Лившиц Иосиф Исаакович: другие произведения.

Криминал. Том 5. Модернизация российского общества и реструктуризация хозяйства

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Иосиф Лившиц
   0x01 graphic
  
  
   ДОПОЛНЕНИЕ
   ПОЛИТИЧЕСКОЙ
   ЭКОНОМИИ
  
  
   ТОМ ПЯТЫЙ
  
   МОДЕРНИЗАЦИЯ
   РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА И РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ ХОЗЯЙСТВА
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Санкт-Петербург

Нестор-История

2012г.

  
  
   УДК 323.398(470)
   ББК 63.3 (2)-289
  

Книга издана в авторской редакции

  
  
  
   Лившиц И.И.
   Л 55
  
   Криминал. Том 5. Модернизация российского общества и реструктуризация хозяйства. - СПб. Изд-во "Нестор-История", 2012. - 476с.
  
   ISBN 978-5-98187-386-7
  
   Карл Маркс, скрупулезно исследуя капитал, был обуян болезненной идеей и прогнозировал полное уничтожение капитализма, как самой жестокой на то время экономической формации. Он даже пошел на методологическую уловку, используя в своем исследовании только второй гегелевский принцип снятия противоречий, когда новое до основания уничтожает старое, а затем... Не важно что будет затем, но "Карфаген должен быть разрушен!" Г.В.Ф. Гегель не зря первым описал совершенно иной принцип снятия противоречий на основе их единства и взаиморазвития, поскольку именно такой принцип чаще всего и наблюдается в природе.
   Прогнозы Карла Маркса не сбылись - история развивалась по другому сценарию.
   У капитализма есть два пути развития, что определяет второй и третий пути развития народного хозяйства. Карл Маркс, не имея на то время соответствующих исторических фактов, не мог предвидеть второй путь развития капитализма а также третий путь развития народного хозяйства и предостеречь от его использования. За 18 лет развития новой России появилось достаточно фактов, чтобы дополнить политическую экономию Карла Маркса описанием третьего пути развития народного хозяйства. Результаты этой попытки дополнения политической экономии приводятся ниже.
   Книга адресована широкому кругу читателей, в том числе студентам и преподавателям экономических и международных вузов.
  
   УДК 323.398(470)
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
ББК 63.3 (2)-289
  
  
  
   ISBN 978-5-9818-386-7 0x08 graphic
No И.И. Лившиц, 2011
  
  
  
  
  
   Вынес достаточно русский народ...
   Вынесет всё, что Господь ни пошлет!
   Вынесет всё - и широкую, ясную
   Грудью дорогу проложит себе.
  
   Н.А. Некрасов. Железная дорога.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Посвящаю моим учителям:
  
   профессору Шацу Соломону Яковлевичу, который учил меня великой науке методологии - что и как делать,
  
   профессору Войшвилло Георгию Валериановичу, который прививал мне высокое искусство принципа Оккама - никогда не надо делать больше того, что следует сделать
   (не умножай сущностей без нужды).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Введение

  
   Карл Маркс, скрупулезно исследуя капитал, был обуян болезненной идеей полного уничтожения капитализма, как самой жестокой на тот момент экономической формации. Он даже пошел на методологическую уловку, используя в своем исследовании только второй гегелевский принцип снятия противоречий, когда новое до основания уничтожает старое, а затем... Не важно что будет затем, но "Карфаген должен быть разрушен!" В.Г.Ф. Гегель не зря первым описал совершенно иной принцип снятия противоречий на основе их единства и взаиморазвития, поскольку именно такой принцип чаще всего и наблюдается в природе.
   История - дама чопорная и строгая - она не прощает тех, кто свободно обращается с ее фактами, и зло подшутила над беднягой Карлом Марксом: капитализм выжил, трансформировался в "социализм с человеческим лицом" и процветает, в то время как мифический марксовый коммунизм, в трактовке его последователей в России принявший черты "феодального, казарменного социализма", заменен "дичайшим капитализмом", где свободная конкуренция опутана цепями криминальных связей и понятий, так что в пору говорить о возникновении нового государственного устройства - криминализма.
   К. Маркс подробно исследовал законы генезиса (возникновения, происхождения, становления и развития) капитала. В конце первого тома "Капитала" он отмечает, что производству товара, превращению его в деньги, а денег в капитал, должно предшествовать "так называемое первоначальное накопление", в основе которого всегда лежит насилие, то есть криминал как нарушение существующих законов. Но этот криминал К. Маркс как бы выносит за скобки, рассматривая генезис основного капитала, как процесс вполне закономерный. К сожалению, К. Маркс располагал историческими фактами развития капитализма на первом его этапе, и недостаточная полнота имеющихся у него на то время исторических фактов не позволила ему увидеть третий путь развития общественного хозяйства, когда капитал производится на основе широкого использования криминала, то есть нарушения закона.
   Более того, через сто тридцать лет после появления "Капитала" мы наблюдаем создание криминалоемких российских законов, которые позволяют создавать капитал не в производственной сфере, а в сфере возникновения и криминального распределения финансовых потоков, что делает капитал изначально криминальным и требует "отмывания" для дальнейшего применения. Создание условий для развития криминала становится основой государственной политики, призванной плодить таких криминальных капиталистов, которые бы защищали криминалистическое государство. Круг замыкается. Возникает потребность изучения криминала и криминализма с целью дополнения политической экономии К. Маркса.
   Девятнадцатый век, когда творил Карл Маркс, называли серебряным, благодаря необычайно бурному расцвету всемирной культуры. Предполагалось, что культурные народы превратят двадцатый век в золотой, решив все свои политические, экономические и социальные проблемы. Однако ожидания не оправдались. И жестокий двадцатый век, по которому прокатились две ужасающе кровопролитные мировые "горячие" войны, третья "холодная" и уже началась четвертая - "информационно-психическая", заслуживает названия железного. Правда, Третья мировая "холодная" война не сопровождалась такими потерями, как две предыдущие "горячие". Но в результате ее рухнул и исчез "Великий, могучий Советский Союз", и последствия этого явления для нас самые печальные: ежегодно вымирает порядка на миллион больше россиян, чем рождается, еще миллион россиян заболевает психическими болезнями и еще полтора миллиона россиян ежегодно становятся инвалидами, потому что жизненное положение российских народов хоть и не ухудшается, но и заметно не улучшается. НЕТ ПЕРЕМЕН! Так что же, в результате начавшейся в прошлом десятилетии Четвертой мировой "информационно-психической" войны россияне могут вообще вымереть, а с ними исчезнет и тысячелетняя Россия? Вопрос далеко не риторический.
   Почему в самой богатой стране, где по данным ООН сосредоточена треть мировых ресурсов, народ живет беднее, чем в других странах? Народ живет в такой беспросветной нищете, что старики и младенцы голодают и умирают от алиментарной дистрофии, а люди трудоспособного возраста спиваются от безысходности жизни. Идет быстрая дегенерация российских народов. Социологи позаимствовали этот термин из микробиологии, где под ним понимается процесс ослабления жизнеспособности культуры одноклеточных организмов при неблагоприятных условиях развития. В патологии этот термин еще в XIX веке использовал Р. Вирхов, допускавший возможность "перерождения" биологических объектов.
   У нас эта устойчивая тенденция "перерождения" общества наблюдается с 1992 года после начала российских реформ. Бесконтрольный рост цен в 21578 (!) раз, сокращение выработки валового воспроизводимого продукта почти на две трети, сопровождающееся невиданным ранее импортом продуктов потребления, составляющим порою более половины розничного товарооборота, хищническое распределение государственной собственности, когда десятипроцентная прослойка населения криминальным путем стала обладать богатством в 20 (!) раз превышающим богатство более половины населения, живущего на границе бедности и за ее границей, то есть в нищете, свидетельствует о социальной катастрофе, отбросившей российское общество на 50 лет назад до состояния так называемого неразвитого социализма.
   Беднее нас живут лишь в развивающихся странах Африки с примитивным первобытно-племенным укладом, где отсутствует интеллигенция, способная осмыслить и рационально реформировать общество. Так может быть и наша беда, наша роковая плата за Октябрьский переворот заключается в том, что мы лишились интеллигенции, способной модернизировать общество? Неужели последних интеллигентов наши деды в 1922 году посадили на пароход и отправили в Европу? Неужели прав был "последний из могикан" правдоборец А.И. Солженицын, который утверждал, что интеллигентов у нас нет, есть "образованцы"? Такие люди способны только бездумно исполнять существующие инструкции, но сопереживать, порадеть простому человеку они не в состоянии. Народ для них - электорат, вонючее быдло, грязные лопоухие "лохи", "терпилы" и "овощи", которых и можно только обманывать, грабить, использовать по своему усмотрению для получения личного богатства. В России всегда существовал криминал, но возвести условия для развития криминал в основу государственной политики и создать, по сути, новое государственное криминалистическое устройство могли только дегенераты, которые страстно ненавидят свой народ, готовы изничтожить его, только бы не вернуться в ту прозябающую нищету, в которой влачит свое несчастное существование большинство народа.
   Обществом управляют бездумные некомпетентные руководители, которые, притворно декларируя пожелания накормить народ, используют криминал для получения личного капитала - своего личного обогащения и удержания власти. Не надо строить планы, как накормить народ, дайте ему возможность попросту спокойно и честно работать, и он накормит себя сам. Он даже будет кормить своих некомпетентных генералов, подобно тому легендарному мужику, которого описал М. Е. Салтыков-Щедрин - ведь они не мешали ему работать. Но для криминального коррупционера невыносима сама мысль, что кто-то будет честно работать и получать честно адекватную заработную плату. Так что основной причиной медленного, но пока неуклонного движения к исчезновению российского общества является криминал его некомпетентных руководителей.
   Уровень коррупции в стране за последние 10 лет не просто вырос, по индексу коррупции Россия сползла в конец мирового списка, но даже эти показатели существенно завышают реальное положение дел с коррупцией в России. По сути дела, российская коррупция по своей природе требует иного термина, потому что она не описывается столь политически корректным словом, как коррупция. Соответственно, по сути дела, новый российский государственный строй по своей природе тоже требует иного термина. Идеолог создания нашей криминалистической государственности, бывший пресс-секретарь президента Б.Н. Ельцина В.В. Костиков недавно в крупнейшем издании России "Аргументы и факты" в редакционной статье "Компот для народа" изумленно задал риторический вопрос: "Господа! Как прикажете народу называть этот строй?"
   "Строили мы, строили мы и вот что-то построили!" - говорит народный любимец Чебурашка, с которым большинство честных людей в нынешней России отождествляют себя. Ну, не со старухой же Шапокляк, которая всем мешала и гадила, изобретая одну за другой все возможные подлянки, отождествлять себя. Это наши доморощенные олигархи, скорее всего, и есть "Старухи Шапокляк", а их прихлебатели - это "Крыски-Алиски". Но то, что мы построили, повергло весь Мир в неподдельное изумление - буквально в шок. Даже Е.Т. Гайдар - один из отцов-зачинателей, которые призывали нас трудолюбиво строить капитализм, по его словам, являющийся "истинным" воплощением "развитой" демократии, несколько лет тому назад вполне компетентно заявил, что мы построили "муляж демократии", то есть "муляж" капитализма. Капитализм, по его разумению, это что-то иное. А то, что мы построили - требует определения.
   "Мы построили бандитский капитализм," - заявляет С.С. Говорухин в книге "Великая криминальная революция". "Истинный" продолжатель дела Ельцына-Гайдара, В.С. Черномырдин, всенародно известный своими чисто российскими афоризмами и имеющий большой опыт государственного и партийного строительства, с сожалением замечает: "В России какую партию не строй - все равно получится КПСС!" От огорчения он даже распустил свою многотрудно создаваемую партию - "Наш дом - Россия" и уехал на Украину. Не тот оказался "Наш дом". Вот уж действительно: "Хотели как лучше, а получилось как всегда". Потому что мало хотеть, надо еще понимать, что происходит, и принимать, а особенно осуществлять адекватные, компетентные решения. А может, хотели как лучше для себя, потому и получилось, как всегда для народа?
   "Но не все так уж плохо!" - заявляют доморощенные "теорететики". - "Это вначале у нас была "управляемая" демократия, то есть "управляемый" капитализм и жили мы совсем плохо, потому что все разворовывалось черт знает кем, в том числе и иностранными советниками. Но вот пришел грозный отец-президент, имеющий богатый опыт наведения порядка в ФСБ, и поганной метлой вымел всех иностранных советников-управленцев, а демократию нашу объявил "суверенной", и жизнь вроде бы стала налаживаться - мы уже строим "суверенный капитализм с человеческим лицом", наподобие "Шведского социализма", чтобы войти в семью других развитых, демократических стран.
   "Свят, свят, свят!" - открещиваются от нас в цивилизованных странах, которые уже давно разочаровались в своем "капитализме с человеческим лицом" и мучительно ищут конструктивные формы развития нового внегосударственного постиндустриально-информационного общества. Дескать, это вы держитесь за свой суверенитет, потому что в современном постиндустриально-информационном надгосударственном обществе вам не дадут воровать, а вы испокон веков воровали, будете воровать и далее, так что газ у вас мы еще покупать будем, но в ВТО, НАТО и Евросоюз не пустим, нам такие воры в своем евросоюзном общественном доме не нужны!
   А для чего же мы нужны? Что, прав был самобытный русский философ П.Я. Чаадаев? Уже в первом "Философическом письме" П.Я. Чаадаев говорит: "Про нас можно сказать, что мы составляем как бы исключение среди народов. Мы принадлежим к тем из них, которые как бы не входят составной частью в род человеческий, а существуют лишь для того, чтобы преподать великий урок миру". Какой великий урок? К чему приводит воровство? К чему приводит культивирование условий для развития криминала в основе государственной политики?
   Естественно, что криминал никогда не может быть уничтожен полностью, но он может быть разумно ограничен государственными законами, как это наблюдается в развитых капиталистических странах. Основной причиной возникновения и развития криминала в России является неадекватная (заниженная) оплата труда производителей и неадекватные (завышенные) доходы управителей. У кого в России самая низкая заработная плата? У поваров. Традиционно считается, что они недоплату труда компенсирует воровством мяса из общественного котла. Такая государственная политика в области оплаты труда целенаправленно толкает производителя к воровству, криминалу на производстве и в быту.
   У кого самые высокие доходы? У олигархов, управителей, захвативших криминальным путем большие части государственной собственности во время незаконной приватизации (до сих пор отсутствует закон о приватизации). Незаконная раздача собственности путем бесконкурсных так называемых "залоговых аукционов", куда были допущены только "свои" банкиры, сформировавшие кредиты из государственных средств, хранящихся в их банках, под залог государственной собственности, является беспрецедентным фактом мировой истории. Зато потом банкиры собрали пол миллиарда долларов на предвыборную компанию, и Б.Н. Ельцин выиграл вторые выборы на должность президента. В 2008-2009 годах банкиры получили 152 миллиарда рублей без каких-либо обязательств якобы для спасения банковской системы. Эти средства они обратили в доллары, которые направили в иностранные банки, поскольку нашему государству они не верят. Одновременно под шумок они существенно повысили процент банковских кредитов, так что рухнула ипотека, а предприниматели оказались без текущих средств, получаемых при помощи кредитов, и были вынуждены сворачивать производство, сокращать персонал. Разродился кризис. Олигархи жирно лоббируют в коррумпированной Государственной Думе криминалоемкие законы, которые законно позволяют им грабить народ. Олигархам помогает правительство, ставшее "Комитетом по делам олигархов".
   Только изменив систему оплаты труда производителя, повысив ее с 35 процентов в составе цены изделия до 70 процентов, как в развитых странах, существенно ограничив доходы управителя прогрессивным налогом, как в развитых странах, можно будет ослабить базу возникновения и развития криминализма в России. Это должна быть концепция модернизации власти, без такой модернизации Россия вымрет. Она уже потеряла 13 (по другим данным - 15) миллионов человек за 18 лет реформ, целенаправленно развивающих криминализм.
   К сожалению, в связи (союз "благодаря" здесь, естественно, не уместен) с неудачей предпринятых реформ Россия перешла в категорию бедных развивающихся стран, отношения в которых не являются в большинстве своем рыночными, договорными, а имеют силовой, феодальный характер с определенной криминальной составляющей. И только существенно ограничив криминал, можно будет говорить о новых реформах, призванных способствовать обеспечению достойной жизни россиянину. Где же выход, если у кормила власти стоят явные криминальные личности, которые лишь пересаживаются и пересаживают с одного кресла на другое, не желая менять ситуацию? А общество неуклонно деградирует, народ вымирает...
   Каждый год россиян становится меньше почти на миллион. Причем в начале реформ вымирали старики и дети, как самые слабые члены общества, не приспособленные к резким изменениям жизни. А сейчас большинство умирающих представляет собой люди среднего возраста, психически уставшие от неспособности обеспечить себе нормальные условия жизни. Жизнь настолько беспросветна и так неуклонно не улучшается, что единственный выход эти люди видят в беспробудном пьянстве, а следоватльно, преждевременном старении и смерти. Было время, когда средняя продолжительность жизни мужчин в России упала до 58.1 лет - они не доживают до получения пенсии. Теперь появилась слабая тенденция к ее медленному возрастанию до 58.7 лет.
   У женщин положение несколько лучше - их средняя продолжительность жизни составляет 71.8 года. Россия постепенно превращается в страну одиноких старушек, не способных себя защищать. И если ничего не делать, то процесс начнет наращивать темпы. Тогда через 25 лет россиян станет меньше 100 миллионов, а еще через 50 лет они могут исчезнуть совсем. Благодатные российские земли не останутся пустыми. Уже сейчас на Дальнем востоке мы испытываем сильное китайское демографическое давление. Так станет ли России окраиной китайской провинцией, подобно тому, как она была окраиной монгольской провинцией в течение трехсот лет более половины тысячелетия тому назад? Но тогда Россия, образно говоря, поднималась с колен, чтобы сбросить ненавистное иго. А сейчас ее "ставят на колени" бездумные руководители. Пора за дело браться, господа!
   Настоящая работа представляет сборник статей автора, опубликованных за последние 20 лет в периодической печати и несколько отредактированных для образования цельности системы излагаемых идей. Фактически прообразом каждой ее главы является статья, опубликованная в свое время автором (см. "Источники", стр. 470), либо хранящаяся в архиве автора. Поэтому в работе могут быть некоторые повторы, которые автор не проглядел в спешке, а преднамеренно оставил, поскольку то, что в одних главах упоминается вскользь, в других освещается подробно и, возможно, в несколько ином ракурсе, порою настолько своеобразном, что требует повторного освещения для восприятия, не вызывающего отторжения. Повторение - мать учения, а перед вами, читатель, не роман, а скорее летопись истории российских народов в самые тяжелые криминальные годы их существования. Автор приносит извинения за все другие недостатки и будет благодарен за критические замечания, отправленные ему по адресу: izdatelstvoiliv@gmail.com.
   По образованию автор - "технарь" (инженер радиосвязи) и "естественник" (математик). В этой работе автор подвел итоги достижений современной истории, политологии, экономики, экологии, социологии, социоантропологии и демографии. Другими словами, он аккуратно скомпилировал, проанализировал и подвел итоги современного состояния знаний в ряде областей социальных отношений, где автор не авторитетен. В современном научном мире, где преобладают комплексные исследования, этого нельзя избежать. И поскольку профессионалы не могут, или не решаются это сделать, такую черновую работу приходится делать дилетанту. Поэтому автор приносит извинения "узким" специалистам, особенно экономистам и социологам, за несколько дилетантский характер изложения материала. Кроме того, автор не может излагать и сравнивать многочисленные различные точки зрения из-за ограниченного объема и без того перегруженной фактами публикации.
   Автор также просит разрешения изложить только некоторые господствующие представления более или менее догматично, так, чтобы, по его представлению, они создали цельную мозаичную картину нескольких возможных сценариев дальнейшего развития нашего общества. От "бедного технаря" нельзя ожидать, чтобы он сделал что-либо подобное компетентному научному обзору большинства накопленных другими авторами данных, полученных в результате серий экспериментов, обобщений и прогнозов в различных, тесно связанных специализированных общественных науках. Автор излагает здесь только свое личное видение развития России, целеосмысленно отбирая только те известные факты, которые аккуратно укладываются в мозаику его целенаправленной компиляции. Насколько ювелирно удалось это сделать - судить вам, читатель.
   Несколько слов об авторе. Автор считает себя счастливым, состоявшимся человеком, которому в наше тяжелое время неимоверно везло: он еще со студенческих лет интересовался самыми животрепещущими научными и общественными проблемами, повстречался со многими интересными людьми и на старости лет написал книги, хотя богатств никаких не приобрел - не в деньгах счастье! Сын плотника и секретарши, которая после раннего замужества стала домохозяйкой, он получил блестящее образование, окончив Университет телекоммуникаций, очное отделение аспирантуры при этом университете, Петербургский государственный университет и Университет марксизма-ленинизма. Причем, те идеи, которые вкладывал Бог в его разум (у автора более 100 научных работ, монографии, свидетельства об изобретениях, патент по модернизации интернета, руководства по курсовому и дипломному проектированию Военной академии связи), затем озвучивали и другие умные люди, так что автор был "впереди планеты всей" в когорте тех непосед, которые, шагая по жизни, - вращают планету. А 20 последних лет, будучи уже свободным художником пенсионером, автор целенаправленно собирал материалы, чтобы написать Книгу. Вот ее вы и держите в руках, уважаемый читатель. Дай Бог и вам счастье исполнения мечты всей вашей жизни! И еще, дай Бог вам здоровья и сил интересоваться всем, что вокруг происходит, и удивляться многообразию жизни! Ибо тот, кто сохранил с детства способность удивляться, способен и изменить жизнь. Конечно к лучшему! Автор ко всему еще и неисправимый оптимист, и реалист (Жаль только жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне... а ты, читатель, можешь дожить! Завидую я тебе белой завистью).

Модернизация общества

   По сравнению с акулой из царства животных типа хордовых, ископаемые останки которой были обнаружены в наносных слоях, насчитывающих 240 миллионов лет возраста, человек, появившийся где-то порядка 7 миллионов лет тому назад, может считаться сущим младенцем. Правда, его предки человекообразные приматы еще 70 миллионов лет тому назад образовали самостоятельный подотряд в отряде насекомоядных. И вот они десятки миллионов лет резвились на ветках деревьев где-то в центре благодатной Африки, пока не стала портиться погода, начались засухи, и саваны стали наступать на леса, площади которых, естественно, стали сокращаться.
   А приматы, незнакомые с футурологией, как раз в это время вздумали устроить приматологический взрыв и стали быстро размножаться, так что возникли проблемы с питанием. И физически более развитая обезьяна по имени Шимпанзе (имя это она получит в награду только через 7 миллионов лет) спустила своего боле слабого брата Homo с дерева и подумала: "Иди, гуляй, Вася, нам самим кокосов не хватает!" А Вася, которого вообще-то звали Адам и потомки которого стали Василиями только через 7 миллионов лет, даже обрадовался, потому что в густой траве он увидел сочную репу. По-видимому, предусмотрительная обезьяна Шимпанзе (как никак все-таки сестра, генетический код которой на 99 процентов совпадает с генетическим кодом человека) спустила с дерева и Адамову подругу Еву, потому что, когда Вася-Адам ухватился за зеленую ботву репки, Ева ухватилась за Васю-Адама, и вместе они вытащили репку.
   Вася-Адам поколотил репкой по стволу дерева, на котором сидела грозная Шимпанзе, раздумывая, а не спуститься ли и ей, но потом решила, что не стоит: все-таки кокосы такие вкусные, а какая репа на вкус - еще неизвестно, без Васи-Адама ей кокосов вполне хватит, так что имеет смысл остаться на дереве, где ее потомки и провели семь миллионов лет и резвятся до настоящего времени. А Ева в это время выхватила у Васи-Адама репку, откусила больше половины, а ему остатки отдала, ибо сказано - Жена да убоится мужа своего! А чужого мужа у нее в это время еще не было. Адам и Ева, как известно, были первыми и единственными.
   Впрочем, история только начиналась, потому что из травы выскочил огромный саблезубый тигр (а может быть это был громадный пещерный медведь - я там не был и досконально утверждать не могу). Во всяком случае, оказалось, что савана, примыкающая к лесу, обитаема многими хищниками, и каждый желает закусить человеком. Но наш Вася - Адам, потомки которого будут первыми даже на Луне, не растерялся, схватил валяющуюся в траве палку и выколол чудовищу глаз, после чего оно с ревом и плачем исчезло. А Вася-Адам сообразил, что, если он хочет и в дальнейшем кушать репу, то палку он должен не выпускать из рук и ходить он должен вертикально, внимательно оглядывая с высоты своего роста окрестности: не притаился ли в траве саблезубый тигр или какой-нибудь захудалый лев, мечтающий поправить свое здоровье вкусным человеком Homo. Ибо, решив передвигаться вертикально, он приобрел этот статус в подсемействе Гоминидов, образовав род Людей - Человеков.
   Потомкам человека была уготована история, полная приключений - у нас, к сожалению, нет возможности подробно анализировать ее всю в течение 7 миллионов лет - пять томов "Криминала" посвящены, в основном, анализу последних 20 - 25 лет этой истории. И этой возможности бы не существовало, если бы наш сообразительный предок Кроманьонец не "изобрел" где-то 40 - 50 тысяч лет тому назад Общество неродственных семей, а его родной брат Неандерталец, тоже довольно сообразительный тип, не "изобрел" практически в это же время каменный топор, который его и погубил. Кроманьонец, наш с вами непосредственный предок, благодаря обществу, морали и другим всяким интересным штучкам выжил, наплодил многих ученых людей, которые до сих пор не перестают удивляться его сообразительности и изучают возможности общества, чтобы не просто выживать и далее, а еще и наслаждаться жизнью. Так что же такое Общество?
  

Общество

  
   Отвергнув множественнный анализ, сыгравший с К. Марксом злую шутку в виде линейной пятиступени, совершенно не отражающей генезис современных (и несовременных тоже) обществ, и используя более современный системный анализ, о котором мы поговорим далее подробнее при анализе народного хозяйства, мы будем говорить о некой открытой системе природы вообще, подсистемой которой является живая природа, ее подсистемой является животное царство, а уже ее подсистемой является общество людей, состоящее, в свою очередь, из ряда подсистем, каждая из которых тоже имеет подсистемы, и так до бесконечности, поскольку природа бесконечна и в микро- и в макронаправлении (некоторые ученые придерживаются мнения, что она замкнута сама на себя, поэтому-то атом имеет планетарное строение - впрочем, это всего лишь гипотеза, за доказательство которой несомненно дадут Нобелевскую премию в области физики - так что дерзайте "Кто хочет стать Перельманом?")
   Несомненно одно, что основной, господствующей подсистемой целеполагающей подсистемы Общества, будем ее называть Демографической подсистемой, является народ - множество Гомо сапиенс сапиенс, потому что если оно оказывается пустым, ни о каком обществе речи быть не может. Даже, когда эта подсистема заполнена Гомо сапиенс Неандерталес (а некоторые биологи считают, что Лесные или Снежные люди, популяция которых насчитывает на Земле порядка 2000 человек, по оценке современных криптозоологов), чудом выжившими потомками Неандертальцев, живущих только родственными семьями - подсистема Общество Неандерталес в системе Природа отсутствует, поскольку неандертальцы в своем развитии не сумели додуматься до общества неродственных семей, и возможно поэтому и исчезли.
   Так было до Кроманьонца и некоторое время при Кроманьонце, который, по началу, тоже жил родственными семьями, что характерно для класса Млекопитающих - именно к нему относятся современные люди. Когда какой-то Кроманьонец решил впустить в принадлежащую ему расселину другого, неродственного ему Кроманьонца, спасающегося от преследующего его Неандертальца, он руководствовался чисто прагматичной целью дать отпор преследующему Кроманьонцев Неандертальцу, что, конечно же, вдвоем имело больше шансов на победу в конкурентной борьбе. Это был первый шаг к основанию общества.
   Второй важной подсистемой является Географическая подсистема - территория, на которой обитает народ. После захвата Иудеи Римом началось расселение евреев по другим государствам и исчезло еврейское общество. Правда, благодаря высокой культуре и консервативной религии Иудаизма, евреи плохо поддавались ассимиляции среди других народов и сумели сохраниться как оригинальный народ, который воспользовавшись благоприятными условиями, возникшими после Второй мировой войны, сумел обрести свою историческую территорию и на ней возродилось еврейское общество и еврейское государство Израиль.
   Вот государство и является следующей важной Политической подсистемой общества, которая необходима для управления как народом, так и Народным хозяйством, обеспечивающим средства жизнедеятельности народу. Государство относительно "молодое" изобретение человечества - ему всего лишь 4-5 тысяч лет - и за это время каких только государств не придумали люди. Но, похоже, что в нынешних быстроизменяющихся условиях национальное государство действительно идет к своему исчезновению под натиском глобализма, "обдумывающего" возможность создания Всемирного правительства. Впрочем, национальное государство может сохраниться в качестве автономной Национальной культурной формы, которая, несомненно, будет подсистемой подсистемы Культуры.
   Развитие подсистемы Культуры позволило человеку сообразить, что в условиях роста его количества для получения необходимых средств к существованию следует организовать подсистему Народного хозяйства, целенаправленно воздействующего на живую природу и полезные ископаемые, которые, несомненно, тоже являются подсистемой системы общества. Если бы это было не так, то высокоразвитое японское общество, существующее на территории, практически лишенной полезных ископаемых, не прилагало бы таких титанических усилий по приобретению этих полезных ископаемых во всем мире.
   Кроме подсистемы Культуры для общества характерна еще и подсистема Религия, поскольку атеизм, отрицающий всякую религию, является верой в то, что человек может обойтись без всякой религии. Возможно и может, но обойтись без веры в то, что вера (религия) не нужна, человек не может и вера эта должна являться подсистемой подсистемы Идеология, которая призвана цементировать всякое общество.
   Еще следует сказать о подсистеме Менталитет, представляющей совокупность взглядов усредненную по обществу для данных условий его развития. Вот, возможно и все подсистемы общества, с которым нам придется разбираться.
   Между этими достаточно равноправными подсистемами, в основном, существуют горизонтальные взаимообразные связи. Трудность заключается в том, что одни подсистемы или их автономные подсистемы являются составными частями других разных подсистем, или же могут включать в себя на основе равноправной подсистемы другие подсистемы. Так что открытая подсистема Общество может быть многократно замкнута сама на себя, что в виде геометрической модели представить совершено невозможно, а если некий гений и сумеет это представить, то материально осуществить уж никак не сможет.
   Например, народ или даже не абстрактный народ, а население проживающее на подсистеме Территории, входящей в подсистему Государство, содержит подсистемы Население до работоспособного возраста, Население после работоспособного возраста и Работоспособное население, которое в свою очередь входит в подсистему народного хозяйстве частично только подсистемой Занятого в народном хозяйстве населения, в то время как все три подсистемы Населения входят в народное хозяйство в качестве потребителей продуктов, производимых народным хозяйством (вот мы и замкнулись сами на себя первый раз, а таких "разов" может быть большое, но к счастью конечное множество, которое при помощи вычислительной техники может быть описано - нет только современного К. Маркса, который бы придумал язык такого описания, подобный языку описания марксовой политэкономии).
   Поскольку механизм связей подсистем, автономные подсистемы которых вложены друг в друга, без языка описания отобразить наглядно невозможно, мы будем в дальнейшем исследовании рассматривать только такие части системы Общество, которые открыты и наглядны.
   Проведенные рассуждения позволяют выделить три существенных понятия: подсистема, функция подсистемы и связи между подсистемами. Совокупность этих понятий в системном анализе объединена в новое понятие структура системы
   Конкретный человек, который является сложной подсистемой подсистемы Население, подсистемы Народ, являющейся в свою очередь подсистемой Общества, так вот конкретный человек может мгновенно среагировать на изменение условий окружающей среды и решение его может быть верным, а может быть и привести к его исчезновению, что для подсистемы Общество малозначимо, поскольку у него имеются сотни миллионов и даже миллиард подобных подсистем. И функцией подсистемы Общество является сохранение не одного конкретного человека, а всей подсистемы Населения в целом, а, следовательно, принимать мгновенные решения эта подсистема не имеет права. Она может принять решение только через некоторое время задержки, выяснив отношение к раздражающему фактору всех заинтересованных подсистем. И подсистема Общество с одной стороны должна быть консервативной, но в то же время не слишком, чтобы быть достаточно мобильной для разумного ответа на вызовы времени.
   Другими словами, всякое традиционное общество по определению уже не соответствует непрерывно изменяющимся современным условиям существования человека, а, следовательно, должно быть человеком модернизировано (modern - английское слово современный), то есть перестроено применительно к современным условиям. Что значит, что общество должно быть модернизировано? Это значит, что должна быть изменена его структура, чтобы соответствовать изменившимся условиям.
   Модернизация - макропроцесс перехода от традиционного общества к современному обществу путем изменения структуры его подсистем. В традиционном обществе человеку не свойственно мышление (подсистема Менталитет), предрасполагающее к переменам, он видит мир неизменным. В цивилизации модерности человек постоянно стремится добиваться каких-то новых целей, преобразуя себя и общество, создавая новые подсистемы с новыми фнкциями и новыми связями.
   Преобразование, вводимое законодательным путем, получило определение - реформа (лат. reformo). В частности процесс преобразования государства, начинаемый властью по необходимости - это реформы. Конечная цель любой реформы - укрепление и обновление государственных основ, что, однако, не всегда несёт за собой улучшение уровня жизни населения, сокращение государственных расходов и наоборот - увеличение доходов.
   В наше время о реформах заговорил М.С. Горбачев, заявив: "Так жить нельзя!" Он полагал законодательно изменить функциональные отношения союзных республик, сохранив структуру СССР без возникновения новых подсистем. Тогда общество остается традиционным, реформированным применительно к изменившимся условиям его существования. Уже такие реформы могут иметь определенный успех, и общество достигает поставленных целей без изменения структуры общества. Такое развитие мы будем называть реформация или реформирование традиционного общества.
   Существуют еще и реформы структурные, вызывающие появление новых подсистем общества. И новых связей между структурами. Такие структурные реформы и могут привести к модернизации общества. Если реформы не приводят к изменению структуры общества, то модернизация не совершилась и общество осталось традиционным.
   Но реформы могут быть и безуспешными, и даже вызвать временное ухудшение жизни. Говорить о безуспешной модернизации не имеет смысла. Модернизация общества или совершилась, и возникло новое модернизированное общество, соответствующее изменившимся условиям жизни, либо она не совершается, несмотря на проводимые функциональные реформы, и тогда мы продолжаем жить в традиционном обществе.
   Традиционное общество разделяет людей на отдельные группы и общины, члены которых обычно хорошо знают друг друга и зачастую связаны между собой также кровным родством. При этом решения, принимаемые в одной общине, практически не влияют на жизнь других. Общество же модерности представляет собой так называемое общество участия, в котором отдельные индивиды в нем принимают решения по вопросам, которые являются в то же время и вопросами общественной значимости и поэтому должны часто вступать в столкновение с другими индивидами и группами. В нем большинство людей вступают в контакт с ранее незнакомыми им людьми, поскольку люди оканчивают школу, читают газеты, получают зарплату на работе и потом тратят заработанные деньги, покупая нужные для жизни товары. По этой причине, общество, для того чтобы иметь возможность существовать, должно в той или иной форме обеспечивать консенсус. Этот консенсус может достигаться и путем жестких столкновений. Демократическая система выборов появляется на сравнительно поздней стадии развития такого общества, как некий завершающий данную систему институт.
   Можно выделить следующие признаки модернизированного общества:
  -- В модернизированном обществе люди начинают во всех областях жизни действовать рационально и формируют новые элементы системы, в то время как в традиционном обществе люди действуют так, как поступали их отцы и деды, не меняя структуру обществп.
  -- В модернизированном обществе достаточно высока как физическая, так и социальная мобильность населения. В традиционном обществе его члены обычно живут так же, как их отцы и деды. В модернизированном обществе человек зачастую живет не в том месте, где он родился, имеет иную профессию, чем его отец, и принадлежит к иной (новой) социальной группе.
  -- В модернизированном обществе человек должен обладать способностью приспосабливаться к изменяющейся среде. Оно задает новый ритм жизни. Так, крестьянин обычно напряженно работает лишь при выполнении сезонных сельскохозяйственных работ, сам определяя время труда и отдыха. Но когда он перебирается в город и становится наемным рабочим, вливаясь в новый элемент структуры - пролетариат, то ему приходится напряженно работать каждый день в одном и том же темпе. Политики и предприниматели вынуждены быстро реагировать на происходящие во внешней среде изменения. Человек вынужден приспосабливаться к новой среде обитания, если на старом месте он потерял источник средств к существованию, ему необходимо устанавливать контакты с незнакомыми для него людьми, привыкать к новым духовным ценностям, характерным для той подсистемы общества, в которую он влился.
  -- В модернизированном обществе имеются механизмы, которые обеспечивают возобновление экономического роста после любого кризиса. В традиционном же обществе экономический рост либо вообще отсутствует, либо происходит столь медленно, что в течение жизни многих поколений уровень доходов и образ жизни людей остаются практически неизменными.
  -- Модернизированное общество отличается от традиционного достаточно высоким уровнем гражданской культуры широких масс, что создает предпосылки для демократии. В традиционных же обществах наиболее типичной является авторитарная власть. Хотя демократические общества имелись и в античности (Древняя Греция, Древний Рим), и в Средние века (городские коммуны), но в них в политической жизни обычно участвовала лишь меньшая часть населения, они были неустойчивыми, постоянно подвергались ударам со стороны поддерживаемых народными массами тиранов-популистов.
   Если говорить о России, то при достаточно большом количестве в общем-то успешных функциональных реформ можно говорить только о трех модернизациях общества: это модернизация общества Рюриком, создавшим аграрное государство, модернизация путем реформы, осуществленной Александром II Освободителем, в результате которой Россия из аграрной стала аграрно-промышленной страной, и модернизация общества путем реформы И.В. Сталина, в результате которой Россия из аграрно-промышленной стала индустриальной страной. Эта реформа и модернизация были успешны в том смысле, что они позволили сохранить государственность и народ. Хотя народ при этом понес колоссальные потери. Нынешняя модернизация общества также связана с народными потерями, которые соизмеримы со сталинскими. Вот только успеха пока не видно и причина, как нам видится, состоит в том, что руководители общества не считают необходимым учиться, а как показывает современная (модерновая) жизнь, учиться необходимо всю жизнь.
   И, если неразумное дитя делает это, инстинктивно копируя родителей (научение типа "Делай как Я!"), то обремененные опытом руководители общества должны либо сами вырабатывать знания типа "Что делать?" и "Что делать никогда нельзя!", либо использовать для выработки этих знаний ученых Академии Наук, многоопытных профсоюзных организаторов, юристов, экономистов, футурологов и даже возможно экстрасенсов, которые могут видеть нечто, недоступное зрению простого смертного. Однако, наши руководители считают себя шибко умными, то есть хитротупыми, академическую науку и профсоюзы в упор не видят, может быть поэтому - "Что они не делают - не идут дела!"
   И вот в ближайшем будущем все мы, жители России, будем участвовать в масштабном проекте, выдвинутом президентом Медведевым и его командой, - в проекте, называемом модернизацией.
   Обычно под модернизацией понимают новый технологический рывок, в ходе которого необходимо фактически заново создать промышленность, сельское хозяйство, возродить науку и образование, разрушенные в 1990-2000-е годы.
   Президентская команда под модернизацией понимает нечто совсем иное. В основе понятия "модернизация" этой влиятельной группы лежит модель развития обществ, разделяющая все общества на традиционные, которые совпадают с обществами доиндустриальными и при этом докапиталистическими (общества охотников, собирателей, огороднические и аграрные), общества Модерна, которые совпадают с западными индустриальными, и общества Постмодерна, которые совпадают с постиндустриальными.
   В этой модели жестко задаются параметры различия традиционного общества и общества Модерна. Джон Масионис приводит в своем учебнике социологии для американских вузов целую таблицу таких параметров. Исходя из этой модели, общество Модерна должно обладать индустриальной экономикой, развитыми институтами государственной власти, широкими возможностями для населения повысить свой статус в обществе. Но также в этом обществе люди в большинстве должны быть индивидуалистами, легко нарушать моральные устои общества и быть терпимыми к нарушениям общественной морали, в массе своей не иметь ничего священного. А главное, в таком обществе должны быть развиты частная собственность и рыночная экономика.
   Из этой модели получается, что Россия никогда не была "модернизированным" обществом. В том числе, и в советское время, когда в стране проходила индустриализация, когда была построена мощная промышленность. Ведь ни советское, ни современное российское общество не обладало и не обладает всеми признаками общества Модерна. Так, исследования современного российского человека социологическим центром Ю. Левады показывают, что в России устойчиво воспроизводится "человек советский", который объединяет в себе черты человека как индустриального, так и традиционного общества.
   В таком сочетании нет ничего необычного. В незападных странах не было протестантской Реформации, а индустриализация проходила на основе собственной культуры этих стран, без усвоения норм и ценностей западной культуры. В том же учебнике Дж. Масиониса можно прочитать, что фактически все незападные страны - включая, например, Японию - являются подобным сочетанием традиционного и "модернизированного" общества.
   Однако разработчиков нынешней программы модернизации в России такое сочетание не устраивает. Они настаивают на полном превращении российского общества в общество Модерна, т.е. его полной вестернизации.
   Вроде бы, отличное намерение. Многие сразу себе представляют, что скоро мы станем, как какая-нибудь Франция или Швеция. Но что эта программа будет означать на деле? На деле она означает, что все структуры и системы российского общества, которые складывались веками, должны быть полностью перестроены. И не только структуры, но и вся культура общества - нормы, ценности, представления российского человека, все его поведение. Как пишут идеологи "модернизации", "в современном мире глобальная конкуренция выливается в конкуренцию институтов, поэтому задача решается только кардинальным изменением институциональной среды, в конечном счете - самой системы ценностей и принципов" (Институт современного развития (ИНСОР), "Россия XXI века: образ желаемого завтра").
   Такая масштабная перестройка общества не осуществлялась ни в одной стране - это небывалый социальный эксперимент, которому нас решили подвергнуть. В самих западных странах переход к обществу Модерна происходил на основе собственных культуры и традиций (об этом пишут, например, социолог Макс Вебер и антрополог Маршал Салинз).
   Уже в самое ближайшее время в соответствии со стратегией "модернизации" у нас будет полностью перестроена бюджетная сфера: образование, науку, здравоохранение и другие ее объекты переведут на самофинансирование. Будет продолжена реформа армии, а милиция превратится в полицию. Но будет ли при этом создано западное общество в России или впереди нас ждет что-то иное?
   И тут надо бы вернуться и еще раз проанализировать предыдущие успешные модернизации нашего общества, чтобы вскрыть истоки допускаемых ошибок при нынешнем неудачном несостоявшемся реформировании.
  

Первая модернизация

  
   Народы, проживающие на территории России, в основном, относятся к двум группам: славянской и тюрской. Славяне появились на этой бывшей тогда практически безлюдной территории в начале второй половине первого тысячелетия, вытесняемые волохскими племенами с придунайских земель, где они до этого жили, на свободные восточноевропейские равнины. Места эти были богаты дичью, климат благоприятствовал полевым работам. Поначалу немногочисленные славянские племена занимались охотой, скотоводством и пашенным земледелием, жили соседскими общинами, возглавляемыми старейшинами, многоопытными старцами. Первобытные славянские племена постепенно колонизовали эти бескрайние равнины, двигаясь на север и восток путем естественного расселения. Каждое племя представляло самостоятельное однородное, примитивное общество, существующее на определенной территории, которая являлась общественной, племенной собственностью (оружие и орудия производства находились в личной собственности), и решало проблему биологического выживания путем равномерного распределения получаемых в общественном хозяйстве продуктов потребления. Каждый соплеменник имел равные права, старейшина был первым среди равных и трудился так же, как обычный член племени. Если на территорию вторгался враг, быстро формировалось крестьянское ополчение, выбирался военный вождь, организовывавший отпор врагу.
   К концу третьей четверти первого тысячелетия у славян начинается процесс разложения первобытных отношений; историческая обстановка (расселение и войны) способствовали процессу распада родовых связей и стремлению объединиться в государство во избежание поглощения славянских племен возникшими соседними государствами, В это время стали появляться ремесла, возникать города, как центры племенных областей. Славяне около озера Ладога построили город Ладога, а у озера Ильмень - Новгород. Это был первый крупный город на Руси.
   Пашенное земледелие стало давать некоторый избыток продуктов. Начинает возникать торговля, как постоянный, устойчивый обмен избытков производимых продуктов. Появляются торговцы, которые занимаются только торговлей. Торговцы проникали не только в соседние племена, но и в сопредельные государства, представляющие объединение племен, управляемых государственный аппаратом. Это была более современная, модерная организация общества. Но славянские племена не могли между собой договориться. И между славянскими пленами пошли междоусобные войны. Никто из них не хотел уступить другому, и не могли они уладить дела друг с другом, как писалось в старинных летописях. Тогда славянские племена решили пригласить со стороны князя, как нейтрального руководителя и справедливого судью. Они обратились к варягам, пришел Рюрик с родственниками, с дружиной и сел в Новгороде на престол. Он и был автором первых реформ и создателем государства.
   Рюрик, хотя и не выдающийся, но многоопытный руководитель и организатор некоторых разбойных набегов на возникшие в то время в Европе города-государства, понимал, что прекратить межусобицы и дать отпор внешнему врагу может только сильное образование - политически организованное государство, с четко организованной воинской силой, которую представляла варяжская дружина, предназначенная для завоевательных походов, судом, и централизованным управлением, с системой сбора дани (налогов) с соплеменников, с введением государственной собственности на всю территорию государства. Части этой территории он отдавал своим родственникам в управление, с чего они кормились, но мог и отобрать, особенно, если родственник умирал - земля была в государственной, княжеской собственности, частной собственности еще не существовало. Таким образом, первоначальной стратегией развития российского общества было обогащение Рюрика и его родственников, пришедших в качестве дружинников. То есть, он четко представлял проблему силового обеспечения политической жизнеспособности, что явилось уже первой предпосылкой появления силового, феодального общества. Он также понимал, что, если государство не будет расширяться, как всякое деловое предприятие, то оно погибнет от вооруженных сил конкурирующих соседних государств, и проводил активную захватническую политику, присоединив к себе вначале соседние города Белозерск и Изборск. Введя государственное управление, боярскую думу, создав армию в виде воинской дружины, как новые подсистемы общества, он изменил структуру общества, то есть модернизировал его. Первая модернизация общества, вылившаяся в создание аграрного государства. В социальном плане славяне потеряли землю, сохранив самоиденцификацию.
  

Вторая модернизация российского государства

  
   Россия очень богатая страна, соседи которой все время покушались на ее богатство. Так что существенной частью русской государственности была ее армия, котрая в любой момент должна была отражать любые поползновения на границы России. Тысячу лет она была аграрной страной, структура общества при этом не менялась, менялись только функции подсистем общества в результате проводимых реформ.
   Следующим после Рюрика реформатором в России был первый царь Иван IV, который затеял Ливонскую войну для возврата русских земель, отобранных в более ранние годы. А для победы в этой войне нужна была сильная, современная армия.
   В России успех каждой реформы определялся тем, насколько удавалось приспособить ее к нуждам перестраиваемой армии и управления государством, а начинались реформы, как правило, с изменений в сельском хозяйстве.
   Царь Иван IV прекрасно понимал, что для повышения боеспособности армии в новых условиях ее необходимо было реорганизовать, построив по более прогрессивной системе постоянных самостоятельных воинских единиц - полков. Для такого построения армии необходимо было ввести корпус офицеров - средних и младших командиров, которых для достаточно боеспособной армии требовалось в большом количестве. Сорок боярских родов, существовавших в России в то время, и около десятка княжеских семей не могли обеспечить армию, формируемую из стрелецких полков, офицерами. Приглашаемым на военную службу в качестве офицеров иностранцам надо было платить, а государственная казна, как правило, была пуста, поскольку система кормления приводила к обогащению в первую очередь кормящихся. Выход был найден Иваном Грозным в оплате людям военной деятельности землей, которой в России всегда было в избытке, с закреплением на ней крестьян, призванных обеспечивать воинскую службу припасами.
   В Росси и до Ивана IV было принято расплачиваться со служивыми людьми землей, просто Иван IV превратил это в систему, распределяя дворы между служивыми людьми, отчего круг таких служивых лиц получил название дворянства (поместного). В отличие от вотчин, переходящих по наследству, поместья в то время закреплялись за отдельными лицами только на период их службы в армии. Если у дворянина не было сына, который бы после его смерти мог пойти на воинскую службу, то поместье у семьи отбиралось и передавалось другому дворянину, то есть дворянин не владел поместьем, а только распоряжался в течение срока его службы в армии, в то время как боярин, распоряжался своей вотчиной по наследству, но под угрозой лишения этого права удельным либо великим князем в любой момент без всякой компенсации отбираемого имущества.
   С этого поместья с закрепленным за ним определенным количеством крестьян дворянин должен был привести в армию определенное количество экипированных воинов, которые становились стрельцами. Стрельцы во время мирных передышек занимались хозяйственными работами, ремеслом, торговлей, но периодически собирались для воинского несения службы и по первому приказу должны были выступить в поход по отражению военной опасности. Организация поместного ведения сельского хозяйства, отмена системы кормления и местничества способствовали созданию крупного, централизованно управляемого войска. В это же время начинают появляться Приказы, зарождается система управления с разделением государственной службы по ведомствам. Великий князь был объявлен самодержавным царем наподобие византийского цезаря, последний из которых в это время погиб под ударами турок, завоевавших Византию. Иван IV реформировал и судебное производство на основе единого общегосударственного юридического кодекса, выпустив Судебник - свод юридических законов, обязательных для всей России, составленный еще Иваном III. До этого в волостях судопроизводство осуществлялось по удельным законам.
   Это была силовая реформа, укрепляющая государство, меняющая его хозяйство и систему управления в соответствии с новыми возникшими условиями существования. Но Россия продолжала оставаться аграрной страной, которая вывозила в зарубежные страны только аграрные товары.
   Такая реформированная система управления и ведения хозяйства позволила России выстоять в Смутное время, противостоять польской агрессии и сохранить русскую государственность, самоиндефикацию.
   Однако через сто лет на западной границе России появился новый грозный враг - Шведское королевство, интересы которого ущемлялись выходом России через Балтику на европейскую арену. Шведская армия по тому времени была самой сильной. Перед Россией в очередной раз возникла проблема реформирования армии и народного хозяйства. Эту реформу осуществил царь Петр I.
   Реформы Петра I содействовали утверждению господства дворян помещиков, росту числа торговых и заводских предпринимателей. Он расширил распорядительные права помещиков над имуществом и личностью крестьян, уровнял вотчины и поместья, предоставив право передавать распоряжение недвижимым и движимым имуществом по наследству одному из сыновей дворян. Он ввел "Табель о рангах", установив порядок чинопроизводства в военной и гражданской службе не по знатности и значимости рода, а по личным способностям и заслугам, что расширяло дворянство за счет преданных людей из других сословий.
   Будущий император России Петр I понимал, что ей грозит превращение в колонию бурно развивающихся в промышленном отношении европейских стран, которые ускоренно колонизовали Китай, Индию и Африку. Гений его заключался в том, что он всю свою жизнь учился у своих противников, превосходил их в накоплении знаний и обыгрывал их оружием, которое они вкладывали в его руки, а он еще это оружие усовершенствовал.
   Так, став царем самого большого в мире государства, он организовал посольство в Европу, в котором сам принял участие в чине бомбардира - самого младшего артиллерийского чина, поскольку стрельбу из морской пушки он освоил в совершенстве и из движущейся на качелях пушки (такая вот тогда была модель морского судна) мог попасть в любую цель. Официальное его звание было урядник Преображенского полка Петр Михайлов. Формально Петр следовал инкогнито, но заметная внешность легко выдавала его. Да и сам царь во время путешествия нередко предпочитал лично возглавлять переговоры с иностранными правителями.
   В этом посольстве он не только освоил ряд современных для того времени профессий, но сумел оценить причину неуклонных побед западно-европейских государств в колониальных войнах - развитие промышленного производства, строительство фабрик и заводов, которые повсеместно вытесняли мануфактуры, неспособные предоставить современному обществу материальные орудия необходимого качества и, главное, в необходимом количестве.
   Вернувшись из "Великого посольства", он первым делом приступил к борьбе со шведами, закрывшим россиянам выход к морю, но потерпел несколько позорных поражений - у шведов была сильнейшая и дисциплинированная в Европе армия, оснащенная самым современным оружием - артиллерией. Он не только воссоздал армию по шведскому образцу, но поставил созданную им артиллерию на конную тягу, сделал ее мобильной, придав подвижную батарею каждому полку. Против такой мобильной армии устоять не могли даже шведы, которые после разгрома под Полтавой запросили мира.
   Пушки, фузеи для армии изготовлялись уже на современных заводах. Петр и сам строил заводы и фабрики. А потом дарил их своим талантливым сподвижникам - такая у него тогда была Приватизация. При этом возникли зачатки промышленность, укрепилась армия, и Россия благополучно избежала колонизации. Однако она продолжала оставаться аграрной страной, поскольку на заводах и фабриках работали крепостные, которые продолжали заниматься также и сельскохозяйственными работами. Петр I издал указ о посессионных крестьянах, которых разрешалось приобретать владельцам мануфактур, он практиковал приписку государственных крестьян к казенным и частным заводам, практиковал мобилизацию крестьян и горожан в армию и на строительство заводов, городов, крепостей и каналов. Но таких заводов было немного (порядка тысячи), и Россия продолжала оставаться аграрной страной.
   Реформы Екатерины II продолжали реформы Петра Великого. В 1765 году она учредила Свободное экономическое общество для создания благоприятных условий ускоренного развития сельского хозяйства и мануфактур, на которых работали посессионные крестьяне. Она отнюдь не навязывала свои идеи народу, а, наоборот, исходила из его нужд. В 1767 году, с целью выпуска нового свода законов, она созвала ассамблею представителей всех регионов страны. При этом она не уступила управление ассамблее, а сама разработала Наказ - свод наставлений, в котором сформулировала правила управления страной.
   Екатерина открыла доступ в страну, традиционно замкнутую и с неохотой пускавшую к себе чужестранцев, для иностранных поселенцев - инженеров, военных советников, ученых, врачей с целью ускорения развития страны. Были построены новые морские порты, среди которых следует выделить Одессу на Черном море. Императрица организовала интеллектуальный обмен с мировым сообществом, всемерно поощряла процветание искусства, ослабила строгую цензуру, разрешив свободно создавать частные типографии. Екатерина учредила множество государственных и частных школ и сделала Московский университет подлинно международным центром обучения.
   Как и реформы Петра I, далеко идущие реформы Екатерины имели весьма ограниченный успех. Двор и высшие классы общества действительно достигли высокого уровня культуры и просвещения, но мало изменилось у остальной части населения. Культурные нововведения не сделали ровным счетом ничего для крепостных крестьян, составлявших большинство народа. Деятельность Депутатской ассамблеи имела небольшой практический успех, а в 1773-1775 годах разразилось крупное крестьянское восстание под руководством Емельяна Пугачева, за которым последовали массы казаков и недовольных меньшинств. Восстание охватило значительную территорию в восточной части страны. Екатерина поручила графу А.В. Суворову возглавить карательную экспедицию для подавления мятежа, но он не успел прибыть, а только прислал план компании, что было выполнено быстро и беспощадно. К 1775 году все нити власти снова были в руках Екатерины.
   Царствование Екатерины вызвало перемены внутри страны и продолжило работу, начатую Петром I по превращению России в мировую державу, с которой нельзя было не считаться на мировой арене. Но Россия продолжала оставаться традиционной аграрной страной с мануфактурами, фабриками и заводами, обслуживающими только армию. В то время как европейские страны усиленно развивали промышленность, направленную на удовлетворение потребностей всего населения.
   Предпосылкой следующих экономических реформ было поражение России в Крымской войне, которое выявило не только отсталость организации ее армии, вооруженной устаревшей техникой (гладкоствольное оружие, парусный флот) и не способной противостоять хорошо обученным и экипированным профессиональным солдатам, но также и архаическую организацию всего народного хозяйства, архаическую организацию военного снабжения и обеспечения армии боеприпасами. Успехи союзников в Крымской войне определялись в известной мере новейшими техническими средствами: они были вооружены самым современным нарезным оружием, перевозки для армии осуществлял быстроходный паровой флот, для обеспечения боеприпасами войск, осадивших Севастополь, была построена узкоколейная железная дорога. В то же время русские войска не только были вооружены хуже, но все время испытывали нужду в боеприпасах, которую никак не мог возместить их легендарный героизм. Но русских солдат расстреливали современным оружием с позиций, недоступных для их устаревшего оружия.
   Поражение в этой войне делало крайне необходимым техническое перевооружение российской армии, что требовало для своего осуществления развитие не мануфактурного, а промышленного производства, характерного для развитого договорного общества. Между тем в стране господствовали силовые отношения со слабой мануфактурной производственной базой, которая не могла развиться в промышленное производство из-за отсутствия свободной рабочей силы. Необходима была новая коренная реформа всей организации общества, которая и была осуществлена Александром II Освободителем.
   Основой изменения общества явилась крестьянская реформа, которая высвобождала крестьян от юридической зависимости от помещиков. Это был важный шаг по пути развития капитализма в России, так как в результате его в России появилась свободная рабочая сила - пролетариат, лишенный собственности. По мере освобождения рабочей силы в восьмидесятые годы в России началось бурное развитие промышленности, транспорта, торговли. Россия выдвинулась на первое место в Европе по производству сельскохозяйственной продукции, на пятое место - по производству промышленной продукции, в 1895-м году была введена в обращение золотая валюта. Это укрепило внутренний и внешний курс рубля, способствовало дальнейшему развитию капитализма в России. На политической арене появились новые, пока немногочисленные представители: буржуазия и пролетариат, то есть изменилась структура населения, стало формироваться модернистское общество. Это была вторая модернизация российского общества, которая привела к изменению народного хозяйства страны: Россия из аграрной страны превратилась в аграрно-промышленную.
   Взрыв бомбы 1 марта 1881 года, погубивший Александра II, который в этот день по трагедии судьбы должен был подписать указ, вводящий конституционные свободы, выявил впервые внутреннего врага в России. Пока еще это был внутренний враг непосредственно царя, поскольку народники ставили цель замены "плохого" царя другим, который, как они наивно полагали, будет "добрым". Естественно, что Александр III, придя к власти после гибели отца, не утвердил подготовленного указа и развернул жестокую борьбу с народниками, в которых он в первую очередь видел своих личных врагов. Немногочисленные народники не были поддержаны народом, который, несмотря на низкий социальный статус в силу высокой нравственности не одобрял террористические акты.
   Печальный опыт народников был учтен последующим поколением инакомыслящих, которые стали делать ставку на поддержку хотя и немногочисленного, но быстро растущего в силу быстрого развития капитализма пролетариата. Особенно высокую активность проявили социал-демократы, которые четко сформулировали цель - уничтожение существующего государства и его институтов. Это уже был внутренний враг государства, который пытался развитие общества использовать для своих целей - уничтожения государства.
   В начале ХХ века темпы развития стали замедляться из-за узости внутреннего рынка, бедности отечественного покупателя, на которого была ориентирована национальная промышленность. Главной причиной постепенного обеднения сельских хозяйств, представляющих основных потребителей на внутреннем рынке, была архаическая система организации ведения хозяйства сельской общиной, принявшей в России характер правового, финансового и производственного образования, существенно сдерживающего обогащение крестьян и выравнивающего уровень собственности их хозяйств к некоторой величине, достаточной для жизнедеятельности, но не позволяющей делать накопления для последующего развития. Расширение внутреннего рынка требовало уничтожения архаичной сельской общины, которая препятствовала развитию капиталистических отношений в сельском хозяйстве, вела к дроблению хозяйств и обезземеливанию крестьян.
   Но царь видел выход в переориентации народного хозяйства на внешние рынки. Дело в том, что, начиная еще с Александра I, в России установилась геополитическая концепция приумножения земель и народов за счет экспансии на юг и юго-восток, что ослабляло развитие центра и колонизацию севера и северо-востока. Богатство России перестало пpоизpастать Сибирью. Но завоеванные Кавказ и Средняя Азия представляли малонаселенные бедные области, на содержание которых приходилось тратить значительные средства. Тогда царь Николай II обратил внимание на густозаселенные Китай и Корею. Он добился аренды Квантунского полуострова и санкционировал строительство Китайско-Восточной железной дороги в Порт-Артур. Такая активность ущемляла интересы в этом районе Японии, которая развязала войну и выиграла ее из-за и непорядков в Российской армии. Россия потеряла свои приобретения в Китае и Корее, половину острова Сахалин и Курильские острова.
   Война сказалась и на дальнейшем понижении социального статуса населения, который и так был занижен неурожайными годами и страшным голодом 1902 года. Расстрел мирной демонстрации 9 января 1905 года подорвал веру в царя, как отца и радетеля народа, чем воспользовались социал-демократы и эсеры, организовав неудачное Октябрьское вооруженное восстание на Пресне в Москве, мятежи во флотских экипажах и неповиновения в пехотных полках. Все это проистекало на фоне непрерывных бунтов крестьян, которые, будучи недовольны своим социальным статусом, требовали раздела помещичьих земель. Нужны были реформы, препятствующие внутреннему врагу развалить государство.
   Эти реформы попытался осуществить П. А. Столыпин. С одной стороны он жестоко подавил все крестьянские выступления, так как собирался в течение длительного времени заниматься укреплением государства, а с другой стороны подготовил ряд царских указов, которые разрешали крестьянам выходить из общины вместе с наделами земли, предусматривали переселение безземельных крестьян на свободные земли. Он предполагал в течение 20 лет спокойной жизни создать Великую Россию. Столыпинская реформа открыла перспективы подъема народного хозяйства России: среднегодовые темпы роста промышленного производства составили 8.9 процента, посевные площади увеличились на 70 процентов, и Россия вышла на первое место в Европе по сбору зерновых культур. Трудно судить о полном успехе столыпинских реформ, которые были осуществлены только в первой своей фазе, поскольку Николай II отстранил П. А. Столыпина от государственной деятельности.
   Желая прослыть умножителем русских земель, он решил повернуть государственную политику не на укрепление внутреннего рынка, а на расширение внешнего, направив национальные ресурсы на перевооружение армии, полагая, что мощная армии будет боеспособна против разваливающихся Турецкой и Австро-венгерской империй. Он также предполагал всех недовольных забрать в солдаты, повязав жесткой воинской дисциплиной и консолидировав нацию идеей необходимости защиты Родины. Фактически, при всем его выражающемся миролюбии, он способствовал развязыванию Первой мировой войны.
   Однако он недостаточно полно учел все возможные факторы. Во-первых, Германия вступила в войну, и она приняла затяжной характер. Во-вторых, громадные военные расходы резко понизили социальный статус крестьянского и рабочего большинства населения, чем воспользовались революционеры, подняв лозунг превращения империалистической войны в гражданскую войну. И солдаты, нравственность которых была подорвана бессмысленными бойнями войны, разговорами об изменах царского окружения, присоединились к голодным демонстрантам, которые требовали хлеба. Произошла революция, царь отрекся от престола, и монархия рухнула. На ее развалинах возникла буржуазная республика, руководители которой не учли печальный опыт царя и не попытались улучшить социальный статус населения, чем воспользовались радикальные социал-демократы в союзе с левыми социалистами-революционерами и в октябре 1917 года захватили власть, уничтожив буржуазное государство и образовав Российскую советскую федеративную республику.
  

Ленинские реформы

  
   В октябре 1917 года страна лежала в развалинах, народное хозяйство было подорвано кровопролитной войной и нуждалось в коренных реформах. Социальный статус большинства населения - крестьянства в результате войны был существенно понижен, рабочие вообще голодали, что и вызвало в свое время Февральскую буржуазную революцию. Так что основная проблема общества, которую ставили вожди новой республики, была заурядно буржуазной - обеспечить экономическое выживание. Более того, при решении этой проблемы они попытались национализировать промышленность и землю, отменить частную собственность, то есть возвратиться к добуржуазному ранефеодальному способу производства, и с этой точки зрения Октябрьский переворот следует рассматривать как контрреволюционный.
   Общество, в котором еще недостаточно полно сложились капиталистические отношения, возвращалось к феодализму, окрашенному идеями призрачного народовластия советов рабочих и крестьянских депутатов. Эти советы формально сосредотачивали в своих руках законодательную и исполнительную власть, а фактически штамповали те решения, которые принимали партийные вожди, ставшие постепенно новыми бюрократическими феодалами (советскими бонзами).
   Советская власть с самого начала существования приступила по существу к буржуазному pефоpмиpованию народного хозяйства, призванному повысить социальный статус рабочего и крестьянина. Это реформирование, медленно стабилизирующее народное хозяйство, пpеpвала Гражданская война. Иностранная интервенция и Гражданская война поставили проблему политического выживания, и решать ее необходимо было отнюдь не капиталистическими методами. Народное хозяйство пришлось вновь реформировать, чтобы выжить. Либеральные реформы сменила жесткая распределительная политика Военного коммунизма. Был уничтожен рынок средств производства, и руководители молодого государства попытались уничтожить и рынок средств потребления, но он ушел в подполье, став так называемым "Черным рынком".
   Молодой Советской республике пришлось бороться на два фонта против внешнего и внутреннего врага и, если она победила, то потому что ее руководители были более грамотны, распорядительны и дисциплинированы. Они захватили и практически все время удерживали центр России, богатый ресурсами, в то время как внутренние враги - организаторы Белого движения были вытеснены на бедные окраины России и вынуждены были ориентироваться на иностранную помощь, что, естественно, снижало нравственный уровень белых солдат.
   Красные мобилизовали военных чиновников и офицеров, а эти специалисты создали pегуляpную Красную армию, обороноспособность которой в три-пять раз превышала боеспособность Белых армий вместе с интервентами, создали современные уставы, более эффективные, чем царские уставы, по которым воевали Белые армии. Они осуществляли жестокую армейскую дисциплину, согласно которой любое нарушение воинской службы могло быть квалифицировано как измена и контрреволюционная деятельность, за что полагался расстрел. Нравственность красноармейцев, в основном, молодых крестьян была высокой, поскольку они отстаивали свою Родину от коалиции внешних и внутренних врагов, имея в перспективе воспользоваться благами раздела помещичьих земель. В то же время, солдаты Белых армий, тоже мобилизованные молодые крестьяне, несли на себе тень пособников внешних врагов. Идеологической ошибкой руководителей Белого движения было восстановление помещичьего землевладения, что резко сказалось на нравственном уровне солдат-крестьян, которые стали покидать Белые армии, что привело их к ряду крупных поражений.
   После уничтожения Белых армий и интервентов, военные действия в РСФСР продолжались против восстающих крестьян, недовольных низким социальным статусом в результате ограбления продразверсткой, отбиравшей не только избыточные продукты их труда, но зачастую все результаты труда. Война приостановилась только после замены политики Военного коммунизма Новой экономической политикой, позволившей крестьянам воспользоваться плодами раздела помещичьих земель. Это была третья реформа народного хозяйства, предпринятая В. И. Лениным.
   Установление военного паритета на международной арене позволило перейти к решению следующей более сложной проблемы экономического выживания, характерной для буржуазного общества. Советская власть разрешила частную собственность и ввела небольшие (до 25 процентов) налоги. Сельское хозяйство сразу же отреагировало на эту меру и уже за первый год НЭПа его валовая продукция возросла на 23 процента, а объем государственных хлебозаготовок почти удвоился. Россия возвратилась на мировой зерновой рынок и полностью восстановила утраченные в связи с войной позиции. Получаемое за зерно золото позволило ей закупать оборудование для восстановления промышленности, и к 1926 году она достигла предвоенного уровня. Третье pефоpмиpование народного хозяйства оказалось успешным. Но российское общество при этом осталось традиционным, структура его не поменялась, просто элиту, состоящую из помещиков и капиталистов, сменила элита, состоящая из комиссаров и "красных директоров", которые очень быстро "акклиматизировались" в области властного управления и повели себя как прежние помещики и капиталисты.
  

Третья Сталинская модернизация

  
   К сожалению, к этому времени изменилась ситуация в мире, связанная с военным паритетом. В то время как СССР восстанавливал разрушенное войной народное хозяйство, развитые капиталистические страны сумели модернизировать промышленность, милитаризовав ее, создав новые военные отрасли: танкостроительную и самолетостроительную. Автомобильная промышленность, появившаяся в этих странах, тоже могла быть использована для военных целей. Капиталистические лидеры поняли, что военный паритет потенциально изменился в их пользу.
   Руководители СССР не могли не видеть изменения ситуации в мире и возникновения военной опасности для молодого государства, занятого мирным строительством. Вновь возникла проблема политического выживания, решение которой договорными капиталистическими методами требовало длительного времени, а принимать необходимые меры следовало крайне быстро, и единственный выход был в возврате к диктаторскому силовому режиму. Укрепление обороноспособности страны можно было реализовать только путем быстрой индустриализации, осуществлением очередной четвертой pефоpмой народного хозяйства, переставшего удовлетворять новым условиям. Для индустриализации необходимы были средства, дать которые могло только крестьянство, увеличивая производство и продажу сельскохозяйственной продукции. Слабая промышленность, практически не производящая продукции мирового качества, дать средства на индустриализацию не могла, а индустриализация промышленности была жизненно необходима. Политика НЭПа была заменена жесткой политикой ранней индустриализации, восстанавливающей основные положения политики Военного коммунизма: крестьяне были загнаны в колхозы, почти вся производимая ими продукция отбиралась как при продразверстке, а для уничтожения инакомыслящих была развернута политика террора.
   Правда, инакомыслие заключалось не в выдвижении идеи замены государственного строя, а в поисках более гуманных путей повышения обороноспособности, так что внутренними врагами инакомыслящие фактически не были. Характерно, что если до этого времени в концепции государственной безопасности превалировала идея повышения обороноспособности от внешнего врага, то для оправдания крупномасштабного государственного террора пришлось вернуться к рассмотрению проблемы внутреннего врага, и И.В. Сталин выдвинул алогичную идею возрастания количества внутренних врагов по мере роста успехов строительства "социалистического" государства. Путем неимоверных жертв, резкого понижения социального статуса населения индустриализация народного хозяйства была осуществлена, структура народного хозяйства была изменена, в ней возникли новые подсистемы военных видов промышленности, армия получила новейшие виды вооружений, что дало возможность противостоять страшному врагу - фашизму, доказать свою самоиденцификацию и отстоять независимость страны, в которой уже существовало новое индустриальное общество.
   Отличием этого общества от предыдущего аграрно-промышленного явилось преобразование подсистемы промышленности, в которой ранее каждый завод изготовлял самостоятельное изделие, в подсистему индустрии, где сейчас наблюдается кооперация между рядом крупных заводов. Так, например, при изготовлении современного истребителя один завод готовит планер и осуществляет общую сборку индустриального изделия, другой крупный завод изготовляет вооружение, несколько крупных заводов поставляют электронное оборудование, причем все эти заводы могут быть рассредоточены по всей России, но благодаря специализации и их взаимодействию в плановом порядке появляется новое, современное (модерновое) индустриальное изделие.
   Преобразование промышленности в индустрию шло путем изменения ее структуры, в которой появились новые отрасли: авиационная техника, танковая техника, тракторная техника, автомобильная техника, ракетная техника, космическая техника, атомная отрасль.
   Здесь следует отметить роль национального лидера И.С. Сталина, который сумел верно оценить появившихся внешних врагов, выбрать путь обеспечения обороноспособности и выдвинул национальную идею спасения Родины, что, несмотря на резкое снижение социального статуса населения и серьезные национальные потери в результате развязанного им террора, позволило все же консолидировать нацию, обеспечить существование государства, дав сокрушительный отпор внешнему врагу, доказав свою самоиденцификацию. Выиграв в нравственном и культурном плане, в социальном плане мы были отброшены далко назад. Даже сейчас, почти через сто лет после Октябрьского переворота уровень жизни в России (с учетом средней заработной платы и покупательной способности рубля) в два раза ниже, чем был при царе-батюшке, и составляет только 75 процентов от уровня жизни в Советском Союзе. Все наши реформы после Салинской модернизации потерпели сокрушительный провал.
  

Послевоенные реформы

  
   В 1953 году в СССР была создана и испытана водородная бомба, являющаяся самым мощным оружием и проблема обороноспособности страны из физической плоскости наращивания вооружений была переведена в логическую плоскость обеспечения существования жизни на Земле. При взрыве водородной бомбы в любой точке Земли на ней наступит экологическая катастрофа, которая получила название "Вечной зимы", и всякая жизнь прекратится. Имея такое оружие, необходимо было перестраивать всю систему государственной безопасности, уделяя большее внимание внутренним проблемам - именно они явились тем новым вызовом современности, который наши руководители не сумели оценить. Государственные деятели СССР не поняли этого изменения политической ситуации и продолжали бессмысленное наращивание количества водородных бомб, что было связанно с крупными нерациональными материальными затратами. В результате этого социальный статус населения рос очень медленно, а народное хозяйство шло к упадку в силу нерациональной организации и неадекватному возникающим проблемам структурированию.
   Попытки проведения ряда реформ в послевоенное время не привели к модернизации советского общества в постиндустриальное, что удалось сделать руководителям развитых капиталистических стран. Дело в том, что эти руководили руководствовались разработками экономической науки, в то время как наши руководители руководствовались "методом тыка", игнорируя достижения экономической науки - служанки капитализма.
   По решению сентябрьского пленума ЦК КПСС в 1953 году в несколько раз были повышены закупочные цены на сельскохозяйственные продукты, аннулированы огромные долги колхозов, снижены налоги, повышена оплата труда. На пленуме много говорилось о порочности административно-приказного управления колхозами и о преимуществах товарно-денежных отношений. Предполагалось снять мелочную опеку в управлении колхозами, когда сверху диктуются сроки, объем и структура посевов, волюнтаристски определяется специализация хозяйства. Предполагалось верстать пятилетние и годовые планы развития сельского хозяйства, учитывая пожелания и предложения "снизу". Началась пятая pефоpма под руководством Генерального секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева. Но устаревшая и решенная общественная проблема - обеспечить политическую жизнеспособность не была снята, новая насущная проблема - обеспечение экономической жизнеспособности не была осознана, и в этих условиях реформа не могла дать положительный результат, поскольку бюрократический партийный аппарат, не понимая ее сути, всячески препятствовал ее развитию.
   Вначале реформа имела успех. Благодаря повышению закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию в колхозах возросла оплата труда, и среднегодовой темп роста продукции достиг почти 10 процентов. В 1956 году состоялся ХХ съезд партии, который развенчал культ личности И.В. Сталина, вскрыл допускавшиеся нарушения законности. Однако, развенчав культ личности как основу силовых административно-приказных отношений, съезд не высказался за замену этих отношений либеральными товарно-денежными, не наметил мер по демократизации жизни и замене бюрократического административного аппарата. В этих условиях полумер бюрократический административный аппарат приступил к сворачиванию пятой реформы, которая фактически и не успела как следует развернуться. В 1957-м году рост оплаты труда сельских тружеников был приостановлен административным распоряжением сельскохозяйственного ведомства, и мгновенно темпы роста валовой продукции в сельском хозяйстве упали вдвое. Соответственно усилился нажим административно-приказной системы. В порядке быстрого внедрения передового и нового сельскохозяйственным предприятиям строго диктовалось что и в каком количестве сеять, урезались их заявки на удобрения и технику. В итоге, положение в сельском хозяйстве опять стало ухудшаться.
   Следующая шестая попытка проведения реформы народного хозяйства, вязанная с именем председателя Совета министров Косыгина А. Н., также оказалась неудачной по тем же причинам, что и предыдущая. В марте 1965-го года было принято постановление ЦК КПСС и СМ СССР "О неотложных мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства СССР". Вновь были списаны сто миллиардные долги колхозов и совхозов, упорядочена система финансовых и кредитных связей, резко повышены закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию. Была усовершенствовано материальное стимулирование колхозников, введено авансирование их труда, расширены права сельскохозяйственных предприятий в планировании, государственные планы обязательных поставок было обещано сделать неизменными на пятилетку, что позволяло вести хозяйство на долгосрочной основе.
   В сентябре 1965-го года состоялся пленум ЦК КПСС, нацеливший и промышленность на переход к хозяйственному расчету, к широкому использованию таких экономических рычагов, как цена, прибыль, кредит, премия, которые, наконец-то признавались не только капиталистическими категориями. Возросла роль прибыли как оценочного показателя деятельности предприятия, новый порядок ее распределения обеспечивал лучшее сочетание общественных и личных интересов в экономической системе хозяйствования. Предприятия стали получать из прибыли больше средств для совершенствования производства, материального поощрения и улучшения условий труда и быта работников, причем размер прибыли, оставляемой предприятиям, ставился в зависимость от эффективности использования средств производства, увеличения объема и улучшения качества производимой продукции, повышения рентабельности предприятия. Была усилена ответственность предприятий за выполнение договорных обязательств. Хозрасчетные принципы распространялись и на деятельность вышестоящих организаций вплоть до отдельных министерств. Результаты не минули сказаться, и шестая попытка реформирования народного хозяйства начиналась впечатляюще.
   Средние темпы прироста основных показателей экономического и социального развития СССР в IIХ пятилетке были самые высокие за все послевоенные годы существования государства. Среднегодовой прирост промышленной продукции составил 8.5 процента, произведенного национального дохода - 7.8 процентов, реальных доходов на душу населения - 5.9 процентов. Однако организационные мероприятия по развертыванию шестой реформы не были подкреплены финансовыми, юридическими, политическими и, главное, идеологическими мероприятиями, не была осознана основная общественная проблема. Декларируя необходимость перехода к товарно-денежным отношениям, руководители страны ничего не делали для замены старого бюрократического административного аппарата, его модернизации и переориентирования на товарно-денежные отношения в идеологическом плане. А этот бюрократический административный аппарат был "умудрен" опытом сворачивания предыдущих pефоpм 1953-го года.
   Когда в марте 1965-го года решили довести до сельскохозяйственных предприятий стабильные и сниженные пятилетние планы, предполагалось, что эти планы будут заметно перевыполнены, поскольку за сверхплановое зерно была установлена полуторная цена. Однако этого не случилось. Одно хозяйство продавало половину урожая, другое - треть, третье - пятую часть. Налицо было не только недовыполнение перевыполнения (запланированного) плана, но вообще срыв его, что создавало реальную угрозу государственной заготовке продуктов сельского хозяйства. Вульгарные администраторы решили, что товарно-денежные отношения показали свою несостоятельность, что деньги, даже и очень большие, неспособны действовать так, как действует приказ: "Надо - значит давай, как хочешь, любой ценой обеспечивай план!" И ретивые администраторы вновь вернулись к жесткой продразверстке с ее обязательными ежеквартальным, а кое-где даже ежедневным контролем хода поставок. При этом они "забыли", что рынок не был насыщен товарами (какая глубокая аналогия с "хлебными стачками" 1927-1928-го годов, но бюрократ не в состоянии извлекать уроки из аналогий) и за деньги, даже и очень большие, нечего было покупать, а, следовательно, продавать государству сверх плана не было смысла, ибо неистраченные деньги у колхозов, как и у государственных предприятий, изымались в конце года в госбюджет.
   Но бюрократа беспокоила сама возможность получения прибыли и обогащения трудящегося, что отменить он не мог, так как не имел право отменять государственные и партийные постановления. Ведь прибыль, разделенная между трудящимися, и приводила к их обогащению. И "хитроумный" бюрократ придумал ловкий ход: были произвольно завышены цены на химические удобрения, электроэнергию, горючесмазочные материалы и сельскохозяйственную технику, так что прибыли не стало хватать, чтобы расплатиться с этим повышением. Стали вновь расти долги колхозов и совхозов, которые быстро превысили сто миллиардов рублей. При этом систематически не выполнялись планы поставок колхозам сельскохозяйственной техники, вместо необходимых машин и механизмов им навязывались ненужные, причем продать их хозяйства не имели права. Можно было списать новую исправную технику, как морально устаревшую, бросив ее около железнодорожной станции, но только не продать хозяйству, где она была действительно необходима.
   Аналогично было поведение бюрократического административного аппарата и в промышленности. Во-первых, он постарался очернить политику цен силовыми решениями в ценообразовании. Руководители предприятий быстро поняли, что высокая цена на продукцию приводит и к высокой прибыли. А высокая цена может быть получена при дорогих материалах и повышении трудозатрат. Таким образом, цена из инструмента снижения себестоимости и удешевления продукции превратилась в механизм расточительства, поскольку Государственный комитет цен, как правило, утверждал те цены, которые предлагал производитель, не вникая в их экономическое "обоснование". Так возник диктат производителей, непосредственно приведший к дефициту товаров, ибо план выполнялся двумя путями: или наращивать вал, что требовало излишнего напряжения, или же снижая вал, но наращивая цену.
   Во-вторых, бюрократический административный аппарат вновь прибег к усилению административно-приказных отношений на основе резкого повышения объема выпускаемых инструкций, которые теперь регламентировали буквально каждый шаг руководителя, жестко определяя, в частности, статьи расхода прибылей и процентную долю расходов. Причем, львиная доля прибыли предприятий изымалась либо непосредственно в государственный бюджет, либо в распоряжение вышестоящих организаций, так что оставшихся крох не хватало даже на удовлетворение социальных нужд трудящихся. Все это сводило на нет все результаты хозяйственной деятельности, причем совершалось это под лозунгом детализации и совершенствования шестой реформы. Реформа провалилась, темпы развития народного хозяйства вновь стали снижаться.
   Седьмой, несостоявшейся попыткой реформ следует считать алогичное нереализованное постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 12-го июля 1979-го года, когда было выдвинуто абсурдное с точки здравого смысла предложение повысить эффективность экономики народного хозяйства путем введения всеохватывающих, универсальных показателей эффективности хозяйственной деятельности. Возникновение такого маразма экономической науки оказалось возможным только во времена руководства Л.И. Брежнева, который был не в состоянии понять простейших принципов руководства, увидеть пути позитивного развития.
   Л.И. Брежнева был совершено не подготовлен к той роли, которая выпала на его долю. Первым лицом он стал потому, что устраивал почти всех. Сама его некомпетентность была благом для его окружения: открывались широчайшие возможности для "аппаратного творчества" и имитации бурной деятельности бюрократии, которая при нем быстро разрасталась. Вся седьмая реформа свелась к примерно годовому обсуждению в органах массовой информации преимуществ использования для развития экономики таких показателей, как, например, нормативно чистая продукция. Неконкретные, формально составленные из наборов общих фраз указания и постановления (улучшить! Ускорить! Увеличить! Вот только чего, когда и сколько?) были вскоре забыты и никакого влияния на развитие народного хозяйства не оказали. Создавалось впечатление, что принимаемые указания и постановления были формальным антуражем процедуры проведения съездов партии и пленумов ЦК КПСС. Они всегда принимались подавляющим большинством присутствующих, которые не всегда понимали, что для осуществления этих указаний и постановлений потребуются дополнительные средства, а их нет. А откуда их можно взять, никто никогда не интересовался, потому что на следующем съезде или пленуме о выполнении предыдущих постановлений и указаний обычно никто не упоминал. Застой народного хозяйства продолжался.
   В апреле 1985 года был избран новый генеральный секpеталь ЦК КПСС М.С. Горбачев, который заявил о новом мышлении и новом подходе к развитию всего общества. На ХХУП съезде КПСС был провозглашен коренной поворот к товарно-денежным отношениям, была объявлена очередная восьмая pефоpма народного хозяйства. Однако эти слова не были подтверждены практическими меpопpиятиями законодательного порядка и, как обычно, после некоторого оживления в народном хозяйстве, вызванного энтузиазмом ожидания возможных перемен, начался застой.
   И тут выяснилось, что у государства появился новый внутренний враг, способный его уничтожить - национальные бюрократические кланы. Вначале они потребовали национальной автономии своих народных хозяйств в виде так называемого республиканского хозрасчета, не ставя вопроса об уничтожении СССР, но обещая своим нациям резкое улучшение социального статуса в случае осуществления автономии. Это позволило им укрепить свои политические позиции внутри регионов, так что не считаться с ними было невозможно. К сожалению, государственные деятели СССР не смогли сориентироваться в изменившихся условиях и выработать новые формы организации государства и народного хозяйства.
   Более того, бюрократия центрального клана, не желая сдавать позиции и терять сферу своего руководства, пошла на открытый антиконституционный мятеж, пытаясь сместить колеблющихся государственных руководителей, не предпринимающих никаких мер для сохранения государства. Этим не преминули воспользоваться представители национальных бюрократий, могучий СССР, вооруженных сил которого опасались во всем мире и с которым ничего не могли поделать внешние враги, рухнул в одночасье в результате действия внутренних врагов, и образовалось пятнадцать независимых государств.
   В то время как во всем мире идет процесс интеграции, идет объединение народных хозяйств и стирание национальных границ в интересах развития народных хозяйств и народов, различных по организации управления государств, национальная бюрократия, презрев национальные интересы и осуществляя свои личные устремления, проявила национальную ограниченность и недальновидность, изолировавшись от сложившегося сообщества народов СССР. При этом национальные бюрократические кланы выходили на оперативный простор приобретения новой собственности, которая до этого находилась в распоряжении центральной бюрократии. Причем они воспользовались идущим во всем мире процессом приватизации, чтобы конвертировать политическую власть в реальную собственность, заложив такой механизм приватизации, в результате которого большая часть собственности сосредоточилась в руках бюрократической администрации.
   А для того, чтобы не терять реальную власть над захваченной собственностью, национальная бюрократия ввела такую высокую норму налогов, в результате которой у производителя продуктов оставалось один-два процента от прибыли. Производство в России стало экономически невыгодным даже в условиях возрастания эксплуатации труженика.
   Простому человек глубоко безразлично, кто его эксплуатирует: государство или местная буржуазия - ему важна степень эксплуатации, которая и определяет его социальный статус. Развалив СССР, национальные бюрократии создали дополнительные границы с таможенными барьерами, кооперирование промышленных предприятий нарушилось, что привело к естественному спаду производства. Если в огромной России этот спад составлял порядка 10-15 процентов в год, то в меньших по территории республиках он достигал 15-20 процентов. Спад промышленного производства подстегнул инфляцию, в результате уровень жизни населения резко понизился. Государство оказалось неспособным гаpантиpовать не политическую, а биологическую выживаемость нации. В этих условиях развитие общества обычно осуществляется в направлении замены одной формы государственности другой. В крахе существующего государства нет ничего страшного для нации, если она сумеет извлечь уроки, осмыслив опыт такого жестокого краха. Опыт всемирной истории иллюстpиpует это возрождением и расцветом, чудом возрождения Германии и Японии после катастроф во Второй мировой войне.
   В России 12 декабря 1993 года рухнуло Советское государство безо всякого пеpевоpота. Однако, смену государственности никто и не заметил, потому что изменения в форме государственности не привели к изменению его сущности, не сопровождались сменой руководства. А прежние лидеры стали проводить прежнюю губительную политику подавления личности ради укрепления государственности. Россия стала сползать к катастрофе.
  

"Почему Россия не Америка?"

  
   Эта книга российского публициста, Андрея Петровича Паршева, была изданная в 1999 году. По словам самого Паршева, первоначально он хотел назвать свою работу "Книга для тех, кто остается здесь", однако издатель настоял на текущем названии.
   Человек ищет, где лучше - таково понимание им своего счастья.
   Он получает богатую информацию, на основе которой решает, что именно в Америке (США) он будет счастлив. Он молод, мобилен, хочет работать - собирает чемодан и всеми правдами и неправдами оказывается в Америке. И тут он обнаруживает, что для счастья ему мало оказаться в Америке. Необходимо еще интегрироваться в американскую жизнь: выучить английский язык, историю США, осознать и согласиться с теми ценностями, которыми руководствуются американцы. И не у всякого иммигранта это получается.
   А другой человек рассуждает так: я здесь родился, здесь моя Родина - Отечество, и я хочу быть счастлив именно здесь. Вот на такого человека и рассчитана книга нашего публициста. Книга посвящена доказательству того, что, ввиду особенностей России, для неё непригодна воплощаемая либеральная модель рыночных реформ, а их продолжение приведёт к вымиранию значительной части населения и распаду страны.
   Один из основных аргументов А.П. Паршева. - неустранимый климатическо-географический фактор, согласно которому большая часть российской продукции из-за особенностей климата страны (неминуемая гибель человека без отопления) и её географического положения (транспортные издержки внутри страны) при свободе внешней торговли неизбежно будет неконкурентоспособной на мировых рынках. Повышенная ресурсоёмкость и энергоёмкость, большая потребность в производстве средств производства (капитала) для производства потребительских благ, делают себестоимость продукции больше, она увеличивается по мере отдаления продуктов (при переделах) от базовых сырьевых отраслей. При свободе перемещения капитала через границу и конкуренции за капиталовложения, при прочих равных условиях, Россия будет проигрывать борьбу за инвестиции (их прибыльность), а произведённый в России капитал будет вывозиться из страны. В дальнейшем эти процессы ведут к деградации инфраструктуры и вымиранию населения, вынужденного обслуживать только сырьевые и вспомогательные отрасли. А.П. Паршевым была сформулирована так называемая "горькая теорема": "в условиях свободного мирового рынка уровень производственных издержек почти любого российского предприятия выше среднемирового, и поэтому оно является инвестиционно непривлекательным".
   Я не буду здесь останавливаться на абсурдности экономических "гипотез и теорем" автора - желающие найдут богатую литературу в Интернете. Замечу только, что Канада характеризуется теми же климатическими условиями, что и Россия, а уровень и качество жизни в ней не отличается от уровня и качества жизни в США. Китай - вторая по величине страна мира с коллосальными расстояниями с востока на запад, как в России, тем не менее, так динамично развивается, что вот-вот обгонит Японию и начнет соревнование с самой промышленно развитой страной - США. Так что вопрос поставлен А.П. Паршиным некорректно, а ответ на него тем более абсурден. Так что же: "Запад есть Запад, Восток есть Восток. И всесте им не сойтись?"
   Главным вызовом нашего времени является глобализация. Хотят или не хотят руководители суверенных государств участвовать в этом процессе - это их дело, дело их совести и ответственности перед руководимыми ими народами. Но процесс этот неуклонен, как неуклонен процесс прогресса развития. Идет интеграция стран, населения, народных хозяйств в единую народно-хозяйственную систему - Земля. ЕС - это первая ласточка, другие, образно говоря, уже проклевывают свои яйца.
   В этих условиях важно по крупицам собирать положительный опыт развития каждого государственного образования. И на основе его вырабатывать свое собственное руководство к действию, иначе, как справедливо отмечает А.П. Паршев, мы не сумеем ответить на трагический вызов времени, Россия распадется на семь более мелких государств. А дети наши будут в школе изучать китайский язык, как язык межгруппового общения, общаясь на русском языке только в семье дома.
   Так в чем же видятся преимущества организации американского общества?
   Как и во всякой системе обществ основой является подсистема Народ. Американский народ состоит из коренного населения - индейцев, появившихся на территории США порядка 20-ти тысяч лет тому назад и сообществ бывших иммигрантов, начавших появляться на территории США в XVII веке. Среди первых иммигрантов преобладали англичане, ставшие ядром американской нации, шотландцы, голландцы, немцы. В XIX веке в США иммигрировали ирландцы, англичане, выходцы из скандинавских стран, итальянцы и переселенцы из Австро-Венгрии, России и других стран Южной и Восточной Европы. В ХХ веке в иммиграции всё более усиливается доля переселенцев из стран Американского континента - Канады, Мексикн, Вест-Индии. В XVII - XIX веках из Африки было ввезено много рабов. Все эти группы постепенно ассимилировались, воспринимали английский язык его американском варианте) и участвовали в создании американской культуры. В силу особенностей формирования американская нация сохраняет внутр. неоднороднородность. Особенно выделяются Афро-американцы, образовавшие своего рода этнографическую группу внутри американской нации. Иммигранты составляют беспрерывно обновляемые новыми переселенцами и размываемые ассимиляционными процессами переходные этнические группы. Между ними и собственно американской нацией невозможно провести чёткой разграничительной линии. Что характерно для американской нации, так это уважение к человеку любой национальности, которое поддерживается американским законодательством. За уничижительную кличку любого человека, например употребление вместо термина "Афро-американец" уничижительного "Нигер" человек будет судим и помещен в тюрьму на длительный срок.
   В США существует прекрасно функционирующая система социального страхования, так что американский безработный живет раза в три лучше российского квалифицированного рабочего. И есть такие семьи, в которых 2-3 поколения числятся безработными, не соглашаясь выполнять низкоквалифицированную работу, которую обычно выполняют недавние иммигранты. По уровню жизни населения США занимают 6-е место в мире. Средняя заработная плата составляет 30 тысяч долларов в год. Русские иммигранты-мужчины зарабатывают в среднем 36 тысяч долларов в год, а женщины, как более предприимчивые работники, - 40 тысяч долларов в год. Под такую заработную плату любой коммерческий банк дает кредит на начальный взнос под ипотечное кредитование, что позволяет вчерашнему иммигранту приобрести коттедж стоимостью в пол миллиона долларов, расплачиваться за который необходимо 25-30 лет. На это уходит зарплата одного из супругов.
   В США существует бесплатное среднее образование и дети иммигрантов учатся в тех же школах, что и дети обычных американцев. Там им прививают американский менталитет, и внушают "Американскую мечту": "Американцы должны жить лучше всех в мире!"
   Американское общество с технологической точки зрения является постиндустриальным, в котором основным сектором народного хозяйства является сектор предоставления услуг. Объем его доли в ВВП составляет порядка 37 процентов, в то время как индустриальная промышленность обеспечивает только порядка 17 процентов ВВП. С точки зрения социальной это общество потребления с преобладающими договорными отношениями, члены которого в основном руководствуются ценностями коллективного эгоизма.
   Государство США относится к самым демократическим странам с отлаженным механизмом волеизъявления народа путем осуществления обратных связей выборных лиц перед избирателями путем публичных отчетов, писем. Большую роль в принятии решений на любом уровне играют опросы населения.
   И не удивительно, что структуру американского общества пытаются копировать многие страны. Только это мало у кого получается, потому что простое копирование не дает положительного эффекта. Эти достижения необходимо творчески перерабатывать, учитывая современное состояние общества, проблемы, стоящие перед обществом, и средства, которыми располагает общество.
   Пытался скопировать "Американский образ жизни" и Б.Н. Ельцин, вот только цели он ставил другие, чем отцы-основатели США. Натерпевшись от английского господства, они ставили цель создать государство равных возможностей для любого гражданина. И действительно, любой родившийся в США человек может стать президентом. А Б.Н. Ельцин ставил цель создать такое государство, в котором бы могли разбогатеть он, как главный чиновник, и его друзья чиновники-бюрократы, относящиеся к элите. Как говорят в городе Одессе - это две большие разницы.
   А что следует сделать, чтобы лет, этак, через 20 какой-нибудь мистер Parscheff в Вашингтоне (in Washington on Krimsky shaft) поставил вопрос: "Way USA is not Russia?" Вот в чем вопрос!
   Возникшая для решения потребностей космической навигации "Теория поиска" основывается на трех аксиомах.
   Первая аксиома: Для того, чтобы найти точку в пространстве, необходимо достаточно полно представлять себе характеристики этой точки и не пройти мимо нее.
   Вторая аксиома: Для того, чтобы найти точку в пространстве, необходимо достаточно полно представлять себе из какой точки мы выходим, иначе нам не построить оптимальный путь поиска, а не оптимальный путь может оказаться путем "в никуда".
   Третья аксиома: Оптимальный путь поиска определяется целями, которые приводят к необходимости совершения поиска.
   Начнем с конца. Какие цели мы ставим? А цели и у меня, интеллигента во втором поколении, и у рабочего-сантехника дяди Васи, и у дворничихи нашей тети Маши (и это совсем не новость) одни и те же: мы хотим быть счастливы! Конечно, понятие счастья у каждого человека свое, но есть и общая часть: чтобы был дом над головой, чтобы была еда на столе, чтобы меня спрашивали, а как я хочу жить и чтобы при этом уважали. Другими словами мы хотим жить в обществе благосостояния с уважительными отношениями. Естественно, что с технологической точки зрения - это должно быть постиндустриальное общество. Это уже ответ на первую аксиому. Остается теперь оглянуться вокруг и сообразить, а где же мы живем? А живем мы в феодальном обществе с силовыми отношениями, где только начинают складваться договорные капиталистические отношения. И раз вся наша жизнь определяется силовыми отношениями, где демократические выборы, парламент, разделение ветвей власти являются всего лишь ярким антуражем, призванным помочь некоторым, приближенным к власти, лицам получать кредиты в западных банках, то нам остается только ждать, когда приедет барин, рассудит нас. (А барин все не едет - нет нового Столыпина!)
   Если же говорить строго по научному, то вызов времени для нас заключается в необходимости модернизации феодального общества сохранения с силовыми отношениями в общество совершенствования с уважительными отношениями, которое с технологической точки зрения будет представлять постиндустриальное общество. Сделать это можно на основе модернизации народного хозяйства, путем реформирования механизма распределения средств к существованию народонаселения нашей страны.
  

Четвертая модернизация российского общества

  
   Российское общество продолжает находиться в состоянии системного кризиса. За последние годы наметились положительные сдвиги, но пока они являются, скорее, результатом высоких цен на экспортируемое сырье, чем следствием восстановления промышленного и сельскохозяйственного производства.
   Одним из возможных вариантов выхода из системного кризиса может быть обращение к опыту и практике царских и советских преобразований, которые выводили Россию (СССР) на передовые рубежи в мире, о чем свидетельствует наша история. Достаточно вспомнить, как после предпринятых Александром II реформ началось ускоренное развитие экономики, осуществился промышленный переворот в обрабатывающей промышленности, началось широкомасштабное железнодорожное строительство, получила развитие тяжелая промышленность и так далее.
   Как известно, в конце XIX столетия в Российской империи начался процесс промышленного преобразования экономики. Тогда развившаяся промышленность выполнила роль локомотива, тянувшего состав российской экономики, и Россия из аграрной страны превратилась в промышленно-аграрную. Во второй половине 20-х годов Советский Союз приступил к советскому этапу индустриализации, которая превратила бывшую Российскую империю в могучую индустриальную державу. Однако в ходе ее осуществления не были решены важные социально-экономические задачи (выпуск промышленной продукции на душу населения на уровне высокоразвитых капиталистических стран, значительное повышение уровня и качества жизни населения и другие).
   По этой ключевой проблеме к началу XXI столетия отставание возросло еще больше, и Россия может попасть в положение, когда окажется не в состоянии поддерживать свой научно-образовательный потенциал.
   При столь низких за последнее десятилетие вложениях государства в развитие науки (особенно фундаментальной) и образования, уровень научных исследований и подготовка кадров могут снизиться до той критической точки, за которой последуют необратимые процессы. Осуществленные российскими учеными исследования наводят на мысль о том, что грозит России вступление в новое XXI столетие, и обостряет вопрос об ее исторической судьбе. Когда болен весь организм, отдельные его органы не могут оставаться здоровыми. Пока что промышленность, наука, образование и культура выживают в основном за счет остатков советского потенциала, который не бесконечени лет через пять окончится.
   Несмотря на всевозможные ухищрения лидеров партий, движений, конфессиональных структур, государственных чиновников выдать желаемое за действительное, Россия продолжает оставаться в унизительном положении, независимо от обнадеживающих за последние годы реляций якобы об успехах в экономике.
   Действительно, выход надо искать не в потенциальной помощи Запада, а в изыскании внутренних резервов, осуществлении разумной и целесообразной работы нашей экономики, выведении ее на достойный уровень, наведении порядка в собственном доме. Среди многообразия методов и подходов по ее выводу из этого состояния может стать возрождение и приумножение индустриального потенциала, которые можно назвать сверхиндустриальной модернизацией.
   Такая сверхиндустриальная модернизация будет отличаться от предшествующих и может оказаться не менее сложной, потому что:
   во-первых, в результате приватизации значительная часть про­мышленного потенциала либо разрушена, либо морально устарела, либо физически изношена, ибо практически не обновлялась;
   во-вторых, Россия снова столкнется со старым фактором, о котором еще в XIX в. писал Н.Я. Данилевский: Западу не нужна сильная Россия. Конечно, можно надеяться на здоровое сотрудничество со странами Запада и Востока, чтобы можно было обмениваться передовыми технологиями, привлекать иностранные инвестиции, совместно осваивать российские природные ресурсы. Но захочет ли этого Восток и Запад?
   в-третьих, в отличие от предшествующих этапов индустриализации новая модернизация может использовать прошлый опыт и сохранившийся еще экономический и научный потенциал. Если на стадии создания крупного машинного производства требовался широкий круг специалистов, которых предстояло обучить, то на современном этапе его восстановления нынешняя система образования еще может обеспечить нужное количество, соответствующий профиль и уровень подготовки кадров. Имеющийся дефицит некоторых специалистов может быть быстро устранен. Но государство и предприниматели должны заявить не только о своих потребностях на определенную перспективу, определив цели и задачи, но и оказать системе образования и науки финансовую поддержку;
   в-четвертых, государство уже сталкивается с особенностями российского менталитета, а для вполне успешного осуществления сверхиндустриализационных изменений необходимо иное отношение к делу. Средний россиянин продолжает работать по-российски (В.И Ленин говорил: "По-азиатски"). Со времен преобразований Петра Великого делаются попытки научить россиян стать более прагматичными, но пока этого сделать никому не удалось. Следовательно, нужен новый тип человека, для формирования которого необходимо время и финансовые вложения.
   Новая сверхиндустриализация, как и предыдущие, будет проходить в своеобразных условиях и потребует неординарных и нестандартных решений, может быть, не всегда популярных в различных слоях общества.
   Говоря об использовании прошлого опыта, надо иметь в виду, что:
   • индустриализацию в России практически не удалось довести до ставившихся целей: выпуск промышленной продукции на душу населения на уровне развитых стран, значительное повышение материального благосостояния, социальной и правовой защищенности граждан;
   • дважды в ХХ веке в России происходила смена экономической формации, приводившая к переделу собственности. Причем ликвидация государственной и коллективной собственности в 90-х годах XX века носила более безнравственный характер, чем советская национализация и коллективизация сельского хозяйства;
   • Россия оказалась единственной державой, которая за годы своего существования неоднократно оказывалась в экстремальной ситуации, требовавшей разрушать "до основанья, а затем...";
   • на темпы и результаты индустриального развития существенное негативное влияние оказывали войны.
   Особенно следует обратить внимание на то, что для успеха четвертой модернизации необходимо сформировать эффективное и реально работающее гражданское общество, способное не столько ставить вопросы "Кто виноват?" и "Что делать?", но и говорить "Как делать".
   Рассмотрим теперь, к каким последствиям может привести модернизация в том варианте, который предложен командой президента. В этом варианте социальные институты будут спешно перестроены в соответствии не с российской, а с иной культурой. То есть, не будут выполнены сразу несколько критериев, ограничивающих кризисный сценарий. Будет нанесен сильнейший удар по нормам и ценностям, понятийным структурам общества, а стереотипы поведения и мышления людей опять не будут соответствовать перестроенным социальным институтам.
   Конечно, ни к какому развитию общества это не приведет, а приведет к дальнейшему разрушению связей, усилению состояния аномии. Можно сразу сказать, что новый виток реформ приведет к новому демографическому спаду, росту преступности, самоубийств, алкоголизма, наркомании. При этом никакого технологического рывка не будет, т.к. науку как социальный институт тоже реформируют. Сколковский проект призван заменить всю структуру науки, которая складывалась в России с XVIII века. Очевидно, что даже если он заработает, это вовсе не будет означать реального преодоления технологического отставания, т.к. он будет отдельным, единственным проектом на фоне разрушения остальной системы науки.
   "Оптимизация" школ и больниц, которую планируется осуществить в ходе реформы, приведет не только к ухудшению образования и здравоохранения, но и к тому, что сельское русское население просто исчезнет. На это идут, скорее всего, сознательно, т.к. депопуляция малых городов и сел предлагалась В. Глазычевым и П. Щедровицким еще в 2004 г. В их докладе "Россия: принципы пространственного развития" предполагалось перестроить Россию по принципу "метрополия - колония", где метрополией должны являться крупные города, а сельское население будет превращено во внутреннюю колонию, за счет которой метрополия будет развиваться. Малые города и села при этом фактически вернутся к доиндустриальному состоянию, архаизируются, русское население в них исчезнет, заселенные им сейчас территории станут пустыми, а на селе останутся проживать лишь нерусские народы. Такой межэтнический апартеид является миной замедленного действия, которая может привести к расползанию России на отдельные части по этническому принципу. Уничтожение русского села также отрицательно повлияет на продовольственное снабжение России.
   Но не только продовольственное снабжение будет ухудшено. Программа "модернизации" приведет в целом к очередному экономическому спаду, т.к. и реформируемые социальные институты, и большинство населения не смогут подстроиться к очередной структурной перестройке - новым правилам, по которым им придется работать и жить.
   Плохо работающие экономические институты не смогут обеспечить необходимое восстановление материальной инфраструктуры. Так, износ коммунальных систем и жилья в настоящее время составляет уже более 60%, что недавно признал сам президент. В перспективе это техногенный, а возможно, и политический кризис.
   Таким образом, есть возможность входа России не только в состояние более глубокого системного кризиса, но и в катастрофу, когда общество может просто рассыпаться. Катастрофу сложно прогнозировать, т.к. в обществе существуют механизмы защиты, позволяющие ее предотвратить. Однако эти механизмы могут быть исчерпаны. Переход в хаос - процесс нелинейный, может произойти резко, скачком. И тогда многое будет зависеть от того, найдутся ли силы, которые будут собирать общество заново. Эти силы необходимо готовить: вырабатывать идейные основы, создавать активную группу и структуры, на которые можно будет опереться.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Государство - это мы!

  
   Государство - это Общественный договор его граждан, направленный на обеспечение безопасности и счастливой жизни всем без исключения его членам. И если государство не в состоянии обеспечить хотя бы какой либо из видов общественной безопасности достаточно большой группе его членов (а в настоящее время наше государство не может обеспечить продуктовую безопасность более половины своих членов), то зачем такое государство нам нужно? Эта мысль ни в коем случае не является призывом к свержению существующей государственной власти, но она помогает осознать, что гарантом целостности государства ныне является не глава государства - Президент, а мировое сообщество, для которого распад нашего нищего государства, владеющего ядерным оружием, явился бы не столько политической или экономической, сколько биологической катастрофой. Отчаявшись спасти нас кредитами, которые моментально разворовываются, мировое сообщество предлагает некогда великому государству гуманитарную помощь. Как стыдно должно быть всем нам...
  

Где выход?

  
   В упорных поисках вывода нас из кризиса 1998 года мировое сообщество методом мозговой атаки выдвинуло бредовую идею продажи Сибири США за два триллиона долларов, тем более что прецедент подобной сделки уже существует: царь Александр II продал США Аляску за 11 миллионов золотых рублей (7.2 миллионов долларов). Возмутительно то, что первый президент Б.Н. Ельцин - глава государства и номинальный гарант его целостности никак не прореагировал на это сообщение, в то время как на предложение продать Курилы за 4 миллиарда долларов он сделал резкую отповедь.
   И между тем, именно сейчас, когда новое правительство имеет возможности приступить к изменению общественных отношений, оно объявляет себя продолжателем реформ. Каких реформ? Реформ Е.Т. Гайдара, который, призывая строить в России капитализм, имел в виду "дикий" рынок с диктатом продавца и бесправием покупателя, но "забыл" нам сказать об этом? Реформ В.С. Черномырдина, который, призывая нас стать собственниками, имел в виду, что некоторые собственники станут олигархами за счет "отвлечения" себе государственной собственности в ущерб наших интересов, но "забыл" нам сказать об этом? Который обманул не только нас, но и многих за рубежом, выпустив "дутые" ценные бумаги и получив многомиллиардные кредиты, что были разворованы? Ведь в результате их реформ Россия превратилась в третьестепенное государство. "Нашей страны, - справедливо подчеркнул В.В. Путин незадолго до того, как стал президентом, - нет сегодня в числе государств, олицетворяющих высшие рубежи экономического и социального развития современного мира... Россия переживает один из самых трудных периодов своей многовековой истории. Пожалуй, впервые за последние 200-300 лет она стоит перед лицом реальной опасности оказаться во втором, а то и третьем эшелоне государств мира".
   Сослагательное наклонение здесь неуместно, потому что будущий президент не может не знать скандального факта, который будущий советник по экономическим вопросам этого будущего президента Андрей Илларионов в 1999 году опубликовал в виде убийственной таблицы - объем экономики России сравним не с объемом экономики развитых стран мира, а с объемами экономики "субъектов" (штатов) США. И оказалось, что громадная по территории держава с гигантскими ресурсами, составляющими треть всех ресурсов мира, топчется где-то между штатами Мичиган и Джорджия, уступая семи американским штатам и даже всего-навсего одному городу Нью-Йорку (и это с учетом того, что все сырьевые национальные богатства США совместно с Канадой в три раза ниже богатств России).
   Россия тогда превратилась в сырьевой придаток развитых стран, вынужденный выплачивать коллосальные долги почти 200 миллиардов долларов, из которых только четверть являлась долгами СССР, а остальные долги бралось ловкими премьер-министрами, которые теперь даже не могут объяснить: на что они брали доллары.
   Именно сейчас, накопив коллосальные денежные ресурсы в результате резкого повышения цен на нефть и газ, правительство может отмежеваться от лжереформ, которые не только превратили нас в третьестепенное государство, но непосредственно ведут к катастрофическому вымиранию нации. И для того чтобы предотвратить эту катастрофу, необходимо выработать экономическую политику, основанную не на "великой" лжи, чему блестяще научило наших политиков коммунистическое воспитание, а на обыкновенной правде, учитывающей пожелания всего народа. Эта правдивая экономическая политика должна точно сбалансировать то, что народ хочет, с тем, что может ему в настоящий момент обеспечить государство. Ибо политика - это технология достижения сбалансированных общественных целей. А вот идеология - это технология формирования политики, и, следовательно, ложь в идеологии - это технологическая ошибка, которая приводит к искажению политики. Лжи не бывает у духовного человека, для которого духовность - это стремление к идеальной политике.
  

В чем богатство государства?

  
   Что же может предоставить государство и в первую очередь, чем оно может гарантировать возможную реализацию права на получение средств к существованию, права на жизнь? Какими богатствами оно обладает?
   Современный опыт одного из самых богатых государств, обделенного природой естественными ресурсами, Японии свидетельствует, что основным источником богатства государства является его народ, труд этого народа, нормально организованный, адекватно оцениваемый и вознаграждаемый государством и обществом, что делает его прекрасной целью, а не наказанием, как это случается в противоположном случае..
   Россия не только наделена всеми необходимыми для нормальной жизнедеятельности природными ресурсами, но и трудолюбивым народом, который, к сожалению последние восемьнадцать лет попросту вымирает, теряя чуть ли не миллион человек в год, и который лет через 50 при сохранении и развитии этой тенденции может исчезнуть совсем.
   По Российскому статистическому ежегоднику в 2009 году россиян насчитывается 141.9 миллионов человек, из которых в работоспособном возрасте находятся 90.0 миллиона, 75.5 миллиона относятся к экономически активному населению, но занято в хозяйстве только 69.4 миллионов.
   Сегодня основным капиталом государства являются не заводы, не земля, не полезные ископаемые в ней, а интеллект человека. Именно человеческий потенциал, человеческий капитал становится субъектом преобразования действительности, главным ресурсом развития. Это развитие происходит, в первую очередь, под действием информационных технологий. Информационные технологии обуславливают необходимость взаимодействия не только отдельных личностей или социальных групп, а, прежде всего, государств. Недостаток человеческого капитала у государства влечет отставание во всех сферах жизнедеятельности страны: в экономической, политической, социальной, культурной и так далее.
  

Сельское хозяйство - основа экономики

  
   Только 6.8 миллионов человек, что составляет почти 5 процентов населения, занято в сельском хозяйстве. Используя половину посевных площадей и выпасов они производят почти половину продуктов питания всего населения. Более половины продуктов питания импортируется в Россию из других стран. В то же время в развитых странах 2-3 процента населения, занятого в сельском хозяйстве, легко производят не только необходимые для пропитания продукты, но также производят и сельскохозяйственные продукты на экспорт. Причем государство выплачивает им специальные премии, чтобы они не производили количество продуктов, превышающее установленные для них квоты. Иначе бы эти средства государству необходимо было бы тратить на утилизацию лишнего производства продуктов. Не следует путать эти премии с дотациями, которые требуют сельскохозяйственные лобисты в Государственной думе. Это они выдумали миф о всеобщей и безусловной убыточности сельского хозяйства для достижения своих целей. Сельское хозяйство принципиально не может быть убыточным, если оно рационально организовано и систематически не грабится.
   Между тем в качестве налогов в сельском хозяйстве изымается до 80 процентов продуктов производства (наоборот, даже при классическом феодализме крестьянин отдавал только десятину господину и десятину церкви, то есть 20 процентов произведенного продукта, так что, фактически, в деревне у нас сохраняется не феодализм, а самое настоящее рабство. У сельского производителя не остается средств на оплату энергоносителей. Но поскольку совсем не платить поставщикам энергоносителей сельскохозяйственный производитель не может, он идет по пути частичной выплаты налогов и частичной оплаты энергоносителей. Первое приводит к "аресту" его счета в банке, так что он оказывается без оборотных средств. Второе приводит к тому, что вынужденные компенсировать потерю средств в сельском хозяйстве естественные монополии-производители энергоносителей искусственно завышают цены (тарифы) на энергоносители. А поскольку эти цены непосредственно участвуют в формировании затрат на производство, транспортировку и хранение промышленной продукции, наша промышленная продукция становится заведомо неконкурентоспособной не только на мировом, но даже и на внутреннем рынке. Таким образом, не наведя порядка в сельском хозяйстве, мы никогда не сможем поднять из разрухи нашу промышленность. Об этом свидетельствует и исторический опыт проведения реформ народного хозяйства в России.
   В более чем тысячелетней истории России, начиная от Рюpика и кончая И.В. Сталиным, было пpоведено 10 pефоpм наpодного хозяйства и все они были успешными в том смысле, что вели к укpеплению госудаpства и способствовали pазвитию нации. Успешные pефоpмы начинались с изменения отношений в сельском хозяйстве, как основе всего наpодного хозяйства, и пpоисходили они за счет кpестьян. Субъективно после каждой рефоpмы, за исключением pефоpм Александpа II и П.А. Столыпина, уpовень жизни кpестьян снижался, и кpестьяне на каждую pефоpму отвечали бунтами, восстаниям, войнами. Но объективно укpепление госудаpственности вело к улучшению качества жизни, что пpоисходило, правда, кpайне медленно, но в конечном итоге вело и к повышению уpовня жизни населения, в том числе и сельского.
   После И.В. Сталина было предпринято пять попыток пpоведения pефоpм в наpодном хозяйстве, и все они кончалися кpахом, потому что скоропалительно начинались с дефоpмации пpоизводственных отношений в пpомышленности, не учитытывали специфику стpаны и особенности психологии наpода, его менталитета, который меняется медленнее изменений производственных отношений и до сих пор во многом остается крестьянским. А вот китайские реформаторы начали с изменения отношний в сельском хозяйстве и добились заметных успехов, накормив чуть ли не полтора миллиарда китайцев отечественными продуктами, а затем два раза удваивая ВВП за 10 лет, что нам так и не удалось. Более того, последний раз китайцы удвоили свой ВВП за 6 лет, обеспечив ежегодный рост его на 10.5 процента, и существенный вклад в этот рост вносит сельское хозяйство.
   Всеволод Овинников считает, что опыт Китая может быть поучителен для наших "бесперспективных деревень" и малых городов, население которых сокращается из-за невозможности найти работу. Особенно для неполноценной или лишенной мобильности рабочей силы, например для пожилых людей.
   Тут нужна интеграция сельских предприятий с городскими. Это может быть оснащение городскими заводами сельских цехов-филиалов, где руками местных жителей выполнялись бы трудоемкие, но технологически несложные операции, целеустремленное расширение возможностей для трудоустройства в малых городах путем развития малого бизнеса. Словом, превращение местной промышленности в составную часть сельской экономики.
  

Промышленность необходимо создавать заново

  
   Непосредственно в промышленном производстве занято около 19 миллионов человек (а около 25 миллионов человек - в сфере обслуживания) и они производят сейчас лишь несколько больше половины промышленной продукции от уровня 1991 года, из которой только пятая часть составляет продукцию народного потребления. Теневое, подпольное производство, не облагаемое налогами, производит такой же объем продукции, как и легализованная промышленность и все его продукты идут на народное потребление, которое таким образом удовлетворяется только наполовину. Вторая половина средств народного потребления импортируется из других стран, и это является фактором, подрывающим экономическую безопасность страны.
   За импорт промышленных средств потребления необходимо платить, а финансовые средства для этого можно или получить в кредит или же получать, продавая свои природные ресурсы. Россия богата полезными ископаемыми и энергоносителями, алмазами, золотом, древесиной, мехами которые составляют в ее экспорте 78,1 процентов. Однако природные ресурсы не безграничны и при хищнической эксплуатации, а иначе нынешнюю организацию их добычи не назовешь, их хватит только на лет 30-50, после чего наша страна может превратиться в сырьевую пустыню. Превратившись в сырьевой придаток промышленно развитых стран, мы разбазариваем средства, которые по справедливости должны были бы оставить для развития своим детям и внукам. Но что нам делать, если наша страна не в состоянии продавать промышленную продукцию, поскольку она не конкурентоспособна...
   Известно, что иностранная промышленная продукция является конкурентоспособной потому, что она производится на самом современном оборудовании по самым современным технологиям. Для этого промышленное производство развитых стран регулярно обновляет оборудование, ускоряя смену его поколений. В настоящее время в развитых странах за базовый период поколения оборудования принято 5 лет. Еще 40 лет тому назад вынужденный производить современные средства вооружений СССР принял за базовый период смены поколений оборудования 15 лет. К последней смене поколений промышленного производства мы приступили еще 40 лет тому назад, когда стали производить станки с программным управлением, тепловозы, турбореактивные лайнеры, атомные суда и электростанции. Но последнее перевооружение промышленного производства не завершено до сих пор и на многих предприятиях можно обнаружить еще довоенное оборудование. Причем, даже и обновленное оборудование уже физически изношено на 63,8 процента, не говоря о том, что оно полностью морально устарело. А коэффициент его обновления составляет только 1,5 процента. Темпы обновления оборудования существенно замедлились. Средний возраст производственного оборудования в промышленности превышает 20 лет, причем год от года доля устаревшего оборудования увеличивается. Так что речь о восстановлении разваленного промышленного производства является обманом и словоблудием. Нам необходимо создавать его заново, используя только готовые производственные площади, освобожденные от давно устаревшего оборудования.
  

Где взять средства?

  
   Тpебуется, 2.0-2.5 триллиона доллаpов на 10 лет для стpуктуpной пеpестpойки наpодного хозяйства и модернизации всего общества (по американским данным - 1 триллион долларов на 10 лет).
   Еще до дефолта предлагалось для этих целей получить новые иностранные займы, о которых велись успешные переговоры, в результате чего средства стали нам поступать. Однако "необъяснимое" исчезновение первого же транша в 4.8 миллиардов долларов и его остатка в течение только одной недели из московских коммерческих банков в 760 миллионов долларов, которые по просачившимся из Интерпола сведениям "всплыли" в зарубежных банках, привело к приостановлению перевода средств и явилось одной из причин августовского кризиса 1998 года. Затем разговоры об инновациях в развитие народного хозяйства вообще поутихли.
   Тяжелая обстановка сложилась с человеческим капиталом. Уникальность ситуации в нашей стране заключается в том, что впервые в мирное время в течение длительного периода началось постоянное сокращение численности населения трудоспособного возраста, и она будет нарастать. За 20 лет численность работоспособного населения уменьшится почти на 16 миллионов человек. Напомним, что на протяжении предшествовавших 40 лет экономика России функционировала в условиях роста численности населения трудоспособного возраста.
   Уже девятнадцатый год мы живем в режиме депопуляции, которая обусловлена не только чрезвычайно низкой (даже по меркам развитых стран) рождаемостью, но и катастрофически высоким уровнем смертности, сравнимым разве что со слаборазвитыми государствами. Причем, вызывает серьезные опасение перемещения центра тяжести смертности из старшей группы населения в среднюю. Следствием депопуляции становится не только количественное сокращение трудового потенциала страны, но и его старение, что неизбежно приводит к увеличению так называемой демографической нагрузки на каждого трудоспособного. В то же время в малых городах и селениях наблюдается резкий рост безработицы, миграционная политика, как и управление миграционной работой внутри страны фактически отсутствует - она заменена стихийной миграционной деятельностью иностранных трудящихся, которые в результате отсутствия специального обучения способны замещать рабочих самых низких квалификаций.
   Наряду с объемом и технологическим уровнем производства располагаемые трудовые ресурсы являются важнейшими факторами экономического роста. При определенных обстоятельствах каждый из них может существенно тормозить увеличение ВВП. В частности, старение рабочей силы усилит рассогласованность рынка труда, и без того довольно значительную из-за общего недостатка ресурсов труда. Вполне вероятна ситуация, когда при остром дефиците рабочей силы молодых и частично средних возрастов на рынке труда будет наблюдаться ее избыток в старших возрастных группах.
   К тому же состояние здоровья населения, и особенно его трудоспособных контингентов, выдвинулось в число специфических ограничителей экономического роста, который в сложившихся условиях возможен только на основе интенсификации. Последняя же требует улучшения состояния здоровья людей, способных выдерживать повышенные нагрузки при работе на современном оборудовании по новым технологиям. Между тем у бизнеса, впрочем, так же как и у государства, сохраняется потребительское отношение к здоровью населения. Не затрагивая общих проблем, связанных с улучшением медицинского обслуживания и экологии, рассмотрим, в какой мере условия труда влияют на здоровье людей в активном трудоспособном возрасте.
   По оценкам специалистов, потери ресурсов здоровья трудоспособного населения России по состоянию на конец 2004 года составляют величину, соответствующую 43 процентам производства ВВП. Только из-за преждевременной смертности населения в трудоактивных возрастах экономические потери страны достигли за последнее десятилетие 1.5 триллионов долларов, или 225 миллионов человеколет активного труда.
   В промышленности за 15-летний период реформ доля занятых на рабочих местах, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам, в общей численности работников возросла с 17.8 процентов в 1990 году до 23.4 процентов в 2003 году. Сохраняется тенденция увеличения доли занятых тяжелым физическим трудом: за 13 лет этот показатель по промышленности вырос с 2.7 процентов до 4.7 процентов. Удельный вес тех, кому установлены компенсации в связи с вредными условиями труда в промышленности, не опускается ниже 44 процентов занятых в этом секторе. Сохраняется и достаточно высокая численность больных профессиональными заболеваниями, потери рабочего времени от несчастных случаев на производстве в 2003 году достигали порядка 3.3 млн. человекодней
   А между тем у самих россиян есть достаточно средств для проведения реформ и достаточно человеческого капитала - необходимо ими только рационально распорядиться. Один из основоположников научной экономики Адам Смит говорил, что земля - это мать богатства, а отец его - труд. В России все это имеется в избытке, нет только сватьи - организации труда, которая бы привела родителей богатства к законному браку и наставила на путь истинный. А дети, рожденные вне брака, обычно не являются полноценными и сплавляются с глаз подальше для обеспечения спокойствия. Речь идет о 500 миллиардах долларов, вывезенных из России "новыми русскими" и еще 800 миллиардах стабилизационного фонда, хранящихся на счетах в зарубежных банках. Если осуществлять "дpужественную" щадящую налоговую политику, поощpяющую pазвитие частных пpедпpиятий, эти "убежавшие" деньги веpнутся в Россию. Да в пpинципе, эти деньги и не нужны, хотя и жалко, что они "работают" в других странах, в то время как могли бы обогащать нашу страну.
   Россия чpезвычайно богата землей, половина миpовых чеpноземов находится в России. Еще цаpи, которые тоже зачастую испытывали дефицит наличных денег, использовали землю в качестве платы своим служивым людям. А сейчас чуть ли не половина земельного фонда так называемых ассоциаций, в котоpые пеpеименованы совхозы и колхозы, по-пpосту не используется в хозяйственном обороте, этот незапашной "клин" ежегодно увеличивается на 3 процента и постепенно заpастает соpным кустаpником.
   Россия чрезвычайно богата трудовыми ресурсами и при рациональной организации труда достаточно их двух третей для обеспечения всему населению достойной жизни. Так может быть исключить треть населения из сферы производства, гарантируя ей социал, необходимый для достойной жизни, в обмен на то, чтобы она не создавала искусственные трудности с обеспечением ненужных, избыточных рабочих мест, на обслуживание которых необходимо нерационально тратить капитал? Именно по этому пути идут развитые страны, введя институты социально защищенных безработных и относительно обеспеченных рантье. Еще в начале прошлого века апологет капиталистического производства Генри Форд практически доказал, что наиболее эффективного, а самое главное - постоянного роста капитала можно добиться только за счет целенаправленного развития социала потребителей. Только в социальном партнерстве капиталиста с непосредственно производителем материальных средств можно добиться наибольшего удовлетворения интересов каждого из них.
   Необходимо сказать нашему народу Великую правду, что нет необходимости ему всему напрягаться, трудиться, и для того, чтобы большинство народа жило действительно прекрасно, полноценно трудясь на общее благо, некоторая часть его должна жить просто, но достойно, не участвуя в производственном процессе.
  

Каким должно быть наше общество?

  
   Только изменив структуру населения, структуру народного хозяйства, модернизировав общество для нейтрализации вызовов нового времени можно вывести Россию из кризиса. Осуществляя путем реформ структуризацию народного хозяйства, следует иметь в виду, что в конечном итоге она выльется в структуризацию населения. Существующая структура населения отвечает организации общества, направленной на решение проблемы безопасности страны при отражении внешнего нападения. Между тем, уже начиная с 1953 года, когда успешно прошли испытания водородного оружия, эта проблема потеряла актуальность, ибо применение водородного оружия означает смерть всей планеты Земля. Сейчас для России наиболее актуальной является проблема устранения внутренних междуусобиц, которые развиваются в результате неоправданной деятельности внутреннего врага - многочисленного нищего чиновничества, уже успешно развалившего Советский Союз. Вот самый опасный вызов нашего времени.
   Если мы действительно не на словах, а на деле хотим отказаться от имперских поползновений, нам не нужна такая многочисленная 22 миллионная армия служащих, в числе которых находится 1900 тысяч сотрудников сферы управления, из них 1100 тысяч являются государственными чиновниками. Даже у последнего императора Николая II, который очень хотел слыть "собирателем земли Русской", относя к ней Босфор и Дарданеллы, согласно переписи 1897 года было всего только 335 тысяч чиновников и 5 миллионов служащих (вместе с армией). А Россия тогда занимала площадь в два раза больше нынешней при почти что таком же количестве населения.
   Если мы своей первостепенной целью ставим решение своих внутренних проблем, то оптимальным представляется сведение количества государственных чиновников к 500 тысячам человек, числа государственных служащих к 15 миллионам человек, снижению количества рабочих до 15 миллионов человек, снижению количества безработных до 3 миллионов человек и снижению количества занятых в сельском хозяйстве до 5 миллионов человек. Что же произойдет с 30 миллионами трудоспособного населения, если учитывать условие, что 15 миллионов трудоспособного населения будут принимать участие в экономической жизни страны исключительно как потребители, частично, например, в качестве рантье? Они уйдут в частные предприниматели, количество которых целесообразно увеличить до 15 миллионов за счет способствования развитию мелкого бизнеса. Но при этом придется разрабатывать новую идеологию, основанную на идеях превалирующей ценности правдивой информации, оказания взаимопомощи и государственной помощи пострадавшим в форс-можорных обстоятельствах. Нынешнее государство от всего этого самоустранилось, пытается неадекватно распределять национальный доход с целью подкупить торговый народ возможностью быстро разбогатеть. Но при отсутствии роста производительности труда и уменьшении народонаселения национальный доход (без учета влияния роста цен на нефтепродукты) не только не растет - он наоборот падает. И если большая часть его путем неконтролируемого роста инфляции направляется пусть даже немногочисленным торговым работникам - это значит, что многочисленные трудящиеся потенциально нищают. Общество имеет отрицательный вектор развития, что ведет к его деградации и дегенерации.
   Вернемся снова к земле. Если государство введет землю в товарный оборот и увеличит земельный запас за счет экспроприации неиспользуемых пашенных земель - это практически безболезненно позволит организовать дополнительную эмиссию денег и увеличить денежную массу почти в полтора - два раза. Во-вторых, если государство экспроприирует не участвующую хотя бы 2 года в хозяйственном обороте сельхозпроизводителей землю и начнет раздавать участки размером 1-2 гектара покидающим безвозвратно государственную службу, то оно тем самым и создаст прослойку рантье, которые всегда будут защищать это кормящее их государство. Гектар пропашной земли в настоящее время оценивается от 2 тысяч до 10 тысяч долларов, возьмем среднюю цену в 6 тысяч. Если участок в 2 гектара заложить в государственном (а возможно и частном) Земельном банке по минимально возможной ставке в 5 процентов годовых, это обеспечит рантье ежемесячно 100 долларов. Это не так уж и мало для России, где 30 миллионов пенсионеров ухитрялися жить на пенсию в 100 долларов.
   Если покидающий безвозвратно госудаpственную службу продаст эту землю земельному банку, он получит стартовый капитал в 12 тысяч долларов для создания собственного дела. Для России это очень много, поскольку, например занятие торгово-закупочным бизнесом становится рентабельным при начальном вложении всего лишь 4 тысяч долларов. Таким образом, некоторые россияне смогут получить "сразу сейчас" и "все сразу"!
   И затраты в 20-40 миллионов га земли на создание прослойки в 15 миллионов рантье, и увеличение числа предпринимателей, что позволит в короткие сроки провести так необходимую реструктуризацию промышленности без социального взрыва, не так уж много, если учесть, что клин пропашных земель ежегодно сокращается на 3-4 миллиона гектара, а земельный запас и лесной фонд России составляют баснословное богатство в более чем миллиард гектар.
   Таким образом, речь идет не только и не столько о реструктуризации народного хозяйства, сколько о модернизации всего нашего общества.
  
  

Развитие финансовых систем

  
   Финансовую систему в народном хозяйстве сравнивают с кровеносной системой человека, а деньги - с кровью. И та, и другая система призваны способствовать обеспечению сложного организма жизненно необходимыми ему компонентами. При нарушении и той и другой сложный организм хиреет, приходит в упадок и может вообще погибнуть. Рассмотрим подробнее развитие финансовых систем Франции и США, как наиболее характерных систем западного мира.
  

Появление денег

  
   Когда в первобытном обществе стали появляться избытки предметов питания и труда, люди стали менять их на другие предметы, которых им недоставало. Так возник бартерный обмен, появился примитивный рынок, на котором меняемый предмет выступает в качестве отторгаемого товара, за который можно получить необходимый другому покупателю товар. Два субъекта рыночного обмена, придя к соглашению о ценности своего товара, отторгали от себя необходимую часть его, приобретая взамен отторженную другой стороной часть другого, необходимого им товара.
   Бартерный обмен неудобен по многим причинам.
   Например, у вас есть рыба, которую вы хотите обменять на орехи, а на рынке, расположенном на границе двух племен имеются только ягоды. Пройти же через соседнее племя к следующему племени необходимо время - рыба может протухнуть, да ее могут вообще отобрать. То есть, во-первых, не всегда есть на рынке в данный момент необходимый вам товар, а во-вторых, ваш товар может испортиться.
   В-третьих, даже если вы и совершили обмен в данный момент, как вы считаете справедливый, то вы не уверены, что на другом рынке вы бы не получили больше орехов, то есть при помощи орехов определили истинную ценность своего товара.
   Для удобства обмена понадобился универсальный товар, который бы служил общепринятым средством обмена товаров и всевозможных платежей за услуги, общепринятым средством измерения ценности товаров и сохранял бы свою ценность как угодно долго. Не всякий материал годился для универсального предмета обмена. Лучше всего подходил материал, который не гниет и не портится, то есть меньше всего подвержен естественной порче, редко встречается в природе, компактен и небольшая его величина может соответствовать большому количеству других предметов, а кроме того, он труднее всего поддается подделке. Такой универсальный товар, являющийся мерилом стоимости других товаров получил название деньги.
   К самым распространенным мерилам стоимости первобытных народов принадлежат прежде всего деньги, представленные в раковинах улиток и моллюсков. Так, круглые и гладкие раковины каури в течение нескольких столетий были и остаются "валютой", распространенной чуть ли не по всему миру. Раковины каури добывают, бросая в воду листья кокосовой пальмы и вновь собирая их, после того как на них насядут моллюски. До сих пор еще торговцы многих национальностей пользуются этим древним платежным средством, область распространения которого простирается до Китая, Японии и Индии. Большинство ввезенных в Европу раковин каури было вывезено с Мальдивских островов - принадлежащего Великобритании архипелага в Индийском океане - и с восточноаф-риканского острова Мафия. Еще в XIII веке Марко Поло видел "деньги" каури в китайской провинции Толоман и описал их как "фарфоровые раковины, подобные раковинам, употреблявшимся ранее для украшения собачьих ошейников".
   Но с течением времени у народов древних высоких культур право гражданства получили другие мерила стоимости, и раковины каури были заменены в Китае серебряными и медными круглыми монетами, а в Тибете - кусками серебра. Но в Африке, например, деньги из раковин каури до сих пор широко распространены, и курс их поднимается тем выше, чем более удалена от побережья данная племенная территория.
   В Европе тоже давно оценили, что лучше всего качествам денег удовлетворяли золото и серебро. К сожалению, золото редко встречается в Европе, поэтому первые деньги были серебряные. Но все же и серебра тоже было мало, так что некоторое время в обращении в некоторых местах были кожаные деньги. Кожаные деньги быстро истираются, да и изготовить их относительно легко, поэтому большим спросом они не пользовались и довольно быстро исчезли. Серебро подделать труднее, но можно легко смешать с оловом, что будет малозаметно. Поэтому на кусках драгоценных металлов придумали ставить пробу, удостоверяющую их чистоту. Один из видов такой пробы назывался "стерлинг". Кусок серебра массой в 1 фунт и помеченный стерлингом стал национальной валютой Британии.
   Денежные металлы принимались в уплату по весу. Английский фунт, французский ливр и итальянская лира - это все первоначально означало весовую единицу серебра. На кусок серебра стали наносить клеймо, которое указывало не только пробу, но и вес куска металла. Затем стали чеканить имя правителя, из кладовых которого вышел кусок серебра, далее - изображать его примитивный портрет. Драгоценный метал стали отпускать определенной мерой. Кусок драгоценного металла некоторого веса со штампом и есть монета (от английского money) - универсальный товар, за который можно обменять любой другой товар на любом рынке.
   Так как маленькие кусочки драгоценного металла представляют значительную ценность, всегда находились ловкие люди, которые ухитрялись обрезать края монеты и из полученной стружки изготовить новую монету. Если чекан ставился с одной стороны монеты, то ее можно было стругать и стругать. Поэтому стали ставить клейма с обеих сторон. При ручной чеканке монета получалась неровной, ее края выступали за края чеканки и быстро исчезали в ловких руках. Во избежание этого стали края делать рифленными по границе чекана. Но все равно, деньги от частого употребления истирались и теряли свою ценность.
   Человечество столкнулось с фальшивомонетчеством как только оно стало пользоваться деньгами. При раскопке древней Парфии археологами были найдены две монеты II века до нашей эры царя Митридата, одна из которых была фальшивой. Но, по-видимому, подобные явления имели место и раньше, так как уже в знаменитых законах Солона предусматривалось наказание в виде смертной казни за фальшивомонетничество. В древние времена подделкой монет занимались как отдельные люди, так и правители государств. Нерон, например, официально разрешал подделывать римские монеты путем добавления в серебро других металлов, что объяснял "государственными соображениями". В конце концов он довел содержание серебра в монетах до пяти процентов.
   В России подделкой денег начали заниматься очень рано, и к XVII веку это стало настоящим бедствием. В то время в обращении было большое количество медных монет, чеканить которые было очень легко. За весь XVII век в России было казнено 7000 фальшивомонетчиков и 1500 лишилось за это преступление рук.
   В Англии к концу XVII века серебрянная монета "похудела" почти вдвое и британское правительство решило провести денежную реформу. За каждый фунт монет по номиналу человек получал полновесный фунт новых денег. Это был единственный в истории случай подбных реформ. Обычно новые деньги выпускались без отмены старых и быстро исчезали в тайниках их владельцев, пользующихся неполновесной монетой.
   Правители разных времен и народов жестоко боролись с фальшивомонетчиками, но по разным причинам. Порой они хотели оставить за собой право портить деньги. Дело в том, что для борьбы с истиранием давно уже стали применять примесь в мягкое серебро более твердой меди. Появилась возможность понижать содержание серебра в монете, сохраняя ее номинал. Такое целенаправленное понижение содержания драгоценного металла в монете получило название девальвации. Иногда при этом менялось название монеты, ее номинал, и это получило название деноминации. Но чаще номинал оставался прежним.
   На исходе средневековья в Европе довольно остро ощущался дефицит денежных металлов. Их количество сильно отставало от потребностей развивающегося рынка. Недостаток денег в какой-либо местности был сильным препятствием производства и торговли, а приток туда золота и серебра, напротив, давал импульс для хозяйственного развития. Ухудшается хозяйственное развитие, уменьшается собираемость налогов, государственная казна пустеет.
   Когда была открыта Америка, серебро и золото стало поступать в Испанию и Португалию, откуда они быстро расходились по всей Европе. Если количество какого-либо товара на рынке растет - этот товар дешевеет. Монеты не явились исключением, и удешевление денег привело к росту цен на другие товары. При этом заработная плата, которая определялась властями, оставалась постоянной в отличие от цен, изменявшихся свободно. Обесценивались и другие доходы, происходила инфляция денег. Денег много, но купить на них можно очень мало. Наступало государственное банкротство. Обычно, после этого следует революция, но иногда государство находит силы и возможности обойтись и без политических потрясений. Большой опыт выхода из финансовых потрясений имеет французская финансовая система.
  

Французский опыт

  
   В начале XVIII века финансы Франции были расстроены. В казне не хватало денег для уплаты государственного долга, а о погашении этого долга не могло быть и речи. Поскольку новому королю было 7 лет, все эти заботы легли на плечи регента, герцога Филиппа Орлеанского. Он стал решать проблемы сомнительными полумерами, но денег это приносило мало. Тогда регент вспомнил об одном шотландце Джоне Ло, который досаждал регенту своими проектами. Ло считал, что главной причиной экономического застоя, как и плохой собираемости налогов, является недостаток денег. Он предложил дополнить обращение золотых и серебряных монет бумажными деньгами - банкнотами государственного банка. Такие деньги должны были, подобно свежей крови, оживить хозяйство и дать доход казне. Это была новая и смелая идея.
   В мае 1716 года вышел королевский указ об учреждении банка с уставным капиталом в 6 миллионов ливров. Банкноты, которые стал выпускать банк, были признаны законными деньгами, ими принималась уплата налогов. Было объявлено, что банкноты будут свободно размениваться на монеты, причем по соотношению их на момент выпуска монеты. Таким образом, банкноты были застрахованы от перечеканки монеты. Это был искусный ход, который сделал банкноты более твердыми деньгами, чем монеты из драгоценных металлов. Скоро хозяйство страны стало налаживаться, торговля стала расширяться, налоги стали собираться полнее.
   Восстановилось доверие к государству и его обязательствам, престиж банка и его создателя Джона Ло все более укреплялся. Банк стал открывать филиалы в крупных городах Франции. Регент был изумлен блестящим успехом банка и ни в чем не мог отказать ловкому шотландцу. Тогда Ло выдвинул свой второй проект, он предложил создать акционерную компанию и предоставить ей монополию на торговлю с французскими землями в Америке.
   В августе 1717 года компания была учреждена. Было решено выпустить 200 тысяч акций по 500 ливров каждая. Покупатели могли оплачивать акции не только ливрами и банкнотами, но и государственными обязательствами, которые на рынке котировались ниже номинала. Таким образом компания становилась кредитором государства. Сразу же возник ажиотажный спрос на эти акции, который поддерживался ореолом удачливого финансиста, возникшим к этому времени вокруг имени Джона Ло. Эта эмиссия акций породила первую в истории спекулятивную горячку (и, кстати, первый биржевой крах).
   Занятия с кампанией отвлекли внимание Ло от банка, который стал финансировать казну, для чего потребовалась дополнительная эмиссия банкнот, слабо обеспеченных запасом драгоценных металлов. Это была мина замедленного действия, появление которой он просмотрел.
   А цены акций компании стремительно росли, и когда Ло пообещал фантастические дивиденды, это еще более подстегнуло спрос на них. Тогда компания выпустила еще 300 тысяч акций и продала их по рыночным ценам По указу регента эти деньги поступали в казну и должны были использоваться для погашения государственного долга. Ло достиг вершины своей популярности как финансист, способный делать деньги из воздуха. Спекуляциями с акциями занимались люди всех классов общества. Среди аристократии не было людей, которые не поддались бы этой мании.
   Курс акций поднялся до 15 тысяч ливров, причем резко колебался от одного дня к другому и даже в течение дня - возникла невиданная прежде возможность почти мгновенно разбогатеть или же разом потерять состояние. Самый высокий курс, который был отмечен на бирже, составлял 20 тысяч ливров. В заслугу Ло ставили экономическое оживление, связанное с биржевым бумом. Масса состоятельных людей со всей Европы устремилась в Париж, оставляя деньги в карманах домовладельцев, торговцев, ремесленников, повысилась и заработная плата наемных работников.
   Между тем на горизонте стали сгущаться тучи, которые никто не хотел замечать. Деньги от продажи акций вкладывались только в небольшой части в корабли и товары, в основном они шли на покупку облигаций государственного долга. Взамен правительство предоставляло компании все новые привилегии и льготы, но воспользоваться ими компания не могла из-за недостаточности технических средств и товаров. Новые выпуски акций размещались только благодаря выпуску банком все больше банкнот. В первой половине 1720 года эмиссия банкнот Королевского банка вышла за пределы разумного и товары стали быстро дорожать.
   Почувствовав недоброе, люди стали изымать из банка ограниченный запас драгоценных металлов. Тогда Ло провел указы, запрещающие выдавать в одни руки более 100 ливров золотом и 10 ливров серебром (как это напоминает 1992 год, когда сбербанк стал выдавать со сберкнижки сумму не более 500 рублей, а остальное пропало в процессе девальвации рубля - В. Геращенко неплохо знает французскую историю). Затем вообще последовал указ об ограничении владении драгоценными металлами на сумму более 500 ливров (одна банкнота). Новая стадия кризиса наступила, когда стали стремительно падать акции компании. Практически акции обесценились до номинала, поглотив бумажное богатство многих нуворишей. Под угрозой полной потери остатков драгоценных металлов банк прекратил обмен. Произошел крах денежной системы. Как оказалось из воздуха деньги делать невозможно и бумажная денежная масса не может превышать покрытие драгоценных металлов. Иначе наступает инфляция.
   Было решено вернуть к управлению страной канцлера Дагессо, отправленного в отставку за сопротивление проектам Джона Ло. Первым делом канцлер отменил указ об ограничении владения драгоценными металлами и возобновил размен. Поскольку серебро кончилось, менять стали на медную монету, но люди были согласны и на это. В августе 1720 года тысячеливровая банкнота обменивалась на 400 ливров звонкой монетой, в сентябре - на 250 ливров, а в октябре банкноты были аннулированы без всякой компенсации и перестали быть платежным средством. Акции компании в этих условиях стали резко обесцениваться. Париж наполнился карикатурами на Ло и регента, в одной из которых банкноты предлагалось использовать после механической обработки на самые низменные цели, для которых используется бумага.
   Правительство попыталось обменять акции на низкодоходные государственные облигации, но народ на это не пошел. И правительство отняло у компании привилегии, так что акции потеряли всякую ценность.
   Но, по-видимому, одного финансового краха французам было мало, чтобы уяснить, что такое инфляция и к чему она приводит. Когда свершилась Великая французская революция, государственная казна оказалась пуста и отягощена колоссальным государственным долгом. Революционной власти пришлось вести кровопролитную войну, и она была не в состоянии собирать налоги. А надо было финансировать армию, полицию, новый государственный аппарат, выполнять даваемые народу обещания. И революционное правительство запустило печатный станок и стало выпускать бумажные асигнаты. К этому времени после скандальной аферы Джона Ло монетные дворы Франции начеканили около трех миллиардов ливров в драгоценных металлах. Приблизительно третья часть этих денег ушла за границу и была использована на изготовление украшений. Таким образом, два миллиарда ливров - вот тот предел, в котором новые бумажные деньги могли заполнить обращение, заменяя звонкую монету и не грозя инфляцией.
   Формально, как было написано на асигнатах, эти деньги имели обеспечение в виде государственного земельного фонда, который формировался в результате национализации королевских и церковных земель. Деньги обменивались не на золото и серебро, а на территориальные мандаты, дающие право владеть участком земли. Революционное правительство считало, что если земельное богатство будет стоять за скромной по размеру эмиссией бумажных денег, которые государство будет принимать в уплату налогов и за наделы земли из государственного фонда, то ничего плохого не произойдет.
   До начала 1793 года предельная сумма эмиссии бумажных денег устанавливалась специальными декретами парламента и достигла суммы в 2 миллиарда ливров. Поскольку золото и серебро к этому времени было припрятано населением, бумажные деньги просто заменили монеты из драгоценных металлов. В 1793 году произошел якобинский переворот, к власти пришли радикальные революционеры, которые ослабили контроль за эмиссией, и к моменту их свержения в обращении было уже 6 миллиардов ливров бумажных денег. Не удивительно, что продукты питания к этому времени вздорожали в четыре раза.
   Термидорианский режим, пришедший к власти после свержения якобинцев, сохранял видимость революционного порядка. Но это была власть новой буржуазии, возникшей на основе военных поставок и земельных спекуляций. Не удивительно, что она запустила печатный станок на максимально возможную скорость и в сфере финансов произошла инфляционная агония. К апрелю 1796 года денежная масса достигла максимума - 36 миллиардов ливров, после чего их ценность резко пошла вниз и цены на продукты питания выросли почти что в 400 раз по сравнению с 1789 годом. За 100 ливров золотом давали 36 тысяч асигнатов, то есть их цена упала в 360 раз. Если в 1792 году каждый миллион выпущенных денег давал правительству доход в 654 тысячи ливров, то в первые месяцы 1796 года доход упал до 4 тысяч ливров. То есть деньги стоили столько, сколько и бумага, на которой их печатали. Тогда правительство приступило к изъятию асигнатов частично путем их аннулирования, частично путем обмена на территориальные мандаты - документы, дающие право на владение участком плодородной земли, пригодной для построения сельскохозяйственной фермы. Французы были поставлены перед лицом ситуации: потерять свои обесцененные деньги либо сталь сельскохозяйственным трудящимся.
   Таким образом, когда бумажные деньги исчерпали возможности эффективного обращения, начался процесс стихийного возвращения в экономику золотых и серебряных монет. Военные победы французов и контрибуции с завоеванных территорий дали приток драгоценных металлов во Францию. К началу 1798 года было восстановлено стабильное металлическое обращение без участия бумажных денег. Началось оживление промышленности и торговли.
   Последствия эмиссии и инфляции бумажных денег неразрывно слились с социальными последствиями французской революции в целом. Важнейшим из них было формирование класса самостоятельного среднего крестьянства, сидящего на своей земле. За эти годы было продано за асигнаты почти миллион участков земли. Порядка пяти миллионов средних земельных собственников появились в результате революции. Это были не голодранцы - они могли и по настоящему хотели хозяйничать на земле. Военные победы Наполеона в немалой степени объясняются тем, что он имел в этих крестьянских семьях большой резерв первоклассного "человеческого материала" для своих походов и битв. Именно из них он формировал свои новые армии после возвращения из России и с острова Эльба
   Психологическая травма, полученная при крушении аферы Ло и после инфляции во время французской революции, надолго замедлила развитие банковского дела и рост промышленности. Необходима смена поколений, чтобы люди забыли о том, как они были ограблены финансовыми аферами, банковскими крахами и инфляцией. Доверие - категория экономическая, причем очень дорогой элемент экономической жизни, который очень легко потерять, но очень трудно восстановить. А без доверия финансовая система функционирует как кровеносная с пороком сердца, то есть не может полноценно обслуживать хозяйственный механизм.
   Когда доверие к финансовой системе нарушается, она переживает кризис, в который втягивается все народное хозяйство. Такие кризисы периодически сотрясают народное хозяйство стран с договорными отношениями в обществе. С 1820 года они повторяются буквально через 10 лет, более или мене сильно потрясая народное хозяйство. Серьезным был кризис 1857 года. Начался он в США, но в связи с установившимися к тому времени тесными хозяйственными связями развитых стран захватил и Францию. К. Маркс подробно исследовал этот кризис, надеясь, что он окончится революцией. Он многократно обращается в статьях и письмах к анализу деятельности банка "Кредит мобилье", вложившему большие деньги вкладчиков в не слишком солидные и сомнительные предприятия. Крах этого крупного банка нового "спекулятивного" типа представлялся ему довольно вероятным. За таким крахом может последовать финансовый и экономический кризис, способные толкнуть французских рабочих на баррикады - и с иным результатами, чем в 1848 году.
   Однако кризис, достигший пика к началу 1857 года, уже к лету этого года был изжит без больших социальных потрясений. Как было до этого и как будет до Великой депрессии, кризис сам, хотя и не малой ценой, расчищает поле для оживления и подъема. Банкротства банков и предприятий устраняет слабых и неэффективных, давая ход сильным и эффективным. Открываются новые возможности для выгодных инвестиций, увеличивается занятость, повышается заработная плата. При этом вновь создаются малонадежные предприятия, банки увязают в малоликвидных ссудах и вложениях. Биржи празднуют новые рекорды курсов акций и объемов торговли. Все это готовит почву для нового кризиса.
   Так продолжалось до Первой мировой войны, которая стоила порядка 200 миллиардов долларов, что в 12 раз превысило золотые запасы воюющих стран. Естественно, что война окончилась инфляцией денег, как в странах-победительницах, так и в странах побежденной коалиции. Но согласно Версальскому договору Франция за разрушение угольных копей на севере страны и в счет суммы репараций получила Саарский угольный бассейн, большую часть Камеруна, половину Того и другие территории в Океании. Постепенно народное хозяйство стало преодолевать послевоенный кризис, чему способствовала также милитаризация его развития, появление новых военных отраслей промышленности.
   Оккупация страны во время Второй мировой войны, практически не оплачиваемые поставки военных материалов и снаряжения немецкой армии серьезно расстроили и финансовую систему и все народное хозяйство. Денежная масса за время войны возросла в 7 раз. Цены - в 8 раз. Послевоенная экономика имела деформированную милитаризованную структуру производства. Произошел разрыв сложившихся за долгие годы связей в промышленности, финансах, торговле. Оборудование требовало обновления и значительных вложений. Растущая инфляция, неустойчивость европейских валют подрывали заинтересованность аграрного сектора экономики в обмене своей продукции на деньги, вели, несмотря на повышенный спрос его товаров, к вынужденному ссужению.
   На выход страны из кризиса существенную роль оказал План Маршала, который позволил получить средства на обновление промышленного производства и подготовил период подъема. Причем по темпам промышленного развития Франция обогнала большинство развитых стран, и к 1958 году объем промышленной продукции страны вырос более чем в два раза по сравнению с довоенным временем.
   Восстановление народного хозяйства сопровождалось интенсивным процессом концентрации и централизации производства и банковского дела. Для Франции была характерна высокая степень государственного участия в экономической жизни. К 1957 году государство располагало 36 процентами национального имущества, на его предприятиях создавалось 13 процентов внутреннего валового продукта, не говоря уже о государственной собственности, размещенной в национальных депозитных банках, во Французском банке, в страховых обществах. Но значительная часть национального богатства была все же в частных руках.
   К этому времени колониальные войны отвлекают значительную часть национального богатства, растет инфляция, зреют политические заговоры справа и слева, Франция оказывается на пороге гражданской войны. В это время на политическую сцену возвращается генерал де Голь, олицетворяющий сильную власть, которая в состоянии примирить армию, арабов и французов, восстановить утраченное величие страны на международной арене.
   Голлистам потребовалось 4 года на решение острейших проблем бывших колониальных владений. Параллельно Франция активизировала внешнюю политику, стремясь вытеснить США и Великобританию с континента. Умелое решение этих вопросов создало благоприятные условия для проведения активной экономической политики. По существу это была более последовательная и жесткая, чем прежде, линия государства, направленная на всемерное поощрение промышленной экспансии Франции. Она основывалась на поощрении развития практически всех отраслей национальной промышленности, при этом особое внимание государства сосредотачивалось на задаче структурной перестройке промышленности под влиянием научно-технической революции.
   Изменения затронули и аграрный сектор. С 1954 по 1968 годы доля занятых в сельском хозяйстве снизилась с 27 до 15 процентов. При этом возросла товарность аграрного сектора за счет укрупнения хозяйственных единиц, перехода к комплексной механизации, применения машин как в растеневодстве, так и в животноводстве. Франция вышла на второе место в мире по экспорту сельскохозяйственной продукции, уступая лишь США. Страна становится крупнейшим в мире экспортером молочных продуктов и вина и единственным в Западной Европе крупным поставщиком зерновых.
   Одним из важных направлений экономической политики голлистов было оздоровление финансовой системы. Сразу после прихода к власти ими был взят курс на возвращение "бежавших" из страны капиталов, на создание условий, при которых владельцы золотых и инвалютных сбережений охотно продадут часть их государству. Проводились внутренние займы, выгодные условия которых позволили казне к 1958 году скупить 150 тонн золота, что позволило перейти к решению задач укрепления национальной валюты
   В целом к 1960 году государственные золотые и валютные резервы значительно превысили общую сумму внешнего государственного долга, и правительство объявило о досрочном погашении части внешней задолженности. Вместо обесцененного старого франка был введен новый франк, равный 100 старым. Оздоровление финансовой системы позволило более активно проводить модернизацию промышленности.
   Экономическая политика голлистов позволила не только выйти с наименьшими потерями из кризиса конца 50-х годов, но и сделать значительный шаг в структурной перестройке экономики страны в направлении развития наукоемких отраслей промышленности. В результате Франция вернула себе одно из ведущих мест в мире, получила возможность проводить независимую политику и в то же время сделала шаг к экономической интеграции. В настоящее время наряду с новым франком в стране имеет распространение Евро, соизмеримый с долларом.
   Опыт Франции чрезвычайно ценен для нас, особенно в той части, когда инфляция преодалевалась путем введения земельных мандатов. У нас в стране тоже много свободных государственных земель и использование их для выхода из кризиса так же может быть перспективно.
  

Опыт США

  
   Хотя инфляция денег была обнаружена еще при использовании драгоценных металлов, первая по настоящему крупная инфляция бумажных денег разразилась в США в процессе войны Севера и Юга. Но США тогда находились далеко от процветающей Европы. А вот инфляция другого самого крупного кризиса - Великая депрессия 1929-1933 годов в США отозвалась во всем мире.
   К этому времени США были финансовым центром мира и первой промышленной страной, которая переживала необычайный расцвет во всех областях. Однако основа этого расцвета была непрочной и искусственно поддерживалась непрерывным ростом курса акций, подпитываемого завышенной эмиссией бумажных денег. В январе 1929 года индекс курсов акций был вдвое выше, чем в январе 1927 года, к осени 1929 года он подскочил еще примерно на 20 процентов. Некоторые экономисты и политики высказывали опасения, что повышение цен акций чрезмерно и опасно, но их голоса заглушались победными реляциями с биржи, возгласами радости богатевших держателей акций и прогнозами людей, находившихся у власти.
   Рост курсов акций в большой мере стимулировался использованием биржевого кредита. Покупатель ценных бумаг мог в принципе полностью оплатить их наличными, но мог получить на это дело кредит брокерской фирмы, которая кредитует не полную стоимость бумаг, а определенную ее часть, требуя покрытия другой части наличными, называемую маржой. На пике бума 20 годов моржа понизилась до 10 процентов. Сами ценные бумаги переходили в собственность клиента, но оставались в залоге у брокерской фирмы. Клиент выплачивал процент по кредиту, но его расчет заключался в том, что повышение курсов принадлежащих ему акций далеко перекроет его затраты. В конце 20 годов, когда курс акций мог запросто удвоиться за несколько месяцев, такая спекуляция могла принести огромную прибыль и неудержимо привлекала массу охотников до легкой наживы. Число клиентских счетов к осени 1929 года приближалось к миллиону.
   Естественно, брокеры не имели достаточного оборотного капитала, чтобы в таких размерах кредитовать своих клиентов. Они в свою очередь кредитовались у банков, передавая им в залог те же самые ценные бумаги. Эти кредиты были ссудами до востребования, то есть банки могли потребовать свои деньги в любой момент. В связи с высоким спросом на кредит процентные ставки по кредиту банков брокерам достигли 13 процентов годовых (в то время как обычно она не превышает 7 процентов). Получалась своего рода пирамида, в основание которой положена стоимость ценных бумаг, служивших обеспечением всех этих кредитов. Пока эта стоимость росла, все было в порядке, все ярусы пирамиды получали свою долю доходов. Но не могли же курсы акций повышаться бесконечно?
   В конце октября 1929 года курсы акций стали падать, и 24 октября началась биржевая паника: многие акции невозможно было продать по любой цене. Некоторые провинциальные биржи вообще закрылись Первыми жертвами кризиса стали представители мелкой буржуазии, квалифицированные рабочие, фермеры, которые хранили сбережения в мелких банках.. но масштабы краха были таковы, что в дальнейшем обесценились и состояния более богатых людей. Биржевой крах не мог не повлиять на производство, падение которого в 1932 году составило 56 процентов от предкризисного уровня. Количество безработных превысило 17 миллионов человек.
   Сотни тысяч фермерских семей, неспособных погасить ссуды, взятые под залог недвижимости, сгонялись с земли и пополняли ряды безработных. По всей стране появились мертвые города, где почти все предприятия были закрыты, а люди жили чем придется или бежали в места, казавшиеся более привлекательными.
   Любые антикризисные меры требовали бюджетных денег, но вековая мудрость требовала поддержания бездефицитного бюджета. Экономический кризис вызвал падение налоговых поступлений, и правительство в такой ситуации опасалось увеличивать расходы. Эта при обычных условиях разумная финансовая политика оказалась в данном случае ошибочной. Тут требовались смелые решения, порывающие с традицией. Историческая заслуга Ф.Д. Рузвельта в том и состоит, что он нашел такие решения.
   Используя чрезвычайные полномочия, предоставленные президенту по закону, принятому в Первую мировую войну, Ф.Д. Рузвельт закрыл на три дня все банки. Министерство финансов совместно с Федеральной резервной системой (аналог Центрального банка, осуществляющего эмиссию денег) рассматривало положение каждого отдельного банка и давало разрешение открывать относительно здоровые банки. Остальным предстояла либо процедура банкротства, либо поглощение более здоровыми банками, готовыми принять на себя их обязательства вместе с активами.
   Банкам было запрещено выплачивать проценты по текущим счетам, а по срочным счетам были введены лимиты. Это жестко ограничивало авантюрные действия банков, готовых обещать высокие проценты ради выгодных спекуляций. Жесткому регулированию подвергся и биржевой кредит, сыгравший столь зловещую роль в биржевом крахе 1929 года. Была создана Федеральная корпорация страхования депозитов и общенациональная система защиты вкладчиков. Банки были обязаны отчислять определенную долю вкладов в особый страховой фонд, управляемый корпорацией. В случае банкротства банка их этого фонда вкладчикам выплачивалось возмещение до установленного государством предела.
   К концу 1933 года меры, предпринимаемые Ф.Д. Рузвельтом, стали складываться в систему реформ, которая получила название "Новый курс". Эта система изменила управление народным хозяйством. Принципы частной собственности, рыночной экономики и политической демократии остались в силе, но их действие существенно изменилось. Новый курс означал отказ государства от невмешательства в экономику и переход к активному государственному регулированию. Это регулирование позволяло сбалансировать интересы различных социальных групп в повышении эффективности народного хозяйства, снять социальную напряженность, ликвидировать угрозу социального взрыва - поэтому американская буржуазия поддержала "Новый курс".
   Основой политики "Нового курса" было государственное регулирование экономических и социальных отношений, но не путем диктата цен и жесткого распределения ресурсов, а путем введения ограничений, которые бы не позволяли одной социальной группе получать существенные преимущества по отношению к другой. Гениальность адвоката капиталистов Ф.Д. Рузвельта, как экономиста нового времени, заключалась в том, что он ввел новую фундаментальную экономическую величину - законодательный потолок роста цен, ниже которого осуществлялась свободная конкуренция, и прогрессивное налогообложение, изымающее сверхприбыли в государственный бюджет. Эти ограничения формировались законодательно и принимались большинством членов парламента.
   Закон о повышении цен запрещад предпринимателям в сфере торговли повышать цены выше законодательного потолка роста цен. Для отслеживания исполнения этого закона Ф.Д. Рузвельт создал специальную государственную организацию Федеральное бюро по контролю за повышением цен, которое снабдил такими же полномочиями, как у налоговой полиции. Федеральное бюро осуществляло контроль за всеми предпринимателями в сфере торговли и в случае обнаружения нарушения этого закона, возбуждало уголовное дело, которое передавало в суд. Суд, рассмотрев обстоятельства дела, лишал предпринимателя лицензии на право торговой деятельности на срок, зависящий от тяжести преступления, и принимал решение о конфискации всех объектов торговой деятельности преступника в пользу государства. Судебные исполнители немедленно исполняли решение суда.
   Закон о восстановлении промышленности предусматривал введение в различных отраслях промышленности "кодексов честной конкуренции", которые фиксировали потолок колебания цен на продукцию, уровень производства, распределяли рынки сбыта, так что было невозможно их перераспределить демпингом цен. Одновременно был введен жесткий прогрессивный подоходный налог, который всю прибыль сверх принятого процента изымал в государственный бюджет.
   Закон о регулировании сельского хозяйства был направлен на повышение цен на сельские продукты и одновременно введение квот на сельскохозяйственное производство. Он предусматривал с этой целью выдачу денежной компенсации фермерам за сокращение посевных площадей и поголовья скота. Закон Вагнера о трудовых отношениях закреплял зафиксированное в законе о восстановлении промышленности право непосредственно производителей товаров и услуг организовываться в профсоюзы и заключать коллективные договора с предпринимателями работодателями. Безработные не попадали под этот закон и для них был принят первый в истории США закон о социальном страховании и помощи безработным, который обеспечивал им минимальные средства к существованию. Закон о справедливом найме рабочей силы устанавливал минимум зарплаты (сейчас 5.5 долларов в час) и максимум продолжительности рабочего дня (8 часов).
   Это были основополагающие законы Нового курса, помимо этого было принято множество других законов регулирующих социальное положение различных социальных групп населения и к середине тридцатых годов положение в народном хозяйстве застабилизировалось.
   Большую роль в преодолении депрессии сыграло развитие строительной индустрии. Государство выделяло значительные суммы правительствам штатов с целевой установкой строить дороги, общественные здания, вести жилищное строительство. Это позволило ослабить безработицу. Были предприняты реформы и в области жилищного строительства и ипотечного кредита (ссуд, обеспеченных закладом имущества). В 1934 году была создана в качестве особого государственного агенства Федеральная жилищная администрация. Она занималась страхованием ипотечных ссуд, выдаваемых банками застройщикам. Это уменьшало риск, который несут банки по этим долгосрочным (20 лет) ссудам. Чтобы банки не боялись увязнуть в таких ссудах, была создана государственная корпорация, которая покупает у банков закладные и перепродает их инвесторам, заинтересованным в долгосрочном вложении капитала (эти меры актуальны для современной России, где жилищное строительство сдерживается наряду с другими факторами, практически полным отсутствием ипотечного кредита).
   Новый курс потребовал огромных расходов государственного бюджета, который с этого времени стал дефицитным (в 1934 году дефицит составил 5 миллиардов долларов, после войны он случалось достигал 300 миллиардов долларов и только последние несколько лет до 11 сентября 2001 года бюджет имел профицит). С 1933 по 1937 год расходы увеличились в 2.2 раза и государственный долг возрос до 36 миллиардов долларов (при Рейгане он достиг 2.3 триллиона долларов). Это пугало не только консерваторов, привыкших считать, что увеличение дефицита и рост долга - верный путь государства к гибели. Рузвельт и его команда вели рискованную игру, уверяя народ, что восстановление экономики оправдает их финансовую политику.
   Они интуитивно нащупали важное положение экономической теории, позже доказанное английским экономистом Джоном Кейнсом: в условиях массовой безработицы и недоиспользования мощностей и ресурсов дефицитное финансирование не только допустимо, но необходимо для преодаления депрессии и застоя экономики. Надо только чувствовать разумный предел расходования денег и следить за тем, чтобы они использовались эффективно. В результате принятых мер положение в экономике постепенно стабилизировалось. Но полностью с Великой депрессией было покончено только во время войны, когда развилась военная экономика.
   За годы второй мировой войны промышленное производство США удвоилось, а чистая прибыль корпораций даже утроилась. Ряд стратегических отраслей промышленности дал высочайшие результаты роста: алюминиевая промышленность - в 6 раз, самолетостроение - в 16, производство синтетического каучука - в 400 раз. В результате США стали обладателями трети промышленного производства и золотого запаса мира (поскольку в других промышленно развитых странах после войны наступил кризис). Большие сбережения, сделанные американцами во время войны из-за ограниченности производства предметов потребления, стимулировали развитие легкой промышленности, для роста которой необходимо было развивать машиностроение и США после войны вступили в период бурного промышленного развития гражданских отраслей промышленности, призванных быстро удовлетворять бытовые потребности человека. Начался бум строительства.
   Но беспредельного развития при договорных отношениях не бывает. Если экономический кризис 1969-1971 годов не был глубоким и продолжительным, то крупные экономические кризисы 1973-1975 и 1980-1982 годов некоторые экономисты сравнивают по их последствиям с Великой депрессией.
   Дело в том, что в послевоенные годы была осуществлена широкая национализация многих промышленных предприятий, банков, транспорта. Огосударствливание экономики на определенном этапе способствовало экономическому развитию. Повышало уровень благосостояния народа, вело к росту выпуска продукции. Однако с середины 70-х годов темпы экономического роста замедлились, стала наростать инфляция, что обострило конкурентную борьбу. Прежняя модель государственного регулирования экономики была исчерпана, поскольку любая экономическая система имеет пределы для своего роста. Этому способствовали результаты научно-технической революции, совершившей глобальный переворот во всем технологическом базисе производства, создавшей материальные условия для резкого повышения производительности труда. Основными задачами экономики стала рационализация производства на базе новой техники и технологии с целью повышения эффективности производства. Это связывалось также с сокращением социальных государственных программ, со снижением вмешательства государства в экономику путем проведения приватизации.
   В процессе приватизации возрастает роль частной собственности, которая выступает, как в новых формах, например собственность различного рода институтов и фондов, доля которых постоянно растет, так и в традиционных, но наполненных новым содержанием - мелкая акционерная собственность двух-трех акционеров. Принципиально новой является форма трудовой акционерной собственности, владельцами которой являются только те, кто ее применяет. Намного возросла роль среднего и малого бизнеса, развитие которых послужило одним из факторов активизации экономики.
   При проведении такой политики президент Р. Рейган опирался на теоретические изыскания неоконсерваторов, разработанные на основе концепции предложения. Она ставит во главу угла не расходы (частные и государственные), как это делало кейсианство, а сбережения, соответственно декларируя необходимость увеличения сбережений, инвестируемых в промышленность, и относительное сокращение потребительского спроса. Неоконсерваторы считали, что для решения современных экономических проблем, достижения долгосрочного неинфляционного роста необходимо воздействовать непосредственно на производство путем широкомасштабного и целенаправленного снижения налогов, в особенности сокращения предельных налоговых ставок на прибыль корпорации и личные доходы. Снижение налогов не может не вызвать снижения государственных расходов. Основным элементом, подлежащим сокращению, должны стать социальные расходы, так как именно их неоконсерваторы считают основным дестимулятором "трудовых усилий" и сбережений.
   В 1981 году был принят закон о налогообложении, который предусматривал поэтапное сокращение индивидуального подоходного налога в общей сложности на 23 процента. За пять лет налоговые поступления должны были сократиться на 750 миллиардов дорлларов, предполагалось, что это усилит стимулы к работе, сбережению, а следовательно, инвестированию. Отсюда импульс экономическому росту, уменьшению безработицы, увеличению производительности труда и конкурентоспособности американских товаров на мировых рынках.
   Критикуя пороки созданного усилиями предыдущих реформаторов "государства благосостояния" неоконсерваторы заявляли, что, взяв на себя чрезмерные обязательства в социально-экономической сфере, оно оказалось настолько "перегруженным" и малоэффективным, что перестало должным образом справляться со своими основными, то есть политическими функциями: соблюдением законности, порядка внутри страны, обеспечения оптимальных условий функционирования экономики. Предпринятые ими практические шаги привели к значительному перераспределению функций государства, изменилась его роль в экономике. Это стало не только результатом приватизации, но и от ограничения полномочий, а в некоторых случаях и демонтажа различного рода регулирующих государственных агентств.
   Сторонники теории спроса и предложений указали на реально существующие болевые точки американской экономики: снижение темпов роста производительности труда, сокращение инвестиций, замедление процесса нововведений. Но предписанные ими лекарства оказались недостаточными для излечения. Для этого необходима целая серия экономических реформ, так как динамика экономического развития и темпы капиталистического накопления зависят от многих факторов, среди которых уровень налогов является важным, но не решающим.
   В последнее десятилетие ХХ века наблюдалась глобализация производства и потребления, которая стала главным фактором мирового экономического развития. Она означает вхождение всех стран в мировое хозяйство, их интеграцию и взаимодействие, размывание границ между национальными хозяйственными комплексами, образование глобального экономического пространства. В будущем важной частью международной системы несомненно станут региональные объединения, которые уже сейчас доказали свою жизнеспособность. Примером может служить Европейское Сообщество. Происходит устранение торговых барьеров стран сообщества, создание единого европейского рынка, единой валюты евро, которая по курсу выше доллара. Уже сейчас положение Западной Европы в целом выглядит предпочтительнее, чем США. Доллар значительно уступает евро.
  

Американский доллар - аналог билета МММ

  
   Весь мир замер в ожидании, ведь ни для кого не секрет, что сама идея евро вынашивалась, как мощное противопоставление вездесущему американскому доллару, и сейчас все ждут битвы гигантов. Фактически эта битва уже началась, когда НАТО позволило втянуть себя в авантюру в Косово, в результате чего курс евро несколько снизился, что, конечно же, было выгодно США, которые под шумок заставили европейцев отдать им часть своего богатства. Но сейчас его курс вновь выровнялся и он снова опережает доллар.
   А является ли пресловутый доллар действительно гигантом или же это просто "колосс на глиняных ногах"? Многие экономисты отмечают, что евро с первых же торгов зарекомендовала себя, как очень перспективная валюта. В этом отношении показательна стремительная реакция Японии. Премьер "Страны восходящего солнца" был с официальным визитом в Европе уже через два дня после начала торгов по евро. Но вот что парадоксально. Во всем мире с введением евро курс доллара США неуклонно пополз вниз. А у нас, в России - доллар иногда даже растет. В экономике чудес не бывает, или же бывают, но щедро оплаченные миллионными подарками тем, кто в России определяет финансовую стратегию. В конечном итоге может случиться так, что именно Россия оплатит громадные потери американцев на падении их валюты.
   Сейчас американцы живут богато в известной мере за счет кредита, увеличивая государственный долг, который составляет 12.6 триллионов долларов(!), в то время как внутренний валовый продукт по всей Америке - 12.0 триллионов. И ничего, они не комплексуют, а наоборот, вовсю осуществляют мировую экономическую экспансию. Другой момент, что американцы имеют возможность, как получать долгосрочные (сроком до 25 лет) кредиты от международного банковского сообщества, так и работать в режиме невозврата этих кредитов. Международное банковское сообщество использовало и использует Америку, как своеобразную "витрину" достижений буржуазной демократии. А за рекламу надо платить. Вот и платит западное сообщество США своими товарами, получая за них американские доллары, которые льются рекой из печатного станка.
   А нам в 1992 году на уровне глобального мирового управления была отведена роль, при которой мы должны были резко и неоправданно сократить собственную денежную массу, которая тогда обеспечивала только 39.2 процентов товарного покрытия и упала до 14.4 процента, а затем стала медленно расти (в 2009 году 40.2 процента), а образовавшийся дефицит восполнить той же денежной массой, но уже зеленого цвета.
   США очень выигрывают от того, что многие государства вместо золотого запаса накапливают американские доллары. Для России это мероприятие опасно по двум причинам. Во-первых, экономический союз России и США неестественен даже в географическом плане. Сейчас в мире назревают тенденции к объединению. Для России возможны три варианта альянса: либо Россия - Китай, либо Россия - Ближний Восток, либо Россия - Европа. То есть, со странами, находящимися хотя бы на одной стороне земного шара. Это связано и с вопросами обороны. Представьте себе ситуацию конфликта между США и "старым светом" в свете соперничества США и ЕС. В этой ситуации Россия, как союзник Америки, оказывается в крайне невыгодном стратегическом положении - в пределах досягаемости стратегического оружия потенциальных противников. В то время как ракету, летящую через океан можно успеть сбить десять раз.
   Но это - худший вариант развития событий. Главное же негативное последствие "привязки" рубля к доллару заключается в том, что доллар - действительно "колосс на глиняных ногах". В США уже 25 лет печатные станки работают в три смены и напечатали уже 14.3 триллиона долларов. Поэтому перспективы доллара в любом случае неутешительны, хотя сроки краха долларовой пирамиды определяются чисто субъективными причинами. Крах может быть спровоцирован, либо приторможен целенаправленными действиями, прежде всего, основных кредиторов США (Япония, ФРГ, Саудовская Аравия). Серьезное влияние на ситуацию оказывает введение евро. Возможны и организованные действия группы арабских стран, способных при желании одномоментно отозвать до 800 миллиардов долларов своих высоколиквидных активов с евро-американского рынка. На это, в частности, указывала газета "Коммерсант-Дейли". Крах доллара искусственно предотвращается, прежде всего, усилиями тех же кредиторов, ибо у них нет желания в один момент получить колоссальные убытки, но они не прочь плавно опустить доллар с экономических высот, где он незаслуженно пребывает.
   По сути, крах доллара - вопрос решенный, сейчас он даже обсуждается на уровне общественно-политической литературы. Примером тому - вышедшая в 1998 году в свет книга Юрия Козенкова "Крушение Америки". К состоянию американской валюты необходимо подходить с исключительной серьезностью и осторожностью, пока мир не подтолкнули к кровавым сценариям, красочно описанным в этой книге. Нужно понимать, что такие сценарии выгодны, прежде всего, международным банковским кланам, которые традиционно наживаются на крови.
   Как это ни печально, но "крайним" в этой глобальной игре остается население России, не замечающее предстоящего краха доллара на фоне рублевых скачков. В перспективе же именно наши люди и будут "подставлены", оставшись наедине с зелеными "билетами МММ" мирового масштаба, какими сейчас являются доллары. По официальным данным, сумма наличных долларов, находящихся на руках у населения России, оценивается в 70 миллиардов, а по оценкам Интерпола - в 100-200 миллиардов. И в случае "финансового джихада" США все эти зеленые бумажки станут равноценны именно акциям МММ, а все мы сразу же превратимся в одного большого Леню Голубкова.
   Чтобы это не случилось, нам необходимо сделать только один шаг. По сути, единственное, что нам сейчас не достает - это перейти на продажу наших энергетических и сырьевых ресурсов исключительно за рубли, которые у нас будут покупать за золото. Странно, почему в России до сих пор не додумались до такого шага. Даже одиозный Хусейн - и тот продавал нефть исключительно за национальную иракскую валюту. Ведь мы живем в эпоху перехода от золотого стандарта обеспеченности валют к стандарту энергетическому. А за нашим рублем стоит реальный энергетический потенциал. Таким шагом мы сможем изменить стратегическую позицию России на мировом финансовом рынке, что в перспективе позволит перевести страну на управление по своей собственной, а не навязанной нам кредиторами, концепции общественной безопасности.
  
  
  
  
  
  

Русские деньги

  
   Деньги в России всегда играли большую роль с момента организации российского государства. Значительное время они служили укреплению государственности, пусть и за счет народа, а объективно и на его пользу, но в настоящее время они служат только обогащению небольшой прослойки населения. А это значит, что государство ослабевает. Не может быть сильное, процветающее государство с нищими гражданами. И цель российской денежной системы должна быть направлена на создание нормальных жизненных условий всему населению. Тогда и государство станет сильным и процветающим.
  

Деньги на Руси

   За более чем тысячелетнюю историю России использовались различные деньги. Некоторые из них давно забыты и представляют только исторический и нумизматический интерес, некоторые исчезали и возвращались, а основная денежная единица - рубль сохранялась почти с середины исторического времени России. Рассмотрим русские деньги.
   Веверица, векша, белка - самая мелкая металлическая платежная единица Древней Руси. Название ее восходит к тем догосударственным временам, когда шкурки мелких лесных животных, а Русь всегда была ими богата, были товаро-деньгами. Русь была богата не только мехами, но и драгоценными металлами, особенно серебром и златом. Из них делали женские украшения, которые тоже стали использоваться в качестве денежных единиц. В частности такими украшениями-деньгами стали гривны.
   Гривна - весовая, денежно-весовая, денежно-счетная единица Древней Руси и других славянских земель. Название гривны происходит из украшения из золота или серебра в виде обруча, который носили на шее (на "загривке"). Вначале это слово употреблялось чисто в смысле женского украшения, которое делалось на заказ. Но из-за возросшего спроса мастера-ювелиры стали делать гривны про запас, исходя из среднего размера женской шеи в 15 сантиметров. По-видимому, они-то и стали первыми расплачиваться с поставщиками драгоценных металлов готовыми женскими украшениями, стандартизовав, как теперь бы мы сказали, массу и форму гривны. Постепенно это слово приобрело новое значение, то есть стало соответствовать строго определенной массе ценного металла. Так гривна серебра стала денежно-весовой единицей. Но понадобилась и более мелкая денежная единица, и гривну стали резать на равные части-монеты. Гривна, состоящая из определенного количества отдельных монет, стала называться гривна кун. Гривна серебра (весовая) и гривна кун (денежная) надолго стали на Руси платежно-денежными и измерительными понятиями.
   Наибольшее значение на Руси в денежном обращении имели новгородские гривны, поскольку Новгородское княжество было самым старым русским государством. Поначалу они получили распространение на Северо-западе русских земель, а потом приблизительно с середины XIII века - на всей территории древнерусских государств. К этому времени изменилась их форма: это были длинные серебряные палочки весом около 204 граммов. Коромысла весов в то время страдали невысокой точностью, но русские купцы в то время отличались честностью и старались передать, а не недодать. С другой стороны этот некруглый вес определялся тем, что при разделе гривны часть серебра пропадала чисто по технологическим причинам, а даже современная технология допускает не более двух процентов технологических потерь.
   Эта технология состояла в рубке гривны на монеты равной массы и в XIII веке наряду с названием "гривна" для новгородских слитков серебра стало употребляться название рубль, которое постепенно заменило гривну (слиток "рубль" весил ровно столько, сколько слиток "гривна"). В 14 -18 веках отрезанный от гривны кусочек серебра называли словом тюрского происхождения - деньга. Из гривны серебра в 48 золотников делали 200 денег. А вот монгольские названия денежных единиц, соответствующие по массе копыту, сердцу и голове жеребенка на Руси применения не нашли, несмотря на монголо-татарское иго. Правда до Новгорода монголы не дошли, а рубли изготовлялись поначалу, в основном, в Новгороде. В XV веке слиток гривна и слиток рубль перестали быть денежно-платежными единицами, в связи с увеличением масштабов чеканки монет и беспрерывной их порчей, преднамеренной и ненамеренной от износа при обращении. С тех пор рубль закрепился как денежно-счетная единица, а позднее стал основной единицей русской монетной системы.
   Наряду с гривенной денежно-счетной системой и может быть даже несколько раньше ее в Древней Руси, особенно в Юго-западных княжествах, получила распространение кунная денежно-счетная система, которая, в конце концов, была вытеснена гривенной, как более удобной.
   Куна была кусочком серебра, соответствующим по цене шкурке куницы, которая до начала монетного обращения у восточных славян играла важную роль в торговле. В эту систему входили: куны, ногаты, резаны, веверицы (векши). Аналогично назывались и зарубежные монеты, которые были тогда в обращении на Руси, с добавлением страны, которая их пускала в оборот. Термином "куна" на Руси долгое время вообще называли все серебряные монеты, которые находились в определенной кратности между собой. Одна гривна ровнялась 20 ногатам, или 25 кунам, или 50 резанам, или 100 векшам.
   Масштабные нормы массы гривны менялись со временем. Например, в XI веке ее фракции и соотношения были представлены так: одна гривна имела массу 50 граммов серебра, соответственно одна ногата составляла 2.5 граммов серебра, а одна куна - 2 грамма, один резан - один грамм, одна векша - пол грамма.
   Резана одна из самых древних денежных единиц, обязанных своим появлением международной торговле, когда название "куна" получил дирхем - старинная арабская монета, чеканка которой началась на востоке в 695 году. Масса ее составляла 2.7-3.4 грамма. Как торговая монета, дирхем проник в Восточную Европу, где он стал главной единицей купли-продажи с конца VII по начало IX века. В древнерусских письменных памятниках дирхемы известны под названием кун (легкие) и ногат (тяжелые). Для мелкой торговли эти монеты были неудобны и их стали резать на фрагменты, которые и получили название резаны. В древнерусских кладах часто находят фрагменты дирхемов в одну вторую, одну четвертую и даже более мелкую величину. Куна и резана существовали параллельно, но постепенно счет на куны стал более употребителен.
   К тому же появились сребреники или серебряники - первые русские серебряные нерубленные монеты, чеканившиеся в Киевской Руси некоторое время в конце X и начале XI веков. Выпуск собственной монеты был вызван, с одной стороны, тем, что в экономике древнерусского государства стала ощущаться недостача серебряных денег в связи с сокращением прилива арабских дирхем из-за войн арабских стран, с другой - политическими мотивами и накоплением богатств Киевской Руси. Оформление монет служило задаче прославления Киевского государства и утверждению его суверенности, так что для чеканки иногда использовались и серебро арабских монет. Сребреники чеканились в Киеве Владимиром Красное Солнышко, Святополком и Ярославлем Мудрым. Сребряники выпускались в небольшом количестве и недолго, поэтому они не имели большого влияния на денежное обращение Киевской Руси. Память о них осталась только в письменных памятниках, до нас они не дошли.
   В то время была распространена и свободная чеканка монет из металла, принадлежащего частным лицам. Любой человек имел право представить на монетный двор неограниченное количество драгоценного металла для чеканки его в монеты. При этом взималась монетная пошлина для покрытия расходов на чеканку. В России такая чеканка сохранилась до середины XVII века, когда она была объявлена царем Алексеем Михайловичем чисто государственной монополией и заменена блокированной или закрытой чеканкой исключительно из металла, принадлежащего государству. Это имело следующее значение: обеспечивалось получение монетного дохода исключительно государством, ограничивало выпуск неполноценных денег, что признавалось фальшивомонетчеством и уголовным преступлением, препятствовало вытеснению из обращения полноценных монет неполноценными. Правда, по особому указу царя отдельным лицам разрешалась свободная чеканка до конца XVII века. Но случалось это крайне редко. После денежных реформ 1654-1663 годов чеканка монеты стала государственной регалией, монополией, исключительным правом государства.
   Такому завершению реформ 1654-1663 года способствовало Московское восстание 1662 года, известное под названием "Медный бунт". Причиной его явилось расстройство народного хозяйства в результате войн с Польшей и Швецией, резкое увеличение налогов. Выпуск с 1654 года большого количества медных денег, приравненных по стоимости к серебряным, привел к их обесцениванию (инфляции), к спекуляции предметами первой необходимости, массовому изготовлению фальшивых денег, в котором участвовали многие известные бояре. В стране разразилась финансовая катастрофа, вызвавшая Медный бунт, который был жестоко подавлен царем Алексеем Михайловичем: до тысячи человек было убито, повешано, утоплено в Москве-реке, несколько тысяч арестовано и после жестокого следствия и пыток сослано. Но царь сделал вывод из этих событий и объявил чеканку монеты исключительным правом государства.
   Исключительным правом государства чеканка монеты и печатание денег остается до сих пор.
   Отметим, что гривна, вернее гривня возродилась ныне как денежная единица Украины. А русскому слуху более знаком гривенник. Поначалу это была серебряная русская монета достоинством в 10 копеек, которая появилась в обращении при Петре Великом в 1701 году. Название гривенник было вычеканено на серебряных монетах до 1796 года, после чего было заменено на "10 коп.". Поэтому и ныне десятикопеечную монету, особенно в Петербурге, называют гривенник.
   Гривенник не следует путать с гривенным - народное название медной монеты в три копейки, которое она получила после денежной реформы 40-х годов XIX века в России, потому что по ценности равнялась приблизительно 10 медным копейкам предыдущих выпусков (как видим денежные реформы в России и тогда носили конфискационный характер).
   Двугривенный - название русской серебряной монеты достоинством в 20 копеек, введенной в обращение в 1760 году. В теперешнем обращении такая монета отсутствует. А вот в советское время такая монета имела широкое хождение, и старые люди часто пользовались этим названием.
   В России помимо своих денег имели хождение и иностранные монеты. Это арабский серебряный дирхем, затем серебряный талер, который в России назывался ефимок. Некоторое время имел хождение корабельник - русское название золотой английской монеты нобля, на которой было изображение корабля. Червонец - общее название, которое дали в России зарубежным монетам, главным образом голландским дукатам. Оно происходит от цвета высокопробного золота, которое тогда называлось "червонным золотом". Первый отечественный золотой червонец был выпущен Петром I в 1701 году и занял значительное место в торговом обращении России.
   Поскольку денег в России всегда не хватало, Екатерина II для покрытия расходов на войну с Турцией стала выпускать бумажные деньги, которые получили название ассигнации. Количество ассигнаций росло очень быстро. За последнюю треть XVIII века количество денег в обращении увеличилось с 2.6 до 212 миллионов рублей. Частично этот рост компенсировался иностранными займами и субсидиями. Так Екатерине II удалось получить у голландских банкиров заем в 6 миллионов золотых гульденов, который она так и не отдала (это сделал только царь Николай II в начале прошлого века). Неоднократно она получала субсидии золотом у английских банкиров для борьбы с революционной Францией. Однако эти вливания не могли существенно стабилизировать финансовую систему. Особенно она расстроилась после суворовских походов. Финансовая система России нуждалась в реформировании. Эти реформы были проведены в XIX веке.
  

Денежные реформы России в XIX веке

  
   Состояние финансов России в начале XIX века характеризовалось ростом государственного долга. Расходы на содержание царского двора при Екатерине II увеличились в 5.6 раз, на содержание аппарата управления - в 5.8 раза, армии - 2.6 раза. Отрицательно влияли на финансы страны оказывают войны и резкие изменения во внешнеторговой политике.
   Главным источником поступления в казну денежных средств в это время было обложение населения прямыми сборами и различного рода налогами. Подушное обложение было введено еще Петром I. В 1794 году оно было дополнено продовольственным сбором, который затем был заменен деньгами. К 1801 году размер подушной подати составлял 56 копеек и позволял собирать 18.5 миллионов рублей, что составляло 22.5 процентов штатных доходов бюджета. Остальное давали налоги с развивающейся промышленности и акцизы с торговли.
   Секретарь Государственного совета М. Сперанский, представивший в 1810 году "План финансов", утверждал: "Главное расстройство в финансах - есть несоразмерность расходов с приходами... Соразмерность восстанавливается двумя способами: сокращением издержек и приумножением доходов". Издержки он считал возможным сократить посредством увеличения покупательной способности рубля, путем прекращения дополнительных выпусков ассигнаций, сокращения расходов военного департамента и департамента внутренних дел. Во внешнеторговых операциях предполагалось приостановить выплату некоторых внешних долгов, провести налоговую реформу, по которой налогами бы облагались и помещики в зависимости от величины их собственности. В целях погашения государственного долга он предлагал внутренние займы, которые способствовали бы развитию и производства
   Однако этим планам в то время не суждено было сбыться. Назначенный в 1810 году министром финансов Д. Гурьев добился Манифеста 9 апреля 1812 года, сводившего на нет все предложения М. Сперанского и способствовавшего его отставке. Во время управления Д. Гурьева крупные выпуски ассигнаций продолжались, эмиссия их с 212 миллионов рублей в 1800 году возросла до 836 миллионов рублей в 1817 году.
   Опасаясь непопулярности, Д. Гурьев пытался избегать введения новых налогов. Но в условиях денежного голода он был вынужден вводить новые налоги. К подушной подати был прибавлен рубль, к оброчной подати 2 рубля, с купеческих капиталов взимался налог в пол процента. Была введена пошлина с пива, повышена цена гербовой бумаги, паспортов, подорожных тарифов, увеличены пошлина на чай, почтовые сборы, подати с колонистов и торгующих крестьян, удвоены горные подати и установлен временный подоходный налог
   Министерство финансов принимало меры стабилизации денежной системы путем изъятия из обращения части ассигнаций. Всего в 1818-1824 годах было изъято из оборота 240 миллионов рублей ассигнациями. Частично на это были употреблены доходы от государственного имущества. Одновременно были заключены два внутренних бессрочных займа на сумму 113 миллиона рублей и два внешних займа на 83 миллиона рублей.
   Даже в мирное время военные расходы поглощали половину доходов, казна была пуста, а министр в своих отчетах сообщал, что все обстоит благополучно. Большим недостатком Министерства финансов было отсутствие должного учета. В то время разрешалось покрывать недостатки по одной статье остатками по другой. Это привело к полному нарушению ведения счетов и такой запущенности, что послужило отставке Д. Гурьева. Новым министром финансов в апреле 1823 года был назначен Е. Канкрин.
   В первой трети XIX века финансовое положение России было обусловлено последствиями наполеоновских войн. В это время имело место совместное обращение металлических и бумажных рублей, которые стоили в четыре раза дешевле металлических. После Отечественной войны стало возрастать количество металлических рублей, хотя их и не чеканили. Происходило это за счет домашних накоплений, где их копили на черный день. Металлические деньги также поступали из других стран в качестве оплаты за проданные там русские товары. В частности возрос спрос за границей на русский хлеб по причине его дешевизны. За 20 лет с 1814 года в страну было ввезено за проданный хлеб золота и серебра на сумму 522 миллиона рублей. И новый министр финансов Е. Канкрин начал подготовку к проведению финансовой реформы. Он предпринимал меры для увеличения золотого запаса страны, в частности в 1823 году добыча золота составила только 25 пудов, затем она значительно возросла и к 1842 году золотой запас страны составлял 1000 пудов. При этом министерство финансов принципиально отказалось от иностранных займов.
   Е. Канкрин много внимания уделял совершенствованию денежного обращения. Он интересовался исследованиями М. Сперанского, возвратившегося из ссылки, и был сторонником введния в обращение звонкой монеты. Хотя ассигнации после войны с Наполеоном резко обесценились, против денежной реформы выступили помещики, для которых сохранение "дешевых" денег было выгодно, поскольку они несли ответственность за уплату податей крепостными крестьянами. Но необходимость оздоровления хозяйства страны настойчиво требовала преобразования денежной системы.
   На первых подступах к денежной реформе Е. Канкрин выпустил на 30 миллионов рублей билеты государственного казначейства, которые выступали как вспомогательные средства в монетном обращении. Билеты казначейства сочетали в себе характер кредитного срочного обращения и государственного денежного знака. Выпуск билетов казначейства он повторил в 1834 и в 1839 годах. Выгода от выпуска билетов государственного казначейства состояла в том, что проценты на них, как правило, оставались невостребованными (к 1855 году набежало 12 миллионов рублей процентов). Интересным мероприятием явилось учреждение в 1839 году депозитной кассы, выпускавшей депозитные билеты, обеспеченные серебром рубль за рубль. На эти депозитные билеты началась скупка золота и серебра для создания металлического обменного фонда.
   Е. Канкрин прилагал большие усилия для фиксирования ценности ассигнационного рубля. В то время серебряный рубль приравнивался к 3.8 ассигнационного. В некоторых местах простонародный курс был еще выше. И было решено восстановит металлическое обращение путем девальвации. Манифестом от 1 июля 1839 года серебряный рубль был объявлен главной монетной единицей, а ассигнационный рубль допускался в качестве вспомогательного знака. Отношение ассигнаций к серебру составляло 3.5 к единице. Это привело к прекращению простонародного лажа и начался переход от ассигнационного обеспечения к кредитному. Деньгам придавалась устойчивость путем их размена, для чего предварительно был создан металлический фонд в 36 миллионов рублей. В 1843 году начался обмен ассигнаций и депозитных билетов на кредитные билеты, которые в любой момент можно было разменять на серебряную монету по первому требованию.
   Денежная реформа Е. Канкрина значительно укрепила финансовую систему страны. Узаконенный размен кредитных билетов (новых бумажных денег) на металл по предъявлению не вызывал ажиотажа. Наоборот, к обмену предъявлялось кредитных билетов меньше, чем ожидали реформаторы. Более того, продолжалось поступление золота в обмен на кредитные билеты. Главная заслуга Е. Конкрина состояла в том, что он добился бездефицитного государственного бюджета. Надо отметить, что этому способствовала и проводимая им таможенная политика, построенная на основе проповедываемого им протекционизма. Он ввел покровительственный тариф, способствующий отмене запрета ввоза целого ряда товаров, чем нацелил отечественную промышленность на улучшение качества производимой продукции.
   Если бы не упрочнение денежной системы во время реформы, страна испытала бы гораздо большие трудности во время Крымской войны (1853-1856 годы) и русско-турецкой войны (1877-1878 годы). Наличие бездефицитного бюджета позволило стране осуществить в 50-х годах XIX века эмиссию с целью покрытия военных расходов. И все-таки военные расходы оказались обременительны для страны и привели к быстрому росту бюджетного дефицита, который в 1854 году составил 123.3, а в 1856 году - 265.8 миллионов рублей. Резко возросла эмиссия кредитных билетов, размен которых на золото и серебро прекратился. Инфляция, начавшаяся с Крымской войны, растянулась на ряд десятилетий.
   Новая война с Турцией еще расстроила финансы. В отличие от Крымской войны расходы в это время покрывались с помощью военных займов, которые составили 917.1 миллион рублей. Кроме того, займы из Государственного банка составили более миллиарда рублей. На парижском денежном рынке в конце 80-х годов был размещен ряд крупных займов. Государственный долг рос. Требовалась реформа финансовой системы.
   Фактически подготовка к реформе началась при министре финансов Н.Х. Бунге, который еще в начале 80-х годов предпринял меры по стабилизации рубля на прежней серебряной основе. 1 января 1881 года был издан приказ о погашении долга казны Государственному банку. В этот период конкретного плана реформ еще не было, предлагавшиеся мероприятия были крайне противоречивы и непоследовательны. Проанализировав историю русских финансов, Н.Х. Бунге поставил вопрос о введении золотой монеты. Это предложение сыграло положительную роль в том смысле, что начался целенаправленный процесс накопления золота в кассах Государственного банка в основном из сумм, поступающих в уплату таможенных сборов. Но ввести новую монету он не сумел, поскольку несколько неурожайных лет срывали его планы по осуществлению бездефицитного бюджет, а вводить золотую монету при дефиците бюджета было опасно.
   Режим золотомонетного стандарта впервые законодательно был оформлен в Великобритании в 1816 году. Большинство других европейских стран (Германия, Франция. Италия, Бельгия. Голландия, скандинавские государства) перестроили свое денежно-валютное хозяйство на золотую основу в 70-х годах позапрошлого столетия. Между тем в России реформой 1839-1843 годов был официально учрежден серебрянный стандарт, при котором все перечисленные выше атрибуты денежно-валютного устройства ориентировались не на золото, а на серебро.
   В 1887 году министром финансов стал И.А. Вышнеградский. Несколько хороших урожаев и подчинение всей железнодорожной тарифной системы государству, повышение пошлин дали И.А. Вышнеградскому возможность при улучшении торгового баланса сводить бюджет без дефицита, более выгодно заключать новые займы и реструктуризировать старые. Рос государственный долг, но росли и золотые запасы.
   При вступлении на пост министра финансов в 1892 году С.Ю. Витте был поставлен перед фактом наличия больших запасов золота, которое не могло было быть пущено в обращение. Государственный банк должен был поддерживать коммерческие обороты в стране, для чего была предпринята новая эмиссия кредитных билетов, а казначейству необходимо было произвести ряд платежей из бюджета, для чего был проведен новый внутренний заем в кредитной валюте. С.Ю. Витте поначалу снискал себе несправедливую славу сторонника безграничного выпуска бумажных денег, но ничего другого в тот период он предпринять не мог, ибо вряд ли имело смысл пускать в оборот, фактически продавать золото, с таким трудом накопленное и служившее не только обеспечению денежной системы, но и укреплению политического положения страны в мире. К тому же не был упрочнен курс рубля, что служило основой для многих спекуляций. Не был решен и такой вопрос: на золото, серебро или оба металла сразу сделать разменным кредитный рубль? На решение этих вопросов требовалось время.
   В июле 1895 года были утверждены правила приема Государственным банком золотой монеты: за золотой полуимпериал в 5 рублей выдавали 7 рублей 40 копеек (в конце года - 7 рублей 50 копеек). Министр финансов считал, что стабилизация денежной системы необходима для упорядочения импорта, ибо импортер никогда не торгует спокойно: он вечно или усиленно сбывает товар, или усилено запасается, руководствуясь при этом своими расчетами на изменение курса. Не менее вредное влияние оказывало колебание курса денег на состояние хлебного рынка, дающего значительные поступления в казну. Расстроенная денежная система оказывает свое влияние и на общий характер производства и торговли страны, так как в условиях неустойчивых цен в основу производства не может быть положен определенный расчет.
   С. Витте признавал, что проведение денежной реформы потребует расходов, и поэтому сразу наметил источники их покрытия. Он внес предложение о приеме золотой монеты за все казенные платежи и о неизменности курса денег в течение полугода. В январе 1897 года началась новая чеканка золотых монет. При сохранении золотого содержания их номинальная стоимость соответствовала установленной на них цене в кредитных рублях, то есть на империалах вместо 10 рублей стали чеканить 15 рублей, а на полуимпериалах стали чеканить 7 рублей 50 копеек. Это означало девальвацию рубля, поскольку металлическое содержание рубля уменьшилось на одну треть. Эта девальвация была узаконена в декабре 1898 года, когда вновь стали чеканить 5-ти и 10-ти рублевые монеты, уменьшив соответственно в них содержание металла.
   С начала 1897 года количество золотых монет в обращении быстро нарастало с 36 миллионов рублей до 664.8 миллиона рублей. Наряду с золотыми монетами в обращении нарастало количество высокопробных серебряных монет, при этом сокращалось обращение кредитных билетов.
   Однако выпуск кредитных билетов не прекращался. В результате денежной реформы предусматривалось, что выпуск бумажных денег обеспечивается золотом на 50 процентов при условии, что выпуск в целом не превышает 600 миллионов рублей. Выпуск же свыше 600 миллионов рублей должен быть обеспечен золотом рубль за рубль. Выпуск кредитных билетов, таким образом, был поставлен в строгую зависимость от наличия золотого запаса в государственном казначействе
   Для страны денежная реформа, в целом, имела прогрессивное значение, ибо послужила улучшению состоянию экономики и расширению внешнеторговых связей, притоку инвестиций в народное хозяйство. Деятельность С. Витте в целом способствовала развитию страны. В противоположность дворянству он выступал за индустриализацию страны, без чего нельзя было создать боеспособную армию, что необходимо было для защиты страны от внешних поползновений.
   Следующий министр финансов В. Коковцев был чрезвычайно осторожным и не склонным к рискованным экспериментам. Ключевым принципом всей своей политики он считал необходимость поддержания и всемерного сохранения бюджетного равновесия посредством всемерной экономии бюджетных средств. И это в то время, когда Россия перевооружала армию после поражения в войне 1904-1905 годов с Японией, создавала военную авиацию и подводный флот, а также модернизировала надводный флот. К 1909 году, благодаря проводимой им финансовой политике, впервые удалось добиться профицита бюджета и окончательно стабилизировать денежное обращение.
   В. Коковцев постоянно подчеркивал зависимость состояния финансов от развития промышленности и торговли. Он считал, что рост расходов государственного бюджета и источников их покрытия должен осуществляться в соответствии с естественным развитием материального производства. Динамика доходов бюджета не должна опережать рост эффективности производства, то есть прирост должен осуществляться не за счет усиления тяжести налогообложения, а за счет роста доходности производства. К государственным займам он относился неодобрительно. Он называл сбалансированное денежное обращение "фундаментом промышленной и экономической дестельности".
   Экономика бюджетных средств и отказ от займов лишали сельское хозяйство прилива в него новых средств. А твердый курс рубля оказывался невыгодным экспортерам хлеба. Наоборот тот же курс рубля и золотое обращение содействовали развитию внутреннего коммерческого кредита и торгово-промышленной деятельности. Промышленность, если и привлекала иностранные средства, то только для оплаты новых технологий и оборудования. Она не нуждалась в государственном посредничестве и могла получить эти капиталы через частные банки, а золотое обращение служило необходимым благоприятным условием для этого. Таким образом, деятельность В.Н. Коковцева способствовала развитию промышленного сектора народного хозяйства страны.
  

Критика российской финансовой системы

  
   Естественно, что любые реформы финансовой системы помимо своих сторонников имеют и массу противников, которые в любом случае стараются критиковать предпринимаемые действия, предрекая им неудачу. Так было и с реформой С. Витте. Однако наступившая затем финансовая стабилизация, вызвавшая бурный расцвет народного хозяйства России в начале ХХ века, заставила недоброжелателей замолчать. Тем более поразительна капитальная критика этой реформы в работе генерала А.Д. Нечволодова, изданной в 1906 году в типографии штаба войск Гвардии и Петербургского военного округа. Автор, не имея специального экономического образования (он окончил 2-ю Санкт-Петербургскую военную гимназию, экстерном сдал экзамен на офицерский чин и с отличием окончил Николаевскую академию Генерального штаба), долго служил в военной разведке, командовал полком, дивизией, корпусом во время первой мировой войны и умер в Праге в 1936 году. Его аналитическая работа до сих пор является высшим достижением российских спецслужб в области экономики. Выводы экономического анализа автора опирались на большой хозяйственный опыт управления 58-м Прагским пехотным полком (порядка 3000 человек) и, если в свое время не подтвердились из-за революции 1917 года, крайне дезориентировавшей народное хозяйство, то блестяще, как это не печально, подтверждаются сейчас, когда мы повторно наступаем на брошенные небрежно нашими либералами экономические грабли. Николай II после опубликования книги вызвал генерала А.Д. Нечволодова, имел с ним продолжительную беседу, но рекомендациями его пренебрег. Напрасно. План А.Д. Нечволодова если бы и не предотвратил Октябрьский переворот, то возможно бы в некоторой степени смягчил результаты последующих событий.
   В этой книге автор живо полемизирует с С.Ю. Витте и приводит ряд серьезных доводов против большинства осуществленных им мер, которые рассчитаны на сиюминутный выигрыш, но таят в себе мину замедленного действия. Он отмечает, что с размахом проводимая реформа денежного обращения действительно явилась предпосылкой зримого экономического роста России. Всего за десятилетие, отвлекаясь к тому же на войну с Японией и ликвидацию ее последствий, а также на борьбу с революционной смутой и крестьянскими восстаниями, правительство чрезвычайно удачно использовало выгодные для России позиции мировой экономической конъюнктуры. Значительно увеличились показатели экономического развития, аграрная реформа сулила избыток продуктов питания. К 1914 году страна подошла в числе ведущих развитых стран мира (пятое место по промышленному производству и второе по сельскохозяйственному). Но А.Д. Нечволодов ставит вопросы: сколько стоит государству внешняя составляющая экономического успеха, кто будет платить за русское "экономическое чудо"?
   Надо сказать, что подобные сомнения были и у некоторых современников, принадлежащих как к либеральному, так и к консервативному лагерю, и у профессиональных экономистов, и у профессиональных революционеров, но таких было немного. Мнение служивого человека - это, правда, понятая накануне великих потрясений, которых, как явствует из этой книги, можно было если не избежать, то хотя бы отдалить и смягчить, если бы приготовления властей были более всеобъемлющими для всего народного хозяйства.
   А.Д. Нечволодов скептически относится к четырем основным экономическим составляющим реформы С.Ю. Витте. Прямые выгоды от введения золотого стандарта на первых порах были столь очевидны, что мало кто задумывался о перспективах. А. Нечволодов указывает на то, что скоро стране придется расплачиваться по долговым обязательствам, а это неизбежно увеличит пассив золотого запаса. Более того, на лицо будет необеспеченность денежной массы, ибо добывающееся в России золото не может целиком уравновесить бумажные деньги. Начальные достижения реформы будут целиком уничтожены, если учесть одно обстоятельство: каждые 6.5 лет Россия будет золотом выплачивать проценты по займам, равные контрибуции, которую выплатила Франция после войны с Пруссией в 1870 году. И это притом, что в долг Россия брала из расчета на серебряный рубль. Государственный долг в 1897 году составлял 3 миллиарда рублей серебром или 72 тысячи тонн серебра в слитках. Введя золотой стандарт, что соответствовало содержанию почти 7 золотников серебра, в то время как долги брались из расчета в рубле 4 золотника и 21 доли серебра, как было установлено в 1810 году, и не оговорив это условия с кредиторами, Россия фактически должна была выплатить им добавочно 26 тысяч тонн серебра. Правда, выплачивать долги необходимо было не сразу после введения золотого стандарта, затем большевики вообще отказались выплачивать долги, но кто же знал, что так будет.
   Традиционный для России источник дохода - вывоз хлеба и других сырьевых продуктов - больше не соответствует уровню развития страны. Однако наши промышленные товары пока не в состоянии конкурировать с западными товарами. Пытаться переломить ситуацию борьбой за новые рынки сбыта также нереально - это чересчур дорого (Дальний Восток) и отвлекает силы от старых, еще полностью не освоенных рынков. Наконец, неминуемый вывоз капитала в виде золота из России ведет к лишениям народа - уже в 1906 году наблюдается ухудшение здоровья призывников по сравнению с призывами предыдущих 20-ти лет.
   А.Д. Нечволодов считал, что шансы избежать таких тягостных перспектив были. Наличие большего или меньшего количества необеспеченных знаков есть в любой стране. Однако положение России осложнило то, что правительство не могло отстоять положения, согласно которому прежние долги будут выплачиваться по-старому, а не новыми золотыми рублями, что увеличивало долг на одну треть.
   Но - и это еще не все беды. Два-три года, и правительство вынуждено будет признать, что важные направления экономического развития заблокированы. Самыми опасными в этой связи представляются: стабилизация количества денежных знаков; ускорение вывоза сырья; увеличение налогов с сельскохозяйственных работников; новые большие займы для освоения Дальнего Востока; новое увеличение внешней задолженности, так как параллельно с введением золотого обеспечения рубля власти пошли на освобождение иностранных держателей облигаций от уплаты пятипроцентного налога; поощрение иностранных инвестиций.
   С чем-то из перечисленного можно бороться. Но вот ряд очевидных промахов представляется катастрофическими. Например, правительство напрасно объявило о всенепременном обмене бумажных купюр на золото и подтвердило, что они "обеспечиваются всем достоянием государства". В мире это не принято, поскольку накладывает тяжелые обязательства на казну. Он прямо заявляет, что непродуманность денежной реформы - следствие пренебрежения государственными интересами. Неудивительно, что согласие императора Николая II на проведение реформы было получено скоро, без надлежащего обсуждения в Государственном совете - и где? На охоте в Беловежье. (Вам это ничего не напоминает?)
   Обвинения А.Д. Нечволодова имеют достаточно злободневных параллелей. Говоря о долгах и перспективах, достаточно просто хлеб заменить нефтью, абстрактный "иностранный капитал" - Парижским клубом кредиторов, поощрение инвестиций - приватизацией, а Беловежье и заменять не нужно, - и мы получим срез нынешнего положения дел.
   Критикуя существующие теории денежного обращения, А.Д. Нечволодов предлагает свою теорию: "Потребность в денежных знаках может быть определена или на основании числа жителей страны, среднего годового расхода каждого из них и среднего числа оборотов денег в год, или же государственной сметой вместе с количеством требований денег кредитными учреждениями страны для выдачи ссуд под векселя и залог имущества". В этом случае золотой запас (в нашем случае стабилизационный фонд) приобретает чисто символическое значение, необходимое для укрепления рубля в глазах внешних инвесторов.
   Единственный выход он видел, таким образом, в переходе на чисто бумажное денежное обращение внутри страны; расчеты в золоте (долларах и евро в нашем случае) остаются при этом только для внешних операций по обслуживанию внешнего долга и для внешней торговли. Одновременно следует до предела сократить расходы на оборону, оставив только приоритетные направления, такие, как подводный флот и военную авиацию. Дешевые денежные кредиты следует оставить только для сельского хозяйства. Использование бумажных денег, не связанных с необходимостью корректирования курса рубля, "накаченного золотом", - вот самый безболезненный способ не только поднять уровень сельскохозяйственной культуры, но в кратчайшие сроки обеспечить заселение и освоение пустынных областей Сибири.
   Необходимо заметить, что А.Д. Нечволодов подробно рассмотрел и вполне вероятные негативные последствия отказа от золотого стандарта для экономики России. Но он указал и противовесы: увеличение объемов косвенных налогов с населения - ввиду роста внутри страны промышленности; новые выпуски бумажных денег, которые в случае необходимости будут производиться, а излишки денег могут изыматься путем внутренних разумных займов.
   А.Д. Нечволодов настаивал на том, что внедрение бумажных денег без золотого обеспечения не будет рядовой технической мерой. Наоборот, в ближайшем будущем это станет дополнительным толчком для преобразования капиталистического хозяйства в другое, основанное на принципах кооперации и коллективизма. Параллельно следует нанести удар по ростовщичеству как наиболее опасной внешней форме экономического принуждения, и раз и навсегда будет устранено влияние грабительских таможенных ставок, сдерживающих развитие хозяйства.
   Как известно план А.Д. Нечволодова не был принят, рост цен на хлеб несколько затянул благополучную ситуацию как рост цен на нефть и газ ныне). А тут началась Первая мировая война, которая в корне изменила все тенденции развития народного хозяйства. И только проецируя высказывания А.Д. Нечволодова на нынешнюю ситуацию можно оценить их правоту и всю глубину его анализа. Его идеи крайне ценны для стабилизации экономической жизни и роста благосостояния населения.
  

Советские денежные реформы

  
   Следует отметить, что перед революцией Россия отставала от передовых стран Западной Европы и США по уровню производства и потребления. В 1913 году объем промышленного производства, был в 2,5 раза меньше, чем во Франции, в 4,6 раза - чем в Англии, в б раз - чем в Германии, в 14,3 раза - чем в США. Средняя урожайность хлебов в 1909 - 1913 гг. была в 2 раза ниже французской, в 3,4 раза ниже германской. Но здесь надо делать поправку на интенсивность хозяйства: в России экстенсивное направление в сельском хозяйстве было тогда выгодней.
   В то же время по темпам развития обрабатывающей промышленность Россия в предвоенные годы уступала только США и Японии. Япония обогнала Россию по темпам роста промышленности только после 1900 г. По добыче золота, выплавке чугуна и приросту железных дорог Россия занимала даже первое место в мире. В целом же Россия догоняла Европу, держась от нее по началу все же на весьма солидном расстоянии. По общепринятым показателям (объему ВВП или национальному доходу) перед Первой мировой войной наша страна входила в число лидеров, занимая пятое место в мире после США, Германии, Англии и Франции. Таким образом, по сравнению с западными странами Россия была отсталой, но динамично развивалась. В целом отставание ежегодно заметно сокращалось.
   Первая мировая война серьезно подорвало хозяйство и финансовую систему России. Россия вступила в войну с ресурсами монетарного металла (1340 т - в централизованном фонде и 355 т - в обращении), которые по своей величине были вторыми в Европе и третьими в мире (после США и Франции). В обращении находилось 1630 миллионов рублей кредитных билетов, 464 миллиона рублей золотых монет, 223 миллиона рублей серебрянных монет и на 18 миллионов рублей медных мелких монет.
   Масса денег в обращении к концу войны примерно в 10 раз превышала довоенный уровень, а цены в среднем возросли в 13 раз. Экономическая разруха затрудняла снабжение городов продовольствием. Временное правительство вынуждено было ввести карточную систему хлеба и некоторых других продуктов для населения городов. Оно выпустило собственные деньги, которые слились с царскими деньгами в одну обесцененную массу.
   В обстановке бесконтрольности и безвластия инфляционная спираль, неизбежно возникающая при чрезмерной бумажной эмиссии, продолжала раскручиваться с нарастающим ускорением: каждый дополнительный выпуск необеспеченных бумажек стимулировал новый виток дороговизны, тогда как возросшие цены и издержки, в свою очередь, требовали дальнейшего расширения эмиссии. Темпы роста цен и обесценения рубля все больше и больше опережали темпы увеличения денежной массы, что самым разрушительным образом влияло на состояние внутреннего рынка.
   После Октябрьского переворота большевики первым делом захватили Госбанк, а затем национализировали все коммерческие банки. Были конфискованы все ценности, хранившиеся в банках. Все государственные займы царского и временного правительства отменялись. Были аннулированы все частные ценные бумаги - акции, облигации, закладные листы, страховые полисы.
   Декретом от 25 июля 1918 года владение драгоценными металлами и иностранной валютой было запрещено - эти ценности подлежали сдаче советской власти под угрозой жесточайших наказаний вплоть до высшей меры наказания - расстрела. Когда в 1922 году эти драконовские меры были ослаблены, нарком финансов оценил сумму оставшегося у населения золота в 200 миллионов рублей.
   Политика военного коммунизма, проводящаяся в стране, диктовалась необходимостью мобилизации всех сил и средств для победы в Гражданской войне. Основой ее было огосударствливание средств производства в промышленности, на транспорте и торговле и в других сферах, кроме сельского хозяйства. Соответственно огосударствливалась и рабочая сила, что проявлялось в прикреплении рабочих к предприятиям, трудовых мобилизациях, создании трудармий. При этом было осуществлено централизованное планирование народного хозяйства, государственное централизованное распределение ресурсов путем их выделения предприятиям. Было также осуществлено обеспечение населения на минимальном уровне предметами потребления без участия рынка, без взаимодействия спроса и предложения, путем пайков и карточек. Продукты в деревне собирались по продразверстке, согласно которой крестьянин должен был сдавать все излишки продуктов по твердым ценам, в то время как на рынке цены ежедневно увеличивались в несколько раз. Денег не хватало. И часто продукты реквизировались с выдачей квитанций, которые вообще были простой бумажкой.
   Все перечисленные функции государство могло делать без денег, и правительство вообще закрыло Государственный банк. Заработная плата стала безденежной, натуральной. В 1920 году была отменена оплата транспорта, жилья, коммунальных и почтово-телеграфных услуг.
   Внешне это было похоже на коммунизм по рецептам классиков: распределение по потребностям. На деле эти потребности определялись начальством и удовлетворялись в самой минимальной степени и самым убогим образом. Это была система массовой нищеты и неприкрытого принуждения.
   Военный коммунизм зашел в тупик. Чем больше чиновников пытались все планировать и распределять, тем меньше оставалось того, что можно было распределять и это оставшееся полностью не распределялось из-за инертности громоздкого управляющего аппарата. Государственные предприятия работали из рук вон плохо, значительная часть рабочих разошлась по деревням. Продразверстка на корню подрезала все стимулы к труду и производству: все равно все заберут.
   Намеченные меры по ликвидации рынка и замене товарно-денежных отношений централизованным государственным учетом и распределением получили практическое воплощение в серии законодательных актов советской власти, которые предусматривали: введение продразверстки на зерно и все другие сельскохоэяйственные продукты; национализацию внутренней торговли; установление трудовой повинности; реквизицию и конфискацию ценностей. С ноября 1918 г. по май 1921 г. было принято 17 декретов об отмене различных видов денежных расчетов и о бесплатном обеспечении и снабжении подавляющим большинством товаров и услуг.
   Своеобразным апофеозом "демонетизации" и натурализации хозяйства явился декрет Совета Народных комиссаров от 19 января 1920 года "Об упразднении Народного банка" с передачей его функций, активов и пассивов бюджетно-расчетному управлению Наркомфина, а также поручение директивных органов о разработке проекта создания и внедрения вместо денег специальной трудовой учетной единицы. Даже бумажные купюры, которые продолжали выпускаться в обращение, официально именовались уже не "денежными", а "расчетными" знаками, причем и формальный контроль за их выпуском в виде установления санкционированного потолка эмиссии был отменен. Декретом Совеиа Народных комиссаров от 15 мая 1919 года эмиссия разрешалась "в пределах действительной потребности народного хозяйства".
   Официальный курс на уничтожение денег как таковых, несомненно, ускорил окончательный развал денежного хозяйства. Безденежное хозяйство оказалось нежизнеспособным.
   До 1 января 1919 года Царским, Временным и Советским правительствами было выпущено 61 миллиарда рублей, причем 36 миллиардов рублей эмитировала Советская власть. Тем не менее, все эти деньги обесценивались, а денежный голод рос, несмотря на рост эмиссии. Поэтому было принято решение выпускать собственные деньги Советской России, которые получили название "Совзнаки" и выпускались номиналом от одного до 1000 рублей. Но этого было мало, и номиналы денег росли, достигнув 10 миллионов рублей. В 1922 году была произведена деноминация в 10 тысяч раз.
   Рост цен далеко обгонял рост денежной массы. С начала 1918 года по середину 1921 года масса денег увеличилась в сто раз, а цены - в 8000 раз. Ежемесячная эмиссия денег увеличивала их массу примерно на 20 процентов, а цены увеличивались примерно на 40 процентов. К концу 1022 года денежная масса достигла 2 квадриллионов неденоминированных рублей. В это время уже получила развитие Новая экономическая политика (НЭП), разрешающая договорные рыночные отношения, продразверстка была заменена продналогом, и инфляция существенно сдерживала развитие экономики. В начале 1923 года рядом с дряхлым, дышащим на ладан совзнаком появился бодрый младенец - червонец, названный по ассоциации с одной из дореволюционных золотых монет.
   Гиперинфляция совзнака сочеталась с умеренной и осторожной эмиссией червонцев, настоящих денег НЭПа. Твердая валюта выпускалась без одновременного отказа от эмиссии совзнаков в купюрах от 1 до 50 рублей. Один червонец ровнялся 10 царским золотым рублям. Как видим, все новое - это хорошо забытое старое: совзнаки и червонцы оказались аналогами ассигнаций и казначейские билетов реформы Е. Канкрина, или же кредитные билеты и золотые монеты реформы С. Витте.
   Выпускаемые в обращение червонцы подлежали не менее чем на одну четверть обеспечению золотым запасом и твердой иностранной валютой в активах Госбанка. В остальной части обеспечением могли считаться краткосрочные товарные векселя и некоторые другие активы, что соответствовало мировым нормам того времени, а следовательно червонец мог выйти на мировой рынок.
   В 1923 году в обращении было 356 тысяч червонцев, в следующем году эмиссия составила 23.6 миллиона червонцев. К началу 1924 года червонцы по реальной ценности составляли уже 76 процентов денежной массы, остальное приходилось на совзнаки. С оздоровлением денежного обращения набирал силу НЭП. Для российского крестьянина годы НЭПа были самые лучшие годы во всей новейшей истории. Хотя земля была национализирована и принадлежала государству, крестьянин ощущал свой участок практически как частную собственность. В деревне развивались различные формы добровольной кооперации, оживилось частное предпринимательство в легкой промышленности и торговле. В государственном секторе начал внедряться хозяйственный расчет - это означало, что бюджет освобождался от финансирования предприятий, они сам зарабатывали средства для своего развития. Сокращались расходы бюджета на содержание армии и государственного аппарата в связи с десятикратным сокращением военных и служащих. Акцизы и налоги давали все большие доходы в бюджет. Государство выпустило несколько займов, которые распространялись в то время на добровольной основе.
   Сделки с золотом и валютой стали легальными. Складывался валютный рынок, на котором курс червонного рубля к доллару постепенно повышался и скоро более или менее застабилизировался на уровне паритета, то есть в соответствие с его золотым содержанием. Это был единственный в истории период, когда советская валюта вышла на международный рынок и оценивалась за границей близко к паритету.
   В начале 1924 года реформа завершилась восстановлением полноценного рубля, который составлял одну десятую долю червонца. Были выпущены казначейские билеты купюрами в 1, 3 и 5 рублей. Эта структура сохранилась до 1947 года. Была выпущена разменная монета от рубля до копейки. Рубли и полтинники чеканились из высокопробного серебра, монеты достоинством 10, 15 и 20 копеек - из низкопробного серебра, более мелкие монеты - из медного сплава. Впрочем, скоро чеканка из серебра была прекращена, и монеты стали чеканить из сплавов недрагоценных металлов. Наконец совзнак подлежал обмену на червонцы, которых на эти цели было истрачено всего лишь 17.3 миллиона рублей.
   Реформа имела успех, она опиралась на силы оживления в экономике, на оздоровление государственных финансов, на жесткую кредитную дисциплину и на ограничение эмиссии.
   К концу 20-х годов в СССР возникла необходимость ускоренной индустриализации и милитаризации страны в связи с нарушением военного паритета, сложившегося к концу Гражданской войны. Договорные рыночные отношения не позволяли осуществить эти цели в короткие сроки и от НЭПа пришлось отказаться. Возникла командно-административная система управления народным хозяйством на основе централизованного планирования, которая привела к экономике дефицита, и последствия которой ощущаются до сих пор. Гигантские заводы производят дорогую и некачественную продукцию, которая была необходима для обороны страны во вражеском окружении, но сейчас неконкурентоспособна и не находит сбыта. Колхозно-совхозная система в сельском хозяйстве потерпела крах. К тому же обнаружилось, что советская экономика неспособна усваивать достижения научно-технического прогресса и направлять их на удовлетворение человеческих потребностей.
   В советской России не могло быть кризиса, подобного Великой депрессии, потому что у людей не было собственности, акций, почти не было личных вкладов. Безработица поглощалась индустриализацией промышленности, которой все время не хватало кадров, а также бесчисленными концлагерями, спецпоселениями и прочими местами принудительного труда. Экономика 30-х годов породила тип инфляции, который другим странам знаком только по годам мировых войн. Это такая инфляция, которая не бушует ростом цен, а проявляется карточной системой снабжения с привилегиями для избранных, кошмаром очередей и пустых магазинов, разгулом спекуляции, черного рынка и блата. В условиях такой инфляции мы прожили весь советский период.
   На предвоенные годы пришлось три пятилетки. За это время валовой внутренний продукт почти удвоился, но в структуре его произошли существенные изменения. Если в 1928 году доля личного потребления составляла 79 процентов, то в 1940 - она снизилась до 49. Уже с самого начала было ясно, что индивидуальное крестьянство не обеспечит стремительно растущую индустриальную армию продовольствием и сырьем: в обмен следовало предложить мужику промышленные товары, а их лихорадочно строящиеся промышленные гиганты дать не могли. Да это и не было целью экономической политики. Был взят курс на коллективизацию, на превращение миллионов самостоятельных крестьян в тысячи колхозов и совхозов, у которых можно было изымать практически всю продукцию по обязательным государственным поставкам.
   Финансы в централизованном планировании играли сугубо индикативную роль. Грубо говоря, утверждалась директива, согласно которой страна к концу пятилетки должна была производить столько-то стали, угля, нефти, автомобилей, тракторов, далее все это распределялось по годам. Госплан определял, какие предприятия для этого должны быть построены, в какие сроки и сколько материалов для этого необходимо. Объем всех межотраслевых потоков материалов устанавливался в натуре. Товары имели свои установленные цены и предприятия проводили через Госбанк платежи своим поставщикам и покрывали выручкой от производства товаров свои издержки - считалось, что это хозрасчет. Но никакого расчета не было. Предприятия не могли менять своих поставщиков и покупателей - конкуренция отсутствовала.
   Непомерно завышенные планы никогда не выполнялись, сроки срывались и переносились. Чтобы любой ценой выполнить планы предприятия гнали в производство неподходящее сырье и промежуточные некачественные продукты, не считаясь с их ценностью и затратами. Проблема состояла не в том, чтобы иметь деньги, а в том, чтобы "выбрать" фонды. Это была экономика дефицита на уровне предприятий.
   Централизованное планирование и нерыночное распределение ресурсов порождало бездну бюрократизма, путаницы, потерь, определяемых насильственными решениями. Насильно забирали продукты у крестьян и сгоняли их в колхозы, насильно отбирали землю под строительство, насильно мобилизовали на стройки рабочих. Государство так установило зарплату и цены на продукты, что это едва обеспечивало прожиточный минимум. Причем цены за это время повысились примерно в десять раз. А уровень заработной платы практически не изменился. Таким образом у населения выкачивались средства на индустриализацию. Другим способом получения средств служили государственные займы.
   Вклады населения в сберкассах составляли в 1935 году не более полутора миллиарда рублей. Никто прямо на заставлял держать деньги в сберкассе, но люди вынуждены были это делать, потому что не могли с достаточной пользой потратить их. В остальном все сбережения населения были принудительными - если не по форме, то по существу. Государственные займы, размещенные среди населения с доходом в виде процентов или выигрышей, стали добровольно-принудительными.
   В первой половине 30-х годов займы давали в среднем около 10 процентов всех доходов бюджета. Во второй половине десятилетия номинально эти поступления значительно повысились, но доля их упала до 6 процентов в связи с заметным ростом бюджета. Первоначально займы были довольно обременительны для бюджета: процентный доход составлял 10 процентов годовых, но затем он был снижет до 4 процентов, а срок погашения увеличен до 20 лет. Процент и ранее не покрывал потерь держателей облигаций от обесценивания денег, а новая ставка означала отрицательную доходность, поскольку деньги обесценивались быстрее.
   В той части, в какой довоенные сбережения не были обесценены инфляцией, они были в значительной мере ликвидированы денежной реформой 1947 года. Облигации всех займов обменивались на новый заем по соотношению 3:1, процентная ставка по этому займу устанавливалась 2 процента годовых. Условия пересчета вкладов были более благоприятными. Они зависели от суммы вклада, но составляли приблизительно 1.5:1, наличные же деньги почти конфисковались - они обменивались в соотношении 10:1.
   В 1957 году Н. Хрущев волевым актом провел финансовую операцию, не известную в анналах мировой истории. Он навязал народу "сделку": государство отказывается от выпуска новых займов, а население согласится на 20-летнюю отсрочку погашения всех выпущунных займов и от процентов по ним. Еще раз подчеркивался по существу налоговый характер займов: государство соглашалось отказаться от новых займов как от своего политического права забирать часть доходов населения.
  

Вялотекущая катастрофа

  
   Экономика дефицита просуществовала до развала СССР. Иногда, например в 70-е годы, пресс давления на населения несколько ослабевал, но все равно экономика постепенно ухудшала свои показатели. А с исчезновением СССР "свободная" Россия вступила в период резкого кризиса. Валовый внутренний продукт в сопоставимых ценах снизился на 41 процент. Промышленное производство сократилось более чем на половину, а сельскохозяйственное - на треть. О масштабах инфляции дают представление следующие цифры роста потребительских цен за соответствующие годы: 1991 год - 2.6 раз, 1992 год - 26 раз, 1993 год - 9.4 раз, 1994 год - 3.2 раз, 1995 год - 2.3 раза. Только в 1996-1997 годах удалось сдержать инфляцию на 22 и 11 процентах.
   С 1 января 1998 года была произведена тысячекратная деноминация рубля, она вывела на уровень потребительских цен примерно в 2.45 раз превышающий уровень 1991 года при росте средней заработной платы только в 1.76 раз. Реформы в стране шли исключительно за счет населения.
   Федеральный бюджет 1992-1994 годов представлял собой сплошную дыру, которая затыкалась почти исключительно кредитами Центрального банка, что означало эмиссию бумажных денег. В 1995-1997 годах дефицит бюджета составлял около 10 процентов валового внутреннего продукта, что тоже достаточно много. Способ покрытия этого дефицита был менее инфляционным за счет выпуска краткосрочных государственных ценных бумаг. Тем не менее бюджет и государственный долг оставались важнейшим слабым местом экономики.
   Осенью 1997 года резко ухудшились внешние условия для российской экономики. Азиатский кризис вызвал панику среди держателей облигаций многих стран, а Россия занимала среди них одно из первых мест. Пришлось увеличит их доходность до 35 процентов годовых. Упали цены на нефть и это тоже сказалось на бюджете. В марте 1998 года ушло в отставку правительство В.С. Черномырдина. Правительство С.В. Кириенко получило тяжелое наследство: рассыпающийся бюджет, пирамида государственного долга, непрерывно требующая обновления по повышающимся ставкам, падающее доверие мирового сообщества.
   Федеральный бюджет в это время оказался подчинен выплате процентов по государственным кратковременным облигациям. Эти расходы составляли до 60 процентов всех налоговых поступлений, и каждый новый выпуск этих обязательств приходилось производить на условиях более высокого процента. Сложилась ситуация, когда новые выпуски ценных бумаг не только не давали денег в бюджет, но наоборот, сами поглощали бюджетные доходы.
   В этих условиях правительство С.В. Кириенко предприняло радикальные меры: расширило валютный коридор для курса рубля, отказалось от договорных условий погашения государственных краткосрочных обязательств, ввело трехмесячную отсрочку выплат по частным долгам иностранным кредиторам. Был объявлен дефолт. В результате разразился не просто еще один финансовый кризис, а произошло большое социально-экономическое потрясение. Рухнула банковская система, поскольку банки не столько занимались инвестированием средств в народное хозяйство, сколько спекуляциями на государственных обязательствах. Миллионы вкладчиков потерпели ущерб, который оценивается в 96 миллиардов долларов. А все произошло от того, что отсутствует законодательство, защищающее вкладчиков.
   В сентябре 1999 года Государственная дума приняла закон о создании Федеральной резервной корпорации гарантирования вкладов в банках. Ее ресурсы, как это делается во всем мире, должны формироваться в основном из взносов банков. Естественно предполагается гарантировать вклады не целиком, поскольку полная и неограниченная гарантия непосильна в финансовом отношении, да и не желательна: вкладчик должен рационально выбрать банк и соизмерять обещанный банком доход с вероятным риском. Однако этот закон наткнулся на противодействие Совета федерации и был направлен на согласование между палатами парламента. А пока население делает сбережения в долларах, финансируя Федеральную резервную систему США.
   Есть еще один аспект дефолта. В первом полугодии 1999 года уровень цен потребительских товаров и услуг был в среднем в 2.5 раза выше, чем в первом полугодии 1998 года. Денежные доходы населения если и повысились, то незначительно: зарплаты бюджетникам и пенсии еще не были проиндексированы. Возникает вопрос: куда пошли ресурсы, высвободившиеся благодаря сокращению реальных доходов населения? Вывод напрашивается один: эти ресурсы ушли на легальный и нелегальный вывоз капитала. По разным оценкам, за границу ежемесячно уходит до 2 миллиардов долларов, за полгода, следовательно, "убежало" порядка 12 миллиардов долларов.
   Характерно, что только за неделю, предшествующую дефолту, за границу было переведено 1.5 миллиарда долларов, по-видимому, в связи с ожидаемыми событиями. Следовательно, тот, кто уводил из страны эти деньги, знал о надвигающихся событиях. И только президент ничего не знал и всех успокаивал. Заявление о немыслимости девальвации, делаемые накануне девальвации, - вещь довольно обычная в финансовой истории. Но миллионы телезрителей полагали и, возможно, сейчас полагают, что Б.Н. Ельцин был искренен, когда за день до 17 августа обещал россиянам, что с рублем ничего не случится. В таком случае приходится констатировать факт, что глава правительства С.В. Кириенко и председатель Центробанка С. Дубинин не посвящали трудно предсказуемого президента в свои планы. Либо, все-таки посвящали, и его выступление явилось дымовой завесой подобно тому случаю, когда накануне "черного вторника" он обещал, что "ляжет на рельсы", если с рублем что-либо случится.
   Разразившийся в августе 1999 года скандал вокруг российских счетов в "Банк оф Нью-Йорк" и расчетов со швейцарской фирмой "Мобитекс" указывает на остроту проблемы коррупции в России, в том числе в высших эшелонах власти. Но не менее важен и другой связанный с этим аспект: каковы экономические последствия бегства капитала из России? Главное из этих последствий - растущее обнищание масс российского народа.
  

Что можно сделать?

  
   Наше правительство является крупнейшим работодателем, выплачивающим на своих предприятиях заработную плату порядка 25 миллионам государственных и муниципальных сотрудников, а также выдавая пенсии почти что 40 миллионам пенсионерам и инвалидам. Причем увеличение заработной платы на государственных предприятиях вызывает ее увеличение и на частных, и на акционированных предприятиях. Поэтому одним из лозунгов избирательной компании В.В. Путина было повышение заработной платы и пенсии.
   После инаугурации В.В. Путин стал выполнять обязательства, данные во время выборов. Пришлось на полную мощность включить печатный станок. Были погашены все задолженности по заработной плате и пенсиям, но денежная масса увеличилась еще недостаточно. Она в 2001 году составляла 18.03 процентов от покрытия товарной массой. Рублевый голод сказывается не только в том, что заработная плата и пенсии выплачиваются с опозданием, но и в том, что у предприятий катастрофически отсутствуют оборотные средства. Денег по-прежнему не хватало. Инфляция съедала то, что производил печатный станок. Но если это систематически происходило, значит это кому-то выгодно?
   Во всех странах (кроме России) инфляцию вызывает избыток денег. Это явление было обнаружено еще в средневековой Испании, где избыток золота вызывал волнообразный рост цен во всей Европе. Было замечено, что с приходом крупного транспорта золота из Америки вначале начинали расти цены на драгоценности, поскольку испанские дворяне, к которым попадало американское золото начинали скупать драгоценности. Видя увеличение спроса на драгоценности, ювелиры поднимали на них цены. На полученные избыточные деньги они начинали расширять свое производство, в связи с чем дорожала недвижимость, росла заработная плата рабочим в ювелирной отрасли. Рабочие начинали покупать больше продуктов питания, в связи с чем на них тоже поднимались цены. Это вызывало приток продуктов питания из других стран Европы, где с ростом спроса также росли и цены. Так инфляция распространялась в Европе.
   Для классической инфляции характерны следующие моменты:
   1. Выпуск бумажных денег, превышающий величину, необходимую для продвижения товаров и услуг по каналам обращения хозяйства;
   2. Появление избыточных денег у населения, ведущее к росту спроса;
   3. Постепенный рост цен на продукты потребления с целью балансирования стоимости товарной массы Валового внутреннего продукта (ВВП) и количества бумажных денег в сфере обращения хозяйства;
   4. "Вымывание" продуктов потребления в силу усиленного их потребления и изымания хитроумными торговцами для продажи при дальнейшем повышении цен с целью получения сверхприбыли;
   5. Появление дефицита, ведущего к росту цен на продукты.
   Таким образом, классическая инфляция является естественной запаздывающей функцией неоправданно завышенного выпуска бумажных денег, стремящейся установить баланс между их возросшим количеством и денежной стоимостью ВВП путем запаздывающего роста цен.
   Классическое рыночное народное хозяйства подвержено естественной запаздывающей дефляции, заключающееся в том, что, если Центральный банк, эмиссирующий денежную массу, примет решение о ее сокращении, то сократятся и денежные средства на руках у населения, в результате чего снизится спрос и потребление продуктов, а цены на них соответственно со временем снизятся, чтобы естественно привести в соответствие пониженную денежную массу с денежной стоимостью ВВП.
   В России денег не хватает, их количество покрывает чуть более третьей части товарной массы, уровень монетизации, равный отношению денежной массы к величине ВВП, равняется 40.18 процента, а в 1992 году составлял 39.31 процента и затем упал до 13.93 процента в 1995 году (в СССР, как развитой стране, уровень монетизации составлял 89.06 процента - как в Великобритании). Соответственно падали и реальные доходы трудящихся, которые по полгода не получали заработную плату (пособия инвалидам и детям задерживалось годами из-за нехватки денег). Как отмечает бывший министр экономического развития профессор Высшей школы экономики Е.Г. Ясин: "Все же инфляционного давления со стороны доходов в России практически не было".
   Кстати, профессор Е.Г. Ясин на пресс-конференции 16 ноября 2004 года обратил внимание журналистов на одну особенность российской экономики: в конце 2004 года Центральный банк и Минфин произвели сжатие денежной массы, что должно было вызвать снижение инфляции, а инфляция наоборот выросла. Е.Г. Ясин пытался объяснить эту аномалию тем, что в банках тогда имелося 320 миллиардов свободных денег и можно было получить кредит, правда под довольно высокий процент, поскольку предоставление кредитов в России сейчас связано с высокими рисками. Но дело в том, что кредиты берут только предприниматели и тратят их на развитие своего дела, что должно было бы привести к росту производства продуктов потребления и, соответственно, снижению инфляции. Население страны в банках на приобретение продуктов потребления кредиты не берет и, следовательно, инфляция не должна увеличиваться. А она увеличилась вопреки всем классическим экономическим законам.
   Между тем темпы инфляции у нас недопустимо велики, особенно на продукты первой необходимости повседневно потребляемые беднейшими слоями населения. Происходит это потому, что страна чрезвычайно сильно коррумпирована, и, в частности, торговая деятельность поставлена под контроль организованной преступности, которая руководствуется в своих поборах официальной информацией о росте заработной платы и пенсии. Трудовые и социальные отношения у нас регулируются постановлениями правительства, указами президента и законами Государственной думы. Причем изменения в начислении заработной платы и пенсий объявляются заранее (примерно за месяц до предстоящего события). Как только объявляется о предстоящем повышении заработной платы или пенсий, организованная преступность уведомляет торговлю о том, что начиная с этого момента соответственно возрастает и "оплата крыши". В связи с этим торговые работники немедленно начинают увеличивать цены. Причем увеличиваются как розничные, так и оптовые цены, и розничные растут более быстро, так как они должны компенсировать и рост оптовых цен, и увеличение "оплаты крыши". Цены повышают больше объявленной компенсации с целью получения торговцами сверхприбыли.
   Кстати, небывалое явление роста инфляции при сжатии денежной массы, отмеченное профессором Г.Е. Ясиным было связано с объявлением в конце 2004 года о повышении пенсии за счет монетизации льгот (ФЗ 122), которое торговые работники конечно же попытались изъять в свою пользу. Странно, что ученые-экономисты долго не обращали внимания на опережающий характер инфляции по сравнению с моментом роста денежных средств населения - население с самого начала реформ обратило на это внимание. И вот уже первый заместитель директора Института экономики РАН Дмитрий Сорокин считает: "У нас никакие законы рынка не действуют. Цены диктуют монополии. Почувствовали, что у населения поднялась платежеспособность, и тут же воспользовались моментом."
   А между тем трудящиеся еще месяц будут получать прежнюю заработную плату, а пенсионеры прежнюю пенсию. Да еще увеличенную заработную плату и пенсию потенциальные покупатели получат в конце месяца. Так что им предстоит два месяца получать деньги в прежнем количестве, а покупать продукты по возросшим ценам. И трудящиеся не только государственных, но и частных предприятий начинают требовать увеличения заработной платы. Руководство предприятиями идет им навстречу и увеличивает заработную плату. А откуда брать на нее средства? Прежде всего возрастают тарифы на электричество, тепло и воду. Рост тарифов на электричество означает рост цены на алюминий и высококачественную сталь, которые выплавляются электрическим способом. А это вызывает рост цен на продукцию, содержащую металлические детали. И вот раскручивается второй виток инфляции, правда, не такой обширный как первый. Так раскручивается инфляция в России, несмотря на то, что денежной массы для нормальной финансовой деятельности катастрофически не хватает, и она составляет в настоящее время только 38.4 процентов от ВВП. А в 1996 году она составляла только 14.45 процента, в то время как в развитых странах она составляет от 60 до 110 процентов (в Чехии около 80, в Великобритании - 98, в США - 112 (!).
   В том заключается секрет государственного процветания, что одно государство (США) средства платежа печатает (себестоимость сто долларовой купюры 10 центов) и предоставляет их под процент. А второе государство (Россия) под разными предлогами не печатает, а заимствует их, расплачиваясь за аренду бумаги и цифр в компьютерах баз данных МВФ, ВБРР и других зарубежных банков золотом, нефтью, газом, лесом.
   Алгоритм этот не спрятан под замком в бронированных сейфах ЦРУ. Он изложен открытым текстом в Библии, в книге "Второзаконие": "И будешь давать в займы многим народам, а сам не будешь брать взаймы. И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут". Реализация этой концепции позволяет так называемым "развитым" странам получать с развивающихся в качестве возврата и процентов выплат в среднем 200 миллионов долларов в день, предоставляя кредитов и иных выплат в среднем лишь на 100 миллионов долларов. Разница в 100 миллионов долларов в день и является источником их процветания. Отметим, что, начиная с 1992 года Россия получила в долг порядка 75 миллиардов долларов, а выплатила порядка 85 миллиардов, причем долг зарубежным кредиторам не уменьшился, а возрос с 96 миллиардов, доставшихся от СССР, до 158 миллиардов в 1999 году (пик долга, с 2000 года он стал уменьшаться за счет выплаты его части. И в этом тоже одна из причин высокой инфляции в России.
   Из-за роста цен уже в марте 1992 года возник кризис наличности, несмотря на выпуск новых купюр достоинством в двести, пятьсот и тысячу рублей. Десятки миллионов людей не могли во время получить заработную плату, пенсию, пособия и стипендии, покупательная способность которых за время задержки снижалась в два-три раза. На некоторых предприятиях стали выдавать заработную плату производимой продукцией. При этом специальным указом была объявлена полная свобода торговли: граждане могли продавать что угодно и где угодно, и по каким угодно ценам. Понятие спекуляции исключалось из списка уголовных правонарушений. Были отменены ограничения внешней торговли, к ней допускался частник.
   Результаты 1992 года выявили страности российской инфляцией:
   1. Дефицит денег, превышающий половину величины, необходимой для продвижения товаров и услуг по каналам обращения хозяйства;
   2. Устойчивое отсутствие денег у населения из-за полугодовых задержек зарплат и пенсий, ведущее к пониженному спросу и потреблению продуктов, которые у торговцев приходили в негодность и уничтожались;
   3. Скачкообразный рост цен на продукты потребления после каждого объявления правительства о повышении заработной платы и пенсии;
   Таким образом, русская инфляция является искусственной опережающей функцией проведения социальных мероприятий, призванных скомпенсировать разрушающее влияние роста цен на ухудшение условий жизни народа. А вот опережающей дефляции, да и вообще дефляции в народном хозяйстве России замечено не было (не следует путать дефляцию с сезонным понижением цен, которое с изменением величины денежных агрегатов никак не связано).
   Странная какая-то инфляция, далеко не классическая. По-видимому, более строго необходимо говорить не об инфляции в России, а о росте стоимости жизни, также определяемой ростом цен, в данном случае при катастрофическом незаполнении каналов обращения народного хозяйства денежными агрегатами. Однако в развитых странах роста стоимости жизни не наблюдается в связи с тем, что рост заработной платы из-за роста производительности труда превышает инфляцию, и для того, чтобы сравнивать нашу экономику с экономикой развитых стран приходится пользоваться характеристикой так называемой российской инфляции.
   Кто оказывается в выигрыше от инфляции? Торговцы и организованная преступность. Поскольку у торговцев всегда имеется некоторый запас товаров, то повышая цены они получают с продажи этого запаса сверх прибыль, частью которой делятся с организованной преступностью. Кто страдает от этого? Непосредственно производители и пенсионеры, зарплата и пенсия которых в новом начисление выдается им только через два месяца после объявления о повышении, а покупать продукты по повысившимся ценам они должны с момента объявления. Да к тому же повышение цен на продукты, как правило, заметно опережает повышение заработной платы. Так, в 1992 году среднемесячная заработная плата возросла в 10.9 раз (а с учетом двухмесячного отставания - в 9.1 раз, причем с середины года заработную плату на многих производствах вообще перестали выдавать и систематически задерживали на полгода, а то и год), а цены на продукты питания за год выросли в 26.1 раз. В 1993 году это соотношение составляло 9.8 (8.8) и 9.4, в 1994 году - 3.8 (3.1) и 3.2, в 1995 году - 2.1 (1.8) и 2.3, в 1996 году - 1.7 (1.4) и 1.2, в 1997 году - 1.2 (1.0) и 1.1, в 1998 году - 1.1 (1.0) и 1.8, в 1999 году - 1.4 (1.2) и 1.4.
   Зная величину торгового оборота по годам, не трудно подсчитать, какие деньги были заработаны на инфляции. Да их можно и не подсчитывать, потому что деньги эти обращаются в доллары и хранятся с стеклянных или зарубежных банках. По данным Центрального банка, у населения России имеется порядка 45 миллиардов долларов, по данным Всемирного банка - от 75 до 150 миллиардов долларов, из которых только 30 миллиардов (то есть столько же, сколько составлял тогда государственный бюджет, и чуть ли не в два раза больше рублевой массы (!) находятся в обращении в теневом секторе экономики (это несмотря на закон, запрещающий обращение иностранной валюты на территории страны и разрешающий только ее накопление(?!). По данным Интерпола россияне в банках зарубежных стран хранят доллары на сумму порядка 300 миллиардов (!). И это в то время как министерство финансов страны ежегодно клянчило у МВФ и ВБРР по несколько миллиардов долларов, чтобы покрывать свои издержки на обслуживание иностранного долга.
   Последний скачок цен в 2007 году только подтвердил особенность российской инфляции. Все было так хорошо! Инфляция из четырехзначной превратилась в однозначную. И только С.В. Миронов, пугая правительство ростом цен в конце года, рекомендовал контролировать рост цен на товары первой необходимости и возродить государственную закупку сельсхоз продукции с целью интервенции ее при первых же признаках роста цен. Но кое-кто из правительства объяснил ему "на пальцах", что у нас рыночное хозяйство и государству лучше не вмешиваться в стихию рынка. А то "мало не покажется!" А тут еще хорошее осеннее снижение цен на овощи. И вдруг в сентябре произошел обвальный скачок цен на продовольственные товары. Подсолнечное масло подорожало кое-где чуть ли не на 100 процентов. Молоко подорожало на 20 - 30 процентов, сыры подорожали на 60 - 90 процентов. Почему такая разница? Все очень просто. Комбинат реализует непосредственно в торговой сети молоко, восстановленное из сухого экстракта. И, воспользовавшись ростом мировых цен на сухой экстракт на 10 процентов, он повысил оптовую цену на 15 процентов, еще на 15 процентов повысила отпускную цену торговое предприятие - вот вам 30 процентов повышения цены молока. Сыры делать из экстракта нельзя - необходимо свежее молоко. Не имея собственных служб по закупке сырья, комбинат покупает молоко не у производителей а у посредника - крупного оптового общества с ограниченной ответственностью, которое, в свою очередь, также закупает молоко у других мелких собирающих обществ с ограниченной ответственностью, и так далее. И каждый делает "накрутку" на прибыль, так что в результате сыры подорожали на 90 процентов. На лицо сговор локальных монополий.
   А вот мнение петербургского политолога В. Островского: "Наши крупные торговцы и оптовики... стали задирать цены выше мировых. Причем, произошло это в канун выборов, когда обычно повышаются пенсии и различные социальные выплаты. Естественно, эти деньги нужно вытянуть из карманов людей! А вслед за крупными магазинами потянулись и мелкие". В одном он не прав: пенсии стали повышать в октябре, а скачок цен произошел в сентябре. Причем, о повышении пенсии напомнил М. Зурабов перед своим уходом, и тот час же начался рост цен. И целый месяц бедные пенсионеры (это относится и к бюджетникам), еще не получившие от правительства частичную компенсацию инфляции вынуждены были отдавать эту частичную компенсацию торговцам. Теперь становится понятным, почему после прекращения раздачи государственной собственности у нас появляются новые олигархи. При Б.Н. Ельцине сырьевых олигархов было только 4. При В.В. Путине прибавилось еще 49 продавцов продуктов - их плодит опережающая инфляция. У людей не только отбирают частичную компенсацию инфляции, но еще месяц до получения этой частичной компенсации они уже переплачивают за продукты. Очень похоже на сговор. Не потому ли пенсионеры и бюджетники не чувствуют частичной компенсационной прибавки?
   На этот вопрос отвечает заместитель председателя Комитета Государственной думы по труду и социальной политике Олег Шеин:
   - Никакого сговора нет. Просто текущий рост цен опережает рост пенсий (?!!). По прогнозам экспертов, индекс потребительских цен на товары и услуги к концу 2007 г. составит 20 - 25 процентов. Только расходы на транспорт у населения выросли почти на 50 процентов, оплату ЖКХ - на 20 процентов, не говоря о продуктах, цены на которые взлетели астрономически. При этом официальная инфляция каким-то чудом (?!) укладывается в 9 процентов годовых, а именно исходя из этого показателя и идёт индексирование пенсий. За весь период пенсионной реформы лишь в 2005 г. государство однажды реально подняло пенсию, опережая рост цен, - во время массовых выступлении пенсионеров против отмены льгот. В следующем году государство намерено проиндексировать пенсии на 18 процентов. Но это снова будет топтанием на месте". И число олигархов будет расти, как и превышение числа умерших над родившимися.
   Цена молока достигла мирового уровня. Так в Финляндии литр молока стоит 65 центов, но средняя пенсия в Финляндии составляет 1200 евро, а средняя пенсия в России - 80 евро, отличие - в 15 раз!
   Причем цены на товары для бедных растут быстрее, чем на товары для богатых, о чем свидетельствует рост стоимости минимальной потребительской корзины по сравнению с инфляцией. Как замечает профессор Е.Г. Ясин: "Всегда и везде основное бремя инфляционного налога несут беднейшие слои населения. Нельзя вновь не вспомнить в этой связи высказывание Ф. Кардозо - президента Бразилии, который добился снижения инфляции в своей стране летом 1994 г. только за один месяц с 50 до 1 процента: "Если бы я был дьяволом и хотел изобрести налог на бедных, я бы не придумал ничего лучшего, чем инфляция".
   Всплеск инфляции в сентябре 2007 года чрезвычайно отчетливо осознается населением России и может иметь существенные социальные последствия. По данным опроса ВЦИОМ, в октябре число граждан, склонных оценивать инфляцию в России как "высокую", выросло с 52 до 82 процентов. В связи со скачком цен в сентябре началось возмущение населения, демонстрации протестующих, на которых пенсионеры стучали ложками по пустым кастрюлькам, и президент поручил правительству принять меры по обузданию цен. Но как? И тогда новое правительство вспомнило, что старое правительство уже сталкивалось с этой проблемой год тому назад, когда топливные компании, сговорившись между собой, вдруг все разом повысили цены на бензин на 2-3 рубля по всей России. Старое правительство тогда пригрозило им смешным при их доходах штрафом за монопольную политику, и заставило подписать соглашение на год заморозить новые цены взамен на налоговые послабления. Однако продавцы бензина сменили тактику, и вместо скачка цен стали увеличивать цены на бензин ежемесячно на 10 копеек. А с 1 января, когда кончится срок соглашения, снова прогнозируется скачок цены на 3-5 рублей.
   24 октября в Москве крупнейшие компании производителей и торговые сети подписали с правительством соглашение о замораживании до нового года цен на некоторые "социально значимые продукты". Но мелкие торговцы в соглашении не участвуют и продолжают взвинчивать цены, а крупные сети, теряя прибыль, стали сокращать продажу "социально значимых продуктов", на что население ответило массовой их скупкой, так что небольшое количество этих товаров раскупается за несколько часов. В Россию вернулся дефицит, о котором успели забыть.
   А как в других странах борются с инфляцией? Почему при резком росте импортных цен на зерно и экстракт молока, внутренние цены остались без изменения? В чем секрет? Как обуздали там рост цен?
   Секрета нет вот уже 75 лет. В 1934 году выдающийся политик Франклин Делано Рузвельт провел через Сенат США нормативный акт "Закон о контроле за повышением цен", в котором впервые в истории мировой экономики ввел фундаментальную экономическую характеристику - законодательно ограниченный потолок роста цен, и создал новую государственную организацию "Федеральное бюро по контролю за повышением цен". Это мощная организация, по влиянию не уступающая налоговой полиции, собрав соответствующие факты, передает дела на недобросовестных торговцев в суд, который принимает решение о мере пресечения их деятельности. Последствия "Великой депрессии" были ликвидированы к концу тридцатых годов прошлого века, но "Федеральное бюро по контролю за повышением цен" существует до сих пор. В 2005 году инфляция в США составляла только 3 процента. Откройте любой американский учебник по экономике и в нем вы прочитаете, что для того, чтобы иметь прибыль и глубину маневра при добросовестной конкуренции, рост цены продукта должна быть ниже законодательного потолка цен - иначе ваши конкуренты вас вытеснят с рынка.
   Попытки устанавливать цены на продукты "сверху" были ещё во времена Римской империи. Император Диоклетиан в 301 году обнародовал эдикт, установивший предельные цены на товары первой необходимости. Однако указ привёл лишь к резкому росту спекуляции. А результат неудачи был предопределен тем, что, выпустив эдикт, император не побеспокоился об органе, который бы отслеживал его выполнение.
   С этой же проблемой столкнулся Шарль де Голль после Второй мировой войны и создал по примеру Ф.Д. Рузвельта "Институт цен" с теми функциями, что и "Федеральное бюро по контролю за повышением цен".
   С инфляцией можно справиться просто и весь опыт либерализации цен свидетельствует об этом. Необходимо только желание проводить реформы не за счет народа, а для народа. В.В. Путин заботился о трудящихся, его беспоколо их обнищание. По-видимому, находясь на работе в Германии, он познакомился сосновополагающей работой Л. Эрхарда "Благосостояние для всех" и уловил ее основной тезис, что для процветания рынка покупатель на нем должен быть "королем", то есть иметь свободные средства. Но покупатель должен сам отдавать свои свободные средства за то, что ему нравится. А если все средства у него изымаются только на часть необходимых для жизнедеятельности продуктов, то они уже никак не свободные и процветания не получится.
   Впервые с такой проблемой столкнулся Л. Эрхард при проведении финансово-экономической реформы 1948 года. Вернее он ясно предвидел возможность ее появления и предпринял действенные меры, добившись принятия жесткого "Закона против произвольного завышения цен". В результате цены выросли не в 2-4 раза, как предрекали его критики, а всего лишь на несколько процентов, и инфляция резко упала примерно до такого же уровня. Причем в той же пропорции с небольшим опережением выросла и заработная плата, которая росла, в основном, за счет повышения производительности труда, увеличившейся за пол года на одну треть.
   В результате такой политики правительств развитых стран в конце 2006 года месячная инфляция в Италии составила 0.1 процента, во Франции ее не было вообще. В Канаде и Японии вообще была зафиксирована дефляция.
   Заметьте, речь идет не о контроле и управлении ценами, против чего так активно протестует директор Института экономики переходного периода, разработчик теоретических основ макроэкономической политики перехода к рыночным отношениям, а также первый руководитель реализации программы социально-экономических реформ в России Е.Т. Гайдар. Может быть я недостаточно знаком с его научными работами, но в них я понятия "Законодательно ограниченный потолок роста цен" не встречал. Наши идеологи реформ хотели бы, чтобы государство вообще удалилось с рынка, как это было при диком капитализме времен Карла Маркса. Но такого рынка нигде (кроме стран СНГ) уже нет. В развитых странах государство диктует торговцу на рынке как ему себя вести, чтобы, оказывая торговые услуги, получать разумную прибыль и не заставлять население голодать и умирать. Наши реформаторы, объявившие себя "истинными" последователями монетариста М. Фридмена, постарались забыть об опыте Ф.Д. Рузвельта и попытались вообще удалить государство с рынка. Но ведь лауреат Нобелевской премии в области экономики М. Фридмен в своем капитальном труде "Основы монетаризма" говорит не об уходе государства с рынка, а об ослаблении его влияния там, где оно препятствует развитию рынка. А наши либералы самые либеральные - они либеральнее даже отца современного либерализма М. Фридмена. Я думаю, они озабочены не ростом благосостояния для населения страны и его увеличением, а увеличением числа олигархов, которые их подпитывают.
   Тем более, что опыт обуздания роста цен им прекрасно известен. Председатель Либерально-демократической партии России В.В. Жириновский пишет: "Необходимо увеличивать сумму налога перекупщиков, в том числе и сетевых продавцов продуктов питания. Открыть магазины по твёрдым ценам для малоимущих. Контролировать стоимость продуктов, как в Японии: законом устанавливать ценовой максимум. Япония, Франция - капиталистические страны с рыночной экономикой, но нашли способ регулировать цены". Спрашивается, а кто должен осуществлять эту необходимость? Разве нынешний вице-спикер Думы В.Ф. Жириновский за 14 лет заседания в ней не мог проявить законодательную инициативу и выйти с предложением такого закона, а также с предложением создания органа, который бы отслеживал соблюдение такого закона? Почему этот опыт не востребован?
   Немецкий опыт был востребован при либерализации цен в Чехии и частично в Польше. Понимая, что "лицо рынка определяет покупатель (Л. Эрхард)", в этих странах либерализацию предвосхитили подъемом минимальной заработной платы трудящихся до 100 долларов (в Греции, Португалии, Испании минимальная заработная плата была установлена в 500 долларов при отпуске цен). Далее правительства этих стран замораживали рост заработной платы, но вводили компенсацию роста цен малооплачиваемым трудящимся и пенсионерам. В Польше либерализация началась раньше и была недостаточно проработана законодательно, так что за год цены выросли на 565 процентов. А затем была проработана соответствующая законодательная база, и за три года "шоковой терапии" цены выросли в 18 раз, но поскольку до этого заработная плата была увеличена в три-пять раз, население пострадало не так сильно.
   В Чехословакии освобождение цен было осуществлено на год позже, и в значительной мере учитывался польский опыт. За год в стране было разработано и введено жесткое законодательство (в том числе "Закон о необоснованном повышении цен"), которое ограничивало получение сверхприбыли торговцев при росте цен и вводило санкции за необоснованный рост цен с целью получения сверхприбылей. В результате в первом полугодии 1991 года розничные цены выросли только на 50 процентов, а во втором полугодии они увеличивались незначительно, так что в целом за 1991 год цены выросли только на 59 процентов. За время либерализации цены выросли в среднем в 1.8 раз, потому что в Чехии более полно, чем в Польше, был использован немецкий опыт.
   Поэтому первоочередной задачей президента является выпуск "Указа против произвольного завышения цен", который со временем должен заменить разработанный и принятый Государственной Думой "Закон против произвольного завышения цен". Цены можно повышать только после повышения тарифов на энергоносители и не более 10-15 процентов от повышения тарифов - именно такую долю стоимость энергоносителей составляет в затратах на изготовление, продуктов.
   Если такой закон будет, то можно на полную мощность включить печатный станок, чтобы привести денежную массу в более удобное соотношение с товарным покрытием, доведя его как в развитых странах до хотя бы 70 процентов. Сделать это можно безболезненно, введя землю сельскохозяйственных угодий в товарный оборот. Для этого необходимо создать государственный Земельный банк, который бы мог покупать землю и брать ее в заклад под проценты. Такой земли у нас порядка 125 миллионов гектар, а стоит гектар плодородной земли порядка 2-10 тысяч долларов, то есть представляет товар на сумму 750 миллиардов долларов или порядка 20 триллиона рублей. И удвоение, а то и утроение денежной массы при этом условии будет воспринято экономикой безболезненно, а в то же время даст средства для проведения реформы народного хозяйства. И это не бред сумасшедшего, а опыт Великой французской революции.
   Это еще сущая мелочь по сравнению с земельным запасом и лесным фондом в 933 миллиона гектар, на которых находится порядка 80 миллиардов кубических метров древесины, стоимость которой оценивается в 60 триллионов долларов. Если же говорить об обеспечении рубля не золотом и не товарным покрытием, а всем достоянием страны, то оно, по данным ООН, составляет одну треть мирового богатства и оценивается в 300 триллионов долларов, из которого только твердые ископаемые составляют 30 триллионов долларов, жидкие и газообразные энергоносители - 60 триллионов долларов, а в 150 триллионов долларов оценивается земля как географический фактор хозяйственной деятельности, способствующий размещению 2 миллиардов (!!!) людей. При таком богатстве даже увеличение денежной массы на порядок и доведение ее до 100 триллионов рублей не должно вызывать никакой инфляции и предоставит возможность народному хозяйству получить оборотные (текущие) средства для его обновления а заодно и снизить непосильные налоги. Это даст возможность переоснастить народное хозяйство. Сейчас его потенциал используется только наполовину со старой техникой, а, обновив основные фонды, можно будет еще и вдвое повысить производительность труда по сравнению с дорыночными временами. Таким образом, ВВП может быть увеличен в четыре раза в ближайшие пять - семь лет и достигнет величины денежной массы, как в развитых странах.
   Чтобы не касаться более этого вопроса, отметим только одну деталь. Устойчивость рубля гарантируется золотовалютными запасами, которые оцениваются в 400 миллиардов долларов. Причем золота имеется 460 тонн (мировой запас золота составляет порядка 30000 тонн, из них порядка 7830 тонн хранится в форте Нокс, США, и никому не выдаются, в то время как доллары наличные и безналичные, особенно последние, легко отдаются в долг всем желающим, которые могут гарантировать этот долг материальными средствами). Остальной государственный запас хранится в валюте и хитроумные российские финансисты держат эту валюту за рубежом, получая на нее проценты (кстати небольшие, не более 3). Не говоря уже о том, что доллар является "дутой" валютой, которая может в любой момент рухнуть (американцы еще при Ф. Рузвельте отказались разменивать доллары на золото, сейчас продуцирована денежная масса более 30 триллионов наличных (14.3 триллионов) и безналичных (16 триллионов) долларов, а ВВП США составляет только величину порядка 12 триллионов долларов). Не говоря уже о том, что наши доллары могут быть в любой момент арестованы. А в 2003 году мы по долгам заплатили порядка 17 миллиардов долларов. Наши валютные запасы необходимо перевести в евро и вернуть домой. А лучше купить на эти средства золото.
   Как отмечает экономический советник президента А.Н. Илларионов, рекомендуемая МВФ политика "привязывания" курса национальной валюты к доллару ради благородной цели борьбы с инфляцией провалилась везде, где она проводилась. В Мексике в 1994 году она закончилась экономическим кризисом. В 1997 году то же произошло в странах Юго-Восточной Азии - Тайланде, Индонезии, Малайзии, Южной Корее, в августе 1998 года - у нас, в 1999 году - в Бразилии, в 2001 году - в Турции и Аргентине. Справедливости ради, следует признать, что в 1999 году фонд сам признал ошибочность этого подхода. Однако в Турции и Аргентине по инерции была одобрена программа с устаревшим подходом. Один из мифов состоит в том, что доллары, которые дает МВФ или Мировой банк, нам якобы помогают. Но это всего лишь миф. Потому что доллар, который приходит в качестве кредита, наносит нам удар.
   Экономическая наука давно установила: доллары, приходящие из-за рубежа, оказывают повышенное давление на валютный курс национальных денег. В результате этого национальная экономика становится менее конкурентоспособной: экспорт становится меньше, импорт - больше, экономический рост замедляется, безработица растет, долг увеличивается. Нет ни одной страны, где занимаемые доллары приносили бы пользу. В течение трех лет наши программы с МВФ строились на поддержке искусственно завышенного валютного курса. Мы это делали по совету МВФ, программы закончились августовским кризисом 1998 года. Сейчас появилось устойчивое мнение, что доллары МВФ нам не нужны.
   Почему Е. Гайдар и последующие премьеры отказались от накопления золотого запаса, перейдя к накоплению долларов? Обычно отвечают, что, ориентируясь на американские займы, им было проще получать средства в долларах. Это не так. Доллары просто перевозить, а, следовательно, и похищать. Одна тонна золота стоит порядка одного миллиона долларов. А миллион долларов в сто долларовых самых ходовых купюрах весит всего лишь восемь килограмм, что вместе с современным кейсом потянет на десять килограмм. Есть разница между тонной и 10 килограммами? Да, и довольно большая - в сто раз, то есть на два порядка! (Кстати, провести десятикилограммовый кейс через таможню без досмотра можно довольно легко, дав взятку всего лишь в 10000 долларов, и половина утекающих на Запад долларов вывозится именно в кейсах).
   Здесь интересен исторический пример. Белочехи вывозили из Казани бывший царский золотой запас десятью товарными поездами (порядка 500 тонн, чуть больше, чем мы имеем сейчас, в то же время золотой запас США за это время вырос чуть ли не в 10 раз). Три "золотых" поезда красные у них отбили, остальное попало в Чехословакию и в Японию. Приложив некоторые усилия мы бы могли сейчас это золото вернуть. Но золото ведь не доллары. Его в кейсе много не увезешь. Япония, например, предлагала возместить это золото постройкой в Сибири сети атомных электростанций, соглашаясь покупать часть электроэнергии, а большую часть электроэнергии купил бы Китай, испытывающий нужду в энергоносителях.
   Еще в 1999 году валютные запасы страны оценивались в 8.5 миллиардов долларов. Откуда образовалось увеличение их почти в сорок (с учетом стабилизационного фонда) раз? Дело в том, что Россия является одним из мировым экспортером жидких (20 процентов мирового экспорта) и газообразных (30 процентов) энергоносителей, леса (40 процентов), алюминия (8 процентов), стали, алмазов. И за все это платят долларами, часть из которых в виде налогов достается государству. Национальные интересы требуют принятия закона, в соответствии с которым продажа этих жизненно важных Западу продуктов осуществлялась бы только на рубли с платежом не за рубежом, а на территории нашей страны. А вот рубли государство могло бы "продавать" только за золото. Полученное таким образом золото служило бы дополнительным обеспечением устойчивости рубля. Вся беда в том, что выгодные государству мероприятия невыгодны организованной преступности и коррумпированному чиновничеству: золото в кейсах возить неудобно.
   Когда доллар рухнет, а рухнет он неизбежно (ведь это всего на всего всемирный билет МММ), государство потеряет свой валютный запас, но население потеряет больше. Теневая экономика потеряет свои оборотные средства и впадет в комовое состояние, аналогичное состоянию легальной экономики. А ведь в теневой экономике создается половина ВВП, причем именно та половина, которая идет на народное потребление. И тогда Россию ожидает хозяйственный коллапс типа Военного коммунизма в сугубо мирное время. А помогать нам будет некому, поскольку доллара не будет. Как тут не вспомнить жизненный девиз великого Людвига Ван Бетховена, который на "Героической симфонии" начертал: "Человек - помогай себе сам!". Поэтому нам следует принять превентивные меры.
   Во-первых, как уже отмечалось выше следует срочно избавиться от валютного запаса, закупая золото и прекратив продажу алмазов (возместив неустойку де Бирсу, скупившего на корню все наши алмазы).
   Во-вторых, следует начать чеканить золотую десятирублевку (подобно реформе С.Ю. Витте) в достаточном для начального обмена размере. Следует отметить, что цена доллара у нас сейчас искусственно завышена для выкачивания средств у населения в три раза. Реальная стоимость доллара сейчас составляет 9.7 рубля. И если правительство объявит о покупке доллара за золотую десятирублевку, населению это будет выгодно. Далее следует выпускать новую тысяча рублевую ассигнацию, размениваемую на золотые десятирублевки, которую использовать исключительно для обмена на сто долларовую купюру. (Во всех последующих рассуждениях мы будем говорить о рубле, паритетном 0.1 доллара США.) Следует также ужесточить закон о запрещении обращения на территории страны иностранной валюты, которую можно использовать только для хранения и вывоза денежных средств за границу. Только таким образом можно спасти народное хозяйство и наш непутевый народ с долларовой фигой в кармане. А фактически доллары - это аналоги пуль, бомб и снарядов, которые уничтожают наш народ. Особенно четко это проявляется в Чечне, где отставной полковник в форме российской армии за 25 тысяч фальшивых долларов вывозил трех раненных арабских боевиков из района боевых действий. И что-то ничего не слышно, чтобы его судили - отпустили, наверное, за эти же доллары.
   И, в-третьих, необходимо ускорить работу печатного станка. Сегодня в очень многих производственно-технологических и финансово-распределительных цепочках есть энергетика, сырье, оборудование, персонал, рынок потребления, но нет оборотных средств - обычной высококачественной бумаги с нарисованными на ней цифрами, портретами или картинами. Для ее выпуска необходима целлюлоза, краска и немного государственного ума. У нас практически есть все, кроме последнего.
   Высококачественная бумага под названием деньги является обязательной технологической средой в любом процессе производства, такой же, как бензин, комбикорма, цемент и прочее. И денег должно быть столько, сколько требуется по технологии - не больше и не меньше. Кредитно-финансовая система должна выполнять роль карбюратора производственной машины, а не выкачивающего насоса. В этом и только в этом состоит функция властного управления деньгами страны, если мы хотим покончить с курсом разорения страны и перейти к курсу достижения достатка. Деньги должны встать на службу производственно-потребительской системы, согласуясь по массе с ее технологическими потребностями, с численностью населения и с производимой им товарной массой, с простым продуктом. И золото необходимо будет скорее для обозначения стабильности, чем для оборота. Лучшие умы России освоили это еще со времен А. Пушкина ("...как государство богатеет и чем живет, и почему, не нужно золота ему, когда простой продукт имеет").
   А пока кредитно-финансовая система играет роль финансового насоса, выкачивающего из экономики средства посредством ссудного процента, который случалось у нас достигал величины в 200 процентов годовых и сейчас составляет всего лишь только 15 процентов (к примеру в Японии ставка рефинансирования 0.15 процента, то есть в 100 раза ниже (!). Это безумство делалось специально для создания в России банковской системы частных коммерческих банков. При таких условиях банкам выгодно не заниматься инвестиционной деятельностью, а спекулировать на государственных обязательствах. В России благодаря этому возникло порядка 3000 коммерческих банков, большинство из которых рухнуло после дефолта, так что сейчас сохранилось порядка 1400 банков. Эти банки в основном обслуживают министерство налогов и сборов, выдачу заработной платы, а инвестиционную работу практически не ведут, преднамеренно сопровождая выдачу кредитов неудобными для ссудополучателя условиями.
   Между тем, ставка рефинансирования и ссудный процент, под который средства платежа из кредитно-финансовой системы попадают в производственно-потребительскую систему, являются главным параметром управления, генератором, задающим курс на разорение либо достаток. В том случае, если ставка рефинансирования и, следовательно, возникающая из ничего, не обеспеченная товаром, доходность внутри кредитно-финансовой системы превышает рентабельность оборота промышленного капитала внутри существующей промышленно-потребительской системы, промышленность обречена на полное финансовое обнищание и уничтожение за период времени тем более короткий, чем выше это превышение. Это так же натурально определено, как переток жидкости из одного сообщающегося сосуда в другой, какие бы законодательные волны не тщились устраивать на поверхности сосудов некомпетентные, либо вообще заинтересованные в этом лица. Для финансовых институтов при таком преднамеренном перекосе доходностей полностью исключены предпосылки направления ресурсов в экономику, какие бы заклинания по этому поводу ни произносились бы чародеем-правительством.
   Попытка объяснить высокий ссудный процент уровнем инфляции - это просто преднамеренная подмена причины со следствием. Именно к этому нечистоплотному приему прибег хитротупый А.Б. Чубайс, пытаясь что-то противопоставить разумному требованию Ю. Лужкова о снижении ссудного процента хотя бы до 7 процентов годовых. Ему это не выгодно для будущих спекуляций, поскольку основу своего капитала он заложил, спекулируя ГКО при уплате ему 160 процентов годовых. Но это противоречит положению развития народного хозяйства, согласно которому доходы кредитно-финансовой системы должны формироваться в перспективе лишь как часть от дохода в сфере производства.
   Ну как можно брать ссуду под 15 процентов годовых при инфляции 10 процентов, когда поначалу прибыль вообще отсутствует, а потом достигает 15-20 процентов годовых. И это не только у нас, но и во всем мире. Заинтересованные в инвестиционной деятельности банкиры никогда выше десяти ссудный процент не повышают. Поэтому, если государство действительно желает развития народного хозяйства, которое задыхается из-за отсутствия оборотных текущих средств, ему следует ограничить максимальную величину ссудного процента 10-ю пунктами. И если противники этого указывают на противоречие, заключающееся в 20-ти процентной инфляции, которая делает невыгодным занятие ссудным делом, то напомним, что инфляция в нашей стране является искусственно вызванной организованной преступностью и, при принятии действенных мер (в том числе и снижения ссудного процента до величины в 7 процентов) легко может быть сведена к 3 инфляционным процентам.
   Кстати, причины низкой ценовой конкурентоспособности наших недостаточно качественных товаров (не говоря уже о низкокачественных, пригодных только для "внутреннего" употребления") связаны не с затратами производства, а с колоссальной "накруткой" на цену во внепроизводственной сфере через оплату процентов по кредитам и непомерным налогам. Но здесь налоговый "беспредел" вторичен. Ведь наше государство выстроено так, что кредитуется и федеральное правительство, и правительства всех субъектов федерации. Если внимательно изучить их бюджеты, то окажется, что налоговые поступления в большей части идут транзитом на погашение кредитов и процентов по ним, на выплаты процентных доходов в финансовых пирамидах вне сферы созидания. Если убрать из бюджетов эти расходы, то и налоговую систему можно изменить до неузнаваемости. При этом останутся 2-3 налога, достаточные для нужд самого государства и прозрачно понятные каждому.
  
  
  

Народное хозяйство как большая система

  
   Существует два подхода к изучению заинтересовавшего явления или объекта: в первом случае явление или объект изолируется и изучаются его изменение при изменении условий его проявления, во втором случае явление изучается в системе близких явлений или объектов с учетом совокупности всех их проявлений. Второй подход называется системным, он более плодотворен и мы воспользуемся именно им для нашего анализа.
  

Системный подход

  
   По-видимому, одно из самых примечательных явлений, наблюдающихся в современных науках, - это стремление перейти от изучения хорошо организованных, простейших детерминированных объектов к сложным, "плохо организованным", стохастическим, порою целеполагающих системам. Такие системы называют еще сложными (большими) системами не только и не столько потому, что они содержат большое количество элементов, но также и потому, что здесь необходимо учитывать действие очень многих разнородных факторов, задающих различные по своей природе, но тесно взаимодействующие друг с другом процессы. Особенно это изменение характерно для "точных" наук, использующих в качестве рабочего инструмента достижения математики. Однако математика постепенно проникает и в экономику (возникла даже так называемая "эконометрика" - достаточно точная и математизированная наука), которую сейчас тоже можно причислять к точным наукам.
   До начала двадцатого века в точных науках преобладал анализ, стремящийся иметь дело с хорошо организованными простейшими объектами, в которых можно было легко выделить явления или процессы одной природы, зависящие от малого числа переменных. При этом широко использовалась теория множеств для получения необходимых результатов исследования. Результаты такого исследования можно было представить хорошо интерпретируемыми функциональными связями, которым приписывалась роль абсолютных законов. Еще даже середине XX века многие ученные считали, что единственно правильной является методология однофакторного эксперимента. Предполагалось, что исследователь мог с любой степенью точности стабилизировать все независимые переменные (факторы) исследуемого объекта для определения взаимосвязи между двумя выбранными переменными.
   Лишь в начале двадцатого века математическая статистика стала делать первые шаги по изучению сложных, плохо организованных (не в смысле плохих, а в смысле непонятных), стохастических систем, в которых невозможно четко выделить отдельные явления и разделить действия переменных различной природы. Это требовало наряду с использованием давно сложившихся традиционных методологических принципов, которые оказывались малоэффективными, искать новые принципы, новые подходы к решению сложных задач. Среди возникших подходов особенно следует отметить системный подход.
   Системный подход широко применяется в методологиях различных наук. Возник даже феномен противопоставления системного подхода теоретико-множественному подходу, представляя один как обобщение другого, но следует отметить, что и тот, и другой подход методологически являются равноправными и не могут быть рассмотрены один как частный случай другого. И системный подход позволяет исследовать одни свойства объекта, а теоретико-множественный - другие. И в любом исследовании можно пользоваться как одним, так и другим в отдельности, либо даже совместно. Критерием выбора здесь должны служить не столько вкусы исследователя, сколько продуктивность результатов.
   Отличием системного подхода от теоретико-множественного является выделение функциональности исследуемого объекта. Здесь под функциональностью понимается фиксация некоторого ряда результатов на определенный ряд внешних воздействий. Функция системы является важнейшей ее составной частью (отсутствующей у множества), без которой система как таковая не может состояться и вырождается в множество.
   При системном подходе помимо желательного воздействия необходимо фиксировать и результаты нежелательного воздействия окружающей среды, в то время как при теоретико-множественном подходе от нежелательных воздействий исследуемый объект тщательно изолируется. Следовательно, систему нельзя рассматривать изолированно от внешней среды, то есть система не может быть пустой и не может состоять только из одного объекта. И если элемент множества можно рассматривать изолированно ("добавим в множество еще один элемент" или "исключим из множества любой его элемент"), то часть системы всегда должна рассматриваться во взаимодействии (связи) с другими частями и во взаимодействии с окружающей средой. Части системы необходимо изучать во всем многообразии их связей. Связь начинается на выходе одной из связываемых частей и оканчивается на входе другой. По связям могут циркулировать вещественные, энергетические и информационные потоки, причем информационные потоки переносятся слабыми энергетическими или вещественными потоками, которые в данном случае являются их носителями. Возможно, что реальные системы более многообразны, но мы в данный момент представляем их так.
   Части системы в совокупности со связями, определенными на множестве этих частей, определяют как структуру системы. Отметим, что функции системы и ее частей в определение структуры системы не вошли, а вошли только такие части, которые можно характеризовать как объектные, в то время как функции следует отнести к характеристикам этих объектных частей. Следует различать по крайней мере три основные структуры систем: иерархическую, комбинативную и корреляционную. Причем, сложная система может быть на разных этапах исследования представлена различными структурами по мере усложнения исследований.
   Самой простейшей структурой является иерархическая, в которой четко может быть выделено два вида связей: вертикальные связи субординации, то есть связи уровней при декомпозиции, и горизонтальные связи координации, то есть связи частей системы на одном уровне декомпозиции. В этом случае под иерархической системой следует понимать структуру, которая состоит из множества скоординированных и субординированных связями взаимодействующих частей, осуществляющих функции в условиях воздействия окружающей среды.
   Из определения системы следует непосредственно четыре системных принципа. Это упомянутые выше принцип декомпозиции и дуальный ему принцип композиции, которые являются вырождениями более общего принципа неразборчивости теории при наложении на него ограничений учета иерархических взаимосвязей между компонуемыми частями.
   Затем следует рассматривать принцип координации, согласно которому части системы следует располагать и исследовать в порядке развития их от простого к сложному, от абстрактного к конкретному. Координация - согласование функций компонентов системы по горизонтали, в то время как субординация - это согласование функций по вертикали, подчиненность функций одних компонентов другим. Под субординацией понимается и входимость частей низшего иерархического уровня в части высшего иерархического уровня, то есть подчиненность, указывающая на особое место и неодинаковое значение каждой из них в системе. Принцип субординации привел к появлению в системологии принципа агрегирования, который приобретает значение при движении по "иерархической лестнице" структуры системы. Принцип агрегирования заключается в выделении конечной группы факторов, существенных при исследовании только определенного иерархического уровня. При этом все другие факторы на этом этапе не исследуются, не учитываются. Двигаясь по "иерархической лестнице" снизу вверх при исследовании сложной системы, исследователь осуществляет как бы сжатие информации. Вопрос о рациональных уровнях локализации и сжатия информации - это один из основных вопросов построения сложной системы.
   В соответствие с этими рассуждениями можно представить самую большую систему как Вселенную, которая состоит из живой и неживой природы. Живая природа состоит из разумной, квазиразумной и неразумной жизни. Разумная жизнь представлена рядом цивилизаций, среди которых находятся земные цивилизации, состоящие из различных обществ. Общество состоит из населения, географических, геологических и биологических ресурсов, политической, экономической и культурной организации. Нас интересует экономическая организация, каковой является наше хозяйство. Но изучать его мы будем внутри нашего общества.
   Чтобы процесс экономической деятельности народного хозяйства поддерживал жизнь на достаточно удовлетворительном уровне, экономическая система должна быть настроена на обновление орудий и предметов труда, поддержание трудоспособности работающих, заботу о науке, что в благополучных странах имеет место. То есть внимание к четырем перечисленным производительным силам есть. С пятой производительной силой - регенерацией ресурсов и экологической деятельностью дело обстоит часто не так, как с другими производительными силами. Как правило, у природы берут ресурсы безвозмездно, считая, что природа их восстановит. Не редко так и бывает, но отнюдь не всегда. Нужна помощь человека как для сохранения ресурсов природы, так и для борьбы с загрязнениями. Другими словами, пятую производительную силу нужно также поддерживать в удовлетворительном состоянии. Отсюда следует разделение народного хозяйства на его составные части: трудовые ресурсы, географические, геологические и биологические ресурсы, основные фонды и результаты производительного труда. Эти элементы нам и предстоит рассмотреть подробнее.
  

Цели, средства и пути осуществления целей

  
   Прежде чем рассматривать составные части народного хозяйства, предварим их анализ рассмотрением общества, внутри которого существует хозяйство, как составная его часть. Общество тоже является большой целеполагающей системой, находящейся в развитии. К сожалению, сейчас наше общество имеет отрицательный, регрессивный вектор развития: ежегодно вымирает почти на миллион человек больше, чем рождается - этот процесс находится в неустойчивом равновесии и в любой момент может начать лавинообразно развиваться. Причина такого состояния кроется в непонимании руководителями общества проблем, возникших перед обществом, неспособность сформулировать задачи, вытекающие из этих проблем и четко сформулировать достижимые обществом цели, найти средства для достижения этих целей и решения первоочередных задач, наметить пути для их решения.
   Следует отметить, что научно-техническая революция в прошлом веке привела к возникновению и развитию науки поиска. Тривиальная суть этой глубоко математизированной науки сводится к тому, что если целеполагающая система формирует цель достижения некоей точки определенного материального, ментального или культурного пространства, то для осуществления этой цели необходимо выполнение ряда условий.
   Во-первых, должна быть четко сформулирована основная проблема развития сложной целеполагающей системы, с тем, чтобы с помощью сформулированной на следующем этапе цели можно было бы расчленить эту проблему на простые задачи, решение которых способствовало бы достижению цели и снятии этой проблемы последующей новой проблемой. Движение целеполагающей системы не должно прекращаться, так как это будет свидетельствовать о ее конце существования, то есть смерти.
   Во-вторых, цель должна быть точно сформулирована, чтобы допускать только однозначную трактовку, иначе в процессе поиска можно пройти мимо точки выбранной цели и попасть в точку с несколько иными качественными характеристиками, не совсем соответствующими, вернее совсем не соответствующими поставленной цели. У целеполагающей системы не может быть размытых целей, поскольку это затрудняет постановку задач, которые вычленяются из проблемы. А нечетко поставленные задачи практически никогда не удается решить.
   В-третьих, необходимо четко представлять себе откуда мы двигаемся, то есть координаты точки в пространстве, где находится целеполагающая система, для того, чтобы отправляясь в путь по достижению поставленной цели оценить необходимые для этого средства.
   В-четвертых, именно оценка необходимых для достижения намеченной цели средств является содержанием данного этапа развития поиска. Может оказаться так, что в настоящий момент вообще отсутствуют средства для достижения выбранной цели. Тогда следует либо выбрать новую более скромную цель, соответствующую имеющимся средствам, либо приостановить выполнение выбранной цели до момента накопления достаточных средств для ее осуществления. Беда заключается в том, что к тому моменту может измениться проблема, и цель снятия этой изменившейся проблемы потеряет свою актуальность.
   В-пятых, необходимо наметить оптимальный путь достижения цели. Моряки знают, что прямой путь между двумя точками на морской карте не всегда является кратчайшим. Благодаря искривлению морского пространства, путь по дуге иногда занимает меньше времени, чем путь по хорде, соединяющей концы дуги. И если еще учесть и морские течения, то иногда более дальний путь оказывается наиболее быстро проходимым. А время - это деньги, то есть средства, и превышение ресурсов времени приводит к нерациональному перерасходу денежных средств.
   Выше были сформулированы некоторые аксиомы теории поиска, которые должны помочь нам разобраться с путями развития нашего общества и, в частности, его народного хозяйства.
   Во-первых, основная проблема развития нашего общества. Всемирному сообществу, человечеству в XXI веке грозит демографическая, ресурсная, экологическая, и духовная катастрофа. Человечество достигло 6.7 миллиардов человек и удваивается каждые 50 лет. Между тем восстанавливаемые ресурсы планеты Земля способны прокормить только 15 - 20 миллиардов людей и уже сейчас более миллиарда людей жестоко голодает, а более четырех миллиардов людей - питаются неудовлетворительно для того, чтобы нормально развиваться, и только один "золотой миллиард" людей в развитых странах существует нормально, удовлетворяя свои физиологические потребности за счет повышенного потребления восполнимых и невосполнимых ресурсов планеты Земля, транспортировки своих экологических отходов на территории других народов, навязывая им свою стандартизованную культуру потребления и подавляя их самобытную культуру. Но уже сейчас, если все люди начнут потреблять невосполнимые ресурсы планеты Земля так, как их потребляет "золотой миллиард", то этих невосполнимых ресурсов планеты Земля хватит только на 10 лет. В этих условиях некоторые общества деградируют, исчезнут, а их народы, в том числе российские народы могут вымереть. И основная проблема российского общества может быть сформулирована как проблема не только его выживания, сохранения перед лицом непрекращающихся попыток деструктивных сил внутри общества по его уничтожению, но проблема расширенного культурного воспроизводства человеческой подсистемы общества, расширенного культурного воспроизводства его людей. Другими словами, это проблема перехода развития общества к прогрессивному.
   Во-вторых, цель, которую необходимо достичь при снятии этой проблемы. В настоящий момент мы являемся участниками Четвертой мировой "информационно-психической" войны, вернее участниками первого этапа этой войны. На этом этапе развитые страны, где сложилось общество потребления, и население которых образует "золотой миллиард", ставят своей целью превращение России в ресурсную кладовую этих стран, причем для обслуживания их потребностей достаточно население порядка 50 миллионов человек, а две трети нашего населения обречены ими на вымирание. Когда эта цель будет достигнута (по данным ООН в 2050 году россиян останется только 55 миллионов, а философ А.А. Зиновьев считал, что уже через 20 лет русское население сократится до 50 миллионов человек), первый этап Четвертой мировой войны будет окончен и его деструктивный опыт будет использован при уничтожении пяти миллиардов "лишних" людей на Земле. Именно сохранение на Земле "золотого миллиарда" населения и уничтожение пяти с половиной миллиардов "лишних" людей является целью развитых стран, втянувших народы мира в Четвертую мировую "информационно-психическую" войну. И пока первый этап этой войны идет по их сценарию: в России ежегодно умирает чуть ли на миллион людей больше, чем рождается.
   Возможен другой сценарий развития Четвертой мировой войны, при котором достигается цель: российское общество трансформируется в нравственное общество качества жизни с уважительными отношениями, где культурное развитие личности до определенное предела идет в вещественном плане, а затем переходит на духовное совершенствование. И такое развитие может служить достойным примером, использование которого позволит не только не уничтожать пять миллиардов "не лишних" людей, а создать для них условия нормальной жизни. Целью российского общества должна стать в конечном итоге его трансформация в нравственное общество совершщенствования, качества жизни с уважительными отношениями при условии его прохождения через состояние договорного общества потребления.
   В-третьих, отправная точка. В настоящее время российское общество представляет собой феодальное общество сохранения с преобладающими силовыми отношениями, в котором начинают медленно и постепенно формироваться договорные отношения и структуры по обслуживанию этих отношений. Но зарождающиеся демократические институты еще не работают на общество и используются криминализированной властной элитой для достижения своих целей, связанных с личным обогащением. Именно коррумпированная властная элита участвует в уничтожении российского общества.
   В-четвертых, средства для осуществления модернизации общества. Такие средства имеются внутри нашей страны. По оценке Комиссии ООН по земным ресурсам, на территории России сосредоточенно треть мирового богатства, оцениваемого в 330 триллионов долларов или же в 10 квадраллионов рублей. При таких поразительно богатых ресурсах вырабатываемый страной внутренний валовой продукт в 2011 году составил только 54.369 триллиона рублей, то есть "рентабельность" народного хозяйства составила только 0.54 процента. Для сравнения, в США, национальное богатство которых, по данным ООН, составляет только 100 триллионов долларов, ВВП в 2007 году составил 12 триллионов долларов, то есть "рентабельность" их народного хозяйства составляла 12 процентов. Вот какие средства имеются у нас в России, и никакие внешние заимствования нам для решения наших задач не нужны.
   В-пятых, путь достижения поставленной цели. Таким путем является модернизация общества и реструктуризация народного хозяйства применительно к осуществлению оптимального решения задач, вытекающих из осознанной проблемы перехода к расширенному прогрессивному развитию общества, расширенному культурному воспроизводству его людей, инвестиция средств в первую очередь в дело культурного развития каждого человека, а во вторую очередь в дело развития народного хозяйства, как средства культурного развития человека. Современная структура нашего общества соответствует проблеме его политического выживания в борьбе с внешней агрессией и построена на использовании полной занятости населения в народном хозяйстве, управляемом силовыми (феодальными) методами. Внешняя агрессия исчезла, в народное хозяйство пытаются привнести договорные методы, характерные для экономически развивающегося общества потребления, и здесь существующая структура только препятствует решению задач, вытекающих из осознания новой проблемы перехода к прогрессивному развитию общества на основе отношений уважения личности вне зависиомсти от ее происхождения, положения, образования.
   Эти задачи в порядке их приоритетности таковы:
   а) устранение организованной преступности, все данные по которой имеются в силовых ведомствах;
   б)создание новых условий, всецело препятствующих криминализированной элите нарушать законы, что можно осуществить ужесточением наказаний; а поскольку смертная казнь осуждается цивилизованным миром, необходимо широко использовать вечное поселение в глухих, неосвоенных местностях - человек, выступивший против общества, должен знать, что общество не лишит его жизни, но отринет от себя, заставив в одиночку вести борьбу за свое существование;
   в) обеспечение матерям средств для воспитания детей при ведении домашнего хозяйства до совершеннолетия детей и передача части этих средств в накопительный пенсионный фонд для получения пенсии по возрасту, который устанавливается равным окончанию репродуктивного периода - 45 годам;
   г) обеспечение детям средств существования до взросления;
   д)обеспечение начисляемой средней по отраслям заработной платы не ниже трех прожиточных минимумов и максимальной заработной платы в отрасли не выше двух средних заработных плат, установление максимальной заработной платы в общественных организациях не выше максимальной заработной платы в стране;
   е) обеспечение перехода лишних государственных служащих в статус рантье с доходом не ниже прожиточного минимума.
   Вот таковы первоочередные задачи проблемы развития, культурного воспроизводства общества, которые предстоит решать. В свете решения этих задач и рассмотрим трансформацию народного хозяйства, анализ которой начнем с реструктуризации трудовых ресурсов.
  

Реструктуризация народного хозяйства

  
   Теперь на опыте Японского государства становится ясно, что основой любого народного хозяйства служат трудовые ресурсы. Трудовые ресурсы являются частью населения, которое входит составной частью в общество - отсюда можно видеть, как сложны связи в системе, настолько сложны, что множеством в данном случае обойтись невозможно. Как часть населения, трудовые ресурсы связаны с населением до трудоспособного возраста, из которого они черпают свое восполнение, и с населением после трудоспособного возраста, куда переходят по достижению пенсионного возраста. Сами трудовые ресурсы можно поделить на часть, непосредственно активно участвующую в экономической жизни общества (то есть в производстве или распределении и потреблении) и часть, временно или постоянно пассивно участвующую (только в потреблении).
   Все население России составляло в 2011 году 142.9 миллиона человек. Из них моложе трудоспособного возраста было 22.5 миллион человек, в трудоспособном возрасте - 90.0 миллиона человек, старше трудоспособного возраста - 30.4 миллиона человек. Занято в экономике было 69.4 миллиона человек, что вместе с безработными составляло группу экономически активного населения в 75.5 миллиона человек, Еще 14.5 миллиона человек трудоспособного возраста в экономической жизни прямого участия не принимают. Это - инвалиды, домохозяйки на содержании своих мужей, лица без определенного места жительства.
   Самое большое количество самодеятельного населения занято в промышленности. Их количество - 18.6 миллиона человек. Следующая по величине группа - это работники торговли и сферы обслуживания - 18.4 миллиона человек. Затем следуют сельскохозяйственные и лесные работники, количество которых составляло 6.4 миллиона человек, работники образования - 5.9 миллиона человек, транспортники и связисты - 5.4 миллиона человек, работники здравоохранения - 4.7 миллиона человек, чиновники сферы государственного управления - 3.7 миллиона человек (а с учетом регионального и муниципального управления - 6.5 миллиона человек), работники коммунальной сферы и сферы социальных услуг - 2.6 миллиона человек, работники науки - 1.2 миллиона человек, финансовые работники - 0.8 миллиона человек. В прочих отраслях насчитывается еще 2.0 миллиона человек.
   Трудоспособный возраст в России начинается с 16 лет, в виде исключения с разрешения органов социальной опеки можно получить разрешение на работу неполный рабочий день с 14 лет. Но это случай редкий. И хотя 2.0 миллиона детей России не посещают школу, но они и нигде не работают. Детская же беспризорность в России достигает 4 миллионов детей - это в два раза больше, чем было после Второй мировой войны, но тогда беспризорность была фактически ликвидирована в 1948 году благодаря решительным мерам правительства. У нас сейчас беспризорность медленно, но все же растет.
   Рассмотрим динамику развития трудоспособного населения. Еще футуролог С. Лем показал, что период обучения человека будет увеличиваться. Это наблюдается и у нас, где сейчас введена система 11-летнего среднего обучения. К 19-20 годам молодой человек завершит среднее образование и вступит в трудовую жизнь. Примерно пятая часть молодых людей продолжит занятия, предпочитая получить высшее образование, и вступит в трудовую жизнь только в 25 лет. Мы пренебрежем здесь порядка одним процентом молодых людей, которые решатся продлить свое образование в очном отделении аспирантуры, чтобы стать профессиональными ученными. Наконец порядка 5 процентов молодых женщин выйдут замуж и перейдут на обеспечение мужей, выпав из процесса распределения и фактически из процесса активной трудовой деятельности. Порядка одного процента детей в процессе обучения станут инвалидами и тоже выпадут из активной экономической деятельности.
   Если говорить о верхнем пределе возраста трудоспособного населения, то он у нас сейчас 60 лет у мужчин (причем мужчины в среднем до пенсии не доживают) и 55 у женщин. В бытность премьерства В.С. Черномырдина чиновники начали будировать вопрос о переходе на пенсионный возраст с 65 лет, как в некоторых западных странах. Однако 10 процентная реальная безработица и 20 процентная скрытая безработица, оставшаяся в наследство со времен СССР, делает это решение абсурдным, что экономисты к счастью сумели администрации доказать. Что же касается развитых стран, то там активно используется досрочное предоставление пенсий, под что сейчас пытаются подвести законодательную и научную основу. Так, американский футуролог И. Ставинский, исходя из неуклонно растущего процесса роботизации современного производства, пришел к выводу, что уже в начале наступающего века пенсионный возраст в развитых странах придется понизить до 50 лет, иначе это приведет к моральному сдерживанию процесса роботизации, а, следовательно, и быстрому снижению конкурентоспособности товара на мировом рынке.
   С некоторым отставанием такие тенденции начнут проявляться и на отечественном рынке труда. В течение 10 лет по прогнозу Федеральной службы по труду и занятости (ФСТЗ), с рынка труда уйдут до 10 миллионов человек. Ресурсы сократятся с 70 до 60 миллионов человек. Но даже при росте экономики пессимизма специалисты не высказывают.
   - Дефицита трудовых ресурсов нет, есть их нерациональное использование, - считает Максим Топилин, начальник ФСТЗ, главный государственный инспектор труда. - Нам надо сделать выбор между интенсивным путем развития трудовых ресурсов и экстенсивным, то есть привлечением мигрантов (если первая часть его вывода верна, то вторая в корне ошибочна: стоит отъехать на 30 километров от Москвы, где проживает уважаемый начальник ФСТЗ, главный государственный инспектор труда, и в малых поселениях страны можно обнаружить ужасную безработицу, достигающую до 70 процентов). Правда предложения начальника ФСТЗ, главного государственный инспектор труда заслуживают внимания (и мы их в дальнейшем учтем, И.Л.):
   1. Государственное регулирование зарплат - негативный фактор. 15 миллионов работников получают на 30-40 процентов меньше, чем в реальном секторе экономики. Это деформирует выбор вуза и профессии.
   2. Страхование (в том числе пенсионное) может повысить качество рабочих мест. А это в свою очередь будет стимулировать граждан для того, чтобы получать образование на протяжении всей жизни.
   3. Необходимо привлечение инвестиций в человеческий капитал - (чтобы появились новые инженеры, ученые, И.Л.).
   Если предположить что количество населения в ближайшее время резко не уменьшится ниже 140 миллионов человек и распределение его по возрасту резко не изменится, чему предпосылок пока нет, то в трудоспособном возрасте будет насчитывать порядка 90 миллионов человек, 75 из которых могут участвовать в экономической жизни (следует активно вовлекать в производственный процесс инвалидов, поскольку трудовая, а также спортивная и культурная деятельность ведет к их самоутверждению свободной, пусть и не гармонически, но все же развитой личности - японский опыт в этом отношении крайне ценен). Беда в том, что такой мощный потенциал нашему народному хозяйству не нужен!
   Пока прородители человека, образно говоря, прыгали с ветки на ветку, каждый из них срывал ровно столько плодов, сколько ему было необходимо для пропитания. Когда прочеловек спустился с дерева и взял в руки орудие труда - обыкновенную палку, он стал обеспечивать продуктами труда всю свою семью. Так началось разделение труда, и появились люди, которые могли жить за счет других людей и не трудиться сами. В дальнейшем орудия труда стали совершенствоваться, и один человек стал кормить других несколько, которые стали заниматься другим трудом, непосредственно не создающим продукты питания, а направленным на создание других продуктов потребления. Так, например, один сельскохозяйственный рабочий в королевстве Нидерланды способен создавать продукты питания для 43 голландцев. Он бы мог прокормить и 100 голландцев, но не в этом суть дела. Для того, чтобы купить эти продукты, 43 голландца должны тоже где-то работать, например, на фабрике, оснащенной швейными роботами, которая может производить 43 миллиона рубашек в год. Но все население королевства Нидерланды составляет порядка 13.5 миллиона человек, из которых мужчины составляют порядка 6 миллионов человек. Эти 6 миллионов человек, чтобы купить себе еду и одежду, должны где-то работать, и производить они будут столько продуктов, что для потреблять их будет уже миллионов 100 человек. Эти грубые, приблизительные расчеты показывают, что человек, оснащенный современной техникой способен произвести столько продуктов труда, что потребление их станет сложной проблемой.
   В средние века, когда промышленности в современном ее понимании не существовало, ремесленники были организованы в цеха, которые регулировали объем производства изделий, запрещая мастеру иметь подмастерьев и учеников больше необходимого количества, способного создать избыток продуктов их деятельности. Но когда появилась фабрика и современный завод, проблема избыточного труда стала очень остро, и возникла безработица. На рынке труда появилось избыточное предложение рабочей силы. Владельцы предприятий воспользовались этим, чтобы снизить зарплату, но трудящиеся, объединившись в профессиональные союзы, стали бороться за достойную заработную плату. А затем они доросли до понимания необходимости бороться за право на труд, и все социал-демократические партии включили в свои программы обязательным пунктом борьбу за право на труд.
   Когда русские радикальные социал-демократы большевики-коммунисты захватили государственную власть в России и создали новое государство, в конституцию его они включили статью, гарантирующую трудящимся право на труд. Но труд, оснащенный орудиями, по определению является избыточным, и в СССР при всеобщей занятости существовала скрытая безработица, которая достигала 25 процентов в промышленности и порядка 70 процентов в сфере управления. Лишние рабочие и служащие мешали работать производителям, а заработную плату они получали такую же, как и непосредственно производители продуктов.
   Когда к власти в королевстве Швеция пришли социал-демократы, они тоже осуществили концепцию всеобщей занятости, причем осуществили это в законодательном порядке, закрепляющем социальные достижения трудящихся. Результаты не преминули сказаться - народное хозяйство Швеции получило нулевые темпы прироста и бегство национального капитала из страны. Всеобщая занятость превратилась в кошмар, который закреплен законодательно и как во всякой демократической стране так просто устранен быть не может.
   На протяжении последних лет лучшие умы мира ломали голову над тем, как ликвидировать актуальную проблему современности - безработицу. В промышленно развитых странах пытались вводить неполную рабочую неделю или же принудительно сокращали размер рабочего дня. Далеко не всегда это вызывало понимание у самих трудящихся, ибо заработная плата при этом, естественно, не повышалась. В странах с менее развитой экономикой изыскивали возможности для налаживания общественных работ и всякого рода "трудовых батальонов".
   Никто не мог предположить, что главная опасность скрывается в противоположном направлении. Обеспечив работой и куском хлеба всех и каждого, работодатели оказались перед сложной дилеммой: как избежать рецидивов прошлого. А именно: как сделать процесс получения работы и сами условия труда безопасными и комфортными. Между тем, призрак войны труда и капитала, беспокоивший человечество еще сто пятьдесят лет тому назад, снова выбирается на мировую арену. Обеспечение полной тотальной занятости как в национальном, так и в мировом масштабе грозит печальными последствиями: работники неизбежно станут так бедны, что вынуждены будут соглашаться на изнурительные и опасные работы, а в перспективе - могут и вовсе потерять личную экономическую свободу, после чего, как показал Ф.А. Хаек, наступает и политическое рабство. Избежать этой тревожной ситуации можно только в том случае, если влиятельные международные организации (и в первую очередь Международная организация труда при ООН), определяющие ныне трудовую политику, откажутся от восприятия полной занятости как перспективной цели для развития цивилизованного мира.
   Специалисты расходятся во мнениях о том, что такое "полная занятость" в современных условиях. Одни считают, что это "естественный" или "приемлемый" уровень безработицы. Другие более конкретны: постоянное наличие большого числа вакантных мест по сравнению с числом безработных. Безусловным считается одно - должно существовать превышение спроса на рынке труда, а не его равновесие. На сегодня какие-то строгие расчеты в этом вопросе вообще проблематичны. Невозможно вести централизованные переговоры об оплате труда, а также жестко регулировать рост цен и доходы, что необходимо для подавления инфляции в случае постоянного превышения спроса на рабочую силу, сохраняющегося в течение неопределенного времени.
   Существует и другое опасное заблуждение: каким именно путем достигать равновесного положения на рынке труда. В прошлом веке в европейских странах с тоталитарным режимом проблема безработицы просто не существовала, так как все люди обязаны были трудиться. Отголоски этих представлений существуют и сегодня. В демократических государствах сейчас складывается представление, что часть населения должна получать минимальные средства для существования, не претендуя на участие в производственном процессе. Некоторые идеологи полагают, что индустриальное общество не должно уделять внимание людям, не желающим работать - вне зависимости от того, по каким причинам это происходит. Хотя принудительное подавление безработицы чревато вспышками насилия и устойчивым ростом преступности.
   Подобная поляризация мнений характерна и сегодня для самых передовых партий, общественных организаций и политических деятелей. Прогрессивные политики призывают к "мягкому" принуждению к работе. Радикалы же заявляют: пусть работают миллионеры-трудоголики и адвокаты, а мы будем жить на социальные пособия, нигде не работая.
   Футурологи высказывают мнение, что общество движется в направлении, когда два процента населения используя роботов и осуществляя всю работу по найму, смогут создать изобилие продуктов, а девяносто остальные смогут заняться своим самосовершенствованием.
   Американский социолог и футуролог, один из авторов концепции "сверхиндустриальной цивилизации", О. Тоффлер замечает: "В конце 50 и начале 60 годов введение автоматизации на фабриках было встречено предсказаниями массовой безработицы. Доказывая, что полная занятость более невозможна (или даже нежелательна), некоторые экономисты предлагали ввести минимальный гарантированный доход для всех независимо от того, имеют они работу или нет. Страхи 50 и 60 годов исчезали, по мере того как изменялась структура занятости. Во многих странах уменьшалось число рабочих мест в промышленности, но в то же время появились новые рабочие места для служащих и в сфере обслуживания. Сегодня страхи возникли вновь в связи с ростом технологической безработицы, с очень быстрой автоматизацией конторского труда, и не похоже, что спад в сфере занятости служащих будет преодолен вновь.
   Сегодняшний кризис не похож на все предыдущие депрессии. Это не вновь пришедший всеобъемлющий кризис 1933 года. Он проистекает из совершенно других причин, и, если мы хотим бороться с ним, мы должны выявить его отличительные черты. Отличительным в этoм кpизиce является то, что это радикальная реорганизация, а не крах. Это кризис переструктурирования. Если мы не осознаем этого факта и не начнем намечать контуры будущей экономики, то, как мы можем надеяться справиться с нашими проблемами? Мы нуждаемся в новых идеях. Мы говорим о безработице, но мы даже не знаем, какой "работа" будет в новом обществе. В самом деле, ни paбота, ни безработица, если хотите, не являются сегодня такими, какими они были в прошлом.
   Я всегда мысленно делал различие между работой по найму в экономике, основывающейся на обмене, и не оплачиваемой работой, не основывающейся на обмене, - деятельности, которую я, называют "протребление" (presuming) Протребление - это то, что женщины или мужчины делают, когда растят детей... Это то, что женщины или мужчины делают, когда они строят пристройку к дому. Это то, что люди делают, когда они выращивают свои собственные овощи, шьют себе одежду или по своей инициативе работают в больнице. Они производят блага и услуги. Они работают. Но не за плату. Протребление является ключевым фактором в новой экономике" (Конец цитаты, И.Л.).
   Индивидуализм конца позапрошлого века чреват появлением новых различий во взглядах на труд. Если раньше была надежда на то, что с достижением достатка часть трудоспособного населения будет менее настойчивой в поиске работы и предпочтет досуг, то теперь эта иллюзия развеялась. Наоборот, это желание трудиться не иссякает. Ведь наличие новых товаров и услуг делает часть "домашней" работы в развитых странах ненужной. В результате люди обращаются в те отрасли, где наличие рабочих мест и так ограничено. Далее, в ряде стран государство стало более щедро поддерживать тех лиц среднего возраста, которые испытывают проблемы со здоровьем. Таким образом, порог возрастной трудоспособности все более отодвигается, а неизбежный технологический прогресс уже не требует прежнего числа рабочих рук
   Отмечается расширение оппозиции государственному регулированию на рынке труда вообще и в сфере обеспечения работой - в частности. Это, якобы, мешает экономическому росту и подавляет конкуренцию. Возможных перегибов пытались избежать, создавая большее количество рабочих мест, не требующих высокой квалификации, но время показало, что подобный ход - едва ли не более дорогой.
   Государство попробовало иной путь: вместо увеличения спроса на рабочую силу уменьшить ее предложение. Тем самым можно было бы обеспечить ее более справедливое распределение. Каждый бы получил возможность работать часть времени или в определенный период жизни, но не полное время от отрочества до старости. Этот подход считается утопическим, но не невозможным. Беда в том, что гуманитарные и правозащитные организации критикуют такое вмешательство. И вправду: кто кроме самого человека может определить, для чего он работает?
   Более либеральный вариант такого подхода предполагает "полумеры", а имнно: продление периода учебы, расширение возможностей для продолжительного отдыха или вообще предложение пожизненной учебы путем занятий в течение неполного времени. Однако все эти предложения торпедируются одним вопросом: кто будет обеспечивать этих людей, занимающихся всякими интересными делами вне производственной сферы? Предприниматели? Отпадает. Государство? Остается только оно одно - наше родимое государство.
   Возможно, решение состоит в выплате базового минимального дохода всем гражданам без каких-либо условий, финансируемого за счет налогообложения. Наше правительство сейчас вряд ли может решиться на столь смелый шаг, хотя безоговорочно отбрасывать его тоже не стоит.
   В этих условиях наиболее разумным представляется полный или частичный отказ от многих химер, в том числе и от принципа полной трудовой занятости. Полная трудовая занятость не означает, что трудовой процесс происходит непрерывно. Люди неизбежно тратят время на поиск нового рабочего места, если старое их не устраивает. Они уходят, но трудовой процесс не прерывается, и как ни странно, в некоторых случаях он только улучшается от уменьшения избытка рабочих рук, которые только путаются под ногами. Так может быть этим избыточным рабочим рукам действительно дать минимальный доход, чтобы они сидели дома и не путались под ногами, а, например, достойно воспитывали своих детей? Может быть, в этих условиях им захочется иметь еще детей, если только государство будет помогать им содержать и воспитывать их детей?
   Если же мы собираемся способствовать формированию договорного общества потребления, которое затем намериваемся трансформировать в уважительное общество совершенствования, то нам следует перейти к более современной концепции "Неполной трудовой занятости населения". Эта концепция предполагает, что государство берет на себя обязанность социального обеспечения части населения, преднамеренно исключенного из производственного процесса. Причем государство поддерживает производственный процесс не только средств производства, предметов и услуг потребления, но и процесс производства человека. С одной стороны человек - венец природы и обществу необходимо способствовать его воспроизводству и совершенствованию, а с другой стороны человек -это технологический элемент среды производства, и его в этой среде должно быть ровно столько, чтобы используемая в среде производства технология была оптимальной с точки зрения требований минимизации затрат.
   В этом случае необходимо кардинально изменить структуру занятости населения. Эту структуру, исходя из предположения, что часть экономически активного населения стабилизируется на уровне 75 миллионов человек (с учетом рассмотрения воспитательного процесса детей как производства членов общества, за что государство будет платить матерям заработную плату), можно представить в следующем виде.
   Для повышения рождаемости первой группой экономически активного населения в 20 миллионов человек должны стать матери-воспитательницы, которым государство будет платить заработную плату за воспитание детей в размере четырех пятых от прожиточного минимума, принятого нами в 8000 рублей, а одну пятую прожиточного минимума переводить на именной накопительный счет в пенсионном фонде, проценты с которого будут использованы для выплаты пенсии воспитательнице по достижению ею возраста выхода на пенсию в момент окончания ее репродуктивного периода, то есть с 45 лет. Причем при рождении первого ребенка его мать будет получать ежемесячное вспомоществование в размере четверти прожиточного минимума, из которого пятая часть также будет перечисляться на ее именной накопительный счет в пенсионном фонде. Кроме того, государство будет осуществлять разовые прогрессивно возрастающие вспомоществования при рождении каждого ребенка, как это делается, например, в Израиле. За рождение первого ребенка единовременное пособие будет составлять 100 тысяч рублей, за каждого последуещего 300 тысяч.
   Но этого мало для того, чтобы женщина решилась рожать, поскольку ей необходима жилая площадь, где она будет растить своего ребенка. Поэтому каждой женщине, первый раз официально вышедшей замуж, государство в момент регистрации брака должно вручать ключи от однокомнатной квартиры, за которую оно (государство) внесет первый взнос в размере 30 процентов от стоимости, а остальные 70 процентов стоимости женщина будет выплачивать в течение 30 лет (выплаты можно вычитать из заработной платы матери-воспитательницы, чтобы не утруждать ее лишними заботами по оплате). Эта квартира выдается не семье, а женщине, первоначально вступающей в брак, муж которой при возможном разводе лишается права проживания в этой квартире и принудительно выселяется из нее без предоставления ему жилой площади для проживания (кстати, государственное строительство, как и в "Азиатских тиграх", может стать той палочкой-выручалочкой, которая позволит быстро постиндустриализировать народное хозяйство страны). Но все же подобные условия не могут решить даже проблему замещающего воспроизводства членов общества, не говоря уже о расширенном воспроизводстве, если каждая женщина-мать будет иметь только одного ребенка, как это принято сейчас. Для расширенного воспроизводства необходимо, чтобы в обществе на 10 матерей приходилось более 22 детей. А чтобы заинтересовать матерей-воспитательниц иметь более детей, необходимо за второго ребенка платить ей ежемесячное вспомоществование в размере половины минимального прожиточного минимума и обменять однокомнатную квартиру на двухкомнатную, за которую государство внесет первый взнос в размере 30 процентов от стоимости, а остальную часть стоимости двухкомнатной квартиры женщина будет выплачивать в течение 30 лет с учетом того, что она успела выплатить за однокомнатную квартиру.
   Естественно, что за третьего ребенка государство обязано платить матери минимальный прожиточный минимум и обменять двухкомнатную квартиру на трехкомнатную на условиях предыдущего обмена.
   Соответственно за четвертого и каждого последующего ребенка государство обязано платить матери ежемесячное вспомоществование в размере полутора прожиточных минимума и расширять количество комнат в квартире таким образом, чтобы на пару однополых детей приходилась одна комната.
   Некоторым это покажется экзотикой, а между тем довольно схожая система существует во Франции, которая четверть века тому назад столкнулась с подобной проблемой вырождения нации. Благодаря принятым радикальным мерам сейчас эта проблема перед французским обществом не стоит, она была снята еще 15 лет тому назад, то есть потребовалось 10 лет, чтобы французские женщины поняли, что рожать и воспитывать детей гораздо выгоднее и приятнее, чем прозябать на работе. Поняли они это сразу, вот только понадобилось десять лет, чтобы они поверили в стабильное желание государства поддерживать развитие общества, а главное в стабильность самого государства. Я думаю, что российские женщины не глупее француженок и за 7-10 лет они тоже сумеют снять эту главную национальную проблему, если государство решит им помогать, а главное, если они поверят в стабильность государства и неизменность решения им помогать. У нас в России слишком часто бюрократами объявлялись замечательные программы развития, а потом они постепенно теми же бюрократами сводились на нет.
   Следует иметь в виду, что домашний труд достаточно тяжел и однообразен, чтобы, посидев с ребенком дома три года, согласиться воспитывать дальше его в домашних условиях, а тем более еще завести второго или третьего ребенка. Матери-воспитательнице необходима социальная помощь, чтобы разнообразить ее труд. И здесь помощь ей должны оказать работники социальной сферы. Возможные годовые затраты на эту группу населения матерей-воспитательниц будут составлять 6730 миллиардов рублей.
   Для экономистов социальная сфера - это отдельная область общественного производства, обеспечивающая полное удовлетворение специфических социальных, культурных и духовных потребностей населения, одновременно это область деятельности работников, занятых предоставлением социальных благ и услуг. Материальная база социальной сферы является одним из основных элементов социальной инфраструктуры государства, но главным элементом этой инфраструктуры являются трудящиеся - социальные работники.
   Стоит напомнить, что профессия эта очень молода, ей нет и 100 лет, но ряды социальных работников продолжают множиться, хотя и не так быстро, как этого хотелось бы. По-видимому, эта профессия обладает характеристиками, которые с одной стороны определяют ее устойчивость из-за таких благ, как свободное расписание, относительно небольшие физические нагрузки, большое разнообразие встреч с различными людьми, а с другой стороны обуславливают ее внутреннюю противоречивость и объясняют бытующее негативное отношение к ней в известной мере из-за низкой оплаты труда, искусственно заниженного социального статуса и отсутствия рекламы и идеологического воздействия.
   Общественное сознание часто связывало с социальной работой представления, которые не соответствуют действительности, но тем не менее, очень живучи в силу однобокости нашего воспитания. Нередко можно слышать мнение, что социальная работа - это светский вариант благотворительности. На самом деле благотворительность и социальную работу объединять только общая альтруистическая установка. По всем прочим основным параметрам - целям, методам и структуре, связанным с особой подготовкой социальных работников, - они существенно отличаются. Социальная работа является качественным скачком в новое общество. Современный социальный работник видит свою задачу в проведении таких мероприятий, чтобы человек, которому он помогает, смог бы в дальнейшем обходиться без социального работника. И делает он это основным критерием своего успеха. Процесс, с помощью которого пытаются этого достигнуть, называют по разному: реабилитация, нормализация, реадаптация. Но главная цель всегда состоит в том, чтобы вернуть "клиенту" способность действовать самостоятельно в данном социальном контексте. Для этого будущих социальных работников учат разбираться в психологии "клиентов", в характере связей человека с семейным и более широким социальным окружением, обучают приемам для развития у своих подопечных самостоятельности и активности.
   Понятие "социальный работник" вошло в обиход в начале ХХ века. Но как самостоятельная профессия оно утвердилось лишь после Второй мировой войны, когда идеи государства всеобщего благосостояния стали выражениями признания права каждого человека на некий минимум достойного существования и превращении государства в гаранта этого права. Однако вскоре выяснилось, что для превращения подобной идеи в жизнь недостаточно хороших законов и выделения соответствующих материальных ресурсов. Нужна также специальная система индивидуальной помощи тем людям, которые по тем или иным причинам не вписывались в современное общество, оказавшись за его бортом. Правительственные циркуляры и государственные ассигнования на социальные нужды должны были найти конкретного адресата, быть тонко подогнаными к запросам живых людей, а иногда и существенно пересмотрены в свете существующей практики. Эту-то функцию и взяли на себя социальные работники. Реабилитация домашней хозяйки заключается в том, что социальный работник избавит ее от трудоемкого процесса приобретения и доставки продуктов питания, уборки дома, сидения с ребенком в вечернее время, которое высвободится для осуществления духовной жизни: посещения театра, студии, посещения друзей. Домохозяйка в этом случае будет чувствовать себя не прикованной к ребенку рабыней, а полноправным членом общества, который после трудового дня имеет возможность культурно отдохнуть. Это же касается и пожилых людей пенсионного возраста, которые и хотели бы продолжить участие в культурной жизни общества, но осуществлять эту функцию им мешает одиночество, отсутствие компаньона или компаньонки, с которыми можно было бы посещать культурные мероприятия.
   Кроме того, в России насчитывается порядка 4 миллионов безнадзорных детей и около 4 миллионов лиц без определенного места жительства. Это позор, что самая богатая в мире страна не может предоставить своим гражданам, которые отдали ей свою молодость или готовы отдать ее на достижение всеобщего блага, минимально достойное существование. И дело упирается не только в средства, которые можно легко найти. Дело упирается в квалифицированные кадры социальных работников. Сейчас их насчитывается около 100 тысяч человек, и сосредоточены они в крупных городах, губернских центрах. А если исходить из допустимой нагрузки одного социального работника семью людьми, требующими социальной помощи, и планируемого количества домохозяек в 20 миллионов человек, количества стариков и инвалидов порядка 40 миллионов человек, а также учесть безнадзорных детей и бомжей, то необходимо обслуживать порядка 68 миллионов человек, то потребуется как минимум 10 миллионов специалистов социальной помощи. Правда, треть работы можно осуществлять по совместительству студентами и желающими подзаработать на второй работе низкооплачиваемыми работниками. В этом случае количество постоянных работников может быть сведено к 6 миллионам человек.
   Исходя из наших целей способствования формирования в конечном итоге уважительного общества совершенствования и культурного выживания, к этой же группе следует отнести работников культуры и искусства, здравоохранения и образования, коммунальных служб - всех тех, кто участвует в создании в ВВП социала в виде услуг. В этом случае группа работников социальной сферы должна насчитывать порядка 20 миллионов человек, но если учесть, что замужние женщины из этой группы, имеющие детей, будут частично переведены в в категорию матерей-воспитательниц, то численность этой группы работников необходимо снизить до 15 миллионов человек. Исходя из средней заработной платы в 25 тысяч рублей, общие затраты на эту группу населения составят 4.5 триллиона рублей в год. Следует учесть, что в этой сфере обслуживания, несомненно, возникнут коммерческие структуры, которые будут платить своим сотрудникам из зарабатываемой прибыли, и расходы государства могут быть уменьшены до 3.33 триллионов рублей в год.
   Следующая по величине группа экономически активного населения - это работники торговли, питания, сферы бытового обслуживания, количество которым может составлять порядка 7 миллионов человек. Они сами заработают себе доход и заплатят государству налоги от своих доходов и от прибыли, что даст порядка 1.029 триллионов поступлений налогов.
   Затем следует группа промышленных работников в количестве также порядка 7 миллионов. Половина из них будет работать на государственных предприятиях, на что потребуется 1.05 триллиона рублей. Вторая половина будет трудиться на частных предприятиях и даст 0.5 триллиона налогов, так что расходы государства могут быть уменьшены на 0.5 триллионов рублей в год.
   Далее следует группа сельскохозяйственных и лесных работников в количестве порядка 7.0 миллиона человек (расходы государства составят 2.1 триллионов рублей в год), группа строительных и дорожных работников в количестве 6.0 миллионов человек (расходы государства составят 1.8 триллионов рублей в год), группа работников транспорта и связи в количестве 5 миллионов человек (расходы государства составят 1.5 триллионов рублей в год), группа работников науки в количестве 1.5 миллиона человек (расходы государства составят 0.45 триллионов рублей в год). А вот количество финансовых работников целесообразно уменьшить до полумиллиона человек, но поскольку они заняты, в основном, на частных и акционированных предприятиях, то рано или поздно их количество оптимизируется до рациональной величины по законам рынка труда (они дадут в доход государства вместе с налогом на прибыль порядка 1.0 триллионов рублей в год).
   Наконец, мы подошли к работникам сферы управления. У последнего русского царя Николая II по переписи 1897 года на 125 миллионов населения приходилось 335 тысяч государственных чиновников, вооруженных деревянными ручками и счетами, и они справлялись со своими обязанностями в мирное время, то есть один чиновник удовлетворительно обслуживал 373 подданых царя. За время правления Б. Ельцина количество чиновников возрасло с 643 тысяч (в последние годы существования СССР, который насчитывал 288 миллионов человек) до 2.9 в конце 1999 года, а с учетом региональных и муниципальных чиновников - до 6.5 миллионов человек, то есть почти в 20 раз при снижении населения России по сравнению с СССР почти в два раза. Причем коррупция по сравнению с последними годами существования СССР возрасла в сотни тысяч раз. Теперь один чиновник, вооруженный, кстати, современным компьютером, стоимость которого превышает 1000 долларов, обслуживает только 22 граждан и делает это крайне неудовлетворительно - время решения вопросов значительно возросло и за это решение, за каждую справку приходится платить дополнительную плату. Так может быть, если мы в десять раз сократим количество чиновников, то в десять раз меньше придется давать взятки? Вопрос далеко не риторический.
   Нам представляется, что количество государственных, региональных и муниципальных чиновников в 700 тысяч человек, оснащенных компьютерами, вполне может справиться со своими обязанностями, если запретить им выдавать справки на твердых носителях, то есть на бумаге. Сейчас чиновники не столько решают вопросы, сколько выдают и подписывают справки, за что и взимают солидную мзду. Фактически каждая электронная база данных информации о гражданах, помещаемая в компьютеры, продублирована 5-7 аналогичными базами данных на твердых бумажных носителях, помещенных в шкафы позади кресла чиновника, и, найдя необходимую информацию в компьютере, чиновник затем вручную проверяет: а продублирована ли эта информация в папке бумажной справкой и, если нет, то восполняет пробел, подобно старушке из Вороньей слободки, которая не верила в электричество и под электрической лампочкой зажигала еще и керосиновую, в результате чего Воронья слободка в конце концов сгорела. Пока "горит" делопроизводство, так как в начале каждого года устаревшая часть этих бумажных баз данных сдается в государственный архив, засоряя его, поскольку приходится хранить 5-7 аналогичных баз данных на бумажных носителях. А это не только засоряет архивы, затрудняя работу с ними, но требует и дополнительных избыточных средств на хранение. Следует под угрозой уголовного преследования запретить выдавать населению и соответственно требовать с него справки на твердом носителе-бумаге - это поможет сэкономить большое количество государственных средств, о чем свидетельствует опыт Эстонии, где эта идея уже осуществлена. Но самое главное - исчезнет возможность брать поборы с населения при выдаче всевозможных справок, что заметно сузит коррупционные возможности государственных служащих и позволит резко сократить их количество (расходы государства составят 0.210 триллионов рублей в год).
   Что же касается прочих государственных служащих, то самую большую группу их представляют военнослужащие, количество которых, как и после Гражданской войны может быть сокращено до полумиллиона, ну в крайнем случае до 700 тысяч человек: 250 тысяч в вооруженных силах, 250 тысяч в МВД и 200 тысяч служащих ФПС, (расходы государства составят 0.21 триллионов рублей в год). Миллион человек будет насчитываться в других мелких отраслях народного хозяйства, не охваченных нашим анализом (расходы государства составят 0.30 триллионов рублей в год), до одного миллиона человек будет доведена группа временно безработных, меняющих рабочее место (расходы государства составят 0.096 триллионов рублей в год, исходя из того, что они будут получать вспомоществование, равное прожиточному минимуму). Общие затраты государственного бюджета на заработную плату составят порядка 15.222 триллиона рублей.
   Таким образом, мы насчитаем 72.4 миллиона человек, а исходная цифра экономически активных людей была принята равной 75 миллионов, что дает разность в 2.6 миллиона человек. Они составят избыток трудовых ресурсов, который может вызвать нежелательное противодействие структурной реорганизации населения. По нашему представлению, такое количество человек может составлять группа рантье, добровольно ушедших с государственной службы, получив за это надел земли. Часть таких людей решит обрабатывать свой надел земли, извлекая из этого средства к существованию. Но большинство их, заложив свой надел в государственном Земельном банке, будут получать ренту не ниже прожиточного минимума. Однако, если такие рантье пожелают вернуться на государственную службу и будут трудоустроены, то они автоматически лишатся своего надела и ренты. Наследоваться рента не будет.
   Рантье и временно безработные будут составлять группу из 4 миллионов человек, исключенных из производственного процесса товаров потребления и средств производства. Если учесть, что первая группа из 25 миллионов женщин-воспитательниц тоже не будет участвовать в этом процессе, поскольку их задачей является "производство людей", то из производственного процесса товаров потребления и средств производства в новой структуре народонаселения будет исключено 29 миллионов человек. Напомним, что в СССР почти четверть рабочих мест в народном хозяйстве относилась к "избыточным", около 32 миллиона человек составляли "излишки рабочей силы". Население современной России в два раза меньше населения СССР в конце его существования, а, следовательно, при неизменной структуре населения на народное хозяйство России пришлось бы 16 миллионов человек излишков рабочей силы. Если учесть, что в России производительность труда снизилась на 1/3, то излишков рабочей силы в народном хозяйстве должно было бы насчитываться 21 миллион человек. Однако в связи с попыткой перехода к рыночному ведению хозяйства появилось 8 миллионов безработных, и, следовательно, можно считать, что сейчас в народном хозяйстве насчитывается 12 миллионов человек излишков рабочей силы, при этом производственные мощности задействованы только на половину и производится ВВП в половину от ВВП СССР. Эти 12 миллионов человек плюс еще 8 миллионов человек из безработных (где женщины составляют 2/3 в структуре безработных) и представляют те женщины, которых надо отправить домой растить детей, выплачивая им за это заработную плату (еще некоторая часть женщин воспитывает детей, находясь на иждивении мужей - им также необходимо платить за это заработную плату, чтобы был стимул рожать детей).
   Таким образом, могут быть реструктуризованы народное хозяйство и трудовые ресурсы страны, исходя из принципа неполной занятости населения, который при нынешней автоматизации и роботизации народного хозяйства является единственно приемлемым.
   Общие затраты на реструктуризацию населения в течение 10 лет составят 109.254 триллиона рублей (или же 3.64 триллиона долларов). Это затраты только на восстановление воспроизводства населения страны.
   В мае - июне 2000 года в Государственной думе состоялись слушания, на которых обсуждалась возможная стоимость восстановительной программы. Там было сказано: "для создания современной производственной базы запуска народного хозяйства потребуется не менее 2 триллионов долларов". То есть 2 триллиона долларов нужны еще не для развития, а лишь для повторного запуска хозяйства - как запускают заглохший и заржавевший двигатель. От этой оценки не слишком сильно отличаются и представления правительства. Министр экономики Г. Греф заявил, что для запуска хозяйства требуется 45 трлн. руб. (1,6 триллиона долларов.) Другими словами, для достижения современной Россией показателей СССР потребуется 5.0 - 5.5 триллиона долларов и 10 лет времени.
  

Обновление орудий и предметов труда

  
   Для обсуждения этого вопроса и его генезиса необходимо вернуться к истории. Россия относительно недавно по историческим меркам стала промышленно-аграрным государством, а до этого тысячу лет была исконно крестьянской страной. Русский крестьянин веками считался отличным земледельцем и воином, и предметы, его окружающие, были нацелены на поддержку этой репутации, то есть тоже были не просто добротными, а качественными и отличными.
   Для земледельца основой труда была земля и тягловый, а также продуктивный скот. Орудием земледельца несколько сот лет была деревянная соха. В VII веке, когда славяне освоили выплавку железа из луговых и болотных руд, соху снабдили металлическим двузубым сошником. Поскольку соха изготовлялась из особо прочного дерева дуба или ели, она использовалась в хозяйстве земледельца очень долго, практически всю его жизнь. Крестьянин запрягал в соху лошадь, пользуясь ременной самодельной сбруей, которая тоже была очень долговечной. Летом он пользовался телегой, колеса которой были "обуты" металлическими шинами, а зимой - санями на металлических полозьях. Этот транспорт менялся раз в 10-15 лет. Урожай он собирал стальным серпом или косой, срок жизни которых тоже был очень велик - они передавались из поколения в поколение.
   Жили крестьяне в деревянных домах под соломенной крышей, оконца которых были затянуты бычьими пузырями. И только у князей и бояр окна в хоромах были из стекла, которое привозили в Россию из Италии. В основном в России изготовлялось только художественное стекло еще со времен Крещения. Хотя первый стекольный завод был построен еще в 1635 году, оконное стекло было дорогим предметом и крестьяне потребляли его редко. В центре дома или же в его левом углу стояла русская кирпичная печь, от которой шли деревянные лавки и полати, а в правом углу стоял деревянный стол, за которым обедала вся многочисленная семья. Такой дом собирался из кондовой ели и способен был простоять 200-300 лет, а если меняли нижние венцы, то и все 400 лет. Посуда в крестьянской семье была глиняная, срок ее жизни был обычно три года, откуда третья годовщина свадьбы в крестьянской семье, сопровождающаяся обычно сменой посуды, называлась глиняной свадьбой. В начале прошлого века у крестьянина стала появляться металлическая посуда, которая сохранялась несколько десятилетий. Князья и бояре ели "с золота" и такая посуда сохранялась веками.
   Носили крестьяне домотканную льняную одежду. В конце позапрошлого века в России стал распространяться ситец - легкая хлопчато-бумажная гладко крашенная или набивная ткань. Верхнюю одежду изготовляли из овчины, обувью служили лапти, плетенные из лыка - тонкой липовой коры. Такая обувь служила недолго - всего несколько месяцев, а вот одежда служила несколько лет.
   Крестьяне первоначально составляли пешее ополчение, каждый воин которого был вооружен коротким топором, иногда мечом, который на Руси изготовлялся с IX века. Изредка ополченец использовал круглый деревянный щит, но чаще всего он был одет в кольчугу, сплетенную из тонких металлических колец, которая не стесняла его движений и давала возможность владеть топором двумя руками. На голове воина был металлический шлем, чаще всего с металлическим выступом на темени - шишаком, который заставлял меч противника скользить вниз к прочной кальчуге, оберегая голову от рассечения.
   Все вооружение изготовлялось русскими кузнецами в кузницах, которые появились у восточных славян еще задолго до того, как они в VI веке пришли на русские равнины. Здесь они обнаружили луговую и болотную руду и стали выплавлять из них железо. Фактически русская кузница за полторы тысячи лет не претерпела изменений. Разве что в XVIII веке древесный уголь заменили на более жаркий и дешевый каменный уголь. И сейчас в кузницах Санкт-Петербурга, где осуществляется современная художественная ковка искуссных изделий, современные мастера способны выковать короткий русский меч. Вот в таких примитивных условиях русские кузнецы нашли способ варки русской стали, холодное оружие из которой по своим боевым качествам превосходило Дамасскую сталь. Затем этот способ изготовления стали был утрачен, а восстановлен только русским инженером П.П. Аносовым в начале XIX века и получил название "Русский булат". Сабли П.П. Аносова изгибались в круг и рубили знаменитые клинки из английской стали.
   Дружина князя или боярина представляла вооруженную конницу. На вооружении дружинников был двуручный обоюдоострый меч и пика. Щиты у конников были прямоугольные с закругленными краями. Русская конница играла основную роль в борьбе с кочевыми народами печенегами и половцами, устраивавшими опустошительные набеги на Русь. В 1036 году князь Ярослав Мудрый нанес печенегам сокрушительное поражение под Киевом, после которого они уже не осмеливались приходить на Русь. Пришедшие в Приднепровье половцы, разгромившие в 1091 году печенегов, стали нападать на Киев. Вначале они наносили поражения благодаря неожиданности и маневренности своей кавалерии, но когда князья организовали легкую кавалерию, способную противостоять им, они изменили тактику: стали неожиданно нападать и мгновенно ускользать при появлении русскиой конницы. Князь Владимир Мономах повелел "обуть" лошадей железными подковами и пришел по весенней распутице на Дон, где половцы выпасали свой скот. Неподкованные кони половцев не могли долго двигаться по весенней распутице. Мономах быстро настиг их и уничтожил. От громадного народа осталась только одна орда хана Сарчака, признавшего свою зависимость от Руси и обещавшего охранять ее юговосточные границы от нападения кочевых народов. После этого лошадей на Руси стали подковывать подковами, которые регулярно по весне заменяли новыми. Так что подкове уже чуть ли не тысячу лет.
   В начале XIII века на Русь пришли монголы. Хорошо организованная конница, спаянная железной дисциплиной, вооруженная саблями, зазубренные края которых наносили жестокие раны и разрубали щиты, поражала разрозненные княжеские дружины. Поначалу сабля не нашла применения у русских воинов. И только казаки, появившиеся на окраинах России в XV веке, по достоинству оценили это легкое и эффективное оружие, которое с XVI века было принято и на вооружение русской армии.
   В XV веке в русской армии появилось огнестрельное оружие - пищали, которыми стали вооружать стрелецкие пешие и конные полки. Каждая пищаль была индивидуальным ремесленным изделием. И только в конце XVII века тульский кузнец Никита Демидов стал изготовлять ружья, все детали которых были взаимозаменяемы. Этими ружьями были вооружены русские гренадеры, которые победили шведов и турок.
   В это время в русской армии появилась мобильная артиллерия на конной тяге, что сделало ее одной из самых сильнейших армий в Европе. Для изготовления такой артиллерии нужны были уже не мастерские и кузницы, а большие заводы. И они были построены на Урале и Алтае.
   В это же время возник и мощный российский флот. Верфи были построены в Архангельске, Петербурге и Воронеже. Сооружение корабля занимало два-три года, затем боевые корабли стали собирать за год. При этом началось быстрое развитие в России мануфактур, производящих чугун, сталь, сукно, полотно - все то, что необходимо было для армии и флота. Двигательной силой на мануфактуре было водяное колесо, поэтому строились они на берегах рек. Так мануфактуры просуществовали полтора века, пока на смену водяному колесу не пришла паровая машина.
   Это переоснащение промышленности было вызвано поражением России в Крымской войне 1854-1856 годов и необходимостью перевооружения армии и флота, который также необходимо было перевести на паровую тягу. В России в то время был только парусный флот, который заложил Петр I еще 150 лет тому назад. Он устарел не только морально, но и физически и русские флотоводцы вынуждены были затопить парусные корабли у входа в Севастопольскую бухту, чтобы не дать возможности войти в нее объединенному англо-французскому паровому флоту. При осаде Севастополя англичане построили узкоколейную железную дорогу, по которой снабжали осаждающую армию, ни в чем не терпевшую недостатка. В то время как русские войска использовали гужевую тягу, которая была малоподъемной. Необходимо было провести реформы в армии и флоте, перевооружить их современным для того времени оружием, а для этого необходимо было переоснастить промышленность.
   В это время в Европе стали распространяться стальные ружья и пушки, а Альфред Крупп предложил даже поставлять их на вооружение русской армии. Но начальник Оружейной фабрики в Златоусте П.М. Обухов освоил научное наследие П.П. Аносова, а собственный опыт обогатил в общении со старыми мастерами литейного дела и стал варить превосходную сталь из магнитного железняка, которого там было предостаточно. В 1857 году П.М. Обухов получил привилегию на изобретение способа массового производства тигельной стали высокого качества. Ружья и пушки, изготовленные из обуховской стали, оказались качественнее крупповских и были приняты на вооружении русской армии. На всемирной выставке в Лондоне (1862 год) стальная пушка П.М. Обухова выдержала без повреждения более 4000 выстрелов (крупповская пушка выдержала около 1000) и была награждена Большой золотой медалью.
   В 1869 году из русской стали начали изготовлять винтовку "Бердан" (в США, купивших эту винтовку, она называлась "русская"). Последняя в 1891 году была заменена 3-х линейной винтовкой С.И. Мосина, которая оправдала себя за почти 60-ти летнюю службу в армии, пройдя две мировые войны, и только в 1947 году быля снята с вооружения, заменена знаменитым автоматом М.Т. Калашникова, который теперь заменяется автоматом "Абакан". Как видим, среднее время существования стрелкового оружия в русской армии составляет порядка пол века.
   В 1863 году под Санкт-Петербургом в пригородном селе Александровском П.М. Обухов стал строить крупнейший в Европе сталелитейный заваод, получивший название "Обуховский". Это был, как принято сейчас говорить, завод нового поколения. И сверлили стволы пушек на этом заводе уже не вручную и не силой текущей воды, а силой пара. На завод пришла новая техника, которая проработала потом чуть ли не сто лет, пока не была заменена машинами с электрическими моторами, которые работают и сейчас (к сожалению! Ибо поменять их нет среддств). В среднем в России машинообрабатывающие заводы меняют свою технику раз в сто лет (в развитых странах - раз в 10-15 лет).
   В 1885 году Г. Даймлер в Германии построил мотоцикл с бензиновым двигателем, а в 1886 году К. Бенц взял патент на автомобиль с бензиновым двигателем. Они объединились и стали выпускать автомобиль "Даймлер-Бенц". В 1890 году появился автомобиль "Панар-Левассор" во Франции. В 1892 году построил автомобиль Г. Форд, в 1903 году основавший компанию "Форд моторс". Поначалу компания выпускала одну марку автомобиля 5-6 лет и для каждой новой марки автомобиля строила новый завод, но когда Г. Форд ввел конвеерную сборку автомобилей, новинку стали выпускать через 2-3 года, быстро перестраивая сборочную динию. Сейчас "Форд Моторс" -крупнейшая автомобильная фирма мира выпускает новый автомобиль чуть ли не ежегодно.
   В России первые автомобили стал выпускать завод "Руссо-Балт" в 1908 году. Первый советский грузовой автомобиль АМО-Ф15 был выпущен уже в 1924 году. В 1932 году в Советском Союзе начался массовый выпуск легковых автомобилей ГАЗ-А на Горьковском автозаводе, построенном по образцу фордовского завода. Массовый легковой автомобиль в СССР появился только в 1970 году с постройкой при помощи итальянской фирмы "Фиат" Волжского автозавода в городе Тольяти. Этот завод имеет несколько сборочных линий и выпускает новые марки автомобилей раз в два-три года. Примерно с такой же частотой появляются и новые самолеты, а вот типы танков, морских военных кораблей и подводных лодок обновляются каждые 10-15 лет, для чего строится новая сборочная линия или новый стапель. Приблизительно такой же период обновления у современного трактора, комбайна, грузового автомобиля, домашней мебели. Для них не строятся новые сборочные линии, а модернизируются старые, которые служат по 40-50 лет.
   В 1895 году А.С. Попов изобрел способ беспроводной радиосвязи и построил первое приемо-передающее устройство, способное связать два удаленных объекта, например, движущиеся корабли. Это был искровой прибор, который просуществовал до конца 20-х годов, когда стали изготовлять радиостанции второго поколения на электровакуумных приборах. В 1948 году в США физики У. Шокли, Б. Брайтон и Дж. Бардин изобрели полупроводниковый прибор, на основе которого в 50-е годы стали производить приемопередающие станции третьего поколения. Четвертое поколение приемопередающих станций появилось в середине 60-х годов на основе полупроводниковых интегральных схем. Сейчас новое поколение приемопередающих станций появляется каждые пять лет.
   Еще в период использования электронновакуумных приборов появились первые электронные вычислительные машины (ЭВМ), которые были буквально монстрами по размеру и занимали залы более чем 100 квадратных метров. Они были ненадежны и работали без отказа всего лишь несколько часов. Причем поиск неисправности в такой ЭВМ и ее устранение иногда длилось дольше, чем время безотказной работы. Эти ЭВМ просуществовали лет десять. Второе поколение ЭВМ на полупроводниковых приборах уже представляло собой всего лишь несколько шкафов, плотно набитых радиодеталями, и работали они без отказа уже несколько дней, после чего текущий плановый ремонт в течение дня позволял запустить их для решения очередной задачи. При построении таких ЭВМ впервые была использована модульная конструкция, когда при отказе ЭВМ локализовался неисправный модуль, который просто заменялся запасным, что требовало несколько минут, а затем осуществляли ремонт неисправного модуля и возвращение его в запас без остановки ЭВМ, котороя работала в режиме прогона для выяснения ближайших возможных отказов. Причем неисправные модули стоимостью менее 100 долларов вообще не ремонтировались, а утилизавались. Такие ЭВМ просуществовали порядка 7-8 лет и были заменены очередным третьим поколением ЭВМ на интегральных схемах. Это поколение жило 5 лет и было заменено четвертым поколением на больших интегральных схемах, которые работали уже на высоких частотах. Вот тут-то и появились бытовые компьютеры, поколения которых меняются каждые три года. И каждые три года меняется их програмное обеспечение, которое стало таким же товарным продуктом, как и металические изделия. Соответственно модернизируются линии по производству компьютеров, либо строятся новые заводы, при этом учитываются все новинки вычислительной техники на основе достижений новых технологий их изготовления.
   Анализ предметов и орудий труда показал, что, если в начале человеческой деятельности длительность их существования представляла столетия, то в настоящее время существуют предметы труда, которые меняются ежегодно, а орудия труда для поддержания их конкурентоспособности рекомендуется менять раз в 5-7 лет. Именно такой политики придерживаются в развитых странах, и это позволяет им добиться высокой конкурентоспособности своих изделий на мировых рынках и относительно "полной" занятости населения, при которой безработица составляет всего лишь несколько процентов. Между тем такая политика в известной мере расточительна, что становится ясно особенно сейчас с появлением роботизации промышленности.
   СССР, вступив в гонку вооружений, вынужден был учитывать объективные законы развития народного хозяйства и за базовый период обновления промышленного производства принял 15 лет. Последнее переоснащение промышленных производств в СССР идет с начала 70-х годов, когда началось широкое строительство атомных электростанций, дизельных электроходов кораблей, поездов на электрической тяге, реактивных лайнеров. Это переоснащение промышленных производств не закончено до сих пор из-за хаотической перестройки и отсутствия средств, вернее нежелания вкладывать их у приватизировавших эти производства "деловых" людей. За последние два десятка лет в России не построен ни один отечественный машиностроительный завод (растущие как грибы филиалы западных фирм не учитываются), основные фонды не только морально устарели, но на 51.9 процентов устарели физически по данным официальной статистики; средний возраст оборудования 18 лет, и более трети оборудования имеет возраст более 20 лет. А ввод новой техники упал до не столько смешных, сколько печальных 1.1 процентов в год.
   Могут ли в этих условиях быть конкурентоспособными продукты нашей промышленности на мировых рынках? За исключением вооружений, которые проходят жесткий контроль и отбраковку в процессе государственной приемки на выходе производства, что удорожает их существенно, наши изделия на мировых рынках неконкурентоспособны. Попытка ввести государственную приемку бытовых изделий, предпринятая в конце 80-х годов, потерпела сокрушительный провал, так как никакие отечественные изделия в целом нормативным документам не соответствуют, а отечественные автомобили, например, опасны для жизни из-за высокого содержания концерогенных продуктов в выхлопных газах.
   И если мы действительно хотим приступить к восстановлению народного хозяйства, необходимо старое оборудование отправить на переплавку, используя только промышленные площади, которые легко могут быть модернизированы для современного оборудования, а оборудование необходимо полностью обновить, рассчитывая на время его жизни, по крайней мере, в 10 лет.
  

Наука

  
   Хозяйственный опыт и особенно опыт прошлого века свидетельствует, что одних материальных средств недостаточно для процветания страны. Япония, маленькое островное государство площадью всего лишь 332 тысячи квадратных километров, обделенная полезными ископаемыми, где добывается всего лишь только бурый уголь, тем не менее, совершила "Экономическое чудо", превратившись во вторую индустриальную страну мира с самым высоким благосостоянием и длительностью жизни народа (не отдельных представителей элиты, а именно всего народа). Ее ВВП, в 1937 году составляющий всего лишь десятую часть ВВП США, в 1951 году, составляющий только одну двенадцатую от ВВП США, ныне превысил две третьих ВВП США и предполагается, что к 2020 году сравняется с ВВП США. Все дело в том, что основным национальным богатством японцы считают свой народ, достигший 130 миллионов человек, и вкладывают значительные средства из ВВП в развитие человека, или как сейчас образно говорят в развитие "человеческого капитала". Россия, занимающая восьмую часть мировой суши, на которой, по данным ООН, сосредоточена третья часть мировых богатств, занимает 101 место по ВВП на душу населения и 105 место по уровню человеческого развития. Не удивительно, что население России составляет только 143 миллионов человек и сокращается ежегодно.
   Почему так происходит? Японцы после сокрушительного поражения во Второй мировой войне за передел мировых ресурсов пришли к курьезному с точки зрения русских выводу, что основой национального богатства, основным ресурсом страны является ее население, вооружив которое знаниями, можно получить все остальные ресурсы. И восстановление экономики страны они начали с поиска и приобретения информации во всем мире о новейших передовых достижениях человечества. Систематизируя эту информацию в процессе развития отдельных наук, они стали повышать образование населения, организуя многочисленные университеты, институты, коледжи и лицеи. Накапливая информацию, перерабатывая ее применительно к своим региональным условиям, они сумели реформировать свое народное хозяйство применительно к потребностям населения (всего населения) и сейчас по праву считаются самым подготовленным народом к преодалению надвигающихся катастрофических проблем XXI века: надвигающемуся демографическому, экономическому и моральному кризису.
   В России традиционно пренебрегают достижениями науки, если только они не ведут к количественному наращиванию оборонной мощи страны, повышающей ее безопасность. Угроза национальной безопасности в наступившем веке видится не в сдаче оборонных позиций из-за катастрофического спада экономики в мирное время более чем в два раза, а в вымирании граждан из-за алиментарной дистрофии пожилых людей и нежелания молодых женщин в этих условиях рожать. Добровольно отказавшись от доступа к информации о глобальных процессах, происходящих на планете, пренебрегая исторической информацией о развитии своей страны и информацией об опыте управления в других странах, российские руководители тщатся решать отдельные тактические задачи выживания, пренебрегая анализом информации о стратегическом развитии. Так что же такое информация, которая в настоящий момент определяет решение проблемы нашего позитивного развитяи и выживания?
   Этого никто не знает, как не знает, что такое материя. Ведь марксово определение материи - это суррогат, позволяющий на сегодняшний день закрыть образовавшуюся дыру в наших знаниях, чтобы решать наши насущные проблемы, подобно тому как древние мифы в свое время позволяли давать какое-то объяснение животрепещущим проблемам, когда еще не было научных знаний. О. Хэвисайд, введя правила операционного исчисления, которые он не мог строго доказать, остроумно заметил своим критикам, что для того, чтобы переваривать пищу, не нужно знать физиологию пищеварения, но тем не менее, не зная эту физиологию, пищей мы не пренебрегаем. Лаплас, обосновавший операционное исчисление и предсказавший ему великое будущее в прикладной математике, добавил, что тот, кто пренебрегает пищей даже во имя изучения физиологии пищеварения, очень скоро ощущает, как мстит она за такое пренебрежение или забывчивость. Сегодня квинтэссенцией нашей духовной пищи является информация, которую мы потребляем в виде знаний. И если эти знания носят характер мифов, то пища оказывается недоброкачественной, мы мучаемся и ходим по врачам, которым тоже не всегда хватает знаний, чтобы нас вылечить. Так что, потребляя мифы, можно и погибнуть.
   А вот японцы не просто коллекционировали научные знания во всем мире - они скупали патенты, переиздавали научные издания, вкладывая в науку почти 3 процента ВВП, в то время как в России на науку тратится около 1.3 процента ВВП, который, кстати, составляет только одну пятую от ВВП Японии. 80 процентов этих средств уходит на прикладную науку, обслуживающую развитие вооружений, а на сами вооруженные силы тратится порядка 20 процентов ВВП, в то время как в Японии - только менее 1 процента. Япония сейчас быстрее всех в мире накапливает научные знания и лучше всех в мире оснащает ими своих специалистов.
   Вот мы и подошли к знаниям, являющимся доступной нам формой информации, именно к научным знаниям, которые должны позволить трансформировать общество применительно к быстроменяющимся условиям нашего существования. Опыт - это спрессованные предшествующие знания, и научный опыт, конечно же, имеет большое значение для развития науки, производства, всего народного хозяйства и в конечном итоге - общества. Беда только заключается в том, что наше быстротекущее время условия существования изменяет столь стремительно, что порою предшествующий опыт становится уже тормозом оптимального развития, и единственно правильный результат предпринимаемых действий может дать только развиваемая наука, которая в наше время превратилась в производительную силу развития общества, так что экономить на ней - себе дороже, ибо скупой платит дважды, а может и не успеть вообще второй раз заплатить.
   Наука, как создание, накопление и систематизация знаний, возникла вместе с появлением человека, когда он в первый раз не выбросил палку, которой достал с дерева плод, а понес ее с собой для последующего применения - он получил знания о многократной полезности палки и это были самые первые знания. Параллельно с трудовой деятельностью и накоплением знаний о ней стала возникать речь, без которой невозможен коллективный труд, способствующий выживанию, невозможно передавать знания, информацию от особи к особи и от поколения к поколению. Язык является первым информационным изобретением человека. И это событие стало началом первой информационной революции. Было это порядка двухсот тысяч лет тому назад, когда появился человек разумный.
   Вторая научная революция произошла где-то порядка пяти тысяч лет тому назад и состояла она в изобретении письменности. Такой длительный промежуток между этими революциями потребовался потому, что процесс словотворчества является очень трудоемким и медленным. В начале, на протяжении каждого тысячелетия, по утверждению немецкого лингвиста Г. Линденберга, создавалось не более десятка новых слов (одно слово за столетие!). Инглиш-базис, содержащий 200 основных английских понятий, позволяющих объясниться в любой части мира на уровне "Моя - твоя -говорить!" возник еще на заре человечества. Но с тех времен процесс словотворчества несколько ускорился и словарь Шекспира в начале XVII века состоял уже из 100000 слов (два слова за столетие). По мере развития языка, усложнения его синтаксиса и семантики происходит накопление огромного объема разнородных знаний. Информация, хранимая и передаваемая в письменной форме, на много расширяет возможности создания новых и развития существующих технологий, как способов производства новых предметов и новых способов поведения в изменяющихся условиях, так как письменность позволяет быстрее передавать и усваивать, причем в больших объемах необходимые знания.
   Благодаря второй научной революции стало возможным приобщить к знаниям, особенно профессиональным (а в это время параллельно шло разделение труда) несопоставимо большее количество людей и при том в более сжатые сроки, так что третья научная революция, сущность которой свелась к книгопечатанию, предложенному И. Гутенбергом, возникла уже 560 лет тому назад. Это была новая технология хранения и информации. Ускорение времени между научными революциями показывает, что информация ставит пределы технологиям, но верно и обратное - в основе каждой научной революции лежит прорыв в области новых информационных технологий. Третья научная революция качественно отличалась от своих предшественниц тем, что сделала любую информацию, даже научную, и особенно научные знания продукцией массового потребления.
   Четвертая научная революция состояла в применении основанных на электричестве аппаратов (телеграф, радиосвязь, телефон, радиовещание, телевизионное вещание) для скоростного и предельно массового распространения всех видов информации и началась 170 лет тому назад с изобретением П. Шиллингом электрического телеграфа. Социально-экономические, технические и культурные последствия этой революции общеизвестны. Если весть о взятии Бастилии добиралась до американского континента неделю кораблем в виде письма, то известие об октябрьском перевороте облетело мир за секунды.
   Пятая техническая революция, начавшаяся пятьдесят лет тому назад, характеризуется:
   созданием сверхскоростных вычислительных устройств, способных осуществлять миллиарды операций в секунду по обработке информации;
   созданием мощных запоминающих устройств, способных хранить всю информацию, созданную на сегодняшний день и в будущем;
   созданием, постоянным наполнением и расширением гигантских автоматизированных баз данных и баз знаний, подключенным к глобальным сетям коммуникаций в любое время в любой точке планеты;
   Созданием возможности коммуникаций между любыми людьми на планете благодаря всемирной сети Интернет.
   Ученые-футурологи прогнозируют в этом десятилетии шестую научную революцию, сущностью которой будет освоение биологических чипов-кристаллов для получения, хранения, обработки и передачи информации. На основе таких кристаллов можно будет выращивать гигантский суперкомпьютер величиной с горошину, которую можно будет вживлять в мочку уха, и он будет позволять человеку получать через всемирную сеть Интернет любую доступную информацию, обрабатывать ее применительно к своим целям и распространять по всему миру. Вот только будут ли эти цели благоприятны для других людей, поскольку уже сегодня проповедуется тезис: "Кто владеет информацией - владеет миром!" И уже сегодня при относительно малобыстродействующих компьютерах возникают проблемы информационной экологии, потому что с началом пятой научной революцией информационные технологии и потоки социально значимой информации, потоки знаний стали одним из важнейших факторов глобального социального и культурного развития.
   В то же время, как и всякое научное открытие, средства управления информационными потоками имеют оборотную негативную сторону - они стали мощным оружием в развернувшейся Четвертой мировой психо- инфорационной войне, оружием, способным закрепить низведение России до третьестепенной страны, но в то же время оружием, способным вывести ее в лидеры нового миропорядка, необходимого, чтобы справится с вызовами XXI века. Все зависит от политической воли президента и от того, в чьих руках находится это оружие. Сейчас в России насчитывается порядка двух десятков миллионов компьютеров в основном зарубежной сборки (только в США ежегодно производится порядка пяти миллионов компьютеров, в то время как в России их годовое производство несколько превышает сто тысяч). Причем в промышленности и личном пользовании в России имеется порядка миллиона компьютеров, то есть десятая часть, в то время как основное их количество совершенно непроизводительно используется чиновниками, которые по старинке дублируют электронные базы данных многократными базами на бумажных носителях. Так что девять десятых российских компьютеров используется от силы на десять процентов, если только они используются, поскольку в большинстве случаев компьютер на столе чиновника стоит для обеспечения его имиджа соответствия требованиям времени, и он к компьютеру не прикасается.
   Между тем, наука становится во все возрастающей мере основой конкурентоспособного производства, образования, технологических инноваций. Для понимания важности этого кардинального изменения места науки следует напомнить, что подавляющая масса социально значимых инноваций вплоть до второй половины XIX века осуществлялись "умельцами", ремесленниками, алхимиками, не имеющими специальной научной подготовки и не входящими в сообщество ученых.
   Со второй половины XIX века инженерная деятельность все больше начинает опираться на физическую теорию, результаты экспериментальной физики, вытекающие из ее теории, результаты развития химии. То же можно сказать и о сельскохозяйственной практике: она становится все более технологизированной. На протяжении XX века этот процесс нарастает. Взаимодействие наука - технология - производство из эпизодического становится систематическим и наука превращается в существенную производительную силу. В странах, где используются зарубежные технологии или производятся свои, но на основе "чужой" науки, генерирующая роль науки не видна и плохо осознается обществом. В том числе и его руководителями. Такие руководители вынуждены направлять свои общества догонять развитые страны, что обходится гораздо дороже самостоятельного развития науки и способствует уходу развитых стран вперед. В других, передовых странах, развивающих собственную науку и использующих ее достижения, понимание науки как генератора технологий становится стержнем для общественного сознания и государственной политики, и прежде всего в геополитическом глобальном масштабе. Особенно существенно роль науки возросла в связи с развитием процессов глобализации, взаимозависимости национальных государств из-за таких открытий науки, как ядерные технологии, способные взорвать планету Земля и уже существенно загрязняющих ее поверхность, которая значительно медленнее загрязнялась обычными технологиями. Возникла даже наука экология, которая изучает последствия таких загрязнений в реальных и глобальных масштабах и способы их устранения.
   Несколько иная роль принадлежит общественным, гуманитарным наукам. Имея объектом изучения общество, различные общественные явления и процессы, многие из которых выступают перед исследователем в своей национальной форме, эти науки не могут не уделять внимания изучению национальных (этнических) явлений. Существенная роль в этой связи принадлежит таким наукам, как история, экономика, этнография, археология, лингвистика, которые сопряжены со сферой национального самим содержанием предметов их исследования. Но наука должна не только систематизировать факты и интерпретировать их. Важнейшей функцией науки является прогнозирование развития явлений и процессов.
   Прогностика или футурология - еще совсем молодая наука, которая появилась совсем недавно, но уже серьезно заявила о себе рядом интересных результатов. Ряд футурологов опубликовали оптимистические прогнозы на развитие обществ передовых развитых стран, но еще большее опубликовало пессимистические прогнозы.
   Дело в том, что во второй половине XX века была осознана опасность надвигающихся на человечество демографического, экономического, экологического и духовного кризисов, устранить которую можно только при помощи науки. Здесь возникает экономическая, социальная и психологическая проблемы. Воспользоваться и притом профессионально и эффективно современными знаниями смогут лишь те лица, социальные и профессиональные группы, институты и организации, которые для этого достаточно подготовлены и обладают социальными и технологическими возможностями для реализации этих знаний.
   С развитием последней научной революции, прежде всего глобальных телекоммуникационных сетей типа Интернет, спутниковой связи эти информационные препятствия, казалось бы, устраняются, за то возникают два других барьера: образовательный уровень населения и способность общества к внедрению новых современных инновационных технологий. Решающим в преодолении их влияния является наличие в стране благоприятной интеллектуальной среды. Создание интеллектуальной среды, максимально соответствующей усвоению и распространению научных знаний, означает готовность общества перейти в стадию информационного, постиндустриального общества. В таком обществе весь потенциал наработанных наукой знаний может быть задействаван для минимизации, а в предельном случае для устранения технологических, социальных и экологических угроз. Благодаря изменению образовательного потенциала и кваллификации населения, наука и технология, породившие эти угрозы, могут и должны стать средством их устранения.
   На протяжении многих последних десятилетий в нашей стране практиковалось глубочайшее общенародное презрение к настоящей серьезной теории. Коммунистическая идеология, ориентированная на максимальную самоотверженность и самоотречение во имя высоких целей и "светлого будущего", была в действительности глубоко прогматичной не просто в смысле получения результата, а в смысле получения быстрого результата любой ценой. И проблемы она решала не на основе глубоких научных проработок возникшего явления, а "методом тыка" на основе кажущегося "здравого смысла". Но такая методология, если и позволяет совсем не оптимально решать сиюминутные тактические задачи, при снятии глубоких стратегических проблем не может не давать сбой.
   Совершив в 30 годы XX века грандиозную культурную революцию, став страной всеобщей грамотности, создав гигантскую сеть учебных заведений, научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро, Россия сумела на время стать второй державой мира, вкладывая почти половину ВВП в военно-промышленный комплекс и пренебрегая дальнейшим бытовым, интеллектуальным и духовным развитием человека. А между тем новая культура оказалась недостаточным, тонким поверхностным наносом на глубоком консервативном слое традиционной крестьянской культуры, видевшей в интеллигенте непонятного ей странного чужака. В результате ее "интеллектуальные мускулы" не выдержали нагрузки, и заложенные в ядре ее культуры ее общий традиционализм и консерватизм пришли в противоречие с требованием глубоких цивилизационных преобразований, необходимых для мощной научно-технологической модернизации страны, являющейся единственным выходом страны из тяжелейшего социально-экономического кризиса.
   Выход России из каскада следующих друг за другом социально-экономических спадов, депрессий и социалльно-политических конфликтов возможен лишь при создании действенных механизмов ускоренного научно-технологического развития - единственного источника повышения благосостояния и повышения качества жизни, не хуже, чем в развитых странах. Приоритетность вкладывания средств должна быть вначале в человека, затем в науку, представляющую сейчас "человеческий капитал", и только затем в производство. А между тем, в настоящее время она имеет как раз противоположный характер. Это ошибочный путь, который ведет к многомиллионным человеческим потерям в условиях противодействия культур и цивилизаций, вылившемся в Четвертую мировую войну.
   В этой войне мы терпим поражение, потому что противник наш - руководство развитых стран - в неуклонном достижении своих целей вооружен последними достижениями науки, а мы ими пренебрегаем в силу классического коммунистического воспитания наших руководителей, в лучшем случае интеллигентов во втором-третьем поколении, крестьянский менталитет которых дает себя знать сквозь тонкую шелуху мнимой интеллигентности. Нет, они не пренебрегают прогнозами и рекомендациями науки, они настаивают на необходимости их разработки, как этого требует их воспитание, но руководствуются ими в формировании своей политики с точностью "до наоборот", отдавая предпочтение крестьянскому "здравому смыслу", который в быстро меняющихся условиях нашей жизни дает неверные решения. И необходима целеустремленная и непреклонная политическая воля нового лидера, чтобы, используя плоды науки обратиться лицом к человеку, спасти его - в этом будет начало пути спасения нашего общества и всех цивилизаций.
   Пока же наука у наших руководителей остается ахиллесовой пятой, которая практически не видна обывателю. После краха СССР Россия не может похвастаться никакими успехами в указанной сфере. Напротив, все эти годы после отказа от социализма продолжается процесс деградации российской науки и технологии. Видимо, для того, чтобы скрыть данное обстоятельство В.В. Путин и Д.А. Медведев начали усиленно педалировать слова инновацция и нанотехнология. Действительно, в последние годы муссирование слова нанотехнология и обсуждение вопросов инновационного развития идет постоянно. В.В. Путин договорился до того, что даже поведение среднего класса должно быть инновационным. Но что такое инновации, а главное, что же такое инновационное поведение? Знают ли российские лидеры о том, о чем они говорят? Нет! Наши высокообразованные (кандидаты юридических наук) руководители не утруждают себя разъснениями неожиданно вводимых в разговорную речь понятий, которые зачастую имеют многозначный смысл. Вот и получается почти что сказочное указание чиновникам: "Пойди туда - не знаю куда! Найди то - не знаю что! Да задействуй его - не знаю где! Зделать это надо было еще вчера, не ожидая моего указания!" И не мудрено, что если у жесткого В.В. Путина по сообщению всезнающего Г.О. Грефа исполнялось только 75 процентов поручений, то добрейшая душа - Д.А. Медведев в результате проверки весной 2011 года обнаружил, что чиновники выполняют всего лишь 60 процентов его поручений (а сейчас в связи с его уходом и того меньше), не утруждая себя обязанностью доложить о невыполненных. Выводав не последовало. А вот грозный "Отец народов" И.В. Сталин за невыполнение любого поручений оплошавшую персону расстреливал, так что у него выполнялось почти что все поручения!
   В последние годы в прессе идет кампания по возвеличиванию В.В. Путина как лидера нации и человека, возрождающего отечественную науку. Сообщают о будто бы огромных деньгах, выделенных на развитие нанотехнологии (под членкора М.В. Ковальчука, хотя руководить фондом будет некий банкир) и в фонд поддержки медицинской науки под руководством акад. РАМН Е.Д. Дедова. Эффект же получатся обратный - чаще всего создается впечаление, что В.В. Путин не знает, а что же это такое, инновационное поведение. Кто-то ему написал текст, он прочитал и все вдруг стали инновационщиками. Какое имеет отношение инновации к науке? Может ли кто в Кремле ответить на этот вопрос? Как-то показали по телевизору, как В.В. Путин пытался донести до мэров крупных городов необходимость инновационного развития. Он весь натужился и стал стучать пальцем по столу. И, конечно, мэры немедлено поняли идею, исходящую от пальца национального лидера.
   Сам В.В. Путин понимает, что что-то надо делать. Он сказал на пресс-конференции: "Ведь фокус заключается в том, что мы достигли многого за последние восемь лет, но если мы дальше будем действовать таким же образом, мы придем в тупиковую ситуацию". То есть Россия выбрала изначально неправильный и тупиковый путь?
   Вот и спикер Госдумы Борис Грызлов заявил, что в России необходимо создавать механизмы, стимулирующие внедрение разработок ученых в реальную экономику, но вот как это делать он, видимо, не знает. Одно дело говорить ничего не значащие общие фразы о том, что хорошо быть здоровым и бгатым и другое дело знать, как этого достичь. Тот тип инновационного развития, к какому призывает Путин и его соратники, похож на поездку по шоссе с полным баком бензина, но без машины.
   И все же попробуем без фанатизма разобраться в этом вопросе. Посмотрим, кто может помочь лидерам России и что им делать? Ведь российская наука практически мертва.
   Прежде, чем приступить к анализу данного вопроса, надо высказать несколько замечаний о роли науки и технологии и влиянии инновационного развития на повышение уровня жизни. Зачем вообще нужна наука? История историей, скажете вы, но есть ли прямые доказательства того, что именно развитие науки и технологии определяет уровень благосостояния жителей страны? Такие исследования есть и они прямо доказывают, что основой прогресса страны является как раз не увеличение интенсивности или продолжительности труда, а технологический прогресс, определяемый развитием фундаментальной науки. Науковедческие и экономические исследования показывают, что чем больше страна тратит денег на НИОКР, тем выше уровень жизни ее народа. И чем лучше функционирует наука, тем выше уровень жизни.
   Наука и технология есть институты более высокого уровня, чем рынок. Знаменитый английский ученый Р. Бэкон доказывая, что знания увеличивают власть человека над природой и приносят ему практическую пользу высказал мысль, что знания - сила. По мнению Р. Бэкона, получение знаний возможно прежде всего через науку. И никакой рынок науку не заменит.
   Процесс инноваций очень сложен. Он включает не только открытие новых научных фактов, но и разработку технических решений, то бишь изобретений, затем внедрение изобретений в производство, в технологию а затем долчгий и нудный процесс отработки технологий. На Западе последнее решается пуетм создания малых венчурных фирм. Они финансируются по грантам. Так вот 99 из 100 терпят неудачу, а успех одной окупает все затраты. По данным Национального научного фонда США, доллар, вложенный в научные разработки малых предприятий, приносит в среднем в 4 раза больше разработок по сравнению с тем же долларом, вложенным в средние компании, и в 24 раза больше в сравнении с крупными компаниями.Надо понять, что инновации не могут быть основаны только на рынке. Требуется сильное регулирующее и жесткое участие государтва. Наука должна не только финансироваться государством, но и стимулироваться именно к инновациям, а не к исследованию каких-то мелочей, не пыльных, но простеньких для самого ученого. Как это делать, показано Великим советским лидером Л. П. Берия. Это научно-целевой планирование. Именно такие подходы помогли создать быстро атомную бомбу и ракеты, лидировать в области космоса, электроники...
   Простому человеку фундаментальная академическая наука не нужна. Да и простому государству - тоже. Нет ведь такой науки ни в Мексике, ни в Пакистане, даже в Болгарии - и то нет. Наука академического типа - прерогатива развитых стран: США, Евросоюз, Китай, Япония... в последнее время много вкладывают в фундаментальную науку Австралия и Новая Зеландия, тоже хотят приобщиться. А России это, видимо, не по карману: нефтедоллары должны приносить доход чиновникам, а не улетучиваться в заоблачные дали в виде научных идей.
   В настоящее время в мире можно выделить 3 группы стран: 1) лидирующие страны Золотого миллиарда, 2) страны догоняющего развития, находящиеся на разных стадиях догона, 3) опустившиеся страны. К странам второй группы можно отнести крупные страны Латинской Америки, страны Юго-Восточной Азии, пару стран Юга Африки и Индию. В третьей группе стран обычно относят страны Африки, расположенные южнее Сахары (кроме самого Юга Африки), страны Карибского бассейна и такие азиатские страны, как Афганистан, Бирму... и Россию.
   Если посмотреть на факторы, которые коррелируют с уровнем жизни, то окажется, что уровень жизни почти линейно коррелирует с относительным уровнем расходов на науку и развитие технологии. Все остальные факторы никакой корреляции с уровнем жизни не имеют. Наличие или отсутствие ресурсов и сырья, политический режим и форма государства, общественно-экономический строй, тоталитаризм, криминализм и демократия, уровень огосударствления экономики... Бедной была социалистическая Албания и богатыми были социалистические ГДР и Чехослогвакия, бедными были Нигерия и Гана и богатые Швейцария и Швеция... Итак, уровень относительных расходов на науку оказывается почти интегральным фактором, определяющим уровень жизни в стране (за исключением нефтедобывающих страна Персидского залива).
   Итак, если наш национальный лидер хочет сделать жизнь в России наиболее привлекательной, то надо принять серьезные меры по развитию науки и ОКР.
   Давайте посмотрим на то, какую роль могла бы играть (и вообще сможет ли в ее нынешнем состаянии она это сделать) российская наука для инновационного развития.
   Что же происходит в российской науке в настоящее время? Первое впечатление - в науку пошли деньги. Как сказал один проректор из Москвы, стало увеличиваться финансирование. То же сообщали несколько директоров НИИ биологического профиля: начали покупать конфокальные микроскопы и даже электронные микроскопы, которые, однако, чаще всего почему-то остаются в ящиках. Но являются ли деньги достаточным условием для возрождения отечественной науки? Чтобы это понять, надо посмотреть, хватит ли их, денег, на что они тратяться и могут ли это оборудование использовать ученые, живущие в России?
   Да, в науку пошли деньги. Однако тратяться эти деньги часто по-идиотки. Покупаются сверхдорогие микроскопы без расходных частей и реагентов. Значит, скоро это оборудование будет выполнять функцию красивой мебели. Вот купили два конфокала стоимостью по миллион каждый в Ненецкий (или какой там нефтяными деньгами истекает) округ. Но дело даже не в этом, а в том, что при том состоянии науки, которое обнаруживается в России больше половины функциональных возможностей этих микроскопов никогда не будут использоваться (к примеру в России из 40 функций смартфона - карманный компьютер, соединенный с мобильным телефоном - используются только 8, так что говорить об электронном микроскопе, обладающем сотнями функций!)
   Что-то делаетсая и для улучшения быта ученых. Вот министр науки сообщает о том, что планируется довести среднюю зарплату научных работников до 30000 рублей. Существенно увеличены доплаты за кандидатскую и докторскую степени. В мае 2006 года Дума приняла закон о доплатах - доктору наук 7000, а кандидату наук 3000 рублей. Но что-то останавливает ученых от выражения бурных восторгов. Постоянно на телеэкране В.В. Путин и Д.А. Медведев талдычат о инновацииях, о новых технологиях. Казалось бы надо радоваться. А вдруг действительно - аллилуйя! - и началось возрождение российской науки? Но где они, эти новые российские технологии? Назовите мне хоть одну созданную наукой постсоветской России. Я таких не знаю.
   Увы, положение становится все хуже и хуже. Если сравнить с тем, что было в годы СССР, то даже в условиях прихода денег в науку бросается в глаза резкое уменьшение финансирования науки по сравнению с таковым в СССР. Кроме того инфляция съедает существенную часть увеличенных средств, которые выделяются на науку в России. Как пишет В.П. Пугачев, в России расходы на образование и науку по отношению к ВВП являются одними из самых низких в мире. Только две страны мира - Таджикистан и Индонезия - тратят меньшую, чем Россия, долю ВВП на образование. Причем эта доля в России не возрастает, а даже сокращается: в 1997 г. она составляла 3,5 процента ВВП, в 2006 г. - 3,2 процента . В 2007 году перед парламентскими и следующими за ними президентскими выборами расходы на образование планировалось несколько повысить, однако и в случае реализации бюджетных планов это нисколько не изменит ситуацию в целом. Уместно напомнить, что успешно развивающиеся государства инвестируют в образование гораздо большую, чем Россия, долю ВВП, например Швеция - 8,7 процента, Дания - 8 процента, США - 6,7 процента (помимо больших частных инвестиций).
   Да, Российская академия наук (РАН) сумела формально сохранить почти все свои институты. Но, потеряв огромную часть своего кадрового состава и не имея нормального государственного финансирования, многие институты РАН постепенно превращаются из научных коллективов, создающих новое знание, в "юридические лица" и "имущественные комплексы", выживающие за счет сдачи в аренду бизнесу офисных площадей и складских помещений. При этом наиболее острая проблема Академии - старение кадров и нарастающий разрыв между пожилыми учеными и их молодой сменой. Средний возраст докторов наук в РАН - 62 года. Талантливые выпускники лучших ВУЗов стремятся уйти в богатые бизнес-корпорации или уехать за рубеж.
   Относительно состояния нынешней науки наиболее ярко высказался Сергей Капица, известный крупный ученый, член Европейской академии наук, хорошо знакомый многим телезрителям популяризатор научных достижений. В беседе с корреспондентом газеты он вынужден был вынести результатам деятельности властей в области "реформирования" (то есть развала) науки такой приговор: "...Наш храм науки почти сгорел. За последние 15 лет его разваливали на всех уровнях. Выбито почти все среднее поколение ученых. А молодежь, глядя на своих бедствующих старших коллег, не знает, что ей делать..."
   Все пронизывает коррупция. Российский ученый биолог, имеющий один из самых (если не самый) высоких индексов цитирования из ученых, работающих именно в России Михаил Сергеевич Гельфанд, заместитель директора по науке Института проблем передачи информации им. А.А.Харкевича РАН, указывает, что финансирование науки в России распределяется "по понятиям" (руководство РАН называет это "процессом постепенного согласования между учеными", что, конечно, звучит красивее; впрочем, распределение лотов минобрнауки тоже вызывает много вопросов)
   Если сказать об уровне исследований в области биологии и медицины, то они ниже всякой критики. Самое главное - ученые не знают, что исследовать. А ведь, чтобы знать, что надо изучать, надо хорошо ориентироваться в литературе. В центральную научную медицинскую библиотеку в Москве уже долгое время почти не поступает иностранных журналов (не дают денег для подписки, а использование средств не по назначению (??!) - уголовное преступление, за которое в УК РФ предусмотрено наказание!). Клеточная биология в России значительно отстает от аргентинской, чилийской, бразильской и может быть может сравниться с некоторыми мелкими латиноамериканскими странами.
   Очень часто российские ученые, заказывая прибор, даже не представляют его возможности и вообще не знают, зачем он им нужен. Превалирует такой подход - вот получу прибор и что-нибудь(??!) поисследую, а, главное, первым в России применю конфокальный микроскоп. Директора институтов биологическогчо и медицинского профиля зачастую покупают микроскопы не для решения проблемы, а чтобы первым в России опубликовать монографию по применению данного метода в науке Благо сейчас можно издавать монографии за свои деньги.
   Может так обстоит дело только в биологии и медицине. Нет, не только. Профессиональная оценка ужасному состоянию химической науки в России дана в статье.
   А как же нанотехнология, о которой В.В. Путин прожужжал все уши? Как пишет хорошо информированный Ю. Магаршак, "по европейским экспертным данным, в прошлом году в России было зарегистрировано только три патента, связанных с нанотехнологиями, в то время как в США 2400, а в Японии 876. Заявители из Израиля получили более 150 таких изобретений (т.е. в 50 раз больше, чем Российская Федерация). Думаете, клевещут недруги? Оказывается, наоборот: слишком великодушны в оценках. Согласно компетентным источникам, в России положение еще хуже. Так, руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) Борис Симонов, ответственный человек, знающий ситуацию не понаслышке, с горечью констатировал: "На сегодняшний день у нас нет ни одного нанопатента, хотя в мире их зарегистрировано уже около 10 тысяч, и две тысячи имеют правовую охрану на территории РФ".
   Некоторое время российская наука подерживалась западными грантами, но после того, как все перспективные российские ученые уехали на Запад этот Золотой век закончился и сейчас имется огромный разрыв между стариками и молодежью.
   Но и это ещё не все. Постоянно падает качество высшего образования. Московский и Питерский университеты постоянно опускаются в мировом рейтинге университетов мира, хотя именно на них идут основные деньги, выделяемые на высшее образование в России. В рейтинге THES-QS World University Rankings-2006 МГУ занимал 93-е место, а Санкт-Петербургский государственный университет - 164-е. В 2007 году они резко ухудшили свои позиции. Московский плучил 231-е место, а Санкт Петербургский - 239-е место, хотя по финансированию они отличаются во мног раз от прочих российских университетов, которые в этих рейтингах даже не рассматриваются. Не только резко падает качество выпускников, но и никто не хочет идти в науку. В исследовательский университет в Пущино претендента на место в магистратуре принимают, если тот сумеет написать заявление о приеме. Все рвутся в Москву, так как там крутятся почти все деньги России. Лучшие выпускники МГУ и ведущих Московских, Питерских и Новосибирских вузов давно расписаны между крупнейшими университетами и НИИ Запада, и после третьего курса они получают приглашение в аспирантуру западных университетов с оплатой проезда до места приглашения. Стипендия аспиранта в Массачусетском технологическом институте - 1000 долларов, из которых 500 долларов он платит за обучение и за место в общежитии кампуса, а из оставшихся 500 долларов он еще может выкроить некоторую сумму, чтобы послать домой. Кроме того, аспирант обязан читать лекции студентам (чаще всего это китайцы, посланные за границу на обучение), за что он получает заработную плату в аспирантуре. Не удивительно, что из 64 тысяч специалистов, покинувших Россию в 2010 году более половины составляли лучшие выпускники российских вузов.
   Может в России процветают общественные науки? Увы, нет. И чтобы доказать это, приведем мнение профессионалов о состоянии общественных наук в России. Вот диалог двух ученых обществоведов из России.
   Экономист: "Вы просто не представляете масштаб катастрофы. У нас вообще нет обществоведения. Да откуда ему взяться, если вообще нет научной литературы? В СССР издавали, да, а что сейчас издают и что выписывают? Практически ничего. Ситуация просто вопиющая. У нас в области нет ни одного квалифицированного экономиста, понимаете? И при этом несколько университетов, каждый с большим штатом. Я могу доверять только тем, кто проводит работу эмпирического характера. Это немногие социологи, работающие, судя по всему, по западным методикам (под копирку). Но они хоть какие-то проблемы решают. А остальные чем занимаются?
   У нас научное сообщество, как таковое деградировало и распалось. Резко упали критерии научности. Берёшь типовые работы, там в списке литературы нет и 5 актуальных источников. Половина - публикации автора. Другая половина - "беллетристика". Например, в одной кандидатской, выполненной "под заказ" местному олигарху, примерно 1/3 отводится обсуждению понятия издержки со ссылками от Маркса до Шумпетера (абсолютно неактуально). На 1/2 работа копирует то, что есть в любом западном учебнике учёта за 1 курс. То есть, вообще не содержит содержательной научной части. Остаток - типовые "модели" автора, примитивнейшие и абсолютно бесполезные схемы, упирающиеся в невозможность получения опытных данных (автор предлагает "экспертные оценки") и банально ошибки в немногих математических формулах, притянутых за уши и не имеющих никакого смысла. Но защита олигарха прошла "на ура!" И так - практически в любой работе: не владеют литературой, не содержат научной части (тупо копируют общеизвестные вещи, обычно списав их из интернета), нет никакой эмпирики, вообще нет статистического анализа, нет никаких аналитических моделей. Есть типовые элементы, пестрящие во всех работах (древовидные схемы, кое-какие графики). То есть вот эти все уже сегодняшние кандидаты не владеют научным методом вообще".
   Философ: "С этим суждением я должен согласиться. Качество научности резко снизилось в последние 15 лет. В прошлом даже в марксистском понятийном поле от диссертаций требовали доказательности (пусть и псевдонаучной по содержанию, но соответствующей процедурам научного метода), а не откровенного словоблудия. Одно из требований к кандидатской диссертации - обязательное использование литературы на иностранном языке. Для аспиранта в провинции гарантированная (иногда обязательная) командировка один раз в год в ленинку для работы с литературой. Не скажу, что этим повышалась объективность и концептуальная содержательность диссертационных работ, но хотя бы формировалось ответственное отношение к тому, что называют научностью и научным методом. Сегодня кандидатская степень присуждается за студенческий реферат, причем реферат скверный по своему качеству, просто малограмотный. Это делает научное сообщество от ученых советов до ВАКа. Полная потеря тормозов. На какое же обществоведение можно опереться в такой ситуации. Открылась ниша для словоблудов и шарлатанов, которым в прошлом предоставлялась преимущественно трибуна партийного собрания, да и эти выступления получали неформальную оценку в сообществе".
   Итак, создается впечатление, что лидеры России, или по незнанию или (не дай бог) по заданию Вашингтона целенаправлено разрушают хорошо работавшую систему высшего образования. В вузах уже почти вообще нет науки. Если где-то и осталась наука, то только в трех ведущих университетах, чуть-чуть в РАН, немного в РАМН. Исчезла наука, исчезли КБ, воплощающие научные результаты в инженерные разработки. СССР был страной творцов науки, то нынешняя Россия стала страной торгашей и взяточников от науки. В ней не востребованы научные открытия и изобретения, а раз так, то готовящиеся в вузах инженеры и исследователи, да и другие дипломированные специалисты не находят себе применения и либо переквалифицируются, либо уезжают из страны. Единственная условно производственная отрасль, которая почти полностью сохранила советский тип организации, которая еще держится и продолжает самовоспроизводиться, является медицина. Однако взяточничество и коррупция быстро разрушают и этот реликт советской эпохи.
   Увы, выводы из этого очень печальные.
   1. Россия не имеет науки.
   2. Россия не имеет системы изобретательства.
   3. Россия не имеет не только системы венчурных предприятий, но и разрушила почти все свои ОКБ.
   Поэтому нужны неотложные меры по спасению науки в России.
   Итак, российская наука лежит в руинах. Мнение о сохранившейся науке в России - миф. Некоторое оживление ее финасирования не решает проблемы. Что делать? Надо решить, а что же хочет делать наш национальный лидер и его Преемник куда он поведет народ и, по крайней мере, перестать говорить о том, о чем он не имеешь ни малейшего представления.
   Догонять Запад можно 2 путями. Советский (он же немецкий) и Восточный. Путь Восточных тигров - это жесткий авторитарный азиатский путь, когда даже вакцины против полимиелита не закупались из-за экономии валюты. Его прошли Япония и Восточные тигры. Если идти по пути Востока, то надо гнать всю элиту. Кроме того резко снизится потребление. Если будет решено, что надо идти по Советскому пути, то надо менять строй и тогда там место нынешней элите не найдется.
   Если идти по пути Запада, то надо менять народ и академиков. Как можно развивать технологию, инновации и улучшать уровень жизни? Без науки это не получится.
   Перед правящим режимом стоит дилемма. Либо реформа науки и тотальная реформа общества западного типа, либо реформа науки в советском стиле и изменение общественно-политического строя. Если будет идти реформа науки без изменения строя, то будет только хуже. Подбитая реформами наука советского типа нынешнему режиму России не нужна. Если же делать половинчатую реформу, то российская наука утонет в диссертационной ловушке, о которую в свое время споткнулась советская наука.
   Любые усилия В.В. Путина мало что дадут, так как страна продолжает находиться в расширяющейся диссертационной яме. Ужесточение требований к диссертациям, проведенное ВАКом в последнее время, есть по сути возврат к советской системе организации науки. ВАК сделал обязательным публикацию результатов диссертационых исследований в журналах, признаваемых ВАКом, при этом ВАК резко уменьшил число периодических изданий, в которых должна быть опубликованы результаты диссертационного исследований. Для кандидатских диссертаций теперь требуется как минимум одна публикация в журналах, входящих в список ВАКа, а для докторских требуется уже 6 таких работ. Недавно ВАК включил в свой список ведущие научные журналы мира с высоким импакт-фактором. Резко ужесточены требования к защите по совокупности научных работ, лазейке для недобросовестных и ленивых соискателей. Все это ещё раз доказывает, что российское научное сообщество не хочет идти по пути Запада.
   Когда В.В. Путин муссирует какие-то умные слова, ничего по сути не понимая, то это означает, что либо он сам не может выучить предмет, либо его не могут научить его эксперты и, значит, он не умеет подобрать, а, может, и вооще найти хороших эспертов. Возможно, обывателю российские лидеры и кажутся умными, но анализ показывает, что король-то голый. Надо перестать болтать о том, чего не знаешь. Дело надо делать и идти в сторону или Запада или Востока. А лучше всего сразу, не теряя времени, начать решать проблему возврата в обновленный СССР.
  

Ресурсы

  
   Россиийская Федерация занимает территорию в 1707.5 миллионов квадратных километров, омывается морями трех окианов, по ее территории протекает 120 тысяч рек длиною более 10 километров, на ней расположено более 2 миллионов соленных и пресных озер, в том числе самое крупное пресноводное озеро Байкал, в котором сосредоточено почти две третьих запасов пресной воды на Земле. Правда, территория у нас невысокого качества. Во-первых, она северная и почти две третьих территории лежит за Полярным кругом, лето здеь короткое и не всегда успевает закончиться вегетативный период созревания сельскохозяйственных растений. Во-вторых, наша территория крайне неравномерно заселенная, очень слабо освоена (одно с другим, понятно, связано) и имеет исключительно рыхлую инфраструктуру.
   Все земельные площади, находящиеся сейчас в пользовании сельскохозяйственных предприятий и хозяйств составляют 699.9 миллионов гектар, из них сельскохозяйственные угодья занимают 197.6 миллиона гектар, причем пашня составляет 120.9 миллионов гектар, оцениваемых в сумму порядка триллиона долларов, а посевная площадь - 88.3 миллиона гектар (и ежегодно убывает порядка на 3 миллиона гектар), кормовые угодья - 72.6 миллионов гектар (из них под посевом кормовых культур -30 миллионов гектар). Подобными земельными ресурсами при несколько иной их структуре обладают только две страны в мире -Индия и США, население которых значительно превышает население России. В значительной мере такое положение является результатом политики экстенсивного развития сельского хозяйства, при которой увеличение производительности достигалось за счет расширения обрабатываемых площадей. Это одна из причин низкой производительности пахотных угодий. Урожайность зерновых и зернобобовых культур в нашей стране в 3-4 раза ниже, чем в Западной Европе, почти в 2 раза ниже, чем в сходной по природным условиям Канаде, и в четыре раза ниже, чем в США.
   Помимо сельскохозяйственных угодий еще 937.6 миллионов гектаров составляет государственный запас и лесной фонд, который содержит порядка 81.9 миллиардов кубометров древесины в основном хвойных пород, оцениваемых в сумму порядка 60 триллиона долларов.
   Основная отрасль земледелия - зерновое хозяйство. Урожайность зерна в 1999 году составляла 1.44 тонн с гектара, так что валовый сбор зерна был 70 миллионов тонн (54.7 миллионов тонн в весе после доработки), что недостаточно для организации нормального питания населения в 142 миллионов человек (385 килограмм зерна в год или чуть более одного килограмма в день без учета корма зерном скота). Отметим, что максимальный валовый сбор зерна в самом урожайном 1992 году достигал 113 миллионов тонн, при урожайности 1.86 тонн с гектара. Главная зерновая культура - пшеница, также выращивается рожь, просо, гречиха, рис, горох и другие бобовые культуры. Велика роль в продукции сельского хозяйства и технических культур: сахарной свеклы, подсолнечника, льна-долгунца. Большое место в сельскохозяйственном производстве занимает картофель и овощные культуры, размещение посевов которых тяготеет к крупным городам и промышленным центрам.
   В обеспечении устойчивых урожаев большое значение имеет внесение минеральных удобрений в почву, однако в последние годы оно сократилось из-за резкого удорожания и переключения заводов на поставки удобрений на западные рынки, где наши удобрения имеют устойчивый спрос. В результате, если в самый урожайный 1992 год в почву было внесено 9.9 миллионов тон удобрений, то в 1999 год только 1.1 миллиона тонн. В ориентированном на экстенсивный способ ведения сельском хозяйстве России площадь пашни увеличивалась вплоть до середины 80-х годов. Тем самым компенсировалосась потеря 15 миллионов гектаров наиболее ценных пойменных сенокосов, затапливаемых при создании водохранилищ электростанций на равнинных реках. Гидротехническое строительство фактически разрушило вековую систему совместного ведения земледелия и животноводства в густонаселенных долинах Волги, Камы и Дона, при которой питательные вещества возвращались в почву водоразделов благодаря скармливанию скоту сена с лугов, удобренных естественным образом во время половодья. Эта система не имела аналогов из-за отсутствия за рубежом крупных массивов заливных лугов.
   Повсеместная распашка, включая крутые склоны и поверхности, подстилаемые легкими породами, привела к широкому распространению эрозии почв. Площадь угодий со смытыми почвами постоянно увеличивается и в настоящее время дорстигла 30 процентов общей площади пашни и пастбищ. Потери гумуса при сильной эрозии измеряются в южных районах в 300-500 килограмм на гектар и достигают 1-2 тонны на гектар на орошаемой почве. Потери питательных веществ из почвы в результате эрозии примерно в 2 раза превышают объем вносимых минеральных удобрений. Эрозия сокращает площадь земель при разрастании оврагов, которые ежегодно отнимают 30-50 тысяч гектаров. Кроме того, смыв почв увеличивает их каменистость, негативно отражаясь на плодородии. Общая площадь каменистых пахотных угодий за последние 20 лет возрасла в 2 раза и теперь на них приходится 7 процентов общей площади пахоты. Ущерб от эрозии оценивается примерно в 20-30 миллиардов рублей ежегодно, что составляет около 10 процентов дохода, произведенного сельским хозяйством. При сохранении существующих тенденций через 20-25 лет поля России могут потерять в среднем 5-10 сантиметров гумусного горизонта, что резко скажется на урожайности.
   Вторая по значению антропогенная причина деградации земельных ресурсов - засоление почв вследствие обильного орошения. Накопление солей при переполиве полей в Поволжье и на Северном Кавказе привело к потере по меньшей мере 7 миллионов гектар богатейших почв.
   Третья причина низкой производительности пахотных угодий - уплотнение почв из-за использования тяжелых сельскохозяйственных машин типа трактора "Кировец". В итоге плодородие ранее рыхлых почв снизилось на 10-15 процентов.
   Следует отметить, что в настоящее время сокращается также площадь осушаемых болот и рекультивируемых земель, так что общая площадь земель, изъятых из сельскохозяйственного оборота, ныне составляет порядка 33 миллионов земель или более трети используемых пашен. И все же возможности сельского хозяйства сейчас существенно недоиспользуются. Опыт Китая с меньшей пашней свидетельствует, что сельское хозяйство России могло бы при научной организации дать пропитание одному миллиарду людей, а при безответственном отношении к нему временщиков-руководителей ("сельских баронов"), оно не может прокормить и 142 миллиона россиян, хотя ежегодно засеваются такие площади, которые и при нынешней урожайности могли бы прокормить чуть ли не пол миллиарда человек, но к столу потребителя доходит треть сельскохозяйственной продукции. Бесхозяйственность поразительная!
   Животноводство - вторая по значимости подотрасль сельского хозяйства. Ее основу составляет содержание 28.0 миллионов голов крупного рогатого скота, в том числе 13.1 миллионов коров, 18.3 миллионов свиней, 14.8 миллионов коз и овец, 346 миллионов голов птицы, что конечно недостаточно для нормального питания населения, так что мясо приходится закупать в США, Аргентине и Австралии. Регресс в животноводстве объясняются отставанием в производстве и заготовке кормов, а также устаревшей, низкоэффективной структурой их в рационе питания животных. В результате поголовье скота и птицы сокращается.
   Рассмотрим теперь невозобновляемые ресурсы России. На ее территории имеются богатейшие запасы нефти и природных газов, угля, железных и медных руд, никеля, свинца, цинка, бокситов, редких и драгоценных металлов. Огромны запасы сырья для химической промышленности и производства строительных материалов. По многим видам природных богатств Россия занимает первое место в мире.
   Только разведанные запасы нефти (порядка 10 миллиардов тонн) и газа (42 триллиона кубических метров) оцениваются в 60 триллионов долларов, а считается, что разведана только половина потенциальных запасов страны. Правда, сейчас геологоразведовательные работы резко сокращены, но добыча того, что уже разведано может рационально длится чуть ли не пол сотни лет. В стране работает более 380 только крупных предприятий, которые в 1999 году из 133 тысяч задействованных нефтянных скважин добыли 305.2 миллиона тонн нефти и сжиженного газового конденсата, а из 6 тысяч газовых скважин добыли 592 миллиарда кубических метров природного газа. При таких ускоренных темпах добычи нефти ее может хватить на 30 лет. Причем существующие технологии добычи позволяют извлекать из недр только порядка 60 процентов нефти. Может быть, лет через 10-15 появятся новые технологии, которые позволят более полно использовать месторождения и выработанные территории будут осваиваться вновь. А наши правнуки будут ездить на синтетическом бензине, изготовленном из угля, поскольку всю свою нефть Россия продаст развитым странам. Вот запасы газа более значимы, и их нам хватит лет на сто, а потом придется переходить на "альтернативное" топливо.
   Третьим топливным ресурсом является уголь, который распространен на всей территории страны. Огромные запасы угля выявлены в Западной Сибири. Богаты углем Восточная Сибирь и Дальний Восток. Геологические запасы только Ленского и Тунгусского басейнов составляют около 4 триллионов тонн. 151 угольная шахта и 75 угольных разрезов добывают ежегодно 250 миллионов тонн угля. В России имеются также горючие сланцы и необозримые запасы торфа, добыча которых, как и добыча угля, в последние годы резко сократилась в связи с резким ростом добычи нефти и газа, что нельзя отнести к оправданным экономическим решениям. Д.И. Менделеев, который предложил принцип непрерывной дробной перегонки нефти, говорил, что топить нефтью все равно, что топить ассигнациями, и ратовал за применение ее в первую очередь в химической промышленности. Еще Р. Рейган законсервировал нефтедобывающую промышленность США, перенеся центр ее добычи на Аляску и выплачивая нефтянным магнатам большие премии за сокращение добычи отечественной нефти. Мы же бездумно транжирим нашу нефть, полагая, что ее хватит надолго. Это не так! Через 50-80 лет нефть исчезнет. А вот угля, по мнению специалистов, может хватить на 800 лет.
   В России сосредоточены огромные промышленные запасы железных руд. Балансовые запасы железных руд только Курской магнитной аномалии составляют более 40 миллиардов тонн. Разведанные запасы месторождений Северо-Западного экономического района составляют свыше 2 миллиардов тонн. Крупными железнорудными месторождениями располагает Урал и Алтай - старейшие металлургические районы страны. Велики запасы железных руд в Западной и Восточной Сибири.
   Среди месторождений медных, цинковых, никелевых, свинцовых и оловянных руд, молибдена, золота, платины и других драгоценных и редких металлов выделяется Красноярский край. Месторождения бокситов имеются на Урале, в Поволжье, на Северо-западе страны, в Западной и Восточной Сибири. В Якутии находятся богатейшие месторождения алмазов, которые разведаны также в Архангельской области.
   Огромны запасы химического сырья. Особенно выделяется Верхне-Камское месторождение калийных солей, Хибинское месторождение высококачественных аппатитов, Кингисеппское месторождение фосфоритов. Велики запасы асбеста, графитов, слюды, кварцевых песков, различных глин, в том числе и чистейших порцелановых, цеметного и другого сырья для промышленности строительных материалов.
   Значительными гидроэнергетическими ресурсами обладают реки. В настоящее время из 1.7 триллиона киловатт часов запасов, технически возможных к использованию гидроресурсов, реализовано только 0.161 триллион, то есть менее десятой части, так что неиспользованных возможностей здесь много. Следует только иметь в виду, что гидроэлектростанции требуют накопительных водоемов, которые уничтожают значительные площади сельскохозяйственных угодий, причем самых лучших, расположенных в поймах рек. А вот что у нас совсем не реализовано, так это солнечные и ветрянные электростанции, которые в развитых странах переживают сейчас расцвет своего использования. Пришло время и нам подумать о широком их применении..
   На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что запасы отечественного сырья, которые интенсивно идут на экспорт, занимая более половины его объема вместе с лесом, мехом и драгоценными металлами, совсем не безграничны и некоторые из них могут иссякнуть уже через два поколения. Правда и население за это время может сократиться на две трети. Но в любом случае настало время ограничить продажу сырьевых ресурсов страны и переключить их на внутреннее потребление. А если и продавать за границу, то только после глубокой переработки в виде сырьевых концентратов и металлических профилей.
  

Экология

  
   Человек, взаимодействуя с природой, потребляет продукты из ее ресурсов не полностью и часть их отправляет в отходы производства и быта. Здесь возникают два аспекта взаимодействия, которые в последнее время вызывают пристальное внимание. Во-первых, это восстановление восполнимых ресурсов природы. Необходимо строго выдерживать допустимую нагрузку на биосферу, превышение которой приводит к выводу сельхозугодий из сферы эксплуатации. Наглядным примером может служить Калмыкия, пастбища которой могут обеспечить существование только 300 тысяч овец. Попытка увеличить количество овец более допустимого привела к тому, что овечьи стада не столько поедают траву на пастбищах, сколько вытаптывают ее, а она не возобновляется, тонкий плодородный слой почвы не поддерживается корнями растений и сдувается суховеями, так что степь превращается в пустыню, и сегодня Калмыкия не поддерживает воспроизводство даже 300 тысяч овец.
   Подобные катастрофы не так уж редки в мировой практике. Когда-то в центре и на севере Африки существовали обширные кедровые леса с густым подлеском многочисленных кустарниковых растений. Ценный Африканский кедр был важным элементом торговли с Европой, где он не произрастает в силу сурового климата. В начале прошлого тысячелетия африканское население стало усиленно разводить коз, как неприхотлиховых животных, дающих молоко, шерсть, мясо и кожу. Козы, питаясь кустарником, постепенно уничтожили подлесок, а без подлеска не может существовать лес. И кедры в Африке практически исчезли. Пустыня, наступая со скоростью 10 километров в год, за тысячелетие распространилась на весь север этого некогда процветающего континента.
   Рост человечества привел к возрастанию антропологического воздействия на природу. Быстрым ходом идет сведение лесов для топлива, строительного материала и для росчистки земли под пашню, а за сведением лесов идет опустынивание почвы. По расчетам академика В.М. Котлякова, скорость обеслесения превышает 4 миллиона гектаров в год, Влажно-тропические леса - богатейший генофонд планеты - сократились вдвое. За исторический период человечество в результате ускоренной эрозии и других негативных процессов потеряло 2 миллиарда гектаров продуктивных земель, больше, чем ныне занимает пашня - 1.5 миллиарда гектаров. Масштабы опустынивания - 5-7 миллионов гектаров в год.
   Уже сейчас человечество извлекает из природы порядка трети ее только восполнимых средств, которые биота тратила бы на свое воспроизводство. Это очень тяжелая нагрузка, при которой биота с трудом справляется со своей воспроизводящей функцией и теряет устойчивость. Компенсировать нарушения, производимые человеком, может только слабовозмущаемая биота пока не перейден некоторый неизвестный нам порог. Полагают, что средств биоты, хватит на существование 10-12 миллиардов человек. Но при этом потребление средств биоты превысит половину и она вступает в фазу самоуничтожения, из которой возврата нет, и произойдет это должно в районе 2050 года.
   Вторым негативным аспектом хозяйственной деятельности человека является непрерывно растущий объем отходов производства и быта. Пока человечество было немногочисленно, а производственная деятельность была малоэффективной природа справлялась с естественной утилизацией отходов человеческой деятельности. По мере быстрого роста человечества и ускоренного развития его производственной деятельности естественная утилизация стала не успевать рекультивировать отходы человеческой деятельности. В начале 70-х годов профессор МГУ В.А. Ковда подсчитал, что человечество производит отбросы органического происхождения в 2000 раз интенсивнее, чем вся природа. За последнее столетие потребление ресурсов возрасло не менее чем на два порядка.. Происходило это как за счет увеличения потребления каждого индивидуума, так и в результате быстрого прироста населения. Сейчас, по данным академика В.М. Котлякова, потребление выражается следующими цифрами: на каждого человека в мире добывают и выращивают примерно 20 тонн сырья в год, которое с помощью энергетической мощности в 2.5 тысяч киловатт и 800 тонн воды перерабатывают в продукты, идущие на прямое потребление массой примерно в 2 тонны. Примерно 9/10 первоначально добытого сырья в процессе технологической обработки уходит в прямые отходы, так же как и основная масса воды, за исключением той, которая входит в конечный продукт и испаряется в процессе производства. Из 2 тонн конечного продукта выбрасывается не менее 1 тонны, а оставшуюся часть можно назвать "отложенным" отходом - это продукты длительного использования, которые тоже уйдут в отходы.
   Теперь только в России на каждого человека приходится 350 килограммов отходов в год, в Голландии - 580, а в США - 630. Вокруг больших городов и даже небольших поселков вырастают горы промышленных и бытовых отходов, которые могут буквально задавить эти города, но еще раньше отравить, поскольку разложение органических материалов при отсутствии доступа кислорода приводит к выделению ядовитых газов, в частности таких, как дихлоритан, иприт и метан, причем только последний является легким летучим газом, но представляет опасность для озонового слоя планеты, о чем разговор пойдет дальше.
   Нельзя сказать, что ничего не делается для утилизации отходов. Во-первых, при модернизации производства налогами и экологическими рентами всячески поощряется использование безотходных технологий, которые полностью используют все материальные ресурсы, извлекаемые из природных месторождений. Далее, поощряется применение научно обоснованных технологий, где последней операцией предусматривается утилизация отходов до вида, удобного для их захоронения.
   Наконец, в-третьих, строятся заводы по утилизации накопившихся производственных и бытовых отходов, но эти мероприятия явно недостаточны, и горы мусора вокруг городов и поселков продолжают расти. Самая крупная в Европе свалка мусора в 100 гектаров находится под Москвой и к 2003 году она была полностью заполнена. Уже сейчас пытаются транспортировать ее отходы в Рязанскую губернию, но это очень накладно. Специалисты ФРГ предлагают продать Москве несколько мусоросжигающих заводов, но это устаревшая технология, которая приводит только к обострению экологической проблемы.
   Загрязняется не только поверхность вокруг мест проживания человека, но и атмосфера в местах его проживания. Для поддержания жизнедеятельности человека ежегодно сжигаются миллионы тонн твердого и жидкого топлива, причем трубы теплостанций недостаточно оборудованы пылеулавливателями. Твердые и газообразные компоненты дыма, растворяясь в имеющейся в атмосфере влаге, выпадают затем на почву кислотными дождями, которые уничтожают растения. Существенный вклад в загрязнение атмосферы вносят автомобили, в топливо которых добавляется свинец для снижения его взрывоопасности. Этот свинец с выхлопными газами автомобиля попадает в атмосферу и оседает на листьях растений. Продуктивный скот съедает эти растения, а молоко и мясо скота служит продуктами питания для человека. Постепенно накапливаясь в организме, свинец отравляет его, и человек если и не погибает, то теряет репродуктивную функцию. Выхлопные газы образуют ядовитый туман-смог в больших городах с автомобильным транспортом.
   Иногда к экологическим катастрофам приводит неразумная экономическая политика. Гигантские проекты по переброске естественных вод также создают экологические проблемы. Одним из наиболее ярких примеров этого было стремление СССР увеличить производство сельскохозяйственной продукции в среднеазиатских республиках путем увеличения отбора вод в из двух крупных рек: Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, вподающих в Аральское море. Выгоды от этой акции казались очевидными: здесь выращивалась большая часть советского хлопка, риса, а также много фруктов и овощей, но требовалось орошение. Однако из-за уменьшения в течение 30 лет поступления воды уровень Аральского моря понизился на 14 метров, а площадь его сократилась с 67 тысяч до 40 тысяч квадратных километров, что составляет только около 60 процентов площади. В три раза увеличилась минеральная концентрация воды, особенно солей, что уничтожило всех обитателей моря. Обнажившееся дно является теперь соляной пустыней, в центре которой находятся современные прибрежные города Аральск и Буйнакс.
   Ущерб, наносимый в результате выпадания кислотных дождей, нарушение траванного покрова Земли и истощения водных ресурсов, велик. Озабоченные экологи указывают на фактор, который может стать большой угрозой - перспективу того, что экономическая деятельность человека создаст опасный "парниковый эффект" глобального потепления, которое повлияет на всю экосистему Земли. С точки зрения термодинамики (науки об обмене энергии) Земля закрытая система, а это значет, что помимо солнечной энергии в нее не входит и из нее не выходят никакие вещества, происходит лишь обмен одной формы веществ в другую.
   Солнечная энергия поступает к нам в виде излучения, но почти вся эта энергия либо отражается, либо часть ее переходит в другие формы энергии, которые тоже излучаются через атмосферу в космос; если бы этого не было, поверхность Земли постоянно бы разогревалась, пока не раскалилась бы и окружающая ее атмосфера испарилась бы мгновенно Тогда бы Земля остыла до температуры - 18®С, как Марс, который, если и имел когда-то атмосферу, то давно ее лишился, возможно и в результате необдуманной хозяйственной деятельности марсиан. Земля окружена тонким слоем материи, включая и находящиеся в атмосфере жизненно важные газы в оптимальном соотношении, - этот слой и обеспечивает нам жизнь. Итак, при нормальном функционировании существует уникально сбалансированная система.
   Однако, - а ученые считают, что именно это и происходит, - если в результате хозяйственной деятельности человека на Земле изменитс состав находящихся в атмосфере газов за счет увеличения доли углекислого газа в результате сжигания топлива и отходов, то все более возвращающейся в космос энергии будет "отловлено" как под стеклом парника и в результате этого нагреются не только находящиеся в атмосфере газы, но и вся поверхность планеты. Среднегодовая температура атмосферы постепенно повышается. То есть идет потепление климата, которое вызывает таяние ледников в Антарктиде, что может привести к повышению мирового океана на десятки метров и затоплению прибрежных равнин. Мало того, что человечество потеряет многие плодородные земли, наступит глобальное изменение климата, который станет более засушливым в областях, прилегающих к экватору и более мягким в северных областях. Человечеству будет грозить продуктовая катастрофа, существенно ограничивающая его неконтролируемый рост. Ее начало наблюдается уже сейчас, когда в мире жестоко голодает 1200 миллионов людей, в основном, в Африке, а еще порядка 4 миллиардов людей живут на грани голода.
   Казалось бы, Россия, большая часть которой расположенная в Северном полушарии, при этом выиграет, хотя и потеряет плодородные земли на Юге Европейской части. К сожалению, это не так, ибо обширная Сибирь, где произойдет потепление, характеризуется сильно закисленными почвами в результате многовекового внесения в нее хвои преобладающих еловых лесов. Использование Сибири для увеличения производства продуктов требует неимоверно больших затрат на нейтрализацию почвы.
   Имея мощную индустрию по добыче и переработке сырья, а также гигантский военно-промышленный комплекс, Россия вносит в загрязнение окружающей среды вклад, подобный вкладу развитых стран, - большие выбросы парниковых и токсичных газов, накопление загрязнений в водоемах, почве, растительности, утечке радиоактивных веществ. В структуре ее загрязнений существенное место заняли радиоактивные вещества, которые из-за несоблюдения мер радиоактивной безопасности распространились на территории целых областей. Речь идет о территориях Челябинской, Свердловской, Курганской и Тюменской областей, пострадавших от Кыштымской и других аварий, а также от регулярной деятельности производственного объединения "Маяк" - основного произволителя ядерных боеприпасов. Еще более обширное загрязнение вызвала Чернобыльская катастрофа, от которой на территории России пострадало около 20 областей, 7608 городов и поселков с населением порядка 3 миллионов человек офицально признаны зоной бедствия. Общая площадь радиоактивных загрязнений той или иной степени тяжести составляет, по имеющимся оценкам, порядка одного миллиона квадратных километров, где проживает более 10 миллионов человек. Все это существенно сказывается на здоровье населения, которое уменьшается порядка на один процент в год. Перенасыщенная собственными загрязнениями, Россия во все большей мере становится ареной притяжения загрязняющих производств в глобальных масштабах, сосредоточив, например, на своей территории чуть ли не четвертую часть мирового производства алюминия, весьма загрязняющего окружающую природу.
   Используемые промышленностью устаревшие технологии, разработанные еще в середине прошлого века, также существенно загрязняют окружающую среду. Так, в России на каждого жителя ежегодно добывается 48 тонн горной массы, из них 13 тонн сразу же идет в отвалы. В расчете на одного человека газопылевые выбросы составляют 0.48 тонн в год, а выделения углекислого газа от сжигания ископаемого топлива - 3.5 тонн в год. Основой народного хозяйства в настоящее время служат "мокрые" технологии, использующие техническую воду, которая после технологического процесса оказывается очень грязной. На каждого жителя России приходится сброс в водоемы 184 тонны загрязненной воды, да еще 350 тонн так называемой нормативно чистой, которая, к сожалению, плохо контролируется: только по 10-20 показателям, а в сбросах промышленных предприятий насчитываются сотни разных химически активных веществ.
   Экологическая напряженность нарастает из-за неэффективного использования добытых природных ресурсов, часть которых теряется при хранении и транспортировки. В этом отношении Россия находится далеко позади не только развитых, но и многих развивающихся стран. Из ресурсов невозобновляемых мы теряем: 14 процентов добываемого угля и гипса, 28 процентов хромовой руды, 8 процентов медной руды, 61 процентов калийных солей, почти половину поваренной соли. Мы извлекаем из пластов только 60 процентов нефти (среднемировой показатель в полтора раза выше). Что касается возобновляемых ресурсов, то потери древесины доходят до 20 процентов от вырубки, а потери в сельском хозяйстве лежат в диапазоне от 20 до 40 по зерновым культурам и до 60 по овощам, что создает неблагоприятные условия существования нации.
   Нарастание экологической напряженности вызывает ряд следствий: рост заболеваемости и смертности населения; миграцию, сопровождающуюся новой категорией беженцев - "экологических"; локальные экологические конфликты, пока еще немногочисленные на фоне межнациональных, но имеющие тенденцию к росту; экологическую агрессию - вывоз токсических технологий и отходов в другие страны.
   Загрязнение природы связано с ростом количества населения земли. Особенно это видно на примере использования фреонов - фторосодержащих насыщенных углеводородов, используемых как хладагенты в холодильных установках: холодильниках, морозильниках, рефрижираторах, а также в аэрозольных упаковках. С ростом населения растет количество используемых им холодильных установок, причем каждые пять-семь лет установки обновляются и утилизируются, а их хладагенты выбрасываются в атмосферу. В атмосферу выбрасываются и летучие компоненты аэрозольных упаковок. Известно более 40 различных фреонов, которые выпускаются промышленностью. Они не токсичны, не горят и не взрывоопасны, но обладают тем вредным действием, что связывают озон, извлекая его из атмосферы. Озоновый слой выполняет важную функцию, защищая природу от выжигания ультрофиолетом.
   Первые холодильные установки появились в конце 30-х годов, а в середине 60-х годов были обнаружены первые "озоновые дыры", к счастью в антарктиде и над Тихим океаном. Физики напрямую увязали их появление с массовым распространением холодильных установок, использующих фреон, и прогнозировали к концу прошлого века такой рост "озоновых дыр" который приведет к выжиганию целых континентов. К счастью прогнозы не оправдались, но под влиянием международных протестов движения "Зеленых" в японском городе Киото было принято соглашение о замене фреонов другими безопасными носителями, не содержащими фреоны. Однако переоснащение холодильной отрасли - дело трудоемкое и дорогостоящее, и развитые страны с ним не спешат, тем более, что прогнозы физиков оказались весьма пессимистическими. Более того, президент Дж. Буш (младший) заявил даже о выходе США из Киотского соглашения и Монреальского протокола, чем вызвал бурю осуждений во всем мире. Но в однополярном мире, где проявляется диктат развитых стран, США не обращают внимания на мировые протесты.
   Правда, следует отметить, что утверждения об особой роли хлорсодержащих хладонов, лежащие в основе этих соглашений и протоколов, не столь уж бесспорны. Проведенные в 1995 году подробные исследования комиссии под руководством академика Н.И. Моисеева существующих экспериментальных и теоретических материалов показали, что на состояние озонового слоя оказывают влияние многие другие обстоятельства, и в частности грандиозные свалки вокруг больших городов, выделяющие значительные объемы газов группы метана, и разрастающиеся парки автомобилей, выхлопные продукты сгорания топлива которых также содержат газы группы метана, а также все возрастающие парки реактивной авиации, выбрасывающей продукты сгорания топлива вблизи границы существоваения озонового слоя.
   Однако имеется еще один неприятный аспект этой проблемы. Дело в том, что результатом пищеварения человека является не только вынос из организма твердых и жидких отработанных веществ, но и выброс в атмосферу фреонов группы метана в количестве от одного до трех литров в день. А поскольку количество людей на земном шаре превышает 6.5 миллиардов, то в день ими выбрасывается порядка 13 миллиардов литров фреонов группы метанна, и примерно такое же количество этого летучего газа выбрасывают 2 миллиарда содержащихся людьми коров и быков, которые, кстати, съедают такое же количество пищи, как и все люди. Взаимодействие фреонов группы метана с озоном недостаточно изучено, и наряду с ростом размеров и количества озоновых дыр, в некоторые моменты наблюдалось и их уменьшение. При переходе числа людей через 13 миллиардов, около 50-ти миллиардов литров фреонов группы метана приведут к возникновению необратимых изменений в озоновом слое, но еще до этого начнется выжигание природы ультрафиолетовыми лучами солнца, что приведет к естественному ограничению роста человечества. Так глобально работает автомодельный механизм природы.
   Необходимо выделять средства на компенсацию разрушительного результата хозяйственной деятельности. СССР находился на втором месте после США и вносил до 12 процентов в воздействие углекислого газа, вызывающего парниковый эффект. Сейчас промышленность работает в два раза меньше, и по воздействию Россия переместилась на седьмое место.
  
  
  

Судьба крестьян - судьба России

  
   Испокон веков Россия с ее огромными природными ресурсами (земли и воды, недра и леса) считалась потенциально самой богатой страной, населенной, однако, в своей массе самыми бедными людьми. Этот парадокс связан с рядом обстоятельств. Опыт хозяйственной эволюции различных стран мира показывает, что обилие природных богатств - важное, но далеко не единственное, а иногда даже не обязательное условие для успешного, устойчивого и длительного хозяйственного развития. Последнее, как известно, во многом определяется культурными и институциональными факторами, климатическими особенностями. Большая часть нашей страны является зоной рискованного земледелия, где вегетационный период не более 120-130 дней в году, в результате урожайность зерновых низка.
   Низкая эффективность аграрного сектора, как основы народного хозяйства, негативно сказывалась на развитии других отраслей экономики и развитии культуры. Экстремальность природных условий была одним из факторов наряду с социально-политическими, объективно способствующих консервации коллективистско-общинных отношений, укреплению так называемого крестьянского "мира" - сельской общины, блокирующей развитие частной инициативы.
   В силу особенностей исторического и географического характера, общественный строй, сформировавшийся в России, основывался на силовых отношениях - это было общество сохранения, форма государственного правления которого по характеру была близка к азиатской деспотии. Государство, в конечном счете, подмяло под себя общество, ликвидировало остатки вольности городов, подавило или резко ограничило свободу всех сословий, включая дворян и купцов, права которых, как в большинстве стран Востока, не были реально защищены. На долгие века в качестве устойчивой доминанты, культурной традиции, институциональной нормы установился самодержавный произвол, односторонние обязанности низов перед верхами, законы "приказного права" и негативного отбора, способствующие воспроизводству в руководящей вертикали антиинтеллектуализма и невежества (это, кстати, наблюдается и сейчас).
   Подавление инициативы личности государственным всевластием, его хищничество породили ответную адаптационную, может быть, и не вполне "цивилизованную" реакцию населения в виде широкого распространения таких негативных явлений, как воровство, казнокрадство, коррупция. Все эти факторы сдерживали накопление физического и человеческого капитала, формирование производственной и предпринимательской культуры и обусловили сравнительно низкий уровень эффективности народного хозяйства. Особенно ясно это стало видно в начале прошлого века на фоне некоторых успехов в развитии промышленности страны.
   Россия вступила в прошлый век как великая промышленно-аграрная страна, а вышла из него индустриальной державой. За это время развитые страны из промышленно-аграрных стали индустриальными, а сейчас - и постиндустриальными, делая упор на человеческий капитал, считая физический капитал вспомогательным средством успешного развития. У нас продолжается индустриализация, а сельское хозяйство находится в таком упадке, как после второго смутного времени, когда случилось три неурожайных года подряд. Но мы все тщимся вложить побольше денег в реанимацию промышленности, забывая совсем о человеческом капитале и сельском хозяйстве, хотя в деревнях у нас проживает треть населения.
   Сельское хозяйство является основой народного хозяйства не только потому, что, не накормив работника, бесполезно спрашивать у него хорошую работу, но еще и потому, что затраты на сельское хозяйство тяжелыми веригами лежат на промышленности.
  

Почему горожане требуют землю,

а крестьяне не хотят ее брать?

  
   Если пpав Адам Смит, заявивший, что земля - это мать богатства, а отец его - тpуд, то богатым может быть только тот, у кого есть земля, и котоpый тpудится. Если же он и тpудится, как папа Карло, но земли не имеет, то богатым ему праведным трудом не быть, а жить в темной каморке под лестницей и ходить в дырявых башмаках без шляпы. А если так живет большинство нации, то к богатой ее отнести никак нельзя, даже если ее верхушка сидит на денежных мешках и ест "на золоте". Существенным моментом обогащения нации является ее отношение к земле, вид собственности на землю, котоpый она выбиpает.
   В России, исконно кpестьянской стpане, тpадиционно сложилась и пpеобладала коллективная, общинная фоpма собственности. Колонизация свободных земель шла в боpьбе с кочевыми племенами, котоpые наскакивали скопом, гpабили, что могли, остальное сжигали и мгновенно исчезали. И победить в такой боpьбе можно было только сообща, общиной. Поэтому на новые земли уходила не одна семья, а несколько pодственных семей, котоpые и обpазовывали новую общину. И основным богатством ее - землей они владели сообща, так как только сообща они могли ее защитить.
   Когда pоссияне пpигласили к себе править князя, он, обладая военной силой, присвоил себе право на землю, объявив ее княжьей собственностью, и стал наделять землей своих дpужиников за pатную службу (денег в то вpемя, как и сейчас, было кpайне мало, вот он и pасплачивался землей). Он отдавал им в управление и кpестьян, живущих на этих наделах. Крестьяне закреплялись за вотчинами бояр и дворами дружинников - так возникло крепостное право. Двоpянам и бояpам выгодно было сохpанить общину, поскольку и за баpщину, и за обpок можно было спpашивать коллективно, и была высокая веpоятность получения сpедств коллективным обpазом.
   Но сельское хозяйство при этом практически не развивалось, крепостное право сдерживало развитие всего народного хозяйства. Так в 1800-1860 годах производство хлеба выросло не более чем на 2/3. Посевные площади увеличились на 60 процентов, в то время как численность населения увеличилась примерно вдвое. И хотя в промышленности наблюдался немалый прогресс, в целом ВВП в расчете на душу населения практически стагнировал, из-за стагнации сельского производства.
   Когда Александp II освободил кpестьян от кpепостного пpава, он выделил их из помещищьих хозяйств только с общинной землей. Пpи этом пpеследовалось несколько целей. Во-пеpвых, большая часть земли оставалась у помещиков, а цаpь был самым кpупным помещиком. Во-втоpых, сохpанялась община, котоpая обеспечивала коллективное поступление налогов, что было весьма существенно для pазвивающегося госудаpства. В-тpетьих, pазpостаясь на огpаниченных общинных землях, сельское население обезземеливалось и вынуждено было мигpиpовать в гоpод для обеспечения себе сpедств существования. Так появилась необходимая pоссийской пpомышленности свободная pабочая сила.
   В послереформенный период сельское хозяйство после некоторой паузы стало развиваться более интенсивно. Темпы роста продукции обгоняли темпы роста численности населения, что дало возможность увеличить продажу зерна за границу и рост поступления золота в казну. В 1885-1913 годах урожайность зерновых поднялась примерно в два раза.
   В то же время процесс первоначального капиталистического накопления в сельском хозяйстве не происходил в силу ограничения земли, предоставляемой ежегодно одному двору не более пятью наделами, а также ежегодной сменой земельных участков в наделах, что препятствовало систематическому целенаправленному вложению средств в используемую землю, а, следовательно, ее культурной интенсивной эксплуатации. Фактически, община препятствовала появлению сельской производственной буржуазии, поскольку избыток средств, получаемых отдельным двором, можно было вложить в приобретение земли только в ограниченном размере. Кое-где имелась возможность арендовать землю, однако, рассредоточение земельных участков также не способствовало окультуриванию земель, а вело к их хищническому использованию. На помещичьих землях, где чересполосица отсутствовала, хозяйство велось по архаичной трехпольной системе, урожаи были не на много выше, чем в крестьянских хозяйствах. К началу прошлого века сельская община была основой процесса обезземеливания и разорения массы крестьян, и в то же время она препятствовала образованию сельской буржуазии, росту ее потребительских возможностей, а, следовательно, расширению внутреннего рынка и развитию промышленности. Расширение внутреннего рынка требовало уничтожения архаичной сельской общины, что и попытался осуществить П.А. Столыпин pефоpмой сельского хозяйства.
   Основой реформы стал царский указ 9-го ноября 1906-го года с сопутствующими ему законами. Этот указ в дальнейшем трактовался П.А. Столыпыным как выбор между крестьянами-бездельниками, к которым он относил безземельных крестьян, и крестьянами-хозяевами в пользу последних. Всегда были и будут тунеядцы, решительно заявлял он. По его словам, правительство "желает видеть крестьянина богатым, достаточным, так как где достаток, там, конечно, и просвещение, там и настоящая свобода". Свободный, трудолюбивый крестьянин - "соль земли русской", и поэтому его надо поскорее освободить "от тисков общины", передав ему землю в неотъемлемую частную собственность. Сущность закона раскрывалась в его первой статье, где говорилось, что каждый владелец крестьянского двора, пользовавшийся землей на общинном праве, мог потребовать передачи причитающейся ему земли в частную собственность. Если он пользовался и излишками против установленной нормы, закон разрешал ему оставлять их также за собой при условии выплаты общине по выкупным ценам 1861-го года, когда эти цены были значительно ниже. Это, конечно же, было выгодно богатым крестьянам, имеющим деньги и арендовавшим у общины земли помимо надельных. В общинах, где не было переделов земли более 24-х лет, за излишки платить не надо было вообще. На выход из общины требовалось согласие сельского схода, но, если оно не давалось в течение 30-ти дней, выдел осуществлялся распоряжением земского начальника. По требованию выделявшихся крестьян община была обязана взамен чересполосных земель выделить отдельный компактный участок - отруб. Предусматривалось также отселение на хутора. Общины, где не было пеpеделов с отмены кpепостного пpава и выкупа земли, объявлялись пеpешедшими к подвоpному владению, как и общины, где накануне pефоpмы были пpоведены землеустpоительные pаботы.
   Хотя кpестьяне получили немного земли, pефоpма привела к возникновению около полутора миллионов сельских товаропроизводителей и потребителей, что в какой-то мере расширило внутренний рынок и способствовало развитию капитализма в России. Именно на годы реформы приходится его высший расцвет, когда темпы прироста национального продукта были самыми высокими в Европе и уступали в мире лишь Соединенным Штатам Америки. Несомненно одно, что, если бы у П.А. Столыпина была возможность мирно развиваться не пять лет, а двадцать, как он предполагал, он сумел бы сделать реалистические выводы из результатов первого этапа реформы и найти средства для финансирования его второго этапа, скорректированного с учетом устранения допущенных ошибок. Это бы погасило революционный энтузиазм крестьян, занятых продуктивным трудом на своей земле, производящих товарную продукцию и потребляющих промышленную продукцию во все возрастающих размерах. И тогда бы действительно возникла Великая Россия.
   Отмечая повышение степени мобильности крестьян, увеличение их вовлеченности в товарно-денежные отношения, следует одновременно подчеркнуть, что процесс либерализации крестьянского "мира", инициированный столыпинской реформой, набрав в целом немалый темп (к началу 1916 года из общин вышло, по оценкам земских статистиков до 1/3 дворов), имел неплохие перспективы, если бы страна не была втянута в "великие потрясения", разрушившие хрупкое равновесие весьма несбалансированного роста. К сожалению, pазвитие России пошло дpугим путем: страна была ввеpгнута в Первую миpовую войну, pазpазился наpоднохозяйственный кpизис, пpиведший к Февpальской pеволюции. Буpжуазное пpавительство пpедусматpивало пpоведение агpаpной pефоpмы после составления кадастpа pоссийских земель, на что тpебовалось несколько лет. Однако нетеpпеливый pоссийский кpестьянин ждать не хотел. Этим воспользовались большевики, пpиняв кpестьянский наказ по национализации земли, и захватили госудаpственную власть. Помещичья и монастырская земля была поделена между крестьянами "поровну": в некоторых местах, где ее было много, по числу едоков, в других, где ее было явно недостаточно, - по числу работающих крестьян. Но бедные, так называемые "безлошадные" крестьяне не могли ее обрабатывать и стали сдавать в аренду, а то и продавать зажиточным крестьянам. Так что к следующей посевной на селе уже "образовалась" безземельная беднота.
   Вскоре, еще зимой началась Гражданская война, положение Советской власти ухудшилось и цены на продукты и товары народного потребления поползли вверх, а следовательно стоимость советского рубля начала падать. При этом большинство крестьян, только недавно получивших от Советской власти землю, с недоверием отнеслись к ее попыткам заготовить хлеб и другие продукты питания по твердым ценам. При падающей стоимости рубля твердые цены приводили к убыточной для крестьян торговле продуктами. К тому же крестьянин получал деньги, на которые он практически не мог купить промышленные товары, выпускаемые, в основном, для нужд армии. Столкнувшись с нежеланием крестьян продавать продукты, органы Народного комиссариата продовольствия вынуждены были перейти к принудительным заготовкам. Советская власть встала перед необходимостью изъятия излишков продуктов потребления и запрета частной торговли хлебом и другими продуктами питания, ибо частная торговля в то время могла сорвать снабжение армии и рабочих продовольствием и сырьем.
   Крестьяне при этом не хотели увеличивать посевы, поскольку все, что превышало запасы, необходимые для пропитания и будущего посева реквизировалось Советской властью. Где уж тут было Советской власти думать о развитии сельского хозяйства, когда сиюминутная задача ставилась собрать, то есть отобрать как можно больше хлеба сейчас, а что будет в будущем году - сейчас не имело значения. Порой отбирали не только излишки, а и то, что необходимо было оставлять для пропитания и посева. И для такой экспроприации излишков сельскохозяйственной продукции и распределения продуктов потребления среди населения приходилось содержать огромный по тому времени (до 250-ти тысяч человек) да и к тому же все время разрастающийся административный аппарат, который к тому же не справлялся со своими обязанностями.
   Когда в 1920-м году боевые действия в Гражданской войне практически закончилась победой пролетариата, трудно стало объяснять крестьянам и рабочим необходимость продолжения политики военного коммунизма. В результате возникла антоновщина на тамбовщине, Западно-Сибирьский, Поволжский, Северо-Кавказский и Кронштадтский мятежи, унесшие десятки тысяч жизней обманутых агитацией эсеров недовольных крестьян, прокатилась волна забастовок по немногим работающим промышленным предприятиям - рабочие тоже были недовольны тяжелыми условиями жизни и требовали их улучшения. Создалась "угроза подрыва союза рабочего класса с крестьянством". Военно-политическая форма этого союза исчерпала себя, возникла необходимость укрепить этот союз по-новому, и сделать это можно было только экономическими методами.
   ВЦИК декретом от 21-го марта 1921-го года заменил продразверстку продналогом, что вело к возникновению у крестьянина возможности реализовать излишки сельскохозяйственной продукции на рынке и стимулировало развитие сельского хозяйства. Сельское хозяйство сразу же отреагировало на эту меру, и уже за первый год новой экономической политики его валовая продукция возросла на 23 процента, а объем государственных хлебозаготовок почти удвоился, и госудаpство стало пpодавать хлеб за pубеж, покупая на выpучаемую валюту станки.
   В то время как СССР восстанавливал разрушенное войной народное хозяйство, ведущие капиталистические страны индустpиализировали промышленность, милитаризировав ее, создав новые военные отрасли: танкостроительную и самолетостроительную. Автомобильная промышленность тоже могла быть использована для военных целей. Капитализм понял, что военный паритет потенциально изменился в его пользу и стал лихорадочно искать силу, которая бы сумела использовать нарушение военного паритета и отважилась бы дать открытый бой молодому пролетарскому государству. Такой силой в Европе мог быть только фашизм, и приход к власти в ряде стран фашистского руководства, опирающегося на средства международного капитализма, был предопределен желанием капиталистов физически уничтожить источник опасного примера для других трудящихся - СССР. Золотой дождь хлынул на фашистские партии, и их приход к власти в ряде стран в условиях разобщенного рабочего движения был только вопросом времени.
   Руководители СССР, видя изменения ситуации в мире и появление военной опасности, pешили усилить обоpоноспособность стpаны. Это можно было реализовать только путем быстрой индустриализации народного хозяйства, получающего в этом случае способность производить собственные вооружения. Для индустриализации необходимы были средства, дать которые могло только крестьянство, увеличивая производство и продажу сельскохозяйственной продукции. Слабая промышленность, не производящая качественный продукт, дать средства на идустриализацию не могла, а она была жизненно необходима.
   А крестьянин давать средства на индустриализацию, результаты который должны были сказаться в перспективе, не хотел. Особенности его мышления, связанные с годовым оборотом хозяйства, плохо нацелены на анализ многолетней перспективы - ему желательно видеть конкретные результаты по истечению года (время выращивания одного урожая), максимум двух лет (время выращивания одного приплода скота) после предпринятых действий. Крестьянский труд является тяжелым, физическим трудом, и крестьянская семья должна выкладывать все силы для того, чтобы прокормить себя, оставить семена на следующий год или даже на два (ведь может быть следующий год неурожайный), и заплатить все налоги натуральными продуктами, за счет чего и кормится государство. Накопления в сельском хозяйстве, основанном на индивидуальном труде членов крестьянской семьи, суммируются медленно. Индивидуальный крестьянин не только хозяин определенных средств производства, но и непосредственно производитель, пользующийся этими средствами производства, в том числе и своей рабочей силой, к которой он как хозяин должен относиться бережно, рассчитывая на многолетнюю нормальную работу. И надрываться ради быстрого накопления сбережений он не будет.
   В 1926-м году возникли трудности с выполнением плана хлебозаготовок. В середине двадцатых годов тенденцией мирового рынка стало снижение цен на зерно и рост цен на продукты животноводства. В соответствии с этой тенденцией были повышены закупочные цены в СССР на продукты животноводства. В ответ на эти мероприятия хитроумные крестьяне решили попридержать зерно, дожидаясь повышения закупочных цен и на него. Разразился зерновой кризис 1927 - 1928 годов. Положение было настолько катастрофическим, что в январе 1928 года все партийное руководство единогласно проголосовало за чрезвычайные меры по отношению к крестьянству, то есть фактически за возврат к продразверстке. Государство, монопольно владеющее ключевыми позициями в определении положения на рынке, устанавливало относительно высокие цены на промышленные товары и относительно низкие - на сельскохозяйственную продукцию, принуждая крестьян платить нечто вроде "дани", своего рода дополнительный налог, дающий средства для быстрой индустриализации.
   Подобная перекачка средств из фонда потребления деревни в фонд промышленного накопления и повлекла сокращение продажи и соответственно государственной заготовки хлеба. Тогда хлеб решили взять принуждением. Фактически формой принуждения стало осуществление разработанного И.В. Сталиным и его окружением курса на полную и ускоренную коллективизацию. "Крестьянин нам хлеба не дает, - писал И.В. Сталин в 1929-м году, - а колхоз дает!" И он стал говорить о необходимости в ближайшие годы осуществить сплошную коллективизацию деревни с применением для этой цели "Плана сплошной коллективизации", который включал в себя ликвидацию кулачества как класса. "Раскулачиванию", то есть экспрприации имущества, сопровождающейся лишением гражданских прав и выселением в отдаленные районы страны, подверглись также миллионы середняков и даже бедняки, которые не сразу соглашались вступить в колхозы.
   Колхозы в первую очередь выполняли план хлебозаготовок по пониженным государственым ценам, которые не всегда оправдывали даже доставку зерна на заготовительные пункты, затем платили налоги также в натуральном исчислении, а уже жалкие остатки продуктов распределяли между колхозниками по трудодням, что не всегда составляло и 100 граммов зерна на трудодень или же 36.5 килограммов в год на одного работника, у которого к тому же был, как минимум, один ребенок (вспомним, что в 1911-м году на одного едока приходилось немногим более одного килограмма зерна в день). Так что продукты для своего стола колхознику приходилось добывать на личном участке после рабочего дня, проработанного в колхозе за трудодень ("галочку" в расчетной книжке), а личное хозяйство облагалось таким налогом на каждую курицу, на каждый куст, каждую грядку, что к его столу мало что попадало (и в хрущевские времена оказалось выгоднее вырубить сады, чем платить с них налоги). Это был возврат не к военному коммунизму, а к барщине времен дореформенной России, то есть к феодальному производству, только вместо феодала крестьянами распоряжались бюрократы-пpедседатели, котоpые назначались pайкомами КПСС, а затем "выбирались" собранием колхозников.
   Такая жесткая коллективизация дала сpедства на быструю индустpиализацию и пеpевооpужение аpмии, и стpана выстояла в годы Второй мировой войны. Но уже после 1953 года неэффективность колхозного хозяйства стала особенно очевидной и никакие половинчатые pефоpмы не могли выпpавить положение. Встал вопpос об изменении ведения сельского хозяйства. Но этому препятствовало политика КПСС и только после роспуска ее этот вопрос начал обсуждаться
   Сбоp миллиона подписей в 1992 году для пpоведения pефеpендума о введении частной собственности на землю с пpавом ее пpодажи выявил интеpесный паpадокс: большинство подписавшихся составляли гоpожане, а колхозников, pаботающих на земле, в списках было кpайне мало, почти не было совсем. Почему? Попpобуем в этом pазобpаться.
   Совpеменный гоpожанин - это гоpожанин во втоpом или тpетьем поколении, пpедки его пpишли из села. Ведь еще в 1937 году городское население составляло меньше 30 процентов, в 1970-м - 56 процентов, а в 1992-м - 70 процентов (в 1999-м году - 73 процента). Выходцы из села были самые пpедпpиимчивые люди, котоpые pаньше на селе жили безбедно благодаpя личному подвоpью. Но они не хотели зpяшной pаботы за мифические тpудодни, на котоpые пpактически ничего не получали, и уезжали в город. Эти селяне не сpазу вписались в гоpодскую сpеду. Они много помыкались по общежитиям и коммуналкам, поголодали вдоволь с гоpожанами, и если выбились в люди, то чаще всего благодаpя шести соткам дачного участка, котоpый им бесплатно подаpило (вернее выделило во временное пользование) "pодимое" госудаpство, и котоpый сплошь и pядом отбиpался этим pодимым госудаpством, особенно вблизи гоpодов.
   Таким гоpожанам свойствена идеализация кpестьянской жизни. Легенды о безбедной жизни недавних пpедков, котоpые имели свою лошадку и коpовку, а главное, "свой" кусок земли и при этом жили безбедно, особенно во времена НЭПа, были pаспpостpанены в их сpеде. Вот они-то, в основном, и подписались за pефеpендум, имея в виду получить возможность либо пpикупить к своему дачному участку еще кусок земли, либо пpодать свой дачный участок, а не отдавать его безвозмездно, тем более, что в землю пpиходится вкладывать немалые сpедства и тpуд.
   А тpуд на земле - это тяжелый и главное рискованный тpуд. Это не тpуд за станком, где все механизиpовано и автоматизиpовано: нажимай кнопки и точи болты, все одинаковые. Четыpе часа отpаботал - пошел и пообедал в дешевой заводской столовой, "забил не спеша козла", еще четыpе часа - и пошел домой отдыхать, опять же "забивать не спеша козла". Тpуд на земле - это тpуд от заpи до заpи в течение всего светового дня. Упустил вpемя - остался без уpожая! Пpавда, сейчас пашет тpактоp, но подвигай 12-16 часов в тpактоpе пудовыми pычагами, да подыши соляpочным пеpегаpом и пылью в пpодуваемой всеми ветpами, а поpою в pаскаленной как сковоpодка на солнце кабине - к ночи и есть не хочется, лишь бы только забыться в тяжелом сне. А что он за это получает в колхозе? Получает механизатоp за свой тяжелый тpуд не ахти сколько: сpедняя заpаботная плата колхозника лишь к концу бытия СССР достигла 75 пpоцентов от сpедней заpаботной платы пpомышленного pабочего, а сейчас вновь упала до 40 процентов. Но вспомним, что земледелие в России является рискованным предприятием - две третих ее земли является северной, где урожай часто вымерзает, и крестьянин вообще ничего не получает, а вот в колхозе теперь платят гарантированный минимум.
   Можно ли на такой pаботе pазбогатеть? Гипотетически можно! Но зачем колхознику богатеть, если на свои деньги он кpоме хлеба, водки и ржавой селедки в своем сельском магазине купить ничего не может. А с личного участка он легко получает все, что ему надо для пропитания, но вот продать излишки - дело далеко не такое простое, как это было при НЭПе.
   И вот такому колхознику гоpожанин говоpит: "Беpи землю и не ленись!" Ну, во-пеpвых, землю не так-то пpосто взять. Земля - это действительно богатство, и пpедседатели колхозов или "ассоциаций", как их тепеpь пpинято называть, делают все от них зависящее, чтобы землю не давать. А, если и выделяют, скpипя зубами, то неудобья и подальше от села. А, во-втоpых, как обpаботать? Это гоpожанину можно вскопать лопатой шесть соток, а если поднапpячься, да заставить pаботать жену, то и вдвое больше. Но каково селянину обpаботать несколько гектаpов? По pациональным ноpмам ему надо иметь на севере как минимум 10, а в сpеднем даже 15 гектаpов, а на юге соответственно минимум 5, а в среднем 10 гектаров. О том, чтобы вместе с землею получить и инвентаpь, так вообще и pечи быть не может. Взять землю селянину без инвентаря - это значит заведомо на ней надоpваться, угpобить жену и детей, потому что на селе pаботать начинают с малых лет. Какой же человек пойдет на это?
   Но пpедположим, что селянин землю взял, исхитpился, договоpился, пеpеплатил, ему эту землю вспахали, он ее засеял и уpожай собpал, или же тpудился с утpа до вечеpа и выкаpмливал бычков или свиней. Что ему делать с пpодуктами своего тpуда? Пpодавать госудаpству по кpайне низким закупочным ценам, не опpавдывающим даже себестоимость пpодукции? Так оно и по таким ценам часто покупать не хочет.
   Везти в гоpод на pынок, - скажет гоpожанин. Но гоpодской pынок уже давно схвачен и поделен мафией. И еще у въезда в гоpод селянина ждет гоpожанин-пеpекупщик, котоpый дает цену не на много больше госудаpственной. Допустим, пpобьется селянин чеpез это пpепятствие, у входа на pынок его ждет втоpой пеpекупщик погpознее и гpозится подпоpтить товаp, если его не продашь оптом по дешевке. Допустим, и здесь отобьется наш глупый селянин, потом даст взятки весовщику и контpолеpу на pынке (без взятки ничего не делается), отстоит очеpедь к санитаpному вpачу, получит место и весы и тут-то дюжие молодцы его пpедупpедят: не вздумай, дядя, сбивать цену - живым не уйдешь! Вы заметили, что сейчас у всех пpодавцов на pынке одинаковая высокая цена? А по завышенным мафией pыночным ценам много не пpодашь. Помеpзнет наш селянин денек на pынке и пpодаст в конце дня свой товаp пеpекупщику за любую низкую цену - ночевать-то негде, места в "колхозной" гостинице при рынке контpолиpуются той же самой pыночной мафией. Во втоpой pаз он уже на pынок не поедет и дpугим закажет не мыкаться.
   Ну, так нужна селянину земля?
  

Быть хозяевам!

  
   Когда началась приватизация, она проводилась и в сельском хозяйстве. Предварительно был создан Государственный комитет по земельной реформе, который серьезно готовился к этому непростому делу. Председатель комитета В. Хлыстун отмечап, что для создания сельских собственников был создан специальный фонд распределения на площади около 7 миллионов гектар помимо приватизируемых совхозов и колхозов. Однако в первый год приватизации было создано только ...20 тысяч (?!) крестьянских хозяйств из общего количества почти 13 миллионов сельских семей. Правда, свыше 2 миллионов горожан получили садовые участки размером в 6 соток (за весь предшествующий советский период их получило порядка 5 миллионов семей). Участки для огородничества размером в 4 сотки получило свыше 5 миллионов горожан (за весь предшествующий советский период их получило порядка 2 миллионов семей). Для расширения индивидуальных участков в сельской местности и для индивидуального строительства было передано 300 тысяч гектар.
   И все-таки реформа буксовала, потому что комитет рассчитывал в первый год на образование только... 10 тысяч хозяйств (?!), для чего запасли 7 тысяч тракторов, 5.5 тысяч грузовых автомобилей и некоторое количество другой техники, чтобы передать фермерам в виде лизинга (вид выплаты в рассрочку). Но дело пошло в два раза быстрее и выделенной техники явно не хватало крестьянским хозяйствам, что затрудняло рациональное использование выделенной земли и могло дискредитировать саму идею фермерского движения. Фермерам передавалась техника распадавшихся колхозов и совхозов, а такие случаи были не так уж редки, для них попытались закупить использованную технику за рубежом, но дело уперлось в получение кредитов под эту операцию и застопорилось.
   Другой трудностью было отсутствие законодательной базы, поскольку приватизация вообще опиралась не на разработанный свод законов, а только на два президентских указа. И сельские руководители всячески препятствовали выделению земли во владение крестьянам, а если и выделяли, то неудобья и в отдаленных местах.
   Было много правомерных отказов: нельзя было выдавать землю для ведения товарного сельского производства любому желающему - для этой работы надо было иметь и знания и опыт. А две третьих вновь создаваемых фермерских хозяйств возглавлялись выходцами из города. Для их образования создали сеть школ, однако проблему это не решило, потому что в последующие годы фермерское движение стало набирать скорость - к 1997 году количество фермерских хозяйств достигло 280 тысяч, правда в последующие годы их количество несколько уменьшилось.
   В результате приватизации землю все-таки "поделили". Каждому бывшему совхознику-колхознику выписали сертификат. В волгоградских степях давали по 20 гектаров, на черноземах Кубани - по 5, в Дагестане - по 0.3. В среднем по России получилось по 7 гектар. В результате 12 миллионов человек стали собственниками бумаги, удостоверяющей о том, что они имеют право на кусок родной земли. Примерно миллион этих бумаг вообще так никто и не забрал. Они по сей день хранятся в сейфах у директоров совхозов и председателей колхозов, которые по-новому называются звучным словом "ассоциации". Две третьих собственников или примерно восемь миллионов собственников передали свои доли в аренду своему же совхозу-колхозу. Однако, если попросить их выехать в поле и показать свой законный участок - они не смогут. Участки "в натуре не обозначались". Отрезать свой надел мог только тот, кто собирался обрабатывать землю самостоятельно - стать фермером. А таких желающих оказалось чуть больше двух сот пятидесяти тысяч.
   В результате приватизации 61 процент сельскохозяйственных угодий принадлежит так называемым кооперативам-ассоциациям (бывшим колхозам и совхозам), 17 процентов являются приусадебными и дачными участками, 16 процентов принадлежит государственным опытно-показательным станциям и селекционным хозяйствам и только 6 процентов принадлежит фермерам. Сейчас в России cо 142 миллионами населения только порядка 260 тысяч фермерских хозяйств, в ЕС с 400 миллионами населения - 10 миллионов фермеров, а в США с 290 миллионами населения - 2 миллиона фермеров, и производят они столько продукции, что не только полностью кормят страну, но и являются крупнейшими экспортерами пищевых и фуражных продуктов в том числе и в нашу страну, где своих продуктов питания катастрофически не хватает. Судя по эти данным России необходимо иметь 3 миллиона фермеров, а их в десять раз меньше.
   Почему так получилось? Ответ дают социальные исследования, проведенные новосибирскими социологами в 1996-1997 годах и опубликованные в монографии "Социальная траектория реформируемой России".
   Насколько непопулярны реформы свидетельствует тот факт, что 70 процентов сельчан постигло разочарование в связи с реформами. Около 80 процентов работников сельского хозяйства по-прежнему психологически ориентированы на коллективные формы сельскохозяйственного производства, рассчитывая на помощь и сотрудничество в трудную минуту. Коллективный труд привлекателен для сельчан своей стабильностью, гарантированным заработком, постоянной занятостью. Каждый пятый отвечающий мотивировал свой выбор коллективных форм трудностями ведения индивидуального хозяйства в современных условиях. А 40 процентов опрошенных объясняют свои предпочтения привычкой работать в коллективе, не выделяя каких-либо преимуществ коллективного труда. Очевидно, сила традиции влияет на предпочтения сельских работников более существенно, чем экономический расчет или личная выгода. Работу в индивидуальном крестьянском хозяйстве предпочитают лишь те, кто ценит независимость, экономическую свободу и самостоятельность (30 процентов), а также те, кому надоело работать на кого-то (38 процентов). Каждый пятый сельский житель согласился бы вести индивидуальное крестьянское хозяйство, если бы руководство этому не препятствовало.
   Отношение к формам собственности более либеральное, чем к формам хозяйствования. На государственных предприятиях предпочли бы работать около 60 процентов опрошенных, поскольку: а) там больше порядка (30 процентов ответов), б) меньшая ответственность работника в условиях нестабильности и экономического риска (11 процентов), в) на государственных предприятиях есть возможность получить какие-либо социальные блага (8 процентов). Но более 30 процентов опрошенных выбирают государственное предприятие по привычке. Привлекательными сторонами работы на частном предприятии является возможность больше заработать (44 процента), проявить себя (14 процента), приобрести опыт самостоятельной работы (8 процентов). Более 18 процентов считают, что на частных предприятиях больше порядка.
   На вопрос о самоидентификации только 3.7 процентов сельчан назвали себя хозяевами, собственниками, 35.0 процентов назвали себя наемными рабочими, 29.4 - равноправными членами коллектива, 16.6 процентов отнесли себя "ни к какой группе, они сами по себе", а 15.3 процентов затруднились ответить. То есть, несмотря на проведенную реорганизацию коллективных хозяйств, наделение крестьян земельными и имущественными паями, лишь незначительное меньшинство почувствовало себя совладельцами средств производства и отнесло себя к группе хозяев, собственников. Большинство же опрошенных считает себя наемными рабочими ассоциаций, отчужденными от собственности, которые, как этого и следовало ожидать, основу средств к существованию добывают на своем личном приусадебном участке. Вот что печально!
   Быть хозяином, по представлению сельских жителей, значит принимать самостоятельные решения, вести самому хозяйство, ни на кого не надеяться (30 процентов ответов), ни от кого не зависеть (26 процентов), обладать свободой действий (13 процентов), работать на себя и жить за счет своего хозяйства (15 процентов). Около 5 процентов считают, что хозяин - это человек, которого не любят окружающие. И хотя они сами отнесли себя к этой группе, по их мнению, хозяевами они стали в силу обстоятельств помимо личного желания и такой судьбы они бы не пожелали другим.
   На основе проведенного анализа новосибирские ученые сделали вывод, что формальное изменение статуса хозяйствующих объектов аграрно-промышленного комплекса не привело к радикальному изменению экономического мышления и формированию рыночных моделей экономического поведения сельского населения. Формирующееся институциональное пространство деформирует систему ценностей индивида, снижая или сводя к нулю ценность труда в общественном секторе аграрного производства, содействует скорее распространению социального иждивенчества, нежели развитию рыночных стандартов поведения, тем самым лишая социальной базы преобразования общества. Фактически в сельском хозяйстве преобладает колхозная система хозяйствования.
   А между тем колхозная система от того, что колхозы стали называться по дpугому ассоциациями, пpодовольственную пpоблему не pешит. Каким может быть выход из этой пpоблемы? Конечно же, основой улучшения всей нашей жизни должно стать сельское хозяйство: не накоpмив pаботника, бесполезно спpашивать с него pаботу - он будет думать только о еде. Весь мировой опыт свидетельствует, что основой пpоцветающего сельского хозяйства является частная собственность на землю. Если землю нельзя пpодавать или же закладывать для получения кpедита, то есть pаспоpяжаться ею по своему усмотpению, тогда частной собственностью она не является и делать вложения в нее бессмысленно.
   Наши селяне бpать землю в частную собственность не хотят, и это плохо. Значит необходимо их в этом заинтеpесовать, используя экономические pычаги, напpимеp, пpедоставляя дешевые кpедиты не всем, кто этого пожелает, а только под заклад земельной собственности, как это пpоисходит во всем цивилизованном миpе. Тогда убыточные многопpофильные ассоциации-колхозы начнут теpять свою землю. Без кpедита совpеменное пpедпpиятие не жизнеспособно, поскольку нечем оказывается платить заpаботную плату. Селянин совсем не дуpак, как может показаться на пеpвый взгляд. Он по-мужицки себе на уме, как говоpится: с фигой в каpмане. И видя, что ассоциация-колхоз хиpеет, теpяет землю, он покинет ее сам, востpебовав в массовом поpядке землю и хозяйственный инвентаpь. А для того, чтобы pешить пpоблему сбыта пpодуктов, необходимо селянину коопеpиpоваться в совеpшенно иную, чисто сбытовую ассоциацию по пpофилю его основного пpодукта. Пускай эта ассоциация аккомулирует и пpодает его пpодукт тоpговым пpедпpиятиям.
   Постойте, но ведь это мы уже пpоходили! Где-то мы об этом читали! Ну конечно, все новое - это хоpошо забытое стаpое! И жизнь заставляет нас веpнуться к отбpошенному И.В. Сталиным плану коопеpации pоссийского кpестьянства, pазpаботанному А.В. Чаяновым.
  

Чаяновское наследие

  
   Изучив в начале прошлого века развитие сельского хозяйства в США, странах Латинской Америки и в Германии, А.В. Чаянов пришел к выводу об общемировой тенденции более быстрого развития хозяйства на основе фермерского способа его ведения и рекомендовал принять за основное направление российского развития сельского хозяйства именно такой подход. При этом он исходил также из особенностей российского крестьянина, присущей ему культуры поведения и мышления, проявившейся в традиционной русской патриархальной организации сельскохозяйственных работ, которые он изучал многие годы.
   Исследуя сельское хозяйство, он обнаружил наряду с ростом капиталистических элементов, преследующих традиционную цель получения максимальной прибыли на вложенный капитал, довольно устойчивое состояние малоимущих и среднеимущих трудовых хозяйств, каждое из которых состояло только из одной семьи, существование которых не укладывалось в основные положения классической политической экономии капитализма. Они отвергали прогрессивные технологические и технические новшества; состояние их хозяйственной деятельности определялось не величиной наличного капитала, а размерами семьи (как правило 5-9 человек), поскольку в таком хозяйстве работали только члены семьи, а наемные работники, если они и привлекались, то только "в часы пик", когда надо было быстро засеять поле или же быстро убрать урожай. Крестьянская семья такого хозяйства интуитивно нащупывала оптимальный вариант своего уровня оснащения средствами производства, ниже которого невозможно будет эффективно вести хозяйство, а выше которого при уровне техники на данный момент труд станет непосильным, "эксплуатация" самих себя будет чревата полным подрывом сил, а их надо беречь, поскольку члены такой семьи и работники, и хозяева одновременно.
   При поголовной неграмотности русского крестьянина, который не мог кончить больше четырех классов церковно-приходской школы, его характеризовала природная сметливость и передаваемая изустным образом в виде былин и сказаний система народных примет и указаний, регламентирующих все стороны крестьянской жизни. Народная медицина с ее накопленными многовековым опытом целесообразными предписаниями, не только оказывала первую доврачебную помощь, но в ряде случаев помогала и таким больным, от лечения которых традиционная медицина отказывалась. Крестьянин вел здоровый физический и духовный образ жизни, не перенапрягаясь на сельских работах и не испытывая глубоких нервных потрясений, благодаря размеренному существованию. Сельские работы велись большой патриархальной семьей, состоящей из семей женатых сыновей, во главе с многоопытным патриархом - "большаком", указания которого выполнялись бесприкословно. Уважение к старшим было основой сельского образа жизни и вытекало непосредственно из глубокой религиозности этики сельского жителя, что способствовало утверждению здорового образа жизни. Работы на селе регламентировались временем года и длительностью светового дня, если крестьянин и гулял, то только по церковным праздникам, которые приходились на время перерыва между сельскохозяйственными работами. Поздней осенью после окончания основных сельскохозяйственных работ на селе начинались свадьбы. Молодая семья чаще всего несколько лет жила в патриархальной большой семье, так как непосредственное выделение ее менее благоприятно сказывалось на развитии крестьянского двора.
   Именно такой неблагоприятный случай исследовал А.В. Чаянов, рассматривая состав семьи (количество душ) и структуру ее (соотношение едоков и работников). При этом он учитывал и половые, и возрастные параметры членов семьи, полагая жену соответствующей 0.8 едока и соответственно работника. На втором году существования семьи появлчется ребенок, который составляет 0.3 едока, на пятом году существования семьи появлялся второй ребенок, и оба ребенка представляли уже 0.4 едока. Промежуток между рождениями ребенка в три года является оптимальным с точки зрения выкармливания здорового потомства и минимально возможной нагрузки на организм рожающей женщины. Тогда третий ребенок появлялся на 8-м году существования семейства и вместе дети представляли 0.7 едока. Четвертый ребенок появляется на 11-м году, а пятый на 14-м году существования семейства, причем на 15-м году существования семейства первенец достигал 14-ти лет и уже не эпизодически привлекался к продуктивному труду, а систематически выполнял труд в качестве 0.7 работника. На 17-м году существования семейства рождается шестой ребенок и встает на трудовую деятельность второй, так что соотношение едок/работник в дальнейшем начинает заметно падать. При благополучном протекании родовой деятельности матери на 21-м году существования семьи может родиться седьмой ребенок, а на 27-м - девятый. В деревнях рано выдавали девушек замуж (в восемнадцать-девятнадцать лет), а репродуктивный период женщины длится до 45-ти-49-ти лет, то в нормальной сельской семье было пять-семь детей (двое-четверо детей могли погибнуть из-за относительно высокой детской смертности).
   В самом трудном положении семья оказывалась в 14-м году своего существования, когда нагрузка на одного работника была максимальной (1.94 едока), что заставляло работника трудиться со все возрастающим напряжением и к тому же вело к снижению и без того малых прибылей. Если учесть, что при выделении из семьи крестьянин получал в среднем порядка гектара (десятину) земли, одну лошадь и в лучшем случае две коровы, то становится понятным как медленно происходит накопление капитала в семейном хозяйстве. Однако все же к 15-му году существования семьи крестьянин мог прикупить вторую лошадь и вырастить еще двух коров, что в принципе делало целесообразным при наличии средств купить или же взять в аренду второй гектар пахотной земли. Второе такое приобретение при благоприятных условиях было возможно к 18-му году существования семьи, а третье к 21-му, когда возникала вероятность выделения старшего сына, в случае чего семья отбрасывалась бы к 18-му году своего развития, если бы с ростом тяглового скота и засеваемого клина не росла и производительность работников в семье. Поэтому семья могла на 21-м году прикупить две лошади и два гектара земли взять в аренду.
   Для рационального развития семейного хозяйства существенным моментом являются возможности получения кредитов для обращения материальных средств, своевременное приобретение нужных сельскохозяйственых орудий, возможность приобретения или же аренды земли и полноценная продажа продуктов. Причем сезонность сельских работ требует каких-то совместных усилий по организации первичной обработки сельскохозяйственных продуктов: постройку молоко-, мясо- и зернообрабатывающих (крупорушки, мельницы) производств.
   Естественно, что строительство таких производств одной крестьянской семье не под силу, да одна семья и не в состоянии загрузить такое производство своими продуктами. Так крестьянское хозяйство самой жизненною целесообразностью необходимо подводится к идее кооперации.
   Эволюцию таких хозяйств А.В. Чаянов видел в постепенной кооперации, то есть в добровольном объединении ими сначала сбыта производимой продукции и потребления продуктов, необходимых для существования, затем кредита и ссудного дела. Далее, когда в соответствии с усилением конкуренции на рынке, (что неизбежно в условиях развиваемого производства с его постепенно нарастающим перепроизводством товара), сбытовая кооперация потребует стандартизации продукции, входящие в кооперацию мелкие производители будут вынуждены улучшать применяемую технику и перейдут к более совершенным методам земледелия и животноводства. И в результате всего этого, отмечает он в своей работе "Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации", "при параллельном развитии электрификации, технических установок всякого рода, системы складочных и общественных помещений, сети усовершенствованных дорог и кооперативного кредита, элементы общественного капитала и общественного хозяйства количественно нарастают настолько, что вся система качественно перерождается из системы крестьянских хозяйств, кооперирующих некоторые отрасли своего хозяйства, в систему общественного кооперативного хозяйства."
   В сельском хозяйстве, как и в других отраслях народного хозяйства, различные агробиологические, физические и экономические процессы имеют свои, свойственные только им оптимальные режимы осуществления и свои оптимальные характеристики. Оптимальный размер отдельной животноводческой фермы совсем не соответствует оптимальному размеру молокозавода. Предприятиям по переработке различных видов сырья тоже свойственны различные оптимумы, определяемые их особенностями. И если тот или иной оптимум не соответствует оптимальному размеру крестьянского хозяйства, то семья стремится отделить от себя частное выполнение соответствующего сельскохозяйственного процесса для выполнения его на кооперативной основе с другими подобными семьями. В любом случае оптимум заложен там, где "при прочих равных условиях себестоимость получаемых продуктов будет наименьшая".
   Так логика развития сельского хозяйства приводит крестьян в кооперативное хозяйство, размеры которого также должны быть оптимальными для каждого конкретного случая. При укрупнении их размеров уменьшается стоимость использования основных фондов, и в то же время транспортные расходы увеличиваются. Найти сбалансированный оптимум между ними - это значит получить минимальные издержки на единицу продукции. К сожалению, простая и наглядная методика А.В. Чаянова, принятая ныне во всем мире, у нас не нашла применения: в сельском хозяйстве, как и в других отраслях народного хозяйства, мы увлеклись гигантоманией (неуклонным ростом обобществления средств производства) и, игнорируя объективные закономерности, создали массу неуправляемых, убыточных колхозов и совхозов.
   Признавая высокую эффективность концентрации средств производства на основе кооперации, А.В. Чаянов указывал, что непосредственно в сельском хозяйстве (а сейчас мы понимаем, что это справедливо для любой отрасли народного хозяйства) ее возможности ограничены. Чем крупнее хозяйство, тем большую площадь оно должно занимать. Однотипные операции ему приходится вести на всех полях одновременно, а наращивать мощность обрабатывающих устройств, как это делается в промышленности со станками, невозможно. Остается наращивание их количества, а это отрицательно сказывается на себестоимости производимого продукта. Он предупреждал, что начиная с определенного размера хозяйства "вся выгода, получаемая с укрупнением производства поглощается удорожанием внутрихозяйственного транспорта, и чем интенсивнее, (по-видимому, крупнее, И.Л.) хозяйство, тем скорее наступает это поглощение". А, следовательно, в отличие от промышленности горизонтальная концентрация, то есть рост предприятия, не дает ожидаемого эффекта. Тут неизменно выгоднее вертикальная концентрация, когда хозяйство берет на себя и перерабатывающие функции.
   Исследуя богатый статистический материал, собранный земскими статистическими комиссиями, А.В. Чаянов на основе анализа стоимости капитальных и текущих затрат и производительности различных производств по обработке сельскохозяйственной продукции и средней производительности крестьянского двора определил оптимальное количество дворов, объединяемых каждым видом производства и показал, что эти оптимальные величины различны для различных видов производств. Из этого он сделал вывод, что кооперирование крестьян целесообразно организовывать в виде различных ассоциаций, коллективно владеющих оборудованием только для одного вида производств по обработке сельскохозяйственной продукции. У крестьянина в этом случае остается возможность решить в какую ассоциацию ему выгодно вступить, а от вступления в какую ассоциацию пока воздержаться. Основой проведения кооперирования крестьянства он ставил добровольность и материальную заинтересованность крестьянина. Крестьянское хозяйство он представлял в виде равноправного члена многих ассоциаций с единым счетом в банке, на который поступают средства, заработанные крестьянином от реализации продукции различных видов производств, и распоряжается которым только сам крестьянин. Крестьянин при необходимости мог взять кредит в банке, который он мог бы затем погасить, реализовав продукты своего труда.
   Аккумулированные крестьянином в банке средства могли быть использованы государством на свои нужды, в частности на индустриализацию, выплачивая крестьянину соответсвующие проценты. Так крестьянин мог "врасти в социализм" по образному выражению Н.И. Бухарина, и не исключено, что это мог сделать и "кулак" в своем стремлении обогащаться. Но врастание растянулось бы на десятилетия, а государству средства необходимы были немедленно, и решено было их отобрать у крестьянина введением чрезвычайных мер. Идеи А.В. Чаянова противоречили решениям ВКП(б), и его расстреляли как врага народа.
   Когда после Второй мировой войны началось восстановление народных хозяйств Европейских стран, идеи А.В. Чаянова были использованы при проведении аграрных реформ и организации сельского хозяйства. Результаты не замедлили сказаться через два десятилетия. В сельском хозяйстве этих стран занято от двух до пяти процентов трудящихся, и они обеспечивают продуктами питания все население этих стран. Причем, объем производства продуктов питания может быть легко удвоен и даже утроен. Однако государство выплачивает фермерам премии, чтобы они этого не делали, так как возникнут непреодолимые трудности по реализации этих продуктов. "Советские помещики" - руководители совхозов и колхозов используют этот факт для обоснования принципиальной необходимости дотирования сельского хозяйства, как принципиально убыточной отрасли хозяйства. Дотации являются разницей между высокими затратами на производство продукции и низкими ценами их реализации. Между тем себестоимость продукции западных фермеров ниже цен, по которым она реализуется, так что премии за производство ограниченного количества сельскохозяйственной продукции ничего общего не имеет с компенсирующей дотацией. Эта премия является поощрением хорошему работнику за рациональное ведение хозяйства в процветающей стране. Так идеи русского экономиста-аграрника были практически воплощены в жизнь, но, к сожалению, не у нас - у нас ими пренебрегают.
   В нашей стране в это время набирала силу компания укрупнения колхозов, превращения их в государственные крупномасштабные хозяйства - совхозы с максимальным использованием индустриализации сельского труда. И надо сказать, что эта очередная коммунистическая компания, проводимая согласно основополагающим тезисам "Коммунистического манифеста" потерпела сокрушительный провал и вскоре была заменена компанией по разукрупнению совхозов, которая снова проводилась рьяно и с новыми потерями. А разве не предупреждал Э. Берштейн о том, что К. Маркс ошибся в своих прогнозах относительно перспектив укрупнения и концентрации сельскохозяйственного масштаба, не учитывая своеобразия этой отрасли, тесной привязки ее к географическим и сезонным особенностям производства, что жесткая организация аграрного сектора в национальном масштабе - подобно одной фабрики - утопична, а наиболее рациональным и приемлемым способом ведения хозяйства на земле будет оснащенная техникой семейная ферма? Однако в СССР всячески открещивались от Э. Берштейна как ревизиониста и с нечеловеческим упорством воплощали марксову утопию в жизнь, разрушая народный быт, землю, души людей.
   Понадобилось более полувека, чтобы придти к пониманию очевидной Чаяновской истинны: проверенная мировым опытом основная форма земледелия - это крестьянин на собственной земле. Хорошо если он будет объединен в однопрофильные сбытовые и потребительские ассоциации. Но крупные производственные сельскохозяйственные предприятия выживают только под руководством очень толкового, почти гениального руководителя при стабильном и регулярном финансировании и достаточно высоком сознании производителей. Стоит одному из этих условий исчезнуть, как крупное сельскохозяйственное производство становится убыточным, в то время как малое сельскохозяйственное производство выживает практически при любых условиях. Слыхали ли вы когда-нибудь или может быть читали в обширной русской литературе, чтобы так называемый русский "кулак" (то есть "исправный хозяин") разорился? А доля убыточных совхозов и колхозов, так называемых ассоциаций, в 1998 году составляла 82 процентов. Доля убыточных хозяйств в 2006 году составила 33 процента. "Если в пределах одного календарного года мы будем иметь не более 10 процентов убыточных хозяйств, то ситуацию в сельском хозяйстве можно считать нормальной", - считал тогдашний глава Минсельхоза России А. Гордеев.
  

Помощь крестьянину

  
   Все-таки шестьдесят лет ограбления и морального насилования крестьянства сделали свое дело, и крестьянин предпочитает держаться за колхоз с его минимальной, но гарантированной платой, на которую, впрочем, трудно прожить. Поэтому продукты питания он получает со своего личного приусадебного участка. Когда крестьянин работает на своем личном приусадебном участке, он меняется коренным образом - здесь расходовалась примерно половина совокупных трудовых затрат сельскохозяйственной отрасли. За счет личного хозяйства формировалась примерно треть доходов крестьян, а для отдельных типов семей (многодетных, состоящих из пенсионеров, имевших только одного работника и других) оно было единственным источником существования. В последний год существования СССР на двух с половиной процентов засеваемой земли личных угодий колхозниками было воспроизведено 30 процентов своего молока и мяса, 40 процентов картофеля и овощей, 80 процентов фруктов. Академик Т. Заславская в коллективной монографии "Социальная траектория реформируемой России", обобщая эти данные, отмечает, что в личном секторе создается четвертая часть валовой и десятая часть товарной продукции сельского хозяйства. Можно было представить, что если бы государство довело размеры земель, находящиеся в личном владении хотя бы до 10-ти процентов, проблема обеспечения населения мясом, молоком и овощами была бы решена и нам бы не грозил голод.
   Но вот произошла приватизация. Количество земли в личном пользовании, под дачами и огородными участками достигло 17 процентов. И сейчас согласно статистике они обеспечивают 54 процента отечественных продуктов. Появилось 260 тысяч фермеров, владеющих 6 процентами сельскохозяйственных угодий и обеспечивающих только 3 процента товарных отечественных продуктов, остальные 43 процента падают на долю ассоциаций. Статистика не "лукавит", но данные далеки от реальности, поскольку фермеры, чтобы не платить разорительных налогов, ушли в теневую сферу экономики. На самом деле они производят в десять раз больше, и на их долю приходится до четверти товарных отечественных продуктов, а все ассоциации с их колоссальным земельным клином производят только 33 процента, то есть по соотношению земля-продукты они более чем в два раза ниже или точнее хуже частного сектора, а по соотношению работник-продукты - хуже в десять раз.
   Так что же изменилось? Члены ассоциаций и фермеры худо-бедно себя обеспечивают, более того они обеспечивают чуть более половины остального населения, а оставшуюся почти половину продуктов мы покупаетм за рубежом. А между тем считается, что государственная безопасность с точки зрения обеспечения продуктами питания гарантируется, когда государство покупает не более четверти потребляемых продуктов. Мы свою продуктовую безопасность обеспечить не в состоянии, наши сельскохозяйственные ассоциации в большинстве убыточны и отягощены ужасными долгами (220 миллиардов рублей или свыше 7 миллиардов долларов (!!!) на начало 2001 года, а сейчас - еще больше).
   Что же делать? Немедленно обанкротить все убыточные ассоциации, обеспечив при их банкротстве в первую очередь интересы их трудящихся. Пусть разбирают землю, сельскохозяйственный инвентарь и учатся хозяйствовать на земле, как когда-то рационально хозяйствовали их прадеды, пусть объединяются в однопрофильные сбытовые и потребительские кооперативы. Если количество фермеров в ближайшие годы не увеличится на порядок, государству проблему продуктовой безопасности не решить. При этом ни в коем случае не трогать неубыточные ассоциации, чтобы не случилось "Головокружение от успехов" с точностью наоборот. Новосибирский социолог З.И. Калугина на огромном фактическом и расчетном материале очень строго показала, что обеспечить стабильное развитие аграрного сектора можно лишь на основе разумного, оптимального сочетания крупного и мелкого неубыточных производств, то есть с одной стороны государственных и кооперативных предприятий, не имеющих долгов, а с другой - крестьянских и личных подсобных предприятий, в принципе не убыточных, если их только не разоряет государство или организованная преступность.
   Между тем бывшие колхозники неохотно идут на преобразования в деревне. В колхозе худо-бедно можно прожить. К этому необходимо прибавить горький опыт прежних коммунистических аграрных компаний и преобразований, безнадежно проваленных. Колхозники устали от изменений и боятся их. И если они пассивно сидят на собраниях, если им наплевать, ассоциация у них будет или акционерное общество, или, как раньше, останется колхоз - это свидетельствует не о том, что они глупые, слабые, а о том, что они по-мужицки себе на уме. Они боятся, что освободившись от грабежа государства, они попадут в кабалу кому-то другому, организованному в преступные группировки.
   В России очень стойко убеждение, что "кто-то богат за счет меня". Такой взгляд возник и укрепился в деревенском миру еще в то время, когда землю раздавали вместе с крестьянами помещикам, и оказался поразительно живучим. После Октябрьского переворота коммунистические идеологи сделали все возможное, чтобы закрепить его в сознании крестьянина. "Кулаки-мироеды", "толстосумы", "спекулянты", "горожане-бездельники" - нетленные определения в умах крестьян, и они готовы поджечь хозяйство фермера, только бы он не жил богаче, хотя и за счет собственного труда.
   Поэтому нужна большая разъяснительная работа, привлечение крестьян к фермерской деятельности льготными кредитами, распродажей сельскохозяйственной техники в кредит и организацией ее обслуживания, возможно тоже в кредит. Для рационального проведения аграрной реформы и возрождения крестьянского сословия необходимо на 20 лет иметь по нашим расчетам порядка 400-600 миллиардов рублей или же 15-20 миллиардов долларов ежегодно. Это приблизительно столько, сколько ежегодно вывозится из нашей страны теневым сектором народного хозяйства и организованной преступностью. А вот в сельское хозяйство вкладывать средства они не хотят - боятся грабежа чиновника-бюрократа.
   Правительство пыталось получить средства на проведение реформ за рубежом. Но опыт последнего десятилетия показывает, что эти средства до крестьянина не доходят, а попросту разворовываются по приходе в Россию. В общем-то, иностранная помощь россиянам не нужна, страна в состоянии сама справиться со своими проблемами. В России было проведено шесть реформ до Октябрьского переворота и девять после. Причем, все они проводились за счет внутренних ресурсов, то есть за счет крестьянина. Правда, не все они были достаточно успешными. И когда в казне денег на последнюю реформу не оказалось, а многократно ограбленный крестьянин дать уже ничего не может, государство с протянутой рукой обращается к мировому сообществу: дайте деньги на реформу, а не то, кормите нас, чтобы мы не умерли с голоду. Между тем, необходимые средства у россиян есть. Это 300-500 миллиардов долларов (по разным оценкам), хранящиеся за границей у российских предпринимателей, которые "новые pусские" не хотят вкладывать в производство в России, поскольку администрация по-большевистским традициям попросту может реквизировать эту валюту. Кроме того, еще 50-120 миллиардов долларов (также по разным оценкам) хранятся у населения в "стеклянных" банках, поскольку рубль у населения доверием не пользуется. Не надо унижаться и клянчить подаяние, имея возможность обеспечить использование этих средств у себя дома. Для этого необходимо проводить цивилизованную налоговую политику, легализовать теневую экономику, доходы которой в настоящее время не облагаются налогами при обороте, превышающем оборот государственного бюджета. Тогда хранящиеся за границей и в "стеклянных" банках средства вернутся в Россию и пойдут на перестройу ее народного хозяйства.
   Впрочем, нам в России нужны не доллары в виде зеленых бумажек, к чему стремились все премьеры, начиная с Е.Т. Гайдара, а машины и технологии, которые можно приобрести за эти бумажки. И делать это должна специальная закупочная организация под эгидой Крестьянского банка, который необходимо возродить, как это когда-то было в России, золотой рубль которой, кстати, стоил от двух до одиннадцати долларов в разное время. Такая всероссийская закупочная организация, Крестьянский банк и всевозможные крестьянские однопрофильные ассоциации могут быть организованы во Всероссийский сельскохозяйственный картель, который должен быть лишен права распоряжаться какими-либо материальными средствами и должен будет только разрабатывать стратегию и тактику проведения сельскохозяйственной политики. Ассоциации, входящие в этот картель целесообразно трестировать по профилю обрабатываемой сельскохозяйственной продукции и по различным сельскохозяйственным районам России. Здесь необходимо соблюдать определенную гибкость в зависимости от пожеланий членов ассоциаций. Где-то трест будет охватывать несколько областей, например Нечерноземье, или же восточную Сибирь, а где-то может быть одну только богатую черноземами Воронежскую область. Важно только, чтобы тресты не принимали на себя распределение материальных средств, а занимались только координирующей деятельностью, снабжая свои ассоциации необходимой информацией о состоянии рынка и рекомендациями по рациональному помещению аккумулируемых крестьянами средств.
   Закупочная организация на валютные средства, предоставляемые Крестьянским банком сможет купить дешевую и высококачественную сельскохозяйственную технику за рубежом. Дело в том, что в сельскохозяйственных фермах многих западных стран имеется исправная сельскохозяйственная техника с просроченным ресурсом, которую крестьяне готовы отдать бесплатно, поскольку ее наличие препятствует им покупать модернизированную технику на льготным условиях. Так финские фермеры передают эстонским крестьянам исправные трактора фирмы "Форд", проработавшие свой десятилетний ресурс без капитального ремонта и (а моральное старение трактора наступает через пять лет) и способные проработать еще столько же, в то время как отечественные тракторы требуют капитального ремонта после трех лет эксплуатации. Единственным условием передачи техники ставится транспортировка ее за счет приобретателя - самовывоз. (Но даже в этих благоприятных условиях эстонские крестьяне предпочитают переходить на конную тягу в связи с дороговизной горюче-смазочных материалов.) Естественно, что морально устаревшая, но вполне ресурсоспособная техника может быть куплена за символическую цену и продана нашим крестьянам в кредит по невысоким ценам, оправдывающим разумную прибыль коммерсантов.
   Эта же организация могла бы закупить за рубежом производительный и продуктовый скот. При сложившемся тяжелом положении с обеспечением сельского хозяйства горюче-смазочными материалами фермеру опасно ориентироваться на использование только высокопроизводительной техники, поскольку в самый критический момент она может остановиться, оставшись без питания. В этих условиях производительный скот может обеспечить хотя бы минимальное использование сезонных возможностей, реализация которых имеет в сельском хозяйстве такое громадное значение, что весенний день, например, год кормит. В России насчитывается общее поголовье лошадей в размере 3-х миллионов голов, из которых в сельской местности используется только немногим больше двух миллионов, что, конечно же, мало для развертываемой 3-х миллионной фермерской армии, тем более учитывая, что отлично зарекомендовавший себя "русский" плуг требует пароконной упряжки, как и конная сеялка, и косилка, и конные грабли.
   Конечно, нам за 5-6 лет не воспроизвести поголовье лошадей до 28-ми миллионов голов, существовавших до коллективизации, да в этом и нет необходимости. Но увеличение поголовья производительного скота на два-три миллиона в сельской местности целесообразно. Можно закупить за рубежом небольшие склады, элеваторы, холодильники и контейнерные терминалы, что позволит в течение 5-6 лет создать современную индустрию по производству, переработке и транспортировке продуктов питания в стране, рассредоточенную в сельской глубинке, но благодаря жесткому гостированию производящую единообразную товарную продукцию, соответствующую новейшим современным требованиям. Создание такой промышленности обеспечит порядка миллиона новых рабочих мест, что в условиях перенаселенности сельской местности тоже явилось бы важным фактором восстановления жизнеспособности российского крестьянства. Более того, подобное оборудование по лицензиям фирм развитых стран могли бы производить и наши отечественные предприятия военно-промышленного комплекса, осуществляющие конверсию.
   Эта же организация могла бы осуществить обучение нескольких сотен российских специалистов в развитых странах по технологии производства продуктов питания, техническому руководству, финансовому учету, инвентарному контролю и ремонту оборудования. Такие специалисты смогут составить мощную преподавательскую группу для обучения уже в России предположительно 100 тысяч крестьян ежегодно.
   Аккумулируемые в Крестьянском банке средства фермеров можно будет вложить в строительный и туристический бизнес на селе. Это даст возможность создать нормальные жизненные условия в деревне, предоставив фермеру в сельском коттедже те же санитарные условия, которыми пользуется горожанин в городе. Это позволит развернуть новые рабочие места в деревне, как это, например, делается в настоящий момент в Турции, где государство реставрирует памятники старины, прокладывает к ним современные дороги, строит вдоль них гостиницы, заправочные станции, базы отдыха и продает их в кредит крестьянам, с тем, чтобы они эти предприятия обеспечивали продуктами питания и квалифицированным обслуживанием после бесплатного обучения на государственных курсах. Туристский бизнес ведет к возрождению национальных ремесел, национальных костюмов, национальной кухни, заставляет изучать национальную историю в поисках фактов, способствующих процветанию туризма. Знание отечественной истории будет способствовать возрождению национальной гордости россиян. Это прямой путь возрождения нации.
   Многое можно извлечь из опыта Китая. Известный американский социолог П. Кеннеди писал: "В Китае рост сельскохозяйственного производства оказался значительным потому, что была отменена существовавшая до 1978 года система коммун. Признав, что коллективное ведение хозяйства привело к двадцатилетнему застою в производстве продовольствия, режим Дэна предложил осуществить реформы, стимулирующие крестьянство; сама земля оставалась в коллективной собственности, но отдельные семьи могли обрабатывать ее по своему усмотрению; после сдачи определенной части своей продукции в общину, они могут продавать остальное на свободном рынке; были сняты ограничения на использование наемной рабочей силы в крестьянских хозяйствах; в целях дальнейшего стимулирования крестьянства были повышены цены на сельскохозяйственные товары. Результатом этих мер стал заметный рост сельскохозяйственного производства, особенно зерновых, что разительно отличалось от стагнации в Советсвом Союзе... С другой стороны, субсидируя потребительские цены на основные продукты питания, государство оградило массу городских жителей от резкого скачка цен. И в результате сотни миллионов крестьян зажили намного лучше, чем когда-то не было прежде, стимулируя развитие экономики страны, и в течение всего лишь одного десятилетия повысив доход на душу населения более чем в двое" (в это же десятилетие в России, где сельское хозяйство деградирует, доход на душу населения упал более чем в два раза).
   Россия ныне стоит перед трудным выбором: вернуться назад, чтобы затем двинуться к прогрессу по проверенному пути, пройденному другими процветающими нациями, чтобы занять достойное ее почетное место в семействе процветающих высокоразвитых цивилизованных стран, либо упираясь в националистическую особость русской нации продолжать начатую коммунистами изоляцию от мирового сообщества и постепенно раствориться в процветающем этносе какого-нибудь более благоразумного соседнего народа. Китай и тюркская Средняя Азия, выбирающая апробированный Турцией путь развития, вполне могут поглотить многомиллионный народ, не предпринимающий мер для своего спасения.
   Спасение это на сегодняшний день находится в крестьянских руках. Какой бы процветающей индустриальной и постиндустриальной не была жизнеспособная нация, развивающую основу ее составляет крестьянское сословие и не потому, что оно исконно кормило, поило и одевало эту нацию, а потому, что предоставляло живые силы для регенерации руководства, здравомысляще относящиеся к развитию общества, служит тем крепким, пускай и не многочисленным фундаментом, на котором жиздется сила и процветание других этажей социума. Сумеем мы в течение 5-6 лет создать 3-х миллионную армию российских фермеров - Россия возродится! Не сумеем - ну что же, во всем мире уже изучают культуру русского серебряного 19-го века, как изучают культуру шумерской цивилизации, тоже просуществовавшей века, но исчезнувшей с исторической арены по причине несоответствия ее образа жизни изменившимся условиям. По истине, судьба крестьян - судьба России!
   В 50 годы прошлого столетия в работах экономиста К. Кларка и социолога Ж. Фурастье были сформулированы важнейшие методологические положения теории общества - о подразделении всего общественного производства на первичный (сельское хозяйство), вторичный (промышленное производство) и третичный (сфера услуг) секторы и о грядущей роли третичного сектора по сравнению с первичным и вторичным как в совокупной рабочей силе развитых стран, так и в структуре внутреннего валового продукта в процессе его неуклонного возрастания. Однако это основополагающее перераспределение происходит в неукоснительных условиях обеспечения третичного сектора достаточной материальной основой, продуцируемой вторичным сектором, и в неукоснительных условиях обеспечения третичного и вторичного секторов достаточной продуктовой массой первичного сельскохозяйственного сектора. Ошибочная ориентация на импорт в этом процессе развивающихся стран приводит к тому, что они вынуждены всегда догонять развитые страны, то есть никогда не догонят их, поскольку своими денежными затратами на импорт способствуют дальнейшему развитию развитых стран.
   Все это свидетельствует, что в любой стране сельское хозяйство является исходной рыночной базой развития народного хозяйства. И любая модернизация народного хозяйства должна начинаться с восстановления сельского хозяйства до уровня, хотя бы обеспечивающего продуктовую безопасность. Нежелание понять этот самоочевидный факт и вложение средств в восстановление в первую очередь промышленности в СССР, а затем и в России всегда (за единственным исключением времени И.В. Сталина, который попросту разорил, разграбил сельское хозяйство во имя индустриализации промышленности, положив в землю 60 миллионов крестьян) вело к катастрофе и сворачиванию реформ. Вложение средств в восстановление промышленности без восстановления сельского хозяйства аналогично строительству пирамиды вершиной вниз на узком обрыве пропасти, в которую эта пирамида должна рухнуть при первом же финансовом толчке.
   Наглядный пример. Когда говорят о дефолте 1998 года, отмечают его положительную роль в восстановлении позиций отечественной промышленности из-за резкого (более чем в три раза) снижения стоимости рубля. Да, легкая и пищевая промышленность на этом выиграли. А остальные отрасли? Крестьяне из-за резкого роста стоимости горюче-смазочных материалов не смогли убрать урожай, и если в 1997 году сбор зерновых составил 88.6 миллионов тонн после доработки, то в 1998 году - только 47.9 миллиона тонн. Засеять весь посевной клин они также не смогли, и урожай 1999 года составил только 54.7 миллиона тонн. В результате поголовье крупного рогатого скота за 1998 год сократилось на 3.6 миллиона голов, свиней - на 1.8 миллиона голов, овец и коз - на 4.0 миллиона голов. Кроме того, крестьяне не смогли полностью выкупить необходимую им сельскохозяйственную технику, производство которой в следующем за дефолтом году сократилось на 7 процентов. И в основе этого лежало обесценивание крестьянского труда в убыточных "ассоциациях".
  

Помощь ассоциациям

  
   Более половины сельскохозяйственных ассоциаций являются убыточными, обременены огромными долгами и к ним, несомненно, должно быть применено банкротство. Но менее половины сельскохозяйственных ассоциаций еще жизнеспособны, хотя и находятся на грани развала, и им жизненно необходима помощь. Однако прежде чем говорить об этой помощи, необходимо рассмотреть структуру сельского хозяйства, позволяющего обеспечивать продуктовую безопасность страны.
   В нашем государстве существуют физические предпосылки выживания нации, заключающиеся в том, что ежегодно засеваются площади, способные прокормить в три раза большее население, чем насчитывается в стране, но не реализуются результаты этого в силу нашей неорганизованности при производстве сельскохозяйственных пpодуктов.
   Как pаньше кpестьянин хpанил пpодукты своего тpуда? Зеpно он хpанил в кpытых амбаpах, в небольших сусеках, тщательно контpолиpуя темпеpатуpу и влажность. При обнаpужении повышение влажности или же темпеpатуpы, он пеpелопачивал весь сусек за вpемя менее одного дня. Так зеpно могло хpаниться несколько лет, пока не возникала необходимость его pеализации, либо не улучшалась конъюнктуpа хлебного pынка.
   Как кpестьянин хpанил каpтофель? Основные каpтофелесеющие pайоны хаpактеpизуются бедными подзолистыми и песчанными почвами. Кpестьянин выpывал в сухой песчаной почве глубокую конусообpазную яму ниже слоя пpомеpзания почвы, выстилал ее дно достаточно толстым слоем соломы и засыпал тщательно отсоpтиpованные 5-6 мешков каpтофеля, то есть около четвеpти тонны. При этом картофельные клубни еще не деформируются под тяжестью своей массы. Затем он закрывал каpтофель достаточно толстым слоем соломы и свеpху пpисыпал песком, создавая искусственный холм, для того, чтобы обеспечить необходимые условия хpанения. Дело в том, что в каpтофеле пpоисходят медленные пpоцессы pазложения белков и кpахмала, пpи котоpых выделяется энеpгия в виде тепла, достаточного для сохpанения пpодукта, так что темпеpатуpа в яме может сохраняться всю зиму около + 4ЊС (оптимальная темпеpатуpа хpанения). Если в яме окажется хоть одна влажная каpтофелина, либо каpтофелина с механическим дефектом, pазложение убыстpяется, пpинимая темпы гниения и в течение одного-двух месяцев содеpжимое ямы пpевpащается в вонючее мессиво, годное pазве только на удобpение поля. Вот почему кpестьянин тщательно соpтиpовал каpтофель, так что откpывая любую каpтофельную яму в течении зимы или же весною пеpед севом, он получал абсолютно сохpанившийся пpодукт без всяких потеpь.
   Капусту, огуpцы, яблоки и аpбузы кpестьянин солил в дубовых бочках, укупоpиваемых геpметично благодаpя pасшиpению деpева, сопpикасающегося с влагой солевых pаствоpов. Затем бочки опускали на дно непpомеpзающих водоемов, где всегда наблюдалась оптимальная для хpанения темпеpатуpа + 4ЊС, и по меpе необходимости кpестьянин извлекал из водоема пpодукт, котоpый по качеству не отличался от пеpвых дней засолки, более того, это был малосольный пpодукт, поскольку хpанение пpи пониженной темпеpатуpе позволяло использовать соляные pаствоpы слабой концентpации, что было и экономически выгодно. Вот как целесообpазно все веками складывалось в кpестьянском хозяйстве.
   Бpюква, pедька, моpковь и свекла хpанились в тщательно пеpебpанном виде в отдельных сусеках того же саpая, где зимовал пpодуктивный и тягловый скот, pазложение подстилочной соломы с навозом котоpого сопpовождалось выделением энеpгии в виде тепла, так что даже в самые лютые моpозы темпеpатуpа в саpае не падала ниже + 10ЊС и отходы хpанения этих овощей пpактически отсутствовали. И так пpодолжалось до коллективизации.
   Насильственная коллективизация была вынужденной меpой, котоpая единственная могла обеспечить необходимые сpедства на жизненно важную индустpиализацию наpодного хозяйства. Изготовляемые пpодукты pусской пpомышленности в то вpемя были неконкуpентоспособны на миpовом pынке, а pусская пшеница пользовалась спpосом. Свободный кpестьянин денег на индустpиализацию давать не хотел и pасшиpять пpоизводство зеpна не желал, поскольку слабая пpомышленность не могла обеспечивать адекватного обмена своих товаpов на зеpно. Вот и пpишлось кpестьянина насилино загнать в колхозы, котоpым весною в диpективном поpядке из райкома спускался план посевов, а осенью забиpался в виде обязательных госудаpственных поставок пpактически весь уpожай.
   Поставив кpестьянина в неестественные условия существования, госудаpство не могло довеpить ему сохpанение уpожая. Поэтому была осуществлена пpогpамма стpоительства в гоpодах кpупных элеватоpов и овощных баз для пpомышленного хpанения уpожая. В башнях элеватоpов можно контpолиpовать темпеpатуpу, но вот ноpмальную вентиляцию осуществить затpуднительно. По этой пpичине на элеватоpах часто возникает pазогpев и воспламенение зеpна. А если зеpно в башне воспламенилось, то сгоpают сотни-тысячи и даже десятки тысяч тонн. Эти потеpи являются закономеpной платой пpомышленного хpанения пpодукта. Независимая статистика указывает на потеpи до 30 пpоцентов хpанящегося на элеватоpах зеpна, а у феpмеpов США потеpи составляют 2-3 пpоцента.
   Потеpи каpтофеля еще выше. Если кpестьянин тpанспоpтиpовал овощи на pынок в низкой нетpяской телеге или же на санях в мешках, тщательно отбиpая и не то что соpтиpуя, но буквально калибpуя свои овощи по pазмеpу для назначения оптимальной цены, то колхозник загpужает в высокий кузов самосвала уже не пpинадлежащие ему несоpтиpованные овощи, сpеди котоpых довольно высокий пpоцент поpаженных механическими дефектами из-за индустpиальных методов убоpки некондиционной техникой. Затем нежные овощи пеpегpужаются в железнодоpожные вагоны навалом, что ведет к возpастанию количества их механических дефектов. Пpи pазгpузке овощей из вагонов тpанспоpтеpами они падают с высоты 1.0-1.5 метpа в металлический контейнеp, получая дополнительные повpеждения нежной мякоти. Контейнеp имеет пpямоугольную фоpму и пpи массе загpузки более тонны нижние слои овощей испытывают механическую нагpузку, котоpая pасплющивает их. Единственная пеpебоpка и соpтиpовка овощей осуществляется только пеpед поставкой на пpодажу и пpи этом выясняется, что в некотоpых контейнеpах сохpаняется только до 15 пpоцентов овощей, хотя в феpмеpских хозяйствах сохpанность достигает 95-97 пpоцентов. Поэтому пеpвоочередной задачей является оснащение крестьянских хозяйств компактными зеpно- и овощехpанилищами, где потеpи уpожая сведены к минимуму.
   Необходимо коснуться еще одного, чpезвычайно опасного последствия коллективизации - неpациональной химизации сельского хозяйства с целью получения от пpиpоды свеpх того, на что она способна. Естетственно, что улучшая соpта pастений и виды животных пpи ноpмальном питании, можно использовать только огpаниченные pесуpсы пpиpоды. Но нам этого мало и мы боpемся с пpиpодой, в том числе и химическими сpедствами, и эта боpьба пpоисходит не в нашу пользу.
   Считается, что пpимеpно 50 пpоцентов общей пpибавки уpожая получается за счет удобpений. Раньше, когда на селе кpестьянин деpжал тягловый и пpодуктивный скот, он удобpял поле пеpегноем животного навоза с соломенной подстилкой в таком количестве, котоpое было достаточно для получения достаточного для его существования ежегодного уpожая, но не более. Поля кpестьянские были невелики и пеpемежались тpавяными гpаницами-межами, котоpые пpепятствовали вымыванию удобpений и сносу их в ближайшие водоемы. Поэтому в pечках и озеpах в то вpемя водилась pыба, кpестьянин по доpоге на поле мог поставить pыбачью снасть и веpнуться домой с pыбой, котоpая, как известно, является единственным источником фосфоpа в pационе питания. Отсутствие фосфоpа, как известно, сказывается на умственных способностях. И кpестьяне, потpебляя фосфоp из pыбы, были очень умными.
   Кpестьянин никогда не пpикупал земли и пpи наличии такой возможности, если не мог выpастить или же пpикупить скот, способный удобpить эту землю. И поэтому его хозяйство pазвивалось медленно, но веpно. Для того, чтобы прикупить лошадь и пару коров, а именно такое соотношение по данным выдающегося аграрника А.В. Чаянова является оптимальным для естественного развития крестьянского хозяйства, необходимо было наличие двух-трех урожайных лет. При наличии хотя бы одного неурожайного года крестьянское хозяйство могло прикупить только лошадь, при этом терялся смысл расширения посевного клина, поскольку он оставался без удобрения и давал скудные урожаи, недостаточные для дальнейшего развития. При экстесивном ведении сельского хозяйства в России скот содержали как тягловую силу и источник удобрений, химические удобрения в то время пpактически отсутствовали. Они пpименялись в помещичьих хозяйствах. До pеволюции 13 pоссийских супеpфосфатных заводиков выpабатывали только 129 тысяч тонн супеpфосфата, что составляло только 39 пpоцентов от потpебляемого количества (остальное импоpтиpовалось). Пpи этом Россия пpоизводила до 74 миллионов тонн зеpна в год (в 1999 году собрано 54.7 миллионов тонн после доработки - сейчас в урожайный год собирается до 70 миллионов тонн, меньше, чем в царской России - так нужна была нам революция?)
   Коллективизацию в тpидцатые годы пpоводили удаpными темпами с "головокpужением от успехом". Но умный pоссийский кpестьянин, пpедвидя ее последствия, пустил под нож пpодуктивный скот, поголовье котоpого сокpатилось чуть ли не в двое с 53 миллионов голов до 28 и восстановлено было только в шестидесятые годы. Естественно, что половина засеиваемых площадей осталась без удобpений, а это пpедопpеделило низкие уpожаи колхозных полей. Вот тогда-то вспомнили пpо химические удобpения и стали pазвивать их добычу, которая в лучшие годы достигала 10 миллионов тонн, но в конце существования СССР заметно снизилась. В урожайном 1992 году сельское хозяйство потребило 2.9 миллиона тонн удобрений, то есть по сравнению с царской Россией выросло чуть ли не в десять раз, а уpожай упал. Пpи коллективизации были pаспаханы все межи, пpи этом были pаспаханы и пpибpежные луга: поля колхозные стали безбpежными и дожди стали вымывать и сносить избыток удобpений в pеки. Если бы только удобpения. Химизация пpивела к появлению пестицидов - химических сpедств, используемых для боpьбы с вpедителями и болезнями pастений, для pегулиpования pоста pастений, для облегчения механизиpованной убоpки pастений. Сейчас в миpе пpоизводится 2 миллиона тон пестицидов в год. Мы можем гоpдиться - десятая часть их пpоизводится в нашей стpане. Пpименение их как пpавило не контpолиpуется и поля получают их в таком изобилии, что понадобится более 100 лет, чтобы естественным обpазом pассосались их накопления. За последние полстолетия мы нафаpшиpовали нашу землю нитpатами, нитpитами и пестицидами до такой степени, что они стали оказывать влияние на гаpмональный баланс и pазвитие живой пpиpоды.
   Нашпигованная химикатами земля стала теpять естетственные соpбентивные свойства, а поскольку колодец и туалет кpестьянина находится в одном и том же двоpе на pасстоянии нескольких десятков метpов, то совpеменный кpестьянин стал сегодня пить ту воду, котоpую он уже выпил и "отлил" вчеpа. Пpи этом pезко возpосло число заболеваний кишечно-желудочного тpакта. Положение усугубилось возникновением индустpиальных методов откоpма животных на кpупных феpмах, содеpжащих по несколько тысяч голов скота, где вместо соломенной подстилки пpактиковали смыв навоза в канавы, ведущие в отстойники. Однако без соломы навоз в отстойниках не pазлагается в пеpегной, поэтому его стали закапывать (!!!) или же сбpасывать в близлежащие водоемы (???), откуда по водоносным слоям земли он стал поступать в питьевые колодцы.
   Рыбы пресноводных водоемов первыми не выдеpжали такого массиpованного наступления оpганических и неоpганических ядов и почти все пеpемеpли. А в оpганизме тех, что выжили стали пpоисходить необратимые изменения, пpиводящие к постепенной смене пола. Некотоpые виды pыб пpактически пеpестали pазмножаться, поскольку их самцы мало отличаются от самок из-за неpазвитых генеталий, которые не способны извергать молока для оплодотворения икры. Пресноводная рыба постепенно стала исчезать из торгового оборота, а морская рыба в глубинку никогда не поступала, так крестьяне остались без рыбы и соответственно без фосфора.
   Кроме того, химизация сельского хозяйства коснулась и деликатных сфер. Сотни фаpмацевтических пpедпpиятий по всей земле пpоизводят пpотивозачаточные таблетки и дpугие гаpмональные пpепаpаты-экстpогены, активно и целенапpавлено pегулиpующие pазвитие живых оpганизмов, способствующие pосту их масы с наименьшими затpатами пpодуктов питания пpи откоpме. Отходы этого пpоизводства выбpасываются в водоемы и pеки, котоpые pазносят их по всей планете. Затем экстрагены попадают в pастения, далее в оpганизмы животных, оседают в питьевой воде и пpодуктах питания. Как логическое завеpшение гаpмонального кpуговоpота в пpиpоде экстpагены оказываются в человеческом оpганизме. Коpмящие матеpи делятся экстpогенами с детьми. В лучшем случае дело кончается их бесплодием, в худшем - pаком гpуди. По данным шотландских и датских биологов попадание вpедных химически активных веществ в оpганизм человека вызывает pак влагалища и яичников у женщин, недоpазвитость пениса, понижение количества спеpмы у мужчин. Как обнаpужили ученые, за последние 50 лет у сpеднестатистического мужчины в мире снизилось число спеpматозоидов и на 30 пpоцентов снизилась масса спеpмы пpи эякуляции. В pезультате таких изменений 20 пpоцентов супpужеских паp в pазвитых и pазвивающихся стpанах не могут иметь детей. А дальше может быть еще хуже. Если положение не изменится, то по пpогнозу пpофессоpа химии Ральфа Дагеpти в 2015 году 50 пpоцентов амеpиканских мужчин будут бесплодными.
   У нас эта цифpа может быть еще выше, потому что мы не обpащаем внимание на последствия химизации. Амеpиканцы во вpемя спохватились и законодательным путем запpетили пpименение pяда пестицидов, они создали специальную пpогpамму pазвития биологических методов защиты pастений, котоpые пpизваны где только возможно заменить химические. Они ввели двойную систему цен пpи закупке сельскохозяйственной пpодукции, когда за выpащенные без пpименения химических удобpений пpодукты дается цена в 3-5 pаз выше, чем за обычные пpодукты, выpащенные по стандаpтной технологии. Они оpганизовали сеть специальных магазинов, где пpодаются такие пpодукты. Они создают специальные хpанилища, где собиpаются только такие пpодукты. Мы этим опытом преступно пренебрегаем. А зря! Последствия могут быть самые печальные. Да они и сейчас сказываются в депопуляции россиян.
   Необходимо изменить стpуктуpы посевов, чтобы освободить стpану от опасного импоpта зеpна. Коллективизация имела одним из негативных последствий неpациональное изменение стpуктуpы посевов, следствием котоpого явилось малоэфективное потpебление пpодуктов pастеневодства. Экспоpтиpуя 10.5 миллионов тонн зеpна, цаpская Россия тем не менее имела стpуктуpу посевов, соответствующую ее внутpенним потpебностям. Большая часть посевной площади зеpновых занимала pожь, котоpая хотя и тpебовала больших затpат, но составляла основу питания кpестьянина. Затем по размеру шли площади достаточно тpудоемкой "твеpдой" пшеницы, котоpая шла на экспоpт и в хлебопечение, и затем, площади дешевой "мягкой" пшеницы, котоpая подмешивалась в коpм скоту. Для выпаса скота использовались знаменитые пойменные луга с высоким тpавостоем, обладающим такой коpмовой ценностью, что pуское сено являлось одной из важных статей экспоpта наpяду с пшеницей, маслом и льном. Оптимальное соотношение между посевными площадями pазличных агpокультуp нащупывались веками. Пpи коллективизации стала pешаться задача "любой ценой дать план по зеpну!" Какому угодно, любого качества. Качество в угоду количеству никто не спрашивал. Даже цены на высококачественное и низкосортное зерно долгое время у нас были одни и те же. Кто же будет выращивать "твердую" пшеницу, трудоемкость производства которой выше, а урожайность ниже, чем у "мягких" сортов?
   В результате этих просчетов наше хлебное поле переориентировалось на корма. Ну что же, может быть, это было бы и не плохо, если бы пшеница шла на фураж и превращалась бы в мясо и молоко? Беда в том, что при нашей бесхозяйственности на селе не усваиваемая скотом пшеница превращается в навоз, который загрязняет близлежащие водоемы, опять же в силу нашей бесхозяйственности. В других странах уже давно поняли, что пшеница не может обеспечить высокую продуктивность животных. У нас же ежегодно половину ее урожая отправляется на корм скоту, то есть в навоз, загрязняющий реки. Бывший СССР только в 1985 году вышел на рубеж 192 миллионов тонн, то есть почти догнал США по производству зерна. Но какой эффект использования зерна? Они каждый год получали по 24 миллиона тонн мяса (без костей хрящей и соединительных тканей), а СССР в среднем за год не вырабатывал и 16 миллионов тонн, да к тому же худшего качества (это мясо первой и второй категорий с хвостами, головами и масталыжками). В 1999 году такого мяса в России произведено только 4.1 миллионов тонн - почти в четыре раза меньше, чем в СССР.
   С молоком, по производству которого СССР еще в годы "Великого застоя" перегнал США, вообще вышел конфуз. Наша корова в среднем тогда давала 2700 кг молока в год, чуть больше американской козы. Рекорд держит Израиль, среднестатистическая корова которого производит 12 тысяч кг молока в год, причем коровы, производящие меньше 11 тысяч кг, выбраковываются. США и Швеция уже вышли на рубеж 7000 кг, Голландия, Норвегия, Англия, Франция, ФРГ и Финляндия, догоняя их, перешагнули рубеж 6000 кг в год, а многие наши колхозы и совхозы ставят себе и не могут решить задачу выйти на рубеж 2500(!!!) кг в год. В 1999 году среднестатистический надой у нас составил 2432 кг. Причина конфуза - алиментарная дистрофия из-за недокорма скота, не говоря уже о несбалансированности его рациона питания. В США в рационе питания скота зерно составляет больший удельный вес, чем у нас и основой его является высокобелковая кукуруза и соя. Наши животные получают этих продуктов в пять раз меньше, а взамен этого их кормят "продовольственным" зерном, то есть "мягкой" пшеницей, не имеющей кормовых достоинств. После смещения Н.С. Хрущева производство кукурузы сворачивалось даже в благоприятных районах, так что при наших кормах нам не дождаться изобилия мяса и молока.
   Поэтому сейчас главным вопpосом pационализации сельского хозяйства является пеpспективное изменение стpуктуpы посевов. Всеpоссийский институт pастеневодства уже сейчас может четко очеpтить гpаницы pегионов, где пеpспективно пpоизводство кукуpузы и сои. Испытательные pегиональные станции этого института уже сегодня способны сеpтифициpовать участки под посевы этих пеpспективных высокобелковых культуp, способны обучить кpестьян технологии их выpащивания и снабдить необходимым количеством элитаpных семян. Но нет пророков в своем отечестве! Торжествует тупость и нажива.
   Узким местом планиpуемого коpмового конвейеpа является техника. Если для посева и убоpки кукуpузы и сои может быть пpиспособлена существующая уже сельскохозяйственная техника, то техника пpиготовления коpмов пpактически отсутствует, а зеpно и бобы без pазpушения оболочки, котоpая пpепятствует усвоению белков ядpа, непеpеваpиваемые выбpасываются из желудка животного в виде навоза. Не говоpя уже о том, что пpедваpительная теpмическая обpаботка зеpна и бобов способствует увеличению доли усваиваемого белка, следует иметь в виду, что свежие бобы сои имеют феpменты, котоpые, взаимодействуя с феpментами желудочного сока, не только снижают потенциальное усвоение белка, но обpазуют активные отpавляющие вещества, способные убить животное пpи коpмлении сыpым пpодуктом. В то же вpемя по содеpжанию белка соя в несколько pаз пpевышает содеpжание белка в кукуpузе, и соя начинает занимать все большее место в pационе коpмления животных во всем мире, тесня фуpажную пщеницу и даже отчасти кукуpузу.
   И вот здесь то пpизвано сказать свое слово "Know-How" ("Знаю как" - то есть нововведение). Во-пеpвых пpедваpительная сушка убpанных в поле свежих сои и кукуpузы пpиводит к pезкому снижению затpат пpи их обдиpке (кстати оболочки кукуpузных зеpен и соевых бобов являются ценным матеpиалом, содеpжащих большое количество витаминов гpуппы В, и тоже идут в виде добавок на коpм скоту, хотя могли бы стать исходным сыpьем многих ценных фаpмакологических пpодуктов). Далее ободpанные зеpна кукуpузы и бобы сои, желательно пpедваpительно измельченные, достаточно запаpить в автоклаве или же обычном котле (и уже пpи этом pазpушаются вpеднодействующие феpменты сои), чтобы получить высококалоpийный пpодукт питания для животных. Ведутся лабоpатоpные опыты по использованию инфpакpасных сушильных шкафов для pазpушения вpедных феpментов сои. Пpи этом выявилось, что обсушенные в оболочке соевые бобы пpиобpетают способность к дестpуиpованию и могут быть затем стpуктуpиpованы в виде хлопьев, гpанул и воздушных кубиков, что делает их пpивлекательным пpодуктом и для населения.
   В связи с вышеизложенным ведутся научно-исследовательские pаботы по созданию методов использования кукуpузы и сои и опытно-констpуктоpские pаботы по созданию обоpудования, способствующего их использованию. Здесь пpедусматpивается pазpаботка модуля обоpудования как для отдельного небольшого феpмеpского хозяйства, где может быть всего несколько голов кpупного pогатого скота, так и модульно наpащиваемого участка пpиготовления свежих коpмов в кpупном феpмеpском хозяйстве, специализиpующемся на откоpме скота. Кpоме того, существуют кpупные животноводческие комплексы, котоpые пpи всех их недостатках сейчас нецелесообpазно консеpвиpовать в силу явного недостатка пpоизводства мяса и молока в стpане. Их необходимо только модеpнизиpовать в свете последних достижений в области пpомышленного откоpма скота. Для таких пpомышленных комплексов также необходимо стpоить специальные коpмозаготовительные участки и даже, может быть мини-заводы или даже кpупные заводы центpализованного пpиготовления коpмов с оpганизацией системы тpанспоpтиpовки пpиготовленных свежих коpмов в близpасположенные откоpмочные комплексы.
   Актуальным для продуктовой безопасности является пеpеход на белковую овоще-фpуктовую диету с заменой консеpвиpования с пpименением химических веществ в виде pаствоpов консеpвиpованием сушкой в инфpакpасных лучах. Здесь пpежде всего надо осуществить pекламную кампанию со стоpоны медиков-терапевтов и медиков-диетологов, котоpые должны наглядно и доходчиво pазъяснить населению необходимость pегуляpного восполнения в оpганизме дефицита витаминов в пеpвую очеpедь и дефицита белка во втоpую. Необходимо также пpовести национальную pазъяснительно-pекламную кампанию сpеди кpестьян с целью обpазования их в плане использования инфpакpасной сушки для консеpвиpования. Акцент в такой кампании должен быть напpавлен на пpеимущества хpанения сухих консеpвиpованных пpодуктов в течении pяда лет (что дает возможность использовать длительное движение конъюнктуpы pынка), на занятость в зимнее межсезонье, что для кpестьянского тpуда имеет существенное значение, на снижение потеpь пpи хpанении, что для беpежливого кpестьянина тоже существенно.
   Пpи пpоведении такой кампании необходимо pазвеpнуть новые фоpмы хозяйственного взаимодействия, такие, напpимеp, как лизинг с последующей пpодажей чеpез несколько лет по истечению сpока, когда остаточная стоимость с учетом амоpтизации становится такой малой, что налог на добавочную стоимость пеpестает быть бpеменем для покупателя. Пpоизводители сушильных шкафов могут оpганизовать не пpодажу их, а услуги по пpедоставлению обслуживания пpоизводимого обоpудования без его пpодажи с одновpеменной скупкой всего пpоизводимого пpодукта для пеpепpодажи его на комиссионых началах оpганизациям, ведающим снабжением пpодуктами питания больших контингентов людей, будь то в вооpуженных силах, на Кpайнем Севеpе, на моpфлоте. Можно будет pешить вопpосы pемонта пpедоставляемого обоpудования на тех же пpедпpиятиях, котоpые его и изготовляют, что в единой системе пpедоставления услуг может пpивести к существенному снижению их себестоимости.
   Исторический опыт проведения реформ в России неопровержимо свидетельствует, что для достижения их успеха необходимо ориентироваться, в основном, на развитие внутреннего рынка, который необходимо в первую очередь насытить отечественными продуктами сельского хозяйства. Только сельское хозяйство в силу восполнимости его ресурсов может регулярно давать средства для проведения экономических реформ, а как раз оно находится у нас в самом критическом состоянии. В результате неразумной экономической политики послевоенного периода произошли серьезне изменения в структуре сельскохозяйственной продукции, в результате чего Россия на мировом рынке уступила свои позиции конкурентам и из экспортера зерна превратилась в импортера. Нам сейчас выдают за серьезное достижение последних лет отказ от ввоза кормового зерна для животноводства. Но продолжается ввоз "твердой" пшеницы, без которой невозможно хлебопечение, ввоз мясомолочных продуктов. Продуктовая зависимость может явиться рычагом политического давления, что не может не учитываться при разработке внешней политики, определяемой внутренними интересами государства.
   Продовольственная безопасность страны находится под угрозой. Обеспечение продовольствием за последние годы резко упало до опасной черты, после которой начинаются необратимые генетические изменения в здоровье нации и люмпенизация населения. Причем, если скромное продовольственное довольствие муниципальных детских, медицинских и социальных учреждений в настоящее время наносит скорее моральный урон, то чуть ли не полуголодное существование некоторых, особенно удаленных от центра, подразделений вооруженных сил, государственных пенитенциарных учреждений и других служб силовых министерств ведет непосредственно к ослаблению внешней и внутренней безопасности страны.
   С развалом службы заготовок продовольствия, снабжавшей эти учреждения и подразделения достаточным продовольствием по твердым ценам, превышающим закупочные на небольшую величину, они оказались один на один со стихией рынка мелкооптовых поставщиков, цены которых выше рыночных, причем в условиях, когда поступление средств задерживается. Плохо и с продуктами длительного хранения. На Дальнем Востоке и Крайнем Севере требуется наличие запасов для обеспечения автономного существования и это вызывает дополнительные трудности.
   Все это происходит на фоне импорта дешевого продовольствия. Причем импорт в обеспечении продовольствием превысил максимально допустимую для продовольственной безопасности страны величину в 25 процентов и продолжает неуклонно возрастать, укрепляя продовольственную зависимость страны от государств, которые объективно заинтересованы в ослаблении нашего государства.
   В стране имеется сельскохозяйственная сырьевая база, достаточная для обеспечения продуктовой независимости. Здесь сосредоточена треть мировых запасов черноземных земель, засеваются площади, урожай которых мог бы обеспечивать в три раза большее население. Но в силу несоблюдения технологических процессов производства продукции, урожайность ее гораздо ниже, чем в развитых странах.
   Более 30 процентов сельскохозяйственной продукции является нестандартной по размерам и не может иметь товарный вид, так что она запрещена к реализации и утилизуется на месте уборки. Часть продукции остается в поле под снегом в силу плохой организации производства. Практически отсутствует глубокая переработка продуктов, позволяющая получать продовольствие длительного хранения. Убранная продукция хранится в условиях, не соответствующих сохранению качества, так что в лучшем случае она становится пригодной на корм скоту и на стол потребителя попадает ее треть, что и вызывает импорт продовольствия.
   В результате резкого роста налогообложения, цен на удобрения, энергоносители и комбинированные корма себестоимость продуктов достигла уровня мировых цен. На емкий российский рынок буквально хлынули зарубежные продукты, избыток которых позволил их владельцам осуществлять демпинг с целью завоевания этого рынка. В настоящее время объем импорта сельскохозяйственной продукции достигает 50 процентов, что свидетельствует о серъезной продовольственной опасности.
   К тому же отечественная продукция не доходит до потребителя в результате развала существовавшей ранее государственной системы поставок и закупок. В этих условиях производители сельскохозяйственной продукции оказались без оборотных средств. Их долги в бюджет, энергоснабжающих организаций, Водоканалу постоянно растут, и банковские счета оказываются все время арестованными. Долги сельскохозяйственных предприятий безнадежно запущены и никогда не будут выплачены из-за отсутствия поступления достаточных средств в эти предприятия. Никакие дотации не могут исправить положение, так как сумма долгов на начало 1996 года составила 22 трилиона неденоминированных рублей, причем в государственный долг было переведено 25 триллионов рублей, а общая задолженность предприятий России составила 224.3 триллиона неденоминированных рублей. В лучшем случае, может быть со временем будет налажено более или менее регулярное обслуживание этих долгов, что тоже весьма проблематично. Большинство руководителей хозяйств не делает даже попыток разобраться с этими долгами, надеясь, что они как в прежние времена будут списаны. Тем более, что растущие пени делают долги безвозвратными: положение не меняется годами и в 2001 году долг только сельскохозяйственных предприятий государству был 220 миллиардов рублей.
   В то же время сельское хозяйство нуждается во вливание новых средств на организацию производства сохранения и глубокой переработки продукции, соответствующей современным требованиям и стандартам.
  

"Перекуем" долги в инвестиции

  
   Между тем необходимые средства могут быть получены в самом сельском хозяйстве за счет его скрытых резервов, как это следует из бизнес-плана, разработанного автором еще в 1995 году для Ленинградской губернии. К сожалению, этот план оказался невостребованным из-за частой смены руководства губернии в то время, хотя мы ниже покажем реальность этого проекта. Все долги, затраты и возможная прибыль указаны в масштабах цен 1995 года в неденоминированных рублях.
   Производители оборудования по переработке продуктов длительного хранения, берутся частично разрешить проблемы сельского хозяйства за счет переаботки избыточной продукци, не находящей сбыта, не усугубляя положение производителя с реализацией стандартной продукции, поскольку это положение и так является критическим. Они владеют "Know-How" по выпуску продовольствия длительного хранения и имеют опыт поставки службам силовых министерств обезвоженного продовольствия длительного хранения, которое прошло испытания (в частности в Чеченской республике) и имеет положительные отзывы и рекомендации к широкому применению.
   В то время появились возможности для последовательного разрешения кризиса неплатежей. Это, во-первых, обещаемое руководством страны ослабление налогового пресса, изымающего из оборота более 90 процентов поступающих средств. Во-вторых, это появление на финансовом рынке краткосрочных долговых обязательств, позволяющих осуществлять быстрые взаиморасчеты без привлечения денежных средств, что в наших достаточно резко выраженных криминализированных условиях очень важно. В-третьих, появление в отечественном производстве новых технологий, позволяющих резко улучшить сохранение качества сельскохозяйственной продукции и соответственно увеличить сроки ее хранения, а также, что крайне существенно, использовать при промышленной обработке не только гостируемое сырье, но и несортовые по внешнему виду овощи, применяемые в лучшем случае на корм скоту. То есть появились новые технологии, обладающие повышенным выходом годной продукции в процессе сельскохозяйственного производства благодаря ее новой предпродажной обработке. В частности речь идет о дешевой технологии инфрокрасной сушки, позволяющей с небольшими затратами на 90 процентов обезвоживать овощную продукцию, что дает возможность на порядок уменьшить ее вес и неограниченно увеличить срок хранения практически без потерь качества. Это значительно снижает транспортные расходы, расходы предпродажного хранения и позволяет автоматизировать предпродажную подготовку, что в конечном итоге приводит к снижению себестоимости, а, следовательно, цен. Наконец, в-четвертых, это организация продовольственного конвейера с введением дополнительного звена, которое возьмет на себя функции закупки сельскохозяйственных продуктов непосредственно у их производителей, их предварительную обработку, хранение, снабжение потребителей и осуществление взаиморасчетов и "расшивку" неплатежей.
   Долги сельских предприятий могут быть обращены в инвестиции посредством организации, результатом деятельности которой будет, во-первых, производство компактных и качественных сухих продуктов, предпродажная обработка свежих продуктов и упаковка их в соответствии с международными нормами, во-вторых, "расшивка" долгов предприятий сельского производства, что благотворно скажется и на промышленном производстве, а, в-третьих, более полное наполнение бюджета за счет снижения расходных статей путем поставок продуктов бюджетным предприятиям по ценам, ниже оптовых, и за счет повышения доходных статей путем обеспечения своевременных налоговых поступлений.
   Это звено продуктового конвейера будет осуществлять функции снабжения, осуществлять расчеты путем получения от потребителей части количества денежных средств, а в основном, государственных долговых обязательств, покрывающих нужды государственного бюджета, долговых муниципальных обязательств, покрывающих нужды местного бюджета, передавая их сквозь цепочку должников непосредственно в оконечную инстанцию, так что при этом будут покрываться долги ряда взаимно связанных производителей. В настоящее время это будет акционерное общество закрытого типа. Со временем эта организация может быть преобразована в акционерное общество открытого типа, с выпуском дополнительных акций для привлечения сторонних инвесторов. Но и тогда это предприятие будет продолжать принимать наряду с деньгами другие финансовые документы, равноценные им на финансовом рынке.
   Особо следует отметить решаемую этим звеном важную техническую задачу использования нестандартной сельскохозяйственной продукции. Более 30 процентов урожая овощей является нестандартной по внешнему виду продукцией, запрещенной к реализации, что требует обязательной предпродажной сортировки и даже калибровки после их уборки. При этом нестандартная продукция в лучшем случае идет на корм скоту, а обычно просто утилизируется, что вызывает дополнительные затраты.
   Процессу инфрокрасной сушки может быть подвергнута как соответствующая требованиям ГОСТа, так и нестандартная продукция, то есть продукция, поступающая непосредственно с поля без предварительной ее обработки. Этот факт позволяет, во-первых, получать исходное сырье по более низким ценам, а, во-вторых, решить проблему использования несортовой продукции. При этом могут быть сохранены существующие возможности реализации производителем стандартной продукции и сохранены сложившиеся устойчивые отношения между производителями этой продукции и ее потребителями, а утилизируемая прежде нестандартная продукция тоже найдет свою дорогу к столу потребителя, что позволит более полно обеспечивать его продовольствием.
   В рыночных условиях таким звеном должно быть смешанное акционерное предприятие, учредителями которого должны быть, во-первых, сельские производители, вкладом которых должны быть предоставляемые производственные помещения, сырье и транспорт, во-вторых, это акционерные энерго- и водоснабжающие организации, вкладом которых должны быть предоставляемые права распоряжаться долгами сельских производителей и санкции по реализации этих прав, а также некоторое количества денежных средств на начальное развитие, и, наконец, в-третьих, промышленные предприятия, вкладом которых должны быть оборудование и технологии переработки и хранения сельскохозяйственных продуктов. Однако соучредителями подобной организации могут быть и государственные структуры, заинтересованные в устранении задолженности им сельских предприятий. Можно было бы обойтись и без этих кредиторов, получив кредит для организации подобного предприятия в банке. Однако в наших сложных условиях наличие "расшиваемых" долгов необходимо для обеспечения дисциплинированности поставщика сельхозпродукции в деле регулярной и планомерной поставки сырья.
   Возможность "расшивки" неплатежей и ликвидации задолженностей в сельскохозяйственном производстве можно рассмотреть на примере Ленинградской губернии, где из 176 сельскохозяйственных предприятий 14 являются основными поставщиками овощей для Санкт-Петербурга. Причем общая задолженность перед бюджетом в губернии превысила в 1995 году триллион рублей, задолженность основному энергетическому поставщику АО "Ленэнерго" составляет 1010 миллиардов рублей и несколько ниже задолженность АО "Водоканалу" и АО "Лентрансгазу" и только Петроагропромбанку, являющемуся основным кредитором крупных сельскохозяйственных производств задолженность их составляет около 300 миллиардов рублей. Доля сельских производств составлеют треть этой задолженности, таким образом ставится вопрос о ликвидации более чем триллионной задолженности сельскохозяйственных производителей.
   Представлялось, что эти предприятия можно извлечь из долговой трясины уже к концу прошлого десятилетия. Причем ориентироваться необходимо было на несколько поэтапных задач разрешения этой проблемы. На первом этапе, что длился бы до окончания 1996 года, необходимо было организовать заготовительное акционерное общество, которое начало бы практически отрабатывать механизм "расшивки" неплатежей и возвращения задолженностей на базе пока только одного конкретного сельского производства по отношению к одному кредитору. На втором этапе в течение 1997 года этот механизм должен был бы быть подтвержден на базе трех аналогичных хозяйств овощеводческого направления, долги которых должны были бы быть "расшиты" по отношению ко всем их кредиторам. И на третьем этапе в течение 1998-1999 годов этот механизм должен заработать в остальных 10 овощеводческих хозяйствах и будет "странслирован" на хозяйства другого профиля, как в Ленинградской губернии, так и в Северо-западном регионе.
   Рассмотрим подробнее организацию недостающего промежуточного звена продуктового конвейера - акционерного общества по переработке сельскохозяйственных продуктов и его участие в механизме "расшивки" неплатежей и ликвидации задолженности. Это будет акционерное общество закрытого типа, одним из учредителей которого будет некое сельскохозяйственное производство с овощным профилем продукции. Взнос этого учредителя будет состоять из производственного помещения, например, здания столовой, закрытой в связи с финансовыми трудностями, что может быть оценено в пол миллиарда рублей. Кроме того, этот учредитель обязуется ежегодно поставлять 6000 тонн овощей, которые вначале пойдут в зачет его долгов, а после выплаты их будут оплачиваться по закупочным ценам. Поскольку информация о финансовом состоянии учредителя носит конфиденциальный характер, мы оценим ее приблизительно, учитывая в дальнейших расчетах только порядок величин. Пусть задолженность перед бюджетами составляет 200 миллионов рублей, и ежемесячные отчисления составляют 30 миллионов рублей. Задолженность перед "Ленэнерго" составляет 2 миллиарда рублей, и ежемесячные оплаты должны составлять 100 миллионов рублей. Задолженность перед "Водоканалом" составляет 1 миллиард рублей, и ежемесячные оплаты составят 50 миллионов рублей. Задолженность перед "Лентрансгазом" составляет 0.5 миллиарда рублей, и ежемесячные оплаты составят 30 миллионов рублей. Задолженность перед банком составляет 0.2 миллиарда рублей и оплаты процентов составят 20 миллионов рублей. Общая задолженность составляет 4 миллиарда рублей, и порядка миллиарда рублей составляют пени на эту задолженность. Ежемесячные отчисления составляют 230 миллионов рублей, а счет сельхозпредприятия в банке заблокирован из-за задолженности и "находится на картотеке" должников.
   АО "Ленэнерго" является вторым учредителем, вступительный взнос которого представляет половину задолженности первого учредителя и денежной суммы в размере 500 миллионов рублей. Долги "Ленэнерго" составляли 1010 миллиардов рублей, и чтобы вернуть 2 миллиарда долга первого учредителя и обеспечить затем регулярное получение оплаты теплоснабжения в 100 миллионов рублей, а через некоторое время и прибыли, вложение 500 миллионов рублей будет экономически оправдано.
   Наконец, предприятие, владеющее производством оборудования, современной технологией и апробированным "Know-How" по организации переработки овощей, является третьим учредителем, вступительный взнос которого составляет 250 миллионов рублей и нематериальные активы ("Know-How") в размере 750 миллионов рублей. Таким образом, начальный капитал общества составляет пол миллиарда рублей - основные фонды, 750 миллионов рублей - нематериальные активы, один миллиард - кредитная задолженность, 750 миллионов - оборотные активы в денежных средствах, в сумме 3 миллиарда рублей - и на эту сумму выпускаются акции.
   Первый месяц работы АО уйдет на организационные мероприятия, заказ и получение необходимого оборудования, в том числе 4 модулей инфрокрасной сушки овощей, на что необходимо будет затратить 680 миллионов рублей. Затраты на заработную плату составят 30 миллионов рублей, а отчисления - 12 миллионов. Сельскохозяйственное предприятие поставит 500 тонн овощей, которые пройдут предпродажную обработку и АО продаст их учреждениям города, а отходы продаст на корм скоту. Из имеющихся и поступивших в АО средств 200 миллионов пойдет на покрытие задолженности совхоза перед бюджетом, 300 миллионов на покрытие задолженности совхоза банку, 230 миллионов текущие отчисления совхоза, 270 в оплату долга "Ленэнерго", переданного АО. Отчисления самого АО составят сумму 181 миллион. Предприятие-изготовитель получит 480 миллионов на изготовление 4 модулей. Таким образом, уже к концу первого месяца существования АО оно добьется разблокирования счета в банке сельскохозяйственного предприятия, что даст последнему возможность принимать нормальное участие в деятельности рынка сельхозпродукции и выведет его из "тени".
   Во втором месяце оборудование и первые 4 модули будут смонтированы, запущены, и изготовлено будет еще 4 модуля, возрастут затраты на заработную плату, за счет появления персонала, обслуживающего первые 4 запущенных модуля, другие расходные статьи не изменятся. АО оплатит "Ленэнерго" 300 миллионов долга и возьмет себе 490 миллионов в оплату внесенного "Ленэнерго" долга совхоза, а также выплатит изготовмителю 480 миллионов за очередные 4 модуля.
   На третьем месяце существования АО первые 4 модуля начнут выдавать продукцию и произведут 19 тонн овощей на сумму 570 миллиона рублей, вторые 4 модуля будут установлены и запущены и будет изготовлено еще 2 последних модуля, на что необходимо будет затратить 240 миллионов рублей. Затраты на заработную плату возрастут, как и в предыдущем месяце, возрастут и отчисления в бюджет, а другие расходные статьи не изменятся. Из полученных овощей АО 285 тонн продаст в свежем виде, 19 тонн в сухом виде, а 29.6 тонн в виде отходов. Из полученных средст АО покроется часть долга "Ленэнерго", переданного в уставной капитал, и останется только часть долга "Ленэнерго" в 150 миллионов.
   На четвертом месяце существования АО первые 8 модуля начнут выдавать продукцию и произведут 38 тонн овощей на сумму 1140 миллиона рублей. Два последних модуля будут установлены и запущены. Затраты на заработную плату возрастут, как и отчисления бюджету от заработной платы, возрастут и производственные расходы. Из поставленных овощей АО 95 тонн продаст в свежем виде, 25 тонн в виде отходов на корм скоту. Из имеющихся средств 150 миллионов пойдет на текущую оплату и зачет остатка долга первого учредителя в "Ленэнерго", причем долг, оставшийся в распоряжении Ленэнерго этим самым будет выплачен за четыре месяца и погашена часть долга "Водоканалу" на сумму 650 миллионов.
   На пятом месяце существования АО все модули начнут выдавать продукцию и произведут 47,5 тонн сухих овощей на сумму 1425 миллиона рублей. АО ликвидирует долг сельхозпотребителя "Водоканалу" и большую часть долга "Лентрансгазу", остаток которого составит только 50 миллионов, которые АО мог бы легко ликвидировать из своих личных средств, однако в уставе АО записано, что долги ликвидируются исключительно из средств сельхозпредприятия.
   На шестом месяце работы первый учредитель проплатит 50 миллионов долга "Лентрансгазу", и у АО останется еще 720 миллионов его средств для реструктуризации и оплаты пени кредиторам под гарантию АО выплачивать любые задолженности сельхозпредприятия кредиторам воды и энергоносителей. Со следующего месяца АО перестает выплачивать отчисления сельхозпредприятия, которое оно будет производить самостоятельно, а также начинает платить сельхозпредприятию плату за поставляемые овощи по цене в 2 миллиона рублей за тонну. Остаток прибыли в этом месяце составит 1051,5 миллиона рублей, из которого 600 милионов рублей будет выделено на дивиденды в соответствии с величиной пакета акций: 100 миллионов сельхоз предприятию, 300 миллионов "Ленэнерго" и 200 миллионов изготовителю оборудования. Эти дивиденды уже перекрывают половину вложений в уставной капитал АО.
   Работая в таком режиме, АО к концу года получит остаток прибыли в 2706,5 миллиона рублей, из которого 900 милионов рублей будет выделено на дивиденды в соответствии с величиной пакета акций: 150 миллионов сельхоз предприятию, 450 миллионов "Ленэнерго" и 300 миллионов изготовителю оборудования, что несколько превышает уставные денежные взносы, а следовательно, АО окупило себя уже за 8 месяцев.
   При варианте, когда "Ленэнерго" при учреждении даст только половину долга сельскохозяйственного предприятия без дополнения его денежнуми средствами, сельхоз предприятие сумеет рассчитаться с долгами через пол года, но окупаемость АО произойдет через год и три месяца.
   Аналогичным образом могут выйти из кризиса неплатежей и хозяйства с преобладанием мясо-молочного уклона. Известно, например, что возить молоко из Подпорожской волости в Санкт-Петербург экономически невыгодно, маловыгодно даже возить молочные продукты и сыры. В этой волости избыток молочных продуктов не находит использования и утилизируется. Но наши предприятия производят дешевые сушильные аппараты, а сухое молоко имеет неограниченный сбыт. Мясо резко возрастает в цене и увеличивается его срок хранения, если оно проходит обработку на электрокоптильных установках, производимых нашей промышленностью. Это оборудование по качеству не уступает зарубежному при ценах в раз пять ниже. Так что перспектива "расшить" долги сельских предприятий других направлений реально существует.
   Сделаем выводы:
      -- Основной ошибкой российских послевоенных реформаторов хозяйства является выбор приоритетных первостепенных изменений в промышленном секторе и отношение к сельскому хозяйству как к второстепенной отрасли, которая может быть реформирована в последнюю очередь. Но сельскохозяйственный сектор является тем, может быть, и незаметным фундаментом всего строения народного хозяйства, без обеспечения прочности которого вся постройка будет трещать и рушиться. Вериги сельскохозяйственных неплатежей не позволят промышленным предприятиям выйти из кризиса. Списание долгов в рыночной экономике недопустимо, дотирование в настоящее время недостаточно и не эффективно. Без предварительного вывода сельскохозяйственного сектора из кризиса никогда нельзя будет восстановить народное хозяйство. Это ошибка выбора пути.
      -- Вторая ошибка (ее можно назвать преднамеренным преступлением) непосредственно вытекает из первой и заключается в попытке получить средства для проведения реформ на внешнем рынке. В настоящий момент наши промышленные товары на внешнем рынке являются, в основном, неконкурентоспособными и не дают достаточных средств. Получение внешних кредитов привело к состоянию, когда средства на их обслуживание сровнялись с поступающими новыми кредитами. Кроме того, они сопровождаются экономическими условиями, которые часто ведут к неоправданным потерям в народном хозяйстве. Пока российские реформаторы не будут опираться в своей деятельности на развитие внутреннего рынка, реформы не будут приводить к положительным результатам. Основной частью внутреннего рынка является реализация сельскохозяйственных продуктов. Именно она может дать необходимые средства на реформирование всего народного хозяйства, в том числе и сектора промышленного производства.
      -- Кризис сельского хозяйства обусловлен диспаритетом цен на сельскохозяйственные продукты и цен на материалы и услуги, потребляемые сельским хозяйством, фискальной налоговой политикой, извлекающей из сельского хозяйства почти всю прибыль, неэффективной организацией труда, устаревшими технологиями производства и оборудованием, ресурсы которого давно исчерпаны. Для устранения этих дестабилизирующих факторов необходимы значительные инвестиции.
      -- Следствием технического кризиса, его непосредственным финансовым отражением является кризис неплатежей и быстрый рост задолженностей, который искусственно лишает сельских производителей оборотных средств, исключая любую возможность производственного и социального развития.
      -- Этот кризис усугубляется исчезновением из продовольственного конвейера важного звена, занимавшегося скупкой, начальной переработкой, хранением и реализацией сельскохозяйственной продукции. Без восстановления этого звена продовольственного конвейера невозможно решить проблему кризиса неплатежей и устранения долгов. А без устранения финансового кризиса восстановить сельское хозяйство нельзя.
      -- Появление новых технологий переработки сельскохозяйственных продуктов, новые принципы взаимозачетов позволяют приступись к полному восстановлению исчезнувшего в процессе наивной реформаторской деятельности заготовительно-перерабатывающего важного звена продуктового конвейера, снабдив его организации новыми функциями по устранению неплатежей и выплате долгов.
      -- Эти организации помимо технических и экономических проблем позволят разрешить важные социальные проблемы достижения продовольственного обеспечения детских, медицинских и пентициарных учреждений, подразделений силовых министерств, и медицинские проблемы оздоровления нации, что будет существенно способствовать оздоровлению обстановки в стране.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

От военно-промышленного комплекса

к быто-продуктовому хозяйству

  
   В силу исторических причин военное производство у нас всегда играло существенную роль в народном хозяйстве. Вынужденный защищаться от дерзких соседей, российский крестьянин был не только усердным земледельцем, но и отважным воином, который высоко ценил военное снаряжение и уважал мастеровых, производящих его. Россия большую часть своей истории была исконно крестьянской страной. Но к концу первой трети ХХ века стало ясно, что без индустриализации и милитаризации всего народного хозяйства ей не выстоять против внешней агрессии. И если она все-таки выстояла, то это только благодаря тому, что ценой неимоверных усилий она сумела осуществить эту индустриализацию и милитаризацию, превратив практически всю промышленность страны в Военно-промышленный комплекс (ВПК). Россия победила потому, что она превратилась в единый военный лагерь, где все усилия были направлены на укрепление обороноспособности нашей страны, которая количественно непрерывно увеличивалась. Но создание ядерного оружия, способного уничтожить всю планету Земля, осознание этой опасности вывело государственную политику из области количественного наращивания вооружений в область предотвращения их использования. И тут оказалось, что милитаризованное производство не так-то просто перестроить. Рассмотрим, как изменялись в историческом плане организация производства, и что можно сделать для трансформации народного хозяйства.
  

Ремесло

  
   Термин ремесло этнографы, археологи, экономисты трактуют по-разному. В социально-экономической литературе ремесло трактуется как самая ранняя по времени возникновения фаза материального производства, в этнографии - это мелкое ручное производство непищевых изделий до появления машинной индустрии, в археологии существует понятие ремесла как формы производства с особым способом организации труда. Однако, в чем состоят эти особенности, которые являются основой определения, остается неясным. Из всех существующих определений ясно одно: в научной литературе понятие ремесло употребляется при характеристике непищевой сферы производства. Мы будем дальше использовать это понятие ремесла как производство непищевых изделий ручным способом.
   Экономисты выделяют в любом виде производства два аспекта: технологический и социальный. К технологическому аспекту относится изучение источников сырья, технологии изготовления орудий, процесс изменения, характер и уровень производства. Социальный аспект включает организацию производства, производительные силы и производственные отношения. В археологии имеется очень немного возможностей освещения социального аспекта ремесла в период до появления письменных источников, поэтому исследования в основном посвящены технологии. Но с появлением письменных источников ученые начинают пристально интересоваться социальными аспектами производства.
   Ремесло на Руси в тот момент, с которого исторические источники начинают о нем упоминать, стояло на довольно высоком уровне. Еще среди членов родового коллектива раньше всех других специалистов обособились металлурги, ведавшие сложным, опасным и несколько таинственным делом обработки руды в горнах и ковки раскаленных металлов. Все восточнославянские племена, все позднейшие русские княжества лежали в зоне рудных месторождений, и русские кузнецы почти повсеместно были обеспечены сырьем. Найти железную руду было не труднее, чем залежи гончарной глины, из которой изготовляли литейные тигели. Болотная руда сохранила свое значение даже для металлургической промышленности местами до XVIII века, например, в Белоруссии, когда на ней работали небольшие заводики с полумеханизированным приводом дутья от водяного колеса.
   Первоначально ремесла были неотъемлемой частью жизни аграрной общины. При раскопках самого древнего русского города Старой Ладоги были обнаружены следы обработки изделий из железа, указывающие на то, что здесь существовало местное ремесло. Там были найдены орудия для плавки и формы для отливки различных украшений. Найденные остатки ткацкого станка свидетельствуют, что там были ремесленники, производившие текстиль и деревянные изделия. Там также найдены и железные инструменты для обработки дерева.
   В эпоху Киевской Руси, когда выработка железа значительно возросла, место выплавки обычно переносится ближе к источнику сырья, так как перенос больших количеств руды затруднен, а выплавленный из них металл в виде компактных слитков в транспортировке трудностей не представлял. Вначале металл варили в ямах, но около Х века появились наземные печи с дутьем. Печь делали из глины прямо на грунте. Верх печи имел широкое отверстие, в которое засыпали древесный уголь и руду. В днище печи имелись парные отверстия, в которые вставлялись сопла мехов, нагнетающих воздух. Как видим, это уже довольно сложная конструкция, создание которой требует больших навыков, искусства и знания, можно сказать, технологического процесса, поскольку выплавка железа уже тогда подразделялась на ряд отдельных операций.
   Массовое обследование городищ, проведенное в Белоруссии, показало, что, несмотря на широкое распространение сырья, выплавка железа производилась далеко не в каждом. Очевидно, отдельные роды, а потом семьи специализировались на этом сложном деле и обслуживали не только своих ближайших соседей по городищу, но и обитателей других городищ. Громоздкое оборудование домницы, необходимость большого производственного опыта при "варке" железа, большая длительность этого процесса - все это убеждает в том, что металлургия очень рано потребовала выделения металлургов из среды общины, постепенного отрыва их от земледелия и превращения их в ремесленников. Затем выделились горшечники, плотники, которые ставили избы и постепенно стали отделяться от земледелия ремесла.
   Если для первых русских городских поселений была характерна форма так называемых ранних городов, то со временем они изменились, поскольку превратились в центры торговли, стали подвергаться набегам, и их стали окружать стенами. Некоторые из них были окружены валом и рвом, заполненным водой. Изменившаяся обстановка повлекла за собой перемены в структуре ремесел в этих ранних городах. Большую роль стали играть различные строительные профессии: каменщики, изготовители кирпича, мастера строители.
   Родственные ремесла, основывавшиеся либо на применении одного и того же сырья или одинаковой техники работы, были превращены при помощи жестких предписаний в постоянные профессии. Ремесленники имели звания мастеров, подручных и учеников. Они селились слободами вокруг городов, каждая слобода являлась поселением ремесленников одной профессии. Так появлялись гончарная, кузнечная, оружейная и прочие слободы вокруг городов.
   И городское и сельское население древней Руси было вполне обеспечено инструментом для работы местных ремесленников, которым были известны сложные приемы обработки изделий. Так кузнецы пользовались сваркой, пробивкой отверстий, кручением винтов, клепкой пластин, навариванием стальных лезвий и закалкой стали, которая имела высокое качество, у соседних народов получила название "Русская сталь".
   Хотя важнейшие ремесла сосредоточились в основном в городах, это вовсе не означало, что ремесленное мастерство было забыто в сельской местности. Среди крестьян оно, по-видимому, все более ограничивалось обеспечением своих собственных нужд, хотя в некоторых областях и у них наблюдалось производство изделий для продажи. Но самыми крупными представителями ремесленных промыслов вне городов были возникшие после крещения Руси и быстро развившиеся монастыри, которые хранили много технических секретов, особенно в области изготовления изделий из стекла, ниток и пергамента, в живописи, применении масляных красок, в переписывании рукописных книг и так далее.
   Особенно следует отметить ювелиров, которыми Русь славилась еще с древних времен. Большинство технических приемов древнерусских "кузнецов по меди и серебру" (золото на Руси не водилось, поступало оно только торговым путем и шло исключительно на потребление князьям и боярам) уходит корнями еще в родовое время. Материалами для украшений служили медь, серебро и различные сплавы. Серебро в древних славянских курганах без лигатуры встречается крайне редко. Медь большей частью встречается в сплавах с оловом или серебром. Изредка встречаются оловянные вещи. Для большинства вещей характер сплава не оказывал влияния на технику изготовления.
   Среди различных технических приемов древнерусских ювелиров на первое место следует поставить литье, известное населению Восточной Европы еще со времен бронзового века. Применялось литье в жестких формах (преимущественно каменных), в пластичных формах (глина, песок, формовочная земля), по восковой модели с сохранением формы и по восковой модели с потерей формы. При помощи литья древнерусские ювелиры изготовляли много различных предметов украшения.
   Ювелирные изделия древнерусских мастеров выполнялись ковкой и чеканкой. Ковкой изготовлялись шейные гривны, браслеты, наголовники. Чеканка применялась реже в очень простых формах точечного узора.
   Третьим важным изделием после литых и кованных украшений была проволока, которая употреблялась не только в украшениях, но и в быту. Она могла быть кованной или тянутой. Следует отметить большое разнообразие технических приемов ювелиров и знакомство мастеров со сложными приемами изготовления украшений.
   После нашествия монголов произошли изменения в ремеслах и связано это было с исчезновением городищ, которые в XII веке перестали быть местами поселений, поскольку не защищали от нашествий. Селища (остатки сел) встречаются крайне редко. Поскольку села в то время были небольшими и после нескольких лет запустения или после пожара они быстро зарастали и их невозможно было найти. Центры вотчин, боярские дворы и монастыри почти не изучены из-за трудностей обнаружения их остатков и из-за пренебрежительного отношения к ним археологов. Вещи, сохранившиеся в ризницах, дают представление о ремеслах той поры.
   Изменения на селе в это время в ремесле были несущественны. Отличие от киевского периода были в увеличении количества специальностей, выделившихся из домашнего производства в ремесло, и в большем отрыве деревенского ремесла от земледелия. Так, например, большинство деревенских кузнецов собственного сельского хозяйства уже не вело. То же можно сказать и о гончарах. А вот плотники иногда еще ведут хозяйство.
   В это время появляются писцовые книги, которым предшествовали летописи. И как раз из этих книг можно узнать кое-что о ремесле, например о вотчинном ремесле. Вотчинное хозяйство в отношении ремесла представляло собой как бы два центра управления: один - внешний, охватывающий ремесленников, разбросанных по деревням и погостам, принадлежащим данному вотчиннику, а другой - внутренний, который управлял ремесленниками, расположенными в непосредственной близости от усадьбы вотчинника и обслуживающими его. Ремесленники первой группы связаны с вотчиной лишь оброком, в состав которого входила часть их продукции. С развитием внутреннего рынка и денежной ренты связь их с вотчиной именно, как мастеров, изготовляющих те или иные вещи, порывается, так как оброк вносится уже не их изделиями, а деньгами. Это вполне отвечает и той тенденции деревенского ремесла к выходу на более широкий рынок, который рисуют документы XIV-XV веков. Развиваясь в недрах вотчины, деревенское ремесло перерастало потребности вотчинного натурального хозяйства и становилось готовым к работе на рынок.
   В городском ремесле на первое место выдвигаются оружейники, владеющие еще секретом "русской стали". Русские панцири и мечи высоко ценятся на европейских рынках, крымский хан присылает в Москву специалистов для отбора военного снаряжения. Для того, чтобы русские купцы могли выступать на международном рынке в Крыму в качестве конкурентов дамасским и итальянским купцам, их товар - оружие - должно было быть образцовым и первоклассным. Оно таким и было.
   Во второй половине XV века появляется артиллерия, возникает литье медных пушек, заменивших ненадежные стальные, изготовляемые способом ковки железных полос и колец. В это время в Москве силами русских и итальянских мастеров создавался мощный артиллерийский парк, часть которого дошла до нас в виде подлинников и в чертежах. Литье пушек становится главным направлением в литейном деле. Изготовление холодного оружия отходит на второй план, и, по-видимому, в это время и утрачивается секрет выделки "русской стали".
   Особенностью ремесленного производства было то, что оно осуществлялось исключительно вручную, причем весь цикл производства осуществлялся мастером. Подмастерья и ученики использовались только на вспомогательных стадиях производства, когда необходимо было заготовить материалы и произвести их предварительную подготовку. Поэтому ремесленный труд был малопроизводительным.
   Но уже в ремесленном производстве наблюдается значительное разделение труда, сопровождаемое появлением новых специальностей. Если в городах Киевской Руси насчитывалось 40 - 60 различных ремесленных специальностей, то в русских городах XVI века их было уже свыше 200. Существовало 9 ремесленных специальностей только в такой отрасли, как изготовление одежды, - кафтанники, сарафанники, шубники и так далее. Развивается территориальная специализация ремесла - выделяются районы с преимущественным производством определенных видов продукции. Это приводит к росту торговли, способствующей в свою очередь развитию ремесла. Но при всем своем развитии ремесленное производство уже не могло удовлетворять спрос на промышленную продукцию.
  

Мануфактуры

  
   В XVI веке начинается процесс перехода ремесла в мелкое товарное производство и зарождаются первые мануфактуры. На мануфактурах, где собирается большое количество рабочих (иногда до тысячи человек) прослеживается четкая специализация, процесс изготовления изделия уже можно считать в полном смысле технологическим, разделенным на простые операции, совершаемые отдельным специалистом. Происходит объединение в общей мастерской ремесленников одной и той же специальности, каждый из которых выполнял непрерывно одну и ту же отдельную операцию и объединение в одной мастерской ремесленников различных специальностей, благодаря чему продукт, вплоть до его окончательного изготовления, производился в одном месте. Обработка изделие большей частью еще осуществляется в ручную, но уже начинают использовать водяное колесо в качестве мощного двигателя, например, для осуществления нагнетания воздуха, подъема груза, откачивания воды из шахт. Русская мануфактура выросла из ремесленной мастерской и явилась развитием ремесла, но она никоим образом не подавила, не отменила ремесло, а сосуществовала с ним, порой извлекая из этого пользу.
   В появившихся вначале рассеянных мануфактурах предприниматель скупал и продавал продукт самостоятельных ремесленников, снабжал их сырьём, орудиями производства. Мелкий производитель фактически находился на положении наёмного рабочего, получавшего заработную плату, но продолжавшего трудиться в своей домашней мастерской. В появившихся затем смешанных мануфактурах сочетались исполнения отдельных операций в централизованной мастерской с работой на дому. Подобные мануфактуры возникали, как правило, на базе домашнего кустарного промысла. Наиболее развитой формой была централизованная мануфактура, которая объединяла наёмных рабочих в одной мастерской. Мануфактура вела к специализации рабочих и разделению труда между ними, что повышало его производительность
   Русские ремесленники не были объединены общими юридическими сословными признаками, как это было в Западной Европе, где уставы городских цехов подробно регламентировали не только их деятельность. В России в то время существовали четыре основных категории ремесленников - дворцовые, казенные, записные и тягловые. Дворцовые и казенные ремесленники были в основном заняты выполнением казенных (государственных) заказов и не были связаны с рынком. Записные ремесленники - это строительные рабочие, также не связанные с рынком. Самой крупной группой были тягловые ремесленники, жившие как в городах, так и в деревнях. Они работали на заказ и на рынок.
   В это время разделение труда продвинулось так далеко, что уже наметились промышленные центры, снабжавшие изделиями не только свою округу, но и всю страну, а в отдельных случаях и другие страны. Промышленные центры возникали поблизости от сырьевых баз. Привязанность производства к источникам сырья была основной причиной разделения труда, которое своими корнями уходит в глубокую древность.
   Важнейшей отраслью народного хозяйства того времени было металлургическое производство, в развитии которого было заинтересовано и правительство. Можно назвать несколько центров этого производства. На юге от Москвы находился Серпуховско-Тульский район, где традиционно производили оружие. На северо-западе от Москвы лежал самый крупный центр железоделательной промышленности - Устюжана Железопольская, где производились любые железные изделия, необходимые народному хозяйству. На северо-востоке от Москвы находились Галичско-Костромской и Нижегородский районы, а на севере - Поморье, Устюг Великий, Тотьма, Соль Вычегодская. В этих районах производилась добыча руды и плавка ее в доменных печах сыродувным способом, дающим кричное железо - полуфабрикат, требующий дальнейшей переработки. Путем перековки криц получали более мягкое "опарное" железо годное для изготовления бытовых изделий. Перековка "опарного" железа и его закалка давали "уклад" - низший сорт стали.
   Отдельные железоделательные районы имели свою специализацию. Например, ремесленники Тульского района рано стали специалистами по выделке ружий; Тихвин и Серпухов - по выделке уклада; Устюжна Железнопольская - сначала пушек, ядер, а позже сельскохозяйственных орудий и предметов домашнего обихода. На ассортимент изделий оказывали влияние требования развитого в том районе производства. Например, Поморское солеварение, предъявлявшее большой спрос на цренные полицы, заставляло кузнецов Северной Карелии сосредотачивать свои усилия на выработке этих изделий. Кузнецы Устюга Великого и крестьяне этого уезда изготовляли судовые скобы и другие изделия, требующиеся в судостроении. Специализация районов по выработке определенных видов изделий являлась показателем товарности железоделательных промыслов. Причем товаром были не только готовые изделия, но и полуфабрикат - железо кричное, прутовое, уклад.
   Помимо металлургических были и другие центры изготовления различных изделий. Крупными центрами кожевенного производства были Ярославль, Нижний Новгород, Казань, Калуга, Вологда. Переработка другого вида животного сырья - шерсти была широко распространена в деревнях всей страны. Сукно сермяжное, валянная обувь, головные уборы, плащи повсеместно продавались на городских рынках и ярмарках.
   В лесистых районах России крестьяне изготовляли различные деревянные изделия: сани, дровни, оглобли, дуги, колеса, деревянные части к артиллерийским орудиям. Существовали центры речного и морского судостроения, такие, как Нижний Новгород и Архангельск.
   В Русском государстве были также производства, не связанные с местными источниками сырья - это обработка благородных металлов - золота и серебра, а также меднолитейное дело. Здесь не было своих разработок золота, серебра, меди, поэтому крупное медное литье, "серебряное дело" могло возникнуть только в тех пунктах, где были запасы привозных цветных металлов. Таким местом, прежде всего, была столица государства - Москва. Московские ювелиры являлись искусными мастерами. Изделия из золота, серебра и меди, особенно крупные, делались на заказ, а мелкие дешевые украшения - на рынок. Кроме московских славились ювелиры Новгорода, Устюга, Нижнего Новгорода. В Пскове благодаря близости к балтийским портам всегда имелись значительные запасы меди и олова, что способствовало развитию здесь колокольного производства, которое удовлетворяло запросы всей страны.
   Самой распространенной формой сбыта товарных изделий была скупка готовых изделий скупщиком на месте их выработки и перепродажа на дальних рынках. С появлением на Руси иностранцев, привлекаемых на государственную службу, стали появляться и мануфактуры, где большое количество трудящихся было объединено территориально, что позволяло осуществлять более глубокую специализацию труда, наращивать объемы и темпы производства и централизовано сбывать готовые изделия. Появление мануфактур существенно меняло условия работы мелких товаропроизводителей, которым приходилось приспосабливаться к новой обстановке, сокращать объемы работ, уходить в места, более удаленные от мануфактур и менее пригодные для работы, либо наниматься для работы на мануфактуры. С появлением мануфактур мелкое производство не прекратило свое существование, ибо мануфактуры работали на государство и в основном изготовляли оружие. Продукция, не имеющая военного назначения также шла в дворцовое ведомство и не удовлетворяла запросы внутреннего рынка, предъявляющего спрос на сельскохозяйственные орудия, предметы домашнего обихода. Внутренний рынок вплоть до появления фабричного производства оставался в руках мелких товаропроизводителей - крестьян и посадских людей.
   И хотя на Руси мануфактуры появились еще в XVI веке, они были немногочисленны и прежде всего обслуживали оборонное производство (Пушечный двор, Оружейная палата). Свое развитие они получили лишь в XVII веке, когда для их появления возникли необходимые условия - капиталы, наличие ремесленников, вынужденных продавать свою рабочую силу, накопление и заимствование производственного опыта и опыта организации крупных предприятий. В первую очередь это развитие началось в металлургической отрасли. К концу XVII века можно отметить три района в центре страны, крупнейшим из которых был Тульско-Каширский, где работало 15 железоделательных мануфактур; четвертый район был расположен в Олонецком крае, где было 3 мануфактуры. Построенные предприятия получили от правительства ряд привилегий и прежде всего монопольное право на разработку и использование рудоносных земель, что разорило окрестных ремесленников и заставило их пойти в наемные рабочие. Предприятия эти отвечали последним достижениям европейской техники, поскольку для работы на них привлекались и зарубежные специалисты, использующие последние технологии. Все находящиеся на них механизмы приводились в движение водой, поэтому эти предприятия назывались "вододействующими".
   Все мастера и подмастерья, русские и иностранные, были вольнонаемными. Все же подсобные работы - копка руды, жжение угля из дерева, доставка угля и руды на предприятия, починка плотин и других производственных сооружений - выполнялись крестьянами, приписанных к заводам волостей и погостов. Основной ведущей отраслью металлургического производства России стала выделка оружия, которая целиком перешла к мануфактурам. Россия становится крупнейшим в Европе производителем металла и оружия, которое в большом количестве требовалось для ведения войн за выход к морским торговым путям.
   Начало XVIII века характерно привлечением частного капитала для построения мануфактур, чему способствовали реформы Петра I, заинтересованного в становлении российской промышленности.
   Особенность экономического развития России состояла в определяющей роли самодержавного государства в экономике, его активном участии в хозяйственной жизни. Учрежденные Петром 1 Берг-, Мануфактур-, Коммерц-коллегии и Главный магистрат были институтами регулирования экономики, главными органами осуществления торгово-промышленной политики самодержавия. В промышленной политике прослеживаются два этапа: 1700-1717 годы - основатель мануфактур - казна; с 1717 года мануфактуры стали основывать частные лица. При этом владельцы мануфактур освобождались от государевой службы.
   На первом этапе приоритет отдавался выпуску продукции для военных нужд. На втором этапе промышленность стала выпускать продукцию и для населения. Указом 1722 года городские ремесленники были объединены в цеха, но в отличие от Западной Европы их организовывало государство, а не сами ремесленники, для изготовления изделий, необходимых армии и флоту.
   Более высокой формой нового промышленного производства была государственная мануфактура. В результате преобразований Петра I в первой четверти XVIII века в развитии мануфактурной промышленности произошел резкий скачок.
   Достаточно широкое распространение мануфактуры нашли как в области добывающей, так и обрабатывающей промышленности. Но в разных отраслях они развивается неодновременно и неодинаково интенсивно. Количество частных предприятий растет. Однако следует отметить, что неоднократные попытки до Петра 1 завести частные производства по выделке суконных и шелковых тканей, лосинных кож, сафьяна, канатов успеха не имели. Недолговечность этих предприятий объясняется в одних случаях отсутствием необходимого сырья, производственных навыков, узостью рынка, в других случаях - хорошо налаженным мелким товарным производством, отсутствием у этих предприятий привилегий, даваемых предприятиям военного производства. Прижились лишь предприятия по выделке стеклянной посуды, которая удовлетворяла не только требованиям двора, но и шла на рынок.
   Одним из важнейших аспектов экономической политики Петра I был рост промышленных мануфактур в области военного производства. Ряд мануфактур был построен самим государством. К строительству других правительство привлекало частный капитал. Некоторые мануфактуры, построенные правительством, были переданы промышленникам в эксплуатацию на льготных условиях. В начале XVIII века частным владельцам было передано 30 казенных мануфактур в суконной, полотняной, кожевенной, бумажной и других отраслях легкой промышленности. Государство предоставляло промышленникам для строительства новых мануфактур большие кредиты, бесплатную землю, освобождало их от уплаты некоторых налогов, скупало по очень высоким ценам продукцию этих предприятий. Для ослабления иностранной конкуренции правительство устанавливало повышенные тарифы на товары, ввозимые из-за границы. Такая политика покровительства дала ощутимые результаты. Если в конце XVII века в стране было всего два-три десятка мануфактур, то в 1725 году их количество достигало 200.
   Особенно большие успехи были достигнуты в металлургической промышленности, что вызывалось необходимостью вооружения армии и строительства флота. Наряду с заводами в старых районах (Тула, Кашира, Калуга) возникли заводы в Карелии, а затем на Урале. Именно в этот период началось широкое освоение железных и медных руд Урала, который вскоре стал основной металлургической базой страны. Выплавка чугуна достигла 815 тыс. пудов в год. Было организовано крупное производство меди. На втором месте шли текстильные мануфактуры, получившие развитие в центре страны. Здесь работали также кожевенные предприятия, обеспечивавшие изделиями прежде всего армию. Война со Швецией обусловила форсированное развитие уральской металлургии - Невьянского, Каменского, Уктусского и Алапатьевского казенных предприятий, построенных в 1701-1704 годах. В 1725 году было сооружено новое огромное по тому времени Екатеринбургское металлургическое и металлообрабатывающее предприятие. На Урале были построены и крупнейшие частные предприятия, принадлежащие Демидовым, Строгоновым и другим русским предпринимателям. Несколько крупных предприятий были созданы в более близком к театру военных действий Олонецком крае. Эти предприятия были оснащены передовой для того времени техникой. Домны на Урале выплавляли в 40-х годах XVIII века чуть ли не в три раза больше чугуна, чем английские.
   Для того, чтобы обмундировать армию и флот правительство создало ряд казенных полотняных, шерстяных и прочих мануфактур в Москве, Петербурге, Казани и других городах. Возникают и частные текстильные мануфактуры, среди которых такие крупные предприятия, как московский Суконный двор, где было занято свыше тысячи рабочих. К 1725 году московское мануфактурное производство насчитывало 15 текстильных предприятий. При Петре 1 в России возникли новые отрасли: судостроение, шелкопрядение, стекольное и фаянсовое дело, производство бумаги.
   Во второй четверти XVIII века в России было создано еще 62 мануфактуры, преимущественно суконные, полотняные и шелковые. Текстильные мануфактуры возникали в районах с развитыми сельскими промыслами, например в селе Иваново, впоследствии выросшем в город, ставший центром текстильной промышленности. Много текстильных мануфактур строилось в Москве. Русская ткань начала пользоваться большим спросом за рубежом, и русские купцы были заинтересованы в росте производства ткани и строительстве тканевых мануфактур.
   На купеческих мануфактурах рабочая сила набиралась из оброчных помещичьих, государственных или беглых крестьян, разорившихся ремесленников. На московских мануфактурах 83 процента работников были вольнонаемными. Наемный труд также использовался и на казенных мануфактурах. Однако в условиях крепостного права с его узким рынком наемного труда промышленники стремились закрепить за предприятием рабочие руки, и правительство шло им навстречу. По указу 1721 года купцам разрешалось покупать для использования на предприятиях крепостных крестьян у помещиков. Такие крестьяне назывались "посессионными" (от латинского слова "посессия" - условное владение) и не могли быть проданы отдельно от предприятий. Указом от 1736 года за предприятиями была закреплена значительная часть наемных рабочих.
   Правительство приписывало к частным предприятиям и государственных крестьян, обращая их в посессионных. Посессионная мануфактура наибольшее распространение получила в металлургической промышленности Урала. Другой формой мануфактуры в России была вотчинная мануфактура. Она полностью основывалась на барщинном труде помещичьих крепостных, которые занимались только переработкой произведенного в поместье сельскохозяйственного сырья.
   Несмотря на рост мануфактурных предприятий, в первой половине XVIII века достаточно большую часть промышленных изделий давало еще мелкое ремесленное производство, главным образом крестьянское промыслы. Некоторые из них добивались таких успехов, что становились серьезными конкурентами даже для городских мануфактур. Защищая их интересы, царское правительство запрещало производство крестьянами некоторых изделий - сукна, амуниции, шляп, железа, выплавленного в ручных горнах. Однако спрос на эти товары был настолько высок, что запретительные меры не в состоянии были задержать развитие крестьянских промыслов. Крестьяне-ремесленники удачно дополняли их, занимая те ниши, где мануфактуры оказывались невыгодными.
   Важное значение для развития отечественного промышленного производства имело издание в 1775 году манифеста Екатерины II о свободном заведении промышленных предприятий представителями всех слоев тогдашнего общества. Манифест устранял многие ограничения в создании промышленных предприятий, и разрешал "всем и каждому заводить всякого рода станы". Говоря современным языком, в России вводилась свобода предпринимательства. Кроме того, Екатерина II отменила сборы в ряде производств с мелких промыслов. Принятие манифеста было формой поощрения дворянства и приспособления его к новым условиям хозяйствования. В то же время эти меры отражали рост капиталистического уклада в стране. К концу XVIII века в стране действовало более 2 тысяч промышленных предприятий, некоторые из них были очень крупными, с числом рабочих более 1200 человек.
   В целом в течение XVIII века при активном участии и поддержки государства был достигнут немалый прогресс в ряде важнейших отраслей экономики, в которых были созданы многочисленные мануфактуры. С конца XVII до конца XVIII века общее количество промышленных мануфактур в стране выросло примерно с 20-40 до 1200.
   На мануфактурах наблюдалось производство изделий одного вида, но по технологии, предусматривавшей расчленение производственного процесса на ряд операций, выполняемых вручную отдельными специалистами, собранными под одной крышей. Кроме мастеров и их подручных здесь работали и вспомогательные работники. Все они получали денежное и хлебное жалование. Однако организация производства и труда была силовой, основную рабочую силу составляло население приписанных к предприятиям посессионных деревень и слобод. Мастера и подсобные рабочие не имели права оставить работу по своей воле, уход с работы оценивался как "бегство".
   В годы царствования Петра I получила стимулы к развитию внутренняя и внешняя торговля. Этому способствовали развитие промышленного и ремесленного производства, завоевание выхода к Балтийскому морю, улучшение путей сообщения. В этот период были построены каналы, соединившие Волгу и Неву (Вышневолоцкий и Ладожский). Между отдельными частями страны усилился обмен, росли обороты российских ярмарок (Макарьевской, Ирбитской, Свенской и др.), в чем проявлялось формирование всероссийского рынка.
   Для развития внешней торговли имели значение не только строительство Петербургского порта, но и поддержка купцов и промышленников со стороны правительства Петра I. Это нашло отражение в политике протекционизма и меркантилизма, в принятии "Покровительственного тарифа 1724 года", поощрявшего вывоз русских товаров за границу и ограничивался ввоз иноземных изделий. Большинство заграничных товаров облагалось очень высокой пошлиной, доходившей до 75 процентов стоимости товара.
   Доходы от торговли способствовали накоплению капиталов в сфере торговли, что тоже вело к росту капиталистического уклада. Общая особенность развития торговли заключалась в проведении политики меркантилизма, суть которой состояла в накоплении денег за счет активного торгового баланса. Государство активно вмешивалось в развитие торговли: вводились монополии на заготовку и сбыт определенных товаров: соли, льна, юфти, пеньки, табака, хлеба, сала, воска и других, что привело к повышению цен на эти товары внутри страны и ограничению деятельности русских купцов; нередко сбыт определенного товара, на который была введена государственная монополия, передавался конкретному откупщику за уплату им большой суммы денег; резко были увеличены прямые налоги (таможенные, питейные сборы). Практиковалось принудительное переселение купцов в Санкт-Петербург, бывший в то время неблагоустроенным приграничным городом.
   Применялась практика административного регулирования грузопотоков, т.е. определялось, в каком порту и чем торговать. Грубое вмешательство государства в сферу торговли привело к разрушению зыбкой основы, на которой держалось благополучие купцов, прежде всего ссудного и ростовщического капитала.
   В условиях, когда произошло существенное расширение промышленного производства, увеличились обороты внутренней и внешней торговли, потребовалось реформировать денежную систему. Она сложилась в XVII в. и теперь, в эпоху петровских преобразований, перестала соответствовать интересам хозяйственного развития. Для оптовой торговли и внешнеторговых операций ходившая в обращении серебряная копейка оказалась слишком мелкой денежной единицей. В то же время для мелкой рыночной торговли она была излишне ценной. Поэтому Петр 1 провел реформу монетного дела. Ею предусматривалась чеканка золотой, серебряной и медной монет. В основу монетной системы был положен десятичный принцип: рубль, гривенник, копейка. Главными единицами новой монетной системы стали медная копейка и серебряный рубль, который для облегчения внешнеторговых расчетов по весу был приравнен к талеру, использовавшемуся в качестве денежной единицы в ряде европейских стран. Чеканка монеты стала монополией государства.
   Можно констатировать, что в конце XVIII в. в России зародившийся процесс складывания капиталистических производственных отношений стал необратимым, хотя в экономике господствовало крепос тничество, оказавшее огромное влияние на формы, пути и темпы развития капитализма и определившее в конечном счете с конца XVIII века экономическое отставание России от других европейских стран.
   Внутренней консолидации Российской империи в XVIII в. способствовали быстрое развитие связей между ее регионами, формирование всероссийского рынка. Общий оборот внешней торговли России увеличился с 14 млн. рублей в год в 50 годы до 110 миллионов рублей в 90 годы XVIII в. Углублялась специализация хозяйственной деятельности по районам, что усиливало обмен. На многочисленных торгах и ярмарках продавались хлеб Черноземного Центра и Украины. Из Поволжья поступали шерсть, кожи, рыба. Урал поставлял железо; Нечерноземные районы славились ремесленными изделиями; Север торговал солью и рыбой; Новгородские и Смоленские земли поставляли лен и пеньку; Сибирь и Север - пушнину.
   Важную роль для развития всероссийского рынка сыграла отмена в 1754 году внутренних пошлин. Этот указ был принят в интересах как купечества, так и дворянства, поскольку те и другие активно включались в торговые операции. Тогда же была отменена внутренняя таможенная черта между Россией и Украиной, устранен ряд других промышленных и торговых ограничений, а также монополии на шелк и ситец.
   Развитию торговли способствовало улучшение дорог, строительство каналов, развитие судоходства. Усилилась роль торговой буржуазии. Возникли новые торговые пункты, выросло число ярмарок, базаров, торжков. Росла численность купцов. В 1775 году купечество было освобождено от подушной подати и обложено гильдейской пошлиной в размере 1 процента от объявленного капитала. Купечество получило право на участие в местном суде.
   Во второй половине XVIII века в связи с отменой петровского протекционистского тарифа внешнеторговые обороты России оживились. Она торговала с Англией, Швецией, Ираном, Китаем, Турцией и другими странами. Однако понижение ввозных пошлин ухудшило положение российских производителей, и в 1757 г. был выработан новый тариф, усиленно протекционистский.
   При Екатерине II обороты внешней торговли значительно выросли, внешнеторговый баланс был положительным.
  

Фабрики и заводы

  
   Поражение России в Крымской войне 1854-1856 годов показало, что мануфактурное производство не может удовлетворить потребности армии и флота в современном оружии, необходимо коренная перестройка промышленного производства на основе широкого использования механизации труда, необходимо резкое наращивание таких производств, для чего требуются значительные кадры квалифицированных работников. А крепостные крестьяне не были заинтересованы в работе на крупных предприятиях.
   Первым шагом в перестройке промышленности была реформа 1861 года, отменившая крепостное право и зависимость крестьянина от работодателя. Крестьяне были освобождены с выкупом земли, которая переходила к общине и делилась в общине по числу едоков или числу работоспособных работников. А поскольку количество земли в общине было ограниченно, то почти сразу же возник избыток рабочей силы на селе, и многие крестьяне вынуждено было искать работу в городе. Они становились промышленными рабочими - пролетариатом. Это была новая подсистема в подсистеме население. Россия из аграрной страны становилась аграрно-промышленной, модернизировалось российское общество, модернизировалось народное хозяйство. Это была вторая модернизация общества и народного хозяйства в истории России.
   В это время закладываются гигантские металлургические предприятия с учетом использования новейших технологий и новейших металлообрабатывающих машин. Свой оригинальный проект представил П. Обухов. В 1863 году возле Перми заложили новый пушечный гигант, а под Санкт-Петербургом в пригородном селе Александровском стали строить новое металлургическое предприятие, которое получило название Обуховский завод. Здесь были разные цеха, в одном из которых выплавляли чугун, в другом - варили сталь, в третьем отливали заготовки для пушек, в четвертом их рассверливали и обтачивали, в пятом собирали казенную часть и ставили пушку на металлический ход, а в шестом точили снаряды и гильзы, которые снаряжали порохом. Из завода вывозили готовое орудие, снабженное припасом снарядов.
   Помимо новых заводов в это время модернизировались и старые мануфактуры. Так в 1857 году генерал-майор П.Ф. Семянников и подполковник В.А. Полетик купили у англичанина Л. Томсона чугунолитейную мануфактуру. Они реконструировали старые цеха, построили новые, соорудили у Невы три крытых эллинга, в которых можно было строить сразу два больших суда или же десятка полтора суден небольшого водоизмещения. Таков был размах владельцев "Невского железоделательного механического и корабельного завода". В 1865 году со стапелей завода сошел первый русский броненосец "Кремль", а в 1868 году сразу два броненосца - "Адмирал Спиридов" и "Адмирал Чичагов".
   В те годы в России начали прокладывать железные дороги, и владельцы Невского завода решают взяться также и за паровозостроение, построив новый паровозостроительный цех со станками новейшей конструкции, с паровой машиной в 25 сил, позволявшей прокатывать цельную паровозную раму. В 1970 году представленный ими на Всероссийскую промышленную выставку первый паровоз был признан лучшим, и заводу за него был пожалован государственный герб.
   Аналогична история Путиловского завода. Основан он был в 1801 году как казенная чугунолитейная мануфактура, выпускающая артиллерийские снаряды. В 1868 году инженер Н.И. Путилов купил его и организовал производство рельсов. К концу столетия завод превратился в крупнейшее металлургическое и машиностроительное предприятие России с 4-мя видами производства: металлургия, вагоно- и паровозостроение, артиллерия и военное судостроение.
   То же можно сказать и о Металлическом заводе, основанном в 1857 году. К концу века из небольшой частной полукустарной мануфактуры предприятие превратилось в крупнейший машиностроительный завод России, выпускавший подъемные краны, фермы шоссейных и железнодорожных мостов, плавучие доки, землечерпалки, паровые котлы, судовые артиллерийские установки. Еще в начале прошлого века заводом была выпущена первая паровая турбина мощностью 200 киловатт, а в конце века разрабатывается турбина мощностью 1 гиговатт. Однако существенным производством завода явилось военное оборудование.
   В легкой промышленности тоже начинают применяются машины, предприятия строят не такие мощные, как в металлургической и металлообрабатывающей промышленности, и называют их фабриками. Фабрики появляются даже раньше заводов, поскольку на их продукцию всегда существовал спрос вне зависимости от политики правительства по модернизации металлообрабатывающих предприятий. Ручной ткацкий станок с вертикальным расположением основы появился примерно за 5-6 тысяч лет до новой эры и был малопродуктивным. В конце XVIII века в Великобритании Э. Картрайт изобрел механический ткацкий станов, в конструкцию которого в дальнейшем только вносились различные усовершенствования. Ряд таких станков (иногда до нескольких сотен) образовывали линию, специализированную на выпуске ткани одного вида. Причем один рабочий может управлять несколькими такими станками линии. Несколько линий по производству различных тканей составляют цех. Иногда одна линия размещалась в отдельном здании, иногда для нескольких схожих линий строился один грандиозный цех. Но в любом случае фабричные здания поражали своими "циклопическими" размерами. Разделение труда привело к цеховой системе организации производства. В одном цехе ткань изготовляется, в другом цехе простая ткань красится и поступает на склад, где пакуется и отправляется на рынок.
   По такому же принципу строятся и кондитерские фабрики, где в различных цехах устанавливаются линии машин по производству однотипных кондитерских изделий.
   В середине прошлого века в связи с концентрацией производств появляются фабрики-кухни, фабрики-прачечные. Идет наступление на кустарные промыслы, кустарей объединяют в артели, затем артели объединяют в фабрики местного производства. Однако такие фабрики не могут полностью удовлетворить спрос населения и приходится допускать индивидуальный труд, вначале это индивидуальный труд инвалидов, а затем и любому трудящемуся разрешается трудиться индивидуально. Таким образом, промышленное производство состоит из сочетания крупных заводов, мене мощных фабрик, некоторые из них фактически ничем не отличаются от мануфактур и ремесленников, трудящихся индивидуально.
   Промышленная модернизация народного хозяйства России, начавшаяся в середине XIX века, базировалась на широком внедрении парового двигателя, вытеснившего возобновляемые виды энергии: гидравлическую, ветровую, мускульную энергию животных и людей. Паровик резко увеличил энергетическую базу производства, обеспечил стабильность, непрерывность и регулярность подачи энергии, а, следовательно, и повышение производительности труда. По мере расширения индустриальных производительных сил выявились и недостатки паровой индустриальной установки - громоздкость, малая экономичность, большие потери при передаче энергии, пожароопасность, а главное - малая делимость производимой энергии. Рабочие машины могли устанавливаться только рядом с двигательной установкой. Этим объяснялась "циклопичность" фабрик и заводов, особенно рельефно выступавшая на фоне низших форм производства.
   Применение парового двигателя имело возможности в одних отраслях, в других выявилась полная невозможность его применения, что привело к неравномерности развития различных отраслей, так что народное хозяйство можно было разделить на три производственных сектора.
   К первому сектору относилась легкая и пищевая промышленность, где паровой двигатель дал возможность механизировать основные производственные процессы, хотя вспомогательные операции продолжали по-прежнему оставаться ручным трудом. С технологической точки зрения первоочередной переход легкой и пищевой промышленности на машинные методы производства определялся дроблением его еще в мануфактурный период технологического процесса на отдельные, сравнительно простые технологические операции, которые поддавались относительно легкой механизации. Экономически опережающее техническое переоснащение легкой и пищевой промышленности было связано с тем, что на начальных стадиях общественной эволюции в фонде потребления преобладает личное потребление, а в последнем - товары первой необходимости. Другими словами, в этот период господствует спрос на товары легкой и пищевой промышленности, что и определяет их первоочередной переход к массовому машинному производству.
   Вместе с тем, по технологическим и социально-экономическим причинам процесс механизации даже в этом секторе народного хозяйства не носил всеобщего характера. Во-первых, отдельные отрасли легкой и пищевой промышленности были механизированы далеко не в одинаковой степени. Например, механизация льноткацкой промышленности на 20 лет, а шелкоткацкой - на 30 лет отставала от хлопчатобумажной. Даже в прошлом веке в этих отраслях сохранялось большое количество ручных операций.
   Во-вторых, номенклатура производства механизированных отраслей была очень ограниченной. С одной стороны, из-за слабости транспортных связей, исторических традиций, влияния местных условий и специфического спроса населения многие отрасли легкой и пищевой промышленности выпускали не конечный продукт, а полуфабрикат - ткани, кожу, муку и прочее. С другой стороны, при гужевом транспорте была совершенно нецелесообразна организация механизированной обработки скоропортящихся продуктов, в связи с невозможностью быстрой транспортировки массовых грузов на значительные расстояния. В целом небольшое количество механизированных отраслей обрабатывающей промышленности были островками в море низших форм производства, включая домашнее, которое в начале прошлого века стало, правда, усиленно кооперироваться, превращаясь из низшего в среднее.
   Между тем, сохранение низших и средних форм промышленности, базировавшихся на простом инструментальном труде и носивших докапиталистический или раннекапиталистический характер объяснялось в немалой степени особенностями энергетической базы того времени. При паровых установках того времени механизированное предприятие могло быть только крупным, а возникновение мелкого механизированного предприятия было невозможным из-за огромных капитальных затрат и необходимости содержания дополнительного штата работников, только обслуживающих энергетические установки. Именно это обстоятельство породило известное ошибочное марксистское положение о неизбежности гибели мелкого производства, как находившегося на доиндустриальной и до- или раннекапиталистической стадии. Именно благодаря разумному сочетанию крупного производства с мелким и средним капитализм выжил экономически и показал себя конкурентоспособным по сравнению с другими общественными формами организации общества.
   По соотношению основного и оборотного капитала к этому сектору примыкал механизированный транспорт - железные дороги и паровое судоходство. Здесь механизация основной операции - перемещение в пространстве грузов и пассажиров - сопровождалось сохранением еще большего, чем в легкой промышленности, применением ручного труда на вспомогательных операциях. Даже подача топлива к двигателю, не говоря уже о погрузочно-разгрузочных операциях, выполнялась вручную.
   Во второй сектор входили отрасли тяжелой промышленности как добывающей, так и обрабатывающей. Здесь паровой двигатель не давал возможности механизировать даже все основные операции. В добывающей промышленности были механизированы откачка воды из шахт и подъем на поверхность произведенных минералов, тогда как непосредственная добыча полезных ископаемых продолжала вестись ручным трудом. В машиностроении малая делимость паровой энергии позволила механизировать лишь две основные операций по обработке металлов -резание и ковку, а литье, клепка и сварка продолжали выполняться вручную. Ручной труд преобладал и на вспомогательных операциях, которые в тяжелой промышленности играют важнейшую роль, чем в легкой и пищевой. По характеру производства тяжелая промышленность занимала промежуточное положение между мануфактурной и индустриальной.
   Широкое распространение ручного труда в тяжелой промышленности, сравнительно низкая норма накопления и тенденция эксплуатации оборудования до полного его физического износа в самих механизированных отраслях сдерживали рост производства и его диверсификацию. При такой структуре потребления наиболее развитыми и сформировавшимися в тот период были добыча угля и железной руды, выплавка металлов, особенно черных, производство первичных двигателей и транспортных средств. Особенности спроса обусловили работу предприятий на заказ или выпуск изделий мелкими партиями.
   В третий сектор входили такие отрасли, как сельское хозяйство, строительство, дорожный транспорт, сфера услуг. Попытки внедрить в них громоздкий и пожароопасный паровой двигатель не увенчались успехом: широкое применение он получил лишь при молочении хлебов в сельском хозяйстве. Поэтому эти отрасли базировались преимущественно на живом инструментальном труде и тягловой силе скота.
   Таким образом, под влиянием промышленного развития к началу прошлого века сложилась разнородная система производительных сил - машинных и инструментальных. В отраслях, где применение паровой двигательной установки оказалось возможным, происходило вытеснение ручных операций как внутри фабрики, так и разрушение под влиянием фабричной конкуренции низших форм производства, базирующихся на инструментальном труде. Однако производство, основанное на инструментальном труде не уничтожалось фабричным трудом, а вытеснялось в те ниши экономики, где фабричный труд оказывался неэффективным. Таким образом, повышалась эффективность всего народного хозяйства, и наблюдалось и постепенное совершенствование машин на самой фабрике. Машинное производство стимулировало переход к интенсивным методам развития народного хозяйства.
   Наоборот, в отраслях, где по технологическим или экономическим причинам применение парового двигателя оказалось невозможным или крайне ограниченным, происходило совершенствование ручного инструмента или, в лучшем случае, переход к машинам, использовавшим тягловую силу скота, то есть рост производства мог идти преимущественно экстенсивными методами, что сдерживало развитие производительных сил.
   Сильнейший толчок развитию производительных сил дало внедрение новых видов двигателей - электромотора и двигателя внутреннего сгорания. Большая экономичность, транспортабельность, простота обслуживания, пожарная безопасность, а главное - несоизмеримо большая делимость этих двигателей позволили резко расширить механизацию экономики.
   С внедрением новых двигателей менялся характер промышленного производства. Если при паровике фабрика являла собой единство двигателя, передаточного механизма и рабочей машины, то при новых двигателях общий передаточный механизм замещался встроенной индивидуальной передачей. Это позволило ликвидировать обслуживающий персонал у двигателя и передаточного механизма. Тем самым создавались технологические предпосылки для возникновения мелкого механизированного производства. В ряде отраслей механизация на базе новых двигателей позволила даже отказаться от использования наемного труда, что вдохнуло новую жизнь в семейное и индивидуальное мелкое предпринимательство, превратив их в агентов промышленного воспроизводства.
   При наличии парового двигателя и громоздкого передаточного механизма укрупнение предприятия сопровождалось, как правило, сокращением удельных затрат как постоянного, так и переменного капитала. Отсюда - и утвердившееся в нашем сознании аксиома: концентрация и централизация капитала сопровождается концентрацией и централизацией производства. С пространственным отделением первичного двигателя и ликвидацией группового передаточного механизма появилась возможность маневра - в зависимости от рыночных и технологических условий производство может вестись на одном крупном или нескольких мелких средних и малых предприятий. (Последующая автоматизация производства, пришедшая на смену механизации после того, как последняя исчерпала свои возможности, наоборот развернула промышленное производство в сторону малых предприятий, как более гибкой формой производства, наиболее быстро реагирующей на все изменения конъюнктуры.) Иначе говоря, концентрация и централизация капитала отныне могла сопровождаться как концентрацией, так и децентрализацией производства.
  

Объединения

  
   Однако официальная марксистская экономика, базировавшаяся на классическом исследовании К. Марксом раннего капитализма, использующего еще паровой двигатель, и в ХХ веке жестко считала, что высокая концентрация промышленного производства, наращивание производственных мощностей фабрики и завода ведет к снижению себестоимости изготовляемой им продукции. Концентрация производства налаживание кооперации между производствами при создании новых отраслей промышленного производства рассматривалась как планомерный процесс сосредоточения производства в крупнейших производственных звеньях новых индустриальных предприятий при модернизации промышленности в индустрию, а аграно-промышленного народного хозяйства в индустриальное. Материально-технической основой концентрации выступают технический прогресс, повышение мощности агрегатов, неуклонная организация крупного механизированного и автоматизированного специализированного производства. В условиях социализма, когда все основные производственные фонды находятся в руках социалистического государства, процесс концентрации подчинён действию основного экономического закона социализма и закона максимальной экономии общественного труда, что обеспечивает эффективную организацию общественного индустриального производства и наиболее быстрые темпы его роста.
   Концентрация производства считалась важнейшей формой обобществления производства. Планомерное регулирование концентрации производства имело различные формы: увеличение размеров действующих предприятий путём их расширения, реконструкции и модернизации; строительство новых крупных предприятий; укрупнение действующих предприятий и создание производственных объединений.
   Тогда считалось, что, как форма организации производства концентрация имеет большие экономические преимущества. Крупные предприятия обеспечивают более высокий уровень производительности труда и низкую себестоимость продукции по сравнению с небольшими предприятиями, на крупных предприятиях значительно выше технический уровень производства, более совершенная технология. Стоимость оборудования уменьшается при возрастании мощности агрегатов, применении более производительного оборудования. Кроме того, некоторые затраты (административно-управленческие расходы, затраты на обслуживание производства) растут не пропорционально объёму производства, а в меньшей мере и составляют значительно меньшую долю в себестоимости единицы продукции крупных предприятий, чем в условиях мелкого производства. Концентрация производства неразрывно связывалась со специализацией производства и комбинированием в промышленности.
   Считалось, что условия социалистического производства позволяют использовать преимущества концентрации производства в интересах модернизируемого общества, для постоянного роста благосостояния его членов. Социальное значение укрупнения производства состоит в том, что повышение уровня механизации и автоматизации производства создаёт условия для усиления коллективного характера труда. Поэтому на всех этапах социалистического строительства в СССР уделялось огромное внимание повышению уровня концентрации производства.
   В начале 20 годов после окончания боевых действий в Гражданской войне развитие концентрации социалистического производства происходило путём сосредоточения производства прежде всего на наиболее крупных и технически оснащенных предприятиях с целью лучшего использования ограниченных ресурсов сырья и топлива. В 20 годах формой объединения явились тресты, которые охватывали предприятия, не имевшие юридической самостоятельности. На начало 1923 года насчитывался 421 трест, объединявший 90 рпоцентов всех промышленных предприятий. Рост концентрации ппроизводства в этот период характеризуется следующими данными: в среднем в 1923 году на промышленном предприятии работало 150 человек, в 1927 - 194 человек.
   В период индустриализации процесс концентрации производства шёл в основном по пути строительства крупных предприятий. Только за 2 пятилетку (1933-1937) было создано свыше 9000 крупных предприятий.
   В 1971 в СССР крупные промышленные предприятия (более 1000 работающих) составляли 10,9 процентов общего числа предприятий, сосредоточивали 61,5 процентов рабочей силы, 60,1 процентов объёма производства и потребляли 82,7 процентов всей электроэнергии. Но. несмотря на высокий уровень концентрации в промышленности СССР, предприятия, насчитывающие до 200 работающих, составляли в 1971 54,9 процентов общего числа предприятий. Большинство мелких предприятий отстаёт в техническом отношении от крупных, имеет в несколько раз меньшую электро- и энерговооружённость труда, а потому и меньшую его производительность. Средством технического преобразования таких предприятий является включение мелких в единый производственный комплекс - производственное объединение на основе узкой специализации и технологической привязки к головному предприятию.
   Строящиеся в это время металлургические гиганты обслуживались порядка 15 тысячами рабочих. На Кировском заводе трудились 30 тысяч человек и он выпускал разнообразную продукцию в основном оборонного назначения. Но этого показалось мало, и Кировский завод стал обрастать филиалами, построенными в ближайших городах Ленинградской области. Вместе с филиалами в объединении Кировский завод работало 80 тысяч человек, которые изготовляли в основном тяжелые тракторы и танки.
   Так в середине 70-х годов возникли производственные объединения (ПО), в состав которых входили в качестве вспомогательных научно-исследовательские институты (НИИ) и опытно-конструкторские бюро (ОКБ). Основная задача производственных объединений - обеспечение выпуска и модернизации серийной и массовой продукции. Производственное объединение получало техническую документацию на новое изделие от самостоятельных научно исследовательских институтов, дорабатывало эту документацию применительно к особенностям своего производства и запускало это новое изделий в серию, вначале опытную, затем мелкую, массовую и даже крупную, если планировалось реализовать новое изделие за рубежом. Это уже был индустриальный подход.
   Было отмечено, что наука становится производительной силой общества, но в отрыве от производственной базы научные организации хиреют и не выполняют свои функции, а направляют все свои усилия на сохранение любой ценой. В связи с этим возникла мысль объединить научные организации с производственными предприятиями в качестве базы внедрения научных разработок. Так возникли научно - производственные объединения (НПО), основной задачей которых была разработка и выпуск единичных изделий и опытных партий новых видов продукции.
   Если в производственных объединениях ведущее место должны были занимать его производственные предприятия, а научно-технические подразделения должны были удовлетворять их нужды в научно-технической подготовке производства, то в научно-производственных подразделениях, наоборот, ведущая роль должна принадлежать научно-техническим подразделениям (НИИ, ОКБ), а производственные предприятия являлись опытно-экспериментальной базой объединения, выполняющей все процессы опытно-экспериментального производства, вплоть до запуска продукции в серийное или массовое производство на ПО. Не исключалась возможность участия НПО в мелкосерийном (но не массовом и крупносерийном) производстве, однако это никогда не было самоцелью, поскольку иначе НПО превращалось бы в ПО, структура финансирования которого имела несколько иной характер.
   Таким образом, существуют две стратегии развития производства, роль которых можно проиллюстрировать на примере черной металлургии. Прогресс в этой отрасли шел по пути создания огромных интегрированных комплексов, совмещающих производство чугуна, стали и проката. При высокой их экономичности в целом уже в 70-е годы все в большей мере начинают проявляться их недостатки, вызванные изменениями экономической и социальной среды модернизированного общества.
   Во-первых, они неэффективны для производства малотоннажных партий проката широкой номенклатуры, спрос на который особенно возрос за последнее время. Во-вторых, территориальная рассредоточенность потребителей вызывает растущие транспортные издержки (грузы отрасли составляют 25 процентов в объеме перевозок железнодорожного транспорта). Непомерно растянутые сроки строительства комплексов-гигантов "съедают" расчетные преимущества в экономической эффективности. Наконец, в-третьих, современные экологические требования также приводят к утрате экономических преимуществ этих комплексов. То есть горизонтальная концентрация производства оказывается маловыгодной.
   Другой стратегией развития является вертикальная интеграция, позволяющая соединить науку с производством на базе соответствующих научно-производственных объединений. Такие объединения появились в семидесятых годах прошлого столетия во многих отраслях промышленности. Их организация была направлена на централизацию разработки и производства основных видов продукции отрасли или подотрасли; на развитие научно-технической базы, специализации, научной и производственной кооперации объединяемых предприятий и организаций на основе органического соединения в единых хозяйственных комплексах производственных предприятий, научно-исследовательских, проектно-конструкторских и технологических организаций.
   Их создание позволило ликвидировать организационную разобщенность участников процесса создания и использования новой техники, добиться непрерывности осуществления научно-технического развития. В научно-производственные объединения могут входить научно-исследовательские, конструкторские, проектные организации, заводы, пусконаладочные, шефмонтажные и другие структурные единицы. Это позволяет сконцентрировать работы ученых, проектно-конструкторских и технологических подразделений, сократить срок от рождения замысла до его материального воплощения, целенаправленнее распределять материальные ресурсы, направляя их в основном на решение важнейших задач научно-технического развития, более рационально решать проблемы разделения и кооперации труда ученых, конструкторов, технологов, организаторов производства, рационализаторов, изобретателей и других специалистов, обеспечивающих в рамках объединения реализацию цикла "исследование - производство". Это была отлаженная система, которая позволяла довольно быстро разработать, исследовать и запустить в производство новое изделие, что было особенно важно для производства вооружений, непрерывно стареющих с развитием технического прогресса.
   Несомненно, что в ХХ веке Россия в своем развитии достигла определенных успехов. Центральное статистическое управление (ЦСУ) в начале 80-х годов публиковало данные, согласно которым национальный доход СССР достигал двух третьих от его величины в США. Может быть, эти цифры и были завышены в соответствии с идеологическими мотивами, но даже американское ЦРУ считало, что действительная величина этого показателя составляла около половины американского. Современные расчеты русских экономистов Л.А. Фридмана, Ф.М. Видясова и В.А. Мельянцева на основе использования паритета покупательной способности (ППС) валют свидетельствуют о том, что даже в 1989 году, когда в СССР был достигнут максимальный уровень производства товаров и услуг, его общий объем не превышал трети от американского. Согласно "Доклада о мировом развитии" Всемирного банка, изданном в 1993 году, ВВП СССР оценивается в 0.76 триллионов долларов или 3.56 процента от мирового ВВП при населении 282 миллиона человек. В то же время ВВП США оценивается в 5.6 триллионов долларов или 20 процента от мирового ВВП при населении в 253 миллиона человек. Если же сравнивать ВВП стран Варшавского договора с ВВП стран НАТО, то это соотношение было 1:5.
   Следует также учитывать, что максимальная централизация средств и ориентация всей экономики СССР преимущественно на нужды ВПК, чудовищное напряжение всех ресурсов бывшего СССР - все это привело к тому, что военные расходы составляли, по оценке М.С. Горбачева, до 20 процентов ВВП, то есть примерно 360 миллиардов долларов в 1989 году, когда ВВП достиг своего максимума. Эта цифра на 15 процентов превышает военные расходы США, которые составляли примерно 5 процентов ВВП.
   Отметим различия в структурах военных расходов: в США расходы на содержание военнослужащих и строительство для них жилья включали гораздо большую часть всей суммы затрат на военные цели, чем в СССР, где военнослужащие хотя и получали несколько больше, чем остальные служащие, оклад которых был вообще нищенским, но совершенно не были обеспечены жильем. В СССР средства, предназначенные на покупку оружия, а также на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по военной тематике и военное строительство поглощали значительно большую, если не сказать абсолютно большую, часть военного бюджета, чем в США, и еще большую часть, чем в бюджетах других стран НАТО, которые тратили на военные нужды порядка 3-4 процента ВВП, притом основная часть затрат шла на нужды военнослужащих.
   При этом развитие страны шло не только за счет разорения населения, но и за счет нерационального использования, буквально транжирования ресурсов, к разорению последующих поколений населения.
   Огромная часть ресурсов страны расходовалась на создание и поддержание вооруженных сил. Доля собственно военных расходов в ВВП увеличилась с 5 процентов в 1913 году до 29 процентов в 1980 году. И это еще без учета реальных размеров расходов на военно-космические исследования и разработки. Развитие вооружений требовало строительства многих крупных заводов и экономическое развитие СССР с военным уклоном промышленности в немалой мере было связано с существенным увеличением нормы накоплений. Доля валовых капиталовложений в ВВП возросла с 14 процентов в 1913 году до 37 процентов в 1980 году. Этот показатель мог быть занижен на 6 процентов в силу существовавшей в планово-распределительной системе диспропорции цен: их искусственно завышали на потребительские товары и занижали на капитальные средства.
   Таким образом, в СССР в 80-е годы на нужды накопления и военные расходы тратилось порядка половины ВВП, что по крайней мере в трое превышало аналогичный показатель по развитым капиталистическим странам. В результате подушевое личное потребление в России в 1913-1990 годах могло увеличиться только в четыре раза, а по более жесткой оценке в три раза, что дало себя знать в отставании так называемого второго подразделения народного хозяйства ориентированного на потребительские нужды, дефиците продовольствия, жилья, товаров широкого потребления.
   В стране значительное развитие получила наука, (хотя три четверти всего бюджетного финансирования на эти цели составляли военно-технические исследования), а также здравоохранение и образование. Средняя продолжительность жизни удвоилась - с 34 лет в 1913 году до 68 лет в 1990 году (сейчас она упала до 62 лет), а среднее число лет образования взрослого человека выросло в 8 раз с 1.1 года до 8.8 лет. Однако в науке, сфере образования и здравоохранения было много всевозможных приписок и других искажений, преувеличивающих реальные достижения (до сих пор в статистическом ежегоднике даются различные числовые значения одних и тех же параметров народного хозяйства). Существенная часть трудоспособного населения оставалась малообразованной с уровнем подготовки, не соответствующим потребностям современной стадии индустриального, а тем более постиндустриального общества. Если в Германии и США в конце 80-х годов доля квалифицированного и высококвалифицированного персонала достигала 80 процентов всех занятых в экономике, то в СССР этот показатель по некоторым оценкам составлял 17 процентов.
   За годы советской власти в результате проведения форсированной индустриализации произошли крупные сдвиги в структуре совокупного производительного капитала. При этом прирост основного и оборотного капитала составлял около 22 процентов в год, в то время как прирост человеческого капитала заметно отставал и не превышал 8 процентов. Происходило наращивание не столько интеллектуальных, сколько материально-вещественных составляющих компонентов производительных сил. Подобная модель развития была характерна для развивающихся стран, а развитые страны сменили ее еще в первой трети прошлого столетия - в них опережающими темпами увеличивалось качество и количество человеческого невещественного капитала. По структуре важнейших компонентов совокупного производительного богатства СССР к концу своего существования, не смотря на индустриализацию народного хозяйства, оказался заметно ближе не к развитым государствам, а к развивающимся странам, а благодаря катастрофе народного хозяйства занял "почетное" место в середине сообщества этих стран.
   В СССР с середины 70-х годов удельные расходы в ВВП на образование и здравоохранение стали уменьшаться. Недовложения в человека и обесценивания прошлых инвестиций в человеческий фактор, обусловленного в немалой мере компьютерной революцией и другими изменениями в современных производительных силах, широкое распространение бюрократических тенденций, феномен "полутруда" (незагрузка на работе) и безинициативной работы (инициатива наказуема) растущая апатия населения стали негативно сказываться на динамике хозяйственного развития. Хотя темпы роста существенно снизились, экономика страны держалась "на плаву" благодаря поступлению нефтедолларов, которые, однако, бездарно тратились на бессмысленное наращивание военной мощи и военные действия в Афганистане, безвозмездную помощь просоветским режимам в различных странах мира, увеличение объемов незавершенного строительства, закупку морально устаревших и не вполне "подходящих" к советским условиям технологий, обеспеченных пятипроцентным "откатом" закупающим чиновникам.
   В отличие от развивающихся стран, в которых вклад интенсивных факторов повышался, осуществление в СССР форсированного развития административно-командными методами обернулось колоссальной неэффективностью. Вклад интенсивных составляющих роста понизился с 32 процентов с начала ХХ века до 16 процентов в 80-е годы. По абсолютным темпам прироста совокупной производительности СССР в конце своего существования вдвое-втрое отставал от Индии, Бразилии, Китая и в 8 раз от Японии и Германии. Но, пожалуй, самое интересное, что послевоенный советский "рекорд" роста производительности оказался в полтора раза ниже уровня царской России в 1913 году. При этом экономическая цена развития в СССР была явно чрезмерной, а человеческая и экологическая - чудовищной и неоправданной в силу поражения в военно-промышленной гонке в Третьей мировой "холодной" войне.
   Эта цена тем более представляется совершенно напрасной, потому что теперь эти мощные объединения разваливаются, их покидают кадровые работники, а новые, оригинальные технологии утрачиваются. Показательна в этом смысле статья журналистки Татьяны Воеводиной.
   "В субботу по телевизору долго обсуждали: надо - не надо покупать у Франции десантный корабль "Мистраль".
   Я не знаю, надо или не надо, но слушать было невыносимо стыдно. Люди, облечённые полномочиями, руководящие и вальяжные, прямо так запросто признаются: не можем сами сделать, утеряны-де технологии. Словно три копейки на дороге обронили - технологии утеряли. А сами такие позитивные, гладкие, видно не абы чем, а хорошим кремом after shave рожи свои бесстыдные умащивают.
   И никто не расстрелян, не застрелился, не пошёл под трибунал, не сидит - все, напротив, на своих местах и заняты важными делами. Например, переводят штаб ВМФ в Петербург. Флота почти нет, зато штаб будет в Северной Пальмире: "Отсель грозить мы будем шведу". Впрочем, шведу-то не очень погрозишь: у нейтральной Швеции на Балтике кораблей погуще, чем у нас. Ну и плевать: от кораблей одна суета пустая, хоть бы они потопли все. То ли дело - сидишь себе в офисе перед компьютером, ну совещание какое к случаю проведёшь, отчёт какой-никакой заслушаешь - так и день пройдёт. Гражданские чины так уж давно работают: им от подведомственной реальности - одна докука, без неё руководить куда как сподручнее.
   И никому не стыдно. А чего стыдиться? Сверху ведь не было распоряжения стыдиться. Наоборот, говорят, дело идёт на лад, выправляется, рост намечается, инфляция 7 процентов, пенсии вот прибавили. И вообще, гражданочка, больше позитива. Доживёте до пенсии - дадут лужковскую надбавку и социальную карту москвича.
   А мне всё равно стыдно. Ужасно!
   Даже не за них, а за себя.
   Двадцать лет, товарищи, двад-цать! Вы вдумайтесь: целая трудовая жизнь целого поколения. И всё профукано, всё коту под хвост. Мы не от кого-то там отстали, это б ещё ладно.
   Мы отстали ОТ СЕБЯ.
   Сегодня мы не умеем - именно не умеем, а не то, что там нет финансирования или ещё чего-то - не умеем делать то, что умели двадцать лет назад. Жизнь за это время ещё ушла вперёд, но оставим это. Вообразим, что мы в девяностом году. Так вот, сегодня мы ни за какие деньги не можем сделать то, что рядовым образом делали тогда.
   Мы что-то там лепечем о человеческом капитале - а вот он, капитал. Вернее, нет его, профукан. Утрачена не то, что военная промышленность - утрачен навык индустриального труда. Исчезла такая отрасль, как машиностроение. Станкостроение, в частности. Заводы можно разбомбить, стереть с лица земли, но если есть люди с их знаниями и навыками, при определённых условиях заводы можно восстановить.
   У нас же утрачены именно трудовые индустриальные навыки.
   Ведь индустрия - это не просто заводы и фабрики, это определённая заточка сознания. Офисный сиделец никогда не станет инженером, и даже рыночный грузчик индустриальным рабочим тоже не станет. А у нас выросло целое поколение, где с одной стороны дилеры и брокеры, а с другой - нерасчленённый и неквалифицированный low class.
   Мне стыдно за себя, потому что в августе 91-го года я очень желала победы "демократии". Да что там в августе! Ещё и до августа я очень хотела, чтоб рухнул, наконец, опостылевший совок, чтоб пришла пресловутая рыночная экономика, капитализм, в общем. Вот придёт ЭТО, вот разрешат ВСЁ, вот тогда... рынок подхлестнёт развитие, мы будем свободно предпринимать, ездить по всему свету, наша продукция станет конкурентоспособной... Боже мой, какую чепуху я думала четверть века назад! Какая изумительная ирония истории!
   Сегодня, если мы хотим избежать катастрофы (а, похоже, хотим не очень), нам нужна мобилизационная экономика. Чтобы догнать и перегнать. Себя.
   Мои родители рассказывали, что когда-то станок такой был, назывался ДИП - это расшифровывалось, как "Догнать и перегнать!", - тогда лозунг такой был. Имелось в виду догнать капиталистические страны. У нас задачка потруднее: догнать себя прошлого.
   Помните замечательную повесть Гоголя "Портрет": там художник вдруг понимает, что ничему за всю жизнь не научился. А жизнь прошла.
   У моего поколения - массово - именно такое ощущение. Причём, это не зависит от личного материального положения: я и все мои знакомые вовсе не нищие пенсионеры; мы все вполне, как теперь говорят, реализовавшиеся люди. Или вот ещё - "успешные".
   Все успешные, все позитивные, все в галстуках (вернее, теперь уж скорее "без галстуков"), все на хороших тачках, а вокруг - разруха.
   Ещё раз повторю: раз-ру-ха. Слегка припорошенная гламуром, позолоченные такие руины.
   Перед праздниками была на Маросейке, в переулках. Вот говорят: "Москва! Центр! Финансовые потоки! Золотая земля!" И что же? Кое-где кое-что действительно отреставрировано, но общее впечатление - разруха. Это в центре. Прочее - соответственно.
   Ну ладно, "Фер-то ке?", как говорил генерал-эмигрант в рассказе Тэффи. Делать-то что, в самом деле?
   Мне лично это трудно выговорить, очень трудно. Но выговорю.
   Наш народ взыскует социализма.
   Плановой экономики.
   Мобилизационной.
   Чтоб в три шеренги и шагом марш - делать, что велят. А если по-простому, то требуется палка. Снизу доверху. Чтоб каждому указали, как говорил Иван Грозный, "его место и его тягло". "Невидимая рука рынка" у нас не работает. Помните, тогда, двадцать с лишним лет назад, бубнили: "Ах, если народу нечего дать, надо дать ему свободу"; "Ведь надобно народу, которому Вы мать, скорее дать свободу, скорей свободу дать!" Ещё, помнится, рассказывали, что возница, заблудившись, бросал вожжи, и лошадь, якобы, сама находила дорогу. Такая вот изящная аллегория.
   Не знаю насчёт кобылы, но мы заехали в болото. Свобода подвигла нас только к одному, вернее, к двум вещам: воровать и бездельничать. Не надо только про плохих начальников и хороших нас: начальники тоже не с Луны свалились на наши головы, это те же русские, советские люди. Мы с вами, только слегка попронырливей. Все эти жалкие слова, что-де "не надо никому мешать" и "не надо никого заставлять" - и тогда всё само разовьётся - так вот, эти жалкие слова на нашей почве не работают. Не растут у нас апельсины с бананами.
   У нас как раз надо одним мешать, а других заставлять. Мешать - воровать. Заставлять - работать.
   Без этого, к великой моей личной скорби, ничего не получается. Без палки - только разруха. А где ж её взять-то, палку?"
  

Малые предприятия

  
   Поражение в Третьей мировой "холодной" войне поставило перед Россией задачу интеграции в мировое хозяйство, успех которой будет зависить от решения вопроса: сможет ли Россия успешно работать на мировом рынке?
   Решению этого вопроса была посвящена книга А.П. Паршева "Почему Россия не Америка". Из книги А.П. Паршева напрашивается однозначный вывод: русские никогда не смогут создавать технологии на мировом уровне или выше него, никогда не смогут производить конкурентоспособные продукты и услуги в силу суровых климатических условий, требующих вложения дополнительных затрап в производство и науку на нейтрализацию влияния этих условий. Поэтому русские должны изолировать себя в собственной резервации, так как выпускать их в реальный мир нельзя - не выживут. Не трудно показать, что это не так.
   Можно привести много исторических примеров, когда страны в короткий срок находили свою нишу на мировом рынке. 20 лет назад рынка программного обеспечения вообще не существовало, а сейчас экспорт программ - одна из основных экспортных статей Индии. Годовой объем экспорта программного обеспечения из Индии достиг 9.5 миллиардов долларов, причем 71 процент экспорта поступает в США. В 2004 году объем экспорта из Индии превысил 12 миллиардов долларов, а в 2005 году Индия планировала увеличить экспорт обеспечения еще на 30 процентов.
   15 лет назад на Филиппинах почти не производилась электроника, а сейчас их экспорт электронных компонентов приближается к нашему нефтяному экспорту. Статистики Филиппин сообщают, что в июле 2002 года объем экспорта вырос в годовом исчислении на 23 процента и составил 3.2 миллиарда долларов.
   Тайванские фирмы занимают свыше 50 процентов рынка ряда компьютерных комплектующих, хотя 20 лет назад персоналки только начинали выпускаться (причем в США, а не на Тайване). Несмотря на замедление темпов развития мировой экономики, производство компьютерных компонентов на Тайване с 1999 года выросло на 18% и в 2001 году, с учетом вклада фабрик, находящихся за границей, достигло 47 млилиарда долларов. Этот список можно продолжать и продолжать.
   Что же нужно сделать, чтобы достойно выйти на мировой рынок? Отвечая на этот вопрос, многие почему-то начинают рассуждать о том, как бы нам заманить богатых инвесторов и заставить их построить заводы в Москве, а не на Тайване. На самом деле никого заманивать не нужно. Необходимо лишь создать благоприятные условия для развития собственного, национального бизнеса. А уж он и инвесторов привлечет, и сам (без товарищей из Госплана) разберется как и с чем выйти на мировой рынок. Другое дело, что если уже создан какой-то продукт мирового уровня, то государство должно стимулировать его экспорт, а не чинить препятствия, как это происходит сейчас.
   Между прочим, даже средний и малый бизнес может успешно конкурировать с мировыми корпорациями. Например, доля крупнейших 500 компаний в экономике США в 1979 году составляла 60 процентов, а через 15 лет сократилась до 40 процентов (при росте малых и средних фирм). В 1996 году экспорт США на 50 процентов был представлен продукцией фирм, в которых занято 19 и менее работников, и лишь 7 процентов экспорта приходилось на компании, с числом более 500 человек.
   Единственная в России отрасль бизнеса, которая не находится под государственным прессингом, - программирование - сразу же после либерализации политики в отношении предприятий немедленно начала поставки на экспорт, несмотря на жесточайшую конкуренцию на мировом рынке. И хотя до индийских показателей нам пока далеко, но экспорт программного обеспечения бурно развивается.
   Тот же самый эффект будет получен, если создать благоприятный предпринимательский климат и в других отраслях (включая те отрасли, где необходимо использование крупных предприятий). Если А.П. Паршев считает, что мы никогда не сможем делать что-то лучше других, то это лишь говорит о его неверии в русский народ.
   Структурная политика в промышленности, когда предприятия сводились в крупные, гигантские производственные и научно-производственные объединения, соответствовала потребностям административно-командной системы, пытавшейся всячески усилить вертикаль власти, чтобы ей легче было управлять процессом создания и производства вооружений. Естественно, что с попыткой демонтажа этой системы после 1992 года, когда была предпринята попытка возродить рыночные отношения, многие из этих объединений развалились. Однако и на сегодняшний день производственная база ВПК состоит из порядка 1700 крупнейших объединений. Из них порядка 400 остаются в полной государственной собственности, порядка 500 - с преобладанием негосударственной собственности, а остальные акционированы с сохранением контрольных пакетов акций у государства.
   В связи с резким сокращением государственного заказа, начиная с 1992 года, эти предприятия попали в крайне тяжелое положение, в результате чего не просто замедлилась конверсия этих предприятий, а они стали быстро терять свой научно-производственный потенциал.
   Первый этап конверсии ВПК не совпадал по времени с началом рыночных преобразований в экономике страны. Начало его было положено в середине 80-х годов, когда стало видно, что потребительский сектор экономики не может развиваться без широкого вовлечения в мирную хозяйственную деятельность потенциала ВПК, использования новых форм хозяйствования и постепенного создания "рыночных элементов экономики" не только в потребительском секторе, но и в секторе средств производства.
   Изменение на международной арене создали объективные предпосылки для широкого вовлечения научно-исследовательского и производственного потенциала ВПК в общую стратегию реструктуризации экономики. Однако, хитроумные чиновники, не имеющие никакого представления о технологиях, попытались адаптацию научно-исследовательского и производственного потенциала ВПК к выпуску продукции гражданского назначения осуществить без корректировки структуры финансирования и, без увеличения ее объема с учетом конверсии. При таком подходе основная масса предприятий машиностроительного профиля, подлежащих конверсии, быстро освоила производство простейших потребительских товаров наряду со своей основной продукцией. Всевозможные кастрюльки, вилки, ложки, плошки буквально хлынули в торговую сеть.
   Производство сложной бытовой техники осуществлялось и в гражданском, и в военном секторе экономики. Часть ее даже шла на внешний рынок, правда реализованных средств предприятия не получали. Другая часть реализовывалась внутри страны. Несмотря на значительные объемы выпуска, который по большинству позиций превышал имеющийся спрос (менеджмент тогда еще отсутствовал), качество выпускаемых для внутреннего потребления изделий по своим параметрам существенно уступало зарубежным аналогам. Эта техника была невзрачной, сложной в эксплуатации и, главное, недолговечной. Оказалось, что выпуск бытовой техники тоже требует определенных навыков, культуры и даже традиций. Так что знаменитый на весь мир Ленинградский Кировский завод, выпускающий отличные, всемирно известные танки Т-82 с 500-сильным мотором, не смог освоить 30-сильный фермерский трактор. Такая же картина наблюдалась и на конверсионных предприятиях, осваивавших выпуск оборудования для легкой и пищевой промышленности. Быстрая разработка и внедрение в производство оборудования для холодильников, для сельского хозяйства, для мясопереработки и других потребительских применений показали, что переориентация высокотехнологичных, ориентированных на выпуск чисто военной продукции предприятий не может быть осуществлена без подготовленных мер организационного и финансового характера. Передача военных технологий в гражданский сектор экономики требует специальных инвестиций. Однако понимание полной невозможности проведения широкомасштабной конверсии без специальных программ финансирования пришло значительно позже.
   Но в общем к началу широких экономических реформ в России в 1992 году промышленный и научно-технический потенциал ВПК оставался мощной составляющей экономики, в котором только конкурентоспособной на внешних рынках продукции выпускалось на 20 миллиардов долларов ежегодно (то есть порядка бюджета России в 1999 году). В условиях стратегически грамотного реформирования ВПК он должен был способствовать вхождению России в XXI век в качестве индустриальной державы, обладающей высокими технологиями, доминирующими во всех областях хозяйствования и обеспечивающими высокие показатели стандартов качества жизни для населения. Но этого не случилось.
   После распада СССР на территории России осталась большая часть предприятий, представляющих научно-технический потенциал союзного ВПК: 73 процента научных организаций, выполняющих около 89 процентов НИОКР по оборонной тематики, 70 процентов оборонных предприятий.
   Казалось, что "магические" возможности рынка совместно с определенными организационными мероприятиями дадут быстрые и положительные результаты. Однако вопреки программе конверсии оборонной промышленности, принятой в июне 1992 года, Е.Т. Гайдар на 70 процентов сократил государственный заказ ВПК (он хотел сократить на 80 процентов, но "соратники" уговорили его остановиться на 70 процентах (!!). А сменивший его В.С. Черномырдин продолжал как только можно и даже нельзя сокращать этот заказ и усиленно "экономил" средства на конверсионных программах. Так в 1993 году конверсионное финансирование было осуществлено на уровне 67 процентов от плана, в 1994 году - 17 процентов, в 1995 году прогресс - 25 процентов, за то в 1996 году - 11 процентов, в 1996 году - 15 процентов. В 1997 году В.С. Черномырдина "ушли", а пришедший на его место С.В. Кириенко не посчитал нужным заниматься конверсией и не перечислил ничего, то есть перечисли нуль рублей. Сменившему его Е.М. Примакову было не до конверсии - он должен был вытаскивать страну из дефолта, устроенного С.В. Кириенко в результате безответственности В.С. Черномырдина. Так что премьерам было не до реформирования ВПК - они "спасали Россию". А деньги на конверсию мог бы добыть сам ВПК, если бы ему только разрешили. Ведь в 80-х годах ежегодно продавалось около 2.5 тысяч лицензий, разработанных в ВПК, на сумму от 100 до 400 миллионов долларов - в середине 90-х годов поступления в бюджет от проданных Россией лицензий были близки к нулю, а могли бы составить 2 триллиона рублей или порядка 2 процентов поступлений в бюджет.
   В результате сокращение производства оборонной и гражданской продукции на предприятиях ВПК шло боле быстрыми темпами, чем в промышленности в целом. Производство по госзаказу финансируется не более чем на 30 процентов. Заказы Министерства обороны занимают порядка трети от общей загрузки предприятий, которая к тому же за последние десять лет сократилась более чем в два раза. В этих условиях предприятия ВПК быстро теряют свои кадры. На некоторых из них потери составляют чуть ли не половину кадрового состава. Причем уходят самые инициативные специалисты. Высококлассные специалисты покидают страну и находят высокооплачиваемую работу в других странах. Но многие находят единомышленников и организуют свое дело. Имея перед глазами печальный опыт монстров ВПК, которые с трудом сводят концы, они организуют более жизнеспособные малые предприятия, состоящие из нескольких, в крайнем случае нескольких десятков единомышленников
   К малым и средним предприятиям в мировой практике относятся производственные единицы с числом наемных работников до 500. Среди таких предприятий различают: микропредприятия до 20 человек, куда включаются и предприятия не использующие наемного труда, малые предприятия с персоналом до 99 человек, и средние с персоналом до 499 человек. Предприятия, насчитывающие более 500 работников, считаются крупными. В США треть предприятий имеет персонал от 20 до 100 человек, другие малые предприятия составляют половину производственных единиц, а пятая часть их относится к крупным предприятиям. В Японии, Италии и Швейцарии к микропредприятиям относится половины производственных единиц, в то время как на долю малых предприятий приходится их четвертая часть. По данным Института стратегического анализа и развития предпринимательства, среднестатистическое предприятие Западной Европы состоит всего лишь из 6 наемных работников.
   Главным преимуществом малого предприятия в условиях современного рынка является намного гибкая, чем у крупного предприятия, реакция на быстро меняющийся спрос: умение уловить возникающую потребность и отреагировать немедленной мобилизацией своих ресурсов и возможностей. Эта маневренность вытекает из особенностей малого предприятия: оно не связано обширной производственной программой и может изготовлять только одно единственное изделие, в то время как крупное предприятие входит в систему кооперированного производства многих предприятий и изготовляет определенную номенклатуру различных изделий. Малое предприятие не обременено многочисленным персоналом, требующим сложных навыков управления. Оно не отягощено финансовыми обязательствами перед акционерами, ожидающими дивидендов от вложенного капитала. Ему проще перестроить при необходимости свою рыночную стратегию, как только найдется новая ниша, и манипулировать ценами на свою продукцию, так как она идет малыми партиями. Существенным моментом является и то, что перед малым предприятием вряд ли станет проблема организованного противодействия наемных работников, отстаивающих с помощью профсоюза свои рабочие места или уровень заработной платы, поскольку большая часть малых предприятий - это семейные предприятия, организованные родственниками, которые вполне могут понять трудную ситуацию, в которую довольно часто попадает малое предприятие. И в этих условиях они организованно требовать повышение заработной платы не будут.
   Кроме того малое предприятие наиболее экономично. Для его создания необходим относительно меньший стартовый капитал, оборачиваемость средств у них в два-три раза выше, что обеспечивает достаточно высокую норму прибыли. Эти предприятия обычно лучше используют свой капитал, оборудование и производственные площади, не держат крупных запасов комплектующих и готовой продукции. Они успешно экономят на административно-управленческих расходах благодаря простоте и гибкости процедуры управления, причем компьютер на таком предприятии позволяет совместить должность руководителя с должностью бухгалтера,, кассира, кладовщика и кадровика.
   Преимущества маневренности и экономичности становятся важными, когда предприятие достигает высокого уровня специализации. Малые предприятия узко специализированы и именно в таком качестве полноправно участвуют в производственном процессе как его неотъемный компонент, в существовании которого заинтересован крупный бизнес.
   С появление новой современной техники стало возможным за счет резкого ускорения переналадки оборудования перейти к выпуску продукции небольшими сериями, непрерывно обновляя ее номенклатуру. Для крупных предприятий становится более выгодным передавать малым предприятиям часть своих заказов на мелкосерийную продукцию, специальные модули или завершающие операции по сборке. Используя лизинг, малые предприятия быстро обзаводятся современным оборудованием. На основе субконтрактов многие из них получают доступ к технической документации, рабочим чертежам, производственным ресурсам крупных предприятий. Будучи заинтересованными в "привязке" зарекомендовавших себя субподрядчиков, крупные предприятия конструируют новые изделия с учетом их возможностей, помогают улучшать технологию производства, совершенствовать методы контроля за качеством продукции. Малым предприятиям можно не тратить средства на исследования, разработку и порой модернизацию производства, что выполняет крупное предприятие.
   В этом плане стали перестраиваться и крупные предприятия. Мотив "экономии на масштабах", то есть укрупнения производства, который был для них главным в течение десятилетий отошел на задний план. Сверхконцентрация во многих случаях достигла пределов экономической целесообразности и стала давать обратный эффект - усиление неуправляемости, инертности, бюрократизации, отставания от требований рынка и технического прогресса, падения производительности труда. Энергоемкость крупного производства обернулась огромным ростом издержек, убытками и задолженностями. Поэтому с 70-х годов крупные производства развитых стран вступили в фазу массовой реорганизации - выделения специализированных звеньев и участков в небольшие фирмы, самостоятельные в коммерческом отношении, но так или иначе ассоциированными с головными предприятиями. У нас эта тенденция проявилась в начале 90-х годов, когда многие крупные предприятия смогли выжить, только разделив свои цеха и филиалы на самостоятельные производства. Так, например, Кировский завод спас свое тракторное производство, выделив его в самостоятельный Петербургский тракторный завод. От многих объединений отделились филиалы в других городах.
   Малый бизнес чутко реагирует на растущую зависимость потребительского спроса от колебаний моды, успевая удовлетворять все новые, нередко индивидуальные запросы покупателей (работа на заказ). Во многом его развитие предопределено глубокими изменениями, происходящими в современной культурной среде. Если несколько десятилетий назад залогом успешного сбыта товара было его соответствие рыночным стандартам, то теперь - новизна, оригинальность внешнего вида. Аналогичные тенденции присущи сфере услуг, в которой спрос все более определяется качеством и разнообразием сервиса.
   Помимо преимуществ у малых предприятий имеются и недостаток - малая величина индивидуального капитала. Для подавляющего большинства их источником стартового капитала или пополнения средств, уже вложенных в дело, является самофинансирование. И лишь в случае успешного ведения дел появляется возможность использовать банковский кредит. Но банки неохотно его предоставляют в связи с мелкими займами, невыгодными для них. Малому предприятию поэтому приходится платить за ссуды более высокий процент. Трудности доступа к банковскому кредиту порождают у многих малых предприятий хроническую нехватку оборотных средств, что является основной причиной большей части их банкротств.
   Поэтому отличительной чертой малого бизнеса является его неустойчивость, проявляющаяся в массовом разорении малых предприятий, вытеснении их из производства в процессе жесткого "естественного отбора" в условиях конкуренции. Половина всех малых предприятий обычно разоряется в течение первого года существования, а 90 процентов не могут продержаться и трех лет. Но темпы возникновения новых малых предприятий так велики, что во многих развитых странах они составляют порядка половины производственных единиц, а воспроизводимый ими продукт достигает двух третий общего ВВП.
   Развитие капитализма в России сопровождалось сохранением малых предприятий, к которым относилась, например, традиционная российская артель. Артель вживалась и в крупное производство, например, при строительстве железных дорог, организации крупных промышленных предприятий, например, Путиловский завод изготовление мелких крепежных деталей (скоб, стяжек, болтов) передавал мелким артелям.
   Весь исторический процесс развития производства в России сопровождался сохранением мелких крестьянских кустарных промыслов. Кустарные промыслы развивались наряду с крестьянским хозяйством, ими занимались сезонно в свободное от сельских работ время. Промыслы успешно сосуществовали с набиравшим силу фабрично-заводским производством. Фабрики расширяли свое производство, привлекая к нему кустарей в качестве своеобразной кооперации. В то же время некоторые промыслы не выдерживали конкуренции с фабриками - шел естественный отбор и выживали те, кто мог приспособиться к меняющимся условиям.
   На первых порах семейная форма организации труда с числом работников до 5 человек была более продуктивной, чем переходные к заводской форме мастерские или артели с числом работников до 10 человек, где еще не удавалось применить фабричное оборудование, но уже не использовалась семейная форма труда, долго сохранявшаяся в промыслах, ориентированных на удовлетворение местных потребностей. В дальнейшем в большинстве кустарных промыслов стала проявляться тенденция перерастания простого товарного производства в капиталистическое с боле широким привлечением намного труда. Экономику России характеризовала многоукладность. В это время зарождались капиталистические формы организации производства, развивалось мелкотоварное производство и кустарные промыслы, не нанося урона крестьянским хозяйствам.
   Аналогичное положение было во время расцвета Новой экономической политики, что и позволило России быстро ликвидировать урон, понесенный в Первой мировой и Гражданской войнах. Однако с наступлением периода "Ранней индустриализации" промыслы стали вытесняться, как отвлекающие трудовую силу факторы. Апогея этот процесс достиг в конце 60-х - начале 70-х годов, когда даже ремесленники, занимающиеся индивидуальным трудом, не то что мелкие артели, были объединены в бытовые комбинаты и организационно, и территориально, так, чтобы придать подобным объединениям промышленный характер. В результате громоздкие объединения стали хуже обслуживать население, чем существовавшие до них мелкие артели. Таковы были издержки концепции неуклонной концентрации производства
   Такие предприятия были самым отсталым звеном промышленности по уровню технической оснащенности. Составляя почти половину в общем числе предприятий в 1974 году, они сосредоточивали порядка 5 процентов промышленно-производственного персонала, располагали 4 процентами основных производственных фондов и потребляли 1.7 процента электроэнергии. И до начала реформ положение в стране не изменилось.
   Несмотря на реализацию государственных мер по усилению концентрации производства в народном хозяйстве в ряде отраслей республиканского значения, тяготеющих к местам расположения источников сельскохозяйственного сырья, таких, как пищевая промышленность, сохранились малые формы. Они стали своеобразным полигоном для приобщения населения к предпринимательской деятельности. Планирование и финансирование их осуществлялось по остаточному принципу, и руководителям их приходилось проявлять много изворотливости, вплоть до участия в организации теневого производства, для того чтобы выжить. Примечательно, что в период либерализации экономики, когда появилась легальная возможность предпринимательства, на этих предприятиях в числе первых начали применяться новые формы хозяйствования - аренда, кооперация, приватизация.
   Развитие арендных отношений, предоставивших работникам определенную долю экономической свободы в рамках плановой экономики было первым шагом на пути к признанию частной собственности путем трансформации государственной собственности. Важным шагом на пути к признанию частной собственности, а следовательно, и возможности предпринимательской деятельности частного лица явилось вступление в силу в мае 1987 года закона СССР "Об индивидуальной трудовой деятельности". Однако доминирование социалистических стереотипов хозяйствования, неготовность общества п признанию негосударственных форм присвоения труда препятствовали широкому распространению такой деятельности. Но первый прецендент поощрения такой деятельности государством способствовал подготовке общественного сознания к принятию частного предпринимательства.
   Ощутимый результат либерализации экономики дало развитие кооперативных форм хозяйствавания. Законом "О кооперации в СССР" предусматривалось, что кооператив, являясь самостоятельным и независимым социалистическим товаропроизводителем, обладает полной хозяйственной свободой в осуществлении своей деятельности и покрывает все издержки за счет вступительных взносов членов кооператива и доходов от его хозяйственной деятельности. Критерием оценки качества и эффективности работы кооперативов было соблюдение договорных обязательств и полный учет интересов потребителей.
   За два года с момента возникновения кооперативы превратились в самый динамичный и эффективный сектор экономики страны. Основными потребителями продукции кооперативов были крупные предприятия, которым реализовывалось почти 98 процентов продукции кооперативов, созданных в сфере строительства, научно-исследовательских и пуско-наладочных работ, требующих труда высокой квалификации. Предприятия, заключающие с кооперативами договоры на выполнение работ и оказание услуг, оплачивали их в большинстве случаев безналичными перечислениями за счет различных фондов, не затрагивая фонды оплаты труда. В результате происходила перекачка безналичных средств государственных предприятий в налично-денежную форму для кооперативного сектора. А поскольку руководители государственных предприятий получали 5 процентов от объема заключенных договоров, на этой почве стали развиваться криминальные отношения.
   Несмотря на сложности функционирования кооперативов, их развитие явилось важным звеном на пути к частным формам предпринимательства. Динамизм и масштабы кооперативного движения свидетельствовали о большом потенциале деловой активности населения.
   Принятие законодательных актов, декларирующих многоукладность российской экономики, и главное, признание права частной собственности граждан на предприятия, средства производства, результаты хозяйственного использования имущества, принадлежащего собственнику, создало юридическую базу для становления предпринимательства. При осуществлении предпринимательской деятельности собственник получил право заключать договоры с гражданами об использовании их труда. Для всех субъектов предпринимательской деятельности декларировалось равное право доступа на рынок, к материальным, финансовым, трудовым, информационным и природным ресурсам независимо от вида собственности и организационно-правовой формы предприятия. Монопольное положение на рынке отдельных предприятий и их объединений, недобросовестная конкуренция не допускается.
   В первую очередь и быстрее всего предпринимательство стало развиваться в малых формах, опираясь на активность самых широких слоев населения. В немалой степени этому способствовало кризисное состояние экономики, всеобщий дефицит, делавший прибыльным практически любой вид деятельности. К тому же инфляция еще не обесценила сбережения, доходы потребителей, которые формировали устойчивый платежеспособный спрос на самый широкий круг товаров и услуг.
   Год 1992-й, первый год официально провозглашенных рыночных реформ, вошел в историю страны как период больших, но не оправдавшихся надежд. Курс "младореформаторов", возглавивших Правительство Российской Федерации, на "шоковую терапию" открыл шлюзы для частнопредпринимательской деятельности, пробудив надежды части российского населения на быстрое достижение Россией западных стандартов уровня жизни и других атрибутов общества потребления. Обещая выход из кризиса уже к осени 1992 года правительство самоустранилось от какой-либо активной экономической политики, ссылаясь на то, что без государства и, соответственно, без правительства рыночная стихия (саморегулирование) сама все расставит по своим местам.
   Провозглашалось, что зарождающимся рыночным силам не надо мешать, а предпринимательские усилия широких масс населения решат все проблемы. Во главу угла была поставлена масштабная приватизация, которая, как утверждалось, должна будет создать широкие слои собственников, умеющих работать и в то же время отстаивать свои интересы, т.е. сформировать российский средний класс. Однако, как и ранее, в советские годы, прекрасные слова и лозунги власть предержащих на практике оказались не более чем красивой идеологической ширмой совсем для других дел. Выяснилось, правда, это несколько позже.
   Тогда же надежды на лучшее в сочетании со снятием административно-уголовных запретов на элементарные виды предпринимательской деятельности способствовали бурному росту числа малых предприятий по всей стране: 1992 г. был годом самых высоких с середины 80-х гг. и по сей день темпов роста числа малых предприятий (в 2,1 раза) и численности занятых на них. В определенном смысле этот факт феноменален, поскольку осуществленная тогда либерализация цен и введение налогового прессинга значительно подорвали финансовую базу основной массы малых предприятий. Бурная инфляция привела, с одной стороны, к обесценению сбережений населения, а с другой - к резкому увеличению процентных ставок банковского кредита. Это вызвало паралич инвестиционной деятельности, продолжающийся по настоящее время.
   Статистические данные показывают, что лидером увеличения числа малых предприятий стала в то время сфера науки и научного обслуживания - здесь число малых предприятий возросло в 3,4 раза. Число малых предприятий в сфере сельского хозяйства увеличилось в 3,1 раза. Затем следуют материально-техническое снабжение и общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка (в 2,9 раза). Близок к этому и рост числа малых предприятий в сфере образования (в 2,8 раза).
   Можно констатировать, что в условиях провозглашения начала рыночных реформ российское малое предпринимательство продемонстрировало свои позитивные возможности. Его важнейшими функциями стали социальное демпфирование, обеспечение выживания значительных слоев населения в условиях острого кризиса через "самозанятость", предоставление возможности получения дополнительных (помимо основной, часто лишь формальной занятости) средств к существованию. В основном речь шла о торговле и посредничестве, на которые приходилось более 50 процентов малых предприятий.
   Бурное развитие торгово-посреднической деятельности стало ответной реакцией на подрыв первоначальной финансовой базы малого предпринимательства. Либерализация внешней торговли еще в последние годы существования СССР и снятие запретов на частную торговлю внутри страны создали благоприятные условия для любых торговых операций. Падение потребительского платежеспособного спроса в те годы торговое малое предпринимательство активно компенсировало импортом товаров, хотя и не очень высокого качества (подобных продукции китайского производства), но зато абсолютно нового ассортимента, недоступного российским потребителям при советской власти.
   Следует вспомнить и о повсеместном появлении вещевых и продуктовых рынков наподобие "блошиных". На пустырях, привокзальных площадях, рядом с крупными универмагами ежедневно появлялись десятки новых лотков с всевозможным недорогим товаром. Если в начале 1992 г. на прилавках лежало немало товаров, произведенных российскими кооперативами (столь многообещающими в "перестроечные" годы), то уже к его концу это был в основном импорт. Рублевая гиперинфляция, а также сверхвысокое налогообложение в сочетании с заниженным официальным курсом доллара к рублю поставили на колени всю российскую промышленность. Подавляющая часть продукции российских предприятий стала совершенно неконкурентоспособной по отношению к импорту. Крупные и средние предприятия останавливались одно за другим. Сотни тысяч людей оказывались без средств к существованию, и в этих условиях мелкая торговля на ярмарках и рынках, а также посредничество оказывались вполне приемлемым выходом для них.
   Характерен пример создания Петровско-Разумовского рынка в Москве. Его организовала группа докторов и кандидатов наук из нескольких развалившихся НИИ военно-промышленного комплекса. Довольно быстро стихийный рынок обрел вполне цивилизованные формы. Была упорядочена торговля, появились новые красивые павильоны.
   Торговля и посредничество давали их участникам доход, в те годы просто несопоставимый с доходами от других некриминальных видов деятельности и, тем более, с мизерными зарплатами работников бюджетной сферы. Широкое распространение получал "челночный" бизнес. Десятки тысяч людей выезжали за товарами за рубеж. Функционировали каналы транспортировки самих "челноков" за границу и закупаемых ими товаров обратно в страну. В Турции, Китае возникли целые крупные поселения, жители которых стали специализироваться на мелкооптовом снабжении российских "челноков" товарами. Быстрая оборачиваемость мелких торговых капиталов превращала их в капиталы средних размеров. Более того, мелкая торговля быстро реагировала на нарастающую социально-экономическую дифференциацию российского общества, группируясь в нишах обслуживания как массовых потребителей, так и потребителей с высоким уровнем доходов. Достаточно быстро рядом с мелкими торговыми палатками стали возникать элитные магазины, владельцы и работники которых нередко начинали с "челночной" деятельности.
   К позитивной роли торговой и посреднической деятельности малых предприятий следует отнести их участие в создании новых хозяйственных связей. Инициированная либерализацией цен и другими факторами ("торможение" ВПК, утрата рынков стран Восточной Европы) полная закупорка ранее сложившихся каналов взаимосвязей между производителями, поставщиками и торговлей открыла очень широкое поле деятельности для малых фирм по снабжению и сбыту продукции. Малый бизнес смог сыграть роль катализатора первых шагов движения к новой системе внутрикооперационных связей в российской экономике. Он выполнял роль демпфера, спасающего предприятия от краха из-за разрыва прежних, все же работавших хозяйственных связей.
   Рывок малых предпринимательств в сторону торговой и посреднической деятельности стал также закономерной реакцией на введенный правительством налоговый прессинг. В бывшем СССР не было и не могло быть налоговой системы, адекватной рыночным условиям, поэтому ужесточение налоговой ответственности должно было вызвать у предпринимателей ту или иную реакцию. Но дело в том, что их реакцию усилил явный экстремизм правительственной налоговой политики, направленной на изъятие до 70-90 процентов доходов предприятий. При этом правительство и не рассчитывало на то, что кто-либо будет сразу же платить налоги в полном объеме. Предпринимателей тем самым подталкивали к тому, чтобы они искали и находили способы сокрытия доходов от налогообложения. Именно торговля и посредничество, ориентированные на работу с наиболее трудно контролируемыми наличными средствами, и открывали возможности для неуплаты налогов.
   В 1992 году произошло существенное сокращение доли малых предприятий в промышленности и строительстве. Но относительное сокращение производственного сектора в российском малом предпринимательстве не может оцениваться только как отрицательное явление. Дело в том, что прекратилась деятельность полукриминальных малых предприятий, созданных ранее при советских государственных предприятиях лишь для того, чтобы получать исходное сырье и материалы по низким государственным ценам, а продавать продукцию по свободным высоким ценам. Либерализация цен сделала существование таких малых "производственных" предприятий бессмысленным.
   В целом в 1992 году малое предпринимательство было составным элементом массового процесса "учредительства". Через него несколько веков назад прошли все развитые страны и уже проходила царская Россия.
   В начале 90 годов биржи, банки, страховые фирмы, частные и акционерные предприятия возникали по всей России в огромных количествах. Люди впервые в жизни обрели свободу самостоятельной предпринимательской деятельности, получили право от своего имени ставить подпись и печать на финансовых документах, что ранее было абсолютной монополией государственных чиновников. Во многом новое российское "учредительство" объяснялось не экономическими причинами, а законами социальной психологии в их приложении к очевидной для России ситуации кардинального общественного перелома.
   Иллюстрацией к вышесказанному может служить массовое появление эфемерных фермерских хозяйств в суровых климатических зонах и на бедных почвах, где таких хозяйств с точки зрения экономической целесообразности в принципе не может быть, даже в самой развитой рыночной стране. Многие новые, тем более малые, предприятия создавались не в силу экономической целесообразности, а лишь в надежде их организаторов на некую абстрактную "лучшую жизнь", без какой-либо программы долгосрочного развития. В определенном смысле психологические ожидания скорого процветания доминировали над трезвым экономическим расчетом и даже здравым смыслом.
   В 1993 году продолжался процесс бурного "учредительства", выразившийся в увеличении количества малых предприятий примерно на 2/3. Причем, в абсолютном выражении прирост малых предприятий превысил данные за предыдущий год. Примерно на миллион человек возросло число полностью занятых в МП, достигнув рекордной величины в 8.бЗ миллиона человек. В отраслевой структуре еще немного возросла доля торгово-посреднической деятельности и столь же немного уменьшилась доля сферы производства.
   Сложилась относительно устойчивая региональная структура российского малого бизнеса: по численности малых предприятий абсолютным лидером стал Центральный экономический район (36 процентов) во главе с Москвой - (23 процентов).
   На Северо-Западный экономический район приходилось всего 7 процентов от общего числа малых предприятий, на Волго-Вятский - 3 процента, на Центрально-Черноземный - 3.1 процента, на Поволжский - 10.1 процента, на Северо-Кавказский - 10 процентов, на Уральский - 9 процентов, на Западно-Сибирский - 8.4 процентов, на Восточно-Сибирский - 4.2 процентов, на Дальневосточный - 4.3 процентов.
   По официальным данным, на долю негосударственных предприятий в общем объеме малых предприятий уже приходился 91 процент, а по экспертным - 93 процента. Доминирующей формой собственности в сфере малого предпринимательства прочно стали частные предприятия. В статистических данных тех лет обращают на себя внимание значительные отличия отраслевой структуры количества малых предприятий от структуры числа занятых на них. В рамках последней абсолютным лидером оказывалось строительство; ненамного отставала от него промышленность; на торговлю и общественное питание, а также общекоммерческую деятельность приходилось менее 30 процентов среднесписочного состава российских малых предприятий. Но этот, казалось бы, странный факт легко объясняется. Все эти различия и статистические противоречия проистекали из повсеместного уклонения малых предприятий от учета результатов своей деятельности и, конечно, от контроля за своими доходами, включая заработную плату. Конечно, в сфере торговли и посредничества делать это намного проще, чем в производственной сфере. Использование рабочей силы без какого-либо документального оформления носило тогда массовый характер. Скрывать доходы от налогообложения там было также проще.
   Кроме того, само правительство, сверхжестким налогообложением толкало предприятия на нарушение налогового законодательства. Складывалась ситуация, при которой любого представителя малого бизнеса можно было привлечь к ответственности за нарушение тех или иных законов или нормативных актов. Привлечение к ответственности было редким вследствие слабости государственных контролирующих структур, включая налоговые органы. Было что-то вроде всеобщей "езды на красный свет" без каких-либо последствий. Причем, торгово-посредническим предприятиям осуществлять такую "езду" было легче, чем производственным, что ставило последних в невыгодное положение.
   Обусловленные деятельностью самого правительства массовые нарушения законов в сочетании со слабостью государства вызвали разгул криминального террора в отношении малого предпринимательства. Термины "крыша", "братва", "разборка" и т.п. тогда прочно вошли (не от хорошей жизни) в предпринимательский лексикон. Криминальные структуры брали на себя то, что государство было не в состоянии исполнить (правоохранительные органы пребывали в состоянии перманентных реорганизаций, суды не могли оперативно разбираться с многочисленными исками потерпевших, решения судов не выполнялись, сами законы были еще крайне далеки от адекватности даже неразвитым рыночным условиям). Бандиты оказывались в роли судей и судебных приставов, обеспечивали охрану от "чужих" и, самое главное, присваивали себе функции сборщиков налогов, которые обычно не превышали государственные.
   Это положение, в целом характерное для исторических периодов первоначального накопления капитала во всем мире, базировалось на сверхвысокой российской норме прибыли. Не вдаваясь в анализ общих источников сверхприбылей (отметим, что они не имели никакого отношения к эффективной хозяйственной деятельности), можно лишь констатировать, что финансовые структуры тогда легко давали фантастический для современных развитых рыночных хозяйств доход в 60 и более процентов годовых в валюте, а торговля приносила невиданный доход в 300-400 процентов годовых. Такая норма прибыли создавала иллюзию всеобщего благоденствия. Реальная конкуренция (борьба) шла в основном между криминальными группами за право контроля над сферами влияния (ограбления малых предприятий) и за передел этих сфер.
   Для торгово-посреднического малого бизнеса это были "условно-благодатные" времена. Он не очень нуждался в особой государственной поддержке. Основная проблема для таких предприятий в тот период заключалась в нарастании давления со стороны криминала. Сказанное подтверждалось, в частности, выступлениями представителей малого предпринимательства на Первом Международном конгрессе малых и средних предприятий России, в работе которого приняли участие представители российского правительства. Огромный поток чисто экономических жалоб и упреков, обрушившийся на членов правительства, шел от представителей производственных, но не торгово-посреднических малых предприятий. Общие упреки от тех и других сводились к отсутствию дееспособной банковско-финансовой системы и давлению криминалитета. Очевидно, что эти упреки не потеряли своей актуальности и по сей день.
   Как показывает мировой исторический опыт, период "учредительства" всегда ограничен во времени. В России он короток. В 1994 году замедлились темпы прироста малых предприятий и занятых на них: рост составил чуть более 1 процента, сократилась численность занятых в малом предприятии. После бурного роста остановка в развитии малых предприятий произвела эффект неожиданности. Тогда шли дискуссии о том, как скоро численность российских малых предприятий достигнет 2-3 миллионов. с объемом продукции 35-45 процентов ВВП, то есть о том, когда российское малое предпринимательство достигнет мировых стандартов (число предприятий на душу населения и тому подобное). Бытовала точка зрения, что это может произойти в ближайшие два-три года. Прогнозирование - занятие вообще неблагодарное, но в данном случае оптимистические прогнозы совсем разошлись с российскими реалиями.
   Причины остановки роста числа российских малых предприятий условно можно подразделить на глубинные и лежащие на поверхности. Если начать с последних, то основные из них - это сужение характерных для начала 90 годах источников облегченного получения в сфере малого предпринимательства относительно больших доходов, исчерпание психологических ожиданий широчайших финансовых возможностей самостоятельной предпринимательской деятельности. Все реже встречались до этого обычные случаи, когда какое-либо малое предприятие легко покупает дорогостоящее здание и даже крупное производственное предприятие. Нормой становился доход на одного занятого в малом предпринимательстве на уровне около средней заработной платы по стране.
   Замедление роста числа новых малых предприятий можно объяснить еще и тем, что никак не проявлял свою силу - и в экономическом, и в социальном плане - такой мощный фактор, как рост безработицы. Несмотря на все прогнозы ее бурного увеличения, официальная безработица оставалась на уровне 2-3 процентов экономически активного населения. Правомерно, правда, предположить, что реальная безработица уже тогда была на порядок выше, на что указывают альтернативные расчеты экспертов профсоюзных объединений, международных организаций и пр. Но, тем не менее, официальный статус работающих (пусть даже на "полуживых" бывших советских предприятиях), пока он действовал, создавал такой социально-психологический эффект, при котором люди не стремились к занятию самостоятельной деятельностью, в том числе пробуя свои силы в сфере малого бизнеса. Более распространенным оказывается случайный, часто нигде не регистрируемый вспомогательный заработок от мелких перепродаж или выполнения подсобных работ.
   Положительное влияние вялотекущей безработицы состояло в том, что после десятилетий извращенного отношения к труду и своему рабочему месту началось постепенное осознание его ценности, пришло понимание того, что хорошее, высокооплачиваемое рабочее место требует от работника должной квалификации и добросовестного исполнения своих обязанностей. Вспомогательная, частичная занятость на малых предприятиях тоже в большой степени способствовала такому осознанию, так как связь между затраченными усилиями каждого работающего и полученным результатом видна на малом предприятии особенно явно. Вполне закономерен результат многочисленных опросов руководителей малых предприятий, в соответствии с которыми третьей или четвертой по значимости проблемой деятельности своих предприятий (после неплатежей и недостатка финансовых средств) они считали нехватку квалифицированных кадров.
   Что же касается глубинных причин замедления роста числа малых предприятий, то они непосредственно проистекали из общеэкономической политики нового российского правительства во главе с B.C. Черномырдиным. Основной упор в ней был сделан на укрепление и содействие развитию ориентированного на экспорт топливно-энергетического комплекса. А рядом с этим комплексом в качестве "друга-соперника" при потакании и попустительстве власти (при подпитке из бюджета) на глазах разбухал спекулятивный банковско-финансовый сектор. Ни первому, ни второму малое предпринимательство было совершенно не нужно. Собственно, этот факт и предопределил жалкую судьбу российского малого предпринимательства на последующие годы.
   В экономике России стала прослеживаться тенденция к началу новой концентрации и централизации капитала, а также самой хозяйственной деятельности. Началось широкомасштабное поглощение предприятий. Часто наиболее рентабельные малые предприятия оказывались первой жертвой такого поглощения. Менее рентабельные малые предприятия не выдерживали конкуренции со средними и крупными фирмами и были вынуждены свертывать свою деятельность.
   В 1995 году впервые началось снижение численности российских малых предприятий (на 8.8 процентов) и среднесписочного числа занятых на них (на 4.5 процентов). Падение темпов прироста малых предприятий по-разному проявилось в отдельных отраслях. Впервые за несколько прошедших лет опережающими темпами увеличилось число малых предприятий в строительстве и на транспорте (на 18 и 19 процентов в 1995 году). В торговле и общественном питании произошло снижение числа предприятий примерно на 10 процентов. В коммерческой деятельности по обеспечению функционирования рынка абсолютное сокращение составило 18.7 процентов. В этом наглядно проявилось исчерпание прежних возможностей торгово-посреднической деятельности малых предприятий.
   В науке и научном обслуживании сокращение числа малых предприятий составило 5.6 процентов. Рушились надежды на достойный инновационный вклад малых предприятий в преодоление кризиса.
   Общая тенденция на сокращение численности малых предприятий и занятых на них продолжилась и в 1996 году. Следует, правда, признать усиление в период 1995-1996 годов влияния фактора перерегистрации и ликвидации неработающих предприятий на динамику малого предпринимательства. В 1995 году был введен в действие новый Гражданский кодекс (ГК) РФ. В соответствии с положениями его первой части малые предприятия, имевшие форму товариществ (а это очень распространенная хозяйственная форма малых предприятий), должны были переоформить свои учредительские документы и преобразовать свои предприятия в соответствии с требованиями ГК. Однако не стоит и переоценивать значимость этого фактора в общем абсолютном сужении сферы российского малого предпринимательства.
   Динамика численности малых предприятий в региональном аспекте в 1995 году показала некоторое опережение роста на Северном Кавказе и севере европейской части России. Но существенных изменений в региональной структуре малого предпринимательства не произошло. В 1996 году в рамках этой структуры произошла даже еще большая концентрация малых предприятий в Центральном районе России во главе с Москвой.
   Провозглашенный правительством B.C. Черномырдина курс на финансовую стабилизацию перевел в разряд "выживающих" уже все российские малые предприятия. До этого к "выживающим" относились предприятия преимущественно производственного сектора. Но в этом были и свои положительные моменты. Политика умеренно жесткой финансовой стабилизации, с одной стороны, вызвала значительное замедление темпов роста количества малых предприятий, но с другой -- имела выраженный санационный эффект. В стране стала формироваться принципиально новая экономическая ситуация, в которой малые предприятия начали играть роль, характерную для МП в рыночной экономике. Появились зачатки рыночной среды, характеризующейся конкурентной борьбой малых предприятий на основе повышения качества и разнообразия товаров и услуг.
   Малые предприятия в борьбе за выживание учились самостоятельно приспосабливаться к сложностям рынка. Так, для повышения своей жизнеспособности они начали активно диверсифицировать хозяйственную деятельность. Половина предприятий неторгового профиля помимо основной деятельности в 1995 году занимались еще и торговлей.
   Впервые за несколько лет в 1995 году произошло увеличение численности занятых на одном малом предприятии - на 0.8 процента по сравнению с 1994 годом. Конечно, величина прироста невелика, но иллюстрирует данные социологических опросов, в ходе которых руководители малых предприятий говорили о необходимости численного расширения своих предприятий. И, что очень важно, они отмечали то, что настало время перехода от полулегальной скрытой занятости на нормальную, адекватную действующим законам, т.е. появились зачатки легализации деятельности "теневых" малых предприятий.
   Особо обращало на себя внимание увеличение инвестиционной активности малого предпринимательства. Общий объем капитальных вложений в этой сфере за 1995 год возрос в 4 раза, причем в промышленности - в 7.4 раза. В стране начался процесс определенного реального укрепления российской государственности, выразившийся, в том числе, в активизации налоговых служб. Перед малыми предприятиями, не по своей воле находящимися под бандитской "крышей", встала острая дилемма: или полностью легализоваться и любым способом избавиться от этой "крыши", или совсем уходить в "тень". Очевидно, что этот выбор давался очень трудно. В определенной степени выбор именно легального статуса облегчался для малых предприятий тем, что вследствие падения доходности всевозможных торговых точек мелкие криминальные структуры стали терять к ним интерес, переключаясь на свою традиционную сферу - проституцию, наркотики. Печать в те годы, имея в виду ослабление уличного рэкета, писала о "конце криминальной революции в России".
   Тем не менее, криминализация продолжала негативно воздействовать на малое предпринимательство, что подтверждает наиболее типичный ответ на вопрос выборочных социологических опросов руководителей малых предприятий о влиянии на их деятельность криминальных структур. Многие опрошенные отвечали, что они вообще ничего не знают о криминальных структурах. В той ситуации такой ответ указывал не на преодоление зависимости малых предприятий от криминальных структур, а наоборот, на значительную зависимость от них и на страх перед ними.
   В 1994-1996 годах российское малое предпринимательство остро нуждалось в поддержке и защите государства. Это осознавали и сами государственные органы. Причем, в регионах становление системы поддержки малого предпринимательства происходило быстрее, чем на федеральном уровне. Именно в субъектах Российской Федерации принимались первые законы и программы развития малого предпринимательства и создавались первые фонды его поддержки.
   На федеральном уровне первая программа поддержки малого предпринимательства была принята в 1994 году, но она не была до конца выполнена. Федеральный закон о государственной поддержке малого предпринимательства был принят в 1995 году, но его содержание оказалось выхолощенным по сравнению с проектами. На созданный в 1995 году Государственный комитет по поддержке и развитию малого предпринимательства РФ возлагались большие надежды, но конкретных дел не было. Работали Фонд поддержки малого предпринимательства и Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, но их финансовые возможности были крайне малы. Ощущалась острейшая нехватка средств для поддержки малых предприятий.
   Для кардинального улучшения ситуации в сфере малого предпринимательства требовалось политическое решение самого высокого уровня. С ожиданием такого высокого решения российское малое предпринимательство подошло к Первому Всероссийскому съезду своих представителей.
   С принятием в 1995 году закона "О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации" круг предприятий, относящихся к малым, существенно изменился. Ценз по численности работающих в промышленности и строительстве уменьшился до 100 человек, в науке и научном обслуживании - до 60 человек, а в розничной торговле и бытовом обслуживании населения увеличился до 30 человек, в общественном питании и отраслях непроизводственной сферы - до 50 человек. При этом был расширен перечень субъектов малого предпринимательства, дополненный фермерскими хозяйствами и физическими лицами, занимающимися предпринимательской деятельностью без образования юридического лица.
   Основными направлениями государственной политики в области малого предпринимательства стало формирование инфраструктуры поддержки малых предприятий, создание льготных условий использования субъектами малого предпринимательства государственных финансовых, материально-технических, информационных ресурсов, научно-технических разработок и технологий. Система льгот предусматривает упрощение ряда процедур, предпринимательской деятельности (регистрация, сертификация, лицензирование, отчетность) ускоренную амортизацию основных фондов, льготное кредитование и налогообложение. Причем, последнее предполагается распространить не только на собственно субъекты малого предпринимательства, но и на организации, обслуживающие деятельность малых предприятий (от фондов поддержки до кредитных, страховых, информационных консалтинговых организаций). Следует отметить: налоговая политика в отношении малого предпринимательства не согласуется с общей концепцией построения налоговой политики в России, в основу которой положено равенство всех перед налогообложением.
   В результате такой политики число малых предприятий неуклонно возрастало. К началу 1996 года число малых предприятий стабилизировалось на отметке 870 тысяч. Среднесписочная численность в расчете на одно предприятие примерно 9 работников. В российском малом бизнесе количественно доминируют микрофирмы. Предполагалось, что к 2000 году в России будет 1200 малых предприятий. Но это оказался оптимистический прогноз, который значительно разошелся с динамикой статистических данных, поскольку правительство только декларировало помощь малому бизнесу, на деле его практически оказывая крайне мало.
   Недостаток опыта, средств, государственной помощи, высокие налоги приводили и сейчас приводят к быстрому разорению новых малых предприятий. Чуть ли не половина организованных малых предприятий разоряется через несколько месяцев с момента создания. Поэтому динамика их развития по годам характеризуется как приростом в благоприятные годы, так и снижением количества в тяжелые годы. Постепенная организация стабильного рынка приводит к снижению прибыли. Быстрые и высокие доходы уступили место заработкам, лишь немного превышающим среднемесячную заработную плату по стране, то есть стремятся к заработной плате на крупных предприятиях. Разница в том, что на малых предприятиях задержка выдачи заработной платы практически отсутствует.
   В рыночных условиях различия между малыми и крупными предприятиями в целеполагании определяется тем, что последние формируют рыночную конъюнктуру, а первые подстраиваются под нее. У небольших фирм отсутствуют стратегические планы, достаточно и ориентировочных оценок основных параметров деятельности, поэтому даже важнейшие решения принимаются ситуационно.
   Неразвитость стратегического мышления наиболее болезненно сказывается в первые годы существования малого предприятия, когда на деле проверяется необходимость предлагаемых ими товаров и услуг. Если малое предприятие нашло свою нишу, в дальнейшем из-за ее локальности необходимо лишь поддерживать стационарный режим существования на основе стандартных оперативных решений. Потребность в стратегическом плане появляется, если малый бизнес решил перешагнуть порог, отделяющий его от среднего.
   Простота организационной структуры, личное участие и заинтересованность руководителя во всех без исключения делах фирмы - одно из наиболее ярких отличий российского малого предприятия от крупного. Специфика менеджмента малой фирмы заключается в том, что руководитель вынужден и может принять на себя решение большинства проблем. Возможности концентрации власти определяются самим масштабом бизнеса: рынки локальны, номенклатура изделий мала, объем производства невелик, число партнеров ограниченно, небольшой штат сотрудников позволяет всех держать в поле зрения. Наряду с этим малому предприятию не свойственно, да и не нужно принимать нестандартные управленческие решения, кардинально менять ситуацию внутри фирмы, , нет и потребности в управленцах - специалистах высокого класса. Для руководства малым предприятием достаточно средней квалификации в сочетании с доступностью информации, консультационных услуг.
   Руководитель малого предприятия должен принять на себя всю ответственность, так как услуги профессионалов-управленцев стоят очень дорого. Выгода, которую может дать постоянно работающий профессионал, как правило, несоизмерима с затратами на его содержание. Лишь когда фирма ориентирована на рост, на преодоление барьера входа в группу предприятий более крупного бизнеса, требования к управлению возрастают, появляется необходимость усилить руководство за счет создания более сложной управленческой структуры, привлечения специалистов. Упрощенный менеджмент создает малому предприятию определенное преимущество в гибком, быстром приспособлении к меняющимся требованиям и условиям, что важно в неустойчивой, переходной ситуации.
   Выделение управленческих функций происходит на малом предприятии за счет персонификации их в узком кругу лиц и начинается с учетно-бухгалтерской. Это определяется запутанностью, усложненностью официальной бухгалтерии, необходимости зачастую вести вторую, неофициальную. Показательно, что у предпринимателей-индивидуалов, платящих низкие налоги, имеющих упрощенную форму отчетности, нет жалоб на сложность бухгалтерской работы и желания, объединившись нанять профессионального бухгалтера.
   Вместе с тем сосредоточение всей полноты власти в одних руках может обернуться барьером для развития бизнеса. При таком порядке управления значительно возрастает роль предпринимателя, его врожденных качеств, профессиональных знаний, субъективных установок. Не будет преувеличением сказать, что количество стабильно функционирующих малых предприятий не может превышать количество людей, способных к самостоятельной предпринимательской деятельности.
   Малое предпринимательство во многом определяет успех регионального развития. Малое предпринимательство, со своей стороны, все большие надежды на выживание связывает с благоприятными местными условиями. Местные власти заинтересованы в развитии малого предпринимательства в силу целого ряда причин. Малое предпринимательство приносит значительные доходы в местный бюджет. Вначале вообще предполагалось, что именно малые предприятия будут выплачивать основную часть муниципальных налогов. И это уже реализуется на практике. Так, в Москве половина всех налогов собирается с малых предприятий, а в некоторых регионах и городах эта доля доходит до 80 процентов, хотя малых предприятий в них немного. Малые предприятия также способствуют развитию территории, в том числе рациональному использованию свободных производственных мощностей, заметному увеличению производства товаров и услуг, решению проблемы занятости и общему росту доходов, что в конечном счете ведет к улучшению условий жизни населения. Малые предприятия легче и лучше приспособляются к экономическим, географическим и национальным особенностям регионов.
   С помощью специальной системы льгот и стимулов (снижение тарифов, налогов, платы за сырье и материалы, электроэнергию и воду, аренду территории или помещения на определенный срок) местные власти могут стимулировать деятельность тех малых предприятий, которые наиболее важны для социального и экономического развития территории.
   Малое предпринимательство, со своей стороны, имеет ярко выраженную региональную ориентацию. Малые предприятия заинтересованы в тесном и эффективном сотрудничестве с органами власти на местах - ведь большинство проблем развития малых предприятий связано именно с решением вопросов регионального и муниципального значения. В пределах региона хорошо известны основные производители и потребители, нетрудно выявить рациональные экономические связи, найти тех, кто заинтересован в налаживании контактов по созданию рыночной инфраструктуры. Малое предприятие обычно строит свою деятельность, исходя из потребностей и возможностей насыщения местного рынка, объема и структуры местного спроса. В условиях развития хозяйств самостоятельных регионов малое предпринимательство рассматривается как важное средство оптимизации структуры региональной экономики.
   В последние годы появился некоторый опыт содействия развитию малого предпринимательства в регионах. Так в городе Североуральске были созданы муниципальные производственно-технологические центры отраслевого типа для помощи малому предпринимательству. При этом учитывалось множество факторов, как то: специализация и отраслевая структура экономики города, распределение трудовых ресурсов по отраслям, численность безработных, запасы природного сырья, свободные производственные площади на крупных предприятиях, законченные объекты, не введенные в эксплуатацию, незавершенные объекты и другое.
   Центры являются юридическими лицами и коммерческими организациями. Они создаются действующими в отраслях предприятиями, а в качестве соучредителей выступают местные власти. Цель центров - создать производственно-технологическую, информационную и экономическую базу для становления и подготовки к самостоятельной деятельности малых предприятий. Кроме того, центры проводят обучение предпринимателей и предоставляют им возможность пройти практику. Практические навыки помогают составлять обоснованные деловые планы, и вырабатывать деловые качества предпринимателя. В С.-Петербурге, эти центры называются Инкубаторами малого предпринимательства.
   Другой пример - Фонд развития территории в Перми и Уральский фонд поддержки малого предпринимательства оказывают содействие малым предприятиям в получении коммерческих кредитов и инвестиций в приобретении недвижимости и средств производства, в подборе кадров. Фонды проводят консультации, организует обучение предпринимательству. Экспертная служба фондов выясняет надежность клиента, проверяет юридическую обоснованность сделок и оценивает степень риска, связанную с участием фондов в поддержке коммерческих проектов.
   Анализ статистических данных показывает, что в российском малом бизнесе доминируют предприятия частной формы собственности. Отраслевая структура малого предпринимательства имеет крен в непроизводственную сторону. Но с учетом показателей масштабов деятельности (объема продукции, подрядных работ) роль малых предприятий производственной сферы, в первую очередь строительных, не менее существенна. Общий вклад малого предпринимательства в обеспечении занятости населения, в формирование ВВП пока ниже, чем в развитых странах с рыночной экономикой. Серьезным недостатком является неравномерность территориального размещения малых предприятий, чрезмерная концентрация их в одном районе - Центральном, где располагается треть их. В то время как в других регионах (за исключением Северо-Запада, где сосредоточено 14.7 процентов всех малых предприятий) насчитывается на порядок меньше малых предприятий, чем в Центральном районе. Средний по России показатель - 6 малых предприятий на 1000 человек населения в 1999 году более чем в пять раз ниже соответствующего показателя любой развитой страны.
   Все это свидетельствует о неиспользованных пока возможностях малого предпринимательства, его невостребованном потенциале. А он не мал. Так, если в целом по России 1996 год закончили с убытком у 56 процентов предприятий, то в малом бизнесе - около 20 процентов. В I квартале 1997 года индекс физического объема промышленной продукции в малом предпринимательстве (102.9 процентов) был выше, чем на средних и крупных предприятиях (94.9). По оценке Госкомстата России, именно за счет увеличения промышленной продукции малыми предприятиями в первом полугодии 1997 года в промышленном производстве впервые после проведения реформ был зафиксирован рост производства на 0.8 процента, до этого показателен был спад. Эта тенденция характерна и сейчас.
   Грамотная государственная политика в отношении малого предпринимательства, содействующая росту его социально-экономической эффективности, будет способствовать стабилизации российской экономики, ее подъему на основе рыночных методов хозяйствования. Только малый бизнес позволит реализовать переход от военно-промышленного комплекса к постиндустриально-продуктовому хозяйству. Конечно, это не значит, что нет необходимости вкладывать средства в конверсию крупных предприятий ВВП. Конверсия жизнено необходима, однако вложение средств в малый бизнес позволит быстрее достичь поставленную цель. Поравда, как всегда, находится посередине. Необходимо оптимизировать сочетание темпов конверсии крупных предприятий со стимулированием роста малых предприятий. Золотое сечение государственной политики в этом вопросе должно быть зафиксировано на стремлении доведения предприятий малого бизнеса до половины количества производственных единиц как в развитых странах с рыночными методами хозяйствования. Это соотношение нащупано ими импирическим путем и, очевидно, является общим для всех развитых стран. Пример таких различных по менталитету стран, как Япония, Италия и Швейцария в этом свете весьма показателен. У нас в России двоякое отношение к малым предприятиям.
   На страницах "Литературной газеты" однажды был проведен диспут "Кому он нужен, этот Васька?" Суть его была в том, что мальчик после прогулки однажды принес домой пушистого дворового котенка, которого он назвал Васькой. Он хотел попросить маму приютить бездомное животное, а мама, не говоря ни слова, спустила котенка в мусоропровод. С мальчиком случился эпилептический припадок, и пришлось потратить много времени, средств и нервов, чтобы устранить его последствия. Мнения высказывались самые противоположные.
   Результаты диспута подвел профессиональный психолог, и они были неутешительные. Мальчик впервые в жизни определил свою гражданскую позицию, проявил гражданское мужество - пожалел бездомного (пускай хоть и животное), принес его домой с просьбой приютить, а его мама - самый близкий ему человек, не говоря ни слова, убила этого бездомного. Для него это было чудовищно, что и вызвало мощный стресс, окончившийся припадком. Может быть, физическое здоровье его и удалось поправить, но навряд ли из него вырастет гражданин. А всего-то надо было: помыть котенка, обсушить его, сходить с мальчиком и котенком в ветлечебницу и сделать последнему прививки, чтобы он мог спокойно жить в семье. Представляете, какие уроки гражданского мужества и человечности получил бы мальчик? Васьки нужны нам, чтоб наши дети росли не забитыми, бездушными верноподданными, а мужественными гражданами, способными сформировать гражданское общество свободных людей!
   Это давнее событие припомнилось мне, когда я познакомился с состоянием малого бизнеса. Пускай он далеко не "белый и пушистый". Пускай его не уничтожают в корне, как это было в СССР, но его жестоко давят, не давая расти и развиваться. А между тем в развитых странах наблюдается совершенно противоположная картина: в ВВП Японии вклад малого бизнеса составляет 80 процентов, в Италии - 65 процентов, в Швейцарии - 50 процентов. А у нас - только жалких 11 процентов. И это большой прогресс, потому что 10 лет назад вклад был только 10 процентов.
   Когда В.В. Путин стал президентом, экономисты академической школы обратили его внимание, что возможности развития большого бизнеса в России практически исчерпаны и дальнейший рост ВВП (а он поставил амбициозную задачу удвоить ВВП за 10 лет) возможен только за счет малого и среднего бизнеса. Однако он продолжал развивать большой бизнес, создавая гигантские государственные корпорации. Нет, он не отрицал роль малого бизнеса, чуть ли не в каждом ежегодном президентском послании он говорил о необходимости его развивать. Но эти пожелания не подтверждались практическими шагами и финансированием. И только буквально на днях он выделил 13 миллиардов рублей на нужды развития малого бизнеса. Сколько пойдет по назначению - бог знает, хорошо, если 10 процентов, остальное "распилят" коррупционеры, распределяя эти 10 процентов. А нас ждет "эпилептический припадок" экономики в ближайшем будущем при первом же понижении цен на нефть. И только потому, что руководители наши тормозят малый бизнес.
   О тяжелейшем положении малого бизнеса свидетельствует состояние программы развития магазинов шагового доступа к необходимым продуктам питания (МШД) в Санкт-Петербурге. Эта программа пришла к нам из развитых стран Европы, где ей уделяется пристальное внимание, поскольку там ставится цель максимального удовлетворения насущных потребностей человека. Губернатор Петербурга Валентина Матвиенко впервые заявила об этой программе в официальной церемонии открытия Дня Санкт-Петербурга в рамках выставки "Агрорусь-2006. Она особо отметила, что в День Петербурга на выставке проходит презентация проекта магазина "шаговой доступности". Она также добавила, что в городе будут созданы все условия для того, чтобы пенсионеры, простые горожане могли купить продукты в непосредственной близости от дома. "Магазины "шаговой доступности" - это хорошая, новая форма развития для малого бизнеса", - сказала она. В.Матвиенко попросила председателя комитета экономического развития, промышленной политики и торговли Алексея Сергеева особо проработать вопрос арендной платы для таких магазинов. Появилось постановление правительства Санкт-Петербурга по этому вопросу.
   Прошел год, в результате которого в городе возникло только 2 таких магазина из намеченных 70. Одной из первых на низкую эффективность программы МШД обратила внимание Валентина Матвиенко. Еще в мае на заседании правительства губернатор выразила неудовлетворение темпами открытия доступных магазинов, отметив, что в целом по городу программа реализуется очень медленно. В городском КЭРППиТ ответили, что сложности с открытием магазинов пешеходной доступности связаны с объективными причинами: отсутствием свободных объектов нежилого фонда, пригодных для размещения торговых точек, а также длительностью процедур согласования по размещению МШД на земельных участках, подключения к инженерным сетям. В комитете уверили: все не так плохо. По программе МШД уже принято решение об организации 52 магазинов в 14 районах города, прорабатывается открытие 200 предприятий. Но неизвестно, когда они откроются.
   В результате вместо намеченных 200 к февралю 2008 года работали всего четыре "доступных" магазина. Интересно, куда делись огромные суммы, потраченные на проект. На программу в 2008-2010 годах выделялось 94,8 млн. рублей - 29,5 млн. в 2008 году, - 31,5 млн. в 2009 году - и 33,7 млн. предполагается выделить в 2010 году.
   В марте 2008 года стало ясно, что проект провален. В. Матвиенко обвинила КЭРППиТ в срыве программы. Гнев губернатора обрушился на зампреда КЭРППиТ Н Архипова. Ему дали полгода для изменения сложившейся ситуации. После критики главы города темпы появления магазинов шаговой доступности выросли - впрочем, совсем незначительно.
   В апреле 2009 года был опубликован план мероприятий по преодолению последствий кризиса. Одним из пунктов документа значилась необходимость развития МШД - вопреки всему. Спустя четыре месяца Сергей Бодрунов, возглавлявший тогда КЭРППиТ, заявил о внесении ряда дополнений в программу развития магазинов шаговой доступности. В частности, отменялось условие, согласно которому в программе могли участвовать только субъекты малого бизнеса. По мнению Ассоциации предпринимателей малого и среднего бизнеса Петербурга, это изменение лишь усилит позиции крупных сетевых компаний, усугубив и без того тяжелое положение малого бизнеса. Впрочем, в 2009 году магазины шаговой доступности получили шанс на улучшение своего положения. Из-за кризиса цены на аренду помещений на первых этажах зданий за первое полугодие 2009 года упали в среднем на 20-30 процентов: условия начал диктовать арендатор, а не арендодатель. Тем не менее, активного роста числа "доступных" магазинов до сих пор не замечено. На сегодняшний день в самом крупном Калининском районе с полумиллионом жителей, что превышает 10 процентов населения города, открыто только 12, а во всем городе - 27 магазинов шаговой доступности. В 2010 году их стало 36.
   Вот что говорит эксперт - глава ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексей Третьяков:
   "Мы неудачно перевели европейский формат в Россию. У них магазин пешеходной доступности - это 1000 кв. метров и 3-4 тысячи единиц ассортимента. В России этим критериям соответствуют комплексы мелкорозничной торговли, которые сейчас активно сносят. В Петербурге их было 800. Весной 2010 года осталось 175, сейчас, думаю, около 50.
   Наши магазины пешеходной доступности - это всего лишь 150 кв. метров площади и небольшой ассортимент. Они, создавались под лозунгом "Не навреди сетевикам". Впрочем, любое выделение средств - это позитив.
   Несколько лет назад Петербург хотел стать городом магазинов пешеходной доступности. Впрочем, взрыва их популярности так и не произошло. А большинство горожан до сих пор не видят разницы между таким малым бизнесом в торговле и небольшими магазинами крупных сетей, на которые приходится большая часть оборота.
   Сегодня в городе на Неве работают всего 37 магазинов пешеходной доступности, 6 из них открылись в этом году. К ним до января могут присоединиться еще 20. По правилам они могут размещаться на выделенной территории, где купить что-то проблематично. В 2006 году в городе появилось 106 мест для создания этого формата. Право организации предоставлено в 85 случаях" (Конец цитаты, И.Л.).
   - В 2010 году на реализацию предусмотрено субсидий на 10,6 миллионов рублей, - отмечает Анна Рухмакова, замглавы Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли города.
   - Оказалось, что небольшое число таких торговых точек - проблема бизнеса, - говорит Игорь, владелец одного из магазинов "у дома". - Ведь потребителю все равно, где покупать продукты - у малых предпринимателей или сетевиков. Важно, чтобы они были рядом. Власти рапортуют, что торговыми площадями город обеспечен, но на деле где-то их сверх меры, где-то нет вообще.
   Эта программа буксовала из-за запрета на продажу алкоголя и высокой стоимости аренды. Первую преграду сняли, вторая осталась.
   О трудностях возникновения такого магазина мне рассказал непосредственный участник программы создания сети МШД. Во-первых, очень трудно попасть в программу МШД. Для этого нужно собрать большой пакет документов, получить чуть ли не 100 согласующих и разрешающих подписей, на что уходит 1,5 года времени, а вот на постройку помещения такого магазина уходит только 0,5 года. И вот тут-то начинается во-вторых, которое еще и пострашнее во-первых. Город не готов к расширению торгово-промышленной индустрии, его коммуникации и энергетические каналы, спроектированные многие десятки лет тому назад физически не могут обеспечить расширение торговой инфраструктуры.
   Присоединение к электрической сети стоит 500000 рублей. Половину этой суммы субсидировало КЭРППиТ, согласно программе МШД. Тут-то и возник камень преткновения. Организация, присоединяющая сеть магазина к электрической сети города, попросила отсрочку выполнения договора, мотивируя ее необходимостью прокладки дополнительного кабеля (как будто, заключая договор, она не знала, что возможности проложенного кабеля исчерпаны, но за прошедшее время ничего не сделала). Однако, каждый пропущенный день - это упущенная прибыль, и владелец магазина вынужден был купить электрогенератор за 100000 рублей, а затем покупать дизельное топливо, ежемесячно тратя 15000 рублей. Конечно же, эти затраты он пытается возместить, применив соответствующую наценку на продаваемые продукты, отчего его конкурентоспособность по сравнению с крупными сетевыми магазинами падает. Но это еще что? Подсоединяющая организация сорвала и второй срок подсоединения и выставила условие утвердить третий срок. Хотя она практически ничего не делает. И с ней ничего не сделаешь, поскольку она монополист по присоединению, и сделать с ней ничего не может даже администрация района. Два года магазин питается от электрогенератора.
   В-третьих, программа развития МШД переполнена всякими неразумными ограничениями. Вначале был резко ограничен список продуктов, реализуемых в МШД: хлебо-булочные, мясо-молочные и рыбные продукты, овощи. Жизнь заставила отменить это неразумное ограничение и разрешить продавать даже промышленные продукты первой необходимости. Было выставлено ограничение, что МШД должен находиться на расстоянии не менее 200 метров от ближайшей точки торговли продуктами. С чем это связано никто объяснить не может.
   В-четвертых, администрация уже охладела к этой программе и перестала выдавать субсидии ее фигурантам. Арендная плата в Санкт-Петербурге одна из самых больших в России, и, чтобы выжить в этих условиях, магазинщикам приходится делать наценку на товары, которые становятся дороже, чем в сетевых магазинах, а покупатели обходят их стороной. Программа фактически затормозилась, и в Санкт-Петербурге в 2010 году навряд ли наберется 50 магазинов, которые формально можно было бы называть "Магазинами шаговой доступности". Губернатор последний год о них и не вспоминает - мало ли у нее других важных забот?
   Все становится понятным, если вспомнить, что в ноябре 2005 года было принято постановление городского правительства, утвердившее Концепцию развития потребительского рынка, где говорилось: "Считать приоритетным развитие сетевого принципа организации торговли, привлечение в Петербург крупных компаний, занимающихся созданием и эксплуатацией крупных торговых сетей". К тому моменту потребительский рынок уже активно "развивался" путем ликвидации ларьков. В 2003-2005 годах было снесено более 3,5 тысяч павильонов, находящихся рядом с остановками транспорта и возле метро, а также около трех четвертей мини-рынков. Десять тысяч человек потеряли работу.
   После официального объявления о поддержке крупных сетей положение малых предпринимателей стало и вовсе плачевным. В результате установления фактической монополии торговых сетей пострадали все: местные производители пищевой продукции, которые не могут пробиться на прилавки сетевых магазинов; петербуржцы, лишенные возможности выбора и вынужденные преодолевать приличные расстояния, чтобы купить товары первой необходимости; КУГИ, потерявший значительную часть дохода от аренды земельных участков из-за сноса ларьков и павильонов. И МШД оказались в плачевном состоянии.
   Почему градоначальница ополчилась на малые предприятия, предпочтя им крупные сетевые магазины? Последние широко участвуют в социальных программах, таких, например, как программа "Долг", по которой участникам войны, блокадникам и инвалидам распределяются бытовые приборы, морально устаревшие и не находящие спроса в магазинах. Их все равно надо утилизировать, на что необходимо тратить средства. А так их дарят нуждающимся горожанам, и при этом магазины, экономя эти средства, участвуют в осуществлении социальной функции, повышая благосостояние нуждающихся членов общества. Продуктовые сетевые магазины безвозмездно выделяют подарочные наборы продуктов участникам войны, блокадникам и инвалидам перед Днем снятия блокады и Днем победы. Это тоже важная социальная функция.
   А что малые предприятия? Не будем закрывать глаза на то, что в нынешней нашей непростой жизни для того, чтобы выжить малому предприятию, ему приходится ежемесячно давать взятки участковому милиционеру, пожарнику и санитарному врачу. Эти взятки давали 3500 малых предприятий и 3000 водителей, и за год набегала сумма во много раз больше средств, которые сетевые магазины тратили на социальные цели. И эти грандиозные средства проходили мимо администрации города, что было нетерпимо. Нет, с этим необходимо покончить! Покончили с малыми предприятиями. А, снявши голову, по волосам не плачут.
   Но вот в Москве картина совсем другая. На начало 2010 года в Москве насчитывалось порядка 5000 магазинов шаговой доступности (сравните с 50-ю в Санкт-Петербурге), хотя программы развития таких магазинов в Санкт-Петербурге и в Москве начинались практически в одно и то же время. Однако, ставя задачу разработать программу МШД, Мэр Москвы Ю.М. Лужков озвучил три концептуальных условия:
   - Магазины шаговой доступности являются в первую очередь новыми социальными учреждениями, на которые распространяются все льготы социальных предприятий;
   - Город не будет наживаться на магазинах шаговой доступности;
   - Арендная плата таких магазинов до половины будет покрываться субсидиями из бюджета города.
   Не удивительно, что в Москве эти магазины процветают - им создан климат наибольшего благоприятствия. В Москве малый бизнес востребован - он дает прибыль в городскую казну, но более важно то, что он выполняет социальную задачу: удовлетворяет потребности москвичей буквально с шаговой доступностью, приближая их условия существования к европейским условиям. К сожалению, в этом Санкт-Петербург значительно отстает от Москвы. В.И. Ленин в свое время заметил, что мы в России торгуем по-азиатски. По отношению к Санкт-Петербургу он оказывается прав и сегодня. Не во всем ошибался великий вождь!
   А ведь малые предприятия крайне мобильны и жизнестойки. Как раз они пережили кризис и даже вышли из него окрепшими.
   Есть люди, с которыми приятно общаться. Есть люди, с которыми нравится иметь дело. А есть такие, с кем хорошо строить бизнес. Эти люди не боятся проблем и всегда сфокусированы на действии без оглядки на то, какая эпоха за окном. Я встретился с тремя женщинами-предпринимателями, связавшими свою профессиональную деятельность со сферой товаров и услуг. Этим руководителям, начавшим работать в сфере товаров и услуг в далекие 70-е, удалось сохранить свои предприятия, коллективы, и не только выжить в бурные 90-е, но и активно развиваться в современных экономических условиях, преодалев кризис.
   Татьяна Петровна Манукян начинала свою деятельность в 1974 году товароведом универсама "Калининский", где со временем стала коммерческим директором. После реконструкции универсама перешла вместе с коллективом в универсам N 42, после приватизации ставший ЗАО "Сампо". Когда большинство новоиспеченных бизнесменов видело смысл предпринимательской деятельно­сти в том, чтобы подороже продать приватизированное, Татьяна Петровна пришла к выводу, что только развитие позволит выйти на новый уровень. Сугубо продуктовому универсаму в условиях конкуренции быстро развивающихся малых продуктовых предприятий было сложно выжить, и она преобразовала его в комплекс торговли продуктами и предоставления бытовых услуг. В настоящее время ее предприятие торговли одно из крупнейших в районе в своем сегменте: 2400 кв. м торговых площадей, 130 человек персонала,
   "Сейчас, когда в комплекс приходят поставщики, то называют нас "продвинутыми". Мы делаем заказы по электронной почте и получаем продукцию по спецификациям в контейнерах, - рассказывает Татьяна Манукян. - Изучаем возможность торговли с Интернет-заказами. Это сокращает трудозатраты, повышает экономию". Грамотный менеджмент позволяет универсаму принимать участие в социальных программах и быть привлекательным для покупателей со скромным достатком.
   Достижения Татьяны Петровны и ее коллектива не остались незамеченными - она стала обладательницей звания "Женщина года-2009" в номинации "Торговля". Сегодня в Петербурге более 500 тысяч человек заняты в торговле или оказывают бытовые услуги населению. Много лет в этой сфере не проводилось профессиональных конкурсов, ее работникам не вручались отраслевые награды. В 2009-м году Комитет экономического развития, промышленной политики и торговли правительства Петербурга решил возродить утраченные традиции, организовав конкурс "Лучший по профессии". Татьяна Манукян вошла в число 30 лучших работников торговли и услуг города, получивших высокую награду. "Все просто - надо очень любить свое дело, заработанное - вкладывать в развитие, а еще уважать и ценить свой коллектив, каждого работника в отдельности, будь то грузчик или товаровед", - делится секретом успеха Татьяна Петровна.
   Но пусть вас не обманывает эта легкость. "Успех руководителя имеет свою цену: работать приходится ежедневно, и в первую очередь над собой. Только после этого становишься привлекательным бизнес-партнером, к которому начинают приходить люди", - убеждена другая обладательницай звания "Женщина года" в номинации "Общественное питание" Галина Алексеевна Добрынина. После окончания Техникума общественного питания она работала на разных предприятиях, а в 1991 году организовала первый коммерческий ресторан в Калининском районе. Во время перестройки народ жил бедно, а командировочные старались питаться всухомятку, так что предприятие с трудом окупало себя. Путем жестокой экономии Галине Алексеевне удалось собрать небольшую сумму, и в 1994 году выкупить в соседнем доме помещение, в котором она оборудовала скромное кафе "Элга". В трудных экономических условиях, когда еще действовали старые ГОСТы, требующие поддерживать строго определенный штат сотрудников, Г.А. Добрынина решила совместить кафе с магазином-кулинарией, где стали продаваться полуфабрикаты, нашедшие спрос у покупателей. Полученный опыт помог расширить бизнес и открыть кафе в Павловске и ресторан в Пушкине. Недавний финансовый кризис, заставивший многие предприятия общественного питания в городе закрываться из-за нерентабельности, не напугал хозяйку "Элги". "Если покупатели не идут в ресторан и кафе, то ресторан должен прийти к ним! Будем продавать не только продукт, но и услуги", - решила Галина Алексеевна и заключила взаимовыгодные договоры по доставке горячих обедов с бюджетными предприятиями района. Так кафе-магазин-кулинария пережило кризис и даже с некоторым успехом, получив средства и возможность расширяться. Всей душой жить в своем деле, уважать людей, с которыми работаешь, никого не бояться, даже судиться, если надо, постоянно развиваться, заботиться о каждом клиенте - вот сформулированное ею бизнес-правило.
   Наши собеседницы на изломе времени скорее интуитивно, чем осознанно уловили основную тенденцию развития современного бизнеса. Общество от индустриального, производящего предметы потребления, трансформируется в постиндустриальное, основной характеристикой которого является производство услуг. Опытный специалист, известный в Петербурге своим профессионализмом, Анна Никифоровна Иванова стала предпринимателем в 1996 году. Она арендовала в Калининском районе помещение и открыла третий в городе частный салон красоты "Луна-112". Вначале дела шли неважно. Нужно было в пику затрапезным парикмахерским старого времени создать "салонную" атмосферу, привлечь клиентов. Особенно трудно пришлось салону после дефолта 1998 года. Вместе с сотрудницами-единомышленницами, Анна Никифоровна исключила из прейскуранта дорогостоящие услуги, незначительно повысила цены на популярные услуги. Так, при 84 процентах инфляции в стране салон выжил и увеличил клиентуру - в других аналогичных предприятиях цены были выше. А это на тот момент было главное.
   Когда шрамы дефолта слегка зарубцевались, А.И. Иванова начала развивать предприятие за счет СПА-услуг (водолечение), подразумевавших помимо самих процедур торговлю сопутствующими товарами. Принимая это решение, она, конечно, не перечитывала учебник политэкономии, но четко уловила главное - произошло то же, что и в других обслуживающих отраслях: сращивание предоставления услуг с торговлей. Развитие СПА-салона способствовало организации медицинского центра со штатом профессиональных врачей. Останавливаться на достигнутом Анна Никифоровна со своими 25-ю сотрудниками не собирается и говорит с прицелом на перспективу: "Персонал регулярно повышает свою квалификацию, на предприятии существует система поощрений. Все это окупается сторицей: есть уверенность в завтрашнем дне и устоявшийся коллектив - призер многих профессиональных соревнований". Гран-при 7-го открытого Чемпионата России по парикмахерскому искусству, победа в Международных Олимпийских играх по парикмахерскому искусству 2008 года - и этот список еще не закрыт. Рецепты успеха от Ивановой больше похожи на заповеди. Вот несколько из них: "12 часов на работе и еще 12 часов думаю о ней!", "Не место сделало меня - я сделала это место".
   Бизнес в нашей стране - это всегда риск. Надо чувствовать клиента. Хорошая парковка возле салона - залог успеха. Своевременная зарплата - это святое, себе не возьму, а людям отдам. Между крутым оборудованием и специалистом - выбираю человека."
   Чем больше общался с этими героинями, все больше склонялся к мысли, что нет "золотых правил успеха", о которых пишут тысячи авторов. Есть любовь к профессии и к своему делу. А любовь, помноженная на профессионализм, - это уже призвание. Поэтому самое важное, что должен сделать каждый, вставая на путь успеха - так это найти свою мечту, которая дает силы и любовь. Останется только найти способ ее реализации.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Станет ли Россия китайской окраиной?

  
   Идет Четвертая мировая война. И как во всякой войне компромисса в ней ждать не приходится. Либо Россия согласится с западным сценарием этой войны и превратится в окраинную область какой-нибудь развивающейся страны, граничащей с нами, либо мы вновь станем великой державой, определяющей развитие человечества и укажем человечеству выход из надвигающейся на него череды кризисов: демографического, экономического, социального, духовного. Тогда развитие человечества пойдет по другому, российскому сценарию и Четвертая мировая война может окончиться миром. Но для этого надо полюбить простого человека вне зависимости от его происхождения, умственного развития, культурного и социального уровня. Необходимо создать ему такие бытовые и культурные условия, чтобы продолжение рода стало делом чести и гордости каждого россиянина. То есть трансформацию всей нашей жизни необходимо начинать с преодоления демографической катастрофы.
  

Остановить демографическую катастрофу!

  
   Резкий рост цен, быстрое падение уровня жизни, снижение уровня социально-гарантированной медицинской помощи, нарастающая безработица и психологическое напряжение не могли не отразиться на показателях здоровья и продолжительности жизни россиян. В последние годы наблюдаются такие тенденции, как рост смертности, ухудшение качественных характеристик здоровья, рост уровня соматической и психической заболеваемости, увеличение смертности, связанной с алкоголизмом, убийствами и суицидом. Растет также смертность от болезней, причинно связанных с ухудшающейся экологической ситуацией.
   Не может не настораживать и сохраняющийся, несмотря на значительное снижение рождаемости, высокий уровень младенческой смертности. В 1998 году она составляла в среднем по России 18.6, в то время как, например, в Германии - 10, а в Японии -- 4 человека на тысячу новорожденных. Особенно высок уровень детской смертности у малых народов. Так, в республике Алтай смертность детей среди коренного населения на 35 процентов выше, чем среди живущих здесь русских. У ненцев и хантов, проживающих в Ямало-Ненецком автономном округе, младенческая смертность в два-три раза выше, чем в целом по округу. Основные причины - врожденные аномалии, болезни органов дыхания и пищеварения, а также несчастные случаи, различные заболевания в перитональном периоде.
   Структура причин смертности следующая: на первом месте болезни сердца и системы кровообращения, на втором - несчастные случаи, отравления и травмы, на третьем - злокачественные новообразования, на четвертом - болезни органов дыхания. На долю этих причин приходится свыше 80 процентов всех смертных случаев. В 1998 году смертность мужчин по этим причинам была в 3-4 раза выше, а в трудоспособном возрасте в 5 раз выше, чем женщин.
   Рост показателей смертности обусловил сокращение средней продолжительности предстоящей жизни. Только за 1992 год ожидаемая продолжительность жизни мужчин сократилась на 2.2 года. Для женщин это сокращение составило 2.5 года. В 1999 году этот параметр для мужчин составлял 59 лет, а для женщин 73 года. Следует отметить, что сокращение продолжительности жизни в России в последние годы происходит на фоне роста этого показателя в экономически развитых странах. Так, в Японии продолжительность жизни мужчин составляет 78 лет и женщин 84.3.
   Наибольшее сокращение показателя продолжительности жизни приходится в основном на возрастную группу 40--54 года, а также на группу 16-19-летних (особенно мужчин). Эти данные опровергают широко распространенное мнение о том, что в росте смертности преобладающей в настоящее время является компонента старения населения, то есть увеличение доли населения старших возрастных групп в общей структуре населения. На самом деле основная компонента роста смертности - смертность молодого и экономически активного населения. В России далеко не завершен так называемый эпидемиологический переход, последней стадией которого является выход на первое место причин смертности, связанных с естественным старением населения.
   Высокая вероятность смертности по различным причинам и рост смертности относительно молодого населения говорят о значительных демографических потерях. Так, ежегодные потери для населения России составляют порядка 40 миллионов потенциальных лет (человеко-лет) жизни. Это в 3-4 раза выше, чем в экономически развитых странах.
   Еще одна особенность последних лет - резкое сокращение числа рождений, не связанное с изменением возрастной структуры женщин. Сокращение рождаемости затронуло все возрастные группы женщин. Причем более существенным это снижение было в возрастной группе 20-29 лет - в группе с потенциально более высоким уровнем рождаемости. К тому же на этот возраст приходится большая доля рождений вторых и более высокой очередности детей.
   Возросло число абортов на тысячу женщин репродуктивного возраста, что характеризует тенденцию "отложенных" рождений, в результате чего коэффициенты рождаемости за последние десять лет сократились более чем на половину. Сокращение рождаемости и рост смертности в последние годы привели к существенному сокращению естественного прироста населения и он стал отрицательным. С проблемой сокращения естественного прироста уже столкнулись или столкнутся в ближайшем будущем все экономически развитые страны. Однако если сокращение естественного прироста, например, в экономически развитых странах Европы происходит на фоне не растущей смертности, то в России совершенно иная картина, и нельзя недооценивать ее последствия для будущего демографического развития.
   Сложившиеся к настоящему времени демографические тенденции, как "демографическое эхо", окажут влияние прежде всего на формирование демографических структур. Современные изменения в демографической ситуации приведут в будущем к высоким темпам старения населения, к последующему сокращению доли детей и увеличению доли населения пенсионного возраста в общей структуре населения. Это приведет к росту демографической нагрузки на трудоспособное население населением пенсионного возраста и к сопутствующим этой тенденции проблемам социально-экономического характера.
   Кроме того, высокие темпы падения рождаемости в предыдущее десятилетие сформируют отрицательную демографическую волну, последствием которой через 10-15 лет будет качественно и количественно ничем не восполнимый "демографический провал" в молодых группах трудоспособного населения и группах мужского населения призывного возраста. В связи с существенными изменениями в половозрастной структуре населения сократится демографический потенциал. Даже при некотором росте общей численности отдельных регионов в самом оптимистически возможном варианте демографического развития, предусматривающем рост показателей рождаемости и снижение повозрастных показателей смертности, в течение ближайших 20 лет может сохраниться отрицательный естественный прирост населения в целом. В лучшем случае он станет нулевым.
   Для кардинального улучшения демографической ситуации в стране требуются решительные и безотлагательные меры, которые должны быть направлены на
      -- рост продолжительности жизни, улучшение здоровья за счет экономического улучшения жизни путем введения полноценных пособий;
      -- реализацию в полной мере воспроизводственной функции семьи на всех стадиях жизненного цикла за счет повышения социального статуса женщины в репродуктивном периоде ее жизни путем оказания также ей материального вспомоществования;
      -- создание условий для закрепления населения и преодоления негативных последствий стихийно развивающейся миграции из страны;
      -- реализацию основных функций миграции: территориальное перераспределение населения, более полное использование рабочей силы, балансирование рынков труда и жилья, потребительского рынка, позитивное изменение экономического и социального положения, в том числе образовательного и профессионально-квалификационного уровня, культурное расширение потребностей и рост благосостояния населения.
   Миграция населения является существенным фактором решения демографической проблемы. В этом плане следует повести целенаправленную работу по привлечению представителей русской диаспоры, которая насчитывает от 25 до 40 миллионов человек по различным оценкам. И не только представителей русской диаспоры. Следует открыть границу и для всех других желающих при соблюдении ими условий ассимиляции. В настоящее время, по некоторым оценкам, в Приморье проживает порядка трех-пяти (по другим данным около десяти) миллионов китайцев, проникших в нашу страну нелегально. Для того, чтобы китайцу нелегально проникнуть в нашу страну, необходимо потратить порядка десяти тысяч долларов. Это значит, что тридцать-пятьдесят миллиардов долларов прошли мимо нашего бюджета и осели в чьих-то карманах. Причем, китайцы, проникшие в наше Приморье, далеко не самые законопослушные люди. Плевать они хотели на наши законы. У них были деньги, чтобы нарушить нашу границу - вот они и нарушили. А еще сотни миллионов китайцев в Северовосточном Китае мечтают перебраться через границу, но у них к нашему счастью нет денег, чтобы за это заплатить.
   Если китайцы горят желанием осваивать эти просторы, которые постепенно покидают русские люди, давайте не будем им мешать. Пойдем по цивилизованному пути США. Введем систему "Green Card", пусть китайцы осваивают русский язык, доказывают свою лояльность России, ввозят в страну десять тысяч долларов, а через определенный промежуток времени достойные получат гражданство и сопутствующие этому политические права. Только те, кто получат российский паспорт, могут иметь в стране недвижимость, строить дом, заводить свое дело. Всем остальным иностранцам выдается временный вид на жительство с непременной перерегистрацией каждый месяц и возможность работать только внаем, без права приобретения имущества. Конечно, должна быть культурная автономия. Получившие российское гражданство китайцы могут строить свои храмы, школы, где преподавание может проводиться на китайском языке, но непременно должен изучаться русский, потому что все делопроизводство в китайской общине должно вестись на русском языке, чтобы в любой момент можно было бы осуществить прозрачный аудит.
   Здесь главное - не переборщить, а то, как бы нам самим не пришлось учить китайский язык. Мы уже дошли до той черты слабости, когда может встать вопрос о добровольном вхождении России в состав Китая.
  

Культура начинается с женской консультации

  
   Для того, чтобы это не случилось, необходимо создать условия, при которых женщинам будет выгодно рожать детей, а не делать аборты. В России это сейчас чуть ли не единственный способ планирования семьи. Причем этот варварский способ ведет к появлению бесплодия. Сейчас в России более семи миллионов бесплодных женщин в репродуктивном возрасте. Это значит, что Россия недополучила более восьми миллионов детей. А недополучила она их из-за элементарной безграмотности и бескультурья женщин.
   Несмотря на то, что из поколения в поколение, от матери к дочери передавался животный страх перед десятиминутным выскабливанием без наркоза и вообще без какого-либо обезболивания, рано или поздно большинство женщин становились жертвами неумения предохраняться. В советское время направление в больницу ("На две ночи в Сочи", - как горько шутили женщины) звучало как приговор, но беременные готовы были вытерпеть все, лишь бы избавиться от незапланированного ребенка. Объяснения во все времена были одинаковы - не хотят больше иметь детей, слишком молоды или плохо обеспечены, чтобы вырастить ребенка, сложные отношения с партнерами (мужьями), намерены продолжить учебу или не хотят остановить каръерный рост...
   Еще двадцать лет тому назад об абортах заговорили как о беде, которая губит наших женщин. В поисках спасения обнаружили, что весь мир давно уже его изобрел: слова "противозачаточные таблетки" и "презервативы" перестали с того времени произносить в аптеках шепотом. Популярность "резинок" объясняется еще и тем, что люди стали опасаться СПИДа, и риск забеременеть от "одноразового" партнера резко снизился, но не исчез совсем.
   По данным главного гинеколога Российской Федерации В. Серова, число абортов в России снизилось по сравнению с началом девяностых годов вдвое и постепенно продолжает уменьшаться: если в 1999 году 3 миллиона россиянок искусственно прерывали беременность, то в 2000-м - уже 2 миллиона 59 тысяч. Однако, это не повод для радости, потому что, во-первых, медицинская статистика не учитывает аборты, произведенные в частных и коммерческих клиниках, а во-вторых, за десятилетие уменьшилось число женщин репродуктивного возраста и ежегодно увеличивается число бесплодных женщин. А это результат не только врожденных патологий и инфекционных болезней, но и последствия абортов.
   Сейчас ежегодно диагноз "бесплодие" ставится приблизительно 400 тысячам женщин. Понятно, что не только аборты стали причиной такого ухудшения статистики, но их количество необходимо сократить, от этого зависит не только здоровье женщин, но и будущих поколений. Организму непонятен факт прерывания беременности, говорят медики, отсюда всевозможные осложнения, которые не всегда заметны сразу, но женщина оказывается ослабленной абортами и так или иначе они скажутся на здоровье будущего ребенка.
   Если бы количество абортов снизилось в стране хотя бы до 300 тысяч в год, проблему можно было бы считать почти решенной, считают медики, потому что совсем избавиться от абортов невозможно: во-первых, никто не застрахован от ошибки и должен иметь на нее право, во-вторых, остаются социальные показания, при которых аборт - единственный возможный выход. К ним относятся изнасилования, смерть мужа во время беременности, нахождение будущих родителей в местах лишения свободы, женщина не замужем, разведена или имеет уже троих детей, что необходимо для поддержания количества населения хотя бы без изменения в худшую сторону. Этот вопрос все время дискутируется, приводятся все новые и новые аргументы за запрещение аборта и за его сохранение.
   Чтобы прекратить бесплодную, на взгляд главного гинеколога, дискуссию "запрещать или не запрещать", нужно научить женщин и мужчин, подростков и молодежь правильно пользоваться средствами контрацепции. "Нынешнее подрастающее поколение не получило полового воспитания, - говорит главный гинеколог России, - двадцатилетних обучать поздно, они будут учиться на своих ошибках". Безграмотность населения в вопросах контрацепции потрясает. "Оральные контрацептивы -это для орального секса?" - такие вопросы нередко приходится слышать операторам единственной в России бесплатной справочной телефонной линии по контрацепции в Петербурге. За исключением центров планирования семьи, которые появились далеко не во всех городах страны, это, по сути, единственный консультационный пункт для населения шести городов Северо-Запада России. Петербуржцам по телефону операторы объясняют, как выбрать внутриматочную спираль, что делать, когда порвался презерватив и как можно использовать в этом случае "таблетки завтрашнего дня", позволяющие уберечься от нежелательной беременности, если по каким-то причинам накануне предохраниться не удалось. Разговор оператора заканчивается словами? "Обратитесь к лечащему врачу". Однако, по мнению главного врача подросткового центра "Ювента", нередко гинекологи сами не знают, какие таблетки в соответствии с индивидуальными особенностями организма лучше порекомендовать, а иногда советуют делать перерывы в приеме оральных контрацептивов, что, по его мнению, не бессмысленно, а даже вредно.
   Хотя еще в 1994 году была принята федеральная программа "Планирование семьи", как единственные способ просвещения населения, от нее на сегодняшний день остались только одноимменные центры. Потому что через три года под влиянием "про-лайфистского" движения (во главе его стоит православный медико-просветительный центр "Жизнь") от поддержки планирования семьи на государственном уровне власти отказались. Из школьного расписания вычеркнули предмет "Половое воспитание", прекратилась бесплатная выдача контрацептивов в женских консультациях, а противники абортов стали пропагандировать единственное средство контрацепции - воздержание. Понятно, что большая часть населения не поддерживает такое предложение.
   При практически полном отсутствии полового образования, за исключением желтой прессы, конечно, не стоит, наверное, удивляться тому, что не только женщины называют аборт нормальным способом прерывания беременности, их поддерживает и 40 процентов мужского населения. Статистика утверждает, что на одну женщину приходится в среднем два аборта в течение жизни, 2 беременности из трех прерываются, одна из 10 женщин сделала аборт в возрасте до 19 лет. Сегодня, когда выбор контрацептивов настолько велик - спирали, свечи, таблетки, презервативы, колпачки, - вполне можно избежать хотя бы одной безрадостной женской участи, если грамотно организовать половое воспитание женщин не только в женской консультации, но и в школе (а возможно и в детском садике, ведь имеется безумно интересный цветной детский комикс "Откуда берутся дети", где все это изображено в самом натуральном виде).
   Обсуждая меры по изменению демографической ситуации в стране, все с надеждой смотрят на Министерство здравоохранения. Мол, ключи от ларчика - у медиков. На что на заседании коллегии министр здравоохранения Ю. Шевченко как-то возразил, справедливо полагая, что, если у человека есть жилье, стабильный и высокий доход, то у него будут и дети, которым он захочет передать нажитое. Что же касается непосредственно абортов, то медики действительно считают их вредными: тридцать процентов от общей материнской смертности приходится на аборты и осложнения после них. Уровень материнской смертности в России выше, чем в европейских странах в 2.3 раза. А между тем на сто родов в России производится 208 абортов. Из-за абортов и инфекций, передаваемых половым путем, около 17 процентов супружеских пар не могут иметь детей, а, следовательно, как минимум 8 миллионов детей население не досчитывает из-за бездетности женщин. В Европе 51 процент женщин принимает противозачаточные таблетки, в России - 6.8 процента, а потому так часты аборты.
   Но законодателей беспокоит только проблема рождаемости, и они заняты обсуждением запрета на аборты. Это, безусловно, дешевле для государства в сравнении с созданием нормальных экономических условий и совершенствованием существующей системы здравоохранения, при которых демографическая ситуация выправится естественным путем. Дебаты продолжаются. Главный гинеколог России говорит о том, что сегодня смертность от абортов и осложнений вырастет в случае их запретов вдвое. Противники искусственного прерывания беременности считают, что в стране в год производится более двух миллионов абортов, и если при их запрете 300-400 тысяч женщин умрет, зато родятся 2 миллиона детей. Но женщины протестуют против незапланированных детей. А вот сторонникам запрета абортов следовало бы задуматься, насколько вырастет количество отказов от новорожденных в родильных домах и во сколько обойдутся государству новые детские дома, выпускники которых не всегда и с большим трудом адаптируются к условиям нашей жизни, а в большинстве своем не способны создать полноценную семью. Нет господа, выгоднее не запрещать аборты, а платить женщинам за воспитание родившихся детей так, чтобы дети рождались запланированными! При этом необходимо изменить и социальный статус женщины.
  

Социальный статус женщины

  
   На Руси женщина жила взаперти в своей светелке, а ключи от женской светелки хранились у хозяина. Жена, по "Домострою", не имела другого значения кроме распорядительницы в хозяйстве и управительницы прислуги; она во всем должна была давать отчет мужу, который, увидя у жены что-то не в порядке, "должен уметь ее наказать с рассуждением".
   Конец XIX ознаменовался промышленным подъемом, требовавшим большое количество рабочих рук, и женщина пошла на производство. Но выполняла она там самую неквалифицированную работу и получала в два-три раза меньше мужчины. В те же годы в России начали открываться первые женские институты: Высшие женские курсы в Санкт-Петербурге, Москве, Одессе; Женский медицинский институт в Москве; Женский педагогический институт в Санкт-Петербурге. Женщина не могла еще заниматься общественной деятельностью, выбирать и быть избранной.
   Советская власть в законодательном порядке уровняла женщин с мужчинами. В 1936 году знаменитая сталинская Конституция провозгласила: "В СССР решена задача огромной исторической важности - впервые в истории на деле обеспечено подлинное равноправие мужчин и женщин". Тяжело приходилось женщинам в годы первых пятилеток, в годы Великой Отечественной войны, в период восстановления народного хозяйства. Но, преодолевая трудности, они знали, что их тяжелым трудом закладывается фундамент лучшей жизни для их потомков, для будущих поколений. Экономически женщина на производстве получала меньше мужчины, так что о равноправии говорить было рано. Одних законов, установивших равноправие полов, совершенно недостаточно, если при этом ничуть не принимается во внимание тот факт, что дома женщина занята в три-четыре раза больше, чем мужчина, ибо традиционно домашние дела традиционно, в основном, по-прежнему лежат на женщине.
   По данным социологов, четыре основных занятия мужчины в свободное от работы время: телевизор, приобретение товаров, чтение газет, бездеятельный отдых. Четыре основных занятия женщины: приготовление пищи, уборка квартиры, приобретение товаров, уход за одеждой и обувью. В среднем женщина занята на работе и дома 80 часов в неделю, мужчина - только 50. Фактически совокупный рабочий день современной женщины составляет не семь-восемь часов в сутки, а одиннадцать-двенадцать часов.
   Положение усугубляется еще и тем, что в течение десятилетий у нас вытравливалась любая инициатива и предприимчивость, произвольно устанавливались "потолки" заработной платы, процветала уравниловка. В результате этой волюнтаристской политики мужчина, если он не профессор или полковник, не в состоянии был прокормить не только семью, но и жену. Как следствие этого к началу 70-х годов в СССР практически исчезли домохозяйки и женщины стали завоевать права заниматься мужским трудом. Это объяснялось глубокими социально-историческими причинами.
   Продолжение рода - естественное предназначение женщины. У мужчины "природной функции" никогда не было. Все же прочие социальные функции в большей или меньшей степени зависели от его желания, волеизъявления и, следовательно, нуждались в подкреплении натурой или деньгами. Шел ли он на охоту, пахать или воевать - он получал продукт своего труда или соответствующую мзду. Женщина за рождение и воспитание своих детей не получала ни денег, ни продукта (ибо дети, вырастая, от нее отчуждались). В лучшем случае мужчины кормили женщину и содержали, а иногда даже покупали или продавали. Награбленные сокровища стали цениться выше, чем дети. Детей всегда было вдоволь, они были бесплатны. Никогда и никому еще не приходило в голову платить матери за воспитание детей. И это непонимание способствовало развитию неравноправия женщин.
   Борясь за равноправие, почти все деятели женского движения 30-х годов прошлого века понимали равноправие весьма однобоко - именно как переориентацию женщины на традиционно мужской профессиональный труд, вовлечение ее в общественное производство. При этом они совершенно не видели социальной ценности материнства, традиционной женственности - того, что материнство и есть самое непосредственное и необходимейшее участие женщины в общественном производстве - "производстве" людей как технологического элемента производственного процесса, без которого этот процес не может быть оптимизирован с точки зрения затрат. "Производство" людей рассматривалось как нечто "между прочим" случайно происходящее в обществе вне зависимости от его развития и не нуждающееся в денежной поддержке. Стране тогда нужны были рабочие руки - и издавались лишь два журнала для женщин: "Работница" и "Крестьянка" - вместо "Девушки", "Невесты", "Матери", "Женщины", "Свекрови" и "Бабушки", наконец.
   Вначале - по мере вовлечения женщин в профессиональный труд и усиленной их агитации прежде всего к этому труду - происходило резкое нарастание производительных сил и соответственно резкое ускорение экономического развития общества. В СССР был самый высокий в мире показатель занятости женщин. Рост их трудовой активности был обусловлен не только глубокими экономическими преобразованиями общества, но и потребностями женщин, связанными с их самовыражением и самоутверждением в сфере общественного производства, стремлением к материальной независимости. И если в 60 годах подавляющее большинство населения считало, что в семье первым работником, имеющим наивысший заработок является мужчина, то за последние 10 лет ситуация изменилась. Все чаще мужчина рассматривается не как первый работник, ни как глава семьи тем более. Это является следствием не только реальных перемен, но и происходящих вслед за ними изменений в сознании и взглядах.
   Но вовлечение женщин в профессиональную деятельность неизбежно приводило к отвлечению их от деятельности семейной. Женщины все меньше и меньше времени уделяли детям и семейному быту - тяжелому труду, который никак не стимулировался, и к которому их целенаправленно не готовили. Социальный статус женщины в семье резко понизился. В результате в семье возникла "революционная ситуация": мужчины домашним трудом не занимались и не хотят заниматься, женщины - занимались, но уже не хотят. Трудовые перегрузки женщин и всплеск конфликтов разрушают семью, отражаются на детях, формируют минимальные установки на деторождение. Женщины не желают рожать, понимая, что это событие связано не только с определенными экономическими потерями, но ведет и к снижению ее социального статуса по сравнению со статусом бездетной девушки. Отсутствие у женщины детей сейчас в России иногда осуждается на бытовом уровне, но всякая женщина понимает, что рождение ребенка снижает ее социальный статус и ухудшает экономическое положение. При этом рождение второго ребенка делает ее нищей. А кто хочет стать нищей? Хотят стать миллионером.
   Тяжелые социальные условия семейной женщины резко сказываются на ее здоровье. Растет число сердечно-сосудистых и нервно-психических заболеваний у женщин. Специфические "женские болезни" были самым тщательным образом изучены в развитых странах социологами и психологами еще 40 лет тому назад и получили название "Синдром нервно-психического перенапряжения женщин". Особенность этих серьезных невротических состояний заключается в том, что традиционная клиническая терапия не дает практически никакого эффекта. Необходима терапия социального характера, помощь женщине в ее повседневном труде в семье, чтобы женщина, родив ребенка, не чувствовала себя брошенной на произвол судьбы, а вела жизнь полноправного члена общества, имела возможность проявлять творчество не только в быту, из которого она стремится вырваться на производство, но и в культуре, спорте. Недооценка помощи женщине и приводит в конечном итоге к снижению рождаемости.
   Еще более тяжкие последствия для общества связаны с изменением личности женщины, ее нравственных и эстетических норм, идеалов, ценностей - предательством женственности. Наблюдается синдром маскулинизации. Факты последнего времени неумолимо свидетельствуют о том, что не только в России, а и во всех развитых странах темпы роста традиционно мужских пороков (пьянство, наркомания, курение, сквернословие, преступность и извращения) у женщин выше, чем у мужчин.
   "Бой-девочки", девичьи драки с особой жестокостью и убийствами, ограбления, начинают занимать все большее место на страницах газет. Появились сообщения о половых насилиях над мужчинами, совершаемых молодыми женщинами с особой жестокостью и извращениями.
   Темпы роста женского алкоголизма и курения за последнее тридцатилетие не имели аналогов и значительно опережали мужские. В трех портовых городах - Санкт - Петербурге, Мурманске и Владивостоке пришлось открыть женские вытрезвители. Быстрыми темпами растет проституция, количество женщин, занятых этим промыслом в России более 3 миллиона человек, и в Саратове обсуждается ее легализация.
   Падает рождаемость, растет число детей, оставленных матерями в роддомах, неделями живут малыши в яслях, в детских садах, все больше школьников остается в "продленках", не говоря уже о детях, переданных на воспитание бабушкам. Как следствие растет число детских неврозов, олигофрений и детская преступность. Рост детского одиночества, а затем потеря способности создать полноценную семью - это уже печальный итог.
   А причина - маскулинизация, девальвация традиционных женственных, семейных ценностей (семья, муж, дети и связанные с ними нравственная чистота и эстетическая привлекательность) и рост ценностей эгоистических и профессиональных, традиционно мужественных (работа, карьера, личный успех, свобода и независимость). Мускулинизация и есть проявление в женщине мужских черт, стремление носить мужскую одежду, осуществлять мужское поведение и даже использовать мужскую походку.
   Нельзя называть женственным то, что больше характерно для мужчин. Женственность - это совокупность традиционно женских черт. Она связана, прежде всего, со спецификой женщины как невесты, жены, матери. Одни из этих черт сформулировались эволюционно и передаются по наследству: это большая мягкость, пластичность, гибкость женщины, ее повышенная эмоциональность, чувственность, развитая интуиция, спокойствие и миролюбие (в отличие от мужской драчливости и агрессивности), повышенная внушаемость и обучаемость. Другие черты в течение тысячелетий оттачивала человеческая история, но по наследству они не передаются - им можно лишь научиться, воспитать в себе: это прежде всего направленность на семью, детей, мужа (хранительница домашнего очага), нравственная чистота, отвращение к пьянству, курению, сквернословию, изысканная эстетика оформления внешности, кокетство, кроткость и в то же время гордость, забота о другом человек. Какая жалость, что все это отбрасывается! Женщина одевает брюки, комбинезон, закуривает папиросу, сплевывая сквозь зубы, при случае отпустит такую матерную фразу, что "уши вянут", рубит лес, таскает шпалы, дробит камень. Но виноваты в этом и мужчины.
   Исторически мужской пол нес много больше пороков, чем женский. "Гусарская" мужская мораль, поощряя социальную активность, смелость и предприимчивость вплоть до авантюризма, предписывала мужчине не щадить здоровья своего ради достижения цели (в профессии, на охоте, на войне). "Монашеская" женская мораль во главу угла ставила здоровье матери и ребенка, пусть даже в ущерб предприимчивости и творчеству.
   Женственная женщина во все времена облагораживала и очищала мужчину, хранила и согревала детство, созидала Любовь и Семью. Все изменилось в последнее время, когда женщина пожелала эмансипации.
   Возможна ли эмансипация без маскулинизации? Это достижимо лишь тогда, когда домашний труд будет так же материально и морально стимулироваться, как труд на производстве. Только тогда будет восстановлен принцип социальной справедливости в отношении женщины. А пока краснобаи-чиновники призывают женщин бесплатно рожать и воспитывать детей, хотя, например, в Санкт-Петербурге на каждого из 5 тысяч (!) обитателей детских домов и интернатов в среднем выделяется до 30 тысяч рублей в месяц. Где вы видели, чтобы такие деньги платили родителям? Разве что в "детской деревне SOS". Да, детские деревни содержать дешевле, чем тюрьмы, но их на всю Россию только 5.
   У женщины, конечно же, должна быть свобода выбора, какой путь выбирать - традиционно мужской или традиционно женский. Но в настоящее время этой свободы нет, ибо женщина, решившая посвятить себя семье и воспитанию детей, является, по сути дела, нищей и может существовать лишь на высокую зарплату мужа, несмотря на свой огромный и общественно необходимый труд. А если еще и муж не всегда получает зарплату, то какая же женщина решится обзаводиться детьми? А если и возникнет внеплановый ребенок, то она оставит его в роддоме. Государство, если оно серьезно обеспокоено демографической проблемой в стране, должно взять на себя обязанность создать экономические условия женщине для нормального воспитания детей. Но этого мало.
   Возьмите любую книгу о семье и вы увидите, что традиционно женский повседневный труд оскорбляется, как якобы "нетворческий", "непроизводительный", "угнетающий", "монотонно-отупляющий", "изнервливающий", "подавляющий женщину как личность". Как будто не может труд на производстве быть еще более изнервливающим, нетворческим и монотонно-отупляющим? И разве не может быть домашний труд спокойным, творческим и радостным? Ведь все зависит от организации этого труда (чему необходимо учить еще в школе) и от отношения к нему человека, общества. Разве можно приготовить настоящий суп, испечь вкусный пирог или воспитать достойного человека без творчества? Наконец, разве был бы возможен прославляемый во всей литературе традиционный мужской труд на общественном поприще, не будь этого традиционно женского, не замечаемого домашнего труда?
   Особо следует поговорить об участии женщин в политической жизни. В соответствии с действующей Конституцией РФ мужчины и женщины имеют равные права и свободы, равные возможности для их реализации. Однако эти положения носят лишь декларативный характер. Также как и Указ Президента о привлечении женщин на государственную службу. Власть маскулинизирована. Для женщин дорога в большую политику практически закрыта. Статистика по ста восьмидесяти трём странам мира гласит: в обеих палатах парламентов мира 15.4 процентов женщин. В Северной Корее доля женщин, занятых на руководящих должностях - 20.1 процентов, в Китае - 20.2 процентов. Замечательный пример, опять же, показывает Куба - 36 процентов! В России аналогичный показатель равен 9.8 процентов. Есть, конечно, показатели и похуже. Папуа Новая Гвинея - 0.9 процентов, Йемен - 0.3 процентов. Но у нас всё ещё впереди, в будущем можем достигнуть и уровня Кувейта с его нулевым процентным показателем. Хотелось бы напомнить о том, что в советский период численность женщин-депутатов Верховного Совета составляла 26 процентов в 1952 году и 31 процентов в 1970. Предложение о введении 30 процентов квоты для женщин на парламентских выборах, отвергнутое Госдумой, весьма спорно. Кстати, аналогичный вопрос поднимался и в Думе прошлого созыва. Сторонницы квоты мотивируют необходимость её введения тем, что это снизит процесс абсентеизма (неучастия в выборах), повысит интерес к программам партий (??), и требуют обязать партии включать в тройку лидеров как федерального, так и регионального списков женщину. Требование скорее подходящее под определение "дамский каприз". Давайте нас включайте в список, ведь это так эстетично! Дума станет вся такая женственная! Если мы требуем признания равенства на политическом поприще, то и место в партийном списке должно заниматься не по половому признаку, а по признанию того, что выдвинутый член партии-женщина - не менее компетентный политик и уважаемый, авторитетный в партии человек, чем мужчина. Много ли у нас политиков-женщин такого уровня? К сожалению, нет. Если же приходить в состояние эйфории только от самого факта попадания женщин во властные структуры, то можно радоваться продвижению в этой вертикали слисок, матвиенко и им подобным, не очень-то задумывающихся о жизненном уровне женщин.
   Женщины проявляют себя и как лучшие организаторы своего дела. По данным французских исследователей бизнеса, те из 22 тысяч фирм, во главе которых стоят женщины, приносят в двое больше прибыли, чем фирмы, возглавляемые мужчинами, вдвое быстрее развивают свой бизнес. По данным исследования проведенных британским банком почти треть фирм, учрежденных в 1996 году были основаны женщинами. На сегодняшний день более 790 тысяч женщин в Англии руководят собственным бизнесом, удачно находят свободные ниши на рынках.
   Современной деловой зрелой женщине, занимающейся предпринимательством и собственным бизнесом, присущи следующие качества и характеристики.
   Женщины с их природой данными качествами особенно уверенно чувствуют себя в финансовой структуре. Они скрупулезно дотошно считают деньги (вот только в быту мужчины обвиняют женщин в обратном). Если необходимо исследовать положение фирмы на рынке, женщины успешно справляются и с этим. Усидчивость и скрупулезность, целенаправленность и аккуратность, внимательность женщин в работе известны всем. Сообразительность и гибкость мышления, способность к анализу и оценкам, готовность к принятию решений, коммуникабельность и социальная компетентность - вот те качества, которые присуще женщине, которые необходимы ей как предпринимателю и менеджеру.
   Успеху женщин в предпринимательстве и бизнесе способствует их умение превращать "надо" в "хочу". Для них "хочу" олицетворение свободы в своих делах, мыслях, судьбе. Превращение "надо" в "хочу" помогает им успешно разрешить еще одну задачу: это проблема "долгого ящика", преодоление соблазна отложить "на потом" неприятное или нудное дело. И чтобы этот "ящик" не висел над ними дамокловым мечем и не "давил на психику", они разбирают его быстро, зная, что успех приходит к тому, кто не всегда делает, что хочет, но всегда хочет то, что делает.
   Для успеха в бизнесе очень важно уяснить себе, как вы относитесь к деньгам. Власть, сила, слава, успех, благополучие, милосердие, доброта, щедрость - все это деньги. Что в них видит конкретный человек, зависит только от него. Конкретный деловой человек, даже самый богатый, обладает лишь некоторым количеством денег, другие владеют всеми остальными, способность чувствовать себя уютно в такой реальности обуславливает психологический покой женщины, делает возможным субсидирование (инвестирование) средств в развитие общества, в добрые дела, природа денег такова, что они требуют от человека твердой позиции по отношению к себе. И платят ему тем же. Если к ним относятся плохо, они уходят к другому. Деньги могут стать корнем всех бед и неудач. Они в состоянии разрушить психику людей. Накапливая состояние и не пуская его в оборот, человек разоряет сотни других людей. Когда человеку станет ясно, как он сам к деньгам относится, вопрос, почему у него их столько, сколько есть станет очевидным. Деньги как горное эхо возвращают ему то, что он думает о них, возвращают как эквивалент затраченных разумных усилий. Женщины более адекватны в вопросе отношения к деньгам.
   Чрезвычайно важно для достижения длительного успеха в бизнесе быть уверенным в том, что деньги зарабатываются честными способами, а реализуемый бизнес несет добро людям. Соблюдение этих условий позволяет женщинам быть в ладу с собственным "Я", а деньги будут им в радость. Хорошие дела не остаются незамеченными обществом, повышают имидж, привлекают клиентов, обеспечивают успех предпринимательства.
   В деловом мире существуют жесткие законы поведения, на основании которых партнеры решают, можно ли с этим деловым человеком или фирмой заключать сделку или лучше не делать этого. Хорошая ориентация в этике и протоколе деловых партнерских взаимоотношений необходима деловой женщине. Это обеспечит эффективное осуществление коммерческих намерений и оградит от нежелательных эффектов.
   Протокол - форма выражения хороших манер в отношениях между партнерами и, подобно вежливости, является совокупностью правил поведения, норм и традиций на официальных переговорах и неофициальных встречах. Протокол помогает избегать конфликтных ситуаций. Еще древние говорили: "протокол - это фимиам дружбы". Соблюдение протокола свидетельствует об уважение партнерами друг друга. Так, например, точность - признак серьезного отношения к делу, обязательности. Опоздать на встречу на 10 - 15 минут еще допустимо, но более длительное опоздание считается грубой невежливостью.
   Следует отметить, что при общении важно не только то, что вы говорите, но и как вы говорите. Выражение лица, жесты, поза, голос, улыбка, взгляд, пауза порой могут сказать вашим собеседникам намного больше, чем содержание сказанного. "Окаменелое лицо", нахмуренные брови, гримасы вызывают у собеседника чувства раздражения. Наиболее внимательные собеседники (партнеры) к вашей мимике - именно женщины.
   Деловой этикет - это компас поведения деловой женщины, показывающий, как вести себя и поступать в каждой конкретной ситуации, в соответствии со служебным и общественным положением участников общения. Деловому этикету присуще свои особенности, отличающие его от общественного этикета. Так, например, в деловом этикете иные правила, отношения к женщине. В соответствии с деловым этикетом первым входит в помещение для переговоров и выходит из него старший по чину; на почетное место в машине - задние правое сидение - садится глава делегации. Здесь различая в статусе женщин и мужчин отступает на второй план, а все определяется рангом участника. В деловой обстановке мужчина не обязан подавать женщине руку, когда она выходит из машины.
   Мнения о женщинах-руководителях различны и противоречивы. Одни считают: женщин нельзя пускать во власть, это "святая святых" мужчин, мотивируя это тем, что мужчины быстрей соображают, а, главное, что они уверенней в себе. Другие предпочитают руководителей в юбке, ведь они более сговорчивы и менее амбициозны.
   Психологи отдают предпочтение руководителям-женщинам, так как:
   а) из женщин получаются лучшие руководители, потому - что они думают сразу о нескольких делах и, одновременно, составляют планы на будущее, а мужчины способны сконцентрироваться на одном вопросе,
   предпочитая решать вопросы последовательно;
   б) женщины по своей природе более организованы и способны действовать эффективно, потому что они матери. Брать на себя ответственность - это в природе женщины;
   в) женщины целеустремленней и последовательнее мужчины, лучше подмечают, анализируют и учитывают нюансы в работе;
   г) женщины-менеджеры превышают коллег мужчин практически по всем показателям. Они более коммуникабельны, используют возможности решать вопросы обратной связи и доверительное поведение. Они лучше выполняют организационные и плановые функции, быстрее учитывают изменение внешних условий, осуществляют человекоориентированный менеджмент и, считаясь со своими подчиненными, способствует этим повышению производительности труда;
   д) женщины руководители лучше знают "шифр к сейфу" пользователей продукцией своего бизнеса, ориентированны на клиента, на новый продукт (услугу), в котором нуждается рынок.
   Однако психологи отмечают недостатки женщины-руководителя:
   - ей приходится демонстрировать "мужские" черты, в частности, агрессивность и жесткость, к которым она по природе своей не склона;
   - женщина зачастую лишена масштабности, присущей мужчинам;
   - власть портит женщину гораздо больше чем мужчину;
   - мужчина скорей поймет, что требует от него партнер, и быстрее включится в работу;
   - сосредоточение женщины на карьере, отдача любимому делу часто вредит благополучию семьи.
   Женщины-руководители, стремящиеся серьезно и плодотворно работать в бизнесе и стать ведущими руководителями, должны, прежде всего, четко представлять - что для них работа? Ибо безрадостная работа, даже если она престижна и высокооплачиваемая - это тяжкий крест, который человек несет по жизни. Если работа приносит удовольствия, вы будете считать, что вкладываете в дело больше, чем оно вам возвращает.
   В проведённых Научным центом исследованиях опрошенные женщины отметили, что позволяет им творчество, инициативу, вызывает уважительное отношение со стороны знакомых, друзей, родственников. Но эти престижные последние моменты имеют малое значение. Настораживает и даёт пищу размышлений тот факт, что для женщин труд в меньшей степени является самоценностью.
   На профессиональный статус женщины влияет семейное положение, необходимость совмещения ролей, что ограничивает ее активность, затрудняет должностное продвижение. Около 1/3 опрошенных указали на большую нагрузку, 14 процентов работниц и 19 процентов служащих отметили усталость, вызываемую домашней работой и болезнью детей.
   Таким образом, собственно профессиональные трудности отступают перед чрезмерной нагрузкой женщин - на работе и дома. Отсюда и усталость, и нервное напряжение, боязнь не успеть, не справиться и т.п. Разумеется, все эти приводящие обстоятельства затрудняют полноценное включение женщин в профессиональную деятельность и женщина нуждается в социальной помощи.
   Семья и дети ничуть не сковывают женщину как личность, если не чинить искусственных препятствий для этого, а наоборот помочь в социальной сфере, оказать услуги, развить постоянную сеть социальной помощи, в том числе дать возможность женщине иногда и отдохнуть от семьи и детей. Домашняя работа полна творчества. И если немного помочь, заинтересовать, не сковывать инициативу, помочь женщинам получить соответствующее их интересам образование, то в будущем многие образованные женщины-матери станут создавать на дому кооперативные детские сады, кружки по интересам, литературные и даже политические салоны. И это тоже должно быть заботой государства, если оно только серьезно обеспокоено демографической проблемой.
   Выбор здесь простой, поскольку перед страной маячит дилемма: или мы возродимся как великая Россия, или же мы станем окраинной китайской провинцией. Россия однажды уже была окраинной областью монгольской империи. Монголы приходили раз в 50 лет, грабили и сжигали Россию, убивая и рассеивая ее боеспособное население по болотам, а женщин и детей уводили в плен. Поскольку в семье тогда было 5-6 детей, необходимо было время жизни двух поколений, чтобы женщины восстановили население, и потребовалось долгих 300 лет, чтобы сбросить ненавистное иго. Тогда Россия, образно говоря, "вставала с колен". И сейчас страна поставлена на колени неолибералами, грабящими страну и изничтожающими народ. И для того, чтобы русские женщины опять ее спасли, необходимо изменить взгляд на их социальный статус и оказать им экономическую помощь. Государство должно заботиться не только о материальном производственном процессе, но и социально важном процессе воспроизводства людей. А для этого необходимо изменить структуру населения страны, структуру народного хозяйства, чтобы основную производственную группу его составляли не промышленные рабочие, а женщины, рожающие и воспитывающие детей. При этом будет решена и демографическая проблема России, начнется естественный прирост ее населения. А демографическая ситуация - это та лакмусовая бумажка (индикация), которая единственная свидетельствует о состоянии общества: прирастает количество населения - общество динамически идет к прогрессу (хатя при этом в его развитии и могут быть эксцессы типа Октябрьского переворотя, вызванные психическими помрачениями рассудка его членов), уменьшается население - общество деградирует и идет к своему исчезновению. Естественно, первый путь предпочтительнее.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Что нас ждет впереди?

  
   Строить планы в России может только круглый оптимист. Россия - непредсказуемая страна: в ней никогда не был во время выполнен ни один план (за единственным исключением плана Октябрьского переворота Л.Д. Троцкого, что является тем самым исключением, которое подтверждает правило). Но вот проследить возможные тенденции развития России путем проведения аналогий с событиями ее богатой тысячелетней истории и истории окружающих ее цивилизаций, влияние которых никоим образом нельзя отрицать, следует взвешенно, корректно и достаточно полно. Ниже предлагаются возможные взгляды на развитие этих тенденций, которые следует определить как наиболее вероятную, вероятную и маловероятную.
  

Что было: криминальная деятельность

  
   А был великий, могучий Советский Союз. Была великая общность - Советский народ, который гордился могучим Советским Союзом, был спаян единой идеологией, и хотя жил бедно, но зато весело и достаточно продуктивно. Это мы первые запустили Спутник, послали человека в космос, вышли в открытый космос, прошли под Северным полюсом на подводной лодке, да еще на атомной. Правда, на руководителей в последнее время нам катастрофически не везло. Все они заботились только о себе лично и никто из них не был способен "положить живот свой за народ свой". Не было среди них ни П.А. Столыпина, ни Д.М. Пожарского. Только и умели они колекционировать автомобили и стучать туфлей по столу заседаний. Решения за них принимал бюрократ с оттопыренным карманом.
   В мире тогда шла Третья мировая "холодная" война и уже тогда планировалась Четвертая мировая война. Не мы начинали эти войны. Третья мировая "холодная" война началась с заявления У. Черчилля 6 марта 1946 года в Фултоне "О железном занавесе".
   Фактически все страны мира разделились на два противоборствующих лагеря. Понимая, что чисто военными средствами, как в предыдущих войнах, добиться победы в этой войне невозможно, руководители США поставили задачу достичь своих целей в первую очередь невоенными средствами с учетом возможности применения и военных средств. Цель при этом ставилась одна - уничтожение СССР. При этом использовалось образование военно-политических союзов и создание широкой сети военных баз, форсирование гонки вооружений, включая ядерное и другие виды оружия массового уничтожения, использование угрозы силой или накопления вооружений, как средства воздействия на политику других стран, применение средств экономического давления, активизация и расширение подрывной деятельности разведывательных служб, антикоммунистическая пропаганда. Но главным оружием холодной войны было втягивание СССР в дорогостоящую гонку вооружений, которая должна была разорить СССР и взорвать его изнутри.
   В то же время американские руководители позаботились о восстановлении и развитии Европы после Второй мировой войны путем предоставления ей экономической помощи, для чего была разработана программа так называемого плана Маршалла, по которому 16 капиталистическим государствам Европы была предоставлена экономическая помощь из федерального бюджета США в виде безвозмездных субсидий и займов. С апреля 1948 года по декабрь 1951 года США израсходовали на План Маршалла 17 миллиардов долларов.
   По инициативе США 4 апреля 1949 года ряд европейских стран заключили воено-политический союз НАТО, к которому присоединились Турция, Греция и ФРГ. Страны Восточной Европы 14 мая 1955 года заключили Варшавский договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Так началось военное противостояние двух военных блоков. Армии НАТО составляли 5.3 миллиона человек, армия СССР составляла 5 миллионов, армия Китая составляла 3 миллиона человек. Считается, что в Третей мировой войне участвовало порядка 15 миллионов солдат.
   Между тем, в 1953 году в СССР был испытан принципиально новый вид ядерного оружия - водородная бомба, использование которой принципиально меняло политическое взаимодействие государств. При использовании этого оружия погибнуть должны были бы все - ни победителей, ни побежденных при этом бы не оказалось. Проблема национальной безопасности из области наращивания обычных средств вооружений переходила в область сдерживания применения ядерного оружия. Однако ни руководители СССР, ни руководители США не смогли оценить ситуацию и перестроить свою политику. Разорительная гонка вооружений продолжалась.
   И хотя в процессе "холодной" войны были и "горячие" конфликты в Корее, Вьетнаме, Афганистане, по существу это была "война поз". Форма ведения военных действий в этой войне была активная - демонстрация угроз и пассивная - поиск опасностей, исходящих от противника. Ядерное противодействие двух блоков продемонстрировало: с восточной стороны - ограниченность существующих механизмов управления, в частности экономикой, с другой, западной стороны - невозможность быстрого достижения поставленной цели, используя методы "холодной" войны. В 70-х годах в цикле совещаний по безопасности в Европе была сделана попытка ослабить это противостояние, и на общеевропейском уровне закрепить геополитическое статус-кво. В мире наступила передышка, которую мы не использовали, а вот противодействующий лагерь сумел активно развить свою экономику, накопить большие национальные богатства и заметно повысить уровень и качество жизни населения.
   В то же время выявилась взаимозависимость экономик противоборствующих сторон. Еще советский руководитель Н.С. Хрущев, стремясь разорить нефтедобывающие арабские страны с целью создания в них революционной ситуации, организовал выброс на мировой рынок по демпинговым ценам большого количества нефти, что дало возможность европейским странам отказаться от использования в народном хозяйстве дорогостоящего угля. Так что когда говорят о "немецком чуде", "итальянском чуде" и прочих "чудесах", они достигнуты не только упорной работой трудящихся этих стран, но и той помощью, которую эти страны черпали, используя дешевые советские энергоносители. В свою очередь получение "нефтедолларов" позволило СССР продержаться еще лишние четверть века, чуть-чуть улучшив жизненный уровень населения.
   Тем не менее, понимание противоборствующими сторонами того, что противоречия не исчерпаны, по-прежнему существует борьба за ресурсный передел мира, присутствовало в их политике и находило воплощение в развертывании новых форм конфликтов во всех сферах взаимодействия. Однако наличие у конфликтующих сторон ядерного оружия поражения не только противника, но и самого себя по-прежнему не позволяло решать эти конфликты военно-боевыми средствами. Восточный блок так и не нашел новых подходов к управлению и медленно сдавал позиции в жизненно важной социально-экономической сфере. Атлантический, имея потенциальную потребность в природных ресурсах России, нашел решение проблемы противоборства в ведении информационных форм военных действий. Были резко увеличены расходы по вещанию на страны восточного блока, созданы программы обмена специалистами, студентами, школьниками, работниками культуры, учеными и политическими деятелями, которым "ненавязчиво" демонстрировался высокий уровень и новое качество жизни на Западе, преимущества "общества потребителей".
   Наиболее дальновидные руководители СССР, видя все возрастающее отставание в уровне жизни от развитых стран, попытались приступить к реформам народного хозяйства, но делали это крайне нерешительно и не умело. Тем не менее, радикальные руководители КПСС предприняли попытку совершения путча, с целью возвращения к старым порядкам. Они создали Государственный комитет чрезвычайного положения, который попытался взять власть в свои руки. Но народ их не поддержал, и путч провалился. Этим воспользовались представители новых бюрократических элит и объявили о денонсировании договора о СССР. На его территории образовались 15 самостоятельных республик. Варшавский договор был денонсирован еще в начале 1991 года. Третья мировая "холодная" война была окончена в декабре 1991 года.
   И тот час же началась Четвертая мировая "информационно-психическая" война. Подготовка к Четвертой мировой войне началась еще во время передышки в "холодной" войне, когда стало ясно, что быстро СССР не уничтожить. А существование СССР мешало гегемонистским претензиям США по решению глобальных проблем на планете Земля.
   При этом США стремились не к территориальной экспансии, как это было в недалеком прошлом, а к достижению неоспоримого экономического и политического влияния в других странах и регионах, обеспечения дешевыми ресурсами и готовым человеческим "капиталом" своих высокотехнологических производств. Какая в этом миропорядке отводится роль России? Союзник США премьер-министр Великобритании Дж. Мейджер в одном из своих первых выступлений сказал, что современная роль России очевидна - стать кладовой ресурсов для нужд промышленности Запада. Сказанное было очевидно всем, но Мейджер сказал и нечто большее: для того, чтобы управляться с добычей и транспортировкой ресурсов на Запад, России достаточно 40-50 миллионов населения (остальное население излишне и только переводит в отбросы продукты питания, которые можно было бы продать в другие неразвитые страны). Таким образом, результаты первого этапа Четвертой мировой войны будут достигнуты, когда население России уменьшится в три раза.
   Основной особенностью Четвертой мировой войны является то, что она ведется фактически руками российских руководителей-бюрократов против своего народа. Фактически внутри России идет Третья гражданская война, но ведется она не "горячим" оружием, подобно первой и второй гражданским войнам, а экономическими, психологическими и физиологическими методами.
   Вскоре после поражения ГКЧП еще до развала СССР президент России Б.Н. Ельцин стал собирать группу экономистов для разработки программы экономических реформ, во главе которой был поставлен Е.Т. Гайдар. К этой работе была привлечена группа западных экспертов во главе с профессором Дж. Саксом. За основу для работы были взяты типовые рекомендации монетарной модели реформирования, разработанной Международным валютным фондом и Международным банком реконструкции и развития. При этом не учитывались ни структура, ни особенности российской экономики, но зато заботливо оберегались интересы западных стран, за счет которых создавались эти фонды и банки. Рекомендации Е.Т. Гайдара были не оригинальны: он призывал сократить строительство и оборонные расходы, изменить структуру импорта, обратив внимание на средства потребления, отменить государственный контроль формирования розничных и оптовых цен, то есть провести либерализацию цен как первое и главное мероприятие рыночных реформ, которое потянет за собой всю цепь преобразований.
   Е.Т. Гайдар выдвинул лозунг "построения" в России капитализма, имея в виду быстрое формирования класса капиталистов. Россия уже имела опыт такого формирования, которое фактически началось в 1842 году, когда государственные пасессионные крестьяне, прикрепленные к заводам, были переданы заводчикам. Но промышленное развитие народного хозяйства страны шло крайне слабо из-за отсутствия рынка рабочей силы, который стал активно формироваться лишь в середине 80-х годов позапрошлого столетия. Вот тогда-то и начался бурный рост капитализма в России и соответственно быстро увеличиваться количество капиталистов. Однако эти капиталисты за 30 лет своего существования не сумели накопить достаточного политического опыта, чтобы удержать захваченную в начале 1917 года власть. По-видимому, необходимы столетия, чтобы капиталисты стали политически зрелыми руководителями.
   В то же время опыт Второй мировой войны показал, что когда страны завоевывались и оккупировались, существующие капиталисты теряли свое положение в народном хозяйстве и на их место приходили новые компрадорские капиталисты, которые в течение года перестраивали народное хозяйство на обслуживание нужд оккупантов и были полностью зависимы от них, предавая свои национальные интересы. Снимая ограничения с деформации импорта в сторону расширения средств потребления и отпуская цены, Е.Т. Гайдар осуществлял создание именно таких компрадорских капиталистов, ориентирующихся на доставку дешевых залежавшихся товаров в нашу страну и подрывающих тем самым народное хозяйство, то есть предающим национальные интересы за американские доллары, которые они вывозят из России в другие страны.
   И вот теперь, в конце ХХ века капитализм в России возрождается в своем архаически диком, спекулятивно-ростовщическом виде, когда прибыль добывается не в процессе расширяющегося производства товаров и услуг, а преимущественно в сфере манипуляции с фиктивными капиталами и финансовыми "накрутками". Эта разновидность капитализма может быть определена как Криминализм. В этом контексте видна драма России, задумавшей "вернуться в капитализм" именно в тот момент, когда он из производительного и национально-ответственного превращается в спекулятивно-ростовщический и компрадорский, который торговлю национальными интересами считает самым прибыльным делом (бизнесом).
   Заметную роль в окончании Третьей мировой "холодной" войны сыграл Б.Н. Ельцин, разрушив СССР изнутри и создав новую государственность. Несомненно, что Б.Н. Ельцин стоит в одном ряду с такими выдающимися государственными деятелями, как Рюрик, Иван IV Грозный, В.И. Ленин, каждый из которых закладывал новый тип государственности: боярский, дворянский и номенклатурно-бюрократический. Б.Н. Ельцин заложил тип криминальной олигархо-бюрократической государственности, при которой коррумпированная бюрократия порождает олигархов, помогающих ей грабить народ, Так, Б.Н. Ельцин стал главой криминального государства олигархов и бюрократов, про дела которых еще В.И. Ленин сказал: "По форме - правильно, а по существу - издевательство". Так что получилась не действующая демократия, а ее муляж, что признают даже вожди либералов, с которыми Б.Н. Ельцин заложил новую государственность.
   Новая государственность задумывалась Б.Н. Ельциным, как действенное средство быстрого обогащения себя лично и его окружения, подбираемого по признаку личной преданности и безоговорочного одобрения любых действий президента (называемого ими царем Борисом), как бы неблаговидны они не были. Механизмом обогащения ельцинского окружения стала либерализация цен без законодательного сопровождения, анонимная приватизация и преференции правительства богатым людям.
   Как мог человек, сделавший блестящую государственную карьеру от мастера маленького строительного участка до президента самой большой республики в самой большой стране мира, демонтировать эту страну и создать совершенно новую или вернее хорошо забытую старую государственность, остро интересует сейчас многих историков. Большинство историков считает, что в этой неблаговидной деятельности им двигала слепая ненависть к Советской власти, разорившей его зажиточных родственников, сосланных затем в места отдаленные, где они погибли, и горькая обида на Коммунистическую партию, не сумевшую создать условия зажиточной жизни народа, как это сделали другие партии в капиталистических странах. Спросите у любого россиянина: кто такой Б.Н. Ельцин и он, чаще всего, либо стыдливо улыбнется вам в ответ, либо зло ответит такой трехэтажной ненормативной лексикой, которой нет в четвертом томе "Толкового словаря живого великорусского языка" В.И Даля. А ведь когда-то почти все проявляли необычайную любовь к "борцу с привилегиями N1", как изъясняются теперь в любви к непьющему и ругающему бюрократов и олигархов В.В. Путину. Причина любви - мифологизация Б.Н. Ельцина как народного заступника, ходатая и героя, каковым он, на самом деле никогда не был. Потом, когда он попадет в Кремль, он поведет себя совсем не как народный герой, а как обыкновенный взяточник, за деньги готовый поступиться интересами государства. Вокруг него начнет складываться команда ("Кремлевская семья"), которую привел еще А.Б. Чубайс: молодые, нахрапистые, уже успевшие подзаработать и знающие, для чего они пришли в Кремль. В Кремль они пришли, чтобы заработать еще больше и побыстрее, а потом сбежать за границу, где их не достанет закон. Россия для них действительно не родная страна, а "территория свободной охоты".
   Вот они - 1 процент россиян, наживших богатства на этой его неблаговидной деятельности, у которых есть все, по-прежнему считают Б.Н. Ельцина "отцом русской управляемой демократии". Извините, а управляемой кем? Кто вел за руки немощного и пьяного "отца русской управляемой демократии"? Друг Клинтон и друг Коль? Они и управляли.
   Чрезвычайно большую роль в развращении Б.Н. Ельцина сыграл его "верный друг" американский президент Б. Клинтон. Очевидец этих событий американский дипломат Строуб Тэлбот, долго живший в России, выпустил мемуары, которые прокомментировал историк А.И. Уткин в своей монографии. Вот отрывок из нее.
   "Мы говорим не об отвлеченных страданиях, а о смертных муках огромной страны, которая, если пользоваться выражением великого Эдмунда Берка (сказанные, конечно же, в другую эпоху и по поводу другой революции), "прошла сквозь самые страшные возможные муки из-за неожиданного полного обрыва с предшествующей традицией". По существу, в России воцарилось новое издание Орвелла: стране, обществу, человеку становилось все хуже, паруса демократии за спиной Ельцина начали совсем исчезать за горизонтом, принципы народоправления попирались все гнуснее, рынок потерял всякую творческую функцию, а наши добрые западные друзья, в частности хорошо знавший Москву Тэлбот, говорили удивительные вещи о свершившемся феноменальном прогрессе. Гладкопись милого козырезского вестернизма постепенно стала сводиться к более сложной картине.
   Огромна помощь американцев, приведших больного Ельцина ко второму президентскому сроку. Причастный (или просто сведущий) русский очень хорошо помнит, кто с упорством, достойным лучшего применения, буквально навязывал несчастной стране Гайдара, Козырева, Чубайса, Коха и иже с ними. Кто сказал в Ванкувере в апреле 1994 г.: "Речь идет о том, чтобы помочь Ельцину совладать с превосходящими силами у него дома"? Кто после октября 1993 г. "восхитился тем, как он (Ельцин) ведет борьбу с политическими противниками"? Кто увидел в Черномырдине "пример благоразумия и самоотверженности"? Кто категорически советовал Клинтону не разжигать ревности Ельцина и не обращаться к более широким слоям российского общества? Кто принял "танковый" способ "разделения исполнительной и законодательной властей"? Президент США и его помощники пели гимны отцу русской демократии, первому российскому президенту, тому самому, которого, не моргнув глазом, в конце десятилетней истории Строуб Тэлбот показывает в мемуарах столь жалким ("чудаковатый, безрассудный, себялюбивый старик")?
   Клинтон живо интересовался происходящим в России. (А как иначе, ведь это единственная сила на земле, способная на ядерное уничтожение любого противника.) Но учтем и то, что бывший губернатор Арканзаса знал об этой стране значительно меньше своего друга студенческих лет, профессионального советолога, долгие годы проведшего в Москве. Но даже Клинтон, повинуясь здоровому чувству реализма, вскричал: "В чем Россия нуждается, так это в проектах огромных общественных работ... Они находятся в депрессии, и Ельцин должен стать их Франклином Рузвельтом".
   Мудрость государственного человека заключается не в том, чтобы с бездонно холодным тщанием добивать ослабевшего партнера. Предметом гордости Тэлбота и других "ответственных за Россию" в демократической администрации является то, что Россия, при всех потугах ее часто неловких представителей, нигде - ни в Косово, ни в вопросе об экспансии НАТО, ни в попытках сохранить Договор 1972 г. по ПРО - не получила ни йоты американских уступок. Но благодаря стараниям хладнокровных новых друзей России начала исчезать та бесценная материя, которая называется любовью и уважением к Западу.
   И когда Клинтон с великой серьезностью, разделяемой в ином случае и мемуаристом, говорит Ельцину: "У тебя внутри огонь настоящего демократа и настоящего реформатора. России повезло, что ты был у нее", то возникает неловкое чувство, что это уже слишком. Наверное, и далекий от рефлексивности Ельцин внутренне сжался от подобных "преувеличений". При этом Тэлбот признает, что в Москве ему постоянно говорили те, кого инстинкт суицида не поглотил полностью: "Вы только подливаете нам яд и при этом говорите, что нам этот яд полезен".
   В Вашингтоне много переживали относительно создания российского сектора с целью спасти тысячи сербов в Косово от головорезов Тачи. Какая внешнеполитическая стратегия виделась Клинтону и Тэлботу оптимальной? Став фактически империей (а какие еще аргументы после крушения коммунизма объясняют военное присутствие США в 45 странах мира?), Америка должна решить для себя, какой стратегией она намерена руководствоваться в мире. Что для нее значит Россия, буквально оседлавшая Евразию? Нет сомнений, что практически непредсказуемое будущее способно преподнести Вашингтону сюрпризы. Стоит ли так ослаблять Россию? Верный ли это путь для имперского гегемона в мире, где не сказали еще своего исторического слова такие гиганты, как Китай? Не обернется ли ликование по поводу бесконечного ослабления России очередной "иронией истории"?
   В быстроменяющемся мире будущего Россия еще очень может пригодиться Америке, осознает она это или не осознает. И маниакальное ломание ей хребта может, при определенном повороте событий, оказаться весьма близорукой политикой.
   Но самонадеянное вмешательство в дела других стран редко дает позитивные результаты. Ставить на сикофантов, всегда знающих, какая риторика ласкает слух "дяде Сэму", и игнорировать живые силы (равно как и интересы другой страны) в конечном счете контрпродуктивно. Во-вторых, если Соединенные Штаты решили взять на себя глобальную ответственность, то они просто обязаны не просто подбирать все то, что плохо лежит, а сформировать стратегическое видение, где крупнейшие державы современности могли бы найти достойное место, а ни оказываться в положении презираемых сателлитов. На презентации мемуаров лучшего американского знатока России в Фонде Карнеги Тэлбота спросили: вы много пишете о том, чего добились Соединенные Штаты в России, а что получила сама Россия? Совпадают ли ее интересы с американскими, или Вашингтон действовал в ущерб Москве? Не велика ли цена, не вспомнит ли страна с такой историей, как российская, все то, что с улыбкой делал с ней заокеанский колосс, нимало не заботясь о производимом впечатлении?
   Пресловутая "химия общения" - не более чем "потемкинская деревня" великой гармонии, которой на самом деле нет. Тэлбот указывает на причину "химии в возлияниях, безжалостно зафиксированных на страницах книги. Здесь же фиксируется и жесткое презрение таких лиц, как Уоррен Кристофер и Энтони Лейк. Сэнди Бергер говорил о "высокой бессмыслице" ельцинских речей. Клинтон успокоил своих помощников своеобразно: "Ельцин все же не безнадежный пьяница". Речь шла о пристающем к телохранителям президенте России. "Только когда два президента встречались с глазу на глаз, Ельцин расставался с позерством и тогда Клинтон мог продолжать работать над ним". Возможно, что за тысячелетнюю историю России у нее были слабые правители, но, думаю, даже над ними не "работали" иноплеменные вожди.
   Но американский президент решительно считал, что "пьяный Ельцин лучше большинства непьющих альтернативных кандидатов". Вот как Тэлбот описывает поведение кремлевского владыки на публике и в узком кругу американского руководства: "Когда по обе стороны стола переговоров сидело много людей, он (Ельцин) играл роль решительного, даже не допускающего возражений лидера, который знает, чего он хочет, и настаивает на том, чтобы это получить; в ходе частных бесед он становился из напористо самоуверенного внимательным и восприимчивым, уступая обольщению и уговорам Клинтона; затем на завершающей пресс-конференции он из кожи вон лез, чтобы теми способами, которые сам придумал, излучать уверенность в себе и маскировать, насколько податливым он был за закрытыми дверями". Нам всем должно быть стыдно от этих строк" (конец цитаты, И.Л.).
   Эту же преданность и желание услужить людям, от которых он зависел, иллюстрирует и высказывание Я.П. Рябова: "Мне он нравился своей реактивной исполнительностью: стоило мне буквально пошевелить пальцем, как Борис Николаевич действовал. Не брезговал тогда Борис и откровенным подхалимажем. Потом это проявилось в отношениях с "друзьями" Гельмутом и Биллом". Для Б.Н. Ельцина было характерно подобострастное стремление угадать желания Б. Клинтона или Г. Коля, чтобы затем с прогибом в спине предвосхитить их исполнение. Так, например, было, когда с подачи Б. Клинтона было принято решение о первом за историю Североатлантического союза силовом действии за пределами зоны традиционной ответственности НАТО - бомбардировке Югославии весной 1999 года. Государственный секретарь М. Олбрайт объявила, что белградское правительство под действием массированных налетов авиации НАТО сдастся на четвертый день - пойдет на условия, ведущие к отделению югославской провинции Косово. Американцы недооценили решимости югославов, которые стойко противостояли бомбардировкам и даже сбили "невидимый" американский бомбардировщик, изготовленный по суперсовременной технологии "Стэлс", так что американцы стали объектом шутливых нападок в Европе. Между тем президент Милошевич попросил у Б.Н. Ельцина продать ему современные зенитные ракетные установки "С-300", которые тот уже продавал Греции. Но Б.Н. Ельцин продать ему эти ракетные установки отказался. Более того, на 78 день бомбардировок, когда Белград был готов стоять и дальше без помощи России, Б.Н. Ельцин решил оказать помощь Б. Клинтону. Посланный в Белград В.С. Черномырдин, спасая США и НАТО от ситуации их бессилия, в буквальном смысле заставил президента Милошевича на глазах у всего мира подписать капитуляцию перед Западом, угрожая лишением гуманитарной помощи, которая в то время шла только из России.
   Пожалуй, за всю историю США у них не было такого влиятельного и услужливого, необычайно восприимчивого к преподносимым желаниям агента влияния, на которого, потратив только 2 миллиарда долларов на переизбрание в 1996 году, можно было получить 6 триллионов долларов (300000 процентов прибыли!) в свое национальное богатство.
   В зарубежной научной и периодической литературе отношение к Б.Н. Ельцину двоякое. Конечно, там все ему благодарны за то, что он покончил с Третьей мировой "холодной" войной и дал возможность на этом сохранить Западу три триллиона долларов, да еще заработать три триллиона долларов на образовании новой России. Но, с другой стороны, там трезво оценивают его деструктивную роль, и британская "Гардиан" пишет: "Можно ли представить себе более жалкую фигуру, чем Борис Ельцин? Пьяный и неспособный управлять страной, он позволил группе коррумпированных приспешников разворовать национальные богатства. Он санкционировал отмену субсидий на продовольствие, в одночасье повергнув рядовых граждан в нищету. С точки зрения гордости и чувства собственного достоинства россиян он сыграл роль коллаборациониста, квислинга, занимавшегося самообогащением и утешавшего себя пьянством и восстановлением собора за большие деньги и без вкуса. Люди искали еду в мусорных ящиках, но Борис Ельцин был западником, великолепным человеком, свидетельством западного триумфа". Да, действительно, семья Ельциных считается одной из самых богатых в России, но достигнуто это было ценой превращения России в третьестепенное государство.
   Не понимая ситуацию, будучи не в состоянии осмыслить складывающиеся тенденции развития, восхищенный "Американской мечтой" разбогатеть, Б.Н. Ельцин за образец преобразования России выбрал американский образ жизни и добился принятия конституции, подобной, словно калька, американской конституции, но без ее исполнительных и контролирующих механизмов прямого действия. Понимая, что даже при видимости демократии, ему честным путем государственную власть не удержать, он решает привлечь быстро коррумпирующееся чиновничество для своей поддержки. Он попустительствует коррумпированию власти, которое принимает беспрецедентные формы и невиданные в цивилизованной практике размеры. В МВД России расследовалось дело о получении взятки в 300 миллионов долларов одним из губернаторов России.
   В России исподволь брали взятки "борзыми щенками", сейчас берут "борзыми книгами". Пресс-секретарь Б.Н. Ельцина В. Юмашев написал от его имени три книги. Как гонорары оказываются в распоряжении автора бестселлера? Их черным налом "тысяч по шестнадцать долларов... ежемесячно приносит литературный обработчик мемуаров В.Б. Юмашев... Б.Н. Ельцин складывал деньги в свой сейф," - вспоминал потом А.В. Коржаков. В то время, если бизнесмен хотел получить государственный заказ, ему следовало купить в литературном агентстве несколько сотен ельцинских книг для посылки в провинциальные библиотеки, а затем с товарным чеком придти в Администрацию президента (начальником которой вскоре стал В.Б. Юмашев) и дело его приносило успех. Б.Н. Ельцин горько жаловался А.В. Коржакову, что его обкрадывает В.Б. Юмашев. В.Б. Юмашев никогда себя не обижал, и его состояние оценивается около полумиллиарда долларов. Б.Н. Ельцин на книгах заработал только порядка миллиона долларов.
   Кроме того, уже на стадии составления бизнес-плана любого международного проекта предусматривается увеличение его бюджета как минимум на 7 процентов: 5 процентов должно тратиться на рекламу проекта в каждой стране, а еще 2 процента должны тратиться на утверждение проекта главами государств, которые выступают гарантами финансовой состоятельности проекта перед международными финансовыми организациями, кредитующими проект. И если бюджет проекта согласно бизнес-плана намечается величиной 10 миллиардов долларов (например, проект газопровода по дну Черного моря), то каждый глава государства только за его утверждение получает 100 миллионов долларов. Этот официальный так называемый "откат" юридически не считается взяткой, а считается оплатой риска главы государства, утверждающего проект. Наш бывший премьер М.М. Касьянов прославился тем, что за утверждение любого проекта требовал себе "откат" в 2 процента, за что его за глаза называли "Миша - 2 процента". Эта кличка дала основание депутату Думы А. Хинштейну, вскрывшему его аферу с дачами, назвать бывшего премьера "Миша - 96 процентов".
   Как царь был крупнейшим в России помещиком, так и президент сейчас является крупнейшим олигархом, бесконтрольно распоряжающимся собственностью в 300 триллионов долларов. Летом 1995-го года в кабинете Б.Н. Ельцина возник Б.А. Березовский, который нарисовал удручающую картину: до выборов осталось меньше года, а денег на агитацию нет (рейтинг президента упал в то время до 6 процентов). Через полтора месяца вышел указ о создании "Сибнефти". Новой компании отписывались "Ноябрьнефтегаз", "Омскнефтепродукт", Омский НПЗ и другие предприятия. Но 51 процент акций оставался за государством, правда, недолго. В декабре он был выставлен на аукцион. Специально под аукцион Б.А. Березовский и Р.А. Абрамович зарегистрировали более десятка фирм, в том числе и "Нефтяную финансовую компанию", которая на аукционе и победила. Компания эта не имела ни одного сотрудника и деятельности не вела, но в обмен на акции выдала правительству кредит в 100 миллионов долларов, взятых ею в долг у банка "СБС-Агро". Соль заключалась в том, что эти деньги принадлежали все тому же государству, ибо как раз к аукциону заместитель министра финансов А. Вавилов разместил в банке "СБС-Агро" 137.1 миллиона долларов. Прошло время, денег выкупить заложенный пакет у государства не нашлось, и "Сибнефть" отошла "Нефтяной финансовой компании". А Б.А. Березовский перевел на личный счет Б.Н. Ельцина в Английском банке (?!) 5 миллионов долларов (вот это взятка! Вот это по президентски!). Власть - это деньги! При том у большой власти ну "очень большие деньги". И эти большие деньги рождали больших миллионеров - миллиардеров-олигархов. Правда, Б.Н. Ельцин оставил в наследство В.В. Путину только 4 явных олигархов.
   Новое при Б.Н. Ельцине состояло в том, что прежде в СССР в условиях тотального дефицита продуктов потребления высокая должность была единственным способом обрести все блага, которые доставались только партийной и хозяйственной элите через закрытые для прочих распределители. Теперь за деньги можно было получить то же самое и много больше без ограничений, а не по двум распределительным книжкам, как получала семья Б.Н. Ельцина. Открылись радости, о которых советские чиновники в закрытой стране и мечтать не могли. Поэтому должность стала рассматриваться как инструмент зарабатывания больших денег (а самая высокая должность президента - как инструмент зарабатывания ну очень больших денег). Б.Н. Ельцину были глубоко чужды нужды простого народа. Накануне президентских выборов Б.Н. Ельцин решил назначить вице-премьера О.Н. Сосковца руководителем избирательной кампании. А.В. Коржаков возражает: "А как же правительство? Он же один из немногих, кто там по-настоящему работает!" Ответ Б.Н. Ельцина: "А мне наср... на это правительство, мне главное - выборы выиграть". А выиграть выборы ему помогали очень богатые люди, которые по совету Б.А. Березовского собрали ему 500 миллионов долларов. Потом они сторицей вернули себе эти деньги. За несколько месяцев до президентских выборов 1996 года Б.А. Березовский наставляет М.И. Барсукова, начальника ФСК: "...если вы не понимаете, что мы пришли к власти, то мы вас просто уберем. Вам придется служить нашим деньгам, капиталу". Чуть позже в разговоре с В.С. Черномырдиным А.В. Коржаков повторяет слова А.Б. Чубайса, которые были сказаны тому же М.И, Барсукову: "Если этот президент не будет выполнять того, что мы ему скажем, то поменяем президента". Олигархи стали в новом ельцинском государстве системообразующим элементом, с которым надо было считаться.
   Группы лоббистов начали образовываться при Б.Н. Ельцине еще в начале 90 годов, но особенно они увеличились накануне выборов 1996 года. Тогда вокруг президента образовался целый ряд новых групп чиновников, участники которых в открытую претендовали на роль приближенных при дворе "царя Бориса", и центральное место среди которых занимала младшая дочь президента Т.Б. Дьяченко. Эти люди образовали своеобразную "стену", пройти сквозь которую рядовому посетителю было практически невозможно. Именно тогда сформировалась практика "проплаченного визита" к чиновнику (без гарантии решения вопроса) по заранее оговоренному прейскуранту. Например, визит к российскому президенту оценивался в 1 миллион долларов США, визит к российскому премьеру - 500 тысяч долларов США, к российскому министру - от 10 до 25 тысяч и так далее. Постепенно при многих руководителях появились помощники по имиджу, которые занимались этой проблемой (и не только), регулируя доступ к телу и порою делясь с телом, доступ к которому они обеспечивали. Люди эти становились ну очень богатыми (состояние дочери президента Т.Б. Дьяченко оценивается в 200 миллионов долларов).
   Сам Б.Н. Ельцин тоже не чурался такой деятельности. Руководитель объединенного управления Черноморским флотом адмирал Э.Д. Балтин жестко отстаивал в Севастополе интересы России, что не нравилось тогдашнему президенту Украины Л.Д. Кучме. Во время одной из встреч президенты России и Украины договорились об отзыве Э.Д. Балтина с Черноморского флота, за что Б.Н. Ельцин получил 320 миллионов долларов. Потом, во время пьянки Б.Н. Ельцин по секрету сказал Президенту Украины, что за эти деньги он мог снять и двух Балтиных.
   В результате ельцинского правления Россия превратилась в олигархо-бюрократическое, криминально-синдикалистское бандитское государство, управляемое тройственным конгломератом, состоящим из обычных бандитов на местах, коррумпированных правительственных бюрократов - "бандитов в белых воротничках" в регионах, и определенного рода нечестных, но достаточно известных олигархов-бизнесменов - "бандитов с кошельками", продолжающих накапливать огромные богатства, поощряющих, развивающих и использующих коррупцию. Б.Н. Ельцин создал криминалистическое государство, управление в котором осуществляется не по законам, а по криминальным "понятиям" бандитов и коррупционным установкам бюрократов во благо этих бандитов и бюрократов (а также олигархов, стоящих за спиной у тех и других). Фактически он был "крышей", "крышевал", то есть защищал за определенную плату коррумпированных чиновников и подкармливающего их криминалитета.
   Каждый год международная независимая организация юристов "Транспериси Интернэшнл" отслеживает представление в среде бизнесменов о коррупционности различных стран. Отсутствие коррупции оценивается в 10 балов, в то время как абсолютная коррумпированность оценивается в 0 баллов. В год окончания правления Б.Н. Ельцина коррумпированность России оценивалась в 2.27 баллов. В списке из 52 стран Россия занимала почетное 49 место - сильнее нас коррумпированы только Колумбия, Нигерия и Боливия. В 2010 году коррумпированность России оценивалась в 2.10 балла, соответственно 154 место из 178 стран.
   На местах власть находится в руках муниципального криминалитета. Муниципальный бандит - это не узколобый накаченный водкой "браток" с пистолетом в кармане, собирающий дань с ларечников и выбивающий долги, потому что государство устранилось от выполнения своих непосредственных функций. Это безупречно одетый вполне интеллигентный человек с высшим экономическим или юридическим образованием, с ноутбуком в руках, от которого непосредственно в муниципалитете зависит, будете или нет вы развивать свое дело. Да, его необходимо "жирно подмазать", но он вникнет в ваше дело, даст необходимые практические советы и предложит ссуду, да еще поначалу без процентов, да и проценты его потом чаще всего даже ниже, чем в коммерческом банке, чтобы "не резать курицу, несущую золотые яйца". Он будет внимательно следить за вашим развитием, оберегать от возможных неприятностей и помогать "уходить" от налогов, строя хитроумные "схемки" за вполне определенный и приемлемый "откат" (ежемесячный).
   Сейчас более сообразительные "паханы" пошли работать в Законодательные собрания и администрации губернаторов. Даже у Б.Н. Ельцина в советниках по культуре находился "криминальный хозяин Хабаровска" В. Податаев (кличка "Пудель"), который был трижды судим за хулиганство, грабежи, изнасилование несовершеннолетней и провел в местах лишения свободы 18 лет. Очень у многих чиновников, которых сейчас называют "бандитами в белых воротничках", криминальное прошлое. Вот что пишет журналист, специализирующийся на криминальной тематике, Д. Григорьев: "Сегодня бывшие главы петербургских преступных кланов заседают в советах директоров банков, финансируют телевидение и другие СМИ, организуют благотворительные фонды и очень не любят, когда кто-нибудь хоть случайно вспоминает их прежние клички". Но и сейчас экономические вопросы в Санкт-Петербурге зачастую решаются при помощи киллеров, хотя отстреливают бизнесменов сравнительно мало по отношению к середине 90-х годов.
   Наконец, на федеральном уровне ключевые решения принимают олигархи - эти "бандиты с большими кошельками" и "бешенными деньгами", от которых за версту несет криминалом. Сложившийся в ельцинские времена рынок криминальных и коррупционных услуг имел в 2001 году оборот в 33.5 миллиарда долларов, что почти равнялось государственному бюджету того года (соответственно при Б.Н. Ельцине 54 процента народного хозяйства находилось в легальном управлении, а 46 - в тени). При этом муниципальный криминалитет "держит" три четверти рынка коррупционных услуг. За ними идет региональный криминалитет - бандиты "в белых воротничках" - 20 процентов. Замыкает коррупционную тройку федеральная власть с жалкими 5 процентами. Но так называемая "верхушечная коррупция" при сравнительной скромности количества коррупционных схем берет реванш масштабностью "отката". Ведь при особо крупных фаворах, которые может дать центральная власть, даже 1 процента поборов может приносить десятки миллионов, которые обеспечат на всю жизнь.
   Однако основной ущерб от использования криминала и коррупции в государственной политике Б.Н. Ельцин нанес не в материальной сфере - Россия богатая страна, в которой по данным ООН сосредоточена треть мирового богатства, оцениваемого в 330 триллионов долларов, так что разворовать Россию крайне затруднительно. Более опасным для россиян оказался ущерб в нравственной и культурной областях. Типичными в России стали не только известные открытые формы протеста (забастовки, митинги), но и скрытые его формы. Как те, так и другие знаменуют процесс экономического и социального приспособления больших масс людей к тому, чтобы игнорировать непривычные и угнетающие их общественные порядки и законы. Скрытый социальный протест - это морально-психическая реакция больших масс людей на "незаслуженное" ("за что нам такие лишения?") резкое снижение уровня жизни и на "незаслуженные" испытания нестабильностью и неуверенностью "в завтрашнем дне". Самым тревожным последствием этой формы скрытого социального протеста является разрушение повседневных стандартов законопослушного поведения как обычных граждан, так и государственных служащих. В такой социальной атмосфере демократия и самоуправление приобретают ярко выраженные оттенки бытового мародерства или коррупции, если говорить непосредственно о системах управления.
   Криминал, если он распространяется на уровне улиц и дворов, наполняет общество агрессией мелкого хулиганства, самоуправства, хамства, лишает людей бытового и душевного равновесия, в результате чего они начинают неадекватно реагировать на внешние события. Криминал, если он распространяется на уровне руководства заводов, предприятий, региональной или федеральной власти, лишает общество гражданского спокойствия и уверенности в возможности жить благополучно. А это похуже разграбления богатств России.
   Криминал плох не только тем, что кто-то незаконно обогащается. Главная проблема - неэффективность криминальных структур. Наркотики продаются рядом с полицейским участком, представители которого "крышуют" эту торговлю вместо того, чтобы бороться с ней; университетский диплом ценят только в пределах нашего двора, поскольку его можно купить на любой станции метро на глазах у контролера, который спокойно проходит мимо; тротуары расступаются, поглощая доверчивых пешеходов, идущих платить налоги, на которые существуют дорожники и коммунальщики очень даже безбедно; буровые платформы и атомные подводные лодки тонут при буксировке, и никого кроме экологов это не беспокоит; космическая станция "Фобос-Грунт", разрабатываемая пять лет и стоящая пятнадцать миллиардов рублей, тонет в Атлантическом океане вместо посещения спутника Марса под воздействием "темных сил на теневой для России стороне Земли", по сообщению бывшего начальника космических войск; а во всей своей квартире вы не найдете предмета, изготовленного в России двадцать первого века - все сплошь китайское, турецкое или в худшем случае румынское. Это и есть эффективное проявление криминала. Или, если угодно космическому генералу, "очень мощное средство воздействия".
   А что же Б.Н. Ельцин? Уйдя досрочно в отставку, он передал власть своему назначенцу В.В. Путину, который одним из первых своих указов обеспечил неприкосновенность бывшему президенту. И на свое "скромное" состояние и нескромную пенсию он безбедно жил на предоставленной ему государством даче. Представляется, что он был вполне счастлив, поскольку ему удалось осуществить основную цель его жизни: судя по известным нам подписанным им проектам, его состояние можно оценить, как минимум в 800 миллионов долларов, да еще в 200 миллионов долларов оценивается состояние его дочери Т.Б. Дьяченко, получившей неприкосновенность совместно с президентом. Так что семья Б.Н. Ельцина в результате его девятилетнего президентства получила как минимум миллиард долларов. В половину этой величины оценивают состояние мужа Т.Б. Дьяченко В.Б. Юмашева. По мнению журналиста Л. Млечина, семья Ельциных относится к самым богатым семьям России. А самыми богатыми людьми России являются олигархи-миллиардеры, так что с учетом состояний зятьев семья Ельциных может считаться олигархической, и Б.Н. Ельцин был не Главным реформатором, а Главным олигархом.
   Мировая истории не знает примеров, чтобы за такой короткий исторический срок маленькая группка олигархов сумела законодательным путем так радикально изменить политическую, экономическую и социальную структуру общества и при этом погубить такое огромное количество своих сограждан, но остаться безнаказанной. Пол Пот, изничтоживший только два миллиона комбоджийцев, провел свою старость в непроходимых джунглях среди диких зверей и кровососущих насекомых.
   Покидая Кремль после добровольной отставки, Б.Н. Ельцин сказал своему преемнику В.В. Путину: "Берегите Россию!" Какую Россию? Олигархо-бюрократическую, большинство населения которой считает, что в результате ельцинских реформ они много потеряли и лишь 15 процентов считает, что они стали жить лучше?
   Трудно оценить урон, нанесенный Б.Н. Ельциным народному хозяйству России. Исчезли целые отрасли промышленности, ВВП страны уменьшился более чем в два раза, число безработных стабильно держится на уровне 6-8 миллионов человек, произошла деиндустриализация народного хозяйства. Россия из развитого индустриального государства превратилась в третьестепенную развивающуюся аграрно-промышленную страну, система управления которой на всех ее уровнях пронизана метастазами криминала. Криминализм возник и бурно разрастается.
  

Что было: антикриминальная бездеятельность

  
   В отличие от безалаберного Б.Н. Ельцина, имеющего за плечами только строительный факультет малоизвестного и провинциального Уральского политехнического института и избегавшего таких непонятных слов, как концепция, стратегическая цель, тактика осуществления, выпускник Петербургского государственного университета и академии разведки имени Ю.А. Андропова, кандидат экономических наук В.В. Путин решил подойти к государственной работе по научному. В конце 1999 года, когда В.В. Путин еще занимал пост премьер-министра России, он создал группу опытных экспертов для разработки плана экономического развития страны на десятилетний период (к сожалению, в группе не было экономистов академического мировоззрения, а опыт в наши дни скорее тормозит, чем развивает). Группу эту возглавлял юрист Г.О. Греф, которого В.В. Путин знал еще со времен своей работы в правительстве Санкт-Петербурга, а входило в эту "команду мечты" множество доморощенных экономистов-реформаторов. План, оглашенный этой группой через шесть месяцев, "Стратегия развития России до 2010 года" был известен также под именем "программа Грефа". 600-страничный труд стал самой рыночной программой развития национальной экономики после с 1991 года, когда распался Советский Союз.
   Экономисты ставили перед собой амбициозные цели: ослабление государственного вмешательства в экономику, снижение налогового бремени и поддержка бизнеса и реорганизация естественных монополий в электроснабжении, газовой промышленности и железных дорогах.
   В программе были предусмотрены меры по усилению защиты прав собственников и совершенствованию системы корпоративного управления. Планировалось, что социальные льготы будут выделяться более индивидуально, чтобы с их помощью можно было сократить разрыв между богатыми и бедными. Путин поддержал этот план, что и выразилось в назначении Г.О. Грефа министром экономического развития и торговли. При этом предполагалось, что тактические ежегодные задачи из программы президент будет озвучивать в своих посланиях Федеральному собранию.
   Но первое послание "Государство Россия. Путь к эффективному государству" появилось в середине 2000 года и было посвящено укреплению вертикали власти. В.В. Путин разделил страну на 7 территориальных округов, во главе которых поставил полномочных представителей президента, подчинив им губернаторов областей и президентов национальных республик. В это время он усиленно расставляет в администрации различных уровней своих людей. Свои люди - это:
   - друзья - люди из его детства и юности;
   - соратники-друзья по Санкт-Петербургу - по службе в КГБ;
   - соратники по Санкт-Петербургу или Москве - по службе в органах власти.
   За короткое время В.В. Путину удалось сделать то, чего за 9 лет своего президентства не смог сделать Б.Н. Ельцин: обуздать бюрократическую вольницу и заставить выполнять его поручения. Впрочем, как признал Г.О. Греф, поручения президента выполняются только на 75 процентов. Социальные мероприятия в том году не афишировались, уровень инфляции по сообщению Росстата составлял 20 процентов и Россия отреагировала на это превышением числа умерших над числом родившихся в 958300 человек. При этом в стране за год появилось 4 новых олигарха, столько же, сколько за все 9 лет ельцинского правления.
   Второе послание президента Федеральному собранию было посвящено результатам первого года президентства. Этот год характеризовался высокими экономическими показателями, но экономика остается по существу рентной, а не производственной, что при колебании цен на энергоносители чревато опасностями. Президент заверил, что результаты приватизации пересматриваться не будут. В стране в это время было 7 олигархов. Но если где-то концентрируются денежные знаки, то это значит, что кому-то их не хватает. В результате превышение умерших над родившимися в России в 2000 году было 943200 человек.
   Третье послание президента Федеральному собранию было посвящено событиям второго года президентства. Этот год характеризовался высокими экономическими показателями, но 11 сентября 2001 года была совершена атака на США террористов, что В.В. Путин оценил как начало очередной мировой войны. Пришлось уделять много внимания армии, и здесь уже было не до социальных программ. Между тем была введена линейная шкала налогообложения доходов, так что олигарх, получивший доход в несколько миллиардов долларов, и санитарка, получающая заработную плату в минимальном размере порядка 600 рублей платили одинаково 13 процентов от своих доходов. Президент побеспокоился о доходах богатых и пренебрег всеми бедными. В результате в 2001 году в стране стало уже 17 олигархов, причем 40 миллионов человек жили за чертой бедности, а превышение числа умерших над числом родившихся в России в 2002 году было 935300 человек.
   Наконец, в четвертом послании президент обратился к проблеме борьбы с бедностью и поставил задачу за 10 лет уменьшить количество бедных в 2 раза, для чего он считал необходимым увеличить Внутренний валовый продукт (ВВП) в два раза. Задача эта не такая уж амбициозная. В последнее время КНР дважды за 10 лет удваивала свой ВВП и уровень жизни населения. Япония это делала многократно и однажды даже уложилась в 6 лет. Для этого наш ВВП должен был бы расти на 8.3 процента в год. А ежегодный прирост нашего ВВП с 2000 года составлял 8.3, 5.2, 4.3 и 7.3 процентов. В послании 2004 года президент выдвинул новую (старую) задачу удвоить наш ВВП за 6 лет опять же к 2010 году (президент только не учел, что нам необходимо обеспечивать ежегодный прирост ВВП на 11.85 процента). Но в 2004 году ВВП вырос только на 7.3 процента благодаря резкому росту цен на нефть, и российские экономисты прогнозировали рост ВВП в 2005-2007 гг. в консервативном сценарии 3.9, а в оптимистическом - 5.1 процента. Летом 2005 года глава Минэкономразвития Герман Греф в краткой и жесткой форме объяснил своему шефу Михаилу Фрадкову, что он думает по поводу удвоения ВВП до 2010 года. "Невозможно" и "нереально" - вот что сказал Греф. "Ищите", - ответил ему Михаил Фрадков. Министр давно не боится возражать премьеру, а тот упрямо продолжает его толкать в сторону удвоения, словно не понимая, что хочет невозможного.
   Дело в том, что российская экономика исчерпала те резервы крупного бизнеса, на которых основывался экономический рост последних лет правления Б.Н. Ельцина и первых лет правления В.В. Путина. По оценке Центра макроэкономического анализа, минимальным условием развития до 2010 года будет 4.5 процента роста. Нужны новые ресурсы роста. Эксперты называют три ресурса: сокращение доли государственной собственности (она все еще превышает 50 процентов), иностранные инвестиции и, главный резерв, стимулирование среднего и малого бизнеса. В развитых странах именно он дает наибольшую долю в ВВП и обеспечивает стабильность. Там средний и малый бизнес дает порядка 60 процентов ВВП, а в Японии - 80 процентов. У нас же доля малого и среднего бизнеса составляет 11 процентов. Мы декларируем стремление развивать малый и средний бизнес, но практически ничего не делаем.
   Выиграем ли мы от роста ВВП, если при увеличении его на 7.3 процента в 2003 году доходы населения возросли на 13 процентов, при этом доходы олигархов возросли на 140 процентов? Нет! Это происходит потому, что 80 процента в ВВП - это рента от природы, то есть то, что мы имеем от продажи газа, нефти, металлов. Еще 12 процентов - амортизация основных фондов, то есть того, что наработали до нас за все годы советской власти и начали разрушать уже в ельцинский период. И только 8 процентов это то, что сейчас реально производится и что включает доходы населения России. А рентными источниками ВВП владеют олигархи, поэтому-то их доходы, которые почти равняются доходам государства, и увеличились на 140 процентов. И если темпы роста ВВП сохранятся на нынешнем уровне, то ВВП увеличится к 2010 году только в полтора раза, и доходы населения могут возрасти только на 119, 5 процента, или в 2.2 раза. Доходы олигархов вырастут тоже не менее чем в два раза. Но ВВП понятие экономическое, содержащее, в основном, продукты неживой природы, и делением размножаться не может. А если доходы олигархов так возрастут, то частично это произойдет за счет снижения наших доходов до полутора раз. Вот что мы (народ) получим от увеличения ВВП.
   Поэтому резко растет децильный коэффициент - отношения доходов 10 процентов самых богатых к доходам 10 процентов бедных. Новые данные Росстата за 2007 год подтвердили тенденцию увеличения разрыва доходов между богатыми и бедными в России с ростом средних доходов населения. Согласно данным, разрыв в 16,8 раза стал рекордным за последние три года. Показатели социально-экономической дифференциации населения Росстата за 2007 год продемонстрировали негативную динамику. Согласно данным, децильный коэффициент достиг в 2007 году показателя 16,8. При этом названный Владимиром Путиным на Госсовете "абсолютно неприемлемый 15-кратный разрыв" после недавнего пересчета Росстатом данных по 2006 году увеличился с 15,3 до 16 раз. В 2005 году разрыв в доходах составлял 15,2 раза, а в 2009 -16.7.
   Доходы концентрируются в высокодоходных группах населения. Расслоение населения достигло чрезвычайно высокого уровня и продолжает увеличиваться, и в ближайшие годы этот тренд не изменится. Получается, что выигрыш от экономического роста получают обеспеченные слои населения. Так, если в 2006 году фонд заработной платы вырос на 16.3 процентов, то, например, темпы роста дивидендов физических лиц в 2006 году составили 28 процентов, рост цен на недвижимость - 69 процентов. При этом в низкодоходных группах преобладают доходы в виде пенсий и государственных пособий, их рост невелик. Так, в 2007 году увеличение пенсий только на 3.8 процентов опередило инфляцию, в 2006 году - на 5.1, в 2009 - на 2.2 процента (без учета того, что ставки тарифов росли в три раза быстрее инфляции).
   А в результате за 2004 год умершие превысили родившихся на 792900 человек, а число олигархов выросло до 25 человек. 25 олигархов в 2004 году контролировали 25 регионов, более трети всей продукции страны на сумму 12 миллиардов рублей, 19 миллионов работников, или 16 процентов трудовых ресурсов, 17 процентов банковских активов, 60 процентов рынка ценных бумаг. В 2003 году ЮКОС М.Б. Ходорковского заплатил 5 миллиардов долларов налогов. Это 4 процента федерального бюджета - столько, сколько было потрачено на науку, культуру и высшую школу, вместе взятые. Все олигархи платят налоги, составляющие до 40 процентов бюджета. А тот, кто платит, тот и заказывает музыку, которую исполняет правительство! И какое бы правительство у нас не было, под его музыку олигархи будут продолжать ежегодно удваивать свое состояние.
   В 2005 году их уже стало 33, в 2006 - 60. В 2007 году их стало 101 человек, и Россия по числу олигархов вышла на второе место, опередив "сытую" Германию (это число тех олигархов, которые официально задекларировали доходы, столько же находятся в тени, происхождение их средств сугубо криминальное). Фактически олигархами являются 89 губернаторов или президентов автономных республик, мэры крупных городов и директора компаний-монополий, вокруг которых "тусуются" все-возможные "региональные семьи". Потому что наше правительство - это "Комитет по делам олигархов". За это время население России сократилось соответственно на 846500, 689500 и 470300 человек. А всего за 8 лет президентства В.В. Путина население России сократилось на 6524500 человек, или в среднем на 124324 человек в год больше, чем в среднем за год при Б.Н. Ельцине. Таким образом, жизнь при В.В. Путине не улучшилась, по сравнению с жизнью народа при Б.Н. Ельцине, который хоть и сам хапал, но давал народу жить, пускай и розничной торговлей.
   Задача удвоения ВВП, которая прозвучала в 2003 году к 2010 году не была выполнена. И дело в том, что просто, не получилось выйти на те темпы экономического роста, к которым мы были готовы. Это около 8-10 процентов, а не те 7 процентов, о которых все говорили. Именно такими темпами сегодня развиваются Китай, Индия и Казахстан. У нас же никогда темпа роста ВВП выше 6,5 процентов за несколько лет даже в планах не было. Только в одном 2003 году рост был 7,3 процентов при запланированных 5-6 процентов. Экономика демонстрировала высокий потенциал роста, а правительство не давало ей расти, потому что расти можно было только за счет среднего и малого бизнеса, которые были конкурентами олигархическому бизнесу, содержащему правительство.
   И хотя в деятельности В.В. Путина сплошные проколы: ВВП не удваивается, инфляция двузначная, ежегодно вымирает почти миллион россиян, на заключительной конференции он признал нерешенной только одну единственную проблему - борьбу с криминалом. Б.Н. Ельцин оставил ему в наследство созданную им для личного обогащения сильно криминализированную страну, коррупционный рынок услуг в которой составлял 33 миллиарда долларов Это при бюджете страны в 44.9 миллиардов долларов означало, что 42.3 процента, то есть чуть ли не половина народного хозяйства, в то время находилась в тени.
   Стремление к обогащению, которое стало так заметно у чиновников при новой власти, естественно, если оно осуществляется законным путем. А если незаконным? Первый президент России Б.Н. Ельцин не сделал ничего, чтобы помешать разложению своих чиновников, и даже скорее поощрял это разложение. Он тасовал их, перемещая с места на место, чтобы как можно большее число их сумело обогатиться не на этой должности, так на другой. И не только прямые взятки при исполнении должности служили чиновникам для обогащения. Процесс распределения бюджетных средств приносил еще большие доходы. Настоящим бичом получения сумм из бюджета является посреднический процент чиновника за "освоение" выделенных бюджетных средств, который составляет от 5 до 30 процентов выделенных сумм. Это так называемый "откат". "Откат" - базисная величина любой неформальной лоббистской деятельности, причиной и целью которой является ультросупербыстрое обогащение чиновников. Про них говорят, что они "пилят" бюджет.
   Вообще-то число способов организации коррупционного процесса велико. Изобретательность чиновников и их клиентов весьма изощрена. А все потому, что мздоимцы в новой России практически неподсудны. И чем выше начальник, тем благосклоннее к нему Фемида. Таков новый Уголовный кодекс.
   24 ноября 2003 года был опубликован Указ Президента РФ от 24. N 1384 "О Совете при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией". Однако о деятельности этого совета информации нет. Это была лишь имитация бурной деятельности чиновников (ИБД, как они говорят). А поле для деятельности очень обширно. И кое-что делается, но делается так, чтобы не пострадал криминал. В результате рынок криминальных услуг за первый срок президентства В.В. Путина вырос более чем за 300 миллиардов долларов, в то время как доходы консолидированного бюджета составил 195.7 миллиардов долларов, то есть более 60.0 процента народного хозяйства находилось в тени. И это результат бездеятельности В.В. Путина.
   Российский сыск всегда был силен своей информационной базой. Когда началась Февральская Революция и из тюрем выпустили уголовников, первым делом они сожгли Полицейскую картотеку. Однако на службу молодой милиции пришли старые полицейские "спецы" и картотека вскоре была восстановлена. В региональных управлениях МВД России имеются подробные картотеки на всех людей, хотя бы раз совершивших криминальное деяние. Когда летом 1998 года в Санкт-Петербурге среди бела дня в кафе за обедом был расстрелян милицейский полковник, к вечеру была арестовано 600 членов группировки, решившейся на такое дерзкое мероприятие. Рядовым быкам были предъявлены документально подтвержденные факты их криминальной деятельности, и они надолго поселились в колониях строгого режима. А к "головке" группировки при допросах были применены "меры физического воздействия", в результате которых они не дожили даже до суда. Так в Санкт-Петербурге исчезла одна из крупнейших преступных группировок, а криминалитет получил урок, что в случае нападения на сотрудника МВД ответ будет незамедлителен и беспощаден.
   В.В. Путин, будучи в это время директором Федеральной службы безопасности, вышел на президента с предложением единовременно обезглавить криминалитет России. Но практик Б.Н. Ельцин, который в своей деятельности опирался на поддержку криминальных чиновников, популярно, "на пальцах" объяснил "теоретику" кандидату экономических наук директору ФСБ, который надзирал над криминалитетом России, что криминал является системообразующим фактором народного хозяйства и обеспечивает работой почти половину тружеников. Уничтожение "головки" криминалитета дезорганизует народное хозяйство и лишит средств к существованию эту половину трудящихся, обеспечить которых средствами к существованию государство не может, потому что его экономика и так дезорганизована. В.В. Путин не забыл этот горький урок. Прошло много времени, он сам стал президентом, почил "старший товарищ" - Б.Н. Ельцин, а прозомбированный им В.В. Путин ничего не делает для борьбы с криминалом и коррупцией, не может (или же не желает?) проявить политическую волю.
   В.В. Путин является хорошим организатором и исполнителем, который для осуществления принятого выше решения не остановится ни перед чем, кроме нарушения закона. Но, к сожалению, он не является ни лицом, готовящим решения (ЛГР), ни лицом, принимающим решение (ЛПР) на перспективу. В этом аспекте В.В. Путин является фигурой второго плана - он хорош только тогда, когда над ним есть фигура первого плана, которая ставит перед ним конкретную задачу и принимает за него конкретное решение по ее выполнению, а В.В. Путин берет под козырек: "Яволь!" (Во Внешней разведке В.В. Путина называли "Человек-Яволь".) Вот тогда и развертываются таланты В.В. Путина во всем их блеске. Но самостоятельно он политическую волю не проявляет и всячески сдерживает инициативу подчиненных.
   Фактически В.В. Путин за два срока исполнения должности ничего, совершенно ничего реально не сделал для борьбы с криминалом и коррупцией, как будто Б.Н. Ельцин прозомбировал его ре бороться с криминалом. Если судить по текстам Посланий Президента Федеральному собранию, то там приводятся только общие слова о том, что с криминалом и коррупцией необходимо жестоко бороться. Даже в последнем Послании президента борьба с коррупцией не ставится в качестве стратегической цели. Может быть, это связано с тем, что все уже устали от пустых разговоров. Но обычный экспресс-анализ может показать, что ничего нового со времен 2000 года Послание президента фактически не содержит. С одной стороны, это хорошо - то, что ранее говорилось, не было уж такой чушью. Но с другой стороны, это является показателем того, что абсолютно ничего не сделано за все эти годы. НИЧЕГО!
   В Послании президента несколько мест, так, или иначе посвящены антикоррупционным мерам власти. Много правильных вещей, но они так разбросаны, что ощущения стратегии все изложенное не оставляет. Системное противодействие криминалу и коррупции не поставлено в качестве стратегической задачи. Не получили должного внимания еще некоторые системные меры. Одних только административной и судебной реформ мало. Должна быть проведена еще и реформа политической системы.
   Когда "Независимая газета", "Коммерсантъ", "Известия", "Комсомольская правда" или другие издания дают материалы о фактах криминала и коррупции или кого-то подозревают в возможных криминале и коррупции, то все удивляются, почему власть молчит. Да потому и молчит, что чиновник политически никому не принадлежит, или принадлежит к "Единой России". Он ничей. И поскольку непрозрачна вся политическая система, мы не знаем, кто конкретно несет ответственность за осуществление непрозрачной власти, не персонифицированную, а системную ответственность. Поэтому и возникают такие дикие случаи, когда НТВ говорило о криминале в прокуратуре, а та, в свою очередь, практически никак не реагировала. Это тоже показатель совершенно немыслимой независимости Генеральной прокуратуры. Она нигде не может быть независимой в таком политическом смысле. Практически везде она является составной частью исполнительной власти и, значит, президент или премьер - в разных странах по-разному - несут ответственность не только за процессуальные действия прокуратуры, но и за акценты в ее деятельности.
   Еще следует упомянуть один постоянный лозунг президентского Послания - эффективность. Этим президент обычно начинает и заканчивает. Прекрасно, но эффективность без какой-то вдохновляющей, мобилизующей идеи не сможет изменить образ страны. Не сможет, потому что эффективность может иметь и знак минуса.
   И последнее, может быть, самое важное, что предполагается в Посланиях. Все обращено непосредственно к государственному аппарату, "нашим" людям, "нашему" народу, а обществу (электорату, "не нашим") как бы предлагается наблюдать и ждать, когда жизнь станет хорошей. Такая методология типа "разделяй и властвуй" никогда не приводила к успеху. В России всегда было два народа - "наши" и "не наши", и "не наши" с трудом сводили концы с концами.
   Хотелось бы добавить несколько положений из выступлений Президента Фонда прикладных политических исследований "ИНДЕМ" ("Информатика для демократии") Г.А. Сатарова. "Коррупция имеет много корней, и, в частности, политическая система связана с коррупцией. Например, избирательное право в России предельно коррупциогенно. Есть, скажем, предельный размер избирательного фонда. Если он в несколько раз ниже реальных затрат на избирательную кампанию, это означает, что победитель приходит в Думу уже коррумпированным.
   Вторая вещь - партийные списки. Ни для кого не секрет, сколько стоит место в разной части списка. Существуют тарифы, они известны. Как вы думаете, что должен делать дальше купивший место в Думе депутат? Говоря на жаргоне (ботая по "Фене", И.Л,), он должен отбивать свои "бабки". И он этим активно занимается, так что на текущую работу у него времени нет. Таким образом, получается, что сама политическая система у нас является питательной средой для криминала и коррупции". (Конец цитаты, И.Л.).
   По мнению Сергея Глазьева "главная причина коррупции - это тотальная безответственность исполнительной власти. В рамках действующей Конституции и российского законодательства исполнительная власть ни за что ни перед кем не отвечает. Чиновник высокого ранга назначается либо правительством, либо президентом - без обсуждения кандидатуры в органах законодательной власти.
   Скажем, в США кандидатура любого министра перед утверждением обсуждается в комитетах конгресса. И это понятно - исполнительная власть находится под прессом разного рода заинтересованных групп влияния.
   Мы знаем, что криминал и коррупция появилась не вчера. Люди, которые рассчитывают на какие-то дивиденды, проталкивают своих партнеров на министерские и прочие ключевые посты. Для них это бизнес. И никакой реальной процедуры оценки кадров в России при назначениях на высшие должности сегодня нет. Нет потому, что отсутствует ответственность исполнительной власти перед представительной властью, перед судебной, перед законом и обществом". "Главные причины здесь две. Первая - изъяны Конституции России, которые вывели исполнительную власть из-под контроля других ветвей власти. Вторая - это недостатки действующей правовой системы. Она не устанавливает ответственность чиновника за выполнение порученных ему функций. Скажем, чиновник может с корыстной целью принять решение, которое обогатит кого-то на миллиарды долларов. Но при этом, если он не пойман с поличным на получении взятки, доказать совершение им преступления невозможно. Поэтому у нас и возникают такие структуры, как Фонд спорта (который, по данным Счетной палаты, получил льготы на 50 триллионов рублей).
   Или возьмем, например, залоговые аукционы, которые, опять же по заключению Счетной палаты, являются притворными сделками. И все прекрасно понимают, что это сговор. В последнем случае практически была осуществлена крупномасштабная раздача государственного имущества "под ковром". Известно, что на каждый случай приватизации приходится одно правонарушение". С. Глазьев убежден - все это стало возможным потому, что существуют только две статьи Уголовного кодекса, по которым можно привлечь коррупционеров: халатность и превышение служебных полномочий. Правовая система ответственности чиновников за выполнение своих функций создавалась в советское время, такой она и осталась. Но в то время был партийный и народный контроль. И борьба с коррупцией жестко велась партийными органами. "С началом либеральных реформ в стране установилась диктатура безответственного чиновничества и исполнительной власти, которая стоит над законом, потому что нет механизмов контроля. А уголовное право осталось тем же.
   Фактически сейчас нет другого механизма контроля над чиновником, кроме президента. Однако реально даже он не может контролировать то, что делает правительство, то есть высшие чиновники исполнительной власти. Это просто физически невозможно. Соответственно чиновника никто и ничто не контролирует. Это порождает массу возможностей для злоупотреблений. Для того чтобы доказать корыстный умысел, нужно провести большое расследование. Однако люди, которые оперируют десятками триллионов рублей или миллиардами долларов, достаточно искушены, чтобы не быть уличенными в получении взяток. В результате у нас ловят "мелкую рыбешку" за взятку в 100 долларов, а виновные в расхищении государственного имущества на миллиарды долларов отделываются статьями УК за халатность или злоупотребление служебным положением".
   Самое страшное то, что когда стало формироваться законодательство новой России, воры попытались официально узаконить свои криминальные "понятия". Воры не только проводили через законодательные органы нормативные акты, содержащие криминальные положения, но также всячески тормозили принятие законов, препятствующих возникновению криминала. И 15 лет депутаты Государственной думы не могут принять закон "О борьбе с коррупцией". Трижды он проходил все чтения в Государственной думе и получал одобрение Совета федерации, но первый президент Б.Н. Ельцин трижды отклонял его под предлогом нарушения прав человека. Сейчас юрист В.В. Путин может оценить надуманность этого аргумента, но сами депутаты не заинтересованы в принятии закона. За восемь лет нового президентства они провели только первое слушание его в четвертый раз и предстоят еще как минимум два слушания. Депутаты сами себе не враги, а Дума считается самым коррумпированным законодательным органом, где процветает неофициальный лоббизм на миллионы долларов. Наконец 25 декабря 2008 года Д.А. Медведев подписал ФЗ N273 "О противодействии коррупции"
   В российских законах зачастую есть факторы, способствующие возникновению криминала, то есть российские законы являются криминалоемкими. Криминал и коррупция принимают новые формы - преступность пытается легализоваться в Законодательном собрании, возник институциированный криминал.
   Как видим, криминал в России принимает новые формы, совершенствуется и приспосабливается к изменению условий жизни, активно изменяя эти условия. И сознательно или безсознательно способствовал этому В.В. Путин. Бюрократы подсунули ему идею государственных корпораций, которая ему понравилась, и он стал создавать эти государственные корпорации, привлекая к их управлению друзей. А между тем понятие "государственная корпорация" нормативным актом не узаконено, и устав, если он только у государственной корпорации есть, не "типовой", а индивидуальный, придуманный тем руководителем государственной корпорации, который хочет этим уставом прикрыться в своей криминальной деятельности, чтобы сохранить видимость хоть какой-то законности. Это изумительно, поскольку может происходить только в России.
   А наше государство чрезвычайно богато - 330 триллионов долларов по подсчетам Комиссии ООН по ресурсам - и вылететь в трубу не может. Что ему какие-то 4.5 миллиарда долларов, которые В.В. Путин отдал государственным корпорациям. Вот как об этом рассказывает бывший советник президента по экономическим вопросам А.Н. Илларионов333:
   "Уровень коррупции в стране за последние 8 лет не просто вырос, по индексу коррупции Россия сползла в конец мирового списка, но даже эти показатели существенно завышают реальное положение дел с коррупцией в России. По сути дела, российская коррупция по своей природе требует иного термина, потому что она не описывается столь корректным словом, как коррупция (но термин "Криминал" остается вполне применим к современной российской коррупции, как родовое понятие, И.Л.).
   Два примера, хорошо известных читателям: недавно бывший российский президент слетал в свою последнюю международную поездку на этом посту, во время которой был списан ливийский долг России в размере 4.5 миллиарда долларов. И одновременно подписана серия соглашений с российскими компаниями, многие из которых являются государственными компаниями, на аналогичные суммы и даже больше. Происходило это, как сообщили СМИ, во время завтрака у господина Каддафи. Мне вспоминается завтрак у Тиффани. У нас появился свой ответ - завтрак у Каддафи, во время которого произошло изъятие средств, принадлежащих российским гражданам, в размере 4.5 миллиарда долларов и перемещение их в карманы лиц, находящихся в этих так называемых государственных корпорациях. Эта схема применяется не первый раз. Аналогичная система была применена при списании алжирского долга России в размере около 8 миллиардов долларов, а контракты там подписывали "Газпром", "Роснефть" и "Росвооружение". Аналогичные соглашения со списанием долгов были подписаны с Сирией и Ираком.
   Другой пример, когда 2.5 года тому назад началась подготовка к IPO (первичному размещению акций) так называемой государственной компании "Роснефть" на Лондонской фондовой бирже. Руководство этой так называемой государственной компании предложило разместить полученные в результате IPO средства на счетах компании, (которыми оно распоряжалось бесконтрольно, И.Л.). Это опять оригинальное изобретение, не виданное в мировой экономике и истории, чтобы средства собственника, получаемые при реализации его имущества, сразу передавались сторожу этой собственности. Для уточнения практики проведения IPO я, будучи советником президента Российской Федерации, провел консультации с рядом специалистов в сфере осуществления IPO. Их реакция независимо от страны происхождения компании и времени проведения IPO была единодушной: никто не мог понять, в чем заключается вопрос. А вопрос заключался в том, возможно ли размещение полученных средств на счетах компании, которая проводит IPO, а не на счетах собственника. Самый холодный душ я получил от своего коллеги в экономическом отделе ЦК Компартии Китая (дело в том, что китайские власти активно занимаются IPO китайских компаний и в Китае, и на международных биржах): после трех попыток переспросить, что же я имею в виду, коллега на том конце провода сказал: "Вы, наверное, вводите меня в заблуждение, такого не может быть, что вы звоните из администрации российского президента. Вы, наверное, относитесь к каким-то мошенникам, такого не может быть", - сказал представитель экономического отдела ЦК КПК. За прегрешения по масштабам в миллион раз меньшие, чем то, что мы обсуждали, чиновников Китая торжественно и публично казнят."
   В связи с окончанием исполнения должности президента Российской федерации многие политологи попытались подвести итоги восьмилетней деятельности В.В. Путина. Поразительно, что хвалебные статьи появляются на Западе. "Владимир Путин может быть крайне доволен тем наследием, которое этой весной он оставит своему преемнику", - пишет орган деловых кругов США газета "Уолл-стрит джорнал" и детализирует это наследие: "Путин восстановил гордость россиян и укрепил могущество России. Экономика не только вернула себе все позиции, утраченные в 1990-е, но и создала жизнеспособный сектор услуг, который практически не существовал в советский период. В России накоплен третий по объему золотовалютный запас после Китая и Японии. Путин восстановил авторитет государства по традиционной российской модели, сделав его крайне централизованным и персонализированным: он усмирил олигархов, региональных баронов, а также служившие помехой альтернативные центры власти - такие, как Дума и СМИ. Россия стабильна; уровень жизни резко вырос. За рубежом ее вновь боятся и уважают. Неудивительно, что Путин популярен среди россиян, которые теперь смотрят в будущее с большим оптимизмом и уверенностью, чем в последние два десятилетия."
   Очень хвалебная статья. Но немецкий социал-демократ А. Бебель говорил, что, если тебя хвалят враги, подумай, какую глупость ты совершил. Ну, как не хвалить В.В. Путина, с санкции которого золотовалютные резервы России размещены в США под 2 процента годовых (в то время как инфляция в США в 2007 году составила 4.1 процента) и работают на американскую экономику.
   Отношение к итогам деятельности В.В. Путина в России совершенно иное. Газета "Коммерсантъ" пишет: "За время его правления население России уменьшилось на 4,88 миллиона человек (с учетом возвращения россиян из зарубежья, а фактически естественная убыль населения 6886500 человек, И.Л.)... По этому показателю страна опустилась с 6-го на 8-е место в мире. В 1999-2007 годах среднемесячная зарплата выросла почти в 9 раз (с 1522.6 рублей до 13518 рублей), средний размер пенсии - в 7 раз (с 521.5 рублей до 3682.3 руб.). (Следует только учесть, что цены за это время выросли в 3 раза, И.Л.) Число россиян на учете в службах занятости практически не изменилось: 1791.8 тысяч и 1774.5 тысяч...
   Бюджет увеличился десятикратно и стал профицитным: доходы выросли с 1213.6 млрд до 13368.3 миллиардов рублей (цены на нефть выросли с 9 до 135 долларов за баррель, то есть в 15 раз), расходы -- с 1258.0 миллиард до 11378.6 миллиардов рублей. Доля нефтегазового сектора в доходах поднялась с 5.6 до 6.8 процентов ВВП. Золотовалютные резервы выросли более чем в 40 раз, с 12.456 миллиардов долларов на 1 января 2000 года до 534.422 миллиардов долларов на 1 мая 2008 года (3-е место в мире). Создан стабилизационный фонд (162.52 миллиарда долларов на 1 мая 2008 года). Государственный внешний долг снизился более чем в 3 раза (с 158.4 миллиарда долларов до 44.1 миллиарда), но совокупный внешний долг почти троекратно вырос (с 178.2 миллиарда до 459.6 миллиарда)...
   Более чем в полтора раза вырос чиновничий аппарат: в 1999 году было 397.24 тысяч сотрудников органов исполнительной власти, в 2007 году - 655.79 тысяч. Одновременно в рейтинге экономической свободы Heritage Foundation Россия опустилась на 30 пунктов (со 104 на 134 место), а в рейтинге восприятия коррупции Transparency International -- на 61 (c 82 на 143). Число зарегистрированных преступлений увеличилось с 3 миллионов в 1999 году до 3.58 миллионов в 2007 году. Тем не менее, в тюрьмах стало меньше заключенных: 1.06 миллиона на 1 января 2000 года против 891.7 тысяч человек на 1 апреля 2008 года. По числу заключенных на душу населения Россия опустилась с 1-го на 2-е после США место в мире".
   Более негативно оценивает итоги правления В.В. Путина "Новая газета": "Путин оказался хитрее паразитировавших на реформах 1990-х олигархов и коррупционеров. Тогда коррупция была тоже сильна, но она была на виду - свободная пресса могла сообщать о фактах коррупции. В 1997 году ряд членов правительства были уволены из-за получения аванса в 90 тысяч долларов каждый за ненаписанную ими книжку о приватизации. У нынешних коррупционеров эта цифра вызывает смех.
   Сегодня воровство чиновников исчисляется многими миллиардами, но оно скрыто за десятками тайных бенефициаров крупных активов, за которыми стоят могущественные "друзья президента Путина". Информация об истинных владельцах тщательно охраняется спецслужбами, тема коррупции в высших эшелонах власти - табу для обсуждения в подконтрольных Кремлю СМИ. Между тем коррупция никуда от нас не ушла. Наоборот, время В.В. Путина ознаменовалось ее небывалым расцветом. Взятки и слияние чиновников с бизнесом стали нормой на всех уровнях власти - федеральном, региональном, местном. Под болтовню о борьбе с "реваншем олигархов" в России происходило стремительное обогащение новой, более могущественной путинской олигархии за наш с вами счет. Вывод важных активов из государственной собственности под контроль частных лиц, выкуп собственности у олигархов по баснословным ценам за государственный счет, установление монополии друзей президента В.В. Путина на экспорт российской нефти, создание "черной кассы" Кремля - таковы штрихи к портрету сложившейся при В.В. Путине криминальной системы управления страной.
   "Чемпионом" по выводу важнейших активов в руки таинственных "третьих лиц" стал "Газпром". Всего за три года "Газпром" без всякого конкурса, по непрозрачной процедуре, передал в собственность посторонних лиц три важнейших финансовых актива, обслуживающих денежные потоки компании. Сначала это была дочерняя страховая компания "Газпрома" "Согаз": в 2005 году ее передали в собственность структурам петербургского банка "Россия". В тот момент все активы банка "Россия" были примерно равны стоимости "Согаза" (1 миллиард долларов). Однако "Согаз" не был продан на открытом аукционе, а был передан в собственность этому небольшому питерскому банку.
   В 2006 году под управление структур банка "Россия" перешли пенсионные резервы пенсионного фонда "Газфонд" общим объемом свыше 6 млрд долл. В конце 2006 -- начале 2007 годов на эти деньги были выкуплены более 50 процентов акций Газпромбанка, ставшего к концу 2007 года вторым банком страны по размеру активов после Сбербанка.
   Крупнейшим акционером банка "Россия", основанного в 1990 году при участии управделами Ленинградского обкома КПСС, по данным российских СМИ, является председатель его совета директоров Юрий Ковальчук, знакомый с президентом В.В. Путиным со времени его работы в Петербурге. Однако полная структура владельцев банка неизвестна. Крупномасштабной аферой банка "Россия" стал захват холдинга "Газпром-Медиа", в состав которого входят телеканалы НТВ, ТНТ и другие медиаактивы. До того как Газпромбанк попал в руки Ковальчука и Ко, в июле 2005 года на него были переведены медиаактивы "Газпрома" -- группа "Газпром-Медиа" и пакеты акций в телеканалах НТВ и ТНТ, которые обошлись Газпромбанку всего в 166 миллионов долларов. Через 2 года после продажи, в июле 2007 года, вице-премьер Д.А. Медведев оценил активы "Газпром-Медиа" в 7.5 миллиардов долларов. "Газпром" отдал эти активы в десятки раз дешевле реальной стоимости! По сравнению с этой аферой залоговые аукционы выглядят "образцом честности и прозрачности".
   "Россия - страна возможностей", цинично провозглашает лозунг рекламной кампании банка "Россия", смотрящий на нас со щитов, установленных на Невском проспекте и у Исаакиевского собора. Сконцентрированные в руках Юрия Ковальчука медиаактивы - не просто бизнес. Это полномасштабный политический ресурс, предназначенный для массированной обработки общественного сознания. По сути, в руках Ковальчука оказался гигантский негосударственный медиахолдинг, включающий четыре крупных телеканала - НТВ, ТНТ, РЕН ТВ, "Санкт-Петербург Пятый канал", наиболее читаемую в стране газету "Комсомольская правда", десятки теле- и радиокомпаний и газет. Эта медиамашина по масштабам превосходит былые возможности Гусинского и Березовского и является мощным конкурентом государственных СМИ.
   Брат Юрия Ковальчука, Михаил, возглавляет Курчатовский институт и, недавно став исполняющим обязанности вице-президента Российской академии наук, будет распределять выделенные из бюджета 130 миллиардов рублей на "нанотехнологии". Сын Юрия Ковальчука, Борис, некогда советник вице-премьера Д.А. Медведева, сейчас возглавляет департамент приоритетных национальных проектов в аппарате правительства: этот департамент выделяет средства на нацпроекты.
   Еще одной исторической аферой стал выкуп в сентябре 2005 года 75 процентов акций "Сибнефти" у друга В.В. Путина, олигарха Р.А. Абрамовича, за 13.7 миллиардов долларов. Государство могло вообще не покупать "Сибнефть" (на момент продажи это была самая маленькая из российских нефтяных компаний с падающей добычей нефти и Р.А. Абрамовичу необходимо было срочно от нее избавиться).
   В конце концов, могло заплатить за нее существенно меньшую цену с учетом того, что в свое время Р.А. Абрамович приобрел контроль над компанией за 100 миллионов долларов. Однако "Сибнефть" купили по максимально возможной, искусственно взвинченной цене, причем половина покупки была профинансирована напрямую за государственные деньги. В июне - июле 2005 года государство через специально учрежденную компанию "Роснефтегаз" заплатило "Газпрому" 7.2 миллиард долларов, получив взамен 10,7 процентов акций самого "Газпрома". Это были те самые акции, которые за 12 лет до этого распоряжением президента Ельцина от 1993 года "Газпрому" разрешили выкупить за ваучеры. Свой пакет в "Газпроме" государство могло увеличить совершенно бесплатно, погасив эти акции.
   Зачем было платить Р.А. Абрамовичу более 7 миллиардов долларов государственных средств (остальные деньги были взяты из бюджета "Газпрома") для увеличения госпакета акций в "Газпроме", когда власти и так фактически полностью контролировали компанию? Что это, как не вывод активов? Зачем было платить за "Сибнефть" 13.7 миллиардов долларов, когда можно было заплатить гораздо меньше? В течение всего 2005 года цену акций "Сибнефти" искусственно разогревали на слухах о предстоящей покупке компании "Газпромом". Еще в начале 2005 года акции стоили 3 доллара за штуку, а на момент совершения сделки -- уже 4 доллара. Если бы "Газпром" купил 75 процентов акций "Сибнефти" в январе 2005 года, он сэкономил бы более 3 миллиард долларов. Зачем было переплачивать Абрамовичу за "Сибнефть"? Да и Абрамович ли это? Он считается владельцем компании Millhouse, продавшей "Сибнефть" "Газпрому". Однако имен подлинных владельцев Millhouse никто не знает. Говорят, у Абрамовича есть влиятельный партнер, совладелец Millhouse. Кто это?
   Зачем вообще была нужна национализация "Сибнефти"? Если бы ее купили частные владельцы, эффективность компании, скорее всего, не упала бы так, как впоследствии под контролем "Газпрома", а государству не пришлось бы платить за компанию такие деньги. Кстати, согласно финансовым отчетам "Газпрома", в собственности компании и ее "дочек" еще в середине 2003 года было 17,5 процентов собственных акций. По состоянию на 30 июня 2007 года - 0,5%. В 2005 году государство выкупило 10,7 процентов акций. Куда делись остальные 6,3% акций "Газпрома", которые сегодня стоят почти 20 миллиардов долларов? Кто владеет ими? Зачем "Газпром" делится сотнями миллионов долларов ежегодной прибыли от транзита и реэкспорта центральноазиатского газа с совладельцами швейцарского трейдера "РосУкрЭнерго"? Кто стоит за этой посреднической структурой? Все описанные выше аферы вокруг "Газпрома" осуществлялись, когда совет директоров компании возглавлял преемник президента Путина Дмитрий Медведев. Какую роль лично он играл во всех этих аферах и не является ли его выбор в качестве преемника следствием этих афер?
   Еще одна афера - разрастание как на дрожжах бизнеса никому доселе не известного швейцарского нефтяного трейдера Gunvor, через который сегодня экспортируется около трети вывозимой за границу российской нефти (почти вся нефть "Сургутнефтегаза", значительная часть нефти, добываемая "Газпромнефтью", "Роснефтью" и другими компаниями). Эта компания контролирует ежегодный экспорт нефти стоимостью не менее 40 млрд долларов. Когда Путин только пришел к власти, в России активно обсуждалась возможность введения государственной монополии на экспорт нефти. Монополия, по сути, и была введена, только не государственная, а частная.
   За компанией Gunvor стоит Петербуржец Геннадий Тимченко. В письме в британскую газету Guardian другой совладелец Gunvor, швед Торбьерн Торнквист, признался, что у могущественного нефтетрейдера есть и некий "третий совладелец". Кто это, до сих пор неизвестно. Непонятно также, кто владеет "Сургутнефтегазом" - опорным поставщиком нефти для Gunvor. Считается, что компанию через цепочку промежуточных фирм контролирует нынешний гендиректор Владимир Богданов. Однако есть и другая версия: еще в 2002--2003 годах Богданов перепродал свои акции неизвестным лицам, представляющим высшие эшелоны российской власти, в том числе тому же Г. Тимченко.
   В то время как другие частные нефтяные компании ("ЛУКОЙЛ", "ЮКОС", ТНК-ВР) раскрыли своих реальных владельцев несколько лет назад, настоящая структура собственности "Сургутнефтегаза" остается непрозрачной.
   Кто является реальными совладельцами "Сургутнефтегаза", "Мегафона", "Скай Линка", компании Р.А. Абрамовича Millhouse, могущественного нефтяного трейдера Gunvor? Куда направляются колоссальные средства, выручаемые от экспорта оружия? Верна ли информация СМИ о "черной кассе" Кремля - системе скрытого оборота наличности неизвестного происхождения, как минимум сотен миллионов долларов, используемой для финансирования предвыборных кампаний или каких-то иных целей?" (Конец цитаты, И.Л.).
   Еще один пример поразительного, взрывоопасного роста криминала и коррупции в России за время правления В.В Путина. "Число россиян, владеющих виллами и апартаментами на Лазурном Берегу Франции, выросло с 2003 по 2011 год в 40 раз - с 50 до 2000," - сообщил представитель Комитета по туризму и конгрессам Лазурного Берега Сандрин Карсолад.
   Более взвешенная оценка итогов правления В.В. Путина была предпринята в исследованиях ученых Института национального проекта "Общественный договор". Вот что они пишут: "Именно Владимир Путин на посту главы государства стал открыто говорить о проблеме бедности в стране; рост уровня жизни российских граждан он называет сейчас одним из главных своих достижений. Но, между прочим, помимо удвоения ВВП программные документы 2000 года предполагали и сокращение вдвое уровня бедности. Задачу эту почти удалось решить: если в 2000 году доходы ниже прожиточного минимума были у 29 процентов россиян, то в 2006 году - только у 15.3 процентов. Это неудивительно: доходы россиян за тот же период увеличились почти вдвое. Другое дело, что росли не только доходы, но и неравенство...
   Еще более опасна другая тенденция - появление системной, так называемой поколенческой бедности, которая обусловлена уже не общей ситуацией в эко­номике, а неспособностью конкретных семей к экономической активности, их социальной деградацией. По оценкам Независимого института социальной политики, в настоящее время проблема "поколенческой" бедности затрагивает 9-10 процентов российских семей.
   Дело в том, что за последние восемь лет государство так и не научилось пользоваться инструментами социальной политики. По такому показателю, как отношение социальных расходов к размеру ВВП, Россия еще в 2002 году была впереди всех развивающихся стран. Только с 2005 по 2006 год объем государственных трансфертов (социальных перечислений) гражданам вырос на 6 процентов и достиг самого высокого уровня с 1992 года. Но деньги эти тратятся неэффективно. "Дети министров могут обойтись без детского пособия, а жены банкиров - без пособия по безработице",- заявил В.В. Путин еще в первом президентском послании. Однако построить систему адресной социальной помощи так и не удалось. По подсчетам Всемирного банка, в 2004 году на программы социальной помощи в стране было израсходовано 400 миллиардов рублей, но только 80 миллиардов из них пошли непосредственно на помощь беднейшим слоям населения, на детские пособия и жилищные субсидии, причем половина людей получила жилищные субсидии незаслуженно.
   Поправки, касающиеся демографии, В.В. Путин внес в Концепцию национальной безопасности еще 10 января 2000 года, только приступив к исполнению президентских обязанностей. В 2001 году на их основе была принята Концепция демографического развития РФ на период до 2015 года. Некоторое улучшение в этой области за последние годы, несомненно, произошло. Одно из самых заметных достижений - снижение младенческой смертности, то есть числа детей, умерших в возрасте до одного года. По официальным данным, в 2000 году на 1000 младенцев приходилось 15,3 умершего, в 2005 году - 11. Впрочем, и этот уровень недопустимо высок: например, во Франции в 2003 году из 1000 младенцев умирали лишь 4. По состоянию на 2006 год несколько выросла и ожидаемая продолжительность жизни.
   И главное, действительно повысилась рождаемость. Коэффициент рождаемости (количество новорожденных на 1000 человек) в России достиг минимума в 1999 году, составив 8,3. Рост начался уже в 2000 году, то есть еще до того, как могли подействовать принятые государством меры по поддержке рождаемости. Могли ли они подействовать - другой вопрос. Размер пособия при рождении ребенка или ежемесячного пособия на период отпуска по уходу за ребенком вырос на сотни процентов, однако выплачиваемые суммы остались на удивление небольшими. Например, ежемесячное пособие на период отпуска по уходу за ребенком, которое по здравому смыслу должно компенсировать женщинам потерю заработка, составляло в 2004 году лишь 500 рублей. Это около 21 процента от прожиточного минимума (2376 рублей в 2004 году), или 8 процентов от среднедушевого денежного дохода (6410.3 рублей в 2004 году).
   В области здравоохранения задачи по масштабной модернизации отрасли были поставлены еще в "программе Грефа", однако, в первые четыре года президентства В.В. Путина активных действий по их выполнению не наблюдалось. В 2004 году в послании президента Федеральному собранию были обозначены ключевые направления развития: разработка стандартов медицинских услуг, переход от сметного принципа содержания медицинских учреждений к оплате за объем и качество оказанной медицин­ской помощи, создание стимулов к развитию добровольного страхования. Однако планы эти встретили сопротивление самой отрасли, а после неудачной монетизации льгот правительство и вовсе решило воздержаться от любых действий, способных вызвать негативную реакцию населения. В итоге государственные расходы на здравоохранение за последние восемь лет заметно возросли - с 2.7 процентов ВВП в 1999 году до 3.5 процентов в 2006, или на 76 процентов в реальном выражении. Но эффективность этих затрат невелика. Изменения в доступности бесплатной медицинской помощи и ее качестве мало ощутимы, а показатели общей заболеваемости продолжают расти.
   Ключевым элементом курса на укрепление государства было в понимании В.В. Путина и повышение дееспособности госаппарата. В 2000 году ситуация здесь, по словам президента, была критической: он говорил о "вакууме власти" и "приватизации государства". Одной из главных причин недееспособности, по словам В.В. Путина, были избыточность и неупорядоченность государственных органов. Говоря об избыточности, следует признать, что сокращения числа чиновников не произошло - наоборот, в последние восемь лет оно неуклонно росло: только за 2006 год чиновников стало больше на 7.9 процентов. При этом только за первое полугодие 2007 года средняя зарплата работников федеральных органов исполнительной власти выросла на рекордные 37 процентов и достигла 15803 рублей. Некоторого успеха удалось достичь в области дебюрократизации и улучшения условий для ведения бизнеса, на которые был направлен целый пакет принятых в 2001-2003 годах законов. В целом, однако, лишь половина фирм сейчас проходит регистрацию в установленные сроки и лишь половина выдаваемых лицензий соответствует всем требованиям закона.
   Наиболее масштабной попыткой навести порядок в работе госаппарата стала так называемая административная реформа. Реформа эта продолжается до сих пор: уже в феврале 2008 года ее срок был продлен. Однако значительные ее элементы уже признаны несостоятельными самим президентом - в первую очередь выделение агентств и служб из состава министерств. Другим важным направлением административной реформы была регламентация предоставления государственных услуг. В ноябре сама статс-секретарь МЭРТа Анна Попова признала, что, хотя по регламенту регистрация права на недвижимость должна занимать 10 дней, "фактический срок получения услуги по регистрации земельных участков доходит до 10-12 месяцев". "Без привлечения посредников получить государственную услугу практически невозможно", - говорится в докладе А. Поповой. И действительно, по данным фонда "Индем", если в 2001 году коррупционный рынок был на треть меньше бюджета, то в 2005 году он превосходил его в 2,66 раза.
   Главный вывод (разметка моя, И.Л.) по итогам восьми лет пребывания Владимира Путина у власти заключается, таким образом, в том, что реформирование страны не состоялась. "План Путина" существовал уже в 2000 году: у президента уже тогда было проработанное понимание действий для развития ключевых отраслей. По ряду направлений действительно удалось добиться успехов, в частности заметный рост финансирования во многих сферах позволил отчасти сгладить остроту проблем. Однако среди множества реформаторских планов нам не удалось найти ни одного, который был бы полностью выполнен. Ни одну из отраслей не удалось перевести на действительно новые рельсы, как это предполагалось восемь лет назад. В результате сегодня перед Россией стоят все те же проблемы и задачи, которые стояли перед ней в начале президентства Владимира Путина (разметка моя, И.Л.)". И ученые назвали свой анализ: "БЕЗ ПЕРЕМЕН".
   Интересны некоторые комментарии ученых к этому исследованию. Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики: "Путину удалось добиться политической стабильности, хотя для этого особых реформ не требовалось - достаточно было того, что президент молод, здоров, хорошо говорит, летает на истребителе. Да и первые шаги по реформированию системы он делал в правильном направлении: привел в соответствие региональные и федеральное законодательство, принял законы о муниципальном образовании, реформировал Совет федерации. Это тоже обеспечивало стабильность. Кроме того, во времена правления Путина были доведены до ума Налоговый и Земельные кодексы.
   А вот список неудач у Путина гораздо длиннее, и нет толку их перечислять. Ведь жизненно необходимые стране реформы из-за их непопулярности так и не были проведены. Боялись не угодить народу. Конечно, я не могу сказать, что процесс демократизации страны у нас остановлен. Но в части формирования политической системы Россия сделала несколько шагов назад."
   Александр Аузан, президент Института национального проекта: "Главная положительная состав­ляющая путинского правления, спланированная и обозначенная еще во время первого срока, - высокая динамика экономического роста. Причем эта динамика была обусловлена не только и не столько внешней конъюнктурой, сколько конъюнктурой внутренней. Огромная заслуга - снижение административных издержек. Правда, потом, в связи с неудачной административной реформой, они снова возросли. Показательный факт: налоговые ставки снижались, а давление налогового администрирования возрастало, нивелируя налоговые послабления.
   Почти такой же противоречивой была и социально-экономическая политика. Безусловно, рост реальных доходов ощутим. Однако этот рост был неравномерен, как следствие, вырос и индекс Джини. Этому способствовали и неудачные социальные реформы, к примеру, монетизация льгот или реформа ОМС. Следствием этого стало скрытое социальное напряжение. Ведь опасно не то, когда низам нечего есть. Опасность возникает, когда не работают социальные лифты, и низы не имеют возможности изменить свой социальный статус. Отрицательным итогом путинского правления как раз и стало то, что эти социальные лифты отказали.
   ...Тут следует также вспомнить, что за реакцией часто следует реставрация, то есть возвращение старых или устаревших институтов. В части госкапитализма и партийного строительства это происходит уже сейчас".
   Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа считает: "За время правления Владимиру Путину удалось обеспечить заметный экономический рост. В течение семи лет за исключением 2007 года, последовательно снижалась инфляция. И благодаря национальным проектам было привлечено внимание к проблемным областям.
   Что касается неудач - не удалось сократить неравенство в доходах людей. Задача удвоения ВВП, которая прозвучала в 2003 году, очевидно к 2010 году выполнена не будет. И дело в том, что просто, не получилось выйти на те темпы экономического роста, к которым мы были готовы. Это 8-10 процентов, а не те 7 процентов, о которых все говорили. Именно такими темпами с развиваются Китай, Индия и Казахстан. У нас же никогда темпа рос выше 6.5 процентов в год даже в планах не было. Только в 2003 году рост был 7.3 процента при запланированных 5-6 процентов. Экономика демонстрировала высокий потенциал роста, а мы не давали ей расти.
   Если сравнивать два общества, тогда и сейчас, то разница, конечно, очевидна. Мы немного стали забывать 1998 год. Люди сегодня удовлетворены качеством жизни, материальный достаток растет. Но общество стало более аполитичным. Не думаю, что это хорошо."
   Конечно плохо! Народ убедился, что перемены незначительны. Практически 8 лет прошли "БЕЗ ПЕРЕМЕН". И народ стал аполитичным.
   Без абсолютных перемен. А относительные перемены довольно существенные. За время правления Б.Н. Ельцина, когда народ обеднел в два - три раза, и за время правления В.В. Путина, когда перемен не было, народы развитых стран продолжали богатеть. И если в Советском союзе во времена М.С. Горбачева среднестатистический россиянин жил в три-четыре раза беднее среднестатистического европейца, то во времена В.В. Путина среднестатистический россиянин стал жить в восемь-десять раз беднее среднестатистического европейца. Перемены есть, и нам они не в пользу. За 10 лет число инвалидов выросло с 5 до 17 миллионов.
   Вот и политолог С. Белковский считает, что не следует переоценивать роль В.В. Путина в новейшей российской истории. Вопреки тому, что говорят кремлевские пропагандисты и с чем часто соглашаются оппоненты, основателем сегодняшней государственности является вовсе не В.В. Путин. Да, он был выдвинут определенной командой в 1999 году, он был связан определенными обязательствами перед ней и все эти обязательства в полной мере выполнил. Имеется в виду в первую очередь семья Бориса Николаевича Ельцина и близкие к ней бизнесмены. Когда в журнале "Ньюсвик", маститый американский эксперт начинает свой комментарий с того, что В.В. Путин, оказывается, разгромил ельцинских олигархов, возникает вопрос: Роман Абрамович, Олег Дерипаска, Владимир Потанин, Михаил Прохоров, Виктор Вексельберг, Михаил Фридман чьи олигархи? Они когда появились и стали ли они беднее и ничтожнее при В.В, Путине, чем были при Б.Н. Ельцине? За время путинского правления они стали гораздо богаче и влиятельнее.
   Но есть исключения - Б.А. Березовский, В.А. Гусинский, которые подтверждают правило. Б.А. Березовского и В.А. Гусинского постановила убрать еще "семья" Б.Н. Ельцина в 1999 году по разным причинам, и В.В. Путин был орудием выполнения этого решения, а не его источником и идеологом.
   В.В. Путин достаточно четко следовал логике системы, которая призвана была решить три задачи. Первая - защита результатов приватизации. Второе - легализация этих результатов на Западе. Третья - ликвидация советской системы социального обеспечения, которая предполагала, что широкий круг бесплатных услуг для населения субсидируется государством, и замена ее на капиталистическую социальную систему, где каждый платит за себя, и никто никого не субсидирует.
   И единственной нерешенной в этом спектре задач осталась задача легализации. Потому что В.В. Путин и элиты в целом на ровном месте испортили отношения с Западом, ценностный барьер оказался непреодолим. Тот же олигарх М.Д. Прохоров в Куршавеле в этом смысле идеальный пример того, почему напряглись отношения с Западом в последние годы. Потому что классические представители нашей элиты, будь то М.Д. Прохоров, Р.А. Абрамович - неважно, считают, что за большие деньги можно положить ноги на стол, а Запад так не считает. Вот в этом проблема! Пока ее можно не решать. Но что будет в будущем, когда мы "проедим" золотовалютные запасы? Как преодолеть вялотекущую катастрофу, превратившую традиционно индустриальную страну в традиционно аграрно-промышленную, в то время как развитые традиционно индустриальные страны Запада трансформируются в постиндустриальные страны?
   Очередные выборы президента России состоялись 2 марта 2008 года. Согласно Постановлению Центральной избирательной комиссии России от 7 марта 2008 года N 104/777-5 "О результатах выборов Президента Российской Федерации", избранным на должность Президента Российской Федерации считается Медведев Дмитрий Анатольевич, набравший 70,28 процентов голосов избирателей. Используя нефинансовые административные ресурсы это мог бы сделать и лабрадор Кони, если бы В.В. Путин назначил его своим преемником. Назначал же император древнего Рима Калигула своего коня сенатором.
   А народу не тошно, потому что он уже понял, что власть формируется где-то на Марсе, алгоритм ее формирования никак не связан с народным волеизъявлением, поэтому, не все ли равно, кого предложит власть. Просят пойти проголосовать - проголосуем, а жить будем по-прежнему независимо от того, кто сидит в Кремле, и все вопросы будем решать с помощью мелких взяток на нашем местном уровне.
   Содержанием же деятельности современной российской власти в ближайшие годы оказалось частично продолжение, частично развитие тенденций, претендующих на звание исторических достижений предшествующих 8 лет, частично реагирование на их последствия. Вот некоторые из таких достижений.
   Во-первых, это бюджетная реформа. Институциональное закрепление получило довольно радикальное сокращение масштабов официального государственного вмешательства в экономику, оцениваемого по отношению государственных доходов и государственных расходов к ВВП. Несмотря на возникшие в последнее время проблемы, этот подход сохраняется в целом и сейчас, что указывает на согласие всех главных действующих лиц именно с таким подходом.
   Во-вторых, разрушение институтов цивилизованного общества и государства - избирательной системы, самостоятельной судебной системы, независимых средств массовой информации, разделения властей, ликвидация политических прав и радикальное ограничение гражданских свобод, создание иерархического государства с новыми общественными кастами и корпорацией сотрудников спецслужб в качестве его высшей касты.
   В-третьих, разгром (слово "реформа" не соответствует масштабам) военной системы имперской армии. То, что происходило в последние восемь лет президентства В.В. Путина и особенно в последний год, может быть сравнимо лишь с началом 1920-х и с 1950 годами. Сокращение военного заказа в 1992 году касалось лишь финансирования вооруженных сил, но не затрагивало системы. Сейчас происходит ликвидация советской системы армии.
   В-четвертых, интеграция России в современный мир - по крайней мере, части России. Нынешняя интеграция большинства российской административной и бизнес-элиты в мировую элиту не имеет аналогов в истории страны, включая и дореволюционное время. Политическая и деловая элита Запада является столпом, поддерживающим нынешний российский режим в гораздо большей степени, чем "Единая Россия", "Наши" и прочие "Местные", вместе взятые.
   В-пятых, десакрализация, дискредитация и разложение секретной полиции и ряда других силовых ведомств. Это может быть не так заметно внешне, но мыши истории делают свое дело.
   В-шестых, наряду с capital flight и brain drain теперь можно говорить об "institutions flight". В результате уничтожения российских правовых институтов и благодаря возможностям, предоставляемым глобализацией, возникает резкий рост спроса на использование необходимых институтов за пределами России. Невозможность защиты прав человека внутри страны вынуждает граждан обращаться в Страсбургский суд по правам человека. Невозможность защиты прав собственности в Басманном суде заставляет предпринимателей обращаться для IPO на Лондонскую фондовую биржу, а для регистрации компаний - в швейцарский кантон Цуг.
   Наконец, в-седьмых, интенсивная подготовка к следующему этапу деколонизации и дезинтеграции России. За прошедшие восемь лет президентства В.В. Путина реальный контроль центральных властей за ситуацией в национальных республиках, по сравнению с тем, что было в 1990 годы, снизился на порядок. Чечня получила фактическую независимость, а Россия стала ее данницей. По пути получения де-факто независимости идут и другие национальные республики. Поворотным событием следует считать, очевидно, 2002 год, когда в разгар выборов президента Башкирии группе силовиков, бросившей вызов М. Рахимову и мобилизовавшей для своей поддержки значительные силы, включая и местные либерально-демократические круги, был дан приказ на отступление.
   Со времени тотальной сдачи позиций в Уфе ни одной серьезной попытки вмешательства Кремля в дела национальных республик не отмечено. Тем самым был фактически создан новый институт - институт невмешательства Москвы в дела национальных республик, означающий переход к их фактической независимости при сохранении внешних атрибутов лояльности Кремлю. Всему этому содействовал Д.А. Медведев.
   Став президентом, Д.А. Медведев 19 мая создал новый государственный орган - Совет по борьбе с коррупцией, который сам и возглавил. Глава кремлевской администрации С.Е. Нарышкин стал главой межведомственной рабочей группы, и через месяц должен был представить руководству Совета план действий, поскольку сам президент его не имел.
   Стоп, стоп, стоп! Что-то до боли знакомое. Где-то мы уже это проходили... Конечно же. Все новое - это хорошо забытое старое. В.В. Путин уже образовывал Совет при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией. Это была имитация бурной деятельности (ИБД) и никаких результатов не дало. Совет должен был ежегодно заслушивать доклад генпрокурора и предоставлять президенту доклад о своей работе. В состав Совета входили главы всех ветвей власти, включая председателя правительства, обеих палат парламента и судов. "Заседания Совета, - говорилось в положении о Совете, - проходят по мере необходимости".
   Такая необходимость возникла лишь один раз - 12 января 2004 года на первом и последнем заседании Совета В.В. Путин предложил избрать его председателем тогдашнего хозяина Белого дома М.М. Касьянова. А через полтора месяца он был отправлен в отставку. Затем и сам Совет был упразднен указом президента. Одним словом, ИБД. И никаких перемен.
   А вот теперь аналогичный Совет вновь создан при новом президенте. Ну, соберется он пару раз. А будет опять ИБД. Вся деятельность президента Д.А. Медведева ИБД, как это мы видели, наблюдая деятельность бывшего президента В.В. Путина, ставшего Председателем Совета министров России.
   Здесь мне хотелось бы у Президента, по образованию юриста, получить бесплатную юридическую консультацию, на что я имею право как старый пенсионер и заслуженный ветеран. Классическое определение криминала - это сознательное нарушение законодательных актов с целью получения незаслуженных преференций и всяких благ, в том числе незаслуженное отвлечение государственных и частных денежных потоков в личное пользование. Общество в лице государства борется с криминалом, изымая денежные средства, появление которых законным образом объяснить невозможно. Во избежание этого криминальные средства необходимо "отмыть". Для преступника криминал такой же бизнес, как и для традиционного бизнесмена. Преступник согласен треть криминально нажитых средств выделить на "отмывание" грязных денег, чтобы остальные две третьих криминально нажитых денег стали легальными. Вот легализация криминала и есть коррупция. И если рынок криминальных услуг в России имеет годовой оборот в 319 миллиардов долларов, то 106,3 миллиарда долларов имеет оборот коррупционного рынка, который является, таким образом, следствием криминала, его основным симптомом. Президент, подобно современным рекламодателям в фармакологии упорно борется с симптомом болезни, не обращая внимание на саму болезнь. Нигде, буквально нигде в его выступлениях я не встречал упоминание о криминале - только о коррупции он говорит.
   Создается интересное положение, когда Президент все правоохранительные органы нацеливает только на борьбу с коррупцией, считая криминал легальным явлением нашей жизни. В 2006 году, разбираясь с тарифами на оплату коммунальных услуг, я обнаружил в некоторых законодательных актах и подзаконных документах поразительные криминальные факторы, которые позволяли законным образом грабить часть народа, при этом развращали другую часть народа, позволяя ей законно "пилить бюджет", получая из бюджета солидную компенсацию за повышенную оплату не предоставленных коммунальных услуг. Проживая в городе Санкт-Петербурге, я обратился к прокурору города с сообщением об обнаружении криминала в законодательных и подзаконных актах и требованием устранить криминальное действие. Я получил ответ от районного прокурора, что в результате проверки оснований для применения мер прокурорского реагирования не установлено. Нет коррупции, а остальное прокуратуры не касается. Я обращался к начальнику Управления по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов Генеральной прокуратуры, к генеральному прокурору, и каждый раз приходил ответ районного прокурора, что оснований для реагирования нет (поскольку нет коррупции).
   На сайте Генеральной прокуратуры открыли специальное окно, и любой человек, зашедший на этот сайт, мог опустить в это окно электронное заявление об обнаруженном им коррупционном явлении. Генеральный прокурор Ю. Чайка объявил, что он будет лично читать каждое обращение, поскольку возглавляет "дерзновенно наступательные" действия по борьбе с коррупцией. Я тоже обратился через сайт Генеральной прокуратуры к Генеральному прокурору, а в ответ получил очередную отписку районного прокурора с грозной припиской - поскольку в своих обращениях я новых фактов не привожу, то он впредь мои обращения рассматривать не будет. А между тем в электронном обращении к Генеральному прокурору я обращал его внимание на то, что из 73855605.3 тысяч рублей выделенных отдельным пунктом в бюджете России 2006 года на компенсацию оплаты ЖКУ почти 50 миллиардов рублей получили люди, которые не являются бедными, в то время как компенсация предназначена для бедных людей. Но для районного прокурора, который, как и Генеральный прокурор, возглавляет "дерзновенно наступательные" действия по борьбе с коррупцией в Калининском районе Санкт-Петербурга, криминал интереса не вызывает - он нацелен только на коррупцию. А криминал в криминальном государстве может не опасаться и развиваться.
   За это время появился доклад старшего экономиста Всемироного банка Эмиля Теслюка с сообщением, что только "...треть людей, имеющих право на жилищные субсидии, по настоящему бедные", Президент обратил внимание депутатов Государственной думы, что принимаемые ими законы содержат "коррупционные риски" (так он почему-то именует криминальные факторы), а воз и ныне там. С коррупцией президент делает вид, что интенсивно борется, а причину ее - криминал не замечает. Почему он так поступает? По видимому, он как и В.В. Путин, запрограммирован на сохранение структуры криминального государства.
   Но некоторое движение со стороны нового президента все же наблюдалось. Он выступил с критикой криминальных государственных корпораций, созданных В.В. Путиным. На самом деле, с государственными корпорациями ситуация простая: чем меньше придется ждать до их реорганизации или ликвидации, тем лучше. Государство, создавая государственную корпорацию одну за другой и доводя до абсурда их количество, занималось умножением чрезмерно усложненных форм собственности, и эксперимент оказался совершенно неудачным. Столь сложные структуры с запутанной системой полномочий и сфер ответственности, уже сами по себе предлагают огромный простор для злоупотреблений, нецелевого использования государственных средств и ресурсов, одним словом, обширного криминала.
   Истинные причины создания государственных корпораций следует искать не в экономической, а в политической плоскости - были интересы групп лиц, близких к власти (то есть к В.В. Путину) и стремящихся управлять потоками денежных средств, и они эту возможность получили. Государство как собственник от этого не выиграло - 10 ноября 2009 года Дмитрий Медведев выслушал доклад о нарушениях и злоупотреблениях, обнаруженных в ходе проверок государственных корпораций. В принципе, ничего удивительного в результатах не оказалось: что нарушения и злоупотребления будут выявлены, сомневаться не приходилось, а сколько осталось незамеченными, остается только догадываться. Но у президента сложилось определенное мнение, которое он озвучил через некоторое время.
   "Наверное, чтобы управлять нашей газовой промышленностью, нам потребуется государственная структура, или для того, чтобы выпускать крупные оборонные изделия, но в этой сфере они не нужны. Поэтому, я думаю, что Роснано, с честью выполнив свой долг, в конечном счете, должна будет передать свои полномочия частным компаниям или компаниям, основанным на частном капитале", - цитирует президента РИА Новости. И не прошло и десяти дней, как Госдума приняла законопроект, согласно которому Российской корпорации нанотехнологий (РОСНАНО) станет открытым акционерным обществом.
   Законопроект регламентирует все этапы реорганизации РОСНАНО, которая будет завершена с момента государственной регистрации созданного нового акционерного общества, предположительно в течение четвертого квартала 2010 года
   В стране запахло новой масштабной приватизацией, ведь половина собственности все еще находится в руках государства. Появились и первые признаки предстоящей борьбы за огромную российскую собственность. Американская информационно-аналитическая компания Strategic Forecasting Inc. ("Стратфор") даже опубликовала по этому поводу доклад с громким названием "Кремлевские войны".
   Его суть в том, что мировой экономический кризис породил во властных структурах России некую новую силу. Ее носители хотят провести в стране решительные экономические преобразования. Руководит ею группа гражданских юристов и технократов, включая президента, А.Л. Кудрина и Г.О. Грефа. В отличие от термина "силовики" их назвали "цивиликами", что значит "гражданские".
   По мнению американских аналитиков, эта группа при поддержке людей из администрации президента одновременно хочет избавить экономику от влияния "силовиков", лидером которых "Стратфор" называет вице-премьера И.И. Сечина. Важным побудительным мотивом для А.Л. Кудрина стала потеря 200 миллиардов долларов во время кризиса. Правительство потратило их для поддержки рубля и госкомпаний, руководителями которых и являются бывшие "силовики", а не бизнесмены.
   План реформаторов состоит из трех частей:
   - отстранить "силовиков" от важнейших экономических позиций. Сегодня под их контролем находят­ся такие гиганты, как РЖД, Аэрофлот, Рособоронэкспорт, Роснефть и другие;
   - принять законы, стимулирующие иностранные инвестиции;
   - сделать экономику свободной от засилья государства, заняться приватизацией.
   Все эти пункты американцы называют "планом Кудрина". Но в докладе аналитиков просматривается серьезное противоречие. "План Кудрина" полностью не соответствует всей экономической политике, которую В.В. Путин проводил последние годы. И если он действительно принят, то реальное положение экономики критическое. А господин А.Л. Кудрин из министра-буфера между противостоящими политическими кланами превращается в важнейшую фигуру накануне новой волны приватизации. Его роль резко возрастет. Государство готово приступить к приватизации примерно 5500 компаний только за следующие три года.
   "План Кудрина" начнется с продажи долей государства в компаниях, выкупленных им во время кризиса. Возможно, ими станет "Ростелеком" и такие банки, как "Глобэкс", "Связьбанк" и "Собинбанк". После этого "цивилики" приватизируют "Роснефть", Сбербанк и РАО "РЖД". Разумеется, приватизация будет проходить под жестким контролем государства. Залоговых аукционов 90-х годов не будет.
   Понятно, что в условиях сильной конкуренции политических кланов за собственность новые экономические реформы могут нарушить функционирование и политической модели, которую создавал еще Б.Н. Ельцин и защищал еще В.В. Путин. Но это вынужденный риск: что еще делать, если экономика уже не справляется с задачами бесперебойного функционирования государства?
   По мнению американских аналитиков, В.В. Путин, скорее всего, давно обдумал эти реформы. Но руководить их проведением не стал, хотя все они невозможны без его согласия. Премьера, как видно, удовлетворяет, что делаться они будут руками Д.А. Медведева и А.Л. Кудрина. И если все пойдет хорошо, то он получит свою долю славы и уважения за их поддержку. Если нет - Д.А. Медведев, и А.Л. Кудрин будут отвечать сами.
   Похоже, что В.В. Путин все же принял важное для себя и страны решение. Его результатом стало поручение президента правительству подготовить в кратчайшие сроки планы и законы по реформированию государственных корпораций. Значит, "силовикам" придется подвинуться, а "цивиликам" - взять на себя ответственность за будущее страны. Выиграют ли от этого простые россияне?
   Количество россиян, чей доход был ниже прожиточного минимума сейчас составляет 14 процентов (каждый седьмой голодает), 62 процента малообеспечены, 85 процентов не дотягивают до среднего класса.
   Как видим, существенных изменений при исполнении обязанностей президента Д.А. Медведевым не произошло, и результаты его четырехлетнего правления могут быть названы, как и у его предшественника: "БЕЗ ПЕРЕМЕН!".
   Это не значит, что Д.А. Медведев не пытался что-нибудь сделать. Вот только почему-то улучшений не наблюдалось. Это относится и к предыдущим руководителям государства, и мы вынуждены признать, что либеральные реформы в России не удались.
   Это признают и наши теперешние руководители. Они уже не говорят о традиционных реформах. Они говорят о модернизации. В частности, Д.А. Медведев поднял вопрос о модернизации в статье "Россия, вперед". А что это за неведомая зверушка - модернизация - нам не объясняют. Наш молодой президент вообще не утруждает себя объяснениями по поводу используемых терминов. В одной из первых своих публичных сентенций: "Свобода лучше, чем несвобода" он вообще обошелся без определения этих терминов. Ну, что такое несвобода, мы все знаем. А что он понимает под свободой - вседозволенность, которая помогла некоторым ловким людям в России криминальным путем захватить большие куски государственной собственности, или же он разделяет тезис "Декларации прав человека и гражданина" (1789), ст. 4: "Свобода заключается в возможности делать все, что не наносит вреда другому"? А может быть, у него третье понимание свободы, об определении которого он умалчивает, как умалчивает об определении модернизации?
   Судя по "Бюджетному посланию" на 2011 год Президент под модернизацией понимает то же, что и под обычным традиционным функциональным реформированием, кроме того, он модернизировать собирается только экономику, оставив государственное устройство без изменения. Выделение денег на это изменение не является приоритетом "Бюджетного послания".
   Модернизация стала сегодня ключевым термином дня, главным словом эпохи. Такую же примерно роль 20 лет назад играло слово "демократия". Модернизация сейчас, как демократия тогда, должна, согласно распространенным представлениям, спасти страну, вывести ее к новым историческим рубежам и горизонтам развития. В то же время, единого понимания модернизации в элитах нет. И очень важно, чтобы "модернизацию" сегодня не постигла та же участь, что "демократию" в начале 1990-х гг., т.е. чтобы это понятие не было выхолощено, дискредитировано и не превратилось в свое отрицание (дерьмократию). Для значительной части экономической и административной элиты модернизация - это просто совокупность программ, позволяющих получить нужное финансирование из государственного бюджета (пилить бюджет). Крупные отряды бюрократии нередко понимают модернизацию как локальную замену аппаратных кадров - "не совсем правильных" чиновников на "совсем правильных", т.е. принадлежащих к определенным группам (кланам). Это относится, во многом, и к бывшим крупным чиновникам, понимающим под модернизацией систему механизмов их собственного возвращения в той или иной форме в российскую власть.
   Между тем системный подход к развитию некоторого объекта, позволяет однозначно трактовать реформирование и модернизацию. При системном рассмотрении государства, которое является элементом системы более высокого уровня - общества, и само является системой более сложных элементов, характеризующейся определенной структурой своих элементов, их связями и функциями, следует выделить элемент - "Государственная власть". Этот элемент государства планирует и осуществляет изменения, призванные способствовать улучшению основной функции государства - повышение благосостояния каждого ее гражданина. Изменения государства, инициализированные государственной властью, называются традиционными реформами. Эти изменения могут касаться только функций элементов государства при сохранении традиционной структуры и связей между элементами государства. Если в результате этих изменений функция государства улучшилась, то принято говорить об удачных традиционных реформах. Если в результате этих изменений функция государства ухудшилась, то принято говорить об неудачных традиционных реформах. Именно эту ситуацию имел в виду незабвенный В.С. Черномырдин, произнося свой изумительный афоризм: "Хотели как лучше, а получилось как всегда".
   Могут быть изменения, инициализируемые государственной властью, которые касаются структуры элемента определенного уровня системы, но приводят к улучшению функции государства в целом. Такое изменение структуры позволяет считать ее более современной для изменившихся условий, модернизированной структурой, а государство - модернизированным. Но если структура изменилась, а функция государства не улучшилась, то не только государство, но и система более высокого уровня - общество остались традиционными, реформы не удались, модернизация государства не состоялась.
   Если рассматривать структурные изменения государства, то следует различать аграрно-ремесленное государство, аграрно-мануфактурное государство, аграрно-промышленное государство, индустриальное государство, постиндустриальное государство. Когда Рюрик создал аграрно-ремесленное государство с основным аграрным производством, он модернизировал традиционное русское племенное общество, потому что вокруг уже были модерновые аграрно-ремесленные государства. Иван Грозный реформировал российское государство, но оно осталось традиционно аграрно-ремесленным государством, поскольку вырабатывало в основном аграрную продукцию. Реформы Петра I превратили российское государство в модерновое аграрно-мануфактурное государство. А вот реформы Екатерины II и Павла хотя были успешными, оставили Россию традиционно аграрно-мануфактурной. Реформа Александра II позволили превратить Россию в аграрно-промышленную модерновую страну, в которой промышленная продукция уже занимала заметное место по сравнению с аграрной продукцией. А вот успешные реформа П.А. Столыпина и реформы В.И. Ленина оставили нашу страну традиционно аграрно-промышленной. И только реформа И.В. Сталина превратила нашу страну в индустриальную, поскольку она позволила индустриализировать нашу промышленность и механизировать сельское хозяйство.
   Далее последовало ряд неудавшихся реформ, в том числе катастрофическая реформа Б.Н. Ельцина, которая отбросила индустриальную Россию в ряд второстепенных развивающихся традиционных аграрно-промышленных стран, сведя практически к нулю индустриализацию нашей промышленности, так что Россия превратилась в традиционно развивающуюся страну. И теперь, даже если Россия проведет реиндустриализацию, она все равно будет оставаться традиционно аграрно-индустриальным государством, в то время как развитые страны модернизуются в направлении постиндустриального развития.
   Интересно, что в многочисленных выступлениях В.В. Путина я слов "модернизация", "индустриализация" вообще не встречал - он упоминает только о реформировании. Но еще интереснее то, что модернизация и индустриализация отечественной промышленности самочинно идут полным ходом снизу. Пока правительство сверху разбрасывает многие сотни миллиардов рублей на громкие, но часто бесперспективные проекты, бизнес без лишнего шума проводит... реиндустриализацию страны снизу. В своей статье "Вперед, Россия!" президент Д.А. Медведев даже не упомянул о перспективах развития промышленности. Поэтому для него стало большим сюрпризом, что без всякого участия государственных чиновников на предприятиях полным ходом идет замена машин, технологий и оборудования. Если не изменится курс, чиновники не будут мешать, к 2020 году Россия может стать первым по величине промышленным центром Европы. Таковы поразительные темпы реиндустриализации.
   Среди многочисленных "мифов экономики" есть и такой: мы бездарно проедаем огромные нефте-газовые доходы. Мол, на Запад и Восток от нас идут гигантские нефтегазовые эшелоны, еще - немного химии и стали. В обратном направлении движутся составы, сплошь набитые едой, одеждой и бытовой техникой.
   На деле все не так. "Даже в непростые для экономики 2008-2009 годы в Россию ввезли промышленного оборудования, машин и механизмов на... 160 миллиардов долларов. Это стало не просто первой, а основной (52 процента от общего объема) статьей российского импорта", - объясняет директор Центра исследований постиндустриального общества Вячеслав Иноземцев.
   Так что валютные поступления бизнесом, в отличие от правительства, тратят вовсе не так бездарно. Для сравнения: в предкризисном 2007 году, когда эксперты хватались за головы и жаловались на беспрецедентный рост импорта, мы закупили иностранных товаров на 200 миллиардов долларов. Из них продовольствия - на 27,6 миллиардов долларов, обуви и одежды - на 8,6 миллиардов. Суммы внушительные, но несопоставимо больше потратили на закупку средств производства. В том же году российские компании приобрели за рубежом машин, оборудования и технологий на 102 миллиарда долларов. После кризиса ситуация изменилась, но не сильно. В 2009 году на долю станков и промышленных машин пришлось 43,4 процента всех зарубежных приобретений.
   Второе, на что следует обратить внимание: в отличие от потребительских покупателей российские предприятия стараются покупать передовую технику. Основной поставщик - Германия, в целом же на страны Европейского союза приходится 62 процента станкостроительного импорта. Так что миф, будто наши заводы сплошь перешли на "китайские железяки", - несостоятелен. На деле Пекин поставляет только 17процентов станков, при этом половина китайского импорта - продукция европейских компаний, открывших филиалы своих фабрики в КНР с соблюдением своих технологий и жесткого контроля качества.
   Другой вопрос - насколько сильно импорт промышленного оборудования подрывает его внутреннее производство? Тут ситуация неоднозначна. С одной стороны, вне всяких сомнений, производство самих средств производства падает. Так, выпуск металлорежущих станков за последние 10 лет сократился с 8,9 до 4,8 тысяч штук, деревообрабатывающих - с 10,2 до 4,1 тысяч и с сожалением следует отметить, что по качеству они уступают советским, поскольку "Старая гвардия" вымерла в "проклятые 90-е, а "Молодой гвардии" попросту нет - все мечтают стать менеджерами и чиновниками.
   С другой стороны, на импортном оборудовании в России выпускают все больше современной техники. Например, по данным Росстата, производство паровых турбин с 2000 года выросло в 2,4 раза, компрессоров - в 4,6 раза, упаковочных линий - втрое, прядильных машин - вчетверо, а промышленного холодильного оборудования - в 11,5 раза. Выпуск тепловозов и электровозов и вовсе достиг советского уровня. Значит могут, если хотят и им хотя бы не мешают!
   Так что проблема - не в самой промышленности, а в ее рабочих инструментах. В принципе, владельцу завода важно не кто сделал "отвертку", а какая от нее будет отдача. А она может быть бешеной. Вот показательный пример: в прошлом году владельцы крупной текстильной фабрики в Ивановской области провели эксперимент. В одном из цехов заменили несколько сотен далеко не старых ткацких станков российского производства на два десятка германских автоматов. После чего производительность труда в цехе подскочила в 76 раз. Хозяева предприятия тут же начали искать кредит на полное переоборудование...
   Эксперты единодушны - на данном этапе в закупках станков за рубежом нет ничего зазорного. "Именно так действует Китай. Да и Россия уже дважды проходила этот путь. В первый раз - во время промышленной революции 1890-х годов. Второй раз - в период сталинской индустриализации 1928-1940 годов", -- рассказывает профессор ГУ ВШЭ Владимир Серебряков.
   Он полагает - нынешнюю волну импорта оборудования можно назвать третьим этапом индустриализации. Он развивается по тем же правилам, по которым шли первые два. На первых порах идет закупка станков и технологий, затем - переход к собственному выпуску. Например, с 1893 по 1899 г. объем промышленного производства в России вырос в два раза, в тяжелой промышленности - втрое. Но подъем был бы невозможен без масштабного импорта. 60 процентов работавших на процветание экономики Российской империи станков были британского производства, 25 процентов - германского.
   История повторилась спустя четверть века. За первые две сталинские пятилетки в стране построили 9 тысяч заводов. В 1928- 1937 годах промышленное производство росло на 10-16 процентов в год и в результате увеличилось в 3,5 раза. К 1940 году СССР стал третьим в мире производителем промышленной продукции после США и Великобритании. Но и тут не обошлось без масштабного импорта - на иностранное оборудование приходилось 66 процентов начинки социалистических предприятий. Советское руководство не видело в этом ничего зазорного. В конце концов, все автомобилестроительные заводы американского Детройта и полтысячи сталинских предприятий спроектировал один и тот же немец - инженер Альберт Кан...
   В общем, в нашей экономике идет интересный процесс. Пока правительство рассуждает о некоей абстрактной модернизации, предприниматели, засучив рукава, готовят промышленный переворот. Оно и к лучшему. "Стране нужна новая индустриализация, а не инновационные мечтания ее руководителей. Потому что экономика, не создающая спроса на новые технологии, отторгнет инноваторов. Достойная цель для России - стать к 2020 году главной индустриальной державой Европы, а не надеяться, что нас прокормят технологии, которых пока нет даже в проекте", - рассуждает Вячеслав Иноземцев.
   Вот если бы был индикативный, а не распределительный подобно советскому, Госплан и правительство бы субсидировало индустриализацию, которая жизненно необходима по сравнению с пока сомнительным Сколково, то может быть можно было уже сейчас приступать к модернизации?
   Правительство занимается прекраснодушными мечтами, а чиновники не дремлют.
   Ситуация, сложившаяся в сфере финансовой политики правительства России, бредовая. Мы продаем нефть, получаем деньги, которые вкладываем под мизерные проценты в экономику Запада. А потом у западных же банков берем взаймы под куда более значительные проценты. За это чиновников делают министрами года. Если твой враг хвалит тебя, задумайся - какую глупость (ошибку) ты совершил?!
   В любой коммерческой фирме финансовый директор, который деньги фирмы вкладывал бы под 2-3-5 процента, а кредиты привлекал бы под 5,5 процента и выше, - этот финансовый директор проработал бы до тех пор, пока его операции кто-нибудь бы не заметил. А в масштабах российского государства это, похоже, абсолютно нормальный подход, про который пишут вот уже десяток лет! Это результат либеральных реформ.
   Либералы - деятельные люди. Когда спрашиваешь конкретного либерала, что должен сделать человек, который зарабатывает много денег, но в перспективе лишится работы, потому что все его умения быстро устаревают, либерал дает абсолютно четкий и правильный ответ: нужно вкладывать деньги в свое развитие, чтобы, когда изменится ситуация и придет "черный" день, он для вас был бы не "черным", а таким же светлым, как и сегодня.
   Когда же речь заходит о стране, оказавшейся в положении того человека, подход у либералов строго противоположный: имеющиеся деньги ни в коем случае нельзя направлять на совершенствование страны - нужно копить их на "черный" день!
   Но если копить деньги на "черный" день, обычно они превращаются в гробовые деньги.
   Мы должны хорошо понимать, что именно последовательный и целенаправленный отказ на деле, а не на словах от всякой модернизации России привел к тому, что в результате кризиса ВВП России сократился на 8 процентов. А, скажем, в Китае тамошние экономисты рвали на себе волосы из-за того, что в ходе того же кризиса темпы их экономического роста упали с 11 до 8 процентов.
   Наши уважаемые руководители, кажется, напоминают господина Плюшкина, жаловавшегося на своих людей, которые взяли мерзкую привычку каждый день "трескать". Но если рассказать об этом сравнении господам чиновникам, которые такую политику проводят, они страшно обидятся. И их можно понять: а ведь они правы, они радикально отличаются от Плюшкина. Плюшкин был искренен! Он морил своих крестьян голодом, но он морил голодом и себя. А у нас бизнес, связанный с теми или иными высокопоставленными господами, купается в деньгах - у этих людей лично все в порядке. В России сегодня осуществляются только те проекты, в ходе реализации которых можно разворовать бюджетные деньги ("пилить бюджет"!). Все остальные проекты жесточайшим образом урезаются. Так что у нас очень неискренние Плюшкины.
   В настоящее время неиспользуемые остатки средств на счетах федерального бюджета составляют 4,6 триллиона рублей. Из них в Резервном фонде - 745,7 миллиарда, в Фонде национального благосостояния - 2,6 триллиона и 1,3 триллиона рублей - более четверти всех неиспользованных остатков - валяются без движения непосредственно в бюджете. При этом со стороны Минфина налицо упрямое стремление не допустить никакого дополнительного расходования денег.
   У нас в свое время из Стабилизационного фонда был выделен Фонд национального благосостояния специально для того, чтобы этими деньгами покрывать дефицит Пенсионного фонда, когда этот дефицит станет большим. Имелось в виду, что на какое-то время денег хватит и за это время мы определимся, что делать с пенсиями. Но когда дефицит Пенсионного фонда действительно стал большим, Фонд национального благосостояния не распечатали. Вместо этого повысили социальные взносы, усилили налогообложение.
   Это уникальная ситуация, она уже даже не прикрывается ложью о том, что распечатывание Стабилизационного фонда, рост бюджетных расходов якобы ведут к росту инфляции, потому что всем уже очевидно: инфляция у нас прежде всего вызвана произволом монополий.
   Почему же государственные чиновники последовательно и целенаправленно проводит политику на недопущение модернизации? Причем эта политика проводится с высочайшей эффективностью - я бы даже сказал, с мужеством и героизмом.
   Для ответа на поставленный вопрос сначала нужно понять логику действия нашего государства. Многие образующие его чиновники искренне верят в то, что государство - это инструмент их личного обогащения, и ничего больше, поскольку они еще с момента возникновения приватизировали государство. Если вы занимаетесь государственным управлением в целях личного обогащения, то, грубо говоря, вы занимаетесь грабежом. Но когда вы кого-то грабите, у вас нет никакого желания сделать так, чтобы ваша жертва модернизировалась и стала более сильной, наоборот - ваша жертва должна быть слабой.
   Модернизация усиливает общество, повышает его энергетику, возможности, следовательно, модернизация объективно ограничивает возможности грабежа. Но это не надо правящей бюрократии!
   С другой стороны, что значит развитие? Это значит, что нужно во что-то вложить деньги. То есть вместо того, чтобы чиновник эти деньги украл и вывез в Швейцарию, или построил домик под Парижем, или еще что-нибудь с ними сделал - вместо этого на них будут строиться какие-то дурацкие заводы, на которых непонятно кто будет что-то делать! Это нецелевое, непроизводительное расходование денег с точки зрения человека, который рассматривает государство только как источник личного обогащения. Вот и не построили ни одного нового завода за 20 лет либеральных реформ!
   Ну и самое главное: когда вы кого-то грабите, то у вас объективно нет и не может быть никакой ответственности перед вашей жертвой! Вы в лучшем случае можете испытывать жалость к вашей жертве. Но ответственности перед ней у вас не может быть по определению. А значит, у вас нет никакой мотивации к действиям: зачем что-то делать, если можно ничего не делать и замечательно себя чувствовать.
   Кроме того, как только мы начинаем модернизировать страну, мы автоматически вступаем в конкуренцию с Западом. Если вдруг мы научимся сами делать, например, шариковые ручки, компания, которая экспортирует их в Россию, потеряет прибыль. Она тут же придет к своему правительству и скажет: "Разберитесь с этими негодяями, которые отнимают наши деньги!" В ситуации, когда вся правящая "тусовка" России держит свои активы (не только деньги, но и семьи, любовниц и т. д.) в фешенебельных странах Запада или мечтает об этом, ссориться с Западом невозможно! Поэтому модернизация у нас проводится исключительно на словах (президента, который подобно Манилову рассуждает: "А хорошо бы было построить мост через речку, поставить на нем стол с самоваром и пить чай!"). На деле ее быть не должно, потому что иначе тот, кто держит сегодня мой карман в своих руках, завтра начнет этот карман слегка сжимать и чиновнику от этого будет очень, очень, очень плохо!
   В результате сегодня в России мы имеем ситуацию, при которой бизнесу платить налоги не то что бессмысленно, а вредно! Потому что если мы заплатим налоги государству, то эти деньги пойдут на модернизацию не нашей страны, а стран, которые прямо с нами конкурируют. Деньги российским правительством вкладываются в стратегических конкурентов России. И бизнесмен, который платит налоги своему государству, тем самым укрепляет своих стратегических конкурентов. Русский абсурд! Вот умный бизнесмен и не платит непомерные налоги, а выводит свое предприятие в тень, предпочитая заплатить "крышующему" его бандиту только треть получаемой прибыли.
   Можно вполне допустить, что в силу специфических отношений российского руководства с Западом деньги, которые Россия вложила в его финансовую систему, уже не вернуть... Представьте себе: в мире кризис, мне не хватает наличности и ликвидности. И вдруг кто-то у меня захочет забрать деньги, которые он мне ранее отдал. Это, безусловно, вызовет у меня негативную реакцию и может провести меня в бешенство!
   Разумеется, никого из наших руководителей, особенно в Минфине, нельзя обвинить в недостатке интеллекта. Если достаточно умный профессиональный человек последовательно и долго проводит совершенно невменяемую политику, это не значит, что он глуп. Это значит, что у него другая система мотивации, другие цели. Поставьте себя на место западных финансистов: к вам приходит человек из России и вручает вам сотни миллиардов долларов на вашу поддержку. Причем, прокрутив эти деньги по вашей финансовой системе, вы их же отдадите в качестве кредита российскому бизнесу, да еще под большие проценты. В реальности так оно и есть: сколько мы государственных денег вложили в западные экономики, почти столько же наш бизнес должен внешним кредиторам. Это же огромный подарок западным экономикам! А за подарки принято отвечать взаимностью. Ну не только назначать такого человека лучшим министром года. А мы упираемся в вечную российскую тему - в криминал и коррупцию.
   Таким образом, сегодня мы имеем дело с разрушительной криминальной экономической политикой, которая проводится с небывалой для пореформенной России целеустремленностью и эффективностью. И получается, что оздоровление российского государства, если суть процесса выразить в одной формуле, - это не только избавление России от криминала и коррупции, но и направление государственных денег на модернизацию России, а не ее стратегических конкурентов. Потому что если эту политику начать осуществлять, то, с одной стороны, Россия станет подниматься, а с другой - люди, которые сегодня проводят разрушительную криминальную политику, будут вынуждены покинуть не только свои должности, но, следует думать, и Россию. Когда-то К. Маркс сказал гениальную фразу: "Может случиться и такая ситуация, что трудящемуся будет выгоднее откупиться от капиталиста, чем бороться против него". Таким капиталистом является государственный чиновник. И, кажется, пришло время откупиться от него, выгнав его за границу.
   После таких радикальных предложений как-то не хочется больше анализировать деятельность Д.А. Медведева, который прекраснодушные мечтания сочетает с совершенно мелкими, непродуманными делами. А придется, чтобы следующий президент не наступил на "эти же грабли".
   В 2011 Д.А. Медведев предложил отказаться от сезонного изменения времени и в конце октября Россия на зимнее время не перешла. Произошла промашка, если не оценить событие более негативно. Это свидетельствует о том, что у президента нет хороших референтов, которые бы качественно и грамотно прорабатывали ему поручаемые им вопросы.
   Ситуацию анализирует Вячеслав Апрелев, сомнолог, председатель Санкт-Петербургского общественного комитета "За восстановление в России жизни по поясному времени":
   "Социальный ритм нашей жизни должен быть согласован с ритмом смены дня и ночи - организм человека подчинён ему генетически. Игры со стрелками часов вредны для здоровья, жизни граждан и для экономики России. Пора остановить хроноцид населения - сокращение его численности из-за экспериментов со временем. Для этого нам нужно прекратить опережение природы по времени. Ещё 1,5 года назад мы предлагали не вводить в марте 2011 года "летнее" время, а, наоборот, сдвинуть стрелки на час назад. Тем самым Россия перешла бы к круглогодичному и постоянному поясному времени, приближенному к естественному. солнечному. Это исключило бы нарушения ночного сна, вызванные сезонными переводами часов.
   Экономия электроэнергии на освещении жилищ и рабочих мест, ради которой в СССР переводились часы, совершенно незначительна. Она составляет менее 0,5 процента от производимой в стране энергии. В 1930 году в Советском Союзе было введено "декретное" время, в результате чего мы стали опережать Солнце на один час. А в 1981 году появилось и "летнее" время - разрыв увеличился до двух часов. С осени 2011 года этот разрыв стал сохраняться и в зимнее время. Происходит насильственное пробуждение людей за два часа до восхода Солнца, естественного рубежа смены ночи днём.
   Совместно с учёными из Инстатута медицины труда РАМН, специалистами из Перми и Новосибирска петербургским ученым удалось доказать: летнее опережение поясного времени на два часа снижает работоспособность взрослых, а качество учёбы школьников и студентов сокращается на 10 процентов. Это позволило рассчитать, что потери ВВП страны достигали 300-600 миллиардов рублей. Тем не менее в мае 2011 года Государственная дума приняла закон "Об исчислении времени", в результате которого летний сдвиг стрелок часов стал постоянным. Теперь у нас действует двойное круглогодичное "декретное" время.
   Упомянутый закон увеличивает более чем на треть (в сравнении с прежней системой исчисления времени) длительность хронического недосыпания людей. Например, школьники Санкт-Петербурга, начиная учёбу в 9 утра (по поясному времени это 7 утра), вынуждены в середине зимы вставать на 3-4 часа раньше восхода Солнца. Взрослые, начинающие работу в 7 утра, почти половину рабочего дня проводят в тёмное время суток. На севере России опережение солнечного времени ещё больше: в зимнее полугодие, наиболее тяжёлое для человека, оно доходит до 4-6 часов. Недаром превышение смертности над рождаемостью в северных районах в 1,5 раза больше среднероссийского показателя. Особенно вредно это опережение для здоровья детей, чей растущий организм требует согласия с природой. Из-за резкого ухудшения не только физического, но и психического здоровья детей выросли их агрессивность, нежелание учиться."
   Сокращение времени ночного сна в зимнее полугодие ощущается большинством населения. Владимир Ковальзон, руководитель Российского общества сомнологов, объясняет это тем, что так называемые биологические часы человека отсчитывают не 24, а 25 часов в сутки. Каждое утро мы вынуждены их "подводить". Это происходит при воздействии солнечного света, который падает на глаза и влияет на системы организма, не связанные со зрением непосредственно. Таким образом, наши "биологические часы" перезапускаются, подстраиваются под суточный ритм.
   Постоянное недосыпание вызывает хроническую усталость и заболевания на этой почве, ведёт к инвалидности и преждевременной смертности. Оно является по сути "тихим", не осознаваемым большинством населения оружием массового поражения. В результате выросло число аварий, катастроф и ДТП, которые и при прежней системе исчисления времени превышали среднемировой уровень в 2-3 раза. Возросла тяга к наркотикам, алкоголю и табаку как временным средствам преодоления усталости и стресса. Теперь у человека быстрее разрушаются нервная, иммунная, эндокринная, сердечно-сосудистая, пищеварительная и другие системы, ослабляются воля к жизни, сопротивление внешним вредным влияниям. "Вирус" хронической усталости снижает производительность труда и качество учёбы.
   Но кто и когда спрашивал население России о проблеме исчисления времени? Уж, конечно, не референты президента - они даже у ученых не спросили! А ведь это противоречит пункту Конституции РФ, который гласит: "Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам"! (А куда смотрит гарант конституции - президент России. Так по его указанию и нарушают конституцию. Что же, он правой рукой гарантирует конституцию, а левой - нарушает? Не властемания ли это? И.Л.) Мы, специалисты-сомнологи, предлагаем перевести стрелки часов повсеместно на два часа назад, вернув страну к счёту времени по Международной системе часовых поясов. И это не замедлит сказаться на здоровье людей - а главное, наших детей - положительным образом.
   На сайте "Россия без дураков", сделанном под эгидой Д.А. Медведева, анонимный петербуржец укорял президента за то, что страна осталась в летнем, а не в зимнем времени. "В итоге в Петербурге в декабре в 11:00 еще ночь. Вставать на работу к 9 просто невозможно. Производительность труда снизилась. Просыпаться нужно с рассветом, а не посреди ночи, и потом днем ложиться спать, негодует петербуржец". В своей предвыборной агитации В.В. Путин пообещал это сделать. Так что друзья сквитались: Д.А. Медведев засомневался в продуктивности придуманных В.В. Путиным государственных корпораций, а В.В. Путин обещает исправить непродуманную ситуацию с сезонным временем.
   Аналогично получилось и с предложением президента переименовать Милицию в Полицию. Проведение реформы поручили руководству самой милиции, а оно воспользовалась этим поручением для избавления не от непрофессионалов, а от сотрудников, неугодных начальникам, путем проведения заочной (!!!) аттестации сотрудников. Только производство новой формы полицейских обошлось бюджету в 16.5 миллиардов рублей, а ведь еще менялись и надписи на транспорте и кабинетах бывших милиционеров. Но самое главное, милиционерам "забыли" объяснить, зачем меняют название. А сами они решили, что разница в том, что полицейские более жестоки, чем милиционеры. И если милиционеры только калечили задержанных без суда и следствия, то новоявленные полицейские стали убивать задержанных без суда и следствия. Петербуржцы обсуждали убийство 15 летнего подростка, что по версии следствия, совершил участковый Д. Иванов, которому было предъявлено обвинение. А находившимся при задержании заместителю начальника УР 75-го отдела милиции майору А. Малых и исполняющему обязанности по службе этого же отдела майору О. Прохоренкову обвинения не предъявлены, хотя они вместе отвели Н. Леонтьева в опорный пункт милиции, где он в скором времени и скончался. А что делали в момент избиения подростка участковым его присутствующие в опорном пункте начальники? Смотрели или отводили глаза, зная, что пытки в милиции традиционный способ получения информации. А что, их начальствующее положение дает им индульгенции при нарушении Конституции Российской Федерации ст. 41, п. 3?
   В процессе обсуждения этого страшного события выяснилось, что два месяца тому назад оперуполномоченный Э. Манджиев забил насмерть молодого мужчину, и, как ни в чем не бывало, продолжал усердно выполнять свои обязанности, пока не случилась вторая трагедия. И только тогда его временно отстранили от исполнения обязанностей. Временно! Без предъявления обвинений он будет находиться в отпуске. Отличное наказание! Фактически его поощрили за убийство невинного человека.
   Еще пример. Осенью 2010 года петербурженка умерла после допроса в 13-м отделе милиции. "Задержанная внезапно начала биться головой о стену и причинила себе травмы", - пояснили правоохранители. А в декабре майор полиции убил случайного прохожего. Все эти "стражи порядка" прошли строгую переаттестацию (заочно!). И в полиции творится беспредел побольше, чем в милиции. В полиции широкое применение пыток является заурядным явлением, которое становится известным только тогда, когда задержанный погибает. Тем самым руководство полиции нарушает пункт 3 статьи 41 Конституции Российской федерации: "Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом". Не влечет! Президент не может не знать о применение пыток в полиции, поскольку референты регулярно готовят ему обзоры печати. И если он никак не реагирует на нарушения конституции, то и гарантом ее он не является.
   По мнению многих экспертов, проводящаяся реформа органов внутренних дел не дала на сегодняшний день серьёзного эффекта. После переаттестации в полиции ещё остались коррупционеры, воры, хамы и даже те, кого обвиняли в жестоком обращении с людьми. Так, может быть, десятки миллиардов рублей надо было бы потратить не на обновление формы, а на смену её содержания?
   Так что перемены произошли к худшему. Увы, пока не видно, чтобы реформа дала положительный результат. Вот что пишет специализировавшаяся на освещении полиции главный редактор газеты "Мой район" Ольга Гнездилова: "...Вчера показывали какой-то сериал, а в нем полицейских - они больше не борются бескорыстно в одиночку с паутиной преступного мира, а "закрывают", покрывают, пытают, подделывают документы. Совершенно бандитская система - на самом главном канале! Значит, нет больше ни желания, ни возможности делать вид, что ничего не происходит. Новости о том, что в полиции до смерти забиты подозреваемые (не так посмотревшие), стали обыденными, как прогноз погоды.
   Хотела посмотреть новую статистику, набрала в поисковике "избиения в полиции" - и как повалило! Казань, Петербург, Москва, Марий Эл, Ульяновская область... Если человек под пытками умер - его мучителей задерживают, если выжил - самого часто обвиняют в клевете. После случая в казанском "Дальнем", где задержанного избили и изнасиловали бутылкой, придумали оборудовать видеокамерами отделы полиции. Ведь эта мера показала свою высокую эффективность на прошедших выборах! И правда, сложно было ответить на общественное возмущение, не желая ничего не менять, - но выкрутились же. Полиция - плоть от плоти государства. Поэтому, как ни прискорбно, в ближайшее время вряд ли в ней что-то поменяется".
   А давайте переименуем Д.А. Медведева в В.В. Путина, и сошьем им обоим костюмы, и таблички на кабинетах поменяем. Может быть, тогда чиновники станут исполнять 75 процентов указаний Д.А. Медведева, а то сейчас они исполняют только 62 процента? Но нет, дело не в имени!
   Просто каждое мероприятие надо тщательно готовить. Полицейские в США, не между прочим, а по Закону о полиции каждый год проходят недельную переподготовку, по которой сдают экзамен, и, случается, не все сдают, не смотря на все вытекающие из этого выводы. А нашим милиционерам даже не объяснили, что высокое звание полицейского предполагает соблюдение государственных законов. А в Основном государственном законе - Конституции России есть статья, запрещающая применение пыток. Вот только в Уголовном кодексе нет статьи, которая бы предусматривала наказание за нарушение Конституции.
   Так же непродуманно было предложение Президента перейти исключительно на использование энергосберегающих ламп. Тут уж наши чиновники подсуетились и закрыли единственный оставшийся в России завод по выпуску лампочек Ильича (чтоб и духу этого имени не было!). Подумаешь, большое дело! Просто увеличили объем закупок энергосберегающих ламп в Китае. А китайцы довольны - им доллары капают гуще! А у нас сразу же возникли проблемы. Во-первых, энергосберегающие лампы шире, чем ильичевские и не всякую ильичевскую ими можно заменить без замены люстры, бра или торшера. Это сколько же миллионов оборудования необходимо заменить при использовании энергосберегающих китайских ламп? А заказать электрооборудование китайцам, конечно же, забыли. Ну, ничего! Временно обойдемся лучиной. Во-вторых, в энергосберегающих лампах используется от 3 до 5 миллиграммов паров ртути, которые смертельно ядовиты, и лампы, вышедшие из строя, необходимо утилизовать в специальных условиях. Есть заводы по утилизации линейных ртутных ламп дневного света, которые могли бы утилизовать китайские лампы. Да вот проблема с их сбором и доставкой на заводы. В Калининском районе Санкт-Петербурга с полумиллионным населением около 30-ти округов и только один экомобиль, собирающий опасное для жизни отказавшее электрооборудование. Раз в месяц экомобиль появляется в центре округа, протяженностью 15 километров, и к нему устремляются старушки, чтобы сдать опасные предметы. А не все знают об опасности, исходящей от энергосберегающих ламп и выбрасывают их на помойку. Правда, помойку сейчас убирают таджики - но ведь они тоже люди!
   Вот какой пакет проблем вызвало непродуманное предложение Президента заменить лампы.
   А кстати! Россия является пионером в создании высокоэффективных энергосберегающих ламп на фотодиодах, в основе которых лежат изобретения академика Ж.И. Алферова, за что он получил Нобелевскую премию. У нас выпускаются такие лампы для светофоров, и китайцы купили даже у нас оборудование и построили завод в Шеньжене. (даже и не верится, что бывает такое). Проблем с утилизацией никаких - в основе фотодиода твердое тело кристалла, менять электрооборудование тоже не надо - они могут быть узкими, как накальные лампы. Они и дешевле дорогих ртутных. Да вот беда - мощности заводика, производящего эти чудесные лампы, маловаты - всего 50000 ламп в месяц. Вот бы построить новый завод, закупить американские автоматы безотходного производства, изготовляющие такие лампы миллионными партиями, что обеспечило бы всю Россию! Ан, нет! Чиновники лишатся жирных взяток, которые они получают при покупке ртутных китайских ламп. Нет, президент, конечно же, от этих взяток ничего не имеет. Он у нас Голова! Да вертит им какая-то чиновничья шея, и не только чиновничья.
   Ходит такой анекдот. Всем известно, что сельское хозяйство у нас чиновники развалили и до 70 процентов продуктов питания мы закупаем за границей, поскольку сельскохозяйственные предприятия дышат на ладан и не могут нас обеспечить. Один известный олигарх (фамилию его не будем называть, а то он еще подаст в Лондонский суд иск и потребует многомиллиардную компенсацию за осквернение его чести и достоинства) по случаю задешево скупил ставшие бросовыми земли развалившихся ассоциаций (так сейчас называются совхозы) в поселке Сколково под Москвой. И что придумал хитрющий махинатор? Заходит он однажды, открывая дверь ногой, к Президенту и говорит: "Все успехи американцев идут от "Кремниевой долины" в Калифорнии, где разрабатываются новые технологии, инновации там всякие, и другие ваучерные штучки. Свои "Кремниевые долины" есть у немцев и англичан, у малочисленных голландцев и тайванцев. Даже нищие индусы построили себе "Кремниевую долину". И нам без нее промышленность не модернизировать".
   Президент как услыхал про любимую его сердцу модернизацию, так сразу же велел выкупить у хитреца землю в Сколково за любую цену, которую тот назначит (ведь нам нужна победа - одна на всех: мы за ценой не постоим!). Вот так мы начали строить "Кремниевую долину" не где-нибудь в Зеленограде или Новосибирском академическом городке, где для нее есть все научные и производственные условия, а в подмосковном Сколкове, где только одно широкое поле, а вся инфраструктура - дорога до Москвы.
   При этом никакого технологического рывка не будет, поскольку российская фундаментальная наука тоже находится при последнем издыхании усилиями ее министра, вознамерившегося приватизировать академические институты. (Бред русской кобылы, потому что английская на это не способна!) Сколковский проект призван заменить всю структуру науки, которая создавалась в России с XVIII века такими гигантами мысли, как Ломоносов, Лобачевский, Менделеев, Вавилов, Келдыш, и другими талантливыми учеными, число которых ЛЕГИОН! И создавалась столетиями, в то время как история сейчас дает нам от силы лет пять - десять, потому что вторые столыпинские 20 лет мы уже профукали (чтобы не сказать по-другому, как один опальный олигарх, находящийся в тюрьме). И даже, если этот проект заработает, что очень и очень сомнительно, это вовсе не будет означать реального преодоления технологического отставания, так как он будет отдельным, единственным проектом на фоне разрушения остальной большой системы науки.
   Это все напоминает детские игры, когда ребенок только учится жить и хватается за любую забаву, пока не набьет себе шишек и не поумнеет. А ведь от таких шишек может исчезнуть великая нация!
  

Что есть: ненасильственное гражданское сопротивление

  
   Массовые протесты против фальсификации выборов в России начались в 2011 году, но особенно многочисленные политические выступления граждан России начались после выборов в Государственную думу VI созыва, состоявшихся 4 декабря 2011 года, которые сопровождались нарушениями законодательства и массовыми фальсификациями. Один из основных лозунгов большинства акций было "За честные выборы!" Одним из символов акций протеста стала "Белая лента", символизирующая чистоту и прозрачность выборов. Акции в Москве и Санкт-Петербурге начались вечером 4 декабря. На следующий день после выборов протесты продолжились. Прошло сразу несколько акций. На Пушкинской площади коммунисты собрали несколько сот человек. На Манежной площади несколько десятков сторонников движения "Рот Фронт" провели несанкционированную акцию и были задержаны.Самым крупным событием стала санкционированная акция движения "Солидарность". Она проходила на Чистопрудном бульваре под лозунгами "Выборы - фарс!", "Вернём стране выбор!", "Вернём народу власть!" За счёт распространения информации в LiveJournal, Twitter и Facebook, оппозиция собрала по разным оценкам от 2 до 10 тысяч участников. Большинство источников оценивает численность примерно в шесть-семь тысяч человек. По мнению журналистов "Коммерсанта", нельзя сказать, что на митинг пришли лишь те люди, которые всегда ходят на митинги оппозиции, "это были не отмороженные оппозиционеры, это внятные, спокойные, занимающие чёткую гражданскую позицию, самые обычные люди, которые работают в офисах".
   Впервые на улице с протестом вышло огромное количество людей, которые требовали не хлеба с маслом, а протестовали потому, что их голоса на парламентских выборах были украдены. Были задержаны сотни человек. А, собственно, за что? Они имеют право мирно выразить свой протест, что и делали. Организатора прямой веб-трансляции из Таганского ОВД, куда после митинга на Чистых прудах привезли несколько задержанных оппозиционеров, отправили в обезьянник. Как рассказал один из задержанных по имени Павел, их разместили в актовом зале, так как в обезьянник такое количество человек не смогло поместиться. "Мы здесь спим все на стульях, условия сами понимаете какие. Нам ничего не объясняют, показывали только протокол о задержании, где написано, что мы выкрикивали на митинге лозунги вроде "Долой Путина" и "Чиновников к ответу" - в общем, бред", - рассказал Павел. По его словам, людям в ОВД задерживают передачу продуктов от родственников и друзей: "Среди тех семи был один инвалид второй группы. Его вчера задержали прямо у дома. А сегодня привезли в суд, подержали в воронке у здания, а потом обратно отвезли. В общем, часа три назад только отпустили, когда он тут почти умирал уже"].
   Обсуждая результаты выборов в Государственную думу 5 декабря 2011 года на радиостанции "Эхо Москвы" одна дотошная наблюдательница от оппозиционной партии рассказала, что она заметила, как член комиссии в сторонке заполняет пачку бюллетеней, и обратила внимание полицейского, обязательно присутствующего на каждом выборном участке, на этот криминал. Вы думаете, полицейский вознегодовал? Как бы не так! Ведь это всего лишь криминал, а ни какая там даже коррупция, на борьбу с которой президентом нацелена наша полиция. И доблестный страж порядка ответил: "Я получил инструкцию следить за порядком, чтобы на участке не агитировали за какую нибудь партию, да еще, не дай бог, за деньги (коррупция!) или же, если появится террорист, так я могу его даже расстрелять! Но то, что женщина там чего-то пишет, меня не касается!" И несчастная наблюдательница поведала с каким трудом ей удалось после голосования оформить протокол нарушений, поскольку ее результат наблюдения за выборами, конечно же, отличался, от официального.
   И такие нарушения были массовыми. Только за две недели после голосования по данным МВД было возбуждено 50 уголовных дел. По данным Д.А. Медведева, в день голосования в ЦИК поступило только 117 жалоб, а ведь основной поток заявлений стал поступать в ЦИК в последующие дни. Председатель Центральной избирательной комиссии России В.Е. Чуров оценил выборы "на отлично" - "...мы провели самую открытую, самую публичную, самую хорошо организованную компанию не только в стране, но и в Евроазии в целом".
   Представьте себе, президент ему поверил! Он даже назвал В.Е. Чурова волшебником. В ответ Чуров заявил, что он только учится на волшебника. А вот народ оказался не таким простецким. Эти нарушения в отличие от всех многочисленных предыдущих оказались керосином, который плеснули в давно тлеющее недовольство народа криминалом и коррупцией, 13-ми квитанциями ЖКХ, гаражными сносами, уплотнительной застройкой и другими безобразиями, направленными против простых людей, являющимися "не нашими". В.Е. Чуров действительно оказался волшебником, который буквально разбудил народ.
   Первый заместитель секретаря президиума генсовета партии "Единая Россия" Андрей Исаев заявил, что "Единая Россия" намерена дать достойный ответ прошедшим накануне оппозиционным акциям, проведя 6 декабря свой 10-тысячный митинг в центре Москвы. Днём 6 декабря в Москву были введены внутренние войска. "В связи с проведением разрешённых массовых акций и для пресечения попыток возможных несанкционированных акций общее число мобильных резервов увеличено, в том числе за счёт внутренних войск", сообщило ИТАР-ТАСС. В пресс-службе Внутренних войск МВД РФ подтвердили информацию о вводе подразделений военнослужащих в столицу, передало информационное агентство РБК. "Военнослужащие внутренних войск призваны оказать содействие в охране общественного порядка и обеспечении безопасности граждан вплоть до окончания подсчёта голосов на думских выборах, состоявшихся 4 декабря 2011 года".
   6 декабря возникла инициативная группа, и администратор группы известный юрист А. Навальный на своем сайте обратился к москвичам с призывом придти на митинг. Отозвались порядка 60 тысяч человек. Но для митинга выделили Болотную площадь, которая может вместить только 25 тысяч человек. 10 декабря в Москве прошло одно из крупнейших за последние годы народных выступлений: десятки тысяч человек пришли на Болотную площадь выразить свое несогласие с результатами выборов в Государственную Думу 6-го созыва, прошедших 4 декабря. Численность митингующих по разным оценкам колебалася от 25 (МВД) до 80-85 тысяч (организаторы) человек. Судя по фотоснимкам, на которых заполнена площадь, прилегающие к ней улицы и противоположная сторона набережной Москва-реки, к которой прилегает площадь, реальной является большая цифра. Среди присутствующих были представители различных парламентских и непарламентских оппозиционных движений, а также многие другие. В основном это были хорошо одетые люди 20 - 40 лет, которые протестовали против того, что их обманывают. Некоторые это неординарное явление даже назвали "Революцией дорогих шуб", хотя митингующие категорически протестуют против революции и призывают к мирным, ненасильственным методам борьбы.
   По итогам митинга была принята резолюция из пяти пунктов:
        -- Освобождения всех политзаключённых.
        -- Отмены итогов сфальсифицированных выборов.
        -- Отставки В.Е. Чурова и расследование его деятельности, расследования всех фактов нарушений и фальсификаций, наказания виновных.
        -- Регистрации оппозиционных партий, принятия демократического законодательства о партиях и выборах.
        -- Проведения новых открытых и честных выборов.
   Если власти не примут эти требования, то митингующие вновь соберутся через две недели. "Мы вернемся!" - скандировали участники митинга.
   Похоже, что оппозиция в России приняла тактику ненасильственного гражданского сопротивления. "Мы не хотим революций!" - говорили участники митинга, договариваясь о следующем встрече.
   Президент Д.А. Медведев заявил: "Я не согласен ни с лозунгами, ни с заявлениями, прозвучавшими на митингах. Тем не менее, мною было дано поручение проверить все сообщения с избирательных участков, касающиеся соблюдения законодательства о выборах." И в Послании к Федеральному собранию он заявил, что готовит проекты законов, отменяющих ужесточение выборов, и предусматривающих реформу ЦИКа.
   Следующий митинг собрался 24 декабря на проспекте Академика Сахарова. Он был еще многолюднее предыдущего митинга, весь проспект Академика Сахарова был заполнен людьми. Выступающие констатировали, что власти не выполнили требования предыдущего митинга и агитировали голосовать против кандидатуры В.В. Путина. Следующий митинг был запланирован на 28 января.
   Люди не хотят, чтобы их обманывали. Как тут не вспомнить крылатое выражение Авраама Линкольна: "Можно обманывать одного человека. Можно некоторое время обманывать многих людей, но народ обмануть невозможно!" Но они не хотят и революций с их страшными последствиями и большими жертвами.
   Ненасильственное сопротивление или ненасильственная борьба - практика достижения политических целей без применения насилия: путем гражданского неповиновения, забастовок, отказа от сотрудничества, бойкота, символических протестов. Некоторые считают ненасильственными средствами борьбы также блокирование транспортных магистралей.
   В двадцатом столетии ненасильственное сопротивление стало активно использоваться как в социально-политической борьбе, так и при гражданском (невоенном) сопротивлении иностранному агрессору (например, в случае оккупации Норвегии нацистской Германией в 1940 году и в случае оккупации армиями стран Варшавского договора Чехословакии в 1968 году). C 1966 по 1999 год ненасильственное гражданское сопротивление сыграло решающую роль в 50 из 67 случаях перехода от авторитаризма к демократии. Ненасильственное сопротивление является противоположностью одновременно и пассивному приятию социальной несправедливости, угнетения, и вооруженной борьбе с ними. Как показывает исторический опыт, социально-политическая практика ненасильственного сопротивления получает развитие при наличии гражданского общества. До 2011 года гражданское общество в России признаков жизни не подавало.
   Особенность ненасильственного сопротивления и разрешения конфликтов заключается в том, что при этом делается попытка аппелировать к разуму и чувствам противостоящей стороны, заставить ее признать правоту и моральное превосходство участников сопротивления. При противостоянии внешней агрессии предполагается, что применение ненасильственного сопротивления должно деморализовать солдат противника, заставить их усомниться в правоте действий своего государства.
   "Критиковать власть нужно всегда, - считает писатель Владимир Войнович. - Потому что она имеет обыкновение отрываться от народа, не исполнять обещания, нарушать законы, ею же принятые. Общество всегда должно держать её под контролем. И это правильно, когда писатель участвует в осуществлении морального контроля над властью.
   Мне, к примеру, не нравится, что два человека решили, на какой срок кого выдвигать, придумали продлить срок президентского правления, когда-то установленный Конституцией. Я за то, чтобы руководство страны менялось. Есть такая аксиома: всякая власть развращает, а власть абсолютная развращает абсолютно. Человек, который находится на вершине власти, так или иначе от жизни отрывается, начинает совершать очень грубые ошибки, за которые приходится расплачиваться миллионам людей. Именно поэтому в Конституции и прописано, что глава государства должен сменяться через определённое время, и никому эти сроки не продлеваются до бесконечности. Наверху любимцев быть не должно!" (Конец цитаты, ИЛ).
   Но тешить себя иллюзией, что Владимир Владимирович испу­гается и уйдёт - такого не будет! Нужны конкретные действия, требования. Например, чтобы премьер-министр уходил на время выборов в отпуск. Иначе получаются неравные условия... Шаг за шагом надо создавать новую политическую реальность. Новый баланс сил. Это тяжёлая системная работа.
   "Активность общества нарастает - считает кандидат на должность президента М.Д. Прохоров, - а власть, хоть и чувствует эти сигналы, постоянно опаздывает. Требует народ прямых выборов губернаторов, а ему говорят: пожалуйста, но с президентским фильтром. Что за фильтр, зачем? Не надо за нас решать, кто куда пересядет. И упёртость, неготовность к диалогу - показатель не силы, а слабости власти. Люди же не хотят революции, они хотят уважения. Хотят иметь возможность выбирать. Почему в магазине вам предлагают на выбор 20 ви­дов чайников, а в государстве - выбор всего из двух политиков на протяжении стольких лет?
   Одна из главных претензий к власти касается запредельного уровня коррупции. Как бороться с этим злом?
   Первое - ввести конкуренцию. Разве жители какого-нибудь городка не знают, что их сити-менеджер ворует? Знают и на выборах, если дадут выбирать, его обязательно "прокатят". Если участковый собирает с торговых палаток деньги - кто за него проголосует, если должность участкового станет выборной? Власть сегодня - самый доходный бизнес. Это надо порушить. Грузия была самой коррумпированной республикой в СССР, а сегодня там, например, полиции доверяют более 70 процентов граждан. Почему же мы не можем?
   Второе - сменяемость власти. Президент не должен сидеть в кресле больше двух сроков по 4 года, то есть не больше 8 лет в жизни. Это же правило должно касаться министров, губернаторов, мэров городов, ректоров вузов и так далее. Тогда освободятся места для новых, талантливых людей. Раз в 3-6 месяцев любой чиновник должен отчитываться: что он сделал за это время. Отчитываться за свои расходы, и не только личные. Люди вправе знать, во сколько им обходится власть. Сколько стоит президент, премьер, губернатор, министр со всеми их резиденциями, самолётами, лимузинами и прочим. Вот народ и вооружается ненасильственной борьбой.
   Ненасильственная тактика позволяет вести такую борьбу, которая хотя и основывается на возмущении несправедливостью, насилием, не возбуждает, тем не менее, в борцах злобу и ненависть. В случаях внутринациональных конфликтов, очевидно, что непримиримость, ненависть, сохранение взаимной отчужденности не способствуют их решению, так как при любом исходе борьбы людям, представляющим противоборствующие стороны, предстоит жить вместе. Благодаря последовательному применению ненасилия в таких конфликтах сохраняется правопорядок и защищается человеческое достоинство.
   Сторонники нормативного подхода к ненасилию настаивают на принципиальном характере ненасилия. Они убеждены в том, что в каждом случае ненасильственного сопротивления оно должно воодушевляться не только непосредственной целью, но и высокими помыслами, религиозными воззрениями, этическими принципами. Они полагают, что техника ненасильственной борьбы может быть реализована с наибольшей последовательностью, если люди исповедуют соответствующие принципы, а не просто выбирают наиболее эффективную тактику из всех возможных по соображениям истины, благоразумия, практичности. Идеологами ненасильственной борьбы, как выполнения религиозно-нравственного долга, связанного с духовным самосовершенствованием, были Махатма Ганди, лидер борьбы против дискриминации