Лютая Ольга: другие произведения.

Детектив

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Про убийство, про любовь, про киборгов и толкиенистов :)

  
  ДЕТЕКТИВ
  Давненько трактир "У старого Джо" не видывал таких странных посетителей, что вошли в него ранним вечером 30 декабря 1998 года. Компания подобралась разношерстная и довольно экстравагантная: молодожены, отчего-то решившие провести медовый месяц в Пиренеях, самоуверенный до непробиваемости американец, ищу-щий острых ощущений, трио туристов из Швенляндии, с лыжами и огромными рюкзаками, седовласый франклиец с дочерью, хорошень-кой блондинкой лет двадцати, и дама гренадерского роста и комплек-ции в сопровождении молодого черноволосого парня в темных оч-ках.
  Старый Джо - отставной военный лет сорока - лично встречал гостей. Этим зимним вечером он был одинок; его заведение распола-галось довольно высоко в горах, и никто из жителей долины не прель-стился встречать Новый год здесь. Так что его радость при виде посе-тителей была довольно искренней.
  Он улыбнулся каждому из них, усадил каждого в удобное кресло, подбросил угля в ярко пылавший камин и предложил всем горячего грога. Потом он призвал всех зарегистрироваться в гостевой книге.
  Молодожены подошли к регистрационной стойке вместе. Муж-чина написал: "Лорд и Леди Сеймор, Ичиган", а девушка, смущенно и мило краснея, приписала: "Молодые и счастливые супруги". Сле-дующим расписался американец: "Малькольм МакДугал, Чикаго, Ил-линойс, США". Туристы по очереди написали: "Свен, Бьорн, Нильс Эребру, Стокгольм, Швенляндия".
  Франклиец украсил изящной завитушкой свою подпись: "Серж-Оноре-Генрих-Шарль-Орест Саловье и Лер Саловье". Девушка вслух добавила, лукаво улыбаясь:
  - Свободный художник и бездарная актриса.
  Дама вдумчиво вывела: "Сэр Никэльс О"Лири и Альбертина ван Рийн".
  Хозяин внимательно изучил все подписи, поднял глаза на посетителей и добродушно произнес:
  - Ну что ж, добро пожаловать, гости дорогие. Возьмите, по-жалуйста, ключи от своих комнат. Надеюсь, они вам понравятся.
  Спустя два часа Лер спустилась вниз, попросить еще одно по-лотенце, и наткнулась на американца, развалившегося в кресле и по-сасывающего сигару. Хозяина в пределах прямой видимости не наблюдалось, и Лер обратилась к американцу:
  - Хелло! Мистер... МакДугал?
  Он кивнул:
  - Да. Присаживайтесь, мадемуазель Саловье.
  Она присела на край соседнего кресла и с любопытством спросила:
  - А откуда вы знаете мое имя?
  - Ну как же! Я завзятый театрал, вы - восходящая звезда франк-лийской сцены. Как же мне не знать вашего имени? Послушайте, Лер, дайте мне автограф. Лет через пять, когда Вы станете звездой мирового масштаба, он будет цениться на вес золота.
  Лер засмеялась:
  - Боюсь, вы переоцениваете мои таланты, мистер МакДугал. И лет через пять мой автограф будет стоить даже меньше, чем сегодня.
  Он убежденно ответил:
  - Нет, это Вы себя недооцениваете, Лер. Придет время, и вы еще вспомните мои слова. Да, кстати, мое имя - Малькольм. Я еще недо-статочно стар, чтобы ко мне обращались "мистер МакДугал". Зовите меня Малькольм, или даже Мак.
  - Хорошо, Мак. Кстати, Вы не знаете, где наш хозяин?
  - Нет, я сам его жду. Давайте пока посплетничаем. Например, вы знаете, Лер, кто этот молодой человек с... большой дамой?
  - Нет. А кто это?
  - Это Никэльс О"Лири.
  - Ну и что?
  - Ну же, Лер, не разочаровывайте меня. Вспомните - Эльс О"Лири...
  - А! Неужели это он?
  - Да, Лер, это тот самый Эльс О"Лири, самый скандально из-вестный ирландский Лорд.
  - Это он стал футболистом года?
  - Да. Отец лишил его наследства, а он сумел создать себе со-стояние самостоятельно. Пару лет назад он получил травму позво-ночника, и в результате ослеп.
  Лер живо возразила:
  - Но ведь это временно!
  Мак хмыкнул:
  - Ну, это еще неизвестно... Эта дама, наверное, его поводырь?
  Лер усмехнулась:
  - Ну, Мак, поводырь ему ни к чему. Согласитесь, двигается он великолепно.
  Мак неопределенно пожал плечами, но не успел ничего сказать - в холл спустился отец Лер. Он сразу же жизнерадостно закричал:
  - А, вы уже общаетесь! Без меня! Лер, немедленно познакомь меня с этим прекрасным джентльменом!
  Мак от неожиданности даже привстал в кресле. Лер, от души забавляясь, представила его:
  - Мистер МакДугал - мой отец, месье Саловье.
  Саловье схватил руку Мака и принялся ее трясти:
  - Очень приятно, месье МакДугал, очень приятно! Меня зовут... У меня много имен, зовите меня просто Серж. А вас как можно называть?
  Мак, осторожно высвободив руку, ответил:
  - Мак... Э... Очень приятно с вами познакомиться, Серж. У вас прекрасная дочь, вы знаете?
  Серж улыбнулся:
  - Спасибо, Мак. Я уже в курсе. О чем вы говорили, пока меня не было?
  Ответила Лер:
  - О мистере О"Лири. Ты знаешь, кто это такой?
  - Конечно! Он писал неплохие картины, пока не ушел в большой спорт. Потом, конечно, эта глупая травма... А что это вы вдруг о нем вспомнили?
  Мак буркнул себе под нос:
  - Нет, он невыносим.
  Лер, улыбаясь, сказала:
  - Он здесь, папа. В этой гостинице.
  Саловье разволновался:
  - Где он? Поскорее познакомьте меня с ним!
  Он схватил дочь за руку и потянул в сторону лестницы. Она мягко освободилась и хотела что-то сказать, но тут вмешался Мак:
  - Серж, но мы сами с ним еще не знакомы. Будьте благоразум-ны, подождите до ужина. Он наверняка спустится, и вы сами смо-жете с ним познакомиться.
  - Да? Вы так считаете, Мак?
  Мак твердо сказал:
  - Да. Я так считаю.
  - Ну... ладно. Я тогда посижу здесь, с вами.
  Саловье устроился в глубоком кресле, прикрыл глаза и через минуту уже дремал. Мак наклонился к Лер и шепотом спросил:
  - Он что, всегда такой?
  Она, тщательно скрывая улыбку, ответила:
  - Да, всегда. Вы должны извинить его, Мак. У него просто такой характер. Наверное, в нем больше от галлов, чем от франков. Я наде-юсь, вы его полюбите.
  Мак нехотя признался:
  - Вы знаете, Лер, я уже сейчас его люблю.
  Они переглянулись и понимающе улыбнулись друг другу.
  В холле появился хозяин, "старый" Джо. Он увидел Лер, Мака и Сержа, и негромко сказал:
  - Ужинать, господа.
  Потом яростно зазвонил в колокольчик, который держал в руке, и громко закричал:
  - Ужин, господа!!! Всем ужинать!!!
  Наверху, где располагались жилые комнаты, раздался грохот, и на лестницу выкатились один за другим швенляндские туристы. Лер изумленно распахнула глаза: они были абсолютно идентичны. Вы-сокие, светловолосые, светлоглазые, одинаково худощавые. Лер про-шептала Маку, не сводя с них глаз:
  - Наверное, они близнецы...
  Мак буркнул в ответ:
  - Ага. Трехяйцевые.
  Чтобы не рассмеяться, Лер пришлось изобразить внезапный приступ кашля. Парни же, дружно протопав по лестнице, спустились вниз и по очереди представились:
  - Свен.
  - Нильс.
  - Бьорн.
  Лер проговорила:
  - Лер Саловье, актриса.
  Мак уже открыл рот, чтобы тоже представиться, как швенлянд-цы вдруг снова заговорили:
  - Нильс.
  - Бьорн.
  - Свен.
  Мак ошеломленно сказал, стараясь не замечать Лер, давящую-ся смехом в кресле слева от него, и Сержа, проснувшегося и с инте-ресом наблюдавшего за этой сценой:
  - Э... МакДугал. Малькольм МакДугал. Можно просто Мак.
  Парни совершенно синхронно кивнули, и Мак едва удержался от того, чтобы кивнуть в ответ.
  Далее последовал все тот же ритуал с повторением имен. Серж важно ответил:
  - Серж-Оноре-Генрих-Шарль-Орест Саловье, художник.
  Голубые глаза всех троих швенляндцев обнаружили некоторую тенденцию к округлению, и тогда Серж милостиво добавил:
  - Можно просто Серж.
  Свен (а может, Бьорн или Нильс - кто их разберет, одинаковые, будто клонированные) спросил:
  - Кажется, нас звали ужинать?
  Лер отозвалась:
  - Да. Наш хозяин прошел уже в столовую. Вон, видите дверь?
  Швенляндцы повернулись, увидели искомую дверь, хором сказали "спасибо" и дружно протопали в столовую.
  Серж поднялся из своего кресла и задумчиво сказал:
  - Пожалуй, я тоже туда пройду. Лер, Мак, вы идете со мной?
  - Да, Серж, идем, - ответил Мак, встал, предложил руку Лер, и они пошли вслед за Сержем.
  Минуты через две к ним присоединилась пара молодоженов, а еще чуть позже Никэльс О"Лири со своей дамой.
  Перед тем, как сесть за стол, Никэльс сказал:
  - Я хотел бы попросит всех здесь присутствующих об услуге. Пожалуйста, представьтесь и опишите себя, чтобы я знал, кто вы и как выглядите. Я не сомневаюсь, что все вы уже заметили мою сле-поту, так что прошу вас не стесняться. И лучше, чтобы это сделал один человек, например, хозяин этого заведения.
  Джо хотел было возразить, но дама - гренадероподобная Аль-бертина - ожгла его таким яростным взглядом, что он только по-перхнулся и поспешно начал говорить:
  - Ну, вот сидят три швенляндца, Свен, Бьорн и Нильс. Они вы-сокие, голубоглазые, близнецы. Волосы у них соломенные... - И тоскливо закончил: - Ну что еще сказать?..
  Никэльс ответил ему:
  - Пусть они что-нибудь скажут. Мне надо услышать их голоса.
  Один из братьев встал, подошел к нему, положил бледную ла-донь на его обтянутое серым твидом плечо и твердо сказал:
  - Меня зовут Свен. Свен Эребру. В нашем кругу я также про-зываюсь Серебряным Светом. Мои братья и я - мы рады знаком-ству с вами, Никэльс. Можно вас называть просто Эльс?
  По лицу молодого человека пробежала едва заметная гримаса:
  - Нет, лучше зовите меня Ник.
  - Хорошо, Ник.
  - Свен, по-моему, это не вы говорите.
  - Да, это сказал не я. Это сказал Бьорн, в наших кругах называе-мый Белым Странником. А как вы догадались, Ник?
  - Ну, это трудно объяснить, Свен. Хотя как раз вам, как последо-вателю великого Толкиена, и прозываемому к тому же Серебряным Светом, стоило бы догадаться. У меня крайне обострен слух, а тон голоса Бьорна несколько отличается от вашего тона голоса. - Он по-молчал, а потом продолжил: - Нильс, скажите что-нибудь. Голоса ва-ших братьев я уже слышал.
  - В нашем кругу меня кличут Ночной Звездой, Ник.
  Ник кивнул:
  - Спасибо, Нильс. Надеюсь, мы все будем друзьями.
  Он опустился на стул рядом с накрытым столом - худощавый, кажущийся таким хрупким на фоне внушительной Альбертины, стоящей рядом и готовой оградить его от всех опасностей окру-жающего мира.
  Ник повернул голову в сторону Джо:
  - Пожалуйста, Джо, продолжайте.
  Хозяин кашлянул и заговорил:
  - Вот мистер МакДугал. Он среднего роста, черноволосый и смуглый, с карими глазами.
  - Зовите меня Мак. Я американец, и привык к демократическо-му, простому отношению.
  Ник слабо улыбнулся:
  - Будьте уверены, Мак, я буду относиться к вам просто.
  Лер хихикнула, глядя на странное выражение лица Мака, ко-торый не понял, то ли над ним тонко поиздевались, то ли просто проявили вежливость, и теперь не знал, как реагировать. В итоге он просто решил не обращать внимания на слова Ника, который между тем повернул голову на звук и живо спросил:
  - Кто это смеялся?
  - Меня зовут Лер. Лер Саловье.
  - А как вы выглядите?
  - О, я очень красива. У меня прелестные оттопыренные уши, очаровательный большой рот, просто прекрасный мясистый нос и блестящие маленькие глазки неопределенного цвета. Я маленькая, толстенькая и очень нахальная.
  Мак было открыл рот, чтобы возразить, но Лер сделала большие глаза, и он промолчал. Ник спросил:
  - Вы, очевидно, актриса, Лер?
  - Да. А как вы догадались?
  - Тон вашего голоса не соответствует смыслу сказанных вами слов. Джо, опишите ее, пожалуйста.
  Джо довольно откашлялся и начал:
  - Лер у нас блондинка. Единственная. Она действительно невы-сокая, примерно вам по плечо, очень изящная и хрупкая. Кожа у нее белая, а на лице веснушки. Глаза у Лер темно-синие, нос вздерну-тый, губы алые и пухлые, а общий вид чрезвычайно лукавый. И во-обще, на мой субъективный взгляд, Лер Саловье очень красива.
  Ник кивнул:
  - Спасибо, Джо. Но, кажется, вы еще не всех описали?
  - Да, вы правы. Вот мэтр Саловье, отец Лер. Он высокий, седой и экстравагантный. Мэтр, скажите что-нибудь.
  - Зовите меня Сержем. Я уже договорился об этом с Маком, Свеном, Нильсом и Бьорном, и теперь хочу договориться с вами, Ник, с вашей грандиозной подругой и с этими двумя молодожена-ми, которых вам пока еще не представили.
  Ник вопросительно наклонил голову, и Джо продолжил:
  - Лорд и Леди Сеймор из Ичигана. Леди зовут... Лаэра, да?
  Лаэра отозвалась:
  - Да. Сеймор - мой муж. Мы поженились около недели назад, и теперь проводим здесь медовый месяц.
  Ник почему-то холодно произнес:
  - Очень приятно, Леди Лаэра. Джо, будьте добры...
  - Леди у нас тоже красавица. Но совсем другая, не похожая на Лер. Она брюнетка, кареглазая, бледнокожая. Ее муж, Лорд Сеймор. Высокий, с длинными темными волосами и ярко-синими глазами. Кстати, Ник, Лорд Сеймор чем-то похож на вас.
  Сеймор заговорил:
  - Не стоит так надменно поворачивать голову в мою сторону, Ник. Мы с Лаэрой ничем не заслужили такого пренебрежительного отношения, поверьте.
  Ник ничего не ответил, и Джо растерянно произнес:
  - Ну что ж, давайте ужинать. Раз уж вы все так быстро позна-комились...
  ***
  Ник лежал на застеленной кровати полностью одетый и пытался привести в порядок свои мысли и чувства. Его темные очки лежали рядом, на тумбочке, и теперь можно было увидеть, что лицо у него бледное, но чистое, черты лица правильные, а широко раскрытые глаза в обрамлении длинных девичьих ресниц того глубокого сине-зеленого цвета, который принято называть цветом морской волны.
  Человек наблюдательный сразу бы понял, что Ник слепой: слишком стеклянны были его глаза, яркий свет бра отражался в них, и они оставались абсолютно неподвижными, никак не реагируя на электричество.
  Ник потерял зрение около трех лет назад, и успел уже к этому привыкнуть. И, хотя врачи уверяли, что слепота временная, Ник уже уверовал в то, что никогда больше не сможет видеть. Он свыкся с этой мыслью, как свыкаются с непрерывной зубной болью: и боль-но, и терпимо.
  Ник научился извлекать выгоду из своей слепоты: он мог теперь думать с открытыми глазами, двигаться наощупь очень ловко, и слух у него оказался острым. Ник мог различать тончайшие обертоны и интонации, и для него не существовало двух одинаковых голосов.
  Внезапно Ник напрягся: ему почудился стон в комнате Аль-бертины. Спустя мгновение, свалив по пути стул, Ник уже бежал к ней, потому что стон перешел в пронзительный вопль, а потом рез-ко оборвался.
  Ник ворвался в ее комнату и замер на пороге. Он почувствовал леденящее прикосновение стали к своему горлу; в голове его билась одна-единственная мысль: "Пусть он заговорит!". И тот, кто держал нож у его горла, словно услышав, прошипел:
  - Дернешься, калека, прирежу!
  Ник стоял смирно. Человек с ножом толкнул его вперед, и Ник полетел на палас, привычно сгруппировавшись и почти не ударив-шись. Ник услышал хлопок закрывающейся двери, и медленно встал. Он позвал:
  - Альбертина! С вами все в порядке?
  Не услышав в ответ ни звука, Ник осторожно двинулся к крова-ти. Он нащупал сонную артерию Альбертины и опустил руку почти сразу же - ее сердце не билось. Альбертина была мертва. Несомненно, причиной ее смерти послужила широкая рваная рана через все гор-ло. И Ник почти не сомневался, что Альбертину убил именно тот человек, который зажал его у двери и чей хриплый шепот он, к сча-стью, расслышал достаточно отчетливо.
  ***
  Ника освободили быстро, через десять минут. Дверь открыли аристократы Сейморы. Ник услышал сердитый голос Леди Лаэры:
  - Что тут происходит, Ник? Это вы кричали?
  И сразу вслед за этим - ее испуганный возглас и неестественно спокойный голос ее мужа:
  - Спокойно, Лаэра. Не смотри, малышка, отвернись. Ник, как это случилось? Кто это сделал? Вы вообще знаете, что здесь произо-шло?
  Ник ответил ровным голосом:
  - Да, Сеймор, я знаю, что здесь произошло. Пятнадцать минут назад в этой комнате убили мою кормилицу, няньку, мою един-ственную подругу... - Голос его прервался на мгновение, а потом Ник спокойно продолжил: - Вы не могли бы проводить меня в мою комнату, Леди Лаэра? А вас, Лорд Сеймор, я попросил бы сообщить об убийстве в полицию.
  Он буквально кожей почувствовал, как Лаэра посмотрела на мужа, словно спрашивая у него совета, и как Сеймор кивнул ей в от-вет.
  - Обопритесь о мою руку, Ник.
  Сеймор сразу же отправился вниз, к телефону, висевшему в холле. В ярком электрическом свете его пластиковая зеленая коробка казалась несчастной лягушкой, распластанной на миленького цвета бежевой стене. Вдобавок ко всему лягушка не работала. Заглянув за фасад, Сеймор обнаружил оборванную проводку, и понял, что ситуация выходит из-под контроля.
  Опустившись в кресло, он попытался представить, кто мог совершить убийство. В гостинице их всего десять человек, считая и мертвую женщину наверху. Сеймор мог поручиться только за алиби Лаэры, МакДугала и Сержа Саловье, поскольку они вчетвером оста-вались в столовой вплоть до самого вопля. А Серж и Мак до сих пор сидят там - их можно увидеть через приоткрытую дверь.
  Остаются три полоумных швенляндца (ну в самом деле, какой человек в здравом уме свяжется с толкиенистами?), Лер, хозяин Джо и сам Ник. У них не было алиби, и Ник выглядел самым подозри-тельным, хотя бы потому, что они обнаружили его у еще не остывше-го тела. Сеймор тут же поморщился: нет, Ник вне подозрений. Во-первых, он слепой, хотя, конечно, и слепец может перерезать горло спящему. Но, во-вторых, дверь номера была заперта снаружи. Зна-чит, убийство совершил кто-то другой. Ну и хорошо, потому что Ник, несмотря на свою необъяснимую холодность, был Сеймору сим-патичен.
  Лорд услышал голос Мака:
  - Сеймор, ну где вы там? Вы выяснили, кто это кричал?
  Сеймор встал и прошел в столовую. Серж и Мак с неподдель-ным интересом уставились на него. Лорд тихо произнес:
  - У меня для вас плохая новость. Четверть часа назад убили даму, которая сопровождала Ника, мадам ван Рийн. Ей перерезали горло.
  Серж потрясенно выдохнул:
  - Но... Кто мог пойти на такое зверство, Лорд Сеймор?
  Более практичный Мак уточнил:
  - У кого еще, кроме нас четверых, есть алиби?
  - У Ника.
  И Сеймор повторил им свои умозаключения.
  Мак подумал вслух:
  - Значит, под подозрением остаются хозяин, толкиенутые турис-ты и... И Лер?
  Он недоуменно воззрился на Сеймора:
  - И Лер тоже?
  Сеймор сказал, отводя глаза:
  - Да, и Лер тоже.
  Серж начал горячо возражать:
  - Но вы же понимаете, что это абсурд! Лер не могла этого сделать! Мак, да поддержите же меня!..
  Мак спокойно ответил:
  - Я верю вашей дочери, Серж, и она мне очень нравится. Но если вдруг окажется, что Лер - убийца, я первый свяжу ей руки.
  - Не придется вам этого делать, Мак, - сказал Ник, входя в сто-ловую. Он был без очков, но его широко распахнутые глаза еще сильнее подчеркивали его слепоту.
  Серж с надеждой спросил:
  - Почему, Ник? Почему Маку не придется связывать Лер?
  - Потому, Серж, что я слышал голос убийцы, и можете мне поверить - это был голос мужчины.
  Он нащупал стул и медленно опустился на него. Серж, не желая говорить на тему преступления, несколько не в тему спросил:
  - Ник, а почему вы бросили живопись? Я понимаю, спорт - это неплохо, но ведь у вас незаурядный талант. Я видел ваши работы, и до сих пор не понимаю, почему вы ушли в футбол.
  Ник, слегка оторопев от этих вопросов, ответил:
  - Ну... Это довольно сложно объяснить, Серж...И давайте это отложим до следующего раза.
  Серж, порывавшийся что-то сказать, печально замолк.
  Постепенно в столовой собрались все постояльцы и сам хозяин гостиницы. Швенляндцы восприняли новость об убийстве одинаково равнодушно, но Сеймор мог бы поклясться, что в ледяных глазах Свена (Нильса? или Бьорна? Нет, пожалуй, все-таки это были глаза Свена) мелькнуло странное выражение, показавшееся ему удовле-творением. Чем-то этот парень ему не нравился. В принципе, у Сеймора не было достаточно объективных причин для неприязни. Ведь то, что Свен и его братья казались ему замороженными око-рочками, не назовешь объективной причиной. Антипатия Сеймора была инстинктивной, он это определил и перенес внимание на Джо.
  Тот, в отличие от скандинавов, воспринял ужасную весть весь-ма эмоционально, с проклятиями в адрес убийцы и сетованиями на собственную неласковую судьбу. Лер, выслушав его тираду о том, что его заведение теперь разорится, "непременно разорится, про-валится в тартарары, черт побери!", не выдержала:
  - Джо, да как вы можете? Неужели вам нет никакого дела до того, что в вашем доме убили человека?
  Джо сделал вид, что устыдился, и Сеймор опять ничего не по-нял. То ли Джо - очень хороший актер, то ли его интуиция права, и хозяин гостиницы тут совершенно ни при чем. Что-то здесь было не то, что-то не вязалось. Но Сеймор слишком устал, и меньше всего ему хотелось сейчас думать; и он решил переложить это тяжкое бремя на плечи Ника. Сеймор присел рядом с ним и тихо сказал:
  - Вот вам задачка, Ник. Туристы неестественно спокойны, осо-бенно второстепенные братья, Нильс и Бьорн. Джо явно нам врет, но насчет чего - пока неизвестно. Подумайте над этим, Ник. У меня ничего не вышло, может, у Вас получится.
  Следом Сеймор предложил разойтись по комнатам и лечь спать - на часах уже была полночь. Идею приняли с облегчением, ес-ли не сказать - с восторгом. Уходя, Ник почему-то шепнул Лер:
  - Постарайтесь не ночевать сегодня одна.
  Лер намек поняла и невольно побледнела - неужели следующей жертвой должна будет стать она?
  ***
  Ник лежал в постели и честно пытался уснуть. У него ничего не получалось, он постоянно думал об Альбертине. В принципе, ее смерть не причинила ему особой боли - он слишком мало ее знал. Единственное, что он смог выжать из себя - неразборчивая молитва за упокой души и пожелание "обрести награду по заслугам".
  Труп общими усилиями Джо и Мака был перетащен в моро-зилку, номер вычищен, и теперь ничто не говорило о том, что недавно в гостинице произошло убийство. И Ник сейчас лежал и размышлял о том, кто мог убить Альбертину ван Рийн.
  Увы, его благое намерение опять пропало втуне. Ник услышал, как тихо скрипнула, открываясь, его дверь (которую он намеренно не стал запирать, ожидая чего-то подобного), и напрягся, ожидая на-падения. Он не сомневался, что к нему пришел убийца. Тем сильнее было потрясение, когда Ник ощутил у себя в объятьях стройное жен-ское тело. Пытаясь прийти в себя, он спросил:
  - Лер, это вы?
  - Я. Один надежный человек посоветовал мне не ночевать од-ной, и я решила, что с вами мне будет безопаснее, чем с отцом.
  Ник попытался вздрагивающими руками снять Лер с себя, на-ткнулся на полуобнаженную грудь и, словно обжегшись, отдернул руки. Лер негромко засмеялась, и ее глубокий грудной голос затро-нул какие-то неведомые струны в душе Ника; он почувствовал, как его тело обдало волной обжигающего жара, и его губы сами отыска-ли напрягшийся сосок девушки.
  Следующие сорок минут им было не до убийцы...
  Потом Ник услышал, как Лер встала с кровати, и спросил:
  - Ты куда?
  Она прикоснулась губами к его щеке и ответила:
  - Успокойся, всего лишь в душ. И не ревнуй, там меня никто не ждет, потому что душ находится в твоем номере.
  Хлопнула дверь ванной комнаты, и вслед за этим послышался шум льющейся воды. Ник вторично попытался сосредоточиться на мыслях об убийстве Альбертины, но у него опять ничего не вышло. Снова открылась дверь, и Ник не успел сказать и слова, как оказался на полу в роли избиваемого.
  Он пытался сопротивляться, но ничего хорошего из этого не вышло. Чьи-то сильные руки толкнули его, Ник налетел спиной на угол кровати и отключился. Его гаснущее сознание уловило визг Лер и звук захлопывающейся двери, а потом наступило безмолвие...
  Он очнулся от того, что почувствовал, как холодная струйка стекает по его щеке. Не пытаясь увидеть или услышать, он следил за ее передвижением. В тот момент, когда струйка переместилась ему на шею, к Нику вернулся слух. Он услышал срывающийся голос Лер:
  - Мак, вы сможете ему помочь?
  Мак озабоченно ответил:
  - Ну, Лер, не ждите от меня чудес, я же не профессиональный врач. И я ничего не могу гарантировать.
  Лер обрадованно вскрикнула:
  - Смотрите, Мак, он очнулся! Он открыл глаза!
  Мак проворчал:
  - А что толку, он нас все равно не видит...
  Мак был не прав. Ник открыл глаза, и впервые за долгое время увидел свет. Правда, "свет" - это слишком сильно сказано, потому что на дворе было два часа ночи, а электрического света в номере отчего-то не наблюдалось. Мак и Лер - два темных силуэта где-то вверху - сидели при свечах. В позеленевшем от времени медном шандале (называть это нелепое сооружение подсвечником или, тем более, канделябром язык не поворачивался) истекали искусственны-ми стеариновыми слезами три свечки. Это было к лучшему - яркий свет мог бы повредить Нику.
  Он поморгал, привыкая к полусумраку. И увидел наконец, насколько же красива Лер. Мягкий свет золотил ее волосы и живыми искрами отражался в испуганных синих глазах. Она спросила:
  - Ник, с вами все в порядке? Вы слышите меня?
  - Да, слышу, Лер, прекрасно слышу. Что здесь произошло?
  У Лер запрыгали губы, и она расплакалась, сжимая ладонь Ника в руках:
  - Милый... Очнулся... Ты... Я...
  Мак грубовато перебил ее:
  - Ну-ну, Лер, довольно слез. Поверьте, Нику сейчас ваши рыда-ния не помогут. Я расскажу вам, Ник, что здесь произошло. Где-то с четверть часа назад в гостинице вырубился свет. Я лежал в кровати и читал. Пока я встал, нашел свечи, пока оделся... прошло минут де-сять, наверное. Потом я услышал крик Лер, и побежал к вам в но-мер. Вы были без сознания, а Лер в истерике. Мне удалось ее успо-коить, и Лер рассказала, что к вам в номер ворвался какой-то чело-век, ударил вас, и пытался ударить ее. Но Лер закричала, и он сбе-жал. Потом мы зажгли свечи и попытались привести вас в чувство.
  Ник протянул:
  - Поня-атно. Скажи, Лер, ты не запомнила лицо того человека, который сотворил все это безобразие?
  Лер откликнулась слабым голосом:
  - Я успела заметить только то, что он был блондин.
  Ник страшно обрадовался:
  - Умница, Лер! Теперь мы точно знаем, кто мог это сделать!
  Мак поинтересовался не без ехидцы:
  - И кто же? Зеркальные близнецы? Несмотря на то, что вы уве-рены в том, что это был кто-то из них, как вы узнаете, кто именно это был? - И устало добавил: - Мы никогда не докажем, Свен это был, Бьорн или этот... как его... Серебряный Свет.
  Ник автоматически поправил:
  - Нильс. Его называют Ночной Звездой, Серебряный Свет - это Свен.
  И слегка смутился, заметив, какой взгляд бросила на него Лер.
  Она, впрочем, не обратила внимания на его смущение (или только сделала вид? кто их поймет, этих женщин...), и добавила, внимательно глядя ему в лицо:
  - Кроме того, только один из них совершил преступление. Мы не сможем обвинить невиновного, верно?
  Ник проигнорировал ее вопрос и попросил помочь ему под-няться, так как все еще лежал на полу. Лер остановила потянувшего-ся было помочь Мака:
  - Мак, выйдите, пожалуйста. Мы с Ником сами справимся.
  Американец послушно вышел, унося одну свечку. Лер мягко сказала:
  - Ник, ты совсем не умеешь притворяться. Может быть, ты и об-манул бы кого-нибудь другого, но только не меня. Я же актриса, и, следовательно, притворщица. Это странно, непостижимо, но мне кажется, что ты видишь меня, что ты... прозрел? Это так? Или я уже схожу с ума?
  Ник помолчал, потом сел на ковре, проворчав:
  - От тебя, видно, помощи не дождешься.
  Она рассердилась:
  - Не увиливай, пожалуйста, от ответа! Скажи прямо, да или нет?
  Ник, откровенно забавляясь, посмотрел на нее в упор:
  - Что - "да"? И что - "нет"?
  Яркие насмешливые искорки прыгали в его удивительного цве-та глазах - таких живых, что у Лер перехватило дыхание. Девушка уже открыла рот, чтобы обрадоваться вслух, как вдруг свет пропал, глаза его потускнели и снова стали невыразительными, слепыми, словно бы припорошенными пылью. И Лер ничего не сказала. Она снова засомневалась - а вдруг ничего не было? Вдруг все это - только игра света и тени? Тем более, что электричества в номере не было...
  Она еще раз посмотрела Нику в глаза, но они остались слепыми. Лер вздохнула и спросила:
  - Ну, что будем теперь делать?
  Ник беспечно ответил:
  - Дождемся Лорда Сеймора и вместе решим. - И, доверительно нагнувшись к ее уху, прошептал: - Я ему верю.
  - А ты уверен, что Лорд придет сюда?
  - Конечно. Он и Леди Лаэра сейчас стоят за нашей дверью и ждут, пока мы закончим наш глупый спор.
  Дверь тут же открылась, и показавшийся на пороге Сеймор спросил:
  - Интересно, как вы догадались, Ник?
  - На самом деле все очень просто, Сеймор...
  Лорд перебил его:
  - Я давно хотел вам сказать, Ник. Зовите меня Сэмом. Мне бу-дет приятнее.
  Лер автоматически отметила, что Леди Лаэра при этих словах вспыхнула и бросила на мужа странный взгляд. Ник же продолжил как ни в чем не бывало:
  - Очень просто, Сэм. У вас очень запоминающийся запах одеколона. Я же слепой, и другие чувства у меня развиты сильнее, чем у других людей. Я запомнил запах, и теперь просто унюхал вас.
  Сеймор принял это объяснение, и, присев на ковер рядом с Ни-ком, предложил:
  - Давайте поговорим, познакомимся поближе. Когда еще пред-ставится такой случай!
  Лаэра возразила:
  - А может, лучше обсудим ситуацию, в которую мы угодили? Например, почему так внезапно отключилось электричество? Вы можете это объяснить, мужчины?
  Сеймор пожал плечами:
  - А что объяснять? Преступник продолжает действовать. Снача-ла он отрезал телефон и лишил нас возможности связаться с полицией, а теперь вырубил свет. Чего он хочет этим добиться? Элемен-тарно...
  Ник подхватил:
  - Он хочет нас дезориентировать и напугать, чтобы мы начали совершать ошибки.
  - Какие ошибки? - спросила Лер. - Мы даже не знаем, почему он совершил убийство. И кто может стать следующей жертвой...
  В номере на миг стало тихо. Позже Ник вспоминал, что даже время будто замедлило свой ход. А потом события покатились с сумасшедшей скоростью.
  Дверь распахнулась, и тут же на затылок Сеймора, сидевшего спиной к двери (непростительная оплошность!), обрушился сокру-шительный удар. Лорд, не издав ни звука, повалился на ковер. Лаэра невольно вскрикнула, когда человек, ударивший ее мужа, хрипло заговорил:
  - Прекрасно! Обе шлюшки здесь, главный защитник надолго обездвижен, а калека мне не помеха.
  Как только инкогнито шагнул вперед и оказался в круге неверно-го света, отбрасываемого двумя свечами, Лер поймала себя на стран-ной ассоциации: незнакомец показался ей похожим на небольшой сейф, только с приличным брюшком. Она представила сейф с живо-тиком и истерически хихикнула. Мгновенно в руках убийцы (а что именно этот человек убил Альбертину, Лер не сомневалась) возник пистолет. И откуда он его только вытащил? Он направил его на Лер и холодно прошипел:
  - Еще хоть звук услышу от тебя - пристрелю, не задумываясь. Поняла, ты, проститутка?
  Лер замерла, как птичка, загипнотизированная взглядом пито-на. Надо было отвечать, но признавать себя проституткой не хотелось. Впрочем, умирать хотелось еще меньше. Убийца повторил, упиваясь ее страхом:
  - Поняла, шлюха?
  От необходимости отвечать ее спас Ник. Он насмешливо сказал:
  - Вы очень неосторожно поступили, господин преступник, ко-гда заговорили в полный голос. Теперь я могу точно сказать, кто вы. Скажите, вы сполна насладились ее страданиями?
  Убийца довольно сказал:
  - Да, это было здорово! Старая корова очень красиво кричала. Мне понравилось. А насчет того, что ты меня узнал, калека... Ты ни-когда и уже никому не сможешь об этом рассказать. В мои планы не входит оставлять свидетелей.
  - А что же входит в твои планы, предусмотрительный наш?
  - Сначала я убью старшую из этих девиц, ту, которая актриса. Потом я перережу горло маленькой Леди, потом закончу с Лордом, а тебя, слепой, я оставлю на сладкое. Мы славно повеселимся, пра-вда?
  Ник спокойно возразил:
  - Сомневаюсь, Джо.
  Девушки дружно ахнули, хотя и им уже было ясно по фигуре убийцы, кто он. Ни у кого из гостей не было такого обширного чрева.
  Хозяин гостиницы затрясся и заорал что-то невразумительное, короче - вышел из себя на мгновение. Но этого мгновения Нику хватило вполне. Он бросился Джо в ноги прямо с места. Оба упали и покатились по ковру, выкручивая друг другу руки. Грохнул выстрел, другой. Лаэра кинулась к мужу и оттащила его подальше от деру-щихся мужчин. Лер же бросилась к свечам и задула их. Тут же раз-дался срывающийся голос Ника:
  - Спасибо, Лер, я еще не совсем привык к свету!
  Минуты две на полу раздавалось упорное кряхтение и сопение, а потом Ник сказал совершенно спокойным голосом:
  - Лер, уже можно зажечь свечи. Зажигалка у меня в брюках, а брюки все еще висят на спинке стула рядом с тобой.
  Лер шагнула в сторону, наткнулась на стул, нащупала его брюки и вытащила зажигалку. Спустя пару мгновений в шандале уже теплились два робких огонька, в свете которых Лер и Лаэра разгляде-ли Ника, с удобством расположившегося верхом на Джо. Отсутствие штанов на Нике делало эту ситуацию несколько двусмысленной и даже забавной, но никто и не подумал смеяться.
  Руки хозяина гостиницы были скованы наручниками за спиной. Джо лежал на ковре уже без маски и злобно сверкал глазами на Ника. Стоило тому встать, как он прошипел:
  - Если б я знал, что все это время ты притворялся, коп поганый, я бы зарезал тебя первым!
  ***
  Спустя несколько часов все посетители гостиницы сидели внизу, в столовой: Лорд Сеймор с перевязанной головой и Леди Лаэра, держащая его за руку, Мак и Серж, освобожденные из номеров, за-пертых Джо, Свен, Бьорн и Нильс, которых так долго подозревали Мак и Сеймор, Лер и Ник, ставший героем этой ночи.
  За окнами уже серело зимнее утро, и первые лучи встающего солнца окрасили вершины гор в нежный розово-жемчужный цвет, но никто из сидящих внутри не интересовался красотой пейзажа снаружи. Всех присутствующих мучило вполне объяснимое любо-пытство: почему Джо обозвал Ника "копом поганым", откуда Ник знал, что именно Джо совершил убийство (а ведь он знал задолго до того, как догадались все остальные!), и правда ли, что Ник с самого начала только притворялся слепым?
  Все прояснилось довольно просто. Оказывается, в этом районе уже давно начали пропадать люди, преимущественно женщины. Потом находили трупы, у половины из них было перерезано горло. Делом сначала занималась франклийская полиция, а потом его пе-редали в Интерпол. Сыщики довольно быстро вышли на Джо Стед-тлера - отставного военного, эмигранта из Америки. Начали копать, и выяснилось, что Джо на родине подозревали в убийстве матери. Впрочем, убийство не доказали, и полиция оставила хозяина гос-тиницы в покое.
  Но Интерпол взялся за дело скрупулезно. Удалось выяснить, что Джо психически ненормален, и крайне подозрителен, оттого и не на-шли доподлинных улик. Тогда-то в Интерполе и вспомнили о Никэль-се О"Лири.
  - Я проработал в этой организации три года. Потом у меня было дело, связанное с футболом. Дело я завалил, потому что нешуточно увлекся этим видом спорта. Меня уволили. Так Интерпол потерял бездарного сотрудника, а европейский футбол обрел свою звезду. Ну, потом была травма, я ослеп, и снова понадобился полиции. Мои бывшие коллеги уже успели выяснить, что наш убийца питает склон-ность к женщинам зрелым, если не сказать пожилым. Поэтому меня снабдили киборгом в виде пожилой женщины, причем я узнал о том, что Альбертина не человек, только после убийства, когда связался с Парижем.
  Мак уточнил:
  - Так значит, она не мертва?
  - Нет, она просто временно отключилась. В городе ее восстано-вят полностью.
  Сеймор внезапно рассмеялся:
  - А как ты ловко нас провел! "Пятнадцать минут назад здесь убили мою единственную подругу"! Ты ведь даже не знал, кто она такая! По-моему, в тебе пропал талантливый актер. Как вы считаете, Лер?
  Лер задумчиво посмотрела на Ника:
  - Может быть... Вы извините меня, господа, если я украду у вас Ника на пару минут?
  Не дожидаясь ответа, она встала и вышла из столовой. Ник недоуменно пожал плечами и вышел вслед за ней.
  Лер стояла у регистрационной стойки в позе, выражающей та-кое отчаяние, что Ник сразу встревожился. Он быстро подошел к ней и попытался обнять, но Лер уклонилась. Не оборачиваясь, она спросила:
  - Это правда, что ты с самого начала мог видеть? Ответь мне честно, я не хочу, чтобы наши отношения строились на лжи.
  Если Лер рассчитывала этим приемом обезоружить Ника, то она ошиблась. Он шагнул назад, насмешливо оглядел Лер, поза которой казалась ему теперь картинной, и сказал:
  - Можешь быть спокойна.
  Лер повернулась к нему, ее синие глаза радостно вспыхнули, но тут же погасли, когда он продолжил:
  - Потому что у нас с тобой нет никаких отношений. Как говорит один мой знакомый, секс - еще не повод для знакомства. Мы с тобой неплохо сочетаемся в постели, но и только. Между нами не может быть ничего более серьезного.
  Он видел, что Лер было очень больно, но она не стала ничего говорить, а молча развернулась и ушла обратно в столовую. Ник кри-во улыбнулся и последовал за ней.
  Он поразился мужеству этой юной женщины: Лер ни разу не то что заплакала, она даже не показала вида, что ей плохо. Весь день она вместе с Лаэрой готовила новогодний ужин, украшала комнаты, вместе с Маком притащила в дом охапку еловых ветвей, и ни на ми-нуту не переставала улыбаться. Воистину, Лер была великой актрисой!
  Ник снова связался с Парижем, и ему обещали прислать помощь к утру. Тогда он проведал Джо, запертого в подвале. Тот, по-прежне-му со скованными руками, сидел на старом диване с вылезшими пружинами и безразлично смотрел в пол. Когда Ник включил свет, Джо поднял голову, и полицейский поразился отчаянию и безнадеж-ности, сквозившим в глазах бывшего хозяина гостиницы. Ему даже пришлось напомнить себе, что сидящий перед ним человек - убийца, маньяк. Ник не хотел с ним говорить, пробурчал несколько общих фраз о самочувствии, и сбежал из подвала.
  Вечером вся компания собралась все в той же столовой отмечать наступление Нового года. Комната благоухала елкой, а лохматые зеленые лапы были развешаны по стенам и стояли на столе в про-стом кувшине.
  Праздник проходил весело, но несколько напряженно: люди еще не успели оправиться от потрясения. Поэтому смех звучал несколь-ко истерично, а разговоры велись на повышенных тонах.
  Танцы тоже были, и Лер с Лаэрой не успевали передохнуть, по-тому что были нарасхват. Не танцевали только Серж и Ник.
  В четверть двенадцатого Ник наконец решился и пригласил на танец Лер. Ее глаза удивленно распахнулись, но она согласилась. Во время танца они поговорили, и Лер вернулась в свое кресло задум-чивая. Этот странный парень, о котором она практически ничего не знала, сумел доказать ей, что они не подходят друг другу. Доказать, не пользуясь логикой или избитой формулой "так будет лучше". В общем, Лер чувствовала, что он каким-то образом провел ее, но это ее не сердило. Ник был прав - они действительно не подходили друг другу, и у их отношений не было перспективы. Лер достаточно хоро-шо себя знала, и понимала - она еще не готова к роману с сильной личностью. А Ник, несмотря на его внешнюю слабость и даже хрупкость, был очень сильным, не только телом, но и духом.
  Лер поставила на этом вопросе точку, и до утра больше не дума-ла о Нике.
  В семь утра к гостинице подъехала полиция. Джо запихнули в вездеход с зарешеченными окнами, Ник сел в другую машину, пода-рив Лер на прощание долгий взгляд, и обе машины, отчаянно бук-суя, уехали.
  Всех остальных вывезли на автобусе, и уже через час Лер про-щалась в аэропорту с новыми знакомыми и друзьями, обменивалась адресами с Лаэрой, Сеймором и Маком, обещая писать. Вскоре она уже была дома, в Париже. И все было хорошо. И только одно беспо-коило ее - прощальный взгляд Ника. Что он хотел сказать? Лер не знала ответа, но надеялась когда-нибудь его узнать. Ведь Париж не так уж далеко от Дублина, правда?
  Алматы, 1999- 2004 .
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"