Люче Лина: другие произведения.

Внеклассное чтение про Черного лорда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кого больше всего любят юные ведьмы и попаданки? Черных лордов, преподавателей магических академий, их ректоров, а также вампиров и иногда колдунов. Маркал родился принцем - слишком просто для волшебного королевства! Еще и внешность далеко не сказочная. И вот любимая фея сбежала с вампиром, и даже невеста по расчету в последний момент улизнула из-под венца. Теперь остается только мстить... всем женщинам сразу. А для этого надо стать похожим на тех, кто им нравится по-настоящему.

  
  Глава 1.
  
  Тем погожим весенним утром любому обитателю дворца, от короля до самой младшей горничной, хотелось бы оказаться где-то подальше. Не только потому, что день выдался очень теплым и в стенах дворца с самого утра стало душно. Просто очень уж безрадостное предстояло торжество: вроде и свадьба у принца, а всем известно, что по расчету - нечего праздновать, тоска одна. И люди переглядывались, не понимая, к чему все это?
  
  Традиции - традициями, но королевская власть давно уж ничего не решала в королевстве. Монарх триста лет как был весьма номинальной фигурой, с тех самых пор, как после восстания союза фей и волшебных животных все управление перешло к совету из пятнадцати лордов - по числу родовых вотчин. Волшебное королевство превратилось в республику, каждый лорд избирался аристократами своего рода.
  
  Но атрибуты королевской власти решили сохранить - это и красиво, особенно когда надо поддать государственности при всяких международных контактах, и практично. Ведь пятнадцать лордов нет-нет, да и перессорятся между собой - то вампиры с эльфами не разговаривают, то верховная ведьма наложит вето на государственный бюджет накануне нового года, то гоблинский лорд объявляет импичмент министру культуры.
  
  А законы-то принимать надо, и за культурой следить неусыпно, не говоря уже о бюджете. Вот и приходилось королю иногда снова превращаться в самодержца, пока эти пятнадцать меж собой не договорятся. Иной раз по три дня без перерыва приходилось монарху править, а во время политического кризиса прадеду нынешнего короля, сказывают, целый месяц выпало исполнять обязанности.
  
  Было бы и два, если бы сам монарх не возмутился и не пошел сиятельным лордам мозги вправлять, и, говорят, что одному в пылу спора даже засветил скипетром по макушке. Оказалось, удивительно действенное средство: с тех пор, как члены королевской семьи приняли его на вооружение, длительных кризисов уж больше не случалось. Попугают денек-другой лорды друг друга - и сразу мириться. Даже пословицы в народе пошли: "а скипетр и ныне там", "не доводи ссору до скипетра" и "утро скипетра гуманнее".
  
  Жаль, плачевную ситуацию с женитьбой младшего принца Маркала решить скипетром все не удавалось. Сколько не стучал им король по мраморному полу в библиотеке, требуя от сына остепениться, тот все сидел за своими книгами и в сторону девушек поглядывал в лучшем случае с недоверием, словно не понимал даже: что за существа такие и на что годятся. А когда принцу пошел четвертый десяток, ходить дольше без невесты стало просто неприлично.
  
  Старший сын короля женился в двадцать - и это еще поздно получалось для принца, ведь мало кому из королевской семьи удавалось дольше двух-трех лет после шестнадцати выдерживать осаду против толп невест. А секрет успеха заключался не только в королевском воспитании и обаянии, а еще и в том, что все отпрыски по мужской линии урождались чудо какими красавцами: волосы - пшеничные, глаза - синие, фигуры - стройные, кость, правда, тонкая и рост средний, но ведь и негоже сиятельной персоне смахивать на гоблина.
  
  В кого пошел Маркал никто сказать не мог, да только выглядел он совершенно иначе. Гоблином, конечно, называть принца было бы чересчур, хотя в детстве, бывало, дразнили, но здоровенный рост и склонность к полноте, которую усугублял сидячий образ жизни и любовь к сладкому - все складывалось так, что к своему совершеннолетию, к шестнадцати годам, принц стал отвратительно нехорош собой. Шелковые рубашки и мантии трещали на его плечах, а стулья, бывало, не выдерживали веса. Не всегда вовремя вымытые и постриженные волосы торчали кое-как, а карие - материнские - глаза смотрели угрюмо исподлобья.
  
  Новенькие горничные пугались, но, попривыкнув, уже не обращали никакого внимания, зная, что принц безобиден. Даже королевские поварихи и швеи никогда не флиртовали с его высочеством, не говоря уж о фрейлинах и придворных дамах. Хотя все они до единой до сих пор розовели и опускали в пол глаза, стоило появиться старшему брату где-то поблизости. Даром, что тот давно был счастливо женат, воспитывал подросших уже детей и разменял пятый десяток.
  
  Маркал, казалось, был чужим в королевской семье. Он не отличался разговорчивостью, как отец и брат, улыбчивостью, как мать, а все его интересы крутились лишь вокруг книг и различных диковинных наук, таких, как экономика, менеджмент, маркетинг и ведение бизнеса. Поначалу король еще пытался склонить сына к приличествующим сиятельной персоне алхимии, зельеварению, привить интерес к магическим искусствам и хоть как-то обучить азам фехтования, но все было впустую.
  
  Младший принц, правда, согласился освоить этикет, хоть и ворчал то и дело о его бесполезности, с удовольствием занимался языками, географией, вампирологией и ведьмологией, в юности месяцами пропадал в вотчинах гоблинов, волшебных животных и фей, но вместо невесты привез во дворец только несколько бизнес-планов.
  
  До двадцати пяти лет, как последний проклятый купец-попаданец, принц налаживал четыре торговых старт-апа сразу, а потом каким-то неизвестным образом склонил лордов принять закон о всеобщем свободном товарообмене в волшебном королевстве, после чего переключился на производство и начал покупать себе заводики.
  
  Король поначалу страшно ругал сына за его бестолковые причуды и за то, что он вмешивался в дела лордов, правда, через год после принятия нового торгового закона в казну внезапно поступило едва ли не вдвое больше налогов. А все дело в том, что тролли с гоблинами перестали скрывать доходы, феи открыли свою вотчину для вампирских товаров, а вампиры стали закупать сырье у гоблинов и темных. И как это наладилось, монарх никак не мог понять, но по всему выходило, что благодаря Маркалу.
  
  И богиня с ними с вампирами и феями, но главное - содержание королевской семьи выросло, фарфор в столовой обновили, и четырем принцессам справили новый гардероб, а королю даже отреставрировали скипетр. Было за что спасибо младшенькому сказать, чего уж там. Голова-то у Маркала была хорошая, приходилось признать, но во всем остальном сын проявлял удручающие странности.
  Тем утренним временем, пока король заново продумывал все эти мысли у себя в спальне, размышляя, почему так кошки скребут на душе из-за долгожданной сыновней свадьбы, сам принц одевался в праздничный наряд в своей гардеробной и переживал в связи с этим бурю неприятных эмоций.
  
  - Нет, эта не подходит.
  
  Маркал раздраженно содрал с себя белоснежную рубашку, которая за неделю стала мала - так, что пуговицы посыпались в разные стороны.
  
  - Не изволите казнить, ваше высочество, но накануне свадьбы можно было бы столько и не жрать-с, - с деланной лизоблюдской интонацией пропел его камердинер - стройный симпатичный молодой человек, который находился подле принца уже лет десять и давным-давно превратился в лучшего помощника, какого только можно себе представить. Должно быть, потому ему многое было позволено - в том числе подобная дружеская ехидца.
  
  Правда, это не означало, что слуга не мог за это получить в ухо: Маркал замахнулся, пытаясь треснуть Афрона, но не достал - тот ловко увернулся и подал другую рубашку.
  
  - Чертова свадьба, - пробормотал принц себе под нос.
  
  - В свадьбе есть кое-что приятное, изволите ли видеть... ближе к ночи, - мечтательно закатил глаза Афрон.
  
  - Перестань, - еще более раздраженно отрезал Маркал, застегивая манжеты. - Ты же знаешь, что этот брак формальный и ничего ближе к ночи не будет.
  
  - А зря, - со вкусом цокнул языком камердинер. - Невеста - а-ааагонь.
  
  - Да забирай, - равнодушно качнул головой Маркал. - Хоть этой ночью, если девушка не против.
  
  - Ваше высочество, но ведь - хххрудь! - Афрон приосанился и показал ладонями воображаемые достоинства невесты, - Я б даже сказал, если желаете: с-с-сиськи! И еще, позволите-с заметить... - он перевел ладони за спину и вниз, но Маркал уже отвернулся.
  
  Он бы поржал с Афроном в другой ситуации - его камердинер умел паясничать как профессиональный шут, но в тот день было совсем не весело. Как и все последние недели. Маркал с тоской посмотрел в окно. В отблеске света где-то между стеклом и рамой ему почудился фейский профиль. Делия. Дели. Деля. Лия. Де-ли-я. Почти год он ложился спать с этим именем и вставал, распевал на все лады, писал и обводил в блокноте - буквально сошел от женщины с ума, и теперь она мерещилась ему на каждом шагу.
  
  Он не хотел признаваться ни себе, ни самым близким друзьям, но затея со свадьбой как минимум наполовину была предназначена для нее и только немного - для того, чтобы соблюсти традиции и успокоить отца с матерью. Где бы Делия ни была - ему хотелось бы, чтобы она услышала, что у него все хорошо, что он счастлив и женится. Что ему больше нет дела до нее, хоть это и неправда.
  
  Он по-прежнему мысленно говорил с ней, а иногда даже вслух, когда оставался один, а еще ему снились ее крылья и тонкое красивое лицо. Каждый раз, просыпаясь после таких снов, он злился на сбежавшую возлюбленную с новой силой и хотел жениться еще скорее - хоть на оборотне, хоть на попаданке - хоть на ком-нибудь. Взвесив все за и против с друзьями, Маркал остановился на втором варианте.
  
  Попаданки, молоденькие и не очень молоденькие иномирные девушки всех мастей, проваливались в их мир со скоростью две-три штуки в год. Правда, потом многие из них возвращались к себе обратно, столкнувшись с какими-нибудь особо хмурыми темными лордами или обнаружив, к своему изумлению, что загадочные и сексуальные вампиры хотят от молодых девушек не столько секса, сколько крови, а иногда забываются и могут ненароком выпить до смерти, хотя в остальном они, конечно, существа дружелюбные.
  
  А еще почему-то все попаданки из неволшебных миров думали, что в волшебном королевстве только и дел, что мужа искать и заклинания учить, в крайнем случае. А выяснялось, что магическая академия хоть и была, да не для всех - туда экзамены держать надо или платить немалые деньги, особенно тем, кто нуждается в обучении с нуля.
  
  Да и учителя - не молодые красавчики-колдуны, падкие на "хрудь" и готовые жениться на первой попавшейся адептке, а ведьмы - весьма злые и строгие, как в учебе, так и в вопросе нравственности. Вот и убирались попаданки восвояси, разочарованные и обиженные, примерно с такой же скоростью, как появлялись - благо, открыть обратный портал мог каждый колдун-юнец из тех, которые крутизну бедер и грудей очень уважали и брать оплату натурой никогда не гнушались.
  
  Впрочем, замужество за принцем вполне могло задержать какую-нибудь из особо мечтательных иномирных натур - такую гипотезу выдвинул его друг, лорд Ульрис Кетим, когда Делия сбежала со своим ненаглядным вампиром. И Маркал, хоть и не сразу, но согласился воплотить эту затею.
  
  Кетим, темный маг и член совета лордов, был единственным, посвященным во все подробности перипетий его любовной драмы. Задолго до того, как Делия разбила принцу сердце, он делал намеки Маркалу о том, что его увлечение зашло за опасную черту. Но тогда принц не слушал. Советы Кетима он оценил с большим запозданием - но когда понял его правоту, нашел в себе силы прийти и попросить о помощи.
  
  Благодаря магии, чувству юмора Кетима и его уничижительным рассказам о женщинах, Маркал довольно быстро оправился. Другу удалось донести до его сознания, что эти вертихвостки всех родов и мастей будут пудрить мозги всякому мужику, будь он маг, принц или даже гоблин, до тех пор, пока он не возьмет под контроль свои чувства. А как только возьмет - все они могут вполне оказаться доступными и сгорающими, к тому же, от желания. Были бы деньги и обаяние.
  
  - Деньги есть, - с готовностью сообщил на это Маркал так, словно готовился к очередной сделке. Но тут же вздохнул, - Но посмотри на меня.
  
  - А ты - на меня. И тем не менее, проблем с женским вниманием вот уже лет десять, как не имею, - невозмутимо парировал Кетим.
  
  Быстро пробежавшись по хлипкой фигуре и невыразительному лицу друга, Маркал сузил глаза. В целом он понял, что тот имеет в виду, хотя и не знал пока, как применить. Он был уверен только в своих деньгах и титуле - но и этого, если верить Кетиму, хватало выше крыши. Через пару недель кандидатка в невесты была найдена.
  
  Ему ровесница, тридцати лет отроду, фигуристая, кареглазая, длинноволосая попаданка из немагического мира, провалившаяся во сне и очень желавшая задержаться. Последовав совету Кетима просто "слушать трескотню и не перебивать", Маркал очень быстро узнал о ней все, что его интересовало. Девушка Настенька полжизни витала в облаках, толком не интересуясь ни своей семьей, ни работой.
  
  В своем неволшебном мире она была замужем, но мужа не любила, детей не имела и не хотела, карьеры не делала. Все мечтала, мечтала о чем-то этаком - книжки читала. Но не ученые книжки, не для дела какого, а все фэнтезийные, все про любовь. И вот, дочиталась до того, что и сама попала в волшебный мир. А зачем? Только и знает, что для любви. А тут - он - судьба, стало быть.
  
  Тем более что полгода Настя уже помыкалась, в волшебную академию пыталась поступить и не смогла, подрабатывала швеей в магазине у фей - за гроши, страдала от неопределенности. Она уже начинала понимать, что волшебный мир вот-вот станет для нее хуже, чем неволшебный - там-то уже все устроено, а здесь только она и видит, что общежитие для попаданцев и магазин. А работать приходилось каждый день по десять часов, да без выходных, чтоб хватало на еду и кредит отдавать за шелковые фейские платья.
  
  Пару недель он присматривался, искал второе дно - думал, вдруг ведьма какая, обернулась попаданкой и шутит над ним, или даже хуже - шпионит, козни строит против королевской семьи. Девушка казалась слишком простой, каких, он думал, не бывает: ничего в голове, кроме "волшебства" и любовных дел. А волшебство у нее в голове какое-то странное - чтобы палочкой взмахнуть, и все исполнилось.
  
  Попытки завести разговор о вампирологии или хотя бы о зельеварении в общих чертах натолкнулись на полное непонимание. Про то, сколько лет нужно ведьме собирать и экономить энергию для сотворения простейших заклинаний, попаданка тоже не слышала. Объяснять все это ей Маркалу было скучно, тем более что Настя почти не слушала и постоянно перебивала, стоило ему заговорить о чем-либо. От разговоров спасала только еда, и принц взял за правило угощать свою невесту при каждом удобном случае - пока они оба жевали, можно было молчать, и уши заодно отдыхали от щебетания.
  
  И чем больше он ее кормил в лучших ресторанах королевства, тем нежнее девушка смотрела на него, так что в какой-то момент он даже испугался - ну, как на самом деле влюбится? Неловко может получиться. Кто бы знал, что эти рестораны так действуют? Может, там в еду подмешивают что-то, если пара приходит? Фейский совет что-то такое затевал лет пятьдесят назад, когда несколько особо романтичных натур среди могущественных волшебниц решили, будто все должны друг друга любить. Но тогда они отравляли своим любовным зельем колодцы, это довольно быстро выплыло наружу, и воду им запретили загрязнять.
  
  Теоретически феи могли предпринять вторую попытку с ресторанами, размышлял он, но Настя все-таки не походила на человека под действием зелья. День или два принц очень переживал, поглощенный чувством вины - нельзя так вот с девчонкой-то, пусть дура, пусть щебечет, но живой человек ведь. Сам-то знает, как это больно, когда влюбишься, а потом оказывается без взаимности. Она ведь, и правда, не знает, что романтика - это душа. Думает, что рестораны.
  
  Все встало на место по счастливой случайности, когда он случайно увидел ее с подругой - они сидели за столиком в одном из его любимых кафе, которое он же ей и показал, и предложил ходить туда, когда Настенькиной душеньке угодно, расплачиваясь за завтраки и обеды его неограниченным кредитом у владельца. Маркал подошел не подслушивать - поздороваться, но, заслышав, о чем речь, замер позади, в трех шагах.
   Его невеста щебетала о том, что принц вот-вот сделает ей предложение - и надо, конечно, соглашаться, но как же жаль, что он "та-акой жирный, что хоть режь его, как корову". И вот она теперь даже не знает - на этого принца соглашаться или другого какого-нибудь найти? Подруга-фея, хоть и была намного младше его Настеньки, выглядела посерьезнее. Она с вежливым интересом слушала ее щебетание, но не забывала кушать и по сторонам смотреть. Фиалковые глаза скрестились со взглядом Маркала в самой середине фразы о жирном принце и теоретической возможности его замены в будущем.
  
   Дорогие читатели! На СИ будет выложен ознакомительный фрагмент (пополнения еще будут, но немного). О площадках, на которых можно продолжить чтение, узнайте в группе https://vk.com/leena.luche
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"