Лившиц Иосиф Исаакович: другие произведения.

Криминал. Том 4. Российская идея и права человека

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Иосиф Лившиц
   0x01 graphic
  
  
   ДОПОЛНЕНИЕ
   ПОЛИТИЧЕСКОЙ
   ЭКОНОМИИ
  
  
   ТОМ ЧЕТВЕРТЫЙ
  
   РОССИЙСКАЯ ИДЕЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Санкт-Петербург

Нестор-История

2010г.

  
  
   УДК 323.398(470)
   ББК 63.3 (2)-289
  

Книга издана в авторской редакции

  
  
  
  
   Лившиц И.И.
   Л 55
  
   Криминал. Том 4. Российская идея и права человека. - СПб., Изд-во "Нестор-История", 2010. - 403 с.
  
   ISBN 978-5-98187-386-7
  
   Карл Маркс, скрупулезно исследуя капитал, был обуян болезненной идеей и прогнозировал полное уничтожение капитализма, как самой жестокой на то время экономической формации. Он даже пошел на методологическую уловку, используя в своем исследовании только второй гегелевский принцип снятия противоречий, когда новое до основания уничтожает старое, а затем... Не важно что будет затем, но "Карфаген должен быть разрушен!" Г.В.Ф. Гегель не зря первым описал совершенно иной принцип снятия противоречий на основе их единства и взаиморазвития, поскольку именно такой принцип чаще всего и наблюдается в природе.
   Но прогнозы Карла Маркса не сбылись - история развивалась совсем по другому сценарию.
   У капитализма есть два пути развития, что определяет второй и третий путь развития народного хозяйства. Карл Маркс, не имея на то время соответствующих исторических фактов, не мог предвидеть второй путь развития капитализма а также третий путь развития народного хозяйства и предостеречь от его использования. За 18 лет развития новой России появилось достаточно фактов, чтобы дополнить политическую экономику Карла Маркса описанием третьего пути развития народного хозяйства. Результаты этой попытки дополнения политической экономии приводятся ниже.
   Книга адресована широкому кругу читателей, в том числе студентам и преподавателям экономических и международных вузов.
  
   УДК 323.398(470)
   0x08 graphic
ББК 63.3 (2)-289
  
  
  
   ISBN 978-5-98187-386-7 0x08 graphic
No И.И. Лившиц, 2010
  
  
  
  
   Россия - это целый мир.
   Если суметь разрешить ее проблемы,
   то тем самым будет получен рецепт
   для всей планеты.
  
   В. А. Кокорев.
   Экономические провалы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Посвящаю моим учителям:
  
   профессору Шацу Соломону Яковлевичу, который учил меня великой науке методологии -
   что и как делать,
  
   профессору Войшвилло Георгию Валериановичу, который прививал мне высокое искусство принципа Оккама - никогда не надо делать больше того, что следует сделать
   (не умножай сущностей без нужды).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Введение

  
   Карл Маркс, скрупулезно исследуя капитал, был обуян болезненной идеей полного уничтожения капитализма, как самой жестокой на тот момент экономической формации. Он даже пошел на методологическую уловку, используя в своем исследовании только второй гегелевский принцип снятия противоречий, когда новое до основания уничтожает старое, а затем... Не важно что будет затем, но "Карфаген должен быть разрушен!" В.Г.Ф. Гегель не зря первым описал совершенно иной принцип снятия противоречий на основе их единства и взаиморазвития, поскольку именно такой принцип чаще всего и наблюдается в природе.
   История - дама чопорная и строгая - она не прощает тех, кто свободно обращается с ее фактами, и зло подшутила над беднягой Карлом Марксом: капитализм выжил, трансформировался в "социализм с человеческим лицом" и процветает, в то время как мифический марксовый коммунизм, в трактовке его последователей в России принявший черты "феодального, казарменного социализма", заменен "дичайшим капитализмом", где свободная конкуренция опутана цепями криминальных связей и понятий, так что в пору говорить о возникновении нового государственного устройства - криминализма.
   К. Маркс подробно исследовал законы генезиса (возникновения, происхождения, становления и развития) капитала. В конце первого тома "Капитала" он отмечает, что производству товара, превращению его в деньги, а денег в капитал, должно предшествовать "так называемое первоначальное накопление", в основе которого всегда лежит насилие, то есть криминал как нарушение существующих законов. Но этот криминал К. Маркс как бы выносит за скобки, рассматривая генезис основного капитала, как процесс вполне закономерный. К сожалению, К. Маркс располагал историческими фактами развития капитализма на первом его этапе, и недостаточная полнота имеющихся у него на то время исторических фактов не позволила ему увидеть третий путь развития общественного хозяйства, когда капитал производится на основе широкого использования криминала, то есть нарушения закона.
   Более того, через сто сорок лет после появления "Капитала" мы наблюдаем создание криминалоемких российских законов, которые позволяют создавать капитал не в производственной сфере, а в сфере возникновения и криминального распределения финансовых потоков, что делает его изначально криминальным и требует "отмывания" для дальнейшего применения. Создание условий для криминала становится основой государственной политики, призванной плодить таких криминальных капиталистов, которые бы защищали криминалистическое государство. Круг замыкается. Возникает потребность изучения криминала и криминализма с целью дополнения политической экономии К. Маркса.
   Девятнадцатый век, когда творил Карл Маркс, называли серебряным, благодаря необычайно бурному расцвету всемирной культуры. Предполагалось, что культурные народы превратят двадцатый век в золотой, решив все свои политические, экономические и социальные проблемы. Однако ожидания не оправдались. И жестокий двадцатый век, по которому прокатились две ужасающе кровопролитные мировые "горячие" войны, третья "холодная" и уже началась четвертая - "информационно - психическая", заслуживает названия железного. Правда, Третья мировая "холодная" война не сопровождалась такими потерями, как две предыдущие "горячие". Но в результате ее рухнул и исчез "Великий, могучий Советский Союз", и последствия этого явления для нас самые печальные: ежегодно вымирает порядка на миллион больше россиян, чем рождается, еще миллион россиян заболевает психическими болезнями и еще миллион россиян ежегодно становятся инвалидами, потому что жизненное положение российских народов хоть и не ухудшаются, но и заметно не улучшается. Так что же, в результате начавшейся в прошлом десятилетии Четвертой мировой "информационно-психической" войны россияне могут вообще вымереть, а с ними исчезнет и тысячелетняя Россия? Вопрос далеко не риторический.
   Почему в самой богатой стране, где по данным ООН сосредоточена треть мировых ресурсов, народ живет беднее, чем в других странах? Народ живет в такой беспросветной нищете, что старики и младенцы голодают и умирают от алиментарной дистрофии, а люди трудоспособного возраста спиваются от безысходности жизни. Идет быстрая дегенерация российских народов. Социологи позаимствовали этот термин из микробиологии, где под ним понимается процесс ослабления жизнеспособности культуры одноклеточных организмов при неблагоприятных условиях развития. В патологии этот термин еще в XIX веке использовал Р. Вирхов, допускавший возможность "перерождения" биологических объектов.
   У нас эта устойчивая тенденция "перерождения" общества наблюдается с 1992 года после начала российских реформ. Бесконтрольный рост цен в 21578 (!) раз, сокращение выработки валового воспроизводимого продукта почти на две трети, сопровождающееся невиданным ранее импортом продуктов потребления, составляющим порою более половины розничного товарооборота, хищническое распределение государственной собственности, когда десятипроцентная прослойка населения криминальным путем стала обладать богатством в 20 (!) раз превышающем богатство более половины населения, живущего на границе бедности и за ее границей, то есть в нищете, свидетельствует о социальной катастрофе, отбросившей российское общество на 50 лет назад до состояния так называемого неразвитого социализма.
   Беднее нас живут лишь в развивающихся странах Африки с примитивным первобытно-племенным укладом, где отсутствует интеллигенция, способная осмыслить и рационально реформировать общество. Так может быть и наша беда, наша роковая плата за Октябрьский переворот заключается в том, что мы лишились интеллигенции, способной модернизировать общество? Неужели последних интеллигентов наши деды в 1922 году посадили на пароход и отправили в Европу? Неужели прав был "последний из могикан" правдоборец А.И. Солженицын, который утверждал, что интеллигентов у нас нет, есть "образованцы"? Такие люди способны только бездумно исполнять существующие инструкции, но сопереживать, порадеть простому человеку они не в состоянии. Народ для них - электорат, вонючее быдло, грязные лопоухие "лохи", "терпилы" и овощи, которых и можно только обманывать, грабить, использовать по своему усмотрению для получения личного богатства. В России всегда существовал криминал, но возвести условия для развития криминал в основу государственной политики и создать, по сути, новое государственное криминалистическое устройство могли только дегенераты, которые страстно ненавидят свой народ, готовы изничтожить его, только бы не вернуться в ту прозябающую нищету, в которой влачит свое несчастное существование большинство народа.
   Обществом управляют бездумные некомпетентные руководители, которые, притворно декларируя пожелания накормить народ, используют криминал для получения личного капитала - своего личного обогащения и удержания власти. Не надо строить планы, как накормить народ, дайте ему возможность попросту спокойно и честно работать, и он накормит себя сам. Он даже будет кормить своих некомпетентных генералов, подобно тому легендарному мужику, которого описал М. Е. Салтыков-Щедрин - ведь они не мешали ему работать. Но для криминального коррупционера невыносима сама мысль, что кто-то будет честно работать и получать честно адекватную заработную плату. Так что основной причиной медленного, но пока неуклонного движения к исчезновению российского общества является криминал его некомпетентных руководителей.
   Уровень коррупции в стране за последние 10 лет не просто вырос, по индексу коррупции Россия сползла в конец мирового списка, но даже эти показатели существенно завышают реальное положение дел с коррупцией в России. По сути дела, российская коррупция по своей природе требует иного термина, потому что она не описывается столь политически корректным словом, как коррупция. Соответственно, по сути дела, новый российский государственный строй по своей природе тоже требует иного термина. Идеолог создания новой нашей криминальной государственности, бывший пресс-секретарь президента Б.Н. Ельцина В.В. Костиков недавно в крупнейшем издании России "Аргументы и факты" в редакционной статье "Компот для народа" изумленно задал риторический вопрос: "Господа! Как прикажете народу называть этот строй?"
   "Строили мы, строили мы и вот что-то построили!" - говорит народный любимец Чебурашка, с которым большинство честных людей в нынешней России отождествляют себя. Ну, не со старухой же Шапокляк, которая всем мешала и гадила, изобретая одну за другой все возможные подлянки, отождествлять себя. Это наши доморощенные олигархи, скорее всего, и есть "Старухи Шапокляк", а их прихлебатели - это "Крыски-Алиски". Но то, что мы построили, повергло весь Мир в неподдельное изумление - буквально в шок. Даже Е.Т. Гайдар - один из отцов-зачинателей, которые призывали нас трудолюбиво строить капитализм, по его словам, являющийся "истинным" воплощением "развитой" демократии, несколько лет тому назад вполне компетентно заявил, что мы построили "муляж демократии", то есть "муляж" капитализма. Капитализм, по его разумению, это что-то иное. А то, что мы построили - требует определения.
   "Мы построили бандитский капитализм," - заявляет С.С. Говорухин в книге "Великая криминальная революция". "Истинный" продолжатель дела Ельцина-Гайдара, В.С. Черномырдин, всенародно известный своими чисто российскими афоризмами и имеющий большой опыт государственного и партийного строительства, с сожалением замечает: "В России какую партию не строй - все равно получится КПСС!" От огорчения он даже распустил свою многотрудно создаваемую партию - "Наш дом - Россия" и уехал на Украину. Не тот оказался "Наш дом". Вот уж действительно: "Хотели как лучше, а получилось как всегда". Потому что мало хотеть, надо еще понимать, что происходит, и принимать, а особенно осуществлять адекватные, компетентные решения. А может, хотели как лучше для себя, потому и получилось, как всегда для народа?
   "Но не все так уж плохо!" - заявляют доморощенные "теорететики". - "Это вначале у нас была "управляемая" демократия, то есть "управляемый" капитализм и жили мы совсем плохо, потому что все разворовывалось черт знает кем, в том числе и иностранными советниками. Но вот пришел грозный отец-президент, имеющий богатый опыт наведения порядка в ФСБ, и поганной метлой вымел всех иностранных советников-управленцев, а демократию нашу объявил "суверенной", и жизнь вроде бы стала налаживаться - мы уже строим "суверенный капитализм с человеческим лицом", наподобие "Шведского социализма", чтобы войти в семью других развитых, демократических стран.
   "Свят, свят, свят!" - открещиваются от нас в цивилизованных странах, которые уже давно разочаровались в своем "капитализме с человеческим лицом" и мучительно ищут конструктивные формы развития нового внегосударственного постиндустриально-информационного общества. Дескать, это вы держитесь за свой суверенитет, потому что в современном постиндустриально-информационном надгосударственном обществе вам не дадут воровать, а вы испокон веков воровали, будете воровать и далее, так что газ у вас мы еще покупать будем, но в ВТО, НАТО и Евросоюз не пустим, нам такие воры в своем евросоюзном общественном доме не нужны!
   А для чего же мы нужны? Что, прав был самобытный русский философ П.Я. Чаадаев? Уже в первом "Философическом письме" П.Я. Чаадаев говорит: "Про нас можно сказать, что мы составляем как бы исключение среди народов. Мы принадлежим к тем из них, которые как бы не входят составной частью в род человеческий, а существуют лишь для того, чтобы преподать великий урок миру". Какой великий урок? К чему приводит воровство? К чему приводит культивирование условий для развития криминала в основе государственной политики?
   Естественно, что криминал никогда не может быть уничтожен полностью, но он может быть разумно ограничен государственными законами, как это наблюдается в развитых капиталистических странах. Основной причиной возникновения и развития криминала в России является неадекватная (заниженная) оплата труда производителей и неадекватные (завышенные) доходы управителей. У кого в России самая низкая заработная плата? У поваров. Традиционно считается, что они недоплату труда компенсирует воровством мяса из общественного котла. Такая государственная политика в области оплаты труда целенаправленно толкает производителя к воровству, криминалу на производстве и в быту.
   У кого самые высокие доходы? У олигархов, управителей, захвативших криминальным путем большие части государственной собственности во время незаконной приватизации (до сих пор отсутствует закон о приватизации). Незаконная раздача собственности путем бесконкурсных так называемых "залоговых аукционов", куда были допущены только "свои" банкиры, сформировавшие кредиты из государственных средств, хранящихся в их банках, под залог государственной собственности, является беспрецедентным фактом мировой истории. Зато потом банкиры собрали пол миллиарда долларов на предвыборную компанию, и Б.Н. Ельцин выиграл вторые выборы на должность президента. В 2008-2009 годах банкиры получили 152 миллиарда рублей без каких-либо обязательств якобы для спасения банковской системы. Эти средства они обратили в доллары, которые направили в иностранные банки, поскольку нашему государству они не верят. Одновременно под шумок они существенно повысили процент банковских кредитов, так что рухнула ипотека, а предприниматели оказались без текущих средств, получаемых при помощи кредитов, и были вынуждены сворачивать производство, сокращать персонал. Разродился кризис. Олигархи жирно лоббируют в коррумпированной Государственной Думе криминалоемкие законы, которые законно позволяют им грабить народ. Олигархам помогает правительство, ставшее "Комитетом по делам олигархов".
   Только изменив систему оплаты труда производителя, повысив ее с 35 процентов в составе цены изделия до 70 процентов, как в развитых странах, существенно ограничив доходы управителя прогрессивным налогом, как в развитых странах, можно будет ослабить базу возникновения и развития криминала в России. Это должна быть концепция модернизации власти, без такой модернизации Россия вымрет. Она уже потеряла 13 (по другим данным - 15) миллионов человек за 18 лет реформ, целенаправленно развивающих криминализм.
   К сожалению, в связи (союз "благодаря" здесь, естественно, не уместен) с неудачей предпринятых реформ Россия перешла в категорию бедных развивающихся стран, отношения в которых не являются в большинстве своем рыночными, договорными, а имеют силовой, феодальный характер с определенной криминальной составляющей. И только существенно ограничив криминал, можно будет говорить о новых реформах, призванных способствовать обеспечению достойной жизни россиянину. Где же выход, если у кормила власти стоят явные криминальные личности, которые лишь пересаживаются и пересаживают с одного кресла на другое, не желая менять ситуацию? А общество неуклонно деградирует, народ вымирает...
   Каждый год россиян становится меньше почти на миллион. Причем в начале реформ вымирали старики и дети, как самые слабые члены общества, не приспособленные к резким изменениям жизни. А сейчас большинство умирающих представляет собой люди среднего возраста, психически уставшие от неспособности обеспечить себе нормальные условия жизни. Жизнь настолько беспросветна и так неуклонно не улучшается, что единственный выход эти люди видят в беспробудном пьянстве, а следоватльно, преждевременном старении и смерти. Было время, когда средняя продолжительность жизни мужчин в России упала до 58 лет - они не доживали до получения пенсии. Теперь появилась слабая тенденция к ее медленному возрастанию до 62 лет.
   У женщин положение несколько лучше - их средняя продолжительность жизни составляет 74 года. Россия постепенно превращается в страну одиноких старушек, не способных себя защищать. И если ничего не делать, то процесс начнет наращивать темпы. Тогда через 25 лет россиян станет меньше 100 миллионов, а еще через 50 лет они могут исчезнуть совсем. Благодатные российские земли не останутся пустыми. Уже сейчас на Дальнем востоке мы испытываем сильное китайское демографическое давление. Так станет ли России окраиной китайской провинцией, подобно тому, как она была окраиной монгольской провинцией в течение трехсот лет более половины тысячелетия тому назад? Но тогда Россия, образно говоря, поднималась с колен, чтобы сбросить ненавистное иго. А сейчас ее "ставят на колени" бездумные руководители. Пора за дело браться, господа!
   Настоящая работа представляет сборник статей автора, опубликованных за последние 20 лет в периодической печати и несколько отредактированных для образования цельности системы излагаемых идей. Фактически прообразом каждой ее главы является статья, опубликованная в свое время автором (см. "Источники", стр. 393), либо хранящаяся в архиве автора. Поэтому в работе могут быть некоторые повторы, которые автор не проглядел в спешке, а преднамеренно оставил, поскольку то, что в одних главах упоминается вскользь, в других освещается подробно и, возможно, в несколько ином ракурсе, порою настолько своеобразном, что требует повторного освещения для восприятия, не вызывающего отторжения. Повторение - мать учения, а перед вами, читатель, не роман, а скорее летопись истории российских народов в самые тяжелые криминальные годы их существования. Автор приносит извинения за все другие недостатки и будет благодарен за критические замечания, отправленные ему по адресу: izdatelstvoiliv@gmail.com.
   По образованию автор - "технарь" (инженер радиосвязи) и "естественник" (математик). В этой работе автор подвел итоги достижений современной истории, политологии, экономики, экологии, социологии, социоантропологии и демографии. Другими словами, он аккуратно скомпилировал, проанализировал и подвел итоги современного состояния знаний в ряде областей социальных отношений, где автор не авторитетен. В современном научном мире, где преобладают комплексные исследования, этого нельзя избежать. И поскольку профессионалы не могут, или не решаются это сделать, такую черновую работу приходится делать дилетанту. Поэтому автор приносит извинения "узким" специалистам, особенно экономистам и социологам, за несколько дилетантский характер изложения материала. Кроме того, автор не может излагать и сравнивать многочисленные различные точки зрения из-за ограниченного объема и без того перегруженной фактами публикации.
   Автор также просит разрешения изложить только некоторые господствующие представления более или менее догматично, так, чтобы, по его представлению, они создали цельную мозаичную картину нескольких возможных сценариев дальнейшего развития нашего общества. От "бедного технаря" нельзя ожидать, чтобы он сделал что-либо подобное компетентному научному обзору большинства накопленных другими авторами данных, полученных в результате серий экспериментов, обобщений и прогнозов в различных, тесно связанных специализированных общественных науках. Автор излагает здесь только свое личное видение развития России, целеосмысленно отбирая только те известные факты, которые аккуратно укладываются в мозаику его целенаправленной компиляции. Насколько ювелирно удалось это сделать - судить вам, читатель.
   Несколько слов об авторе. Автор считает себя счастливым, состоявшимся человеком, которому в наше тяжелое время неимоверно везло: он еще со студенческих лет интересовался самыми животрепещущими научными и общественными проблемами, повстречался со многими интересными людьми и на старости лет написал книги, хотя богатств никаких не приобрел - не в деньгах счастье! Сын плотника и секретарши, которая после раннего замужества стала домохозяйкой, он получил блестящее образование, окончив Университет телекоммуникаций, очную аспирантуру при этом университете, Петербургский государственный университет и Университет марксизма-ленинизма. Причем, те идеи, которые вкладывал Бог в его разум (у автора более 100 научных работ, монографии, свидетельства об изобретениях, патент по модернизации интернета, руководства по курсовому и дипломному проектированию Военной академии связи), затем озвучивали и другие умные люди, так что автор был "впереди планеты всей" в когорте тех непосед, которые, шагая по жизни, - вращают планету. А 20 последних лет, будучи уже свободным художником пенсионером, автор целенаправленно собирал материалы, чтобы написать Книгу. Вот ее вы и держите в руках, уважаемый читатель. Дай Бог и вам счастье исполнения мечты всей вашей жизни! И еще, дай Бог вам здоровья и сил интересоваться всем, что вокруг происходит, и удивляться многообразию жизни! Ибо тот, кто сохранил с детства способность удивляться, способен и изменить жизнь. Конечно к лучшему! Автор ко всему еще и неисправимый оптимист, и реалист (Жаль только жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне... а ты, читатель, можешь дожить! Завидую я тебе белой завистью).
  
  

Предыстория современного человека

  
   Рассматривать предысторию современного человека следует начинать с самого начала: возникновения планеты Земля и появления жизни на ней. Существует два подхода в трактовке возникновения планеты Земля и жизни на ней.
   Традиционный, наиболее ранний исторически сложившийся идеалистический подход отталкивается от идеи вездесущего, вечного Бога, у которого возникла мысль создания мира и живых существ, что он и выполнил. Этот подход зафиксирован еще в первых письменных источниках на заре возникновения цивилизации, когда человек чувствовал себя еще беззащитным и уповал на иррациональные внеземные силы, которые должны были его защищать. Было это где-то три с половинной - четыре тысячелетия до новой эры, но идеалистический подход возник, несомненно, еще до возникновения первых письменных источников.
   Где-то в пятом веке до новой эры возник другой подход, который рассматривал возникновение идей как отражения окружающего мира в сознании живой формы материи. Это так называемый материалистический подход. Но только в XVIII веке при этом подходе окончательно отказались от идеи Бога, как исходной причины возникновения жизни.
   Рассмотрим эти подходы.
  

Идеалистический подход

  
   Когда-то давно ничего не было и Дух Божий носился над бездною в темноте. Так что, конечно же, "Вначале было Слово, и слово было у Бога, и Слово было Бог". В какой-то момент, по-видимому, Богу стало скучно, Он вспомнил, что обладает способностью творить, и решил сотворить себе аудиторию.
   В первый день сотворил Бог свет, и стало светло, потому что Бог отделил свет от тьмы, и сразу наступил светлый первый день, а потом была ночь, и было утро, и был вечер.
   Во второй день сотворил Бог твердь посреди воды, и открылся обширный небесный свод, который мы видим над собой.
   В третий день Бог повелел, чтобы вода, которая под небом, собралась в одно место, и явилась суша, которую Бог назвал Землей, а собранную воду - морями. И повелел бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя, дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его.
   На четвертый день Бог сотворил светила на тверди небесной для отделения дня от ночи.
   В пятый день Бог сотворил рыб больших и пресмыкающихся, и птиц. И благословил их Бог, говоря плодитесь и размножайтесь.
   В шестой день Бог сотворил животных и зверей земных - таких, которые не могут жить в воде и летать. И по Слову Божию явились животные каждого рода по паре, чтобы они могли размножаться. Тогда же сотворил он человека по своему подобию, чтобы человек владел всеми животными. Он взял кусок земли, из него создал тело и вдул в него жизнь. Вначале Бог сотворил мужчину и назвал его Адамом. Но Адам был один-одинешенек. Жалко стало Богу Адама, и решил он: "Нехорошо быть человеку одному". Бог тут же из ребра Адама сотворил ему жену Еву.
   Таким образом, за шесть дней был создан весь мир. А в седьмой день Бог ничего уже не творил и почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал. И заповедал он людям седьмой день в неделе посвящать Богу: молиться, читать священные книги, то есть развивать свой духовный мир.
   Бог поселил Адама и Еву в райском саду Эдеме и дал во владении им всех тварей земных, а для пропитания разрешил пользоваться всеми плодами и семенами растений. Но с дерева познания добра и зла Бог не разрешил людям пробовать плоды. Адам и Ева жили в саду Эдема в блаженстве и неведении, не зная, что это рай. Однако хитрый змей, самый коварный из всех тварей земных, соблазнил Еву своими словами: "Вы не умрете. ...Ваши глаза раскроются, и вы, как Бог, познаете добро и зло". И она сорвала яблоко с древа познания добра и зла, сама попробовала и дала Адаму. "Глаза их открылись, и они узнали, что наги, и они скрепили фиговые листья, чтобы прикрыть свою наготу" А когда после вкушения запретного плода появился Бог, то люди спрятались от него в кущах. Адам объяснил это так: "Я испугался, потому что был нагим". Бог понял, что люди согрешили, нарушив его запрет. Он выгнал их из райского сада Эдема, сказав, что Адам и его дети будут всю свою жизнь "зарабатывать свой хлеб в поте лица своего", а Ева будет рожать детей в муках.
   Кажется, это была слишком малая причина, чтобы наказание, которое назначил им Бог, было столь ужасным. Но дело в том, что до грехопадения люди жили в райском саду Эдеме в неведении на всем готовом, как животные. Они полностью жили в безвременье настоящего, ничего не зная о прошлом и не ведая о будущем. Грехопадение их является исследованием, не присущим животным, в результате которого произошло неизвестное животным познание: Адам увидел свое тело и понял значимость его наготы. В прежнем блаженстве и неведении он относился к своему телу, как животные относятся к своим телам, то есть не осознавал его как объект исследования. До того он не знал различий, таких как добро и зло, мужское и женское. Различия были, и он функционировал в соответствии с ними, как это делают животные, инстинктивно, а не сознательно. Познав наготу, увидав свое тело, он познал и смертность своего тела, и страх смерти.
   Человек, в отличие от животного, знает, что его существование ограничено во времени и пространстве. Он один сознает физические изменения своего тела, которые пораждают жизненный путь. Он сознает юность, зрелость и старость. Его нагое тело демонстрирует физические изменения, смысл которых он легко может понять. Не удивительно, что Адам испугался, увидев свою наготу, поскольку узнал, что однажды он умрет.
   Исследуя свое тело, человек познал время и те изменения, которые оно вызывает в нем. Человек понял не только то, что он смертен, но также и то, что впереди у него старость. Он начал испытывать голод, нуждаться в убежище. И зная это, он начал действовать, сознательно удовлетворяя свои желания. Сознание времени дало понятие о его протяженности, о том, что существует прошлое и будущее. Когда глаза Адама раскрылись, он увидел не только свою наготу, но смог увидеть и осмыслить причинно-следственную связь вещей. Быть подобным Богу значит знать причины и следствия природных явлений. Благодаря этому знанию человек смог применить к ним свою волю, подобно Богу. Познав причинно-следственную связь, человек смог определить, что есть добро и зло. Человек не пришел к бессмертию, как предсказывал змей, но бессмертным стал его дух, проявившийся в преемственности знания.
   После сотворения мира материи Бог больше не принимает в нем участия, а пребывает в высшем состоянии полного счастья - в покое. В материальном мире все имеет свой конец и свое начало. Люди, как и животные, и все в мире материальном возникают из праха и в прах обращаются. Духовный мир - это есть сам Бог, ибо он наивысший источник духа, он наполняет все живые тела материального мира духом, а после разрушения тела забирает дух обратно в себя. Разум человека рассматривается как часть его духовности, часть всемирного разума, часть духа, который есть Бог.
   Люди, как существа материального мира, были созданы Богом в соответствии с установленным Им мировым порядком. Но, как существа духовные, люди, подобно Богу, пытаются сами изобрести порядок для материального мира и следовать ему, а не тому, который существует на самом деле, и которому следуют животные.
   Движение человека против существующего божественного миропорядка (против течения) вызывает разлад и приносит ему несчастья. Отсюда вытекает существование двух видов разума. Первый ведет к движению против течения. Второй вид разума помогает человеку добровольно и осознано отдаться мировому течению. Помимо разума второго вида человеку помогает следовать мировому течению "Страх Божий", вернее "трепет" перед величием Бога.
   Человек, следующий по течению, приближается к Богу. Этому способствует накопление духовных благ: мудрости, знания, радости. Человек, идущий против течения, удаляется от Бога, поэтому не обретает духовных благ, даже накапливая материальные богатства не обретает радости, потому что радость - благо духовное.
   Радость вообще основной показатель того, куда идет человек. Отсутствие радости означает, что человек удаляется от Бога. Радость в том, чтобы делать добро, богоугодное дело и избегать делать зло. Существует два вида зла. Одно из них можно избежать, ибо это зло - движение против течения. Второе зло неизбежно, так как это - смерть. Но смерть может быть лишь в материальном мире. На самом деле смерть - это не зло, а возвращение к Богу. Возвращение к Богу различно для идущих разными путями. Идущий против течения дольше не воссоединится с богом, то есть дольше живет на Земле, чем праведный. Хотя цель праведного человека как можно быстрее соединиться с Богом, слишком праведным не следует быть, то есть не следует кончать жизнь самоубийством, чтобы быстрее достичь Бога. Всему свое время, и идти против этого Божьего закона - значит идти против Бога.
   Таким образом, идеалистический подход рассматривает человека как подобие Бога. Подобно Богу человек способен творить, но творить в мирской жизни он должен добро, ибо в отличие от Бога время его творения ограниченно. Так что на исправление зла, если он сотворит и осознает его, может попросту не остаться времени, ибо в любой момент Бог может призвать к себе человеческую душу и потребовать дать ответ за все человеком свершенное. И если человек сотворил зло и не исправил его, то душа его будет вечно скитаться по аду, являющемуся противопоставлением рая, и никогда не найдет покоя. А, если человек творил добро и жил по закону, установленному Богом, то Бог возьмет его бессмертную душу к себе в рай. Тело же человека - тлен, из праха возникло и в прах оборотится.
  

Мифологические гипотезы

  
   Живое от неживого люди отличали с древнейших времен. Однако вопрос о том, что от чего и каким образом произошло, был поставлен только в эпоху неолита, в период господства тотемизма. Это было всеобщее верование в то, что люди каждого данного племени -- потом­ки определенного живого существа, на­пример, Кролика, Лиса, Ворона, Черепахи и т.п., так называемого тотема, не реаль­ного животного, а его призрачного прооб­раза, обитавшего с прочими тотемами вне пространства, в некоем "времени снови­дений". Оттуда тотемы "нисходили" или "подымались" на землю, воплощаясь уже в настоящих животных и в людях. Каждое человеческое племя приходилось, таким образом, родственником какому-то животному, иногда даже растению, и вместе с ним было потомком одного из таинственных первопредков. Им приносились жертвы и молитвы, в их честь исполнялись ритуальные танцы и гимны, и в результате весь быт первобытных народов наполнялся отражениями этого наиболее архаичного представления о происхождении жизни.
   Тотемизм до сих пор сохраняется в труднодоступных областях Африки и Азии, у папуасов и аборигенов Америки и Австралии. Но когда-то он был верованием всех континентов Старого и Нового Света, можно сказать, древнейшей "мировой религией". Явными ее пережитками можно считать представления финикийцев (народа, обитавшего когда-то на территории Ливана) о змеях-нагах - прародителях людей; представления китайцев о происхождении людей от змеевидных или птицевидных супругов Фуси и Нюйва, а также от Паньгу - гигантского первочеловека, вылупившегося из космического яйца. Мифы придают Паньгу облик собаки, иногда дракона; насекомые-паразиты, жившие на его теле, превратились, по их представлениям, в людей.
   На смену причудливому восприятию единства человека с природой, отраженному в тотемизме, явилась более абстрактная вера в сотворение человека теми или иными божествами. Шумерские божества Энки и Нинмах лепят человека из глины руками. Древнеегипетский бог Хнум, как гласят надписи в древнейшем храме Эсне, "создал богов, людей и животных" уже на гончарном круге III тысячелетии до н.э. это была новинка техники). В вавилонской мифологии сначала из первобытного океана, олицетворяемого богиню Тиамат, возникают боги, потом самый мощный из них, Мардук, творит людей и животных. Согласно "Ригведе" - древнеиндийскому сборнику гимнов - боги приносят в жертву гигантское существо Пурушу - "тысячеглавого, тысячеглазого и тысяченогого, его обратили в те существа, которые обитают в воздухе, в лесу и селеньях".
   Для всего этого этапа характерно представление о том, что сначала возникают боги, затем человек и наконец животные и прочий живой мир. Библия представляет собой исключение. Согласно первой главе книги Бытия Бог сначала творит растения и животных ("душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их") и только потом человека как венец всего, по своему образу и подобию. Любопытно также, что растительное царство здесь резко отделено от животного (между творением того и другого даже вставлен раздел о творении "светил на тверди небесной"). Подобной мысли, равно как и хода творения в целом от низшего к высшему, мы не находим в других древнейших памятниках.
   Параллельно с представлениями о творении в народе повсеместно бытовало убеждение в том, что живые существа, в основном мелкие, все время, в том числе и в наши дни, непрерывно самозарождаются из ила, тряпок, пота и так далее. Древняя Индия - родина многих гипотез, в том числе и о самозарождении жизни. Древнейшие из них еще сохраняют следы религиозного мышления. Такова гипотеза о возникновении жизни из "мирового дыхания", которое представляет собой вечный принцип бытия. Вместе с тем "дыхание в середине тела поистине есть Индра" (божество жизни и плодородия), Близкие к этому воззрения, хотя уже без ссылок на божество, бытовали и в Древней Греции.
   Вопросы происхождения жизни были в центре внимания греческой натурфилософии V1-V веков до новой эры. Так, согласно учениям Анаксимена (VI век до новой эры), жившего несколько позже знаменитого отца медицины Гиппократа, жизнь происходит из той же "пневмы", которая обусловливает собой горение и дыхание. Слово "пневма" (откуда наши слова "пневматический", "пневмония") означало воздух, дыхание и легкие.
   Согласно Фалесу и его ученику Анаксимандру (VI век до новой эры), жизнь возникла в море, из мелководных отложений, прогретых солнцем. Это были, как считал Анаксимандр, организмы наподобие рыб. Они были покрыты колючими панцирями, которые рассохлись и отпали, когда эти существа пере­селились на сушу и стали людьми. (Происхож­дение людей раньше остального живого мира - очень архаичная черта, она проскальзывает еще у Парменида на рубеже VI и V веков до новой эры ("люди произошли из ила").
   Этот период ознаменовался наивысшим расцветом космогонии, то есть умозрительных учений о происхождении космоса и всего его устроения, включая жизнь. Пифагорейцы считали, что жизнь - есть воплощение некоей математической схемы, существовавшей извечно.
   Наиболее разработана схема происхождения жизни и отчасти даже "эволюции" у Эмпедокла Агригентского (V век до новой эры). По его учению, под действием космической силы - любви - четыре первоэлемента, или стихии, - огонь, воздух, вода, земля - начали взаимодействовать и породили растения, затем животных. Но возникли не современные животные, а случайные комбинации органов, например, глаза на шее без головы, руки без плеч, туловища с головами, но без плеч и так далее Их опять-таки случайные соединения, в свою очередь, породили "разнообразные формы". Нежизнеспособные из их числа погибали, оставались лишь те, которые могли жить и давать потомство - они и породили жизнь как нечто устойчивое. На юге Земли, где было жарко, зародились самцы, а на севере в холодных условиях - самки. Потом нечто подобное повторяется при появлении зародышей внутри организмов: образуются самцы, если семя сформировалось в более горячих местах, и самки - если в холодных.
   Анаксагор, современник Эмпедокла, был согласен с ним по поводу формирования самцов и самок, но вообще снимал проблему происхождения жизни, считая, что жизнь вечна, а ее зародыши занесены на Землю из иных миров по воздуху (Вселенная, считали в античности, заполнена воздухом).
   Демокрит (460-370 годы до новой эры), известный как создатель учения об атомах и древнего материализма, в отношении происхождения жизни держался мнения, что организмы порождены влагой (возврат к Фалесу). Нынешняя влага утратила способность порождать жизнь, а когда-то она такую способность имела. Возникновение жизни из влаги он отождествлял с происхождением из воздуха, считая, что "в воде содержится дуновение, а в нем - теплота, свойственная душе". Ни одно сочинение Демокрита, касающееся происхождения жизни, не сохранилось, но вот его воззрение в передаче историка I века до новой эры Диодора Сицилийского: "От теплоты поверхность еще полужидкой земли вздулась, а некоторые влажные вещества вспучились во многих местах, где возникли гнилостные пузыри, покрытые тонкой кожицей. Эти влажные места вследствие нагревания стали нести живой плод, причем ночью они питались густым инеем, выпадавшим из окружающего воздуха, а днем отвердевали от жары. Когда наконец эти плодоносящие бугры увеличились до надлежащего размера, оболочки лопнули под влиянием солнечного жара, и появились на свет разнообразные виды животных (как у Анаксимандра, но животные возникают раньше людей). Из них те, которым было сообщено наибольшее количество теплоты, унеслись в верхние места и стали летучими; те, в составе которых преобладали землистые соединения, составили отряд пресмыкающихся и других сухопутных животных; те же, в которых преобладала влажная субстанция, устремились к местам, однородным с ними. Земля же вследствие солнечного жара твердела все более и более, так что в конце концов она оказалась неспособной производить сколько-нибудь крупных животных; все одушевленные существа стали уже рождаться от взаимного смешения". (По другим свидетельствам в этот период "ослабления" земли произошли, наконец, и растения)
   Взгляды крупнейших эллинских мыслителей IV века до новой эры - Платона и его ученика Аристотеля на происхождение жизни отчасти могут быть причислены к натурфилософским, поскольку основаны на умозрении. Вместе с тем в их концепциях (особенно Аристотеля) заметно стремление опираться на накопившиеся к тому времени биологические данные. Вот почему эти гипотезы могут быть причислены к раннебиологическим. Впрочем, такое причисление тоже условно, потому что биология того времени весьма отличалась от современной. Не было и самого термина "биология", как и отдельной дисциплины. Существовали такие термины, как "наука о животных", "наука о растениях" и, конечно, "медицина".
   У Платона нет и таких различений, его подход по существу можно назвать художе­ственным и символическим. Платон пытался вернуть натурфилософское мышление к мифологии, хотя уже не первобытной, а к своей -- художественно-образной. Идя здесь, как и во многом другом, по пути, противоположному пути Демокрита, Платон утверждает, что жизнь произошла на суше, а вода была заселена в последнюю очередь. В диалоге "Тимей" рассказывается, что первоначально Земля была пустынна, живые существа на ней отсутствовали, "и это недостававшее демиург (то есть творец, Бог) устроил сообразно с природой образца". Иногда Платон говорит и о многих богах. Творя человека, они начали с главного - сердца, затем "обложили сердце легкими как подушками, чтобы они, воспринимая в свои полые трубки воздух и питье, охлаждали сердце, освежали его и облегчали его жар". Затем были созданы и другие органы. Впрочем, автор сам не принимает эту картину буквально, но лишь подчеркивает то, что мы сейчас назвали бы приспособительным характером структур. Кроме того, он стремится насытить свой рассказ назидательностью. Без нравоучения для человека - это подчеркивал еще учитель Платона, Сократ, -- наука и философия не имеют смысла. Аристотель подходит к вопросам, связанным с происхождением жизни, существенно иначе, хотя некоторые моменты своего учения он воспринял от Платона. Таково представление о взаимоприспособленности органов и систем организма. Между неживыми (неорганическими) телами и живыми организмами столь же невозможно, по мнению Аристотеля, провести четкую грань, как и между животными и растениями. Последнее, то есть отсутствие грани между животными и растениями, иллюстрируется губками, полипами, асцидиями. Эти ведущие прикрепленную жизнь организмы он считал промежуточными между растениями и животными. Хотя это и неверно, но в подобном взгляде был зародыш столь важной даже для эпохи Просвещения идеи "лестницы существ", а также новые представления о единстве и непрерывности родословного древа живой природы.
   Представления о происхождении жизни, господствовавшие в поздней античности и в течение Средневековья, в основном следовали аристотелевской концепции, хотя к ней примешивалась более архаичная твердая вера в самопроизвольное зарождение почти что на наших глазах мышей, насекомых и прочей мелкой живности. Вера, надо сказать, отнюдь не чуждая и Аристотелю, как и всем биологам древности и Средневековья, да и в Новое время она не исчезла, хотя постепенно приурочивалась ко все более и более мелким организмам, вплоть до микробов и вирусов.
   Другим отличием средневековых воззрений на происхождение жизни было принятие вечности Вселенной во всех основных моментах ее строения, в том числе и в отношении жизни (хотя жизнь и возникает всегда, это только как бы дополнения к ее извечному бытию). Принимались также несотворенность мира, его самодвижение под действием внутренне присущих ему "форм".
   Средневековым ученым и в особеннос­ти Фоме Аквинскому (XIV век) пришлось приложить немало усилий, чтобы примирить Аристотеля с библейским рассказом и его идеей сотворения мира и жизни.
  

Материалистический подход к возникновению жизни

  
   Материалистический подход возник в глубокой древности. Еще древнегреческий ученый Демокрит, живший в IV веке до новой эры, пытался дать материалистическое объяснение нашей вселенной. Это нашло свое отражение в исходном понятии философии Демокрита - понятии "атома", как некоторого неделимого материального индивидуума (греческое ?tomos, как и латинское individuum, означает неделимый), который признается не возникшим и не гибнущим, неразрушимым, не подверженным каким-либо воздействиям извне, подлинным бытием, противостоящим пустоте как абсолютному ничто, абсолютному небытию. Из этих атомов, движущихся в различных направлениях, из их "вихря" по естественной необходимости путем сближения взаимно подобных атомов образуются как отдельные цельные тела, так и весь мир; движение атомов вечно, а число возникающих миров бесконечно. Атомы настолько малы, что для человека невидимы, а человеческие реакции объясняются истечениями из атомов, образами, действующими на наши органы чувств и вызывающими соответствующие ощущения, так что не существуеть ничего ни сладкого, ни горького, ни белого, ни черного самого по себе, но только атомы и пустота.
   К сожалению, из многочисленных сочинений Демокрита, упоминаемых его современниками, до нас дошли только около 300 фрагментов, в которых ничего не говорится о возникновении нашей системы и жизни на ней.
   В 1796 году появилась книга П.С. Лапласа "Изложение системы мира". Ознакомившись теорией П.С. Лапласа Наполеон Бонапарт спросил у автора, а где же в его системе Бог. На это гордый П.С. Лаплас ответил: "Я не нуждаюсь в этой гипотезе"
   До этого считалось, что всем в мире управляет Бог: он якобы создал вселенную, и потому и люди, и Земля, и Солнечная система - все подчиняется Богу, и само звездное небо служит Богу престолом. П.С. Лаплас низвел Бога с этого блистательного трона. Он выдвинул гипотезу образования солнечной системы - Солнца, планет и их спутников из рассеянного вещества в результате закономерного движения материи во вращающейся и сжимающейся газовой туманности. Согласно гипотезе П. Лапласа, в результате ускорения вращения при сжатии разряженная внешняя часть туманности становится все более сплюснутой, а когда центробежная сила на экваторе стала равной по величине силе тяготения, она приняла чечевицеобразную форму. Вещество на остром ребре чечевицы перестало участвовать в дальнейшем сжатии, а осталось на месте, образуя газовый диск. Затем он разделился на отдельные кольца и вещество каждого кольца собралось в сгусток, превратившийся затем в планету. При сжатии этих сгустков процесс зачастую повторялся, приводя к образованию спутников планет. Центральный сгусток туманности превратился в Солнце.
   Однако гипотеза П.С. Лапласа не смогла объяснить медленное вращение Солнца, прямое вращение планет, наличие спутников с обратным движением и спутников, период вращения которых меньше периода вращения планеты. Непонятно было также, почему при явно вытянутом, элептическом характере орбит почти всех космических тел, орбиты вращения планет солнечной системы имеют почти идеально круговую форму? Это объяснил академик О.Ю. Шмидт, выдвинув гипотезу возникновения Солнца и планет, в том числе и Земли.
   Согласно этой гипотезе материальный мир или Вселенная рассматривается как бесконечное пространство, в котором наблюдаются множества звезд различных типов, а также звездных скоплений и ассоциаций, газовых и пылевых туманностей и отдельных атомов и частиц, рассеянных в межзвездном пространстве. Материя распространена в материальном мире неравномерно: области, где наблюдается некоторая концентрация материи, называются Галактиками, а между ними существуют огромные области, в которых материя практически отсутствует. Таких Галактик во Вселенной бесконечное множестово. Мы живем в одной из таких Галактик, насчитывающей порядка сто миллиардов звезд, одной из которых является наше Солнце.
   Все компоненты нашей Галактики связаны в единую динамическую систему, вращающуюся вокруг малой оси симметрии. Земному наблюдателю, находящемуся внутри нашей Галактики, она представляется в виде Млечного пути - неярко светящейся диффузной белесой полосы, пересекающей звездное небо почти по большому кругу, и всего множества отдельных звезд, видимых на небе.
   Звезды и межзвездная газо-пылевая материя заполняют объем Галактики неравномерно и находятся в постоянном движении. Когда газо-пылевое облако попадает в искривление пространства Галактики, оно начинает так быстро сжиматься, что внутри его возникают термоядерные реакции, которые разогревают уплотненную материю на поверхности на тысячи градусов, а в центре на миллионы градусов - так загораются новые звезды. Наше Солнце загорелось где-то порядка 6 миллиардов лет тому назад и будет светиться еще порядка 500 миллиардов лет.
   Где-то порядка 5 миллиардов лет тому назад к Солнцу довольно близко подошло газо-пылевое облако, которое попало в зону притяжения Солнца и стало вращаться вокруг него. Это облако состояло из отдельных атомов, молекул и частиц вещества, которые вращались вокруг Солнца по элептическим орбитам. Сталкиваясь между собой, эти частицы стали слипаться, образуя зародыши будущих солнечных планет, при этом орбиты планет в результате усреднения стали стремиться к круговым (фактически их орбиты, строго говоря, продолжают оставаться элептическими, но с таким крайне малым эксцентриситетом, что с достаточно большой степенью точности их можно считать круговыми). Налипание новых частиц к поверхности зародышей планет на определенном этапе привело к росту давления на материю в центре, где начались термоядерные реакции, разогревающие центральные области планет до жидкого состояния. Одновременно шел процесс образования зародышей спутников планет, которые попадая в зону ближнего влияния планет становились не самостоятельными планетами, а спутниками планет, а также малых планет астероидов.
   Так согласно материалистического подхода возникли планеты - большие небесные тела, движущиеся вокруг Солнца и светящиеся отраженным солнечным светом; размеры и масса планет на несколько порядков меньше, чем у Солнца. Планеты делятся на внутренние и внешние. К внутренним относят планеты, движущиеся по орбитам внутри пояса малых планет. Это - Меркурий, Венера, Земля, Марс; их также называют планетами земной группы. Внешние планеты находятся за пределами кольца малых планет. Это - Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун, Плутон. Все они (кроме Плутона) из-за своих значительных размеров называются также планетами-гигантами. Между внешними и внутренними планетами находится кольцо нескольких тысяч малых планет - астероидов, размеры которых колеблятся от нескольких сотен до одного километра и меньше.
   Земля является самой крупной среди внутренних планет. Образовалась она порядка 4.5 миллиарда лет тому назад из газо-пылевого вещества, содержащего все известные ныне в природе химические элементы. Формирование Земли сопровождалось дифференциацией вещества, чему способствовал постоянный разогрев земных недр за счет теплоты, выделявшейся при распаде радиоактивных элементов. Результатом этого явилось разделение Земли на концентрически расположенные слои - геосферы, различающиеся химическим составом, агрегатным состоянием и физическими свойствами. В центре образовалось внутреннее жидкое ядро, разогретое до температуры 6000?С, расположенное на глубине до 6500 км. Над ним располагается собственно ядро в виде вязкой жидкости, разогретой до температуры 5500?С, расположенное на глубине до 2900 км. Предполагается, что оно состояит из железа (с примесью никеля, серы, кремния) или его окислов, которые под действием высокого давления приобрели металлические свойства.
   Над ядром находится твердая мантия, занимающая порядка 85 процентов объема и порядка 70 процентов массы Земли, разогретая наверху до температуры порядка 3000?С. Предполагается, что мантия Земли состоит из тех химических элементов, которые во время образования Земли находились в твердом состоянии или входили в состав твердых химических образований. Состав мантии Земли считается близким к составу каменных метеоритов, попадающих на нашу планету в настоящее время. Над мантией располагается кора Земли - самая неоднородная и сложно построенная геосфера. В строении материковой коры различают три слоя: верхний - осадочный (от 0 до 20 км), средний, называемый условно "гранитным" (от 10 до 40 км), и нижний, так называемый "базальтовый" (от 10 до 70 км). Под океанами осадочный слой на обширных площадях имеют толщину лишь в несколько сотен метров. "Гранитный" слой, как правило, отсутствует - вместо него наблюдается так называемый "второй" слой неясной природы толщиной около 1-2.5 км. Мощность "базальтового" слоя под океанами - около 5 км. За пределами коры находятся внешние геосферы - водная и воздушная, которые сформировались из паров и газов, выделявшихмя из недр Земли при дегазации мантии.
   Большую часть поверхности Земли (71 процент) составляет Мировой океан, остальное относится к суше, образующей шесть крупных континентов, а также многочисленные острова. Поверхность Земли, гидросферу, прилегающие слои атмосферы и земной коры объединяют под названием географической или ландшафтной оболочки. Географическая оболочка явилась ареной возникновения жизни, развитию которой способствовало наличие на Земле определенных физических и химических условий, необходимых для синтеза сложных органических молекул.
   Жизнь является высшей по сравнению с физической и химической формой существования материи, возникающей при определенных условиях в процессе ее развития. Живые объекты отличаются от неживых обменом веществ, способностью к размножению, росту, активной регуляцией своего состава и функций, к различным формам движения, раздражимостью, приспособлению к изменению среды существования. Однако строгое научное разграничение на живые и неживые объекты встречает определенные трудности. До сих пор нет единого мнения о том, можно ли считать живыми вирусы, которые вне клеток организма хозяина не обладают ни одним из атрибутов живого.
   Чаще всего цитируют определение жизни, данное Ф. Энгельсом чуть ли не полтора века тому назад: "Жизнь есть способ существования белковых тел, и этот способ существования состоит по своему существу в постоянном самообновлении химических составных частей этих тел". Но это определение недостаточно корректно. Термин "белок" в то время еще не был определен вполне точно, и его относили обычно к протоплазме в целом. Все известные сейчас объекты, обладающие несомненными атрибутами живого, имеют в своем составе два основных типа биополимеров: белки и нуклеиновые кислоты (ДНК и РНК). Кроме того, биополимеры могут быть получены не только на основе углерода, но также и на основе кремния, также расположенного в четвертой группе элементов таблицы Д.И. Менделеева. Наконец, могут быть построены роботы, которые, потребляя различные вещества, будут вырабатывать энергию и создавать материалы для своего воспроизводства и ремонта. Можно ли их отнести к живым объектам? Ведь чисто гипотетически они могут уничтожить людей и поддерживать как угодно долго созданную уничтоженными ими людьми искусственную цивилизацию.
   Кроме того, обмен веществ существенный, но не единственный критерий жизни. В конечном счете, обмен веществ присущ и работающему автомобилю: он потребляет бензин и кислород, выделяя углекислый газ, пары воды и ядовитый выхлоп. Но ведь его нельзя назвать живым. Это, кстати, понимал и сам Энгельс - в другой своей книге "Анти-Дюринг" он писал, что "обмен веществ" сам нуждается в объяснении, исходящем из понятия "жизнь". Обмен веществ делится на два противоположных друг другу процесса: ассимиляцию, - в переводе с латинского - уподобление и диссимиляцию - разуподобление, распад.
   Интересное определение жизни предложил профессор МГУ Б.М. Медников: жизнь -- это активное, идущее с затратой энергии, получаемой извне, поддержание и воспро­изведение специфической структуры. Система воспроизводит себя и поддерживает свою целостность, используя при этом элементы окружающей среды более простые, с более низкой упорядоченностью. Это и есть ассимиляция. Растения усваивают углекислый газ, воду, минеральные соли и, используя энергию солнечного света, строят из этих веществ свои организмы. Грибы, животные и растения-паразиты, потерявшие способность к фотосинтезу, усваивают готовые органические вещества. Для этого тоже нужна энергия. Поэтому часть пищи они сжигают в процессе дыхания, выделяя углекислый газ, воду и простые соединения азота, в основном аммиак. Это диссимиляция. Совокупность названных процессов и есть обмен веществ; он не является самоцелью, а служит размножению и поддержанию целостности организмов.
   Потребление энергии в процессе жизни - необходимое условие ее существова­ния и особенность, которая позволяет отличать ее от кристаллической формы материи. Еще в XVIII веке великий французский натуралист Бюффон удивлялся сходству между ростом организмов и кристаллов. Кристаллы растут, образуя специфические структуры (хлористый натрий, например, в виде куба, алмаз в форме октаэдра). Более того, если мы отломим у кубического кристалла хлористого натрия уголок, он за­лечит свой дефект в насыщенном растворе, восстановив прежнюю структуру. Скопления, сростки кристаллов порой удивительно напоминают живые растения. Таковы морозные узоры - скопление ледяных кристаллов, оседающих из водяных паров на охлажденных поверхностях. Они похожи на листья папоротников и заросли невиданных растений. Это сходство до сих пор поражает многих исследователей.
   Однако энергетически кристаллы и живые организмы прямо противоположны. Кристаллы - системы с минимумом свободной энергии. Недаром при кристаллизации выделяется тепло. Например, при оседании водяных паров в морозные узоры на килограмм массы выделяется 619 ккал тепла (539 при конденсации водяных паров и 80 при переходе в твердую фазу). Листья папоротника, столь похожие на морозные узоры, наоборот, при росте поглощают энергию солнечных лучей. Сжигая их, например, каменный уголь, образовавшийся из доисторических растений, мы получаем эту энергию обратно. Поэтому кристаллы и живые организмы, невзирая на иногда проявляющееся внешнее сходство, - энергетические противоположности, что не учитывает последнее определение жизни.
   Хотя дать строгое определение жизни пока не представляется возможным, можно выделить ряд признаков, которыми обладают живые организмы и которые в совокупности отсутствуют у большинства неживых систем. Однако среди этих признаков нет ни одного, который был бы присущ только живому организму. Поэтому описание живых организмов приходится совершать перечислением совокупности этих признаков.
   Одна из наиболее примечательных особенностей живых организмов - это их сложность и высокая степень организации. Они характеризуются усложненным строением и содержат множество сложных молекул.
   Любая составная часть организма имеет свое специальное назначение и выполняет определенные функции. Это относится как к органам, так и к микроскопическим структурам вплоть до сложных молекул.
   Живые организмы обладают способностью извлекать, преобразовывать и использовать энергию окружающей среды - либо в форме органических питающих веществ, либо в виде энергии солнечного излучения. Благодаря этой энергии и веществам, поступающим из окружающей среды, живые организмы поддерживают свою целостность и выполняют различные функции, возвращают же они в природу продукты распада и преобразованную энергию в виде тепла, то есть организмы способны к обмену веществом и энергией.
   Живые организмы способны реагировать на изменение окружающей среды.
   Живые организмы хорошо приспособлены к среде обитания и ее изменениям, обладают хорошими адаптационными способностями.
   Самая поразительная особенность живых организмов - способность к самовоспроизведению, то есть к размножению. Существуют механизмы передачи информации о признаках, свойствах и функциях живых организмов из поколения в поколение - наследственные механизмы. Однако сходство родителей и потомков никогда не бывает полным: потомки, будучи похожими на родителей, всегда в чем-то отличаются от них, в этом состоит свойство изменчивости, основные закономерности которой являются общими для всех видов живых организмов.
   Для живых организмов свойственна способность к историческому развитию и изменению от относительно простого (клетки) к крайне сложной иерархической структуре.
   В противоположность этим признакам у живых организмов существует одно свойство, которое присуще только им и не присуще объектам неживой природы. Дело в том, что молекулы одного и того же вещества могут обладать различного рода симметрией (бывают "левые молекулы", бывают и "правые"). Неорганическое вещество обычно состоит из смеси молекул различного типа симметрии. Оно не может поляризовать свет, если только не изготовлено специально для этой цели. Что же касается живого вещества, то оно обладает свойством хиральности, то есть состоит только из молекул одного типа симметрии, благодаря чему и оказывается способным поляризовать свет. Эту особенность живого вещества впервые установили П. Кюри и Л. Пастер.
   Хотя достаточно однозначного определения живого организма пока не существует, тем не менее, существуют различные гипотезы возникновения жизни на Земля, самой достоверной из которых представляется гипотеза, выдвинутая в начале прошлого века А.И. Опариным. Возникновение жизни на Земле он рассматривает как закономерный процесс эволюции углеродистых соединений. Современные радиоастрономические данные о наличии углеродистых соединений в межзвездной среде показывают, что органические вещества возникали не только до появления жизни, но и до формирования нашей планеты.
   Первичная атмосфера Земли имела восстановительные свойства и на определенном этапе своего развития содержала наряду с газообразным водородом и парами воды соединения углерода. С течением времени состав атмосферы Земли постепенно изменялся: в ней все более возрастало содержание кислорода. Под действием космического и солнечного излучения, метеоритов, электрических разрядов и горячих источников началось образование простых органических молекул типа пиримидина, пурина формальдигида, из которых затем начался синтез биополимеров типа нуклеотида, полисахаридов, мочевины, липидов, карбоновых кислот. Все это явилось основой возникновения пробионтов типа нуклеиновых кислот, способных уже к самоудвоению и длинных белковых молекул, явившихся прообразом, непосредственным предшественниками живых клеток.
   Судя по некоторым данным, полученным учеными еще в прошлом веке, первые признаки жизни на Земле появились порядка 3 миллиарда лет тому назад. В течение порядка 2 миллиардов лет существования Земли на ней не было жизни. В этот период, названный учеными периодом химической эволюции, внутри Земли и на ее поверхности протекали разнообразные химические превращения, приводившие к образованию сложных химических веществ, ставших в дальнейшем компонентами сначала фазовообособленных систем органических веществ - пробионтов, а затем и простейших клеток, обладавших свойствами живого. Лишь возникновение последних положило начало биологической эволюции.
   В середине прошлого века американскими учеными Г. Юри и С. Миллером было синтезировано ряд амнокислот при пропускании электрического разряда через смесь газов, предположительно составляющих первичную земную атмосферу. Чуть позже русские ученые А. Пасынский и Т. Павловская получили аминокислоты при ультрафиолетовом облучении, характерном для солнечных лучей, газовой смеси формальдегида и солей аммония. Испанский ученый Х. Оро осуществил синтех пуринов, пиримидинов, рибозы и дезоксирибозы - основных компонентов нуклеиновых кислот. Затем химически синтезировали аденозинтрифосфорную кислоту - основную форму накопления энергии в живых организмах, а также аминокислоты, полипептиды и белковоподобные вещества. Этим было доказано, что образование органических соединений во Вселенной могло происходить в результате воздействия тепловой энергии, ионизирующего и ультрофиолетового излучения, воздействия электрических разрядов. Первичным источником этих форм энергии служат термоядерные процессы, протекающие в недрах звезд и планет. Обширные геологические исследования показывают, что на поверхности земного шара в ранние периоды развития его началось возникновения воды. Воды, пропитывающие слои земного грунта, непрерывно перемещали растворенные в них вещества из мест их образования в места накопления и концентрирования. При этом наряду с синтезом все более сложных органических веществ имел место и их распад, а затем и новый синтез. Такие процессы могли приводить к многократному образованию пробионтов, что полностью исключает гипотезу о случайном характере происхождения жизни.
   Аналогичные процессы происходят и на других планетах, вот только условия для поддержания жизни там отсутствуют. На ближайшей к Земле планете Марсе атмосфера состоит, в основном, из углекислого газа с незначительной примесью азота; кислород практически отсутствет. Средняя температура на поверхности Марса составляет -50?С, правда, днем она может подняться до +30?С, но ночью она может упасть до -100?С. В результате таких колебаний температуры на Марсе все время наблюдаются бури, скорость ветра достигает 100 км/час. Если жизнь и зарождается на Марсе, то из-за отсутствия кислорода выживать могут только самые примитивные ее формы. Во всяком случае многие формы земных микроорганизмов, поставленные в лаборатории в условия, свойственные поверхности Марса, продолжали жить и размножаться. Но более развитые формы погибали.
   Другая ближайшая к Земле планета Венера покрыта толстым облачным покровом. Ее атмосфера тоже, в основном, состоит из углекислого газа, но имеется и небольшое количество кислорода, хлористого и фтористого водорода, присутствуют пары воды. Однако температура поверхности планеты порядка 300-400?С исключает возможность выживания даже простейших форм жизни.
   Из всех девяти планет Солнечной системы только планета Земля обладает пригодными для появления и развития жизни условиями. Ее атмосфера изначально была богата кислородом и углекислым газом, а также азотом, в отдельных местах планеты температура меняется от 23?С зимой до 26?С летом. Так что при многократном возникновении органических веществ вполне существовали условия для закономерного возникновения жизни.
   Особое значение имеет это представление для понимания перехода химической эволюции в биологическую. Такой переход обязательно должен был быть связан с возникновением многомолекулярных фазообособленных открытых систем, способных взаимодействоватьь с окружающей внешней средой, то есть расти и развиваться, используя ее вещества, энергию и тем самым преодалевая нарастоние энтропии, как некоей меры беспорядка.
   Опыты с фазообособленными системами, или пробионтами, проведенные А.И. Опариным с каплями, возникшими в растворе высокомолекулярных соединений различных органических полимеров, показали, что эти капли обладают способностью поглощать из окружающего их раствора разнообразные, богатые энергией вещества и за их счет расти, увеличиваясь в размерах и массе. При этом скорость процесса определяется свойственной каждой индивидуальной капле химической и пространственной организацией, так что две разновидности капель, находящиеся в одном растворе, ведут себя различно. Одни растут быстро, в то время как рост других замедлен и может даже произойти их полный распад. Описанные опыты показывают возможность примитивного отбора капель в зависимости от характера их взаимодействия с окружающей средой.
   Приступая к работе, А.И.Опарин предположил, что переход от химической эволюции к биологической связан с возникновением простейших органических систем - пробионтов, способных использовать из окружающей среды вещества и энергию и на этой основе осуществлять важнейшие жизненные функции - расти и подвергаться естественному отбору.
   А.И.Опарин наблюдал, как в коллоидных растворах полипептидов, полисахаридов, РНК и других высокомолекулярных соединениях при определенных условиях образуются сгустки объемом от 10Ђ8 до 10Ђ6см. Эти сгустки он называл коацерватными каплями, или коацерватами. Вокруг капель имеется граница раздела, хорошо видимая в микроскоп. Коацерваты способны адсорбировать различные вещества. В них осмотически могут поступать из окружающей среды химические соединения и идти синтез новых соединений. Под действием механических сил коацерватные капли дробятся. Но коацерваты - еще не живые существа. Это лишь простейшие модели пробионтов, проявляющие внешнее сходство с такими свойствами живого, как рост и обмен веществ с окружающей средой.
   Пробионты, в которых обмен веществ сочетался со способностью к самовоспроизведению, имели наилучшую пер­спективу сохраниться в предбиологическом отборе. Дальнейшее их развитие уже полностью приобрело черты биологической эволюции, которая и осуществлялась на протяжении не менее чем 3,5 миллиарда лет.
   Возникновение и совершенствование приспособленности внутримолекулярного строения белков и нуклеиновых кислот к выполнению ими в организме функциями могло происходить только на основе естественного отбора, которому подвергались целостные эволюционирующие системы - пробионты - и возникавшие на их основе живые существа. В результате длительной эволюции и естественного отбора пробионты превратились в системы, обеспечивающие передачу информации первых и постоянный синтез вторых. Возникшая в дальнейшем на основе формирования генетического кода способность к передаче наследственной информации от предков к потомкам стала одним из основных свойств организмов.
   Происходило это в процессе формирования клеток из коацервативных капель концентрированных растворов белков, нуклеиновых кислот. Такие капли уже спорсобны адсорбировать различные вещества. Из раствора в них поступают химические соединения, которые преобразуются в результате протекающих в каплях химических реакциях, а затем могут выделяться в окружающую среду. Это является уже прообразом обмена веществами. Но эти капли еще не живые существа. Они проявляют лишь внешнее сходство с такими признаками живых организмов, как рост и обмен веществ с окружающей средой. Кроме того в таких каплях наблюдается способность к воспроизведению подобных сложных молекул. Поэтому возникновение коацерватных капель рассматривают как стадию развития преджизни.
  

Развитие жизни

   Живые системы представляют собой так называемые открытые системы, в которые энергия поступает извне и без поступления энергии которые существовать не могут. Первые организмы были гетеротрофными, получавшими энергию путем бескислотного расщепления органических соединений. На заре возникновения жизни в проатмосфере Земли было крайне мало свободного кислорода. Возникновение атмосферы современного химического состава тесным образом связано с развитием жизни. Вначале появились одноклеточные доядерные организмы - прокариоты, которые были "бессмертными". Рождение новых прокариотов происходило путем деления материнской клетки. Уничтожить прокариоты можно было, только лишь лишив их питания, то есть, уморив голодом, ибо естественная смерть не была предусмотрена в их генах.
   Понадобилось порядка одного миллиарда лет, чтобы появились ядерные одноклеточные, а затем и многоклеточные организмы - эукариоты. Если жизнь была "открытием" прокариотов, то смерть, как естественный конец жизни, закодированная в матричном носителе информации, пришла вместе с эукариотами. И с этого времени включился механизм естественного отбора, разнообразие живых организмов стало быстро нарастать. Таким образом, естественную смерть следует рассматривать как необходимый элемент развития жизни, без которого это развитие замирает. Бессмертным может быть только примитивный организм.
   Появление эукариотов, способных к фотосинтезу, привело к выделению в атмосферу и воду кислорода, в присутствии которого стало возможным кислородное расщепление органических веществ, при этом получается во много раз больше энергии, чем при бескислородном. Однако потребовалось порядка двух миллиардов лет прежде чем в атмосфере появилось достаточно свободного кислорода, чтобы из него сформировался озоновый слой, в достаточной мере отражающий сжигающие живые организмы ультрафиолетовые лучи. Вот тогда-то и появились черви, ставшие осваивать сушу. Где-то через 50 миллионов лет в море появились древнейшие позвоночные и рыбы, которые тоже затем вышли на сушу. Из них сформировались амфибии, властвовавшие сушей порядка 200 миллионов лет. Выход на сушу сопровождался у растений и позвоночных рядом сходных изменений в строении, размножении, дыхании.
   Появившиеся порядка 220 миллионов лет тому назад пресмыкающиеся завоевали моря, сушу и воздух. В это время идет активное горообразование, что приводит к усилению засушливости климата. В условиях становления резко континентального климата и общего похолодания исключительные преимущества получили теплокровные животные - птицы и млекопитающие, чей расцвет приходится на последнюю эру - кайнозой, начавшийся порядка 70 миллионов лет тому назад. Кайнозой делится на два неравных периода: третичный и четвертичный. В конце третичного периода начинается процесс остепнения суши, когда тропические и саванные леса сменяются степями. От насекомоядных обособляется отряд приматов, содержащий поначалу общих предков человекообразных обезьян и людей. К концу третичного периода на Земле уже встречаются представители всех современных семейств растений и животных.
   В результате сокращения лесных площадей одни из форм человекообразных обезьян отступили в глубь лесов, а другие спустились с деревьев на землю и стали завоевывать открытые пространства. Потомками последних являются люди, возникшие в конце третичного периода.
   Мы живем в четвертичном периоде, который продолжается порядка 2 миллиона лет. В течение четвертичного периода вымирают мамонты, пещерные медведи, саблезубые тигры, гигантские ленивцы, большерогие олени. Большую роль в вымирании крупных животных сыграли древние охотники. Однако переход человека на плотоядную пищу существенно способствовал его развитию и размножению. Сейчас его популяция насчитывает более шести миллиардов особей. А согласно теоретической биологии размер популяций животных обратно пропорционален их усредненной массе и людей в мире должно было быть как у шимпанзе порядка ста тысяч особей.
   Человеческая популяция так разрослась, потому что человек для своего развития использовал свой разум, сознательно приспосабливаясь к изменяющимся условиям существования под лозунгом "размножайтесь и расселяйтесь". Однако, появившиеся порядка 200 тысяч лет тому назад плотные и могучие неандертальцы плохо приспособились к произошедшим изменениям климата и фактически после того, как съели крупных животных, они съели друг друга, используя созданные ими прообразы орудий труда, такие как каменный топор и нож, для взаимного уничтожения. Так на Земле возник первый глобальный экологический кризис, величина людской популяции сократилась на порядок, и человечество остановилось на грани уничтожения.
   Оставшиеся после неандертальцев порядка 50 тысяч лет тому назад боле щуплые, но зато более подвижные кроманьонцы выжили только потому, что сумели организоваться в общество, создали мораль и этику своего поведения, опираясь на десять заповедей, в том числе и на основную человеческую ценность "Не убий!" Поначалу эти заповеди распространялись только на родственников. Но в "Нагорной проповеди" Иисус Христос распространил их и на врагов, исключая различия между людьми. Правда, врагов все же уничтожают и сейчас, но религии, например, православное христианство, накладывает на воинов, убивших врагов моральное наказание "Епитимию", запрещающую им в течение полугода посещать церковь и справлять религиозные отправления в храме.
   Таким образом, для выживания кроманьонцы использовали не биологическое приспособление к изменившимся условиям, а свой разум (ментальность) стали приспосабливать под изменяющуюся среду, в том числе и себя изменять под свои изменяющиеся потребности и "изобрели" нравственность, то есть стали опираться на возникшую духовность. Академик Н.Н. Моисеев отмечает, что с этого момента уже приобретает определенный смысл необходимость информационной интерпретации процесса развития биосферы, которая приводит к представлению о цивилизации. В основе такой интерпретации лежит понимание того, что живое вещество биосферы - ее биота представляет собой иерархически связанную совокупность систем так называемой "организмической природы", то есть систем, имеющих собственные цели и определенные возможности для их достижения. Основная из этих целей - обеспечение собственного выживания и стабильности (sustaina, ility).
   Около 10 тысяч лет тому назад в умеренно теплых областях Земли наступила "неолитическая революция", связанная с переходом человека от собирательства и охоты к земледелию и скотоводству. Началось одомашивание животных и введение растений в культуру на основе изготовления орудий труда и быта из заранее приготовленных материалов - меди, бронзы и затем железа. Бурная деятельность человека: распашка земель, раскарчевка и выжигание лесов, стравливание пастбищ и вытаптывание травостоев домашними животными - привела к расширению площадей пустынь, появлению подвижных песков. Существенно сократилась площадь лесов, естественные сообщества организмов (биоценозы) уступают место искусственным, исчезают с лица земли некогда процветающие виды живых существ.
   Возникновение индустриальных технологий привело к отравлению поверхности земли, вод и атмосферы отходами промышленности, и в частности радиоактивными осадками и канцерогенными углеводородами. Бурный рост количества населения привел к возникновению постоянно голодающей группы людей, количество которой превысило 1.2 миллиарда человек, а еще 4 миллиарда человек ведут полуголодное существование. Фактически нормально питается только население развитых стран, которое определяют как "золотой миллиард". Если бы все люди потребляли блага Земли так, как это делает "золотой миллиард", то земных ресурсов не хватило бы и на 10 лет.
   Сейчас мы живем в условиях быстро приближающейся демографической, экологической и моральной катастроф, когда заповедь "Не убий!" исчерпала свой моральный потенциал и фактически в мире ведется Четвертая мировая "информационно-психическая" война (Третья мировая война была "холодной"), целью которой является истребление "лишних" людей и доведение человеческой популяции до "золотого миллиарда", рационально использующего земные ресурсы.
   Уничтожение ведется не только прямыми физическими и психологическими методами, но и путем не предоставления помощи умирающим людям. Однако в процессе этой войны человечество может уничтожить самое себя, подобно тому, как уничтожили себя неандертальцы. Во избежание этого человечество должно изменить структуру человеческих обществ, приняв к руководству новую заповедь "Не оставь без помощи!", потенциал которой позволит человечеству сформировать новое общество совершенствования и выжить, предотвратив надвигающиеся катастрофы. Тогда человека Кроманьонского сменит человек Совершенствующийся, который биологически ничем не будет от него отличаться (если только может быть будет более гармонически развит физически) - существенные отличия его будут в ментальной и духовной областях, и эти отличия позволят человеку в очередной раз избежать надвигающуюся глобальную экологическую катастрофу.
  

Рост населения Земли

  
   Где-то порядка 70 миллионов лет тому назад из насекомоядных животных выделился отряд приматов. В этом отряде порядка 8 миллионов лет тому назад появилось семейство гуманоидов, к которому принадлежит современный человек.
   Многие антропологи считают, что развитие человека началось 4-5 миллионов лет тому назад и вначале было связано с прямохождением австралопитека. Шведский биолог Я. Линдблад считал, что до австралопитека 7-8 миллионов лет тому назад уже существовал прямоходящий предок человека, которого он назвал икспитеком, потому что до сих пор не найдены еще фрагменты его костей. Найдены лишь три цепочки следов на окаменевшем потоке пепла, по которому многие миллионы лет тому назад прошло семейство икспитеков, и по их окаменевшим следам антропологи установили, что икспитек уже передвигался в основном вертикально. По-видимому, он жил на водных отмелях и питался малюсками. От ныряния на дно отмелей за миллионы лет существования шерсть почти на всем его теле исчезла, осталась только на голове, под мышками и над половым органом. Его предок рамапитек, восходящий по присхождению к более древнему животному виду дриопитеку (то есть древесному), кстати, общий и для современных человекообразных обезьян, фрагменты костей которого были обнаружены, был покрыт шерстью и питался плодами, а ходил еще на четверенках. Но икспитек выпрямился, так как в вертикальном состоянии он мог посещать более глубокие места отмелей, где водилось больше малюсков. Икспитек - это то самое недостающее звено в генеалогическом древе человека, которое антропологи разыскивают вот уже больше века. Поэтому большинство их пока считают австралопитека "настоящим" предком человека.
   Следующей стадией развития человека 2.0-1.5 миллиона лет тому назад стало появление Homo Habilis (Человека Умелого), овладевшего навыками изготовления каменных орудий труда. Затем, 500 тысяч лет тому назад, развитие привело к появлению питекантропа, обладающего крупным строением и большой силой, которого 200 тысяч лет тому назад сменил неандерталец, научившийся добывать огонь. К своему несчастью неандерталец догадался прикрепить к каменному орудию деревянную палку, во много раз увеличившую усилие воздействия каменного орудия. Появился топор, что позволило неандертальцам приступить к охоте на крупных животных. Когда не было животных, неандертальцы ели своих слабых соплеменников, пока не съели самих себя. Спаслись порядка 40-50 тысяч лет тому назад только менее кровожадные кроманьонцы, с более развитым умом и сознанием, близким к современному человеку. Они выдумали нравственность и завет "Не убий!", который помог им выжить и организоваться в общество неродственных семейств, подчиняющееся определенным социальным законам. Это были уже разумные, современные люди Homo Sapiens Sapiens.
   Для населения Земли характерно то, что все человечество однородно по своему видовому составу. Биологически все (возможно более точно следует говорить большинство) люди принадлежат к одному виду Homo Sapiens Sapiens, у них одинаковое количество хромосом - 46, отличное от всех других приматов, а все расы способны к смешиванию и социальному обмену. Эта видовая однородность населения мира указывает на то, что все народы принадлежат одной демографической системе.
   В биологии подмечена определенная связь между средней массой представителя определенного вида и количеством особей его популяции. Чем больше масса, тем меньше особей в популяции. Следует отметить исключения - это человек и одомашенные им животные. По своей численности люди значительно (на пять порядков) превышают популяции сравнимых с ними по массе животных. Только домашние животные, живущие около человека, благодаря его помощи, не ограничены в числе подобно своим диким родственникам, каждый из которых занимает свой ограниченный ареал, свою экологическую нишу. Например, на Земле существует более 2 миллиардов коров и быков, причем поедают они пищи больше, чем все люди вместе взятые.
   Если бы человек, популяция которого сейчас превышает 6 миллиардов особей, а через лет, этак, 30 может удвоиться и достичь 12 миллиардов, не выделился из животного мира, его численность была бы порядка 100 тысяч особей. Такие протолюди жили бы в ограниченном ареале в центре Африки, подобно шимпанзе или гориллам, и их эволюция определялась бы медленными процессами, происходящими в результате популяционно-генетических изменений, характерных для видообразования. Однако с появлением человека произошел качественный скачок в развитии природы на Земле. Есть все основания полагать, что новое качество связано с разумом и сознанием Homo Sapiensis Sapiensis.
   Таким образом, главным видовым отличием современного человека служит его разум, и именно благодаря сознанию человечество развивалось своим путем. Это отразилось и на процессе размножения людей, так как для формирования социально зрелых форм сознания требуется длительное время - не менее 20 лет (в то время как животные аналогичной массы начинают размножаться через 3-4 года по достижению половой зрелости). Женщины развитых стран чаще всего обзаводятся потомством после 30 лет, в неразвитых странах женщины рожают уже в 15 лет при наступлении половой зрелости в 12-13 лет. Репродуктивный период женщины заканчивается в 45-55 лет, средняя продолжительность жизни человека достигнута в Японии 84,3 года (средняя продолжительность жизни человека на Земле составляет порядка 50 лет), при средней видовой продолжительности в 95-105 лет.
   Время, идущее на образование человека, воспитание его сознания, является существенным параметром его становления. В результате эволюции, ради формирования разума, у человека возникла задержка в половом созревании отдельной особи. А, кроме того, достигнув половой зрелолсти, человек не стремится непосредственно к размножению. Некоторое время он тратит на свое социальное развитие, и только достигнув определенного социального статуса, человек присупает к продолжению своего рода. Для развития вида, обусловившего взрывной рост его численности, произошел переход на качественно другой тип развития, связанный не с видовым развитием, а с сознанием человека.
   Чтобы поддержать не только высокую численность, но и высокий темп роста, человечество создало свою искусственную окружающую среду, и на определенном этапе, который связывают с неолитической революцией, оно выделилось из природы. Причем, если биосфера находится в состоянии относительного динамического равновесия и разнообразные биоценозы служат тому доказательством, то человечество находится в существенном неравновесном состоянии, очень далеком от того динамического равновесия, которое характерно для природы в целом.
   В биологии предполагается, что скорость роста каждого вида пропорциональна числу особей в популяции. Помимо этого учитывается взаимное влияние других видов, которые выступают по отношению к рассматриваемому в роли хищника или добычи. В такой динамической системе рост происходит по экспоненте. В случае человечества рост происходит не экспоненциально, а так, что скорость этого роста пропорциональна квадрату числа людей. Нелинейный рост привел к взрыву: людей стало на много порядков больше, чем сравнимых с ними животных, а сам человек расселился по всему земному шару. Это быстрое развитие происходит до тех пор, пока его скорость не становится столь большой, что отдельный индивид и система в целом больше не могут развиваться в таком самоускоряющемся режиме и наступает катастрофа. Из этого следует, что в первом приближении наше развитие и рост не ограничены другими видами животных и природными ресурсами, пока наше воздействие на окружающую среду не приведет к глобальным по своему масштабу последствиям, которые уже в следующем приближении могут повлиять на развитие человечества.
   Когда деятельность человека приобрела глобальный масштаб, со всей остротой стал вопрос о ее влиянии на окружающую природу, состояние биосферы и саму нашу планету, которая этой деятельностью может быть превращена в пылевидное облако. Как же человек дошел до жизни такой?
   С. Капица отмечает, что в начале развития человека рост населения Земли шел по линейному закону. К моменту появления Homo Habilis полтора миллиона лет тому назад его численность достигала порядка 100 тысяч человек, что соответствовало классической биологии. Причем это не умозрительный результат, а вывод из полевых наблюдений французского археолога и палеоантрополога Ива Коппенса. В течение многих лет он возглавлял французскую экспедицию в Африке. Его оценка основана на том, что тогда в Африке было порядка тысячи стоянок, на которых жили большие семьи - около ста человек. Линейный рост в ту далекую эпоху следует рассматривать не столько как рост уже сформировавшегося вида, сколько как длительное накопление признаков этого вида в результате продолжительного и медленного популяционно-генетического процесса видообразования. К концу этого времени и появился Homo Habilis. Продолжительность этой эпохи составила порядка 3 миллиона лет, что в два раза больше времени, отведенного для последующего развития человечества.
   После появления Homo Habilis наблюдается уже гиперболический численный рост человечества вплоть до нашего времени. Здесь можно выделить следующие этапы: в начальный момент существования неандертальца его количество было порядка одного миллиона человек, какое то время оно увеличивалось и достигло 5 миллионов, а затем неандертальцы исчезли. Правда, некоторые ученые считают, что так называемый "снежный человек" - это доживший до нашего времени неандерталец, прячущийся от занявшего его нишу кроманьонца. Появившиеся кроманьонцы стали интенсивно развиваться, и где-то порядка 30 тысяч лет тому назад их уже было около 10 миллионов. За 2000 лет до новой эры население составляло порядка ста миллионов человек. В районе 1840 года население Земли достигло порядка миллиарда человек. В 1900 году население составляло 1600 миллионов, в 1960 - уже три миллиарда, а в 1999 достигло шести миллиардов человек. Предполагается, что 12 миллиардов человек население достигнет в 2100 году. Но, если рассмотреть этапы удвоения населения, то можно заметить что это время сокращается по мере роста населения. Последнее удвоение было осуществлено за период порядка 40 лет. Перед эти удвоение населения произошло за период порядка 60 лет, а перед этим периодом следовал период удвоения населения порядка 150 лет. Анализ этой зависимости свидетельствует, что следующее удвоение населения в наше время должно произойти через 30 лет, а последующее - через 25 лет, затем - через 20. Согласно этой зависимости к 2100 году на Земле должно существовать население порядка 100 миллиардов человек. Вот только есть ли на Земле ресурсы для существования такого количества человек и выдержит ли биосфера такие потери?
   Если взять за основу приведенные выше цифры, то окажется, что уже в середине XXI века человечество будет потреблять четверть всей первичной биологической продукции. (Академик В.М. Котляков считает, что уже в начале XXI человечество будет потреблять половину биологической продукции.) Совершенно ясно, что наша планета не сможет выдержать такой антропологический пресс. И выходом из надвигающейся катастрофы может быть только пересмотр всей системы ценностей, которой руководствуется человечество, как это случилось 40-50 тысяч лет тому назад накануне гибели неандертальца выжившим кроманьонцем. Так что кроманьонцу не привыкать менять свою систему ценностей - он уже однажды это сделал для преодоления демографической катастрофы.
   Практически во всех мировых религиях - христианстве, мусульманстве, буддизме и синтоизме нет внутренних ограничений на беспредельный рост населения. Более того, во всех религиях наблюдается пожелание молодоженам "Плодиться и размножаться". Причем очень часто этот наказ вырождается в прямое пожелание: "Чтоб Бог дал вам побольше мальчиков!" На Востоке в области распространения ислама, где мужчина считается воином-защитником Пророка, рождение мальчика считалось исключительно удачным исходом беременности, а рождение девочки хоть и не считается несчастьем, но рассматривается как неудачная необходимость. В некоторых областях и в определенное время родившихся девочек зачастую умертвляли, поскольку отцам нужны были воины и чем больше, тем почетнее для отца. Поэтому женщина там рожала почти весь репродукционный период своей жизни. Семьи на Востоке и сейчас многочисленные и население быстро растет. Растет население Латинской Америки, и особенно быстро растет население Африки. В 1950 году население Африки равнялось половине населения Европы, к 1985 году его численность сравнялась (примерно 480 миллионов человек), а к 2025 году, по прогнозам, в Африке будет в три раза больше населения, чем в Европе -1 миллиард 580 миллионов человек против 512 миллионов в Европе
   В других развивающихся регионах мира наблюдается примерно такой же рост населения. В Китае число жителей может составить почти полтора миллиарда в 2025 году, несмотря на государственную политику ограничения семьи одним ребенком. Еще быстрее растущее население Индии, где была отменена государственная программа стерилизации родителей, имеющих более двух детей, на сегодняшний день превысило один миллиард и может превысить население Китая. Учитывая приблизительность статистических данных и возможное изменение уровней рождаемости и смертности в этих странах, можно полагать, что в 2025 году Индия будет впервые в истории иметь самое большое население и затем в короткие сроки достичь общей численности в два миллиарда человек. Кроме этих "гигантов", беспрецендентно высокой численности к третьему десятилетию XXI века достигнут и другие страны: Пакистан - 267 миллионов, Индонезия - 263 миллиона, Бразилия - 245 миллионов, Мексика - 150 миллионов, Иран - 122 миллиона человек
   За этими цифрами стоит жестокая реальность: каждый человек, если он занимается физическим трудом, что как раз и распространено в развивающихся странах, ежедневно нуждается в 2 тысячах калорий и 2.5 литрах воды, а получает сегодня в отличие от развитых стран значительно меньше и того и другого. Причем из двух типов очагов массовой нищеты - в сельской местности и в городах - в последних она растет значительно интенсивней по причине склонности более молодой и подвижной части населения в поисках лучшей жизни покидать сельскохозяйственные местности. В 1985 году треть населения развивающегося мира жило в городских зонах, но к 2000 году его количество превысило 40 процентов, и примерно 54 процентов будет насчитывать городское население развивающихся стран в 2025 году.
   Мы обращаем основное внимание на развивающиеся страны, потому что прирост населения идет в основном за счет них: 95 процентов всего роста населения планеты в ближайшее время будет происходить именно в этих странах. Почему это происходит? Ответ прост: сегодня эти страны находятся в том же положении, что и Англия и Франция в момент распространения промышленной революции, представляя собой преимущественно аграрные страны, в которых резко снизилась детская смертность, благодаря новейшим достижениям медицины. В аграрных обществах широко практикуются ранние браки, и супруги стремятся иметь много детей по той причине, что, даже если большинство детей умрет в младенческом возрасте, каждый выживший ребенок все-таки увеличивает рабочую силу семьи, а, следовательно, ее богатство.
   Поэтому легко себе представить, что происходит с населением аграрного общества, когда смертность снижается, как это имело место в Европе в конце XVIII века. Сейчас смертность падает гораздо быстрее в более обширных районах развивающегося мира, а потому общее число живущих на Земле людей в течение нескольких десятилетий стремительно возрастает.
   Традиционная боязнь депопуляции и политическое стимулирование престижа многодетных семей связаны с неизбежной в прошлом потери конкурентоспособности нации, сокращающей численность населения. Эта опасность исчезает при переходе к пропорциональному сокращению численности всех наций при условии сохранения популяций малых народов. Однако депопуляция грозит не только малым народам. Многие развитые страны столкнулись с тенденцией вялого или даже отрицательного изменения населения. В этих странах, достигших высокого уровня жизни и качественного медицинского обслуживания, уровень смертности очень низок. Чтобы численность населения удерживалась на нынешнем уровне, коэффициент плодовитости для женщин должен составлять 2.1 ребенка. Данные ООН свидетельствуют, однако, что с 60-х годов до настоящего времени в развитых странах происходит снижение этого коэффициента, например, в Италии с 2.5 до 1.5, а в Испании с 2.9 до 1.7.
   Наиболее очевидные причины сокращения рождаемости: изменившееся положение женщин и новые открывающиеся возможности для них в развитых обществах; получение широкого доступа к высшему образованию и последующее стремление к профессиональной карьере; откладывание деторождения на более поздний срок, ведущее к уменьшению вероятности реализации этого явления и, следовательно, к уменьшению рождения детей; доступность самых различных противозачаточных средств. Эти тенденции накладываются на влияние урбанизации на воспроизводство, особенно в больших городах. То ли потому, что городская жизнь привлекает наиболее энергичных, сильных и честолюбивых представителей молодежи, то ли - что более вероятно - потому, что людям трудно растить детей в тесных условиях многоквартирных домов, оставляющих мало места для выхода их энергии, но только урбанизация повсюду ведет со временем к снижению коэффициента рождаемости. Задолго до того, как города стали виновниками падения уровня рождаемости, они привлекали миллионы энергичных людей, искавших работу, социальное благополучие и бежавших от трудностей жизни в перенаселенном, испытывающем нехватку ресурсов аграрном сегменте общества. Такие люди потенциально устали от перенаселения в обществе и в семье, как ячейке общества, также стараются избегать избытка людей и не обзаводятся детьми.
   Следует особо отметить, что некоторые государства, некогда жестко причисляемые к развивающимся странам, в последнее время копируют модель, два столетия назад характерную для Великобритании, где возник кризис перепроизводства населения. Это "новые индустриальные страны" Восточной Азии, такие, как Сингапур, Тайвань и Южная Корея, а также, возможно, некоторые из их соседей, например Малайзия и Филиппины.
   Вдохновляемые фантастическим экономическим ростом Японии и отчасти подражающие последней, эти государства достигли быстрого, ориентированного на экспорт роста внутреннего валового продукта (ВВП) в последнее десятилетие более чем на 7 процентов, то есть удвоения ВВП каждые 7 лет, что значительно превышает среднемировой рост, а незначительные колебания свидетельствуют, вероятно, о том, что экономика этих стран преодолевает "детские болезни" роста. Создав собственные сталелитейные заводы, верфи, электронные фирмы, национальные авиалинии и получая высокие доходы от внешней торговли, новые индустриальные страны становятся с каждым годом все богаче, и их ВВП на душу населения приближается к соответствующим показателям таких европейских стран, как Португалия, Испания или Греция.
   Одновременно с подъемом уровня жизни в этих странах упал коэффициент рождаемости, например в Южной Корее с 4.5 в 1965 году до 2.0 в 1985 году, в Сингапуре - с 3.5 до 1.7 за это же время, так что некоторые правительства новых индустриальных стран проводят политику, направленную на увеличение рождаемости, то есть сходную с политикой стран зрелой, развитой экономики. Коэффициент смертности также снизился. А уровни младенческой смертности и средней продолжительности жизни приблизились к соответствующим показателям в Европе и США. Не удивительно, что количество супружеских пар, использующих противозачаточные средства, здесь значительно больше, чем в Африке или Южной Азии. Если взглянуть на другие показатели развития этих обществ, таких, как уровень мужской и женской грамотности, санитарии и так далее, то становится ясно, что экономика новых индустриальных стран ушла далеко вперед по сравнению с остальным уровнем большинства развивающихся стран. Эта тенденция сохраняется и сейчас: Южная Корея и Тайвань оказались среди самых экономически здоровых и богатых государств мира.
   Таким образом, в последнее время в мире наблюдается с повышением жизненного уровня и качества жизни тенденция снижения престижа многодетных семей, и человечество все больше подходит к моральному осознанию возможности перехода на двухдетное и возможно даже однодетное рождение в семье. Негативная проблема демографического взрыва может быть погашена путем роста уровня жизни населения развивающихся стран - рассматриваемая возможность реальна с экономической, демографической, экологической и морально-этической точек зрения.
   Если этот переход удастся осуществить, население Земли застабилизируется, а, следовательно, застабилизируется и антропогенное воздействие на биосферу. Но какие изменения необходимо произвести, чтобы минимизировать это воздействие при условии, что все человечество получит условия для достойного существования? Хватает ли на планете Земля для этого средств?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Что нас объединяет?

  
   Двойственная природа человека, несомненно, оказывает существенное влияние на его развитие. С одной стороны, человек, как часть живой природы, член животного царства, несомненно, развивается биологически и не может не подвергаться воздействию фундаментальных биологических законов, действующих в живой природе.
   Но с другой стороны, благодаря Божественному дару - ментальности, человек, пусть совсем недавно по историческим срокам, обрел способность анализировать свое развитие и даже, в какой-то, пусть пока чрезвычайно малой мере, управлять им, что явилось прорывом человека из сферы живой природы в мир ментальности, мир ноосферы, где он сейчас чрезвычайно одинок.
   Весьма возможно, что в других, параллельных мирах существуют другие живые существа, наделенные достаточным разумом, чтобы осознавать свою ментальность и более эффективно пользоваться ею для повышения эффективности своего развития, но слишком недавно человек прорвался в мир ментальности, мир ноосферы, чтобы эти существа доверили ему знания о своем существовании и не опасались бы вступить с ним в связь, поскольку ментальность человека находится еще на таком низком уровне, который до сих пор угрожает существованию самого человека. С нами опасно вступать в связь, пока мы не научимся разрешать проблемы своего собственного существования.
   Этот прорыв оказался возможным по той простой причине, что наделенный Богом разумом, человек научился объединять свой индивидуальный, физически ограниченный разум с индивидуальными, физически ограниченными разумами других людей в коллективный разум, образуя большое, счетное множество с практически неограниченными, но, конечно же, не бесконечными (в математическом смысле) возможностями. И здесь возникает интересный вопрос: а что дает возможность людям-человекам объединяться?
  

Объекты единения

  
   Двигаясь от простого к сложному и соблюдая принцип историзма, прежде всего, следует рассмотреть объекты единения, которые характерны не только для человека, хотя и поднявшегося над царством животных, благодаря свойствам высокой ментальности и Божественной духовности, но в то же время продолжающего оставаться животным, благодаря принадлежности к живой природе. И хотя человек, несмотря на его высокую ментальность, не сумел до сих пор дать четкое, однозначное и полное определение жизни, живой природы и пользуется более чем сотней неполных, неоднозначных и недостаточно четких временных определений, тем не менее, свойства живой природы он изучил достаточно полно и может описать их в виде некоторого открытого множества объектов.
   Объекты этого открытого множества могут быть отождествлены по мере их существенности присвоением приоритета от единицы и выше, тем самым будет осуществлено ранжирование этих объектов.
   По нашему представлению, самым существенным свойством живой природы является необходимость получения ею энергии из внешней среды для взаимодействия ее (живой природы) с внешней средой, то есть обеспечения жизнедеятельности. Но поскольку нас будут интересовать сложные объекты живой природы и, в первую очередь, самый сложный объект живой природы - человек, материальная оболочка которого - его физическое тело конечно в пространстве и времени (то есть не обладает бессмертием подобно примитивным живым объектам), вторым по приоритетности существенным свойством живой природы следует признать ее размножение. Уже эти два важнейших свойства живой природы могут быть объединены в подмножество самых необходимых потребностей.
   Согласно определению в Большом Энциклопедическом словаре изучением этих потребностей живой природы занимается наука физиология . ФИЗИОЛОГИЯ (от греческого physis - природа и ...логия) наука о жизнедеятельности целостного организма и его отдельных частей - клеток, органов, функциональных систем. Физиология изучает механизмы различных функций живого организма (рост, размножение дыхание и другие), их связь между собой, регуляцию и приспособление к внешней среде, происхождение и становление в процессе эволюции и индивидуального развития особи, как живого объекта.
   Таким образом, первым элементом единения живых объектов является удовлетворение их физиологических потребностей, которое можно определить как обеспечение биологической безопасности вида.
   Коль скоро речь у нас зашла о потребностях, то следует заметить, что потребности человека, как самого сложного объекта живой природы, несомненно самые многочисленные и самые сложные и несомненно требуют составление какого-то порядка, классификации. Впервые эту классификацию совершил американский психолог, основатель гуманистической психологии А. Маслоу, который предположил, что все потребности человека врожденные, или инстинктивные, и что они организованы в иерархическую систему приоритета или доминирования.
   Данную работу продолжили и другие ученые, которые более широко детализировали потребности человека и для придания классификации их большей наглядности предложили свести потребности человека в геометрическую модель, получившую название "пирамида Маслоу". Сам А. Маслоу ни этой моделью, ни ее названием никогда не пользовался и упоминания о ней в его трудах нет. Он считал, что иерархия потребностей не является фиксированной и в наибольшей степени зависит от индивидуальных особенностей каждого человека, может меняться для разных людей. "Пирамида Маслоу", введённая для упрощённого изложения идеи иерархии потребностей, встречается впервые в немецкоязычной литературе 1970-х годов, например, в первом издании учебника У. Стоппа (1975 год).
   Сам А.Г. Маслоу выделяет 5 уровней потребностей. Вот они:
   1. Физиологические: голод, жажда, половое влечение, потребность в потомстве и так далее.
   2. Экзистенциальные: безопасность существования, комфорт, постоянство условий жизни.
      -- Социальные: социальные связи, общение, привязанность, забота о другом и внимание к себе, совместная деятельность.
      -- Престижные: самоуважение, уважение со стороны других, признание, достижение успеха и высокой оценки, служебный рост.
      -- Духовные: познание, самоактуализация, самовыражение.
   По мере удовлетворения низлежащих потребностей, все более актуальными становятся потребности более высокого уровня, но это вовсе не означает, что место предыдущей потребности занимает новая, только когда прежняя удовлетворена полностью. Также потребности не находятся в неразрывной последовательности и не имеют фиксированных положений, как это показано на схеме в "Пирамиде Маслоу". Такая закономерность имеет место как наиболее устойчивая, но у разных людей взаимное расположение потребностей может варьироваться.
   Мы применительно к нашим потребностям определения объектов единения человека рассмотрим следующую приоритетность потребностей:
      -- Удовлетворение физиологических потребностей человека, обеспечивающее его биологическую безопасность, как вида.
      -- Удовлетворение потребностей физического существования, обеспечивающее политическую безопасность его как гражданина определенного государства.
      -- Удовлетворение социальных потребностей человека, обеспечивающее его экономическую автономию от государства, как субъекта хозяйственного руководства.
      -- Удовлетворение культурных потребностей человека, обеспечивающее его этническую безопасность в составе народа, образующего нацию в государстве.
      -- Удовлетворение духовных потребностей человека, обеспечивающее его духовную автономию от государственной власти.
   Удовлетворение этих потребностей, как объектов единения людей в человеческое общество, рассмотрим подробнее.
  
   Удовлетворение физиологических потребностей человека
  
   Когда предки современного человека вели животное существование в теплой Африке, люди жили семьями, каждая из которых имела свой ареал и непрерывно передвигалась по нему в поисках продуктов питания и воды. Вначале источником продуктов питания были фрукты и овощи, но, если человек находил труппы животных или встречал мелких животных, которых он мог догнать и лишить жизни, то он съедал их. Таким образом, основной технологией добычи продуктов питания было собирательство, в котором участвовала вся семья или же весь род.
   Во главе семьи находилась многоопытная, зрелая и физически очень сильная особь мужского пола, имеющая гарем некровно связанных женщин, вокруг которых группировались их дети. Среднее время жизни предка человек было порядка 18 - 20-ти лет. А половая зрелость наступала в 14 - 15 лет и за эти последние 4 - 5 года он должен был возмужать, покинуть семью, уведя от стареющего отца несколько некровно родственных ему самок с их потомством, образовать собственное потомство и затем к концу жизни покинуть семью, уступив главенство одному из своих молодых сводных (по отцу) братьев, чтобы погибнуть в одиночестве.
   Кстати, когда молодая, еще недостаточно зрелая психологически, особь женского пола достигала половой зрелости и становилась конкуренткой более зрелым "дамам", она изгонялась ими из семьи, уходила на соседний ареал, и если не погибала от когтей и клыков хищников, становилась очередной "любимой" женой главы семьи, обитавшей на этом соседнем ареале, под защитой которого обзаводилась собственным потомством. Так "мудрая" природа "избавляла" человека от кровосмешания, которое ведет к его дегенерации.
   Уже неандерталец получил в наследство от человека умелого знания по добыче огня, что дало ему возможность термически обрабатывать мясо животных, и оно заняло в рационе неандертальца существенное место. Но догнать и лишить жизни животное более слабой физически женщине было трудно, в то время как более крупный и физически более развитый мужчина делал это довольно просто. И достаточно ментально развитый неандерталец "изобрел" разделение труда: более слабые женщины и дети стали по-прежнему заниматься собирательством, а молодые мужчины стали заниматься охотой.
   Однако, поскольку дети неандертальца воспитывались поначалу конкурирующими матерями, у них складывался индивидуалистический, агрессивный характер, что помогало им выжить в конкуренции с другими сводными братьями и сестрами. По этой же причине неандерталец предпочитал охотиться один. Физически очень сильный, но медлительный коротконогий неандерталец предпочитал охоту скрадыванием из засады у водопоя животных, когда, пользуясь ослаблением внимания пьющего животного, охотник обрушивал на него тяжелую дубину, которой ломал добыче хребет. Агрессивный неандерталец не отказывался от убийства и более слабого своего собрата, поэтому дети неандертальцев всегда находились в поле зрения своих крайне агрессивных матерей, способных "выцарапать глаза за своего ребенка" даже у зрелого неандертальца, по иерархическому статусу находившегося ниже жены своего отца.
   Прародитель неандертальца - человек умелый породил еще и кроманьонца, который предпочитал загонную охоту копьем, в связи с чем развился в длинноногого, узкогрудого, стройного, но менее сильного чем неандерталец человека. Во всяком случае, в одиночку кроманьонец не мог противостоять массивному неандертальцу, который при встрече любил полакомиться своим "родным" братом, если только тот не успевал убежать от медлительного неандертальца. Преследуемые неандертальцами, скрадывающими их из засады, кроманьонцы вынуждены были перейти к ночному образу жизни, что существенно снизило их продуктовую базу и замедлило биологическое развитие. В силу преследования неандертальцами кроманьонцев было на порядок меньше чем неандертальцев.
   Если неандертальцы оборудовали временное жилье под козырьком скал, защищавшем их и разводимый ими огонь в непогоду, то кроманьонцы выбирали для жилища узкие пещеры и расселины, куда ширококостный, массивный, с бочкообразной грудью неандерталец не мог проникнуть. Кроме того, способный давать одиночному неандертальцу коллективный отпор, кроманьонец не мог себе позволить такую роскошь, как агрессивность характера, наоборот он в результате естественного отбора развил коммуникабельность характера, поскольку вынужден был пускать в свое жилище неродственные семьи - так он "изобрел" примитивное общество. А поскольку каждый член этого общества был крайне ценен для коллективной защиты от неандертальца, кроманьонец стал соблюдать заповедь "Не убий!" по отношению к другим кроманьонцам, которая способствовала единению неродственных кроманьонцев в обществе по моральным, этическим причинам. Кроме того, кроманьонец отказался от иерархической системы построения семьи, а затем рода и племени, введя равноправные отношения, при которых каждый член семьи, рода получал равное количество продуктов питания, поскольку каждая личность в обществе обладала определенной ценностью и необходимо было поддерживать физиологическое существование каждой личности.
   Для примитивного общества, которое "изобрел" кроманьонец, характерно было бессознательное использование таких понятий, как собственность (племенная или семейная и личная), право и обязанность. Эти понятия закреплялись изустно в обычаях кроманьонца, которые состояли из ряда запретов-табу, запрещающих деструктивное поведение члена общества. Ареал, по которому кочевало племя или семья, находился в коллективной собственности племени или семьи, и ни один член коллектива не мог сам себе присвоить продукты, находящиеся на этом ареале в индивидуальную, личную собственность, за исключением орудий труда, которые могли быть личной или племенной собственностью.
   Когда кроманьонец подбирал палку, которую он намеревался использовать как орудие труда, она переходила в его личную собственность, и никто из других членов общества не имел права пользоваться этой палкой без разрешения ее владельца, так как за это преступление права владельца последний мог требовать у вождя племени, выступающего в качестве третейского судьи, наказание преступника. Он мог выбросить эту палку, сломать ее, но пока она находилась в его личной собственности, как орудие производства, он обязан был использовать ее при индивидуальной охоте и являться с ней на коллективную охоту.
   В некоторых племенах при разделении труда появились люди, изготовляющие орудия труда, передаваемые в коллективную собственность. В этом случае копье выдавалось охотнику перед охотой во временную личную собственность, а после охоты вновь отчуждалось у охотника в племенную коллективную собственность. И "оружейник", который изготовил это копье, был обязан осмотреть его, и починить, если в процессе охоты оно было частично разрушено.
   Если этой палкой, как копьем кроманьонец убивал какую-либо дичь, он не имел права потреблять эту дичь на месте охоты, поскольку убитая на ареале его племени дичь до раздела ее считалась племенной собственностью. Охотник был обязан доставить эту дичь в племя (или семью) и передать ее опытным женщинам для раздела. Эта дичь делилась на равноценные части по числу членов племени (или семьи), охотник мог быть поощрен помимо равноценной порции дичи ее печенью, съев которую он по тогдашнему поверью приобретал ценные свойства дичи, что помогало ему в дальнейшей охоте на эту дичь добиваться очередного успеха.
   Если охотник убивал самку, имеющую детеныша, то тело ее он передавал в племя как коллективную собственность, а детеныш доставался лично ему в качестве поощрения, и он был обязан заботиться о питании детеныша, представляющего как бы законсервированный мясной запас.
   Следует отметить, что кроманьонец был далеко не "белым и пушистым", как мы показали выше, и не чурался каннибализма. Но каннибализм у него не носил обыденный, бытовой характер, а имел, скорее всего, редкое ритуальное, религиозное назначение. В то время как для неандертальца это было обыденным явлением, и, "изобретя" такое мощное и компактное оружие, как каменный топор, неандерталец, по версии академика Н.Н. Моисеева, в конце концов "съел самого себя", а остатки неандертальцев растворились среди кроманьонцев, которые обычно не ели неандертальцев по этическим соображениям. Генетически неандертальцы и кроманьонцы, по-видимому, были совместимы. Во всяком случае "снежные люди" и "лесные люди", которых некоторые современные палеозоологи и криптозоологи считают выжившими остатками неандертальцев, дают устойчиво развиваемое потомство с современными людьми, относимыми антропологами к кроманьонцам.
   Не только кроманьонец и неандерталец составляли в это время множество первобытных людей. Антропологи нашли останки разнообразных видов гуманоидов. Но после "изобретения" неандертальцем топора произошла катастрофа: вымирание за феноменально короткий естественно-исторический период 30 видов и 20 родов высокоразвитых приматов - третичных антропоидов, самых совершенных в пределах биологической формы существ, процветавших в третичном периоде. (Исследователей поражает огромное морфологическое разнообразие этих существ: от гигантопитека - существа весом около 500 килограммов - до человекоподобного существа размером с кошку.) И вот все они, кроме кроманьонца, исчезли с лица Земли.
   Использование первых каменных орудий осуществлялось и в "антисоциальных" функциях - в отношениях доминирования, конфликтах с себе подобными (почти все найденные антропологами черепа австралопитеков несут на себе следы ударов каменными орудиями). Есть заключения антропологов о необычайно частых случаях насильственной смерти. И в этом смысле правильнее было бы говорить не о каменных орудиях, а о каменном оружии.
   Обнаружив порядка 40-50-ти тысяч лет тому назад, что неандерталец и все другие малочисленные гуманоиды исчезли, кроманьонец вышел из узких расщелин и пещер, перешел к дневному образу жизни и стал распространяться по всему земному шару. Еще неандерталец "изобрел" одежду из звериных шкур в виде накидок с ножевыми отверстиями по одной стороны шкуры, сквозь которые он протянул кожаный ремень. Кроманьонцы, впитав опыт неандертальцев от принятых в общество их остатков, пошли дальше в своем развитии и "изобрели" иглу с вдетой в нее тонкой жилой животного, что дало им возможность шить не только разнообразную кожаную одежду, но и прочную кожаную обувь.
   Кроманьонец - по научному Homo sapiens sapiens оказался порядка в два раза умнее неандертальца, что отмечает современная наука, определяя последнего как Homo sapiens, хотя среднестатистическая масса мозга кроманьонца на 300 граммов меньше среднестатистической массы мозга неандертальца. Дело в том, что ментальная деятельность человека определяется размером поверхности коры больших полушарий мозга, которая у кроманьонца гораздо более развита, благодаря большому количеству извилин, в то врем, как у неандертальца извилины еще не успели развиться в обширную сеть и заниматься мыслительной деятельностью ему было трудно, тем более, что орудие ментального общения - язык (лингвистический) у неандертальца практически отсутствовал, и он бедно отражал информацию монохромными звуками, составляя однословные предложения, что конечно же препятствовало развитию его ментальной деятельности. Он мыслил иллюзорными образами, что тоже значительно замедляло его ментальную деятельность.
   Вынужденный все время оглядываться, чтобы избежать нападения неандертальца, кроманьонец развил высокую, подвижную шею, куда опустилась гортань, превратившаяся в мощный резонатор, способный воспроизводить гласные звуки, что очень развило и обогатило язык (лингвистический) кроманьонца. И он заговорил многословными предложениями, обмениваясь богатой информацией с подобными ему особями. Язык кроманьонца обогатился смысловыми, абстрактными образами. После этого развитие его значительно ускорилось.
   Кроманьонец не только освоил практический опыт неандертальца, но за короткое время (неандерталец "изобретал" топор 150 тысяч лет) "наизобретал" массу материальных и организационных "открытий", например коллективную охоту, в результате которой в живой природе исчезли "вкусные" мамонты и пещерные медведи. Затем он "изобрел" лук и стрелы, в результате чего в животном царстве исчезли крупные виды оленей, лошадей и многих птиц, что существенно подорвало продуктовую базу стремительно растущего числа кроманьонцев и привело ко второй глобальной катастрофе, существенно уменьшившей количество резвых кроманьонцев.
   Неандерталец, доживи бы он до этой катастрофы, конечно бы вторично вымер, но кроманьонец - кстати, наш с вами читатель непосредственный предок (гордитесь тем, что вы относитесь к умным умным кроманьонцам) - не так-то прост по сравнению с медлительным, тугодумным неандертальцем. И он совершил то, что современная наука назвала "Неолитической революцией". Конечно же, мы с Вами, уважаемый читатель, все поголовно революционеры и готовы по первому зову нашей крови возводить баррикады, чтобы потом проливать на них свою кровь!
   Сущность этой революции заключалась в том, что человек в очередной раз поменял свою диету, приспособившись к изменившимся условиям, - он освоил земледелие, а затем, тоскуя по большому куску свежего мяса, в добавок к земледелию освоил и животноводство. Жаль только, что на этом человек не остановился и теперь осваивает фальсификацию натуральных продуктов, заменяя их, в лучшем случае, модификациями соевых компонентов, а в худшем случае композициями химических веществ. А делает это он, как всегда, с необыкновенной тщательностью, так что эксперты, специализирующиеся на качественном анализе продуктов питания своими рецептивными средствами, отличить фальсифицированный продукт от натурального не могут. И вот уже порядка 40 лет, начиная с XXIV съезда КПСС, над делегатами которого был впервые проведен такой эксперимент, мы едим черную икру из черной нефти, а красную икру из обесцвеченной и окрашенных в красный цвет естественными красителями зерен мяса белой рыбы.
   А начиналось все с элементарного срывания фруктов и выдергивания из земли овощей, которые в равных долях распределялись между всеми членами общины мноопытными женщинами, неформально возглавляющими ее. В первобытном обществе существовала первобытная демократия. И глава общины выбирался на общем собрании ее членов, как первый среди равных, где каждый член общины имел только один голос. Но многоопытные женщины, без согласия которых не мог быть избран вождь, могли в случае недовольства им, потребовать выбора нового вождя. Выборным был и совет старейшин, состоящий из опытных членов общества. Но главенствующей организацией общества было общее собрание его взрослых членов, каждый из которых имел один голос.
   Формирование зрелой формы социального организма связано со становлением материнского рода, который наиболее ярко, последовательно и органично воплотил в себе черты коллектива первого исторического социального типа - человеческого общества.
   В материнской родовой общине сформировались и безотказно функционировали все необходимые для данного социального организма основные подсистемы, каждая из которых выполняла функцию, необходимую для существования и воспроизводства коллектива. Единая направленность действий всех членов коллектива обеспечивала особую прочность и устойчивость системы, делала ее способной противостоять любым разрушительным тенденциям до тех пор, пока такие тенденции не появились внутри ее самой. Отсюда крайний консерватизм, приверженность традициям - их основная черта. Истоки консерватизма кроются, возможно, в необходимости противостоять очень мощным по своей силе, могущим всплыть в экстремальных ситуациях биологическим структурам. Здесь следует отметить и консерватизм психологии женщины, направленный на сохранение первичной ячейки общества - семьи, в то время как психология мужчины носит явно радикальный характер, направленный на поиски новых ареалов существования семьи, новых видов продуктов ее питания, новых орудий добывания продуктов питания.
   С помощью установления определенных традиций материнский род научился регулировать отношения между полами, способы и формы воспитания детей. Он выработал свою форму брака и семьи - матрилокальный брак, парная семья. Запрет вступать в брак внутри рода имел большое значение для предотвращения возможных конфликтов в общине и способствовал вынесению наиболее острых проблем за рамки рода.
   Сформировалась подструктура коллективистского сознания, в котором были отражены, осмыслены, оправданы и защищены существующие формы коллективистской жизни. Возникшие виды мифологического сознания включали в себя первичные нормы: религиозные, моральные, технологические, трудовые.
   Материнский род как зрелая форма сформировал и соответствующую систему управления, по сути своей коллективную. Все важные дела коллектива решались советом рода - собранием взрослых мужчин и женщин, которые пользовались одинаковым правом голоса. Отвечал духу коллективизма и такой порядок, при котором никто - ни старейшина, ни вождь - не претендовали на какие-либо преимущества.
   Человек не мыслил своей жизни вне коллектива и практически не мог существовать без него. Соблюдение обычаев, регулирующее все внутренние отношения в коллективе, стало одним из необходимых условий принадлежности к коллективу. Система запретов также имела охранительное для коллектива значение, она предостерегала его членов от хаотичных, непроверенных многовековым опытом форм поведения. Это был период возникновения первого, базисного архетипа (системы врожденных схем, символов, лежащих в основе человеческой субъективности, "коллективное бессознательное").
   В этом архетипе и были зафиксированы врожденные предпосылки целостной трехсобытийной модели мира, включающей в себя события индивидуального бытия, события социальной общности и события Космоса.
   Для формирования характера кроманьонца существенно было появление таких его свойств, как благожелательство, восхищение, сострадание, желание помочь ближнему в трудной ситуации. Но нельзя исключить и наличие некоторой агрессивности, которую кроманьонец получил в наследство от тех остатков неандертальцев, которые растворились в его обществе. Чтобы елико возможно гасить эту агрессивность кроманьонец изобрел искусство, как способ выражения своих эмоций, в том числе и агрессивных, разрушающих его душу, но способных быть погашенными в игровой, пластической, литературной и музыкальной формах.
   К сожалению, исследователям до сих пор не удалось найти произведения искусства, которые относятся к более раннему, чем поздний палеолит, историческому периоду. Самым распространенным скульптурным изображением в этот период были женские статуэтки ("Первобытные Венеры"). В них древний человек утрированно подчеркивал сексуальные и материнские возможности женщины. Предполагают, что культовое значение подобных статуэток заключается в желании плодородия, воспроизводства человеческого рода.
   Ко времени появления первых произведений искусства относят и предметы культовых обрядов на месте захоронений.
   Невозможно рассматривать первобытное искусство в отрыве от всей магической ментальности первобытного человека. Понимание искусства в целом неразрывно связано с осмыслением его как момента общей онтологической ситуации.
   Мало кто понимает все значение действительного смысла первобытного искусства: его трактуют в обрядовом значении, рассматривают с точки зрения освоения техники художественного выражения, использования перспективы и так далее.
   Искусство имело онтологическое значение - сохранение социально-родовых связей, объединяющих людей в первые собственно человеческие общности. "На этой основе возникла объективная потребность сохранить для себя и потомков вновь возникший мир - человеческое общество, - сохранить и продвинуть его дальше от животных истоков. Ответом на эту потребность и стало искусство" Таким образом, искусство и мораль это не просто приращение инструментальной и регулятивной деятельности, это активное отрицание "животного состояния", пробиологической модели событийности.
   Первобытная культура как исторически первая форма социального организма стала возможной благодаря особому, специфически человеческому системообразующему началу - модели мира, которая и обеспечила формирование материальных и духовных феноменов культуры.
   Была создана естественная и органичная модель мира, которая отражала и осмысливала в мифологической форме гармоничную структуру событийности. Событие индивида, событие личного бытия было неотъемлемой частью события рода, событие рода - частью события вселенной. Несомненным и естественным был приоритет ценностей, лежащих за пределами индивидуального бытия, и, прежде всего, событие личности было частью события рода.
   Отсюда в архетипе закрепилась ориентация на сверхличностные ценности, объединяющие людей ради высшей, надындивидуальной цели (Мир-Вселенная, Мать-Земля, Священный Род, Герой, Старец-Мудрец и так далее.). Гармония и хаос, конструкция и деструкция (аполлоновское и дионисийское начала) , добро и зло, прекрасное и безобразное, жизнь и смерть были осмыслены в бинарных оппозициях, стали понятийной основой мифологических систем. Этот миф принципиально отличался от современного, он был не связкой, а частью жизни. Первобытный человек в нем постиг великую тайну бытия - грань между жизнью и смертью. Миф составлял единое целое с системой норм, обычаев и обрядов, приобщающих человека к единственному достойному его бытию - жизни на грани небытия. Так, миф обосновывал необходимость обряда инициации, необходимость кровной вражды между племенами, что ставило на грань небытия и индивида, и род.
   Для первобытной модели характерно гармоническое включение события индивида в событийную целостность, естественное сочетание всех трех способов трансляции новых социокультурных ценностей - непосредственного ("делай как я"), нормативного ("делай так") и ценностного ("делай добро в соответствии с моделью мира").
   Начало человека и культурно-исторического процесса связано с возникновением человеческого способа отношения к миру, определяемого системой взглядов на мир (зафиксированных в модели мира) как на органическую целостность трех событий: события индивидуального бытия, события социальной целостности, события Космоса.
   Первобытная культура показывает сущность человека, его единство с феноменом возникновения субъективности, связанной с принципиально новым способом отношения к миру - моделировании его при помощи абстрактных понятий, на основе базисного архетипа.
   Культура здесь выступает как атрибут человеческой онтологии, органическая часть модели мира. Так она зародились, только так она и существует во всей человеческой истории, которая вся наполнена культурными и технологическими революциями.
   Мы не будем здесь останавливаться на последующих больших и малых технологических революциях, которые кроманьонец совершал буквально десятками. Отметим только, что они позволяли ему выжить в многочисленных глобальных катастрофах, так что он худо-бедно дожил до сегодняшнего дня, а другие антропологические виды людей, не сумевшие устроить такой сложный культурный механизм выживания, исчезли.
   И он не только дожил, но и ускоренно расселился по всей Земле. Приблизительно 20 тысяч лет тому назад он приступил к заселению последнего незаселенного континента - Америки и 10 тысяч лет тому назад освоил и его. Количество людей заметно превысило биологическую норму, определяемую величиной массы средней особи человека. В этих условиях началась конкурентная борьба за обладание более ценными ареалами, и более сильные сообщества людей стали физически уничтожать более слабые сообщества, чтобы воспользоваться их ареалами. В это время (установленный приматологами факт) отношения высших биологических существ, особенно приматов, начинают развиваться в направлении все более совершенных и изощренных форм доминирования, в направлении, противоположном предполагаемому движению к первобытной социальной структуре равенства, взаимопомощи, всеобщего труда и так далее. Первобытное общество изживает себя, поскольку оказывается не в состоянии обеспечить физическую безопасность своим членам.
   Так возникла новая проблема обеспечения физического существования людей. У животных такая проблема не возникает в связи с соблюдением биологического закона пропорциональности количества особей популяции средней массе особи, что делает их ареалы достаточными для нормального проживания.
  

Удовлетворение потребностей физического существования

  
   Вначале общество представляло аморфный род родственных семей, в который принимались и неродственные семьи, через некоторое время, благодаря брачной деятельности, становившиеся родственными. Между родами все время существовали конфликты из-за спорных территорий, которые выигрывали более многочисленные роды. Тогда роды стали объединяться в более многочисленные племена смежных родов. Между племенами непрерывно возникали конфликты и войны, во избежание которых племена стали объединяться по началу во временные военные союзы. Это уже были зачатки какой-то целенаправленной организации общества.
   В это время, благодаря разделению труда, в обществе возникла прослойка мастеровых людей: некоторые из них шили одежду, другие - обувь, третьи производили орудия труда, четвертые - оружие, а иные этим оружием сражались, защищая людей своего племени от нападения противников. Военные союзы племен имели своих постоянных воинов, которые с целью обеспечения себя работой хотели бы превращения военных союзов в постоянные образования. Так постепенно в аморфном обществе стали формироваться некоторые постоянные структуры, потребность в которых диктовалась постоянным обеспечением физической безопасности существования людей. Этого же хотели и временно избираемые военноначальники, которые постепенно "изобрели" и ввели новую форму организации общества - получившую название государство.
   Первоначально временные военные союзы племен формировали отряды воинов, которые располагались по границам племен, препятствуя представителям враждебных племен проникать на территорию ареала. Спецификой военной деятельности является единоначалие и жесткая линейная иерархическая структура военного формирования. Так сложилось, что первоначально военный вождь был первым среди равных. Но, равномерно распределяя боевую добычу среди своих воинов, он часть ее оставлял на коллективные нужды и пользовался ею бесконтрольно, так что происходило ее накопление. Эту добычу он мог использовать, как и административный ресурс, для достижения своих личных целей. Так происходило выделение военных вождей, из которых впоследствии формировались государи, как главы государства - новой формы организации общества, призванной обеспечить безопасность физического существования организованным членам общества.
   По форме государство - это организованный народ, а по существу государство - это общественный договор между членами общества и главой государства, олицетворяющего это государство, как организованное общество, основанный на реализации таких понятий, как законы, права и обязанности, собственность, правонарушение, адекватная кара за совершение правонарушений. Становлению этих понятий способствовало появление письменности вскоре после появления государства.
   Опыт существования человека в обществе закреплялся в становлении обычаев поведения человека, которые изустно передавались из поколения в поколение, как установленное и многкратно проверенное понятие. Но устный способ передачи информации имеет тот недостаток, что носителем его является живой человек, который подвержен забывчивости (частичное уничтожение памяти) и крайне эмоционален, причем вспышки эмоций следует рассматривать как естественные помехи, искажающие информацию, закладываемую в обычае изначально. Кроме того человек как носитель информации недолговечен: при 20-ти летнем периоде существования человека его активное время существования сводилось к 4 - 5 годам, а со смертью человека исчезала и хранящаяся в нем информация. Это зачастую приводило к искажению обычаев, что не способствовало развитию общества.
   С появлением государства возникла необходимость ведения учета событий, и вначале появились количественные символы - цифры, а затем и смысловые - пиктограммы, иероглифы, буквы, которые позволили закреплять обычаи в виде документов на более долговечном носителе, чем человек, - камне, глине, папирусе, бумаге, металле, стекле, пластмассе. Так сформировались законы, как закрепленная на доступном носителе информация вырабатываемых веками обычаев. Законы четко регламентировали поведение руководителей и поведение руководимого ими народа. Причем, основой поведения служили права и обязанности обеих сторон. Законы, закрепленные на долговечном носителе, противодействующим воздействию временных помех, позволяли унифицировать отношение к происходящим событиям и не вырабатывать каждый раз решение проблемной ситуации заново, а применять унифицированное решение к сложившейся ситуации, что заметно упрощало процесс управления в государстве.
   Поскольку законы формировали руководители общества, они постарались закрепить себе больше прав, а членов общества обременить большими обязанностями. Сущность государства, как общественного договора членов этого общества заключалась в том, что члены общества передавали часть своих прав главе государства и брали на себя дополнительные обязанности в обмен на получение права обеспечения их физической безопасности, что входило в обязанности главы государства.
   Государь считал эти обязанности весьма обременительными и за выполнение их требовал предоставления ему абсолютного права на всю существующую собственность. А поскольку жизнь члена общества представляла собой абсолютную ценность, без которой всякая собственность теряла всякий смысл, то члены общества были согласны дать такое право государю. Так появилась государственная собственность, в которую автоматически вошли и члены общества, как производственная сила.
   Понятие собственности предполагает три вида деятельности соприкасающегося с ней человека: владение, распоряжение и пользование. Если в примитивном обществе существовало право коллективного владения племенной собственностью, которой распоряжался глава племени, выделяя в распоряжение каждой семье определенный ареал, которым пользовался каждый член этой семьи, то, входя в государство и получая право физической защиты своего существования, каждый член племени делегировал право владения и распоряжения собственности главе государства, оставляя себе только право пользования.
   Глава государства получал абсолютное право владения всей имеющейся на подвластной ему территории собственностью, но из-за большого ее объема уже распоряжаться ее он практически не мог. Для распоряжения большими частями этой собственности (например, провинциями) глава государства назначал подвластных ему провинциальных вассалов, требуя от них определенного материального содержания - дани. Провинциальные вассалы на таких же условиях назначали себе более мелких вассалов и так далее, пока собственность не дробилась до величины, которой могла пользоваться одна семья, как основная ячейка общества.
   Взамен на получение права пользования собственностью семя обременялась обязанностью платить дань своему сюзерену, который был вассалом более крупного сюзерена, и ему он был обязан выделять некоторую часть получаемой дани (налога в современной трактовке). Так выстраивалась иерархическая линейная структура государства, в которой помимо непосредственно производителей предметов потребления и руководителей производителями существовали еще две группы населения, предоставляющие определенные услуги и тем и другим. Это были воины, предоставляющие услугу обеспечения безопасности, которые содержались сюзеренами на часть дани, поступающей к ним, и священнослужители, которые взимали с производителей самостоятельную дань (например, в виде церковной десятины). Такая, постепенно складывающаяся линейная структура и свидетельствовала о появлении новой формы организации общества - государства.
   Древнейшие государственные образования, как правило, возникали на социально-экономической основе раннего земледельческого общества. Первые города-государства образовались в 4 - 3 тысячелетиях до новой эры в Месопотамии, Горном Перу и других регионах в разное время и независимо друг от друга. Но особое развития города-государства - полисы получили в древней Греции.
   Город-государство представлял собой поселок (селение), в котором проживали свободные общинники-земледельцы. Однако они селились по территориальному принципу, а не по родству. Эти общины уже представляли собой соседскую общину, а не родовую. Город-государство был административно-хозяйственным и религиозным центром самого селения и прилегающей к нему местности. В самом городе постоянно проживали вожди, жрецы, чиновники. Полис имел три центра: управления городской общиной; административного лидерства (дворец); идеологического лидерства - храм.
   Город-государство имел четкую социальную дифференциацию по принципу разделения труда, по имущественному признаку, по территориальному расселению: появляются кварталы медников, горшечников, оружейников, портных и других ремесленников. Постепенно выделяется знать, которая присваивает высшие общественные должности и передает их с помощью династического механизма - от родителей детям. Таким образом, типичным средством образования господствующих классов был наследственный механизм передачи должностей.
   Полис выполнял по отношению к прилегающим территориям функции государственного управления. Они состояли в следующем:
   1) управление общинным земледелием;
   2) выполнение общественных ритуалов и обрядов;
   3) защита от военных нападений и организация военных походов против других городов-государств;
   4) создание и распределение общественных фондов (на случаи стихийных бедствий, военных нападений и тому подобное);
   5) рассмотрение и разрешение споров;
   6) осуществление межгосударственного продуктообмена, а затем и товарообмена;
   7) другие функции.
   Одной из важных первоначальных функций города-государства была функция информационного обслуживания общества. Она обусловливалась необходимостью учета потребностей каждого жителя в ирригационных сооружениях, вклада в общественные работы, уплаты налогов, иных сборов и так далее. Сначала эту функцию выполняла выделившаяся из общества специальная группа информационных работников - жрецы, писцы и др. Они монополизировали знание, контроль за общественными фондами, контролировали информационные потоки, выполняли судебные и карательные функции, служили целям социальной интеграции.
   Многочисленные функции полиса потребовали разветвленного аппарата управления, который на первых порах складывался из социальных структур управления общиной, но затем обособился специальный слой людей, который занимается исключительно управленческими функциями. Постепенно исчезают практика выборности, сменяемости вождей, военачальников, любых управленческих структур, ее сменяет практика назначения вышестоящим руководителем нижестоящего.
   В отличие от социальной организации первобытно-общинного строя раннеклассовое общество приобрело в лице города-государства новое политическое, структурное и территориальное образование.
   Оно является политическим потому, что первоначально стало выражать и защищать определенные политические интересы всего общества, интересы различных групп, осуществлять внешние и внутренние акции - военные походы, оборону, взимание дани и другое, то есть, заниматься политикой. Со временем политика государства стала выражать интересы тех групп и слоев, которые стоят у власти, то есть превратилось в инструмент проведения политики господствующих групп.
   Государство как структурная организация означает выделение из общества особого слоя людей, основным занятием которого стали государственное управление, организационная деятельность. Этот слой людей составил аппарат государства, первичную бюрократию, которая выполняет полезные для общества управленческие функции и нуждается для своего содержания в денежных средствах, поступающих от общества в виде налогов, дани, иных средств.
   Для выполнения своих управленческих функций аппарат наделяется властью, в том числе возможностью применять в необходимых случаях принуждение, чтобы подчинять своей воле другие слои населения. Это, в свою очередь, обусловливает появление в первичных городах-государствах специфических социальных институтов - карательных органов: суда, полиции, тюрем, армии и другого. Однако основная функция аппарата управления - выполнение общесоциальных целей и задач, например управление производственной деятельностью, культурной жизнью общества.
   Государство как территориальное образование отличается от первобытного строя, в котором социальные институты основывались на родстве. Город-государство путем перерастания родовых общин в соседские является переходом к оседлому образу жизни. Оно объединяет население, проживающее на определенной территории, которая становится территорией государства. Наибольшее развитие города-государтва получили в древней Греции.
   Становление древнегреческой социально-политической мысли пришлось на VI век до новой эры. В рамках первоначально нерасчлененных представлений об обществе и миропорядке постепенно появились более определенные, нацеленные на сформулированные ценности размышления о политическом устройстве общества и справедливости как принципе общественной организации. С идеей о некой вселенской справедливости, подчиняющей себе как мир богов, так и мир людей - причем не только духовный, но и материальный, - связано возникновение первых общих осознанных понятий о Праве.
   Свободное от политической государственной или законодательной деятельности размышление о нравственно-правовых ценностях впервые появляется в контексте философского учения школы пифагорейцев - по имени знаменитого математика и мыслителя Пифагора (VI век до новой эры.). Рассуждая обо всех мыслимых проявлениях гармонии в мире, пифагорейцы определили справедливость как воздаяние равным за равное. Но в человеческом мире такое равенство единично, изменчиво, а потому несовершенно. Только в мире богов существует единственный вид прочной справедливости, на которой и основаны государственное устройство, законы, справедливость и правосудие. Законы Пифагор полагал "венцом государства". Согласно этим суждениям законопослушание объявлялось высшей добродетелью. Причем не только потому, что оно сохраняет все общественные традиции, - социальные ценности пифагорейской школы были в высшей степени патриархальными, - но потому, что переносит в мир нравственности беспрекословные законы физического и божественного мира.
   Суждения о законах и справедливости пифагорейской школы были подчинены общим размышлениям о значении численных соотношений в мире. Абстрактное понимание Числа, как отражения неких высших закономерностей из мира богов, пронизывало все размышления пифагорейцев о справедливости. Следуя великим находкам своего основателя, выраженным в знаменитых теоремах, пифагорейцы пытались и ценности мира нравственных явлений, социальных институтов сконструировать, подчинив их пропорциям, надуманным соотношениям чисел.
   Сформулированная идея о законе, как социальной добродетели, стала общим местом последующей социальной философии Древней Греции. Философ Гераклит (конец VI начало V века до новой эры), например, определял закон как идеал народности полиса: "Народ должен сражаться за закон, как за свои стены", - говорил он. Однако понимание закона еще не отождествлялось с законом юридическим. Общественные законы соотносились скорее с понятием предначертания и судьбы, которые подчинялись и "питались единым божественным".
   Едва ли не главным свойством такого абстрактного закона полагалось отображение в нем только справедливости. Справедливость стала, по сути, первым синонимом Права в античной мысли. С этим когда-то появились боги, а смертных еще не было. Боги создали людей, затем стали распределять между ними нужные способности, культуру. После того как Прометей передал людям божественный огонь, человек стал причастен божественному уделу. В стремлении к главному своему предназначению - служению богам человек обрел речь, построил жилище, начал пользоваться одеждой. "И вот стали стремиться жить вместе и строить города для своей безопасности. Но чуть они собирались вместе, как сейчас же начинали обижать друг друга, потому что не было у них умения жить сообща". Великий Зевс всполошился из-за несоответствия реального ожиданиям: как же дать людям правду и стыд? Так ли, как ремесла, как учения, - то есть, одному из нескольких или многим? Однако: "Не бывать государствам, если только немногие будут этим владеть, как владеют искусствами. И закон положи от меня, чтобы всякого, кто не может быть причастным стыду и правде, убивать как язву общества".
   Далее подразумевалось, что в суждениях о "гражданской добродетели" должны быть все равны, так как "всякому подобает быть причастным к этой добродетели, а иначе не бывать государству". Не причастному добродетели не место среди людей. От стремления же к добродетели появляется в мире людей и изначально единственное явление права - наказание. И законы - только ориентиры в более высоких ценностях добродетели и блага. "Преступающего законы государство наказывает, и название этому наказанию... исправление, потому что возмездие исправляет" (не только преступника, но и его окружение, И.Л.).
   Ранняя античная мысль была сосредоточена на практической общественной полезности любых политических установлений. Этим определилась не просто тесная взаимосвязь с рассуждениями о моральных ценностях. Ценности моральные не просто отождествлялись, но подменили собой политические, а рассуждение о добродетели, о справедливости - рассуждение о праве. Закон был еще одним, хоть и несколько особым, синонимом морального понятия. Такое синтетическое размышление сформировало важные черты последующих, более детализированных и развитых учений о государстве и политике. Сделали это уже древние римляне, государство которых в момент его расцвета занимало все Средиземноморье. Этот отрезок времени в истории получил название "Античность".
   Термин "античность" (от латинского antiquus - древний) стал использоваться в эпоху Возрождения, когда стало очевидным неповторимое величие культуры Древней Греции, ее фундаментальное значение в развитии человечества и, особенно, европейской культуры.
   Именно античность создала тот особый способ отношения человека к космосу, обществу и к самому себе, который предопределил судьбу западного мира. Именно благодаря этому способу отношения человека к миру античность понимается как синоним классического, непревзойденного образца в скульптуре, архитектуре, литературе, ораторском искусстве, философии и других сферах творческой деятельности. Этот же способ отношения человека к миру определил высочайшую гуманистическую ориентацию всей системы ценностей античного мира, к которой обращались все великие мыслители, поэты, писатели, художники и музыканты, великие творцы европейской и мировой культуры. Греческий и латынь всю европейскую историю оставались и остаются языком ученых, юристов, медиков именно потому, что на этих языках античные мыслители зафиксировали фундаментальные основы логики, морфологии и основных наук.
   Сущность античного способа отношения к миру определялась специфической, но в то же время естественной и гармонической моделью мира, которая была принята большинством свободных граждан и определяла основные феномены древнегреческого мира.
   Центральным событием древнегреческой модели мира был космос, управляемый олимпийскими богами. В это событие вписывались соответственно события великого и вечного, богоизбранного и богохранимого античного общества и события античного человека, на которого возложена божественная миссия.
   Прежде всего, понятие античности подразумевает особый тип личности, систему духовных ценностей, мифологию, искусство, способ производства, макросоциальное и городское устройство. Все эти составляющие античного образа жизни тесно связаны со сложными процессами формирования, поддержания и трансляции античной модели мира, однако некоторые из них связаны с процессами ее формирования непосредственно. Это, прежде всего, древнегреческая мифология.
   Миф был краеугольным камнем греческой цивилизации, определяющим прикладное искусство, литературу, философию. Мифы соединяли греков с культурой предков. Отношение к мифу было проникнуто особой верой. Греки хранили предметы, памятники, исторические места, связанные с мифами и доказывающие их достоверность. Мифы соединяли в себе продукты народного творчества и фантазию, одушевляющую природные силы. Весь мир в мифах населен магическими существами. Различают героические мифы, рассказывающие о подвигах, и этиологические, объясняющие причины событий, обычаи, названия. Общинно-родовые связи переносятся на природу и весь мир, понимаемый как огромная родовая община.
   Чудовища, изображенные в мифах, их борьба с героями и победа героев помогали людям осмыслить и частично отрефлексировать враждебные природные силы и экзистенциальные проблемы бытия. Мифы разрешали антиномии бытия. Человек, живущий в мире мифов, не чувствовал себя отчужденным от природы. Мифы создавали целостный образ мира, в котором все имело свое значение, место и объяснение. Прошлое, настоящее и будущее были неразрывно связаны друг с другом. Мифы определяли образ жизни и поведение человека.
   Мифологическое мышление не разделяет субъект и объект, предмет и знак, вещь и слово. Древнегреческие философы - софисты, стоики, пифагорейцы - в своих философских системах рационально переосмысливали мифы, аллегорически истолковывая их содержание. Они положили начало символической интерпретации мифов.
   Древнегреческая мифология стала одним из факторов, определяющим направление и развитие всей западной культуры. Нет ни одной исторической эпохи, ни одного направления искусства, так или иначе, не связанных с греческими мифами.
   В историческом плане под античностью подразумевается период древней истории (I тысячелетие до новой эры - V век новой эры), охватывающий греко-римское рабовладельческое общество. Его история закончилась в результате кризиса, а затем и краха Римской империи. Следует иметь в виду, что к VIII веку до новой эры Древняя Греция формируется как империя, которая стремится приобрести колонии. Древние греки поселяются на побережьях морей - Эгейского, Мраморного и Черного, обживают северное побережье Африки, юг Италии, острова Сицилию и Кипр.
   Одно из важнейших достижений древнегреческой культуры - признание достоинств, прав, гражданского статуса человека. В дальнейшей истории культуры, в средние века, это величие личности будет утеряно, но оно возродится в гуманизме Возрождения.
   Культура Рима связана с завершением истории античного общества. Она продолжала эллинистическую традицию и в то же время выступала как самостоятельное явление, определяемое ходом исторических событий, своеобразием условий жизни, религии, свойствами характера римлян и другими факторами.
   Трехмерность, пластика, скульптурность греческого искусства была отражением целостной и гармоничной модели мира и соответствующего ей целостного бытия греков. В греческом мире индивид идеально вписывался в полис, а полисная структура в космос. Соответственно, в греческой модели мира космос, несмотря на свою величественность, был понятен и доступен. Боги в такой модели мира были хоть и высшими существами, но вполне доступными для общения. Более того, боги даже обладали понятными для человека слабостями. Человек был уверен, что похож на богов, и с этим связывалась идея свободного владения пространством и временем, воплотившаяся в греческом искусстве.
   Вместо древнегреческой живой пластики в произведениях древних римлян доминируют символика и аллегория. Пластические, трехмерные, скульптурные образы эллинов у римлян уступили место двумерным живописным, в которых пространство обозначалось в иллюзорно-символической форме - фресками, мозаикой, рельефами.
   Римляне не потеряли способность восхищаться классическими эллинскими формами, хотя шедевры, подобные "Нике Самофракийской" или "Афродите Книдской" ими уже не могли быть созданы.
   Римляне остро осознавали утрату способа целостного и художественного восприятия мира, пытаясь любыми средствами доказать свое родство с греческим миром. Это нередко заставляло их создавать грандиозные по масштабам сооружения, чтобы, таким образом, восполнить ограниченность своих возможностей в сфере пластики трехмерного образа. Римские храмы, форумы, фрески, мозаики, рельефы, скульптуры (даже копии с греческих шедевров) значительно превосходили масштабами древнегреческие. Однако это привело к тому, что римские памятники иногда могут вызывать ощущение неестественности и двойственности.
   Римляне уже не могли приблизиться к греческому идеалу, так как была утеряна естественная модель мира - основа и тайна древнегреческого величия. Но Рим достойно выполнил свою историческую миссию: он сохранил для Европы греческую античность, транслируя и тиражируя ценности величайшей культуры.
   Древнеримская модель мира принципиально отличалась от греческой. В ней не было события личности, органически вписанного в событие полиса и космоса, как у греков. Событийная модель римлянина упростилась до двух событий: событие индивида вписывалось в событие государства, или Римской империи.
   Именно поэтому римляне обратили свое внимание на индивида. Им принадлежат непревзойденные скульптурные портреты с феноменально точной передачей уникальных особенностей лица, характера, привычек, а также рельефы, достоверно фиксировавшие исторические события жизни империи - так называемые "исторические" рельефы и портреты.
   Римский художник, в отличие от греческого, видевшего действительность через гармоничную трехсобытийную модель мира в ее пластическом единстве, стремился к анализу, расчленению целого на части, подробному и достоверному изображению явления в полном соответствии с собственной двухсобытийной моделью мира. В его описании всегда как бы присутствуют два взгляда на явление. Первый - с позиции индивида. Второй - с позиции империи.
   Грек же видел мир через всеобъемлющую гармоничную модель мира, через величественную и героическую мифологическую систему, которая придавала модели мира законченность. Для римлянина же мир предельно упростил­ся, миф перестал быть мировоззрением и превратился в сказку. Вследствие этого явления воспринимались более отчетливо, познавать их стало значительно легче, но было утеряно нечто невосполнимое - исчезло ощущение цельности бытия.
   Совершенно очевидно, что отношение римлян к форме, объему, пространству, к человеку и космосу принципиально иное, нежели у греков. И важным моментом, объясняющим это различие, является ориентация на второе событие двухсобытийной римской модели мира - на событие империи. Это событие заменяет римлянину событие космоса.
   Период времени, наступивший после падения Римской империи в истории обозначается термином "Средневековье". Это было время становления и укрепления абсолютных монархий, формируемых на небольших территориях по национальному признаку. Однако, наступило время, когда абсолютизм стал себя изживать.
   Первый удар по абсолютизму в Европе нанесли оппозиционные выступления английских баронов против короля Иоанна Безземельного, поддержанные британскими рыцарями и горожанами. Противоборствующие силы были примерно равны и ни одна из них не могла одержать победу, которая бы привела к уничтожению другой. И впервые в Европе выходом из политической борьбы явился компромисс. В результате в 1215 году король вынужден был подписать так называемую "Великую хартию вольностей", содержащую значительные уступки баронам и рыцарям.
   Великая хартия вольностей ограничивала ряд абсолютных прав короля и гарантировала соблюдение королем феодальных обычаев по отношению к его вассалам - баронам, запрещала взимать субсидии с феодалов без их согласия, судить баронов иначе как судом равных им по званию пэров, что фактически было отделением судебной власти от представительной и исполнительной власти короля; она ликвидировала право короля вмешиваться в юрисдикцию феодальных курий и создавала комитет из 25 баронов, который в случае нарушения хартии королем мог начать против него войну.
   Значительно меньше Великая хартия вольностей дала рыцарству и свободному крестьянству: баронам и королю запрещалось требовать от них больше служб и повинностей, чем устанавливалось в ней, всем свободным людям гарантировалась защита от произвола чиновников. Эта хартия была подтверждена следующим королем Генрихом Ш, однако недостаточно полно поддерживалась им, в результате чего возник новый политический конфликт в 1258 году. После выступления баронов король утвердил так называемые Оксфордские провизии, устанавливающие в стране режим баронской олигархии. Недовольные этим рыцари, права которых при этом ущемлялись, представили королю так называемые Вестминстерские провизии, защищавшие права рыцарей и горожан, но король не только не подписал их, но отказался от соблюдения предыдущего документа. В результате разразилась гражданская война 1263-1267 годов.
   В годы войны возник английский парламент, окончательно утвердившийся уже при следующем короле Эдуарде I, что явилось первым в Европе отделением законодательной власти от исполнительной и представительной. Таким образом, в Англии был разрушен абсолютизм монарха и осуществился переход к новой, более централизованной форме феодального господства, к феодальной монархии, ограниченной сословным представительством - парламентом. В XIV веке парламент стал двухпалатным. В верхней палате - палате лордов заседали бароны и прелаты (церковные иерархи). В нижней палате общин заседали рыцари и городская верхушка, объединенные общностью их политических и экономических интересов, поскольку хозяйство рыцарей все теснее связывалось с рынком, переходило к денежной ренте и эксплуатации наемного труда. Городская верхушка, богатея от торговли, стала скупать земли, так появились новые дворяне. Они стали разводить овец с целью продажи шерсти производителям сукна. В XVI веке организация шерстяной промышленности стала принимать форму мануфактуры. Она развивалась и в хлопчатобумажной, шелковой, металлообрабатывающей промышленности. Появилась и финансово окрепла буржуазия. Она богатела за счет торговли и основывала колонии во всем мире, пользуясь мощью британского флота и регулярной армии, которая была одна из сильнейших в мире.
   Согласие между королевской властью и парламентом продолжалось лишь до тех пор, пока у экономически и социально усиливающейся буржуазии и нового дворянства не появилось желания самостоятельно направлять политику правительства в своих интересах для преодоления силовых и развития договорных отношений в обществе. В нижней законодательной палате они нашли готовое политическое орудие. Борьба между королем и парламентом началась еще при королеве Елизавете I Тюдор и продолжалась, все усиливаясь, при новой династии - Стюартов. В 1540 году началась Английская буржуазная революция. В результате двух гражданских войн король Карл I потерпел поражение и был казнен. В Англии установилась парламентская республика, вскоре принявшая форму военной диктатуры О. Кромвеля.
   Крупные землевладельцы были освобождены от феодальных платежей королю, их феодальное распоряжение землею превратилось в частную собственность. В то же время за крестьянами не было признано никаких прав на землю, на что они ответили многочисленными восстаниями. Испугавшаяся буржуазия и новое дворянство восстановили в Англии монархию в лице Карла II Стюарта. Стремление короля восстановить в Англии абсолютизм с его преобладающими силовыми отношениями, пренебрежение национальными интересами страны в пользу личных интересов вызвали резкую оппозицию нового дворянства и буржуазии. Чтобы обезопасить себя от королевского произвола оппозиция добилась принятия парламентом в 1679 году закона, получившего название "Хабеас корпус акт", согласно которому каждый арестованный мог требовать проверки законности его ареста. В Англии, несмотря на сохранение короля, сложилась классическое демократическое общество с договорными отношениями, с разделением представительной, исполнительной, законодательной и судебной власти.
   Схожим образом развивалась демократия и во Франции, которая поначалу тоже была абсолютной монархией. Но в 1302 году Филипп IV для получения поддержки в борьбе с папой созвал Генеральные штаты - представительство трех сословий. Так сформировалась во Франции сословная монархия, а Генеральные штаты содействовали усилению централизованной власти. Затем в XVI веке вновь началась складываться абсолютная монархия с преобладающими силовыми отношениями. Генеральные штаты собирались редко. В последний раз в 1614 году. Все дела вершил Королевский совет из ближайших советников монарха, деятельность провинциальных парламентов была ограничена судебными функциями. В XVIII веке в промышленности утвердились договорные отношения, господствующей формой стала мануфактура. И в сельском хозяйстве усилились капиталистические элементы.
   Дальнейшему развитию производственных сил препятствовал феодально-абсолютский строй. По мере укрепления экономических позиций буржуазии росла ее оппозиционность к абсолютной монархии. В конце восьмидесятых годов в стране сложилась революционная ситуация. Развитию этой ситуации очень способствовала деятельность французских просветителей Ж. Руссо, Ш. Монтескье, Д. Дидро, которые в своих трудах для критики абсолютизма с его силовыми отношениями обратились к понятию естественного права, обозначающего совокупность принципов, правил, прав, ценностей, продиктованных естественной природой человека и тем самым независимых от социальных условий и государства. Личность от природы обладает возможностями и способностями сознательно делать и осуществлять что-либо; воздерживаться или отказываться от чего-либо; требовать, добиваться, защищаться. Сами по себе эти естественные возможности еще не являются правами, чтобы стать таковыми они должны приобрести юридический статус.
   Идея естественного права возникла еще в древности и встречается у Платона и Аристотеля. Но свое наивысшее социальное звучание она получила в работах просветителей в качестве основного идеологического орудия борьбы прогрессивных сил общества с феодальным абсолютизмом. Они использовали естественное право для критики феодальных порядков, как противоречащих естественной справедливости. В их работах естественное право выступало в качестве неизменных принципов природы человека и его разума, которые должны быть выражены в действующих законах, что повлечет замену правления людей (то есть абсолютизма) правлением законов, обеспечивающих права человека, соблюдаемых на основе договорных отношений.
   Ш. Монтескье уделял большое внимание политическим факторам и форме правления государством. Он рассматривал проблему разумного строя и его организации. Считая наилучшей формой правления ограниченную монархию, Монтескье в качестве средства, способного предотвратить трансформацию монархии в деспотию, считал принцип разделения властей. Согласно этому принципу государственная власть понимается не как единое целое, а как совокупность различных разделенных властных функций (представительской законодательной, исполнительной и судебной), осуществляемых независимо друг от друга различными государственными органами.
   Учение о разделении властей, связанное с теорией естественного права, сыграло прогрессивную роль в борьбе буржуазии с абсолютизмом и произволом королевской власти и нашло отражение в основополагающих документах буржуазных революций. Этот принцип Ш. Монтескье сочетал с другими прогрессивными принципами в чисто правовой области: равенства всех граждан перед законами, уничтожение привилегий, широкое избирательное право без ограничения по половым и социальным признакам, свобода слова, печати, совести. Подобного рода деятельность готовила почву для выступления против феодального абсолютизма.
   Проведенные в 1788 году выборы в Генеральные штаты способствовали политической активности масс и 17 июня 1789 года депутаты третьего сословия объявили себя Национальным собранием, а 9 июля - Учредительным собранием. Победоносное народное восстание в Париже и взятие Бастилии 14 июля 1789 года положило начало революции, распространившейся в короткий срок по всей стране. Это был закономерный результат "Возрождения", возникшего на исходе средневековья.
   Традиционно средневековье называют "реакционной, мрачной, проникнутой духом клерикализма эпохой". Такая однозначно унифицированная оценка богатой, длившейся значительный период исторического времени эпохи явно не реалистична.
   Действительно, натуральное хозяйство было примитивным, производительные силы, техника были развиты слабо. Войны и эпидемии обескровливали народы. Любую мысль, идущую вразрез с церковными догматами, инквизиция подавляла, жестоко расправляясь с носителями еретических учений и подозреваемыми в пособничестве дьяволу. Но богатство и многообразие эпохи связаны с иными формами деятельности.
   В средневековье начинают применяться машины, появляются ветряные мельницы, водяное колесо, рулевое управление, книгопечатание и многое другое. В области искусства достигается небывалая до этого глубина и техническое совершенство. Народная культура (скрыто или явно), противодействуя клерикальной, придавала культуре индивидуальность и национальный колорит.
   Само понятие "средневековье" никак не может быть некой целостностью. Выделяют раннее, высокое средневековье и закат. Каждый период имеет свои особенности духовной сферы и культуры.
   Средневековая культура явление многоуровневое. Социальные группы, существовавшие в средневековье, также значительно отличались друг от друга. Так, образованные люди имели совершенно иную ментальность, чем крестьяне. Крестьянские массы средневековья оставались консервотивными, не настроенными на какие-либо изменения. Даже в постсредневековый период их модель бытия оставалась почти неизменной. То, что для аристократической и интеллектуальной элиты было новой эпохой, крестьянству было непонятно и неинтересно. И даже в наше время, если тщательно проанализировать жизнь крестьян, в их быте можно встретить некоторые следы средневековья.
   Средневековье характеризуется столкновением двух культурных ориентации: с одной стороны - церковной, ученой, официальной, а с другой - народной, карнавальной, "смеховой". Причем в последующих культурных взлетах огромную роль сыграла именно народная культура.
   В жизни простого народа большое значение имели песни, пляски, фольклор, хоровые и обрядные песнопения, героические баллады и сказания о подвигах народных героев. Среди ярких выразителей народной культуры - бродячие артисты, музыканты, поэты, циркачи.
   Столкновение культурных ориентации рождало много-слойность и противоречивость сознания средневекового человека. Простолюдин, живущий во власти народных верований и примитивных образов, имел зачатки христианского мировоззрения. Образованный человек не был полностью свободен от языческих представлений. Однако для всех несомненной доминантой была религия.
   Сущность средневекового способа отношения к миру определялась божественной моделью мира, которая поддерживалась всеми имеющимися в распоряжении церкви (и подчиненного ей государства) средствами. Эта модель и определяла особенности средневековой эпохи. В качестве основных черт этой модели можно выделить следующие:
   - специфически средневековое понимание Вселенной, где Бог выступает главной мировой творческой силой, вмешательство человека в божественное дело было недопустимо;
   - средневековый монотеизм, в котором Вселенная мыслилась как абсолютно подчиненная Богу, которому только и доступны законы природы и божественный космос. Эта сила была беспредельно могущественнее человека и довлела над ним;
   - человек - ничтожное, слабое, греховное существо, пылинка в божественном мире, и частицы божественного мира ему доступны только через искупление грехов и поклонение Богу.
   Центральным событием средневековой модели мира был Бог. В это событие вписывалась вся совокупность сверхсложной общественной иерархии событий средневекового мира. Особое место в этой иерархии занимала церковь, на которую была возложена божественная миссия.
   Основные черты культуры, основанной на средневековой модели мира, ее противоречия, характер формирования и развития можно изучить только вместе с исследованием феноменов средневековой жизни. Прежде всего, понятие "средневековье" подразумевает особый тип личности, предельно развитую религию и соответствующую систему духовных ценностей: искусство, способ производства, особый тип экономики, а также государственно-социальную структуру и городское устройство.
   Основное население средневековья составляли крестьяне. Общество в сознании людей делилось на три основных социальных слоя: церковников, крестьян и рыцарей. Социальными идеалами была жизнь святых и героические подвиги воина. Отношение к крестьянству было в целом отрицательным и пренебрежительным. Его считали воплощением всех существующих в обществе недостатков. Религиозным недостатком считалось язычество крестьян, культурным - его невежество и неграмотность, социальным - неполноправие. От крестьянства ждали покорности, послушания, смирения.
   Идеологическая позиция церкви состояла в том, что она фактически была на стороне господ, являясь к тому же сама крупнейшей собственницей. И все же церковь старалась сглаживать конфликты и антагонизмы в обществе, проповедуя равенство перед Богом, смирение и святость бедности. Бедняки испытывают беды и невзгоды на земле, но они божьи избранники, достойные Царства небесного, спасители богатых. Нищета - моральное достоинство. Церковь поощряла милостыню, укрепляя тем самым иждивенческие настроения бедноты. Своекорыстие людей - результат грехопадения. Ведь по замыслу Творца все, что есть на земле, дано всем людям в равное пользование. Бедность - это идеальное состояние с точки зрения средневековых священнослужителей.
   Средневековая церковь признавала труд следствием первородного греха. Добывание хлеба насущного в поте лица - одно из наказаний Бога отступившему от него человеку. С другой стороны, признавалась необходимость труда для выживания человека. Труд для обогащения осуждался. Труд аскета - труд для искоренения праздности, для обуздания плоти, для нравственного совершенствования считался богоугодным делом. В зависимости от его разновидности труд оценивался по-разному. Ростовщичество считалось греховным, торговля - подозрительной. С нравственной точки зрения наилучшим трудом считался труд земледельческий. Люди, посвятившие свою жизнь достижению святости, трудились как простые крестьяне.
   Раннее средневековье было довольно антитехнично. Техническим нововведениям препятствовал консерватизм крестьян, для которых идеалом оставалась жизнь предков.
   Для раннего средневековья характерно постепенное стирание границ между рабами и крестьянами. Свободный человек превращался в подданного своего господина, который мог распоряжаться им по своему усмотрению, даже наказывать физически. Крестьянин исключался из системы публично-правовых правил, не мог быть воином. Люди, помнившие своих свободных предков, тяжело переживали свою кабалу. Народ связывал свою свободу и независимость с языческой верой, а христианизацию - с властью и гнетом государства.
   Церковь доказывала, что Христос сильнее и могущественнее, чем боги природы. Некоторые языческие боги были превращены христианской церковью в нечистую силу. Другим был придан облик христианских святых и им были переданы функции, которые выполняли языческие боги. Этим была достигнута цель если не внутреннего, то хотя бы внешнего, по языческому подобию, приобщения населения к христианству.
   Крестьянин-язычник был близок к природе, чувствовал себя включенным в природные процессы. В праздники человек рядился в шкуры зверей, подчеркивая единство с природой. Для этого предназначены были ритуалы, обычаи, жертвоприношения на открытом воздухе, в лесах, на скалах, у воды. Церковь стремилась отчуждать человека от природы: он должен чувствовать себя единым с Богом только в лоне церкви, в храме.
   Крестьянин-язычник жил как будто бы в ином пространственном и временном измерении, чем христианин-неязычник. Для язычника не существовало грядущего в будущем Сверхсобытия. Для него мир предков - это первое и последнее Сверхсобытие. Время настоящего, прошлого и будущего - череда сменяющих друг друга циклов, в которых не может появиться ничего принципиально нового. Жизнь определялась сменой времен года, каждый человек проходит один и тот же круг событий. Постоянная занятость и ориентация на традиции и обрядность делали невозможным выход за рамки цикличности.
   Христианство вместо цикличного течения времени, естественного для крестьянина, насаждало линейное историческое течение времени со Сверхсобытием Страшного суда в его конце. Страх перед воздаянием за грехи становится мощным фактором приобщения к христианству.
   Совершенно искоренить язычество не удалось. Часть обращенных стала людьми смешанной веры. Христианские представления перемешались с языческими и традиционными. Так, христианские святые представлялись крестьянам магами. Самое главное, что крестьяне хотели видеть в святом, - его умение творить чудеса. Церковь умело использовала тягу простого народа к чудесному. Чудо имел право творить только христианский святой, а чудеса, сотворенные другими людьми, объявлялись дьявольскими. Образ святого был связан с народными представлениями: он защищал слабых и обездоленных, творил чудеса, исцелял больных, отличался добротой.
   Важным социальным изменением, произошедшим в начале средних веков, стало разрушение представлений о враждебности своего племени другим племенам, что привело к смешению различных этнических групп.
   Знание латыни было критерием образования. Народный язык развивался по другим законам, чем латинский. На нем передавались и закреплялись конкретные, наглядные образы. Латинский язык выражал абстрактные суждения, теологические и политические понятия. Разница в строе народного и латинского языков увеличивала разницу между необразованными людьми и образованной элитой.
   Мировосприятие средневекового человека во многом было обусловлено циклическим жизненным круговоротом, крестьянским укладом и живучестью языческих представлений. Оно во многом выражалось в идее аналогии человека-микрокосма и вселенной, а также в чувстве особой целостности с природой и в признании Сверхсобытием жизни предков.
   Средневековый человек существовал на грани небытия: голод, войны, эпидемии уносили множество жизней, до старости почти никто не доживал, очень высока была детская смертность. Человек чувствовал острую необходимость защиты от подступающих со всех сторон опасностей. Магия распространялась на все сферы жизни и создавала чув­ство управления злыми силами, подстерегающими жизнь человека. Церковь не могла не взять на себя функции магической защиты человека. Некоторые магические ритуалы перешли в христианскую обрядность почти без изменений. Более того, церковь даже умножила и усложнила ритуальную жизнь.
   Почитание Бога осуществлялось в христианской церкви с помощью сакраментов - таинств, таких как причащение, крещение, священство. Они практиковались только в церкви. С помощью сакраментов верующий мог стать причастным к Богу и спастись. Также использовались сакраменталии - освященная вода, хлеб, свечи. Сакраменталии использовались дома, в быту. Богословы видели в сакраменталиях только символику и не признавали их сверхъестественной силы. Простолюдины же использовали их, прежде всего как амулеты: не для очищения от грехов и причащения к Богу, а для защиты от болезней, наговоров, порчи. Крестьяне использовали сакраменты даже для излечения скота. Церковная курия не возражала против утилитарного использования сакраменталиев, но решительно противилась прагматическому их применению, расценивая как богохульство угощение скота "собственным Богом".
   Чрезмерная ритуализация выхолащивала духовную сущность веры, механизировала общение с Богом. Обряды вырождались в механическое, бессмысленное повторение. Верующие, для того чтобы очиститься от грехов, могли обойтись без высокого душевного настроя, одним формальным выполнением обрядов. Церковь не могла отменить суеверия, ритуалы и обряды, искажающие основы католической веры, ибо они были неотъемлемой частью менталитета средневекового человека и без них христианское учение не могло быть принято.
   Варвары, господствовавшие в культуре раннего средне­вековья, распространяли орнаментальное прикладное искусство. Они украшали небольшие предметы из дерева или металла изображениями реальных или фантастических зверей. В V - X веках появляются церковные книги на пергаменте с миниатюрами, изображающими зверей и людей в двухмерном пространстве (плоскими и без теней).
   По сравнению с античностью этот период был культурным упадком. Произведения были лишены изящества и утонченности. В них преобладал культ грубой физической силы. Многие достижения античности были забыты. Так, была утрачена античная скульптура. Изображения человека становятся примитивными. Культурными островками стали школы для монахов при монастырях. Упадок продолжался с конца IX века до середины XI века.
   Дальнейшим культурным стимулом стал рост городов, центров торговли и ремесел. Новым явлением стала городская культура, породившая романский стиль. Романский стиль возник как укрепление авторитета Римской империи, необходимого королевской власти и церкви. Лучше всего романский стиль олицетворяли находящиеся на возвышенностях крупные соборы, как бы возвышающиеся над всем земным. В их архитектуре бросаются в глаза мощные конструкции и рациональная структура, образная условность и изощренная орнаментика.
   Атрибутами архитектурных сооружений, выполненных в романском стиле, становятся круглые арки, базилики, органично соединенные с башнями. Наряду со "звериным стилем" распространяется изображения человека в библейских сюжетах. Многофигурные скульптурные композиции представляли "каменную библию", сцены Страшного суда. Одно из назначений соборов романского стиля - устрашение верующих. На портале одного из соборов Франции есть надпись: "Пусть страх поразит здесь всех, кто опутан земными пороками, ибо судьба их явлена в ужасе этих фигур!"
   В средние века в искусстве ведущее место занимала архитектура. Это было вызвано, прежде всего, настоятельной потребностью в строительстве храмов. Архитектор должен был совмещать в себе художника и высокообразованного инженера, геометра, математика. Архитекторы пользовались большим уважением и ценились высоко. Выдающихся архитекторов так же как ученых, богословов и философов называли "каменных дел докторами".
   Готический стиль отрицает тяжеловесные, похожие на крепости романские соборы. Атрибутами готического стиля стали стрельчатые арки и стройные башни, возносящиеся к небу. Готические соборы - грандиозные сооружения. Так, высота Реймсского собора около сорока метров. Вертикальная композиция здания, стремительный порыв вверх стрельчатых арок и остальных архитектурных построек выражали стремление к Богу и мечту о высшей жизни.
   Раннее христианство унаследовало от античности восхищение продуктами творчества и презрение к создавшим их людям. Но постепенно, под влиянием христианских идей о благотворном, возвышающем значении труда, это отношение изменилось. В монастырях того времени предписывалось сочетать деятельность, ведущую к общению с Богом, к проникновению в его сущность, такую, как божественное чтение, молитвы, ручной труд. Именно в монастырях получили развитие многие ремесла и искусства. Искусство считалось богоугодным и благородным занятием, им занимались не только рядовые монахи, но и высшая церковная элита. Средневековые искусства: живопись, архитектура, ювелирное дело - были заложены в стенах монастырей, под сенью христианской церкви.
   В XII веке интерес к искусству значительно возрастает. Это связано с общим техническим, экономическим и научным прогрессом общества. Практическая деятельность человека, его интеллект, способность к изобретению нового начинает цениться значительно выше, чем раньше. Накопленные знания начинают систематизироваться в иерархию, на вершине которой продолжает оставаться Бог. Искусство, сочетающее в себе высокие практические навыки и отражение образов священного предания, получает в средневековой культуре особый статус.
   Назначение изобразительного искусства в том, что оно позволяет неграмотным людям приобщиться к священной истории, в увековечивании священных событий и в украшении интерьеров соборов витражами, росписями, инкрустациями.
   Отношение к искусству в средневековье претерпело большие изменения. Так, во время раннего средневековья (V - VIII века) доминируют античные представления об искусстве Искусство классифицируется на теоретическое, практическое и созидательное. Начиная с VIII века христианские идеи активно переплетаются и взаимодействуют с неоплатоническими и неопифагорейскими. Основная цель искусства - стремление к божественной красоте, которая воплощена в гармонии и единстве природы.
   Гуманисты Возрождения нарекли средневековье названием "десять веков мрака". Но эта категоричная оценка далека от реальности. В действительности средневековое искусство обладает большой смысловой глубиной, оно многообразно, богато образами, символами и аллегориями.
   Христианство, распространяясь на все сферы жизни средневекового человека, естественно определяло направление и содержание художественного творчества, ограничивало искусство своими догматами. Художественное творчество не могло распространяться за их пределы. Христианское мировоззрение охватывало все своей теологической системой, в которой каждый феномен культуры занимал иерархическое место. В том числе и творческая активность занимала свое место, была в определенном смысле функцией христианской ментальности.
   Художественное творчество было существенно ограничено иконописной традицией и заслоненностью образов реального мира трансцендентными спиритуалистическими образами мира иллюзорного. Основной целью творчества было сохранение и возвышение христианского учения. Вся средневековая культура была подчинена единственной реальности - сверхчувственному и сверхразумному Богу. Бог обладает подлинной субъективностью; устремленный к идеалу человек, изображенный в произведениях искусства, должен подчинить свою волю Богу. Все в Боге: судьба определяется Богом, мир объясняется Богом. Христианство определяло предпочтительные темы и формы искус­ства. В литературе излюбленный жанр - жития святых; в скульптуре - изображения Христа, Богоматери, святых; в живописи - икона; в архитектуре - собор. Распространены также темы рая, чистилища и ада. Художник должен был в своих произведениях запечатлеть красоту божественного миропорядка, согласовав свое видение с теологическими представлениями христианского духовенства.
   В средние века вся духовная деятельность стремилась к созданию грандиозной концепции мира в виде всеобъемлющей системы символов, "богатейшего ритмического и полифонического выражения вечной гармонии". Символизм становится средством культурной рефлексии, осмысления проблем эпохи. Готические соборы были архитектурным воплощением такой мировоззренческой концепции. Духовность и мировоззренческая глубина средневекового миропонимания создавали для развития и возвышения художественного творчества особые условия.
   Отношение к искусству в средние века еще не избавилось от иррационально-магических представлений. И сам художник и его произведение воспринимались человеком с удивлением, восхищением и страхом перед всесильностью художника и таинственностью его произведения. Перед средневековым художником стояла задача раскрыть в образе духовную сущность мира, сверхчувственную идею, подобно тому, как Бог воплотился в человеке в образе Христа. Эта задача требовала выработки условного языка художественных символов.
   Концепция средневекового творчества восходит к идеям высшей красоты, распространенной в античности. Двойственность искусства в том, что изначальный образ, который художник стремится отразить в своем произведении -- это высшая, трансцендентная реальность, а материал, во­площающий этот образ, - низшее состояние мира. Философия неоплатонизма видит противоречие искусства в том, что сверхчувственная красота отражается в мире чувственных вещей.
   Красота в средневековом мире понимается прежде всего как разумная соразмерность частей, гармония, порядок, пропорциональность, ясность, чистота. Материальная красота трактуется как символ невидимой божественной красоты. Прекрасное - это нечто невидимое, становящееся видимым. Прекрасное и безобразное определяются через субъектно-объектные отношения. Безобразное - это то, что вызывает отвращение. Созерцание прекрасного доставляет наслаждение само по себе, вне практического использования вещи, и в то же время прекрасное - это объективные "пропорции и блеск", гармония, упорядоченность, соразмерность, доброцветность, мера в цвете и размере.
   Назначение искусства - воплощать сверхчувственную идею божественного архетипа в чувственных образах, выраженных условной символикой. Творчество Бога беспредельно, совершенно и абсолютно. Творчество человека относительно, ограничено и поэтому должно быть подчинено воле Бога. Вне Бога творчества быть не может. Главная тема в искусстве - Христос и его учение.
   В отличие от византийской культуры с ее однозначно-отрицательным отношением к воспроизведению природы в произведениях искусства, западное средневековье оценивает имитацию природы положительно. Творчество художника начинают все более явно сравнивать с творчеством Бога. Творчество человека и творчество Бога различаются иерархически. Бог не нуждается в образце для подражания, извлекая форму произведения из самого себя, то, что он создает вечно. Человек опирается в своем творчестве, прежде всего, на природные образы, созданные им произведения преходящи. Смысл подражания природе заключается не просто в отражении материальных форм, но и в общей подчиненности произведения христианской теме, чаще всего иконоборческой традиции. Копируя природу, художник постигает красоту и гармонию ее форм. Его задача состоит в том, чтобы эти формы подчинить духовной идее глубоко символичного произведения.
   Художник должен учиться у природы гармонии и согласованности частей, правильным пропорциям между материей и формой. Высшая цель искусства - не копирование природы, а познание и созерцание Бога. Художественные произведения должны не только приносить чувственные удовольствия от созерцания прекрасной и гармонической красоты, они должны воспитывать человека в духе стремления к Богу. Благочестие - это самое главное духовное качество, пробуждаемое искусством.
   Всю жизнь, все поступки и достижения человека необходимо рассматривать с точки зрения глобального конфликта добра и зла, Бога и Сатаны. Кроме того, художественное произведение должно быть содержательным, жизнеподобным и одновременно аллегоричным.
   Главным событием двухсобытийной средневековой модели мира был Бог. Сама по себе двухсобытийная модель уже находилась в противоречии с трехсобытийной архетипической моделью. Это недостающее центральное звено и определяло характер противоречий средневекового образа жизни. С одной стороны, церковь и государство, создавая устойчивую сверхсложную церковно-государетвенную структуру, эксплуатировали архетипическую потребность в событии, в котором событие индивида и событие Бога находились бы в единой целостности. С другой - искусственность такой феодальной целостности создавала феномен повседневно-обыденной культуры "массового человека".
   Неестественность двухсобытийной средневековой модели мира проявлялась в том, что она способствовала поляризации общества. Для элиты главным событием было событие Бога, Абсолюта. Для "массы", "толпы" главным событием было событие индивидуального бытия. Многие тайны европейского массового человека с его ориентацией на ценности индивидуализма, автономность личности, частную собственность уходят в средневековье, раннее христианство и даже в античность. Таким образом, средневековье на основе христианской традиции создало массового человека, который был заинтересован в решении проблем равенства, свободы, был озабочен системой правовых и иных гарантий индивидуального бытия. На первом месте для такого человека - обеспечение индивидуального бытия, на втором - способ включения этого индивидуального бытия в событийную целостность.
  
   Удовлетворение социальных потребностей человека

   Для конца средневековья характерна поляризация распределения богатства в обществе. Короли пользовались необычайной роскошью, в то время как крестьяне умирали с голоду. Когда французской королеве Марии-Антуанете сказали, что крестьяне умирают, потому что у них нет хлеба, она ответила: "Нет хлеба - пусть едят пирожные!"
   В то же время среди низшего класса появилась прослойка предпринимателей, которые сумели сколотить некоторый капитал, но использовать его на развитие своего дела они не могли в силу жестоких законов, облагающих любое предприятие поистине драконовскими налогами. Недовольны были королем и дворяне, которых он своевольно разорял, чтобы воспользоваться их имуществом. В 1655 году французский парламент - совещательное собрание представителей дворянства, духовенства и горожан - потребовал, чтобы король Людовик XIV изменил свою политику.
   "Зачем?" - удивился и насупил брови король.
   "Она противоречит пользе государства", - был ответ депутатов.
   И тогда монарх пожал плечами.
   "Государство - это я!" - высокомерно бросил он.
   Парламент отступил перед высочайшей волей.
   Историки сомневаются, была ли на самом деле сказана эта фраза. Но, как говорится "если это и ложь, то она отлично придумана" - вели себя французские короли именно так. А слова Людовика XIV, пусть даже и вымышленные, облетели весь мир. Мы повторяем их каждый раз, когда хотим обрисовать человека самовлюбленного, наивно считающего себя главным существом во всем обществе. Поэтому так жестоко расправилось затем французское общество с королевским семейством. А надо было быть более разумным и гибким, ибо колокол в Европе уже прозвонил по абсолютной монархии. В Европе начиналось возрождение после средневековой спячки.
   Возрождение (французское "ренессанс") - историческая эпоха между средневековьем и новым временем, наступившая в XV-XVII веках в странах центральной и западной Европы. Родилась эта великая культурная эпоха в Италии не случайно. Великая и естественная античная культура открыла человечеству простор для развития. Варварское восхищение западного человека античностью стало рычагом, позволившим ему понять и транслировать античный способ отношения к миру и античные ценности. Здоровый, не испорченный авторитарностью способ отношения к миру итальянцев был обогащен возможностью личностного развития. Это сочетание привело к рождению людей, личность которых уже во многом определяла тип культуры. В свою очередь, условием существования этой культуры являлось процветание новой личности.
   Римляне, очарованные достижениями греческой античности, положили в свое время начало органической преемственности, процессу трансляции духа великой культуры. Они же сохранили в себе свободный, естественный способ отношения к миру, позволивший совершить прогрессивный переворот культурного возрождения. Традиционно в итальянском Возрождении выделяют Проторенессанс (XII-XIV века) и Ренессанс (Возрождение), в котором усматривают три периода или этапа: раннее Возрождение (в литературе с XIV века, в изобразительном искусстве и архитектуре с XV века), высокое Возрождение (конец XV и начало XVI веков) и позднее Возрождение (XVI век).
   Во второй половине XVI века наступает продолжительная феодальная реакция, главной причиной которой стал политический и экономический упадок страны. Еще несколько десятилетий итальянские творцы создавали произведения мирового уровня, но его гуманистические тенденции с этого времени начинают ослабевать.
   В XV-XVI веках Возрождение распространилось на северные страны, территориально близкие к Италии, но в то же время существующие в более суровых климатических условиях, с относительно недавним "варварским прошлым". И, наконец, в XVI - начале XVII века возрождающая культурная волна, изменявшая человеческое сознание, мощным рывком достигла Германии, Англии, Нидерландов, способных к тому времени творчески ее воспринять. Особенностью "Северного" Возрождения было сильное влияние прогрессивных достижений итальянской гуманистической культуры.
   Если к понятию "возрождение" подходить строго логически, то Возрождением можно назвать только культурный взлет в Италии, так как только там существовала античная культура, которая, собственно, и "возрождалась". Тот факт, что Возрождение - феномен общеевропейский, свидетельствует о том, что непосредственным наследником античности стала вся европейская культура.
   Существует и менее строгое понимание "возрождения". Так, каждый народ в своем историческом развитии переживает эпоху, когда после длительного упадка расцветают его экономика и культура. Востоковеды обращают внимание на китайский "ренессанс" XVI-XVII веков, грузинский XI-XIII веков, арабский XI-XII веков, "ренессанс" в Средней Азии XV века. Страны Центральной и Юго-Восточной Европы в конце XVIII, середине XIX веков пережили свое "национальное возрождение".
   В России культурный ренессанс многие исследователи связывают с расцветом поэзии во времена Пушкина, Лермонтова. Религиозный ренессанс в России произошел в конце XIX - начале XX столетия.
   Особое место в формировании русской культуры занимает А.С. Пушкин. "Пушкин - это наше все!", "Пушкин - это русский гений!", "Пушкин - это бренд русского народа!" - такими определениями полны культурологические исследования.
   Если взять личностный аспект рассматриваемой проблемы, то литератор, как правило, заинтересован в улучшении своей литературной репутации, ради чего предпринимает те или иные действия и занимает определенную позицию в ходе литературной борьбы. Литературная репутация понимается при этом как литератором, так и его союзниками и врагами как определенный "символический капитал", который можно накапливать, передавать (путем похвалы другому литератору), терять и так далее.
   Механизмы формирования литературной репутации А.С. Пушкина чрезвычайно интересны, поскольку он а) стремительно поднимался вверх по ступеням литературной иерархии, б) быстро приобрел уникальный, в некоторой степени сакральный статус, в) разными группами современников воспринимался принципиально по-разному (для одних - поэт-элегик, для других - сочинитель революционных стихов, и тому подобное), г) резко менял свой социальный статус (из опального поэта-изгнанника превратился в покровительствуемого царем официального историографа).
   Известно, что А.С. Пушкин быстро, еще будучи молодым, приобрел громкую славу. Еще при жизни многие современники называли его гением. Достаточно многочисленные свидетельства этого можно найти в переписке и дневниках. Так, М. Муханова, прочитав "Кавказского пленника", пишет М.Е. Лобанову 9 ноября 1822 года про А.С. Пушкина: "Это Гений величественный и дикий, как горы Кавказа, оригинальный в нашей литературе". А.И. Тургенев в письме Н.М. Карамзину 1825 году, цитируя высказывание А.С. Пушкина в письме П.А. Вяземскому, утверждал, что это "признание Гения". Е.С. Телепнева, приехав в 1827 году в Москву и узнав, что А.С. Пушкина сейчас там нет, фиксирует в дневнике свои сожаления по этому поводу и пишет: "...видеть гения - есть счастье, свыше ниспосланное..." Б.М. Федоров в 1828 году записывает в дневнике: "Пушкин гений".
   Могут возразить, что тогда слово "гений" понимали иначе, чем сейчас, и в этом утверждении будет доля истины. Действительно, к началу XIX века это слово имело два основных значения: мифологическое (у древних римлян: бог, покровитель человека, города, страны) и психологическое: высшая творческая способность
   При таком понимании термина говорили о гении такого-то человека (как сейчас говорят о таланте). Но уже во второй половине XVIII века метонимически гением стали звать и носителя этого качества.
   В середине 1820-х годов это уже довольно распространенное явление, по сути дела оба значения употребляются как равноправные. Например, в 1823 году И.П. Войцехович, определяя гений как "природное соединение всех умственных способностей высочайшей степени с необыкновенной силой деятельности", тут же, характеризуя Моцарта и Корреджо, восклицает: "Вот гении!" И.И.Дмитриев в 1816 году писал о Державине, что "он был гений"22. В.К. Кюхельбекер в 1820 г. именовал гением В.А. Жуковского. Н.И. Гнедич в 1821 году говорил о том, что "слава <...> повторяет имена только тех гениев <...> которые сквозь тьму веков возвышаются, как гордые главы Кавказа", М.А. Дмитриев в 1824 году писал, что "Ломоносов, как гений, не подражал никому рабски", Ф.В. Булгарин утверждал в 1826 году, что П.А. Катенин "почитался в полку гением", сам Пушкин, наконец, замечал в письме П.А. Вяземскому от 5 июля 1824 года, что "Лемонте есть гений 19-го столетия", а в статье 1825 года "О поэзии классической и романтической" писал о том, что "легче превзойти гениев в забвенье всех приличий, нежели в поэтическом достоинстве".
   Как же получилось, что тридцатилетний человек, причем не прославленный полководец, выдающийся ученый или знаменитый философ, а всего лишь литератор, слагатель вымышленных историй, уже при жизни был признан гением?
   Это стало возможным потому, что именно в эти годы сложилось соответствующее сочетание необходимых предпосылок и обстоятельств. Во-первых, тогда сформировался определенный контекст: в обществе существовала сильная потребность в литераторе - выразителе нации, начинающем собой новую, встающую в ряд с европейскими литературу. Во-вторых, Пушкин смог предложить читателям тексты, отвечающие на этот запрос. И, наконец, в-третьих, Пушкин смог задействовать различные механизмы в рамках литературы как социального института, обеспечивающие формирование у него высокой литературной репутации.
   Трактуя Россию как народ молодой, которому предстоит великое будущее, литераторы того времени рассматривали литературу как цивилизующее начало и как выражение народного духа. А.Ф. Мерзляков писал, например, в 1819 году, что язык и словесность - "бессмертное знамение величия народного, важнейшее, нежели бесчисленные триумфы и завоевания, святая слава при жизни и неумолкающий глас после смерти, вопиющий к потомству из гробов и развалин, главная сила ума, орган наук, орудие поучения и нравов, порядка и устройства гражданского, проповедание истины, света и Бога!" Возлагая такие надежды на литературу, представители этой среды напряженно ждали ее расцвета в России.
   1820-е годы отмечены в России распространением романтизма и романтической эстетики. Это означало, что вместо подражания природе или древним на первый план выходила оригинальность творчества. А источником ее был прежде всего гений, который, по характеристике И.Я. Кронеберга, "неподражаем и бессмертен". Четко выражая господствующие в это время представления, В.Ф. Одоевский писал: "Поэт - пророк. В минуту вдохновения он постигает сигнатуру периода того времени, в котором живет он, и показывает цель, к которой должно стремиться человечество, дабы быть на естественном пути, а не на противоестественном. Все прочие люди только исполняют <...>".. Восприняв подобные представления, современники к литераторам отечественным относились, по воспоминаниям В.И. Инсарского, с "каким-то благоговением... Тот, кто пишет книги, казался существом, несравненно превосходящим простого смертного, и с личностью его непременно связывались какие-либо поэтические легенды <...> Тогда видеть лично какого-нибудь автора казалось счастьем, трудно и редко достигаемым". Буквально те же выражения употребляют и многие мемуаристы. Н.И. Греч вспоминал, как в детстве (конец XVIII - начало XIX веков) "воображал себе сочинителей книг людьми необыкновенными, и более нежели людьми. Помню, с каким благоговением смотрел я на первого встретившегося мне русского писателя <...> Я <...> повторял про себя: "Вот Писатель! Вот Сочинитель! Что он вымыслит, вычитает, напишет, то читают тысячи людей во всех концах России и будут читать еще долго после его смерти!"" М.А. Дмитриев также писал о годах своей юности (конец 1800-х - начало 1810-х): "К именам Державина, Жуковского, да и ко всякому, кто только печатал под стихами свое имя, я чувствовал какое-то благоговение, как к существам высшей натуры. И не мог вообразить себе такого блаженства, чтобы когда-нибудь видеть и слышать этих людей".
   П.А. Новиков писал в 1818 г., что "человек, назначенный быть великим поэтом, получает от природы неизъяснимый, редкий дар видеть, понимать, чувствовать, соединять по своему плану красоты ее, физические и моральные, наполняться ими, свободно и живо выражать их". Н.И. Греч писал про Г.Р. Державина: "Он, как первосвященник в храме российской словесности, посвятил меня в ее таинства".
   И многие читатели со страстью и увлеченностью относились к литературе, видя в ней высшую, наиболее значимую сферу самореализации. Приведем два примера. Вот что С.М. Салтыкова сообщает в 1824 г. своей подруге о П.Г. Каховском, будущем декабристе: "Русская литература составляет его отраду; у него редкостная память, - я не могу сказать тебе, сколько стихов он мне продекламировал! И с каким изяществом, с каким чувством он их говорит! Пушкин и в особенности его "Кавказский пленник" нравятся ему невыразимо <...>". А вот что пишет И. Донауров своему знакомому в 1828 году: "Начало текущего года было для меня щастливо, ибо доставило обильную пищу страсти моей к отечественной словесности. Не могу выразить вам, с каким сердечным участием прочел я трогательную поэму Козлова, с какою живою радостью вытверживал наизусть стихи шутливого в "Графе Нулине" и беспечно-острого в "Онегине" Пушкина, с какою благодарностию и с каким уважением изучал и изучаю драгоценную грамматику трудолюбивого Н.И. Греча".
   Особо ощутимым всеобщее ожидание поэта, который выразит дух народа, или, говоря современным языком, поможет ему обрести свою идентичность, стало во второй половине 1810-х годов, после окончания Наполеоновских войн. В России вообще было мало литераторов, а, учитывая сложившиеся в образованном слое тематические и стилистические представления, потенциальных кандидатов на эту роль можно было пересчитать по пальцам: Батюшков, Жуковский, Вяземский, Александр Пушкин (Карамзин выступал в печати в 1820-х только как историк). Но Вяземский не выпускал книг, довольствуясь журнальными публикациями, Батюшков после "Опытов в стихах и прозе" (1817) тоже книг не издавал, а в дальнейшем заболел и после 1820 г. не появлялся и в журналах, Жуковский выступал преимущественно как переводчик. Оставался Пушкин.
   Однако из истории литературы мы знаем, что нередко очень одаренные писатели (например, Велимир Хлебников) оказываются практически не востребованными современниками, да и среди потомков лишь очень немногие воздают им должное. Следует, по-видимому, выявить социокультурные механизмы и условия, при которых значительная часть читателей готова с таким пиететом относиться к писателю-современнику.
   Как показал Я. Мукаржовский, одни произведения имеют больше предпосылок для возникновения эстетической ценности в процессе взаимодействия текста и читателя, чем другие, и "независимая ценность художественного артефакта будет тем выше, чем больший пучок внеэстетических ценностей сумеет привлечь к себе артефакт и чем сильнее он сумеет динамизировать их взаимоотношения <...>".
   Уже в первых своих произведениях, особенно в "Руслане и Людмиле", Пушкин смог затронуть и представить в сложном, проблемном сочетании ряд актуальных для русского общества того времени вопросов. В "Руслане и Людмиле" Пушкин удачно выполнил "общественный заказ" - разрешил поставленную еще в конце XVIII века и актуализированную во второй половине 1810-х годов задачу создания "русской поэмы" ("русской эпопеи"). Это было достигнуто за счет сочетания различных жанровых традиций, тем и стилистических планов. Высокопрестижная национальная тематика (легендарный период формирования русской нации) сопрягалась с эротическими мотивами, отечественные литературные традиции с зарубежными, сказочно-богатырская поэма с легкой поэзией, в общем, как справедливо замечает А.Н. Соколов, "для "Руслана и Людмилы" характерно сочетание исторического, героического, серьезного начала со сказочным, комическим, шутливым".
   Принципиально новое произведение не было бы воспринято публикой. Пушкин же по-иному подавал привычное, знакомое. Сумев представить уже существовавшее ранее как новое, удачно аранжировать знакомые мотивы, Пушкин точно угадал ожидания публики и ответил на них.
   Поэма во многом нарушала моральные нормы допустимого в печати, и современники нередко критиковали ее за простонародность, "неблагородные" сюжет и лексику (А.Г. Глаголев, А.Ф. Воейков, рецензент "Невского зрителя") и за "сладострастие", эротичность (Воейков, "Невский зритель", М.С. Кайсаров, Н.И. Кутузов, М.П. Погодин). Новинка эпатировала значительную часть читателей. Как отмечает В.А. Кошелев, "Пушкину необходим был шумный дебют", и он своего добился. Поэма привлекла к себе внимание публики, стала предметом оживленных толков и многочисленных отзывов в печати.
   Войдя в число литераторов первого ряда после публикации этой книги, Пушкин быстро переходит на лидирующие позиции. А.Ф. Воейков в 1820 году писал: Пушкин - поэт, занимающий почетное место между первоклассными отечественными нашими писателями; П.А. Плетнев в 1822 году писал: "Пушкин, одарен будучи истинным и оригинальным талантом, идет наравне с другими превосходными поэтами нашего времени"; А.А. Бестужев в 1823 году писал: Пушкин с Жуковским и Батюшковым составляет наш поэтический триумвират. Особенно упрочили славу А.С. Пушкина "южные" поэмы - "Кавказский пленник" (1822) и "Бахчисарайский фонтан" (1824), которые надолго стали самыми популярными его произведениями. А.Д. Галахов вспоминал: "...Пушкин, которого так любила публика, презирая анафемы староверов - чем особенно ей нравился? Не "Борисом Годуновым", не "Каменным гостем", не "Моцартом и Сальери", но "Кавказским пленником", "Бахчисарайским фонтаном", "Братьями-разбойниками"". Переломным стал 1824 год. Провинциал А.В. Склабовский еще мог в этом году, называя лучших современных поэтов, ставить в один ряд Жуковского, Батюшкова и Пушкина, но в столице В.Н. Один уже утверждал, что "Пушкина, по справедливости, можно назвать первым русским поэтом нашего времени". Сам Жуковский пишет Пушкину 12 ноября 1824 года: "По данному мне полномочию предлагаю тебе первое место на русском Парнасе". В 1825 г. В.Г. Маслович утверждал, что "г. Пушкин (вначале творец "Руслана и Людмилы", потом "Кавказского пленника" и "Бахчисарайского фонтана") прельщающим талантом своим сильный сделал переворот в российской поэзии и, проложа совершенно новый, гладкий путь чрез терние языка нашего, увлек за собою всех молодых поборников российского стихотворства..." В том же году была сделана попытка уравнять в правах Пушкина и Жуковского. Когда Н.И. Греч печатно заявил, что Пушкин "победил всех своих современников", Н.А. Полевой отвечал ему, что "Жуковский, конечно, первый из нынешних русских поэтов; заслуги его в отечественной словесности столь велики, что исчислять и доказывать права его на первенство значило бы не уважать наших читателей". О Пушкине в "сравнении с Жуковским можно повторить старинную пословицу: он не второй, а другой". Греч, полемизируя с Полевым в том же году ответил: "Жуковский не первый поэт нашего века. Выше, гораздо выше его Пушкин". Вяземский в 1827 году писал как об очевидной вещи о том, что "Александр Пушкин и здесь (в альманахе "Северные цветы"), как и в самой поэзии нашей, господствует". Англичанин Томас Рэйкс замечает в своих путевых записках в 1829 году о Пушкине: "Его слава установлена и не имеет соперников, никто не пытается оспаривать лавры на его челе". И.П. Бороздна в стихотворении 1828 года "К А.С. Пушкину", помещенном в журнале "Славянин", ставит Пушкина во главе не только современников, но и вообще всех русских поэтов всех времен:
   В образованном слое формируется настоящий культ Пушкина. Анонимный автор некролога Пушкину в "Живописном обозрении" вспоминал о пребывании Пушкина в Москве в 1826 году: "Надобно было видеть участие и внимание всех при появлении его в обществе!.. Когда в первый раз Пушкин был в театре, публика глядела не на сцену, а на своего любимца-поэта". А.А. Бошняк признавался брату, "что поэзия входившего тогда в славу Пушкина ему вовсе не нравится, но что он принужден восхвалять его, так как кругом его расточаются похвалы явившемуся поэту". М. Муханова в 1837 году писала: "Я еще живо помню эпоху фанатизма, когда Пушкин был настоящим идолом нашей непостоянной публики. Она восхищалась его поэмами <...>". Стихи Пушкина (особенно еще не напечатанные или вообще не предназначенные для печати) в рукописях расходились по стране. И.Г. Кулжинский вспоминал, как, приехав в 1829 году в Харьков, вошел в круг интересующейся литературой местной молодежи: "...это были - прекрасные юноши, в очках и без очков, прекрасно декламирующие, наперехват спешившие за каждою новою книгою, собиратели древних песен, издатели альманахов. Присмотревшись ближе к ним, я крайне удивился, что у них нет другой профессии, кроме - восхищаться новыми стихами Пушкина, писать свои стихи в подражание великому поэту <...>". И.А. Гончаров описывал, как в 1832 году Пушкин посетил Московский университет, где он тогда учился: "Когда он вошел <...>, для меня точно солнце озарило всю аудиторию; я в то время был в чаду обаяния от его поэзии; я питался ею, как молоком матери; стих его приводил меня в дрожь восторга <...> Его гению я и все тогдашние юноши, увлекавшиеся поэзиею, обязаны непосредственным влиянием на наше эстетическое образование". В.А. Соллогуб вспоминал, как в 1831 году оказался в театре одновременно с Пушкиным: ""Это Пушкин", - шепнул мне отец. Я весь обомлел... Трудно себе вообразить, что это был за энтузиазм, за обожание толпы к величайшему нашему писателю, это имя волшебное являлось чем-то лучезарным в воображении всех русских, в особенности же в воображении очень молодых людей".
   Произведения Пушкина проникают даже в те социокультурные слои, которые были далеки от литературы. Н.А. Мельгунов в 1827 году в письме М.П. Погодину из Малороссии с удивлением отмечал, что "здесь вовсе не в диковинку слышать стишки Пушкина из уст девушек даже в кругу купеческом". В.Г. Белинский свидетельствовал, что пушкинские "поэмы читались всею грамотною Россиею; они ходили в тетрадках, переписывались девушками, охотницами до стишков, учениками на школьных скамейках, украдкою от учителя, сидельцами за прилавками магазинов и лавок. И это делалось не только в столицах, но даже и в уездных захолустьях".
   Отношения литераторов разных эстетических направлений и групп мыслились в ту пору только как соперничество, конкуренция, борьба, и, следовательно, отсутствовало представление о возможности одновременного существования различных равноцен­ных и самоценных писателей, каждый из которых имеет свою тему, свой специфический способ выражения и так далее. В быстром продвижении Пушкина по ступеням опирающейся на подобные представления единой литературной иерархии сыграли роль как старые, традиционные для XVIII века пути достижения успеха в литературе, так и новые, ориентированные на все более увеличивающуюся в численности, охватывающую новые социальные слои читательскую публику.
   На самом раннем этапе литературной карьеры А.С. Пушкина наиболее важную роль для него сыграли дружеские связи, литературные кружки и салоны. В конце XVIII - начале XIX в. литературные знакомства и принадлежность к той или иной литературной группе имели немалое значение для достижения успеха и известности. Литературное сообщество представало тогда, по характеристике рецензента "Галатеи", как "литературная табель о рангах, утверждаемая <...> обыкновенно по большинству голосов приятелей и хвалителей". А.А. Писарев иронически советовал в послании "К молодому любителю словесности":
   Хотя б ты превзошел в стихах своих Гомера; Но дарование известности не мера. Нет, нынче тот хорош, об Музе кто своей Читателям сказал чрез множество друзей... Коль партии себе не можешь сам набрать, к сильнейшим всячески старайся приставать: Со вкусом в ссоре будь, но с партиями в мире...
   Особенно важную роль в утверждении репутации писателя играло публичное одобрение его произведений признанными, авторитетными литераторами. Характерно следующее воспоминание П.А. Вяземского о том, как в 1816 году на вечере Александра Тургенева его стихи похвалили Крылов и Карамзин: "Эти два знака отличия <...> порешили и, так сказать, узаконили участь мою <...> С того дня признал я и себя сочинителем".
   Близкие знакомые (Вяземский, Жуковский, Н.И. и А.И. Тургеневы, Карамзин) и дядя В.Л. Пушкин в беседах и переписке постоянно расхваливали Пушкина, причем с самых ранних лет. Вот отзыв Вяземского в письме Батюшкову в 1815 г., когда Пушкину не было еще и 16 лет: "Что скажешь о сыне Сергея Львовича? Чудо и все тут. Его "Воспоминания" скружили нам голову с Жуковским. Какая сила, точность в выражении, какая твердая и мастерская кисть в картине. Дай бог ему здоровия и учения, и в нем будет прок, и горе нам. Задавит, каналья". В дальнейшем подобные характеристики в переписке литераторов арзамасского круга повто­рялись неоднократно. Причем Пушкин, будучи тесно связан биографически с группой карамзинистов, часто посещая вечера у Жуковского, одновременно завязал тесные связи с "архаистами" - общался с Катениным, посещал вечера Шаховского. Ю.М. Лотман писал про ранний период пушкинской биографии: "Энергия, с которой он связывает себя с различными литературными и дружескими кружками, способна вызвать удивление. Следует отметить одну интересную черту: каждый из кружков, привлекающих внимание Пушкина в эти годы, имеет определенное литературно-политическое лицо <...> Принадлежность к одному кружку, как правило, исключает участие в другом. Пушкин <...> выделяется как ищущий среди нашедших <...> входя в тот или иной круг, он <...> усваивает господствующий стиль кружка, характер поведения и речи его участников". Везде он получил признание, и авторитетные ценители и знатоки навязывали другим свою высокую оценку его таланта. Характерно в этом плане давление, которому подвергся И.И. Дмитриев, осмелившийся неодобрительно отозваться о "Руслане и Людмиле". После писем Карамзина и Н. Тургенева Дмитриев был вынужден оправдываться и корректировать свою оценку поэмы. Поддержка арзамасцев и молодых друзей-сверстников (Дельвиг, Боратынский, Кюхельбекер и другие), устно и печатно пропагандировавших творчество Пушкина, сыграла важную роль в росте его известности и авторитетности.
   Местом обретения литературного имени в ту эпоху для многих являлись литературные общества. К.А. Полевой вспоминал, что тогда "к известности, к праву входа в литературные общества был известный путь, а именно вот какой. Надобно было уметь соблюдать только некоторые формы слога или стихотворства, и при этом написать что хотите - несколько стихотворений, несколько стате­ек, добиться того, чтобы они были напечатаны в журналах или в сборниках, издававшихся разными обществами, и после этого открыт был доступ в члены литературных обществ, пробита верная дорога к литературной известности. Автора стишков начинали величать известным или, по крайней мере, любезным нашим поэтом, а прозаика остроумным, ученым или, по крайней мере, почтенным нашим литератором".
   Для Пушкина значимость таких обществ была минимальной, но все же некоторую роль в росте его известности и престижа сыграли и они: в 1818 году А.С. Пушкин был избран членом Вольного общества любителей российской словесности в Петербурге, а в Москве дядя Василий Львович регулярно читал стихи племянника в Обще­стве любителей российской словесности при Московском университете.
   Но как в литературе А.С. Пушкин осуществил синтез разнородных, нередко конфликтующих между собой линий и тенденций, так и в своей литературной тактике он использовал разноплановые формы обретения известности и создания прочной литературной репутации.
   Все перечисленные пути обретения положения в литературе существовали и ранее, до того времени, как Пушкин начал печататься. Однако именно в 1820-1830-х годах в России начинают формироваться и общественное мнение в сфере литературы, и публика. Если раньше иерархию литературных оценок задавал узкий круг знатоков, то теперь важную роль начинают играть мнение более широких читательских кругов и журналы, как его выразители. В 1808 г. В.А. Жуковский полагал, что "непристрастная, заслуженная похвала избранных, которых великое мнение управляет общим и может его заменить: вот слава истинная, продолжительная, достойная искания!" П.А. Вяземский называл таких "избранных" "законными литературными властями". Однако Ф.В. Булгарин, Н.А. Полевой и многие другие в этот период начинают апеллировать не к "избранным", а к широкой публике, которая становится главным арбитром в споре о ценности литературного произведения и в критических полемиках. Ф.В. Булгарин утверждал, например, что "публика есть такое судилище, перед коим невозможно выиграть несправедливого процесса. Пристрастный судья скоро обнаруживается и всегда достойно наказывается за свои суждения". Н.А. Полевой писал в 1830 году: "Грамот на литературное достоинство герольдия нынешней критики не только не утверждает современным литературным аристократам, но оспаривает оные и у тех литературных аристократов, которые давно похоронены с названием бояр. Теперь не дают пропуска на Парнас тем, которые лет за десяток называли себя помещиками Парнасскими".
   Выдвижение на первый план публики придало важность другим путям обретения успеха. Пушкин уже с первых своих литературных шагов демонстрирует свою ориентацию на публику. В.А. Кошелев отмечает необычность литературной стратегии Пушкина в "продвижении" первой своей поэмы "Руслан и Людмила" в 1818-1819 годах: "Автор - с самого начала работы над большим произведением, далеко еще не завершив и не отделав его, - что называется, "с колес" - начинает выносить фрагменты "прелестной поэмы" на публику и тем самым провоцировать, с одной стороны, критическое обсуждение и всякого рода профессиональные советы, с другой - похвалы таланту"4. В результате имя А.С. Пушкина в эти годы "на слуху" в Петербурге. И.И. Лажечников, вспоминая 1819 год, пишет про "Пушкина, которого мелкие стихотворения, наскоро на лоскутках бумаги, карандашом переписанные, разлетались в несколько часов огненными струями во все концы Петербурга и в несколько дней Петербургом вытверживались наизусть, - Пушкина, которого слава росла не по дням, а по часам". По свидетельству Н.А. Маркевича, как раз после чтения отрывков "Руслана и Людмилы" на публике "к 1820 году Пушкин стал знаменитостью окончательно".
   Важным способом привлечения внимания публики и "завоевания" ее были публикации в журналах и газетах, прежде всего - рецензии. Хотя отклики на новые книги печатались в русских журналах с конца XVIII века, но появлялись они столь редко, что ни о каком устоявшемся институте рецензирования говорить в эту пору не приходится. Поэтому почти полтора десятка рецензий на "Руслана и Людмилу" - явление в русской литературе уникальное, надолго приковавшее читательское внимание к этой поэме (при этом рецензия А.Ф. Воейкова представляла собой подробный разбор различных аспектов поэмы, превратившийся в небольшую монографию, - подобный анализ нового произведения был внове для русской литературы). По поводу поэмы печатались эпиграммы, ее упоминали в повестях и стихах. Так, например, в "Сыне Отечества" после растянувшейся на четыре номера рецензии Воейкова были помещены полемический отклик на рецензию, пушкинские прибавления к поэме, письмо Ф. Глинки Пушкину и две эпиграммы на рецензента поэмы. В повести П.Л. Яковлева "Молодые журналисты" 1821 года персонажи обсуждают поэму "Руслан и Людмила" и автор говорит: "Ее все хвалят, ею все восторгаются". Можно согласиться с А.Г. Глаголевым в том, что "известная всем поэма "Руслан и Людмила", может быть, своею известностию не столько обязана собственным достоинствам, сколько критикам, антикритикам и антиантикритикам. Вы спросите: по­чему я так думаю? - Потому что сии шумные споры заставили каждого прочитать ее; между тем как некоторые творения лучших наших писателей, которых лесть и невежество провозгласили со­вершенными и неприкосновенными, лежат в книжных лавках или же в домашних библиотеках без всякого употребления"89.
   И, наконец, последний путь - рынок. Коммерческий успех книги мог тогда обеспечить определенную репутацию, свидетельствуя о популярности у читателей. Книги Пушкина хорошо расхолились, а по поводу одной из них Вяземский счел необходимым написать специальную статью ("О "Бахчисарайском фонтане" в нелитературном отношении"), в которой сообщал, что за рукопись этой поэмы издатель заплатил 3000 рублей, то есть, за эти стихи "заплачено столько, сколько еще ни за какие русские стихи заплачено не было".
   Следует отметить, что А.С. Пушкин был для своего времени исключительно продуктивен и часто выпускал книги, что позволяло "быть на виду" и поддерживать репутацию. Если Вяземский, как уже говорилось, в первой половине XIX в. не выпускал книг, Дельвиг издал только одну, Языков и Катенин -- по 3, Боратын­ский -- 6, то у Пушкина при жизни вышло 26 книг!
   Однако, используя новые формы упрочения литературной ре­путации, А.С. Пушкин не отказывался от старых. Место А.С. Пушкина в литературе Николаевской эпохи во многом определялось такой архаичной формой литературной поддержки, как меценатство. Не будем забывать, что именно во второй половине 1820-х годов Николай I рядом акций продемонстрировал исключительное положение Пушкина в литературе и свое покровительство ему. В 1826 году он освободил Пушкина от обычной цензуры, взяв на себя цензурирование его сочинений; в 1831 году поручил писать историю Петра I и открыл доступ в архивы для работы над ней, в 1832 году дал синекуру (чисто номинальную службу в Министерстве иностранных дел), приносившую 5 тыс. рублей ассигнациями в год, а в 1833 году пожаловал Пушкину придворное звание камер-юнкера.
   Сошлемся на А.А. Оленину, которая описала в своем дневнике, как Пушкин в 1826 году "вернулся из десятилетней ссылки: все - мужчины и женщины - спешили оказать ему знаки внимания, которыми отмечают гениев. Одни делали это, следуя моде, другие - чтобы заполучить прелестные стихи и, благодаря этому, придать себе весу, третьи, наконец, - из действительного уважения к гению, но большинство - из-за благоволения к нему императора Николая, который был его цензором".
   И в заключение - о чертах литературного и бытового облика Пушкина, способствовавших росту его популярности. В России литературная сфера пронизана властными отношениями. Во-первых, как уже было сказано, писатели борются за власть, доминирование в литературе, во-вторых, нередко литература используется как средство обретения власти в обществе. Долгое время лояльность властям была предпосылкой успешной литературной карьеры. А.С. Пушкин первым опробовал иную модель, по которой влияние в литературе достигалось за счет противостояния правительству. По свидетельству Д.И. Завалишина, "для сверстников его, даже для тех, которые лично и близко знали его, он был популярен своими революционными кощунственными стихотворениями <...>. Можно наверное сказать, что по крайней мере 9/10, если не 99/100 тогдашней молодежи первые понятия о безверии, кощунстве и крайнем приложении принципа, что "цель оправдывает средства", то есть крайних революционных мерах, получили из его стихов. Самое достоинство стиха, легко удерживаемого в памяти, содействовало распространению кощунственных и революционных идей; и если не все прилагали их к делу, то все-таки знакомы были с ними по Пушкину". Такие вольнолюбивые стихи Пушкина, как "Вольность", "Кинжал", "Деревня", "Ура, в Россию скачет", не были опубликованы, но в рукописи получили чрезвычайно широ­кое хождение. В.И. Штейнгель в письме Николаю 1 от 11 января 1826 года спрашивал: "Кто из молодых людей, несколько образованных, не читал и не увлекался сочинениями Пушкина, дышащими свободою <...>". В.Г. Розальон-Сошальский на следствии в 1827 году показал: "Что же касается до сочинений вольных Пушкина или выданных под его именем, то их у редкого студента тамошнего (т.е. Харьковского) университета не находится".
   Важно было не только то, что Пушкин пишет вольнолюбивые стихи, но и то, что он за них подвергся репрессиям. Ф.Ф. Вигель писал, что "дотоле никто за политические мнения не был преследуем, и Пушкин был первым, можно сказать, единственным тогда мучеником за веру <...>, его могла бы утешить мысль, что ссылка его, сделавшись большим происшествием, объявлением войны вольнодумству, придает ему новую знаменитость, как и случилось". Первая книга Пушкина "Руслан и Людмила" вышла вскоре после того, как автор был сослан на юг, и это подогрело интерес к поэме.
   Вторая важная черта пушкинского образа - нарушение и в жизни, и в творчестве ряда общепринятых норм. Ряд рецензентов "Руслана и Людмилы" отмечали сладострастие и эротичность некоторых эпизодов поэмы. Известны были и многие его юношеские эскапады. В результате пушкинские стихи и его поступки нередко расценивались как безнравственные. В апреле 1820 года Карамзин писал И.И. Дмитриеву про А.С. Пушкина: "...я уже давно, истощив все способы образумить эту беспутную голову, предал несчастного Року и Немезиде <...>" В.Л. Пушкин писал 23 сентября 1820 года Вяземскому про "необузданную ветреность" племянника. М.А. Корф вспоминал про А.С. Пушкина, что, "начав еще в Лицее, он после, в свете, предался всем возможным распутствам и проводил дни и ночи в беспрерывной цепи вакханалий и оргий, с первыми и самы­ми отъявленными тогдашними повесами <...> Вечно без копейки, вечно в долгах, иногда и без порядочного фрака, с беспрестанными историями, с частыми дуэлями, в тесном знакомстве со всеми трактирщиками, ...ями и девками, Пушкин представлял тип самого грязного разврата". По свидетельству Ф.Ф. Вигеля, в 1820 году "в большом свете, где не читали русского, где едва тогда знали Пушкина, без всякого разбора его обвиняли, как развратника, как возмутителя". И через два-три года положение изменилось не очень сильно. Я.П. Полонский писал, что тогда "Пушкин только что входил в славу. Имя его громко пронеслось по всей Руси великой, но не все осмеливались вслух читать его. В гимназиях и пансионах, между тогдашними педагогами, Пушкин <...> считался поэтом безнравственным - вообще не таким, чтоб можно было позволять читать его детям или молоденьким девушкам". Сын П.А. Вяземского, П.П. Вяземский, хорошо знавший Пушкина, писал: "Сведения о каждом его шаге сообщались во все концы России. Пушкин так умел обстанавливать свои выходки, что на первых порах самые лучшие его друзья приходили в ужас и распускали вести под этим первым впечатлением <...>. Нет сомнения, что Пушкин производил и смолоду впечатление на Россию не одним своим поэтическим талантом. Его выходки много содействовали его популярности <...>". Так, писатель и журналист П.П. Свиньин в письме 1831 года А.И. Михайловскому-Данилевскому выражал удивление, что "правительство могло возложить на поэта дерзкого, своенравного, прихотливого - писать Историю Петра Великого <...>".
   Со скандалом войдя в литературу (скандальны были и поэма "Руслан и Людмила", и бытовое его поведение), Пушкин прекрасно отдавал себе отчет в полезности этого для собственного успеха. Незадолго до выхода "Руслана" на упреки отца и матери в предосудительности поведения он ответил: "Без шума никто не выходил из толпы".
   Подведем итог. Нам представляется, что Пушкин смог в чрезвычайно короткие сроки не только получить широкую известность, но и стать кумиром русских читателей, превратиться в русского писателя N 1, поскольку ему удалось осуществить удачный синтез (причем на нескольких уровнях) самых разных тенденций, идей, ценностей. Так, в первой своей поэме ("Руслан и Людмила"), которая заложила основу высокой его литературной репутации, он объединил обращение к отечественному прошлому, к истокам русской нации с следованием западноевропейским литературным традициям, элитарную поэтику с простонародной лексикой, что обеспечило полемику по поводу поэмы и привлечение к ней нео­бычайно широкого (для того времени) читательского внимания.
   В переломный для русской литературы момент Пушкин использовал для приобретения известности и славы как уходящие в прошлое, во многом архаичные средства (поддержка дружеского круга и литературных обществ, покровительство власти), так и новые, связанные с появлением публики и общественного мнения (рецензии в периодике; вызывающее поведение как форма привлечения внимания; коммерческий успех и тому подобное). Все это позволило А.С. Пушкину закрепиться на первом месте и стать к началу 1830-х годов общепризнанным главой русской литературы.
   А.С. Пушкин и сейчас "живее всех живых". Он был первым, кто доказал, что "...можно рукопись продать". Иными словами задолго до Гайдара и Чубайса А.С. Пушкин выступил сторонником свободного рынка. Вспомним, что он заставил Евгения Онегина читать Адама Смита, который доказывал, что "...государство богатеет, когда простой продукт имеет - не нужно золота ему", Адама Смита, который обосновал простую идею, что рынок (при условии соблюдения нравственности) решает все. А.С. Пушкин, по утверждению князя Петра Вяземского, был первым либерал-консерватором России (то есть человеком, стремящимся сочетать личную свободу и ответственность перед народом, государством.
   Однако, вернемся к Возрождению в Европе. Феномен Возрождения - переходной эпохи как независимой фазы культурного процесса - это общая историческая закономерность, которую переживают многие народы в разные исторические периоды. Ренессанс формирует новый тип культуры - динамичный, творческий.
   Технические достижения и научные открытия, вошедшие в повседневную жизнь, изменили весь образ жизни людей, оказали существенное влияние на их мироощущение.
   Быстроходные и легкие парусные суда приходят на смену малоподвижным гребным галерам. Вместо человеческой мускульной силы используется сила ветра. Это изобретение (треугольный парус заимствован у арабов) позволило начать освоение океанских просторов. Страны, имеющие выход к морю и океану, начинают активное кораблестроение. Суда оснащаются навигационными приборами - часами с минутной стрелкой и компасом. Считается, что развитие кораблестроения сыграло определенную роль в формировании европейской субъективности. Строительство судов требовало аккумуляции всех технических знаний и практических навыков. Управление судами в открытом океане было сопряжено с многими опасностями. Оно ставило человека на грань небытия, предъявляло новые требования к его личности, побуждало ее к развитию и совершенствованию. Кораблестроение позволило совершить великие по своим последствиям географические открытия. Так, например, в XV веке португальские моряки, двигаясь вдоль южного побережья Африки, становятся первооткрывателями морского пути в Индию.
   В области военной техники революция, связанная с изобретением и распространением огнестрельного оружия, не только сделала бессмысленным институт рыцарства, но и привела к принципиально новым решениям в области военной стратегии и тактики. Поднятие уровня материального производства ставило новые задачи перед естествознанием, которое приобрело небывалые ранее темпы развития. Огромным событием, определившим формирование не только культуры Возрождения, но и всей мировой культуры, стало открытие книгопечатания. Производство стекла и широкое его использование изменило облик городов, которые стали приобретать близкий к современному вид.
   Стала быстро развиваться экономика. Зарождение договорных, капиталистических отношений началось с первоначального накопления капитала. Вообще-то, договорные отношения существовали в зачаточном состоянии еще в примитивном, а затем и в силовом обществе. Однако эти отношения не сразу стали преобладающими. При возникновении государства порядка 6 тысяч лет тому назад преобладающими стали силовые отношения. Первые государства возникали "на воде" - на берегах великих рек Нила, Тигра и Евфрата, Янцзы и Хуанхэ. Они требовали обширных, осуществляемых правительством, работ по орошению полей и контролю над наводнениями. Где бы не возникала потребность в сильном централизованном правительстве, его представители вскоре монополизировали политическую и экономическую власть, создавая абсолютистское государство, опирающееся на консервативную бюрократическую машину, которая управляла принудительными работами, необходимыми для осуществления крупномасштабных водных проектов.
   Но наряду с отдельными крупными проектами государства существовали и многочисленные мелкие проекты отдельных предприимчивых людей. У людей, специализирующихся на рыночном обмене стали накапливаться деньги - торговый капитал. Но, в основном, эти накапливаемые деньги выступали в качестве сокровищ, которые в любой момент могли быть обращены в любой товар, оцениваемый в денежном отношении.
   Со временем люди, специализирующиеся на рыночном обмене, стали понимать, что более выгодно не приобретать где-то, а производить товары на месте (За морем телушка полушка, да рубль перевоз). Для того, чтобы производить продукты потребления в некотором месте необходимо было иметь начальный капитал - оборотные денежные средства и основные фонды (средства) производства: землю и сырье, здания и оборудование, энергоносители, транспорт и связь. Причем, можно и не владеть всеми этими элементами производства, а взять их в аренду у владельца, расплачиваясь периодически с ним денежными средствами. Как видим, денежными средствами может быть оценена способность человека выступать в качестве предпринимателя, пожелавшего производить некий продукт в некоем месте.
   Определим Капитал, как денежную оценку способности человека (или же группы людей) производить некий продукт, или же совокупность неких продуктов. Часто производственные средства находятся в коллективной собственности, и для оценки капитала каждого собственника выпускаются сертификаты-акциии, которые могут выставляться для продажи на международных биржах, где цена акций определяется не столько реальной производственной стоимостью, сколько спросом на акции, определяемым имиджем владельца, политической обстановкой в стране нахождения производственного капитала. Для оценки стоимости акций конкретного производственного капитала в конкретный момент времени будем использовать термин Капитализация. Государственный строй, призванный законодательно способствовать развитию капитала, повышению капитализации производственных средств определим как Капиталистическое устройство государства или Капитализм.
   Однако от появления примитивного общества с преобладающими равноправными отношениями и с зачаточными силовыми и договорными отношениями прошло несколько десятков тысячелетий, прежде чем в обществе возобладали договорные капиталистические отношения. Исходным пунктом капиталистического производства стала простая пооперационная кооперация, то есть совместный труд многих людей, выполняющих отдельные производственные операции под контролем своих руководителей-капиталистов. А для этого необходимо было договориться как себя вести, то есть вступить в договорные отношения. Постепенное укрепление экономических и политических позиций капиталистов подготовило условия для буржуазных революций в странах Западной Европы в XVI-XIX веках, в результате чего возникли правовые демократические государства.
   В конце средневековья для промышленного капитала еще не было производственных условий, а торговый капитал имел возможности развиваться. Развитие торгового капитала во многом было стимулировано кораблестроением. Стоимость привезенных из дальних стран вещей и продуктов, например, восточных пряностей, была несоразмерно больше их действительной ценности. В это время получает развитие и ростовщический капитал. Уникальность экономического состояния Ренессанса заключалась в переходе от силовых отношений феодализма к договорным отношениям капитализма, от средневекового ремесленного жизненного уклада к технологическому, промышленному.
   Феодальный строй благоприятен для торгово-ростовщического капитала, но его обладатели (купцы и ростовщики) не были заинтересованы в развитии капитализма. Представителями полярных социальных интересов становятся первые промышленники, заложившие основы мануфактурного производства. Именно они становятся предтечей формирования ранебуржуазного договорного общества. Становящиеся договорные, капиталистические отношения качественно меняют социальную действительность. Буржуазия, рабочий класс, интеллигенция вступают в антагонистические отношения с церковниками и феодалами. Начинается полоса буржуазных революций.
   Ранебуржуазная революция в Нидерландах по своим отдаленным последствиям и по силе воздействия на развитие культуры нового типа имела значение события европейского масштаба, но в полной мере буржуазной революцией не являлась.
   Начинает осознаваться новое понятие социала. Без наличия любого из компонентов капитала производство неконкурентоспособно, то есть мертво - ими необходимо владеть или хотя бы распоряжаться (аренда), чтобы организовать и нормально руководить любым производством. И никакой предприниматель не станет заниматься производством, если у него отсутствуют права на владение или распоряжение любым из этих компонентов капитала и отсутствуют гарантии, что никто (даже глава государства - монарх) безнаказанно не может лишить его этих прав.
   Гарантом этих прав должно выступать как раз государство, это должно стать его основной функцией, а в силовом обществе оно эти функции никогда не осуществляло, что и вызвало возникновение буржуазных революций, приведших к образованию новых правовых демократических государств с разделением ветвей власти и образованием таких институтов, как парламент, прокуратура и конституционный суд, которые гарантировали соблюдение договорных капиталистических отношений.
   Так было при "хищническом" капитализме, так было и по мере видоизменения капитализма с целью повышения его эффективности, - это можно было сделать, только осознав более высокоприоритетную по сравнению с проблемой экономического выживания проблему культурного выживания. При решении проблемы культурного выживания общество представлялось членом союза объединенных наций с национальным разделением труда и соответственно появлением нового вида рынка - рынка услуг, в том числе и рынка предоставления интеллектуальной собственности. При этом деньги, имевшие хождение и на рынке, превращались не только в сокровища и в капитал, но и в социал, под которым понимают следующее.
   Каждый из нас ежечасно, ежесекундно воспроизводит самих себя, поддерживая свою жизнь. Этого невозможно сделать как без денежных средств, так и еще чего-то, что состоит из земли, на которой мы существуем, и продуктов питания, жилых зданий с мебелью и одеждой, энергоносителей. Без комфортного транспорта и удобной связи тоже невозможно обеспечить достойное современного человека качество жизни. И для достойного современного человека качества жизни все это надо иметь, либо иметь возможность распоряжаться всем этим, отвлекая на это денежные средства, которые в таком случае необходимо иметь с некоторым избытком, поскольку распоряжение без владения всегда обходится дороже распоряжения с владением. Вот все эти средства, которые необходимы для поддержания достойной жизни для обеспечения роста человеческого капитала, а более обще необходимо говорить о человеческом потенциале государства, мы и будем далее именовать социалом.
   Определим Социал, как денежную оценку возможности человека воспроизводить самого себя.
   Социал человека зависит от адекватности оплаты его трудовой деятельности. В правовом государстве человеку гарантируется адекватная оплата трудовой деятельности, способствующая появлению не только его личного социала, но и социала супруги и детей (например, при фордовской модели семьи), а также способствующая появлению накоплений на устранение последствий форс-мажорных событий. Правда, не во всех капиталистических странах эти права осуществляются, что определяется, в известной мере, преобладающей формой собственности в государстве. Но на закрытых предприятиях, которые находятся в ассоциированной акционерной (народной) собственности, однозначно осуществляется адекватная оплата труда, поскольку сами трудящиеся решают, какую часть прибыли направить на развитие производства, а какую - на потребеление, то есть на оплату труда. Для перехода предприятий в ассоциированную акционерную (народную) собственность будем использовать термин Социализация. Государственный строй, призванный законодательно способствовать развитию социала и повышению социализации средств производства, определим как Социалистическое устройство государства или Социализм.
   Феодальная раздробленность мешала противостоять сильному врагу. Внешние войны объединяют феодалов в единые централизованные государства. Европейские нации начинают осознавать себя как народы, имеющие общие корни, язык и традиции. Национальная целостность стала благоприятным для перехода общества от силового феодализма к договорному капитализму социально-политическим фактором. Возникновение договорных буржуазных отношений в пошатнувшемся силовом феодальном устройстве окончательно определило судьбу Ренессанса.
   Феодальные деревни в эпоху Возрождения выросли в средневековые города. Города стали общественными центрами образования, развитой торговли и разнообразных ремесел. Рождение города имело огромные последствия для централизации культуры. Городская жизнь явилась необходимым условием достижения экономической зрелости, позволившей вывести общество за рамки силового феодального строя. Городская культура стала катализатором возрожденческих процессов.
   Возрождение - восстановление системы ценностей осевого времени (античности). Прогрессивный прорыв, ознаменовавший Возрождение, был связан, прежде всего, с восстановлением культурных достижений античности. Одна из главных проблем любой культуры - трансляция через историю собственных уникальных творческих потенций.
   Специфическая для данной культуры система ценностей и способа отношения к миру должна быть не только творчески реализована, но и передана последующим поколениям. Для многих культур в отдельные периоды их существования актуален даже не сам классический и последовательный прогресс творческих возможностей, а, как минимум, сохранение, или, в случае потери, реставрация, возрождение в себе естественной и самобытной способ­ности к подлинной субъективности. В этом случае продуктивно обращение к ценностям другого общества, находящегося на стадии культурного взлета.
   Возрождение стало исторической эпохой, в которой в новой гармоничной, не отягощенной цивилизационной доминантой форме, воплотились одновременно и энергийность естественного первобытного общества, и возможности новой социальной целостности, связанной с раскрепощением и стимуляцией творческих способностей человека. Для Европы ориентиром и точкой отсчета стало осевое время Древней Греции - античность.
   Человек эпохи Возрождения смог восстановить в себе потенции античности - рефлексивность, способность к осознанию себя и мира, понимание антиномий жизни, стремление к осмысленности существования не только индивидуального, но и цивилизации в целом. Все эти изменения неразрывно связаны с возникновением личности, активно претендующей на высшие формы субъективности, в том числе на качественное историческое преобразование общества.
   Увлеченность античностью выразилась в небывалом интересе к античному искусству. Отношение к античному культурному наследию было очень бережное. Велись большие археологические работы по поиску и восстановлению греческих и римских статуй, реставрации шедевров античной архитектуры. В многочисленных раскопках развалин Рима были обнаружены античные статуи, которые в большинстве своем представляли собой совершенные римские копии с греческих шедевров. Великие творения античности восхищали людей, привыкших к мрачным образам средневековья. Художники Возрождения мечтали подняться до высот античности. Очень высоко ценились рукописи, спасенные при гибели Византии (Восточной Римской империи, просуществовавшей значительно дольше Западной). Перед изумленным средневековым Западом предстал величественный мир греческой древности. В Италии начался небывалый расцвет искусства, идеалом которого стала классическая древность.
   Интеллектуалы Возрождения стремились бережно восполнить средневековый разрыв с античностью и, исходя из новых культурных задач, вели многоплановые работы по восстановлению богатств древней науки, философии, искусства. В философии становятся доступными вновь переведенные Платон и Аристотель, стоики, эпикурейцы, Цицерон. Одним из главных методологических принципов работ этих великих мыслителей было свободное осмысление текстов, отказ от "истин в последней инстанции". Философы Возрождения, вслед за своими античными учителями, стремятся к личному стилю литературной обработки и к вольному трактованию текстов, а не к слепому поклонению древним мыслителям, писателям, историкам. Таким образом, че­рез века ведется продуктивный творческий диалог.
   Средневековая церковь, распространившая свое влияние на все сферы жизнедеятельности человека, стала слишком авторитарным социальным органом. Претензия на сведение богатства культуры к монособытийному церковному канону, к модели мира, в которой главным и фактически единственным событием было "божественное бытие", стало слишком тяготить народы, увидевшие блеск свободного духа античности. Стала повсеместной ненависть и презрение к духовным лицам, погрязшим в грехах, виновным в многочисленных преступлениях.
   Озлобление против церковных служителей было вызвано еще и тем, что они своей безжалостностью и безнравственностью отталкивали от христианства верующих людей. И здесь дело не только в конкретных недостатках церкви - вызывает протест ее роль посредника между Богом и человеком. Церковь не только не несет в себе божественной благодати, считают передовые мыслители Ренессанса, но даже мешает подлинному возвышению человеческой души. Человек, находящийся в лоне церкви, скован предрассудками и ограничениями, он не в состоянии развить в полной мере свои творческие возможности и, следовательно, отдален от Бога. Интимный акт общения с Богом не должен иметь ни свидетелей, ни посредников.
   Разрушение власти церкви и соответствующих социальных структур стало необратимым процессом, органически связанным с возвышением творческих возможностей человека. Однако процесс ограничения духовной диктатуры католической церкви не был простым. Святейшая инквизиция в ответ на гуманистические призывы еще в больших масштабах развернула "охоту на ведьм", практиковала церковные суды, изощренные пытки и сжигание на кострах еретиков. И все же со временем социальная роль церкви и религии была коренным образом изменена.
   В то же время Возрождение не было еще во власти материалистического рационализма и атеистического нигилизма. Духовная жизнь человека Возрождения насыщена религиозными чувствами, глубокими мистическими переживаниями. Само христианство, как таковое, продолжает оставаться источником многих прозрений и откровений. Глубина христианских откровений, приобретенная во времена средневековья ценой многих лишений, была бережно сохранена.
   Библия становится более доступной - ее переводят на живые европейские языки. Само понятие "возрождение" было заимствовано из текстов Нового Завета. В Библии человек Возрождения черпал стремление приобщиться к высшей духовности. То подлинно высокое, которого в то время смог достигнуть человек, он воспринимал как воссиявший после тьмы средневековья божественный свет. Подлинным центром культуры становится человек. Но человек понимается не абстрактно и не рационально - он видится божественным творением.
   Возрождается жизнеосмысливающее значение старого мифа. Мифологически осмысленная жизнь приобретает особую целостность, в которой материальное и духовное, земное и божественное, христианское и языческое звучат в единой гармонической полифонии.
   Восстановлением идеалов античности и отрицанием глухой атмосферы средневековья специфика Возрождения не исчерпывается. Человек Возрождения брал все лучшее из античной и средневековой культур и создавал из этого нечто иное - целостную уникальную культуру, в русле которой взаимодействуют две противоположные фундаментальные духовные позиции. В то же время культура Возрождения отличается и от античности и от средневековья. Это отличие касается и способа воплощения гуманистических идеалов.
   Гуманизм Возрождения вознес на пьедестал природную красоту человека и его духовное самоутверждение в мире. Возникает принципиально новая модель мира, в которой главным событием становится человек. Эта модель и лежит в основе процесса формирования нового типа культуры - креативного.
   Сословно-феодальные силовые отношения, церковно-аскетическая мораль, средневековые традиции, схоластика уже не удовлетворяют человека. Иными становятся его отношения с другими людьми, нравственные оценки, мировоззренческие установки.
   Гуманизм Возрождения критически отнесся к средневековой культуре, часто фальсифицирующей и уродующей человеческую жизнь. В эпоху средневековья в идеологическом гештальте фигурой был Бог, а человек был только фоном. Средневековое христианство рассматривало человека как жалкое существо, отдаленное от Бога, вынужденное всю жизнь нести на себе тяжесть первородного греха. Восхищение таким несовершенным, с точки зрения божественной перспективы, существом было преступной ересью. Возрождение ознаменовалось переменой гештальта - человек, а не Бог занимает теперь центральное место в идейной системе общества.
   Гуманисты Ренессанса бесконечно гордятся человеком - венцом мироздания и любимым божьим творением. Творчество, а не способность к христианскому самоуничижению, считается самым ценным в человеке, творчество приближает его к Богу. Личность объявляется центром Вселенной и целью прогресса. Человек Возрождения начинает чувство­вать себя подлинным субъектом собственной жизни и субъектом истории, он преодолевает цепи условностей в личных отношениях, эффективно планирует свою деятельность.
   Но не только объектом восхищения стал человек, снят запрет с научного исследования человеческого тела и психики. Художники, врачи изучают строение тела, анатомируя трупы. Писатели, поэты изучают чувства и эмоции.
   Идейные творцы Возрождения вполне осознавали изменение отношения к человеку и стали называть себя гуманистами (от латинского humanos - человечность). Гуманизм Возрождения создал совсем другую антагонистическую средневековому клерикализму и силовому феодализму новую антропоцентрическую естественную культуру.
   Характерно появление интеллектуальной и художественной элиты. Среди людей умственного труда больше ценятся те, которые решают проблему человека, формируют национальный язык и национальную культуру - поэты, филологи, философы, художники. Именно они определяют независимость мышления человека от государственных и церковных институтов. В науке и философии утверждается критический дух, возрождаются "неортодоксальные" греческие теории.
   К человеку творческого труда предъявляются высокие требования. Он должен досконально знать специфическую технику своего мастерства, обладать широким кругозором, его новое произведение должно быть оригинальным, неповторимым и вызывать чувство наслаждения у тех, кому оно адресовано.
   Основателем ренессансного гуманизма считают итальянца Фр. Петрарку (1304--1374), но идеи гуманизма были восторженно восприняты во всей Европе. Каждый из великих гуманистов по-своему стремился освободить интеллект и чувства от догматов средневековья, кандалами сковывающих свободу и достоинства человека. С разных точек зрения, преломляясь через различный жизненный опыт, они выражались в творчестве философов, скульпторов, художников, писателей: Л. Бруни, Л. Валла, Пико делла Мирандолы, Д. Боккаччо, Леонардо да Винчи, Т. Кампанеллы, Микеланджело, Ф. Бруно в Италии; Ф. Рабле, М. Монтеня, П. Шаррона во Франции; Т. Мюнцера, У. фон Гуттена, А. Дюрера в Германии; Т. Мора в Англии; Эразма Роттердамского в Голландии и так далее.
   Большинство выдающихся творцов Ренессанса были одаренными во многих областях науки и искусства. Микеланджело достиг известности не только как скульптор, но и как живописец, поэт, музыкант. Великий художник Леонардо да Винчи был скульптором, архитектором, ученым, писателем, композитором.
   Главным результатом научных, социально-экономических, политических и культурных нововведений стало расширение горизонтов сознания человека. Распространенной идейной ориентацией стал гуманизм, объявивший человека свободным от государства и церкви, подлинным властелином собственной судьбы, вершиной природного и исто­рического развития.
   Эпоха Ренессанса - одна из самых светлых, самых творческих страниц в истории, но и она не свободна от внутренних противоречий и недостатков.
   Культура Возрождения отвергла и абсолютизм умозрительной античной космологии и абсолютизм средневековой теологии, но в то же время не смогла выработать собственной универсальной и прочной системы идеологических принципов. Даже ограниченное церковными догматами религиозное мировоззрение лучше индивидуалистического всеотрицания. Религиозные идеи в смутной духовной атмосфере переплелись с повседневной жизнью. Даже некоторые религиозные произведения стали восприниматься как жанровые сцены из обыденной жизни.
   Абсолютизация самодостаточного индивида вне Бога и вне Космоса возможна только до определенных пределов. Трагизм некоторых произведений великих творцов Ренессанса обусловлен противоречиями эпохи, еще не нашедшей надежного духовного фундамента. Трагические произведения В. Шекспира, М. Сервантеса, Микеланджело проникнуты сознанием ограниченности абсолютного самоутверждения личности. Человек, считают эти великие мыслители, не должен довольствоваться индивидуальным развитием вне культурно-исторической целостности. Человек не разумен в решении, оторванном от человеческой культуры. Он претендует на абсолютную субъективность, автономную от мирового духа. Индивид может найти локальные решения через осмысление низших культурных уровней. Однако такой человек онтологически ограничен собственным существованием вне общебытийной целостности. Его ориентация на собственную жизнь есть попытка "поднять самого себя за волосы". Преодоление такой ограниченности возможно, если человек, осознав свою неразумность, сможет приобщиться к космической субъективности.
   В определенной степени связанным с утратой нравственных, духовных ориентиров стал уход с исторической сцены рыцаря и завоевание ее купечеством. В западном феодальном макрообществе главенствовал иерарх - рыцарь. Дуэли, подвиги, культ прекрасной дамы, высокие требования к чести делали его характер возвышенным и благородным, а жизнь естественно-гармоничной.
   Жесткий общественный корпоративный контроль за поведением человека, принятый в феодальной культуре, также способствовал развитию высоких нравственных принципов. Феодальное макрообщество было попыткой гармонично-возвышенного конструирования социальной жизни в условиях иерархии. В эпоху Возрождения центральной фигурой становится купец, торговец, ростовщик. Эти профессии исторически связаны с разбоем, обманом, отсутствием моральных ограничений в погоне за барышом. Чрезмерная зацикленность торговцев и купцов на экономическом развитии привела к тому, что материальный статус стал единственной реально значимой ценностью, а остальные - трансцендентные, лишь знаемые, но в действительности не влияющие на бытие ценности.
   Псевдосознание барышников по отсутствию высшей сферы не отличается от псевдосознания животного, но превосходит последнее по хитрости в достижении целей, связанных с удовлетворением материальных потребностей. Деятельность, направленная на заведомо примитивные локально-проматериальные цели, в ущерб целям культуры, рода, космоса - в сущности своей пустая, бессмысленная активность, дорога в никуда. Личность, приспособленная только к материальному бытию, - трагедия истории, так как перед ней выбор между Сциллой и Харибдой - или самой перейти в небытие, или поставить под вопрос процесс возвышения культуры, а возможно, и ее существование. Так, человек, сохраняя себя как специализированно-материальный тип личности, низводит, разлагает культуру до уровня пробиологического бытия.
   Возвышающаяся культура предполагает универсально-неотягощенную материальным, субъектно свободную личность. Свобода, данная Возрождением человеку, не всегда оборачивалась для него добром. Освобождение от средневековых регламентов было воспринято как свобода от нравственности, свобода для сил зла. Произошла метаморфоза предлагаемого раблезианского тезиса "Делай, что хочешь" в лозунг гоббсов "война всех против всех". Ограниченность прогресса Возрождения межгосударственными внутрисословными рамками имела свои преимущества. Духовное освобождение не было доступно еще не готовым к нему широким народным массам, не имеющим возможности получить соответствующее нравственное воспитание и образование.
   Гуманисты полагали, что, избавившись от средневековых регламентов, личность обязательно предпочтет добро злу, свободу зависимости. Но это оказалось утопией. Гуманисты хотели создать гармоничного, свободного, универсального человека, но не предполагали вырождения этих прекрасных качеств в индивидуализм. Свобода личности обернулась произволом. Не случайно социальными последствиями предоставленной человеку свободы оказались абсолютистские государства, строго регламентированный стиль классицизма, расцвет рационализма в философии.
   В этом ракурсе характерно и отношение человека к природе
   Средневековые церковники относились к природе враждебно. Они считали ее низшим, враждебным Богу уровнем бытия. Провозгласив человека центром и венцом мироздания, гуманисты Возрождения высоко оценили и другое творение Бога - природную красоту. Особенно внимательно они отнеслись к проблеме отношения человека и природы.
   Природа занимает в эпоху Возрождения особое место. Человек чувствует себя субъектом, способным не только созерцать природу и поклоняться ее могуществу, но и активно преобразовывать ее.
   Искусство, считали гуманисты, должно постигать подлинную сущность природы, раскрывая ее красоту. Красота - неотъемлемый ее атрибут, но она спрятана под покровом грубой материи. Писатели, художники, мыслители стремятся не просто отразить природу как непосредственно данную эмпирическую реальность, а изменить ее в своих произведениях. Искусство, отображающее природу, презрительно относилось к точному реалистическому воспроизведению. Образ должен содержать квинтэссенцию красоты и быть лучше самой действительности. Высшие достижения в искусстве возможны лишь тогда, когда становится прозрачной скрытая природная красота. Леонардо да Винчи писал: "Живописец спорит и соревнуется с природой... Жалок тот мастер, произведение которого опережает его суждение; тот мастер продвигается к суждению, произведения которого превзойдены суждением".
   И все же человек Возрождения находится в определенном противоречии с природой и не достигает целостности с ней.
   Мощное движение Возрождения кардинально изменило мировоззрение интеллектуальной и аристократической элиты. Под влиянием идей Возрождения элита стала более реалистично воспринимать действительность, возрос ее образовательный уровень. Но для простых людей, в сущности еще живущих в мире средневековья, идеи Возрождения были недоступны.
   Чаяниям крестьян, бюргеров, мещан, для которых религия оставалась самым высшим, что у них было в жизни, в полной мире отвечало движение Реформации. Реформация оставляла неизменным сущность средневековых представлений человека о мире и открывала возможности простого, не опосредованного церковью диалога с Богом.
   Термин "реформация" происходит от латинского reformatio - "преобразование". Реформация - мощное европейское религиозное и социально-политическое движение XVI века, родиной которого была Германия. Оно было направлено преимущественно против власти средневековой католической церкви. Мещанство других европейских государств увидело в реформистском движении попытку подрыва устоев силового феодализма, возможность перехода к договорным отношениям.
   Необходимость преобразования католической церкви обсуждалась еще в XIV-XV веках. Основной замысел средневековой культуры - организовать земную жизнь как подготовительный этап к Царству Небесному - католическая церковь претворить не смогла. Она находилась во власти обрядности и предрассудков. Реформация пересмотрела основные догматы католицизма и создала новую ветвь христианства - протестантизм. Среди факторов, подрывающих устои христианства, реформаторы выделяли такие: обожествление папы, индульгенции, злоупотребления духовенства, несоответствие чрезмерно развившейся обрядности внутреннему содержанию, "благочестивые обманы". Реформистское движение протестантизма стремилось не исправить католичество, а подорвать его монополию в политической и идеологической системе европейского общества.
   В Реформации выделяют два основных направления:
   - революционное, с идейным вдохновителем в лице Т. Мюнцера;
   - умеренное, идеологами которого были М. Лютер, У. Цвингли и Ж. Кальвин.
   Антихристианское движение вождя народной реформации Т. Мюнцера (1490--1525) опиралось на архаическое мировоззрение крестьян. Мюнцер призывал установить на земле Царство Божье, означающее справедливое государственное устройство, полностью свободное от аристократической и денежной иерархии с мудрым, отстаивающим интересы народа общественным управлением.
   Глава умеренного направления М. Лютер (1483-- 1546) был противником индульгенций и католического духовенства, не допускающего прямого обращения человека к Богу. Католическая церковь, согласно его взглядам, - насильственная власть, пытающаяся формально организовать религиозную жизнь человека. Спасение верующего в католицизме обеспечивается предписанными церковью "добрыми делами". Лютер говорил, что подлинная, спасающая человека вера и чистосердечное раскаяние даруются Богом без церкви. Центральный догмат учения Лютера - спасение человека с помощью искупительной веры в Христа.
   Протестантизм, заложенный Лютером, направляет человека на личное общение с Богом. В системе протестантской культуры человек уже не безличный элемент в сверхличной общности, каким он был для средневекового христианства. В протестантизме каждый человек общается с Богом самостоятельно, на нем лежит личная вина и личная ответственность и никакая церковь не может быть посредником в его отношениях с Богом. Каждый человек имеет право сам читать и толковать Библию. Протестантизм стал религией новоявленных индивидуалов.
   Посты были отменены, ритуалы, обряды - значительно упрощены. Верующий общался с Богом, исходя из собственных представлений и вкусов. Католицизм признавал, что в некоторых вещах божественный дух воплощается больше, чем в других. Такими вещами являются: святые дары, передающие дух Бога через причастие, мощи, чудотворные иконы. Протестантизм утверждает, что священное не может быть вещью. Его нельзя дать или взять (индульгенция), отнять или завоевать в крестовых походах. Католицизм видел церковь в космической иерархии, связывающей небо и землю.
   Церковная организация была построена на принципах строгой власти. Таинство рукоположения передавало апостольскую благодать священнослужителям. Протестантизм утверждает, что божественная благодать дается всем в равной степени при крещении. Между мирянами и духовенством нет различий. Церковь должна быть общиной равных братьев во Христе. Монашество в принципе не признавалось. Вместо священников, назначенных сверху, избираются самими прихожанами пасторы. В XVII- XVIII веках протестантизм распространился в Европе и Америке. В странах, в которых он стал доминирующей религией, он во многом определял направление развития духовной культуры.
   Наиболее радикальным течением в протестантизме стало движение, руководимое Жаном Кальвином (1509-- 1564). Свою религию Кальвин решил воплотить в реальную жизнь. Протестанты изгнали Кальвина из Франции. В 1541 году он становится диктатором Женевы и претворяет свои идеи в социальной жизни. Основное сочинение Кальвина - "О наставлениях в христианской вере". Кальвин не вносит в протестантизм принципиально новых идей, но систематизирует Лютера, Цвингли и других. Он развивает новое учение об "абсолютном предопределении". Бог еще до сотворения мира предопределил, кому быть спасенным, а кому погибнуть. Каждый должен быть уверен, что он божий избранник. Критерием богоизбранности служит успех в профессиональной деятельности. Работа - это и есть место служения Богу. В этом ее цель, а не в материальных благах, которые она предоставляет. Человек должен ограничивать свои потребности, быть аскетом в миру. Танцы, развлечения, украшения, яркую одежду кальвинизм запрещал.
   Был введен строгий пасторский надзор за населением. Протестантскую свободу в выборе веры Кальвин отрицал, не допуская критики своего учения. Со своими врагами кальвинисты расправлялись так же, как католическая инквизиция, - пытали и казнили. Так, Кальвин способствовал осуждению и сожжению М. Сервета за то, что он не признавал некоторых догматов учения. Впоследствии кальвинизм распространился в виде многочисленных сект, наиболее известными из которых стали баптисты и адвентисты.
   Противоречия внутри протестантизма ослабили движе­ние. Этим воспользовались католические силы, сумевшие объединиться и объявить войну "еретикам". В Европе начались жестокие войны религиозных фанатиков, в том числе печально известная Тридцатилетняя война (1618--1648). Неустойчивость религиозного и политического состояния европейских государств породила торгово-колониальные войны, изменившие "политическую карту" Европы.
   Культурологические характеристики средневековья, как правило, изобилуют предвзятыми негативными оценками. В оценке Возрождения, напротив, полностью доминируют радужные тона. Однако объективный взгляд на эту эпоху связан с пониманием глубоких противоречий возрожденческой модели мира, ее конструктивных и деструктивных моментов. Отметим некоторые из них.
   Конструктивность. Культура Возрождения возвращается к истокам античности и раннему христианству. Но это не просто копирование древности, а диалектический виток, выводящий культуру на принципиально новый уровень. Мир объясняется из него самого, без Бога, еверхъестественных сил, добрых и злых духов. Утверждается титанизм личности, свободной от социальных запретов и средневекового аскетизма. Разрабатывается теория искусства - перспектива, анатомия, гармония, симметрия, цвет.
   Деструктивностъ. Возрождение разрушило средневековую событийную модель мира, но вместе с этим оно отказалось от попыток создания гармоничной модели мира. Центральным событием новой модели мира становится человек. Историческим результа­том победы новой событийной модели мира стал культ массового человека. Его появление означало фактический переход из бытия культуры в состояние цивилизации, шаг к новому, демократическому этапу развития западной культуры.
   Возрождение - слом в событийной модели мира, центральным событием которой окончательно и необратимо становится человек. Эту историческую "ревизию" событийности подготовило средневековье, в котором "перемололось", исторически исчерпало себя событие сверхсложной надындивидуальной религиозно-государственной целостности. Бесперспективность и неестественность такого религиозно-государственного надындивидуального события была осмыслена тысячелетней рефлексией, народной, антиклерикальной культурой средневековья и Возрождения. Таким образом, окончилась исторической неудачей попытка создания гармоничной событийной модели мира.
   Возрождение означало победу той событийной модели, которую давал массовый человек, народ и даже чернь. Это был начальный, но уже осознанный и идеологически обеспеченный этап дальнейшего развития и совершенствования западного способа построения событийной целостности, начало перехода в состояние цивилизации, к новому демократическому этапу развития западной культуры.
   Однако, демократия в Европе возрождалась в муках революций. Вслед за революциями в Англии и Голландии последовали революции во Франции и Германии. Основной движущей силой революций был народ, который приносил жертвы на алтарь революций, в то время как плодами их пользовалась буржуазия. А положение пролетариев даже ухудшалось, поскольку буржуазия, обретая новые права, усиливала эксплуатацию пролетариев. Недаром существует крылатое выражение О.Л. фон Бисмарка: "Все революции задумывают романтики, вершат - фанатики, а плодами пользуются мерзавцы".
   Проведенные в 1788 году выборы в Генеральные штаты способствовали политической активности масс и 17 июня 1789 года депутаты третьего сословия объявили себя Национальным собранием, а 9 июля - Учредительным собранием. Победоносное народное восстание в Париже и взятие Бастилии 14 июля 1789 года положило начало революции, распространившейся в короткий срок по всей стране.
   Учредительное собрание провозгласило отмену всех сословных привилегий, издало декрет о конфискации церковных земель. Был проведен ряд прогрессивных преобразований в административно-правовой и экономических областях, укрепляющих договорные отношения. Учредительное собрание приняло Декларацию прав человека и гражданина, в первой статье которой было записано, что "люди рождаются и остаются свободными и равными в правах". "Цель каждого государственного союза, - говорилось во второй статье, - составляет обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека. Таковы свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению". В шестой статье говорилось, что "закон есть выражение общей воли... все граждане имеют право участвовать лично или через своих представителей в его образовании", что все граждане равны перед законом и поэтому им "...открыт в равной мере доступ ко всем общественным должностям, местам и службам". Далее шли статьи, утверждающие свободу личности, свободу совести, слова, печати, право граждан требовать отчета от всех должностных лиц. Последняя 17-я статья объявляла, что "...собственность есть право неприкосновенное и священное...".
   В то же время крупная буржуазия и либеральное дворянство, игравшие руководящую роль в Учредительном собрании, ввели цензовую избирательную систему, лишавшую политических прав большинство народа, запретили стачки и профессиональное объединение рабочих, сохранили большинство феодальных повинностей крестьян. В 1792 году восстание низвергло монархию. Всеобщим голосованием мужчин был избран Национальный конвент, установивший во Франции республику.
   Вначале руководство в Конвенте захватили жирондисты, выражающие интересы крупной буржуазии и стремившиеся затормозить развитие революции. Но более радикальные якобинцы подняли в 1793 году восстание, приведшее к установлению революционной диктатуры. Якобинцы осуществили радикальные социально-политические мероприятия, благодаря декретам Конвента феодально зависимые крестьяне превратились в свободных собственников. 24 июня 1793 года Конвент принял демократическую Конституцию, но в условиях жестокой борьбы с внешней и внутренней контрреволюцией якобинцы вынуждены были отсрочить ее введение
   Якобинцы мобилизовали народ на борьбу с врагами, на контрреволюционный террор ответили революционным террором, встали на путь жесткого силового государственного распределения продуктов и введения жестких цен. Контрреволюция была разгромлена. Буржуазия и крестьянство не захотели далее мириться с жестким ограничительным режимом якобинской диктатуры, в результате антиякобинского заговора и образовавшегося в Конвенте враждебного якобинцам большинства руководители якобинцев были арестованы и казнены.
   Власть оказалась в руках правых, представляющих новую буржуазию, разбогатевшую в годы революции на земельных и продовольственных спекуляциях. И началось наступление на социальные и политические завоевания якобинцев. Была принята новая Конституция, восстанавливающая имущественный ценз и двухступенчатые выборы. Законодательная власть передавалась Законодательному корпусу из двух палат: Совета старейшин и Совета пятисот, а исполнительная власть - Исполнительной директории. Таким образом, разделение ветвей власти стала уже характерной чертой новой демократии. В борьбе с внешними врагами буржуазия стала склоняться к сильной власти. Этим воспользовались генерал Наполеон Бонапарт и депутат Эммануил Сьейс и, опираясь на армию, ликвидировали директорию. В 1804 году Бонапарт был провозглашен императором, а Франция - империей.
   Военная диктатура Бонапарта уничтожила демократические завоевания революции, но сохранила и укрепила созданный ею буржуазный строй. В 1804 году был опубликован гражданский кодекс, в основу которого был положен принцип охраны частной собственности. Внешняя политика была также направлена на удовлетворение интересов буржуазии, но она потерпела поражение от антинаполеоновской коалиции и во Франции была реставрирована монархия Бурбонов. Это была уже конституционная монархия, ограниченная парламентом. Но Бурбоны в эмиграции ничему не научились и не могли перестроиться: их политика противоречила интересам буржуазии и крестьянства, недовольны были и рабочие - в июле 1830 года произошла революция которая свергла Бурбонов. Во Франции установилась буржуазная монархия во главе с Луи Филиппом, к власти пришла крупная финансовая олигархия.
   В 1848 году во Франции произошла очередная революция, которая установила Вторую республику. Президентом ее стал Луи Наполеон Бонапарт, который, опираясь на консервативное большинство Законодательного собрания, в 1852 году провозгласил себя императором. Франко-прусская война 1870-1871 годов показала всю гнилость наполеоновского режима, император попал в плен, прусские войска дошли до Парижа. В это время в Париже произошла революция, и во Франции была установлена Третья республика. Конституция Третьей республики, принятая в 1875 году, и ряд законов, явившихся дополнением к ней, утвердили существование во Франции всех демократических свобод - слова, печати, собраний и союзов, вероисповедания, необходимых для укрепления договорных отношений.
   Законодательная власть в республике была представлена двухпалатным парламентом - Палатой депутатов и Сенатом. Обе палаты вместе выбирали президента республики - главу представительной власти, а он уже назначал главу исполнительной власти - премьер-министра и министров. Президент не был наделен большими полномочиями. Реальная власть принадлежала премьеру, который, в свою очередь, всецело зависел от нижней палаты парламента. Депутаты могли вынести правительству вотум недоверия простым большинством голосов, тогда кабинет вынужден был уйти в отставку. По существу законодательная и исполнительная ветви власти были тесно связаны между собой, но решающее слово всегда оставалось за парламентом. В основе работы Палаты депутатов лежал плюрализм мнений, постепенно утвердилась многопартийность. Во Франции сложилась парламентская демократия.
   Третья республика пала, когда в 1940 году в Париж вошли немецкие войска и маршал Пэтен подписал перемирие с Германией. Вся полнота власти в это время принадлежала правительству, парламент был распущен, демократические свободы ликвидированы, и демократия практически перестала существовать. После войны была восстановлена демократия и образовано правительство во главе с героем освобождения Франции - генералом Де Голлем. Однако в 1946 году Де Голль подал в отставку, разойдясь во взглядах на внутриполитическое устройство страны с представителями основных партий страны в Учредительном собрании. Эти представители вынесли на референдум проект конституции, который был значительно радикальнее конституции Третьей республики. Однако этот проект был заболотирован. Тогда генерал Де Голь предложил свой проект. Суть его сводилась к тому, что во главе страны должен стоять независимый от политических партий и неподотчетный парламенту президент. Именно ему отводилась центральная роль во все французской политике. Но Де Голь не был услышан.
   В стране прошли новые выборы в Национальное собрание, которое вновь занялось подготовкой конституции. На втором всеобщем референдуме в 1946 году была одобрена новая конституция. Во Франции начала существовать Четвертая республика. Таким образом, во Франции была вновь установлена парламентская демократия, базирующаяся на многопартийной системе.
   Четвертая республика просуществовала всего 12 лет. Она не смогла справиться с колониальными проблемами и пала под натиском антиправительственного мятежа в Алжире. В его результате в 1958 году Де Голль вернулся к власти. Депутаты Национального собрания большинством голосов проголосовали за его назначение премьер-министром и вручение ему чрезвычайных полномочий сроком на полгода. Де Голль подготовил новую конституцию, которая была принята на референдуме в 1958 году. Так образовалась во Франции Пятая республика, существующая и по нынешний день.
   Главной отличительной чертой новой конституции было значительное расширение прерогатив президента (представительной ветви власти) за счет парламента (законодательной ветви власти). Центральным политическим понятием Де Голля всегда было слово "Государство", а его центральной фигурой - президент республики. Это и легло в основу последней конституции. Таким образом, Де Голль предложил стране новый тип демократического устройства - республику президентского типа. По конституции президент республики имеет право назначать премьер-министра, а по его предложению утверждать отдельных министров, возвращать принятые парламентом законопроекты на доработку, передавать на референдум по предложению правительства любые законопроекты, касающиеся организации государственного устройства или одобрения международных соглашений. Президент может распускать (после консультации с премьер-министром и председателями палат) Национальное собрание и назначать новые выборы. Президент республики в чрезвычайных обстоятельствах может брать всю полноту власти в свои руки. Для этого достаточна консультация с премьер-министром и главами палат парламента, который в этом случае собирается по собственному праву и не может быть распущен. Отметим, что по конституции, как и прежде во Франции президент республики выбирался коллегией выборщиков.
   Премьер-министр, назначаемый президентом, по существу может быть отозван со своего поста только после консультации с ним же. Отказ правительству в "доверии" со стороны парламента может быть только в случае постановки в Национальном собрании самим правительством вопроса об ответственности самого правительства, то есть о доверии к его программе или общей политике, или в случае внесения хотя бы десятой частью депутатов так называемой резолюции порицания. В обоих случаях правительству может быть отказано в "доверии" лишь абсолютным большинством голосов. Если резолюция порицания не собирает требуемого абсолютного большинства голосов, ее авторы лишаются права вносить новую законодательную инициативу в течение данной парламентской сессии.
   Первым президентом пятой республики был Ш. Де Голль, который правил десять лет и сам подал в отставку, не согласный с результатами референдума по вопросу о реформах, задуманных им в духе "сотрудничества классов". Его приемником был Жорж Помпиду. Третьим стал Жискар д'Эстен. Это было довольно спокойное время в политической жизни страны. Затем президентом был избран социалист Франсуа Миттеран, и в его правлении произошли знаменательные изменения во французской политической практике.
   Социальный эксперимент, который проводил назначенный Миттераном премьер-министр Пьер Моруа, был воспринят французами как "шоковая терапия", и на следующих выборах в парламент социалисты потерпели сокрушительной поражение. Миттеран назначил премьер-министром Жака Ширака, лидера неоголлистов и нового парламентского большинства. Период существования левого президента республики с правым премьер-министром оказался для Миттерана более чем удачным. Он не вмешивался в проводимую правым кабинетом внутреннюю политику и потому не нес ответственности за ее неудачи. В результате Миттеран на президентских выборах 1988 года триумфально победил своего соперника Ширака и был переизбран на новый семилетний срок. Так в ситуационную практику Пятой республики вошла новая реалия руководства страной левым президентом при правом большинстве в парламенте, что давало возможность наиболее полно учитывать интересы всех социальных групп государства.
   Летом 1993 года Миттеран внес две поправки к конституции, которые были приняты на совместном заседании Национального собрания и Сената. Первая из них облегчала процедуру привлечения к суду министров в случае совершения ими преступления или изобличении в коррупции. Вторая касается возглавляемого президентом республики Верховного совета магистратуры, предлагающего кандидатуры на высшие посты судебной системы. Она лишает главу государства права назначения всех членов совета и тем самым усиливает независимость судей от политических ветвей власти. Так конституция становится действенным основным законом страны, призванным гарантировать нормальную жизнь всем гражданам этой страны. Но не во всех странах это осознают.
   В начале XX века в России произошла революция, которую задумали фанатики, осуществили фанатики и фанатики воспользовались ее результатами, развязав Гражданскую войну. Эта война, по одним данным, стоила России жизни восьми миллионов человек (что признано официально, хотя подсчеты ни с той, ни с другой стороны не велись и некоторые историки называют число в два раза большее).
   И тогда руководители европейских стран испугались, потому что и их трудящиеся могли пойти по этому радикальному пути. Первыми отреагировали руководители Великобритании, которые имели большой опыт взаимодействия с трудящимися, погасив выступления луддитов, чартистов и введя в цивилизованные рамки взаимодействие с трудъюнионами - английскими профсоюзами. В 1921 году английский премьер Ллойд Джорж провел через парламент пакет законов, расширяющих избирательные права англичан, была улучшена система социального страхования и система образования, несколько улучшающие условия жизни трудящихся.
   Более существенно социальные условия изменились в США.
   Договорные отношения претерпели существенные изменения с начала прошлого века. Дело в том, что еще к концу позапрошлого века весь мир был поделен между ведущими капиталистическими странами на зоны влияния, и капиталистическое производство столкнулось с кризисом перепроизводства, который негативно сказался на народном хозяйстве ведущих капиталистических стран. Такие кризисы случались и раньше, но капиталистические страны легко преодолевали их, расширяя внешние рынки. В данном случае такая возможность отсутствовала. Однако в Соединенных штатах Америки, где интенсивно развивался динамичный и растущий за счет эмигрантов внутренний рынок, последствия кризиса были малозаметны. Здесь капиталисты раньше, чем в других странах поняли, что для развития внутреннего рынка необходим состоятельный покупатель, которым является промышленный и сельскохозяйственный рабочий, а, следовательно, ему необходимо адекватно больше платить за его труд.
   Американский предприниматель Дж. Форд выдвинул идею стабильного увеличения капитала за счет непрерывного расширения социала и стал платить своим рабочим более высокую заработную плату, для того, чтобы они могли покупать у него дешевый "народный" автомобиль. При таком подходе возрастала оборачиваемость средств, что хотя и снижало норму прибыли, но увеличивало саму прибыль. Так впервые была осознана проблема экономического выживания и социальной безопасности общества за счет обеспечения всем его членам достаточного гарантированного доступа к средствам жизнедеятельности. А удачливого капиталиста Генри Форда можно рассматривать как основоположника идеологии классового партнерства для обоснования политики умножения национального богатства при решении проблемы экономического выживания общества.
   Решая проблему экономического выживания, общество одновременно решало и более примитивную проблему политического выживания. Свидетельством этому явился промышленно-финансовый кризис и великая депрессия в первой трети XX века, когда экономические связи в народном хозяйстве нарушились, что вызвало развал промышленности и сельского хозяйства и десятки миллионов непосредственно производителей оказались без средств к существованию.
   И до этого в капиталистическом обществе случались кризисы, из которых общество буквально выкарабкивалось годами, но этот последний кризис обнажил все недостатки общества потребления. Дело в том, что в обществе потребления труд является одной из разновидностей товара на рынке и при перепроизводстве этого товара, согласно законам рынка, цены на него начинают падать. При этом сокращается покупательная способность населения, и обнаруживалось перепроизводство товаров, в результате чего некоторые частные предприятия терпели крах. Обществу необходимо было несколько лет на преобразование своей структуры после очередного кризиса, а затем через некоторое время повторялся очередной кризис. Так общество развивалось периодическими непроизвольными толчками, непродуктивно теряя свои ресурсы во времена кризисов. Каждый кризис был своего рода революцией, а революционный путь развития, в отличие от эволюционного, связан с нерациональными потерями национального богатства, в то время как в результате эволюции национальное богатство возрастает. Если обычный кризис затрагивал одну-две страны, то кризис частнособственнического производства в конце первой трети прошлого века, получивший название "Великая депрессия", в силу возрастания международных экономических связей оказался также международным кризисом, и разные страны преодолевали его по разному.
   Кризис начался в Нью-Йорке с краха на фондовой бирже, охватил банковскую систему, промышленность и сельское хозяйство, которые обильно кредитовались банковской системой. При отсутствии контроля на рынке можно было взвинчивать цены на любые товары. В конце двадцатых годов стали заметно расти цены акций различных предприятий. Развилась бурная спекуляция ценными бумагами. Маклеры брали кредиты в частных банках, покупали акции и под залог их брали новые большие кредиты. Банки под залог находившихся у них пакетов акций брали кредиты в федеральной резервной системе, которая для этих целей наращивала денежную массу. При расширяющемся воспроизводстве такой рискованный подход был в некоторой степени оправдан. Но для получения свободных средств с целью спекуляции с акциями предприниматели стали снижать заработную плату трудящихся, одновременно повышая цену производимых продуктов, так что покупательная способность населения упала, масса товаров не нашла сбыта и оказалась нереализованной. В итоге нарушения процесса общественного воспроизводства разорились многие промышленные и торговые предприятия, транспортные компании, банки.
   Снизился жизненный уровень трудящихся, падение курса акций затронуло до 25 миллионов людей. Росло число безработных, которые с членами их семей составили почти половину всего населения. Многие из них потеряли квартиры и жили в "гуверовских городках" - поселениях на окраинах, выстроенных из картонных ящиков и строительных отходов. Только в 1931 году от голода в Нью-Йорке погибло 2000 человек. В масштабах страны погибли сотни тысяч человек. А закупочные цены на продукты питания в это время упали, что привело к разорению до миллиона фермеров. Политика laissez faire оказалась нежизнеспособной. Положение страны ухудшалось - она была охвачена стихийными массовыми выступлениям, организовывались походы голодных безработных на Вашингтон, в стачечном движении в 1933 году участвовало свыше миллиона людей. В стране назрела революционная ситуация, чреватая Гражданской войной, что было, если и не гибельно для нации, то могло остановить ее развитие и даже отбросить назад в ее развитии.
   В Соединенных Штатах Америки губернатор штата Нью-Йорк демократ Франклин Делано Рузвельт развил идеологию классового сотрудничества, выдвинув новую идею, что экономические права всех классов и социальных прослоек общества должны обеспечиваться государством, которое должно осуществлять политику равноправного экономического выживания всех социальных образований и активно участвовать в регулировании хозяйственной жизни и рыночных отношений (до него, согласно А. Смиту, рыночные отношения регулировались исключительно спросом покупателя и предложением продавца - laissez faire). Лозунги этой идеологии оказались понятны большинству населения США, Ф.Д. Рузвельт в 1932 был избран президентом и получил возможность осуществлять экономическую политику, которая получила название "Новый курс". При этом Ф.Д. Рузвельт получил фактически диктаторские полномочия, но он не уничтожил демократические институты в стране, а использовал их для оптимизации своей политики, придания ей лигимитивности. Так парламент разрабатывал законы, детализуя положения политики Рузвельта, а суд следил за неуклонным их исполнением. Правда, когда в 1940 году Ф.Д. Рузвельт вопреки конституции был избран на третий срок, а затем в 1944 году на четвертый, Конституционный суд признал правомочным это двукратное нарушение конституции, поскольку успехи политики "Нового курса" Ф.Д. Рузвельта в деле решения проблемы экономического выживания и вытекающей из нее проблемы политического выживания, а также биологического выживания были неоспоримы.
   Основой политики "Нового курса" было государственное регулирование экономических и социальных отношений, но не путем диктата цен и жесткого распределения ресурсов, как на первом пути развития народного хозяйства, а путем введения ограничений, которые бы не позволяли одной социальной группе получать существенные преимущества по отношению к другой. Фактически Ф.Д. Рузвельт заменил смитовский принцип естественной неограниченной экономической свободы предпринимателя - laissez faire на принцип Экономической автономии предпринимателя от государства. При этом государство само стало выступать, как предприниматель, строя крупные заводы, больших вложений на которые у предпринимателей не было.
   Политика "Нового курса" неуклонно проводилась посредством государственных законов, принятых Конгрессом.
   Закон о восстановлении национальной промышленности (НИРА) состоял из трех частей и в первой части предусматривал введение в различных отраслях промышленности "кодексов честной конкуренции", которые фиксировали потолок колебания цен на промышленную продукцию, уровень заработной платы, продолжительность рабочей недели, уровень производства, распределяли рынки сбыта, так что было невозможно их перераспределить демпингом цен. Во второй и третьей части закона определялись формы прогрессивного налогообложения и фонд общественных работ с указанием порядка использования средств этого фонда. На организацию общественных работ выделялось 3.3 миллиарда долларов, сумма невиданная по тем временам. В числе других мер борьбы с безработицей было создание трудовых лагерей для безработной молодежи в возрасте 18-25 лет. Они обеспечивались бесплатным питанием, жильем, форменной одеждой, им платили 1 доллар в день. Молодежь очищала леса, проводила мелиорацию, ремонтировала дороги.
   Закон о регулировании сельского хозяйства был направлен на повышение закупочных цен на сельские продукты и одновременно введение квот на сельскохозяйственное производство. Он предусматривал с этой целью выдачу денежной компенсации фермерам за сокращение посевных площадей и поголовья скота. В этом законе предусматривались и инфляционные меры.
   Гениальность Ф.Д. Рузвельта, как новейшего экономиста, заключалась в том, что он ввел в хозяйственную практику новое фундаментальное экономическое понятие - законодательный потолок роста цен, равный планируемому уровню инфляции наступающего хозяйственного года, ниже которого осуществлялась свободная конкуренция. Но это было не жесткое установление цен, а ограничение их роста при сохранении свободной, добросовестной конкуренции, которая на первом пути развития отсутствовала.
   Попытки устанавливать цены на продукты "сверху" предпринимались ещё во времена Римской империи. Император Диоклетиан в 301 году обнародовал эдикт, установивший предельные цены на товары первой необходимости и предметы роскоши. Однако эдикт привел лишь к резкому росту спекуляции, поскольку император в эдикте не предусмотрел механизм контроля его нарушения. Один из самых трагических эпизодов необдуманного вмешательства государства в экономику произошёл в России накануне Февральской революции 1917 года. Во время Первой мировой войны были установлены твёрдые закупочные цены на зерно, муку, крупы, мясо, рыбу, соль, яйца, табак. Список постоянно расширялся. Параллельно с этим из самых благих побуждений власти запретили вывоз товаров первой необходимости за пределы регионов, где они были произведены. В итоге продукты, на которые были назначены твёрдые цены, исчезли из легального оборота и продавались только на чёрном рынке. Крестьяне перестали привозить хлеб в города, предпочитая перегонять зерно на самогон. К февралю 1917 года хлеба не хватало даже в действующей армии. Причина провала этой меры была аналогичной провалу эдикта Диоклетиана. В 1918 году в России была введена политика "Военного коммунизма", согласно которой крестьяне должны были продавать государству продовольствие по твердым ценам. Крестьяне эту политику игнорировали. Тогда председатель совнаркома В.И. Ленин распорядился отправить в сельскую местность продотряды вооруженных рабочих, которые реквизировали у крестьян "избытки" продовольствия. В результате 10 миллионов рабочих и членов их семей, а также 5 миллионная Красная армия не испытывали голода и победили в Гражданской войне.
   По-видимому, Ф.Д. Рузвельт был хорошо знаком с этими историческими фактами, которые, творчески переработав, он положил в основу своего "Нового курса", проведя через Конгресс США Закон о контроле за повышением цен, согласно которому цены можно было повышать только в пределах законодательно установленного потолка роста цен. А для того, чтобы этот закон исполнялся, он создал новую государственную организацию "Федеральное бюро по контролю за повышением цен". Это мощная организация, по влиянию не уступающая налоговой полиции, собрав соответствующие факты, передает дела на недобросовестных торговцев, нарушающих этот закон, в суд, который принимает решение о мере пресечения их деятельности. Последствия "Великой депрессии" были ликвидированы к концу тридцатых годов прошлого века, но "Федеральное бюро по контролю за повышением цен" существует до сих пор. В 2005 году инфляция в США составляла только 3 процента, а в связи с ипотечным кризисом в 2007 году увеличилась до 4 процентов. Откройте любой американский учебник по экономике и в нем вы прочитаете, что для того, чтобы иметь прибыль и глубину маневра при добросовестной конкуренции, цена продукта должна быть несколько ниже законодательно установленного потолка роста цен - иначе ваши конкуренты вас вытеснят с рынка.
   Закон Вагнера - Национальный акт о трудовых отношениях закреплял зафиксированное в законе о восстановлении промышленности право непосредственно производителей товаров и услуг организовываться в профсоюзы и заключать коллективные договора с предпринимателями работодателями. За рабочими признавалось право на стачки. Администрация не могла применять репрессии за принадлежность к профсоюзу и вмешиваться во внутренние дела профсоюзных организаций. Безработные и пенсионеры не попадали под этот закон и для них был принят первый в истории США Закон о социальном страховании и помощи безработным, который обеспечивал им минимальные средства к существованию. Закон о справедливом найме рабочей силы устанавливал минимум зарплаты (сейчас 5,5 долларов в час) и максимум продолжительности рабочего дня (8 часов).
   Это были основополагающие законы "Нового курса", помимо этого было принято множество других законов регулирующих социальное положение различных социальных групп населения и к середине тридцатых годов положение в народном хозяйстве стабилизировалось, а к концу их экономический кризис "Великой депрессии" был преодолен, американское общество вступило в период экономического подъема и процветания. В результате не только повысился уровень жизни населения, но было достигнуто и новое качество ее. И. Ильф и Е. Петров, путешествия в середине тридцатых годов по США, назвали свою книгу "Одноэтажная Америка". В это время американский рабочий зарабатывал достаточно, чтобы построить или купить себе одноэтажный коттедж "со всеми удобствами", приобрести один-два автомобиля, послать детей учиться в колледж и ежегодно отдыхать на курортах Центральной и Южной Америки, либо даже съездить на свою историческую родину в Европу.
   Политика "Нового курса" позволила США довольно безболезненно участвовать во Второй мировой войне и оказаться среди ее победителей. Эта политика продолжалась и после смерти Ф.Д. Рузвельта. Однако она не спасла США от экономических кризисов 1969-1971, 1973-1975 и 1980-1982 годов. Государство заняло значительное место в народном хозяйстве страны, создавая государственные предприятия даже в легкой промышленности. В это время появились работы экономистов Чикагской школы во главе с М. Фридменом, в которых на основе подробного анализа использования частной и государственной собственности обосновывалось положение, что государство в развитии народного хозяйства должно ограничиваться только исполнением регулирующих функций, а производственные функции государства следует сохранить только в крупнейших проектах атомной и космической промышленности, которые требуют серьезной координации и сверхбольших средств, недоступных частным предпринимателям. Эти идеи нашли понимание у президента США Р. Рейгана, который провел приватизацию и социализацию государственной собственности.
   Современные капиталисты делают все против разрастания в среде непосредственно производителей комплекса "нанятости", отчуждения от собственности и результатов своего труда.
   Чтобы избежать появления этого синдрома непосредственно производителей активно подключают к системам присвоения продуктов использования собственности: через распространение среди них акций, предоставление им льготных кредитов, стимулирующих дополнительных заработков и премий, через осуществление кооперации, через совместное предпринимательство внутри фирмы путем организации кооперативов в цехах, участках. Все эти мероприятия в конечном итоге привели к снижению безработицы и повышению благосостояния населения, к росту его культуры.
  
   Удовлетворение культурных потребностей человека
  
   Для оценки возможностей удовлетворения культурных потребностей человека необходимо рассмотреть состояние мировой культуры.
   Сегодня во многом взгляд на мировую культуру опосредован системой западных ценностей, которые часто представляются "несомненными и незыблемыми". В частности, европейская культура возникает, существует и развивается на основе западной модели мири. Центральным, смыслообразующим событием в этой модели является событие человека как свободного, творящего существа, субъекта с принципиально неограниченными возможностями освоения мира и собственного развития.
   Рассмотрим подробнее стороны западной модели мира, которые определяют своеобразие европейского взгляда на культурно-исторический процесс, и выделим, прежде всего, идеи, в наибольшей степени опосредующие мировоззрение европейца.
   Первая - идея субъективности как основополагающего качества совершенного, свободного, творящего существа, венца природы - человека.
   Вторая - идея линейности, неограниченности развития, идея, придающая смысл первой. Действительно, ведь только в случае, когда результаты конструктивной деятельности сохраняются, а не закономерно сменяются такими же глубокими процессами деструкции, творческая, совершенствующая деятельность и способность субъекта имеет смысл. (В иных моделях может главенствовать идея круговоротов или идея деградации.)
   Важнейшим элементом европейского мировоззрения стала ориентация на устойчивые, надежные и стабильные формы существования, так как прогрессивное развитие возможно только за счет аккумуляции всего позитивного, т.е. на основе стабильности, надежности, устойчивости. Западный человек через свою модель мира придает объективный смысл истории, когда в единое целое связываются проблема смысла истории и ценностные, мировоззренческие установки.
   Европейское представление о том, что субъективность западного человека является закономерным высшим этапом в развитии субъективности, а европейская культура - самой совершенной, замыкающей исторический ряд возвышающихся культур, поколебать довольно трудно. Однако реальная история культуры показывает, что стабильно-конструктивный период ее развития сменяется стадией культурного разрушения.
   В современной западной модели мира смысл культуры и личности кроется в стабильно-конструктивном существовании. Такой взгляд дает возможность увидеть в культуре сферу сохранения человеческой субъективности. Непрерываемым остается вектор субъективности - умирающие культуры передают вектор эстафеты духа. Дух синтезируется не только вопреки, но и через деструкцию культуры. Каждая культура рождает свой, исторически положенный ей способ создания человека - носителя высшей субъективности. Культура - это и сеть система ценностей, обеспечивающих высшую субъективность.
   В целостном процессе возвышения духа есть великие вехи. Так, например, античная (греческая) культура создала феномен духа "божественного" человека - субъекта-творца. (Некоторые исследователи видят в трансляции этого феномена решающую роль Рима.)
   Французское Возрождение и Просвещение создало духовный феномен прав человека, основания для современного развития демократического общества и во многом предопределило его противоречия.
   Вначале декаденс, затем воспринимаемые как "экзотические" теории кризиса западной цивилизации Н.Я. Данилевского и О. Шпенглера, затем феномены постмодерна, мира повседневности только слегка поколебали самоуверенность западного человека. И когда этот человек почувствовал метафизическую связь глобальных проблем с этими "экзотическими феноменами", началась настоящая рефлексия, на которую к этому времени оказались готовы лишь избранные и которая уже непонятна массовому человеку из мира пов­седневности. Пожалуй, одной из самых важных проблем, связанных с кризисом естественной событийности, стала глобальная нравственная проблема, часто не упоминаемая человеком повседневности в ряду глобальных. XX век - век небывалых испытаний морали, человечности. История знает немало попыток найти нравственное оправдание культурно-расовым предпочтениям: деление на своих и чужих - в некоторых религиозных системах, фашистский идеал "белокурой бестии" - "истинного арийца" и тому подобное. За отправную точку зрения в этих случаях брались весьма поверхностные, и в то же время неизменяемые со временем культурные качества.
   Проблема "культурной" патологии, закономерной платы за неразумность интеллекта-рассудка - одна из самых закрытых тем в культурологии. Ущербность культур традиционно теоретиками не признается. Такое признание мол­чаливо "разрешено" только самой реальности, которая просто сметает "неудавшиеся" культуры с лика планеты.
   Неполноценность, умирание, исчезновение культур может не замечаться только идеологизированным, прообыденным сознанием. Такая позиция становится все более архаичной и безнравственной. В сложные, переходные времена исследователь, как никто другой, обязан смотреть правде в глаза. Деструкция культур - не просто онтологическая неудача, она представляет собой закономерное звено в общечеловеческом цивилизационном процессе. Закат культуры - комплекс симптомов разлагающейся субъективности проявляется в отказе от ценностей познания, от "незыблемых" ценностей культуры. В наше время суета, сиюминутная деятельность как деятельность автономная, не зависящая от природы, не синтезирующаяся с энергийностью бытия, становится доминантой субъективности: Бога нет - поэтому есть только моя сиюминутная деятельность.
   Западная культура во многом унаследовала античные культурные достижения, сумела пронести через историю идею творческого преобразования мира, сохранить субъективность. Творческие достижения западного человека, его прорыв в космос, опосредование в его деятельности глобальной культурной целостности и межкультурной интеграция свидетельствуют о продуктивной преемственности, синтезе достижений прошлого и современности. Естественно, это не значит, что Запад полностью защищен от разрушительных процессов. Так, корифеи культурологии полагают, что возникающие в западной культуре деструктивные процессы базируются на творимой рационалистическими идеями асимметрии, которая нарушает естественную гармонию. Когда культура теряет свою полноту и становится технической цивилизацией, воплощается предельное рациональное бытие.
   Реальный мир, созданный с помощью техники, не может быть не отчужденным от человека. В своем стремле­нии стать цельностью технический мир вытесняет другие культурные образования, не оставляя места и простора для их развития. Деятельность опосредуется вторым надприродным миром - миром техники. Это неизбежный этап в становлении цивилизации с присущими ей антиномиями. Противоречие заключается в накоплении возможности удовлет­ворения потребностей и стандартизации индивидуальности, монотонизации труда, отчуждении от целого продукта и его нравственной ценности.
   Не только машина становится подавляющим субъективность механизмом, многие культурные образования "машинизируются". Даже философия создает методы, претендующие на автоматическое проникновение в сущность. Доминирование рассудочного способа мышления отстраняет человека, делает ненужным творчество и настоящую субъективность. Вместо религии все больше укрепляется дру­гая вера - вера в прогресс человечества, связанный с созданием второй природы, подвластной ему, - мира техники.
   Примат рационально-технологического в культуре означает утрату целостности с природой и обществом. Чело­век, ее не утративший, тяготеет к художественно-экзистенциальному творчеству. Такой субъект универсален, целостен, гармоничен.
   Расцвет цивилизации характеризуется особой нацеленностью на высокий уровень благосостояния, возможностью удовлетворения материальных потребностей людей. Основное противоречие связано с испытанием богатством. В "обществе изобилия", предоставляющем все необходимое, нужда уже не заставляет двигаться вперед. Если нет высших потребностей, то материальное благополучие приводит культурное развитие к быстрому регрессу, оборачивая его вспять или уничтожая.
   Ценность демократии как основного завоевания современного мира несомненна. Участие масс в мировом социальном и политическом процессах стало реальностью лишь в последнее столетие. Демократия - западный феномен, символизирующий нечто противоположное традиционному устройству восточного общества. Всеобщая грамотность, повышение уровня образования, высокий уровень экономического развития, ориентация на экономические, политические и юридические права человека - далеко не единственные предпосылки демократического построения общества. Однако для культурологии принципиально важны именно противоречия становления и развития демократии, которые только и могут позволить увидеть ее настоящие перспективы. Ее становление происходило в острых противоречиях и стало возможным благодаря деструкции предшествующих социальных организаций.
   Христианская традиция, создавшая своеобразную философию выживания, была усовершенствована в эпоху средневековья и во многом стала определяющей в формировании мировоззрения западной демократии. Само христианство как постобщинное культурное образование успешно преодолело и языческое абсолютное равенство, и элитарность античности. В христианстве стремление к равенству гармонично и естественно.
   Западное общество в процессе своего становления использует эту христианскую идею уже в качестве важнейшего элемента собственной модели мира, иногда довольно механистически ее абсолютизирует, что, как и любой другой непосредственный перенос религиозной идеи в область общественно-политических отношений, формирует предпосылки для специфических противоречий. Эти противоречия и позволяют некоторым исследователям утверждать, что демократия западного общества - это онтологический кентавр великого христианского равенства и современного материального производства.
   Другая фундаментальная предпосылка западной демократии - европейский полис, особая городская культура, не типичная для античности и получившая развитие также во времена средневековья. "Можно понимать греков, не говоря об их хозяйственных отношениях. Римлян понимают только через эти отношения". Универсальный закон перехода к городской жизни знаменует старость, окостенение для культуры. Оторванность от земли, неприятие крестьянства и появление отчужденных от традиций городов, обитатели которых нерелигиозны, способствуют культивации безликого человека толпы, провозгласившего демократию воплощением социальной справедливости.
   Современная попытка общественного совершенствования побуждает демократию проводить в жизнь рациональную идею нивелирующего равенства субъектов - элементов сверхмашины-государства. Подобная политика автоматически делает стандартом "среднего", посредственного субъекта, создает соответствующую ему философию повседневности. Власть нетворческого большинства, не способного подняться над миром повседневности, над меньшинством подлинных личностей рождает антиэлитарный менталитет, разрушающий важнейшую для продуктивного развития интеллектуальную общественную прослойку (иногда прерывая вековой процесс формирования элиты).
   Антиэлитарность общества "среднего класса" означает прорационалистическое нивелирование индивидуальности идеей равенства, что в конечном итоге необратимо разрушительно для культуры. Массы как совокупность людей, не ориентированных на творчество и в конечном итоге менее способных к нему, управляемые как целое и вследствие этого лишенные подлинной индивидуальности, оторванные от традиций, претендуют на роль главного субъекта в демократическом обществе. Глубинные онтологические связи между людьми различных социальных слоев в демократическом обществе разрушены. Человек остался в лишенной сверхсмысла самодостаточной монособытийной изоляции (см. выше - западная модель мира).
   Еще О. Бальзак заметил, что осуществленное равенство способствует реально социальному существованию, гордыне, самолюбию, тщеславию. "Как только нация весьма неполитично упраздняет признанные социальные привилегии, она открывает шлюзы, куда устремляется целый легион мелких честолюбцев, из коих каждый хочет быть первым; абсолютистская аристократия, если верить демократам, являлась злом для нации, но, так сказать, злом определенным, строго очерченным. Эту аристократию нация сменила на десяток аристократий, соперничающих и воинственных, - худшее из возможных положений". Если действительная абсолютистская аристократия естественна, то "демократические" аристократы в силу искусственности своего положения обладают соответствующим некомпенсированным разрушительным запалом.
   Извращенно понятая демократия, избавляясь от рафинированного интеллектуально-аристократического слоя, ни на мгновение не достигает желаемого равенства. Обновленный таким образом государственный строй - это "охлократия, или господство черни, когда та часть народа, которая не имеет собственности и придерживается недостойных взглядов, силой не допускает достойных граждан к государственным делам".
   Наличие собственности у черни не спасает демократию, напротив, делает процесс культивирования посредственной субъективности более необратимым и стабильным. Удастся ли из деструктурированного политического аморфона создать высокоорганизованное социальное образование, в котором человек будет уже не обезличенной частицей массы, а необходимой частью единого целого, - сказать трудно.
   Борьба Запада за политическую, экономическую, идеологическую власть над миром - это еще один неоднозначный фактор, способный повлиять на развитие мировой куль­туры. Стремление к самораспространению, самоуверенность Запада и особенно Америки в оценке собственных культурных ценностей и пренебрежительное отношение к собственным недостаткам может отрицательно сказаться на перспективах культурного развития.
   Глобальные притязания проявляются не только в обращенности вовне - это, прежде всего, "замораживание" внутреннего мира культуры. Душа, интеллект, внутренняя культура уже сформированы и неизменны, они представляют лишь средство для технократического усвоения и преобразования мира.
   Вопросы неоднозначного влияния техники на общество в настоящее время становятся предметом пристального внимания культурологов, социологов, философов. Стремительный скачок в развитии техники менее чем за сто лет радикально и необратимо изменил человеческую жизнь. Прорыв в научно-технической сфере по своим масштабам стал глобальным историко-культурным фактором, определяющим облик человечества и его судьбу. Стало совершенно ясно, что техническая сфера неотде­лима от культуры, к которой она принадлежит - она многогранна, имеет неочевидное, но глубокое нравственное измерение, связана не просто с проблемами субъективности человека, а, прежде всего, с проблемой формирования нового жизненного типа субъективности, что должно сказаться и на духе человека.
   Особое место в развитии техники занимает информационный аспект научно-технического развития.
   Захватившая весь мир, легко преодолевающая государственные и статусные границы информационно-компьютерная деятельность стала новым, наименее осмысленным, непредсказуемым по своим последствиям и, следовательно, остро нуждающимся в осмыслении явлением.
   Безальтернативный технократизм, отчуждение от природы приводит к появлению в жизни человека доминанты рационального конструирования. Примат рассудка над разумом переводит в конечном итоге подлинную природу человека в виртуальную плоскость. Владение собственной субъективностью становится иллюзией, которая уводит человека в виртуальный мир, делая его "ментальным наркоманом". Такой человек исключает себя из рациональной конструктивной деятельности общества. Этот "информационный запой" ведет к нравственному опустошению и включению биологического механизма антропоптоза - социально обусловленной самоликвидации человека. На самом деле человек часто становится частицей им же созданного технического мира. Автоматический, внечеловеческий способ конструирования мира - это только претензия на субъективность, в лучшем случае его можно назвать машинной активностью. Рассудок - только один цвет из радуги онтологических моментов бытия и история в конечном итоге не принимает его самодостаточности.
   Рассудок видит прогресс культуры прежде всего в развитии техники. Техника объявляется основным "параметром" культуры, ведущим показателем ее развития. Естественно, техника во многом определяет характер общественных связей и накладывает отпечаток на облик культуры в целом. Но в действительности далеко не всегда соответствует истине простая зависимость - чем выше уровень техники, тем выше уровень культуры. Культурологический анализ технического прогресса демонстрирует его противоречивую и неоднозначную связь с породившей и питающей его культурой.
   Научно-технический прогресс возник не случайно. Он порожден естественным ходом социокультурного развития человека. История техники как органического элемента культуры условно разделяется на четыре этапа.
   Первый этап - инструментальный, характеризуется прежде всего использованием ручных орудий. Труд преимущественно ручной, а его инструменты служат продолжением и усилением руки. Технологический процесс полностью зависит от субъективности созидающего человека, неотделим от нее, является абсолютно зависимым от способности человека к преемственности, от его творчества и новаторства.
   Объектом рационализации здесь служит только инструмент и инструментальная технология. Человек бытующий, принадлежащий к естественной гармонии язычества, не берет на себя ответственность за рационализацию своей культуры. Он не опредмечивает принципиально неопредмечиваемые явления - культуру, природу, собственное будущее, принципиально не относится к соплеменнику как к объекту, не нарушает гармонию космического континуума. Культура, обряды, мифы - сверхрациональны, трансцендентны и поэтому естественно гармоничны, в них не проникает деструктивно-рациональное мышление.
   Второй этап связан с появлением машинного труда. Производящий человек дополняет технологический процесс, становится, наряду с машиной, одним из его элементов. Центр тяжести технологического процесса постепенно смещается в сторону машины. Появляются два типа человека: человек-субъект, для которого освобождение от рутинной работы означает возможность возвышения, и паразитирующий на достижениях культуры человек-объект, не стремящийся выйти за рамки технологического процесса и постепенно теряющий качества субъекта.
   Объектом рационализации служит машина и машинная технология. В процессе своей деятельности человек-объект руководит технологическим процессом или его частью, у него появляется иллюзия субъективности. Он объявляет локальную, ограниченную рассудком деятельность универсальным признаком субъективности. Он считает себя субъектом в своей собственной жизни и в политике, но онтологически, рационально-рассудочно решая подобные изолированные вопросы, всегда остается объектом.
   С началом второго этапа к человеческой субъективности предъявляются иные требования. Человеческая субъективность перестает быть естественной необходимостью, человек может жить, продолжать род и вне гармонии, не ставя себе здесь "высших целей". Он действует и творит в условиях обеспеченности и комфорта, свободы, исходящей из локальной "осознанной необходимости", а не из осознания своего высшего предназначения. Объективированное большинство незаметно, естественно сменяет прасимволы, связанные с гармонией, космической симметрией, на прасимволы, связанные с рациональностью технического мира.
   Третий этап связан с автоматизацией труда, при которой труд не ограничивается физическими и физиологическими возможностями потребляющего человека. Здесь и возникают предпосылки принципиально новой социокультурной ситуации, ядром которой становится технократия - политическая власть технических специалистов, инженерной и научной интеллигенции, основанная на вере в высшую миссию установления техносовершенного бытия, внедрения научных достижений в жизнь общества, создание "технотронного рая".
   Технократическое мировоззрение формировалось веками. Для него постепенно создавались научные и социальные предпосылки. Но в XVIII веке в развитии техники был сделан качественный скачок, приведший к реализации этого миросозерцания. Технический прорыв стал коренным преобразованием, качественно меняющим как внешний облик культур, так и лично-смысловую сферу человека.
   Активный идеолог "общества благосостояния" американский социолог З.Бжезинский восславил технику в своих весьма популярных сочинениях. Физический или монотонный труд, по Бжезинскому, может быть полностью заменен компьютерами и роботами. Этнические и расовые предрассудки будут исчерпаны благодаря совершенным медицинским вмешательствам, меняющим облик человека на желаемый. Проблема одиночества решается компьютерным подбором партнера. Нет таких человеческих проблем, которые не мог бы решить технический прогресс.
   Так, на рубеже XXI века подобные социологические проекты, представляющие собой наивный рационализм, навязывают веру прагматичных материалистов в рационально-искусственное разрешение бытийных проблем. Безосновательный технократический оптимизм рано или поздно должен был наткнуться на возрастающую асимметрию рационализма. Появились тревожные предвестники мощной деструктивной волны, отрезвляющей и возвращающей к нерешенным онтологическим проблемам, заставляющей заплатить за самомнение высокую цену.
   Первый удар по техноиллюзиям был нанесен крупномасштабными социально-экономическими исследованиями Римского клуба, которые обратили внимание на ограниченность энергетических ресурсов на планете. Эти исследования указывали на внешние противоречия технодоктрины, хотя были еще и внутренние, не сразу понятые и проанализированные. Исследования вызвали волну тревожных вопросов и сомнений в правильности выбора пути технического прогресса общества, которое увидело всю противоречивость технократического направления. Основная видимая опасность дальнейшего технического развития заключается в экологическом кризисе и в угрозе термоядерной войны.
   Четвертый этап связан с появлением новых, особого качества информационных систем. Движение к овладению сущностью материального, доступного объективации мира, закономерно привело к качественно новому прорыву в технологии. Рождение нового типа информационных систем стало возможным благодаря выдающимся достижениям в области нанотехнологии и явилось подлинным событием в мире техники. Создание компьютера можно назвать глобальным, не имеющим аналогов явлением технической культуры. Компьютер стал возможен благодаря аккумуляции всех предшествующих технологических достижений человечества. И в то же время такое сложное коллективное изобретение благодаря совершенным технологиям становится доступным практически каждому совершенствующемуся человеку..
   Широкие возможности компьютера делают его естественным атрибутом повседневной жизни совершенствующегося человека. Информационные, игровые, обучающие, инструментальные возможности компьютера вносят в жизнь его пользователя принципиально новое измерение. Диалогический принцип взаимодействия человека и компьютера позволяет пользоваться феноменальным глобальным информационным сервисом в кратчайшие сроки, в наиболее удобном для восприятия виде, готовым для дальнейшего использования. Компьютерная игра - принципиально новый вид игр - несет в себе множество позитивных функций. Хотя она одновременно заключает в себе опасность превращения человека в объект аддиктивного поведения. Компьютерные обучающие программы используют принцип обратной связи и высокоэффективны.
   Инструментальные программы компьютера позволяют не только полностью освободить интеллектуальную деятельность от неизбежно сопряженных с ней рутинных операций, шаблонов, автоматических действий, что само по себе бесценно для работника умственного труда, но и дают принципиально новые возможности для творчества. Технология перестает быть объектом, а становится механизмом, сросшимся с живым организмом субъективности, ее информационной, рабочей, интеллектуальной частью. Киборг, симбиоз человека и совершенных технологий, частый герой фантастических произведений, не так уж далек от сегодняшней реальности. Другое научное и художественное предвидение - уже теперь имеющее свои прообразы - возможность возникновения автономной информационно-технологической целостности, обладающей собственной активностью и элементами субъективности.
   Супергерой, рассчитанный на массового читателя и зрителя, псевдоромантичен и сексуален. Его характеристики нереально-мифологические: он обладает неограниченной свободой и огромной энергией. Для достижении своих целей он использует грубую силу, жестокость, а ум в несравнимо меньшей степени. Он обладает атлетическим сложением и много времени уделяет своей внешности. Интеллектуальные занятия его, как правило, не интересуют. Свои поступки, совершенные под влиянием минутного настроения, зачастую лишенные какой-либо рефлексии, объяснить он может не всегда.
   Супергерой эротичен, не ограничивает себя ни в сомнительных связях, ни в потреблении спиртных напитков, ни в проявлении агрессии. Часто он совершает жестокие убийства, руководствуясь одним только чувством личной мести. Супергерой помещен в условия вседозволенности и ненаказуемости. Он принципиально отличается от Шерлока Холмса, других знаменитых героев детективного жанра, которые, являясь высокообразованными людьми, используют в своих методах прежде всего интеллект и энциклопедические знания.
   Самое главное - он не имеет альтернативного героя, обладающего другими привлекательными качествами. Это ослабляет возможности критического восприятия супергероя.
   Один из секретов неугасаемого интереса к ужасам в том, что они вызывают сопереживание героям, участвующим в трагических событиях. В то же время зритель или читатель остается в позиции внешнего наблюдателя. Ужасы объективируют "свободно плавающую" тревожность человека, преобразовывая ее в опредмеченный страх. Один из вредных эффектов ужасов заключается в привыкании к ужасным моментам жизни, при котором они становятся в один ряд с обыденно-естественными событиями.
   Феномен снятия сексуальных запретов, формирование иллюзии вседозволенности, отсутствие табу - несущее новые проблемы явление. История знает немало примеров, когда свобода сексуальных нравов способствовала упадку общества (и это не только древний Рим!). Засилие эротической литературы и эротических фильмов - свидетельство культурного регресса. Насаждение примитивно-самодостаточных эротических и порнографических изданий разлагает формирующуюся нравственность. Молодежь ориентируется на упрощенные формы сексуального общения.
   Свобода - это не вседозволенность. Свобода, понимаемая как не ограниченное моральными рамками удовлетворение своей слепой воли, примитивных фантазий и желаний, - такая свобода приводит только к разрушению личности и не несет возвышающего потенциала. Задача науки, общества, всех воспитательных учреждений в том, чтобы, не бросая молодое поколение на произвол "самоопределения", осторожно, ясно представляя себе цели и средства, помочь подрастающему поколению разумно использовать свободу, сделать ее не только свободой от внешних ограничений, но и свободой для реализации высших качеств человека.
   К сожалению, не только дурная свобода провозглашается лозунгом молодежи. Происходит преднамеренное культивирование пошлой идеи первостепенной значимости сексуальной сферы, а вместе с тем и подспудное принижение человеческой сущности, лишение человека духовности, глубины и многогранности, гумманизма. Манипулировать, управлять людьми, находящимися под властью простых инстинктов, значительно легче. Однако это не может и не должно быть программой, имеющей социальные перспективы.
   Произведения культуры в рыночном обществе все больше становятся товаром. Они "производятся" для однодневных развлечений потребителя. Физические, духовные силы, которые могли бы пойти на совершенствование интеллекта и характера, растрачиваются на потребление "модных" сиюминутных произведений. Дельцы от творчества, создающие далекие от подлинной культуры произведения, ориентируются на низкие вкусы массового потребителя, обеспечивающие наилучшую прибыль. Захватывающее произведение, даже если оно совершенно ничтожно по своему смыслу, делает его создателя очень богатым человеком. Люди, которые могли бы создать высокохудожественные произведения, растрачивают свои способности, талант на удовлетворение низких вкусов публики. Низкопробная литература, зрелищные фильмы, не содержащие смысла, заполняют свободное время людей. Для общества это губительно.
   Схема бестселлера следующая: выбирается тема, вызывающая у общественности живой интерес, придумывается новый, не типичный поворот сюжета, придающий оригинальность произведению, обильно украшается сексом, кровью и пугающими эпизодами. Заканчиваться все должно непременно хорошо, иначе будет потерян товарный вид. Цель таких "произведений" - поиграть на нервах и эмоциях. Однако эти произведения редко содержат материал для серьезного размышления или для души.
   Конструктивный западный мир, созданный ради надежного и стабильного индивидуального бытия, создает свою систему институтов, норм и табу, призванную обеспечить стабильное существование субъекта, и даже создает иллюзию стабильности бытия. Эти нормы и табу связаны с конструктивной тенденцией, рационализмом, концепцией модернизма. Однако этой линии всегда противостояла противоположная тенденция космически спонтанного, естественного, непредсказуемого и подлинного бытия, принципиально не вмещающаяся в рационалистические конструкции, созданные человеком.
   Именно эта антиконструктивистская линия западной культуры, находясь в состоянии "оппозиции" и всячески подавляясь конструктивной доминантой, тем не менее, развивалась на протяжении всей европейской истории. И на современном этапе, когда неестественность рационалистически упрощенного мира становится очевидной, она оформляется в рефлексии постмодерна.
   Так, темы, ранее считавшиеся запретными и аморальными: темы безумия, секса, насилия, преступления, ужаса, теперь не только легализуются, но и активно пропаган­дируются. Они не просто становятся доступными для науки и произведений искусства, но повсеместно входят в обыденную жизнь людей, утверждаются в самых различ­ных сферах и во всех социальных институтах - в педагогике, экономике, в государственных и юридических законах.
   Постмодернизм совершенно точно определяет модернизм как искусственное преобразование действительности на основании "разумных" представлений о правильном существовании. Эпоха Просвещения положила начало рационально-рассудочному преобразованию мира. Но дальнейший ход истории доказал невозможность осуществить проекты научно-технического прогресса без отрицательных побочных эффектов. Эпоха рационализма оказалась в глубоком кризисе.
   Философия модерна базировалась на законодательном разуме, который характеризуется логичностью, научностью, диалектичностью. Законодательному разуму предписыва­лась роль вселенского интеллекта и управляющего центра прогресса. (Он был средством проникновения в трансцен­дентную реальность, как, например, в философии Г.В.Ф. Гегеля.) Постмодернисты же отрицают возможность с помощью законодательного разума решить человеческие проблемы и познавательные задачи. Они используют интерпретативный разум.
   Естественное, считают постмодернисты, не поддается рациональной переделке. Оно на любое насилие рано или поздно отвечает мощным противодействием. Постмодернизм выдвигает постулат об ограниченности познания. Существование, действительность невозможно систематизи­ровать или заключить в какие-либо схемы. Закрытые, не способные изменяться системы не могут отразить бесконечно сложную, вечно изменяющуюся реальность.
   Являясь "болью эпохи", отражая трагедию современного мира, постмодернизм сам остается трагическим элементом современной культуры, так как его способность к рефлексии над проблемами культуры ограничена принципиальным отрицанием самых разных, любых элементов рационалистического метода познания.
   Рассудочно-технократическое бытие имеет в качестве ведущей цели сытое и безопасное существование и ориентирует личность на конструирование оболочек-изоляторов от мира и природы в полном соответствии со своей исходной моделью мира. Эта модель мира прагматически примитивизирует величайшие достижения человеческой культуры. Изоляторами становятся различные социальные етруктуры, все средства техники, начиная от ручных земледельческих орудий и заканчивая шедеврами космической и компьютерной техники.
   Технократизация настолько всесторонне пронизывает современное общество, настолько явно меняет характер человека, "сращиваясь с ним", что это делает трудным отстранение, необходимое для спокойного, беспристрастного взгляда на сущность и перспективы человека.
   В отношении влияния техники на человека и на культуру существует крайняя методологическая установка - технологический детерминизм. Согласно такой установке развитие общества, его социальные и культурные изменения являются чуть ли не прямым результатом технологических изменений в производственных процессах; Установка на технологический детерминизм наряду с технократическими претензиями в плане власти, создают своеобразную рационально рассудочную жизненную философию.
   Сфера смыслов, ценностей лежат в области техники, становящейся самоцелью, и связанном с ней образе жизни. Техника понимается как естественное, обладающее внутренней логикой своего развития явление, независимое от социальных и психологических условий. Независимость проявляется в том, что существующее состояние техники с железной необходимостью предопределяет последующее, в чем заключается собственная, внутренняя логика развития и саморазвития. Саморазвитие понимается как простое поступательное движение от менее совершенного к более совершенному и как бесконечное улучшение параметров технических объектов и технологий. Согласно этим взглядам техника оказывает доминирующее влияние па все индустриальное общество.
   Технологический детерминизм - система взглядов, целиком построенная на рационально-рассудочном фундаменте, - страдает односторонне положительной оценкой сложного и неоднозначного феномена технологического развития. Игнорирование внутренних противоречий технологического общества делает технологический детерминизм легко уязвимым для критики.
   Прогресс техники не обязательно связан с общим прогрессом культуры, он может быть отчужден от ее достижений и даже противоречить им. Погруженный в технократическое бытие человек компенсирует свое неестественное состояние обращением к экзотическим формам искусства, дающим иллюзию смысла предельно упрощенного бытия. Часто такого человека удовлетворяют и идеи принципиального отказа от гармонии, логики, смысла, красоты, морали, он видит в них попытку рефлексия над своим неестественным бытием. Прогресс культуры - целостный, многогранный - неотделим от вышеперечисленных категорий.
   Подлинное назначение техники - освобождать человека от тяжелого, шаблонизированного труди, давать ему больше свободного времени для полноценной, разнообразной жизни, создавать условия его всестороннего развития.
   Развитие культуры должно быть связано с духовным, интеллектуальным, нравственным, естественным и целостным социальным возвышением человека. В центре растущей культуры стоит человек, с его вечными проблемами, способом отношения к другим людям и с его реализующейся субъективностью и духовностью.
  

Российский опыт

  
   Несколько по-другому происходило развитие культуры в Советском Союзе. Здесь культуре стала отводиться прагматическая роль. После революции 1917 года был сделан поворот в сторону расширения доступа очагов культуры всем трудящимся: перешли в распоряжение народа Эрмитаж, Русский музей, Третьяковская галерея, Оружейная палата. Были национализированы частные коллекции С.С. Щукина, Мамонтовых, Морозовых, Третьяковых, В И. Даля, И.В. Цветаева.
   Но советская власть несет ответственность и за серьезный ущерб русской культуре XX века. Трагическим было изгнание из страны представителей русской культуры, ко­торые не приняли советскую власть. В результате страну покинули сотни выдающихся ученых и деятелей культуры. Среди них - С.Н. Виноградский, Ф.И. Шаляпин, С.В. Рахманинов, И. Е. Репин, Ю.П. Анненков, И.А. Бунин и другие. И все-таки большинство деятелей науки и культуры осталось на Родине, они продолжали служить России.
   За годы первой пятилетки в Советском Союзе был сделан переход ко всеобщему начальному образованию. А в послевоенный период - ко всеобщему семилетнему образованию. Было открыто и восстановлено более 300 вузов.
   Вместе с тем Россия достигла успехов и по восточным критериям - государственная структура достигла сложности, иерархичности и жесткости, характерной для государств восточного типа. Только одна страна - Россия могла объединить в себе такие противоположные высоты культуры. Рассмотрим основные моменты становления такой уникаль­ной государственной целостности.
   Одним из первых декретов советской власти был дек­рет об отделении церкви от государства. Религия, хотя и не оказалась "вне закона", но активно изгонялась из всех сфер социальной и культурной жизни. Церковь не имела возможности оказывать влияние на государственную политику. Ослабело ее влияние на формирование нравственности народа. Если учесть, что такой мощный субъект нравственного воспитания, как религия, церковь, был ослаблен, а другим равноценным субъектом не заменен, то сложились благоприятные условия для роста ничем не сдерживаемого аморализма.
   Более того, преступность (аморализм - среда для формирования преступности) - также получила почву для развития.
   Сторонники марксистско-ленинского мировоззрения считали, что смогут лучше осуществить социальный прогресс, если за основание возьмут рациональность. Однако реальная история советского периода показала, что культура, в рациональной конструкции мыслимая как поле возвышения, в действительности образовала противоречивую систему, ставящую свои преграды развитию субъективности. Одним из главных недостатков, оказавшим безусловно отрицательное влияние на развитие культуры, стала тенденция разрыва с культурными достижениями прошлого, царской России. Создававшаяся веками интеллектуальная элита стала мешать становлению новой культуры и поэтому была изгнана и стала невостребованной в процессе становления новой культуры.
   Следует отдать должное тому, что специалисты в естественнонаучной области, необходимые для лучшего раз­вития технической сферы, были привлечены к сотрудни­честву, что повысило образовательный уровень высших учебных заведений. Безусловно, положительным и решающим событием явилась достигнутая в рекордно короткие сроки всеобщая грамотность населения, что вывело быв­шую полуграмотную Россию на передовые рубежи.
   Известно, что в русском народе сильна естественная родовая, онтологическая потребность принадлежать надмонособытийной, внеиндивидуальной целостности. Советская власть создала социальный организм, эксплуатирующий эту потребность. Во многом сущность социалистического общества проявилась в бюрократии, феномен которой сложен, но его можно понять как результат историко-культурного разрушения интегральной субъективности: "онтологический разум", которому соответствовала православная религия, был заменен "государственным разумом", которому соответствовал тоталитарный режим.
   В советский период единственным признанным художественным методом стал метод социалистического реализма. Основоположником этого метода стал А. М. Горький. Его традиции были продолжены в литературе В. В. Маяковским, М. А. Шолоховым; в кино - С.М. Эйзенштейном. Иные направления, методы (символизм, романтизм и другие) были поглощены методом социалистического реализма и превращены в революционный символизм.
   Исследователи советского периода говорили о револю­ции как о великом прорыве в лучшее общество. Советская культура рассматривалась как единственный достойный вариант культуры, лишенный недостатков и реализующий правильный социальный курс.
   Постперестроечные культурологи зачастую впадают в другую крайность. Они полностью отрицают какую-либо ценность культуры советского периода, не видят сущности процессов, приведших Россию к революции. Свое проникновение в "сущность современной России" они сводят к утверждению, что достижения в сфере культуры получены не благодаря советскому строю, а вопреки ему.
   Подобные крайние точки зрения слишком зависимы, а именно: в первом случае - от советской идеологии, в последнем - от уровня развития демократии, которая в современной России часто сводится к единственному мотиву - антикоммунизму. Возможно, что для осмысления сложного, неоднозначного периода в становлении культуры советского периода потребуется более уравновешенная политическая и экономическая обстановка.
   Следует заметить, что великая страна была ввергнута в хаос, ее многонациональное единство было разрушено в процессе механического копирования ценностей принципиально иной культуры, причем такая "закономерность" характерна не только для России начала XX века.
   Особого внимания потребует исследование разрушающей волны в культуре советского периода, связанной с отступлением даже от собственно классического марксизма, начало которому положила замена относительно интеллигентного, учитывающего некоторые традиции русской культуры правительства Ленина "народным" правительством Сталина с его тоталитаризмом на долгие и трагические годы советского периода.
   После разрушения Советского Союза положение русской культуры резко изменилось. Культура разбрелась "по национальным квартирам", что ослабило и культуру в целом, и отдельно взятую национальную культуру в особенности. Микроскопические изменения в политике и реформах, мягкие полутона, к которым так привыкли европейцы, не характерны для постсоветской России. "Голубиные шажки" западной и американской политики - это не только стабильность, центризм как массовое явление, но и закостеневшая, не способная к изменениям форма. Судьба русского народа, напротив, изменчива и непредсказуема - возможна и неограниченная деструкция, и неограниченное возвышение.
   Революционные циклы, бросающие Россию из огня бунта в лед застоя, говорят не только о незрелости, но и о возможности глобальных перемен. Россия окончательно еще не определила свой тип социального бытия. Арена общественной жизни кипит столкновением противоположных идей и мнений о дальнейшем пути общественно-политического развития. С этим связана крайность политических установок, отсутствие культуры консенсуса.
   Преобразование тоталитарного общества в демократическое - сложный этап в его развитии. Во время перестройки резко возросли возможности для свободной, не связанной с определенной идеологией деятельности. Вместе с тем социальный инфантилизм привыкшего к внешнему ограничению общества выразился в условиях свободы в резком возрастании деструктивной энергии.
   Запад не без тревоги взирает на варварство и преступность новой, свободной от социалистической идеологии государственности России, которая снова представляет для него опасность: теперь агрессия исходит от российского криминалитета. Криминалитет из разрозненных образова­ний превратился в солидарную и обширную организацию, находящуюся вне общественных законов и человеческой нравственности. Вместо культурных ценностей здесь утверждаются антиценности, вместо творческой конструкции - возможность глубокого разрушения, вместо гуманизма - бесчеловечность и жестокость.
   Мафия, стремящаяся проникнуть во все экономические сферы государства, - не единственное социальное зло современного "смутного" времени. Экономическая и политическая нестабильность представляет собой удобную почву для самой разнообразной социальной деструкции.
   В наше время, когда в России нет ни царя, ни Бога, ни диктатуры пролетариата, неизбежен этап "размывания" мировоззрения. Потеряны национальные нравственные, идейные ориентиры. Социальная сфера "взболтана". С ее криминогенного дна поднимаются люди без чести и совести, стремящиеся обогатиться любыми средствами. В руках преступников оказываются и деньги, и власть, реальные рычаги управления экономикой и политикой.
   Новоявленные коммерческие структуры нередко тесно связаны с преступным миром. Как нельзя лучше подходит к современной ситуации в России следующее высказывание К. Лоренца: "...следует серьезно опасаться, что нынешняя коммерческая организация общества своим дьявольским влиянием соперничества между людьми направляет отбор в прямо противоположную сторону...".
   Россия в который раз за свою историю подошла к самому краю культурного небытия. В этот исторически важный момент необходимо метафизически глубоко понять связь нравственного выбора и реальных исторических свершений. Не может быть исторически позитивных деяний, если они основаны на безнравственности, на обмане и насилии. Гуманизм немыслим без справедливости.
   Известно, что социально-энергетическое поле любого общества во многом определяется суммарной личностной направленностью его субъектов. Общечеловеческие нравственные нормы общества постсоветского периода значительно понизились.
   Глобальные политические изменения последних лет несут в себе большую позитивную энергию, дающую возможность свободного развития личности. Однако общее состояние психологического и ментального здоровья населения в целом ухудшилось.
   Объективными и видимыми причинами этого стало снижение жизненного уровня и возрастающая сила мафии.
   К субъективным причинам относится сложность приспособления к новому образу жизни в изменившемся обществе. В итоге имеем так называемый кризис идентичности, разрушение прежних идеалов (сначала религиозных, а затем социально-политических) и, как следствие, отсутствие смысловых и духовных ориентиров, несоответствие внешней свободы внутренней авторитарной установке - сохранившейся идеологии социализма. Изменение доминирующей ориентации не может произойти само собой. Оно требует большой сознательной и специальной работы в сферах просвещения и воспитания.
   В результате этих изменений получилось, что вместо реальных попыток пробуждения внутренней конструктивной энергии насаждается далеко не всегда здоровая система потребностей, направленная в лучшем случае на примитивнейший гедонизм, а в худшем, но не менее распространенном, на деструкцию и самодеструкцию. Назойливо-привлекающе звучит, мозолит глаза реклама спиртных напитков и табачных изделий. Для того чтобы заставить употреблять определенную марку пива, водки или сигарет, используются самые разнообразные средства: достижения психологии, компьютерной графики, подключение эротических элементов, изощренная неожиданность отдельных кадров и даже эксплуатация извечного стремления человека к гармонии с природой.
   Ориентация на быстрое достижение прозападных идеалов, стремление любой ценой, даже ценой насилия над культурой, приобщить Россию к Западу оборачивается личной трагедией для многих россиян. Можно в короткие сроки создать коммерческие структуры. Но бизнесмена с необходимой для такой деятельности нравственностью и интеллектом в России создать нелегко. Он должен возникнуть естественно, путем социально-нравственного отбора и воспитания.
   Антиномичность сегодняшней социальной жизни связана с тяжелым и во многом драматичным процессом становления интегральной национальной субъективности. Бездна, на краю которой стоит в настоящее время Россия, может поглотить ее бесконечной чередой деструкции. И все же, как бы ни было разрушительно современное состояние кризиса, оно создаст предпосылку для нового синтеза: страна в состоянии воспрянуть, выйти из кризиса сильной, способной найти правильный путь для себя и для мира.
   Для России сейчас, как и всегда в трудные времена истории, доступен космический, естественно-надрационалистический взгляд из "русской культурной вселенной" на деструктивные процессы собственной и глобальной истории. Россия способна взять на себя общечеловеческую онтологическую ответственность по осознанию, осмыслению и решению современной модификации "первородного греха" человечества.
   В ситуации нарушения существующей социальной симметрии и нарастания разрушительных сил позитивная оценка русской ментальности встречается редко. Модно, наоборот, рассуждать о неполноценности русского народа, как будто бы неспособного избрать и воплотить свой индивидуальный тип социокультурного развития.
   Большая часть спектра жизнеспособной и универсально-всечеловеческой души русского народа игнорируется. Великие мыслители, сильные русские характеры, возвышенность помыслов и поиски Бога - все это как будто не замечается. Зато мнимые и настоящие недостатки русской культуры многократно преувеличиваются. Как пример неспособности к самостоятельности выступает приглашение новгородцами скандинавских варягов управлять и наводить порядки. Утверждают, что негативным последствием многовекового ига Золотой Орды стала ассимиляция русским народом азиатского духа иерархических отношений и отчужденности от государства. Утверждают, что аскетизм, являющийся социальным идеалом восточного мира, был принят русским человеком.
   Аскетизм дает нравственное оправдание пассивности, протоживотной лени, создает основание для пренебрежения многими материальными и духовными ценностями, предельно обедняет жизнь, отчуждает человека от ценностей культуры. Аскетизм представляет собой суррогатную форму преодоления материальной доминанты. Приводят как пример упрямства и дикости приверженность идеалам аскетизма и неприятие русскими западной культуры.
   Отрицательная оценка русского архетипа негативно воздействует на восстановление российской культурной целостности. Она направлена против русского менталитета, представленного уникальной культурно-исторической интегративной субъективностью. Пренебрежение русским национальным духом приводит к внедрению в общественное сознание чужеродных ценностей других культур. Сегодня безусловным эталоном во всех областях жизни стал Запад. Принципиальная угроза русской субъективности проявляется в навязывании рассудочно-рационалистической "западной" модели субъективности.
   Другая проблема связана с культурно-историческими национальными ориентирами. Может ли общество потребления, стремящееся к "сытой механизированной жизни", стать нравственным идеалом для России и соответствует ли идея интегрального потребления подлинному русскому духу? По нашему разумению, если и может, то только на короткий переходной период, как база формирования общества совершенствования, в котором конечные потребительские идеалы будут ослаблены в силу их осуществления другими духовными идеалами совершенствования, которые бесконечны.
   Протестантская революция стала закономерным результатом всей логики развития общества в Европе, она связана с глубоко трагичным процессом формирования западного антропологического типа, особой, рассудочно-рационалистической субъективности. Протестантизм коренным образом изменил отношение к благосостоянию. Жизненный успех, прежде всего в области труда и бизнеса, стал показателем богоизбранности человека.
   Материальные потребности, находящиеся за пределами необходимых, в России никогда не представляли доминирующей жизненной ценности. В древности ее называли неторговой страной. России удалось сохранить православие в первозданном, не затронутом рационализацией виде, остались неизменными глубинные космические представления русского крестьянства о греховности материального благосостояния. Богатство допускается и не вызывает ненависти при общем удовлетворительном уровне жизни, но подразумевается, что Богу богатство неугодно. Подобные архетипические установки сталкиваются с попытками формирования системы ценностей "рынка и накопления".
   В очередной раз за свою многовековую историю Россия избирает своим идеалом западное устройство общественной жизни. Принято рассматривать отставание от Запада как недостаток, который необходимо как можно быстрее преодолеть. Но на самом деле отставание для России имеет и положительное значение - это шанс осмыслить некоторые фатальные ошибки на примере других европейских культур и избежать их повторения в собственном развитии. Возможно, что объективная оценка европейского образа жизни уже практически невозможна изнутри, а доступна только извне, например, из России.
  

Опыт США

  
   Америка - наиболее наглядный пример рациональной западной демократии, озабоченной в первую очередь проблемой экономического выживания. В начале шестидесятых годов в США возникла идея создания на предприятиях "Планов продажи акций работникам компаний", чтобы стимулировать их к более производительному труду. Вначале профсоюзы довольно прохладно отнеслись к этой идее. Поэтому к середине семидесятых годов только около полумиллиона рабочих имели в своем распоряжении акции компаний, на которых они работали. В конце семидесятых годов разразился очередной кризис перепроизводства, сопровождающийся в США структурным и финансовым кризисом. Все это тяжелым бременем легло на экономику страны, привело к резкому росту безработицы. Положение усугублялось жесткой политикой администрации Р. Рейгана, в частности, урезанием расходов на пособия по безработице, что, впрочем, сочеталось с ослаблением налогового пресса и поощрением развития мелкого предпринимательства. Но безработным, количество которых резко возросло, от этого не становилось легче, если только они не могли стать мелкими предпринимателями, к чему их побуждала администрация.
   Именно в этих тяжелейших условиях проявилось подлинное лицо американских профсоюзов. Борясь за интересы трудящихся, они пошли на отчаянный шаг - стали приобретать контрольный пакет или совместно с трудящимися все акции закрывающихся заводов и других предприятий у компаний, стоящих на грани банкротства. Становясь их совладельцами, они принимали на себя ответственность за управление этими предприятиями, организацию производства, прием и увольнение работников, подготовку и переподготовку кадров, и прочее. В результате такого поворота профсоюзов к 1985 году в США насчитывалось уже около 8000 предприятий, во владении которых насчитывалось до десяти миллионов работников
   Другим фактором, влияющим на получаемую предприятием прибыль, явилось соответствие его структуры быстро меняющимся условиям на вечно колеблющемся, зыбком рынке. При этом оказалось, что средние и мелкие предприятия боле приспособлены к быстрой смене своей структуры и к выживанию. Началось разделение крупных предприятий, появились так называемые венчурные фирмы, которые помимо основной своей деятельности по созданию новых мелких предприятий рискованного предпринимательства стали скупать крупные фирмы, реорганизовывать их, делить на самостоятельные части и эти части продавать как отдельные фирмы. При этом некоторые подразделения крупных предприятий закрывались, а их сотрудники получали выходное пособие и становились безработными.
   В общем, и безработные в современном обществе могут существовать безбедно, благодаря социальной защите, но, во-первых, уровень жизни работающего на порядок выше, чем у безработного, а во-вторых, социальный статус безработного унизителен для здорового человека. Осуществление высокого социального статуса очень важно для самоутверждения свободной личности. И тогда работники заведомо убыточных предприятий сами стали выкупать их у предпринимателей, создавая закрытые ассоциации и становясь их ассоциированными акционерами. Так во многих странах появилась ассоциированная социальная (народная) собственность. Социальная потому, что она не позволяла таким трудящимся опуститься до социального статуса безработных, обращая их в статус социально трудящихся, то есть трудящихся на самих себя.
   Ассоциированные собственники, обычно берут кредиты у государства, которому это выгодно, поскольку исключает существенные затраты на социальное вспомоществование лишающимся в противном случае работы трудящимся закрывающегося предприятия. На эти кредиты они рационализируют производственные процессы, идут на временный рост затрат по обновлению техники и технологии предприятия, определяют оптимальную нишу на рынке продукции, после чего предприятие становится рентабельным и начинает приносить прибыль, которая сторицей окупает их затраты, позволяет вернуть государству кредиты и получать солидные дивиденды, помимо установленной ими самим себе заработной платы.
   Если же владелец таких акций покидает предприятие, то он может продать их только сотрудникам этого предприятия, то есть такое предприятие является ассоциацией закрытого типа. Рабочие таких предприятий на общем собрании вырабатывают и утверждают ценовую политику на производимые продукты труда, решают какую часть прибыли направить на развитие и выбирают направления, по которым предприятие будет развиваться. Они участвуют в управлении своим предприятием.
   В хозяйственной практике ряда развитых стран, таких как Швеция, Италия, США широкое распространение получило новое явление, когда с целью снижения безработицы государственная администрация на государственные средства строит небольшие предприятия - рестораны, химчистки, автостанции, мотели, нанимает рабочих, а затем предлагает им выкупить эти небольшие предприятие в кредит. В противном случае государство может продать это предприятие частному лицу. Таким образом, государственная политика в народном хозяйстве включает в себя составными частями и социализацию, и приватизацию государственной собственности.
   Избыточное ранее огосударствливание собственности в развитых странах после Второй мировой войны привело к низкой эффективности ее использования, что и вызвало процессы приватизации и социализации ее. Эти процессы не рассматриваются экономистами как поражение государства, речь идет о более эффективном пересмотре функций и сфер, ранее находившихся в компетенции государства, обязанностей и ответственности между государственными и иными секторами в экономике.
   Во время своего правления Р. Рейган провел ряд государственных законов, поощряющих мелкое предпринимательство и кооперативное ведение хозяйства, создав государственные фонды для кредитования мелких хозяев и ослабив налоговый пресс на них. В результате этих "убыточных" для государственной казны мер резко возросло количество мелких и средних предприятий, заметно сократилась безработица и резко возрос уровень жизни представителей среднего класса, количество миллионеров превысило в США 3 миллиона человек. В то же время он провел закон о создании миллиардного резервного фонда для выкупа у пожелавших продать выходящих на пенсию трудящихся их акций по существующим ценам с целью последующей продажи их оставшимся занятым на производстве трудящимся по номинальным ценам. Тем самым он заложил правовую основу социализации акционерной собственности, ибо, если частная акционерная собственность может быть продана любому лицу, не взирая даже на его государственную принадлежность, то социализированная собственность может быть продана только производителю или служащему, участвующим в непосредственном ее владении, распоряжении и использовании.
   В США социализация и приватизация государственной собственности протекала параллельно, в Великобритании вначале была проведена приватизация. Дело в том, что в послевоенные годы в стране лейбористским правительством была проведена национализация ряда отраслей промышленности. Большое распространение получила практика создания смешанных государственно-частных компаний. Государство активно использовало различные формы экономического и административного регулирования, проводило политику низких цен на продукцию национализированных отраслей, вмешивалось в отношения между трудом и капиталом, проводя политику принудительного регулирования заработной платы. Результатом этого было усиление темпов инфляции и ухудшение других показателей экономического развития, в том числе и бегство капитала за рубеж.
   Положение изменилось с приходом к власти правительства консерваторов во главе с М. Тэтчер. В основе ее политики лежали идеи экономического неолиберализма: сокращение регулирующей функции государства в хозяйственной жизни общества и усиление значения рыночных механизмов. Эта политика основывалась на идеях американского экономиста М. Фридмена. М. Тэтчер предприняла ряд радикальных мер в области денежного обращения, ослабила налоговый контроль за функционированием рынка, ограничила государственные расходы. И инфляция сократилась с 15 процентов до 3 процентов.
   Другим важнейшим направлением реформ М. Тэтчер был курс на значительное сокращение неоправданного, государственного предпринимательства. В начале 80-х годов были существенно сокращены расходы на содержание государственных предприятий, и началась их приватизация, которая проводилась медленно, но неуклонно. К настоящему времени величина государственной собственности сократилась чуть ли не в три раза и более 20 миллионов британцев (более двух третей самодеятельного населения) стали акционерами.
   Упомянутое выше венчурное предприятие может реорганизовать купленное предприятие с целью его перепродажи, а может предоставить спектр услуг по реорганизации, не покупая предприятие. Фактически оно в этом случае продает идеи, то есть интеллектуальную собственность, которая, соединившись с имеющимся капиталом, заставляет его более интенсивно приносить прибыль. Эта интеллектуальная собственность закрепляется за ее создателем авторскими правами и может быть продана, как и любая другая собственность. В развитых странах возник рынок интеллектуальной собственности помимо рынка средств производства и потребительского рынка. Достаточно сказать, что самый богатый человек в мире Б. Гейтс, состояние которого оценивалось в 90 миллиардов долларов, заработал его на продажах интеллектуальной собственности. В данном случае эта интеллектуальная собственность представляет программы для вычислительной техники, которая позволяет автоматизировать интеллектуальный труд, управление производственными процессами, торговлей, бытовыми условиями существования.
   Наше стремительное время характеризуется использованием в качестве источника производительной деятельности атомной энергии, использования для передачи сообщений всемирной сети Интернет, появление транспорта на реактивной тяге, короче говоря, всеми теми предпосылками, которые свидетельствует о формировании в развитых правовых странах социального, или вернее будет сказать, социально-правового общества. Об этом же свидетельствует и возникновение нового качества жизни так называемого среднего класса - трудящихся промышленных предприятий и всевозможных фирм, которые проживает в двух-трехэтажных коттеджах с автономным энерго-, тепло- и водоснабжением, управляемым домашним компьютером, могут легко связаться практически с любой цивилизованной точкой земного шара по Интернету, а в качестве транспорта могут использовать личный вертолет или даже самолет, которые по стоимости приближаются к стоимости дорогого автомобиля.
   В развитых правовых странах руководители общества постепенно пришли к пониманию, что проблема экономического выживания решается эффективнее параллельно, когда она входит составной частью в проблему культурного выживания, обеспечивая этническую безопасность путем обеспечения удовлетворения потребности самовыражения каждой личности данного этноса на основе уважения каждой личности вне зависимости от ее социального состояния. Этому способствует социальное общество уважения с его ассоциированной социальной собственностью, принадлежащей только тем, кто ею пользуется в процессе труда, и рынком идей или интеллектуальной собственности, а также развитой социальной сферой, обеспечивающей за счет высокого социала достойное свободной личности качество жизни. При этом личная, родовая, государственная и частная формы собственности не исчезают, а используются параллельно с социальной ассоциированной (народной) собственностью, способствуя повышению ее эффективности.
   В развитых странах чисто опытным путем, экспериментально нащупаны оптимальные соотношения долей различных форм собственности, при которых они используются наиболее эффективно. Ассоциированная социальная (народная) собственность должна составлять 15-20 процентов, частная собственность - 40-55 процентов, государственная собственность 20-30 процентов, остальное (порядка 10 процентов) должна составлять личная собственность граждан в национальном богатстве страны (племенная собственность в бесконечно малом количестве, например, лежбища морских промысловых животных в северных стойбищах, существует как некая экзотика).
   Появление ассоциированной социальной (народной) собственности позволило сгладить классовые конфликты, поскольку и рабочие и служащие, получив эту собственность, превратились в средний класс, для процветания которого необходима стабильность и устойчивое развитие общества. В развитых правовых странах, где в начале 60-х годов появилась ассоциированная социальная собственность, начало складываться уважительное общество совершенствования и устойчивого развития. Однако происходит это достаточно медленно. Шведские социал-демократы, которые за 30 последних лет ввели развитое трудовое законодательство, контролирующее и резко ограничивающее рост прибыли, осуществляющее перераспределение ее таким образом, чтобы в первую очередь полнее удовлетворить социальные нужды трудящихся (социал), еще десять лет тому назад заявили, что они "построили" социализм. Но в результате из-за несоблюдения оптимальных на сегодняшний день пропорций форм собственности они получили практически нулевые темпы развития народного хозяйства и бегство национального капитала из страны, а с ним и отсутствие перспектив дальнейшего развития. Сейчас они были бы рады "демонтировать" или хотя бы реформировать свой "шведский социализм", но в социальном правовом государстве на это необходимо потратить 20-30 лет. А пока Швеция продолжает терять свои экономические и, следовательно, социальные позиции.
   Поэтому идеолог неоконсервативного курса Р. Рейгана в США, известный экономист, представитель Чикагской экономической школы М. Фридмен в интервью "Спасательный круг для России", опубликованном в "Независимой газете", сказал: "Я говорю: не берите Соединенные Штаты как модель для подражания. Не берите Швецию как модель для себя. Такого рода страны превращаются в социалистические. США сегодня становится социалистической страной". А почему собственно не брать, если уровень жизни населения в "социалистических" США и Швеции значительно превышает уровень жизни в других развитых правовых странах, а качество жизни имеет более высокий порядок? Так почему бы нам наряду со "строительством" хищнического капитализма не предпринять усилия для формирования "социализма", вернее правового социального общества? Предпосылки для этого у нас имеются. Надо только не слова говорить, а дела делать.
   Похоже, что вместо "Железного занавеса", который отделял нас от всего цивилизованного мира при "феодальном социализме" в СССР, как говорил Ф.М. Бурлацкий, в мире возникает новый "Бархатный занавес культуры". Этот занавес разделяет страны, которые, освобождаясь от авторитарного наследия, мучительно решают проблему экономического выживания, от стран, которые перешли к решению более высокой проблемы культурного выживания, обеспечению этнической безопасности за счет лингвистической экспансии в другие страны, способствующей также экономической и политической экспансии. Конечно, тон здесь задают богатые США, создав всемирную сеть Консультативных центров образования, лингвистическая экспансия которых воспринимается культурно развитыми странами как средство интеграционного развития.
   А с другой стороны эти культурно развитые страны предпринимают превентивные, патерналистические меры для сохранения своей национальной самобытной культуры и для своей национальной экспансии в другие страны. Так во Франции действуют государственные программы обучения чтению, программы поддержки национальных театров и музеев, программа создания сети национальных культурных центров и институтов как внутри страны, так и вне ее, в том числе и за "бархатным занавесом". Аналогичные государственные программы действуют в Германии, Великобритании и Италии, Испании. Конечно же, эти программы опираются на высокий материальный и культурный уровень жизни в этих странах.
   Следует отметить, что руководители этих стран помимо идеологии предоставления гарантированного минимально необходимого уровня социальных возможностей для всех социальных групп развивают и утверждают духовность каждой личности не только в религиозном смысле, но также и в смысле ее самоценности и самобытности, самовыражения и совершенствования всех своих способностей для уважительного служения обществу. В этом смысле характер общества совершенствования и устойчивого развития может быть определен как уважительный к каждой личности, поскольку идеология этого общества выдвинула идеи не только вложения средств в капитал ради быстрого их умножения, не только в социал ради наибольшего удовлетворения материальных потребностей каждой личности, но и в саму личность ради наиболее полного и гармоничного развития ее оригинальных способностей, осуществления ее самовыражения.
   Уважительное общество совершенствования и устойчивого развития относительно молодо - оно только зарождается и формируется всего лишь чуть более трех десятков лет. Р. Рейган, приступая к социализации производства, опирался на последние достижения экономической науки Чикагской экономической школы. Достижения науки он использовал и при развитии государства, которое из простого однонаправленного правового демократического государства с простым разделением ветвей власти превратилось в развитое общенародное государство, постоянно использующее обратные связи путем широкого осуществления социально направленных опросов населения, референдумов по важнейшим федеральным и территориальным вопросам, периодическим отчетам депутатов и использовании ими в своей деятельности писем избирателей.
   Следует отдать дань Р. Рейгану не только как прагматичному экономисту, приступившему к социализации и приватизации народного хозяйства, но и как к гибкому государственному политику-реформатору, заложившему основы общенародного государства с системой комиссий, опросов, референдумов - своеобразных обратных связей, по которым циркулирует информация от населения, активно участвующего в общественной производственной и политической жизни.
   Сейчас, когда администрация или законодатели встречаются со сложной проблемой, они создают комиссию во главе с депутатом или администратором, в которую входят ученые, способные четко сформулировать и изучить проблему, наметить возможные пути ее решения и оценить долговременные последствия каждого решения. Затем в эту комиссию приглашаются юристы во избежание использования положений, противоречащих уже существующим и готовящимся законам, представители профсоюзов, которые должны предусмотреть защиту интересов трудящихся при решении этой проблемы, предприниматели, которые оценивают возможности решения проблемы в плане осуществления рыночных отношений. После длительного обсуждения комиссия вырабатывает путь решения проблемы, который узаконивается и становится частью политики администрации по осуществлению дальнейшего развития общества. Если необходимо, то комиссия может организовать и референдум с целью выявления мнения широкой аудитории, но чаще всего дело не доводится до референдума, а сводится к системе опросов населения, что позволяет также достаточно эффективно учесть все мнения. У нас эти механизмы только начинают осваиваться.
   Р. Рейган развил политику классового партнерства в так называемый "Трипартизм". Сущность "Трипартизма" заключается в том, что составление коллективного договора между профсоюзом трудящихся и работодателем осуществляется под патронажем государства. При этом государство не только следит за отсутствием статей договора, ущемляющих права трудящихся, но добивается и введения в Совет директоров представителя профсоюза, который бы отслеживал и отвечал за соблюдение всех статей договора, защищающих интересы трудящихся. При этом государство берет определенные экономические и социальные обязательства перед обеими высокими договаривающимися сторонами. Так, например, если предприятие идет на определенные затраты, организуя на своей территории сеть магазинов, кафе и столовых, где трудящимся отпускаются продукты по себестоимости, государство дает такому предприятию налоговые льготы.
   Кроме того, государство берет на себя расходы по осуществлению деятельности так называемых "Рабочих комиссий", в которых трудящиеся после работы выдвигают и обсуждают предложения, как им улучшить труд непосредственно на их участке работы и на всем предприятия в целом. Государство оплачивает техническую и юридическую экспертизу принятых предложений и затраты на внедрения этих предложений, а также выступает участником совместно с предприятием в вознаграждении авторам рациональных предложений, давшим значительный экономический эффект. Таким образом, у трудящихся появляется стимул для участия в управлении производством посредством участия в Рабочих комиссиях. Подсчитано, что в конце 90-х годов XX века количество работников, в той или иной мере принимавших участие в различных преобразованиях производства, увеличилось в западных странах до 70-80 % занятых.
   Решив проблему экономического выживания США перешли к более высокой проблеме культурного выживания.
   Основные культурологические проблемы современной Америки - антиэлитарная демократия, поверхностный технократизм и аисторизм - актуальны и для России. В связи с неоднократной утратой преемственности поколений, разрешение проблемы аисторизма особенно важно для России. Американский аисторизм реален и нацелен на конструирование истории в соответствии с существую­щим типом рационализированного субъекта. В России аисторизм носит чисто деструктивный характер - реальная история фундаментальна, но ее пытаются оторвать от человеческой субъективности, перекроить в соответствии с системой наспех сколоченных прозападных ценностей.
   Идеологические, политические и иные неоимперские действия развитых индустриальных стран Запада напоминают строительство Вавилонской башни. Неестественное культивирование прозападных ценностей подавляет национальное сознание и довольно часто и вполне закономерно встречает отпор в самых различных общественных организ­мах. Увлекаясь примером западной культуры, Россия не должна терять своей индивидуальности. Примитивное единообразие не может быть идеалом будущего.
   Антиномичность неотделима от России как глобального центра творения новой культуры. Кризис, переживаемый страной сегодня, содержит потенции самоуничтожения, регресса. Но в нем же проявляется предельная глубина культуры, предназначенной не только для себя. Последствия кризиса могут создать новую систему. Онтологический смысл этого процесса недоступен рационально-рассудочному мышлению, он просматривается только с позиций высшего разума естественной культуры.
   Россия - культурная вселенная, она самодостаточна в своей целостности. Близость возвышенного и низменного, духовности и дикости, интелли­генции и черни навсегда останется тайной для Запада. Разгадка доступна только духовному возрождению России, способному воспринять космическое варварское восхищение россиянина перед абсолютом, осмыслить животворный метафизический вектор российской идеи.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Российская идея

  
   Это понятие чисто русское. У других наций имеется не идея, а национальная мечта. "Американская мечта", "Японская мечта". Есть, конечно, и "Русская мечта". Однако обсуждают в печати и на кухне почему-то "Русскую идею". Следует отметить, что только Де Голь, неоднократно бывавший в России, выдвинул "Европейскую идею": "Единство в многообразии!", позволяющую создать Объединенную Европу от Нормандии до Урала. Но "Русская идея" должна быть другой.
  

Старая идея

  
   Первое Смутное время на Руси наступило в IХ веке, когда начались междоусобные войны и ни один из русских племенных старейшин не захотел признавать верховодство над собой другого. Между славянскими пленами пошли междоусобные войны, которые препятствовали бороться с внешними врагами, приходящими на богатые русские земли. "Никто из старейшин не хотел уступить другому, и не могли они уладить дела друг с другом", - как пишется в старинных летописях. Тогда славянские племена решили пригласить со стороны князя, как нейтрального руководителя, который судил бы дела справедливо. Они обратились к варягам, пришел Рюрик с родственниками, дружиной и сел в Новгороде на престол.
   Потомки Рюрика стали собирать русские земли, объединяя племена, расширяя Русское княжество. Этому процессу препятствовала языческая вера: у каждого племени были свои местные боги, жрецы которых не хотели терять свое влияние и противились объединению. В 988 году князь Владимир ввел на Руси православное христианство и крестил киевлян с помощью византийских монахов. Он разрушил языческие капища и уничтожил идолов. Постепенно православие стало распространяться на Руси.
   Принятие христианства не могло ограничиться только исповеданием догматов и исполнением обрядов. Как представляли русские философы, этот первостепенный акт русской истории наложил на обращенный народ практическую задачу - "преобразовать свою жизнь по началам истинной религии, устроять в смысле и духе этой религии все свои дела и отношения". Само положение Киевской Руси между Византией и Западной Европой позволило свободно воспринять христианскую культуру не в ее односторонних и переходящих формах, но в началах универсальных. Сильное государство, способное противостоять многочисленным внешним врагам, было необходимым средством сохранения первоначального универсализма православия. Однако народ русский, особенно в "московскую эпоху" легко принимал сильную государственность за саму цель своей исторической жизни. Таким образом, совершилось уклонение от христианского пути. За светлым начальным периодом русской истории последовали "века мрака и смуты, когда русский народ опустился до грубого варварства, подчиненного глупой и невежественной национальной гордостью". Русские считали себя тогда во всем правыми только потому, что они были русскими.
   Согласно В.С. Соловьеву, начавшийся с ХIII века процесс физического обособления русского государства привел к обособлению духовному и к развитию национального эгоизма. В борьбе с ордой Россия ей уподоблялась, а в победе возгордилась от сознания своей внешней силы, пренебрегая силой внутренней, духовной. Кроме того, освобождение России от татар совпало с порабощением Византии турками, и странствующие греческие монахи в оплату за московское жалование подсунули Москве титул третьего Рима с притязаниями на исключительное значение в христианском мире. Так складывалось религиозно-идеологическое оправдание национального самодовольства и самомнения. Эти три фактора - "разобщение с Европой, воздействие монголов и одностороннее влияние византивизма" - обусловили в московском благочестии вытеснение религиозных и нравственных начал из сфер политических и социальных отношений.
   По мнению В.С. Соловьева, Петровские реформы на основе западно-европейского опыта изменили не только отношение к другим народам, но и к человеку, к гражданину своего государства. Если благочестивая Русь московской эпохи допускала взгляд на человека как на вещь, то Петр Великий убийство холопа приравнял к любому убийству. Далее, уничтожение смертной казни при Елизавете, отмена пыток при Екатерине II, крепостного права при Александре II - "вот крупные плоды того христианского направления, которое дал внутренней русской политике "антихрист" Петр". Тем самым он поставил Россию на путь все более глубокого проникновения началами общечеловеческой христианской культуры и постоянного критического отношения к своей действительности. Только такой путь, по убеждению В.С. Соловьева, позволяет России принять самостоятельное участие во всемирном ходе истории. Однако по взглядам своим он не был вполне одним из западников, которые призывали слепо копировать западный путь развития.
   Другие взгляды проповедовали славянофилы, один из идеологов которых И.С. Аксаков считал, что главная особенность России, в известной мере, присущая всем славянским народам, состояла в общинном строе, в гармоническом осуществлении двух движущих сил истории - народа и государства. Они считали, что органическое развитие России было нарушено реформами Петра, произвольно повернувшими Русь к западно-европейским порядкам, государство стало закрепощать народ, а дворянство оторвалось от национальных народных начал. Они выступали с обоснованием самобытности пути развития России, принципиально отличного от пути западно-европейского. Самобытность России славянофилы видели в русской поземельной общине и артелях, в православии, которое они представляли себе как единственное истинное христианство.
   Славянофилы утверждали, что Россия обладает своею великой всемирно-исторической идеею: эта идея, по их убеждению, имеет священный характер, и ее осуществление должно яснее и полнее выразить в жизни мира ту вечную истину, которая изначально хранится в православной церкви Христовой. Критикуя славянофилов за присущий им национализм, В.С. Соловьев пошел дальше, полагая, что со временем возникнет вселенская церковь. Таким образом, он видит призвание России в том, чтобы осуществить в исторической жизни относительно полно вселенское христианство, очищенное от односторонности Востока и Запада.
   Православие играло большую роль в общественной жизни России. Характерно, что формулой общественной деятельности того времени была знаменитая триада, выдвинутая Министром просвещения С.С. Уваровым: "Православие, самодержавие и народность". В прежние времена "русский" и "православный" были синонимами. Без православия не могло быть русской культуры. Православие принесло русским письменность и государственность. Мощное Киевское государство - это прямой результат принятия Русью христианства; освобождение от татарского ига и возвышение Москвы, собиравшей вокруг себя русские земли, связано с именем Сергия Родонежского. Пересвет и Ослябя - герои Куликова поля, монахи и одновременно воины, сражавшиеся в рясах поверх доспехов. Не только русская воинская доблесть, не только повседневный труд и быт, но и русское просвещение, искусство, вся культура носили религиозные черты.
   Православное христианство предполагало ответственность человека перед Богом. Каждый в ответе за себя и за других тоже. Ответственность заставляет делать выбор между добром и злом, рождает духовные потребности и ограничивает материальные. Если же не верить в Бога, тогда никакого выбора делать не надо: все дозволено. Это гениально подметил Ф.М. Достоевский. Ответственность не дает индивиду стать индивидуалистом, эгоистом, эгоцентриком. Ответственность делает человека членом семьи, общины, сыном или дочерью своего народа, человечества. Православное христианство уравнивало человека простого происхождения и аристократа. Перед Богом все были равны.
   Основным кодексом поведения православных христиан являлись десять заповедей, переданных Богом на каменных скрижалях через Моисея народу на горе Синай. И основной заповедью по праву считается "Не убий!". Христианство - религия любви. Еще в Ветхом завете было сказано: "...люби ближнего, как самого себя". Но там заповедь эта распространялась только на "сынов народа твоего". Христос в Нагорной проповеди, поясняя библейские заповеди, формулирует более общий принцип: "...сказано люби ближнего своего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас, молитесь за обижающих вас". Христианство таким образом уравняло "своих" и "чужих". Но и православным христианам приходилось защищать свою родину, сражаться с ее врагами и даже убивать их. Согрешив нарушением шестой заповеди, православный воин не мог заходить в церковь, так как это бы осквернило ее. Этот грех искуплялся после войны наложением епитимии: в течение полугода поститься и молится не в церкви, а у входа в нее. И тогда с православного воина снимался грех убийства врага отечества.
   Самодержавие вытекает непосредственно из православия: царь - помазанник Божий. Он носитель высшей власти, но власти не абсолютной, безграничной, бесконтрольной и тоталитарной. Русские цари правили с оглядкой на закон и совесть, общественное мнение. Монархия для русских обладает и рядом несомненных достоинств. Прежде всего царь - это символ единства страны. Он возвышается над партиями и национальностями. Есть в легитимной монархии еще одно бесспорное преимущество: отработанный механизм передачи власти. Наследник известен, его с детства готовят к высокой роли и высоким обязанностям. В тоталитарном государстве что ни смена генсека или президента - то государственный переворот (за исключением последнего случая, когда Б.Н. Ельцин добровольно и заранее передал президентские полномочия В.В. Путину, но это особый случай, когда необходимо было поставить у власти приемлемого приемника).
   От единовластия нам и теперь не уйти. Вопрос только в том, какое единовластие нас ожидает: выросший из демонократической анархии бюрократический абсолютизм или либеральная диктатура. Нам не нужна диктатура пролетариата, как понимал ее В.И. Ленин, - не ограниченная законом, опирающаяся на насилие. Повторять прошлое нет нужды. Дай нам Бог диктатуру, ограниченную законом и опирающуюся на моральное сознание. Либеральный - это значит свободный (но отнюдь не слабый, речь идет о сильной власти). Либеральная диктатура свободна от беззакония, коррупции и прочих достижений постсоветского беспредела. Где ее взять? Кто возложит на себя ответственность? И по какому праву?
   Не по избирательному, поскольку выборы - не панацея. А. Гитлер пришел к власти парламентским путем. Победа на выборах сейчас превратилась в ловкость рук и средств массовой информации при осуществлении выборных технологий, что стоит, конечно, больших денег, но потом может сторицей окупиться. Сила - тоже не право на власть. Танки на улице - признак бессилия, по крайней мере, умственного. Помимо традиционной легитимности существует только одно бесспорное право - государственная мудрость, она покоряет своей очевидностью.
   "На созидание нового строя, долженствующего открыть новый период истории и соответствующую ему культуру, - писал П.А. Флоренский, - есть одно право - сила гения, сила творить этот строй. Право это одно только не человеческого происхождения и потому заслуживает название божественного. И как бы не назывался подобный творец культуры - диктатором, правителем, императором или как-нибудь иначе, мы будем считать его истинным самодержцем и подчиняться ему не из страха, а в силу трепетного сознания, что перед нами чудо и живое явление мощи человека".
   Но где гарантия, что перед нами именно "чудо", а не очередной самовлюбленный, безграничный, обезумевший от власти выскочка? Есть отработанный механизм ограничения законом самовластья, и мудрость политика состоит, прежде всего, в том, что он свято его соблюдает, - принцип разделения властей. Одна власть издает законы, другая управляет на основании этих законов, а третья - судит и контролирует. Монарх стоит над ними как воплощенное правосознание. Именно такая система осуществлена в Великобритании. Поучителен для нас и пример Испании. После гражданской войны и фашистской диктатуры страна получила монархию, опирающуюся на демократические институты, осуществляющую разделение властей.
   Теперь о народности. Немецкий писатель Ф. Ян дал такое определение народности: "То, что собирает отдельные черты, накапливает, усиливает их, связывает воедино, создает из них целый мир, эту объединяющую силу в человеческом обществе нельзя называть иначе, как народностью". Правитель должен стремиться к тому, чтобы единая человеческая культура возникала и развивалась в государстве как своеобразная народная культура. Она не создается по приказу или принуждению. Она складывается постепенно. Культура народа в настоящем есть всегда культура народа в прошлом. Если искусственно прервать эту связь, то мы получим не культуру, а некоторую маргинальную субкультуру, утилитарно направленную только на выживание народа.
   А что такое народ? Поэт Аполлон Григорьев полагал, что народ - это собирательное лицо, слагающееся из черт всех слоев общества, высших и низших, образованных и необразованных, богатых и бедных, слагающееся не механически, а органически; литература бывает народная, когда она выражает взгляд на жизнь, свойственный всему народу, определившийся с большей полнотой в передовых слоях. Народность русской классической литературы состоит в том, что она раскрывает сокровенную жизнь национальной души. Воплощением такой народности был А.С. Пушкин, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов.
   К.С. Аксаков под народностью понимал нородное воззрение, которое вырабатывается у группы людей, проживающих на общей территории и имеющих общие интересы. И вот эту-то группу людей, характеризуемую общим воззрением, в часности, он говорит о русском воззрении и о русских людях, он и предлагает именовать народ.
   Все эти элементы нашли отражение в русской идее. Впервые понятие русской идеи ввел Ф.М. Достоевский, который в 1861 году писал: "Мы предполагаем, что характер нашей будущей деятельности должен быть в высшей степени общечеловеческий, что русская идея, может быть, будет синтезом всех тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Европа в отдельных своих национальностях".
   В 1888 году В.С. Соловьев выступил с призывом к объединению христианских конфессий. Лекция его была опубликована под названием "Русская идея". В. Соловьев писал, что русская идея "...не имеет в себе ничего исключительного и партикуляристического, что она представляет собой лишь новый аспект самой христианской идеи, что для осуществления этого национального призвания нам не нужно действовать против других наций, но с ними и для них".
   Перу другого русского философа Н. Бердяева также принадлежит книга "Русская идея", смысл которой - "братство народов, искание всеобщего спасения". Русские философы видели в последней книге евангелия предупреждение человечеству: беспредельный технологический прогресс опасен, пора остановиться и заняться духовным развитием - иначе наступит катастрофа, если люди не предотвратят ее, а это в их силах. Поэтому русская идея - это предчувствие общей беды и мысль о всеобщем спасении. Коротко русская идея может быть сформулирована так: "Православная Россия объединит и спасет мир!". Для Ф. Достоевского, который был глубоко верующим человеком и видел гармонию православия с духовной жизнью русского человека, красоту этой духовной жизни русская идея звучала более одухотворенно: "Красота спасет мир!".
   В спасении людей большое значение придается миссионерству. Миссионе?рство (от латинского missio - посылка, поручение) - одна из форм деятельности религиозных организаций, имеющая целью обращение неверующих или представителей иных религий. Встречается, в основном, в универсальных религиях, прежде всего в мировых религиях, и не распространено в национальных религиях.
   Различаются "внешняя" миссия (в других странах) и "внутренняя" (среди неверующих и иноверцев на собственной канонической территории).
   Началом миссионерской деятельности является момент избрания апостолов. Об этом мы читаем у Евангелиста Матфея: "Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев, Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море; ибо они были рыболовы; И говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И тотчас, оставивши сети, последовали за Ним" ( Мф.2:18-20).
   "Миссионерский акт" есть прежде всего свидетельство присутствия Бога в человеческой истории, сама же миссионерская деятельность есть прежде всего выражение апостольской природы Церкви
   Миссионерство не всегда приносит успех. Нередко, те, кого миссионеры хотят обратить в свою веру, отвергают эти попытки, а иногда даже убивают миссионеров, как случилось с пятью протестантскими миссионерами из США в 1956 году, когда они пытались обратить в свою веру индейцев племени Хуаорани в бассейне реки Амазонки в Эквадоре. Аналогичная история случилась на острове Вануату, где туземцы убили, а затем съели миссионеров. Со схожего случая начинается описание у В.О. Ключевского миссионерской деятельности русской церкви.
   "Условия, под действие которых колонизация ставила русских переселенцев в области средней Оки и верхней Волги, были двоякие: этнографические, вызванные к действию встречей русских переселенцев с инородцами в междуречье Оки - Волги, и географические, в которых сказалось действие природы края, где произошла эта встреча. Так в образовании велико­русского племени совместно действовали два фактора: племенная смесь и природа страны...
   Инородцы окско-волжского междуречья. Инородцы, с которыми встретились в междуречье русские переселенцы, были финские племена. Финны, по нашей летописи, являются соседями восточных славян с тех самых пор, как последние начали расселяться по нашей равнине. Финские племена водворялись среди лесов и болот центральной и северной России еще в то время, когда здесь незаметно никаких следов присутствия славян. Уже Иорнанд в VI в. знал некоторые из этих племен: в его искаженных именах северных народов, входивших в IV в. в состав готского королевства Германариха, можно прочесть эстов, весь, мерю, мордву, может быть, черемис. В области Оки и верхней Волги в XI--XII вв. жили три финские племени: мурома, меря и весь. Начальная киевская летопись довольно точно обозначает места жительства этих племен: она знает мурому на нижней Оке, мерю по озерам Переяславскому и Ростовскому, весь в области Белоозера. Ныне в центральной Великороссии нет уже живых остатков этих племен; но они оставили по себе память в ее географической номенклатуре. На обширном пространстве от Оки до Белого моря мы встречаем тысячи нерусских названий городов, сел, рек и урочищ. Прислушиваясь к этим названиям, легко заметить, что они взяты из какого-то одного лексикона, что некогда на всем этом пространстве звучал один язык, которому принадлежали эти названия, и что он родня тем наречиям, на которых говорят туземное население нынешней Финляндии и финские инородцы среднего Поволжья, мордва, черемисы...
   Русские переселенцы, направлявшиеся в Ростовский край, встречались с финскими туземцами в самом центре нынешней Великороссии.. Как они встретились и как одна сторона подействовала на другую? Вообще говоря, встре­ча эта имела мирный характер. Ни в письменных памят­никах, ни в народных преданиях великороссов не уцелело воспоминаний об упорной и повсеместной борьбе при­шельцев с туземцами. Самый характер финнов содействовал такому мирному сближению обеих сторон. Финны при первом своем появлении в европейской историографии отмечены были одной характерной чертой - миролюбием, даже робостью, забитостью. Тацит в своей Германии говорит о финнах, что это удивительно дикое и бедное племя, не знающее ни домов, ни оружия. Иорнанд называет финнов самым кротким племенем из всех обитателей европейского севера. То же впечатление мирного и уступчивого племени финны произвели и на русских. Древняя Русь все мелкие финские племена объединила под одним общим названием Чуди. Русские, встретившись с финскими обитателями нашей равнины, кажется, сразу почувствовали свое превосходство над ними. На это указывает ирония, которая звучит в русских словах, производных от коренного Чудь, - чудить, чудно, чудак и тому подобное. Судьба финнов на европейской почве служит оправданием этого впечатления. Некогда финские племена были распространены далеко южнее линии рек Москвы и Оки, - там, где не находим их следов впоследствии. Но народные потоки, проносившиеся по южной Руси, отбрасывали это племя все далее к северу; оно все более отступало и, отступая, постепенно исчезало, сливаясь с более сильными соседями. Процесс этого исчезновения продолжается и до сих пор. И сами колонисты не вызывали туземцев на борьбу. Они принадлежали в большинстве к мирному сельскому населению, уходившему из юго-западной Руси от тамошних невзгод и искавшему среди лесов Севера не добычи, а безопасных мест для хлебопашества и промыслов. Происходило заселение, а не завоевание края, не порабощение или вытеснение туземцев. Могли случаться соседские ссоры и драки; но памятники не помнят ни завоевательных нашествий, ни оборонительных восстаний. Указание на такой ход и характер русской колонизации можно видеть в одной особенности той же географической номенклатуры Великороссии. Финские и русские названия сел и рек идут не сплошными полосами, а вперемежку, чередуясь одни с другими. Значит, русские переселенцы не вторгались в край финнов крупными массами, а, как бы сказать, просачивались тонкими струями, занимая обширные промежутки, какие оставались разбросанными среди болот и лесов финскими поселками. Такой порядок размещения колонистов был бы невозможен при усиленной борьбе их с туземцами. Правда, в преданиях Великороссии уцелели некоторые смутные воспоминания о борьбе, завязывавшейся по местам; но эти воспоминания говорят о борьбе не двух племен, а двух религий. Столкновения вызывались не самою встречею пришельцев с туземцами, а попытками распространить христианство среди последних. Следы этой религиозной борьбы встречаются в двух старинных житиях древних ростовских святых, подвизавшихся во второй половине XI века, епископа Леонтия и архимандрита Авраамия: по житию первого, ростовцы упорно сопротивлялись христианству, прогнали двух первых епископов, Феодора и Илариона, и умертвили третьего, Леонтия; из жития Авраамия, подвизавшегося вскоре после Леонтия, видно, что в Ростове был один конец, называвшийся Чудским, - знак, что большинство населения этого города было русское. Этот Чудской конец и после Леонтия оставался в язычестве, поклонялся идолу славянского "скотья бога" Велеса. Значит, еще до введения христианства местная меря начала уже перенимать языческие верования Русских славян. По житию Леонтия, все ростовские язычники упорно боролись против христианских проповедников, то есть вместе с чудью принимала участие в этой борьбе и ростовская русь. Сохранилось даже предание, записанное в XVII веке, что часть языческого, очевидно, мерянокого населения Ростовской земли, убегая "от русского крещения", выселилась в пределы Болгарского царства на Волгу к родственным мери черемисам. Значит, кой-где и кой-когда завязывалась борьба, но не племенная, а религиозная: боролись христиане с язычниками, а не пришельцы с туземцами, не русь с чудью.
   Финские черты. Вопрос взаимодействия руси и чуди, о том, как оба племени, встретившись, подействовали друг на друга, что одно племя заимствовало у другого и что передало другому, принадлежит к числу любопытных и трудных вопросов нашей истории. Но так как этот про­цесс окончился поглощением одного из встретившихся племен другим, именно поглощением чуди русыо, то для нас важна лишь одна сторона этого взаимодействия, т. е. влияние финнов на пришлую русь. В этом влиянии этно­графический узел вопроса о происхождении великорус­ского племени, образовавшегося из смеси элементов славянского и финского с преобладанием первого. Это влияние проникало в русскую среду двумя путями: 1) пришлая русь, селясь среди туземной чуди, неизбежно должна была путем общения, соседства кое-что заимствовать из ее быта; 2) чудь, постепенно русея, всею своею массою, со всеми своими антропологическими и этнографи­ческими особенностями, со своим обличьем, языком, обычаями и верованиями входила в состав русской народности. Тем и другим путем в русскую среду проникло немало физических и нравственных особенностей, унаследованных от растворившихся в ней финнов...
   Рассказ о первой церкви на Шексне. "А на Белеозере жили люди некрещеные, и как учали креститися и вере христианскую спознавати, и они поставили церковь, а не ведают, во имя которого святого. И на утро собрались да пошли в церковь свящати и нарещати которого святого, и как пришли к церкви, оже в речке под церковию стоит челнок, в челноку стулец, и на стульце икона Василий Великий, а пред иконою просфира. И они икону взяли, а церковь нарекли во имя Великого Василия. И некто невежа взял просфиру ту да хотел укусить ее; ино его от просфиры той шибло, а просфира окаменела. И они церковь свящали да учали обедню пети, да как начали евангелие чести, ино грянуло не по обычаю, как бы страшной, великой гром грянул и вси люди уполошилися (перепугались), чаяли, что церковь пала, и ени скочили и учали смотрити: оно в прежние лета ту было молбище за олтарем, береза да камень, и ту березу вырвало и с корнем, да и камень взяло из земли да в Шексну и потопило. И на Белеозере то первая церковь Василий Великий от такова времени, как вера стала".
   Бытовая ассимиляция. Но христианство, как его воспринимала от руси чудь, не вырывало с корнем чудския языческих поверий: народные христианские верования, не вытесняя языческих, строились над ними, образуя верхний слой религиозных представлений, ложившийся на языческую основу. Для мешавшегося русско-чудского населения христианство и язычество - не противоположные, одна другую отрицающие религии, а только восполняющие друг друга части одной и той же веры, относящиеся к различным порядкам жизни, к двум мирам: одна - к миру горнему, небесному, другая - к преисподней, к "бездне". По народным повериям и религиозным; обрядам, до недавнего времени сохранявшимся в мордовских и соседних с ними русских селениях приволжских губерний, можно видеть наглядно, как складывалось такое отношение: религиозный процесс, завязавшийся когда-то при первой встрече восточного славянства с чудью, без существенных изменений продолжается на протяжении веков, пока длится обрусение восточных финнов. Мордовские праздники, большие моляны, приурочивались к русским народным или церковным празднествам, семикул троицыну дню, рождеству, новому году. В молитвы, обра­щенные к мордовским богам, верховному творцу Чампасу, к матери богов Анге-Патяй и ее детям, по мере усвоения русского языка вставлялись русские слова: рядом с "вынимань монь" (помилуй нас) слышалось "давай нам Добра здоровья". Вслед за словами заимствовали и религиозные представления: Чампаса величали "верхним богом", Анге-Патяй "матушкой богородицей", ее сына Нишкипаса (пас-бог) Ильей Великим; в день нового года, обращаясь к богу свиней, молились: "Таунсяй Бельки Васяй (Василий Великий), давай поросят черных и белых, каких сам любишь".
   Языческая молитва, обращенная к стихии, облекалась в русско-христианскую форму: Вода матушка! подай всем хрещеным людям добрый здоровья. Вместе с тем языческие символы заменялись христианскими: вместо березового веника, увешанного платками и полотенцами, ставили в переднем углу икону с зажженной перед ней восковой свечой и на коленях произносили молитвы своим Чампасам и Анге-Патяям по-русски, забыв старинные мордовские их тексты. Видя в мордовских публичных молянах столько своего, русского и христианского, русские соседи начинали при них присутствовать, а потом в них участвовать и даже повторять у себя отдельные их обряды и петь сопровождавшие их песни. Все это приводило к тому, что, наконец, ни та, ни другая сторона не могла отдать себе отчета, чьи обычаи и обряды она соблюдает, русские или мордовские. Когда ярославские волхвы на вопрос Яна Вышатича сказали, что они веруют антихристу, что в бездне сидит, Ян воскликнул: да какой же это бог! это бес, а чудский кудесник на вопрос новгородца описал наружность своих крылатых и хвостатых богов, снятую, очевидно, с русской иконы, на которой были изображены бесы. В 1636 г. один черемис в Казани на вопрос Олеария, знает ли он, кто сотворил небо и землю, дал ответ, записанный Олеарием так: tzort sneit. Язычник смеялся над "русскими богами", а рус­ского черта боялся. Так что миссионерство давало свои плоды.
   Заслуживает серьезного анализа статья известного американского ученого-слависта, директора Библиотеки конгресса США Дж. Биллингтона о современном православии в России и его роли в будущем строительстве христианского единства в третьем тысячелетии в сборнике "Прозелитизм и православие в России".
   Дж. Биллингтон особо выделяет традицию и практику исихазма, которая зародилась в пустынях Египетской Фиваиды и пришла в Россию со святой горы Афон. Она во многом определила формирование духовности и устроения монашеской жизни в России, особенно ярко проявившихся в таком уникальном служении, как старчество Оптиной пустыни и других монастырей. С этой традицией Дж. Биллингтон связывает секрет огромного "освобождения духовной энергии" для развития православного миссионерского служения и стремительного распространения христианства на просторах Северной Фиваиды вплоть до Полярного круга, где в период XV-XVI веков были основаны более сотни монастырей, а затем уже в XVII-XIX веках за Урал через Сибирь и Камчатку вплоть до Аляски, а затем в Японии, Корее и Китае.
   "Если Русская Церковь сможет раскрыть ту внутреннюю жизнь и ту божественную энергию, которая аккумулируется при этом, то это может стать новым началом для экуменизма и процесса взаимного обучения. Запад мог бы поделиться своим искусством в области организации и традициями социального служения, тогда как Восток мог бы помочь Западу в поисках духовного обновления, являя все еще скрытые от него богатства святоотеческой традиции. Возвращение к корням могло бы помочь нам преодолеть расколы в доктринах и деноминациях, которые разделили христианство на Западе на многие деноминации". Другими словами, Дж. Биллингтон в наше время ставит на повестку дня задачу объединения и спасения человечества.
   Почему идея объединения и спасения человечества называется именно русской, и случайно ли она родилась именно в нашей стране? В стране, которая имеет многовековой опыт объединения разноплеменных народов в единую нацию, не могла не возникнуть такая идея. Есть еще нечто существенное, на что обратил внимание В. Розанов в статье "Возле "русской идеи"...". Это общая тягостная ситуация русской жизни. Народ, живущий в смирении и терпении, не может не тянуться к мечте о всеобщем братстве. Вот побудительная причина для всякого народа в унижении мечтать о лучшей доле не только для самого себя, но и для всех. В.В. Розанов цитирует одного из героев Ф.М. Достоевского: "Истинный Вечный Бог избрал убогий народ наш за его терпение и смирение, за его невидность и неблистанье в союз с Собою: и этим народом он покорит весь мир своей истине..."
   Горькая ирония судьбы народа, выносившего идею всеобщего братства, заключается в том, что безответственными политиками он был вовлечен в кровавый катаклизм, в котором вместо обетованного рая на земле и спасения он оказался ограбленным, раздавленным и поставленным на грань уничтожения. Более того, новые политики не хотят видеть этой катастрофы, их наглухо зашоренное коммунистическим воспитанием мировоззрение не позволяет трезво взглянуть на страдания уничтожаемого народа. Вялотекущая катастрофа продолжается пока в условиях слабо устойчивого неравновесия: ежегодно умирает почти на миллион человек больше, чем рождается. Однако в любой момент это слабо устойчивое неравновесие может быть нарушено и катастрофа примет скачкообразный, взрывной характер. Мировая история знает такие примеры. Нет, россияне не исчезнут совсем. Они нужны развитым странам как дешевая рабочая сила в количестве, приблизительно равном трети от сегодняшнего населения. Но сумеет ли эта треть оставаться носителем выдающихся достижений русской культуры и сохранится ли в этом случае российская цивилизация? Не выродятся ли русские в манкуртов, не помнящих своего прошлого, способных только к бедной маргинальной культуре примитивного физиологического выживания?
  

Коммунистическая идея

  
   В начале прошлого века казалось ничто не предвещало катастрофы. Россия, являющаяся великой державой, занимала второе место в мире по производству сельскохозяйственной продукции и пятое место по производству промышленной продукции. А по некоторым видам промышленного производства, таким как добыча золота, выплавка чугуна, протяженности железных дорог она занимала первое место. Темпы развития основных отраслей промышленности были самые высокие в Европе и незначительно отличались от американских.
   Однако социальные достижения России были крайне низкими. Это была аграрно-промышленная страна, где большинство населения составляли крестьяне, задыхавшиеся от нехватки сельскохозяйственных угодий и архаичной системы хозяйствования под началом сельской общины, ресурсы которой были искусственно ограничены крестьянской реформой 1861 года. Ограничения сельской общины препятствовали и развитию внутреннего рынка. П.А. Столыпин попытался ослабить влияние сельской общины, проведя реформу сельского хозяйства, которая позволяла крестьянам уходить из общины с наделом земли, организовал наделение государственной землей в Сибири покинувших общину крестьян. В результате миллион триста тысяч крестьянских семей стали мелкими собственниками и товарными производители. Это расширило внутренний рынок, но недостаточно. В то же время царь Николай II, стремясь прослыть собирателем земель, как и все предыдущие цари, стремился к расширению внешних рынков. Эта его политика сворачивания внутренних реформ и поиска внешних рынков способствовала возникновению Первой мировой войны, которая расстроила финансовую систему, существенно подорвала народное хозяйство, сопровождалась тяжелыми потерями населения. Этим воспользовались радикальные социал-демократы (коммунисты-большевики) и в 1917 году захватили государственную власть, а в 1922 году создали новое тоталитарное государство - Союз Советских Социалистических республик (СССР).
   Как коммунисты могли навязать свою волю стране с населением в 91 миллион человек (на момент создания СССР), из которых 85 были верующей крестьянской массой, причем вооруженной массой, так как рабочих на фронт не брали. Массой, которая, в основном, по началу, поддерживала самодержавие? Ну, с самодержавием понятно: царя с семьей по приказу большевистских руководителей расстреляли, и поддерживать стало некого. Но как могли православные христиане (а слово крестьяне произошло от христиане) так быстро забыть Бога, превратившись в большинстве своем в воинствующих атеистов, уничтожающих православные святыни?
   В 1917 не было ни одного обществоведа, который бы утверждал, что вере в Бога угрожает вера в безбожие, то есть атеизм. В.С. Соловьев писал, что угрозу православию он видит не в воинствующем атеизме, а в том, что половина православных христиан готова отойти в староверы, а половина высшего общества - в католичество. И белые и красные в подавляющем большинстве были христианами - другого населения в России просто не было. Атеисты были настолько малочисленны, что составляли только несколько десятков тысяч человек.
   По подсчетам философа и писателя О. Шахназарова, в России в то время было порядка 37 миллионов староверов, из них порядка 20 миллионов гонимых по религиозным причинам людей, которые под христианским православием скрывали свои старообрядческие мысли. Старообрядцы как раз были против царя, который их притеснял, и против официальной церкви, которая к этому времени стала практически официальным государственным институтом. И когда коммунисты стали уничтожать церкви, расстреливая священников, запрещая исполнение православных обрядов, они нашли понимание у старообрядцев, которые отнеслись к официальному мировоззрению коммунистов - марксизму как к новой официальной религии. Может быть, вначале коммунисты этого и не хотели. Но со временем марксизм все более и более стал исполнять функцию новой религии. Тем более, что лозунги этой новой религии не так уж и отличались от старых, просто они были облачены в более привлекательную форму, чему идеологи марксизма были большие мастера.
   Свобода, равенство и братство хорошо согласовывались с общинным поведение крестьян. Ведь в общине все уравнивалось, и даже землю все крестьяне получали одинаково по числу едоков в одних общинах или же числу мужчин-работников - в других. В общине обычно состояли крестьяне находящиеся, если и не в прямых родственных отношениях, то в отдаленном родстве. И обращались они друг к другу, как братья и сестры. А что касается свободы, то она очень быстро была понята как вседозволенность по отношению к врагам. Бога нет - так все дозволено! Вот такие - свобода, равенство и братство.
   Буржуи, помещики - это враги, которые исподволь грабили простого человека. А поскольку теперь все дозволено, то грабь награбленное: земля - крестьянам, фабрики - рабочим! Грабеж на Руси всегда прикрывал пожар. Вот и запылали помещичьи усадьбы. А то, что это были чьи-то отчие дома, так то крестьян, бывших христиан не касалось. Все дозволено. Так были уничтожены многие национальные ценности и святыни, которые были объявлены дворянскими и капиталистическими пережитками.
   Основным учением коммунистов был марксизм, согласно которому развитие капитализма может привести только к дальнейшему обнищанию пролетариата, и во избежание этого необходимо совершить революцию, чтобы покончить с капитализмом. Но победоносной революция может быть только в том случае, если она будет всемирной, а посему всем пролетариям необходимо объединиться. И коммунисты выдвинули лозунг: "Пролетарии всех стран объединяйтесь!" Однако на практике коммунистам удалось захватить государственную власть только в одной стране - России. И они предприняли все меры, чтобы создать предпосылки для победы коммунистов в других странах. Они организовали III Коммунистический интернационал, исполком которого находился в Москве и там же проходили все конгрессы. При этом основной лозунг марксизма получил такую трактовку: "Коммунистическая Россия объединит и спасет мир!" Как видим "коммунистическая идея" и "национальная русская идея" практически совпали.
   Если религия в царской России использовала мессианерскую деятельность при обращении язычников в верующих для их спасения, то новая религия - марксизм тоже создала механизм обращения пролетариев в марксистов - интернациольную деятельность, организационной формой которого стал Коминтерн - Коммунистический интернационал, координирующий развитие и борьбу коммунистических партий.
   В эпоху перехода от капитализма к социализму, открытую Октябрьской социалистической революцией, перед международным рабочим движением встали новые задачи. Борьба за их решение была неразрывно связана с многогранной революционной деятельностью Третьего, Коммунистического Интернационала.
   Коммунистический Интернационал, созданный по инициативе и при непосредственном участии В. И. Ленина, явился историческим преемником Союза коммунистов и Первого Интернационала, находившихся под руководством К. Маркса и Ф. Энгельса, наследником лучших традиций II Интернационала.
   Коммунистический Интернационал положил начало современному международному коммунистическому движению, возглавлял его почти четверть века, обеспечивая единство и сплоченность коммунистических партий, воспитывал их в духе марксистско-ленинской идейности, интернациональной солидарности и высокой принципиальности. Коммунистический Интернационал и его секции всегда были в центре всех важнейших социальных битв своего времени, самыми активными их участниками
   Историческое восхождение рабочего класса, его борьба против капитализма за установление пролетарской власти и построение социализма носит в своей основе интернациональный характер. Капитал перешагнул национальные границы, объединил национальные хозяйства в единую систему мировой капиталистической экономики. Капитал повсюду, куда он проник, создал класс наемных рабочих. На опыте классовой борьбы пролетарии различных стран приходили к пониманию того, что у них один враг - мировая буржуазия, одна цель - свержение эксплуататоров и переход к социализму, одно сред­тво достижения цели - последовательная и борьба против господствующих классов, один источник силы - организация, единая идеология - марксизм-ленинизм, одно непременное условие победы - международная солидарность. Капитализм - сила международная, и, чтобы ее победить, чтобы осуществить переход к социализму в любой стране, необходимы междуна­родное братство трудящихся, взаимная помощь и верность интернациональному долгу пролетариата всех стран.
   Интернациональная пролетарская солидарность, раз­виваясь и обогащаясь по мере усложнения общественных отношений и расширения фронта классовой борьбы, осуществляется в различных организационных формах.
   Разнообразие организационных форм международной солидарности пролетариата, их выбор для данных конкретных исторических условий определяются уровнем революционного движения, соотношением сил между трудящимися и эксплуататорами в национальном и международном масштабах, размахом и характером классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией, степенью зрелости национальных авангардов рабочего клас­са и другими обстоятельствами.
   Первой международной организацией революционно­го пролетариата был Союз коммунистов. В программе этого Союза - "Манифесте Коммунистической партии" - впервые ясно и четко определяется великая цель рабочего класса: свержение буржуазии и построение коммунистического общества. Вдохновенный призыв Союза коммунистов - "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" - стал боевым лозунгом международного пролетариата
   В период утверждения капитализма в основных странах, под влиянием оживления рабочего и демократического движения возникла потребность в новых, более со­вершенных организационных формах пролетарской солидарности. В 1864 году под руководством К. Маркса и Ф. Энгельса создается I Интернационал. Основоположники научного коммунизма вели активную борьбу за создание и укрепление братского союза рабочего класса разных стран. Одну из важнейших целей Интернацио­нала они видели в достижении того, чтобы "...рабочие различных стран не только чувствовали, но и действовали как братья и товарищи, борющиеся за свое освобождение в единой армии". Великим детищем I Интернационала была Парижская Коммуна первая в истории попытка создать государство рабочего класса и всех трудящихся.
   За время своего существования I Интернационал значительно укрепил международную солидарность европейского и американского пролетариата, заложил фундамент международной организации рабочих для подготовки их революционного натиска на капитал.
   В конце XIX века, когда усилилось распространение марксизма, начался новый подъем рабочего движения, в ряде стран сложились рабочие партии. При участии Ф. Энгельса был создан II Интернационал, который проделал большую работу по объединению и сплочению пролетариев, по дальнейшему распространению марксизма. Но постепенно в политической и теоретической деятельности II Интернационала стал брать верх оппортунизм. Эпоха сравнительно мирного развития капитализма, рост рабочего движения вширь и участие в нем выходцев из непролетарских слоев, появление рабочей аристократии и рабочей бюрократии, вносивших идею соглашательства в рабочее движение, - все это привело к тому, что не обошлось без временного понижения высоты революционного уровня, без временного усиления оппортунизма, приведшего в конце концов к позорному краху этого Интернационала в начале Первой мировой войны. Таким образом, крах II Интернационала явился результатом всей совокупности исторических процессов конца XIX - начала XX века. Но в рабочем движении уже существовала и действовала другая тенденция, наиболее последовательным выразителем которой был большевизм, возникший в России под руководством В.И. Ленина. Большевизм вел активную борьбу против реформизма и содействовал усилению и сплочению революционной, интернационалистской тенденции в мировом рабочем движении.
   Даже в тяжелые годы мировой империалистической войны левые революционные группы поддерживали международные контакты, расширяли интернациональные связи. Центром международного сплочения левых элементов в социал-демократии была партия большевиков во главе с В.И. Лениным, которая высоко держала знамя пролетарского интернационализма, развернула борьбу за создание III Интернационала.
   Октябрь, положивший начало мировой пролетарской революции, обострение общего кризиса капитализма, нарастание противоречий между трудом и капиталом, между империалистическими странами и народами колоний и полуколоний - все это вело к углублению мирового революционного кризиса. Началась эпоха пролетарских революций, эпоха мощного подъема национально-освободительного движения. В этих условиях еще большее значение приобрела интернациональная солидарность национальных отрядов рабочего класса, взаимосвязь и взаимопомощь их авангардов, координация усилий рабочего класса в борьбе против общего врага - международного капитала.
   Все эти исторические обстоятельства усилили необхо­димость создания качественно новой, подлинно револю­ционной организации рабочего класса как в национальных рамках, так и международном масштабе.
   Именно такой организацией нового типа явился Коммунистический Интернационал, который воспринял луч­шие традиции мирового революционного движения, раз­вил и обогатил их содержание, придал им новую организационную форму.
   Организатором Коммунистического Интернационала, его руководителем в течение первых лет существования был В.И. Ленин, который вошел в историю как признанный вождь мирового коммунистического движения.
   Свою титаническую деятельность по созданию Коммунистического Интернационала В.И. Ленин начал с консолидации революционного крыла в международном рабочем движении. Эта работа приняла особенно интенсивный характер в годы первой мировой войны, когда рабочий класс вследствие предательства лидеров II Интернационала был обезглавлен идейно, организационно и политически.
   В.И. Ленин взялся за решение задачи воссоединения международного братства рабочих с присущей ему энергией и целеустремленностью. Он настойчиво добивался восстановления марксистской идейно-теоретической основы рабочего движения, от которой отреклись социал-предатели. Вокруг В.И. Ленина объединялись левые группы, которые постепенно воспринимали ленинские идеи и вместе с большевиками образовали интернационалистское ядро, ставшее зародышем Коммунистического Интернационала.
   В.И. Ленин обогатил марксистское учение о партии опытом революционных боев в России и во всем мире, конкретизировал это учение применительно к эпохе и выработал организационные принципы Коммунистического Интернационала.
   Важнейшие черты этих принципов: демократический централизм, обеспечивающий единство воли и единство действий коммунистических партий, всемерное развитие их активности, инициативности, самостоятельности; строжайшая партийная дисциплина, основанная на сознательности коммунистических рядов, на умении авангарда выражать интересы масс, сблизиться, слиться, как говорил В.И. Ленин, с самой широкой массой трудящихся, в первую очередь пролетарской, но также и с непролетарской трудящейся массой; интернационализм, включающий международную пролетарскую дисциплину и самодисциплину, в осуществлении задач революционной борьбы, понимание каждой партией исторической ответственности за успех своей деятельности в национальных рамках, за судьбы всего коммунистического движения; осуществление на практике революционной взаимопо­мощи в формах, наиболее эффективных и целесообраз­ных в тех или иных условиях.
   Выработанные В.И. Лениным политические и организационные принципы Коминтерна обеспечили ему успешное выполнение авангардной роли в международном коммунистическом движении, революционную боеспособность и политическую маневренность. Эти принципы получили широкое распространение, приобрели значение основополагающих для всех коммунистических партий.
   История Коминтерна - это история становления и быстрого развития коммунистического движения, история политического возмужания коммунистических партий, повышения уровня их марксистско-ленинской вооруженности, происходившего в ожесточенной борьбе с оппортунистами всех мастей.
   Коминтерн сыграл ведущую роль в сплочении револю­ционных сил под знаменем марксизма-ленинизма, в формировании коммунистических партий на всех континентах. Коминтерн был первой в истории рабочего движения подлинно мировой коммунистической организацией. Под руководством Коминтерна коммунистическое движение перешагнуло границы Европы и Америки, стало быстро распространяться в Азии и Африке, вышло на мировую арену как могучий ускоритель исторического прогресса, стало оказывать все возрастающее влияние на общественно-политическую жизнь человечества.
   Коминтерн оказал всем коммунистическим партиям огромную помощь в определении революционной линии, в их идейно-политическом укреплении, помог преодолеть наследие социал-демократизма, сбросить груз реформистских.
   Процесс становления и укрепления коммунистических партий занял целый исторический период. Он был связан с преодолением ряда серьезных трудностей, которые носили по преимуществу международный характер; требовались коллективные усилия, чтобы найти правильные решения по ряду важнейших принципиальных вопросов. Эти общие задачи коммунистического движения решались в рамках Коминтерна и под его руководством.
   Коминтерн проделал огромную работу по распрост­ранению и дальнейшему развитию марксистско-ленинской теории, соединил международное рабочее движение с марксизмом-ленинизмом. Он дал коллективные по фор­ме, марксистские по содержанию, творческие по характеру ответы на многие коренные проблемы, вставшие пе­ред коммунистическим движением, внес серьезный вклад в разработку политической стратегии и определение тактики компартий различных стран.
   Коминтерн непрерывно учил коммунистические партии высокому и сложному искусству политического руководства массами, революционным движением, умению вести за собою массы, творчески применять марксизм-ленинизм к конкретным условиям классовой борьбы.
   Своими решениями и советами компартиям Коминтерн повышал марксистско-ленинскую зрелость коммунистов, помогал обеспечению строгой дисциплины на основе принципов демократического централизма, выте­кающих из Устава Коминтерна. Он воспитывал у коммунистов чувство ответственности за судьбы классовой борьбы, чувство революционности как в периоды наступательных, так и оборонительных боев с буржуазией.
   Одна из важнейших исторических заслуг Коминтерна состоит в том, что он вырастил целую плеяду выдающих­ся деятелей, боевых, мужественных вождей рабочего класса, политически зрелых, идейно закаленных. Во время совместных революционных действий, в процессе кол­лективного творчества, в ходе выработки общими уси­лиями политической линии и тактики борьбы воспитывались опытные, теоретически хорошо подготовленные руководители компартий, способные связывать теорию и практику, умеющие с позиций марксизма-ленинизма ре­шать не только национальные, но и международные за­дачи революционного движения.
   Формирование марксистско-ленинских кадров имело первостепенное значение для возмужания компартий, для перехода их на новую ступень развития, к полной самостоятельности, когда не стало централизованного руководства в международном масштабе и каждая партия призвана была собственными силами, в соответствии с генеральной линией мирового коммунистического движения, определять политическую линию, руководить революционной борьбой в стране.
   Коминтерн, опираясь на первую страну социализма - Советский Союз, оказал огромную моральную, политическую и материальную помощь коммунистам, спас многие тысячи активистов и руководящих деятелей от истребления. Так было после поражения революции в Венгрии в 1919 году, в период разгула фашистского реакционного террора в Италии, Болгарии, Польше, Югославии, Германии, после поражения венского пролетариата в феврале 1934 года, подавления Испанской республики в 1939 году.
   В историю человечества Коминтерн вошел как руководящий центр мирового революционного движения, как стойкий и последовательный организатор борьбы за дело рабочего класса и всех трудящихся. Коминтерн стоял в центре самых острых столкновений современности, в передовых рядах прогрессивных сил земного шара. Он рассматривал мировой революционный процесс как единое целое и ориентировал компартии на взаимопомощь, взаимодействие.
   В коммунистической России коммунисты других стран видели силу, которая сумела организовать народ на противоборство с белыми армиями, стремящимися реставрировать старые порядки. Силу, которая путем крайнего напряжения всего народа создала мощнейшую, технически хорошо оснащенную современную армию, способную уничтожить фашизм в Европе, выиграть Вторую мировую войну, в результате чего СССР еще больше укрепился, создал так называемый лагерь народной демократии. Это была действенная сила. А сила спасет мир - считали коммунисты, которые делали ставку только на одну силу.
   Если попытаться охарактеризовать общественную жизнь коммунистической России, то тоже можно выдвинуть триаду: "Марксизм, демократический централизм и вседозволенность во имя победы коммунизма". Фактически марксизм заменял коммунистам религию. Вместо церквей строились дворцы политического просвещения, где вместо священников специально подготовленные лектора устраивали еженедельные промывания мозгов, фарисейски оправдывая именно такое течение событий, какое происходило в коммунистической России. Но в отличие от других религий марксизм был крайне нетерпим к инакомыслящим.
   В своих оппонентах коммунист видели не конструктивных критиков, а злейших врагов, предателей и шпионов. "Кто не с нами - тот против нас!" - проповедовали коммунисты, поясняя: "Если враг не сдается - его уничтожают!". Более того, именно "Убей!" своего врага становится главной заповедью. Еще ранее В.И. Ленин сказал, что нравственно все, что отвечает классовым интересам, а, следовательно, и нравственно убивать классовых врагов.
   А для того, чтобы защитник марксизма не сомневался при проведении решений партии, использовался принцип демократического централизма, согласно которому решение вышестоящей власти подлежало немедленному и безоговорочному выполнению. Для контроля выполнения этих решений существовал специальный аппарат, который строго следил за выполнением решений партии. Тоталитаризм осуществлялся поголовно и всепроникающе. И если человек проявлял слабость, то его устраняли и не всегда физически. Достаточно было исключить человека из партии. Человеку, выложившему на стол партийный были закрыты все пути в обществе. В крайнем случае, его могли принять на работу дворником или оператором в котельной. Но и это не всегда. Однако мало кто соглашался выложить партийный билет.
   И здесь большую роль играла вседозволенность во имя достижения целей коммунизма. На руководителей коммунистов не могли завести уголовное дело. Даже рядового коммуниста не могли арестовать без согласия коммунистической организации. Без решения коммунистической организации специалист не мог продвигаться по служебной лестнице и делать карьеру. Не потому ли коммунистическая партия была такой многочисленной и насчитывала 18 миллионов человек? Казалось, что это большая сила.
   И тем более был поразителен внезапный безболезненный роспуск КПСС, передача всего многочисленного имущества партии государственным предприятиям, развал СССР, роспуск военно-политической организация народно-демократического лагеря в результате денонсирования Варшавского договора и последовавшая за этим катастрофа, выход из которой будет совсем не простым.
  

Новая "старая идея"

  
   Сила есть - ума не надо! - гласит русская пословица с некоторым сатирическим смыслом. Сила непрерывно наращивалась и количественно и качественно. Советская армия была самая многочисленная в мире и вооружение ее было достаточно качественно. Взрыв одной советской водородной бомбы в любой точке земного шара привел бы к возникновению такого пылевидного облака, которое на несколько лет прекратило бы поступление солнечного света на поверхность планеты Земля, в результате чего наступила бы "вечная" зима и исчезли бы все формы жизни, кроме примитивных в глубинах океанов, куда не доходит солнечный свет.
   Но эти технические достижения были получены в результате такого чудовищного обнищания советских народов, что СССР на Западе называли Верхней вольтой с ядерными ракетами. А ведь сила государства заключается не в качестве его оружия, а в духе ее защитников, готовых отдать жизнь за свое государство. Мировая история показала это на опыте американско-вьетнамской войны, когда народ малочисленной страны, сражающейся за свою независимость, не позволил супердержаве, самой сильнейшей стране мира навязать ему свою волю. А вот с духом в СССР дело обстояло совсем плохо.
   Пока был железный занавес и народ не знал, как живут за рубежом, он мирился со своим нищенским существованием ради необходимости не дать западным странам навязать свою волю в Третьей мировой "холодной" войне. Между тем, успешное испытание в СССР в 1953 году водородной бомбы в корне меняло политику противоборствующих стран. Проблема национальной безопасности из области наращивания обычных средств вооружений переходила в область сдерживания применения ядерного оружия. Но ни руководители СССР, ни руководители США не смогли оценить ситуацию и перестроить политику. Разорительная гонка вооружений продолжалась.
   И хотя в процессе "холодной" войны были и "горячие" конфликты в Корее, Вьетнаме, Афганистане, по существу это была "война поз". Форма ведения военных действий в этой войне была активная - демонстрация угроз и пассивная - поиск опасностей, исходящих от противника. Ядерное противодействие двух блоков продемонстрировало: с восточной стороны - ограниченность существующих механизмов управления, в частности экономикой, с другой, западной стороны - невозможность быстрого достижения поставленной цели, используя методы "холодной" войны. В 70-х годах в цикле совещаний по безопасности в Европе была сделана попытка ослабить это противостояние, и юридически на общеевропейском уровне было закреплено соответствующее геополитическое статус-кво. В мире наступила передышка, которую мы не использовали, а вот противодействующий лагерь сумел активно развить свою экономику, накопить большие национальные богатства и заметно повысить уровень и качество жизни населения.
   А качество жизни населения стран восточного блока практически не изменилось. И это было одной из причин его грядущего поражения, так как низы уже не хотели жить по старому. С другой стороны и руководящая элита этих стран стала убеждаться в непрочности политической власти, которой она могла лишиться в любой момент. А вот если бы она имела собственность, как элита капиталистических стран, то ее позиция была бы менее уязвимой. В то же время в недрах общества созрели сильные параллельные (теневые) структуры, ориентирующиеся на узаконение частной собственности на средства производства, свободу предпринимательской деятельности и прочие атрибуты рыночных отношений. И это предначертало поражение силовых коммунистических отношений. Фактически проигрыш коммунистических стран в Третьей мировой холодной войне был предрешен, и началась интенсивная подготовка к Четвертой мировой "информационно-психической" войне, которая должна установить "мягкую гегемонию США во всем мире".
   К этому времени идеологи западного мира пришли к пониманию ограниченности ресурсов планеты. Причем выяснилось, что наиболее полно ресурсы тратятся в развитых странах, население которых несколько менее одного миллиарда людей, живущих полноценной жизнью в "обществе потребления". Это население стали называть "золотой миллиард". Между тем все население планеты приближалось к шести миллиардам, из которых пять миллиардов жили неудовлетворительно, причем миллиард человек просто голодало. Вообще, воспроизводимые животные и растительные ресурсы планеты таковы, что на ней в принципе может существовать порядка 15-25 миллиардов человек. Но, если они будут потреблять невоспроизводимые ресурсы в той же мере, как их потребляют представители "золотого миллиарда", то этих ресурсов не хватит и на 10 лет. Из этого был сделан человеконенавистнический вывод, что население планеты необходимо уменьшить до одного миллиарда человек, что и было определено в качестве цели Четвертой мировой войны.
   Западные идеологи нашли решение проблемы в ведении информационно-психологической формы военных действий, при которых виделась возможность не только воздействия на естественные процессы в социуме противника, но и управление ими. Основным оружием при этом мыслились потоки информации, в том числе и дезинформации, внедряемой в массовое сознание через средства массовой информации (СМИ). Прямое уничтожение противника в этой войне предполагалось заменить его дезорганизацией путем эффективного использования методов культурного геноцида. Это была бы война психологическая по форме, цивилизованная (гуманистическая) по содержанию и информационная по средствам, в которой объектом разрушения или преобразования являлись бы ценностные установки населения противника. Учитывая непосредственную связь ценностных и целеполагающих установок человека с культурой его народа, можно сказать, что объектом разрушения в информационно-психологической войне явится культура противника. А поскольку культура является стержнем цивилизации, вопрос ставится о разрушении оригинальной Русской (а также аналогично Китайской, Индейской, Арабской и Африканской) и замены ее стандартизованной Западной цивилизацией.
   Любая цивилизация не может существовать без получения, сохранения и организации доступа к информации. Только от ее полноты, достоверности и своевременности поступления в нужное место зависит адекватное решение политических, экономических, оборонных, правовых, научных, культурных и иных задач в интересах личности, государства, общества. В силу этого в современных условиях традиционные методы локального жесткого управленческого воздействия на отдельные слои общества применяются все реже. Они заменяются методами глобального централизованного воздействия на все население с целью добиться формирования такого общественного мнения, которое выражало бы не подлинные интересы народных масс, а заложенные в их сознание путем пропаганды нужные стандартизованные мнения и оценки. Естественным средством достижения этих целей является современная система СМИ и система передачи данных.
   Эта новая стратегия политических действий невоенными средствами была успешно опробована на заключительном этапе Третьей мировой "холодной" войны, когда непонимающим, что происходит, руководителям СССР была подброшена дезинформация о "новом мышлении", о гуманистической направленности западного сообщества, о прелести "общества потребления". И психологическое воздействие на них было так сильно, что они бездумно, опрометчиво разрушили СССР вместо плавной трансформации его для укрепления Русской цивилизации. А руководители Западной цивилизации, уверовав в боеспособность новых информационно-психологических методов ведения успешных действий невоенными средствами, решили достичь мирового господства и организовать для мира новый правопорядок, где Русской цивилизации уготовано жалкое существование на окраинах мирового пространства, или же она должна исчезнуть.
   Четвертая мировая война происходит по такому сценарию: сохраняется и будет доминировать "общество потребления", а население земли будет уменьшаться заметными темпами. Пока существовал СССР и двухполярный мир, об этом не могло быть и речи. С исчезновением СССР и образованием однополярного мира, в котором проявляются гегемонистские претензии США, существование сильной России, стремящейся к устойчивому, разумно сбалансированному многополярному миру, препятствует развитию этого сценария. Следовательно, западной цивилизации и, прежде всего, США необходимо как можно сильнее ослабить Россию как международную силу.
   И ослабить новую Россию необходимо прежде всего идеологически. Слишком сильны в ней еще "пережитки социализма", хотя "пережитки капитализма", с которыми так яростно боролись социалистические идеологи всегда присутствовали в реальной жизни россиян.
   В советские времена в больших городах существовала категория спекулянтов, как правило, молодых людей, занимавшихся скупкой вещей у иностранцев для перепродажи. Их называли "фарцовщиками" или просто "фарцой" (от английского for sale - на продажу). Нередко они жульничали, втюхивая покупателям шмотки, сработанные отечественными подпольными мастерами, но с ярлыками (лэйблами - от английского label -ярлык) известных зарубежных фирм.
   Круг интересов этих людей сводился исключительно к добыванию "бабок" - "мани-мани" (от английского money - деньги), тесно смыкаясь с нравами уголовного мира, к которому, согласно советского законодательства, эти люди в силу своих занятий и принадлежали. То были носители так никогда полностью и не изжитого "мещанского" мировоззрения, исчерпывающе отображенного в произведениях русских классиков, особенно А.П. Чехова и А.М. Горько­го. Вся их несложная философия сводилась к культу вещей и денег. Отличительной особенностью фар, прямого наследника взглядов лакея Смердякова из "Братьев Карамазовых", было благоговейное отношение ко всему, что приходило с Запада, и хамское презрение к собственной стране. Определение "хамское" употреблено не случайно: подобным поведением запятнал себя еще ветхозаветный Хам, посмеявшийся над родным отцом, чем заслужил проклятие всему своему роду.
   Не все фарцовщики были одинаково просты и прямолинейны: часть из них ловко приспособились, выдавая себя за убежденных коммунистов, даже входили в партийную верхушку, но в глубине души преклонялись не только перед запад­ными товарами, но и перед западной идеологией. Словарь русского языка под редакцией С.И. Ожегова толкует понятие "приспособленец" как "человек, который беспринципно приспосабливается к обстоятельствам, маскируя свои истинные взгляды". Определение верное, но далеко не исчерпывающее. А, учитывая огромную разрушительную силу бесчисленной массы приспособленцев и их роль в отечественной истории, пожалуй, чересчур лаконичное. Сколько прекрасных идей извращено, опошлено и в конечном итоге погублено теми, кто, ни во что не веруя, выставлял себя ярым сторонником победившего на данный момент политического строя, если только надеялся извлечь из этого ощутимую выгоду лично для себя! В начале 1990-х годов, похоже, именно эти люди стали наиболее ярыми поборниками рыночной экономики и либерализма у нас в России. Воспользовавшись благоприятной ситуацией на волне перестроечных настроений, они пришли к власти, внушив доверчивым простакам, что являются защитниками свободы и демократии, хотя в действительности подавляющее большинство из них озабочено было лишь проблемами личного благосостояния. Они возглавили государство, правительство и вот вам результат: мы имеем - то, что имеем.
   С неменьшим рвением, чем в политике и экономике, новоявленные либералы действовали также в области культуры, задавшись целью поставить и ее на рыночные рельсы. В течение последующих лет, упорно насаждая самые дурные, низменные вкусы и им же потакая, фарцовщики от культуры заполонили все подвластное пространство продуктами западного ширпотреба и местными поделками, сработанными по тем же шаблонам. Их вредоносная деятельность принесла свои горькие плоды. Пристрастившись к такому пойлу, немало наших соотечественников, подобно спутникам Одиссея из древнегреческого мифа о волшебнице Цирцее, переняло если не внешний облик, то по крайней мере вкусы тех животных, для которых эта бурда и предназначалась.
   Самым страшным, поистине разрушительным последствием установления рыночных отношений в нашей стране стал абсолютный приоритет материального над духовным, повлекший за собой небывалое падение нравственности в самых широких слоях российского общества. Надо быть глубоко эгоистичным или просто неискренним человеком, чтобы назвать современную политико-экономическую и социальную систему в России отвечающей интересам большинства, как это говорят современные идеологи. Современное государство осталось глубоко идеалогизированным, несмотря на современную Конституцию, просто современные идеологи в существующей раннее идеологии все положительные оценки поменяли на отрицательные и наоборот, все отрицательные - на положительные.
   В наше время любая попытка сказать добрые слова о советском прошлом встречает яростное неприятие либеральных кругов, тут же поднимающих крик о сталинских репрессиях и ГУЛАГе, намеренно ставя тем самым знак равенства между социализмом и сталинизмом. Это столь же несправедливо, как, говоря о христианском вероучении, сводить все к ужасам инквизиции и не видеть в нем ничего, кроме этого. А если вспомнить миллионы современных россиян, погибших и погибающих в результате повального пьянства, наркомании, чудовищной преступности, детской беспризорности при живых родителях, проституции, жертв окажется не меньше. При всех недостатках прежней системы она не калечила души низменностью всего строя жизни, как это происходит при нынешней; потребление не считалось конечной целью и смыслом существования. Впервые в мировой истории человеческая душа освободилась от власти денег и люди получили возможность спокойно жить, учиться и работать, не опасаясь за свое будущее, а это, согласитесь, дорогого стоит. Не было богатых, но не было и бедных, и честный труженик мог рассчитывать на всеобщее уважение и обеспеченную старость.
   Да, со свободой слова и творчества дело обстояло не лучшим образом. В каком-то смысле страна представляла собой идеологический изолятор, и партийное руководство всеми силами старалось помешать проникновению в него болезнетворных микробов в форме чуждых воззрений. Но разве не так же поступали власти противоположного лагеря? По крайней мере, выражение "коммунистическая зараза" успело превратиться в газетный штамп. Таковы были законы холодной войны, и обе стороны их придерживались.
   Столько лжи, несправедливости, неискоренимых социальных болезней обрушилось на нас за последние почти два десятилетия, что невольно встает вопрос: во имя чего и ради кого совершен был переворот 1991 года (Великая криминальная революция - по меткому определению режиссера С.С. Говорухина, поставившего под таким звучным названием талантливого фильм), бросивший наше Отечество из огня да в полымя? Мы получили слабое, неэффективное, чрезвычайно коррумпированное государство с безуспешными попытками насытить волков и одновременно сберечь овец, заведомо обреченными вызывать постоянное недовольство тех и других; морально опустившееся, разделенное имущественными барьерами общество с растерянной, сбитой с толку и соблазненной материальными благами интеллигенцией, неспособной повести за собой, как это бывало прежде.
   В подобной ситуации вполне закономерной кажется овладевшая молодым поколением тяга к подражательству, заимствованию не только чужого опыта, но и слов, обычаев, верований. Занесенный к нам с голливудскими фильмами, абсолютно чуждый православным традициям и народному духу хеллоуин приобрел у российских школьников куда большую популярность, чем изобретенный в чиновничьих кабинетах и мало кому понятный День народного единства, празднуемый несколькими днями позже. Доселе неведомый на Руси День святого Валентина и американо-канадский День сурка пополнили череду чужеземных поверий.
   К этому нужно добавить доходящее до абсурда количество англоязычных слов и понятий, вторгшихся в нашу жизнь, при одновременном катастрофическом обеднении родного языка и снижении уровня грамотности. Сплошь и рядом чужие, ненужные слова употребляются вместо своих, обозначающих то же самое, и делается это как по незнанию русского языка, так и по причине дикарского преклонения перед всем иностранным, свойственного психологии фарцовщиков.
   Происходит одностороннее вытеснение и замена своего чужим или, что едва ли не хуже, заполнение образовавшегося культурного вакуума. Такое впечатление, будто наш народ не имеет ни устойчивых традиций, ни национальной гордости и самосознания. А это значит, что дело обстоит очень плохо. Словно и не было великой русской культуры, современная же Россия представляет собой не более чем "громадную равнину, по которой носится лихой человек". Шуточная фраза из записной книжки А. П. Чехова приобрела таким образом жутковатый, провидческий смысл. Российские города испещрены иностранными вывесками. В окнах домов, на ветровых стеклах автомобилей то и дело встречаешь английскую надпись: "Sale" ("Продается"). Похоже, словечко это, заимствованное из чужого языка, стало лозунгом целого поколения, готового приклеить его на саму Россию и на все, что в ней есть. Фарцовщики празднуют победу: они дождались своего часа, втюхали нам заграничное идеологическое барахло по сверхвыгодной для себя цене!
   В годы дикого, "вороватого" и "бандитского" капитализма в России многие предприниматели и публицисты умышленно отреклись не только от заветов протестантского этоса, но и от отечественной истории, вписавшей свои страницы в летопись цивилизованной экономики. Обезумев от возможностей "счастливого хапка" и рейдерского насилия, бизнесмены были уверены, что присваивать и перераспределять можно бесконечно. Однако неожиданно оказалось, что "случиться в нужном месте" - это всего лишь "шанс", а удержать собственный капитал без соблюдения неких этических правил практически невозможно. Здесь нужны совсем другие навыки. В кризисное время по стране прокатилась волна самоубийств некогда успешных предпринимателей.
   Сегодня есть смысл восстановить в нашей исторической памяти своеобразный феномен - "честное купеческое слово". Для многих россиян само это словосочета­ние кажется неожиданным, в определенной мере эксцентричным. Вот два богатых человека в пьесе А.Н. Островского "Бесприданница" разыгрывают в орлянку, кому брать на содержание бесприданницу, и один из них в качестве залога предлагает слова: "Честное купеческое слово". Современный человек, заверяющий у нотариуса каждый шаг своей трудовой биографии, может даже обомлеть: "И это все?.. Без свидетелей, без печати?"
   Да что там литература. Вот заявление видного государственного деятеля давней России Сергея Витте. Он писал, что в обороте государства 50 миллионов купеческих денег. И отданы они под честное слово...
   Торговую сделку в купеческой России часто скрепляли не подписью и печатью, а крестным знамением. Даже когда рынок стал более развитым, многие сделки заключались вне биржи. Соглашения фиксировались прямо в амбарах или даже в трактирах. Нередкими были случаи, когда купец мог пользоваться только кредитным капиталом. Кредитор сам решал, доверить капитал этому предпри­нимателю или нет. Неслучайно в то время слова "вера" и "кредит" часто имели один и тот же смысл. Огромную ценность представлял именно беспроцентный кредит.
   Именно такой случай описывает Н.А. Некрасов в поэме "Кому на Руси жить хорошо?", являющейся энциклопедией крестьянской жизни России второй половины XIX века. Бывший бурмистр Ермила Гирин, заслуживший всеобщее уважение справедливостью и честностью, арендовал мельницу и ему необходимо было внести 1000 рублей, а денег с собой не было. Случилось это в пятницу - ярмарочный день. Выйдя на торговую площадь, Ермила Гирин обратился к народу с просьбой ссудить ему эту сумму. Крестьяне раскошелились: "несут Ермиле денежку, дают кто чем богат". Хотел он давать расписки, да народ зашумел, мол, нечего время терять. Ермила Гирин собрал 1000 рублей и мельница осталась за ним. А в следующую пятницу - торговый день - приехал Ермила Гирин на ярмарку и стал долги отдавать, так никто лишнего не взял и еще рубль в картузе остался. И до вечера ходил Ермила по ярмарке и спрашивал: чей рубль? А вечером отдал тот рубль слепым.
   Бизнес определялся деловыми качествами купца или фирмы. Интересно, что эксперты показывают: честное купеческое слово было во многом национальным достоянием. Например, во Франции купец стремился продать товар как можно дороже. Иногда шел даже на сокращение товарооборота. Тот, кто продавал товар дороже, считался хорошим купцом. В России существовали другие оценки. Хорошей фирмой называлась та, которая могла продать товары дешевле, чем ее соперники.
   Подоплекой честного купечес­кого слова служили не только экономические соображения. Это был своеобразный кодекс чести. Достоинство ставилось выше выгоды. Многие купцы того времени были вообще неграмотными. Обмануть такого человека, который не мог подписать купчие крепости и другие финансовые документы, ничего не стоило. Оформить купчую юридически было крайне сложно. Но честное купеческое слово было столь же значимым, как в буржуазной среде дворянская честь или благородное происхождение.
   Мы говорим сегодня: надо создавать "умную экономику". Но экономика не бывает умной или неумной. Она может быть эффективной или неэффективной. Следует считать, что слово "умный" залетело из другого смыслового ряда. Под словосочетание "умная экономика" можно подверстать все, что угодно. Расчетливое устранение конкурента. Торжество принципа "купи-продай". Хорошо продуманный обман. Умышленное выстраивание финансовой пирамиды.
   А теперь вспомним, что говорилось во времена честного купеческого слова: "Уговор дороже денег", "Слово-вексель", "Торгуй правдою, больше барыша будет", "Не оскудеет рука дающего". Тот, кто вступал в купеческую гильдию, был обязан объявить свой капитал. Это, кстати, упрощало работу налоговой государственной службы.
   Сравним это с современной теневой экономикой. Кстати, тот, кто обманул гильдию, исключался из нее с позором. Это нередко было равносильно банкротству. Да и существование гильдии оправдывалось тем, что следовало ставить преграды тому, кто единожды солгал ("...кто поверит ему"). Каков смысл в известном выражении "стереть в порошок"? Фамилию злоумышленника писали мелом на доске, а затем стирали. Все спорные вопросы обсуждались "Совестливым судом". "Умникам", которые пытались срубить деньги обманом, полагался общий позор. Часто это кончалось самоубийствами.
   Экономика, преступившая этику, бесплодна. "Честное купеческое слово" - это не просто удачный купеческий слоган. Это определенный строй нравственной мысли. Если некто обнищал, потому что ленился, никто не станет сочувствовать этому человеку. И наоборот, тот, кто разбогател благодаря честному и самоотверженному труду, заслуживал уважения и признания. Так в России появились Мамонтовы, Морозовы, Третьяковы, Путилов, Алексеев, Чижов.
   Уважение к частной собственности, на котором покоилось честное купеческое слово, разумеется, не было изобретением данного сословия. Вспомним, к примеру, "рыцарей наживы", которые метнулись из Европы на американский континент в надежде отыскать золото или нефть. Вот, к примеру, некий счастливчик нашел золотоносный участок. Теперь надо подать бумагу, поставить столбик со своей фамилией и умчаться в Европу. Надо найти технику, рабочих. Что стоит, пока его нет, соорудить столбик с другой фамилией? Но здравый рассудок подсказывает: "Если не уважать чужое добро, то его не будет ни у кого". Надо предварительно договориться об условиях игры: частная собственность священна.
   Сегодня в нашей стране можно "прихватить" с помощью рейдерской атаки завод, торговый центр, вуз. С помощью силы и адвокатских услуг устранить тех, кто что-то строил, воздвигал, сооружал. На уровне официальной идеологии можно толковать сколько угодно о "борьбе с захватами", о "попрании закона". Однако разве рейдеры окружены позором? Разве уже случались "посадки"?
   Честное купеческое слово - не просто свод нравственных правил. Психология вступает в свои права здесь уже на уровне ценностных ориентаций. Зададимся вопросом: человек по определению труженик или лентяй? Можно, разумеется, ответить туманно: и то и другое. Но ведь передаваемое из поколения в поколение общественное богатство, его размах и объем не позволяют возвести лень в человеческую добродетель.
   Нет оснований характеризовать агента хозяйственной жизни того времени только как честного, благородного, некорыстного. Русские писатели подметили немало отвратительных черт торговцев той поры. Известный фабрикант, заводчик и меценат Савва Морозов говорил: "Богатый русский глупее, чем вообще богатый человек".
   Но действительно ли русские промышленники, купцы были позорнее, чем европейские? Некоторые эксперты утверждают, что дело обстояло именно так, потому что у российских предпринимателей не было длительного делового и социального опыта: "Европейская деловая мораль веками прорастала из цеховых отношений и проте­стантской этики самоограничения. Русский дореволюционный капитал не успел освоить эти уроки".
   Выходит, отечественные купцы, промышленники догоняли своих иностранных коллег, но так и не догнали по меркам деловой, корпоративной нравственности. Случились Февральская буржуазная революция, а потом большевики. Теперь вот мы пожинаем плоды той самой необученности, отсюда неорганизованность и жадность наших новых русских.
   Нет необходимости изображать российскую историю щедрой репинской кистью. Первоначальное накопление капитала и в России не вызывает только радостное воодушевление. Но в этой стране были свои традиции, которые ни в чем не уступают моральным ограничениям протестантского этоса. Ни в одной европейской стране не было такого феномена, как честное купеческое слово. Сегодня не стоит с горечью повторять невыученные западные уроки во всем.
   Рядовой купец с его честным словом был, прежде всего, православным человеком. Эта разновидность христианства на полтысячелетия опережает Реформацию. Влияние православия на все стороны российского образа жизни не подлежит сомнению. Вот почему российский купец верил в Божескую благодать и воздаяние. Социальная практика тех лет (как и сегодня) дает впечатляющие иллюстрации Божьего возмездия.
   В наш прагматический век любой предприниматель станет объяснять свою катастрофу, провал кознями конкурентов, неудачной конъюнктурой, случайными ошибками. Он не разглядит в своем банкротстве Божьего перста. Не соотнесет с Нагорной проповедью. Не свяжет с универсальностью кантовского категорического императива: "Как ты к людям, так и они к тебе..."
   "Купеческое слово" в полной мере служило гарантом общей справедливости, общей приверженности всевышнему наказу. Честность не товар, который можно выгодно сбыть. Она может служить знаком цивилизованности, культурности рядового предпринимателя, его готовности принять общие правила игры в хозяйстве. Напротив, несоблюдение этой добродетели не сводилось только к изгнанию купца из экономического сообщества. Он оказывался жертвой социального остракизма, олицетворением безбожности, неблагородства, ненадежности в условиях каждодневной договоренности
   Фактически для рождения капитализма недоставало только одного компонента - особой психологической настроенности людей к специфическим этическим правилам. Они-то как раз и родились вместе с протестантизмом. Нравственные предпочтения людей той поры, их жизненные правила и получили название "протестантский этос". У людей появились святыни, которые определяли их повседневное поведение. М. Вебер так и ставил вопрос: какое сцепление обстоятельств привело к тому, что именно на Западе, и только здесь, возникли такие явления культуры, которые развивались в направлении, получившем универсальное значение?
   Мир хозяйства традиционно считался лишенным поэзии, мертвым, косным, ограничивающим высокие движения души. Гений противостоял ремесленнику, поэт - тор­говцу. Капитализм потому и достиг всемирного успеха, что привнес поэзию в область самого хозяйства. Тот образ мысли, который впоследствии нашел выражение во многих политических и хозяйственных программах и встретил сочувствие народа, в древности и в Средние века презирался как недостойное проявление грязной скаредности. Как отмечал М. Вебер, подобное отношение и в начале XX века было свойственно всем тем социальным группам, которые были наименее связаны со специфическим капиталистическим хозяйством того времени или наименее приспособились к нему.
   Протестантский этос зафиксировал огромные изменения в психике человека. В религиозных доктринах родилась новая концепция свободы. Люди не хотели больше повиноваться общине. Впервые в европейской истории стремление быть свободным стало восприниматься как благо для человека. Свобода оценивалась как святыня. Само собой понятно, что без идеи самостоятельного автономного индивида капитализм вряд ли возник бы.
   В протестантском этосе труд соотнесен с аскетизмом. Капитализма никогда бы не было и в том случае, если бы первые богачи проматывали свой капитал вечерком, после занятий бизнесом. Напротив, смысл труда усматривался в том, чтобы произвести некое накопление, преодолев искушение всяческих удовольствий. Если католицизм считал заботу о нищих святым и добрым поступком, то протестантизм отверг это как предрассудок. Милосердие понималось только как готовность помочь обездоленному освоить профессию, чтобы продуктивно работать. Одной из самых высших добродетелей протестантизм считал бережливость.
   Почему в нашей стране, несмотря на духовные традиции, современный капитализм оказался не окультуренным, а, напротив, диким, грабительским, беспощадным? Каким образом нерушимое купеческое слово заместилось нагловатым, жадным прищуром вороватых дельцов?
   Нас уже не удивляет, когда об одном из видных капиталистических хищников говорят как об успешном менеджере. На полном серьезе называют успешным руководителем управленца, под руководством которого испарились миллиарды долларов. Толкуют без осуждения и презрения - с чувством зависти и восторга.
   Но эти "тенденции" не имеют никакого отношения ни к протестантскому этосу, ни к православию. Более того, в условиях нынешнего кризиса наиболее прозорливые эксперты пишут о насущной потребности цивилизовать капитализм, вернуть ему утраченное ценностное измерение. И в этом контексте честное купеческое слово оказывается вовсе не забавной и эксцентричной приметой купеческого быта, достойной остаться лишь в истории музейной реликвией. Бессознательно, чисто интуитивно оно становится все более и более актуально.
   Но при всем своем ослаблении за последние годы Россия, опираясь на свой тысячелетний опыт и глубокую культуру, может в конечном итоге победить, предложив другой нравственный сценарий устойчивого развития мирового сообщества, в котором гегемонии США не будет места. Этот сценарий заключается с том, что в замен "общества потребления" возникнет новое нравственное общество уважения, совершенствования и качества жизни, в котором чисто материальная компонента будет развиваться до согласованных пределов, а затем рост будет происходить не в материальной, а в первую очередь в интеллектуальной и также в духовной сферах. При этом население земли стабилизируется или даже может в некоторой степени немного увеличиться в разумных пределах, но это будет скомпенсировано развитием новых источников энергии, получением новых материалов с заранее выбранными свойствами.
   Закономерность нового общества: движущая сила направлена на совершенствование личности, на повышение качества жизни, нравственности, на поддержание позитивного развития, а не максимального потребления. Пакет потребностей в новом обществе качества жизни не надо покупать за деньги - он не покупается, а зарабатывается осознанным трудом, который сам превращается в потребность. В этом гарантия конкурентоспособности нового общества, его выживания, победы в историческом эволюционном процессе. Новое общество должно обеспечивать высокое качество жизни в сочетании с высокой духовностью человека с гораздо меньшими затратами и, что более важно, меньшим загрязнением, чем общество потребления.
   Россия с ее тягой к духовности и менталитетом общинности может быть в числе лидеров в движении к обществу высокой нравственности, качества жизни и устойчивого развития. Но это может быть достигнуто только при условии резкого повышения качества жизни в России, не худшего, чем скажем, в США, однако облагороженном высокой нравственностью.
   Сейчас мы понимаем, что культура это не только углубленное знание своей истории, литературного, музыкального и монументально-художественного наследия, но в первую очередь это устроенный быт, способствующий наиболее полному самовыражению личности. Не может культурный человек существовать при недостаточном доступе к продуктам питания, чувствовать себя дурно одетым, при санитарной норме площади как в царской тюрьме, рассуждая о культуре в четырехметровой кухне при дурном запахе из соседнего туалета. Только осуществив культурный быт, россияне вправе поставить вопрос о культурном спасении человечества. В этом свете новая русская идея может быть трансформацией "старой" русской идеи: "Культурная Россия объединит и спасет мир!"
   В соответствие с таким выражением русской идеи следует изменить и триединую форму общественной жизни страны: "Культура, народовластие, уважение". Причем культура предполагает своей составной частью и религию, поскольку анархические попытки "отменить" религию ведут только к деградации нравственности, о чем свидетельствует насильственное насаждение воинствующего атеизма, а затем и попытка замены религии учением марксизма-ленинизма с его классовым подходом к нравственности. Несомненно одно, что отказ от общечеловеческих ценностей в виде десяти заповедей, которые присутствуют не только в православии, но и в учениях других конфессий, не позволяет создать нравственную культуру. При этом не следует делать узко националистический акцент на православие. В современной России проживает 20 миллионов людей исповедывающих ислам, полмиллиона людей исповедывающих буддизм, тысяч двести людей исповедывают иудаизм и приблизительно столько же - католичество. Противопоставление культуре православия в этих условиях было бы шагом назад в общественном развитии, возвращением к далекому прошлому, которое себя не оправдало.
   Точно таким же шагом назад в общественном развитии была бы реставрация самодержавия. Народовластие, при котором действует как механизм обратной связи, так и механизм принятия решений "снизу" по ключевым проблемам общественного развития, элементы которого апробированы в развитых культурных странах, должно быть воспринято и русской культурой. Причем не только политической, но и производственной. Однако к народовластию следует идти неспеша, постепенно передавая ему властные функции. И первым этапом перехода к народовластию, как это не парадоксально звучит, должна быть "просвещенная" диктатура, способная если не уничтожить, то хотя бы значительно ослабить коррумпированное чиновничество и организованную преступность, без чего дальнейшая трансформация власти не может осуществиться.
   Наконец, в основе современной культуры должно лежать уважение к человеческой личности без различия ее происхождения, образования и социального положения. Каждая личность самоценна и неповторима, и не может быть воспринята культура, унижающая или даже уничтожающая хотя бы одну личность. (Кажется, Ф.М. Достоевский сказал, что он не признает счастья, построенного хотя бы на одной слезе ребенка.) В этом смысле русская идея может быть обобщена в виде: "Уважение спасет мир!" Внушайте уважение.
   В автобиографической повести М. Горького "Детство" есть такой эпизод, характерный именно для русского человека. Когда зимой к вечеру начиналась пурга бабушка маленького Алеши, которого мать оставила у нее, подавшись на заработки, начинала проявлять беспокойство. Она беспричинно вставала, подходила к окну, отодвигала занавеску, выглядывая во двор, потом со словами: "Пьяные - тоже люди!" одевала себя и Алешу потеплее, и они уходили в пургу бродить по рабочей слободке. Ходили они до тех пор, пока не натыкались на человека, свалившегося в пьяном угаре по дороге домой. Бабушка вначале пыталась его растормошить, чтобы помочь дойти до его дома. А если этого сделать не удавалось, брала его под мышки и волокла к себе домой. Там она его растирала, отогревала и давала возможность выспаться, чтобы на следующий день он смог дойти до своего дома. Для русского человека характерно такое сподвижничество, основанное на уважении к человеку, несмотря на его социальный статус, характер и многие недостатки, такие как пьянство, традиционно характерное для русского народа, поскольку очень уж он бедно жил всю свою историю.
   Сейчас алкоголизм в России принял беспрецедентные размеры, причем самое страшное, что, в основном, потребляется технический спирт, предназначенный для мойки деталей. Если в 1990 году потребление алкоголя в год на человека составляло 4.3 литра легального алкоголя и 6.5 литра нелегального алкоголя, в том числе технического спирта, то сейчас только потребление легального алкоголя возросло до 6.5 литра, а нелегального - до 14 литров. Нигде в мире не потребляют такого количества алкоголя. За год от отравления нелегальным алкоголем в России умирает больше двухсот тысяч человек. Еще пол миллиона умирает от болезней, вызванных неумеренным потреблением алкоголя.
   Известно, что в технический спирт, чтобы исключить его прием в пищу, специально добавляют денатураты - опасные для жизни человека вещества. Спирт с денатуратами не облагается налогами в отличие от пищевого. "На этом и построена мафиозная схема, - рассказывает Павел Шапкин, глава Национальной алкогольной ассоциации. - В 1998 году Сергей Кириенко подписал специальное постановление правительства, где был перечень добавок к спирту, которые, собственно, и делают его техническим. Среди них оказались и такие вещества, как, например, диэтилфталат. Он не меняет ни цвета, ни вкуса, ни запаха спиртовой смеси. В ряде стран это вещество используется в парфюмерной и косметической продукции. Так вот: достаточно добавить всего восемь сотых процента этого "парфюма" - и любая спиртосодержащая продукция выводится из-под акциза. Просто и со вкусом. То есть как раз без постороннего вкуса - вроде чистый спирт, и утром никаких неприятных ощущений. На самом деле эта добавка - яд, который накапливается в организме и результаты его употребления дают о себе знать не сразу, а года через три. И Минэкономразвития, когда готовило документ, не могло не знать об этом. А сегодня это вещество добавляют и в пищевой, и в гидролизный (из опилок) спирты, и тогда они становятся дешевым сырьем для нелегальной водки и для производства всевозможных суррогатов".
   Ассоциация однажды провела выставку "жидкостей двойного значения" в Государственной думе - чтобы депутаты посмотрели, что пьет их электорат. Не помогло. По предложению представителя правительства в Государственной думе Андрея Логинова в очередной раз парламент отложил обсуждение нового закона о госрегулировании оборота спирта. Хотя этот проект как раз запрещал ядовитые добавки. А что, если добавлять в спирт бензин или горькое вещество битрекс? Может, тогда хотя бы четверть российских "гурманов-камикадзе" поживут подольше?
   Бесконтрольный алкогольный рынок тем временем только укрепляет свои позиции. Есть ряд заводов, у которых государство давно отняло лицензии. Они перерегистрировались и продолжают работать. И никакие проверки не помогут! На таком заводе полгорода работает, а остальная половина либо помогает, либо не мешает. Закрытая зона, как у наркоторговцев. И доход сравним с наркобизнесом - теневики, по оценкам экспертов, имеют до 20 миллиардов рублей в год. Но самым скромным подсчетам, только 15 процентов технического спирта идет на технические же цели. А остальные 85 процентов россияне выпивают.
   "Цена одного литра качественной водки давно зашкалила за 100 рублей. Большинство населения в глубинке не может позволить себе употреблять такой напиток, - говорит Петр Каныгин, председатель подкомитета Торгово-промышленной палаты по предпринимательству в сфере производства и оборота алкогольной продукции. - А спрос огромный, и удовлетворяют его дешевыми подделками. Их производителям созданы все экономические условия. Кем? Думой. Еще в 1997 году она ввела дешевый акциз на спирты и завышенный - на водку. Девятый год работают законы, выгодные теневым игрокам, но невыгодные отрасли. Поэтому легальные спиртовые заводы стали предлагать потребителю такую же продукцию двойного назначения.
   Только вот теперь в Россию пришла беда пострашней. Россия, находящаяся посредине между Востоком и Западом, стала удобным путем по доставке наркотиков с Востока на Запад.
   С точки зрения общепринятой социологии наркомания является одной из форм девиантного поведения, то есть поведения, отклоняющегося от общепринятых морально-нравственных норм. Среди причин возникновения и развития наркомании чаще всего называют особенности характера, психические и физические расстройства, влияние различных социальных факторов. Нередки также случаи возникновения наркомании среди больных, вынужденных длительное время принимать наркотические вещества в медицинских целях. Многие средства, применяемые в официальной медицине (в основном снотворные, успокаивающие и обезболивающие), могут вызывать тяжёлые формы наркотической зависимости, что является серьёзной проблемой при их применении.
   Борьба с наркоманией ведётся, в первую очередь, на законодательном уровне: практически во всех странах предусмотрены жёсткие уголовные санкции за производство, транспортировку и распространение ряда наркотических средств. Огромное значение имеет широкая пропаганда здорового образа жизни, жизни без наркотиков. Очень важно осознавать, что наркомания скорее заболевание общества, чем личности, и причиной заражения, осложнения или активации заболевания может стать каждое сказанное слово, в нужное время и в нужном месте. Поэтому большинство исследователей проблемы все же склоняются к мнению, что гораздо действеннее (хотя и намного труднее) обеспечить в обществе социальные условия, не способствующие злоупотреблению наркотиками. Особенно это касается главной группы риска - молодёжи.
   Лечение тяжёлых форм наркомании (например, пристрастия к героину) в большинстве случаев не приводит к успеху. Применяемые в специализированных клиниках методики действенны лишь в случае активной позиции самого больного. Но и в таких случаях после выздоровления нередки рецидивы.
   Только объединение усилий психологии, медицины, социологии дают хорошие результаты в лечении наркомании. Программа выздоровления от наркомании направлена на помощь людям в физической, психологической, духовной и социальной сферах. Обязательным условием в психотерапии наркомании есть работа с корнями зависимости.
   В начале 2005 года Управление ООН по наркотикам и преступности выпустило очередной "Всемирный доклад о наркотиках", охватывающий период с 2000 по 2004. В документе делается вывод, что в целом потребление тяжёлых наркотиков в мире сокращается. В то же время Россия превратилась в самый крупный рынок героина в Европе, и потребление этого наркотика в России неуклонно растёт.
   При этом отмечается резкий рост популярности так называемых "лёгких наркотиков" - особенно марихуаны, самого распространённого в мире незаконного наркотика. За последнее десятилетие высокие темпы роста злоупотреблений также отмечены в отношении стимуляторов амфетаминового ряда, за которыми следуют кокаин и опиаты.
   По мнению специалистов ООН, развитие ситуации на рынке наркотиков полностью зависит от положения в Афганистане, где сосредоточены основные посевы опийного мака и где в последние годы производилось три четверти мирового объёма незаконного опия. При этом уже четвёртый год сохраняются общая стабилизация и сокращение посевов коки (в Колумбии, Перу и Боливии) и производства кокаина.
   В документе указывается, что Россия, по-видимому, является крупнейшим рынком героина в Европе. Общее число лиц, употребляющих наркотики, составляет от 3 до 4 миллионов, треть из которых - лица, злоупотребляющие героином. В России по данным официальной статистики на 2009 год число наркоманов оценивается в 503000 человек, состоящих на диспансерном учете, а реальное количество, рассчитанное по методике ООН, - более 2,5 миллионов. По результатам специальных эпидемиологических исследований общее число потребителей наркотических веществ, включая "скрытых" наркоманов, может втрое превышать количество состоящих на официальном учете. Кроме того, в России показатель ВИЧ-инфицирования, связанного с употреблением инъекционных наркотиков, является одним из самых высоких в мире, и до 2001 он быстро повышался. Однако в 2002 году число новых случаев ВИЧ-инфицирования, связанных с наркотическими инъекциями, резко сократилось как в Российской Федерации, так и в ряде других стран бывшего СССР. По сообщению Федеральной службы по контролю по обороту наркотиков, каждый день в России от употребления наркотиков умирает 80 человек, более 250 человек становятся наркозависимыми.
   При этом по данным ООН, в России велика роль правоохранительных органов в борьбе с наркоманией, они перехватывают до 40 процентов поступающего в страну героина. Ежесуточно в стране изымается не менее 10 кг героина, что составляет ежедневную инъекционную норму более чем для 2 миллионов наркопотребителей.
   Политические, экономические, социальные потрясения, охватившие Россию на рубеже XX - XXI веков и не имеющие аналогов в современном мире, по своей глубине, остроте и особенно последствиям не могли не отразиться на состоянии духовной культуры российских народов. Современная ситуация в России свидетельствует о том, что в отношении духовности ключевой проблемой становится перспектива ее утраты и поглощения западной цивилизацией. Поскольку понятия духовности и культуры в России обуславливают друг друга, утрата духовности есть утрата культуры. И наоборот, утрата культуры есть утрата духовности.
   В этих условиях можно предположить, что преодоление кризиса в духовной культуре России возможно двумя путями: либо через усвоение "новых" модернизированных и прагматизированных смыслов оцивилизированной духовности, которые процветают на Западе, что грозит утратой национальных ценностей и национальной самобытности, либо через обращение к лучшим образцам российской духовной культуры и, в том числе, возрождение культурных религиозных традиций.
   Напротив, забвение религиозных ценностей, таких, как ответственность перед Богом и другими людьми, нестяжательство, скромность (в известной смысле, умеренный аскетизм, миссионерская и просветительская деятельность, благотворительность и так далее, является консолидирующей силой духовности в современном обществе. Полагаем, что истинный путь российского человека к духовности - религиозный образ жизни. Религиозность человека - его сугубо личное право, которое может проявляться публично, а может отправляться сугубо интимно.
   Между тем в России три поколения населения испытывали тяжелый прессинг идеологии, которая проповедывала агрессивный атеизм. Следование атеизму является не только пробелом в образовании человека, поскольку преграждает ему путь к пониманию многих пластов изобразительного искусства и музыкального искусства, но является и изъяном гармонического развития личности.
   В человеке все должно быть прекрасно. И здоровье, основанное на физическом развитии, и менталитет, имеющий достаточную базу знаний, полученных образованием и самообразованием, и духовность на базе знаний истории религии и религиозных текстов. Когда-то в гармоническом развитии личности большую роль играли монастыри, в которые попадали люди, с младенчества получившие религиозное воспитание.
   Монасты?рь (греч. ???????????) - религиозная община монахов или монахинь, имеющая единый устав, а также единый комплекс богослужебных, жилых, хозяйственных построек, ей принадлежащих. С III века, вследствие быстрого распространения христианства, строгость жизни среди христиан стала ослабевать, подвижники стали жить в горах, пустынях, вдали от мира и его соблазнов. Такие подвижники назывались отшельники и пустынниками, они и заложили основные принципы монашеской жизни. Родиной монашества является Египет, известный своими отцами-пустынниками IV-V веков.
   Один из них, преподобный Пахомий Великий, основал первый монастырь (киновия). Он соединил разрозненные жилища последователей Антония Великого (основоположник анахоретного монашества), огородил общину стеной и составил для монахов правила дисциплины и режим дня, основанный на равномерном чередовании труда и молитвы. Для своего монастыря Пахомием был написан первый монастырский устав (318 год). После Пахомия Великого отшельничество начинает исчезать и монастыри с территории Египта распространяются через Палестину (Евфимиева лавра, лавра Саввы Освященного) до Константинополя.
   На Западе с традицией египетских монастырей познакомились после визита в 340 году в Рим Афанасия Великого.
   На Руси иночество началось с христианством. Основателями монашеской жизни на Руси считаются преподобные Антоний и Феодосий Печерские, жившие в основанном ими Киево-Печерском монастыре.
   Первые монастыри на русской земле стали появляться в 11-м веке после принятия христианства. В средние века монастыри часто служили крепостями, в связи с этим, монастырь как правило, имел в своем составе защитную линию из стен с башнями. Внутри располагались кельи, а в центре храм. В восточной части храма располагается алтарь, содержащий жертвенник и престол. Центральная часть храма - место для молящихся, отделяется от алтаря иконостасом. С запада к храму примыкает притвор, место отведенное для присутствия на литургии некрещенных. Храм часто имеет колокольню или звонницу с колоколами для собрания верующих на богослужения. Крыша храма увенчивается куполом с крестом. Храм обязан иметь престол и быть освящён архиереем.
   Как хозяйствующий субъект монастырь есть образ сочетания единой воли выбранного по деловым и личным качествам "настоятеля" с бескорыстным послушанием работников в интересах общего дела, движимого мотивом служения не корысти, а Правде. При явной выборной демократии, полном местном самоуправлении, ответственности "хорошего хозяина" и безусловном рынке в отношениях вовне во внутренней монастырской ежедневной жизни напрочь отсутствует частнособственнический инстинкт, ссудный процент и личная нажива.
   Обособленность спокойной и размеренной монастырской жизни от окружающего многолюдного мира, избавление служилого слоя и трудников от бремени собственности, первенство внутреннего устава обители над внешним писанным законом, аскетизм нравов и справедливость в распределении благ, строгость и трудолюбие в хозяйствовании, благочестивое средоточие оборота продукции промыслов и торговли, жизнь от своего труда или от добровольных, невыпрошенных даяний и милостивое отношение к страждущим, - вот основные характеристики образа монастыря, гармонично прибавляющего материальные и духовные богатства по принципу "товарищества на вере".
   Монастыри в России строились на расстоянии друг от друга в один день пути, так чтобы странник, выйдя из монастыря после утренней трапезы, мог попасть к вечерней трапезе в соседний монастырь. Послушничество заключается в выполнении требуемых работ, чаще всего сельскохозяйственного характера, и участия в службах в храме.
   Монастыри, таким образом, выполняли функцию защиты отечества и функцию хозяйственной, культурной и духовной деятельностей. Они как бы осуществляли миссионерскую внутреннюю деятельность. Монастыри прививали культуру сельскохозяйственной деятельности и культуру духовной деятельности.
   В новое время сподвижничество принимало новые формы, наряду с традиционной монашеской деятельности создаются центры с монастырским уставом жизни. Реабилитационный центр "Воскресение" при храме Коневской иконы Божией Матери в поселке Саперное работает уже 15 лет. За это время здесь прошли реабилитацию более 500 наркозависимых юношей и девушек. Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков признала программу профилактики и социальной реабилитации центра лучшей в России.
   "Проблема наркомании в середине девяностых была очень острой. Однако традиционные медицинские центры по лечению и реабилитации не всегда в состоянии справиться с этой бедой. Хотя наркотизация - это проблема духовного состояния человека, а значит, церковь обязана помогать таким людям", - рассказывает протоиерей Сергей Бельков.
   Здесь бесплатно принимают всех, кто нуждается в реабилитации, вне зависимости от положения и возраста. Правда, в последнее время, говорят в центре, наркомания очень помолодела, все чаще приходится иметь дело с 15-летними. Сам центр устроен по принципу монастырской общины. Здесь запрещено курить, пить алкогольные напитки, брать с собой деньги и предметы роскоши. Общение по мобильному телефону и встречи с родными тоже не приветствуются. Многолетний опыт работы показывает, что всякая связь с внешним миром может быть опасна для реабилитируемого. Порой ему кажется (а улучшение наступает, как правило, через нескольких месяцев), что он уже вылечился и готов к возвращению в обычную жизнь, но на самом деле это не так. Для полного отказа от пагубного пристрастия нужно около года, только тогда возможность рецидива сводится к минимуму.
   По словам отца Сергия, реабилитация включает в себя пять основных компонентов: духовный, психологический, педагогический, образовательный и социально-терапевтический. Большую роль играет и трудотерапия. Конечно, воспитанникам (так здесь называют наркозависимых) бывает непросто, работать они, как правило, не умеют, да и не любят. Но ведь великих специалистов из них и не готовят, а найти себе посильную и нужную для всех работу - на ферме, в саду, в столярной или швейной мастерской - сумеет каждый.
   Сегодня можно говорить как минимум о 75 процентов излечившихся. После окончания реабилитации многие пациенты остаются при центре, помогают своим примером новичкам. Но и те, кто возвращается в светскую жизнь, всегда могут рассчитывать на поддержку.
   Среди молодых православных христиан, живущих в урбанизированном городе, возникло движение за возврат на землю предков. Такие люди выбирают себе место для поселения в покинутых селах, обживают брошенный дом, которых в сельской местности предостаточно, в связи с исходом сельского населения в город. Вокруг таких людей-организаторов группировались люди, которым необходимо было пройти реабилитацию после лечения от алкогольной либо наркотической зависимости. Так постепенно развивалось культурное подвижничество. Государству следует оказывать содействие такому сподвижничеству. Между тем в ряде случаев оно, в лице своих местных представителей, чинит препятствия этому зарождающемуся движению, квалифицируя его как нелегальное предпринимательство.
  
  
  
  

Российская правда

  
   Правда - категория экономическая. Нам трудно осознать этот тезис, (который для нашего выживания необходимо обратить в основной лозунг нашего поведения), поскольку мы воспитаны на лжи и вольно или невольно поддерживаем ложь, имеющую, как и правда, вполне определенную цену. Призыв А.И. Солженицына "Жить по правде!" был воспринят нами, как эксцентрическое пожелание известного чудака, относящееся к духовной жизни, которой мы, будучи атеистами, опять же в силу своего воспитания, не придавали существенного значения. Тем более что, будучи гражданами государства, которое нас повседневно обманывало, чтобы иметь возможность грабить, то есть иметь основание изымать у нас гораздо более того, что мы были бы согласны ему отдавать, мы тоже всеми силами стараемся обмануть это ненавистное нам государство. Именно ненавистное, которое мы не можем покинуть не потому, что некуда ехать (эмиграция в Канаду для трудоспособных и членов их семей открыта), а потому, что государство отучило нас работать по правде - мы умеем только "работать по нарошке", то есть по лжи. А ведь поначалу все было совсем не так.
  

Как это начиналось

  
   Хотя первобытное, примитивное общество развивалось очень медленно, в нем практически сразу возникли все четыре вида отношений между людьми: равноправные, силовые, договорные и уважительные. Сильный человек мог заставить слабого собирать для него орехи, ловить рыбу, содержать скот, сажать и собирать пшеницу, а при случае мог его и скушать. Он мог договориться с другим сильным человеком и обменять рыбу на несколько горстей орехов, а мог и вообще отдать рыбу или орехи за просто так уважаемому им человеку, которого при случае мог и просто скушать. Нравы тогда были простые, и, если человек не мог постоять за себя по старости или из-за раны, полученной на охоте, то его попросту съедали. Но постепенное усложнение и разделение труда требовало какого-то нормативного регулирования отношений.
   В раскопках древних стоянок человека на территории Испании, датируемых приблизительно 7 - 10 тысячами лет до новой эры, был впервые обнаружен скелет человека с культурно обработанной культей (по другим данным, этому скелету 20 тысяч лет). По-видимому, в это время люди уже поняли, что ум человека, хранящий многовековой опыт, может быть для них более ценен, чем его мышцы и кости. К несколько более позднему времени (приблизительно 1-2 тысячи лет до новой эры) относится и возникновение первого этического кодекса - Десяти заповедей, переданных Богом на каменных скрижалях через Моисея еврейскому народу на горе Синай. Вот эти заповеди:
      -- Бог един.
      -- Не сотвори себе кумира.
      -- Не произноси имени бога напрасно.
      -- Помни день субботний.
      -- Почитай отца и мать.
      -- Не убивай.
      -- Не прелюбодействуй.
      -- Не кради.
      -- Не произноси ложного свидетельства.
   10. Не желай ничего, что у ближнего твоего.
   Эти десять заповедей, который Бог дал небольшому, затерянному в пустыне народу явились основой основ всей современной цивилизации. Они утверждали неприкосновенность любой человеческой жизни, неприкосновенность собственности, обязательный день отдыха после шести дней труда, жизнь по правде. На основе этих заповедей возникло и религиозное учение, требовавшее их выполнения.
   Несложно понять, что в жизни многие из этих заповедей выполнялись плохо и нарушались. А пророки, проповедывающие религиозное учение, осуждали нарушения. Пророк Амос говорил: "И вы, берущие взятки в суде, чтобы отнять у бедного и дать богатому! Бог покарает вас за неправду!" Пророк Исайя проповедывал: "Горе вам, прибавляющим дом к дому и поле к полю, так что другим не остается места на земле!" Пророки обличали неправедные, злые дела людей, как нарушение божественных заповедей. В то время экономические и социальные вопросы наряду с нравственными были частью всеобъемлющей религиозной мысли.
   Уже в позднем первобытном обществе началось разделение людей на бедных и богатых. Бедные содержали стада овец, коров, свиней, а богатые владели ими, руководя возникшим производством предметов потребления. Стада были их основным капиталом, в то время как мясо животных, например, было оборотным капиталом. Продав мясо можно было расплатиться с рабочими, докупить корм скоту, и еще оставался доход владельца. В это время появились рынки для обмена произведенного товара и деньги как универсальный товар и мера ценности товара и богатства.
   Богатство в то время проявлялось в двух ипостасях: сокровища, которые были редки и кроме морального удовлетворения своему владельцу ничего не приносили, а также капитал, который непрерывно приносил прибыль. Даже простейший ткацкий станок, который был изобретен в то время, являлся капиталом, потому что приносил от продажи ковров доход, который тратился на шерсть, необходимую для ткачества, и средства существования ткача. А еще иногда оставалась и прибыль, которую можно было потратить на приобретение примитивных украшений-сокровищ, а можно было и пустить в дело, приобретя второй ткацкий станок, за который посадить жену или менее удачливого соседа. Капитал и договорные отношения существовали тогда, когда не было еще и государства. И уважительные отношения тоже тогда существовали.
   В силовом обществе сохранения богатые власть имущие люди заставляли трудиться на них бедных. Закрепилось разделение людей не только по профессиональному, но и по имущественному принципу. В античном обществе труд выполнялся рабами и потому считался занятием, недостойным богатого свободного человека, который наслаждается благами жизни в роскоши и празднествах. Христианство провозгласило труд почетной деятельностью. Бог дает людям богатство, чтобы одаривать бедных. "Мы были у вас, - говорил апостол Павел, - но занимались трудом и работою, чтобы не обременять кого-либо из вас. Ибо завещали вам сие: если кто не хочет трудиться, то и не ешь!"
   Но и христианские адепты постепенно богатели и перешли на службу богатым. Их священнослужители обрядились в богатые, шитые золотом ризы и служили с золотыми чашами и подносами. Не оправдывать богатых им было нельзя. Ярким символом этого стал выпуск и продажа церковью индульгенций, заранее отпускавших богатым все грехи, которые они могли совершить впоследствии. Лютер реформировал церковь, упростив богослужение и устранив роскошь из служб. Он учил, что каждый торговец, работая в своей лавке, служит богу не хуже монаха, если ведет дело честно, без обмана и лжи и не разбазаривает доходы.
   Его сторонник Кальвин учил, что производство и торговля являются богоугодными делами. Приобретаемая в процессе их собственность священна и неприкосновенна. Она принадлежит Богу, который доверяет ее человеку. Грех отбирать ее у человека, но богоугодное дело договориться и поделиться с человеком. Но даже сам владелец богатства не имеет права транжирить ее на роскошь и пустые забавы. Он должен беречь каждую копейку, каждый гвоздь. Так проповедовалось сбережение и накопление капитала, которое лежит в основе развития. А основой богатства, капитала считался труд. Но труд не подневольный, а договорной, со справедливым, правдивым распределением результатов труда на основе достигнутого компромисса между всеми его участниками. Ложь при этом осуждалась как грех.
   Капитал можно было не копить, а можно было начинать новое дело, взяв ссуду у ростовщика. Ростовщик не "работал" в привычном смысле этого слова - он "продавал" деньги на время за цену, несколько превышающую эти деньги. Но праведна ли эта деятельность, угодна ли она Богу?
   Праведность, согласно Библии, предполагает выполнение человеком своих обязанностей. По отношению к ближнему это прежде всего помощь бедным и больным. На поле, в саду, винограднике всегда оставалась часть урожая неубранной, чтобы этим могли воспользоваться нищие или просто голодные путники. Запрещалось использовать нужду ближнего для своего обогащения. Нельзя было задерживать плату за труд наемного работника, нельзя было обмеривать и обвешивать. Каждый седьмой год требовалось прощать все долги и отпускать на волю рабов, которые сами продали себя в рабство, терпя нужду.
   Все эти правила вытекали из общей заповеди: "Люби ближнего своего, как самого себя". Это правило относилось не только к евреям, но и к живущим в стране иноземцам. Не только к свободным, но и к рабам. Особые правила для судей предписывали судить только по справедливости, не благоволить к богатому и не делать скидки для бедняка или сироты. Перед законом были равны и свободный и раб. За имущественные преступления нельзя было наказывать смертной казнью, сын не отвечал за преступления отца.
   Если при соблюдении этих правил человек становился богатым - это и было воздаянием за богобоязненность. Богатство было знаком Божьего благословения.
   Христианство восприняло от иудаизма утверждение достоинства человеческого труда как основного источника богатства, идею принципиального равенства всех людей перед Богом, служебное положение материальной деятельности по отношению к духовной жизни человека, обязательную благотворительность и положение, что все имущество есть собственность Бога. Деньги рассматривались как зло, хотя и необходимое. Только благотворительность могла оправдать их наличие. К торговле тогда относились подозрительно и в спорах пытались решить, насколько богоугодна она и не является ли злом? Ранехристианские авторы допускали торговлю только в пределах удовлетворения своих потребностей (не для наживы). Брать можно было только "справедливую цену" - такую, какую можно взимать, не беря греха на душу. Естественно, что отношение к ростовщичеству было резко отрицательным. Церковные соборы до XVI века запрещали духовным лицам заниматься ростовщичеством под угрозой немедленного отлучения от церкви. Мирянам делалось послабление: на первый раз прощалось при условии покаяния, но при повторе - отлучение от церкви.
   Средневековый философ Фома Аквинский отметил случаи, когда не грех продавать товары дороже, чем купил. Это может быть некоторое улучшение купленной вещи, продажа ее через некоторое время (хранение требует затрат), или продажа в другом месте (перевозка требует затрат и существует риск потери ее от разбоя). Здесь мы впервые сталкиваемся с понятием прибыли как вознаграждения за риск предпринимателя. Поэтому сам факт продажи дороже, чем купил еще не грех. Грех назначать несправедливую цену. И хотя ростовщик тоже идет на риск, ростовщичество, тем не менее, Фома Аквинский осуждал.
   А вот Кальвин, реформировавший христианство применительно к образованию нового договорного общества потребления, рассуждал, что заемщик, получив деньги, пускает их в оборот и зарабатывает новые деньги, которыми он должен поделиться с заимодателем, лишенным этим займом возможности самому пустить деньги в оборот. Следовательно кредитор вправе заранее поставить условием ссуды выплату ему определенного процента при ее возвращении. Что касается прибыли капиталиста, который сам пускает свои или чужие деньги в оборот, то она признавалась справедливой наградой за его труд организатора подобно плате за труд наемного работника. Так теоретически обосновывались договорные отношения в обществе потребления.
   Хозяйственный уклад, сложившийся в договорном обществе потребления отличался от предыдущего уклада в силовом обществе сохранения характером экономического поведения людей и характером отношений между ними, что определялось иными представлениями о допустимом добре и недопустимом зле. Обман, насилие, нарушение законов считается здесь злом, как и прежде, но торговля в любых ее проявлениях больше злом не считается. Ссудный процент начинает считаться нормальным явлением. Стремление к богатству признается естественным для человека. Соответственно изменяется и законодательство, чтобы каждый мог употреблять свои способности и материальные средства так, как он считает нужным. Цена устанавливается договорным путем по взаимному соглашению между покупателем и продавцом и никто другой на нее влиять не может. Священны и неприкосновенны частная собственность, частная жизнь человека и сама его личность.
   Эти новые взгляды на хозяйственную сферу жизни принесла Реформация. Наряду со многими догматами христианства Лютер, Кальвин и их единомышленники по-новому объяснили место человека в природе, его роль в мире земном и его взаимоотношения с миром небесным. Они по-иному сформулировали права и обязанности христианина по отношению и к небу, и к другим людям.
  

Праведна ли "ложь во спасение"?

  
   Однако нашлись люди, которые засомневались в целесообразности договорных отношений и попытались проповедывать силовые отношения во благо всем людям. К. Маркс и Ф. Энгельс несомненно были гениальными людьми, сумев организовать всемирное общественно-политическое движение рабочих. Но направив свои таланты на конкретную деятельность, они несомненно могли достичь более значительных практических результатов. Правда Ф. Энгельс был удачливым фабрикантом и на прибыль от своего дела содержал К. Маркса, давая ему возможность заниматься экономической наукой.
   Но при ближайшем знакомстве с экономическими достижениями К. Маркса выясняется, что они не так уж велики, как это было принято считать в советской России. К. Маркс в науке оказался заурядным спекулянтом, приспособив ее для своих политических нужд. Искусно препарировав диалектику Г.В.Ф. Гегеля, отбросив ее существенную часть, он создал свой метод - Диалектический материализм, который позволил ему "предсказать" Всемирную революцию (насилие) как панацею от всех общественных бед. А общество к его времени уже столкнулось с циклическими кризисами перепроизводства или снижения спроса, безработицей и катастрофическим обнищанием трудящихся.
   Фактически ничего принципиально нового в экономическую науку он не внес. Введя новые экономические термины, он трактовал хозяйственный процесс как обман капиталистом рабочего труженика. Согласно доводам К. Маркса рабочий только небольшую часть рабочего дня работает сам на себя, создавая ценность в виде товара, необходимую для воспроизводства его рабочей силы. Капиталист продает этот товар по цене, на много превышающей ее стоимость, отдает незначительную часть рабочему, а львиную долю кладет себе в карман, то есть обманывает, обкрадывает рабочего. Это ему удается благодаря наличию у него капитала, частной собственности, а следовательно необходимо капиталиста лишить частной собственности и сделать таким же наемным рабочим, как те, кто у него трудится. "Собственность - это кража!" - утверждал П.Ж. Прудон - сторонник, а затем противник К. Маркса, и последний был с этим вполне согласен. Он не считал управленческий труд более квалифицированным и достойным большего вознаграждения, чем обычный труд, то есть фактически утверждал "уравниловку". А что касается риска предпринимателя, который на рынке со своим товаром может потерпеть урон, не продав его, и даже разориться, потеряв собственность, то этот фактор он совсем не учитывал, что вносило погрешность в его суждения.
   Если же обобществить собственность, создать общественное производство и перейти к справедливому с точки зрения К. Маркса уравнительному вознаграждению за труд, то необходимость в государстве отпадет, оно отомрет. И наступит райская жизнь (вот только кто будет следить за порядком в этой "райской жизни"?).
   В программном документе "Манифест коммунистической партии" К. Маркс и Ф. Энгельс, проанализировав экономическую и политическую структуру современного им общества, пришли к выводу о существовании преимущественно антагонистических (враждебных) противоречий между непосредственно производителями-пролетариями и капиталистами-руководителями производства. Эти противоречия могут быть разрешены, по их мнению, только революционным уничтожением старого общества, уничтожением капиталистов, как класса вообще путем экспроприации, огосударствливания их частной собственности.
   Еще при жизни К. Маркса и Ф. Энгельса их идеи встретили серьезную конструктивную критику. В частности следует отметить работы Э. Берштейна и М.А. Бакунина, в которых была осуществлена целенаправленная логическая попытка предсказать негативные последствия применения этих сомнительных идей. Может быть, потому западноевропейские общественные движения не ставили себе цель практически осуществить умозрительные предложения К. Маркса и Ф. Энгельса, поскольку знакомились с их конструктивной критикой и не пренебрегали защитой интересов личности в процессе общественного развития.
   Русские революционеры, наоборот, увидели в идеях К. Маркса и Ф. Энгельса действенное средство преобразования общества. Канонизировав тексты их работ, обобщающих опыт западноевропейского развития, они приложили эти сомнительные умозрительные идеи к развитию русского общества и сформулировали новое общественно-политическое учение - марксизм, которое использовали как инструмент объединения пролетариев для захвата государственной власти и практического преобразования общества согласно указаниям основоположников марксизма.
   Получив государственную власть в результате октябрьского переворота 1917 года, они национализировали средства производства и фактически вернулись к силовому обществу, введя распределительный Военный коммунизм, когда за пайку хлеба рабочий трудился целый день. Хлеб они реквизировали у крестьян, запретив торговлю. Эти жесткие меры позволили им победить в Гражданской войне, сохранив целостность государства, и добиться военного паритета с окружающими государствами. Но после окончания военных действий стало ясно, что силовые методы управления ведут к конфронтации с крестьянством, составляющим большинство населения. Руководители государства были вынуждены пойти на отмену силовых отношений и возвратиться к договорным отношениям, которые позволили достаточно быстро восстановить разрушенное войной народное хозяйство.
   Однако за это время окружающие страны развили военные отрасли промышленности, военный паритет был нарушен и возникла военная угроза, которую можно было предотвратить, проведя индустриализацию и милитаризацию промышленности. На это были необходимы средства, которые при неконкурентоспособной на мировом рынке промышленности мог дать только крестьянин. А он давать средства не хотел, поскольку всегда прежде рассматривал не далекую перспективу, а близкую, планируя свое поведение только на один календарный год от предыдущего посева до последующего посева. И российским руководителям пришлось вновь прибегнуть к силовым, распределительным методам управления, чтобы перестроить народное хозяйство. Эта задача была выполнена, что позволило России вместе с союзниками выиграть Вторую мировую войну.
   После войны силовые отношения были сохранены, что постепенно вело к деградации народного хозяйства и деградации общества. Эта деградация привела к тому, что поставив чрезвычайно привлекательную цель создать передовое социалистическое общество всеобщего благоденствия, пожертвовав грандиозные материальные средства и людские ресурсы, используя предначертания основоположников марксизма, последователи этого учения не смогли обеспечить нормальную человеческую жизнь членам общества, обеспечив их достаточным социалом, а без этого невозможно позитивное развитие.
   Улучшение качества жизни, достигнутое в развитых странах, руководители общества попытались заменить лозунгами о достижении лучшей жизни в светлом коммунистическом будущем, которое предстояло еще построить. В это время усилилась идеологическая обработка членов общества, основные положения которой были сформулированы в виде Морального кодекса строителей коммунизма. Он состоял из 12 заповедей:
      -- Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической родине, к странам социализма.
      -- Добросовестный труд на благо общества.
      -- Забота каждого о сохранении и умножении общественной собственности.
      -- Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушителям общественных интересов.
      -- Коллективизм и товарищеская взаимопомощь.
      -- Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми.
      -- Честность, правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.
      -- Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.
      -- Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.
      -- Дружба и братство всех народов, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.
      -- Непримиримость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.
      -- Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.
   Если общечеловеческие ценности Десяти заповедей, да и всей Библии проникнуты любовью к человеку как воплощению божественного начала на земле (вспомним хотя бы утверждения "Бог есть любовь!" или же - "Возлюби своего ближнего как самого себя!", или же - "Поступай со своим ближним так, как ты бы хотел, чтобы поступали с тобою!"), то Моральный кодекс строителя коммунизма сориентирован на поиски врагов, предателей и шпионов. В первую очередь врагов коммунизма, а затем и врагов дела мира и свободы народов, тунеядцев, стяжателей, каръеристов и вообще всех нарушителей общественных интересов, к которым культивируется жесткая нетерпимость и непримиримость.
   В Библии, когда говорится о противодействии людей, то обычно показывается, что происходит не преднамеренное злостное противоборство непримиримых врагов, а что один из этих людей является нравственно ошибающимся, заблудшим, что его можно еще спасти, образумить, убедить в необходимости мирного соглашения. Такое поведение исключается Моральным кодексом строителя коммунизма. Пролетарский поэт В. Бредель в одном из своих публицистических произведений писал: "Соглашений с тобой не приемлю! Нигде, никогда, никак! Дождь падает с неба на Землю - а ты мой классовый враг!" Классового врага, как сказал другой пролетарский писатель, попросту уничтожают, в то время как общечеловеческие ценности требуют: "Не убий!"
   В условиях тотальной слежки друг за другом, когда контроль поведения своего ближнего вменялся в нравственную обязанность строителя коммунизма, а доносительство на своего ближнего зачастую сопровождалось занятием его должности и получением его привилегий, невозможно было соблюдать заповеди "Не желай ничего, что у ближнего твоего!" или же "Не производи ложного свидетельства на ближнего своего!", которые попросту отсутствовали в Моральном кодексе строителя коммунизма.
   Моральный кодекс строителя коммунизма висел на каждом предприятии на красных фанерных листах, написанный большими белыми буквами, но пользовались последователи марксизма его заповедями крайне редко. Обычно они руководствовались Бытовым кодексом, заповеди которого разительно отличались от заповедей Морального кодекса строителя коммунизма.
   Первая заповедь этого кодекса гласила: "Бога нет!" Дело в том, что атеизм последователей марксизма носил резко выраженный агрессивный характер. Религиозный человек, сомневающийся и кающийся, согласно неписаным законам последователей марксизма не мог состоять в партии и занимать руководящие должности. Приспосабливаясь к этому, люди становились атеистами. Еще Ф.М. Достоевский вывел тождество: "Бога нет - все дозволено". Это значит не надо спасать свою бессмертную душу благопристойным поведением, значит совесть превращается в химеру, а без нее можно делать все что угодно. Как здесь не вспомнить высказывание бесноватого А. Гитлера: "Я освобождаю вас от химеры, именуемой совесть!"
   Вторая заповедь гласила: "Ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак!" Поэтому каждый человек пытался любыми средствами выбиться в начальники, "попасть в обойму", ибо начальник не только получал большую зарплату, но и обладал многими льготами, которые простому смертному были недоступны. И боясь, чтобы его "не подсидели", каждый начальник заместителей себе выбирал по принципу не наличия у кандидата деловых качеств, а по выражению степени личной преданности этому начальнику, способности любыми средствами добиться выполнения указаний этого начальника. Так деградировала система.
   В религии важное значение придается дню отдыха от трудов праведных. В исламе это пятница, в иудаизме - суббота (блюди день субботний), у христиан - воскресение. Это день, когда человек должен отрешиться от дел своих и спокойно поразмыслить: а правильно ли он поступает, не обидел ли кого своим поведением, не преступает ли велению совести своей? И если по зрелому размышлению он обнаружит в поведении своем прегрешения, то он должен покаяться и очиститься от них. Покаяние имеет большое значение в каждой религии не только как механизм осуществления личного контроля за выполнением заповедей, но и как процесс нравственного очищения личности, способствующий непрерывному нравственному совершенствованию и усилению психической устойчивости. Известно, что люди, невольно нарушившие заповеди в силу общественной необходимости, например, воины, убившие в бою врагов, на некоторое время не допускались в церковь и вынуждены были каяться в совершенных грехах за ее стенами (так называемое наложение епитимии на грешника). Для психической устойчивости кающегося большое значение имела возможность исповедываться своему духовнику в святой церкви, получая от него совет и отпущение грехов, зная, что исповедь останется в тайне между ним и его духовником как дело сугубо интимное под охраной стен церковных.
   Для последователей марксизма, признающих только свои догматы и жестоко выкорчовывающих из человеческой нравственности все не "вполне соответствующее классовым интересам", всякое размышление, а тем более покаяние, способное изменить поведение человека в соответствии с его самостоятельным решением, является чрезвычайно опасным. И вместо путающей и расслабляющей человека четвертой общечеловеческой заповеди "Блюди день субботний" они выдвинули емкую и каменно непреклонную, бесприкословную и бездумную формулировку: "Надо!" Причем, то, что "Надо!", конечно же, решали вожди, начальники, а простые люди должны были беспрекословно выполнять. И вот уже простые труженики работают без выходных дней, если это "Надо!", идут беззащитные в зону атомного взрыва, если это "Надо!" Расстреливают таких же, как они сами, беззащитных тружеников - ведь "Надо!" кому-то уничтожать многочисленных врагов, пускай даже и только кажущихся такими начальнику.
   С позиций "Надо!" становится опасной заповедь "Почитай отца своего и мать свою!", ибо они ведь могут оказаться классовыми врагами, которых необходимо уничтожать. И последователи марксизма выдвигают в качестве пятой заповеди хитроумную формулу "Кто не с нами - тот против нас!", а, следовательно, кто не с нами - тот наш враг и поступать с ним следует как с жестоким и коварным врагом: уничтожать его, расстреливать, морить голодом, доносить на него, если самому невозможно уничтожить.
   При этом шестая общечеловеческая заповедь "Не убий!" становится классово чуждой последователю марксизма. Именно "Убей!" своего классового врага становится главной заповедью. И вот уже пролетарский поэт, член ЦК КПСС К. Симонов призывает: "Так убей фашиста, чтоб он, а не ты в земле лежал... Так убей его поскорей, сколько раз увидишь его, столько раз его и убей!" Отсюда уже недалеко до людоедского лозунга: "Умри ты сегодня, чтобы я дожил до завтра!"
   К общечеловеческим ценностям относится и седьмая заповедь: "Не прелюбодействуй!", в которой проявляется забота о семье как первичной ячейке общества, ибо именно с прелюбодеяния начинается распад семьи. Эта заповедь относится и к мужчинам и к женщинам. Последователей марксизма мало интересует крепость семьи, в которой не осуществляются классовые идеи и интересы. Тем более, что основоположники марксизма выдвинули идею общественного воспитания детей в духе классовых интересов. Так что необходимость в семье со временем отпадет. И вот вместо этой седьмой заповеди последователи марксизма в быту выдвинули разухабистую формулировку: "Женщина тоже друг человека: если она жена врага - она законная добыча, если она своя - она законная награда за почетный труд!" Вот и поступают с женщиной как с захваченной добычей. Закабаленная на работе твердокаменным "Надо!", она после работы мечется по длинным очередям, добывая пропитание семье, а затем и обслуживает эту семью допоздна как кухарка и прачка.
   Восьмая заповедь последователей марксизма в быту была сформулирована еще во времена Октябрьского переворота: "Грабь награбленное!" А поскольку государство жестоко грабит рядового члена общества, то ограбление государства считается всего лишь небольшой, но справедливой компенсацией. Героем нашего времени стал не честный труженик, а тот, кто сумел отхватить от общественного пирога кусок, и чем больше, тем почетнее. "Унеси с работы гвоздь - ты хозяин, а не гость!" А разве хозяин будет воровать у самого себя? Нет, не хозяин трудящийся на работе своей, и не гость даже - он этой работы раб, который управляется твердокаменным "Надо!", получая только тот минимум, который позволяет не умереть с голоду. Трудящиеся тогда пели: "Есть такой на свете герб: сверху молот, снизу серп. Хочешь жни, а хочешь куй - все равно получишь ...!" А работать за трехточие никто не хотел - все хотели быть начальниками и Руками водить, а не Руками работать!
   В этих условиях девятая заповедь становилась неактуальной, ибо если бога нет и все позволено, то позволена и ложь, тем более "во спасение". Если ближний твой - твой непосредственный начальник является тебе врагом, то против него все средства, в том числе и ложь, хороши. Тем более, если его уничтожить, то кое что может перепасть и тебе. Как тут не пожелать ничего, что у него есть, а тебе трудом праведным не заработать? А если не достанется тебе, то все равно - пусть и у него не будет. Вот и родилась заповедь Бытового кодекса последователя марксизма: "Пускай мне будет даже плохо, если только моему ближнему будет еще хуже!"
   Было бы несправедливо рассматривать Бытовой кодекс как простой набор антитез общечеловеческим ценностям. Последователи марксизма не могли не пойти еще дальше всего человечества и выдвинули еще несколько заповедей. Это, прежде всего, - "Не зевай!" ибо в общем развале и разброде, когда каждый вынужден заботиться о себе сам, кто зевает, тот лаптем щи хлебает. Так что можешь делать все, что хочешь, но только не зевай и при этом "Не попадайся!" - как гласила двенадцатая заповедь. Ибо на святой Руси всегда били воров, но только последователи марксизма сумели сформулировать причину этой ненависти к любителям унести то, что плохо лежит: "Не за то вора бьют - что украл, а за то - что попался!"
   Так можно ли считать нравственным общественное учение, которое имеет две морали, одна из которых весьма привлекательна, но не используется, за то вторая, хотя и является человеконенавистнической, но весьма удобна для руководства в сомнительных ситуациях. А жизнь наша полна таких ситуаций. Вот и используется "Ложь во спасение". Только праведно ли это. Но если совести нет, то и праведность ни к чему.
   И не удивительно, что Моральный кодекс строителя коммунизма был быстро забыт еще до роспуска Коммунистической партии и развала Союза. Когда же развалили Советский Союз, то бытовой кодекс пополнился еще одной заповедью: "Разрешено все, что не запрещено!" И это привело не только к материальной, но и к духовной катастрофе, которая длится уже более восемьнадцати лет.
  

Кодекс культурной жизни

  
   К концу двадцатого века Россия освободилась от гнета тоталитарной системы, что сопровождалось бесконтрольным распадом СССР, развалом народного хозяйства, снижением уровня, качества и продолжительности жизни народа. Народ унаследовал от старой системы ее специфические формы ментальности и общественного сознания, выражающиеся в двойном стандарте нравственности для "внешнего", показушного потребления и для "внутреннего", личного пользования, нежизнеспособную хозяйственную систему и непригодную для достойной и здоровой жизни окружающую среду. К этому времени сложилась обширная теневая экономика, капиталы которой требовали легализации. Сознательно или бессознательно этот фактор явился также одним из основных причин реформирования отношений в народном хозяйстве страны.
   Именно по этой причине вместо ожидаемых реформ, целью которых должен был стать человек - рост его благосостояния и его духовное и нравственное развитие, начался антинародный раздел государственной собственности, который принял криминальный характер. Ненависть неолибералов к коммунистической системе была так сильна, и они так трусливо боялись возможности последующей реставрации, что они готовы были немедленно разделить государственную собственность между любыми претендентами на нее, вплоть до представителей криминала. В этот процесс включились в равной степени как дельцы теневой экономики, члены криминальных и бывших партократическимх структур (которых вполне устраивал переход от распоряжения собственностью к владению ею), так и сами неолибералы.
   И как неизбежный результат этого начался процесс нового бандитского накопления первоначального капитала, получивший название "черной приватизации" или "прихватизации", осуществляемый за счет криминального присвоения государственной собственности и денежных накоплений населения; заметно разросся мощный сектор криминальной и, уже на новом качественном уровне, теневой экономики; произошло беспрецедентное разрушение промышленного и аграрного производства; произошло обвальное расслоение населения на сверхбогатых и сверхбедных, причем за границей нищеты оказалось более трети населения (согласно методики ООН, которая нищетой признает доход в 50 долларов в месяц).
   В результате разноплановых действий властных структур, личностей, включенных в эти структуры и преследующих материальные или амбициозные цели, игнорирование исполнительной властью данных науки, в России сохранилось силовое общество, и стала складываться экономика раннего хищнического капитализма, к которой большинство народа не стремилось и не хотело ее. При этом обнаружилась долговременная тенденция углубления социального и экономического кризиса, принявшего форму вялотекущей национальной катастрофы. Это проявляется в том, что в области экономической мы имеем практически отсутствие реальной рыночной экономики, основанной на конкуренции в сфере товарного производства и, как следствие, беспрецедентное падение промышленного и сельскохозяйственного производства, свертывание наукоемких отраслей народного хозяйства и забвение новых технологий; в области социальной мы имеем забвение идеи социального и правового государства, рост девиантного поведения и криминализация всех сфер общественной жизни, развязывание и обострение социальных и межнациональных конфликтов, ухудшение физического и нравственного здоровья народа, сокращение рождаемости и продолжительности жизни, резкий скачок смертности населения, возникновение проблемы его депопуляции; в области духовной мы имеем крушение традиционных для российского общества нравственных ценностей, насаждение западных, чуждых российскому менталитету примитивных стандартов культуры, снижение общей образованности, упадок национальной культуры и отечественной науки, физическую и моральную деградацию личности.
   Как следствие проводимых реформ обострились старые и возникли новые катаклизмы в жизни общества.
   Несмотря на декларирование возврата к мировым ценностям, достоянием нашей культуры так и не стала ценность человеческой жизни, здоровье и достоинство личности. Напротив, в реальной жизни все это обесценено в России до минимально возможного предела.
   Вопреки декларирования идей плюрализма и терпимости, характерных для либерализма, сохранилась коммунистическая ментальность, основанная на концепции жизни как непрерывной борьбы: борьбы с трудностями (которые мы сами подчас себе создаем), борьбы с природой, борьбы с врагами. Вместо поиска общих оснований и согласия мы ищем способов победить и даже уничтожить своих оппонентов, которых по-прежнему чаще всего считаем врагами, предателями и шпионами. Мы остаемся пока рабами сложившегося еще в коммунистические времена менталитета.
   В наше время усугубляется разрыв между словом и делом, характерный для коммунистической системы. Применяются новые законы и указы, которые не имеют механизма реализации, и отклоняются практические мероприятия и законы, которые жизненно необходимы нам для упорядочения нашего поведения в изменившихся социальных условиях. Несовершенна и не упорядочена сама сфера принятия и осуществления решений. В результате утрачивается правосознание, нарушения правопорядка принимают массовый характер, что, в свою очередь, приводит к чрезмерному социальному расслоению общества, создает условия нестабильности и опасности социальных и национальных конфликтов.
   В то время как в развитых странах основной ценностью стал "человеческий капитал" (знания, интеллект), мы по-прежнему считаем необходимым направлять все усилия на материальное производство, которое остается у нас фетишем. При однобокой гипертрофии производственной сферы существенно недоразвита сфера услуг, не удовлетворяется необходимое потребление, которое искусственно сдерживается на границе минимально необходимого предела. Мы все еще живем бедно, скученно и бездуховно.
   Бюджетную политику мы стремимся, как и прежде, ориентировать на сферу производства в ущерб воспроизводству и развитию, а в конечном счете в ущерб интересам человека: образованию, здоровью, медицине, обеспечению физиологической и физической безопасности, формированию здоровой среды обитания.
   Формирование рынка идет однобоко; в частности, не создается рынок интеллектуальных продуктов, в результате чего интеллектуальные ресурсы России остаются невостребованными и утекают за границу. Разрушаются системы образования, проектирования и науки. В то же время сохраняются устаревшие технологии: энерго- и материалоемкие, существенно загрязняющие природную среду. Не производится в необходимых объемах реконструкция и ремонт инфраструктурных сетей, объектов промышленности и городского хозяйства. Неоправданно большие средства расходуются на поддержание ненужной в современных условиях огромной армии, не предпринимаются меры по скорейшей ликвидации военного конфликта на Северном Кавказе, являющегося "черной дырой" отечественной экономики. Не предпринимаются существенные меры против криминализации нашей жизни, борьбы с коррупцией в сфере управления, создания условий для перевода из подполья теневой экономики, объем производства которой превышает половину совокупного объема ВВП страны.
   Недопустимо медленное формирование структур гражданского общества тормозит становление правового государства. Сохраняется перелицованная административная система и отчуждение народа от власти. С другой стороны, сказывается незавершенность и нестабильность структур демократических институтов власти. В их деятельности отсутствует баланс и разделение сфер полномочий.
   Самое печальное заключается в неосознании того поразительного факта, что все эти перечисленные сугубо отрицательные факты являются элементами стратегии Четвертой мировой "информационно-психической" войны, начальный этап которой в течение восемьнадцати лет мы проигрываем, потеряв уже 13 миллионов человек и порядка шести триллионов долларов. Неосознанно мы упустили стратегическую инициативу в этой войне, и первый этап ее развивается в соответствие с челоконенавистническими планами Запада уничтожить две трети нашего населения руками наших коррумпированных чиновников и организованной преступности. Для обслуживания сырьевого придатка западных развитых стран, в который превратилась Россия, достаточно одной трети теперешнего населения, другие две трети, с точки зрения западных "стратегов", только бесполезно переводят ресурсы, которые могут быть более продуктивно использованы теми же самыми западными развитыми странами. Эта политика основывается на идеологии техницизма, отношению к человеку как к винтику огромной общественной машины, которая должна противостоять окружающему миру.
   А между тем, возможна и другая стратегия развития миропорядка, основанная на гуманизации человеческих отношений. Человек не чужд окружающему миру - он органическая часть этого мира. Ни экономика, ни техника, а сам человек в результате своей деятельности создает социальную реальность, продуктом которой он сам впоследствии становится. Содержание, смысл, нравственные и религиозные основы социальной деятельности человека в настоящее время приобретают определяющее значение для судеб современного мира. Вне высоких нравственных оценок с позиций добра, совести, справедливости мир, несмотря на нарастание технической мощи, неизбежно окажется в духовном, чреватом необратимыми последствиями вакууме. Все-таки представляется, что ведущая роль в гуманизации человеческих отношений при развитии современного общества принадлежит России.
   Присущие российскому менталитету архетипы мышления в наибольшей степени соответствуют геополитическим реалиям. Это:
  -- способность к восприятию лучших достижений мировой культуры и науки;
  -- восприятие новых технологий и склонность к наукоемким производствам;
  -- склонность к фундаментальным исследованиям;
  -- высокие научно-технические достижения в традиционных для России сферах (авиация, ракетостроение, космос, атомная энергетика);
  -- особенности образовательного и интеллектуального капитала;
  -- наличие мощного социального капитала;
  -- высокие духовные и нравственные устои большинства населения;
  -- национальная, религиозная и социальная терпимость;
  -- культурные традиции;
  -- способность к выживанию в экстремальных условиях;
  -- доброта и даровитость.
   И хотя эти и многие другие позитивные архетипы мышления еще недостаточно зафиксированы в национальном сознании народа России, но они обретают высшую социальную ценность в свете новых геополитических реалий современного мира. Более того, Россия остается единственным силовым центром, способным предотвратить мировую катастрофу и становится центром притяжения и ориентации различных стран и народов современного мира.
   Однако для того, чтобы стать культурным объединителем и спасителем мира, России необходимо в первую очередь показать пример организации культуры быта, культуры материального потребления и духовного ренессанса. И одного возвращения к общечеловеческим ценностям недостаточно. Исходя из Всеобщей декларации прав человека, академик В.М. Матросов попытался наметить принципы расширения этики общества высокой нравственности, совершенствования, качества жизни и устойчивого развития России.
   Высшая ценность - Человек, его права, жизнь, здоровье, счастье, достоинство, его развитие как личности.
   Граждане России - это наши соотечественники, наши родные, близкие и друзья; их нельзя убивать, попирать их достоинство и честь, грабить, обрекать на нищету. Дети - наше продолжение, носители лучшего, что есть в нас, их необходимо беречь. Здоровье наших детей - это здоровье общества в будущем.
   Общество граждан России - это наш великий народ, русская нация, другие нации, дорогие нам всем, это наша российская цивилизация, которой мы гордимся. Нельзя предавать его национальные интересы и завоевания, забывать ратные подвиги и жертвы наших отцов, подвижничество наших матерей.
   Природа - дом Человека, самое совершенное, что нас окружает. Она требует человеческой заботы и защиты. Ее нельзя насиловать, отравлять и уничтожать.
   Народное хозяйство - достояние нас и наших детей. Его нельзя грабить, разорять и разрушать.
   Россия - наша Родина. Она состоит из общества, природы, народного хозяйства, государства, их материальных и духовных ценностей. Россию необходимо защищать, ее наследие приумножать; ее нельзя членить, грабить, творить с ней произвол, бесправие и нищету.
   Тысячу лет тому назад князь Ярослав Мудрый сформулировал первый на Руси нравственный и юридический кодекс, который получил название "Русская правда". Было это уже после крещения россиян, и Русская правда впитала в себя нравственные положения десяти заповедей. Не все поначалу согласились с соблюдением этого кодекса. И понадобилась железная рука стольного князя, который был единовластным правителем (диктатором, как бы сейчас мы сказали), чтобы приучить русский народ к соблюдению новых нравственных и юридических норм. То, что академик В. М. Матросов сформулировал в виде дополнения к общечеловеческим ценностям, по праву можно назвать современной "Российской правдой". Вот только сомнительно, что "новые русские", которые заняли ключевое положение в общественной жизни России, согласятся придерживаться ее положений. Законы они еще согласны выполнять под страхом наказаний, но придерживаться нравственный устоев, необходимых для сохранения и развития общества - никогда! И понадобится новая железная рука современного диктатора, чтобы приучить их работать на благо всего общества, а не только свое благо.
   Россияне, давайте жить по правде, по "Российской правде"!
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Много ли человеку надо?

Право физиологического удовлетворения

  
   Человек царь природы, но он и ее составная часть. А в природе все, что когда-либо возникает, должно когда-нибудь исчезнуть и оставить все пожитки и приобретения на бренной Земле. Поэтому в быту часто употребляется такое присловье, что человеку надо только три сажени земли, где можно схоронить его бренное тело. Первым против этого восстал Л.Н. Толстой, остроумно заметив, что три сажени земли нужны труппу, а человеку необходимо очень многое.
   Человек рождается, чтобы быть счастливым, и он должен прожить счастливую жизнь. А счастлив он тогда, когда может сполна удовлетворять свои потребности. Животное удовлетворяет свои потребности в стае, где все отношения регулируются грубой физической силой: у кого больше силы - у того больше прав. А человек в своем развитии пошел дальше животного и для наиболее полного удовлетворения своих потребностей организовал общество, в котором человеческие семьи сцементированы моралью, этическими нормами. Для повышения эффективности общества он и придумал государство, регулирующее отношения между людьми на основе обязанностей и прав человека, закрепленных в законах. Человек согласился обременить себя и нести определенные обязанности перед государством, но и государство берет на себя обязанности гарантировать человеку права наиболее полно удовлетворять его потребности. Какие это права?
   Будем исходить из анализа потребностей человека, разделив их на потребности физиологического удовлетворения, потребности физической безопасности, потребности экономической автономии и социальной безопасности, а также потребности культурного самовыражения и безопастности этногенеза. В соответствии с таким разделением будем говорить о правах, гарантирующих удовлетворение физиологических потребностей, о правах, обеспечивающих физическую безопасность, о правах, гарантирующих экономическую автономию и социальную безопасность, а также о правах, обеспечивающих культурное самовыражение человека и этническую безопастность. Государство должно обеспечивать каждому гражданину доступ к средствам на реализацию всех этих прав человека в объеме, достаточном для удовлетворения всех его потребностей.
   Рассмотрим вначале права, гарантирующие удовлетворение физиологических потребностей человека. К потребностям физиологического удовлетворения относится все то, что обеспечивает нормальные условия жизнедеятельности, без которых человек погибает. Это, во-первых, продукты питания, без которых человек не может прожить и пяти дней. Затем идет одежда, столовое и спальное белье, дом с обстановкой, транспорт. Но прежде чем говорить о рациональном обеспечении человека необходимыми ему для нормальной жизнедеятельности ресурсами, рассмотрим потребление и потреблятство, которое первооткрыватели его считают "Смертельной болезнью".
  

Потребление и потреблятство

  
   Рассмотрение потребления как процесса удовлетворения потребностей основано на постулатах экономической теории. Но кроме экономической теории, проблематикой потребления занята также экономическая социология. "Потребление традиционно рассматривалось либо как материальный процесс, укорененный в человеческих нуждах, либо как идеальная практика, укорененная в символах, знаках и кодах", - говорит в своих лекциях Балихар Сангера, профессор University of Kent в Великобритании. Это высказывание говорит об основных различиях между рассмотрением потребления в экономической теории и экономической социологии.
   Если не касаться вопросов различия методов и объектов исследования, фундаментальный водораздел между рассматриваемыми дисциплинами лежит в области общеметодологических предпосылок анализа, "в подходах к моделированию человеческого действия". Экономическая теория рассматривает человека в рамках экономических отношений: в условиях ограниченности ресурсов индивид ищет наиболее эффективные пути для удовлетворения собственных потребностей. Самого человека (субъекта) в таком случае можно охарактеризовать как "максимизатора полезности". В экономической модели четко прослеживается атомизм субъекта и относительная независимость принимаемых им решений.
   Экономическая социология же "изучает экономическое действие как форму социального действия", которое, если последовать ходу рассуждений В.В. Радаева и вспомнить трактовку социального действия Максом Вебером, представляет собой "субъективное смысловое единство" и по смыслу "соотносится с действиями других людей". Индивидуализм субъекта в такой модели относителен, так как он рассматривается "в совокупности своих социальных связей и включенности в разнородные социальные структуры". Мотивы поведения человека в такой модели выходят за пределы чисто экономических целей (удовлетворение потребностей и тому подобное). Экономическая модель Homo economicus, таким образом, представляет собой аналитическую редукцию. В процессе этой редукции из рассмотрения изымаются важные культурные и социальные категории, целью же такого рассмотрения является построение точных моделей экономического действия.
   В то же время, наличие культурного аспекта в потреблении признано многими. Пол ДиМаджио (Paul DiMaggio), признанный специалист в области социологии культуры, утверждает: "Хозяйственные процессы всегда имеют некую нередуцируемую "культурную" составляющую". Под хозяйством в данном случае понимаются "институты и отношении производства, обмена и потребления". Непопулярность категорий культуры у экономистов П. ДиМаджио объясняет предпочтениями последних: сложно строить точные дедуктивые модели, так как пертурбации восприятия и оценивания редко могут служить прочным основанием для таких моделей. Более того, ДиМаджио идет далее и находит противоречия в самих экономических постулатах: приводя высказывание Нила Смелзера, ДиМаджио приходит к выводу, что сама "рациональность" субъекта в экономике - ни что иное, как культурная реалия, ошибочно принятая за "природу".
   Подытожим словами социолога Александра Бикбова: "Голос социологии и коллективной психологии со всей серьезностью усомнился в здравости того крайне ограниченного здравого смысла, которым экономисты-теоретики наделили своего рационального потребителя". Другой термин - Homo sociologicus - описывает человека "социологического" - модель, противоположную ранее рассмотренной модели homo economicus. "Человек социологический" - человек, социально обусловленный, и мотивации его часто не вполне ясны стороннему наблюдателю, каковым часто и является исследователь. Именно поведением этого "человека" занимается экономическая социология, обращая внимание на культурную, знаковую среду, его окружающую. Сложность использования данной модели, по сравнению с точными моделями экономической теории, ясна любому исследователю. В то же время именно попытки аналитического рассмотрения поведения homo sociologicus принесли в социологическую науку неоценимые по своей важности идеи и конструкты.
   В начале книги "К критике политической экономии знака" Жан Бодрийяр (Jean Baudrillard) четко разделяет два подхода к исследованию потребления: первый из них (условно "экономическим") рассматривает предметы в терминах потребностей ("гипотеза первичности потребительной стоимости"), а второй - ("социологический") признает первичность "знаковой меновой стоимости". Не признавая прав первой концепции на существование, Бодрийяр призывает видеть за "явным дискурсом предметов" (теория потребностей и их удовлетворения) фундаментальный социальный дискурс, по большей части бессознательный и получающий свое выражение в социальной демонстрации.
   Отсылая к опыту первобытных обществ, Бодрийяр показывает, что потребление первоначально "не соответствует никакой индивидуальной экономии потребностей, но является социальной функцией почета и иерархического распределения". Необходимость производства и обмена продиктована необходимостью сделать видимой социальную иерархию, механизмом социальной демонстрации
   Потребление можно считать характерной чертой нашей промышленной цивилизации - но при условии, что мы раз и навсегда освободим это понятие от его привычного значения "процесс удовлетворения потребностей". Потребление - это не пассивное состояние поглощения и присвоения, которое противопоставляют активному состоянию производства, чтобы уравновесить таким образом две наивных схемы человеческого поведения (и отчуждения). Следует с самого начала заявить, что потребление есть активный модус отношения - не только к вещам, но и к коллективу и ко всему миру, - что в нем осуществляется систематическая деятельность и универсальный отклик на внешние воздействия, что на нем зиждется вся система нашей культуры.
   Следует недвусмысленно заявить, что объект потребления составляют не вещи, не материальные товары; они образуют лишь объект потребностей и их удовлетворения. Люди во все времена что-то покупали, чем-то владели, пользовались, совершали траты - но при этом они не "потребляли". "Первобытные" празднества, расточительство феодального сеньора, буржуазное роскошество XIX века - все это не потребление. И пользоваться таким термином применительно к нашему современному обществу мы вправе не потому, что больше и лучше питаемся, получаем больше образов и сообщений, имеем в своем распоряжении больше технических устройств и "гаджетов". Ни объем материальных благ, ни удовлетворяемость потребностей сами по себе еще не достаточны для того, чтобы определить понятие потребления; они образуют лишь его предварительное условие.
   Потребление - это не материальная практика и не феноменология "изобилия", оно не определяется ни пищей, которую человек ест, ни одеждой, которую носит, ни машиной, в которой ездит, ни речевым или визуальным содержанием образов или сообщений, но лишь тем, как все это организуется в знаковую субстанцию: это виртуальная целостность всех вещей и. сообщений, составляющих отныне более или менее связный дискурс. Потребление, в той мере в какой это слово вообще имеет смысл, есть деятельность систематического манипулирования знаками.
   Традиционная вещь-символ (орудия труда, предметы обстановки, сам дом), опосредовавшая собой некое реальное отношение или житейскую ситуацию, несшая в своей субстанции и форме ясно запечатленную, сознательную или же бессознательную, динамику этого отношения - а стало быть, лишенная произвольности, - такая вещь, будучи связана, пропитана, насыщена коннотацией, но оставаясь живой в силу своей внутренней транзитивности, соотнесенности с определенным поступком или жестом человека (коллективным или же индивидуальным), не может потребляться. Чтобы стать объектом потребления, вещь должна сделаться знаком, то есть чем-то внеположным тому отношению, которое она отныне лишь обозначает, - а стало быть, произвольным, не образующим связной системы с данным конкретным отношением, но обретающим связность, то есть смысл, в своей абстрактно-систематической соотнесенности со всеми другими вещами-знаками. Именно тогда она начинает "персонализироваться", включаться в серию и т.д. - то есть потребляться - не в материальности своей, а в своем различии.
   Из такого преображения вещи, получающей систематический статус знака, вытекает и одновременное изменение человеческих отношений, которые оказываются отношениями потребления, то есть имеют тенденцию "потребляться" в вещах и через вещи; последние становятся их обязательным опосредованном, а очень скоро и заменяющим их знаком - алиби.
   Как мы видим, потребляются не сами вещи, а именно отношения - обозначаемые и отсутствующие, включенные и исключенные одновременно; потребляется идея отношения через серию вещей, которая ее проявляет. Отношение более не переживается, оно абстрагируется и отменяется, потребляясь в вещи-знаке.
   Подобный статус отношения/вещи организуется на всех уровнях благодаря строю производства. Реклама постояно внушает нам, что живое, противоречивое отношение не должно нарушать "рациональный" порядок производства, что оно должно потребляться, как и все остальное. Оно должно "персонализироваться", дабы интегрироваться в этот строй. Перед нами проанализированная Марксом формальная логика товара, доведенная до конечных выводов: подобно тому как потребности, чувства, культура, знания - все присущие человеку силы интегрируются в строй производства в качестве товаров, материализуются в качестве производительных сил, чтобы пойти на продажу, - так и все желания, замыслы, императивы, все человеческие страсти и отношения сегодня абстрагируются (или материализуются) в знаках и вещах, чтобы сделаться предметами покупки и потребления. Так происходит, например, с семейной парой - ее объективной целью становится потребление вещей, в том числе и тех вещей, которыми прежде символизировались отношения между людьми
   Перечитаем первые страницы романа Жоржа Перека "Вещи": "Сначала глаз скользнет по серому бобриковому ковру вдоль длинного, высокого и узкого коридора. Стены будут сплошь в шкафах из светлого дерева с блестящей медной окантовкой. Три гравюры (...) подведут к кожаной портьере на огромных черного дерева с прожилками кольцах, которые можно будет сдвинуть одним прикосновением... (Потом) будет гостиная: в длину семь метров, в ширину три. Налево, в нише, станет широкий потрепанный диван, обитый черной кожей, его зажмут с двух сторон книжные шкафы из светлой вишни, где книги напиханы как попало. Над диваном всю стену закроет старинная морская карта. По другую сторону низенького столика, над которым будет висеть, оттеняя кожаную портьеру, шелковый молитвенный коврик, прибитый к стене тремя гвоздями с широкими медными шляпками, под прямым углом к первому дивану станет второй, крытый светло-коричневым бархатом, а за ним темно-красная лакированная горка с тремя полками для безделушек. (...) Дальше (...) полки углом с вмонтированным в них проигрывателем, от которого будут видны лишь четыре рычага из гильошированной стали, на полках -- коробки с магнитофонными лентами и пластинки...". Очевидно, что в этом "интерьере", хоть он и насыщен мягкой ностальгичностью, ничто не обладает символической значимостью. Достаточно сравнить это описание с описанием интерьера у Бальзака, и станет понятно, что здесь в вещах не запечатлено никакое человеческое отношение, - здесь одни лишь знаки, чистые знаки. Ничто не наделено "присутствием" или же историей, зато все богато отсылками - восточными, шотландскими, early american и т.д. Во всех этих вещах есть только единичность - они абстрактны в своих различиях (в своем отсылочном способе существования) и комбинируются именно в силу этой своей абстрактности. Перед нами - мир потребления. В "интерьере" Ж. Перека мы имеем дело с вещами, которые уже трансцендентны в силу своей модности, а не с "серийными" вещами. В этом интерьере царит культурное принуждение - своего рода культурный терроризм. Но в самой системе потребления это ничего не меняет.
   В дальнейшем повествовании становится понятной и функция такой системы вещей/знаков: не символизируя собой какое-либо человеческое отношение, все время пребывая вне его, в "отсылочности", они тем самым описывают неизбывную пустоту отношений, когда оба партнера взаимно не существуют друг для друга. Жером и Сильвия не существуют как супружеская чета; их единственная реальность - это "Жером-и-Сильвия" (русские "Иван-да-Марья, И.Л.), некое чистое соучастие, которое проступает сквозь обозначающую его систему вещей. Но нельзя и сказать, чтобы вещи механически подменяли собой отсутствующие отношения, заполняли пустоту, - нет, они описывают эту пустоту, то место, где должны были бы быть отношения; подобный жест позволяет, не переживая отношения, тем не менее постоянно обозначать его (кроме случаев полной регрессии) как некоторую возможность переживания. Человеческое отношение не увязает в абсолютной позитивности вещей, а опирается на них как на материальные звенья в цепи значений, - другое дело, что эта знаковая конфигурация вещей чаще всего оказывается скудно-схематичной, замкнутой, и в ней лишь бесконечно повторяется идея отношения, которое людям не дано пережить. Кожаный диван, проигрыватель, безделушки, нефритовые пепельницы - во всех этих вещах обозначается идея отношения, она в них "потребляется", а тем самым и отменяется как реально переживаемое отношение.
   Таким образом, потребление определяется как систематическая тотально идеалистическая практика, которая далеко выходит за рамки отношений с вещами и межиндивидуальных отношений, распространяясь на все регистры истории, коммуникации и культуры. То есть остается живым стремление к культуре - но в роскошных изданиях и литографиях на стенах столовой потребляется одна лишь ее идея. Остается живым стремление к революции, но, не актуализируясь на практике, оно потребляется в форме идеи Революции. В качестве идеи Революция и впрямь оказывается вечной и будет вечно потребляема подобно любой другой идее - все, даже самые противоречивые идеи могут уживаться друг с другом в качестве знаков в рамках идеалистической логики потребления. И вот Революция обозначается в терминологии рядом неопосредованных терминов, где она дана как уже свершившаяся, где она "потребляется".
   Точно так же и предметы потребления образуют идеалистический словарь знаков, в которых даже сам жизненный проектчеловека обозначается с призрачной материальностью. Об этомтоже можно прочесть у Перека: "Иногда им казалось, что вся их жизнь могла бы гармонически протечь среди таких стен, уставленных книгами, среди предметов, до того обжитых, что, в конце концов, начнет казаться, будто они были созданы такими прекрасными, простыми, приятными и послушными специально для них. Но ни в коем случае они не прикуют себя к дому - иногда они будут пускаться на поиски приключений. И тогда никакая фантазия не покажется им невозможной". Только все это излагается именно в предположительном наклонении, и вся книга это опровергает: нет больше никакого проекта, есть только вещи, объекты. Вернее сказать, проект не исчез - просто он довольствуется знаковой реализацией через вещь-объект. То есть объект потребления - это как раз и есть то самое, в чем "смиряется" проект.
   Этим объясняется то, что у потребления нет пределов. Если бы оно было тем, чем его наивно считают, - поглощением-пожиранием благ, - то рано или поздно наступало бы пресыщение.Если бы оно относилось к сфере потребностей, то мы должны были бы прийти к удовлетворению. Однако мы знаем, что это не так: людям хочется потреблять все больше и больше. Такое нарастающее потребительство обусловлено не какой-то психологической фатальностью (пьяница будет пить и дальше, и т.п.) и не просто требованием престижа. Потребление именно потому столь неистребимо, что это тотально идеалистическая практика, которая за известным порогом уже не имеет более ничего общего с удовлетворением потребностей или же с принципом реальности. Дело в том, что проект, сообщающий ей динамику, всегда оказывается разочарован подразумевающей его вещью. Получив неопосредованное существование в знаке, он переносит свою динамику на бесконечное и систематическое обладание все новыми и новыми потребительскими вещами/знаками. Тогда потребление, чтобы остаться собой, то есть жизненным принципом, должно либо превзойти себя, либо бесконечно повторяться. А сам жизненный проект, будучи раздроблен, разочарован и включен в знаковую систему, вновь и вновь возникает и отменяется в череде вещей. Поэтому мечтать об "умеренном" потреблении или же о создании какой-то нормализующей его сетки потребностей - наивно-абсурдный морализм.
   Бесконечно-систематический процесс потребления проистекает из несбывшегося императива целостности, лежащего в глубине жизненного проекта. В своей идеальности вещи/знаки равноценны друг другу и могут неограниченно умножаться; они и должны это делать, дабы ежеминутно восполнять нехватку реальности. Собственно говоря, потребление неистребимо именно потому, что основывается на некотором дефиците.
   Все эти идеи в художественной форме иллюстрирует книга "Потреблятство". Судьба "Потреблятства" весьма показательна. Это первая в мире книга, написанная по мотивам телепередачи. Одноименная телевизионная программа вышла на американские телеэкраны в 1998 году и тут же завоевала сердца зрителей. Как признают сами авторы, их книга - это, выражаясь языком общества потребления, "новый и усовершенствованный продукт". И действительно, книга о вреде потребления написана в стиле аннотации к упаковке гербалайфа или мормонской проповеди. Весьма точный анализ сложившейся в западном мире ситуации совершенно алогично переходит к призывам к рациональному потреблению в рамках существующего капиталистического общества, на безудержном потреблении, собственно и основывающемся. То есть предлагается сесть на некую потребительскую диету. "Хочешь потреблять? Спроси у меня как". Подобная позиция может вызвать недоумение у нашей читающей публики. Но не у американской, которая другого языка, другой точки зрения, просто не воспринимает.
   Книга изобилует примерами неправильного потребления. Среднестатистический Джон, лишившийся работы (его заменили роботом), теряет дом, автомобиль, телевизор и холодильник, взятые в кредит. В "Потреблятстве" Джон вкупе с семьей и домашним любимцем находит приют в специальном диспансере "Движения за добровольную умеренность", где его лечат от синдрома "потреблятства" эффектом двадцать пятого кадра. В книге, конечно, много непонятного нашему читателю, судящему о происходящим в Соединенных Штатах процессам по голливудским агиткам и кривому зеркалу отечественного ТВ. Но тем интереснее ее читать, так как кроме справочника по симптомам и методам лечения синдрома "потреблятства", она интересна как путеводитель по закоулкам загадочной американской души.
   В книге масса совершенно потрясающих пассажей в стиле афоризмов Фоменко, звучащих на "Русском радио". И другого Фоменко, историка. Чего стоят, например рассуждения о этно-антропологических корнях потребительских излишеств. Оказывается, наиболее склонны к потребительству потомки тех древних племен, что вели оседлый образ жизни, в отличие от кочевников, имевших имущество, количество которого ограничивалось грузоподъемностью их лошадей или верблюдов. В свете этого наблюдения самым не "потребляцким" народом объявляются евреи. Они, после сорокалетнего хождения с Моисеем, оставив все лишние предметы в песках Синайской пустыни, приобрели, таким образом, врожденный иммунитет против синдрома "потреблятства". Русских же, которые, как известно, произошли от древлян, ограничавших свои потребительские аппетиты размерами порой весьма обширных дупел, согласно этой теории можно считать врожденными потреблятелями. Единственное, что их оправдывает, это то, что они как белки, забывают, где хранят нажитое. Про это в книге нет. Но всякая теория требует завершения.
   Руководство Советского Союза видело в синдроме "потреблятства" крайне опасную для существования своего государства тенденцию. Периодически проводились кампании по борьбе с "мещанским бытом", "вещизмом". Неограниченный властитель СССР Иосиф Сталин "умер агитационно", оставив поношенный тулуп и сапоги. Все остальное - дома, автомобили и парадные мундиры - было казенным. Но идеологические заклинания не помогли. Загнанный внутрь вирус собственничества пустил метастазы по всему организму. В СССР не было частной собственности. Была государственная (народная), общественная и личная. После развала империи народное, а значит, ничье достояние растащили по приватным норам. И это уже было потреблятство.
   Американские ученые предсказали миру экологический коллапс, если передовые страны не перестанут проповедовать и реализовывать на практике ценности потребительского общества. Об этом говорится в ежегодном докладе независимого американского исследовательского института "Уорлд Уотч" 2010 года. В проекте принимали участие более 60 ученых-социологов и экологов с мировым именем. По словам руководителя проекта Эрика Ассадурьяна, "в последние годы предпринимаются некоторые попытки спасти мир от глобальных изменений климата". "Однако принятие решений как в политической, так и в технологической сферах будет носить весьма краткосрочный характер, если в традиционном образе жизни будут по-прежнему преобладать идеи общества потребления", - добавил он. "Чтобы человечество могло спокойно развиваться, нужен кардинальный пересмотр культурных ценностей, - считает ученый. - Для процветания в долгосрочной перспективе именно устойчивое развитие должно стать нормой, а неумеренное потребление - недопустимым".
   Выводы ученых о будущем развитии человеческого общества исследователи подтверждают яркими примерами. Так, типичный американец расходует в среднем порядка 88 кг различных материалов и продуктов в день - больше, чем весит сам. По подсчетам аналитиков, если бы столько потреблял каждый житель нашей планеты, то ее запасов хватило бы на то, чтобы обеспечить существование лишь пятой части ее нынешнего населения - 1.4 миллиарда человек.
   Кроме того, на 500 миллионов богатых людей мира (примерно 7 процентов всего населения Земли) приходится около 50 процентов всех выбросов углекислого газа, тогда как наиболее бедные жители нашей планеты, к которым ученые причисляют 3 миллиарда человек (всего 45 процентов населения), производят лишь 6 процентов таких отходов.
  

Потребности в продуктах питания

  
   В России, ранее исконно крестьянской стране с высоким уровнем физических трудозатрат, вызывающих повышенный расход физической энергии человека, национальная система питания традиционно формировалась и поддерживалась под лозунгом обилия жирных зерновых и картофельных блюд. Достоинством жировой зерно-картофельной диеты является ее относительная дешевизна, что очень существенно при ограниченных ресурсах.
   Давайте вспомним, что составляло основу питания крестьянина? В первую очередь черный, так называемый обдирной хлеб, который содержит высокоэнергетические составляющие: от 30 до 40 процентов крахмала, от 1,3 до 3 процентов сахара, 0,6 процента жира, 4,7 процента белка. Для того чтобы восполнять энергетические затраты человека, занятого тяжелым физическим трудом, достаточно суточной нормы хлеба в 200-250 граммов, при легком физическом труде достаточно 100-120 граммов. В России на душу населения в день потребляется порядка 400 граммов хлебопродуктов.
   Далее, в питании крестьянина существенное место занимал картофель, который также содержит высокоэнергетические составляющие: от 17,5 до 29,4 процента крахмала, от 0,5 до 1,2 процента сахара, от 1 до 4,6 процента белка. Белок картофеля по своему составу весьма близок к белкам животного происхождения, а аминокислоты хорошо сбалансированы и поэтому легко усваиваются человеком. За счет подщелачивающего действия картофель помогает нейтрализовать в организме избыток кислот, образующихся в процессе усвоения продуктов питания. Для восстановления затраченной энергии достаточно в день съедать 200-300 граммов картофеля. В настоящее время в России на душу населения приходится порядка 300 граммов картофеля в сутки.
   К одному из недостатков картофеля и хлебопродуктов из очищенных размолотых зерен следует отнести низкое содержание ряда витаминов и клетчатки, которая необходима для нормального функционирования желудочно-кишечного тракта.
   Этот недостаток крестьянин восполнял, потребляя капусту, репу и фрукты, содержащие как раз мало энергоаккумулирующих веществ. Сейчас суточный рацион россиянина в среднем составляет только 150 граммов этих продуктов в свежем виде, 25 граммов в сушеном и по 30 граммов в свежезамороженном и консервированном виде, что явно недостаточно с точки зрения обеспечения организма витаминами. Только 10 процентов россиян по потреблению свежих овощей и фруктов приближаются к международному уровню потребления, 40 процентов едят вдвое меньше, а 10 процентов не едят свежих овощей и фруктов вообще. В то же время 50 процентов россиян считают потребление ими свежих овощей и фруктов достаточным и не планируют увеличение потребления свежих фруктов и овощей при повышении денежных доходов. Для сравнения отметим, что в Италии дневное потребление свежих овощей и фруктов составляет 841 грамм. И это сказывается в том, что средний репродуктивный возраст итальянской женщины составляет 65 лет, при среднем репродуктивном возрасте европейской женщины в 55 лет, в то время как средний репродуктивный возраст россиянки составляет только 45 лет.
   Российский крестьянин широко применял животные жиры для приправы зерновых и картофельных блюд. Мясо для него было лакомством в основном весной и осенью в период сезонного забоя скота, да иногда зимой он ел солонину. Сейчас в России на душу населения потребляется в среднем 140 граммов мяса в день, в том числе мяса II и III категорий (хвосты и уши, кости, ливер и кишки, а также внутренний жир). Животные жиры - высококалорийная пища, содержащая много холестерина, который откладывается в кровеносных сосудах, препятствуя току крови, и выводится только после больших физических нагрузок. Поэтому особенно он опасен для пожилых людей и людей, не занимающихся физическим трудом. А структура населения России последние семьдесят лет менялась как раз таким образом, что доля людей преклонного возраста, ведущих малоподвижный образ жизни, возрастала, а доля людей, занимающихся физическим трудом, падала. При существующей системе питания это привело к росту числа заболеваний желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистых заболеваний.
   Посмотрим на порядок питания крестьянина. Рано утром он за завтраком съедал первое блюдо (чаще всего постные щи или борщ, заправленные луком, жаренным на говяжьем жиру или свином сале, если день был не постный), а на второе ел пареную репу или картошку, которая опять же могла быть заправлена луком. И обязательный чай с хлебом, который превращался в единственное блюдо, когда крестьянин голодал. А случалось и такое. Затем он ехал в поле, прихватив с собой просяную кашу и обязательно с молоком, которое служило и приправой и питьем.
   Когда крестьянин возвращался с поля, он ужинал тем, что осталось от завтрака - крестьянка готовила еду только один раз в сутки, разжигая для этого только раз в сутки русскую печь. В русском крестьянском хозяйстве все было продумано и рационально. И трехразовое российское питание - это дань традиционному ведению индивидуального крестьянского хозяйства. Но сейчас крестьянское хозяйство как раз не индивидуальное, а, в основном, коллективное, что внесло свои изменения в порядок питания крестьянина.
   А как питается крестьянин сейчас? Мои знакомые, отдыхающие летом на Псковщине, рассказывают следующее. Утром перед работой современный сельский труженик ест то же, что ели его деды. Но сейчас, работая с техникой, где все пропитывается соляркой, кашу с собой в поле не повезешь, да с каши и не поработаешь. Знаете, из чего состоит обед современного крестьянина? Бутылка дрянной, плохо очищенной водки, пол хлеба (435 грамм) и кусок сала, граммов этак двести. Конечно, 5000 килокалорий, полученных в таком "обеде", крестьянин сожжет, двигая рычаги многотонного трактора в течение рабочей смены в 10-12 часов светового дня. Но при этом его организм совсем не получает белков и витаминов, крайне необходимых для осуществления нормальной физиологической деятельности. Долго ли протянешь при таком питании?
   Горожанин питается по-другому. Утром он позавтракал, пришел на работу, попил чаю. Русский человек просто так чай не пьет - обязательно с хлебом или булкой с маслом, а сверху еще и с колбасой. Подождал еще час - еще раз выпил чаю, а там, глядишь, скоро и обед. После обеда еще два раза попил чаю. Дома он ест как минимум дважды - по возвращении с работы и перед сном. Вот вам и восьмиразовое питание. В выходные дни растянутый желудок уже требует подкормки, так что и в эти разгрузочные дни горожанин ест раз пять-шесть, но никак не три.
   Организм привыкает потреблять больше, чем ему нужно для нормального функционирования. Лишний прием пищи удовлетворяет на час, но последствия его откладываются на животе и бедрах на всю жизнь. И чем дольше живешь, тем тяжелее носить этот лишний вес. Отсюда болезни, преждевременная старость, ранняя смерть. По данным Лондонского общества страхования, люди за каждые лишние 2,5 см окружности талии расплачиваются двумя годами жизни, а среди тех, чей вес на 35 процентов превышает нормальный, смертность в полтора раза выше средней. При этом все же смертность среди горожан на 32 процента ниже, чем среди селян. Но там другой бич - алкоголизм.
   Нерациональность питания так же опасна, как и его дефицит, особенно для людей пожилых и тех, кто ведет малоактивный образ жизни. Таких, как раз, становится все больше и больше. Нация быстро стареет за счет снижения быстрыми темпами рождаемости на фоне роста общей смертности, причем детская смертность начинает опережать смертность среди пожилых людей.
   Рост доли пожилых и старых людей, как и снижение доли занимающихся физическим трудом, характерно для всех развивающихся стран. В развитых странах давно прошли эту стадию структурной перестройки населения и отказались от энергоаккумулирующей жировой зерно-картофельной диеты, заменив ее энергосбалансированной белковой овоще-фруктовой диетой. Нам еще предстоит пройти этот путь. Сколько нужно есть? Чтобы правильно питаться, нужно, прежде всего, знать, сколько пищи необходимо человеку для осуществления полноценной активной жизнедеятельности.
   Существует обширная литература, посвященная вопросам питания современного человека, в которой рассматриваются так называемые "научно обоснованные" нормы питания. Причем, если в популярной литературе без всяких ссылок на научные работы дается самая разнообразная, зачастую противоречивая информация об этих нормах, то в научных работах отсутствует не только единство мнений на этот счет, но и единая методика установления таких норм. Это же относится и к появившимся в последнее время заниженным "физиологическим нормам" и печально известной "потребительской корзине", в которую входят девятнадцать необходимых человеку продуктов. Дело в том, что никаких "научно обоснованных" норм питания до сих пор нет.
   Исследовав историю и состояние этого вопроса, известный натуропат Г.С. Шаталова пришла к выводу, что за такие нормы принимают среднестатистические данные о привычном рационе питания населения Германии в середине позапрошлого века, установленные тогда по настоянию немецких ученых в качестве нормы. Каких-либо серьезных научных исследований по этому вопросу в то время не проводилось, поскольку науки о питании в середине позапрошлого века попросту не существовало.
   За сто с лишним лет появились работы И.П. Павлова, И.М. Сеченова, В.И. Вернадского, А.М. Уголева, Г.М. Шелтона, которые позволяют строить основы рационального питания, но до создания науки о нем все же еще далеко. Отсутствует единая методика оценки процессов обмена энергии и питательных веществ в организме человека. Многие ученые рассматривают человека как некую тепловую машину, которая получает энергию единственным путем естественного поглощения некоторого количества продуктов и тратит ее в основном на механическое движение. Поэтому, учат они, жизненно необходим баланс между количеством и качеством белков, жиров, углеводов, расходуемых организмом в процессе осуществления его жизнедеятельности, и количеством и качеством продуктов питания, составляющих среднесуточный рацион, величина которого зависит от тяжести физических нагрузок человека. Такая позиция приводит к тому, что любой продукт питания рассматривается лишь как необходимый организму строительный материал, избыток которого сжигается для получения необходимой энергии, обеспечивающие его жизнедеятельность. Продукты сгорания, образующие шлаки, выбрасываются наружу. Ну что же, для середины позапрошлого века - времени великого Роберта Вирхова, которого можно назвать Эйнштейном физиологии, такие воззрения могут считаться новаторскими.
   Но уже в конце прошлого века представления о человеке и о продуктах питания складываются совсем другие. Было бы ошибкой рассматривать человеческий организм с точки зрения примитивных тепло-механистических воззрений. Некоторые данные позволяют сделать вывод, что человеческое тело не "паровоз", а скорее некий биологический гибрид термоядерного реактора с радиоприемным устройством, управляемым центральным процессором головного мозга.
   Что касается продуктов питания, то они представляются нам вовсе не какими-то массами с упрощенными структурами, способными только к медленному окислению. По нынешним понятиям, это структуры, обладающие некой информацией, имеющие определенное прошлое, которое зафиксировано в их памяти и может подвергаться информационному воздействию, а также способно само оказать подобное воздействие. Порча пищевых продуктов имеет не только вещественный характер. Порча бывает информационной, причем внешний вид, запах и консистенция продукта могут соответствовать предъявляемым к нему требованиям, но воздействие его может оказаться сугубо отрицательным из-за того, что готовивший блюдо человек вольно или невольно вложил в него дополнительную негативную информацию. И напротив, ритуальная пища (например, просфора и церковное вино у христиан), которую человек потребляет, отправляя те или иные религиозные ритуалы, несет ему положительную энергию, так как содержит духовную информацию.
   Но все-таки рассмотрим вначале продукты питания с точки зрения их питательной и энергетической ценностей и поговорим о том, какое количество их необходимо для поддержания физиологических функций человека в активном состоянии. Будем рассматривать так называемого "среднего" человека массой 60-70 килограммов.
   Химический анализ человеческого тела показывает, что оно состоит на 57,1-64,3 процента из воды, на 22,9-24,3 процента из белков, на 10,0-14,3 процента из жиров и на 0,7-1,1 процента из углеводов, а также минеральных веществ и витаминов. В человеческом организме жизнь поддерживается двумя "встречными" процессами: ассимиляцией и диссимиляцией. Диссимиляция заключается в разрушении отработавших свой ресурс и осуществивших в полной мере свои функции веществ, клеток, тканей и органов. Ассимиляция заключается в синтезе новых веществ из усвоенных продуктов питания, построении новых клеток, тканей. Когда организм растет, развивается, преобладают процессы ассимиляции, которые протекают более интенсивно. В зрелом возрасте процессы ассимиляции уравновешиваются процессами диссимиляции. А в старости диссимиляция начинает протекать все более интенсивно, так что процессы ассимиляции не успевают восполнять разрушающиеся клетки, органы начинают функционировать недостаточно активно, чтобы противостоять внешним воздействиям.
   В организме зрелого человека, согласно гипотезе П.С. Брегга, обновление всех тканей происходит в среднем за 11 месяцев, то есть за 335 дней. При этом только на восполнение тканей живого организма необходимо ежедневно потреблять 50,8 грамма белков, 30 граммов жиров и 2 грамма углеводов, что соответствует энергии в 480 килокалорий. С учетом усваиваемости пищевых веществ и необходимости тратить часть их на обеспечение энергией пищевого тракта получается норма в 880 килокалорий при использовании мясной пищи и 620 килокалорий при использовании пищи вегетарианской.
   Но нам нужна энергия и для осуществления физиологических процессов. Пищу необходимо измельчить, растереть зубами и при этом смочить слюной и перемешать, доставить в пищевод, желудок, кишечный тракт, извергнуть из толстой кишки ее остатки; энергия расходуется на дыхание и циркуляцию крови. По опубликованным в нашей печати данным, в состоянии покоя человек тратит 1 килокалорию энергии в минуту, что соответствует 1440 килокалориям в сутки. Человек, занимающийся физическим трудом, тратит еще 2400 килокалорий (при занятиях умственным трудом затраты составляют 1200 килокалорий). По другим данным, определение уровня повседневной физической активности показало, что в среднем для взрослого здорового мужчины, который активен не только в течение 8 часов на работе, но и в свободное от работы время, этот уровень близок к 2,4 килокалории в минуту, что составляет 3456 килокалорий в сутки. У женщин эта величина была ниже и составляла 1,5 килокалории в минуту (2160 килокалорий в сутки). Однако норвежский ученый П. Остранд, из работы которого заимствованы эти данные, указывает, что, наверное, эти средние данные несколько выше истинных в связи с возрастанием механизации и падением доли физической активности у наших современников.
   В докладе Специального объединенного комитета экспертов Всемирной организации здоровья (ВОЗ), опубликованном в 1974 году, сообщалось, что 3000 килокалорий в сутки для мужчин и 2200 килокалорий для женщин достаточно для покрытия не только физиологических затрат энергии, но и затрат на осуществление физической активности. Причем отмечалось, что в некоторых странах, придерживающихся в основном растительной диеты (Индия, Япония), эти нормы еще более низки.
   По нашим российским нормам человеку требуется в день 3600, а для лиц, занимающихся тяжелым физическим трудом, - даже 5000 килокалорий. Нам представляется, что эти данные несколько завышены, тем более что физическая активность людей в последнее время, как уже говорилось, снижается. Сохранение такой нормы и далее, на фоне снижения трудозатрат, будет способствовать увеличению количества тучных людей, страдающих всевозможными болезнями, в первую очередь сердечно-сосудистых, и неуклонному росту смертности, основной причиной которой и являются сердечно-сосудистые заболевания. Легкий недокорм гораздо полезнее, чем перекорм. А периодическое голодание способно лечить организм от ряда болезней.
   Об избыточности наших норм питания говорил академик Н. Амосов, пропагандируя полуголод и тренировку обмена, как и всякой другой функции организма. Но еще раньше этот вопрос поставила натуропат Г. Шаталова. На основе более чем сорокалетнего личного опыта и целительской практики она пришла к выводу об искусственной избыточности питания обычного человека в связи с завышенными нормами потребления продуктов. Это ведет к недоиспользованию естественных свойств продуктов питания, так как перегруженный желудочно-кишечный тракт теряет возможность использовать информационные и духовные качества пищи и перерабатывает ее как обычную химическую смесь веществ. Г.С. Шаталова считает, что, хотя согласно общепринятым нормам основной обмен, то есть потребление организмом энергии в состоянии полного покоя, принято считать равным 1440 килокалориям в сутки, на самом деле он составляет 250-500 килокалорий, то есть столько, сколько человеку необходимо для замены отработанных клеток организма. В одной из своих публичных лекций она привела в качестве примера рацион питания спортсмена Я. Колтунова, состоящий из 200 граммов зелени и нескольких орехов в течение дня. Энергетическая ценность этих продуктов составляет что-то порядка 300 килокалорий.
   В 1985 году на Международной конференции по профилактической кардиологии в Москве американские специалисты обнародовали сенсационные данные: в США за последние десять лет на четверть снизилась смертность в результате сердечно-сосудистых заболеваний. Аналогичные явления наблюдались и в странах Западной Европы (и только у нас тенденция имела противоположный характер). Этот несомненный успех американские кардиологи относят главным образом на счет изменения образа жизни в развитых странах: сократилось курение, увеличились занятия физкультурой, изменилась структура питания. Население резко снизило калорийность рациона, исключив из него животные жиры, сократив потребление мяса, хлебобулочных и кондитерских изделий и увеличив потребление рыбы, овощей и фруктов. В частности, потребление молока и молочных продуктов в это время в США сократилось на сорок процентов. В результате средняя продолжительность жизни населения страны увеличилась на один год!
   Поразительны были результаты, опубликованные американским биологом Д. Мак-Кеем. Если животных с рождения держать на скудной половинной диете, правда, при достаточном минимуме белков и витаминов, они вырастают мелкими, но живут в полтора раза дольше, чем их собратья, которых кормили досыта.
   Нам представляется, что истина должна лежать где-то посредине между указаниями Института питания Академии медицинских наук и рекомендациями натуропата Г.С. Шаталовой (норма 1000 килокалорий). Если при рождении ребенка ему необходимо обеспечить рацион порядка 1000 килокалорий, то к двадцати пяти годам - периоду окончания развития и роста организма - он должен быть доведен до 2500 килокалорий. Затем, в период зрелости, этот рацион должен оставаться неизменным, чтобы не страдали репродуктивные механизмы организма. Но уже начиная с тридцати пяти лет, то есть с переходом к "поздней" зрелости, необходимо снижать калорийность рациона: за первые десять лет на 500 килокалорий, а каждые последующие десять лет на половину предыдущего десятилетнего снижения, то есть на 250, 125, 63, 30 килокалорий.
   Попробуем составить примерный рацион на день. Не следует только принимать его в качестве очередного обязательного указания, которое необходимо досконально выполнять для поддержания здоровья. В основу разработанного рациона положена английская система питания, наиболее подходящая для северных районов, в которых расположена Россия.
   При составлении рациона учтем хронотип: "сова", "жаворонок" или "голубь". "Совы" - это люди вечернего типа, они ложатся спать далеко за полночь, встают поздно, любят плотно поужинать, а утром предпочитают только легкий завтрак или вообще обходятся чашкой крепкого чая. Их работоспособность повышается во второй половине дня и к вечеру. "Жаворонки" - люди утреннего типа, они рано встают, плотно завтракают и с утра весьма работоспособны, а спать стараются лечь пораньше. "Голуби" легко привыкают к изменению режимов сна и питания. Рассмотрим примерный рацион для "жаворонков".
   Жаворонки просыпаются около 6 часов утра. На прикроватной тумбочке желательно с вечера приготовить чашку кипяченой воды, подкисленной по вкусу лимоном, подслащенной чайной ложкой меда. Людей пожилых, особенно женщин, часто беспокоят запоры. Если не предпринимать специальных мер и пустить дело на самотек, запоры приводят к старческому геморрою - очень неприятной болезни. Хорошей профилактикой запоров является настой чернослива (2 штуки на полстакана кипяченой воды). Его питательная ценность - 50 килокалорий.
   Первый завтрак приходится на 8 часов. Он должен обязательно содержать кашу, предпочтительно овсяную. Если залить крутым кипятком 4 чайных ложки овсянных хлопьев (можно 2 ложки заменить пшеничными отрубями) и натереть в образовавшуюся кашицу половинку яблока и небольшую морковку, получим салат, питательная ценность которого - 150 килокалорий. Этим можно и ограничить первый завтрак. Но большинство людей заканчивают его чашкой чая или кофе (можно с молоком) и бутербродом или сухим печеньем. Питательная ценность - 250 килокалорий.
   В 10 часов можно съесть апельсин или выпить полстакана апельсинового сока, но можно и небольшое яблоко. Питательная ценность - 50 килокалорий.
   Второй завтрак, приходящийся на 12 часов, может состоять из овощного салата или же тушеных овощей, печеной тыквы. Вместо этого можно съесть вареное яйцо, кусочек мяса или рыбы, ломтик селедки. В крайнем случае, второй завтрак будет состоять из кусочка моркови, репки, брюквы. Питательная ценность - от 50 до 300 килокалорий.
   Полдник приходится на 14 часов. Это может быть второе яблоко или морковь. Питательная ценность - 50 килокалорий.
   Чай лучше сдвинуть на 16 часов. Здесь бутерброд уже неуместен, как и пирожное для сладкоежек. К чаю между полдником и обедом подойдет сухое печенье, сушка, сухарик. Питательная ценность - 200 килокалорий.
   Обед приходится на 17 часов. Начинать его нужно со стакана подкисленной лимоном воды, кваса, чайного или же молочного гриба, а можно и со стакана компота. В начале обеда обязательно надо съесть салат из сырых овощей. Полезно употреблять смесь мелко нашинкованного сырого лука, чеснока, моркови, свеклы, капусты и яблока, заправленную растительным маслом. Его можно заменить салатом из тертой редьки, редиса, репки. Смешивать эти салаты нельзя, поскольку второй необходимо обязательно чуть-чуть подсолить, в то время как первый готовится без соли.
   Далее следует первое блюдо, которое нужно готовить не более чем на два дня. В редких случаях оно готовится и на три дня, но при этом на второй день его надо прокипятить. В понедельник и вторник, например, в качестве первого блюда идет молочный или рыбный суп (рыбу из супа можно оставить для второго завтрака или съесть за обедом, если завтрак был без белкового включения). Среда - постный день, или день терпения, как его называют последователи П. Иванова. В среду пьем только воду (в таком же количестве, как и в другие дни). В четверг и пятницу на первое готовится вегетарианский суп, например, из зеленого горошка. А в субботу и воскресенье можно есть суп на мясном отваре (вареное мясо остается для второго завтрака). Чтобы не давать организму повышенную нагрузку, лучше мясной суп заменить грибным, либо фасолевым.
   На второе можно сделать тушеные овощи, печеный картофель, пюре, картофельные, морковные или капустные котлеты, приготовленные на пару. За обедом можно съесть два ломтика хлеба. Третьим блюдом обеда могут быть желе или мусс; крем, взбитые сливки, мороженое, пастила, пироги, пудинги, запеканки - только по большим праздникам. Питательная ценность обеда - 750-1000 килокалорий.
   Ужин приходится на 20 часов. На ужин может быть каша или, лучше, творог, заправленный вареньем, и чашка чая с печеньем. Питательная ценность - 250 килокалорий.
   Перед сном в 22 часа можно съесть небольшое яблоко и выпить чашку кефира. Питательная ценность - 200 килокалорий.
   В целом питательная ценность вашего дневного рациона составит от 2000 до 2500 килокалорий, приготовление такого рациона в домашних условиях потребует финансовых затрат порядка одного доллара в день, или же 30 долларов в месяц. С учетом горячительных и прохладительных напитков, мороженного, пирожного и конфет в выходные и праздничные дни затраты должны быть увеличены до 50 долларов. Для молодых людей, находящихся в репродуктивном возрасте в диете необходимо увеличить белковую составляющую, что приведет к затратам порядка 75 долларов в месяц.
  

Потребности в одежде и белье

  
   Второй по необходимости потребностью является одежда. Здесь наблюдается поразительное разнообразие удовлетворения этой потребности, особенно у женской половины человечества - мужчины менее прихотливы. Вот мы и попытаемся рассмотреть их потребности.
   Во-первых, это нижнее белье. Самая ноская часть этого белья - носки. В год мужчина снашивает, как минимум, две дюжины пар носок, добавьте сюда полдюжины трусов и маек, кальсон и нижних рубашек, да еще полдюжины сорочек, два-три галстука - вот и будет минимальная годовая потребность в нижнем белье взрослого мужчины.
   Во-вторых, верхняя одежда, которая меняется реже, примерно раз в три-пять лет. Это должен быть костюм для работы, костюм для выхода в свет, домашний костюм, два спортивных костюма (для лета и зимы), полдюжины свитеров и столько же полуверов. А еще раз в пять-семь лет необходимо менять пальто зимнее и демосезонное, плащ, две куртки (для лета и зимы), две-три кепки или шляпы, а может быть береты, ушанку или зимнюю шапку. Еще желательно иметь дубленку или полушубок, которые тоже необходимо обновлять раз в семь-десять лет.
   В-третьих, это спальное и столовое белье: простыни, наволочки, пододеяльники, покрышки, пижамы, скатерти, салфетки и прочее, чему в домашнем хозяйстве "нет числа" и просто поразительно, как только хозяйки все это держат в уме!
   А потому и оценить все это, привязав к году времени или же к трем десяткам лет активной трудовой деятельности довольно сложно. Мы пойдем другим путем. Известно, что статистика знает все и всем болезненно интересуется. Она подсчитала и соотношение затрат индивидуального бюджета на предметы питания и непродовольственные товары. Для 1998 года оно состояло 51.3 к 30.2 процентов. И если на продукты питания необходимо было по нашим расчетам тратить 75 долларов, то на непродовольственные товары - 45. Еще 13.9 процента бюджета уходят на оплату всевозможных услуг - это 20 долларов. При этом среднестатистический россиянин ухитряется еще 4.6 процента бюджета отнести к накоплениям - 7 долларов. Итого, бюджет его должен быть - 147 долларов (на начало 2001 года - 4327 рублей), а средняя заработная плата в России в это время составляла 1400 рублей или же 50 долларов. Причем следует учесть, что семья должна состоять как минимум из трех человек, и лет пятнадцать жена должна не работать, чтобы вырастить полноценного, здорового физически и психически ребенка. Следовательно, семейный бюджет должен быть, как минимум 440 долларов и при зарплате в 300 долларов заводить семью - это фактически обречь ее быть бездетной, чтобы жена материально обеспечивала себя сама. Вот вам и вторая причина демографического спада.
   Существенным элементом нашей жизни стал транспорт. Причем общественный транспорт со своими функциями не справляется, о чем свидетельствуют многочисленные нарекания как на автомобильный, так и железнодорожный транспорт. В этих условиях приобретение личного автомобиля становится жизненной необходимостью. Средний автомобиль можно оценить в 4000 долларов, за 30-летнюю трудовую деятельность необходимо будет его менять раз пять, выручая только половину стоимости, что дает ежемесячные затраты на личный транспорт порядка 40 долларов. Следовательно, семейный бюджет с учетом личного транспорта должен составлять порядка 480 долларов. Еще 20 долларов следует отнести на накопления, откуда минимальный бюджет работающего человека должен составлять 500 долларов, что можно обеспечить при оплате труда в 2 доллара за час (по международным стандартам и требованиям Международной организации труда зарплата не может быть меньше 3 долларов в час). Напомним, что главным условием приема страны в Европейский Союз является обеспечение трудящимся минимальной заработной платы в 500 долларов. Португалия и Греция были вынуждены принять соответствующие законы и увеличить минимальную заработную плату с 300 и 200 долларов соответственно для того, чтобы их приняли в ЕС. Однако такие затраты с лихвой окупились.
   А вот мнения некоторых политиков, которые приводит еженедельник Аргументы и факты. Председатель ФНПР М. Шмаков считает, что, если исходить из претензий к уровню жизни не избалованного судьбой человека, который рационально питается, поддерживает здоровье, содержит одного иждивенца, но при этом не забывает откладывать деньги на старость, на образование детей, то месячный доход должен быть около 13 тысяч рублей или порядка 500 долларов по тогдашнему курсу
   Директор Центра уровня жизни Академии труда и социальных отношений Д. Шавишвили считает, что для нормальной жизни нужно получать по крайней мере 500 долларов, то есть те же самые 13 тысяч рублей (в 2010 году - 15 тысяч рублей).
   Люди же в большинстве своем ни о чем подобном и не помышляют. Одна из петербургских газет регулярно проводит опрос читателей: "Какой доход на душу населения вы считаете нормальным?" В мае 1999 года была названа сумма в 2 тысячи рублей. Она, по мнению петербуржцев, позволит ежедневно иметь к столу мясо или рыбу, оплачивать поездки на дачу и покупку вещей первой необходимости. И еще в понятие "нормально" входит возможность купить, к примеру, новый телевизор - раз в 10 лет, велосипед - раз в 5 лет.
   Такой, прямо скажем, аскетизм в желаниях объясняется просто. Сегодня среднедушевой доход петербуржца позволяет ему купить 1.6 набора прожиточного минимума. То есть на еду уже хватает. Но при условии - в остальных желаниях себя сурово ограничивать. Представления питерцев о нормальной жизни можно считать мнением большинства россиян. Приблизительно так живут в 72 регионах из 89. Еще хуже - в 12.
  

Потребности в жилье

  
   Минимальная зарплата рассчитана без учета затрат на жилье. В развитых странах, где сформирован устойчивый средний класс, достаточно обеспеченный средствами к существованию, каждый человек к моменту достижения профессионального мастерства имеет возможность накопить достаточную сумму денег, чтобы приобрести жилье, либо получить кредит для его приобретения. И сложились определенные рекомендательные нормы на приобретение жилья, соответствующие так называемому Евростандарту. Причем нормативных документов, закрепляющих эти нормы не существует, как и не существует еще нормативных документов на уровне объединенной Европы. Тем не менее у экологов, архитекторов и строителей сложилось определенное мнение о соответствии Евростандарту.
   Физиологические нормы жилья установились еще в конце позапрошлого века. Так, известный отечественный гигиенист Ф. Эрисман считал, что нормальная гигиеническая высота квартиры должна быть 3.5-4 метра, и этой норме в царской России придерживались при строительстве частных зданий. В нашем типовом жилищном строительстве, нормативы которого сложились в начале шестидесятых годов, когда свирепствовал дефицит жилья и обеспечивать им население приходилось любыми средствами, среднее расстояние между перекрытиями, как известно, составляет 2.7 метра при абсолютном среднем размере высоты комнаты в 2.5 метра. И эта высота согласно строительным нормативам может колебаться в пределах 0.05 метра. Кстати, в муниципальных (так называемых "дешевых") домах Красного пояса Парижа, с которых скопированы наши "хрущебы", заложено такое же понижение высоты жилища относительно физиологической нормы. Как выяснили современные физиологи это явление приводит к развитию синдрома нездорового помещения.
   Впервые это заболевание было обнаружено за рубежом в середине семидесятых годов, после чего медики добились сворачивания строительства так называемого "дешевого" жилья в развитых странах, а в ФРГ нашли средства для выселения населения из дешевых домов, построенных в бывшем ГДР по советским проектам. В конце 80-х годов возникновении гласности позволило приступить к обсуждению этой болезни и у нас, синдром которой чаще всего возникал в Москве и Санкт-Петербурге, широко применявшими так называемое "типовое" строительство. Особенно заметно это явление было исследовано в Санкт-Петербурге.
   Даже в советские времена центр города назывался Петербургом или Питером, в то время как и после переименования в Санкт-Петербург Ленинградом аборигены продолжают называть спальные районы и новостройки. Разница между ними существенная.
   Во-первых, различается стиль градостроительства. В Санкт-Петербурге, в основном, кирпичные дома стоят вплотную, образуя дворы колодцы, что при петербургской слякотной и очень ветреной погоде создает защиту для гуляющих во дворах детей. В Ленинграде, в основном блочные бетонные дома стоят разрозненно подобно грибам на лужайке, доступные всем морским ветрам (в последнее время их пытаются ставить замкнутым либо разомкнутым для проезда транспорта кольцом). Причем, если дома в Санкт-Петербурге имеют не более 6 этажей, то в Ленинграде встречаются 22-этажные дома и разрабатываются проекты высотных домов, строительство которых ограниченно пока недостаточно техничной лифтовой базой.
   Во-вторых, различается вид помещений: в Санкт-Петербурге, в основном, встречаются высокие и большие комнаты с высокими и узкими окнами, а в Ленинграде, как правило, наоборот наблюдаются низкие и мелкие комнаты с широкими, низкими окнами, иногда под самым потолком в кухнях и спальных помещениях имеющие вид щелей-бойниц бетонных дотов.
   В-третьих, различается отделка помещений: если в Санкт-Петербурге широко используется дерево, то в Ленинграде бетонные подоконники и полы, покрытые хлорвиниловой плиткой или линолеумом, которые в Европе запрещены к применению из-за фенольных испарений с твердой поверхности. Если в петербургских квартирах еще кое где сохранилась деревянная мебель, которая не вписывается в малогабаритные ленинградские квартиры, то в последних, в основном, встречается современная мебель из древесноволокнистой плиты на фенольной смоляной основе, обитая современными синтетическими материалами.
   В-четвертых, различается оснащение кухонного помещения устройствами для приготовления пищи. Если в Санкт-Петербурге, как правило, это газовая плита, то в Ленинграде широко встречаются электрические плиты, влияние на организм мощного электрического излучения которых в настоящее время недостаточно изучено.
   Наконец, в-пятых, различается образ проживания: в Санкт-Петербурге, в основном, сосредоточены так называемые коммуналки, где в общей квартире несколько семей имеет по комнате, пользуясь общими кухней, туалетом и ванной, если она имеется, в то время как в Ленинграде одна семья, как правило, занимает одну квартиру, хоть и малогабаритную, тесную и низкую, но отдельную.
   Но вот интересно то, что аборигены неохотно покидают Санкт-Петербург, когда у них возникает возможность расселения коммуналки в отдельные квартиры Ленинграда, что часто практикуют состоятельные граждане, выкупая коммуналки. А те, кто отваживается вопреки установившемуся мнению о более высоком качестве старых районов покинуть Санкт-Петербург, начинают со временем плохо себя чувствовать в новой отдельной квартире. Они жалуются, что низкие потолки "давят" на голову, вызывая головную боль и повышение кровяного давления. На малогабаритной кухне они все время ударяются об углы плотно заставленной мебели и ходят с не проходящими синяками. Отсутствие больших прихожих и коридоров приводит к захламлению квартир. В общем, новое, даже отдельное жилище, совсем не мило. При возвращении домой с работы быстро портится настроение, возникает гнетущая обстановка, начинаются склоки с женой, которая оказывается словесно более жестокой, чем редко встречаемая соседка в бывшей коммунальной квартире. И новоявленные ленинградцы остро желают, даже если потребуется приплатив, вновь стать петербуржцами.
   Подробно исследовав это явление на большом статистическом материале, медики вынуждены были констатировать возникновение нового вида заболевания, вызываемого как физико-биологическими, так и социальными причинами, которое они и назвали синдромом нездорового помещения.
   Если кирпич, из которого строились дома в Санкт-Петербурге, можно отнести к экологически чистому материалу на естественной, глиняной основе, то о бетоне этого не скажешь. Дело в том, что при изготовлении бетона широко используется гранитная щебенка. Гранит обладает определенной радиоактивностью, интенсивность которой зависит от величины его поверхности. В бетонной щебенке излучающая поверхность возрастает во много раз, а соответственно возрастает и радиационная активность такого строительного материала. Он выделяет радон и торон - продукты распада радия и тория. Щебень получают с разных гранитных карьеров, по радиационному фону он может отличаться друг от друга на порядок. По данным лаборатории радиационной гигиены Центра Госсанэпиднадзора (ЦГСЭН), контроль над уровнем радиации этих месторождений практически неосуществим, но известно, что при производстве щебня сортировки по радиоактивности нет.
   И по оценкам экспертов, уровень радиации в монолитных и панельных домах превышает естественный фон в 2-3 раза, а в холодное время года, когда окна плотно закрыты, и квартиры не проветриваются - уровень радиации превышает предельно допустимые нормы! И как следствие - резкий рост онкологии и детских патологий в последние годы. Американские ученые определили, что малые, но постоянные дозы радиации более опасны для здоровья, чем кратковременные большие.
   В бетонных зданиях концентрация родона и торона, продуктов радиоактивного распада в граните, зачастую превышает минимально допустимую норму. Неконтролируемые захоронения радиоактивных отходов, широко практиковавшиеся в бывшем СССР вокруг больших городов, привели к тому, что по мере роста города они оказались в его черте, а кроме того, даже обычный песок, являющийся широко распространенным строительным материалом и компонентом строительных конструкций, может оказаться достаточно высоко радиоактивным.
   Широко используемые новые строительные материалы, такие как линолеум и древесноволокнистые плиты, испаряют со своих поверхностей ядовитые и канцерогенные вещества, вызывающие онкологические болезни.
   Не соответствующее санитарным нормам помещение вызывает чувство неблагополучия. Дело в том. что для осуществления нормальной физиологической деятельности человеку помимо нормального питания и нормального оправления других физиологических потребностей, а также для нормальной двигательной активности, необходима нормальная окружающая среда, в первую очередь определяемая санитарными нормами площади и объема, в которых возможно осуществление плодотворной жизнедеятельности. Не малую роль играет и высота проживания, поскольку в квартирах выше пятого этажа у многих людей возникает чувство неустойчивого и непривычного парения высоко над землей, подобно тому непривычному чувству неуверенности, которое многие испытывают в самолете, в результате чего предпочитают не пользоваться автотранспортом и автомобильным транспортом, объемы которых также крайне ограничены.
   Объем воздуха на одного проживающего в квартире был установлен в конце позапрошлого века немецким гигиенистом Максом Петтенкофером в 30 кубических метров, исходя из чего в свое время рассчитали норму жилой площади на одного человека - 12 квадратных метров. Эта норма была учтена при постройке тогда самой современной российской тюрьмы "Кресты" в Санкт-Петербурге, где сейчас в одиночной двенадцатиметровой камере содержится 25-30 заключенных, которые спят на трехярусных нарах в три смены. Такая же минимальная санитарная норма была заложена в Жилищный кодекс 1983 года, существующий до сих пор. До него существовала норма жилой площади в 9 квадратных метров, а до нее, так даже 6 квадратных метров. Но и она сплошь и рядом не выполнялась, поскольку в "хрущобах" существуют и однокомнатные квартиры, рассчитанные на семью, как минимум, из двух человек, жилая комната которых составляет 12 квадратных метров, а живут в ней иногда 5-6 человек. Прихожая в такой квартире имеет 2 квадратных метра, совмещенный санитарный узел - 2.8 квадратных метра, а кухня - 3.5 квадратных метра. Правда, имеется встроенный стенной шкаф площадью 0.9 квадратных метра. Общая жилая площадь такой квартиры составляет 20.3 квадратных метра, вот исходя из этого и распределялись такие квартиры.
   Сколько же квадратных метров должно иметь жилище современного человека, чтобы удовлетворять гигиеническим и социо-культурным нормам?
   При определении минимальных потребностей в жилище будем исходить из требований Евростандарта, в котором качество жилого дома оценивается не количеством комнат вообще, а количеством спален. Причем под спальней имеется в виду комната с непосредственным выходом в ванную и туалет.
   При планировании интерьера спальни исходят, в основном, из трех возможных решений: традиционная спальня, спальня - общая комната и детская спальня. Под традиционной спальной понимается комната, предназначенная только для сна, обстановка ее тоже традиционна - это спальный гарнитур или современный модный набор мебели: кровать для супругов, две тумбочки, платяной и бельевой шкафы, туалетный столик с пуфиком, трюмо. Расчеты с учетом размеров современной мебели и свободного пространства на основных линиях коммуникаций дают порядка 20 квадратных метров при квадратной форме помещения. При отклонении от квадратной формы помещения размеры спальни необходимо увеличить на 20 процентов.
   Мы воспитаны в требовании раздельного пользования ванной и туалетом, поскольку лишняя дверь в прихожей создавала мнение об избыточном благополучии. А вот согласно Евростандарту, они должны быть совмещены в единый гигиенический узел, обязательно оборудованный биде. Если учесть необходимость шкафа для хранения ванных принадлежностей, то размер гигиенического узла должен быть не менее 8 квадратных метров. Следовательно для современной спальни с гигиеническим узлом необходимо отвести, как минимум, 28 квадратных метра площади современного жилища. Столько же необходимо отвести и для детской спальни.
   В традиционной русской семье вместе с хозяевами нередко проживают и родители. Им тоже необходима отдельная спальня и желательно отдельная кухня, так как две хозяйки на одной кухне обычно не уживаются, даже если это мать с дочерью. Бывает, не обойтись и без спальни для гостей. Таким образом нормальная квартира согласно трактовке Евростандарта должна иметь не менее 5 спален.
   Упомянуто о наихудшем случае с односпальной квартирой, где спальня является одновременно и жилой комнатой. Расчеты с учетом размеров современной мебели и свободного пространства на основных линиях коммуникаций дают порядка 24 квадратных метров при квадратной форме помещения. Евростандарт ставит вопрос шире - каждому члену семьи отдельную комнату.
   У хозяина дома должен быть кабинет с письменным столом и столом для изготовления всевозможных макетов, приборов и поделок. Площадь такого кабинета должна быть порядка 20 квадратных метров. У хозяйки тоже должен быть кабинет или примерочная с письменным столом, швейной машиной, гладильной доской. Площадь этого помещения тоже должна составлять 20 квадратных метров.
   Должна быть и общая комната - гостиная, где бы по вечерам и праздничным дням могла бы собираться для общения вся семья, где можно было бы принять и несколько гостей. В этой комнате желательно иметь круглый или овальный стол с 6-ю стульями, мягкий диван с несколькими креслами, журнальный столик с торшером, место для полок с книгами, дисками, кассетами, телевизором и магнитофоном или же культурно-информационным комплексом. Эта же комната может выполнять и функции столовой. Но желательно иметь отдельную столовую, поскольку ежедневные обеды в гостиной притушевывают радость от встречи гостей и собраний по праздникам, а следовательно делают эти события несколько обыденными. Расчеты с учетом размеров современной мебели и свободного пространства на основных линиях коммуникаций дают порядка 24 квадратных метров при квадратной форме помещения. К гостиной должна примыкать столовая, размеры которой могут составлять 20 квадратных метров.
   Современное жилище немыслимо без рекреационной комнаты. Рекреация - от латинского слова recreatio, что буквально означает: творение заново, восстановление, отдых, развлечение, а в современном понятии - это активный отдых для восстановления жизненных сил, тренировки человеческого организма, снятия физических и психологических переутомлений, нейтрализации негативных последствий прогресса в виде гиподинамии и стрессов. Рекреационная комната прежде всего оснащается приборами для экспресс-диагностики состояния человека с тем, чтобы планируемые нагрузки строго соответствовали необходимой для восстановления здоровья норме. Затем она оборудуется различными тренажерами, регулируемыми от центрального компьютера программами, учитывающими сиюминутное состояние человека. Возможности рекреационной комнаты позволяют создать широкий выбор оздоровительных программ в зависимости от желания и состояния здоровья человека - от отдыха с минимальной физической нагрузкой до развивающих тренировок. Обеспечивающих в разумных пределах свободу поведения человека и возможности его выбора.
   Органической составной частью рекреационной комнаты являются паровая кабина, сауна, ванна с гидромассажем и душевая. В зоне отдыха рекреационной комнаты находится фитобар и массажные приспособления, в частности, вибромассажные матрацы, которые позволяют быстро снять чувство усталости. Ими можно пользоваться до тренажеров, если человек пришел усталым, а также и после тренажеров, особенно если появляется чувство перетренировки. Фитобар позволяет утолить жажду и восполнить потери жидкости в парной и сауне. По расчетам специалистов Санкт-Петербургского института профилактической медицины, разрабатывающих индивидуальные рекреационные программы, минимальный размер рекреационной комнаты должен быть 35 квадратных метров.
   Хорошо еще дома иметь оранжерею, на которую следует отвести не менее 25 квадратных метров площади, причем желательно, чтобы она была остеклена со всех четырех сторон, либо имела остекленный потолок.
   Особо следует оговорить характеристики бытовых помещений. Это, во-первых, кухня, оборудованная электрической плитой и микроволновой печью, а также воздухо- и водоочистителями, холодильной камерой и кухонным комбайном. В силу национальных особенностей кухня зачастую служит и столовой. Поэтому площадь современной кухни должна быть не менее 20 квадратных метров. Рядом с кухней располагаются подсобные помещения - кладовая продуктов быстрого потребления, имеющая площадь порядка 7 квадратных метров, и помещение для стирки и сушки белья, имеющее такую же площадь. Рядом с гостиной необходимо предусмотреть гостевой туалет с обычным унитазом и мойкой рук, площадь которого составляет 2 квадратных метра. Наконец прихожая, служащая буферным помещением между улицей и собственно домом, в которой расположены шкафы для верхней одежды и обуви, скамейка-сиденье для переодевания, которая одновременно может служить и хранилищем для сменой обуви. В прихожей обычно находится домофон, служащий для общения с посетителями, подошедшими к входной двери или же калитке с переговорным устройтвом, и телефон централизованной охраны помещения. Площадь прихожей должна быть не менее 10 квадратных метров.
   Естественно, что на одном этаже располагать все помещения нерационально. Лучше всего скомпоновать их на 3 жилых этажах, а на четвертом предусмотреть оранжерею. Кроме того, такое количество жилых и бытовых помещений потребует сложную систему разводки водо- и теплоснабжающих и очистных коммуникаций, разветвления которых могут быть осуществлены только в цокольном помещении. В этом же этаже может находиться гараж на три легковые машины, мастерская на 2-3 станка, кочегарка и коптильня, а также кладовая для продуктов длительного хранения, которая с помощью лифта сообщается с кухнями. Целесообразно также иметь и пассажирский лифт, который бы соединял цокольный этаж с оранжереей, расположенной на последнем этаже под стеклянной крышей.
   Таким образом, жилая площадь нормального помещения для проживания должна быть порядка 240 квадратных метров, а общая площадь здания должна быть порядка 600 квадратных метров. При наличии пяти этажей (вместе с цокольным) размеры дома должны быть 14 на 13 метров, причем на большей стороне располагается шесть, а на меньшей стороне - пять окон.
   Если учесть, что сейчас вокруг крупных городов России строятся коттеджи по 2000 квадратных метров, то величина в 600 квадратных метров по сравнению с этим представляется довольно скромной. Такие дома в развитых странах имеют представители среднего класса: врачи, адвокаты, учителя, квалифицированные рабочие. А пока такие дома малодоступны из-за высокой стоимости. Цена описанного дома составляет 300-400 тысяч долларов, то есть в бюджете необходимо предусмотреть порядка тысячи долларов в месяц.
   Для городского жителя затраты будут несколько скромнее. По современным социо-культурным нормам семья из трех человек должна иметь городскую квартиру площадью не менее 150 квадратных метров. В США на одного человека приходится в среднем 80 квадратных метров жилой площади. В Западной Европе - 45 метров. А в России - 20 метров. Но это в среднем. Понятно, что обилие квадратных метров в США обеспечивает так называемая "одноэтажная Америка". Большие и просто сделанные дома составляют значительную часть общего американского дома. В Западной Европе последние десятилетия взят принципиальный курс на многоэтажное строительство с просторными квартирами для многодетных семей из расчета 50 квадратных метров на человека.
   Для простого замещения одного поколения другим на каждые 10 пар, находящихся в браке, необходимо иметь 22 человека детей. То есть нормальная семья должна состоять из 4 человек, а следовательно площадь занимаемой ею квартиры, согласно современным социо-культурным нормам, должна быть 200 квадратных метров. При стоимости одного квадратного метра жилья в Санкт-Петербурге порядка 2000 долларов затраты на жилье с учетом десятипроцентной платы за ссуду на 30 лет должна составлять 420 тысячи долларов, что дает ежемесячное погашение ссуды в размере 1000 доллара. В сумме с остальными расходами это составляет ежемесячные затраты семейного работающего человека в 1500 долларов (на начало 2001 года средняя начисленная заработная плата по стране составляла 80 долларов, в 2009 - 622 долларов). Вот почему у нас нет среднего класса - нет нормальной зарплаты.
   Что же касается пенсионеров, у которых отсутствуют затраты на семью и жилище - их минимальная пенсия должна составлять 350 долларов (на начало 2001 года средняя пенсия по стране составляла 35 долларов. На начало 2009 года - 172).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Право на физическую безопасность

  
   Человечество, возраст которого оценивают в полтора-два миллиона лет (некоторые археологи увеличивают его возраст до пяти-семи миллионов лет), изобрело государство относительно недавно - пять-шесть тысячи лет тому назад. К этому времени основные пригодные для эффективной жизни места планеты были заселены человеком и резко возросли конфликты людей из-за владения ареалами, пригодными для проживания. В этих конфликтах слабые люди попросту физически уничтожались более сильными. Но и слабые могли победить, противопоставив сильным слаженную организацию. Так возникло государство, как форма организации общества, позволяющая эффективно осуществлять физическую безопасность, которая являлась второй после физиологического удовлетворения основной потребностью человека.
  

Право на жизнь

  
   Возникновения государства связано с усвоением человеком таких понятий, как закон, право и обязанность, без которых эффективную организацию просто невозможно создать. В догосударственный период отношения между людьми регулировались этическими нормами, основанными на длительном опыте существования человека. Но эти нормы были необязательны к исполнению. Правда, человек, нарушивший этические нормы, мог столкнуться с полной обструкцией других людей, вплоть до исключения его из членов общества. Появление государства следует рассматривать как возникновение общественного договора, который определял обязанности человека перед государством и права, гарантируемые государством человеку. Соотношение прав и обязанностей человека регулируется законом. Закон является нормативным актом, регулирующим отношения между людьми в государстве и отношения между государством и человеком. Закон разрешает какие-то действия между людьми, а какие-то запрещает и устанавливает меру наказания в случае нарушения принятой нормы. Важной часть любого закона является установление механизма осуществления этого закона, без чего закон становится неработоспособным. В догосударственный период развития общества роль законов выполняли запреты - "табу", накладываемые колдунами и жрецами, которые зачастую являлись и организаторами государства.
   В процессе естественного расселения человечества конфликты между людьми кончались тем, что более слабые уходили на новые места обитания - так и осуществлялось расселение. Но к моменту возникновения государства таких новых мест осталось мало. Кроме того, для того, чтобы попасть на свободное пространство зачастую необходимо было пройти через занятую другими людьми территорию, владельцы которой могли не пропустить переселенцев. В этих условиях конфликты стали решаться путем уничтожения слабой спорящей стороны сильной спорящей стороной.
   Где-то тридцать - сорок тысяч лет тому назад был изобретен каменный топор, который во много раз увеличил силу человеческой руки. Таким топором разбить череп человеку мог даже ребенок. Человек по характеру своему может быть достаточно агрессивен, и топор в его руках может быть действенным оружием решения любого спора. При этом зачастую лишались жизни именно те ценные для примитивного общества люди, которые изготовляли эти топоры, но были недостаточно проворны в деле их использования. И руководители общества установили для членов своего общества запрет "Не убей", который затем вошел составной частью в общечеловеческие ценности, данные Богом Моисею на горе Синай. Сам Бог провозгласил неприкосновенность человеческой личности. Но это было потом, и люди трактовали этот завет по разному. На иноплеменников этот запрет не распространялся и охотники одновременно становились и воинами, которые защищали своих соплеменников.
   Следует отметить, что уже в примитивном обществе сложились те четыре вида отношений между людьми, которыми мы пользуемся и сейчас. Это равноправные, силовые, договорные и уважительные отношения. В то время в примитивном обществе превалировала племенная собственность. Ареал, на котором обитало примитивное общество, с его землей, угодьями, живностью принадлежал всему племени. И использовалось это богатство всем племенем сообща. Сообща добывали охотой или собирательством плодов пищу, которая на этом этапе все еще продолжала оставаться общественной собственностью, а затем делили ее поровну на всех едоков. Выделяемая равная для каждого доля продуктов питания отчуждалась из общественной собственности в личную собственность члена племени, которой он мог распорядиться по своему личному усмотрению. При этом старикам ровная доля продукта жизнедеятельности племени могла быть избыточной, а для молодого человека ее могло и не хватать. И естественно, что молодые члены общества могли силовым методом "перераспределять" эту личную собственность. Часть этой личной собственности старый человек мог отдать молодому для того, чтобы тот оказал ему определенную услугу, например, построил жилище. Это были договорные отношения. Наконец, старый человек мог просто отдать часть своей личной собственности другому человеку из уважения к его, например, героическому поведению. Это были уважительные отношения. К сожалению, уровень развития примитивного общества был настолько низким и бедным, что сформировать государство можно было только использовав силовые отношения. При этом общество переходило в новую стадию своего развития, трансформируясь из примитивного в силовое общество.
   Со временем произошло разделение труда, и воины выделились в самостоятельную группу во главе с выборным руководителем. В случае необходимости племена объединялись в военные союзы с выборным военноначальником. Это была тоже форма организации общества, но это еще не было государство. Государство появилось, когда в обществе появился институт постоянных (наследственных или назначаемых) руководителей, образующих администрацию, распоряжающуюся не только военными операциями, но и порядком гражданской жизни. Воинов необходимо было кормить, руководителей общества необходимо было достойно содержать, и первые государственные законы касались отчислений части вырабатываемого всем населением продукта в государственный фонд. В этих законах были сформулированы обязанности членов общества по отношению к государству, как форме существования общества в виде организованного народа, и обозначены меры по отношению к нарушителям этих законов. При этом подразумевалось, что государство гарантирует членам общества право на жизнь, то есть берет на себя обязанности защищать жизнь члена общества как от посягательств на нее других членов общества, так и иноплеменников.
   Основной функцией первоначального государства таким образом являлось обуздание агрессии человека внутри общества и направление этой агрессивности во вне государства на возможных его врагов. При этом государство гарантировало человеку право физической неприкосновенности его жизни, другими словами право на жизнь.
   Государству приходилось вести непрерывные войны с целью расширения своей территории, так как сохранить государство в то время можно было только развивая его. В результате войны появлялись военнопленные, которых обращали в рабов и использовали в народном хозяйстве в качестве рабочей силы. Поэтому первые в истории государства были рабовладельческими, в которых еще долго сохранялись пережитки примитивного общества. Характерной формой правления в первых зародившихся государствах была деспотия, деспотическая монархия. При этой форме правления вся собственность в таком государстве огосударствливалась и считалась принадлежавшей монарху. Его подданные могли только распоряжаться и пользоваться выделенной им частью собственности в довольно ограниченном виде. Нельзя было, в частности продавать собственность подданному другого государства. Государство следило за соблюдением прав распоряжения собственностью и это было его второй важной функцией. Государство в лице его администрации могло от имени единоличного владельца всей собственности - монарха в любой момент лишить любого подданного находящейся в его распоряжении собственности и даже жизни, если считало, что своими действиями он нанес государству, то есть монарху, ущерб. И законы государства были сформулированы таким образом, что подданный был обязан заботиться о благе монарха.
   Монарх мог наградить любого подданного. Чаще всего в качестве награды жаловалось право распоряжения участком земли, на которых можно было построить замок, дворец или дом в крайнем случае. И такой подданный становился вассалом монарха. Он мог сам распоряжаться и даже дарить или продавать право распоряжения частью пожалованной земли, то есть становился монархом в миниатюре. При этом у другого подданного могло возникнуть желание отобрать это право силой. Во избежание междуусобиц было выдвинуто п этическое правило "Не желай ничего, что у ближнего твоего" и "Не укради", который позже вошли в десять заповедей общечеловеческих ценностей и были детализированы в юридических законах государства на право распоряжения собственностью.
   Следующей функцией государства являлось регулирование хозяйственной деятельности его населения. Если в примитивном обществе все продукты питания, которые производились примитивным хозяйством, тотчас же и потреблялись, так что порою люди страдали от переедания, а порою умирали от голода, то государство приступило к созданию государственных запасов продуктов питания. Это было необходимо не только для содержания воинов и руководителей государства, но давало возможность оказывать помощь населению в период наступления голодного межсезонья, либо во время периодически наступавших голодных лет.
   Эти же запасы позволили отвлекать часть рабочих рук на постройку капитальных жилищ. И если в примитивном обществе в качестве жилища мы наблюдаем шалаш, шатер, иногда пещеру, то в государствах возводятся деревянные либо глинобитные дома, а затем и каменные дома. Эти же запасы позволили отвлекать значительные силы населения на строительство и поддержание ирригационных сооружений, обеспечивающих повышенные урожаи сельскохозяйственных культур. Государство уже тогда играло значительную роль в хозяйственной деятельности, и это была еще одна его существенная функция.
   Все это обеспечивало членам силового общества средства к существованию, которые позволяют говорить о возникновении в таком обществе по сравнению с примитивным нового качества жизни, значительно более высокого, чем в предшествующем обществе. Во всяком случае обеспечение права на жизнь тоталитарной монархической деспотией даже рабу гарантировало физиологическое удовлетворение, что в примитивном обществе осуществлялось не всегда.
   Однако силовые отношения в обществе приводили к тому, что и вассал монарха мог пожелать лишить своего вассала жизни. Во избежание этого в каждом государстве было организовано многоступенчатое судопроизводство, функцией которого было отслеживание соблюдения законов, существовавших в государстве. Если в процессе судопроизводства и выбиралось наказание в виде лишения человека жизни, то он мог апеллировать к более высокой судебной инстанции вплоть до монарха, который был главой судопроизводства государства и мог отменить любой приговор.
   Если же вассал лишал своего подопечного жизни, то он должен был компенсировать это родственникам пострадавшего. Закон Моисея, изложенный в Пятикнижии, гласил, что если хозяин нанес рабу увечье, он должен был немедленно отпустить раба на волю. "Русская правда" допускала кровную месть за убитого его ближайшими родственниками. При отсутствии ближайших родственников убийца принуждался к уплате штрафа (виры) князю и частного вознаграждения дальним родственникам убитого. За убийство простого свободного человека платилось 40 гривен - деньги по тем временам немалые, за убийство представителей княжеской администрации - 80. За убийство женщины взималась половинная плата. Полувирье (20 гривен) взималось за нанесение тяжелых увечий и за убийство неверной жены. Свободные общинники, связанные круговой порукой, должны были оказывать помощь убийце в уплате виры. Когда убийца не был известен, община-вервь, на территории которой было совершено убийство, платила "дикую" виру.
   "Русская правда" просуществовала до появления "Судебника", введенного великим князем московским Иваном III Васильевичем в 1497 году. В "Судебнике" значительно ужесточались наказания за уголовные преступления и вводилась смертная казнь. Наказывалась не только смерть свободного человека, но и холопа. Эти нормы вошли затем во все последующие судебники и судебные уставы. Известная помещица Салтычиха (Д.Салтыкова), прославившаяся жестоким обращением с крепостными крестьянами и замучившая насмерть более 100 человек, в 1768 году была приговорена к смертной казни, замененной затем пожизненным заключением в монастырской тюрьме.
   Право на жизнь было основным правом человека, которое обеспечивало тоталитарное монархическое государство. В государстве никто не мог безнаказно посягнуть на человеческую жизнь. Но этого было мало, чтобы осуществлялась человеческая жизнь, поскольку она осуществлялась за счет потребления средств существования. А добывание средств существования было первейшей обязанностью человека не только перед собой, но и перед государством, поскольку добывая эти средства, он выделял часть их на существование государства, гарантировавшего неприкосновенность жизни.
  

Право на средства жизнедеятельности

  
   Добывание средств существования относится к хозяйственной деятельности человека. А всякая деятельность должна руководствоваться определенными законами и соответствовать определенным нормам, чтобы человек этой деятельностью не навредил другому человеку. Вначале люди в своей хозяйственной деятельности руководствовались законом Моисея, изложенном в Пятикнижии.
   Два начала лежат в основе закона Моисея - справедливость и праведность, в чем человек обязан подражать Богу, являющемуся абсолютным воплощением этих качеств. Справедливость означает признание и неприкосновенность трех основных прав человека: на жизнь, собственность и отдых, закрепленных в четвертой, шестой, восьмой и десятой заповедях.
   Праведность (а это более, чем добросовестность) предполагает честное выполнение человеком своих обязанностей. По отношению к ближнему своему это прежде всего помощь бедным и больным. Владелец хлебного поля, овощного участка, виноградника обязан был оставлять часть урожая неубранным, чтобы этим могли воспользоваться нищие или просто голодные путники. На Руси самым страшным грехом считалось не дать милостыни нищему, не накормить голодного путника, не дать ему приют на ночь. Такой скаредный человек подвергался страшному острактизму: с ним могли перестать здороваться и разговаривать, из его дома могли не просватать дочь или отказать сватам его сына. Для замкнутого общинного сельского мирка это было равносильно казни, пускай не смертной, но более страшной - общественной.
   Праведность запрещала использовать нужду ближнего для собственного обогащения. Давать в долг считалось богоприятным делом, но нельзя было требовать уплаты долга с лихвой, ростовщичество осуждалось как богомерзкое дело. Нельзя было задерживать плату за труд наемного работника. Нельзя было обмеривать и обвешивать - это был страшный грех. Нельзя было и задерживать уплату государственных и церковных налогов, из которых формировались и средства для жизни неимущих.
   Каждый седьмой год требовалось прощать все долги и отпускать на волю рабов и закупов, которые сами продавали себя в рабство из-за нужды или необходимости защиты от неправедных требований. Через каждые пятьдесят лет объявлялся "юбилей". Человек, который из-за нужды вынужден был продать наследственный участок земли или дом, имел право выкупить их обратно, но тем дороже, чем больше лет прошло с момента продажи. Если такой возможности у бывшего хозяина не будет, то в юбилейный год его имущество должно быть ему возвращено. Правило это соблюдалось при жизни прежнего владельца - на наследников его это право не распространялось.
   Все такие положения вытекали непосредственно из общей заповеди: "Люби ближнего своего, как самого себя". Эта заповедь распространялась не только на свободных людей, но и на рабов. Нельзя было требовать от человека непосильного для него труда. Суббота была обязательным днем отдыха для всех, включая рабов и даже тягловую скотину. Законы субботы, седьмого и юбилейного годов препятствовали хозяйственной и духовной деградации человека, препятствовали формированию потомственных пролетариев и наследственных рабов, предотвращали накопление массового недовольства и появление общественных взрывов.
   Особые правила для судей предписывали судить только по справедливости, не благоволить к богатому и не давать скидок для бедняка или сироты. Перед законом были равны и свободный человек, и раб. За имущественные преступления нельзя было наказывать смертной казнью. Сын не отвечал за преступления отца.
   Если при соблюдении всех этих правил закона Моисея человек становился богатым, то это было воздаяние за соблюдение Божьих заповедей. Счастье и благополучие были наградой за исполнение Закона. Богатство было знаком Божьего благословения. Это означало, что любым своим действием в рамках закона Моисея богатый человек верно служил Богу.
   Конечно, не все соблюдали божьи заповеди, и сложилась даже поговорка: "Из трудов праведных не наживешь палат каменных". Уже в глубокой древности сложилось расслоение людей на живущих праведными трудами и неправедными, предпочитающими прожить жизнь вообще без труда. Государство играло важную роль в регулировании отношений между людьми. Особенно это проявилось в современном государстве. В Европе началом его формирования считают XIV век. К этому времени производительные силы развились достаточно высоко, чтобы в руках большого количества руководителей производства, составившего класс буржуазии, оказался значительный капитал. Однако дальнейшее развитие капитала сдерживалось политическим бесправием буржуазии, с чем она смириться никак не могла. В Европе начинается период буржуазных революций, в процессе которых формируются демократические государства с демократическими институтами: парламентом, судом присяжных, местным самоуправлением. Политически закрепляется новый вид собственности - частная, и государство берет на себя функцию обеспечения гарантии неприкосновения частной собственности.
   Это значит, что государство также вынуждено признать хозяйственную автономию человека, опирающуюся на принадлежащие ему средства производства. Но государство по прежнему остается одним из крупнейших собственников. В то же время основная масса населения пролетаризируется и становится собственником только своего труда, продавая который она получает средства к существованию. В это время помимо рынка потребления складывается рынок средств производства и рынок труда, где господствуют договорные отношения, силовое общество сохранения трансформируется в договорное общество потребления, где поначалу идет жестокая борьба за получение средств существования, средств жизнедеятельности. Борьба эта, пережив силовые революционные попытки, выливается в конце концов в политику компромиссов, призванных соблюдать консенсус интересов всего населения в обеспечении ему доступа к средствам жизнедеятельности. Демократическое государство играет существенную роль в установлении и соблюдении такого консенсуса. Но демократическое государство и договорное общество потребления это еще не предел развития.
   Новейшая история формирования правового уважительного общества совершенствования началась 15 марта 1961 года, когда президент США Джон Ф. Кеннеди, выступая в Конгрессе впервые в истории не только Америки, но и всего мира провозгласил четыре неотъемлемых потребительских права каждого человека: на безопасность, на выбор, на замену и быть услышанным. Позднее потребительские права человека были расширены до восьми и вошли в Международный пакт о об экономических, социальных и культурных правах человека, принятый в 1966 году и дополняющий Декларацию прав человека ООН, принятую в 1948 году. Россия ратифицировала эти документы только в 1998 году, но до сих пор права человек в России в экономической части этих документов полностью не соблюдаются. Вот эти права:
  -- право на удовлетворение основных нужд,
  -- право выбора,
  -- право на безопасность,
  -- право на информированность,
  -- право быть выслушанным,
  -- право на потребительское просвещение,
  -- право на возмещение,
  -- право на здоровую окружающую среду.
   Как видим, первым потребительским правом является право человека на получение средств существования для удовлетворения основных нужд (физиологических), то есть средств жизнедеятельности, которое берется гарантировать человеку демократическое государство в минимальных размерах (минимальная пенсия и минимальное пособие по безработице), необходимых для физиологического удовлетворения. Все остальные средства для нормального экономического существования человек обязан добывать себе сам, причем государство гарантирует ему известную экономическую автономию путем введения щадящих налогов и ограничения административного вмешательства в его экономическую деятельность.
   Сейчас мы понимаем, что демократическим государством можно считать такое государство, в котором соблюдаются права человека, причем не только политические и экономические, но и потребительские. А если потребительские права человека не соблюдаются, то государство к демократическому отнесено быть не может, какой бы демократический антураж не предусматривали его руководители.
  

Цель жизни

  
   Казалось бы, что в современном демократическом государстве, где гарантируются и соблюдаются не только политические, но и экономические, и социальные права человека, где продолжительность жизни достаточно большая и продолжает увеличиваться (в Японии существует специальная государственная программа увеличения продолжительности жизни - самой высокой в мире - 84,3 года), должен существовать покой и благополучие. Между тем по количеству самоубийств развитые страны не намного уступают России, где эти права не соблюдаются. И это свидетельство кризиса, который наблюдается в развитых демократических странах в духовной области.
   Казалось бы, у человека в развитых странах есть все, какие только можно себе представить, атрибуты качественной жизни, он пользуется всеми политическими, экономическими и социальными правами, гарантируемыми ему законами демократического государства на основе Декларации прав человека ООН. К чему ему стремиться дальше? Ведь все мыслимые цели достигнуты. И вот здесь возникает существенный вопрос о цели жизни.
   Цель это идеальный будущий результат нашей сиюминутной деятельности, к которому следует стремиться. И по достижении одной цели человек переходит к другой, очередной цели. Таким образом, вся наша жизнь - это путь от цели к цели. Но если все цели осуществлены, то какой смысл жить? И человек легко расстается с жизнью. Следовательно, достижение всех благ жизни является ее концом? А вот когда человек не имел этих благ и трудился, соблюдая законы Моисея, у него была великая цель, которая заставляла его жить полной жизнью!
   Законы Моисея были получены от Бога. И цель жизни человека была установлена свыше. Она состояла в служении Богу посредством тщательного исполнения его заповедей. Но со временем цель жизни стала трактоваться иначе.
   По представлению мыслителей Древней Греции целью человека было собственное счастье. И каждый человек мог понимать счастье по-своему. Для многих оно состояло в погоне за наслаждениями, в ублажении своего тела. Собственное счастье как цель жизни - это ничего не говорит о различии достойного и недостойного поведения, о допустимом и недопустимом в отношении с другими людьми. Мыслители Древней Греции это понимали и поэтому придумали понятие добродетели. Сам подход к вопросу о цели жизни заставлял их разбираться в понятиях, вдумываться, объяснять, убеждать, доказывать. Нужно было обосновывать свои соображения, надеясь не столько на Бога, как на самого себя. Отсутствующий авторитет Бога нужно было заменить авторитетом логики. Так возникла аналитическая мысль. По мнению древнегреческого философа Аристотеля, чисто мыслительная деятельность, направленная на познание мира - самое достойное занятие. Оно приносит наивысшее счастье. Таким образом, цель жизни была определена в познании мира.
   Но для чего познавать мир? Бог, сотворив человека по своему образу и подобию, поселил его в райском саду Эдеме, где были все блага, и человек никаких забот не знал и не ведал. Все для жизни человека было у него под рукой. И погода тогда благоприятствовала человеку - ни одежды, ни дома ему не надо было. Вся жизнь человека была сплошной отдых. И думать о том, что надо делать - не надо было: Бог определил поведение человека Своими заповедями. И одной из этих заповедей было: "Не вкушать плодов с древа Добра и Зла!"
   Казалось бы, что еще нужно было первой женщине Еве? "И под каждым ей кустом был готов и стол и дом!" Но силен оказался враг человеческий Змей-искуситель. Разжег он женское любопытство и соблазнил Еву. И сорвала она плод с дерева познания Добра и Зла: и сама ела, и Адаму дала. И прозрели тут люди, и увидели наготу свою, и засмущались. И сорвали они фиговые листочки и прикрылись ими. Бог конечно сразу увидел это и очень опечалился. И выгнал он Адама и Еву из райского сада и пообещал, что будут в поте они есть хлеб свой, то есть вечно трудясь, а женщины будут в наказание рожать детей в муках. Ну что же, решили люди - это малая беда, но за то они смогут творить жизнь свою, подобно тому, как Бог сотворил их.
   И стали люди творить жизнь свою, и достигли в этом такого совершенства, что дальше некуда: средств существования у них стало больше, чем они могут использовать, договорились люди и получили все какие только мыслимы политические и экономические свободы - а что дальше? А дальше вот что.
   Человек живет не только в материальном (физическом) и ментальном (разумном) мире. Но человек живет еще и в духовном мире, и в мире добра, и в мире зла, и в мире безразличия, и еще во многих всяких мирах, которые себе сейчас трудно представить в силу ограниченности человеческого менталитета. Я бы взял на себя смелость сказать, что человек бесконечномерен и живет в бесконечных мирах, хотя на первый взгляд он представляется нам физически конечным, но ментально бесконечным. Хотя бы потому, что сумел логически обосновать бесконечность. Так вот дух человека в отличие от его тела уже бесконечен, как бесконечен сам Бог. Человек еще не знает, какие возможности в нем заложены Богом при его сотворении. И никогда не узнает - ибо это помысел Божий. Но стремиться к этому необходимо. Человек в своем духовном развитии должен стремиться к бесконечному Богу - и предела в этом стремлении нет, ибо Богом человек никогда не станет. Но он может стать богочеловеком, праведно живя и совершенствуя свой дух. Вот в чем цель жизни человеческой - в бесконечном самоусовершенствовании. И если свою материальную жизнь (быт) некоторые люди уже усовершенствовали, можно сказать, чуть ли не до конца, то в духовной жизни конца совершенству быть не может!
   Здесь необходимо вернуться к потребностям человека. Они составляют как бы несколько слоев, которые можно расставить (проранжировать) по важности их удовлетворения для обеспечения нормальной жизнедеятельности человека. Самые главные потребности - это потребности физиологического удовлетворения. Без осуществления этих потребностей человека его физщиология замирает и человек перестает существовать. Без воздуха человек не может прожить и пять минут. Но воздух всеобщее достояние, его пока человеку хватает в избытке. Другое дело, что по своему неразумению человек портит это всеобщее достояние в сфере своего обитания и этим самым сокращает себе жизнь. Без воды человек не может прожить и пяти суток, а без еды и пяти месяцев. Вода и еда - это уже личная собственность человека, которую он, впрочем, предпочитает добывать в обществе себе подобных - так это обходится с меньшими затратами.
   Но в процессе добывания этой личной собственности, необходимой для нормального оправления физиологического удовлетворения, в обществе стали возникать конфликты, которые поначалу решались физическим уничтожением человека. И у человека возникли потребности в физической безопасности, которые затем развились в потребности политической безопасности: человек изобрел государство, как определенную форму организации общества, и захотел сам осуществлять государственную политику по обеспечению своей физической безопасности. Одновременно у человека возникли потребности в экономической автономии от государства, которое попыталось подмять человека под себя, пренебрегая его политическими и экономическими потребностями. Не получилось это у государства, потому что оказалось, что в самом мощном государстве его мощь осуществляется именно за счет человека, пользующегося политическими и экономическими правами, активно участвующем в политической жизни и экономической деятельности.
   Но этого человеку мало, ибо у него есть еще потребности - все, что человек делает, он делает еще и для того, чтобы его уважали. Ему необходима, если не любовь всех людей, что недостижимо в силу их разнообразия, то уважение, что можно получить от любого человека, достигнув духовного совершенствования путем осуществления духовного развития на основе благости, праведности, справедливости и других добродетелей. Но разве можно уважать человека, у которого не устроен быт? Пусть он рассуждает о Боге и других высоких материях, но если он это делает на трехметровой кухне, куда проникает едкий запах из неблагоустроенного туалета, то кто же его будет уважать? А если он не хочет или не может участвовать в политическом управлении, где решается судьба его жизнедеятельности, то разве можно его уважать? А если он не может путем экономической автономии от государства добыть себе достаточно средств не только к существованию, но и к активной жизнедеятельности, то будут ли его уважать окружающие? Нет! Уважения достоин лишь такой человек, который совершенствует все стороны своей жизни. И в этом совершенствовании ему предела нет, как и не будет пределов в его уважении.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Право на экономическую автономию

  
   Добывание средств существования являлось целью хозяйственной деятельности человека. Эта деятельность протекала далеко не в тепличных условиях. И люди могли существовать только опираясь друг на друга, объединяясь вначале в первобытное стадо - семью, потом в род, племя, племенной союз, государство. При этом участие человека в хозяйственной деятельности видоизменялось в зависимости от того какую роль он играл в очередном объединении.
  

Собиратель

  
   Строение человеческих конечностей, зубов и пищеварительного тракта свидетельствует, что младенчество человека протекала на ветвях деревьев, где он питался ягодами, орехами и фруктами. Человекообразной обезьяне достаточно было протянуть руку и сорвать спелый плод, чтобы насытиться. В крайнем случае она могла этот плод достать палкой, сделанной из сорванной ветки. Таким образом, она питалась за счет того, что собирала плоды в нужном для удовлетворения ее аппетита количестве. Жилищем ей служило гнездо, образованное из веток, набросанных на развилку ствола.
   Где-то два-три миллиона лет тому (некоторые ученые называют более раннее время в 5 - 7 миллионов лет) назад популяция человекообразных обезьян так разрослась, что им стало не хватать древесных плодов, самые предприимчивые из них спустились с деревьев на границе леса с саванной и стали питаться степными овощами, используя для их добывания палку-копалку. Но в саванне водились крупные хищники, от которых им пришлось защищаться. И они стал использовать палку в качестве копья. Для улучшения обзора пришлось выпрямится и стать на задние конечности. Так появился первобытный человек. Эффективная защита от крупных хищником могла быть организована только в коллективе и величайшим достижением по организации такого коллектива было возникновение у человека членораздельной речи.
   Саванна оказалась бедна овощами, пригодными для питания, и, чтобы насыщаться человеку пришлось осваивать большие пространства, кочуя по определенному ареалу. При этих кочевках люди преодолевали водные преграды и встречали там рыб, раков, моллюсков, которых на мелководье легко можно было поймать или собрать. Но животная пища в сыром виде казалась малопривлекательной, и употреблялась нерегулярно только в случае возникновения голода.
   Путешествуя по границе саванны с лесом, человек встречал выжженные естественным пожаром места, где собирал труппы подгоревших животных. Их печенное мясо он поедал с удовольствием. Где-то примерно двести-триста тысяч лет тому назад он догадался сам разводить костры, на которых стал запекать пойманных мелких животных и рыб. Благодаря огню животная пища стала вполне пригодной к употреблению. Вскоре человек научился не только запекать, но и варить и коптить животную пищу. При этом люди стали независимыми от климата и местности. Следуя по течениям рек и по морским берегам, они могли расселиться на большей части земной поверхности. Грубо сделанные, неотшлифованные каменные орудия, относящиеся к этому периоду, распространены на всех континентах и являются наглядным свидетельством этих переселений. Заселение новых мест в соединении с обладанием огнем, доставили новые средства питания: содержащие крахмал корни и клубни, испеченные в горячей золе, дичь, которая с изобретением дубины и копья стала добавочной пищей, добываемой от случая к случаю.
   С палкой в руке, которая была одновременно и копалкой, и копьем, бродил наш далекий предок по саваннам, полупустыням, а может быть и пустыням. Он помнил о свойствах и признаках сотен съедобных фруктов и овощей, трав и кореньев. Прекрасно знал он и повадки животных. Иначе он бы не выжил. Ум и знание привычек животных заменяли человеку быстроту и позволяли успешно реализовать это на охоте. Выносливость человека поразительна. Индейцы тараумора в Мексике буквально загоняют до изнеможения оленей. Животных преследуют по два-три дня непрерывно. На каждом коротком отрезке пути олень легко обгонит человека, но оставит след, по которому неутомимый ходок идет не останавливаясь. А олень, оказывается, в беге тратит много энергии и нуждается в отдыхе больше, чем хорошо тренированный человек. И в итоге человек загоняет оленя.
   Если же охотнику известны привычные для животных пути или он уверен хотя бы, что животные будут, спасаясь, бежать по дуге, человек пойдет напрямик, экономя силы, к предполагаемому месту встречи. Так и поныне охотятся на антилоп в Африке.
   Но надежнее всего охота облавная, в которой может принимать участие весь род: дети и женщины шумят и гонят стадо животных, а мужчины прячутся в засаде с тем, чтобы неожиданно появиться с копьем на пути бегущего зверя и поразить его. Так начинает возникать разделение труда, которое позволяет совершенствовать процесс добывания пищи. А можно и всем родом гнать стадо к крутым обрывам и подбирать потом разбившихся животных.
   В испанских горах Сьерра-Гвадаррама найдены следы охоты на слонов, проводившихся в течение многих лет подряд в пору сезонных кочевий слоновых стад. Огонь и копье загоняли громадных животных в болото, где они застревали в трясинах и становились добычей легких охотников.
   А там, где не было болот и обрывов, человек стал копать ямы-ловушки для животных на пути их традиционного движения на водопой или сезонных миграций в поисках питания. Собиратели и охотники были людьми энергичными и любознательными. Всякое новое знание о растениях и животных, о явлениях окружающего мира постепенно повышало эффективность хозяйственной деятельности. Человек в это время только брал у природы и с каждым тысячелетием учился брать все больше, поскольку людей становилось все больше и они расселялись по новым, менее пригодным для жизни местам, где продуктов питания для жизнедеятельности требовалось больше.
   Привыкли древние европейцы охотиться на животных, обитающих у южного края ледника, Ледник отступает, за ним уходят к северу животные - и следом идут люди. Остаться в лесах, обедненных дичью, они просто не могут - иначе они вымрут из-за голода. Зимы в северных областях становятся продолжительнее и свирепей - человек набрасывает на плечи звериную шкуру, шьет из нее накидку, меховую шапку и сапоги, или другую обувь. Ухудшилась из-за засухи охота, пищи в родных местах стало не хватать, часть людей вынуждена отделиться и идти искать новые места обитания. Или явились на уже обитаемые земли переселенцы, согнанные с собственных территорий голодом. Их много, они сильнее. И в таких случаях нередко приходилось уходить со своих исконных земель их хозяевам. Так или иначе, быстро ли, медленно человек проник во все части света, кроме покрытой льдом Антарктиды, отделенной от остальных материков холодным, замерзающим морем, занял все большие острова - вброд, вплавь, на плотах, на первых лодках.
   И все же первобытным собирателям и охотникам приходилось часто и подолгу жить впроголод. Ведь охота дело ненадежное: сегодня встретил дичь и добыл пищу, а завтра она ушла в другое место и ничего не добыл. Человек ел почти все - шли в пищу птицы и рыбы, звери и насекомые, ягоды и орехи, фрукты и овощи. Но и при этих условиях прокормиться было нелегко. Накапливавшийся опыт показывал, что гораздо выгоднее охотиться не на все подряд, что двигается в соседней округе, а осваивать специализированную охоту. Это позволило сосредоточить энергозатратную охоту в руках мужчин, дополнив ее малозатратным собирательством, осуществляемым женщинами и детьми. Так произошел первый раздел труда - новое направление развития хозяйствования человека. Именно опора на такой способ хозяйствования позволила северным народностям в необычайно суровых условиях Арктики создать уже достаточно сложное общество охотников на морского зверя с примитивной пооперационной технологией добычи и пирамидальной ячеистой организацией производства, позволяющей добывать самое большое животное на Земле - тридцатитонного кита. Но даже и при такой относительно высокой организации общества человек продолжал вести дикую, полную опасностей жизнь.
   Специалист в области изучения организации общества Ф. Энгельс писал, что высшая, заключительная стадия дикости "начинается с изобретения лука и стрелы, благодаря которым дичь стала постоянной пищей, а охота - одной из обычных отраслей труда. Лук, тетива и стрела составляют уже очень сложное орудие, изобретение которого предполагает долго накапливаемый опыт и более развитые умственные способности, следовательно, и одновременное знакомство со множеством других изобретений. Сравнивая друг с другом народы, которые знают уже лук и стрелу, но еще не знакомы с гончарным искусством... мы действительно находим уже некоторые зачатки поселений деревнями, известную степень овладения средствами существования: деревянные сосуды и утварь, ручное ткачество (без ткацкого станка) из древесного волокна, плетенные корзины из лыка или камыша, шлифованные (неолитические) каменные орудия. Огонь и каменный топор обычно дают также возможность уже делать лодки из цельного дерева, а местами изготовлять бревна и доски для постройки жилища". Следует только отметить, что деревянные жилища из бревен - большая редкость, как и обитаемые каменные пещеры. Человек еще окончательно не осел, он кочует по большому охотничьему ареалу, обеспечивающему его пищей, В этих условиях жилищем ему служит шалаш из веток, яранга или вигвам из шкур, то есть из подручного материала, который не жалко бросить или можно унести на себе, так как даже специализированная охота еще не обеспечивает его достаточно большим количеством шкур.
   Специализированная охота обеспечивала пищей и жителей европейских равнин, Причерноморья, Северной Африки, Центральной Азии. В западноевропейской тундре вскоре после ухода ледника главным объектом охоты стали мамонты, в северном Причерноморье - бизоны. Человеку, чтобы не умереть с голода и быть готовым к очередной охоте требовалось тогда порядка 600 граммов мяса в день, а при первобытном коммунизме столько же должны были получать и старики, и дети - в год для рода, состоящего примерно из 100 человек, требовалось около 30 тонн. Охота на крупную дичь, предположим, мамонта или бизона могла дать с каждых ста квадратных километров территории примерно полторы тонны мяса в год. Следовательно, общине численностью примерно сто человек, включая детей, необходимо было вести охоту на территории примерно 1500 квадратных километров. Таким образом, на площади равной территории Новгородской области могли прокормиться лишь три с половиной тысячи человек. А сейчас население ее превышает миллион человек. И это свидетельствует о крайне низкой эффективности хозяйствования путем собирательства и охоты, которые сдерживали дальнейшее развитие общества. Эти хозяйственные отрасли могли быть лишь вспомогательными в экономической деятельности человека. Необходимы были принципиально новые отрасли хозяйствования, для того чтобы человеческое общество развивалось дальше.
  

Раб

  
   Во многих местах планеты сама природа подсказала, где лежит путь в будущее. Среди племен, живущих в умеренной и тропической зоне, где и сегодня собирательство и охота остаются главными источниками средств существования, вспомогательным видом жизнедеятельности часто становится земледелие. В Северной Америке индейцы, даже еще не знавшие земледелия, собирали у берегов озер урожай дикого риса. На Иранском нагорье, в некоторых других местах Малой Азии встречаются и в наше время целые поля дикой пшеницы. И человек, отдававший почти все свое время поискам пищи, в конце концов заметил, что растения вырастают из семян, и в течение тысячелетий когда неосознанно, а затем и сознательно шел по пути их культивирования.
   Переход к земледелию был постепенным. Сначала только охраняли урожай там, где полезные растения росли сами, - отгоняли птиц от колосящихся злаков, ставя на полях свежесорванные ветки как прообразы современных пугал, не допускали на поля стада диких копытных, организуя вокруг них целенаправленную охоту по селективному уничтожению только этих животных, иногда сознательно оставляли часть урожая несобранным, чтобы на следующий год поле восстанавливалось самосевом. Периодические засухи, когда земля превращалась в камень и не принимала семена, навели людей в конце концов на мысль, что почву следует разрыхлять. Потребовалось сотни малых и больших открытий и изобретений, чтобы палка-копалка собирателя превратилась в мотыгу крестьянина.
   Много плодов получил человек от природы и доказал, что он достойный сын ее и продолжатель ее дела распространения жизни на Земле. Человек пока использует не все растения, которые можно было бы и следовало бы сделать культурными. А сколько растений, став культурными, прижились лишь у себя на родине, не покинув ее пределы. Хотя вполне возможно, что эти домоседы стали бы "хлебом насущным" для областей, отделенных от их нынешних мест обитания многими тысячами километров.
   Уже несколько тысячелетий назад человечество культивировало все те злаки, овощи и фрукты, которые кормят нас и сегодня. В дальнейшем эти культурные растения лишь перемещались на новые территории, но в числе увеличивались мало. Возможно, что это произошло потому, что на следующих этапах истории человек развивал свою культуру в основном уже в других направлениях. А может быть роковую роль сыграло возникновение социального разделения людей - рабы, как и формально свободные, но фактически зависимые от богатых аристократов земледельцы не были заинтересованы в появлении новых видов культурных растений, а рабовладельцы не утруждали себя проблемами земледелия - они и так жили богатой жизнью.
   Но, скорее всего, освоенные сельскохозяйственные культуры были уже в состоянии накормить человечество и даже с избытком. Требовалось только о них позаботиться: правильно возделывать землю, периодически ухаживать, развить системы ирригации. Люди занялись всем этим, и, как известно с немалым успехом.
   Первобытные собиратели и охотники, занявшись земледелием, попали в более или менее благоприятные условия: собирательство и охота превратились во второстепенные отрасли хозяйства. Часто теперь на охоте стали не убивать детенышей животных, их стали приводить в поселение и держать у себя дома - сначала на привязи или за легким забором, а потом порою и на свободе, потому что, привыкнув к готовому питанию, животные предпочитали не покидать человека.
   Подобный образ жизни воспитывал навыки тесного общения с животными. Охотники хорошо знали привычки и особенности своей многочисленной добычи. Раньше или позже эти знания должны были стать основой нового типа хозяйствования - животноводства. Для этого требовалось два условия. Первое заключалось в том, что община должна была иметь надежный источник питания, чтобы не приходилось жить под постоянной угрозой голодных годов или хотя бы сезонов, когда приходилось съедать все, что представляло пищевой интерес. Уже одно это исключает одомашнивание животных для таких собирателей и охотников как бушмены, которым постоянно приходится бороться за жизнь в местах с очень скудной пищей. Второй фактор менее важен, но и он мог играть определенную роль: богатство и легкая добыча дичи тоже препятствовали одомашниванию животных, поскольку исключало нужду в нем.
   Таким образом земледелие возникло раньше животноводства, и период одомашнивания затянулся по сравнению с окультуриванием растений. Если собаки и овцы стали домашними десять-двенадцать тысяч лет тому назад, то лошади - примерно шесть тысяч, верблюды - еще позже. Одомашнивание оленя произошло всего две-три тысячи лет тому назад. Затем в этой области наступило затишье. Был уже создан грандиозный "золотой фонд" домашних животных, они постепенно распространялись по обитаемой территории планеты, и этого оказалось достаточно.
   Этот период времени историки называют варварством. Низшая ступень его начиналась с появления гончарного искусства, необходимого для изготовления посуды, пригодной для хранения продуктов питания. Средняя ступень варварства характеризовалась возделыванием съедобных растений с помощью орошения и приручением домашних животных, с употреблением для построек высушенного на солнце кирпича-сырца и камня, возникновением первых государств, как формы организации общества. В это же время произошло еще одно разделение труда: из среды земледельцев выделились ремесленники. Ремесленники стали селиться в слободах вокруг городов, причем слободы строились по профессиональному признаку. Ремесленники в слободах организовывались в цеха со своим управлением. Ремесленники еще были тесно связаны с земледелием - часть своего рабочего времени они тратили на производство продуктов питания.
   Пока люди только собирали плоды и охотились, над ними постоянно висела угроза голода. Стали сеять, жать, пасти, доить - появилась возможность делать запасы, с меньшей тревогой думать о завтрашнем дне. Но запасы стали привлекать врагов, начались войны, появились победители и побежденные. Дальнейшее разделение труда привело к появлению воинов, которых с избытком кормили труженики, и которые не только защищали соплеменников, но и вели грабительские войны против соседей. Теперь, завоевывая соседей, воины не уничтожали побежденных, а превращали их в своих рабов, заставляя на себя трудиться и присваивая результаты их подневольного труда. Так помимо свободных соплеменников возникли рабы и рабовладельцы. Произошло это задолго до возникновения государства. Так, например, у союза индейских племен, известных под именем Ирокезы, был уже институт рабства.
   Разделение общества на группы было неизбежным следствием развития производительных сил, способных производить продукты потребления с избытком, вызывающим дальнейшее разделение труда. Целью существования становится не только удовлетворение физиологических потребностей, сохранение самой жизни, но и накопление избытков продуктов, позволяющих руководить другими членами общества, не столь удачливыми в накоплении продуктов. Более могучее общество должно было становиться более сложным, функции управления производством все более резко отличались от функций участия в этом производстве собственным трудом. Вождем уже становился не первый среди равных, а самый богатый запасами продуктов и, следовательно, самый влиятельный в обществе человек.
   Вожди объединялись в военные союзы для борьбы с сильными врагами, союзы обходились временной выборной администрацией. Затем администрация превратилась в постоянную и возникло рабовладельческое государство. Рабовладельцы были организаторами производства и государства, пока они справлялись с руководством, все попытки сокрушить рабовладельческий строй были безнадежны, мало того - даже восставшие рабы по большей части претендовали лишь на то, чтобы стать господами, то есть рабовладельцами.
   Это был уже полный расцвет высшей ступени варварства, ознаменовавшийся возникновением древнегреческой Эллады. Железные орудия, кузнечный мех, ручная мельница, гончарный круг, изготовление растительного масла и виноделие, развитая обработка металлов, переходящая в художественное ремесло, повозка и боевая колесница, постройка судов из бревен и досок, зачатки архитектуры как искусства, города, окруженные зубчатыми стенами с башнями, гомеровский эпос и вся мифология - вот главное наследство, которое греки перенесли из варварства в цивилизацию.
   В Элладе образовались города-государства, которые были не только деспотическими царствами, но и демократическими республиками, управляемыми свободными людьми, но по отношению к рабам осуществляющими коллективную деспотию. Венцом этого явилось афинское государство, которое управлялось советом из пятисот избранных представителей - народным собранием, куда имел доступ каждый афинский гражданин. Законодательная власть еще не была отделена от исполнительной и выбранные лица ведали различными органами управления и судебными делами. Главы исполнительной власти в Афинах не было. Существенным отличием государства от временного военного союза было наличие публичной власти - администрации, отделенной от массы народа. Афины располагали в ту пору лишь народным войском и флотом, которые были защитой от внешних врагов и держали в повиновении рабов, уже тогда составляющих подавляющее большинство населения. Афиняне учредили одновременно со своим государством также и полицию из пеших и конных лучников, которая формировалась из рабов. Эта полицейская служба представлялась свободному афинянину столь унизительной, что он предпочитал давать себя арестовывать вооруженному рабу, лишь бы самому не заниматься таким позорным делом.
   В какой степени сложившееся в главных своих чертах государство соответствовало новому общественному положению афинян свидетельствует быстрый расцвет богатства, торговли и ремесел. Но с развитием торговли и ремесел происходило накопление и концентрация богатств в немногих руках, а также быстрое обнищание массы свободных граждан, которым только и оставалось или самим вступить в конкуренцию с рабским трудом, взявшись за ремесло, что считалось постыдным низким занятием и не сулило большого успеха, или же превратиться в нищих. Они выбрали последнее и так как составляли большую часть свободного населения, это привело к гибели и афинское государство, легко завоеванное римской империей. Не демократия погубила Афины, как утверждается в школьных учебниках, а рабство, которое сделало труд свободного гражданина презренным делом.
   Римское государство возникло как демократическое образование. Публичная власть сосредоточилась здесь в руках военнообязанных граждан и была направлена не только против рабов, но и против так называемых пролетариев, отстраненных от военной службы и лишенных вооружения и денежных сумм из государственных фондов. В рамках этого строя развивается вся история Римской республики со всей ее борьбой между патрициями и плебеями за доступ к государственным должностям и за участие в пользовании государственными землями, с растворением патрицианской знати в новом образовании крупных землевладельцев, которые постепенно поглотили всю земельную собственность разоренных военной службой крестьян.
   Крупные землевладельцы, обрабатывая таким образом громадные имения руками рабов, довели Италию до обезлюдивания и тем самым проложили дорогу не только империи, но и ее преемникам - германским варварам. К этому времени античное рабство уже изжило себя. Ни в крупном сельском хозяйстве, ни в городских мануфактурах оно уже не приносило дохода, оправдывающего затраченный труд.
   Мелкое хозяйство снова стало единственно выгодной формой земледелия. Крупные хозяйства дробились на мелкие парцеллы, используемые колонами, которые уплачивали ежегодно определенную сумму, были прикреплены к земле, как и тягловые животные, используемые ими, и могли быть проданы вместе со своими парцеллами; они правда не были рабами, но и не считались свободными, не могли вступить в брак со свободными, и их браки рассматривались как простое сожительство. Они были предшественниками средневековых крепостных.
   Некоторая хозяйственная автономия, представленная колонам, а впоследствии и крепостным, которым ни государство, ни управляющие или владельцы уже не указывали, что следует производить, и не отбирали полностью весь произведенный продукт, а только часть его, позволили сельскому хозяйству выйти на новые рубежи и удовлетворить продуктами питания разростающее население. Только германцев к началу нашего летоисчисления, по расчетам Ф. Энгельса, было шесть миллионов. В то время как Римская империя в результате непрерывных войн обессилилась и обескровилась, осевшие в центральной и северной Европе германцы за пять столетий увеличились чуть ли не на порядок, и судьба римской империи была предрешена.
   Германские народы, ставшие господами римских провинций, должны были организовать управление этих завоеванных ими территорий. Они должны были найти римской империи какой-то заменитель, которым могло быть только другое государство, и органы родового строя этих народов должны были срочно превратиться в органы государства. Но ближайшим представителем народа-завоевателя был верховный военноначальник, а защита завоеванной области от внутренней и внешней опасности требовала усиления его власти. Так верховный военноначальник превратился в короля.
   Первым делом короля, превратившегося из простого верховного военноначальника в монарха, было объявление завоеванной земли государственной собственностью и раздача ее в виде пожалований в управление своей дружине. Эта дружина, первоначально состоящая из его личной военной свиты и остальных подчиненных ему военоначальников скоро увеличилась не только за счет римлян, перешедших к нему на службу, а также за счет рабов, крепостных и вольноотпущенников, которые составляли его придворный штат и из числа которых он выбирал своих фаворитов. Все они получали участки земли, в первое время как подарки, а потом как пожалования, причем первоначально, как правило, до конца жизни короля.
   Между тем новые государства вели непрерывные войны, которые тяжелым бременем ложились на крестьян. Разоренные войнами и грабежами, они должны были прибегать к покровительству новой знати и церкви, так как королевская власть была слишком слаба, чтобы защитить их. Но это покровительство им обходилось очень дорого: они должны были передавать покровителю право на свой земельный участок, получая последний от него обратно в виде зависимого держания на различных и меняющихся условиях, но всегда только взамен выполнения повинностей и уплаты оброка. Раз попав в такого рода зависимость, они мало-помалу теряли свою личную свободу и через несколько поколений становились крепостными, которые постепенно добились своего освобождения.
  

Пролетарий

  
   Если раб и крепостной крестьянин зависимы в своей хозяйственной деятельности не столько от государства, сколько от своего владельца, то пролетарий вообще ни от кого не зависим, поскольку кроме своих рук у него ничего нет, а, следовательно, и отобрать у него ничего невозможно.
   Пролетарии появились в результате получения крепостным крестьянином политической свободы, освобождающей его от власти владельца, что повсеместно в Европе произошло в результате буржуазных революций. Но оказалось, что свободное политическое существование крестьян не подтверждается экономическими свободами, и результатом хозяйственной деятельности вчерашнего крепостного в новых рыночных условиях являлось повсеместное разорение. Он вынужден был продавать свою землю, если только до этого она не была отчуждена государством за неуплату налогов, и коренным образом менять свою жизнь.
   В то же время в сельском хозяйстве происходила концентрация земельной собственности, появились крупные имения, в которых хозяйство велось по так называемому "прусскому методу" на основе использования регулярной наемной силы пролетариев. Раба необходимо было кормить, одевать, предоставлять ему жилище. А он еще неохотно работал, старался отлынивать, портил орудия труда, так что крупные рабовладельческие хозяйства были малоэффективны. В то же время рабовладельцу необходимо было самому продавать продукты своего хозяйства и он рисковал потерять свои средства на рынке в результате изменения экономической ситуации. Крепостного не надо было кормить и одевать - ему надо было только выделить в пользование участок земли. Он сам строил себе жилище, приобретал скот, сам выбирал объект приложения своих усилий и был обязан либо отработать в хозяйстве своего барина определенное количество дней в году, либо представить оброк, являющийся частью его урожая. Поскольку большая часть урожая оставалась у него, он старался работать эффективно и приносил дохода больше, чем раб.
   Когда были организованы крупные сельскохозяйственные предприятия, наемный рабочий стал оплачиваться по временной системе с учетом качества его работы. В этих условиях производительность его труда была выше, чем производительность труда крепостного. Объединение многих участков земли разорившихся крестьян, отпущенных на волю из крепостного рабства и не ужившихся в новых условиях работы при рыночных отношениях, имело свои преимущества в том, что на большом поле можно было организовать современное производство сельскохозяйственных культур, дающих большее количество продуктов, чем крупное рабовладельческое и мелкое крепостное сельское производство. Такое производство давало продуктов больше, чем было необходимо для обеспечения физиологических потребностей населения и в сельском хозяйстве появились лишние рабочие руки - возникла безработица. Часть высвобождающегося сельского населения направилась в город, пополняя городское население.
   В это же время большие изменения произошли в промышленном производстве. Ремесленная мануфактура была заменена крупным промышленным производством. Пооперационное разделение труда в крупном промышленном производстве позволило резко повысить производительность труда, что вызвало появление безработных в промышленном пролетариате, а это ухудшило положение городских пролетариев. В этот период по-настоящему только и сформировался тот многочисленный фабричный люд, который известен под именем промышленного пролетариата. В основном в это время фабричный класс наемных рабочих явно обозначился только в Великобритании. Именно там впервые обнаружились специфические проблемы, связанные с положением рабочих: постоянная, а не временная бедность имеющих работу, массовая безработица в периоды промышленного спада, неблагоприятная жизненная обстановка (скученность людей в рабочих кварталах города, трущобный характер жилья, антисанитарные условия жизни и труда). Естественный ход событий, казалось, обрекал массы производительных работников на хроническую нужду, болезни, высокую смертность. Производимое богатство распределялось столь неравномерно, что основным его производителям мало что доставалось.
   От основоположника анализа договорных отношений Адама Смита экономическая наука унаследовала представление, что накопление капитала является ключом к проблеме богатства народов. Однако позже другой выдающийся экономист Ж.Ш. Сисмонди переместил центр тяжести с проблемы накопления на проблему распределения. Он указал, что прогрессирующее накопление капитала может сочетаться с необычной бедностью трудящихся. Страна не может ежегодно тратить больше своего годового дохода, иначе она начинает проедать свой капитал, беднеет и разоряется. Важно, чтобы то, что воспроизведено, было потреблено. Если годовой продукт страны не найдет на рынке потребителя, то воспроизводство прекратится. И тогда при изобилии товаров страна обречена на разорение. Так Ж.Ш. Сисмонди заключает, что народы "могут разоряться и от того, что тратят слишком много, и оттого, что тратят слишком мало".
   Богатство должно работать. Только труд способен создавать богатство. Поэтому всякий капитал должен быть употреблен на то, чтобы применять труд. Но когда рабочий нанимается на работу, его положение всегда невыгодно. Он умеет делать лишь какую-то одну операцию, он производит не целую вещь, а только часть ее. Поэтому он сам не может организовать производство и нуждается в нанимателе - и в смысле предоставления ему рабочего места, и в смысле организации производства (объединение с другими специальностями), и в смысле обеспечения труда материалами. Такая зависимость обрекает рабочего на минимально возможный уровень оплаты труда. Росту заработной платы препятствует конкуренция между рабочими за получение рабочего места на рынке труда. Эта конкуренция возрастает в случае роста безработицы.
   Известный французский просветитель А.Р. Сен-Симон выдвинул положение: "Все люди должны работать". Апостол Павел тоже говорил: "...если кто не хочет трудиться, то и не ешь". Из этого положения вытекает и естественное право человека на труд, и весь XIX век протекал под знаком борьбы рабочего человека за право на труд. Это право было даже законодательно закреплено в конституциях некоторых стран. Но результаты этого закрепления нельзя назвать блестящими. Дело в том, что когда человек взял в руки палку, которая позволила ему вместо одного банана сбить целую гроздь, он выполнил не только свою работу для удовлетворения своих физиологических потребностей, но и работу нескольких других людей, которым пища досталась без труда. Таким образом, вооружившись орудиями труда, человек может совершать работу в размере, превышающим необходимый объем для нормального функционирования общества - другими словами в современном обществе работы на всех не хватает, так как в противном случае будет произведен продукт, который не найдет потребления, что ведет к разорению народа.
   По мере роботизации производства эта проблема еще больше обостряется, а отказаться от роботизации невозможно, так как это снижает конкурентоспособность современной сложной техники. И вот уже апологет роботизации И. Ставинский призывает снизить в США возраст выхода на пенсию с 65 до 50 лет, а может быть и ниже.
   Как отмечает Ж.Ш. Сисмонди: "Естественный прогресс общества порождает возрастание капиталов, а порок в социальной организации порождает постоянное возрастание рабочего населения и предложение рабочих рук обычно превышает спрос на труд". Преследуя свои интересы, капиталисты занижают доход рабочего, а с этим и спрос его на рынке труда. И здесь должно сказать свое веское слово государство путем регулирования рыночной стихии. Чтобы спрос рабочей силы на товарном рынке труда мог определять состояние этого рынка продуктивным образом, необходимо, чтобы доля рабочего населения в общей численности не превышала какой-то величины, выше которой ее влияние незначительно. Рабочий - это технологический элемент производственной системы, и, с точки зрения ее эффективности, его в системе должно быть ровно столько, чтобы минимизировать затраты на ее деятельность. Куда же девать избыток рабочих рук?
   На протяжении второй половины прошлого века лучшие умы мира ломали голову над тем, как ликвидировать актуальную проблему современности - безработицу. В промышленно развитых странах пытались вводить неполную неделю или же принудительно снижали длительность рабочего дня. Далеко не всегда это вызывало понимание у самих трудящихся, ибо заработная плата при этом, естественно, снижалася. В странах с неразвитой экономикой изыскивались возможности для налаживания общественных работ, и всякого рода "трудовых батальонов". Обеспечив работой и куском хлеба всех и каждого на основе осуществления концепции полной занятости, работодатели и власти оказались перед весьма сложной дилемой: как сделать получение работы и сами условия труда безопасными и комфортными. К тому же и при полной занятости выявилось такое явление, как неполная занятость рабочего в течение трудового дня, когда он работал только первую половину трудового дня и выполнял назначенную ему работу, а затем вторую половину дня проводил в праздности и нередко в пьянстве.
   Между тем призрак войны труда и капитала, беспокоивший человечество более ста пятидесяти лет назад, снова выбирается на мировую арену. Обеспечение полной тотальной занятости в мировом масштабе грозит печальными последствиями: работники почти неизбежно станут настолько бедны, что вынуждены будут соглашаться на изнурительные и опасные работы, а в перспективе - и вовсе потеряют личную свободу. Избежать этой тревожной ситуации можно только в том случае, если влиятельные международные организации, определяющие трудовую политику, откажутся от концепции полной занятости как перспективной цели для развития цивилизованного мира и перейдут к концепции частичной занятости с компенсацией незанятому населению его неучастия в производственном процессе за счет государственных средств.
  

Хозяин

  
   Есть еще один путь решения этой животрепещущей проблемы, которая может явиться камнем преткновения развития нашего общества. Это развитие мелкого бизнеса на основе социализации собственности, призванной заменить подавляющее большинство безответственных пролетариев рачительными мелкими хозяевами.
   Дело в том, что с начала прошлого века во всех развитых странах шел неукоснительный процесс концентрации капитала, проявляющийся в создании крупных предприятий, насчитывающих тысячи и десятки тысяч пролетариев. Однако постепенно идеологи развития общества осознали, что процесс этот преследует неконструктивные цели: фактически крупные предприятия строились для того, чтобы иметь возможность построить еще более крупное предприятие и так далее. Этот процесс был характерен не только для капиталистического способа ведения общественного народного хозяйства, но и для псевдосоциалистического в СССР, где строились колоссальные предприятия по добыче руды, колоссальные домны и мартены для выплавки стали, которая вся уходила на постройку машин по добыче руды в грандиозных карьерах открытой добычи руды. А стали для развития других отраслей народного хозяйства катастрофически не хватало.
   Конечно, строительство каждого крупного предприятия создавало новые места для растущего числа пролетариев. Но при этом непродуктивно тратились колоссальные средства, которые целесообразнее было бы направить на развитие человека, чем вкладывать в однобокое развитие экономики ради только самой экономики. К тому же выяснилось, что пролетарии, которые были лишены собственности, отчуждены от используемой в технологическом процессе собственности, не очень то охотно работают на антагонистического им владельца собственности, конфликтуют с ним, непрерывно требуют повышения заработной платы, бастуют, субъективно добиваясь своих личных целей, что объективно вызывает определенные материальные и финансовые потери в процессе производства.
   Периодически следующие кризисы перепроизводства в первую очередь сказывались на крупных производствах, вынуждая их сокращать объемы производимой продукции, что вызывало сокращение числа занятых пролетариев. При этом большие средства уходили на выходные и социальные пособия. И тут выяснилось, что большие предприятия тяжелее переносят конъюнктурные изменения рынка и медленнее выходят из коматозного состояния с началом оживления хозяйственной жизни после окончания кризиса. А вот малые предприятия легко приспосабливаются к конъюнктурным изменениям рынка, более оперативно реагируют на любые изменения условий, и оказываются более живучими. Они более быстро и оперативно соглашаются пойти на временные ухудшения условий существования для того чтобы выжить, более часто осуществляют рискованные финансовые и социальные мероприятия и в итоге выживают там, где крупное предприятие терпит провал.
   Предприятия малого бизнеса не берутся за осуществление грандиозных государственных проектов, которые в любой момент могут быть законсервированы из-за прекращения финансирования по причинам окончания финансов в государственной казне. Их сферой деятельности является обслуживание потребностей населения, торговля, юридические, образовательные, туристические услуги, где всегда существуют неиссякаемые финансовые потоки населения . Им проще изменить свою политику, проще придти к соглашению с немногочисленным персоналом.
   Существенным моментом разрастания предприятий малого бизнеса стала автоматизация и роботизация производственных процессов, которые позволили сократить производственный персонал, но зато увеличить количество подобных предприятий, сферы их деятельности, изменить характер деятельности, внедриться в наукоемкие отрасли и, кооперируясь между собой, конкурировать с крупными предприятиями.
   В результате государство, всегда чутко реагирующее на потребности рынка, стало вкладывать значительные средства не столько в пособия по безработице пролетариям, потерявшим рабочие места в результате сокращения крупных предприятий, сколько в развитие малого бизнеса. Государство стало строить малые предприятия сферы обслуживания - парикмахерские, мелкие ресторанчики и кафе, мотели, автозаправочные станции, ремонтные мастерские, рассчитанные на несколько рабочих мест, и продавать их в рассрочку уволенным пролетариям. Такие пролетарии становились ассоциированными хозяевами на основе долевого участия во владении приобретаемой собственности. И уж они рачительно распоряжались этой собственностью. Используя помощь государства, осуществляющего программы развития малого бизнеса и льготы малому бизнесу в налоговом обложении, такие предприятия могли проводить более частую модернизацию своего оборудования и более качественно обслуживать своих клиентов, использовать систему скидок, что делало их услуги более привлекательными.
   В последней трети прошлого века малые предприятия начали осуществлять социализацию собственности. Во-первых, это давало им дополнительные беспроцентные инвестиции, что явилось немаловажным фактором их развития. Во-вторых, пролетарий малого предприятия, превращаясь в его совладельца, начинал более бережно относиться к используемой технике, потому что она становилась его собственностью. В-третьих, он начинал более внимательно относиться к производственному процессу, пытаясь усовершенствовать его с целью сокращения затрат времени и средств. В-четвертых, он начинал принимать участие не только в производственном процессе, но и в процессе управления, выработки технической политики, выборе сферы приложения усилий. Это повышало его значимость в собственных глазах, что вело к повышению заинтересованности его работой. Будучи совладельцем, хозяином малого предприятия он более гибко организовывал производственный процесс, максимально полно сочетая свои личные интересы с общественными производственными целями предприятия. В целях ослабления конкуренции и повышения выживаемости своего предприятия он мог пойти на осуществление неполной занятости, оказывая услуги не полный день или месяц, а только в те отрезки времени, когда это было необходимо.
   Эти процессы затронули не только промышленность и сферу обслуживания, но и сельское хозяйство. Если в начале и середине прошлого века в сельском хозяйстве также наблюдался процесс концентрации капитала, процесс создания крупных многопрофильных сельскохозяйственных производств, то к концу века преобладающими стали семейные фермы, где глава семьи со взрослыми детьми, специализировавшись на одном, наиболее полно освоенном продукте, осуществлял функции хозяина и работника. И уж он-то является рачительным хозяином, берегущим не только технику, но и своих работников, являющихся его детьми.
   Узкая специализация привела к полному обеспечению населения развитых стран продуктами своих сельскохозяйственных производств. Более того, государство вынуждено было прибегнуть к квотированию производства продуктов, поскольку производство избыточных продуктов потребовало бы значительных средств для их последующего хранения и утилизации. Вместо этого государство направило эти средства на премирование хозяев мелких семейных ферм, осуществляющих квотированное производство продуктов. Квотирование производства продуктов в малых семейных фермах вызвало появление свободного времени. Чтобы загрузить фермера работой в свободное время, государство стало поощрять развитие в сельских местностях народных промыслов, несущих черты и особенности конкретных территорий. Частично это были художественные промыслы, фермеры культурно самовыражаются, проявляя свою самобытность, повышая самосознание и самоуважение.
   Частично это было изготовление деталей промышленных изделий, которое организовывалось предприятиями малого промышленного бизнеса. Эти предприятия снабжали фермеров материалами и оборудованием, организовывали транспортировку материалов, полуфабрикатов и готовых изделий, обучение фермеров производственным навыкам. Выгода малых предприятий была в том, что фермеру, не входящему в соответствующий промышленный профсоюз можно было платить несколько ниже, чем организованному работнику.
   Проанализировав развитие народного хозяйства от примитивного общества до наших дней и исследовав место и роль человека в народном хозяйстве, можно заключить, что развитие его шло по пути чередования укрупнения хозяйственной единицы с последующим разукрупнением. Дело в том, что концентрация производства полезна в определенных пределах, если только она не превращается в гигантоманию. Особенно показателен в этом смысле советский опыт. У нас в 70-е годы всемерное форсированное создание производственных объединений. Особенно рекламировался ленинградский опыт, где общее число производственных объединений только за первую половину 70-х годов увеличилось в два раза. Вот только это преобразование не сопровождалось увеличением эффективности производства, улучшением условий труда и быта работников, которые от этого не стали больше зарабатывать. Да и покупать больше они в магазинах не имели возможностей не потому, что мало зарабатывали, а потому что в магазинах при этом товаров не прибавилось.
   Объединение предприятий сплошь и рядом происходило с упором на административное воздействие, зачастую без учета экономических интересов объединяемых коллективов. Экономическая целесообразность также не всегда принималась в расчет. Но бюрократии, издавна поднаторевшей в "коллективизациях", подобные "сантименты" в голову не приходили. Главное - во время отчитаться о перевыполнении директив на 103.5 процента. Если меньше - то это будет недовыполнение "перевыполнения" и премию могут не дать, а если больше - то возникнет подозрение, что план был сверстан неправильно, так что задание было значительно "перевыполнено". Поэтому, не смотря на отдельные удачи, встречающиеся редко, курс на создание объединений заметного успеха не принес. Экономические показатели объединений оказались не выше, чем у отдельных предприятий по стране.
   Административно-командная система неизбежно трансформировала курс на создание объединений в ведомственный монополизм, а это вообще изничтожало конкуренцию, раскручивало рост цен, снижало качество и технический уровень продукции. Не имела шансов на осуществление и другая тенденция процесса реального обобществления - возрастание разнообразия форм ее реализации в видах собственности, поскольку она противоречила основам марксизма, утверждавшего жизнеспособность только одной государственной собственности. В 70-е годы в развитых странах начался стремительный рост мелких рискованных внедренческих фирм (венчурный бизнес), которые оказались весьма продуктивными в плане использования новых идей и технологий по сравнению с неповоротливыми гигантами. Отдавая дань традиционной гигантомании, страна не сумела сформировать мелкие очаги высоких технологий и заметно отставала в области внедрения новых технологий от развитых капиталистических стран. .
   А в развитых странах именно на мелкие предприятия приходится рост основных объемов новой техники. Постулат здесь прост: мелкие начинают, крупные подхватывают. Мировой опыт подсказывает, что разведчиками и пионерами технологического прорыва выступают малые предприятия, которые более чутко реагируют на изменившиеся требования рынка и склоны к инновациям. Если они добились коммерческого успеха, принципиально новые продукты и технологии подхватывают крупные корпорации, которые выделяют значительные ресурсы для освоения формирующихся рыночных ниш, создания новых отраслей и сфер потребления. Для поддержания высокорискованных проектов создаются венчурные фонды, которые осуществляют прямые инвестиции. В 1987 году в США только в 650 новых венчурных фирм было инвестировано 4.5 миллиардов прибыли предыдущего года, которые дали 30 процентов годовой прибыли, а на больших предприятиях прибыль составляла только 10-15 процентов.
   Характерно, что эти мелкие венчурные фирмы состояли от двух до 12-15 человек, которые в большинстве случаев были не наемными работниками, а соучредителями, вносившими вступительный взнос, а, следовательно, собственниками, то есть хозяевами как всех средств производства, так и изготовляемого продукта. Характерно также, что не во всех мелких предприятиях оформлялся выпуск акций, а там, где он оформлялся, акции распределялись только среди сотрудников, то есть это были акционерные общества закрытого типа, которые выкупали акции у своих сотрудников после их ухода с фирмы. Речь, таким образом, идет о возникновении новой ассоциированной форме собственности, хозяева которой не только владеют и распоряжаются ею, но и обязательно используют ее сами непосредственно в производственном процессе, исполнителями которого они являются. Другими словами - это не только ассоциированная, но и социализированная, народная собственность, которая совсем недавно разнообразила другие, существующие ранее формы собственности, никоим образом не отменив их.
   Конечно, малые предприятия никогда не заменят крупные, основанные на государственной или частной собственности, но в связи с ростом постиндустриальных информационных технологий, количество малых предприятий стремительно растет. В развитых странах приблизительно на 30 человек населения приходится одно малое предприятие и производят они порядка 70 процентов ВВП. За последние пол века в развитых странах чисто эмпирически нащупано рациональное соотношение, характерное для процветания общества: половина средств производства должна находиться в частной и личной собственности, треть средств производства должна быть государственной и шестая часть - должна быть социализирована. По-видимому, такое соотношение определяет максимум товарной продукции с минимальными затратами.
   Современный мировой опыт свидетельствует насколько прогрессивнее с точки зрения улучшения качества жизни общество с более высокой долей собственников (хозяев): в США сейчас насчитывается более трех миллионов акционерных и социализированных предприятий во владении 47 миллионов собственников, из которых порядка 1.5 миллионов владеют акциями на сумму не менее одного миллиона долларов. Плюс к тому же 11 миллионов предприятий в личной собственности и 1.7 предприятий во владении двух лиц. Современные идеологи развития производства делают все против разрастания в среде непосредственно производителей комплекса "нанятости", отчуждения от собственности и результатов труда, от участия в выработке стратегии управления производством. Для того, чтобы избежать этого синдрома, непосредственно производителей активно подключают к системе присвоения продуктов использования собственности: через распространение среди них акций, предоставления им льготных кредитов, стимулирующих дополнительных заработков и премий, через осуществление кооперации и совместное предпринимательство внутри фирмы путем организации кооперативов в цехах, на участках производства.
   Хозяин работает во много раз эффективнее пролетария, он более рачителен и старается думать об общей выгоде.
   Но вот дело у хозяина постепенно растет, и он начинает не справляться с общим руководством. Тогда он нанимает профессионала-управляющего. Когда эффективен хозяин? А когда следует нанимать управляющего?
   Общественные науки трактует собственность как исторически развивающиеся общественные отношения, которые характеризуют распределение общественных объектов богатства различной природы (вещественной или интеллектуальной) между разными лицами: отдельными индивидуумами, общественными группами и организациями, государством. Совокупность объектов общественного богатства, принадлежащих данному субъекту (собственнику) составляет имущество данного лица, поэтому отношения собственности называют также имущественными отношениями хозяев. Будучи законодательно урегулированными государством, они приобретают форму права собственности, которое включает полномочия собственника владеть, распоряжаться и пользоваться закрепленным за ним имуществом.
   Владение является фактическим обладанием объектом богатства. В основе законного владения лежит всегда какое-либо правовое основание: закон, договор, административный акт. Незаконным является владение лица, похитившего объект собственности и присвоившим его. Имеется несколько способов защиты владения имуществом от отчуждения его, в частности судебные способы - иски о возврате владения и внесудебные - право на самопомощь, дающее собственнику возможность самостоятельно защищать владение имуществом. Владелец может уступить право владения имуществом другому собственнику на основе договора купли-продажи, может подарить объект собственности другому субъекту, может, в принципе, и уничтожить этот объект (если только это не нанесет вреда другим членам общества), а может использовать полномочия распоряжения - управления, то есть право принимать решения по поводу состояния объекта собственности. он может сам пользоваться объектом своей собственности, но поскольку современные объекты собственности бывают сложны, ими пользуется множество субъектов. Пользование заключается в праве производственного или личного потребления объекта собственности для удовлетворения собственных потребностей и интересов в зависимости от его назначения (эксплуатация имущества, получение плодов и доходов, приносимых им и так далее). Границы права пользования определяются законом, договором или иным правовым основанием, например, завещанием. Законное пользование может быть защищено от нарушений различными правовыми средствами, в частности, путем предъявления иска об устранении препятствий в пользовании.
   Владелец может на основе договора передать полномочия распоряжения объектом собственности наемному управителю - менеджеру, который осуществляет управление имуществом. Менеджер создает и модернизирует структуру управления имуществом и на основе договора организует руководство пользователями имущества, а может и сам пользоваться этим имуществом, если оно не сложное.
   Исторически первыми формами были личная и коллективная, общинная форма собственности, основанная на совместном труде и социальном равенстве членов общины, при котором продукты труда равномерно распределялись между членами общины, после чего они считались личной собственностью, предназначенной для личного потребления. В результате длительного исторического процесса появилось государство, как форма более рациональной организации общества, а с ним и государственная собственность. Поскольку возникшее государство первоначально было авторитарным, все общественное богатство было отчуждено государем в свое личное владение. Государь мог дать определенные объекты собственности в управление своим вассалам, а мог и в любой момент лишить их не только этих объектов, но и самой жизни. При этом вассалы государя получили право передавать части закрепленных за ними объектов собственности в управление или в пользование своим вассалам. Они получили возможность даже продавать право управления частями объектов своей собственности, но в любой момент государь по своей прихоти мог отобрать у них это право, поскольку вся собственность оставалась государственной и только небольшая ее часть продолжала оставаться личной. Так что менеджеры появились еще в древности с возникновением государства и появлением государственной собственности, у которой был только один единственный владелец.
   И только в 1215 году, когда английский король Яков Безземельный был вынужден подписать "Великую хартию вольностей", согласно которой любой его вассал мог быть лишен жизни и имущества только по решению суда не короля, а суда его вассалов, возникла частная собственность и право наследования владения объектами частной собственности. В процессе буржуазных революций частная собственность была распространена на мелкие земельные участки, строения и предприятия, находящиеся на этих участках.
   Первоначально владельцем объекта частной собственности был только глава семьи. Но постепенно хозяйственная практика показала, что, объединившись, два владельца-партнера могут более эффективно использовать объединенное имущество совместного предприятия на основе разделения труда. Например, один из партнеров мог стать менеджером по производству, а второй - заниматься кадрами, снабжением, реализацией продукции. По мере роста сложности предприятий этот опыт получил развитие: объединяется множество партнеров, которых стали называть акционерами. Так появилась акционерная частная собственность.
   Первое акционерное предприятие организовал Джон Лоу во Франции в 1717 году, и оно потерпело крах, что привело к национальному кризису. Крах терпят и предприятия одиночных владельцев в связи с неразумным управлением. При этом наемные работники становятся безработными, которым государство оказывает социальное вспомоществование в течение некоторого времени, чтобы они сумели подыскать себе подходящую работу. В общем, и безработные в современном обществе могут существовать безбедно, благодаря социальной защите, но, во-первых, уровень жизни работающего на порядок выше, чем у безработного, а во-вторых, социальный статус безработного унизителен для здорового человека. Осуществление высокого социального статуса очень важно для самоутверждения свободной личности. И тогда работники заведомо убыточных предприятий сами стали выкупать их у предпринимателей, создавая закрытые ассоциации и становясь их ассоциированными акционерами. Так появилась социальная частная собственность. Социальная потому, что она не позволяла таким трудящимся опуститься до статуса безработных, обращая их в статус социально трудящихся, то есть трудящихся на самих себя.
   Социальные собственники берут кредиты у государства, которому это выгодно, поскольку исключает существенные затраты на социальное вспомоществование лишающимся в противном случае работы трудящимся закрывающегося предприятия. На эти кредиты они рационализируют производственные процессы, идут на временный рост затрат по обновлению техники и технологии предприятия, определяют оптимальную нишу на рынке продукции, после чего предприятие становится рентабельным и начинает приносить прибыль, которая сторицей окупает их затраты, позволяет вернуть государству кредиты и получать солидные дивиденды, помимо установленной ими самим себе заработной платы.
   Если же владелец таких акций покидает предприятие, то он может продать их только сотрудникам этого предприятия, то есть такое предприятие является ассоциацией закрытого типа. Рабочие таких предприятий на общем собрании вырабатывают и утверждают ценовую политику на производимые продукты труда, решают какую часть прибыли направить на развитие и выбирают направления, по которым предприятие будет развиваться. Они участвуют в управлении своим предприятием, то есть являются коллективом менеджеров.
   В развитых странах чисто опытным путем, экспериментально нащупаны оптимальные соотношения долей различных форм собственности, при которых они используются наиболее эффективно. Социальная частная собственность должна составлять 15-20 процентов, акционерная частная собственность - 40-55 процентов, государственная собственность 20-30 процентов, остальное (порядка 10 процентов) должна составлять личная собственность граждан в национальном богатстве страны. Так развитые страны являются частнособственническими.
   Частными собственниками являются владельцы земельных участков, частных домов, квартир, автомашин, акций различных компаний, наемные работники, являющиеся совладельцами своих предприятий, рантье, лица, держащие свои сбережения в банке, пенсионеры, владельцы страховых полисов. В современном западном обществе сложилась мощная ткань частных собственников, которая воспроизводится на основе современных условий. Имеет силу заметная тенденция превратить большинство граждан в частных собственников в той или иной мере, начиная с грошовой и кончая такой, когда отдельный человек оказывается владельцем суммы денег, превосходящей порою бюджет сравнительно большой неразвитой страны с многомиллионным населением.
   Подавляющее большинство частных предпринимателей начинает дело не на свои деньги, а на деньги, взятые в банке под проценты, так что, хотя они и становятся собственниками, прибыль они делят с банком. Большинство мелких и даже средних предпринимателей становятся таковыми не из врожденного стремления к наживе, а просто, будучи вынужденными на это обстоятельствами. Для них это единственный способ заработать на жизнь, зачастую соответствующий их навыкам и профессиональной подготовке, но не менее часто не требующий особого обучения. Их цель - выплатить проценты и сам кредит, оставляя себе и своей семье что-то на жизнь и поддержание дела. Работают они в режиме строгой экономии, так что содержать менеджера и даже бухгалтера они не в состоянии - это делает владелец предприятия. И в большинстве случаев из-за сильной конкуренции они вынуждены довольствоваться минимальной прибылью. Да и то это далеко не всегда удается. Большая часть их разоряется довольно скоро. Разорение одних и появление других, новых - это нормальное явление в частнопредпринимательском обществе. Некоторая часть предпринимателей добивается средней прибыли, позволяющей расширить дело, на что уходят годы каторжного труда, ничтожное меньшинство ухитряется даже преуспеть.
   Преуспевающие предприятия имеют тенденцию к укрупнению и усложнению, результатом чего явилось развитие класса управляющих и дифференциация функций предпринимателей на функции собственников и функции управляющих. Большинство крупных фирм управляется не теми, кто ими владеет, а профессиональными менеджерами. Однако многие менеджеры являются собственниками значительной части акций своих фирм и имеют акции других. Значительная часть акций больших фирм принадлежит другим корпорациям, обычно банкам, страховым обществам и другим финансовым организациям. Они контролируют фирмы и их менеджеров, заставляя их эффективно управлять объектами собственности.
   Таким образом, мелкими фирмами эффективнее управляют их владельцы, а крупными - менеджеры. В средних фирмах управление может осуществляться как владельцами, так и менеджерами. Следует иметь в виду, что в развитых странах мелкий и средний бизнес вырабатывает до 60 процентов валового внутреннего продукта (в Японии - до 80 процентов) и обеспечивают устойчивое его нарастание. Так что роль менеджеров в народном хозяйстве постепенно снижается, а роль владельцев растет. Но поскольку ни одно развитое государство не может обходиться без крупных предприятий, менеджеры сохранятся, как класс, постольку, поскольку будут эффективно управлять крупными предприятиями.
   Работает ли человек менеджером крупного предприятия или является хозяином малого предприятия, и в том и в другом случае, если человек упорен и трудолюбив, ему сопутствует успех. Успех достигнут, а что дальше? Успех - одно из наиболее трудных понятий для определения: у разных людей он ассоциируется с различными аспектами. Для одного человека успех заключается в том, чтобы найти еду, для другого - получить хорошую работу, для третьего - избавиться от чувства страха за свою жизнь. Большинство людей под успехом понимает достижение поставленных целей, ощущение себя счастливым, чувство уважения окружающих. У каждого человека есть потребности, и, в первую очередь, он желает удовлетворения потребностей. Потребности человека впервые были полно описаны американским психологом А. Маслоу (пирамида Маслоу) еще в середине прошлого века, и на первое, базовое место он поставил физиологические потребности.
   Самой главной физиологической потребностью человека является воздух для дыхания, без которого человек погибает через пять минут. Но пока он достается человеку бесплатно как всеобщее достояние. Без воды человек может прожить порядка пяти суток, после чего наступает обезвоживание, ведущее к гибели. За воду в большинстве случаев уже приходится немного платить, причем два миллиарда людей получают плохую, некачественную воду, что приводит к их заболеванию. Без продуктов питания человек может прожить порядка 50 суток (один человек из каждых двух миллионов людей живет вообще без потребления продуктов питания, потребляя одну только воду, что наука пока объяснить не может). Поэтому расходы на продукты питания уже достигают значительной величины средств существования, не имея которых два миллиарда людей живет впроголодь, а миллиард людей умирают с голода.
   Питательная ценность дневного рациона питания составляет до 2500 килокалорий, приготовление его в домашних условиях требует затрат порядка двух долларов в день или же 60 долларов в месяц. С учетом горячительных и прохладительных напитков, мороженного, пирожного и конфет в выходные и праздничные дни затраты должны быть увеличены до 80 долларов. Для молодых людей, находящихся в репродуктивном возрасте, в диете необходимо увеличить белковую составляющую, что приведет к затратам порядка 100 долларов в месяц. Семья из трех человек должна тратить на продукты питания, как минимум 300 долларов.
   Важной биологической потребностью человека является одежда и белье. Из соотношения затрат индивидуального бюджета на питание и непродовольственные товары для 2005 года 46.8 к 34.4 процентов семья должна потратить 220 долларов на непродовольственные товары. Еще 18.2 процента бюджета уходят на оплату услуг - это 116 долларов. Итого, бюджет должен быть - 636 долларов. Существенным элементом нашей жизни стал транспорт. Причем общественный транспорт со своими функциями не справляется. В этих условиях приобретение личного автомобиля становится жизненной необходимостью. Средний автомобиль можно оценить в 5000 долларов, за 40-летнюю трудовую деятельность необходимо будет его менять раз восемь, выручая только половину стоимости, что дает ежемесячные затраты на личный транспорт порядка 47 долларов. Еще около 300 долларов следует отнести на затраты на жилье, и семейный бюджет должен составлять порядка 1000 долларов в месяц. Это та минимальная норма потребления (МНП), необходимая семье человека, как биологического вида, для физиологической безопасности.
   Следующей потребностью человека является физическая безопасность, которую должно своей политикой обеспечивать государство, как политический институт, изобретенный человеком специально для этой цели. Мы должны удовлетворять наши политические потребности, укрепляя государство, для чего должны были бы исправно платить налоги. Налоги в России самые жестокие: государство пытается отобрать до 66 процентов от прибыли. Между тем еще со времен Адама Смита, пытавшего рационализировать экономику, известно, что бизнесмен платит налоги, если они не превышают треть прибыли - в противном случае он переводит свой бизнес в теневой сектор экономики. Беда в том, что экономика России крайне сильно криминализирована и в теневом секторе, составляющем половину экономики, приходится платить взятки чиновникам от 10 до 30 процентов прибыли. Получается, что для успеха на налоги необходима одна МНП.
   Успех - это не только удача, которая случайна и временна. Удача - не заслуга человека, как не заслуга его выигрыш в лотерее. Удача сваливается на человека, потому что ему случайно повезло (хотя чаще везет тем, кто знает, где и в какое время необходимо находиться, то есть людям успешным). Успех приходит к тем, кто его заработал. Если вы человек успешный, то потому что вы знали, чего вы хотели; вы сделали то, что для этого было необходимо; это ваш закономерный успех и он всегда с вами. Удачливым, хотя и недолго, быть приятно, но только самому себе (другие при этом завидуют, хотя и не только белой завистью), а успешным быть престижно и притом среди вашего окружения, что способствует росту дальнейшего успеха и при определенном старании надолго. Это естественно и куда как более надежно: птица удачи по расписанию не прилетает, но если припархивает, то чаще выбирает людей предприимчивых, работящих и сообразительных.
   Современный бизнесмен активен и предприимчив, и именно поэтому его часто сопровождает удача. Если же удачи нет, ему нет нужды ее дожидаться: он просто упорно работает, каждый раз получая предусмотренный бизнес-планом результат. Он имеет успех в любом осуществляемом деле хотя бы потому, что за дело неперспективное не берется, а любой временный, случайный проигрыш может превратить в будущую победу. У успешного бизнесмена существуют экономические потребности хозяйственной деятельности для обеспечения социальной безопасности и независимости от государства (это третий слой потребностей в пирамиде Маслоу). А для этого надо развивать свое дело, вкладывать в него средства, хотя бы такие, какие вкладываются в семью и необходима еще одна МНП. Так он участвует в формировании договорного (капиталистического) общества потребления, реализуя свою социальную безопасность. И этим он счастлив.
   Популярный американский коммуникатор З. Зиглер считает, что счастье - это "приятные ощущения, которые появляются от наслаждения хорошим; такое состояние существования, в котором желания удовлетворяются. Счастье приходит не от того, что вы являетесь правильным человеком, но также и от выполнения тех вещей, которые приносят пользу другим. Вы редко можете встретиться с кем-либо более приятным, чем счастливый человек. Счастье - это мир в разуме от сознания того, что вы сделали лучшее, что могли... Счастье подобно успеху в любви, является не местом прибытия, а путешествием на всю жизнь".
   В целом счастье достигается тремя способами. Основой его являются возможность оптимистически смотреть в будущее. Счастье будет полным, если вы поделитесь им с кем-то, убедив его стать вашим партнером. Наконец счастье станет наиболее цельным, когда вы осчастливите кого-то еще, сделав его своим сотрудником. А именно это вы осуществляете, развивая свое дело, организуя новые рабочие места, потому что нет большего несчастья для здорового человека, чем при случайных форс-мажорных обстоятельствах лишиться работы.
   Следующий слой потребностей человека в пирамиде Маслоу - это потребности в уважении. А уважают только культурного человека, как носителя и выразителя определенных знаний накопленных этносом, к которому принадлежит данный человек. Поэтому эти потребности именуются культурными, они обеспечивают этническую безопасность человека, способствуют его высокой адаптации к быстроменяющимся условиям существования внутри его этноса. Но для поддержания культуры тоже требуются средства хотя бы в пределах одной МНП, откуда успешным можно считать дело, дающее прибыль в размере четырех МНП.
   Во времена "оттепели" 60-х годов, когда наши журналисты стали разъезжать по всему свету, в популярном журнале "Огонек" появилось интервью с американским супермиллионером, владельцем обширной сети популярных дешевых супермаркетов, который был уже очень почтенным старцем. Корреспондент спросил его, не вызывает ли у того трудностей руководство столь обширной фирмой в таком почтенном возрасте, все эти поиски снабженцев, инвесторов, согласования проблем с государственной администрацией? На что почтенный старец заметил, что технические вопросы решают технические директора, административные - юристы, а он, как председатель правления акционеров, должен беспокоиться только о направлении развития дела. Причем, пока его дело стоило меньше 30 миллионов долларов, существовала потребность во внешних инвестициях, необходимых для динамичного развития дела, поскольку собственная прибыль для этого была недостаточна. Сейчас, когда его дело перешло этот рубеж, собственная прибыль настолько велика, что возникла совсем другая проблема вложения избыточных средств. Конечно, он может организовать дочернюю компанию, но тогда возникнут проблемы с ее внешним инвестированием и пойдут известные ему заботы и треволнения, а он этого не желает, поскольку без этих забот совершенно счастлив. Между тем деньги не должны оставаться без движения, поскольку это приведет к снижению его реноме, что может сказаться на прибыли фирмы. Блестящий выход заключается в... благотворительной деятельности. Причем по американским законам осуществление благотворительности ведет к снижению государственных налогов, так что еще больше прибыли приходится на благотворительность. В результате такой деятельности его, не имеющего даже среднего образования человека, избрали почетным профессором нескольких университетов, где он разместил свои стипендии и дает средства на развитие научной базы. И вот только в таком почтенном возрасте он почувствовал себя состоявшимся членом общества, самоактуализующим свою цель быть счастливым и делать счастливыми других. Согласно А. Маслоу, это состояние и есть вершина его пирамиды.
   Но для того, чтобы самоактуализоваться совсем нет необходимости ждать развития бизнеса до стоимости в 30 миллионов долларов. Достаточно довести дело до цены в такую сумму, чтобы размещение ее в ценных бумагах давало прибыль в две МНП. Исходя из прибыли в три процента от размещения средств в ценных бумагах, это обеспечивает сумма в 800 тысяч долларов. В конце концов, можно довести дело до 1800 тысяч долларов, чтобы за миллион купить дом или яхту и путешествовать, не тратя денег на квартиру.
   Лет десять тому назад владелец издательского дома "Коммерсантъ" Владимир Яковлев продал его Борису Березовскому за 10 миллионов долларов и уехал путешествовать по миру. С тех пор его встречали то в США, то в Ирландии, то на Тибете. Другой москвич сказал себе "Стоп!", когда весь его капитал ровнялся двадцати с небольшим тысяч долларов. Не Бог весть какая сумма! Он распределил свои деньги по разным банкам и уже несколько лет живет на проценты. В месяц набегает 250 долларов. Семьи у него нет.
   - 250 долларов - это не так уж мало, - говорит он. - И на меньшие зарплаты живут люди, причем обремененные детьми, женами. Проесть больше 100 долларов просто физически невозможно. Плюс 50 - квартира. Еще 50 уходит на развлечения, трусы-носки, стиральные порошки... Остается "лишних" 50 долларов. За год получается 600. Вполне хватает для отдыха на Красном море в мертвый сезон. Сейчас мне 45 лет. Раньше в 40 лет я чувствовал себя на все 60, а сейчас - на тридцать.
   Группа американских журналистов и экономистов еще в 1990 году создала телевизионное шоу "Синдром потреблятства" в котором изучала поведение своих соотечественников - самых оголтелых и безудержных потребителей современности. Под воздействием жесткой, агрессивной рекламы американцы покупают многие ненужные предметы, которые захламляют их жизнь и через некоторое время выносятся на помойку. Только потому, что "Смиты - ваши соседи уже купили это!" На основе этого цикла передач в 1997 году возникла толстая книга (в 2003 году в Москве она была переведена) "Потреблятство: болезнь угрожающая миру". Книга рассказывает о механизмах, вгоняющих общество в бесполезный и, главное, опасный штопор безудержного потребительского азарта, удовлетворяемого за счет остального человечества, поскольку американское общество в значительной мере богатеет за счет эксплуатации остального мира. В то же время, "синдром потреблядства" психологически существенно напрягает американцев, заставляя их браться за любую дополнительную работу, только чтобы получить дополнительные средства, которые они тут же тратят на ненужные покупки. "Шопинг" ненужных вещей стал национальным видом спорта и национальным бедствием. "Заработал - купил - выбросил" - вот суть "синдрома потреблятства".
   Авторы этого шоу хотели сделать для людей способы комфорта и удовольствия более подлинными и длительными, чем те недолговечные блага, которые можно купить за деньги. Они стали агитировать американцев работать и зарабатывать по минимуму, чтобы больше времени проводить на отдыхе, путешествуя по горам, на море. Эта агитация имела успех, и появились группы состоятельных людей, которые вообще бросали работу и посвящали жизнь путешествиям и отдыху, а не напряженному зарабатыванию денег. Таких людей американцы стали называть "Downshifter" переместившиеся сверху вниз. Это движение очень древнее.
   В Древнем Риме был император Диоклетиан. Весьма воинственный правитель, укреплявший огнем и мечом границы государства, безжалостно искоренявший христианство, подавлявший смуту в Риме, уничтоживший остатки демократии... И вдруг однажды этот "отец народа" отказался от власти, уехал в глушь и доживал свой век в уединенном поместье. На попытку соратников убедить его возвратиться на трон Диоклетиан отвечал решительным отказом, причем мотивировал его так: "Если бы вы видели, какую я вырастил капусту, то не стали бы ко мне приставать со своими глу­постями". Так вот он и был первым дауншифтером... Взять да бросить все в тот момент, когда ты достиг самого пика карьеры, когда тебе завидуют окружающие, когда шепчутся у тебя за спиной: "Счастливчик! У него есть все!" Вот если в этот момент больше всего на свете вам хочется бросить все к чертям и умотать в тайгу, вы - дауншифтер.
   На Западе автором этого социального явления часто называют английскую преуспевающую журналистку Джуди Джонс, которая в день своего сорокалетнего юбилея оставила престижную должность редактора крупного лондонского журнала и уехала... ну не то чтобы "в деревню, в глушь", однако в уединенное поместье, как Диоклетиан. Там она пишет книги, выращивает цветы и пропагандирует такой образ жизни, чтобы не нужно было драться за место под солнцем. Но ее первенство в этом вопросе легко оспорить. А чем, собственно, прославился Поль Гоген? Успешный банковский клерк, бросив комфортную жизнь в Европе, удрал в Океанию - на совсем тогда дикий остров Таити. Там он жил абсолютно как абориген - женился на знойной таитянке, спал в соломенной хижине, что не помешало ему много творить и стать знаменитым.
   А Будда Сиддхартха Гаутама Шакьямуни - разве не первый дауншифтер в позднейшей истории? Еще в шестом веке до нашей эры он оставил роскошный дом, любимую жену с сыном и уселся под смоковницей размыш­лять о мировых страданиях. Теперь его историю знает любой образованный человек, а многие ему даже поклоняются.
   Ну если вернуться к современности, то давайте вспомним гремевшего на всю Россию в 1990-е основателя товарно-сырьевой биржи "Алиса" Германа Стерлигова. Сегодня он живет на границе Московской области, в глухомани такой, что ездить к нему приходится на лошади - ни одна машина не проходит. А в далеком 1991-м он создал России клуб молодых миллионеров. Как он оказался на хуторе, в доме с печкой и без электричества? Он решил, что его пятеро детей должны расти... по-человечески. То есть без телевизора. Это во-первых. Должны питаться экологически чистыми продуктами, видеть природу, уметь работать на земле. Нет-нет, для его детей выписываются лучшие учителя из столицы - не подумайте, что он держит их взаперти. А педагоги работают здесь вахтовым методом, потому что долго не выдерживают - все-таки ни газа, ни света. На вопрос, что он будет делать, если дети потом захотят вернуться в "мир", бывший мил­лионер отвечает: "Мое дело - вырастить, захотят - пусть едут в город. Но пока у них нет такого желания.
   Эти люди самоактуализовались и счастливы. Чего нельзя сказать, например, о М. Ходорковском, который довел свое дело до 54 миллиардов долларов (13 миллиардов были его личными). Но государство изменило правила игры, разорило его и посадило на 9 лет в тюрьму. И хочется сказать: "Не суетитесь, будьте счастливы!" Совсем как в современном американском хите - "Don't worry, be happy! Don't worry, be happy!"
   Более двух тысячелетий тому назад великий ученный античности Аристотель в своей работе "Политика" ввел и противопоставил два термина "экономика" и "хрематистика ". Термин "хрематистика", не утвердившийся, в отличие от "экономики", в новых языках, Аристотель производил от слова "хрема" - имущество, владение. Для Аристотеля экономика - это естественная хозяйственная деятельность, связанная с производством необходимых для жизни продуктов, потребительных стоимостей. Она включает и обмен, однако, опять-таки лишь в рамках, нужных для удовлетворения личных потребностей. Пределы этой деятельности тоже естественны: это разумное личное потребление человека. Что же такое хрематистика? Это "искусство наживать состояние", т. е. деятельность, по извлечению прибыли, накопление богатства, особенно в форме денег. Иначе говоря, хрематистика - это "искусство" вложения и накопления капитала.
   Промышленный капитал отсутствовал в античном мире, но немалую роль уже играл торговый и денежный (ростовщический) капитал. Его и изображал Аристотель: "...в искусстве наживать состояние, поскольку оно сказывается в торговой деятельности, никогда не бывает предела в достижении цели, так как целью-то здесь оказывается беспредельное богатство и обладание деньгами... Все, занимающиеся денежными оборотами, стремятся увеличить свои капиталы до бесконечности".
   Аристотель считал все это противоестественным, но он был реалистичен, чтобы видеть невозможность чистой "экономики": к сожалению, из экономики непрерывно вырастает хрематистика. Это - правильное наблюдение: мы сказали бы, что из хозяйства, где продукты производятся как товары - для обмена, неизбежно вырастают экономические отношения.
   Необычайную трансформацию претерпела идея Аристотеля о естественности экономики и противоестественности хрематистики. В средние века ученые-схоласты вслед за Аристотелем осуждали ростовщичество, а отчасти и торговлю, как "противоестественный" способ обогащения. Но с развитием капитализма все формы обогащения стали казаться естественными, допускаемыми "естественным правом". На этой основе в XVII и XVIII вв. в социально-экономической мысли возникла фигура hоmо оесоnоmiсus - экономического человека, мотивы всех действий которого могут быть сведены к стремлению безгранично обогащаться любыми средствами. Для Аристотеля выражение hоmо oeconomicus могло бы означать нечто прямо противоположное - человека, стремящегося к удовлетворению своих разумных потребностей, отнюдь не беспредельных. А эту гипотетическую до нашего времени фигуру ему, очевидно, пришлось бы назвать homo chrematisticus. Современна психология трактует эту деятельность как медицинское заболевание - Деньгоманию.
  
  
  

Право на культурное самовыражение

  
   Человек существо разумное и общественное, жизнедеятельность его протекает в сообществе таких же разумных людей, и помимо удовлетворения физиологических, физических, экономических потребностей для него существенными являются еще и духовные потребности. Эти потребности формируются именно общественным характером жизни разумного человека. И здесь весьма примечательно одно замечание древнегреческого философа и большого любителя жизни Эпикура: "Не в идеологии и пустых гипотезах нуждается наша жизнь, а в том, чтобы мы могли жить, не зная смятения". Человек не знает смятения, если он удовлетворен своей жизнью, способен удовлетворить все свои потребности, в том числе и потребность культурного самовыражения. Что же это такое - культурное самовыражение?
  

Культура

  
   Культура - это все, что создано человеком в процессе его жизнедеятельности: от орудий труда до предметов домашнего обихода, от привычек, обычаев, образа жизни людей до науки и искусства, философии, религии, морали. Каждый человек расширяет и обогащает свою культуру в процессе своей жизнедеятельности - повседневный труд сливается в ней с подвигами героев и прозрением гениев. Люди являются создателями культуры и одновременно ее созданиями.
   Разумеется, рассматривая культуру как особое явление в жизни общества, следует иметь в виду, что она, в конечном счете, определяется социально-экономическими факторами. Важнейшие черты культуры обусловлены ее принадлежностью к той или иной социальной группе. В то же время у культуры есть что-то общее вне географических и социальных особенностей - это ее общечеловеческое значение. Хотя и различия культуры в зависимости от географических и социальных факторов могут быть значительными.
   Человек в своей жизнедеятельности руководствуется вполне определенными целями. Естественно, что основной целью его является продление жизни и улучшение условий жизнедеятельности. И здесь стоит отметить две глобальные цели человека - это продление своей личной жизни вне зависимости от жизни других людей и продление своей личной жизни совместно с другими людьми. В соответствие с приоритетом одной из этих целей мы будем различать субкультуру маргинального человека и субкультуру альтруиста.
   Но что же следует понимать конкретно под словом "культура"? Дать точного определения, удовлетворяющего всех, ученые не смогли. Почти пол века назад американские ученые А. Кребер и К. Клакхон насчитали сто шестьдесят четыре определения понятия "культура" в научных работах. Пытаясь навести порядок в таком великом множестве формулировок, они разбили все определения на десять групп. В первую группу включены все описательные определения типа: культура - это сумма всех видов деятельности, обычаев, верований.
   В другую группу вошли те определения, которые объявляют культуру связанной прежде всего с традициями, с социальным наследием общества. Определения третьей группы подчеркивают значение для культуры правил, организующих определенный образ жизни. В особую группу входят те определения, согласно которым культура есть способ приспособления общества к природной среде и экономическим потребностям. Отдельную группу составляют определения, обращающие главное внимание на то, что культура есть продукт деятельности людей. Для некоторых ученых главное в культуре способ ее передачи или то, что ее получают при обучении и воспитании. Для других культура - поток идей, переходящих от индивида к индивиду посредством слов, действий, подражаний. Для третьих смысл культуры в том, что она противостоит природе, борется с ней, подчиняет ее себе.
   Вот таков диапазон разночтений культуры. Но почти каждое определение включает в себя в качестве основы деятельность людей, выделяя при этом не случайные, а действительно объективно важные и необходимо присущие культуре черты. Мы рассмотрим эти черты применительно к различным областям человеческой деятельности.
  

Быт

  
   Быт человека полностью определяется тем помещением, где протекает его жизнедеятельность. Остатки первого человеческого жилища были найдены в Африке английским археологом Луисом Лики и датируются примерно возрастом в один миллион семьсот тысяч лет. Они представляют вымостку из несколько сот кусков лавы, охватывающую площадку почти в двадцать квадратных метров. Эти куски лавы служили опорой для деревянных шестов, собранных воедино в верхней части, на которых укреплялись шкуры животных. То есть это было нечто вроде северного чума или яранги.
   И уже нет никаких сомнений, что жилища именно такого типа строили люди, жившие примерно 400 тысяч лет тому назад там, где теперь находится город Ницца. Остатки двадцати одной хижины нашли здесь. Овал - в длину размером от 7.8 до 14.7 метров, а в ширину от 4 до 6 метров - был выложен камнями-подпорками, около которых остались следы кольев или веток, втыкавшихся в песок вплотную друг к другу, - они образовывали стены. Крышу подпирали, вероятно, более мощными стволами деревьев, от которых остались ямы диаметром сантиметров в тридцать. Посредине хижины стоял очаг, огороженный камнями с той стороны, откуда в районе Ниццы постоянно дует ветер. Следует заметить, что раз очаг приходилось защищать от ветра, значит люди еще не научились делать стены непроницаемыми для него. А может быть это делалось специально для вентиляции жилища, поскольку окон в нем еще не было и дым уходил через дверь, которая на ночь закрывалась, по-видимому, шкурой.
   Мусора вокруг очага не было. Здесь, вероятно, спали ночью. Жилище служило человеку и кухней, и столовой, и, судя по довольно сложной конструкции, было отнюдь не первым архитектурным сооружением его. Его возводили даже там, куда приходили на короткий срок. По плотности песка на месте хижины археологи пришли к выводу, что жили в хижине всего лишь несколько дней, пока окрестная местность была пригодна для сбора плодов и ловли дичи, а затем уходили дальше. Ведь строители этих хижин были бродячими собирателями и охотниками, и засиживаться долго на одном месте они не могли - их "ноги кормили".
   Вероятно, что почти в то же время в местах с более холодным климатом люди стали строить первые землянки. Копали глубокую яму с пологим спуском, сверху ее закрывали накатом из жердей или бревен, и так защищали себя от непогоды и возможно от нападения зверей. Сначала этот деревянный накат наваливали беспорядочно, и яма под ним была, как правило круглой: такую проще выкопать и она меньше осыпается. Потом научились укладывать бревна и ветки строго в порядке, и яма стала прямоугольной - менее удобной для копания, но более пригодной для жизни в ней. Потом накат приподняли над землей, придав ему форму шатра, и возникли дома, в которых в далеком прошлом жили и славяне, и германцы, а совсем недавно эскимосы, комчадалы и некоторые другие малые народы.
   В таком жилище еще не было ни трубы, ни окна. Входили в него через отверстие в крыше. Раньше всего появилась дверь - обыкновенная плетенная из веток заслонка. Вслед за ней появился "звонок" - погремушка, которую вешали перед дверью, так что открываясь, она задевала погремушку, предупреждающую о проникновении в жилище нежелательных или желательных гостей. Древние греки стали вешать у дверей специальные молотки для стука в дверь (такие молотки до сих пор встречаются у англичан). Окна моложе дверей на сотни тысяч лет, но им уже порядка десяти тысяч лет, правда широко они распространились только в начале первого тысячелетия до новой эры в Передней Азии. Так что первоначально дверь служила и окном, и дымоходом. Похоже, что окна проделали для того, чтобы через них выходил дым от очага, и они первоначально играли роль печной трубы, Недаром в китайский иероглиф, обозначающий окно, входит знак отверстия над очагом.
   Очаг и ложе стали сразу же главными элементами жилища. Очаг, в конце концов, превратился в кухню, ложе стало спальней. Функциональные пространства в жилище, отличающиеся по своему назначению, по мере их специализации стали отгораживаться. Сначала для этого использовались циновки и рогожи, потом - шкуры и ковры, наконец, стали строить перегородки из дерева и камня. В селениях стали сооружать помещения общественного назначения: клуб, баня, храм. Жилища увеличились в размере, а у некоторых народов стали многоэтажными. Еще древние римляне довели число этажей в жилом доме до семи. В таких домах комнаты, как правило, сдавались под жилье бедным.
   Санитарные нормы для эффективной жизнедеятельности в наше время были установлены еще в позапрошлом веке и составляют 30 кубических метров на человека, или же при минимально допустимой трехметровой высоте комнаты она должна быть не менее 10 квадратных метров, а учитывая парное проживание человека в семье, не менее 20 метров. Спальная комната должна иметь отдельный смежный санитарно-гигиенический узел. Дети должны находиться отдельно от родителей, они могут быть разнополые; семье необходима хотя бы одна гостевая спальня. Следовательно, нормальное жилище должно содержать пять спален, кухню, столовую, гостиную, желательно мужу иметь кабинет, а жене - примерочную. Так что минимальное жилище должно иметь не менее 150 квадратных метров полезной площади в городе. Загороднее строение может еще полнее удовлетворять культурные запросы современного человека, и площадь его может достигать 500 - 1000 квадратных метров. Здесь для культурного самовыражения возможности безграничны.
   Это прекрасно понимала дворянская элита, строя свои усадьбы. Дети в дворянской семье видели всегда ухоженных, аккуратно одетых родителей, отдыхающих в одной комнате, вкушающих пищу - в другой, принимающих гостей - в третьей, и это самопроизвольно формировало уважение к ним, а через них и уважение к другим старшим людям. Нынешнее поколение видит вечно пьяного родителя в полуспущенных ниже колен "семейных" трусах бредущего из дурно пахнущего туалета в малогабаритную общую комнату, или же на микроскопическую кухню, где вечно озабоченная мать, в засаленном халате, пытается из скудных припасов в примитивной посуде соорудить немудренную пищу. Ну какое после этого может быть уважение к старшему поколению? Какая интеллектуальная и духовная культура может быть передана и воспринята в таких условиях и таких отношениях? Культура быта - это то самое узкое место, которое сейчас определяет жизнеустойчивость народа. Останется она недопустимо низкой - исчезнет народ. Произойти это может в течение двух поколений - то есть пятидесяти лет.
   Между тем наладить культуру быта очень легко. Необходимо только изменить приоритеты развития нашей промышленности, присвоив бытовому обслуживанию самый главный, первый приоритет. Ф.Д. Рузвельт при помощи бытового строительства, как одного из главных средств, справился с Великой депрессией. Он инициировал закон об ипотеке, позволивший широко развернуть жилищное строительство, он организовал массовые кредиты для общественного и дорожного строительства, которые бурно развивались в его время. Это позволило занять общественными работами безработных, явилось сильнейшим стимулом для развития производства дорожной и строительной техники, что вызвало подъем металлообрабатывающей техники и добывающих производств. Так удовлетворение бытовых потребностей человека, обеспечивающих его высокую культуру, приводит к процветанию общества и государства.
   Жилище - одна из главных составляющих нашего быта, обеспечивающих его культурное осуществление. Но не менее важной составляющей быта является питание. Человек возник как плодоядное животное, о чем свидетельствует строение его зубов и переваривающего аппарата. Первоначально человек был собирателем и потребителем плодов и, возможно, нежных побегов растений. Но затем в процессе своей эволюции он стал потреблять и плотоядную пищу. Особенно этому способствовало освоение пользованием огня, который позволил размягчать жесткую плотоядную пищу, что значительно ускорило усвоение высококалорийного питания, способствующего умственному развитию человека. Однако плотоядная пища не смогла бы прокормить быстро развивающееся человечество, которому пришлось вновь вернуться преимущественно к растительной пище, правда на новом уровне развития сдабриваемой высококалорийными мясными и рыбными белками.
   Человек стал земледельцем и освоил, окультурил множество растений, с которыми он встречался в дикой природе. Появились сельскохозяйственные культуры. Тысячи видов растений перешли, преобразованные человеком, из природы в хозяйство, стали неотъемлемой частью нашей культуры. Рис и чумиза господствуют в Восточной Азии, пшеница - от Индии до Европы, Америки, Африки, Австралии, кукуруза и картофель из Америки разбрелись по всему миру, рожь, в основном, возделывают в Восточной Европе, сорго - в Африке. Просо, гречиха, соя, редька и многие другие культуры вышли из Китая. Рис, лимоны, апельсины и манго, сахарный тростник и мандарины пришли к нам из Индии.
   Средиземноморский очаг культурных растений подарил человечеству маслины, свеклу, многие овощи. Но может быть, еще важнее было то, что эта обширная область стала доброй приемной матерью для многих пришельцев. Ячмень рожден в Эфиопии, а усыновило его Средиземноморье, сделало его зерна крупнее, урожаи больше. Тем же обязаны берегам этого моря и бобы, и лен, и огурцы, Потом из Средиземноморья эти культуры разошлись по Европе и всему миру.
   С другой стороны, за последние века ареалы культивирования некоторых растений резко изменилась. Это можно сказать о просе и об ячмене. На территории нашей страны еще тысячу с лишним лет назад ячмень стал отступать перед рожью. Гораздо меньше, чем в античные времена, распространено сейчас оливковое дерево. А именно оно вместе с виноградом, капустой, репой и огурцами когда-то были основными сельскохозяйственными культурами. Именно эти растения были основой процветания замечательных городов Древней Греции и Италии. Собственно уже тогда была заложена основа овоще-белковой диеты, которая и сейчас позволяет итальянцам иметь самую большую в Европе продолжительность жизни, поскольку у них самое высокое в Европе потребление овощей, фруктов, оливкового масла.
   Почему же олива отступила? С падением Рима пришельцы- "варвары" разнесли по большей части Европы свою привычку к животным жирам - оливковое масло перестало пользоваться спросом. Олива сложна в выращивании, а животные жиры обходятся дешевле и они более калорийны, особенно в сочетании с зерновыми крупами, которые, в частности, в производстве дешевле овощей и фруктов. Россия по своему менталитету продолжает оставаться исконно крестьянской страной. А крестьянский труд требует высоких трудозатрат и в России существует преимущественно зерно-жировая диета. Однако большинство народа России живет уже в городах, работает на промышленных производствах, где требуется меньше трудозатрат. Ориентация по-прежнему на высококалорийную зерно-жировую диету приводит к высокой степени ожирения россиян, что влечет за собой целый букет болезней, преждевременную старость и смерть. Необходима большая культурная работа для переориентации россиян на овоще-белковую диету. Следует только отметить, что овоще-белковая диета обходится раза в два дороже зерно-жировой. Поэтому прежде чем приступать к культурной работе по переориентированию россиян, необходимо увеличить прожиточный минимум и минимальную заработную плату хотя бы до величины, рекомендуемой Евросоюзом в 500 долларов. Если же говорить об эффективном культурном самовыражении россиянина во всех сферах быта, то по нашему расчету минимальную заработную плату необходимо установить на уровне 800 долларов, как в Португалии, самой бедной страной Европейского Союза.
   Другой бедой россиян является потребление фальсифицированных и просроченных продуктов. Фактически вся торговля продуктами питания в России относится к теневому сектору народного хозяйства. Российские торговые агенты рыщут по всей Европе, выискивая просроченные продукты, выявление которых в торговых организациях Европы карается лишением торговой лицензии и конфискацией имущества торговца. Поэтому в торговых предприятиях Европы по закону товары снимаются с продажи еще за некоторое время до истечение окончания срока их реализации. И тогда у торговца возникают проблемы с утилизацией еще не просроченных товаров. А в это время являются российские торговые агенты и скупают по дешевке просроченный товар, который им готовы отдать бесплатно, только бы не тратить средства на утилизацию.
   В России существует указ еще первого президента Б.Н. Ельцина, требующий наличие на импортных товарах наклейки с русским текстом. В эту наклейку вводят также новый срок реализации продукта, наклеивают на старый срок реализации и продают как кондиционный товар. Кроме того, такая наклейка позволяет продавать низкокачественный товар как высококачественный. В крайнем случае, низкокачественный товар помещается в упаковку высококачественного товара и продается по завышенной цене. Все это наносит непоправимый вред питанию и соответственно здоровью россиянина. И здесь выходом из положения является жесткий контроль за ввозимыми в страну продуктами питания, активная пропаганда потребления преимущественно отечественных продуктов питания, которые меньше фальсифицируются. Следует только иметь в виду, что себестоимость отечественных продуктов питания раза в полтора выше себестоимости их просроченных импортных аналогов. Соответственно и цены на отечественные продукты питания несколько выше цен импортных продуктов. Поэтому прежде чем приступать к активной пропаганде потребления преимущественно отечественных продуктов питания, необходимо увеличить прожиточный минимум и минимальную заработную плату хотя бы до величины в 500 долларов, рекомендуемой Евросоюзом.
  

Производство

  
   Вначале производство было частью быта человека. При раскопках древних жилищ рядом с очагом находят большой плоский камень, на котором сидел мастер. Рядом находят изготавливаемые орудия труда и каменные "отходы" их производства.
   Когда в жилище началось разгораживание функциональных зон, этот камень тоже отгородился в специальной комнате-мастерской. А поскольку это совпало с периодом появления медных орудий труда, то вместе с камнем, превратившимся в наковальню, ушел и частично очаг, превратившийся в горн, где разогревали и плавили металл. Плавление и ковка - это сложные температуроемкие производственные процессы, поэтому производственное помещение выделилось в самостоятельное строение, находящееся на краю скопления бытовых строений. Но все же мастер оставался одновременно и таким же членом общества, как и остальные соплеменники, так как разделение труда еще отсутствовало. Как и другие соплеменники, он ходил в походы по собиранию плодов, участвовал, в коллективной охоте, был земледельцем или скотоводом, а помимо этого еще и изготовлял орудия труда.
   Когда племена разделились на скотоводческие и земледельческие, внутри них тоже началось разделение труда. Но только со временем, когда стали появляться города, где наблюдается уже более резкое разделение труда, из земледельцев выделились ремесленники, в руках которых сосредоточилось изготовление орудий труда и войны. Следствием отделения ремесла от земледелия было увеличение производства орудий труда из металла. Уже в древнегреческих городах были большие специализированные мастерские, где изготовлялось оружие, посуда, ткани, обувь, одежда и многое другое, необходимое в быту. Постепенно ремесленники научились изготавливать и использовать в производстве кузнечный мех, гончарный круг, тачку, простейший ткацкий станок, ручной жернов, упряжные повозки. Ремесленное производство на первых порах было представлено преимущественно хозяйствами мелких товаропроизводителей. Значительно позже возникли крупные ремесленные мастерские, рудники и другие предприятия, принадлежащие отдельным рабовладельцам или государству, где эксплуатировались огромные массы рабов. Работа считалась их уделом а свободные элины предпочитали заниматься мыслительной деятельностью.
   Как считал древнегреческий философ Аристотель, чисто мыслительная деятельность, направленная на познание мира, такая как философия, - самое достойное занятие. Менее почтенна деятельность, хотя и мыслительная, но имеющая целью жизненную практику, например наука. Еще ниже стоит мыслительная деятельность, связанная с искусством и ремеслами (в античной, да и в средневековой Европе люди еще не проводили четкой границы между искусством и ремеслом, как мы это понимаем, поэтому ремесленные изделия того времени представляют большую художественную ценность и сейчас часто занимают место в музеях). И совсем низменной является сама жизненная деятельность, в том числе хозяйственная и производственная. Поэтому производственной деятельностью и занимались в основном рабы.
   В средневековой Европе производственная деятельность не считалась низменным делом и ею занимались свободные мастеровые, которые были очень почетными людьми в обществе. Поэтому в условиях средневекового производства абсолютно господствовал принцип монополии. Ремесленное производство в городах имело своеобразную структуру. Ремесленники были объединены в цеха. Уставы городских цехов были построены так, чтобы предотвратить конкуренцию между мастерами, что диктовалось приспособлением ремесленного производства к ограниченным потребностям местных рынков. Для этого, в частности, строго регламентировалась цехами технология, объем производства, количество учеников - чтобы не множилось число мастеров. Боязнь конкуренции имела под собой объективную основу в те времена ручного труда и однообразных условий производства. Ремесленное производство было ручным и мелким. Более высокое положение мастера по отношению к подмастерьям и ученикам определялось не столько его собственностью на средства производства, сколько его профессиональным мастерством. Разделения труда в мастерской почти не существовало. В таких условиях овладение профессиональным мастерством требовало длительного времени, а искусство ремесленника имело первостепенное значение.
   Целью производственной деятельности мастера было не столько обогащение, сколько достижение установленного цехом "приличного" его положению существования. На ранних этапах развития городского ремесленничества, хотя эксплуатация учеников и подмастерьев уже имела место, отношения между мастером и его подчиненными были преимущественно патриархальными: они могли вместе жить и вместе питаться с одного стола. С развитием товарно-денежных отношений растет разрыв в имущественном и производственном положении цеховых мастеров от эксплуатируемых ими учеников и подмастерьев. Развитие городского ремесленничества сказалось на всех отраслях народного хозяйства.
   В сельском хозяйстве широкое применение получили сделанные из железа орудия труда. С развитием земледельческих орудий поднялся агротехнический уровень сельского хозяйства. Возникли новые отрасли полеводства, возросло значение животноводства, в нем появились самостоятельные подотрасли производства крупного рогатого скота, коневодства, овцеводства, свиноводства.
   Изменилось и само узкое ремесленное производство. Для совершенствования орудий труда большое значение имело улучшение процессов плавки и обработки металлов. Появились простейшие волочильные и прокатные станы для производства проволоки и листового железа. Уже в XV веке стали применять токарные, шлифовальные, винторезные станки, хотя и очень примитивные. Появились первые сверлильные станки, приводимые в действие водяным колесом, которое стало широко использоваться как источник энергии и в горном, лесопильном деле, бумажном и пороховом производстве.
   Появление новых источников энергии позволило осуществить дальнейшее развитие разделения и кооперации труда. Кооперация труда представляет собой форму его организации, при которой много лиц планомерно работают рядом во взаимодействии друг с другом в одном и том же процессе производства. При этом на смену ремесленной мастерской пришла мануфактура, представляющая собой форму кооперации труда, основанную на разделении его внутри предприятия при создании одного и того же нового товара. В мануфактуре работник специализировался на определенной операции или на изготовлении какой-либо детали продукта. Тем самым он превращался в частичного рабочего, выполнявшего лишь отдельные функции совокупного рабочего, а потому лишался возможности самостоятельно производить продукт. Но в производстве своей детали или в выполняемом им операции по изготовлении детали специализация позволяла так существенно повысить производительность труда, что специализированные рабочие производили во много раз больше изготавливаемого продукта потребления, чем такое же количество неспециализированных ремесленников, каждый из которых изготовлял продукт от начала до конца, осуществляя все операции по его изготовлению.
   Специализация рабочих способствовала быстрому развитию у них специализированного, узкого мастерства, значительному уменьшению непроизводительного расхода рабочей силы, достижению полезного результата с наименьшими затратами. Мануфактура дифференцировала и улучшала рабочие инструменты, делала их более разнообразными, приспосабливала их к выполнению частичных производственных операций. Специализация орудий производства повысила эффективность их использования, обусловила уменьшение величины их стоимости, переносимой на единицу создаваемого продукта.
   Мануфактура создавала предпосылки для перехода к фабрике или заводу. Дифференциация рабочих инструментов была одной из материальных предпосылок создания машины. Строгое разделение труда,, специализация на изготовлении определенной детали, на выполнении определенной операции способствовали как быстрой подготовке искусных, квалифицированных работников, так и появлению работников, выполняющих простейшие трудовые операции, не требовавших специальной подготовки.
   В мануфактурный период получили развитие первые научные и технические элементы машинного производства. Переход от мануфактуры и мелкого производства к фабрикам, заводам и крупной промышленности произошел прежде всего путем замены системы мануфактурных рабочих с их специализированными орудиями труда сложной системой машин, обслуживаемых квалифицированными рабочими, длительно проходящими специальную профессиональную подготовку. Машина - это орудие труда, приобретающее такую материальную форму существования, которая обусловливает замену человеческой силы силами природы и эмперических рутинных приемов - сознательным применением науки и техники. Если в мануфактуре производительность труда повышалась за счет специализации обычного рабочего на отдельной операции, то в крупной промышленности основой повышения производительности труда служат средства труда - машины, оперирующие многими инструментами под руководством квалифицированного рабочего, совершающего массу операций, образующих технологический процесс изготовления деталей.
   Промышленная революция начала XIX века началась с применения рабочих машин, изготовленных непосредственно рабочими, и закончилась тогда, когда машины стали производить с помощью машин, с созданием крупного машинного производства. С этого времени в промышленности наблюдается укрупнение производства с целью наращивания выпуска продукции и снижения ее себестоимости. Апогея этот процесс достиг во второй половине ХХ века, когда грандиозные производства, например по производству стального проката обслуживались порядка 10-15 тысячами человек.
   Во второй половине ХХ века началась научно-техническая революция, постепенно охватившая все промышленно развитые страны. Она охватывает все сферы производства, науки и техники. Революция в орудиях труда проявляется в автоматизации и роботизации производства, представляющих собой качественно новую ступень развитии техники, на которой функции человека по контролю и управлению производственным процессом заменяются техническими устройствами, самоуправляемыми машинами.
   Научно-техническая революция характеризуется также коренными изменениями в предметах труда: стало возможным получать высококачественные искусственные материалы, обладающие свойствами лучшими, чем у природных материалов, производить вещества с заранее заданными свойствами и с меньшими затратами труда на их изготовление. В области энергетики стала использоваться атомная энергия, в технологиях обработки стали использоваться электронные методы, сверхчистые материалы стали изготовляться в космических условиях.
   Отличительной особенностью современной научно-технической революции является превращение науки в важный фактор развития производства. Наука выступает теперь, как важный фактор в подготовке и осуществлении процесса производства. Она ставит перед производством важные задачи и в то же время разрабатывает методы их решения. Наука анализирует достигнутые результаты и планирует интенсивность развития производства. именно экономическая наука выявила низкую эффективность крупных производственных образований, где большая часть производительных сил тратится неэкономично. И к конце прошлого века начинается постепенное разукрупнение промышленных производств, а новые производства создаются с небольшим производственным персоналом. Крупное производство начинает заменять так называемый малый бизнес. Даже самые крупные производства стального проката, вводимые в это время обслуживают 2-3 тысячи человек. А зачастую создаются металлообрабатывающие производства, частично или полностью уже автоматизированные и даже компьютеризированные, обслуживающий персонал которых составляет 1-2 десятка человек. и они оказываются наиболее эффективными, наиболее производительными и наиболее гибко приспособленными к нуждам быстро меняющихся потребностей рынка.
   Самое же интересное то, что однопрофильные малые предприятия не только конкурируют между собой на производственном рынке, но способны и кооперироваться, если это им выгодно. Например, они и могут инвестировать средства в создание малой фирмы, которая приобретет необходимый им универсальный станок. Такой станок из-за крайне высокой производительности для одной малой фирмы невыгоден, так как большую часть рабочего времени он будет простаивать, но 10-20 малых фирм могут использовать его поочередно круглые сутки, и новая фирма будет иметь прибыль, являющуюся частью прибыли этих инвестировавших средства предприятий. Капитализм оказался крайне гибким в использовании новых организаций форм производств.
   Отказ от создания крупных предприятий идет во всем мире, как когда-то рабовладельческие крупные предприятия преобразовывались в мелкие фермы или мастерские в начале средневековья. В США так называемые венчурные предприятия, инвестирующие средства в создание мелких фирм рискованного предпринимательства в области создания новой техники, организовали новый выгодный бизнес, который заключается в том, что они покупают крупные, малоэффективные предприятия, делят их на самостоятельные более мелкие части, преобразуют эти части в новые самостоятельные предприятия и продают их разбогатевшим представителям среднего класса. Из-за уменьшения размеров предприятий резко сокращаются накладные расходы, что приводит к повышению их эффективности.
   Более того, тенденция разукрупнения предприятий наблюдается не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве. Крупные производственные сельскохозяйственные предприятия оказываются неконкурентоспособны по сравнению с мелкими фермами, которые, специализируясь буквально на одном-двух видах сельскохозяйственной продукции, оказываются более приспособленными к быстро меняющимся требованиям рынка сельскохозяйственной продукции. Жизнь заставляет их потом кооперироваться, но не в области производственной кооперации, подобно нашим колхозам, а в области сбыта продуктов и потребления семян, удобрений, техники. Культура производства здесь заключается в том, чтобы выбрать необходимую нишу на рынке, определить оптимальный размер малого предприятия, и организовать связи как со смежниками, так и с однопрофильными предприятиями, наиболее полно удовлетворяющие потребности рынка.
   Еще одним важным элементом культуры производства является обновление производственного оборудования (его у нас по старинке называют основными фондами). Если во время не обновить производственное оборудование, то слишком велика опасность, что эти воспользуются конкуренты и на более производительном оборудовании начнут производить более конкурентоспособный товар, обладающий меньшей себестоимостью, а следовательно и меньшей ценой на рынке. Но с другой стороны обновленное оборудование необходимо использовать как можно дольше, чтобы оно как можно больше окупилось. Экономисты рекомендуют вести производство таким образом, чтобы каждые 5 лет переходить на новое поколение оборудования. За этот срок оно экономически окупится, и приблизительно такой срок необходим, чтобы создать принципиально новое следующее поколение оборудования и довести его до серийного производства. В реальной жизни смена поколений оборудования осуществляется за 5-7 лет.
   Вынужденный производить современные, конкурентоспособные средства вооружений СССР принял за базовый период смены поколений оборудования 15-20 лет, экономя средства на обновление основных фондов, что конечно же сказывалось на качестве изделий. Следует отметить, что к последней смене поколений промышленного производства мы приступили еще 40 лет тому назад, когда стали производить станки с программным обеспечением, тепловозы, турбореактивные лайнеры, атомные суда и электростанции. Но последнее переоснащение промышленного производства не завершено до сих пор и на многих предприятиях можно обнаружить еще довоенное оборудование. Из-за трехкратного сокращения промышленного производства за последние 10 лет, резко возросла доля устаревшего оборудования и соответственно резко сократилась доля обновленного оборудования. Причем даже обновленное оборудование за это время уже физически изношено в среднем на 63.8 процента, не говоря уже о том, что оно морально устарело. А коэффициент его обновления составляет только 1.5 процента в год. Так что речь о восстановлении разваленного промышленного производства является целенаправленным обманом и словоблудием. Нам придется создавать его заново, используя только готовые производственные площади, освобожденные от давно устаревшего промышленного оборудования, которое необходимо отправить на переплавку.
   Наконец, еще одним важным элементом культуры производства является утилизация отходов и обеспечение экологической безопасности производства. За последние 10 лет в связи с экономическим кризисом мы вводили в стой крайне мало производств. Но что греха таить, воспитанные еще на советских обычаях, мы вводили эти производства без очистных сооружений, оставляя их на начало промышленного освоения объектов. До сих пор мы сбрасываем в водоемы отработанную в производстве воду на треть объемов не очищенную, случается и так, что отходы химического производства спускаются в бытовые очистные коллекторы. Наши пусковые объекты захламлены, как правило, строительными отходами. По-видимому, назрела необходимость в федеральном законодательстве, регулирующем порядок промышленного строительства, которое должно начинаться с возведения очистных сооружений, без окончания которых возведение основных объектов должно быть запрещено.
   Следует отметить, что сокращение за 10 последних лет в три раза промышленного производства имело положительным результатом факт резкого уменьшения в крупных городах выбросов в атмосферу вредных для здоровья человека загрязнений. Но здесь возникла другая беда. Резко увеличилось количество автомобильного транспорта, причем это в основном зарубежные автомобили, выработавшие свой ресурс и характеризуемые повышенным количеством выброса в атмосферу вредных для здоровья человека продуктов сгорания топлива и негорючих свинцовых присадок. Поскольку это автомобили предыдущего и предпредыдущего поколений, то кондиционерами они не оборудованы, и в первую очередь страдают от медленного отравления их водители, а также и пассажиры наземного транспорта. Между тем ГИБДТ на это внимание не обращает, нет ни одного инспектора, который был бы вооружен газовым анализатором. Более того, наши легковые автомобили по этим параметрам загрязьнений не соответствуют Европейским стандартам и, не смотря на демпинговые цены, на внешнем рынке спросом не пользуются. Этим за то пользуются "новые русские", которые покупают по демпинговым ценам на заводе легковые автомобили, якобы "реэкспортируют" их (получая при этом возврат неоплаченного ими при отсутствии экспорта НДС), и продают по ценам несколько ниже официальных. Но отравлять воздух от этой выгодной сделки автомобили не перестают. Еще более отравляют атмосферу автобусы с дизельными двигателями, регулировка которых, по-видимому, осуществляется только раз в их жизни при изготовлении. Так что жизненно необходим закон о контроле продуктов сгорания автомобильных двигателей. Медики предсказывают, что при подобном уровне автомобильных загрязнений в наших городах будет проживать только 4 поколения жителей - пятое будет деградировать и погибать еще в детстве. Четыре поколения - это 100 лет, через которые городское население может совершенно исчезнуть, а это уже сейчас порядка 70 процентов народа. Вот тогда цели Четвертой мировой войны развитыми странами будут достигнуты - мы доведем себя до количества, необходимого для эффективных добычи и поставок в эти страны необходимых им наших полезных ископаемых.
   Кстати, а почему мы сейчас экспортируем в развитые страны неочищенные руды полезных ископаемых, сталь, медь и алюминий в болванках и листах, дерево в кругляках, нефть необработанную? Ведь этим самым мы не только несем дополнительные расходы на транспортировку отходов производства как на готовое изделие, но и даем возможность тамошним предпринимателям организовывать дополнительные рабочие места. Культурные производители так не поступают. Уже чуть ли не пол века существуют Международные стандарты ISO на обогащенные рудные концентраты, на катанные профили стали и цветных металлов, стандарты для деревянного бруса и отделочной доски, и культурные страны экспортируют рудные концентраты, прокат и деревянные брусья в соответствие с этими стандартами. Так что жизненно необходим закон о контроле продуктов экспорта наших промышленных производств, если только мы желаем претендовать на звание культурной страны.
  

Наука

  
   У всякого человека есть потребность познавать окружающий мир, которая идет из глубокого детства. Человек рождается только с инстинктами, но как только он начинает двигаться, возникает реакция окружающего мира на это движение, и человек запоминает эту реакцию, получает первые знания. Это смутные знания на базе чувственных образов. Он узнает, что если он издает звуки в виде еще непроизвольного плача, то мать его кормит, моет, пеленает, И он начинает сознательно издавать звуки, подражая матери, произносит первые слова и начинает связывать их между собой. Так начинают копиться знания в его памяти. Вот сумма всевозможных практических знаний, позволяющих человеку объяснять окружающий мир, сознательно ориентироваться в нем и преобразовывать его и есть наука.
   Чрезвычайная любознательность детей с их бесконечными вопросами, а родители ежедневно отвечают на тысячи детских вопросов, - отражение любознательности, присущей всему человечеству и каждому человеку, как бы слабо не горел в его мозгу огонек сознания. Правда, вырастая и созревая, под тяжестью каждодневных забот человек ослабляет свою любознательность, в большинстве случаев жизни пользуясь тем объемом знаний, которые он получил в юности. Но среди людей встречаются и такие, у которых любознательность не ослабляется в течение всей их жизни, И не только любознательность не ослабляется, но возникает и новая потребность рассказать о том, что они узнали, еще и другим людям, поделиться своими научными достижениями. Таких людей называют учеными.
   Первоначально знания накапливались на бытовом уровне. Накопление знаний об окружающем мире - одна из непременных функций человеческой культуры в любую эпоху. Но в древнем родовом обществе не было специалистов-ученых, как не было, строго говоря, и всяких других специалистов - ведь в нем поначалу отсутствовало разделение труда. Есть основания считать, что знания, постепенно накапливавшиеся примитивным обществом в ходе освоения окружающего мира, сосредоточивались в головах и руках не только старейшин, но и шаманов, колдунов, знахарей, которые в силу своего положения были более свободны от повседневных забот, ложившихся на плечи других членов рода. Так было десятки тысяч лет тому назад. И они аккумулировали сокральные знания, которыми сейчас пользуются только посвященные.
   Но вот уже в древней Греции, где утвердилось рабовладение и всю бытовую работу и практическую деятельность осуществляли рабы, появились мыслители, которые занимались исключительно мыслительной деятельностью, наукой, которая тогда называлась философией. Высокий социальный статус занятия философией привел к тому, что мы сейчас знаем великое множество блестящих имен эллинов-философов и целое множество замечательных философских школ античности. Греческая философия возникла в процессе усвоения заимствованных у народов более древних цивилизаций Востока философских, физических, математических, астрономических и других знаний; философия разрушала мифологические представления о природе и о человеке.
   Особо следует выделить в становлении и развитии науки два рубежа. Первый проходит по VII -VI векам до новой эры. Он связан с осознанием принципов абстрактно-логического мышления. Это время иногда называют "философской революцией". В Греции, Индии, Китае появляются поистине великие философы. Главное для них - поиски смысла жизни, пути человека и человечества к справедливости и счастью. Античная наука находила и немало практических применений. Замечательные метательные механизмы древности, катапульты и баллисты, явились результатом труда большой группы древнегреческих механиков начала IV века до новой эры. И первый в мире будильник на гидравлической основе изобрел не кто-нибудь, а знаменитый философ Платон, а великий Архимед сконструировал устройство для подъема воды,, получившее название архимедова винта. Можно привести и ряд других примеров. И все-таки, связь науки с практикой была в эпоху античности еще бессистемной и во многом случайной.
   Вторым важнейшим рубежом в развитии науки стали XVI - XVII века - рубежом настолько принципиально значительным, что многие ученые именно с него и начинают отсчет возраста науки, считая, что только с этого периода она заслуживает право носить свое имя в нашем современном понимании. Во всяком случае, лишь с позднего средневековья наука стала по-настоящему полагаться на эксперименты и в широких масштабах пользоваться расчетами. Научная революция позднего возрождения, которая привела к грандиозному пересмотру картины мира, началась с астрономии именно потому, что в этой дисциплине наиболее были разработаны математические методы.
   Величайшим из обобщений, сделанных человеческим разумом, называют закон всемирного тяготения Ньютона. Этот закон равно властвует над падающими яблоками, Луной и самыми далекими звездами. За прошедшие с ньютоновского открытия столетия естественные науки добились успехов, которые невозможно переоценить. Открытия в физике, химии, биологии и других научных дисциплинах не только стали основой технических и иных достижений, изменили сельское хозяйство и промышленность, дали человечеству возможность кормить миллиарды людей вместо тех несколько сот миллионов, которые населяли Землю во времена Ньютона.
   Было бы несправедливым и ошибочным приписывать все важнейшие достижения в познании законов развития окружающего мира только лишь естественным наукам. В этом есть огромная заслуга и гуманитарных, или, если говорить шире, общественных наук. Обращают на себя внимание параллели в развитии тех и других, причем науки гуманитарные нередко обгоняют в открытии сходных принципов естественные науки. Например, развитие как закон истории было открыто историками и философами эпохи Возрождения раньше, чем было осознано развитие во времени планет Солнечной системы в целом.
   В целом наука интернациональна, она изучает объективные законы окружающего мира и не может быть геометрии, биологии и других дисциплин японских, бразильских, немецких или русских. И, тем не менее, факт, что то или иное научное открытие сделано именно в данной, а не в какой-нибудь другой стране часто бывает связан с историческими, географическими и культурными особенностями этой страны. Вряд ли случайно, например, что один из основоположников научной микроскопии Левенгук жил в Голландии, классической стране шлифовщиков драгоценных камней и стекла.
   Не случайно, что экономическая наука развивалась в классических капиталистических странах - Англии, Франции, Германии и США, где результаты ее определялись практическими требованиями бурного развития. Но наука знает и печальные случаи, когда научное открытие, опережающее потребности своего времени какое-то время оказывалось невостребованым, а затем реализовывалось совсем в других странах. Так произошло, например, с теорией развития сельского хозяйства, разработанной в начале прошлого века в России выдающимся экономистом А.В. Чаяновым, расстрелянным как враг народа только потому, что его теория не соответствовала тому политическому моменту развития страны. Стране срочно нужны были средства на индустриализацию, а применение этой теории могло обеспечить их только через 15-20 лет. За то эта теория была востребована при восстановлении сельского хозяйства стран разоренной Второй мировой войной Европы и через 15 лет действительно привела к "экономическому чуду" в сельском хозяйстве Европы.
   Почему же так жестоко страна расправлялась со своими талантами? Почему многие научные открытия в ней оказались невостребованными и реализовывались за рубежом? Дело в том, что с начала тридцатых годов в управлении страны были приняты распределительные методы, осуществляемые административно-приказной системой. Эта система эффективна при мобилизационном характере народного хозяйства, задачей которого является обеспечение физического выживания в условиях опасности внешней агрессии. Но после победы во Второй мировой войне, когда возникла задача экономического выживания в условиях хозяйственной конкуренции, административно-приказная система не была демонтирована, а она оказалась не способной к восприятию инноваций, реализации научных идей в общественном плане, что в конечном итоге вызвало хозяйственную катастрофу.
   Нельзя сказать, что не было попыток реформировать народное хозяйство, но эти попытки осуществлялись не на научной основе, да к тому же испытывали колоссальное сопротивление административного аппарата, который в их осуществлении видел угрозу своему безбедному существованию, и, следовательно, изначально были обречены на провал. Дело в том, что верхом экономической науки административный аппарат считал "Капитал" К. Маркса. Считалось, что в этой работе имеются ответы на все случаи хозяйственной жизни, что развивать положения этой теории просто преступление - их необходимо только применять. Поэтому целый Институт Марксизма-ленинизма занимался тем, что препарировал работы классиков марксизма, создавая цитатники на все случаи жизни.
   К. Маркс, сын преуспевающего трирского адвоката, окончил Берлинский университет, где изучал право, историю, философию, теорию искусства. Работая в "Рейнской газете", издаваемой в Кельне оппозиционными государству кругами прусской буржуазии, К. Маркс увидел в активной политической и публицистической деятельности средство осуществления проповедываемых им философских идеалов. Но газета была закрыта и К. Маркс перебрался во Францию. Именно эту страну можно считать родиной современного социализма. Хотя социалистические идеи и прежде рождались по всей Европе, именно здесь идеи социализма возникли с элементами наукообразных рассуждений. Париж в то время был самой гущей социалистического брожения и бурления, и про К. Маркса можно сказать, что рыба попал в воду. Окунувшись в социализм-коммунизм, К. Маркс воспринял его в самых крайних формах, считая самым универсальным средством решения всех социальных проблем революционный террор.
   Эти идеи К. Маркс совместно с Ф. Энгельсом изложил в "Манифесте Коммунистической партии". "Манифест" - это блестяще написанная, заряженная революционной энергией пропагандистская брошюра, суммирующая крайне радикальные идеи всех предшествующих социалистов и коммунистов. Едва ли не единственным собственной идеей авторов был лозунг "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" С теоретической точки зрения, строго говоря, эта брошюра представляет собой смесь идей французских социалистов и некоторых британских авторов - левых рикардианцев. Базируясь на ошибочных философских положениях о преимущественно последовательном развитии общества, о уничтожении старого новым, авторы "Манифеста" не могли выдвинуть действенных идей, и в дальнейшем главные положения основоположников марксизма не подтвердились. История западной цивилизации развивалась по другому сценарию.
   "Манифест Коммунистической партии" содержит теорию марксизма "в свернутом виде" и представляет выводы, к которым приводит теория, что развита в последующих работах основоположников, служащих развитием сформулированных здесь положений и выводов. В первую очередь это относится к "Капиталу", который должен был стать научным обоснованием революционных идей и лозунгов "Манифеста". Начиная первый том "Капитала" с вполне абстрактных рассуждений, К. Маркс завершает его прямой революционной фразой из "Манифеста". В "Капитале" дана лишь одна из возможных трактовок развития народного хозяйства на ранней стадии "хищнического, дикого" капитализма на основе разработанной К. Марксом "теории эксплуатации", а в СССР попытались создать Политэкономию социализма, спроецировав марксовы положения и выводы на тот случай, когда единственным капиталистом в народном хозяйстве становилось государство, превратившееся в один большой завод.
   Монополизация марксизма в СССР, где он стал официальной доктриной при запрете всех остальных учений, нанесли огромный урон экономике страны, лишив ее возможности развиваться действительно по перспективным направлениям. Поэтому, когда руководители страны пытались реформировать народное хозяйство, они делали это "методом тыка" без всяких научных обоснований, совершенно не будучи уверенными в возможном получении положительных результатов.
   Последней успешной реформой народного хозяйства нашей страны было введение политики индустриализации и создание административно-приказной системы управления, что позволило нам отразить агрессию в самой кровопролитной и жестокой Второй мировой войне. Но было это осуществлено ценой такого страшного обнищания народа, что необходимость изменения жизни стала понятна всем, и только леденящий страх перед жестоким диктатором И.В. Сталиным, который не хотел никаких изменений, оттягивал их. Когда же диктатор умер, начались изменения, которые получили название "хрущевской оттепели" по имени Н.С. Хрущева, инициировавших их.
   Однако спорадические метания руководителя-практика и его научно не обоснованные "новации" показали, что административные реорганизации и перестройки не приносят должного эффекта, что требуются радикальные перемены в хозяйственно-политическом механизме. Ученые-экономисты попытались осуществить анализ ситуации и выработать обоснованные рекомендации по трансформации административно-командной системы управления, но их работа вызвала яростные нападки догматиков с традиционным бюрократическим навешиванием идеологических ярлыков. Новаторы были заклеймены, а рекомендации науки были в очередной раз отвергнуты.
   Все это наряду с четко обозначившимися неурядицами в народном хозяйстве не могло не подтачивать позиции "крестного отца" "оттепели" Н.С. Хрущева. Он приблизился к той опасной черте, за которой его политические импровизации начали угрожать бюрократии. Кроме того, наметилась тенденция к снижению жизненного уровня и ослаблению социальных гарантий населения. Все это как нельзя более было на руку его соперникам, которые стремились реанимировать сталинизм, пусть и без его крайностей, вернуть народ к "прежним добрым порядкам" всеобщего восторга и преклонения перед "вождями". И они добились этого, прекратив "оттепель" и искоренив из управления ее сторонников.
   Место "бойцов партии", ощущавших себя участниками "похода за светлое будущее всего человечества", заняли "исполнители" - люди, часто безликие, в значительной мере отученные принимать самостоятельные решения и брать на себя ответственность, рисковать и упорно добиваться общественно значимых целей. Для них двойная мораль, перманентная аппаратная интрига стали едва ли не нормой бытия, а разрыв между словом и делом - условием выживания, которое они ставили превыше всего. Могли ли они интересоваться наукой и ее рекомендациями?
   Тем не менее, даже эти "кадры" не могли игнорировать реформы, которые к середине 60-х годов назрели, и после нескольких месяцев заминки из-за кадровых перестановок реформаторские усилия в сфере экономики были возобновлены на основе априорных идей и противоречивых положений. Но курс на крутые реформы в экономике, казалось бы, закрепил XXIII съезд КПСС. Были провозглашены в качестве принципов переход от административных к экономическим методам управления в хозяйстве, разработка комплекса новых мер по его развитию.
   Большие надежды возлагались на то, что постепенно удастся покончить с экстенсивным развитием страны, которое затягивало экономику все глубже в трясину малоэффективности и затратности. Народное хозяйство в это время развивалось, но темпы развития замедлялись, что представляло определенную опасность. Фактически народнохозяйственный рост в это время представлял собой по преимуществу продолжение ранней индустриализации, ее распространение на все сферы экономики. Но происходило это уже в эпоху бурного развития научно-технической революции, что не могло не вызывать многие острые коллизии. Наука стремительно превращалась в одну из основных производственных и руководящих сил, без применения которой невозможно было покончить с экстенсивным развитием.
   В быстро меняющихся условиях развития невозможно было опираться только на имеющийся опыт - он зачастую выступал консерватором сохранения экстенсивности, и только научное предвидение и тщательное прогнозирование на основе выработки новой методологии могло привести к успеху, что уже являлось прероготивой чистой науки. А она-то, не говоря уже хотя бы о ее результатах, не была обществом востребована, и, что самое печальное, не получала стимулов к развитию. Более того, попытки ее использования в управлении народным хозяйством вызывали подозрение и противодействие бюрократии ("хочешь быть самым умным?"). Раз наука отвергалась, стали популярными попытки воспроизвести иностранный, проверенный опыт, основанный на отработанных уже достижениях науки. Мы все время кого-то догоняли и у кого-то что-то перенимали, не интересуясь пригодностью этого чего-то к нашим специфическим условиям. В этом отношении интересен опыт КНР.
   ...Когда в 50-е годы СССР подарил братскому Китаю лицензию на производство АК-47, в Москве не представляли последствий этого шага. Теперь "калашниковыми" из Поднебесной завалены почти все государства Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки. В этих странах уверены, что "калашников" - китайское изобретение: он удобен и вдвое дешевле оригинала из России. Сколько денег мы потеряли, не хочется даже думать.
   - В Китае мало что изобретают, а вот скопировать чужое - за милую душу, - утверждает Джозеф Лафт, глава IT-компании в Гонконге. - Я знаю китайских художников, которые превосходно передирают картины старых мастеров, однако ничего своего нарисовать не могут. Но, знаете, это и есть один из главных факторов успеха здешней экономики. Отчасти благодаря системе "вы изобретаете, а мы крадём" Поднебесной и удалось победить кризис. Китайцы превращают предметы роскоши в дешёвые вещи, и люди раскупают их, не обращая внимания, что это клон.
   ...На приграничном рынке города Чжухай в глазах рябит от вещей и аксессуаров, сделанных под мировые бренды, но с китайскими названиями. Местная версия элитного дорожного чемодана "Самсонайт" - 10 долл. (в оригинале - 300), часы ("почти как "Ролекс") - 5 баксов, джинсы (один в один "Версаче") готовы отдать за 3 доллара. Только вот лейбл на них не "Версаче". В Китае уже усвоили: продажа, скажем, "левых" сумок "Гуччи" - это подделка и пиратство, а вот к местному бренду (по виду - сиамский близнец "Гуччи") никто не придерётся. На тотальном клонировании известных марок Китай делает миллиарды. "Слизывается" всё что только можно: одежда, электроника и даже автомобили. Новое детище китайского автопрома повторяет "Шевроле". Есть также точные копии "Дэу" и "Мазды". Протесты производителей оригиналов из Кореи и Японии ни к чему не привели. Китайцы спокойно объяснили, что это их модель: ну и что, что похожа как две капли воды на чужие? Это случайное совпадение, идеи, дескать, носятся в воздухе. Но если сначала китайские машины напоминали наши: ездили с грохотом и теряли детали на ходу, то теперь они стали ощутимо лучше.
   - У нас такая привычка, - признаётся бизнесмен Ву Дон, чья фабрика в Шэньчжэне штампует телевизоры - абсолютные клоны "Самсунга". - Нам лень придумывать что-то самим, мы хватаем готовое изобретение, даём ему своё имя, а потом улучшаем. Что там "калашниковы" - мы от России взяли социализм, и, посмотрите вокруг, какой кайф китайцы из него сделали!
   "Кто первый, тот и автор"
   ...Когда идёшь по китайским городам, то порой просто с ума сойти можно - видишь издалека вроде бы знакомый бренд, а подходишь - совсем не то. Клонируются закусочные известной сети (даже цвет эмблемы похож), известные по всему миру кофейни. В магазины вообще лучше не заходить: заимствовано буквально всё. Копии кроссовок "Найк" сделаны идеально, даже швы аналогичны оригиналу - на первый взгляд отличить невозможно. Электроника - и говорить нечего. Дорогие "айфоны" непопулярны, народ ходит с китайской версией - "Мейзу М8": она ровно в три раза дешевле, поэтому расходится как горячие пирожки. Стоило фирме "Нокия" выпустить элитную модель мобильника, как её мгновенно "содрали" - этот телефон стоит 70 долл. (оригинал - 600 долл.)! Практика такова: стоит появиться любой электронной новинке - и китайский клон готов уже через три-шесть месяцев! Это касается не только сферы торговли - взять хотя бы первый полёт в космос в 2003 году. Никто из должностных лиц Китая не отрицает, что образ космонавта Ян Ливэя был заимствован с Гагарина. В 2017 году, опередив и нас, и США, Пекин планирует открыть базу на Луне. Это так - копируя изобретение, китайцы обожают его улучшать. Даже клон телефона "Нокия" у них с цветным телевизором (!).
   - Скорость штамповки близнецов известных брендов поражает, - сообщил мне на условиях анонимности один из американских дипломатов в Китае. - Сейчас США куда больше обеспокоены экономическим шпионажем Китая, нежели военным. Копирование проникло во все сферы, даже в Сеть: ходят слухи, что скоро появится идеальный клон системы Windows. В разгар кризиса экономика КНР выросла на 12 (!) процентов. Догадайтесь, почему. У Запада крадутся свежие разработки, а почти бесплатный труд рабочих позволяет продавать эти электронные новинки в пять-десять раз дешевле!
   Но КНР "заимствует" в сфере потребления, а мы копировали, в основном, в сфере оборонной промышленности. Это существенное противоречие.
   Противоречия обострялись тем, что у нас индустриализационные процессы в этот "наверстывающий" период носили преимущественно экстенсивный характер. По большей части они сводились к наращиванию дополнительных человеческих и природных ресурсов при игнорировании всех требований экономичности. Поэтому, несмотря на дальнейшее индустриальное преобразование народного хозяйства, многие проблемы, возникшие в условиях форсирования индустриализации в эпоху научно-технической революции, не только не исчезали, но даже нарастали.
   Более того, отставание определенных сфер экономики, особенно в области народного потребления, приобрело застойные черты. Пренебрежение наукой привело к тому, что укоренялись специфические, по сути давно изжившие себя хозяйственные механизмы и управленческие традиции, объективно подтверждающие такое отставание, формировалась социальная база стагнации. И реформы в этих условиях были обречены на провал. Фактически, суть административно-приказной системы не менялась, при некотором изменении ее внешних атрибутов.
   Административно-командная система управления может дать положительный результат только в экстремальной ситуации при ограниченном объеме ресурсов и необходимости осуществления быстрого решения. Однако на больших отрезках времени при отсутствии экстремальных условий экономически ее использование всегда неэффективно. В нормальных условия при достаточном бюджете времени она должна быть демонтирована, поскольку ее характеризует хозяйственный утопизм, густо замешанный на экономической малограмотности, и эйфория относительно действенности так называемого административного фактора, "железной руки" по отношению к объективным экономическим процессам и естественным побудительным мотивам народа. Самое тяжелое, пожалуй, состояло в том, что административно-командное управление экономикой и соответствующее ей политическое руководство общественными процессами создало адекватный себе тип политического сознания: на почве порожденных администрированием экономической неэффективности и уравнительности распределения произошли глубокие сдвиги в общественной психологии, деформация жизненных ценностей и приоритетов.
   В сознании людей глубоко укоренился сугубо административный, сугубо антинаучный взгляд на экономические проблемы, почти мистическая вера в жесткую организацию, нежелание и неумение видеть, что силой, давлением, призывами к сознательности и понуканиями ничего в общественной жизни и экономике не достигнуть.
   В народе широкое хождение получили настроения апатии и безразличия к общим целям и ценностям, скепсис и недоверие к реформам. Чрезмерные изъятия из заработанного заложили глубокие основы для формирования отчуждения между работником и трудом, затухание у человека интереса к производительному труду.
   Часть народа деградировала физически и духовно на почве пьянства и бездуховности; произошел упадок этики и резкое снижение моральных критериев; развилось массовое воровство и одновременно агрессивная зависть к честному труду, повышенному доходу. Деформация массового сознания, - пожалуй, самое худшее в наследии, оставленном административно-командной системой организации жизни людей.
   Обновление нашего общества представляется гораздо более сложным делом, чем демонтаж отживших, но все еще не сдающих свои позиции бюрократических структур. Здесь не победить натиском, штурмом, смелым почином и героическим примером. Нужна долгая кропотливая работа по повышению культурного уровня народа. И без науки здесь не обойтись. Но прежде чем заниматься этой работой, народ необходимо накормить и создать ему нормальные бытовые условия. И эти изменения должны происходить не за счет науки, которая у нас финансируется, вернее недофинансируется по остаточному принципу.
   Прежде чем говорить о состоянии современной науки в России, сделаем небольшое отступление.
   В пушкинские времена между министром народного образования и одновременно президентом Академии наук графом Сергеем Уваровым и председателем Цензурного комитета князем Михаилом Дондуковым-Корсаковым, который был отъявленным консерватором и прославился феноменальной задней частью, поскольку был очень крупный человек, в еде себе не отказывающий, за что петербургские обыватели дали ему кличку ненормативного названия этой задней части, сложились противоестественные отношения, о чем злословил весь Петербург. А когда Дондуков-Корсаков в марте 1835 года был назначен еще и вице-президентом Академии наук, параллельно исполняя свою прежнюю должность, А.С. Пушкин откликнулся на это событие язвительной эпиграммой: / "В Академии наук / заседает князь Дундук. / Говорят, не подобает / Дундуку такая честь. / Почему он заседает? / Потому что Ж... есть"/. Здесь великий русский поэт, являющийся зачинателем современного литературного русского языка использует второе смысловое значение глагола есть - не иметь, а быть.
   Конечно, будь князь Михаил Дондуков-Корсаков умным человеком, он бы ни за что не согласился на совмещение столь недопустимых должностей и ушел бы в отставку с одной из них. Но язвительный поэт намекает нам, что феноменальная задняя часть предполагает полное отсутствие мозгов (это заметил еще Михайло Ломоносов, сформулировав Закон сохранения вещества: "Ежели в природе где чего прибудет, то это значит, что где-то убудет!") История не оставила нам свидетельств реакции князя Михаила Дондукова-Корсакова на эту вольность великого поэта. Я не думаю, чтобы он вызвал поэта на дуэль, тогдашние консерваторы были трусливы. Но современные дундуки не такие! И если их отвергает Академия наук, то тем хуже для Академии!
   Дело в том, что сейчас, хотя наука и финансируется отдельной строкой в бюджете, административно Российская академия наук подчинена министерству образования и науки. Следует заметить, что во время реформ министерству образования и науки особенно катастрофически не везло на министров: среди них были не только дундуки, но и воры. С момента вступления России на путь "демократического развития" их сменилось четыре. Сначала во главе встал Эдуард Днепров, при котором министерство прославилось скандалами и коррупцией, правда, министр сумел "отмазаться". Затем рулили Владимир Кинелев и Евгений Ткаченко. Первый вообще был случайным человеком, далеким от образования и науки. А второй, будучи ректором заштатного свердловского вуза, появился в Москве только благодаря своему землячеству с Б.Н. Ельциным, который свою команду строил из свердловчан, ценя их личную преданность, а не деловые качества.
   На смену им пришел ректор Российского университета дружбы народов Владимир Филиппов. При нем этот вуз "прославился" официальным внедрением массы коммерческих услуг. Но все делалось в соответствии с законом, вернее с существовавшим тогда беззаконием, поскольку новых законов еще не успели написать, так что в криминале никого не обвинили. Тогда из-за отсутствия законов действовало понятие: "Все, что не запрещено - допустимо!" Сам Владимир Михайлович всегда отличался большой коммуникабельностью в отношениях с руководителями высшего звена страны и абсолютной беспринципностью в отношении интересов российского образования и науки. Его главным принципом по отношению к окружающим всегда было: никому ни в чем не отказывать, но и ничего реально не делать, а если что-либо и делать, то только для самого себя.
   Сегодня у России пятый послеперестроечный министр образования и науки - выпускник Гарвардского университета Андрей Фурсенко. Совсем недавно он был заместителем директора по научной работе Физико-технического института Академии наук имени А.Ф. Иоффе в Санкт-Петербурге. Нам не известны какие-либо исключительные достижения Физтеха за время его руководства наукой, но А. Фурсенко "прославился" на весь Петербург идеей приватизировать этот всемирно известный центр науки, за что и был выставлен вон академиком Ж. Алферовым. Представляется, что он затаил злость не только на академика, но и на всю Академию и решил жестоко мстить.
   Он перебрался в Москву, и там его бредовые идеи о приватизации учреждений Академии наук, как не странно, нашли широкую поддержку, поскольку приватизация в России не закончена и Министерство финансов желает пополнять казну за счет продолжения акционирования и продажи акций своей части "нерентабельных" государственных предприятий. Естественным решением было поручить эту деятельность в науке ее "идеологу", и А. Фурсенко стал министром образования и науки, хотя никогда в жизни не работал в школе и не знает специфики школьной педагогики.
   Он не владеет насущными проблемами развития образования в стране, долгое время занимавшей ведущие позиции в мире. Судя по его выступлениям, Фурсенко порой не в состоянии грамотно выразить свои мысли. И он уже смертельно напугал всю педагогическую общественность заявлениями о том, что России больше не нужно классическое фундаментальное образование, которое веками было главным приоритетом нашего государства (бесноватый фюрер А. Гитлер тоже считал, что славянам вредно классическое фундаментальное образование - для обслуживания западных интересов им достаточно уметь считать и писать.). Кроме того, господин Фурсенко подтвердил продолжение пагубного курса "модернизации образования", затеянного его предшественником. Модернизация образования необходима, но совсем не такая, как ее проводит А. Фурсенко. С 1 января 2006 года правительство запустило четыре национальных проекта. Нововведения коснулись и сферы образования. Приоритетными названы три направления: повышение качества школьного образования, в том числе переход на 12-летнее среднее образование, внедрение ЕГЭ, создание системы "бакалавриат-магистратура" в вузах, выдача образовательных кредитов; омоложение кадров, выделение грантов для молодых педагогов, создание отраслевой ипотеки для жилья, отсрочки от армии молодым учителям; новая система финансирования, повышение финансовой самостоятельности школ, увеличение зарплат учителям.
   На Федеральную целевую программу развития образования в 2006 -- 2010 годах непосредственно предполагалось потратить 62 миллиарда рублей. Куда пошли эти деньги никто не знает. Скорее всего, их разворовали чиновники, а учителям досталися крохи и социальное положение их не улучшилось, а наоборот ухудшилось, потому что одной рукой давая, другой рукой правительство отбирает. Под удар попадают старые, заслуженные учителя, так как отменены 15 процентов надбавки для "почетного работника образования", "отличника просвещения", "заслуженного работника России". Всем учителям снимают губернаторскую надбавку в размере двух окладов. Заработная плата по новой системе напрямую зависит от учебной нагрузки. Для того чтобы получать те же деньги, педагогу приходится работать гораздо больше в две смены каждый день, давая 7-8-уроков - из-за нововведений в зарплате выигрывает тот, кто возьмет огромную "часовую" нагрузку. Но старым учителям это не под силу. При средней по С.-Петербургу зарплате учителя высшей категории 8333 рубля после 1 января 2006 года зарплата составила 9039 рублей, то есть возросла на 8.47 процента.
   Молодые специалисты вообще остались не у дел. Правительство хочет привлечь их в школы, но ничего для этого не делает. Их и так небольшая зарплата подросла не более чем на 500 рублей, в среднем на 300. Молодой учитель имеет ставку по Единой тарифной сетке 1600 рублей, еще две ставки добавляет губернатор, 500 рублей добавляет директор из своего фонда за качественную работу. После вычета налогов он получает чистыми 4600 рублей, а после "увеличения" получит после вычета налогов 4900, то есть реальная зарплата увеличится только на 6.52 процента, это увеличение не скомпенсировало даже инфляцию в 9.0 процентов (и куда только смотрит профсоюз работников образования и науки?!). А по мировым стандартам с учетом роста тарифов она составила 23.0 процента. Таким образом, в национальном проекте "Образование" планировалось ухудшение социального положения молодых учителей на 14.53 процента. Директора школ предупреждали, что они ожидали "отток" молодых учителей. То есть, провозглашая верные цели, реформаторы выбирают средства, препятствующие их достижению. Имитируя бурную деятельность, реформы, национальные проекты бюрократы разваливают образование.
   Не для кого уже давно не секрет, что в России нет доктрины развития образования. Ибо нет доктрины развития самого государства. А без этого невозможно определить кого, чему и как обучать.
   Вступив в полосу 1990-х годов, Российское государство утратило способность каким-либо образом планировать и прогнозировать своё будущее. И это моментально отразилось на системе обучения и воспитания подрастающего поколения. Менее чем за десять лет российское образование фактически утратило все свои специфические черты, постепенно превратившись в некий суррогат западной (в первую очередь американской) модели.
   Начиная с 1992 года развернулся активный процесс пересмотра всех традиционных ценностей российской системы образования. В первую очередь ревизии были подвергнуты стандарты в области гуманитарных наук. Начался пересмотр курсов отечественной истории и литературы. А процесс воспитания вообще был выведен за рамки школьного образовательного процесса.
   Всё это происходило в рамках концепции, выработанной американскими спецслужбами в соответствии с программой под названием "Русский проект", утверждённой Конгрессом США ещё в 1987 году. Никто не скрывал тогда (да не скрывает и сейчас), что главной задачей "Русского проекта" является полное уничтожение России как самостоятельного и самодостаточного государства.
   Эта позиция весьма ярко отражена в краткой речи бывшего Президента США Б. Клинтона на закрытом совеща­нии Объединённого комитета начальников штабов 25 октября 1995 года:
   "Последние десять лет политика в отношении СССР и его союзников убедительно доказала правильность взятого нами курса на устранение одной из сильнейших держав мира, а также сильнейшего военного блока. Используя промахи советской дипломатии, чрезвычайную самонадеянность Горбачёва и его окружения, в том числе и тех, кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием - мы получили сырьевой придаток, не разрушенное атомом государство, которое было бы нелегко создавать.
   Да, мы затратили на это многие миллиарды долларов, но они уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью. За четыре года мы и наши союзники получили различного стратегического сырья на 15 миллиардов долларов, сотни тонн золота, драгоценных камней и т. д. Под несуществующие проекты нам переданы за ничтожно малые суммы свыше 20 тысяч тонн меди, почти 50 тысяч тонн алюминия, 2 тысячи тонн цезия, бериллия, стронция и т. д.
   В годы так называемой перестройки в СССР многие наши военные и бизнесмены не верили в успех предстоящей операции. И напрасно. Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке. Наша цель и задача - и в дальнейшем оказывать помощь всем, кто хочет видеть в нас образец западной свободы и демократии.
   Когда в начале 1991 года работники ЦРУ передали на Восток для осуществления наших планов 50 миллионов долларов, а затем ещё такие же суммы, многие из политиков, военных не верили в успех дела. Теперь же, по прошествии четырёх лет, видно - планы наши начали реализовываться.
   Однако это не значит, что нам не над чем думать. В России, стране, где ещё не достаточно сильно влияние США, необходимо решать одновременно несколько задач: всячески стараться не допускать к власти коммунистов. При помощи наших друзей создать такие предпосылки, чтобы в парламентской гонке были поставлены все мыслимые и немыслимые препоны для левых партий. Для решения важных политических моментов необходимо сделать так, чтобы из президентского окружения Ельцина ушли те, кто скомпрометировал себя. И даже незначительное "полевение" нынешнего президента не означает нашего поражения. Это будет лишь ловким политическим трюком. Цель оправдывает средства.
   Если нами будут решены эти задачи, то в ближайшее десятилетие предстоит решение следующих проблем: расчленение России на мелкие государства путём межрегиональных войн, подобных тем, что были организованы в Югославии; окончательный развал военно-промышленного комплекса России и армии; установление режимов в оторвавшихся от России республиках, нужных нам. Да, мы позволили России быть державой, но империей будет только одна страна - США".
   Именно в этот период в России начинается активная деятельность американских советников всех уровней. И в первую очередь в системе образования. Под их руководством началась разработка программы "Модернизация российского образования", главной итоговой задачей которой является окончательное разрушение всей системы российского образования.
   Уже к концу 1990-х стало совершенно очевидно, что все существовавшие ранее стандарты образования изжили себя полностью. А разработкой стандартов "нового поколения" так никто толком и не занялся. Законодателям, в чьём ведении в соответствии с Законом "Об образовании" 1992 года находился столь важный вопрос, было не до того. Они в основном занимались выяснением своих взаимоотношений внутри Государственной думы. А Министерство образования продолжало слепо следовать курсом, обозначенным советниками из американских спецслужб.
   Фактически это означало, что корабль российского образования продолжал плыть по воле волн, без руля и ветрил. Надеясь, что его куда-нибудь в конечном итоге прибьёт. И этот "шальной ветер странствий" занёс российскую образовательную систему к 2010 году весьма далеко от берегов цивилизованного общества. В России так и не появилось ни одного образовательного стандарта "нового поколения", а все основные цели и задачи списаны с кальки насквозь прогнившей американской системы, основанной на доктрине подготовки тупого потребителя, не способного к самостоятельному производству интеллектуального продукта.
   Данную проамериканскую позицию подтвердил министр образования и науки России Андрей Фурсенко, выступая летом 2007 года перед молодёжью на озере Селигер. И это вполне объяснимо. Ибо, исходя из задач "Русского проекта", США абсолютно незаинтересованы в том, чтобы в России оставались хотя бы какие-то зачатки интеллекта. Территория нашей страны рассматривается ими лишь как источник сырьевых ресурсов и дешёвой рабочей силы.
   Именно с этой целью уже в середине 1990-х годов при активном содействии американских "советников" в России начался процесс реструктуризации малокомплектных (в первую очередь сельских) школ. На деле это вылилось в повсеместное закрытие учебных заведений на селе и в малых городах России. Прикрываясь лозунгами "совершенствования системы образования" и "повышения качества", наши доморощенные "реформаторы" фактически приступили к плану полной ликвидации очагов образования и культуры на селе. При этом за основу программы "Реструктуризации сельской школы" была взята всё та же американская модель, раскрученная в США ещё в 1940-е годы. С одной лишь разницей: условия осуществления этого плана в России и в Америке значительно различались. В США ещё в годы Великой депрессии была создана прекрасная транспортная инфраструктура, а к середине 1950-х годов фактически завершилась всеобщая автомобилизация населения. Поэтому возить детей по прекрасным дорогам в укрупнённые образовательные центры для американцев не представляло никакого труда. Что же касается России, то при существующей в ней дорожной инфраструктуре и совершенно непригодном для перевозки детей транспорте каждая поездка сельского ребёнка в школу превращается в смертельный аттракцион с непредсказуемыми последствиями.
   Причём в угоду своим западным "советникам" российские чиновники с каждым годом пытаются ускорить темпы реструктуризации. Дело доходит до полного абсурда, когда районам спускаются планы по закрытию малокомплектных школ. А если местные власти пытаются этому противодействовать, то преднамеренно создаются такие условия, при которых главы муниципальных поселений вынуждены мириться с закрытием школ.
   Делается все предельно просто. Поскольку по Закону о распределении полномочий между различными ветвями и различными уровнями власти вся полнота ответственности за содержание муниципальных образовательных учреждений лежит теперь исключительно на местных бюджетах, а в бюджетах этих, как правило, на социальные нужды остаётся только дырка от бублика, специально создаются условия, при которых выжить школа уже не в состоянии.
   А если, не дай Бог, глава местного поселения воспротивится вышестоящим указаниям и попытается спасти школу от закрытия, это чревато для него тяжелейшими последствиями.
   Так, глава Мариинско-Посадского района Чувашской Республики Алексей Шумов не пожелал мириться с бедственным положением системы образования в своём районе. И, когда получил от Роспотребнадзора предписание о закрытии сельской школы в Большом Шигаеве (в зимний период в школе показания термометра не превышали 6-7 градусов по Цельсию, и дети попросту замерзали), сумел найти возможность (при полном отсутствии средств в бюджете) построить при школе газовую котельную. Не прошло и полгода, как по указанию республиканских властей он был обвинён в превышении должностных полномочий, арестован и отдан под суд. И это стало сигналом для всех прочих муниципальных руководителей: пусть лучше всё будет уничтожено и закрыто, но зато будет выполнено указание по реструктуризации.
   "Реструктуризация сельских школ" обернулась сегодня для России настоящей национальной трагедией. Всего за 15 лет в стране было уничтожено более 12 тысяч сельских школ. Российское сельское образование умирает со скоростью до тысячи школ ежегодно. А в 2008/2009 учебном году было закрыто рекордное количество школ - почти 1200.
   Но самое интересное заключается в том, что даже те школы, которые определены властями как укрупненные "кустовые", находятся сегодня в плачевном состоянии. Примером тому может служить рухнувшая в прошлом году школа в селе Беляевка, в которую свозили учеников со всей округи.
   При этом на протяжении уже более чем 10 лет руководство Министерства образования создаёт вид активной заботы о сельской школе. Так, бывший министр образования Владимир Филиппов активно осуществлял программу "Компьютеризации сельской школы". По данным Минобраза, на село было направлено более 30 тысяч компьютеров. Только вот до сих пор никто не может найти концов этих самых компьютеров. Потому что они либо вообще не дошли до школ, либо были тут же припрятаны директорами подальше с глаз долой - до лучших времён. Потому что в школе, не имеющей даже обычных учебных пособий и лишнего куска мела, не до компьютера. Да и сохранить этот самый компьютер при насквозь продуваемых всеми ветрами классах практически невозможно. Но отчёт о "всеобщей компьютеризации сельской школы" прозвучал весьма солидно.
   То же самое произошло и с поголовным подключением всех школ России к Интернету. Уже к концу 2008 года Министерство образования и науки отчиталось о том, что каждая школа подключена к Мировой сети. Только вот от этого "исторического подключения" не выиграл никто. Кроме чиновников, которые очень ловко пристроили деньги налогоплательщиков без какой-либо пользы для системы образования. Помимо того что Интернет оказался совершенно бесполезной на современном этапе игрушкой для нищей российской школы, уже в 2008 году платить этим школам за трафик в Интернете оказалось нечем. Поэтому игрушку пришлось срочно закрывать.
   Всё это напоминает ситуацию из жизни обитателей сумасшедшего дома, которые не стесняются щеголять перед больничным руководством и перед всем "прогрессивным миром" без порток, но в шляпе.
   Данное "беспорточное" состояние является следствием проводимой в отношении российского образования политики на протяжении всего постсоветского периода.
   Руководство страны постоянно делает громкие заявления о своей поддержке системы образования. Но факты - вещь упрямая. И они говорят о том, что сегодня финансирование образования происходит исключительно по остаточному принципу. То есть ему перепадают с барского стола лишь небольшие крохи, неспособные закрыть даже самые насущные потребности.
   Если сравнить уровень расходов на эту важнейшую социальную сферу с другими странами мира, то Россия с 3,5 процентами ВВП, выделяемого из бюджета на развитие образования, сегодня находится где-то между Зимбабве и Мозамбиком. И чуть выше Кении и Мавритании. Ведущие страны мира давно и безнадежно обогнали нас по столь важному экономическому показателю. Ведущие европейские страны уже более 30 лет вкладывают в свое образование не менее 7-8 процентов (не сопоставимого с российским) ВВП. США расходует на развитие образования около 11 процентов ВВП, превышающего российский в несколько десятков раз. Бывшая российская колония - Финляндия - ежегодно выделяет на нужды образования 16,4 процентов своего ВВП. А рекорд по данному показателю принадлежит Южной Корее, которая на протяжении более чем 20 лет расходует на развитие системы образования более 20 процентов ВВП.
   Зато при столь нищенском положении своего отечественного образования российское руководство активно занимается инвестированием в социальную сферу США. По недавно опубликованным данным, Россия вошла в десятку самых активных инвесторов американской экономики. Всего же из средств российского бюджета в американские ценные бумаги вложено на сегодня около 120 миллиарда долларов. Цифра, прямо скажем, астрономическая. При этом российское руководство мотивирует данные вложения попыткой "сберечь" накопления, возникшие при благоприятной конъюнктуре на нефть и газ, сложившейся на мировом рынке в предыдущие годы.
   При этом вкладывать данные накопления в развитие собственной социальной сферы правительство России считает невозможным из-за опасности развития инфляционных процессов. Логика довольно сомнительная. Потому что инвестирование в основные средства, работающие на развитие социальной сферы (и в первую очередь образование), никогда и ни при каких условиях к инфляции не приводили.
   Вот и продолжает российская школа влачить жалкое, нищенское существование, пытаясь прикрыть свои драные штаны красивой фетровой шляпой из обещаний чиновников.
   Всем специалистам давно известна истина, что есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика.
   Этот принцип одурачивания населения в России является прямым продолжением идей пресловутого доктора Геббельса, считавшего, что власть для достижения своих целей вправе использовать все приёмы массовой пропаганды. Поэтому накануне нового учебного года с экранов всех телеприёмников льются благостные речи о достижениях российской системы образования и о предстоящих финансовых вливаниях в неё.
   Но, как говорится, шила в мешке не утаишь.
   Совершенным диссонансом на этом фоне прозвучали слова министра по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу о положении дел с подготовкой школ к новому учебному году. Оказывается, 15 процентов школ вообще официально ещё не приняты на готовность. Простой арифметический расчёт даёт красноречивую цифру: более 8 тысяч российских учебных заведений попросту опасны для жизни детей. Если к этому приплюсовать 740 школ, находящихся на стадии ремонта и также неспособных принять детей за парты, а также если учесть, что каждая вторая школа "принималась" соответствующими службами с закрытыми глазами за подношения и взятки, то становится по-настоящему страшно за наше подрастающее поколение.
   При этом российское руководство продолжает кормить население страны сказками о процветании российского образования.
   Более того. В массы вбрасывается очередная инициатива президента под названием "Наша новая школа". И, слушая все эти бредовые рассуждения российских чиновников и политиков о том, какой должна быть в идеале российская школа, невольно ловишь себя на мысли, что у них не всё в порядке с головой. Или нас они принимают за форменных идиотов. Ибо ни о какой "новой школе" не может быть и речи, пока мы не создадим для наших учеников элементарно нормальные условия.
   Впрочем, слушать подобные сказки российскому обывателю не впервой.
   Исходя из чисто конъюнктурных политических соображений, руководство страны ещё накануне очередных президентских выборов запустило кампанию так называемых нацпроектов, среди которых особенно раскручивалось "Образование".
   Изначально всё выглядело довольно привлекательно. Хотя и сомнительно. Но многие эксперты сразу уловили в этих "нацпроектах" элемент фальши. Уж больно они смахивали на обычный пиаровский приём по раскручиванию конкретной политической фигуры - кандидата в президенты, выдвинутого "партией власти".
   Кандидат разъезжал по регионам и раздавал от барских щедрот некие суммы, образовавшиеся от внезапно выросших нефтяных цен. И, как только политические цели были достигнуты, эта акция тихо и незаметно для окружающих пошла по нисходящей. И уже в 2008 году в правительстве был ликвидирован департамент "нацпроектов", который курировал вице-премьер до своего избрания на высший государственный пост.
   Что касается нацпроекта "Образование", то уже изначально было очевидно, что никаких реальных изменений в структуру финансирования системы образования он не внесёт. Более того. Бездумная раздача стотысячных рублёвых грантов "лучшим учителям" сыграла с этими учителями злую шутку. Они стали в собственных коллективах изгоями. И кое-кто из них счёл за лучшее благо отдать эти неожиданно свалившиеся с потолка деньги на нужды своей нищей школы.
   Единственной реальной акцией стала дополнительная выплата учителям надбавки по одной тысяче рублей за классное руководство. Да и это явилось всего лишь восстановлением некогда существовавшего во всех советских школах положения. Всё же остальное, как говорят у нас в народе, пошло прахом. Школьные автобусы, закупленные в рамках нацпроекта, тихонько гниют на хозяйственных дворах. Без запчастей, без обслуживания, без водителей, без горючего. А закупленные на средства "нацпроекта" компьютеры пылятся в школьных кладовых. Потому что для их подключения к Сети и закупки соответствующих программ нет элементарных средств. Эту грустную истину вынужден был констатировать даже полпред Президента России в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко осенью 2008 года на встрече с представителями региональной прессы в Рязани.
   Таким образом, широко разрекламированная акция российского руководства под названием "Нацпроект "Образование" оказалась на деле всего лишь очередным мыльным пузырём, лопнувшем при первом же к нему приближении.
   А простой российский учитель остался всё у того же разбитого корыта под названием "Российская школа". И, для того чтобы подготовить эту самую школу к началу нового учебного года, он потащил из дому последнюю банку краски, приготовленную для собственного хозяйства на чёрный день.
   И этот чёрный день российского образования, похоже, настал.
   Об этом свидетельствует тот факт, что министр образования и науки Андрей Фурсенко был не в состоянии доложить премьеру Путину о готовности школ к началу учебного года даже 28 августа 2009 года. И последний наивно предположил, что всё министерство будет работать в авральном порядке даже в выходные дни.
   Но, увы! Телефоны министерства в субботу и воскресенье глухо молчали. Чиновники активно использовали своё конституционное право на отдых. И, похоже, их совершенно не волновала судьба миллионов российских школьников, которые пересекут 1 сентября пороги своих опасных для жизни и здоровья школ.
   Такого не было в российской истории никогда. Даже в условиях сурового военного времени подготовка школ к началу учебного года являлась делом святым, за которое люди несли персональную ответственность. И эта ответственность неминуемо наступала. В чём нельзя быть уверенным сегодня.
   Но история - штука упрямая. И она со временем обязательно выставит на всеобщее обозрение имена тех, кто своими действиями создавал сегодняшний чёрный день.
   И тогда с большим удивлением россияне вдруг увидят, что многие из руководителей нынешней системы образования были не просто людьми малокомпетентными и корыстными, но и напрямую работали против будущего их детей и внуков по указаниям зарубежных советников.
   Но это, к сожалению, уже будет похоже на махание кулаками после драки. Потому что этот самый чёрный день сделает своё гнусное дело, и стихийное бедствие под названием "российский чиновник" окончательно уничтожит надежду нашей великой страны на возрождение...
   Здесь следует вспомнить, что когда 4 октября 1957 года в СССР был запущен искусственный спутник Земли (ИСЗ) - это явилось страшным шоком для всего западного мира. Еще в декабре 1948-го года США заявили о намерении в ближайшее десятилетие запустить искусственный спутник Земли. Накануне наступления Международного Геофизического года США официально подтвердили свои намерения запустить ИСЗ в 1958 году. Но американцев преследовали постоянные неудачи с ракетоносителями, и запуск в планированные сроки становился проблематичным. Мало кто обратил внимание на сообщение ТАСС от 21 августа 1957 года о создании в СССР межконтинентальной баллистической ракеты, а между тем ее успешные испытания дали возможность Главному конструктору ракетной техники поставить перед правительством вопрос о Запуске ИСЗ, который был разработан в институтах Академии Наук. Правительство выделило 2 ракеты.
   Реакцией президента Д.Д. Эйзенхауэра на появления в эфире русского "Бип-Бип" было срочно созванное совещание американских военных и ученых. На упрек в постыдном отставании при столь богатом финансировании, ученые заявили, что в высоких технологиях решающим фактором является не столько финансирование, сколько приток новых кадров. А он-то как раз неудовлетворителен в связи с преобладанием в США платного образования, что не дает возможность талантливой молодежи получить достойное образование для того, чтобы заниматься наукой. А в СССР образование бесплатное, что законодательно закреплено статьей в Конституции. И тогда Д.Д. Эйзенхауэр принял решение о расширении в США бесплатного образования и увеличении суммы на эти цели в Государственном бюджете. В СССР была направлена делегация специалистов в области образования для ознакомления с достижениями СССР в этой области, которая по возвращении в США стала реформировать образование по образу советского образования.
   В США сейчас большинство детей (85 процентов) учатся бесплатно. Минусом своего образования американцы считают то, что у них практически отсутствуют стандарты, и каждый округ сам выбирает, чему учить детей. Но они уже начали процесс установления общефедеральных школьных базисных планов (от которых мы почему-то избавляемся).
   В Германии только 2 процента детей обучаются в платных школах, остальные - в государственных с чёткими стандартами, где родители оплачивают только учебники.
   В Японии полностью бесплатными было только обязательные 9 из 12 классов школы. Но уже с апреля (когда там начинается учебный год) 2010 года из государственного бюджета стали оплачивать и оставшиеся 3 года. То есть крупнейшие мировые державы стремятся расширить обязательную бесплатную школьную программу для расширения привлечения своих граждан в наукоемкие отрасли народного хозяйства, а не как у нас - снять с государства ответственность за образование граждан.
   А вот министр образования и науки Андрей Фурсенко считает, что родители должны софинансировать школы, для того чтобы государство сократило финансирование народного образования. В глубокой тайне от общественности, без обсуждения в стенах Российской академии образования, которая к этому вопросу имеет непосредственное отношение, он инициализировал принятие Государственной думой Закона о коммерциализации бюджетных организаций. С 1 января 2011 года у нас опять начнётся новая жизнь. Государственная дума и Совет Федерации приняли закон, который реформирует бюджетные организации. За сложными формулировками кроется простая цель - позволить школам и больницам взимать деньги за дополнительные услуги. Чиновники от образования уверяют нас, что финансирование не уменьшится, что лучше брать деньги легально, а не класть в карман нечистого на руку директора...
   Какой бесплатный минимум гарантирует государство?
   Как объяснили в Министерстве образования и науки, обязательно из бюджета будет финансироваться только проведение предметов, входящих в базисный план: русский язык, литература, математика, физика, химия, биология, история, обществознание (включая экономику и право), искусство (музыка, ИЗО, художественная культура), технология (труд), физкультура, география, природоведение (окружающий мир), иностранный язык, родной (нерусский) язык и литература (для малых народов), информатика, ОБЖ (основы безопасности жизнедеятельности). В этом стандарте прописано и то, какое количество часов должно отводиться на каждый предмет - и деньги будут выделяться только на этот объём. Например, для 6-го класса для биологии и географии отведено лишь по 1 уроку в неделю (за последний год их сократили на 1 час), а девяти-, десяти- и одиннадцатиклассникам положено всего 2 урока русского языка в неделю (при том, что этот предмет обязательный для сдачи ЕГЭ). Из обязательной программы убрали астрономию.
   Базисный план уже несколько лет планомерно "разгружают" под предлогом снижения обязательной нагрузки на школьников (в 2004-2005 годах он "усох" примерно на 25 процентов). Дескать, они должны выбирать дополнительные предметы, ориентируясь на будущую профессию. Но, поскольку на преподавание "вторичных" предметов школа денег не получит, с введением нового закона программа просто сократится, либо эти предметы вынуждены будут оплачивать родители.
   Сколько будут стоить дополнительные уроки? "Стоимость дополнительных уроков, которые не попадают в образовательный стандарт, каждая школа определяет сама, - объяснил Виктор Панин, заместитель руководителя Общества защиты прав потребителей образовательных услуг. - По подсчётам разных школ, одно занятие может стоить 500 руб. Если ребёнок в школе изучает два иностранных языка, бесплатным останется преподавание только одного (если, конечно, школа сама не найдёт средства, например, от сдачи в аренду своей столовой под корпоративы). Но родителям придётся платить и за обязательные предметы, если их будут преподавать сверх нормы". Похоже, открыта лазейка для недобросовестных учителей: если не учить детей на основном уроке, можно вытягивать деньги на факультативы.
   Говорит Андрей Фурсенко: - Закон фиксирует то, что, по сути, в образовании уже есть. Если говорить о государственном задании, то для школ сегодня аналог этого - нормативно-подушевое финансирование. Для вузов - контрольные цифры приема на бюджет. Механизмы, которые упоминаются в законе, уже отработаны в рамках национального проекта "Образование". Главное здесь - "деньги в обмен на обязательства". Именно по этому принципу и направлялись субсидии школам, вузам и учреждениям начального и среднего профобразования, а также регионам, победившим в конкурсах национальных проекта.
   Новый закон дает большую само­стоятельность образовательным учреждениям. Это и сохранение временных издержек, и возмож­ность перераспределения средств.
   Кстати, на моих встречах с директорами школ и руководителями вузов и ссузов те часто просят: "Дайте нам возможность более оперативно управлять теми деньгами, которые мы получаем! Не отбирайте в конце года деньги, которые мы сэкономили!" Новый закон дает эти права. Говорят, нет стандартов, под которые можно было бы выделять государственное задание. Это неправда. Сегодня в новых стандартах, которые вводятся в школе, есть три основных момента: результаты обучения (значит, есть, что контролировать), структура программы и - главное - требование к условиям обучения. Так что нормативная база под выдачу государственных средств и под государственное задание в образовании существует" (Конец цитаты, И.Л.).
   Но общественность боится, что, как всегда, власть обманет народ - "кинет" в очередной раз. "Не делайте учителя торговцем, дайте ему право учить!", "Музей - не рынок, больница - не барахолка, есть нечто бесценное!", "Рынок, сядь, опять двойка!" - под этими лозунгами прошёл 15 мая 2010 года митинг против реформы бюджетной сферы в Санкт-Петербурге.
   И хотя у СКК "Петербургский" собралось всего несколько сотен человек, недовольство грядущими переменами открыто высказывают тысячи учителей, врачей, воспитателей и просто родителей.
   - Новый закон еще раз показывает лицо власти, которая говорит о любви к народу, но на деле оказывается, что у россиян есть только одни права - водительские, - считает лидер группы ДДТ Юрий Шевчук - У нас 38 миллионов человек просто на грани выживания, в бедности, и около 25 миллионов детей с принятием этого закона могут остаться без достойного образования. Эта реформа закопает Россию.
   - Если закон воплотится в жизнь, страна встанет на путь подготовки чернорабочих и уборщиц, так как для большинства детей образование будет недоступно, - убеждена преподаватель ИНЖЭКОНа Ирина Пушкарева.
   О том, что это "приговор неимущим", говорят также многие эксперты, политики. Очевидно, что в условиях нашего капитализма такая ломка может привести к тому, что за многие социальные услуги, которые сейчас остаются бес­платными, придется платить. Да и что считать услугой - образование? И что, собственно, будет входить в бесплатный госзаказ? Настораживает и то, что столь важный документ был принят практически "втихаря". Родители же опасаются, что на практике начнётся "распил" всё тех же бюджетных средств с "откатами" чиновникам за принятие выгодных решений. Ведь на криминолоемкость проект закона не проверялся. И, как говорит народная мудрость: "Гладко было на бумаге..."
   Давайте вообразим себе модель школы, которую представило Минобрнауки: красивое здание, желательно с бассейном, современные классы, молодой харизматичный директор-управленец с командой целеустремлённых учителей-профессионалов. Представили? Хотели бы, чтобы ваши дети учились в такой школе? Я - да. Предполагается, что такое учреждение удастся создать, если государство будет перечислять деньги по новой схеме на выполнение так называемого государственного задания, а как ими лучше распорядиться, будет решать сама школа. Плюс она будет привлекать средства со стороны: выигрывать конкурсы, гранты, сотрудничать с предприятиями - привлекать их в спонсоры. И тратить эти деньги на оплату труда учителей в дополнительное время. Тогда дети получат полноценное расширенное образование, и родителям действительно ни за что не придётся платить.
   Но как создать такую модель? Директоров-менеджеров предложили "переманить" из других отраслей экономики (хотелось бы посмотреть на тех, кто на это согласится...). Поменять педагогические коллективы не удастся хотя бы потому, что новых кадров просто нет. Поэтому, если и возникнут такие "островки" благополучия, то большинство школ так и останется "избушками на курьих ножках". Средства из государственного бюджета будут покрывать расходы только на обязательные уроки. На них учитель будет выдавать "план" (если учесть, что стандартный набор уроков постоянно урезается, а объём знаний для изучения не меняется - времени разбирать материал просто нет). К примеру, расскажет о том, что "Анну Каренину" написал Лев Толстой, а если хотите понять, почему она бросилась под поезд - приходите ко мне на дополнительное платное занятие (то есть учитель должен уметь не только учить, но и "рекламировать" свою услугу, а разве это не криминальный фактор, или же "коррупционный риск", как любит говорить наш президент. Так вот почему закон не проверялся на криминалоемкость! В него заложили "коррупционный риск"!)
   Другой момент, где родителям придётся раскошелиться: ранее для лучшего изучения иностранного языка класс делили на группы. Так рекомендовалось делать, если у школы есть на это средства. Если же таковых не найдётся, то группы сольют - либо предложат родителям заплатить за дополнительный час работы педагога. Стоимость одного занятия, по разным оценкам, может составлять от 300 до 1000 руб.
   Министр образования отметил, что при новом способе финансирования родители смогут контролировать работу школы. То есть, если с нас потребуют деньги, мы вправе заявиться к директору и спросить: "А почему это наша школа, вместо того, чтобы собирать деньги, не выигрывает гранты, за счёт которых можно оплачивать уроки? Но что мы можем услышать от руководителя, который думает хватит ли денег на починку крыши? Боюсь, в этом случае требовать со школы, чтобы она искала деньги на стороне, а не в кармане родителей учеников, не получится. И винить в желании заработать нельзя ни директора школы, ни учителей, которые, конечно, не должны работать бесплатно. А платить за это придется все же родителям. И не каждый родитель сможет найти на это деньги. Не все работают в области финансов или газонефтедобычи.
   Бьет тревогу спикер Совета Федерации, Председатель партии Справедливая Россия Сергей Миронов:
   - Я считаю неприемлемыми и опасными попытки решать с позиций финансовой экономии вопросы, которые затрагивают жизненные интересы всего населения России. На примере памятных монетизации льгот, реформы ЖКХ мы не раз могли убедиться, к каким негативным последствиям ведут подобные действия власти. На сей раз речь идет о перетряске всей бюджетной сферы, которая коснется буквально каждого, кто пользуется различными социальными услугами, а также многих миллионов работников социальных отраслей.
   С одной стороны, коммерциализация бюджетной сферы сделает ее услуги недоступными для значительной части небогатого в целом населения России. Даже сегодня, когда основное медицинское обслуживание остается бесплатным, многие люди, которым требуется дорогостоящее платное лечение, оказываются в очень тяжелом положении. Если сфера платных медицинских услуг расширится, невозможность заплатить за лечение может стать обычным, массовым явлением. Станут нормой поборы с родителей в детских садах и школах. Посещение театра, музея, библиотеки окажется не по карману тем, кто тянется к культуре.
   С другой стороны, многие сотрудники бюджетных учреждений могут потерять работу. Ведь хорошо известно, что "оптимизация расходов" означает сокращение всего и вся, что не приносит денег. На бесплатных услугах по государственному заданию, которые не дают большой прибыли, оставят минимум специалистов с грошовой зарплатой, к которым надо будет пробиваться с боем.
   Таким образом, затеваемая "реформа" ведет к появлению в России двух многомиллионных очередей. Одна - из людей, пытающихся дождаться и получить хотя бы какой-то минимум бесплатной помощи в рамках государственного задания. А другая - из бывших бюджетников, которые могли бы им помочь, но вместо этого отправлены на биржу труда, потому что их работа больше не оплачивается государством. Иными словами, под лозунгом экономии бюджетных денег и повышения эффективности работы готовится ломка всей системы социальных услуг, без которой просто не может быть современного развитого государства.
   Очень настораживает и то, как велась работа над законопроектом. Целый ряд важнейших вопросов до сих пор не имеет вразумительного ответа. Например, что конкретно войдет в состав бесплатного для граждан государственного задания в различных бюджетных отраслях? Что будет, если перегруженные региональные бюджеты не смогут вовремя оплатить это государственное задание? Как быть, если работа школы или больницы в каком-то населенном пункте не будет окупаться, и что делать местным жителям, которые пользовались ее услугами? Как будут регулироваться цены на платные социальные услуги?
   Складывается впечатление, что сторонников закона интересует лишь будущая бюджетная экономия, а не то, как изменится жизнь людей после его принятия.
   Я убежден, что такие масштабные перемены нельзя вводить потихоньку, используя однопартийную машину для голосования в Думе. Их необходимо вынести на всенародное обсуждение и честно ответить на все вопросы, которые зададут граждане. Ведь нам надо не ломать, а строить сильную и благополучную, справедливую для всех Россию. А о какой сильной и благополучной, справедливой для всех России может идти речь, если у нас 31 миллион детей до 18 лет - из них здоровы не более 30 процентов; 3,5 миллионов детей - инвалиды; 2,0 миллиона детей - безграмотны, 2,0 миллиона детей-сирот официально зарегистрировано в России;50 тысяч детей в год убегают из дома, спасаясь от сексуального насилия; 20 тысяч детей, заметьте детей (!) - кончают жизнь самоубийством; 7 тысяч детей становятся жертвами сексуальных преступлений; 2500 школ за последние 10 лет было закрыто в России.
   Подоплеку подготовки и принятия закона вскрыла депутат Оксана Дмитриева:
   На данный момент уже поделены фабрики, заводы, до этого были поделены инфраструктура, естественные монополии, потом леса, земли, водные ресурсы. Что еще осталось в собственности государства? Это бюджетная сфера, это учреждения образования, здравоохранения, часть учреждений науки и социального обеспечения. Вот их-то и предлагают поделить, потому что за ними еще пока осталось хорошее, дошедшее к нам от царской России имущество: некоторые вузы еще размещены в прекрасных дореволюционных зданиях, а школы - в зданиях бывших гимназий, и все они занимают хорошие земельные участки.
   В краеведческих музеях еще остались фонды, которые тоже перешли к нам от бывших великокняжеских и царских усадеб. Остались еще Дома культуры и Дома творческих союзов, которые тоже занимают прекрасные здания, и их надо поделить. Данный закон направлен как раз на это.
   Изменения, которые принесет нам этот закон, требуют референдума, общего обсуждения всеми гражданами Российской Федерации. Именно на это - на необходимость референдума - указывают Справедливой России наши избиратели, которые с нашей помощью ознакомились с содержанием и текстом данного законопроекта, потому что обсуждение его шло очень тихо. Большинство и субъектов Федерации, и бюджетников, и ректоров вузов, и руководителей учреждений здравоохранения не знают об этом законе и не знают о его катастрофических последствиях.
   Сегодня предлагается насильственный, обязательный перевод всех бюджетных учреждений в новый статус, по которому они фактически будут являться уже коммерческими организациями. Мы даем бюджетным учреждениям старт и сигнал зарабатывать деньги. Что значит - зарабатывать? Это значит - оказывать платные услу­ги. У нас и так финансирование и образования, и здравоохранения, и науки по отношению к ВВП меньше, чем в любых самых рыночных странах. У нас финансирование образования за счет бюджета составляет три процента от ВВП. В такой стране, как Соединенные Штаты - более четырех при том, что ВВП у них на порядок больше нашего только при двухкратном увеличении населения. У нас финансирование здравоохранения - меньше трех процентов. Норма Всемирной организации здравоохранения - пять процентов.
   Следствия этого закона гораздо более серьезные, чем следствия 122-го закона. Это разрушение нашей социальной сферы. Никакой модернизации, никого инновационного прорыва после принятия данного законопроекта осуществить невозможно.
   Мы можем подбирать коллективы пилотов для полета на Марс, сажать их на 500 дней в барокамеру, но полетят на Марс раньше нас американские пилоты. Причина этого явления прозрачно ясна: американцы модернизировали свое образование по модели нашего образования времен запуска первого советского спутника, в то время как мы модернизируем наше образование по модели американского образования времен запуска ими своего первого американского спутника.
   Вот что говорит знаменитый лингвист академик Вячеслав Иванов, работающий в США длительное время, накопивший много наблюдений относительно американского образования и организации развития науки. Выводы многоопытного академика часто не совпадают с нашими устоявшимися представлениями на этот счет, Вячеслав Иванов - директор Института мировой культуры МГУ, а также профессор Калифорнийского университета, где много лет возглавляет отдел славянских и восточно-европейских языков и литератур.
   - К сожалению, на протяжении 20 лет мы пытались подражать не лучшим качествам Америки. Мы пытались переделать на американский лад свою великую культуру, основанную на совершенно других принципах и сохранившуюся вопреки советской власти в этом основном своем виде.
   Я думаю, что нынешний кризис заставит людей понять, что главное в жизни - не деньги как таковые, не в них суть, они все равно обесцениваются рано или поздно. А суть - в развитии образования, науки, техники, разума человеческого. Пока мы это не поймем, судьба, заинтересованная не в наших деньгах, а в нашем разуме, будет нам мстить, и мы будем иметь один кризис за другим. И виноваты в этом, я думаю, многие в наших верхах, те, кто не давал развиваться образованию и науке последние 20 лет. И виноваты очень многие в Америке, кто дал нам этот дурной пример (Конец цитаты, И.Л.).
   Да что образование! Это присказка, а сказка еще будет впереди, - писал учитель П.П. Ершов в "Коньке-Горбунке" в дундуковы времена. Мало что изменилось. Дундук по-прежнему точит зубы на Академию наук.
   Если педагогическая общественность просто напугана деятельностью министра, то научная общественность вообще "трепещет"! Ибо под руководством министра образования и науки инициативная группа чиновников разработала два совершенно изумительных документа, которые без преувеличения потрясли научный мир. Один документ называется "Концепция участия Российской Федерации (по-видимому, косноязычный министр имеет в виду правительство, ибо Российская Федерация может принимать участие только в международной деятельности, а во внутригосударственной деятельности она в лице своего правительства должна непосредственно осуществлять управление, а не участие, в противном случае другое какое-либо участие будет вмешательством в ее внутренние дела) в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере науки". Другой - "Стратегия Российской Федерации в области науки и инноваций на период до 2010 г." совсем непонятен.
   Министр келейно обсудил их на коллегии министерства и уже собирался было запустить в правительство, когда об этом замысле случайно узнали в Российской академии наук. Оба документа подверглись уничтожающей критике на заседании Президиума РАН, а ученые впервые за всю историю Академии освистали министра, лишающего их перспективы. Ведь в этих "концепциях", содержатся абсолютно неверные утверждения. Министр жизнерадостно утверждает, что в нашей стране полностью решены проблемы образования (?!) и проблемы науки (от скромности он не умрет!). А посему директивным образом, полностью проигнорировав 280-летний опыт Российской академии наук, он предлагает ликвидировать, то есть, простите, приватизировать две трети академических институтов и, как следствие, сократить финансирование соответствующих направлений науки! Кто же это будет делать? Оказывается, чиновники министерства.
   Мы слишком хорошо знаем о преступлениях, совершенных при приватизации промышленных предприятий на предыдущем этапе приватизации, когда, например, был приватизирован единственный в России завод элементов графической защиты космических устройств, акции которого каким-то непонятным образом оказались в руках иностранных инвесторов. От предлагаемой А. Фурсенко приватизации национальная безопасность пострадает еще сильнее, чем от приватизации промышленных предприятий, ибо большинство намеченных к приватизации институтов Российской академии наук непосредственно участвуют в разработке новейшей отечественной военной техники. А плевать дундуку на Национальную безопасность!
   Фактически министр предлагает практически ликвидировать отечественную фундаментальную науку, что совершенно противоречит указаниям предыдущего президента (президент министрам "не указка" и его указания, по признанию его администрации, на 20-30% вообще не выполняются). В постановлении совместного заседания Совета Безопасности, Президиума Госсовета и Президентского совета по науке и высоким технологиям, проведенном предыдущим президентом, который является ныне премъер-министром, пять лет тому назад, фундаментальная наука была признана одним из стратегических национальных приоритетов наряду с образованием, экономическим ростом, обороной и безопасностью, повышением уровня жизни. "Концепции" министра науки А. Фурсенко игнорируют это постановление!
   Вместо того, чтобы добиваться расширения финансирования науки, А. Фурсенко ищет пути экономии расходов на ее содержание. Если сложить все суммы, выделенные в нашем федеральном бюджете на науку (академическую и вузовскую, в федеральных центрах, по приоритетным государственным программам и так далее), то они не превышают бюджета Массачусетского технологического института и таких центров в США, по сообщению академика Е. Велихова, порядка двадцати (хотя зачем далеко ходить: благодаря российским реформаторам государственный бюджет стал меньше бюджета 14 крупных штатов США и даже меньше бюджета города Нью-Йорка).
   Нормальному существованию и развитию российской науки препятствует катастрофически недостаточное ее финансирование, которое остается таковым уже на протяжении многих лет. По этому поводу продекларировано и напечатано множество различных заявлений и прочих содержательных материалов, не оказавших, к сожалению, необходимого влияния на государственную политику в отношении науки.
   В одном из последних материалов на эту тему (доклад экспертов Клуба инновационного развития Института философии РАН "Методологические аспекты инновационного развития России" 19.02.2010 г.), в частности, написано:
   - Несмотря на последовательные и убедительные призывы руководства страны к переходу на инновационный курс развития, Россия продолжает сильно отставать от развитых стран. Более того, этот разрыв увеличивается. По данным Всемирного банка по суммарному показателю конкурентоспособности экономики (380 показателей, включая уровень развития НИОКР) Россия занимала в 1994 году место в четвертой десятке из 180 стран мира. За десять с небольшим лет наша страна переместилась во вторую сотню. В СССР в 1991 году было подано 190 тысяч заявок на изобретения. В настоящее время эта цифра сократилась до 22 тысяч.
   По данным Центра исследований и статистики науки (ЦИСН) только 5-6 процентов российских промышленных предприятий ведут разработку и внедрение технологических инноваций. В конце 80-х годов таких предприятий было 60-70 процентов. Инновационная продукция в России сегодня не набирает и 1 процент, этот же показатель в Финляндии - более 30 процентов, в Италии, Португалии, Испании - 10-20 процентов. Доля России в мировом объеме гражданкой наукоемкой продукции уже в течении более десяти лет составляет 2.5 процента. Доля США -36 процентов, Японии - 30 процентов, Германии - 17 процентов, Китая - 6.
   Нынешняя ситуация в отечественной науке создает угрозу национальной безопасности России. У ведущих стран Запада расходы на НИОКР составляют 2-3 процентов и более от ВВП, в том числе у США - 2,7 процентов , а у таких стран, как Япония, Швеция, Израиль - 3,5-4,5 процентов ВВП.
   У России этот показатель составляет примерно 1 процент ВВП. В последние годы заметно понизился потенциал прикладу науки, развитие которой определяет новые источники развития экономики. Уменьшилось влияние науки на общество в целом и на образование в частности. Тиражи научно-популярных изданий снизились в сотни раз.
   В большой степени растрачен кадровый потенциал, возник острый дефицит молодежи в науке. Наука оказалась невостребована. Общество не использует ее результатов, не понимает ее значения. В сложном положении оказалась Российская академия наук, не имеющая стратегических оритиров, берущаяся за не свойственные ей функции.
   Правительственные прогнозы социально-экономического развития страны не дают оснований для оптимизма. Численность занятых в научном секторе планируется к сокращению с 788,5 тысяч челове 2007 году до 754,1 тыс. в 2010 году.
   Продолжение деградации научного потенциала страны привело к тому, что Россия остается единственной крупной страной в мире с сокращающейся численностью ученых. Фактически научной политики в России нет. Состояние системы образования также явно не соответствует требованиям перевода страны на инновационный курс развития.
   Таким образом, наблюдается очевидный регресс, а не новационное развитие России. Фактически осуществляется деиндустриализация страны! Все более многочисленными, тяжелыми становятся техногенные катастрофы. Национальная инновационная система существует только на бумагах чиновников. Из великой инновационной державы второй половины XX века Россия перешла в начале XXI века во вторую сотню стран мира, и тенденция отставания только нарастает.
   Сегодня в инновационном развитии ведущую роль играет линейная модель инноваций. Согласно этой модели фундаментальная научная идея воплощается в прикладных исследованиях. Последние служат основой инноваций, в результате реализации которых возникают передовые технологии. В России каркас этой модели "фундаментальная наука - НИОКР - производство" оказался разрушенным из-за недостатка средств...
   Согласно Закону РФ "О бюджете", расходы на науку должны быть не менее 4 процентов. Но депутаты, живущие по понятиям, игнорируют этот закон. Вот уже пятнадцать лет в государственном бюджете на науку и образование выделяется меньше 2 процентов (!!!) бюджета, и эти мизерные суммы А. Фурсенко пытается сократить! А между тем, как заявил на очередном заседании президиума Петербургского научного центра РАН нобелевский лауреат академик Ж. Алферов, российской науке грозит вымирание. Из-за низких зарплат ученые все чаще уходят в бизнес или уезжают работать за границу. В нашей стране уже практически исчез целый слой ученых самого продуктивного возраста - 35-45 лет (средний возраст ученого 55 лет). По словам Ж. Алферова, если положение не изменится, то, к примеру, в Санкт-Петербурге через 25 лет не останется ни одного научного сотрудника. На таком фоне слова министра образования о достаточности средств на науку и образование, его стремление ещё сократить эти средства выглядят, по крайней мере, кощунственно.
   И вот вам результат. Начало 2010-го года принесло тревожное известие - наша страна утратила статус великой научной державы. В 2009-м году вклад России в мировую науку оказался ничтожно мал - мы обеспечили только 2,6 процентов новых исследований. Это в семь раз меньше, чем было при СССР, в три раза меньше, чем сейчас у Китая, и в 1,5 раза, чем у Индии. Нас обогнала Бразилия! Модернизаторам пора открыть глаза. Страна, которая дала миру первые лазер, спутник, ядерный реактор и сверхпроводимость, теперь соревнуется в научном влиянии с Бразилией. Что называется - приплыли. Впрочем, это закономерный итог политики, при которой одной рукой правительство выделяет 100 миллиарддов рублей под "наноавантюры", другой режет финансирование всей российской науки на 2010-й год со 170 до 159 миллиардов рублей. Пора признать следующее.
   Во-первых, ситуация дошла до того, что за рубежом нас... жалеют. "Россия занимала ведущие позиции в области науки и так долго была интеллектуальным лидером, как в Европе, так и в мире, что резкое снижение ее роли вызывает не удивление, а подлинный шок", -- признают составители авторитетного ежегодного научного рейтинга "Томсон-Рейтер".
   Во-вторых, в конце 2010-го года Россия потеряла... последний научный спутник. Двухтонный аппарат "Коронас-Фотон", предназначенный для наблюдения за солнечной активностью, вышел из строя из-за инженерного просчета. Для справки: у США - 40 научных спутников, у ЕС - 10, даже китайцы обзавелись двумя аппаратами.
   В-третьих, для ученых нынешняя катастрофа - не новость. Многие давно пытаются предупредить руководство страны. Например, недавно появившееся и нашумевшее открытое письмо "Почему мы "утекли"?" подписали 168 российских исследователей, работающих в ведущих научных институтах мира.
   Итак, "утекли" они потому, что "состояние фундаментальной науки в России катастрофическое. Регресс продолжается, масштабы и острота опасности недооцениваются". У этой болезни три причины.
   Первая. Последние 20 лет уровень финансирования российской науки резко отставал от показателей развитых стран. Он в 16 раз ниже, чем в США, в 5 раз меньше, чем в Китае, и в 3 раза отстает от Германии. Бюджеты лучших российских НИИ составляют лишь 3-5 процентов от финансирования аналогичных учреждений в США.
   Вторая. Система подготовки научных специалистов, мягко выражаясь, давно не та. Россия занимает первое место в мире по числу студентов на 10 тыс. человек, но четверть вузов дают псевдо образование, а три четверти оставшихся готовят специалистов, которые никому не нужны. Молодежь не хочет идти в науку. Согласно социальным опросам, только 1 процент населения отзывается о карьере ученого с уважением.
   Третья. Если государство и выделяет приличные средства на науку, то часто распыляет их попусту. Классический пример - нано технологии, которых вообще-то... в природе не существует.
   Власти недоплачивают ученым, в ответ многие покинули страну. Вот показательная цифра - с 1990-го года из России уехали 70 процентов докторов точных наук. В Российской академии наук (РАН) подсчитали, что с 1990-го года Россию покинули более 22 тысяч академических ученых.
   Немалая часть оставшихся работают спустя рукава. Эту проблему признает даже глава Администрации президента Сергей Нарышкин: "Количество научных сотрудников у нас сравнимо с самыми развитыми государствами. Но в результате - ничтожное количество зарегистрированных патентов. Доля России на мировом рынке наукоемкой продукции составляет менее 1 процента, в то время как у США - 36 процентов, Японии - 30 процентов, Германии - 17 процентов".
   В общем, картина ясна, а вопрос один - чем это лечится? Эксперты дают такие советы.
   Прежде всего, нужно остановить утечку мозгов. По возможности вернуть в страну лучших специалистов. Радует тот факт, что исследователей, готовых вернуться на родину, немало. Фонд "Открытая экономика" провел опрос среди ученых-иммигрантов: 30 процентов заявили, что хотели бы вернуться, еще 40 процентов готовы "циркулировать" между несколькими странами.
   Правда, возврат мозгов обойдется недешево. Например, для запуска современной молекулярной лаборатории нужна группа из десяти человек. На мировом рынке зарплата каждого - от 50 до 100 тысяч долларов в год. Кроме того, в открытие лаборатории нужно вложить 45 миллионов рублей, а ее снабжение обойдется еще в 4-6 миллионов рублей в год. Зато, как объясняют специалисты, такие инвестиции позволят лаборатории ежегодно публиковать 5-10 заметных работ в авторитетных международных научных журналах. А лет через 30-50 ее фундаментальные разработки могут обеспечить прорыв в какой-либо отрасли народного хозяйства. Но наших руководителей такая перспектива мало интересует. Им необходимо отчитываться раз в год (как бедному крестьянину).
   Кроме того, государству нужно составить список приоритетных проектов, которые станут катализаторами развития науки. Это точно не будут нанотехнологии. Например, у наших сибирских физических институтов очень сильные позиции в области строительства ускорителей элементарных частиц. Поэтому Россия могла бы при международном участии построить коллайдер высоких энергий нового поколения. Это принесло бы нам и деньги, и славу.
   Наконец, нужно срочно вытаскивать из ямы систему научно-технического образования. Нет ничего зазорного в том, чтобы приглашать в наши вузы лучших мировых специалистов.
   В общем, наша наука пребывает в тяжелом состоянии, но ее можно спасти. Вопрос в том, хочет ли этого руководство страны.
   Кажется, хочет. В России много говорят о необходимости возврата в отечественную науку ученых, работающих за рубежом. Министерство образования и науки создало целевую программу на 2010-2012 годы с бюджетом в 12 миллиардов рублей. И хотя история не знает прецедентов масштабного возвращения ученых-эмигрантов на родину, российские чиновники уверены, что результаты будут положительными.
   В Министерстве образования и науки уверяют, что создание программы никак не связано с открытым письмом президенту и премьеру группы ученых, уехавших из страны в 1990-е годы. Однако заголовок письма "Почему мы утекли" был воспринят руководителями государства как некое покаяние и зов о помощи.
   Масштабы утечки умов в минувшем десятилетии так и не выяснены. По данным Федеральной миграционной службы, после распада СССР из страны выехали около 100 тысяч специалистов со степенью. Статистика не знает, сколько из них впоследствии вернулось на родину. Неизвестно, и какое число российских эмигрантов занимается наукой на чужбине. Чаще всего говорят: 35 тысяч человек.
   Что им может предложить Россия в качестве пряника? В прошлом году Министерство образования и науки выделило на привлечение зарубежных ученых 110 грантов по два миллиона рублей каждый. Один миллион - на зарплату ученого и один - на организацию его работы.
   Но признанных корифеев на эти деньги не привлечешь. 33 тысячи долларов в год? В США никто меньше 40 тысяч не получает, даже те, кто только приехал и не заработал себе репутацию. А у нас рассчитывают, что человек бросит свой отлаженный за границей быт, сорвет жену и детей, которые вряд ли захотят менять среду обитания. Казалось бы, на это может пойти только потенциальный неудачник.
   Тем не менее, на каждый грант Министерства образования и науки пришлось свыше трех заявок от зарубежных ученых. Большинство купилось на повышение статуса: за границей очень сложно получить должность завлаба. Есть варианты приезжать на два месяца, которые в большинстве развитых стран даются ученому на отпуск. Тут и гарвардские профессора не брезгуют подзаработать, занимаясь любимым делом со щадящими нагрузками. Российской стороне это дает возможность закупить "под профессора" оборудование и наработать полезный опыт. Именно по такой системе Российский государственный гуманитарный университет пригласил филолога и этнографа Бориса Гаспарова, профессора Колумбийского университета.
   Удачная находка по привлечению умов - создание "зеркальных лабораторий". В России создается лаборатория по образу и подобию той, что уже существует под руководством нашего соотечественника за рубежом. Соотечественник на такой вариант соглашается с большой охотой, поскольку это позволяет быстро достичь совместных результатов. А российская сторона сразу встраивается на достаточно высокую ступеньку разработок в данной области.
   Но рассчитывать на то, что ученые-репатрианты способны вызвать качественный рывок в российской науке, - утопия. У России есть пример массового привлечения ученых мозгов. Академика Петра Капицу, работавшего в Англии, после очередного приезда в СССР Сталин просто не выпустил больше за границу. Понятно, что сегодня такие методы не годятся.
   Между тем новая кровь российской науке необходима буквально для выживания. С 1991 года число исследователей уменьшилось в два-три раза. Среди ныне работаю­щих ученых очень много людей в возрасте 50-70 лет, а 30-40-летних слишком мало. "Естественного" сокращения научного потенциала не избежать, и государство не хочет, чтобы оно было обвальным.
   Идея возвращения в страну ученых-эмигрантов - очевидное и эффективное решение, но оно будет бессмысленно без адекватных вложений в собственные молодые кадры - кто-то должен учиться у наших эмигрантов и заработная плата этих "кто-то" должна заметно превышать заработную плату дворника. Иначе Россия снова превратится в донора научных кадров для всего мира. Интеллектуальная миграция давно стала одним из проявлений глобализации, и, привлекая чужих ученых, надо думать, как сохранить собственных.
   Академик Ж.И. Алферов считает, что дело не только в финансировании: "Самая главная беда российской науки даже не в том, что она получает в 3-4 раза меньше финансирования, чем в советское время, а в том. Что на науку нет спроса. Наши результаты потому и уходят за рубеж, что их "спрашивают" другие. Поэтому возрождение промышленности высоких технологий и диверсификация экономики на основе научно-технических разработок - это вопрос жизни и смерти нашего государства. Именно так следует ставить вопрос".
   В выступлении президента на недавнем внеочередном расширенном заседании правительства было четко сказано: мы должны объединиться, чтобы стать нормальной страной. А в деятельности Министра образования и науки А. Фурсенко, наоборот, просматривается цель разобщить науку и оставить Россию на обочине мирового сообщества подобно неразвитым странам. Неужели мы в угоду личным интересам прозападного посредственного администратора ликвидируем хорошую систему образования и одну из самых лучших нашу науку?
   Пора остановить дундуков, пока их чрезмерная активность не приведет к национальной катастрофе!
  

Искусство

  
   По историческим (научным) меркам человеческая жизнь - это миг между прошлым и будущим. Задача науки, предсказать и помочь сделать будущее лучше настоящего. В этом смысл развития, прогресса человечества. Но будущее невозможно предсказать, не зная прошлого. И наука, современная наука настойчиво изучает прошлое, интересуется: когда возник человек и чем он отличается от животных, из среды которых он вышел. На наш взгляд, это отличие заключается в том, что каждый человек является определенным носителем культуры, состоящей из быта, производства, позволяющего материально обеспечивать быт, науки, позволяющей рационально организовывать быт, искусства, позволяющего выражать свое отношение к быту, творить подобно Богу, и, наконец, духовности, регулирующей отношение человека с Богом для достижения душевного удовлетворения, успокоения в быстро меняющемся окружающем мире. Все это культура и при исключении какой-нибудь составной ее части, она делается несовершенной, а человек тоже что-то теряет при этом, возвращаясь к своему первобытному состоянию, когда он еще не сумел освоить этот потерянный элемент культуры.
   Культурой характеризуется разумный человек - Homo sapiens sapiens. Предыдущие люди тоже организовывали свой быт, занимались производством пищи, жилищ, одежды почти два миллиона лет (а по утверждению некоторых ученых, так даже пять-семь миллионов лет), но только разумный человек начал выражать свое отношение к окружающему миру, и произошло это всего лишь несколько десятков тысяч лет тому назад еще в каменном веке.
   Всего лишь сотню лет тому назад рождение искусства связывали по существу с эпохой возникновения цивилизации. Открытие изображений в пещерах Альтамира на территории Испании и последующие находки отодвинули начало возникновения искусства по крайней мере на двадцать-тридцать тысяч лет от нашего времени к началу позднего палеолита, позднего каменного века. Но поздний палеолит - это время примерно 40 тысяч лет тому назад связано с появлением современного человека Homo sapiens sapiens. Получалось, что Homo sapiens sapiens, едва появившись, начал создавать замечательнейшие произведения искусства - пещерная живопись для нас не просто музейный этнографический экспонат, она прекрасна с нашей точки зрения, отвечает высоким эстетическим требованиям, которые мы сегодня предъявляем современным произведениям, претендующим на высокую художественность.
   При всех своих выдающихся способностях, которыми обладает современный человек, не мог он, едва начав заниматься искусством, почти немедленно дойти до таких эстетических высот. Даже самый гениальный современный художник не может уже в раннем детстве создавать бессмертные шедевры. Для этого необходимы обучение и опыт. Следовательно, если современный человек был уже взрослым, состоявшимся художником, то талантливыми вундеркиндами в истории искусства должны были быть его предшественники.
   Эта мысль, невольно приходящая на ум многим археологам, нашла свое подтверждение. Были обнаружены факты, свидетельствующие о наличии у предшественников современного человека - неандертальцев зачатков художественной деятельности. В мустьерских слоях, относящихся ко времени 100 тысяч лет тому назад, в пещере Ля Фераси на Юге Франции были найдены куски красной и желтой охры (минеральной краски), на которых остались следы скобления кремниевым инструментом или стирания их краев. Позже там были найдены каменные плиты с остатками нанесенных красной охрой поперечных полос и пятен из охры. Еще там были найдены обломки костей животных с резными поперечными линиями, заполненными охрой, образующие как бы зачатки орнамента. Подобные находки были сделаны и в других странах.
   Все это свидетельствует, что неандертальцы делали первые попытки использовать окружающие их вещества природы для изобразительной деятельности. "Обитатели пещеры Ля Ферраси, - пишет академик А.П. Окладников, - совершил нечто до того небывалое и немыслимое: намеренно размазал краску по плитке дикого камня... Даже не просто размазал краску, а окрасил ею плитку, провел на ней симетрично и соразмерно ряд поперечных полосок... Тысячелетия трудовой деятельности первобытного человека, в процессе которой развивалось его мышление, обогащалась психика, привели наконец к тому, что стал возможен выход за пределы практически полезного, необходимого. Появился произведенный человеком предмет, который не был предназначен ни для копания земли, ни для умерщвления зверя или разделывания охотничьей добычи. Единственная реальная потребность, которой он удовлетворял, была потребность в материализированном выражении внутренних переживаний человека, его чувств и идей, его творческой фантазии - образов, которые возникли в его мозгу".
   Воспроизводство первобытным человеком в условных формах явлений окружающей среды было в первую очередь сопряжено с потребностями познавательного характера и передачи информации. Но при этом, разумеется, не могло не получить выражения также отношение древнего художника к самому изображаемому явлению и переживания, связанные с этим. Иными словами, создаваемые художником изображения, будь то рисунки или скульптуры, представляли собой материализованное воплощение не только мыслей, но и чувств. Это были, следовательно, художественные образы, возникшие в мозгу человека.
   Образ - вот что главное в содержании искусства любого типа. Музыкальный образ, скульптурный, поэтический. Образ есть обобщение того, что человек видит или слышит в реальности. Сущность возникновения искусства составляло становление образно-абстрактного мышления. Долог был путь от образно-абстрактного мышления к развитому абстрактно-логическому, он занял десятки тысяч лет, но одна из отправных точек пути к науке появилась с рождением искусства. Это уже потом человек заявил: "Хочу гармонию я алгеброй проверить".
   Впечатления от мира человек перерабатывал, упорядочивал, организовывал в своей голове, и искусство было призвано материализовать представление о таком порядке. Характернейшая черта любого произведения искусства в любом его роде и жанре - организованность. И важнейшая черта в такой организованности - ритм, правильное повторение тех или иных элементов. Наиболее очевиден ритм в музыке, но он необходим и в искусстве слова, и в картинах, и в скульптурах, и в архитектуре.
   Палеолитическое искусство было искусством охотников. Первобытный охотник запечатлевал на стенах пещер образы тех окружающих предметов, которые его больше всего интересовали и волновали, с которыми было связано все его существование. Это были животные, от которых зависела его жизнь. Многие исследователи первобытного искусства отмечают реалистический характер древних анималистических изображений.
   Искусство было порождено трудом - уже на очень древних орудиях видно, как их создатели заботились, чтобы обработанный камень, ставший, скажем, рубилом, отвечал не только чисто деловым требованиям, но и таким, которые мы сегодня называем эстетическими. Как в средневековой мастерской цеховой ремесленник стремился, чтобы его нож не только отлично резал мясо, но и радовал глаз, как современный дизайнер заботится о красоте станка, так еще неандерталец хотел любоваться своими рабочими инструментами.
   Раз возникнув, искусство уже не расстается с человеком. И в любых природных условиях человек испытывает потребность в нем, в самовыражении через искусство. В тесных землянках при слабом свете каменных масляных ламп эскимосы создавали маленькие костяные статуэтки. Это единственное в своем роде искусство на нашей планете. И в космосе космонавт П.И. Беляев писал свои неповторимые картины. Искусство - это культурное наследие человека.
   Но чтобы культурно самовыражаться через искусство человек должен быть устроен в быту, в производстве или же иметь определенный хозяйственный потенциал. Нищие тоже имеют свою культуру, вернее маргинальную субкультуру, единственной целью которой является выживание, и все достижения которой направлены только на осуществление этого выживания. Вспомним горьковского Луку из пьесы "На дне". Он появляется с чайником в руке, с чашкой в котомке и ложкой - то есть быт его минимально возможно устроен, чтобы не умереть. А вот все искусство его - это только участие в общей песне, а на большее он не способен. Для того чтобы человек создавал произведения искусства, культурно самовырожался, его необходимо накормить, создать ему благоустроенный быт, дать ему научное и художественное образование. Причем обеспечивать это надо с самого юного возраста, потому что задатки танцовшика, например, формируются уже с 6-7 лет. И не в каждом выпуске студии появляются гениальные танцовщики - необходим определенный балетный фон, из которого они произрастают.
   Не только "может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов Российская земля рожать", но и блистательных Павловых, Левитанов, Чайковских и Шаляпиных. Вот только в XIX веке, когда условия для их процветания в России были благоприятными, страна наша славилась русскими сезонами в Париже, художественными выставками, которые потрясли весь мир, Исаакиевским собором и храмом Христа-Спасителя. А вот когда народ недоедал, чтобы выжила страна, что он дал мировому искусству? Да была Г.С. Уланова, был С.М. Эйзенштейн. А что изобразительное и монументальное искусство, литература и опера? Беда не в том, что россияне не оставили в этих областях мирового искусства свой след, а в том, что у многих тысяч потенциальных гениев не было возможности заниматься искусством - им надо было добывать хлеб насущный в поте лица своего.
  

Духовность

  
   Для психического здоровья человека важно, чтобы он жил в согласии с самим собой. А для этого он должен верить, что кто-то сверхестественный направляет его поступки к добру, защищает от зла, что к кому-то можно обратиться и в минуты отчаяния, и в радости, и это обращение будет услышано. Человек должен верить!
   Еще недавно ученые-материалисты противопоставляли утверждению богословов о извечности религии утверждение, что религия возникла с появлением цивилизации несколько тысяч лет тому назад. Но археологи приводят факты, что еще неандертальцы хоронили своих погибших и умерших, соблюдая сложные обряды несколько сотен тысяч лет тому назад. Трудно, по мнению современных ученых, объяснить это, не приняв гипотезу о существовании в ту пору каких-то представлений о сверхестественном, каких-то культов, таких, например, как культ умерших, культ животных, культ Солнца. Разумеется, религия не была изначальным спутником человека, но представления о сверхестественных силах, о том, что мертвецы как-то "живут" после смерти, зародилась, по-видимому, очень давно.
   Дело в том, что в борьбе за свое существование люди часто ощущали свое бессилие, несли тяжелые потери. Но их знания были еще слишком несовершенны, чтобы рационально объяснить причину такого рода неудач, а объяснения были необходимы, и они давались иррациональными способами, с использованием сверхестественного.
   Необходимо учитывать, что для большинства верующих людей и сегодня религия является не только источником утешения и спасительницей от страха смерти. Вознося молитвы, люди просят у Бога, зовется ли он Христом или Аллахом, Шивой или Иеговой, заботы о себе - его верных поклонниках. Религия была не только страхом людей перед теми внешними силами, которые господствовали над ними в повседневной жизни. В определенной степени первобытные религиозные культы были попыткой воздействовать на эти силы, даже попыткой как-то управлять ими. Вот откуда и появляется первобытная магия, жертвоприношения, заклинания. Сложнейшие обряды становятся средствами, с помощью которых человек стремится заставить сверхестественное служить ему.
   С другой стороны, человеческое представление о существовании сверхестественных сил и загробного мира использовалось в первобытном обществе для поддержания норм поведения, было средством закрепления утвердившихся обычаев, орудием укрепления стабильности общества. Религиозные образы выступали не только олицетворением природных сил, но и моральных понятий, нравственных предписаний и норм.
   Формы религии чрезвычайно многообразны. Но духи северных эскимосов во многом напоминают южных африканских духов. И сегодня мировые религии при всем их внешнем несходстве между собой имеют не только общие корни, но и множество общих черт, проповедывают общую этику и борьбу добра со злом. Поразительное единство религий в самых разных местах мира объясняется, прежде всего, единством человечества, сходством в процессах социального развития на разных концах земного шара, общими для всех людей законами психологии.
   Когда человек жил охотой, он поклонялся животным-предкам, широко были распространены тотемы в виде "родовых" животных. Когда он перешел к производящему хозяйству - человек ощутил свое могущество, и боги его теряют черты могучих животных, зато становятся подобием могущественных людей, а сам он уже венец творения и царь природы, любимое творение Господне, животные же созданы только ему на потребу. В восточных деспотиях и в Римской империи с ее всесильными императорами торжествует идея единого Бога.
   Каждая из мировых религий - христианство, иудаизм, буддизм и ислам - в числе прочего претендовала на то, чтобы объединить человечество, стереть разделяющие его границы. Национальные различия объявлялись несущественными, неважными, поскольку "все люди - братья". "Несть ни эллина, ни иудея", - провозгласило христианство. Буддизм начал с того, что объявил несущественным индуистское разделение на касты.
   Тем или иным образом, но религия облекла в свои формы множество, по сути, не имевших к ней отношение явлений социальной жизни. Многие традиции сложились в принятые сегодня формы в какой-то степени под влиянием религии. Даже обычай отдыхать после шести дней труда, как известно, связан с библейским утверждением, что Бог создавал мир в течение шести дней, а на седьмой день отдыхал.
   В течение тысяч лет своеобразным аккумулятором идей религии было искусство: поэзия и музыка, архитектура и живопись, скульптура и театр. Духовные песнопения, духовная музыка, фрески, иконы, статуи святых, священные мистерии - все это было призвано усилить веру, расширить влияние религии. Но все это такой обширный пласт культуры, что пренебречь этим - значит обеднить народ, сузить возможности его культурного самовыражения. Человек должен верить, и в этом как-то самовыражаться. Так развивается его духовность.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Чего мы хотим?

  
   На выборах в Государственную Думу в 1999 году в 99 округе Ленинградской губернии и в 210 округе Санкт-Петербурга большинство избирателей проголосовало против всех. Это были первые акты Гражданского неповиновения в пассивной форме, которые свидетельствовали, что среди верноподданых россиян появились люди с гражданским самосознанием. Они уже созрели до понимания лозунга "Граждане, голосуй против всех!", как выражения определенной гражданской позиции, но еще не дозрели до лозунга "К оружию, граждане!" Хотя вполне уже могли бы и реализовать этот лозунг активного Гражданского неповиновения, поскольку, по мнению военных экспертов, на руках у населения находится тридцать миллионов единиц стрелкового оружия похищенного у армии. Армия, кстати, по официальной статистики состоит из двух с половинной миллионов человек, из которых только полмиллиона являются "активными штыками", то есть вооружены стрелковым оружием, а остальные два миллиона выполняют вспомогательные функции без оружия.
   Хватит ли нынешней элите ума и терпения не доводить дело до Гражданской войны, а предложить такой "Общественный договор" с государством, который был бы приемлем всем членам общества, поскольку учитывал бы их интересы? Договорные отношения, к которым мы пытаемся вернуться после образования независимой России, требуют четкого представления о субъектах и условиях договора. А как раз здесь многое затуманено идеологическим мусором нашего марксистского воспитания. Попытаемся придать реальный смысл рассматриваемым понятиям.
  

Каким мы хотим видеть государство

  
   Существует несколько теорий возникновения государства: силовая, религиозная, договорная и так далее. Несомненно одно, возникновение государства связано со становлением таких понятий, как закон и право. Законы в виде запрещений (табу) устанавливались еще в примитивном обществе колдунами и жрецами в их интересах в силу их главенствующего положения без объяснения сущности запрещения. Когда родственные племена стали складываться в народ, пришлось вводить законы, чем-то обоснованные. А поскольку вводили эти законы вожди, чаще всего являющиеся одновременно и жрецами, то они стали обосновывать законы божественным правом, предоставленным Богом избранному человеку - монарху. Так возникло авторитарное госудорство, вся полнота власти (законодательной, судебной и исполнительной) в котором была предоставлена только одному человеку. "Государство - это я!", - заявлял Людовик XIV.
   Естественно, что все ресурсы на подвластной монарху территории являлись только его собственностью, которая объявлялась государственной. В силу своего "божественного" происхождения он, как сюзерен, то есть господин, имел право давать (или же отнимать) некоторые права, в частности право распоряжения своей собственностью, подвластным ему исполнителям, которые тем не менее считались его слугами. Хотя последние в отношении своих слуг выступали в качестве господ, которые могли давать (отнимать) своим слугам права распоряжения частью предоставленной им их господином собственности или права пользоваться ею. Так в феодальном государстве выстраивалась линейная силовая система управления, в которой информация циркулировала сверху вниз, а вырабатываемые материальные ресурсы - снизу наверх.
   Общество от решения проблемы физиологического выживания при этом перешло к решению более сложной проблемы политического выживания, что осуществлялось путем экспансии на соседние территории. Для этого нужна была строгая дисциплина, послушание сильнейшим, которые обеспечивали физическую защиту. Так возникло общество послушания с существованием силовых командных отношений слуги и господина, который владел слугой по праву силы и принимал за слугу все основные решения, касающиеся жизни последнего. Основу такого общества составляли верноподданные слуги сюзеренов от феодала и до раба. Цементирующей силой такого общества, как и предыдущего примитивного, был страх изгнания из общества, что было равносильно физическому уничтожению. Право силы гарантировало лидеру в таком обществе обладание наибольшими и наилучшими ресурсами для решения своих проблем, в то время как другим членам общества доставалось все остальное.
   Наличие некоторого избытка ресурсов на всех уровнях распоряжения в государстве для более эффективного их использования требовало обмена, в результате чего в авторитарном государстве возник потребительский рынок с договорными отношениями. Так внутри общества послушания стало формироваться общество потребления, которому для его эффективного существования необходима была новая форма государственности, где была бы узаконена не только государственная собственность, но и другие ее формы, необходимые для эффективного функционирования потребительского рынка.
   Договорные отношения привели к возникновению новой формы частной собственности на средства производства, которые стали продаваться на производственном рынке. Одновременно возник и рынок труда, что позволило обществу сформировать новые производительные силы. Владельцы средств производства и владельцы рабочих рук осознали себя гражданами, то есть такими же правовыми собственниками, как и монарх, имеющими естественное право на счастье как и он, и сломали силовое авторитарное государство, заменив его правовым демократическим государством, способствующим решению проблемы экономического выживания общества потребления. Основу демократического государства составляют свободные граждане, а цементирует его сила прав человека, в том числе и права на частную собственность.
   Доминирование частной собственности в демократическом государстве отнюдь не привело к отмене государственной, племенной и личной собственности, существующих параллельно, что способствовало решению проблемы экономического выживания общества. А вот насильственная замена частной собственности государственной автоматически нацеливала общество на решение проблемы более низкого уровня - политического выживания, что возвращало общество в рамки силового авторитарного государства, как это произошло в СССР в 30-х годах прошлого века.
   Основы демократии начали формироваться еще в силовом авторитарном государстве в античной Греции и древнем Риме, где существовали выборный сенат и республика. Но это была демократия для узкого круга господствующего меньшинства, а подавляющее большинство населения, влача рабское существование, было лишено ее, и для большинства населения эти государства были силовыми с коллективной авторитарией.
   В демократическом государстве наблюдается выборность основных ветвей власти: законодательной, исполнительной и судебной, которые отделены друг от друга и независимы. Представительная власть может быть и наследственной - это дело вкуса и национальных традиций. Все граждане такого общества имеют равные выборные права как политические, так и экономические, что гарантируется демократическим государством не только для отдельных граждан, но и для социальных групп соответствующими социальными законами. В демократическом государстве потоки информации и материальных средств циркулируют не только по вертикали от руководителей к непосредственно исполнителям или от непосредственно исполнителей к руководителям, но также и по горизонталям, перераспределяясь между отдельными социальными группами, каждая из которых изначально имеет равное право на существование в демократическом государстве, где решение социальных проблем начинает превалировать над решением экономических проблем.
   Дальнейшее развитие демократического государства приводит к образованию в нем обратных связей, позволяющих отзывать некомпетентных выборных лиц и учитывать путем проведения референдумов и общественных опросов мнения всех заинтересованных лиц в принятии решений, добиваясь консенсуса интересов. Именно поиск консенсуса интересов привел к возникновению ассоциативной социальной собственности, которая может принадлежать только ее пользователям, лишающимся ее с компенсацией после отказа от участия в процессе ее пользования. Возник также рынок интеллектуальной собственности, которая способствует оптимизации процессов управления. К процессам управления как в производственной сфере, так и в политической стали привлекаться широкие массы населения, что позволяет говорить о формировании общенародного социального государства.
   В таком государстве наряду с законодательной, исполнительной и судебной властью большое значение приобретают институты, оценивающие общественное мнение, и средства массовой информации, формирующие это мнение. Основу такого государства должны составлять гармонически развитые личности, следовательно такое государство должно способствовать решению проблемы культурного выживания новым нравственным обществом совершенствования и качества жизни. Цементирующей силой общества будут уважительные отношения к личности в независимости от ее социального или имущественного положения, что подразумевает уважение ее политических, экономических, социальных, культурных и личностных прав.
  

Нефтезерновая банановая республика

   Через год после восстановления "независимости" России журналист Павел Вощанов писал:
   "...Итак, криминальная партия ушла, но созданное ею криминальное государство осталось. Мафиозность, казнокрадство, коррупция остаются нормой общественных отношений. Они - атмосфера, в которой живет страна, каждый ее гражданин. Их идеологией пропитано все. И это, возможно, самый горький итог тоталитарной системы, которая в августе 1991 года отнюдь не прекратила своего существования, а лишь приобрела иные, департизированные нормы.
   Что же нас ждет? Увы, прогноз не радостный. Коррумпированный номенклатурный клан уже выкармливает новую политическую элиту. Ее аппетиты будут удовлетворяться в специфических условиях приватизации и первоначального накопления капиталов. Это определит особое лицемерие и цинизм власти, к тому же обладающей своеобразным "кредитом доверия", выданным самим народом, наивно полагавшим, что имеет дело с демократией, победившей в августе 1991 года опостылевший коммунизм. А потому криминал, в любой его форме и на любых этажах власти, не только сохранится, но и станет менее "теневым".
   С новыми гимнами и флагами прежняя номенклатура будет исподволь решать свою главную задачу: перевод жизненных интересов из сферы идеологии в сферу рыночных отношений. Подконтрольная ей экономика будет становиться все более мафиозной, а рожденные ею политики - все более связанными с экономической преступностью. Как в обычной банановой республике.
   Что такое "банановая республика"? Известный по сатирической литературе образ особого политического устройства. При котором казнокрадство - обычное явление среди тех, кто вовремя протиснулся к государственному рулю, то есть к государственной кормушке. При котором едва ли не каждый из власть имущих, принимая решение, задается сакраментальным вопросом: а каков его личный профит? При котором "нельзя" и "можно" - противоположные грани общественной пирамиды: чем ниже, тем далее отстоят они друг от друга. При котором лицемерие власти никого не удивляет, а самодурство всегда находит нужное оправдание. При котором праведные речи лидеров нередко прикрывают их далеко не праведные дела. При которой интересы верхов и низов схожи не более, чем "жить" и "выжить".
   Здесь правят те, кто, много наобещав, сумел пробиться наверх. Поддержка снизу - индульгенция от всех грехов и ошибок. И прошлых, и настоящих... А будущих? С будущим, как известно, всегда сложнее. Потому-то инстинкт самосохранения толкает лидеров банановых демократий на политическое мифотворчество. Его цель проста - создать у народа, пребывающего в ожидании обещанных перемен к лучшему, некую иллюзию сострадания: мол, они могут, хотя мешают политические противники. Она почта всегда достигается, а потому от банановой демократии до заурядной диктатуры - не более одного шага. Диктаторы всегда приходят на волне народного обожания".
   Никто толком не знает, существовали ли банановые демократии на политической карте мира. И уж тем более не вполне корректно использовать этот образ применительно к нынешней России - все же иные широты. Но в этом ли дело? В конце концов банановый образ можно заменить на зерно-капустный или нефтяной. Сходство сохраняется, ибо оно не во внешних атрибутах, а в существе. Российский политический климат, похоже, меняется и кто знает? - может, вскоре; на кремлевских елках и впрямь зазеленеют экзотические бананы" (Конец цитаты, И.Л.).
   А мы пока живем в силовом авторитарном государстве, в котором, правда, уже существуют некоторые институты демократического государства, но они не работают, поскольку не соблюдаются права человека, в частности такие, как право на удовлетворение основных потребностей и права на возмещения ущерба. Кроме того, государство решает только авторитарную проблему политического выживания, не обращая внимание на проблему экономического выживания более половины народа, живущего за чертой бедности (о проблеме культурного выживания никто даже и не говорит). Фактически ни Октябрьский переворот, ни обретение независимости ничего не изменили: Россия по-прежнему делится на малочисленную жирующую элиту при власти и на весь голодающий народ без власти.
   В нашем авторитарном государстве имеется даже конституция - "Общественный договор", Государственная Дума за время своего существования приняла порядка двадцати тысяч законов, но они не работают (как и конституция) на защиту интересов народа, как это должно было бы быть в демократическом государстве. Причин много: законы сложны и их мало кто знает, в законах не предусмотрены гарантии их соблюдения и механизм их исполнения. Вот где полностью эти механизмы и гарантии предусмотрены, так это в законах о привилегиях властвующей элиты. Если французский парламент, создавая демократическое государство, отменил все существующие привилегии, уровняв в правах всех граждан, то российский парламент начал свою работу с того, что установил привилегии для самого себя, то есть изначально стал формировать авторитарное государство. А мы молчим, как верноподданные и только-только начинаем осознавать себя гражданами.
  

Россиянин - это кто: верноподданный, гражданин или личность?

  
   Человек, как основа любого общества, обладает многими свойствами, которые определяются оценкой приоритетности удовлетворения его потребностей. Присвоив приоритеты потребностям человека в порядке важности их удовлетворения для выживания, можно расположить их в виде следующей цепочки по снижению приоритетности: физиологические потребности - потребности в физической безопасности - потребности в социальной безопасности - потребности в уважении - потребности в самовыражении, творчестве и самосовершенствовании.
   Если рассматривать человека как целеустремленную систему, то напрашивается предположение, что цель, которую пытается человек реализовать в обществе в каждый конкретный промежуток времени, есть ни что иное, как удовлетворение какой-то очередной потребности. В примитивном обществе выживания человек удовлетворял свои физиологические потребности коллективно, будучи свободным среди равных ему по общественному положению людей на основе естественного права равенства. Столкнувшись с решением проблемы физической безопасности, человек был вынужден отказаться от некоторых индивидуальных свобод, в частности, свободы защиты своей физической безопасности, делегируя эту функцию государству, как более сильному коллективному защитнику. Одновременно он лишился права коллективного владения родо-племенной собственностью, которая превратилась в государственную, и получил обязанности пользоваться государственной собственностью с целью материальной поддержки государства. При этом он получал право оставлять часть результатов труда при использовании государственной собственности для удовлетворения его физиологических потребностей. Это положение тоже можно рассматривать как неравноправный общественный договор, условия которого диктовало право силы лидера общества. Поскольку такой договор определялся только правом силы, то он мог быть нарушен только с позиции силы, скажем в сторону усиления эксплуатации непосредственно производителя материального блага. За то потери некоторых свобод и возникшая при этом эксплуатация компенсировались решением проблемы физической безопасности и приобретением нового качества жизни (появление дома, использование силы животных и естественных источников энергии, транспортных средств и письменности для связи на расстоянии).
   Удовлетворению следующей потребности социальной безопасности человека мешали застойные и рутинные формы экономики авторитарного государства и соответствующие им препятствия в деле развития производства; сословные ограничения и всякие проявления личной кабальной зависимости; жестко-иерархические социальные структуры и формы неравенства; насилие и произвол деспотической авторитарной власти; принудительные рекомендации в духовной жизни, в выражении мыслей, мнений и чувств людей, наконец, религиозные притеснения и этническая рознь. На определенном этапе развития стали складываться представления, что индивидуальный интерес человека далеко не всегда совпадает с интересами государства, в котором он живет, класса и группы, членом которых он является, коллективных движений, существующих в окружающей его социальной реальности. Сознание и опыт разумного человека в какой-то мере должны были включать жизненную ориентацию, получившей наименование индивидуалистической.
   Основой индивидуалистической ориентации является принцип свободы, реализуемый человеком во всех сферах практики. В первую очередь претворение в жизнь этого принципа стало создание институтов и процедур политической демократии, позволяющей индивидууму активно влиять на процесс принятия законов и общих решений, касающихся его судьбы (например, участие в выборах). Огромное значение имело законодательное утверждение основных гражданских прав человека и политических свобод: слова, собраний, печати, совести, создания ассоциаций социального и политического действия. Это было тесно связано с развитием гуманистической мысли, провозгласившей человека высшей ценностью, отстаивающей его право на независимость суждений и мнений, на свободное самоопределение и свободный выбор не только целей и способов своей индивидуальной деятельности, но и форм организации общества, что и было реализовано в демократическом государстве.
   Затем этот принцип был реализован в сфере экономической демократии, что означает развитие свободного, в принципе открытого для всех членов общества индивидуального предпринимательства, свободных рыночных, договорных отношений и соответствующих этим отношениям форм конкуренции и институтов правового государства, которые обеспечивали право каждого гражданина на владение и свободное распоряжение его собственностью во всех признанных законом формах, что и определяет социальный статус человека. Если же человек не владеет собственностью, то демократическое государство должно гарантировать обеспечение удовлетворения основных его нужд.
   Удовлетворение всех последующих потребностей не может быть осуществлено вне социального статуса человека. Здесь свободное предпринимательство, рынок, конкуренция объективно являются и стабильно действующим стимулятором спонтанной активности и инициативы людей во всех сферах деятельности, стимуляторами развития у человека чувства личной ответственности за судьбу и благосостояние свое и своих близких. Они создают прямую экономическую заинтересованность людей в постоянных поисках финансовых, организационных, технических и информационных средств повышения производительности их труда, степени эффективности их деятельности. Более того, они создают объективную систему экономического принуждения к такому поиску, создавая систему наград, и, что еще важнее, систему жестких наказаний в виде банкротства или потери экономической независимости, благополучия, статуса, положения в обществе, престижа, уважения и даже права на самоутверждение, за более высокий или, наоборот, более низкий уровень производительности и эффективности по сравнению с тем уровнем, который существует на внутреннем и мировом рынке.
   Индивидуалистическая традиция настаивает на реализации принципа свободы не только в политике и экономике, но и в той сфере, которая обозначается понятием "частной жизни", то есть реализации права индивида на защиту от произвольного, не санкционированного самим индивидом вмешательства других людей, любых органов власти или каких-либо общественных организаций и государственных институтов в его частную жизнь. Лишь сам человек или суд и закон, соответствующие требованиям правового демократического государства, могут разрешить такое вторжение.
   Развитие цивилизаций свидетельствует о преимуществе правового гражданского общества, в котором человек рассматривается не только как член общества или гражданин государства, но и как индивид, обладающий автономией и свободой. Речь идет о гражданском нравственном обществе совершенствования и качества жизни, в котором признается естественность и даже неизбежность ситуаций, требующих четкого различения частного, личного интереса и интереса государственного, общественного. В таком обществе признается естественность и неизбежность ситуаций, предполагающих возможность противополагания и конфликта различных интересов. В таких ситуациях должны реализовывать свой потенциал демократические процедуры и процедуры общенародного социального государства, специально созданные для разрешения тех или иных конфликтов. Основой разрешения подобных конфликтов должен явиться общественный договор личности с государством.
  

Условия общественного договора

  
   Исходя из необходимости достижения консенсуса интересов гражданина, личности и интересов государства, общества, предлагается "подписать" с властью своеобразный общественный договор. В таком договоре надо изложить требования к каждой из сторон и ее обязанности, гарантирующие права другой стороны. Вот требования, которые гражданин, хотел бы выставить государству:
      -- Государство признает право свободы человека, как личности, и гарантирует его получением доступной информации и прямой или делегированной выборностьи властных органов, а также возможностью отзыва выборного лица через суд после сбора определенного числа подписей за его отзыв. Эффективность работы выборного лица оценивает суд присяжных после окончания срока выборности. В случае признания его работы неэффективной он должен вернуть государству свое содержание. Гражданин посредством суда может защищать свое право свободы.
      -- Государство признает право социальной автономии человека и гарантирует его обеспечением средств к существованию для удовлетворения основных нужд личности либо ежемесячным вспомоществованием, превышающим минимальный уровень жизни, либо возможностью эффективно эксплуатировать собственность. Гражданин посредством суда может защищать свое право социальной автономии.
      -- Государство признает право культурного самовыражения человека и гарантирует его обеспечением достаточных средств для развития способностей человека и национальной культуры, а также противодействия и экспансии западной популярной культуры. Гражданин посредством суда может защищать право культурной автономии.
      -- Государство защищает гражданина как от врагов внешних (внешняя агрессия), так и от врагов внутренних (преступности, чиновников). Государство гарантирует гражданину возмещение ущерба в конфликте с властью, если суд решит, что ущерб нанесен государственным чиновником или преступными элементами общества.
      -- Посредством законов и механизмов реализации этих законов власти должны помогать гражданам решать спорные вопросы между собой.
   Требования, которые гражданин обязан выполнять:
      -- Не нарушать законов.
      -- Участвовать в выборах органов власти.
      -- Участвовать в формировании механизма реализации законов или оказывать посильную помощь в его работе.
   Если мы "подписываем" такой общественный договор, это значит что такие права и обязанности, а также требования необходимо ввести в Конституцию России, чем будет заниматься новая Государственная дума. Это будет значить, что мы выбираем силу права и отказываемся от права силы.
   Однако пока общественный договор выглядит иначе.
   Давно минули времена, когда прорабы перестройки боролись с привилегиями советских чиновников. "У главы райкома - дача! На даче - два холодильника! В двух холодильниках - по три бутылки коньяка!"
   Теперь, если обнаружится у градоначальника не самого крупного, а зачастую и депрессивного городка небольшая такая яхточка и миниатюрный домик в четыре этажа в Испании - никто не удивится. Заработал человек!
   В России не раз с переменным успехом проводили выборы и референдумы, но самым креп­ким оказался общественный договор, который никогда никем вслух не озвучивался.
   Договор этот гласил вот что.
   "Вы там правьте, как хотите, - заявила одна сторона, то есть собственно мы, электорат. Всякие там свободы нам не нужны, оставьте лучше возможность прятать какие-никакие доходы от налогов, брать кредиты и по возможности подворовывать, но не наглея". Далеко не всё население Российской Федерации было готово подписаться под этим договором, но весомая часть россиян нашла его постулаты вполне приемлемыми.
   Со своей стороны власть, не раскрывая рта, сказала примерно следующее: "Вы там живите, как хотите, оставляем вам возможность прятать какие-никакие доходы от налогов, брать кредиты и подворовывать не наглея. И главное - не лезьте в наши дела".
   И незаметно вдарили по рукам.
   Прошло время, и выяснилось, что негласный наш договор имеет особенности. Например, если наглеет власть - повлиять на неё никак нельзя. То есть можно быть свидетелем её аморального и даже преступного поведения, а доказать вину власти всё равно не получится. Зато если наглеем мы (вспоминая, к примеру, про свободу, равенство и братство), то на нас управа всегда найдётся. "Ты что, сволочь, налоги не платишь? Зарплату "чёрным" налом получаешь? Что за компания у тебя? "Рога и копыта" называется? Сейчас мы тебе рога обломаем и копыта отпилим!" Ни местную, ни какую иную власть мы контролировать не в состоянии, факт. Зато власть в состоянии контролировать нас. Нам придётся начинать едва ли не сначала.
   Например, с такой фразы:
   - Дорогие ребята. Так больше жить нельзя. Никакого негласного договора мы с вами не заключали. То, что мы вам должны, отдадим. А вот за то, что вы должны нам, спросим втрое. За позабытое словосочетание "прозрачный бюджет". За понятие "свободные выборы", которое непонятно что означает уже... И что у вас за часы на руке?
   Нас - больше. Власть - слуга народа. Чего б народу хоть раз не поговорить со слугой по-хозяйски? Сказать: "Нет, ребята, все не так! Все не так, как надо!"
  

Какой мы хотим видеть конституцию?

  
   Конституция должна не просто отражать то, что мы хотим, а разумно и точно сбалансировать то, что народ хочет, с тем, что может ему в настоящий момент обеспечить государство. Государство в первую очередь заинтересовано в том, чтобы мы не вымирали, и этот интерес должен быть подкреплен материальной помощью нам, способствующей выжить в тяжелых жизненных условиях.
   Что же хочет сантехник дядя Вася, с которым я встречаюсь не реже раза в два-три месяца и он, "недовинчивая винтку и недокручивая крутку, чтобы иметь мой кусок масла на свой кусок хлеба", в горестном монологе поведывает мне, чего ему надо. Что хочет дворничиха тетя Маша, с которой я ежедневно здороваюсь, торопливо пробегая мимо, но которая останавливает мою жену и долго жалуется ей, как, даже работая на двух работах, ей трудно прокормить сына-школьника. Чего хочу я - представитель интеллектуальной (но не властвующей) "элиты", треть пенсии которого уходит на оплату коммунальных услуг, а на оставшуюся часть, не достигающую и половины прожиточного минимума, существовать непонятно как, но кое-как еще можно, а вот достойно умереть - нельзя. Как ни странно, при существенном различии наших конкретных материальных, духовных и умственных интересов, мы все хотим одного и того же - человеческих прав, которые зафиксированы в Деклорации прав человека ООН, ратифицированной еще в СССР, правоприемницей которого является Российская федерация, но которые сплошь и рядом у нас не выполняются.
   Конституция Российской Федерации, декларируя некоторые права, как и предыдущие "социалистические" конституции совершенно не предусматривает гарантий, позволяющих осуществлять эти права, так что и объявленные в ней свободы по-прежнему остаются чисто номинальными.
   Статья 20 конституции декларирует право на жизнь в том смысле, что никто безнаказно не может у меня ее отнять. И это уже благо. Но благо это не гарантировано. Ведь жизнь можно отнимать не кратковременным актом ее нарушения, а лишением человека средств к повседневному существованию. Жизнь необходимо поддерживать, необходимо право на получение средств к осуществлению жизни (первое право потребителя), а здесь государство полностью устраняется от моей защиты и не гарантирует ее. Основой существования жизни является наша продуктовая безопасность, подразумевающая свободу физического и экономического доступа к продуктам питания. Оставляя социально не защищенных, малоимущих без средств к существованию, государство не осуществляет гарантии нашего права на экономический доступ к продуктам питания.
   Спровоцировав августовский кризис 1998 года, в результате которого существенно сократился доступ в Россию импортных продуктов питания при искусственно вызванном недостатке отечественных продуктов, государство нарушило гарантии нашего физического доступа к продуктам питания и вынуждено было обратиться к мировому сообществу с просьбой о гуманитарной помощи. И сейчас гуманитарная продуктовая помощь продолжает поступать в нашу страну, что позволяет малоимущим существовать. Таким образом, гарантом нашего права на продуктовую безопасность, а, следовательно, и нашего права на жизнь является не наше государство, а мировое сообщество и от его доброй воли зависит наша жизнь. А, между прочим, конституция мирового сообщества отсутствует и только отдельные чудаки пытаются ее составить, так что это право может быть в любой момент нарушено, так как оно никем не гарантируется.
   Следовательно, после статьи, гарантирующей мне право на жизнь, в конституции должна появиться статья о том, что это право обеспечивается предоставлением средств существования для неработоспособных в виде минимально достаточных пенсий, а для работоспособных - заработной платой, не менее прожиточного минимума либо правом эффективно использовать собственность.
   Аналогично и с правом иметь имущество (статья 35), в том числе и землю (статья 36) в личной и частной собственности. Здесь существенным становится вопрос страхования имущества и земли. В конституциях развитых стран предусматривается статья об согосударственном страхование имущества, в том числе и земли на случай возникновения форс-мажорных ситуаций. Например, имущество может быть похищено криминальными лицами, которые существую за счет преступного промысла. В этом случае в России владелец имущества лишается его, и только в случае поимки преступника и доведения возбужденного уголовного дела до суда, суд может назначить преступнику выплату компенсации за похищенное имущество из мизерных сумм, зарабатываемых преступником при отбытии наказания. Такая компенсация не дает возможности пострадавшему приобрести новое имущество, которое бы заменило похищенное. То есть, фактически мы имеем нарушение права, записанного в статье 35 конституции.
   Между тем в развитых государствах существуют страховые фонды, из сумм которых суд может назначить пострадавшему единовременную компенсацию для приобретения нового имущества, взамен похищенного, а затем преступник ежемесячно пополняет страховой фонд, пока не компенсирует государственные издержки по страхованию похищенного им имущества. Существование подобного страхового фонда закрепляется специальной статьей конституции. Такую статью необходимо ввести и в нашу конституцию и на основе ее создать государственный фонд страхования имущества граждан при возникновении форс-мажорных ситуациях.
   Аналогично и с землей, как видом имущества. Граждане могут владеть землей, которая находится в зонах рискованного земледелия, где могут быть частые землетрясения, оползни, паводки и наводнения, в результате которых полезный почвенный слой может быть нарушен. В развитых государствах существуют страховые фонды, из сумм которых государство назначает компенсацию за потерю части полезного почвенного слоя, которая направляется на компенсацию потерь качества земли при возникновении форс-мажорных ситуаций. Существование подобного страхового фонда закрепляется специальной статьей конституции. Такую статью необходимо ввести и в нашу конституцию и на основе ее создать государственный фонд страхования земли граждан при возникновении форс-мажорных ситуациях.
   Особо следует сказать о статье 37, которая декларирует, что "каждый имеет право на труд...". После того, как человек в своей хозяйственной деятельности стал использовать механические приспособления, облегчающие его труд и увеличивающие результаты его труда, общество перестало нуждаться в полном объеме результатов совокупного труда всех его членов и возникла скрытая, а затем и реальная безработица. В бывшем СССР была осуществлена "полная" занятость работоспособного населения путем использования скрытой безработицы, когда человек часть рабочего дня проводил в бездеятельности, при этом была установлена чуть ли не самая низкая оплата труда в мире. Это положение сохранилось и в "капиталистической" России, несмотря на возникновение реальной безработицы, и при введении пособий для зарегистрированных безработных. Таким образом, декларируемое право на труд не является гарантией осуществления права на получение средств к существованию, без чего невозможно реализовать наше право на жизнь, права на социал для достойной жизни. Следовательно, в Конституции следует закрепить отказ государства от принципа всеобщей занятости, закрепить возможность существования в стране группы населения раньтье, которым государство будет обеспечивать минимальные средства к существованию, только бы они не мешали производственному процессу.
   Статья 40 декларирует право на жилище в том смысле, что "никто не может быть произвольно лишен жилища". Но ведь прежде чем кто-то попытается произвольно лишить меня жилища, я должен обладать физической и экономической свободой иметь доступ к получению жилища. Такой свободой в России обладают только 11.2 процента состоятельных и богатых ее граждан. Даже 16.7 процента относительно обеспеченных ее граждан не обладают экономической свободой иметь доступ к получению жилища, поскольку получаемые ими средства к существованию недостаточны для приобретения его на рынке жилья. А что же говорить о социально незащищенных 20.6 процентов малообеспеченных и 51.5 процентов бедных граждан, получаемые которыми средства к существованию лежат ниже прожиточного минимума?
   Во времена феодализма А.С. Пушкин писал: "В России нет человека, который не имел бы своего жилища. Нищий, уходя скитаться по миру, оставлял свою избу". Во времена "развитого социализма" 29 миллионов человек, не нищих - нищета в СССР официально отсутствовала - "стояли" в очереди не жилье. Сейчас в этой очереди стоят более 7 миллионов семей или более 20 миллионов человек, а ведь количество населения в государстве, где мы живем, уменьшилось вдвое. Еще 15 миллионов живут в "коммуналках" и общежитиях. Таким образом, декларируя право на жилище, государство для большого количества своих граждан не предоставляет гарантий его реализации, что делает это право чисто номинальным, а его декларацию в конституции чисто риторической.
   Между тем жилище является после питания основным элементом человеческого быта, второй жизненно важной потребностью, не удовлетворяя которую невозможно реализовать право на жизнь. И государство должно в конституции закрепить право на существование в стране ипотечного строительства, и взять на себя обязанность оплатить первый взнос на такое строительство молодоженам с тем, чтобы они после свадьбы могли въехать в отдельную квартиру. Следовательно, после статьи, гарантирующей мне право на жилище, в Конституции должна появиться статья о том, что это право обеспечивается предоставлением государством первоначальных средств на осуществление ипотечного строительства
   Здесь следует отметить, что принятие Государственной думой нового государственного закона о коммерциализации бюджетной сферы ведет к нарушению статей 41 и 43 конституции. Несмотря на значимость закона, процесс его рассмотрения и принятия в Го­сударственной думе и Совете Федераций практически не был освещен в СМИ, гражданам России не были разъяснены его положения и цели. Вместе с тем в обществе активно нарастает негативная оценка закона, а целый ряд политиков и специалистов уже дали ему отрицательную характеристику. Закон явно преждевременен. Вначале государство обязано обеспечить достойный уровень доходов населения, и лишь затем возможен переход к софинансированию гражданами системы образования и здравоохранения.
   Следует полагать, что реформированию системы образования и здравоохранения в сторону софинансирования гражданами должна предшествовать реформа системы оплаты труда, пенсии и пособий с повышением их размеров до уровня развитых стран. Принятие закона существенным образом затронет миллионы россиян, всю социальную сферу и не сможет способствовать реализации гарантий, предусмотренных статьями 41 и 43 Конституции.
   Согласно статье 41 конституции РФ "каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь; в государственных и муниципальных учреждениях здравохранения оказывается гражднам бесплатно".
   В соответствии со статьей 43 конституции РФ "каждый имеет право на образование. В Российской Федерации гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях. Представляется, что вступление в силу данного федерального закона поспешно (без необходимого, на наш взгляд, общественного обсуждения)...
   Таким образом, в нашей Конституции только декларируются некоторые человеческие права без их гарантий, то есть мы ничего не имеем, а нам хотелось бы иметь права Человека, гарантируемые Всеобщей Декларацией прав человека, принятой ООН в 1948 году и ратифицированной Государственной думой несколько лет тому назад, а также права, гарантируемые Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах человека 1966 года. Но нет никаких возможностей получить эти права, и совершенно риторически выглядит статья 7, согласно которой Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Это не так, но за это следует бороться.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Заключение

  
   Идет Четвертая мировая "информационно-психическая" война, в которой пока Россия терпит поражение, общество деградирует. Сейчас мы стоим перед выбором, последствия которого трудно осознать. Однако выбор этот должна сделать элита. В России всегда надеялись на барина, на царя, на вождя. Народ был способен только на бунт, слепой и безжалостный. Цели всегда ставили руководители, а народ способствовал (или препятствовал) их достижению. Сейчас возможны два сценария дальнейшего поведения.
   По первому сценарию, который навязывается Западом, мы "строим" капитализм, формируем общество потребления, в котором двум третям народа места нет, и эта часть населения должна исчезнуть - вымереть. Выжившие будут жить припеваючи. Но какие песни они будут петь на стомиллионном кладбище? Россия сокращается, и из великого государства станет окраинной провинцией китайской империи. Западных идеологов это вполне устраивает: они собираются уничтожить 5 миллиардов "лишних" людей, мешающих им наслаждаться своим благополучием. О духовной катастрофе они не задумываются.
   Но еще раньше наступит катастрофа политическая. История свидетельствует, что судьба России существенно влияет на судьбу мирового сообщества. Если даже гипотетически предположить, что Россия покорится, и позволит реализовать основные принципы геополитической стратегии США, то существование самого мирового сообщества окажется под угрозой. Китай, например, в силу своеобразного менталитета без военного конфликта западным идеологам развалить не удастся. Антизападные взгляды и, в частности., антиамериканизм надолго станут основными принципами внешней политики многих азиатских и африканских стран. Терроризм выйдет из под международного контроля. Мир погрузится в состояние анархии с гибельными последствиями для нашей планеты.
   Выход один: перейти к созданию новой системы международного порядка, основанной на гуманизме, когда развитие международного сообщества пойдет по второму сценарию. При этом уничтожать никого нет необходимости, если построить уважительное общество совершенствования и качественной жизни, обеспечив устойчивое развитие всего человечества в сторону духовности после достижения материального благополучия. Этот сценарий может осуществить только Россия с ее все еще громадным культурным потенциалом, поскольку ее предназначение в мире - спасать цивилизации. Эго ведь Россия спасла западную цивилизацию в начале второго тысячелетия от варварского натиска монгольских завоевателей. Это Россия в конце второго тысячелетия спасла западную цивилизацию от коричневой чумы. И в начале третьего тысячелетия именно Россия может спасти все цивилизации мира от людоедских поползновений западных руководителей
   Но прежде Россия должна доказать, что она способна обеспечить своим гражданам социальную безопасность, образовательное, научное и культурное развитие выше, чем в самой развитой стране мира - США. На бытовом уровне эта цель должна транслироваться в лозунг: "Россиянин должен жить лучше американца". Тогда российский образ жизни для других народов станет более привлекательным, чем американский. И тогда в Четвертой мировой войне не будет побежденных, а будут только победители, потому что в России с ее тысячелетней культурой общности, взаимовыручки, сострадания и сопереживания ближнему после воссоздания высоко материально обеспеченного общества потребления будет складываться духовное уважительное общество совершенствования и устойчивого развития, а на "Русском примере" Объединенные нации пойдут по пути взаимопомощи и устранения грозящей тотальной катастрофы. Паллиативов попросту нет. Россия должна спасти мир!
   В этом ее великая Мессия. И если в эго поверят россияне и сумеют это осуществить, то будущее России будет прекрасно!
  
   Санкт-Петербург,
   2002- 2010 гг.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Приложение 1

Права человека

  
   Права человека - данные всем людям, согласно национальным и международным правовым нормам, равные возможности удовлетворять свои основные потребности, обеспечивающие развитие личности и ее полноценное участие в жизни общества.
   Структура прав человека. Права человека отражают минимальный набор жизненных благ в гражданско-политической и в социально-экономической сферах.
   Наиболее общепринятым является перечень прав, зафиксированный во Всеобщей Декларации прав человека - главном правозащитном документе ООН. Из гражданско-политических прав (ст. 3-21 Всеобщей Декларации) наиболее актуальными в настоящее время считаются право на владение имуществом (ст. 17), право на свободу мысли, совести и религии (ст. 18), право на свободу убеждений и на их свободное выражение (ст. 19). Среди социально-экономических прав (ст. 22-27 Всеобщей Декларации) чаще всего обращают внимание на право на социальное обеспечение (ст. 22), а также на право на труд и свободный выбор работы при условии равной оплаты за равный труд, справедливого и удовлетворительного вознаграждения, обеспечивающего достойное человека существование, а также право создавать профессиональные союзы (ст. 23).
   Зафиксированный во Всеобщей Декларации перечень прав человека нельзя считать идеальной формулировкой. Обществоведы указывают, что этот перечень является в чем-то недостаточным, а в чем-то избыточным. С одной стороны, многие права не конкретизированы, что делает их провозглашение во многом декларативным. (Например, трудно объективно определить, что такое "достойное человека существование" или "свободный выбор работы".) С другой стороны, многие из зафиксированных прав очень трудны для выполнения, из-за чего их не могут обеспечить в полном объеме даже самые богатые и развитые страны мира. (Например, во всех странах мира существует неформальный сектор экономики, где нарушается принцип равной оплаты за равный труд с работниками официального сектора.)
   Наряду с зафиксированным во Всеобщей Декларации прав человека наиболее общим перечнем таких прав, есть и другие перечни, отраженные в конституционных документах каждого государства. Они перечисляют права, которыми, согласно национальному законодательству, обладают граждане конкретного государства, отражают национальную специфику и могут заметно отличаться от зафиксированных в Декларации. Например, в американском Билле о правах есть право на ношение оружия (вторая поправка к Конституции США), которого нет в большинстве стран мира. Национальные конституции не должны противоречить международной Всеобщей Декларации, поэтому национальные правовые нормы, защищающие права граждан конкретного государства, должны конкретизировать и дополнять общепринятые права человека, но не сокращать их.
   Формирование представлений о правах человека. Концепция прав человека основана на индивидуалистических ценностях - она защищает индивида от принуждения со стороны государства, нации, класса или иной социальной общности. Фактически речь идет, прежде всего, о защите меньшинства (конфессионального, этнического, политического и т.д.) от навязывания ему воли большинства.
   Практически всем обществам до эпохи нового времени было свойственно представление о том, что общепринятая форма поведения есть единственная "правильная". Те люди, которые не желали подчиняться общепринятым формам поведения, считались врагами общества, подлежащими уничтожению либо "перевоспитанию". Когда господствовали представления о единственности нормы общественного поведения, то сосуществование представителей разных убеждений рассматривалось лишь как вынужденная политическая необходимость. Представители "чужих" религий, этносов и т.д. практически всегда подвергались какой-либо дискриминации (дополнительные налоги, ограничения при приеме на службу, "черта оседлости" и т.д.). Различные национальные, религиозные, политические и др. движения боролись не за то, чтобы утвердить равноправие людей с разными убеждениями, а чтобы заменить "ложную" истину на "настоящую".
   Первые элементы системы защиты прав человека появились еще в средневековой Западной Европе. В Англии элементарные права подданных были зафиксированы уже в Великой хартии вольностей, согласно которой король не имел права налагать на свободных англичан дополнительных налогов без их согласия, а также лишать их свободы и имущества без приговора суда (то есть в хартии закреплялись право собственности и неприкосновенность частной жизни). Однако пользоваться этими правами могло лишь меньшинство англичан, поскольку феодально-зависимые крестьяне (основная масса населения) исключались из числа свободных. Великая хартия вольностей во многих отношениях обогнала свое время и оказалась полностью востребованной лишь в эпоху нового времени, после ликвидации отношений феодальной зависимости.
   Комплексное представление о правах человека начало формироваться только в 16-18 вв. в наиболее передовых странах Западной Европы как обобщение опыта религиозных войн и политической борьбы парламентов с королевской властью.
   Первостепенным в ту эпоху был вопрос о правах религиозных диссидентов (буквально - "инакомыслящих"). Впервые в мире их права были законодательно закреплены во Франции в Нантском эдикте 1598, согласно которому французские протестанты (гугеноты) получили официальное право исповедовать свою религию (т.е. право на свободу совести).
   С конца 17 в. первенствующую роль в защите прав человека снова стала играть Англия. С одной стороны, после гражданских войн 17 в., согласно Habeas Corpus Act (закону о неприкосновенности личности) и ряду других законов, были окончательно ликвидированы претензии королевской власти на абсолютную власть и создан режим "правления права", защищающий свободу совести, слова, печати, права собственности и т.д. С другой стороны, именно теперь права человека получили теоретическое обоснование в трудах Дж. Локка. Этот мыслитель впервые четко сформулировал идею "естественных прав": человек является высшей социальной ценностью, он "от природы" обладает неотъемлемыми правами (на жизнь, на свободу и др.), которые не могут быть никем отняты. Индивидуалистическая идеология эпохи Просвещения стала рассматривать отклонение человека от общепринятой нормы не как ущербность, а как проявление его личности, развитие которой идет на пользу не только самому индивиду, но и обществу.
   Следующий шаг в развитии понимания прав человека был сделан в конце 18 в. после того, как идеи французских либеральных мыслителей эпохи Просвещения стали практическим руководством для лидеров американской войны за независимость и Великой французской революции. Уже в американской Декларации независимости содержалась ставшая канонической формулировка - "...все люди сотворены равными, и все они одарены своим создателем равными неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежит жизнь, свобода и стремление к счастью". Права граждан были систематизированы в почти одновременно принятых Декларации прав человека и гражданина (во Франции) и в Билле о правах (в США). Под влиянием американской и французской революций концепция прав человека стала в 19 веке общепринятой почти во всех странах с европейской культурой.
   Эволюция систем защиты прав человека. Дальнейшее развитие концепции прав человека связано с тремя процессами -
   1) с расширением круга людей, права которых подлежат защите;
   2) с расширением количества тех прав, которые считаются "общепринятыми";
   3) с совершенствованием механизмов контроля за соблюдением прав человека.
   В 17-18 веках, когда происходило становление концепции прав человека, полноправными гражданами считались только европейцы-мужчины высокого достатка. В течение 19 - первой половины 20 веков постепенно получили признание "неотъемлемые права" всех взрослых граждан независимо от уровня их доходов (ликвидация имущественного ценза), расы или национальности (ликвидация расовой сегрегации и национальной дискриминации), пола (эмансипация женщин).
   Сначала главными правами, защиты которых имущие граждане добивались от государства, были только гражданско-политические права - прежде всего, свобода совести, свобода слова и защита собственности. По мере того как в политическую жизнь включались все более широкие круги населения, расширялся и круг тех прав, обеспечение которых считалось общественно важным. С конца 19 в., под влиянием социалистической идеологии, главным объектом борьбы стали уже не столько гражданско-политические, сколько социально-экономические права.
   Первоначально права человека защищались исключительно национальными государствами, в то время как нарушение прав человека в "чужих" странах считалась их внутренним делом. Это представление о самодостаточности национального уровня защиты прав человека показало свою несостоятельность уже во время Первой мировой войны, когда совершаемые в условиях военного времени чрезмерные насилия против иностранных граждан не могли подвергаться формальному осуждению. Поэтому в 1929 были приняты Женевские Конвенции о правилах обращения с военнопленными. Что касается нарушения прав человека в мирное время, то они по прежнему считались прерогативой национального законодательства. Накануне Второй мировой войны невмешательство в процесс фашизации Германии обернулся попустительством становлению политического режима, опастного для всего мира. Для предотвращения возникновения агрессивных режимов возникла необходимость создать наднациональный механизм контроля за постоянным соблюдением основных прав человека во всех странах мира.
   10 декабря 1948 Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую Декларацию прав человека. В ней отразилась выдвинутая еще в 17 в. концепция "естественности" этих прав: "Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах" (ст. 1). Этот документ хотя и не создавал для государств правовых обязательств, однако фиксировал "нормальные" права, которые каждое государство обязано обеспечивать своим гражданам, если желает считаться "цивилизованным".
   Всеобщая Декларация прав человека стала базовым международным кодексом в области прав человека, на основе которого осуществлялась разработка других международных соглашений. В 1966 Генеральной Ассамблеей ООН были приняты Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах, которые вступили в силу в 1976. Заключенные под эгидой ООН четыре международных документа (Всеобщая декларация прав человека; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах; Международный пакт о гражданских и политических правах; Факультативные протоколы к Международному пакту о гражданских и политических правах) часто называют Международным биллем о правах человека (International bill of human rights). На основе этих международных документов Совет безопасности ООН может применять принудительные санкции против тех режимов, которые допускают явные нарушения прав человека (как было, например, в 1960-1970-е в отношении расистских режимов Родезии и ЮАР, в 1990-е - против обвиненных в геноциде режимов Милошевича в Югославии и Хусейна в Ираке).
   Помимо организаций системы ООН международным контролем за соблюдением прав человека активно занимаются различные неправительственная общественные организации - например, основанная в 1961 "Международная амнистия" (Amnesty International), ведущая борьбу с преследованием политических противников и нарушением прав узников.
   Развитие региональной интеграции привело к формированию еще одного уровня наднациональных организаций, защищающих права человека. Так, в рамках Европейского Союза (ЕС) действует Европейская Конвенция о защите прав человека, которая предлагает, например, признание юрисдикции Европейского Суда по правам человека.
   Проблемы защиты прав человека. Защита прав человека сталкивается в современном мире с большими проблемами и на концептуальном, и на практическом уровне.
   Даже в развитых странах Запада продолжаются острые дискуссии о том, как следует трактовать права человека. Например, в споре о допустимости абортов все утверждают, что защищают права человека: защитники абортов - право беременной женщины на свободу и безопасность, противники абортов - право нерожденного человека на жизнь. Поскольку нет общепринятой иерархии различных прав человека по степени их важности, подобное столкновение мнений пока ведет к принятию конкретных решений в соответствии скорее с сиюминутным соотношением сил, чем с общими принципами.
   Главная проблема связана с тем, что концепция прав человека рождена западноевропейской культурой и потому находит неоднозначный отклик в странах других цивилизаций. В современной западноевропейской культуре общество понимается как совокупность многих социальных групп со своими особыми убеждениями, которым они могут совершенно беспрепятственно следовать, если только это не наносит ущерба окружающим. В других же культурах идеалом считается не общество как "пучок" социальных групп, а общество как монолит, где все разделяют единую идеологию. Базовыми институтами этих цивилизаций являются не индивидуалистические, а коллективистские ценности. Поэтому требования предоставлять всем гражданам этих стран те же права, что и гражданам стран Западной Европы и Северной Америки, часто воспринимаются как "культурный империализм", вмешательство во внутренние дела.
   Но и сам международный стандарт прав человека внутреннее противоречив. Ведь право на свободу убеждений и на их свободное выражение предполагает допустимость защиты и таких убеждений, которые требуют ликвидации многих прав человека во имя "прав нации" или "правоверия".
   Первоначально это противоречие было актуально в контексте борьбы между либеральной и коммунистической идеологиями. Считая коммунистические идеи враждебными концепции прав человека, западные политики, начиная с конца 1910-х, должны были либо мириться с коммунистической пропагандой во имя принципов свободы, либо осуществлять против сторонников левых идей репрессии, оправдывая явное нарушение прав человека интересами "национальной безопасности". Когда в 1970-1990-е коммунистическая идеология фактически самоликвидировалась, актуальность борьбы с ней резко снизилась.
   С 1980-х главным препятствием глобальной реализации концепции прав человека стал набирающий силу исламский фундаментализм. Умеренные исламисты требуют защиты "культурной исключительности" мусульман, образ жизни которых предполагает приниженное положение женщин, политический авторитаризм, запрет на высказывание антиисламских воззрений и т.д. Радикальные исламисты вообще провозглашают необходимость уничтожения западной цивилизации, допуская в борьбе с ней любые средства (включая террористические). Западное общество пока не выработало стратегии борьбы с исламистами, которая бы не требовала систематических нарушений прав человека. Поэтому когда в 2000-е американская армия провела операции в Афганистане и в Ираке по свержению исламистских режимов, нарушающих права человека в своих странах и активно поддерживающих исламистских террористов, то это вызвало не только резко негативную реакцию во всем исламском мире, но и очень критические оценки со стороны многих европейских стран (особенно, Франции и России).
   Реализацию концепции прав человека затрудняет то, что и многие западные страны придерживаются ее не всегда последовательно. Например, США позиционируют себя как главного защитника прав человека в мировом масштабе, однако сами систематически допускают многие нарушения. В Америке до сих пор применяется смертная казнь, которая в большинстве стран Европы признана бесчеловечным наказанием; критикуя СССР в 1960-1980-е за ограничения для желающих эмигрировать, США начали в 1980-1990-е усиливать ограничения для иммигрантов. В результате борьба стран Запада за права человека часто критикуется как политика "двойного стандарта", когда от менее развитых стран требуют заботиться о правах человека сильнее, чем это делают сами развитые страны. От непоследовательности западных правительств несут урон и представители правозащитных движений, которым при выполнении их миссии часто приходится принимать общие упреки в адрес Запада.
   Совершенствование защиты прав человека в 21 в. невозможно, если их концепция будет продолжать восприниматься как элемент не мировой, а только западной культуры. Политическая глобализация требует диалога о правах человека между разными цивилизациями, в ходе которого можно попытаться переосмыслить концепцию прав человека так, чтобы она действительно выражала общечеловеческие ценности.
   Права человека в России. На примере истории России легко проследить, с какими трудностями сталкивается применение западной концепции прав человека в странах с иными культурными традициями.
   Когда после петровских реформ началась системная модернизация российского общества, в сознание российских интеллектуалов проникла и идея неотъемлемых прав человека. Например, критика крепостного права, начиная с Радищева, велась главным образом на основе аргументов о "противоестественности" отсутствия личной свободы у значительной части подданных.
   Но во второй половине 19 века среди отечественной интеллигенции стали доминировать социалистические идеи, которые требовали защиты прав не каждого человека, а представителей определенных классов (крестьянства или пролетариата). Знаменитый процесс В.Засулич (1878), положивший начало массовому революционному террору, показал парадоксальность понимания в России прав человека: с одной стороны, у общественности вызвало одобрение, что революционерка покарала градоначальника Трепова за телесные наказания политического заключенного; с другой стороны, оправдание покушавшейся на убийство показало, что общественность не считает достойным защиты право на жизнь царского "сатрапа".
   После революции 1917 идея защиты права человека оказалась полностью вытеснена классовым подходом и политической целесообразностью. Во время репрессий против различных "врагов народа" стало нормальным осуждение людей не за личную вину, а только за принадлежность к определенной группе (священнослужителей, кулаков, "старой" интеллигенции, родственников ранее осужденных).
   Второе рождение в нашей стране идеи защиты прав человека произошло в 1960-е, в условиях критики культа личности Сталина, официально провозглашенной разрядки напряженности и ослабления репрессий против тех, кто выражал несогласие с действиями правительства. В 1970 по инициативе В.H.Чалидзе образовался Комитет прав человека в СССР, в который вошли А.Д.Сахаров и И.Р.Шафаревич. После Хельсинских соглашений 1975, когда СССР официально обязался соблюдать права человека, в стране возникло несколько групп "содействия выполнению Хельсинских соглашений", которые стали собирать материалы о систематическом нарушении в стране прав человека.
   Уже в 1970-е четко выявилась органическая слабость российского правозащитного движения: оно не имело сколько-нибудь массовой опоры внутри страны и было вынуждено реально апеллировать ни к собственному народу, а к зарубежной общественности. Для подавляющего большинства россиян существенное значение имели социально-экономические права, в то время как современная западная традиция отдает приоритет скорее гражданско-политическим правам. В результате выдвигаемые правозащитниками требования соблюдать провозглашенные Конституцией свободы совести, собраний, право на миграцию и т.д. вызывали интерес главным образом у зарубежных корреспондентов. Правозащитное движение постепенно превращалось в защиту прав самих весьма немногочисленных правозащитников, подвергавшихся арестам, заключению в лагерях и "психушках", принудительной высылке за рубеж и так далее.
   Когда в конце 1980-х был провозглашен курс на реформирование советского строя, это привело к кратковременному подъему авторитета правозащитников (особенно А.Д.Сахарова) как интеллектуальных лидеров борьбы с "тоталитарной диктатурой". Однако уже в начале 1990-х их авторитет резко упал: в условиях затяжного социально-экономического кризиса гражданско-политические права по-прежнему не имели для россиян особой ценности. Будучи вынужденными ориентироваться на поддержку с Запада, российские правозащитники многими воспринимаются как западные агенты влияния. Хотя концепция защиты прав человека приобрела официальный статус (есть специальные представители президента по правам человека), но и в 2000-е сохраняется отрыв правозащитной деятельности от умонастроений большинства российских граждан. Для того чтобы российское правозащитное движение завоевало авторитет, оно, видимо, должно качественно изменить приоритеты и формы своей деятельности.
   Интернет-ресурсы:
   Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека: http://www.sovetpamfilova.ru/
   Декларация прав человека и гражданина (1789): http://www.hro.org/docs/ilex/6/6_5.htm
   Билль о правах (1789): http://mn-gazeta.ru/vsp/bill_rus.htm
   Права человека в России: http://www.hro.org/
   ЛИТЕРАТУРА
   Глушкова С.И. Права человека в России. Теория, история, практика. М., 2004.
   Доклад "Международной Амнистии" 2005 - права человека в современном мире. М., 2005
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Приложение 2
  

В каких позитивных изменениях нуждается наша наука

   Роль науки как производительной силы в современном обществе является общепризнанной. Мы живем в мире, где мощь государства и благополучие народов определяется, прежде всего, суммой накопленных знаний. Тот, кто отстал в построении адекватного механизма создания, накопления и использования научных знаний, рискует навсегда остаться в положении догоняющего, а, может быть, и деградирующего. В современной России вопрос построения такого механизма имеет сверхактуальное значение. Мы находимся в состоянии перехода от одной общественной формации к принципиально отличной.
   Страна болезненно переживает этот переход. Мы потеряли огромные территории с плодородными землями и природными богатствами. Резкий спад пережила наша экономика, сравнимый только с великой депрессией в США 1929-1933 гг. Рухнула военная мощь нашей страны и оставшиеся у нас территории не могут быть эффективно защищены при современном состоянии наших вооруженных сил. Коренное население России вымирает со скоростью миллион человек в год. Подавляющее большинство населения живет в глубокой нищете.
   В прежние годы состояние нашей науки соответствовало положению страны как супердержавы. Мы были второй в мире научной державой, а во многих областях науки - первой. Конечно, на развитие советской науки оказывало влияние и военно-политическое противостояние с Западом. Отсюда и окраска основных приложений научных открытий - они шли в оборонный комплекс. Хотя последний и производил большое количество достаточно хорошего ширпотреба, вопреки легенде о полной нашей неконкурентоспособности в этой области, внимания к нуждам населения, а, следовательно, и развитию производства необходимых ему товаров с использованием самых последних достижений нашей науки уделялось недостаточно. Не был налажен бесперебойный перелив последних технологических достижений из оборонного сектора в гражданский. Добившись военно-стратегического паритета с Западом, мы явно проигрывали ему экономическое соревнование. Результатом явилась постигшая нас катастрофа.
   Новое положение России делает необходимым реформирование и нашей науки. Реформы в этой области непосредственно связаны с общим видением будущего России. Здесь существуют два диаметрально противоположных взгляда. Первый предполагает, что Россия навсегда утратила свое положение великой державы и ей уготована роль сырьевого придатка и сателлита Запада, "шестерки" при "большой семерке". Второй исходит из того, что такая перспектива в корне противоречит историческим традициям и духу российской цивилизации, как одной из важнейших составляющих мирового цивилизационного многообразия.
   Если политика определяется первой концепцией, то реформа науки должна быть направлена на свертывание российской науки в целях приведения ее в соответствие с нынешним униженным и ослабленным положением страны. В современном мире это путь деградации нации и общества, дальнейший упадок и, в конечном счете, распад и ликвидация Российского государства, а вместе с тем и российской цивилизации. На месте русского цивилизационного пространства возникнет "черная дыра", быстро всасывающая весь мир в глобальную катастрофу.
   Если же политический курс определяется второй концепцией, то российская наука является одним из главных факторов возрождения государства и народа, и ни в коем случае не подлежит свертыванию, но нуждается в организационном укреплении, притоке молодых кадров, обновлении материально-технической базы, передаче наследия старых школ и прежних заделов молодому поколению, создании новых заделов фундаментальной науки и эффективного аппарата их применения в реальной экономической жизни, повышении обороноспособности и в улучшении жизненных условий основной массы российского народа.
   В связи с вышеизложенным хотелось бы начать с развенчания некоторых мифов, сложившихся в отношении науки под влиянием укоренившегося у нас рыночного фундаментализма. Но предварительно заметим, что у науки есть две главных составляющих: фундаментальная и прикладная наука. Первая занимается открытием новых, ранее неизвестных закономерностей в природе и обществе. Вторая - доведением полученных первой результатов до конкретных применений в экономике, быту и военной технике. Ни одна из них не может существовать без другой, но их организационная структура, критерии достижений, принципы управления ими и методы финансирования различны. Теперь вернемся к ходячей мифологии.
   Миф первый - финансирование науки должно находиться в прямом соответствии с уровнем развития страны, выраженном в ее душевом ВВП. Россия как очень бедная страна не может позволить себе иметь большую науку.
   Однако мировой опыт показывает, что страны, осуществляющие развитие прорывного характера, такие как Япония после окончания войны, а также современные Южная Корея и Китай имеют повышенную относительно общей тенденции долю финансирования науки в ВВП (3,5 - 4%). Анализ показывает, что экономический прорыв крупной страны невозможен без большой науки. Кроме того, наука и возникающие на ее основе новые технологии компенсируют дефицит других факторов экономического развития. В Японии и Южной Корее, например, отсутствие в стране достаточных природных ресурсов. В России научно-технический прогресс - единственный ресурс, компенсирующий ее неблагоприятные климатические условия, колоссальный периметр границ, вытянутость с Востока на Запад, расположение основных природных ресурсов в труднодоступных регионах. Сырьевое направление развития нашей страны ведет к исчерпанию ее невоспроизводимых ресурсов, а в политическом отношении - к усилению сепаратизма