Люро Полина : другие произведения.

Враги - 9. Разведчики - 1 (Мир Избранных)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отчаявшись, Терри оплакивает гибель разведчиков, когда капитан Шверг даёт ему новое, неожиданное поручение...

  Конечно, третий день пить в одиночку в самом захудалом трактире паршивого городишки Затош ― недостойно высокородного Избранного. Именно это мне и попытался внушить наш капеллан ― смиренный Избранный Фарн из дома Благословенных небес, но, возмущённый пожеланием "негодного мальчишки" ― подтереться собственной сутаной ― обиженно передумал наставлять меня на путь истины. Чему я был безумно рад, тут же выпив за его драгоценное здоровье из пятого по счёту кувшина...
  Кислое пойло, по вкусу напоминавшее сильно разбавленное пиво, смешанное с забродившей прошлогодней настойкой, привычно обожгло закалённое горло уже хорошо "набравшегося" мага Терри-Ворона несуществующей больше знаменитой группы разведчиков. Они все как один погибли, прикрывая отряд... Нет, стоп ― я же, болван, остался, и Дрю, самый младший из нас, нарочно отосланный Даром к капитану, якобы "для согласования дальнейших действий"...
  Бедный Дрю... Мне было стыдно смотреть в его несчастные круглые глаза, в очередной раз слушая судорожные всхлипы и нытье:
  ― Как же так, Терри? Зачем это? Почему...
  Вот сегодня с утра и наорал на него, чтобы убирался прочь ― самому теперь противно, но сделанного не вернёшь... Кроме капеллана и младшего разведчика, никто к расстроенному Ворону за эти дни приближаться не рисковал ― все в отряде признавали право уцелевшего оплакивать погибших так, как тот считал нужным. Даже капитан лишь раз похлопал по спине, вздохнув:
  ― Держись, сынок, ― и больше не смотрел в мою сторону...
  ― Да как он посмел, только Дар мог меня так называть... То же мне... командир ― это он виноват, что ребят не стало, он! ― гнев вырвался наружу. Пустой кувшин полетел в стену, брызнув во все стороны черепками ― вздрогнула, спрятавшись за стол, местная служанка, уткнулись в свои миски немногочисленные посетители. Никто не посмел связываться с буйным Избранным, способным не только разнести забегаловку по камушку, но и позвать присоединиться к "веселью" мрачных, униженных поспешным бегством из Губернаторской ловушки бойцов отряда...
  Хотя... был один настырный идиот в начищенных до блеска сапогах и с до тошноты аккуратной чёрной косой: Граст таскался за мной с непонятным упорством, не поднимая глаз и не отвечая на ругань взбешённого Наставника, безуспешно пытавшегося прогнать приставучего Ученика.
  Он молчал, как бы я не поносил его, надеясь настроить против себя. Молчал днём, когда, игнорируя надоеду, страдающий от сильного похмелья Учитель брёл в местный бордель. Молчал и по вечерам, закидывая мою руку себе на шею и помогая Тимсу тащить почти бессознательное тело "домой" в казарму. И только появление расстроенного Дрю заставляло новичка-Избранного вспоминать о гордости, вступая с юным разведчиком в горячую перепалку, чтобы окончательно выяснить ― кому же из них следует "заботиться о бедном Терри"...
  Будь я тогда трезвее, вволю посмеялся над тем, как эти двое ссорились из-за никчёмного мага, не сумевшего защитить друзей от беды... Но затуманенный брагой разум был способен только ненавидеть себя:
  ― Я не заслуживаю внимания даже этих малолетних придурков, потому что Терри-Ворон ― полное ничтожество... Простите меня, Дар и ты, Ле ― у вас никудышный друг...
  Взгляд с трудом сфокусировался на зажатой в ладони чудом уцелевшей ручке злополучного кувшина, вызвав горестный вздох:
  ― Бедная, ты тоже осталась совсем, совсем одна... так сдохни! ― последний глиняный черепок ударился о земляной пол. Я рассматривал мелкие осколки, причудливо рассыпавшиеся у ног в виде неровного пятна, и внезапная, непонятно как пробравшаяся в больную голову мысль мигом меня отрезвила:
  ― Ле... Со всеми своими жалкими "страданиями" я даже не сообразил, что "чужая магия" коснулась и тебя. Нет, это уже слишком... Так не должно быть, это неправильно, Лисёнок! Ты же победил всех, прошёл бог знает через какую боль, чтобы достать проклятое Заклинание и спасти целый мир. Чтобы он, несправедливый и злой, жил, даже когда тебя не станет... А я ещё, идиот, жалел себя... Что за... так-перетак... вашу...
  Голова беспомощно упала на стол в грустно звякнувшую миску с остывшим рагу. Я кусал губы, еле сдерживая рвавшийся наружу стон отчаяния, внезапно почувствовав, как внутри растёт непонятная сила, которой раньше у, скажу прямо, средненького мага никогда не было. Желудок заполнило странное ощущение, словно в нём из маленького зёрнышка проклюнулся тонкий колючий росток, с бешеной скоростью превращавшийся в мощную, ветвящуюся плеть. Ей было тесно внутри. Она искала выход, чтобы уничтожить любого на своём пути...
  Никогда мне ещё не было так страшно, даже слёзы мгновенно высохли. Сейчас Ворону, первому магу погибшей разведгруппы, стало не до жалости к себе ― нужно было искать решение проблемы, причём, срочно. Как там говорил мой дорогой Учитель Дар ― если не видишь выхода, внимательно оглянись по сторонам, возможно, тот совсем близко.
  Как же он был прав...
  Дверь распахнулась от сильного пинка здоровенного громилы, чья колоритная уродливая внешность так и просилась на одно из объявлений, что обычно развешивают в людных местах, в том числе, и на стене этого самого трактира: "Разыскивается вор и убийца, награда тому, кто укажет..." и так далее. Сопровождающие его "лица", дружной гурьбой переступившие порог несчастной забегаловки, ни в чём, разве что ростом, не уступали своему заводиле ― известному на всю округу Ди Боргу, лихо выбивавшему долги в пользу любой "пострадавшей стороны", при условии, что эта "сторона" хорошо оплачивала его работу.
  Судя по тому, как Хозяин трактира, пузатой птичкой вспорхнув на второй этаж, и с воплями:
  ― Мара, дорогая, скорее беги за помощью! ― забаррикадировался в своей комнате, а упомянутая служанка, сверкнув грязными пятками, лихо выпрыгнула в окно, долги у бедняги имелись, и немалые...
  Тому, что росло внутри меня, было плевать на подобные незначительные мелочи. Оно уже нашло себе добычу, а я не стал это сдерживать... Сила окутала замёрзшее тело нежным теплом, как пуховой шалью. Дальнейшее слилось в единый краткий миг, хотя, судя по тому разгрому, что остался после незапланированного "всплеска" новой силы, продолжалось это "прекрасное мгновенье" достаточно долго.
  Я взмахнул ресницами, впуская свет в пустой мрак зрачков, с удивлением наблюдая последствия разрушительного урагана, пронёсшегося в отдельно взятом заведении. Как потом с восторгом рассказывали очевидцы ― поджидавшие снаружи Граст и Дрю ― ураганом этим оказался их ненаглядный Учитель.
  Позже в течение многих недель мне раз за разом приходилось выслушивать от них описание удивительного боя "несравненного Терри" с кучкой негодяев, когда стены трактира сотрясались от его могучих ударов, из окон вместе со стёклами вылетали части тел вымогателей и жалкие обломки мебели, а до смерти перепуганные, так не вовремя решившие набить брюхо посетители на карачках выползали из выбитого дверного проёма, прямиком сваливаясь в грязные уличные лужи.
  Не поручусь за достоверность этих историй, но сам видел, как выбежавший из трактира Хозяин рвал на себе волосы, завывая, что теперь его, бедолагу, ничто не спасёт, и лучше бы он заплатил мзду банде Борга, чем остаться на развалинах отцовского наследства. Несчастный бросился к толпе, собравшейся поглазеть и перемыть косточки невезучему соседу, безошибочно отыскав в ней моего непосредственного командира ― сурового капитана Шверга, наивно полагая потребовать с него компенсацию убытков.
  Тот не стал вникать в тонкости происшествия, кивнув "виновнику":
  ― Марш в казарму!
  После чего сильным ударом в челюсть научил "неблагодарного скрягу уважать защищающих его бойцов". Усвоивший урок трактирщик быстро скрылся с глаз, а любопытная толпа благоразумно последовала его примеру...
  Этой ночью мне не спаслось ― голову атаковали тяжёлые мысли о "полной бессмысленности жизни", "сволочной судьбе" и себе, несчастном, "так рано покинутом другом и Учителем"... В довершении этого кошмара под утро я увидел во сне Дара и других разведчиков ― они пробирались краем сухой балки, периодически "исчезая", спрятанные умелой магией ворчащего на настырных москитов Хорста. После того, как все благополучно добрались до края леса, и командир знаками показал в сторону смутно видневшегося на холме дома, он привычно пригладил короткий ёршик волос, посмотрев прямо мне в глаза:
  ― Ну что же ты за дурень, сынок... Разве можно оплакивать живых? С чего решил, что я вот так просто позволю себя прикончить? Забыл, чему Старик тебя учил столько времени ― всегда надо иметь запасной план ― и когда это, так-перетак, его у меня не было? Вот вернусь, всыплю, болвану, так и знай...
  Покачав головой, он накинул капюшон плаща и, сгорбившись, шагнул во тьму внезапно начавшегося ливня.
  Глаза распахнулись, голова безбожно гудела, заставляя в который раз пообещать себе, что навсегда завяжу с выпивкой. На кровати в казарме местной Стражи, куда нас определили на постой заботливые власти Затоша, сидел сосредоточенный Тимс, зашивая очередную дыру на моей рубахе. Он откусил суровую нить и, посмотрев на хмурого Господина, тяжело вздохнул:
  ― Изволили проснуться, мастер "выпью-ка я ещё одну бочку"? Позорище, одно слово. Счастье, что отряд сегодня уходит, а то стыдно смотреть людям в глаза ― благородный Избранный, а...
  Негромко буркнул:
  ― Заткнись, и так помираю... Дай лучше воды, ― и, жадно напившись из протянутой слугой чаши, охнул, вытаращив глаза:
  ― Убийца, что за отраву ты на этот раз приготовил?
  Тимс довольно хмыкнул:
  ― Лучшая в мире настойка от похмелья...
  Я икнул, сдерживая рвавшееся наружу содержимое желудка:
  ― Какая гадость... Слушай, как думаешь, к чему снятся покойники? Я видел Дара и ребят, они как живые уходили в дождь...
  Тимс приподнял брови:
  ― В дождь, говорите? ― за окном полыхнула молния, и от раскатов грома заложило уши, летний ливень накрыл городок. Слуга со смехом бросил в меня заштопанную рубашку:
  ― Думаю, разведчикам уже надоело на небесах, и они скоро навестят "нытика", чтобы вправить ему мозги. Или Вы не верите в призраков, Господин?
  Я беззлобно бросился в него сапогом, но не попал. Плеснув в лицо холодной воды, не спеша оделся и, укрывшись куском старой шкуры, под дождём побежал на соседнюю улицу в ближайший трактир ― ведь привычный "Окунь и рак" был мной вчера разгромлен...
  За столом у мутного от потоков воды окна сидел грустный Граст, мешая ложкой неаппетитного вида серую кашу. Я присел рядом, хлопнув задумавшегося Ученика по плечу:
  ― О чём мечтаешь, Граст? Соскучился по дому или девчонке?
  Он так покраснел, что настроение тут же поползло вверх ― кажется, я нашёл тему, на которую можно было поговорить с мальчишкой, испытав его терпение. Но хитрец меня опередил:
  ― Такой сильный дождь, Терри, а нам скоро уходить отсюда. Не люблю грозу ― в детстве молния убила приятеля прямо у нас с ребятами на глазах, до сих пор сердце вздрагивает от этой картины... А что касается дома ― даже думать о нём не хочу. Я сбежал от отца, напросившись сюда, потому что эта тварь... ― он оттолкнул миску, уронив голову на руки.
  Чтобы разбить повисшую между нами тишину, пробормотал:
  ― Ну и... бог с ним, не думай. Сегодня мне вот Дар приснился, представляешь, живой ― до сих пор в себя не приду...
  Граст заинтересованно поднял зелёные глаза:
  ― Да, с этим делом что-то не так... Заметил, как спокоен капитан? А ведь они со Стариком друзья уже много лет. Адъютант Бри рассказывал ― эти двое как братья, всегда друг за другом присматривают. Однако командир Шверг за последние дни даже слезинки не уронил, словно знает что-то такое, ― Ученик перешёл на шёпот ― думаю...
  Я приблизил к нему лицо, прислушиваясь к грохоту встревоженного сердца, радостно выдохнув:
  ― Они живы...
  Граст кивнул, и от его горячего дыхания выбившаяся из косы прядь моих волос сдвинулась, упав на щёку. Пальцы Ученика осторожно её поправили, и я смущённо отпрянул, увидев, как странно блестят его глаза. Возмущённый голос Дрю только усугубил неловкую ситуацию:
  ― Это чем вы тут занимаетесь ― шепчетесь, как влюблённые голубки?
  Мы с Грастом одновременно вскочили, вытащив мечи из ножен, и Дрю со смехом пошёл на попятную:
  ― Да уймитесь, бешеные, уберите свои "ножики" ― пошутить уж нельзя... Слышали новость? Сейчас упадёте на месте ― этой ночью кто-то прикончил Губернатора. Всю его охрану положил, вот ведь молодец... Думаю, он был не один, тут как пить дать работала сплочённая команда, и никакие Тёмные колдуны не спасли гада... ― он подмигнул нам, сел рядом и, схватив миску с кашей, начал героически её уничтожать.
  Мы с Грастом потрясённо переглядывались, пока Дрю, бессовестно облизав миску, схватился за новую порцию, принесённую мне симпатичной служанкой. Я же, на время забыв о еде, сверлил взглядом прищуренные глаза Ученика. Наш одновременный вопль:
  ― Они! ― так перепугал младшего разведчика, что, вцепившись в "добычу" и бормоча:
  ― Вот психи... ― он предпочёл пересесть за соседний пустой стол.
  На радостях исстрадавшееся сердце трепыхалось в груди неровными толчками, но, не обращая внимания на неприятное покалывание в груди, я даже простил Дрю наглое похищение каши, заказав ещё две порции для себя и Граста. Мы вышли из таверны втроём, посмеиваясь, и со стороны такие внезапные перемены в настроении, наверное, казались более чем странными. Но Терри-Ворону было плевать, во всяком случае, пока дорогу нам не перегородил заносчивый адъютант командира отряда ― Бри, процедивший:
  ― Капитан Шверг хочет видеть Избранного Терри из Дома Живительной воды у себя в палатке. Немедленно...
  Я стоял перед капитаном, терпеливо ожидая, пока он перестанет внимательно рассматривать свой новый плащ, разыскивая на нём невидимые простому глазу изъяны. Наконец, этот момент настал, и командир, кивнув мне на раскладной стул, присел на край любимого и, по его словам, "счастливого" кресла. Его голос, обычно спокойный и уверенный, звучал сегодня как-то подозрительно мягко, я бы сказал ― виновато:
  ― Слышал уже про эту гниду? ― не составило труда догадаться, кого он имел ввиду, ― тварь получила по заслугам... Что об этом думаешь?
  Голос задрожал, но я взял себя в руки:
  ― Это Дар и ребята...
  Шверг так хлопнул меня по плечу, что я чуть не слетел со стула на пол:
  ― Молодец, догадался ― недаром приказал мошеннику Бри ненароком "проболтаться" Дрю, ― он хмыкнул в седые усы.
  Поколебавшись, решился спросить:
  ― Капитан, но почему Вы сразу не сказали, я чуть с ума не сошёл от горя...
  Его "рык" посрамил бы, наверное, и горного льва:
  ― Щенок! С какой стати командир должен докладывать тебе о своих планах? ― меня словно океанской волной прижало к стулу, хотя он всего лишь потрепал "драгоценную" косу Избранного натруженной, как у крестьянина, рукой, ― ничего, переживёшь... Надо, чтобы всё выглядело достоверно ― не забудь, кто-то доносит о нас врагу, и этот "кто-то" ― совсем рядом. Но мы его вычислим, так-перетак...
  Капитан Шверг вскочил с кресла и, заложив руки за спину, начал мерить шагами палатку. Его голос снова звучал мягко:
  ― Не злись, Терри, понимаю, тебе пришлось несладко, но так было надо. И хватит об этом. Теперь о деле: после выполнения задания разведчики уже должны были присоединиться к отряду. Ох, сердце у меня не на месте... Бери Граста и любого, кому доверяешь, с помощью магии разыщите ребят. Приказываю ― доставить бойцов в лагерь живыми и, по возможности, невредимыми. Действуй, сынок...
  Я коротко поклонился, выскочив из палатки как ошпаренный и чуть не налетев на поджидавших меня Граста и Дрю. Быстро обрисовав ситуацию, послал Ученика за лошадьми, попытавшись отправить взбудораженного новостью Дрю в казарму ― не вышло. Достав кинжал и приставив его к своему горлу, придурок зашипел, что "решит всё одним махом, если я не позволю ему участвовать в спасении Дара, которому он десять раз обязан жизнью".
  Пришлось согласиться, ведь не подставлять же парня под суд за споры со старшим по званию. Ограничился тем, что, погрозив кулаком, несильно оттаскал упрямца за ухо:
  ― А ещё орал, что это я бешеный ― сам-то давно в зеркало смотрелся? И учти, если на задании хоть раз не подчинишься приказу ― выгораживать не буду...
  Тот закивал лохматой головой с таким усердием, словно собирался её оторвать, и вскоре наша троица незаметно покинула гостеприимный Затош, предварительно ненадолго заехав в казарму, где пришлось на ходу состряпать "амулет поиска". Хорошо, что капитан после разговора отдал мне наконечник стрелы, испачканный в давно засохшей крови Дара. Что это была за памятная вещь, и почему погрустневший Шверг хранил её в шкатулке, я, разумеется, спросить не решился...
  Мы мчались, погоняя коней, туда, куда вёл слабый след амулета. И увы, чем ближе становилась "цель", тем тяжелее было у меня на душе. А когда подъехали к рощице, за которой дорога вела прямо к воротам Губернаторского дома, я окончательно пал духом ― неужели разведчикам не повезло, и их схватили заговорщики? Или они попались в руки наводнивших резиденцию колдуна "серых плащей" из Тайной полиции... так-перетак...
  Что же делать? Понятно, что штурмом нашей троице эту "крепость" не взять, а проникнуть туда даже ночью будет непросто ― кругом патрули. И ещё этот проклятый дождь... Сделать шалаш из веток оказалось несложно, но не стоило и мечтать о том, чтобы развести костёр под пусть и ослабевшим ливнем. К тому же, огонь могли заметить со стороны...
   Пришлось сидеть под навесом, пахнувшим липкой молодой листвой, дрожа и вдыхая сырой промозглый воздух, но и это "сомнительное удовольствие" можно было пережить, будь на примете хоть какое-нибудь решение, помимо расплывчатого ― "ждём темноты"... Я гнул в руках, безуспешно пытаясь сломать, гибкую веточку и ругал себя:
  ― Вот если бы Дар оказался в такой ситуации... У него всегда был запасной план, а у меня, идиота ― только растерянность и страх опоздать...
  Рядом бесшумно встал Дрю:
  ― Командир, разреши разведать обстановку ― плащ хорошо держит наложенное Хорстом заклинание маскировки: я проберусь к дому и посчитаю, сколько там людей. Если повезёт, пройду за ворота, но рисковать не буду, не дурак. У меня есть опыт в этом деле...
  Чуть было не ляпнул:
  ― Это кто командир ― я, что ли? ― но, вовремя опомнившись, кивнул, подражая Дару:
  ― Действуй, Дрю...
  И моргнуть не успел, как он уже "растворился" среди колышущихся на ветру деревьев. Восхищённо вздохнул, толкнув в бок пригорюнившегося Граста:
  ― Вот молодец-мальчишка, и, заметь, для этого ему не нужны никакие заклинания...
  Ученик фыркнул:
  ― Подумаешь, просто он ничего другого не умеет. Если бы ты приказал мне...
  Я примирительно пожал его холодную ладонь:
  ― Не надо, Граст, знаю, что ты ― хороший маг, и твоё умение нам ещё пригодится. Но Дрю, хоть и самый молодой, гораздо более опытный разведчик, чем мы оба вместе взятые, давай подождём его возвращения и тогда уж решим, что делать дальше...
  После этих слов глаза новичка зажглись непонятным энтузиазмом, и сколько я ни дёргал, так и не смог вырвать руку из его цепкого "захвата". Мы с Грастом прождали возвращения разведчика до наступления туманных сумерек. Когда моё отчаяние и самобичевание за то, что "отпустил мальца одного в логово колдунов без прикрытия" достигло высшей точки, он возник прямо из белесой, окутавшей лес пелены, радостно улыбаясь и толкая перед собой невысокого человека в насквозь промокшем плаще со словами:
  ― Командир, я привёл "пропуск" в губернаторский дом...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"