Люро Полина: другие произведения.

Алекс. Охота на монстра. Встречи и расставания -1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В сборник рассказов "Охота на монстра" о маге-недоучке Алексе входят четыре новые истории: "Атли", "Монстры: люди и звери", "Встречи и расставания. Части 1 и 2". На этот раз Алексу придётся ― хоть и против своей воли - принять участие в охоте на настоящего монстра. Его ожидают не только новые приключения и неожиданные встречи, но и сражения с врагом и собственным страхом.

;  [];
;
  Часть 1
  Пробуждение было не очень приятным, казалось, на грудь положили большой камень, и из-за этого дышалось с трудом. Я застонал и приоткрыл один глаз. Лежавший на мне Берси почему-то повернулся ко мне хвостом, и стоило ему почувствовать, что я проснулся, он тут же замолотил им мне по лицу. Отплёвываясь, прохрипел:
  "Берси, дружок, я сейчас задохнусь от твоего веника, слезь с меня..." Но охотно развернувшийся Берси, видимо, решил не только хорошенько по мне потоптаться, а заодно и умыть. На мои слабые стоны он не реагировал, только хлопнувшая дверь заставила его спрыгнуть и броситься навстречу Атли.
   ― Выспался? Как ты, Алекс, передохнул хоть немного? ― спросил напарник, складывая пахнущие смолой поленья около печи.
   ― Доброе утро, да, мне полегче. А зачем столько дров, мы что, останемся здесь надолго?
   ― Нет, надо уходить и как можно скорее. Вряд ли Болли простит тебе то, как ты с ним поступил. Он обязательно вернётся ― ненавидит проигрывать, так что лучше побыстрее убраться отсюда. А запас дров в избушке ― для тех, кому придётся ночевать здесь в следующий раз.
  Я помолчал, неохотно поднимаясь с нагретых шкур, почёсывая взлохмаченную голову, и наткнулся взглядом на смеющиеся глаза командира.
   ― Что, выгляжу как чучело?
   ― Да нет, просто ты сейчас так похож на Феникса, забавно ― у него всегда волосы дыбом.
  Я сразу вспомнил свой сон, и мне стало нехорошо.
   ― Кстати, о Фениксе, ― пока Атли накладывал в миски надоевшую уже кашу, рассказал ему об увиденном этой ночью. Теперь я переживал не только за отца, но и за дядю.
  Мы ели и молчали, после моих слов обоим стало не до веселья. Атли был задумчив, но я всё равно его спросил.
   ― Куда мы теперь, командир? Монстры мертвы, а тебе ведь нужен маг. Скажи честно, ты ожидал увидеть кого-то другого, а с Болли справишься? То, как он быстро обездвижил вас с Берси...
   ― И не напоминай ― мерзкое ощущение, но я не так беспомощен, как ты думаешь.
   ― Ничего я такого не думаю, просто хочу знать, что будет дальше. Может, вернёмся? Этот психованный маг ― силён, чтобы справиться с ним нам, думаю, понадобится поддержка ещё одного мага. А, может, и больше...
  Атли с досадой бросил ложку в пустую миску и нахмурился.
   ― Всё правильно говоришь, но дело в том, что я в нашем отряде ― единственный маг, почившего Орма в счёт не беру. Ну вот ты ещё теперь со своими "способностями", управлять которыми пока не научился. Это нам всем здорово повезло, что твой страх и отчаяние помогли появиться странному огню, а ведь всё могло сложиться и по-другому. Не обижайся, Алекс, но это чудо, что мы до сих пор живы...
  Я согласно кивнул, признавая его правоту.
   ― Кстати, о монстрах. Думаешь, те, что ты вчера так удачно уложил, единственные, обитающие в этих краях? Увы, этой дряни здесь много.
   Я заинтересованно навострил уши.
   ― А откуда они вообще взялись? У меня на родине из "странного" ― только "снежный человек", да и то его существование пока не доказано наукой.
  Атли кивнул, складывая припасы в свой заплечный мешок.
   ― Тут такая история, Алекс. Точно никто не может сказать, откуда они появились. Но есть подозрения, что всё началось из-за любви деда нашего Герцога к диковинам, что привозили ему маги из других миров. Ладно бы собирал драгоценности или непонятные штуковины. Так нет же! Ему нравились необычные животные. Он держал их в своём зверинце за городом. Но что-то произошло, и однажды все клетки опустели. Зато в лесах стали появляться подобные тем, что ты видел, а то и ещё более ужасные твари. На привале расскажу, что знаю, а сейчас нам пора двигаться.
  Я надел сумку через плечо и, выглянув в окошко, сказал совсем не то, что собирался.
   ― Атли, во-первых, ты так и не ответил, куда мы направляемся, а во-вторых ― посмотри в окно: там такой туманище, прямо как у Стивена Кинга. Дорогу нам точно не найти, да и страшно, вдруг сейчас полезут разные монстры из других миров. Давай переждём.
   ― Какой ещё туман? Я недавно выходил на улицу, была отличная погода, ― Атли отодвинул меня от единственного окошка в избушке и ахнул. В густом тумане и правда невозможно было ничего разглядеть. Охотник быстро рванулся к двери и проверил засов на прочность.
   ― Не нравится мне это. А что ты там говорил про какого-то Кинга, кто такой?
   ― Да это писатель из моего мира, любит придумывать страшные истории. Интересно просто, но там выдумка, а здесь...
   ― А здесь, Алекс, опять очень сильное магическое воздействие, не ужели не чувствуешь? Кто-то ворожит, надеюсь, что это не Болли... А где Берси? Ты его не выпускал?
   ― Нет, вот он дремлет у печки, смотри, какой спокойный. Атли, ― я повернулся, услышав подозрительный стук, и замер ― мой напарник, лежал на полу и спал: цвет его лица не изменился, грудь равномерно вздымалась. Присел рядом с ним и пощупал на всякий случай пульс ― он был ровный и не частил. Похоже и правда, оба: и пёс, и его хозяин, ― ни с того ни с сего вдруг решили отдохнуть. Оставался только я. Сев поудобнее, стал ждать, когда и меня охватит сонная одурь.
  Минута шла за минутой, но ничего не происходило. Тогда я встал и снова подошёл к окну ― тумана не было, светило солнышко, и под его лучами совсем как дома переливался и сверкал снег. Сразу вспомнился городской каток, и мы с ребятами, со смехом гонявшиеся друг за другом под орущую музыку. Как же весело было! Мне вдруг стало так тоскливо на душе, защемило сердце, показалось, что я уже никогда не увижу ни родного города, ни одноклассников...
  Дверь в дом распахнулась, и жесткий, властный голос произнёс:
   ― Ты почему не спишь?
  Я оглянулся. У закрытой двери стояла женщина в чёрном плаще с наброшенным на голову капюшоном. Её лицо скрывала совершенно белая маска, с прорезями для глаз и рта. Я уже видел что-то подобное у Шаманки в Тёмном мире, но та маска была вырезана из дерева, а эта напоминала кожу, потому что плотно прилегала к лицу. И ещё от неё несло магией, наконец-то и я это почувствовал.
  Ведьма, а это несомненно была она, повторила вопрос:
   ― Почему не спишь?
   ― А должен? Спасибо, я ночью хорошо выспался, ― не могу этого объяснить, но она меня жутко раздражала своим надменным ледяным тоном. Мне хотелось дерзить ей, и я не стал себе отказывать в этом желании, хотя обычно был вежлив с женщинами, как учил отец.
   Она хмыкнула и подняла руку, видимо, насылая на меня чары, но они, уж не знаю почему, на меня не подействовали. На белой маске, понятное дело, не отразилось эмоций, но я почувствовал её удивление.
   ― Ты маг? ― в её голосе было столько презрения и нескрываемой угрозы, что я не решился ей нагрубить, и ответил осторожно:
  "Пока только учусь, а что?"
  Она засмеялась, и этот смех показался мне каким-то вымученным, неестественным, а ещё в нём была горечь...
   ― Для меня это не имеет значения ― я убиваю любого мага, что встретится мне на пути.
   ― Просто потому что кому-то не повезло родиться с магическим даром? Жестоко и несправедливо. Не знаю, чем они Вас обидели, но мы все разные, я знаю много порядочных и очень достойных магов. В моём мире, во всяком случае.
   ― В твоём мире? Значит, вот почему моя ворожба не действует, но умрёшь ты так же, как и любой другой маг. Ничего личного, я поклялась, а клятва ведьмы ― нерушима.
  Меня это не напугало, а здорово разозлило: почему я должен умирать из-за ненормальной ведьмы-маньячки? И меня понесло...
   ― Дамочка! Да Вам лечиться надо, Вашу бы энергию да в мирное русло, как говорят у меня на Родине. Мне тоже многие маги не нравятся, и что из того? А одного я не прочь прибить прямо сейчас. Впрочем, как и он меня. Так что занимайте очередь, или немного подождите ― думаю, скоро он сюда заявится и, раз Вы не даёте мне с моим другом уйти, точно нас всех прикончит. Да и Вас заодно... Он очень силён, его зовут Болли, может, слышали о таком?
  Мою дурацкую речь она перенесла спокойно, но, услышав это имя, пошатнулась и чуть не упала. Я инстинктивно рванулся вперёд, чтобы поддержать её, но она выставила перед собой руку и сказала совсем другим тоном:
  "Не приближайся ко мне, а то пострадаешь. Если ты враг этого негодяя, я пощажу тебя".
  Я видел, что ей плохо, она "по стеночке" подошла к лавке и опустилась на неё. Развязала тесёмки плаща и положила его рядом с собой. На ней было чёрное платье. Светлые волосы ― собраны в косу и уложены вокруг головы. Невысокая и такая хрупкая, почти воздушная, её тоненькие белоснежные пальчики сжимали ткань длинного свободного платья и дрожали. Я не мог оторвать от неё взгляд. Сразу захотелось защитить её от неведомой беды. Она показалась мне прекрасной принцессой Леей, случайно занесённой в эту глухомань. В тот момент даже не вспомнил, что незнакомка только что грозилась меня убить...
   ― Хотите, я налью Вам воды, ― предложил, особенно не рассчитывая на ответ.
   ― Да, спасибо, налей, пожалуйста. Но не приноси, поставь на стол. Я возьму сама. И отойди в дальний угол, поверь, чем дальше ты от меня, тем лучше.
  Меня не удивила её странная просьба. Теперь передо мной предстал совсем другой человек, словно вначале я разговаривал не с ней, а с её маской... ― поменялись и голос, и его интонация. Сделал, как она просила и, встав у противоположной стены ― дальше уже отодвигаться было некуда ― смотрел, как она, застыв, держит в руках кружку, но не пьёт, глубоко задумавшись.
  Так и не выпив ни глотка, поставила кружку на лавку рядом с собой и пристально на меня посмотрела.
   ― После недавнего сражения с одним магом моё зрение пострадало, и я плохо вижу то, что вдали от меня. И твоё лицо тоже расплывается, но мне кажется, ты очень симпатичный.
  Она меня смутила, никак не ожидал такого поворота.
   ― Я похож на отца, все так говорят, а Вам нужны очки, это всё исправит, ― сказал и почувствовал себя полным дураком, нашёл, кого учить, ведьму...
  Она вдруг рассмеялась звонко, совсем по-девичьи.
   ― Очки? Да не нужны они мне, в любой момент зрение само восстановится. Я не знала, что в доме кто-то есть, просто устала и решила немного отдохнуть. С твоими друзьями ничего не случится, сон, что я послала ― целебный, он лечит даже застарелые болезни, облегчает душевные страдания. Скоро они проснутся, и вы сможете продолжить путь. А я уйду, только посижу недолго...
  Смотрел на неё, не отрываясь, она меня притягивала. И когда в дверь неожиданно постучали, да так, что её только чудом не сорвало с петель, среагировал не сразу. Знакомый ехидный голос Болли, казалось, заполнял собой всё пространство в комнате.
   ― Эй, маг-недоучка, я пришёл к тебе. Открывай дверь, а то поджарю прямо в доме. Не ты один владеешь этим огнём, я тоже так умею. Не будь трусом, Алекс, отродье идиота Феникса, выходи, поговорим... ― и он издевательски засмеялся, ― давай, не задерживайся, я поделюсь с тобой свежими новостями о папаше. Ему так здорово от меня досталось в этот раз, боюсь, я слегка перестарался. Выходи скорее, мне так не терпится поджарить твою смазливую физиономию.
  Я чувствовал, что краска заливает моё лицо, и направился к двери, но она загородила её собой.
   ― Алекс, он сказал, тебя зовут Алекс? ― голос ведьмы дрожал.
  ― Да, это так. Но прошу Вас, отойдите от двери, я не трус и...
  ― В сторону, Алекс! И не вздумай даже носа высовывать, я сама с ним разберусь, давно этого ждала, ― и снова это был лёд, способный заморозить даже на расстоянии.
  Она прошла сквозь дверь, и в тот же момент наступила тьма. Я прильнул к окну, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть, но видел только вспышки магического огня и сверкание молний. Сражение продолжалось всего пару минут, но, казалось, что от волнения моё сердце сейчас разорвётся, так бешено оно стучало.
  Всё прекратилось внезапно, снова был яркий солнечный день, и мне даже пришлось зажмуриться от света, перед глазами всё ещё вспыхивали молнии. Дверь открылась сама, она вошла и, поправив складки платья, снова села на скамью. В ней ничто не изменилось, только белоснежная маска слегка обгорела.
  Я смотрел на неё с испугом и, не зная, как спросить об исходе сражения, ляпнул:
  "У Вас чёрные пятна на маске. Болли мёртв?"
  Ведьма тихо засмеялась, и её маска очистилась, снова приняв прежний вид.
   ― Ох, Алекс, какой же ты... Ладно. Нет, я ему хорошо всыпала, теперь он долго сюда не сунется, но как все трусы, Болли сбежал, поняв, что проигрывает. Мне жаль, что разочаровала тебя ответом, вижу это по твоему лицу, извини. Я слишком устала и не смогла его преследовать. Прикончу в следующий раз, обещаю.
  Она взяла кружку с водой и, приложив её к отверстию в маске, выпила всё до дна. Перевернув кружку, потрясла её, словно надеялась, что там осталась хоть капелька.
   ― Я налью ещё, ― как же мне хотелось сказать этой незнакомке, что я восхищаюсь ею, но она отрицательно покачала головой и стала одевать плащ.
   ― До свидания, Алекс. Ты даже не представляешь, как я была рада увидеться с тобой. Прости, что вначале напугала, иногда бываю излишне резка, не суди меня ― такая у меня непростая жизнь. Садись на пол рядом с другом, сейчас ты ненадолго уснёшь. Не пугайся, этот сон, что я тебе подарю ― прибавит сил и здоровья. У тебя ещё длинный и трудный путь впереди.
  Я покорно сел на пол рядом со спящим Атли.
   ― Мы ещё увидимся? ― заливаясь краской, спросил я.
  Она снова звонко рассмеялась.
   ― Обязательно. Увидишь отца, скажи ему... Нет, ничего не говори. Я так перед ним виновата, перед вами обоими.
  Произнеся эти странные слова, она развернулась и пропала, погрузив меня в сон. Он был удивительным: из зимы перенёс меня в яркое зелёное лето. Двое юношей, в которых я без труда узнал отца и дядю Феникса, шли по дороге и о чём-то весело разговаривали с кем-то третьим, лица которого я не видел. Они смеялись и выглядели такими счастливыми. Я пытался понять, о чём они говорили, но разобрал только последние слова дяди Феникса:
  "Как прикажет наша Снежная королева!"
   И проснулся. Рядом заворочался Атли, потягивался, просыпаясь, Берси. Но я даже не посмотрел на них, вскочил на ноги и, рванув на себя дверь, вывалился за порог в снег. Не хотелось двигаться, я чувствовал, как слёзы мешают мне нормально дышать. Не вставая, осмотрелся вокруг ― ни следа, ни протоптанной тропинки. Она ушла своим путём.
  Я с тоской взглянул в небо, шепча:
  "Мама, вернись, пожалуйста, очень тебя прошу, ещё немного поговори со мной, хоть капельку..."
  Выскочивший из дома Атли подбежал ко мне и, обняв за плечи, поднял на ноги и повёл назад.
   ― С ума что ли сошёл, Алекс, без куртки на мороз! Делать мне нечего, как потом бесконечно тебя лечить!
  Я молчал, а когда мы вошли внутрь, терпеливо позволил Берси себя облизать. Посмотрел на удивлённого Атли и, взяв его за грудки, прошипел ему в лицо так, что тот в испуге отпрянул:
  "Значит, говоришь, она родом из Швеции, да? Так, значит, папа? ― я отпустил напарника, и, показав на комнату рукой, засмеялся, ― вот она, твоя Швеция, хорошо придумал, нечего сказать! Опять мне соврал..."
  Сел за стол и опустил голову на руки. Ничего не понимающий Атли пристроился рядом и, успокаивая, как ребёнка, погладил по голове.
   ― Что за Швеция такая, тоже страна в твоём мире? Ты вроде другое слово говорил ― Норвегия, кажется.
  Я поднял голову и сказал, шмыгая носом:
  "Швеция, Норвегия ― один чёрт! Он мне солгал, командир, вот в чём дело. Почему, за что? Я всю жизнь ему доверял...".
  Атли подождал, пока я успокоюсь, и стал расспрашивать о том, что случилось. Пришлось рассказать о появившейся женщине в чёрном плаще, и как только командир услышал об этом, изменился в лице.
   ― Ты уверен, что она выглядела именно так, может, это был сон?
   ― Нет, я не поддался на её чары, потому что родом из другого мира. И она была прекрасна ― тоненькая, в чёрном платье со светлыми волосами, коса вокруг головы, белая маска на лице. Она ведьма, да? Я догадался...
   ― Ох, Алекс, она не простая ведьма ― сама Верховная. Встречи с ней, как огня, боятся все маги. Я слышал, на ней лежит проклятье: все, кто с ней рядом, обречены на несчастье. Вот так нам подфартило! Если удача теперь от нас отвернётся ― живыми мы из этого леса не выберемся. Лучше бы ты ошибся...
   ― Проклятье? Так вот в чем дело, поэтому она просила меня к ней не приближаться. Наверное, поэтому и оставила нас...
   ― Что ты там бормочешь?
   ―Да так, ничего особенного ― мысли вслух. Верховная ведьма нас спасла, Атли... ― и я рассказал о возвращении Болли, и как мама ― но вслух так её называть, конечно, не решился ― сражалась с ним вместо меня...
  Командир слушал и удивлённо качал головой, я его понимал: то, что сама Верховная ведьма не тронула двух магов и приняла бой, защищая их ― звучало как сказка, придуманная недоумком вроде меня. Он, конечно, так не сказал, но смотрел на меня скептически. А доказательств правдивости рассказа у меня не было ― никаких следов сражения не осталось.
  Я внимательно присмотрелся к Атли: его морщины разгладились, желтизна на коже исчезла, он помолодел лет на двадцать, а у Берси пропал оставленный чудовищем шрам. Это заставило напарника призадуматься, и тогда я решился:
  "Она защищала меня, потому что я её сын".
  Атли был потрясён, но, как ни странно, сразу мне поверил.
   ― Что же ты молчал, глупый, это всё меняет. Какая мать даст в обиду своего ребёнка? Беру свои слова назад. Нам крупно повезло, что мы её встретили: меня впервые за много лет не мучают боли, ощущаю себя мальчишкой, ко мне вернулись силы, и всё это ― благодаря ей. А ты чувствуешь что-то новое в себе?
  Я улыбнулся, крепко пожав ему руку.
   ― Конечно, Атли ― радость. Ведь я, наконец, встретился с мамой...
  Часть 2
  Через полчаса мы двинулись в путь. Я немного успокоился и шёл вслед за Атли, улыбаясь собственным мечтам. Представлял, что все трудности остались позади, и мы собрались дома за праздничным столом. Мама и отец сидели рядом, такие красивые и счастливые. Дядя Феникс подмигивал мне, Чудик почему-то бегал вокруг нарядной ёлки вместе с Исой, а за ними с лаем гонялся Берси. А Атли хмурился и говорил:
  "Домечтался! На дорогу надо смотреть, вон какую шишку на лбу набил. Привык с монстрами в "обнимашки" играть, теперь на деревья перешёл? Ты как, очухался? Тогда вставай, у нас не так много времени, надо выйти из леса до темноты и успеть попасть в город, пока ворота не закрыли на ночь".
   Он протянул мне руку, и я с кряхтением встал с земли, отряхивая снег с плаща.
   ― Подумаешь, немного задумался. С кем не бывает, ― проворчал и, вздохнув, бросился догонять напарника. Да, мечтать ещё было не время, я вспоминал наш недавний разговор с командиром, предчувствуя новые неприятности.
   ― Атли, а куда мы сейчас направимся? Ты мне так и не сказал, какой у тебя план.
   ― Какой ещё план? Пойдём подальше от этого леса, Болли вряд ли скоро покажется, не вижу смысла продолжать его поиски, он наверняка уже в другом мире. У меня, Алекс, есть ещё одно дело. Помнишь, говорил тебе о моём пропавшем напарнике? Это Магни ― сын знакомого мага-охотника, с которым мы служили у Герцога много лет назад. Тот старше меня и давно вышел в отставку. Прямо перед тем, как ты свалился в наш мир, Старик Стейн, так его всегда звали, даже когда он был молодым, прислал мне записку с просьбой навестить его. Какие-то странные дела творятся у него в доме, надо бы разобраться.
  Помолчав немного, Атли добавил.
   ― Мы никогда не были особенно дружны со Стейном, но я чувствую свою вину перед ним. Его сын бросил службу и сбежал ко мне в отряд, а потом пропал. Я не досмотрел. Надо помочь Старику, у него больше никого нет.
  Эта история мне почему-то сразу не понравилась, но решал Атли, и я пошёл вместе с ним. Тогда же, ещё в избушке, он посетовал, что у меня нет документов, а это могло создать нам проблемы. Тут-то я и вспомнил об обгоревшей бумаге с печатью, которую нашёл в форме погибшего мага и на всякий случай спрятал в своей сумке.
  Показал его Атли, чему он очень обрадовался, назвав меня везунчиком.
   ― Но ведь документ испорчен, совершенно невозможно разобрать буквы. Думаешь, прокатит?
  Командир засмеялся.
  ― Что за странные слова? Какой же ты ребёнок, Алекс. Опять забыл, что мы с тобой маги? Смотри и учись, ― он начертил в воздухе над бумагой непонятный знак и что-то прошептал, подмигнув мне ― я так и не понял, что это было ― магия или фокус? А потом показал новенький документ на имя какого-то Альрика.
   ― Что это за Альрик такой? ― удивился я.
  Атли вздохнул и выразительно постучал меня по лбу.
   ― Это ты, глупый. Маг Альрик, выпускник Академии, направляешься в Третий отряд вместе с пополнением, а я тебя сопровождаю. Дошло?
   ― Вроде, ― нахмурился я, почёсывая лоб, ― а остальное пополнение где?
   ― Впереди, мы отстали и их догоняем, ― спокойно сказал на это Атли, возвращая мне бумагу. ― Да не волнуйся ты, у меня там полно знакомых, нас пропустят и, думаю, документ проверять не станут. Но ты всё равно его береги. Мало ли что. Главное, держись рядом и помалкивай.
   ― В общем, всё как всегда, ― буркнул в ответ, и мы отправились в путь.
  Пока добирались до города, я всё время вспоминал наш разговор, и на душе почему-то было тревожно. Благополучно миновав лес, полный чудовищ, успели до закрытия городских ворот и в каморке стражи долго не задержались. Атли оказался прав, его там встретили как хорошего знакомого. Он посмеялся вместе со всеми, выпил вина, и мы пошли искать дом Стейна.
  Оказалось, бывший охотник жил в зажиточной части города. Его каменный дом показался мне мрачным, о чём я и сообщил Атли. Он усмехнулся.
   ― А ты смотришь в корень. Дом под стать своему хозяину, да сам скоро увидишь, Стейн и двадцать лет назад был нелюдимым молчуном себе на уме.
   ― Может, зря мы сюда пришли, мне всю дорогу было не по себе...
   ― Предчувствия и всё такое? Думаешь, он заманивает нас в ловушку?
  Я не ответил и только пожал плечами.
   ― Надеюсь, Алекс, ты не держишь меня за простачка? Нет? И то ладно. Да, я думаю старый ворчун приготовил для меня что-то особенное, вряд ли он простил, что Магни оставил карьеру и связался с отступниками.
   ― Тогда зачем мы идём? Не понимаю.
   ― Доверься мне, Алекс, есть у меня одно соображение, и я хочу его проверить. Будь начеку.
  От таких слов командира моё настроение не улучшилось, к тому же я чертовски устал. И одна мысль о том, что мы идём не в дом к другу, где сможем расслабиться и отдохнуть, а в расставленную для нас ловушку ― нагоняла на меня тоску.
  Нам открыл сам хозяин. Он совсем не походил на злодея ― седой старик, худой и жилистый, чуть сгорбленная спина, добродушная улыбка, его объятия выглядели вполне дружелюбными. Правда, в глазах был холод. Я лишь раз заглянул в них и чуть не замёрз ― там боль смешалась с таким отчаянием, что у меня по коже сразу побежали мурашки. Не даром говорят: чужая душа ― потёмки...
   ― Атли, а это что за малыш, неужели сыном обзавёлся?
   ― Типун тебе на язык, Старик! Я одиночка, у меня нет семьи, это мой подмастерье, мечтает стать охотником на монстров. Да, Альрик?
  Я смущённо улыбнулся и похлопал ресницами, старательно изображая из себя простодушного ученика.
  Старик засмеялся и легонько ударил меня по плечу, а мне показалось, что меня приложили дубиной, столько силы было в этих обманчиво слабых старческих руках. Но виду не подал и был удостоен довольного хмыканья сразу с двух сторон.
   ― А он ничего, крепкий парнишка, ― весело сказал Стейн, ― проходите в дом, с некоторых пор у меня совсем не бывает гостей. Я рад вам...
  Странно было это слышать, потому что его слова прозвучали очень искренне. Неужели Старик настолько коварен и готов притворяться, чтобы свершить задуманную им месть? Всё возможно, ― с такими невесёлыми мыслями я следом за Атли прошёл в дом, который удивил меня не меньше своего хозяина.
  Мрачный снаружи, внутри дом оказался уютным, чистым и обжитым. В гостиной было много книг, никакого оружия и охотничьих трофеев, только шкуры на полу, хозяин не пожалел свечей, и на большом столе был накрыт сытный ужин. Он что, ждал нас?
   ― Проходите, усаживайтесь за стол и не удивляйтесь, что я его накрыл, ― словно читая мои мысли, сказал Стейн, ― сегодня День рождения моего мальчика, Магни. Раньше, мы всегда отмечали его вместе.
  Он замолчал и тяжело опустился в кресло во главе стола. Атли подошёл и похлопал его по плечу.
   ― Мне очень жаль, Старик, что мальчик сегодня не с нами. Но Боги видят, как я надеюсь, что с ним всё в порядке, и он к нам вернётся.
  Стейн кивнул, указывая нам на стулья, и мы сели за стол, а потом они долго разговаривали, вспоминая "старые деньки". Я же смотрел на еду и сглатывал, не зная, можно ли это есть, ведь мы находились в доме врага. Стейн заметил, что я приуныл, и удивлённо спросил Атли:
  "А что с Альриком, он болен, почему не ест? Вы же проделали такой путь. Наверняка устали и проголодались. Слуг у меня нет, они ушли, я потом объясню, почему".
   ― Ешь, Альрик, не стесняйся. Он у меня такой... скромный ученик, просто золото, ― хмыкнул Атли, показывая мне глазами, чтобы я ел.
  Тяжело вздохнув, жадно вцепился зубами в кусок хлеба, чем вызвал смех обоих "стариков". Мне это не понравилось, и я налил себе в бокал вина из кувшина. Но Атли тут же отобрал его у меня, заменив водой.
   ― Рановато тебе пить вино, ― с нажимом на "рановато" сказал он, ― возьми-ка лучше зажаренную ножку, она аппетитно выглядит.
  Я послушно кивнул и вгрызся в ароматное мясо, поднял глаза на притихшую "компанию" и увидел, что они смотрят на меня чуть ли не с нежностью, словно два деда на любимого голодного внучка. Сразу пропал аппетит, почувствовал, что заливаюсь краской. А бессовестные старики снова засмеялись.
  В это время в руку мне ткнулся холодный нос Берси, и я быстренько сплавил ему под стол пару больших кусков мяса, за что был тут же облизан. Атли и Стейн уже во всю пировали, и, надо сказать, аппетит у обоих был отменный. Глядя на них, я тоже перестал "стесняться", быстро насытился и заскучал. Разомлев от тепла и вкусной еды, клевал носом и еле сдерживался, чтобы не уснуть прямо за столом.
  Но тут Атли и Стейн начали говорить, понизив голоса до шёпота, я сразу встрепенулся и прислушался к их разговору. Но они делали это так тихо, что смог разобрать лишь обрывки фраз ― "как давно это началось?", "не знаю, что делать", "у меня не было выбора", и это всё.
  Я поднял недовольное лицо на Атли и увидел, что он мне делает знак рукой "опасность" и "будь наготове", мы заранее договорились о "сигналах", которые он будет мне подавать. Я напрягся и, сделав вид, что уронил нож, залез под стол, где меня ждал Берси.
   Обнял пса за шею и прошептал в лохматое ухо:
  "Готовься, скоро начнётся. Не подведи нас, как почувствуешь тварь, сразу дай знак, где она".
   Да, я разговаривал с собакой так же, как это обычно делал командир. И хоть до конца не верил, что пёс "всё понимает", как убеждал меня его хозяин, но сделал, как просил Атли ― при знаке "опасность" немедленно спрятался под стол и доверился чутью Берси.
  А дальше события развивались молниеносно, я успевал только считать удары сердца, которое почему-то стучало прямо у меня в горле. Сначала погасли свечи, но кто-то, Атли или Стейн, тут же зажёг магические огни, осветив всё вокруг таинственным голубоватым сиянием. Я конечно не видел, что происходило на самом деле, поскольку до сигнала "Алекс", должен был сидеть тихо, но живо представлял происходящее...
  Вскрикнул Стейн: "Атли ― он справа, берегись!", ― затем на пол упало что-то, по звону напоминавшее бьющиеся хрустальные бокалы, которых, впрочем, на столе раньше не было. Как же мне было страшно, но так хотелось вылезти из-под этого чёртового стола! И тут какая-то синяя тень, напоминавшая две лохматые козлиные ноги, остановилась прямо напротив меня. Затем появился длинный хвост с кисточкой и начал размахивать из стороны в сторону прямо перед моим носом.
  Я замер, Берси вздыбил шерсть на загривке и утробно зарычал, а потом бросился вперёд, но не на монстра, стоявшего прямо у стола, а куда-то дальше. Раздался страшный звериный вой, от которого похолодело сердце. Этот вой смешался с человеческими криками, лаем Берси и короткими магическими вспышками, напоминавшими мигание ёлочной гирлянды. У меня от этой неразберихи голова пошла кругом, что-то там происходило, а командир так и не дал мне команды вступать в сражение.
  Я был на пределе сил, а монстр напротив меня замер и, видимо, готовился к нападению. Фантазия быстро дорисовала его образ таким, как обычно представляют чёрта в русских сказках ― ноги козла, хвост с кисточкой, на мощном торсе голова с небольшими рожками и пятачком вместо носа. Я не выдержал напряжения и бросился на врага, больно ударившись макушкой о стол, и, подцепив его за ноги, дёрнул на себя....
  Оно упало, и страшная морда попыталась поддеть меня рогами, но я увернулся. Вскочил на ноги, готовый провести решающий удар, но кто-то в этот момент схватил меня сзади за плечи и прокричал в ухо:
  "Алекс, успокойся, и перестань пинать бедное животное! А то Стейн очень расстроится. Всё уже кончилось, монстр сбежал".
   ― Как сбежал? ― всё ещё не понимал я, ― а с кем я дрался?
   ― Это гетти Стейна, она даёт вкусное молоко и совершенно безобидна. Непонятно, как она сюда забрела, наверное, тварь специально открыла хлев и выпустила животных, чтобы отвлечь нас, ― Атли сочувственно смотрел на меня, но его глаза задорно блестели, а рот подёргивался, мой напарник с трудом себя сдерживал, чтобы не расхохотаться.
  Я тяжело дышал и смотрел на поверженную мною козу, или гетти, как назвал её командир, очень похожую на нашу земную, только рога были побольше и хвост не кургузый, а длинный, как у осла, да ещё с кисточкой. Закусив губу, схватил Атли за воротник рубахи.
   ― Только попробуй кому-нибудь рассказать, никогда меня больше не увидишь, ― пропыхтел я, сгорая от стыда.
  Командир явно с трудом сделал серьёзное лицо и кивнул:
  "Не сомневайся, напарник!"
  Но по его счастливой физиономии я понял, что дал ему очередной повод посмеяться над собой.
  К нам подскочил растрёпанный Стейн, я даже не представлял, что он в его возрасте может так быстро двигаться.
   ― Что тут произошло? О, моя бедная гетти! Кто тебя обидел, крошка? ― и впрямь расстроился старикан, испуганно смотревший на нас с Атли.
   ― Да всё с ней в порядке, дружище, просто поскользнулась, наверное. Видишь, вся еда на полу, и вино разлито... Оставь её, пойдём, надо выпустить Магни, ― пришёл мне на выручку командир.
   ― Магни? ― ахнул я, ― Ваш сын здесь?
   Стейн ничего мне не ответил, махнул нам с Атли рукой, приглашая за собой, и быстро бросился к выходу. Мы последовали за ним во двор к небольшому, врытому в землю погребу, и смотрели, как он открывает дрожащими руками замок. Спустились по крутым ступеням вниз и нашли истощённого беднягу Магни, прикованного цепью к бочке с вином.
  Я смотрел, как маги осторожно освободили несчастного от кандалов, и как плакал Стейн, прижимая сына к себе. Потом он попытался взять его на руки, но, видно, от переживаний силы его оставили, и он беспомощно посмотрел на меня. Я быстро взвалил Магни на спину и понёс его к выходу. Он был совсем лёгкий, чудовище не позволяло отцу его кормить, хорошо хоть питья было вдоволь.
  Положив Магни на кровать, оставил отца заботиться о сыне, и вместе с Атли вышел на воздух. Там он рассказал мне, что произошло.
  Магни по просьбе отца отправился навестить родственников, но по пути был пойман и обездвижен чудовищем, таким быстрым и сильным, что мой напарник не мог вспомнить никого, подобного ему. И выглядело оно странно, совсем не было похоже на человека, скорее, на гигантское насекомое с крыльями, но при этом говорившее с отцом Магни, не раскрывая рта ― его речь звучала прямо в голове Стейна.
  Принеся Магни в дом отца, уродец с крыльями потребовал от несчастного выкуп за жизнь сына. И этим выкупом были мы двое ― я и Атли. Он должен был заманить нас в дом и отравить вином. Но Старик лишь на словах согласился с условиями похитителя ― надо было знать его твёрдый характер и упрямство. Он вызвал Атли, но уже в письме намекнул, что его ждёт ловушка.
  Вино осталось нетронутым, хоть монстр сам подсыпал в него яд, об этом Стейн успел предупредить Атли, и когда чудовище атаковало их, два опытных охотника совместными усилиями попытались загнать его в ловушку. Но это оказалось непросто, ведь им ещё не приходилось иметь дело с подобными тварями. "Оно" скрылось, улетев в сторону леса.
  Я слушал очень внимательно, а потом спросил:
  "Атли, вы, конечно, со Стариком молодцы, и пока я воевал с козой, то есть с гетти, сумели прогнать монстра и спасти Магни. Но вот вопрос. Ты сказал ждать команды, и я тебя послушал, но условного сигнала так и не было. Почему? Обманом заставил меня как труса сидеть под столом, пока вы сражались. Мы же ― напарники..."
  Атли попытался обнять меня, но я ему не позволил.
   ― Отвечай.
   ― Алекс, не злись на меня. Это было очень рискованное дело, и я держал тебя "в запасе", если бы что-то пошло не так, клянусь, позвал бы на помощь.
  Я сурово посмотрел на него.
   ― Не делай так больше, Атли. Если я тебе не нужен, просто скажи, где переход, и я уйду. Тем более, скоро твой настоящий напарник поправится...
  Он растерялся.
   ― Какой же ты... обидчивый и глупый. Я же просто беспокоился и пытался сохранить твою жизнь, как ты уже много раз делал это для меня. Ты ― нужен мне, я полностью тебе доверяю. И ты, Алекс ― мой напарник. Надо найти сбежавшего монстра. Завтра с утра я собираюсь пойти по следу. Ты со мной?
  Вместо ответа ― просто кивнул, и мы вернулись в дом, конфликт был исчерпан. Утром мы простились со Стейном и его сыном. Я видел, как коротко обнялись на прощание Атли со Стариком, они не произнесли ни слова, но это им и не требовалось. Тогда я впервые понял, что дружба может быть и такой ― немногословной, с редкими встречами и лёгкими расставаниями, не становясь от этого менее крепкой.
  Когда мы на рассвете вышли из города, я спросил у Атли, почему конопатый и рыжеволосый Магни совсем не похож на своего отца, тот в ответ только усмехнулся.
  ― Во время одного из рейдов мы проходили мимо разорённой деревни, которую сожгли каратели Герцога. Нам было строго запрещено вмешиваться в политику и тем более помогать осуждённым на смерть. Стейн нашёл в канаве пищавший свёрток с ребёнком, единственным выжившим из деревни. Он не должен был поднимать его...
  Атли достал свою фляжку с адским пойлом и крепко к ней приложился.
   ― Но он сделал это и оставил отряд, усыновив мальчика. Стейн бросил всё ради обречённого на смерть ребёнка. Я тогда сильно его зауважал, да и сейчас тоже... Не суди людей по внешности или должности, которую они занимают. Только по их поступкам... Хватит болтать, у нас есть дело, и надо его закончить. А потом я найду эту проклятую дверь, которая разлучит нас, ― он снова глотнул из фляжки, ― и отправлю тебя в другой мир. Надеюсь, он окажется лучше нашего.
  И мы повернули к лесу.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"