Ляхов Денис Владимирович: другие произведения.

Лидер.(новый вариант) Общий файл.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 5.21*61  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попытка Љ3.Остальное выложу к концу месяца, надеюсь правленное и с дополнительными главами.

  
  
  
  Пролог
  
  Алое солнце медленно выползало из-за гор, освещая узкое ущелье, соединяющее между собой бескрайние просторы южной степи и лесные чащи на юге Лосского королевства. Посреди ущелья, в самом узком месте, не более сотни шагов в ширину, солнечные лучи упирались в рукотворную каменную кладку. Любому разумному, хватило бы одного взгляда, что бы понять, что в былые времена, это была огромная стена, перекрывающее проход в обе стороны. И мало кого на Бриске удивило бы отсутствие врат в ней. Ибо даже дети знали, какое зло постоянно приходит со стороны степи.
  Время было безжалостно к стене, центральная и правая ее части были разрушены почти до основания, она уже давно не выполняла функции, ради которой была построена. Каменные глыбы, осыпавшиеся в обе стороны, создавали впечатление дороги, по которой мог спокойно пройти пеший путник. И только с левой стороны кусок стены, не более четырех метров в высоту и сорока шагов в длину, еще стоял, защищая проход от непрошеных гостей. Лишь у самой скалы она прерывалась, заканчиваясь насыпью из камней.
  Стену давно следовало восстановить, так как из степи постоянно приходили отряды степных орков, с целью наживы и захвата пленников. Именно они и являлись тем злом, которым на всех континентах пугают детей. Слухи о том, что делали орки с пленными, были один страшнее другого. Но людская память коротка, слишком быстро они забывают о том, что Орда может вернуться. А другие разумные расы, находятся на большом удалении от Проклятых гор, что бы беспокоиться об этом. Небольшие отряды, просачивающиеся время от времени, не интересовали власть предержащих. Ну, разграбят пару деревенек, убьют или уведут в полон пару сотен крестьян. Что в этом такого? Бабы еще нарожают. А если когда-то и придет Большая Орда, то пусть об этом уже заботятся потомки.
  Из общего унылого пейзажа, повторяющегося день от то дня на протяжении вот уже четырехсот лет, выбивались стройные ряды солдат, перекрывающих рассыпавшейся участок стены. Сотня солдат тяжелой пехоты, закованная в металл, построились в два ряда, в ожидании своего врага. Издалека зрелище шеренг производило сильное впечатление. Латы, щиты и наконечники копий, сверкали, попадая на солнечный свет, создавая впечатление, что это не люди, а монолитная металлическая стена. Но стоило, только приблизится к строю, как сразу пропадала вся красота и трепет. Щиты были выкрашены в серебристый цвет, и только несколько полос металла крест-накрест пересекали их. Шлемы и латы были словно из музея. Большинство панцирей держалось за счет огромного количества кожаных ремней. Местами были заметны пятна ржавчины, которую пытались затереть, но не успели и бросили это занятие на полпути. На лицах большинства солдат, стоящих в строю, то и дело проскакивало напряжение, страх, неуверенность и решимость. Любому опытному военному становилось понятно, что перед ним стоят новобранцы, ни разу не участвующие в настоящих боях.
  Жалкое зрелище, если бы не одно 'но'. В небольшом отдалении, за спинами солдат, находились еще два полных десятка солдат, но на них были одеты совсем другие доспехи. И выглядели они куда спокойнее своих собратьев. Чуть левее от них, на небольшом возвышении, стояли четыре человека. Невысокий сгорбленный старик в белой мантии, что выдавало в нем его принадлежность к магической братии. Седоусый старший сержант в доспехах королевских егерей, с тяжелым взглядом карих глаз из-под кустистых бровей. Молодой командир со шрамом, пересекающим левую половину лица. И высокий юноша с большими зелеными глазами, что говорило о наличии эльфийской крови. Юноша держал штандарт - сжатая в кулак латная серебряная перчатка на красном фоне.
  -Вы уверены лэр лейтенант, что нам стоит принять бой при таких условиях? - хмурясь, спросил старший сержант.
  -Мэдлик, мы с тобой это уже сто раз обсуждали. Да я уверен, - с усталостью в голосе отозвался тот, кого назвали лейтенантом. - Ты ведь сам все прекрасно понимаешь. Если мы засядем в форте, то они просочатся через нас. Ну, убьем мы полсотни, пусть даже сотню, - взмахом руки приказав молчать сержанту, намеревавшемуся возразить, - А остальные две с половиной, три сотни разбегутся по окрестностям грабить и убивать. Надо заставить этих зеленых забыть дорогу через это ущелье. Иначе, тот договор с деревнями, которые нас обеспечивают едой, будет расторгнут. Или ты вновь хочешь голодать? Или предлагаешь самим грабить деревни? Так как делал мой предшественник?
  -Я не говорил этого, лэр лейтенант, - смутился ветеран, под взглядом серых глаз командира.
  -Тогда хватит уже об этом. Тем более что вот и они, наши долгожданные 'зеленые братья', - иронично проговорил лейтенант, не обращая внимания на удивленные взгляды спутников.
  В дальнем конце ущелья, появились первые орки. Они не сильно отличались от своих собратьев, серых орков, разве только цветом кожи. Такие же мощные, обтянутые жгутами мышц, тела. Одетые однообразно, в шкуры или кожаные куртки. На некоторых красовались кольчуги, явно знававшие лучшие времена. Вооружение было различным, короткие, чаще всего, композитные луки, копья, ятаганы, у некоторых были мечи, но более всего было орков с топорами. Единственное, что было относительно одинаковым, это большие круглые щиты обшитые кожей. Относительно, потому что на каждом красовался свой собственный рисунок, означающий принадлежность к клану и семье. Поскольку найти разнообразные красители в степи довольно сложно, то в основном преобладали черный, зеленый, белый и бордовые цвета.
  Из-за того, что солнце светило в глаза оркам, они не сразу заметили ряды солдат перекрывающих им путь. Только подойдя достаточно близко, толпа орков остановилась, удивленная таким положением дел. Понадобилось несколько долгих секунд, что бы орки пришли в себя, и, издав радостный слитный рев из нескольких сотен молодых глоток, бросились в атаку.
  
  Глава 1.
  
   Есть несколько вещей, на которые человек может смотреть бесконечно долго - это огонь, вода, а для мужчин еще и красивая женщина. Первое и третье мне не доступно. Одно, потому что лень разжигать, а с другой рассорился. Поэтому, я сидел на берегу залива, и рассматривал бесконечную водную гладь, придаваясь грустным мыслям. Иногда бывает такое настроение, когда хочется побыть одному, что-то переосмыслить или обдумать. Лера, потрясающе красивая и умная девушка, моя девушка. Как говориться женщина моей мечты, мой идеал. Но иногда с ней бывает очень тяжело. Случается, что я просто ее не понимаю. Это меня нервирует и раздражает, что хочется все бросить и уйти от нее. Однако мы всегда решаем проблемы, не доводя дело до ругани и скандалов. Чья в этом заслуга я не представляю. Наверное, обоих, но мне кажется, что в большей степени ее. Так было всегда, но только не в этот раз.
  Все было хорошо, и ничего не предвещало плохих событий. Мы сходили в кино, затем посидели в кафе, и отправились к ней домой. Что можно сказать? Я еще не встречал девушки, которая угадывала бы все мои желания, и это касается не только постели. Иногда, у меня создавалось впечатление, будто она читает мои мысли, потому, что понимала меня как никто другой. Ночь была великолепной, а ближе к утру, когда мы угомонились, Лера внезапно подскочила с кровати, и убежала в другую комнату. Я был слегка озадачен таким оборотом дела, до этого ничего подобного не случалось. Не успел я осознать, что произошло, как она вернулась, и вновь легла рядом. Повернувшись ко мне, Лера протянула в левой руке кулон в виде сердца на цепочке, я не ювелир, но отличить золото смогу.
  -Что это? - все еще не понимая, спросил я.
  -Это подарок тебе. Талисман. А то у меня плохое предчувствие.
  -Котенок, спасибо конечно за подарок, но это немного не мой фасон,- кулон был явно изготовлен для женщины. На груди Леры он будет смотреться великолепно, но для парня больших габаритов и с нормальной ориентацией не уместно, если не выражаться матом. Поэтому я постарался подобрать слова, что бы ни обидеть свою девушку. Все же это подарок.
  -Одень! - тон, которым это было произнесено, был очень далек от нежного. Больше это походило на приказ. А такого я точно не потерплю.
  -Лера, я понимаю, что это подарок, но в таком я ходить не буду.
  -Ну, пожалуйста, - видимо поняв, что повела себя не так, стала просить она.
  -Нет, и хватит уже об этом.
  -Тогда можешь больше ко мне не приходить, - расплакавшись, тихо произнесла она. - Черствый дурак, я же о тебе забочусь.
  Но было поздно, как говорит моя бабушка 'закусил удила'. Молча, встав с кровати, под тихие всхлипывания, я стал быстро одеваться, гнев и обида смешались воедино. О какой заботе она говорит? Что бы я выглядел, как гей? Да ни за что! Я нормальный парень, с нормальной направленностью и запросами. Одевшись, я вышел во двор. На улице уже было светло, лето все же на дворе. Но для людей, спешащих на работу еще слишком рано. Домой идти во взвинченном состоянии не хотелось, поэтому я выбрал другое место. Залив, с утра здесь никого нет, кроме рыболовов, и это лучшее место, где можно успокоиться и уже на трезвую голову подумать.
  Взвесив все за и против, я сделал вывод, что слишком поторопился. Иногда стоит идти на компромиссы с человеком, которого любишь. Потаскаю эту безделицу под рубашкой я пару недель, а потом сниму. Все-таки, почему я так отреагировал? Можно подумать я бы умер, если бы надел эту бижутерию. Странная реакция на обыденную просьбу. Об этом стоит подумать на досуге, старею я что ли? С такими грустными мыслями я отправился на автобусную остановку, так как перед тем, как появится у Леры, следовало посетить еще пару мест. Показываться без цветов и подарка было бы огромной глупостью.
  
  Отступление 1.
  
  Чертов 'пустышка'. Почему Клер выбрала его? Что она в нем нашла? Никаких способностей к тайным силам, бездарный увалень. Разве, что здоровый как медведь. Ненавижу! Больше всего я ненавижу этих боровов. Одни только мышцы и никакого мозга. Но ничего, я приготовил для тебя сюрприз. Хорошо, что мне попался черновик магистра Уйлса, который он, по своей обычной рассеянности, забыл в книге 'Общей истории магии и волшебства'. Само по себе плетение было громоздким и сложным в исполнении, так как были способы гораздо проще расправиться со своим противником. Но у этого плетения было одно, но очень большое преимущество, перечеркивающее все его недостатки. По остаточному следу ни один маг-ищейка не сможет найти или определить мага, применившего это плетение.
  Я долго ждал того, что бы Клер стала моей. С самого первого курса я делал все для того, что бы она меня заметила. Но ничего не выходило. Радовало только одно, не замечала она не только моих потуг, но и остальных студентов, даже старшекурсников. Как-то я услышал разговор нашего декана с отцом Клер. Так он ее расхваливал, мол, не гуляет, не пьет, а вся посветила себя учебе и научной работе. Тогда я решил, что пока мы учимся мне надо стать для нее лучшим другом, а когда мы закончим Академию, то она обратит на меня внимание. И сам ударился в учебу. Кто бы мог подумать, но через какое-то время мне самому это понравилось. С Клер мы часто стали встречаться в библиотеке и на дополнительных факультативах, и со временем стали лучшими друзьями. Все шло к тому, что после диплома у меня появится шанс стать не только другом. Но как обычно это бывает, все пошло наперекосяк.
  Всех отправили на преддипломную практику. Я не сильно расстраивался, что не смог попасть в одну группу с ней. Зная ее характер и отношения по поводу любых приставаний со стороны мужчин, я не боялся ее потерять. Подвела меня моя самоуверенность, в том, что я знаю ее, как облупленную. Практика шла своим чередом, с Клер мы переписывались каждый день, а месяц назад от нее пришло сообщение, что она влюбилась. Я вначале не поверил своим глазам, решил, что это просто опечатка. Но нет. Моим надеждам не суждено было сбыться. По телефону она подтвердила, что нет никакой ошибки. Кто бы знал, каких усилий мне стоило не завыть в голос! Я уже стал перебирать всех адептов из тех, кто отправился в ее группе, когда она сказала, что это обычный парень! Да как она могла влюбиться в 'пустышку'?! Что он может ей дать?
  Я не находил себе места от злости. Оставшиеся дни практики прошли, как в бреду. И вместо того, что бы отправится на положенные перед дипломом каникулы, я срываюсь и лечу к ней. Только спустившись по трапу, я сообразил, что глупо к Клер сейчас соваться. Так как я могу наговорить много грубостей. Вот в этот момент у меня и созрел мой гениальный план. Все просто, надо убрать с дороги соперника. Погорюет она по нему чуть-чуть и забудет. А тут рядом и мое дружеское плечо подоспеет.
  Вот и настала пора опробовать плетения магистра на практике. До этого я его применил только один раз, да и то на кошке. Мне понадобилось три года, для того, что бы воспроизвести плетение, слишком уж оно громоздкое. Естественно, что для магистра это плетение не составляет труда, так мне до него еще очень далеко.
  Первым делом надо раскинуть поисковую сеть. Так, кто у нас здесь? Это, скорее всего рыбаки. И больше в округе никого нет. Удачно получилось, время еще раннее, посторонних почти нет. Теперь создать основные части Зеркального плетения. Ух, уложился в две минуты, годы тренировок не прошли даром. Теперь ждем. Как только он пройдет мимо меня, мне останется только накинуть привязку и дело в шляпе.
  Что за? Что-то не так! Но я все сделал правильно?! Да что же это? Зеркало искажается. Этого просто не может быть! Вспышка. Мои глаза! Надо уходить отсюда, скоро здесь будет не протолкнуться от ищеек магистра Штольца, а то и сам он пожалует. А о том, что произошло, я могу подумать на досуге.
  
  Отступление 2.
  
  -Рассказывай. Мальчик исполнил свое желание?
  -Да, госпожа.
  -Это хорошо, что нам не пришлось прибегать к крайним мерам. Чем меньше мы вмешиваешься напрямую, тем лучше.
  -Есть только несколько вещей, которые меня настораживают, госпожа.
  -Объясни.
  -Во-первых, госпожа, адепт применил не известное мне плетение, и я даже не могу сказать какой эффект оно должно было за собой повлечь. Ни о чем подобном от наших магов я не слышал. А времени на то, что бы разобраться в нем у меня, к сожалению не было. Во-вторых, определить принадлежность использовавшего это плетение не представляется возможным.
  -Даже так?! Почему?
  -К сожалению, я этого не знаю госпожа. Но я уверен, что маги людей не найдут никаких следов адепта.
  -Хм. Это интересно. Эл,Тал, нам стоит присмотреться к такому дарованию.
  -Будет исполнено, госпожа.
  -Продолжай, э,Волит. Ты же еще хотел, что-то добавить?!
  -Да, госпожа. В-третьих, мне показалось, что плетение сработало ни так, как рассчитывал адепт. Что-то пошло не так, и он сам не ожидал такого эффекта. Но это только мое предположение, госпожа.
  -С чего ты взял, что плетение сработало не правильно? И какой эффект вообще получился?
  -Все в ощущениях, госпожа. Когда активировалось плетение, адепт растерялся и занервничал, что выразилось в хаотичных движениях. К этому стоит добавить, что произошла вспышка света, к которой адепт был не готов. Что же касается эффекта, госпожа, то кроме вспышки больше ничего не было. Человек исчез. То, что он жив, не подлежит сомнению, так как эманаций смерти я не почувствовал. Но что с ним произошло, остается загадкой. Если только расспросить адепта и разобраться в плетении, которое он применил.
  -Нет! Не стоит пока вмешиваться. Эл,Тал, если, я повторяю, ЕСЛИ представиться возможность, то узнайте, что это было за плетение, а пока поговорите с нашими магами. Вам все ясно?
  -Да, госпожа.
  -Теперь с тобой, э,Волит. Ты хорошо поработал, награду получишь у эл,Тала. Но в ближайший месяц, присмотри за домом человека. Если он появится, немедленно сообщи мне.
  -Будет исполнено, госпожа.
  
  
  ***
  
  
   Память приходила рывками.
  -Что это было? - сам у себя поинтересовался я. - Я, что потерял сознание? Эх, говорила мне мама сходи в больницу, а то с моей хронической ангиной только осложнений не хватает. Эх, что за невезение.
  Собственный голос придал немного сил, и я попытался открыть глаза. Зря я это сделал, у меня сразу закружилась голова, и мне стоило серьезных усилий удержать в себе вчерашний ужин. Попробовав, пошевелиться я понял, что все тело затекло. Чувствительность приходила понемногу, вызывая ощущение, будто тебя пережевывают. Постепенно, волна за волной по телу пробегали мурашки, а за ними следовала боль, с каждой такой волной только усиливаясь. Даже ребенок знает, что скоро она пойдет на убыль, следовало только переждать немного. По моим ощущениям прошло около пяти минут, прежде чем я смог двигаться. Сначала я перевернулся на спину, так как лежал на животе, скорее всего лицо разбил всмятку. Но то, что предстало перед моими глазами, мне очень не понравилось, я лежал в каком-то разломе, для того, что бы выбраться отсюда, мне было необходимо забраться по отвесной стене высотой эдак метра три, три с половиной. Как я вообще сюда попал? Насколько я помню, от залива до остановки, нет никаких карманов подобного этому, тем более что это не рукотворная впадина. Может быть, было землетрясение? В наших местах это не редкость, и я провалился в появившуюся расщелину? Это бы объяснило потерю сознания и ушибы. Ладно, над этим я подумаю попозже, есть дела важнее, например, выбраться отсюда.
  Первым делом я попробовал кричать, но вместо криков о помощи из горла вырвался хрип, тогда я решил оценить состояние своего шибко любимого тела. Проведя ревизию на предмет травм, я пришел к выводу, что у меня ушиб левой руки, большой порез на ней же и побаливает спина, на удивление оказалось, что лицо целое. Но это все терпимо. Надо было обработать рану на руке, но ввиду отсутствия под рукой каких-либо медикаментов, так как с собой я такого сроду не носил, ничего в данной ситуации сделать было невозможно. Кровь не бежит, если какая-то зараза попала в рану, то уже поздно что-то делать, если только в больничку идти.
  Вторым делом, я решил осмотреться. Для этого надо было достать спички. Искомую вещь, я нащупал в кармане рядом с мятой пачкой сигарет. Почему-то в этот момент меня посетила не нужная мысль в данной ситуации, что следует бросить курить, иначе сведет меня в могилу эта зараза. За полчаса, я истратил треть спичек в коробке, прежде чем смог нормально осмотреться. Разлом не такой уж большой, в ширину не более двух метров, в длину чуть больше - метра три с половиной. Вокруг меня валялся различный городской мусор: пакеты, банки из-под пива и сока, осколки стекла от пивных бутылок, обрывки газет и тому подобное. Хорошо хоть отходов организма нет. Через некоторое время, за которое я потратил приличное количество спичек, до меня дошло, что у меня есть сотовый телефон. Быстро, будто это что-то могло изменить, я опустил руку на ремень, где в кобуре у меня была труба. Телефон никуда не делся и выглядел целым и невредимым. Когда я выбирал телефон, я руководствовался только практичностью, игнорируя любые излишества, главное это время работы. И нашел нужную модель у одной из самых известных фирм производителей сотовых телефонов. Единственное, чем он обладал - это встроенным фонариком, но зато из-за этого увеличивалось время работы. К моему сильному разочарованию сеть отсутствовала, попытки вызова экстренных служб, тоже не возымели результата. Прекратив измываться над телефоном, я воспользовался той функцией, которая была доступна - включил фонарик. Еще раз оглядевшись, и решив для себя, что без посторонней помощи мне будет сложно выбраться, я принял решение, что самый лучший способ - это позвать на помощь.
   Орал я долго, до хрипоты, но никакого результата не добился. Посмотрев сквозь разлом, я убедился, что глаза меня не обманывают и на улице еще темно. Паниковать я не стал, если не найдет кто-нибудь, то я сам выберусь. Не придумав ничего лучше, я решил, что пытаться вылезти по темноте не самый лучший способ, и поэтому, устроившись поудобней, насколько это позволяли камни, положив больную руку на грудь, уснул.
   Проснулся я, когда уже было светло, по моим прикидкам ближе к полудню, очень сильно хотелось пить и есть, и как назло болела рука, осмотрев ее, я пришел к неутешительному выводу, что более или менее нормально работать ей, я смогу не раньше чем через пару дней, а то и больше. Оценив перспективу просидеть в этой дыре с неделю, в моей душе начала зарождаться паника. Глубоко вздохнув, пару раз, я немного успокоился, ведь ничего еще не случилась. Необходимо было досконально изучить разлом. Встав на ноги, я приступил к осмотру, спустя полтора часа, когда я закончил осмотр, уставший, но довольный я уселся на облюбованное мною место. Одна из стенок разлома была, пусть немного, но наклонной и при желании используя подручные средства по ней можно было забраться наверх даже с одной рукой.
  В качестве подручного средства, я решил использовать ремень, а точнее пряжку от него. Хотя качество металла оставляло желать лучшего, все-таки это 'made in P.R.C.', но я надеялся, что он выдержит какое-то время. В любом случае, ничего более подходящего в округе не было.
   Отдохнув, и подготовившись к тяжелому подъему, я подошел к стене. Первые метра полтора преодолел достаточно быстро, но дальше началось самое сложное, я начал уставать, и продвигаться вверх становилось все сложнее. Не знаю, сколько времени мне понадобилось, но когда я, наконец-то, дотянулся рукой до края разлома, начало смеркаться. Никто не сможет представить моего облегчения, когда я заполз на край разлома и вытянулся во весь рост, увидь, кто меня в этот момент обязательно посчитал бы сумасшедшим, потому что я глупо улыбался. Улыбался от радости, что я выбрался, от облегчения, от пережитого страха, думая, что вот-вот упаду обратно. Сколько я лежал не знаю, но когда меня отпустило напряжение, я решил, что пока окончательно не стемнело, надо идти домой, а там решить стоит ли ехать в травмпункт. Именно с такими мыслями я поднялся с земли. Лучше бы я этого не делал, встав, и повернувшись в сторону, где по моим прикидкам, должна находиться автобусная остановка, я оцепенел. Мой разум просто отказывался воспринимать то, что для него транслировали глаза. Потому что не было никакой остановки, были только горы. Резко обернувшись, из-за чего меня резанула боль в подраненной руке, я посмотрел назад и уверился в том, что, от удара головой об камни, двинулся рассудком. Залива не было, повсюду, докуда дотягивался взгляд, был лес. Первым делом я ущипнул себя, боль я ощущал, после этого протер глаза и вновь посмотрел прямо перед собой, но увидел все тот же лес. И в этот момент меня переклинило, не знаю, почему у меня была именно такая реакция, но я сев на колени начал колотить себя костяшками пальцев по лбу приговаривая нечто вроде 'глюк', 'гон', 'я сошел с ума, какая досада'.
   Очнулся я от такого время провождения из-за звериного рычания, хруста ломаемых веток и падения весьма не легких тушек, где-то справа от меня в лесу. Вместо того, что бы убраться, как поступил бы любой здравомыслящий человек, подальше от этих звуков, я пошел в ту сторону. Не знаю почему, но скорей всего меня просто разобрало любопытство, а может подспудно, я думал о том, что бы прекратить этот бред. Стараясь сильно не шуметь, я ползком добрался до места. Зрелище, которое открылось моим глазам, было настолько же впечатляющим, насколько нереальным. На поляне, метров десять в диаметре, сражались два существа, иначе их просто никак не назовешь, одно было чем-то похоже на медведя, основное отличие заключалось только в том, что его морда была покрыта костяными наростами, а в пасти присутствовали четыре больших клыка, как у саблезубых тигров. Второе существо, отдаленно напоминало рака, мощное тело, закованное в хитиновый панцирь, шесть лап, на которых оно быстро передвигалось и мощные клешни. Отличие составляла лишь морда, она была похоже на бульдожью.
   Пока я их разглядывал, с расширившимися, больше от удивления, чем от страха, глазами, медвоклык, как я его обозвал про себя, смог перевернуть рака. Издав победный рев, как оказалось, панцирь рака закрывал только спину, а пузо было открыто. Рак пытался перевернуться обратно, но медвоклык ему этого не давал, но и сам не мог атаковать, клешни у его противника были очень подвижны. В одну из попыток атаковать, медвоклык напоролся таки на клешню и распорол брюхо. Рев смертельно раненого зверя разнесся на всю округу, но последними движениями своих огромных лап он достал своего обидчика, мощным ударом снеся ему голову. После этого навалился на тело врага.
   Я еще долго боялся пошевелиться, пока не утихли стоны медвоклыка. Подобрав здоровый сук, я потихоньку начал приближаться к ним, и ткнул оба существа по очереди своей палкой. Никакой реакции не последовало, обойдя их по кругу, я убедился, что оба существа сдохли. Быстро сообразив, что на запах крови могут сбежаться местные хищники, с которыми я бы не хотел встречаться, я подошел к медвоклыку и застыл в раздумье, каким образом вырезать себе кусок мяса. Ничего более разумного, чем использовать в качестве ножа пряжку, мне в голову не пришло. Был еще вариант достать кусок стекла из разлома, но, представив все те усилия, которые понадобятся, что бы достать его, я отбросил этот способ.
  Чего мне стоило отрезать несколько полосок мяса от туши медвоклыка - не узнает никто. За это время уже порядочно стемнело, и, плюнув на так и недорезанную полоску мяса, я решил возвращаться к разлому. К тому же у меня сильно разболелась рука, и очень хотелось отдохнуть от насыщенного впечатлениями дня.
  На обратном пути я собирал сухие ветки для костра, а так же вспомнил, что когда полз к месту битвы, видел небольшой ручей. Напившись вдоволь, я прикидывал, как отсюда можно захватить воду с собой. И снова все упиралось в отсутствие тары, придется все-таки снова лезть в разлом. Но это дела не сегодняшнего дня, а завтрашнего, так как сил почти не осталось. Если бы не бурчание желудка, я бы упал спать, но организм диктует свои условия.
  Быстро разведя костер, я разрезал мясо на кусочки и насадил на прутик, обломанный заранее с куста грязно желтого цвета. Было опасение, что можно качественно отравиться, но решил пока не обращать внимания на такие мелочи, и занялся приготовлением.
   Мясо было жестким, да и привкус у него был паршивый, а, учитывая то, что ни соли, ни каких либо других специй не было и в помине, то назвать это едой можно было с большой натяжкой. Поев, мне снова захотелось пить, но снова идти к пруду не было сил. Поэтому я начал устраиваться спать, подложив немного веток под голову, и пытаясь лечь поудобнее. Со стороны битвы существ, я услышал вой. Затем к нему присоединился еще один, а потом еще. Испугавшись, что такая орава неизвестных хищников, вряд ли насытится этими двумя трофеями, и, взяв по запаху мой след, могут прийти за бонусом виде человеченки, я решил перебраться в разлом. Привязав ремень к небольшому выступу, к другому концу примотал штанину - этого должно было хватить, что бы спуститься обратно. Удивляясь, как чувство страха подстегивает мыслительный процесс. Ведь еще недавно мне в голову даже и не пришло мысли о том, что можно сделать веревку и, спустившись в разлом, поискать необходимые вещи, вроде того же стекла и пластиковой бутылки. Скинув сухие ветки и костер вниз, я прихватил мясо и спустился вниз.
   Устроился я довольно быстро, но уснуть мне не давали постоянный вой и звуки драки, видимо за добычу, а если честно, то страх, что меня найдут и схарчат, не давал мне покоя. Пытаясь отвлечься, от пробирающего до костей страха, я попробовал проанализировать все то, что со мной случилось.
   Во-первых, я точно не умер, ни на ад, ни на рай - это место не похоже. Во-вторых, я не слетел с катушек, ну если только чуть-чуть. Немного подумав, и учтя особенности местной фауны и присутствие двух лун на орбите, на которые только сейчас обратил внимание, я вполне закономерно решил, что нахожусь на другой планете или, наверное, лучше сказать в другом мире. Зеленые человечки меня сюда, что ли притащили?! А сейчас сидят и потешаются над аборигеном. Может у них, таким образом, дипломную работу защищают?! Фантастику я, конечно, читал, но одно дело прочитать хорошую книжку и совсем другое дело стать, так сказать, участником событий. Мне это совсем не улыбалось, но делать нечего, верь, не верь, а других более приемлемых объяснений происходящему вокруг нет. Но как мне здесь выжить. Охотник из меня, как из политика балерина, для леса я, скорее гость, нежели хозяин, а вот добычей для прожорливых хищников стать смогу. Я оборвал себя, на столь пораженческих мыслях, и принял как данность мысль о том, что нахожусь в другом мире. А проблемы надо решать по мере их поступления. Так жить проще. Я перешел к анализу своих ощущений. Дышится здесь нормально, во всяком случае, никакого дискомфорта не ощущаю. Еще обратил внимание, что двигаться здесь мне гораздо легче, днем я на этом не заострил внимания, не до этого было. Из этого заключения, я сделал вывод, что сила тяжести здесь меньше, но оценить насколько, моих качественно забытых знаний по физике явно не хватало. Хотя с другой стороны, что мне даст это знание? Ну, узнаю какая на этой планете сила тяжести, и чем мне это сейчас поможет? Прикинув, что на данном этапе это не важно, я не стал заморачиваться по этому поводу. Далее, местную воду мой организм принял без сопротивления, хотя, что я знаю о местных бактериях, может что-нибудь, и подхватил, но я если и узнаю об этом, то гораздо позднее. Мясо тоже усваивается, хотя удовольствия от его употребления и не получил, но и голодным не остался.
   Сделав, столь не утешительные выводы, я решил расставить приоритеты в своих дальнейших действиях. Первое, это определиться в этом мире, есть ли здесь люди, хотя нет ни так, есть ли здесь разумные существа, что они собой представляют, и как мне устроиться в этом мире. Второе, и самое главное, это поиск, возможности вернуться домой. Для выполнения поставленных целей, мне было необходимо дождаться выздоровления руки, и выбрать направление, в котором мне следует двигаться. Если с первым все было понятно, и для того, что бы рука пришла в норму, требовалось от двух до пяти дней, то со вторым дело обстояло сложнее. Как выбрать направление я себе не представлял. С такими не веселыми мыслями я и уснул.
  
   ***
  
   Проснувшись утром, я ощутил все 'прелести' дикой жизни. Во-первых, я очень сильно замерз, костер, без присмотра за ним, потух. Во-вторых, все тело затекло, от лежания на камнях. Ко всему еще добавилась ноющая боль в левой руке, бурчание голодного желудка и пересохшее горло. Первым делом я попытался размять затекшее тело, сделав не большую зарядку. Разогнав кровь, я доел остатки вчерашнего мяса. И начал заниматься разборкой мусора, который попал со мной сюда. Вот попал, так попал, ощущаю себя бомжем. Найти полезных вещей удалось не очень много. Пара пластиковых бутылок из под пива, пара подходящих кусочков стекла и жестяная консервная банка. Вот, в общем-то, и весь улов. После поисков выбрался наверх, с приспособлением из ремня и джинсов это, оказалось, сделать гораздо проще и быстрее.
   Оглядевшись, и обнаружив, что ландшафт не изменился, на что я втайне от себя надеялся, осторожно двинулся в сторону ручья. Слава богу, никаких зверей я по пути не встретил. Возле разлома были следы, но кому они принадлежат, я не берусь определить. Напившись и быстро умыв лицо и руки, я рассмотрел рану, слава богу, она не загноилась. Обмыв водой место вокруг раны, промыв сам порез, сделал перевязку из рукава рубашки. После этих процедур, я решил двигаться к поляне, где состоялась вчерашняя битва. Ползком, как партизан, с хрустом и треском на всю округу, я 'подкрадывался' к поляне. Выглянув из-за веток и не обнаружив живых, я встал в полный рост, все равно из меня разведчик не выйдет, и вышел на поляну. Зрелище впечатляло, звери были обглоданы до костей, только небольшие ошметки жил на них бросались в глаза. Обойдя поляну по кругу, я нашел проломленный череп медвоклыка и занялся выдиранием из него клыков. Много времени это не заняло, но работа была грязная, и отдавала сильным запашком. Чуть дальше я наткнулся и на клешни рака, а вот с ними пришлось повозиться, отрывая от остатков тела.
  Возле разлома я разложил свои трофеи и вещи, которые у меня были с собой.
   -Не густо, - сказал я вслух, вздыхая. Передо мной лежали, клешни, точнее четыре половинки от них; четыре клыка, два из которых были сантиметров по пятнадцать, а два по десять. Телефон с фонариком, спички, сигареты, пара бутылок с водой, жестяная банка и стекла. Может быть, какой-нибудь деревенский житель или охотник, могли бы придумать, как в этих условиях прокормиться, то я, как городской житель, смутно представлял этот процесс.
   Пришлось подходить ко всему с помощью фантазии и немного логики. Дано немного ресурсов и конечный результат - это еда и защита. Первым делом необходимо было разобраться, что можно сделать из тех вещей, что у меня есть. Взяв клешню, я попробовал одним из осколков стекла сделать в ней дырку, промучившись, примерно, десять минут, у меня ничего не вышло. Даже не поцарапал, очевидно, прочный материал мне попался. Решил попробовать разбить ее камнем, подобрав первый попавшийся крупный булыжник, я со всего размаха врезал по клешне. Результат был потрясающий, валун отскочил от нее, а я, не успев остановиться, по инерции, пропахал лицом по камням. На этом проверку прочности клешни решил закончить. Определился, что ее, лучше всего использовать, как защиту, если, к примеру, закрепить одну из ее половинок чем-нибудь на плече, а лучше всего в локтевом сгибе, то получится, что-то наподобие маленького щита. Единственный способ, который пришел мне в голову - это примотать ее чем-нибудь, например, вторым рукавом, что я и сделал. Получилось что-то среднее между, щитками, которые использовали гладиаторы в Риме, и гипсом, который накладывают у нас. Конечно, защита, по сути, была никакой, но как говориться: 'на без рыбье, и рак рыба'. Но было и преимущество, левую руку теперь, как я подумал, невозможно перекусить, а это огромный плюс. Остальные части от клешней отложил в сторону, пока в них не было нужды. Единственное, что приходило на ум, это использовать, как кастрюльку для варки и кипячения.
   С клыками оказалось все намного проще, мне была необходима рогатина, а если между рогатками как-то умудриться поместить клык или скрученную в конус крышку от жестяной банки, то это уже становилось достаточно серьезным аргументом в противостоянии с не крупными хищниками. Дело оставалось за малым, найти подходящую ветку, чем я и решил заняться.
   В поисках палки, я заодно осматривал местные растения на предмет съедобности. Выйдя на полянку, я обнаружил на ней много ягод, решив попробовать для начала парочку, если не станет плохо, значит, есть можно. Она оказалось очень кислой, только обострившееся чувство голода заставило меня, ее съесть, а не выплюнуть. После продолжительных поисков, по моим внутренним часам, которые никогда не отличались точностью, прошло около четырех часов, я все-таки нашел подходящую палку, но это не главное, я нашел гнездо какой-то птицы, а в ней целых три яйца, и на обратном пути уже прикидывал, как лучше всего их съесть.
   Придя в лагерь, как я стал называть разлом, первым делом разжег костер и сделал подставку из камней для своей фирменной кастрюли. После недолгого наблюдения, я убедился, что клешня не прогорает, и занялся изготовлением рогатины. К тому моменту, когда вода закипела, правда осталось ее чуть больше половины, рогатина была готова, хотя и оставалось желать лучшего. Кроме жестянки, вставленной между рогаткой по центру, я также, при помощи куска стекла, вмонтировал по короткому клыку в каждую рогатку. Поужинав сваренными яйцами, и сходив повторно за водой, я решил укладываться спать, устал неимоверно, и больше было не физической усталости, а моральной.
  
   ***
   Я стоял возле разлома на возвышении и с тоской смотрел на свой лагерь, который на эти долгих четыре недели стал для меня домом. Рука зажила, и пора было отправляться в путь. Вспомнив все время проведенное здесь, я вздохнул. Питался все это время в основном яйцами и теми ягодами, которые нашел на второй день пребывания здесь. Но на вторую неделю мне не повезло, или повезло, смотря с какой стороны посмотреть.
  С утра, по устоявшейся традиции, я отправился в поисках следующего гнезда местных пернатых. На удивление гнезд оказалось в округе много, поэтому с голоду я не умер, но похудел основательно килограмм на пять-семь уже к тому моменту. По деревьям, я научился лазить, как заправская обезьяна. И в тот момент, когда я счастливый слез с дерева, ни так часто мне попадалось в одном гнезде столько яиц, я почувствовал со спины чужое дыхание. Резко обернувшись, меня парализовало - это был черный, с седыми проплешинами на боках, волк, размером с теленка.
  Очнулся я, когда он зарычал, оскалив, и без того выпирающие клыки. Может быть, другой на моем месте отреагировал бы иначе. Но в тот момент, единственное, что я испытывал - это липкий страх, заполнивший весь разум. Так быстро я еще никогда не бегал, на тот момент забыл и про то, что у меня в руках рогатина, и про то, что волк меня все равно догонит, он просто быстрее и выносливее. Все эти мысли бились где-то на краю сознания, но пробиться через оковы страха не могли. Я бежал, петляя, как заяц и не мог остановиться, каждой частичкой тела ощущая неотвратимое приближение смерти.
  Страх быть съеденным - это единственная мысль, которая у меня осталась в тот момент. Но между лесом и моим пристанищем, на который волк вряд ли смог бы забраться, имелось пустое пространство. Когда я на него выбежал, то почувствовал толчок в спину. Я упал и быстро перекатился вправо, а там где только что находился, раздался щелчок мощных челюстей. На следующий прыжок зверя, я, не осознавая того, подставил рогатину. Мне повезло, волк попытался в воздухе извернуться и попал между рогатинами, напоровшись на выпирающий жестяной наконечник. Он взвизгнул от боли и отскочил от меня, а наконечник остался в его груди. Видимо рана была незначительной, так как волк не собирался отступаться от своей добычи, и стал медленно обходить меня по кругу, немного хромая правой передней лапой.
  Только сейчас ворох мыслей прорвался через заслон страха, и заметались, в попытках найти выход из этой, казалось бы, безнадежной для меня ситуации. Я, судорожно сжав рогатину, поворачивался вместе со зверем, понимая, что у меня будет только один шанс, или он меня загрызет. Волк бросился в тот момент, когда я, поворачиваясь за ним, еще не упер рогатину в землю. Понимая, что не успеваю, я наклонил ее под углом, и это меня спасло, он напоролся на левую рогатку шеей, и под тяжестью собственного веса прошел ее насквозь.
  Я долго просидел, глядя на то, как волк умирает. Сказывался стресс, меня трясло от пережитого ужаса. Когда волк издох, я стал медленно приходить в себя. Мысли ворочались в голове с трудом, пока не вспомнил, что волки обычно живут стаей. Быстро выдернув из волка рогатину, я забрался на скалу, постоянно оглядываясь назад. Через некоторое время, когда немного отошел от впечатлений, и, не дождавшись появления родичей этого трижды проклятого волка, я спустился и за тушей. В тот вечер у меня был праздник живота, пусть жесткое, но такое вкусное мясо, а то яйца мне уже осатанели. С того дня я стал намного осторожнее, так как на 'непробиваемой' клешне, я обнаружил четыре глубоких борозды, а на спине рваные ранки.
   Последний раз, взглянув на разлом, я двинулся в дорогу.
  
   2.Встреча.
  
   Уже три недели я двигался вдоль хребта. Изначально, опасаясь местных хищников, я принял решение не углубляться в лес, а двигаться на границе леса и гор. Это решение было так же обоснованно еще и тем, что по моему представлению, с гор должны были стекать речки, и уже по ним я надеялся выйти к какому-нибудь жилью. Все время пути я размышлял о моем положении. Вообще жизнь от книги сильно отличается, хорошо сидя в кресле и попивая горячий кофе с разными шняшками, представлять себя на месте Робинзона и других ему подобных героев, только вот жизнь вносит свои коррективы. В реальности с такими мозолями, как у меня на ногах и вечно пустым желудком, ничего приятного нет. Так же оставался открытым вопрос 'А есть ли здесь люди?', но ответить на этот вопрос пока не представляется возможным.
   Вот с такими мрачными мыслями я и шел. Продвигался я медленно, примерно по десять километров в день. А все из-за того, что по первому признаку опасности, старался забраться либо на высокий камень, либо залезть на дерево. Правда не только это мешало мне двигаться быстрее, но и натертые ноги, и постоянное чувство голода, так как в этой стороне, птичьих гнезд становилось все меньше и меньше. Ни какой разумной деятельности мне здесь пока не встречалось, ни следов от костров, ни окурков и жестяных банок. А вот животной деятельности хоть отбавляй, вчера умудрился вляпаться в д...мо, так до сих пор от запаха избавиться не могу, просто заповедник какой-то.
   На ночлег я старался устроиться на самом высоком дереве, предварительно закрепив себя при помощи ремня к стволу дерева, а при помощи шнурков к ветке привязывал ноги, пока ни разу не упал. А на прошлой неделе с ремнем у меня вышел казус, припомнив земную историю, я решил сделать из ремня пращу. О, как я был собой доволен, какой я умный. Моя эйфория продлилась не долго. Найдя пару подходящих камней, я приступил к испытаниям своего супер оружия, как я считал. Вложив камень в ремень, я начал его раскручивать, во-первых, я долго не мог его раскрутить, а когда раскрутил, то метнуть просто не успел, камень со свистом вылетел из ремня и врезался мне в плечо, первые минуть пять, я собирал маты на всю округу. Вторая попытка, прошла еще хуже, метнуть то я его метнул, только полетел он в противоположную сторону, как итог здоровенная шишка на лбу и черт знает сколько времени без сознания. В дальнейшем от использования своего 'супер оружия' я решил отказаться.
   На пятой недели моего путешествия я вышел к небольшой, но бурной горной речке. Переплывать ее было бы сущим безумием, да мне этого и не требовалось, дальнейший путь я собирался проделать вдоль нее. Поначалу я как 'умный Ваня' собирался сделать плот и спускаться по речки на плоту, это бы решило множество проблем. Но после долгих раздумий, и воспоминание о прошлой моей задумке с пращей, я по здравому размышлению решил отказаться от этой идеи. Так как я просто не представлял, как и главное из чего построить плот. Рыбу в реке я видел, причем она явно была здесь не пуганной, и двигалась против течения, перепрыгивая пороги. Несколько дней я решил провести на месте, дать зажить мозолям на ногах и подготовиться к дальнейшему пути.
   Для начала я оборудовал себе гнездо, причем в прямом смысле. Наломал веток из ближайшего кустарника, и в ветвях одного из деревьев оборудовал себе ночлег. После этого озаботился приготовлением еды. Из своей рогатины и из остатков рукава соорудил сачок и при помощи него пошел ловить рыбу. Этот процесс оказался достаточно сложен, возле берега рыбу было не поймать, а попытка зайти в воду провалилась вместе со мной в речку, и чуть было не утопила меня. Найдя неподалеку подходящее поваленное дерево, обломал ветки, я подтащил его к речке и, высунув его на треть в воду, использовал как опору. Поймав пару рыбин, больше всего похожей на хариуса, я обмазал ее в глине и сверху перевернул костер. Постаравшись не думать о том, что рыба может быть ядовитой, я приступил к трапезе. На удивление рыба оказалась очень вкусной, хотя конечно не хватало соли и других специй, но и это я посчитал королевским ужином. Поев и подбросив дров в костер, я отправился спать в гнездо.
  
   ***
  
   И снова я в движении, мой путь пролегает вдоль Жданны, как я не долго думая, назвал речку. Чем дальше я удалялся от хребта, тем спокойней становилась река. За это время никаких экстремальных событий не произошло, что не могло ни радовать, учитывая первые недели нахождения в этом мире. Вообще я очень сильно похудел, сказывалось нехватка еды и постоянное утомление, вечная пешая прогулка, вот теперь я вообще не понимаю, как люди жили в древности, да еще и устраивали переселение народов. Да у меня уже дикая жизнь в печенках сидит! Рыбное меню начало немного надоедать, но за неимением ничего лучшего, отказываться от него я не собирался. На самом деле я стал замечать за собой, что я начал втягиваться в 'дикую жизнь', ноги уже не так уставали от длинных переходов, да и проходить я начал намного больше, километров по двадцать пять в день. Теперь, услышав рычание, вой, да и любые другие непонятные мне звуки, я не впадаю в панику и убегаю без оглядки, а осматриваюсь в поисках укрытия от не известных врагов. И этот способ меня уже не раз выручал, в отличие от первого. Я многому научился, к примеру, я стирался и мылся каждое утро, а потом полностью натирал себя и одежду листвой, предусмотрительно запасаемой во время пути. Это конечно не отбивало запах человеческого тела полностью, но и не делала его столь резким. По деревьям научился лазить настолько хорошо, что уже начал задумываться, а настолько ли неправ старик Дарвин в том, что мы произошли от обезьян.
   Только с неделю назад, я начал рассматривать окружающую себя природу, не только с точки зрения выживания. В принципе она не очень сильно отличалась от Земли, на мой взгляд, хотя я ведь не биолог и различить смогу разве что березу, кедр, да тополь. Просто она была более крупной, деревья были огромными, да и вся остальная растительность соответствовала ей. Если бы не местные хищные животные, то здесь можно было бы культурно проводить отпуск.
   Сегодня я решил остановиться на ночлег пораньше и передохнуть два-три дня, поэтому место для стоянки я начал подбирать уже после полудня. В принципе уже через полчаса место для бивака я нашел, это была небольшая заводь на речке, с каменистым пляжем, да и дерево подходящее неподалеку я присмотрел для ночлега. До того как устраиваться на ночлег, я собрал дровишек для костра, разжег его и решил пока помыться и постирать. Методика стирки у меня уже была отработана: вначале, одежду хорошенько вымачиваем в воде, а потом отбиваем об камни. Конечно, одежда быстро изнашивалась, и я не знаю, на сколько ее хватит, но для меня, это была не только возможность избежать хищников, но и психологический эффект, это помогало не сойти с ума.
   Уже заканчивая стирку, я услышал позади себя хмыканье, реакция моя была соответственной, в два прыжка я оказался в воде в полный рост и только после этого оглянулся, готовый в случае опасности уйти на глубину, как подводная лодка. На берегу стоял старик. Радовало одно - он был точно человеком, ну или не человеком, но гуманоидом сто процентов. Да и не вызывал он во мне страха, в крайнем случае уж со стариком я справлюсь.
   Старик же тем временем, что-то мне сказал, но этот набор звуков остался для меня не понятным. Что я ему и ответил по-русски и для полноты понимания еще и развел руки в стороны и пожал плечами. Он ненадолго задумался, и показал мне жестом, который сложно было не понять, мол, выходи на берег. Выходил я все-таки осторожно, мало ли, может псих. Старик показал мне на мою одежду. Жест не понять было сложно, я оделся, стоять голым под чужим взглядом мне не улыбалось, дискомфорт, знаете ли, ощущается, все-таки я дитя цивилизации.
  После того, как я оделся, и почувствовал себя более уверенно, начал разглядывать старика. В общем-то, это и не старик был, просто его лицо было все в морщинах, а так, наверное, лет сорок, может быть сорок пять, с намечающейся сединой и строгим взглядом учителя. Ростом он сантиметров на десять был меня пониже, да и в кости хлипкий. Его взгляд меня не пугал, каждый студент за все время своего обучения сталкивался с взглядами преподов, которые были куда более пугающими. Тем временем старик, глядя на его лицо, язык не поворачивался называть иначе, показал на себя рукой и произнес:
   - Сгарт,- но буква 'г' была как бы помягче что ли. Указав на себя рукой, я тоже представился. После пяти попыток произнести мое имя, я сжалился над стариком и попробовал сокращенный вариант:
   - Ден.
   -Дён?
   - Нет! Ни Дён, а Де-эн!
   -Дён!
   -А ладно старик, черт с тобой, пусть будет Дён,- решил я не придираться. В сущности, какая разница как тебя называют, говорил один мой знакомый, главное чтоб горшком не называли и в печку не пихали, и я с ним полностью согласен. Старик улыбнулся, но его улыбка была похоже на оскал того памятного волка. Показав мне рукой, чтоб шел за ним, он двинулся в сторону леса. Недолго думая я вприпрыжку побежал за стариком. Хоть и странный он, но лучше так, а, то я в последнее время начал подумывать, что здесь вообще кроме живности никого нет, так и одичать можно. Шли мы достаточно долго, часа четыре, прежде чем вышли к избушке. Хотя это скорее было похоже на зимовье, маленькое, где-то примерно четыре на четыре метра размером и высотой не более двух метров в высоту. Хотя когда мы зашли вовнутрь, то оказалось что он уходит еще с метр под землю.
   Старик показал мне на пенек, который можно было принять за местную табуретку, а перед ним стоял стол, две доски, прибитые к тем же пенькам, ну разве, что чуточку повыше. Он поставил на стол кастрюлю-котелок и поднял крышку. Сказать, что я подавился слюной, значит, ничего не сказать. После всего того, чем я питался последнее время, запахи были просто божественные. Очень быстро я, не задумываясь, слопал всю кашу с мясом и только потом сообразил, что старику я ничего не оставил. Я посмотрел на него взглядом обиженного щенка, тот только ухмыльнулся, мол, все в порядке. Надо признаться, этот его оскал меня слегка пугал, не то что бы я боялся старика, что он может сделать здоровому кабану вроде меня, но опасался. Он показал мне на лавку у противоположной стены и что-то еще пытался объяснить жестами, но, честно говоря, я ничего не понял, предположив, что он мне предлагает ложиться спать. То, что за окном начинало темнеть, это и так было понятно, поэтому, не думая я завалился спать, а вдруг передумает и заставит спать на полу. Но старик, никак не могу называть его по имени даже в мыслях, подошел ко мне, и что-то сказав на своей тарабарщине, положил мне руку на лоб, не успел я ничего сделать, как у меня в глазах все потемнело, а тело отказалось слушаться. Последней моей панической мыслью было 'СВОЛОЧЬ! ВОТ Я ДУРАК!'.
  
   ***
  
   Сознание ко мне возвращалось постепенно, и в голове было такое ощущение, будто я вчера перебрал и мучаюсь похмельем. Ощущение тела приходило вместе с болью, оно сильно затекло от долго лежания в одном положении, и скоро я почувствовал, что лежу на чем-то жестком, тут память мне услужливо подсунула события вчерашнего дня и вечера. Я рывком сел на лавке, только после этого понял, что сделал это зря, все тело скрутило судорогой, а к горлу подкатил комок. Немного отдышавшись и слегка прейдя в себя, я подобрал полено, лежавшее рядом с печкой, которую вчера не заметил, так как видно было только фасад, а остальное прикрывала шторка, и выглянул за дверь, выискивая этого сволочного старикашку. То, что я увидел, повергло меня в шок, этот Сгарт, на поляне перед домом, махал самым настоящим мечом, даже ни так, не махал, а танцевал. Я представил себе, чтобы он со мной сделал, если бы я попытался напасть на него, и мне второй раз за утро стало плохо.
   Видимо увидев мою физиономию торчащею в дверях, Сгарт прекратил свое занятие и повернулся ко мне. Я быстро откинул полено куда-то в глубь дома и выкинул все мысли о мщении Сгарту, теперь даже в мыслях не появлялось желание назвать его стариком, и стал прикидывать куда бежать. Видимо все мои эмоции хорошо прослеживались на моей и без того ошарашенной физиономии. Сгарт сказал:
   -Извини, парень, что не предупредил, но на жестах бы я тебе долго объяснял, что я хочу сделать. Надеюсь, ты не в обиде?- и только тут до меня дошло то, что я его понимаю. На этом месте моя челюсть отвисла, сроду не знал никаких языков кроме русского и плохого русского, ну английский капельку. А тут на тебе тарабарщину другого мира понимаю, да и не только понимаю, но и думаю, что смогу и говорить на ней. Захлопнув челюсть, я решил попробовать ответить Сгарту. Вначале получилось только бульканье, видимо, голосовому аппарату необходимо адаптироваться для того, что бы начать говорить на другом языке. На пятой попытке у меня получилось:
   -Но как?!
   -Конструкт-заклинание из курса общей магии, сам по себе не сложный, но достаточно энергоемкий и продолжительный процесс,- после этой фразы, я вполне ожидаемо впал в ступор. Увидев мое состояние, Сгарт продолжил,- Думаю, для начала мы с тобой пройдем в дом и пообедаем, а уже после этого поговорим!- И тон, которым это было сказано, не оставлял мне даже намек на возможность выбора.
   Надо отдать должное Сгарту, ни до обеда, не во время оного ни каких вопросов он мне не задавал, а это давало возможность мне осмыслить все, что произошло, и что мне все-таки ему рассказать. И так, в этом мире существует магия и пока не понятно плюс это или минус. Ввиду того, что я здесь не видел ни каких проявлений техногенного мира, можно предположить, что здесь период средневековья, хотя и не факт. Далее, чем мне может это грозить пока не ясно. Стоит ли Сгарту рассказывать, кто я такой и как я попал сюда? Думаю выкрутиться враньем у меня не получиться, так что похоже, что я буду вынужден все рассказать. А вот как на это отреагирует Сгарт, и как он себя поведет не понятно. Вдруг сдаст в местный научный центр на опыты. Ну что же, делать то все равно нечего - рискнем. Собственно на этой мысли я и обратил внимание, что уже на половину сгрыз кость, м-да, так и зубов лишиться не долго. Я отложил кость и посмотрел на Сгарта, видимо я, довольно долго грыз кость, он выжидающе смотрел на меня.
   -Если ты не хочешь говорить правду, то не стоит и врать. Я не буду допытываться, кто ты и как здесь оказался, дам еды в дорогу, и покажу в какую сторону идти.
   Уже не думая над тем 'А правильно ли я поступаю?', я рассказал всю историю, как я сюда попал, как выживал, как шел в поисках людей. Собственно там и рассказывать было особо нечего, весь мой рассказ занял не более полутора часов, да и то, основное время заняла история моего 'попадания' в этот мир и виденный мною бой между медвоклыком и рачком, ну и на закуску история с волком. После того, как я закончил свой рассказ, Сгарт, сидел, задумавшись о чем-то минут пятнадцать, а потом неожиданно спросил:
   -И что ты собираешься делать? - собственно я и сам не знал что ответить.
   -Найти способ вернуться домой.
   -Это я понимаю. Я имел в виду сейчас, в ближайшее время? Ты ведь должен понимать, что по своему желанию ты не сможешь вернуться назад? Да и если те, кто сможет тебе в этом помочь, я не знаю. А, следовательно, тебе надо привыкать жить у нас.
   -Не знаю я как быть! Я просто хочу домой. Ведь я абсолютно ничего не знаю о вашем мире. Даже не знаю, как я здесь оказался? Как выучил столь быстро язык? Сплошные 'как'! И до вчерашнего дня вообще гадал, а есть ли здесь разумные?
   -Давай тогда поступим так, я расскажу тебе о Бриске - так называется наш мир, дам короткую справку по основным вопросам, а потом уже решишь, как быть? А что касается твоего перемещения в наш мир, то тут кое-что я тоже могу предположить.
   -Что?
   -Пока я работал с плетением обучающему тебя языку, то у тебя на груди увидел амулет. Моих знаний не хватило, что бы разобраться в остатках плетения в нем, но одно могу сказать с уверенностью. Это защитный амулет с плетением магии пространства. Предупреждая твой вопрос, он выполнил свою задачу, защищая тебя. И плетение на данный момент разрушено, остались только разрозненные остатки. Не думаю, что кто-то из наших магов сможет помочь восстановить его, слишком многого не хватает.
  Сгарт замолчал, давая время осмыслить сказанное им, после чего вновь продолжил.
   -Судя по описанию твоего мира, и постоянного удивления при слове 'магия', я сделал вывод, что у вас магии нет. Я правильно понял?
   -Да, то есть не совсем. У нас о ней много говорят, и часто встречаются люди, называющие себя магами, ведьмами и тому подобными персонажами. Но в реальности, когда дело доходит до проверки их способностей, они в большинстве своем оказываются шарлатанами и аферистами. А что касается кулона, который ты назвал амулетом, то именно из-за него у меня произошла ссора со своей девушкой. Не думаю, что она желала мне зла и специально дала этот кулон. Есть методы гораздо проще избавиться от человека.
   -О нет. Я не думаю, что она хотела причинить те6е вред. Как раз наоборот, она позаботилась о тебе. А вот знала или нет, она о свойствах кулона, это уже другой вопрос. Но не будем пока об этом. Если вернешься назад, тогда и разберешься что к чему. А пока я тебе настоятельно рекомендую забыть или как можно реже вспоминать свой мир. И постараться стать частью нашего. Иначе, ты не сможешь выжить здесь.
   -Спасибо тебе Сгарт за объяснения, но у меня к тебе есть вопрос. Почему ты мне помогаешь?
   -А разве тебе не нужна помощь? - удивленно спросил он.
   -Я, наверное, не правильно выразился. Зачем я тебе нужен, что ты с этого получишь? Думаю, люди везде одинаковы. У нас попадись кому на пути человек утверждающий, что он из другого мира. То в большинстве случаев, его приняли бы за сумасшедшего, и постарались либо быстрее уйти от такого подальше, либо вызвали бы соответствующие службы. А поверить могли только настоящие психи или романтики. Но даже если бы нашелся серьезный человек, поверивший в рассказ о другом мире. То он бы постарался использовать знания такого человека или сдал бы его на опыты. На психа ты не похож, на романтика тоже.
   -Ах, вот ты о чем. Да нет в этом ничего странного, ты просто похож на моего погибшего сына, поэтому я и решил тебе помочь. А что касается веры в то, что ты из другого мира, то в этом нет ничего странного. О множественности миров у нас известно давно, - стоило бы уточнить, но он и так обещает помочь, да и выбора, как я погляжу, у меня нет. Самостоятельно выжить в чужом мире не зная законов, положения дел, да вообще ничего не зная, легко вляпаться в серьезные проблемы.- Думаю, на сегодня с тебя хватит информации, к тому же уже стемнело. Давай укладываться спать, а завтра, я тебе подробно расскажу о нашем мире.
   -Хорошо Сгарт, спасибо тебе. И я соболезную тебе.
   -Не стоит, он погиб давно. Ложись на скамью.
  
  ***
   Утром, плотно позавтракав все той же кашей с мясом, мы вышли во двор зимовья и удобно расположились на скамейке в тени деревьев.
   -Ну а начну я с ответа на твой вопрос о выученном тобой языке. Я не правильно выразился, сказав, что ты выучил наш язык. Ты его не изучил.
   -То есть как? Я же разговариваю с тобой и понимаю, о чем ты говоришь.
   -Во-первых, постарайся больше меня не перебивать, если появятся вопросы, то я отвечу на них после. Во-вторых, я с горем пополам разбираюсь, что ты говоришь, и то только потому, что сам настраивал плетение переводчик. В-третьих, язык ты не выучил. Точнее будет сказать, что ты его изучаешь прямо сейчас. Сделать так, что бы ты свободно заговорил на лосском или любом другом языке, менее чем за сутки, сможет маг разумник не ниже двадцатого уровня. А я к ним не имею никакого отношения. Но в разделе общей магии есть плетение переводчик, честно говоря, им редко пользуются, ни к чему это магам. Если ты постоянно работаешь в другой стране, то проще выучить язык. А для разовых работ можно нанять переводчика. Так о чем это я? - задумавшись, спросил Сгарт.
   -О плетении переводчике.
   -Ах, да. Так вот, побочный эффект у этого плетения в том, что противоположную сторону он учит языку. Но учить с помощью этого плетения язык наихудший вариант.
   -Почему? - насторожился я. Мало ли, вдруг оно жизнь укорачивает, или кусок памяти стирает.
   -Как бы тебе объяснить. Представь себе область, разделенную некой преградой на две части. В одной горы и пустыня, но много руды и тканей. А в другой части - леса и поля, и много продовольствия. И вот в этой преграде существует портал. Только люди и животные в него пройти не могут, а любые вещи и еда - всегда, пожалуйста. Но поскольку в этих областях разный климат. То из одной области будут выходить скоропортящиеся продукты, а из другой легкая летняя одежда. Они просто не будут понимать, что другим этого не надо. Так и в нашем случае. Я говорю определенные слова, которым соответствует образ в плетении. И этот образ уже передается тебе. Поэтому не все слова соответствуют тому смыслу, к которому ты привык. Из-за чего возникают ошибки и недопонимание. Что со временем может привести к проблемам. Я понятно объяснил?
   -Общий смысл я уловил. Хотя и не скажу, что рад этому. Некий фильтр в моей голове делает перевод твоих слов в образы, а мои мысли-образы в понятные для тебя слова. Но в связи с тем, что мы из непохожих или точнее чуждых друг другу культур, и у нас разное понимание многих вещей и действий, то большинство образов будут рассматриваться через призму нашего восприятия, а отсюда и недопонимание. Как же тогда быть?
   -Не стоит раньше времени пугаться. В любом случае пока ты со мной, я буду стараться, как можно больше рассказывать сам и расспрашивать тебя. И со временем ты освоишься, думаю, даже акцента не останется. Но об этом мы поговорим чуть позже. Договорились?
   -Хорошо Сгарт.
   -Тогда я, пожалуй, расскажу о нашем мире. Собственно, следует начать с того, что легенд о сотворении Бриска огромное разнообразие. Практически у каждой разумной расы своя легенда, а если брать нашу расу, людей, то их еще больше, у каждой национальности своя, отличная от других.
   -Постой, Сгарт, ты хочешь сказать, что люди не единственная раса вашего мира?
   -Да. А разве у вас не так? - вопросом на вопрос ответил он.
   -Нет, конечно. Если и есть другие расы, то они скрываются. Все материки населены людьми.
   -Любопытно. Я думаю, что взамен моего рассказа, ты поделишься воспоминаниями о своем мире? Мне интересно будет послушать.
   -С удовольствием.
   -Хорошо. Вот и договорились. Но я повторюсь. Постарайся меня не перебивать.
   -Извини, Сгарт. Я полностью согласен с твоим предложением.
   -Тогда я продолжаю. Я сейчас не буду заострять своего внимания на сотворении мира и появления различных рас на нем, - так начал свой рассказ он,- при желании, ты сам все это сможешь узнать не напрягаясь. Начнем с того, что всего девять разумных рас населяют Бриск.
  Эльфы и альвы, Перворожденные, как сами они себя называют, высокомерные и наглые. Эльфы или Эльдары, называют себя светлыми, а альвы или Альдары - темными, и не дай боги тебе перепутать. Друг друга они ненавидят, по легендам раньше это был один народ, но что-то они не поделили, что конкретно, знают только они сами, состоялся мятеж, в котором темные проиграли и ушли в горы, под горами образовали свое королевство. Эльфы, не превзойденные лучники, в этом им не откажешь. Альвы же, лучшие мастера боя Бриска. Живут и те, и другие очень долго, порядка трех-пяти тысяч лет, и очень злопамятны. Все остальные расы они считают скотом, достойными только прислуживать им, но после последней войны, очень хорошо скрывают это.
  Эльдары считают своей покровительницей - светлую богиню Эль, она богиня жизни. В последнее время, ей стали поклоняться в некоторых человеческих королевствах, и по своей сути эти королевства уже принадлежат эльфам, хотя официально это и не так. А Альдары почитают богиню Аль, темную богиню, покровительницу воинов. Эльфы чаще всего рождаются с даром к магии леса, магии жизни и магии разума, редко, когда у них появляются дети со способностями к другим видам стихий, но не стоит недооценивать их возможности. Альвы же владеют всеми проявлениями темной магии и магией разума, и имеют склонность к алхимии, что делает их магов страшными противниками на поле боя. Численность обоих народов не высокая. Дети у них рождаются очень редко. Рождение детей это целый праздник для народа, а смерть - огромное горе. Я понимаю, что ты хочешь спросить. Почему их до сих пор не покорили?
   -Да, Сгарт, именно это я и хотел узнать.
   -Я так и подумал. Видишь ли, в чем дело, в отличие от людей и большинства других рас. Все, я еще раз подчеркиваю, абсолютно ВСЕ эльфы и альвы обладают даром. Их сила конечно разниться. Но! Представь себе тысячелетнего эльфа, пусть и с небольшим количеством магической энергии - чаще всего называемой манной, зато огромным опытом применения своих способностей. Ага, я смотрю ты, кажется, меня понял?
   -Я понял, о чем ты хочешь сказать, хотя мне и тяжело это представить, - что поделать, я ведь на самом деле понял. Это как сравнить начинающего инженера, только с учебной скамьи. И инженера с двадцатилетним стажем. Все те же операции он будет делать быстрее и качественнее, не всегда следуя заученным нормам. А тут разница в опыте в тысячелетие. Хоть и не могу себе этого представить.
   -Будем надеяться, что ты в жизни этого никогда не увидишь. Иначе шансы вернуться домой у тебя станут очень незначительными. Так как тебя самого не станет. Держись и от тех, и от других подальше.
   -Учту на будущее.
   -Учти, учти, а то этого самого будущего может и не быть, - проворчал Сгарт. - Ну да ладно, продолжим, пожалуй. Орки, извечные противники эльфов и альвов за Первородность, очень сильные и умелые войны. Делятся на три народности.
  Зеленые орки - их больше всего, живут в степи, чем они там занимаются, никто толком не знает, потому, что все кто удаляется дальше, чем на три дня пути в степь, уже не возвращаются. Они постоянно устраивают набеги, в основном их отбивают приграничные гарнизоны, от набегов страдают все соседние с ними королевства. Но иногда, примерно, раз в пятьсот - тысячу лет, из степи приходит Орда, сметая все на своем пути. И всем народам приходится объединять свои армии вместе, что бы остановить вторжение. Их культ Раора, запрещен везде в мире, он очень кровавый, там много жертвоприношений. Они употребляют в пищу все, что движется, кроме особей своей расы. У зеленых орков нет магов, только шаманы, или как последнее время их принято называть - говорящие с духами. Тут следует тебе объяснить. Шаманы - это люди или нелюди с особым даром. Работе с духами надо тоже учиться. Шаманы сами практически не владеют силой, ее они получают от духов, являясь своего рода проводниками. И не стоит их недооценивать, все кто это делал, недолго прожили после встречи с ними.
   Островные орки, или по-другому их еще называют морскими орками. Ну, тут само название говорит за себя, в море им могут противостоять, только моряки Торговой республики и Баргосской империи. В основном занимаются пиратством, сопровождением и охраной торговых кораблей, а так же нанимаются к различным королям, князьям и баронам на морскую службу. В отличие от своих зеленых собратьев, покланяются Вуару, морскому богу. У них тоже нет магов, а только шаманы, но с морским уклоном.
   Последний их подвид - это серые орки или горные орки, как их чаще всего называют. Живут в горах, но не под горой, а на ней, в основном занимаются охотой, продают шкуры различных зверей, и нанимаются в разные наземные войска, в охрану к купцам и дворянам. Их бог - покровитель Гатор - бог трудолюбия. В принципе, серые орки достаточно часто встречаются в человеческих королевствах. Думаю, тебе их еще предстоит увидеть. Это единственные орки у кого есть маги, но в основном только одной специализации, а именно демонологии. В некоторых наших магических учебных заведениях существуют факультеты демонологии, и выпускают вполне хороших специалистов - демонологов, но серые орки по праву считаются самыми лучшими.
   Гномы, лучшие работники с камнем, металлом и драгоценными камнями. Умелые торговцы и удачливые ростовщики. Но тут ничего не поделаешь. Лучшее оружие, доспехи и различные механизмы делают именно гномы. Украшения у них получаются чуть хуже, правда, поспорить с ними в этом могут только эльфы, альвы и немногие человеческие ювелиры. Они хорошие строители, их стараются нанять все, кто это может себе позволить, а таких немного, цены просто заоблачные, но качество того стоит. Большую часть банков, и половину ростовщических контор содержат тоже они. Живут в своих подгорных царствах и в королевствах людей. Их хоть и не шибко любят, но не трогают, чревато непредсказуемыми последствиями. Поклоняются Дарвору, богу земли и покровителю торговли. В основном владеют магией земли и рунной магией, но очень часто это смесь того и другого.
   Вампиры - скрытная раса, но кровососы еще те,- на этих словах Сгарта, я непроизвольно потянулся к шее, а по телу прокатился табун мурашек,- про них мало что известно, живут кланами, пьют кровь, но покупают для этого рабов, обычно в чужие страны не лезут, войны с ними давно не было. Почитают богиню Тари, кровавую богиню. Все вампиры владеют магией крови в той или иной степени. Пояснения по магии я тебе чуть позже дам, пока не заостряй внимания. Собственно это все что известно мне про них, за свою жизнь я их ни разу не встречал.
   -А разве они не могут делать вампиров из людей?
   -С чего ты это взял? - удивленно спросил Сгарт. Пришлось рассказать о наших сказках и фильмах.
   -Ха-ха-ха, - минут пять Сгарт смеялся, вытирая рукавом выступившие от смеха слезы. - Извини, Дён. Просто это очень смешные истории, подобными рассказами у нас крестьяне пугают своих детей. К нежити они не имеют ровным счетом никакого отношения. Дети у них рождаются обычным способом или у вас верят, что детей в капусте находят. Ха-ха-ха. Ну, посмешил старика. Они, конечно, могут из покойничков упырей делать, но с вампирами те ничего общего не имеют.
   -Это радует.
   -Ничего радостного в этом нет. Но мы отклонились в сторону от нашего разговора, я продолжу. Оборотни - скрываются от всех, их очень сложно вычислить, ведь они, по сути, те же люди только разве что форму звериную могут применять. Своих государств у них нет, и никогда не было. Известно только, что есть обращенные, проклятые, как чаще всего их именуют, и истинные оборотни. Обращенные, это те, кого обратили истинные, по большей части их превращения спонтанные, не контролируемые. Это же относится и к проклятым оборотням. Проклинают, как правило, на смертном одре, но их, в отличие от обращенных оборотней можно вылечить. Истинные оборотни - это рожденные оборотнями. Своего бога у них нет и магии тоже, по крайне мере мне про это ничего не известно. Вот и все, что про них можно сказать.
   Теперь, что касается людей, ты сам все знаешь, могу только сказать, что люди самая многочисленная раса нашего мира. В большинстве стран пантеон богов один и тот же, могут различаться только имена, но бог один и тот же. У некоторых государств есть свои боги покровители, однако это скорее исключение, чем правило. Есть и темные, и светлые боги. Люди единственная раса, которая может похвастаться магами различных специализаций и разной силы. На мой взгляд, именно благодаря магам и нашей численности мы не стали рабами Старших рас, или не перестали существовать вообще.
   Драконы - про них только то и известно, что они существуют, но встретить их практически невозможно. Владеют ли магией и кому поклоняются неизвестно.
   Болотники - водоплавающие пиявки. Живут в болотах, телосложением напоминают людей, но голова, как у ящериц, а на руках и ногах перепонки. Эти живут обособленно, ни к кому не лезут, да и их болотистая территория никому и даром не нужна, торгуют в основном качественной одеждой. Бог - покровитель Шахашши, магией не владеют.
   Встречаются и различные другие виды, но они малочисленны, и являются неудачными экспериментами магов.
   Теперь, что касается географии, всего на Бриске пять континентов, мы находимся на самом крупном из них - Лерисии. Остальные - это Валерт, Брог, Крегония и Стогорим. Стогорим самый маленький континент, его скорее удобнее назвать большим островом, но он полностью безраздельно принадлежит светлым эльфам. А при них, попробуй, назови как-нибудь иначе, вызов на поединок тут же последует, и мало кто из людей выходил из Кольца Поединков живым. Остальные континенты в той или иной мере населены всеми расами.
   Думаю, пока не стоит затрагивать остальные материки, остановимся на Лерисии. Находится он в западном полушарии. Всего на нем сорок семь стран. Самая крупная и самая сильная - это Баргосская империя. Она расположена в юго-западной части материка. Это молодое государство, его история насчитывает чуть более четырехсот лет. Образовалась она путем слияния Верского королевства с Бримским княжеством и почти столетним периодом завоеваний, за это время они успели завоевать семь королевств и два княжества. Их бы завоевания продолжались, но остальные государства, граничащие с империей, быстро оценили угрозу разрастания молодого соседа и заключили 'Союз пяти королевств'. После почти двадцатилетней войны, Баргосская империя была вынуждена заключить мирный договор, так как внутри молодого государства не прекращались мятежи и восстания в не так давно завоеванных землях. Сейчас у них нет такой проблемы, но и 'Союз' разросся до одиннадцати государств, поэтому имперские дипломаты плетут интриги, пытаясь развалить 'Союз' изнутри. Из-за того, что они находятся дальше всех от гор Печали, за которыми живут зеленые орки, они отправляют маленькую армию во время вторжения. Это в свое время и позволило им захватить столь огромную территорию, потому что после объединения, численность армии и так не понесшей огромных потерь, как их соседи, увеличилась вдвое. И боюсь, что при следующем вторжении зеленых орков, ни Баргосская империя, ни 'Союз' не отправят ни одного солдата на помощь, а это грозит катастрофой для других государств. Для них самих это тоже станет серьезной заботой в случае победы орков, но когда гипотетическая проблема беспокоила правителей?
   Остальные страны - это королевства, Торговая республика, Хафийский халифат, княжества, баронства, эльфийский Великий лес и подгорные царства.
   Что касается Торговой республики, то это государство, как следует из названия, занимается торговлей. По влиянию на международную политику, они могут поспорить и с Баргосской империей. Находятся они не на самом континенте, а на острове рядом с ним, остров на треть меньше, чем эльфийский Стогорим, но называется именно островом. Из-за того, что они живут на острове, то были вынуждены стать морской державой, но вместо того, что бы завоевывать территорию на материке, начали развивать торговлю, вначале между ними и материком, а потом и между другими государствами и даже материками.
   Про королевства, халифат и Великий лес, их историю, традиции я тебе не буду пока рассказывать, просто это займет много времени. Расскажу только о королевстве, в котором мы сейчас находимся, о моей родине.
   Мы находимся на территории Лосского королевства, в его мало обжитых северных лесах. Расположено оно в северо-восточной части материка. На севере королевства, его границей является Малый хребет, за ним находятся тринадцать вольных баронств. По сути, предгорье и леса являются естественной защитой от баронской вольницы. Собственно граница условная, там нет ни укреплений, ни поселений. Почему так? Я объясню позднее. В здешних местах живут в основном отшельники вроде меня, крестьяне не желающие платить налоги, сбежавшие рабы, воры и бандиты разных мастей. Да и то, живут - это слишком громко сказано. Прячутся временно на самой границе леса.
  Когда-то давно в этих местах шли тяжелые бои между несколькими Старшими расами и людским царством Волегей. Это было последний раз, когда люди решились противостоять Старшим напрямую. Если захочешь, то тебе не составит особого труда узнать больше об этих временах в любом городе. Единственное, что могу сказать, именно в этих местах, Старшие расы впервые за все существование человечества терпели в боях поражения от нас. Но, к моему глубокому сожалению, Волегейское царство это не спасло. Огромные были потери. Слишком алчными были соседи и не хотели помогать царству, боясь его усиления. К концу компании, у замка Стил, где состоялся последний бой, самому старшему магу едва исполнился двадцать один год. Так и пало царство.
  Но дочь царя, последняя оставшаяся из династии Фальконов, закрывшись во дворце со своими жрицами, поклоняющимися богине Морелли - богине мира и плодородия, провела ритуал проклятия. Поверь мне на слово, когда проклинает один человек другого - это одно дело. Когда проклинает маг - это страшно. А когда проклинает Верховная и Старшие жрицы богини - это совсем другое дело. Мало того, она поступила хитрее, не стала проклинать старшие расы, ведь у тех есть свои боги заступники, она прокляла земли, по которым шли захватчики. После этого армии старших рас были вынуждены бежать с этой земли. Им не помогала ни магия, ни сталь, ни механизмы гномов. Каждый день Объединенному Командованию Старших рас поступали доклады об убитых или умерших от различных болезней солдат и магов. Лично я думаю, что Старшие до сих пор не хотят соваться сюда из-за ужаса, который немногие из выживших еще помнят. Гномам пришлось покинуть свои подземные города, ставшие в одночасье очень опасны местом. Эльфам, считавшими в лесу себя хозяевами, вдруг стало неуютно в нем. Такая вот история.
  Поэтому здесь мало кто селиться. А места в королевстве хватает и южнее. С юга границей королевства являются горы Печали. Да-да, те самые! Только в Лосском королевстве и Хафийском халифате существуют крупные проходимые ущелья, и именно они принимают первый удар орков, сдерживая их до подхода объединенной армии. В горах находится самая многочисленная армия, но состоит она сейчас в основном из отбросов, заключенных, беглых рабов и т.п. Ее обеспечением занимается весь мир, король только подбирает солдат для нее, в остальном: провиант, одежда, доспехи, оружие и многое другое, в том или ином количестве, поставляют все страны. В связи с тем, что объединенные армии приходят в Лосс, уже давно общим языком является лосский, именно на нем мы сейчас с тобой разговариваем. Но и после вторжений, купцы и дворяне общаются на лосском.
   -Думаю для начала этих знаний по расам и географии тебе будет достаточно!?
   -Да, мне бы это еще переварить.
   -Так вот, домой попасть тебе если кто и может помочь, то только маги. Сам понимаешь, что других способов нет, а если и есть, то в разы опаснее. Хотя я никогда не слышал о порталах между мирами, но само существование других миров доказано магами очень давно. Конечно, лучше всего обратиться к магам пространства. Но их очень мало. Лучшие находились в Волегейском царстве, а после войны Старшие расы надавили на остальных правителей, и на всех факультетах такая специализация была закрыта. Видимо сильно их эти маги допекли за время войны. Сам понимаешь, что те, кто есть сейчас, занимаются этим по собственной инициативе и многого от них не стоит ожидать. Вот отсюда и следует мое предложение, как тебе поступить. Тебе необходимо изучать магию и соответственно самому стать магом. Не советую тебе рассказывать еще хоть кому-нибудь свою историю, это может плохо для тебя кончиться.
   -А если у меня нет способностей к магии? - я застыл в ожидании ответа, боясь надеяться.
   -Способности у тебя есть, хотя и очень не большие, даже меньше чем у меня, а я маг пятой ступени и выше мне уже не подняться, не хватает сил. Но это не повод отчаиваться, когда поймешь сущность магии, тогда возможно поймешь и способ вернуться домой. Главное была бы цель к чему стремиться.
   М-да, что называется молотком по голове. Только начал взлетать на крыльях радости и тут на тебе.
   -А, что обозначает маг пятой ступени?- задал я вопрос Сгарту.
   -Чтобы ответить на твой вопрос, мне, пожалуй, следует начать с рассказа о магии и магических школах. Так я думаю, тебе будет понятней. Весь наш мир пропитан магической энергией, она есть во всем и в живом и в неживом. Обычный человек ее не может не видеть, не чувствовать, только люди с даром. Магия - это способность накапливать, перерабатывать и использовать эту энергию, соответственно маг - это человек, который может собирать сырую энергию, перерабатывать ее под себя и использовать при помощи конструктов-заклинаний, плетений. Пока тебе все понятно?
   -Нет! Что значит перерабатывать под себя?
   -Об это я расскажу чуть позже, просто запомни пока. Почти в каждом королевстве есть своя академия, университет или в самом плохом случае школа магии. Самая престижная на данный момент - это Баргосская академия магии и волшебства. Ее выпускники считаются самыми лучшими на всем Бриске, среди людей во всяком случае. В ней же самое большое количество различных факультетов и специализаций магии. Но есть одно 'но', обучение в академии платное, а оплата там очень высокая, очень многие дворяне и купцы не могут позволить себе обучать своих детей с даром в ней. А обучаться на боевом факультете имеют право, только поданные Баргосской империи. Поскольку у тебя нет денег, то обучаться там ты не сможешь. В нашем королевстве есть Лосский университет магии, я обучался в нем. Когда-то он был одним из самых известных и крупных магических учебных заведений, но постепенно его слава увяла, почему она увяла пока тебе не стоит забивать этим голову. Лучше всего тебе идти обучаться в него. Обучение в нем бесплатное, но по окончанию, тебе будет необходимо отработать пять лет на короля.
   -Что-то мне не шибко охота работать на государство, а то отправят воевать куда-нибудь или в деревню на поселение.
   -А у тебя выбора особого нет, либо платить деньги, которые тебе еще надо заработать, либо поработать после обучение на государство, других вариантов нет.
   -М-да! Перспектива не самая лучшая, хорошо тогда какой факультет мне выбрать?
   -Не все так просто, не ты выбираешь стихию, а она тебя. Так что как повезет. Именно это я и имел ввиду, когда говорил про способность перерабатывать энергию под себя, маг может перерабатывать энергию только своей стихии, например, маги воды, только эманации энергии воды. В университете определят к чему у тебя предрасположенность. Всего в университете осталось девять факультетов. Четыре факультета первооснов: огненный, земной, воздушный и водный. Факультет магии света и факультет магии тьмы. Факультет боевой магии, идет особняком, учиться на нем престижно, но после этого ты обязан служить короне. Факультет ментальной магии и рунный факультет. Собственно боевой и рунный - это специализации, так как и боевиком, и рунным магом может быть маг любой стихии, но в связи со спецификой выделены особняком. Вообще-то есть еще один факультет - факультет единства, но на нем уже лет восемьсот никто не обучался и существует он как традиция, только на бумаге.
   -Почему?
   -Видишь ли, в чем дело, у каждого мага есть способности к определенной стихии, реже к двум или трем видам, но иногда бывает, что ко всем видам одинаковая способность. Из-за этого эти маги практически не имеют реальной силы, их заклинания очень слабые и обычно они не поднимаются выше магов начальных ступеней. Но при этом они могут пропускать через себя энергию других магов разной специализации одновременно и без больших потерь.
   -Почему же тогда факультет не действует?
   -Ну, во-первых, такой дар редкость. Во-вторых, такие маги не часто требуются. Просто редко встречаются задачи, которые можно было бы решать при помощи таких магов. И их работа выйдет баснословно дорого, проще и дешевле обойтись другими силами.
   -Хорошо, я понял. А что означают уровни магов?
   -Ну, тут все гораздо проще. В университете студенты обучаются пять лет, хотя, например в Баргосской академии боевые маги обучаются семь лет. Во время обучения ты еще не маг, а только студент. По окончанию все студенты сдают экзамены, именно тогда им присуждается звания мага. А вот ступень зависит от размеров твоего внутреннего резерва, чем больше размер, тем более энергоемкие заклинания ты можешь творить, либо большое количество одновременно. Отдельно отмечу и то, что для каждой ступени существуют ограничения по скорости плетения конструктов. Это кстати определяется тоже на экзамене. Сколь не велик будет твой резерв, если ты не укладываешься в нормативы, значит, уровень будет занижен на комиссии. Со временем резерв растет, на этом сказываются и постоянная работа с заклинаниями и время работы с резервом. Каждую последующую ступень тебе необходимо подтверждать в магических учебных заведениях. Всего существует тридцать ступеней для мага, десять ступеней для магистра и три ступени для архимага.
  Для любого мага важна скорость восполнения внутреннего резерва и пропускная возможность магических каналов, но на ступень это роли не играет, так как существуют техники для развития этих способностей. Обычно из магических учебных заведений выпускаются маги пятой, шестой или седьмой ступени, таких из всех студентов примерно девяносто пять процентов. Три процента приходится на магов третьей и четвертой ступени. Один процент приходится на магов первой и второй ступеней и еще один процент приходится на уникумов, магов восьмой, девятой и десятой ступеней!
  Имеется еще одна градация среди магов. Ученик - студент с первого по пятый курс. Адепт - студент, защитивший дипломную работу. Мастер - адепт, внесший не менее ста переработанных и улучшенных плетений в своей специальности или стихии. Грандмастер - маг, создавший не менее десятка абсолютно новых НЕ БЕСПОЛЕЗНЫХ заклинаний. Но чаще всего эта градация используется только магами и иногда аристократами для вежливого обращения.
   -Странно, для чего такие сложности?
   -Дело в том, что степень мастерства владения стихией ступенчатой классификацией тяжело определить. Поэтому среди магов принята другая форма, дополняющая первую. Например, я адепт жизни, целитель пятой ступени. Но чаще всего ступени не учитываются, или уточняются при первом найме, а обращение будет звучать как маг-целитель. Либо адепт жизни маг-целитель.
   -Стоп-стоп. Я что-то не понял адепт чего ты?
  -Жизни.
  -Так жизнь - это стихия?
  -Да, конечно. Чему ты так удивился?
  -Если я правильно понял перевод, то целитель лечит людей? Целителем может стать маг жизни? Но факультета жизни в университете нет? У вас настолько не ценятся специалисты способствующие продлению жизни?
  -Ах, вот ты о чем. Да, целитель лечит людей. Нет, целителем может стать не только маг жизни. Здесь видишь как получается. Стихия жизни, как и любая другая стихия, имеет массу специализаций, но за последние пару тысяч лет с факультета выпускалось до девяносто пяти процентов целителей. Поэтому совет и принял решение закрыть факультет и вынести специализацию 'целитель' на факультет света.
  -Так сколько всего стихий?
  -А что это тебя так заинтересовало?
  -Просто любопытно? Если предположить, что есть стихия жизни, то значит есть и ее антипод ...
  -Ну да, стихия смерти, как не сложно догадаться то же существует. Но лекции я тебе читать не стану, просто в будущем - это тебе лишь может навредить в обучении. В остальном-то все понял?
   -В целом ничего сложного нет. Адепт такой-то стихии и с такой-то ступенью.
   -Стоп. Все время забываю, что ты не разбираешься в наших реалиях.
   -А что не так?
   -Я не говорил про стихии. Среди магов существует два течения. Ммм... Стихия - это кристалл, каждая его грань означает одно из направлений или лучше сказать специализации. Скажем, стихия света включает в себя бытовую, боевую, целительскую, пространственную и другие направления магии. И человек, который развивает максимально возможное количество граней, является магом. Но есть те, кто предпочитает в совершенстве развивать только одну грань стихии. Лет восемьсот назад их называли волшебниками. Позднее было принято решение отойти от такого названия - это не политкоректно. - Меня аж передернуло при этом слове, но все же я понял, что это ошибка переводчика. - И сейчас независимо ни от каких причин всех владеющих даром именуют магами.
   -Разницу я уловил. Но что из этого лучше?
   -Есть свои плюсы и минусы в том и другом случае. Маги тратят больше времени и усилий, что бы охватить большой спектр направлений. Естественно они медленнее развиваются, и не всегда добиваются успеха. Можно просто надорваться от усилий. Выгореть. Волшебник же посвящает себя всего только одному направлению. Поэтому быстрее овладевает всеми тонкостями своей специальности. Не стоит недооценивать такой способ обучения. Большинство боевых магов - это волшебники. Да и много других профессионалов своего дела.
   -Ну что же, более или менее мне все понятно. В целом, выбор у меня не богатый, как я погляжу. Как мне попасть в этот магический университет?
   -Набор на первый круг обучения, будет через восемь месяцев. Поэтому я предлагаю остаться тебе у меня на это время. Но тут есть два варианта: либо ты просто живешь, помогаешь мне с охотой, либо я берусь научить тебя владеть оружием, думаю, ты не умеешь пользоваться мечом? Не спеши дать ответ, если ты согласишься на обучение, то, как бы ты не просил, не умолял, но отказаться тренироваться ты уже не сможешь, и поверь мне на слово, я найду способ заставить тебя тренироваться даже через силу. Эти восемь месяцев покажутся тебе адом.
   Над этим следовало задуматься, ведь как я понимаю, здесь это просто необходимо для выживания, да и оскорбления терпеть не хочется. Думаю, следует согласиться, иначе я тут буду гол, как сокол. И любой мимо проходящий может сделать, что захочет.
   -Я согласен. А магии ты меня обучать будешь?
   -Нет! Дело в том, что пока твой дар не открыт и надо, чтоб его помогли тебе открыть профессиональные маги-учителя. Это не так-то просто. При неправильном раскрытии, дар может выгореть, и ты перестанешь быть магом, в лучшем случае. В худшем же случае, ты останешься без разума, станешь овощем.
   -Ради любопытства. Как же тогда появились первые маги?
   -Это тот самый один процент уникумов. У них иногда происходят спонтанные открытия дара. В большинстве случаев они умирают в этот момент, но иногда все же выживают. Вот им-то мы и обязаны своим существованием. Так как среди магов подобных нам, спонтанные открытия редки, хотя случаи все же бывали.
   -М-да... - перспектива.
   -А теперь давай укладываться спать, завтра и в последующие восемь месяцев, у тебя будут тяжелые дни.
  
   3. Обучение
  
   -Ох! Мать моя женщина, роди меня обратно! - тихо выругался я, споткнувшись. Да уж, если бы я тогда, когда давал согласие Сгарту на свое обучение хотя бы представлял, что это такое, в жизни бы не согласился. А теперь у меня просто нет выбора, мой персональный мучитель не дает мне покоя.
   Прошло уже более полутора лет с того памятного дня, когда я согласился обучаться у Сгарта. Как я был неприятно поражен, когда оказалось, что дней в месяце в полтора раза больше - сорок девять и делится он на седмицы, то есть недели. По нашим, земным меркам, выходит, что я обучаюсь около трех лет, так как месяцев в здешнем году тринадцать. Но еще хуже оказалось наутро после разговора. Сгарт поднял меня, как говориться 'ни свет ни заря', ведром ледяной воды. А потом погнал меня, подстегивая кнутом, на улицу. И начались мучения. Вначале бег по поляне, сделав двадцать кругов, это примерно где-то около двух километров, на мой взгляд, я начал выдыхаться и замедлять бег. Но не тут-то было, мой зад обожгла резкая боль и крик Сгарта:
   -Быстрее!
   -Я больше не могу, - в легких кололо, я уже не мог нормально дышать, вот что значит 'дитё прогресса'.
   Но на мою реплику Сгарт не ответил, а только еще раз ударил кнутом, после чего я снова побежал, только тогда осознав, что я влип на всю катушку. И я бежал. После тридцатого круга я сбился со счета. Когда я думал что все больше не смогу, тут же получал кнутом по филейной части, и силы откуда-то брались продолжать бег. Сколько прошло времени, и сколько я сделал кругов тогда, не знаю до сих пор. После окрика Сгарта 'Стой!', я оперся об дерево и пытался привести в чувство свое хриплое дыхание. Но долго наслаждаться мне этим моментом не дали:
   -Ну что же, совсем ты слабый, но мне попадались экземпляры еще хуже. Теперь запоминай без дополнительного понукания - утром и вечером у тебя пробежка пятьдесят кругов и смотри сам, узнаю, что пробежал меньше хоть на пол круга, десять кругов штрафа. Если пробежал их медленнее, чем за пятнадцать минут - десять кругов штрафа. Понял? - все это он произнес спокойным, равнодушным голосом, складывалось такое впечатление, что ему абсолютно безразлично понял я или нет.
   -Да пошел ты! - это все, на что меня хватило.
   И не успел я еще сообразить, да и не думалось мне не о чем, кроме ванны и дивана, как получил кнутом и пояснение:
   -За пререкание десять кругов штрафа. Бегом!
   И я снова побежал подстегиваемый кнутом, в который раз в жизни, проклиная свою особенность вначале ляпнуть языком, а потом подумать головой, что ляпнул.
   После бега, были отжимания, меня хватило на десять, но после нескольких ударов хлыстом, я смог отжать еще десять раз, после чего последовало ожидаемое пояснение, что теперь я должен отжиматься каждое утро по двадцать раз, не медленнее чем за две минуты. Следом последовали подтягивания, и теперь я каждое утро и вечер должен подтягиваться десять раз.
   Следом за утренней 'зарядкой', как выразился Сгарт, последовали умывание и легкий завтрак, а затем мучения продолжились. Дальнейшим пунктом была растяжка, у меня просто не было слов описать этот процесс, кроме одного 'Больно!!!'. Всегда считал, что растяжка - это когда садишься на шпагат, но я ошибался. Растяжке подвергались все мышцы - ног, рук, плеч, спины, даже пальцев. Меня просто поражало разнообразие садистских упражнений на растяжку. По центру поляны Сгарт вкопал два столба, в обхвате сантиметров по пятнадцать. У меня уже не оставалось сил удивляться, когда только успел вкопать? В них, на разной высоте, были вколочены металлические крюки, а от них отходила куча веревок. Самое простое упражнение, правда, я так не считал, пока не начал выполнять другие, это висеть распятым, левые нога и рука привязывались к одному столбу, правые рука и нога - к другому, а веревки максимально натягивались. Хочешь, что бы мышцы ног отдохнули, напрягаешь руки, ну и наоборот соответственно. Позднее пошли более сложные упражнения. Как я заблуждался, когда считал, что в моем возрасте, тело гибче стать не может. Ага, сейчас, как же! Вопрос стоит, только кто твой учитель, и как быстро он тебя может заставить заниматься. Сгарт умел заставить слушаться своих приказов, именно так я их воспринимал. Этот садизм продолжался до обеда!
   Обед я проглотил не заметив. И что я ел, не запомнил. Сгарт, гад такой, поставил нечто напоминающее песочные часы передо мной, хотя как позже я узнал, это было одно из приспособлений для ритуальной магии, но и как ограничитель времени их тоже можно было использовать.
   После обеда я учился избегать попаданий по мне двумя, с виду обычными, палками, которыми орудовал Сгарт. Все бы ничего, но вот только они были не обычными, на них было наложено какое-то заклинание, как пояснил Сгарт из боевой магии. Каждый раз, когда он по мне попадал ими, меня било током, ну а поскольку, увернуться у меня не получилось ни разу, то током меня било постоянно, и чем сильнее удар палкой, тем сильнее удар током. Поэтому по прошествии получаса, во второй раз потеряв сознание от боли, я уже не стремился увернуться от них, а желал сделать удар, как можно более слабым, что бы не получать мощный разряд.
   Вдобавок Сгарт закрепил нечто очень похожее на бревно с кучей торчащих из него палок, что-то подобное показывают в китайских фильмах. Вот только эта штука оказалась с подобием компьютерной программы. Это конечно не Сгарт, но мне хватит и этого, так как на палках у нее то же самое заклинание, что было на палках у Сгарта! Но в данном случае, разница была существенной, мне НЕЛЬЗЯ было избегать их, а надо было ставить блоки, если не успел, получил заряд бодрости током. На первом заходе меня хватило секунд на пятнадцать, после чего я валялся и в судорогах корчился на земле. Но Сгарт пояснил, что если я быстро не встаю, то током меня будет бить через каждые тридцать секунд. Я не стал проверять на себе, правда это или нет, а, по возможности быстро поднявшись, продолжил занятие. Когда Сгарт куда-то ушел, я решил присесть, отдохнуть, наплевав на предупреждение, но спустя тридцать секунд меня начало бить током, причем сила удара с каждой минутой нарастала. Попытка отойти не увенчалась успехом, что-то держала меня в радиусе двух метров от бревна, пришлось продолжать. Этим истязанием я занимался до ужина, Сгарт как раз к нему вернулся. На меня было страшно смотреть, после стольких ударов током, меня потряхивало уже без всякого заклинания.
   Ужин пролетел так же, как и обед, незаметно. После него, Сгарт снова взялся за палки, и все началось по-новому. В конце дня вновь пробежка, отжимание и подтягивания. Вылив на себя ведро воды, я ели-ели, передвигая ноги, пошел укладываться спать, но не тут-то было.
   -А сейчас мы займемся с тобой тагрой!
   -Может на сегодня хватить? Я устал, для меня это предел возможностей!
   -Объясняю только один раз, повторять не буду. Ты пойми, я солдат, наемник. Мой уровень подготовки - мечник. И в принципе это очень много. Но максимум на что я способен, это продержаться не более двух, трех минут против мастера боя, а большинство дворян обучаются у них. Не все, конечно, достигают таких высот, становясь мастерами, но мечники они все хорошие, и даже мне с моим опытом придется постараться, что бы победить их. А все потому, что они обучаются по системе, а то чему я тебя могу научить - это солдатские хитрости! - под конец этого монолога Сгарт уже кричал. - Они начинают учиться с детства, и сейчас твоя физическая подготовка соответствует их подготовке в младенчестве. И если ты хочешь выжить в нашем мире и оставаться свободным, а не подстраиваться под всех, то учись, стань сильнее! Столь жесткая система обучения позволит тебе быстрее освоить необходимый минимум. А иначе никак.
   -Извини Сгарт, просто для нашего мира я вполне обычный, - помолчав с минуту, - С чего мне лучше начать?
   -Начни с желания, реши для себя, что ты хочешь учиться, без разницы для чего или ради чего!
   -Хорошо, я постараюсь.
   - Не надо стараться, стоит только захотеть учиться и все получиться, через боль, но начнет получаться!
   Мы немного помолчали, не знаю, о чем думал Сгарт, а я настраивал себя на то, чтобы вытерпеть все эти мучения.
   -Ну а теперь я думаю нам пора заняться тагрой, - как ни в чем не бывало, сказал Сгарт.
   -А что это?
   -Вот с рассказа я и начну. Тагра - это состояние покоя. Достигается оно путем концентрации мысли на пустоте, проще говоря, не думать ни о чем, и одновременно думать о ни о чем, то есть пустоте. Когда ты сможешь достигать состояния тагры, ты сам все поймешь. Что бы не было вопросов для чего она нужна, скажу сразу, когда ты находишься в тагре, ты как бы видишь себя со стороны, как свою физическую, так и энергетическую составляющую. Энергетическим телом ты можешь управлять, но эти две составляющие взаимосвязаны, и то, что ты будешь делать с одним, то будет отражаться и на другом. Например, восстанавливая энергоканалы, и наполняя их энергией, в местах, где у тебя какая-либо рана, она начнет заживать гораздо быстрее. Чем выше твой уровень тагры, тем более мелкие каналы ты сможешь увидеть и восстанавливать их, соответственно тем быстрее твои раны заживут, тебе меньше времени будет необходимо на отдых, достаточно будет двух-трех часов тагры. Ну и кроме этого - это еще и философия война. Это невозможно объяснить - это надо просто один раз почувствовать. Садись на пол, закрой глаза, не думай ни о чем, все твои мысли должны быть направлены в пустоту, ни во что.
   -Мне все-таки не понятно, как можно думать ни о чем, и что значит направить все мысли в пустоту?
   -Давай попробую объяснить тебе по-другому. Когда ты думаешь о чем-то, твой мозг работает, обрабатывает информацию, и это происходит постоянно, когда ты не спишь. Тебе же надо сделать так, что бы твое сознание перестало работать, тогда останется работать твое подсознание, а оно никогда не отдыхает, но при этом ты не должен уснуть. То есть направить мысли в пустоту - это отключить сознание, оставив работать подсознание. Пробуй!
   И он сам замер прикрыв глаза. Ну что же, будем пробовать. Только прикрыв глаза, я сразу провалился в царство Морфея, мне снилась кровать, чашка кофе с утра и даже моя работа. Почему-то я оказался на ковре у начальства, и мне выдавали квартальную премию, а потом вдруг врезали пощечину. И я проснулся.
   -Не спи, а то тролль в пещеру утащит, - Сгарт стоял надомной и видимо пощечину я получил от него, - Не переживай ни у кого не получаются сразу, у многих уходит на это годы, а большая часть, так и не может овладеть ею. Почему так получается, я не знаю, и объяснить не смогу.
   -А как быстро у тебя получилось? - мне было интересно и одновременно грустно оттого, что придется учиться годы, а как было классно сейчас себя подлечить.
   -Через два с половиной года после начала обучения тагре. Но спать я тебе не дам! Учись! - сел и снова прикрыл глаза.
  
   ***
  
   Так в постоянных тренировках прошло более двух месяцев, добавлялись все новые упражнения, все более жесткие. Как только я начинал втягиваться в одну и ту же систему, тренировки моментально ужесточались и изменялись. Сейчас я бегал сто кругов, примерно около десяти километров утром и вечером. Плюс к этому мне на шею вешалась 'мамочка', 'мамочка' - это тяжеленное полено, которое крепилось на шею, как ярмо, а на его концы вешались два ведра с водой. Я должен был донести до финиша ведра, хотя бы наполовину наполненные водой, если у меня это не получалось, штраф десять кругов.
   А разнообразие издевательств над моей тушкой просто поразило бы, до глубины души, любого мазохиста. Но, когда мне казалось, что хуже быть просто уже не может, Сгарт снова и снова доказывал мне обратное. Оказалось, что все эти два месяца, я занимался всего лишь подготовкой своего тела, к настоящей учебе, не считая разве, что тагры.
   -Понимаешь, - говорил Сгарт, - Два месяца назад я видел перед собой тело крестьянина не способного ни к чему кроме как вилами махать. Да-да поверь мне на слово. Не имеющее ни капли мышечной силы, ни гибкости, причем для тебя все это было, как абсолют, норма, - Интересно после стольких блужданий по этим лесам в одиночку, я думал, что похож на узника Освенцима, а оказывается, что нет. - Сейчас ты уже готов начать обучения, если быть точнее, то только первую ступень. Ты думаешь, что занятия с 'чучелом' делают из тебя специалиста по рукопашному бою? Нет. Это всего лишь навсего, помогало тебе, так же как и растяжка, при тех физических нагрузках, которые я тебе давал, развивать гибкость тела, внимание и концентрацию. А не глупо и бессмысленно накачивать мышцы, как поступают сейчас некоторые дворяне. Сегодня мы с тобой начнем заниматься рукопашным боем - это основа основ. Да, можно научиться владеть мечом и другим оружием, не учась при этом ручному бою, но чувствовать свое тело ты не научишься. А оружие - это лишь предмет, хотя он и должен становиться частью тебя. Но об этом позднее. Вопросы есть?
   -Нет, - я уже за время моего обучения усвоил, что когда Сгарт говорит таким тоном, то отвечать ему стоит кратко, четко и по делу.
   -Тогда расскажи мне, что ты вообще знаешь про рукопашный бой? Есть ли он в вашем мире?
   -Да есть, но я им усиленно не занимался, только для развлечения борьбой. Бывал на соревнованиях и турнирах, и видел по телевизору, - после этого мне пришлось потратить полчаса, объясняя Сгарту, что такое телевизор и с чем его едят. А потом, что конкретно я видел. Насчет телевидения он только и выразился, что 'Чудно!', а вот на мои объяснения о боксе, карате, самбо и тому подобном только рассмеялся, а потом пояснил:
   -Не обижайся, но как я понял из твоих рассказов, то это спектакль, постановка. Красиво - да, не спорю, но малоэффективно. Как же вы там живете? Ведь появись один сильный человек, и он вас просто сделает рабами.
   -Не все так просто. У нас есть оружие, но оно другое, огнестрельное, в общем, оно бьет на большое расстояние и очень часто, ну не знаю я как проще объяснить тебе, оно массовое, хотя и с ним обращаться, надо учиться.
   -Теперь понятно, почему ты такой слабый, я так понимаю у вас большинство таких?
   -Нет, конечно, но и не мало. Некоторые учатся воевать, они занимаются в специальных учреждениях, но если не считать документальных фильмов, то их боевые возможности нельзя увидеть.
   -Понятно. Ну что же, что касается рукопашного боя. В отличие от тех, про которые ты мне рассказывал сейчас, его суть заключается не только в умении эффективно кого-то вывести из строя, как ты сейчас подумал, а в правильном использовании своего тела. Экономично двигаться, причем всегда, будь то в бою или просто на прогулке, когда необходимо ускориться или наоборот замедлиться, экономя силы, отсутствие лишних движений, суеты. И самое главное - это эффективность, каждое твое движение должно нести какую-то нагрузку. В бою все просто - убей или умри, душевными терзаниями будешь заниматься потом, после победы. Все твои устремления в этот момент должны быть направлены на победу, на желание выжить. То же самое относиться и к бою с оружием. А теперь приступим.
   С этих слов и началось мое обучение рукопашному бою, а так же различным броскам и захватам. На самом деле, ни в одном действии не было того лоска, присущего многим боевым искусствам, но была какая-то своя, смертельная красота. Блок, удар - смерть. Блок, удар, удар - смерть. Удар, захват - смерть. Только эффективность, никаких поблажек. В том числе и мне, единственная разница только в том, что я оставался живым и в меру целым, а утром, удостаивался небольшого исцеления.
   Теперь после утренней разминки, я занимался единоборствами. После обеда, приходило время бревна с палками, названное Сгартом 'чучелом', бьющими электротоком, которое я, концу второго месяца проходил уверенно. И его тут же заменило бревно с металлическими палками с прицепленными к ним при помощи цепи гирями. И я снова начал пропускать огромное количество ударов, этому еще способствовало и то, что палки с гирями стали двигаться не только по вертикали, но и наискосок, а, учитывая еще и то, что это чучело было оснащено своей программой, задача усложнялась. На руках, ногах, на поясе и плечах были закреплены ремни с карманами, а в эти карманы вставлялись металлические бруски разного веса, поэтому кроме своего веса, на мне еще было десять килограмм металла. Правда в этом появился и один плюс, эти места я мог теперь подставлять под удары чучела, а к ударам тока я уже привык. Но длилось мое счастье не долго, до тех пор, пока это не увидел Сгарт, на следующий день, подставив, правое плечо под удар, я выхватил такой заряд 'бодрости', что вокруг плеча кожа обуглилась, а уж мое состояние было такое, будто я врезался в электричку на всем ходу.
   Ко всему этому, добавилось ориентирование на местности, так называемый Курс Молодого Егеря. Вдобавок в комплекс занятий входило плаванье, лазанье по деревьям, скалолазание, и все это сопровождалось историей, географией и политическим устройством Бриска. Не обошел мой учитель стороной различные бытовые мелочи и правила поведения. Сгарт рассказывал про дворян, солдат, наемников разных стран и рас, которые существуют на Бриске, учил их определять, что бы не дай боги оскорбить кого-нибудь по незнанию. На самом деле особым разнообразием они не отличались, если только в деталях. Основной боевой единицей практически всех людских государств являлась тяжеловооруженная конница.
   -Рыцари? - спросил я.
   -Нет, точнее не только. Например, в той же Торговой республике нет рыцарей и дворян, у них существуют торговцы первой, второй и третьей категории, именно они управляют всеми делами страны, все остальные граждане, так или иначе, работают на них. У них есть армия, но это наемники, ведь война это ремесло, а обученный солдат это товар и им тоже можно торговать. Так вот у них именно тяжеловооруженная конница, хотя и мало ее. Или еще, как пример, Хафийский халифат, у них как таковой тяжелой конницы нет, но есть конные лучники. Только отличие не такое уж и большое на самом деле, да основным их оружием является многосоставной короткий лук, но для ближнего боя они используют булаву, а это страшное оружие в умелых руках. А если учитывать еще и то, что они вооружаются за свой счет, то на доспехи они денег не жалеют. Ну а у нас в Лоссе именно рыцари и их оруженосцы составляют основу тяжеловооруженной конницы.
   Следующий род войск - это пехота, она бывает трех видов. Тяжелая пехота - элита любой армии, но используется в основном в обороне. Легкая пехота или по-другому, наступательная, самая многочисленная в обычное время часть войск. И ополчение, его используют достаточно редко, в основном во время больших войн, да и основная их задача - это задержать противника, или задавить его количеством.
   Ну и конечно стрелки, их два вида: лучники и арбалетчики, многие военачальники до сих пор спорят кто лучше.
   И многие другие войска, как людей, так и не людей, приходилось изучать, некоторые были весьма экзотичны, например, визжащие женщины. Я вообще-то даже не мог представить какой от них прок, но Сгарт уверил, что это весьма серьезные противники. Обладая практически минимальной защитой, не считать же за таковую шерстяные рубашки и кожаные безрукавки, они при этом были очень быстры и в основном использовались, как психологическое оружие. Набегая на ряды противника, чаще всего легкую конницу или ополчение, они визжат в ультразвуковом диапазоне и, приблизившись, метают короткие дротики, а из оружия ближнего боя у них только кинжалы.
   А вовремя вечерней пробежки проходили экзамены по пройденному материалу, причем спрашивалось не только то, что мы проходили сегодня, но и вообще все, естественно, как не сложно догадаться за неправильный ответ десять кругов штрафа.
   Где-то в конце третьего месяца, Сгарт куда-то ушел и вернулся через семь дней на коне. До этого я думал, что хуже уже быть не может, ан нет, еще как может. Начались тренировки по обучению верховой езде, ухаживанию за лошадью, верховой бой и многое другое. После первых недель занятий верховой езде, я считал, что теперь мои ноги выглядят как колесо, позвоночник стал как хорда, а зад не прошибешь и кнутом, хотя вечером оказалось, что это ни так.
   Все так же перед сном я пытался выйти в тагру, но у меня пока ничего не выходило. Я стал пытаться проанализировать, что из объяснений Сгарта, я делаю не так. В итоге я пришел к выводу, что мне просто надо представить темноту, где не видно никаких контуров, нет ни стен, ни пола, ни потолка, нет ничего, пустота. А в нее уже поместить свои мысли, представив их в виде шара с пробегающими по нему молниями-мыслями и отстраниться от этого шара. И на самом деле произошло то, чего я пытался добиться битых четыре месяца. Я, или, наверное, мой взгляд, или душа, не знаю что, смотрел на себя со стороны. Но это было не трехмерным пространством, а как бы много видов со всех сторон, объединенный в один, больше никак это описать невозможно и я не понимаю, как такое может быть. Правда, я видел только свое тело и сантиметров десять вокруг него, все остальное же было покрыто дымкой. Я не стал лезть в нее, а начал припоминать, что же мне рассказывал Сгарт про тагру, он говорил, что мое тело должна облеплять энергетическое тело или говоря, проще энергетическая оболочка. Я присмотрелся к себе и увидел ее. Она представляла собой переплетение огромного количества нитей между собой, какие-то были толще, какие-то тоньше, но цвет их был тускло-синим. Еще я увидел во многих местах разрывы и комки жгутов. Я попытался сообразить, что это означает, и тут до меня дошло. Сегодня на последней пробежке я потянул мышцы на правой ноге, и именно в этом месте нити были перепутаны, понимание пришло само собой. Решив тогда попробовать исправить эту ошибку, я только больше все запутал, а потом я очнулся. Из носа у меня бежала кровь, а правая нога раскалывалась неимоверно, такое ощущение, будто мне в ногу загоняли раскаленный прут.
   -Да уж! Не ожидал, что ты так быстро сможешь научиться входить в состояние тагры! Да еще полезешь, не понимая ничего исправлять что-то! - первый раз я видел лицо Сгарта ошарашенным. - Но не бывает худо, без добра. Теперь ты понял, что можно сделать себе не только хорошо, но и плохо. Лучший учитель - это опыт! - во время этой тирады Сгарт, что-то делал с моей ногой и боль начала проходить, я медленно и верно погружался в дрему, а потом и в крепкий спасительный сон, уже не слыша, о чем продолжал говорить Сгарт.
   На следующий день я проснулся после полудня и был очень удивлен этим. Чувствовал я себя просто превосходно, хорошо отдохнувшим, правда, очень голодным, Сгарт как-то говорил, что для лечения, целитель использует внутреннюю энергию организма больного. Потом я вспомнил про события вчерашнего вечера и попробовал подвигать ногой, она уже не болела, а так немного ныла. К обеду вернулся Сгарт.
   -Вот и проснулся, болезный. Ну и как у тебя самочувствие?
   -Приемлемо! Жить буду!
   -Ну, вот и славненько! Не удивляйся, что сегодня у тебя нет занятий. Сегодня я решил устроить тебе выходной, а завтра мы приступим к следующему этапу обучения. Самому сложному, обучению владения различным оружием.
   -А почему мы до этого не занимались с оружием? - меня этот вопрос волновал все это время.
   -Ну, во-первых, я тебе уже говорил, что помогал тебе привести твое тело в нормальную физическую форму, а так же научить владеть им правильно. Во-вторых, ты еще был не готов. Когда ты в первый день учебы пытался уснуть, вместо того, что бы выйти в тагру, я осмотрел тебя. Весь твой энергетический каркас был бледным, да и почти не видимым, сейчас же он бледно-синий, но ты это и сам видел. Так вот, это тот уровень, при котором, мастер, владеющий тагрой, начинает обучение с оружием. В общем-то, я его собирался начать со следующей недели, но раз так получилось, то начнем с завтрашнего дня. Тебе еще многому предстоит научиться, а времени осталось мало.
   -Сгарт, а что означает цвет энергетических нитей? И почему у меня не получилось поправить их? И откуда я знал или чувствовал, что они не правильно расположены? И...
   -Стой, стой, стой! Давай уж раз сегодня выходной, я отвечу на твои вопросы, но вначале мы пообедаем, а потом по порядку буду отвечать на них. Хорошо?
   -Да, это хорошая идея!
   Что касается еды, то она не отличалась разносолами, завтрак обычно состоял из овощей, которые Сгарт выращивал на небольшой полянке, как он мне объяснил, что весь процесс выращивания контролируется магией амулета.
   -Все ли так делают? - задал я вопрос. Он, посмеявшись, объяснил:
   -Для этого мало того, что необходим сам амулет, сделанный магом земли, так его еще постоянно необходимо подпитывать силой, иначе он просто разрядиться. В университете тебе объяснят, из чего изготавливаются амулеты, я же пока не буду вдаваться в подробности, просто скажу, что деревне домов в двадцать, надо будет трудиться на него лет пять, при этом ничего не есть и не покупать. Вот теперь представь себе, сможет ли тот же обычный крестьянин позволить себе его?
   -Да, ты прав, об этом я и не подумал!
   На обед мы ели кашу с мясом какого-нибудь животного или птицы, когда Сгарт ходил на охоту, иногда рыбу. Крупа мне больше всего по вкусу напоминала рис, только с каким-то синим оттенком. За крупой, Сгарт, раз в полгода, как он сказал, ездит в ближайшую деревню.
   На ужин обычно остается та же каша, только без мяса, иногда овощи. Вместо чая или кофе, мы пьем као, гадость та еще. Листья дерева с одноименным названием, выпариваются в кипятке, где настаиваются часа полтора. Кстати, время в основном определяют по солнцу, и только в городах есть часы, но не механические, а магические, ну и соответственно наручные часы только у обеспеченных людей и нелюдей. Всего же в сутках двадцать шесть часов, минут в часе шестьдесят и шестьдесят секунд в минуте, в общем, все то же самое, что и у меня дома.
   После плотного и сытного обеда, мы с Сгартом, устроились на поляне. В этот момент я понял, чего мне не хватало все это время, это кофе и сигарет, хотя по сигаретам, скорее всего ностальгия, по крайне мере я не ощущал тяги. Было просто желание выпить чашечку кофе и выкурить сигарету. А на поляне было хорошо, если на нее не смотреть, как на место тренировок, не обращать внимания на тропинку, вытоптанную мной за время пробежек, на 'пугало', на 'мамочку' и другое. Место было очень красивым, понятно, почему Сгарт устроился именно здесь. Солнышко пригревает, птички поют, лепота! Так бы и сидел здесь вечно, но с завтрашнего дня, как я понимаю, начнутся еще более серьезные мучения, по сравнению с предыдущими четырьмя месяцами.
   -Ну а теперь, я отвечу на твои вопросы. Цвет энергетической оболочки, означает возможности твоего физического тела, от прозрачного до ярко-синего. После того, как нити приобретают ярко-синий оттенок, происходит скачок. Скачок, как его называют многие, хотя есть и другие названия, это переход твоей энергетической оболочки на более высокий уровень, а соответственно и твоя физическая форма переходит на более высокий уровень, ты становишься сильнее, быстрее, на тебе быстрее заживают раны и многое другое, то же верно и в обратном порядке. А для энергетической оболочки это означает, что тебе меньше требуется находиться в тагре, что бы нормально отдохнуло сознание, становиться легче и более эффективно управлять оболочкой. Конечно там много и других возможностей, но это, основные. Понятно?
   -Да.
   -Что касается другого вопроса, то я отвечу так, все кто выходит в тагру, чувствуют неправильность расположения своих линий. Но у каждого есть своя теория относительно того, почему это происходит. Что касается меня, то я придерживаюсь самой распространенной теории, что в состояние тагры, человек подсознательно, а именно подсознание работает в это время, как ты знаешь, ощущает неправильность формы. Ведь в нашем подсознании содержаться просто огромное количество информации, так называемая 'память крови', но это только теория. Как же на самом деле, знают, наверное, только боги. Да, и еще, в состояние тагры намного легче усваивается и запоминается информация. Что же касается работы с энергетической оболочкой, то и этому ты не научишься сразу, на это необходимо время и знания. С завтрашнего дня ты будешь обходиться без сна, вместо этого погружаясь в состояние тагры. Запомни, не трогай пока нитей, просто рассматривай и изучай их, ищи закономерности и порядок в них. Когда ты поймешь их, ты и поймешь, как ими управлять. Надеюсь у тебя это получиться так же быстро, как ты научился выходить в тагру.
   -Скажи, а, сколько было у тебя скачков?
   -Три! Но у меня на это ушло сто десять лет.
   После этих слов моя челюсть не спеша, съехала вниз, а глаза стали размером с российский пятак. Сгарт смотрел на меня удивленно, видимо не понимая моей реакции на его слова.
   -Что ты смотришь на меня так, естественно я выгляжу старше.
   -Я не про то Сгарт, да у нас в самой развитой стране средняя продолжительность жизни не более восьмидесяти лет.
   И вновь он одарил меня непонимающим взглядом. Но постепенно взгляд прояснился, и он с улыбкой стал мне объяснять.
   -Тогда понятно, почему ты так удивился. У нас, если конечно ты умираешь своей смертью, у крестьян и у других низших сословиях продолжительность жизни где-то около сорока - шестидесяти лет. У людей среднего достатка, способных покупать целительные амулеты и пользоваться услугами целителей, от шестидесяти до ста пятидесяти лет. У богатых купцов, банкиров, ремесленников, дворян, примерно до шестьсот лет. Такой разбег в цифрах зависит не только от целителя, но и от самого человека. Точнее того насколько сильно он запустил свой организм. У большинства высшей аристократии срок жизни может составлять до тысячи лет, а иногда и более.
  Что же касается нас магов, то здесь градация зависит от силы мага и единения своей сущности со стихией. Есть магистры и архимаги, которым перевалило за полторы тысячи лет.
   -Ну, ни фига себе! - сказать, что я был ошарашен, значит, ничего не сказать. - Это и я что ли столько же проживу!
   -Не вижу причин, почему нет.
   Какое то время мы с Сгартом сидели молча. Я переваривал все, что только что услышал, а он о чем думал.
   -Хорошо. Это я понял и надо сказать приятно удивлен. Но ты говорил, что видел мою оболочку. Как?
   -Сколько пространства ты видел вокруг себя?
   -Где-то примерно сантиметров десять. А что?
   -Я вижу сейчас примерно около полутора метров вокруг себя. Со временем и ты сможешь видеть больше. Чем ярче становятся нити, тем шири радиус твоего видения. Сейчас твоя главная задача - это разобраться в своем энергетическом каркасе. Как только ты это сделаешь, тогда и только тогда мы продолжим изучения возможностей тагры.
   -У меня еще вопрос. Ты говорил про учителей, которые при моем уровне энерго-каркаса начинают обучение. Но сам говорил, что не многие могут входить в состояние тагры, как такое может быть?
   -Здесь нет ничего противоречивого. Хороший мастер, не умеющий входить в состояния тагры, интуитивно чувствует, когда ученику пора обучаться тому или другому. Конечно, в этом кроется много ошибок, например, я вижу какие нагрузки тебе давать, что бы комплексно развивать все группы мышц, а раз развивается тело, развивается и энерго-каркас. Другие этого не видят, и им приходится полагаться на свой опыт и знания, но не следует считать, что от этого они обучают намного хуже! Думаю тебе пора укладываться спать, сегодня последний день в ближайшие четыре месяца, когда ты будешь спать.
  
   ***
  
   К началу восьмого месяца, я чувствовал себя, как выжатый лимон, причем истощение было и моральным, и физическим. До того, как у меня получилось выходить в тагру, я настолько уставал, что у меня просто физически не получалось не о чем думать кроме усталости. А в тагре время было! Хотя, наверное, там и времени нет, по крайне мере понятие времени для меня там не было, а было только ощущение, что я провожу там значительно больше времени, чем три часа.
   После моего памятного единственного выходного, за все время обучения, темп занятий просто взвинтился. Силовым упражнением отдавалось два часа с утра и два часа вечером, рукопашным боем я занимался до обеда, после два часа верховой езде, остальное же время было посвящено занятию с оружием. С утра, когда я закончил пробежку с 'мамочкой', после выходного, Сгарт принес ножи, но не металлические, а деревянные, чему я был сильно удивлен.
   -А где же оружие?
   -А ты, что сразу решил взять меч или топор и отрубить какую-нибудь не нужную часть тела? - тихо посмеиваясь, ответил Сгарт, заставив меня покраснеть за свой идиотский вопрос. Ведь на самом деле думал так. - Нет, мы начнем с деревянных ножей, постепенно переходя к более сложным видам оружия, но таким же деревянным. И только, когда я сочту, что ты готов для того, что бы взять в руки настоящее оружие, только тогда я тебе его дам.
   И снова начались мучения. Я, конечно же, знал, что ножом можно не только хлеб резать, но то чему меня учил Сгарт, я и представить не мог. Я осваивал владение ножом, начиная с простейшего - подбрасывал нож, что бы он один раз перевернулся, и пытался его поймать за рукоятку. И заканчивал более сложным - боем со Сгартом на ножах, где я проигрывал десять схваток из десяти, причем проигрывал в сухую. Метание ножей с обеих рук в разнобой или одновременно, но по разным целям, по двигающимся предметам, роль которых изображали крупные, а потом и маленькие фантомы. Так же, как и в ручном бое, с ножами, Сгарт, продвигал принцип 'Никакой эффектности, только эффективность'. В основном использовались именно режущие удары, а не колющие, а Сгарт пояснял почему:
   -Воткнуть нож в противника можно, если умеючи, да в неуча, но если попался равный противник или противник с другим оружием, лучше всего использовать скользящие режущие удары, а не колющие. Это с виду кажется, что не глубокие резаные раны не наносят вреда противнику, на самом деле они очень опасны, запомни это, с потерей крови твои силы истощаются быстрее, и ты проиграешь. В реальной схватке один на один, ножи против мечей, в чистом поле - это не значит поражение, все зависит от уровня мастерства, это именно тот случай, когда длина клинка не имеет значения, а только профессионализм противников. Но лучше всего ножи использовать в замкнутых пространствах: помещениях, узких улицах, густом лесу. В этих местах очень сложно эффективно работать другим, более крупногабаритным оружием.
   Два боевых ножа, я получил только через два месяца после начала тренировок, когда реально смог свести один бой к ничьей, но мне до сих пор кажется, что Сгарт специально подставился. Правда столь короткий срок обучения, был обусловлен еще и тем, что когда я нахожусь в тагре, я тоже могу обучаться, но в этом состоянии я чувствую, где и что делаю неправильно. Это сложно объяснить. Создается впечатление будто за моей рукой с ножом следует ее фантом. И по разнице между фантомом и действительностью можно судить о неправильности выполнения удара.
  Поэтому можно считать, что обучался я намного дольше. Ну и естественно огромную помощь оказывало, то, что в состоянии тагры, я все усваивал гораздо быстрее. Вообще-то меня питали смутные сомнения, насчет того, где Сгарт этому научился. Что-то мне не верилось, что наемнику или солдату требуется владения ножом на таком уровне, скорее такое подходит городским бандитам. Именно им в городских переулках удобней орудовать ножом, чем каким либо другим оружием. Правда кроме владения ножом и ножевого боя, Сгарт начал обучать меня, бесшумным передвижениям вообще и по лесу в частности, и многим другим аспектам, которые скорее подходят наемному убийце или вору из этого мира, и диверсанту или разведчику из моего, нежели солдату из этого. Но я не роптал, а старался все это усвоить.
  К концу восьмого месяца мне пришлось поговорить с Сгартом о продлении обучения. Так как я был на данный момент хоть и более подготовленным, но все же далек от среднего дворянина. По началу Сгарт сильно задумался. Как он объяснил, а стоит ли, если я собираюсь стать магом. Но я упорно стоял на своем. Настаивая на обучении до тех пор пока не сравняюсь со среднестатистическим дворянином. И Сгарт согласился с моими доводами.
   Уже через два месяца после начала обучения с ножами, Сгарт начал выделять время на обучение владение мечом. Поначалу это сводилось к тому, что я мог простоять в той или иной позиции с мечом несколько часов. Вот уж когда я думал, что не выдержу. Помню дома, еще в универе, мы на спор с парнями удерживали табурет за ножку на вытянутой руке, меня хватало на восемь минут, и если честно, то я считал это хорошим результатом, но только здесь я понял, что я ошибался. Правда стоит отметить, что не так уж это и сложно, видимо все предыдущие шесть местных месяцев не прошли для меня даром, хотя, будучи постоянно занятым, я просто не обращал внимания на то, как я изменился.
   Постепенно, Сгарт начал все больше времени уделять мечу, а тренировки стали намного разнообразнее. К примеру, в меня, широким фронтом, хаотично двигаясь, летели 'светлячки', как я их называл, в случае попадания, они вызывали чесотку, а если много попаданий, то я раздирал кожу до мяса, настолько это было не выносимо терпеть. Так вот, я не должен был избегать попаданий, а должен был пройти до определенной точки, откуда они начинают лететь и при этом, соответственно не задеть их или отстраняться от желания почесаться, но можно было подставлять меч. По началу у меня просто ничего не получалось, а Сгарт постоянно вечерами меня залечивал, но постепенно, отрабатывая приемы владения мечом в тагре под бдительным руководством учителя, я начал не осознанно качественно овладевать боем на мечах.
   Сейчас рукопашным боем и боем на ножах я тренировался два-три часа после разминки, а после занимался только с мечом. Постоянная концентрация внимания на всем, что меня окружает, вошла уже в привычку, так как Сгарт постоянно устраивал мне различные подлянки. К концу десятого месяца, Сгарт начал устраивать спарринги со мной, проигрывал я ему постоянно, но дело было даже не в этом, а в том, что наши мечи были фантомами, но боль от ран ощущалась как настоящая.
   После того, как я свел один поединок в ничью, хотя это можно назвать ничьей с большой натяжкой, так, как убиты, были оба. Я просто рискнул, подставил правый бок под удар и когда Сгарт наносил удар, ударил сам. Правда стоит сказать, что я думал успеть уйти от смертельного удара, но все-таки Сгарт профессионал, пусть поздно, но он раскусил мой замысел и не дал мне довести его до победного конца. Так вот после этого боя Сгарт начал меня обучать бою на топорах, пиках и другом оружие, при этом все же основное время уделял мечу.
   В целом, в начале следующего года, я одновременно учился владеть еще двенадцатью видами оружия, в это число так же входило умение пользоваться арбалетом и луком. Пользоваться арбалетом, было научиться проще, но скорострельность у него хромала. А лук хоть и был скорострельный, но научиться стрелять из него требовалось больше времени, а если еще и попадать точно при этом, то и года будет мало.
   Обучения не останавливалось ни на секунду. Погружаясь в тагру, я продолжал обучение, а Сгарт садился рядом и наблюдал за процессом. В этом состоянии, я вдалбливал под корку правильные приемы, а днем отрабатывал их, закреплял на уровне мышечной памяти.
   Все деревянное оружие, как оказалось позднее, имело вес в три, а зачастую четыре раза тяжелее, чем их металлические прототипы. Да и суммарный вес металлических брусков, которые я таскал в ремнях, уже достигли общего веса тридцати шести килограмм. Но Сгарт на этом не собирался останавливаться, даже видя мое угнетенное состояние, он стал просто находиться постоянно рядом со мной в тагре, а поскольку его круг виденья был гораздо шире, то, в отличие от меня, он видел, чем я там занимаюсь. И мог контролировать. Правда, мое самообучение работе с энерго-каркасом, к концу восьмого месяца весомо продвинулось. Я нашел порядок в энергетических нитях, а из этого сделал вывод, как ими можно управлять. В принципе в этом мне помогло воспоминание о бабушке, оставшейся там, на земле, о том, как я в детстве любил сидеть и смотреть, как она вяжет, и как тогда мне это казалось чем-то фантастическим. Я, когда понял порядок и способ переплетение нитей, сравнил энерго-каркас с вязаным свитером, так и пришло понимание, как управлять нитями.
   -Сгарт, я понял, как управлять нитями! - после того, как утром я вышел из тагры, сообщил я веселым голосом.
   -Ну что ж, тогда вечером и попробуешь под моим присмотром.
   Это была пусть маленькая, но только моя победа. День после этого прошел очень быстро, хотя, покалечил меня Сгарт весьма существенно в поединках на мечах. Если бы они были не деревянные, то кусочков от меня осталось бы много. А вечером, усевшись друг напротив друга, мы с Сгартом погрузились в тагру. И я под его контролем приступил, к лечению сегодняшних болячек. В общем-то, на первый взгляд ничего сложного. Войдя в тагру и осмотрев энерго-каркас, сразу определил сегодняшние травмы, они отличались от прошлых травм тем, что нити пульсировали, мне даже показалось, что слышу эту пульсации, как звук биения сердца. Представил себе вязальные спицы, и они тут же проявились, как туманные дымки, я попробовал восстановить поврежденные нити в районе плеча, сегодня мне туда качественно прилетело, но к моему разочарованию ничего не получилось. Я постарался не расстраиваться, а мыслить логически, почему у меня не получилось. Если смотреть на мой энерго-каркас, то он был синего цвета, а когда я первый раз вышел в тагру он был светло-синим, а спицы же у меня в руках были почти прозрачными. Что это может означать? Правильно, нужен схожий цвет, я попробовал представить себе спицы такого же цвета, как и мой энерго-каркас, но ничего не вышло, они оставались все такими же прозрачными. Тогда я решил попробовать напитать их небольшой частью своей энергии, и бинго, у меня получилось. Я напитывал спицы до тех пор, пока они по цвету не подошли к энерго-каркасу. Это попытка была удачной, я начал восстанавливать структуру нитей в районе плеча, но было такое ощущение, будто я спицей пытаюсь поднять шестнадцати килограммовую гирю. На восстановление всех сегодняшних повреждений, и на разглаживание пульсирующих нитей, ушло где-то, примерно около половины времени, которое я проводил в тагре. Потом продолжил обучение по - работа с холодным оружием.
   Утром, когда я вышел из тагры, первый мой вопрос, который я задал Сгарту, был:
   -Почему было так тяжело?
   -А как сейчас твое самочувствие? - задал встречный вопрос мне Сгарт. Признаться, я хоть и ожидал чего-то подобного, но все равно был удивлен, никакой боли в поврежденных местах я не испытывал и чувствовал себя отдохнувшим, первый раз за последние месяцы. Глянув на плечо, на то место где у меня вчера была ссадина и проявлялся синяк, я их там не обнаружил.
   -Отдохнувшим! И у меня ничего не болит!
   -А ты думал, что все просто?! На самом деле то, что ты сделал в тагре, можно было проделать и с физическим телом, но на это ушло бы не меньше недели, а то и больше, при не правильном уходе. А ты все это сделал гораздо быстрее, именно поэтому было столь тяжело. Когда у тебя будут серьезные раны, это будет еще тяжелее. Тебе будет необходимо, кроме того, что бы выровнять нити в энерго-каркасе, еще и сращивать порванные, а так же направлять энергию от других участков в поврежденные, а это очень тяжелая работа, но всему этому я тебя буду учить, постепенно, а чему-то придется учиться самому.
   -А на других людей, точнее на энерго-каркасы других людей можно воздействовать?
   -Нет. Точнее, это будет очень тяжело, ведь нити будут сопротивляться чужому вмешательству гораздо сильнее, чем свои, да же когда он ранен, правда, когда ранен - это будет попроще, но все же.
   -Но ты же вылечил мне ногу тогда? - я был несколько озадачен.
   -Я не входил в состояние тагры. Я вылечил тебя своими магическими способностями, ведь ты же знаешь, что я маг - целитель! А как целитель я при помощи магии воздействую на физическую оболочку, а уж от того, как я восстановлю ее, зависит, как восстановиться энергетическая составляющая! Ну, а теперь марш на тренировки, и так сегодня задержались сверх меры.
   И вновь все покатилось по накатанной колее. Зарядка, занятие с чучелом, к которому уже были прикреплены различные колюще-режущие предметы, занятия с Сгартом, конные занятие, теперь к ним еще добавился конный бой различным оружием, тагра и в ней снова обучение.
  
   ***
  
   Вспоминая все это прошедшее время, я не заметил, как добежал до дома. Сбросив с себя 'папочку', увеличенный вариант 'мамочки', я побежал к речке, скинув с себя доспехи, обмыл вначале их, смазал маслом, и поставил сушиться на солнышке. А сам, разбежавшись, нырнул в воду. Ремни с кармашками, так и остались на мне, со своими тридцатью шестью килограммами веса, к ним я уже настолько привык, что и плаваю с ними. Помню, как в первый раз перед водными процедурами, я начал их снимать, так они начали отрываться вместе с кожей, вот я тогда заорал и побежал к Сгарту.
   -Сгарт, ремни не снимаются, а отдираются вместе с кожей!
   -А зачем ты их хотел снять? Я же тебе говорил не снимать?
   -А как же плаванье?
   -Вместе с ними!
   -Но зачем? Я же с ними на дно пойду!
   -Что касается зачем, а вдруг тебе придется переплывать с грузом через реку или еще что-нибудь в этом же роде, в жизни, знаешь ли, всякое бывает. А на дно ты не пойдешь, учись плавать пока возле берега.
   -Но насколько я знаю, в доспехах не поплаваешь?
   -А кто говорит про доспехи? Я сказал с грузом. Здесь ведь дело не в весе, а в маневренности. В доспехах ты естественно много не на плаваешь, но не из-за веса, а потому что просто все твои движения будут скованны.
   Вот и теперь я купаюсь вместе с лишним весом. Выбравшись из воды через полчаса, я дал себе обсохнуть, делая при этом разминочный комплекс, задействовав все мышцы тела. После этого, я вновь начал облачаться в доспехи, они представляли из себя: кольчугу, длинной почти до колен, не закрывающую шею, но с длинным рукавом; глухой шлем с прорезью для глаз и брамицей; кирасы, состоящей из двух половинок; юбки, прикрывающей все до ног; набедренных лат; наколенников; поножей; полусапог, окованных металлом; наплечников; налокотников; наручей; латных рукавиц. В дополнение к этому, прилагался, деревянный шит, вдоль и поперек окованный металлическими полосками с умбоном; копьё, в два моих роста, как основное оружие; короткий меч и кинжал. По словам Сгарта, это стандартное облачение элитной тяжелой пехоты Лосского королевства. Не позавидуешь пехоте, постоянно таскаться в этом металлоломе, да еще в жару или мороз. Вот уж поначалу я испытывал сильный дискомфорт от наличия на мне всей этой сбруи. Но, честно говоря, я уже привык к этим лишним тридцати двум килограммам. А в месте с моим довеском на поясах я таскаю на себе металла в половину своего веса.
   Надев доспехи, я побежал на поляну, драться с 'чучелом', а потом предстояло сражаться со Сгартом. Вообще-то, я постепенно становлюсь более умелым, уже сейчас, почти на всем оружии, пешим, я проигрываю пять, шесть боев, а остальные свожу к ничьей. Правда, победить мне не удалось ни разу. А конным, семь, восемь боев, а остальные в ничью. Конечно, мне очень помогает в обучении тагра, но пока я собой доволен.
   Добежав до поляны, я увидел на ней Сгарта, который накрывал на стол, когда только успел вынести.
   -Это что? - задал я вопрос, озадаченный.
   -Снимай доспех, умывайся, свежая одежда на лежаке и выходи к столу, - и, глядя на мою не понимающую физиономию, пояснил, - Сегодня занятий не будет. Завтра тебе уже надо выезжать в столицу, если не хочешь пропустить поступление. Сегодня можешь отдохнуть, выспаться перед дальней дорогой.
   Да уж, я рванул быстро переодеваться. Какое наслаждение испытал я, стягивая с себя ремни с металлическими брусками, такой легкости в теле я не испытывал никогда, я на радостях подпрыгнул на месте и врезался в потолок. Но даже шишка не омрачила мое настроение. Выйдя из дома, мы сели обедать.
   -Карту и пояснения к ней я тебе с собой дам, - сказал Сгарт, когда мы после обеда, расположились на травке, а Сгарт принес не прикосновенный запас - бутылку вина. - Но сам провожать не буду. Снежка тоже возьмешь, на коне сподручнее, да и быстрее будет добираться до столицы. А так же дам немного денег, если скромно жить, то на время путешествия тебе хватит. На вступительных экзаменах, общежитие и еда в столовой бесплатно, за счет университета. Больше я тебе вряд ли смогу чем-то помочь.
   -Спасибо, Сгарт! Ты и так для меня сделал много! Я просто не знаю, как тебя отблагодарить!
   -Не надо ничего, я тебе уже говорил. Придет время, и мы может быть, еще с тобой встретимся. А там глядишь, ты уже разбогатеешь и угостишь старого Сгарта бутылочкой хорошего вина.
   -В этом точно можешь не сомневаться, Сгарт!
   -Да кстати еще одно, ты уже выбрал полное имя.
   Этим вопросом Сгарт меня озадачил еще месяц назад, оказалось, что на местном языке мою фамилию просто не возможно произнести и мне необходимо ее выбрать себе.
   -Нет! Так ничего и не приходит в голову! - да и что тут может прийти, только название животных и природы, но по мне так это все звучит слишком уж глупо.
   -Тогда я тебе предлагаю взять мою фамилию! И обо мне память, и тебе проще! Плюс к этому я как бы усыновляю тебя и смогу от своего имени выписать тебе документ, а в столице ты сможешь вписаться, как подданный. Что скажешь?
   -Мне... я просто польщен, а какая у тебя фамилия?
   -Сгарт. Это моя фамилия и мое прозвище в армии, а полностью, Веригин Сгарт - младший. Просто в армии я настолько привык, что меня называют по фамилии, что она стала мне ближе имени.
   -Да уж! Я с удовольствием возьму твою фамилию! Дён Сгарт! А что звучит!
   Так мы просидели до самого вечера, общаясь на разные темы, о дороге говорить не хотелось, и так уже все выучено на зубок. Как добраться до первого города, как добраться до столицы, как найти университет в столице, и о многих других полезных вещах для путешественника.
   Утром, попрощавшись с Сгартом, я сел на Снежка и отправился в путь не оборачиваясь, а то, как то не уютно, на глаза слезы наворачиваются, не люблю прощания. Я думаю, с ним мы еще встретимся. Ведь не ради памяти о сыне он меня обучал, есть у него какие-то планы на меня, но пока не понятно какие. Да и честно сказать, за все, что он для меня сделал я готов не думать о том, чего он от меня хочет. Всему свое время, и может быть я сделаю то, о чем он меня попросит.
  
   ***
  
   Человек с седыми волосами, в накинутом на плече плаще стоял и смотрел на удаляющегося всадника. О чем он думал, по его лицу было не понятно. Как только всадник скрылся за поворотом тропинки, человек развернулся и двинулся в дом, там он из своей сумки достал шкатулку. Открыв ее, он вытащил оттуда не большое зеркальце, в котором большинство жителей Бриска опознали бы амулет связи. Активировав его, он стал ждать ответа. Через не продолжительное время над зеркальцем проявилось трехмерное изображения человека средних лет, сидящего в кресле, с аккуратной бородкой, но больше всего в этом человеке завораживали глаза, зрачки были синего цвета. Такой цвет у зрачков появляется только у архимагов магии воды.
   -Здравствуйте мастер! - приклонил колено человек.
   -Здравствуй Веригин! Он ушел?! - не понять, что в этой фразе было больше, констатации факта или вопроса.
   -Да! Только что.
   -Ну что ж, ты свою задачу выполнил. Сегодня отправляйся в Баргосскую империю, к Марту и жди указаний.
   -Да мастер!
   -Ты что-то хотел спросить? Спрашивай не стесняйся!
   -Что будет с ним? И зачем он вам?
   -Пока он будет учиться, и набираться опыта, об этом я позабочусь. А зачем это уже не твое дело. Придет время узнаешь.
   -Да мастер!
   И изображение исчезло, человек вышел из дома, забросил внутрь какую-то вещь, сел на коня и поехал. А дом исчез, как - будто его и не было. А вместе с ним и поляна, на месте ее росли деревья.
  
   Глава 4.Дорога.
  
   -Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро! Тарам-пам- пам, тарам-пам-пам...- напевая в полголоса себе песенку Вини-Пуха под нос, я проводил утренний моцион, проще говоря, умывался после разминки. Прошло три недели с тех пор, как я двинулся в путь. В первую ночь я чувствовал себя достаточно не уютно, костер, который я разжег на поляне, не давал ничего рассмотреть вокруг себя дальше трех метров, и мне все время казалось, что там, за кругом света, кто-то смотрит на меня. Но это было не то, что бы, ни возможно, так как Сгарт снабдил меня амулетом со сторожевым заклинанием, реагирующим на определенные параметры, такие как вес, высоту и длину предмета, находящегося в движении, с радиусом действия в десять метров. От этого не становилось спокойней, тут хватало различных хищников и нежити. В итоге, промучившись несколько часов, я усилием воли заглушил в себе ростки страха, и, положив напротив себя сторожевой амулет, погрузился в тагру.
   Собственно весь первый день я не о чем не думал, а просто сидел на Снежке и вспоминал бои с Сгартом, а уж мой конь и без дополнительного понукания двигался по тропинке. Все-таки Сгарту я не верил или если быть более точным, не доверял, и кое-что от него скрывал. Я не стал говорить ему, что моя память улучшилась, и при желании я мог вытащить из нее любую информацию, которую я когда-либо видел или слышал с того момента, как я первый раз вышел в тагру. Я не стал говорить ему и о том, что и в обычном состоянии, не выходя в тагру, стал видеть свой энергокаркас. Правда, достаточно плохо различимым, но все же, а если стоял рядом с Сгартом очень близко, то видел и его энергокаркас, думаю, что и с другими людьми будет происходить то же самое, но пока нет возможности это проверить, из-за отсутствия таковых. Вот это меня и поразило, дело в том, что как я понял по себе, энергокаркас повторяет контуры физического тела и всех его внутренностей, и Сгарт физический, очень сильно отличался от него же энергетического. Но, пока не разобравшись, почему это так, я решил не заострять на этом внимание, слишком уж мало у меня знаний. Поэтому, пользуясь своей памятью, я разбирал наши с Сгартом схватки на составляющие части, и выискивал где и что я делал не правильно. Волновало меня то, почему это приводило к поражению, обычно раньше этим я занимался на утренней и вечерней пробежке, а сейчас появился аж целый день свободный.
   Находясь же ночью в тагре, я отрабатывал контрудары, на те выпады, которые я разобрал за весь день, а их было не мало, но и находился я в тагре теперь гораздо больше - по пять-шесть часов, до самого рассвета. Именно такой распорядок я себе решил установить после недолгих раздумий. Утром разминка и наработка умений в работе с различным оружием, в том числе совмещение разных видов оружия. Потом в путь, во время которого, я вспоминаю все, что только возможно, касательно фехтования. Остановки на обед я не планировал, перекусить можно и на ходу. Вечером вновь разминка и снова наработка умений, а ночью тагра.
   Собственно так и прошли все три недели пути. Кроме того я долго решал, как мне быть. Конечно, я не видел никого из местных жителей, но, судя по рассказам Сгарта, меня сделает первый встречный воин, как котенка. Поэтому мне необходимо то, что называется 'навык'. В этом смысле, видимо ни в каких мирах нет отличий, учеба она и на Бриске - учеба, а один из основополагающих принципов педагогики звучит, как ЗУН, если расшифровать, то Знания, Умения, Навыки. Если знания, по крайне мере базовые, и умения у меня есть, да к тому же постоянно нарабатываются, то с навыками у меня проблема. Получить их можно только опытным путем, проще говоря, постоянно сражаясь, но если быть честным, то на данный момент я даже не знал смогу ли убить человека и не встретится ли мне противник гораздо сильнее меня. В принципе на философию меня не сильно тянуло, я просто был уверен, что в этом мире убивать придется, если я хочу выжить, другое дело, что я не был уверен смогу ли я убить кого-нибудь хладнокровно, вот в чем проблема.
   Второе, что меня беспокоило, это отсутствие личных знаний о мире, о взаимоотношениях, да, Сгарт мне рассказывал об этом, но слышать и знать - это разные вещи. Так можно вляпаться во что-нибудь не заметив, а мне бы хотелось избежать проблем на учебе. В том числе напрягало отсутствие финансов, а это в этом мире серьезный аргумент, точно так же, как и у нас, просто у нас это не сильно афишируется, но все это понимают.
   Ну и третье, это то, что я не понимал целей Сгарта, предполагать, конечно, не стоит, что он специально ждал меня в определенном месте, но и его поведение не стоит сбрасывать со счетов.
   Вот размышляя, таким образом, я пришел к выводу, что мне не следует, пока поступать учится, а какое-то время обжиться в этом мире. Сделав такой, в общем-то, неутешительный вывод, я решил отложить поступление на будущий год, а за это время заняться вплотную наработкой навыков и увеличением своего капитала. Собственно лучше всего совместить приятное дело с полезным делом. Армия отпадает сразу же, так как платят там мало, навык прививают только строевой, да и подчинения требуют абсолютного. Наемники тоже отпадают, те же солдаты, только денег чуть больше получают, а смертность среди них большая. Можно было бы, конечно, заняться торговым делом, но, не зная, ни местных товаров, ни реалий, ни торговых законов и не имея нужных знакомств - это будет сущей глупостью. Но как вариант куда более приемлемый. Как можно узнать все необходимое? Устроившись водить караваны? А кем? Для меня сейчас лучше всего подойдет охранник, но это не выход, вряд ли они постоянно сталкиваются с такими проблемами на дорогах, которые требуют принятия человека с улицы. Есть еще один вариант, как-то Сгарт рассказывал про охотников за головами. Магистрат любого города выдает определенную сумму за голову того или иного преступника и его необходимо поймать живым или мертвым. Стража этим не занимается, армии это тем более не надо, вот и пользуются услугами наемников. Для меня это самый, что ни на есть выход, будут и деньги и опыт. Да, вот это-то мне и нужно. Так с этим определились можно и в путь трогаться.
   В пути я обдумывал свое решения заняться охотничьим промыслом. Для того, что бы стать охотником надо прийти в магистрат и зарегистрироваться, стоит это четыре серебряные монеты. А это очень большие деньги. Если предположить что ночь на среднем постоялом дворе обходится в половину серебряного. Так это с прокормом для себя и коня, плюс еще и с собой еды положат. Единственно, я хорошо запомнил о том, что говорил Сгарт о охотниках за головами. Хорошие барыши за обычную 'крестьянскую' банду не дадут. Что само по себе настораживало, а потяну ли я тех за кого дадут нормальную премию. С собой Сгарт мне дал четырнадцать серебряных монет, сказав, что в столице на два дня мне хватит, но меня столь паршивые расклады не впечатляют! Я конечно не дворянин, но тоже люблю комфорт, а не перебиваться с крошки на крошку.
   День прошел спокойно, не считать же за происшествие, нападение стаи сов, правда, модернизированных неизвестными магами или проклятием, когда-то давно. Видимо совсем оголодали, обычно, самой крупной их добычей являются белки. Отбиться от сов не составило труда, спрыгнув с коня, я просто орудовал плетью, и поняв, что добыча оказалась не по клювам, совы улетели. На ночлег, я остановился, возле небольшого ручейка. Первым, чем я занялся - это уход за конем, вот уж это Сгарт мне вбил в голову, где бы ты ни был, но конь твой самый верный товарищ, а если он будет не ухожен, не накормлен, то самый лучший враг. После этого я развел костер и занялся приготовлением еды, перекусив, занялся отработкой защиты, против коварного удара снизу, и соответственно и сам удар отрабатывал. Затем пробежка, надо уточнить, что я не в тяжелых доспехах ее делал, они остались у Сгарта, а я же был одет в короткую кольчугу поверх рубахи, а поверх кольчуги плотная кожаная куртка, с вшитыми внутрь металлическими пластинами. Рукава у куртки были длинной до локтей, а вот кольчуга закрывала всю руку до кисти, но и поверх нее я постоянно носил наручи. Длина куртки была чуть ниже бедер, из-за этого дополнительно на мне были надеты, кожаные штаны, наколенники и поножи. Вот собственно и все, что я на себе таскал, но это даже не вес, а смех один.
   Во время пробежки, я раздумывал над тем, как лучше всего легализоваться, конечно, благодаря Сгарту я могу получить гражданство Лосса, но ведь это не выход, какие-то проверки здесь должны быть на благонадежность, а, то вдруг я сам бандит. И бумага данная мне Сгартом, может не сыграть ни какой роли. В то же время, я не ослаблял внимания за наблюдением местности, получалось у меня это уже само собой и мне уже не приходилось концентрироваться на чем-то одном, как было раньше. Добежав до места, которое я прикинул, как конечный пункт своего забега еще на своей стоянке, я двинулся обратно. Но тут мое внимание привлек свет, точнее даже не свет, а только отблески пламени от костра, примерно, в полутора километре от меня. Не задумываясь, я двинул в ту сторону, на автомате проверяя снаряжение, меч, три ножа для метания и лук с тремя стрелами, больше просто не надо, его я беру только на случай, если попадется что-нибудь подстрелить на ужин и завтрак.
   До места я добежал быстро, еще минут десять я потратил на то, что бы незаметно обойти место чужой стоянки высматривая часовых, которых к моему удивлению не оказалось. Проклятый лес за такую безалаберность жестоко наказывает, я бы даже сказал смертельно. Если только предположить, что у них есть нечто подобное моему амулету. Но если он и есть, то пока не активированный, что меня вполне устраивает. Ну не возникает у меня желания выходить к первым встречным обниматься. Я хорошо запомнил одно из наставлений Сгарта:
  -Пока у тебя не появиться настоящих друзей, не доверяй на Бриске не кому. Иначе твоя жизнь быстро закончится либо смерть, либо рабством.
  На небольшой поляне расположились три человека, чуть поодаль от них стояла распряженная лошадь и крестьянская повозка, больше ни кого не было видно. Все трое мужчин сидели возле костра и двое из них оживленно спорили, звук их голосов разносился достаточно далеко. Третий занимался тем, что обгладывал кость, чью, я определить не смог, слишком далеко. Я начал прислушиваться к разговору. Мужики спорили о костях, здесь это самая распространенная игра, Сгарт мне про нее упоминал. Восемь сторон костей раскрашены в различные цвета, победа достается тому, у кого выпал определенный набор цветов, все цвета распределены по цвету магии. Иногда бывает более усложненный вариант правил, в нем стороны костей равнозначно раскрашиваются в два определенных цвета. Спорили они насчет того, кто выиграл, несомненно только закончили играть, хотя ни доски, ни костей я не видел. Я уже хотел выйти из своей засады и подойти к ним, но, что-то меня, останавливало, и это что-то проявляется второй раз, первый раз это было там, на Земле, когда я шел на остановку, тогда я не предал этому значение, второй раз я такой ошибки повторять не хочу.
   -Ты опять мухлюешь, Схолст! - воскликнул один из мужиков. - Как и в прошлый раз, когда мы решали кто первый ту баронскую девку пользовать будет.
   -Ты чё воздух портишь, ты чё, видел что ли? Или чё? Я ни когда не мухлевал, а не можешь доказать, заткни пасть, Желтогубый!
   -Заглохли оба, - это высказался третий мужик, до этого с удовольствием обгрызавший кость. И двое других притихли. Т-а-а-ак, понятно кто тут главный.
   -Но Довл, он, же лажу гонит!
   -Кто лажу гонит? Ты чё Желтогубый в рожу получить захотел за бозар?
   -Я сказал, заткнулись оба.
   -Не, но он, же первый начал, Довл.
   Тут последовал удар, видимо этот Довл привык решать проблемы только одним способом, затрещиной. Мужик, сидящий спиной ко мне, отлетел при этом метра на полтора. М-да, не повезло.
   -Кончай базар, спать пора.
   И он начал укладываться спать.
   -Желтогубый, ты сегодня первый сторожишь. И только попробуй мне усни, махом яйца оторву.
   -Довл, да я не в жисть, вчера случайно получилось, - плаксивым тоном проговорил Желтогубый. Кстати теперь, когда он обернулся в мою сторону лицом, я понял, почему его так прозвали. Его губы были желтого цвета, как - будто лимонные.
   После этого главарь, как я его про себя обозвал, и тот, которого назвали Схолст, начали укладываться спать поближе к костру. А Желтогубый остался сидеть возле костра. Спустя полчаса со стороны костра раздавалась тихое похрапывание. А я ни как не мог решить, что мне делать. С одной стороны их разговор шибко специфический, вряд ли крестьяне так между собой разговаривают. С другой стороны, а вдруг я не прав, и мужики бывшие моряки или нечто подобное, и это их обычный сленг, хотя похоже они больше всего на мелких воришек, только главарь от них сильно отличался, либо бывший военный, либо наемник. Но на мою удачу, или неудачу, сомненья разрешили Желтогубый с Схолстом, вот ведь, именами бог наградил. Приблизительно через час, Схолст поднялся и пошел в кусты, справлять нужду. Вернувшись обратно, он начал укладываться спать, когда прозвучал вопрос Желтогубого, которому, видимо, надоело бдеть:
   -Слышь, Схолст, ты спишь?
   -Чего тебе, Желтогубый?
   -А как та девка баронская была?
   -Ха! Сладкая! Такая молоденькая, а уж как сопротивлялась, вспомнить приятно. Правда, дохлая была, я больше пухлых люблю, но оно и понятно, еще и четырнадцати не исполнилось. Но зато как кричала, такого не в одном борделе не получить ни за какие деньги.
   - Да я слышал, думал, тоже успею попробовать.
   -Ха-ха-ха! А я успел! Во классно было. Токмо жаль, что ее Хлыст прикончил, извращенец, мертвые ему, видишь ли, нравятся больше.
   -Да! Хорошо, что его убили стражники, а то бы я спать боялся.
   -Не с-сы, Желтогубый, умер бы, зато быстро. А так в этих лесах гнить, лет пять придется, раньше у охотников лист не снимут. Эх, надо было больше просить с заказчиков. - В это время он потянулся к мешку.
   Честно говоря, это меня абсолютно не касалось. Да жалко, но какую-то эфемерную девочку, которую никуогда в жизни не видел. Но видимо, как не старался Сгарт вбить в меня принципы поведения в определенных ситуациях, не все у него получилось. И я обнаружил, что сижу с наложенной стрелой, а лук направлен в сторону Схолста. Почему он был направлен именно в Схолста, ведь самый опасный из них это третий - Довл, но кроме того, что эта сволочь высказывалась насчет удовольствия, еще меня остановило и то, что именно Довл самый опасный из них, а мне нужен опыт. Сколько же раз я буду восклицать про себя 'Вот я дурак!'.
   Но вопреки своему желанию, первый выстрел я сделал не в Схолста, а в Желтогубого. Вообще я уже после боя оценил, что очень многое проделал автоматически. Три стрелы, на всякий случай, я воткнул перед собой, что бы ни лезть в колчан, слишком долго, меч положил под правую руку, а один из ножей под левую руку. На рот я накинул платок, так как здесь очень любили использовать в бою различные зелья, в основном усыпляющего действия или слезоточивого, конечно это не защитит от них, но замедлит их действие.
   Выпущенная мною стрела, ударила Желтогубого в правую сторону груди, в точности туда, куда я и целился. Дело в том, что главное было не убить его, а деморализовать других. И частично у меня это получилось, его перевернуло вправо, и обрушило прямо на костер, раздался дикий крик боли и самое странное, что он нарастал. Это была моя ошибка, все-таки я дитя своего мира, и воспринимаю этот мир слишком легкомысленно. У Желтогубого оказался амулет защиты от физического воздействия, правда слабенький, поэтому вторая стрела, попала точно в раскрытый в крике рот. Мне повезло, что второй мужик, которого звали Схолст, вместо того, что бы схватить арбалет и скрыться, вначале посмотрел на Желтогубого, а потом начал оборачиваться в мою сторону. И сразу схлопотал стрелу в грудь, ему не повезло, у него не было амулета. Зато их атаман оказался намного умнее и опытнее, он, прихватив топор и щит, выкатился с освещенного участка поляны, и двинулся в мою сторону, создавая при этом столько шума, что кабаны отдыхают, по лесу он явно не привычен ходить. Ну что ж? Я этого и добивался.
   Главарь вышел ко мне быстро, скорее всего, он понял, что лучник один, а в данном случае это самый оптимальный вариант, не дать лучнику преимущества в расстоянии. К этому моменту, я отбросил лук в сторону, взял в руки меч и нож, и замер в ожидании противника. На несколько мгновений он остановился, оценивая меня, по критериям известным только ему. Главарь был примерно одного со мной роста, но в плечах я ему уступал, его вооружение составляли щит и топор, а в умелых руках это серьезное оружие. Одет он был в кожаную куртку, с нашитыми на нее металлическими бляхами, кожаные штаны, правда, я отметил, что ни поножей, ни какой другой защиты на ногах не было, но зато был шит, и было видно, что пользоваться он им умеет. Единственное мое преимущество, состояло в том, что бой будет в лесу, а здесь очень сложно делать широкий замах топором. Главарь тоже это понял, и вместо того, что бы быстро сократить расстояние, стал наступать медленно, при этом, стараясь перемещаться так, что бы ни что не мешало ему орудовать топором. Я не стал ждать, когда он подберется ко мне и разделает, как бог черепаху, но и бросаться в глупую атаку тоже не было причин. Мне в данном случае было необходимо, что бы он открылся для броска ножа в голову, ведь она у него была не закрыта, и это решило бы исход поединка.
   Стремительно сократив расстояние между мной и главарем, я провел обманный удар в голову мечом, но когда противник начал закрываться щитом, изменил движения меча, собираясь нанести удар в ноги. Я уже обрадовался, что победил, но в последний момент, успел увидеть, как противник наносит удар рукоятью топора мне в грудь, так как на размах у него просто не было времени, и я попытался отскочить. У меня это получилось, но удар в грудь прошел, пусть не такой сильный, но весьма чувствительный, что придало мне дополнительное ускорение, и я оказался от противника на расстоянии двух метров, при этом потеряв несколько драгоценных мгновений, приходя в себя после этого удара. Главарь не стал тратить времени зря, и воспользовался этими доле секундами, что бы нанести мне один смертельный удар топором, замах он начал справа налево, так как слева ему могли помешать ветви, это-то и спасло мне жизнь. Я упал на левое колено, выходя из-под удара. Начал делать перекат через левое плечо, уходя от противника вправо, за дерево, и метнул нож в правую ногу противника, так как его бок был защищен курткой, а возможно и кольчугой, голова же была закрыта от меня плечом. Быстро вскочив, и выхватив другой нож, я встал между деревом и каким-то разросшимся кустарником, прикрываясь ими с боков. Мой противник тоже развернулся в мою сторону, при этом припадая на правую ногу, значит, я попал, а насколько серьезная рана, оценить было не возможно, но чаши весов нашего поединка, явно начали перевешивать в мою сторону. Расслабляться, конечно, не стоит, не тот у меня уровень, но теперь время было на моей стороне, каждую секунду противник терял кровь, а значит и силы. Он не стал вынимать нож из раны, и это правильно, иначе он начнет терять кровь гораздо быстрее, но сейчас ему нельзя было тянуть время, необходимо было нападать. Главарь был явно опытным бойцом и тоже понял, что время теперь его враг, и, прихрамывая на правую, опорную ногу двинулся в мою сторону. Поначалу, я решил немного побегать от него, что бы он ослаб, но затем решил, что не стоит, за моей спиной была поляна, а там, рядом с трупом Желтогубого лежал заряженный арбалет. Противник мог умело вывести меня, как щенка на бойню, мало того, что я потеряю преимущество, выйдя на поляну, так я еще могу и под арбалетный болт подставиться, а это смерть, куртка с кольчугой не спасут. На лук в данном случае надеяться не стоит, пока я его подберу, пока наложу стрелу, которую тоже надо подобрать, противник вполне успеет дойти до арбалета, после чего прикрываясь большим круглым шитом, отойдет в лес. А вот там уже арбалет будет куда более эффективным, чем лук, особенно в ближнем бою, ведь с него, в отличие от лука можно выстрелить и одной рукой, второй при этом, прикрываясь шитом, а тут как повезет, удача штука такая, может повернуться другим местом. Оттого я решил принять бой, противник тоже это понял и напал. Он решил атаковать не топором, а ударил щитом, сделав опорной левую ногу, замахиваясь при этом, топором снизу, из-под щита. Но именно этого я и ожидал, не так уж и много у него было вариантов, ведь владение топором входило в мою программу обучения, и вместо того чтобы отпрыгивать на открытое пространство, уходя из-под удара, при этом, давая преимущество противнику, я, разжав пальцы, выпустил нож из левой руки. И не теряя времени, сделал шаг назад и вправо, одновременно хватая свободной рукой, верхний край щита, и с силой дергаю влево. Противник по инерции делает шаг на раненную ногу и вместо того, чтобы отдернуть щит назад, от боли делает еще шаг вперед, на левую ногу, полностью открывая мне левую сторону, и я нанес колющий удар в неприкрытую ничем голову. Хруст костей, небольшое сопротивление и меч пробивает голову насквозь. Бандит завалился на бок, и меч освободился сам собой, он был мертв, после такого не живут.
   Некоторое время, я просто стоял и смотрел на труп, отходя от последствий боя, а потом в глазах поплыло, и я обнаружил себя стоящим на коленях над своим утренним завтраком. Стараясь не смотреть на труп, я отполз к дереву и, облокотившись об него, приходил в чувства, жаль, что не было воды, сильно хотелось пить. Просидев бездумно какое-то время, я сообразил, что отсюда надо уходить, а то могут пожаловать в гости местные хищники, да и эти покойники могут в нежить превратиться, я ведь не знаю, как это происходит.
   Но просто так уходить нельзя, переборов в себе чистоплюйство, и стараясь не обращать внимания на голову покойного главаря, я подошел к нему и стал его обыскивать, складывая все трофеи в щит. Действовал я отстранено, все-таки еще не до конца пришел в себя, но тут меня привлек камень красного цвета, который я вытащил из нагрудного кармана мертвеца. Это был Камень Запоминания, которые носили стражи и охотники, Сгарт не вдавался в подробности, как он работает, но из его объяснений я сравнил его со сканером, снимающим определенные показания с человека, причем без разницы живого или мертвого. Стражи его обычно использовали для проверки личности задержанных людей, а охотники, как доказательство того, что они выполнили свою работу. Ведь не будешь же таскаться с трупом, да даже с его головой, особенно если убил его где-то очень далеко от мест, где тебя наняли выполнить работу, стоил этот камень недешево, плюс к этому его с периодичностью следовало подзарядить у мага.
   После такой находки я слегка впал в ступор, правда, быстро сообразив, что главарь вряд ли являлся охотником, скорее всего он просто убил владельца камня. После этого, более или менее очухавшись, я начал осмысленно, но достаточно быстро осматривать труп. Под курткой, как и следовало ожидать, оказалась кольчуга, короткая и без рукавов. Сняв и куртку, и кольчугу, я уже собрался идти к костру, когда обратил внимание на руку покойника. На ней была черная татуировка одного из наемных отрядов, дело в том, что татуировки становятся черными только в том случае, если ее владелец изменил своей организации, ордену, отряду и тому подобное, проще говоря, стал предателем. А то, что татуировка была наемного отряда, легко определяется, под основным знаком отряда, ставиться общий для всех наемников знак - волчья голова. Что же с профессией главаря я не ошибся, подойдя к костру, я обшарил и двух других покойников. Но если нож из трупа главаря я вытащил, то стрелы нет, я только обломал наконечники у них, вырезать стрелы я бы не смог, духу бы не хватило, подбросив как можно больше дров в костер, я занялся мешками банды и их вещами в телеге. Отобрав все, что я посчитал нужными и ценными вещами, я закинул все в мешки и погрузил на лошадь, остальные вещи покидал в телегу и подкатил ее к костру. После этого подтащил трупы к телеге, хотя далось мне это не просто, при помощи запоминающего камня сканировал трупы, ничего сложного в этом не было, Сгарт мне объяснял, как магические предметы работают в руках у не мага, затем закинул покойников в телегу и закатил ее в костер. Загорелась она быстро, и я не став ждать, когда запылают тела, взяв под узду лошадь, двинулся в сторону своей стоянки. Придя на место, я скинул все мешки с лошади и привязал ее рядом со Снежком. Первым делом, я открыл флягу и напился, потом попробовал запихать в себя немного вяленого мяса, это с трудом, но удалось, после чего включив охранный амулет, я лег рядом с костром и уснул, этот вечер меня сильно вымотал, скорее больше морально, чем физически, поэтому я не стал погружаться в тагру.
   Проснулся я ближе к обеду, выспавшимся и отдохнувшим, на мое счастье ни кто на меня за ночь не напал, а то, вряд ли, я бы проснулся на тревожный сигнал охранного амулета. Никаких кровавых мальчиков во сне ко мне не приходило, по крайне мере, я этого не помню. Да и сейчас никаких мук совести не испытываю, вчера мне просто тяжело было смотреть на трупы, тем более кровавые, убитые мной, а моральные терзания меня не мучили, те трое заслуживали смерть, а по местным законам и не одну. Еще в первый день путешествия, находясь в тагре, я поставил себе именно такую установку на убийства, и это сработало.
   Первым делом я разжег костер, потухший за ночь, и поставил греться воду, а сам занялся разминкой, отменив на сегодня пробежку. Сготовив еду и позавтракав, так как кушать хотелось очень сильно, я принялся за разбор трофеев. Оружие и защиту, я отложил в одну сторону, получилась приличная куча, я стал полноправным обладателем большого круглого пехотного деревянного щита, обшитого по краям металлическими полосами. Односторонний топор с широким лезвием, сделанный очень качественно, возможно даже гномами, но сделанный именно для человека, так как сами гномы пользовались, двухсторонними топорами. Одно копье, но очень плохого качества, подумав я, решил его не брать, бросив возле дороги. Небольшого арбалета, явно не военного образца, с тех невозможно стрелять одной рукой, а этим можно, но из-за этого дистанция его убойной силы гораздо меньше, позднее его надо будет пристрелять, чтобы определить эффективное расстояние, на которой он будет поражать противника. Два кинжала среднего качества, девять ножей, шесть из которых я просто выкинул, ими даже хлеб не разрежешь. Две кожаные куртки, с нашитыми на них металлическими бляхами, правда в одной красуется две дырки в груди. Одна короткая кольчуга, без рукавов, среднего качества, моя сделана лучше. Но жемчужиной этой коллекции стали наручи, которые я нашел в одном из мешков. С виду они выглядели очень просто, но Сгарт не зря меня гонял, как определять качество оружия и доспехов. Это была работа Мастера Кузнеца, вопреки всеобщему мнению, не все гномы хорошие кузнецы, умеют-то они все, но Кузнецами становятся едва ли больше двадцати процентов, а уж Мастером Кузнецом меньше половины процента, от этих двадцати. И наручи являлись работой именно Мастера, на них были нанесены руны, с виду которые выглядят, как своеобразная закалка металла, и рассмотреть их можно только при помощи лупы или магического зрения. С сильным предвкушением, я подхватил никчемное копье и нанес удар в один из наручей со всей силы, вспышка, и наконечник копья был просто искорежен, а мою руку сильно тряхнуло. Я с толикой безумия и радости, немедля, снял свои и одел новые, встали они как влитые, как будто подстраиваясь под размер нового хозяина, так как со стороны они казались больше. Да уж, как же мы мужики любим все, что относиться к оружию, тем более хорошему.
   После того, как разобрался с оружием, я занялся деньгами, в двух поясах и в одном мешке набралось, тридцать две золотых монеты, шестьдесят серебренных и сто пятьдесят три медных, это очень большая сумма для столь маленькой банды. Следовательно либо последнее дело было очень выгодным в плане ограбления, либо им за него хорошо заплатили. И что-то мне подсказывает, что вероятнее всего второе. Но это не мое дело, главное я хорошо прибарахлился. Добавив к ним свои четырнадцать серебряных, я получил тридцать шесть золотых, потому что двадцать серебряных равнялись одному золотому, пятнадцать серебряных, так как сто медных равнялись одному серебряному и пятьдесят три медных монеты. Упаковав золотые и почти все серебряные в пояс, остальные я положил в мешочек для денег и прикрепил его на внутренней стороне куртки, возле правого бедра, так как карманами здесь не пользовались.
   Третья куча была маленькой, в ней находились магические вещи, всего их было семь. Один амулет защиты, полностью разряженный, насколько сильный я не могу определить. Два кольца, тоже разряженные, одно с магией огня, так как на нем был знак этой стихии, а второе - с магией воды. Остальные четыре были шарами с алхимическими зельями, на них были изображены определенные знаки - обозначения. Их я знал, опять же спасибо Сгарту, два шара были с сонными зельями, облачного типа, то есть распыляющийся на определенное расстояние, оно определялось при помощи цвета шара, эти оба были рассчитаны на три метра. Один со слезоточивым газом, направленного действия, то есть выпрыскивал струю газа на расстояние одного метра, в диаметре полметра. И еще один с темной завесой, эта штука окутывала человека, и в темноте он становился невидимым, по крайне мере для обычных людей, диаметр был всего в метр и его действия хватит на полчаса.
   В четвертой куче находился провиант. Продукты я разделил по принципу, что надо съесть быстро, а что можно оставить на потом. Порадовала обнаруженная бутылка с кислым вином, его я налил во флягу, которую нашел в экспроприированных вещах. Своим видом фляга напоминала металлическую бутылку, видимо, до военных фляжек моего мира здесь не додумались, вторая фляга, абсолютный близнец первой, наполненная солоноватой водой, висела рядом с седлом.
   В пятой куче лежали вещи, к ним относилось хорошее, добротное одеяло, ночи все же здесь холодные, но перед тем, как им пользоваться его надо постирать. Пара ремней, которые я использовал, как крепления для мешков, повесив их на кобылу, которую я назвал Найденой. Дополнительно на нее повесил щит, потому что конному он мне не нужен, только мешаться будет, а пешим я надеялся успеть его снять, если возникнет такая необходимость.
   В путь я двинулся после обеда, можно было бы сегодня уже и не ехать, но если честно, мне хотелось подальше отъехать от места вчерашней битвы. Я все-таки не сдержался и заехал туда. Правду говорят, что преступник всегда возвращается на место преступления, психология все-таки, однако преступником сам себя не считал. Выехав на поляну, я увидел остатки сожженной телеги и кость, больше рассматривать не стал, не очень аппетитное зрелище, не маньяк же, что бы любоваться этим. И двинулся дальше в путь. Позже я сообразил, что мог загореться лес от углей, которые образовывались от горящей телеги.
   На тридцать первый день своего путешествия, после обеда, я выехал к первой деревне. За это время ничего существенного со мной не происходило. На следующий день после битвы, я восстановил прежний распорядок дня и ночи, единственное, что я решил изменить, так это то, что теперь раз в неделю, заменять тагру на обычный сон.
   Деревня была обнесена высоким частоколом, жизнь рядом с измененной территорией не добавляла доверия и не терпела разгильдяйства. Спокойно и не торопясь, держа руки на виду, я подъехал к воротам.
   -Кто таков? И с какой целью? - Раздался грубый голос сверху.
   -Путник. Еду в Тарем по делам. Есть у вас, где переночевать и пообедать? - Тарем - это первый крупный город на моем пути, именно там я хочу легализоваться и взять лицензию охотника. Можно было бы конечно заехать в любой ближайший городок, но я решил объехать их стороной.
   -Как не быть, есть, конечно. Постой спокойно и не дергайся, сейчас мы тебя проверим. Где-то с минуту я ощущал зуд на коже, видимо на причастность к нечисти определяют, на нежить же я не похож. После проверки одна сторона ворот наполовину приоткрылась, ровно настолько, что бы пропустить одного всадника, так что вначале проехал я на Снежке, а следом вьючная Найдена.
   -И куда же мне проехать? - Спросил я у смотревших на меня во все глаза четырех стражников, трое из них были крестьянами, правда научившиеся держать копья, а вот четвертый, где-то служил, сразу видно выправку и цепкий взгляд, именно он мне и ответил, скорей всего старший у этих оболдуев.
   -Видишь крышу покрытую красной черепицей? - и после моего кивка продолжил. - Это дом старосты, обычно он всех берет на постой.
   -Спасибо.
   -Эй, парень!
   -Да? - обернулся я на старшего стражника.
   -У нас здесь есть правила. Оружие не вынимать и на деревенских людей не поднимать.
   -А если они сами ко мне полезут?
   -Не беспокойся, не полезут, мы за этим следим. И второе, к девкам не приставать.
   -А если сами напросятся? - на что стражник помрачнел, но ответил.
   -Не напросятся.
   -Вы за этим я так понимаю, проследите?! - не стоило, конечно, нарываться, но я целых три года, по земным меркам, уже без женщины. Но если раньше у меня с этим не возникало проблем, то в последнее время желание обострилось. Правда, стоит отметить, что обратил я на это внимание только, во время моего путешествия, до этого Сгарт меня нагружал так, что никаких мыслей кроме учебы не возникало. - Ладно, это шутка была, я вас понял.
   -Смотри, - оставил последнее слово за собой стражник.
   Интересно, что это со мной происходит, никогда бы не подумал, что я могу сам на кого-нибудь нарываться, не отсутствие же женщин так сказалось? Нет, здесь, сказалась та победа над тройкой бандитов, но самое главное их главаря. Стоит себя держать в узде, в этой деревне домов тридцать, в каждом доме, как минимум по два-три мужика призывного возраста, да может, наберется пара, тройка бывших вояк, другие едва ли здесь селятся. И того получается около сотни мужиков, а я не Мастер боя, задавят численностью, и амулеты боевые у них скорей всего есть. Да и вообще, так можно и нарваться, это же не лучшие бойцы этого мира были, а обычные разбойники, ну был среди них один наемник, так и он, думаю, не самый сильный и умелый.
  Пока ехал с любопытством рассматривал дома, обстановку и людей, никто на это не обращал внимания. В целом деревня выглядела бедновата. На общем фоне выделялось всего пара домов. Это дом старосты, покрытый черепицей, и соседний с ним дом. Остальные в основном были покрыты сеном или корой. Доехав до дома старосты, я спрыгнул с коня и постучал в ворота.
   -Кого там принесло? - раздался не дружелюбный голос. Я решил пока не обращать внимания на такие мелочи.
   -Ты, женщина, хозяина позови, вначале.
   -Хозяина ему, - пробурчали за забором. - Занят он, со всякими разговаривать.
   -Ладно, я тогда на постой вон в тот большой дом пойду, думаю, там с удовольствием примут путника.
   -Эй, эй, подожди, куда ж ты, какой там примут, гадостью накормят, на доски спать уложат, в путь с пустой сумой поедешь, - сразу же оживился голос и открыл ворота. - Коней не накормят, не уходят, потому, как сквалыги там живут. Ты проходи милок, коней заводи, сейчас за ними присмотрят, и не беспокойся, ни чего у тебя не пропадет, мы честно живем. Минька, поди сюда, за конями присмотри, накорми, напои.
   Да уж, в это треск слово вставить не возможно, вот же люди, на тот, второй дом я обратил внимание только потому, что он был вторым таким же большим, как и у старосты. А как только зазвенела деньга, так сразу, милым стал.
   -Проходи, вот твоя комната, сейчас Минька вещички сюда притащит, а ты пока располагайся, мы сегодня баньку топим. Одежку, тебе надо постирать какую? - вот это переходы, сколько же с меня за это денег снимут, и женщина видимо поняв, что я сейчас съеду с темы, тут же сказала, - Да ты не бойся милок, пять медяков за все возьмем.
   -Хорошо. Да одежду надо постирать.
   -Сейчас, я дочку пришлю, она вещи возьмет.
   И женщина выскочила за дверь, за ней раздались возгласы, потом последовал удар, и в комнату ввалился Минька с моими сумками. Я показал, куда их поставить. Выложив грязные вещи, а сам, взяв чистые, пошел в баню, она оказалась уже растопленной. Ох, и давненько я не парился в бане, и вообще не мылся нормально, у Сгарта мылся только в речке, и натирался песком, а здесь, кроме, веников и скребок был, и даже кое-что, очень сильно похожее на жидкое мыло из моего мира.
   Распарившийся вдоволь, смыв с себя годовалую грязь, переодевшись в чистое, я пошел в дом, время ужина уже наступило. Меня усадили за стол, за ним сидели только мужчины, а женщины лишь прислуживали. Старосту определить было легко, уже пожилой мужчина, но весьма крепкий в кости, по нему было заметно, что он привык командовать, но и сам работает, мозоли на руках от безделья не образовываются. Слева и справа старосты, сидело два его молодых варианта, относительно, конечно молодых, лет по сорок, сыновья, как пить дать. Далее сидели четыре парня разных возрастов, но самому младшему не менее шестнадцати. Меня посадили напротив старосты. Еда была без изысков, довольно таки простая, но сытная, каша, мясо и пиво, здесь его называли оль, кстати, весьма неплохое. Как только все насытились, между мной и старостой завязался разговор, остальные в него не влезали, жесткая тут иерархия.
   -Откуда будешь путник?
   -Из леса, поселок у нас там.
   -Далеко направляешься?
   -В Тарем, старшие по делу отправили. - Вот блин, зря я говорю куда еду, ну не могу удержать свой язык за зубами.
   -Да старших слушаться надо, а то иначе какой порядок будет? Правильно - никакой.
   -Как мне лучше всего до него добраться?
   -Да в этом нет ничего сложного. Дорога тут одна, езжай никуда не сворачивая, дня через два, попадешь в Мосель, село это такое, а там далее по тракту и до Тарема доберешься.
   -А долго ехать-то?
   -Да нет, конный за двадцать дней доберется, ежели без остановок.
   -Спасибо вам за объяснения и за то, что приютили.
   -Люди должны друг другу помогать.
   Ага, а денег походу с излишком содрали. Поговорив, еще немного со старостой, я отправился спать. Именно сегодня я решил выспаться, сторожевик было бессмысленно включать, действует-то он на десять метров, так что толку не будет, а вот дверь подпереть - это всегда, пожалуйста, и арбалет положить поближе, да меч из ножен вынуть не помешает. Но ночью ничего не произошло, и я вполне хорошо выспался, а утром проделав разминочный комплекс в комнате, я, погрузив вещи и попрощавшись с хозяйкой, так как все мужчины уже в поле, двинулся в путь.
   До обеда, который уже день подряд, прокручивал бой с разбойниками, очень уж много я сделал там ошибок, и, говоря по правде, мне просто во многом везло. Слишком я недооцениваю местных жителей, у одного был амулет физической защиты, не будь он разряжен и мне практически наверняка пришел бы конец, пока бы я сообразил, почему он не умирает. Второй толком и сообразить не успел, что произошло, будь он чуть опытнее, он бы не стал дожидаться стрелы, а поскольку именно в его карманах я нашел алхимические зелья, то вывод не трудно сделать. А третий оказался опасным противником, и именно у него оказались магические кольца, уже на следующий день, просматривая свою память о бое, я понял, что поначалу он притормозил не потому, что оценивал меня, он пытался воспользоваться кольцами. Далее шла неправильная тактика боя с противником вооруженным щитом и топором, ведь, сам же учусь работать топором, и знаю про удар обухом, да и Сгарт меня частенько именно им доставал, после чего добивал, и все равно пропустил, понадеялся на ошибку противника. Единственное, что я сделал правильно - это выбрал место боя, и хорошо его обследовал, пока подбирался к разбойникам.
  
Оценка: 5.21*61  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Владимирова "Телохранитель. Танец в живописной технике" (Любовная фантастика) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовная фантастика) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | А.Гвезда "Нина и лорд" (Попаданцы в другие миры) | | С.Суббота "Белоснежка, 7 рыцарей и хромой дракон" (Юмор) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | М.Веселая "Я родилась пятидесятилетней... " (Юмористическое фэнтези) | | Т.Серганова "Хищник цвета ночи" (Городское фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | В.Радостная "Еще немного волшебства, пожалуйста!" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"