Люро Полина: другие произведения.

По тёмным мирам -4. Предательство

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новые истории о приключениях юного мага-недоучки Алекса, с которым вы уже встречались в рассказах "Здравствуй, друг!" и "Хозяин", на этот раз в Тёмных мирах. В четвёртой, заключительной части рассказывается о том, как друзья достигают своей цели, возвращая Чудику первоначальный облик. Но вместе с радостью к Алексу приходит грусть, хотя ему и удаётся, наконец, покинуть Тёмные миры...

  Часть 1
  Путешествие по тоннелю между мирами показался мне на удивление коротким: я не успел ни испугаться, ни, тем более, отключиться. Может, дело в том, что моя голова была забита, к сожалению, грустными мыслями. С Чудиком назревали проблемы. Он мог в любой момент перестать быть собой, отдав своё тело, включающее множество острых зубов и похожих на железные крючья когтей, своему "соседу" с весьма дурным характером, вот уже много лет дожидавшемуся этого часа.
  И я боялся, что окажусь совершенно не готов к этому нерадостному моменту. А кто, скажите, готов к лютой смерти в пасти страшного хищника? Вот-вот. Так что мне было не до ужаса падения в бездонную пропасть. Привык уже, наверное, а вот к акульим зубкам, о которых последнее время как-то подзабыл...Чёрт! Если б мог, надавал бы себе оплеух, чтобы не думать такое о малыше, моём маленьком жизнерадостном братишке... Тем более, что скрыть от него свои мысли у меня не получалось.
  От невесёлых размышлений меня отвлёк негромкий голос Чудика:
  "Эй, мыслитель, проснись! Я, вообще-то, пока ещё в своём теле главный. И без боя не сдамся. А ты, мой единственный друг, только гадости обо мне и думаешь. Знаешь, как мне обидно? Я даже укусить тебя хотел, тихонечко, только одним зубиком. Да шучу я, дурилка! Что ж ты так дёргаешься? Мы на месте, Алекс. Можешь слезать со своего рысака. Кстати, а что такое "рысак"? Это такой боевой дракон?" ― и он захрюкал.
  Боже, как же я был рад слышать это несносное хрюканье и глупые шутки! Я спрыгнул и сразу же его обнял.
   ― Нет, чудо моё, ты не дракон, ты ― в сто раз лучше. Это я тебя...
  ― Так похвалил, ― закончили мы вместе и рассмеялись, каждый по-своему, конечно. Я пока ещё не хрюкаю.
  И услышал в ответ довольное мурчание. Мир между нами был восстановлен, пришло время разбираться, куда же мы попали. Пока было ясно одно ― вокруг темно. Не густо. Я закрыл глаза. Мы были в небольшой комнате, скорее даже чулане, потому что ни окон, ни мебели там не было. Прямо впереди маячила дверь, но она была закрыта. Ерунда, для Чудика преград нет! И тут...
  На двери зажглась вывеска с надписью по-английски "Выход", как в самолёте. Да ещё стрелка-указатель на стене, для идиотов, наверное!
   ― Алекс, что за фигня, буковки какие-то странные... Что-то мне не по себе...
   ― Не бойся, Чудик, это нам наш маг-шутник намекает, что мы прибыли. Думаю, мы в его доме. Куда ещё он мог отправить заклинание, как ни к себе? Здесь оно точно будет в безопасности, ведь дом мага защищён, да и какой дурак сунется грабить мага? Логично?
  В ответ мой друг неуверенно хмыкнул.
   ― Как знать, Алекс. Один-то раз его точно обокрали, помнишь, он тебе говорил. Так что лучше давай поскорее найдём заклинание. Дверь сам открывай, мало ли что, ― и он с тревогой посмотрел на начавшую мигать надпись.
  Я покачал головой и смело открыл, как оказалось, незапертую дверь. Чудик сопел мне в спину. Что я надеялся там увидеть? Уютную обстановку нашего дома? Или роскошную ― как у одного знакомого мага, имевшего ужасную привычку всё время умирать у меня на глазах? Нет, пожалуй. Во всяком случае, не тот погром, что предстал перед нами: опрокинутая и безжалостно вспоротая мягкая мебель, раскуроченные шкафы, разбитые дорогие вазы, на полу картины в золочёных рамах...
   ― А я был прав, обчистили твоего мага, ― совсем по-хулигански присвистнул Чудик.
  Возразить мне было нечего. Видно, какой-то бой тут всё-таки был. На стенах оставались следы магических ударов, проще говоря, оплавившиеся и выдранные намертво куски камня. Защита сработала, но недостаточно хорошо. А мне показалось, он очень силён, что же тут произошло? Здесь был тот, кто знал, как обойти защиту, вероятно, близкий магу человек. Не зря он заговорил со мной о предательстве друзей... Или другой маг, что тоже плохо.
   ― Чудик, ты чувствуешь заклинание? ― встревожился я не на шутку.
   ― Как тебе сказать, оно тут точно было. Как ты говоришь, след есть. Опять придётся по нему идти, да? Потому что он ведет на улицу...
  Я кивнул, быстро пересчитал полоски на хвосте друга и вскочил на него сам, чем потряс до глубины его магической души. Мы двинулись к двери и обнаружили, что и она грубо взломана.
  Чудик воздержался от комментариев о никчёмности некоторых магов, но я чувствовал, как ему хочется съязвить. Он был сосредоточен на поиске, а я на том, что предстало перед моим взглядом. Подземный город, как в сказке. Улицы, дома, даже газовые фонари... Только нет неба и солнышка. Мрак, короче. Я бы не смог так жить. Бедные жители. Кстати...
   ― Чудик, маг направил нас в твой мир?
   ― Ну?
   ― Баранки гну, ответь нормально.
   ― Отвечаю ― ты мне мешаешь сосредоточиться, да ― это наш с Шаманкой мир, а что такое ― баранки?
   ― Потом расскажу, ищи, ищи след.
   ― Да нашёл давно, но он...исчез, здесь на улице. Прости, Алекс, плохой из меня "следун" ...
  Я не выдержал и засмеялся.
   ― Нет такого слова, чудо моё, скажи уж ― розыскной Чудик.
   ― Не хочу, мне моё слово больше нравится, и вообще, что ты смеёшься, может, сам поищешь? Ты ж у нас маг, вроде... ― почему-то обиделся он.
  Я примирительно погладил его по лохматой голове и задумался: "В самом деле, маг, надо попробовать мой "слепой" метод". И, закрыв глаза, начал поиск. Но остановился в недоумении: столько разных следов висело в воздухе, каких-только цветов не было, и как тут узнаешь, который из них "наш"?
   ― Чудик, а как выглядит след заклинания? Какого он цвета?
   ― Шутишь, как запах может иметь цвет?
   ― Понял, ― я обречённо вздохнул, ― значит, ничего не получится. А как можно спрятать запах? В коробку?
   ― Можно, если коробка магическая. Я понял, к чему ты клонишь. Но в городе магия ― обычная вещь. Ты, наверное, видишь именно эти следы. Я не могу сказать, какой из них связан с "нашим", ― и он виновато опустил голову. Я хотел его немного подбодрить и осторожно погладил по голове. Но результат получился ужасным...
  Внезапно Чудик резко повернулся ко мне, и я ахнул, увидев у своего лица огромные зубы. До сих пор не понимаю, как мне удалось уклониться и, спрыгнув на землю, откатиться в сторону. Я замер, наблюдая, как мой "малыш" готовится к прыжку, чтобы навсегда покончить со мной. Бежать не мог, меня словно парализовало и, должен сказать, так не вовремя! Оставалось только надеяться на чудо. Моё Чудо...
  Зверь остановился, замер и заскулил, спрятав голову в лапы, словно провинившаяся собака. Я понял, что на этот раз пронесло. Чудик плакал, а у меня не хватало смелости подойти к нему и утешить. Просто мне было страшно. Да, я совсем не герой, и часто жалею об этом. Но что поделать? Я обыкновенный человек. И всё же решился поговорить с ним, правда, на расстоянии, не вставая с земли.
   ― Чудик, это кончилось? Ты справился, молодец, ― но мой голос звучал очень неуверенно, вероятно, даже испуганно, потому что лохматый друг заплакал ещё сильнее. Но, несмотря на это, я всё ещё не мог решиться подойти к нему. Он вдруг развернулся и сначала медленно побрёл, а потом потрусил всё быстрее и быстрее по улице, прочь от меня.
  Я хотел его остановить, но струсил и промолчал. Сидел на земле, спрятав лицо в колени, чтобы только не видеть, как он уходил от меня. Мой друг. Тот самый, что только что чуть не убил меня. Да, тот самый, что столько раз меня спасал. В памяти всплыли слова мага ― "друзья часто предают". Что я сейчас делаю? Ничего особенного, просто предаю...
  Я бежал как сумасшедший, задыхаясь, потому что последний раз бегал уж и не помню, когда. Кажется, в школе, на соревнованиях. Я пытался его догнать, крича из последних сил:
  "Стой, кому говорю, Чудик! Куда помчался? Хочешь, что б я сдох прямо здесь и сейчас? Вернись, паразит, всё равно догоню и надаю по шее, раз не слушаешь старших. Чудик, друг, погоди, я совсем на тебя не сержусь..."
  Он остановился, но ко мне не повернулся и позволил мне кое-как доковылять до него. Что я и сделал с большим трудом, чтобы повиснуть на его шее, тяжело дыша.
   ―Шустрый какой, да? На четырёх лапах бегаешь, поэтому решил, что не догоню? Оболтус. Как бы не так... ― и я с трудом забрался ему на спину, чтобы там в изнеможении упасть, зарывшись в его шёлковую пушистую шерсть.
  
  Он тяжело вздохнул и тихо пробасил:
  "Я же не нарочно, Алекс, мне самому плохо. Прости, что не смог его удержать".
   ― Как это не смог? Ещё как смог, а то меня уже не было бы в живых. Ты справился, Чудик. Ты у меня молодец. И, пожалуйста, больше не убегай. Я в плохой форме... Вот вернусь домой, ― бормотал себе под нос, чувствуя, что мой друг медленно бредет по улице и прислушивается ко мне, ― обязательно буду каждое утро бегать в парке, обещаю...
   ― А от кого будешь бегать? ― в его голосе появилось любопытство.
   ― Ни от кого, просто буду тренироваться...
   ― А что такое... ладно, не буду. Но так не интересно.
   ―Это точно. Тогда буду бегать от какой-нибудь собаки, там их в парке много. Так лучше?
   ― Лучше, особенно, если она тебя догонит, ― хрюкнул мой несносный братишка. И я тоже засмеялся.
  Какое-то время мы просто медленно брели вдоль незнакомой улицы, редкие прохожие с ужасом шарахались от нас и убегали сломя голову. Ещё бы, такой страшный зверь ― и вдруг рядом. Я их понимал. А вот Чудика это откровенно забавляло, и его хвост всего с двумя полосками был победно скручен колечком и радостно помахивал из стороны в сторону.
  Пока мой друг-шалун развлекался, я вдруг почувствовал резкую боль в животе, потом страшную слабость и головокружение. Очнулся от шершавого языка Чудика, старательно меня вылизывавшего.
   ― О, Алекс, ты очнулся? Надо же, прямо на мне в обморок грохнулся, а всё потому, что давно не ел. Садись-ка и посмотри, что твой заботливый "братик" тебе принёс.
  Я сел, подталкиваемый его носом, и посмотрел на землю. Там на какой-то тряпочке лежала огромная ароматная лепёшка, как оказалось, с вкуснейшей начинкой, напоминавшей паштет с зеленью. Я всю жизнь ненавидел паштеты, но сейчас набросился так, словно это был мой последний ужин, а может, и обед ― как тут разберёшься, без солнышка?
  Откусив огромный кусок лепёшки, чуть не подавился и смущённо взглянул на Чудика, ожидая очередной его насмешки. Но он молчал и осторожно тыкался носом мне в волосы. Мой добрый друг. Я быстро отломил кусок вскуснятины и протянул его "кормильцу". Но тот отказался.
   ― Спасибо, Алекс, я уже перекусил.
   ― Когда же ты успел? ― совершенно нечленораздельно промычал я, не в силах оторваться от своего занятия. Но он меня понял и хмыкнул с гордостью.
   ― Когда бегал вон в ту лавку тебе за едой, там много всего интересного было. А хозяин почему-то быстро смылся... Осторожно, не ешь сразу слишком много, а то будет плохо.
   ― Спасибо, ну, прямо, отец родной, заботливый ты мой...
  Мне стало неловко, но есть я не перестал. Денег, чтобы заплатить за этот грабёж, у меня всё равно не было. Тем более, что понятия не имел, чем тут расплачиваются. Но к совету Чудика прислушался, отложил половину лепёшки, завернув её в тряпочку, и убрал в сумку. Надо было отсюда убираться, долго терпеть присутствие зверя в городе не будут.
  И я не ошибся. Из дверей одного из домов вышел человек и уверенным шагом направился к нам. Я толкнул Чудика в бок.
   ―Малыш, что-то мне подсказывает, это за нами. Бежим, ― и я занял своё привычное место на его спине. Но мой друг почему-то не спешил. Он не двигался, а шерсть на его загривке встала дыбом.
   ― Чудо моё, ты что, оглох, надо уносить ноги. Похоже, это маг!
   ― Понимаю, Алекс, но я не могу уйти. Он не пускает. У снежных зверей, теперь я вспомнил, как их называют, отличная память, но плохая репутация. За ними охотятся и безжалостно уничтожают из-за роскошного и очень ценного меха. Мой зверь узнал этого человека. Он не простой маг. Это тот самый охотник, что убил его мать. Теперь его ждёт расплата. Я не в силах это остановить, брось меня и быстро убегай, умоляю, спасайся, братишка...
  И он замолчал. А вместо его голоса раздался страшный рык зверя. Он бил себя хвостом по бокам, и его мышцы напряглись. В этот момент мне показалось, что по ошибке оседлал тигра. Я ещё не забыл его оскаленной пасти прямо у моего лица, прекрасно понимая, что надо бежать. Но, с другой стороны, если сейчас оставлю Чудика, он погибнет в сражении с магом или убьёт человека, что тоже будет равносильно его смерти...
  Счёт шёл на секунды. Я видел, как маг приготовил заклятье и чёрный сгусток уже дымился в его руке. На меня зверь, уж не знаю почему, не обращал внимания. Может, привык ко мне, или оставил "на потом". Я закрыл глаза и сосредоточился, нужное заклинание само пришло мне в голову: просто представил стену, разделяющую этих двоих...
   И тут это случилось. Они одновременно рванулись навстречу друг другу ― убийственное заклинание мага и зверь в прыжке. Я вцепился в шерсть Чудика-зверя и прижался к нему, ощущая полёт и всю силу последовавшего за ним удара о выстроенную мной преграду. Меня отшвырнуло в сторону, зверь упал на землю и замер.
  Часть 2
  Так сильно я ещё не падал. У меня всё болело. Особенно ― левая рука. Было бы время и силы, посмеялся бы над собой: "Алекс ― человек-синяк". К сожалению, не было ни того, ни другого. От удара зверя моя стена рухнула, и было видно, как маг с ухмылкой на лице приближался к нам, чтобы добить моего братишку.
  Нельзя было этого допустить и исцелять себя тоже. Мне нужны были все силы. Попытался встать, но понял, что не могу. Выбора не было, закрыл глаза и быстро провёл исцеление. Теперь можно было пойти навстречу магу. На что я надеялся? Не знаю. У меня так болела голова, что мог думать только об одном: "Я не позволю ему убить Чудика. И даже если мне придётся вцепиться в него зубами, сделаю это..."
  Маг смотрел на меня с насмешкой, склонив голову набок. Уголки его губ чуть подёргивались, а в прищуренных глазах было злорадство. В его взгляде читалось узнавание. Я же видел его в первый раз. Всё, на что у меня сейчас хватало сил ― просто беспомощно сжимать кулаки...
  Я заговорил первым, странно, но мой голос не дрожал.
   ― Отойди, маг. Не трогай его. Он ― не зверь, в этом теле застряла душа ребёнка.
   ― Знаю об этом, чужестранец. Удивлён? Вижу, что это так. Я давно за ним охочусь. Почему? Тебе это знать не обязательно, хотя, впрочем, могу и сказать. Всё равно ты скоро умрёшь ― это личное для меня. Знаешь, что такое месть? И как сладко её исполнение, особенно, когда ждёшь годы... Да откуда тебе знать, ты ещё зелёный юнец!
   ― Возможно, в этом ты прав. Я слишком молод, зато не подонок вроде тебя. Не представляю, что такого ужасного мог сделать маленький ребёнок, чтобы так жестоко ему мстить.
   ― А он ничего и не сделал, зато его мать... Проклятая Шаманка, из-за неё я потерял всё. Пусть сама теперь страдает. Тебе этого не понять, глупенький мальчик-маг, у которого не хватает силёнок даже оседлать зверя. Я долго его выслеживал и наблюдал за вами обоими. Это было забавно. Дружба человека и дикого животного, смех, да и только! И как он до сих пор не растерзал тебя, ума не приложу.
  Во мне нарастал гнев. И я не стал его сдерживать, по опыту зная, что сейчас это как раз то, что мне нужно.
   ― Так это ты пытался убить нас с малышом в чёрном лесу? Как жаль, что мне не удалось прикончить тебя ещё там...
   ― Да, детка, ты упустил свой шанс. Второго ― не получишь. Если тебя это утешит, уйдёшь к предкам вместе с "другом", ― он сплюнул и засмеялся, но в его глазах была только злоба.
  Я чувствовал, что безжалостный маг готов расправиться со мной в любой момент, но, вспомнив рассказ Шаманки, снова попробовал отговорить его от убийства Чудика.
   ― Послушай, ты мстишь его матери, но она уже мертва. Так какой смысл убивать невинное дитя?
  Он очень удивился.
   ― Что за чушь ты несёшь, недоумок! Что значит, мертва? Как она посмела... Ты уверен в этом?
   ― Уверен, ― сказал я как можно спокойнее.
  Он взглянул на меня и расхохотался.
   ― Нет, вы посмотрите на этого проходимца! Врёт и не краснеет, а я чуть было тебе не поверил. Первый Охотник не тот, кого можно провести, а вот тебя, похоже, облапошили. Что и не мудрено. Ты же сам на это напрашиваешься. Забыл, куда попал? Кстати, вы с твоим дружком случайно не это искали? ― и он вынул из-за пазухи свернутый клочок пергамента.
  При этом Чудик, чья голова была залита кровью, застонал. И я еле расслышал его хрип: "Оно..."
   ― Смотри-ка, тварь ещё шевелится. Но это ненадолго, ― он снова усмехнулся и, взглянув на меня, добавил, помахивая пергаментом с заклинанием, ― оно вам больше не пригодится. Продам его, пожалуй, или лучше сжечь на твоих глазах? А? Да ты не расстраивайся, мальчик. Всё равно не успел бы им воспользоваться, у зверя осталась всего одна полоса, это конец для твоего приятеля.
  Неприкрытая издёвка в его голосе добавила мне ярости, необходимой для заклинания. Я выбросил руку вперёд, но меня опередили...
   ―Не смей, безмозглый, ты уничтожишь пергамент! ― раздался крик Шаманки, вынырнувшей словно из-под земли.
  Но я уже не мог остановиться. Мой огненный шар летел прямо в грудь Первому Охотнику, как с гордостью он себя называл. Но пронёсся над ним и ударил в уличный фонарь, заставив его мгновенно испариться. Потому что маг был уже мёртв. Он лежал на земле с кинжалом, по рукоять вошедшим в его горло.
  Я пошатнулся и сел. Этот выброс силы обошёлся мне очень дорого. Всё двоилось и кружилось перед глазами. Вот промелькнули надо мной сразу две Шаманки, я услышал их оханье и потерял сознание. А когда открыл глаза, понял, что всё также без сил лежу на земле. С трудом повернул голову на звук женского голоса и увидел, как девушка в цветастой юбке с рыжей косой, склонившись над Чудиком, читает заклинание.
  Пергамент вспыхнул прямо в её руке, и Шаманка с радостным криком бросилась обнимать мальчика, а большое белое животное исчезло, словно растворившись в воздухе. Я по-прежнему плохо видел их обоих, всё расплывалось перед глазами. Только чувствовал вкус соли на губах и шептал: "Получилось..." А потом стало темно.
  Не знаю, сколько я на этот раз пробыл без сознания. Очнулся, лёжа на лавке, укрытый уже знакомыми мне мягкими разноцветными шкурами. Но глядя на них, подумал о тех несчастных животных, которым они раньше принадлежали. Мне стало неприятно, и я сбросил их на пол.
   ― Он очнулся, Алекс очнулся! ― раздался незнакомый звонкий детский голос, от которого защемило в груди. Наверное, это и был Чудик.
  Он подбежал ко мне и, улыбаясь, снова накрыл меня шкурами. Я смотрел на него, пытаясь в этом вихрастом синеглазом мальчишке разглядеть моего лохматого друга. Ужасная глупость. Конечно, никакого сходства. Откуда бы ему взяться? Дикий зверь с оранжевыми блюдцами вместо глаз и гудящим басом и этот маленький, такой милый ребёнок. Почему же так заныло сердце...
  Я улыбнулся в ответ.
   ― Привет, значит, вот ты какой на самом деле, мой магический Чудик...
   ― Я тебе не нравлюсь, Алекс?
   ― Да что ты, с чего так решил? Просто я ещё не привык видеть тебя таким.
  Он сидел на колченогом табурете и не сводил с меня взгляда своих больших синих глаз. Почему-то таких знакомых, где-то я их уже видел, может, в зеркале? Эта мысль меня смутила.
  ―Алекс, а что такое зеркало? ― знакомая интонация заставила меня засмеяться. Он улыбнулся в ответ и показал мне язык.
   ―По-прежнему роешься у меня в голове, поросёнок?
   ― Ага, а что такого? Я же говорил, у тебя там так много интересного, братишка.
   Я протянул к нему руки. И он словно только этого и ждал, бросился ко мне и обнял, положив свою головку мне на грудь. Я услышал его всхлипывание, прижал к себе и тихо сказал:
  "Хорошие Чудики не плачут по пустякам, да, братишка?"
  Он посмотрел на меня, вытер рукавом пёстрой рубахи нос и кивнул. Да, это был мой Чудик...
  Из-за занавески выглянула Шаманка. Она подошла ко мне, положила руку на лоб и вздохнула.
   ― Поднимайся, герой! Зря я что ли всякой всячины вам наготовила, или вы оба есть не хотите?
   ―Хотим! ― почти одновременно крикнули мы с Чудиком. Она хмыкнула и быстро ушла за занавеску.
  Мой маленький друг с серьёзным выражением лица помог мне одеться и, взяв за руку, повёл в новую комнату сестры, где почти ничего не изменилось. Может, стало немного просторнее, а в остальном... Ну, да, пространственная магия дяди Феникса. Надо будет спросить Шаманку, удалось ли ей встретиться с теми загадочными людьми, что должны были прийти меня спасать. И вообще, как ей удалось так вовремя появиться? Неужели и она следила за нами...
  От этих мыслей меня отвлёк Чудик. Он подёргал меня за руку и кивнул на накрытый стол. От вкусных запахов снова закружилась голова, и братишка заботливо усадил меня на лавку. Сам сел рядом, не отпуская мою руку, словно боясь, что я от него уйду.
   ―Ты рад, что мы теперь вместе, Алекс? Я так рад, ― глаза мальчика сверкали.
   ― Конечно, малыш. Хорошо, что всё, наконец, закончилось, и ты теперь дома с сестрой. Но я тоже хочу вернуться к себе домой. Для начала ― в Светлые миры, хотя по-прежнему не представляю, как это сделать.
   ― Не волнуйся, Алекс, Шаманка тебе поможет.
   ― Я уже ни в чем не уверен, Чудик. Моих "спасателей" мы так и не встретили. Где они, и когда появятся? Может пройти много времени, прежде чем меня найдут, ― я пытался скрыть тоску в голосе.
  Чудик обнял и прижался ко мне. И мне вдруг показалось, что это я в детстве сижу рядом с отцом. А он нежно обнимает и утешает меня. Мальчик поднял голову, и я невольно вздрогнул. Если не считать каштановых с рыжиной волос, как у Шаманки, он был моей полной копией. Это было невероятно. Говорят, что где-то у каждого из нас есть двойник. Кажется, я только что нашёл своего и был очень этому рад.
  Снова заглянул в синие глаза Чудика и улыбнулся. "Как было бы здорово забрать их обоих в свой мир и привести домой. Ах, Алекс, глупый ты фантазёр, ― сказал я себе. ― Многого хочешь. Сам не знаешь, как из этой тёмной ямы выбраться, а мечтаешь спасти других".
  В комнату зашла Шаманка. Она переоделась в красивое платье, распустив волосы, и была так хороша, что мы с Чудиком дружно присвистнули, заставив её покраснеть. В руках у неё был накрытый салфеткой поднос. Она осторожно поставила его на стол и, помучив нас немного, сняла салфетку. Это оказалось большое блюдо с зажаренным мясом и грудой пирожков.
  ― Ух, ты! Настоящее мясо, как давно я его не ел. Попробуй, Алекс, это такая вкуснятина! А не то, чем тебя Шаманка в прошлый раз кормила, ― и Чудик звонко засмеялся. Я присоединился к нему.
   ― Цыц, несносный мальчишка! Не смей выдавать мои секреты. А то живо метелкой получишь, ― смутилась Шаманка, но расхохоталась вместе с нами.
  Что сказать, это был мой первый спокойный день в Тёмных мирах. Я был с друзьями, смеялся и шутил. Глаза Шаманки многообещающе блестели, а щёки пылали огнём, суля мне интересное продолжение ужина.
  После того, как все наелись и наговорились, она отправила упирающегося брата спать. А сама достала бутылку тёмного вина и разлила его в кружки.
   ― За что будем пить, Алекс? ― улыбаясь, спросила она.
   ― За исполнение желаний, конечно.
   ― Ну, моё желание уже исполнилось. Мой малыш снова со мной. А чего хочешь ты? Впрочем, знаю ― выбраться отсюда. Угадала?
  Я замялся. Сейчас мне хотелось только одного ― быть рядом с ней... Но, конечно, не посмел произнести это вслух. Она расхохоталась.
   ― Какой же ты милый мальчик! ― Шаманка быстро подошла ко мне и поцеловала. Я попытался её обнять, но она увернулась и, приложив палец к губам, показала на дверь, за которой спал Чудик. А потом быстро выбежала в маленькую прихожую. Я не просто пошёл за ней, а полетел...
  Она уже ждала меня там и прижала к стене, заставив замереть от восторга. Который, впрочем, быстро прошёл, как только я почувствовал клинок у своей шеи.
  В горячем шёпоте Шаманки была только горечь и боль.
   ― Милый, но очень доверчивый мальчик. О чём я говорила тебе, когда мы только встретились? Здесь никому нельзя верить. Понимаешь, ты, глупец, никому! Я никогда не желала тебе зла. Это правда. Мне просто не было до тебя никакого дела. Мне нужен был только ребёнок, а тебе не повезло. Потому что только ты мог помочь ему. Я просто использовала тебя, понимаешь? И это ― тоже правда.
   Я скосил глаза на острое голубоватое лезвие заколдованного клинка в сантиметре от шеи. Кое-что об этом оружии мне было известно. Главное, чтобы оно не коснулся кожи, иначе моя голова слетит с плеч даже от крохотного пореза.
   ― Значит, так, Шаманка, ты платишь за помощь? Ответь хотя бы ― Чудик тоже участвовал во всём этом?
   ― Нет, малыш ни о чем и не подозревает. Он ― просто ребёнок, и ему незачем лезть во взрослые дела...
   ― Хорошо, я рад.
  ― Чему? Дурачок. Опять поверил? А если я тебя обманула, что тогда? ― она кричала мне в лицо, только очень тихо и плакала.
  Потом вдруг сказала, совсем другим голосом.
   ― Прости меня, Алекс. Знаю, что ты всё равно не поверишь, но у меня есть очень серьёзная причина так поступать с тобой. И твоей вины тут нет. За это я буду проклята до конца своих дней. На кону ― жизнь моего ребёнка.
  Она помолчала мгновение, не вытирая слёз с лица:
  "Довольно разговоров, иди вперед, и не делай резких движений. Не хочу, чтобы ты умер от моей руки. Я просто отправлю тебя туда, куда мне приказали". И она велела мне выйти из дома.
   На дворе была ночь, но очень светлая. Наверное, от фонарей. Совсем как белая ночь где-нибудь в Питере. "Мы там были вместе с папой", ― почему-то вспомнил я, медленно идя рядом с женщиной, которая могла убить меня в любую секунду. Она уже не казалось юной девушкой-подростком, а выглядела лет на десять старше, но была всё так же красива. Только я больше ничего к ней не испытывал...
  Мы подошли к маленькой пристройке прямо за домом, больше похожей на кособокий сарай. "Так вот, где мне суждено умереть, ― подумал я и почувствовал странное безразличие, ― мерзавка отравила моё вино. А ведь за разговором сама предупреждала, что есть и пить в домах незнакомцев опасно, и смеялась при этом. Она права. Я полный дурак, и жить мне незачем, стоп... это же не мои мысли. Люблю жизнь и не собираюсь сдаваться без боя, так и знай, проклятая ведьма!"
  Взглянул на неё и увидел, как она закусила губу и снова заплакала, ссутулив плечи. Но рукоять клинка не отпустила. Второй рукой открыла дверь и, произнеся заклинание света, кивнула мне на маленькую каморку, в которой не было ничего, кроме ещё двух дверей.
  Одна из них сияла призрачным светом, мерцая и переливаясь. Совсем как та, в которую я вошёл, прежде чем попал в Тёмные миры. Вторая ― была обычной серой дверью.
   ―Прощай, Алекс, и прости, если сможешь. Тебе туда, ― она указала на неприметную дверь.
  В это мгновение раздался громкий крик Чудика:
  "Нет, Алекс, не слушай её, тебе надо в ту, что мерцает, скорее, поторопись, братик!"
  Он появился в одной рубашке, его ноги были босы, ночной ветерок развевал вьющиеся волосы. Сейчас он снова напомнил меня самого, когда я в школе первый раз вышел один против троих, чтобы защитить незнакомого мальчишку. Тогда я тоже был в отчаянии, но ничего не боялся, потому что знал, что прав ...
  Чудик повернулся к Шаманке. Надрываясь, он кричал ей в лицо.
   ―Ты, мама, лгунья! Клялась мне, что отпустишь Алекса, что бы со мной не случилось. Что поможешь ему, даже если я погибну. Ты нарушила своё обещание. Лучше пойду побираться с нищими, но не останусь рядом с такой обманщицей!
  А потом подбежал ко мне и обнял прижавшись.
   ― Алекс, братишка, я никогда не предавал тебя! Слышишь, никогда! Один раз только наврал, по её просьбе, потому что был глуп и верил ей, ― и он кивнул в сторону матери.
   ―Успокойся, малыш, знаю. Ты мой друг, а друзьям надо верить. Скажи, в чём ты обманул меня? ― я пригладил его растрепавшиеся кудри и стёр рукой слёзы с расстроенного лица мальчика.
  ― Там, в чёрном лесу, сказал тебе, что было три человека, похитивших заклинание. Мама попросила об этом, не знаю, зачем. А на самом деле был только один. Прости меня.
   ― Конечно, мой магический Чудик. Я буду очень сильно по тебе скучать, ― улыбнулся и ахнул, увидев, как Шаманка поднимает над головой клинок. Заметил это и Чудик, мгновенно среагировав. Повернулся к матери и оттолкнул её руку, крикнув: "Беги скорее, Алекс!"
  Что было сил я рванулся к мерцающей двери, но истошный крик Шаманки меня остановил. Задохнувшись на мгновение, я увидел помертвевшее лицо женщины, медленно сползающей по стене сарая, и отброшенный в сторону клинок. Бледный Чудик зачарованно смотрел на свою по локоть отрубленную руку, лежащую у его ног. Кровь хлестала из раны. Спасая меня, он, видимо, случайно коснулся проклятого клинка.
  Я бросился к нему, а дальше действовал по наитию: взял отрубленную часть, приложил ее к руке малыша и, закрыв глаза, произнёс не так давно выученное заклинание из тетради дяди Феникса. А когда посмотрел на его руку, она снова была целой, даже шрама не осталось. Быстро прошептал:
   "Чудо моё, пошевели пальчиками, вот так, молодец. Слава богу, всё в порядке!"
  Я поцеловал растерянного Чудика в щеку: "Я буду очень скучать по тебе. Иди к маме, братишка, ты сейчас ей очень нужен". И, не оглядываясь, быстро вошёл в мерцающую дверь.
  Пройдя уже знакомый мне плотный мрак, вышел прямо посреди шумной улицы мегаполиса. Я стоял на "островке безопасности", не веря себе, слушая шум проезжающих мимо машин и вдыхая подзабытый уже запах выхлопных газов. "Не может быть, неужели дома?"
  Кто-то подошёл ко мне сзади и осторожно похлопал по плечу. Я обернулся, и радостное выражение сползло с моего измученного лица. На меня смотрел, щуря тёмные без зрачков огромные глаза, условно говоря, человек. Среднего роста, очень худой и непропорционально сложенный с длинными руками и узкими плечами. Его кожа отливала серебром, как и его комбинезон.
  Он улыбнулся мне неестественной улыбкой и что-то прокурлыкал. Я беспомощно развёл руками, подумав: "Только инопланетянина мне для полного счастья и не хватало!" ― и тихо засмеялся, как сумасшедший:
  "Прости, друг! Не понимаю, я не местный..."
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"