Люро Полина: другие произведения.

Феникс. В поисках сына. Неожиданный поворот

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В сборник "Феникс. В поисках сына" вошли четыре новые истории о повзрослевшем маге Фениксе: "Неудачное начало", "Проделки демона", "Противостояние", "Неожиданный поворот". Прошло шестнадцать лет после первого совместного путешествия Феникса с братом Дани. Вместе с отцом Мари и братом он отправляется в Тёмные миры на поиски Алекса. Феникс и его спутники попадают в ловушку и теряют друг друга, однако неожиданно это выводит мага на след Алекса. Братьям предстоят новые приключения, борьба с демоном и поиски неизвестного врага.

  Неожиданный поворот
  Часть 1
   Я был растерян, меня смутили слова Учителя о Дани. "Полудемон" ― звучало как приговор. Глядя на внешне спокойного брата, боялся даже представить, какая буря сейчас разрывала его изнутри. Достаточно было посмотреть в эти больные, отчаявшиеся глаза. Несмотря на обращённые ко мне слова утешения, они молили: "Помоги, Феникс, мне страшно..."
  С трудом нашёл в себе силы сказать ему:
  "Держись, братишка, мы всё исправим. Только выпутаемся из этого безумия, и я займусь тобой".
  И увидел в его глазах благодарность и надежду. Он мне верил, а я сгорал от стыда, потому что даже не представлял, как сдержать своё обещание...
  В это время Учитель толкнул меня плечом.
   ― Хватит распускать слюни, ребята. Посмотрите на скалы. Эти ваши "драконы" что-то задумали. Пора нам приготовиться к бою и показать засранцам, что могут настоящие маги, ― и, посмотрев на бледное лицо Дани, добавил. ― И не только маги.
  Мы оглянулись по сторонам. "Драконы" взлетали со скал, один за другим, и, взметнувшись ввысь, начали кружить над нами.
   ― Прямо как стервятники. Странно, почему они не набрасываются на нас. Чего-то ждут? Мерзавцы специально держатся на большой высоте, оттуда мы их не достанем, ― в моём голосе было сожаление, ― Учитель, а плеваться огнём они умеют?
   ― Не слышал о таком. У них жуткие ядовитые когти, ты же сам видел, на что они способны. А уж зубы... Мне кажется, они могут и камни перемалывать, не то что наши косточки.
   ―Да уж, неприятная перспектива, ― мы перебрасывались ничего не значащими фразами, чтобы скрыть свой страх. Дани же молчал и внимательно к чему-то прислушивался. Вдруг он резко сказал:
  "Подойдите как можно ближе ко мне, сейчас начнётся. Я чувствую приближение Разлома".
  От этих слов подкосились ноги, и меня затрясло. Нет, это задрожала земля. Налетел резкий порывистый ветер, сквозь гул которого я еле разобрал крик Учителя.
   ― Смотрите вверх. Летуны собрались в группу. Что они собираются делать?
  Честно? В тот момент мне было совершенно на это наплевать. Я думал о скале рядом с нами и что не против сейчас вернуться в это ненадёжное убежище. Чем стоять вот так перед раскрывающейся пастью земли. В паре метров от нас появились трещины, увеличивавшиеся в размере с каждой секундой. Времени искать укрытие уже не было, и тогда я снова услышал настойчивый голос Дани.
   ― Быстро, прижимайтесь ко мне, если не хотите, чтобы я сделал это своими когтями!
  Мы тут же повиновались, так убедительно прозвучал его голос. Как раз в этот момент почва под ногами исчезла. И сразу же нас с Учителем закрыла чёрная пелена, которую я сначала принял за плащ. И хоть соображать, летя в бездну вниз головой, было неудобно, каким-то образом до меня дошло, что это были крылья. Крылья моего брата...
  А последней моей мыслью, перед тем, как потерять сознание, была: "Как же он летит, если закрыл нас крыльями?" Как-как. Камнем вниз. Мог бы и сам догадаться... Мимо нас просвистело что-то крупное. "Драконы. Вот как они попадают в другие миры..." Это была гениальная догадка. Но похвалить меня было некому, Учитель, как потом оказалось, тоже отключился.
  Я с трудом открывал веки и делал это, кажется, целую вечность. Так было больно, и дышать ― тоже. И вообще, всё было плохо, непонятно, как остался жив, после такого "полёта". Открыв, наконец, глаза, сначала испугался, что ослеп. Но постепенно привык к полутьме, даже смог сесть и осмотреться.
  Ощупав голову, обнаружил, что она скользкая от крови. Выходит, здорово приложился. Хорошо, что головушка у меня крепкая, сколько раз по ней ни "стучали", всё выдерживала. Посидел немного, пытаясь рассмотреть окружающие меня предметы. Кажется, нас занесло на улицу. Была ночь или поздний вечер, кто их разберёт. Пятна газовых фонарей расплывались и дрожали. Понятно, почему так болела спина, каменная мостовая ― это вам не пуховая перина...
  Надо было заставить себя встать и поискать спутников. Но как это сделать, если всё тело болит и ломает? Кое-как справился, стоная и охая, как старый... Ох, а где Дед? Ему, наверное, досталось ещё сильнее меня. Но сколько я ни оглядывался, так и не нашёл Учителя. Зато увидел Дани. И сразу помчался к нему, правильнее сказать, потащился как черепаха.
  Он лежал на спине, ни зловещих когтей, ни крыльев у него не было. Зато прощупывалась большая шишка на голове, и дышал он очень тихо. Шрамы на лице и руке вели себя спокойно. Хоть это меня обрадовало. Как ни странно, совсем не было крови; что ж, Дани был жив, это главное.
  Не зная, что с ним делать, я попробовал его окликнуть. Он не реагировал. Тогда осторожно потрогал за плечо, результат был тот же. Если бы ни чуть заметное дыхание, подумал бы... Нет, ни за что. Не для этого я вернул брата, чтобы вот так просто отдать его смерти. Или принести в жертву Гадалке, кем бы она ни была.
  Я встал на ноги и постарался как следует всмотреться в окружающий пейзаж. Темно, улица, мрачные невысокие дома, газовые фонари. И никого. Наверное, люди спят. Взглянул на небо и ровным счётом ничего не увидел. Сплошной мрак. Неужели мы попали в один из миров, где все жители перебрались в подземные пещеры. Прячутся, наверное, от местной фауны, вроде "драконов" или ещё кого-то пострашнее...
  А это означает, что стучать в двери с просьбой приютить на ночь ― попросту терять время. В любом случае, надо найти укрытие. Тут мы с Дани на виду. Я вздохнул и как тяжелоатлет перед взятием очередного "веса" ― подтянул ремень на джинсах. И осторожно перекинул брата через плечо. Может мне и показалось, но он стал немного легче.
  Выбирать направление особенно не приходилось ― кругом была тьма, поэтому пошёл со своей ношей вперёд по улице. То ещё, скажу вам, ощущение. Словно кто-то неслышно крадётся за тобой по пятам и дышит в затылок. А обернуться и посмотреть ― страшно...
  И, конечно, что-то то ли скрипнуло, то ли хрустнуло за спиной. У меня сдали нервы и, развернувшись, я просто пнул ногой "темноту", выругавшись от души. Голос Учителя был полон насмешки.
   ― Феникс, мой нерадивый ученик! Меня, конечно, по-разному приветствовали, но такими словами, да ещё и лягаясь при этом... Ты ― бесподобен, в смысле, выпороть бы тебя как следует!
   ― Учитель! ― обрадовался я, ― а зачем Вы подкрадываетесь, могли бы окликнуть, а не пугать. Сами виноваты. Кстати, где Вы пропадали?
   ― Хоть бы извинился... Где, где, нашёл дом Шаманки. На наше счастье, нас занесло в её мир. Здесь совсем недавно был твой сын, здесь же находится и дверь, через которую он ушёл в Светлый мир. Пошли, скоро будет поворот, там стоит развалюха. В ней жила моя дочь, пока не сбежала от мужа. Не знаю, там ли она сейчас, но надо же нам где-то остановиться и передохнуть.
   Вот так, под беззлобное бормотание "Деда" мы дошли до небольшого одноэтажного домика. Одинокое окно было темно. Учитель приблизился к двери и открыл её. Зажёг голубоватый свет, крикнув мне:
  "Ну, что стоишь, проходи. Тут пусто, и брата-полудемона тащи. Как-никак, он ― наш спаситель..."
  Я нахмурился, хоть и не стал возражать. А смысл спорить, если сам был свидетелем превращения Дани? "Мой бедный брат, что за напасти преследуют тебя с детства? Всё равно не откажусь и не брошу тебя..."
  С Дани на плече прошёл в комнату, где Учитель уже "позаботился" о мебели. Положив брата на кровать, сел рядом с ним и осторожно погладил по волосам, тут только заметив, что его виски совсем поседели. Осторожно касался пальцами каштановых вьющихся волос, единственного, что напоминало его прежнего.
   ― Он еле дышит, Учитель, и непонятно, то ли спит, то ли в обмороке.
  Прогнав меня взглядом, "Дед" сам занял моё место. Он внимательно осмотрел Дани, прислушался к его дыханию.
   ― Твой братишка в порядке. Спит, намаялся. Слишком много сил отдал, не тревожь его. Давай тоже спать, с утра будем разбираться, что делать дальше.
  Я кивнул. Стащил со свободной кровати матрас и бросил его на пол рядом с кроватью брата. Там и лёг. Учитель посмотрел на меня с грустью, но ничего не сказал. Свет погас, и стало так темно, хоть глаз выколи. Я с тоской подумал, что в этом переулке нет даже газового фонаря. И луны тоже нет, сейчас бы я обрадовался даже её призрачному сиянию.
   Словно подслушав мои мысли, на небе, вернее, своде огромной пещеры, в которой мы находились, стали проявляться крупные мигающие звёзды. Я с восхищением смотрел на них через маленькое окошко, находившееся почти под потолком, и, засыпая, забыл, что это всего лишь имитация...
  Проснулся от того, что кто-то споткнулся о меня и громко ругнулся. Учитель тут же осветил комнату. К своему удивлению, я увидел рядом оторопевшую Шаманку. Из-за её спины высунулась перепуганная мордашка Роми.
   ― Феникс? Это ты? Вот здорово, что ты нас нашёл!
  Он бросился ко мне и обнял, зарывшись головой в мою рубашку. "Надо же, малыш узнал меня и без маски!" Я обрадовался, обнимая его, хотя сердце тревожно застучало в предчувствии неприятных разговоров. И они не заставили себя ждать.
   ― Какого исчадья ада вы заявились в мой дом? Я вас сюда не звала, особенно это касается тебя, ― Шаманка грозно сверкнула глазами в сторону Учителя. Тот присел на кровати и спросонья, кажется, еще не разобрался, что происходило вокруг.
   ― Прости, дочка. Нам некуда было податься, у нас раненый брат Феникса. Не могли же мы бросить его на улице.
   ― Во-первых, не называй меня так. У тебя нет на это права. Во-вторых, мне нет дела до твоих друзей. Разбирайся с ними сам, ― она была так прекрасна, когда сердилась, я не мог оторвать от неё глаз. Правда, только до того момента, как Шаманка, увидев Дани, вскрикнула:
  "Да ты спятил, старый дурак! Притащил демона в мой дом!"
  Она выхватила кинжал из складок юбки и занесла его над головой Дани. Я прижал к себе Роми и процедил сквозь зубы:
  "Положи кинжал, ведьма! Только рискни косо посмотреть на моего брата или хоть слово сказать в его адрес, и увидишь, на что я способен. Не ты одна можешь защищать дорогого тебе человека. Не забывай, кто тут маг, и твой сын ― сейчас в моих руках".
  Мне самому стало страшно от тона, которым я произнёс эти ужасные слова. Видимо, и вид у меня был не лучше, потому что Учитель делал мне знаки, выпучив глаза и стуча себе по голове, намекая на моё безумие. А Шаманка тут же положила кинжал на стол и подняла руки, демонстрируя, что они пусты.
   ― Я поняла тебя, Феникс. Отпусти Роми и можете оставаться здесь, сколько хотите, ― она тяжело дышала, в глазах стояли слёзы страха.
  Меня сразу отпустило, но я и не думал извиняться перед ней. Просто кивнул и взял кинжал с голубым лезвием, на котором, правда, сейчас уже были ножны. Я слышал об этом оружии: проклятый клинок верен хозяину, пока тот жив. И всегда переходит к победителю. Значит, Шаманке уже приходилось убивать...
   ― Теперь клинок мой, будь осторожна, дважды повторять не буду и предупреждать ― тоже... ― Я говорил это, убирая кинжал за пояс и боясь поднять на неё глаза. Ещё бы, женщина, о которой думал, не переставая, наверняка теперь меня ненавидела и считала своим врагом.
  Повернул Роми к себе и, к удивлению, не увидел на его лице страха. Только любопытство. Я погладил его взъерошенные кудри и прошептал на ухо:
  "Это я понарошку сказал, чтобы твоя мама не обижала Дани. Он очень хороший. А тебе бы ― никогда не причинил зла. Прости меня, Роми".
  В ответ он снова прижался ко мне, кивая.
  Шаманка окликнула его, и, подхватив свой узелок, брошенный им на пол, он пошёл за матерью. Я провожал их взглядом. В конце комнаты появилась меховая занавеска, и прежде, чем уйти за неё, Шаманка обернулась, и мы встретились взглядами. В моих глазах была вина, а в её... Брежу я что ли? Её глаза смотрели на меня с восхищением. Она улыбнулась и скрылась за занавеской, оставив меня растерянно провожать её взглядом.
  От этого занятия меня оторвала неслабая затрещина Учителя.
   ― За что? ― притворно возмутился я.
   ― Сам знаешь. Как ты посмел так разговаривать с моей дочкой? Да ещё угрожал Роми. Не спорь, а то получишь добавки. Сумасшедший мальчишка. И она тоже не лучше: ненормальная, вся в мать. Вы друг друга стоите. Хорошая парочка, ― и он тихо засмеялся своим мыслям.
   ― И что это сейчас было, Учитель? Вы нас благословили, что ли?
   ― А что, это был бы неплохой выход: и дочь бы пристроил, и внука...
  Я фыркнул и довольно покраснел, подумав, что этому не суждено сбыться. Ведь судьбой мне уготовано умереть в этих мирах. Чтобы все, и она с Роми тоже, обрели счастье. В это время Дани застонал, и мы, как по команде, повернулись к нему. Он лежал, не открывая глаз, шрамы на его лице снова зашевелились. Я испуганно взглянул на "Деда". Тот озабоченно покачал головой.
   ― Не нравится мне это, Феникс, ― в его голосе уже не было иронии, ― он борется, но сможет ли победить, вот вопрос...
   ― С кем борется?
   ― Ты иногда убиваешь меня своей тупостью, ученик! Сам с собой, со своей демонической половиной. Нет, не отдам тебе дочь, слишком плохо соображаешь.
   ― А с каких это пор мне нужно твоё разрешение, ― встряла вышедшая из-за занавески Шаманка, высокомерно задрав нос, ― сама себе мужа выберу.
  И она, вот ей-богу, озорно сверкнула глазами, глядя на меня. Моё сердце растаяло, как масло в горячих ладонях.
   ― Ну-ну. Один раз уже выбрала, теперь не знаешь, как от него избавиться, ― проворчал "Дед". От этих слов Шаманка побледнела и села за стол.
   ― Мог бы и не напоминать об этом, старая ты колода. Это же по твоей вине я бросилась к первому встречному. Не тебе меня упрекать...
  Учитель виновато замолчал. Мне было неловко присутствовать при семейной ссоре. В это время Дани снова застонал, и шрамы на его коже задвигались ещё сильнее. Я взял брата за руку, Учитель озабоченно кусал губу. Шаманка встала и подошла ко мне.
   ― Дай посмотрю, Феникс. Не переживай, мне незачем причинять вред твоему брату. Возможно, даже смогу ему помочь.
  Часть 2
  Я подвинулся, пропуская её к Дани, но моя рука сама собой легла на кинжал. Она заметила это, но ничего не сказала. Вынула из кармана небольшой меховой мешочек и, не развязывая его, положила на лоб Дани. Не прошло и нескольких секунд, как шрамы перестали двигаться. Более того, они побледнели и стали меньше в размере.
   ― Вот оно что, ― негромко сказала Шаманка, ― убирайте всё со стола. Надо готовить зелье. А ты, маг, ― она насмешливо посмотрела на меня, ― будешь мне помогать. И поосторожнее с кинжалом. Он очень коварен и при первой же возможности тебя прикончит. Поэтому не держи его близко к телу и не размахивай им, это опасно, поверь.
  Я испуганно посмотрел на кинжал и быстро убрал его в свою сумку. После чего добросовестно помогал ей готовить лекарство для Дани. Это продолжалось несколько часов и так вымотало меня, что от усталости я просто валился с ног.
   Шаманка смотрела на меня с усмешкой. Точная копия собственного папочки. Но, несмотря на это, она нравилась мне всё больше и больше. Перелив готовое зелье в небольшой флакон, отдала его мне.
   ― Давай ему по одной капле, как только шрамы зашевелятся. Это не вылечит его, но облегчит страдания и даст силы бороться за свою душу. Мне правда жаль, Феникс. Прости, что схватилась за кинжал. Я тогда так испугалась за Роми, да и за себя. Хорошо, что ошиблась. Твой брат очень сильный. У него есть все шансы однажды победить и окончательно избавиться от демонической сущности. Но это будет непросто...
   ― И ты меня прости за злые слова. И за кинжал, но пусть он останется у меня.
   Она в ответ только кивнула, потом подошла, без предупреждения поцеловав меня в губы, и скрылась за занавеской. Я стоял растерянный и счастливый, пока Дани снова не застонал. Осторожно наклонил флакончик к его губам. Горлышко сосуда было таким узким, что за один раз из него могло вытечь не больше одной капли. Чёрная маслянистая жидкость попала на губу и зашипела, как кислота, разъедающая плоть. Я задохнулся от ужаса...
  Но брат спокойно облизнул губы. Стоны прекратились. Шрамы тут же перестали двигаться и ещё больше побледнели. А Дани спокойно перевернулся на бок и продолжил спать. Дыхание его выровнялось и стало глубоким. Наблюдавший за всем Учитель восхищённо поцокал языком.
   ― Ай да Ила, настоящая мастерица, вся в мать... Я горжусь своей дочкой, береги её Феникс. Однако, не пора ли нам что-нибудь перекусить?
  Я так устал, что без сил опустился на лавку, и, не слушая болтовню "Деда", уснул прямо за столом. Сквозь сон чувствовал, как он подхватывает меня под руку и, раздевая, тащит спать. Я пару раз буркнул: "Оставь меня, Учитель", ― и снова заснул. А проснулся, когда сквозь маленькое окошко в комнату пробивался неестественный холодный свет. Видимо, в этих краях он символизировал начало дня.
  С трудом разлепил глаза и не мог понять, что не так. И только тогда заметил лохматую головку Шаманки на своём плече. Она сладко посапывала, обнимая меня. Я смущённо вылез из кровати, потому что надо мной, подобно дамоклову мечу, нависал Учитель, и его нахмуренные брови не обещали ничего хорошего.
  Он рассерженно буркнул: "Вон отсюда!" ― и я не посмел его ослушаться. Умывшись, подошёл к Дани и обрадовался, увидев, что он не спит и даже пытается встать.
   ― Дани! Как ты себя чувствуешь? Мы в гостях у Шаманки, дочери Учителя. Она сварила для тебя лекарство, помогает?
  Он с трудом сел и ответил совсем не то, что я надеялся услышать.
   ― Есть хочу, тащи, что найдёшь, птенчик.
  Я сорвался с места и помчался на поиски еды для брата. Вскоре сидел рядом с ним и с завистью смотрел, как он уминает все запасы, что мне удалось найти. Улыбаясь, как дурак, пялился на него, радуясь, что он снова со мной.
   ― Тебе полегче, Дани? Это так здорово...
   ― Было бы ещё лучше, если бы кое-кто со своей подружкой дали мне нормально поспать эту ночь...
   Вместо ответа ― покраснел и увидел, как Дани ухмыльнулся, а потом протянул мне большой сэндвич, который я для него же и сделал:
  "На, подкрепись, бедняга! Совсем она тебя замучила..."
  И он рассмеялся. Я присоединился к нему. Как же приятно было видеть его таким весёлым! Сам не знаю, почему, сел рядом с ним и, наконец, рассказал всё, что так долго от него скрывал. И про обман Учителя, его историю о Гадалке и нашей судьбе, о своей клятве демону...
  Неудивительно, что это помогло брату подскочить с кровати. Его щёки и глаза пылали.
   ― Боже, Феникс! Ну как можно быть таким наивным дураком? Помнишь, о чём мы с тобой говорили в самом начале ― никому не доверять! А ты поверил в россказни этого лжеца? У меня нет слов. Да я не сомневаюсь, что он тесно связан с этой чертовщиной. Ничто не может оправдать его в моих глазах. Исчезает, когда ему надо, потом появляется в "нужный" момент. Мелет всякую чушь, а ты, глупый птенчик, ему веришь...
  Дани быстро оделся, отбросив мою руку, когда я попытался ему помочь.
   ― Смотри, как твой Учитель ловко "избавил" меня от демона ― у меня теперь и когти, и крылья есть. Здорово, да? А я почти тридцать лет прожил с этой тварью внутри ― и ничего не было. Случайность? Вот что. Надо быстро уходить от него, придумывай что хочешь... Иначе оба пропадём. И, думаю, Гадалка тут вообще ни при чём, просто кто-то слишком доверчивый так за эти годы и не повзрослел!
  Я был раздавлен, Дани озвучил мучившие меня мысли...
  В этот момент с улицы зашёл Учитель и, серьёзно посмотрев на нас двоих, сказал:
  "У меня плохие новости. Кто-то знает, что мы здесь. Собирайтесь, уходим".
  Мы с братом переглянулись.
  ― Дани, как думаешь, кому мы понадобились?
   ― Понятия не имею, вероятно, этот "кто-то" не хочет, чтобы мы нашли Алекса, врага лучше знать в лицо, ― и он выразительно посмотрел в сторону только что вышедшего из двери Учителя.
  Я согласно кивнул. Итак, опять приходилось бросать Шаманку и Роми, и это расстраивало меня ещё больше. Через пять минут мы собрались. Грустный Роми принёс большой свёрток с едой.
   ― А мама? Она не придёт проститься?
   ― Плачет, говорит, что больше мы вас не увидим. У неё плохое предчувствие.
   ― Какая чепуха, не верь этому. Я обязательно вернусь за вами обоими. Смотри за мамой и береги её, ― обнял мальчика и вышел за дверь, на сердце было тоскливо. Хорошее утреннее настроение испарилось, словно его и не было.
   "Кто теперь позаботится о Шаманке и Роми?" ― подумал я и чуть не прозевал момент, когда нас атаковали прямо в переулке. Буквально в последнюю секунду мне удалось поставить щит, и мы с Дани смогли укрыться. А уже потом я вспомнил, что и сам неплохо умею убивать. Когда мой огненный шторм закончился, от нападавшего осталась лишь яма, наполненная пеплом. Мы осмотрели её, и Дани покачал головой:
  "А ты многому научился за эти шестнадцать лет".
  Но тут я увидел Учителя, лежащего у стены дома. Он был серьёзно обожжён, не двигался и не подавал признаков жизни. Кто-то схватил меня за руку, заставив дёрнуться. Это был Роми. Его глаза казались огромными, в них смешались ужас и восхищение.
   ― Феникс, скорее уходи отсюда вместе с братом. Совсем рядом, ― он показал рукой направление, ― есть небольшая роща. Днём там безопасно, а на ночь в ней не оставайтесь, иначе пропадёте, так сказала мама. О дедушке мы с ней позаботимся. Бегите, умоляю!
  Я кивнул ему, Дани уже стоял рядом со мной, прислушиваясь к словам мальчика. Бросив последний взгляд на Учителя, мы побежали не оглядываясь. Вдогонку нам полетели заклинания, я хотел было обернуться и ответить, но брат решил всё по-своему. Он прижал меня к себе, расправив крылья, и мы взмыли в небо, а через несколько минут плавно приземлились у рощи, о которой говорил Роми.
   У меня дрожали ноги, и я никак не решался открыть глаза. И не потому, что боялся полёта, мне было страшно увидеть брата таким ― с крыльями...
   ― Хватит прикидываться трусом. Открывай глаза, Феникс, ну, пожалуйста. Крыльев нет, я нормальный, почти. Посмотри лучше на этот лес, честно говоря, и заходить-то в него не хочется...
  Я послушно уставился вперёд. Лес как лес, что ему не нравится? Светлые деревья, похожи на берёзы, кустарник, трава по колено.
   ― Ну и? Лес вполне приличный, с виду, конечно.
   ― Прислушайся к своим ощущениям, неужели не чувствуешь ловушку?
   ― Как говорит Учитель, я ― тупой, но тебе, Дани, верю. Раз так считаешь, давай поищем другое место. Согласен на полёт, только смотреть вниз не буду. Не привык ещё.
  Дани молчал. Я взглянул на его нахмуренное лицо.
   ― А, с другой стороны, Шаманка считает, что до темноты здесь безопасно. Может, рискнём? Решай, Дани...
   ― Хорошо, пойдём. Если что, полетим дальше.
  И он кивнул мне, приглашая за собой. Так вместе мы и вошли в лес. У меня в голове крутилось: "Куда брат прячет крылья? А, может, они появляются по его желанию?" Напрямую спросить об этом не решался, но так задумался, что практически наступил ему на пятки.
  Дани посмотрел на меня и улыбнулся.
   ― Перестань волноваться о всякой ерунде, птенчик. Мы теперь вместе, я столько времени мечтал об этом. Давай воспользуемся шансом и просто отдохнём здесь, вон подходящая полянка.
  Я опять кивнул как китайский болванчик. Настроение было ужасное. Так хотелось, как в детстве, пожаловаться ему, что мне страшно и не хочется умирать в этом проклятом месте. Но я молчал и даже пытался натянуто улыбаться. Выглядело это, наверное, дико. Дани вздыхал, глядя на меня. Мы поели то, что собрала нам в дорогу Шаманка, и при мысли о ней и её словах, что мы больше не увидимся, я совсем скис.
  Брат обнял меня и прижал к себе. Я вдруг почувствовал, как он напрягся.
   ― Феникс, за этим кустарником кто-то есть, ― тихо прошептал Дани мне на ухо. ― Я тут узнал, что у тебя появился необычный кинжал, который сам попадает в цель. Давай, опробуй его. Ну же, вряд ли это кто-то из наших знакомых...
  Я осторожно достал кинжал, рука у меня задрожала, и от этого ножны исчезли, обнажив голубоватое лезвие. От одного его вида меня затошнило, и, стараясь избавиться от неприятного клинка, не прицеливаясь, бросил его в сторону кустов.
  Зашуршали, падая на землю, срезанные ветви. Я даже подумать не успел, как спрятанный в ножны кинжал снова был у меня в руке. Как можно скорее убрал его в сумку и пошёл за Дани, уже осматривавшим кустарник.
   ― Странно, Феникс, но здесь никого нет. Я не мог ошибиться, однако ни крови, ни других следов не видно. Что за...
  Снова раздался шорох, только в соседних кустах. Теперь и я хорошо его расслышал.
   ― Эй, кто там прячется? Выходи, или спалю всю рощу. Мне не до шуток, сам сейчас убедишься, ― прикрикнул я на неизвестного.
   ― Только, пожалуйста, больше не бросайте клинок. Он не сможет мне навредить, но я его не переношу, ― голос был негромкий, но очень усталый.
   ― Хорошо, обещаю, выходи и поговорим, ― продолжил я разговор, чувствуя непонятное волнение.
   ― Иду, и постарайтесь спокойно отнестись к моей внешности, она может вас шокировать.
   ― Вот это вряд ли, я вообще-то тоже не красавец, ― хмыкнул Дани, выпуская наружу свои огромные когти, при виде которых я нервно сглотнул.
  Кусты снова зашуршали и раздвинулись. К нам на поляну вышла...тень, я чуть рот от удивления не открыл. Но Дани меня одёрнул. Это была полупрозрачная тень, при свете дня она была еле различима, но точно принадлежала человеку ― у него были голова, туловище, руки, ноги. Всё, кроме лица. Непонятно, как он говорил и видел...
  Тень присела у костра, протянула к нему руки и стала греться. Чудеса в решете... Не придумав ничего лучшего, сел рядом. Дани поступил так же.
   ― Кто ты такой? И что тебе от нас нужно? ― Дани первым пришёл в себя от потрясения.
   ―Я ―Тень, так меня и зовите, Дани и Алекс.
   ― Откуда... ― вскрикнули мы разом.
   ― Когда-то давно я тоже был человеком, и мы были знакомы. Но сейчас не время говорить об этом. Вам и вашим близким грозит опасность, и поэтому я здесь.
  ― Кое-что я хорошо усвоил в этом мире ― никому нельзя верить. А тебя, Тень, мы вообще первый раз видим, чтобы ты там ни плёл, ― голос Дани был холоднее льда.
   ― А ты всё такой же, умный и рассудительный, Дани. Но, похоже, сам сейчас в большой беде. А я так рассчитывал, что вас моё проклятье не коснётся. Хорошо, скажу по-другому. Вам сегодня же надо вернуться на Землю. И тому масса причин.
   ― Назови их и поторопись, мне не нравится всё, что с нами происходит. И ты, в том числе, ― Дани был непреклонен. Я же совсем растерялся. Мне было не по себе. Мог поклясться, что я уже когда-то слышал этот голос. Что-то очень далёкое и хорошо забытое, из раннего детства, тревожило мою душу и требовало: "Доверься ему. Он ― ваше спасение".
  Человек-Тень словно почувствовал моё состояние и повернул ко мне свое "лицо".
   ― Алекс, мой мальчик, как же мне хочется всё тебе рассказать, но Дани прав, у нас очень мало времени. Вот что, слушайте. Во-первых, ваши родители в большой опасности. Они сейчас далеко. Ты, Дани, должен знать, что им пришлось усыновить мальчика. И, спасая ребёнка, они увезли его на Север.
   ― Допустим, ― в голосе брата впервые промелькнул интерес.
   ― С этим мальчиком большие проблемы. В него вложено опасное заклинание. Скоро, не владея собой, он начнёт убивать магов, а ближе всего к нему...
   ― Стой, Тень! Его зовут Мика? ― выдохнул я. "Неужели демон меня не обманул. Но зачем, какая ему выгода от всего этого?"
   ― А ты откуда знаешь о Мике? ― казалось, человек-Тень растерялся.
  Мне пришлось рассказать ему, как демон обманом взял с меня клятву убить незнакомца. От моих слов он словно с ума сошёл: вскочил на ноги и со стоном начал ходить у костра.
   ― Нет, Алекс, этого нельзя допустить! Ты должен освободить Мику от заклинания, но ни в коем случае не убивать. Делай всё, что хочешь, но вы оба обязаны остаться в живых, иначе нашим страданиям не будет конца... ― после чего упал на колени у костра и заплакал. Это потрясло нас с Дани. Мы переглядывались, не зная, как нам поступить.
  Человек-Тень опомнился, встал с колен и тихо продолжил.
   ― Дани, Алекс, умоляю вас, поверьте мне. Сейчас Мика ― угроза для всех. Поэтому вы должны торопиться. Я столько всего преодолел, чтобы проводить вас к двери, ведущей в ваш мир. К тому же, чтобы не предсказывала тебе судьба, Алекс, ты должен сопротивляться. Верь в себя, даже самое страшное можно пережить, если есть ради кого стараться.
  Эти слова решили всё. Мы с Дани, не сговариваясь, подхватили свои вещи с земли. Я затушил костёр и пошёл вслед за Тенью. Брат был мрачен, но не отставал. Дорога петляла среди деревьев, пока не упёрлась в небольшой, поросший травой холм. Там нас ждал ещё один "сюрприз". У холма сидела Шаманка, рядом на земле лежал так и не пришедший в себя Учитель. Голова "Деда" покоилась на коленях дочери, и она осторожно гладила его по волосам. Роми первый заметил нас и бросился навстречу.
   ― Феникс, я знал, что ты придёшь! Человек-Тень сказал, нам опасно оставаться здесь, и мы пойдём с тобой. Здорово, правда?
   Я только кивнул, в голове всё перепуталось: мысли о родителях и странном Мике, способном убить их, Учителе, которому мы не могли доверять, но вынуждены были тащить с собой. И опять не было времени, чтобы всё хорошенько обдумать. Планы менялись слишком быстро: надо было действовать решительно, мы не имели права опоздать...
  Машинально протянул руку Шаманке, помогая ей встать. Дани закинул Учителя на моё плечо, не скрывая своего отвращения к лжецу. Крепко сжимая руку Роми, я повернулся к Тени и произнёс:
   "Мы готовы".
  Человек-Тень что-то прошептал. Роща исчезла, оставив нас в полутьме перед сверкающей дверью ― измученных, напряжённых, полных отчаяния и неясных надежд. Не зная, какие ещё испытания приготовила нам недобрая судьба, я лихорадочно повторял про себя: "Прости меня, Алекс! Потерпи, сынок, что бы там ни было, рано или поздно приду за тобой. Просто подожди меня немного".
  Осмотрев всех, кивнул на прощание безликой Тени и обратился к Дани:
  "Давай, братишка! Пора домой!"
  Он словно ждал этих слов и рывком открыл дверь...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"