Люро Полина: другие произведения.

Альбинос. Глава 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Лэнни ― сильный маг с необычной, пугающих многих внешностью альбиноса, плохим характером, вредный и мстительный. Назвать его положительным героем ― трудно, и всё же в этой душе живёт не только зло... Перенеся в детстве тяжёлое потрясение, он не верит в добрые чувства, постоянно повторяя: "Не люблю людей". Лишь его друзья, жизнерадостные близнецы-телохранители, сдерживают мрачную натуру Лэнни, не желающего делать карьеру при дворе. Его мечта ― путешествовать во времени. А Лэнни всегда добивается своего, чего бы это ему ни стоило. Даже пришельцам из будущего он обещает: "Я найду дорогу в ваш мир и разрушу его, если он мне не понравится..."

  
  Мне кажется, я всегда их любил, с первого дня, когда шестилетним ребёнком отец привёл меня в дом друга. Они с Джаром были не просто хорошо знакомы ― вместе выросли, дружили с детства, не расставались в юности и потом бок о бок сражались с демонами. Только моему отцу повезло родиться сыном вельможи, а Джар, бастард, сын моего беспутного дедушки и кухарки, обречён был стать его телохранителем. У нас на Родине так принято. Считается, что, если с малых лет растить обоих вместе ― и слугу, и будущего хозяина, верность первого станет крепче. Возможно, во всяком случае, со мной именно так и случилось.
  Я увидел сыновей Джара в тот же день. Мальчишки-близнецы на четыре года старше меня, как оказалось, уже тогда были предназначены мне в телохранители. Но, прячась за спиной отца и сжимая в руке безумно любимого тряпичного зайца, я с тревогой всматривался в стоящих передо мной мальчиков. Они оба сразу мне понравились ― темноволосые, крепкие, с большими, сияющими влагой карими глазами и яркими губами. Красавцы, не то что я...
  А вот и поверили! Да нет, я ― не урод, и сам неплох, но с непривычным для всех пепельным цветом волос и сиреневыми, меняющими свой цвет на красный, глазами, окружёнными белыми ресницами. Одним словом ― альбинос. Бесцветный, худой, слабый ребёнок, хотя и с выразительными, повторяющими отцовские породистыми чертами лица. Вот только и он, и мама, которую я не помню, были темноволосыми и зеленоглазыми. Самая красивая пара при дворе ― так про них говорили. Пара, у которой на свет появился я ― невзрачное нечто, принёсшее в семью только горе.
  Много позже отец рассказал, что в нашем роду уже бывало такое. Моя прабабка со стороны мамы слыла отменной ведьмой, с которой не рисковал связываться весь королевский двор, да и сам король её побаивался. Необычная внешность, злобный нрав и мстительный характер сделали её особенной придворной дамой. Поговаривали, что она была до неприличия близка с тогдашней королевой и пользовалась её защитой, взамен уничтожая всех монарших врагов. Была ли моя прабабушка причастна к таинственной гибели короля, так и осталось тайной. Но вскоре после этого события фаворитка королевы бесследно исчезла.
  И разыскивать её было строго запрещено. То ли многочисленные недруги сумели-таки добраться до могущественной придворной ведьмы, то ли сама новая правительница постаралась избавиться от ненужной свидетельницы преступления ― слухи ходили самые разные. Но то, что в королевском замке появилось новое, весьма зловредное привидение ― правда. Во всяком случае, в этом уверял меня отец.
  По его словам, он сам не раз сталкивался с призраком прабабки и говорил, что это было ужасное зрелище: совсем ещё молодая, очень красивая светловолосая женщина с венком из чёрных роз на прекрасной голове, удивительными сиреневыми глазами и окровавленным ртом пугала не только слабонервных. Но своих потомков никогда не трогала, более того, предупреждала их о грядущей опасности, насылая видения и давая подсказки, помогающие преодолеть неприятности.
  Я знал, что на мамином фамильном гербе раньше не было чёрного венка. Он появился сам по себе после смерти моей загадочной родственницы. И все попытки убрать его терпели фиаско. Никогда не понимал, зачем вообще надо было от него избавляться. По-моему ― это так мило. Чёрный ― мой любимый цвет, ещё в детстве я с помощью магии создавал чёрные розы, плёл венок и, надев его на голову, пугал служанок. Мои телохранители были от этого в восторге. Но это всё было потом, вернусь к началу истории.
   Мама не вынесла тяжёлых родов и умерла, едва увидев крошечного ребёнка. Отец, несмотря ни на что обожавший меня, ждал, что, повзрослев, я изменюсь. Но уже к году стало ясно ― его оптимизм был ничем не обоснован. И чтобы при дворе не гуляли сплетни, позорящие имя его любимой жены, он сначала уединился в своём имении, в потом и вовсе переехал жить в поместье верного телохранителя. Прихватив с собой и меня.
  Итак, братья-близнецы ― Рик и Дар, сразу поразившие меня своей сильной яркой внешностью, были похожи друг на друга как... не хочу применять к ним затасканные сравнения с каплями воды. Нет, конечно. Я сразу заметил, насколько они разные. Скажете, какие глупости, в шесть лет ― и такая наблюдательность? Но я ― особенный, мой магический дар во много раз сильнее отцовского и проявился очень рано.
  Рик с первого взгляда восхитил меня своей холодной надменностью, тщательно скрываемой под показной вежливостью и послушанием. Я видел вулкан страстей, бушевавших внутри него, тщательно сдерживаемый отменной силой воли. Эти внутренний жар и внешний "лёд" очаровали меня. Как же мне хотелось быть таким же, как он. Так я создал себе кумира, которому во всём старался подражать.
  Дар был совсем другим: добродушным весёлым силачом и озорником, что тоже мне очень нравилось. Он сам первым подошёл ко мне и, взяв за руку, вытащил из-за спины отца:
   ― Лэнни, маленькое чудо, обсыпанное мукой, вылезай на свет! Ничего не бойся, теперь мы с братом будем тебя защищать. Так велел отец. А ты смешной... Хочешь, сбегаем на кухню и украдём парочку свежих плюшек со стола? Я тебя научу!
  Я заулыбался и, радостно кивая, засунул зайца себе за пазуху. Рик насмешливо скривил губы и взял меня за другую руку, а потом мы с воплями помчались прочь от родителей, не слушая несущееся нам вдогонку:
  ― Аккуратнее с малышом!
  Так зародилась наша дружба. Привыкший к одиночеству, ведь отпрыски слуг не хотели со мной играть, обзывая белобрысым колдуном, я с радостью доверился детям Джара и многому от них научился. И не только плохому. Они были сильны, а я, несмотря на слабое здоровье и плохое зрение, тянулся за ними. Наши игры на свежем в воздухе, сражение на "мечах", беготня по окрестностям в постоянных поисках приключений на свою голову ― закалили меня, сделав то, что не удавалась лекарям. А вскоре с помощью магии я улучшил и своё зрение.
  Через год меня было не узнать. Внешность, конечно, не изменилась, продолжая пугать всех обитателей дома, кроме отца и Джара с детьми, но я стал гораздо крепче физически, перестав бесконечно болеть. Это придало мне уверенности в себе, а постоянные насмешки моего кумира Рика научили быть терпеливым и сдержанным. Вскоре я перенял его манеру общения с людьми, стараясь внешне не выдавать истинных чувств, не оставляя при этом обидчикам и шанса на прощение.
  Теперь часто думаю, что стало бы со мной, выбери я себе в качестве образца для подражания не насмешника-Рика, а добродушного Дара? Думаю, я стал бы немного добрее, хотя, в целом, остался собой. Вредный характер и мстительность были хорошо известны всем обитателям дома, и меня начали бояться. Это не касалось только Рика и Дара ― им я прощал всё, остальные же при виде насмешливой улыбки "белобрысого колдуна" дрожали, и уже тогда мне это нравилось. А кому не придётся по душе ощущение силы и безнаказанности? Провинившихся слуг я не щадил...
  Честно говоря, животных я любил больше людей, особенно собак за их преданность. И здорово не везло тому, кого я заставал за жестоким обращением с ними. Однажды местный конюх прошёлся хлыстом по щенку, почти убив его за то, что тот случайно попался ему под ноги. Я поднял бедного малыша, вылечив его только что выученным заклинанием. Прищурившись, посмотрел на дрожащего, упавшего на колени конюха.
   ― Выбирай, ― процедил сквозь зубы.
   ― Что, маленький господин?
   ― Говорю ― выбирай, в кого тебя превратить. Ты ударил беззащитное создание и будешь наказан. Впрочем, знаю ― станешь бездомной кошкой и, если протянешь месяц, вернёшь своё тело назад. Молчи, меня бесполезно умолять, надо было думать раньше.
  Прочитав заклинание, я вместе с братьями с интересом наблюдал, как меняется тело негодяя, как он корчится от боли и кричит. Рик был в восторге от моих опытов, а вот Дар всегда морщился, что-то бормоча об излишней жестокости. Но я его не слушал ― мне важно было одобрение кумира... Когда превращение закончилось, приказал Дару вышвырнуть этого перевёртыша вон из дома в лес, что окружал поместье. Пусть побродит в поисках еды и на своей шкуре почувствует, каково это ― быть маленьким и беззащитным.
  Я видел, как добрый Дар подобрал несчастного кота и спрятал в сарае, построив для него небольшой домик. Каждый день он приносил объедки с нашего стола, пока конюх снова не превратился в человека. Не осуждая мягкосердечного телохранителя за то, что он не выполнил мой приказ, и делая вид, что даже не подозреваю этого, на самом деле завидовал его терпению и решимости защищать провинившихся. В душе мне тоже хотелось быть мягче и сдержаннее, но люди с самого рождения были со мной жестоки, неудивительно, что я не любил их...
  Мои способности к магии росли год от года. Я старательно, в отличие от близнецов, учился у нанятых отцом магов, перечитав все книги в доме и заставляя привозить всё новые и новые гримуары. Моя жажда знаний граничила с безумием. Отец не мог нарадоваться, предрекая сыну прекрасную карьеру при Дворе нового короля. Но мне это было неинтересно ― я мечтал стать Великим магом, хотя и сам ещё толком не знал, зачем это надо...
  Годы летели, мы взрослели, и теперь Рик и Дар частенько оставляли меня, чтобы провести время с девушками. Это злило, но я терпел. Однажды, бродя в одиночестве, случайно увидел, как братья развлекались с девчонками на сеновале, и мне стало интересно. Я прильнул к щели в стене, расширив её, и с жадностью наблюдал за молодыми обнажёнными телами, вслушиваясь в их стоны и жаркий шёпот.
  В тот момент во мне зарождались новые чувства, безумно захотелось оказаться там, рядом с близнецами, но кто-то бесцеремонно дёрнул мой рукав. Меня "застукала" местная дурочка, одетая в грязное рваное платье. Распущенные волосы висели давно не мытыми космами, от неё несло отбросами. В другой момент я, наверное, прогнал бы её прочь, но тогда, разгорячённый желанием, не сопротивлялся, и она, захихикав, потащила за собой в кусты, где и "просветила".
  И кустов я вышел злой и красный от стыда, ощущения были самые гадкие. Дурочка же выползла следом за мной в виде улитки, и я отшвырнул её ударом сапога. Весь день не находил себе места, отказываясь рассказывать, что со мной случилось, а когда Дар всё-таки меня разговорил, то не стал смеяться.
  ― Не переживай, Белоснежка, ― так они с Риком часто меня дразнили, ― просто ты ещё маленький.
   ― Мне уже тринадцать, ― злился я, ― не понимаю, что хорошего вы с Риком находите в этом...
  Он усмехнулся, отведя меня к опытной и красивой девице, преподавшей мне новый жизненный урок. И он мне понравился. С тех пор от нас троих с хохотом уносили ноги все хоть сколько-нибудь симпатичные служанки, и не только нашего дома. Посыпались жалобы от соседей, и всё закончилось строгим выговором от отца и Джара.
   ― Мы же никого не принуждали! ― оправдывались близнецы.
  И это было правдой, братьям-красавцам не было в этом нужды, девчонки сходили по ним с ума. Меня же просто боялись, и это страшно бесило...
  Нас пристыдили, оставив в покое, что позволило продолжить "развлечения", которые, впрочем, не мешали мне усиленно изучать магию.
  Я был тогда по-настоящему счастлив, жизнь казалась простой, наполненной лёгкими приключениями и забавами. В тот день, когда закончились занятия с учителями, и отец торжественно заявил, что я готов к сдаче экзамена на чин Придворного мага, мне было особенно радостно.
  Близнецы решили отметить это событие пикником на лесной поляне. Стояло лето, солнце пыталось поджарить нас до румяной корочки, поэтому меня заставили надеть соломенную шляпу с большими полями. Цветы и душистые травы пьянили своими ароматами, а мы валялись на лугу, шутя и подсмеиваясь друг над другом.
  Неожиданно Рик сорвал охапку цветов и начал плести из них венок. Это было совсем на него не похоже.
   ― Что ты делаешь, Рик? ― засмеялся я.
   ― Плету венок, ведь сегодня ты закончил обучение. Надо же тебя как-то наградить. Чёрных роз у меня нет, но эти милые лесные цветы будут тебе к лицу, ― и он хитро подмигнул.
  Не знаю почему, но мне стало так приятно и стыдно одновременно, сердце бешено забилось в груди, и причины этого я не понимал. Дар развеселился.
   ― Отлично придумано, братишка, нашему малышу пойдёт веночек. Он в нём будет такой милашкой... ― и с этими словами он сорвал с меня шляпу.
  Я "вспыхнул", вскочив на ноги:
   ― Не нужно мне ничего, разве я девчонка, чтобы носить такое на голове?
  Близнецы ещё больше расхохотались:
   ― Однако мы видели, как ты щеголял в венке из чёрных роз, да ещё любовался на себя в зеркало. Так что не увиливай, будешь носить наш подарок.
  Они нарочно подшучивали надо мной, но я почему-то завёлся и бросился в лес.
  Дар вскочил, помчавшись за мной с криками:
  ― Всё равно от меня не уйдёшь ― поймаю и напялю тебе на голову этот чёртов венок!
  Рик, прищурившись, смотрел за нашей беготнёй и впервые улыбался открыто. Мне было видно, что пламя, горевшее внутри него, не полыхало, а еле тлело. Значит, он был в отличном настроении. И тогда я остановил Дара, вытянув перед собой руки:
   ― Ладно, бесы с вами, я сам надену это. В конце концов, отказываться от подарка некрасиво, верно?
  Дар довольно улыбнулся, а Рик посмотрел на меня как-то странно, отчего моё сердце задрожало, а бледные щёки покрылись пунцовыми пятнами. Но я продолжал делать вид, что это ― всего лишь одолжение моим телохранителям. Вырвав венок из рук задумчивого кумира, криво нахлобучил его себе на голову, после чего все, включая меня, расхохотались.
  Я сел между близнецами и обнял обоих.
   ― На что только не пойдёшь ради друзей, ― сказал и увидел на их лицах настоящее, непритворное счастье.
  Они по очереди обняли меня, и я понял, что случилось что-то очень важное и хорошее в нашей жизни. Братья не клялись мне в верности, этого и не требовалось. Я назвал их друзьями, теперь ничто не могло нас разъединить. Тогда я ещё не знал, что такое фотокамера, но, понимая важность момента, магически создал картину-отражение, которую храню до сих пор ― мы втроём на летнем лугу, веселы и беспечны...
  Разве мог я знать, что это был последний спокойный день в моей жизни, что вслед за ним последует череда тяжёлых испытаний и бед. Мы валялись на траве, пили вино и ели мясо, захваченное с собой запасливым Даром, шутливо дрались из-за лучшего куска и просто дурачились.
  Появившийся словно из-под земли слуга передал требование отца немедленно вернуться в дом. И, судя по его испуганному лицу, там что-то произошло. Со всех ног мы бросились в поместье. Отец и Джар, одетые в доспехи, встретили нас у крыльца. Оказалось, в ближних лесах видели демонов. Посылать за Королевскими Охотниками было слишком долго и хлопотно, поэтому местные землевладельцы обратились к нашим родителям.
  ― Дети! ― голос отца был взволнован, сразу меня напугав, ― в лесу совсем близко от дома был замечен отряд демонов. Эти твари не появлялись в наших краях много лет, и мы расслабились, за что и расплачиваемся. Я собрал небольшой отряд, выступаем прямо сейчас. Рик и Дар, пришло ваше время показать, на что вы способны. Берите коней и вместе с Лэнни скачите по старой дороге в наше имение в город. Там сейчас живут моя кузина с мужем, они примут вас, ведь Хозяин имения ― ты, Лэнни. Ждите нас с Джаром там. Покончим с демонами и вернёмся за вами.
  Он поцеловал меня, крепко обнял, прижав к себе, и так посмотрел, что стало ясно ― вряд ли мы увидимся снова. Как же хотелось крикнуть:
  ― Не оставляй меня, отец, не хочу и тебя потерять!
  Но по его взгляду понял, что он ждёт от меня совсем другого.
  ― Хорошо, я всё сделаю, положись на меня, ― произнёс трясущимися губами и на прощание уткнулся носом в его стальной нагрудник. Отец вытер рукой слёзы на моих щеках, шепнув в ухо:
  ― Живи так, чтобы мне не было за тебя стыдно.
  Поцеловав в лоб, он быстро сел на коня, простившийся с сыновьями Джар последовал за ним. Я едва успел махнуть им вслед, но, кажется, они этого даже не заметили, растаяв вместе с отрядом среди могучих деревьев.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"