладкоствольное оружие, парусный флот) и не способной противостоять хорошо обученным и экипированным профессиональным солдатам, но также и архаическую организацию всего народного хозяйства, архаическую организацию военного снабжения и обеспечения армии боеприпасами. Успехи союзников в Крымской войне определялись в известной мере новейшими техническими средствами: они были вооружены самым современным нарезным оружием, перевозки для армии осуществлял быстроходный паровой флот, для обеспечения боеприпасами войск, осадивших Севастополь, была построена узкоколейная железная дорога. В то же время русские войска не только были вооружены хуже, но все время испытывали нужду в боеприпасах, которую никак не мог возместить их легендарный героизм. Русских солдат расстреливали современным оружием с позиций, недоступных для их устаревшего оружия.
   Поражение в этой войне делало необходимым техническое перевооружение российской армии, требовало осуществление развития не мануфактурного, а промышленного производства, характерного для развитого договорного общества. Между тем в стране господствовали силовые отношения со слабой мануфактурной производственной базой, которая не могла развиться в промышленное производство из-за отсутствия свободной рабочей силы. Необходима была коренная реформа всей организации общества, которая и была осуществлена Александром II.
   Основой изменения общества явилась крестьянская реформа, которая высвобождала крестьян от юридической зависимости от помещиков. Это был важный шаг по пути развития капитализма в России, так как в результате его появилась свободная рабочая сила. По мере роста рабочей силы в восьмидесятые годы в России началось бурное развитие промышленности, транспорта, торговли. Россия выдвинулась на первое место в мире по производству сельскохозяйственной продукции, на пятое место - по производству промышленной продукции, в 1895-м году была введена в обращение золотая валюта. Это укрепило внутренний и внешний курс рубля, и способствовало развитию капитализма в России. На политической арене появились новые, пока немногочисленные представители: буржуазия и пролетариат. Основную массу населения составляло крестьянство, которое в политической жизни не участвовало.
   Основу государственности в то время сформулировал министр просвещения гpаф С. Уваров: православие, самодержавие и народность. Православие в то время было синонимом религиозности, вокруг которой строилось нравственное воспитание населения. Под самодержавием понималось наличие независимого главы государства - царя, который выступал в качестве верховного третейского судьи во всех спорах, и решение которого подлежало безоговорочному исполнению. На самом деле царь, будучи крупнейшим помещиком в России, не мог не быть выразителем интересов дворян-помещиков. И реформы он проводил, соблюдая в первую очередь интересы помещиков за счет крестьян. А под народностью понималась общее одобрение государственной политики, проводимой царем. Для народа была характерна вера в доброго царя, которого может быть, и обманывают злые чиновники, но который, в конце концов, во всем разберется по справедливости. Общей идеей, сплачивающей нацию, была необходимость борьбы с внешним врагом, отстаивание неприступности границ и целостности государства.
   Взрыв бомбы 1 марта 1881 года, погубивший Александра II, который в этот день по трагедии судьбы должен был подписать указ, вводящий конституционные свободы, выявил впервые внутреннего врага в России. Пока еще это был внутренний враг непосредственно царя, поскольку народники ставили цель замены "плохого" царя другим, который, как они наивно полагали, будет "добрым". Естественно, что Александр III, придя к власти после гибели отца, не утвердил подготовленного указа и развернул жестокую борьбу с народниками, в которых он в первую очередь видел своих личных врагов. Немногочисленные народники не были поддержаны народом, который, несмотря на низкий социальный статус в силу высокой нравственности не одобрял террористические акты.
   Печальный опыт народников был учтен последующим поколением инакомыслящих, которые стали делать ставку на поддержку хотя и немногочисленного, но быстро растущего при развитии капитализма пролетариата. Особенно высокую активность проявили социал-демократы, которые четко сформулировали цель - уничтожение существующего государства и его институтов. Это уже был внутренний враг, который пытался развитие общества использовать для уничтожения государства.
   В начале ХХ века темпы развития России стали замедляться из-за узости внутреннего рынка, бедности отечественного покупателя, на которого была ориентирована национальная промышленность. Главной причиной постепенного обеднения сельских хозяйств, представляющих основных потребителей на внутреннем рынке, была архаическая система организации ведения хозяйства сельской общиной, принявшей в России характер правового, финансового и производственного образования, существенно сдерживающего обогащение крестьян и выравнивающего уровень собственности их хозяйств к некоторой величине, достаточной для жизнедеятельности, но не позволяющей делать накопления для последующего развития. Расширение внутреннего рынка требовало уничтожения архаичной сельской общины, которая препятствовала развитию капиталистических отношений в сельском хозяйстве, вела к дроблению хозяйств и обезземеливанию крестьян.
   Но царь видел выход в переориентации народного хозяйства на внешние рынки. Дело в том, что, начиная еще с Александра I, в России установилась геополитическая концепция приумножения земель и народов за счет экспансии на юг и юго-восток, что ослабляло развитие центра и колонизацию севера и северо-востока. Богатство России перестало пpоизpастать Сибирью. Но завоеванные Кавказ и Средняя Азия представляли малонаселенные бедные области, на содержание которых приходилось тратить значительные средства. Тогда царь Николай II обратил внимание на густозаселенные Китай и Корею. Он добился аренды Квантунского полуострова и санкционировал строительство Китайско-Восточной железной дороги в Порт-Артур. Такая активность ущемляла интересы в этом районе Японии, которая развязала войну и выиграла ее благодаря неорганизованности и непорядкам в Российской армии. Россия потеряла свои приобретения в Китае и Корее, половину острова Сахалин и Курильские острова. Война сказалась и на дальнейшем понижении социального статуса населения, который и так был занижен неурожайными годами и страшным голодом 1902 года. Расстрел мирной демонстрации 9 января 1905 года подорвал веру в царя, как отца и радетеля народа, чем воспользовались социал-демократы и эсеры, организовав неудачное Октябрьское вооруженное восстание на Пресне в Москве, мятежи во флотских экипажах и неповиновения в пехотных полках. Все это проистекало на фоне бунтов крестьян, недовольных своим социальным статусом и требовавшими раздела помещичьих земель. Необходимы были реформы, которые воспрепятствовали бы внутреннему врагу развалить государство.
   Эти реформы осуществил П.А. Столыпин. С одной стороны он жестоко подавил все крестьянские выступления, так как собирался в течении длительного времени заниматься укреплением государства, а с другой стороны подготовил ряд царских указов, которые разрешали крестьянам выходить из общины вместе с наделами земли, предусматривали переселение безземельных крестьян на свободные земли. Он предполагал в течение 20 лет спокойной жизни создать Великую Россию. Столыпинская реформа открыла перспективы подъема народного хозяйства России: среднегодовые темпы роста промышленного производства составили 8.9 процента, посевные площади увеличились на 70 процентов, Россия вышла на первое место в Европе по сбору зерновых. Русское сливочное масло кушала почти вся Европа, Даже донское сено мы экспортировали в Европу на элитные конезаводы. Трудно судить об успехе реформ, которые были осуществлены только в первой своей фазе, поскольку Николай II отстранил П. А. Столыпина от государственной деятельности. Желая прослыть умножителем русских земель, он решил повернуть государственную политику не на укрепление внутреннего рынка, а на расширение внешнего, направив национальные ресурсы на перевооружение армии, полагая, что мощная армии будет боеспособна против разваливающихся Турецкой и Австро-венгерской империй. Он также предполагал недовольных забрать в солдаты, повязав жесткой воинской дисциплиной и консолидировав нацию идеей необходимости защиты Родины. Фактически он способствовал развязыванию Первой мировой войны.
  

Катастрофа 4.7 - мятежи 1905-1907 годов в России

  
   Единичные крестьянские выступления были постоянным явлением российской действительности после реформы 1861 года, поскольку крестьяне не получили землю. Новое проявилось в 1902 году. Оно состояло в том, что выступление крестьян одного селения по самому заурядному поводу (непомерно высокие цены за аренду земли и непомерно низкие цены за рабочие руки, скверные условия труда, произвол и т. п.) служило детонатором для выступления крестьян в соседних селениях, а эти в свою очередь детонировали выступления в других.
   Новым и неожиданным явился также радикализм крестьянских настроений и требований. Многие выступления сопровождались захватами помещичьих земель, взломом хлебных амбаров и вывозом зерна, поджогами усадеб, часто принимали характер мятежей с открытым сопротивлением полиции и даже войскам. Сразу же со всей ясностью обнаружилось, что сила и масштабы крестьянского движения резко возросли, а характер радикализировался.
   Ситуацию обострил недород хлебов в 1901 году, отнюдь не выходивший за обычные рамки, но в новые времена оказавшейся достаточным, чтобы вызвать в Полтавской и Харьковской губерниях социальный взрыв. Вот характерное описание крестьянских действий в телеграмме одного из пострадавших помещиков на имя министра внутренних дел: "Несколько дней совершается систематический грабеж крестьянами помещичьих хлебных запасов, грабят же неимущие. Обыкновенно являются в усадьбу поголовно целые соседние деревни с подводами, с мешками, в сопровождении жен, детей, врываются в усадьбу, требуют ключи от амбаров, при отказе отбивают замки, нагружают в присутствии хозяина подводы, везут к себе... В дома не входят, но что попадается в амбарах сверх хлеба, все забирают".
   В ряде случаев крестьяне захватывали земли и торопились их запахать и засеять в надежде, что отобрать ее не посмеют
   Наблюдение о глубоком изменении настроения и поведения крестьян, об их "полной отчужденности" в отношениях с "начальством", с властью, подтверждается другими свидетельствами, а, главное, последующим ходом событий. В 1902 году на историческую сцену открыто выступил новый крестьянин - крестьянин эпохи мятежа.
   Полтавская и Харьковская губернии, выделявшееся помещичьим засильем и крестьянским малоземельем, сыграли решающую роль в событиях 1902 году. За март - начало апреля крестьянское движение охватило здесь 165 селений, оказались разрушенными 105 помещичьих экономий. Движение было подавлено с использованием войск. Случались и прямые столкновения, и огнестрельные залпы по толпе с убитыми и ранеными.
   Волна крестьянских выступлений в 1902 году прокатилась и по другим губерниям Украины и России, отмечавшимся высокой концентрацией помещичьего землевладения - Киевской, Черниговской, Орловской, Курской, Саратовской, Пензенской, Рязанской... Всюду отмечались небывалые раньше решимость в поведении крестьян и радикализм их требований.
   Социальный взрыв 1902 года не был напрасным и бесследным. Самодержавие начало "уступки" крестьянству: в феврале 1903 году было провозглашено обещание облегчить выход из общины, в марте ликвидирована круговая порука общинников, в августе 1904 года отменены, наконец, телесные наказания крестьян - позорный пережиток крепостного рабства.
   Осенью 1905 года крестьянское движение охватывало свыше половины Европейской России, практически все регионы помещичьего землевладения. Всего за 1905 год было зарегистрировано 3228 крестьянских выступлений, за 1906 год - 2600, за 1907 год - 1337. Современники говорили о начавшейся в России крестьянской войне против помещиков, за передачу всей земли тем, кто ее обрабатывает своим трудом. "Лозунгом восставших ... служила идея о принадлежности всей земли крестьянам", - писал Николаю II министр земледелия С. Ермолов, оценивая деревенские события весны 1905 г. Помещику, который понял к чему идет дело и попытался вырубить принадлежавший ему лес, крестьяне это запретили: "Не смей! Все наше! И земля наша, и лес наш!..." Появление карательных сил встречало всеобщее сопротивление: "Берите всех...", "Бейте нас, стреляйте, не уйдем...", "Все равно земля наша!"
   Крестьянская убежденность в том, что земля должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает своим трудом, в 1905 году не только проявилась в массовых захватах помещичьих земель, но и породило программное политическое требование их полной и безвозмездной конфискации. Два обстоятельства способствовали быстрому формированию самой радикальной программы крестьянской революции. Во-первых, основные революционные действия, особенно захват помещичьих земель проводились вполне легитимными органами общинного самоуправления: решение ("приговор") принималось на сельском сходе большинством голосов. Община, служившая средством подчинения деревни государственному управлению, являвшаяся традиционной опорой самодержавия, "вдруг" стала действовать как революционно-демократическая организация крестьян в борьбе с помещичьим землевладением, способная к тому же сразу распределить захваченные земли и включить их в производственный процесс. Больше того, в ряде мест осенью 1905 г. крестьянская община присваивала себе всю власть и даже объявляла о полном неподчинении государству. Наиболее ярким примером может служить Марковская республика в Волоколамском уезде Московской губернии, просуществовавшая с 31 октября 1905 по 16 июля 1906 года.
   Во-вторых, начавшееся с осени 1905 года составление наказов депутатам, избираемым в Государственную думу, послужило для деревни небывалой политической школой - школой осмысления своего положения в обществе и формулирования своих требований к обществу. Это положение оценивалось в наказах такими словами, как "разорение", "нужда", "голод и холод", "несчастное", "безнадежное", "подневольное", "угнетенное"... Эти требования в конечном итоге сводились к одному: "чтобы вся земля немедленно была объявлена собственностью всего народа" и бесплатно передана "в уравнительное пользование" тем, кто трудится на ней.
   Крестьянские волнения в России двигалась именно к такому решению аграрного вопроса. Захваты помещичьих земель стали сопровождаться разгромами усадеб, чаще всего сожжением строений и уничтожением хозяйственного имущества. Вот характерные для осени 1905 года сообщения: "Свыше ста усадеб... разгромлено и сожжено; уничтожен весь инвентарь и скот" (Курская губерния), "Горизонт в многочисленных заревах..." (Тамбовская губерния), "Каждую ночь видны зарева пылающих экономий..." (Киевская губерния)... Сбывалось лермонтовское предсказание: "И зарево окрасит волны рек".
   По разным подсчетам за 1905 - 1907 гг. в Европейской Россия было уничтожено от 3 до 4 тыс. дворянских усадеб - от 7 до 10 % их общего количества. По числу разгромленных помещичьих усадеб выделились Саратовская, Самарская, Тамбовская, Курская, Киевская и Черниговская губернии.
   Разгром помещичьих усадеб не был всего-навсего вандализмом. Крестьяне, по их собственным словам, сжигали жилые и хозяйственные строения для того, чтобы выдворить помещика из деревни хотя бы на два-три года, чтобы не допустить размещения там отрядов карателей... Конечно, невозможность удержать захваченное и жажда мщения за все прошлое также имели значение. Придет 1917 год и разгромы помещичьих усадеб станут осознанным средством крестьянской революции в борьбе против помещиков.
   А между тем поразительно интересные факты озвучил С.Г. Кара-Мурза, мимо которых просто невозможно пройти спокойно.
   В 1900 году до 70 процентов товарного хлеба, вывозимого на внешние рынки, давали крупные хозяйства, остальное давали монастыри и хозяйства министерства императорского двора. Крестьянские хозяйства давали порядка 10 процентов товарного зерна. Урожайность на земле помещиков была на 12-18 процентов выше, чем у крестьян. Это не такая уж большая разница, но в целом, за счет всех факторов, экономическая эффективность хозяйства поместий была, по расчетам министра земледелия в 1894-1905 годах А.С.Ермолова, на 30-40 процентов выше, чем у крестьян. Впрочем, как показал А.В. Чаянов, сам этот показатель ("экономическая эффективность") применять к крестьянскому хозяйству можно лишь условно, ибо по своей природе и внутренней структуре он адекватен именно и только капиталистическому хозяйству.
   Для нас здесь важнее, что, работая батраком у помещика, крестьянин с десятины обрабатываемой им земли получал, по данным А.С.Ермолова, 17 руб. заработка, в то время как десятина своей надельной земли давала ему 3 руб. 92 коп. чистого дохода. Вероятно, министр завысил заработки батрака, но что они были значительно выше чистого дохода от крестьянского труда, верно (на этом факте строил свои выводы и В.И. Ленин до 1905 года). Тем не менее, крестьяне упорно боролись за землю и против помещиков.
   Все теоретики начала века, кроме ученых народнического толка, видели причину этого в косности архаического мышления крестьян - примерно как и нынешние либеральные экономисты. Как верно заметили экономисты-правоведы С.Ковалев и Ю.Латов, "ожесточенная борьба крестьян за снижение своего жизненного уровня должна представляться экономисту затяжным приступом коллективного помешательства". Консервативный экономист-аграрник А. Салтыков даже издал в 1906 году книгу, где доказывал невыгодность для крестьян требовать у помещиков землю вместо того, чтобы наниматься в батраки. Ну, это вполне понятно, ибо, концентрируя в одних руках крупные средства, владелец крупного хозяйства мог экспериментировать с выбором различных технологий, удобрений и орудий производства, оставляя в конечном итоге подходящие для его условий ведения хозяйства, оптимизировать организацию труда и из сверхдоходов увеличивать заработную плату наемных рабочих, оставляя наиболее квалифицированных и трудолюбивых. Крестьянин при катастрофическом отсутствии текущих средств был связан в маневре ими и прогадывал в урожайности.
   На деле батрак и хозяин крестьянского двора - не просто разные статусы, а фигуры разных мироустройств. И все теории, исходящие из модели "человека экономического", к крестьянину просто неприложимы и его поведения не объясняют. Вот важный факт: во время всеобщей июльской аграрной забастовки 1905 г. в Латвии большинство забастовщиков были батраками. Они были гораздо сильнее, чем в центральной России, "овеяны духом капитализма", однако во время забастовки вели себя не как батраки, а как крестьяне. Они требовали не увеличения зарплаты, а продажи им или сдачи в аренду участков помещичьей земли. Иными словами, требовали дать им возможность восстановить статус крестьянина. А.Н. Энгельгардт, поминая "дикого помещика" Салтыкова-Щедрина, писал: "Дикий барин" думал было без мужика обойтись, да и обстыдился. Нужен мужик, а мужик-то сам хочет быть хозяином, а кнехтом быть не хочет. Это не то, что интеллигент, который в какие угодно кнехты готов идти, лишь бы только иметь обеспеченное положение" (Письмо одиннадцатое, 1881).
   Далее он развивает эту мысль: "Не из либерализма утверждаю, что единственное средство для поднятия нашего хозяйства - это увеличение крестьянских наделов, вообще переход земли в руки земледельцев. Не как "либерал", как хозяин говорю я, что у нас до тех пор не будет никакого хозяйственного порядка, что богатства наши будут лежать втуне, пока земли не будут принадлежать тем, кто их работает... В начале было сделано много попыток завести батрацкое хозяйство с машинами и агрономиями, но все эти попытки не привели к желаемому результату. Чисто батрацких хозяйств у нас нет. "Grande culture" с работающими в хозяйстве вольнонаемными батраками оказалась невозможна, потому что она требует безземельного кнехта, такого кнехта, который продавал бы хозяину свою душу, а такого кнехта не оказалось, ибо каждый мужик сам хозяин".
   Главная проблема в отношениях между крестьянством и помещиками сводилась к земле. От крепостной зависимости крестьян освободили почти без земли, за нее крестьяне должны были платить выкуп. Эти платежи были отменены в 1905 г. благодаря революции. Землю крестьяне всегда считали своей, общинной (во время крепостного права крестьяне говорили барам: "Мы ваши, а земля наша"). Захват земли помещиками крестьяне никогда не признавали законным и в этом вопросе на компромисс не шли. Есть сведения, что даже самые консервативные помещики в начале века согласились бы отдать крестьянам половину своих земель, чтобы спокойно владеть второй половиной. Однако требование крестьян было однозначным: национализация всей земли.
   Право на землю в сознании крестьян было тесно связано с правом на труд. В книге "Русская община" народник К. Качаровский пишет: "Право труда говорит, что владельцы-капиталисты не обрабатывают сами земли, а потому не имеют прав ни на нее, ни на ее продукт, а имеют право те, кто ее обрабатывает. Право на труд заявляет, что капиталистическая земельная собственность нарушает равномерность распределения между людьми основного, необходимого для их жизни блага и требует уравнительного его распределения сообразно равному праву всех людей". И эти права крестьяне готовы были отстаивать силой.
   Сказанное позволяет сделать вывод о том, что основные компоненты в механизме революционного насилия, направленного на ликвидацию помещичьего господства в деревне, сложились уже в начале ХХ века. В нем, однако, не было тогда физического истребления, уничтожения противника. Свидетельства самые различные, в том числе из органов государственного управления, отмечали: "людей не убивают" (Саратовская губерния); "полное отсутствие случаев насилия над личностью, как самих землевладельцев, так и их служащих" (Тамбовская, и Воронежская губернии)...
   Кровь лилась тогда исключительно одной стороной - лилась кровь крестьян при проведении карательных акций полицией и войсками, при исполнении смертных приговоров "зачинщикам" выступлений.
   Беспощадная расправа с крестьянским "самоуправством" стала первым и главным принципом государственной политики в революционной деревне. Вот типичный приказ министра внутренних дел П. Дурного киевскому генерал-губернатору. "...немедленно истреблять, силою оружия бунтовщиков, а в случае сопротивления - сжигать их жилища... Аресты теперь не достигают цели: судить сотни и тысячи людей невозможно". Этим указаниям вполне соответствовало распоряжение тамбовского вице-губернатора полицейскому командованию: "меньше арестовывайте, больше стреляйте..." Генерал-губернаторы в Екатеринославской и Курской губерниях действовали еще решительнее, прибегая к артиллерийским обстрелам взбунтовавшегося населения. Первый из них разослал по волостям предупреждение: "Те села и деревни, жители которых позволят себе какие-либо насилия над частными экономиями и угодьями, будут обстреливаемы артиллерийским огнем, что вызовет разрушения домов и пожары". В Курской губернии также было разослано предупреждение, что в подобных случаях "все жилища такого общества и все его имущество будут... уничтожено".
   Выработался определенный порядок осуществления насилия сверху при подавлении насилия снизу. В Тамбовской губернии каратели по прибытии в село собирали взрослое мужское население на сход и предлагали выдать подстрекателей, руководителей и участников беспорядков, возвратить имущество помещичьих экономий. Невыполнение этих требований часто влекло за собой залп по толпе. Убитые и раненые служили доказательством серьезности выдвинутых требований. В зависимости от выполнения или невыполнения требований, или сжигались дворы (жилые и хозяйственные постройки) выданных "виновных", или деревня в целом. Однако тамбовские землевладельцы не были удовлетворены импровизированной расправой с восставшими и требовали введения военного положения по всей губернии и применения военно-полевых судов. Повсеместно отмечалось широкое применение телесных наказаний населения восставших сел и деревень, отмеченных в 1904 году. В действиях карателей возрождались нравы крепостного рабства.
   Иногда говорят: смотрите, как мало убил царизм в 1905 - 1907 годы и как много - революция после 1917 года. Однако кровь, пролитую государственной машиной насилия в 1905-1907 годов нужно сопоставлять, прежде всего, с бескровностью крестьянских выступлений того времени. Абсолютное осуждение казней, творимых тогда над крестьянами, которое с такой силой прозвучало в статье Л. Толстого "Не могу молчать", было единственным моральным.
   Естественным результатом вооруженной расправы было углубление противостояния между крестьянством и властью, крестьянством и официальным обществом в целом, прежде всего господствующими сословиями. То "отчуждение" крестьян от "начальства", которое заметил сенатский чиновник на судебных процессах в 1902 году, теперь отмечалось многими свидетелями в самых различных районах страны. Оно приобрело всеобщность не только территориальную, но и содержательную, начало преодолевать ограниченность земельной темой. Среди деревенских частушек, записанных в разных районах страны в 1908 - 1914 годах, были и совсем не связанные с земельной темой. Например, такая: "Бога вот, царя не надо. Губернаторов побьем, податей платить не будем, Сами в каторгу пойдем".
   Подавление мятежей вооруженной рукой сопровождалось запоздалыми правовыми "уступками" крестьянству, включающими прекращение с 1907 года выкупных платежей за "освобождение" от крепостного права (иначе их взимание продолжалось бы до 1930 года); созданием Государственной думы - псевдопарламента, где все же в 1906-1907 годов крестьянские депутаты смогли заявить о действительных нуждах и интересах деревни; а, главное, аграрной реформой П. А. Столыпина, направленной на разрушение общины и передачу общинных земель в частную собственность отдельных общинников. Все эти меры, особенно аграрная реформа, могли бы существенно изменить ситуацию в России, будь они проведены лет 20-25 раньше (когда они были предложены Н.X. Бунге), но после 1905 года было уже поздно. Столыпинская реформа слишком откровенно была направлена на сохранение помещичьего землевладения, расчистки крестьянских земель от "слабых" до "сильных", слишком очевидным был при этом административный нажим на крестьян. Десятки и сотни тысяч обездоленных выбрасывались из деревни в город, который не мог их принять, или отправлялись столыпинскими переселенцами в далекие края, где слишком многие оказывались еще в худшем положении, возвращались "обратниками" вконец разоренными и отчаявшимися. К ним следует добавить массы "иногороднего" крестьянства в казачьих областях и ряд других категорий сельского населения.
   Мятежи 1905-1907 годов окончились разгромами, потому что самая крупная политическая партия - партия эссэров не сформулировала четко задачу - захват всей государственной власти. Фактически она боролась с исполнительной властью на местах и выставляла, в основном, экономические требования. В мятежах эсеры понесли значительные жертвы. Среди 1144 казненных по приговорам военно-полевых судов 250 были эсерами. 22 террориста были убиты без суда и следствия. Более 15 тысяч эсеров были заключены в тюрьмы и отправлены в ссылку. Потери среди беспартийных рабочих и крестьян были еще больше, но их никто не считал.
  

Катастрофа 4.7 - Первая мировая война в России

  
   Первая мировая война (1914 - 1918 годов), в которой Россия не могла не участвовать, обрекли широкие слои населения, особенно в деревне, на крайние бедствия, отчаяние и озлобление... 1917 год становился неотвратимым.
   Первая мировая война была и первой затяжной компанией, которая носила, в основном позиционный характер. Миллионы крестьян, одетых в солдатские шинели, овладевшие искусством виртуозно владеть штыком, ловко отбиваться прикладом, ставшие снайперами на этой войне, сидя долгими днями и ночами в сырых окопах, переживая беды оставшихся на малой Родине жен и детей, с озлоблении думали о том мгновении, когда они вернутся домой и разделаются с обидчиками, которыми им представлялись помещики и кулаки-мироеды. Почти миллион российских солдат побывало в немецком плену, где они недоедали, рабски использовались на тяжелых, каторжных работах, что, конечно же, не могло не сказаться на их психическом и физическом здоровье.
   К общим тяготам войны, падавшим в крестьянской стране на плечи именно крестьянского населения, добавился продовольственный кризис и вместе с ним принудительные заготовки сельскохозяйственной продукции. Уже в августе 1915 года были введены твердые цены на хлеб для правительственных закупок (на военные нужды). В декабре 1916 года кризис правительственных заготовок заставил встать на путь хлебной разверстки, проведя распределение необходимого государству количества хлеба между губерниями, селениями, хозяйствами в качестве обязательств на его поставку. Такая разверстка государственной потребности по территории страны приводила к тому, что хлебными поставками обязывались и незерновые губернии - Вологодская, Новгородская, Костромская и др. В хлебопроизводящих же районах разверстка сразу оказалась непосильной для крестьянских хозяйств. Со всей определенностью об этом заявила Тамбовская губернская земская управа, потребовавшая снижения поставок: "Не считая себе вправе сознательно вести население к бунту и голоду, губернская управа не находит возможным производить разверстку в указанных министром земледелия размерах".
   И твердые цены, и продразверстка, и даже созданная тогда "хлебармия" не смогли решить задачи из-за своей частичности, ограниченности закупками на военные нужды. Держатели хлебных запасов, имевших рыночное значение, предпочитали спекулировать, добиваясь безудержного роста цен, усугубляя продовольственные трудности для неимущих слоев населения, как в городе, так и в деревне. Лозунг "Хлеб голодным!" стал одним из главных в русских революциях 1917 года - и Февральской, и Октябрьской. Созданное Февральской революцией Временное правительство должно было начать именно с продовольственного вопроса - с введения государственной хлебной монополии, что означало и установление твердых цен, и передачу всего хлебного запаса (кроме необходимого для продовольствия и хозяйственных нужд владельца) государству через посредство его продовольственных органов. Закон, принятый 25 марта 1917 года имел вполне большевистское название "О передаче хлеба в распоряжение государства". Однако слишком тесная связь с эгоистическими интересами крупных землевладельцев и торговцев, непоследовательность и нерешительность действий Временного правительства привели к тому, что хлебная монополия и передача хлеба в распоряжение государства на деле осуществлены не были. Провал заготовок из урожая 1917 года стал очевидным сразу. Уже 20 августа Министерство продовольствия разослало на места директиву: "В случае нежелания сдавать хлеб должны быть применены меры принудительные, в том числе вооруженная сила". И сила эта применялась, когда сдавать хлеб отказывались крестьяне.
   К осени 1917 года продовольственный кризис охватил практически всю территорию Европейской России, включая фронт. Голод стал реальным и наиболее сильным фактором развития событий по стране в целом.
   В сфере собственно аграрных отношений революционный процесс как динамика двух встречных насилий от февраля до октября 1917 года развертывался в тех же направлениях и формах, как в 1905-1907 годах, однако масштабы и темпы событий, их организованность и сила возросли в огромной степени. Захваты помещичьих земель и разгромы усадеб начались в марте-апреле, местами (например, в Ранненбургском уезде Рязанской губернии) к началу полевых работ основная масса помещичьих имений была сметена. Фактическим захватом части помещичьих земель было прекращение выплата крестьянами арендной платы. Крестьянское отрицание прошлого стало предельным. Оно находило выражение, прежде всего, в стремлении смести помещичьи имения так, "чтобы некуда (им) было возвращаться, ... чтобы не были они здесь совсем". И теперь при разгроме усадеб крестьяне не останавливались перед расправой с владельцами, если они оказывали сопротивление.
   Программа крестьянской революции, появившаяся в 1905 года, приобрела еще большую определенность в массовую поддержку деревни. Написанные в мае 1917 года наказы депутатам Всероссийского съезда крестьянских Советов требовали полного и немедленного уничтожения частной собственности на землю и передачи ее в трудовое пользование на равных началах. Но руководители Временного правительства, не осознав необходимости срочного решения земельного вопроса для обеспечения устойчивости политической власти, которая буквально сама свалилась им в руки, как перезрелый плод, решили максимально соблюсти законность, создать кадастр сельскохозяйственных угодий, чтобы выбрать обоснованную величину надела в различных губерниях страны. Им было непонятно страстное нетерпение крестьян, которых поджимали сельскохозяйственные работы, и они даже отправляли карательные команды для наказания крестьян, самовольно захватывающих и делящих помещичьи земли. А неопределенность позиции Временного правительства и затягивание с выборами Учредительного собрания привели к тому, что крестьянство стала решать вопрос о земле самостоятельно.
   Крестьянский напор сдерживался лишь сельскохозяйственными работами. Даже небольшая пауза между сенокосом и уборкой хлебов в июле сразу дала почти 2 тысячи официально зарегистрированных выступлений, связанных с нарушением земельных порядков. Настоящая крестьянская война развернулась с окончанием работ - в конце августе-сентябре. С 1 сентября по 20 октября было зарегистрировано свыше 5 тыс. выступлений. Основная масса их приходилась на районы помещичьего землевладения - черноземный центр, Среднее Поволжье и Украину, а также Белоруссию, Смоленскую, Калужскую, Тульскую, Рязанскую и Московскую губернии. Эпицентром нового социального взрыва оказалась Тамбовская губерния. 3 сентября власть на ее территории перешла в руки крестьянского Совета, 11 сентября Совет опубликовал "Распоряжение N3" которым все помещичьи хозяйства передавались в распоряжение местных Советов, вместе с землей на учет бралось (фактически конфисковывалось) все хозяйственное имущество.
  

Катастрофа 4.7 - Вторая гражданская война в России

  
   Требования крестьянских наказов стали осуществляться до принятия 26 октября 1917 года ленинского декрета "О земле", включавшего в себя соответствующий раздел сводного наказа. И без этого декрета к весне 1918 года они были бы реализованы крестьянской резолюцией по всей России, но с более ожесточенной и разрушительной борьбой в самой деревне. Декрет "О земле" и принятый на его основе в феврале 1918 года закон "О социализации земли" снимали накал стихийной борьбы и вносили определенный порядок в практику конфискации и распределения помещичьих, а вслед затем и перераспределения всех сельскохозяйственных земель, включая крестьянские. Однако узаконение конфискации и перераспределения помещичьих земель не смогло остановить разгромы усадеб, растаскивания имущества, причем не только производственного. В разгромной волне, начавшейся весной 1917 года и не остановившейся осенью, исчезли все сколько-нибудь развитые формы аграрного капитализма, в том числе и многие культурные хозяйства, имевшие большую ценность. Погибали богатейшие библиотеки, собрания произведений искусства, особенно живописи и скульптуры.
   Волна крестьянского насилия отозвалась ответной волной предельного ожесточения "бывших", ставших в массе своей социальной основой белой гвардии. Не многие могли подняться тогда до нравственного и интеллектуального уровня Александра Блока, не воспылавшего ненавистью ни к тем, кто сжег его библиотеку вместе с домом в Шахматово, ни к революции как таковой. В своей знаменитой статье "Интеллигенция и революция" он даст нравственное истолкование крестьянских разгромов помещичьих усадеб. Идет рождение нового, а новое рождается в муках. Но каково это новое: новое - не всегда значит лучшее.
   Рождение всегда связано с предельным физическим напряжением - и для матери, и для того, кто появляется на свет. Но это торжество жизни, утверждение высшей гармонии. Революция принесла столько бедствий, потребовала таких немыслимых жертв, что эта гармония оказалась подорвана. Разруха, голод, эпидемии, омертвение всей хозяйственной жизни, уничтожение культуры - зримое, вещное воплощение постигшей общество катастрофы.
   В руины был превращен и душевный мир человека.
   Не слишком большим преувеличением будет сказать, что люди, населявшие Россию до октября 1917 года, исчезли, даже те из них, кто не погиб и не эмигрировал. В их телесной оболочке жили и действовали уже какие-то иные существа, ибо потрясения, подобные пережитым ими, резко и навсегда меняли представления человека о самом себе и об окружающем мире, иерархию нравственных ценностей, бессознательные ощущения. Он утрачивает единство с природой, способность взаимодействовать с другими людьми. Ему доставляют удовольствие красные, багровые, темно-фиолетовые цвета, звуки барабана, горна, трубы. Зов к бою! Агрессивность достигает апогея. Нарастает враждебность, антипатия к людям. Исчезают такие понятия, как доброжелательность, милосердие, сострадание. Жизнь теряет цену. Смерть воспринимается как какой-то пустяк, становится разменной монетой отношений между людьми и группами.
   Последователи З. Фрейда, в частности С. Гроф, описывали феномен смерти-перерождения. Не гибель старого, трагическая, но и возвышающая, несущая с собой очищение, надежду, - а распад, в котором доминируют признаки уродливого, иррационального. Переродившиеся в революционном огне, сделавшем нормой насилие, теряют ощущение собственной значительности. Отрицание всего и вся, ставшее знаменем революции, в личностном плане оборачивалось отречением от самого себя - от своих корней, от родственных связей, от всего, что достиг, чем дорожил. Самовластно присвоенное право убивать несло и внутреннюю готовность к собственной гибели, притупление страха перед ней - как перед прекращением индивидуального бытия, утратившего смысл и значение.
   Вне этого не может быть понят и грандиозный социально-психологический феномен - возникновение нашего общества в огне революционной мистерии. Без тотального, всепроникающего перерождения психики большого числа людей, которое произошло за несколько первых послереволюционных лет, едва ли стало бы возможно последующее утверждение тоталитаризма. Революция сделала народ в массе смиренным к смерти. Смерть стала обыденностью - вопреки не только установлениям европейской цивилизации, культуры, но и законам биологии! Кровь миллионов невинных жертв стала проклятием, освободиться от которого мы не можем и поныне.
   Революция, провозглашавшая себя вершиной прогресса, представляется теперь началом глубокого регресса, который привел к тупику эволюции. Идти ли от концепции Дарвина, схематически изображавшей исторический путь в виде дерева с развивающимися или бесплодными, обреченными ветвями, или отталкиваться от новейших представлений о циклическом характере, повторяемости эволюционных процессов - вопрос скорее к философу, чем к психологу. В любом случае, оглядываясь назад, мы видим провал, выпадение из исторического времени.
   "Весь мир насилья мы разрушим до основанья" - сам этот ведущий посыл, увековеченный в строках партийного гимна, стал роковым. Все, что было раньше, - недействительно. Право на существование имеет только новое, и новое начинается с нас. Исключив из духовной жизни важнейший ее аспект - живую память, возвращение, воскрешение эпизодов из жизни предков, ощущение своей неотрывности от них, человек вступает в конфликт не только с прошлым, но и с живой природой, средой обитания, уничтожая ее в невиданных масштабах. Тотальная ложь, самообман туманом застилают одно из ведущих начал в психике - принцип реальности.
   А ведь потом была еще жесточайшая в мире Вторая гражданская война. В 1922 году "горячая" война, длившаяся восемь лет, подошла к своему концу. Десятки исследований и романов посвящены "вьетнамскому", "афганскому" и прочим синдромам. Какой шум в свое время наделали романы Ремарка! А если представить себе подобный синдром, только на порядок более жестокий, потому что страшнее и бессмысленней гражданской войны ничего быть не может, синдром, рядом с жертвами которого ремарковские герои - юные гимназистики... И поразил он не несколько десятков тысяч солдатиков "ограниченного контингента", а всю страну, люди которой три года убивали других людей на "ремарковской" войне, а потом еще четыре года столько же соотечественников вообще неизвестно во имя чего.
   За свержением царя, развалом фронта и собственно переворотом последовал даже не бунт, как известно, бессмысленный и беспощадный, а столь же беспощадная, но отнюдь не бессмысленная русская смута. Смута развращала всех, но в первую очередь она калечила молодых, прививая им свою кровавую мораль.
   Война сама по себе вещь жестокая. Но гражданская... За каинов грех людей постигает особое озверение. Так, в начале XVII века, в Первую гражданскую войну, среди войск самозванца никого не было хуже русских. И поляки, и шведы были просто завоевателями, охочими до баб и барахла, а наши россияне сравнивали взятые деревни с землей, не оставив "ни людины, ни скотины". Три века, прошедшие с тез пор, ничего не изменили.
   О гражданской войне написано много книг более или менее правдивых. Иногда между ними, по чьему-то недосмотру, проскальзывают и сугубо натуралистичные описания:
   "- У нашей станицы, як прийшлы с фронта козаки, зараз похваталы своих ахфицеров, тай геть у город к морю. А у городи вывелы на пристань, привязалы каменюки до шеи так сталы спихивать с пристани в море. От булькнуть у воду, тай все ниже, ниже, все дочиста видать - вода сы-ыня та чиста, як слеза - ей-бо. Я там был. До-овго идуть ко дну, тай все руками, ногами дрыг-дрыг, дрыг-дрыг, як раки хвостом.
   Он опять засмеялся, показал белые, чуть подернутые краснотой зубы..."
   "Разыскали дом станичного атамана. От чердака до подвала все обыскали - нет его. Убежал. Тогда стали кричать:
   - Колы нэ вылизишь, дитэй сгубим! - Атаман не вылез.
   Стали рубить детей. Атаманша на коленях волочилась с разметавшимися косами, неотдираемо хватаясь за их ноги. Один укоризненно сказал:
   - Чого ж кричишь, як ризаная? От у мене аккурат як твоя дочка, трехлетка... В щебень закопалы там, у горах, та я ж не кричав.
   Срубил девочку, потом развалил череп хохотавшей матери".
   Так что же вы думаете, неужели этот, который с жадным любопытством наблюдал агонию умирающих соотечественников, или тот, что рубил детишек, - они после войны так вот просто вернутся, заживут своим домом, примутся за честный труд, как будто ничего и не было? Те, что в озверении били шашками своих, русских, или эти, спокойные, которым убить человека, что муху прихлопнуть, после войны придут, обнимут жену, поправят крышу, и словно ничего не было? И отцы, братья, сыновья офицеров побратаются с их убийцами? И родные погубленных детишек ни на кого зла не затаят?
   А зло было с обеих сторон. Если японские интервенты заживо сожгли в паровозной топке под Владивостоком одного из руководителей большевистского подполья в Приморье Сергея Лазо, то большевики прославились масштабностью своих зверств: посланный В.И. Лениным в Крым с чрезвычайными полномочиями Бела Кун и секретарь обкома РКПБ Р.С. Землячка организовали расстрел пленных врангелевцев, не пожелавших покинуть Родину и поверивших листовке М.В. Фрунзе, обещавшему отпустить их домой. За 1920-1922 годы в Крыму было расстреляно, по разным источникам, от 50 до 100 тысяч человек. Так что Катынь (где расстреляли 18 тысяч польских офицеров) была всего лишь цветочком по сравнению с крымской акцией, ставшей плодом Второй гражданской войны.
   За годы войны население России в массе своей озверело, одичало, отвыкло работать, зато накрепко привыкло к тому, что лучший способ заиметь кусок хлеба - отнять его, лучший арбитр всех и всяческих споров - кулак, а еще лучше - товарищ маузер. Бациллоносителями подобных привычек были отпущенные по домам солдаты всех армий. "Женка пишет купец наш до того обижает, просто жить невозможно Я так решил: мы за себя не заступники были, с нами бывало, что хошь, то и делай. А теперь повыучились. Я каждый день под смертью хожу, да чтобы моей бабе крупы не давали, да на грех... Нет, я так решил, вернусь и нож Онуфрию в брюхо..." Это из письма времен Первой мировой, а впереди еще Вторая гражданская...
   К концу Второй гражданской войны численность только Красной Армии составляла пять с половиной миллионов человек. Из них после демобилизации осталось 560 тысяч, остальные отправились по домам. Прибавьте сюда оставшихся в стране солдат рассыпавшейся белой армии, прибавьте красных партизан и подпольщиков, прибавьте разбежавшиеся по домам воинства всяких "батек" и "марусь", и все поголовно носители "гражданского синдрома". Немногие покаялись, большинство давно утратило это чувство. От работы эти люди тоже отвыкли: работать тягостно и скучно, не то что носиться по стране на лихом коне, грабить, убивать и насиловать. Таких были миллионы во взбаламученной, умытой кровью России непригодных к мирной жизни, не находящих себя в ней и готовых при первом же посягательстве на их интересы вскинуться на дыбы и достать заботливо припрятан­ные винтовки. На Западе для молодежи, ушедшей на войну, придумали даже специальный термин "потерянное поколение". А как назовем то, что было у нас, - "потерянный народ"?
   Мирное население тоже было мирным только по названию. Пройдя через войну, карточную систему, продразверстку, они привыкли в жестокой борьбе оборонять свой кусок хлеба. Сейчас много пишут о жесточаййших методах подавления крестьянских восстаний. А много ли пишут о том, что творили, например, антоновцы? Для их плененных противников расстрел был подарком судьбы. Их жгли живьем, убивали специальными молотками с наваренными зубьями или специальными зазубренными вилами. Вдумайтесь, не простыми, а специальными - и труда не пожалели! Привязывали к скачущим лошадям, распарывали и набивали зерном животы. Винтовка в сарае была, считай, у каждого, а кое у кого и пулеметик имелся. И защищали свои дома, хлебушек, коров и баб они не на шутку. А пленным бандиты не бьют морду, а вспарывают животы и набивают их спорной землицей. Это мирное население. "Кровью умытые" были куда как хуже.
   Ситуация усугублялась тем, что страна была полностью неуправляема. Что представляла собой Советская Россия в то время? Это была страна, 80 процентов населения которой жило по деревням, по полгода без дорог, без связи, практически без средств массовой информации. В каждом уездном городке была своя автономная власть, а в деревнях вообще не было никакой. Народ жил простыми и конкретными интересами, не поддаваясь воздействию никаких идей и идеологов, кроме самых элементарных лозунгов, точнее, всего двух лозунгов - обещания земли и мира. Большевики и пришли к власти на этих простых лозунгах - в городах. В деревнях землю и мир мужики взяли сами. А теперь эту стихию надо было как-то увязывать с общегосударственным интересом.
  

Катастрофа 4.7 - коллективизация в России

   Основным вопросом 20 годов был крестьянский вопрос. Точнее, продовольственный, а постольку, поскольку производителем продовольствия был мужик, то и крестьянский. В середине 20-х годов в стране было около 20 миллионов крестьянских хозяйств. 20 миллионов абсолютно независимых молекул, живущих исключительно своими интересами, своим двором. Пока была власть, черноземную силу мужика сдерживали Бог, царь, барин и община. Но Бога объявили несуществующим, царя скинули, бар пожгли, общину же еще Столыпин подорвал, а гражданская война добила. Вот и оказалось, что на мужицкие инстинкты узды нет.
   А в нашем народе, щедром и метком на острое словцо, существует поговорка: "Русский мужик Бога слопает".
   Получив после революции землю, реализовав свою давнюю мечту, мужик занялся одним - пахать и сеять, расти и богатеть. Причем богатеть сиюминутно, ибо о перспективах развития державы мужику думать не приходится, а годы войн и революций отучили его думать даже о дальних перспективах развития собственного двора. Когда в стране, постоянно стоящей на грани голода, мужик живет от весны до весны, ничем хорошим это кончиться не может.
   После введения нэпа первые годы прошли относительно спокойно. Мужик получил, наконец, то, ради чего он боролся, о чем столько веков мечтал - землю - и занялся мирным трудом. Спокойствию, кстати, немало способствовал И.В. Сталин, хитрый и умный прагматик, пожалуй, наименее идеалогизированный и наименее радикально настроенный из всех большевистских вождей. Отношения с деревней он строил по принципу: "Не буди лиха, пока оно тихо". К 1927 году деревня более - менее оправилась от последствий войны - куда скорее, чем город.
   Официальная история возводит начало коллективизации к 15-му съезду ВКП(б). Действительно, о коллективных хозяйствах на съезде речь шла. Более того, он даже официально взял курс на коллективизацию. Но... как на очень отдаленную перспективу, немногим ближе построения коммунизма. Коллективные хозяйства должны были вырасти из массы мелких собственников, вырасти очень нескоро, без всякого принуждения, путем только государственного регулирования и разъяснения естественных экономических процессов. Предложение левой оппозиции, в связи с экономическими трудностями о принудительном займе в 150 - 200 миллионов пудов хлеба у наиболее богатых крестьянских хозяйств, получило резкую отповедь. "Тот, кто теперь предлагает нам эту политику принудительного займа, - говорил В.М. Молотов - тот враг союза рабочих и крестьян". Каково сказано? А буквально через месяц - резкий поворот руля. Что же произошло?
   А произошла очень простая вещь. Как уже говори­лось, к 1927 году село, более менее, оправилось от последствий войны. Зашевелились рыночные механизмы. И крестьянин дал власти первый бой, получивший название "хлебной забастовки". В конце 1927 года зажиточные крестьяне и оптовые хлебные торговцы фактически прекратили продажу зерна государственным заготовителям. Произошло это совершенно неожиданно.
   Мужиков понять можно. Им не хотелось сдавать зерно по низким государственным ценам, а хотелось продавать его по высоким рыночным. Кроме того, на эти деньги приобретать промышленные товары, а не держать их в кубышке. А государственные заготовители денег давали мало, и товаров тоже не было. И вот, поскольку цены были низкими и на деньги все равно ничего путного купить было нельзя, мужичок и решил придержать зерно. Простая экономика Карла Маркса.
   А вот экономика более сложная. Именно тогда, в декабре 1927 года, оппозиция и предложила провести принудительный заем у 10 процентов наиболее богатых крестьян. Цифра эта возникла не на пустом месте. Это только статистически в стране было 20 миллионов производителей. На самом деле уже в 1926 году в руках 6 процентов наиболее зажиточных крестьян было сосредоточено около 60 процентов товарного зерна. Кроме них на хлебном рынке действовали оптовики-перекупщики, скупавшие зерно у мелких производителей, так что реально монополизация была еще выше. Интересы держателей хлеба были чисто шкурные: придержать его до весны, когда цены станут выше. Помните картинки из курса истории экономики - как во время жестокого экономического кризиса молоко выливают в реку, трактора запахивают в землю урожай, лишь бы удержать высокие цены, в то время, как в городах люди падают от голода? "Хлебная забастовка" - картинка из того же учебника.
   А вот вам и политика. Именно в 1927 году резко возросла угроза войны. Одно время казалось, что она вот-вот начнется. Это только в кино мужик - дурак сиволапый, на самом деле богатый мужик и торговец, и за политикой следит, и газеты читает. А "если завтра война", то куда лучше быть с хлебом, чем с бумажками, на которые и в мирное-то время ничего не купишь. Такой вот был расклад в 1927 году.
   Запасов в стране, еще не оправившейся после Гражданской войны, не было никаких, она стояла перед угрозой голода. Причем интересы мужика и страны были прямо противоположные: держателям хлеба голод был на руку, потому что, когда люди начнут падать на улицах, цены подскочат до небес, начнется прямой обмен, как в Гражданскую. А в Гражданскую, кстати, деревня неплохо прибарахлилась. О том, что горожанам менять нечего, все старое проедено, а ново­го не накоплено, об этом мужик не задумывался. Он действовал в соответствии с экономическими законами, то есть чисто инстинктивно.
   И все-таки даже в ноябре 1927 года И.В. Сталин говорил: "Вести политику разлада с большинством крестьянства - значит открыть Гражданскую войну в деревне, сорвать всю нашу строительную работу, сорвать весь наш план индустриализации страны". Да и в декабре правительство все еще выступало против насильственных мер, ограничиваясь экономическими. А спустя месяц бестрепетно послало на село продотряды.
   Легче всего пойти по накатанной дорожке, обвиняя И.В. Сталина в двуличии, в том, что он говорил одно чисто для маскировки, а планы у него были совсем другие. Но какие-то уж больно сложные и бессмысленные получаются злоумышления. А если предположить иное. Допустим самый простой вариант, лежащий на поверхности. И.В. Сталин тогда, как, впрочем, и все наше правительство был человеком в государственном управлении крайне неопытным. Они не могли, по неопытности своей, просчитать происходящее далеко вперед и действовали в основном эмпирически, путем проб и ошибок. Пока было возможно, И.В. Сталин старался обойтись без насилия и войны. А потом он проанализировал обстановку и увидел в ней нечто такое, по сравнению с чем даже очень крутые меры казались "меньшим злом". Попробуем сделать то же самое и мы. Посмотрим, что было бы, если бы он продолжал интеллигентскую политику полумер, уговаривания крестьянства и прочее.
   Что случилось бы, если бы в стране, еще не отвыкшей от привычек и методов Гражданской войны, начался серьезный голод? Ну, во-первых, крестьян бы это не спасло. Если бы продотряды не послало правительство, их бы послали местные власти - горкомы, обкомы, озабоченные тем, как накормить голодные толпы, ревущие под их окнами. Местные власти в то время были сильными, самостоятельными и не очень-то спрашивали Москву, как им жить у себя дома. Наконец, продотряды возникли бы стихийно, как вооруженные банды, благо оружия в стране предостаточно. Началась бы полномасштабная война между городом и деревней - скажете, такого не могло бы быть?
   В самих городах тоже вспыхнули бы волнения - бей нэпманов, бей начальство! Наконец, в этих условиях неминуемо бы ослабла центральная власть, регионы стали бы отделяться от центра, как сейчас, только быстрее, потому что "пассионарность" населения была куда выше. Все это - в виду прямой угрозы войны. Тут ведь никакой Германии не надо - страну бы обкусали по окраинам ближайшие соседи - те самые лимитрофные государства, по поводу горькой судьбы которых наши либеральные демократы так любят проливать крокодиловы слезы (кстати, они тогда могли выставить 120 полных дивизий, вооруженных новейшей военной техникой Англией и Францией, а Германия выставила на Восточном фронте в 1941 году только 153 дивизии и 3 бригады). Расклад, конечно, экстремальный, но кто сказал, что неосуществимый? В Первую гражданскую войну серьезный голод при куда более благоприятной внутриполитической обстановке привел к таким последствиям, что Русь чуть жива осталась.
   Наконец, даже если бы удалось на этот раз достигнуть взаимопонимания с крестьянством путем мирных переговоров и экономических уступок, то где гарантия, что на следующий год ситуация не повторилась бы вновь? Она бы повторилась и на следующий год, и потом, и повторялась бы снова и снова. Рычагов воздействия на крестьянство у правительства практически не было. Проводить индустриализацию, когда большая часть средств уходит на то, чтобы в очередной раз задобрить мужика, - утопия. Нет индустриализации - нет и товаров. Нет товаров - нет хлеба. Круг замкнулся.
   И все это, еще раз повторяем, в обстановке межвоенной Европы, когда ежу ясно, что война будет, и будет скоро, и надо любой ценой срочно вооружать армию, иначе Советская Россия просто перестанет су­ществовать как государство. А военной промышленности не существует... Да что там военной! Вообще не существует промышленности, о которой можно более-менее серьезно говорить.
   Все - от лопат и пуговиц до тракторов и автомобилей - ввозится из-за границы. Точнее, должно бы ввозиться, но, поскольку платить нечем, нет ни лопат, ни пуговиц, ни тракторов, ни автомобилей...
   Такие вот были объективные обстоятельства - без каких-либо вариантов решений, ибо не считать же серьезной альтернативой интеллигентское блеяние о том, что надо бы с мужичком как-то договориться, взять кредиты за границей (на таких же условиях, на каких дает сейчас МВФ?), но обязательно, непременно продолжать политику нэпа. Как? А это уж ваше дело, Иосиф Виссарионович, придумать - как ее продолжать. На то вы и глава государства.
   В чрезвычайных обстоятельствах правительство пошло на чрезвычайные меры: местным властям и местному партийному аппарату предписывалось в месячный срок добиться перелома в хлебозаготовках. При этом центр требовал от них применения "особых репрессивных мер" по отношению к кулакам и хлебным спекулянтам. Особенно следовало нажать на Урал и Сибирь. События пошли накатанным путем продразверстки.
   "Особые репрессивные меры" были, в общем-то, пока довольно мягкими. Самыми распространенными методами стали усиленные сборы по платежам, списы­вание и распродажа имущества недоимщиков. Во многих селах проводились сплошные обходы и обыски крестьянских дворов. Продотряды заручились поддержкой бедноты простым и старым способом - за помощь было обещано до 25 процентов конфискованного хлеба.
   Крестьяне стали сдавать зерно. Но не все и не всегда. Нажим властей, почти сразу же на низовом уровне автоматически сбившийся на методы 20-го года, вызвал естественную реакцию в духе того же года -- вооруженные выступления крестьян. В первый год они еще не были массовыми. Например, в той же Сибири их насчитывалось всего 13, и участвовало в них от 15 до 200 человек.
   В очень трудном положении оказались сельские коммунисты. С одной стороны, они были коммунис­тами, понимающими политику партии и обязанными ее проводить. С другой стороны, они все-таки крестья­не. Каждый из них стоял перед тяжелым выбором. Это был тот случай, когда отсидеться в стороне было просто невозможно. Впоследствии во главе вооруженных крестьянских восстаний нередко оказывались сельские коммунисты.
   А летом 1928 года начался весьма специфический процесс, можно сказать, сталинское ноу-хау, тот метод, которым он отбирал для дальнейшей работы кадры, которые решали все. Любая "чрезвычайная" кампа­ния после ее окончания неизменно сопровождается карами в отношении излишне ретивых исполнителей. Так сказать, сначала развязать руки, справиться с противником с помощью "отморозков", а когда они по ходу кампании обнаружат себя, потом ликвидировать и их тоже. Метод жестокий и циничный, но чрезвычайно эффективный. Такая политика началась как раз летом 1928 года, когда в той же Сибири в порядке выправления "перегибов" были освобождены 494 осужденных и возбуждено 801 уголовное дело против исполнителей, совершивших злоупотребления при хлебозаготовках. После этот прием был повторен неоднократно. Идеальных людей в результате этой селекции вывести не удалось, но, сменив несколько поколений исполнителей, к концу 30-х годов Сталин получил кадры, которые более-менее выполняли то, что им говорят, а не то, чего душа просит.
   Первый этап битвы за хлеб, кроме всего прочего, показал, что правительство не совсем верно оценивало положение на селе. Будем говорить про ту же Сибирь - регион, считавшийся, в отличие от центральных областей России, кулацким. Оказалось, что кулаков-то, как таковых, там не так уж и много. Согласно решению Политбюро, судебные санкции следовало применять к крупным держателям зерна, имевшим более 30 тонн (1,87 тысячи пудов). Однако по приговору судов конфисковывалось в среднем 886 пудов на хозяйство, т. е. держатели хлеба оказались куда менее мощными производителями, чем думалось вначале. Дело, как оказалось, было не только в кулацкой стачке. Причины хлебных трудностей лежали гораздо глубже.
   Столкнувшись не со статистическими отчетами, а с реальной жизнью, И.В. Сталин уже в ходе сибирской поездки начал делать выводы, полностью противоречившие всему, что говорилось до сих пор. Уже зимой 1928 года он впервые назвал в числе причин кризиса не только кулацкий саботаж, но и слабое развитие колхозов и совхозов. Как в высшей степени человек дела, он моментально повернул руль, и уже 1 марта 1928 года в циркулярном письме "О весенней посевной кампании" провозглашается, пусть еще и не в порядке директивы, курс на немедленную коллективизацию.
   18 мая 1928 года в докладе "На хлебном фронте" И.В. Сталин излагает причины столь крутого поворота. При этом он ссылается на советского экономиста, члена коллегии ЦСУ В.С.Немчинова. Выкладки В.С, Немчинова приводит современный русский историк Вадим Кожинов в своей книге "Россия. Век XX".
   "В "Записке" В.С. Немчинова... было показано, что до 1917 года более 70 процентов товарного хлеба давали крупные хозяйства, использующие массу наемных работников (в 1913 году - 5 млн. человек). После революции обширные земли этих хозяйств были поделены; количество крестьян-единоличников выросло на 8-9 млн. К 1928 году крестьяне (в целом) производили поэтому на 40 процентов больше хлеба, чем дореволюционное крестьянство, но, как и до 1917 года, почти целиком потребляли его сами, на продажу шло всего только (как показал В.С.Немчинов) 11,2 процента крестьянского хлеба!
   Уничтожение крупных хозяйств, которого, между прочим, прямо-таки жаждали миллионы крестьян (начавших это уничтожение еще в 1905 году и без особого "руководства" большевиков довершивших его в 1917 - 1918 годах) с абсолютной неизбежностью привело к тому, что количества товарного хлеба в 1927 году было в два раза(!) меньше, чем в 1913-м, хотя валовой сбор зерна был примерно таким же. Поэтому и пришлось в 1928 году ввести в городах карточную систему..."
   Хорошо, конечно, когда все происходит естественным путем, через кооперацию и экономическое регулирование, но события 1927 - 1928 годов показали, что у государства просто не было времени на постепенное развитие событий. Во-первых, село должно быть управляемым. Государство не может существовать под постоянной угрозой шантажа держателей хлеба. Во-вторых, начатая индустриализация требовала колоссальных людских ресурсов, которые можно было взять только из деревни. А для этого маломощное низкоурожайное мелкое и среднее хозяйства надо было заменить крупным высокопродуктивным сельскохозяйственным производством и высвободившиеся людские ресурсы направить в промышленность. И, в-третьих, это вообще бред - страна, 80 процентов населения которой тратит силы на то, что на полудохлых лошаденках устаревшими плугами пашет свои тощие десятины. Опыт передовых стран уже к тому времени показывал, что при нормальном земледелии страну могли прокормить значительно меньшее количество людей. Индустриализация тоже ждать не могла, ибо мечты П.А. Столыпина - двадцать лет без войны - у нас не было ни в какой перспективе.
   Высокопродуктивное же производство на селе было возможно только в двух вариантах - либо за счет роста и усиления кулака, либо за счет организации колхозов и совхозов. Окунувшись из Кремля в гущу сельской жизни, власти с некоторым удивлением обнаружили, что процесс, пущенный на самотек, недвусмысленно вел к первому варианту, а отнюдь не ко второму, как уверяли теоретики. Это означало постоянную угрозу хлебных забастовок, мощное лобби сельхозпроизводителей, шантажирующее правительство, и неизбежное развитие страны как сырьевого и сельскохозяйственного придатка более развитых стран - тот сценарий, который пытаются реализовать в России сейчас.
   ...Итак, первый бой окончился победой правительства. Хлеб был сдан. Летом 1928 года В.М. Молотов в выступлении говорил об отказе от чрезвычайных мер. Однако еще на апрельском пленуме ЦК И.В. Сталин оценил "заготовительный кризис" как первое серьезное вы­ступление капиталистических элементов деревни против Советской власти и пообещал, что, если "чрезвычайные обстоятельства наступят и капиталистические элементы начнут опять "финтить", статья опять появится на сцене".
   Новая сельскохозяйственная политика правительства явилась ферментом, катализировавшим рост разногласий в государственной верхушке. Уже в самом начале битвы за хлеб партийная верхушка фактически раскололась. Главным противником И.В. Сталина почему-то считают Н.И. Бухарина, вероятно, потому, что он был знаковой фигурой второй реабилитационной волны (как знаковой фигурой первой был М.Н. Тухачевский). Од­нако даже поверхностное знакомство с его позицией говорит, что Бухарин оставался верен себе в своем основном свойстве - не знать, чего он хочет. Вроде бы и так, как действовали, действовать нельзя, и в то же время совершенно непонятно, что делать. Его ученики открыто осуждали И.В. Сталина за его сельскохозяйственную политику, а их учитель уговаривал, настаивал на "всестороннем обсуждении положения дел", хотя бы в рамках Политбюро. И.В. Сталин не имел ни малейшего желания встречаться с Николаем Ивановичем. И может быть, вовсе не потому, что чувствовал его правоту, или правда глаза колола. Тут надо принять во внимание одну особенность этого человека - его способность говорить много и невразумительно, топить предмет разговора в словах, за что язвительный Л.Д. Троцкий дал ему уничижительную кличку "Коля Балаболкин". Можно представить себе реакцию И.В. Сталина: дел невпроворот, в стране невесть что творится, а тут еще этот...
   Поскольку И.В. Сталин не хотел встречаться с Н.И. Бухариным, последний писал ему письма, где повторял, что считает положение страны очень тяжелым (как будто в правительстве был хоть один человек, который этого не знал), и выражал тревогу по поводу того, что Политбюро не имеет целостного плана действий, а действует эмпирически. А поскольку плана явно не было и у Н.И. Бухарина, стоит ли удивляться, что предельно занятые члены Политбюро не имели никакого желания собираться и толочь воду в ступе в ходе "всестороннего обсуждения".
   Единственную альтернативу политике того време­ни предложил нарком финансов А.Б. Фрумкин. Его идеи были просты: открыть базары, повысить цены на хлеб и бороться с кулаком путем повышения налогообло­жения. Эти взгляды, утверждал А.Б. Фрумкин, разделяются тысячами коммунистов. Так оно и было на самом деле. А.Б. Фрумкин просто-напросто сформулировал и озвучил идеи оппозиции, центра и перепуганного чрезвычайными методами партийного "болота", ко­торые другие лидеры, как "коммунисты", стеснялись открыто декларировать. Хорошие идеи. У них был только один недостаток - они гробили на корню всю политику индустриализации в стране. А так очень хорошие идеи. Лет через десять наши западные соседи получили бы превосходные сельскохозяйственные колонии.
   Разногласия особенно проявились на июльском Пленуме ЦК. Против И.В. Сталина выступили Н.И. Бухарин, как всегда, кинувшийся в сторону, противоположную своей вчерашней позиции (за год до того он был идеологом "форсированного нажима на кулака"), А.И. Рыков, М.П. Томский. Столкнувшись с резким отпором, И.В. Сталин отказался от установок на форсированную коллективизацию, от чрезвычайных мер. По крайней мере, отказался на словах. Теоретическая установка немногого стоит, а летом еще никто не мог сказать, наступят ли чрезвычайные обстоятельства и в будущем году. Они наступили.
   Несмотря на все экономические меры повышение закупочных цен на хлеб, увеличение потока промышленных товаров, направляемых в деревню, уменьшение экспорта хлеба - хлебозаготовки следующего года столкнулись точно с теми же трудностями. Только теперь сопротивление крестьян стало более организованным. Деревня протестовала и активно, и пассивно - от экономического саботажа до открытых мятежей. Борьба разгоралась. Если в начале 1928 года по 107-й статье было осуждено менее 10 тысяч человек, то через год только на Украине было отдано под суд 33 тысячи, в Поволжье - 17 тысяч.
   Все-таки пока что основными мерами воздействия на крестьян были экономические - налоговые, кредитные. Но все экономические меры не могли всерьез затронуть крупных мощных производителей, они, не доходя до их уровня, распылялись и били по слабым середняцким хозяйствам. Борьбу за коллективизацию правительство явно проигрывало.
   Сопротивление было не только пассивным, но и активным. Жалея погибших, надо все-таки понимать, что крестьянин того времени был далеко не ягненком. Вспомним классика советской литературы Алексея Толстого, его "Хождение по мукам", энциклопедию гражданской войны. Вспомним Михаила Шолохова. Или мало упоминаемый в литературе красный бандитизм, когда те же сибирские крестьяне, вернувшиеся с фронтов гражданской войны, сами собой сбивались в отряды и расправлялись со своими вчерашними противниками - такими же мужиками, вернувшимися домой после службы у белых, или просто богатыми, чьим имуществом можно было попользоваться. С бандитизмом отчасти сумели покончить лишь во второй половине 20-х годов. Такими они были, а не агнцами, покорно идущими на бойню.
   В ответ на разорение повсеместно вспыхивали крестьянские мятежи. Михаил Шолохов в письмах того времени писал, например, о появлении на Дону антисоветских банд, в том числе конных, до нескольких десятков человек, число которых все увеличивалось. Казак к такому привычен - вскинулся на коня и пошел наметом по степи! В 1929 году было зарегистрировано около 1300 крестьянских мятежей. Ясно было, что война против кулака превратилась в войну против деревни, как таковой, и что, пока крестьянин будет иметь собственность, справиться с ним не удастся. Пресловутую альтернативу надо было решать методом "или - или". Либо капитулировать перед мужиком, либо его этой собственности лишить, превратить в такого же наемного работника, как и рабочие заводов и фабрик.
   В 1929 году еще можно было отступить. Надо было выбирать: сдаться на милость держателям хлеба либо идти до конца, каким бы он ни был, но тогда уж не отступать и не сворачивать. И.В. Сталин решил идти вперед. Тогда-то он и сделал тот самый ход, которого никто не ждал, как тот волк, что махнул через флажки...
   В 1929 году на ноябрьском пленуме ЦК неожиданно было объявлено, что в настроении крестьян произошел перелом и они в массовом порядке пошли в колхозы, хотя к тому времени было коллективизировано лишь 7,6 процентов крестьянских хозяйств, которые к тому же занимали лишь 3,6 процентов посевных площадей страны. Да и существовали многие колхозы только на бумаге. Однако установка была дана. Коллективизацию предписывалось завершить летом 1930 года.
   После ноябрьского пленума И.В.Сталин не созывал нового пленума восемь месяцев. Оно и понятно: решение принято, а в такой напряженный момент дискуссии о правильности политики в деревне совершенно ни к чему. Поговорить можно потом - в случае удачи в Кремле, в случае неудачи... на том свете, наверное, где же еще? В течение этих восьми месяцев и разворачивался тот самый, знаменитый первый тур коллективизации, исключительный по жесткости и бескомпромиссности применяемых мер.
   Раскулачиванию предполагалось подвергнуть 3-5 процентов крестьянских хозяйств. У остальных просто добровольно-принудительно обобществлялась земля, скот, средства производства.
   Крестьяне отвечали в основном тремя способами. Первый, хорошо знакомый нам по нынешним дням - письма к властям. Только за осень и зиму 1929-1930 годов на имя И.В. Сталина и М.И. Калинина поступило более 90 тысяч жалоб. Писали в основном сторонники Советской власти на местах, сельские коммунисты и сочув­ствующие. Ответ был тоже примерно такой же, как в нынешнее время, - никакого ответа.
   Вторым способом стал массовый убой скота, тут же административно запрещенный. Несмотря на это, убой продолжался. Видя, что происходит, крестьянин-середняк уничтожал все, даже птицу, и шел в колхоз без ничего - действовал как тот мужик, что перед подходом Наполеона поджигал собственный дом. В некоторых районах сплошной коллективизации скот был уничтожен до 80 процентов. Всего, например, в Центрально-Черноземной области, как писал в докладе секретарь обкома И.М. Варейкис, к 10 февраля 1930 года поголовье крупного рогатого скота сократилось на 49 процентов, овец и коз - на 67 процентов, свиней - на 86 процентов. В разных масштабах, но так происходило везде.
   И, наконец, последний - точнее, первый способ...
   В "Рютинской платформе" приводятся данные: в начале 1930 года в стране прошло более 500 крупных восстаний с тысячами участников в каждом. Во многих случаях в них участвовали и ими руководили коммуни­сты и комсомольцы. Едва ли Рютин имел доступ к данным ОГПУ - скорее всего, он основывался на собственной информации, то есть сообщениях и слухах. А вот что пишут современные исследователи...
   В 1996 году вышла книга Н. А. Ивницкого. Картину он нарисовал - масштабней некуда. Куда там до событий 1930 года знаменитой крестьянской войне 1921 года. Тогда, не считая банд, насчитывалось два крупных восстания. Западносибирский мятеж - около 60 тысяч человек и прославленный Антонов на Тамбовщине - всего-то около 50 тысяч. Остальные повстанческие лидеры - Вакулин, Серов, Сапожков, Рогов насчитывали в своих "армиях" не более двух тысяч человек, и то не постоянно. Возьмут они в плен целый полк - у них две тысячи "бойцов". Через неделю те разбегутся - у них опять все те же триста сабель. В 1930 году мы видим совсем иную картину.
   Начинали обычно бабы. Ну, бабья война шумная, но не шибко опасная. Покричат, уполномоченных за волосья подергают, может, побьют кого - и все. Однако коллективизаторы, по "отмороженной" своей природе не терпящие противоречия, на бабий протест реагировали нервно, в чем были неправы. 17 января 1930 года Острогожский окружком партии писал в обком Центрально-Черноземной области о выступлении женщин двух деревень против коллективизации. "Со стороны партийных представителей в связи с этим выступлением женщин были допущены невыдержанность и грубость (стрельба вверх, грубые ругательства и т. п.), которые могли вызвать восстание". И действительно, вызвали. Вмешались мужики, толпа захватила сельсовет, побила представителей власти, включая милиционера, немножко погромила дома активистов и растащила по домам обобществленные семена и скот. Впрочем, это еще не восстание, это выступление. Таких выступлений в ЦЧО за два зимних месяца, с середины декабря до середины февраля, прошло 38, и участвовало в них более 15 тысяч человек. А в Средне-Волжском крае в первом полугодии 1930 года было 585 выступлений.
   "В отдельных местах, - писал секретарь обкома партии ЦЧО И.М. Варейкис, - толпы выступающих достигали двух и более тысяч человек... Масса вооружалась вилами, топорами, кольями, в отдельных случаях обрезами и охотничьими ружьями".
   Эти инциденты были уже серьезней. В таких случаях против восставших применяли вооруженную силу. Так, в конце марта в Россошанском округе ЦЧО произошло крупное выступление крестьян, в котором участвовало до 2 тысяч человек. Против них выступил отряд ОГПУ. Отряд встретила тысячная толпа. Результат - 18 убитых, 8 раненых.
   Крупные антиколхозные выступления крестьян происходили на Украине, в Повольжье, Казахстане, Сибири, на Северном Кавказе, в Средней Азии. А в это время многие местные лидеры беззастенчиво врали "наверх". "...Работа в крае протекает без всяких осложнений, при большом подъеме батрацко-бедняцких масс", - сообщал И.В. Сталину Б.П.Шеболдаев из Нижне-Волжского края. Впрочем, врет он только наполовину - в том, что касается осложнений. Подъем масс был, и еще какой! В январе 1930 года зарегистрировано 346 массовых выступлений, в которых участвовало 125 тысяч чело­век, в феврале - 736 выступлений и более 220 тысяч участников. За первую половину марта - 595 выступлений и 230 тысяч участников, не считая Украины, да еще 500 выступлений на Украине. Процесс явно шел по нарастающей. По подсчетам Ивницкого, в марте 1930 года в Белоруссии, Центрально-Черноземной области, на Нижней и Средней Волге, Северном Кавказе, в Сибири, на Урале, в Московской, Ленинградской, Западной, Иваново-Вознесенской областях, в Крыму и Средней Азии было зарегистрировано 1642 массовых выступления, в которых приняли участие 750-800 тысяч человек. А всего, по данным ОГПУ, за январь - апрель 1930 года произошло 6117 выступлений, насчитывавших 1 755 300 участников.
   Подобное творилось везде. "Прокурору республики. Копия: Сталину. Микоян-Шахар объявлен на осадном положении. Весь Карачай охвачен восстанием. Повстанцы имеют свои комитеты. Военные действия продолжаются. Требуется организация ревкома. Повстанцы упорно сопротивляются, предъявляют политические требования. Облисполком, обком бездействуют. Прокуратура и суд закрыты. Ждем срочных указаний". Такие донесения поступали отовсюду. Войск ОГПУ не хватало, и в борьбе с повстанцами при­ходилось использовать части Красной Армии, что было крайне неприятно. Регулярные войска и вообще-то не любят полицейскую работу, а тут еще было неизвестно, как отреагирует на происходящее Красная Армия, которая была, как известно, рабоче-крестьянской. Не повернула бы она штыки в обратную сторону...
   Кроме восстаний, процветал террор. Так, только в марте 1930 года и только на Украине был зарегистрирован 521 теракт (а сколько не зарегистрировано!), в ЦЧО - 192, в том числе 25 убийств. В Западной Сибири за 9 месяцев 1930 года - более 1000 терактов, из них 624 - убийства и покушения. На Урале в январе - марте было 260 случаев и даже в мирном Новгородском округе Ленинградской области - 50 случаев. И это только зарегистрированная вершина айсберга.
   Перед угрозой массовой крестьянской войны даже железные сталинские власти вынуждены были отступить. ЦК уже в феврале дал указание местным парторганизациям уменьшить темпы и прекратить раскулачивание в районах, где сплошная коллективизация еще не началась. В знаменитой статье "Головокружение от успехов" И.В. Сталин заявил, что колхозное движение должно быть добровольным. Теперь карательные меры применялись уже к усердным организаторам колхозов. Тысячи коммунистов были исключены из партии и отданы под суд. Провели реабилитацию части раскулаченных. В некоторых округах было восстановлено до половины раскулаченных хозяйств. Вспоминая то время, Н.С. Хрущев писал, что И.В. Сталин "лбом ударился о стену и вынужден был отступить".
   После появления статьи вчерашние новоиспеченные колхозники массово повалили из колхозов обратно. И.В. Сталин потерпел поражение, но он не был бы И.В. Сталиным, если бы не умел не мытьем, так катаньем добиваться своего. Он отнюдь не отказался от своей идеи. Да и некуда уже было отступать: крупных хозяйств на селе не осталось, доверие крестьян к власти подорвано. Теперь единственным способом организовать экономичное высокотоварное сельскохозяйственное производство - было все-таки создать колхозы и совхозы. Иначе - голод, голод и голод на многие годы вперед. Коллективизация продолжалась.
   К сентябрю 1931 года формально колхозы объединяли почти 60 процентов крестьянских хозяйств. Кроме того, несмотря на то, что коллективизация прошла, но все равно каждый год разгоралась битва за хлеб и мясо. Собранные продукты составили всего 55 процентов от и без того заниженного плана. Теперь уже колхозы объявили "хлебную стачку", отказываясь сдавать хлеб по крайне низким закупочным ценам, фактически даром. Но каждый рубль по-прежнему шел на индустриализацию. И снова, в октябре 1932 года, в деревню были направлены чрезвычайные комиссии.
   И снова крестьянство ответило отчаянным сопротивлением. Вот, например, почему Л.М. Каганович ездил в Краснодар? Как вспоминал Н.С. Хрущев, там началась забастовка. Казаки отказались обрабатывать землю. В порядке борьбы с забастовщиками казаки высылались в Сибирь целыми станицами. Другие станицы заносились на "черную доску" в них полностью прекращалась всякая торговля, подвоз каких бы то ни было товаров, колхозникам и единоличникам запре­щалось продавать свою продукцию. Метод, изобретенный Л.М. Кагановичем, стал широко применяться по всей стране. Новый виток получила и депортация. Теперь уже выселяли людей целыми колхозами и деревнями, не разбирая правого и виноватого.
   В остервенении борьбы у крестьян вывозили все зерно подчистую. Тогда они стали имитировать кражи - по ночам воровали сами у себя зерно. Ответом на это стал Закон о трех колосках. За хищение государ­ственного, колхозного и кооперативного имущества предусматривался расстрел, который мог быть заменен лишением свободы на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества. По закону, принятому в августе 1932 года, уже к началу 1933 года было осуждено около 55 тысяч человек. Из них 2100 человек были приговорены к высшей мере наказания, а приведены в исполнение приговоры примерно в 1000 случаев.
   Все эти меры вызвали новый всплеск восстаний. Особенный размах сопротивление приняло на Украине, которая как теперь, так и тогда тяготела к "са­мостийности". Там крестьянские восстания нередко переходили в националистические и проходили под лозунгами "За самостийную Украину". В начале 30-х годов там активно действовали подпольные организации "Союз освобожения Украины", "Украинский национальный центр" и "Украинская войсковая организация".
   Для подавления выступлений применялись вооруженные силы, вплоть до авиации. Потери правительственных частей исчислялись тысячами. По рекам Северного Кавказа плыли трупы солдат. Красноармейцы - сами вчерашние крестьяне - часто просто переходили на сторону восставших. Слава Богу, такие случаи были единичными, и вся армия не сдетонировала. В конце концов, выступления были подавлены. Десятки тысяч их участников были расстреляны, сотни тысяч отправлены в концлагеря и в ссылку.
   В ходе хлебозаготовок было вывезено все, что еще оставалось в деревнях. В 1933 году ряд районов постигла засуха, и начался голод. Голодающим, особенно на Украине, никто не помогал. Половина голодных смертей 1933 года пришлась на самую плодородную из советских республик. И только после того как миллионы людей умерли от голода - а умерло 3.3-3.5 миллиона человек - сопротивление было сломлено. Наиболее сильная, активная часть крестьянства была отправлена в лагеря и ссылки, переселена в Сибирь. После освобождения, если оно все-таки приходило, эти люди уже не возвращались в деревню, пополняя население городов и трудовую армию строек. Началось бегство крестьян из деревни. Бежали опять же самые инициативные. Этой страшной ценой - ценой голода и выбивания активной части населения - была достигнута полная управляемость деревни. Больше "хлебные стачки" стране не грозили. Крупное высокотоварное сельскохозяйственное производство было создано в России за считанные годы.
   ...В воспоминаниях У. Черчилля приводится беседа с И.В. Сталиным, относящаяся к августу 1942 года.
   "- Скажите мне, - спросил Сталина Черчилль, - на Вас лично так же тяжело сказываются тяготы этой войны, как проведение политики коллективизации?
   - Ну, нет, - ответил Сталин, - политика коллективизации была страшной борьбой.
   - Я так и думал, что Вы считаете ее тяжелой, ведь Вы имели дело не с несколькими тысячами аристократов или крупных помещиков, а с миллионами маленьких людей.
   - С 10 миллионами, - сказал Сталин, подняв руки. - Это было что-то страшное. Это длилось четыре года".
   Но в другом месте воспоминаний Черчилль замечает, что без коллективизации Россия бы не выиграла войну, потеряв Европейскую часть страны, дающую основную часть хлеба.
  

Катастрофа 4.7 - большой террор

  
   В XX веке той или иной степенью жестокости отличались многие политические режимы, и в первой половине, когда наблюдался кризис демократии, и во второй, стоит только вспомнить про кампучийский геноцид. Но в большевистском террористическом управлении два события выводят его из общего ряда таких режимов 20-го столетия - это коллективизация с колоссальными человеческими жертвами и последующим за нею голодом, и "большой террор" 1937-1938 годов. Эти спецоперации планировались в июне - июле 1937 года. Самой крупной была спецоперация по оперативному приказу НКВД N00447. Он был одобрен Политбюро 30 июля 1937 года и вступил в действие с 5 августа. Эта так называемая "кулацкая операция", включавшая в себя репрессирование кулацких, уголовных и прочих антисоветских элементов. Это была неслыханная история: каждому региону страны определялись лимиты репрессирования. Они делились на две категории - первую и вторую. По первой категории - людей расстреливали, по второй - их ждало заключение. В каждый регион были заранее спущены контрольные цифры на каждую категорию. Срок операции первоначально был назначен до декабря 37-го, потом неоднократно продлевался. Лимиты меняли, увеличивали...
   Судя по 5-дневным отчетам по выполнению этого приказа, "кулацкая категория" (бывшие крестьяне, сбежавшие с места ссылки и вернувшиеся в родные края или освобожденные и находившиеся на учете НКВД) составляла меньшую часть репрессированных. Уголовные элементы - ничтожные проценты. А большая часть - это то, что они называли "иной антисоветский элемент". Под эту категорию подводился кто угодно - "церковники", эсеры, меньшевики, бывшие дворяне, вообще "бывшие люди". Неблагонадежная интеллигенция. Спущены сверху, допустим, по Карелии 600 человек на расстрел и 400 - на вторую категорию. И начальник местного НКВД с подчиненными определяет, кто же эти 600. А потом приходит к выводу, что 600 - это мало. Пишет в Москву: увеличьте лимиты.
   В августе 1937 года начались и другие массовые операции, сопровождаемые арестами и расстрелами. В основном это были так называемые "национальные операции". Объектом чистки назначалась какая-нибудь национальная диаспора - польская, немецкая, финская, румынская, греческая, иранская, китайская. Затем последовала особая операция по 486-му приказу - против жен изменников Родины. Их сроки продлевали, критерии уточнялись, велась постоянная и полная отчетность. Плановое хозяйство. Эта плановость - поразительное свойство "большого террора".
   Об этих операциях знало ограниченное число людей, несколько десятков человек в стране. Начальники НКВД, которые, как правило, не пережили "большого террора", члены специальных троек и двоек. Авторская идея террора принадлежала несомненно, И.В. Сталину. Н.И. Ежов, будучи главой НКВД, в период, предшествовавший "большому террору", почти еженедельно ездит к И.В. Сталину и записывает в дневник его указания, на основе которых формирует приказы.
   "Большой террор" начался в особый исторический момент. Большая чистка населения, предпринятая И.В. Сталиным, могла служить великой цели создания из доставшегося ему разношерстного населения нечто нового. Той самой новой исторической общности - советский народ. А человеческий материал был неважный - бывших людей полно, кулаков недобитых... А тут еще война на носу. Смысл 447-го приказа - большая чистка населения, с целью создания иного, более устраивающего правящую верхушку. "Ненужных - выбросим" - нормальная практика тоталитарных режимов. Бертран Рассел писал в 30-е годы о том, что такие режимы подходят к людям, как садовник к саду. Мы смотрим на цифры - 1 миллион 700 тысяч осужденных, из них половина расстрелянных - и ужасаемся. Но в масштабах населения страны это всего лишь полтора процента. Представьте себе, что у вас в многоквартирном доме полтора процента квартир подверглись репрессиям.
   А в стране к тому же принимается самая демократическая в мире Конституция.
   Массовые операции начались 5 августа 1937 года, а закончиться должны были по первоначальному сроку за 4 месяца, к 10 декабря 1937 года. Это была дата принятия новой Конституции СССР. Она принципиально отличалась от старой и действительно была демократической, устанавливала права и свободы, всеобщие равные выборы. Конечно, И.В. Сталин воспринимал Конституцию как декорацию. Но, будучи одним из творцов XX столетия, сам-то он был человеком XIX века. Формировался до Первой мировой войны в рядах партии, у которой всегда были очень сложные отношения с выборами. А самой большой ее авантюрой был разгон Учредительного собрания, выборы в которое она проиграла. Он создавал тоталитарное государство, но опыта существования в нем не имел. И еще мог не понимать, что в тоталитарном государстве выборы даже на формальных демократических основах манипулируемы, всегда можно достичь 99,9 процента. И он со своими старыми, дототалитарными по происхождению, комплексами мог бояться результатов этих выборов. А ну как они и правда начнут голосовать, как думают...
   Боязнь выборов, чистка населения, селекция, укрепление тыла в преддверии войны. Мобилизационная экономика и создание ГУЛАГа для аккумулирования рабочей силы для больших строек, завершения индустриализации. Наведение ужаса на народ, чтобы был послушным...
   Почему 37-й год как преступное явление впервые обозначила сама власть на XX съезде КПСС? Потом Галич начал петь свои песни, но сначала был XX съезд. Почему это не сделало общество?
   А потому что общества не было. Террор был успешен, он достиг своих целей. Свою историческую роль он сыграл, уничтожив в России общество и общественную деятельность. Самым важным и самым непреодаленным до сих пор сюжетом "большого террора" остается окончательное исчезновение общества в его старом понимании. Как системы межличностных связей. Независимые гражданские структуры уничтожили задолго до 37-го года, а 37-й довершил дело, уничтожая человеческую солидарность и сочувствие, превратил народ в население, где дружеские и семейные связи между людьми условны и распадаются от малейшего прикосновения власти.
   Конечно, и в самые страшные сталинские времена люди дружили, любили друг друга, отдавали друг за друга жизнь. Но разрушение общественной ткани очень далеко зашло. Мы до сих пор расхлебываем последствия большого террора. Несколько поколений нужно, чтобы восстановить простое представление о том, что общество основано на солидарности. Вспоминает Александр Даниэль: "Я в силу моей биографии, был в серединке диссидентского сообщества. Оно возникало из возрождения вот этой самой солидарности. Очень хорошо помню, как реагировали люди, сформировавшиеся в 30-е годы и помнившие происходящее на проявление солидарности, как на нечто невероятное. Как это прийти в семью арестованного человека и принести бульон. Лариса Богораз, моя мать, помнила, как знакомые переходили на другую сторону улицы, когда ее отца арестовали, чтобы не здороваться. Она была настолько поражена, когда арестовали моего отца и к ней стали идти незнакомые люди для поддержки".
   В начале 50-х были восстания в лагерях', пошатнувшие гулаговскую империю, - Норильск, Джезказган, Воркута. Это некоторым образом результат войны. После войны в обществе началось брожение. Создавались какие-то кружки, группы, компании. В них формировалось нонконформистское сознание. Эти брожения не обязательно были политическими. Собирались студенческие компании, читали запрещенные книги, сами сочиняли. Шла какая-то реакция возрождения. Но для возрождения гражданского общества были лишь психологические предпосылки.
   Весь мир после войны должен был пройти через модернизацию, Советский Союз - тоже. И экономическую, и культурную, и научную, и технологическую модернизацию. И в том числе политическую. Кто был первый модернизатор после И.В. Сталина? Л.П. Берия. Самый хитрый руководитель репрессивного аппарата, после всех репрессий начинает закидывать ЦК записками радикального свойства, с требованиями политической модернизации. Без общества нельзя было двигаться дальше. XX съезд КПСС и неробкий - заслуга Н.С. Хрущева - доклад были сигналом стране проснуться. И говорить об этом. Знание о терроре было у всех. Все знали, что арестовали дядю Васю, но молчали. Все изменил доклад Н.С. Хрущева. Народ ничего нового для себя в нем не увидел, все это уже обсуждалось в разговорах с близкими друзьями. Но впервые это звучало публично. Доклад переломил желание понижать голос. После него у людей возникло желание повысить голос. И даже половинчатость, недосказанность сыграли позитивную роль: заставили людей думать дальше.
   Это был, конечно, старт не только говорить о своем собственном бывшем тайном, а ныне уже явном знании вслух, но и начать заниматься тем, чем должна заниматься интеллигенция: рефлексировать.
   В 90 годы, особенно в либеральном политическом сознании, тема вызывала отторжение. Весь советский период, с 1917 до 1991 года, стал восприниматься как некая черная дыра, в которой происходило что-то ужасное. 90 годы - это годы потери идентичности для огромных масс народа. Мы были советский народ, а теперь кто? Гражданская нация? А как строить нацию, когда у нас черная дыра за спиной?
   Арсений Рогинский очень точно сказал, по поводу XX века: у нас была ужасная история, но у нас были замечательные люди, которые эту историю принимали на грудь и выходили из нее людьми. За бумажками, за людоедскими приказами - отдельные судьбы. Мы находим совершенно поразительные примеры. Несломленных людей. Прошедших черт знает через что - и несломленных. Встречаются люди сломленные, но сумевшие подняться. Бывают и страшные трагические сломленные судьбы. Все это создает какую-то невероятную эпопею духа, которую не знает ни одна страна.
  

Так что же мы "построили"?

  
   Как говорил один герой Э. Успенского: "Строили мы строили, и что-то построили!" Вот только что? Одни говорят, что построили социализм, да к тому же еще и развитой, который, если бы только не помешали некоторые выскочки, так мог бы плавно трансформироваться в коммунизм. Другие говорят, что какой же это социализм, да еще развитой, если в конце его в так называемый период "Великого застоя" наблюдались практически нулевые темпы развития, а уровень жизни населения был раза в три ниже уровня жизни в развитых капиталистических странах. Но третьи резонно отмечают, что по сравнению с длительными отрицательными темпами развития и поголовным нынешним резким обнищанием большинства населения это был не "Великий застой", а "настоящий коммунизм", который мы по неразумению просмотрели. Четвертые скрежещут зубами, заслышав про "социализм-коммунизм" - это политические жертвы режима, которых уже осталось совсем немного.
   При этом они в первую очередь вспоминают, во что обошелся России социалистический эксперимент: 160 миллионов погибших и не родившихся россиян и удручающая нищета населения, аналогичная нищете примитивных африканских неразвитых стран. И все оппоненты аппелируют к предшествующему общественному строю. Там все предельно ясно. Это был заведомо феодальный строй с элементами зарождающего капитализма. Все оппоненты руководствуются марксистской методологией, поскольку они воспитаны на марксизме и иного не знают. А марксистская методология ставит в основу классификации отношения собственности. В России до Октябрьского переворота 70 процентов земли, составляющей основу национального богатства, находилось в руках государства, помещиков и монастырей, которые вели хозяйство при помощи фактически феодальных отношений, хотя и использовали новейшие агрофизические приемы. Остальные 30 процентов земли находилось в общественной собственности: крестьяне могли только пользоваться ею и теряли это право при выходе из общины, то есть фактически они были экономически привязаны к своему хозяйству, не имели свободы передвижения и вынуждены были вести внутри общины практически натуральное хозяйство, производя товарную продукцию только для уплаты налогов и сборов государству и местной власти. Вот основные атрибуты феодализма, характерные для России.
   Феодальное общество имело силовую форму организации в виде авторитарного государства, законодательно насаждавшего в обществе силовые отношения, укрепляющие феоды и препятствующие развитию производительных сил. А в развитых странах в это время законодательно укреплялись и преобладали договорные, капиталистические отношения, способствующие развитию производительных сил, развитию товарного производства, которое, несомненно, было более гибким и более восприимчивым к инновациям, а, следовательно, развивалось быстрыми темпами. Развитые страны с товарным низкозатратным хозяйством колонизировали неразвитые страны с преобладающим натуральным высокозатратным хозяйством. И России грозила судьба Индии, Китая и других феодальных колоний развитых стран, которые в силу отсталости своего натурального хозяйства не могли противостоять экспансии развитых, технически более оснащенных низкозатратной товарной промышленностью стран. Феодальная Россия вынуждена была форсировать внедрение договорных, капиталистических отношений для развития товарной промышленности, способной переоснастить ее хозяйство. Более того, феодальная Россия вынуждена была даже допустить определенный демократический антураж, как отражение договорных капиталистических отношений, в виде выборного парламента и суда присяжных. Однако выборы в парламент не были свободными, а сопровождались всевозможными силовыми ограничениями, дающими преимущества помещикам и зарождающимся капиталистам. Силовое государство оставалось самодержавной монархией, его стратегия развития определялась исключительно царем, имеющим право в любой момент распустить неугодный парламент, что он неоднократно и осуществлял.
   Как всякое феодальное руководство, царь, Государственный совет и правительство России видели перспективы ее развития в расширении внешнего рынка для сбыта аграрной продукции, поставляемой помещичьими хозяйствами, и не обращали внимание на узость и бедность внутреннего рынка, препятствующие развитию договорных, капиталистических отношений. В развитых капиталистических странах был достаточно широкий внутренний рынок, опора на который позволяла завоевывать определенные позиции и на внешнем рынке. А США, усиленно развивающие свой внутренний рынок, за счет этого выдвигались на первое место в ряду развитых стран, даже и не имея определенных позиций на внешних рынках. Российскому обществу остро необходима была модернизация, закрепляющая положение России среди развитых стран, куда она проникла благодаря бурно развивающейся капиталистической промышленности. И реформы П.А. Столыпина были призваны расширить внутренний рынок, чтобы изыскать резервы для быстрого развития промышленности. Если бы П.А. Столыпин получил те 20 лет спокойной жизни, о которой он мечтал, то у России были бы шансы возглавить сообщество развитых капиталистических стран.
   Без наличия любого из компонентов капитала производство неконкурентоспособно, то есть мертво - ими необходимо владеть или хотя бы распоряжаться (аренда), чтобы организовать и нормально руководить любым производством. И никакой предприниматель не станет заниматься производством, если у него отсутствуют права на владение или распоряжение любым из этих компонентов капитала и отсутствуют гарантии, что никто безнаказанно не может лишить его этих прав.
   Гарантом прав выступало государство, которое в демократическом обществе получило дальнейшее развитие, превратившись в правовое демократическое государство с разделением ветвей власти и образованием таких институтов, как парламент, прокуратура и конституционный суд.
   Еще В.И. Ленин обнаружил неравномерность развития капитализма в разных странах, и показал, что в России он развивается очень быстро за счет внутреннего рынка. Однако феодальный менталитет самодержавца императора Николая II, толкал его к внешней экспансии с целью расширения внешнего рынка, и он позволил втянуть Россию в Первую мировую войну, что сопровождалось расстройством народного хозяйства, разрухой промышленности и голодом населения, в результате чего царь вынужден был отречься от престола, к политической власти пришла буржуазия. (Возможно, что единственной заслугой Б.Н. Ельцина в истории новой России следует считать то, что он не допустил втягивания России после окончания Третьей мировой "холодной" войны в Четвертую мировую "горячую" войну в аналогичной ситуации, вызванной событиями в Сербии.) Политически малоопытная буржуазия, формально ликвидировав внешние проявления феодализма в России, не спешила закрепить эти изменения экономическим путем и продолжала разорительную войну за внешние рынки. Этим воспользовались радикальные социал-демократы большевики и левые эсеры и в результате успешного Октябрьского переворота захватили государственную власть. Они проявили достаточную политическую зрелость, закрепив антифеодальные реформы национализацией земли, промышленности и банков. При этом они руководствовались опытом промышленно развитой Германии, где национализация большей части промышленности позволила стране выйти в лидеры развитых стран.
   Но в результате начавшейся Второй гражданской войны общество было вынуждено организоваться в форме авторитарного государства, отбросившего его (общество) к феодальным силовым отношениям, что, впрочем, позволило большевикам одержать победу, создав силовой паритет с развитыми странами, пытавшимися колонизовать Россию, воспользовавшись ее ослаблением в результате внутренней борьбы. Когда же выяснилось, что подобная организация препятствует дальнейшему развитию общества, было допущено ограниченное возвращение к договорным, капиталистическим отношениям, что позволило фактически за пятилетку восстановить разрушенное в результате Первой мировой и Второй гражданской войны народное хозяйство до довоенного уровня. За это время развитые страны закончили индустриализацию промышленности с уклоном в ее милитаризацию, что нарушало военный паритет и позволяло им планировать уничтожение советского государства.
   В создавшихся условиях российское общество вынуждено было вернуться к авторитарному государству с внешними атрибутами демократии. Частная собственность была полностью ликвидирована, единоличное право крестьян пользоваться землей было фактически ликвидировано, и они насильственно были объединены в колхозы и государственные хозяйства - совхозы, фактическое планомерное ограбление которых дало средства на ускоренную индустриализацию и милитаризацию промышленности. Крестьяне были лишены права свободного перемещения путем паспортизации населения, которая на них не распространялась. Рабочие тоже закреплялись географически путем введения института прописки. Все национальное богатство стало государственной собственностью, стратегию распоряжения которой фактически самодержавно контролировал один человек - Первый секретарь ЦК КПСС. Это ли не первейший признак самодержавного феодализма? Лишение населения свободы передвижения и свободы проявления политической воли в условиях безальтернативных выборов в парламент, который и политической силой фактически не обладал, а только штамповал решения правительства, являлось вторым характерным признаком феодального состояния советского общества. Как образно отмечает известный российский экономист А.П. Бунич, в СССР наблюдалось во всей красе "Феодальное нутро социализма".
   Далее, согласно марксисткой доктрине, более высокая организация общества должна была приводить к более высокому уровню жизни населения. В Советском Союзе уровень жизни был не только раза в три ниже, чем в развитых капиталистических странах, но даже ниже чем в богатых феодальных странах, сумевших рационально распорядиться своим национальным богатством. В Советском Союзе подавляющая часть национального богатства тратилась на милитаризацию государства, рост вооружений, хотя успешные испытания водородной бомбы в 1953 году принципиально меняли ситуацию в мире. Теперь одной водородной бомбы было достаточно, чтобы уничтожить все живое на Земле в результате наступления так называемой "Вечной зимы". И политическое противостояние развитых государств из сферы военно-технической конфронтации перешло в сферу социально-экономического соревнования, где силовые отношения неизбежно должны были привести к поражению, что закономерно и произошло: довольно быстро исчез "великий, могучий Советский Союз", а в новой России был поставлен ее руководителями вопрос о возвращении к капитализму. (К сожалению, эти руководители не знакомы с научными трудами современных социологов, которые обнаружили ряд негативных факторов, делающих неизбежной скорую "смерть капитализма", даже "народного" и "с человеческим лицом", тем более, что, преследуя цели личного обогащения, они задумали вернуться в "хищнический капитализм", исследованный еще К. Марксом).
   Напомним, что понятие "социализм" употребляется, по меньшей мере, в трех разных смыслах, которые условно можно назвать социал-демократическим, формационным (так называемый "научный социализм") и мифологическим (так называемый "реальный социализм").
   В социал-демократическом контексте социализм понимается не как общественная система, а скорее как набор социальных качеств, в той или иной степени присущих большинству современных развитых обществ. Их суть - в минимизации эксплуатации и угнетения человека человеком, ориентации на социальное равенство и справедливость. Социал-демократическая трактовка социализма основана на идее континиума социалистичности или, как теперь принято говорить, социальности обществ. Критериями этого качества являются:
   1) реально демократический тип государства, выполняющего преимущественно административные функции по поручению и под контролем общества;
   2) личная (частная), общественная (народная) и государственная собственность на землю, природные и производственные ресурсы, сочетающаяся с широким развитием индивидуального, малого и среднего предпринимательства; индикативное планирование значительной части производства; высокая доля национального дохода, перераспределяемого через государственный бюджет;
   3) развитые отношения социального партнерства между трудом, капиталом и государством, относительно справедливое распределение доходов; умеренная социальная поляризация общества и отсутствие крайних форм нищеты;
   4) ускоренное развитие таких форм общественного потребления, как образование, наука, культура, спорт, здравоохранение, рекреация, воспитание детей и других;
   5) преобладание культурных механизмов интеграции над репрессивными и мобилизационными; наличие развитых структур гражданского общества, надежных гарантий прав и свобод человека.
   Понимаемый таким образом социализм не противопоставляется капитализму, а развивается в его рамках, характеризуя его социальное качество. Следует признать, что советское общество обладало довольно высоким уровнем социальности, весьма ценившимся его гражданами. Однако этот уровень был существенно ниже, чем в таких капиталистических странах, как Германия, Швеция, Норвегия, Канада. Затем эта социальность была резко (в два-три раза) понижена криминальными методами разрушения "реального социализма" при возвращении в "дикий" капитализм. Современной России в стратегическом плане, естественно, следует стремиться к повышению социальности своей экономики и общества, что означает движение не "от", а "в сторону" усиления социалистических качеств, тем более, что социал-демократические ценности, отражающие идеалы гуманности, более других отвечают российскому менталитету. Не случайно в последние годы получило развитие научное направление, развивающее идеи "нового социализма" как постиндустриального общества, преодолевающего рыночную цивилизацию и создающего культурные основы для гармоничного и свободного развития личности.
   В рамках марксистского учения понятие "социализм" имеет другое значение, оно используется для обозначения первой фазы экономической формации, закономерно сменяющей якобы исчерпавший свои ресурсы капитализм. Применительно к исследованию посткоммунистических трансформаций такое понимание социализма еще менее пригодно, чем социал-демократическое. Во-первых, история не подтвердила прогноза классиков марксизма о том, что на смену капитализму относительно скоро придет более зрелая коммунистическая формация, первой фазой которой будет социализм. Во-вторых, что не менее важно, в рамках данной теории переход от социализма к капитализму должен рассматриваться как регрессивный, разрушительный, социально-деградационный процесс. Такое понимание происходящих процессов имеет некоторое распространение в наиболее пострадавшей от перемен консервативной части посткоммунистических обществ, но в целом оно не выдерживает критики.
   Наконец, по отношению к общественному строю, фактически сложившемуся в так называемых бывших "социалистических" странах и названному "реальным социализмом", тезис о переходе к капитализму, на первый взгляд, действительно может быть применен. Однако само слово социализм в данном контексте играет роль не научного понятия, а лишь условного термина, запутывающего фактическое положение вещей. Дело в том, что эти страны не были социалистическими ни в социал-демократическом, ни в формационном смысле слова. Их обществам были свойственны в лучшем случае два из пяти перечисленных выше качеств демократического социализма, да и то с очень серьезными оговорками. Марксистская же теория здесь непригодна хотя бы потому, что нет достаточных оснований рассматривать "реальный социализм" ни как более высокую, ни как более низкую, по сравнению с капитализмом, формацию. Это ясно свидетельствует о том, что так называемая развитая социалистическая общественная система являлась не самостоятельной общественной формацией, поскольку имела многие черты феодализма, а ее специфической феодальной фазой.
   Каждый из нас ежечасно, ежесекундно воспроизводит самих себя, поддерживая свою жизнь. В обществе этого невозможно сделать как без денежных средств, так и еще чего-то, что состоит из земли, на которой мы существуем, и продуктов питания, жилых зданий с мебелью и одеждой, энергоносителей. Без комфортного транспорта и удобной связи тоже невозможно обеспечить достойное современного человека качество жизни. И для достойного современного человека качества жизни все это надо иметь, либо иметь возможность распоряжаться всем этим, отвлекая на это денежные средства, которые в таком случае необходимо иметь с некоторым избытком, поскольку распоряжение без владения всегда обходится дороже распоряжения с владением. Вот все эти средства, которые необходимы для поддержания достойной жизни для обеспечения роста человеческого капитала, а более обще необходимо говорить о человеческом потенциале государства, мы и будем далее именовать Социалом.
   Определим социал, как денежную оценку возможности человека воспроизводить самого себя.
   Социал человека зависит от адекватности оплаты его трудовой деятельности. В правовом государстве человеку гарантируется адекватная оплата трудовой деятельности, способствующая появлению не только его личного социала, но и социала супруги и детей (например, при фордовской модели семьи), а также способствующая появлению накоплений на устранение последствий форс-мажорных событий. Правда, не во всех капиталистических странах эти права осуществляются, что определяется, в известной мере, преобладающей формой собственности в государстве. Но на закрытых предприятиях, которые находятся в ассоциированной акционерной (народной) собственности, осуществляется адекватная оплата труда. Для перехода предприятий в ассоциированную акционерную (народную) собственность будем использовать термин Социализация. Государственный строй, призванный законодательно способствовать развитию социала и повышению социализации средств производства, определим как Социалистическое устройство государства.
   Я представляю, что социализм (не в смысле его трактовки марксисткой идеологией, а как высшая форма социальной справедливости в социал-демократическом понимании) в России никогда не был "построен", ибо формацию принципиально невозможно построить - это не дом, который, как консервативную, жесткую, неизменную систему, можно запланировать и составить, сделать через некоторое вполне определенное время. (И это не мнение одного "оригинальничающего" в области истории дилетанта И.И. Лившица - многие остепененные и признанные историки полагают также, хотя редко кто из них считает нужным доводить свое мнение до внимания широкой общественности.) Конечно, при строительстве дома могут быть не только положительные, но и некоторые отрицательные факторы, которые могут так или иначе влиять на время стройки, но их не так уж много и они вполне могут быть локализованы и нейтрализованы, так что стройка вполне может быть осуществлена в установленные планом сроки. Другое дело общество - большая непрерывно саморазвивающаяся целеполагающая система, на существование которой оказывает влияние несчетное множество самых разнообразных факторов, формирующих те или иные ее свойства. Поэтому говорить о построении какой-либо жесткой конструкции этого общества - это значит пытаться укладывать его в прокрустово ложе.
   Характер общества не строится поэтапно по заранее намеченному строительному плану в конкретные сроки - он непрерывно и постепенно формируется, складывается (как складываются донные осадки), причем складывается, все время видоизменяясь, так что применительно к обществу можно говорить только о тенденциях формирования его свойств, а не о построении конструкции с заданными жесткими свойствами. Это, во-первых, а во-вторых, социалистические отношения в российском обществе не были достигнуты, несмотря на многократную декларацию их достижения, что можно показать, выработав строгую систему критериев. А именно это отвергала существовавшая методология, голословно утверждающая те положения, которые были удобны для проведения выбранной идеологии, так называемой классовой борьбы. Однако в развитых странах, почему-то классовая борьба сошла на нет, и была заменена классовым партнерством в деле умножения национального богатства, что в конечном итоге оказалось выгодным всем членам общества.
  

Российская идея

  
   Это понятие чисто русское. У других наций имеется не идея, а национальная мечта. "Американская мечта", "Японская мечта". Есть, конечно, и "Русская мечта". Однако обсуждают в печати и на кухне почему-то "Русскую идею". Следует отметить, что только Де Голь, неоднократно бывавший в России, выдвинул "Европейскую идею": "Единство в многообразии!", позволяющую создать Объединенную Европу от Нормандии до Урала. Но "Русская идея" должна быть другой.
   Ещу потомки Рюрика стали собирать русские земли, объединяя племена, расширяя Русское княжество. Этому процессу препятствовала языческая вера: у каждого племени были свои местные боги, жрецы которых не хотели терять свое влияние и противились объединению. В 988 году князь Владимир ввел на Руси православное христианство и крестил киевлян с помощью византийских монахов. Он разрушил языческие капища и уничтожил идолов. Постепенно православие стало распространяться на Руси.
   Принятие христианства не могло ограничиться только исповеданием догматов и исполнением обрядов. Как представляли русские философы, этот первостепенный акт русской истории наложил на обращенный народ практическую задачу - "преобразовать свою жизнь по началам истинной религии, устроять в смысле и духе этой религии все свои дела и отношения". Само положение Киевской Руси между Византией и Западной Европой позволило свободно воспринять христианскую культуру не в ее односторонних и переходящих формах, но в началах универсальных. Сильное государство, способное противостоять многочисленным внешним врагам, было необходимым средством сохранения первоначального универсализма православия. Однако народ русский, особенно в "московскую эпоху" легко принимал сильную государственность за саму цель своей исторической жизни. Таким образом, совершилось уклонение от христианского пути. За светлым начальным периодом русской истории последовали "века мрака и смуты, когда русский народ опустился до грубого варварства, подчиненного глупой и невежественной национальной гордостью". Русские считали себя тогда во всем правыми только потому, что они были русскими.
   Согласно В.С. Соловьеву, начавшийся с ХIII века процесс физического обособления русского государства привел к обособлению духовному и к развитию национального эгоизма. В борьбе с ордой Россия ей уподоблялась, а в победе возгордилась от сознания своей внешней силы, пренебрегая силой внутренней, духовной. Кроме того, освобождение России от татар совпало с порабощением Византии турками, и странствующие греческие монахи в оплату за московское жалование подсунули Москве титул третьего Рима с притязаниями на исключительное значение в христианском мире. Так складывалось религиозно-идеологическое оправдание национального самодовольства и самомнения. Эти три фактора - "разобщение с Европой, воздействие монголов и одностороннее влияние византивизма" - обусловили в московском благочестии вытеснение религиозных и нравственных начал из сфер политических и социальных отношений.
   По мнению В.С. Соловьева, Петровские реформы на основе западно-европейского опыта изменили не только отношение к другим народам, но и к человеку, к гражданину своего государства. Если благочестивая Русь московской эпохи допускала взгляд на человека как на вещь, то Петр Великий убийство холопа приравнял к любому убийству. Далее, уничтожение смертной казни при Елизавете, отмена пыток при Екатерине II, крепостного права при Александре II - "вот крупные плоды того христианского направления, которое дал внутренней русской политике "антихрист" Петр". Тем самым он поставил Россию на путь все более глубокого проникновения началами общечеловеческой христианской культуры и постоянного критического отношения к своей действительности". Только такой путь, по убеждению В.С. Соловьева, позволяет России принять самостоятельное участие во всемирном ходе истории. Однако по взглядам своим он не был вполне одним из западников, которые призывали слепо копировать западный путь развития.
   Другие взгляды проповедовали славянофилы, один из идеологов которых И.С. Аксаков считал, что главная особенность России, в известной мере, присущая всем славянским народам, состояла в общинном строе, в гармоническом осуществлении двух движущих сил истории - народа и государства. Славянофилы считали, что органическое развитие России было нарушено реформами Петра, произвольно повернувшими Русь к западно-европейским порядкам, государство стало закрепощать народ, а дворянство оторвалось от национальных народных начал. Они выступали с обоснованием самобытности пути развития России, принципиально отличного от пути западно-европейского. Самобытность России славянофилы видели в русской поземельной общине и артелях, в православии, которое они представляли себе как единственное истинное христианство.
   Славянофилы утверждали, что Россия обладает своею великой всемирно-исторической идеею: эта идея, по их убеждению, имеет священный характер, и ее осуществление должно яснее и полнее выразить в жизни мира ту вечную истину, которая изначально хранится в православной церкви Христовой. Критикуя славянофилов за присущий им национализм, В.С. Соловьев пошел дальше, полагая, что со временем возникнет вселенская церковь. Таким образом, он видит призвание России в том, чтобы осуществить в исторической жизни относительно полно вселенское христианство, очищенное от односторонности Востока и Запада.
   Православие играло большую роль в общественной жизни России. Характерно, что формулой общественной деятельности того времени была знаменитая триада, выдвинутая Министром просвещения С.С. Уваровым: "Православие, самодержавие и народность". В прежние времена "русский" и "православный" были синонимами. Без православия не могло быть русской культуры. Православие принесло русским письменность и государственность. Мощное Киевское государство - это прямой результат принятия Русью христианства; освобождение от татарского ига и возвышение Москвы, собиравшей вокруг себя русские земли, связано с именем Сергия Родонежского. Пересвет и Ослябя - герои Куликова поля, монахи и одновременно воины, сражавшиеся в рясах поверх доспехов. Не только русская воинская доблесть, не только повседневный труд и быт, но и русское просвещение, искусство, вся культура носили религиозные черты.
   Православное христианство предполагало ответственность человека перед Богом. Каждый в ответе за себя и за других тоже. Ответственность заставляет делать выбор между добром и злом, рождает духовные потребности и ограничивает материальные. Если же не верить в Бога, тогда никакого выбора делать не надо: все дозволено. Это гениально подметил Ф.М. Достоевский. Ответственность не дает индивиду стать индивидуалистом, эгоистом, эгоцентриком. Ответственность делает человека членом семьи, общины, сыном или дочерью своего народа, человечества. Православное христианство уравнивало человека простого происхождения и аристократа. Перед Богом все были равны.
   Самодержавие вытекает непосредственно из православия: царь - помазанник Божий. Он носитель высшей власти, но власти не абсолютной, безграничной, бесконтрольной и тоталитарной. Русские цари правили с оглядкой на закон и совесть, общественное мнение. Монархия для русских обладает и рядом несомненных достоинств. Прежде всего царь - это символ единства страны. Он возвышается над партиями и национальностями. Есть в легитимной монархии еще одно бесспорное преимущество: отработанный механизм передачи власти. Наследник известен, его с детства готовят к высокой роли и высоким обязанностям. В тоталитарном государстве что ни смена генсека или президента - то государственный переворот (за исключением последнего случая, когда Б.Н. Ельцин добровольно и заранее передал президентские полномочия В.В. Путину, но это особый случай, когда необходимо было поставить у власти приемлемого приемника).
   От единовластия нам и теперь не уйти. Вопрос только в том, какое единовластие нас ожидает: выросший из демонократической анархии бюрократический абсолютизм или либеральная диктатура. Нам не нужна диктатура пролетариата, как понимал ее В.И. Ленин, - не ограниченная законом, опирающаяся на насилие. Повторять прошлое нет нужды. Дай нам Бог диктатуру, ограниченную законом и опирающуюся на моральное сознание. Либеральный - это значит свободный (но отнюдь не слабый, речь идет о сильной власти). Либеральная диктатура свободна от беззакония, коррупции и прочих достижений постсоветского беспредела. Где ее взять? Кто возложит на себя ответственность? И по какому праву?
   Не по избирательному, поскольку выборы - не панацея. А. Гитлер пришел к власти парламентским путем. Победа на выборах сейчас превратилась в ловкость рук и средств массовой информации при осуществлении выборных технологий, что стоит, конечно, больших денег, но потом может сторицей окупиться. Сила - тоже не право на власть. Танки на улице - признак бессилия, по крайней мере, умственного. Помимо традиционной легитимности существует только одно бесспорное право - государственная мудрость, она покоряет своей очевидностью.
   "На созидание нового строя, долженствующего открыть новый период истории и соответствующую ему культуру, - писал П.А. Флоренский, - есть одно право - сила гения, сила творить этот строй. Право это одно только не человеческого происхождения и потому заслуживает название божественного. И как бы не назывался подобный творец культуры - диктатором, правителем, императором или как-нибудь иначе, мы будем считать его истинным самодержцем и подчиняться ему не из страха, а в силу трепетного сознания, что перед нами чудо и живое явление мощи человека".
   Но где гарантия, что перед нами именно "чудо", а не очередной самовлюбленный, безграничный, обезумевший от власти выскочка? Есть отработанный механизм ограничения законом самовластья, и мудрость политика состоит, прежде всего, в том, что он свято его соблюдает, - принцип разделения властей. Одна власть издает законы, другая управляет на основании этих законов, а третья - судит и контролирует. Монарх стоит над ними как воплощенное правосознание. Именно такая система осуществлена в Великобритании. Поучителен для нас и пример Испании. После гражданской войны и фашистской диктатуры страна получила монархию, опирающуюся на демократические институты, осуществляющую разделение властей.
   Теперь о народности. Немецкий писатель Ф. Ян дал такое определение народности: "То, что собирает отдельные черты, накапливает, усиливает их, связывает воедино, создает из них целый мир, эту объединяющую силу в человеческом обществе нельзя называть иначе, как народностью". Правитель должен стремиться к тому, чтобы единая человеческая культура возникала и развивалась в государстве как своеобразная народная культура. Она не создается по приказу или принуждению. Она складывается постепенно. Культура народа в настоящем есть всегда культура народа в прошлом. Если искусственно прервать эту связь, то мы получим не культуру, а некоторую маргинальную субкультуру, утилитарно направленную только на выживание народа.
   А что такое народ? Поэт Аполлон Григорьев полагал, что народ - это собирательное лицо, слагающееся из черт всех слоев общества, высших и низших, образованных и необразованных, богатых и бедных, слагающееся не механически, а органически; литература бывает народная, когда она выражает взгляд на жизнь, свойственный всему народу, определившийся с большей полнотой в передовых слоях. Народность русской классической литературы состоит в том, что она раскрывает сокровенную жизнь национальной души. Воплощением такой народности был А.С. Пушкин, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов.
   К.С. Аксаков под народностью понимал нородное воззрение, которое вырабатывается у группы людей, проживающих на общей территории и имеющих общие интересы. И вот эту-то группу людей, характеризуемую общим воззрением, в часности, он говорит о русском воззрении и о русских людях, он и предлагает именовать народ.
   Все эти элементы нашли отражение в русской идее. Впервые понятие русской идеи ввел Ф.М. Достоевский, который в 1861 году писал: "Мы предполагаем, что характер нашей будущей деятельности должен быть в высшей степени общечеловеческий, что русская идея, может быть, будет синтезом всех тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Европа в отдельных своих национальностях".
   В 1888 году В.С. Соловьев выступил с призывом к объединению христианских конфессий. Лекция его была опубликована под названием "Русская идея". В. Соловьев писал, что русская идея "...не имеет в себе ничего исключительного и партикуляристического, что она представляет собой лишь новый аспект самой христианской идеи, что для осуществления этого национального призвания нам не нужно действовать против других наций, но с ними и для них".
   Перу другого русского философа Н. Бердяева также принадлежит книга "Русская идея", смысл которой - "братство народов, искание всеобщего спасения". Русские философы видели в последней книге евангелия предупреждение человечеству: беспредельный технологический прогресс опасен, пора остановиться и заняться духовным развитием - иначе наступит катастрофа, если люди не предотвратят ее, а это в их силах. Поэтому русская идея - это предчувствие общей беды и мысль о всеобщем спасении. Коротко русская идея может быть сформулирована так: "Православная Россия объединит и спасет мир!". Для Ф. Достоевского, который был глубоко верующим человеком и видел гармонию православия с духовной жизнью русского человека, красоту этой духовной жизни русская идея звучала более одухотворенно: "Красота спасет мир!".
   Заслуживает серьезного анализа статья известного американского ученого-слависта, директора Библиотеки конгресса США Дж. Биллингтона о современном православии в России и его роли в будущем строительстве христианского единства в третьем тысячелетии в сборнике "Прозелитизм и православие в России".
   Дж. Биллингтон особо выделяет традицию и практику исихазма, которая зародилась в пустынях Египетской Фиваиды и пришла в Россию со святой горы Афон. Она во многом определила формирование духовности и устроения монашеской жизни в России, особенно ярко проявившихся в таком уникальном служении, как старчество Оптиной пустыни и других монастырей. С этой традицией Дж. Биллингтон связывает секрет огромного "освобождения духовной энергии" для развития православного миссионерского служения и стремительного распространения христианства на просторах Северной Фиваиды вплоть до Полярного круга, где в период XV-XVI веков были основаны более сотни монастырей, а затем уже в XVII-XIX веках за Урал через Сибирь и Камчатку вплоть до Аляски, а затем в Японии, Корее и Китае.
   "Если Русская Церковь сможет раскрыть ту внутреннюю жизнь и ту божественную энергию, которая аккумулируется при этом, то это может стать новым началом для экуменизма и процесса взаимного обучения. Запад мог бы поделиться своим искусством в области организации и традициями социального служения, тогда как Восток мог бы помочь Западу в поисках духовного обновления, являя все еще скрытые от него богатства святоотеческой традиции. Возвращение к корням могло бы помочь нам преодолеть расколы в доктринах и деноминациях, которые разделили христианство на Западе на многие деноминации". Другими словами, Дж. Биллингтон в наше время ставит на повестку дня задачу объединения и спасения человечества.
   Почему идея объединения и спасения человечества называется именно русской, и случайно ли она родилась именно в нашей стране? В стране, которая имеет многовековой опыт объединения разноплеменных народов в единую нацию, не могла не возникнуть такая идея. Есть еще нечто существенное, на что обратил внимание В. Розанов в статье "Возле "русской идеи"...". Это общая тягостная ситуация русской жизни. Народ, живущий в смирении и терпении, не может не тянуться к мечте о всеобщем братстве. Вот побудительная причина для всякого народа в унижении мечтать о лучшей доле не только для самого себя, но и для всех. В.В. Розанов цитирует одного из героев Ф.М. Достоевского: "Истинный Вечный Бог избрал убогий народ наш за его терпение и смирение, за его невидность и неблистанье в союз с Собою: и этим народом он покорит весь мир своей истине..."
   Горькая ирония судьбы народа, выносившего идею всеобщего братства, заключается в том, что безответственными политиками он был вовлечен в кровавый катаклизм, в котором вместо обетованного рая на земле и спасения он оказался ограбленным, раздавленным и поставленным на грань уничтожения. Более того, новые политики не хотят видеть этой катастрофы, их наглухо зашоренное коммунистическим воспитанием мировоззрение не позволяет трезво взглянуть на страдания уничтожаемого народа. Вялотекущая катастрофа продолжается пока в условиях слабо устойчивого неравновесия: ежегодно умирает почти на миллион человек больше, чем рождается. Однако в любой момент это слабо устойчивое неравновесие может быть нарушено и катастрофа примет скачкообразный, взрывной характер. Мировая история знает такие примеры. Нет, россияне не исчезнут совсем. Они нужны развитым странам как дешевая рабочая сила в количестве, приблизительно равном трети от сегодняшнего населения. Но сумеет ли эта треть оставаться носителем выдающихся достижений русской культуры и сохранится ли в этом случае российская цивилизация? Не выродятся ли русские в манкуртов, не помнящих своего прошлого, способных только к бедной маргинальной культуре примитивного физиологического выживания?
   В начале прошлого века казалось ничто не предвещало катастрофы. Россия, являющаяся великой державой, занимала второе место в мире по производству сельскохозяйственной продукции и пятое место по производству промышленной продукции. А по некоторым видам промышленного производства, таким как добыча золота, выплавка чугуна, протяженности железных дорог она занимала первое место. Темпы развития основных отраслей промышленности были самые высокие в Европе и незначительно отличались от американских.
   Однако социальные достижения России были крайне низкими. Это была аграрно-промышленная страна, где большинство населения составляли крестьяне, задыхавшиеся от нехватки сельскохозяйственных угодий и архаичной системы хозяйствования под началом сельской общины, ресурсы которой были искусственно ограничены крестьянской реформой 1861 года. Ограничения сельской общины препятствовали и развитию внутреннего рынка. П.А. Столыпин попытался ослабить влияние сельской общины, проведя реформу сельского хозяйства, которая позволяла крестьянам уходить из общины с наделом земли, организовал наделение государственной землей в Сибири покинувших общину крестьян. В результате миллион триста тысяч крестьянских семей стали мелкими собственниками и товарными производители. Это расширило внутренний рынок, но недостаточно. В то же время царь Николай II, стремясь прослыть собирателем земель, как и все предыдущие цари, стремился к расширению внешних рынков. Эта его политика сворачивания внутренних реформ и поиска внешних рынков способствовала возникновению Первой мировой войны, которая расстроила финансовую систему, существенно подорвала народное хозяйство, сопровождалась тяжелыми потерями населения. Этим воспользовались радикальные социал-демократы (коммунисты-большевики) и в 1917 году захватили государственную власть, а в 1922 году создали новое тоталитарное государство - Союз Советских Социалистических республик (СССР).
   Как коммунисты могли навязать свою волю стране с населением в 91 миллион человек (на момент создания СССР), из которых 85 были верующей крестьянской массой, причем вооруженной массой, так как рабочих на фронт не брали. Массой, которая, в основном, по началу, поддерживала самодержавие? Ну, с самодержавием понятно: царя с семьей по приказу большевистских руководителей расстреляли, и поддерживать стало некого. Но как могли православные христиане (а слово крестьяне произошло от христиане) так быстро забыть Бога, превратившись в большинстве своем в воинствующих атеистов, уничтожающих православные святыни?
   В 1917 не было ни одного обществоведа, который бы утверждал, что вере в Бога угрожает вера в безбожие, то есть атеизм. В.С. Соловьев писал, что угрозу православию он видит не в воинствующем атеизме, а в том, что половина православных христиан готова отойти в староверы, а половина высшего общества - в католичество. И белые и красные в подавляющем большинстве были христианами - другого населения в России просто не было. Атеисты были настолько малочисленны, что составляли только несколько десятков тысяч человек.
   По подсчетам философа и писателя О. Шахназарова, в России в то время было порядка 37 миллионов староверов, из них порядка 20 миллионов гонимых по религиозным причинам людей, которые под христианским православием скрывали свои старообрядческие мысли. Старообрядцы как раз были против царя, который их притеснял, и против официальной церкви, которая к этому времени стала практически официальным государственным институтом. И когда коммунисты стали уничтожать церкви, расстреливая священников, запрещая исполнение православных обрядов, они нашли понимание у старообрядцев, которые отнеслись к официальному мировоззрению коммунистов - марксизму как к новой официальной религии. Может быть, вначале коммунисты этого и не хотели. Но со временем марксизм все более и более стал исполнять функцию новой религии. Тем более, что лозунги этой новой религии не так уж и отличались от старых, просто они были облачены в более привлекательную форму, чему идеологи марксизма были большие мастера.
   Свобода, равенство и братство хорошо согласовывались с общинным поведение крестьян. Ведь в общине все уравнивалось, и даже землю все крестьяне получали одинаково по числу едоков в одних общинах или же числу мужчин-работников - в других. В общине обычно состояли крестьяне находящиеся, если и не в прямых родственных отношениях, то в отдаленном родстве. И обращались они друг к другу, как братья и сестры. А что касается свободы, то она очень быстро была понята как вседозволенность по отношению к врагам. Бога нет - так все дозволено! Вот такие - свобода, равенство и братство.
   Буржуи, помещики - это враги, которые исподволь грабили простого человека. А поскольку теперь все дозволено, то грабь награбленное: земля - крестьянам, фабрики - рабочим! Грабеж на Руси всегда прикрывал пожар. Вот и запылали помещичьи усадьбы. А то, что это были чьи-то отчие дома, так то крестьян, бывших христиан не касалось. Все дозволено. Так были уничтожены многие национальные ценности и святыни, которые были объявлены дворянскими и капиталистическими пережитками.
   Основным учением коммунистов был марксизм, согласно которому развитие капитализма может привести только к дальнейшему обнищанию пролетариата, и во избежание этого необходимо совершить революцию, чтобы покончить с капитализмом. Но победоносной революция может быть только в том случае, если она будет всемирной, а посему всем пролетариям необходимо объединиться. И коммунисты выдвинули лозунг: "Пролетарии всех стран объединяйтесь!" Однако на практике коммунистам удалось захватить государственную власть только в одной стране - России. И они предприняли все меры, чтобы создать предпосылки для победы коммунистов в других странах. Они организовали III Коммунистический интернационал, исполком которого находился в Москве и там же проходили все конгрессы. При этом основной лозунг марксизма получил такую трактовку: "Коммунистическая Россия объединит и спасет мир!" Как видим "коммунистическая идея" и "национальная русская идея" практически совпали.
   Если религия в царской России использовала мессианерскую деятельность при обращении язычников в верующих для их спасения, то новая религия - марксизм тоже создала механизм обращения пролетариев в марксистов - интернациольную деятельность, организационной формой которого стал Коминтерн - Коммунистический интернационал, координирующий развитие и борьбу коммунистических партий.
   В эпоху перехода от капитализма к социализму, открытую Октябрьской социалистической революцией, перед международным рабочим движением встали новые задачи. Борьба за их решение была неразрывно связана с многогранной революционной деятельностью Третьего, Коммунистического Интернационала.
   Коммунистический Интернационал, созданный по инициативе и при непосредственном участии В. И. Ленина, явился историческим преемником Союза коммунистов и Первого Интернационала, находившихся под руководством К. Маркса и Ф. Энгельса, наследником лучших традиций II Интернационала.
   Коммунистический Интернационал положил начало современному международному коммунистическому движению, возглавлял его почти четверть века, обеспечивая единство и сплоченность коммунистических партий, воспитывал их в духе марксистско-ленинской идейности, интернациональной солидарности и высокой принципиальности. Коммунистический Интернационал и его секции всегда были в центре всех важнейших социальных битв своего времени, самыми активными их участниками
   Если попытаться охарактеризовать общественную жизнь коммунистической России, то тоже можно выдвинуть триаду: "Марксизм, демократический централизм и вседозволенность во имя победы коммунизма". Фактически марксизм заменял коммунистам религию. Вместо церквей строились дворцы политического просвещения, где вместо священников специально подготовленные лектора устраивали еженедельные промывания мозгов, фарисейски оправдывая именно такое течение событий, какое происходило в коммунистической России. Но в отличие от других религий марксизм был крайне нетерпим к инакомыслящим.
   В своих оппонентах коммунист видели не конструктивных критиков, а злейших врагов, предателей и шпионов. "Кто не с нами - тот против нас!" - проповедовали коммунисты, поясняя: "Если враг не сдается - его уничтожают!". Более того, именно "Убей!" своего врага становится главной заповедью. Еще ранее В.И. Ленин сказал, что нравственно все, что отвечает классовым интересам, а, следовательно, и нравственно убивать классовых врагов.
   А для того, чтобы защитник марксизма не сомневался при проведении решений партии, использовался принцип демократического централизма, согласно которому решение вышестоящей власти подлежало немедленному и безоговорочному выполнению. Для контроля выполнения этих решений существовал специальный аппарат, который строго следил за выполнением решений партии. Тоталитаризм осуществлялся поголовно и всепроникающе. И если человек проявлял слабость, то его устраняли и не всегда физически. Достаточно было исключить человека из партии. Человеку, выложившему на стол партийный были закрыты все пути в обществе. В крайнем случае, его могли принять на работу дворником или оператором в котельной. Но и это не всегда. Однако мало кто соглашался выложить партийный билет.
   И здесь большую роль играла вседозволенность во имя достижения целей коммунизма. На руководителей коммунистов не могли завести уголовное дело. Даже рядового коммуниста не могли арестовать без согласия коммунистической организации. Без решения коммунистической организации специалист не мог продвигаться по служебной лестнице и делать карьеру. Не потому ли коммунистическая партия была такой многочисленной и насчитывала 18 миллионов человек? Казалось, что это большая сила.
   И тем более был поразителен внезапный безболезненный роспуск КПСС, передача всего многочисленного имущества партии государственным предприятиям, развал СССР, роспуск военно-политической организация народно-демократического лагеря в результате денонсирования Варшавского договора и последовавшая за этим катастрофа, выход из которой будет совсем не простым.
   Сила есть - ума не надо! - гласит русская пословица с некоторым сатирическим смыслом. Сила непрерывно наращивалась и количественно и качественно. Советская армия была самая многочисленная в мире и вооружение ее было достаточно качественно. Взрыв одной советской водородной бомбы в любой точке земного шара привел бы к возникновению такого пылевидного облака, которое на несколько лет прекратило бы поступление солнечного света на поверхность планеты Земля, в результате чего наступила бы "вечная" зима и исчезли бы все формы жизни, кроме примитивных в глубинах океанов, куда не доходит солнечный свет.
   Но эти технические достижения были получены в результате такого чудовищного обнищания советских народов, что СССР на Западе называли Верхней вольтой с ядерными ракетами. А ведь сила государства заключается не в качестве его оружия, а в духе ее защитников, готовых отдать жизнь за свое государство. Мировая история показала это на опыте американско-вьетнамской войны, когда народ малочисленной страны, сражающейся за свою независимость, не позволил супердержаве, самой сильнейшей стране мира навязать ему свою волю. А вот с духом в СССР дело обстояло совсем плохо.
   Пока был железный занавес и народ не знал, как живут за рубежом, он мирился со своим нищенским существованием ради необходимости не дать западным странам навязать свою волю в Третьей мировой "холодной" войне. Между тем, успешное испытание в СССР в 1953 году водородной бомбы в корне меняло политику противоборствующих стран. Проблема национальной безопасности из области наращивания обычных средств вооружений переходила в область сдерживания применения ядерного оружия. Но ни руководители СССР, ни руководители США не смогли оценить ситуацию и перестроить политику. Разорительная гонка вооружений продолжалась.
   И хотя в процессе "холодной" войны были и "горячие" конфликты в Корее, Вьетнаме, Афганистане, по существу это была "война поз". Форма ведения военных действий в этой войне была активная - демонстрация угроз и пассивная - поиск опасностей, исходящих от противника. Ядерное противодействие двух блоков продемонстрировало: с восточной стороны - ограниченность существующих механизмов управления, в частности экономикой, с другой, западной стороны - невозможность быстрого достижения поставленной цели, используя методы "холодной" войны. В 70-х годах в цикле совещаний по безопасности в Европе была сделана попытка ослабить это противостояние, и юридически на общеевропейском уровне было закреплено соответствующее геополитическое статус-кво. В мире наступила передышка, которую мы не использовали, а вот противодействующий лагерь сумел активно развить свою экономику, накопить большие национальные богатства и заметно повысить уровень и качество жизни населения.
   А качество жизни населения стран восточного блока практически не изменилось. И это было одной из причин его грядущего поражения, так как низы уже не хотели жить по старому. С другой стороны и руководящая элита этих стран стала убеждаться в непрочности политической власти, которой она могла лишиться в любой момент. А вот если бы она имела собственность, как элита капиталистических стран, то ее позиция была бы менее уязвимой. В то же время в недрах общества созрели сильные параллельные (теневые) структуры, ориентирующиеся на узаконение частной собственности на средства производства, свободу предпринимательской деятельности и прочие атрибуты рыночных отношений. И это предначертало поражение силовых коммунистических отношений. Фактически проигрыш коммунистических стран в Третьей мировой холодной войне был предрешен, и началась интенсивная подготовка к Четвертой мировой "информационно-психической" войне, которая должна установить "мягкую гегемонию США во всем мире".
   Четвертая мировая война происходит по такому сценарию: сохраняется и будет доминировать "общество потребления", а население земли будет уменьшаться заметными темпами. Пока существовал СССР и двухполярный мир, об этом не могло быть и речи. С исчезновением СССР и образованием однополярного мира, в котором проявляются гегемонистские претензии США, существование сильной России, стремящейся к устойчивому, разумно сбалансированному многополярному миру, препятствует развитию этого сценария. Следовательно, западной цивилизации и, прежде всего, США необходимо как можно сильнее ослабить Россию как международную силу.
   И ослабить новую Россию необходимо прежде всего идеологически. Слишком сильны в ней еще "пережитки социализма", хотя "пережитки капитализма", с которыми так яростно боролись социалистические идеологи всегда присутствовали в реальной жизни россиян.
   В советские времена в больших городах существовала категория спекулянтов, как правило, молодых людей, занимавшихся скупкой вещей у иностранцев для перепродажи. Их называли "фарцовщиками" или просто "фарцой" (от английского for sale - на продажу). Нередко они жульничали, втюхивая покупателям шмотки, сработанные отечественными подпольными мастерами, но с ярлыками (лэйблами - от английского label -ярлык) известных зарубежных фирм.
   Круг интересов этих людей сводился исключительно к добыванию "бабок" - "мани-мани" (от английского money - деньги), тесно смыкаясь с нравами уголовного мира, к которому, согласно советского законодательства, эти люди в силу своих занятий и принадлежали. То были носители так никогда полностью и не изжитого "мещанского" мировоззрения, исчерпывающе отображенного в произведениях русских классиков, особенно А.П. Чехова и А.М. Горько­го. Вся их несложная философия сводилась к культу вещей и денег. Отличительной особенностью фар, прямого наследника взглядов лакея Смердякова из "Братьев Карамазовых", было благоговейное отношение ко всему, что приходило с Запада, и хамское презрение к собственной стране. Определение "хамское" употреблено не случайно: подобным поведением запятнал себя еще ветхозаветный Хам, посмеявшийся над родным отцом, чем заслужил проклятие всему своему роду.
   Не все фарцовщики были одинаково просты и прямолинейны: часть из них ловко приспособились, выдавая себя за убежденных коммунистов, даже входили в партийную верхушку, но в глубине души преклонялись не только перед запад­ными товарами, но и перед западной идеологией. Словарь русского языка под редакцией С.И. Ожегова толкует понятие "приспособленец" как "человек, который беспринципно приспосабливается к обстоятельствам, маскируя свои истинные взгляды". Определение верное, но далеко не исчерпывающее. А, учитывая огромную разрушительную силу бесчисленной массы приспособленцев и их роль в отечественной истории, пожалуй, чересчур лаконичное. Сколько прекрасных идей извращено, опошлено и в конечном итоге погублено теми, кто, ни во что не веруя, выставлял себя ярым сторонником победившего на данный момент политического строя, если только надеялся извлечь из этого ощутимую выгоду лично для себя! В начале 1990-х годов, похоже, именно эти люди стали наиболее ярыми поборниками рыночной экономики и либерализма у нас в России. Воспользовавшись благоприятной ситуацией на волне перестроечных настроений, они пришли к власти, внушив доверчивым простакам, что являются защитниками свободы и демократии, хотя в действительности подавляющее большинство из них озабочено было лишь проблемами личного благосостояния. Они возглавили государство, правительство и вот вам результат: мы имеем - то, что имеем.
   С неменьшим рвением, чем в политике и экономике, новоявленные либералы действовали также в области культуры, задавшись целью поставить и ее на рыночные рельсы. В течение последующих лет, упорно насаждая самые дурные, низменные вкусы и им же потакая, фарцовщики от культуры заполонили все подвластное пространство продуктами западного ширпотреба и местными поделками, сработанными по тем же шаблонам. Их вредоносная деятельность принесла свои горькие плоды. Пристрастившись к такому пойлу, немало наших соотечественников, подобно спутникам Одиссея из древнегреческого мифа о волшебнице Цирцее, переняло если не внешний облик, то по крайней мере вкусы тех животных, для которых эта бурда и предназначалась.
   Самым страшным, поистине разрушительным последствием установления рыночных отношений в нашей стране стал абсолютный приоритет материального над духовным, повлекший за собой небывалое падение нравственности в самых широких слоях российского общества. Надо быть глубоко эгоистичным или просто неискренним человеком, чтобы назвать современную политико-экономическую и социальную систему в России отвечающей интересам большинства, как это говорят современные идеологи. Современное государство осталось глубоко идеалогизированным, несмотря на современную Конституцию, просто современные идеологи в существующей раннее идеологии все положительные оценки поменяли на отрицательные и наоборот, все отрицательные - на положительные.
   В наше время любая попытка сказать добрые слова о советском прошлом встречает яростное неприятие либеральных кругов, тут же поднимающих крик о сталинских репрессиях и ГУЛАГе, намеренно ставя тем самым знак равенства между социализмом и сталинизмом. Это столь же несправедливо, как, говоря о христианском вероучении, сводить все к ужасам инквизиции и не видеть в нем ничего, кроме этого. А если вспомнить миллионы современных россиян, погибших и погибающих в результате повального пьянства, наркомании, чудовищной преступности, детской беспризорности при живых родителях, проституции, жертв окажется не меньше. При всех недостатках прежней системы она не калечила души низменностью всего строя жизни, как это происходит при нынешней; потребление не считалось конечной целью и смыслом существования. Впервые в мировой истории человеческая душа освободилась от власти денег и люди получили возможность спокойно жить, учиться и работать, не опасаясь за свое будущее, а это, согласитесь, дорогого стоит. Не было богатых, но не было и бедных, и честный труженик мог рассчитывать на всеобщее уважение и обеспеченную старость.
   Да, со свободой слова и творчества дело обстояло не лучшим образом. В каком-то смысле страна представляла собой идеологический изолятор, и партийное руководство всеми силами старалось помешать проникновению в него болезнетворных микробов в форме чуждых воззрений. Но разве не так же поступали власти противоположного лагеря? По крайней мере, выражение "коммунистическая зараза" успело превратиться в газетный штамп. Таковы были законы Третьей мировой холодной войны, и обе стороны их придерживались.
   Столько лжи, несправедливости, неискоренимых социальных болезней обрушилось на нас за последние два десятилетия, что невольно встает вопрос: во имя чего и ради кого совершен был переворот 1991 года (Великая криминальная революция - по меткому определению режиссера С.С. Говорухина, поставившего под таким звучным названием талантливого фильм), бросивший наше Отечество из огня да в полымя? Мы получили слабое, неэффективное, чрезвычайно коррумпированное государство с безуспешными попытками насытить волков и одновременно сберечь овец, заведомо обреченными вызывать постоянное недовольство тех и других; морально опустившееся, разделенное имущественными барьерами общество с растерянной, сбитой с толку и соблазненной материальными благами интеллигенцией, неспособной повести за собой, как это бывало прежде.
   В подобной ситуации вполне закономерной кажется овладевшая молодым поколением тяга к подражательству, заимствованию не только чужого опыта, но и слов, обычаев, верований. Занесенный к нам с голливудскими фильмами, абсолютно чуждый православным традициям и народному духу хеллоуин приобрел у российских школьников куда большую популярность, чем изобретенный в чиновничьих кабинетах и мало кому понятный День народного единства, празднуемый несколькими днями позже. Доселе неведомый на Руси День святого Валентина и американо-канадский День сурка пополнили череду чужеземных поверий.
   Происходит одностороннее вытеснение и замена своего чужим или, что едва ли не хуже, заполнение образовавшегося культурного вакуума. Такое впечатление, будто наш народ не имеет ни устойчивых традиций, ни национальной гордости и самосознания. А это значит, что дело обстоит очень плохо. Словно и не было великой русской культуры, современная же Россия представляет собой не более чем "громадную равнину, по которой носится лихой человек". Шуточная фраза из записной книжки А. П. Чехова приобрела таким образом жутковатый, провидческий смысл. Российские города испещрены иностранными вывесками. В окнах домов, на ветровых стеклах автомобилей то и дело встречаешь английскую надпись: "Sale" ("Продается"). Похоже, словечко это, заимствованное из чужого языка, стало лозунгом целого поколения, готового приклеить его на саму Россию и на все, что в ней есть. Фарцовщики празднуют победу: они дождались своего часа, втюхали нам заграничное идеологическое барахло по сверхвыгодной для себя цене!
   Мир хозяйства традиционно считался лишенным поэзии, мертвым, косным, ограничивающим высокие движения души. Гений противостоял ремесленнику, поэт - торговцу. Капитализм потому и достиг всемирного успеха, что привнес поэзию в область самого хозяйства. Тот образ мысли, который впоследствии нашел выражение во многих политических и хозяйственных программах и встретил сочувствие народа, в древности и в Средние века презирался как недостойное проявление грязной скаредности. Как отмечал М. Вебер, подобное отношение и в начале XX века было свойственно всем тем социальным группам, которые были наименее связаны со специфическим капиталистическим хозяйством того времени или наименее приспособились к нему.
   Протестантский этос зафиксировал огромные изменения в психике человека. В религиозных доктринах родилась новая концепция свободы. Люди не хотели больше повиноваться общине. Впервые в европейской истории стремление быть свободным стало восприниматься как благо для человека. Свобода оценивалась как святыня. Само собой понятно, что без идеи самостоятельного автономного индивида капитализм вряд ли возник бы.
   В протестантском этосе труд соотнесен с аскетизмом. Капитализма никогда бы не было и в том случае, если бы первые богачи проматывали свой капитал вечерком, после занятий бизнесом. Напротив, смысл труда усматривался в том, чтобы произвести некое накопление, преодолев искушение всяческих удовольствий. Если католицизм считал заботу о нищих святым и добрым поступком, то протестантизм отверг это как предрассудок. Милосердие понималось только как готовность помочь обездоленному освоить профессию, чтобы продуктивно работать. Одной из самых высших добродетелей протестантизм считал бережливость.
   Почему в нашей стране, несмотря на духовные традиции, современный капитализм оказался не окультуренным, а, напротив, диким, грабительским, беспощадным? Каким образом нерушимое купеческое слово заместилось нагловатым, жадным прищуром вороватых дельцов?
   Нас уже не удивляет, когда об одном из видных капиталистических хищников говорят как об успешном менеджере. На полном серьезе называют успешным руководителем управленца, под руководством которого испарились миллиарды долларов. Толкуют без осуждения и презрения - с чувством зависти и восторга.
   Но эти "тенденции" не имеют никакого отношения ни к протестантскому этосу, ни к православию. Более того, в условиях нынешнего кризиса наиболее прозорливые эксперты пишут о насущной потребности цивилизовать капитализм, вернуть ему утраченное ценностное измерение. И в этом контексте честное купеческое слово оказывается вовсе не забавной и эксцентричной приметой купеческого быта, достойной остаться лишь в истории музейной реликвией. Бессознательно, чисто интуитивно оно становится все более и более актуально.
   Но при всем своем ослаблении за последние годы Россия, опираясь на свой тысячелетний опыт и глубокую культуру, может в конечном итоге победить, предложив другой нравственный сценарий устойчивого развития мирового сообщества, в котором гегемонии США не будет места. Этот сценарий заключается с том, что в замен "общества потребления" возникнет новое нравственное общество уважения, совершенствования и качества жизни, в котором чисто материальная компонента будет развиваться до согласованных пределов, а затем рост будет происходить не в материальной, а в первую очередь в интеллектуальной и также в духовной сферах. При этом население земли стабилизируется или даже может в некоторой степени немного увеличиться в разумных пределах, но это будет скомпенсировано развитием новых источников энергии, получением новых материалов с заранее выбранными свойствами.
   Закономерность нового общества: движущая сила направлена на совершенствование личности, на повышение качества жизни, нравственности, на поддержание позитивного развития, а не максимального потребления. Пакет потребностей в новом обществе качества жизни не надо покупать за деньги - он не покупается, а зарабатывается осознанным трудом, который сам превращается в потребность. В этом гарантия конкурентоспособности нового общества, его выживания, победы в историческом эволюционном процессе. Новое общество должно обеспечивать высокое качество жизни в сочетании с высокой духовностью человека с гораздо меньшими затратами и, что более важно, меньшим загрязнением, чем общество потребления.
   Россия с ее тягой к духовности и менталитетом общинности может быть в числе лидеров в движении к обществу высокой нравственности, качества жизни и устойчивого развития. Но это может быть достигнуто только при условии резкого повышения качества жизни в России, не худшего, чем скажем, в США, однако облагороженном высокой нравственностью.
   Сейчас мы понимаем, что культура это не только углубленное знание своей истории, литературного, музыкального и монументально-художественного наследия, но в первую очередь это устроенный быт, способствующий наиболее полному самовыражению личности. Не может культурный человек существовать при недостаточном доступе к продуктам питания, чувствовать себя дурно одетым, при санитарной норме площади как в царской тюрьме, рассуждая о культуре в четырехметровой кухне при дурном запахе из соседнего туалета. Только осуществив культурный быт, россияне вправе поставить вопрос о культурном спасении человечества. В этом свете новая русская идея может быть трансформацией "старой" русской идеи: "Культурная Россия объединит и спасет мир!"
   В соответствие с таким выражением русской идеи следует изменить и триединую форму общественной жизни страны: "Культура, народовластие, уважение". Причем культура предполагает своей составной частью и религию, поскольку анархические попытки "отменить" религию ведут только к деградации нравственности, о чем свидетельствует насильственное насаждение воинствующего атеизма, а затем и попытка замены религии учением марксизма-ленинизма с его классовым подходом к нравственности. Несомненно одно, что отказ от общечеловеческих ценностей в виде десяти заповедей, которые присутствуют не только в православии, но и в учениях других конфессий, не позволяет создать нравственную культуру. При этом не следует делать узко националистический акцент на православие. В современной России проживает 20 миллионов людей исповедывающих ислам, полмиллиона людей исповедывающих буддизм, тысяч двести людей исповедывают иудаизм и приблизительно столько же - католичество. Противопоставление культуре православия в этих условиях было бы шагом назад в общественном развитии, возвращением к далекому прошлому, которое себя не оправдало.
   Точно таким же шагом назад в общественном развитии была бы реставрация самодержавия. Народовластие, при котором действует как механизм обратной связи, так и механизм принятия решений "снизу" по ключевым проблемам общественного развития, элементы которого апробированы в развитых культурных странах, должно быть воспринято и русской культурой. Причем не только политической, но и производственной. Однако к народовластию следует идти неспеша, постепенно передавая ему властные функции. И первым этапом перехода к народовластию, как это не парадоксально звучит, должна быть "просвещенная" диктатура, способная если не уничтожить, то хотя бы значительно ослабить коррумпированное чиновничество и организованную преступность, без чего дальнейшая трансформация власти не может осуществиться. На втором этапе развития народовластия необходимо осуществить "просвещенный авторитаризм", породивший "азиатских тигров" с их высоким качеством жизни. И только по достижению высокого качества жизни россиян можно переходить к "просвещенной" демократии, осваивая наследие русских философов начала ХХ века и идеи Ф.Д. Рузвельта, Дж. Кеннеди, Р. Рейгана, существенно развивших современную демократию. Вот тогда и будет достигнуто реальное народовластие.
   Наконец, в основе современной культуры должно лежать уважение к человеческой личности без различия ее происхождения, образования и социального положения. Каждая личность самоценна и неповторима, и не может быть воспринята культура, унижающая или даже уничтожающая хотя бы одну личность. В этом смысле русская идея может быть обобщена в виде: "Уважение спасет мир!" Внушайте уважение.
  

Российская правда

  
   Правда - категория экономическая. Нам трудно осознать этот тезис, (который для нашего выживания необходимо обратить в основной лозунг нашего поведения), поскольку мы воспитаны на лжи и вольно или невольно поддерживаем ложь, имеющую, как и правда, вполне определенную цену. Призыв А.И. Солженицына "Жить по правде!" был воспринят нами, как эксцентрическое пожелание известного чудака, относящееся к духовной жизни, которой мы, будучи атеистами, опять же в силу своего воспитания, не придавали существенного значения. Тем более что, будучи гражданами государства, которое нас повседневно обманывало, чтобы иметь возможность грабить, то есть иметь основание изымать у нас гораздо более того, что мы были бы согласны ему отдавать, мы тоже всеми силами стараемся обмануть это ненавистное нам государство. Именно ненавистное, которое мы не можем покинуть не потому, что некуда ехать (эмиграция в Канаду для трудоспособных и членов их семей открыта), а потому, что государство отучило нас работать по правде - мы умеем только "работать по нарошке", то есть по лжи. А ведь поначалу все было совсем не так.
   Хотя первобытное, примитивное общество развивалось очень медленно, в нем практически сразу возникли все четыре вида отношений между людьми: равноправные, силовые, договорные и уважительные. Сильный человек мог заставить слабого собирать для него орехи, ловить рыбу, содержать скот, сажать и собирать пшеницу, а при случае мог его и скушать. Он мог договориться с другим сильным человеком и обменять рыбу на несколько горстей орехов, а мог и вообще отдать рыбу или орехи за просто так уважаемому им человеку, которого при случае мог и просто скушать. Нравы тогда были простые, и, если человек не мог постоять за себя по старости или из-за раны, полученной на охоте, то его попросту съедали. Но постепенное усложнение и разделение труда требовало какого-то нормативного регулирования отношений.
   В раскопках древних стоянок человека на территории Испании, датируемых приблизительно 7 - 10 тысячами лет до новой эры, был впервые обнаружен скелет человека с культурно обработанной культей (по другим данным, этому скелету 20 тысяч лет). По-видимому, в это время люди уже поняли, что ум человека, хранящий многовековой опыт, может быть для них более ценен, чем его мышцы и кости. К несколько более позднему времени (приблизительно 1-2 тысячи лет до новой эры) относится и возникновение первого этического кодекса - Десяти заповедей, переданных Богом на каменных скрижалях через Моисея еврейскому народу на горе Синай.
   Эти десять заповедей, который Бог дал небольшому, затерянному в пустыне народу явились основой основ всей современной цивилизации. Они утверждали неприкосновенность любой человеческой жизни, неприкосновенность собственности, обязательный день отдыха после шести дней труда, жизнь по правде. На основе этих заповедей возникло и религиозное учение, требовавшее их выполнения.
   Уже в позднем первобытном обществе началось разделение людей на бедных и богатых. Бедные содержали стада овец, коров, свиней, а богатые владели ими, руководя возникшим производством предметов потребления. Стада были их основным капиталом, в то время как мясо животных, например, было оборотным капиталом. Продав мясо можно было расплатиться с рабочими, докупить корм скоту, и еще оставался доход владельца. В это время появились рынки для обмена произведенного товара и деньги как универсальный товар и мера ценности товара и богатства.
   Богатство в то время проявлялось в двух ипостасях: сокровища, которые были редки и кроме морального удовлетворения своему владельцу ничего не приносили, а также капитал, который непрерывно приносил прибыль. Даже простейший ткацкий станок, который был изобретен в то время, являлся капиталом, потому что приносил от продажи ковров доход, который тратился на шерсть, необходимую для ткачества, и средства существования ткача. А еще иногда оставалась и прибыль, которую можно было потратить на приобретение примитивных украшений-сокровищ, а можно было и пустить в дело, приобретя второй ткацкий станок, за который посадить жену или менее удачливого соседа. Капитал и договорные отношения существовали тогда, когда не было еще и государства. И уважительные отношения тоже тогда существовали.
   В силовом обществе сохранения богатые власть имущие люди заставляли трудиться на них бедных. Закрепилось разделение людей не только по профессиональному, но и по имущественному принципу. В античном обществе труд выполнялся рабами и потому считался занятием, недостойным богатого свободного человека, который наслаждается благами жизни в роскоши и празднествах. Христианство провозгласило труд почетной деятельностью. Бог дает людям богатство, чтобы одаривать бедных. "Мы были у вас, - говорил апостол Павел, - но занимались трудом и работою, чтобы не обременять кого-либо из вас. Ибо завещали вам сие: если кто не хочет трудиться, то и не ешь!"
   Но и христианские адепты постепенно богатели и перешли на службу богатым. Их священнослужители обрядились в богатые, шитые золотом ризы и служили с золотыми чашами и подносами. Не оправдывать богатых им было нельзя. Ярким символом этого стал выпуск и продажа церковью индульгенций, заранее отпускавших богатым все грехи, которые они могли совершить впоследствии. Лютер реформировал церковь, упростив богослужение и устранив роскошь из служб. Он учил, что каждый торговец, работая в своей лавке, служит богу не хуже монаха, если ведет дело честно, без обмана и лжи и не разбазаривает доходы.
   Его сторонник Кальвин учил, что производство и торговля являются богоугодными делами. Приобретаемая в процессе их собственность священна и неприкосновенна. Она принадлежит Богу, который доверяет ее человеку. Грех отбирать ее у человека, но богоугодное дело договориться и поделиться с человеком. Но даже сам владелец богатства не имеет права транжирить ее на роскошь и пустые забавы. Он должен беречь каждую копейку, каждый гвоздь. Так проповедовалось сбережение и накопление капитала, которое лежит в основе развития. А основой богатства, капитала считался труд. Но труд не подневольный, а договорной, со справедливым, правдивым распределением результатов труда на основе достигнутого компромисса между всеми его участниками. Ложь при этом осуждалась как грех.
   Капитал можно было не копить, а можно было начинать новое дело, взяв ссуду у ростовщика. Ростовщик не "работал" в привычном смысле этого слова - он "продавал" деньги на время за цену, несколько превышающую эти деньги. Но праведна ли эта деятельность, угодна ли она Богу?
   Праведность, согласно Библии, предполагает выполнение человеком своих обязанностей. По отношению к ближнему это прежде всего помощь бедным и больным. На поле, в саду, винограднике всегда оставалась часть урожая неубранной, чтобы этим могли воспользоваться нищие или просто голодные путники. Запрещалось использовать нужду ближнего для своего обогащения. Нельзя было задерживать плату за труд наемного работника, нельзя было обмеривать и обвешивать. Каждый седьмой год требовалось прощать все долги и отпускать на волю рабов, которые сами продали себя в рабство, терпя нужду.
   Все эти правила вытекали из общей заповеди: "Люби ближнего своего, как самого себя". Это правило относилось не только к евреям, но и к живущим в стране иноземцам. Не только к свободным, но и к рабам. Особые правила для судей предписывали судить только по справедливости, не благоволить к богатому и не делать скидки для бедняка или сироты. Перед законом были равны и свободный и раб. За имущественные преступления нельзя было наказывать смертной казнью, сын не отвечал за преступления отца.
   Если при соблюдении этих правил человек становился богатым - это и было воздаянием за богобоязненность. Богатство было знаком Божьего благословения.
   Христианство восприняло от иудаизма утверждение достоинства человеческого труда как основного источника богатства, идею принципиального равенства всех людей перед Богом, служебное положение материальной деятельности по отношению к духовной жизни человека, обязательную благотворительность и положение, что все имущество есть собственность Бога. Деньги рассматривались как зло, хотя и необходимое. Только благотворительность могла оправдать их наличие. К торговле тогда относились подозрительно и в спорах пытались решить, насколько богоугодна она и не является ли злом? Ранехристианские авторы допускали торговлю только в пределах удовлетворения своих потребностей (не для наживы). Брать можно было только "справедливую цену" - такую, какую можно взимать, не беря греха на душу. Естественно, что отношение к ростовщичеству было резко отрицательным. Церковные соборы до XVI века запрещали духовным лицам заниматься ростовщичеством под угрозой немедленного отлучения от церкви. Мирянам делалось послабление: на первый раз прощалось при условии покаяния, но при повторе - отлучение от церкви.
   Средневековый философ Фома Аквинский отметил случаи, когда не грех продавать товары дороже, чем купил. Это может быть некоторое улучшение купленной вещи, продажа ее через некоторое время (хранение требует затрат), или продажа в другом месте (перевозка требует затрат и существует риск потери ее от разбоя). Здесь мы впервые сталкиваемся с понятием прибыли как вознаграждения за риск предпринимателя. Поэтому сам факт продажи дороже, чем купил еще не грех. Грех назначать несправедливую цену. И хотя ростовщик тоже идет на риск, ростовщичество, тем не менее, Фома Аквинский осуждал.
   А вот Кальвин, реформировавший христианство применительно к образованию нового договорного общества потребления, рассуждал, что заемщик, получив деньги, пускает их в оборот и зарабатывает новые деньги, которыми он должен поделиться с заимодателем, лишенным этим займом возможности самому пустить деньги в оборот. Следовательно кредитор вправе заранее поставить условием ссуды выплату ему определенного процента при ее возвращении. Что касается прибыли капиталиста, который сам пускает свои или чужие деньги в оборот, то она признавалась справедливой наградой за его труд организатора подобно плате за труд наемного работника. Так теоретически обосновывались договорные отношения в обществе потребления.
   Хозяйственный уклад, сложившийся в договорном обществе потребления отличался от предыдущего уклада в силовом обществе сохранения характером экономического поведения людей и характером отношений между ними, что определялось иными представлениями о допустимом добре и недопустимом зле. Обман, насилие, нарушение законов считается здесь злом, как и прежде, но торговля в любых ее проявлениях больше злом не считается. Ссудный процент начинает считаться нормальным явлением. Стремление к богатству признается естественным для человека. Соответственно изменяется и законодательство, чтобы каждый мог употреблять свои способности и материальные средства так, как он считает нужным. Цена устанавливается договорным путем по взаимному соглашению между покупателем и продавцом и никто другой на нее влиять не может. Священны и неприкосновенны частная собственность, частная жизнь человека и сама его личность.
   Эти новые взгляды на хозяйственную сферу жизни принесла Реформация. Наряду со многими догматами христианства Лютер, Кальвин и их единомышленники по-новому объяснили место человека в природе, его роль в мире земном и его взаимоотношения с миром небесным. Они по-иному сформулировали права и обязанности христианина по отношению и к небу, и к другим людям.
   Однако нашлись люди, которые засомневались в целесообразности договорных отношений и попытались проповедывать силовые отношения во благо всем людям. К. Маркс и Ф. Энгельс несомненно были гениальными людьми, сумев организовать всемирное общественно-политическое движение рабочих. Но направив свои таланты на конкретную деятельность, они несомненно могли достичь более значительных практических результатов. Правда Ф. Энгельс был удачливым фабрикантом и на прибыль от своего дела содержал К. Маркса, давая ему возможность заниматься экономической наукой.
   В программном документе "Манифест коммунистической партии" К. Маркс и Ф. Энгельс, проанализировав экономическую и политическую структуру современного им общества, пришли к выводу о существовании преимущественно антагонистических (враждебных) противоречий между непосредственно производителями-пролетариями и капиталистами-руководителями производства. Эти противоречия могут быть разрешены, по их мнению, только революционным уничтожением старого общества, уничтожением капиталистов, как класса вообще путем экспроприации, огосударствливания их частной собственности.
   Улучшение качества жизни, достигнутое в развитых странах, руководители общества попытались заменить лозунгами о достижении лучшей жизни в светлом коммунистическом будущем, которое предстояло еще построить. В это время усилилась идеологическая обработка членов общества, основные положения которой были сформулированы в виде Морального кодекса строителей коммунизма. Он состоял из 12 заповедей:
      -- Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической родине, к странам социализма.
      -- Добросовестный труд на благо общества.
      -- Забота каждого о сохранении и умножении общественной собственности.
      -- Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушителям общественных интересов.
      -- Коллективизм и товарищеская взаимопомощь.
      -- Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми.
      -- Честность, правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.
      -- Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.
      -- Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.
      -- Дружба и братство всех народов, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.
      -- Непримиримость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.
      -- Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.
   Если общечеловеческие ценности Десяти заповедей, да и всей Библии проникнуты любовью к человеку как воплощению божественного начала на земле (вспомним хотя бы утверждения "Бог есть любовь!" или же - "Возлюби своего ближнего как самого себя!", или же - "Поступай со своим ближним так, как ты бы хотел, чтобы поступали с тобою!"), то Моральный кодекс строителя коммунизма сориентирован на поиски врагов, предателей и шпионов. В первую очередь врагов коммунизма, а затем и врагов дела мира и свободы народов, тунеядцев, стяжателей, каръеристов и вообще всех нарушителей общественных интересов, к которым культивируется жесткая нетерпимость и непримиримость.
   В Библии, когда говорится о противодействии людей, то обычно показывается, что происходит не преднамеренное злостное противоборство непримиримых врагов, а что один из этих людей является нравственно ошибающимся, заблудшим, что его можно еще спасти, образумить, убедить в необходимости мирного соглашения. Такое поведение исключается Моральным кодексом строителя коммунизма. Пролетарский поэт В. Бредель в одном из своих публицистических произведений писал: "Соглашений с тобой не приемлю! Нигде, никогда, никак! Дождь падает с неба на Землю - а ты мой классовый враг!" Классового врага, как сказал другой пролетарский писатель, попросту уничтожают, в то время как общечеловеческие ценности требуют: "Не убий!"
   В условиях тотальной слежки друг за другом, когда контроль поведения своего ближнего вменялся в нравственную обязанность строителя коммунизма, а доносительство на своего ближнего зачастую сопровождалось занятием его должности и получением его привилегий, невозможно было соблюдать заповеди "Не желай ничего, что у ближнего твоего!" или же "Не производи ложного свидетельства на ближнего своего!", которые попросту отсутствовали в Моральном кодексе строителя коммунизма.
   Моральный кодекс строителя коммунизма висел на каждом предприятии на красных фанерных листах, написанный большими белыми буквами, но пользовались последователи марксизма его заповедями крайне редко. Обычно они руководствовались Бытовым кодексом, заповеди которого разительно отличались от заповедей Морального кодекса строителя коммунизма.
   Первая заповедь этого кодекса гласила: "Бога нет!" Дело в том, что атеизм последователей марксизма носил резко выраженный агрессивный характер. Религиозный человек, сомневающийся и кающийся, согласно неписаным законам последователей марксизма не мог состоять в партии и занимать руководящие должности. Приспосабливаясь к этому, люди становились атеистами. Еще Ф.М. Достоевский вывел тождество: "Бога нет - все дозволено". Это значит не надо спасать свою бессмертную душу благопристойным поведением, значит совесть превращается в химеру, а без нее можно делать все что угодно. Как здесь не вспомнить высказывание бесноватого А. Гитлера: "Я освобождаю вас от химеры, именуемой совесть!"
   Вторая заповедь гласила: "Ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак!" Поэтому каждый человек пытался любыми средствами выбиться в начальники, "попасть в обойму", ибо начальник не только получал большую зарплату, но и обладал многими льготами, которые простому смертному были недоступны. И боясь, чтобы его "не подсидели", каждый начальник заместителей себе выбирал по принципу не наличия у кандидата деловых качеств, а по выражению степени личной преданности этому начальнику, способности любыми средствами добиться выполнения указаний этого начальника. Так деградировала система.
   В религии важное значение придается дню отдыха от трудов праведных. В исламе это пятница, в иудаизме - суббота (блюди день субботний), у христиан - воскресение. Это день, когда человек должен отрешиться от дел своих и спокойно поразмыслить: а правильно ли он поступает, не обидел ли кого своим поведением, не преступает ли велению совести своей? И если по зрелому размышлению он обнаружит в поведении своем прегрешения, то он должен покаяться и очиститься от них. Покаяние имеет большое значение в каждой религии не только как механизм осуществления личного контроля за выполнением заповедей, но и как процесс нравственного очищения личности, способствующий непрерывному нравственному совершенствованию и усилению психической устойчивости. Известно, что люди, невольно нарушившие заповеди в силу общественной необходимости, например, воины, убившие в бою врагов, на некоторое время не допускались в церковь и вынуждены были каяться в совершенных грехах за ее стенами (так называемое наложение епитимии на грешника). Для психической устойчивости кающегося большое значение имела возможность исповедываться своему духовнику в святой церкви, получая от него совет и отпущение грехов, зная, что исповедь останется в тайне между ним и его духовником как дело сугубо интимное под охраной стен церковных.
   Для последователей марксизма, признающих только свои догматы и жестоко выкорчовывающих из человеческой нравственности все не "вполне соответствующее классовым интересам", всякое размышление, а тем более покаяние, способное изменить поведение человека в соответствии с его самостоятельным решением, является чрезвычайно опасным. И вместо путающей и расслабляющей человека четвертой общечеловеческой заповеди "Блюди день субботний" они выдвинули емкую и каменно непреклонную, бесприкословную и бездумную формулировку: "Надо!" Причем, то, что "Надо!", конечно же, решали вожди, начальники, а простые люди должны были беспрекословно выполнять. И вот уже простые труженики работают без выходных дней, если это "Надо!", идут беззащитные в зону атомного взрыва, если это "Надо!" Расстреливают таких же, как они сами, беззащитных тружеников - ведь "Надо!" кому-то уничтожать многочисленных врагов, пускай даже и только кажущихся такими начальнику.
   С позиций "Надо!" становится опасной заповедь "Почитай отца своего и мать свою!", ибо они ведь могут оказаться классовыми врагами, которых необходимо уничтожать. И последователи марксизма выдвигают в качестве пятой заповеди хитроумную формулу "Кто не с нами - тот против нас!", а, следовательно, кто не с нами - тот наш враг и поступать с ним следует как с жестоким и коварным врагом: уничтожать его, расстреливать, морить голодом, доносить на него, если самому невозможно уничтожить.
   При этом шестая общечеловеческая заповедь "Не убивай!" становится классово чуждой последователю марксизма. Именно "Убей!" своего классового врага становится главной заповедью. И вот уже пролетарский поэт, член ЦК КПСС К.М. Симонов призывает: "Так убей фашиста, чтоб он, а не ты в земле лежал... Так убей его поскорей, сколько раз увидишь его, столько раз его и убей!" Отсюда уже недалеко до людоедского лозунга: "Умри ты сегодня, чтобы я дожил до завтра!"
   К общечеловеческим ценностям относится и седьмая библейская заповедь: "Не прелюбодействуй!", в которой проявляется забота о семье как первичной ячейке общества, ибо именно с прелюбодеяния начинается распад семьи. Эта заповедь относится и к мужчинам и к женщинам. Последователей марксизма мало интересует крепость семьи, в которой не осуществляются классовые идеи и интересы. Тем более, что основоположники марксизма выдвинули идею общественного воспитания детей в духе классовых интересов. Так что необходимость в семье со временем отпадет. И вот вместо этой седьмой заповеди последователи марксизма в быту выдвинули разухабистую формулировку: "Женщина тоже друг человека: если она жена врага - она законная добыча, если она своя - она законная награда за почетный труд!" Вот и поступают с женщиной как с захваченной добычей. Закабаленная на работе твердокаменным "Надо!", она после работы мечется по длинным очередям, добывая пропитание семье, а затем и обслуживает эту семью допоздна как кухарка и прачка.
   Восьмая заповедь последователей марксизма в быту была сформулирована еще во времена Октябрьского переворота: "Грабь награбленное!" А поскольку государство жестоко грабит рядового члена общества, то ограбление государства считается всего лишь небольшой, но справедливой компенсацией. Героем нашего времени стал не честный труженик, а тот, кто сумел отхватить от общественного пирога кусок, и чем больше, тем почетнее. "Унеси с работы гвоздь - ты хозяин, а не гость!" А разве хозяин будет воровать у самого себя? Нет, не хозяин трудящийся на работе своей, и не гость даже - он этой работы раб, который управляется твердокаменным "Надо!", получая только тот минимум, который позволяет не умереть с голоду. Трудящиеся тогда пели: "Есть такой на свете герб: сверху молот, снизу серп. Хочешь жни, а хочешь куй - все равно получишь ...!" А работать за трехточие никто не хотел - все хотели быть начальниками и Руками водить, а не Руками работать!
   В этих условиях девятая заповедь становилась неактуальной, ибо если бога нет и все позволено, то позволена и ложь, тем более "во спасение". Если ближний твой - твой непосредственный начальник является тебе врагом, то против него все средства, в том числе и ложь, хороши. Тем более, если его уничтожить, то кое что может перепасть и тебе. Как тут не пожелать ничего, что у него есть, а тебе трудом праведным не заработать? А если не достанется тебе, то все равно - пусть и у него не будет. Вот и родилась заповедь Бытового кодекса последователя марксизма: "Пускай мне будет даже плохо, если только моему ближнему будет еще хуже!"
   Было бы несправедливо рассматривать Бытовой кодекс как простой набор антитез общечеловеческим ценностям. Последователи марксизма не могли не пойти еще дальше всего человечества и выдвинули еще несколько заповедей. Это, прежде всего, - "Не зевай!" ибо в общем развале и разброде, когда каждый вынужден заботиться о себе сам, кто зевает, тот лаптем щи хлебает. Так что можешь делать все, что хочешь, но только не зевай и при этом "Не попадайся!" - как гласила двенадцатая заповедь. Ибо на святой Руси всегда били воров, но только последователи марксизма сумели сформулировать причину этой ненависти к любителям унести то, что плохо лежит: "Не за то вора бьют - что украл, а за то - что попался!"
   Так можно ли считать нравственным общественное учение, которое имеет две морали, одна из которых весьма привлекательна, но не используется, за то вторая, хотя и является человеконенавистнической, но весьма удобна для руководства в сомнительных ситуациях. А жизнь наша полна таких ситуаций. Вот и используется "Ложь во спасение". Только праведно ли это. Но если совести нет, то и праведность ни к чему.
   И не удивительно, что Моральный кодекс строителя коммунизма был быстро забыт еще до роспуска Коммунистической партии и развала Союза. Когда же развалили Советский Союз, то бытовой кодекс пополнился еще одной заповедью: "Разрешено все, что не запрещено!" И это привело не только к материальной, но и к духовной катастрофе, которая длится уже более двадцати лет.
   К концу двадцатого века Россия освободилась от гнета тоталитарной системы, что сопровождалось бесконтрольным распадом СССР, развалом народного хозяйства, снижением уровня, качества и продолжительности жизни народа. Народ унаследовал от старой системы ее специфические формы ментальности и общественного сознания, выражающиеся в двойном стандарте нравственности для "внешнего", показушного потребления и для "внутреннего", личного пользования, нежизнеспособную хозяйственную систему и непригодную для достойной и здоровой жизни окружающую среду. К этому времени сложилась обширная теневая экономика, капиталы которой требовали легализации. Сознательно или бессознательно этот фактор явился также одним из основных причин реформирования отношений в народном хозяйстве страны.
   Именно по этой причине вместо ожидаемых реформ, целью которых должен был стать человек - рост его благосостояния и его духовное и нравственное развитие, начался антинародный раздел государственной собственности, который принял криминальный характер. Ненависть неолибералов к коммунистической системе была так сильна, и они так трусливо боялись возможности последующей реставрации, что они готовы были немедленно разделить государственную собственность между любыми претендентами на нее, вплоть до представителей криминала. В этот процесс включились в равной степени как дельцы теневой экономики, члены криминальных и бывших партократическимх структур (которых вполне устраивал переход от распоряжения собственностью к владению ею), так и сами неолибералы.
   И как неизбежный результат этого начался процесс нового бандитского накопления первоначального капитала, получивший название "черной приватизации" или "прихватизации", осуществляемый за счет криминального присвоения государственной собственности и денежных накоплений населения; заметно разросся мощный сектор криминальной и, уже на новом качественном уровне, теневой экономики; произошло беспрецедентное разрушение промышленного и аграрного производства; произошло обвальное расслоение населения на сверхбогатых и сверхбедных, причем за границей нищеты оказалось более трети населения (согласно методики ООН, которая нищетой признает доход в 50 долларов в месяц).
   В результате разноплановых действий властных структур, личностей, включенных в эти структуры и преследующих материальные или амбициозные цели, игнорирование исполнительной властью данных науки, в России сохранилось силовое общество, и стала складываться экономика раннего хищнического капитализма, к которой большинство народа не стремилось и не хотело ее. При этом обнаружилась долговременная тенденция углубления социального и экономического кризиса, принявшего форму вялотекущей национальной катастрофы. Это проявляется в том, что в области экономической мы имеем практически отсутствие реальной рыночной экономики, основанной на конкуренции в сфере товарного производства и, как следствие, беспрецедентное падение промышленного и сельскохозяйственного производства, свертывание наукоемких отраслей народного хозяйства и забвение новых технологий; в области социальной мы имеем забвение идеи социального и правового государства, рост девиантного поведения и криминализация всех сфер общественной жизни, развязывание и обострение социальных и межнациональных конфликтов, ухудшение физического и нравственного здоровья народа, сокращение рождаемости и продолжительности жизни, резкий скачок смертности населения, возникновение проблемы его депопуляции; в области духовной мы имеем крушение традиционных для российского общества нравственных ценностей, насаждение западных, чуждых российскому менталитету примитивных стандартов культуры, снижение общей образованности, упадок национальной культуры и отечественной науки, физическую и моральную деградацию личности.
   Как следствие проводимых реформ обострились старые и возникли новые катаклизмы в жизни общества.
   Несмотря на декларирование возврата к мировым ценностям, достоянием нашей культуры так и не стала ценность человеческой жизни, здоровье и достоинство личности. Напротив, в реальной жизни все это обесценено в России до минимально возможного предела.
   Вопреки декларирования идей плюрализма и терпимости, характерных для либерализма, сохранилась коммунистическая ментальность, основанная на концепции жизни как непрерывной борьбы: борьбы с трудностями (которые мы сами подчас себе создаем), борьбы с природой, борьбы с врагами. Вместо поиска общих оснований и согласия мы ищем способов победить и даже уничтожить своих оппонентов, которых по-прежнему чаще всего считаем врагами, предателями и шпионами. Мы остаемся пока рабами сложившегося еще в коммунистические времена менталитета.
   В наше время усугубляется разрыв между словом и делом, характерный для коммунистической системы. Применяются новые законы и указы, которые не имеют механизма реализации, и отклоняются практические мероприятия и законы, которые жизненно необходимы нам для упорядочения нашего поведения в изменившихся социальных условиях. Несовершенна и не упорядочена сама сфера принятия и осуществления решений. В результате утрачивается правосознание, нарушения правопорядка принимают массовый характер, что, в свою очередь, приводит к чрезмерному социальному расслоению общества, создает условия нестабильности и опасности социальных и национальных конфликтов.
   В то время как в развитых странах основной ценностью стал "человеческий капитал" (знания, интеллект), мы по-прежнему считаем необходимым направлять все усилия на материальное производство, которое остается у нас фетишем. При однобокой гипертрофии производственной сферы существенно недоразвита сфера услуг, не удовлетворяется необходимое потребление, которое искусственно сдерживается на границе минимально необходимого предела. Мы все еще живем бедно, скученно и бездуховно.
   Бюджетную политику мы стремимся, как и прежде, ориентировать на сферу производства в ущерб воспроизводству и развитию, а в конечном счете в ущерб интересам человека: образованию, здоровью, медицине, обеспечению физиологической и физической безопасности, формированию здоровой среды обитания.
   Формирование рынка идет однобоко; в частности, не создается рынок интеллектуальных продуктов, в результате чего интеллектуальные ресурсы России остаются невостребованными и утекают за границу. Разрушаются системы образования, проектирования и науки. В то же время сохраняются устаревшие технологии: энерго- и материалоемкие, существенно загрязняющие природную среду. Не производится в необходимых объемах реконструкция и ремонт инфраструктурных сетей, объектов промышленности и городского хозяйства. Неоправданно большие средства расходуются на поддержание ненужной в современных условиях огромной армии, не предпринимаются меры по скорейшей ликвидации военного конфликта на Северном Кавказе, являющегося "черной дырой" отечественной экономики. Не предпринимаются существенные меры против криминализации нашей жизни, борьбы с коррупцией в сфере управления, создания условий для перевода из подполья теневой экономики, объем производства которой превышает половину совокупного объема ВВП страны.
   Недопустимо медленное формирование структур гражданского общества тормозит становление правового государства. Сохраняется перелицованная административная система и отчуждение народа от власти. С другой стороны, сказывается незавершенность и нестабильность структур демократических институтов власти. В их деятельности отсутствует баланс и разделение сфер полномочий.
   Самое печальное заключается в неосознании того поразительного факта, что все эти перечисленные сугубо отрицательные факты являются элементами стратегии Четвертой мировой "информационно-психической" войны, начальный этап которой в течение более двадцати лет мы проигрываем, потеряв уже 13.5 миллионов человек и порядка шести триллионов долларов. Неосознанно мы упустили стратегическую инициативу в этой войне, и первый этап ее развивается в соответствие с челоконенавистническими планами Запада уничтожить две трети нашего населения руками наших коррумпированных чиновников и организованной преступности. Для обслуживания сырьевого придатка западных развитых стран, в который превратилась Россия, достаточно одной трети теперешнего населения, другие две трети, с точки зрения западных "стратегов", только бесполезно переводят ресурсы, которые могут быть более продуктивно использованы теми же самыми западными развитыми странами. Эта политика основывается на идеологии техницизма, отношению к человеку как к винтику огромной общественной машины, которая должна противостоять окружающему миру.
   А между тем, возможна и другая стратегия развития миропорядка, основанная на гуманизации человеческих отношений. Человек не чужд окружающему миру - он органическая часть этого мира. Ни экономика, ни техника, а сам человек в результате своей деятельности создает социальную реальность, продуктом которой он сам впоследствии становится. Содержание, смысл, нравственные и религиозные основы социальной деятельности человека в настоящее время приобретают определяющее значение для судеб современного мира. Вне высоких нравственных оценок с позиций добра, совести, справедливости мир, несмотря на нарастание технической мощи, неизбежно окажется в духовном, чреватом необратимыми последствиями вакууме. Все-таки представляется, что ведущая роль в гуманизации человеческих отношений при развитии современного общества принадлежит России.
   Присущие российскому менталитету архетипы мышления в наибольшей степени соответствуют геополитическим реалиям. Это:
  -- способность к восприятию лучших достижений мировой культуры и науки;
  -- восприятие новых технологий и склонность к наукоемким производствам;
  -- склонность к фундаментальным исследованиям;
  -- высокие научно-технические достижения в традиционных для России сферах (авиация, ракетостроение, космос, атомная энергетика);
  -- особенности образовательного и интеллектуального капитала;
  -- наличие мощного социального капитала;
  -- высокие духовные и нравственные устои большинства населения;
  -- национальная, религиозная и социальная терпимость;
  -- культурные традиции;
  -- способность к выживанию в экстремальных условиях;
  -- доброта и даровитость.
   И хотя эти и многие другие позитивные архетипы мышления еще недостаточно зафиксированы в национальном сознании народа России, но они обретают высшую социальную ценность в свете новых геополитических реалий современного мира. Более того, Россия остается единственным силовым центром, способным предотвратить мировую катастрофу и становится центром притяжения и ориентации различных стран и народов современного мира.
   Однако для того, чтобы стать культурным объединителем и спасителем мира, России необходимо в первую очередь показать пример организации культуры быта, культуры материального потребления и духовного ренессанса. И одного возвращения к общечеловеческим ценностям недостаточно. Исходя из Всеобщей декларации прав человека, академик В.М. Матросов попытался наметить принципы расширения этики общества высокой нравственности, совершенствования, качества жизни и устойчивого развития России.
   Высшая ценность - Человек, его права, жизнь, здоровье, счастье, достоинство, его развитие как личности.
   Граждане России - это наши соотечественники, наши родные, близкие и друзья; их нельзя убивать, попирать их достоинство и честь, грабить, обрекать на нищету. Дети - наше продолжение, носители лучшего, что есть в нас, их необходимо беречь. Здоровье наших детей - это здоровье общества в будущем.
   Общество граждан России - это наш великий народ, русская нация, другие нации, дорогие нам всем, это наша российская цивилизация, которой мы гордимся. Нельзя предавать его национальные интересы и завоевания, забывать ратные подвиги и жертвы наших отцов, подвижничество наших матерей.
   Природа - дом Человека, самое совершенное, что нас окружает. Она требует человеческой заботы и защиты. Ее нельзя насиловать, отравлять и уничтожать.
   Народное хозяйство - достояние нас и наших детей. Его нельзя грабить, разорять и разрушать.
   Россия - наша Родина. Она состоит из общества, природы, народного хозяйства, государства, их материальных и духовных ценностей. Россию необходимо защищать, ее наследие приумножать; ее нельзя членить, грабить, творить с ней произвол, бесправие и нищету.
   Тысячу лет тому назад князь Ярослав Мудрый сформулировал первый на Руси нравственный и юридический кодекс, который получил название "Русская правда". Было это уже после крещения россиян, и Русская правда впитала в себя нравственные положения десяти заповедей. Не все поначалу согласились с соблюдением этого кодекса. И понадобилась железная рука стольного князя, который был единовластным правителем (диктатором, как бы сейчас мы сказали), чтобы приучить русский народ к соблюдению новых нравственных и юридических норм. То, что академик В. М. Матросов сформулировал в виде дополнения к общечеловеческим ценностям, по праву можно назвать современной "Российской правдой". Вот только сомнительно, что "новые русские", которые заняли ключевое положение в общественной жизни России, согласятся придерживаться ее положений. Законы они еще согласны выполнять под страхом наказаний, но придерживаться нравственный устоев, необходимых для сохранения и развития общества - никогда! И понадобится новая железная рука современного диктатора, чтобы приучить их работать на благо всего общества, а не только свое благо.
   Россияне, давайте жить по правде, по "Российской правде"!
  

Войны, как инструмент политики

  
   Девятнадцатый век называли серебряным, благодаря необычайно бурному расцвету всемирной культуры. Предполагалось, что культурные народы превратят двадцатый век в золотой, решив все свои политические, экономические и социальные проблемы. Однако ожидания не оправдались. И суровый двадцатый век, по которому прокатились три ужасающе кровопролитные мировые войны, и началась четвертая, заслуживает названия железного. Правда, Третья мировая "холодная" война не сопровождалась такими потерями, как две предыдущие "горячие". Но в результате ее рухнул и исчез "Великий, могучий Советский Союз", и к руководству в России пришли псевдодемократы, так что последствия этого явления самые печальные: ежегодно вымирает порядка на 800 тысяч больше россиян, чем рождается, а жизненное положение большинства из оставшихся все ухудшаются. Так что же, в результате начавшейся в прошлом десятилетии Четвертой мировой "информационно-психической" войны россияне могут вообще перемереть, а с ними исчезнет и великая Россия? Вопрос далеко не риторический.
   Войны являются важнейшим инструментом политики, которая возникла с появлением силового общества сохранения. Война - это деятельность по полному или частичному уничтожению технического и человеческого потенциала (капитала) противника с целью полного или частичного овладения его ресурсами. Войны возникли в глубокой древности. Поскольку к этому времени общества стали формировать государства, именно они выступали противниками в войнах. Войны возникали не только между государствами, но и внутри государств между существующей и зарождающейся элитами. Такие войны называются гражданскими. Но они происходят редко.
   Как отмечают Р.Э. Дюпюи и Т.Н. Дюпюи, с момента появления первых письменных исторических источников порядка 3500 лет до Новой эры в мире произошло около 14500 войн, в результате которых погибло более 4 миллиардов людей. При этом исчезали целые народы, другие были
   порабощены и ассимилировались среди победителей.
   За это время значительно продвинулось совершенствование военной техники, прошедшей путь от примитивной палки-копья до водородной бомбы, способной уничтожить жизнь на планете Земля. Военное искусство за это время получило большое развитие, и можно говорить, по крайней мере, о трех поколениях войн, характерных для их истории.
   Войны первого поколения, возникшие в силовом обществе, характеризовались необычайной жестокостью. Когда орды кочевников в начале прошлого тысячелетия хлынули из Азии на Русь, они пользовались простейшей стратегией проведения войн. Захватывая регион, они уничтожали или по крайней мере рассеивали боеспособное население, большинство мастеровых, женщин и детей угоняли в рабство, самое ценное бытовое оборудование вывозили на свою родину, а остальное уничтожали, оставляя после себя выжженную пустыню, чтобы оставшемуся населению пришлось бы подольше восстанавливать свое хозяйство и оно бы не могло пойти в поход против кочевников, то есть создавали возможность превентивно обезопасить себя. При наличии 5-7 детей в семье того времени необходимо было по крайней мере два поколения, чтобы восстановить население страны. А раз в 50 лет на Русь вновь приходили орды кочевников и разоряли ее. И потребовалось три века, чтобы Русь смогла собраться с силами и сбросить ненавистное иго. Это были варварские войны, которые опустошали целые страны.
   С развитием договорных отношений и началом формирования общества потребления возникли войны второго поколения. В такой войне активные действия велись с применением огнестрельного оружия между боеспособным населением противников или союзов противников, организованном в виде воинских контингентов противодействующих армий. Территории побежденного государства с их ресурсами уже довольно редко полностью включались в состав государства победителя, чаще побежденное государство выплачивает контрибуцию или лишается областей, богатых природными ресурсами. При этом побежденное государство довольно быстро восстанавливало свое хозяйство и могло даже выступать рынком сбыта для победившего государства. Войны второго поколения были эффективнее, чем войны первого поколения, в том смысле, что позволяли быстрее наращивать технический потенциал победившего государства. И все-таки их следует считать не продуктивными - они требовали больших затрат на их осуществление. Немецкий военный теоретик К. Клаузевиц писал, что правительство страны, готовящейся к войне, должно скрупулезно учитывать не только политические выгоды, но и возможные экономические последствия. Как тут не вспомнить о "Пирровой победе"?
   Войны третьего поколения, характерные для сформировавшегося договорного общества потребления, принципиально отличаются от войн предыдущих поколений и стали возможны с развитием средств сообщений и передачи информации. При осуществлении этих войн предполагается, что у противника изначально имеются средства и некий механизм для самоуничтожения - необходимо только инициализировать эти средства, привести их в действии, чтобы он (противник) полностью или частично разрушил свои вооруженные силы и сам предложил использовать свои ресурсы. Предполагается, что этим механизмом самоуничтожения является Гражданская война, запускаемая акторами, которых только необходимо найти. Осуществить это можно только информационно-психологическими методами с минимальными затратами средств, получая при этом грандиозные дивиденды. Такая война уже идет - это Третья гражданская война в России. Развитые страны рассматривают ее как первый этап Четвертой мировой войны - войны третьего поколения.
   Войн четвертого поколения не будет. Уже война третьего поколения бесперспективна, потому что в случае поражения России, она может сохраниться в урезанном виде, но в ближайшей перспективе погибнет, как и весь мир, в надвигающихся экологических катастрофах. Или же в этой войне не будет побежденных, а будут только победители, потому что в России будет складываться уважительное общество совершенствования и на "Русском примере" Объединенные нации пойдут по пути устранения грозящих экологических катастроф. Паллиативов нет
   Все мировые войны велись и ведутся не только за передел ресурсов, но и за захват новых рынков. Пока были свободные территории с неразвитым населением для расширения зон влияния развитых стран, войны носили локальный характер. Но к началу двадцатого века свободных территорий не осталось. И это привело к возникновению Первой мировой войны. Положение в мире было следующее.
   Существовала динамически развивающаяся супердержава Соединенные Штаты Америки, которая в то время была занята своими внутренними проблемами и развитием внутреннего рынка, а геополитические интересы которой далее Южной Америки не распространялись. Существовала Британская империя, существовала также Французская империя и Германская империя, интересы которых пришли в противоречие в Африке, Азии и Океании. И существовала Российская империя, зона интересов которой определялась Турецкой империей и ее зависимыми странами. В свою очередь Турецкая империя была заинтересована в получении у России Закавказья.
   В этих условиях Первая мировая война не могла не начаться, и она началась в июле 1914 года. Война длилась чуть более четырех лет и охватила 38 стран с населением свыше 1.5 миллиарда человек. Всего в армии воюющих стран было мобилизовано порядка 70 миллионов человек, наиболее работоспособная часть мужского населения. Из них 9.5 миллионов человек было убито и умерло от ран, 20 миллионов человек было ранено, причем 3.5 миллиона человек остались калеками. Убыль населения только в 12 крупных воевавших государствах составила 20 миллионов человек, в том числе в России - 10 миллионов человек. Затраты на эту войну оцениваются в 360 миллиардов долларов, порядка 100 миллиардов долларов оцениваются уничтожение материальных ценностей, так что общие потери материальных средств в Первой мировой войне составляют почти полтриллиона долларов и более 30 миллионов человек. Историк Филлитов А. М. с учетом сокращения прироста оценивает эти потери в 35 миллионов человек.
   В результате войны исчезла кайзеровская Германия, превратившаяся в республику, которая потеряла все свои колонии, разделенные между Британией и Францией, 10 процентов своей территории и вынуждена была платить союзникам огромные репарации. Распалась и союзница Германии Австро-венгерская империя, на территории которой образовалась Австрийская республика, Венгрия, Чехословакия, части бывших владений этой империи вошли в состав Югославии, Румынии и Польши. Турция потеряла все арабские земли, оккупированные Британией и Францией. В результате этой войны исчезла также Российская империя, превратившаяся в ряд республик, советские республики в 1922 году объединились в Союз советских социалистических республик, к которому в 1940 году присоединились Латвия, Литва и Эстония.
   Почему Россия не числится среди победителей? В известной мере в этом виноваты ее руководители. Россия - богатейшая страна, в которой на одной шестой части мировой суши сосредоточено треть мировых природных запасов, - из-за неудовлетворительной системы управления не смогла рационально использовать свои ресурсы для ведения войны. Император Николай II не сумел в военное время ввести диктаторскую систему руководства, направленную на выживание в критических условиях. Он действовал с оглядкой на Государственную Думу, на свое окружение, попадал под влияние случайных личностей в руководстве, таких, например, как Григорий Распутин, который мог собутыльника наградить запиской к премьеру: "Назначь его министром!". И случайный человек назначался министром - таково было влияние этого монаха из царского окружения.
   В.И. Ленин сумел воспользоваться осуществленным Л.Д. Троцким удачным Октябрьским переворотом и выиграл Гражданскую войну в известной мере потому, что создал диктаторский режим, прежде всего, в организованной им партии, введя железную дисциплину и осуществив жесткий принцип "Демократического централизма" с вертикальным безоговорочным подчинением нижнего звена организации верхнему. Фактически Центральный комитет большевистской партии, правительство, Центральный исполнительный комитет и съезды партии и рабочих, солдатских и крестьянских депутатов не провалили ни одного предложения В.И. Ленина. Эти органы выступали простым псевдодемократическим антуражем при диктаторе. В стране было введено чрезвычайное положение - так называемый "Красный террор", и за любую провинность человека могли расстрелять как контрреволюционера. Благодаря такой жестокой политике и устояли советские республики, в 1922 году объединившиеся в Союз советских социалистических республик, к которому в 1940 году присоединились Латвия, Литва и Эстония.
   После Первой мировой войны и особенно после мирового кризиса 1929-1934 годов в развитых капиталистических странах были проведены реформы, которые позволили добиться социально-политической стабильности. В то же время в Германии возник национал-социалистический режим, который проповедовал необходимость достижения мирового господства немецкой нации, а коммунистический режим в России проповедовал необходимость совершения Мировой революции во имя спасения всех трудящихся от рабства эксплуатации. Между этими странами возник конфликт, причем развитые страны устами сенатора Г. Трумэна, будущего президента США, заявили, что они будут помогать той стране, которая будет проигрывать войну с целью ослабления обеих сторон. Поначалу так и произошло. А. Гитлер, собрав мощную армию, в сентябре 1939 года начал Вторую мировую войну. Против него воевала коалиция СССР, США, Британия, Франция и другие страны. Однако, когда он стал терпеть поражение, всенародный подъем не дал претворить в жизнь идею Г. Трумэна, и Германия потерпела полное поражение.
   Вторая мировая война длилась более 6 лет, в ней участвовало 61 государство, в вооруженные силы было мобилизовано более 110 миллионов человек. По одним данным, общие людские потери составляли 50-55 миллионов человек, из них убито на фронтах 27 миллионов человек, причем Германия потеряла 13 миллионов человек, а СССР - только убитыми и умершими от ран - 27 миллионов человек, а вместе с гражданским населением - 42 миллионов человек. Военные расходы и убытки составили 4 триллиона долларов. Но главная задача вдохновителей Второй мировой войны - уничтожение СССР - не была достигнута. СССР вышел победителем в войне и организовал в странах, куда вошли его войска, дружественные режимы, а затем объединил их в военный блок Варшавский договор.
   В известной мере СССР победил во Второй мировой войне благодаря диктаторскому режиму И.В. Сталина, сумевшего организовать неуклонное выполнение его распоряжений, тотальный централизованный контроль и насадившего жесткую дисциплину, поддерживаемую страхом и террором. При нем Центральный комитет партии и Верховный Совет были чисто формальными, декоративными органами, утверждающими все предложения диктатора.
   Как случилось, что недавние союзники, победившие страшного и жестокого противника, вскоре после победы вступили в конфронтацию, которая продлилась чуть ли не полвека? Нельзя не сказать, что союзники не задумывались о послевоенном мироустройстве. Состоялись три конференции по этим вопросам: Тегеранская, Ялтинская и Потсдамская, была создана новое международное объединение - Организация объединенных наций, способная использовать объединенные под ее руководством войска для решения международных вопросов. Предполагалось, что отныне все конфликты будут разрешаться мирным путем.
   Западные руководители верили, что все нации имеют общий интерес во всех событиях, происходящих в мире, и что национальная безопасность будет гарантирована существованием ООН и приверженностью лидеров к сферам влияния, предполагавшим, что каждой великой державе будут обеспечены известные преимущества в ее собственном районе особых интересов, и что национальная безопасность будет гарантирована балансом сил. Советские же творцы политики, напротив, продолжали полагаться в первую очередь на военную мощь, расширение своих границ и распространение контроля на сопредельные страны.
   СССР использовал Красную армию и местные коммунистические партии для того, чтобы установить контроль над странами, где она находилась. Насаждение коммунистов происходило по типовому образцу. Хотя первоначально коммунисты объявляли о вхождении в коалицию партий, провозглашавшей уважение основных гражданских и политических прав, на этом этапе советские оккупационные власти обеспечивали закрепление за местными коммунистами ключевых позиций власти, таких, как служба безопасности и оборона. Потом формировалась "фиктивная коалиция", в которой коммунисты успешно внедрялись в руководство номинально независимых политических партий и вынуждали их переходить в оппозицию, используя для этого цензуру и полицейские акции. На последнем этапе коммунисты усиливали свое давление до тех пор, пока оппозиция не лишалась возможности функционировать. Советские руководители придерживались такой тактики, несмотря на искреннее желание восточно-европейских лидеров установить дружеские отношения с СССР.
   Некоторые историки считают, что советские руководители стремились экспортировать революцию и за пределы Восточной Европы и именно эти усилия подорвали советско-американское сотрудничество. Однако напряженность необходима была советским руководителям для сохранения тоталитарного характера государства. После победоносной войны народ хотел изменений тяжелых условий жизни и демократизации. Но И.В. Сталин не хотел таких изменений. Ему нужен был новый враг вместо поверженного, необходимо было продолжение войны в Европе. Такая перспектива серьезно обсуждалась на одном из совещаний у И.В. Сталина. С.М. Буденный объявил ошибкой то, что Красная армия остановилась на Эльбе и не двинулась в Западную Европу, хотя в военном отношении это, по его мнению, было несложно. Легендарный кавалерист утверждал, что надо было "сразу разрубить саблей все это с головы до того места, откуда ноги растут".
   И.В. Сталин понимал, что реальное соотношение сил не позволяло это сделать, но довод привел: "А как мы их будем кормить?". Но саму идею при всей ее чудовищности не отверг: воинствующие крики и махание саблями было ему явно по душе. Он рассчитывал, что это будет сильной поддержкой "высокого боевого духа". Именно на милитаристские настроения делал ставку И.В. Сталин, беря курс на разрыв с союзниками, но делал это не сразу, а постепенно, поэтапно, помня, что резкий поворот политики в 1939 году на союз с Германским рейхом был не понят и не признан народом. Этими этапами являлись: обмен нотами с Турцией о проливах Босфор и Дарданеллы, сопровождаемые территориальными претензиями правительств Грузинской и армянской ССР, проволочки с выводом войск из Манчжурии, куда перенесла свои базы Коммунистическая партия Китая, и из Северного Ирана, где были провозглашены Азербайджанская и Курдская "демократические" автономии, гражданская война в Греции, ликвидация оппозиции в Югославии, Болгарии, Румынии, Польше и Чехословакии. И, наконец, заявление У. Черчилля 6 марта 1946 года в Фултоне "О железном занавесе". Так началась Третья мировая "холодная" война.
   Фактически все страны мира разделились на два противоборствующих лагеря. Понимая, что чисто военными средствами, как в предыдущих войнах, добиться победы в этой войне невозможно, руководители США поставили задачу достичь своих целей в первую очередь невоенными средствами с учетом возможности применения и военных средств. Цель при этом ставилась одна - уничтожение СССР. При этом использовалось образование военно-политических союзов и создание широкой сети военных баз, форсирование гонки вооружений, включая ядерное и другие виды оружия массового уничтожения, использование угрозы силой или накопления вооружений, как средства воздействия на политику других стран, применение средств экономического давления, активизация и расширение подрывной деятельности разведывательных служб, антикоммунистическая пропаганда. Но главным оружием холодной войны было втягивание СССР в дорогостоящую гонку вооружений, которая должна была разорить СССР и взорвать его изнутри.
   В то же время американские руководители позаботились о восстановлении и развитии Европы после Второй мировой войны путем предоставления ей экономической помощи, для чего была разработана программа так называемого плана Маршалла, по которому 16 капиталистическим государствам Европы была предоставлена экономическая помощь из федерального бюджета США в виде безвозмездных субсидий и займов. С апреля 1948 года по декабрь 1951 года США израсходовали на План Маршалла 17 миллиардов долларов.
   По инициативе США 4 апреля 1949 года ряд европейских стран заключили воено-политический союз НАТО, к которому затем присоединились Турция, Греция и ФРГ. В ответ страны Восточной Европы 14 мая 1955 года заключили Варшавский договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Так началось открытое военное противостояние двух военных блоков. Армии НАТО составляли 5.3 миллиона человек, армия СССР составляла 5 миллионов человек, армия Китая составляла 3 миллиона человек. Считается, что в Третей мировой войне участвовало порядка 15 миллионов солдат.
   Между тем, в 1953 году в СССР был испытан принципиально новый вид ядерного оружия - водородная бомба, использование которой принципиально меняло политическое взаимодействие государств. При использовании этого оружия погибнуть должны были бы все - ни победителей, ни побежденных при этом бы не оказалось. Проблема национальной безопасности из области наращивания обычных средств вооружений переходила в область сдерживания применения ядерного оружия. Однако ни руководители СССР, ни руководители США не смогли оценить ситуацию и перестроить свою политику. Разорительная гонка вооружений продолжалась.
   И хотя в процессе "холодной" войны были и "горячие" конфликты в Корее, Вьетнаме, Афганистане, по существу это была "война поз". Форма ведения военных действий в этой войне была активная - демонстрация угроз и пассивная - поиск опасностей, исходящих от противника. Ядерное противодействие двух блоков продемонстрировало: с восточной стороны - ограниченность существующих механизмов управления, в частности экономикой, с другой, западной стороны - невозможность быстрого достижения поставленной цели, используя методы "холодной" войны. В 70-х годах в цикле совещаний по безопасности в Европе была сделана попытка ослабить это противостояние, и юридически на общеевропейском уровне было закреплено соответствующее геополитическое статус-кво. В мире наступила передышка, которую мы не использовали, а вот противодействующий лагерь сумел активно развить свою экономику, накопить большие национальные богатства и заметно повысить уровень и качество жизни населения.
   В то же время выявилась взаимозависимость различных экономик противоборствующих сторон. Еще советский руководитель Н.С. Хрущев, стремясь разорить нефтедобывающие арабские страны с целью создания в них революционной ситуации, организовал выброс на мировой рынок по демпинговым ценам большого количества нефти, что дало возможность европейским странам отказаться от использования в народном хозяйстве дорогостоящего угля. Так что когда говорят о "немецком чуде", "итальянском чуде", "французском чуде" и прочих "чудесах", они достигнуты не только упорной работой трудящихся этих стран, но и той помощью, которую эти страны черпали, используя дешевые советские энергоносители. В свою очередь получение "нефтедолларов" позволило СССР продержаться еще лишние четверть века, чуть-чуть улучшив жизненный уровень населения.
   Тем не менее, понимание противоборствующими сторонами того, что противоречия не исчерпаны, по-прежнему существует борьба за ресурсный передел мира, присутствовало в их политике и находило воплощение в развертывании новых форм конфликтов во всех сферах взаимодействия. Однако наличие у конфликтующих сторон ядерного оружия поражения не только противника, но и самого себя по-прежнему не позволяло решать эти конфликты военно-боевыми средствами. Восточный блок так и не нашел новых подходов к управлению и медленно сдавал позиции в жизненно важной социально-экономической сфере. Атлантический, имея потенциальную потребность в природных ресурсах России, нашел решение проблемы противоборства в ведении информационных форм военных действий. Были резко увеличены расходы по вещанию на страны восточного блока, созданы программы обмена специалистами, студентами, школьниками, работниками культуры, учеными и политическими деятелями, которым "ненавязчиво" демонстрировался высокий уровень и новое качество жизни на Западе, преимущества "общества потребителей".
   Наиболее дальновидные руководители СССР, видя все возрастающее отставание в уровне жизни от развитых стран, попытались приступить к реформам народного хозяйства, но делали это крайне нерешительно. Тем не менее, радикальные руководители КПСС предприняли попытку совершения путча, с целью возвращения к старым порядкам. Они создали Государственный комитет чрезвычайного положения, который попытался взять власть в свои руки. Но народ их не поддержал, и путч провалился. Этим воспользовались представители новых бюрократических элит и объявили о денонсировании договора о СССР. На его территории образовались 15 самостоятельных республик. Варшавский договор был денонсирован еще в начале 1991 года. Третья мировая "холодная" война была окончена в декабре 1991 года, хотя по планам американских специалистов это должно было случиться в 2010 году. Ее досрочное окончание по мнению американских специалистов позволило сэкономить только США 1.3 триллиона долларов. А в других развитых странах было
   сэкономлено 3 триллиона долларов.
   Во что же обошлась она народам мира? Если считать, что в пятимиллионной Советской армии ежегодно погибало порядка 15 тысяч человек вне военных конфликтов и еще порядка 10 тысяч человек погибало при несчастных случаях на предприятиях военно-промышленного комплекса, то за 45 лет "холодной" войны СССР потерял порядка 1.125 миллионов человек. А поскольку в противоборстве участвовало порядка 15 миллионов военных, то общие человеческие потери в результате "холодной" войны могут быть оценены в 3.5 миллиона человек. Порядка 10 миллионов человек погибло в войне в Корее, около 5 миллионов человек - во Вьетнаме, более одного миллиона человек - в Афганистане. Но по сравнению с почти что 120-150 миллионными потерями в первых двух мировых "горячих" войнах это совсем немного.
   Военные экономические затраты противоборствующих сторон освещались скупо. В 1949 году общие расходы стран НАТО на военные цели составили 18.7 миллиардов долларов, в 1959 году - 61.6 миллиарда долларов, в 1969 - 106.4 миллиарда, в 1973 - свыше 120 миллиардов. Более 75 процентов этих сумм приходится на США, военные расходы в бюджете которых составляют порядка 300 миллиардов долларов. Сотрудник Центра социальных исследований безопасности России, генерал-лейтенант в отставке, доктор философских наук В. В. Серебрянников считает, что только за счет экономических, финансовых, торговых и технологических санкций Запад наносил ежегодно Советскому Союзу вплоть до его развала в 1991 году ущерб в размере 150-200 миллиардов долларов, что составило только за последнее десятилетие "холодной" войны потери около 1.5 триллионов долларов. За все время холодной войны потери составили 6.5 триллионов долларов. Следует считать, что потери США в холодной войне были раза в два больше, а с учетом потерь других стран "стоимость" Третьей мировой "холодной" войны может быть оценена порядка в 20 триллионов долларов. Это нижняя граница оценки. С другой стороны считается, что во второй половине ХХ века в мире на вооружения тратилось один триллион долларов в год, откуда верхняя граница затрат составляет 45 триллионов долларов. Если бы эти средства были вложены в экономику на развитие мирных отраслей народного хозяйства противоборствующих стран, то ХХ век, несомненно, стал бы "золотым".
   Подготовка к Четвертой мировой войне началась еще во время передышки в "холодной" войне, когда стало ясно, что быстро СССР не уничтожить. А именно существование СССР мешало гегемонистским претензиям США по решению глобальных проблем на планете.
   К этому времени идеологи западного мира пришли к пониманию ограниченности ресурсов планеты. Причем выяснилось, что наиболее полно ресурсы тратятся в развитых странах, население которых несколько менее одного миллиарда людей, живущих полноценной жизнью в "обществе потребления". Это население стали называть "золотой миллиард". Между тем все население планеты приближалось к шести миллиардам, из которых пять миллиардов жили неудовлетворительно, причем 800 миллионов человек просто голодало. Вообще, воспроизводимые животные и растительные ресурсы планеты таковы, что на ней в принципе может существовать порядка 15-25 миллиардов человек. Но, если они будут потреблять невоспроизводимые ресурсы в тай же мере, как их потребляют представители "золотого миллиарда", то этих ресурсов не хватит и на 10 лет. Из этого был сделан человеконенавистнический вывод, что население планеты необходимо уменьшить до одного миллиарда человек, что и было определено в качестве цели Четвертой мировой войны.
   Вначале разработка планов Четвертой мировой войны шла по "неверному" пути. Западные идеологи задумали разработать нейтронную бомбу, которая бы при взрыве путем жесткого нейтронного воздействия мгновенно бы уничтожила все живое на огромной области вокруг эпицентра, так чтобы ответный удар наносить было бы некому. Однако от этой чудовищной идеи пришлось отказаться не потому, что современный уровень развития техники не позволял создать необходимый источник нейтронного излучения, а потому, что после уничтожения противника его ресурсы были бы долгое время недоступны в силу возникшей радиации. Последующая добыча их затем оказалась бы экономически маловыгодной, поскольку пришлось бы доставлять на место добычи ресурсов новых рабочих из других регионов, пришлось бы доставлять также для них продукты питания, создавать социальную инфраструктуру, в то время как все это уже существовало до поражения противника и не требовало никаких вложений.
   Необходимо было изменить саму стратегию проведения войны и этому способствовала эмиграция в США видного советского философа и писателя Григория Петровича Климова (Россия должна знать своих "героев" поименно). По приезду в США он выступил перед Конгрессом с показаниями, и данные им сведения считаются такими же важными, как экспертизы по советским делам главы ФБР Э. Гувера, главы ФБА В. Буллита, бывшего американского посла в Москве У. Гарримана. Он подверг уничтожающей критике методы ведения "холодной" войны, поскольку считал, что российские народы, закаленные тысячелетними невзгодами и даже скованные неэффективным советским государством, практически непобедимы для любого внешнего врага, как бы серьезно он не был вооружен. Тысячелетняя история России свидетельствует, что российские народы в этом отношении мало меняются, практически остаются неизменными. В то же время в России существует внутренний враг - меняющиеся из-за ротации кадров региональные элиты, желающие выйти из под жестокого контроля центра в управлении региональными богатствами. Для достижения своих целей они могут не только отказаться от коммунистической идеологии, но и взорвать при удобном случае малоэффективное государство. И необходимо усилить психологическое воздействие на представителей этих элит с целью подготовки их представителей к радикальной деятельности по уничтожению СССР.
   Эксперты ЦРУ, научно разрабатывающие методы "холодной" войны, заинтересовались оригинальными идеями бывшего советского философа, дали им высокую оценку и направили его в научно-исследовательский центр по разработке и координации новых методов ведения военных действий при Гарвардском университете. После этого он возглавил отдел "Гарвардского проекта" в Мюнхене, где продуктивно развивал свои идеи. В течение нескольких лет Г.П. Климов стоял во главе одного из самых засекреченных специальных проектов "информационно-психической" войны. Он был председателем Центрального объединения послевоенных эмигрантов из СССР и главным редактором журнала "Свобода" на русском языке и журнала "Антикоммунист" на немецком языке.
   В "Гарвардском проекте" вырабатывались научные планы и рекомендации и выискивались соответствующие кадры для начинавшейся в то время информационно-психической войны" между Западом и Востоком. Был заморожен рост военно-технических расходов, сокращены по обоюдному соглашению с СССР устаревшие виды наступательных ядерно-ракетных вооружений, демонтирован ряд бесперспективных авиационных и морских баз вокруг СССР, но резко увеличены расходы по вещанию на страны восточного блока, созданы программы обмена специалистами, студентами, школьниками, работниками культуры, учеными и политическими деятелями, которым "ненавязчиво" демонстрировался высокий уровень и новое качество жизни на Западе, преимущества "общества потребления".
   Работа эта представлялась настолько успешной, что в 1990 году ЦРУ выпустило отчет "Тенденции развития - 2010", на политической карте мира в котором СССР был заменен 15 независимыми республиками.
   Западные идеологи нашли решение проблемы в ведении информационно-психической формы военных действий, при которых виделась возможность не только воздействия на естественные процессы в социуме противника, но и управление ими. Основным оружием при этом мыслились потоки информации, в том числе и дезинформации, внедряемой в массовое сознание через средства массовой информации (СМИ). Прямое уничтожение противника в этой войне предполагалось заменить его дезорганизацией путем эффективного использования методов культурного геноцида. Это была бы война психологическая по форме, цивилизованная (гуманистическая) по содержанию и информационная по средствам, в которой объектом разрушения или преобразования являлись бы ценностные установки населения противника. Учитывая непосредственную связь ценностных и целеполагающих установок человека с культурой его народа, можно сказать, что объектом разрушения в информационно-психической войне явится культурная оболочка противника. А поскольку культура является стержнем цивилизации, вопрос ставится о разрушении оригинальной Русской (а также аналогично затем Китайской, Индейской, Арабской и Африканской) цивилизации и замены ее стандартизованной Западной цивилизацией.
   Любая цивилизация не может существовать без получения, сохранения и организации доступа к информации. Только от ее полноты, достоверности и своевременности зависит адекватное решение политических, экономических, оборонных, правовых, научных, культурных и иных задач в интересах личности, государства, общества. В силу этого в современных условиях традиционные методы локального жесткого управленческого воздействия на отдельные слои общества применяются все реже. Они заменяются методами глобального централизованного воздействия на все население с целью добиться формирования такого общественного мнения, которое выражало бы не подлинные интересы народных масс, а заложенные в их сознание путем пропаганды нужные противнику стандартизованные мнения и оценки. Естественным средством достижения этих целей является современная система СМИ и системы передачи данных.
   В недалеком прошлом основной вид конкуренции между общественно-политическими системами лежал в области военной конфронтации путем использования боевых средств. После информационной революции 60-70 годов, когда информационные электронные потоки космополитизировались, стали прорисовываться новые не боевые формы политического противостояния. Появилась непосредственная возможность доступа как к географическому, так и к социокультурному пространству любого государства из любого другого информационного пространства за счет спутникового телевидения и международной сети Интернет. Комуникационно-информационные каналы по значимости можно сравнить со средствами доставки ядерного оружия, а "нужную" информацию, вернее дезинформацию - с ядерной боеголовкой. Причем такой боеголовкой, после воздействия которой можно воспользоваться рынком и всеми ресурсами бывшего противника, не только геофизическими, но и социально-культурными и людскими, что крайне важно.
   Эта новая стратегия политических действий невоенными средствами была успешно опробована на заключительном этапе "холодной" войны, когда непонимающим, что происходит, руководителям СССР была подброшена дезинформация о "новом мышлении", о гуманистической направленности западного сообщества, о прелести "общества потребления". И психологическое воздействие на них было так сильно, что они бездумно, опрометчиво разрушили СССР вместо плавной трансформации его для укрепления Русской цивилизации. А руководители Западной цивилизации, уверовав в боеспособность новых информационно-психологических методов ведения успешных действий невоенными средствами, решили достичь мирового господства и организовать для мира новый правопорядок, где Русской цивилизации уготовано жалкое существование на окраинах мирового пространства, или же она должна исчезнуть.
   При этом США стремились не к территориальной экспансии, как это было в недалеком прошлом, а к достижению неоспоримого экономического и политического влияния в других странах и регионах, обеспечения дешевыми ресурсами и готовым человеческим "капиталом" своих высокотехнологических производств. Какая в этом миропорядке отводится роль России? Союзник США премьер-министр Великобритании Дж. Мейджер в одном из своих первых выступлений сказал, что современная роль России очевидна - стать кладовой ресурсов для нужд промышленности Запада. Сказанное было очевидно всем, но Мейджер сказал и нечто большее: для того, чтобы управляться с добычей и транспортировкой ресурсов на Запад, России достаточно 40-50 миллионов населения (остальное население излишне и только переводит в отбросы продукты питания, которые можно было бы продать в другие неразвитые страны). Таким образом, результаты первого этапа Четвертой мировой войны будут достигнуты, когда население России уменьшится в три раза, что призвана осуществить Третья гражданская война в России.
   Основной особенностью Третьей гражданской войны в России, как первого этапа Четвертой мировой информационно-психической войны является то, что она ведется против граждан руками российских руководителей-бюрократов. Вскоре после поражения ГКЧП еще до развала СССР президент России Б.Н. Ельцин стал собирать группу экономистов для разработки программы экономических реформ, во главе которой был поставлен Е.Т. Гайдар. К этой работе была привлечена группа западных экспертов во главе с профессором Дж. Саксом. За основу для работы были взяты типовые рекомендации монетарной модели реформирования, разработанной международным валютным фондом (МВФ) и Международным банком реконструкции и развития (МБРР). При этом не учитывались ни структура, ни особенности российской экономики, но зато оберегались интересы западных стран, за счет которых создавались эти фонды и банки. Рекомендации Е.Т. Гайдара были не оригинальны: он призывал сократить строительство и оборонные расходы, изменить структуру импорта, обратив внимание на средства потребления, отменить государственный контроль формирования розничных и оптовых цен, то есть провести либерализацию цен как первое и главное мероприятие рыночных реформ, которое потянет за собой всю цепь преобразований.
   Е.Т. Гайдар выдвинул лозунг "построения" в России капитализма, имея в виду быстрое формирования класса капиталистов. Россия уже имела опыт такого формирования, которое фактически началось в 1842 году, когда государственные пасессионные крестьяне, прикрепленные к заводам, были переданы заводчикам. Но промышленное развитие народного хозяйства страны шло крайне слабо из-за отсутствия рынка рабочей силы, который стал активно формироваться лишь в середине 80-х годов позапрошлого столетия. Вот тогда-то и начался бурный рост капитализма в России и соответственно быстро увеличиваться количество капиталистов. Однако эти капиталисты за 30 лет своего существования не сумели накопить достаточного опыта, чтобы удержать захваченную в начале 1917 года власть. По-видимому, необходимы столетия, чтобы капиталисты стали политически зрелыми руководителями.
   В то же время опыт Второй мировой войны показал, что когда страны завоевывались и оккупировались, существующие капиталисты теряли свое положение в народном хозяйстве и на их место приходили новые компрадорские капиталисты, которые в течение года перестраивали народное хозяйство на обслуживание нужд оккупантов и были полностью зависимы от них, предавая свои национальные интересы. Снимая ограничения с деформации импорта в сторону расширения средств потребления и отпуская цены, Е. Гайдар осуществлял создание именно таких компрадорских капиталистов, ориентирующихся на доставку дешевых залежавшихся товаров в нашу страну и подрывающих тем самым народное хозяйство, то есть предающим национальные интересы за американские доллары, которые они вывозят из России в другие страны.
   И вот теперь, в конце ХХ века капитализм в России возрождается в своем архаически диком, спекулятивно-ростовщическом виде, когда прибыль добывается не в процессе расширяющегося производства товаров и услуг, а преимущественно в сфере манипуляции с фиктивными капиталами и финансовыми "накрутками". В этом контексте видна драма России, задумавшей "вернуться в капитализм" именно в тот момент, когда он из производительного и национально-ответственного превращается в спекулятивно-ростовщический и компрадорский, который торговлю национальными интересами считает самым прибыльным делом (бизнесом).
   Не имея опыта практического руководства такой сложной системой, как народное хозяйство, Е.Т. Гайдар очень торопился, боясь, что его могут в любой момент сместить из-за непопулярности реформ. Он не учитывал опыт либерализации цен в других странах, где она была проведена, например, в Чехии и Польше, где вначале подняли доходы населения, введя гарантированную минимальную заработную плату порядка 100 долларов, затем создали прочную законодательную базу, препятствующую извлечению сверхприбыли в торговле, а только после того осуществили либерализацию. В результате цены в Чехии возросли в среднем в два раза, а в Польше, где законодательная база не была достаточно проработана, - в двадцать раз. Е.Т. Гайдар без проведения подготовительной работы 2 января 1992 года объявил об отпуске цен, наивно полагая, что баланс спроса и предложения (регулирующая рука рынка) сделает все остальное. Действительно рынок наполнился продуктами потребления за два-три месяца. Но если до либерализации продукты потребления были физически недоступны населению, которое как-то все же выкручивалось, приобретая их на черном рынке по ценам раза в три дороже, то после либерализации цены возросли за год более чем в двадцать раз, сделав эти продукты экономически недоступными. Вначале население жило за счет запасов, которые предусмотрительно сделало перед либерализацией, а затем резко сократило потребление продуктов питания и изменило их структуру в сторону большего потребления дешевых некалорийных продуктов.
   Это были первые бои на выживание в Четвертой мировой войне. В результате первого года этой войны в России впервые после Второй мировой войны количество умерших превысило количество родившихся на 219.8 тысяч человек. Обогатившиеся торговцы перевели на счета в иностранных банках порядка 25 миллиардов долларов, поскольку отечественным банкам они не доверяли и еще 100-150 миллиардов долларов материального ущерба получила Россия за счет экономических, финансовых, торговых и технологических санкций Запада, которые не были отменены, хотя Е.Т. Гайдар и призвал россиян ускоренными темпами "строить" капитализм. И ускоренными темпами стали появляться компрадорские капиталисты, ориентированные на осуществление интересов западного капитала.
   Е.Т. Гайдар на 70 процентов сократил государственный оборонный заказ (в США конверсия идет со скоростью 5-7 процентов в год). Так как большинство предприятий народного хозяйства, работая на оборону, не могли быстро перейти на производство мирной продукции, то они моментально лишились оборотных средств и стали бедствовать - рабочим перестали выплачивать заработную плату, что еще более усложнило их положение. За то сырьевые ресурсы - алюминий, цветные металлы, прокат, удобрения, нефть в избытке пошли за границу, сбивая мировые цены, что и требовалось западным потребителям.
   Это был первый год серьезного развала народного хозяйства, когда промышленное производство сократилось на 18.8 процентов, сельскохозяйственное производство - на 9.5 процента, а выработанный внутренний продукт - на 14.4 процента. Пришлось Б.Н. Ельцину ставить нового премьер-министра В.С. Черномырдина, который тут же объявил себя продолжателем реформ Е.Т. Гайдара. В результате цены стали расти еще выше, народное хозяйство разваливаться еще быстрее, задержки зарплаты стали еще длиннее. Естественно, что население отреагировало в 1993 году потерей 750.3 тысяч человек.
   В.С. Черномырдин стал брать зарубежные кредиты, которые чаще всего расхищались через коммерческие банки, и выпускать государственные кратковременные облигации под чудовищно высокие проценты (до 160, в то время как в цивилизованном мире они достигают 7-10 процентов) с целью обогащения их держателей, в основном русских и зарубежных банкиров. А цены росли, люди умирали и в 1994 году Россия потеряла 893.2 человек. Затем положение несколько стабилизировалось и в 1995 года России потеряла 840.0 тысяч человек, в 1996 - 777.6 тысяч, в 1997 - 755.9 тысяч, в 1998 -705.0 тысяч, а в 1999 -784.5 тысяч человек. Цены на продукты за эти девять лет по сравнению с советскими выросли в среднем в 6300 раз. В России проходит апробацию новое информационное оружие массового поражения, которое может сыграть решающую роль на последующих этапах Четвертой мировой войны. Более 5 миллиардов человек неразвитых народов мира могут быть истреблено усилиями своих прозападных правительств и компрадорской буржуазии за американские доллары, щедро даваемые им в виде займов, обусловленных политическими требованиями, так что останется только "золотой миллиард" населения развитых стран. Неразвитая россия должна сжаться.
   Одним из серьезных преимуществ информационного оружия является его относительная дешевизна по сравнению с другими видами оружия. В него не надо вкладывать "энергию" по уничтожению противника. Изначально предполагается, что противник обладает всеми необходимыми средствами для собственного уничтожения. Задача применения информационного оружия заключается в том, чтобы помочь противнику направить имеющиеся у него средства, такие как организационные и технические, против самого себя, чему должны способствовать новые руководители общества.
   Публицист А.А. Зиновьев, который назвал информационное оружие "западнизацией", писал: "Ядерное оружие стоит огромных денег. А западнизация стоит пустяк, а со временем даже прибыль приносить начинает. Можете вы себе вообразить такое: вы бросаете водородно-нейтронную бомбу, и в ответ в вас летят мешки с долларами, фунтами, марками и франками? Нет конечно. А с западнизацией такое вполне естественно. Если не сразу потекут к вам доллары, фунты, марки и франки, то сырье, нефть и газ - наверняка."
   В феврале 1998 года В.С. Черномырдина сменил С.В. Кириенко, который тоже объявил себя сторонником проводимых реформ, начатых Е.Т. Гайдаром. В этом году предполагалось получить новые иностранные займы, о которых велись успешные переговоры, в результате чего средства стали нам поступать. Однако "необъяснимое" исчезновение в течение только одной недели в июле из московских коммерческих банков последнего транша в 760 миллионов долларов, которые по сведениям Интерпола "всплыли" в зарубежных банках, привело к приостановлению перевода средств и явилось одной из причин августовского кризиса. Были заморожены выплаты процентов на ГКО, которые были распространены на порядка 80 миллиардов долларов в России и за рубежом. Цены выросли сразу в три раза и С.В. Кириенко сменил Е.М. Примаков, его - С.В. Степашин, последнего - В.В. Путин.
   Таким образом, потери России в ведущейся Четвертой мировой "информационно-психологической" войне можно оценить порядка в 13.5 миллионов человек и в 3 триллионов долларов. Потери же в мире составляли около 6 триллионов долларов. Пока первый этап в Четвертой мировой войне выигрывает Запад за счет ослабления России и соответствующего этому снижения годовых затрат на вооружение на одну треть с 1300 миллиардов долларов до 800 миллиардов, что за восемь лет ведения этой войны составило 4 триллиона долларов и позволило некоторым западным странам впервые реализовать бюджет с профицитом, свести инфляцию к минимуму и значительно сократить безработицу.
   Четвертая мировая война продолжается, потому что человечеству в XXI веке грозит демографическая, экологическая, ресурсная и духовная катастрофа. Каждый человек строит свое поведение таким образом, чтобы избежать этих катастроф. Поведение каждого человека определяется его потребностями и возможностями. В первой части работы мы подробно останавливались на потребностях человека, проранжировав их по степени значимости их удовлетворения в следующем порядке: физиологические (существование и биологическая безопасность), физические (самоутверждение и политическая безопасность), экономические (самодеятельность и социальная безопасность), культурные (самовыражение и этническая безопасность).
   Стремление к комфортности за счет полного удовлетворения физиологических потребностей есть и у животных. Стремление занимать достойное место в коллективной иерархии, стремление к власти, превосходству - это тоже частично присуще животному. А вот третий уровень потребностей - стремление к богатству, к его символам - присуще только человеку, любому, даже самому примитивному. Завоевание богатства, а также места в жизни любым путем (в ущерб, может быть, природе, экономике, обществу, государству, цивилизации) свидетельствует, что примитивный человек недалеко ушел от животного, борющегося за выживание любыми средствами и в этом достигающем свое животное счастья. Но разумный человек не был бы человеком, если бы не стремился к творчеству, самовыражению, получению одобрения окружающих, удовлетворению чувства быть нужным. Только в этом может быть найдено полное человеческое счастье, обеспечивающее устойчивое развитие. Таким образом, в свете удовлетворения потребностей человека устойчивое развитие человечества в сфере планетарных изменений может происходить по двум сценариям.
   Пока оно происходит по первому сценарию: сохраняется и будет доминировать "общество потребления", а население земли будет уменьшаться заметными темпами. Назовем этот сценарий с точки зрения удовлетворения потребностей - постживотным. Пока существовал СССР и двухполярный мир, об этом не могло быть и речи. Но с исчезновением СССР и образованием однополярного мира, в котором проявляются гегемонистские претензии США, существование сильной России, стремящейся к устойчивому, разумно сбалансированному многополярному миру, препятствует развитию этого сценария. Следовательно, западной цивилизации и прежде всего США необходимо ослабить Россию как международную силу.
   Россией хотят расплатиться с другими центрами силы, отдав Японии Дальний Восток, Сибирь - Китаю, а Турции - влияние в Средней Азии. И тогда должна возникнуть система нового мирового баланса: в обмен на значительные куски постсоветской и собственно российской территории все региональные центры силы должны согласиться на "бархатную", или же "мягкую", но тотальную, всеохватывающую мировую гегемонию США. Как пишет З. Бжезинский - главный геополитический идеолог Америки, "мягкая американская гегемония должна убедить другие страны в том, что бросать вызов Соединенным Штатам нет необходимости".
   Более мрачную картину распада рисует Доменик Рикарди - известный канадский писатель, эссеист, футуролог и популяризатор науки: "Россия прекратит существование как отдельное государственное и культурное образование.
   С востока на запад эта "территория" выглядит так: южная часть острова Сахалин, все острова Курильского архипелага и юго-западное побережье Камчатки находятся под японским протекторатом. Границы этой зоны очень жесткие и хорошо охраняются. Японцы контролируют также прилегающую к этим землям акваторию Тихого океана, все Охотское море и Японское море от Владивостока до западного побережья самой Японии. Военная база и порт Петропавловск-Камчатский - под совместным управлением США и Японии.
   Далее на запад картина выглядит так: территория от 65-й параллели с юга на север и от Уэлена на востоке до Архангельска на западе - под юрисдикцией США. (Далее на северо-запад начинается юрисдикция Британии; на северо-восток - Германии и Норвегии.)
   Все, что южнее 65-й параллели, то есть практически вся Восточная Сибирь южнее Северного полярного круга, а также Монголия находятся под влиянием Китая. Китайский оккупационный режим будет очень жестким, напоминающим китайский режим на Тибете первых лет оккупации. Тюрьмы и концентрационные лагеря переполнятся сибирскими и монгольскими партизанами. Однако пограничная служба поставлена плохо, и любой желающий, будь то беженец или контрабандист, сможет без особого труда покинуть китайскую зону. В самом Китае будет развернута пропагандистская кампания, призывающая народ заселять "северные провинции Китая". Китайские власти активно помогут своим переселенцам - новым "хуацяо" - политически и экономически. Десятки миллионов китайцев устремятся в Монголию и Восточную Сибирь. В короткий срок этнический состав этих районов радикально изменится: китайцы составят подавляющее большинство на этих территориях.
   Великая Русская равнина и вся Западная Сибирь выглядят так: от уральского хребта до Петербурга и от Мурманска до Астрахани территория разделена на директории, находящиеся под объединенным командованием НАТО. Предыдущее административное деление на области сохранится полностью. Разница лишь в том, что каждая область находится в зоне ответственности конкретного государства-члена НАТО. В частности, Курская, Брянская и Смоленская области - это будущая зона ответственности французской администрации, Тверская, Ярославская, Архангельская, Костромская - британской, а Калининградская и Ленинградская - германской... И лишь в Москве и Московской области администрация будет смешанной: в ней будут представлены почти все страны - члены НАТО, исключая почему-то Грецию и Турцию.
   Официальный язык всех этих администраций - английский. Вся документация в директориях ведется на этом языке. Но личные документы гражданских лиц составлены на двух языках - по-русски и по-английски. Гражданская администрация этих областей - смешанная, то есть состоит из местной бюрократии и представителей НАТО, которые и обладают реальной властью в своих зонах ответственности. Денежная единица - рубль, но не такой, как сейчас.
   Совершенно особой будет ситуация на юге России. Весь российский Кавказ и граничащий с ним Ставропольский край надолго по­грузятся в пучину этнических и религиозных междоусобиц. Хотя основная борьба все-таки будет идти не между отдельными этносами, а между двумя многонациональными армиями, представляющими два враждебных друг другу течения в исламе... Затяжная многолетняя война афганского типа: хаос, разруха, отсутствие легитимной гражданской администрации и даже четко обозначенной на карте линии фронта. Войска НАТО не решатся туда сунуться, опасаясь чрезмерных потерь в своих рядах.
   Не весь Запад целиком состоит из открытых врагов России, которых меньшинство, и большинства "диффузных" обывателей, которым наплевать вообще на все, что творится за калиткой их дома. На Западе всегда были и есть друзья России - как актуальные, так и потенциальные. И хотя для последних Россия - это как бы "другая планета", им все-таки далеко не безразлично, будет ли она жить и дальше, или же внешние и внутренние силы разорвут эту планету на отдельные астероиды...
   Политическое и экономическое влияние современной России неуклонно ослабевает. Высшие эшелоны власти поражены повальной коррупцией. В отношении коррумпированности бюрократии Россия уступает, кажется, только Нигерии, где эта болезнь еще более вопиюща. Этот процесс разложения российской законодательной и исполнительной систем будет продолжаться и дальше, пока не достигнет своего максимума и "точки бифуркации", после которой тотальный распад всей государственной машины станет неизбежным. Одновременно с этим демографическая ситуация выглядит весьма плачевно. Смертность намного превышает рождаемость, население стареет, а огромный уровень безработицы среди активной части населения имеет своим следствием рост преступности, алкоголизм, рост самоубийств.
   Я своими глазами видел на русских кладбищах целые аллеи, состоящие из свежих могил русских бандитов, убитых в гангстерских войнах. А как пьют в русской провинции... Понятно, что такая ситуация долго продолжаться не может. Мне кажется, что и сами русские отлично понимают, что их страна, малозаселенная и экономически ослабленная, но фантастически богатая природными ресурсами, уже давным-давно является объектом самого пристального внимания финансовых и промышленных бонз и на Западе, и на Дальнем Востоке. В этот самый момент их компьютеры дымятся, просчитывая различные "варианты" и "планы действий", при ознакомлении с которыми, будь они обнародованы, волосы встали бы дыбом не только у русских, но и у западных обывателей. Ты можешь спросить: "За что они нас так ненавидят?" Я тебе отвечу, что на самом-то деле "бескорыстная" ненависть присуща лишь очень немногим влиятельным маньякам, таким, например, как Збигнев Бжезинский или миссис Олбрайт. Это самые настоящие патологические русофобы. Они вполне реальны - их можно потрогать рукой, если, конечно, позволит охрана... Остальные важные господа просто-напросто очень и очень любят деньги. И не какие-то мифические "либеральные ценности" или "идеалы демократии", а один только острый крысиный нюх заставляет поворачивать их чуткие натренированные носы по направлению к России.
   У меня создается впечатление, что правительство [России] вполне искренне почему-то хочет нравиться им, хочет услышать от них какие-то поощрительные слова, типа: "О'кей, братцы, вы молодцы! Так держать! Мы вас поддержим и, может быть, дадим вам новые "транши"!" Но по "траншам", которые уплывают неизвестно куда, нужно платить кабальные проценты, и отсюда возникла и непрерывно усугубляется еще одна тяжкая беда России: долговое рабство у Запада.
   Я предчувствую, что весьма скоро наступит момент, когда русское правительство наберется смелости напрямую спросить у Запада: чего вы еще от нас хотите? Мы сделали все, что вы хотели. Мы утвердили здесь ваши "либеральные ценности". Наша экономика - в ваших руках. Наш народ остался без работы и без будущего. Мы ваши неплатежеспособные рабы. Наше дальнейшее существование целиком зависит от вашей милости и от ваших продуктовых подачек. Так чем вы еще недовольны? Чего вы еще требуете от нас? И тогда Запад впервые скажет свое заветное слово: "Умрите!" И это будет последнее требование к народам России... И это слово будет произнесено не с ненавистью фанатика, а с холодным расчетом диккенсовского "дядюшки Скруджа", уже успевшего забыть о существовании своей очередной жертвы и бесстрастно подсчитывающего в уме будущие барыши...
   ...Слава богу, никакой большой войны в России не будет! Будущая оккупация, несмотря на свою стремительность, будет носить относительно мирный и организованный характер. Смена администраций на местах по всей западной части России займет всего несколько недель. (В китайской зоне этот процесс пойдет медленнее в силу ряда объективных причин.) Россия не будет завоевана, она будет "сдана на милость победителя" - есть такая средневековая формула. Военные арсеналы, включая ядерное оружие, по договоренности НАТО с Китаем перейдут под полный контроль американцев, и впоследствии тяжелое вооружение будет частично вывозиться за пределы России, а частично уничтожаться на месте.
   Российская армия будет расформирована и демобилизована, и единственными "аборигенами", которым будет официально позволено иметь стрелковое оружие, останутся охотники, егеря и сотрудники полиции.
   ...Поначалу никаких больших изменений в повседневной жизни местного населения не произойдет. В западных зонах не будет ни массового голода, ни эпидемий, ни серьезных беспорядков. Все основные нужды населения (включая традиционный русский напиток - водку) будут незамедлительно удовлетворяться, а все проявления протеста будут подавляться быстро и жестко. (Замечу в скобках, что это не касается юга России, где, как я уже говорил, будет совсем иная ситуация.)
   Но это обманчивое относительное спокойствие и благополучие не сможет продолжаться долго. Позднее народы России ждут по­истине драматические испытания...(Конец цитаты, И.Л.)"
   Какая роль отводится России? Это будет роль второстепенного региона, в котором слабое государство готово платить определенную мзду своими ресурсами с учетом интересов, позиции и ожидаемой ответной реакции доминирующей там экономически сверхдержавы, то есть США. Почему же США так ожесточенно борются с Россией, ведь демографическая катастрофа скорее грозит им со стороны Китая, а они вкладывают в Китай в пять раз больше инвестиций, чем в России? Они не слишком ограничивают исламский мир, который предпринимает в США болезненные террористические акты, а зону Северного Кавказа объявили зоной своих жизненно важных интересов. За что такая немилость?
   Дело в том, что при всем своем ослаблении за последние годы Россия может в конечном итоге победить, предложив другой нравственный сценарий устойчивого развития мирового сообщества, в котором гегемонии США не будет места. Этот сценарий заключается с том, что в замен "общества потребления" возникнет новое нравственное "общество качества жизни", в котором чисто материальная компонента будет развиваться до согласованных пределов, а затем рост будет происходить не в материальной, а в первую очередь в интеллектуальной и также в духовной сферах. При этом население земли стабилизируется или даже может в некоторой степени немного увеличиться в разумных пределах, но это будет скомпенсировано развитием новых источников энергии, получением новых материалов с заранее выбранными свойствами.
   Закономерность нового общества: движущая сила направлена на повышение качества жизни, нравственности, на поддержание позитивного развития, а не максимального потребления. Пакет потребностей в новом обществе качества жизни не надо покупать за деньги - он не покупается, а зарабатывается осознанным трудом, который сам превращается в потребность. В этом гарантия конкурентоспособности нового общества, его выживания, победы в историческом эволюционном процессе. Новое общество должно обеспечивать высокое качество жизни в сочетании с высокой духовностью человека с гораздо меньшими затратами и, что более важно, меньшим загрязнением, чем общество потребления.
   Россия с ее тягой к духовности и менталитетом общинности может быть в числе лидеров в движении к обществу высокой нравственности, качества жизни и устойчивого развития. Но это может быть достигнуто только при условии резкого повышения качества жизни в России, не худшего, чем скажем, в США, однако облагороженном высокой нравственностью. В российской провинции сохранилися места, не зараженные духом стяжательства, где люди готовы посвятить себя делу спасения человечества.
  

Катастрофа 4.7 - Третья гражданская война в России

  
   Очередная катастрофа произошла потому, что российское народное хозяйство пошло по третьему пути развития, чему способствовали российские Квислинги. Британская "Гардиан" пишет: "Можно ли представить себе более жалкую фигуру, чем Борис Ельцин? Пьяный и неспособный управлять страной, он позволил группе коррумпированных приспешников разворовать национальные богатства. Он санкционировал отмену субсидий на продовольствие, в одночасье повергнув рядовых граждан в нищету. С точки зрения гордости и чувства собственного достоинства россиян он сыграл роль коллаборациониста, квислинга, занимавшегося самообогащением и утешавшего себя пьянством и восстановлением собора за большие деньги и без вкуса. Люди искали еду в мусорных ящиках, но Борис Ельцин был западником, великолепным человеком, свидетельством западного триумфа". Да, действительно, семья Ельциных считается одной из самых богатых в России, но достигнуто это было ценой выбора третьего пути развития, превращения России в третьестепенное криминалистическое государство (триумф Запада? И.Л.) и превышением числа умерших над родившимися во время правления Б.Н. Ельцина в 5891900 человек . А еще 1500000 человек покинули Россию.
   Несомненно, что Б.Н. Ельцин стоит в одном ряду с такими выдающимися государственными деятелями, как Рюрик, Иван IV Грозный, В.И. Ленин, каждый из которых закладывал новый тип государственности: боярский, дворянский и номенклатурно-бюрократический. Б.Н. Ельцин заложил тип криминально-бюрократической государственности, при которой коррумпированная бюрократия порождает олигархов, помогающих ей грабить народ. Так, Б.Н. Ельцин стал главой криминалистического государства олигархов и бюрократов, про дела которых еще В.И. Ленин сказал: "По форме - правильно, а по существу - издевательство!" Государство его получилось не для удобства человека, а для издевательства над ним. Издевательства тем более обидного, что оно было узаконено так называемым "демократическим государством". А еще Аристотель говорил, что "...из всех несправедливостей самая невыносимая та, которая творится именем закона". Так что получилась не действующая демократия, а ее муляж, что признают даже вожди либералов, с которыми Б.Н. Ельцин начинал закладывать новую государственность, которую сейчас называют криминалистической.
   Б.Н. Ельцин родился в разоренной коллективизацией крестьянской семье. Детство его прошло в нищете. Семья в 6 человек спала вповалку на полу девятиметровой комнаты в холодном бараке. Здесь же содержалась кормилица семьи - коза. Теплой одежды не было, а зимы на Урале тяжелые. Журналист А. Млечин отмечает: "Рассказывают, что в те годы Борис Николаевич твердо решил выбиться в начальники, чтобы расстаться с этой нищей и голодной жизнью". А кто в его представлении был самым большим начальником? Секретарь обкома партии, который являлся ничем не ограниченным хозяином области, по размерам равной нескольким европейским государствам, и о довольствии которого ходили легенды.
   Мастером-начальником он стал после окончания строительного факультета Уральского политехнического института. Стройка - суровая школа жизни, воспитывающая жесткость (порою жестокость) и привычку добиваться своего любыми путями. Главное - план: кровь из носу, но сделай! Имеет значение только результат - победителей не судят. И он быстро поднимался по служебной лестнице - начальник участка, главный инженер управления. Начальником треста был злой, упрямый самодур, иногда только что до драки его с Б.Н. Ельциным не доходило. Однажды Б.Н. Ельцин выступил с обстоятельной, но злой критикой: начальник треста получил инфаркт, а на его место назначили Б.Н. Ельцина.
   В 1967 году Б.Н. Ельцина пригласили заведовать отделом строительства Свердловского обкома КПСС. Он быстро продвигался по партийной линии и в 1976 году стал первым секретарем обкома. Сбылась его первая мечта, и что же он получил? Оклад в 500 рублей и талоны на продукты питания в закрытом распределителе, пятикомнатную квартиру в центре Свердловска, дачу в пригороде, черную машину "Волга" с водителем и право раз в год выезжать с семьей на отдых за границу. Для рядового советского человека это было немало!
   Такие же условия у Б.Н. Ельцина были, когда его перевели на партийную работу в Москву. Попав в опалу, он лишился пятикомнатной квартиры в элитном доме, двухэтажной дачи с огромным приусадебным участком, в которой до этого жил М.С. Горбачев, бронированного ЗИЛ-110 - членовоза. Но без квартиры он не остался, дача поскромнее тоже у него была, и в закрытом распределителе его семья отоваривалась по двум распределительным книжкам, как семья заместителя министра. Журналист Л. Млечин пишет: "Ни до, ни после (выступления на XIX партийной конференции с критикой "голодающей" номенклатуры, И.Л.) он не отказывался от привилегий, принимая их как должное, и оделял ими своих приближенных".
   Следующая его мечта - стать государственным деятелем тоже быстро осуществилась.
   Но к великому сожалению, Б.Н. Ельцин выбился в государственные деятели с должности секретаря обкома, и этот секретарский уровень хозяйственного менталитета был пределом его развития. Получив инженерное образование и опыт номенклатурной деятельности в масштабе области, он был не в состоянии конструктивно оценивать существующие экономические тенденции на уровне государства. Но его характеризовали великие амбиции, неуемное стремление к государственной власти любыми средствами, словно "наркомана власти" по определению Г.Э. Бурбулиса, поразительная интуиция и изощренные политические комбинации, большой опыт использования которых он получил в кулуарах обкома, где велась непрерывная и жестокая борьба каждого со всеми.
   Первый секретарь Свердловского обкома партии Я.П. Рябов, под патронажем которого Б.Н. Ельцин делал успешную партийную карьеру, так характеризовал его: "Ельцин по натуре - сталинист. По "крутости" в Свердловском обкоме он превосходил всех. Был груб с подчиненными, за малейшую провинность "репрессировал". Его уже снимать собирались за это, но вдруг позвали в Москву. Борис Николаевич никогда не испытывал чувства благодарности к тем людям, кто помогал, но позже становился не нужен. Просто забывал их.
   В сентябре 1989 года "простого" депутата Верховного совета РСФСР Б.Н. Ельцина пригласили в США читать лекции(!). Осмотр достопримечательностей, путешествие по стране, посещение магазинов произвели на него неизгладимое впечатление. "В супермаркетах нет очередей. Ассортимент продовольственных товаров, - вспоминал его помощник Л.Е. Суханов, - примерно 30 тысяч наименований. Для нас с Борисом Николаевичем посещение супермаркета стало настоящим потрясением!" И Борис Николаевич крепко задумался. Потом он говорил журналистам: "Всю мою жизнь я представлял себе Америку из учебников истории. Теперь мое представление о США изменилось на 180 градусов. Похоже, что капитализм не находится на последней стадии загнивания, как нас учили. Наоборот, похоже, капитализм расцветает". Вот они плоды "нового мышления"! Вот откуда проамериканская ориентация первого российского президента, которая была известна президенту США Дж. Бушу (старшему) из беседы, состоявшейся в Белом доме (американском), когда Б.Н. Ельцин принял вполне определенные обязательства, как оплату условий поддержки Дж. Буша. В то же время сами капиталисты видят недостатки капиталистической организации общества и пытаются модернизировать его.
   Прелести "общества потребления" оказали на Б.Н. Ельцина сильнейшее психическое воздействие и заставили изменить цель жизни. Побывав в годы перестройки в развитых странах, он не мог не оценить нищенский уровень своего функционерского состояния и поставил себе цель сколотить личное богатство, чтобы не прозябать в нужде на старости лет. Развитые страны вели в это время против так называемого "Демократического лагеря" Третью мировую "холодную" войну, целью которой было уничтожение этого лагеря и его лидера СССР. Несмотря на отдельные локальные "горячие" конфликты, это была "холодная" война нового поколения - информационно-психическая война. В такой войне предполагается, что изначально у противника имеются все средства, как технические, так и психологические, для своего собственного уничтожения, необходимо только найти лидеров-квислингов, которые бы задействовали, инициализировали эти средства. Такие лидеры есть в каждой стране. В том числе и в России. В этой войне используется не ядерное и традиционное, а новое психотронное оружие: дезинформация о прелестях общества потребления, о новом мышлении его руководителей, о способности всех стран и народов пойти по пути западного образа жизни и достичь такого же благополучия на основе использования рыночных отношений. Вот жертвой этой дезинформации и стал Б.Н. Ельцин.
   Он действовал быстро, тем более, что в решающий момент Дж. Буш (старший) поддержал Б.Н. Ельцина. В июле 1991 года М.С. Горбачеву, лишенному бюджетных поступлений из России, не дали ни новых западных кредитов, ни даже отсрочки в выплате процентов по старым. Это лишило президента СССР возможности устоять перед нажимом Б.Н. Ельцина. В ходе последовавшей в августе попытки удержать СССР от распада путем создания ГКЧП, США всеми средствами помогали Б.Н. Ельцину, снабжая его, в частности, данными радиоперехвата переговоров между военными, оказывая персональное давление на ряд членов ГКЧП. Б.Н. Ельцин был признателен.
   Воспользовавшись косностью партийных функционеров, организовавших путч против попытки проведения реформ народного хозяйства, он в декабре 1991 года объявил о денонсации Союзного договора 1922 года и создании "независимой" России. Варшавский договор был денонсирован еще в начале года, так что цели Третьей мировой "холодной" войны развитыми странами были достигнуты за счет внутренних врагов СССР, ибо расправиться из вне с СССР у этих государств не было возможности. Видя появление в СССР внутреннего врага - национальных бюрократий, ЦРУ США планировало осуществление факта самоуничтожения СССР в 2010 году. Б.Н. Ельцин, используя строительные навыки исполнения плана "любой ценой", "перевыполнил" план на 19 лет в 1991 году в Беловежской Пуще. И первым об этом узнал президент США Дж. Буш (старший) из телефонного доклада Б.Н. Ельцина, с откровенным подхалимажем угодливо благодарившего за поддержку, позволившую ему выполнить его обещания. Последующие годы Б.Н. Ельцин провел в качестве "верного друга" нового американского президента Б. Клинтона, угодливо выполняя все его пожелания.
   После окончания Третьей мировой холодной войны тот час же началась Четвертая мировая информационно-психическая война. Развитые страны, население которых составляет так называемый "Золотой миллиард" человек, достигли своего благополучия не только за счет интенсивного труда своих народов, но и в значительной мере за счет эксплуатации остальных народов. В развивающихся и малоразвитых странах Третьего мира они прикармливают элиту, которая помогает им осуществлять этот грабеж. Они вывезли в эти страны загрязняющие технологии и экспортировали для захоронения в них экологически вредные отходы. Однако развивающиеся страны, которые испытывают демографический взрыв, начинают препятствовать этой политике, провозглашая цели создания благополучия своим народам. Но, если бы развивающиеся страны потребляли такие же ресурсы, как и развитые страны, то невосполнимых ресурсов Земли, может быть бы, им и хватило, да только на десяток лет. Осознав грядущую катастрофу, развитые страны и развернули Четвертую мировую войну, целью которой является доведение превышающего 6,5 миллиардов человек населения Земли до "Золотого миллиарда". Полигоном первого этапа этой войны была выбрана Россия, которая уже ежегодно теряет порядка миллиона человек, а политологи еще только обсуждают: реальна ли ее угроза.
   Напомним, что новая стратегия политических действий невоенными средствами была успешно опробована еще на заключительном этапе "холодной" войны, когда непонимающим, что происходит, руководителям СССР была подброшена дезинформация о "новом мышлении", о гуманистической направленности западного сообщества, о прелести "общества потребления". И психологическое воздействие на них было так сильно, что они бездумно, опрометчиво разрушили СССР вместо плавной трансформации его для укрепления Российской цивилизации. А руководители Западной цивилизации, уверовав на этом факте в боеспособность информационно-психологических методов ведения успешных политических действий невоенными средствами, решили достичь мирового господства и организовать для мира новый правопорядок, где Российской цивилизации уготовано жалкое зависимое существование на окраинах мирового пространства, но она должна не исчезнуть, а эффективно обслуживать Западную цивилизацию.
   При этом руководители развитых стран стремятся не к территориальной экспансии, как это было в недалеком прошлом, а к достижению посредством сознательных и неосознанных агентов своего влияния неоспоримых политических и экономических позиций в других странах и регионах, обеспечения дешевыми ресурсами и готовым человеческим "капиталом" своих высокотехнологических производств. Какая в этом миропорядке отводится роль России? Премьер-министр Великобритании Мейджер в одном из своих первых выступлений сказал, что современная роль России очевидна - стать кладовой ресурсов для нужд промышленности Запада. Сказанное было очевидно всем, но Мейджер сказал и нечто большее: для того, чтобы управляться с добычей и транспортировкой ресурсов на Запад, России достаточно 40-50 миллионов населения. Таким образом, результаты первого этапа Четвертой мировой войны будут достигнуты, когда население России уменьшится в три раза.
   До мозга костей коммунист вначале государственной карьеры, Б.Н. Ельцин постепенно пережил переосмысливание идеалов. После публичного разрыва на партсъезде с бывшими товарищами у него не оставалось иного выбора, как вводить во власть и "мальчиков в розовых штанишках", и бывших спортсменов, и даже бывших представителей криминала и коррупции, преданных ему лично, и просто случайных людей, понравившихся ему, кому, как ему казалось, он мог доверять. Отсюда - некомпетентность управления, повальное воровство, постоянная смена министров и людей из ближайшего окружения, когда вдруг всплывала их причастность к криминалу. А где было взять хороших и честных - их ведь надо долго выращивать, воспитывать? А воспитывать он и не любил, и не умел - учиться было некогда.
   Он проявил себя в борьбе с властью слабовольного первого президента СССР М.С. Горбачевым, который его боялся и не знал что делать. Люди видели, что власть, которая не дает им нормально жить, боится Б.Н. Ельцина, и интуитивно его поддерживали. А эта поддержка помогла ему стать вожаком, как всегда бывает в толпе на митинге. Однако он не стал ни трибуном, ни стратегом. У него не было программы действий. Она так и не появилась за все годы его президентства. Но думающие люди, вплоть до американских политологов, которых он использовал, помогали ему выбирать правильную позицию, а острая интуиция помогала делать правильные шаги. Он был в политике всего лишь удачливым тактиком, но тактика хороша для достижения личного благополучия. Для отработки правильного шага много ума не надо - достаточно хитрости: хорошим тактиком может быть и хитротупый. Для достижения не только личного, но и общественного благополучия необходимо быть умным стратегом. Стратегом он быть не мог - ума не хватало. Это же подтвердил руководитель его администрации С. Филатов: "У него не было стратегии. И может быть, трагедия эпохи состояла в том, что у него не было своего видения и программы. В принципе, мы могли повернуть дело по-разному, это не от него зависело".
   К этому времени Б.Н. Ельцин уже одобрил программу "радикальных реформ", построенную по западным рецептам. Правительство России направило меморандум о вступлении России в МВФ, согласно которому оно за финансовую помощь соглашалось поставить свою политику под фактический контроль МВФ, где главную роль играли США. В Россию пригласили 15 американских консультантов помогать проводить реформы. Последовала и "гуманитарная помощь"...
   Не понимая ситуацию, будучи не в состоянии осмыслить складывающиеся тенденции развития, восхищенный "Американской мечтой" разбогатеть, Б.Н. Ельцин за образец преобразования России выбрал американский образ жизни и добился принятия конституции, подобной словно кальке американской конституции, но без ее исполнительных и контролирующих механизмов прямого действия. Понимая, что даже при видимости демократии, ему честным путем государственную власть не удержать, он решает привлечь быстро коррумпирующееся чиновничество для своей поддержки. Это позволило ему, поддержанному группировкой бюрократии, созданной из личных приверженцев, подняться выше законодательной власти, ставшей при этом антуражем демократического управления, и создать деспотическую, фактически не ограниченную никакими другими законными органами, не президентскую, а практически царскую власть. Недаром его приверженцы называли Б.Н. Ельцина царем Борисом. А за приверженность необходимо было платить, как повелось еще с глубокой древности. Он попустительствует коррумпированию власти, которое принимает беспрецедентные формы и невиданные в цивилизованной практике размеры. В МВД России расследовалось дело о получении взятки в 300 миллионов долларов. Взятки в миллионы долларов встречаются не редко. Среднестатистическая взятка в России составляет 136 тысяч долларов - показал опрос фонда "Индем". А все это начиналось с попустительства Б.Н. Ельцина в новых условиях нашей жизни.
   В результате ельцинского правления Россия превратилась в олигархо-бюрократическое, криминально-синдикалистское бандитское государство, управляемое тройственным конгломератом, состоящим из обычных бандитов на местах, коррумпированных правительственных бюрократов - "бандитов в белых воротничках" в регионах, и определенного рода нечестных, но достаточно известных олигархов-бизнесменов - "бандитов с кошельками", продолжающих накапливать огромные богатства, поощряющих, развивающих и использующих коррупцию. Б.Н. Ельцин создал криминалистическое государство, управление в котором осуществляется не по законам, а по криминальным "понятиям" бандитов и коррупционным установкам бюрократов во благо этих бандитов и бюрократов (а также олигархов, стоящих за спиной у тех и других). Фактически он был "крышей", "крышевал", то есть защищал за определенную плату коррумпированных чиновников и подкармливающего их криминалитета.
   Каждый год международная независимая организация юристов "Транспериси Интернэшнл" отслеживает представление в среде бизнесменов о коррупционности различных стран. Отсутствие коррупции оценивается в 10 балов, в то время как абсолютная коррумпированность оценивается в 0 баллов. В год окончания правления Б.Н. Ельцина коррумпированность России оценивалась в 2.27 баллов. В списке из 52 стран Россия занимала почетное 49 место - сильнее нас коррумпированы только Колумбия, Нигерия и Боливия. В 2010 году коррумпированность России оценивалась в 2.10 балла, соответственно 154 место из 178 стран.
   На местах власть находится в руках муниципального криминалитета. Муниципальный бандит - это не узколобый накаченный водкой "браток" с пистолетом в кармане, собирающий дань с ларечников и выбивающий долги, потому что государство устранилось от выполнения своих непосредственных функций. Это безупречно одетый вполне интеллигентный человек с высшим экономическим или юридическим образованием, с ноутбуком в руках, от которого непосредственно в муниципалитете зависит, будете или нет вы развивать свое дело. Да, его необходимо "жирно подмазать", но он вникнет в ваше дело, даст необходимые практические советы и предложит ссуду, да еще поначалу без процентов, да и проценты его потом чаще всего даже ниже, чем в коммерческом банке, чтобы "не резать курицу, несущую золотые яйца". Он будет внимательно следить за вашим развитием, оберегать от возможных неприятностей и помогать "уходить" от налогов, строя хитроумные "схемки" за вполне определенный и приемлемый "откат" (ежемесячный).
   Сейчас более сообразительные "паханы" пошли работать в Законодательные собрания и администрации губернаторов. Даже у Б.Н. Ельцина в советниках по культуре находился "криминальный хозяин Хабаровска" В. Податаев (кличка "Пудель"), который был трижды судим за хулиганство, грабежи, изнасилование несовершеннолетней и провел в местах лишения свободы 18 лет. Очень у многих чиновников, которых сейчас называют "бандитами в белых воротничках", криминальное прошлое. Вот что пишет журналист, специализирующийся на криминальной тематике, Д. Григорьев: "Сегодня бывшие главы петербургских преступных кланов заседают в советах директоров банков, финансируют телевидение и другие СМИ, организуют благотворительные фонды и очень не любят, когда кто-нибудь хоть случайно вспоминает их прежние клички". Но и сейчас экономические вопросы в Санкт-Петербурге зачастую решаются при помощи киллеров, хотя отстреливают бизнесменов сравнительно мало по отношению к середине 90-х годов.
   Наконец, на федеральном уровне ключевые решения принимают олигархи - эти "бандиты с большими кошельками" и "бешенными деньгами", от которых за версту несет криминалом. Сложившийся в ельцинские времена рынок криминальных и коррупционных услуг имел в 2001 году оборот в 33.5 миллиарда долларов, что почти равнялось государственному бюджету того года (соответственно при Б.Н. Ельцине 54 процента народного хозяйства находилось в легальном управлении, а 46 - в тени). При этом муниципальный криминалитет "держит" три четверти рынка коррупционных услуг. За ними идет региональный криминалитет - бандиты "в белых воротничках" - 20 процентов. Замыкает коррупционную тройку федеральная власть с жалкими 5 процентами. Но так называемая "верхушечная коррупция" при сравнительной скромности количества коррупционных схем берет реванш масштабностью "отката". Ведь при особо крупных фаворах, которые может дать центральная власть, даже 1 процента поборов может приносить десятки миллионов, которые обеспечат на всю жизнь.
   Можно ли благопристойно подкупить чиновника - любого, например, министра? Премьер-министра? Наконец, президента - он ведь тоже, по определению В.В. Путина, служащий, то есть чиновник? Ведь все это русские люди, не лишенные известного тщеславия, на котором можно элементарно сыграть (но не все же в России, как это было раньше, берут "взятки борзыми щенками" - вкусы бывают разные, как и методы получения взяток). Вот вам пример. Кто-либо из окружения нужного человека предлагает ему написать "борзую" книгу. Ну, кто же откажется прослыть писателем! Вот только писать-то некогда, да и талантов таких Бог не всем дает. Ну, так находится литературный "негр" - чаще всего это пресс-секретарь руководящего деятеля, например, "единственным соавтором всех мемуаров президента" называют его пресс-секретаря В.Б. Юмашева, он приходит с магнитофоном и слушает, о чем должна быть написана книга, какие идеи "бродят" в голове у "автора" и, что самое главное, о чем писать нельзя ни в коем случае (то есть он как бы исповедует руководителя, но не делает из этой исповеди тайны, а наоборот - предпринимает все меры для публикации "Исповеди на заданную тему"). На этой основе составляется план-содержание книги, находится издательство, с ним заключается договор, а остальное уже дело техники (компьютерной). Существуют грандиозные базы данных в газетах, журналах, Интернете, пользуясь которыми можно составить не то, что книгу, а многотомный труд в течение месяца. Нет-нет, многотомный труд будет перебором - читатели могут засомневаться, а в состоянии ли автор самостоятельно составить речь, поскольку все известные его речи ему составляют спичрайтмейкеры Людмила Пихоя, Александр Ильин, Константин Никифоров и Геннадий Харин, а он лишь читает их по бумажке. (Кстати, "Президентский марафон", подготовленный после отставки, "писать книгу президент, как известно, доверил В.Б. Юмашеву" - это проверенная еще М.С. Горбачовым практика, которому тоже "писали" помощники его основополагающий "глобальный" труд "Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира".)
   Книга написана, издана, презентована и создается литературное агентство по продаже данной книги, имеющее официальный счет в банке. Хотите получить утверждение автора книги под интересующим вас документом, купите пару сотен, а лучше тысяч его книг в агентстве. Книгу можете не забирать, но деньги на счет переведите. И пока чиновник, "написавший" книгу проводит нужные решения, литературное агентство исправно перечисляет ему определенный процент от прибыли за якобы "продаваемую" "борзую" книгу. Несомненно, что значительные средства остаются и в агентстве, о чем "автору" остается лишь сожалеть. Но "писать" книги - дело все же не только приятное, но и выгодное! Можно сразу продать право на издание книги издательству за полмиллиона, ну если не за полмиллиона, то уж за 300 тысяч долларов запросто.
   Кроме того, уже на стадии составления бизнес-плана любого международного проекта предусматривается увеличение его бюджета как минимум на 7 процентов: как минимум 2,5 процентов должно тратиться на рекламу проекта в каждой стране, а еще как минимум по 1 проценту должны тратиться на утверждение проекта главами государств, которые выступают гарантами финансовой состоятельности проекта перед международными финансовыми организациями, кредитующими проект. И если бюджет проекта согласно бизнес-плана намечается величиной 10 миллиардов долларов (например, проект газопровода по дну Черного моря), то каждый глава государства только за его утверждение получает 100 миллионов долларов. Этот официальный так называемый "откат" юридически не считается взяткой, а считается оплатой риска главы государства, утверждающего проект. Наш предыдущий премьер М.М. Касьянов прославился тем, что за утверждение любого проекта требовал себе "откат" в 2 процента, за что его за глаза называли "Миша - 2 процента". Эта кличка дала основание депутату Думы А. Хинштейну, вскрывшему его аферу с дачами, назвать бывшего премьера "Миша - 96 процентов".
   Как царь был крупнейшим в России помещиком, так и президент сейчас является крупнейшим олигархом, бесконтрольно распоряжающимся собственностью в 300 триллионов долларов. Летом 1995-го года в кабинете Б.Н. Ельцина возник Б.А. Березовский, который нарисовал удручающую картину: до выборов осталось меньше года, а денег на агитацию нет (рейтинг президента упал в то время до 6 процентов). Через полтора месяца вышел указ о создании "Сибнефти". Новой компании отписывались "Ноябрьнефтегаз", "Омскнефтепродукт", Омский НПЗ и другие предприятия. Но 51 процент акций оставался за государством, правда, недолго. В декабре он был выставлен на аукцион. Специально под аукцион Б.А. Березовский и Р.А. Абрамович зарегистрировали более десятка фирм, в том числе и "Нефтяную финансовую компанию", которая на аукционе и победила. Компания эта не имела ни одного сотрудника и никакой деятельности не вела, но в обмен на акции выдала правительству кредит в 100 миллионов долларов, взятых ею в долг у банка "СБС-Агро". Соль заключалась в том, что эти деньги принадлежали все тому же государству, ибо как раз к аукциону заместитель министра финансов А. Вавилов разместил в банке "СБС-Агро" 137.1 миллиона долларов. Прошло время, денег выкупить заложенный пакет у государства не нашлось, и "Сибнефть" отошла "Нефтяной финансовой компании". А Б.А. Березовский перевел на личный счет Б.Н. Ельцина в Английском банке (?!) 5 миллионов долларов (вот это взятка! Вот это по-президентски!). Власть - это деньги! И при том, у большой власти - ну "очень большие деньги".
   Новое при Б.Н. Ельцине состояло в том, что прежде в СССР в условиях тотального дефицита продуктов потребления высокая должность была единственным способом обрести все блага, которые доставались только партийной и хозяйственной элите через закрытые для прочих распределители. Теперь за деньги можно было получить то же самое и много больше без ограничений, а не по двум распределительным книжкам, как получала семья Б.Н. Ельцина. Открылись радости, о которых советские чиновники в закрытой стране и мечтать не могли. Поэтому должность стала рассматриваться как инструмент зарабатывания больших денег (а самая высокая должность президента - как инструмент зарабатывания ну очень больших денег).
   Когда в результате борьбы лоббистов, президент решил отправить в отставку О.Н. Сосковца, А.В. Коржакова и М.И. Барсукова, он на заседании Совета безопасности сказал: "Силовые структуры надо заменить Они слишком много стали на себя брать и слишком мало отдавать..." Многие поняли это дословно. А.В. Коржаков даже потом с издевкой рассказывал, что мама его упрекала: надо было с президентом делиться! То, что вся верхушка государства погрязла во взятках - ни для кого не было секретом, как не было секретом и то, что, если ты делишься с начальством (а А.В. Коржаков подчинялся непосредственно президенту), то в случае поимки наказание тебе будет условное: пожурят для порядка за то, что попался, и иди-гуляй, бери взятки снова. Когда-то на святой Руси вора били не за то, что украл, а за то, что попался. В Ельцинской России воров не били - их наказывали условно. А кто мог условно наказать президента, который брал взятки "борзыми" книгами, чеками и счетами в Британском банке? Генеральный прокурор? Ему можно было за это устроить проблемы...
   Чрезвычайно большую роль в развращении Б.Н. Ельцина сыграл его "верный друг" американский президент Б. Клинтон. Очевидец этих событий американский дипломат Строуб Тэлбот, долго живший в России, выпустил мемуары которые прокомментировал историк А.И. Уткин в своей монографии. Вот отрывок из нее.
   "Мы говорим не об отвлеченных страданиях, а о смертных муках огромной страны, которая, если пользоваться выражением великого Эдмунда Берка (сказанные, конечно же, в другую эпоху и по поводу другой революции), "прошла сквозь самые страшные возможные муки из-за неожиданного полного обрыва с предшествующей традицией". По существу, в России воцарилось новое издание Орвелла: стране, обществу, человеку становилось все хуже, паруса демократии за спиной Ельцина начали совсем исчезать за горизонтом, принципы народоправления попирались все гнуснее, рынок потерял всякую творческую функцию, а наши добрые западные друзья, в частности хорошо знавший Москву Тэлбот, говорили удивительные вещи о свершившемся феноменальном прогрессе. Гладкопись милого козырезского вестернизма постепенно стала сводиться к более сложной картине.
   Огромна помощь американцев, приведших больного Ельцина ко второму президентскому сроку. Причастный (или просто сведущий) русский очень хорошо помнит, кто с упорством, достойным лучшего применения, буквально навязывал несчастной стране Гайдара, Козырева, Чубайса, Коха и иже с ними. Кто сказал в Ванкувере в апреле 1994 г.: "Речь идет о том, чтобы помочь Ельцину совладать с превосходящими силами у него дома"? Кто после октября 1993 г. "восхитился тем, как он (Ельцин) ведет борьбу с политическими противниками"? Кто увидел в Черномырдине "пример благоразумия и самоотверженности"? Кто категорически советовал Клинтону не разжигать ревности Ельцина и не обращаться к более широким слоям российского общества? Кто принял "танковый" способ "разделения исполнительной и законодательной властей"? Президент США и его помощники пели гимны отцу русской демократии, первому российскому президенту, тому самому, которого, не моргнув глазом, в конце десятилетней истории Строуб Тэлбот показывает в мемуарах столь жалким ("чудаковатый, безрассудный, себялюбивый старик")?
   Клинтон живо интересовался происходящим в России. (А как иначе, ведь это единственная сила на земле, способная на ядерное уничтожение любого противника.) Но учтем и то, что бывший губернатор Арканзаса знал об этой стране значительно меньше своего друга студенческих лет, профессионального советолога, долгие годы проведшего в Москве. Но даже Клинтон, повинуясь здоровому чувству реализма, вскричал: "В чем Россия нуждается, так это в проектах огромных общественных работ... Они находятся в депрессии, и Ельцин должен стать их Франклином Рузвельтом".
   Мудрость государственного человека заключается не в том, чтобы с бездонно холодным тщанием добивать ослабевшего партнера. Предметом гордости Тэлбота и других "ответственных за Россию" в демократической администрации является то, что Россия, при всех потугах ее часто неловких представителей, нигде - ни в Косово, ни в вопросе об экспансии НАТО, ни в попытках сохранить Договор 1972 г. по ПРО - не получила ни йоты американских уступок. Но благодаря стараниям хладнокровных новых друзей России начала исчезать та бесценная материя, которая называется любовью и уважением к Западу.
   И когда Клинтон с великой серьезностью, разделяемой в ином случае и мемуаристом, говорит Ельцину: "У тебя внутри огонь настоящего демократа и настоящего реформатора. России повезло, что ты был у нее", то возникает неловкое чувство, что это уже слишком. Наверное, и далекий от рефлексивности Ельцин внутренне сжался от подобных "преувеличений". При этом Тэлбот признает, что в Москве ему постоянно говорили те, кого инстинкт суицида не поглотил полностью: "Вы только подливаете нам яд и при этом говорите, что нам этот яд полезен".
   В Вашингтоне много переживали относительно создания российского сектора с целью спасти тысячи сербов в Косово от головорезов Тачи. Какая внешнеполитическая стратегия виделась Клинтону и Тэлботу оптимальной? Став фактически империей (а какие еще аргументы после крушения коммунизма объясняют военное присутствие США в 45 странах мира?), Америка должна решить для себя, какой стратегией она намерена руководствоваться в мире. Что для нее значит Россия, буквально оседлавшая Евразию? Нет сомнений, что практически непредсказуемое будущее способно преподнести Вашингтону сюрпризы. Стоит ли так ослаблять Россию? Верный ли это путь для имперского гегемона в мире, где не сказали еще своего исторического слова такие гиганты, как Китай? Не обернется ли ликование по поводу бесконечного ослабления России очередной "иронией истории"?
   В быстроменяющемся мире будущего Россия еще очень может пригодиться Америке, осознает она это или не осознает. И маниакальное ломание ей хребта может, при определенном повороте событий, оказаться весьма близорукой политикой.
   Но самонадеянное вмешательство в дела других стран редко дает позитивные результаты. Ставить на сикофантов, всегда знающих, какая риторика ласкает слух "дяде Сэму", и игнорировать живые силы (равно как и интересы другой страны) в конечном счете контрпродуктивно. Во-вторых, если Соединенные Штаты решили взять на себя глобальную ответственность, то они просто обязаны не просто подбирать все то, что плохо лежит, а сформировать стратегическое видение, где крупнейшие державы современности могли бы найти достойное место, а ни оказываться в положении презираемых сателлитов. На презентации мемуаров лучшего американского знатока России в Фонде Карнеги Тэлбота спросили: вы много пишете о том, чего добились Соединенные Штаты в России, а что получила сама Россия? Совпадают ли ее интересы с американскими, или Вашингтон действовал в ущерб Москве? Не велика ли цена, не вспомнит ли страна с такой историей, как российская, все то, что с улыбкой делал с ней заокеанский колосс, нимало не заботясь о производимом впечатлении?
   Пресловутая "химия общения" - не более чем "потемкинская деревня" великой гармонии, которой на самом деле нет. Тэлбот указывает на причину "химии в возлияниях, безжалостно зафиксированных на страницах книги. Здесь же фиксируется и жесткое презрение таких лиц, как Уоррен Кристофер и Энтони Лейк. Сэнди Бергер говорил о "высокой бессмыслице" ельцинских речей. Клинтон успокоил своих помощников своеобразно: "Ельцин все же не безнадежный пьяница". Речь шла о пристающем к телохранителям президенте России. "Только когда два президента встречались с глазу на глаз, Ельцин расставался с позерством и тогда Клинтон мог продолжать работать над ним". Возможно, что за тысячелетнюю историю России у нее были слабые правители, но, думаю, даже над ними не "работали" иноплеменные вожди.
   Но американский президент решительно считал, что "пьяный Ельцин лучше большинства непьющих альтернативных кандидатов". Вот как Тэлбот описывает поведение кремлевского владыки на публике и в узком кругу американского руководства: "Когда по обе стороны стола переговоров сидело много людей, он (Ельцин) играл роль решительного, даже не допускающего возражений лидера, который знает, чего он хочет, и настаивает на том, чтобы это получить; в ходе частных бесед он становился из напористо самоуверенного внимательным и восприимчивым, уступая обольщению и уговорам Клинтона; затем на завершающей пресс-конференции он из кожи вон лез, чтобы теми способами, которые сам придумал, излучать уверенность в себе и маскировать, насколько податливым он был за закрытыми дверями". Нам всем должно быть стыдно от этих строк" (конец цитаты, И.Л.).
   Эту же преданность и желание услужить людям, от которых он зависел, иллюстрирует и высказывание Я.П. Рябова: "Мне он нравился своей реактивной исполнительностью: стоило мне буквально пошевелить пальцем, как Борис Николаевич действовал. Не брезговал тогда Борис и откровенным подхалимажем. Потом это проявилось в отношениях с "друзьями" Гельмутом и Биллом". Для Б.Н. Ельцина было характерно подобострастное стремление угадать желания Б. Клинтона или Г. Коля, чтобы затем с прогибом в спине предвосхитить их исполнение. Так, например, было, когда с подачи Б. Клинтона было принято решение о первом за историю Североатлантического союза силовом действии за пределами зоны традиционной ответственности НАТО - бомбардировке Югославии весной 1999 года. Государственный секретарь М. Олбрайт объявила, что белградское правительство под действием массированных налетов авиации НАТО сдастся на четвертый день - пойдет на условия, ведущие к отделению югославской провинции Косово. Американцы недооценили решимости югославов, которые стойко противостояли бомбардировкам и даже сбили "невидимый" американский бомбардировщик, изготовленный по суперсовременной технологии "Стэлс", так что американцы стали объектом шутливых нападок в Европе. Между тем президент Милошевич попросил у Б.Н. Ельцина продать ему современные зенитные ракетные установки "С-300", которые тот уже продавал Греции. Но Б.Н. Ельцин продать ему эти ракетные установки отказался. Более того, на 78 день бомбардировок, когда Белград был готов стоять и дальше без помощи России, Б.Н. Ельцин решил оказать помощь Б. Клинтону. Посланный в Белград В.С. Черномырдин, спасая США и НАТО от ситуации их бессилия, в буквальном смысле заставил президента Милошевича на глазах у всего мира подписать капитуляцию перед Западом, угрожая лишением гуманитарной помощи, которая в то время шла только из России.
   Пожалуй, за всю историю США у них не было такого влиятельного и услужливого, необычайно восприимчивого к преподносимым желаниям агента влияния, на которого, потратив только 2 миллиарда долларов на переизбрание в 1996 году, можно было получить 6 триллионов долларов (300000 процентов прибыли!) в свое национальное богатство.
   Группы лоббистов начали образовываться при Б.Н. Ельцине еще в начале 90-х годов, но особенно они увеличились накануне выборов 1996 года. Тогда вокруг президента образовался целый ряд новых групп чиновников, участники которых в открытую претендовали на роль приближенных при дворе "царя Бориса", и центральное место среди которых занимала младшая дочь президента Т.Б. Дьяченко. Эти люди образовали своеобразную "стену", пройти сквозь которую рядовому посетителю было практически невозможно. Именно тогда сформировалась практика "проплаченного визита" к чиновнику (без гарантии решения вопроса) по заранее оговоренному прейскуранту. Например, визит к российскому президенту оценивался в 1 миллион долларов США, визит к российскому премьеру - 500 тысяч долларов США, к российскому министру - от 10 до 25 тысяч и так далее. Постепенно при многих руководителях появились помощники по имиджу, которые занимались этой проблемой (и не только), регулируя доступ к телу и порою делясь с телом, доступ к которому они обеспечивали. Люди эти становились ну очень богатыми (состояние дочери президента Т.Б. Дьяченко оценивается суммой не менее 200 миллионов долларов).
   Сам Б.Н. Ельцин тоже не чурался такой деятельности. Руководитель объединенного управления Черноморским флотом адмирал Э.Д. Балтин жестко отстаивал в Севастополе интересы России, что не нравилось президенту Украины Л.Д. Кучме. Во время одной из встреч президенты России и Украины договорились об отзыве Э.Д. Балтина с Черноморского флота, за что Б.Н. Ельцин получил 320 миллионов долларов. Потом, во время пьянки Б.Н. Ельцин по секрету сказал Л.Д. Кучме, что за эти деньги он мог бы снять и двух Балтиных.
   Создавая новую криминалистическую государственность, Б.Н. Ельцин решил также опираться на появляющихся зависящих от него богатых людей. Традиционный механизм медленного накопления богатства кропотливым трудом ему не годился. Он чисто интуитивно выбрал другой путь осуществления своей цели, совершенно не задумываясь о последствиях. Дело в том, что в валовом внутреннем продукте СССР порядка 10 процентов составляла заработная плата трудящихся. Еще примерно столько же составляли так называемые общественные фонды потребления, распределяемые советскими чиновниками по своему усмотрению. Эти две части ВВП СССР составляли доходы населения, остальная часть отчуждалось в доходы государства. Б.Н. Ельцин решил распределить среди своих сторонников и подчиненных общественные фонды потребления и часть государственной собственности.
   Способом выращивания богатых людей он интуитивно избрал инфляцию, которую изначально и преднамеренно законодательно ничем не ограничил, и анонимную приватизацию, которую своими указами сознательно нацелил на появление очень богатых людей. Своим куцым, примитивным умишком он не мог понять, что закладывает мину замедленного действия, которая со временем может изничтожить россиян, деградировать и взорвать Россию, так что от нее останутся только осколки. Исчезнет Россия - рухнет мир... Это понимают даже хитроумные западные руководители. Американский посол А. Вершбоу заявил: "У нас нет секретных планов в отношении России. Мы заинтересованы лишь в том, чтобы Россия стала более сильным партнером, а для этого она должна стать более демократичным государством". Но превратить муляж демократии в истинную демократию не так-то просто. Б.Н. Ельцин этого не хотел, он выдвинул идею "управляемой" демократии. Управляемой кем? Американскими советниками?
   В развитых странах Первого мира, благодаря законодательно установленному потолку роста цен, инфляция невелика, порядка 2-3 процентов, и является запаздывающей функцией накопления населением избыточных средств. В России, как и в других странах Третьего мира, из-за отсутствия законодательно установленного потолка роста цен инфляция измеряется двузначным числом (вначале реформ четырехзначным!). Правительство пытается частично компенсировать инфляцию увеличением заработных плат и пенсий, оповещая об этом население за один - два месяца до повышения доходов. Естественно, что торговцы тут же повышают цены. Таким образом, инфляция в России является опережающей функцией попыток правительства сохранить благосостояние населения, в результате чего бюджетные средства, выделяемые на компенсацию инфляции оказываются у торговцев и контролирующих их криминальных чиновников. В России криминальное получение средств из бюджета носит название "Пилить бюджет".
   Когда инфляция съедает компенсационную прибавку доходов населения, оно может потреблять на рынке только необходимый для физиологического выживания минимально ограниченный набор продуктов и теряет возможность формировать эластичный спрос, то есть участвовать в экономической жизни общества. Для потребителя в этих условиях рынок превращается в жесткий распределитель материальных средств, и он лишается экономической автономии от государства, превращаясь в заложника государственной политики. Таких людей в начале реформ было 80 процентов населения, сейчас - 74 процента.
   Б.Н. Ельцин, возведя коррупцию в основу своей государственной деятельности, не только брал взятки, но часто и давал взятки за счет государственных средств, с целью оплаты необходимого ему поведения политиков и для побуждения их отказаться от своих политических убеждений. В качестве иллюстрации можно привести его Указы "О социальных гарантиях для народных депутатов РФ созыва 1990-1995 годов" от 24.09.93 N1444 и N1514 от 30.09.93, дополняющем первый Указ. Согласно этим Указам, депутатам Верховного Совета РФ, отказавшимся от исполнения Указа Президента N 1400 от 21.09.93 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и не покинувшим здание Верховного Совета, за уход из здания предлагались блага:
   - единовременное денежное пособие в размере годовой заработной платы;
   - передача служебного жилья, находящегося в государственной собственности, в собственность депутата;
   - трудоустройство в системе государственного управления.
   Некоторые депутаты не поддались на заманчивые коррупционные предложения и, как следствие, были подвергнуты уголовному преследованию и политическим репрессиям "во имя зарождающейся российской демократии". Впрочем, в последствии, когда они "одумались", как это водится в России, они были амнистированы (с некоторым опозданием сработал феномен неприкосновенности "высокого" должностного лица). Те же из российских депутатов, кто принял коррупционные предложения Б.Н. Ельцина, практически до марта 2000 года, занимая высокие государственные должности (вплоть до министра), громко призывали в своих выступлениях государственные органы и общество к активной и бескомпромиссной борьбе с коррупцией в органах государственного управления, как и сам Б.Н. Ельцин.
   Однако основной ущерб от использования криминала и коррупции в государственной политике Б.Н. Ельцин нанес не в материальной сфере - Россия богатая страна, в которой по данным ООН сосредоточена треть мирового богатства, оцениваемого в 300 триллионов долларов, так что разворовать Россию затруднительно. Более опасным для россиян оказался ущерб в нравственной и культурной областях. Типичными в России стали не только известные открытые формы протеста (забастовки, митинги), но и скрытые его формы. Как те, так и другие знаменуют процесс экономического и социального приспособления больших масс людей к тому, чтобы игнорировать непривычные и угнетающие их общественные порядки. Скрытый социальный протест - это морально-психическая реакция больших масс людей на "незаслуженное" ("за что нам такие лишения?") резкое снижение уровня жизни и на "незаслуженные" испытания нестабильностью и неуверенностью "в завтрашнем дне". Самым тревожным последствием этой формы скрытого социального протеста является быстрое разрушение повседневных стандартов законопослушного поведения как обычных граждан, так и государственных служащих. В такой социальной атмосфере демократия и самоуправление приобретают ярко выраженные оттенки бытового мародерства или коррупции, если говорить непосредственно о системах управления.
   Коррупция, если она распространяется на уровне улиц и дворов, наполняет общество агрессией мелкого хулиганства, самоуправства, хамства, лишает людей бытового и душевного равновесия, в результате чего они начинают неадекватно реагировать на внешние события. Такой человек может, извините за выражение, помочиться или оправиться на лестничной площадке в знак протеста. Коррупция, если она распространяется на уровне руководства заводов, предприятий, региональной или федеральной власти, лишает общество гражданского спокойствия и уверенности в возможности жить благополучно. А это похуже, чем разграбление богатств России.
   В Государственной Думе давно уже разрабатываются два закона: "О борьбе с коррупцией" и "О борьбе с организованной преступностью". Первый из них уже трижды был принят Думой и утвержден Федеральным Собранием, а затем, попав на стол к президенту, возвращался обратно "на доработку". Первый раз в августе 1993 года, второй - в декабре 1995 года. В 1998 году он был в третий раз принят Думой и утвержден Федеральным Собранием. Б.Н. Ельцин отклонил и третью редакцию этого закона. Каждый раз его волновало "ущемление прав граждан". Дело в том, что в Законе заложен принцип: человек, претендующий на место государственного чиновника, обязан принять в отношении себя некоторые ограничения. Он должен ежегодно декларировать не только свои доходы и имущество, подлежащее налогообложению, но и доходы, и имущество супруга. Кроме того, указывать банковские счета (в России и за границей), объяснять источники поступления средств на них, сообщать о своем прямом или опосредованном участии в качестве акционера или учредителя коммерческой компании, ставить в известность налоговые службы об имеющейся доверенности на управление чужим имуществом, об имущественных сделках, о подарках или услугах. В соответствии с этим законом декларации ответственных лиц государства подлежат ежегодной публикации. Декларировать свои доходы они должны и после ухода с должности еще три года. И еще одна подробность: государственным служащим и лицам, к ним приравненным в этом законе запрещается заключать пари, делать ставки на ипподромах, играть в азартные игры. (Вот только "писать" книги им, к сожалению, запретить забыли.) Такой запрет лишает возможности нечестных чиновников отмывать "грязные" деньги, называя в декларациях источником дохода игру в казино или на бегах.
   При обсуждении законов особое раздражение вызывали те нормы, которые предупреждают легализацию преступных доходов. А вот в США, Англии, а недавно и в Германии узаконены такие меры: накладывается арест на сомнительные вклады, на непонятно откуда взявшуюся недвижимость независимо от того, кто хозяин - государственный служащий или рядовой гражданин, потому что каждый налогоплательщик обязан отчитаться перед государством, где и как он заработал свои деньги. Это не презумпция виновности. Это гражданская обязанность.
   Но Б.Н. Ельцин так не считал. И с этим ничего нельзя было поделать. По крайней мере, до тех пор, пока не вырастет поколение, у которого любое нарушение закона президентом и произвол чиновников немедленно отозвалось бы праведным гневом и ответным действием. Сколько на это потребуется времени? Много? Но столько времени мы по прежнему будем возлагать надежды на "здравомыслие и благородство" президента. Почти всегда тщетно. И до тех пор он будет самодержцем, а народ - безмолвствующей толпой. ("Народ безмолвствует", - как писал А.С. Пушкин.)
   В свете сказанного теряет всяческий смысл анализ интеллектуального, морального и духовного уровня Б.Н. Ельцина и его окружения. Это не соколы, что взвиваются орлами. Они все - посредственые выскочки, заурядные, серенькие мышки - хитротупые чиновники-бюрократы, случайно оказавшиеся в момент исторического перелома в центре событий. Советская империя рухнула бы и без них. И если не Б.Н. Ельцин, то любой другой бюрократ сразу же стал бы Зевсом-громовержцем, стремящимся во чтобы-то ни стало удержаться на государственном Олимпе. Будучи интеллектуально недалеким и морально нечистоплотным, но, обладая колоссальным опытом административной интриги, полученным им в бытность секретарем обкома, он фактически достиг профессионального потолка Управляющего делами президента, а волею судеб 9 лет исполнял должность президента. И именно при его правлении завершился первый этап становления российской " управляемой демократии" - циничной, жестокой, разбойничьей. И отныне имя Б.Н. Ельцина неразрывно с ним связано. Равно как начало губительных реформ - с Е.Т. Гайдаром, а грабительская приватизация - с А.Б. Чубайсом.
   Они действовали нагло, смело, без оглядки потому, что власть в России всегда была бесконтрольной и безнаказанной. Будь иначе, Б.Н. Ельцин и его окружение ("Кремлевская семья") постарались бы провести реформы осторожно, умеренно, пополняя казну и не обездоливая народ. Судя по реформам в Китае, Чехии, приватизации в Англии так вполне могло быть. Но там у истоков реформ стояли мудрый Дэн Сяопин, интеллигентный Гавел и железная леди Тэтчер - люди иного уровня интеллекта и образования, морально устойчивые, духовно образовавшиеся и устоявшиеся, гораздо более ответственные перед обществом и заботливые о нуждах своего народа. Они не пускались в танцы со своим народом, они просто любили его и гордились принадлежностью к нему. В разговоре они осознано не применяли слоган "В этой стране", ибо считали себя живущими в своей стране, говоря "Наша страна!", "Наше государство!" И внуков за рубеж образовываться они тоже не посылали. А "Расея" из-за океана детям видится грязноватой и грубой.
   Великий русский историк Василий Осипович Ключевский в свое время пришел к заключению, что наша государственность - "это какой-то заговор против народа", и оказался прав даже и сейчас при другой государственной системе, поскольку бюрократия у нас лигимитивна.
   А что же Б.Н. Ельцин? Уйдя досрочно в отставку, он передал власть своему выдвиженцу В.В. Путину, который одним из первых своих указов обеспечил неприкосновенность бывшему президенту. И на свое "скромное" состояние и нескромную пенсию он безбедно жил на предоставленной ему государством даче. Представляется, что он был вполне счастлив, поскольку ему удалось осуществить основную цель его жизни: судя по известным нам подписанным им проектам, его состояние можно оценить, как минимум в 300 миллионов долларов, да еще в 200 миллионов долларов оценивается состояние его дочери Т.Б. Дьяченко, получившей неприкосновенность совместно с президентом. Так что семья (без кавычек) Б.Н. Ельцина в результате его девятилетнего президентства получила как минимум пол миллиарда долларов. В такую же величину оценивают состояние мужа Т.Б. Дьяченко В.Б. Юмашева. По мнению журналиста Л. Млечина, семья Ельциных относится к самым богатым семьям России. А самыми богатыми людьми России являются олигархи-миллиардеры, так что с учетом состояний зятьев семья Ельциных может считаться олигархической, и Б.Н. Ельцин был не Главным реформатором, а Главным олигархом.
   Мировая истории не знает примеров, чтобы за такой короткий исторический срок маленькая группка олигархов сумела законодательным путем так радикально изменить политическую, экономическую и социальную структуру общества и при этом погубить такое огромное количество своих сограждан, но остаться безнаказанной. Пол Пот, изничтоживший только два миллиона своих сограждан, провел свою старость в диких джунглях. Но война есть война. В Четвертой мировой войне поставлена цель уничтожить 6¤10 миллиардов "лишних" людей. В России превышение числа умерших над числом родившихся за 20 лет реформ составило почти 13,5 миллионов человек, то есть за год это превышение в среднем составляло 675 тысяч человек. Четвертая мировая война продолжается, и первый этап ее мы пока проигрываем, следуя навязанной нам стратегии, выгодной развитым странам, направляя народное хозяйство по третьему пути как слаборазвитая страна Третьего мира. Так третий путь развития общественного хозяйства закономерно ведет выбравшую его страну в сообщество стран третьего мира, называющихся развивающимися. Криминалистическая Россия, вступив на этот путь, из развитого СССР, превратилась в бедную развивающуюся страну, уступив свое место динамичному Китаю, выбравшему второй путь развития общественного хозяйства.
  

Русский крест

  
   Когда-то западные политики сходили с ума и выбрасывались из окон с воплями: "Русские идут!". И делали это достаточно информированные о военных возможностях России такие люди, как бывший военный министр США Дж. Форрестол. Сейчас многое изменилось. После того, как окончилось наше военное присутствие в Европе и М.С. Горбачев "сдал" ГДР, а мы стали распиливать на металлолом наши танки, подлодки и ракеты, нас перестали бояться. Не может вести наступательные операции полуголодная армия, которая была не в состоянии выиграть даже локальные "разборки" у себя дома в Чечне и в ближайшем окружении в Афганистане.
   Теперь западных политиков беспокоит другое: вымирание народа и развал страны могут привести к росту вероятность атомного терроризма или шантажа. И эти опасения имеют реальные основания. Наши руководители никогда не считались и со своим народом, а не то, что с другими народами. Ради достижения своих личных целей и личных побед они шли на любой риск. Вот только победы эти были Пирровы.
   Пирр, жестокий и безжалостный царь Эпира, неудачливый полководец эллинской эпохи, участвовавший во многих сражениях, в битве при городе Аускулум ценою огромных, несоизмеримых с достигнутой победой потерь, разбил римлян. Отсюда и пошло крылатое выражение - "Пиррова" победа.
   История России знает множество сражений с внешними врагами, множество крестьянских восстаний и войн, бунтов и мятежей. Когда в начале второго тысячелетия кочевые завоеватели хлынули из Азии на Европу, они вырезали более половины населения древней Руси в сражениях и погромах после взятия городов. Города ее были сожжены, остатки населения рассеяны по болотам и уведены в полон.
   Если исходить из наличия 5-6 детей в русской семье того времени, то выходит, что требовалась смена как минимум двух поколений (50 лет), чтобы восстановить уровень народонаселения до предвоенного времени. А раз в 30-50 лет на Русь приходили азиатские кочевники и вновь сжигали города, вырезали стариков и мужчин, а женщин и детей уводили в полон. Недаром с тех времен бытует народная пословица: "Пусто, как будто Батый прошел!" И потребовалось долгих триста лет, чтобы Русь могла собраться с силами и сбросить подневольное иго, заявив о себе как о свободном государстве.
   За это время Западная Европа далеко ушла вперед в своем развитии, сумела создать крупные, политически устойчивые государства, в которых бурно развивались ремесла, торговля и культура. В Европе того времени мы наблюдаем Ренессанс - возрождение культуры и производства, что было оплачено ценой многих миллионов русских жизней и огромными материальными потерями, сдерживающими развитие Руси. Но страшны были даже не эти колоссальные потери, может быть, и опр