Люро Полина: другие произведения.

Я иду искать. Глава 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  Но я ошибался. Гай подошёл и, сев рядом на кровать, осторожно коснулся моей руки:
   ― Хватить страдать, Барри, этим делу не поможешь. Выкладывай, что там у тебя случилось. Похоже, я не зря поставил магическую защиту, прежде чем уйти. Вот ведь сволочи. Ты был прав, когда говорил, что жизнь в замке ― полное дерьмо...
  Я вытер глаза и сел, отметив про себя, что не помню такого, но, в любом случае, согласен с Гаем. Успокоенный его словами, сбивчиво рассказал о происшествии и узнал от своего помощника много новых интересных слов по этому поводу. Вскочив, он начал бегать по комнате, смешно жестикулируя и стуча себя по лбу кулаком:
  ― Вот я дурак! Нельзя было тебя одного оставлять, права была няня. Хорошо, что вовремя вернулся: как чувствовал, что мерзавцы появятся снова...
  И, глядя на это мельтешение, внезапно успокоился, потому что понял ― я не безразличен этому худому и неуступчивому юноше со злым языком и такими добрыми сочувствующими глазами... А, значит, надежда на спасение есть.
  В комнату вбежала запыхавшаяся няня и, увидев нас, облегчённо выдохнула:
  ― Хвала небесам, вы здесь, мальчики! И не пострадали...
  Вскочив, я подбежал к ней:
  ― Что случилось, чем ты так напугана?
   ― Ну-ка, признавайся, негодник, это ты устроил пожар в комнате моего мужа? Хорошо, что стража проходила мимо, сейчас уже всё тушат, но, думаю, книги и записи погибли в огне. Очень жаль. Главное, ты, Барри, цел...
  Мы с Гаем переглянулись и всё рассказали няне. Она схватилась за сердце, а потом набросилась на ученика мага с кулаками, и я еле её оттащил.
  ― Прекрати немедленно, няня! Гай меня спас, а ты дерёшься. Это неправильно. Если бы не он, меня уже не было в живых и никакие доспехи не помогли...
  Все трое расстроенно молчали. Наконец, старушка встала, махнув нам рукой:
   ― Пошли, я велела накрыть обед в столовой. Утром немного попробовала рагу, которое приготовил новый повар. На этот раз было вкусно. Наш-то опять запил, пользуется, скотина, что Князь в отъезде, совсем распустился, старый индюк. Зато готовит отлично...
  Мы шли следом за ней, и Гай хмурился. Я легонько толкнул его в бок:
  ― Ты чего такой?
  Он с тревогой посмотрел на меня:
  ― Не чувствуешь запах, сладковатый и острый одновременно, он идёт от няни. Не нравится мне это.
  Я пожал плечами:
   ― Может, новые специи привезли, отец любит пряности.
  Но Гай меня не слушал, и, коснувшись няниной руки, прощупал её пульс.
   ― Ты чего это, бесстыдник? Я тебе не молоденькая служанка, чтобы руки распускать! ― засмеялась она.
   ― Конечно, ты в сто раз лучше. Только вот зачем пробовала еду, которую я ещё не проверил? Это опасно...
  Она фыркнула, и её носик гордо задрался:
  ― Вот ещё! Что мне, старой, сделается... Не могла же я подавать блюдо, не проверив его на вкус, ― и няня весело нам подмигнула.
  Внезапно она остановилась, схватившись за живот, а потом, захрипев, упала на колени и замерла, завалившись на бок. С её тонких бледных губ стекали струйки чёрной крови, падая на белоснежный фартук, которым она очень гордилась.
  Всё случилось так стремительно, что я замер в смятении. Гай же не растерялся: подхватив няню на руки, бросился назад в мою комнату. Оставалось лишь следовать за ним. Увидев нас, стража удивлённо расступилась, и, придя в себя, я крикнул:
  ― Немедленно арестуйте нового повара, он пытался меня отравить!
  Гай положил няню на свою кровать и начал рыться в сумке, лихорадочно перебирая какие-то склянки. Его рыжая чёлка взмокла от напряжения:
   ― Вот, это должно помочь... Барри, подай тазик для умывания и принеси кувшин с водой, живо.
  Кивнув, бросился выполнять его приказ, завороженно наблюдая, как он промывал желудок бедной старушке и заставлял её пить лекарство, ругая за глупость. Результат получился на славу: совсем скоро бледная няня сидела в кресле и бранила Гая, а он радостно молчал и улыбался в ответ. Я готов был снова броситься ему на шею, но не посмел. Сегодня мне посчастливилось увидеть "настоящего" Гая, отличного мага и лекаря, точную копию своего отца...
  Обедали мы в этот день в ужин, но перед этим отпросились сходить в башню мага и посмотреть, что осталось после пожара. Я держался рядом с Гаем, и он не смеялся надо мной. Комната здорово пострадала, насквозь пропахнув дымом. Сгорело почти всё, хотя несколько книг уцелело, и я приказал слугам доставить их в мои покои. К счастью, пожар не затронул лабораторию, Гай набрал оттуда разных склянок с лекарствами и нагрузил ими меня, так что к "себе" мы вернулись нескоро: оба шли медленно, боясь что-нибудь нечаянно разбить.
  Ужинали с осторожностью, Гай предварительно проверил нашу нехитрую трапезу, потому что все блюда, приготовленные поваром-отравителем, которого, кстати, так и не поймали, пришлось выбросить. Няне ещё повезло, ведь она попробовала очень мало, иначе мы бы её уже оплакивали.
  Вечером, улёгшись в кровать, я спросил Гая:
  ― Давай завтра сходим в город?
  Он вздохнул:
  ― После всего, что пережил, тебе ещё хочется "на прогулку"?
   ― Куда угодно, только не оставаться здесь. Те, кто приходил сегодня в комнату мага, чтобы убить меня, устроили поджог. Думаешь, они успокоятся? Верится с трудом....
   ― А как объяснишь наше отсутствие няне?
   ― Лаборатория цела, скажу, что ты будешь разбираться с лекарствами, а я ― помогать тебе. Это на целый день, она поверит.
  Гай ухмыльнулся:
  ― А ты, смотрю, мастак завирать, и даже не краснеешь.
   ― Ну да, ― я постарался скопировать его нахальную улыбку, ― по-другому здесь не выживешь.
  Он пристально посмотрел мне в глаза, словно решал для себя что-то важное, и я разволновался.
   ― Ладно, ложись спать, врунишка, завтра организую тебе вылазку в город. Посмотришь, как живут твои будущие подданные.
  Я невесело вздохнул:
   ― Не говори так, Гай... Я вовсе не наивный мальчик и прекрасно понимаю, что мне не дожить до княжеского трона. И, если честно, совсем и не хочется его занимать...
   ― Опять врёшь, Барри! Кто же добровольно откажется от власти?
   ― Я, например, ― мой голос был очень серьёзен, ― насмотрелся на жизнь в этом гадюшнике, был бы здоров ― давно сбежал...
   ― И чем бы ты занимался, ведь ничего же не умеешь делать? ― съехидничал Гай.
   ― Почему это? ― "обиделся" я, ― из меня бы вышел неплохой учитель: как-никак разбираюсь в науках и легко нахожу общий язык с детьми.
  Гай сел на кровати, окинув меня насмешливым взглядом:
  ― А под "детьми" ты имеешь ввиду одного Али?
  Я ничего не ответил и отвернулся. Мне нечего было возразить, как ни крути ― он был прав: княжеский сын ничего не умел и, значит, был абсолютно бесполезным существом. Было слышно, как маг встаёт с кровати и подходит к постели. То, что он сделал потом, меня потрясло ― насмешник Гай осторожно погладил Наследника по голове:
  ― Не расстраивайся, Барри, в этом нет твоей вины. У тебя вся жизнь впереди, ещё найдёшь дело, которое придётся по душе. Если, конечно, не соврал...
  Не поворачиваясь, я взял его руку, прижав к своей щеке: Али часто так делал, когда хотел меня поддержать. Но Гай среагировал на этот жест иначе ― оттолкнув мою ладонь, смущённо пробормотал:
  ― Ты чего это удумал? ― и быстро вернулся к себе в кровать. Не знаю как, но я почувствовал, что его щёки загорелись румянцем, и ухмыльнулся про себя:
  ― Вот оно что ― я нравлюсь тебе, Гай. Что ж, тем проще будет уговорить вредного помощника сбежать вместе со мной.
  Невинным голосом пожелал ему спокойной ночи и закрыл глаза, но уснуть сразу не смог ― слышал, как ворочался в кровати ученик мага, в голове крутились страшные события сегодняшнего дня, словно предупреждая:
  ― Осторожно, Барри. Всё, что происходит с тобой сейчас ― только начало тяжёлого пути к свободе. То, что ждёт впереди, будет гораздо страшнее. Справишься ли ты, мальчик, умеющий только прятаться и искать?
  У меня не было ответа, и душу заполнила привычная тоска... Не помню, когда уснул, а утро следующего дня, наконец, посулило мне перемены. На этот раз лето показало нам, что хорошая погода ― правило, а не исключение. Солнце заглянуло в узкие окна моей комнаты и коварным лучом так нагрело щёку, что показалось, будто я горю. Я подскочил с криком:
  ― Огонь! Скорее воды! ― и Гай, спрыгнув с кровати, спросонья помчался мне на помощь, въехав лбом в книжный шкаф. Слова, которые он потом произносил в мой адрес, по достоинству смогли бы оценить разве что завсегдатаи портовой таверны. Я лишь покраснел, пробормотав в своё оправдание:
  ― Прости, Гай, приснился плохой сон, что туземцы поджаривают меня на огне. Это всё горячее солнце виновато...
   И попытался застенчиво улыбнуться, переведя всё в шутку, но не тут-то было. Ученик мага окинул меня презрительным взглядом, фыркнул и стал искать, что бы приложить к растущей на лбу шишке. Пришлось достать из кошеля большую монету и протянуть ему. Он вырвал её из моей руки и прижал к больному месту. Монета прилипла, что вызвало мой смех, но взбесило Гая ещё больше, и он стал забрасывать высокородного насмешника подушками, совсем забыв, что без доспехов это опасно для хрупких костей.
  Я ловко уворачивался, но один небольшой "снаряд" всё-таки угодил мне в руку, заставив вскрикнуть. Левый мизинец выбило из сустава, что причиняло сильную боль. Гай тут же опомнился и подбежал ко мне:
   ― Боже мой... Прости, Барри, я спросонья плохо соображаю, потерпи, сейчас всё исправлю.
  Он что-то пробормотал и спокойно вернул палец на место. Я удивлённо рассматривал его, шепча:
  ― Вот здорово, Гай! И как это у тебя получается, всё-таки хорошо быть магом...
  В это время вошла няня и посмотрела на нас с подозрением:
  ― Что это вы там рассматриваете?
   ― Да ничего особенного, ― тут же нашёлся я, ― просто день сегодня солнечный, а нам с Гаем придётся просидеть в башне мага: надо разобраться с зельями и настойками. Я буду ему помогать, может, и научусь чему-нибудь, ― взгляд излучал простодушие и доверчивость, и няня, как обычно, клюнула на эту уловку.
  Она ещё немного похмурилась, наконец, махнув рукой:
   ― Ладно, одевайтесь, пришлось самой готовить вам завтрак, не доверяю больше поварам.
  Мы с Гаем переглянулись и через некоторое время уже уплетали за столом блины с ягодами, запивая их вкусным медовым напитком. Я был доволен собой, всё шло по плану. Мне так не терпелось поскорее посмотреть город, что легкомысленный дурачок совсем забыл об опасностях, подстерегающих больного Наследника на каждом шагу.
  Быстро покончив с завтраком, все сразу же отправились в лабораторию мага, правда, Гаю пришлось принести няне страшную клятву, что он ни на миг не оставит меня без присмотра. Как только мы освободились от назойливой опеки, помощник залез в шкаф, вытащив оттуда одежду для меня и плащи для нас обоих.
   ― Ух ты, Гай! И когда успел всё приготовить? ― бормотал я, переодеваясь в простую рубаху и штаны, ― смотри, прямо точно по фигуре.
   ― Это одежда поварят, им она уже ни к чему, ― грустно сказал ученик мага, застёгивая на мне плащ.
  Я вздрогнул от его слов, а он поднял моё лицо за подбородок, снова внимательно всматриваясь в глаза:
  ― Не брезгуешь?
  Равнодушно пожал плечами:
  ― С чего бы, зато теперь могу наконец-то выйти в город, ― сказал вполне искренне, но сердце вдруг тревожно заныло:
  ― А ты уверен, Барри, что можешь доверить этому незнакомцу свою жизнь? Столько лет знал Али, считая его почти братом, а он мог убить тебя в любой момент. Что, если и Гай только притворяется хорошим человеком, а на самом деле замышляет недоброе?
  Поэтому в ответ на задумчивый взгляд помощника я посмотрел не менее подозрительно. Он усмехнулся:
   ― А ты не так глуп, как кажешься. Правильно, Барри, никому нельзя доверять, всегда будь начеку. Готов? Пошли, натяни капюшон поглубже, хоть я всё равно сделаю тебя невидимым, пока не покинем ворота замка. Но мало ли что...
   ― А что может случиться? ― заволновался я.
  Он засмеялся:
  ― А вдруг заклинание не сработает, а?
  По его насмешливой ухмылке я понял, что он опять надо мной подшучивал, но ссориться не стал. Всё прошло на удивление гладко, мы покинули замок и по мощёной дороге вышли на улицы города. Я с удивлением оглядывался по сторонам. Никогда не видел столько народа: горожане суетились, спеша по своим делам, и совсем не обращали на нас внимания.
  Город не произвёл на меня никакого впечатления: он был серым и довольно неказистым. В своих мечтах я представлял совсем иное, но вместо красивых ярких зданий, фонтанов и садов увидел бедные лачуги, покосившиеся невысокие дома, бесцветно одетых людей с худыми усталыми лицами. Ни радости, ни веселья.
  Гай легонько толкнул меня:
  ― Ну как, впечатлился, Наследник?
  Я угрюмо кивнул:
  ― Ещё бы, всё точно, как в романах... Похоже, простым людям княжества приходится нелегко. Ты прав, я совсем не знаю жизни...
   ― Ну, если тебя это утешит, то и в соседних государствах народ живёт не лучше. Везде одно и то же: богатые становятся ещё богаче, а у бедняков всегда одна судьба ― горбатиться на хозяина или умереть на войне...
  Я без труда понял его намёк, но ничего не сказал.
  Он неожиданно очень осторожно толкнул меня в плечо:
  ― Не вешай нос, Наследник, сейчас пойдём на рыночную площадь, вот где весело! ― и, схватив меня за руку, потащил в гущу толпы. Гай оказался прав, в толчее ярмарки было на что посмотреть и что послушать. Я с восторгом не сводил глаз с представления акробатов и фокусников, смеялся над шутками кукольника, а от приставучих гадалок меня отбивал шустрый помощник:
   ― Да пошли вы все, что вам надо-то, мы ― поварята из замка, и нам совсем не хочется узнать свою судьбу. Отстаньте, проклятые! Барри, смотри за кошелём, утащат...
  Пока он пытался прогнать назойливых темноволосых женщин с длинными кудрями, одетых в многослойные пёстрые юбки и платки, я испуганно прятался за него, прижимая деньги к груди. Неожиданно меня схватила за руку невысокая девочка-подросток с огромными, в пол-лица, тёмными глазами, румяными щеками и длинными косами, с вплетёнными в них красными цветами.
   ― Эй, красавчик, давай погадаю и денег не возьму!
  Я не успел увернуться от напора нахальной девчонки, как она уже пристально рассматривала мою руку. Румянец почти сразу же пропал с её милого личика, а глаза стали ещё больше.
   ― Что ты там увидела, говори быстрее, ― мне стало не по себе.
   ― Бедняга... Вот так не повезло, но ты ещё можешь поспорить с судьбой и даже победишь, если будешь осторожен и настойчив. Вот только... ― она запнулась.
   ― Говори, раз начала, ― сердце просто гремело, отдаваясь болью в голове.
  Она вдруг погладила мою ладонь, в её глазах стояли слёзы:
   ― Наследник! Ты в опасности, рядом с тобой сам дьявол, он хочет завладеть твоей душой. Мне пора, ещё увидимся, ― она вытащила цветок из волос и, сунув его мне в руку, махнула подолом цветной юбки, растворяясь в толпе гадалок.
  Я машинально сунул цветок за ухо. В это время Гай потащил меня к прилавку со сладостями, и мы накупили много вкусного. Помощник тут же начал есть засахаренные фрукты, что-то весело рассказывая мне на ухо. Но я его не слышал, в голове хрустальным колокольчиком звенел голосок юной гадалки с её страшным предсказанием.
  ― Дьявол рядом со мной, он хочет похитить душу. Боже, что может быть страшнее? Няня говорила, что человек без души превращается в монстра и убивает всех, кто осмелится подойти к нему слишком близко. Неужели эта ужасная участь грозит и мне?
  Я почувствовал, что Гай тормошит меня за руку, подсовывая мешочек со сладостями, но отказался есть. Только тут ученик мага заметил, что я изменился в лице и серьёзно спросил:
  ― А ну, признавайся, что случилось?
  Пришлось рассказать, что гадалка напророчила мне страшную судьбу, которую смогу преодолеть, только если буду очень осторожен.
   ― Она назвала меня Наследником, Гай. Откуда ей известно, кто я? И можно ли верить таким предсказаниям? ― о странных словах, что поблизости караулит охотящийся на душу дьявол, я предусмотрительно промолчал. В тот момент это показалось мне правильным решением...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"