Люро Полина: другие произведения.

Чужак. Часть 6

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пережитое вместе с новым напарником приключение, в конце концов, приводит Дасти Роджа к ошеломляющему выводу...

  Пожалуй, первый раз за наше недолгое знакомство я увидел Юджина растерянным, без привычной идиотско-радостной улыбки на круглом мальчишеском лице:
  ― То есть... хочешь сказать...
  Мой смех был ироничным и грустным одновременно:
  ― Не хочу, но приходится признать ― мы с этой заразой очень похожи, прямо как братья. Только он старше лет на десять, небрит, щеголяет уродскими усами, и волос на его голове немного больше... Закрой рот и перестань так на меня пялиться, напарник ― я не помню, есть ли у Дасти Роджа хоть какие-то родственники. Возможно, это просто ещё одна гримаса проклятой судьбы...
  Какое-то время в склепе было тихо как... и должно там быть. Задумавшийся Юджин вынул из кармана что-то маленькое, протянув мне:
  ― Нашёл, когда здесь "прибирали" ― утащил у них из-под носа. Похоже на пуговицу ― кто знает, вдруг пригодится...
  Я кивнул:
  ― Правильно сделал, хвалю... хотя это больше напоминает обломок необычного речного камня. Смотри, какие золотистые полоски и пятна. Не видел таких раньше, а если и видел ― не помню. Всё равно сохраним, вдруг... Лучше скажи, кто осматривал место гибели Адама Чадински? Установили причину падения коляски?
  Юджин замялся, и его физиономия окончательно "скисла":
  ― Давай выйдем на воздух, здесь всё равно нечего делать...
  Тёплый летний вечер встретил нас ароматами нагретой земли и луговых трав, мерцающими огоньками светлячков и противным зудением настырных москитов. Мы поспешили покинуть это скорбное место, размахивая руками в попытке отогнать от себя маленьких кровопийц. Голос догонявшего напарника был подозрительно унылым:
  ― Пока ты болел, делом занимался Шанди из второго Отделения. У коляски Адама было повреждено колесо, оно оторвалось точно на повороте дороги рядом с обрывом. Следователь считает это несчастным случаем, а вот тела самого "мага" так и не нашли. Это очень странно ― глубина обрыва там приличная, если бы он даже не разбился насмерть, точно что-нибудь да сломал. В таком состоянии ― не бегают... Разве что и его, как Дарси, похитили, что думаешь?
  Атакованный роем обезумевших насекомых и отчаянно лупивший себя по щекам, я замер, получив удар в спину от не успевшего остановиться Юджина:
  ― Что за бред? Что значит ― нет тела?
  Как только до меня дошло, что он имел ввиду, долго копившееся раздражение немедленно выплеснулось наружу:
  ― Да чтоб вас всех! Этого не может быть ― наверняка просто плохо искали, идиоты... Стоп, стоп. Неужели хитрец Чадински сам всё подстроил? С его-то способностями я бы ничему не удивился...
  Юджин остервенело расчёсывал подвергшуюся нападению шею:
  ― А разве не он всё время утверждал, что Дарси нет среди мёртвых? По-моему, логично предположить, что "маг" как-то связан с этой кутерьмой...
  Сердито уставился на него:
  ― А ты откуда знаешь? Только мы с Остином...
  Даже в сумерках было заметно, как загорелись уши напарника:
  ― Прости, это моя работа ― быть в курсе всего...
  Фыркнув, запрыгнул в коляску и надолго замолчал ― надо было хорошо обдумать ситуацию. В памяти всплыло не на шутку испуганное лицо местного "мистика" при нашем прощании ― трудно было представить, что он всего лишь искусно притворялся: в глазах стояли такая тоска и обречённость...
  ― Тьфу на него, что за дрянной городишко ― никому нельзя верить, даже самому себе!
  И без того паршивое настроение неуклонно сползало в бездну, поднимая в душе волну недовольства, прежде всего, самим собой. Время шло, а я ни на шаг не приблизился к разгадке: кто такой на самом деле Дасти Родж и зачем приехал в этот город, почему вокруг умирают люди, и возможно ли, что всему виной он сам?
  Я до крови грыз губы, делая вид, что смотрю на стелившийся вдоль дороги туман:
  ― Какого чёрта... Похоже, единственное, что ты можешь, болван, это менять напарников как перчатки...
  Коляска резко остановилась, и меня бросило "в объятия" сидевшего напротив задумчивого Юджина. Это было настолько неожиданно, что я даже растерялся, столкнувшись с ним нос к носу и увидев в опасной близости изумлённые глаза паршивца. Его задорное:
  ― Вот это бросок, Дасти! Если тебе так уж приглянулось это место, или, возможно, кое-что другое, мог бы просто сказать, а не прыгать сразу на колени. Я такой застенчивый...
  Мы засмеялись, пряча неловкость, и стуками в стену попытались поторопить возницу продолжить путь. Но когда, несмотря на наши крики, коляска так и не сдвинулась с места, Юджин открыл дверь:
  ― Похоже, тут нужен решительный пинок...
  Он высунул голову в окутавшую всё вокруг молочную пелену и, обернувшись, сказал со вмиг посерьёзневшим лицом:
  ― Не нравится мне этот внезапный туман. Открой саквояж, Дасти. Да, этот... И брось моток верёвки. Не смейся ― обвяжусь на всякий случай, а ты держи и не отпускай. Мы только отъехали от кладбища, кто знает, что здесь творится...
  Улыбка покинула мои губы, когда, "подпоясавшись", он нырнул в белое облако, а сердце тревожно заныло, хотя я раньше и не верил во всякую мистическую чепуху:
  ― С тобой же ничего не случится, Юджин? Тут всего пара шагов...
  Наконец напарник вернулся на своё место ― его лицо приобрело цвет окружившего нас погодного явления, грудь вздымалась как после хорошей пробежки:
  ― Нашего Бади там нет... Зато полно пятен крови на сидении. Скажи, что так бывает, Дасти: парню вдруг резко стало плохо ― вырвало кровью, и он свалился на обочину... Успокой меня, а то как-то не по себе, это же не засада, верно?
  Глубокомысленно буркнул, вытаскивая кинжал:
  ― Сейчас узнаем... Какое у тебя с собой оружие?
  Юджин достал из внутреннего кармана сюртука небольшой самострел, и, увидев, как дрожат его руки, я внезапно успокоился: не похоже, чтобы он участвовал в этом "представлении", значит, не ударит в спину. Хотя...
  Время шло, но ничего не происходило, и, осмелев, я сам выглянул наружу ― не было видно даже деревьев, мимо которых мы недавно проезжали.
  ― Давай снимем фонари с коляски, Юджин, и осмотримся ― может, Бади правда упал и нуждается в помощи. Привяжи верёвку к моему поясу, нам нельзя потеряться...
  Даже при свете фонарей, словно растворявшемся в густом светлом "киселе", мы не нашли следов возницы, как, впрочем, и хотя бы одного дерева. А ведь ехали по лесной дороге... Наше кружение в пяти шагах от коляски привело к тому, что вскоре и её мы благополучно потеряли. Оставалось стоять спина к спине, дрожа если не от ужаса, то от холода, очевидно, принесённого проклятым туманом.
  А вот когда совсем рядом над головами захлопали крылья неизвестной птицы, и от протяжного уханья сердца отважных сыщиков Тайной Стражи из огнедышащих драконов превратились в трепыхавшихся от каждого звука, посаженных в клетку несчастных мышей, мы вцепились в руки друг друга, как испуганные, впервые сбежавшие с уроков школяры. Надеюсь, никто не видел этого позора...
  Голос Юджина звучал непривычно робко:
  ― Что нам делать, Дасти?
  Сказал первое, что пришло в голову:
  ― Не двигайся, думаю, это иллюзия... Она не продержится вечно, подождём, ― и оказался прав: неожиданно туман начал редеть, принеся с собой немало новых впечатлений, сопровождаемых нашими нецензурными комментариями...
  Ещё бы: как оказалось, мы стояли в шаге от крутого обрыва, под которым плескалось небольшое, но, судя по почти чёрному цвету воды, глубокое озеро. Невдалеке темнел лес, и никакого намёка на дорогу или человеческое жильё...
  Солнце уже село за горизонт, но вышедшая из облаков луна не давала попавшим в переделку людям впасть в полное отчаяние. Показалось даже, что непривычно большие пятна на её поверхности, словно глаза, подмигивают, подбадривая:
  ― Держись, Дасти. Наступит утро, и ты обязательно найдёшь выход.
  Пока я предавался странным фантазиям, перемигиваясь с небесной красавицей, измученный последними событиями Юджин чуть нас не погубил: зачем-то начал топать прямо над обрывом, и, глядя, как осыпаются в воду комья земли, повторял:
  ― Это же иллюзия, да, Дасти? Ничего на самом деле нет, кому сказал ― нет...
  С трудом оттащив расстроенного парня от края пропасти, по-дружески отвесив ему парочку отрезвляющих затрещин:
  ― Остынь, что бы это ни было, не стоит испытывать судьбу... Давай-ка соберем хворост вон в тех кустах поблизости и разведём костёр. В фонарях достаточно масла, но ночи здесь холодные. Дождёмся утра, а там решим, что делать дальше. Да, Юдж?
  Он посмотрел несчастным взглядом обиженного ребёнка:
  ― Да понял я... А драться-то зачем?
  Засмеявшись, словно это была всего лишь шутка, обнял его, потащив за собой к впечатлявшему своей схожестью с горбатой спиной монстра кустарнику. Должен признаться, что при виде его сплетавшихся множеством кривых рук ветвей меня снова начал пробирать ледяной озноб.
  Мысленно выругавшись:
  ― Не веди себя как впечатлительный идиот, Дасти ― ничего там нет страшного, ― решительно подтолкнул вперёд дрожавшего напарника:
  ― Смелее, друг! Надо всего лишь набрать немного хвороста... У тебя получится, а я посвечу фонарями...
  Юджин попробовал отбиться:
  ― Может, лучше наоборот? ― но, наткнувшись на строгий взгляд "старшего", сдулся, передав свой фонарь в мои надёжные руки.
  И пока, следуя ценным указаниям бдительного напарника, Юджин Норман лихорадочно собирал ветки для костра, я добросовестно охранял тыл. Но стоило ему вдруг охнуть:
  ― Дасти, бежим отсюда, там внутри что-то большое ― оно стонет и движется на нас... ― тут же выхватил кинжал:
  ― Ещё чего... Не думаешь, что пора пустить в дело твой самострел? ― надо отдать ему должное, он быстро взял себя в руки, начав как сумасшедший палить по кустам.
  Перепуганный голос в темноте мог принадлежать только человеку, потому что вряд ли монстр знал такие выразительные сравнения, которые не всякий бы решился доверить бумаге. Пришлось остановить вошедшего в раж напарника:
  ― Прекратить переводить заряды в холостую! Похоже, там внутри наш собрат по несчастью... ― и, отобрав самострел у сопротивлявшегося Юджина, крикнул:
  ― Хватит сотрясать воздух, я знаю выражения и покрепче... Кто бы ты ни был, выходи с поднятыми руками, не тронем.
  Голос ненадолго замолчал, внезапно огорошив:
  ― Это Вы, господин Родж?
  Не веря себе, ответил:
  ― Адам Чадински?
  Он вышел из сплетения ветвей в подранном сюртуке и с украшенной живописными синяками физиономией, которое обрамляли стоявшие дыбом волосы, но, в целом, вполне живой, сразу же бросившись на шею "победителя", чем страшно возмутил Юджина:
  ― Дасти... я... Вы... умоляю, заберите меня отсюда!
  Вскоре мы втроём сидели у весело потрескивавшего костра недалеко от кустов, служивших отличным укрытием от ветра, а заодно и источником хвороста, восхищённо слушая историю мытарств нашего "мистика" и с аппетитом поедая не успевшую сильно зачерстветь булку из мешка горемыки.
  Если верить божившемуся всеми святыми Адаму, он не имел никакого отношения к покушению на самого себя, и, почувствовав, что вместе с коляской падает в пропасть, уже приготовился к встрече с давно ушедшими на небеса родственниками. Однако, открыв глаза, обнаружил себя лежащем на лесной поляне.
  Поверив в чудесное спасение, "маг" сначала долго молился, благодаря святых покровителей и считая, что угодил прямо в рай, но вскоре голод заставил его поверить в жестокую реальность. Это место было далеко от идеала ― еду приходилось добывать с трудом, по ночам было очень холодно, к тому же, здесь водились большие и зубастые твари, от которых приходилось спасаться на деревьях или в колючих кустах...
  ― Я уже потерял счёт времени, пытаясь выйти к людям, а то, что они тут есть, убедился, наткнувшись на избушку в лесу. Печь была ещё тёплая, в горшках ― свежеприготовленная, вполне съедобная, хоть и незнакомая еда. Даже хлеб, которым мне удалось запастись впрок, ― бедняга тяжело вздохнул, ― почти сутки провёл в этом доме, надеясь, что хозяева покажутся, но никого так и не дождался. И вот снова отправился на поиски...
  Как стало ясно из дальнейшего рассказа, Адаму просто "везло" натыкаться то на забытый мешок с припасами, то на заброшенный огород, где можно было накопать овощей. Но людей он так и не встретил ― они словно прятались от него, а это не могло не пугать...
  Потом наступила наша очередь делиться воспоминаниями, и в результате бурного обсуждения маленькая компания пришла к неутешительному выводу ― некая "неведомая сила" переместила нас в странное место. Кто "она" такая, и в какие игры с нами играет ― дело тёмное, потому лучше всем держаться вместе...
  Юджин, свернувшись калачиком, первым задремал у костра, и оставалось только завидовать его умению быстро приспосабливаться к необычным ситуациям. Мы же с Адамом никак не могли успокоиться, и потому коротали время до рассвета, тихонько переговариваясь.
  ― Как думаете, Дасти, может, это моя вина ― я пытался заглянуть за грань жизни и потревожил силы, о которых нам, смертным, знать не положено? Вот теперь судьба наказывает грешника таким ужасным способом, убивая всех членов клуба любителей мистики...
  Я махнул рукой:
  ― Ерунда... Как она Вас наказывает ― спасая в минуту верной гибели? Вы просто пытаетесь взвалить на себе чужую вину, Адам. Надо найти того, кто убивает людей, вся беда которых состояла лишь в том, что они интересовались непознанным. Или вообще тут дело в чём-то другом, и никак не связано с клубом... Должен признаться, я не представляю, как подступиться к этой загадке.
  Адам внезапно встрепенулся:
  ― А что если это не совпадение, и Вы потеряли память не случайно? Может, настоящий виновник боялся, что его раскроют и потому захотел избавиться от сыщика, как он это сделал с другими свидетелями...
  Я посмотрел в глаза "мага":
  ― Свидетелями чего, Адам? Ясно, что убийца был членом клуба; что же необычного произошло на одном из его "заседаний" и спровоцировало мерзавца на эти ужасные поступки? Думайте, вспоминайте ― кому как не Вам знать об этом...
  "Мистик" обхватил голову руками:
  ― Последнее время я только этим и занимался ― анализировал день за днём. Но, клянусь, всё было как обычно, даже зацепиться не за что. Хотя есть одна бредовая идея...
  Моя рука схватила его за воротник:
  ― Ну же, говорите, каким бы безумием это не казалось... После того, что сегодня с нами произошло, я готов поверить в невероятное.
  Он замялся:
  ― Это не имеет прямого отношения к клубу. Просто подумалось, вдруг этот убийца ― не наш...
  Мои брови поползли к переносице, а в висках застучало:
  ― Говорите яснее...
  Адам наклонился, словно собирался открыть мне страшную тайну:
  ― Что, если этот извращённый, любящий мучить людей негодяй ― не из нашего мира, а, например, отсюда? Если он ― "чужак" и чем-то случайно себя выдал, вот и сорвался...
  Холодный пот заструился по лбу, стекая по щеке на шею и впитываясь в воротник новенькой формы; сердце забарабанило как ненормальное, а интуиция заплясала в душе зажигательный танец. Всё потому, что эта сумасшедшая теория далеко неглупого "мистика" показалась Дасти Роджу весьма и весьма правдоподобной...
  А ещё в голове что-то щёлкнуло, напевно промурлыкав:
  ― Чужак, ну конечно, это сделал чужак. Вот только, возможно, ты тоже ― чужак, Дасти, как и всё ещё живой после смертельных ранений твой приятель Дарси...
  Потрясённый своей догадкой, я молча улёгся на траву, закрыв глаза. Меня то бросало в жар, то била нешуточная дрожь, сердце рвалось из груди, пытаясь образумить:
  ― Это только пустые фантазии экзальтированного "мистика" и поверившего ему потерявшего память человека. Какие к чёрту ― "чужаки", опомнись, парень! Возможно, ты просто лежишь где-нибудь на дороге с проломленным черепом или раной в груди и бредишь...
  Но разум не сдавался:
  ― Этот вариант ничуть не хуже других, надо просто собрать доказательства...
  В отчаянии заскрипел зубами:
  ― Где же их взять, эти доказательства? ― и, достав свой кошель, добавил к лежавшей там находке из склепа ещё два точно таких же камушка, недавно подобранных мной около здешних кустов. И хоть на душе было отвратительно тревожно, усталость взяла своё ― прислушиваясь к тихому бормотанию укладывавшегося рядом Адама и мерному сопению напарника, я и не заметил, как заснул.
  Солнечный луч нахально поцеловал мою щёку, и эта "ласка" была настолько горячей, что, продирая заспанные глаза, я недовольно заворчал:
  ― Прекрати, Кэтти, не сейчас...
  Летнее утро было в самом разгаре, и, судя по полному отсутствию облаков в ясном небе, день обещал жару, семь потов в плотной, почти не дававшей нормально вздохнуть форме и, как следствие, в кровь расчёсанное, зудящее тело.
  Я сел, зевая и потягиваясь, с удивлением уставившись на спящих почти в обнимку Юджина и замотанного в какие-то рваные обноски известного франта Адама Чадински. И сразу всё вспомнил, с ужасом оглядываясь по сторонам.
  Наша троица "уютно устроилась" в канаве возле ведущей в город дороги. Служебная коляска стояла неподалёку ― всего в нескольких шагах от места странной ночёвки. Кони спокойно щипали траву, не проявляя ни капли беспокойства. "Чужой" мир исчез без следа, и я бы охотно поверил в посетивший меня этой ночью навеянный таинственным туманом "неприятный кошмар", если бы не присутствие вздрагивавшего во сне "пропавшего без следа" Адама и тёмные следы пороха на пальцах крепко сопящего напарника, не выпускавшего из рук свой драгоценный самострел.
  Решительно разбудил обнявшуюся парочку и, вдоволь посмеявшись над их испуганными физиономиями, безо всяких объяснений кивнул на коляску:
  ― Добро пожаловать домой, господа... И не спрашивайте, как произошло это чудесное возвращение ― у меня нет для вас ответа.
  Похоже, Юджина Нормана такое положение вещей вполне устроило ― он тут же помчался к коляске и, проверив её, крикнул, что всё в порядке, можем хоть сейчас отправляться в город.
  Адам же смотрел растерянно, в его глазах застыл вопрос:
  ― Что же это было, Дасти? Я же не сошёл с ума, или всё-таки...
  Виновато пряча взгляд, покачал головой:
  ― Вам надо отдохнуть и привести себя в порядок, господин Чадински. Об остальном подумаем позже.
  Бедный "мистик" покорно согласился:
  ― Вы правы, Дасти, но я не могу сейчас вернуться к себе: убийца на свободе и обязательно придёт за мной.
  ― Отвезу Вас в гостиницу на окраине, поживёте немного там, а потом решим, как быть дальше. Сегодня же раздобуду для Вас новую одежду. Держитесь, Адам, и постарайтесь никому не попадаться на глаза...
  Мы устроили его в пансионе, принадлежавшем матери Юджина, пообещав навещать. "Маг"" сразу же спрятался в свою комнату, закрывшись на все замки, и мне стало искренне жаль этого настрадавшегося, испуганного человека. Но на службе нас ждали дела ― предстояло ещё выдумать "достоверный" рассказ для Лурка, ведь кормить его байками о "чужом мире" означало навлечь на себя нешуточный гнев придирчивого начальства.
  Что касалось пропавшего возничего, то тут и выдумывать ничего не пришлось ― такое иногда случалось. Загулял человек, с кем не бывает. Вот только пятна его крови на коляске никуда не делись, и это заставляло мою совесть беспокойно нашёптывать:
  ― Это тоже твоя вина, Чужак... Ты виноват в очередной смерти, Дасти Родж!
  Но я старался игнорировать эти уколы, отбиваясь как мог:
  ― Сначала докажи, а потом уж зуди, зануда! ― попросив шустрого и весьма понятливого напарника как можно скорее избавиться от следов крови...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"