Лялина Наталия Михайловна: другие произведения.

Аня И Ее Крылышки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    НОВОСТИ!!!! ИЛЛЮСТРАЦИИ К СКАЗКЕ НА САЙТЕ Художники.ру -- http://www.artlib.ru/index.php?id=40&user_id=6909 “Аня и ее крылышки” – моя первая сказочная повесть. Она о том, как маленькая девочка отправляется на поиски своих крылышек и какие приключения и встречи ее ждут на этом пути. Это рассказ о мечте, любви, доброте, вдохновении и о том, что каждый человек крылат. :)

  Наталия ЛЯЛИНА
  
  АНЯ И ЕЕ КРЫЛЫШКИ
  
  Волшебная повесть
  
  Часть 1
  Появление на свет
  
  Однажды, еще до восхода солнца, Аня проснулась, открыла глаза и поняла, что она родилась на свет. Когда Аня это поняла, она сладко потянулась и огляделась. Аня увидела, что на ней совсем ничего не было, но она не чувствовала холода. Ее согревало тепло маминых рук. Не сводя с малышки любящих глаз, мама сказала:
  -- Здравствуй, доченька! Я тебя девять месяцев ждала. Вот мы и встретились!
  Аня внимательно посмотрела на женщину, улыбнулась и сказала весело:
  -- А-а-а, здравствуй, мамочка! -- конечно же, она узнала ее.
  Потом Аня повела носиком воздух, учуяла запах теплого молока, прижалась к маминой груди и зачмокала.
  Первые дни жизни пролетели незаметно. Аня знала: всё, что ей нужно, это хорошо кушать и много спать. Она так и делала и была очень занята.
  В один из таких дней Аня проснулась и увидела, что она одета в нарядную белоснежную рубашку и шапочку с кружевами. Мама щелкнула фотоаппаратом и посмотрела на Аню ласково:
  -- Настоящий ангел, только крылышек не хватает!
  И вот тут-то Аня очень удивилась -- и правда, куда же делись ее крылышки? Ведь они всегда у нее были. Иначе как бы она летала? А она так любила летать -- порхать над цветами вместе с бабочками и стрекозами, садиться на плечи прохожим вместе с божьими коровками, кружиться с птицами над полями и лесами. Аня даже перелетала через широкие реки вместе с орлами.
  -- Это совсем не дело -- без крылышек, -- сказала Аня то ли маме, то ли самой себе. -- Нужно скорее подрасти и бежать на поиски.
  -- Подрастай, подрастай, доченька, -- с улыбкой сказала мама.
  Аня кушала и спала, мама пела ей свои нежные песенки, и Аня стала подрастать удивительно быстро. Скоро она уже умела ходить, а потом научилась и бегать.
  Конечно же, едва научившись бегать, она сказала:
  -- Теперь пора бежать на поиски моих крылышек! Спасибо, мамочка, тебе за молочко и песенки! Я вернусь к тебе сразу, как только найду свои крылышки!
  -- Беги, беги, доченька. А если понадобится тебе моя помощь, посмотри вот в это зеркальце, -- мама протянула Ане маленькое круглое зеркальце в резной берестяной оправе. Такое красивое, как только можно себе представить. -- Я всегда буду за тобой присматривать и сумею быстро прийти к тебе в нужную минуту.
  -- Хорошо, мамочка! -- сказала Аня и побежала.
  
  Часть 2
  Старый Пенек
  
  Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Аня бежала, и бежала, и бежала, пока наконец совсем не устала и не присела отдохнуть. А села она на пенек на лесной опушке.
  -- Ну наконец-то, -- проскрипел под ней Пенек. -- Я тебя, Аня, сто двадцать лет уже здесь жду. Где же ты так долго была?
  -- Ой! -- Аня подскочила от удивления. -- Первый раз вижу пенек, который умеет разговаривать.
  -- Ну это понятно, Аня. Ты еще много чего увидишь в первый раз, -- сказал Пенек, и Аня рассмотрела, что лицо у него совсем старое, в глубоких морщинах, и очень доброе.
  -- А откуда же вы знаете, как меня зовут? -- спросила Аня.
  -- А я всё, милая, знаю.
  -- Всё-превсё? -- обрадовалась Аня. -- Так скажите же, где мои крылышки?
  -- Э-э-э нет, милая, это ты сама должна узнать. Но помочь я тебе смогу. Видишь во-о-он на той полянке, на пригорочке, домик стоит на курьих ножках? Вот туда-то ты и беги. А то ты уже все ножки стерла. А путь тебе предстоит неблизкий. В домике-то путешествовать будет легче. Да и теплее. Ведь и холода же настанут.
  -- Ну, это еще нескоро, -- сказала Аня. -- Ой, спасибо вам большое, дорогой Пенек. А может, и вам чего нужно? Может, и я вам чем помогу?
  -- Может, и поможешь, -- сказал Пенек, и Аня заметила, как он спрятал в усы добрую улыбку. -- Ну, беги, милая, да так там и скажи Избушке-то, что, мол, от меня.
  И Аня побежала к Избушке.
  
  Часть 3
  По дороге к Избушке
  
  Пригорок, на который указал Ане Старый Пенек, оказался гораздо дальше, чем виделось Ане поначалу. Аня отправилась в дорогу, когда солнце еще вовсю светило, а подошла к Избушке затемно. Она прошла по большому зеленому лугу, и дорога привела ее к быстро темнеющему лесу. Аня немного испугалась, но увидела веселых светлячков, кружащихся над ней, и тут же узнала их.
  -- Привет, Желтенький! И ты, Синий! И ты, Сиреневый!
  -- Здравствуй, Анечка! -- хором сказали светлячки, расталкивая друг дружку крылышками. -- Отлети! Мой фонарик светлее! Нет, мой! Нет, мой, мой!.. Я Аню первый увидел! Нет, я! Нет, я, я!.. Дай мне посветить Ане! Нет, дай мне! Нет, мне, мне!
  Аня улыбнулась им и сказала:
  -- Ну что вы, тише, тише! Я вас всех очень рада видеть! Светите все по очереди, да не толкайтесь так, а то ваши фонарики то и дело гаснут.
  Светлячки согласились, и Аня тронулась в путь. По дороге светлячки спросили Аню, куда же она идет.
  -- Я вообще-то крылышки свои ищу. Сами понимаете, без крылышек никак нельзя.
  -- Понимаем, понимаем, -- закивали светлячки.
  -- Но сейчас я иду в Избушку на курьих ножках. Мне так Старый Пенек посоветовал.
  -- Знаем, знаем, -- радостно закивали опять светлячки.
  Наконец с их помощью Аня благополучно выбралась из леса.
  -- Ну, пока, мои хорошие! Спасибо вам. Да не ссорьтесь больше. Увидимся еще!
  Сразу за лесом был большой овраг, на дне которого скопилось много воды после дождя. Из лужи раздавалось довольное кваканье.
  -- Ква-ква! Привет, друзья! -- крикнула Аня лягушкам.
  -- Ква-а-а, садись на мою спину, Аня! Я помогу тебе перебраться на ту сторону в два прыжка, -- ответила Ане большая зеленая Лягушка.
  Аня села на Лягушкину спину и действительно быстро оказалась на противоположной стороне оврага.
  -- Что же ты ищешь здесь, Анечка? -- спросила Лягушка, как только Аня спрыгнула с ее спины.
  -- Я вообще-то ищу свои крылышки, -- сказала Аня. -- Но сначала мне нужно добраться до Избушки на курьих ножках. Мне это Старый Пенек подсказал.
  -- А-а-а, -- закивала Лягушка в ответ. -- Это конечно. Это дело.
  -- Спасибо тебе, дорогая Лягушка! -- сказала Аня на прощание. -- Еще увидимся. Дай я тебя обниму.
  -- Ква-а-а, обними, конечно, Аня. Только руки потом не забудь помыть.
  Теперь Избушка на курьих ножках была совсем рядом, и Аня даже могла слышать легкий храп и покряхтывание, когда Избушка переминалась с ноги на ногу во сне. Была глубокая ночь. Звезды лили на Аню свой свет: 'Добро пожаловать, Анечка!'
  -- Ух, наконец-то пришла, -- сказала Аня и упала от усталости прямо у курьих ног.
  Избушка тут же очнулась от дремы, прокашлялась и, близоруко сощурившись и наклонясь к девочкиному лицу, прокряхтела:
  -- Э-эх... Что же это, а? Небось пришла... Устала, голубушка. Как же, как же, Пень-то давно говорил... Давно, старый, талдычил, мол, придет к тебе девочка. Приюти, мол, не обидь... Как же, как же... Что же мы, нелюди какие, что ли... Уж мы приютим, не обидим. Уж мы небось постараемся...
  С этими словами Избушка бережно взяла Аню одной курьей ногой и, приоткрыв дверь в себя, положила девочку на диван, который ночью служил кроватью.
  -- Утро-то вечера небось мудренее, -- проговорила Избушка и закрыла дверь.
  
  Часть 4
  Знакомство с Избушкой
  
  Аня проснулась, когда солнце уже светило на Избушкин пригорок. Девочка села на диване, где спала, и огляделась. (А это всегда было первое, что она делала, когда открывала глаза после сна.) Обстановка была незнакомой, но дружелюбной. Просторная и опрятная комната, из которой была видна кухня. На плите весело свистел чайник. На столе дымились горячие пирожки.
  -- Привет! Меня зовут Аня, -- сказала Аня комнате и всему окружающему.
  Цветы закивали с подоконника, зашелестели приветливо полотенца и простыни, а блюдца с чашками дружно звякнули.
  -- Привет, привет, -- сказала Избушка, откашливаясь. -- Знаем мы, знаем. Давно уж с Пнем-то дружим поди. И что Аня зовут, и что крылышки ты свои ищешь. Пришла, голубушка. Пришла, красавица. Хорошенькая какая. Да больно уж худа. С дороги небось. Иди вон пирогами-то отъедаться. Завтрак давно ждет.
  
  Часть 5
  Разговор
  
  Аня была рада поесть Избушкиных пирожков. Особенно со щавелем -- это были ее самые любимые. И с капустой тоже были хороши. Размешивая мед в чашке с чаем, Аня вздохнула:
  -- Э-эх, как же мне найти-то свои крылышки, ума не приложу.
  -- А ты и не прикладывай, голубушка. Мы с тобой завтра поутру-то в дорогу отправимся. Небось куда-нибудь придем. А там кто-нибудь-то и знает.
  -- А разве вы не знаете, куда мы пойдем? -- спросила Аня Избушку.
  -- Не знаю. А зачем мне знать-то? -- удивилась Избушка.
  -- А Старый Пенек мне говорил, что он всё знает... А вы, значит, не всё?
  -- А я, значит, не всё. И не надо мне всё знать-то. И тебе не надо. На то она и дорога -- чтобы по ней идти. А там уж поди и придем куда-нибудь.
  -- А как же мы узнаем, что мы пришли туда, куда нам нужно? -- спросила Аня. -- И как же мы найдем того, кто знает, где мои крылышки?
  -- А так так! -- ответила Избушка. -- А как ты нашла Старого-то Пенька? Кто тебе о нем рассказал? Кто к нему дорогу показал?
  -- Никто не показал, -- удивилась девочка и развела руками. -- Вот ведь и правда чудеса какие! И ведь он мне сам хотел помочь. Говорит, ждал он меня.
  -- А вот то-то и оно! -- улыбнулась Избушка. -- Ты мала еще, не знаешь ты многого. Но ничего, в дороге-то и узнаешь. А по-другому, милая, и быть не может. Ты уж мне поверь.
  -- Я верю, -- сказала Аня. -- Давайте в дорогу собираться?
  Избушка огляделась кругом:
  -- А чего там собираться-то? У меня всё с собой! А у тебя? Есть у тебя что собирать?
  Аня тоже огляделась и поняла, что, кроме маминого зеркальца в берестяной оправе, собирать ей было нечего.
  -- Вот его и возьми с собой, -- сказала ей Избушка. -- Оно небось точно пригодится!
  -- Я с ним никогда не расстанусь, -- прошептала Аня, и на глазах ее навернулись слезки.
  Избушка поняла, что девочка скучает по своей маме, и тихо погладила ее по головке, и вздохнула украдкой. 'Э-эх, -- подумала Избушка про себя. -- Где же это видано, чтобы такая маленькая, а уже такая отважная была?' А вслух ничего не сказала.
  
  Часть 6
  Молочная река, кисельные берега
  
  На следующее утро Аня снова проснулась, когда в окно ярко светило солнышко, а в кухне посвистывал чайник.
  -- Иди чай пить скорее. Я еще пирогов-то напекла.
  -- Я ваш чай очень люблю, вкусный, -- сказала Аня, умывшись и одевшись, и вздохнула.
  -- Чего же вздыхаешь тогда? -- поинтересовалась у нее Избушка.
  -- Молочка мне хочется! Скучаю я по маминому молочку.
  'Вот дела!' -- Избушка на минуту задумалась, а после сказала:
  -- Так есть же у меня и молочко! Парное! Свеженькое, вкусненькое! Видишь в окошке-то речку? Эх, да мы ведь с тобой вчера за разговорами и не посмотрели ничего. Ну да ты выбегай на улицу-то, осмотрись кругом. Река тут у меня бежит молочная.
  Аня посмотрела в окошко и правда увидела речку необычно белого цвета, совсем как молоко.
  -- И что же, в ней правда молоко?
  -- А то как же! Молочная река! -- повторила Избушка. -- А берега как есть кисельные!
  -- Это что же, как в сказках? -- спросила Аня.
  -- Так может, и получше будет, вот! -- сказала Избушка с гордостью.
  Аня вышла на пригорок и босиком, как была, побежала с него вниз, к Молочной реке. Напившись молока прямо из ладошки, Аня довольно сощурилась на солнышке. 'Хоть и не мамино, а все равно какое вкусное!' -- подумала девочка и тут же услышала:
  -- Аня, Аня! -- звала ее Избушка. -- Ты молока-то с собой возьми! В дорогу-то! Дорога ведь дальняя. Да и киселю тоже.
  -- А не испортится? -- деловито спросила Аня.
  -- Не испортится! У меня кувшинчик есть особый и мисочка.
  Аня подошла к Избушке, чтобы взять у нее посуду. В кувшинчик Аня набрала молочка, а в мисочку положила киселя с бережка.
  -- В этом кувшинчике молоко никогда не портится, -- сказала Избушка девочке.
  -- А что же мы будем делать, когда всё молоко выпьем? Кувшинчик-то небольшой совсем. А я молочко очень люблю!
  -- А он не простой, Аня. Он самонаполняющийся.
  -- Ой, а как это?
  -- А так это, -- объяснила Избушка. -- Я тебе про то и говорю, голубушка, что у нас-то небось лучше, чем в сказке!
  Тут, конечно, оказалось, что и мисочка была не простая, а самонаполняющаяся. Ане всё, что с ней происходило здесь, очень, очень нравилось.
  
  Часть 7
  В дорогу!
  
  После того как кувшинчик и мисочка были поставлены на полочку в кухне, Избушка сказала:
  -- Эк вовремя ты про молочко-то вспомнила! А я ведь совсем старая, забывчивая стала. Теперь у нас всегда будет чем перекусить. Ну, вот теперь можно и идти!
  -- Да, теперь можно и идти! -- вторила ей Аня.
  Очень ей не терпелось поскорее найти свои крылышки.
  Избушка смазала маслицем курьи ноги, чтобы не скрипели, и тронулась в путь.
  
  Часть 8
  Грусть
  
  Три дня подряд шел дождь. И, куда бы ни шли Аня и Избушка, куда бы ни сворачивали по дороге, везде было пасмурно и промозгло. Вечера Аня проводила у печки. Язычки пламени весело лизали дрова, и Ане от этого было тепло и уютно. Но к концу третьего дня Аня совсем затосковала. Избушка это видела, но помалкивала. Да и много своих дел было -- по хозяйству.
  Перед тем как лечь спать, Аня вздохнула и сказала то ли Избушке, а то ли самой себе:
  -- Эх, вот бы мамочка спела мне сейчас свою песенку! -- и из глаз девочки покатились слезы.
  -- Ну так чего ж, она и споет, -- сказала Избушка тихо, как ни в чем не бывало.
  -- Да как же она мне споет? -- зарыдала Анечка. -- Ведь я здесь, неизвестно где, а мамочка там, где мы с ней раньше жили!
  И хотя девочка рыдала безутешно, Избушка не показывала виду, что ей жаль малышку. 'Вот ведь, маленькая, а какая смелая', -- только думала она.
  Но Избушка молчала не потому, что не знала что сказать. А потому, что знала: говорить ничего не нужно. Пока не придет время.
  
  Часть 9
  Зеркальце
  
  Той ночью Ане приснился сон. Она видела во сне свою мамочку. Они вместе играли и весело смеялись. Во сне им было так хорошо! А потом мама сказала:
  -- Помни, доченька: что бы ни случилось, я всегда приду к тебе в нужную минутку. Не забывай про зеркальце в берестяной оправе!
  На этих словах мама обняла Аню и исчезла.
  Аня проснулась посреди ночи, села на диване и оглянулась. 'И правда, как же я совсем забыла про зеркальце! Ведь мама мне дала его с собой, чтобы я могла позвать ее в трудную минуту. Ведь сейчас как раз и есть эта трудная минута!' Аня достала из кармана платьица зеркальце, посмотрела в него и тут же увидела ласковое лицо мамы. Мама смотрела на Аню, и, хотя была ночь, Ане показалось, что комната наполнена светом.
  -- Мамочка! Как я рада тебя видеть!
  -- Я тоже очень рада тебя видеть, доченька! Как хорошо, что ты вспомнила о моем подарке. Я давно ждала, когда ты посмотришь в зеркальце.
  -- Мамочка, я пока еще не нашла своих крылышек, но Старый Пенек показал мне дорожку к Избушке, а Избушка пошла со мной в путь на поиски моих крылышек. Мне в Избушке так уютно и тепло, и у нас всегда есть свежее молочко из кувшинчика, и кисель тоже очень вкусный.
  -- Я рада, доченька, что ты нашла верных друзей. Будь же и ты им помощницей. Они к тебе так добры.
  -- Конечно, мамочка!
  -- Я очень скучаю по тебе, Анечка. Но я знаю, что тебе нужны твои крылышки. Желаю тебе светлой дороги, девочка. Помни, что я всегда о тебе думаю и приду, как только ты позовешь.
  -- Спасибо тебе, мамочка. Спой мне, пожалуйста, песенку.
  И мама тихо запела нежную песенку, и вскоре Аня уснула.
  
  Часть 10
  Доброе утро
  
  Рано утром Аня открыла глаза и почувствовала, что очень хорошо выспалась и отдохнула. Она вспомнила свой сон, и разговор с зеркальцем, и мамину песенку. Она подскочила к окошку и не могла поверить своим глазам! После нескольких дождливых дней на небе ярко светило солнышко и сияла веселым коромыслом разноцветная радуга, а трава была как изумруд.
  -- Избушка, Избушка! -- громко позвала Аня.
  -- Что, что? -- спросонья сказала Избушка. -- Ой-ёй, заспалась я, старая, и пирогов-то ребенку не напекла...
  -- Да что ты, Избушечка! Пироги вместе напечем! Ты посмотри, какой день! Как солнце светит! Какая радуга в небе! Какая травка шелковистая!
  -- Ой, и правда, -- застыла в изумлении Избушка.
  -- Это ведь совсем как в маминой песенке! -- Аня радостно улыбалась и кружилась по мягкой траве.
  -- Какой такой песенке? -- переспросила Избушка.
  -- А такой такой! -- поддразнила Избушку Аня и запела:
  
  Пока ты спала,
  Я раскрасила небо.
  Оно стало синим,
  А облако белым.
  Я спрятала звезды --
  Достану их вечером, --
  И желтое солнце
  На небо повесила.
  Я дождик включила,
  Умыла траву,
  И радуги краски
  Вплела в синеву.
  И утро запело,
  И утро проснулось,
  Чтоб ты улыбнулась,
  Чтоб ты улыбнулась!
  
  -- Какая славная песенка! -- расчувствовалась Избушка и высморкалась в большой носовой платок. А когда немного успокоилась, сказала:
  -- Значит, ты вспомнила про свое зеркальце? Ну вот и хорошо.
  -- Ага, вспомнила, впомнила! -- Аня светилась от радости.
  -- Ты умница, -- погладила ее по голове Избушка. -- А теперь пойдем печь пироги.
  
  Часть 11
  Кузнец
  
  Утром следующего дня Избушка с Аней проходили мимо деревни.
  -- Э-эх, здесь-то и остановимся, -- сказала Избушка.
  В деревне был свежий воздух, сочная трава, несколько домиков и кузня.
  Аня попросила Избушку притормозить, когда они поравнялись с большим домом на пригорке. Это и была кузня.
  -- Эй, хто живой есть? -- крикнула Избушка.
  На крик вышел на крыльцо здоровый детина в красных шароварах и белой подпоясанной рубахе.
  -- Ну я тут, а тебе чего надобно?
  -- Дело тут есть, -- сказала Избушка и кивнула Ане: -- Ну, говори, пока слушают.
  -- Да я не спешу, можно и потихоньку, -- улыбнулся детина, заметив, как Аня оробела.
  Аня спустилась с Избушкиного крылечка, откашлялась и начала:
  -- Здравствуйте! Меня Аня зовут, а вы, значит, Кузнец?
  -- Ну, выходит так, -- отвечал детина.
  -- А мне про вас Ретивый Конь рассказал. Встретила я его на лесной дорожке, а на нем подковы так и блестят. Быстро он по земле скачет, не догонишь. Эх, а хорошо вы его подковали!
  Детина разулыбался, что его похвалили, и говорит:
  -- Помню я Ретивого, как же. Его кто только ни пытался подковать -- а всё, понимаешь, не то. Ну, так он и бегал не подкованный. А что коню неподкованным быть, далеко ли убежишь-то?
  Аня кивнула.
  -- Ну, а у тебя-то ко мне дело какое, что ли, есть? Али так, с любопытству?
  -- Есть, Кузнец, -- отвечает Аня. -- Понимаете, я ведь крылышки свои ищу. Они у меня были, я знаю. Только вот потерялись куда-то... А мне без крылышек никак нельзя.
  Кузнец понятливо кивнул в ответ.
  -- Понимаю, как же. Не дело это, совсем как Ретивому без подковы.
  -- Ну да, -- подтвердила Аня. -- Так я слыхала и про другие ваши чудеса. Слыхала я, будто вы из металла прямо всё можете сделать, что ни пожелаете. Талант у вас!
  -- Ну есть оно маленько, -- засмущался Кузнец. -- А тебе-то мой талант на что?
  -- Да вот подумала я: может, вы и мне поможете? Может, скуете мне крылышки?
  Избушка деликатно переминулась на месте с ноги на ногу и спрятала глаза, как будто думала: эх, говорила я, ничего из затеи не выйдет.
  Кузнец сказал:
  -- Что ты, Анечка... ведь тебе твои крылышки найтить надобно... Твои, понимаешь ты? Я бы, конечно, мог тебе их сковать, да ведь тяжелы будут, как с чужого плеча. Ты ищи, ищи, милая. Ты их всенепременно найдешь. Я уж знаю, что говорю.
  И Ане не стало грустно от слов Кузнеца, потому что она поняла, что сказал он от всего сердца, как знал. А от сердечного-то слова и на душе легко.
  
  Часть 12
  Зимовье
  
  Хотя Ане казалось, что холода настанут нескоро, они все-таки незаметно настали. Сначала подул ветер, потом листья с деревьев стали махать Ане -- сначало весело и беззаботно, а потом всё отчаянней отрываясь от ветвей. Аня бродила по лесу, собирая опавшие листья в охапку, и приговаривала: 'Значит, и вы тоже не знаете, где ваши крылышки. Как это грустно...' Не то слезы текли по Аниному личику, не то капли дождя. Лес опустел. Потом выпал первый снег. Так пришла зима.
  Избушка, сославшись на старость, побоялась идти в дальний путь по зиме и уговорила Аню вернуться на поляну, где они когда-то встретились. 'Вот переждем морозы, а там и до весны рукой подать', -- ободряла Избушка девочку.
  Однажды Аня сидела в Избушке и смотрела в окно. Они вдвоем переделали уже все дела, и теперь Избушка взялась прясть, чтобы навязать на зиму теплых носков и себе, и Ане. При этом она тихонько напевала.
  Сначала Аня не могла разобрать слов, но потом они показались ей знакомыми.
  -- ...К ма-а-аленькой Анечке, -- раздавалось тихое пение, похожее больше на бормотанье.
  Аня отвернулась от окна и прислушалась.
  -- ...К ма-а-аленькой Нюсе, -- да, это точно знакомая Ане песенка.
  -- Избушка, дорогая, что это ты напеваешь?
  -- Да вот привязалась песенка, никак не отвяжется.
  -- Да откуда же ты ее знаешь?
  -- Так откуду мы знаем-то, -- сказала Избушка и развела курьими ногами. -- Вот так вот знаем, да и всё тут.
  -- Не может быть, чтобы ты ее слышала, -- настаивала девочка.
  -- Да почему же не может, Анечка? -- удивилась Избушка.
  -- Ведь это еще одна песенка моей мамы!
  -- Вот как?
  -- Да, и пела она мне ее часто, когда укладывала спать. Я ее очень хорошо помню. Только... я так давно ее не слышала, -- Анин голосок стал тише.
  -- Ну так вместе давай, что ль, споем? -- предложила Избушка.
  -- Давай!
  И они запели:
  
  Прилетели чаечки
  К маленькой Анечке.
  Приплыли уточки
  К маленькой Анюточке.
  Прибежали гуси
  К маленькой Нюсе.
  Прискакали белочки
  К маленькой девочке.
  Пришли лягушки
  К маленькой Нюшке.
  А смешная игуанка
  Говорит: 'Спи крепко, Анка!'
  
  Последнюю фразу они пропели очень громко и тут же рассмеялись.
  -- Постой-ка, постой-ка, -- сказала Избушка. -- Песенка славная, да только откуда игуанка-то взялась?
  -- А она жила у наших соседей. На большую ящерицу похожа.
  Аня стала вспоминать, как они жили вместе с мамочкой, как им было хорошо вдвоем, и ей опять стало грустно.
  -- Избушка, а Избушка, -- сказала Аня.
  -- А чегой-то?
  -- Я по мамочке сильно скучаю. Но мне крылышки очень надо найти. А без них никак, понимаешь?
  -- Понимаю, понимаю, внученька, -- сказала Избушка и погладила Аню по голове. -- Ну так давай в путь-дорогу отправимся опять?
  -- Правда? -- обрадовалась девочка. -- А когда?
  -- Да вот пряжу-ту закончу, носки-то быстро свяжу, да и отправимся.
  -- Здорово! -- рассмеялась Аня.
  
  Часть 13
  Снегирь
  
  Снегу выпало много. Хорошо, что Избушка связала шерстяные носочки себе и девочке. В теплых носках да в валенках никакие морозы им были не страшны. Молочная река никогда не замерзала, а кисель на бережку хоть и покрылся инеем, а все равно был вкусен. Аня запасла всего съедобного в самонаполняющиеся мисочку и кувшинчик и уже было пошла в Избушку, как вдруг услыхала:
  -- Ой! Ой-ой-ой!
  -- Кто здесь? -- удивилась девочка.
  -- Это я, Снегирь. Подними глаза -- я на ветке сижу. А-а-апчхи!
  -- Ах, какой ты красивый! -- восхищенно произнесла Аня.
  -- Да, грудка красная, как ягода. На белом снегу особенно эффектно выгляжу, -- похвастался Снегирь.
  Он перелетел на другую ветку.
  -- А куда это вы с Избушкой, я слыхал, собираетесь?
  -- На поиски. В путь-дорогу за моими крылышками, -- ответила девочка. - Скажи, а где ты свои крылышки взял?
  -- Так у меня всегда они были! Чего их брать-то? Я без них не бываю никогда.
  -- Вот и у меня были, -- вздохнула девочка. -- Я точно знаю, что были! Мне их очень нужно найти. Очень, очень нужно.
  -- Ну так найдешь, стало быть, Аня. Не сомневайся, -- Снегирь впервые улыбнулся Ане широко и ласково, и снова чихнул.
  -- Что это ты расчихался совсем, Снегирюшка. На-ка мой шарфик да не болей, -- и Аня заботливо повязала Снегирю свой шерстяной шарф.
  -- Спасибо, Аня. А сама-то как будешь?
  -- Да ты за меня не переживай. Избушка знаешь сколько пряжи напряла. Мы еще навяжем! Ну так я пойду. У меня вот яблочко осталось еще с осени -- возьми полакомься.
  -- Это мы любим! Прилетай обратно скорей! -- просвистел Снегирь на прощание.
  
  Часть 14
  Отчего волк сердитый
  
  Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. По сугробам идти Избушке тяжко.
  -- Ой, совсем старая стала! -- причитает она. -- Так ноги болят, что хучь волком вой!
  -- У-у-у-у-у! -- раздалось вдалеке.
  -- Чтой-то? -- переполошилась Избушка. -- Никак он и есть, окаянный.
  -- Кто, Избушка?
  -- Дак ить волк!
  Аня не очень много знала о волке, она только вспомнила, что слышала где-то: с волками жить -- по-волчьи выть.
  -- Избушка, а кто это -- волк?
  -- Дак ить на собаку он похож. Только вот в лесу живет. Сам себе пропитание достает. Несладко ему, бедному. Окаянному.
  -- А почему ты его окаянным всё время называешь?
  -- А так уж полагается. Волка-то никто не любит. Злой он и голодный.
  -- А может, он голодный, а потому и злой? -- предположила Аня.
  -- А это уж никто не знает. А что сначала -- курица или яйцо?
  -- Курица, -- уверенно сказала Аня. -- Курица яйца несет, а не наоборот.
  -- И то верно, -- согласилась Избушка. - А откуда курица взялась?
  -- Из яйца... Ой, что-то ты меня совсем запутала.
  -- Вот то-то и оно.
  На всякий случай они вышли поближе к селу, что было неподалеку от леса. Всё-таки ближе к людям, дальше от волков.
  -- Спать будем спокойнее, -- уверила Аню Избушка, громко зевнув, и тут же захрапела.
  Но Ане никак не спалось.
  -- Если яйцо сначала, то откуда оно взялось? -- размышляла девочка. -- Ведь не может быть, чтобы не было ответа.
  Той ночью ей приснился странный сон. Она видела волка, но не злого и голодного, а доброго, как пес Шарик, который, когда Аня была совсем маленькая, весело играл с ней в снегу. Он заваливал Аню в сугробы выше ее ростом, и Аня заливалась смехом. Да, кажется, это и был пес Шарик, но почему-то во сне она знала, что это был волк. Он сидел в курятнике и высиживал огромное яйцо. Потом из этого яйца вылупилась большая курица. Курица громко закудахтала, а Шарик-волк улыбнулся и сказал Ане:
  -- Ну, так кто же сначала? Курица, яйцо или волк?
  Аня только успела было открыть рот, чтобы ответить, как ее разбудила Избушка.
  Аня села, потянулась.
  -- Что за чудной сон я видела!
  -- Ну расскажешь потом, как же. А сейчас нам в дорогу пора. Собирайся.
  -- Так а чего мне собираться, всё вроде со мной.
  -- Ой, я и забыла. Совсем старая стала, -- посетовала опять Избушка, и они снова тронулись в путь.
  
  Часть 15
  Отчего волк сердитый (продолжение)
  
  По дороге Аня рассказала Избушке свой странный сон.
  -- Вот знаешь, что я думаю? -- сказала Аня, когда закончила рассказ.
  -- Не знаю, а что?
  -- Да вот что. Шарик был так похож на волка. Ну просто брат родной. Но Шарика все любили. Он добрый был. Я с ним обожала играть.
  Девочка помолчала немного, а потом продолжила:
  -- А с волком ведь никто не играет. Ему грустно одному. Одиноко. Вот он и сердится. Так я думаю, -- заключила Аня.
  -- Ну, может, оно и так, -- согласилась Избушка. -- Но я бы с ним в разведку всё одно не пошла. И тебе не советую.
  
  Часть 16
  На чужой территории
  
  Наконец пришла весна. Снег растаял. Весело зажурчали по земле ручейки. Проспавшие всю зиму деревья проснулись и радостно подставили промерзшие ветки солнечным лучам. Солнце обняло их так ласково, что в лесу тут же распустились почки и цветы. Все кругом заблагоухало.
  Аня собирала в лесу цветы липы, чтобы заварить душистый чай. Внезапно из-за кустов навстречу к ней вышел большой рыжий кот.
  -- Здра-а-а-авствуйте, -- сказал кот, вальяжно потягиваясь.
  -- Ой! -- подпрыгнула Аня от неожиданности. -- Здравствуйте, а вы кто будете?
  -- А вы? -- переспросил Аню кот.
  -- Меня Аней зовут.
  -- А меня Василием. И родителя моего, попрошу вас заметить, тоже Василием звали. Значит, Васильвасилич я. И давайте без фамильярностей, а то я этого не люблю.
  -- Хорошо, -- сказала Аня. -- А что такое... вот это вот... фамильярности?
  -- А это если я вам представился как Васильвасилич, а вы меня вдруг Васькой звать станете, вот тогда и будут фамильярности. А я этого не люблю, -- повторил Васильвасилич и даже поморщился.
  'Гордый кот, а глаза хорошие', -- подумала Аня.
  -- А что это вы тут делаете, позвольте полюбопытствовать? -- спросил кот.
  -- Да вот липу собираю. Избушка любит чай липовый, -- Аня показала Васильвасиличу свое лукошко, которое уже почти наполнилось душистым липовым цветом.
  -- А, так это вы, значит, в Избушке той живете? То-то я думаю, никогда на нашей территории избушек никаких не было, -- сказал Васильвасилич как-то недовольно и лизнул лапу.
  -- Да мы тут ненадолго, проездом.
  -- И куда же вы направляетесь, позвольте полюбопытствовать? -- опять спросил Васильвасилич.
  -- За моими крылышками идем, -- ответила Аня просто.
  -- Это хорошо, это дело. Далеко ли?
  -- Еще сами не знаем. Будем искать, пока не найдем, -- вздохнула девочка.
  Кот показался ей очень симпатичным, но ей стало ясно, что они с Избушкой нечаянно забрели на его территорию, а разрешения не спросили. Чтобы исправить свою ошибку, Аня предложила Васильвасиличу:
  -- А пойдемте с нами! Вам у нас понравится. У нас и печка есть теплая, -- добавила Аня для убедительности. Она слыхала, что коты очень любят понежиться в тепле.
  -- Что ж, пойдемте, -- сказал Васильвасилич после недолгих раздумий. -- Только вот... тут такое дело...
  
  Часть 17
  Спор
  
  В Избушке стоял такой жаркий спор, какого Аня еще не помнила.
  -- Не надо мне тут никаких котов! -- кричала Избушка. -- Никакого толку от их нет, а одна шерсть клочьями.
  -- Если такое дело, то я и уйти могу, -- горделиво сказал Васильвасилич. Он явно обиделся от такого приема.
  -- Нет-нет, постойте! Избушечка, ну почему же никакого толка? И какой тебе толк от меня, скажи, пожалуйста? Но ты ведь меня не прогоняешь, -- умоляла Аня.
  -- Я крылышки тебе помогаю найти! -- сказала Избушка и тоже зачем-то обиделась.
  -- Я знаю, Избушечка, миленькая. Ты очень хорошая, и я тебе век буду благодарна! Но Васильвасилич тоже хороший! Давай его с собой возьмем, а?
  -- Ну а что он делать-то будет? -- как будто смягчилась немного Избушка.
  Васильвасилич вышел вперед и сказал:
  -- Могу мышей ловить!
  -- Да нету у меня никаких мышей. Тьфу ты, -- огорчилась опять Избушка.
  -- Ну если так, то я могу и не ловить, -- заключил кот.
  От неожиданного поворота Избушка вдруг захохотала, да так, что в ней вся мебель и посуда заходили ходуном. Просмеявшись, она спросила Васильвасилича уже более дружелюбно:
  -- Ну а кушать вы чего же будете?
  -- Я молоко очень уважаю, а особенно простоквашу! Простоквашу еще родитель мой уважал, тоже Васильвасилич, кстати.
  -- Этого у нас много! -- обрадовалась Анечка.
  -- Погоди, погоди. А мыши как же? Если поймаете, то тоже -- того? -- поосторожничала Избушка.
  -- Ну зачем же. Мышей я не ем. И родитель мой, прошу заметить, тоже не ел.
  -- А что же вы говорите: могу, мол, мышей ловить?
  -- Да так уж принято.
  -- Как-то неубедительно все это, -- сказала Избушка уже совсем дружелюбно. Личность Васильвасилича ей определенно начинала нравиться.
  
  Часть 18
  Необычная пара
  
  В самом разгаре разговора в дверь кто-то тихонечко поскребся: цап, цап-цап.
  -- Кого это там еще нелегкая принесла? -- заворчала Избушка.
  Аня пошла открывать. Сначала она никого не заметила и почти уже затворила дверь, как вдруг Васильвасилич произнес:
  -- Это Марьяша, жена моя, значит. Прошу любить и жаловать.
  И тут все заметили маленькую мышку в серебристой пушистой шубке. Она прошла в Избушку и поставила у стены крошечный сложенный зонтик.
  -- Здравствуйте! -- пропищала она приветливо, и ее глазки засверкали, как красивые синие бусинки.
  -- Вот это да! Ну надо же! -- хором выдохнули Аня и Избушка.
  -- Да-а-а-а, я уж тыщу лет поди как живу, а такого еще не видела -- чтобы коты на мышах женились, -- промолвила Избушка.
  Аня ничего не сказала, а только достала из шкафа самое маленькое блюдце.
  -- Садитесь с нами чай пить, -- пригласила она Мышку Марианну.
  Мышка Марианна благодарно кивнула в ответ и чинно села возле Васильвасилича.
  Не могла Избушка не полюбить эту необычную пару. Потому что с первого взгляда на них было ясно: между ними совет да любовь. А такое ведь и между кошкой с котом не всегда бывает.
  С согласия Избушки Мышка Марианна внесла свой махонький чемоданчик. Она оказалась такой модницей! В чемоданчике, кроме перчаток и модных шляп, оказалось еще одно богатство Мышки Марианны -- целая библиотека из книжных обрывков и газетных клочков.
  Так они и стали жить-поживать: Избушка, Аня и Васильвасилич с Мышкой Марианной, которую влюбленный кот иначе как Марьяша не называл.
  
  Часть 19
  Дальше ты пойдешь одна
  
  День летел за днем. Избушка с Аней, Васильвасиличем и Мышкой Марианной всё продвигалась вперед -- по лесным чащам, по красивым заливным лугам, по ржаным полям и веселым опушкам. Каждое утро все обитатели Избушки, да и она сама, собирались вместе попить чай с чем Избушка пошлет: то с пирогами, а то с блинами. А потом разбредались кто куда. Аня часто просиживала у окна: ей очень не терпелось первой заметить свои крылышки, или то, что привело бы к ним, и она с надеждой вглядывалась в даль. Васильвасилич обычно дремал возле печки. А Мышка Марианна сидела в своей уютной библиотеке, надев на носик крохотные очки и уставившись в какой-нибудь клочок газеты или обрывок книги. Время от времени она рассказывала всей компании новости или последнее стихотворение, что она прочла. Избушка же неизменно шла и шла вперед...
  Но вот в один из солнечных полудней Избушка замедлила свой шаг и тихонечко позвала Аню.
  -- Иди-ка сюда, деточка.
  -- Иду, Избушечка, иду! -- Аня подскочила со своего места.
  Она знала: когда Избушка звала ее, нужно было выйти на крылечко, так, чтобы видеть добрые, лучистые, старые Избушкины глаза.
  -- Вот что, родная. Я тебе верой и правдой долго служила.
  -- Конечно, Избушечка, что ты!
  -- Дальше я идти с тобой не могу, -- сказала Избушка. -- И никто не может. Дальше тебе самой надобно идти.
  -- Это как самой? Вот через этот лес? -- Аня испуганно охнула.
  -- Через лес, родная, через лес. И через что там еще придется, -- Избушка смахнула курьей ногой слезу и даже не пряталась на этот раз от Ани. -- Ох, и куды токма в наш век детей посылают...
  Аня молчала.
  -- Ты не робей, деточка. Ты не пропадешь, уж это я тебе верно говорю, -- Избушка поняла, что утешение это слабое.
  Ей было искренне жаль девочку, и она добавила:
  -- Да я б пошла с тобой, Анечка, вот ведь незадача какая. Да токма я точно знаю, что дальше уж тебе одной надобно. А иначе никак, понимаешь?
  -- Понимаю, понимаю, Избушечка. Ну, я побегу. Спасибо тебе за всё! Еще свидимся! Пойду с Васильвасиличем попрощаюсь да Мышку Марианну обниму.
  Аня расцеловала Васильвасилича прямо в усы. И хотя кот не любил фамильярностей, на этот раз он совсем не возражал и в ответ даже лизнул Анечку в обе щечки -- три раза, как по-русски полагается. А Мышка Марианна не могла сдержать рыданий. Слезы большими градинами катились из синих бусинок-глаз, когда Аня ласково взяла мышку в ладонь.
  -- Ничего, ничего, Марьяша, -- сказал Васильвасилич. -- Не горюй. Крылышки -- они Ане очень нужны. Ну, а мы не прощаемся.
  Мышка Марианна только кивала головкой и жалобно попискивала.
  -- Спасибо вам, друзья мои, -- сказала Аня сердечно. -- Я к вам прилечу, обязательно прилечу!
  Аня еще раз обвела взглядом ставший родным и привычным домашний уют и тронулась в путь.
  
  Часть 20
  В глухом лесу
  
  Когда Аня вышла на лесную дорожку, в лесу еще было светло. Солнечными зайчиками прыгали с листа на лист лучи света, а над прохладным лесным ручьем сияла радуга. Аня шла сначала бодро, потом начала уставать, но продолжала путь. Она шла, шла, шла, пока наконец не стемнело, тогда она присела на пенек отдохнуть.
  -- Что же мне дальше делать? Куда идти? Скоро ночь, а мне и переночевать-то негде, -- думала отважная девочка.
  И хотя она была отважной, ей всё равно было очень страшно идти одной по темнеющему лесу.
  Вдруг ни с того ни с сего сверкнула молния, и вскоре Аня услыхала раскаты грома.
  -- Ну вот, только этого не хватало!
  Аня знала, что ей нужно быстро найти укрытие: опасно оставаться под деревьями в грозу. Она соскочила с насиженного места и побежала вниз по лесной дорожке -- куда глаза глядят, всё равно уже ничего не было видно.
  
  Часть 21
  Самая страшная ночь
  
  Дождь накрапывал всё сильнее, гром бушевал над Аниной головой, да еще и холодный колючий ветер налетел. Аня бежала, бежала, бежала. Она совсем продрогла и вымокла, но всё равно бежала. Ни огонька впереди, никакого самого маленького огонька! Сова проухала где-то в вышине. Аня всё бежала и бежала...
  И вдруг она споткнулась -- верно, о корни большого старого дерева -- и упала лицом прямо в грязь. Но это было еще не всё: Аня вдруг начала быстро скатываться по склону всё ниже и ниже. Она хотела ухватиться за ветки кустарников, что устилали склон, но они были такие мокрые и скользкие от дождя, что Аня только руки поцарапала. Она заметила, как из кармашка выкатилось зеркальце, мамино зеркальце в берестяной оправе. Аня только было хотела схватить его, но зеркальце катилось быстрей девочки. Потом оно упало на камень где-то далеко внизу и... разбилось вдребезги!
  -- Нет! Не-е-е-е-е-е-е-е-ет! -- отчаянно закричала девочка.
  Наконец и она упала на дно оврага. Промокшая и промерзшая до костей, Аня расплакалась от беспомощности и одиночества. Даже зеркальца -- единственного, что ее связывало с мамочкой, -- у нее теперь не было. Аня лежала на самом дне оврага и горько-горько плакала в темноте, под ливнем и раскатами грома. Пока наконец совсем не выбилась из сил и не уснула.
  
  Часть 22
  Мама
  
  В ту ночь Ане опять приснилась мама. Она сидела в плетеном кресле у окна и вязала, а веселый ветерок играл занавесками. Аня подошла к ней, прижалась всем телом и расплакалась.
  -- Что случилось, доченька?
  -- Ох, мамочка, ведь я потеряла твое зеркальце! Ты наказывала мне его беречь, и я берегла... но сегодня оно разбилось... и я ничего, совсем ничего не могла с этим поделать!
  Мама ласково обнимала Аню, гладила по голове и целовала. Аня постепенно успокоилась, но еще время от времени всхлипывала потихоньку.
  -- Анечка, запомни, что никакое зеркальце, даже самое-самое волшебное, не сравнится с магией сердца, -- тихим голосом сказала Ане мама. -- Ты прошла большой путь и стала сильнее. Зеркальце было нужно тебе на первых порах. Оно отслужило свое. Поблагодари его за это -- и не горюй. Неужели ты думаешь, что я тебя оставлю?
  Женщина улыбалась, и столько нежности было в ее глазах, что Аня заулыбалась тоже.
  -- Но как же я смогу теперь с тобой разговаривать, мамочка? Вот ты мне так была нужна этой страшной ночью...
  -- А как же ты сейчас со мной разговариваешь? -- перебила Анечку мама.
  -- Ой, и правда! -- просияла девочка. -- Ведь мы с тобой вот как долго уже говорим, без всякого зеркальца!
  -- Всё, что тебе нужно, придет к тебе само... Не отчаивайся, моя малышка. И знай, что мама всегда будет с тобой, как только ты позовешь.
  -- Всегда-всегда? -- переспросила Анечка, хотя уже догадывалась, какой ответ получит.
  -- Всегда-всегда-превсегда! -- подтвердила мама. -- Помнишь мою песенку?
  
  Дитя мое родное,
  Что б ни было на свете,
  Прошу тебя, запомни
  Простые строки эти:
  В здоровье и слабости,
  В печали и радости,
  Во все дни и ноченьки
  Мама любит доченьку.
  
  И Аня проснулась.
  
  Часть 23
  Снова доброе утро
  
  Аня открыла глаза с улыбкой. Овраг, в который она упала прошлой ночью, оказался началом красивой долины небольшой реки. Чтобы напиться из нее, изящные ивы опускали ветки в воду. Ромашки и колокольчики кивали головками, приветствуя девочку. Аня радостно подскочила и побежала к воде.
  Там она умылась и огляделась по сторонам.
  -- Что-то завтракать очень хочется, -- сказала девочка самой себе.
  Как по волшебству, вся долина вдруг заалела -- это сладкая земляника, Анина самая любимая ягода, запросилась к ней в ладошки.
  -- Вот чудеса! Чудеса да и только! -- радовалась девочка, собирая ягоду.
  Наконец, позавтракав свежей земляникой и набравшись сил, Аня отправилась в путь.
  
  Часть 24
  Странное поле
  
  Долго ли коротко шла наша Аня, а только остановилась она, когда увидела что-то очень странное. Перед ней раскинулось большое поле -- ни обойти, ни объехать, а только пройти через него. Издали оно напомнило Ане шахматную доску, только клеток было всего четыре. Подойдя ближе, Аня рассмотрела его получше.
  Первая клетка была темным зеленым болотом, которое кишело змеями и жабами. Змеи то и дело высовывали жала и угрожающе шипели, так что Аня отпрянула:
  -- Бррр! Ну и лягушатничек у вас тут... Нет уж, я, пожалуй, на эту клетку не пойду.
  Она повернулась к белоснежной клетке рядом. Это был настоящий ледник! Ни одной живой души, только злой, обжигающий ветер завывает надо льдом.
  Аня поёжилась от одного только взгляда на эту картину и быстро перевела взгляд на следующую клетку.
  Там она увидела все цвета радуги, и даже те, что она не могла бы себе вообразить! Она раньше только карандаши такие яркие видела. Джунгли с диковинными цветами были перед ней. Аня уже было обрадовалась, но тут из-за деревьев рыкнул на нее тигр, обнажив все свои зубы-сабли.
  -- Нет уж, -- решительно сказала Аня. -- Это не для меня!
  И она повернулась к последней клетке... и увидела пустыню с раскаленным песком. Ни одного деревца, только колючки. Ни одной речушки или озера. Ни одного следа жизни, только палящее солнце и горячий песок.
  -- Да это прямо сковородка какая-то! -- воскликнула Аня.
  Сначала она растерялась. Ну и поле, вот так поле! Ни объехать его, ни обойти, да и пройти-то по нему никак невозможно.
  -- Да, хорошо же вы меня встречаете! -- сказала Аня с горечью.
  Но чем больше она смотрела на это поле, тем более призрачным казалось ей всё, что она видела.
  -- Да нет, разве такое бывает в природе, чтобы поле ни обойти, ни объехать, да еще и вперемежку ледник с пустыней, и болото с джунглями и дикими зверями? Это где же такое слыхано? -- рассуждала девочка.
  Наконец она решительно сказала самой себе (всё равно ее больше никто не мог услышать):
  -- Нет! Это же чепуха какая-то. Не бывает такого, не верю!
  И опять как по мановению волшебной палочки странное поле рассеялось как туман, словно его и не было. Перед Аней снова расстилалась поляна, над которой порхали с цветка на цветок разноцветные бабочки и пели весело птицы.
  -- Ну вот, это совсем другое дело! -- улыбнулась Аня и смело шагнула вперед.
  
  Часть 25
  Океан
  
  Долог ли, короток ли был путь Ани, мы не знаем. А только вышла она к океану. Аня знала из книг, что океан -- это так много воды, что другого берега совсем не видно. Над океаном кружились белые чайки, шумные, крикливые, как на базаре. Да это и был их базар: каждая старалась выбрать себе угощение по душе, будь то рыба, краб или моллюск.
  Аня долго стояла у края воды и задумчиво смотрела перед собой. Она видела, как бурлила в океане жизнь -- каких только рыб там не было! И крупные, и мелкие, и желтые, и красные, и даже серые в полосочку. И прозрачные медузы, похожие на кисель. И перламутровые ракушки, и разноцветные камешки, и зеленые водоросли...
  Только Аня знала: хоть и красив океан, а не его она искала! Не могла бы она жить под водой, даже если б у нее вдруг выросли плавники и хвост, как у русалки. Летать в небе -- вот что она хотела! Улыбаться солнцу, трогать крыльями облака...
  -- Эх, крылышки, мои вы крылышки, -- говорила тихонько Аня. -- И как только мне вас отыскать? Я ведь всю землю обошла. И леса прошла, и поля, и реки. Дальше уже и не знаю, куда идти. Дальше только вплавь...
  Ей не было грустно, просто она утомилась и правда совсем не знала, что же ей теперь делать.
  Тогда Аня села у океана и стала ждать.
  
  Часть 26
  Крылышки
  
  Аня присела у самого края воды, опустив в ее прохладу уставшие ноги. Она стала думать о том, как много хорошего случилось с ней и ее друзьями по пути. Она вспомнила их всех: и мудрого Старого Пенька, и добрую старушку Избушку, и трех веселых светлячков, и Снегирюшку, и Шарика-волка, и Васильвасилича с Мышкой Марианной. Аня радовалась, что подружилась с ними. Еще она поняла, что никогда-никогда не бывает одна: мамина любовь с ней все время, даже когда мама далеко, даже в самые трудные минуты. И еще подумала о том, как велика земля и как много нового она, Аня, увидела и узнала.
  Аню вывел из раздумий незнакомый низкий голос:
  -- Кхы, кхы, -- прокашлялся тот, кто к ней обращался, как видно, из вежливости. -- Это какая же вы будете птица, позвольте вас спросить? Я что-то таких... хмм... летающих еще не видывал.
  Перед девочкой стояла огромная серая цапля с галстуком-бабочкой на длинной шее. Настоящий джентльмен! Аня таких только в кино раньше видела. Его оперение отливало на солнце голубым, как будто это кусочек неба спустился на землю. Джентльмен смотрел на девочку пристальным взглядом.
  -- Да ну что вы, -- засмеялась Аня по-доброму. -- Ну какая же я птица, у меня и крыльев-то нет. Меня зовут Аня. Но вы правы, я ведь как раз искала свои крылышки. Они мне так нужны... Позвольте, а вас как зовут?
  -- Фразье меня зовут, -- скороговоркой ответил Фразье и задумчиво спросил:
  -- А на что вам еще одни крылья, позвольте полюбопытствовать? Куда вы их намереваетесь приставить?
  -- Почему 'еще одни'? -- пробубнила Аня.
  Ничего, ну ничегошеньки она в этом разговоре, как ни старалась, не понимала.
  -- У вас, если не ошибаюсь, а я, прошу заметить, никогда не ошибаюсь... в этом вопросе, -- добавил Фразье деликатно. -- У вас и так уже есть пара прекрасных, я подчеркиваю, прекрасных, нет -- даже превосходных белых крыльев! Куда же вы приставите еще одну пару, даже если и найдете?
  Аня подскочила на месте, словно ошпаренная. Только сейчас, в эту самую минуту, когда галантный красавец Фразье нахваливал Ане ее крылья, она вдруг почувствовала, как за ее спиной что-то тяжелое, но очень приятное тихонечно шевельнулось...
  -- Ой! Что это?! -- Аня повернулась к воде так, что могла видеть себя во весь рост.
  Аня увидела свое отражение в воде. Она увидела девочку с парой прекрасных, совсем как сказал ей новый знакомец Фразье, белоснежных крыльев, которые переливались на солнце, как кристаллы. Аня почти не могла поверить своим глазам, она смеялась и плакала от радости, подпрыгивала, пританцовывала, кружилась и пела: 'Крылья! Мои крылья! Крылышки мои!'
  -- Кхы, кхы. Позвольте, барышня, вас спросить, а долго ли вы еще собираетесь кружиться на этом месте? Дело в том, что я тут как раз намеревался порыбачить, а вы мне, простите за прямоту, всю рыбу так распугаете. Может, отлетите немного в сторону? -- спросил вежливый Фразье.
  -- Как... отлетите? -- оторопела Аня. -- Вот прямо так возьму -- и отлечу?
  -- Ну да, прямо так. А может, прямо этак. А зачем еще крылья? -- Аня заметила, как Фразье прячет от нее улыбку.
  -- Ах да, да, конечно же вы правы, Фразье! Ой, а кстати, чего это у вас имя такое чудное? Никогда раньше не слыхала.
  -- Это французское имя. Означает 'клубника'. Маман была большой поклонницей поболтать по-французски. И пирожные французские обожала.
  -- А-а, -- протянула Аня и улыбнулась весело. -- Спасибо вам, Фразье! У вас чудесное имя. И вы тоже чудесный! Я сейчас полечу. Желаю вам отличной рыбалки!
  -- В добрый путь, Аня! -- сказал Фразье.
  После этих слов Ане добавить было нечего. Она еще раз переминулась с ноги на ногу. Всё же так, на ногах, ей было уже привычно. Потом она посмотрела в небо, расправила крылья и полетела.
  
  
  Cincinnati, OH - Seattle, WA
  2006-2007 гг.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"