Лютая Ольга: другие произведения.

Королевский сапфир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще более классическая фэнтези. (Ужас какой-то, сплошная классика!) ;)

  КОРОЛЕВСКИЙ САПФИР
  
   Ребенок спал в своей колыбели. Мать, склонившись над его ручонкой, прочла странную судьбу сына. Дважды ужасная смерть почти достанет его, и дважды женская любовь спасет его, и он вы-живет вопреки всему. Предстоят ему скитания по всей земле, войны и бури ждут его.
  Мать только вздохнула. Типичная мужская судьба... И все равно она спасет его в этот раз, ибо ее малыш находится в смертельной опасности. Только слишком уж тяжело для ее сердца это спасение.
  К ней подошел высокий черноволосый мужчина с изумрудны-ми глазами, сверкавшими ярче золота его короны. Отец. Он сказал:
  - Не плачь. Ему будет безопасно там, куда его доставит сэр Карим.
  - Да, я знаю... Я уже почти смирилась. Но увидим ли мы его хотя бы еще раз?
  - Даже если и нет - это уже ничего не меняет. Главное, что наш сын будет жить.
  С этими словами отец взял сына на руки. Малыш открыл огромные синие глаза и в упор посмотрел на отца - взгляд во взгляд. Отец прерывисто вздохнул и проговорил:
  - Прощай, сын мой. И прости наш безумный народ, поднявший руку на своего Короля.
  Отец закутал сына в плащ и передал невысокому молодому вои-ну, стоявшему у дверей. Воин с благоговением принял малыша: "Пойдем, юный принц..."
  После того, как воин с его драгоценной ношей растворился в ночи, королева расплакалась. А через полчаса во дворец ворвались разъяренные люди, и кровь залила мозаичные полы дворца. Так Авастия, страна магов и волшебников, осталась без владык, что на долгие годы ввергло ее в хаос...
  ***
  Верный воин опустил ребенка на окно королевской спальни и, постучавшись в раму, исчез. Как раз в это время королева Инвинер-да, супруга короля мегаров Феала, отдыхала после довольно трудных родов. Уловив стук в окно, королева вздрогнула и в ужасе прошепта-ла:
  - Демон...
  На короля ее шепот произвел большее впечатление, чем возможный истерический вопль, и он бросился к окну. Распахнув его, он обнаружил н а широком наружном карнизе закутанного в плащ младенца. Глаза ребенка были открыты и полны слез. На плаще были пришпилены большой сапфир и записка с единственным сло-вом - "Эрик". Король колебался: взять или не взять ребенка, воз-можно, подброшенного эльфами или демонами? Но королева спросила:
  - Феал! Что там?
  А глаза ребенка казались огромными, и свет звезд отражался в них, как в стеклах окон. И король наклонился и взял младенца на руки.
  Королева, едва увидев малыша, умилилась и твердо заявила:
  - Он послан нам небом. И будет братом нашему мальчику. А камень вели оправить в золото - это будет его талисман.
  Официально было объявлено, что королева Инвинерда родила двойню - двоих мальчиков. Их нарекли Эриком и Найтом.
  ***
   Эрик и Найт росли. Вернее, стоило бы сказать - Найт и Эрик, ибо наследником был Найт, и объявили, что он старший, хотя на са-мом деле старше, конечно, был Эрик - почти на пять месяцев. Но, так как принцев показали народу только тогда, когда им исполнилось по году, вопросов не возникло.
  Эрик рос странным ребенком. Он был нелюдим, и никто, кро-ме брата, не отваживался с ним играть. Впрочем, он и сам не стре-мился к играм. С раннего детства Эрика тянуло к оружию. Целые дни проводил он в оружейной комнате, восторженно разглядывая коллекцию клинков короля Феала.
  С шести лет принц твердо сидел в седле. Примерно с этого же времени его начали обучать воинскому искусству. Учителя удивля-лись, с какой легкостью дается ему все, и сколько физической и ду-шевной энергии вкладывает Эрик в занятия.
  Между прочим, дети боялись принца. Конечно, здесь большую роль играл его замкнутый характер - никого, кроме Найта, не пускал Эрик в душу, но свою лепту вносила и внешность. Вокруг него как бы вился ореол мрака. Черные, как смоль, волосы, бледное лицо, пронзительный взгляд, постоянное напряжение... И только в те ред-кие минуты, когда он улыбался, Эрик преображался. Его глаза на-чинали лучиться ярким синим цветом (странно напоминая тот сап-фир, который принц носил на груди вместо амулета), черты смягча-лись, и в эти мгновения королева Инвинерда, которая, если честно, тоже побаивалась его, искренне жалела, что Эрик не ее сын.
  Впрочем, у нее было немалое утешение - Найт. Полная про-тивоположность Эрику - веселый, общительный, любимец не только матери, но и всего народа. Больше всего на свете Найта тянуло к музыке, хотя он не пренебрегал прочими занятиями, а в фехтовании был почти так же хорош, как Эрик.
  А однажды к мегарам забрел странствующий монах, про-поведующий странное учение - некую весьма гармоничную смесь религии, музыки и фехтования. Найт вцепился в него мертвой хваткой, найдя в этом учении воплощение всех своих пристрастий.
  По прихоти природы, Найт внешне был копией Эрика - такие же черты лица, такие же сверкающие синие глаза под густыми черными бровями. Их различали по цвету волос: у Найта они были светлыми, как спелая пшеница, и казалось, будто вокруг головы принца сконцентрирован солнечный свет; да еще кожа у братьев была разного цвета. У Эрика - снежно-белая, легко сгорающая на солнце и почти прозрачная, как у девушки; у Найта - золотисто-смуглая, непроницаемая ни для румянца, ни для загара.
  Так они и росли: два абсолютно чужих человека, считающие себя братьями. Несмотря на все различающее их, Найт и Эрик искренне любили друг друга, и были готовы отдать жизнь один ради другого.
  К девятнадцати годам Эрик и Найт превратились в статных, красивых молодых мужчин, и закономерно были внесены в список лучших женихов, который вела каждая уважающая себя знатная да-ма. Предпочтение, конечно, отдавалось Найту, и Эрик только тихо радовался, что его немного побаиваются.
  Вся их жизнь, беспечная и мирная, была нарушена одним ясным весенним днем...
  Сияло солнце. Оно ярко поблескивало в черных волосах Эрика и золотыми искрами прыгало в его глазах. По лезвию длинного ме-ча скользили солнечные зайчики, обжигались об острые края и обиженно спрыгивали в пыльную траву.
  Эрик, как всегда по утрам, тренировался у колодца. Его обнаженный торс, мокрый от пота, блестел на солнце. Сделав длинный выпад и коснувшись коленом земли, Эрик прочертил царапину на груди противника и легко поднялся. Отступив назад, он произнес:
  - Очень хорошо, Лиас. Можешь идти.
   Молодой светловолосый парень с видимым облегчением подхватил свое оружие и убежал.
  Эрик усмехнулся и с внезапной горечью подумал, что они все до сих пор его боятся. "Еще бы! Такой непохожий на этих блонди-нов! Такой странный, замкнутый и вообще - вылитый колдун. И на-верняка недоумевают - как это у королевы Инвинерды мог родиться такой сын?!"
  Эрик в ярости отбросил меч, склонился над колодцем и зачерп-нул воды. Прохладная влага смыла пот с его тела и остудила жар на его лице. Встряхнув мокрыми волосами, Эрик поднял меч и за-думчиво посмотрелся в серебристое лезвие. Потом он сделал стре-мительный выпад, другой, и его, как всегда, захватил блистающий танец оружия.
  Он снова и снова повторял па своего смертельного танца, с каж-дым движением все больше разъяряясь. И в ту минуту, когда его на-пряжение достигло апогея, позади него раздался спокойный, звуч-ный голос:
  - Мне кажется, Эрик, ты слишком много времени уделяешь занятиям с оружием. Насколько было бы лучше, если бы ты посвятил себя, например, вышивке. Или вязанию.
  Эрик медленно обернулся. Как и следовало ожидать, сзади стоял Найт и, улыбаясь, смотрел на брата. Из кармана его торчала неизмен-ная флейта. Эрик опустил оружие и улыбнулся в ответ. Лицо его озарилось неземным светом; и каждый, кто взглянул бы сейчас на Эрика и Найта, не задумываясь, сказал бы: "Да они близнецы!"
  Найт посерьезнел и, слегка нахмурив брови, произнес:
  - Нам надо поговорить.
  - О чем бы?
  Найт потер рукой лоб и озабоченно сказал:
  - Прибыл посол из Авастии. Отец хочет, чтобы мы при-сутствовали на аудиенции.
  - Зачем? Снова изображать статуй?
  Найт улыбнулся:
  - Снова хочет похвастаться. Ты разве против?
  Эрик засмеялся:
  - Совсем нет. Почему бы не доставить удовольствие отцу и его гостю?
  Он накинул плащ на обнаженные плечи, и братья направились ко дворцу.
  ***
  Цель у так называемого "посла" оказалась весьма странной. Сэр Карим, как он назвался, представлял интересы короля Авастии, погибшего 18 лет назад во время восстания. Король Феал вежливо удивился:
  - Как это понять? Вы прибыли, чтобы уладить дела мертвеца? - И добавил: - Наша страна никогда не имела отношений с Авастией - ни торговых, ни дипломатических. Что же вам нужно здесь?
  Рыцарь начал говорить:
  - Я хотел бы, чтобы вы вернули нам нашего наследника, сына погибшего короля. Авастия пребывает в хаосе, но пока жив хоть один законный потомок древнего рода наших королей, у нашей несчастной страны есть надежда.
  - Но я все еще не понимаю, при чем здесь...
  Сэр Карим перебил его:
  - Может, его имя что-то вам скажет. Принца зовут Эрик.
  Король Феал тяжело вздохнул:
  - Я знал, что рано или поздно случится что-нибудь в этом духе. Значит, это ваш посланник подкинул Эрика на карниз нашей спаль-ни?
  Рыцарь, с напряжением следивший за реакцией короля, перевел дыхание:
  - Да. И этим посланцем был я. Вы... пошлете за Эриком?
  - Конечно. Но у меня есть некоторые сомнения, и я хотел бы их разрешить. Я много слышал о том, что все жители Авастии - маги и волшебники. Так получилось, что мой сын и Эрик очень похожи. Если вы сможете их различить, Эрик пойдет с вами. Вы согласны на такие условия?
  Сэр Карим не колебался:
  - Да.
  Король кивнул, подозвал слугу и что-то шепнул ему. Слуга церемонно поклонился и вышел. Король Феал мило улыбнулся рыцарю:
  - Может, вина?..
  ...Рыцарь даже поперхнулся, когда увидел их. Братья - несо-мненно, близнецы! - вошли в тронный зал, синхронно печатая шаг, и на лицах их застыли идентичные выражения. Он сразу понял, что один из них и есть Эрик. Вопрос был в том, кто именно?
  Два человека, стоящие перед ним, явно были созданы под ко-пирку. Оба высокие, статные, широкоплечие, с выпуклой, сильной грудью. Один в белоснежной рубашке, у второго яркий пурпурный плащ наброшен прямо на обнаженные плечи. Скользнув взглядом по их лицам (подробнее рассмотрим потом, когда придет время!), сэр Карим машинально отметил, что они различаются цветом кожи. У того, что в рубашке, кожа золотисто-смуглая, как и у короля Феала. У второго - матово-бледная. Точь-в-точь как у королевы Инвинерды. Рыцарь почувствовал азарт, который еще усилился, когда он увидел, что волосы обоих юношей прикрыты темной тканью. Он спросил:
  - Что, еще и в цвете волос отличия?
  Король Феал склонил голову:
  - Вы на редкость догадливы, рыцарь. Задача не кажется вам слишком сложной?
  Сэр Карим невпопад улыбнулся и медленно пошел вокруг принцев. Увы - даже стояли они одинаково, вплоть до мельчайших движений ресниц. "Так не бывает!" - твердо сказал себе рыцарь и понял, что пора глянуть им в глаза.
  Тут его ждало первое открытие. У одного из принцев глаза оставались холодными, словно кусочки синего льда, добываемого в Каменном море. Зато глаза второго казались двумя маленькими Горячими озерами. Сэр Карим понял, что пришла пора освободить духа воздуха, заключенного в его кольце - он поможет ему точнее определиться с выбором. И, разумеется, как только дух вылетел, ры-царь сразу увидел сапфир - неяркий голубоватый посверк среди складок плаща. Сэр Карим даже застонал и хлопнул себя по лбу:
  - О великий Да-Эри! Какой же я слепец! Сапфир! Это же Королевский сапфир!
  И решительно указал на Эрика:
  - Это он.
  Король Феал только вздохнул:
  - Да, вы правы. Эрик, сними накидку.
  Юноша сдернул ткань с головы, обнажив иссиня-черные волосы, падающие на плечи, и у сэра Карима перехватило дыхание. Принц до умопомрачения, до боли в сердце был похож на покойного коро-ля Данкара. Тот же благородный абрис лица, упрямый подбородок, хищный орлиный профиль... И темно-синие глаза его матери.
  Смешавшийся рыцарь повернулся ко второму принцу и попро-сил его тоже снять ткань с головы. Найт с улыбкой исполнил просьбу, и сэр Карим увидел сверкающие в солнечном свете золотые волосы, придерживаемые серебристым обручем. Рыцарь увидел чистую, искреннюю улыбку и невольно улыбнулся в ответ. Флейта, скромно выглядывающая из кармана, подсказала ему, что этот юноша проще Эрика, веселей, и отдает предпочтение более наукам и музыке, неже-ли мечу и огню.
  Однако стоило сэру Кариму на секунду отвлечься от Эрика, как тот немедленно спросил:
  - И кто же вы такой, доблестный рыцарь?
  Сэр Карим вздрогнул и перевел взгляд на него. И наткнулся на холодный взгляд, излучавший вежливое внимание. Невольно подобравшись, он ответил:
  - Я рыцарь Ордена Синего Камня, сэр Карим, посланник и доверенное лицо короля... покойного короля Авастии Данкара Третьего.
  Найт изумленно поднял брови:
  - Что же вы тут делаете? Мегары не имеют общих дел с Авастией.
  Рыцарь вздохнул:
  - Разве вы не догадываетесь, принц Эрик?
  Эрик полыхнул ярким румянцем. Да, конечно, это все объясняет. И другую "масть", и отличия в характере, и странное отношение матери к нему. Вернее... Получается, что королева Инвинерда ему не мать?
  Он поднял глаза и наткнулся на сверкающий взгляд сэра Ка-рима. Тот кивнул:
  - Да, мой принц. У вас быстрый разум - совсем как у вашего деда.
  Эрик молчал. Только на лбу его, гладком юношеском лбу, обозначилась вертикальная морщинка, которой король Феал ранее не замечал. И, увидев это новое для него проявление взрослости, король понял, что Эрик уже совсем не ребенок, и скоро покинет его. Найт, в отличие от отца, не понял рыцаря, и спросил:
  - Что все это значит? Этот рыцарь никак не мог знать нашего деда - тот умер еще до рождения отца! Брат мой, что тут происходит?
  Эрик растерянно посмотрел на Найта. Морщинка разгладилась, взгляд его просветлел:
  - Понимаешь, Найт... Это довольно сложно... Кажется, я тебе не брат.
  - Как - не брат?
  Сэр Карим поспешил вмешаться:
  - Выслушай меня, Найт, принц мегаров. Я расскажу тебе все, что ты хочешь узнать. Для начала - об истории нашей страны, Авастии. Лет этак двадцать тому назад к власти пришел наш новый король - Данкар Третий, сын великого короля, Дариола Шестнад-цатого. Он оказался умным и честным правителем, несмотря на молодость. Несколько лет мы жили в благоденствии и покое. А потом у короля Данкара появились враги - из числа завистников. Они мечтали свергнуть законного правителя и посадить на трон бастар-да - незаконнорожденного сына короля Дариола, Сивера. Ему было всего семь лет, и конечно, им легко было бы управлять. Но как раз в это время у короля Данкара и королевы Мариолы родился сын, и надежды заговорщиков на законность правления Сивера рухнули. У них был только один выход...
  Найт понимающе произнес:
  - Они убили их?
  Рыцарь чуть побледнел:
  - Да. Они отравили источники столицы, Икора, и одурманен-ный народ растерзал короля и королеву. Но за несколько часов до гибели король снял с короны магический сапфир и вместе с наслед-ником отправил подальше от страны. С тех пор Авастией правит Сивер. Недавно он заявил, что, если законный наследник не появит-ся в течение полугода, он начнет уничтожать тех, кто до сих пор ве-рит в то, что сын Данкара и Мариолы жив. Терять ему нечего, так как Сивер уверен, что принц погиб вместе с родителями. Просто это удобный повод разделаться с оппозицией. Путь в ваше королевство занял у меня три месяца; и потому мы должны поторопиться.
  Найт озадаченно нахмурил брови:
  - Чего-то я недопонимаю. При чем тут Эрик?
  Сэр Карим вздохнул:
  - Очень даже при чем. Он - наследник нашего престола.
  ***
  Эрик ехал на рослом вороном коне, чуть покачиваясь в седле и не сводя глаз с широкой спины сэра Карима, обтянутой тонкой, но удивительно прочной кольчугой (ее прочность он успел испробо-вать на привале). Глаза его слипались, но Эрик твердо помнил наказ рыцаря: "Захочешь спать - смотри мне в спину. И ни в коем случае не отводи глаз!".
  Веки казались каменными и неудержимо стремились сомкнуться, но будто что-то поддерживало их. Сопротивляться сну было тяжело. Вдвойне тяжело потому, что Эрик отчаянно завидовал Найту, чья очередь была сейчас спать на носилках, укрепленных между ло-шадьми сэра Карима и самого Найта.
  Ехать было неудобно: тело то и дело клонилось в разные стороны, длинный меч, притороченный к седлу, бил по ногам, а кольчуга казалась раскаленной и невообразимо тяжелой. Жара доводила до отупения; воздух казался густым и тягучим, дышать было почти нечем. Стараясь уменьшить жар, Эрик сорвал шлем, но это не по-могло. Длинные черные волосы рассыпались по плечам, прилипнув к потной шее. Стало еще хуже, но сил на то, чтобы снова собрать волосы под шлем, у Эрика уже не было.
  Казалось, прошла вечность, прежде чем рыцарь остановил ло-шадь и объявил очередной привал. Эрик мешком свалился с коня, кое-как стянул кольчугу и, повалившись на плащ, мгновенно уснул.
  Сэр Карим растолкал Найта и сказал ему:
  - Расседлай лошадей. И если что - сразу буди меня.
  И улегся на носилки. Через пару мгновений благородный рыцарь уже сладко спал, производя носом не менее благородные звуки.
  Найт ухмыльнулся и принялся расседлывать лошадей.
  ... В дороге, когда никто не спал, сэр Карим рассказывал принцам различные истории. В том числе и о роли Королевского сапфира в истории Авастии.
  Задумчиво поглаживая успевшую отрасти за время путеше-ствия русую бородку, рыцарь говорил:
  - Я помню это так отчетливо, что порой удивляюсь. Мне было пять лет, когда мой отец, бывший начальником стражи короля Дариола, отправился вместе с ним в поход. Он уезжал вечером, и я помню, как играли отблески огня на кирасе моего отца, а свет факелов делал его лицо красным и зловещим. Отец очень торопился, он успел только сказать несколько слов моей матери и уехал. Его не было долго. А вернулся он тяжело раненым, и вскоре умер. Позже мать рассказала мне, что он ездил за Королевским сапфиром.
  Найт не выдержал:
  - Не совсем понимаю, что же в нем такого особенного?
  Рыцарь усмехнулся:
  - Терпение, юноша, это добродетель. Наша страна - страна магов, волшебство окружает нас с самого рождения. Первый король Авас-тии, Даэрон Великий, сотворил этот камень и заключил в него ду-хов четырех стихий, связав их заклятием верной службы стране. По-ка этот сапфир находится у одного из законных правителей, все в ко-ролевстве идет своим чередом. Но стоит камню покинуть пределы Авастии или попасть в чужие руки, как он теряет всю свою магию, и в стране воцаряется хаос. В этом наше проклятье - мы слишком мно-гое вложили в магию, чтобы суметь полноценно прожить без нее. Во времена Дариола Шестнадцатого, деда Эрика, сапфир был украден, но его удалось вернуть. Король Дариол наложил на камень заклятье охраны, и теперь всякий, кто не является законным королем или наследником короны, дотронувшись до него, умрет. Поэтому не прикасайся к королевскому сапфиру, Найт, если не хочешь погиб-нуть.
  Найт искоса глянул на Эрика. И заметил насмешливую искорку в его глазах, хотя тот даже не улыбнулся. Он ответил рыцарю:
  - Не волнуйтесь, сэр Карим. Я не притронусь к этому камню - потому что слишком люблю жизнь.
  И, пришпорив коня, Найт с гиканьем поскакал вперед.
  Эрик тронул коленями бока скакуна и рванул за братом.
  Рыцарь растерянно улыбнулся. В такие минуты еще больше ощущалась невероятная схожесть этих двоих. Помотав головой, что-бы отогнать странные мысли, он поскакал за принцами.
  ***
  Недели за три до конца срока путники выехали к замку. Он возвышался над долиной, как огромный серый великан с руками-башнями и черным зевом подъемной решетки. Мост был опущен; воды во рву, опоясывающем замок, почти не было.
  Сэр Карим остановил лошадь и настороженно произнес:
  - Это замок сэра Юлоса, и если я ошибаюсь, пусть меня поразит молния! Но здесь явно произошло что-то странное...
  И продолжил, задумчиво глядя на толстые стены, сложенные из огромных блоков серого камня:
  - Надеюсь, это ничем нам не грозит.
  И въехал на мост. Братья последовали за ним.
  Решетка оказалась поднятой. Трое всадников въехали во двор, некогда мощеный булыжником, а теперь заросший густым бурьяном. Повсюду были разбросаны доспехи - тронутые ржавчиной кольчуги, потемневшие шлемы, разбитые щиты. В некоторых доспехах обна-ружились высохшие трупы - все, что осталось от стражи ворот.
  Найт, оглядев это кладбище, присвистнул:
  - Ого... Здесь что, была война?
  Сэр Карим процедил:
  - Надо как можно скорее найти комнату Хрустального шара. - Уловил вопросительный взгляд Эрика и пояснил: - Это комната, где жители замка занимались магией. Может, там что-то разъяснится?
  ...Они шли по комнатам, даже сейчас еще сохранявшим черты роскоши, хотя были засыпаны всяким мусором и загажены до пре-дела. Под ногами хрустело битое стекло, осыпавшаяся с потолка и стен штукатурка и прочие неприятные вещи, вроде навоза. Похоже, что в коридорах замка разъезжали на лошадях.
  Рыцарь шел прямо, не тратя время на осмотр пустующих ком-нат; казалось, его вело какое-то внутреннее чутье. Братья, наоборот, с интересом рассматривали заброшенный замок. И, когда под но-гой Найта что-то хрустнуло, он резво наклонился и подобрал не-большой медальон со сломанной крышкой.
  Найт отбросил ее и увидел миниатюру - портрет какой-то де-вушки. Эрик заглянул через плечо брата и увидел ее лицо. Таких красавиц он не видел никогда! Бледное лицо в обрамлении светлых локонов, огромные зеленые глаза, тонкий нос и прекрасно очерчен-ные губы. Найт, не отрывая взгляда от портрета, позвал:
  - Сэр Карим! Не хотите взглянуть?
  Рыцарь повернулся, увидел медальон и живо им заинтере-совался. Девушка на портрете произвела на него большое впечат-ление; он благоговейно прикоснулся губами к медальону. Эрик спросил:
  - Кто она, сэр Карим?
  - Это дочь сэра Юлоса, Эрик. Величайшая волшебница Авас-тии, которой было недоступно только одно волшебство - магия Ко-ролевского сапфира.
  - А имя у этой леди было?
  - Да, конечно. Ее зовут Асталия, Асти. Моя дэринна, между прочим.
  - Кто?
  - Дэринна. То есть дочь моего кровного побратима. В случае его смерти я становлюсь для нее отцом.
  Найт покивал:
  - Ясно. Но что с ней случилось?
  - Когда я уезжал, она была в замке, с отцом. Что произошло здесь... Трудно сказать, пока мы не найдем комнату Хрустального шара.
  Эрик склонил голову:
  - Так давайте не будем терять зря время, доблестный рыцарь! Ведите нас к ней, и поскорее!
  Сэр Карим нахмурился такой властности и с тревогой подумал, что еще слишком рано. Это может сломать Эрика. Но тут же напом-нил себе, что испытание неизбежно, и с этим придется смириться.
  ***
  Комната Хрустального шара оказалась круглым помещением без окон, и в сумраке на чудом уцелевшем столе мягко светился шар, выточенный из хрусталя. Рыцарь прерывисто вздохнул:
  - Слава Да-Эри, он цел!
  Найт не удержался от вопроса:
  - Вы уже несколько раз упоминали этого Да-Эри, сэр Карим. Кто он?
  - Он? Первый в мире человек, придумавший, как заключить духа стихии в драгоценный камень.
  Эрик уточнил:
  - Он нечто вроде бога? Как Торд или Гаэл?
  Рыцарь покачал головой:
  - Нет, совсем нет. Мы не верим в богов, как примит... варвары.
  Найт обиделся:
  - Это мы-то, мегары, и варвары?! Да мы... да лучше нас...
  Эрик перебил его:
  - Без веры жить невозможно. Во что же вы верите? В Да-Эри?
  - Да. Мы верим в науку, которую он открыл, в силы стихий, в духов - дружественных нам и враждебных. А Да-Эри... Он стал тем, кого вы называете "святыми". Между прочим, он был отцом первого короля Авастии, Даэрона Великого, так что является пря-мым предком Эрика. Часть его имени непременно присутствует в именах всех наших королей - это традиция, освященная веками. Так что твоя ирония неуместна, принц...
  Эрик смущенно отвел глаза:
  - Простите... А что такого ценного в хрустальном шаре? Чем он нам может помочь?
  - В нем обычно хранят всякую информацию. Два духа, что жи-вут в нем, охраняют шар лучше всякой стражи, не допуская к нему никого, кроме владельцев по крови и хозяина Королевского сапфира. Если сэр Юлос и оставил сообщение, так только в хрустальном шаре.
  Найт нахмурился:
  - Погодите, сэр Карим... Кто такие владельцы по крови?
  - Хозяин замка и его кровные родственники.
  Эрик вставил:
  - А кровные побратимы входят в их число?
  - Нет... Об этом я как-то не подумал. Значит, информация останется недоступной для нас...
  Рыцарь горестно вздохнул и понурил голову.
  Эрик думал не очень долго. Он подошел к сэру Кариму и тро-нул его за рукав:
  - Нет никаких проблем! У нас же есть Королевский сапфир!
  Сэр Карим яростно замотал головой:
  - Нет! Ты еще не хозяин духам сапфира! Нельзя рисковать жизнью наследника короны ради каких-то провинциалов, пусть даже таких привлекательных, как леди Асталия.
  Эрик улыбнулся:
  - О каком риске вы говорите? Сапфир защитит меня!
  И начал снимать кольчугу. Рыцарь пытался протестовать, но тут неожиданно вмешался Найт:
  - Не надо спорить с ним, сэр Карим! Это напрасный труд. Эрик внимательно выслушает вас, улыбнется, но все сделает по-своему. - Он доверительно наклонился к рыцарю и понизил голос: - Между прочим, у него ВСЕГДА все получается. Да-да-да, это просто мистика какая-то...
  Рыцарь растерянно посмотрел на Эрика. Тот уже снял кольчугу и стеганую подкладку и остался в одной рубашке. Словно в подтвер-ждение слов брата, он быстро улыбнулся. Королевский сапфир, ви-севший на тонкой золотой цепочке поверх рубашки, мягко качнулся, когда Эрик, сжав зубы, шагнул к хрустальному шару.
  Мягкое серебристое сияние окутало Эрика, и он почувствовал, что его настороженно разглядывают. Вся храбрость сразу же куда-то улетучилась; Эрик облизнул внезапно пересохшие губы и хрипло спросил, не отводя взгляда от шара:
  - Сэр Карим, что нужно делать дальше?
  Рыцарь торопливо шепнул:
  - Самое главное - не отводи взгляда от шара.
  - А если конкретно?
  - Конкретно... Толком не знаю, сам никогда не пробовал, но говорят, что необходимо думать о том, что ты хочешь сделать. Пред-ставляй, что ты подходишь, берешь шар в руки и смотришь в него.
  - Это все? И эти двое, которые меня разглядывают сейчас, покажут то, что я хочу видеть?
  - Ты видишь духов?!
  Раздался какой-то невнятный шум, а потом спокойный голос Найта произнес:
  - Делай, что думаешь, брат.
  Эрик смолк и вперил взгляд прямо в середину хрустального шара. Духи - если эти два светлых пятна были духами - разлетелись в стороны, а внутри прозрачной сферы возникла женская фигура. Она стремительно увеличивалась в размерах, пока Эрик не разгля-дел ее лицо. То была леди Асталия; у нее оказались длинные косы, уложенные венцом над высоким гладким лбом, а глаза были тако-го чистого цвета, такие ясные, что казались прозрачными. Она заговорила:
  "Тот, кто слышит меня! В назидание тебе и в опаску. Я - Аста-лия, дочь сэра Юлоса, хозяина этого замка и рыцаря Ордена Синего Камня. Шестого числа прошлого месяца на наш дом напали люди - из тех, что называют себя личной гвардией короля Сивера. Защитни-ки замка были перебиты все до единого, а отца сожгли живьем у Горячих озер. Мне удалось бежать. Берегись, если ты едешь без спутников! Потому что в долине, на наших бывших землях, орудует банда негодяев, благословленная Сивером Первым. Недолго ему осталось поганить собой светлый трон Авастии, и я лично позабо-чусь об этом... Берегись же, неведомый слушатель! Берегись подло-сти и коварства, исходящих от этого узурпатора!"
  Девушка смолкла. Потом ее фигура мгновенно уменьшилась, и в то же время сияние, окутывавшее Эрика, потухло. Шар померк, и комната снова погрузилась во мрак.
  Эрик на подгибающихся ногах отступил к рыцарю и Найту. Этот шар потребовал от него столько же энергии, сколько он обычно тратил на полноценную тренировку.
  Сэр Карим торопливо спросил:
  - Ты в порядке?
  - А что со мной может случиться?
  - Ты... правда видел духов?
  - Ну... если те два пятна были духами, то тогда видел.
  - А как... Какое сообщение оставил сэр Юлос?
  Эрик отвел глаза:
  - Сообщение оставил не он, а леди Асталия.
  - Что она сказала?
  Эрик вздохнул и, четко выговаривая слова, рассказал Найту и сэру Кариму о том, что он увидел внутри хрустального шара. Ры-царь страшно изменился в лице, глаза его дико блеснули, и Найт да-же опасливо отодвинулся от него. Но сэр Карим справился с собой. Он отвернулся и глухо сказал:
  - Здесь нам больше нечего делать. Замок заброшен, сэр Юлос... мертв, а Асти исчезла. Уйдем отсюда.
  И медленно направился к выходу. Найт пошел за ним; рука его, сжимавшая золотой медальон с изображением леди Асталии, раз-жалась, и тот с жалобным звоном упал на пол. Эрик, уже успевший натянуть стеганую подкладку, нагнулся и поднял его.
  Задумчиво глядя на портрет, он прошептал:
  - Асти... - Потом голос его окреп: - Леди Асталия, дочь подло убитого рыцаря! Я клянусь великим Да-Эри, непогрешимым Гаэ-лом, могучим Тордом! Клянусь, что я отомщу! И месть моя будет ужасной, клянусь Королевским сапфиром, который священен для каждого жителя этой страны!..
  ***
  Шел второй день их пути по огромной долине; но, вопреки предостережению Асталии, на них никто не напал. Мало того, они вообще никого не встретили. Это уже начинало тревожить сэра Карима. Продовольствие у них заканчивалось, и, если они не встре-тят вскоре селение, то они просто не доедут до блистательного Ико-ра, столицы Авастии. Рыцарь выразил свое беспокойство следую-щей фразой:
  - Да-а... Дела наши плохи.
  Найт обеспокоенно спросил:
  - Почему? Что нам грозит?
  - Голод, мой милый принц. А это штука скверная. Он сводит с ума, будит в человеке самые низменные качества. Впрочем, я со-мневаюсь, что вам известно подобное чувство.
  Эрик вмешался в их разговор:
  - Смотрите, сэр Карим! Вы видите?
  - Нет. А что я должен увидеть?
  Эрик махнул рукой куда-то в сторону горизонта:
  - Да вон же! Дым!
  - А, верно. Столб дыма. Но если там дым...
  Эрик продолжил:
  - ... там, несомненно, люди.
  Найт подхватил:
  - И продовольствие.
  Рыцарь рассмеялся:
  - И продовольствие. Ну, едем!
  И пришпорил свою лошадь.
  Буквально через пару минут они выехали к маленькой дере-вушке. В ней было всего два каменных здания - дом старосты и небольшая двухэтажная мэрия. Именно в этих зданиях и сосре-доточилась вся жизнь деревеньки. Поскольку все остальные ее дома, выстроенные из дерева и, по всей видимости, крытые соломой, до-тла сгорели.
  Наверное, жители деревни были основательно сердиты на тех, кто поджег их дома. И, может быть, поэтому они встретили путни-ков посреди улицы с оружием в руках. И, хотя оружие было в основ-ном незамысловатым (вилы, лопаты и прочий сельхозинвентарь), выглядели они довольно опасно.
  Жители стояли молча, но было в их молчании нечто страшное. Мужчины и юноши глядели на нежданных гостей с мрачной реши-мостью. Женщины и дети, потеряв всякий страх, с неприкрытой не-навистью смотрели на них. Это было тем более ужасно, что в Авас-тии традиционно уважали и любили рыцарей.
  Сэр Карим остановился на благоразумном расстоянии и, спешившись, сделал несколько шагов навстречу людям. Мгновенно в воздух взметнулись косы и дубины; глаза оборонявшихся яростно засверкали. Рыцарь не стал рисковать и остановился. Потом, сняв шлем, он спросил:
  - Знаете ли вы меня, люди добрые?
  Из толпы ответили:
  - А как же! Ты подлый шакал, прислужник короля Сивера.
  Найт, бледнея, процедил:
  - Не сметь называть этого самозванца королем!
  Эрик медленно добавил:
  - Никто не будет называть благородного рыцаря Ордена Синего Камня сэра Карима прислужником узурпатора.
  По толпе прошелестел опасливый шепоток, а потом все тот же голос, уже несколько неуверенный, спросил:
  - Сэр Карим? Это твое имя, рыцарь?
  Рыцарь кивнул. Тогда вперед протолкался молодой парень с ду-биной наперевес и, недоверчиво поглядывая на путников, сказал:
  - Это знаменитое имя. Сэр Карим - друг леди Асталии и один из вождей подполья. Как ты можешь подтвердить свое имя?
  Сэр Карим улыбнулся:
  - Я даю тебе свое рыцарское слово, друг мой, что я и есть тот самый сэр Карим.
  Деревенский дипломат нахмурился и перевел взгляд на Эрика и Найта:
  - А что скажут спутники рыцаря?
  Найт возмущенно приподнялся на стременах и, повысив голос, спросил:
  - Ты не веришь рыцарской клятве?!
  В голосе его было неподдельное изумление. Найт еще не встре-чал людей, которые не поверили бы рыцарскому слову.
  Парень слегка поклонился:
  - Прости, если оскорбил тебя. Но ты и сам знаешь, что рыцари тоже бывают разными. А мы должны максимально обезопасить се-бя. Я даже не знаю, как ты сумеешь убедить нас, что этот рыцарь - сэр Карим.
  И тут вмешался Эрик:
  - Я докажу тебе это, неверящий.
  Сэр Карим недоуменно глянул на него - мол, как он собирается это сделать? Перехватив его взгляд, Эрик улыбнулся:
  - Не волнуйтесь, сэр Карим, я не собираюсь делать ничего такого, что повредило бы нам.
  С этими словами Эрик протянул руку к вороту кольчуги. Через мгновение глазам изумленных поселян предстало удивительное зрелище - Королевский сапфир, сверкающий на шее Эрика. Парень, до этого воинственно помахивавший дубиной, оторопел и вытара-щил глаза. Некоторое время он таращился на Эрика, а потом, узрев, наверное, нечто королевское в нем, повалился на колени:
  - Ваше Величество!
   Эрик подбоченился в седле и важно кивнул:
  - Да, именно так.
  Сэр Карим внимательно смотрел на Эрика, с нескрываемым удовольствием наблюдающего за склоняющимися людьми. Потом глянул на Найта - тот только довольно щурился. Все обошлось без крови, и хорошо.
  Наконец, преодолев первый страх, молодой человек поднялся с колен и поклонился Эрику:
  - Ваше Величество, наша деревня к вашим услугам.
  Эрик задумчиво посмотрел на него и спросил:
  - Как тебя зовут, храбрец?
  - Лир, Ваше Величество.
  - Ты не хочешь стать моим оруженосцем?
  - Я?! О да, конечно!
  И тут из толпы раздался отчаянный крик:
  - Нет! Не бросай меня, Лир!
  ***
  Впервые за все время путешествия Эрик ночевал не под откры-тым небом. Удобная, не слишком богато украшенная, но зато мягкая кровать была сегодня его ложем.
  Как и положено королю, он устроился в одном из двух сохранив-шихся домов - доме старосты. По невероятному совпадению, тот ока-зался отцом той самой девушки, что крикнула: "Не бросай меня!".
  Она смотрела на Эрика со страхом, непонятным ему - вроде бы в Авастии не было принято бояться своих правителей. Покло-няться, любить, но не бояться. Она же испуганно прижималась к сте-не, как только замечала Эрика, прятала взгляд. Его это злило, тем более, что девушка была красива и нравилась ему - стройная, длин-ноногая, изящная, она казалась Эрику молодым тонким деревцем. Огромные серые глаза и льняные волосы делали ее похожей на ка-кую-нибудь древесную фею. (Фей Эрик никогда не видел, ни дре-весных, ни каких других, но почему-то воображал их именно таки-ми). От Лира он узнал, что ее зовут Васта, и что она невеста его но-вого оруженосца. Преодолеть ее неприязнь казалось Эрику очень важным.
  Вечером он увидел ее во дворе Васта кормила двух чудом уце-левших куриц. Эрик решительно направился к ней, и девушка, испу-ганно вздрогнув, выронила чашку с зерном и прижалась к забору. Он подошел к ней вплотную и спросил:
  - Ты боишься меня, Васта?
  Девушка неуверенно кивнула.
  - Почему? Я что, так уродлив?
  Васту этот вопрос изумил настолько, что она отбросила всякий страх и отчаянно замотала головой:
  - Что вы, Ваше Величество! Вы прекрасны...
  - Тогда я не понимаю. В чем причина твоего страха?
  Девушка опустила голову и робко проговорила:
  - Клянусь великим Да-Эри, я не хотела разгневать вас...
  Васта моляще сложила руки и вдруг рухнула перед Эриком на колени:
  - Простите меня, Ваше Величество! Я просто очень люблю Ли-ра и безумно боюсь его потерять...
  Она склонила голову и смолкла.
  Эрик смотрел на девушку, стоящую перед ним на коленях, и чувствовал, как пылают его щеки. С одной стороны, он понимал, что надо поднять ее, утешить и успокоить, а с другой... Никто и никогда еще не стоял перед ним на коленях. Он всегда был вторым в семье, и королевская мантия ему, в отличие от Найта, не светила. А сейчас... Чувство безграничной власти кружило и туманило голову. Коро-левский сапфир яростно пылал на груди Эрика, словно подстрекал оскорбить или даже ударить беззащитную девушку. Словно в тумане, он сжал камень правой рукой и хрипло произнес:
  - Встань. Я не сержусь на тебя, Васта.
  Девушка поднялась и, хмелея от смелости, спросила:
  - Вы пообещаете мне, что Лир останется жив?
  У Эрика перехватило дыхание от гнева. Он старательно сложил губы в подобие улыбки (надо сказать, довольно жалкое подобие) и ответил:
  - Обещаю.
  - О, благодарю, Ваше Величество! Благодарю!
  И, чуть присев перед ним, Васта убежала.
  Некоторое время Эрик стоял у забора, пытаясь успокоиться. По-том рука его, сжимавшая сапфир, разжалась. Эрик почувствовал резкую боль и поднес ладонь к глазам. Увидев ожог в форме почти правильного ромба, он усмехнулся и посмотрел вдаль. Солнце уже садилось, окрашивая край неба в нежный розовый цвет; голубые, сиреневые и даже зеленые блики падали на землю, которой предсто-яло стать его родиной...
  ***
  Наутро, увидев страшный ожог Эрика, сэр Карим грустно покачал головой:
  - Рано или поздно это должно было случиться. Тебе было очень больно?
  Эрик задумчиво ответил:
  - Да нет, больно не было. Вернее, я не обратил на боль внима-ния, в такой ярости я был.
  - А почему вдруг ярость и гнев?
  Эрик пожал плечами:
  - Я сам толком не знаю. Без причины - разозлился и все. А что вы имели в виду, когда сказали, что это должно было произойти?
  Рыцарь устремил взгляд в небо и некоторое время молчал. По-том, взглянув на Эрика, сказал:
  - Я постараюсь объяснить тебе, мой принц. Однажды Коро-левский сапфир устраивает своему носителю нечто вроде испыта-ния. У человека возникает внезапное чувство головокружительной, туманящей сознание власти. На его ладони появляется ожог в фор-ме ромба. Если этот ожог со временем исчезнет, то это значит, что человек прошел испытание властью и может свободно повелевать силой Королевского сапфира.
  - Хм... Управлять силой волшебного камня... А каждый ли король прошел такое испытание?
  - Проходил каждый, но прошли далеко не все. Некоторые до конца жизни носили на ладони отпечаток Королевского сапфира. Но те, кто сумел устоять, становились величайшими королями. Такими были твои дед и отец. Данкар, к сожалению, не успел реализовать силу, данную ему камнем. Ты должен закончить его дело и привести свою страну к благоденствию.
  На следующее утро сэр Карим, Найт, Эрик и его новый оруже-носец Лир отправились в столицу Авастии, блистательный Икор.
  Местность, через которую они ехали, была буквально выжже-на. Копыта лошадей ступали по слежавшемуся пеплу, сквозь кото-рый, естественно, ничего не росло. Рыцарь так и назвал это место - "Выжженная Долина". Потом он прибавил с горечью:
  - Когда-то это было прекраснейшее место в стране. Потом при-шли шакалы Сивера и сожгли долину вместе со всеми, кто ее насе-лял. Включая людей.
  Эрик содрогнулся, представляя, КАКИМИ должны были быть языки пламени, что слизнули слабую человеческую плоть с лица земли. Найт ужаснулся вслух:
  - Что за звериная жестокость!
  А Лир добавил:
  - Когда здесь все горело, огонь был виден на десять полетов стрелы, а крики доносились до нашей деревни.
  Они объехали эту долину далеко кругом, и прибыли в столицу за полторы недели до истечения назначенного Сивером срока.
  ***
  Город поразил братьев шумом, суетой, многолюдьем. Их род-ной городок был меньше, спокойнее и куда тише.
  Они ехали по улицам сквозь толпы людей, которые раздавались в стороны с гневными воплями. Совершенно неожиданно путе-шественники выехали на огромную площадь, забитую людьми. Ло-шади остановились, не в силах сделать и шага. Эрик увидел впереди деревянный помост, на котором стояло кресло, сильно смахивающее на трон. А вокруг, насколько видел глаз, молча стояли люди. Он спросил у сэра Карима:
  - Что здесь происходит?
  Криво улыбнувшись, рыцарь ответил:
  - Здесь будет суд. Сивер раз в неделю устраивает такое пред-ставление. Он выбирает из толпы трех-четырех человек и слушает их просьбы. Иногда даже удовлетворяет их.
  Словно в ответ на его слова, на троне появился человек. Он был высок, худ, даже костляв, на вид лет тридцати. На узкие плечи падала грива снежно-белых волос, поддерживаемая золотым обручем с си-ним камнем впереди. Из-под неожиданно черных бровей смотрели блеклые, голубоватые, льдисто-холодные глаза. Ясно было, что это король Сивер. При его появлении толпа всколыхнулась, зашумела.
  Король повел взглядом поверх голов, и люди притихли.
  Сивер задумчиво глянул в толпу и резко выбросил руку:
  - Ты, ты, ты и ты. Выходите.
  Из толпы вышли тощий старик, опирающийся на клюку, ма-ленькая девочка в серой запыленной одежде и женщина в покрывале служанки, которое оставляло открытым только глаза. Четвертым, к собственному удивлению, оказался Эрик. Пока он спрыгивал с коня и медленно шел к трону, у него созрел план, который, как он надеял-ся, поможет ему одолеть Сивера.
  Первым заговорил старик:
  - Я пришел прорицать, Сивер... И предскажу тебе смерть. Ты ведь знаешь, что камень, который блистает у тебя в короне - поддел-ка, и случись тебе оказаться в опасности, он тебя не спасет. Смерть поглотит узурпатора через неделю, а то и раньше.
  Король наконец разомкнул уста:
  - Я погибну от руки врага?
  Голос его был высоким, но с едва заметной надтреснутостью. Эрик подумал и решил, что ему не нравится тембр Сивера.
  Старик тем временем покачал головой:
  - Нет. Тебя убьет магия Королевского сапфира.
  Сивер побледнел. Вечный призрак всех узурпаторов - не уби-тый вовремя принц, какой-нибудь дальний родственник, могущий предъявить права на трон его брата, терзал его уже пятнадцать лет. Но толпе надо говорить другое, и король холодно сказал:
  - Что за неизобретательная ложь. Ты, видимо, выжил из ума. Всем известно, что я - единственный наследник трона Да-Эри.
  Он хлопнул в ладоши, и двое королевских гвардейцев, подхватив старика под руки, потащили того прочь.
  Некоторое время Сивер молчал. Потом, улыбнувшись, обратил-ся к девочке:
  - Что нужно тебе, дитя мое?
  Девочка, сильно вздрогнув, упала на колени и, избегая смотреть на короля, пролепетала:
  - Я пришла просить, великий король, за мою сестру.
  - Что она натворила?
  - Ее имя Мирта, король. Она... бедная, несчастная сумасшед-шая...
  - А, это та, что пару недель назад пыталась убить меня?
  Девочка обреченно кивнула. Король покачал головой:
  - Ты зря пришла сюда с такой просьбой. Твоей сестре нет про-щения. Уходи, и не возвращайся больше на площадь.
  Девочка поднялась и неслышно отступила в толпу.
  Подошла очередь служанки. Сивер повернулся к ней, но не ус-пел ничего спросить. Женщина шагнула вперед, плавно замахиваясь ножом и явно метя королю в сердце.
  И нож вонзился бы в его грудь, если бы ее руку не перехватила чья-то более сильная рука. Кисть женщины словно зажало тисками, она охнула и выронила оружие. Резкий рывок - и она оказалась ли-цом к лицу с Эриком. Женщина прошептала со слезами на глазах:
  - Что же ты наделал, чужестранец... Я бы убила его и освободила мир от чудовища, если бы не ты.
  Сивер, истерически взвизгнувший при ее попытке, уже отошел от потрясения и с интересом глянул на Эрика:
  - Кто ты? Зачем ты кинулся меня спасать?
  - Мое имя Марин, я чужеземец. Но я не могу допустить смерти короля на моих глазах.
  Король заинтересовался:
  - Что же тебе нужно за эту услугу?
  - Ничего.
  - Как ничего? Зачем же ты тогда вышел?
  - Ты указал на меня, король.
  Сивер покачал головой:
  - Странный ты человек... Но я обязан тебе жизнью, и намерен расплатиться сейчас же. Говори, чего ты хочешь - я все выполню.
  Эрик задумчиво глянул на служанку и решился:
  - Что ж, жизнь за жизнь - отдай мне эту женщину.
  - Забирай.
  - И еще...
  - Еще? А не много?
  Эрик невозмутимо откликнулся:
  - В самый раз. Еще я хочу служить тебе.
  - Кем же? Что ты умеешь?
  - Я сказитель. Впрочем, как ты мог видеть, я еще и неплохой телохранитель.
  Сивер понимающе ухмыльнулся и кивнул:
  - Я беру тебя сказителем, Марин. Жить будешь во дворце. Ра-быню возьми с собой.
  ***
  Ему выделили комнату, примыкающую к покоям самого Сиве-ра.
  Эта комната была простой. В ней стояли лишь кровать и деревянный топчан. Небольшое стрельчатое окно было забрано решеткой.
  Кровать была просто роскошной: с огромным, затканным зо-лотом белым балдахином, с мягкими подушками, шикарным, золо-тым же, покрывалом. Эрику эта кровать показалась чересчур пышной, и более подходящей для леди, чем для мужчины, пусть даже и сказителя.
  Топчан же представлял собой голую доску, лежащую на двух плохо отесанных чурбаках. Как объяснил Эрику стражник, привед-ший их сюда, роскошная постель предназначалась ему, доски же - рабыне.
  Когда стражник ушел, Эрик молча скинул с кровати покрывало, пару подушек и положил это на топчан.
  Потом он присел на него и поманил к себе молодую женщину. В том, что она молода, Эрик не сомневался. Слишком ярко блестели ее глаза, слишком гибкой была ее фигура, слишком порывистыми движения.
  Она подошла к нему спокойно, ничуть его не страшась - плечи развернуты, голова гордо поднята. Эрик спросил:
  - Ты можешь снять покрывало?
  Спокойно она отстегнула фибулу у горла, и тяжелое темное покрывало соскользнуло, открывая взгляду стройную фигурку в мужском наряде, точеные черты лица и длинные золотые косы. Эрик вздрогнул, узнавая ее - то была леди Асталия.
  Девушка приняла его движение за ту обычную реакцию, кото-рую вызывал ее вид у мужчин. Она спросила у Эрика с грустью:
  - Зачем я нужна тебе? Мне нет смысла жить. Я не выполнила своего долга...а значит, жизнь мне ни к чему.
  Он покачал головой:
  - Ты не убила бы его. Сивер никому не доверяет - у него под рубашкой кольчуга.
  - Откуда ты знаешь?
  - Поверь моему опыту воина, леди Асталия.
  Девушка вздрогнула:
  - Откуда ты знаешь мое имя, чужестранец?
  Эрик снял с шеи медальон с ее портретом и молча протянул его Асталии. Леди открыла медальон и побледнела:
  - Где ты его нашел?
  - У тебя в замке.
  - Ты был в замке? И... ты прочел мое послание?
  - Да.
  - Но как?! Это ведь невозможно! Я только потом поняла, что его никто никогда не прочтет, ведь шар убил бы любого, кроме хо-зяина или...
  Она осеклась. Зеленые глаза изумленно смотрели на Эрика. Асталия обшаривала его фигуру взглядом, ища подтверждения своей внезапной догадке. И видно, что-то углядела; прижав к губам ладонь, она опустилась на колени, склонила голову и прошептала:
  - О, мой король...
  Эрик подхватил ее под руки и силой поднял с колен:
  - Успокойся, леди, и прошу - не выдавай меня.
  Он посадил ее рядом с собой и повторил:
  - Не выдавай меня. Если Сивер узнает, кто я, меня казнят.
  - Но... Ведь у тебя есть величайшее оружие, которое может вернуть тебе трон в одно мгновение!
  Эрик слегка смутился:
  - Понимаешь, я еще не совсем умею управлять силой Коро-левского сапфира... Дай мне немного времени, ладно?
  - Ладно...
  ***
  Вечером к Эрику ввалился стражник и увидел идиллическую картинку: хозяин лежит на кровати, а рабыня, сидя на полу, чистит его меч. Он довольно улыбнулся и торжественно объявил:
  - Король Сивер Великий желает видеть своего нового сказителя.
  Они шли по темным коридорам: впереди стражник, за ним Эрик и следом - Асталия, которой стражник приказал идти тоже. На всякий случай Эрик запоминал дорогу; но когда мимо него в третий раз проплыл гобелен с изображением тигроволка, он заподозрил, что хитрый стражник просто-напросто водит их по кругу. Да уж, Си-вер явно пока ему не доверяет. Наконец стражник остановился пе-ред внешне неприметной дверью и открыл ее:
  - Входи.
  Втолкнул следом Асталию и захлопнул дверь. Скрежетнул наружный засов, и послышались удаляющиеся шаги стражника. Девушка вскинула на Эрика испуганные глаза:
  - Что с нами будет?
  Эрик хмуро улыбнулся:
  - Пока Сивер со мной не поговорит - ничего. Подождем.
  Комната была узкой, вытянутой в длину, и походила скорее на проходную или приемную. Но, тем не менее, в ней стояли шикарные кресла из кораллового дерева, покрытые великолепно выделанными звериными шкурами. На полу лежали пушистые ковры, в которых нога утопала по щиколотку.
  Эрик немного походил по комнате. Асталия настороженно следила за ним, невольно сравнивая его с крупным хищным зверем, мечущимся в клетке. Наконец Эрик остановился, повернулся к ней, яростно вздыбив пятками пушистый согдийский ковер, и жестко усмехнулся:
  - Ну что ж... Присядем.
  И первым опустился в кресло, скрипнувшее под его тяжестью. Асталия настороженно присела на край другого. В помещении минут на пять повисла гнетущая тишина. По прошествии этого времени дверь, видневшаяся в дальнем углу, распахнулась, и оттуда выглянул молодой человек, при виде которого Асти брезгливо поежилась - то был любовник короля. Он сказал:
  - Король ждет тебя, сказитель Марин.
  И вежливо проводил Эрика и Асти внутрь.
  ***
  Король Сивер сидел на мягком пуфе возле огромного зеркала и любовался собой. Увидев вошедшего Эрика, он небрежно махнул ему рукой и внезапно спросил:
  - Ну, как я выгляжу сегодня?
  Эрик чуть удивленно приподнял бровь, но ответил:
  - Король, ты выглядишь как... как король.
  Сивер повернулся к нему:
  - Оригинальный комплимент. Мне таких еще не говорили.
  Сивер с неподдельным интересом разглядывал Эрика, а тот чувствовал себя ужасно неудобно, хотя и понимал, что Сивер наме-ренно ставит его в неловкое положение. Сивер снова спросил:
  - Как ты сказал, тебя зовут? Барин?
  - Марин.
  - Ах, да! Ну, и что же ты мне расскажешь? Имей в виду, я не люблю сказки про дураков и их удачи.
  Эрик усмехнулся и, опустившись на ковер, ответил:
  - Не волнуйся, король. Мои сказки - о воинах и ИХ удачах.
  Он полуприкрыл глаза и мерным речитативом повел речь о древних героях и рыцарях, о страшных драконах и прекрасных принцессах, благословляя про себя свой детский интерес к подоб-ным вещам, из-за которого он и выучил все эти сказки наизусть.
  На Сивера древнее сказание произвело впечатление. Он искрен-не наслаждался историей, и когда Эрик закончил, на лице короля было такое огорчение, что Эрику даже показалось, что он расплачет-ся, как ребенок. Слегка успокоившись, он задумчиво произнес:
  - У тебя дивный дар, Марин. Но одних сказок мне мало.
  Эрик всем видом изобразил полную готовность услужить, и Сивер продолжил:
  - Помнится, ты что-то говорил о том, что ты воин? Ты сможешь повторить тот решающий удар, который рыцарь Бельс нанес дракону Баргамоту?
  - Да, конечно!
  Сивер вскочил:
  - Тогда пошли скорее, покажешь мне этот удар!
  Он побежал было к двери, но на полдороге обернулся:
  - Кстати, как твоя рабыня?
  - А что?
  Сивер доверительно понизил голос:
  - Понимаешь, мне уже поднадоели мужчины, хочу попробо-вать женщину. Только не говори об этом Рилу, моему нынешнему любовнику!
  Эрик не знал, что сказать в ответ на такое откровенное при-знание. Король все больше и больше напоминал ему взбалмошного, капризного ребенка. Впрочем, Сивер не стал дожидаться ответа, а только нетерпеливо сказал:
  - Ну, пошли!
  Войдя в спортивный зал, Сивер обвел его рукой и спросил:
  - Ну, Марин, как?
  - Отлично! Я редко встречал так хорошо оборудованные залы.
  Король расцвел. Было видно, что он гордится своим залом, гордится, как ребенок любимой игрушкой.
  Спортивный зал действительно был великолепен. Стены обиты толстым слоем шелка, стрельчатые высокие окна забраны ажурны-ми решетками. На стенах развешаны щиты, копья, скрещенные ме-чи; потолок расписан батальными сценами. И Эрик, окинув зал взглядом, понял, что Сивер - фанатик оружия, и что в его жилистом, худом теле таится дух воина, жаждущего только побед.
  Сивер прошел к дальней стене, скинул камзол и снял со стены меч. Он был в одной рубашке; глаза его горели, они были очень свет-лыми и казались оттого дикими. Похлопывая клинком по высокому сапогу, он сказал:
  - Бери меч и начнем!
  Эрик снял со стены меч, взмахнул им, проверяя балансировку. И чуть завистливо вздохнул - такого великолепного оружия ему еще не приходилось видеть. Он шагнул к Сиверу:
  - Начнем!
  Мечи сверкнули в воздухе и скрестились. Изящные выпады сле-довали один за другим, воздух стонал от звуков сталкивающихся лез-вий. Противники фехтовали одинаково хорошо, и жилистый, сухопа-рый Сивер с успехом противостоял мускулистому богатырю Эрику.
  На мгновение они разошлись, и Эрик сказал:
  - Ты отлично фехтуешь, король!
  Сивер усмехнулся:
  - Ты тоже неплох, сказитель! Не всякий гвардеец из моей лич-ной охраны сравнится с тобой.
  Еще некоторое время они фехтовали, а потом Сивер отступил и, отсалютовав Эрику, произнес:
  - Я доволен.
  Эрик молча отсалютовал в ответ.
  Сивер аккуратно повесил меч на прежнее место и, словно поте-ряв интерес к Эрику, сказал:
  - Я жду тебя завтра. С новой историей и новым ударом.
  ***
  За четыре дня новый скальд Сивера (которого злые языки име-новали шутом) сумел приобрести огромное влияние на короля. По-чти все свое свободное время Сивер проводил с ним: днем он слушал его истории, а вечерами тренировался с ним в спортивном зале.
  Сивер и сам не знал, почему его с такой силой тянет к этому спокойному, хладнокровному парню. Что-то мистическое было в нем; король чувствовал, что Марин как-то связан с ним, с его судьбой. И в то же время он как будто нашел в нем идеального товарища по иг-рам, которого ему так не хватало в детстве. В семь лет став прави-телем, Сивер практически не был ребенком - возможно, поэтому он вел себя так по-детски сейчас.
  На пятый день Сивер, как обычно, вызвал своего скальда к себе. Марин пришел один, без рабыни, которую король уже привык ви-деть рядом с ним. Сивер нетерпеливо спросил:
  - Ну, о чем будет твоя новая история?
  Марин загадочно усмехнулся:
  - Ты скоро узнаешь.
  Не всякий мог бы позволить себе разговаривать с королем в таком тоне; но Эрик намеренно делал это, решив закончить свою игру именно сегодня, потому что завтра заканчивался срок, который Си-вер определил для возвращения наследника. Выдержав паузу, Эрик начал рассказ:
  - Давным-давно, лет двадцать назад, в прекрасной стране Авас-тии жил да был король. Звали его Данкар...
  Сивер насторожился при упоминании имени своего старшего брата, но что-то удержало его от того, чтобы прервать речь Марина, и он слушал историю с болезненным интересом. Он сам не заметил, как пролетело время, а Марин уже заканчивал свою историю:
  - Бастард решил уничтожить оппозицию, и придумал предлог для этого. Когда срок истек, он был готов убивать, но вмешалась судьба, и в результате узурпатор был уничтожен.
  При этих словах Сивер необычайно разъярился. Покраснев от гнев и шипя от злости, он спросил:
  - Ты говоришь, что я узурпатор? Я - бастард?!
  Эрик кивнул. Тогда Сивер закричал:
  - Наглец! Негодяй и нахал! О, великий Да-Эри, я пригрел змею на груди! Я принял тебя ко двору, обласкал, осыпал милостями, а ты... Неблагодарная тварь! Ты смеешь обвинять меня?!
  Эрик стоял молча, и взгляд его был неприкрыто насмешлив. Сивер, заметив это, внезапно остыл и холодно произнес:
  - Мне хотелось простить тебя, но ведь ты не примешь милости?
  Эрик улыбнулся, и Сивер, вздохнув, с долей сожаления сказал:
  - Ты был хорош и как скальд, и как воин. Но сегодня, за три ча-са до заката, ты умрешь. Тебе отрубят голову на главной площади. У тебя есть последняя просьба?
  - Отпусти мою рабыню.
  Сивер согласно склонил голову. Потом Эрика увели, а король велел объявить в городе о казни.
   ***
  Когда бесцеремонные стражники с силой втолкнули его в каме-ру, Эрик не удержал равновесия и полетел вперед, в темноту. Он ус-пел вытянуть вперед руки, и только благодаря этому не налетел го-ловой на каменную стену. Но тут же отдернул руки - стена была скользкой на ощупь, склизкой и мерзкой.
  Некоторое время он стоял неподвижно, привыкая к непро-глядной тьме, царившей в камере. Когда глаза его немного привыкли, Эрик увидел тень, жмущуюся к стене где-то внизу. По каким-то не-уловимым признакам Эрик понял, что это человек, притом, скорее всего, женщина. Он осторожно опустился на колени, ощутив под со-бой мокрую, гнилую солому. Человек у стены в страхе попытался отползти, но Эрик ухватил все же его (или ее) за руку.
  Как она сопротивлялась! Прежде чем Эрик успел прижать ее к полу, сжимая тонкие запястья, она расцарапала ему руки в кровь и попыталась достать и лицо. Во время возни сапфир, висевший у Эрика под рубашкой, выскользнул из-за ворота, и неожиданно ярко засветился голубоватым светом. И сам Эрик, и женщина невольно зажмурились. Чуть позже он открыл глаза и увидел, что женщина очень молода... и очень испуганна. Волосы у нее были темные, в свете сапфира они отливали синим. Глаза тоже были темные, огром-ные; на бледном исхудавшем лице они казались неестественно яр-кими.
  Эрик отпустил ее. Женщина заговорила, и голос ее дрожал:
  - Кто ты? За что тебя арестовали?
  Эрик встал с колен и ответил:
  - Мое имя Марин. Я был скальдом короля Сивера, но предал его, и сегодня, за три часа до заката, мне отрубят голову. А ты кто?
  - Я Мирта.
  - Мирта? Это ты пыталась убить Сивера?
  - А ты откуда знаешь?
  Мирта поднялась с пола. Выпрямившись в полный рост, она едва доставала ему до плеча. Эрик ответил ей:
  - Я был на площади неделю назад, когда туда приходила твоя сестра, чтобы просить за тебя.
  Мирта горько усмехнулась:
  - Он ведь отказал ей, да?
  - Да.
  Девушка тяжело вздохнула и задумчиво сказала:
  - Я здесь уже больше месяца, и не знаю до сих пор, что со мной сделают. А ты только что появился, и уже сегодня умрешь. Почему? Как ты предал его?
  Эрик помялся, но потом ответил ей:
  - Все очень просто. Король не любит, когда ему говорят правду в глаза. Я назвал его узурпатором и бастардом, и он разъярился.
  Мирта изумилась:
  - Ты отважился на это?!
  Эрик промолчал. Мирта немного подумала, а потом сказала:
  - Нет, ты не тот, за кого себя выдаешь. Не мог простой скальд сказать ТАКОЕ в глаза королю. Кто же ты, Марин?
  В голове у Эрика промелькнуло: "Нет, все-таки это удивитель-ная страна! У нас обычный крестьянин и не подумал бы даже над этим несоответствием". А она не только подумала, но и задала во-прос. Такой вопрос, на который он не хотел бы давать ответ.
  Черные глаза вопрошающе и требовательно смотрели на него, и Эрик сдался их молчаливой просьбе.
  - Хорошо, я расскажу тебе правду, Мирта. Ты ведь видела уже камень, что висит у меня на груди?
  Мирта кивнула.
  - Ты заметила, что это не обычный сапфир?
  - Да. Он светится в темноте. Я слышала только об одном камне, который обладает таким свойством.
  Эрик кивнул, и девушка недоуменно произнесла:
  - Так ты...
  И онемела, когда до нее дошел смысл происходящего. Мирта, так же, как Асталия неделей раньше, упала на колени, склонила го-лову и прошептала дрожащим голосом:
  - О, мой Король...
  Эрик поднял ее с пола. Мирта сразу же спросила:
  - Но как же так получилось? Где ты был эти восемнадцать лет?
  ***
  В те пять дней, что прошли с момента ухода Эрика, Найт и сэр Карим не теряли времени даром.
  Рыцарь в первый же вечер предложил Найту связаться с оппо-зицией и предупредить их о возвращении Эрика. В ответ тот демон-стративно зевнул, потянулся, и только потом сказал:
  - Хорошо, мы это сделаем, но не сейчас.
  Рыцарь удивился:
  - А чем ты собираешься заниматься сейчас?
  - Я? - Найт взял свой мешок и выудил со дна флейту. - Я буду играть.
  Сэр Карим не сумел скрыть удивления:
  - Зачем?!
  Найт вздохнул и укоризненно сказал:
  - Но вы ведь умный человек, сэр рыцарь! Это же существенная часть духовной подготовки членов Пути. Сейчас это уже часть меня, и без музыки я себя не мыслю. Я прожил без флейты почти три ме-сяца, и уже изнываю от тоски.
  Найт присел на край кровати и приложил было флейту к губам, но сэр Карим остановил его:
  - Погоди! Что это за Путь за такой?
  Найт даже опустил флейту:
  - Вы не знаете, что такое Путь?!
  И такое искреннее недоумение пополам с почти священным ужасом было в его голосе, что рыцарь почувствовал себя послед-ним невеждой, который не знает таких основополагающих вещей. Но, тем не менее, он сказал:
  - Нет, не знаю. Просвети меня!
  - Путь - это путь.
  - Куда?
  - Не "куда", а "к чему". К совершенствованию. Это организа-ция людей, которые хотят усовершенствовать свой дух. Можно бы-ло бы сказать, что это нечто вроде монашеского ордена, если бы не стремление совершенствовать заодно и тело.
  - Тело?
  - Ну да. В здоровом теле - здоровый дух. И наоборот.
  Найт выхватил меч и одним скользящим, неуловимым дви-жением приставил его к горлу сэра Карима.
  Рыцарь спокойно отстранил лезвие:
  - Впечатляет.
  Найт смущенно улыбнулся и убрал меч. Он осторожно поло-жил оружие и снова взял флейту. На этот раз рыцарь не стал ему ме-шать, и вскоре по комнате поплыли чистые, хрустальные звуки не-ведомой светлой мелодии...
  ...Наутро сэр Карим встал с первым лучом солнца. Разбудив Найта, он спустился в общий зал и распорядился насчет завтрака. Потом снова поднялся в комнату.
  Найт, уже одетый, приглаживал волосы, глядя в отполирован-ный до зеркального блеска щит. Сэр Карим ворчливо спросил:
  - Я надеюсь, сегодня мы займемся делом?
  Найт немедленно откликнулся:
  - Смотря что вы называете делом!
  - Делом я называю поиски утраченных связей с оппозицией!
  Найт задумчиво сдвинул брови и сморщил нос, как бы при-кидывая что-то в уме. В этот момент рыцарь растерялся - он вновь, как тогда, у замка, увидел в Найте Эрика.
  А Найт ответил:
  - Да, я думаю, стоит этим заняться.
  В его синих глазах искрился смех, и сэр Карим не мог не улыбнуться в ответ.
  ***
  Позавтракав, Найт и сэр Карим пошли на базар. Именно там, как объяснил рыцарь, легче всего обнаружить людей, которые недо-вольны правлением Сивера. По настоянию рыцаря они пошли пеш-ком - чтобы меньше выделяться.
  Базар ошеломил Найта шумом, роскошью и невероятным раз-нообразием. Здесь можно было купить все - от наперстка и мотка ниток до полного рыцарского вооружения вместе с конем. Шум и гам стояли над базаром подобно зловонному туману над болотом.
  Пока они пробирались сквозь толпу, сэр Карим трижды ловил за руку воришек. Но не устраивал скандалов, а просто отпускал их, предварительно отвесив им по паре подзатыльников. Мальчишки, не обижаясь, отбегали подальше и весело корчили рожи рыцарю с безопасного расстояния.
  Наконец они добрались до оружейной лавки, в которую рыцарь и втянул Найта следом за собой.
  Глухо звякнул колокольчик над дверью, и из глубины донеслось:
  - Сейчас, сейчас, господа хорошие! Иду-бегу!
  Толстенький лысенький человечек в кожаном фартуке поверх засаленной рубашки и штанов выскочил из темноты. Лицо его лучи-лось улыбкой, но, когда он увидел сэра Карима, улыбка исчезла с его лица; он сразу стал жалким и испуганным, но по инерции произнес:
  - Чего... изволите?
  В глазах его застыл испуг. Рыцарь невозмутимо ответил:
  - Мы хотели бы посмотреть какие-нибудь мечи.
  Оружейник с видимым облегчением закивал и снова исчез в темной глубине лавки.
  Найт спросил, едва его шаги затихли:
  - Чего он так испугался?
  Рыцарь усмехнулся:
  - Ну, как бы тебе объяснить? Я раньше был одним из руково-дителей оппозиции. Помнишь, как сказал Лир: "один из вождей под-полья"? Хозяин лавки - его, кстати, зовут Нейл - был одним из на-ших осведомителей. Я уверен, что и сейчас он связан с подпольем. Уж очень у него для этого удобное занятие.
  - И все-таки, чем объяснить его испуг?
  - Ну, я же уехал искать наследника, и пропал. И тут вдруг неожиданное возвращение, притом с каким-то посторонним человеком. Естественно, Нейл испугался - а вдруг я предатель?
  В этот момент снова вошел Нейл, и разговор прервался.
  Оружейник притащил целый ворох мечей и вывалил их на огромный стол, обнаружившийся в углу.
  Сэр Карим не спеша подошел к столу. Найт хотел последовать за ним, но рыцарь сделал ему знак оставаться на месте. Он не слы-шал, о чем говорили рыцарь и оружейник, но они пришли к согла-сию, и Нейл громко сказал:
  - Хорошо, я отведу вас к Лорду.
  ***
  Столь величественное прозвище (а в том, что это было именно прозвище, а не имя, Найт не усомнился ни на секунду) Лорд носил с достоинством. Надо сказать, оно подходило ему как нельзя лучше: Лорд оказался высоким, величественно-красивым мужчиной лет сорока, и в нем чувствовалась аристократическая кровь. Найт сразу определил в нем равного сэру Кариму, да и самому себе тоже. А вот в отношении Нейла Лорд стоял неизмеримо выше, и не только по социальному положению.
  Увидев сэра Карима, он приветствовал его без тени испуга:
  - Ну, здравствуй, Воин.
  "Ага, так вот какое прозвище у нашего рыцаря!" - сообразил Найт.
  - Вижу, твоя поездка увенчалась успехом.
  Рыцарь просто ответил:
  - Да, увенчалась.
  Лорд взволнованно сжал руки:
  - Слава Да-Эри! Наконец-то хоть что-то нам удалось!
  Сэр Карим продолжил:
  - Но этот юноша - не Эрик.
  - Как не Эрик? Разве он не принц?
  - Ну, вообще-то он принц... Но только не нашего королевства.
  - Но ты же сказал, что твое путешествие увенчалось успехом!
  - Да, оно было удачным, но только Эрика со мной сейчас нет.
  - Где же он? И кто этот юноша?
  Рыцарь помедлил с ответом, и Найт понял, что сэр Карим про-сто боится сказать Лорду о том, что Эрик сейчас во дворце Сивера. И тогда он решил вмешаться. Его звонкий голос нарушил тревож-ную тишину:
  - Эрик сейчас гостит во дворце Сивера.
  Лорд мельком глянул на Найта, потом перевел вопрошающий взгляд на сэра Карима. И по реакции рыцаря понял, что это произо-шло на самом деле. Пытаясь сохранить остатки самообладания, он обратился к Найту:
  - Ты, собственно говоря, кто такой? Какое отношение имеешь к Эрику?
  - Мое имя Найт, я принц мегаров. Эрик - мой брат.
  Лорд так и вскинулся:
  - Не может быть! Мариола родила Данкару только одного сына!
  Найт пожал плечами:
  - Я и не говорю, что он мне родной брат. Просто мы росли вместе, и совершенно серьезно считаем себя братьями.
  На лице Лорда было написано такое яркое непонимание, что Найт едва не кинулся объяснять ему всю ситуацию. Но тот внезапно резко развернулся и вышел из небольшой комнаты, где они находи-лись. Тут пришел черед удивляться Найту:
  - Куда это он пошел? И вообще, что тут происходит?
  Сэр Карим удрученно покачал головой:
  - Как жаль, что моего друга не покидает кошмар его молодости. Дело в том, что Лорд - брат Мариолы, королевы и матери Эрика. Когда Сивер пришел к власти, он прежде всего позаботился о том, чтобы навсегда избавиться от такого опасного врага, к тому же пре-тендента на трон. Лорда долго пытали, и в конце концов приговорили к смерти. Но ему удалось бежать за день до казни. Воспоминания о том, что произошло семнадцать лет назад, до сих пор мучают его. Естественно, он испугался, узнав о том, что Эрик "гостит" у Сивера. Лорд боится, что с Эриком случится то же, что когда-то произошло с ним самим.
  Найт угрюмо добавил:
  - И самое страшное, что его опасения небезосновательны.
  - То есть?
  - Эрик вполне способен на то, чтобы разозлить короля до такой степени, что тот прикажет его казнить.
  - Будем надеяться, что твоему брату хватит благоразумия не злить Сивера.
  ***
  Три дня рыцарь и Найт провели у подпольщиков, разрабаты-вая план восстания. Следовало во что бы то ни стало поднять народ на защиту интересов Эрика.
  Когда в полдень на пятый день пребывания в Икоре рыцарь и Найт наконец-то вырвались на свежий воздух и решили прогуляться, их поразило необыкновенное скопище народа на улицах. В одной из толп они заметили Нейла, который внимательно слушал голос герольда, разносящийся над головами людей:
  - Слушайте, слушайте! И не говорите, что не слышали! Сегодня, за три часа до заката, состоится казнь бывшего королевского скальда Марина! Сей скальд оказался предателем и посмел оскорбить вели-кого Короля! Слушайте, слушайте! Ему отрубят голову на главной площади древнего Икора за три часа до заката!
  Найт ввинтился в толпу, и, пока пробирался к Нейлу, успел уловить разговор:
  - Бедный юноша! Ты знаешь, Риб, я ведь видел его.
  - Когда это ты успел?
  - Да неделю назад, когда он спас Сивера от смерти.
  Найт, услышав это, похолодел, поняв - сегодня Эрика убьют. И он не знал, как сказать об этом Лорду.
  Найт не особенно тревожился за Эрика. Он хорошо изучил изо-бретательную натуру своего брата, и был уверен, что тот не даст про-сто так срубить себе голову. Реакция Лорда на это сообщение - вот что его тревожило. Учитывая, как Лорд относился к Сиверу вообще и к палачам в частности, можно было ожидать, что он очертя голову бросится спасать принца. А этого допускать было нельзя. Лорд погиб бы и сам, и погубил бы Эрика.
  Для моральной поддержки и просто на всякий случай Найт взял с собой к Лорду Лира. Лир в первый раз за пять дней вышел из гостиницы, и поэтому разглядывал город во все глаза. Он так это объяснил Найту, заметившему, что Лир пялится уж чересчур явно:
  - Ведь буду здесь жить, следовательно, я должен узнать этот город как можно лучше.
  - Жить? Ты собираешься здесь жить?
  В голосе Найта прозвучало неподдельное изумление, и Лир слегка обиженно ответил:
  - А что? Почему ты удивляешься, благородный рыцарь? Ведь я же теперь оруженосец короля! А король живет в столице своей стра-ны. Значит, и я должен здесь жить.
  - А Васта?
  - Она будет жить со мной, конечно.
  Найт недоверчиво хмыкнул, вспоминая нрав той тихой девуш-ки - истинно деревенский. Но ничего не сказал.
  Слава Да-Эри, не ему пришлось сообщать Лорду о предстоя-щей казни. За него это сделал сэр Карим, на свою беду пришедший к Лорду чуть раньше. И сейчас происходило то, что Найт и предви-дел: Лорд рвался спасать Эрика, а рыцарь и оружейник пытались его удержать - не слишком успешно, впрочем. К слову, они и не особен-но старались - видно, каждый из них хотел бы сейчас броситься на площадь.
  Найт посмотрел на Лорда и произнес с укоризной:
  - Лорд! Я понимаю, если бы я, зеленый юнец, горел желанием немедленно побежать и что-то сделать, но вы...
  Лорд нервно сжал кулаки:
  - Но его убьют! И рухнет последняя надежда нашей страны...
  Найт спокойно ответил:
  - Во-первых, уже слишком поздно что-то предпринимать - казнь состоится через несколько часов.
  Лорд застонал. Найт же невозмутимо продолжил:
  - А во-вторых, кто вам сказал, что Эрик позволит, чтобы его убили?
  Лорд с надеждой посмотрел на Найта:
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Только то, что Эрик уже не ребенок и сумеет постоять за себя.
  - Но ведь ему только восемнадцать лет! Он совсем юн, и ничего не знает о соблазнах и опасностях жизни...
  Найт до неприличия громко фыркнул, перебивая Лорда:
  - Это у вас, в Авастии, восемнадцатилетний человек считается ребенком! У нас, в варварской стране, мальчик становится мужчиной лет в четырнадцать... во всех смыслах.
  Лорд печально улыбнулся:
  - Тебе просто так рассуждать, Найт, ведь ты явно старше Эри-ка... Сколько тебе, лет двадцать пять?
  Найт изумленно округлил глаза:
  - Сколько?!
  - А что, тебе больше?
  - Да я родился почти на полгода позже Эрика! Если верить сэру Кариму... Но вообще-то мы считали, что родились в один день.
  Лорд самым решительным образом не поверил ему:
  - Не может быть!
  Тут вмешался сэр Карим:
  - Поверьте мне, Лорд, Найт и Эрик действительно родились с промежутком в пять месяцев.
  Немного помолчав, Лорд спросил, словно признавая авторитет Найта:
  - Ну и что же будем делать?
  Найт беспечно улыбнулся:
  - А ничего! Просто пойдем сегодня на главную площадь...
  Лицо его посуровело, когда он продолжил:
  - Но если что-то случится с Эриком, то...
  Меч его свистнул в воздухе, и небольшое кресло распалось на две аккуратные половинки.
  - ... то Сивер не доживет до следующего утра!
  ***
  Эрик провел в камере три долгих часа, прежде чем за ним пришли.
  Он был полностью поглощен разговором с Миртой, когда тяжелая ржавая дверь заскрежетала, открываясь. Прервав себя на полуслове, он поднялся с влажной подстилки. Мирта посмотрела на него снизу вверх и одними губами прошептала:
  - Уже?
  Эрик, не отрывая взгляда от двери, кивнул:
  - Видимо, уже.
  Дверь наконец открылась, и двое стражников с факелами прокричали во тьму:
  - Марин, скальд! Выходи.
  Эрик сделал шаг к двери. Мирта вдруг уцепилась за него:
  - Не уходи! Ты погибнешь, а я... я даже не узнаю твоего настоящего имени!
  Эрик осторожно освободился и сказал:
  - Не волнуйся, я не умру.
  Он шагнул на порог. Стражники молча отступили в коридор. Эрик обернулся. В свете факелов его фигура казалось особенно чет-кой и черной. Он сказал в темноту:
  - Мое имя Эрик.
  В следующий момент его вытолкали в коридор, а дверь захлопнулась.
  Мирта кинулась к двери и в бессильной ярости замолотила по ней кулаками:
  - Выпустите меня! Он не должен умереть! Спасите его! Спасите!.. Спасите...
  Задыхаясь от рыданий, Мирта сползла на пол и дала волю слезам, все время повторяя:
  - Спасите... спасите...
  ***
  Эрик, выйдя на площадь, сначала был ослеплен ярким светом, а потом количеством народа, собравшегося посмотреть на казнь. Снизу, у самого эшафота, он увидел бледное лицо и горящие глаза Асталии - Сивер выполнил свое обещание и отпустил ее. Она смотрела на него со страхом и надеждой, нервно сжимая тонкие руки. Недалеко от нее, почти прямо напротив себя, он увидел Найта и сэра Карима. Рыцарь нервничал, а Найт был совершенно спокоен. Его спокойствие зиждилось на полной уверенности в брате, и Эрик был ему за это благодарен.
  По внезапно наступившему молчанию Эрик догадался, что на площади появился Сивер. Он обернулся и с ленивым интересом пронаблюдал за королем, устраивавшимся в кресле. И тут Эрик внезапно ощутил, как чешется его правая ладонь. Он поднял руку к глазам... и едва не пустился в пляс от радости - ожог, оставленный на его ладони сапфиром, исчез! А это означало, что отныне Ко-ролевский Сапфир, вся его волшебная сила находится в полной его власти.
  Сивер спросил, не вставая с кресла:
  - Перед тем, как тебя казнят, ты ничего не хочешь сказать?
  Эрик повернулся к Сиверу:
  - Да, хочу.
  Сивер, небрежно разглядывая голенища своих ботфорт, уронил:
  - Ну?
  - Я хочу, чтобы ты дослушал сказку.
  - Зачем это?
  - А разве тебе не интересно узнать причину смерти узурпатора? Почему не удался его замысел?
  На мгновенье Эрик отвернулся, давая Сиверу возможность по-думать. И в этот миг увидел, что от Найта к эшафоту сквозь толпу пробирается человек, стоявший ранее рядом с сэром Каримом. Эрик увидел в глазах брата тревогу, и молча приказал сапфиру остановить этого мужчину. Ему вдруг стало интересно, а как это будет? С камня сорвется ослепительно голубое пламя и окутает человека, или что-то другое, не столь экстремальное? На деле сапфир едва заметно мигнул, и человек остановился, словно подошвы его тонких кожаных сапог прилипли к земле. Он судорожно подергался, пытаясь освободиться. Поняв, что его усилия напрасны, человек прекратил свои попытки и замер на месте. Эрик снова повернулся к Сиверу:
  - Ну, ты решился, король? Или ты боишься, что тебе может причинить вред человек, которого ты приговорил к смерти?
  Сивер задумчиво покачал головой:
  - Нет, я не боюсь. Особенно если тебе свяжут руки.
  Он хлопнул пару раз в ладоши. Два солдата подошли к Эрику, который намеренно решил не сопротивляться. Один из них заломил руки Эрика за спину, а другой быстро и весьма профессионально связал их толстой, грубой веревкой.
  Эрик услышал, как судорожно вздохнул в толпе Найт, пытаясь сдержать гнев, да и у него самого сжались кулаки. Это было непе-реносимое оскорбление - связывать руки принцу и вообще свободно-му человеку. Эрик побледнел, но сумел сдержать негодование, хотя за такое обращение в его родной стране Сивера бы повесили на пер-вом попавшемся суку. Эрик знал, что Сивер намеренно подверг его унижению, ибо знал об обычаях родины скальда Марина. И именно в этот момент в душе принца вспыхнула ненависть. До этого Эрик испытывал к Сиверу нечто вроде презрения, смешанного с жалостью. А теперь он возненавидел его, и необходимость убить Сивера, до того тяготившая его, превратилась в жгучее желание.
  А Сивер наслаждался. Он довольно улыбался, радуясь уни-жению своего бывшего скальда. Эрик невероятным усилием воли погасил гнев во взоре и насмешливо улыбнулся:
  - Ну, теперь ты доволен?
  Сивер жизнерадостно ответил:
  - А как же! Теперь ты можешь закончить сказку.
  Эрик легко опустился на дощатый настил, стараясь не думать о резкой боли, пронзающей связанные руки, и начал рассказ:
  - Узурпатор потерял две очень важные вещи, которые были не-обходимы для успешного правления. Первая - это королевский сапфир, который был то ли украден, то ли утерян. Люди, посадившие его на престол, понимали всю важность этого камня, и именно поэтому в короне Авастии появился фальшивый сапфир. Но второе было для него неизмеримо важнее. Это был соперник узурпатора в борьбе за трон, претендент на корону...
  Сивер перебил его:
  - Нет, я не потерял его. Я нашел его и уничтожил.
  Эрик вздрогнул:
  - Кого?
  - Ну, претендента. Брата Мариолы, королевы. Он был сожжен на площади восемнадцать лет назад.
  Эрик стиснул зубы, удержав внутри всю ненависть, что пере-полняла его сейчас. Он с трудом сложил губы в вежливую улыбку и заставил себя сказать:
  - Спасибо тебе, король, за новую информацию. Я не знал об этом, и когда говорил о претенденте на трон, вовсе не имел в виду несчастного брата королевы. Дело в том, что у короля Данкара и его жены был сын. Когда убили короля и королеву, тела их сына так и не нашли. Тогда же, кстати, была обнаружена и пропажа королевского сапфира.
  Сивер так и подался вперед:
  - Что ты имеешь в виду?
  - Только то, что этот ребенок остался жив. И сапфир у него.
  Пока Сивер потрясенно молчал, переваривая полученную новость, Эрик продолжил:
  - Его имя Эрик. И это он - законный король этой страны. Ему сейчас уже девятнадцатый год...
  - Ты его знал? Или сейчас знаешь?
  Эрик задумчиво ответил:
  - Да, можно сказать и так.
  Сивер наклонился к Эрику, бешено сверкая льдистыми глазами:
  - Ты поможешь его найти! Я освобожу тебя, ты будешь жить! Только покажи его, помоги мне его найти! Ведь ты ненамного старше?
  - Я?
  Эрик напряг мускулы и резким рывком поднялся на ноги.
  - Мне восемнадцать лет. И я не смогу тебе помочь.
  - Почему, Марин?
  Эрик слегка шевельнул локтями, и веревки упали с его рук. Растирая кисти, он ответил:
  - По двум причинам. Во-первых, меня зовут не Марин, а Эрик. А во-вторых...
  Он небрежно махнул рукой в сторону короля, с его пальцев со-рвалась маленькая молния и ударила в землю у ног Сивера.
  - ... во-вторых, я и есть сын Данкара и Мариолы.
  Сивер икнул и истерично выкрикнул:
  - Палач! Руби ему голову!
  Палач, высокий мужчина лет сорока, в кожаном, заляпанном кровью фартуке поверх обычного камзола, отрицательно покачал головой:
  - Нет. Я не самоубийца - этот парень прибьет меня без всякой магии. И потом, если он сказал правду, ему нельзя рубить голову.
  И тут из толпы раздался звонкий голос Асталии:
  - Да! В законах ясно сказано: "Если же два принца претендуют на королевский трон, они должны решить дело в честном бою, и победивший станет королем". Дуэль!
  Народ зашумел, из толпы послышались выкрики:
  - Правильно!
  - Закон верно говорит!
  - Дуэль!
  - Поединок!
  Сэр Карим, стоящий среди шумящих людей, криво улыбнулся и прошептал:
  - Схватка за корону...
   ***
  Сивер молчал. В толпе нарастал шум, и чей-то голос громко выкрикнул:
  - Неужели ты боишься, король? Нам не нужен трусливый правитель!
  Толпа подхватила этот крик, а Эрик с радостным удивлением узнал голос Найта. Тот стоял в толпе, и его синие глаза сияли, обе-щая Эрику легкую и быструю победу. Эрик повернулся к Сиверу, в бессильной ярости смотрящему на кричащих людей:
  - Ну, Сивер? Ведь в вашей стране желание народа - закон? Чего же ты медлишь? Или ты действительно трусишь?
  Сивер уставился на Эрика, и тот невольно поежился: такая не-нависть струилась из глаз короля. Сивер по-змеиному прошипел:
  - Мерзкий самозванец! Я не стану пачкать о тебя руки. Ты ни-чем еще не доказал ни своего происхождения, ни права поединка с принцем крови!
  Эрик слегка ненатурально удивился:
  - Ты мне не веришь?
  С преувеличенно сокрушенным вздохом Эрик снял с шеи сап-фир и продемонстрировал его Сиверу и народу:
  - Достаточное доказательство?
  Сивер в отчаянии отвернулся - сапфир этот нельзя было спутать ни с каким другим камнем. И он достаточно знал свойства этого кристалла, чтобы не сомневаться в истинности слов Эрика.
  А народ, стоявший на площади, начал падать на колени, и вскоре в воздухе задрожали полустоны-полумольбы:
  - О, наш Король...
  Сивер, прерывая эти возгласы, резко выкрикнул:
  - Хватит!
  И, когда люди умолкли, мрачно добавил:
  - Я буду драться.
  Он резко хлопнул в ладоши, и из-за кресла его вышли двое гвардейцев. Сивер ядовито предложил:
  - Выбирай оружие, Марин. Или как там тебя... Эрик.
  Эрик шагнул к одному из гвардейцев и взял у того из рук длинную шпагу, взмахнул ею в воздухе, проверяя балансировку, и недовольно поморщился - чересчур легкая. Сивер, не глядя, схватил шпагу у второго и шагнул к Эрику.
  И вот уже заблистали в воздухе клинки, зазвенели, скрещиваясь, засвистел вспарываемый резкими взмахами воздух. Ни Сивер, ни Эрик не могли одолеть друг друга - силы их были равны. Бой за-тягивался, и события грозили перейти из драмы в фарс, и тут вдруг Сивер отскочил назад и завопил:
  - Несправедливость!
  Эрик остановился, опустил шпагу и поинтересовался:
  - Это какая же?
  - У тебя на шее волшебный сапфир! Он помогает тебе! Это нечестно! Ведь в законе сказано "честный бой"!
  Эрик сразу понял - Сивер что-то задумал и тянет время. Он настороженно и чуть насмешливо спросил:
  - И что же ты предлагаешь делать?
  Сивер словно ждал этого вопроса (а как же иначе? Конечно, ждал, и надеялся даже на такой вопрос), он ответил мгновенно:
  - Сними камень! Отдай его кому-нибудь... ну, хотя бы вот ему.
  Сивер указал на одного из солдат. Эрик смерил того вни-мательным взглядом и усмехнулся:
  - Да? Чтобы ты воспользовался им и убил меня? Нет уж. Я от-дам его единственному человеку, которому доверяю. Найт, лови!
  Эрик снял сапфир и метнул его Найту. Тот поймал его за золо-тую цепочку, и камень заискрился на солнце всеми гранями.
  Сивер резво отскочил назад и крикнул:
  - Человек! Неужели же ты захочешь оставаться вечно вторым? Неужели тебя не прельщает королевский венец?
  Рука Найта дрогнула, а сапфир яростно запылал, отзываясь на гнев Эрика. Сивер продолжил, отбиваясь от выпадов принца:
  - Подумай... Стать королем... Авастии...
  И, отбивая особо сложный удар:
  - Неужели тебе это не нравится?!
  Найт протянул:
  - Ну почему? Это очень заманчивое предложение...
  Сивер победно улыбнулся.
  - ...но только не для меня.
  Найт посмотрел на сапфир. Камень пылал ярким, почти белым пламенем. Найт смотрел все пристальнее, и недоуменный выкрик Сивера донесся до него как будто издалека:
  - Но почему?
  Он ответил, не отрывая взгляда от сапфира:
  - А зачем? У меня есть свой трон, зачем мне чужой?
  В этот миг взгляд Найта проник в самую сердцевину коро-левского камня, и он увидел там маленькое существо, мечущееся в огне. Он понял - это дух огня, один из четырех духов, заточенных в камне. И в этот же момент он понял, что нужно делать, чтобы вы-пустить его на волю. Найт отвел взгляд от камня и посмотрел на Сивера:
  - Ты долго терзал свой народ, ты чуть не убил моего брата, и ты должен умереть!
  Он поднял вверх руку с сапфиром. Из камня вырвался поток ослепляющего пламени и закружился вихрем над площадью. Найт выкрикнул:
  - Смерть тирану!
  Со всех концов площади послышались ответные крики:
  - Смерть!
  Это кричали подпольщики. Дух в вихре света кружился все быстрее и быстрее, и вдруг над толпой взвился звонкий голос Асталии:
  - Смерть тирану!
  И к духу, появившемуся из королевского сапфира, присоеди-нился дух, которого Асти выпустила из своего изумрудного кольца. Он образовал вихрь поменьше и закружился в другую сторону.
  Дуэль прекратилась сама собой. И народ на площади, и страж-ники, и палач, и Эрик - все смотрели на кружащиеся вихри света.
  Все были заворожены танцем духов; все, кроме Сивера, которо-го ненависть жгла сильнее огня. Он скользнул к Эрику, осторожно вытянул из-за голенища высоких сапог кинжал и с размаху вонзил его в спину сопернику.
  Эрик без звука упал лицом вниз. Оглушительно взревел дух из сапфира и молнией метнулся к Сиверу. Мгновение - и король вспых-нул факелом. Еще миг - и светло-зеленый вихрь из кольца Асталии накрыл фигуру человека. Когда духи оставили его, от Сивера оста-лась лишь горсть пепла, на которой лежал почему-то не тронутый духами кинжал.
  Все это произошло настолько быстро, что Найт лишь теперь увидел недвижное тело брата. Одним гигантским прыжком он пре-одолел расстояние до помоста и взлетел наверх. Он увидел Эрика, и горестный крик вырвался из его горла:
  - Он убил Эрика!
  Асталия побледнела, рыцарь вздрогнул, а Лорд, все еще при-клеенный к одному месту, издал вопль, полный такого горя и не-нависти, что все уподобились ему и замерли на одном месте:
  - Убил!!!
  Асти поднялась на эшафот, мимолетно поразившись про себя сходству принца с этим белобрысым здоровяком. Его звали Найт, она уже знала; и сейчас он сидел на досках рядом с Эриком и тяже-ло молчал. Так молчат воины в глубоком горе, готовясь совершить какую-нибудь опасную глупость. Потому она мягко отодвинула его и опустилась на колени рядом с неподвижным Эриком. Положив ла-донь на его спину, она сосредоточилась, а через секунду радостно вскрикнула:
  - Он жив!
  ***
  Эрик пришел в себя и обнаружил, что лежит на широченной кровати с балдахином, золотыми столбиками и прочими атрибута-ми королевской постели. Он увидел рядом с своей правой рукой сапфир; попробовал глубоко вздохнуть и ощутил резкую боль. "Это уже знакомо", - подумал он. Такую же боль он испытал лет шесть назад, когда болел странной простудной болезнью и кашлял кровью. Эрик попробовал вздохнуть еще раз и невольно застонал.
  Откуда-то слева раздался звук шагов. С усилием повернув голо-ву, Эрик увидел брата, подходящего к кровати. Найт присел на краешек постели и тихо спросил:
  - Ну, как ты себя чувствуешь?
  Эрик слабо улыбнулся:
  - Вариативно. То ли жив, то ли полужив, а то ли вовсе полу-мертв...
  Найт улыбнулся в ответ:
  - Ты шутишь, значит, идешь на поправку. Это вообще показа-тель твоего состояния - как только ты начинаешь употреблять всякие непонятные ученые словечки, то сразу понятно, что ты здоров.
  - Слушай, а что случилось-то? Почему я в кровати? Я заболел?
  - Можно сказать и так. Сивер пытался убить тебя. И надо сказать, у него это почти получилось. Он всадил в тебя длинный кинжал.
  - Ну и что? Сколько тех кинжалов было? Они не укладывали меня в постель, да еще с такими... кровавыми последствиями.
  Найт сочувственно покивал, заметив пятна крови на подушке, а потом пояснил:
  - Ничего удивительного, ведь кинжал был отравлен.
  - Тогда почему я до сих пор жив?
  - Честное слово, я сам до сих пор не понял. Асталия его спаса-ла-спасала, а он лежит и задает такие глупые вопросы. Свин ты не-благодарный!
  Эрик недоверчиво прищурился:
  - Ой, братец, крутишь ты чего-то... Ну-ка говори правду!
  Найт вздрогнул и виновато глянул на него:
  - Что, так заметно? Ну ладно, ладно, не сердись, расскажу всю правду. После того, как Сивер пырнул тебя в спину и ты упал, все почему-то сразу уверились, что ты погиб. Отравленное лезвие проникло в легкое, и я, признаться, не думал, что тебя вообще мо-жно спасти. И оттого известие Асталии, что ты еще жив, но в любой момент можешь умереть, ввергло народ в какое-то исступление. Все начали кричать, что готовы отдать жизнь, чтобы тебя спасти, стали предлагать ей использовать силу Королевского Сапфира... И тогда сэр Карим изложил всем собравшимся один оч-чень интересный способ, изобретенный как раз для спасения особ королевской крови. Он настолько опасен, что применяли его только два раза за всю исто-рию Авастии - первый раз, когда лечили короля Даолидоса от про-грессирующего маразма, а второй - когда спасали твоего деда, Да-риола Шестнадцатого, от опасного ранения. И оба раза страна ока-зывалась на грани войны.
  - Почему это?
  - Потому что для выздоровления королей у всех жителей стра-ны с помощью магии Королевского Сапфира забирается вся вол-шебная сила, которую они обычно хранят в каком-нибудь камне, не обязательно драгоценном. Страна, лишенная волшебной защиты, становится заманчивой добычей, и только спасенный король, к которому переходит вся магия народа, может спасти ее.
  - И наш благородный рыцарь предложил этот способ?
  - Да.
  - И вы его приняли?! Лишив страну защиты? Да как вы могли!
  - А что нам еще оставалось делать? Ты лежал там, весь в крови, умирал, и никто в Икоре не мог тебе помочь! Тогда сэр Карим и Лорд вышли к народу и предложили этот способ. Твой народ сам выбрал свою судьбу и своего правителя.
  Несколько долгих мгновений Эрик молчал, а потом неуверен-но спросил:
  - Так что, я теперь обладаю всей магией Икора?
  - Не только. Всей Авастии. Теперь ты единственный волшебник во всей стране.
  Эрик ошеломленно молчал. Пока он думал над своим новым положением, Найт достал свою флейту и заиграл какую-то очередную заунывную мелодию, которая отрезвила Эрика получше ледяного душа. Тряхнув головой, он спросил:
  - А где леди Асталия?
  Найт отложил свою свистелку и бодро воскликнул:
  - Вот это выбор - то, что надо! Она поможет тебе справиться с магией. Кроме того, народ не возражает против такой королевы...
  Эрик усмехнулся:
  - Вот люди! Ничего от них не скроешь... Да, кстати, кто такой Лорд?
  - Ну, насколько я понял из патетической речи Сивера, он твой родной дядя.
  - Но ведь его, кажется, сожгли восемнадцать лет назад?
  - Не совсем. Он сумел бежать накануне казни, а сожгли совер-шенно другого человека, какого-то ни в чем не повинного бродягу. Лорд ушел в глухое подполье и организовал оппозицию. Да ты видел его на площади - это тот человек, которого ты приклеил к земле. Асталия с трудом смогла его расколдовать.
  - И где он сейчас?
  - Ждет, когда очнется его любимый племянник. Кстати, не он один так проводит время.
  Эрик помолчал, будто припоминая что-то, а потом сказал:
  - Я надеюсь, вы выпустили из тюрьмы всех заключенных?
  - Ну, за кого ты нас принимаешь? Честное слово, даже обидно. Мы мудрые политики, и сразу всех амнистировали.
  В это время тяжелая резная дверь приоткрылась, и в комнату легкой тенью скользнула Асталия. Она застыла на пороге, внима-тельно вглядываясь в полутьму и прислушалась, стараясь уловить дыхание Эрика. Потом она тряхнула золотыми локонами и решительно направилась к кровати. Эрик смотрел, как она подходит к нему, любовался ее движениями - точными, экономными и сколь-зящими, отчего казалось, что она не идет, а плывет над полом. Воло-сы, не заплетенные в косы, струились до середины бедра и колыха-лись в такт движениям плавно и мягко. Эрик смотрел на нее, смо-трел... и вдруг обнаружил, что забыл дышать. Он шумно вздохнул, и Найт сочувственно покосился на него.
  Асталия подошла и строго спросила:
  - Найт, ты что делаешь?
  Найт растерялся:
  - А что я делаю?
  - Ты мешаешь процессу выздоровления!
  Найт понимающе закивал:
  - Конечно-конечно! Я мешаю, и я исчезаю!
  Он попрощался с Эриком, очень серьезно раскланялся с Аста-лией и вышел.
  Асталия сразу растеряла всю свою строгость... да и смелость тоже. Робко присев на край кровати, она спросила:
  - Как вы себя чувствуете, Ваше Величество?
  Эрик удивленно вскинул брови:
  - С каких это пор ты стала называть меня на "вы", Асти? Мы что, больше не друзья?
  Асталия отчаянно замотала головой:
  - Нет, что вы! Просто... просто теперь вы не простой скальд из далеких стран, который был добр со мной. Теперь вы - наш король.
  - Но и ты уже не служанка, а знатная дама, которой я, между прочим, обязан жизнью. Разве нет?
  - Н-ну... да, но я не смогу...
  Асталия смутилась окончательно и смолкла.
  Эрик помолчал, задумчиво наблюдая за девушкой, а потом спросил, меняя тему разговора:
  - Чем же ты думаешь теперь заняться, леди Асталия?
  Асти заговорила, не глядя на него:
  - Вернусь в замок... Найму толковых слуг, восстановлю свой дом и буду жить...
  Он слегка насмешливо улыбнулся:
  - В провинции?
  Она вскинула на него ясные зеленые глаза в опушке невероятно длинных пушистых ресниц:
  - А что? Я не смогу жить в провинции, вы так считаете, Ваше Величество?
  Эрик коснулся ее руки и, улыбаясь, сказал:
  - Нет, Асти, не сможешь.
  - Почему это? - возмущенно спросила она, но не сделала даже попытки освободить руку.
  - Я не отпущу тебя.
  - Почему?
  - Н-ну, во-первых, ты очень много знаешь о магии...
  Девушка перебила его:
  - Которой у меня больше нет.
  Эрик спокойно продолжил:
  - Зато у меня ее предостаточно. Проблема только в том, что я не умею с ней обращаться. Ты меня научишь. А во-вторых...
  Он замолчал, обращаясь к королевскому сапфиру. Затем по-пытался встать, но не смог и виновато сказал:
  - Прости, Асти, я не смогу встать, чтобы сделать это по всем правилам... Как ты думаешь, ты справишься с тем, чтобы терпеть меня рядом в течение всей жизни?
  Асталия на мгновение прижала ладони к пылающему лицу, а потом с деланным равнодушием спросила:
  - Это что, предложение мне какой-то должности?
  Эрик почти слышал, как бешено колотится ее сердце, когда он радостно сказал:
  - Конечно!
  Горечь, боль, разочарование в прозрачно-зеленых глазах сме-няются изумлением, когда он продолжает:
  - Королева - это достаточно высокая должность?
  - Но... А сапфир... Я не...
  - Камень не против. А ты?
  ... Когда Найт заглянул на мгновение в комнату, он поспешил сразу же исчезнуть. А вслед ему полетела подушка и слова:
  - Вели объявить, что у Авастии теперь есть и королева!..
  ***
  Король Феал сидел в тронном зале и скучал. Впрочем, это стало его постоянным занятием в последние полгода - скука и еще тревога. Внезапно какой-то шум за дверью отвлек его. И король сильно вздрогнул, услышав вопль, раздавшийся под окнами:
  - Принц Найт! Вернулся!
  В тронный зал влетел, совершенно забыв о правилах этикета, Ласти, старый слуга, и возопил:
  - Ваше Величество!!!
  И осекся, мгновенно вспомнив манеры. Поклонился и доложил с едва сдерживаемым ликованием в голосе:
  - Посол Его Величества короля Авастии Эрика Третьего!
  В зал вошел посол. Король глянул на него, и со слезами рас-крыл объятия сыну.
  Алматы, 1992 - 2004.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"