Ляпота Елена Михайловна: другие произведения.

Сказ про Андрея-ложечника да Лихо Одноглазое

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  В давние времена в одной деревеньке под Новгородом жил да был молодой парень по имени Андрей. Статен он был, да невысок, и ручки маленькие, щупленькие, будто у девицы. Глаза голубые, щёки красные, - не в отца, а в мать выдался.
  В ту пору заведено было, чтоб каждый, кто не юбку носил, либо богатырём, либо пахарем делался. Пахать Андрей не мог, да и не любил: силёнок у него было маловато. И меч в руках не держался - всё падал куда-то вниз, норовя угодить остриём в босую ногу.
  - Тебе, Андрей, только на болота идти, жаб колоть, - посмеивались старцы. А отец с матерью горестно вздыхали. Было у них ещё два сына - оба красавцы, богатыри, а этот...
  Андрей только сказки рассказывать был мастак, корзины плести из прутьев, да ложки деревянные строгать. Вся деревня ходила к нему за ложками: гладкие, расписные - с ними и щи вкуснее казались, и настроение поднималось, потому как парень не простые ложки мастерил, а такие, что как одна об другую ударится, так и песня складывается.
  Так и прозвали его Андрей-ложечник.
  Тем временем стукнуло Андрею двадцать пять. Возраст солидный, жениться пора. И была на деревне девица одна - умница, не красавица, но ласковая, хозяйственная. Запала она Андрею в душу, да прочно, спелым зёрнышком, зрелым ядрышком, пустила корни в самое молодое сердце. Звали её Отрада.
  Женихи к Отраде табуном не ходили, пороги не обивали - хоть и славная она была девушка, но семья у неё была бедная. Один отец - и тот больной, на печи лежит, не встаёт.
  Пришёл Андрей свататься. Встал перед печью, поклонился и говорит:
  - Отдай за меня, Елисей, дочку свою единственную. Буду её кормить, лелеять, оберегать, а она при мне будет хозяюшкой.
  Приподнялся Елисей на печи, посмотрел на Андрея зорко, с усмешкой:
  - Это кто там к моей Отрадушке свататься пришёл? Не богатырь, не купец, не пахарь уважаемый. Так, плясун-ложечник. Поди вон. Перед людьми стыдно за такого женишка.
  Закручинился Андрей. Заблестели глаза от слёз предательских. Развернулся он и ушёл, куда глаза глядят.
  Долго ли коротко ли скитался Андрей по свету, и как-то забрёл в незнакомый дремучий лес. Куда ни кинь оком - повсюду сосны-великаны, раскинули могучие ветви, застилая свет божий. И ни зверь не пробежит между ними, ни птица не пролетит.
  Тяжело стало на сердце у странника, почуяло оно неладное, только дух у Андрея не из пугливых был. Отступать обратно молодец не собирался, двинулся вперёд, минуя исполинские сосны - всё дальше, в глушь лесную. Так и шёл он, пробираясь сквозь чащу, не подозревая, что по пятам за ним увязалось Лихо Одноглазое. Идёт оно, по кустам прячется, то тут, то там норовит подножку подставить. Но Андрей, хоть и не богатырь, но ловок был да резв - через коряги перепрыгивал, что молодой олень, лишь носками задевая Лиховы пальцы.
  Рассверипело Одноглазое, аж струпьями от злости покрылось, и давай Лешего на помощь звать. Пришёл Леший, юркнул под куст, где Лихо затаилось, и спросил, недовольно потирая заспанные глаза:
  - И чего тебе, нечисть, понадобилось? Зачем сон мой полуденный тревожишь?
  - Да завёлся тут смельчак один. С росту - не богатырь, а ловок да хитёр. Идёт - и страху не ведает. Извести надобно.
  - Да, - вздохнул Леший и почесал плешивую голову, - непорядок. Эдак скоро в нашем лесу конём гулять всякие молодцы будут.
  Сели они рядышком, что голубки, и начали думу думать, как Андрея-ложечника напугать, с пути сбить, а ещё лучше - со свету сжить. Думали-думали, да и надумали.
  Стал Леший Андрея по лесу плутать. То тут дорожку помеж сосен выстелит, то туда завернёт. Вывели его с Лихом Одноглазым на волшебную поляну. А поляна-то! Поляна усеяна, что расписной ковёр, васильками да маками, посреди озеро широкое, чистое, словно хрустальное, по берегам птицы сидят, а в воде золотые рыбки хвостами машут.
  Как увидел Андрей озеро, так и обомлел от красоты такой невиданной. Захотелось ему испить водицы чистой, отдохнуть малость с дороги дальней. Подошёл он к берегу, опустился на колени, зачерпнул ладонями горсть и стал пить.
  А тут Лихо Одноглазое с Лешим начали гнать в его сторону ветер с маковым сонным духом. Непростые-то были маки. Одурманить да усыпить навеки могли колдовские цветы.
  Не успел Андрей допить воду с ладоней, как стало его клонить в сон. Да так скоро, так настойчиво, что рухнул он, словно мёртвый, прямо в озеро лицом и уснул. Так бы и отдал богу душу, да только услышал он вдруг голос девичий, нежный.
  - Жить хочешь, ложечник?
  - Хочу, - кивнул головой Андрей.
  - А что взамен дашь?
  - Всё, что попросишь, то и дам.
  - Дети мои озорные уже много дней не спят, всё пляшут на полянке, и ни отдыху мне, ни минутки соснуть спокойно нет. Расскажешь им сказку, какую бы они не знали - отпущу.
  - Хорошо, - прошептал Андрей, и тут же почувствовал, как нечто тянет его за волосы назад.
  Очнулся он на берегу, вдохнул полной грудью и вскочил на ноги. Обернулся, чтобы посмотреть на свою спасительницу и увидел...
  Что он увидел, мы скромно промолчим. Как глаза выпятил, будто угорь в кипяток угодивший, тоже не скажем. А сидела перед ним Кикимора Болотная, чудище безобразное, и улыбалась поганым ртом.
  - Ну что, - спросила она, - расскажешь теперь сказку?
  - Расскажу, - вздохнул Андрей, - а где твои детки?
  Тут Кикимора хлопнула в ладоши, и на берег выскочила гурьба детишек - мал-мала-меньше, и как давай плясать да смеяться, будто юродивые, через голову перекидаться, песни петь. Совсем как человеческие. Да и лица у них были, как у простых детей, только зелёные, а в волосах водоросли.
  - Послушай, Кикимора, - шёпотом спросил Андрей, - а почему твои дети так на людей похожи?
  - Да они и есть люди. Только утопшие. Я их по всему краю по колодцам да рекам собираю, и присматриваю, пока восемнадцать годочков не стукнет.
  - А что потом?
  - А после их к Водяному веду, он им ноги в рыбьи хвосты превращает. А ты думал, откуда русалки берутся?
  - Понятно, - невесело усмехнулся Андрей, - стало быть, настоящие дети, человечьи. Ну что ж, найдём и для них сказку.
  Кликнула Кикимора детей, чтоб сбежались на полянку и сели в кружочек, Андрей посредине на камешек взобрался, чтоб всех видеть, а Кикимора рядышком прикорнула. Стал Андрей детишкам сказки рассказывать, видит - шепчутся, не слушают, хихикают между собой. Тогда достал из-за пояса ложки и начал песни петь про богатырей русских - Никиту Кожемяку, Финиста Ясного Сокола, Добрыню Никитича да Святогора великана. Песни поёт, ложками постукивает и видит, что детишки потихоньку засыпать стали. Кикимора Болотная тоже глаза закрыла, похрапывает.
  Андрей помешкал немного, поиграл ложками, а затем стал собираться домой. Осторожно, чтоб не разбудить никого, перебрался через спящих детишек и зашагал к чаще лесной. Тут его кто-то поймал за руку. Вздрогнул Андрей, застыл на месте и услышал тонкий голос Кикиморы:
  - Спасибо тебе, Андрюшенька. Хоть часочек дал мне подремать. За это я тебя из лесу выведу, чтоб Лихо Одноглазое не извело по дороге.
  И повела его Кикимора через лес к чистому полю, к родной земле. А как вышли они на окраину леса, замерло чудище болотное, словно вкопанное и проговорило глухо, будто из-под земли.
  - Иди, Андрей-ложечник, подобру - поздорову. Домой не скоро возвращайся, по свету белому прогуляйся. Три года воды не касайся, в ручье не умывайся, в колодец не заглядывай. А иначе вспомнит про тебя Лихо Одноглазое, да Водяному доложит, что отпустила я тебя без дани ему, царю речному да озёрному, выплаченной.
  Поклонился Андрей Кикиморе Болотной в ноги, поблагодарил и ушёл на все четыре стороны.
  Долго бродил он по русской земле, собирал сказки, былины, обучался ремёслам разным. Ложки его всё краше становились, всё искуснее и звонче. И слава о нём не по пятам, а впереди соколом летела. Люди со всех деревень собирались, чтоб ложки его купить.
  Минул год-другой, и напала на Андрея тоска по родной стороне, по отцу-матушке, собрался он и повернул домой. Целую весну добирался он до Новгорода, а как пришёл, так в деревне его никто не узнал: всё думали, что пропал он, сгинул навеки. А тут идёт мужик - волосы немытые по плечам развеваются, лицо от пыли серое, платье с виду богатое, но изрядно поношенное.
  Даже отец с матерью - и то не сразу признали, всё глядели, будто на чужого. Андрей сначала опечалился, а потом вскочил резво, достал ложки и как зашёлся в песне - тут его и вспомнили, обрадовались, стали обнимать, целовать да приговаривать:
  - Где же тебя носило, сынок?
  - По белому свету ходил, мудрости у людей учился, - отвечал Андрей.
  - Ну, и многому выучился?
  - Коли б мудрость камнями была, к земле сырой придавило бы.
  А деревенские только посмеивались, глядя на заросшего и неумытого ложечника: не верили, что толку от него прибавилось. Как был пустозвон, так им и остался.
  Денёк-другой погостил Андрей у отца-матушки, побродил по знакомым лесам да полям, и решил: что время терять? Отрада-то до сих пор не замужем. Авось на этот раз Елисей смилостивится.
  Оделся Андрей в чистое платье, бороду причесал, да вдруг призадумался. Уж сколько дней да месяцев он не умывался. Поди лицо всё чёрное. Елисей его даже на порог не пустит, а о сватовстве и речь не зайдёт. Опустил голову молодец, а после махнул рукой: была-не была. Что ж ему век целый нечисти всякой бояться?
  Пошёл он к колодцу, зачерпнул воды, умылся, посмотрел на себя: глаза синие, васильковые, лицо белое, пригожее. Заулыбался Андрей, любуясь своим отражением.
  Но не успел он дойти до Елисеевого двора, как из-за камня выпрыгнуло Лихо Одноглазое и давай вокруг него скакать да злобно шептать:
  - Вон ты где окаянный спрятался! Тебя Водяной, царь речной уже обыскался. Целый год покоя не даёт.
  - Что ему от меня понадобилось?
  - Ты утопленникам сказки рассказывал?
  - Рассказывал! - согласился Андрей.
  - Про великана Святогора?
  - И про него тоже.
  - А утопленники возьми да и расскажи дочери Водяного про русских богатырей. Теперь от неё спасу нет: хочу, говорит, чтоб Святогор моим мужем был. Никого не слушает, только ногой топает: хочу, и всё тут.
  - А я тут причём? - удивился Андрей.
  - Как причём? - обозлилось Лихо. - А кто сказки рассказывал. Кто смуту сеял? Теперь веди богатыря, а то худо будет.
  - А я худа не боюсь!
  Андрей - ложечник скрутил смачную фигу и сунул прямо под нос Одноглазому. Нечисть лесная ничуть не смутилась, даже обрадовалась, плюнула молодцу под ноги и зашлась хохотом.
  - Ты думаешь, что Водяной на тебя управу не найдёт? - смеясь, спросило Лихо, - так он Кикимору Болотную изведёт за то, что тебя без его ведома отпустила. И останутся её детки без присмотра - по лесу гулять, прохожих пугать, всякому тёмному делу учиться.
  Тяжело вздохнул Андрей, поднял глаза к небу ясному, солнцу красному, словно спрашивая, как ему поступить? Прогнать Лихо? Так Кикимору жалко. Он от неё худа не видал. Но с иного боку - как он приведёт богатыря к водяной царевне?
  - А за это не переживай! - хмыкнула нечисть лесная, будто видела, что у него в голове творится, - мы у лесной Марьюшки песню украдём. Голос у неё волшебный - каждый, кто услышит, что телёнок послушный за нами пойдёт.
  Нечего делать - пришлось Андрею плестись вслед за Лихом Одноглазым обратно в колдовскую чащу, искать Марьюшку, дочь лесника. Долго ли коротко ли бродили они по лесу, как вдруг услышали голос дивной красоты. Застыл молодец на месте, словно вкопанный, заслушался, и всё вокруг него притихло: листья на деревьях перестали шуметь, ручьи перестали журчать, а птицы замолкли, пристыженные сказочной красотой.
  Тут Лихо Одноглазое шикнуло, пискнуло, ткнуло Андрея в бок когтистой лапой, затем развернуло невесть откуда взявшийся мешок, поймало голос и спрятало.
  - Теперь идём богатыря искать!
  Так и шли они - впереди молодец, а за ним Лихо с мешком за плечами. Ни на минуту не выпускало оно свою добычу из лап. Ни на миг не закрывало глаз, всё смотрело, чтоб Андрей никуда не девался. А куда ему бежать-то? Поди, ноги свободны, так руки связаны.
  На третий день нашли они великана Святогора - могучего, словно древняя гора и сильного, будто тысячи славный воинов. Кликнул его Андрей, что есть мочи. Святогор обернулся, а Лихо приоткрыло мешок и выпустило песню.
  Словно каменный истукан застыл богатырь. Остановился и стал зачарованно слушать. А Лихо Андрея под локоть пихнуло: веди, мол, Святогора в лес.
  Идут они полями широкими, дорожками нехожеными. Святогор, словно малое дитя, за руку Андрееву держится. Закручинился ложечник. Смутно стало у него на душе.
  'Пошто богатыря на погибель веду? Что мне потом за жизнь с таким камнем на сердце? Правду люди говорили - не мужик я, а жабий прислужник, неумытый ложечник'.
  И тут раздался голос Кикиморы Болотной - тихий, словно шорох травы луговой.
  'Не печалься, Андрюшенька. Как встанете у озера, зачерпни горсть воды и плесни Святогору в лицо'.
  Молодец испуганно оглянулся: не слышит ли Одноглазое? Но нечисть лесная была занята тем, что мешок к груди прижимало: голос лесной Марьюшки, почуяв свободу, наружу рвался, успокаиваться не желал.
  К вечеру добрались они до колдовского леса, прошли сквозь чащу и очутились на берегу чудесного озера. Андрей вспомнил слова Кикиморы, наклонился к воде, набрал пригоршню и брызнул богатырю в лицо. И начало твориться несусветное: закружилось-завертелось всё вокруг, загремело-загрохотало. И стал Святогор ещё выше прежнего. Тёмной тучей закрыла его голова небосвод. Звёзды вздрогнули и в страхе попрятались за месяц, что едва не задевал богатырскую шапку.
  На шум выбежала из леса нечисть, а из озера сам водяной с дочерью и всем подводным сообществом на берег пожаловали - посмотреть, от чего земля ходором ходит.
  Водяная царевна - красота неописуемая. Морда зелёная, вся в изюминках бородавок и пупырышках. Перебросив фальшивую косу из водорослей через плечо, заверещала противным голосом:
  - Да что ж такое творится? Кто привёл сюда это чудо исполинское?
  Андрей-ложечник чинно поклонился в пояс и ответил, пряча в усах улыбку:
  - Это жених твой, богатырь Святогор.
  - Чего? - выпучила рыбьи глаза царевна, - да меня бобры засмеют!
  - Ты никак очумел, ложечник? - крикнул Водяной, - убирай своего женишка подобру-поздорову, пока мне всех лягушек не распугал.
  - И чтоб духу его больше не было! - пискнула царевна.
  Андрей поклонился ещё раз на прощание, подмигнул Кикиморе, что затаилась в камнях, и вместе со Святогором отправился восвояси.
  Однако радость его длилась недолго. Не успел Андрей занести ногу над родным порогом, как из-под крыльца опять вынырнуло Лихо Одноглазое и грустно посмотрело на него единственным глазом.
  - Ну что снова стряслось? - раздражённо спросил ложечник.
  - И откуда ты взялся на мою окаянную голову, горе-сказочник? - пробурчало Лихо. Видно, замаялась нечисть лесная за добрым молодцем бегать. Только ж Водяному перечить никто не смел.
  - Подавай царевне Финиста - ясного Сокола, - прошипела нечисть и плюнула на пол.
  - Так где ж я его найду?
  Лихо зыркнуло на него - аж мурашки по спине побежали, - но ничего не сказало. Развернулось, перекинуло мешок на другое плечо и потопало по дорожке, поднимая босыми ступнями пыль. Андрей нехотя поплёлся следом.
  Искали они Финиста - Сокола днями и ночами, глаз не смыкая. Долго искали - целый месяц прошёл, пока не увидали статного молодца - богатыря светлокудрого Финиста. Спряталось Лихо за дубом могучим, открыло мешок с волшебным голосом - вот и ещё один богатырь в колдовской плен угодил. Взял его Андрей за руку, да и повёл за собой.
  А как пришли к озеру, ложечник, как и в прошлый раз, украдкой плеснул Финисту воды в лицо. Сделался богатырь соколом - большим, в человеческий рост. Уселся на ветку и смотрит грозно - того и гляди, в лоб клюнет.
  Царевна Водяная, как увидела женишка своего нового, так и закричала на весь лес, что оглашенная:
  - Ты кого мне привёл, ложечник неумытый?
  - Как ты и велела - ясного Сокола, - пожал плечами молодец.
  - Дурак! - обиженно сопела царевна, - не буду я с птицей жить. Ты мне нормального богатыря веди! Обыкновенного. Невысокого. И без перьев. Чтоб можно было в лесу показаться и всякое комарьё надо мной не потешалось! Илью Муромца хочу!
  - Да что ж я тебе - сватом записался? - рассердился Андрей.
  - Папа! - визгнула царевна и затопала по воде, поднимая тучи брызг.
  Водяной высунул свою уродливую голову из воды и брякнул зло:
  - Со свету сживу! И тебя, и Кикимору, да и Лихо впридачу.
  - А меня-то за что? - возмутилась притихшая было нечисть.
  - Да сгуби ты эту пакость, мне не жалко, - покосился на Лихо Андрей, - а Кикимору не тронь. Кто вместо неё утопленников смотреть будет?
  - А мне какое дело? - усмехнулась голова и нырнула обратно в озеро.
  Андрей с Лихом дружно переглянулись и тяжко вздохнули. Что ни день, так новая беда. И снова отправились они в путь-дорогу искать богатыря русского Илью Муромца. В третий раз искали дольше - целый год по белу свету скитались, всю Русь пешком обошли, пока не встретили древнюю старушку с клюкой. Она-то им и рассказала, где Муромец живёт.
  Пришли Андрей с нечистью лесной к богатырской избе, постучали в окошко. Никто не ответил. Тогда Лихо Одноглазое щёлкнуло пальцами: налетел ветер и сорвал дверь в избу с петель. Вошли они и увидели: лежит на печи Илья Муромец, дремлет. Кольчуга да меч в углу стоят, плесенью покрылись. А сам Илья - глубокий старик. Голова с бородой - что белый снег. Руки ссохшиеся, трясутся, спина согнута, грудь впалая, а от старости богатырь ничего не слышит, да и видит плохо.
  - Хорош женишок, а? - усмехнулся Андрей, - может, оставим дедушку? Что толку его за тридевять земель тащить. Не дай Бог по дороге помрёт ещё.
  - Нет уж, сказали Илью - приведём Илью. А то ещё лет триста по Руси мотаться будем - богатырей собирать. Ты сколько сказок рассказывал?
  - Да не помню уже, - почесал в затылке Андрей, - кажись, немало.
  - То-то же.
  На сей раз мешок раскрывать не стали. Взвалил Андрей богатыря на плечи, что ребёнка малого, и пошли они обратной дорогой.
  Как увидела царевна, какого 'женишка' принес её ложечник, затряслась от злости, упала на землю и стала кататься, причитая:
  - Да вы что - издеваетесь надо мной? Этот старый хрыч - мне в женихи?! А ну подите все вон - с вашими богатырями. Чтоб больше ни одного в этом лесу не видела!
  - Плохие у тебя сказки, ложечник, - пожурил его Водяной, - правды в них нет. Всё выдумки да людская молва. Эх, придётся свадьбу с Жабом Заморским играть.
  Развеселился Андрей-ложечник от речи Водяного, но спрятал улыбку в усах. Только спросил: может, ещё какую-нибудь сказку рассказать или на свадебке на ложках сыграть? Водяной осерчал - стукнул его плавником по голове, отвесил пинка под зад и прогнал из леса.
  Тут вроде бы и сказке конец, да только не таков был Андрей, чтоб дела наполовину делать. Отнёс он Илью Муромца обратно, в богатырскую избу, положил на печь да тулупом укрыл - чтоб старые косточки не мёрзли.
  А на обратном пути заглянул в колдовской лес, будто в родной - Кикиморе Болотной в ножки поклониться да спасибо сказать за то, что помогала ему и словом, и делом. Нашёл он чудище болотное в слезах, на поляне среди маков рыдающее.
  - Что приключилось, Кикимора? Отчего кручинишься, слёзы льёшь?
  - Да как тут не плакать, если Марьюшка лесная в колодец упала. Вот-вот помрёт. Кто тогда в лесу петь будет?
  Ни слова ни сказал Андрей. Сорвался с места, будто крылатая птица, и полетел к сторожке - Марьюшку выручать. Едва успел. Девичья голова уже водой покрылась, губы синие, тело ватное. Вытащил молодец красавицу на свет божий, к себе прижал. Марьюшка открыла глаза, посмотрела на него с благодарностью и молвила устами сахарными.
  - Спас ты меня, ложечник неумытый. Стало быть, замуж за тебя идти придётся. Видать, судьба у меня такая.
  Опечалился Андрей от слов таких обидных, но виду не подал. Отодвинул от себя Марьюшку, отпустил её белы рученьки и сказал:
  - Хороша ты, Маша, да не наша. Тебе богатыря дождаться надобно. А у меня уже невеста есть.
  - Какая невеста! - рассмеялась лесная красавица, - Отрадушка твоя уже давно замуж вышла. Так что придётся тебе меня брать. Не упрямься, а то ещё передумаю.
  - Не серчай, Марьюшка, - ответил Андрей и низко поклонился девице, - не пара я тебе.
  - Так уж и не пара, ложечник.
  - Голос у тебя волшебный, Марьюшка, а у меня обычный. Глазищи у тебя, что малахиты, зелёные, а у меня васильковые. А самое главное, девица, душа у тебя заколдованная. А моей, русской, волюшка мила пуще чудес всяких.
  Сказал это Андрей, да и пошёл прочь из лесу. Только не домой отправился, а стал бродить по белому свету, сказки рассказывать, деток малых тешить да ложки деревянные мастерить.
  А ложки-то не простые, а волшебные. Один раз ударишь - песня складывается, другой - сказка рассказывается, а третий - дитя расшумевшееся затихает и спать укладывается.
  И прозвали Андрея с тех пор не ложечником, а сказочником-кудесником.
  Так и ходит он - людям добро несёт да радость, счастье своё ищет, а в колдовском лесу больше не показывается. Прослышал он от старцев, что ходит за ним по пятам Лихо Одноглазое по поручению Водяного. Люб как зять стал сказочник-кудесник речному владыке. Да только вовек не сыщет его Лихо Одноглазое: чай не сладко опять на побегушках у болотной знати маяться. Вот и ходит следом, сказки слушает да на ложках потихоньку в кустах играет.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"