Люро Полина: другие произведения.

Альбинос. Глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  Я безуспешно пытался заснуть, ворочаясь с боку на бок. Рик уже спал, а Дар сидел у окна и читал при свече. Из двух близнецов он больше всего тянулся к знаниям и часто просил меня научить его новым заклинаниям. Рик же обычно, услышав о занятиях, недовольно морщил нос. И это меня огорчало.
  Не в силах бороться с бессонницей, решил немного поболтать с Даром, но тут-то всё и началось. Я почувствовал, что не могу перевернуться на другой бок. Тело уже знакомо одеревенело, в нос ударил резкий пряный запах колдовства. Даже рта не успел открыть, чтобы предупредить близнецов, ― мои челюсти сковало, и подвижными оставались только глаза.
  Я заплакал от отчаяния. Мы столько готовились к нападению, стремились быть настороже, но это не помогло. Надо было, наконец, признаться самому себе, что ведьма оказалась сильнее, и теперь мы трое ― в её власти.
  В подтверждение этого раздался глухой стук.
  ― Это упал Дар, ― понял я и, если бы мог, сжался в комок от страха, каждое пролетающее мгновение ожидая появления ведьмы. Но этого не произошло, хотя в голове отчётливо услышал её злорадный голос:
  ― Лэнни-зазнайка, глупый мальчишка, считающий себя магом! Да ты и понятия не имеешь, что такое настоящее колдовство. Долго думала, как же тебя наказать, и решила, сама не верю, что говорю это ― дать тебе один шанс. Начни-ка свою жизнь заново, и, если сумеешь выжить, то, возможно... хотя и маловероятно, учитывая, куда я тебя сейчас отправлю, сможешь спастись. Или нет, не сможешь, потому что, если через тринадцать лет не найдёшь способа выбраться оттуда, умрёшь страшной смертью. Моему покойному муженьку понравилась бы такая месть. А чтобы тебе не было скучно, отправлю в придачу и твоих тупых телохранителей. Так что прощай, Лэнни-дурачок, и помни ― всё, что будет с тобой происходить ― не сон, а реальность...
  Сразу после этих слов наступила тьма. Это длилось лишь мгновение, но мне казалось, что я падаю в бездонную яму, и это падение сопровождалось головокружением и сводящими с ума криками близнецов. Внезапно всё кончилось: сердце ещё стучало о рёбра, пытаясь разорваться, но тело двигалось, и я даже мог шевелить руками. Хотя ощущения были весьма странные.
  Сидя на жёсткой подстилке, не сразу решился открыть глаза и тяжело дышал, что-то зажав в руке. А потом сделал удивительную вещь ― засунул это нечто, как оказалось, имевшее форму шара на палочке, себе в рот и начал сосать. Сразу стало легче. Это смущало, и веки дрогнули...
  Моё странно изменившееся тело сидело в плетёной клети, руки и ноги были маленькие и пухлые, а первые же попытки встать или произнести хоть слово ― закончились неудачей. В одной руке я сжимал серебряную погремушку, которую постоянно, словно против воли, засовывал себе в рот и облизывал...
  И тут до меня дошло ― я превратился в младенца, вероятно, даже не умеющего говорить! Хотя мозг работал по-прежнему ― ощущал себя подростком, каким и был ещё некоторое время назад. Раздались шаги, и над корзиной, в которой сидел, склонились два темноволосых мальчугана лет четырёх. И по тому, насколько они были похожи друг на друга, я сразу догадался, что это Рик и Дар.
  Мальчишки переглянулись, и у меня в голове раздался голос Дара.
   ― Как себя чувствуешь, Лэнни?
   ― Примерно, как полугодовалый младенец. Ай да ведьма! Надо же такое придумать ― превратить нас в детей. И какой, интересно, из меня получился малыш, такой же страшный, как раньше?
   Теперь заговорил Рик.
   ― Я бы так не сказал: ты у нас чистый ангелочек ― золотые волосы колечками, розовые пухлые щёчки и тёмные ресницы. Чудо как хорош! ― и он грустно засмеялся.
   ― Надо же, наверняка дикие звери, разрывая меня на части, передерутся между собой, кому самый красивый кусочек достанется...
  Братья замолчали. Рик положил руку на маленькое плечо.
   ― Но если внутри этого тела ты остался магом, то вряд ли они решатся подойти. Животные чувствуют магию даже лучше людей. От нас-то пока пользы мало, разве что комаров от тебя будем отгонять, ― продолжал грустно шутить Рик. Дар молчал, осматриваясь по сторонам, и вдруг закрыл меня спиной:
  ― Здесь волки, причём, похоже, целая стая. Трое маленьких детей ― им на один зуб. Странно, мы в лесу, и сейчас, судя по всему ― лето. Неужели нас забросило в чащу?
  Я мысленно вздохнул:
  ― Отойди немного в сторону, Дар. Волки ― те же собаки, а у меня с ними с детства особая связь. Это я призвал их и уже поговорил с вожаком стаи. Они пришли, чтобы защищать маленьких детишек от других зверей, ну и людей, конечно.
  Волчья стая обошла нас кругом и спокойно улеглась неподалёку, подтверждая мои слова. Сначала братья испугались, но, увидев, что животные ведут себя спокойно, расслабились.
   ― Ну, Лэнни! Хоть ты и самый младший из нас ― настоящий маг. Может, они нам и поесть принесут? ― продолжал посмеиваться Рик, ― кстати, знаешь, как мы тут оказались?
  Я пересказал им слова ведьмы, и близнецы погрустнели:
   ― Вот ведь злобная бестия! Получается, даже если выживем здесь, через тринадцать лет нам всё равно крышка?
  Я не успел ответить, как Дар показал мне свою большую серебряную цепь, что обычно носил на шее.
   ― Смотри, непонятно, как она сюда попала. На нас детская одежда, и вдруг ― цепочка.
  Рик тут же вырвал её из рук брата и стал рассматривать:
   ― С чего ты взял, что это твоя цепь? Похоже, она моя.
  Братья со смехом начали отбирать её друг у друга, и, глядя на их возню, сам не знаю, почему ― я засмеялся. Вынув изо рта погремушку, которая безумно меня бесила, но отвлекала от раздражённых дёсен ― кажется, у меня резались зубы, сказал:
   ― Понять бы ещё, где мы. Лес похож на наш, тот, что рядом с имением. Деревья вроде знакомые, и травы. Стоп, кто-то приближается, почти бежит сюда. Не забывайте, что вы ― дети, и ведите себя соответственно. Вдруг ― это наше спасение...
  Я дал знак волкам, и они не спеша скрылись за деревьями, а мы уставились на вынырнувшего из кустов странно одетого охотника. То, что это точно охотник, говорили лук в руке и ножи у пояса. На нём была одежда из выделанных шкур, но так грубо пошитая, словно он сделал это сам.
  Тут у меня впервые закралась мысль, что ведьма забросила нас в прошлое. Но я не сразу поверил в это, слишком уж невероятной была моя догадка. От волнения снова принялся мусолить погремушку, не спуская глаз с человека, а он, увидев нас, оторопел.
  Братья выронили цепь, с которой играли, и, послушные моему приказу, бросились к охотнику, обняв его за ноги и приветливо улыбаясь. Сердце человека растаяло, на глаза навернулись слёзы. Что ж, значит, сама судьба привела его к нам.
  Охотник заговорил с близнецами, и я прекрасно понял его речь. Его звали Джино, и как только он взял Рика и Дара на руки, у меня радостно забилось сердце. Кажется, нас забирали домой, и это означало решение первой проблемы ― найти людей, готовых позаботиться о нас и дать крышу над головой.
  Но я рано обрадовался. Джино с близнецами на руках подошёл ко мне и, опустив глаза, начал просить прощения, что-то бормоча о жертве богам леса. Понятно, ему вполне хватало двух чумазых мальчишек, блондинистый "ангелок" был лишним.
  Он развернулся, собираясь уйти. Братья, почуяв неладное, взбунтовались ― брыкались и кусались, но силы были не равны. Я смотрел им вслед, приказав сделать всё, чтобы негодяй за мной вернулся. Они пообещали и вскоре вместе с охотником скрылись из глаз.
  Мысленно посулив этому Джино страшную кару за то, что бросил ребёнка на растерзание диким зверям, подозвал вожака стаи, велев охранять меня. Ужасно хотелось спать и, свернувшись клубочком, я задремал.
  А проснулся от того, что корзина вздрагивала. Охотник вернулся и, похоже, нёс меня домой.
  ― Что ж, ― думал я, ― пока отложу свою месть, но пусть и не надеется, что прощу его. Кажется, он что-то бормотал о том, как беден и давно не может поймать зверя. Будет добыча, Джино. Ведь теперь тебе придётся хорошо о нас заботиться.
  С помощью простого заклинания я согнал кроликов и лисиц в его капканы и ухмылялся, слушая, как он удивлялся полным ловушкам, радостно вознося хвалебные молитвы своим богам. Меня даже затошнило от отвращения, или просто желудок требовал еды.
  А когда мы подошли к убогому крестьянскому жилищу, навстречу выбежали близнецы, и Она, удивительная женщина по имени Фло, на тринадцать лет заменившая мне маму.
  Она была прекрасна и сияла безграничной добротой и любовью. Я сразу успокоился, поверив, что эта женщина никогда нас не бросит и будет защищать до конца. Протянул к ней маленькие руки, и Фло взяла меня к себе, на долгие годы став единственным человеком в клане, которого я искренне любил.
  Так началась наша с братьями "новая жизнь". Рик и Дар быстро приспособились к этому миру охотников и рыбаков, живших не на одно столетие раньше нас. Я быстро убедился в правильности своей догадки ― ведьма была по-настоящему сильна, она умела делать то, о чём маг Лэнни только мечтал ― перемещаться во времени. И хоть мне хотелось заглянуть в будущее, негодяйка забросила нас умирать в далёкое прошлое...
  Мне было тяжело в новом теле. Я чувствовал себя беспомощным, пока оно, не торопясь, росло, и только поддержка телохранителей сдерживала желание разрушить мирную жизнь принявшего нас клана. За необычную внешность мне дали имя Анжело. Все восхищались мной, и не всегда ― искренне, как, например, местный шаман, и я прекрасно это чувствовал.
  Он даже попытался выступить против принятия нас в клан, и пришлось легонько намекнуть, сжав его сердце, что это опасно для здоровья. Шаман был не глуп, и больше не пытался нам мешать. Джино меня побаивался, и это не могло не радовать. Приёмный "папочка" чувствовал, что я не простил ему попытки бросить ребёнка в лесу, много раз умоляя о прощении. Ответ на свои мольбы он читал по не по-детски серьёзному взгляду, и если бы не Фло, я устроил бы ему "весёлую" жизнь...
  У Рика и Дара тоже появились новые имена ― Энрике и Камилло, это их очень забавляло, и вообще, жизнь в клане им даже нравилась. Они росли забияками и задирали местных ребят. Оружием "научились" владеть раньше других, заставляя приёмных родителей гордиться их успехами. Я смотрел на эти забавы близнецов с усмешкой и молчал. Всегда.
  Джино и Фло забеспокоились, водили "молчуна" к знахарке и шаману. Те ответили, что мальчик здоров и просто не хочет разговаривать. Как же они были в этом правы. Ну о чём мне было говорить с этими деревенскими жителями? Они меня раздражали, как и всё, что приходилось терпеть по воле злобной тётушки. Я сдерживался, как мог, избегая любой недостойной меня работы, уходя в лес или поле, чтобы собирать букеты для обожаемой Фло. Но, в конце концов, лентяя-Анжело определили подпаском ― присматривать за стадом, и мне это даже понравилось...
  За такое поведение в клане я получил прозвище "дурачок Анжело". Братья бесились и били любого, кто по глупости криво на меня смотрел или посмел сказать плохое слово. Даже будучи в детских телах, Рик и Дар исполняли обязанности телохранителей, прекрасно с этим справляляясь. Деревенские ребята поняли, что с ними шутки плохи, и меня оставили в покое.
  Время летело, мы росли, и всё чаще я просыпался в холодном поту, не на минуту не забывая, что приближается день моего тринадцатилетия, а решение проблемы с возвращением домой так и не было. Напрасно я ломал голову, пытаясь хоть что-нибудь придумать. Где-то недалеко был город, и оставалась надежда, что там может жить маг. В клане самым сильным был шаман, но проверив его, понял, что он способен только на примитивные трюки. Значит, помощи от него нам не получить...
  Однажды мне приснилось, что взрослый я сижу в корзине и облизываю погремушку. В порыве бешенства разломал её пополам, а там внутри... Сердце радостно вздрогнуло, и из груди вырвался крик. Открыв глаза, я увидел рядом с собой Фло. Она присела на край кровати, нежно поглаживая мою руку:
   ― Анжело, радость моя, что с тобой происходит в последнее время? Я чувствую, как ты волнуешься. Мне бы хотелось помочь тебе, сынок...
  Видно, я ещё не отошёл ото сна, потому что, привыкший мысленно общаться с близнецами, также обратился к Фло:
  ― Мама, скажи, сохранились ли вещи, в которых Джино нашёл меня в лесу?"
  И замер, поняв, что натворил:
  ― Она же испугается, ей будет плохо.
  Я волновался не о том, что мой секрет раскроется, а о ней ― так сильно её любил. Но она была удивительной женщиной. Услышав голос в своей голове, Фло радостно улыбнулась, и, прижав меня к себе, с гордостью прошептала на ухо:
  ―О, Анжело! Я знала, что ты ― особенный. Не волнуйся, мой мальчик, от меня никто не узнает твой секрет. Конечно, я сохранила все вещи. Они нужны тебе прямо сейчас?
  Я кивнул, крепко пожимая её руку.
  Она быстро встала и потихоньку, стараясь никого не разбудить, вышла. Через несколько минут вернулась с корзиной в руках, поставив её мне на колени.
  Снимая покрывало с корзины, я не просто волновался ― меня колотило, как в ознобе. Детские вещи и погремушка ― вот и всё, что лежало на её дне. Осторожно взял серебряную погремушку и покрутил в руках ― внутри что-то переворачивалось и звенело. Было довольно темно, и я создал маленький световой шар, зависший надо мной. Это привело Фло в восторг.
  Улыбнувшись ей, осторожно разломал мою первую детскую игрушку. Внутри лежала та самая тёмная бляшка с едва заметной зелёной полосой посередине, отданная мне много лет назад девушкой из будущего. Мила сказала, что с помощью этой штуки я смогу связаться с кем-нибудь из экспедиции. Но это было почти тринадцать лет назад, и даже если она меня не обманула, вряд ли кто-то помнил её рассказ. За эти годы могло случиться всякое...
  Так что особой надежды у меня не было, и всё же я рискнул. Провёл пальцем по зелёной полосе:
  ― Пароль ― Лэнни...
   Ответом была тишина. Разочарование так явно отразилось на лице, что мама погладила меня по голове:
  ― Не страшно, если не получилось с первого раза, попробуй ещё. Только настойчивый получает награду. Не буду тебе мешать, сынок.
  Она тихо ушла, а я, ободрённый её словами, повторял попытку снова и снова, и на десятый раз что-то щёлкнуло, и едва слышный незнакомый голос произнёс:
  ― Лэнни, Вас почти не слышно. Найдите в округе место, где сигнал ловится лучше, и свяжитесь с нами. Как поняли? Приём.
  У меня так перехватило горло, что я не мог даже сглотнуть. Ответить получилось не сразу, так напугал меня собственный дрожащий голос:
  ― Вас понял. Буду искать место. Приём.
   ― Хорошо, у Вас неделя, чтобы связаться с нами, потом это будет невозможно в течение нескольких месяцев. Как поняли? Приём.
  Я взял себя в руки и уже твёрже произнёс:
  ― Вас понял.
  После этих слов прозвучал странный звук, и загоревшаяся во время разговора ярким светом полоса ― погасла.
  ― Неделя на то, чтобы найти место, где они меня хорошо услышат. Или близнецов, ведь завтра, нет, уже сегодня на рассвете они уходят на три дня в лес, а потом ― в горы. Отдам эту штуку им, пусть пытаются связаться с людьми из будущего.
  Я откинулся на подушку, чувствуя, как горит лицо. Сейчас наша жизнь зависела от удачи, и, впервые за многие годы, гордец-Лэнни молился богине, прося помощи в поиске. Не помню, как долго это продолжалось, но очнулся я от сильного толчка Рика.
   ― Лэнни, ты заболел что ли, почему плачешь? ― он был не на шутку испуган.
  Я схватил его за грудки:
  ― Быстро зови сюда Дара, у меня для вас задание. Ты же хочешь вернуться домой?
   Побледнев, Рик бросился к мирно спавшему брату. Уже через минуту мы втроём тихо шептались, сидя на кровати. Братья были как никогда серьёзны.
   ― Положись на нас, Лэнни. Передадим им твои слова и получим помощь. Просто жди нас, ― Рик похлопал меня по плечу.
  На заре я проводил телохранителей до кромки леса. От волнения впервые в жизни закололо сердце. Конечно, было бы лучше пойти самому, но из меня вышел плохой охотник, и по возрасту я ещё не годился для похода, значит, вся надежда была на них.
  ―Только не подведите, ребята. Пусть у вас всё получится, я не хочу умереть здесь, не отомстив за отца...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"