Клоу Рид: другие произведения.

Настоящие Мы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по Гарри Поттеру Пейринг - Поттер/Грейнджер Синопсис: Все "знают" что происходило с Гарри на протяжение семи лет в ХОгвартсе...верно? НЕТ! Узнайте же всю правду, узнайте их Настоящих. Примечание: смешение жанров. ОРИГИНАЛ: https://www.fanfiction.net/s/4605681/1/The-Real-Us

  Настоящие Мы
  
  Пролог.
  
  Неизвестное место, где-то в Великобритании
  Пятница, 31 июля 1998 года
  
  
  Все закончилось. История, длившаяся в течение семидесяти четырех лет, пяти месяцев и восемнадцати дней, подошла к своему логическому завершению, позволяя наконец-таки всему волшебному миру вздохнуть с облегчением.
  
  В одном неизвестном доме в Оксфорде два человека сидели за столом и завтракали. Одна из них, молодая девушка, была погружена в чтение увесистого тома книги, из которой она черпала различные знания, это занятие полностью завладело ее вниманием. Молодой человек, в свою очередь, был занят просмотром утренней газеты, он бегло пробегал по малозначащим статьям, когда внезапно увидел то, что требовало его немедленного внимания. Это было на четвертой странице и нуждалось в обсуждении.
  
  "Гермиона?"
  
  Молодая девушка, Гермиона, посмотрела на него.
  
  "Что случилось, Гарри?"
  
  Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил, Избранный и, самое главное, Мужчина-Который-Победил, улыбнулся своей собеседнице.
  
  "Здесь нас "приглашают" завтра в Хогвартс".
  
  "Что?" ответила вопросом на вопрос Гермиона. "И почему это нам нужно туда идти? Мы мало сделали для них в недавнем прошлом?"
  
  "Здесь есть небольшое объяснение", сказал Гарри и передал Гермионе газету, чтобы та могла увидеть статью, ставшую предметом их разговора. "Они пишут, что завтра состоится большая пресс-конференция, во время которой "Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер расскажут нам полную историю их победы над Тем-Кого-Нельзя-Называть!" Забавно... Но я никому не давал своего согласия на это".
  
  Гермиона фыркнула.
  
  "Да ладно тебе, если бы мы не прятались от них по всей Великобритании, то должны были что-либо и слышать об этом", она быстро пробежала глазами по статье, улавливая всю ее суть. "Хотя ты прав. С их стороны это, кажется, слишком самонадеянным. О, посмотри на это!" она указала на статью на следующей странице. "Перси Уизли сделал заявление о разработке новых законопроектов, которые смогут предотвратить подобные ужасы впредь".
  
  Гарри легко кивнул Гермионе.
  
  "Да, зная этого придурка Перси, это может не очень хорошо для нас окончится. Хорошо, что мы раньше позаботились об этом, правда?"
  
  "Да... Мы все-таки пойдем туда?" спросила она.
  
  "Нам необходимо пойти туда, правда", он задумался. "Что ты думаешь о том, чтобы пригласить и твоих родителей?"
  
  Гермиона отрицательно покачала головой.
  
  "Мне хотелось бы оградить их от всего этого".
  
  "Хорошо... Ты будешь доедать свой бекон?"
  
  
  ***
  
  Школа Чародейства и Волшебства Хогвартс
  Суббота, 1 августа 1998 года
  
  
  Хогвартс стал местом финальной битвы, в этих стенах люди жили, сражались, истекали кровью и умирали от ярких вспышек света. Последствия войны были ужасны - огромное множество смертей и разрушений, которые пропитали эти до ужаса древние стены. После этой войны грусть и тоска наполнили эти залы, сковывая весь воздух удушающей хваткой.
  
  Большой Зал был полон людей. Не так уж и много времени прошло со дня финальной битвы, которая определила дальнейшую судьбу и свободу волшебного мира, за который все сражались, и только сейчас до волшебников стало доходить, какую цену они заплатили за эту победу.
  
  Среди выживших оказалась и вся семья Уизли. К великому облегчению, все остались живы, хотя в нескольких случаях, руки Смерти чуть не забрали некоторых из них на тот свет.
  
  Фред Уизли был на грани жизни и смерти, однако благодаря своевременным и быстрым действиям со стороны сражающихся за Избранного его удалось достаточно долго поддерживать в этом состояние, а после окончания битвы послать в больницу Сент-Мунго. Сейчас он все еще находился под действием какого-то зелья, которое помогло спасти его, но опасность уже миновала.
  
  Джордж Уизли также участвовал в битве и вышел из нее живым и невредимым. Если не считать его потерянного уха, год назад оторванного заклятием, брошенным Северусом Снейпом, то он не получил никаких серьезных повреждений. Он сходил с ума, когда было неясно, что же станется с его братом-близнецом, но когда целители Сент-Мунго сообщили ему, что Фред будет жить, Джордж схватил в охапку медсестру и горячо расцеловал ее. Красный как рак, он был выставлен из больницы разгневанным мужем женщины.
  
  Рон Уизли сделал все, что в его в силах, чтобы одержать победу над Темным Лордом. А теперь он был в ожидании своих многочисленных наград и почестей. Он надеялся прославиться, получить огромную кучу денег и не иметь отбоя от девушек, но самое главное и желанное было то, что он наконец-таки заполучит именно ту девушку, о которой он мечтает уже очень долго. Он завоюет саму Гермиону Грейнджер. Он слишком долго ждал этого. Советы Фреда и Джорджа, книга "12 лучших способов завоевать прекрасную ведьму" приближали его к его заветной цели, а Гермиона, как дурочка, велась на каждый его неказистый комплимент. И она будет его. Да... Она будет его.
  
  Джинни Уизли провела очень тяжелый и достаточно нервный год в Хогвартсе. Девятнадцать молодых волшебников были по уши влюблены в нее, а она уделяла внимание то одному, то другому, терзая каждого из них. Хотя, четверым все-таки удалось добиться от девушки своего, но это не имело никакого значения для нее. Ведь мысленно она оставалась доступной только для Гарри. Она была уверена, что он вернется, а когда это случится, он будет ее. Да... Он будет ее.
  
  Артуру Уизли было не на что жаловаться. Все его дети остались живы после этой ужасной войны, к "своим детям" он также причислял, конечно же, и Гарри с Гермионой. Они были хорошими ребятами, но которым крупно не повезло вляпаться в эту историю и оказаться по уши в дерьме, но они смогли пройти через огромные трудности, оставшись чистыми, как и раньше. Артур ждал только того, когда те беды, горести и травмы, нанесенный недавней войной, устранятся, а волшебный мир станет безопасным для каждого человека.
  
  Минерва МакГонагалл столкнулась лицом к лицу с Волдемортом здесь, в Большом Зале, и осталась в живых. Она была по-настоящему рада этому, ведь не каждому суждено столкнуться с ним несколько раз в жизни и пережить его. Этот факт позволял ей осознавать собственную значимость в этой борьбе против тьмы. Она осталась в живых, Хогвартс, хоть и разрушен частично, но все же стоит до сих пор, а Темный Лорд мертв. Теперь мертв по-настоящему.
  
  Молли Уизли - счастливая женщина. Вся ее семья выживала во Второй Магической Войне, и, если не считать Джорджа, потерявшего ухо, и Билла с изуродованным лицом, все остались целы и невредимы. Ее жизнь стала налаживаться. У нее остались только две нерешенные проблемы, которые требовали ее внимания: устройство семейной жизни ее младших детей, но это находится в ее руках. Все ее планы приближались к своему осуществлению, и она знала, что все будет хорошо.
  
  Как только все заняли свое места в Зале, две массивные двери отворились со скрипом, отразившимся глухим эхом от школьных стен, и две сильные и храбрые личности зашли в Зал. МакГонагалл приблизилась к ним и заключила их в крепкие объятия.
  
  "Гарри! О! Я так рада видеть тебя!" сказала она, а после чего повернулась к Гермионе, "и тебя, Гермиона. Дай-ка взглянуть на тебя... Ты хорошеешь с каждым днем".
  
  Молодые люди наслаждались этим моментам, радуясь такому теплому приему МакГонагалл, затем они направились к пустым местам в начале зала, которые находились как раз напротив Уизли. Пока они шли к своим местам, каждый присутствующий мог их хорошенько рассмотреть. Молодые люди надели одинаковые черные джинсы и ботинки, у Гермионы на низком каблуке, а у Гарри на толстой подошве, также каждый из них был одет в длинное кожаное пальто, застегнутое доверху. Оба выглядели очень сурово. В полной тишине, Гарри и Гермиона заняли свои места, как только они это сделали, все вокруг оживились.
  
  Гарри мельком взглянул на Гермиону, приподняв бровь. Она незаметно кивнула ему. Он ответил ей тем же, а затем повернулся к сцене.
  
  "Леди и Джентльмены, мы очень рады видеть вас здесь сегодня", громко обратился к присутствующим исполняющий обязанности министра Магии, Кингсли Шаклболт. "Я рад объявить, что Вторая Магическая Война против Того-Кого-Нельзя-Называть и его приспешников выиграна!" аудитория громко зааплодировала, таким образом выражая свою признательность. Кингсли немного подождал, пока все успокоятся. "Конечно, я бы мог приписать эту заслугу себе или Министерству Магии, или работникам Отдела Тайн, но я не могу этого сделать. Это было бы бесчестно, и я не смею так поступить. Истина в том, что мы проиграли бы, если бы не эти двое волшебников. Только два человека! Гарри Поттер, Мужчина-Который-Победил, и Гермиона Грейнджер, Ведьма-Которая-Была-С-Ним. Они спасли нас всех, а сегодня они пришли сюда, чтобы рассказать нам все об этой выдающейся победе".
  
  Гарри снова посмотрел на Гермиону, приподнимая бровь. Она ему ободряюще улыбнулась в ответ. Им не нужны были никакие слова, чтобы понимать друг друга, за это долгое время они научились понимать все без слов.
  
  "Итак, мистер Поттер и мисс Грейнджер, нам очень хотелось бы услышать вашу историю!"
  
  Молодые люди встали и, молча, поднялись на сцену, оказавшись около трибуны. Кингсли быстро занял одно из опустевших мест. До того, как начать свое выступления, Гарри и Гермиона внимательно осмотрели весь зал, изучая реакцию собравшихся волшебников. Им пришлось согласиться рассказать все этим людям.
  
  Гермиона внимательно посмотрела на каждого Уизли, используя при этом Легилименцию. Также она отметила и других людей, и Рита Скитер была среди них, а также несколько высокопоставленных политиков. Когда она закончила, то подняла свои руки.
  
  "Я прошу вас, чтобы вы дали нам одну минуту", сказала она, доставая при этом волшебную палочку, а затем наложила чары Муффлиато вокруг нее и Гарри, и они начали быстро разговаривать друг с другом.
  
  "Итак, Гермиона, что ты узнала?"
  
   Гермиона еще раз посмотрела мельком на толпу, а затем повернулась к Гарри. Им на руку играло то, что чтение по губам было невостребованным навыком в волшебном мире, так как существовало множество других способов подслушивания.
  
  "Рон внимательно смотрит на нас и удивляется, почему мы стоим так близко к друг другу. Он считает, что ты предатель, а я его собственность, и просто сгорает от нетерпения, когда завладеет мной", говоря это, она брезгливо поморщилась, "настоящий придурок".
  
  Гарри в ответ кивнул ей.
  
  "Я вижу, как Джинни просто испепеляет тебя взглядом. Что ты узнала о ней?"
  
  "Она считает", усмехнулась Гермиона, "что я отвратительная грязнокровная шлюха, а Рон вскоре покажет мне, где мое место на самом деле. Кроме того, я не имею права стоять так близко к тебе, потому что ты принадлежишь ей. Она планирует вернуть тебя и привязать к себе после твоего выступления".
  
  Гарри поднял свою руку, смотря на потрепанные наручные часы.
  
  "Мда, но я догадывался об этом. Вот почему эта вещь вибрировала с тех пор, как мы оказались здесь. А что насчет Молли?"
  
  "Все также замечательно", вздохнула Гермиона, "она думает о том, что сможет купить, когда Джинни заполучит все твое состояние, а также она ждет, когда начнет меня учить тому, как содержать дом для ее дорогого Ронни". Быстро догадавшись о следующем вопросе Гарри, она продолжила, "Артур счастлив, что все мы живы, и надеется, что мы все найдем свое счастье после войны. Он мне всегда нравился".
  
  Слегка вздохнув, Гарри кивнул. А Гермиона продолжила.
  
  "Билл рад, что вся его семья выжила, а также он хочет выдать замуж Джинни за тебя, так как это может сделать ее счастливой. По-видимому, принцесса Джинни не может сделать что-либо неправильное, и ты был немного не в себе, когда бросил ее в том году".
  
  Гарри фыркнул.
  
  "Да, повторить бы столь прекрасное прошлое. Учитывая тот факт, что она была психически неуравновешенной и бесполезной во всем. Что насчет Чарли и Перси?"
  
  "О, Чарли - такой же, как и Билл. Он хочет домой, в Румынию, а не в Нору, ухаживать за своими драконами, но он также хочет, чтобы принцесса Джинни была счастлива, и если это означает поймать тебя, то он поможет им. Я оставлю Перси на потом, потому что его интересует..."
  
  "Мистер Поттер?" голос Кингсли заполнил всю аудиторию, "мы ждем".
  
  Гарри снял Муффлиато.
  
  "Я понимаю, Министр, и я прошу прощения за эту небольшую задержку. Мы только обсуждаем, как лучше преподнести некоторую информацию. Это будет... немного неожиданно, и некоторое может быть осуждено многими из вас. Одну минуту, пожалуйста, сэр". Он подождал, когда Кингсли согласится, затем вернул заклинание обратно. "Извини, Гермиона, что ты сказала?"
  
  Она улыбнулась.
  
  "Фред и Джордж... Я боюсь, что они потеряны для нас. Они считают, что мы принадлежим семье Уизли, и когда мы по-переженимся, они смогут использовать мой ум для своих безумных шалостей и идей, и использовать твой дом для проведения своих опытов. Это глупо... Эти двое мне всегда нравились".
  
  "Правда... Но все же мы принимали меры довольно-таки давно, правда же?"
  
  "Да... но все же немного обидно", Гермиона прикусила свою нижнюю губу на минуту, перед тем как выпрямится. "Как я говорила, Перси - наиболее интересная личность. У него есть план на счет того, что все маглорожденные и полукровки будут подвергаться регистрации, а если Министерству по какой-либо причине эти планы не придутся по вкусу, то они могут быть переданы чистокровным волшебникам, тем самым повышая их силы. Из того, что я могу еще сказать об этом, ты и я во главе этого списка".
  
  "Замечательно. Мы будем в безопасности хотя бы", Гарри вздохнул. "Кто-нибудь еще?"
  
  "Скитер", прошипела громко Гермиона. "Стерва, надеется написать книгу о нас, что-нибудь определенно скандальное. Сука".
  
  "Достаточно", Гарри легонько кивнул, Гермиона повернулась и сняла заклинание.
  
  "Мои извинения, дамы и господа", сказал вежливо Гарри, "есть несколько деталей о последних семи лет, которые должны оставаться конфиденциальными. Сейчас трудно понять, с чего следует начать наш рассказ. Хмм, Гермиона, у тебя есть идеи?"
  
  Она усмехнулась и начала расстегивать свое пальто, обнажая свою черную футболку с белой надписью, которая исчезала, когда она повернулась спиной. Гарри повторил движение подруги, раскрыв свое пальто, но становясь лицом.
  
  МакГонагалл узнала эти футболки сразу же. Более того, она сама же дала их им два года назад. Она подавила усмешку, так как догадывалась, что футболки будут хитом обсуждения сегодняшнего дня. Она наколдовала себе попкорн, передала немного Филиусу, сидящего слева от нее, и профессору Вектор, сидящей справа.
  
   Гарри снял пальто и встал так, чтобы все видели его. На его футболке яркими белыми буквами было написано "Мальчик-Который-Выжил: Герой Хогвартса". Гермиона избавилась от своего пальто, она повернулась, широко улыбаясь, на ее футболке красовалась надпись "Девушка-Которая-Спала-С-Мальчиком-Который-Выжил".
  
  Несколько человек начали громко выражать свое возмущение, но с помощью взрывного заклинания порядок был восстановлен. Гарри прочистил свое горло.
  
  "Итак, сейчас для того, что бы мы рассказали вам, что случилось, вам лучше устроится поудобнее, так как это будет очень длинная захватывающая история. И мы не будем рассказывать об этом в одиночестве. Пара портретов помогут нам в этом".
  
  Он повернулся и начал доставать чемоданчик из своего пиджака. Пока Гарри был в центре внимания, Гермиона улыбнулась МакГонагалл:
  
  "Между прочим, профессор МакГонагалл, спасибо вам за эти футболки. Это первый раз, когда мы надели их на публике".
  
  "Мне правда приятно, Гермиона", ответила ей МакГонагалл, улыбаясь своей бывшей ученице. Из-за спины своего сидения она могла слышать сильное возмущение, исходящее от семьи Уизли.
  
  Гарри повернулся к сцене с миниатюрным алюминиевым чемоданчиком в его руке.
  
  "Ты не могла наколдовать несколько стендов, Гермиона?"
  
  Пока Гермиона проводила манипуляции со своей волшебной палочкой, выполняя данное ей задание, он увеличил чемодан до нормального размера и достал из него пару маленьких картинных рамок.
  
  Двое молодых людей быстро работали на сцене, устанавливая пять мольбертов, на каждый из которых помещался закрытый предмет. "Энгоргио" восстановило предметы до их нормального размера, 3 фута на 2 фута.
  
  "До того как мы начнем, я думаю нам нужно немного увеличить громкость", сказал Гарри достаточно громко.
  
  Из-под крайнего левого покрывала прозвучал голос.
  
  "Дедушка Огненной Птицы!"
  
  Голос был очень привычный для каждого, кто находился в Большом Зале. Более того, это был голос самого известного волшебника в мире, и того, кого многие считали самым великим волшебником в мире.
  
  У следующей картины был голос, похожий на Гарри, но все-таки немного отличавшейся от него.
  
   "Сохатый!"
  
  Другой голос был женский и очень мелодичный.
  
  "Лили".
  
  Следующий портрет кашлял.
  
  "Бродяга".
  
  Предмет на следующей стойке был немного другим. Он отличался от других тем, что был на четверть дюйма тоньше.
  
  "Лунатик".
  
  Второй голос зазвучал.
  
  "Тонкс".
  
  Это был момент всеобщей тишины. Гарри громко прочистил свое горло, уставившись на пятый и последний стенд. Тишина. Гарри прокашлялся снова.
  
  "Хорошо. Летучая мышь". Мрачный и раздражительный голос раздался с последней картины.
  
  "Мы начнем", сказал Гарри весело, повернувшись обратно толпе. С взмахом его палочки, вещи, закрывавшие картины исчезли.
  
  Портреты директоров Альбуса Дамболдора и Северуса Снейпа, семейные портреты Джеймса и Лили Поттер, и Сириуса Блэка, и наконец-то большое зеркало связи, показывающее Ремуса Люпина и Нимфадору Тонкс.
  
  "Что?" Молли Уизли встала, ее глаза уставились на зеркало. "Вы... Вы умерли!"
  
  Лунатик усмехнулся ей, он-то знал, какая она на самом деле, после он медленно отвернулся от нее.
  
  "Твое выступление, детеныш".
  
  Гарри уставился на толпу.
  
  "История моей жизни известна всем. Каждый "знает" все обо мне, моих родителях, моем деде... все. Вы все "знаете" вещи, которые были правдой", он подарил им легкую усмешку. "За это время все станет яснее. Только мы знаем, кто мы такие, - он указал на себя, Гермиону и портреты, "пора и вам узнать. Здесь те, кто верит, что Альбус Дамблдор был великим волшебником, кто когда-либо жил, лучше него разве только Мерлин, а может быть и нет. Другие говорят, что Альбус Дамблдор был расчетливым, манипулирующим людьми старым человеком, который использовал людей как пешки. Коварный старый ублюдок, который распланировал каждый момент моей жизни, чтобы я умер по-геройски в битве против армии Лорда Волдеморта". Гарри свирепо посмотрел в сторону Риты Скитер, которая вздрогнула под взглядом этих изумрудных глаз. "Есть и другие, которые говорят, что Альбус Дамблдор был мошенником и лжецом, использовал Темную магию, или даже, что и похуже".
  
  Он вздохнул, видя, как все уставились на него.
  
  "И вы все правы. И каждый из вас заблуждается. Потому что все представления, что есть у вас о Дамблдоре, касаясь его Темных, Светлых, Серых или каких-либо других сторон - это только то, что он позволял вам видеть. И самое лучшее, что ему пришлось даже немного содействовать созданию этого образа". Гарри повернулся вокруг, посмотрел на Снейпа, который ухмылялся ему из его рамки.
  
  "О, остановись, ты идиот. Мы собираемся рассказать вам все. Вы узнаете все сейчас".
  
  Портрет Снейпа нахмурился в одну секунду, а потом вышел за рамку своего портрета. Он избавился от своей строгой черной мантии, надел чистую белую футболку с надписью "Авада Кедавра: Когда вы с абсолютной уверенностью должны убить каждого Уизли в комнате... без замешательств". Он сел на свой стул с теплой улыбкой на его лице.
  
  "Правда о Северусе Тобиасе Снейпе... это то, что мы откроем, "сальный придурок", как много из вас так думает о нем, был фасадом, шпионом среди Пожирателей Смерти. И он всем врал... как и каждый из вас. Вы все так думали, и каждый из вас неправ".
  
  Вновь, Рон вскочил на ноги.
  
  "Нет. Он не мог! Он чертов ублюдок! Он убил Дамболдора! Ты видел его! Ты рассказывал об этом нам!"
  
  Снейп усмехнулся со своего портрета.
  
  "Снова, Уизли, ваша тупость соответствует вашему недалекому уму. Когда вы признаете, что вы эгоистичный ребенок, что вы ничего не знаете, может быть... только может быть, тогда для вас будет хоть какая-то надежда".
  
  "Продолжай, Севви", сказал Бродяга со своего портрета. "Играй добренького с этим идиотом".
  
  Снейп усмехнулся.
  
  "Тебе повезло, что ты нечасто сталкивался с болванами, дворняжка. Или ты считаешь, что мне нужно идти туда со свернутой газетой".
  
  "Вы оба играете добреньких!" сказал Гарри, его тон был довольным. "Господа, мне придется отойти от вас двоих!" он уставился на портреты, "Снова".
  
  С улыбкой, Гарри повернулся снова к аудитории.
  
  "Все же, продолжаем. Вы спрашиваете в основном о моей жизненной истории. И вот эта история! Горны, бутылки и мешки славы. Героические смерти, и разрушительные предательства. Жизнь, любовь и бесконечность".
  
  Гарри повернулся к Гермионе, которая, кивнула ему широко улыбаясь. Как и в первый раз, когда на них были одинаковые цвета одежды, они одновременно сняли цепь с висящим на ней каким-то предметом. Оба убрали цепь и бросили ее на пол, а после этого надели снятые предметы себе на руки. Гарри и Гермиона одновременно подняли вверх их левые руки.
  
  Кольца, которые были на их пальцах, светились ярко некоторое время, а потом потухли.
  
  "Что, черт возьми, здесь происходит, Поттер!" заорал Рон из зала. Вновь, он выглядел так, что хочет убить каждого и, чтобы эти двое упали от смертельного заклятия.
  
  Гарри посмотрел на Рона, как будто бросая ему вызов. Хотя, если спросить Гарри об этом, то этот вызов и был в его взгляде.
  
  "Это обручальное кольцо, Рональд. Я уверен, ты видел их раньше. Твои, мама и папа носят такие же, не так ли?"
  
  "Это не шутка, Поттер!" огрызнулся Рон. "Они женаты! Но какого хрена ты носишь его?"
  
  В это время Гермиона подарила ему сочувствующую ослепительную улыбку.
  
  "Потому что он тоже женат, чертов идиот! Почему же еще он может носить обручальное кольцо?"
  
  "Тогда почему на тебе тоже кольцо?" спросила Джинни, она контролировала свой голос, но все в Большом зале слышали яростную угрозу в нем.
  
  "Потому что я замужем, Джиневра". Ответила Гермиона, не удостоив рыжую девушку своим взглядом.
  
  C тиснутыми зубами Джинни задала вопрос, интересующий каждого.
  
  "И за кем ты замужем, Грейнджер?"
  
  Гермиона посмотрела на Гарри.
  
  "Она обращается ко мне, дорогой?"
  
  Медленно кивнув, Гарри произнес:
  
  "Я думаю, что да, дорогая. Хотя, может быть я и ошибаюсь. Твои родители пришли все-таки? Только они Грейнджеры, насколько я знаю. Они спрятались позади, может быть?"
  
  Их разговор был грубо прерван, так как Молли Уизли начала громко отчитывать Рона.
  
  "Почему ты не мог последовать моим советам, и остаться с ними, когда, как дурак, ушел от них во время этого похода? Потому что ты позволил своему эгоизму помешать, мы потеряли все!"
  
  Гарри прочистил свое горло, привлекаю внимание Уизли.
  
  "Я терпеть не могу вас расстраивать, Молли... хотя, это ложь. Я спокойно могу видеть ваше расстройство. В тайне я даже наслаждаюсь этим... Хмм... Кроме того, то, что Рон бросил или не бросил нас во время нашей миссии в прошлом году, мало что изменило бы. Мы поженились до того, как отправиться на поиски. Для более подробных деталей... вам придется подождать".
  
  "Гарри?" Джинни говорила быстро, с дрожью в ее голосе. "Я думала, что ты любил меня". Одинокая слеза скатилась из ее глаз, оставляя мокрый след на ее щеке. "Ты сказал, что нам нужно расстаться, чтобы... чтобы защитить меня. Ты не хотел делать мне больно, когда бросал меня".
  
  Гарри посмотрел на Джинни холодным взглядом.
  
  "Замечательное представление, мисс Уизли, но вы ошиблись. Не напомните ли вы мне рассказать вам, что вы думали, что вы знали... хорошо? Вы все думали то, что мы хотели. Это было необходимо". Гарри повернулся к Дамблдору, который кивнул. "Это все было для Всеобщего Блага".
  
  Дамблдор посмеивался, следую к чаше с лимонными дольками на его портрете.
  
  "Я извиняюсь, что не могу предложить тебе одну, Гарри, но я кажется, немного застрял в этих днях".
  
  Гермиона залезла в свой карман, доставая оттуда маленький бумажный пакет. Она достала лимонную дольку и положила ее в свой рот, затем передала пакет Гарри, который также взял одну дольку. Гарри посмотрел на МакГонагалл, которая кивнула. Пакет перелетел через толпу, попадая в руки МакГонагалл.
  
  "Итак, с чего бы начать? Хмм.. О, точно. Наша потрясающая история началась в 1985 году..."
  
  
  ***
  
  
  Прайвет Драйв, д.4, Литтл-Уининг, Графство Суррей,
  Воскресение, 18 августа 1985 год
  
  
   Пятилетний Гарри был в сильнейшей агонии. Он сидел на кровати, сжимая свое только что сломанное запястье. Дадли взял каменную кочергу и ударил ей по нему, сломав его запястье. А потом его дядя, разозленный его плачем, затолкнул его в чулан и громко захлопнул дверь.
  
   Он удивился тому, что случилось в следующий момент. Позволил ли дядя Вернон ему зафиксировать его запястье? Или все пошло плохо и его состояние ухудшилось? Или ему необходимо было выполнить его домашние обязанности? Он был настолько погружен в свои размышления, что он не заметил три вошедшие в дом фигуры, направляющиеся к его двери его каморки и к гостиной. Тени, падающие от фигур, привлекли его внимание.
  
  Сильный, чистый и сильный голос, позвавший его, заставил его хныкать. Кто-то еще пришел, чтобы наказать его за его странности. Тень, образовавшаяся под дверью, принадлежала фигуре, стоявшей в холле.
  
  Дверь открылась, обнаруживая высокого мужчину, облаченного в темную одежду.
  
  "Гарри?"
  
   Он медленно кивнул.
  
  "Да...а...сэр".
  
  Мужчина протянул свою руку.
  
  "Пройдем со мной в гостиную, Гарри", попросил он вежливо. Для рукопожатия он протянул ему свою здоровую руку, позволяя мужчине мягко поднять его на ноги до того, как отправится с ним в гостиную. В углу комнаты сжались в кучку его родственники, пока двое других людей сидели на диване.
  
  Один из них мог быть описан, как самый старый мужчина, которого Гарри когда-либо видел. Он определенно носил самую длинную бороду, которую Гарри когда-либо видел, и мужчина излучал какую-то силу.
  
  "Здравствуйте, сэр", сказал Гарри неуверенно.
  
  "О, Гарри. Я рад видеть тебя вновь, но ты, скорее всего, не помнишь меня, ведь так?"
  
  "Нет, сэр. Извините. Но нет", извинился Гарри.
  
  Мужчина улыбнулся.
  
  "Не беспокойся, Гарри. Ты был только малышом, когда мы виделись последний раз. Меня зовут Альбус Дамблдор, а эта очаровательная молодая дама - Минерва МакГонагалл, а мужчина рядом с тобой - Северус Снейп. Мы учителя одной специализированной школы, в которую ты сможешь пойти, когда тебе будет одиннадцать лет".
  
  "Здравствуйте", сказал Гарри неуверенно, глядя на Снейпа. Мужчина улыбнулся до того, как встал на колени перед Гарри.
  
  "Ты думаешь, что я не вижу, что с твоим запястьем? Оно выглядит очень больным".
  
  Гарри инстинктивно притянул руку к себе и захныкал сразу, как сделал это. Снейп осторожно взял руку Гарри.
  
  "Выглядит болезненно, Гарри. Ты хочешь, чтобы я вылечил его?" спросил Снейп заботливо.
  
  "Пожалуйста, сэр", сказал Гарри. К удивлению Гарри, мужчина вытащил палочку и взмахнул ей над поврежденной частью руки. Покалывание иголок чувствовалось несколько мгновений в его запястье, заставляя Гарри шипеть от боли, а после наступило успокаивающее онемение в руке.
  
  "Итак, утром ты будешь чувствовать себя гораздо лучше, Гарри. Я уверен, что ты не будешь пока что сильно напрягать эту руку", сказал Снейп, мягко указывая на руку Гарри, а после опустился на диван рядом с МакГонагалл.
  
  Дамблдор прочистил свое горло.
  
  "Мы пришли сюда вечером, Гарри, потому что мы обнаружили, что ты болен, и мы беспокоились о тебе".
  
  "Беспокоились обо мне, сэр?" спросил Гарри. "Но почему, сэр? Мои родственники рассказывали мне, что я бесполезный уродец, и я никому не нужен".
  
  Он сразу же испугался, когда увидел грозное выражение на лицах трех взрослый, после оно быстро исчезло.
  
  "Извини, Гарри", сказал Дамблдор. "Правда, извини. Я боюсь, что мы не сможем забрать тебя отсюда. Я, правда, не могу".
  
  "Не можете, сэр?" спросил Гарри со слезами в голосе. "Они... я им не нравлюсь".
  
  МакГонагалл тоже плакала, вытирая слезы носовым платком. Дамблдор смотрел на него туманным взглядом, пока только Снейп оставался невозмутимым. Гарри смог увидеть, что что-то мелькнуло в его глазах. Может быть сострадание?
  
  "Гарри, ты что-нибудь слышал о законе?" спросил Дамблдор через мгновение.
  
  Гарри поднял свою голову
  
  "Это как полицейский, сэр?"
  
  "Полицейский?" спросила МакГонагалл.
  
  "Маггловские Авроры", как ни в чем не бывало, объяснил ей Дамблдор, а затем повернулся к Гарри. "Не совсем, Гарри. Полицейские - это те люди, которые следят за выполнением закона, а Закон - это свод правил, которым людям необходимо подчинятся".
  
  "А. Свод правил. Я понял, сэр".
  
  "Итак, закон гласит, что сироты, как ты Гарри, должны жить с членами их семьи, которые является их опекунами. Это та причина, по которой ты живешь с твоими... родственниками". Дамблдор взглянул на Дурслей со злобой на его лице. "Поверь мне, я хотел бы взять тебя к себе домой, или к Минерве, или к Снейпу... Но к сожалению, это будет нарушением закона".
  
  "И полицейские придут за вами". Заключил Гарри с печалью. "Я понял, сэр".
  
  "Да", сказал Дамблдор величественно. "Ты прав. Ты очень умный мальчик, Гарри. Таким образом, закон не позволяет нам вмешиваться в твою домашнюю жизнь. Это противозаконно".
  
  "О", поник Гарри. "Это значит, что Дадли будет бить меня снова?"
  
  Северус немного нахмурился и многозначительно посмотрел на Дамблдора.
  
  "Мы не можем нарушить закон, Северус. Ты знаешь это", он улыбнулся Снейпу. "Однако мы можем использовать его по нашим нуждам".
  
  "Защитные чары", произнесла МакГонагалл, кивнув Дамблдору до того, как повернуться к Гарри. "Мы знали твоих родителей, Гарри. Я была их учителем, когда они обучались в школе. Наше время на сегодня вышло, и нам нужно все сохранить в тайне, но мы сможем возвращаться и навещать тебя иногда".
  
  Гарри тепло улыбнулся им, заставляя таить три взрослых сердца в их груди.
  
  "Спасибо, что пришли навестить меня", сказал он вежливо, а после повернулся к Снейпу. "И спасибо вам, что вылечили мое запястье, сэр".
  
  Снейп медленно кивнул:
  
  "Всегда пожалуйста, Гарри".
  
  "Осталась еще одна вещь", произнес Дамблдор. "В нашем мире ты очень известный, и мы получаем очень много писем и подарков для тебя. Однако твои... родственники постановили, что мы не можем посылать их тебе. Я держу их в стенах школы, и ты сможешь все получить, когда прибудешь туда".
  
  Дамблдор вновь прокашлялся, очищая свое горло.
  
  "А сейчас, Гарри, будет лучше всего для всех, если ты забудешь, что ты был... забудешь, что ты видел нас здесь этим вечером. Строго говоря, нам нельзя находиться здесь. Поэтому, с твоего разрешения, я хотел бы спрятать эти воспоминания в твоей голове. Ты не забудешь их, но ты не сможешь вновь увидеть их. Хорошо?"
  
  Гарри посмотрел на доброе лицо МакГонагалл и на Снейпа.
  
  "Это будет больно?"
  
  "Нет, Гарри", сказала по-доброму МакГонагалл. "Ты только не будешь помнить ничего пока что, это все. Мы обещаем".
  
  "Можно держать вашу руку, когда вы будете делать это?"
  
  Снейп и МакГонагалл воскликнули:
  
  "Конечно!"
  
  Подмигнув, Дамблдор приблизился.
  "Гарри, ты хотел бы увидеть что-нибудь особенное?"
  
  Гарри кивнул. Как по сигналу, вспышка пламени возникла над плечами Дамблдора, и красивая, ярко-красная птица опустилась на его плечо.
  
  "Это Фоукс, Гарри. Он мой... мое домашнее животное".
  
  С детским восхищением и наслаждением, Гарри подошел ближе, уставившись на Фоукса, который пристально смотрел назад, а после запел какую-то легкую мелодию. Гарри почувствовал биение сердца в своей груди. Он чувствовал себя очень хорошо!
  
  "Что это за птица, сэр?" спросил Гарри, не отрывая глаз от Фоукса.
  
  "Это Феникс, Гарри. Это волшебная птица... и это мой друг".
  
  "Феникс? Огненная птица, сэр?"
  
  "Да", ответил Дамблдор, "и это очень особенная огненная птица. Он способен быть невидимым для тебя и защищать тебя. Ты не будешь видеть его, но он всегда будет там".
  
  Фоукс успокаивающе пропел, подтверждая слова Дамблдора. Гарри улыбнулся этой милой сцене.
  
  "А сейчас, Гарри, наше время истекает. Мы должны уходить. Помни, Фоукс охраняет тебя".
  
  "И будь добр ко всем кошкам, которых ты увидишь, Гарри, - добавила МакГонагалл. - Кошки могут быть также хорошими друзьями для тебя".
  
  "Я запомню, мэм", ответил Гарри торжественно. Он улыбнулся троим людям, стоявшим перед ним. "Мы еще увидимся?"
  
  "Ты хочешь этого?" спросил Снейп, обнадеживающе сжимая его руку.
  
  "Да, сэр".
  
  "Значит да, Гарри", сказал Снейп, его голос звучал твердо и четко. "Ты увидишь нас вновь".
  
  "А сейчас, когда ты увидишь палочку, ты уснешь, и тебе приснится Фоукс".
  
  "До свидания... Дедушка Огненной Птицы", сказал Гарри, смотря на волшебную палочку, которая оставила красный след на секунду. Он тяжело опустился назад, "Обливиэйт" заставило его провалиться в сон.
  
  МакГонагалл сильно засмеялась от выражения Дамблдора, когда его назвали Дедушкой Огненной Птицы.
  
  "Пойдем, дедушка. Пришло время положить нашего маленького мужчину обратно в постель, и наложить защитные чары".
  
  Снейп бережно поднял Гарри, отнес обратно в его каморку под лестницей и положил его в кроватку. Со вздохом он закрыл дверь.
  
  "Я хотел бы сделать гораздо больше, чем мы можем сделать, Альбус".
  
  Дамблдор тяжело вздохнул.
  
  "Я знаю, мой старый друг. Я тоже хотел бы. Но ты сам прекрасно знаешь закон. Нам нельзя использовать магию против Магллов, не считая опасных для жизни ситуаций. Визенгамот определенно говорит, что это не та ситуация. К сожалению, наши руки связаны по этой причине. Арабелла живет через несколько домов отсюда, и она будет охранять его. Фоукс также будет заботиться о его безопасности, и у нас также есть следящие чары".
  
  "Я ненавижу это", прошипела МакГонагалл, часть ее кошачьих инстинктов была наружи. "Сын Джеймса и Лили... ты уверен, что нет другого выхода, Альбус?"
  
  "Ты знаешь закон так же хорошо, как и я, Минерва. Пока он живет с родственниками, Гарри защищен волшебным законом. Однако, ненавистные Дурсли, они предоставляют ему комнату, "согласно сделке", как говорится. Если мы вмешаемся, то мы нарушим закон". Дамблдор улыбнулся МакГонагалл. "Кроме того, я уверен, что мистер Поттер скоро увидит очень очаровательную кошку, шатающуюся возле соседей".
  
  "Да", согласилась МакГонагалл, "давайте наложим заклятия и уйдем. Я убеждена, что отвратительный вкус этой женщины, украшавшей комнату, вызывает у меня чесотку".
  
  Несколько раз взмахнув палочками, волшебники наложили новую порцию заклинаний на Прайвет Драйв, что говорило о том, что никакое зло не проникнет сюда, позволяя Гарри находится здесь в безопасности. С последним вздохом трое исчезли с легким хлопком, пока маленький мальчик видел сны о красивой красной птице.
  
  
  ***
  
  
  Гарри закончил рассказ своей истории, делая небольшой глоток воды из стакана. Толпа ловила каждое его слово.
  
  "Вы знаете, я помню, как читал одну книгу Риты Скитер и то, как она описывала наши взаимоотношения с Дамблдором, говорила, что они "нездоровые, и даже губительные"". Гарри презрительно улыбнулся названному автору. "Альбус Дамблдор был мне как дедушка. Он заботился обо мне, когда я рос, независимо от того, где он был, здесь или там, он охранял меня".
  
  "Чушь!" заорал недоверчивый Рон из зала. "Неужели, ты действительно думаешь, что мы поверим, что Нюниус был добреньким с тобой?"
  
  "Ты знаешь", отозвался Снейп со своего портрета, "я никогда не перестану представлять, как Уизли затыкают свой рот своими же ногами". Пренебрежительно ответил он Рону, повернулся к Гарри. "В пять лет ты был таким прелестным. Что же случилось с тобой?"
  
  "Эй!" воскликнули Лили и Гарри в один голос, последний круто поворачиваясь на каблуке.
  
  "Я все еще прелестный!" продолжил Гарри, улыбаясь Снейпу, который перевел взгляд на него. Лили сердито посмотрела на Северуса.
  
  "Как минимум у него хорошие манеры, Сев. И он прав... он все еще прелестный". Лили улыбнулась своему сыну, гордясь, каким мужчиной он стал.
  
  Гарри вновь повернулся к аудитории.
  
  "Я был под присмотром. Защищен. Обо мне заботились. А потом Хагрид пришел и забрал меня от Дурслей на мой одиннадцатый день рождение. Я пошел в Косой переулок и приобрел все школьные принадлежности. Первого сентября я сел в Хогвартс-Экспресс, где и встретился с Уизли. Я был распределен на Гриффиндор и наслаждался праздником, даже не помня, что случилось со мной за шесть лет до этого. Но я получил записку от Профессора Дамболдора с приглашением посетить его кабинет после завершения праздника. И во время той встречи, я стал самым... заинтересованным учеником Хогвартса в его истории".
  
  
  Глава 1. Школьные годы 1991-1992
  Хогвартс школа Чародейства и Волшебства
  Суббота, 1 августа 1998 года
  
  
  Гарри улыбнулся толпе: "После церемонии Распределения я последовал за профессором МакГонагалл вверх по лестнице в кабинет директора, где ожидали профессора Снейп и Дамблдор, я увидел Фоукса, и волна воспоминаний нахлынула на меня".
  
  
  ***
  
  Воспоминание; Кабинет директора, Школа Чародейства и Волшебства Хогвартс
  Суббота, 1 сентября 1991г. - 21:58
  
  
  Когда Гарри вошел в комнату, он застенчиво огляделся по сторонам, отметив полку с серебряными инструментами, вращающимися и пыхтящими дым.
  "Ах, Гарри. Рад тебя видеть". Сказал Дамблдор, счастливо улыбаясь Гарри. "Я рад, что ты решил присутствовать в Хогвартсе, мой мальчик. Поистине рад".
  "Спасибо, сэр". Гарри мягко ответил. "Я тоже рад быть здесь".
  "Хорошо, хорошо". Дамблдор протянул свою вазочку с лимонными дольками. "Не хочешь ли лимонную дольку? Я знаю, что мы только что закончили ужин, но немного сладкого не повредит". Он взял одну и положил себе в рот.
  Гарри взял лимонную дольку, подтолкнул её к щеке, и решил спросить, в то время как Дамблдор предложил лимонные дольки МакГонагалл и Снейпу. "Вы, хотели меня видеть, сэр?".
  "Да, да, я хотел бы, чтобы ты дал мне возможность использовать заклинание, чтобы восстановить тебе память Гарри". Дамблдор переплел пальцы на своем столе. "Шесть лет назад мы появились на Прайвет Драйв, после инцидента с твоим двоюродным братом, и мы с твоего разрешения подавили твою память".
  "Подавили память, сэр?" - спросил Гарри. Его взгляд был обращен, когда успокаивающая трель песни заполнила его уши. Когда он посмотрел направо, он увидел жердь, на которой была красивая красная птица, глядящую на него. "Ты... я видел сны о тебе..." Он встал, не обращая внимания на взрослых на мгновение, когда он осторожно приблизился к жердочке. "Я... я видел тебя раньше, не так ли?"
  Фоукс тихонько повернулся, наклонившись вперед, чтобы Гарри мог почесать ему голову. Он трепетал от удовольствия, когда Гарри щекотал под подбородком. "Я не думал, что ты настоящий..."
  Дамблдор прочистил горло, внимательно изучив ситуацию. Гарри покраснел, когда повернулся. "Извините, сэр".
  "Совершенно верно, Гарри. Совершенно верно, Фоукс - убедительное зрелище для всех. Теперь я могу восстановить твою память?" Гарри кивнул, и Дамблдор поднял палочку, из кончика которой вырвалась маленькая вспышка белого света, прямо коснувшись Гарри на лбу.
  Гарри моргнул, когда воспоминания, сразу после его пятого дня рождения, снова появились у него в голове. До полного восстановления потребовалась всего минута. "О, я помню, я подумал, как же зажило мое запястье". Он посмотрел на Снейпа. "Еще раз спасибо, сэр, за исцеление моего запястья".
  "Ты более чем желанный гость, Гарри". Сказал Снейп, тепло, улыбаясь мальчику. "С того времени у тебя были другие подобные травмы?"
  Гарри покачал головой. "Нет... каждый раз, когда казалось, что Дадли собирался меня ударить, он ... съеживался, и уходил и делал что-то еще. Мне всегда было интересно, почему".
  "Это были мы". Сказала МакГонагалл. "Мы поставили перед домом множество наблюдателей, защиту, поэтому они не могли причинить тебе вред".
  Кивнув немного, Гарри снова начал краснеть. Он посмотрел на Дамболдора. "Я действительно называл вас Дедушка Огненная Птица, сэр?"
  Дамблдор послал насмешливый взгляд МакГонагалл, когда она начала хихикать, а Снейп спрятал маленькую улыбку. "Да, Гарри, я должен поблагодарить тебя, правда, это продолжала Минерва несколько месяцев".
  "Вот еще..." МакГонагалл сумела выдохнуть через свой смех.
  "Извините, сэр". Ответил Гарри, глядя на его руки.
  "Гарри", сказал Дамблдор, заставляя молодого человека поднять взгляд. "Пожалуйста, не стесняйся, меня звали гораздо хуже. Это было... очень приятно. И, как я уже сказал, это помогало Минерве радоваться и смеяться. Если восхитительное имя может развлечь моих друзей, я более чем счастлив так называться".
  "Хорошо, сэр".
  "Теперь, мы попробуем ответить тебе на все вопросы, которые, я уверен, у тебя есть, Гарри. Я знаю, что, если бы был в твоей ситуации, у меня наверняка были бы вопросы".
  Гарри энергично кивнул. "Да, сэр. О моих родителях, сэр. Они учились в Хогвартсе, не так ли?"
  "В самом деле, Гарри". Ответил Дамблдор. "Они поступили в 1971 году и в 1978 году закончили с высокими результатами. Прекрасная пара людей, которыми они были. Профессор МакГонагалл была деканом их факультета. Я уверен, что она сможет поделиться с тобой многими воспоминаниями. Снейп был с ними на одном курсе, и он знал твою мать, прежде чем они прибыли в Хогвартс. Уверен у него будет много интересных историй, чтобы поделиться с тобой".
  Гарри посмотрел на МакГонагалл, которая кивнула, а затем на Снейпа, который тепло улыбнулся. "Я могу вспомнить несколько рассказов".
  "Тем не менее", сказал Дамблдор, обращая внимание Гарри, "наступает вечер. Нам было бы не разумно сидеть всю ночь и слушать интересные рассказы. Я предлагаю, чтобы каждое воскресенье ты проводил время с некоторыми из Профессоров и мадам Помфри, нашей мед-ведьмой, и просил их о рассказах".
  "Подойди ко мне завтра, Гарри". Предложила МакГонагалл. "Я смогу поделиться некоторыми деталями".
  "Спасибо вам, мэм". Гарри вежливо ответил. "Десять?"
  "Что ж, все будет в порядке". МакГонагалл улыбнулась, затем повернулась к Дамблдору.
  "Твой следующий вопрос, молодой Гарри?" спросил Дамблдор.
  "Сэр... почему мне нужно жить с Дурслями? Они действительно меня не любят, сэр".
  "Ах..." Дамблдор вздохнул: "Трудный вопрос, Гарри, но конечно, справедливый. Основным постулатом Закона о волшебстве является то, что семья важна. Если ребенок теряет своих родителей, и у него есть живой родственник, способный поддержать его, тогда этот ребенок должен проживать вместе с ними. Это правда, что многие волшебные семьи хотели принять тебя после скоропостижной смерти твоих родителей, но Закон заявил, что ты должен жить в доме своей тети, какой бы неприятной она не была. Если бы мы поместили бы тебя в другое место, это нарушит Закон".
  "Ох..."
  "У тебя также есть преимущество в том, что ты живешь вместе с Дурслями, Гарри. Поскольку она сестра твоей матери, мы смогли создать уникальный набор оборонительных чар вокруг собственности, основанных на родственной крови. Никто связанный с Волдемортом или его Пожиратели смерти не могут навредить вам. Эти чары и наблюдатели, на самом деле, защитили тебя от шести попыток похищения разными людьми в период с 1983 по 1987 годы. Каждый раз преступник был арестован магическими правоохранительными органами".
  Гарри кивнул, усваивая информацию. Это имело смысл. "Была еще одна вещь сэр... по словам моей тети Петунии, меня оставили на пороге в одеяле".
  МакГонагалл кивнула. "Да, так и было. К сожалению, мы не могли позволить себя увидеть, но мы наложили долговременные согревающие чары и заклинание "Сомнуус", не говоря о том, что я не заметила этого шага. Тебе было тепло, удобно и ты спал в течение долгого времени".
  Гарри снова кивнул. Ему было интересно, как, черт возьми, кто-то из порядочных людей может оставить ребенка на пороге дома в начале зимы. Это ответ на этот вопрос. "Сэр... вы можете рассказать мне о Волдеморте?" спросил он. Он с удовольствием отметил, что ни Снейп, ни МакГонагалл не вздрогнули от имени, как и все остальные во время поездки на поезде.
  Дамблдор сухо усмехнулся. "Я знаю немного о самозваном лорде Волдеморте, Гарри. Я много лет узнавал о нем, чтобы с ним можно было сразиться. За исключением самого себя, я бы сказал, что я знаю о нем больше чем кто-либо из ныне живущих". Он скосил взгляд вниз вдоль длинного носа на Гарри. " Ты... ты что-нибудь помнишь о той ночи?"
  "Я... у меня были сны". Сказал Гарри после раздумья. "Маленькие вещи... Я вижу вспышку зеленого света,... и кто-то смеется. Это... это жестокий смех. Похоже на Дадли, когда он только что причинил кому-то боль".
  Дамблдор со вздохом медленно кивнул. "Очень мало известно о том, что произошло в ту ночь десять лет назад, Гарри. У нас нет свидетелей, поэтому мы можем только получить обоснованное предположение. Волдеморт был могущественным волшебником, Гарри, одним из самых могущественных в мире. Он хотел власти и нападал на любого, кто не соглашался с ним".
  "Как террорист, сэр? спросил Гарри.
  "Извините, я незнаком с этим словом". Признался Снейп.
  "Да, Гарри, Волдеморт - это тот, кого магглы считают террористом. Человек, который атакует цели, призванные вызвать страх и опасения среди своих врагов. Поттеры, твои родители, полагали, что террористов, таких как Волдеморт, не следует допускать к власти. Они считали, что терпимость и мир - лучший образ жизни, чем страх и насилие".
  "Но... он всего лишь один человек, сэр". Сказал Гарри. "Разве он мог сражаться?"
  Снейп нахмурился. "Он был очень сильным, Гарри, но он был не просто одним человеком. У него была организация, группа ведьм и волшебников, которые верили в его идеалы. Они называли себя "Пожиратели смерти", и они были кучкой сумасшедших головорезов. Они наслаждались хаосом и разрушением". Снейп, казалось, остановился на мгновение, прежде чем собрался с духом.
  "Я присоединился к Пожирателям Смерти, когда закончил школу. Я думал, что Волдеморт станет двигателем перемен, избавится от фанатизма и нетерпимости. Был инцидент, вскоре после того, как я получил звание Мастера Зелий, который действительно разозлил меня. Присоединяясь к Пожирателям Смерти, я думал, что буду исследовать зелья, чтобы вылечить болезни, пробивая фанатизм... Я был глуп. Наивный и доверчивый. Я был использован. Когда я узнал правду о ситуации, всего после трех месяцев после присоединения, я ушел, пришел к Дамблдору, он предложил мне защиту и возможность сделать что-то хорошее. Я стал шпионом, сообщая информацию профессору Дамблдору, чтобы мы могли остановить некоторые из нападений".
  "Хм...так вы боролись за хороших парней, сэр?"
  Снейп усмехнулся. "Да, я сражался за хороших парней, против плохих парней, но это приводит нас к нашей нынешней ситуации. Волдеморт, пока в настоящее время без тела, еще не умер. Плохие парни все еще вокруг, Гарри, ждут, наблюдают, слушают, и, что хуже, у них теперь есть дети. Ярким примером может служить семья Малфоев. Они были пойманы, в полном облачении Пожирателей и с "Вкладом" в министерство магии, они стали внезапно невиновны".
  "Я встречал Малфоя в поезде". Гарри медленно сказал. "Мне он не нравится, он... высокомерный, он похож на хулигана, он рассказал мне, как он может помочь мне "избежать неправильного". Я не понял, что он имел в виду".
  "Да, хорошо, мистер Малфой, несомненно, будет шпионом на вашей стороне, Гарри". Сказал Снейп. "Потому что я учитель в этой школе, а так же шпион, мне нужно следить за маленьким преступником. Малфой будет ожидать, что ты воздаешь ему должное, потому что он "правильный", поскольку он будет ожидать этого от меня".
  "Но что это значит, сэр?" - спросил Гарри.
  "Ах... ты слышал о чистокровных, не так ли?" - спросил Дамблдор.
  "Да, сэр, они были описаны в некоторых учебниках. Чистокровные - это люди, у которых нет никого, кроме ведьм и волшебников в своей семье за записанную историю"
  "Правильно, и я рад, что ты читал свои учебники. Образование это очень важно, Гарри. Теперь, на другом конце спектра, у нас есть маглорожденные, ведьмы и волшебники, которые первые в своей семье используют магию. Итак, старые семьи на одном конце, а новые - на другом. Также у нас есть категория между ними. Маглорожденные родители, браки Маглорожденные/Чистокровные, браки Чистокровные/Магглы, все рождают детей волшебников, без заметной разницей в могуществе или способностях. Однако могущественное меньшинство чистокровных людей считают, что они лучше всех".
  "Итак, это меньшинство... они все идиоты, сэр?" - невинно спросил Гарри.
  "Высокомерные, инбредные, фанатичные идиоты". Снейп ответил, улыбаясь Гарри. "О, да, они есть. Что действительно важно, это способности. Гарри. Способности и выбор. У вас есть дар. Вы можете использовать его всегда во зло или нет. Это ваш выбор".
  " Я понимаю, сэр".
  "Гарри, еще кое-что, прежде чем ты уйдешь. Помнишь, я рассказывал тебе о серии писем и пакетов, которые были для тебя?"
  Гарри задумался на мгновение, проверив свою восстановленную память. "Да, сэр".
  "Мы держали их отдельно для тебя в одном из хранилищ. Когда пакет был получен, мы договорились отправлять уведомление отправителю, поблагодарить их за подарок и, сообщив им, что ты не можешь ответить, так как ты был в мире магглов, без доступа к сове".
  "Любой пакет, содержащий деньги, был добавлен в новое хранилище Гринготтс, ?1194, мы не хотели давать возможность твоим родственникам красть у тебя. Любая одежда, которая была отправлена, которую ты явно перерос, была отправлена в волшебные детские дома. Некоторые люди отправляли тебе алкоголь и другие возрастные подарки, которые также были помещены в твое новое хранилище Гринготтса, что ты мог получить к ним доступ, когда станешь совершеннолетним, в 17. Все письма и игрушки были доставлены в кладовку для тебя. Я бы посоветовал тебе потратить некоторое время на осмотр этого". Любезно сказал Дамблдор, прежде чем взглянул на часы.
  "Теперь я должен настаивать, чтобы ты отправился спать, молодой человек. У тебя есть встреча с профессором МакГонагалл утром, и вы наверняка провели долгий и захватывающий день. Мы здесь, если тебе что-то нужно, чтобы поговорить. Кроме того, я бы предположил, что, если будет свободный момент, ты найдешь информацию об истории состояния крови в волшебном мире. Эта информация может быть очень полезной для тебя".
  Гарри встал, почтительно кивнув Дамблдору. "Да, сэр, спасибо что уделили время, сэр".
  "Всегда рад, Гарри".
  "Э-э, сэр?"
  "Да, Гарри?"
  "Могу ли взять еще одну лимонную дольку, прежде чем я уйду?"
  Посмеиваясь, Дамблдор протянул блюдо, позволив Гарри принять сладкое, прежде чем отправиться за дверь в сопровождении профессора МакГонагалл, когда она повела его в свое общежитие.
  "Ну, Адриан?" Дамблдор спросил Распределяющую шляпу.
  "Он будет в порядке". Ответила Распределяющая шляпа. "О, да - смелый, умный, верный и хитрый. Поистине смесь основателей".
  "Любые возможности?"
  "Гермиона Грейнджер, она одна". Шляпа ответила самодовольно.
  "Совместимость?"
  "Вероятнее всего".
  "Поттер-пайка?" (п/п: как я понял - слабости или предпочтения Поттера, имеется ввиду тяга к конкретной девушке)
  "Уже активировано"
  Дамблдор подумал. "Хорошо".
  
  
  ***
  
  "Ты никогда об этом не говорил!" Гарри с негодованием сказал портрету Дамблдора.
  "Конечно, я этого не сделал, мой мальчик". Дамблдор ответил, его глаза мерцали даже сквозь краску. "Есть некоторые вещи, которые вы должны изучить для себя. Это, безусловно, одна из них".
  "Подождите минуту!" Из толпы раздался голос. Гарри и Гермиона встали на цыпочке, глядя кто это. Эрни Макмиллан. Гарри подавил незначительный стон, когда напыщенный идиот продолжил говорить. "Дамблдор пытался превратить тебя в чистокровного! Он сам это сказал!"
  Перси прочистил горло, встал и поправил очки. "Да... Я тоже это слышал. Это очень тревожно, мистер Поттер. Этот вид фанатизма потребует расследования со стороны министерства". Он сел, делая заметки на пергаменте.
  Гарри посмотрел на Гермиону, слегка пожав плечами. Она решила взять слово. "Мистер Уизли, Мистер Макмиллан, вы не слушали? Ни в коем случае ни один человек не запустил фанатизма на этой встрече. То, что сказали Альбус и Северус, было то, что СПОСОБНОСТИ имеют значение, а затем предложили Гарри посмотреть информацию и сделать собственные выводы. Разумеется это лучший способ обучения. "Превосходство" чистокровных над теми, у кого маггловская кровь - это то, что мы можем рассмотреть позже".
  "Что такое "Поттер-пайка"?" позвала Джинни, её лицо по-прежнему сердито. И Гарри, и Гермиона почти почувствовали её решимость "вернуть Гарри назад".
  Дамблдор мерцал на своем портрете. "В моей жизни я видел, как четыре поколения мужчин из семьи Поттер проходили через залы Хогвартса. Все они имели тенденцию находить свою спутницу жизни на ранней стадии. Они, как правило, самые яркие ведьмы поколения, и часто немного застенчивы и интроверты. Или, как выразилась Минерва - красивая, умная, застенчивая и книжная".
  "НОНСЕНС!" - кричала Молли, её лицо было пятнисто-красным от гнева. "Поттеровская любовь к рыжеволосым женщинам известна!".
  "Э, нет?!" Джеймс сказал со своего портрета, нервно глядя на Лили. "Красивые волосы не имеют к этому никакого отношения, хотя я не отрицаю, что это красиво". Он слегка пошатнулся в сторону, чтобы избежать неизбежной вспышки гнева. "Мне понравилась Лили из-за этих четырех качеств, точно так, как сказала Минни".
  Лили рассмеялась над своим мужем. "Подойди сюда, ты, черт тебя побери, идиот. Я не буду хватать тебя". Она обняла его за спину, положив голову ему на плечо. Она посмотрела на Гермиону. "Я горжусь, что ты моя невестка, ты же знаешь".
  "Спасибо, Лилс". Гермиона тихо ответила, прежде чем обратиться к Дамблдору. "Значит, в первый день вы знали, что мы будем вместе?".
  "Конечно, нет!" - возразил Дамблдор. "Я знаю, однако, что это было возможно, вы были бы вместе. Вы и мистер Поттер очень совместимы. Иногда, не всегда, но иногда, вы достаточно удачливы, чтобы влюбиться в своего лучшего друга. Я был,да и сейчас я рад видеть, что мистер Поттер тоже был счастливчиком в этом отношении".
  Рон внезапно встал, его лицо было красным от ярости... или возможно, напряжения. Разумеется, мозг бедного мальчика работал три раза, чтобы сформулировать последовательную мысль, которая не касалась его члена, еды и квиддича. "Подожди, это все дерьмо!" (Часто, Гарри и Гермиона были уверены, что они могут чувствовать запах, как горят клетки мозга в голове, когда мысли добирались туда).
  "Не выражайтесь, мистер Уизли!" - крикнула МакГонагалл.
  "Без разницы". Рон небрежно сказал ей, прежде чем вернуть взгляд на сцену. "Ты сказал, что Снейп был там и был милым и дружелюбным. Это полное дерьмо! Снейп - злой, фанатичный ублюдок, который ненавидел тебя с самого начала. Он унижал тебя во время самого первого урока зелий".
  Гарри кивнул "Опять Рон... ты видел то, что мы хотели, чтобы ты видел..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Подземелье, класс Зелий. Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Среда, 4 сентября 1991г. - 16:34
  
  
  Когда группа собрала свои вещи в конце урока, Гарри убедился, что его действие медленнее, чем у всех остальных. Группа вышла из-под контроля, тщательно подавленная лекцией и дневной деятельностью. Снейп и Поттер остались одни.
  Последний прослезился, оставшись Гарри за своим столом. "Сэр?"
  Снейп поднял взгляд со своего стола, где маркировал зелья. "Мистер Поттер?". Он огляделся по сторонам, заметив, что класс пуст. С быстрым взмахом палочки дверь закрылась, и запечатался шум.
  "Прости, Гарри, Мерлин, я ненавижу некоторых из этих надменных маленьких сопляков".
  "Это было частью вашего акта, сэр?" - спросил Гарри, надеясь, что так оно и есть.
  "Да..." - признался Снейп. "Мне нужно, чтобы меня рассматривали под видом мерзкого, ненавистного человека, чтобы поддерживать репутацию среди слизеринцев".
  "Но... я потерял баллы, сэр".
  Снейп встал, держа свою книгу. Он подошел к столу, положив книгу на стол рядом с Гарри, положив руку ему на плечо. Он указал на запись. "Это твоя оценка за весь день, Гарри".
  "А?" Гарри поднял глаза. "Это было так плохо, сэр?"
  "Плохо? "Е" очень хорошо подходит к твоему первому дню, Гарри. Очень хорошо".
  "О... почему бы не "В" или даже "А"?"
  Снейп выглядел озадаченным на мгновение, прежде чем осознание пришло к нему. "Ах, я понимаю. Ты привык использовать систему классификации магглов, где оценки идут от "А" до "F", не так ли? "А" - Лучше всего, а "F" - худшее. Здесь, в магическом мире, мы используем другую классификацию".
  "Но почему?"
  Снейп усмехнулся. "Магический мир очень устойчив к изменениям, Гарри, и эта система была внедрена много веков назад. Существует шесть классов, таких как магловский эквивалент, но они используют разные буквы. Высший сорт - "О" это Превосходно, как "А" в мире маглов. Следующий класс "Е" - Выше ожидаемого. Это будет "В". Окончательный класс оценки - "А" для Удовлетворительно. Версия маглов будет "С". В магическом и магловском мире "С" или "удовлетворительно" является наименьшим знаком пропуска.
  У вас тогда три неудачных оценки: "Р" - Плохо, оценка была бы "D" на экзаменах маглов, "D" - Ужасно, что было бы "Е" и на конец "Т" - Тролль, которая была бы "F".
  Он посмотрел на слегка смущенного Гарри. "Возьми лист пергамента и запиши это".
  Он смотрел, как Гарри вытащил магловский лист бумаги. "Это, казалось, имело больше смыла, сэр. У меня пока плохо, получается, писать, без линий на странице". Он достал перьевую ручку, гораздо удобнее чем перо, и записал то, что сказал ему Снейп.
  "Я бы посоветовал тебе поделиться этой небольшой информацией с мисс Грейнджер, Гарри". Снейп сказал, когда закончил писать. "Кажется, она стремится к академическому совершенству, это, безусловно, поможет ей". Он закрыл книжку и взял другую книгу со своего стола, показывая ее Гарри. "Теперь, о потери очков. Я взял с тебя за двоих. Они будут восстановлены к концу дня".
  "Сэр?" Гарри посмотрел на книгу; это был список всех потерянных баллов, показывая Гарри все потерянные баллы, и которые умышленно снял с класса за ошибки.
  "Опять же, как часть акта Пожирателя Смерти. В конце каждого дня я передаю список баллов Минерве, и она восстанавливает их, либо путем награждения баллов в своем классе, либо просто сбрасывает их на конец дня. Единственный раз, когда я не переустанавливаю баллы - это, если кто-то сделал что-то, чтобы действительно заработать. Близнецы Уизли приходят в голову". Он пробормотал последнюю часть.
  "Сэр?"
  "Хм?" Снейп поднял глаза. "Извини, Гарри, близнецы Уизли причудливо называют себя шутниками. Однако многие их шалости выходят за рамки того, чтобы быть подходящими. В первые два года они чуть не убили трех учеников, благодаря тому, что их шалости идут не так".
  "О... они показались не плохими, когда я познакомился с ними".
  "Не верь мне на слово, Гарри". Сказал Снейп. "Не помнишь, что сказал Альбус в своем кабинете? Изучите и придите к своим собственным выводам. Не слепо принимайте то, что вам говорят. Всегда смотри на ситуацию. Если привыкнешь сейчас, это будет служить тебе хорошо в течение всей жизни".
  "Да, сэр. Спасибо, сэр".
  "Не проблема. Теперь, почему ты слушаешь, как брожу в этом черном подземелье, когда ты можешь быть рядом со своими друзьями, наслаждаясь жизнью".
  
  
  ***
  
  "Вы действительно ожидаете, что мы поверим, что Снейп был полезен?" Рон с отвращением плюнул.
  "Нет, Рон, я не ожидаю, что ты во что-нибудь поверишь. Однако, как и Северус и Альбус, предложили, не верь, мне на слово. Исследуй ситуацию и приди к своим собственным выводам. Не бойся слепо рассуждать, что думаешь". Гарри хладнокровно ответил. "Лично я думаю, что ты слишком сильно похож на Малфоя: грубоватый, высокомерный и полностью убежден в своем превосходстве и внутренней правоте. Твоя фанатичность укоренена в тебе, и я ничего не могу сказать, что бы убрать её".
  "ЧТО?!" Рон взревел, потянув палочку. К счастью (для Рона), Артур крепко сжал его руку, потянув её вниз.
  Гарри огляделся по залу: "Вы все, кажется, верите, что Снейп был совершенно бесполезен и предвзятым, как учитель, и что он ничему не научил вас. Но у меня вопрос к вам, кто-нибудь из вас пошел и попросил его о помощи. Понимаете ли вы его лекции? Или же вы все жаловались, о том какая он сука и стонали о его стиле преподавания?"
  В толпе была поднята рука. Гарри увидел, что Оливер Вуд медленно встает. "Э-э... Однажды вечером я подошел к нему, когда учился на втором курсе. Он сказал мне, что ему нужно будет наложить заклинение, чтобы никто не узнал о его помощи".
  "Да, мистер Вуд". Позвал портрет Снейпа. "И поздравляю вас c формированием первой команды Паддлмера. Насколько я понимаю, вы на хорошем пути к победе в лиге".
  "Э-э... да, сэр. Вторые в зачете". Вуд ответил, не совсем веря, что Снейп вежлив.
  "Вы уже разбили Пушки?" спросил Снейп, бросая взгляд на Рона.
  "Да, профессор, 580-0. Чистая победа".
  Снейп помолчал. "Ах, благословите Пушки... они такие храбрые, не так ли? Выходят играть, зная, что они никогда не победят. Гриффиндорцы, чтоб их".
  "ЗАТКНИСЬ!" закричал Рон, снова пытаясь вытащить палочку. Артур, возможно, самый разумный Уизли, вырвал её из его руки, убрав в свой карман. "Пушки - лучшая команда!"
  "Возвращаясь к теме". Гарри быстро сказал, не желая вступать в разговор о квиддиче. "Кто-нибудь из вас думает, что Снейп выживет, как учитель, если он действительно такой? Боже, он был бы уволен за непрофессиональное поведение после первого кровавого дня, не смог бы продержаться почти два десятилетия!" Он вздохнул, прежде чем продолжить рассказ.
  "Первое время, в основном, было довольно тихо и спокойно: я поселился, еженедельно встречался с профессорами МакГонагалл, Флитвиком, Снейпом и Дамблдором, а так же мадам Помфри, многое, узнав о моих родителях. Я был полностью на вершине своей школьной работы, когда я узнал. Я продолжал общаться с Роном, который даже тогда поражал меня как осел. Симус казался хорошим парнем, Дин умел рисовать, а Невилл умело скрывался в тени".
  "Тогда, этот Хэллоуин".
  "Позволь мне, Гарри". Сказала Гермиона, шагнув вперед. Гарри послушно сделал шаг назад, позволив своей жене занять подиум. "Большинство из нас помнит, что произошло на Хэллоуин 1991 года. Тролль попал в школу. Благодаря разговору с неким Уизли", и она впилась взглядом в Рона. "Я провела большую часть дня плача. Я чувствовала, что не принадлежу этому миру, если на меня кричали и оскорбляли только потому, что мне нравилось учиться. Я серьёзно подумывала о том, чтобы написать родителям, и попросить забрать меня из школы и вернуться в мир маглов".
  "Тогда вошел тролль, и я была спасена, но вот что случилось потом, что все изменило..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: спальня мальчиков первого курса, гриффиндорская башня, Хогвартс школа чародейства и волшебства.
  Пятница, 1 ноября 1991 года - 02:14
  После очень напряженного вечера Гарри ушел спать. Он слышал глубокое дыхание Симуса, Дина и Невилла, а также громогласный храп Рона. Он все еще нервничал, воспоминания о сражении с троллем все еще свежи.
  Как Рон мог быть настолько глуп, чтобы дразнить, кого то кто пытается помочь ему? И что он делает? Оскорбляет её. Смеется над ней. Дебил... Он вынырнул из своих мыслей, когда услышал открывающуюся дверь в спальню, и пару мягких шагов, ползущих ближе к его кровати. Высунув голову из занавесок, он увидел Гермиону, нервно покусывающую её нижнюю губу.
  "Могу я поговорить с тобой, Гарри?" прошептала она.
  Решив рискнуть, он открыл свой занавес, позволив Гермионе подняться на кровать, скрестив ноги и стал смотреть на неё.
  "Итак..." Гарри немного нервировал её взгляд. "Что я могу сделать для тебя, Гермиона?"
  "Я бы хотела задать довольно личный вопрос, Гарри". Она медленно сказала. Он кивну, и он продолжила. "Почему ты пришел и спас меня в туалете? Я имею ввиду... Я не очень-то дружелюбна с тобой, не так ли?"
  Гарри пожал плечами. "Это показалось мне правильным, Гермиона. Ты не знала о тролле, и я чувствовал немного виноватым, что не остановил Рона, когда он обижал тебя".
  "Значит, ты меня не ненавидишь?" Она застенчиво спросила.
  "Не имеет значение, нравилась ли ты мне или ненавидел тебя, Гермиона". Гарри ответил твердо, но спокойно. "Я бы не позволил кому-нибудь пострадать, если бы мог что-то сделать".
  Она медленно кивнула; это, безусловно, соответствует профилю героя в процессе создания. "Могу я задать другой личный вопрос?" Он кивнул, так как её предыдущий вопрос был не таким личным. "Я... я тебе нравлюсь?"
  Гарри задумался, что бы решить, как ответить. Он чувствовал, что она нервничает, и говорить, что-то неправильное, значит задеть её. "Я буду совершенно откровенен, Гермиона, ты выглядишь как хороший человек, но поступаешь не лучше моих родственников, которые третируют меня, и мне это не нравится. Я думаю, ты властная, но это факт действий, чтобы скрыть, что ты нервничаешь из-за того, что находишься здесь. Ты боишься, что не вписываешься, поэтому ты пытаешься донести до людей информацию, что бы скрыть это".
  Её челюсть упала, когда она посмотрела на него. "Откуда ты знаешь?" прошептала она.
  "Ты очень похожа на меня. Маглорожденная и выросший с маглами, не уверен, что мы вписываемся". Он вздохнул и провел рукой по волосам. "Мы оба изо всех сил пытаемся пробиться через недопонимание в этот совершенно новый мир, в котором мы оказались, где мы не знаем правил. Я держу голову по ветру и слушаю, поэтому я могу узнать правила, в то время как ты пытаешься пройти свой путь через библиотеку, чтобы узнать правила".
  Бессознательно она кивнула. "Я читала, с тех пор как вернулась в свое общежитие".
  "Ох?"
  "Потерпи меня, Гарри, и я объясню". Она сказала, улыбаясь его слегка запутанному выражению. "Что ты знаешь о магических долгах жизни?"
  "Э... жил с маглами, помнишь?"
  "Я так думаю, что это значит, нет". Ответила Гермиона. "Хорошо, я только что искала это. Если ведьма или волшебник спасает жизнь другим ведьме или волшебнику, они должны иметь что-то, называемое "долгом жизни", в основном просьбы. Ты спас мне жизнь, таким образом, ты должен попросить меня о чем то, и я ... вынуждена буду сделать это"
  "Подожди", сказал Гарри, протягивая руку. "Это был не я, кто спас тебе жизнь. Это был Рон. Он был тем, кто поднял и уронил дубину на голову тролля".
  "И почему Рон пришел с тобой в туалет, Гарри?" упрямо спросила Гермиона. "Это была его идея прийти и найти меня ... или твоя?"
  "Моя". Гарри медленно сказал.
  "И кто мгновенно вскочил в битву, чтобы защитить меня, карабкаясь на спину троллю, что бы отвлечь его?"
  "Я"
  "А где был Рон, когда ты качался на голове тролля?" Она не дала ему возможность ответить. "Он стоял в дверном проеме, чуть не наделав в штаны в ужасе. И, кроме того, ты забываешь о ключевом моменте: это вина Рона, из-за него я была в том туалете, в первую очередь. Это были его оскорбления и покровительственные комментарии, которые заставили меня пойти туда. Ты не можешь подвергать опасности чью-то жизнь, а затем требовать долг жизни, когда спасаешь их".
  "Правильно. Итак, помощь Рона в туалете отменила его долг перед тобой в первую очередь?"
  "Не совсем", поправила Гермиона. "Если бы Рон пришел один, без каких-либо побуждений, без какой-либо помощи и победил тролля сам по себе, тогда он отменил бы свои действия. Как бы то ни было, он должен мне. Он не поддается количественному измерению, а в космическом масштабе вещей, Уизли должен мне". Она посмотрела на него. "И я должна тебе".
  Гарри пристально посмотрел на неё. "Ты ничего мне не должна, Гермиона. Это было достаточно просто, быть в состоянии помочь тебе".
  Гермиона, предсказуемо, почувствовала, как её сердце тает под словами Гарри. "О, это так романтично..." она подумала, вздохнув над Гарри. "Спасибо, Гарри, но это так не работает, я обязана тебе жизнью, и я хочу сказать тебе спасибо". Она встала на колени, затем уперлась в них руками. "Еще один личный вопрос?" Он медленно кивнул. "У тебя уже появились мокрые сны?"
  Когда на его лицо вырвался яростный румянец, Гарри мог только пробормотать что-то непонятное.
  "Сфокусируйся, Гарри" - сказала Гермиона, сохраняя её тон медленным и надежным. "Пожалуйста"
  С геркулесовым усилием он сумел выдохнуть: "Да". Он услышал её вздох. "Зачем?"
  "Потому что я хотела бы... ну, я хотела бы что-нибудь сделать с тобой, чтобы ты чувствовал себя хорошо"
  Приходя к неверному выводу, Гарри откинул голову назад, прислонив ноги к груди. "Я тебя по-другому представлял!" Он фыркнул. "Я думал, ты не станешь одной из тех поклонников Мальчика-который-выжил!"
  Гермиона издала недостойное хихиканье. "Гарри... это не имеет ничего общего с твоей славой, глупый мальчик! Это твое лицо!"
  "А?" Гарри просто смутился.
  "Гарри, ты прекрасен!" воскликнула Гермиона, затем понизив голос. "Извини, ты ... действительно милый, Гарри. У тебя очень приятное лицо".
  "А?" Он повторил, все еще не понимая этого.
  Она поднялась, ползая вперед, пока она не оказалась, прямо перед ним. С дрожащими руками она дотянулась до его лица, нежно проследив линии скул, челюсти и лоб. "Ты очень красивый, Гарри, ты мне нравишься".
  "Ох..." С наименьшим намеком на осознание Гарри робко улыбнулся ей. "В самом деле?"
  "Да". Гермиона ответила решительно, но тихо. "Как ты думаешь, я просто бы подошла бы к постели прямо посреди ночи?" Она покачала головой. "Теперь ... ты бы опустил свою пижаму?"
  Гарри сглотнул, заставив брови Гермионы подняться. "Ты думаешь, я собираюсь рассмеяться над тобой, Гарри? У нас обоих есть много работы, поэтому я вряд ли буду судить тебя, не так ли?"
  Она дотянулась до пояса, почти сражаясь с ним, чтобы освободить пижамные брюки. Когда они, наконец, опустились на колени, она посмотрела, Он был беззаботно свободен от лобковых волос и был около трех с половиной дюймов в длину, уже на полном дросселе. "Теперь, я никогда не делала этого раньше, поэтому мне жаль, если я не слишком хороша в этом". С этими словами она опустила свой рот на Гарри, поджала губы и засосала.
  Для Гарри это было все что нужно. Он почувствовал, как его брюшные мышцы напряглись, и кипяток в животе. "Гермиона..." Со стоном он выдохнул, тихо крича, пока Гермиона поддерживала постоянное посасывание. Это было очень любопытное чувство для Гарри, который даже на самом деле не начал изучать возможности ручной самооценки.
  Гермиона, с другой стороны, сосредоточилась на приятном для Гарри. Когда он простонал её имя, она знала, что пришло время. Пока она сидела в общей комнате, внизу лестницы в течение почти пятнадцати минут, пытаясь собрать свое мужество, чтобы подняться, она решила, что, если Гарри согласится, она проглотит, не жалуясь. В конце концов, из-за него она жива, проглотит, так что это была справедливая сделка.
  Когда она почувствовала как что-то горячее выплеснулось ей в рот, она сосредоточилась на поддержании ритма, убедившись, что все нормально. К счастью, они оба были еще молоды, поэтому было не так много. После четырех всплесков (последний из которых явно был слабым) Гермиона поднялась, заставив Гарри понять, что она все проглотила.
  Она выхватила свою палочку из кармана халата, освежила дух, а Гарри устало подтянул пижаму. Некоторое время они смотрели друг на друга, прежде чем Гермиона сделала движение, чтобы подняться с кровати.
  "Подожди" Гарри сказал. Он скрылся под одеяло, подтянув его под подбородок, прежде чем лечь чуть в сторону. " Ты... хочешь остаться?"
  С улыбкой она кивнула, ложась на кровать рядом с ним, прижавшись к нему, положив голову ему на грудь и положив руку на талию. "Это так мило", пробормотала она ему в грудь. "Спокойной ночи, Гарри"
  "Спокойной ночи, Гермиона...и спасибо"
  
  
  ***
  
  В Большом зале царила тишина, пока люди усваивали то, что они только что услышали. Несколько людей (в основном пожилые женщины с далеко не слишком широкими взглядами) выглядели, шокировано смотря на "шлюховатые" действия Гермионы, учитывая, что она была просто малышкой 12 лет. Спутницей Главы древнего и благородного рода должна быть сильной, красивой чистокровной ведьмой, а не какая-то маленькая, книжный червь, грязнокровка как Грейнджер.
  Молли Уизли, безусловна была одной из них. Гарри Поттер был собственностью Джинни, а книжный червь принадлежал Рону. Это был порядок вещей, и она выразила это правильно. Она встала, прочищая горло "Гарри?" позвала она насмещливо-сладким голосом.
  Гарри взглянув на Гермиону, заметив малейший намек на подергивание в уголках рта. Он знал, что её удивляет их тишина и шок, и он особенно с нетерпением ждет буйных вспышек.
  "Миссис Уизли?" Гарри посмотрел в толпу. "Есть ли что то, что вы хотите сказать?"
  "Да, дорогой". Молли улыбнулась ему. "Разве ты не думаешь, что ... эта девушка, совершившая эти действия на тебе, так рано в вашей дружбе, и было ключом к пониманию, что она за женщина? Разве ты не должен быть с молодой женщиной, которая знает правильный порядок? Кто то, кто соответствует статусу и воспитанию?"
  Гарри прочел между строк и понял: "Разве ты не думаешь, что она немного шлюха, если она отсосала тебе? Ах... "молодая женщина, которая знает правильный порядок", что означает тупой трах. Нет не единого шанса. Он был недоволен комментарием Молли и решил вернуться к ней с несколькими замечаниями, но ей просто пришлось снова открыть рот.
  "Я имею в виду, что человек твоего уровня, Глава двух древних и благородных родов, на самом деле не должен больше загрязнять вашу родословную, заманивая себя маглорожденными". Она положила руку на плечо Джинни, которая смотрела на Гарри с отвратительным обожанием. "Я действительно думаю, что тебе и мне нужно поговорить о правильном поведении девушек, Гарри".
  Гарри повернулся к стендам, обнаружив надвигающиеся взрывы на всех семи фигурах и слегка покачал головой. Они замолчали, но он знал, что расплата придет. Решив показать зрелый курс действий, вместо того чтобы в ярости орать на Молли, Гарри просто приподнял бровь. "Я думаю, вы должны следовать старой поговорке: "Лучше молчать и думать как дурак, чем открывать рот и доказывать это", миссис Уизли". Он хладнокровно отозвался. "Любые оскорбления в отношении Леди Поттер-Блэк будут встречены жестокими действиями". Он очень заметно отвернулся от Молли. "Теперь, для всех, кто не такой чистокровный, я позволю себе прояснить рассказ, который поведала моя красивая жена".
  Гарри услышал, как кто-то громко фыркнул, когда он сказал слово "красивая". Он взглянул на Гермиону, которая незаметно кивнула. Она заметила, кто бы это ни был, он издевался. Еще один, чтобы добавить в список. "С этого момента я и Гермиона стали ближе. Каждую неделю в школе она проводила, по меньшей мере, две ночи со мной, прижимаясь, смеясь, разговаривая. Когда она была на своем ежемесячном цикле, она проводила все время со мной, и я заботился о ней. Горячие бутылки с водой, массаж и комфорт. Мы обсуждали все, начиная от предметов магловской школы до домашней работы в Хогвартсе, состояние экономики, людей вокруг нас... ничего не было, мы просто создавали связь, лучшие друзья, и мы знали, что это будет продолжаться".
  "ЭТО ЧУШЬ!" крикнул Рон, снова прерывая поток информации. Он вскочил на ноги. "Я твой лучший друг! Я! Не она! Мы были лучшими друзьями с первого дня! Со времени поездки на поезде!"
  Гарри посмотрел на Гермиону, как бы говоря: "Ты можешь поверить этому парню?". Затем на Рона. "Если бы... ты не обратил внимание, когда мы говорили раньше? Потому что я думаю, что мы сказали это дважды, до сих пор, ты не знаешь правду. Ты только знаешь, то, что мы позволили тебе знать. Поверь, теперь, и заткнись Рон. Мне надоело слушать, как ты продолжаешь протестовать".
  Он повернулся к Гермионе, которая поддерживающие кивнула ему, прежде чем снова оказаться перед толпой.
  "Рождественские каникулы, на моем первом курсе, я остался в Хогвартсе, у меня не было желания возвращаться в дом моих родственников, и у них не было желания, чтобы я там был. В сочельник я получил подарки. Мои родственники ни когда мне, ни чего не дарили, поэтому и я ни чего им не отправил, так что это было справедливо. Хагрид подарил мне флейту. Мне было стыдно, потому что я ни чего не дал ему взамен, но я исправил свою ошибку, увидев его. Гермиона дала мне коробку с шоколадными лягушками, а я дал ей несколько видов волшебных сладостей, которые она могла показать своим родителям, так как они стоматологи".
  Гарри спародировал классическую насмешку Снейпа Рону: "Напомни мне, что я получил от "моего лучшего друга", Рон? Я не помню подарка от тебя. Я не материалист, и у меня, конечно же, достаточно денег, чтобы купить себе все, что я хотел или нуждался, но я подумал, что мой "лучший друг" дал бы мне что-нибудь". Он проигнорировал надвигающиеся признаки извержения Рона (красные уши ...учащенное дыхание, каждый раз), и продолжил.
  "Одни из подарков, который я получил, был свитер Уизли, который мне показался любопытным. Почему женщина, с которой я не знаком, прислала мне подарок ручной работы? Особенно учитывая, что это было значительно лучшего качества, чем те, которые она отправила своим детям. Рон сказал, что он написал своей матери, что я не ожидаю подарков, что я действительно нашел грубым и, по-прежнему, покровительственным. От чистого сердца Молли послала бедному мальчику-сироте подарок. Еще одним свидетельство этого является то, что Ли Джордан был близким другом близнецов, и он никогда не получал свитер Уизли".
  Гермиона прочистила горло. "Если бы мы не были подозрительными, и поверьте, так оно и есть, мы могли бы просто предположить, что так такой подарок был способом покорить Гарри, так чтобы он хотел проводить больше времени с семьёй Уизли, думая о них как о замене семьи. Но это другой разговор. Позже, сегодня, на самом деле".
  "Последний подарок", продолжал Гарри, "был старый плащ-невидимка семьи Поттер. Открытка не была подписана, но я видел почерк раньше, и я знал, что это пришло от Дамблдора. Но самое важное было то, что я видел достаточно зависти и жадности, чтобы узнать это по выражению лица Рона. Помнишь, что ты сказал, Рон?". Он спросил, не потрудившись взглянуть на дымящегося рыжика. ""Я бы все отдал, что бы иметь один из них. ВСЕ!". И трижды ты крал его у меня, только для того, чтобы вернуть его мне приходилось изменять твои воспоминания, несомненно, доказывало это утверждение".
  "Другой Уизли появился, объявив, что я почетный Уизли, так как из меня получилась перемычка Уизли. Мне пришлось с ними посидеть, поскольку Рождество - время для семьи". Он снова проигнорировал дымящиеся взгляды Уизли, кроме Артура, который выглядел безмятежно.
  "Я провел рождественский отдых, читая в библиотеке. Комната, полная увлекательных книг и куча свободного времени. Это было, похоже, на полет в небесах. Когда Гермиона вернулась в школу четвертого января, у нас была другая... встреча".
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Не используемый класс, шестой этаж, Северная башня, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 4 января 9192 года - 21:05
  Новогодний праздник, состоявшийся в тот день, когда ученики вернулись после рождественских каникул, наконец-то подошел к концу. В течение всего праздника Гарри чувствовал, будто он съел как минимум маленькую ферму, и занялся некоторыми упражнениями, пытаясь избавиться от лишнего веса, который начал, наверняка, формироваться.
  Гермиона бросилась к нему, как только поезд приехал и студенты пробирались прямо в Большой зал на ужин. "Мне нужно с тобой поговорить, после праздника!" Она сказал хладнокровно, прежде чем приступить к еде.
  Впоследствии она взяла его за руку и увела от других учеников, направляясь в один из тихих районов замка. Она остановилась и смущенно опустила руку к руке Гарри, ожидая, не возражает ли он.
  С улыбкой Гарри сплел пальцы их рук и продолжил идти. Гермиона чувствовала себя краснеющей от такого вопиющего проявления привязанности, но не могла отрицать, что это взволновало её.
  "Итак, куда мы направляемся?" спросил Гарри.
  "Я слышала от одного из префектов", ответила Гермиона. "В настоящий момент эта часть школы не используется, поэтому мы можем поговорить без лишних ушей. Мне нужно кое-что тебе рассказать".
  Уже в комнате Гермиона бросила запирающее заклинание в дверь, добавила заклинание тишины и закончила, подставив стул под ручку. Речь шла о границах её возможностей на первом курсе. Гарри прислонился к столу преподавателя, положив руки на бок. "Ну, что, как поживаешь?"
  Гермиона подошла и села рядом с ним. "Я, э-э... Я рассказала маме о том, что случилось с троллем".
  "Ох..." прошипел Гарри сквозь зубы. "Я не могу представить, что бы она была счастлива узнав об этом".
  Она фыркнула. "Не совсем, я объяснила это в подходящем контексте. Как я поняла, она была больше зла на Рона, за бесчувственную задницу".
  "Объяснила это в соответствующем контексте?" Гарри повторил. "Как, черт возьми, ты объяснила, горного тролля разгуляющего по школе, полной детей?!"
  Гермиона посмотрела на него внимательно. "Одна из вещей, которую все дети помнят - это день, когда собака прибежал в школу". Гарри кивнул. "Я объяснила это так же: очень большая и опасная собака, но тот же принцип. У неё не было проблем с этим".
  "О...ладно...это...э-э...это хорошо Гермиона". Гарри сказал через мгновение.
  "Держись, герой, я понимаю, я объяснила, как ты, в общем, спас мне жизнь". Он рассеянно кивнул. "Я так же объяснила, что я сделала с тобой потом".
  Гарри занервничал. Мысли: "о, боже...они меня убьют!" Мелькнули в его голове. "О-о? И?"
  "Гарри, ради Бога, расслабься! Я не сказала моему отцу, по понятным причинам, но мама сказала, что, если бы это была она и папа, то она сделала бы тоже самое. Ты в безопасности". Она хихикнула, услышав как он вздохнул с облегчением. "Она так же провела со мной Разговор".
  "У вас был Разговор?"
  "Просто, основы, как по окончанию начальной школы". Ответил Гарри. "Что можно было бы суммировать как - НЕ НАДО!" На самом деле это не помогло объяснить, как красивая девушка ползает у тебя в кровати и нападает на тебя.
  Она улыбнулась, затем повторила свои слова в своем уме. "Ты думаешь, я хорошенькая?"
  "Конечно". Гарри сказал, как будто это было очевидно. И для него это было ясно.
  "Спасибо, Гарри". Сказала Гермиона мягким, наполненным эмоциями голосом, прежде чем она слегка покачала головой, вернувшись к теме. "В любом случае, мама предложила мне, что этот момент в моей жизни - это то, что я начну испытывать немало физических изменений, и пришло время начать исследование моего тела".
  "В этом есть смысл". Гарри медленно ответил. "Все меняется, и нам нужно постоянно обновлять свои знания".
  "В точку". Гермиона сияла. "Тогда я начала думать о тебе, и у меня внезапно появилась замечательная идея".
  "Вот дерьмо! Вот дерьмо! Вот дерьмо!" Мысль пронзила мозг Гарри, и он понял, что это Гермиона, его лучший друг. Которая была...
  "Я покажу тебе свое...если ты покажешь мне свое". Она сказала, невинно улыбаясь ему.
  Гарри задумался над этим предложением. Она уже видела, два месяца назад, и что странно, он тоже хотел её увидеть. Он знал основы различий между мальчиками и девочками, благодаря одной из заброшенных книг по биологии Дадли, и он запомнил это, как и со всеми книгами, поэтому он знал технические названия и анатомические карты...но он не знал, как это выглядело, или ощущалось.
  "Хорошо". Он прошептал. Он поднял глаза, чтобы увидеть, как она сияет. "Хочешь, чтобы был первым или вторым?"
  "Это зависит от тебя, Гарри". Она сказала. "Но я хочу, чтобы мы обещали одно: независимо от того, что происходит, мы не смеемся, и мы не смущаемся. Мы оба молоды, и нам гораздо больше нужно сделать".
  "Согласен". Гарри сказал, шелестя всем своим гриффиндорским мужеством, он снял с себя мантию. "Тогда я буду первым". Как только его одежда исчезла, он снял галстук, небрежно бросив его на стол за спиной. С почти незаметной паузой он начал расстёгивать рубашку.
  Гермиона попыталась не смотреть на него, правда, но она не могла оторвать глаз. Правда, она дотрагивалась до Гарри раньше, но это было в темной и занавешенной области, и он держал свой верх. Теперь, однако, она увидело полное шоу, и она почти не дышала в предвкушении.
  Когда его рубашка была расстегнута, он снова сделал паузу, на начал вытаскивать ее из-за пояса. Гермиона не сводила глаз с его груди, тайно любуясь гладкой кожей снизу. Чувствуя себя все еще напуганным, Гарри снял ботинки, прежде чем потянулся за пряжкой ремня. Он посмотрел в глаза Гермионе. "Ты уверена?".
  "Гм-гм". Она прокашлялась, собрав свое мужество гриффиндорки. "Я уверена, Гарри". Она сказала через мгновение. "Я и ты...весь путь"
  "Весь путь". Он тихонько отозвался, расстегивая пояс и опустив молнию. Его брюки упали на лодыжки, прежде чем он шагнул вперед, оставив их на полу. Он быстро снял свои носки и встал перед Гермионой, одетый только в шорты-боксеры. Он посмотрел на Гермиону, которая тихонько кивнула.
  Сделав глубокий вдох, он стянул свои боксеры, вышел из них и встал прямо, положив руку на пояс. Гермиона осмотрела его сверху и снизу, прежде чем медленно протянуть руку. "Могу ли я ...".
  Он кивнул, поддерживая её уверенность. Она подошла ближе, положив на грудь сухую руку. Она начала блуждать пальцами по его груди, заставляя слегка вздрагивать, когда она погладила ребра. Она встала позади него, обеими руками обняв его за плечи, чувствуя потенциал огромных мышц там, когда он станет старше, её руки опустились к его почкам, останавливаясь на мгновение, прежде чем они опустились чуть ниже, хватаясь за его ягодицы.
  Пока она выполняла свою "инспекцию", она была занята мыслями. "Хм... он еще маленький и немного тощий, но у него есть определенный потенциал. Он никогда не будет похож на Шварценеггера, но он, безусловно, будет иметь тело пловца, если будет правильно питаться и упражняться. Тоже самое с его плечами...хотя, они будут как у тягловой лошади". Когда её руки скользнули по его ягодицам, она улыбалась. "Клянусь, к тому времени, когда он будет правильно развит, все женское население этой школы, будет пускать слюни на его задницу". Она продолжала, спускаться по его бедрам, которые будут также развиты, как у телят, когда он станет старше.
  Она глубоко вздохнула, и встала спереди от него, поднимаясь от ступней вверх, которые выглядели мило! на колени, потом на бедра. Она остановилась на мгновение, прежде чем дотянуться до его мошонки. К тому моменту его "счастливое место" проснулось, достигнув полного размера. "Это действительно довольно мило. Интересно, насколько он будет велик, когда он будет полностью развит?" Она провела руками по обеим сторонам, слегка вздрогнув, прежде чем провела руками по животу.
  В завершении осмотра она медленно встала и сделала шаг назад. Гарри смотрел на неё, широко раскрыв глаза и улыбаясь ей в лицо. "Итак, как я?" спросил он дразняще, но с более чем намеком на нервозность.
  "О-очень хорошо". Ответила Гермиона. "Когда ты станешь старше, с хорошей диетой и множеством упражнений, у тебя будет очень привлекательное тело, Гарри".
  Он покраснел, слегка наклонив голову. К сожалению, его член уже встал, и это было уже не скрыть.
  Гермиона покусывала губу. "Хотел бы... ты хотел бы, чтобы я позаботилась об этом для тебя?" Она спросила.
  "Это...это пройдет". Мгновенно ответил Гарри. Он действительно хотел, чтобы она позаботилась об этом, действительно, потому что в последний раз было хорошо, но чувствовал себя слишком... слишком обязанным. Он подождет.
  Кивнув медленно, немного разочарованно, Гермиона начала расстегивать свои одежды. "Мой ход". Она сказала.
  "Т-тебе не нужно". Гарри галантно сказал. "Если ты этого не хочешь".
  Её руки застыли, когда она подняла глаза. "Разве ты не хочешь увидеть?"
  Гарри кивнул. "Да, я ... но я не хочу, чтобы тебе было неудобно".
  С небольшой улыбкой она потянулась вперед, лаская его щеку. "Спасибо, Гарри, но я хочу. Ты показал мне свое, было бы несправедливо, если бы я не показало тебе свое".
  Гарри вздохнул с облегчением, что помогло её уверенности, а также заставило её сердце еще сильнее биться в груди. "Он благородный...благородный, я должна помочь ему разбить эту привычку. Иногда это приносит больше вреда, чем пользы". Она сняла мантию, показав стандартную школьную форму: блузку, галстук, плиссированная юбка и свитер с парой серых носков. Она отпустила ботинки, сняла носки, а затем сняла свою кофту.
  Её галстук слегка ослабел, затем стянула через голову, прежде чем она начала расстегивать блузку. Гарри поймал вспышку белой ткани, когда её блузку расступилась, и у него было ужасное воспоминание о том, как он стирал белье Дурслей. К счастью, изображение Петунии исчезло, когда Гермиона сняла блузку, обнажив бледную кожу, с маленьким тренировочным бюстгальтером.
  Она бросила блузку на стол, затем расстегнула юбку, позволив ей упасть на пол. Она остановилась и посмотрела на него. "Ты хочешь, чтобы я сняла их или хотел бы сделать это сам?"
  Гарри мгновенно двинулся вперед, и подошел ближе. "Э-э, ...я ... тебе понадобится помощь".
  С тихим хихиканьем (в конце концов, она услышала рассказ мамы, о том, как совершенно бесполезный папа снимал лифчик), она кивнула.
  "Мм...Я делаю то же что и ты?" робко спросил Гарри. На её кивок, он протянул руку, обхватив её за ключицу, прежде чем протянуть руку к лифчику.
  "Это сзади". Прошептала Гермиона, наблюдая, как он исчез позади неё. "Это крючок и застежка. Возьми верхнюю часть и потяни в сторону". Она почувствовала, что лифчик натянулся на мгновение, затем отпустил, когда Гарри успешно расстегнул его. "Ох...одной рукой. Определенно потенциал есть, Поттер".
  Его руки тянулись к плечевым ремням, мягко подталкивая их к её рукам. Она протянула руки перед собой, позволив лифчику упасть на пол, прежде чем она положила руки себе на бок, неосознанно отражая позу Гарри раньше.
  Вместо того, чтобы мгновенно приблизиться к фронту, Гарри мягко провел руками по её спине, прослеживая небольшие борозды, оставленные на её упругой коже. Она слегка вздрогнула, когда его нежные пальцы вызвали маленький зуд. Его руки продолжали порхать над её плечами, мышцы там уже демонстрировали признаки определения. В конце концов, это будет около десяти килограммов тяжелых книг.
  Его руки прошлись по её бокам, вызвав небольшую щекотку, когда Гарри обхватил её за живот, втянув её в короткое, но очень приятное объятие. Она слышала, как он глубоко дышал, вдыхая запах её волос, на мгновение, положив подбородок на плечо.
  "Продолжай, Гарри". Она тихо шептала. Словно ожидая ответа, руки Гарри развернулись, нежно погладив её грудь, слегка коснувшись сосков. Она вздохнула, когда он провел руками сверху вниз.
  К её шоку Гарри, похоже, не сосредоточился на её сосках. Она читала несколько журналов о здоровье своей матери, где женщины писали о проблемах с их любовной жизнью, в которой они жаловались, что их партнеры, похоже, не понимают грудь. Казалось, у Гарри не было этой проблемы.
  Его руки медленно скользили к её талии, нежно дотронувшись до пояса на её трусиках. Он остановился. "Ты хочешь, чтобы я продолжил?" Он нервно прошептал ей на ухо. Она вздрогнула, когда его дыхание прошло к её мочки уха.
  "Да". Она дрогнула. "Пожалуйста, Гарри".
  Освободив талию, Гарри оттолкнул трусики, Гермиона почувствовала, его дыхание на спине, когда он опустился на колени. Она подняла ноги, по очереди, чтобы Гарри мог снять трусики, а затем остановился.
  После нескольких нервных секунд руки Гарри стали медленно поглаживать её ягодицы, дыша на них, давая понять, что его лицо довольно близко. Она слегка отшатнулась, когда почувствовала, как его губы целуют каждую ягодицу, прежде чем его язык прошелся по расселине.
  Его руки мягко поглаживали по её бедрам несколько мгновений, прежде чем он положил руки ей на бедра, мягко побуждая её обернуться. Глубоко вздохнув, Гермиона обернулась обнаженная перед Гарри.
  Подняв взгляд на промежность, Гарри не сводил с неё глаз, пока его руки блуждали вверх и вниз по её бедрам, прежде чем снова остановиться на её бедрах.
  "Продолжай, Гарри". Спустя несколько мгновений отозвалась Гермиона.
  Кивнув медленно, Гарри начал пробираться пальцами по животу, медленно опускаясь. Как и он, у нее не было ни одного лобкового волоса. Когда его руки коснулись краев её бедер, она раздвинула ноги, увеличивая расстояние между её бедрами. Гарри наклонился ближе, осторожно провел пальцем по её отверстию, слегка вздрогнув.
  "Мокро". Гарри сказал нейтрально. "Это...это твоя Бартолиновая железа, не так ли?". Он спросил. (п/п: Гугл в помощь, товарищи!)
  "Д-да". Она запиналась.
  Гарри наклонился ближе, вдыхая. "И у неё есть запах".
  "Гарри!" Гермиона сделала шаг назад, нахмурилась. "Это очень грубо!"
  Он поднял глаза, немного смутившись. "Что именно?"
  "Говорить, что я пахну, Гарри!" Она щелкнула.
  Осталась путаница. "Что? У моих туфель есть запах, у твоего бледного лака есть запах, у пирога есть запах. Говорить, что что-то обладает запахом, не означает, что это плохо".
  Правильно наказанная, Гермиона медленно шагнула вперед. "Извини, Гарри, не так поняла, но запах, вероятно, не лучшее слово, чтобы описать...это. Говорить "что-то пахнет" обычно означает плохой запах. Вероятно, аромат будет лучше".
  Он кивнул. "Ладно, у нее есть аромат". Он улыбнулся ей. "Если это какое-то утешение, это очень приятный аромат". Он приблизился и глубоко вдохнул, заставив ее покраснеть.
  "Спасибо, Гарри". Она тепло улыбнулась ему. "Теперь дотронься пальцем...вот и все. Поверни свою руку и нажми вверх". Он подчинился, слегка вызвав шипение. "Ты чувствуешь это? Этот маленький бугорок?" Он снова кивнул. "Это мой клитор, Гарри. Как моя мама описало, это лучший друг каждой девушки. Если ты начнешь...".
  Она потянулась, когда палец Гарри начал мягко тереться, двигаясь круговыми движениями. Как и первая встреча Гарри, это было коротко и мило, как Гарри умело (Как, черт возьми, он так хорош в этом, - недоумевала она) манипулировал ею до очень удовлетворимого оргазма.
  Ошеломленный шаг назад, она ухмылялась Гарри. "Это было хорошо..." радостно вздохнула она, только чтобы усмехнуться еще шире, когда Гарри лизнул палец, кивая, прежде чем облизал его полностью. Он поднял глаза, заметив ее взгляд и широкую усмешку.
  "Что?"
  "На самом деле это было очень лестно, Гарри". Она ответила. "Когда ты облизал пальцы. В вежливой компании, довольно мрачной и отвратительной, но мне стало лучше".
  Не понимая, он подвинулся вперед, снова провел пальцем по ней, а затем облизал. "Это хорошо. На вкус и приятный аромат". Он пожал плечами, прежде чем встать. Он обнял её, обхватив за плечи, когда он крепко прижал её к себе.
  Гермиона обняла его, наслаждаясь близостью. "Это было странно?" спросила она через несколько минут.
  Гарри слегка отодвинулся, чтобы он мог взглянуть ей в глаза, и прижался лбом к её лицу. "Надеюсь, что нет. Почему?"
  Она беспомощно пожала плечами. "По словам мамы, некоторые люди страдают от таких вещей".
  Он дотронулся губами к её щеке, а затем снова крепко обнял её. "Не нам".
  "Нет...не мы", ответила Гермиона, отвечая на объятия. "Теперь нам нужно одеться и вернуться в башню".
  Гарри быстро собрался, и Гарри собирался вывести её из класса и остановился. "Ты собираешься прийти ко мне сегодня вечером?"
  Она слегка наклонила голову. "Хочешь, чтобы я?"
  "Каждую ночь", ответил Гарри. "Но я не был уверен, пока ты не уехала к своим родителям".
  Она взяла его за руку, крепко сжимая. "К сожалению, я не думаю, что мы можем быть каждую ночь. Но, насколько я могу, да".
  Они вышли вместе, держась за руки. "Хорошо".
  
  
  ***
  
  "ОНА ШЛЮХА!" - закричал Рон. "Ты только что доказал это!"
  Мгновенно лицо Гарри изменилось от интроспекции до суровости. Ранее был любезный Гарри, сейчас это был Воин Лорд Поттер, Человек-Победивший-Волдеморта. "Скажи это снова, Уизли, и ты не оставишь этот зал живым!" Рон вздрогнул. "ВЫ ПОНЯЛИ?" Момент молчания, прежде чем "Вы, я!"
  Рон отрывисто кивнул, по-настоящему испугавшись своего "лучшего друга".
  Гарри взглянул на Большой зал. "Кто-нибудь, и я имею в виду ЛЮБОГО, кто смеет очернять мою жену, не переживет моего гнева. Вам совершенно ясно?"
  Зал молчаливо сказал да, никто из них не хотел противостоять гневу того, кто, вероятно, был самым могущественным волшебником в мире.
  Портрет Дамблдора прочистил горло, звук эхом отражался по Большому залу. "Мы узнали об этом немного позже, Гарри. Могу ли я сказать, вы стоили мне 50 галеонов для Минервы. Я не думал, что вы займетесь этим исследованием до конца первого года".
  Гарри выглянул в толпу, увидев довольно самодовольное лицо МакГонагалл.
  Снейп выпустил добродушный рык. "Вы думаете, что вам было плохо, Альбус? Я потерял 200 на ставке. Я не думал, что это произойдет до начала их второго года".
  МакГонагалл фыркнула. "Ты проиграл, Северус, признай это изящно. Должна признаться, я думала, что это произойдет позже в этом году, но до конца срока. Итак, я победила, вы оба проиграли, и мне особенно понравился праздник, хорошая еда и вино, которые мне дали эти деньги".
  Прежде чем Гарри успел что-либо сказать, Рон снова открыл рот. "Вы предали меня, вы оба!" Он кричал. "Ты знал, что мне нравится Гермиона, Гарри, ты знал это, и ты пошел и взял её! Гребанный Поттер, всегда должен иметь все, не так ли?"
  "Заткнись, Рон". Гермиона ответила холодным тоном. "Ты опоздал, и твои мотивы не совсем чисты. Не волнуйтесь...мы придем к этому со временем. До тех пор помолчи, твое мнение никому не нужно".
  Рон повернулся к Гарри. "Я твой лучший друг!"
  "Нет". Гарри ответил нейтрально. "Гермиона, и всегда была она, Рон". Он увидел, что Рон снова открыл рот. "Гермиона права, Рон, заткни пасть". Он повернулся к толпе. "Большая часть этого года была довольно простой, и вы все знали об этом. Единственное, что мы сохраняли в секрете, это то, что я начал учить Гермиону, летать на метле".
  "Ха! Очередная ложь!" Джинни усмехнулась. "Мы все знаем, что скучный гребанный книжный червь ненавидит летать!"
  Гарри снова собирался возразить, что люди только знали, что они знали, потому что они верили в это и передумал. С помощью палочки он написал пылающие буквы в воздухе, как это делал молодой Том Риддл в Тайной комнате много лет назад: "Ты только знаешь то, что мы хотели, во чтобы ты верил", взлетели в воздух и увеличивались до тех пор, пока каждая буква не достигла четырех футов в высоту и не поднялись над подиумом.
  "Я не буду повторять это снова, потому что мне становиться скучно, говорить об этом. Я скажу вам это, хотя, в конце пятого года, после сдачи наших экзаменов, у нас был небольшой перерыв, и мы сделали попытку пройти отбор в Паддлмер Юнайтед. Под особыми чарами гламура. Я пробовался как мистер Индаго, а Гермиона пыталась как мисс Фуго...Мы..."
  "Это были ВЫ?!" крикнул Оливер Вуд. "О, вы, злые соплохвосты! Вся команда обожала вас двоих". Он скрестил руки на груди и начал дуться.
  "Салют, Олли!" Гарри ответил, ухмыляясь, когда увидел, что Оливер хмурится, когда его называют Олли. "В любом случае, мы разозлились по окончанию опроса, и нам не было семнадцать, но каждому из нас предложили сразу начальную позицию в первой команде. Квиддичные навыки Гермионы намного перевешивают твои, мисс Уизли".
  "Нет, это не так!" Джинни раздраженно закричала. "Она просто книжный червь, который не мог летать, даже чтобы спасти свою жизнь!"
  Пламенные буквы мигнули один раз, повторяя сообщение. Гарри проигнорировал Джинни и продолжил.
  "Мы продолжили наше обучение, вдвоем мы пожирали библиотеку. Во время одного из моих разговоров с Альбусом он посоветовал, что было бы лучше, если бы люди подумали, что я не такой умный, как есть на самом деле. Он сказал, что это успокоит наших врагов, если подумают, что я всего лишь средний ученик".
  "Однако он не просил меня бросать мои экзамены или подделывать нестандартные домашние задания, но он спросил, когда мои результаты выйдут, может ли он опубликовать множество ложных результатов для меня, давая мне второй экземпляр, с моими фактическими результатами. Это важно, но позже".
  "Я и Гермиона были двумя лучшими учениками на нашем курсе, и Рон...казалось болтается, часто, рядом. Мы уже могли сказать, что он был невероятно глупым, невероятно ленивым и довольно фанатичным, поэтому любые намеки на какое-то мифическое "Золотое Трио" дико переоценено. К концу года, незадолго до заключительных экзаменов, мы получили "предложение". Подавляющие большинство из вас не будет знать, что это такое, поэтому я объясню".
  "Лучшим двум или трем студентам первого курса предлагается специальный тест, на конец года, в форме препятствия. Он разработан с использованием всей учебной программы первого года, чтобы пройти ряд задач. Просто пройти мимо Пушка - трехглавой собаки, стены Дьявольских силков, используя недавно приобретенные навыки Гербологии, захват летающего ключа, как тест Чар, так и тест Полетов, миновать зелья профессора Снейпа, комбинация зелий и логики, и, наконец, преодоление соответствующего возрасту волшебное существо".
  "Альбус предложил мне и Гермионе пройти испытание". Гарри посмотрел на толпу, заметив странноватую блондинку, которую искал. "Луна, ты брала это испытание в конце своего первого года?"
  Луна выглядела немного застенчивой, когда ее выделили, но кивнула. "Да, да, но это было не так интересно, как твое".
  Гарри усмехнулся. "Ты преодолело это?"
  "Конечно". Луна выглядела немного оскорбленной его вопросом, но смягчилась из-за его извиняющимся лица.
  "Испытание препятствий - это тщательно охраняемая тайна среди персонала. Единственные люди, которые знают об этом - главы факультетов, так как именно они выбирают, какие студенты будут проходить его, директор и Хагрид. Студенты, которые проходят испытание, дают клятву о неразглашении, так что они не могут выявить существовании испытания. Однако оно было приостановлено на четвертый год из-за Турнира Трех Волшебников и с вмешательством министерства в пятый год, не был перезапущен. Из-за смерти Дамблдора в конце шестого года, которая произошла до того, как тест мог состояться, он был отменен".
  "Дамблдор принес Философский камень в Хогвартс, потому что знал, что его кто-то ищет. Он сделал большое шоу о том, что он скрыт где-то в замке, и сказал людям избегать третьего этажа. Естественно, его там не было".
  "Квирелл, немного посмеиваясь, обнаружил, что камень был в конце испытания. Итак, в конце года, Альбус предложил нам это и предложил разрешить Рону присоединиться к нам". Гарри повернулся к жене. "Я действительно не знаю, почему. Он ворчал и воровал мою волшебную вещь".
  "Подождите минуту!" огрызнулся Рон, снова поднявшись на ноги, чтобы говорить о вещах, которые он не понимал. Пылающие буквы над подиумом снова начали мигать. "Это мы спасли камень от Того-кого-нельзя-называть! Я помог спасти школу!".
  В ответ МакГонагалл рассмеялась. Потребовалось более минуты, чтобы она смогла успокоиться, а затем взглянула на Рона. "Ты серьезно?" Она спросила, прежде чем взглянуть на сцену и поднять палец, побуждая портрет Бродяги опустить руки на грудь и надуться.
  МакГонагалл повернулась к Рону. "Вы действительно думаете, что эти препятствия были каким-то образом сдерживающим фактором для кого-то уровня Волдеморта? Дьявольские силки? Летающие ключи? Игра в волшебные шахматы? Какая вопиющая глупость, Уизли! Эти препятствия идеальны для первокурсников - летнее испытание, больше ничего!"
  "Нет, я помог остановить Того-кого-нельзя-называть! Только эта собака убила бы нас всех, если бы мы не прошли мимо него!"
  Покачав головой, МакГонагалл еще раз пронзила его взглядом. "Вы действительно думаете, что мы будем держать такое большое животное в школе, полной детей, без уважительной причины или подходящего контроля? Проклятое животное ест почти метрическую тонну корма для собак в день. Он здесь, как сторожевая собака, и как подходящее препятствие, не более того". Она задумалась на мгновение. "Это и одержимость Хагрида крупными животными".
  "Но он бы убил нас! Это не испытание!" крикнул Рон, как-то справляясь с гневом.
  "Люди, которые не справляются с испытание, встречаются с наказанием Пушка, вылизанные почти до смерти, Уизли. В то время когда он грозно рычит, он совершенно мягкий. Песчанки на третьем курсе трансфигурации более опасны, чем Пушок".
  "Нет, он опасен, и он чуть не убил меня!" Рон протестовал, все еще чувствуя необходимость проявить себя, как полезный и действительный представитель так называемого "Золотого Трио".
  Гарри прочистил горло. "Знаешь", протянул он, "и я, и Гермиона видели Пушка, огромного трехголового пса, бегущего от маленького серо-белого полосатого кота. Это было забавно".
  Минерва покраснела, вспоминая второй год Гарри, когда Пушок пришел, обнюхивая, пока она патрулировала в её форме Анимага. Она почесала его по носу и угрожающе прошипела. Пушок, будучи не таким грозным, как считали большинство людей, бежал, как черт из табакерки, от крошечной кошки и был преследован по коридорам.
  "В любом случае..." Гарри медленно сказал, ухмыляясь МакГонагалл. Он повернулся к Рону, когда его поразила мысль. "Рон, ты считаешь, что это было действительно удобно, что Дамблдора просто вызвали в министерство в ту ночь? И еще к тому, почему, черт возьми, он полетит на метле в Лондон? У человека была парадная связь в его кабинете, и он был одним из немногих людей, которым разрешено было создавать Порт-ключи. Ему не нужно было никуда лететь". Вздохнув и качая головой на глупость Рона, он продолжил рассказ. "Мы трое спустились вниз. Мы прошли мимо Дьявольских силков благодаря Гермионе, я поймал ключ, и Рон начал приказывать нам, играя в шахматы. После неловкого инцидента с участием Рыцаря, мы..."
  "Я пожертвовал собой ради тебя!" - закричал Рон. "Это из-за меня, ты с ней смог продолжить!".
  "Вы упали, мистер Уизли". Дамблдор сказал с портрета, весело мерцая. "Вы не пожертвовали собой. Стояли, и кричали что-то оскорбительное мисс Грейнджер, вы соскользнули назад, ударившись головой. Я изменил ваши воспоминания после того, как мистер Поттер объяснил мне все, чтобы вы верили в то, что мы хотели, якобы в тот момент вы проявили ответственность перед Гарри и Гермионой, и мы предприняли соответствующие шаги".
  Гарри кивнул, подавляя ухмылку от "праведного" негодования Рона. "Далее я и Гермиона прошли загадку с зельями профессора Снейпа, мы увидели Квирелла в последней комнате, и мы знали, что игра окончена. Мы оба сделали все возможное, чтобы отбиться от него, но Гермиона попала под "Инкарцеро" Квирелла. Квирелл отвел меня к зеркалу, снял тюрбан, показывая Волдеморта".
  "Когда он коснулся меня, защита моей мамы начала его сжигать. Мне не нужно было держаться за него, одного касания было достаточно. В этот момент Дамблдор ворвался в комнату, вместе с профессорами Снейп и МакГонагалл, с поднятыми палочками".
  "Именно в этот момент магическое ядро Квирелла взорвалось, вызвав массивную энергетическую волну, которая сбила меня и Гермиону, заставляя профессоров пошатнуться. Альбус использовал Порт-ключ, чтобы отвести нас прямо в больничное крыло ..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: больничное крыло, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 20 июня 1992 года - 18:51
  
  
  Гарри открыл глаза, слегка постанывая, когда солнечный свет, казалось, горел прямо сквозь сетчатку в его мозг. "Ух..." он застонал.
  Рядом с ним Гермиона медленно поднялась и начала просыпаться.
  "Ах, ты проснулся Гарри". Тихо сказал Дамблдор, определяя признаки поистине отменной головной боли. "Как ты себя чувствуешь?"
  "Вы знаете номер автобуса?" тихо спросил Гарри. "Или барабанщика, который использует мой мозг".
  Рука появилась слева от него, держа флакон с зельем. Не потрудившись посмотреть, кто это был, или проверить зелье, он проглотил его. Вместо стандартного ощущения я умру от вкуса, он ощутил персик, когда его головная боль исчезла. Краткий взгляд налево показал Снейпа, который выглядел обеспокоенным. "Спасибо, сэр".
  "Лучше?" спросил Снейп.
  "Намного, сейчас". Гарри огляделся. "Что случилось? Я помню, что Квирелл был в последней комнате. Он связал Гермиону... Гермиона, она в порядке?"
  "Тихо". Голос прошипел справа от него. "Головная боль...ох, Анадин, прямо сейчас..."
  Снейп наклонился над Гарри, протянув один флакон Гермионе. "У меня нет Анадина, но это должно сработать для вас". Он сказал нежно.
  Гермиона проглотила зелье, чувствуя, что головная боль мгновенно исчезла. "Ах...". Она радостно вздохнула. "Спасибо, профессор, это намного лучше".
  Дамблдор улыбнулся им двоим. "Вы выслушаете, что произошло, или вам нужно немного больше времени?"
  Гарри посмотрел на Гермиону, которая слегка кивнула. "Я думаю, что мы готовы, профессор".
  "Хорошо". Дамблдор кивнул. "Хорошо, вы оба успешно прошли полосу препятствий. Поздравляю вас, кстати. Последний, кто преуспел, была твоя мама, Гарри, в то время как её партнер, мистер Эрик Барнсли, Равенкло, потерпел неудачу, и она была первой за почти восемьдесят пять лет. Прекрасно".
  "Спасибо, сэр". Гарри и Гермиона произнесли в унисон.
  "Что касается профессора Квирелла, он, к сожалению, скончался. Мы не знали, что Волдеморт делил с ним тело. Обычно такое было бы нетрудно обнаружить для нас, плюс школьная защита, но, похоже, Волдеморт смог каким-то образом скрыть свое присутствие. Мы предприняли шаги, чтобы это не повторилось".
  Гарри медленно кивнул. "Сэр...Профессор Квирелл вроде...ну он сгорел, сэр, только я, прикоснулся к нему. Как это возможно?"
  Дамблдор опустил руки. "Помнишь, в начале года, я сказал тебе, что создал ряд барьеров на основе защиты крови над домом Дурслей, основанных на жертвенной магии твоей мамы?" Гарри кивнул. "Эти щиты не просто работают для дома, Гарри. Ты несишь защиту в пределах своей кожи. Это одно касание было, похоже на то, что будто одержимого Квирелла сбросили в кислоту".
  "Итак...я убил его, сэр". Закончил Гарри, немного опустившись на кровать.
  "НЕТ", резко сказал Снейп. Гарри и Гермиона посмотрели на него. "Подумай об этом в другом свете, Гарри. Представь то, как будто Волдеморт едет на велосипеде. Ты уничтожил велосипед, правда, но не того, кто едет на нем. Профессор Квирелл, к сожалению, был мертв в тот момент, когда Волдеморт овладел им. Ты позволил ему отправиться в следующие большое приключение. Не думай, что ты забрал жизнь, Гарри. Это неправда. Что ты сделал, так это освободил профессора Квирелла из тюрьмы плоти, за чтобы он поблагодарил тебя".
  Гарри позволил словам успокоить себя, а так же комфорт, который он получил от присутствия Гермионы. "Спасибо, сер". Он сказал мягким голосом, наполненным эмоциями. "Сэр, пока я был в комнате, Волдеморт сказал, что я уменьшил его до тени". Он глубоко вздохнул. "Он сказал, что маме не нужно было умирать, что она могла спасти себя, если бы не пыталась остановить его, убив меня. Почему он хотел убить меня, сэр?"
  Дамблдор вздохнул, подумав. "Я никогда не буду врать тебе, Гарри, и я никогда ничего не скрою от тебя, если не будет веской причины, и я объясню эту причину подробно". Он посмотрел на МакГонагалл, которая кивнула ему. "Самая главная причина в том, что Волдеморт узнал о пророчестве, где подробно изложено его поражение. Он хотел убедиться, что этого не произойдет, поэтому напал на твоих родителей".
  "Вы знаете пророчество, сэр?"
  "Я думаю, Гарри, что это страшное бремя, и я очень хочу, чтобы тебе не пришлось его нести. На данный момент тебе не нужно знать, что это такое. Я бы предложил, чтобы у тебя было время, для того чтобы насладиться детством, прежде чем разрешить такое бремя". Он подождал, а потом продолжил. "Если ты действительно хочешь знать, Гарри, спроси меня снова, и я расскажу".
  Гермиона положила руку к его руке. "Гарри, может быть, тебе стоит подождать какое-то время. Я имею в виду, что ты вернулся в волшебный мир меньше года назад, и из того, что ты рассказал о своих родственниках, они точно не предоставляют необходимое ребенку. Как сказал профессор Дамблдор, может немного насладиться детством, прежде чем услышать его".
  Дамблдор кивнул. "Предложение всегда открыто, Гарри. Когда ты захочешь узнать, скажи мне, и я расскажу тебе все детали".
  Гарри кивнул. "Спасибо, сэр".
  "Мы еще поговорим с тобой, Гарри" - сказала МакГонагалл. "Теперь, когда Волдеморт снова появился, и это его первое появление десять лет спустя, пришло время начать обучение молодого поколения, чтобы защитить себя. У нас есть ощущение, что и ты, Гермиона окажешься на переднем краю предстоящей войны. Таким образом, мы хотели бы предложить вам более совершенную подготовку, чтобы вы были готовы".
  Гермиона слегка прищурилась. "Почему вы думаете, что мы будем на передовой?" Она проницательно спросила.
  МакГонагалл улыбнулась. "Моя дорогая Гермиона, я знаю тебя десять месяцев. Я могу с уверенностью сказать, что, если ты почувствуешь несправедливость, ты будешь бороться с ней со всем тем, что у тебя есть. Я ошиблась в своей оценка?"
  "Нет". Сердито сказала Гермиона.
  "И вы, мистер Поттер, вы вступили в битву, чтобы спасти девушку, которую едва знали, против врага, о котором вы ничего не знали".
  "Правда". Гарри согласился. "Итак, какие вещи мы будем изучать?"
  Учителя обменялись взглядами. "Чтобы быть откровенным, Гарри", медленно сказал Снейп, "есть множество вещей, которые мы могли бы вас научить. Ваши семь основных предметов, начнете работу над факультативами на третий курс, боевая магия, ментальная магия, Анимагические тренировки... есть огромный спектр информации. Один важный вопрос: хотите ли вы провести все лето, изучая все это в компании старых пердунов?"
  "Да!" Гермиона мгновенно сказала, заставляя Дамблдора хихикать.
  "Я не старый пердун, Северус!" огрызнулась МакГонагалл. "Веди себя прилично. Ты не слишком стар, чтобы поставить тебя на колени!".
  "Обещания, обещания". Снейп сказал шелковым голосом, заставив МакГонагалл убрать суровый взгляд, когда она усмехнулась.
  "Как на счет тебя, Гарри?" спросила МакГонагалл.
  "Что угодно, чтобы держаться подальше от моих родственников, профессор". Ответил Гарри.
  "О, да". Дамблдор наклонился вперед. "Об этом, Гарри, под барьерами, на основе защиты крови, на Прайвет Драйв тебе нужно находиться, но не все лето. Ты можешь провести большую часть дня вдали от дома и переночевать там, или наоборот. В идеале от восьми до двенадцати часов в день, в течение четырех недель было бы достаточно, что бы перезарядить защиту. В настоящий момент мы можем позволить ей оставаться на уровне около 75%, так как Волдеморт не настолько силен, чтобы проникать сквозь них".
  "Итак, мне нужно либо спать там, либо провести там день". Закончил Гарри.
  "Да, Гарри". Ответил Дамблдор. "Теперь возникает вопрос, где вы будете проводить остаток времени? Обычно мы не разрешаем студентам оставаться в Хогвартсе летом, по нескольким причинам. Существует много дел, которые нужно сделать, плюс мы склонны очищать замок, удаляя любых паразитов, во время отсутствия студентов. Не говоря уже о том, что большинство учителей уходят в отпуска, а это означает, что вокруг мало людей, с которыми можно поговорить, и ни одного вашего возраста".
  "Сэр..." Гермиона заговорила: "Я рассказала родителям о Гарри еще на рождество. Они знают, что он сирота, и что он живет с ... не очень милыми людьми. Разве нет возможности жить где-нибудь еще?"
  Дамблдор вздохнул. "По-моему, мисс Грейнджер, десять лет назад, когда Поттеры скончались, многие магические семьи выступили вперед, предложив усыновить Гарри. Однако Закон гласит, что, поскольку у него все еще есть родственники, он должен быть с ними".
  Гарри слегка вздрогнул. "Кроме того, половина из этих семей будет пытаться использовать меня. Людям, как Малфоям, было бы интересно меня изучить. Обчистить мой сейф и использовать мою славу. По-моему, я бы предпочел быть с тетей Петунией, чем с ними".
  "Да". Тяжело ответил Дамблдор. "Я тоже был обеспокоен некоторыми из людей, которые хотели тебя принять. Малфои, Лестрейнджи, Керроу... все семьи с действительно темной историей. Я признаю, что был доволен тем, что смог отказать им".
  "Интересно, мама и папа позволили бы тебе остаться с нами". Размышляла Гермиона. "Я имею в виду, я уже рассказала маме о тебе и о том, что мы сделали, и она, похоже, не разозлилась, плюс, она знает, что мы спим вместе...и я не могу поверить, что просто сказала это перед тремя профессорами". Она закрыла глаза в шоке. "ЧЕРТ..."
  "Следи за языком, Гермиона". Удивилась МакГонагалл. "Мы уже знали о том, что вы двое разделили кровать. Мы не остановили это, так как вы оба вели себя прилично, и у вас близкая дружба. Вы только спали, крепко обнявшись, поэтому мы не имели с этим проблем. Однако я вынуждена настаивать, чтобы вас не поймали. Если станет общеизвестно, что мы это допускаем, то мы будем вынуждены проводить каждую ночь, отправляя людей в их кровати".
  Они оба покраснели, так как МакГонагалл небрежно описала их ночное времяпрепровождение, но слегка улыбнулись, когда поняли, что им разрешили продолжать.
  "Мисс Грейнджер, полагаю, что твои родители могут предоставить комнату мистеру Поттеру, вы согласитесь позволить ему остаться с вами?" спросил Дамблдор.
  "Ну, мне нужно будет им написать, сэр". Сказала Гермиона. "Но я не думаю, что у них будет проблема с этим".
  Дамблдор подумал. "У твоих родителях есть телефон?"
  "Да, сэр. Конечно".
  "А ты помнишь номер?"
  Гермиона подняла бровь. "Да, сэр. В Хогвартсе есть телефон?"
  "Нет". Ответил Снейп. "Электроника здесь не работает, из-за амбивалентной магии в воздухе. Все, что связано с электронными схемами, сходит на нет. Мы можем, однако, аппарировать или пользоваться порт-ключами, чтобы переместиться к маглам и позвонить твоим родителям".
  Гарри поднял брови. "Вы знаете о телефонах, сэр? Как? Я не думал, что волшебники беспокоятся о магловских технологиях".
  Снейп увидел брови Гарри и слегка усмехнулся. "Любой, кто игнорирует технологию, не взвешивая её преимущество - это глупец, Гарри. Просто потому, что я волшебник, это не значит, что у меня нет друзей-маглов. Я о них знаю, потому что это намного быстрее, чем письмо".
  "Как-то, сэр, я не могу представить вас с телефоном". Гарри усмехнулся.
  "Это решило бы наши проблемы". Сказал Дамблдор. "Если вы хотите одеться", заметил он, застенчиво глядя друг на друга, "отдельно или вместе, если хотите, мы сможем взять порт-ключ до станции Кингс Кросс и позвонить по телефону. И оттуда мы могли бы аппарировать в дом ваших родителей, чтобы поговорить лично".
   Они посмотрели друг на друга и кивнули, вылезли из кровати. Учителя быстро исчезли, так как материализовался экран конфиденциальности, позволяя им одеться. Пока они меняли одежду, МакГонагалл протянула руку двум мужчинам. "Платите. Они, очевидно, видели друг друга раньше".
  С возмущением Снейп потянулся к карманам своей мантии, вытащил тяжелый мешок с золотом. Он прошел в сторону, прежде чем сложить руки и нахмуриться Минерве.
  Дамблдор тихо кашлянул. "Это, в моем кабинете, Минерва, мы заберем это после того, как мы вернемся". Она улыбнулась ему, прежде чем убрать мешок в свою мантию и самодовольно улыбнуться Снейпу.
  Через мгновение экран конфиденциальности растаял, когда Гарри и Гермиона снова появились, одетые в школьную форму, за вычетом мантий. "Мы не надели мантию, сэр", сказала Гермиона. "Поскольку наша школьная форма очень похожа на магловскую".
  "Прекрасная идея, мисс Грейнджер", сказал Дамблдор. "Теперь, с небольшим количеством работы с палочкой...". Он помахал палочкой над Снейпом, переодев его в простой черный костюм с белой рубашкой и черным галстуком.
  Гарри взглянул на Гермиону, которая с усмешкой кивнула. "Профессор Снейп, могу ли сделать предложение?"
  "Конечно".
  "Откиньте волосы назад, как Малфой, и соберите их в конский хвост". Гарри сказал. Снейп подчинился, дернув палочкой над головой и создавая маленькую заколку, которою он быстро застегнул. "Теперь", продолжил Гарри, "вам нужны солнцезащитные очки".
  МакГонагалл трансфигурировала пару базовых черных солнцезащитных очков, маленьких и модных, которые Снейп одел на нос. Он стоял с нейтральным выражением.
  "Отлично, сэр". Гарри улыбнулся. "Вы выглядите круто".
  "Спасибо", ответил Снейп, скрестив руки на груди и глядя на них.
  "Очень круто". Добавила Гермиона.
  Палочка Дамблдора продолжила работу над МакГонагалл, сменив её одежду из тартана на черный костюм с юбкой до колен. Опять же, ансамбль завершил белая блузка и черный галстук. Она сотворила еще пару солнечных очков, отражая позу Снейпа.
  "Это будет круто!" воскликнула Гермиона. "Это как люди в черном!" (п/п: да, знаю фильм вышел позже, чем временные рамки событий, но автору виднее)
  "Я не уверен, что буду выглядеть подходяще". Сказал Дамблдор, превращая свои одежды покрытые звездами в простой костюм с подходящим галстуком. "Однако я считаю, что этого должно быть достаточно".
  Гарри пристально посмотрел на него. "Знаете, странно видеть вас без шляпы, сэр".
  "В самом деле". Дамблдор усмехнулся, прежде чем вытащить перо из кармана костюма. "Портус", он сказал, прежде чем протянуть ручку. "Это порт-ключ, форма магической транспортировки. Если вы положите на него палец, то через мгновение мы прибудем на Кингс Кросс".
  Пять человек столпились вокруг пера, слегка прикоснувшись к нему. "Активировать". Дамблдор твердо сказал, и в мгновение ока больничное крыло стало пустым. Квинтет аккуратно приземлился на платформу 9 и 3/4. Снейп и МакГонагалл вызвались подождать на волшебной платформе, наблюдая, как Дамблдор, Гермиона и Гарри проходят через барьер на сторону маглов. В конце платформы их ждали телефоны.
  Когда Гермиона подошла, она ударила ладонью по лбу. "О, я забыла свой кошелек!".
  Дамблдор протянул руку, на которой покоились блестящие монетки в десять пенсов. "Разрешите мне, мисс Грейнджер".
  "Спасибо, сэр". Принимая одну из монет, она положила её в слот и быстро набрала номер.
  "Мама!" позвала Гермиона. "Привет...нет, я в порядке... ну, я сейчас в Лондоне...да, ты могла бы назвать это школьной поездкой, я полагаю...конечно, я не одна! Я с профессорами Дамблдор, МакГонагалл и Снейпом...да, Гарри тоже здесь... как ты знаешь? В данный момент это не имеет значения, мама...да я так и делала...это тоже...да, я думаю ему понравилось...Во всяком случае, профессора хотят узнать, сможем ли мы прийти и поговорить с тобой...да, это о Гарри...держись" пошли звуковые сигналы. Она обернулась, рассеянно заметив, что Дамблдор все еще протягивает монеты.
  Она быстро подала еще одну аппарату. "Верно, я вернулась...да, сегодня... ну, они не просто хотели встать у двери, не позвонив первыми, не так ли? Ладно, мне очень жаль...так, это нормально, если мы придём? Ну, задний двор закрыт, и пока любопытная ведьма из дома ?7 не заглядывает сквозь занавески, все должно быть хорошо...нет, она не из нас, просто любопытная старая кошелка...да, я уверена...нет, серьезно, даже ведьма не будет носить эти тапочки...ладно, пару минут, мама...Спасибо...Люблю вас тоже. Пока"
  Она повесила трубку и вышла из кабинки телефона. "Они сказали, что все в порядке. Если вы можете это устроить, мы можем переместиться на задний двор, он закрыт со всех сторон".
  Дамблдор кивнул. "Возможно, нам следует продолжить дискуссию на нашей стороне барьера". Он привел группу обратно, через портал на платформу 9 и ¾. "Лучшим способом, мисс Грейнджер, было бы, если бы вы смогли вести нас. Вы слышали о аппарации?".
  "Да, сэр". Ответила Гермиона.
  "Вы понимаете основную концепцию, как это работает?"
  "Не совсем, сэр. Большинство книг об этом были перечислены в ограниченном разделе библиотеке, поэтому я не могла их прочитать".
  "Ах". Дамблдор кивнул. "Очень хорошо. Основная концепция аппарации заключается в том, что вы входите в свое магическое ядро, вызывая силу. Затем, используя ментальную проекцию, вы создаете вокруг себя поле зрения, по существу превращая ваше тело в высоко заряженную магическую структуру. Формируя которую, необходимо изобразить место вашего предназначения и использовать энергию для создания сигнатуры энергетической направленности. Как только направление будет установлено, и поле зрения появится, вы исчезнете, выйдя на другой стороне".
  Гермиона медленно кивнула. "Я понимаю эту концепцию, сэр". Она сказала дипломатично.
  Дамблдор усмехнулся. "Да, теперь я могу, конечно, аппарировать, как и Северус и Минерва, и мы можем забрать вас, используя процесс, известный как "боковое привиденье". Однако мы точно не знаем, куда мы идем, поэтому нам нужно, чтобы ты руководила нами".
  Гарри выглядел немного смущенным процессом, поэтому он попытался понять это. "Итак, вы собираетесь превратить всех нас в энергию, в то время как Гермиона волшебным образом говорит нам, куда идти, и вы тогда переносите нас туда?"
  "Краткое и точное резюме". Сказал Снейп. "Я бы сказал пять баллов Гриффиндору, но я никогда не произнесу этого".
  "Итак, мисс Грейнджер, если вы возьмете меня за руку и Гарри...вот и все. И Северус, и Минерва схватят другую руку Гарри...Теперь, очень ясно представьте, мисс Грейнджер, свой задний двор. Нам нужно приятное пустое место, чтобы приземлиться...Вы готовы?"
  Гермиона кивнула, её глаза закрылись.
  "Отлично, Северус, Минерва?"
  Пятерка исчезла с громким треском.
  Когда они прибыли в Кроули, миссис Эмма Грейнджер открыла заднюю дверь, заметив свою дочь, молодого человека, двух человек в черном, и их явно возглавлял директор.
  Гермиона кинулась в объятия матери, обнимая её. "Привет, мама!". Она быстро сказала. "Я скучала по тебе".
  Гарри наблюдал за воссоединением с нескрываемой тоской. У него никогда не было такой встречи и просто болело внутри. МакГонагалл положила руку ему на плечо. "Кажется, я понимаю, как ты себя чувствуешь, Гарри". Она сказала тихо. "Я потеряла родителей, когда была молода, но даже это не может сравниться с тем, что ты никогда их не знал".
  Он медленно кивнул. "Это просто...Я слышал, как люди жаловались на свои семьи. Например, Рон Уизли, он жалуется, что у него так много братьев и сестра. Я бы вырезал яичко, только для одного брата".
  Эмма подняла голову, услышав слово "яичко". "Гарри Поттер, я полагаю?"
  "Да, мэм". Гарри сказал, выходя вперед и протягивая ей руку. "Рад познакомиться с вами, миссис Грейнджер".
  Взяв его руку, Эмма втащила Гарри в объятия, держась на мгновение. "Рада знакомству, мистер Поттер, и, пожалуйста, называй меня Эмма".
  "Да, мэм", ответил Гарри. "И вы называйте меня Гарри, мэм". Он взглянул ей в глаза. "Извини...Эмма".
  "Разве вы все не войдете?" Она проводила их в гостиную, где сидел мужчина, осторожно храпя под газетой.
  "Вставай!" Эмма ударила мужчину по затылку, заставляя его проснуться с рывком.
  "Что...эм? Что случилось...привет Гермиона. Что ты здесь делаешь?" Он огляделся вокруг, легко заметив её сокурсника и трио взрослых людей. "Что я пропустил?"
  "Если бы ты не посмеивался под своей бумагой, ты бы узнал". Ответила Эмма.
  Глаза мужчины зацепились за Гарри. "Давайте посмотрим... немного короткие, растрепанные черные волосы, очки...логика диктует мне, сэр, Гарри Поттер".
  "Э...да". Гарри протянул ему руку. "Приятно познакомиться, сэр".
  Не протянув руки, мужчина наклонился немного ближе. "Ты хочешь увидеть мой дробовик, малыш?"
  Гарри нервно моргнул, не замечая, что Снейп, Дамблдор и МакГонагалл тихо тянутся к своим палочкам. "Нет, сэр, я так не думаю..."
  Мужчина улыбнулся, взяв Гарри за руку. "Расслабься, Гарри, я просто дразня. Я Дэниел Грейнджер, пожалуйста, зови меня Дэн".
  "Э-э..". Гарри взглянул на Гермиону, которая смотрела на отца.
  "Папа!" Она ругала. "Разве я не говорила, что ты должен быть с ним милым?"
  Казалось, даже её отец был испуган мощной силой, которой обладала Гермиона Грейнджер.
  "Извини, милая. Работа каждого отца угрожать любым возможным женихам, это контракт и все такое".
   "Веди себя прилично, Дэн, или будешь спать сегодня на диване". Твердо сказала Эмма.
  "Да, дорогая". Дэн вздохнул. Он повернулся к Гарри. "Будучи молодым, Гарри, ты не поймешь, что это работа отца, чтобы он заботился о своей девочке. Прости, если я тебя расстроил".
  "Все ... нормально, сэр". Гарри робко ответил. "Я...ладно, сэр".
  Дамблдор прочистил горло. "Я прошу прощения за наше вторжение, я Альбус Дамблдор, директор Хогвартса, Это Северус Снейп, и моя заместительница Минерва МакГонагалл".
  "Да, мы познакомились с профессором МакГонагалл в прошлом году". Сказал Дэн. "Вы пришли, чтобы доставить письмо Гермионе".
  "Это была я". МакГонагалл подтвердила. "Можем ли мы предположить, что вы не хотите показать мистеру Поттеру свой дробовик?"
  Дэн внезапно побледнел, заметив, что все трое взрослых волшебников держаться за ручки своих палочек. "Э...у меня на самом деле нет ружья". Он вздохнул с облегчением, когда волшебники и ведьма наконец опустили свои палочки. "Не хотите ли присесть?"
  После того, как все сидели, и приготовлены чай и печенье, Гермиона начала свою речь. "Мама, папа, я надеялась, что мы позволим Гарри остаться здесь в течение лета".
  "Ну, это было, конечно...грубо", сказал Дэн. "Э...простите меня, но если это звучит немного грубо, но...почему?"
  Дамблдор прочистил горло. "Если несколько причин, мистер Грейнджер, во-первых, молодой Гарри и его семья не в лучших отношениях. Они, как и вы, не волшебники. Однако они не ... столь терпимы к силе Гарри. Таким образом, он не живет в комфортной семейной среде. Во-вторых, и он, и ваша дочь выразили заинтересованность в том, чтобы потратить большую часть летних каникул, занимаясь передовыми исследованиями, и было бы полезно, если бы они учились вместе".
  "Летняя школа?" Эмма спросила свою дочь. "Я уверена, вы уже делали больше, чем должны, милая".
  Гермиона красиво покраснела. "Немного".
  Гарри шумно кашлянул, приподняв брови глядя на Гермиону, которая быстро закончила, ударив его локтем в ребра.
  Эмма резко взглянула на Гермиону, которая опустила взгляд. "Извини, Гарри". Пробормотала Гермиона.
  "Итак, ты хочешь, чтобы Гарри остался здесь". Эмма снова отозвалась. "Ну, у нас, конечно, есть место для твоего друга, чтобы он остался". Во время приговора она не сводила глаз с дочери, которая быстро подняла глаза. Эмма медленно кивнула, понимая, что спальня для гостей не нужна. "Вы знаете, в какие сроки он остановится?"
  Дамблдор слегка поморщился. "Это...э...на самом деле это трудно объяснить. Оставаясь в доме своих родственников в течение определенного времени каждый год, Гарри обновляет ряд барьеров и защиты на собственности".
  "Барьеров?" спросил Дэн.
  Гермиона вмешалась. "Как в Стар Треке, папа. Если бы дом Гарри был кораблем, заклинания были бы эквивалентом щитов".
  "Хорошо, ладно". Он ответил с благодарностью. "Итак, Гарри нужно остаться со своей семьей, чтобы зарядить щиты, тогда он может прийти и остаться с нами, верно?"
  "Э...не совсем так". Ответил Дамблдор. "Гарри нужно потратить определенное количество времени, 8-12 часов в день на Прайвет Драйв. В остальное время он будет свободен проводить время в другом месте".
  Дэн поднял бровь. "Где Прайвет Драйв?"
  "Литтл-Уининг, Суррей, сэр". Ответил Гарри.
  Выпустил низкий свист, Дэн, покачал головой. "Это, чертовски, много вождения, директор. Вот что, 80-90 миль в оба конца? Два раза в день..."
  "Транспорт не будет проблемой, мистер Грейнджер". Сказал Дамблдор. "Я смогу снабдить Гарри и Гермиону подходящими приспособлениями для перемещения".
  "Значит, ему просто нужно место и питание?" спросила Эмма. "Я уверена, что мы справимся. В этом году мы не планировали отпуск за границу, мы ждали, пока Гермиона не вернется домой, и не примем решение вместе".
  Дамблдор с облегчением вздохнул. "Это было бы чудесно, миссис Грейнджер, я и мои коллеги, благодарим вас от всего сердца. Теперь, что касается пребывания Гарри, ему придется либо потратить день, либо ночь на Прайвет Драйв за 24-часовой период".
  Дэн кивнул. "Итак, он либо проводит здесь день с нами, и идет спать домой, либо он спит здесь, и проводит день дома".
  "Одним словом, да". Ответил Дамблдор. "Это должно продолжаться в течение четырех недель, а затем он может свободно проводить время, где захочет".
  "Звучит хорошо для нас". Дэн сказал, посмотрев на свою жену, которая кивнула. "Итак, что это, за дополнительная подготовка ...и что это будет нам стоить?"
  Дамблдор потянулся к его одежде, вытащил кусок пергамента. "Сначала я отвечу на ваш второй вопрос, мистер Грейнджер, ответ - ничего. Мы добровольно предоставляем наше время, бесплатно. Ответ на первый вопрос немного сложнее". Он передал лист пергамента. "Это список основных предметов, факультативов и специальных исследований, доступных сотрудникам в Хогвартсе".
  Троя Грейнджеров и Гарри толпились вокруг пергамента, читая его:
  
  ***
  
  ОСНОВНЫЕ ПРЕДМЕТЫ
  Астрономия
  Чары и заклинания
  ЗОТИ
  Гербология
  История Магии
  Зелья
  Трансфигурация
  
  ФАКУЛЬТАТИВЫ
  Древние руны
  Арифмантика
  Уход за магическими существами
  Прорицание
  Магловедение
  
  СПЕЦИАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
  Продвинутые полеты (высший пилотаж)
  Анимагия
  Аппарация
  Обнаружение
  Дуэлинг
  Командование
  Целительство
  Легилименция
  Оклюменция
  Волшебная Первая помощь
  Порт-ключ: Создание
  Обучение префект
  - продолжал Дамблдор. "Гарри и Гермиона смогут выбрать то, что они хотят изучать, и я тогда устрою подходящих преподавателей, чтобы позволить им приходить в ваш дом для обучения. Опять же, это ничего не будет стоить".
  Дэн читал список. "Я не понимаю половину этих слов".
  "Я уверен, мисс Грейнджер уже знает, что это за темы". Сказал Снейп, впервые с момента его прибытия. "Тем не менее, некоторые из видов деятельности юридически ограничены по возрасту, такие как аппарация и создание Порт-ключа, в то время как другим будет мешать возраст детей, например обучение анимагии. Однако подготовка по этим предметам будет хорошо обслуживать обоих детей, когда они станут старше".
  "Это, похоже на большую работу". Сказала Эмма. "Я имею в виду, ты только что закончила первый курс обучения, и ты собираешься подписаться на него".
  Дамблдор снова прочистил горло. "Мы не предполагаем, что мистер Поттер или мисс Грейнджер посвятят все свое лето дополнительным исследованиям, возможно, несколько часов в день, пять дней в неделю. Возможно, утренний урок или вечерний урок. Очевидно, что некоторые предметы могут быть исключены, такие как История магии, к то время как другие, такие как Гербология, мы могли бы только освящать теоретически".
  Эмма посмотрела на Гермиону. "Это прекрасно, милая, до тех пор, пока вы не забываете, чтобы повеселиться во время каникул. Там больше жизни, чем учебы. Возможно, даже праздник". Она повернулась к Гарри. "Ты можешь присоединиться к нам, Гарри".
  "Спасибо, мэм". Он поправил себя, глядя на неё. "Эмма, извините. Итак, как на счет того, с чего мы начнем...".
  
  
  ***
  
  Гарри сделал еще один глоток воды. "И вот как это началось, я начал проводить время у Гермионы, поддерживая с ней отношения с разрешения её родителей. И мы начали учиться. Дамблдор изменил память Рона, так что он подумал, что его помощь в работе с Квиреллмортом была полезна, вместо того, чтобы провалиться. Я приобрёл пять хороших товарищей: Хагрид, Альбус, Северус, Минерва и, конечно же, Гермиона".
  "Я снова встретился с Волдемортом и выжил, но мы знали, что просто быть в состоянии выжить будет недостаточно. Нужно было больше информации, больше учиться. У меня было приятное лето, и мы начали учиться, и я, и Гермиона почувствовали, что впереди...что-то на горизонте. Итак, мы отработали наши хвосты. И никто из нас не ожидал, что будет дальше".
  
  
  Глава 2. Школьные года 1992-1993
  Большой зал, Хогвартс
  Суббота 1 августа, 1998 год
  
  
  Гермиона выпила из стакана Гарри и посмотрела на толпу, которая сидела в восторге. "Прежде чем мы продолжим рассказ, есть ли у кого-нибудь какие-либо вопросы?". Она заметила, что, по крайней мере, троя Уизли глубоко вздохнули. "Не Уизли".
  Рита Скитер встала. "Я знаю, все записи показывают, что Поттер был средним учеником, не лучшим. Вы говорите нам, что эти записи ложны?"
  Гермиона медленно кивнула. "Записи, которые были опубликованы, были измышлениями. Мы знали, что Пожиратели Смерти все еще были вокруг, и многие из них полагали, что Волдеморт вернется, и когда он это сделает, он будет атаковать Гарри. С разрешения Гарри, Альбус опубликовал меньшие результаты, чем были рекорды Гарри. В конце первого года мы с Гарри были двумя лучшими учениками, превосходящими всех на нашем году, довольно неплохо". Рита кивнула, делая заметку, когда села. Не видя никаких других вопросов, Гермиона продолжила рассказ.
  "В течение этого лета Гарри провел большую часть дня со своими родственниками, делая для них свою мелкую работу, проводил со мной вечера и ночи в моем доме. Профессор Дамблдор сделал нам обоим подарок".
  Гарри поднял левую руку, где были слегка потрепанные наручные часы. Гермиона подняла ее правую, где были несколько более женственные часы. "Эти часы были зачарованными порт-ключами, и они были запрограммированы на то, чтобы отправляться из спальни Гарри на Прайвет Драйв в мою спальню в Кроули. Я могла бы пойти к Гарри, если бы мне это нужно, и иногда проводить ночь на Прайвет Драйв".
  Перси встал, держа пергамент и перо в раке. "Вы говорите, что Дамблдор дал вам обоим постоянные порт-ключи? Чтобы их использовать, когда захотите?" При взгляде Гермионы Перси набросал еще одну запись. "Это будет обширный список обвинений..." - пробормотал он, когда писал, прежде чем поднять взгляд: "Выдача порт-ключей несовершеннолетним без надлежащего надзора противоречит закону министерства и является подлежащим штрафу".
  "О, заткнись, Уэтерби!" огрызнулся Гарри. "Не говори о вещах, которые ты не понимаешь".
  Гермиона прочистила горло, глядя на Перси, который смиренно сел. "В течение этого лета мы работали в основном на книжных навыках, а так же на обучении в Оклюменции. Мы провели некоторое время с профессором Вектор, читая об Арифмантике, так как это был очень полезный курс. Мы начали читать вперед - Защита от темных искусств, чары и заклинания, трансфигурация и зелья. Поскольку зелья - такая легкая тема для практике в магловском доме, мы это сделали".
  Гарри усмехнулся. "Да, выйдя однажды утром на кухню, чтобы найти четыре котла на газовой плите. Я думал, твоя мама убьет нас".
   Перси снова поднялся на ноги. "Вы говорите, что летом занимались магией? Нарушение Устава тайны, творя магию перед маглами, а также Декрет о разумном ограничении несовершеннолетнего колдовства. Это правильно?"
  "Нет, Уэтерби". Гарри вздохнул. "Мы работали под руководством преподавателей, что вполне разрешено в соответствии с Декретом, и мы не творили магию в присутствии родителей Гермионы, которые прекрасно знали о магическом мире, не нарушая Статут"
  "Закон распространяется на всех, Поттер". Перси крикнул. "Вы нарушили закон. Ваша палочка должна была быть сломана, ваши воспоминания стерты, ваши семейные активы изъяты министерством, и вы возвращены в свою семью!". Он сделал еще несколько заметок. "Когда эти обвинения будут составлены, мне придется рекомендовать этот курс действий".
  Не потрудившись разобраться с напыщенным маленьким павлином, Гарри просто повернулся к Гермионе, кивнув ей, чтобы продолжить.
  "В то время мы не знали, что Добби перехватывает почту Гарри. Как мы могли? Гарри был не так близок с Роном, поэтому не ожидал письма, и я не стала ему писать, поскольку видела почти каждый день в моем доме и проводила большинство ночей с ним".
  "Когда Добби появился на Прайвет Драйв во время одной из вечеринок Дурслей, он задействовал детектор несовершеннолетнего на Прайвет Драйв, побудив Мафальду Хопкирк отправить ему предупреждающее письмо. Это предупреждение было в его файле, что?"
  Гарри кивнул. "Об этом. Когда я добрался до Гермионы позже той ночью, я поговорил с профессором Снейпом, который сказал Дамблдору, который пошел в министерство и объяснил. Хопкирк вернулась и проверила, заметив, что на самом деле, это не была палочка, были обнаружены следы, но довольно грубая пародия на неё. Предупреждение было удалено из моей записи и затем..."
  "Я получила письмо от Рона Уизли, заявив, что он не чего не слышал от Гарри и показала ему это. Гарри знал, что Уизли придут, чтобы помочь ему сбежать от своих родственников. Естественно, мы не хотели, чтобы он отправлялся в Нору, он не смог бы добираться Порт-ключом в мой дом, и мы не сможем продолжать летнее обучение".
  "Профессор Дамблдор предположил, что мы не сможем остановить миссис Уизли, не вызывая подозрений в нашем обучении".
  Портрет Дамблдора заговорил. "Да...Если бы Молли знала, что я помогаю в дополнительном обучении, она бы сделала одно из двух: стала настаивать на том, чтобы ее детям разрешили присутствовать или просто остановить это, подавая жалобы всем неприятным людям, мешая в дневное время. Мы решили, что Гарри сделает небольшой перерыв, а Гермиона продолжала читать и делать заметки, что она сможет поделиться с Гарри по возвращении в Хогвартс".
  "Это был ужасный месяц". Гарри вздохнул. "Должен провести мои дни и ночи без моей Гермионы. Никаких объятий, никаких ласканий...просто резня бензопилой полного дополнения Уизли".
  "Итак, Уизли появились через несколько дней, чтобы вырвать Гарри, мы оба знали, что в этом не было необходимости. Когда он добрался до Норы, он написал мне письмо, заявив, что он там. Всякий раз, когда Рон не был рядом, чтобы заставить его играть в шахматы, или квиддич, или просто мешать, Гарри продолжал читать".
  Молли поднялась на ноги. "Это полная чушь! Когда Гарри появился в Норе, он был таким худым, и явно голодным! Твои родители должны были его кормить!"
  Брови Гермионы поднялись, и на ее лице появилась заметная прохлада. "Гарри ел тщательно сбалансированную еду, находясь в доме моих родителей. Он обедал и завтракал с нами, если бы он спал с нами, или завтрак и ужин, если он этого не делал. Гарри набирал вес, правильно питаясь. Осуществлял и поддерживал совершенно уравновешивающую диету. Режим, который вы почти сломали, постоянно кормя Гарри слишком жирной, нездоровой пищей, без всякого размышления". Она презрительно поморщилась Молли. "Гарри, любезно, заплатил моим родителям за еду и проживание там".
  "Он никогда..." начала Молли.
  "Молчать!" Гарри взревел, набрав мгновенно воздух. "Должен ли я указать, что вы фактически похитили меня? Или я должен указать, что я никогда не платил вам, миссис Уизли, но это не значит, что я не заплатил за питание и проживание"
  Артур прочистил горло рядом с женой. "Он предоставил мне подходящую стипендию для ухода за ним, Молли". Тихо сказал он. "Я пытался отказаться, но Гарри сказал мне, что, если я этого не допущу, он уйдет мгновенно".
  "Сколько?!" спросила Молли мгновенно, её глаза загорелись от жадности.
  "Это не важно". Ответил Артур, немного смущенный ее очевидным проявлением.
  "Расскажи мне!"
  "Я заплатил три галеона в неделю, миссис Уизли". Гарри объявил со сцены.
  "Это оно?" Молли недоверчиво подняла глаза. "После тяжелой работы и усилий, которые я сделала, чтобы сделать твое пребывание комфортным, ты оскорбляешь нас таким жалким предложением?"
  Гарри огляделся по комнате, заметив что людям, похоже, немного неудобно в этой ситуации. "Поскольку очевидно, что бы будем ругаться с Уизли, я отвечу на это. По словам Артура, еженедельный торговый счет всей вашей семьи был меньше четырех галеонов. У вас нет налогов на газ, воду, имущество или счета за электричество, отсутствие лицензии на ТВ, поэтому они не были фактором. Короче говоря, с точки зрения фактических расходов, связанных с моим присутствием, я сильно переплатил за мое время". Он отмахнулся от Молли.
  "Также в течение этого месяца я был подвержен Джинни, с жадностью, глядящей на меня во всех случаях. Я видел, как шестеренки поворачиваются в ее голове". Он вздрогнул. "Это был очень неудобный месяц, позвольте мне сказать вам".
  Гермиона плавно продолжила рассказ. "Когда мы пошли за покупками в Косой переулок на второй год, Гарри и Уизли пошли в Гринготтс, чтобы взять деньги. Гарри позже сказал мне, что когда они добрались до его хранилища, он почувствовал жадность Уизли, увидев хранилище с монетами. Вероятно, в этот момент Молли и начала планировать".
  "Рон должен был бы приблизиться к Гарри, очевидно, не просто друзья, но и лучше, связь между братьями. Джинни станет будущей женой Мальчика-который-выжил, получая доступ к этим хранилищам, чтобы Уизли было бы удобно. Гарри мгновенно заметил основной смысл плана".
  "Итак, я и Гарри встретились в Косом переулке. Как только я его увидела, я потащила его в переулок между "Флориш и Блоттс" и Аптекарем, чтобы ...поздороваться". Она улыбнулась, радостно вздохнув, вспоминая это воссоединение, а Гарри ухмыльнулся.
  "Итак, с опухшими губами, перепутавшимися волосами, несколькими хихиками, не говоря уже о помятом и влажном белье, мы вышли, перейдя во "Флориш и Блоттс". У нас был инцидент с Малфоем, который все мы знаем и помним. Однако когда Артур и Люциус сражались, мы с Гарри проскользнули, чтобы совершить небольшую покупку. Гарри, благослови его маленькие хлопчатобумажные носки, купил мне собственный плащ-невидимку, поэтому мне не нужно было бы продолжать использовать его пробираясь в его общежитие и метлу, чтобы я могла продолжить свои полеты".
  "Он купил тебе метлу?" - вопросил Рон. "Почему? Он никогда не покупал мне метлу!"
  Джинни надулась "И мне".
  "И почему я должен?" спросил Гарри. "Рон, ты был ревнивым, вечно голодным, и Джинни, все, что я видел от тебя - это красное лицо и писк. Ты не был моим другом, и тебе, конечно, не стоило покупать Чистомет-6".
  "Это даже не приличная метла!" запротестовал Рон.
  "Не для квиддича, Уизли". Сухо ответила Гермиона. "Но пять лет назад это была отличная метла для тренировки охотников. Боже, твои братья играли на Чистометах-5 в течение этого года. Чистомет-6 был создан для летчика-новичка. Гарри действительно хотел купить мне Нимбус-2001, так как это была верхняя часть диапазона, но я отдавила ему ногу. Я даже каким-то образом сумела противостоять надутым щекам и глазам щенка".
  "Опять же, после хамского знакомства и расставания, я отправилась домой, одна. Я ждала на платформе 9 и 3/4, но он так и не появился, и поезд ушел без него".
  Гарри вздохнул. "Да...благодаря тому, что нужно ждать Уизли, мы не смогли попасть в поезд. Я предложил Рону, отправить Хедвиг в школу, чтобы нас кто-нибудь забрал. Рону, однако, не понравилась идея просто ждать. Для него не хватало "ГРИФФИНДОРА", поэтому он силой втащил меня в эту гребанную машину, и мы полетели в Хогвартс". Он легко взглянул на Рона. "Если тупорылый волшебный идиот думает, он мог бы вспомнить, что он не знал, как управлять ею! Конечно, мышление никогда не было сильной стороной Рона".
  "Во время поездки я написал краткую записку профессору Дамблдору, заявив, что Рон втащил меня в его машину и что мы так поступаем. Я также объяснил, что был хороший шанс, которого мы не заметили, поскольку Рон не совсем разумный, чтобы отъехать в укромное место, прежде чем взлететь, и что есть вероятность того, что нас заметили. Хедвиг отправилась прямо в Хогвартс".
  "Когда мы добрались до Хогвартса, профессор Снейп отвел нас в сторону..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Кабинет Северуса Снейпа, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Вторник, 1 сентября 1992 года
  
  
  "Вас видели!" Он прошипел, подняв спецвыпуск Ежедневного Пророка. "Не менее семи маглов!" Он хлопнул бумагой по столу. "Объяснись, Уизли!"
  "Сэр...мы не могли пройти через барьер, сэр".
   "Значит, ты решил угнать..." Снейп замолчал, услышав стук в дверь. "Войдите".
  Дверь открылась, показав МакГонагалл и Дамблдора. На мгновение Дамблдор уставился на двух из них. "Пожалуйста, объясните, почему вы это сделали". Он сказал медленно и мягко.
  Рон тихо объяснил, что не они не смогли пройти через барьер и была необходимость попасть в школу.
  "Я буду думать о вашем наказании, Уизли". Сказала МакГонагалл. "Церемония Распределения скоро начнется. Мы вынуждены были задержать её, так как ученики пропали без вести. Итак, 50 очков с Гриффиндора, а также неделя отработок с мистером Филчем. А теперь марш в ваше общежитие".
  Рон затих, кончики ушей стали огненно-красные, демонстрирую его большой гнев.
  Как только дверь за ним закрылась, трое учителей расслабились. Дамблдор упал в кресло. "Что на самом деле произошло, Гарри?"
  "Да, сэр. Портал закрылся, точно в тот момент, как мы собирались пройти. Мы уже и так слишком опаздывали, потому что нам приходилось трижды возвращаться в Нору, чтобы забрать вещи, которые они забыли". Он раздраженно покачал головой. "Как только мы поняли, что было 11 часов, я сказал, что мы должны просто отправить сову, чтобы кто-нибудь пришел и забрал нас. Рон схватил мой сундук и клетку Хедвиг и силой втащил меня в машину. Засранец даже запер дверь, поэтому я не мог выбраться. Затем он просто взлетел. Я не мог остановить его, не создавая беспорядки". Он пожал плечами. "Ну, наверное, не более обычно, чем у них происходит, на самом деле".
  "Позвольте уточнить". Снейп сказал, его усмешка и грозное поведение исчезли, когда Рон вышел из комнаты. "Он силой затащил тебя в машину и просто взлетел?"
  "Да, сэр. Как только я смог, я отправил Хедвиг с запиской, объяснив ситуацию. Я действительно не видел способа остановить его, не начав драку посреди магловской железнодорожной станции, было бы довольно трудно объяснить все наши магические предметы, или оглушить его, что нарушит Устав тайны".
  МакГонагалл вздохнула. "Да... действительно рок и неудача, Гарри. Ты прав, твои попытки остановить его мог ли бы вызвать больше проблем". Она посмотрела на Снейпа. "Северус?"
  "50 баллов с Гриффиндора за твою тупость, Поттер!" Он зарычал, затем усмехнулся и посмотрел на МакГонагалл, которая улыбалась.
  "И 50 баллов для Гриффиндора за моральное волокно, Гарри. Ты пробовал, и ты предотвратил худшую катастрофу".
  Гарри выглядел смущенным. "Э...почему вы сняли баллы, если собирались снова их вернуть?"
  Снейп усмехнулся. "Одна из фундаментальных истин магического мира заключается в том, что слова обладают силой, а магия усиливает то, что вы говорите. Теперь вы можете сказать, со 100% правдой и точностью, что сальноволосый гад снял с вас 50 баллов. Хорошо, все, что вы сделаете, это опустите то, что произошло потом". Он усмехнулся. "Конечно, я уверен, что Уизли не потрудиться уточнять".
  Ситуация была забавной, и Гарри усмехнулся. "Да, сэр. Вы настоящий Слизеринец, сэр".
  "Да". Снейп сказал с гордостью. "Да, я такой. Могу сказать, что, если бы это было намеренно, было бы исключительно шалостью, игрой".
  "Северус". Строго сказал Дамблдор. "Не поощряйте его".
  "Все нормально, Альбус". Снейп возразил. "Вы знаете, как и я, о том, что у него есть наследие, чтобы продолжить".
  "Да, но не раньше, чем на четвертом курсе, Северус". Сказала МакГонагалл. "Ты помнишь правила также, как и я". (п/п: МАРАДЕРЫ НАВСЕГДА!!!)
  "Правила?" спросил Гарри.
  "Э...расскажу в другой раз, Гарри". Резко сказал Снейп. "В воскресенье утром, для нашей обычной встречи историй?"
  "Да, сэр".
  "Я бы посоветовал вам присутствовать на празднике. Естественно, вам запрещено его посещать" Дамблдор поднял палочку, бросив чары невнимания, прежде чем добавить еще кое-что. "Там, единственные люди, которые заметят тебя сейчас - трое из нас, плюс мисс Грейнджер. Я уверен, что она ждет тебя".
  Гарри быстро вышел из комнаты, оставив троих взрослых в одно мгновение.
  "Вы почувствовали это?" спросила МакГонагалл.
  "Я, да". Дамблдор вздохнул. "Я искренне желаю, чтобы нам удалось выяснить, что это такое".
  "Что это было?" спросил Снейп.
  МакГонагалл проверила, что никто не подслушивает за дверью. "Когда ученики начали проходить в школу, барьеры сработали: у кого-то есть объект с очень черной магией. К сожалению, мы не можем обнаружить объект или того у кого он находиться".
  Снейп наклонил голову. "Мы ничего не знаем о том, что это за объект?"
  Дамблдор вздохнул. "Основываясь на показаниях, это был некромантический объект некоторого типа. Очень мощный".
  "В первый же день я обыщу Слизеринские общежития, Альбус" - предложил Снейп. "Если там что-нибудь есть с некромантией, я найду его".
  В это время в Большом зале Гарри осторожно подошел к Гермионе и сел. Когда Снейп прошел, он бросил на Гермиону такое же заклинание, что и на него.
  "Гарри!" она зашипела. "Что случилось?"
  "Уизли". Тихо сказал Гарри. "Это была полная задница, Гермиона. Фред, Джордж и Джинни оставили все свои вещи, поэтому нам пришлось вернуться и забрать их, а затем портал был запечатан. Я хотел отправить Хедвиг с запиской, и сидеть в кафе и ждать, чтобы потом аппарировать, любо использовать порт-ключ, но Рон втащил меня в машину".
  Она покачала головой. "Этот мальчик, кажется, думает своим желудком. Держу пари он очень хотел попасть сюда только ради еды". Она вздохнула и наклонилась ближе к Гарри. "Ты хорошо пахнешь". Она пробормотала ему в шею. "Я действительно скучала по тебе в последний месяц".
  "Я тоже скучал по тебе". Тихо сказал Гарри. "Ты будешь со мной сегодня?"
  "Если я могу". Ответила она.
  "Что касается меня, Гермиона, ты можешь проводить там каждую ночь". Он внезапно ухмыльнулся. "И посмотри с другой стороны, как только мы вернемся наверх, ты сможешь дать Рону хорошую и тщательную трепку".
  Она широко улыбнулась. "Ты знаешь, чем меня обрадовать, Гарри". Она сказала самодовольно.
  Они смотрели распределение, отмечая, что Джинни Уизли была одной из последних, которые были распределены. Когда она надела шляпу на голову, потребовалось несколько минут. Пару раз Гарри был абсолютно уверен, что вот-вот прозвучит слово, начинающиеся на "С". Наконец, шляпа выкрикнула "ГРИФФИНДОР".
  Когда Джинни побежала к столу, быстро садясь с другими первогодками, Гарри и Гермиона обменялись взглядами. "Ты это чувствуешь?" Прошептала она.
  "Да..." ответил Гарри. "От нее будут проблемы".
  "На страже?"
  "Всегда".
  
  
  ***
  
  Гарри посмотрел на Рона, который так замечательно покраснел, что великолепно контрастировал с его морковными волосами.
  "Даже тогда, когда она была просто ничего не знающей первогодкой, мы подозревали, что Джинни будет проблемой. Ребенок был идеальным слизеринцем, кроме одного качественного аспекта: у нее не было ни унции хитрости. Действительно, Гриффиндор был единственным выбором, она не была достаточно умна для Равенкло, не слишком хитра для Слизерина, хотя имела очень много амбиций, и абсолютно ни какой верности Хафлпаффа, кроме себя самой. Очень грустно, что в процессе распределения, все, что осталось, это Гриффиндор". Гарри сказал, игнорирую быстро растущую ярость Джинни.
  "В некотором смысле, это немного похоже на Драко Малфоя, он хотел попасть на Слизерин, и это именно то, куда его отправила шляпа. Но почему?" Гермиона оглядела комнату. "Дело было не потому, что он был хитрым и амбициозным, а потому что он был тупым, трусливым, ненадежным засранцем. Слизерин был всем, что осталось".
  Гарри проигнорировал Уизли (ведь у него с Гермионой было почти семь лет практики, и они оба были очень хороши в этом) и продолжил рассказ.
  "Локхарт...ах дорогой Гилдерой! Какой совершенно бесполезный мошенник. Мы все купили его книги, значительно раздувая его кошелек. Мы с Гермионой прочитали их в течение лета, и мы оба совершенно справедливо поняли, что, в лучшем случае он был бесполезен, а в худшем - лжецом".
  "Вскоре после первого урока, мы поняли, что правильны оба варианта. Бесполезный лжец..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Главный двор, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Среда, 2 сентября 1992 года
  
  
  Гермиона быстро оглядела внутренний двор, убедившись, что вокруг никто не слышит. "Какой урод!" Она зашипела.
  "Пожалуйста, Гермиона, не говори таких слов". Гарри усмехнулся. "Расскажи мне, что ты на самом деле думаешь".
  "Я думаю, что он должен вырвать свои глаза через задницу. Честно говоря, ты слышал эту жалкую попытку заклинания? "Пексипикси Пестеромити? Давай сделаем это, не так ли?"" Гермиона прочистила горло. "Peasky Pixie Pestor No Me". Она ясно произнесла. "Бесполезный лжец. Я бы хотела спросить Дамблдора, какого черта он думал, когда нанял его".
  "Он думал, что Локхарт был единственным заявителем". Снейп сказал, будучи позади них.
  Оба подростка вскочили, вытаскивая палочки и обернулись. "Боже, не делайте этого!" Гарри задохнулся.
  "Сожалею", сказал Снейп.
  "Нет, это не так", заметила Гермиона.
  "Нет". Профессор зелий, улыбаясь, заметил. "В любом случае, Альбус нанял Локхарта, потому что он был единственным человеком, который подал заявку на эту работу. Слухи о том, что должность проклята, по-видимому, верны. У нас не было постоянного профессора ЗОТИ, работающего более года с 1960-х годов".
  "Я думаю, мы должны устроить им кремацию". Небрежно сказала Гермиона. "Или, еще лучше, заставить их вернуть деньги обратно. Я имею в виду, что каждая книга стоит галеон! Это грабеж!" Она наклонилась ближе к Гарри. "Я просто рада, что могу использовать твой комплект".
  "И тот факт, что Локхарт дал их мне бесплатно". Гарри указал. "Это так стыдно за Джинни, не так ли? Она думала, что я отдам их ей".
  Снейп прочистил горло. "Вы вдвоем начитались вперед в обороне, не так ли?" Я имею в виду от правильного учебника, а не беллетристику Локхарта".
  "Да, сэр". Они произнесли вместе.
  "Ну, я уверен, что некоторые из нас смогут научить вас нескольким вещам, которые вы могли бы передать своим товарищам по факультету, и, возможно, некоторым из одноклассников. Возможно, серия заданий и эссе, которые мы можем проскользить под радаром Гилдероя. По крайней мере, так вы научитесь надлежащей защите".
  "Да, сэр. Это было бы прекрасно". Благодарно сказала Гермиона.
  Снейп взглянул на часы. "У меня есть идея. Если у вас есть свободный час или около того, мы можем отправиться внутрь, и я посмотрю, позволит ли Альбус предоставить вам пару копий стандартной программы защиты". Он привел их обратно. "И, кстати, в конце года, я считаю, что мы должны сделать барбекю, используя книги Локхарта в качестве топлива. Я принесу стейки..."
  
  
  ***
  
  "Итак, в этот момент мы начали изучать "Защиту от темных искусств" от истинного эксперта. Опыт Снейпа означал, что он идеально подходит для обучения нас защиты".
  "Да, потому что он злой, Темный волшебник!" вскрикнул Рон, не глядя на пару.
  Над головой Гарри и Гермионы снова мелькнули пылающие буквы: "Ты только знаешь то, что мы хотели, во чтобы ты верил". Ни один из Поттеров не решил отвечать на жалобу Рона.
  "Несмотря на то, что мы вернулись в школу, мы продолжили нашу передовую подготовку. Северус дал нам задание, сварить комплексное зелье уровня СОВ. Он выбрал в качестве задания - Оборотное зелье. Часть задания состояло в том, чтобы проверить нашу хитрость, мы должны были получить книгу "Мастерские Могучие зелья" из ограниченного раздела, которую мы получили, разведя Локхарта на автограф, а затем получили большинство ингредиентов. Естественно, мы не крали более сложные ингредиенты. Когда мы сказали Снейпу, у нас было все, кроме рога бикорна и шкуры бумсланга, он дал нам нужно количество".
  "Я начала варить его в ванной Плаксы Миртл, поскольку никто никогда туда не ходит".
  "В самом деле?" Джеймс прервал рассказ, с его портрета. "Вот где мы приготовили зелье Анимага, в четвертый и седьмой год". Он с гордостью посмотрел на Гарри и Гермиону. "По тем же причинам".
  Гермиона подмигнула Джеймсу, затем продолжила рассказ. "К несчастью для нас, Рон пришел к нам, и, увидев его, решил, что это отличный способ для нас проверить слизистых слизеринцев. Нас это не волновало, так как профессор Снейп уже проверил слизеринцев, и ничего не нашел".
  "Как известно..." Гермиона сделала глубокий вдох, "когда я использовала оборотное зелье, волосы кошки попали в мой образец. Что оказала на меня несколько иную реакцию, чем просто изменение формы. Оборотное зелье нельзя использовать с любыми волосами животных".
  "Все знают", над ее головой снова мелькнуло сообщение, "что я провела неделю в больничном крыле, лечась, но на самом деле мне это не нужно было. Я должна была взять несколько зелий у мадам Помфри, и все. Так что я потратила свое время, прячась в комнате в общежитии Гарри, и читала. Ну...еще одна вещь..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: общежития для мальчиков второго года, Гриффиндорская башня, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 26 декабря 1992 года - 22:06
  
  
  Гарри лежал в постели, ожидая Гермиону. Она сказала ему, что мадам Помфри позволит ей выйти из больничного крыла, если ее никто не увидит. Когда Гермиона вытащила плащ-невидимку, она смягчилась и сказала, что может уйти.
  Он услышал, как дверь открылась, едва слышимая при глубоком ритмичным храпе Рона, и заглянул через его занавески. В комнате ничего не было видно, но это ничего не значило. Прямо перед его кроватью воздух пульсировал, когда появилась измененная голова Гермионы. Не сказав ни слова, Гарри отдернул занавеску, позволив ей залезть, прежде чем он позволил занавесу упасть и захватил ее в прилипчивые объятия.
  "Привет". Он сказал, когда Гермиона сняла плащ.
  "Здравствуй". Она возразила. "Знаешь, это действительно странно пытаться ходить под плащом с хвостом".
  Он медленно покачал головой. "Э...нет, на самом деле. Я этого не знал".
  Она ухмыльнулась ему, эффект был довольно угрожающим, учитывая, что у нее больше нет губ, а морда. "Ну, это так".
  Гарри потянулся под подушку, вытащив предмет, который он скрывал раньше. Как только он поднял его, глаза Гермионы зажглись. Ее рука потянулась вверх, моргнув на шар пряжи, прежде чем она поняла, что она делает, глядя на Гарри с блеском. "Это не смешно, Гарри".
  Он усмехнулся. "О, это было". Он бросил мяч на пол, заметив, что глаза Гермионы следили за ним, когда он отскакивал. "Что это значит?"
  Она посмотрела на него. "Ну...Оборотное на самом деле не изменяет нашу ДНК, или что-то в этом роде". Он кивнул; он тоже читал книгу. "Но, с животным, он немного изменяет твой мозг, поэтому мне кажется, что я люблю шарики".
  "А как насчет хвоста?" - спросил Гарри. "Я имею ввиду, разве это не странно?"
  Она посмотрела на него, ее желтые глаза ярко светились. "Ну, да, конечно, это так. Мой копчик вырос на три фута в длину и наполнен мышцами, которых у меня раньше не было". Хвост дернулся. "Тем не менее, это здорово". Она ухмыльнулась ему. "Ты хочешь сыграть "Я покажу тебе свое", не так ли?".
  Он кивнул.
  Гермиона начала подниматься, снимая блузку. "Теперь я должна тебя предупредить, я пушистая, но это довольно мягко". Через мгновение она была голая. Она быстро стянула пижамные штаны с Гарри и потянулась лицом вниз к кровати.
  Гарри потянулся, нежно провел пальца по ней - такая пушистая. Она была права: мех был роскошно мягким. Он слегка прижался, начал слегка царапаться и был вознагражден мурлыканьем от Гермионы.
  Спустив руки вниз, он начал гладить ее зад. Ему пришла в голову мысль. "Гермиона?"
  "Хм?". Она сонно хмыкнула.
  "Кошки обычно раздражаются, когда играешь с их хвостом. Ты не поцарапаешь меня, не так ли?"
  Она подняла голову с рук, оглядываясь через плечо. "Ну, не пытайся дергать его или согнуть неправильно, но нет, я не поцарапаю тебя".
  Он продолжил поглаживать хвост, сжимая его и двигая рукой, позволяя ему пробиваться сквозь пальцы. Гарри выпустил хвост, позволив своей руке коснуться ее ягодиц. "Пушистая мягкая попка..." - пробормотал он. "Она чувствует себя очень странно".
  "Но хорошо..." Гермиона поморщилась. Она оттолкнулась, с некоторым усилием повернулась.
  Гарри впервые увидел ее фронт и вдохнул: "У тебя...у тебя шесть..."
  Бросив желтые глаза, Гермиона медленно кивнула. "Да, у всех кошек шесть. Ты это знаешь".
  "Да, но у кошек шесть сосков, а не шесть грудей". И действительно, Гермиона теперь была обладательницей трех пар грудей. Верхняя пара, была бы в нормальном нетрансформированном виде Гермионы, определенно являлась самой большой парой, в то время как две вторичные пары были меньше, едва выступали по ее туловищу. Гарри провел пальцами по ее бокам, его большие пальцы коснулись всех шести сосков. Она вздрогнула.
  Решив, что это хороший знак, Гарри наклонился вперед, взяв верхний сосок в рот, дергая языком над ним. Она громко мяукнула.
  Она оттолкнула его назад, заставив его лечь на кровати на спине. "Мой ход".
  Гарри посмотрел в ее желтые глаза. "Знаешь...как мило, ты выглядишь так, и ты так делаешь, но мне не нравится тот факт, что у тебя нет губ. Я не могу тебя поцеловать". Он усмехнулся. "Хотя уши великолепны".
  Она прижала к нему язык. "Гарри, посмотри с другой стороны". Он поднял бровь. "У меня теперь есть четырехдюймовый язык, а еще глубокое горло". Хвост снова мелькнул, медленно обернувшись вокруг быстро растущей эрекции. "И хвост".
  Она начала двигать хвост взад и вперед, ощущая смущение Гарри, в то время как ее язык двигался у его сосков. Она быстро отодвинула рот, ее хвост одернулся, и ее морда охватила всю его длину. Он стонал от удовольствия, только задыхаясь, когда ее язык выскользнул, мягко массируя его мошонку.
  "Боже правый..." Он застонал.
  Гермиона взволновалась, соглашаясь, когда она подняла голову вверх и вниз. С задушенным стоном, Гарри пришел, едва справляясь с желанием всунуть ей в рот. Язык, скручивающий его яички, исчез в ее рту, потирая маленькую головку, посылая толчки через него.
  Гермиона, наконец, отпрянула назад, изящно вытирая уголки ее рта. "Хм...вкусовые рецепторы кошки более чувствительны чем у людей..." рассеянно заметила она.
  Взяв несколько минут, чтобы собраться с мыслями, Гарри уставился на нее. "Это было блестяще..." Он булькнул. "Могу я тебе сделать?"
  Гермиона быстро поднялась вперед, опустив голову. Гарри поднял глаза, увидев ее блестящую розовую кожу, чуть-чуть на расстояние от его лица. Он глубоко вдохнул, заметив, что, хотя она выглядела по-другому, у нее все еще был такой же сильный аромат.
  "Что?" - спросила она, глядя на него сверху вниз.
  Он посмотрел в ее желтые глаза. "Извини...просто думая обо всех этих телевизионных рекламных объявлениях: "Новая упаковка, такой же отличный вкус!"".
  Она закатила глаза, прежде чем открыть их, когда язык дотянулся к ней. Он быстро начал вылизывать её клитор, вдаваясь в комфортный ритм. Гермиона начала смешивать мяуканье и рычание, чувствуя, как ее оргазм начал кипеть в ее животе. Ее колени сжались по сторонам головы Гарри, когда она издала почти рев, когда она поддалась.
  Гарри продолжил свое служение, увидев, может ли он справиться с сделкой "2 к 1". Основываясь на вздохе Гермионы, он был в курсе. С криком "ГАРРИ!" Гермиона снова подалась, упав в сторону, когда она сжала ее бедра.
  После нескольких минут, задыхаясь, она обернулась, чтобы посмотреть на него. "Это было хорошо..." Она радостно поморщилась. Она забралась в кровать рядом с ним, потянув за собой одеяло, когда она прижалась к его груди. Не задумываясь, ее язык скользнул на сосок Гарри, слегка поглаживая его.
  "Если ты продолжишь это делать", сказал Гарри с хрипловатым голосом, "я сомневаюсь, что я сегодня засну".
  "М"кей". Гермиона поморщилась, не пытаясь остановиться. Ее рука скользнула по его промежности, и мягко погладила его.
  "Гермиона".
  Она подняла глаза. "Нет, Гарри, я в настоящий момент кошка. Кошки любят играть. Тебе просто нужно принять это".
  Он усмехнулся, слегка увеличив свой удар. "Я уверен, что смогу справиться". Он наклонил голову, чтобы укусить ее ухо, которое дергалось, и они оба хихикнули.
  "Хорошо".
  
  
  ***
  
   "Остальная часть этого года продолжалась, как записано, еще несколько маглорожденных подвернулись нападению. Никто из нас не знал, что Джинни одержима Наследником Слизерина. Я помню, что некоторые люди говорят, что Дамблдор должен был знать об этом, точно? Правда, он очень опытный легилимент, но неразумно мысленно зондировать людей без их прямого письменного согласия на зачарованном пергаменте, чтобы убедиться, что они в здравом уме".
  "Он был директором". Перси прокричал, не потрудившись подняться на ноги. "Он должен знать обо всем, что происходит в его школе".
  "Отлично!" подумал Гарри, глядя на Перси. "Она твоя сестра, Уизли, ты должен был увидеть, что происходит! Ты, как префект, должен был знать, что с ней что-то не так! Но нет...все, о чем ты заботился, это целовать задницу!"
  "Я повиновался правилам!" Перси дернулся.
  "Как и Дамблдор...и все же ты хочешь обвинить его". Гарри покачал головой. "Как ты должен быть, Главный мальчик, меня озадачивает, это действительно так. Но опять же, ты доказал, что совершенно бесполезен, когда бросил свою семью, чтобы поцеловать задницу преступника". Он отвернулся. "Тогда, в середине апреля, случилось кое-что действительно ужасное. Гермиона была одной из людей, пострадавших от Василиска. Допустим, я был оскорблен. Кто-то осмелился напасть на мою Гермиону?"
  "Я направился к больничному крылу, где мадам Помфри договорилась дать мне койку, чтобы я мог провести с ней время. Поппи считала, что хотя она и окаменела, может быть какой-то способ, которым я мог достучаться до нее".
  "Я разделся, до моих боксеров и лежал с Гермионой, взяв одну из ее рук...и нашел страницу из книги, в которой содержалась информация о Василиске. Я схватил свою одежду и пошел, попросить мадам Помфри, которая позвала профессоров Снейпа, МакГонагалл и Дамблдора. Несмотря на то, что его официально удалили из школы, он никогда не покидал замок. Он заботился о своих учениках и должен был найти способ помочь им".
  "Как только я сказал ему и остальным о теории Гермионы, о том, что монстр был василиском, Дамблдор установил сеть заклинаний над школой. В тот момент, когда Василиск вошел в замок, мы об этом узнали".
  "Да, в извращенной форме, твоя реакция была довольно забавной". Снейп сказал со своего портрета. "Ты был настолько полон праведного негодования, что кто-то посмел атаковать твою Гермиону".
  Гарри поднял бровь, насмехаясь над мастером зелий. "Любой, кто попытается отнять у меня мою Гермиону, столкнется с неприятностями". Он подмигнул жене, прежде чем вернуться к толпе.
  "Сеть заклинаний, просигналила в конце мая, мы направились на первый этаж, где мы увидели сообщение, написанное на стене. "Ее скелет будет навечно находиться в Тайной комнате". Поскольку мы были только снаружи туалета Миртл, мы вошли и спросили ее, как она умерла".
  "Дамблдор должен был сделать это еще в первый раз!" отозвался Перси. "Он должен был немедленно спросить призрака".
  Гарри повернулся лицом к Дамблдору. "И почему ты этого не сделал, сэр?". Он спросил, уже зная ответ, который Дамблдор знал, что он знал.
  "Миртл Бантер всегда была немного запугана мной". Старик мерцал в раме. "Я несколько раз пытался поговорить с ней, но каждый раз, когда я приближался, она уходила вниз по трубам, и ей требовалось несколько часов, чтобы вернуться. Я даже просил некоторых призраков, и она ... отказалась говорить с ними". Это был вежливый способ, обычно Миртл кричала и вопила непристойности посланникам Дамблдора, всегда отказываясь отвечать.
  "Однако мисс Бантер всегда очень любила Гарри, и она отвечала на его вопросы. Именно в этот момент мы узнали, что вход в комнату был в том туалете".
  Гермиона прочистила горло. "Это то, что меня всегда удивляла, поскольку этот замок был построен тысячу лет назад, и тогда не было такой вещи, как внутренняя сантехника, как, черт возьми, никто не заметил большого туннеля, когда туалет был переоборудован?"
  Дамблдор улыбнулся. "У магического сообщества всегда была внутренняя сантехника, миссис Поттер, просто все устроено не так, как у маглов. Наши краны используют руны для заклинаний создания воды, в то время как отверстия слива имеют исчезающие руны на них, туалеты и душевые кабины. Поскольку мы можем ремонтировать и трансфигурировать раковины и туалеты, это те же объекты, которые были первоначально установлены в замке десять веков назад".
  Гарри усмехнулся на вопрошение Гермионы, прежде чем продолжить рассказ. "Итак, мы нашли вход в Тайную Комнату, а я и профессора Дамблдор, МакГонагалл и Снейп направились вниз. К сожалению, мы были не единственными людьми, которые вошли в подземелье в тот день..."
  
  
  ***
  
   Воспоминание: Вход в Тайную Комнату, Хогвартс Школа чародейства и волшебства
  Среда, 26 мая 1993 год.
  
  
  Глядя на метку змеи, Гарри прошипел / ОТКРОЙСЯ /. Раковины начали измельчаться и стонать, когда они скользнули наружу, раскрыв трехфутовую дыру в полу. Гарри отшатнулся. "Боже..." пробормотал он. "Тысячелетние зловония...".
  МакГонагалл побледнела. "Мерлин, это неприятно".
  Снейп усмехнулся, заставив взглянуть на него. Он стоял, скрестив руки на груди, а его лицо исказилось чарами головного пузыря. "Всегда думай..." сказал он самодовольно.
  "Вы не умеете делиться, не так ли, профессор?" спросил Гарри, вздохнув с облегчением, когда появился перевернутый аквариум, с приятным ароматом ванили. МакГонагалл и Дамблдор быстро помогали.
  "Гарри, я настоятельно рекомендую тебе остаться здесь". Сказал Дамблдор. "Мы не знаем, с чем мы столкнемся".
  Гарри медленно кивнул. "Конечно, это было бы разумно, сэр...но если мы имеем дело с Василиском, разве мне не нужно будет больше говорить на Парселтанге, мне нужно туда пойти вместе с вами? Я единственный кто его может слышать, и я могу разговаривать с ним".
  Снейп посмотрел на МакГонагалл, затем на Дамблдора. Все трое согласились с тем, что теоретически это была прекрасная идея, но никто из них не хотел рисковать безопасностью ученика, находящегося под их опекой. Гарри, казалось, чувствовал свою нерешительность. "Эта хрень, чтобы не делала, отняла у меня мою Гермиону. В течение месяца я чувствую себя очень неумолимо".
  Дамблдор вздохнул. "Гарри, это может быть очень опасно. Василиски, как известно, растут до огромных размеров. Я не хочу просто говорить "НЕТ" тебе, но я должен подчеркнуть возможную опасность. Однако ты достаточно взрослый и достаточно зрелый, чтобы сделать свое собственное решение, но я буду настаивать на осторожности".
  "Поехали", Гарри сказал, только чтобы его оставил Снейп.
  "Сначала я пойду, Гарри". Он сказал. "Из трех взрослых, у меня самая быстрая реакция. Если вы дадите мне немного времени, чтобы закрепиться в нижней части этого туннеля, то Минерва следует за мной, вы следуете за ней, и Альбус замыкает тыл".
  Кивнув медленно, Гарри спросил: "Почему в этом порядке, сэр? Мне просто интересно..."
  "Как я уже сказал, у меня, вероятно, самая быстрая реакция, но Минерва намного сильнее, чем я. Если внизу туннеля что-то ждет, мы должны уметь его подчинить или, хотя бы удержать".
  Гарри пожал плечами. "В таком случае после вас, профессор".
  Снейп прыгнул в яму, крича от радости, когда заскользил вниз. МакГонагалл закатила глаза. "Мальчишки". Она издевалась, прежде чем она изящно вышла вперед, исчезнув во мраке. Через несколько мгновений Снейп крикнул.
  "Все нормально, иди, Гарри".
  Гарри подмигнул Дамблдору, прежде чем он тоже прыгнул в яму смеясь и подбадривая. Он скользил по грязи, приземлившись на пол костей. "Это было весело!". Он сказал, когда поднялся на ноги. "Мы можем сделать это снова?".
  Прежде чем МакГонагалл или Снейп смогли ответить, звуки криков Дамблдора спустились по трубе. "Джиронимо! С толстыми шерстеными носками!". Он выскользнул из входа, превратив свой импульс в передний бросок, резко встал. Очень впечатляет, для человека 153 лет.
  "Джиронимо с толстыми шерстяными носками?" повторила МакГонагалл. "Боже, Альбус, вам нужно сократить количество сладкого".
  Усмехнувшись, Дамблдор дернул палочкой по квартету, изгнав грязь и слизь с одежды. "Мы продолжим?"
  Когда они вошли в туннель, Снейп быстро заметил сброшенную кожу. "Это...большой". Он сказал.
  "Разве мы не можем использовать такие вещи в зельях, сэр?" - спросил Гарри.
  С помощью быстрых диагностирующих чар Снейп исследовал кожу. "К сожалению, это ухудшилось до бесполезности. Если мы сможем договориться с Василиском, мы сможем получить свежие ингредиенты".
  Дамблдор остановился, подняв руку. И тихим прокомментировал: "Кто-то или что-то только что спустились по трубе". Гарри почувствовал, как волна волшебства прошла по нему. Смущенный он посмотрел на Дамблдора. "Форма магического сонара, отталкивает что-либо магическим сигналом, к нам приближаются два человека, по ощущению, один взрослый и один ребенок".
  Группа ждала с поднятыми палочками, только чтобы увидеть самое маловероятное спаривание; Рон шел первым, невооруженный, небрежно топающим через туннель. Позади него стоял, скаля зубы, павлин Локхарт, держась за поврежденную палочку Рона.
  "Я действительно должен поблагодарить всех вас". Сказал Локхарт. "Вы только что предоставили мне следующую книгу: "Борьба с Василиском". Конечно, я опоздал и не спас девушку или учителей, которые пошли ее спасти. Так грустно...".
  "Что ты творишь Гилдерой?" строго спросил Дамблдор.
  Локхарт пожал плечами. "Я мог бы так же рассказать вам, так как вы не будете помнить в ближайшее время. Поскольку мой основной навык - это чары памяти, я собираюсь обмануть вас всех, и взять на себя ответственность за это...удивительно неудачное спасение. Маленькая девочка, но у ее родителей шесть других детей. Я уверен, что они научатся справляться". Он поднял поврежденную палочку "ОБЛИВЕЙТ".
  Четыре щита материализовались, посылая чары памяти назад, увеличиваясь. Когда заклинание поразило Локхарта, поврежденная палочка взорвалась, отпустив волну магической энергии. Дамблдор пролетел вокруг, отправив на Гарри низкомощные чары отмены, а МакГонагалл отправила их в Рона, отправив двух мальчиков, летящих в разных направлениях. Потолок пещеры начал падать, образуя барьер между Гарри и тремя учителями.
  Кусок обломка ударил Рона в голову, вырубив его. Когда камень упал, он заговорил. "Профессора, вы в порядке?"
  Спустя мгновение Снейп отозвался. "Мы все в порядке, Гарри. Брат Уизли без сознания, но мы в порядке. А как насчет тебя?".
  Гарри быстро проверил себя: он усомнился в том, что его одежды снова будут чистыми, и у него была небольшая рана на щеке от камня, но кроме этого он был в порядке. "Я тоже в норме, профессор. Что вы хотите, чтобы я сделал?".
  Голос Дамблдора вспыхнул. "Подожди Гарри, нам нужно несколько минут, чтобы очистить путь через обломки. Ты можешь увидеть что-нибудь на этой стороне?".
  Гарри быстро огляделся. "Э...есть небольшая круглая дверь, около двадцати метров впереди, она закрыта, и я ничего не слышу. Никакие шипения или странные, злые голоса, призывающие убить. Хотите, чтобы я пошел и посмотрел дальше?"
  С другой стороны скал Снейп посмотрел на Дамблдора. "Это займет у нас несколько минут, чтобы прояснить это, Альбус, в лучшем случае. Возможно, было бы лучше, если бы Гарри мог пойти вперед и разведать обстановку. Последнее, что нам нужно, - это понять, что Василиск не осознает этого момента".
  "Мне не нравится идея отправлять его одного, Северус". Сказал Дамблдор. "Мы можем только спросить".
  "Гарри?" крикнул Снейп. "У тебя с собой твоя палочка?"
  "Да, сэр". Гарри закричал.
  "Можешь ли ты пройти дальше и разведать местность? И ради Мерлина, будь осторожен! Последнее, чего мы хотим - это чтобы ты пострадал".
  Гарри проверил вокруг, не осознано вторая чувствам Снейпа. "Да..." пробормотал он про себя, когда он начал уходить. "Я тоже этого не хочу".
  Прошло всего тридцать секунд, чтобы добраться до круглой двери с глубоким вздохом и шипением, /ОТКРОЙСЯ/ Гарри прошел через двери в Комнату. Он увидел Джинни, лежащую перед бассейном, смертельно бледная. Схватившая за ее грудь маленькая черная книга, дневник, который Гарри нашел за несколько месяцев до этого, только, чтобы его украли из его общежития.
  "Она не проснется". Голос сказал Гарри справа. Он поднял глаза, чтобы увидеть высокого, достаточно красивого парня, но его выражение лица было холодным, полным злобы.
  "Думаю, Том Риддл". Тихо сказал Гарри, сжимая палочку. "И почему она не проснется?".
  "Потому что я тоже не хочу этого". Риддл ответил.
  "И как ты сюда попал? Ты просто книга".
  "На самом деле, память". Загадка исправлена. "Сохранился в дневнике пятьдесят лет".
  Гарри кивнул, сжимаю хватку. "Я полагаю, ты тот, кто натравливал Василиска на людей, используя Джинни в качестве проводника".
  "Да, я впечатлен, Гари Поттер. Из воспоминаний Джинни ты не такой умный".
  "Да, хорошо...Никто здесь не является тем, кем он является", - процитировал Гарри. "И я думаю, ты, безусловно, считаешь также. Мы оба знаем, что никакая память не способна обладать студентами".
  С поднятыми бровями Риддл просто уставился на Гарри. "Что я? Я очень хочу поговорить с тобой, это то, что я есть. Глупая девочка вкладывала ее сердце и душу в течение нескольких месяцев. Как ей приходилось ходить в школу с подержанными мантиями и книгами, как ее дразнили...как она не думала, что знаменитый Гарри Поттер ею не заинтересуется".
  Гарри пожал плечами. "Ну, я не знаю, но ты не ответил на мой вопрос. Магия души..."
  Лицо Риддла показало панику, когда он бросился вперед, его кулак коснулся челюсти Гарри. Используя инерцию, мальчик упал с ударом, вставая на ноги, только чтобы обнаружить, как Том поднимает его палочку. "Теперь у меня есть вопросы к тебе, Гарри...и ты ответишь мне".
  "Можно попробовать".
  "Как получается, что мальчик, не обладающий необычным талантом к магии, может победить величайшего волшебника в мире? Как ты выжил, просто отделавшись шрамом, а тело Волдеморта было уничтожено?"
  Гарри поднял бровь. "Ты хочешь знать, как Волдеморт потерпел поражение? Почему? Ты из сороковых годов. Волдеморт был после тебя. И, кроме того, Дамблдор - величайший волшебник в мире".
  "Волдеморт - мое прошлое, настоящие и будущее!". Том сердито прошипел, дернув палочкой в воздухе, выписывая огненные буквы. Гарри снова заговорил.
  "Ах, анаграмма...Боже...Волдеморт..."Я Лорд Волдеморт"? Действительно, Том? Беглец от Смерти? Это объясняет много чего".
  "Я наследник Слизерина!" Молодой Волдеморт сердито дернулся.
  "Мне все равно!" Гарри ответил тем же тоном.
  Молодое лицо Волдеморта скривилось в ярости. "Тогда мы будем сражаться, Поттер, и ты проиграешь".
  Дамблдор оторвался от своей работы по перемещению камней. Он просто почувствовал...волну...чего-то. "Фоукс!" Он закричал, вызвав его древнюю птицу. Птица появилась в воздухе, паря над плечом Дамблдора, в его когтях был грязный пакет. "Фоукс, ты поможешь нас подтолкнуть к Гарри?"
   Трое учителей поднялись, схватив хвостовые перья Фоукса, чтобы их охватило нежное пламя. Они снова появились за закрытым входом в Комнату, без Фоукса. Палочка Дамблдора дернула дверью.
  "В проходе есть какие-то чары, предназначенные для блокировки любых волшебников".
  "Можем ли мы обойти?" спросила МакГонагалл.
  "Нет.." Дамблдор начал двигать палочкой, бормоча на латыни. "Это займет несколько часов, чтобы обойти их".
  "По крайней мере, Фоукс прошел". Сказал Снейп тоном, который должен был быть примирительным.
  У МакГонагалл появилась мысль. "Северус, может быть, потому, что ты носишь Темную метку, это позволит тебе пройти".
  Снейп пожал плечами и положил руку на дверь, только чтобы резко отскочить, когда его плоть начала шипеть. Быстро нанеся охлаждающий бальзам на его свежо прожаренную ладонь, он покачал головой. "Нет...Я так не думаю".
  "Тогда нам придется снять эти чары", сказал Дамблдор. Три учителя начали свою работу, надеясь, что в комнате Гарри будет в порядке.
  Через четыре минуты Фоукс снова появился, Гарри держался за хвостовое перо, и бессознательная Джинни Уизли перекинулась через плечо, как мешок с картошкой. Гарри был бледен и едва мог стоять. Снейп быстро схватил Джинни с его плеча, бросив ее на себя. "Больничное крыло, сейчас!" Он приказал.
  После того, как Фоукс материализовал пятерых людей в больничном крыле, он исчез с МакГонагалл, чтобы забрать Рона и Локхарта.
  "Что случилось, мой мальчик?" - спросил Дамблдор, когда Гарри лежал в постели.
  Гарри быстро объяснил ситуацию, завершив рассказ мечом Гриффиндора, выходящим из распределяющей шляпы, и использовал его, чтобы убить Василиска. Он закончил, как Фоукс плакал на его рану от укуса, нейтрализовав мощный яд.
  "Было одно, сэр". Гарри сказал, в конце своей истории. Снейп и МакГонагалл к настоящему времени вернулись со своими подопечными, погрузив Локхарта и двух Уизли в здоровый, лечебный сон.
  "Молодой Волдеморт сказал мне, что Джинни вкладывала свое сердце и душу в дневник, и это то, что он использовал, чтобы вернуться. Простой, разговорный дневник с памятью не настолько силен, чтобы обладать людьми, не так ли сэр?"
  Дамблдор медленно покачал головой. "Нет...нет, это не так. И спасибо, Гарри. Ты ответил на вопрос, на который я пытался ответить почти тридцать лет. Основываясь на том, что ты только что сказал мне, теперь я верю, что знаю, как Том Риддл выжил, когда не смог убить тебя проклятьем в ту ночь, когда он напал на твоих родителей".
  "Ох?"
  "Хочешь, я скажу тебе сейчас, или ты будешь ждать, пока мисс Грейнджер не проснется?"
  Гарри задумался. "Только саму суть, сэр. Подробности позже".
  Дамблдор кивнул. "Очень хорошо". Он быстро собрался с мыслями. "Самое основное определение смерти, Гарри, можно описать как точку, в которой душа покидает тело и идет к следующему великому приключению, да?"
  Гарри кивнул. "Теоретически, сэр, да. В магловской мифологии это было бы точно, но ученые все еще пытаются доказать или опровергнуть существование человеческой души".
  "У волшебного мира уже есть это доказательство, Гарри", сказала МакГонагалл. "Некромантия, искусство смерти и жизни, касается магии души",
  "В самом деле". Сказал Дамблдор. "По какой-либо причине происходит смерть, тело становится слишком поврежденным или старым, душа оставляет его. Убивающие проклятье работает так, мгновенно прекращает работу тела, заставляя душу уйти. Теперь, предположим, что волшебнику удалось, удалить часть его души и помещал ее в объект. Этот кусок души, который все еще был бы связан со всем, привязывает волшебника к миру, делая его фактически бессмертным".
  Гарри медленно кивнул. "Итак... этот дневник не просто содержал воспоминания Волдеморта ... на самом деле он содержал кусочек его души. Именно так он смог завладеть Джинни. И когда она начала писать в дневнике, он начал поглощать энергию от ее души...по существу, заставляя ее поддерживать себя".
  "В общем, да". Устало подтвердил Дамблдор. "К счастью, проколоть дневник клыком Василиска, содержащий мощный магический яд, который полностью уничтожил книгу, изгнал бы этот кусок души, и это должно было означать...ну, я бы сказал, что это следующее великое приключение, но я твердо верю, что он спустился вниз".
  "Итак...так Волдеморт пережил Убивающие проклятье. Теперь, когда мы его уничтожили, значит ли это, что Волдеморт умер?"
  "Хороший вопрос", сказал Дамблдор. "Тем не менее, зная Волдеморта, как я, я не верю, что он будет доволен одним хоркруксом. Я считаю, что он сделал бы множество хоркруксов, скрывая их по всему миру".
  "О, охота за сокровищами". Гарри застонал. "Это будет весело".
  "Я сомневаюсь в этом". Снейп усмехнулся. "Я ненавидел эту игру, когда был ребенком".
  "Я тоже. О, это будет чертовски ужасно". Гарри откинул голову назад на подушку. "Почему, о, почему он не мог засунуть их в сейф в Женеве? Почему все злодеи должны вкладывать свои бесценные сокровища в центр смешных ловушек и лабиринтов". Он хихикнул. "Собираюсь играть в Индиану Джонса, не так ли?".
  "Я голосую за рейдеров за потерянным ковчегом". Снейп немедленно сказал. "Я не хочу идти в Храм Судьбы".
  "Иногда вы меня удивляете". Гарри усмехнулся. "Никогда не представлял вас поклонником кино".
  МакГонагалл захлопала языком. "Северус часто предлагал фильмы для нас, посмотреть". Она насмешливо посмотрела на него. "Пока нам не нужно снова смотреть на "Охотников за привидениями". Почти безголовый Ник был напуган до чертиков".
  "Двигаясь дальше..." сказал Дамблдор. "Теперь, когда у нас есть окончательное доказательство его хоркруксов, мне нужно будет их искать. Еще раз, Гарри, я предлагаю тебе возможность услышать пророчество о себе".
  "Э...снова, сэр, мне нужно знать это сейчас?"
  "Нужно? Нет, еще нет". Сказал Дамблдор. "Но предложение все еще есть".
  "Да, сэр. Думаю, я подожду еще немного. Прошлым летом, будучи в состоянии быть ребенком с Гермионой, учиться, плавать, играть...Мне очень понравилось. Думаю, мне хотелось бы продолжить делать это, как можно дольше".
  "Разумеется, конечно, вы еще молоды, и эти годы просто ускользают. Я бы посоветовал вам, как и мисс Грейнджер, продолжить обучение. И..." Он вздохнул театрально: "Я вынужден начать поиск нового профессора ЗОТИ...снова".
  "Сэр?" спросил Гарри, глядя на оккупированные кровати. "Что с ними будет?"
  Дамблдор оглянулся. "Ну...по словам мадам Помфри, Гилдерой, похоже, полностью потерял память". Он фыркнул нехарактерно. "Обдолбанный дурак, такой мощный Обливиэйт мог был сделать из него овощ, и он должен быть перевоспитан. До тех пор я боюсь, что он останется в долгосрочной палате в Сент-Мунго".
  "И Рон?"
  "Просто мягкое сотрясение. Поппи уверяет меня, что с утра все будет хорошо". Он посмотрел на Гарри. "По-моему, ты спрашиваешь, "что мы должны сказать ему о комнате", да?"
  "Да, сэр".
  "Хм..." Дамблдор сжимал пальцы, когда он говорил. "Возможно, молодому мистеру Уизли...было бы предложено поверить, что он спустился туда, чтобы помочь вам. Это наверняка отвлечет от вас самих".
  "Это было бы не плохо, сэр". Гарри сказал. "Лично мне интересно, почему он был там. Было ли это беспокойство по поводу его похищенной сестры...или что-то еще? Рон всегда казался ревнивым, говоря, что его братья все успешны и очень. Рон, похоже, зацепился за меня. Его семья прислала мне еще один свитер Уизли на Рождество, я их действительно не знаю, и все же они тащили меня к себе домой, чтобы провести там лето в прошлом году. Мне они немного неприятны".
  "Обычно я предполагаю, что дружба дело всегда хорошее. Каким образом они делают тебя неудобными?"
  "Что ж, сэр", Гарри немного приподнялся. "Когда я получил пакет с плащем-нивидимкой на Рождество, в первый год, глаза Рона загорелись, он выглядел действительно ревнивым. И когда я занимался покупками в Косом переулке, я спустился в свой сейф, я почти чувствовал жадность от них. Не говоря уже о том, как Джинни смотрит на меня..."
  Снейп усмехнулся. "Да, я видел это в Большом зале, смотрела на тебя с тоской. Я не удивлюсь, если она попытается полить тебе любовное зелье в будущем".
  "И миссис Уизли продолжала следить за тем, чтобы она сидела рядом со мной во время еды", добавил Гарри. "Я почти видел, как она изображает свадьбу".
  "Я начну варить тебе и мисс Грейнджер зелье нейтрализатора", предложил Снейп. "Это будет простая вещь: разовая доза, раз в неделю, сможет нейтрализовать любые зелья или яды".
  МакГонагалл прочистила горло. "Мистер Поттер, я понимаю, что вы не любите этого человека, и все в порядке. Это ваша жизнь и ваш выбор. Однако если бы вы просто прекратите общение или проводить время с мистером Уизли, я боюсь, что он станет подозрительным, и начнет задавать вопросы обо всех неприятных людях. Одна вещь, которую я знаю о семье Уизли, чиновника Артура, заключается в том, что у них, кажется, короткая память и довольно активные рты. Если бы Рональд начал блуждать, что он знает,....последствия".
  "И еще одно, Гарри". Сказал Снейп. "Это чисто слизеринская точка зрения, если вокруг будет громкий и неприятный Уизли, это поможет отвлечь внимание людей от мисс Грейнджер".
  Гарри усмехнулся. "Я знал, что вы мне нравитесь по какой-то причине, сэр". Он слегка встрепенулся. "Итак...я должен держать его в стороне, сэр? Он - великолепное отвлечение...постоянно желая, чтобы я отступил и сыграл в шахматы или квиддич. Перспектива сидеть перед камином и читать хорошую книгу кажется чужой для него".
  "Увы, мы постоянно сталкиваемся с испытаниями, молодой Гарри". Пробормотал Дамблдор. "Я согласен с вашим опасением по поводу его мотивации, однако я предпочитаю думать, что его единственной целью было помочь в спасении молодой Джиневры".
  "Я не очень хорошо знаю Рона, сэр. С тех пор, как он загнал Гермиону в тот туалет, я тоже этого не хотел. Уизли кажутся довольно семейными, но Рон безумно ревновал к своим братьям, и ему подвернулся шанс стать героем".
  "Мы никогда не узнаем" - сказала МакГонагалл. "Теперь, Гарри, поспи. Мы...будем следить за Уизли, они все равно будут твоими "друзьями".
  
  
  ***
  
  Рон поднялся на ноги, его лицо было бледно-красным от ярости. "Как ты смеешь!" он закричал.
  "Сидеть!" Гарри взревел, заставив Рона плюхнуться на задницу, и больно удариться об сиденье. "Уизли, ты не можешь отрицать, что ты с самого начала меня не интересовал как друг. Твои мотивы в то время, для того чтобы быть моим другом? Я не знаю. Твои мотивы для входа в Тайную Комнату? Не знаю, но ты с самого начала оскорблял моего лучшего друга, и ты просто продолжал это делать, не так ли? Ты препирался с Гермионой по самым маленьким и простейшим причинам. Гермиона предлагает сделать домашнее задание, ты начинаешь спорить с ней".
  "И не только она. Когда Тайная Комната была открыта, ты сказал, как не важно, что кошка Филча проклята. Черт, ты сказал, что хочешь, чтобы Наследник также напал на Филча. По поводу Оборотного зелья, ты сказал Гермионе, что она слишком много читает. Ты счастлив, бросаться оскорблениями влево, вправо и в центр, но всякий раз, когда кто-то возвращает оскорбление, ты впадаешь в ярость".
  "Я не...!" пробормотал Рон. "Как ты можешь лгать обо мне так, Гарри?" Его взгляд сузился, когда он посмотрел на Гермиону. "Это из-за нее, не так ли? Она развратила тебя против меня!".
  Гарри закатил глаза. "Заткнись, Рон". Он слегка повернулся. "При таком раскладе, мы будем здесь весь долбанный день. Артур, вы можете заставить замолчать свой выводок до конца?".
  Артур кивнул, бросая мощные заклинания молчания над всей своей семьей, без Перси.
  "Поттер"
  Ах, вспомни о дьяволе. "Что теперь, Перси?"
  Официозный маленький клерк прочистил горло. "Вы обратитесь ко мне по моему правильному титулу, Поттер. Младший секретарь Уизли. Вы должны проявлять уважение к моему положению"
  Брови Гарри медленно поднялись. "В самом деле, Уэтерби?! В таком случае, я должен настаивать на том, чтобы вы обращались ко мне по моему собственному титулу, а именно - Лорд Поттер-Блэк, Однако, поскольку мы старые приятели, я буду благосклонен и позволю вам называть меня "Мой господин"".
  "Поттер, ваше высокомерие..."
  "Если вы не хотите дуэли, Уэстби", перебил Гарри холодным тоном, "вы обратитесь ко мне должным образом. Напомню, что я поджарил задницу Волдеморта меньше месяца назад, и вы не можете надеяться победить меня. У вас есть ровно один шанс спасти вашу тощую шкуру, и это ответ: "Да, мой Господин". Вы меня понимаете?"
  Скрипнув зубами, Перси плюнул: "Да,... Мой Господин".
  "Теперь, младший миньон министерства, каков был ваш вопрос?" вежливо спросил Гарри.
  Все еще выглядя в ярости (и, как о Уизли, было легче сказать, когда он не был в ярости, он спал), Перси спросил: "Вы говорите, что сказали Дамблдору, чтобы он выполнил несанкционированные незаконные действия с памятью младшего члена чистокровной семьи?"
  "Нет". Гарри просто ответил.
  "Тогда почему Дамблдор сделал это?"
  Портрет Дамблдора прочистил горло. "Если я могу...Миньон", подмигнул он Гарри, "Лорд и Леди Поттер тренировались, чтобы победить Волдеморта с того времени, когда им было двенадцать лет. Это было обнаружено во время испытания препятствий в конце их первого года, обнаружилось, что способности мистера Уизли не соответствуют его амбициям. Гарри, конечно, был готов присутствовать с мистером Уизли в общей комнате, но, будучи частью легендарного "Золотого трио"? Нет. Однако, мы с мистером Поттером согласовали и решили, что мы разрешим Рональду поверить в это".
  "Зачем?" спросил Перси, делая заметки на пергаменте.
  "Потому что", жестко сказал Гарри, "Рон страдает от того же несчастья, от которого страдают почти все Уизли: отсутствия такта, отсутствия осмотрительности и плохого характера. Объедините все три из этих вещей, и он бы выпалил наши секреты в течение недели". Гарри сказал. "Теперь мне скучно говорить о Роне, он второстепенный игрок в нашей саге. Мы продолжим нашу историю. Для нас было еще два важных события, прежде чем мы расстались на лето. Первое было в отношении Хагрида. Поскольку было доказано, что не он открывал Тайную Комнату в сороковые годы, его исключение не может быть отменено, поскольку он совершеннолетний, но его запрет на владение был отменен. Он пошел в Оливандеру, приобрел новую палочку, которую он спрятал в своем зонтике, также как он использовал осколки старой почти пять десятилетий. Последним крупным событием стало выздоровление Гермионы..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: общежитие для мальчиков второго года, Гриффиндорская башня, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Вторник, 15 июня 1993 года
  
  
  Гарри сидел на кровати в общежитии, задыхаясь от ожиданий. Мадам Помфри объявила, что проект Мандрагоррум готов к использованию, и окаменевшие студенты все будут выпущены обратно в свои общежития. Он надеялся, что Гермиона поднимется к нему, чтобы они могли провести вечернюю прижизнь.
  Занавес с одной из четырех сторон откинулся на несколько секунд, прежде чем снова закрыться. Гарри услышал, как тонкие тона его любимого человека произвели молчание и прелесть, прежде чем воздух побледнел. Прежде чем Гермиона смогла произнести хоть слово, Гарри схватил ее блузку, потянул ее вперед, прижимаясь к ее губам.
  Гермиона скрипела и распалялась в поцелуе, обняв Гарри за плечи. Несколько мгновений спустя она откинулась назад. "Ты скучал по мне?" Она затаила дыхание.
  Еще один поцелуй был ее ответом, когда Гарри потянул ее ближе. Опять же, она отпрянула, игриво глядя ему в глаза. "Я предполагаю, что это Да!"
  "О, боже, Гермиона..." Гарpи застонал. "Это была пытка, видеть, что ты...просто лежишь". Он притянул ее к себе и обнял. "Я был так напуган...Я думал, ты оставила меня".
  "Никогда". Пробормотала она ему в шею. "Ты и я, Гарри...до конца, помнишь?".
  "Весь путь". Он бормотал, вдыхая запах ее волос. "Теперь рискуя быть грубым, раздевайся. У меня есть два месяца куннилингуса, которые здесь под задержались".
  "Если ты настаиваешь". Гермиона устало сказала, уже снимая одежду. Она взобралась наверх кровати, успокоившись. Гарри отскочил, поднял ее ноги, лег под ними и позволил им отдохнуть на его плечах.
  "Ах, я пропустил это". Он сказал, глубоко дыша. Без лишних слов его язык выскользнул, мягко притираясь к ее чувствительной точке. Гермиона издала хриплый стон, так как ее руки автоматически начали пробираться сквозь его волосы.
  "О, Гарри..." Она тихонько попятилась. "Ты так хорош ко мне..."
  Гарри слегка прислонился вперед, захлопнув губы вокруг бутона, прижал язык к нему и начал гудеть. Гермиона начала дрожать, так как оргазм быстро стал известен. Вместо того, чтобы освободить ее и позволить ей путешествовать по гребню удовольствия, как он это делал, Гарри продолжал идти, поднимая темп и начал кивать языком.
  В течение следующего часа Гарри работал над телом Гермионы, пытаясь вырвать у нее каждую унцию удовольствия, что он мог. В течение следующего часа Гермиона была в почти постоянном состоянии оргазма. В течение следующего часа она задыхалась, потела, извивалась и корчилась под присмотром Гарри.
  Когда Гарри, наконец, отдернул голову, IQ Гермионы упал до низких показателей подростков. Единственная мысль в ее мозгу - спать. Ее глаза закрылись, когда ей удалось лечь в смутно удобную постель, ожидая, когда Гарри ляжет рядом с ней, чтобы она могла положить голову на него и прижаться.
  Гарри наблюдал, как Гермиона спрыгивает, ее волосы осыпаются по ее прекрасно лицу, и она приходила в себя от оргазмов, что ее кожа стала пятнистой. Это было самым красивым видом, который он когда-любо видел. "Я люблю тебя" - прошептал он тихим голосом.
  Глаза Гермионы открылись, когда она недоверчиво посмотрела на него. "Что?".
  "Я люблю тебя" - ответил Гарри, пристально глядя на нее. "Ты для меня все, Гермиона, все".
  Она потянулась, прижав щеку, пытаясь забраться в сидячее положение. После почти минуты она заставила усталые мускулы подчиниться. Когда она собиралась его поцеловать, он поднял руки.
  "Подожди минутку", он сказал. "Позволь мне просто пойти и почистить зубы. Я испачкаю тебе рот".
  Гермиона, не в состоянии подождать, толкнула два пальца в себя, размазывая по губам и погружая пальцы себе в рот, пососала мгновение. "Вот, теперь и я испачкала себе рот, я хочу поцелуй". Она схватила его за шею и притянула его вперед, прижимая губы к себе. Поцелуй начался страстно, но смягчился, стал более нежным и романтичным.
  Она откинулась назад, глядя ему в глаза. Ей нравились его глаза. Они были такими выразительными, и теперь они позитивно освещали его любовь. "Я тоже тебя люблю, Гарри". Она сказала, оставляя целомудренный поцелуй на его губах. "Я тоже тебя люблю".
  
  
  ***
  
  "Мы выехали из Хогвартса и отправились домой". Закончил Гарри. "У нас был интересный год, и довольно болезненный, учитывая, что Гермиона так долго была окаменелой. Но наши первые два года не были нормальными, не так ли? У нас обоих было подозрение, что все будет гораздо интереснее. И, конечно...мы были правы".
  
  
  Глава 3. Школьные годы 1993-1994
  
  Большой зал, Хогвартс
  Суббота 1-го августа, 1998 года
  
  
  Гарри взглянул на часы, решив, что после последних двух часов он немного проголодался. Он призвал поднос сэндвичами и кувшин чая. "Извините, ребята, едва успели позавтракать этим утром". Он положил два бутерброда на тарелку, передав ее Гермионе, а затем еще два себе, а она налила чай.
  "Ах, хлеба и зрелищ". Гарри пробормотал, кусая сэндвич. "Не стесняйтесь, колдовать себе что-нибудь поесть. По этому поводу мы еще здесь будем долго".
  Закончив со своими бутербродами, Гарри вытер губы и продолжил рассказ. "Где я? Ах, да. Вернувшись, домой из Хогвартса. Естественно, я и Гермиона решили, что продолжение нашей работы, как и предыдущим летом, будет лучше всего. Повторю у Гермионы был порт-ключ до дома моих родственников, как и у меня до ее дома. Мы продолжили интенсивные занятия, уделяя больше внимания оборонительной магии и искусству разума".
  "Ох, кстати", сказал Гарри, улыбаясь Гермионе в воспоминание, "когда профессор Снейп собрался на наш первый урок, мы жгли книги Локхарта, закутывая картофель в фольгу, и использовали их, чтобы разжечь огонь. Это была удовлетворительная трапеза".
  Гермиона фыркнула. "Смотреть, как горят фотографии Локхарта..." Она радостно вздохнула.
  "Мы также обнаружили кое-что довольно интересное в некоторых книга, которые мы заимствовали из библиотеки. Мы узнали, что используя определенные ритуалы, можно было делиться унаследованными дарами, а так же скрывать эти дары. Я разделил способность говорить на Парселтанге с Гермионой, и мы выполнили ритуал сокрытия, немного похожий на чары Фиделиуса. Каждый раз, когда один из нас говорил на Парселтанге, люди вокруг нас слышали мгновенно забытый разговор о задании по "Истории магии", чтобы мы могли свободно разговаривать".
  Перси снова поднялся на ноги, пергамент и перо в руке. "Итак...ты говоришь нам, что передал способность Парселтанга, известную способность ТЬМЫ, Грейнджер в каком-то темном ритуале".
  "Нет". Гарри резко сказал. "Это не то, что я вам говорю".
  Яростно прописывая заметки, Перси сел.
  "В конце второго года нас попросили выбрать наши факультативные курсы на третий-пятый год. Рон решил выбрать "Уход за магическими существами" и "Прорицание", так как они были двумя самыми легкими курсами, и он хотел легких оценок. Естественно, как и все. Как и я. Итак, как и моя прекрасная жена, я подписался на все пять курсов по выбору.
  Гарри оглянулся, увидев краснолицего Рона, сердито хмурившегося. "Я пожалею об этом..." Гарри пробормотал, дергая палочкой в направлении Рона, снимая заклинание молчания, которое Артур наложил ранее. "Что-то на уме, Ронни-бой?"
  "ДА!" Рон плюнул. "Ты не подписался на все эти курсы! Ты был со мной, на Прорицании и Уходе. Ты не убегал все время!".
  Гарри ловко повторил заклинание молчания, широко улыбаясь, когда лицо Рона превратилось в красивую краску. "Как я уже говорил, мы с Гермионой подписались на все пять курсов. Однако была небольшая проблема: по крайней мере, три факультатива работали одновременно. Итак, как мы будем их посещать? Ответ: маховик времени".
  Гарри и Гермиона уже начали смотреть на Перси Уизли. Как и ожидалось, сикофанное маленькое дерьмо уже встало на ноги.
  "Дамблдор отдал вам обоим маховики времени?" раздраженно спросил он.
  "Ага". Гарри и Гермиона ответили в унисон.
  "Дамблдор дал паре незрелых детей способность манипулировать временем, просто чтобы вы могли посещать несколько дополнительных курсов?".
  Гермиона резко прочистила горло. "Хорошо, я бы поспорила с комментарием "незрелые дети", но да, он дал нам маховики, чтобы мы могли присутствовать на всех пяти факультативах".
  Перси уже записывал заметки. "Вы знаете, что незаконное владение маховиками - автоматический пятилетний срок в Азкабане, я полагаю?".
  "Да". Поттеры вместе.
  "И ты использовал их целый год?"
  "Нет" Пришел двойной ответ.
  "Тогда как долго?".
  "Если вы прекратите прерывать, мы скажем вам", резко сказала Гермиона.
  "Где был я?" спросил Гарри, глядя на свою жену.
  "Подписан для всех курсов". Ответила Гермиона.
  "Правильно". Гарри кивнул. "Летом Гермиона отправилась в Косой переулок, чтобы забрать основные книги и материалы, которые нам понадобятся на лето, с кошельком, полным монет из моего сейфа, и мы планировали вернуться в конце лета, потому что были дополнительные поставки для Третьего курса. После "раздувающего инцидента" с сестрой моего дяди, дядя Вернон потребовал, чтобы я ушел. Итак, я собрал свой сундук и отправился к Гермионе. Она сказала мне, что министерство обнаружит вспышку и отправит Обливаторов и отряд Спасателей. Итак, я вернулся назад, и устроил большую неприятную сцену, вырвавшись из дома моих родственников".
  "Я поймал автобус Ночной Рыцарь, и добрался до Дырявого котла, и провел остальное лето в Переулке, естественно с помощью Порт-ключа перемещаясь к Гермионе и обратно, и она поступала также. Профессор Дамблдор переконфигурировал наши порт-ключи, чтобы мы могли перемещаться друг к другу. Так, мы могли бы есть, ходить по магазинам в Переулок и вообще наслаждаться собой".
  "Когда на мой день рождения я проснулся, я получил пакет от Уизли вместе с газетным обрывком, показывая, что они выиграли скоростную Гран-при лотерею. С этими деньгами они решили взять семейный отпуск в Египет. Я знал, что в этом году меня не похитят. Я продолжил учебу, встретившись с Уизли в конце августа. В то время как Рон взял свою любимую крысу в Магический зверинец, а Гермиона купила себе...любимый кот или маленький тигр". Он взглянул на жену, которая слегка прищурилась. "Мы точно и не выяснили, кто он такой".
  Решив, что лучше продолжить рассказ, а не рисковать своей женой, он продолжил. "Итак, мы оставались в котле до 31 августа, Гермиона была со мной той ночью (и какая приятная ночь была). Однако, прежде чем я лег спать, я услышал как Молли и Артур беседуют, говоря, что Сириус Блэк сбежал. На следующее утро я встал рано, направившись во "Флориш и Блоттс", ища несколько книг о Сириусе Блэке. Я купил три, упаковал их в свою сумку и направился обратно в паб, и мы направились к Кингс Кросс".
  "Как раз перед тем, как я сел в поезд, Артур потащил меня в сторону, предупредив меня о Сириусе, и он заставил меня пообещать не искать Сириуса. Я был в замешательстве, зачем я должен искать психопата убийцу? Решив, что спрошу профессоров, когда я приеду в школу. Поездка на поезде, хотя я поделился беседой с Гермионой...".
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Хогвартс-Экспресс, Проезд через Мидлендс
  Среда, 1 сентября 1993 года
  
  "Итак, что случилось, Гарри?"
  "Через минуту, Гермиона". Гарри вытащил палочку, посылая заклинание в Рона. "Сомнуус". Он тихо проговорил, посылая рыжего в глубокий и крепкий сон. "Хорошо". Он спрятал палочку, взглянув на старшего в своем купе. Он все еще храпел.
  "Артур Уизли отодвинул меня в сторону, прежде чем мы сели на поезд. Он сказал мне, что Сириус Блэк идет за мной".
  "То что ты слышал прошлой ночью".
  "Да...но он сознательно сказал мне...и заставил меня пообещать не искать Блэка".
  Гермиона подняла бровь. "Почему бы тебе пойти искать человека, который хочет тебя убить? Ты должен быть таким же глупым, как Малфой..." Ее глаза невольно скользнули на Рона. Гарри поймал движение и кивнул. "Да, и он тоже", закончила Гермиона. "Почему, однако, почему он думает, что ты будешь преследовать полностью обученного, сильного темного волшебника?"
  "Я не знаю. Сегодня утром, как только я проснулся, я бросился в книжный магазин. Я нашел три книги о Блэке. Я пролистал их, и в них говорилось, что Блэк был Хранителем Тайны для моих родителей. Он был тем, кто продал их Волдеморту".
  Гермиона подняла бровь. "Что еще?"
  "Согласно книге, папа и Блэк были лучшими друзьями, братьями во всем, кроме крови. Он был шафером на свадьбе моих родителей. Когда Поттеры решили скрыться, было довольно очевидно, что они выберут его Хранителем Тайны".
  "Открытая и закрытая информация", сказала Гермиона. "Конечно, наша жизнь не была "открытой и закрытой" в течение последних двух лет. Одна вещь, которую я поняла о Волшебной прессе и книгах, состоит в том, что, хотя они могут быть точными, они иногда не печатают всю картину. Слишком многое, это субъективно, и это никогда не открывается".
  "Мои выводы в точности такие же. Хотя эта история может содержать правду, это не вся правда, и есть еще кое-что".
  "Что?"
  "Да... по словам учителей, во время наших утренних бесед, папа общался с тремя другими парнями".
  "Да, ты упоминал их. "Мародеры". Похоже, дети играют во взрослых". Гермиона неодобрительно сказала.
  "Ну...да, да, но важная часть - имена четырех парней: Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Питер Петтигрю...и Ремус Дж. Люпин".
  Глаза Гермионы автоматически мерцали слева от нее, где спал новый профессор. "Как у человека, сидящего на расстоянии двух футов справа от тебя?".
  "Логика будет диктовать, что он тот же человек. Отвращение в сторону, он выглядит подходящего возраста. И если он тот же человек, это будет довольно легко заметить".
  "Ой?"
  "Да", Гарри откинулся назад, сложив руки на груди. "Он оборотень".
  Гермиона снова посмотрела на профессора, внимательно изучая его внешность. "Это объяснило бы пару вещей: его потрепанная одежда, волосы стали немного седыми для его возраста. Этот шрам на щеке".
  "Да, волшебная медицина может удалить большинство шрамов, но шрамы, сделанные оборотнем, адски трудно удалить. Кроме того, у меня смутные воспоминания о дяде Лунатике, когда я был маленьким. Если бы он был одним из лучших друзей папы...".
  "Да". Она фыркнула. "Это чертовски ужасная игра слов: Лунатик для оборотня. Чувство юмора твоего отца было довольно специфическим".
  "Возможно...дело в том, что я надеюсь, что наш Лунатик будет должен мне несколько рассказов".
  "Давай также надеяться, что профессор Люпин может помочь узнать правду о Блэке. Я, например, хотела бы знать". Закончила Гермиона.
  
  
  ***
  
  "В начале нашей сказки я сказал вам, что каждое воскресенье я буду проводить с одним из учителей, слушая рассказы о моих родителях и их друзьях. Ну, профессор ЗОТИ в этом году, мистер Люпин...". Гарри повернулся к зеркалу позади него, где Ремус и Тонкс слушали сказку с нескрываемой страстью, они никогда не слышали об этом раньше. Остальные портреты сидели, слушая, ожидая добавления парочки кнутов, когда это необходимо. "Ремус рассказал мне о Сириусе Блэке, что он мой крестный отец, предатель его лучшего друга, яда, яда, яда".
  Гермиона взяла монолог. "Мы начали посещать занятия, я и Гарри ускользали, чтобы манипулировать временем и посещать все курсы. Мы быстро вошли в ритм вещей, занимаясь на двенадцати курсах, делали все это: домашнее задание и читали, и даже не отставали от наших передовых исследований. Этот момент, мы оба были довольно опытными Оклюментами, наши умы почти непроницаемы от внешнего нападения. Северус случайно атаковал наши щиты, убедившись, что наша защита адекватна".
  Портрет Снейпа заговорил. "Действительно, я ни разу не успел проникнуть в ваши щиты. Поистине впечатляющие достижение, учитывая ваш возраст. Я сам не был так хорош, пока мне не исполнилось 22".
  Перси снова начал вставать.
  "Достаточно, Уэтерби". Устало сказал Гарри. "Боже, черт побери, мы только переживаем третий год, и мне становится скучно с тобой. Делайте свои заметки об этих вымышленных обвинениях, и мы ответим на ваши вопросы в конце, хорошо?". Он тряхнул головой, бормоча про известность о семье Уизли в целом.
  "Первые два года прошли нормально. Я и Гермиона работали, играли жестко, провели большую часть времени, в том числе спящими. Мы провели время с Лунатиком, узнав о Поттерах. Помимо того, что психопат-убийца был на свободе, жизнь шла неплохо. Конечно, была паршивая ситуация. У меня не было пропуска в Хогсмит, подписанной моими родственниками, поэтому я застрял в замке. Гермиона предложила остаться, но я знал, что в Хогсмите есть книжный магазин, который Гермиона не видела, и я не хотел лишать ее этой возможности".
  "Я провел день, разговаривая с Лунатиком, и я увидел, как Северус принес кубок, полный зелья. Благодаря учебе я знал, что это Аконитовое зелье, и я немедленно попросил Лунатика признаться, был ли он оборотнем. Выражение его лица, которое заставило его выглядеть так, будто он бегает по лезвию бритвы, было бесценно. Но он признался, что он оборотень".
  "Эй, я нервничал!" сказал Ремус из зеркала. "Ты видел некоторые предрассудки, с которыми я сталкиваюсь, только потому, что одну ночь в месяц я превращаюсь в жаждущего кровожадного зверя".
   Гарри не мог с собой ни чего поделать. "Верно, Лунатик...но опять же, ты женат на Тонкс, которая, честно говоря, превращается в хищного, кровожадного зверя пять дней в месяц. И я помню Рождество 95...Я думаю, скорее встречусь, лицом к лицу с Лунатиком, без зелья, чем она".
  Тонкс нахмурилась. "Я все еще виню тебя за это, Поттер".
  "Как и следовало ожидать, Люпин". Гарри мгновенно ответил. "В любом случае, Гермиона отправилась в Хогсмит, проверив книжный магазин и другие части деревни, а Рон поплелся вместе с ней. В ту ночь, это была ночь, когда Сириус Блэк попытался напасть на портрет Толстой Дамы. Мы все пошли и спали в большом зале. Что было весело: целая кучка подростков с сомнительной личной гигиеной", расхохотавшись. "Во время первого матча сезона по квиддичу, в то время как Малфой все еще доил царапину, которую он получил во время урока "Уход за магическими существами", моя метла была уничтожена".
  "Что не известно, так это то, что я видел Гримма, наблюдающего у края Запретного леса. Разве я не прав, Бродяга?".
  На портрете Блэку удалось сделать на лице невинный взгляд. "Я не уверен, что ты имеешь в виду, Гарри, я хорошая собака".
  "Ты злая дворняжка". Гарри пробормотал. "Слушай, слушай!" от Северуса. "Но я упал с метлы, любезно падая в страшный шторм и целую толпу дементоров. Мой Нимбус-2000 был уничтожен Гремучей Ивой, поистине злым деревом. Во время тренировок по квиддичу я использовал одну из старых школьных метел - Звездопад, со всей скоростью и сырой пульсирующей силой дамского помела. Я мог бы использовать Чистомет Гермионы, но это была ее метла, и я не хотел ее лишать".
  "Затем последовал следующий визит в Хогсмит. Рон, довольно самодовольно, как подумал я, и Гермиона направились к Хогсмиту. Гермиона с нетерпением ждала, когда она совершит рождественские покупки в Волшебной деревне, а Рон просто наслаждался выходом из школы. Подозреваю, что ему очень понравилось иметь то, что "знаменитый Гарри Поттер" не имел. Конечно, я не мог это доказать, но это не имеет большого значения".
  Гарри взглянул на Рона, заметив, что дымящий рыжий что-то проглатывает. Ему было все равно, это было так. "Фред и Джордж, благослови их маленький мародерствующий дух, потащили меня в сторону и подарили мне зачарованный пергамент. Они постучали палочкой, сказав пароль, и пергамент превратился в карту Хогвартса, в комплекте с тайными проходами, а также отображали местоположение и личность каждого человека в Хогвартсе".
  "Ах, наша лучшая работа". Джеймс вспомнил со своего портрета. "Я знаю, что мы сделали несколько версий, но знак один...поистине прекрасный".
  "Это было уродливо", сказала Лили, нахмурившись. "Версия 2.0 была намного лучше".
  "Конечно, было". Люпин сказал со своего зеркала. "Ты разработала это, Лили, и твоя работа над чарами была намного лучше нашей, но Джеймс прав. Прототип был тем, чем мы все очень гордились".
  "Прототип был средним". Сказал Снейп. "Все эти встроенные оскорбления".
  Джеймс посмотрел на Сириуса. "Разве мы не снимали их в седьмой год?".
  "Нет. Мы бы не смогли сражаться, так как он в основном использовал 2.0", ответил Сириус. "Но, ты должен признать, некоторые из этих оскорблений были довольно хорошими".
  "Нет, не признаю", сухо ответил Снейп.
  Гарри громко прочистил горло, посмеиваясь над портретами, которые успокоились. Альбус, из его рамки, просто мерцал. Гарри повернулся к толпе. "Мы должны жить с этим". Он покачал головой. "Итак, вооруженный картой Мародёров и плащом невидимкой отца, я пробрался в Хогсмит, полностью обойдя дементоров. Однажды в "Трех метлах" я услышал, как Фадж сплетничал с мадам Росмертой и несколькими профессорами. Минерва и Филиус знали, что я знаю о Сириусе, но они ничего не могли сказать этому придурку прямо там".
  Гермиона подошла ближе к мужу, крепко поглаживая спину. "Я признаю, что, услышав, что все они небрежно говорят о жестоком убийстве моих родителей, меня раздражало. Фадж, для него это было просто история. КРЕТИН...".
  
  
  ***
  
  Воспоминание: за Тремя Метлами, Хогсмит, Шотландия
  Суббота, 18 декабря, 1993 года
  
  
  Гарри вышел из паба, пытаясь успокоиться. "Глупый гребанный дрочер!" сердито подумал он. "Да, Блэк их предал Он действительно. Да, это был ужасный позор, но мы живем". Гарри пнул снег, наблюдая, как он летает по воздуху.
  Через несколько минут Рон и Гермиона появились сквозь снег, небрежно подойдя к нему.
  "Гарри?" тихо сказала Гермиона, ее голос был наполнен заботой и любовью. "Ты здесь?"
  Он потянулся, мягко прижимая пальцы к ее лицу. "Я здесь". Он сказал тихо.
  "Ты в порядке?"
  Рон решил открыть рот, не думая (как обычно). "Да, приятель...здесь холодно".
  "Тупая задница". Гарри и Гермиона подумали в унисон. Гермиона продолжала "Гарри, я знаю, что это больно говорить".
  "Да, неважно, это скучное дерьмо", сказал Рон. "Гарри, как ты сюда попал? Я думал, что дементоры могут видеть сквозь плащи невидимости".
  "Фред и Джордж дали мне карту". Гарри беззвучно ответил, раздраженный тем, что Рон уловил свои чувства как "скучное дерьмо". "Она показывает расположение всех в замке, а так же секретные проходы и пароли".
  Челюсть Рона упала. "Почему Фред и Джордж никогда не отдавали её мне?" возмутился он. "Я их брат!".
  "Я уверена, что Гарри передаст это профессору МакГонагалл, не так ли, Гарри?" спросила Гермиона. Гарри, однако, мог читать ее тон, и он знал, что никогда не позволит отнять у них такой полезный инструмент.
  "Ты уверена?" грубо спросил Рон. "Отдать в руки то, что хорошо для учителей? Зачем ему это делать?"
  "Потому что Сириус Блэк мог бы использовать один из этих проходов, чтобы попасть в школу. Учителя должны знать об этом".
  "Гермиона, иногда ты такая невероятно глупая!" - огрызнулся Рон.
  Подняв бровь медленно, Гермиона дернула палочкой. "Конфундус!" Рон заморгал, когда путающее заклинание пробежало по его мозгу. Пока он моргал, Гермиона вытащила свой собственный плащ-невидимку, исчезнув под ним.
  "О, Уизли", Гарри сказал грубым голосом. "Что вы делали там? Грейнджер уже вернулась в Хогвартс".
  Рон снова моргнул, прежде чем отшатнуться, направляясь обратно в школу.
  Спустя мгновение Гермиона придвинулась ближе, снимая свой плащ и поднимаясь под его. "Ладно, теперь, когда идиот ушел, мы можем поговорить нормально".
  "Ты действительно хочешь, чтобы отдал такой полезный инструмент для нарушения правил и обучения?" удивился Гарри.
  "Я боюсь!" возразила Гермиона. "Я просто визжала от пользы Уизли. Нет, это слишком полезно. Кроме того, пока мы используем маховики времени, мы можем отслеживать наши другие "Я"". Она потянулась, лаская его по щеке. "Теперь, по важным вопросам, ты в порядке?".
  Гарри вздохнул. "Фадж нападает на меня, как полный урод..."
  "Да, я поняла это". Гермиона хихикнула. "Пойдем, Гарри...люди, которые имеют значение, знают правду".
  "Я знаю..." Гарри вздохнул, обняв Гермиону за плечо, оставляя целомудренный поцелуй на ее губах. "Пойдем ли мы обратно? Я знаю холодный, темный, сквозной и грязный туннель, который очень хорош для уединения".
  "О, Гарри, ты отведешь меня в такие замечательные места..." Она прошептала. "Вернись, мой романтичный зверь, ты..."
  
  
  ***
  
  "В канун Рождества Гермиона пришла и снова была со мной, мы целовались и обнимались, когда часы пробили в полночь. Это был лучший подарок, который я получил, по-моему. Утром я начал открывать свои подарки..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: общежитие для мальчиков третьего года, Гриффиндорская башня, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 25 декабря 1993 года.
  
  
  Бодрствование не замедлило возвращаться, когда подушка пробилась сквозь щель в занавесках Гарри, хлопая прямо ему в голову, куда больнее, чем было необходимо. "Ой!" раздался голос Рона. "ПОДАРКИ!"
  С бледным лицом, Гарри подтолкнул Гермиону, которая быстро схватила свой плащ-невидимку и пошатнулась сторону. Гарри дал ей несколько минут, чтобы заняться гонкой за дверь, прежде чем он открыл свои занавески. "Что?" Он рухнул Рону.
  Рыжий ухмыльнулся ему. "Вставай, ленивый соня! Это рождественское утро! У тебя есть подарки!"
  "У меня был лучший подарок, лежащий в моей постели, ты раздражающий ублюдок!" Гарри злобно подумал, прежде чем надеть очки на нос. С ворчанием он перебрался вниз кровати, отметив небольшую стопку подарков. К счастью, он совершил свои обмены с Гермионой в полночь, кулон и серьги пришлись на ура, в то время как она купила ему довольно изысканную и стильною одежду, которую он обязательно оставит в ее доме, поскольку Дурсли отберут их, чтобы дать Дадли (неважно, что пухлый педераст никогда не сможет в них поместиться).
  Со вздохом он развернул подозрительно знакомый пакет. Радость! Еще один покровительственный и оскорбительный подарок от семьи Уизли. Бумага отворилась. "О, посмотри! Свитер Уизли! Как ...неожиданно". Дальнейшее расследование выявило нездоровые самодельные "угощения". "Ох...пироги с фаршем; Мне не нравится фарш. Рождественский пирог; не люблю сухофрукты...Орех ломкий, тоже...Мне не нравятся орехи. Кровавый ад...разве эта женщина не слушает?"
  Спаситель здравомыслия Гарри Поттера вошел в комнату в общежитии, одетый в узкую мантию, а волосы были еще более густыми, чем обычно. "Черт, она такая милая". Подумал Гарри. В ее руках был ее маленький тигр Крук.
  "Привет, Крукс". Крикнул Гарри, приветствуя большого представителя кошачьих. "Счастливого Рождества". Он посмотрел на свою лучшую половину. "Утро, Гермиона, с Рождеством".
  "С Рождеством, Гарри". Она мечтательно сказала, прежде чем обратиться к красноватой угрозе. "Рон".
  "Гермс". Он сказал, набив горсть хрупкого ореха в рот, совершенно не беспокоясь о том, чтобы закрывать рот во время жевания.
  "Ох", голос Гермионы был полон сарказма. "Гарри, миссис Уизли послала тебе свитер! Это так мило с ее стороны". Она взглянула на верх кровати, где он спрятал коробки с удобными джинсами, рубашками и туфлями, которые она купила для него.
  "Да". Гарри осторожно сказал: "Да, снова, меня оскорбили". Он подошел к подушке и вытащил маленький, аккуратно завернутый пакет. "Вот, Гермиона. Порадуйся за тигра". Указанное животное тщательно изучало оберточную бумагу из упаковки Уизли.
  Рон посмотрел с ревностью. "У тебя есть подарок?" он посмотрел на выпуклость в кармане пижамы, где пряталась Короста. "Зачем?"
  Гарри взглянул на Гермиону, которая сделала микроскопический бросок. "Рон, ты спрашиваешь, почему я купил кошке подарок...или, почему я не купил его Коросте?"
  "Э...оба". Сказал Рон, после напряженного размышления.
  "Я купил Круксу подарок, потому что это то, что делают семьи маглов. Они покупают подарки для своих питомцев". Он смотрел вниз на Круксанкса, который был занят игрой с оберточной бумагой. "Конечно, нет ни чего особенного в покупке подарка для кошки или собаке, так как они находят оберточную бумагу настолько увлекательной". Он поднял глаза. "Что касается того, почему я не купил что-нибудь для Коросты, Рон, у меня есть один вопрос. Почему, черт возьми, я должен? Что, черт возьми, ты покупаешь для домашней крысы?"
  "Э-э..."
  "Двигаемся дальше". Сказала Гермиона, глядя вниз на кровать Гарри, где ей было удобно и тепло, каких-то двадцать минут назад. "У тебя есть еще одна пара подарков, Гарри". Исследуя кучу, Гарри увидел маленький пакет, размером с книгу. Он быстро посмотрел на карточку: "Я видел это и думал о тебе. Вы можете посмотреть его в Омуте памяти Альбуса или договориться о покупке своего. У меня есть еще много. Ремус".
  Гарри открыл пакет, вытащив то, что казалось книгой. Открыв коробку, увидел, что полистирол, плотно обернутый вокруг пробирки, со светящейся серебряной нитью внутри него. "Что, черт возьми, это, Гермиона?"
  Ее глаза расширились. "Это память, Гарри. Одна из интереснейших вещей в волшебном мире заключается в том, что ты можешь извлечь копию своих воспоминаний и воспроизвести их. Это похоже на 3D-домашний фильм".
  На стороне флакона была короткая заметка - День свадьбы Поттеров. "Гермиона...свадьба моих родителей...Он дал мне домашний фильм о свадьбе моих родителей?"
  "Да...". Гермиона медленно кивнула. "Это настоящий подарок. Он сказал, как смотреть?"
  Гарри прочитал записку. "Он говорит, чтобы посмотреть, нужен Омут памяти". Он закрыл глаза, вспомнив одну из книг, которые читал из раздела книг по разуму. "Это...э...это одна из тех рунических чашей, не так ли?"
  Рон только издевался. "Да, ладно, приятель! У тебя есть больше подарков, чтобы открыть!"
  Гарри и Гермиона нахмурились над рыжей рыбой, которая не заметила их настроение, благодаря тому, что закончила поглощать свои орехи и начала работать над его пирогом с фаршем. Гарри достал еще одну упаковку, толстую, но слегка изгибающуюся посылку. "Гермиона, твои мама и папа тоже мне что-то прислали". Он быстро начал разворачивать, посылку, только чтобы столкнуться с трудностями. "Ах, твоя мама - одна из тех злых людей, которые заклеивают все швы, чтобы ты не мог попасть в них, не так ли?"
  Гермиона хихикнула и кивнула. "Да...извини, просто порви бумагу. Это то, что я делаю".
  С движением палочки оберточная бумага исчезла, открыв три толстых учебника. "Ладно...Биология, Химия и Физика для старших классов. Отлично".
  "Книга?" сказал Рон с отвращением в голосе. "У тебя есть подарок от родителей Гермионы, и это книги?" Он задумался на мгновение. "Почему родители Гермионы сделали тебе подарок?".
  Гарри поднял глаза. "Возможно, по той же причине, что и твои родители сделали мне подарок". 'Или они знали, что мы оба учимся, и я был бы признателен за это, по-настоящему. Вместо того чтобы твоя семья прислала мне подарок жалости'. Он тихонько усмехнулся. 'Может быть, это потому, что я встретил их и провел с ними много времени, узнал их интересы, и они узнали мои'.
  "Хм..." Рон выглядел неубежденным, но бросил эту тему.
  Последний подарок - длинный, толстый пакет, был быстро развернут. "Хм...нет карточки", - сказал Гарри, осторожно глядя на Файерболт. (п/п: да, знаю. метелка называется "молния" или "всполох", но! даже в оригинале, у мамы РО, метла называется "Огненная стрела", и да мне в лом каждый раз писать это).
  "Вау..." пробормотал Рон, раскрыл глаза на метлу. "Кто потратил бы столько на тебя?"
  Гермиона посмотрела Гарри в глаза, и слова "я бы" были прочно видны. "Не знаю", пробормотал Гарри. "Я держу пари, точно не Дурсли".
  "Держу пари, это был Дамблдор!" прорычал Рон. "Он всегда любил тебя, и он дал тебе этот плащ невидимости в первый год". Опять же зависть вернулась.
  "Это был плащ моего отца, который он просто возвращал, Рон". Гарри твердо сказал. "Он не мог так много тратить на метлу. Это просто невозможно. Я имею в виду ...это метла стоит 1600 галеонов".
  Гермиона быстро сделала расчёты в уме, прикинув сумму в 80 000 фунтов. 'БОЖЕ...ты можешь купить для этого небольшой домик'. Она издала низкий свист. "Это...это чертовски дорогой подарок, Гарри. Исходя из этой цены, Файерболт намного лучше, чем Нимбус-2001, не так ли?".
  "Шутишь?" презрительно сказал Рон. "Версия 2001 обойдется всего в 600 галеонов. Международная стандартная метла Файерболт". Он усмехнулся. "Гарри, только представь Малфоя, когда он увидит, как ты летаешь на этом". Он упал с кровати, смеясь, но, не сводя глаз с метлы. "Может быть, Люпин послал ее тебе".
  'Да, Люпин, парень, который едва может устроиться на работу из-за состояния здоровья, может позволить потратить 80 000 фунтов на метлу для меня. Вот почему у него такая плохая одежда, и она слишком тонкая. Должно быть так Рон. Неважно, что я уже знаю его настоящего'. "Сомневаюсь, Рон". Гарри сказал.
  Гермиона прочистила горло. "Значит, это очень хорошая метла?" Она спросила, пристально глядя на Гарри, который слегка кивнул, затем слегка на Рона, заставив Гермиону кивнуть в ответ.
  "Гермиона!" сказал Рон. "Это лучшая метла, которую можно купить". Он отмахнулся от нее. "Могу я прокатиться, Гарри?".
  Именно в этот момент божества вмешались в жизни Гарри и Гермионы, в виде сплющенного лица и пушистого хвоста, когда кот прыгнул на кровать Рона. Короста вырвалась из кармана Рона, сделав пробежку до двери и скрываясь от кота.
  "Это гребанное животное!" крикнул Рон, рванув через дверь и спустившись по лестнице.
  "Две вещи, Гарри". Сказала Гермиона деловым тоном. "Первое, я думаю, что Блэк мог послать тебе эту метлу, надеясь на очередную аварию, мы должны проверить. Второе, я думаю, ты должен держать ее в не общежития, я видела, как его глаза загорелись...".
  Гарри кивнул. "Согласен".
  "Ты хочешь, чтобы я была злодеем?" Она быстро спросила, вглядываясь в дверь, прислушиваясь к возвращению ходячего желудка. "Я могу пойти и сообщить об этом МакГонагалл "за твоей спиной", чтобы она могла конфисковать ее, и держать ее под замком до игрового времени".
  "Не могла бы ты?" спросил Гарри. "Ты уверена, Гермиона? Я имею в виду...он будет полным мудаком".
  "И, если повезет, он не бедует разговаривать со мной в течение нескольких недель". Она усмехнулась. "Какой прекрасный рождественский подарок, ты так не думаешь".
  "Да", Гарри ответил, устало кивая. "Если ты уверена, Гермиона".
  "...гнилое гребанное животное!" раздался голос Рона, поднимаясь по лестнице, с дрожащей крысой в руке. Он увидел, что Гермиона все еще стоит там. "С этого момента держи эту долбанную кошку подальше от моего общежития! Короста очень напряжена, и тебе нужно держать это ... существо под контролем! Короста была здесь первой, и она более важна, чем этот глупый кот!"
  Гермиона подняла бровь, глядя на Рона, как будто он просто вывалился из зада Круксанкса. "Хорошо". Она плюнула, поднимая кота и вышла из общежития.
  После двухчасового рождественского обеда, в котором Гарри был уверен, что он наел, по меньшей мере, двадцать килограмм, он встал и вернулся в общую комнату. Он положил Файерболт на стол, вытащив комплект щеток для обслуживания. Однако, будучи совершенно новой метлой, Гарри, не стал этого делать, поскольку она была в отличном состоянии.
   МакГонагалл прошла в общую комнату, а затем Гермиона, которая сумела выглядеть смиренной и обеспокоенной, когда она села, взяла книгу и притворилась, что читает. Она не хотела пропустить это шоу за все золото Гринготтса.
  "Это, Поттер?" спросила она, поднимая Файерболт с кофейного столика.
  На короткое мгновение Гарри захотел сказать: "Профессор, нет Метла, которую вы хотите, наверху на моей кровати. Это совершенно другой Файерболт". Он сдержал желание. "Да, профессор".
  "И не было никакой заметки?" Она спросила.
  "Нет, мэм".
  Убедившись, что Рон смотрит на Гермиону, МакГонагалл подмигнула Гарри. "Мне придется конфисковать это, Поттер".
  "Ч-Чтоо?" - спросил Гарри, исполняя очень убедительное представление. "Зачем?"
  "Это нужно проверить на чары и проклятия. Я не эксперт по метлам, но я соглашусь, чтобы профессор Флитвик и мадам Хуч взяли его и проверили полностью. Конечно, ни у кого из них никогда не было подобного опыта раньше, так что это может занять некоторое время, и после этого может быть несколько ошибок".
  Реакция Рона была бесценной, поскольку это была не его метла. "Сломать ее?" Он повторил. "Ломайте! Не сможете!"
  МакГонагалл впилась взглядом в Рона, заставляя его прекратить. "Кажется, у вас сложилось впечатление, что я должна ждать от вас позволения, Уизли. У вас может быть отработка за ваш раздражительный показ. Доложите мистеру Филчу завтра утром в 8 утра". Она спрятала метлу под мышкой и вышла из комнаты отдыха, где послушно стоял Круксанкс.
  Рон по пятам. "Кто, черт возьми, ты так считаешь?" Он угрожающе прошипел.
  "Извини?" сказала Гермиона глядя на книгу.
  "Нет, я не думаю, что смогу". Рон плюнул. "Как ты смеешь бегать к МакГонагалл?"
  Подняв бровь, Гермиона вызывающе посмотрела на Рона. "Потому что я думала, и профессор МакГонагалл согласилась со мной, что метла была отправлена Гарри Сириусом Блэком!" И с недоумением она поднялась по лестнице в общежитие девочек.
  Рон издал задушенный крик, прежде чем выскочил за портретную дверь, по-видимому, собирался кричать весь день, когда он видел его на рождественском ужине.
  Чуть позже, когда Гарри и Гермиона забрались в постель, она улыбнулась ему. "Минерва отправила записку с Круксанксом, выполнив полную серию сканирований, и метла была чистой".
  "Они смогли сделать это так быстро?" спросил Гарри.
  "Да". Гермиона полу-пожала плечами; это было трудно сделать, когда лежишь на груди ее парня. "Есть заклинание "Спициалио Ревелио", которое ...".
  "Да, я знаю это. Я не знал, что это сработает на метлах". Сказал Гарри.
  "Работает, оно отображает полный список всех заклинаний и чар на зачарованном предмете. Даже возможные скрытые заклинания. Метла полностью чистая. МакГонагалл сказала, что сохранит ее до матча, так что у тебя есть несколько дней для практики".
  "Круто". Гарри сказал, прижимаясь немного ближе. "В любом случае, я не особенно люблю летать посреди метели. Я просто рад, что Олли здесь нет. Он бы загнал бы нас всех".
  Гермиона поцеловала его сосок, прежде чем дернуть языком. "Я рада, что ты согласился, чтобы ее проверили".
  "Я рад, что ты мне сказала, что ты планируешь". Он ответил, слегка вздыхая, когда ее язык попал в правильный ритм. "Я бы разозлился, если бы ты действительно сделала это за моей спиной".
  "Я бы не сделала этого с тобой, Гарри". Нежно сказала Гермиона, отстраняясь от своих действий на несколько мгновений. "Но я беспокоилась об этой метле".
  "Гермиона, ты определенно умна, в наших отношениях, но и я далек от глупости. Мне не кажется, что еще одно смертельное падение с метлы мне подойдет". Он вздохнул и поцеловал ее макушку. "И лучше всего, у нас есть наши уроки против дементоров, которые пройдут в течение двух недель. Ремус и Северус научат нас сражаться".
  "Нет...лучше всего, что я с тобой". Прошептал Гермиона, прижимая руку к особой части его тела.
  "Ты всегда будешь со мной". Гарри застонал, когда она схватила его с такой хваткой, которую он так любил...
  
  
  ***
  
  Гарри посмотрел на Рона. "Итак, Рон...ты сделал предположение, что Гермиона сделала это за моей спиной, чтобы профессор МакГонагалл забрала метлу. Ты никогда не спрашивал, есть ли у нее мое разрешение, не так ли? Нет, ты просто взбрыкнул до конца, и начал разглагольствовать". Гарри посмотрел на всю толпу. "Как и подавляющие большинство волшебного мира, вы получаете абсолютно ничтожный клочок информации и делаете выводы. Лучшая часть этой саги - это то как просто, как легко было обмануть всех вас...потому что нам не приходилось что-либо делать".
  "Волшебный мир страдает от этого синдрома, вы следуете голосу, который блещет своей громкости. Надеюсь, с министерством без коррупции и проведения ряда реформ Магическая Британия улучшится и станет лучшим место для всех нас". Разумно сказала Гермиона.
  "С вами?" с середины аудитории раздался слабый голос.
  Гарри щелкнул пальцами и указал на общую область динамика. "Видите? Мы сделали простое заявление, а человек пришел к выводам, и вдруг вся Магическая Британия подумает, что мы пытаемся захватить власть. Вы все переходите сразу к выводам". Его взгляд уперся к бутылочной блондинке Рите Скитер. "И вы, Скитер, являетесь одной из главных причин этого: вы торгуете ложью, дерьмом и клеветой, просто продаете газеты и книги. Вы не утруждаетесь делать правильные и почетные вещи, и не проверяете факты, как любая половина репортеров: ты шпионишь, подкрадываешься, ошибаешься, и вдруг...Я стану новым Темным Лордом".
  "Люди имеют право знать правду, Поттер!" Скитер сказала негромко.
  "У людей есть право на правду, Скитер!" Гарри ответил так же нежно. "Но опять же, вы, вероятно, не понимаете этого слова". Он пожал плечами. "Не важно, не важно. Как бы забавно было бы сейчас остановиться, но! Шоу должно продолжаться".
  Гермиона прочистила горло, приняв глоток воды. "Только после того, как ученики вернулись после новогодних праздников, Гарри и я начали наши уроки борьбы с дементорами, с профессорами Люпином и Снейпом, мастером обороны и мастером темных искусств и обороны. Между ними, вероятно, нет защитных заклинаний или техник, которые они не знают. Мы встретились в классе "Истории магии"..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: класс Истории магии, шестой этаж, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Четверг, 6 января 1994г. - 20:01
  
  
  Гермиона и Гарри вошли в класс "Истории Магии" под плащом невидимости Гарри, быстро стащили его и убрали в карман Гарри.
  "Ах, я помню этот плащ", с любовью сказал Ремус, наблюдая, как он исчезает в кармане Гарри. "Джеймс часто исчезал под этим плащом, особенно в свой седьмой год. И когда он возвращался...ну, слухи об обонянии оборотней не преувеличены".
  Снейп прочистил горло. "Как весело, когда это вспоминаешь, Лунатик, нам действительно нужно продолжить этот урок. У меня есть подозрения, что эти сеансы не будут такими незаметными, какими мы, возможно, пожелаем".
  Люпин кивнул. "Хорошо, защита от дементоров. Существует только одно заклинание, которое будет работать против дементоров, называется чары Патронуса. Это заклинание уровня ТРИТОН, но я считаю, что у вас обоих есть сила и контроль, необходимый для него".
  "Это требует высоких магических способностей, сэр? Я имею в виду, я знаю, что Гарри очень силен, гораздо сильнее, чем я".
  Люпин посмотрел на Снейпа, и оба человека не сдержали хихиканье. Гермиона взвизгнула, положив кулаки на бедра, когда она посмотрела на них. "Когда вы закончите..." сказала она опасно.
  "Прости, Гермиона". Сказал Снейп, едва справившись с дыханием. "Смешно, что вы, всего лишь в четырнадцать лет, уже, по крайней мере, равны нашему уровню силы, и у вас все еще есть несколько лет магического развития".
  "О..." пробормотала Гермиона.
  "Постарайтесь, Гарри, ты немного дальше по шкале силы, и у тебя есть еще лишний год по сравнению с Гермионой. Ты будешь очень силен, когда придет твое время". Люпин покачал головой, сосредоточившись на задаче. "Чары Патронуса. В принципе, проявление позитивных эмоций и мыслей. Хотя это звучит как еда для дементоров, это на самом деле яд, потому что это неприятно. Это единственное, чего они боятся. Они будут бежать от достаточно мощного Патронуса".
  Гарри кивнул. "Хорошо, как выглядит сильный Патронус? Согласно книге, они принимают форму животных".
  "В самом деле, верно". Снейп подтвердил. "Должен был знать, что вы прочтете про заклинание".
  Два подростка взглянули на Снейпа, который предположил, что они разделяют клетки мозга с флоббер-червями. "Правильно...вы это прочли. Конечно. Итак, чтобы создать Патронус, нужно сосредоточиться на счастливой мысли. По-настоящему счастливое, мощное воспоминание". Он медленно поднял бровь. "Я предполагаю, что вы работали над их созданием".
   Гарри кивнул. "Это не было бы неточным предположением, сэр". Он ответил, невозмутимо. "Можем ли мы увидеть вашего Патронуса?"
  Ремус пожал плечами, дергая своей палочкой, и сказал: "Экспекто Патронум!" Большой волк вырвался из его палочки, выглядя немного нечетко в относительно ярком свете классной комнаты. Волк несколько раз принюхался, прежде чем осознать, что его жертва не в комнате и исчез из виду.
  С помощью случайного движения Снейп вызвал своего. Маленький оборотень вспыхнул, обнюхивая Лунатика на мгновение, прежде чем уйти.
  "Оборотень, Северус?" удивился Люпин. "Не совсем то, что я хотел бы от вас представить".
  Снейп только пожал. "Встреча лицом к лицу с оборотнем было, наверное, самым страшным, что я когда-либо видел, Ремус. Если у меня будет выбор иметь одного из них на моей стороне, даже в качестве эфирного защитника, я получаю это".
  Вервольф исчез, исчезнув обратно в туман.
  "Вы столкнулись с оборотнем, сэр?" спросил Гарри. "Когда?"
  "Э-э...на самом деле, со мной", застенчиво сказал Ремус. "В течение нашего года, сразу после наших экзаменов СОВ, Сириус сказал Снейпу пойти и посмотреть в Визжащую хижину в полнолуние. Именно туда я и ходил, когда я превращался. В то время Аконитового зелья не было распространено, поэтому я был полноправным монстром".
  "Когда я натолкнулся на Лунатиком, я сам сильно испугался". Снейп признался. "Твой отец пришел и убрал меня с дороги, подвергая себя риску, прежде чем превратиться в его анима-форму оленя и избить Лунатика. Сириус был там, в форме пса, помогая ему. Я убежал, направляясь назад к краю школы. Через несколько мгновений Джеймс наткнулся на меня, и он извинился, и я тут же обещал ему долг жизни".
   "Подождите...Блэк попросил вас поиграть с оборотнем?" недоверчиво спросила Гермиона. "Это почти попытка убить вас!".
  Ремус вздохнул. "В защиту Сириуса, которую я не особо хочу делать, он шутил. Как только Северус появился, Сириус победил меня, а затем пошел и извинился".
  "После довольно приятной драки, в результате которой Блэк провел три дня в больничном крыле", сказал Снейп с усмешкой, "я принял его извинения. В тот момент я стал пятым Мародером. К сожалению, не все способны стать Анимагами, поэтому я не получил одно из традиционных имен Мародера".
  "Вы, сэр?" спросил Гарри, его лицо отображало шок. "Вы...но, профессор МакГонагалл сказала, что вы и отец не ладили друг с другом".
  "И поначалу так и было", смешно сказал Снейп. "Я не отрицаю этого, я не любил Джеймса...он был...ну, немного засранцем, если честно, но он смягчился. После войны шалостей пятого года мы объединили свои силы".
  "Я все еще помню инцидент с пузырьковой бомбой". Люпин усмехнулся. "Приятель, Джеймсу потребовалось два дня, чтобы противодействовать этому".
  Снейп увидел замешательство на лицах детей. "Я зачаровал навозную бомбу, чтобы прикрепить ее к носу Джеймса, а затем набросил на него заклинание пузыря, захватив вонь внутри". Он радостно вздохнул. "Это была действительно исключительная работа с моей стороны".
  "Подождите, хотя...". Гарри сказал: "Если вы были друзьями с ними, как вы вступили в Пожиратели Смерти?".
  Снейп упал на один их столов. "В довольно ироничном повороте...из-за твоей мамы, Гарри".
  "А?"
  "Лили Эванс была красивая, блестящая ведьма, непревзойдённая любым из ее коллег, включая и Мародёров. Ее таланты были безграничны, ее звезда горела ярко. Ее способности в Чарах были исключительны. Она была Госпожа Чар...во всем, но происхождение. Министерство магии отказалось дать ей звание Мастера, поскольку она была маглорожденной, и они по-прежнему считают, что маглорожденным не следует давать звания Мастера. Только "достойные крови" получают титул. Поскольку я полукровка, как и ты, мне удалось получить звание Мастера зелий".
  Ремус вздохнул. "Я хорошо это помню, Лили была опустошена, она разработала совершенно новую серию анимационных чар, намного более эффективных и сильных, чем что-либо в настоящее время в книгах, и ей не разрешалось регистрировать их. Ей сказали, что она может стать подмастерьем к подходящему хозяину для нее...Августа Лестрейнджа. Она отказалась".
  "В то время я был в ярости, и я верил, что Волдеморт и его Пожиратели Смерти предложили способ сделать хоть что-то. Мир, где нет фанатизма, нетерпимости и расизма. Мир достоинства и благополучия. В течение трех месяцев, потом я понял, где, была спрятана, правда".
  "Вот когда вы отправились к Дамблдору". Закончила Гермиона. "И он защищал вас". Она слегка наклонила голову. "Это объясняет, почему он стоит прямо за мной и справа от меня в течение последних 9 минут".
  Гарри улыбнулся ей. "Нет, я думаю, он тестирует наши навыки обнаружения, и это, на самом деле, 9 с половиной. Добрый вечер, директор".
  С усмешкой Дамблдор появился. "Мои извинения, Гарри, Гермиона, я надеялся засвидетельствовать ваши уроки Патронуса". Он кивнул Гарри, в формальном дуэльном стиле, используемом, чтобы признать поражение. "И проверить ваши навыки обнаружения. Прекрасно сделано".
  "Спасибо, сэр". Гарри и Гермиона ответили в унисон.
  "Я тоже помню, что Лили...несчастье с министерством. Именно я спонсировал ее продвижение на Мастера. Я был...недоволен Департаментом магического образования, и я, конечно же, знал об этом факте. К сожалению, они блокировали каждую попытку, заявив, что я как Учитель Трансфигурации и Алхимии, не был квалифицирован, чтобы судить ученицу Чар. Я взял Филиуса, но они отказались от его просьб из-за его происхождения". Он покачал головой. "Я только хотел, чтобы я мог сделать больше".
  "Вы пробовали, сэр". Гарри твердо сказал. "Из того, что я видел в Волшебном мире, кажется, что он изобилует коррупцией. Люди с деньгами хотят убедиться, что они держатся за свою власть, и они будут шагать по всем "маленьким людям", чтобы это сделать. Даже вы, сэр, столь же могущественный и уважаемый, не можете надеяться на борьбу с системой".
   Гермиона взяла Гарри за руку, нежно сжимая: "Однажды, Гарри..." сказала она тихо. "Наступит день".
  Гарри прочистил горло, крепко сжав руку Гермионы, прежде чем отпустить ее, и потянуть палочку.
  "Итак...Чары Патронуса".
  
  
  ***
  
  "Я и Гермиона быстро осваивали заклинание Патронус, сумев создать тонкий туман на наших палочках с первой попытки. По подсказке профессора Снейпа мы начали целоваться, держа вверх наши палочки, и мы произвели более плотный туман".
  "К концу этого первого урока мы были на пути к освоению чар. Нам потребовалось всего три или четыре недели, прежде чем нам удалось его воплотить. Я получил "Сохатого", а Гермиона произвела свой Патронус "Игривой выдры", который Ремус изобретательно назвал..."Поттер"".
  Ремус в зеркале пожал плечами. "Эй, нам с Северусом это показалось забавным"
  "Да..." протянул Гарри. "Самое интересное собрание того года, о котором никто не знает, было тем днем, когда Сириус Блэк ворвался в Гриффиндорскую башню. То, что люди знают, это то, что Рон проснулся и увидел его. Что на самом деле произошло...".
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Общежитие для мальчиков третьего года, Гриффиндорская башня, Хогвартс
  Суббота, 12 февраля 1994 года
  
  
  Гарри наслаждался прикосновениями в постели с Гермионой. Не важно, как часто он это делал; было тепло и уютно. Определение Гарри "дома" заключалось в том, что он прижимался к Гермионе, и ее определение, безусловно, соответствовало его.
  Он начинал отходить, когда дверь в общежитие скрипнула. Мгновенно его глаза расширились, когда его палочка полетела к его руке. Гермиона тоже мгновенно проснулась, потянув палочку. Оба они всегда держались вооруженными, ожидая Сириуса Блэка, чтобы предотвратить убийство Гарри.
  Гермиона подняла свой плащ-невидимку, совершая круговые движения пальцем. Гарри кивнул, затем указал на пристеночную сторону кровати. Она натянула плащ и соскользнула с боку. Гарри подождал, пока она встанет на место, прежде чем он выскользнет из занавесок.
  Для поиска злоумышленника потребовалась всего лишь секунда: высокий мужчина, одетый в черные одежды, стоял над кроватью Уизли. И Гарри, и Гермиона чувствовали запах грязной одежды, покрывающей мантию, и почти чувствовали, что маленькие вредители заражали его. Они подождали несколько минут, удивляясь, почему бешенный убийца стоял посреди своей сцены преступления. Гарри поднял палец и показал стрельбу. В идеальной синхронизации подростки подняли свои палочки, один видимый, другой невидимый, и оглушили фигуру. Он отклонился назад, тихо приземлившись на пол.
  Гермиона сняла плащ, опустилась на колени и повернула фигуру. "Сириус Блэк". Она посмотрела на Гарри. "Как глупо приходить в школу, к тем, кто знает, что он придет?"
  Вздрогнув головой, Гарри посмотрел на кровать Рона. "Это не вопрос, который я хочу задать. Почему он так долго просидел у кровати Рона? Он никогда не спит с закрытыми занавесками, больше скажу, поэтому один взгляд подскажет ему, что это не я".
  "И правда", призналась Гермиона. "Опять же, вся ситуация кажется немного подозрительной. Давай отнесем его к Дамблдору. Может быть, там будет Люпин, Он знал Блэка, когда учился в школе. Может быть, профессор Снейп сможет дозировать допрос с помощью Сыворотки правды".
  Гермиона накинула плащ на Сириуса, а Гарри поднял его, "тогда пошли". Он пробормотал. "Пойдем и сделаем некоторые проблемы". Левитируя Сириуса, когда выходил из двери, оставляя четырех гриффиндорцев, совершенно не подозревающих, что что-то случилось.
  Уклонившись от Филча и миссис Норрис на лестнице (у них были годы практики в упомянутом начинании), у них было беспрепятственное путешествие в кабинет директора. Казалось, что Дамблдор никогда не спал, так как он сидел за своим столом. Его единственной уступкой в этот час было отсутствие шляпы и зажженная трубка на его столе.
  "Ах, добрый вечер". Дамблдор сказал, наблюдая за двумя своими любимыми учениками спокойно, но как ни странно, пробирающихся в его кабинет. "И что я могу сделать для вас двоих в этот поздний час?"
  Гермиона сняла плащ невидимости с левитируемого Сириуса Блэка. "Мы нашли это в нашей комнате в общежитии, сэр".
  Дамблдор кивнул, его глаза закрылись на фигуре. "Я сделаю вид, что Гарри нашел мистера Блэка в его общежитии, мисс Грейнджер, по понятным причинам".
  "Конечно, сэр".
  "Я ценю, что вы привели его сюда". Нахмурился Дамблдор. "Признаюсь, что у меня есть несколько вопросов для мистера Блэка". Он посмотрел на Гарри и Гермиону. "Могу я предположить, что вы двое вернулись в постель? Такое дело, конечно, не для ваших ушей". Он дал им значительный взгляд.
  "Конечно, вы можете это предложить, директор". Гарри сказал, что ни он, ни Гермиона не сдвинуться с места.
  "Отлично". Сказал Дамблдор. "Теперь, когда формальности будут в стороне, и я попрошу одного из домовых эльфов разбудить профессоров Люпина, МакГонагалл и Снейпа. Возможно, мы раскроем правду о ситуации".
  Вкратце, пришли все троя. Ремус был одет: в пару штанов и простую футболку с выражением разъяренного гнева на лице. Его палочка была в руке, когда он уставился на своего бывшего друга. "О, у нас будут вопросы...", прошипел он.
  МакГонагалл была в ночной рубашке, в крепко связанной мантии. Ее уступкой для опоздания было то, что ее волосы были из-за этого в обычного вида плотной булочки. Она также несла свою палочку и ярость.
  Завершением группы стал Северус Снейп, одетый в свои неизменные черные одежды. Гарри посмотрел на него, заметив вспышку белого. "Э-э, сэр?" - спросил Гарри.
  "Да?"
  "Э...ты летишь низко, сэр".
  После того, как он застегнулся, они все повернулись к Дамблдору. "Северус, ты был бы достаточно любезен, чтобы добавить три капли Сыворотки правды в рот мистера Блэка? Рэмус, ты бы посадил его на этот стул?".
  Ремус поднял Блэка на ноги, почти бросив его в твердый деревянный стул, прежде чем палочкой послать поток толстых, крепких веревок на своего друга. Снейп наклонился вперед, осторожно надавливая на подбородок Блэка и позволяя трем каплям Сыворотки правды упасть на его язык.
  "Нам нужно подождать несколько минут, чтобы он вступил в силу". Снейп сказал, отступая назад и опираясь на угол стола Дамблдора.
  Дамблдор резко щелкнул пальцами, совершив круговое движение. Гарри и Гермиона поднялись по сигнал, двигаясь позади заключенного, чтобы их не видели, но все еще слышали все. "И теперь...мы получим наши ответы".
  Сириус начал двигаться, Сыворотка правды сделала его вялым.
  "Как вас зовут?" резко спросил Дамблдор.
  "Сириус Орион Блэк".
  "Дата вашего рождения?"
  "21 марта 1960"
  "Почему ты предал Джеймса и Лили Поттер?"
  "Я этого не сделал".
  "Как это могло быть?"
  "Я не был Хранителем Тайны Годриковой лощины"
  "Тогда кто был?"
  "Питер Петтигрю"
  "И ты убил его"
  Сириус не ответил; это был не прямой вопрос.
  "Почему Поттеры заставили всех поверить, что ты Хранитель, если это был на самом деле Питер?"
  "Это была часть неправильного направления, так как я тоже скрывался, считалось, что силы Волдеморта последуют за мной, а не Питером".
  "Ах..." Дамблдор кивнул. "То, что случилось с Питером Петтигрю, 1 ноября 1981 года?"
  "Я нашел Питера в Бирмингеме, его родном городе. Когда я подошел к нему, он уже держал свою палочку, за спиной, громко крикнул: "Как ты мог? Как ты мог предать Джеймса и Лили?" Прежде чем я смог достать свою палочку, он послал на улицу в колокольню заклятие Бомбарды, взорвав газовую магистраль. Он с малейшей усмешкой отрубил себе палец и превратился в Червехвоста, убегая в канализацию"
  Рэмус медленно кивнул. "Почему ты никому не сказал об этом?"
  "Я был оглушен первым появившимся Аврором". Сириус побледнел. "Когда я проснулся, я был в Азкабане. Охранники сказали мне, что моя палочка была сломана, и Крауч приказал приговорить к пожизненному заключению"
  "Почему ты вырвался из Азкабане?" спросил Дамблдор, пристально глядя на Гарри над головой Сириуса.
  "Он здесь, я хочу совершить убийство, за которое я был заключен".
  "Кого ты хочешь убить?"
  "Петтигрю, он здесь, он питомец мальчишки Уизли".
  Глаза Гарри расширились, когда он пробормотал "Короста?" Дамблдору. Старик медленно кивнул, явно задаваясь вопросом, как, черт возьми, они все пропустили скрывающегося Темного волшебника. "Откуда ты знаешь, что он здесь?"
  "Когда Фадж в последний раз приходил в тюрьму, он дал мне свою копию "Ежедневного пророка". Статья на первой странице была о том, что Уизли выиграли розыгрыш Гран-при. Была фотография с крысой, сидящей на плече мальчика".
  "У вас все еще есть эта статья?" спросил Дамблдор.
  "Она у меня в кармане".
  Рэмус дернул палочкой, отправив "Акцио" на Сириуса. В воздухе пролетел потрепанный кусок газеты. Рэмус быстро посмотрел на фотографию, слегка рыча. "Возможно..." Он посмотрел на Дамблдора. "Крыса на картинке, кажется, не хватает пальца на лапе. Если Питер отрезал себе палец..."
   Дамблдор медленно кивнул. "Сириус, что ты намерен в отношении Гарри Поттер?"
  "Он мой крестник, я хочу защитить его, и избавиться от крысы, конечно"
  Гарри сделал быстрое решение и подошел к стулу Сириуса, остановившись перед связанным человеком. "Что ты планируешь делать?"
  "Найти крысу и убить его".
  Вспоминая о деятельности последних нескольких месяцев, Гарри задал еще один вопрос. "Вы договорились отправить мне Файерболт на Рождество?".
  "Да"
  "Зачем?"
  "Я обязан тебе 13-ю днями рождения и рождественскими подарками. Это было хорошее начало, после того как твой Нимбус был уничтожен Гремучей Ивой".
  Гермиона шагнула вперед. "Сэр, почему Блэк не получил суда?"
  Дамблдор выглядел старым. "Миллисент Банджолд, министр того времени, решила, что нет необходимости в судебном разбирательстве. Я пытался...Мерлин знает, я пытался провести судебное разбирательство. Я тоже хотел узнать правду об этом. Однако я полагал, что Сириус может быть виновен в своих преступлениях. Я хотел знать, почему он это сделал. К сожалению, охранникам в Азкабане было дано указание никогда не позволять никому навещать его".
  "Разве вы не могли переопределить это, сэр?" спросила Гермиона.
  "Опять же, мисс Грейнджер, я пробовал, я прошел через все доступные каналы, постоянно поднимая их в Визенгомоте. Я каждый раз был отвергнут. Я поднял его на открытой сессии, я поднял его по расписанию, я даже пробовал подать заявку на международный запрос. Никому из этого не разрешалось. Люди были слишком сосредоточены на временном поражении Волдеморта, чтобы беспокоиться о ком-то вроде Сириуса". Он медленно посмотрел на связанного человека. "Для этого, Сириус, я действительно сожалею".
  "Так что же мы делаем дальше?" медленно спросил Снейп.
  "Найдите крысу, получите правду", сказал Сириус.
  "И как мы это сделаем?" - спросила Гермиона.
  "Мне нужно достать карту у Филча". Сказал Сириус. "Поскольку Червехвост бы одним из создателей, он всегда будет отслеживать его, даже в форме Анимага".
  "Карта!" сказал Рэмус, похлопал себя по лбу. "Конечно...Альбус, нам нужно заставить Филча подняться..."
  "Э-э..." перебил Гарри, потянулся к нему в карман. "Вы имеете в виду это?" В его руках избитый кусок пергамента.
  "Я не собираюсь спрашивать, как вы это получили, Гарри". Рэмус сказал, взяв карту, и положил ее на стол Дамблдора.
  "Подождите минутку". Снейп, дотронулся палочкой до пергамента. "Я, профессор Северус Снейп, мастер этой школы, приказываю вам предоставить информацию, которую вы скрываете".
  Гарри посмотрел на пергамент, когда там начали проявляться письмена: "Господин Лунатик преподносит комплименты профессору Снейпу и просит не совать свой необычно большой нос в дела других людей. Господин Сохатый соглашается с г-ом Лунатиком и хотел бы добавить, что профессор Снейп - уродливый гад. Мистер Бродяга хотел бы выказать свое удивление, что такой идиот стал профессором. Господин Червехвост предлагает профессору Снейпу хороший день и советует ему вымыть волосы слизью".
  Снейп посмотрел на Люпина, ухмыляясь ему в лицо. "Значит, вы никогда не очищали оскорбления от Снейпа из программы?"
  Люпин выглядел немного смущенным. "Э...не до второй версии, Северус, нет".
  Снейп только покачал головой. "Не беспокойся об этом, Рэмус". Он дважды постучал своей палочкой на пергаменте, очистив оскорбления, прежде чем сказать: "Торжественно клянусь, что замышляю только шалость".
  Карта быстро начала заполняться, показывая всех людей в Хогвартсе. Снейп быстро повернул карту вокруг, ища на Гриффиндорской башне. Он заметил Рона Уизли, Симуса Финнегана, Дина Томаса и Невилла Лонгботтома, но Питера Петтигрю не было.
  "Он, должно быть, бежал, как только обнаружил, что мы вытаскиваем Сириуса". Гарри сказал. "Профессор Люпин, все равно, что-нибудь чтобы выделить его?"
  Рэмус постучал по карте своей палочкой. "Мистер Лунатик просит место г-на Червехвоста". Потребовалось мгновение, прежде чем карта начала мигать. "Он на третьем этаже".
  "Переход к Сладкому королевству!" быстро сказал Гарри. "Одноглазая ведьма!" Он повернулся к Дамблдору: "Профессор, он ..."
  Дамблдор вытащил из ящика стола каменную табличку и постучал палочкой по ней. "Я запечатываю все семь проходов в Хогсмит". Он сказал грубо, выстукивая другую последовательность. "И запираю границы. Ничто не может физически проходить на территорию школы или из нее".
  Они смотрели, как на карте, точка, отмеченная, как Питер Петтигрю, на несколько секунд замерла за статуей, прежде чем повернуться и бежать по коридору. Через мгновение точка моргнула и исчезла.
  "Проклятье..." пробормотал Люпин. "Не удалось решить проблему исчезновения до второй версии".
   "Итак, Питер будет где-то тут". Закончил Гарри. "Как мы отследим его, если он отправится в Лес? Как крыса, он слишком мал, чтобы его найти".
  "Как крысу, его съедят в лесу". Сказала МакГонагалл, выступила в первый раз. "И, к сожалению, к тому времени, как мы доберемся до третьего этажа, его запах слишком сильно рассеется для меня, чтобы отследить его". Она вздохнула и обратилась к Рэмусу. "Жаль, что мы не можем использовать твой нос, Рэмус".
  Снейп прочистил горло. "У меня может быть альтернатива".
  "Что?" Дамблдор поднял глаза.
  "Ну,... Форма Анимага Блэка - это собака, которая, как мы все знаем, обладает превосходными носовыми возможностями по сравнению с человеком. Почему бы нам просто не позволить ему искать крысу снаружи, пока мы следим за школой".
  Дамблдор медленно кивнул. "Это хороший план, Северус. Мы должны будем убедиться, что дементоры не нашли его".
  Гарри повернулся к Сириусу. "Как ты сбежал из Азкабана?"
  Во время разговора и осмотра карты Сириус сидел тихо, ожидая следующего вопроса. "Дементоры не могут, в действительности, видеть людей, они только чувствуют их эмоции. Поскольку, эмоции Бродяги более первичны, чем мои собственные, они полагали, что я походил на остальных. Когда они пришли, чтобы накормить меня, я выскользнул и сумел сбежать. Я вернулся на материк и направился в Запретный лес, где я и оставался. Кроме того, чтобы посмотреть матчи по квиддичу".
  Дамблдор кивнул. "Итак, дементоры неспособны найти...Бродягу, я полагаю, вы назвали свою анима-форму? Не могли бы вы поискать следу в качестве Бродяги, чтобы найти Петтигрю?"
  "Да".
  "И когда вы найдете его, приведите его ко мне, не убивая его".
  Была пауза, когда Сириус воевал со своими более низкими эмоциями. "Да". Он сказал глухо.
  "Хорошо". Сказал Дамблдор. "Я устрою, чтобы один из домашних эльфов приносил вам еду, одежду и предметы медицинского назначения возле старого сарая для инструментов, на краю леса ежедневно. Если вам что-то понадобится, эльф сможет предоставить это вам".
  "Спасибо". Сказал Сириус.
  "Северус, пожалуйста, дайте противоядие".
  После того, как три капли черной жидкости вылились на язык Сириуса, он начал быстро моргать, поскольку он понял, что он не там, где был. Он увидел как Люпин, МакГонагалл, Снейп, Дамблдор и Гарри уставились на него. "Э...привет?".
  "Привет...Бродяга". Гарри медленно сказал.
  "Джеймс...нет...Гарри! Великий Мерлин...".
  "Я знаю", сказал Люпин. "Похож на Джеймса в третий год, не так ли?".
  "Лунатик? О, Лунатик, мне очень жаль!"
  Люпин дернул палочкой, отменив веревки, прежде чем он крепко обнял Сириуса. "Рад тебя видеть, Бродяга. Даже лучше подумать, что ты не предатель".
  Сириус отступил назад, глядя на Гарри. "Рад тебя видеть, Гарри".
  Гарри протянул ему руку. "Я тоже". Когда Сириус взял его руку, Гарри сжал его в короткие объятие. Сириус крепко сжал его, прослезившись.
  Когда они разобрались, МакГонагалл стукнула Сириуса по затылку. "Глупый мальчишка!" прошипела она. "Стратегия никогда не была твоей сильной стороной, не так ли?" МакГонагалл его обняла, прежде чем отойти назад, сморщив нос. "Тебе нужна ванна, Блэк, твой запах менее приятен".
  Сириус посмотрел на себя. "Вы проведите десятилетие в Азкабане с ограниченной водой и посмотрите, что он сделает с вашей гигиеной".
  Снейп шагнул вперед. "Дурак".
  "Летучая мышь". Сириус сказал, протягивая ему руку и усмехаясь. "Черт, Северус, рад тебя видеть".
  Пожав руки, двое мужчин отступили.
   "Итак, я пойду на охоту". Сириус медленно сказал.
  "Не сразу", сказал Дамблдор. "Во-первых, вы должны помыться, насладиться горячей едой, спокойным сном и свежей одеждой. Утром я приготовлюсь взять свою новообретенную собаку для прогулок по грунту. Затем мы начнем поиски Петтигрю. Кроме того, я хотел бы, чтобы вы организовали какое-то время по воскресеньям, чтобы провести его с Гарри. Это стало еженедельными встречами с сотрудниками, чтобы услышать рассказы о его родителях. Я уверен, что вы смогли бы внести свой вклад...развлекательные истории".
  Сириус усмехнулся. "О, мог бы подумать о нескольких..."
  
  
  ***
  
  Гарри сделал глоток воды. "Итак, мы знали, что Петтигрю был в замке, Сириус был невиновен в преступления, за которые был обвинен, и мы отправили его на охоту за Червехвостом. Несколько раз Петтигрю возвращался в замок, пытаясь завладеть палочкой, по-видимому, маленькое дерьмо, мог либо аппарировать, либо сделать Порт-ключ, либо даже сделать небольшое отверстие в барьерах, чтобы сбежать".
  "Рон был...убежден, что встреча с Сириусом Блэком произошла иначе, что он проснулся и испугал его. Когда профессор МакГонагалл провела расследование, она задала вопросы о том, кто оставил пароли. Невилл получил отработку, а так же запрет на прогулки в Хогсмит, но этот запрет был только для одного визита. Рон считал, что Короста была съедена Круксанксом и горько терроризировал Гермиону. Я почти игнорировал его разглагольствование, потому что знал правду. Мы узнали, что Короста была Петтигрю, и действия Крукса стали более понятными. Он тоже охотился за Петтигрю".
  "Естественно", Гермиона взяла рассказ, "мы не хотели, чтобы Червехвост ушел. Мы оба знали, что Петтигрю, слишком труслив, и думает о том, как бы сбежать. Мы сохраняли твердый взгляд на карту Мародёров, надеясь его обнаружить, если он вернется в замок".
  "Но это было не единственное о чем я и Гермиона беспокоились, хотя это было, конечно, совершенно...очень важно. Нам так же приходилось иметь дело с Малфоем и Клювокрылом, а так же с нагрузкой на двенадцать классов, и не упоминая о нашей особой подготовке".
  "В середине мая Петтигрю удалось пробраться в замок, сделав забег до общей комнаты Гриффиндора, до того как Крукс испугал маленького ублюдка. Позже выяснилось, что это была попытка украсть палочку Рона, поскольку это была наиболее подходящая палочка, которую он имел, и в ослабленном состоянии ему нужна любая помощь, которую он мог получить".
  Рон встал, дико размахивая руками. Вздохнув слегка, Гарри дернул палочкой, отменив заклинание молчания. "Правильно, не делай этого снова, Поттер!" огрызнулся Рон. "Как ты смеешь меня мучить?"
  "У тебя вопрос, Уизли?" спросил Гарри скучающим тоном.
  "Да, я знаю. Я знаю, что это ложь, потому что ты не разговаривал с Гермионой почти месяц после того, как Крукс попытался съесть Коросту".
  Над головами Гарри и Гермионы снова появилось сообщение. Гарри прочистил горло. "Возможно, не то, что ты видел, Уизли, но это не значит, что этого не произошло. И мы с Гермионой общались несколькими более значимыми способами, пока болтались вместе, не говоря уже о том, что мы были на занятиях, которые ты не брал, благодаря маховикам времени".
  "В конце мая все началось. Мы только что закончили экзамены на конец года, Гарри сдавал все двенадцать, а я - одиннадцать, так как я думала, что Прорицание было...ну, дерьмо, если честно" - тихо сказала Гермиона.
  "Эй, мне нравилось Прорицание". Гарри усмехнулся. "Это был смех. И всегда было забавно наблюдать, как Парвати и Лаванда пускают слюни по Трелони, всякий раз когда она открывала рот, как будто она раскрывает секреты вселенной". Он усмехнулся на мгновение, прежде чем стал серьезным. "Что не известно, так это то, что Сибилла Трелони, на самом деле, является пророком, но не провидцем. Она имеет право преподавать основы прорицания, такие как чтение ладоней и чайных листьев, но она на самом деле не способна сделать это сама. Она произнесла пророчество, заявив, что Червехвост сбежит и отправится к Темному Лорду".
  "С тех пор как в конце первого года, мы знали, что подлинное пророчество было реально, и что есть два вида пророчества. Первый вид, это, где Трелони утверждает, что что-то будет происходить. Это неизбежно. Она просто констатирует факт будущего. Второй вид - это, где говорится, что что-то может произойти, и это позволяет людям немного сгладить последствия". Гермиона вежливо прочитала лекцию. "Гарри сразу поделился этим пророчеством со мной, и мы отправились к Дамблдору. Он связался с Ремусем, Сириусом и Минервой, и мы все объяснили".
  Гарри вздохнул. "Позже, во второй половине дня, мы получили письмо от Хагрида, в котором говорилось, что апелляция Клювокрыла проиграна и его собираются казнить на закате. Мы отправились в хижину Хагрида, чтобы утешить его, и обнаружили, что Короста съежилась в молочном кувшине. Когда мы возвращались в замок, на Рона набросилась огромная черная собака и потащила его под Гремучую Иву, сломав ногу".
  "Ремус вошел в комнату, в Визжащей хижине, "столкнувшись" с Сириусом и заставив Червехвоста стать Петтигрю. Большая часть конфронтации была поставлена, так как у нас были люди, об истинных отношениях которых мы не хотели говорить. Когда Северус вошел, он играл роль злоумышленника, угрожая Сириусу, Ремусу и нам. Он заставлял себя играть роль истинного Пожирателя Смерти".
  "Когда мы вели Сириуса и Петтигрю, Ремус начал трансформироваться благодаря полнолунию. Сириус удерживал его, пока мы бежали. После встречи с дементорами я проснулся в больничном крыле, подслушав Фаджа, что Сириус захвачен, и Снейп получит медаль".
  "Профессор Дамблдор отослал других и сказал нам, что нужно больше времени, указывая, что мы можем использовать маховики, чтобы вернуться и изменить ситуацию. Однако, прежде чем мы смогли пойти, Северус вошел в больничное крыло..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: больничное крыло, Хогвартс школа чародейства и волшебства.
  Пятница, 25 мая 1994 года - 23:53
  
  
  Снейп быстро огляделся, убедившись, что он совсем один, прежде чем он сел на кровать Гарри. "У меня мало времени, Гарри, Гермиона, поэтому слушайте внимательно. Раньше этим вечером я получил точное объяснение от вас двоих. Посещение, которого вы еще не сделали. Я знаю, что вы собираетесь вернуться во времени. Немедленно найдите меня, я буду в офисе Рэмуса. Объясните ситуацию нам двоим. Расскажите нам об произошедшем в инциденте в Хижине".
  "Сэр?" тихо спросила Гермиона.
  "Нет времени, Гермиона". Снейп резко сказал. "Это уже произошло для меня, я знаю, что Сириус теперь сбежал. Вы должны следовать плану, назад во времени на 4 часа, а не на 3, как предложил директор. Используйте свой плащ-невидимку, чтобы отправиться в офис Рэмуса, что мы отправились в Визжащею Хижину, Ремус в 21:04, а я в 21:19. Объясните, что Петтигрю там, и что он убежит. Трансформация Лунатика даст ему шанс на аппарацию".
   "Невозможно это остановить?" грустно спросил Гарри.
  "Это уже произошло, Гарри". Снейп сказал. "После объяснения этого нам двоим, вы должны отправиться в хижину Хагрида. Когда ваши прошлые "Я" выскользнули из боковой двери, развяжите Клювокрыла и отведите его в лес, а затем пройдите к Гремучей Иве. Когда Лунатик превратиться, и Червехвост убегает, направляйтесь к пляжу на восточной стороне озера. Вам нужно будет использовать своего Патронуса, чтобы избавиться от дементоров, а затем вернитесь сюда как можно быстрее".
  "Подождите..." сказала Гермиона. "Это слишком быстро".
  "Опять же, время, Гермиона", сказал Снейп. "Объясните, что произошло сегодня вечером моему прошлому "Я", идите к Хагриду, спасайте Клювокрыла, идите к Иве, затем летите на нем до кабинета Филиуса. Сириус сможет сбежать". Он пристально посмотрел на него. "Вы сделаете это?".
  Гарри кивнул. "Да, сэр, это хороший план".
  Снейп усмехнулся. "Должно быть...вы двое придумали это. Теперь, четыре хода, и вы уходите. Вернитесь сюда в полночь". Он встал и направился к двери, где ожидал Дамблдор.
  "Ну, Северус?"
  "Они уже в пути, Альбус", мягко ответил Снейп. "Они вернутся приметно к восьми часам и придут предупредить меня младшего и Ремуса, который, кстати, уже взял свое Аконитовое зелье. Они отправятся к Хагриду, только чтобы убежать, когда палач министерства прибудет в школу, брата Уизли будет атаковать Блэк, который может чувствовать запах Петтигрю".
  "Ах, да, собачий нос".
  "Да, он подталкивает мальчика под Иву к Хижине, где чудесным образом появляется Ремус, который просто смотрел на карту Мародёров в своем кабинете. Поскольку у нас есть пророчество Трелони, мы знаем, что Петтигрю убежит. Я смогу сохранить облик Пожирателя Смерти, потому что показываю явную ненависть к светлым волшебникам. Червехвост убежит, превращение Ремуса и атака дементоров. Путешествие во времени Гарри и Гермионы..."
  "Спасли всех". Гордый голос Гарри появился из-за двух мужчин. Они посмотрели вокруг, видя немного более потрепанный и ушибленный вид Гарри, его рука обнимала Гермиону. "Миссия выполнена, профессор. Они оба ушли".
  "Отлично", сказал Снейп. "Теперь, я должен пойти и сыграть сцену с Фаджем, чтобы отвлечь неуклюжего рыцаря от организации немедленного поиска. Вам нужно немного шоколада, а также сон. В таком порядке".
  Снейп поспешил прочь, а Дамблдор открыл дверь в больничное крыло. "Мадам Помфри позаботится о вас. Сегодня вечером вы отлично поработали".
  "Спасибо, сэр", сказала Гермиона. "Но, я измотана".
  "Идите. Я уверен, что Северус предоставит вам какое-нибудь развлечение, прежде чем вы будете спать". Дамблдор подмигнул паре, прежде чем закрыть дверь и сделать пасс палочкой.
  Внутри палаты Гарри снял ботинки, морщась, учуяв запах своих носков. Он посмотрел на Гермиону, которая на своей кровати отображала его действия. "Мне действительно нужен душ". Он пробормотал.
  "Мне тоже. Прогулка в течение почти восьми часов в середине лета сделает это с тобой". Она ответила, затем посмотрела на него с усмешкой. "Мне действительно он нужен. Когда мы летели, и я обняла тебя, я так тяжело...определенно нуждаюсь в чистом нижнем белье".
  Гарри усмехнулся, слегка покраснев.
  "И еще душ утро". Она подмигнула ему. "Надеюсь, ты присоединишься ко мне".
  "Это была бы для меня честь, мисс". Гарри величественно ответил. Он поднял голову, услышав несколько разгневанных голосов, и один человек кричал.
  "ПОТТЕР!"
  
  
  ***
  
  "Мы помогли Сириусу Блэку сбежать и спасли невинного гиппогрифа от казни". Закончил Гарри. "Неплохо, за четыре часа работы". Он посмотрел на Перси, который записывал заметки, как сумасшедший. "Я, однако, сделаю несколько замечаний, Миньон Уэтерби, во-первых, Сириус Блэк никогда не получал судебного разбирательства, и как таковой, не был преступником. Во-вторых, Люциус Малфой расплатился с коллегами за слушание Клювокрыла, так что это ни чего не значит".
  "Мы сделали хорошую работу", сказала Гермиона. "Мы узнали из наших результатов экзамена, что мы снова были лучшими на нашем курсе. Мы оба смогли не отстать из-за нагрузки на полный курс, не говоря о нашем дополнительном обучении. Мы оба решили, что продолжим наше текущие расписание".
  "Ремус решил, что он покинет Хогвартс, казалось, что кто-то, вероятно Малфой, узнал о его ликантропии и рассказал всей школе. Все считали, что это Снейп травил его, но мы знали правду. Однако он рассказал нам о наборе зачарованных зеркал, которые Мародёры использовали во время их отработок". Гермиона указала на зеркало связи, где Ремус и Тонкс терпеливо слушали.
  "Ремус рассказал нам, как их создавать, и мы это сделали позже этим летом, в том числе и для него, и для Сириуса. Вместо того, чтобы носить с собой негабаритного размера зеркало, мы включили их в часы, меньшие по размеру и намного более удобные". Она подняла руку, показывая свои часы. Нажав на них, лицо перевернулось, показывая небольшое зеркало. "У нас теперь был безопасный способ общаться с Сириусом и Ремом, не говоря уже о других, во время каникул".
  "Эти часы были настолько полезны", добавил Гарри. "Мы могли безопасно перемешаться с ними, так как это Порт-ключи, могли общаться с другими людьми в нашей маленькой группе... После очередного года все шло дальше. У нас впереди полтора месяца лета, много времени, чтобы узнать новые вещи".
  "Но...никто из нас не знал, что будет дальше. Год испытаний, которые сделают первые три года похожими на детскую школу. Год сражений, предательства, высокомерия, смерти и воскрешения".
  Гермиона вздохнула, глядя на толпу. "Я думаю, что сейчас подходящие время для короткого перерыва. Мы разговаривали три часа, и мне нужно пойти и распушить мой Гарфилд. Извините нас". (п/п: буржуйский юмор, моя не понимать?!)
  Двое исчезли со сцены, позволив толпе поговорить между собой несколько минут.
  События 1994-1995 учебного года были одними из самых обсуждаемых событий века, и никто из них не хотел пропустить то, что оказалось захватывающим рассказом. Тот факт, что история была больше...только помогала им в дальнейшем.
  
  
  Глава 5. Школьные годы 1994-1995
  
  
  Большой Зал, Хогвартс
  Суббота, 1 августа, 1998 года
  
  
  Гарри вернулся на сцену, спокойно стоя на подиуме, как люди ерзают, ожидая возобновления лекции.
  "Почувствуйте себя комфортно". Вежливо сказал Гарри. "Мы прошли только три года. Осталось еще четыре, мы будем здесь до позднего вечера с такой скоростью. Возможно, несколько минут комфортного отдыха или, может быть, что-нибудь поесть".
  Он наблюдал, как несколько человек встали на ноги, направляясь к ванным комнатам, в то время, как другие вызывали себе пищу.
  Еще через пять минут Гермиона вернулась, тепло улыбаясь мужу. "Боже мой, мне это нужно". Она сказала, вздохнув счастливо. "Некоторые люди пропали без вести?".
  "Да, ушли, чтобы сделать то, что нужно". Гарри притянул еще один поднос с бутербродами, прежде чем обратиться к портретам. "Как вы, ребята, держитесь?" спросил он мягко.
  "Кроме желания убить Уизли". Сказал Сириус, хмурясь Перси. "Я не могу поверить в это проклятье. Знаешь, в конце концов, он попытается арестовать тебя, не так ли?"
  "Ага". Гарри ответил небрежно. "К счастью, мы принесли с собой наши документы, у него нет ничего, кроме воздуха и говна".
  "Ничего нового". Сказал Рэмус. "Я помню призрачного маленького идиота, когда учил".
  "Как Рябь?" спросил Гарри. "Пока он очень тихий".
  Изображение Тонкс опустила глаза. "Он в порядке, он жадно слушал вашу историю. Наверное, не понимает ни слова о том, что говорится, но он слушает ваши голоса".
  "А, хорошо".
  "Лунатик?" крикнул портрет Сириуса.
  "Да, Бродяга?"
  "Почему "рябь"? Не могли бы вы напомнить имя своего ребенка?"
  "Он почетный Мародёр", твердо ответил Рэмус. "Это, и тот факт, что в тот день, когда он родился, его волосы полностью изменили цвет, а не всю его голову, но, казалось, он пульсировал каждой нитью. Таким образом, Рябь". Он пренебрежительно нюхал. "И его зовут Эдвард, как отца Ним, но мы его называем Тедди".
  Гарри не удержался. "Знаешь, я рад, что дети волшебники непоседливы".
  "Почему?" спросил Тонкс, ее глаза сузились.
  "Ну, с тобой, как его матерью, Нимми, ему нужно будет...".
  Гермиона поднялась и постучала по спине Гарри. "Веди себя хорошо, Гарри". Она строго сказала, прежде чем обратился к Тонкс. "Плаза установлена?"
  Тонкс кивнула. "Да, все готово...в случае, если нужно будет".
  "Отлично", закончил Гарри. Он оглянулся через плечо, заметив, что все вернулись на свои места. "Мы вернулись".
  Два подростка выпрямились и встали на подиуме. "Все готовы к нашему увлекательному рассказу, чтобы начать снова? Вы комфортно сидите?" спросил он, потирая руки. "Тогда начнем".
  Гарри принял момент, чтобы привести свои мысли в порядок. "После того, как мы покинули Хогвартс в конце третьего года, мы вернулись в наши... семьи. Гермиона встретилась с Эммой и Дэном, а я вернулся к...Дурслям. У нас все еще были наши порт-ключи друг к другу домой, не говоря уже о летнем обучении и веселье. Кроме того, в этом году был проведен Кубок мира по квиддичу, так что у нас обоих было с нетерпением ждать".
  "Несмотря на то, что мне не особенно нравится квиддич", сказала Гермиона, "у меня действительно не было проблем, и я смотрела игру. Мы оба были приглашены Уизли, хотя Гарри был в процессе покупки билетов. Гарри хотел убедиться, что его недавно появившийся крестный отец, который был поклонником квиддича, и его новый почетный дядя могли бы присутствовать, если захотят".
  "Мы сделали это". Ремус и портрет Сириуса сказали вместе.
  "Мы так же начали работать над нашими коммуникаторами", сказал Гарри, приподнимая запястье, снова демонстрируя часы. "Во время учебы мой отец и Сириус возились с зеркалами для общения. Хотя это не новая концепция в волшебном мире, это то, что не было сделано на протяжении веков, поскольку заклинания для их создания были потеряны во времена Основателей, и единственные, где остались - это массивные вещи, одно в архиве Министерства Магии, а другое в частной коллекции где-то. Папа и Сириус смогли их воссоздать".
  "Сириус и Ремус рассказали нам, как сделать их. Итак, мы сделали. Вместо того, чтобы иметь отдельные зеркала, мы на самом деле сделали очень маленькие, помещая их в наши часы. Это устройства связи, а также Порт-ключи, не нужно было вообще писать Гермионе, так как мы могли говорить, также как по телефону".
  Гермиона посмотрела на аудиторию, увидев, как Перси пришел в ярость. Она наклонилась ближе к Гарри и шепнула ему на ухо: "Перси намеревается конфисковать их, чтобы потом изучить и использовать в министерстве. Он планирует получать по 25 галеонов с каждого проданного комплекта. Амбициозно...".
  Гарри медленно кивнул. "После того, как мы их создали, я и Гермиона пошли по магазинам в Лондоне, купив две пары красивых и дорогих часов, которые мы разобрали, добавили зеркала и снова собрали их. Одни были отправлены Сириусу, чтобы он мог поддерживать связь, а другие были отправлены Ремусу".
  В зеркале связи Ремус поднял руку, потянув за рукав, показывая явно дорогой Ролекс.
  "Поскольку мы видели Северуса, Альбуса и Минерву почти каждый день, мы не делали их сразу, не видели смысла". Гермиона продолжала. "Мы учились в начале лета, затем направились к Уизли, отправив набор билетов Сириусу и Ремусу, а также трем профессорам. Все они присутствовали под гламурными эффектами, чтобы они могли смотреть игру без необходимости беспокоиться о том, чтобы быть арестованным, поцелованным, дискредитированным или боготворенным".
  "Группа Пожирателей Смерти, пьяных и расчувствовавшихся мятежников, начала возиться, занявшись травлей маглов. Когда Бартемиус Крауч младший запустил Темную метку, Пожиратели Смерти сбежали, боясь увидеть это. Я, Гермиона и Рон были загнаны в лес, где мы кого-то заметили".
  "Группа Авроров и Барти Крауч старший наткнулись на них, и обвинили Винки в том, что она запустила Темную метку. Мы были озадачены. Мы с Гермионой направились в тихий угол и позвонили Сириусу, Ремусу и профессорам. Мы договорились, что в этой ситуации есть что-то подозрительное, так как домашние эльфы не могут использовать палочки. Ничего общего с тем, что им это запрещено, они, на само деле, физически не способны их использовать. Все согласились следить за ситуацией, следя за тем, чтобы все были в курсе".
  "Когда мы вернулись к Уизли, мы собрали наши вещи, готовясь отправиться на экспресс".
  "После совершенно нормальной, считай скучной поездки на поезде, мы добрались до школы и были на празднике, а затем Дамблдор сделал объявление о турнире Трех Волшебников", сказала Гермиона.
  "В этот момент у меня возникло чувство опасности", вздохнул Гарри. "Я просто знал, что это не принесет ни чего кроме неприятностей". Он усмехнулся на мгновение. "Я был прав".
  "В течение двух месяцев мы работали нормально, Гарри все еще посещал все курсы, в то время как я все еще пропускала Прорицание, и продолжали наши передовые исследования. К этому моменту мы были впереди в Древних Рунах, мы начали изучать защитные силы. Оба были на уровне СОВ по всем предметам, по крайне мере, не говоря уже о мастерстве Оклюменции, а также пилотаж метел, почти уровня эксперт. Мы веселились и наслаждались собой".
  "Не забудь Г.А.В.Н.Э.", - легко сказал Гарри.
  Гермиона улыбнулась ему. "Ах, да... Г.А.В.Н.Э." . Она ухмыльнулась толпе. "Точно, как вы не думали, что я такая? Вы действительно думаете, что я побегу, пытаясь освобождать домашних эльфов, не поговорив с ними? Пожалуйста...".
  Глядя на толпу, Гарри увидел, что люди смотрят друг на друга с любопытством. Он заговорил. "Организация Гермионы, которая фактически стала Законом Министерства всего двенадцать дней назад, теперь делает незаконным все, чтобы навредить эльфу или попытки заставить их вредить себе. Если такое случится и поверьте мне, это часть контрольного оборудования, что и система обнаружения магии несовершеннолетних, мы будем знать, если это произойдет, то этот человек будет арестован и осужден за злоупотребления властью. Там нет способа избежать этого". Он ухмыльнулся чистокровным волшебникам с сердитыми лицами.
  "Где мы были?" спросила Гермиона.
  "Прибыли другие школа". Гарри сказал. "Шармбатон, школа, полная девушек-подростков из Франции, и Дурмстранг, кучка причудливых парней-подростков". Он морщил нос. "Держу пари, что внутри этого корабля воняло...".
  "На Хэллоуине того года у нас был распределение соперников Турнира из Кубка Огня. Четверо, которые были выбраны. Седрик, Флер и Виктор встретились в прихожей, недалеко от зала...".
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Большой Зал, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Понедельник, 31 октября 1994 года
  
  
  Гарри шел по Большому Залу, услышав, как его сокурсники стали называть его обманщиком и выкрикивали оскорбления. Он вошел в прихожую, кипящий от несправедливости, прежде чем позволить своим упражнениям в Оклюменции регулировать его эмоции. Потребовалось меньше минуты, чтобы безмолвная безмятежность омыла его.
  "Боже, мы как вулканцы". Он размышлял про себя, подавляя фырканье. "Никогда не позволяйте показывать свои эмоции публично. Предположим, это объясняет поведение Дафны Гринграсс и Трейси Дэвис". Со вздохом он прислонился к одной из книжных полок, неторопливо посматривая по сторонам.
  "Что это?" сказала Флер, подняв глаза. "Зой хочет, чтобы мы вернулись в Зал?"
  "Я так не думаю". Гарри смущенно ответил. "Я думаю, что сегодня будет действительно не особо веселая ночь".
  Звуки снующих ножек вошли в комнату. Дамблдор, МакГонагалл, Снейп, Крауч и Бегман бросились внутрь. "Что случилось, мальчик?" Крам потребовал властно.
  "Гарри, ты положил свое имя в Кубок?" спросил Дамблдор.
  "Нет, сэр". Гарри ответил спокойно. "Я этого не сделал".
  "Объяснить", раздраженно спросила Флер. "Что из этого случилось?"
  Гарри посмотрел на француженку. "Мисс Делакур, мы все прекрасно понимаем, что вы можете говорить на безупречном английском. Пожалуйста, сделайте это".
  Флер подняла бровь. "Хорошо, мистер Поттер". Она сказала безупречно и безукоризненно, без акцента, глядя на него свысока. "Вышло ли ваше имя из Кубка Огня?"
  "Это было", Гарри подтвердил.
  "Как это возможно?" Седрик спросил Крауча. "Я думал, что вокруг Кубка существует ограничительные чары".
  "Так и было". Сказал Дамблдор.
  "Тогда вы, должно быть, допустили ошибку". Ответила мадам Максим.
  "Конечно, возможно, мадам". Дамблдор согласился. "Это никогда не случалось со мной раньше, но все возможно".
  "Прекрати, Альбус". МакГонагалл решительно отрезала. "Мыс тобой оба знаем, что вы не ошиблись. У вас есть опыт в заклинаниях с разницей двенадцати лет".
  Гарри вытащил палочку. "Я, Гарри Джеймс Поттер, настоящим клянусь своей магией и жизнью, что я не бросал свое имя в Кубок огня для участия в Турнире Трех Волшебников 1994-1995 годов, и я не просил другого ученика, сотрудника или гостя, чтобы сделать это для меня. Пусть магия будет свидетелем моих слов".
  Остальные в комнате успокоились. Поскольку он все еще явно дышал, это была не ложь.
  "Однако, у меня есть вопрос". Сказал Гарри, глядя на Дамблдора. "Кубок был поврежден?"
  Крауч и Бегман исчезли из двери в Большой Зал, вернувшись через несколько мгновений, неся между собой старинный каменный Кубок.
  Дамблдор посмотрел на двух судей. "Джентльмены, будете ли вы так любезны отправиться на поиски Аластора Муди для нас, пожалуйста? Я уверен, что нам понадобятся его знания". После того как двое мужчин снова ушли, Дамблдор закрыл дверь, дернув палочкой, запустив несколько запирающих чар и барьеров.
  "Что здесь происходит?" Каркаров, наконец, пробормотал. "Как у Хогвартса может быть два чемпиона?"
  "Я подозреваю, что нет". Твердо сказал Гарри, нацеливая палочку на кубок. Он пробормотал длинный поток слов на латыни, прежде чем посмеяться про себя. "О, это умно. Действительно, произведение искусства".
  Дамблдор подражал действиям Гарри, а затем МакГонагалл, Снейп, Каркаров и Максим. Каждый из них получил те же результаты. "Это проблема". Признался Дамблдор.
  "Э-э...что?"
  "Гарри?" вежливо сказал Снейп. "Не мог бы ты поделиться с Седриком?" Он посмотрел на замешательство на лицах Флер и Виктора. "И с другими участниками?".
  Гари кивнул, заметив, как Седрик потрясла его вежливость. "Там было два очень сильных заклинания, или проклятья, скорее всего, брошенных на Кубок. Первое удалило барьер индивидуализации, а второй - сильное заклинание Конфундус. Очень умная работа".
  "В чем проблема?" спросила Флер.
  "Как вы делаете магический контракт обязательным, если кто-нибудь может бросить ваше имя?" спросил Гарри риторически. "Очевидно, вы не можете. Если бы это было так, то кто-нибудь мог бросить имена первокурсников, и им пришлось бы участвовать. Это вряд ли справедливо, и это не обязательно. Вы можете ввести только свое имя. Если бы Седрик попытался назвать мое имя, то кубок просто бы в него выплюнул кусок пергамента".
  "Итак...он уверен, что человек, который кидает пергамент, и есть тот человек, чьё имя написано". Флер заключила. "И эти чары были удалены".
  "Да", сказала мадам Максим. "Умно...и, скорее, дьявольски. А заклятие Конфундус?".
  "Я бы рискнул догадаться - что мистер Поттер был единственным претендентом от четвертой мифической школы. Поскольку Кубок является обязательным контрактом, Гарри вынужден участвовать".
  Флер посмотрела на него. "Я думала, что ты гончая, стремящаяся на турнир за славой и деньгами".
  "У меня есть деньги". Гарри ответил небрежно. "Больше, чем жалкая тысяча галеонов. Боже, я мог бы просто потерять их за диваном, и даже не заметить. И слава: у меня достаточно уже моей известности. Нет, вопрос в том, что мы делаем теперь?".
  Дамблдор внезапно обернулся и посмотрел на дверь. "Они возвращаются. Пожалуйста, не упоминайте об этом никому другому. На данный момент, пожалуйста, подыграйте".
  Дверь открылась, Крауч, Бегман и Муди вошли, последний с цоканьем его протеза по полу. "Что происходит, Альбус?" грубо спросил Муди.
  "Хогвартс обманывает!" Каркаров сердито сказал. "Два чемпиона...У меня есть мысль, чтобы убрать Виктора с этого соревнования прямо сейчас!".
  "Пустая угроза". Прорычал Муди. "Он должен соревноваться, все они".
  "Давать Огварцу две возможности!" Флер плюнула. "Зис из несправедливости!".
  "Единственный человек, который должен жаловаться - это Поттер". Огрызнулся Муди. "И я не слышу, как он жаловался!" Он покачал головой. "Это заняло бы чрезвычайно сильно заклинание Конфундус, чтобы заставить Кубок забыть только три школы, участвующих в турнире".
  Гарри поймал взгляд Дамблдора, незаметно кивнул.
  "Спасибо, Аластор, вы бы договорились о проведении инспекции в зоне постановки Кубка? Если кто-нибудь сможет найти подписи заклинаний, это вы".
  Муди кивнул. "Да, я узнаю, что это за подонок, Альбус, ты не волнуйся. Тебе нужен кто-то, кто будет сопровождать Поттера в его общежитие?"
  "По-прежнему существуют правила, запрещающие помогать участникам", сказал Крауч своим мерзким голосом. "Я уверен, что Поттер знает свой путь к спальне".
  "Я буду в порядке, профессор", вежливо ответил Гарри. "Однако, спасибо".
  "Рад буду помочь, Поттер". Сказал Муди, прежде чем повернуться и уйти.
  Крауч прочистил горло. "Первая задача, испытание мужества и смелости, состоится 24-го ноября, перед вашими коллегами и жюри. Вы не должны приносить никаких артефактов, кроме вашей палочки, и вы не можете обратиться за помощью к любому сотруднику или должностному лицу министерства". Он посмотрел на четверых. "Я думаю, что это все, я должен вернуться в министерство".
  "О, давай, Барти!" нетерпеливо сказал Бегман. "Придерживайтесь ночного колпака! Здесь все происходит!".
  После того, как Крауч и Бегман ушли, добросовестно споря, Дамблдор закрыл комнату. "Это проблема". Он сказал, прежде чем взглянуть на Каркарова и мадам Максим. "Спасибо, что разделили мои ...опасения".
  "Здесь что-то происходит, Дамблдор". Категорически сказал Каркаров. "Мне не нравится идея, что я, или один из моих учеников, играет".
  "И я". Мадам Максим твердо сказала. "Есть ли у вас какие-либо предложения?"
  Гарри прокашлялся. "Почему бы просто не объявить на турнире ничью и снова выбрать имена?"
  Челюсть Дамблдора упала. "Отличная идея". Он посмотрел на Каркарова и Максим, которые кивнули. Он потянулся к карману, вытащив четыре куска пергамента, которые раньше выкинул Кубок. Он взял тот, что с именем Гарри, смяв его и бросив на пол.
  Он постучал своей палочкой по Кубку Огня. "Как Верховный чародей Международной Конфедерации Волшебников, я настоящим объявляю Турнир Трех Волшебников ничьёй".
   Кубок вспыхнул один раз, прежде чем Дамблдор снова по нему постучал, зажигая пламя. Он снова бросил три пергамента. "Это займет несколько минут, чтобы принять решение", сказал он.
  "Хорошо, я заложу пять галеонов, что мое имя снова появится". Гарри сказал, вытаскивая свой денежный мешок. "Кто-нибудь играет?"
  Несказанное общее "НЕТ" было его ответом, заставляя его надуться, когда он убрал тяжелый мешок в свою мантию.
  Кубок вспыхнул, выплевывая пергамент. "Виктор Крам". Еще одна вспышка. "Флер Делакур". Третья вспышка. "Седрик Диггори". Дамблдор некоторое время смотрел на Кубок, вздыхая, когда он вспыхнул в последний раз, прежде чем погаснуть. "Гарри Поттер".
  Студент сказал, глядя на комнату. "Ты испорченный хлам! Я мог бы заработать 40 галеонов!"
  "Что мы делаем?" спросила МакГонагалл. "Мы не можем просто изгнать мистера Поттера из турнира. Поскольку он был введен, он должен соревноваться".
  "Что ты хочешь сделать, Гарри?" нежно спросил Дамблдор.
  Гарри поднял руку, оттянув рукав мантии, прежде чем постучать по часам. "Ты слушала, Гермиона?".
  "Я тут". Негромкий голос Гермионы вернулся.
  "Ты меня ждешь?"
  "Я нахожусь снаружи, под моим плащом".
  Снейп вскрыл дверь, ожидая, когда она войдет. Через мгновение дверь закрылась сама, воздух впереди замерцал, когда Гермиона сняла плащ. "Здравствуйте".
  "Как ты думаешь, что я должен сделать, Гермиона?" спросил Гарри. "Пока, я думаю, участвовать. У меня нет большого выбора".
  Гермиона шагнула вперед, тяжело обняв Гарри. Все чувствовали себя немного неловко, поскольку они были свидетелями совершенно милой сцены. Через минуту она отстранилась. "Борьба", она сказала.
  "Борьба". Гарри согласился. Он посмотрел на Дамблдора. "Похоже, я четвертый чемпион, сэр".
  "В самом деле". Дамблдор кивнул, немного грустно. "Теперь, мой мальчик, я не могу предложить вам помощи и мистеру Диггори в этом конкурсе".
  "Я понимаю, сэр". Гарри покорно ответил.
  "Тем не менее, я уверен, что профессор Снейп сможет вам помочь, в частном порядке".
  "Конечно, Альбус". Снейп твердо сказал.
  "И мистер Диггори, профессор МакГонагалл, как известно...сглаживает некоторые правила".
  Седрик поднял глаза, ухмыляясь одному из своих любимых учителей. "Для меня большая честь принять любую помощь, которую вы можете предложить".
  МакГонагалл выглядела оскорбленной. "Я не могу помочь чемпиону, мистер Диггори!" Она ответила, насмешливо скандаля. "Однако, я могу похвастаться увлекательными историями, которые могут вас просто заинтересовать".
  Улыбка Седрика расширилась. "Конечно профессор. Приношу свои извинения за любую...презумпцию, с моей стороны".
  "И, очевидно", продолжил Дамблдор, "я не контролирую действия директора Каркарова, а также директрисы Максим. Также мы, не позволили ли бы всем четверым получить доступ ко всей библиотеке Хогвартса, включая Запретную секцию, это против правил, поскольку это Турнир, который предназначен для содействия развитию сотрудничества".
  Флер и Виктор подавили свои улыбки. Библиотека Хогвартса была известна во всем мире своими богатыми знаниями. "Это будет оценено, профессор". Флер сказала, на что Крам кивнул соглашаясь.
  "Что касаемо ... помощи с задачами, очевидно, мы не можем вам помочь. Тем не менее, я знаю, что незаконный сбор студентов 23-го ноября, примерно в 11 вечера, на западном краю берега озера никогда не будет, не так ли?".
  "Нет, сэр". Все пять учеников скандировали, делая заметку.
  "Хорошо. Если бы я услышал об этом, я был бы вынужден остановить его". Он резко посмотрел поверх очков. "Итак, пожалуйста, убедитесь, что я об этом не слышу".
  "Да, сэр". Пять голосов повторили.
  "Теперь...Я верю, что ваши сокурсники будут вас ждать, когда вы, с нетерпением ожидая, вернетесь. Это было бы несправедливо по отношению к ним, если бы вы лишили их этой прекрасной возможности сделать отличную вечеринку?"
  Гарри, Седрик и Гермиона выбежали за дверь, Флер и Виктор пошли к их собственному месту жительства. "Есть еще одна вещь". Дамблдор сказал, после того, как ученики ушли. "У меня есть... проблемы, касательно Аластора. Кажется, он причастен. Можно ли всем нам внимательно следить за ним?"
  Каркаров поднял бровь. "Грозный Глаз славится своей ненавистью к Тьме, Альбус. Действительно, именно он поймал меня, когда я был... в некотором заблуждении, и он не свернул бы с этого пути".
  "Нет, он не хотел". Тяжело сказал Дамблдор. "Тем не менее, это не значит, что он полностью сам. Все, что у меня есть, это ...предчувствие. Я считаю, что небольшая постоянная бдительность послужит нам хорошо".
  
  
  ***
  
  Гарри выпил воды. "Да...даже тогда Дамблдор подозревал Грозного Глаза. Он был прав...как всегда".
  Гермиона улыбнулась портрету Дамблдора, который мерцал. "Поскольку я слушала за дверью, благодаря моему коммуникатору, я знала, что Гарри поклялся, что он не бросал свое имя в Кубок Огня. Но в любом случае, он бы не стал этого делать. Когда мы вернулись в общую комнату, у нас была печально известная встреча с Роном..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Общежитие мальчиков четвертого года, Гриффиндорская башня, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  31 октября 1994 года.
  
  
  Гарри направился к Гриффиндорской башне, Гермиона шла рядом с ним под ее плащом невидимости. Войдя внутрь, Гарри просто прошел через переполненную общую комнату, игнорируя скандирование и приветствия, которые бросали на него. Он сделал короткую речь (ровно 8 слов: "Я не бросал свое имя в Кубок Огня") и поднялся по лестнице. Когда он вошел в комнату в общежитие, он заметил, что Рон сидит на краю кровати, глядя на Гарри презрительно.
  "Итак, поздравляю".
  "Что ты имеешь ввиду, поздравляю?" спросил Гарри. Он просто знал, что из этого разговора ничего хорошего не выйдет. Позади он почувствовал, как рука Гермионы слегка опустилась на его плечо, предлагая ему комфорт и поддержку.
  "Ты сумел пройти на турнир. Никто не смог этого, даже Фред и Джордж. Как ты это сделал? Плащ-невидимка?"
  "Нет", ответил Гарри. "Плащ не позволил бы мне пройти за заклинание Дамблдора".
  "Хм..." сказал Рон небрежно. "Потому что, если бы это был плащ, ты мог бы сказать мне, и мы могли бы сделать это вместе. Но ты нашел другой способ...чем ты не поделился со мной".
  "Я не бросал свое имя в Кубок, Рон". Гарри твердо ответил. "Твоя вера или недоверие не имеет значения. Я этого не делал. Кто-то другой".
  "Ой, ли?" насмешливо спросил Рон, брови взвинтились к волосам. "Почему они это сделали?"
  "Я не знаю, и мне все равно, Рон, я этого не делал".
  Рон пристально посмотрел на него. "Я твой лучший друг, Гарри. ТЫ можешь сказать мне правду".
  Брови Гарри поднялись. Он подразумевает, что я ему лгу?! Долбанный засранец...также, он считает, что он заслуживает доверия? ХА! "Я говорю тебе правду, Рон!".
   "Если ты не хочешь, чтобы кто-то еще знал, все в порядке. Я могу хранить Тайны". Он пренебрежительно поморщил нос, чем-то напоминая Малфоя. "Нет смысла лгать, приятель. Мы все знаем, что тебе разрешили участвовать. Все эти призовые деньги...экзамены на конец года..."
  "Твоя вера, или недоверие, не имеет значения". Гарри ответил холодным голосом.
  "Ты, наверное, должен ложиться спать", сердито сказал Рон. "Вероятно, завтра выйдет большая статья".
  Рон потянул ноги в свою кровать, делая занавески закрытыми. Он тихонько фыркнул, и Гарри быстро убрался и лег в постель, потянув за собой занавески. Рядом с ним, сняв с головы плащ невидимости, появилась Гермиона.
  "Я ненавижу эту штуку..." - пробормотала она. "Всегда путает волосы". Она посмотрела ему в глаза. "Ты в порядке?"
  "Нормально". Гарри сказал. "Если бы для меня имело значение мнение этого дерьма, я бы беспокоился, но только твое, и некоторых из учителей, мнение имеет значение для меня, он скоро вернется ко мне, умоляя прощение". Он фыркнул. "Будто мне есть дело".
  "Поговорим с Сириусом". Сказала Гермиона, постукивая палочкой по сторонам.
  Опустив глаза, Гарри открыл свое лицо часам, постукивая по ним палочкой. "Сириус Блэк".
  После паузы Сириус появился на крошечном зеркале. "Вечер, детеныш. И привет, Гермиона".
  "Вечер, Сириус", сказала Гермиона. "Ты слышал?"
  Изображение кивнуло. "Северус связался через камин, десятью минутами раньше. Вы знаете, что это проблема, не так ли?".
  "Когда было все по-другому, Бродяга?" спросил Гарри. "Есть идеи?".
  Образ Сириуса задумался. "Несколько вариантов, детеныш. Аластор Муди - всемирно известный аврор, даже если он ушел на покой. Дамблдор видел знаки, также как и мы. Эта пропавшая ведьма из министерства, необъяснимая смерть в Литл-Хенглтоне. Что-то случилось, и это не очень хорошо. Твое имя появляется из Кубка, не один, а два раза...это очень странно".
  Гарри фыркнул. "Мы ведьмы и колдуны, Сириус. Странно - это часть нашей работы".
  "Ты знаешь, что ты собираешься делать?"
  Гарри и Гермиона обменялись взглядами, ухмыляясь друг другу. "Я сделаю то, что я всегда делаю". Гарри твердо сказал. "Я буду стоять и сражаться".
  
  
  ***
  
  "Утром после этого, Гермиона рано встала с постели, направляясь в Большой Зал, чтобы взять нам завтрак, поэтому нам не пришлось иметь дело с идиотами, их насмешками и презрением, которые встретились бы на нашем пути. Мы перекусили у озера, подкармливая тостами Гигантского Кальмара".
  "В этот момент мы решили, что должны быстро сделать коммуникаторы для профессора Дамблдора, МакГонагалл и Снейпа. Дамблдор дал мне свои...необычные часы, и мы подключили их. Я также попросил профессора МакГонагалл и Снейпа использовать их в случае непредвиденных обстоятельств",
  "Значки" Гермиона злобно прошипела. "Драко, долбанный, Малфой, сделал значки, которые поддерживали Седрика Диггори, с небольшим оскорблением - Поттер вонючка".
  "Да...я очень гордился этим". Снейп радостно вздохнул. "Наконец-то, я получил шанс наказать заносчивое маленькое дерьмо. Каждый человек, который носил значок "Поттер-вонючка", получил одну отработку в день, за каждый день, нося его. Даже слизеринцы. Жаль, что система баллов не работала в этом году. Это потребовало бы для Слизерина десятилетия, что бы оправиться от того года",
  Гарри усмехнулся, глядя на портрет, который подмигивал. "Да...в то время я задавался вопросом, почему Дамблдор никогда не останавливал их от этого".
  "Ах...к сожалению, в Хогвартсе по закону ?116 говорится, что учащиеся имеют право выражать себя любым доступным способом, который они сочтут нужным, если это никому не вредит. Хотя я надеялся, что вы скажете, что вы были расстроены. Я мог бы что-то сделать".
  Гарри просто пожал плечами. "Это был безмозглый кретин, рассказывающий о чем-то, о чем он ничего не знал". Он задумался на мгновение. "Который, собственно, и описывает Малфоя как Тролля, не так ли? Эти значки носили и другие люди, например старшие Хаффлпавцы...ну, я просто проигнорировал их. Их невежество - это их собственная ошибка".
  Гермиона поддержала его. "В какой-то момент искушались, попытаться отомстить, но решили этого не делать. На самом деле не было никакого смысла. Маленькие фанатики не были важны для нас".
  "Следующие событием было церемония Взвешивания палочек". Гарри продолжал. "Колин Криви пришел и позвал меня с Зелий, и я подошел к прихожей, где были остальные соперники...Я никогда не понимал, почему мы называли их чемпионами, а не соперниками...Хм...Во всяком случае, мы встали там, и Оливандер проверил наши палочки. Затем появилась сука-королева из зада..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Коридор четвертого этажа, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Четверг, 3 ноября 1994 года
  
  
  Колин Криви вел Гарри по лестнице. "Очень хорошо, что ты чемпион, Гарри". Маленький мальчик хмыкнул. "Я просто знаю, что ты выиграешь".
  "Спасибо, Колин", осторожно сказал Гарри. "Я...ценю твою поддержку".
  "Мистер Поттер", раздался голос, который заставил обоих мальчиков остановиться и повернуться. Профессора МакГонагалл и Дамблдор стояли там. "Благодарю, мистер Криви, за помощь. Мы будем сопровождать мистера Поттера дальше".
  Колин покраснел от общения с двумя из величайших людей, которых он знал, прежде чем уйти.
  "Это похоже на мальчика с плаката для кофеина", небрежно сказал Гарри, прежде чем обратиться к Дамблдору. "Профессора. Рад вас видеть".
  "Спасибо". Дамблдор ответил, мерцая. "Официально, меня тут нет, Гарри, я наверху с мистером Оливандером".
  "О..." Гарри посмотрел на него. "Маховик времени?"
  Дамблдор усмехнулся. "Нет. Мистер Оливандер в настоящее время проверяет оборудование, поэтому я подумал, что пройдусь. Я пришел, чтобы предупредить тебя, Гарри".
  "Что?" глаза Гарри сузились. "Это то, что вы знаете, я буду ненавидеть, или хуже...пресса".
  "Пресса", сказала МакГонагалл, ухмыляясь за стоном Гарри. "Женщина по имени Рита Скитер".
  "Сука, которая пыталась разорвать Артура Уизли после чемпионата?". Гарри застонал. "Позвольте мне догадаться, она одна из тех людей, которые лгут, и которым овцы верят совершенно, а затем приходят посмотреть на бойню".
  "Верно". Дамблдор подтвердил. "Я когда-то описал ее, как "очаровательно противную". У нее нет никакой морали и такта, Гарри, и она хочет тебя. Ты один из самых больших знаменитостей в нашем мире, и она с большим удовольствием разорвет твою репутацию в клочья".
  Гарри фыркнул. "Моя репутация...как будто мне не наплевать на это". Он задумался на мгновение. "Я удивлен, что она ничего еще не написала "очаровательно противно" по поводу всего, что произошло на избрании участников. Я бы подумал, что она была бы на мне, как мухи на...навоз".
  Дамблдор и МакГонагалл обменялись взглядами, прежде чем МакГонагалл заговорила. "Возможно, она выразила интерес". Небрежно сказала пожилая женщина. "Конечно, журналисты запрещены в Хогвартсе, если у них нет веской причины, чтобы они были здесь".
  "Как турнир". Гарри с горечью закончил. "И теперь, она придет сюда и случайно разрушит жизни, выкапывая каждую унцию грязи, которую она может. Чудесно..."
  МакГонагалл прочистила горло и указала на коридор, чтобы они могли продолжить идти. Через мгновение Гарри заметил, что Дамблдор исчез, предположительно отправился обратно в кабинет, чтобы поговорить с Оливандером. "Даже если ты не поговоришь с ней, Гарри, она будет делать то, что ей нравится".
  "Справедливое предупреждение". Гарри согласился. "Итак, я просто проигнорирую её".
  Когда они прошли в класс, где ждали другие чемпионы и судьи, Людо Бегман повернулся к Гарри. "Ах, вот и он, наш четвертый чемпион! Теперь, когда вы здесь, мы проведем церемонию взвешивания палочек. Именно здесь эксперт, чтобы убедиться, что ваши палочки полностью функциональны, поскольку они "ваши самые важные инструменты в задаче"".
  Людо услышал, как кто-то покашлял, прежде чем продолжить. "Т-там будет фотосессия. Это Рита Скитер", он ткнул пальцев за плечо, где сидела приземистая, уродливая маленькая ведьма в пурпурной мантии, с ядовитой улыбкой на лице, "она делает маленькую статью о Турнире для Ежедневного Пророка".
  Гарри отвернулся, морщась от ужасных одежд.
  "Может быть, не такую маленькую, Людо", сказала Рита, жалобно глядя на Гарри. "Интересно, могу ли я поговорить с Гарри, прежде чем мы начнем? Вы знаете...самый молодой чемпион...добавим немного цвета".
  Людо сиял. "Конечно, если у молодого Гарри нет возражений".
  "Прелестно", провозгласила Рита, схватив Гарри за запястье и попытавшись утащить его. Она остановилась, когда поняла, что он стоит, упираясь на каблуки.
  "Я действительно возражаю". Гарри сказал ровно. "К сожалению, мисс Скитер, я не имею права говорить с прессой, если мой агент не доступен".
  Виктор подавил усмешку, наблюдая за зрелищем, подмигивая Гарри, когда Рита отвернулась. Флер подошла и встала рядом с Виктором, широко улыбаясь.
  "О, уверена, твой агент не против, дорогуша". Сказала Рита, потянув за руку. Он все еще не двигался.
  "О, уверен, что мой агент будет возражать, дорогуша". Насмешливо ответил Гарри. "Кроме того, что вам, на самом деле, нужно говорить со мной, во всяком случае? В соответствии с тем, что вы делаете, вы сделаете, что угодно, и напечатаете это. Пожалуйста, не стесняйтесь. Вы пустая трата времени и нервов, насколько мне известно, и я вам больше ничего не скажу". Он отдернул руку и начал поворачиваться, прежде чем оглянулся. "О, и вы можете процитировать меня по этому поводу".
  Гарри ушел, стоя рядом с его соперниками. "Прекрасно, Гарри", одобрительно сказал Седрик.
   "В самом деле". Крам согласился. "Я не мог бы это сделать лучше".
  Флер кивнула, охотно улыбаясь ему. Он почувствовал, как её аура омыла щиты, но они держались. "Спасибо, что вы стоите за нас. Я уверена, что она напишет вам что-то подходящее противное".
  Гарри просто пожал плечами. "Я в ужасе". Он замер. "Совершенно испуган. Мне нужно беспокоиться о дементорах, василисках, темных лордах и одержимых учителях, и все же, пухлый репортер теперь входит в этот список".
  "Я не пухлая!" Рита громко закричала, глядя на чемпионов.
  "О, извините", ухмыльнулся Гарри. "Я не знал, что вы подслушиваете". Он трезво сказал. "УВОЛЕНА!" наблюдая, как она убегает. "Боже, я люблю это делать".
  
  
  ***
  
  Гарри радостно усмехнулся. "Газетная статья Риты была так же плохо написана, как Дамблдор меня и предупреждал, я не разговаривал с ней, и все же она сообщила, как мои глаза "купались с призраками моего прошлого". Мне все равно. Она бесполезна, как репортер. Она дергает, и люди верят в это". Он пожал плечами.
  "23 ноября я, Гарри, Виктор, Флер и Седрик направились к западному берегу озера, как Дамблдор поручил нам. Хагрид был там, чтобы "убедить" Гарри проскользнуть туда, а я потащилась под моим плащом невидимости", продолжила Гермиона. "И вот мы увидели четырех драконов и сразу начали паниковать".
  "Мы нервничали", сказал Гарри. "Драконы славятся своими боевыми способностями, не говоря уже об их потрясающем сопротивлении заклинаниям. Я и другие соперники обсудили стратегии на первое время, зная, что Седрик превратит скалы в отвлечение, в то время как Флер переведет дракона в транс, Виктор попробовал проклятие "Конъюнктивитус". Мы все прошли".
  "Моя работа в первой задаче хорошо известна, я вызвал свою метлу и совершил обход дракона, что было нелегко, так как он быстрее, чем Файерболт, и почти такой же маневренный. Поскольку у меня и Гермионы все еще были наши маховики, я вернулся после того, как я вышел из палатки вместе с Гермионой, и мы смотрели на все издалека. Это была довольно впечатляющая битва, даже если я так говорю".
   Гермиона фыркнула и ткнула его локтем. "Это нисколько не привлекательно, дорогой". Она мягко упрекнула. "Итак, Гарри забрал яйцо. Довольно много с того вечера начали работать над ним, оно вопило, поэтому мы экспериментировали разными способами, чтобы узнать, что в нем говорилось".
  "Тем не менее", сказал Гарри, глядя на Рона. "Сразу после этой задачи, Рон подошел ко мне, выпалив, как он верил, что кто-то пытается меня убить, поместив мое имя в Кубок, и ему потребовалось всего 4 недели, я сказал ему, что мне не нужны его извинения, и это правда, потому что я знал, что это бесполезно. Я все время знал, что он завидовал. Я знал, что его не интересует возобновление дружбы, поскольку таковой не было, в первую очередь".
  "Он просто хотел вернуться в центр внимания". Закончила Гермиона. "Как лучший друг Мальчика-который-выжил, он хотел быть очень выдающимся учеником, и ему это нравилось, и это заставляло его почувствовать себя важным". Она посмотрела на него в аудитории, спародировав толстяка Вернона. "Кем-то, чем он не является, никогда не был и никогда не будет".
  Гарри подавил улыбку, наблюдая за рыжей дымкой. Это было так легко, приструнить раздражающего идиота. Он радостно вздохнул. "Следующие событие, примечание, что все "знают"", буквы вспыхнули над сценой, "было о святочном бале. Профессор МакГонагалл созвала факультет и рассказала нам о танцах. После того, как все ушли, Минерва попросила меня остаться..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Класс Трансфигурации, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Пятница, 25 ноября 1994 года.
  
  
  "Поттер, слово, если угодно".
  Гарри подошел, полагая, что она собирается поговорить о своем дурном поединке с Роном. Ему не очень нравилось проводить время с Роном, но это было необходимо для отвлечения внимания. "Да, профессор?".
  "Поттер, чемпионы и их партнеры..."
  "Партнеры?" перебил Гарри.
  МакГонагалл улыбнулась. "Ваш танцевальный партнер, Гарри. Как чемпион Хогвартса, вам придется принять участие в первом танце Святочного Бала".
  "О... я не танцую, профессор". Гарри застенчиво сказал. "Меня никогда не учили".
  МакГонагалл ухмыльнулась ему. "Я могу вас научить, Гарри, никогда не бойтесь. Теперь вам нужно убедиться, что вы станете подходящим партнером. Зная вас, как я, я уверена, вы подумаете о ком-то".
  Гарри медленно кивнул. "Хорошо...Я хочу попросить самую красивую девушку в мире пойти со мной, но она откажется, чтобы пойти с таким дураком, как я?".
  "Хм...давайте подумаем об этом, не так ли?" насмешливо сказала МакГонагалл. "Любовь вашей жизни хочет пойти с любовью ее жизни на танцы. Хм...".
  Гарри открыл часы, постукивая палочкой. "Гермиона Грейнджер!" Он твердо сказал.
  Через мгновение он услышал голос Гермионы. "Да, Гарри?".
  "Мне нужно кое-что спросить, Гермиона. Лично. Где ты?".
  На мгновение наступила пауза, прежде чем Гермиона ответила. "Я вне школы, Гарри", призналась она. "Хочешь, чтобы я пришла?"
  Гарри поднял взгляд, широко раскрыв улыбку МакГонагалл. Он усмехнулся. "Да, пожалуйста".
  Дверь открылась, открыв покрасневшую Гермиону, которая вошла внутрь. Гарри встретил ее на полпути и взял за руку. "Гермиона, ты самая совершенная женщина на планете. Я был бы счастлив, если бы ты сопровождала меня на Святочном Балу, моя леди".
  Гермиона хихикнула, прежде чем говорить. "Я была бы счастлива, милорд". Она крепко обняла его, прежде чем оставить на губах целомудренный поцелуй. Они разошлись, когда услышали, как МакГонагалл прочистила горло. "Извините, профессор".
   МакГонагалл только отмахнулась от нее. "Не волнуйся об этом, я помню, когда меня спросил мальчик, с которым я была на балу на шестом курсе". Она радостно вздохнула в воспоминании. "Хорошие времена".
  "Итак...Вы поможете мне научиться танцевать, мэм?"
  "Конечно, Гарри, и, пожалуйста, не держись за формальности. Я говорила тебе это целую вечность". МакГонагалл жаловалась добродушно.
  "У меня есть мысль", внезапно сказал Гарри. Он взглянул на двух дам, затем постучал по часам. "Альбус Дамблдор!".
  Через мгновение директор ответил. "Ах...привет?"
  "Это Гарри, профессор". Он усмехнулся. "Вы все еще не привыкли к своим часам, разговаривающим с вами?"
  На другом конце соединения сухим хихиканьем ответили. "Я признаю, мне это любопытно... само по себе, учитывая, что я привык говорить с картинами и зеркалами, которые отвечают мне, если моя шляпа не прячется. Что я могу сделать для вас, Гарри?".
  "Я только что спросил Гермиону о Святочном Бале, сэр", сказал Гарри, улыбаясь молодой девушке, о которой идет речь, - "и она была достаточно любезна, чтобы согласиться".
  "Ах...Гарри, где ты сейчас?"
  "Я в классе профессора МакГонагалл, сэр". Гарри сказал с вежливой путаницей. "Есть проблема, сэр?"
  "Я буду там через несколько минут, Гарри". - Сказал Дамблдор, закрывая часы.
   Дамблдор, как обычно, был прав. Голая минута спустя он шагнул через дверь в класс Трансфигурации, который он крепко захлопнул, прежде чем бросить несколько запирающих чар и заклинаний тишины.
  "Есть проблема, сэр?" спросил Гарри.
  "Потенциально". Сказал Дамблдор, садясь на один из стульев. "Как мы все знаем, сны, которые у вас были о Волдеморте, указывают, по крайней мере, на то, что он все еще жив. Ваша Оклюменция является исключительной, но для Волдеморта есть другие способы получить информацию. Известие, что мисс Грейнджер посещает Бал вместе с вами, она станет мишенью".
  Гарри выгнул бровь, чувствуя, как в животе начинает образовываться гнев. "И что вы предлагаете, сэр?".
  "Взять когти, Гарри". С усмешкой сказал Дамблдор. "Я бы не мечтал вмешиваться в ваши отношения или свидание на Балу. Однако я бы попросил, что бы ты позволил нам продолжить шараду из-за отсутствия мисс Грейнджер".
  Миг гнева немного поблек. "В каком смысле?" Он почувствовал, как Гермиона приблизилась к нему, взяв его за руку.
  "Если бы мы поставили чары Конфундус на дверной проем, наряду с избранными чарами памяти, люди бы поверили, что вы посетили бал с кем-то другим, тем самым защитив мисс Грейнджер".
  "В этом есть смысл". Гарри медленно сказал. "Итак, я пойду с Гермионой, но люди подумают, что я с кем-то другим". Он нахмурился, когда до него дошло. "Чей образ вы хотите подсадить в чары?"
  Дамблдор пожал плечами. "Полностью на ваш выбор, Гарри".
  "Парвати", немедленно сказала Гермиона. "Она будет рассказывать людям несколько месяцев спустя о ее прекрасном свидании с Мальчиком-который-выжил".
  Гарри поморщился, затем кивнул. "Полагаю, из любопытства, почему не Лаванда?"
  "Она блондинка". Гермиона презрительно фыркнула. "Я знаю, что тебе не нравятся блондинки".
  
  
  ***
  
  Гарри улыбнулся Гермионе. "Итак, это был Бал. Седрик уже сказал мне, что идет с Чжоу, но мы хотели сделать нашу уловку более правдоподобной, поэтому я пошел и спросил Чжоу, будет ли она сопровождать меня на бал. Слои на слоях. Она извинилась, но сказала мне, что идет с Седриком. Затем, Бал. Я пошел с Гермионой, одетой в потрясающее платье. У нас было чудесное время".
  Голос из задних рядов покашлял. Гарри оглянулся, чтобы посмотреть, как Падма Патил встает. "Извините, что я прерываю. Могу я задать вопрос?".
  Гарри кивнул. "Конечно, Падма".
  "Если ты не пошел с Парвати, кто это был?"
  Гермиона подошла поближе. "Это был большой парень из Дурмстранга. Маркус...Марко...Думаю, из того, что она сказала нам, у нее было чудесное время".
  Падма взглянула на сестру, которая тихо сидела рядом с ней. "Но...".
  "Я знаю". Парвати тихо сказала, но все еще достаточно громко, чтобы ее услышали в совершенно бесшумном зале. "Марко подошел ко мне, спрашивая примерно через час после объявления. Профессор Дамблдор пришел ко мне и попросил меня помочь в уловке. Я согласилась. Я сохранила свои воспоминания, хотя была под заклинанием тайны, чтобы не раскрывать правду, у меня не было с этим проблем. У меня была переломная ночь, и я поддерживала с ним связь после нашего свидания". (п/п: я не совсем понял, что хотел сказать этим автор, но, похоже, девочка больше не девочка XD)
  Гарри просто усмехнулся. "У меня была потрясающая ночь. Я и Гермиона танцевали всю ночь". Он радостно вздохнул в воспоминаниях. "Что не удивительно, так это то, что Виктор и Флер пошли вместе. Хотя, действительно, это имело смысл. Оба они знали, что, если люди спросят их, то им нужна будет слава Крама или соблазнения Флер".
  "Я все еще помню предложение Рона". Гермиона слегка улыбнулась. ""Эй, Гермиона...ты ведь девушка...", Совершенно бесполезный идиот".
  "Я, конечно, уже знал это". Гарри помпезно сказал. "И наслаждался этим фактор во многих случаях". Он мрачно подмигнул Гермионе, которая покраснела. "И у нас был чудесный вечер. Конечно, истерика Рона, впоследствии, была интересной: Как она посмела пойти с кем-то еще на бал? Как смеет она просто не ждать, пока он вытащит свой палец из своей задницы и спросит ее?" Он покачал головой. "В общем, это была развлекательная ночь".
  "И тогда начались истинные предательства", тяжело сказала Гермиона. "Благодаря сети наблюдения портретов профессора Дамблдора мы услышали разговор Рона и Джинни. Они были...раздражены, что мы не были в отчаянии влюблены в них. Рон хотел меня, чтобы я могла делать домашнее задание и экзамены для него, а также, он считал меня настолько понятливой, что я с удовольствием буду спать с ним, просто потому что "высокий, мужественный и чистокровный", как он, хотел меня".
  "Джинни", продолжил Гарри, "с другой стороны, хотела меня по разным причинам. Поттеровское богатство не мало, и, будучи подругой одного из самых знаменитых волшебников 20 века, она заполучила бы свою славу и внимание. Их мать, запрашивала информацию о "соблазнении" нас".
  "Конечно", взяла на себя Гермиона, " "соблазн" на самом деле был любовным зельем. Мы подозревали это в течение почти двух лет и уже принимали нейтрализующие зелье, любезно предоставляемое Северусом".
  Северус посмотрел на теперь рычащего Рона Уизли. "Мне было очень приятно, уверяю вас".
  "Нам тоже". Гарри и Гермиона сказали вместе. Гарри продолжил. "Тем не менее, нас это не интересовало. Боже, мы были вместе уже более трех лет". Он повернулся и с облегчением улыбнулся Гермионе. "Три чудесных года".
  Гермиона посмотрела на него. "Ты неряшливый дурачок". Она ответила тепло. "К этому моменту даже мои мама и папа начали видеть Гарри своим зятем. У них не было проблем с этим. Папа сначала немного разозлился, когда узнал, как...мы сближались, но когда он встретил Гарри, он мог сказать, что он не против такого парня".
  Оба замолчали, чтобы вспомнить, прежде чем продолжать. "Северус сказал Альбусу, который добавил еще одну функцию к нашим часам: датчик зелья. Каждый раз, когда они обнаруживают Амортенцию, они начинают вибрировать, и это станет более важным позже". Он вздохнул про себя. "Мы быстро поняли, что вторая задача связана с чем-то в озере. Профессор Дамблдор пришел, чтобы поговорить со мной, сказав мне, что судьи Турнира, главным образом Крауч и Бегман, решили, что Гермиона отправится в озеро для меня. Я обсуждал это с Гермионой, и она согласилась, поскольку профессор Дамблдор подтвердил, что ни один из заложников не пострадает".
  Гермиона кивнула. "Я тоже этого хотела. Я легла спать 23 февраля и проснулась в довольно холодном озере. В общем, ни один из моих лучших снов. Поэтому я спустилась для Гарри...". Она подарила ему грязную усмешку, которую он с интересом вернул. "Пока маленькая Габриэль Делакур была там для Флер. Брат Виктора Александ...Я думаю, что так вы произносили это, он был привязан к скале для него, а Чжоу была заложником Седрика. Достаточно сказать, что Рон не спустился, и он был...просто убежден в другом: заклинание Агуаменти и небольшие чары памяти, как он убедился".
   Поттеры посмотрели на Рона, который обходил стандартные цвета и теперь превращал красивый флуоресцентный фиолетовый. Оба были втайне впечатлены.
  "Скажи им правду" Портрет Снейпа внезапно заговорил. "Поскольку я, по-видимому, злодей этой истории, я хочу убедиться, что получаю все свои овации".
  "Сожалею", извиняющимся тоном сказал Гарри. "Профессор Северус Снейп был злым человеком, который изменил разум Рона, и это было довольно просто: быстрый легилименс и чары памяти, небольшое принуждение не говорить о задаче, и Рон был убежден. Легкая работа". Не глядя, Гарри добавил: "И заткнись Перси. Мы не заинтересованы".
  "Итак, к концу февраля Гарри Поттер был на первом месте в Турнире Трех Волшебников, несмотря на то, что он был на три года младше других конкурентов. И он все еще имел дело с нагрузкой в двенадцать классов и дополнительным обучением". Гордо сказала Гермиона. "Мой герой..."
  Гарри на мгновение поцеловал её в губы, прежде чем вернуться к толпе. "Следующие, немного...различие произошли во время Пасхи. Рита Скитер напечатала ужасно предвзятые и разрушительные статьи в Ежедневном Пророке, просто потому, что могла. СУКА. Она писала всю свою ложь и скандалы, заставляя Гермиону получать письма ненависти, и даже физически повреждающие предметы по почте. Если бы я увидел Скитер, я убил бы ее на месте".
  Он пристально посмотрел на нервную блондинку. "Я все еще могу. Как Глава двух древних домов, я могу вызвать тебя на поединок в любое время, Скитер. Помни об этом".
  "Что еще более важно", вмещалась Гермиона, ее взглядом можно было колоть орехи, "как и я. И уверяю вас, СУКА, что Гарри по-настоящему прощает по сравнению со мной". Она взглянула на Гарри. "Пасха".
  "Пасха". Он подтвердил. "Мы получили шоколадные яйца от миссис Уизли. Опять же, покровительственный и оскорбительный подарок...потому что никто из нас особо не любит шоколад. Я получил яйцо дракона, а у Гермионы было яйцо курицы...и оба были либерально зашнурованы Амортенцией. К счастью, и Рон, и Джинни не блещут умом, и совершенно забыли связать зелье с собой. Итак, у нас была просто сырая Амортенция, пробегающая по нашим жилам, которая была полностью нейтрализована, прежде чем она смогла сработать".
  "Я помню это". Снейп сказал нежно. "Я чувствовал себя очень радостно, когда я съел часть этого яйца".
  "Двигаемся дальше", быстро сказала Гермиона. Она вспомнила разговор, который у них был, и прием Северуса, и никто не хотел его пересматривать. "Естественно, мы сообщали об этой ситуации нашим советникам факультета. На самом деле это уголовное преступление, чтобы использовать любовные зелья. Конечно, это шутка, и в некоторых ситуациях это терпимо, но это все еще незаконно. Все трое могли быть арестованы за их действия".
  "Должны быть", пробормотал Гарри. "Тем не менее, теперь у нас была, правда семьи Уизли, они хотели нас и были готовы на все, чтобы получить нас". Он покачал головой. "В любом случае...я и Гермиона продолжали практиковать перед третьей задачей. Когда Бегман пришел, чтобы забрать нас всех к квиддичному полю, мы узнали, что это был лабиринт, с которым мы столкнулись, плюс: чудовища, чары, гребанный Сфинкс, который был досадно умным..."
  "Естественно, Гарри разозлился". Сказала Гермиона. "Единственная причина, по которой он не выиграл прямо - это его чувство честной игры. Крам находился под Империусом Муди, и он мучил Флер, а Седрик оказался в ловушке Дьявольских Силков, и Гарри не мог просто пройти дальше. Правильный поступок...и Седрик умер из-за этого".
  Рита Скитер встала. "Вы никогда не говорили людям, что на самом деле произошло на этом кладбище".
  "Нет, нет, я сказал людям, которые должны были знать, Скитер. Ты не была, никогда не была и никогда не станешь одним из этих людей".
  "Люди..." - начала Скитер.
  "Заткнись". Спокойно сказала Гермиона. "Вы не имеете права комментировать наши действия. Вы должны быть журналистом-расследователем. Расследуйте". Она злобно ухмыльнулась. "Конечно...вы должны пережить остаток дня".
  Гарри медленно кивнул. "Вряд ли, Гермиона".
  Скитер не просто села, она упала, ее ноги сильно дрожали.
  "Теперь...где мы были? Ах, да, кладбище...".
  
  
  ***
  
  Воспоминание: кладбище Литл-Хенглтон, Литл-Хенглтон, Йоркшир
  Суббота, 24 июня 1995г.
  
  
  Седрик и Гарри приземлились с ударом, трофей порт-ключ катился в сторону. Гарри вскочил на ноги, вытащил палочку. "Готовься к битве, Сед". Он пробормотал. "Не нравится мне это". Он взглянул на свое запястье, заметив, что его коммуникатор был разбит из-за удара. Он вздохнул про себя, так как понял, что помощь не придет.
  Старший мальчик поднялся, вытаскивая палочку. "Ты не один".
  Гарри закрыл глаза, сосредоточившись на том, чтобы послать импульс магии.
  "Что, черт возьми..." сказал Седрик, чувствуя, как магия обмыла его. "Что это было?"
  "Магия". Гарри ответил отдаленно. "Ладно, не считая нас, у нас есть множество магических подписей. Две палочки. Магическое существо какого-то, маленького, но высокого потенциала. Один взрослый волшебник. Одна вещь, но мне не понятно что это"
  Седрик мгновенно окунулся, отступив назад в темпе, чтобы встать спиной к спине с Гарри. "Какие-нибудь догадки, где мы находимся?".
  "К сожалению, да". Ответил Гарри. "Ты можешь аппарировать?".
  "Да?" ответил Седрик.
  "Хорошо, аппарируй, отправляйся в Хогвартс. Приземлись перед воротами и беги к школе".
  "Я не могу оставить тебя здесь" Седрик немедленно возразил.
  "Седрик, иди!"
  С недоумением, старший мальчик дернул палочкой, только чтобы остаться на месте. "Черт...там должно быть какой-то анти-аппарационный барьер".
  Гарри немедленно осмотрел землю. "Трофей..."
  "Убей лишнего..." раздался хриплый голос.
  "Авада Кедавра!" Червехвост дернул палочкой.
  Гарри тут же кинул Седрика на землю, свернув с дороги, когда зеленое проклятье прошло мимо области, в которой он стоял менее чем секунду до этого. Седрик быстро поднялся на ноги, прежде чем на его грудь попало другое проклятие, зеленый цвет, выделивший его.
  "Нет!" Гарри закричал, нацелив палочку. "РЕДУКТО, СТУПЕФАЙ, ИНКАРЦЕРО, БОМБАРДА!" Четыре заклинания, выпушенные из палочки Гарри, подобно ракетам, побуждали Червехвоста бросить предмет из рук, когда он упал назад. Поистине, не самый изящный способ уклонения от мощных заклинаний, но достаточно, чтобы спасти его тупую шею.
  Маленькая зеленая рука вышла из грязных тряпок. Червехвост упал, слегка поглаживая пальцы. Гарри застыл, когда его нервная система была заблокирована, давая Червехвосту достаточно времени, чтобы бросить скрутку. Гарри упал, его нервная система была разблокирована.
  
  
  ***
  
  Гарри прокашлялся. "Седрик умер, потому что мы оба были неподготовленными. Никто не знал, что даже в форме гомункулуса Волдеморт мог использовать волшебство без малейшего затруднения, это было не очень сильно, но этого было достаточно, чтобы заморозить меня на месте, пока я был ошеломлен". Он вздохнул. "Потом я почувствовал болезненный удар, я был схвачен врасплох гребанным гомункулусом, остальное было просто. Я привязан к надгробию. Червехвост использует мою кровь для некромантического зелья, создавая новое тело Волдеморту. Мы сражались, это было ничья, я сбежал. Схватив тело Седрика и порт-ключ, я вернулся в Хогвартс."
  "И здесь история начинает становиться интереснее: я сразу же сказал Дамблдору, что случилось. Фадж был на трибунах, наблюдая за Турниром. Мы рассказали ему, что произошло, и что он сделал?"
  Гермиона открыла корпус атташе на трибуне, вытащив маленькую записную книжку. Она была быстро увеличена до формата А4. "Прежде всего, Фаджу сообщили, что высокопоставленного Пожирателя Смерти поймали на школьных соревнованиях. Этот человек, который был еще одним беглецом из тюрьмы Азкабан, должен быть заключен в тюрьму, допрошен и казнен за свои преступления. Вместо этого Фадж привел гребанного дементора, который мгновенно поцеловал мужчину. Нет правильного допроса, никакой исповеди, ничего".
  Гарри прочистил горло, наклонившись над плечом жены, продолжая читать. "Далее верховный чародей Дамблдор сделал несколько разумных предложений относительно политики министерства. Он посоветовал избавиться от дементоров, поскольку они, естественно, будут следовать за Волдемортом и отправить послов к великанам, чтобы удержать их нейтралитет".
  "Конечно", Гермиона взяла на себя монолог, "Фадж не сделал ни одной из этих вещей. Вместо этого, он сказал Дамблдору, что Волдеморт не мог вернуться, а затем ушел, забирая с собой дементора. И это было его решение. Он не стал расследовать, он не послал Авроров в Литл-Хенглтон, он не задал вопросов тем, кого Гарри упоминал...он просто...ушел".
  "И тогда...Уизли пришли ко мне в больничное крыло..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: больничное крыло, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 24 июня 1995 года
  
  
  Гарри лежал на своей традиционной кровати, самой дальней от дверей, жалея себя. Он чувствовал себя виноватым, да, но не за все, окружающие люди, казалось, ожидали. Он знал, что это выбор Седрика, чтобы взять Кубок, Барти Крауча за то, что он кинул его имя в долбанный Кубок, Волдеморта за то, что приказал убить, и Червехвоста за то, что он спустил курок. В великой схеме вещей это был не он, хотя он разделял небольшую часть вины.
  Тем не менее, он чувствовал себя ужасно. Раненная нога, от борьбы с Акромантулом, пострадала, не говоря уже о грязном ноже, который Червехвост использовал для извлечения его крови. Тупой засранец не потрудился очистить лезвие. Не говоря уже о нескольких проклятиях Круциатуса от самого Темного Лорда. Они болели.
  Гермиона держалась за его руку все время, когда его осматривали в больничном крыле, и во время надуманных опровержений Фаджа. "Ты в порядке, Гарри?".
  Он вздрогнул, когда переместил левую руку, которая все еще кровоточила. "Да, я буду в порядке, хотя это болезненный момент". Он вздохнул, подняв левую руку. "И мои часы были сломаны".
  Она отпустила его правую руку, осторожно поднявшись, чтобы освободить его запястье от часов. "Теперь, я могу исправить трещины, но мне нужно будет восстановить чары на зеркале и детекторе Амортенции".
  Кашель объявил о присутствии Альбуса Дамблдора. "Я только немного пожал плечами министру, и Сириус быстро принимает душ в гостях, прежде чем придет к вам, Гарри. Могу ли я помочь вам, пока мы будем ждать?".
  Он протянул руку, собирая сломанные часы. Старику потребовалось чуть меньше минуты, чтобы восстановить повреждения и заменить чары.
  "Знаете...", Гарри протянул руку: "Досадно, насколько вы хороши в этом, сэр".
  Дамблдор усмехнулся. "После почти шестнадцати десятилетий, молодой кузнечик, я должен надеяться, что я хорошо разбираюсь в таких вещах. Конечно, через пять, может быть, десять лет, вы легко превзойдете мои скудные достижения".
  Гарри фыркнул. "Да, правильно".
  "Хорошо". Весело сказал Дамблдор. "Я рад, что вы согласны, а вы, мисс Грейнджер". Он смотрел, как Гермиона закатывает глаза. "Теперь, я заметил Уизли на трибунах, раньше, и я считаю, что они захотят зайти к вам, Гарри, я бы посоветовал "постоянную бдительность" на данный момент".
  "Согласны". Гарри и Гермиона ответили в унисон. "Это напоминает мне, где настоящий мистер Муди?"
  "Я думаю, что он сражается с мадам Помфри за то, сможет ли он восстановиться в своем помещение или в больничном крыле".
  Гарри снова фыркнул. "Извините, но у него нет надежды на избавление. Я прав, мадам Помфри". Он наблюдал, как Дамблдор быстро исчез из-за чар иллюзий.
  Двери открылись, показав целительницу, подталкивающую потрепанного и взъерошенного Аластора Муди. "Проклятье, Гарри". Целитель сказала. "Ты когда-нибудь избавишь меня от проблем?".
  "Я не посмею". Искренне сказал Гарри. "Спорить с вами, Поппи? Это просто доказательство того, что я крепкий, как орех".
  "Хорошо". Самодовольно сказала Поппи. "Теперь, позволь мне доставить Аластора в кровать, пока он не перестал пытаться скрыться...". Она медленно повернулась, увидев, что в дверях появился довольно застенчивый Муди, пытающийся прокрасться. "И тогда мы сможем разобраться",
   Вздохнув, Муди топал к кровати, чуть не бросившись на нее, прежде чем поднять одеяла. Когда Поппи вручила ему флакон с зельем, он сосредоточенно посмотрел на нее. "О, ради Мерлина!". Поппи крикнула. "Я знаю тебя в течение 38 лет, Аластор! Ты действительно думаешь, что я попытаюсь тебя отравить?".
  Все еще ворча, Муди проглотил содержимое, прежде чем рухнуть назад и начать храпеть.
  Поппи взяла флакон. "Не отравлю я тебя, но я тебя побью". Она сказала самодовольно, поправляя одеяла и отошла. "Итак, мистер Поттер, что тебе нужно?"
  "Швы и анти-Круциатус". Он сказал прямо.
  Пока Помфри работала, небольшая толпа быстро пробралась в больничное крыло. Черная собака, которая все еще была мокрой, Северус Снейп, который все усмехался, и большинство семьи Уизли.
  "Гарри, дорогой!". Молли закричала, когда бросилась вперед, пытаясь схватить молодого человека в удушающие объятия. Гарри стиснул зубы, когда Молли попыталась сжать его. "Я так беспокоилась о тебе!".
  "Я в порядке, миссис Уизли", невозмутимо сказал Гарри. "Спасибо за беспокойство".
  "Ты знаешь, как я волнуюсь, Гарри". Молли сжалась.
  Гарри и Гермиона поймали взгляд друг друга, когда они оба задумались, почему же она волновалась, но не успела она еще что-то сказать, так как двери в больничное крыло захлопнулись, открыв яростную Минерву МакГонагалл и краснолицего Фаджа. "...Дамблдор? Почему он не здесь, чтобы отвечать на мои вопросы?".
  "Что происходит?" спросил Дамблдор, входя в дверь. Ясно, что он пробрался прямо за дверь, чтобы он мог войти. На самом деле он был шоуменом в глубине души. "Корнелиус? Почему вы нарушаете покой пациентов?". Он повернулся к МакГонагалл. "Кто охраняет Барти Крауча?".
  "НИКТО!" МакГонагалл сердито сказала. "Нет большей необходимости! Этот идиот", яростным жестом указала на Фаджа, "привел дементора в школу! ДЕМЕНТОР! Как только он вошел в комнату, он сразу же поцеловал Крауча!"
  Дамблдор не стал мерцать глазами и повернулся к Фаджу. "Почему вы привели дементора на территорию Хогвартса, Корнелиус? Вы знаете мои взгляды на темных существ".
  Фадж сердито посмотрел на него. "Я министр магии, Дамблдор, и я благодарю вас, что помните это! Если я почувствую необходимость защиты от опасных сумасшедших, я приму это!" Он на мгновение нахмурился. "Кроме того, какой-то сумасшедший дурак, который говорит, что он работает по указаниям Вы-знаете-кого...мы все знаем, что Вы-знаете-кто мертв!".
  Гарри прочистил горло. "Министр...вы знаете, что Волдеморт не умер, и я могу это доказать. В прошлом году, когда вы пошли в Три Метлы, вы сказали мадам Росмерте, что он все еще жив. Что вы сказали?" Гарри закрыл глаза, чтобы вспомнить. "Ах, да: "силы его исчезли, ужасно ослабели, он сбежал". Вы знаете, что он не умер. Почему же вы отрицаете его возвращение?"
  В больничном крыле молчали, наблюдая, как четырнадцатилетний подросток рассказывал о самом важном человеке в волшебной Британии...и поймал его на лжи с использованием фактов.
  "Это был частный разговор!" Фадж крикнул.
  "Посреди переполненного бара". Гарри указал на еще один факт. "И вы не ответили на мой вопрос. Если вы знаете, что Волдеморт не умер, почему отрицаете тот факт, что он может быть снова воплощен?".
  "Он не может быть..." прошептал Фадж, прежде чем протрезветь. "Я читал все о вас, Поттер, шастаете по всему замку, говорите на Парселтанге...знак Темного волшебника, мальчик. Я знаю вашу игру. Вы хотите сделать все возможное, чтобы дестабилизировать министерство".
  "Нет". Тихо сказал Гарри. "Я хочу, чтобы все жили и были счастливы, но с Волдемортом это невозможно".
  "Корнелиус", Дамблдор вступил гладко. "Это время действий, быстрых, решительных действий. До сих пор вы уже стоили нам огромного источника информации, когда казнили Барти Крауча-младшего. Я умоляю вас не совершать больше ошибок. Удалите дементоров из Азкабана. Отправьте послов к великанам, оборотням и вампирам. Сделайте это, и с нас будет шанс на предстоящую войну. Не сработаете, и вы получите весь ужас прошлого".
  "Гиганты?". Фадж повторил. "Вы сумасшедший?! Я не свяжусь с кучей грязных зверей, скажем, так, и с сумасшедшим, внимательным ребенком! И дементоры? Половина волшебного мира хорошо спит ночью, потому что дементоры охраняют Азкабан".
  "И другая половина нас страхует", Дамблдор возразил. "Корнелиус, я прошу вас сделать это. Да, это будет не популярное решение, и да, это может стоить вам нескольких голосов, но когда правда выйдет, вас посчитают героем".
  "Он не может вернуться", сказал Фадж, почти умоляюще. "Он просто не может быть...". Он полез в карман мантии, вытаскивая мешок с галеонами, который он быстро опустил на кровать Гарри. "Ваш выигрыш, молодой Поттер. Там должна быть церемония, но теперь...НЕТ". Он посмотрел на Дамблдора. "Мы поговорим утром, Дамблдор. Скоро в Хогвартсе могут произойти некоторые изменения". Он выскочил из комнаты, МакГонагалл и Снейп следили за тем, чтобы официальная задница вышла.
  Дамблдор вздохнул. "Это будет...хлопотно". Он посмотрел на Уизли. "Молли, я могу рассчитывать на вас и Артура?"
  "Конечно, Альбус". Твердо сказал Молли. "Мы оба знаем, что, на самом деле, из-за Фаджа, из-за него Артур никогда не продвигался по службе, а не из-за своей любви к маглам. Мы все стоим с тобой, Альбус".
  "Отлично". Дамблдор быстро определил план вербовки из министерства, отправив Билла Уизли в путь.
  "А теперь, Бродяга, если ты раскроешься?". Дамблдор уставился на собаку, которая быстро трансформировалась.
   "Сириус Блэк!" Молли закричала, вытаскивая палочку из кармана.
  "Мама, прекрати!" потребовал Рон. "Все в порядке, он хороший человек, это был не он".
  После того, как Молли успокоилась (!), она повернулась к Дамблдору, который смотрел на двери в больничном крыле. Через мгновение они открылись, впустив Северуса и Минерву.
  "Блэк!" Снейп усмехнулся, потянув палочку. "Еще не умер, дворняжка?".
  Сириус быстро ответил. "Нет...ты снова потерпел неудачу, ты жирная летучая мышь!".
  "Достаточно!" взревел Дамблдор. "Вы на одной стороне, и вы будете действовать вместе! На данный момент я соглашусь на отсутствие открытой враждебности. Теперь, пожмите друг другу руки".
  Двое мужчин схватили руки на мгновение, прежде чем опустить их к бокам, вытирая их о штанины брюк, как бы пытаясь стереть грязь. "Теперь, Северус...ты знаешь, о чем я должен тебя просить".
  Северус кивнул. "Я, директор, немедленно пойду".
  "Сириус, ты был бы так добр, чтобы собрать старую группу и отправиться вместе с Ремусем?".
  "Хорошо, Альбус". Твердо сказал Сириус, прежде чем обратиться к Гарри. "Мне нужно идти, детеныш, но я буду на связи". Незаметно, он схватил блестящий Ролекс на запястье. Гарри незаметно кивнул, прежде чем Бродяга снова появился, выходя из дверей, как щенок.
  "Это был довольно трудный вечер для молодого Гарри". Сказал Дамблдор, резко глядя на Уизли. "Я бы предложил, чтобы мы немного отдохнули".
  Молли задушила Гарри еще одним объятием (вызвав больше скрежета зубами) и вышла из больничного крыла, резко вздыхая о "бедном мальчике". Рон слегка взглянул на Гарри, прежде чем последовать за его мамой без единого слова.
  Джинни подошла поближе, улыбаясь тому, что, по ее мнению, было соблазнительно. "Скорее поправляйся, Гарри", произнесла она с неестественным видом. "Я зайду в тебе завтра".
  "О, радость какая"- подумал Гарри. "Спасибо, Джинни". Гарри хладнокровно сказал. "Доброй ночи".
  Близнецы были следующими. "Молодец, старина". Они сказали вместе. "Наслаждайся призовыми деньгами". Каждый из них хлопнул рукой по плечу, прежде чем уйти, оставив только Северуса, Дамблдора, МакГонагалл и Гермиону с Гарри.
  "Кто-нибудь еще хоть немного испугался?" спросил Гарри, в частности, никого. Четыре руки были подняты. "Да, я так и думал...".
  "Что меня беспокоит", осторожно сказала МакГонагалл, "это то, как они сосредоточились на призовом фонде, а не на смерти мистера Диггори".
  "Прямо там с тобой, на этом". Снейп быстро кивнул. "В любом случае, я должен быть готов отправиться в ближайшее время. Меня вызвали к Волдеморту". Он посмотрел на Дамблдора. "Альбус, Игорь в моем кабинете, собирается мочиться в штаны в страхе. Я считаю, что было бы хорошо убрать его с дороги и в безопасный дом. В данный момент он никому не нужен".
  "Очень хорошо". Дамблдор остановился у двери. "Гарри? Гермиона?". Подростки подняли глаза. "Спите, вам нужен отдых".
  
  
  ***
  
  "И мальчик, мы тоже". Гарри сказал ровно. "Адская суббота выдалась...Это было почти в конце четвертого года. Был один день или около того, прежде чем мы все отправились домой, и нам дали набросок домашней работы. В отличие от других чемпионов. Я сдал экзамены и прошел их все, естественно. Я был вторым студентом на нашем курсе...после моей гениальной жены, конечно".
  Она покраснела. "Честно говоря, мы оба с нетерпением ждали лета. Это был еще один ужасный год для нас. Мы с нетерпением ждали, что бы мы будем лежать на заднем дворе с большими стаканами лимонада и обжиматься, восстанавливаясь. Конечно, никто не может предсказать будущее".
  "Тогда на поезде домой. Все знают", над головой Гермионы снова мелькнули пылающие буквы, "что Гарри дал близнецам Уизли призовые деньги - 1 000 галеонов. Ну...точно..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Хогвартс-Экспресс, по пути в Лондон.
  Воскресенье, 25 июня 1995 года.
  
  
  Рон вылез из купе, перешагнув Крэбба и Гойла. "Фред, Джордж...подождите секунду", крикнул Гарри.
  Гермиона быстро закрыла дверь, спустив затвор.
  Гарри открыл свой багаж, вытащил мешок с выигрышем с Турнира. "Вы рассказывали нам о "Всевозможных волшебных вредилках"...помогла ли 1 000 галеонов вашему бизнесу?"
  Оба близнеца зажмурились на оборванном мешке в руке Гарри. "Да..." выдохнули вместе. "И ты просто...даешь это нам?".
  "Нет". Гарри сказал. "Я предлагаю, чтобы мы договорились о заключении бизнес-контракта между вами и мной. Я дам вам эти деньги, в обмен на долю бизнеса".
  Гермиона осторожно наблюдала за близнецами, используя свои способности лигилимента. Пока они совещались, она наклонилась ближе к Гарри, дергая палочкой, чтобы создать вокруг них конус молчания. "Они собираются взять деньги и договориться дать тебе один кнат с каждых пяти галеонов, которые они заработают, в качестве твоей доли прибыли".
  Брови Гарри поднялись. "Чудовищные педерасты...Это что...одна двадцатая процента? Десять пенсов за каждые две с половиной сотни фунтов, которые они делают? Я так не думаю, это будет 50 на 50 или ничего".
  Фред посмотрел на Гарри. "Ладно, Гарри, мы готовы принять деньги, в обмен на то, чтобы дать тебе долю в бизнесе и процент прибыли".
  Кивнув медленно, Гарри рассеял конус молчания. "В принципе, это хорошо, какие акции и какой процент?"
  Близнецы на мгновение закрыли глаза. "Это то, что мы могли бы выработать на более позднем этапе, Гарри, конечно?".
  "Мы могли бы, да". Гарри согласился. "Но мы не будем. Здесь и сейчас, или я ухожу".
  Гермиона была занята записью чего-то на лист пергамента, который она передала Гарри. Он быстро прочитал его и подписал, надрезая большой палец острым краем пера и позволяя капле крови упасть на его подпись. Кровь быстро впиталась в пергамент.
  "Господа, если бы вы подписали внизу?" спросил Гарри, предлагая пергамент.
   Фред и Джордж быстро прочитали это.
  ДОГОВОР
  Это Соглашение о совместном предприятии, заключено в этот день, 25-го июня 1995 года, Гарри Джеймсом Поттером и Фредериком Уизли и Джорджем Уизли, из "Всевозможные волшебные вредилки".
   Целью совместного предприятия является открытие и поддержание магазина шуток и розыгрышей, названного "Всевозможные волшебные вредилки", которые управляют продажами и транспортировкой заказов Совами.
   Гарри Джеймс Поттер предоставляет Фредерику и Джорджу Уизли, из "Всевозможные волшебные вредилки" 1 000 галеонов в качестве стартового капитала для бизнеса. Этот инвестор не предоставляет дополнительный капитал.
   Капитал в 1 000 галеонов должен использоваться исключительно для предметов снабжения и других предметов, необходимых для "Всевозможные волшебные вредилки".
   Фредерик Уизли и Джордж Уизли будут нести ответственность за создание и розничную торговлю всеми товарами и продуктами, продаваемыми "Всевозможные волшебные вредилки". Гарри Джеймс Поттер не несет ответственности за концепцию, создание или окончательную перепродажу любых продуктов.
   Начиная с 25-го июня 1995 года и заканчивая расторжением этого соглашения, вся чистая прибыль после уплаты налогов, заработной платы и оптовых расходов на поставки компании должна быть разделена между Гарри Джеймсом Поттером и Фредериком Уизли и Джорджем Уизли в следующих процентах: Гарри Джеймс Поттер - 50; Фредерик Уизли - 25; Джордж Уизли - 25. Распределение должно происходить всякий раз, когда прибыль депонируется в банке Гринготтс. Прибыль Гарри Джеймса Поттера автоматически отправляется в хранилище Гринготтс ?1194, в то время как Уизли депонируют свою прибыль в собственное хранилище.
   Гарри Джеймс Поттер, как единственный инвестор "Всевозможные волшебные вредилки", должен быть снабжен любыми поставками, товарами, которые он или его прокси требует, бесплатно для себя. Эта статья будет действовать в течение срока действия соглашения.
   Это соглашение о бизнес-ваучере должно быть конфиденциальным, а Фредерик и Джордж Уизли подвергаются контрактной Обливации, если и когда это потребуется.
  
  Прочитав, близнецы пожали плечами, решив, что они просто сообщают о неточной прибыли, чтобы убедиться, что они получили свою справедливую долю, подписали контракт и прокололи пальцы, позволяя крови упасть. В тот момент, когда кровь попала на пергамент, документ вспыхнул и засиял на мгновение, прежде чем успокоиться. Палочка Гермионы мелькнула у близнецов. "Обливиэйт! Обливиэйт!". Контракт исчез из их умов, когда Гарри протянул большой мешок с золотом.
  "Вот так, джентльмены, 1 000 галеонов. Я с нетерпением жду вредилок". Он встал, быстро убирая пергамент в его карман. "Увидимся".
   Гермиона быстро последовала за ним, выйдя за дверь. Она увидела жадность на лицах близнецов, когда они уставились на кошель. С легкой усмешкой она вышла из купе, мчась с поезда, чтобы найти своих родителей.
  
  
  ***
  
  "И мы пошли домой", закончила Гермиона. "В ту ночь Гарри был со мной, и мы всю ночь разговаривали, обнимались, он рассказывал мне все: каждый взгляд, каждый звук, каждый запах...все". Она чувствовала, как Гарри держит руку вокруг ее талии.
  "Итак...". Он взглянул на портреты.
  Дамблдор прочистил горло. "Я чувствую себя вынужденным указать, Гарри, насколько были хороши ваши результаты экзаменов. Результаты, как после СОВ-уровня во всех семи основных предметах, так и факультативах, которые вы взяли. Вы могли бы легко пройти СОВ, и несколько ТРИТОН-ов. Не говоря уже о том, что вы оба были готовыми префектами, мастерами Оклюменции и экспертами в полетах. Даже Волдеморт, когда он был студентом, не был таким же сильным или подготовленным, как вы, всего-то в возрасте 14 и 15 лет".
  Лили посмотрела на Гарри и улыбнулась. "Ну...ты был лучше меня, и Джеймса, черт возьми, вместе. Пара ярких звезд..."
  Дамблдор снова покашлял. "Вы забыли упомянуть, что я снова предложил рассказать вам о пророчестве, Гарри. Вы оба были более адекватными Оклюментами, чтобы скрыть информацию".
  Гарри кивнул. "О, да". Он повернулся к аудитории. "Альбус предлагал, как и три года подряд, чтобы рассказать мне о пророчестве. Он объяснил, что Волдеморт был легилиментом, и что он будет изучать мой разум и что мне нужно будет поддерживать барьеры. Я решил не слушать его, я знал, что мне нужно тренироваться и готовиться. Первый залп войны был сделан, и Седрик Диггори пал от его удара. Настало время подготовиться к битве".
  
  
  Глава шестая. Школьные годы 1995-1996.
  
  
  Большой Зал, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 1 августа 1998 года.
  
  
  В Большом Зале царила тишина. Турнир Трех Волшебников широко освещался в Ежедневном Пророке, не говоря уже о том, что дотошная Рита Скитер сделала невозможно точное освещение событий турнира. Никто не знал, что произошло, о чем два героя, на сцене, никогда не рассказывали.
  "Простите...". Ровно выглядящая женщина позади встала. "Извините, я могу кое-что прояснить?"
  Гарри слегка прищурился, прежде чем его лицо смягчилось. "Конечно, миссис Диггори. Что вы хотите знать?"
  "Мы думали...", она прочистила горло, быстро потирая глаза. "Мы думали, что Седрик был убит мгновенно".
  "Нет". Гарри тепло улыбнулся. "Я сказал Седрику уйти, но он этого не хотел. Мы обменялись несколькими заклинаниями с Волдемортом и Червехвостом, но мы оба устали и получили ранения, пробираясь сквозь лабиринт. Ни один из нас не был в лучшей форме, и мы столкнулись с превосходящими противниками. Седрик умер, сражаясь за свою жизнь, мэм. Он...Он был настоящим Чемпионом".
  Она кивнула, затем села.
  "Итак ...где мы были?" спросил Гарри, глядя на Гермиону, которая держала тетрадь.
  "Мы провели обучение...". Она твердо сказала. "Опять же, мы придерживались той же договоренности, что и раньше. Гарри переносится порт-ключом ко мне, или я к нему. Мы начали фокусироваться на более боевой магии".
  Опять же, гнусная женщина, Скитер поднялась на ноги, но он выглядела гораздо более вежливо и почтительно, чем раньше. "Могу я задать вопрос, касающийся вашего обучения?".
  "Вы можете". Сказала Гермиона, ледяным тоном.
  "Вы сказали, что с конца первого года проводите внеклассное обучение. В этот момент, в вашей истории, вы только что закончили свой четвертый год. На каком уровне вы были?".
  Гарри перевернул несколько страниц в блокноте. "Это был вежливый вопрос, Скитер, поэтому мы ответим на него". Он рассеянно сказал. "К концу четвертого года у нас с Гермионой было достаточно знаний, чтобы сдать экзамены ТРИТОН-уровня в Древних Рунах, Арифмантике, Чарах и заклинаниях, ЗОТИ, Истории Магии, Магловедение, Зельях и Трансфигурации. Мы были эквивалентны шестому году в Астрономии, Уходе за магическими существами и Гербологии".
  Кашляя, Гермиона указала на другую колонку в книге. "Мы также были квалифицированы как Мастера в области Оклюменции и работе с метлой. Я училась Легилименции, так как Гарри не мог использовать эту ветвь магии. Мы оба могли аппарировать, хотя мы были немного медлительными и довольно шумными. У нас было базовое обучение первой помощи, любезно предоставленное мадам Помфри, и мы оба могли обнаружить почти любую магическую подпись или ловушку".
   Рита медленно двигалась по странице. "Другими словами, вы были в значительной степени выпускниками к концу своего четвертого года".
  Гарри и Гермиона на мгновение посмотрели друг на друга, прежде чем кивнуть. "Довольно точно, да. Конечно, ни один из нас не сдавал какие-либо экзамены, но благодаря профессорам, мы знали на каком уровне были. Мы тяжело работали, чтобы добиться этого".
   Рита села, тихо произнесла на свой пергамент, который снова начал писать.
  "Это было длинное лето". Гарри сказал, казалось, совершенно неожиданно. "Гермиона получала Ежедневный Пророк, читая все статьи о том, что я являюсь лжецом и сумасшедшим. На самом деле меня это не особо беспокоило. Как я уже говорил ранее, единственные люди, чье мнение мне важно, знали правду, и они поддерживали меня".
  "Официально, я был в значительной степени оставлен в одиночестве в течение этого лета. Уизли едва писали мне, в основном отправляя мне письма, в которых говорилось, что они не могут мне ничего рассказать, что на самом деле было пустой тратой пергамента. Однако, Рональд Уизли может на самом деле помнить, что я не поддерживаю Пушки Педл. Моя команда Паддлмер, по довольно очевидным причинам".
  В толпе Оливер Вуд усмехнулся.
  "Я получил отличные подарки на день рождение, большинство из которых было оставлено в доме Гермионы. Ее родители сделали мне небольшую вечеринку, на которой присутствовали мои профессора, Сириус, Ремус и Альбус. Я спал с Гермионой той ночью, возвращаясь к Дурслям на следующий день, потом...".
  "Атака дементоров". Закончила Гермиона. "На следующий день после дня рождения Гарри, 1 августа, профессор Дамблдор уговорил меня и моих родителей, чтобы они переехали в Гриммулд-Плейс, а пара целителей под Оборотным зельем взяла на себя их стоматологический кабинет. Мама и папа остались в защищенной части Гриммулд-Плейс, на третьем этаже. Когда я услышала об атаке дементоров, я немедленно связалась с Гарри. Он объяснил ситуацию, пока тащил толстую задницу своего кузена домой...".
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Сквер Магнолии, Литтл-Уининг, Суррей.
  Среда, 2 августа 1995 года - 21:08
  
  
  "Гермиона Грейнджер". Гарри задохнулся, когда он постучал своей палочкой по часам.
  "Гарри? Что случилось?" голос Гермионы вернулся через несколько минут.
  "Просто напали дементоры, детка". Ответил Гарри, отчаянно желая выпить воды. "Двоя из них. Изгнал их с помощью Сохатого".
  "Ты в порядке? Дементоры? В Суррее? Что, черт возьми, они там делают?". Ее голос быстро становился все быстрее и выше.
  "Гермиона". Гарри твердо сказал. "Я в порядке, я не пострадал, Дадли немного хуже, но он будет в порядке. Он не владеет Оклюменцией, чтобы защитить себя".
  "Гарри, теперь, тебе нужно рассказать Дамблдору".
  Гарри вздохнул и снова постучал палочкой. "Конференция, Гермиона Грейнджер, Альбус Дамблдор, Сириус Блэк".
  Прошло несколько минут, прежде чем они смогли ответить. "Что случилось, детеныш?" Пришли гравийные тона его крестного отца.
  "Гарри, ты в порядке?" ответил Дамблдор. "В настоящий момент я в министерстве, и у нас шумно. В соответствии с этим, вы только что использовали чары Патронуса".
  "Дементоры, сэр". Ответил Гарри. "Они напали на меня и Дадли, мы оба в порядке".
  "Это беспокоит", сказал Дамблдор. "Гарри, я считаю, что это следующий шаг по очернению в кампании министерства. Вы должны как можно скорее отправиться домой и не выходить из-под барьеров. Не творите больше волшебства. У министерства, без сомнения, будет письмо о непреднамеренном использовании на пути к вам, прямо сейчас. Вам нужна помощь?"
  "У меня все будет хорошо, я отведу толстяка домой. Подождите...кто-то идет, я свяжусь с вами позже".
  Из-за угла пришла одна из соседей Гарри, миссис Фигг...
  
  
  ***
  
  "Итак, я вернулся в Дурзкабан, где получил письма министерства, в которых сообщалось, что меня исключили, несмотря на то, что такое действие было против статьи 7 декрета о разумном ограничении на магию несовершеннолетних. Вот почему это называется разумным. В ту ночь я получил еще несколько писем и пошел спать. Я переместился в отдельную комнату Гермионы в Гриммулд-Плейс, который был немного похож на лачугу".
  "ЭЙ!" портрет Сириуса заговорил. "Я провел там много времени".
  Гарри обернулся, подняв одну бровь. "Сириус, весь дом был дерьмом. Есть старая поговорка: Вы можете отполировать дерьмо, но это все еще дерьмо. Это, безусловно, относилось в Гриммулд-Плейс. Пока я говорил с Сириусом и Ремусем, Альбус прислал мне книгу, содержащую основные законы Визенгамота, так как он знал, что Фадж попробует все, что мог, чтобы дискредитировать меня".
  "Через четыре дня меня переправили в Гриммулд-Плейс, мне любезно предоставили длинную прогулку на метле под дождем с холодными облаками. Как только я добрался туда, Рон больно схватил меня за руку, для того чтобы взрослые могли поговорить о войне".
  "Сириус подошел ко мне вечером, и у нас была конференция, на которой я в основном узнал все, что происходит. Вербовка, боевые планы, все. Было забавно наблюдать, как близнецы Уизли пытаются подслушать, что происходит на собраниях, в то время как я получаю личные брифинги каждый день".
  Гарри и Гермиона оглянулись, увидев двух рыжеволосых, а теперь краснолицых, близнецов, бесшумных. Со случайным движением палочки Гермиона освободила Уизли.
  "Не делай этого опять!" сердито сказал Рон. "Как ты смеешь?"
  Гермиона на мгновение уставилась на Рона. "У вас есть что-то, что вы хотите сказать?"
  "Это все полное дерьмо!" Рон плюнул. "Все это - куча лжи! Ты не знаешь больше меня!"
  Гермиона хихикнула. "Рон, проходящий мимо голубоглазый знает больше, чем ты. Ты верил в то, во что мы хотели, чтобы ты верил".
  Молли внезапно встала. "Вы говорите мне, что Сириус рассказывал вам все о планах Ордена?".
  "Да, миссис Уизли, все: членство, вербовка. Я знал, куда вы и когда, зачем. В двух случаях я и Гермиона помогли вам за кулисами. Вы забываете, у нас все еще были маховики времени. Ваши миссии, а иногда и некоторые из наших".
  Молли закричала на такой высокой ноте, что Ремус поморщился. Гермиона взглянула на зеркало связи. "Что она говорит?"
  Ремус с гримасой покачал головой. "Не думаю, что я могу это повторить. Там присутствуют дамы и дети. Достаточно сказать, что сейчас она будет бросать какие-то довольно неприятные проклятья в Сириуса и Дамблдора".
  "МОЛЧАТЬ!". Голос Дамблдора заорал в Большом Зале, мгновенно все повиновались. Портрет ухмыльнулся Гарри. "Я люблю это делать!".
  Гарри усмехнулся, когда он засунул свой мизинец в ухо. "Возможно...но теперь мы глухи".
  Портрет Дамблдора просто пожал плечами. "Все в порядке. Пока я получаю свои радости, я не против".
  "Ты действительно искривленный, злой старик, не так ли?" спросил Гарри, ухмыляясь своему наставнику, который ответил зрелым и ответственным образом, высунув язык и покраснев.
  "Двигаемся..." сказал Гарри. Поправляясь и возвращаясь к толпе. "Из-за нашей летней подготовки, почти каждый день с профессорами, происходил довольно интересный разговор. Минерва и Дамблдор говорили о том, кто должен быть префектом на пятый год".
  "Я до сих пор раздражаюсь, что ты отказался от должности". Сказала МакГонагалл резко, со своего места возле задней части зала. "Ты бы стал прекрасным префектом".
  Красное лицо Рона мгновенно превратилось в нездоровый фиолетовый, но толпа была спасена от еще одного взрыва характера Уизли, благодаря быстрому заклинанию Артура, когда он снова заколдовал сына.
  "Мне предложили должность префекта". Гарри сказал. "Я отказался от этого, я не был заинтересован в том, чтобы быть еще более общественным деятелем. Кроме того, если бы Альбус сделал меня префектом, это вызвало бы проблемы с министерством. Они хотели дискредитировать меня и Альбуса, и префект сделал бы их еще более сердитыми".
  "Итак, было решено, что Гарри не получил значок, но он был неназванным Префектом". Гермиона продолжила рассказ. "В большинстве случаев он сопровождал меня, когда я совершала свои патрули, под его плащом невидимости. Несколько раз, когда некоторые ученики из Слизерина чувствовали необходимость атаковать меня...как он меня называл?".
  "Ужасная грязная шлюха". Осторожно протянул Гарри.
  "Спасибо дорогой", насмешливо сказала Гермиона. "Да, Малфой и трое его головорезов выскочили из-ниоткуда и попытались напасть на меня. Конечно, они даже не произнесли первый слог своего проклятия, прежде чем они потеряли сознание, а память была стерта". Она фыркнула, "Идиоты".
  "Более того, как Альбус, так и Минерва сказали нам, что Молли Уизли сильно намекала, что Рон готов к выполнению обязанностей префекта. В конце каждого собрания Ордена она упоминала, как бы это было замечательно, и как бы великолепно Рон выполнял свои обязанности".
  Несколько человек в толпе фыркнули, когда они вспомнили о выступлении Рона.
  "Довольно". Гарри сказал, мягко кивая в толпу. "Он был бесполезен, но это не имеет значения. У меня не было значка, но я все равно выполнял эту проклятую работу".
  "Я все еще хочу, чтобы вы были публичным префектом". Дамблдор вздохнул с портрета. "Было бы намного меньше инцидентов".
  Гарри пожал плечами. "Я делал достаточно, я патрулировал с Гермионой, я прекращал драки, я отправлял людей в постель. Я давал по шее Малфою, когда он не видел, когда он загнал третьекурсницу с Хафлпаффа возле подземелий. Кретин ...он не заслуживал того, как он говорил, "чтобы обслуживали Малфоя"".
  Прочистив горло, Гарри продолжал. "Любой, кто был здесь в 1995-1996 учебном году, помнит, что это был за год, когда у нас была Долорес Амбридж, сначала как профессор ЗОТИ, а затем в качестве - Главного Инквизитора. Когда мы услышали ее во время пира после Распределения, как я, так и Гермиона, в значительной степени понимали, что министерство решило поставить ее в нашу школу, чтобы контролировать нас". Гарри усмехнулся.
  "Увы". Сказала Гермиона, звучащая, удивительно, похоже на какого-то бывшего директора, "вещи не оправдались, как мы ожидали. Когда мы сидели в Большом зале, до того, как были распределены первогодки, кусок пергамента прилетел к Гарри..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Большой Зал, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Пятница, 1 сентября 1995 года
  
  
  Садясь за стол Гриффиндора, Гарри быстро опускаясь, протянув руку Гермионе, а Рон и Джинни заняли свои места на другой стороне стола.
  "Я видел ее раньше". Прошептал Гарри, указывая на приседающую маленькую женщину, которая сидела рядом с профессором МакГонагалл. "Она была там, во время моего слушания в Визенгомоте. Она в основном говорила, что я лгу о дементорах".
  Гермиона подняла глаза, заметив мерзкую маленькую женщину, которая насмехалась над комнатой. "Я уверена, что от нее будут проблемы".
  Гарри вздохнул. "У нас когда-нибудь был простой год, Гермиона? Знаешь, что самое беспокойное, с чем мы имеем дело, это экзамены или любовь к жизни?". Она легко покачала головой, слегка улыбнувшись. "Нет...так не думал. И теперь у нас гражданская война, когда люди вмешиваются в левый, правый и долбанный центр".
  "Гарри, могло быть хуже". Сухо сказала Гермиона.
  "Что?"
  "Да...мы могли бы быть друг без друга". Это предложение было произнесено шепотом. "Я знаю, что не могу выжить без тебя рядом с собой". Она злобно усмехнулась. "Или сверху, или снизу".
  "Вах". Гарри усмехнулся. "Я знаю, что я не могу жить без тебя, Гермиона".
  Звук просверленного горла привлек внимание двух молодых любовников к Рону и Джинни, которые подозрительно смотрели на пару. "О чем ты говоришь?" спросил Рон.
  "Амбридж", ответил Гарри, смутно указывая на главный стол. "Она - маленькое приземистое существо рядом с МакГонагалл, она из министерства, и от нее проблемы".
  И Рон и Джинни вытянули шею, подняв глаза.
  "Ни унции долбанной тонкости". Гарри прошептал Гермионе, которая незаметно кивнула.
  Прежде чем он успел что-то сказать, маленькая пергаментная птица перелетела через стол, аккуратно приземлившись в вытянутую руку Гарри. Немного нахмурившись, Гарри открыл свернутый пергамент, быстро прочитав записку:
  "Мистер Поттер, я требую вашего присутствия в моем кабинете этим вечером, по завершении праздника Распределения. Мой кабинет находится на третьем этаже, в задней части класса "Защиты от темных искусств". Это будет закрытое собрание, поэтому никому об этом не сообщайте. Я буду знать, если вы это сделаете.
  Профессор Долорес Амбридж"
  Он взглянул на Гермиону и сглотнул. "Это может быть проблемой..."
  Она кивнула. "Да...Я узнала о ней, используя некоторые из контактов профессора Дамблдора, сразу после твоего слушания. Она твердый сторонник чистокровной повестки дня, и она ненавидит все, что не совсем человеческое. Она ненавидела Ремуса и будет ненавидеть Хагрида с огненной страстью. От нее проблемы, Гарри. Думаю, нам нужно уведомить остальных и заставить их прислушаться к встрече".
  "Придешь?" тихо спросил Гарри. "Под твоим плащом? Это не смешное дерьмо, я не хочу, чтобы у меня была открыта спина".
  Она тепло улыбнулась ему. "Конечно, буду. Теперь... как рассказать другим о встрече...".
  Посылая записку в птичке директору, который кивнул и вытащил карманные часы, оба подростка продолжили ужин. Они слушали объявления, разделяя ужасные взгляды, когда Амбридж вышла на сцену, объявив, что министерство в основном пытается взять на себя управление Хогвартсом.
  Рон, в какой-то момент, начал храпеть, заставляя Гарри пнуть его под столом, никогда не позволяя ему дрожать от жабы. Он фыркнул, когда проснулся, только чтобы Невилл зажал его рот рукой. Судя по реакции Гарри и Гермионы, было важно, чтобы они послушали эту речь.
  Гермиона и Рон ушли из Большого Зала, чтобы отвести первогодок к Гриффиндорской башне. По крайней мере, теоретически это было так. Гермиона быстро скрылась за статуей, скрывшись под своим плащом невидимости, прежде чем отправиться на третий этаж. Она увидела, как Гарри медленно шел по коридору, почти как будто шел по Зеленой миле. (п/п: кто видел тот поймет, кто не видел, посмотрите, советую)
  Она подошла позади него, коснувшись его плеча, чтобы сообщить ему, что она там. Он слегка поправился, прежде чем идти немного быстрее. Он открыл дверь в класс защиты, поднялся по ступенькам в кабинет, прежде чем глубоко вздохнуть, и постучать в дверь.
  "Войдите", раздался болезненный сладкий голос, заставив Гарри дрожать. Он широко открыл дверь, не пытаясь войти в кабинет.
  "Вы звали меня, мадам Амбридж?" Он сказал вежливо.
  "Ах, да, пожалуйста, заходите, мистер Поттер". Она улыбнулась уродливой улыбкой, заставляя зубы Гарри скрежетать автоматически.
   "Спасибо, мадам". Он вошел в кабинет, чувствуя, как Гермиона, проскользнула мимо в плаще, и закрыл дверь.
  Как только щелкнул дверной замок, палочка Амбридж была в руке, блокируя дверь. Гарри признал движения палочки в виде ряда заклинаний, стандартных для всех государственных служащих. С поднятой бровью Гарри сел на стул со своей стороны стола.
  После того, как чары были наложены, Амбридж уселась на свой собственный стул. "Итак, мистер Поттер...я уверена, что вам интересно, почему я хотела поговорить с вами".
  Гарри медленно кивнул. "Конечно, любопытно, мэм". Он ответил дипломатично.
  "Да..." Она сладко улыбнулась ему. "Во-первых, я хотела бы задать вам несколько вопросов, мистер Поттер. Одна из причин, по которой я была назначена в Хогвартс - это то, что вы являетесь известным создателем проблем для министерства магии. Что вы можете сказать об этом?".
  "Я не совсем уверен, что я могу сказать об этом, мадам". Ответил Гарри.
  Амбридж медленно кивнула. "Мне бы хотелось ваше мнение о нынешнем министре и министерстве в целом".
  "Мое мнение?"
  "Расскажите мне, что вы думаете о министерстве". Она повторила. "И не лгите, не пытайтесь быть дипломатичным, я хочу услышать полную, некрасивую правду".
  Пожав плечами, зная, что есть отличная возможность, бросить его в дерьмо, он ответил. "Я думаю, что Фадж - не совсем адекватный человек. Он очень скудный мирный министр, и теперь, когда мы находимся в состоянии войны, о которой он отказывается заявить, будет убито много хороших людей".
  "Я вижу", сказала Амбридж контролируемым голосом. "И вы все еще утверждаете, что Тот-кого-нельзя-называть был воплощен в телесную форму?"
  "Да, мэм. Я это говорю. Я был там. Он убил моего товарища, и я боролся с ним. Он вернулся обратно".
  "Я вижу". Она повторила. "И вы знаете, что министерство магии постановило, что Тот-кого-нельзя-называть не вернулся, и что вы просто возбуждаете неприятности?"
  "Я знаю об этом, да". Ответил Гарри. "Тем не менее, я не страус, я не буду прятать голову в песке и, надеясь, что все получиться к лучшему. Я буду стоять, и я буду сражаться...с министерством или без него".
  "А что с остальным персоналом министерства?"
  Гарри вздохнул. "По моим наблюдениям, в министерстве есть две группы людей, бедные трудолюбивые, а также некомпетентные ежики, которые бегают, подталкивают вещи, чтобы сохранить свою власть, престиж и богатство. Думаю, вторая категория, должна быть повешена на рассвете".
  "Вы ошибаетесь, мистер Поттер", твердо сказала Амбридж. "Существует третья категория: шпионы, агенты...идеалисты".
  "Что?"
  Амбридж посмотрела на него. "Не могли бы вы попросить мисс Грейнджер снять плащ-невидимку, пожалуйста?" Ее голос был другим. Больше не было решетки, он был гладким и чувственным. В его руке появилась палочка Гарри, и он почти чувствовал, как Гермиона делает тоже самое. Они оба имели опыт с самозванцами в свое время.
  "Я не уверен, что вы имеете в виду, мэм?" осторожно сказал Гарри.
  Амбридж посмотрела на свой стол, где лежал кусок пергамента. После тщательного изучения, Амбридж указала на открытую область кабинета. "Гермиона Джин Грейнджер, мистер Поттер, потому что я не могу ее видеть, я полагаю, она находится под плащом или чарами невидимости, и я тоже хотела бы поговорить с ней".
  Гарри мгновенно посмотрел на нее: "Гермиона?"
  Воздух пульсировал, когда Гермиона сняла плащ-невидимку. "Разве вы не сядете, мисс Грейнджер?". Спросила Амбридж. После того, как Гермиона села, Амбридж откинулась на спинку стула.
  "Откуда вы знали, что я была там, профессор?" спросила Гермиона, небрежно держа палочку в руке.
  "У меня есть доступ к довольно...уникальной карте, мистер Поттер". Она сказала, подняв кусок пергамента. "Этот кусок пергамента..."
  "Как вы смеете копаться в моих вещах?" Гарри взревел.
  Амбридж подняла бровь. "У вас есть копия карты мародёров? Любопытно...У меня создалось впечатление, что прототип был уничтожен".
  "Ничего, Гарри". Твердо сказала Гермиона, прежде чем обратиться к Амбридж. "Мадам Амбридж, почему вы попросили эту встречу?"
  "Сразу к делу, да", радостно сказала Амбридж. "Мне это нравится. Если бы я сформулировала основные понятия, мисс Грейнджер, то я хотела встретиться с мистером Поттером и с вами по прибытии сюда".
  "Что?" спросил Гарри.
  "Да, Фадж считает, что вы двое - преступники, защищенные Дамблдором, которые работают с ним, чтобы свергнуть министерство и взять на себя ответственность за всю Магическую Британию. Фадж полагает, что вы двое должны быть в Азкабане. Как я понимаю, это делает вас двумя интересными людьми, и мне нравится встречаться с интересными людьми".
  Гарри и Гермиона обменялись небольшим вопросительным взглядом, прежде чем вернуться к Амбридж. "Я не уверена, что мы понимаем, профессор". Призналась Гермиона.
  "Позвольте мне, изъять несколько минут вашего времени, и рассказать небольшую историю. В 1973 году в Хогвартс поступила молодая, идеалистка, ведьма-полукровка. Она была распределена на факультет Хафлпаффа и сохраняла очень низкий уровень, как это делают большинство Хафлрафцев. В конце третьего года она стала свидетелем того, как оборотень пробирается по склонам и прочла про них. Она узнала о необузданном фанатизме, кумовстве, предрассудках и расизме, которые царили в волшебном мире, и приняла решение пойти в политику после окончания учебы".
  "С 1 августа 1980 года, после ее окончания, она начала работать в Министерстве Магии, в качестве стажера в отделе Международного Магического Сотрудничества. Начальник быстро дал ей понять, что, как полукровка, она, как ожидается, будет выполнять обязанности своего чистокровного начальника. Директор Багшот дал понять, что эта молодая ведьма не провиниться по службе, если она не удовлетворит его требования".
  "То, о чем директор не знал, заключалось в том, что эта ведьма была неплоха как с зельями, так и с чарами. Она дала ему зелье, которое, когда оно было активировано чарами, приведет к тому, что определенная часть его потерпит неудачу. Крестовый поход".
  "24 октября 1981 года, родители ведьмы были убиты Тем-кого-нельзя-называть-и-использующий-вместо-имени-анаграмму, лично. Через неделю, ублюдок стал бестелесным. Крестовый поход изменился на поиски мести. Молодая ведьма сделала себе имя как представительница чистокровного сословия, поэтому она могла общаться в правильных кругах".
  "Но...мы слышали о вас". Гарри медленно сказал. "Вы одна из фанатиков министерства. Вы ненавидите полукровок и нечистокровных".
  "Нет, это не так". Сказала Амбридж. "У меня никогда не было этих предубеждений. Я встречала одного оборотня в своей жизни, и он был прекрасным человеком. Был тихим и книжным, но хорошим человеком. С другой стороны, Хагрид меня пугает".
  "Каким образом?" огрызнулась Гермиона.
  "Что случилось с Хагридом?" спросил Гарри, в тот же момент.
  Амбридж слегка вздрогнула. "Это глупая причина".
  "Расскажите нам", спросил Гарри.
   "Его рост". Тихо ответила она. "Я не могу стоять рядом с очень высокими мужчинами, они...жуткие".
  Обмениваясь недоверчивым взглядом с Гарри, Гермиона спросила: "Значит, вы знали Ремуса Люпина, когда учились в школе, и у вас есть копия Карты Мародёров".
  Амбридж дотронулась палочкой до пергамента. "Шалость удалась". Пергамент очистился.
  Решив рискнуть, Гарри поднял часы к губам. "Ремус, ты можешь это подтвердить?" К его ужасу, это не Луни ответил на звонок, но голос его лучшего друга.
  "Твое прозвище, когда ты училась в Хогвартсе?".
  Амбридж нахмурилась. "Сириус Блэк?". Она пристально посмотрела на Гарри. "Не могли бы вы объяснить, почему вы сотрудничаете с предполагаемым убийцей?".
  "Он мой крестный отец". Ответил Гарри.
  "Я знаю это".
  "И он невиновен".
  "Этого я не знала", Она задумалась на мгновение. "Но я считаю. В то время казалось, что брат Джеймса просто продал его, если Сириус не был Хранителем Тайны, то кто был?".
  "Петтигрю", прошипел голос Сириуса по коммуникатору. "Маленький крысиный ублюдок предал Джеймса и Лили, а потом подставил меня".
  "Тюбик?" недоверчиво вскрикнула Амбридж. "Тюбик развел тебя? Маленькое дерьмо...как? Он абсолютно не подходил никому из вас. Глупый педераст едва знал, какой конец его палочки был правильным".
  Гарри решил рискнуть. "Петтигрю прятался здесь, в Хогвартсе, как домашняя крыса семьи Уизли. Когда Сириус бежал из Азкабана, он шел за крысой, не за мной".
  "И ты не ответила на мой вопрос". Сказал Сириус. "Каким было твое прозвище в Хогвартсе?"
  Амбридж вздохнула. "Ты собираешься заставить меня сказать это, не так ли?"
  "ДА!" сказали Сириус и Рэмус вместе.
  "Мародёры" Амбридж издевалась. "Отлично...Я считаю, что Джеймс настаивал на том, чтобы называть меня - Инкеле Ди-Ди".
  "Это она, Гарри", сказал Сириус, усмехаясь на ее слова. "Инкеле Ди-Ди была младше нас на два года".
  "И мне нужно, напомнить вам о 21 марте 1978 года, Сириус, или вы собираетесь играть хорошо?"
  Над часами раздался грохот смеха, который Гарри и Гермиона определили как Ремуса. "Я буду хорошим", ответил раздраженный Сириус.
  "Гарри". Голос Дамблдора прозвучал из коммуникатора. "Я с Минервой и Северусом в моем кабинете. Может быть, этот разговор можно продолжить здесь?"
  Амбридж кивнула, подняв карту. "Торжественно клянусь, что замышляю шалость". Она заговорила.
  В отличие копии карты Гарри, запись в этой версии была другой, поскольку она активировалась:
  Лунатик, Червехвост, Бродяга и Сохатый
  Со специальными гостями Мисс Тигр-Лили и Бетменом
  Поставщики средств для магических шутников
  С гордостью представляют Карту Мародёров версии 2.0
  "Я помню, как профессор Снейп говорил об этом". Сказал Гарри, любезно глядя на карту. "Как вы получили ее, профессор?"
  "Лили", просто сказала Амбридж. "В день ее выпуска, она пришла и отдала мне это. Она сказала, что ей нужен достойный преемник, чтобы передать ее. Я собиралась передать ее, когда закончила учебу, но что-то велело мне сохранить это. Что мне это понадобиться в будущем".
  Амбридж быстро постучала своей палочкой по горлу, возвращая свой прежний, раздражающий, приторно-сладкий голос. "Пойдемте".
  После тайного прохода через водопады на втором этаже, они собрались подняться по лестнице в кабинет директора.
  Когда Гарри открыл дверь, он увидел профессора Дамблдора за своим столом, выглядящего как расслабленный дедушка, ожидающий передать какой-нибудь самородок мудрости. Снейп и МакГонагалл стояли по обе стороны от Дамблдора, скрестив руки на груди. Когда Гарри вошел в кабинет, он увидел одно из коммуникационных зеркал, в котором появился Сириус, увеличенное до размеров телевизора, висящее на стене. В нем были Сириус и Рэмус, пристально глядящих на них. Как только Сириус уставился в глаза Амбридж, он начал.
  "Гарри, это не она!" взревел он.
  "Подождите!" сказала Амбридж, когда пять палочек наставились на нее. "Мисс Грейнджер, пожалуйста, возьмите мою палочку".
  Рука Гермионы дернулась, схватив палочку Амбридж из ее руки, прежде чем сделать шаг назад.
  "Теперь, я подниму правый рукав". Амбридж сделала это, обнажив золотой ободок вокруг ее предплечья. "Вот почему я выгляжу так. Мистер Поттер, если вы посмотрите на мое запястье, увидите небольшой выступ. Пожалуйста, коснитесь кончиком палочки".
  Гарри посмотрел на Дамблдора, который медленно кивнул. Когда он нажал палочкой, Амбридж сказала: "Торжественно клянусь, что я не уродлива". Замок на ободке раскрылся, позволяя его снять. В тот же момент, когда она освободила руку, ее форма сдвинулась, показав женщину того роста, но все остальное было иначе.
  Она была немного стройнее, с тонкой, спортивной фигурой. Ее волосы были длинными, достигая середины ее спины, черные, с намеками на светлые пряди. Однако ее лицо было самым большим сюрпризом. Она была ...милой. Если бы Гарри был старше, и он не был полностью влюблен в Гермиону, то ему было бы...интересно.
  "Любопытно..." Снейп сказал, когда подошел к столу и взял ободок. Его палочка мелькнула, когда он провел несколько диагностических осмотров.
  "Это она, Гарри", медленно сказал Ремус. "По крайней мере, та девушка, которую мы помним, будет выглядеть так пятнадцать лет спустя".
  Снейп посмотрел на Дамблдора. "Мощный гламур и браслет подавления подписи, Альбус". Он взглянул на Амбридж. "Я помню, насколько вы хороши в чарах".
  "Почему, Ди-Ди?" спросил Сириус. "Почему ты добровольно выглядишь...так?"
  Амбридж указала на стулья перед столом Дамблдора. "Не возражаете, если я сяду, директор?" Ее голос снова погрузился в чувствительную версию
  Дамблдор указал на стулья, двигая палочкой, чтобы убедиться, что все могут сидеть. "В свое время, Долорес".
  Она подняла руку. "Лучше называйте меня Ди, если вы не против", сказала Амбридж.
  "...Ди?" спросила Гермиона, приближаясь к Гарри.
  "Если бы у вас было такое имя, как Долорес, вам тоже хотелось бы чего-то другого. Меня окрестили Ди. Я не знаю, о чем моя мать думала...". Она покачала головой, прежде чем взглянуть на Сириуса. "Ты спросил, почему я сделала все возможное, чтобы быть не привлекательной. Вы слушали весь разговор?"
  "Мы слушали". Подтвердил Сириус.
  "Директор Багшот считал, что для меня будет честью обслуживать его. Я не согласилась. После падения Волдеморта в 81 году, я бросила на себя гламур. В конце концов, кто захочет это сделать? Итак, это форма защиты".
  "Понятно". Нейтрально сказал Ремус. "Итак, какова ваша цель в Хогвартсе, Ди? Из того, что я слышал о вас, вы убежденный сторонник чистокровных прав?"
  Ди только пожала плечами. "Я действительно не рассуждаю о линиях крови, Лунатик. Оборотни меня не беспокоят. Кентавры и Мерфолки в порядке". (п/п: я хз кто это?!)
  Ремус поднял бровь. "Но вы спонсировали законопроект против оборотней".
  Амбридж медленно кивнула. "Я действительно спонсировала законопроект об оборотнях, правда, но этот законопроект, который я предложила, извращен. Я считаю, что все оборотни должны быть зарегистрированы. Я считаю, что их следует отвозить в безопасное место в ночь полнолуния, поить Аконитовым зельем. Я считаю, что ранним утром их следует лечить от ран, прежде чем они вернуться к своей обычной жизни до следующего полнолуния".
  "Не могли бы вы рассказать поподробней, мадам Амбридж?" спросил Дамблдор.
  Ди кивнула. "Первоначально Закон о защите оборотней, как я его называла, был предназначен для защиты всех, а не только оборотней. В оригинальном законопроекте, в ночь полнолуния, все оборотни направляются в безопасные дома, где им дают флакон с Аконитовым зельем, разрешено раздеться наедине и проводить вечер вокруг природного заповедника, за которым следят магические специалисты. По утрам их отправляют в больницу, чтобы лечить любые проблемы".
  "Но регистрация?" тихо спросил Ремус.
  "Такие люди, как Фенрир Грейбек, делают это необходимым", твердо сказала Ди. "Это...существо, сознательно нападает на детей. Если есть регистр, тогда, каждый оборотень получит безопасное место работы, а не вынужден заниматься криминалом. Если кто-то не появляется, их можно искать и лечить".
  Ремус на мгновение задумался. "Итак, первоначальный законопроект был разработан, чтобы уберечь нас от вреда, держать в своих руках, а потом лечить по утру?"
  "Да, к сожалению, такие люди, как Фадж и Люциус Малфой, испортили результат. Мне удалось внести несколько изменений, но этого не достаточно, чтобы отменить ущерб, который они нанесли",
  "Хотя это, безусловно интересно", сказала МакГонагалл, через мгновение. "Сейчас довольно поздно".
  "Хм?" Амбридж подняла глаза. "О, да, конечно. Итак, чтобы подвести итог моей цели, чтобы быть здесь, есть две причины, только одна известна министерству. Официально я здесь, чтобы убедиться, что директор школы, Дамблдор, не пытается тренировать учеников, формирую армию против министерства. Фадж полагает, что вы попытаетесь свергнуть его и воспользуетесь оправданием воскрешенного Волдеморта в качестве вашей политической площадки".
  В другой раз и другой жизни Гарри начал бы поднимать шторм, но в это время и в этой жизни он терпеливо сидел, ожидая продолжения Ди.
  "Теперь, неофициально, я здесь, чтобы узнать, что происходит, черт возьми. Летом 1994 года Берта Джоркинс из Департамента магических игр и спорта пропала, пока была в отпуске, и никто и бровью не повел. Затем была атака Пожирателей Смерти на Кубке мира. У меня лично есть подозрения в том, кто это был, но я не могу это доказать".
  "Затем, в конце Турнира Трех Волшебников, пара соперников пропадают без вести, когда они вернулись, почти через час, один из них мертв, а другой получил ранения. Барти Крауч-младший внезапно появляется в Хогвартсе и казнен, без суда. Почему? На это нет ответов. Далее начинается компания по очернению Чемпиона Турнира Трех Волшебников, возглавляемая Перси Уизли. Провозглашается возвращение Волдеморта, и внезапно Альбус Дамблдор был снят со всех его должностей, без объяснения причины...и никто не говорит проклятую правду. И тогда есть более упреждающие доказательства".
  "Корнелиус Фадж полностью замораживает планы вербовки и обучения Аврората и сокращает финансирование этого отдела почти на 60%. На данный момент едва ли достаточно Авроров для рутинного патрулирования, а он сокращает бюджет! Начинается серия опросов в министерстве, требуя узнать, кому лояльны люди. И все это время Люциус Малфой, человек который полностью не очистился от деятельности Пожирателя Смерти, разгуливает по министерству, как будто он владеет этим проклятым местом. Самой печальной частью является тот факт, что был конфиденциальный приказ натравить дементоров на Гарри Поттера, и никто не знает, откуда он взялся, или почему". Она вздохнула, и продолжила. "Я хочу знать, что происходит. Когда должность здесь стала доступной, в Хогвартсе, я подала заявку".
  Дамблдор внимательно слушал ее речь. "Я уверен, что вы можете понять мой скептицизм, мадам, когда я вспоминаю некоторые из ваших...историй".
  Амбридж посмотрела на Гермиону. "Могу я получить свою палочку?".
  Гермиона осторожно протянула палочку Амбридж.
  "Спасибо". Сказала Амбридж. "Я, Долорес Джен Амбридж, клянусь своей магией и жизнью, что я здесь, чтобы узнать правду о ситуации в отношении Темного Волшебника, который зовет себя Лордом Волдемортом, а так же для поддержки и обучения для всех организаций, которые хотят с ним сразиться. Я также клянусь, что мое время здесь будет потрачено на поиски и выявление всех тех, кто работает или сочувствует Темному лорду и его Пожирателем Смерти, чтобы можно было принять против них действия. Все, что изложила и заявляю в этом разговоре - это истина, и что ничего из этого не будет открыто без разрешения. Пусть магия будет мне свидетелем!".
  Ее палочка мелькнула на мгновение, и, когда она не упала замертво, стало очевидно, что она не лжет. Группа заметно расслабилась.
  "Каково ваше официальное задание, Ди?" спросил Сириус.
  "Официально я должна немедленно прекратить обучение заклинаниям защиты. Все учащиеся должны изучать только теоретические знания, независимо от их уровня или года. Это делается для того, чтобы ни один из нынешних учеников не стал проблемой для Министерства". Амбридж пересказала несчастливо. "Через несколько недель мне также будут предоставлены новые полномочия, а именно Главный Инквизитор. Это означает, что я могу контролировать все камины для несанкционированных разговоров, просматривать всю почту и в основном начинать подготовку к принятию школы".
  Дамблдор поднял бровь. "Действительно ли Корнелиус верит, что я позволю этому?"
  Амбридж выглядела нервной. "У Фаджа есть планы на вас. После Пасхи вы должны быть...удалены. Либо арестованы, как преступник, если это возможно, или принудительно вышли на пенсию из-за некомпетентности. Совет попечителей, которым руководит Люциус Малфой, войдет и объявит меня директором, тем самым укрепив контроль министерства над этой школой".
  "...амбициозный план". Небрежно сказал Дамблдор.
  "Я не хочу этого". Амбридж застонала, упав в кресло. "Я ненавижу документы в любое время, и я знаю, что недостаточно мудра, недостаточно могущественна, чтобы управлять школой. Не обращайте внимание на то, что я действительно не хочу. К сожалению, чтобы сохранить обложку..."
  Гарри прочистил горло. "Мэм, как насчет неофициальной миссии?"
  "Ах", мгновенно засмеялась Амбридж, "у меня есть имена нескольких людей, которые были подтверждены Пожирателями Смерти во времена последней войны, и теперь у них есть дети. Малфои, Ноты, Паркинсоны...всевозможные Темные семьи. Им все, удобно, удалось избежать судебного преследования, будучи, якобы, под проклятием Империус в последний раз... после "вклада" в Фаджа. Они - мои цели, пока я здесь. Я хочу отправить их в Азкабан".
  Гермиона задумалась. "Мэм, вы сказали, что вас назначат Инквизитором. Почему бы не заставить их стать каким-нибудь ...отрядом. Если вы дадите понять, что ищете определенного типа ученика, который поддерживает Волдеморта, их легко привлечь".
  Дамблдор кивнул. "Отличная идея, Гермиона...да, инквизиционный отряд, состоящий из сторонников Волдеморта, они будут болтаться по школе, что даст их легко обнаружить".
  "Малфой уже предложил это". Согласилась Амбридж. "Он рекомендовал, чтобы его сын был назначен главным". Она посмотрела на Гарри. "Одна из причин, по которой я вас искала, мистер Поттер, заключается в том, что вы, вероятно, самый главный противник ставленников Волдеморта в школе. Я...мне нужна ваша помощь".
  "Что?"
  "Да, я хочу привести вас как пример, чтобы укрепить мою позицию здесь". Приподняв бровь на Гарри, она продолжила. "Если бы вы были помещены под стражу, со мной, во многом, это помогло бы сохранить мою "злую" персону. Корнелиус разрешил использовать кровавое перо для написания строк".
  "Какого?" семь голосов зазвучали в унисон. Дамблдор встал. "Я не могу позволить вам использовать кровавое перо, Долорес".
  "И я не собираюсь его использовать". Спокойно сказала Амбридж, поддакивая Дамблдору, осторожно глядящего на нее. "Есть причина, чтобы такие вещи считались незаконными, один из моих законопроектов, которым я горжусь. Единственные, кто все еще использует кровавые перья, являются гоблины, поскольку они верят в магию крови, и некоторые отделы министерства, в основном те, кто имеет дело с обязательными контрактами. Однако если мистер Поттер должен будет проводить время под стражей, возможно, доделывая любую домашнюю работу, которую он может иметь, или даже просто беседую со мной, то я размещу чары гламура на его руке, это будет выглядеть как "злая ведьма Амбридж" мучает мальчика". Она посмотрела на Снейпа. "Как и вы, Северус".
  Он медленно кивнул. "Да...я могу понять обман. Я не позволю тебе навредить ни одному из моих учеников, хотя, Ди, независимо от того, что некоторые из этих мелких ублюдков этого заслуживают".
  "Я бы не стала!" возразила Амбридж. "Я Хафлпафвка, Сев, я ни кому не причиню вреда, поэтому я хочу использовать Гарри. Он всегда в центре внимания. Если я мучаю его, и никто не говорит ни слова об этом, нормальные ученики убедятся не переходить на темную сторону, а те, кто склоняется к Волдеморту, сойдут на его знамя".
  МакГонагалл внимательно посмотрела на Амбридж. "Это должно быть решение Гарри".
  Гарри посмотрел на Амбридж, на мгновение. "Позвольте мне прояснить, вы хотите использовать меня в качестве примера вашего "зла", поставив меня во множество отработок. Во время которых, я буду писать строки своей кровью, но на самом деле я буду доделывать мое домашнее задание и многое другое".
  "Довольно точно", сказала Амбридж, "Я хотела бы пообщаться с вами. Может быть, расскажу вам несколько рассказов о ваших родителях. Кроме того, я надеюсь, вы можете подробнее поведать о том, что происходит. Здесь слишком много вопросов о некоторых учениках".
  Гарри взглянул на Гермиону, которая медленно кивнула, давая её молчаливое одобрение. "Полагаю...я соглашусь, Профессор".
  "Хорошо", весело сказала Амбридж. "Теперь, что касается фактических занятий Обороны, я надеюсь, что вы сможете что-то передать людям, которые в этом нуждаются. Согласно, неофициальным, результатам, вы, по крайней мере, на уровне ТРИТОНа в своем классе ЗОТИ, возможно, еще выше". Она посмотрела на Дамблдора. "Хотя, учитывая статус Гарри, как "Мальчика-Который-Выжил", я бы подумала, что вы учите его гораздо большему".
  "Да, мы так поступаем". Высказались все пятеро взрослых, отмечая, что клятва Амбридж не позволит ей раскрыть содержание этого разговора. МакГонагалл продолжила: "И Гарри, и Гермиона занимаются дополнительным обучением с конца первого года. Они оба, по крайней мере, на уровне ТРИТОН по всем предметам, не говоря уже о нескольких других темах исследований".
  "Прекрасно". Сказала Амбридж, одобрительно кивая. "На самом деле у меня есть звание Мастера ЗОТИ, поэтому, возможно, я смогу помочь в этом. Кроме того, я думаю, что есть одна вещь, которой я могу вас научить, тому чему здесь никто больше не может: политическая борьба в министерстве. У меня есть заметки о почти всех".
  Дамблдор наклонился вперед. "Это было бы очень полезный предмет...", сказал он капризно. "Не могли бы вы поделиться этими отработками с мисс Грейнджер?".
  "Конечно". Сказала Амбридж. "Кроме того, часы Гарри, похоже, являются коммуникационным устройством, вы сможете слушать и контролировать "отработки"". Гермиона кивнула. "Есть еще одна вещь: мне приказали, чтобы это испортило жизнь Поттера, пока я здесь. Корнелиус сказал установить запрет вам играть в квиддич пожизненно, который будет реализован по моему распоряжению".
  МакГонагалл пыталась возмутиться, но была остановлена поднятой рукой Гарри. "Зачем?"
  "Потому, что тебе это нравится", ответила Амбридж. "Твои навыки в квиддиче известны, а твоя любовь к игре..."
  "Это ошибка". Перебил Гарри. "Я, на самом деле, не такой большой поклонник квиддича. Полет - это то, что я люблю. Я играю в квиддич, но это не смысл моей жизни. Я не Рон Уизли".
  "Значит, ты не против удаления из команды?" спросила Амбридж.
  "Неа", небрежно сказал Гарри. "Пока я могу летать, я в порядке".
  "У меня также есть инструкции, чтобы конфисковать вашу метлу". Амбридж потянулась к ее карману, вытащив шестидюймовую игрушечную метлу. "Профессор МакГонагалл, не могли бы вы трансфигурировать это в подходящую реплику Файерболта мистера Поттера? Таким образом, я могу конфисковать фальшивку, а не оригинал".
  Палочка МакГонагалл мелькнула на мгновение, преобразовывая метлу. "Однако оно не будет летать", она предупредила.
  "Учитывая, что я собираюсь приклеить ее к стене в моем кабинете, чтобы "насмехаться" над Гарри, это не имеет большего значения", ответила Амбридж, забрала и положила ее в карман обратно.
  "Гарри", заговорила Гермиона. "У меня прекрасная мысль. Теперь, нам не придется вставать в четыре часа утра, чтобы преследовать мячи для гольфа".
  Ухмыляясь, Гарри кивнул. "Прекрасная ложь...какая внешняя концепция". Он радостно вздохнул. "Больше времени для обнимашек".
  "Итак, в заключение", сказала Амбридж, удобно игнорируя последний комментарий про "обнимашки". "Мистер Поттер, вам будет отказано в квиддиче, с вашего согласия, конечно, и я конфискую вашу "метлу". Вы проведете время со мной на отработках. В вашем первом классе защиты убеждаясь, что вы...Разумеется, я буду давать баллы за дополнительное творчество, мисс Грейнджер, вы также проведете время на отработках. Я уверена, что вы подумаете о причине. Во время этих "отработок" вы будете "замучены", поэтому я смогу найти подходящее зло, пока проверяю остальных студентов".
  "Звучит как план", сказал Снейп. "Конечно, я буду как...раздражающим, как обычно, снимать баллы слева и справа и по центру, и передавать их Минерве в конце дня".
  "Да, мне было бы интересно это", сказала Амбридж. "Могу ли я сделать тоже самое, Профессор?"
  "Конечно", любезно сказала МакГонагалл. "И теперь, мы коллеги, Ди. Я уверена, что ты можешь звать меня по имени".
  "О...Э...возможно", сказала Амбридж, слегка краснея. "Но это будет немного странно".
  "Мадам Амбридж", помпезно сказала Гермиона. "Мы ведьмы и волшебники. Странно - это часть работы".
  
  
  ***
  
  Гарри взглянул на Рона, который часто дышал. "Я знаю, что вы все думаете, что это полная чушь. Амбридж была злобной, извращенной и уродливой". Над его головой снова вспыхнули пылающие буквы. "Ди была, честно говоря, топ. У нее было злобное чувство юмора и сильное чувство справедливости. Почти все ее отработки были просто разговорами. Помимо нескольких человек, шалости которых могли бы навредить кому-любо".
  Гермиона продолжила. "Мы болтали, и многое узнали о министерстве во время этих отработок. Мы также воспользовались временем наедине, когда Ди уходила и что-то делала".
  Улыбаясь, Гарри сказал: "Я помню это время, когда ты...выступала, и она, войдя, сказала тебе: Стол предназначен не для этого, не сгибайся так".
  Гермиона ухмыльнулась "Ах, да: Мисс Грейнджер! Не делайте так, вы повредите спину и шею. Лучше залезьте под стол, дорогая, вместо того, чтобы тянуться через него". Она усмехнулась. "Она забавная, не так ли?"
  "Подождите минуту". Рита Скитер снова встала. "Мы слышали, что она отправляла людей в лагеря, сразу после смерти Дамблдора".
  "Не будьте так нетерпеливы, Скитер", небрежно сказала Гермиона. "Мы доберемся до этого. Со временем". Она посмотрела вниз на Скитер, которая покорно опустилась на стул, прежде чем взглянуть вокруг, на зал. "Таким образом, мы были в школе, работая над нашими исследованиями, что было иронично, учитывая, что наша пара могла сдать СОВ примерно в середине нашего третьего года, патрулируя замок, наблюдая за мелкими зубастиками смерти, время от времени давая им по шее".
  "Теперь любопытная вещь, которую люди начали замечать, заключалась в том, что Дамблдор почти игнорировал меня на публике. И это правда, он так поступал. Причина в том, что мы знали, что шпионы Волдеморта в Хогвартсе, которые в значительной степени были представителями Слизерина, наблюдали за ним и мной, ожидая увидеть, что любо интересное, чтобы они могли сообщить об этом".
   "Значит так, мы не пересекались публично. Я не ходил в его кабинет, чтобы поговорить с ним, и он не приходил, чтобы увидеть меня. Однако у нас все еще были наши коммуникаторы, и он мог говорить в любое время. Я узнал много нового от профессоров, так же я и Гермиона использовали маховики для посещения всех наших классов".
  "И, потом был запрет..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: квиддичное поле, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 30 сентября, 1995 года
  
  
  "...возможно", сказал Малфой, ухмыляясь, пока он отступал. "Ты не помнишь, как смердел дом твоей матери, Поттер, как свинарник Уизли, не так ли..."
  Именно в этот момент Гарри сделал шаг вперед. Оскорбления Уизли были для него бессмысленными. Он терпел их, но ему не особо нравилось проводить с ними много времени. Постоянное удушающие присутствие Молли, зависть Рона, жалкое увлечение Джинни, детские шутки Фреда и Джорджа...только Артур был терпимым, просто потому, что человек был таким толерантным.
  Но Малфой не имел права ничего говорить о Лили Поттер. Кроме того, это был шанс заработать себе запрет на квиддич для "злобной" Амбридж, не создавая проблем со своими товарищами по команде. И, вишенка на торте, он добрался до Малфоя. На самом деле, что еще можно просить?
  Нос Малфоя сделал очень приятный хруст под кулаком Гарри, но Гриффиндорец только разогрелся. Он наполовину вспомнил цитату из фильма, который он видел: "в человеческом теле есть 205 костей"...это раз! 204, продолжаем. Он радостно подумал, когда он набросился на ребра Малфоя, надеясь вытащить пару из них, пока он был на нем.
  "Что здесь происходит?" Мадам Хуч прокричала, вытаскивая палочку и свисток из кармана.
  Гарри наблюдал, как Джордж покидает кабинет МакГонагалл, закрывая за собой дверь. "Хорошо, Гарри", сказала Минерва, злобно ухмыляясь. "Это сработает для тебя, Ди?"
  Амбридж постучала палочкой по горлу, удаляя чары своего голоса. "О, да". Она промурлыкала. "Хотя, я немного разочарована в тебе, Гарри". Сказала она.
  "Что? ПОЧЕМУ?" спросил Гарри.
  "Ты, только, сумел сломать нос Малфоя, я надеялась, что ты сможешь свернуть ему шею или что-то такое порочное. Мелкие разборки действуют мне на нервы. Серьезно, разве незначительная смерть, это больше чем я прошу?"
  Гарри просто усмехнулся. "К сожалению, профессор, убийство Драко, привлекло бы слишком много внимания со стороны Люциуса, от которого я бы радостно отказался. Все, что делает Люц, Волди знает, а я бы предпочел оставить его в стороне".
  Амбридж вздохнула несчастно. "Верно, я тоже опасаюсь, и не называй его Люциус. Это вызывает слишком много неприятных мыслей". Она еще раз вздохнула. "Я бы отдала все, чтобы увидеть этого человека в Азкабане, дементоры, охраняющие его день и ночь. Ничего, но лучше для "образца добродетели", это Люциус Малфой".
  "Кстати, какие-нибудь новости об этом?" спросил Гарри, глядя между Амбридж и МакГонагалл.
  "Нет". Амбридж снова вздохнула. "Я попыталась дать намек министру об удалении дементоров, но глупый дрочер думает, что это абсолютно безопасно. Где хороший убийца, когда он так нужен?"
  "ДОЛОРЕС АМБРИДЖ!" огрызнулась МакГонагалл. "Я знаю, что ты не просто так сказала это в незащищенной комнате!"
  Амбридж слегка поморщилась. "Правильно... Во всяком случае, мне лучше пойти и дать другому Уизли его наказание".
  "Зачем?" спросила МакГонагалл. "Я понимаю, что Уизли не являются образцом добродетелей, которые они изображают, но зачем наказывать Фреда тоже?".
  "Это было из-за "шалости", которую они разыграли". Амбридж нахмурилась. "Два маленьких дерьма, пытались накормить первокурсника Слизерина полпинтой гноя Бубонтюбера. Она бы умерла мгновенно".
  И МакГонагалл, и Гарри молчали. МакГонагалл первая смогла говорить. "ЧТО?".
  "Один из слизеринцев посмотрел на них грозным взглядом, поэтому они вытащили ее из Большого Зала, схватили за нос и положили в рот контейнер. Бедный ребенок себя едва не проклял".
  "НО..."
  "Они сказали, когда я их догнала, что они только дразнились". Амбридж сказала. "На мой взгляд, это не шутки. Это совершенно неприемлемый уровень издевательств в школе". Она посмотрела на их лица. "Да, я знаю, что любое издевательство не является нормой, но насколько мы пытаемся остановить это, но это не всегда возможно. Я имею в виду, что украсть чьё-то перо или пару монет из кошелька - это одно, а покушение на убийство? Это совсем другая ситуация".
  "Верно..." Гарри вздохнул. "Знаете, когда я встретил близнецов Уизли, они казались такими классными. Но, когда я узнал их ближе, они все больше и больше ... порочны".
  Амбридж кивнула, прежде чем направиться к двери. "Мне нужно пойти и договориться, чтобы их метлы были конфискованы". Она похлопала палочкой по горлу, прежде чем открыть дверь. "Доставь свою метлу в мой кабинет в течение часа, Поттер!" Она огрызнулась отвратительным, болезненно-сладким голосом.
  Гарри усмехнулся, когда он вытаскивал тщательно трансфигурированную подделку Амбридж, выданную ему ранее. Легким движением палочки он изменил заклинание размера на поддельной метле и бросил заклинание уменьшения на свой настоящий Файерболт, аккуратно положив его в карман. Он превратил свое лицо в грустную маску, прежде чем выйти за дверь.
  
  
  ***
  
  Гарри ухмыльнулся на разъяренное лицо Фреда и Джорджа. "Это была ужасная реальность. Бедные близнецы Уизли ... запретили Квиддич. Не за нападение на Малфоя, а за почти покушение на убийство".
  Гермиона слегка посмотрела на близнецов, когда они молча тряслись. "Придираться к первым годам предосудительно, независимо от их факультета. Угрожая им смертельными ядами ... вам повезло, что вас не исключили и не предъявили обвинения". Она на мгновение поморщилась, прежде чем вернуться к Гарри.
  "Примерно через неделю после того, как я отдал свою 'метлу' Амбридж, я сделал Гермионе подарок; ее собственный Файерболт. Даже лучше, регистрационный номер того, что я подарил ей, был рядом с моим. У нас были последовательные метлы, и мы проводили много свободного времени в полете..." Он радостно выглядел. "Благодаря профессору МакГонагалл, которая зачаровала их действительно мощными отвлекающими внимание заклинаниями, а не чарами, мы летали по всему Хогвартсу, гонялись друг за другом, играли ... хорошее время".
  "На протяжении всего этого срока у меня были сны. Видения, правда. Длинный коридор, выложенный черной плиткой. Я не знал, что это было, или, где это было ... поначалу, во всяком случае. Я почувствовал ... вынужден зайти в конец коридора и открыть дверь. Я знал, что ответы ждут меня за дверью. Когда я проснулся, я организовал конференц-связь с Северусом, Минервой, Альбусом, Сириусом и Ремусом, в то время как Гермиона прижалась ко мне. Я рассказал им про сон".
  "Именно в этот момент профессор Дамблдор рассказал нам о связи между Гарри и Волдемортом". Гермиона взялась за эту историю. Она оглянулась, увидев Риту Скитер с вопросом на губах. "Почему он не сказал нам раньше? Проще говоря, он не был уверен, не так ли, сэр?"
  Портрет Дамблдора откашлялся. "Одним словом, нет. Когда мистер Поттер рассказал мне о третьей задаче Турнира Трех Волшебников, той части, где Волдеморт использовал его кровь, я не был уверен, каковы будут последствия такого действия. Гарри всегда испытывал боли из-за шрама, когда Волдеморт чувствовал сильное волнение. В это время мы просто не знали всего".
  "Это видение было приманкой". Гарри сказал прямо. "Оно был разработано, чтобы заставить меня задуматься о том, что было в конце этого коридора. Однако, Волдеморт не знал, что я не был в Отделе Тайн. Он думал, что я уже знаю о пророчестве между нами. Я специально этого не слушал".
  "Я часто задавался вопросом, почему". Снейп говорил со своего портрета. "Я думал, что тебе не терпится это узнать".
  Гарри пожал плечами. "Ну, как бы интересно это ни было, это было, в некотором смысле, бессмысленно. И я, и Гермиона делали все возможное, чтобы узнать как можно больше по всем предметам. Я не знал, когда-нибудь придет время для противостояния с Томом, но также знал, что хочу узнать как можно больше. В то время мне не нужно было знать абсолютную специфику. Это ничего бы не изменило, не так ли?"
  "Нет". Снейп признался. "Полагаю, что нет. Вы оба были исключительными учениками. Истинное удовольствие учить". Он тепло улыбнулся им, заставив нескольких человек в аудитории вздрогнуть; они не знали, что он был способен на такое человеческое выражение.
  "На чем я остановился?" Гарри спросил. "Ах, да. В течение этого года произошло нечто совершенно другое: на Хэллоуин не было никаких нападений или проблем. Я был абсолютно шокирован. Всю мою жизнь на Хэллоуин происходило что-то плохое. В первый год на Гермиону напали из-за оскорблений Рона. Второй год обучения, миссис Норрис окаменела. Третий год Сириус "нападает" на Толстую Даму. Четвертый год ... чертов турнир. Пятый год ... ничего! Это было фантастически". Он радостно вздохнул.
  "Ты забыл о АД". Гермиона сказала. "В том году из-за трусости и некомпетентности Фаджа нам всем было запрещено оборонительные заклинания на занятиях ЗОТИ. Итак, при поддержке и одобрении Амбридж, под столом, конечно, мы создали Ассоциацию обороны после нашего первого визита в Хогсмит, с самоназванием "Армия Дамблдора"".
  На портрете Дамблдор усмехнулся. "Да ... моя собственная армия. Признаюсь, у меня это хорошо получалось".
  Гермиона улыбнулась портрету. "Официально мне и Рону пришлось сильно убеждать Гарри согласиться на это, но, на самом деле, и Гарри, и я уже сделали некоторые ... дискретные запросы. Мы знали место встреч, благодаря Добби, домашнему эльфу, мы разработали способ общения, чтобы избежать некоторых из ... трудных учеников".
  "Читайте между строк: Малфой". Гарри ответил. "Сопляк носился по замку, как будто он им владел. Было приятно выбить из него все дерьмо". Он снова счастливо вздохнул. "Благоприятные времена".
  "На самом деле, помимо того, что Амбридж "терроризирует" школу", сказала Гермиона с усмешкой, "первый семестр пятого года прошел довольно хорошо. Мы снова учились и передавали некоторые из наших навыков. Много тренировались, под руководством Ремуса и Сириуса. В то время как оба они шутники, они оба исключительные бойцы и дуэлянты".
  Портрет Сириуса прихорашивался на мгновение, прежде чем взглянуть на изображение Луни. "Слышишь это, Лунатик? Мы 'исключительные'".
  Лунатик слегка ухмыльнулся над Сириусом. "Мистер Бродяга?"
  "Да, мистер Лунатик?"
  "Заткнись".
  Портрет Сириуса покраснел, прежде чем вернуться к Гарри, который скорбно качал головой. "Сожалею, детеныш".
  "В любом случае..." Гарри повернулся к толпе. "Однажды вечером, как раз перед Рождеством, у меня было видение, пока я спал. Я видел, как на Артура Уизли напала грязная змея. Нагайна. Фамильяр Волдеморта. Она разведывала Отдел Тайн, изучала местность. Поскольку это мерзкое существо было одним из особых друзей Волдеморта", сказал он, указывая на тех, кто знал, что она была Хоркруксом, "у него был беспрецедентный уровень контроля над ней. И из-за связи со мной, я точно видел, что она делает".
  "Я проснулся, облокотившись на кровать, меня скрутили рвотные позывы. Гермиона мгновенно проснулась, потирая спину, пока меня тошнило, а затем убрала беспорядок. Я немедленно позвонил всем на своем коммуникаторе, уведомив Дамблдора о том, что Артур был атакован, а затем отправился к МакГонагалл. Официально я не мог сказать ей по-другому. Гермиона пробралась обратно в общежитие, используя свой плащ невидимости, чтобы не было никаких проблем".
  "И моя кровать была холодной". Гермиона сказала со свирепостью. "Это было просто ужасно". Она ухмыльнулась на мгновение. "И Лаванда храпит. Даже хуже, чем Рон".
  "Итак, МакГонагалл пришла и забрала четырех Уизли, немедленно отправив их на Гриммулд-Плейс, в то время как Молли отправилась в Сент-Мунго". Сказал Гарри. "Первоначально я планировал остаться в Хогвартсе во время Рождества, только этот план был довольно хорошо подавлен. Оба профессора, МакГонагалл и Амбридж сказали мне, что Министерство собирается провести "инспекцию" в течение рождественских праздников".
  "Это не совсем то, что я сказала, Гарри". Минерва крикнула из толпы.
  "Нет". Гарри согласился с развлечением. "На самом деле было сказано: "Министерство чертовых идиотов будет ползать по всему Хогвартсу, как мухи на навозе, и было бы лучше для всех нас, если бы вас здесь не было".
  Перси Уизли снова встал. "Министерство имеет право проводить любую инспекцию, какую пожелает, в любое время, Поттер. Вы говорите, что намеренно ушли?"
  "Да, я так сказал", подтвердил Гарри.
  "И что же вы скрывали?" Перси спросил, его перо, и пергамент почти трепетали в ожидании.
  "Себя, естественно". Гарри ухмыльнулся. "Миньон, Министерство подбросило бы доказательства, чтобы меня выгнали и бросили в Азкабан, только потому, что я был политической неприятностью. Забрав все мои вещи с собой, они никак не могли подбросить какие-либо доказательства".
  "Они пытались". Портрет Дамблдора снова заговорил. "По словам Долорес, один из инспекторов нашел несколько предметов Темных Искусств под вашим матрасом. Я правильно отметил, что накануне этого не было, потому что мы сами проводим проверки. Аврор Долиш не был доволен таким ответом".
  Гарри фыркнул. "Удивительно, но меня это не удивляет. Он бесполезный мудак".
  "Согласен".
  Гермиона на мгновение прошептала ему на ухо, побуждая Гарри кивнуть. "Ах, да. Именно в этот момент, как раз перед Рождеством, у нас было последнее заседание АД. Согласно тому, что все "знают"", плавающее сообщение над головой Гарри снова вспыхнуло, "Чжоу Чанг попытался поцеловать меня в Комнате по Требованию. И это правда ... она пыталась. Гермиона вроде как ... обиделась на это".
  "Плаксивая сука". Гермиона презрительно усмехнулся. "Делать шаг навстречу моему парню. ВОЗМУТИТЕЛЬНО".
  "Итак, с быстрым движением палочки Гермионы, слабенькими чарами Конфундус, Чжоу вернулся в свою общагу, думая, что мы поцеловались, а я быстро ... ну, мне и Гермионе понадобился почти час, чтобы вернуться в общую комнату. Я оставлю это на ваше воображение. Рон спросил меня, когда я вернулся, где был, так что я рассказал историю о том, как Чжоу целовала меня. Ему показалось чрезвычайно забавным, что Чжоу расплакался".
  "Она все равно мне не нравится". Гермиона плюнула. "Честно ... у нее не было никакого шанса: 'Ах, Гарри видел смерть Седрика, так что я попробую встречаться с ним, чтобы быть ближе к Седрику!" Для Равенкло она иногда была удивительно глупой".
  "Веди себя хорошо, Гермиона". Тихо сказал Гарри. "Она была опечалена".
  "Хорошо". Гермиона нахмурилась перед тем, как продолжить. "Итак, Гарри отправился в Гриммулд-Плейс с Уизли, в то время как я, официально, отправился к родителям. Во время осеннего семестра мои родители вернулись к стоматологической практике, и за ними присматривали несколько членов Ордена. Поскольку члены Ордена должны были быть скрыты, Сириус мог взять пару смен, в то время как Ремус брал другие. Вместо того, чтобы вернуться в наш дом, мама и папа использовали порт-ключ в защищённую часть Гриммулд-Плейс. Никто никогда не знал, что они там".
  "Так, однажды на Гриммулд-Плейс, Молли снова была жесткая и властная, она пыталась взять управление на себя. Она просто, похоже, не понимала того факта, что это был дом Сириуса, а не ее. Она пыталась управлять им железным кулаком". Гарри фыркнул. "Мы пошли к Артуру в больницу, близнецы принесли с собой некоторые из их Удлинителей ушей. Они прислушались, услышав, как Муди объясняет видение. Естественно, Уизли пришли к совершенно неправильному выводу, практически без информации. Они предположили, что я одержим, и обращались со мной, как с прокаженным. Идиоты".
  Гермиона взяла слово. "Когда Гарри вернулся на Гриммулд-Плейс, он пошел и остался в своей комнате. Уизли, хотя он был расстроен, считали что, он расстроен из-за одержимости. Это не так. Это потому, что они все смотрели на него. Я получила письмо от Рона, в котором говорилось, что я должна приехать на Гриммулд-Плейс, чтобы подбодрить его".
  "Иронично, учитывая, что она была в моей спальне в то время". Гарри сказал с усмешкой. "В общем, она аппарировала на улицу, сжимая ее сумку и чемодан, оставаясь там, в течение нескольких минут, чтобы она могла получить соответствующие розовые щеки от холодного воздуха, а затем пришла с шумом".
  Гермиона ухмыльнулась ему. "Я подбодрила Гарри прямо по приезду ... Я оставлю это на ваше воображение, чтобы выяснить, как это было дело". Блеск в глазах и грязная ухмылка на лице её почти не оставили воображения. "Итак, я оставалась в главной части дома, ускользая время от времени, чтобы навестить родителей".
  "Рождественское утро..." Гарри вздохнул. "Я получил кучу подарков. Это было любопытно. Я никогда не ожидал их. Некоторые из них были действительно хороши..."
  
  
  ***
  
  Воспоминание: Спальня Гарри, Гриммулд-Плейс ?12, Лондон
  Понедельник, 25 декабря 1995 года
  
  
  Гарри проснулся рождественским утром, чтобы найти стопку подарков у подножия своей кровати, Рон уже на полпути через свою собственную, значительно большую кучу.
  "Хороший улов в этом году". Он сообщил Гарри через гору бумаги и с полным ртом фаршированного пирога. "Спасибо за компас для метлы. Это превосходно. Определенно лучше, чем подарок Гермионы. Она дала мне планировщик домашних заданий..." Взгляд презрения и говорил о многом.
  Надев очки, Гарри потянулся за первым подарком, заметив безупречно аккуратный почерк Гермионы на бирке. Он взял его, заметив, что это была аккуратная книга в кожаном переплете. Он открыл его, заметив кусок пергамента, с надписью Гермионы на нем:
  ###
  Гарри.
  Это твой "публичный" подарок. Ради всего святого, не дай Рону или кому-то еще увидеть это. У меня есть планировщик домашних заданий для Рона, похожий на этот, но твой немного больше... рискованнее, чем его. У меня есть еще подарки, которые я не позволю никому еще увидеть. Они останутся у мамы и папы. Я отдам их тебе позже.
  Люблю тебя, жеребец!
  Гермиона.
  ###
  Гарри ухмыльнулся, когда прочел записку, бросив на нее Инсендио. Он открыл планировщик домашних заданий, почти уронив его, когда увидел фотографию почти голой Гермионы, одетую в стринги и огромную усмешку. Маленькая книга скрипнула сообщением, когда фотография Гермионы указала на стринги. "Сделайте это сегодня, или позже вы заплатите!"
  Рон поднял глаза, закатывая глаза, и услышал писк маленькой книги. "Да... мой делает то же самое".
  'О, я искренне в этом сомневаюсь'. Гарри думал, как он перевернул страницу, видя теперь - обнаженную Гермиона, слегка втирающую всякие интересные капельки. 'Господи... это что, взбитые сливки?' Он закрыл книгу, наложив на нее заклинание, чтобы Рон не смог ее увидеть. 'Я не думаю, что могу представить лучший способ заставить меня сосредоточиться на домашней работе'. Подумал он с непристойной усмешкой, которую бережно стер с лица.
  Следующий подарок был от Хагрида, коричневый пушистый бумажник с клыками. Теперь никто не положит руку мне в бумажник. Гарри подумал, отводя руку назад, когда бумажник щелкнул перед пальцами. Да... даже меня. Оглядываясь вокруг, Гарри потянулся, крепко сжимая клыки и вытаскивая их. Кошелек издал жалкий стон, прежде чем был удален другой зуб. Внутри бумажника была записка толстым и тяжелым шрифтом Хагрида:
  ###
  Гарри.
  Получил твой подарок. Норберт бы гордился тобой. Как тебе удалось это сделать? Хотя, я тебе очень благодарен. Не нужно больше будет беспокоиться о том, как разжигать мой камин!
  Спасибо тебе.
  Хагрид.
  ###
  Гарри улыбнулся, вспомнив подарок, который он подарил Егерю полу-великану; 24-дюймовая модель масштабного дракона - Норвежская Хвосторога, заколдованная, чтобы летать по его хижине и играть с ним. Кроме того, маленькая модель была способна бросить небольшой, к счастью, взрыв пламени. Гарри гордился этим подарком.
  Потянувшись к следующей коробке, которая была тяжелой, он сорвал бумагу, чтобы показать набор из двадцати толстых книг. Он быстро проверил бирку, увидев, что это был комбинированный подарок от Сириуса, Ремуса и Амбридж? Он покачал головой и сжег её. Он вытащил первую книгу, определив название "Практическая Защитная магия и ее использование против темных искусств". Это поможет с уроками АД. Он подумал, как он засунул книгу обратно в коробку.
  Он думал о том, что купил для этих троих. Сириус и Ремус имели почти одинаковые подарки; анимированные мягкие игрушки. Оборотень, черный гримм, маленькая коричневая крыса и величественный олень, все бегали вокруг. Гермиона помогла с колдовством и зачарованием каждого из них. У него было искушение сделать каждому из них знамя: "Мародеры снова бегут!', но решил не делать этого. Заключительной частью их подарка была аккуратная подарочная коробка, содержащая продукты для ухода за собаками, и ужасно пошлые розовые ошейники с именами мародеров.
  Амбридж получила ящик редких и дорогих вин, что-то, что он знал из своих отработок, было ее винным удовольствием. Половина бутылок были настолько редкими, что их можно было купить только за большие деньги у некоторых розничных торговцев Косого переулка. У него было подозрение, что увидит очень счастливую Ди-Ди, когда он вернется в Хогвартс.
  Положив коробку с книгами в одну сторону, он вытащил короткую коробку из общей кучи. Это коробка для волшебной палочки? Он думал, пока он срывал бумагу, читая на бирке, что это от Тонкс. Он открыл коробку, ухмыляясь.
  "Что это такое, приятель?" Спросил Рон, с намеком на ревность в голосе.
  Гарри потянул изнутри ящика предмет, которым оказалась модель Файерболта.
  "О... это немного безвкусно, неправда ли?- Спросил Рон, запихивая в рот еще один пирог с фаршем. "Я имею в виду... она просто напоминает тебе, что твою метлу конфисковали, да?"
  И если бы мою метлу конфисковали, ты был бы прав. Гарри подумал и покачал головой. "Нет, Рон. Я уверен, что это просто, чтобы сохранить хорошие воспоминания о моей метле". Он вытащил свою палочку, постучал ею по метле, прежде чем помахать палочкой, веник парил туда, куда он указал. "Это здорово. Интересно, откуда она его взяла. Может быть, я мог бы получить другой, и устроить гонки".
  "Звучит хорошо". Сказал Рон, в его голосе был намек на ревность.
  'О, повзрослей, черт возьми'. Гарри думал злобно. 'У тебя больше подарков, чем у меня, и ты все еще ревнуешь? Идиот'. Гарри потянул метлу обратно к себе, положив ее обратно в коробку. Он усмехнулся, думая о подарке, который подарил ей; "Как идти прямо", была книга о том, как обмануть полицию, когда ловят пьяных за рулем. Это была книга розыгрыш, но он знал, что некоторые советы могут помочь ей при её вечной неуклюжести.
  В нижней части коробки еще один клочок пергамента, который Гарри выловил:
  ###
  Гарри,
  Думала, ты хотел бы что-то, чтобы играть рождественским утром (!). Так случилось, что я подарила Гермионе точно такой же подарок. Таким образом, Вы можете играть друг с другом, когда захотите (самодовольная ухмылка).
  Наслаждайся,
  Тонкс.
  ###
  Гарри покачал головой на ее бедные намеки, прежде чем убрать коробку. Право... что дальше? Он вытащил комковатый пакет вперед, нахмурившись, когда увидел почерк. Профессор МакГонагалл? Хм... она никогда раньше мне ничего не давала. Он был рад, что сделал ей подарок; еще одну мягкую игрушку, эту, идеально подобранную по размеру к её форме Анимага, фаршированную кошачьей мятой. Держу пари, сегодня она будет повсюду. Он разорвал подарок, обнаружив... Да... Это... отлично. В его руке была 12 дюймовая фигурка... себя. Он быстро прочитал записку:
  ###
  Гарри,
  Нимфадора объяснила, какой подарок она подарит тебе на Рождество, так что я подумала, что это будет уместно. Кукла такого же масштаба как модель метлы, поэтому ваш небольшой двойник может летать на метле. Нимфадора также сказала мне, что она дала тот же подарок Гермионе, и у нее есть своя копия куклы. Однако я должна предупредить вас, что куклы не просто трансфигурированы, а еще зачарованы, любезно предоставлена помощь профессора Флитвика. Они действуют так же, как вы с Гермионой. Предупреждение в том, что, если куклы остаются одни вместе... ну, они реагируют в значительной степени на то, как вы с Гермионой действуете. Вы можете захотеть держать этих кукол отдельно, когда присутствуют определенной стороны.
  С любовью,
  Минерва (Грантабби)
  ###
  Гарри усмехнулся. Итак, две куклы будут пробовать друг друга...на это было бы интересно посмотреть. Он покачал головой и положил свою куклу на тумбочку, вызвав странный взгляд Рона. "Что это такое, приятель?"
  "Профессор МакГонагалл прислал его мне. По-видимому, это масштабная модель для игрушечной метлы. Маленький я может оседлать маленький Файерболт". И маленькая Гермиона тоже.
  "О... почему МакГонагалл послала тебе подарок?"
  Гарри пожал плечами. "Я послал ей кое-что, так что, вероятно, это просто что-то, что она трансфигурировала с манжеты".
  "Зачем ты ей что-то прислал?" Раздраженно спросил Рон.
  "Правое дело." Гарри твердо ответил, сообщив Рону, что разговор окончен. Он тайно хотел, чтобы у него были способности Гермионы в Легилименции, но он и так знал, о чем думает Рон, однако не мог это понять. 'Дай угадаю, Рон, купив подарок для МакГонагалл, я потратил на тебя меньше. Бесполезная сиська... Мне придется забыть об этом, не так ли? Нельзя, чтобы Гарри получал слишком много классных подарков. Это выставит тебя в плохом свете'.
  Качая головой от вопиющей жадности Рона, он потянулся к следующему подарку. Снейп... да. Интересно, что он мне подарил. Он разорвал пакет, заметив обручи, модель стены и другие разные вещи. Бездна... Он схватил записку. Полоса препятствий для всадников на метлах. Блин, они действительно работали вместе. Блеск... Он спрятал препятствия обратно в коробку, положив куклу и модель метлу с ними, прежде чем поставить их сбоку от своей кровати. 'Надеюсь, Северусу понравится то, что я ему отправил'. Гарри оказал ответную услугу, купив этому человеку серию экспериментальных наборов химии, от новичка до продвинутого, и даже набор профессиональных инструментов расследования на месте преступления, благодаря одному шоу, которое он видел по телевизору. Держу пари, они ему понравятся.
  Следующий пакет был от Дамблдора, явно книга, с чем-то мягким, прикрепленным спереди. На наш взгляд книга и носки. Он разорвал бумагу на части. И я оказался прав. Книга была толстая, старая и очень тяжелая. "Защита От Некромантических Ритуалов"... с этим можно было покончить в прошлом году. Гарри открыл книгу, вытащив подписанный пергаментом:
  ###
  Мой дорогой Гарри,
  Эта книга является старейшей и наименее известной книгой по Некромантии. Обычно я даже не рассматриваю вопрос о том, чтобы позволить студенту взять эту книгу, не говоря уже о том, чтобы прочитать ее, но у меня очень сильное чувство, что это будет необходимо в ближайшие дни. Кроме того, две пары носков были зачарованы, чтобы всегда поддерживать твои ноги при комфортной температуре и почти неразрушимы. Я признаю, что открыл свой подарок от тебя вчера вечером. Я никогда в жизни не видел более яркой коллекции носков, и за это я благодарю тебя. Я уже надела пару светящихся желтых. Они очень удобные. Я также ценю Маггловский костюм, который ты купил. Признаюсь, в моем довольно преклонном возрасте мне трудно точно знать, что в моде, а что нет. Благодарю тебе, мой мальчик, мне больше не нужно беспокоиться.
  Всего наилучшего, Гарри, и счастливого Рождества.
  Альбус Дамблдор, ака "Дедушка Огненная птица"
  ###
  Гарри застонал. Старик никогда бы не позволил ему пережить это! Ради всего святого, ему было всего пять лет! Качая головой, он положил книги в коробку рядом с кроватью, натягивая одну из пар носков. Он вздохнул, когда они красиво согрели ноги.
  Следующая посылка заставила Гарри стонать.
  "Ах, это все от меня!" С гордостью сказал Рон. "Давай, открывай!"
  Разрывать газету было просто формальностью. Коробка могла быть только одной, и, ах, да. Берти Боттс Все-вкусные бобы. Когда он поймет, что они мне не нравятся! Никогда не пробуйте! "Спасибо, Рон".
  "Нет проблем, приятель. И если тебе понадобится помощь, чтобы съесть их..." Он намекнул, то, что он, несомненно, думал, было тонким намеком.
  "Конечно, Рон. Я буду знать, кого спросить". Когда его часы прошли над ними, они начали зловеще вибрировать. И они пронизаны Амортенцией... зачем ему предложить съесть их, если они пронизаны Амортенцией? Разве это не работает на членов семьи? Нет, он, вероятно, на зелье нейтрализатора, как я и Гермиона. Он положил их на тумбочку, намереваясь смыть их в унитаз, как только смог.
  Следующим комковатым подарком, как и следовало ожидать, был свитер Уизли. Этот год был темно-синим, большая 'Г' вышита. Боже правый, женщина не учится! Он думал. Почему она продолжает присылать мне этот грубый и оскорбительный подарок? Каждый год! Вздохнув с отставкой, он вытащил свитер, зная, что он будет презирать себя, больно выглядеть весь день, если он этого не сделает, и он не мог весь день ругаться с Уизли. Под свитером была коробка пирогов с фаршем. Это официально, она не учится. Я все еще не люблю пироги с начинкой. Его часы снова завибрировали, показывая еще больше любовного зелья. "Эй, Рон? Хочешь мои пирожки с начинкой? Мне они не очень нравятся".
  "Конечно!" Рон сказал, прыгая со своей кровати, чтобы схватить "угощения", быстро запихав два в рот.
  'Должно быть, он на зелье нейтрализатора. В противном случае, он бы помчался трахать Джинни прямо сейчас'. Испортив оберточную бумагу, он получил последний подарок-большой плоский прямоугольник. Он увидел на бирке почти неразборчивые каракули Добби. Он сделал мне подарок? Как мило! Он сорвал бумагу, заметив картину. Ему потребовалось мгновение и три оборота холста, но он, наконец, увидел, что это должно было быть. Он нарисовал меня...
  "Добби! Гарри крикнул, призывая эльфа к себе. С треском появился Добби, одетый в безупречно чистый черный костюм дворецкого, с галстуком-бабочкой и запонками.
  "Гарри Поттер, сэр!" Добби взвизгнул. "Добби благодарит, Гарри Поттера, сэр, за подарок".
  "Нет проблем, Добби. Мерлин, отлично смотришься!"
  "Спасибо, сэр!" Добби ответил, почти плача от счастья.
  "У меня есть твоя картина. Для меня большая честь, что ты решил нарисовать меня, Добби".
  "Это должен был быть ты?" Спросил Рон, глядя на картину. "Ты уверены?"
  Гарри проигнорировал идиота. "Спасибо, Добби".
  Добби кивнул, уши его развевались на ветру. "Добби рад служить, Гарри Поттер, сэр, но Добби должен срочно вернуться в школу. Он готовится подавать ужин, Гарри Поттер, сэр".
  "Хорошо, Добби. Спасибо еще раз". Гарри сказал, смотря, что эльф исчез. Он незаметно потянулся под подушкой, вытягивая палочку.
  "О, Рон?" Он подождал, пока бестолковый рыжий смотрел на него. "Обливиэйт! Ты видел только подарки от тебя, твоих мамы и папы, Добби, Гермионы, Тонкс и Сириуса". Он спрятал палочку подальше, убедившись, что спрятал другие подарки, прежде чем щелкнуть пальцами по лицу Рона. "Ты в порядке, приятель?"
  Рон моргнул. "Хм? Да, все в порядке. Наверное, слишком много пирогов с начинкой".
  Кивнув, Рон вернулся в постель, собирая обрывки оберточной бумаги.
  Пара трещин объявила о прибытии близнецов. "Не спускайся пока вниз". Они предупреждали вместе. "Перси, засранец, прислал обратно его письмо, неоткрытое". Один близнец сказал.
  "Без примечаний". Другой добавил. "Мама снова плачет".
  "Ах". Гарри вылез из постели. "В любом случае, парни, если вы извините меня, мне нужен туалет, и мне нужно почистить зубы. Я готов поспорить, что мое утреннее дыхание может прорезать хранилища Гринготтса в данный момент".
  После чистки зубов и быстро умывшись, Гарри вернулся комнату, убедившись, что его другие подарки были скрыты, и у него были чары незаметности, защищающее их. Он шел по коридору, пока не подошел к комнате Ремуса и не постучал в дверь. После мгновения без ответа, он открыл дверь и огляделся.
  "Ремус? ты... о, боже!" Он дернул головой назад, закрыв дверь так быстро, как только мог.
  "Гарри?" Гермиона спустилась по лестнице из огражденной секции, где она передавала подарки своим родителям. "Ты в порядке?"
  "Нет! Мои глаза! Мои глаза!" Он защищался. "Ремус...Тонкс... Красная Шапочка...плохо!"
  Дверь открылась, обнажив пару покрасневших взрослых людей, одного с розовыми волосами и плохо связанным халатом, в то время как Ремус натянул пару спортивных штанов. "Э...Доброе утро, детеныш". Ремус сказал, покраснев, как невеста.
  "Утро, Ремус". Гарри сказал через руки, закрывающие лицо. "Я бы сказал "Доброе утро", но, похоже, у вас было одно на двоих, и я прервал его".
  "Привет, Гарри". Тонкс сказал. "Эм...Веселого Рождества?"
  "Счастливого Рождества, Тонкс". Гермиона сказала весело. "Мы с Гарри сейчас уйдем. Может, в следующий раз заколдуешь замок?"
  "Да..." Ремус сказал. "Пожалуйста, не говори Сириусу. Он никогда не позволит мне забыть это".
  "Х-хорошо". Гарри сказал, глядя на, собственно, Ремуса. "Боже, Ремус, сними ошейник!"
  Потянувшись к шее, Ремус потрогал розовый ошейник, который Гарри дал ему в шутку. "Эм...ничего не говори."
  Тонкс фыркнул от смеха. "Прости, Гарри, это была моя вина. Я просто не могла удержаться".
  "Не вижу зла, не слышу зла, не говорю зла". Гарри сказал, когда Гермиона оттащила его. "И пожалуйста, никогда больше не напоминай мне об этом".
  "Я обещаю!" Ремус и Тонкс сказали вместе, прежде чем вернуться в спальню, c "хлюпаньем" установив запирающие чары на двери.
  Гермиона потянула его в удобную пустую спальню, запечатывая дверь ее собственным Коллопортусом. "Итак, мистер Поттер..." Она набросилась и поцеловала его, как будто от этого зависела ее жизнь. Что касается Гарри, его жизнь действительно зависела от этого, и он поцеловал ее в ответ.
  Через несколько мгновений они отстранились, необходимость дышать стала актуальной. "Доброе утро, Гермиона". Гарри вежливо сказал, хотя задыхался. "Ты выглядишь восхитительно этим утром. Ты получила мои подарки?"
  "Хм? А, ну да. Я всегда хотела стандартное маленькое черное платье. Я не знала, что это так мало, но мне это нравится". Она дерзко улыбнулась ему. "Плюс, это белье выглядит восхитительно".
  "Ага". Ответил Гарри. "Половина из них съедобная". Он помахал бровями. "Кому нужен Рождественский ужин, когда я могу просто съесть тебя?"
  "Веди себя прилично, грязное маленькое создание". Она насмехалась над ним.
  "Эм... ты видела фотографии в планировщике, который подарила мне, Гермиона? Честно говоря, это будет поддерживать меня в этих долгих, холодных ночах..."
  "Нет, я буду поддержать тебя в этих долгих холодных ночах". Гермиона поправила его. "И еще... и еще..." Она радостно вздохнула. "В любом случае, у меня есть несколько... для тебя наверху, тоже грязных штучек. Немного шоколадной краски для тела без сахара, которая, я уверена, понравится слизывать, и пару нарядов, которые заставят каждую ведьму в Хогвартсе ревновать".
  Грязная усмешка Гарри была заразной, заставляя Гермиону смотреть на него с обожанием. "О, мои мама и папа попросили меня передать тебе сообщение. Папа сказал: "конечно", а мама сказала: "самое время!" Они не сказали мне, почему".
  Нагнетая кулак в воздух, Гарри испустил странный счастливый стон. Он взял ее руку и опустился на одно колено. Глаза Гермионы расширились от шока, когда она поняла значение его позы.
  "Гермиона... я люблю тебя. В течение многих лет. Я попросил разрешения у твоих родителей задать тебе один вопрос. Я знаю, что сейчас мы недостаточно взрослые, чтобы жениться, но я бы хотел, чтобы когда мне исполнилось шестнадцать, когда мы оба будем достаточно взрослыми. Гермиона... ты выйдешь за меня?"
  Кивок Гермионы напомнил Гарри о Добби всего за несколько минут до этого. Он вытащил из кармана кольцо в старом стиле, золотое, со средним бриллиантом по центру. Он одел его ей на палец и нежно поцеловал тыльную сторону ладони. "Я люблю тебя, Гермиона".
  Используя силу, о которой она не знала, что обладает, Гермиона подняла Гарри на ноги, прежде чем попытаться вдохнуть его миндалины. В ее глазах были слезы, но даже вечно дремучий Гарри мог сказать, что это были слезы счастья.
  Она отпрянула, прислонив лоб в него. "О, Гарри, конечно, я согласна". Она посмотрела на кольцо, прежде чем её лицо погрустнело. "Но... Я не могу носить его, не так ли? Тогда все будут знать..."
  Гарри улыбнулся. "Не волнуйся, Гермиона. Это обручальное кольцо семьи Поттер. На нем есть определенные заклинания и чары. Одни из них скрывают кольцо от глаз, если Вы не хотите, чтобы люди видели его, или увидят, но только если они уже знают о помолвке. Так что в основном это ты, я, Сириус и твои родители".
  Она еще мгновение смотрела на кольцо, прежде чем посмотреть на него. "Боже, я хочу тебя прямо сейчас..."
  "Мы не можем, Гермиона". Грустно сказал Гарри. "Я несовершеннолетний, не забывай. Еще семь месяцев и неделю".
  Немного подумав, схватила за его джинсы и разорвала их на части. "Хорошо, я не могу тебя оседлать... но я все еще могу выразить свою признательность". Она упала на колени, побуждая Гарри издать счастливое бульканье. Он задохнулся, когда почувствовал, что губы Гермионы прижимаются к его общественным волосам, ее нижняя губа трется о его яички.
  "О, это замечательно..." Он издал еще один вздох, когда руки Гермионы начали блуждать по его плоти...
  
  
  ***
  
  
  Гарри посмотрел на дымящегося Рона, на бледную, шокированную Джинни и Молли. "Видите ли, миссис Уизли", твердо сказал Гарри, "ничего бы не изменилось, если бы Рон остался с нами на охоте. Я сделал предложение на Рождество, и мы поженились семь месяцев спустя, в мой шестнадцатилетний день рождения. Но, мы вернемся к этому позже".
  Гермиона прижалась к нему на мгновение, наблюдая, как подавляющее большинство Уизли дымятся. Она стала шептать ему на ухо. "Разве это неправильно, что я чувствую себя довольно самодовольной и превосходной, наблюдая, как они там крутятся?"
  Покачав головой, c небольшой усмешкой на лице, Гарри ответил. "Нет. И я тоже". Он откашлялся и поднял глаза. "Профессор Снейп пришел в Гриммулд-Плейс, чтобы поговорить со мной. Когда Артур и Молли вернулись домой, они услышали спор между Сириусом и Северусом. Тем не менее, это было не совсем то, что они думали..."
  
  
  ***
  Воспоминание: Кухня, Гриммулд-Плейс ?12, Лондон
  Понедельник, 1 января 1996 года
  
  
  Гарри вышел на кухню, увидев, что мастер зелий стоит у стола. "Поттер..." Он злобно шипел. Дальнейший осмотр помещения выявил Сириуса, отдыхающего у камина.
  Закрыв дверь, Гарри щелкнул палочкой. "Все в порядке, сэр. Все заглушено и запечатано. Я наложил сигнальные чары на низ лестницы".
  Лицо Снейпа мгновенно расслабилось. "Отлично. Что я тебе говорила насчет того, чтобы называть меня "сэр"?"
  "Наверное, то же самое я говорил вам о том, чтобы не называли меня Поттером." Гарри парировал. "Кажется, нет!"
  Ухмыляясь, Снейп сел. "У меня для тебя новости, Гарри. И для тебя, Сириус".
  И Гарри, и Сириус сели, извиваясь на жестких и неудобных стульях. "Так, в чем дело, Севви?" Сириус спросил с усмешкой.
  "Люциус Малфой узнал тебя на платформе 9 3/4". Снейп сказал без преамбулы. "Он сразу же сообщил, что видел подозрительного черного Анимага как Волдеморту, так и министру Фаджу". Он вздохнул. "Я знаю, что тебе здесь не нравится, Сириус, и что скрытно следить за стоматологическим кабинетом Грейнджеров не весело, но пока мы не сможем поймать крысу, это просто небезопасно для тебя. Фадж будет настаивать на "поцелуе" мгновенно".
  Сириус вздохнул. "Я знаю...но, я должен был проводить его, Северус, ты знаешь это".
  Снейп кивнул. "Я понимаю, Сириус, поверь мне. Если бы я был на твоем месте, я бы сделал то же самое. Я прекрасно знаю, что ты взрослый, и ты вполне способен делать свой собственный выбор. Я просто не хочу, чтобы тебе было больно".
  Гарри усмехнулся. "Знаешь, люди, которые ходили с тобой в школу, никогда бы не поверили, что ты только что это сказал, Северус".
  "Да..." Снейп потянул. "Я холодный и бесчувственный. Я злобный, садист и сальноволосый. Я все это уже слышала раньше". Он резко вздохнул. "Почувствуй тревогу, народ".
  После мгновения тревоги Снейп продолжил. "Кроме того, у меня есть новости от Тома. Он знает о связи между вами, и, по-видимому, планирует использовать ее, чтобы вторгаться в твой разум. Твоя Оклюменция - это, конечно, задача, но мощь Легилименции Волдеморта легендарна".
  Гарри кивнул. "Я знаю, что у меня хорошие щиты. Он собирается их измотать?"
  Снейп медленно кивнул. "Да... как все истинно прекрасные Оклюменты, твои щиты могут выдержать высокой интенсивности нападения, но они не предназначены, чтобы выдержать осаду".
  "До Волдеморта никто не мог поддерживать осаду". Сириус ответил. "Я помню, что слышал об этом от Регулуса. Он хвастался, что поймал Фенвика. Они полностью разрушили его разум". Он вздрогнул. "Что Альбус может сказать по этому поводу?"
  "Когда вы вернетесь в Хогвартс, я буду работать с тобой, чтобы укрепить твои щиты. Одно из преимуществ работы из тени, как он делает сейчас, в том, что у него достаточно времени. Он проведет большую часть своего времени, колупая твои щиты".
  "Так... Гарри вздохнул. "Он планирует задействовать "смерть тысячи порезов", вместо взрыва пушки".
  "Да. Раз в неделю, возможно больше, мы будем работать вместе над устранением любых трещин в твоей защите. Я также рекомендую тебе проводить больше времени медитируя. Мисс Грейнджер становится достаточно опытным легилиментом. Попроси ее периодически проверять, может она заметит какие-то трещины в твоей защите".
  "Имеет смысл." Ответил Гарри. "Знаем ли мы..." Он внезапно напрягся. "Приближается!" Он стоял, вытаскивая палочку и снимая чары с двери. "Уизли!" Он шипел.
  И Снейп, и Сириус вытащили свои палочки, глубоко пыхтя несколько раз, чтобы сделать их лица красными.
  "Будь злым! Сириус шипел, целясь палочкой. "Ты называешь меня трусом?" взревел Сириус, толкая Гарри в сторону.
  "Причина...да, наверное, так и есть". Сказал Снейп.
  Гарри быстро направился к Сириусу, начав отталкивать того от Снейпа.
  "Гарри... получить... из... ...это!" рявкнул Сириус, пытаясь оттолкнуть его одной рукой.
  Дверь на кухню открылась, и вся семья Уизли, плюс Гермиона, вошли внутрь, все выглядели очень счастливыми.
  "Что здесь происходит? Молли потребовала, ее руки водрузились в бедра.
  "Понедельник, вечером. 6 часов, Поттер." Снейп потянулся шелковисто, вылезая из кухни.
  "ПРЕКРАСНО..." Гарри сказал взглядом, плюхнувшись на стол. "Больше уроков со Снейпом... лучше не становится".
  
  
  ***
  
  "Теперь, я знаю, что Рон и несколько других людей думают здесь". Гарри сказал твердо: "Этот Снейп, насиловал мой разум, открывая меня для атак Волдеморта. Это не так. Напротив, он упорно трудился, чтобы помочь мне исправить ущерб, который Волдеморт совершал".
  Рон начал размахивать руками, его лицо было прекрасного фиолетового цвета. Гарри кивнул Артуру, который отменил заклинание молчания с надоедливого рыжего. "Это полная чушь собачья! Я видел, когда ты вернулся в общую комнату! Тебе было очень больно! Он злобный мерзавец! Бьюсь об заклад, он изменял тебе память!"
  Гарри рассеянно покачал головой. "Я еженедельно проверялся на заклинания, чары, зелья и заклинания памяти, Рон". Небрежно сказал он. "Уже с середины второго года. Они все подробно описаны в моей медицинской карте, заперты в офисе Мадам Помфри. Нет, ты просто не можешь принять, что "злой, сальный мерзавец" сыграл тебя, как скрипку".
  "Ты обманываешь меня!" Рон сломался. "Я бы знал, Поттер, если бы ты не говорил правду".
  "Ну...ты этого не знал". Гарри ответил твердо. "Северус Снейп не был Пожирателем смерти. Не было пятнадцать лет. Он сказал мне, почему принял метку. Объяснил его причины. Я их прекрасно понимаю".
  "Ты ошибаешься! Он убил Дамблдора!"
  Портрет пожилого бывшего директора школы откашлялся. "Мистер Уизли, мы еще не дошли до этого момента истории. Я много лет говорю людям; я доверяю Северусу Снейпу. Он никогда не лгал мне, не говорил неправды и не делал ничего такого, что заставило бы меня усомниться в его преданности мне, Ордену Феникса или Хогвартсу".
  "Ну, тогда он вас одурачил!" Рон огрызнулся, заставив нескольких человек по всему залу стонать. Все знали, что Дамблдора невозможно обмануть.
  "Если вы настаиваете, мистер Уизли". Дружелюбно сказал Дамблдор.
  Артур собирался снова щелкнуть палочкой по сыну, но его остановили. "Ты когда-нибудь говорил мне правду, Поттер?" Рон спросил, пытаясь пойти на сочувствие. "Все эти годы, когда ты говорил, что ты мой друг... ты обманывал меня".
  Гарри пожал плечами. "Я рассказал о нашей "дружбе" столько же правды, сколько и ты, Рон. Ты никогда не был моим другом. Я был для тебя лишь источником денег, подарков и славы. С самого первого года ты видел во мне метку, не более того. То же самое для твоей мамы, сестры и близнецов. Не волнуйся... мы скоро перейдем к твоей части истории. Предательство. Ложь. Воровство. Это все должно произойти. Артур, если вы не против..."
  Заставляющие замолчать чары были применены, заставив Гарри и Гермиону вздохнуть с облегчением, поскольку блаженная тишина снова заполнила зал.
  "Теперь, мы остановились на возвращении в Хогвартс..." Гарри задумался на мгновение. "Ах, да. Вскоре после того, как мы вернулись в Хогвартс, и у меня была первая крупная ментальная атака, волна эмоций захлестнула связь между мной и Волдемортом. Я мог сказать, что он был абсолютно в восторге от чего-то. Казалось, что у него только что был кричащий множественный оргазм".
  "Да", сказала Гермиона, с намеком на яд в ее голосе, "это заставило тебя сразу же пошатнуться той ночью. Меня это больше всего раздражало".
  "На следующее утро, когда мы встали и пошли завтракать, мы узнали, почему Волдеморт счастливо танцевал накануне вечером..."
  
  
  ***
  Воспоминание: Большой зал, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Вторник, 9 января 1996 года
  
  
  Утром завтрак походил на мрачный роман. Последствия почти оргазма Волдеморта и возникающая боль в голове Гарри полностью вырубили его, вызывая зуд Гермионы, в результате чего оба они были слегка раздражительными.
  Она, конечно, понимала и не обвиняла его ни в малейшей степени, но это не изменило основного факта: рогатая Гермиона не счастливая Гермиона.
  Сова из Ежедневного Пророка прибыла, запустив себя со стола после оплаты. Гермиона быстро развернула бумагу, хлопнув ее по столу. Она издала отчетливо неженственный крик, который вызвал удивление у всех в округе.
  "В чем дело?" Гарри спросил мгновенно.
  "Ну... понятно, почему он был счастлив прошлой ночью". Она прошептала ему, указывая на газету.
  Гарри быстро взглянул на главный стол, отметив, что Дамблдор взглянул на его часы. Она видела, как шевелятся его губы, но в суматохе большого зала это не удивительно.
  "Подтверждаю." Гарри пробормотал, опуская рукав. Он прислонился ближе к Гермионе. "Его кабинет, сразу после завтрака. Конференция." Он увидел её кивок, а затем продолжил есть.
  Сразу после завтрака, отправив Рона в общей гостиной, Гарри и Гермиона поспешили в кабинет Дамблдора, где зал для конференций, профессора Снейп, МакГонагалл и Амбридж терпеливо сидят, пьют чай, а Сириус, Ремус и Грейнджеры, смотрели из коммуникационного зеркала, жуя их, по-настоящему, внушительные тосты.
  Гарри тяжело сел, наливая себе и Гермионе чашку чая. "Пожалуйста, присаживайтесь". Сказал Дамблдор, его глаза слегка мерцают.
  "Извините, сэр". Гарри пробормотал.
  "Не извиняйся, Гарри. Как я понял по сообщениям портретов и профессора Снейпа, вчера вечером вы испытали ликование Волдеморта. Я бы тоже ходил... разгневанный".
  "Это один из способов выразить это". Ответил Гарри. "Я бы отказался от "тошноты и мигрени". Этот ублюдок никогда никого не уважает".
  Сириус усмехнулся. "Я не думаю, что это вообще есть в его списке приоритетов, детеныш".
  "Нет." Он подписал. "Таким образом, Волдеморту удалось восстановить ядро своего ближнего круга из Азкабана. И, без сомнения, Дементоры сбежали с ними. Это объясняет его вчерашний счастливый танец. Вопрос в том, что мы будем с этим делать?"
  Амбридж спустила перчатку, возвращая в ее гораздо более привлекательной базовой форме. "Я сказал, этому бесполезному маленькому пятну спермы, что он должен удалить Дементоров. Профессор Дамблдор сказал то же самое... теперь у нас есть это". Она вздохнула. "Это будет абсолютный ад. В прошлый раз понадобилось пять Авроров, чтобы захватить Беллатрикс, и только Муди выжил в боях... лишившись ноги."
  "Что Фадж сделал до сих пор? Спросил Снейп.
  "Сообщение для печати." - Сухо ответила Ди. "Он даже не восстановил бюджет Аврората. Проще говоря, нет средств для обучения новых Авроров, покупки лучшего оборудования... он обвиняет Сириуса в том, что он является лидером этой маленькой группы и по-прежнему отрицает возвращение Эволюционировавшей обезьяны".
  "Эволюционировавшей обезьяны?" Дамблдор повторил, его лицо расширилось. "Я не слышал этого раньше. Мой личный фаворит - "Заплесневелая бородавка". Услышав, как МакГонагалл прочищает горло, Дамблдор опомнился. "Ах, да, мои извинения. Я уже отправил доступного члена Ордена искать сбежавших заключенных, но, похоже, Тому удалось очень хорошо скрыть свое местоположение".
  "А что насчет Малфоя?" Гарри спросил сразу. "Он все еще скачет по Министерству?"
  Амбридж вздохнула и кивнула. "Да... Я отправился туда сегодня утром, как только получила сову. У маленького говнюка была улыбка на лице, весна в его шаге и песня в его сердце". Она обижалась. "Не возражала бы стереть всех троих".
  "Эм?" Гермиона спросила.
  "Его лицо, ноги и сердце". Ди прояснила. "В идеале какой-нибудь аккумуляторной кислотой. Мы могли стоять, смотреть, показывать пальцем и смеяться".
  "Ты порочный человек". Сириус сказал из зеркала, одобрение очень заметно в его голосе.
  "Извинитe." Прозвучал голос Дэна Грейнджера. "Боюсь, я не совсем понимаю, что произошло. Вы сказали, что некоторые заключенные сбежали из Азкабана?"
  Гарри медленно кивнул. "Да, но дело не только в этом. Картина... Фредди Крюгер, Джек Потрошитель, Кожаное лицо, Джейсон Ворхес, Пинхед, Майк Майерс, Мастер... людям это нравится. Полнейшие психопаты без морали и силы поддержать это".
  "О..." Дэн слегка побледнел. "Как эти люди сбежали?"
  "Министр магии - некомпетентный мудак". Снейп плюнул. "Мы предупреждали его с июня, что это произойдет, и пятнистый маленький мерзавец не слушал".
  "Хуже". Амбридж сказала. "Он не заказывал никаких обысков. Он не увеличил патруль безопасности. Если бы это было разумное Министерство, с которым мы имели дело, мы могли бы проголосовать за это маленькое дерьмо. К сожалению, у него есть свои "да-люди" в каждом уголке Министерства, запечатывая свою позицию. Нужно что-то адски опасное или мощное, чтобы вытащить его сейчас".
  Эмма Грейнджер повернулась к Дамблдору. "Разве вы не глава своего парламента? Вы можете что-нибудь сделать?"
  Дамблдор усмехнулся. "К сожалению, я больше не занимаю эту должность. Прошлым летом я рассказал Корнелиусу о возвращении Волдеморта, а также о необходимых шагах. Он организовал мое отстранение от Визенгамота, парламента, о котором вы упомянули, а также от Международной Конфедерации Волшебников. В общих чертах, он удалил мои политические клыки и влияние. На данный момент, единственное, что у меня есть-это моя репутация, и он работал в течение шести месяцев, что обливать меня грязью. Я нейтрализован".
  "Он делал то же самое со мной". Добавил Гарри. "Обычно" мальчик-который-выжил", будет иметь довольно впечатляющее политическое влияние, но с октября 94 года меня называют психопатом, ищущим внимания. Такого рода действия дадут нам обоим некоторые моменты, но мы все еще отстаем в суде общественного мнения".
  Гермиона некоторое время молчала. "Возможно...возможно, мы могли бы что-то с этим сделать". Она сказала медленно. "Суд общественного мнения, я имею в виду. Если бы мы договорились напечатать статью с подробным описанием всего, что происходит, возможно, мы могли бы ее опубликовать."
  "Пророк никогда не напечатает". Амбридж сказала немедленно. "На данный момент они не более чем пропагандистская машина Фаджа, смазанная Перси Уизли. Есть также три "инспектора" Министерства, которые на самом деле являются спин-врачами, которые одобряют все выходящие истории".
  "Итак, мы не используем Пророка". Гермиона сказала: "Мы могли бы сделать это как листовки, оставив их в таких местах, как Дырявый котел, Три метлы и Кабанья голова, или мы могли бы использовать Придиру, вы знаете, газету отца Луны".
  Амбридж моргнула, прежде чем зарычать. "Я абсолютно огорчена нами". Сказала она, слегка глядя на Дамблдора, МакГонагалл и Снейпа. "Почему мы об этом не подумали? Великий Мерлин, у нас есть опыт более трех столетия в этой комнате, и требуется шестнадцатилетняя девочка, чтобы указать на очевидное".
  Гермиона на мгновение прихорашивалась, прежде чем протрезветь. "Что нам нужно, так это способ правильно написать историю. Известное имя... Она злобно ухмыльнулась. "Скитер...пухлая корова не смогла найти работу с грязью, которая у меня на неё..."
  "Грязь?" Спросил МакГонагалл. "Вы шантажировали ее?"
  "Может быть, немного". Гермиона призналась. "Мы выяснили это в прошлом году, как она получала все эти эксклюзивные интервью со Слизерина. Она Анимаг, незарегистрированный. Маленький уродливый жучок. Я заставил ее согласиться на клятву ненападения в прошлом году. Если бы мы могли заставить ее написать статью, напечатать с ее помощью для Придиры и листовки, люди узнали бы правду."
  Дамблдор кивнул, посмотрел на Снейпа. "Северус".
  "Пять очков Гриффиндору, мисс Грейнджер, за то, что указал на наши недостатки!"
  "Еще пять очков от Гриффиндора за то, что онa "всезнайка"!" Амбридж добавил, прежде чем обратиться к МакГонагалл. "Минерва?"
  "Сто очков Гриффиндору, мисс Грейнджер". Гордо сказала Старая Шотландка. "За выдающуюся идею и еще десять очков Гриффиндору, мистеру Поттеру, за то, что он так шикарно оделся сегодня".
  Снова, Гермиона прихорашивалась, а Гарри усмехнулся. "Иногда я задаюсь вопросом о вас, действительно..."
  "Я напишу Скитер во время защиты, профессор". Гермиона сказала. "Договорюсь встретиться с ней в пабе в следующие выходные. Тогда мы сможем взять интервью и опубликовать его в газете".
  "Там будет зенитная артиллерия со всех сторон". Амбридж заметила. "Как официальный представитель министерства, я должен буду упрекнуть мистера Поттера, громко, публично и болезненно". Она задумалась на мгновение. "Я думаю, запрет на Хогсхед будет тем самым". Она не удосужилась дождаться протестов. "Что я сделаю, так это написать подзаголовок, в котором говорится, что Гарри Джеймсу Поттеру запрещено идти в Хогсмит ... через главные двери. Ты знаешь, через какой проход пробраться, не так ли?"
  "Одноглазой ведьмы". Гарри ответил, ухмыляясь. "Ди, ты хитрая и подлая, ты мне нравишься".
  Амбридж покраснела. "Благодарю тебя, Гарри. Таким образом, я поддержу образ для "доверчивых глупцов", но на самом деле не влияю на тебя. Официально, я не знаю о твоем плаще невидимости и копии карты Мародёров, так как они бесценны".
  "Один момент, который я хотел бы предложить", сказал Дамблдор, "заключается в том, чтобы ускорить подготовку Оборонной ассоциации. Поскольку дементоры, попали под контроль Волдеморта, крайне важно, чтобы вы начали преподавать чары Патронуса, как и многие люди, которые способны вызывать его. Очевидно, не все из них...черт возьми, давайте скажем так, как есть, ни один из них не может прогнать сотню прочь, Гарри, но это даст им время, необходимое для спасения".
  "Сотня?" повторила Амбридж. "Ты никогда об этом не говорил!"
  "Это...это не было чем-то особенным". Гарри сказал, покраснев. "Просто...ты знаешь...Патронус".
  "Мы поговорим об этом позже, Гарри". Твердым голосом сказала Амбридж, снова надавив на свою перчатку. "Я увижу тебя в классе. Удостоверься, что принесешь пергамент и перо, я должна немного разозлить некоторых слизеринцев".
  
  
  ***
  
  "Таким образом, с разрешения директора, заместителя директора и главного инквизитора, мы ускорили подготовку Ассоциации Обороны. Чары Патронуса, щиты высокого уровня, мощные проклятья. Мы тренировали людей, как можно лучше. К сожалению, слишком много людей думали, что это было просто забава, тренировка для того чтобы сдать экзамены".
  Гермиона продолжила. "Кроме того, к Гарри подошло много людей, которые попросили его объяснить, что происходит. Это те же люди, которые всего лишь четыре месяца назад называли его безумным лжецом. Теперь же, они смотрели на него так, будто он был не таким сумасшедшим, как Пророк описывал его". Она вздохнула. "Лицемеры..."
  "Так же были люди, как Сьюзен Боунс". Добавил Гарри. "Она не подходила ко мне, говоря, что я психопат. Вместо этого она сделала разумную вещь. Она ждала дополнительной информации, прежде чем принять решение. Я не обвиняю ее в этом. Как Хафлпафвка, она лояльна и верна министерству, ее друзьям, ее семье и Хогвартсу. Она не подходила к выводам. Она ждала, пока не сможет сделать осознанный выбор".
  "С другой стороны, Симус". Гермиона вздохнула. "Маленький сопляк решил, что Гарри убил Седрика и лгал о том, что Волдеморт возвратился. Как только Пожиратели смерти объявили, что они сбежали, он подошел к Гарри, пытаясь подойти к нему. Маленький мерзавец..."
  Когда мое интервью было напечатано в Придире, Амбридж немедленно установила на него запрет. Гермиона заметила кое-что: как лучше всего заставить людей читать его, если не нарушать правила? Запрещая каждый выпуск Придиры в Хогвартсе, она заставила каждого ученика прочитать его". Гарри ухмыльнулся Перси, который перешел к традиционному сердито-красному цвету.
  "Я был шокирована тем, какой она была подлой". Призналась Гермиона. "Если бы она оставила все в покое, лишь немногие люди прочли бы статью. Дьявольская маленькая Ди..."
  Гарри продолжил, выпив воды. "Один из членов Ассоциации обороны, Мариетта Эджкомб, сообщала матери, что в школе было незаконное собрание учеников, и она рассказала об этом от её имени. Фаджу, полагаю, сразу же стало это известно, и тут же связался с Амбридж, которая призналась, что получала слухи об этом".
  "Она сразу же отправилась к Дамблдору и сказала уму, что Фадж знает, и что его план по удалению директора с его должности будет введен в действие".
  Портрет Дамблдора улыбнулся. "Это было чудесно... У меня было несколько месяцев. Двухмесячный оплачиваемый отпуск, то есть я мог направить больше времени и сил на то, чтобы найти Пожирателей Смерти. Я сказал Долорес продолжить план, используя это как ценную возможность, чтобы узнать, какие ученики поддержали Волдеморта. Когда Фадж пришел арестовать меня...ах, чудесное приключение".
  "Да, бегство с помощью феникса". Гарри сказал мрачно. "Вы должны были увидеть лицо Фаджа. Он выглядел так, будто он поцеловал в зад кентавра".
  Сморщив нос на изображение, Гермиона продолжила рассказ: "Именно тогда был создан Инквизиционный отряд, такие люди, как Драко Малфой, шныряли по школе, снимали баллы со всех сторон. Я все еще помню, как меленькое дерьмо снимало баллы за то, что я грязнокровка".
  Гарри кивнул. "Да...мне не стыдно по поводу проклятия разрыхления кишечника и проклятия импотенции, которыми я ударил его. Я не знаю, нашли ли они когда-нибудь противодействие этому..."
  Перси встал, прочистив горло. "Как я понимаю, вы напали на наследника чистокровного благородного дома, Поттер? Вы сделали его стерильным?"
  Гарри хмуро посмотрел на Перси. "Нет, я всего лишь помешал маленькому дерьму пытаться насиловать людей, Перси, это было проклятие импотенции, легко излечимо людьми в Сент-Мунго, или кем-нибудь, кто читал книгу по ЗОТИ, он не стал бесплодным, он просто не мог, до тех пор, пока проклятие не будет удалено".
  Перси уселся за своими записями. Гермиона наклонилась и сказала шепотом. "Он порекомендует, чтобы все твои активы были удалены из Гринготтса и выплачены Министерству и Малфоям за преступление. В конце концов, ты всего лишь полукровка, а я - грубая грязнокровка".
  "Тогда он будет в шоке". Прошептал Гарри, прежде чем выпрямиться. "Таким образом, Ди сумела идентифицировать сторонников Волдеморта в школе, хотя они не знали, что их новые должности на самом деле способ следить за ними. Каждый раз, когда они снимали баллы, Амбридж передавала списки профессору МакГонагалл, которая сбрасывала их обратно. Они были почти бесполезны".
  "Мы начали сдавать экзамены в конце мая", сказала Гермиона с усмешкой, "и какое время все было спокойно. Когда экзаменаторы пришли в школу, Рон решил, что настало время начать учебу. Конечно, официально, я и Гарри сдавали наши СОВ, десять для меня, и девять для Гарри. Неофициально, мы сдавали гораздо больше".
  Гарри поднял блокнот с трибуны, перелистывая до тех пор, пока он не пришел к разделу экзаменов. "Да...официально, Гермиона сдавала десять предметов: Древние руны, Арифмантика, Уход за магическими существами, помимо семи основных предметов. Я взял девять, Уход и Прорицание плюс семь основных. Неофициально, я сдал все двенадцать, а Гермиона - одиннадцать".
  "Я все еще думаю, что Прорицание, чушь собачья". Сухо сказала Гермиона.
  "Мне понравилось". Гарри ухмыльнулся, прежде чем стать серьезным. "Не говоря уже о том, что мы вдвоем также сдали четыре экзамена ТРИТОН. Мы решили сдать Магловедение, Историю Магии, Астрономию и Уход, чтобы можно было сосредоточиться на других предметах. Мы сдали пятнадцать и шестнадцать экзаменов соответственно, прячась в задней части Большого зала для наших ТРИТОН-ов".
  Гермиона вздохнула. "Так много экзаменов, так мало времени...", пробормотала она. "Мы все равно на них набросились".
  "СОВ по Астрономии был прерван атакой на Хагрида". Гарри снова продолжил историю. "Амбридж и четыре аврора направились к хижине Хагрида, после чего мы спросили ее, что, черт возьми, происходит. Она рассказала нам, что она пыталась предупредить его, что они пришли за ним, а авроры пытались его арестовать. Она знала, что он полу-великан, и что оглушающие заклятья, на самом деле, не повлияли на него, но прибытие профессора МакГонагалл было каким-то образом испорчено. Авроры все еще были в боевом режиме и оглушили её".
  "Больно...", жалобно произнесла МакГонагалл. "Четыре Ступефая в одну цель...". Профессор Флитвик положил руку ей на плечо, едва не вставая на стул, чтобы успокоить высокую Шотландку.
  "Во время моего СОВ по Истории Магии, который, как ни странно, я сдавал после того, как я уже сдал ТРИТОН, у меня возникло видение. Оно показало, что Сириуса пытали". Гарри продолжал. "Как только я вышел из кабинета экзамена, я вскочил в первую пустую комнату, которую мог найти, и связался с Сириусом по коммуникатору. К счастью, и профессор Дамблдор был в Гриммулд-Плейс, вместе с Ремусем, и я объяснил ситуацию. Я знал, что Сириус не находиться в Отделе Тайн".
  Сириус прочистил горло со своего портрета. "С моей точке зрения, это был хороший план".
  Гарри вздохнул. "Возможно, это был Сириус...и если бы не этот злобный маленький домовой эльф, он, вероятно, так же бы сработал..."
  
  
  Воспоминание: ЗОТИ, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Пятница, 21 июня 1996 года
  
  
  "Хорошо, все в режиме онлайн?" спросил Гарри часы.
  "Это Бродяга, я здесь, хвост виляет!" раздался веселый голос Сириуса.
  "Лунатик тут. К сожаления, размахиваю висячем хвостом"
  "Заткнись Лунатик!"
  "Это Бетман, я прячусь в своем кабинете" крикнул Снейп, с намеком на развлечение в его голосе. "К счастью, я не страдаю из-за собачьих волос на моей одежде".
  "Это Дедушка Огненная Птица". Дамблдор усмехнулся.
  "Ты когда-нибудь это забудешь?" раздраженно сказал Гарри. "Милосердный Мерлин, мне было пять лет!"
  "Нет", ответил Дамблдор, "мне нравится".
  "Злодей..." пробормотал Гарри. "Профессор МакГонагалл, вы там?"
  "Это Грантабби", сказала МакГонагалл. "И, я думаю, что предпочту это, Альбус".
  "Я здесь с Гермионой и Ди", закончил перекличку Гарри. "Хорошо, перейдем к делу. Волдеморт прислал видение, в котором пытали Сириуса в Отделе Тайн. Если бы я думал, что он в опасности, я бы попытался прийти и получил бы пророчество".
  "Это его план". Сказал Северус. "Он этого хочет, но он сам не готов пойти и взять его, пока у него есть выбор".
  "Итак, он хочет, чтобы я пришел в Отдел Тайн, а это значит, что это ловушка. Пожиратели Смерти будут там ждать, чтобы захватить или убить всех, кто там будет. Моя первая мысль - просто уничтожить сферу пророчества. Как думаете?"
  "Одним словом, да". ответил Дамблдор. "Поскольку он только, что послал это видение, у него уже будут свои люди на ключевых позициях".
  "Проклятье". Гарри спохватился. "Хорошо, можем ли мы использовать тот факт, что они там?" Захватить их?"
  "Трудная задача", мгновенно сказал Сириус. "Они, без сомнения, закрепили позиции. Они будут ждать, пока ты окажешься в одиночестве, а потом ударят".
  Луни прокашлялся. "Возможно... мы могли бы использовать это".
  "Нужен план". Гарри сказал.
  "Если бы ты отправишься в министерство с представителями Ордена, возможно, его можно будет разоблачить. Северус, знаем ли мы, сколько бойцов Волдеморт ввел в действие?"
  "Нет. Единственные люди, которые знают об этом, поклялись в тайне. Поскольку я здесь, в Хогвартсе, мне не сообщили о том, кто выполняет это задание. Я ожидал бы, по меньшей мере, десять, может быть двенадцать бойцов, спрятавшихся в Зале Пророчеств. Я ожидал бы несколько Пожирателей Смерти более низкого уровня по всему министерству, чтобы захватить тех кто попытается бежать"
  "Итак, Лунатик, ты предлагаешь, чтобы я пошел за приманкой, а Орден занялся Пожирателями Смерти?" спросил Гарри, не чувствуя эмоций в голосе.
  "Конечно, это вариант, Гарри," сказал Луни, "но, честно говоря, это то, о чем я не хочу упоминать. Я знаю, что ты с Гермионой, по крайней мере, равны любому из Пожирателей, но есть очень высокий шанс, что вас просто задавят числом".
  Гарри посмотрел на Гермиону, которая кивнула, а затем на Амбридж, которая хмурилась. Она прочистила горло. "Позвольте мне уточнить, Луни, люди Волдеморта уже находятся в министерстве?"
  "Мы можем только догадываться об этом, Ди" ответил Лунатик. "Они там провели больше времени. Все авроры вышли, половина отдела образования уже в Хогвартсе, Отдел Тайн никогда не работает все персоналом по пятницам...это идеальное время, там практически нет охраны".
  "Это беспокоит..." сказала Амбридж. "Они не будут колебаться, чтобы убивать всех кого встретят в министерстве, если это будет нужно". Она неистово подумала. "Есть ли вероятность, что это уловка?"
  "Диверсия?" спросил Дамблдор. "Почему ты так думаешь?"
  "При всем уважении, директор, Хогвартс - заманчивая цель для Волдеморта прямо сейчас. Вас здесь нет, Минерва ушла, Хагрид в бегах, Инквизиционный отряд думает, что у них есть контроль...там очень мало кто может противостоять ему. Если это уловка, чтобы вытащить Гарри и Гермиону из школы, он мог бы провести захват очень быстро".
  "Нет". Гарри сказал, "Я не думаю, что это так. Он хочет шар, больше всего на свете. Я не думаю, что это диверсия, и я не думаю, что он будет сидеть в стороне. Он будет там, скрываясь сначала, следить за своими войсками, но если ему это нужно, он будет сражаться. Я чувствую это",
  Гермиона прочистила горло. "Ремус, сколько свободных бойцов у нас есть сейчас?"
  Ремус сделал паузу. "Если я включу Сириуса, тогда у нас есть шестеро сейчас: Альбус, я, Сириус, Тонкс, Грозный глаз и Кингсли. По крайней мере половина ордена в данный момент на заданиях, и большинство наших сильных бойцов недоступны".
  "Шестеро...", повторил Гарри. "Даже, если мы возьмем всех из АД, нам будет трудно...Сириус, как ты думаешь?"
  "Ну..." Сириус протянул. "Мой первый инстинкт - кричит "НЕТ"...но это на самом деле не мой призыв. Это будет опасно, несмотря ни на что, детеныш. Это может привести к тому, что нас всех убьют. Но, с другой стороны, это возможность захватить большое количество бойцов Волдеморта. Возможно, если мы сможем найти определенных людей, таких как Амелия Боунс, или даже сам Фадж его увидит." Послышался вздох. "Это твое решение, Гарри. Я поддержу тебя, несмотря ни на что".
  "Гермиона?" спросил Гарри. "Как ты думаешь?"
  Она улыбнулась ему, и процитировала его же самого, "Мы сделаем то, что всегда делаем", Гарри усмехнулся, и ответил в унисон с ней. "Мы будем стоять и сражаться".
  "Сириус, Ремус хватайте сове снаряжение. Мы отправляемся, как только я смогу найти лучший способ добраться до Лондона".
  "Сначала мы должны еще кое-что сделать" сказала Амбридж, поднимая ладонь, чтобы Гарри не двигался. "Только, в том случае, если это отвлечение внимания, мы должны организовать некоторую защиту для школы".
  "Что ты имеешь в виду?" спросил Дамблдор.
  "Кентавры", объяснила Амбридж. "Запретный лес - их дом, они защитят его. Если мы сможем договориться с ними, возможно, нанять брата Хагрида, тогда мы сможем убедиться, что Хогвартс защищен".
  Несколько мгновений была тишина, пока Дамблдор не заговорил. "Ты знаешь о Гроппе?"
  "Вы не можете спрятать двадцати футового великана в лесу высотой в двадцать футов, директор". Амбридж мягко ухмыльнулась. "Он не совсем незаметен. Черт...нужно найти способ добраться до Запретного леса без подозрений".
  Гарри ухмыльнулся. "У меня есть чудесная идея..."
  
  
  ***
  
  "Итак, мы придумали наш план сражения, я как бы "врываюсь в кабинет" Амбридж, чтобы использовать камин, официально проверяя Сириуса, и она сможет "поймать меня" на этом преступлении. Далее закручиваем глупую историю о "готовящимся оружии", а затем прокрадываемся в лес".
  "К несчастью для нас", продолжала Гермиона. "Рон, Джинни, Луна и Невилл догнали нас. Мы попытались остановить их, но Рон должен был сыграть Героя и вопиющее поклонение Джинни перед Гарри заставило их хотеть идти с нами, а Невилл и Луна просто хотели помочь нам".
  "Итак, мы взяли Амбридж в лес, где она вела переговоры о том, чтобы четыре команды авроров постоянно находились там, на самом деле это было здорово. Они должны были убедиться, что Акромантулы и другие разнообразные гадкие создания не посягнут на территорию Кентавров, и будут работать с Кентаврами, чтобы убедиться, что любые Пожиратели, которые пытались проникнуть, были бы...отговорены от такой глупой ошибке". Ухмылку Гарри была явно хищной. "Ди, осталась с ними на традиционном приеме пищи после создания альянса, а я и Гермиона снова вернулись в школу, чтобы схватить наше снаряжение".
  "Рон и другие оглушили Инквизиторский отряд и подошли к нам, Луна с идеей использовать Фестралов, чтобы отправиться в Лондон". Гарри вздохнул. "К сожалению, борьба в Отделе Тайн была значительной мере верно описанной". Он усмехнулся глупой ссылке. "Гермиона была ранена, плохо, Долоховым, я отправил ее в волшебный сон, в форме стазиса, который обеспечил ей безопасность и защиту, пока она не получила бы медицинскую помощь".
  "Тем не менее, там не было 12 Пожирателей Смерти. Их было 32. Причина, по которой Дамблдор и Орден так долго к нам пробивались, заключалась в том, что они прошли сквозь 20 Пожирателей Смерти, пока шестеро из нас сражалась с бойцами Внутреннего круга в Комнате Смерти".
  Гермиона положила руку ему на плечо, взглянув на портрет Сириуса, который печально кивнул. "К сожалению, в этом бою...Сириус был убит Беллатрикс, ее Авада откинула его тело сквозь вуаль".
  "Я мог бы убить ее прямо там". Гарри сказал ледяным тоном. "Я преследовал ее, направляясь в атриум...Я хотел оторвать ей голову и плюнуть в шею...сука. Мне удалось проглотить заклинание, сбив ее с ног", Гарри уставился на Перси Уизли. "Вопреки популярному мнению, я не использовал Круциатус на ней, заманчиво конечно. Вместо этого я создал лед под ее ногами, а затем ударил камнем, разрушающим кости, по бедрам. Сказал бы, что это красиво расшатало ей бедра".
  Гермиона обняла его, а портреты за ними поддерживали почтительное молчание. Гарри потребовалось несколько минут, чтобы собраться с мыслями. Даже сейчас, два года спустя, это были болезненные воспоминания. Он поцеловал кончик носа Гермионы, прежде чем отстраниться.
  "Сразу после боя Дамблдор дал мне порт-ключ обратно в его кабинет, а всех остальных отвезли в больничное крыло. Я признаю, что я был в бешенстве, из-за состояния Гермионы. Когда профессор Дамблдор вернулся в Хогвартс, он зашел в больничное крыло, чтобы проверить раненых. Именно тогда у нас был очень серьезный разговор..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Кабинет директора, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 22 июня 1996 года
  
  
  Гарри сидел на одном из жестких стульев перед столом Дамблдора. Все пошло так неправильно... силы Пожирателей Смерти были намного больше, чем ожидалось, и это стоило Сириусу его жизни. Его крестный отец... Он смахнул слезу.
  Камин взревел, когда Дамблдор вышел, очищая пепел с одежды. Он сел за стол, взял лимонную дольку из чаши и успокоился. Он не говорил; он знал, что Гарри нужно успокоиться, нужно время.
  "Как Гермиона?" спросил Гарри.
  "Все будет хорошо", ответил Дамблдор. "Рана была серьезной, но ваше заклятие немоты обеспечило, что она была не слишком сильно ранена. Это займет несколько дней или больше, несколько довольно неприятных зелий, но она полностью поправится в течение недели. Шрам, однако...шрам останется".
  "Я ...я был высокомерен", сказал Гарри через несколько минут. "Я должен был убедиться, что мы не пошли".
  Дамблдор молчал.
  "Беллатрикс...она просто...она просто убила его. Как будто он был просто раздражающим насекомым, а не членом ее семьи". Он поднял глаза, горящие слезы текли из его глаз. "Сэр, что я сделал не так?"
  "Ты не сделал этого, Гарри", успокаивающе ответил Дамблдор. "Никто не сделал ничего плохого. Ты знаком с фразой: Никакой боевой план не выживает при контакте с врагом. Мы все сделали правильно".
  "Мы должны были сделать все лучше", пробормотал Гарри. "Все это...да, мы выполнили миссию, остановили Волдеморта, не дал захватить шар с пророчеством, но цена..."
  "Я был в такой же ситуации, как и ты сейчас, Гарри". Спустя несколько минут Дамблдор сказал. "Еще в 1944 году Гриндевальд напал на небольшую деревню, убив всех жителей, там были моя жена и дочь. Они погибли в результате нападения. Именно это мерзкое событие привело меня к тому, чтобы вызвать Гриндевальда на поединок и победить его. Я чувствовал такую ярость...ненависть...боль".
  "Стало ли вам лучше?" спросил Гарри, его лицо выражало мучения.
  "Да...и нет, Гарри, ты никогда не прекратишь вспоминать его", Дамблдор пробормотал, протянув руку и обняв молодого человека перед собой. "Он будет в ваших мыслях до тех пор, пока вы живете. Острая боль, которую вы сейчас испытываете, исчезнет, со временем. Иногда она будет всплывать, но по большей части вы адаптируетесь. Помните и хорошие вещи о нем, шалости, шутки... Рождество и подарки. Вы оглянитесь на ситуации, думая о том, как бы Сириус наслаждался бы ими".
  Гарри кивнул, думая яростно. "Кричер, должно быть, каким-то образом предал нас. Как еще они узнали, что мы вместе проводили время?".
   Дамблдор кивнул. "Да...Я разговаривал с этим мерзким созданием, прежде чем мы покинули Гриммулд-Плейс. Он кричал о том, как он видел Беллатрикс, когда Сириус приказал ему выйти из дома на Рождество. Благодаря Кричеру Волдеморт знал о твоих чувствах к Сириусу и его к тебе".
  "Жив ли еще этот кусок дерьма?" спросил Гарри с ядом в голосе.
  "Жив", устало подтвердил Дамблдор. "Как...приятно бы не было убить его, Гарри, такая мысль..."
  "Я знаю". Гарри ответил, опустившись на стул. "Мысль прикончить маленькую пизду так..." Он поднял глаза. "Извините, сэр...убийство маленького гада привлекательно...но я знаю, что это неправильно".
  Дамблдор откинулся назад, предлагая чашу с лимонными дольками Гарри. "Могу ли сделать предложение, Гарри?"
  "Конечно, сэр?"
  "Не стесняйся что либо сломать", он жестом показал на полные полки позади Гарри. "Вырази свой гнев на что-то. Обычно я бы не рекомендовал этого, но результат принесет вам пользу".
  Прежде чем он закончил говорить, из Гарри вырвался циклон сырой магии, разрывая содержимое полки, как горячий нож сквозь масло. Блестящие инструменты сломались, разбились и даже растаяли под натиском.
  Дамблдор сотворил фарфоровый бюст Беллатрикс на пьедестале, а затем вызвал биту для крикета. Гарри мгновенно взмахнул битой, разбив фарфор. Появился еще один бюст, это был Кричер. Он также присоединился к обломкам на полу. Появился еще один бюст Волдеморта и был разбит. Еще одна Беллатрикс. Разбит. Четверть часа и 186 кусков фарфора спустя Гарри откинулся на спинку стула, его ярость и тело истощились.
  "Чувствуешь себя лучше?" мягко спросил Дамблдор.
  "Да...совсем немного, на самом деле". Гарри устало ответил. "Жаль, что это не была голова Беллатрикс".
  "Да...это облегчило бы ситуацию, не так ли?" риторически спросил Дамблдор. Он посмотрел на камин. "Ах, хорошо. Ремус собирается прийти. Хочешь оставлю вас наедине?"
  Гарри покачал головой, бросившись к камину. Как только Ремус вышел, он был окутан скорбью пятнадцатилетнего парня. Двое цеплялись друг за друга, рассеянно ступая в сторону, когда камин вспыхнул снова, показывая Тонкс. Ее быстро втянули в трехстороннее объятие, и все они скорбели о старом друге.
  Дамблдор терпеливо сидел, зная, что единственная, кто действительно может заставить Гарри чувствовать себя лучше, лежала в больничном крыле. Ни Гарри, ни Гермиона не смогут излечиться друг без друга. В некотором роде, хотя и трагично, для старика это было довольно теплое чувство.
  Сидя, Гарри крепко сжал плечо Ремуса и руку Тонкс. "Ремус?" спросил он, слегка морща нос.
  "Да, детеныш?"
  "Мы включаем Тонкс?"
  Розоволосая Аврор, про которую говорили, подняла глаза.
  "Твой выбор, детеныш". Сказал Ремус. "Это облегчило бы вещи определенным образом, но труднее в других".
  Гарри посмотрел на него. "Вперед, Ремус...она твоя девушка, не так ли?"
  Тонкс покраснела и кивнула, а Ремус на мгновение заблестел глазами. "Да..."
  "Значит, она с нами". Закончил Гарри. "Профессор, я думаю, пришло время услышать это долбанное пророчество. Если бы это было важно для Сириуса, чтобы умереть, тогда нам нужно это знать".
  Дамблдор встал, подошел к шкафу и вытащил свой Омут памяти. "Все началось, когда я был на собеседовании с профессором Трелони в Кабаньей голове, шестнадцать лет назад..."
  
  
  ***
  
  Гарри взглянул на портреты позади него и зеркало связи, где слушали Лунатик и Тонкс. "Это было ужасно..." пробормотал он, прежде чем вернуться на сцену.
  "После ухода из кабинета директора, я пошел прямо в больничное крыло, где я заснул, обнимая Гермиону. Мы проспали почти целый день, проснулись лишь в воскресенье утром. К счастью, мадам Помфри поставила ширмы для нас. Последнее, что нам нужно было - это разоблачение".
  Гермиона взяла слово: "В воскресенье Пророк напечатал на первой странице, довольно смелый заголовок - Тот-кого-нельзя-называть ВЕРНУЛСЯ! Да...как будто Гарри не говорил об этом почти год, не так ли? В этот момент Дамблдор сразу же вернул себе все свои должности, как член МКВ, верховный чародей Визенгамота и директор Хогвартса, и они все поют ему дифирамбы".
  Гарри уставился в толпу, неудержимо взглянул на Риту Скитер и не моргая: "Пророк так пел мне дифирамбы. Говоря о том, как я был одиноким голосом истины...воспринимался как неуравновешенный, но непоколебимый герой...Пророк якобы был вынужден насмехаться и клеветать...Любопытно, как они просто забыли упомянуть, что именно они делали, не так ли, Скитер?"
  "Именно в этот момент я знал, что никогда не смогу работать с Министерством Магии, они были предвзяты, расистами, фанатичными и совершенно коррумпировании. Именно в этот день моя вера в наше правительство умерла. И вы знаете, почему?" Его взгляд повернулся к Перси Уизли. "Скажи мне, Уэстби, ты знаешь, почему я никогда не смогу работать в министерстве?"
  Перси был испуган тем, что встретил убийственный взгляд. "н-нет..." Он заикался.
  "Потому что, ни разу, ни в какой либо форме они не принесли мне свои извинения. Пророк скрежетал вокруг, пытаясь поцеловать мою задницу, но все, что это значило, меня просто разозлило. Они не извинялись передо мной, нет. Они просто напечатали больше лжи и инсинуаций". Взгляд Гарри не дрогнул. "Ни разу...и все же министерство ожидало, что я поддержу их. ХА!"
  Гермиона прочистила горло. "Одна вещь, которая была забавной, заключалась в том, в чем мы нуждались - это Амбридж, она вернулась в школу, сопровождаемую Дамблдором, и была немедленно отправлена в больничное крыло. Официально история заключалась в том, что Кентавры пытали её".
  "Хм..." Гарри усмехнулся. "Фактически причина заключалась в том, что она провела пару выходных дней после ночного возлияния с Кентаврами. Любите вы их или нет, они делают один адски крепкий напиток. Она страдала от действительно сильного похмелья".
  Он усмехнулся еще немного, прежде чем продолжить. "Я решил прогуляться и увидел Хагрида, когда я должен столкнуться? Недобросовестность и Конец Книги". Он остановился, повернулся к Гермионе. "Они могут быть группой!"
  "Веди себя прилично". Она мягко погладила его по плечу.
  "В любом случае Малфой подошел ко мне, рассказывая мне, что я заплачу за то, что отправил его отца в Азкабан. Это позор, действительно...Я надеялся отправить Хорька Старшего в морг. Хмм... Я поболтал с Хагридом, который сказал, что, если Сириусу было суждено умереть, то он хотел бы умереть в битве".
  "И это было правдой", крикнул портрет Сириуса. "Или с сердечным приступом после того, как провел вечеринку с толпой двадцатилетних красавиц. Это тоже сработало".
  "Извращенец". Гарри нежно сказал ему через плечо. "Благослови Хагрида...хороший парень. Этот человек знает, как сидеть тихо и размышлять...На самом деле, где Хагрид?"
  Минерва МакГонагалл встала и бросилась на сцену, что-то шепча в ухо Гарри. "В самом деле?" Он спросил. "Да...не думаю, что мы хотим их сейчас потревожить". Он вздрогнул. "Как-то, это не тот образ, который я хочу видеть в своем мозгу. Надеюсь, что Олимпия не..."
  Гарри и Гермиона вздрогнули, а МакГонагалл вернулась на стул.
  "Был еще один разговор, который мы провели с профессором Дамблдором, прежде чем разойтись, и это было связано с бессмертием Волдеморта". Гарри сказал.
  Портрет Дамблдора прочистил горло. "Да...и пожалуйста, не возвращайся к этому снова, я не знал".
  "Мы доберемся до этого, сэр". Ответил Гарри. "Альбус сказал нам, что он изучает его, и у него было несколько подсказок, но пока он не собрал больше информации, он не хотел только надеяться. К счастью, он продолжал делать тщательные записи, даже кооперируя разные Отделы министерства для его поисков".
  "Я не видел смысла брать вас в поисковые экспедиции", Дамблдор защищался. "Половина этого лета была пустой тратой времени. Это отвлекало бы тебя от учебы, и я не хотел этого делать, если бы у меня не было чего-то конкретного для тебя".
  Гарри вздохнул. "Было бы лучше для всех нас, если бы у вас было... но мы сами опережаем себя".
  "Мы вернулись на Хогвартс-экспрессе в Лондон, где ожидали гнусные родственники Гарри. Я и несколько членов Ордена ждали, чтобы побеседовать с ними. Мы обещали им мир боли, если они попытаются сделать больно Гарри. Гермиона рассказала им все. Основной план на лето был таким же, как и в предыдущие годы, с одним довольно большим исключением, к которому мы придем позже. Мы использовали Порт-ключи взад и вперед, используя наше время, чтобы учиться и тренироваться".
  "Этим летом, хотя я скорбел о потере одного из моих близких родственников, и я знал, что мне нужно кое-чего ждать". Гарри тепло сказал, потянул и взял Гермиону за руку. "Что-то что сделало бы меня самым счастливым человеком".
  Вздохнув, он огляделся в зале. "Теперь, если вы все извините меня, я думаю, что мы возьмем пятнадцатиминутный перерыв. Я мог бы использовать ванную комнату и, возможно, позвать домовых эльфов, чтобы попросить пищу. Осталось еще два года, и все закончится".
  Гермиона схватила за руку Гарри и отвела его в прихожую возле Большого зала. Она хлопнула дверью и запечатала ее магией. "Ладно, Поттер, у нас есть десять минут. Мне нужно не менее двух". Она начала стягивать джинсы. "Подойди ко мне".
  "Да, мэм", Гарри ответил, когда схватил губами ее сосок...
  
  
  Глава 6. Школьные годы 1996-1997
  
  
  Большой зал, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 1 августа 1998 год
  
  
  Гарри хромал обратно в Большой зал, чувствуя непреодолимую потребность сесть. Его ноги частично прогнулись... Приватная встреча с женой, и он просто хотел спать. Но, нет... еще есть шестой и седьмой год, чтобы покрыть еще. Будь ты проклята, Гермиона... если бы ты не была такой восхитительно сексуальной.
  Ожидая, когда Гермиона освежится; снова наденет трусики, Гарри столкнулся с портретами. Непристойная улыбка на лице Лунатик сказала Гарри, что он знает, где он только что был. "Чувствуешь себя лучше, малыш?"
  Гарри устало усмехнулся. "Да и нет. Да, я чувствую себя лучше, но мне очень хочется пить, и у меня болят ноги".
  Стакан сливочного пива появился у него под носом, и довольно взъерошенная жена улыбнулась ему. "Ты дал мне три, Поттер... Я дам тебе отсрочку...этот раз."
  Принимая и выпивая напиток, Гарри улыбнулся. "Отсрочка? Хм..."
  "Хорошо, я верну тебе три сегодня вечером". Она предложила, с блеском в глазах.
  "Согласен." Надменно сказал Гарри. "В конце концов, это справедливо".
  "Идиот."
  "Гарри?" Портрет Джеймса окликнул его.
  "Да, Пап?"
  "Э-э...эльф с половиной уха оставил вам тарелку бутербродов". Портрет указывал на небольшой стол, который был установлен.
  "А, Кричер..."
  "Не смейте их есть! Сириус сломался. ""Мерзавец, вероятно, отравил их."
  "Нет." Гарри ответил, схватив бутерброд. "В последнее время он очень хорошо себя ведет". Он схватил сэндвич. "O, оленина". Он собирался укусить его, когда передумал. Схватив тетрадь с подиума, Гарри изгнал ее взмахом палочки, прежде чем наколдовать два неприлично мягких кресла. "Мне нужно присесть". Он сказал Гермионе. "Мои ноги убивают меня".
  "Ах, ты стареешь, Гарри" - сказала Гермиона, сползая в кресло рядом с ним.
  "Сказала женщина, которая старше меня на 10 месяцев".
  Она закатила свои глаза. "Женщина никогда не стареет, Гарри. Мы просто...становимся более выдающимися".
  "Хм..." Гарри задумчиво сказал, проходя мимо тарелки и подноса с бутербродами. "Если ты так говоришь, дорогая".
  "Да".
  "Да...Я могу сказать".
  Она откусила кусочек своего сэндвича. "И мятa, тоже..."
  Уничтожив два сэндвича, Гарри посмотрел в переполненную аудиторию, каждый из которых перекусывал вкусными бутербродами, сделанными эльфами. "Итак, на чем мы остановились?"
  "Закончили ваш пятый год". Сказала МакГонагалл.
  "Aх, да". Гарри взял теперь снова наполненный стакан сливочного пива от Гермионы, выпив половину. "Да. Давайте посмотрим... Когда я вернулся в Дурзкабан, я связался с Гермионой и Лунатиком, чтобы узнать, слышали ли они что-нибудь о моих летних планах. Конечно, у меня было событие, которое мне действительно нужно было получить на мой шестнадцатый день рождения. По большей части, однако, я и Гермиона продолжали с нашими продвинутыми исследования. Мы знали, что нам придется подождать некоторое время, пока наши результаты СОВ будут отправлены, но мы не видели необходимости останавливаться из-за этого."
  "Опять же, мы использовали порт-ключи друг к другу домой, обучение, практика, изучение. Пока Альбус был в поисковых экспедициях, мы слушали его отчеты. Большая часть его времени была потрачена впустую, так как поиски были совершенно бесполезными. Мы опоздали на игру, и мы сильно отстали в ней".
  "Тем летом мы готовились к войне, которая, как мы знали, приближалась". Гермиона сказала. "Министерство рассылало бесполезные листовки, чтобы мы читали о том, как защитить себя. Мы уже давно прошли через это. Мы начали работать над магической фокусировкой. У нас обоих были палочки, но мы прорабатывали... проблемы."
  Гарри ухмыльнулся. "Под" проблемами " моя любимая жена подразумевает, что мы оба были достаточно сильны, чтобы использовать палочку. Каждый раз, когда мы произносили заклинания высокого уровня, что было особенно заметно во время дуэли, мы начинали их повреждать. Во время одного заметного поединка палочка Гермионы фактически загорелась. Итак, мы начали исследовать фокусы". Он видел взгляды непонимания. "Мы не могли использовать палочки, поэтому нам пришлось использовать многослойные посохи".
  И Гарри, и Гермиона скрутили запястья, длинные, инкрустированные драгоценными камнями боевые посохи появились у их колен.
  Перси Уизли снова встал на ноги. "Вы знаете, что незаконно приобретать посохи, не регистрируя их в Министерстве?" Спросил он, делая записи на пергаменте.
  "Да, мы знаем." Гарри и Гермиона сказали вместе.
  "Итак, вы признаете преступления?"
  "Нет, не признаем". Снова в унисон. Гарри продолжил. "Мы сделали их сами, и зарегистрировали их в Департаменте магических правоохранительных органов летом после нашего шестого года. Но мы к этому еще вернемся".
  Перси поднял бровь. "Я бы посмотрел эти документы. Вы явно лжете, Поттер".
  "Если ты так говоришь, Перси". Ответил Гарри. "Просто помни..."Он указал на плавающее сообщение над сценой : "вы только знаете, во что мы хотели, чтобы вы верили", снова вспыхнул. "А теперь сядь и заткни пасть, жалкий подхалим".
  Два жезла исчезли, так как пользователи хотели этого. "Так... ах, да. Одна вещь, которая позабавила меня и Гермиону, услышали один из разговоров, который был у Фаджа, прежде чем его выгнали из офиса..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Дом Грейнджеров, Кроули, Лондон
  Пятница, 5 июля, 1996 года.
  
  
   Гарри провел большую часть дня в доме Гермионы, читая некоторые из "увлекательных и информативных" листовок, которые Министерство разослало. Из того, что он мог сказать, основная суть листовки была "беги, прячься и жди Авроров".
  Гермиона читала через плечо. ""Интересно, вернул ли Фадж бюджет Аврората". Она рассеянно размышляла.
  "Сомневаюсь". Гарри сказал разумно. "Бьюсь об заклад, он все еще..."
  Его схватил его часы-коммуникатор, когда они запищали. "Дамблдор-Поттеру".
  Гарри с усмешкой постучал по часам своей палочкой. "Здесь, сэр".
  "У меня не так много времени, Гарри". Раздался голос Дамблдора. "Я собираюсь пойти на встречу с министром Фаджем, и я хотел бы, чтобы вы послушали. Код 7".
  "Подтверждаю." Гарри снова постучал по часам.
  "Что за Код 7?" спросил Дэн Грейнджер.
  "В общих чертах," ответила Гермиона, ее голос соскользнул в ее лекционный тон, "это означает, что он хочет, чтобы мы слушали, но не прерывали. Гарри отключил свой коммуникатор, поэтому он не посылает никаких звуков".
  "Круто." Дэн кивнул, затем откинулся на спинку стула, когда услышал, как раздаются голоса.
  "Ах, Дамблдор. Рад видеть вас."
  "Корнелиус. Что я могу сделать для вас? Я очень занят."
  "Мы все очень заняты, Дамблдор! С возвращением Вы-знаете-кого, Министерство в панике!"
  "Я говорил вам, еще год назад, Корнелиус, что Волдеморт вернулся. Вы не поверили моим словам."
  "Вы не привели доказательств!"
  "Я не знал, что меня считают лжецом, Корнелиус. Но, не имеет значения. Вы наконец-то признала правду. Чего вы от меня хотите?"
  "Поттер"
  "Что вы хотите от юного Гарри?"
  "Я буду говорить об этом с ним."
  "О чем именно?"
  "Это только между мной и им!"
  "Да, это так. Тем не менее, вы провел двенадцать месяцев клевеща и нападая на него, Корнелиус. Вы даже пытались изгнать его из Хогвартса просто за то, что он защищался от Дементоров, которых прислал Ваша администрация. С какой стати Гарри захотел бы поговорить с тобой?"
  "Поттер придет в Министерство и заявит о своей поддержке наших усилий".
  "Я так не думаю."
  "Я не спрашиваю вас, Дамблдор!"
  "Я знаю, Корнелиус. Однако вы должны спросить себя, какие усилия Вы предприняли, чтобы убедить Гарри поддержать вашу администрацию".
  "Я Министр Магии, и он поддержит меня!"
  "Он не будет, Корнелиус. И я тоже. Из-за тебя мы потеряли больше года на подготовку. У нас должен быть свежий урожай стажеров для Аврората в Академии, и у нас его нет. Нет бюджета, с тех пор как ты сократил его год назад. Ты не выполнил свой долг, Корнелиус".
  "Поттер сможет спасти мою администрацию. Ты приведешь его сюда и заставишь поддержать меня".
  "Я этого не сделаю."
  "Если ты этого не сделаешь, Дамблдор, я увижу, как тебя арестуют за измену!"
  "Вы можете попробовать, Корнелиус. Однако, вы будете выкинуты из офиса через несколько минут после того, как приказ отправится. Из-за вашей коррупции и жадности, принимая взятки от Пожирателей Смерти, вы потеряли все. Я уже уведомил Визенгамот, и ваши хранилища были захвачены Гринготтсом".
  "ЧТО?!"
  "Деньги из ваших хранилищ были направлены на обучение и вербовку новых Авроров. Вы разорены, Корнелиус, и вскоре будете отстранены от должности как дурак, которым вы являетесь".
  "Приведи мне Поттера!"
  "Я не буду. Вы проиграли, Корнелиус. Я только надеюсь, что ваша замена сможет убрать позорный беспорядок, который вы оставили".
  "Как посмел..."
  "Прощай, Корнелиус."
  Гарри поднял глаза, злобно ухмыляясь. "Ты знаешь... иногда Дамблдор действительно надирает задницу".
  "Гарри?" голос Дамблдора послышался из часов.
  "Я тут, сэр."
  "Я просто в ванной комнате в данный момент. Корнелиус хочет, чтобы ты спас администрацию. Я считаю, что говорил правильно?"
  "О, это действительно так, сэр." Гарри ответил. "Я бы не мочился на этого человека, даже если бы он был в огне".
  "Спасибо за этот прекрасный образ, Гарри".
  "С удовольствием, сэр".
  "Я точно знаю, что Корнелиус покинет свой пост в течение следующей недели". Дамблдор твердо сказал. "Лично я хотел бы увидеть маленького труса в Азкабане, но увы..."
  "Мы знаем, кто собирается заменить его, сэр?"
  "В гонке участвуют два человека: Руфус Скримджер, глава Аврората, и Амелия Бонс, директор ДМПО. Любой из них будет руководить Министерством на военной основе, что может быть только полезно".
  Гермиона откашлялась. "Я слышала о Бонс, строгая, но справедливая. Хотя, ничего не слышал о Скримджере".
  "Он был Аврором почти тридцать лет". Сказал Дамблдор. "Боец. Одна из причин, по которой он является популярным выбором, заключается в том, что ему удалось избежать большинства политических распрей в последние годы. Однако он, как и все Министерство, снова осознает вашу восходящую звезду. Существует высокая степень вероятности того, что он захочет, чтобы вы поддержали его, как хотел Фадж".
  Гарри на мгновение задумался. "Это действительно зависит от того, насколько он хорош. Если он готов принять бой с Волдемортом, я могу это рассмотреть".
  "Действительно." Сказал Дамблдор. "Я должен идти. Еще одна чертова встреча..."
  "Получайте удовольствие, сэр". Гарри сказал, постукивая палочкой по часам. "Изумительный... Я снова стал героем".
  "Ты всегда таким был, Гарри". Сказала Гермиона, обнимая его. Дэн подхватил невысказанное желание Гермионы побыть наедине со своим кавалером, пробравшись на кухню. "Ты всегда был моим героем".
  Гарри нежно поцеловал ее. "Я могу с этим смириться".
  
  
  ***
  
  
  Гарри откашлялся. "Даже тогда Министерство магии пыталось использовать меня для собственной выгоды. Фадж хотел, чтобы я пришел в его офис и спас его администрацию, но он все равно забыл самое основное; он не извинился".
  Перси Уизли снова поднялся на ноги. "Министру магии не нужно извиняться перед Вами, Поттер. Вы являетесь британским подданным и, следовательно, подчиняетесь закону Министерства".
  "Я знаю". Ответил Гарри. "И я никогда не говорил, что это не так".
  "Тогда, когда министр распорядился о вашем присутствии и поддержке, вы должны были прийти".
  "Я не согласен". Гарри ответил твердо. "Я подчиняюсь Закону Министерства, это правильно, и я повиновался этому Закону. Однако просить меня поддержать его, даже после того, как он начал клеветническую кампанию, меня не устраивало".
  "Вы ошибаетесь". Перси упорно противоречил. "Министр магии является высшей властью. Если они просят вашей поддержки, вы должны ее предложить".
  Гарри тяжело вздохнул. ""Перси, мы можем продолжать говорить об этом, и ни один из нас не передумает. Ты, потому что ты предвзятый фанатик, а я, потому что я прав. В тот момент я не поддерживал Министерство".
  Перси осторожно смотрел на Гарри. "А теперь?"
  "Мы будем смотреть". Гарри ответил уклончиво, прежде чем помахать Перси, чтобы занять свое место. "Продолжаем..."
  "Это был Скримджер, кто победил на выборах, просто потому, что Волдеморт убил во время летних каникул мадам Бонс, лично. Это сказало и мне, и Гермионе, кто должен был вступить в должность. В то время, мы приняли выбор Скримджера с щепоткой соли. Если бы мы только знали..."
  "Пока мы учились, профессор Дамблдор разведывал различные места, ища безделушки Волдеморта. Мы слушали каждую миссию, хотя большинство из них были...ну, отходы времени".
  "Пока мы учились, профессор Дамблдор разведывал различные места, ища безделушки Волдеморта. Мы слушали каждую миссию, хотя большинство из них были...ну, трата времени".
  "Я так сказал". Портрет Дамблдора сказал. "Вот почему я никого не взял с собой. Это было поисковой экспедицией, не более того".
  "Не все из них". Гермиона мрачно сказала, прежде чем посмотреть на толпу. "Я уверен, что почти все здесь помнят, что летом 1996 года рука профессора Дамблдора почернела и умерла. Он никогда не объяснял этого публично, по очень веским причинам. В конце концов, Охота на игрушки Волдеморта была не совсем тем, что должно стать достоянием общественности. Если бы это было так, они были бы перепрятаны, и у нас были бы проблемы".
  Гарри продолжил рассказ. "В середине июля, шестнадцатый, чтобы быть точным, Альбус отправился в другое место, в мрачной лачуге в Литл-Хенглтон. Это был дом матери Волдеморта, и место, где Волдеморт узнал часть своей семейной истории. В то время как в поисковой экспедиции, которую я и Гермиона слушали, он столкнулся... с сопротивлением."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Прайвет-Драйв ?4, Литтл-Уининг, Суррей
  Вторник, 16 июля 1996 года
  
  
  "Разве такое вообще возможно?" Гермиона спросила, наблюдая, как реплики кукол ее и Гарри шалят друг с другом на столе. "Я совершенно уверен, что моя спина не могла согнуться так далеко".
   Гарри смотрел на пару кукол. "Я все еще хочу знать, почему МакГонагалл сделал их анатомически правильными. Мой следующий вопрос будет: "как шоу знает эту анатомию?"
  Маленькая кукла Гарри помахала настоящей Гермионе, прежде чем вернуться к пластиковому двойнику и проколоть её. "Господи..." Гермиона пробормотала. "Сделай мне одолжение, Гарри, и не делай этого в первый раз".
  "Окей..." Гарри пытался отвлечь свое внимание от блудных кукол, но это было тяжело... трудно, трудно отвести взгляд. Его спас писк коммуникатора.
  "Итак, что же мы слушаем?" Гермиона спросила, опираясь на устройство для пыток, что Дурсли считали кроватью Гарри.
  "Он на другой миссии". Гарри доложил, авторучка и блокнот готовы делать заметки.
  "Гарри, Гермиона, вы меня хорошо слышите?" Раздался голос Дамблдора.
  "Здесь, сэр". Сказал Гарри. "Я записал Ваше местоположение. Вы уже проверили защиту?"
  Несколько мгновений стояла тишина. "Проверил." Ответил Дамблдор. "По крайней мере, нет никаких барьеров, которые я могу обнаружить, но в этом районе есть магические следы. Сильные".
  "Никакой защиты..." Ответила Гермиона. "Весьма ... любопытно." Она подняла глаза на Гарри. "Как ты думаешь, это приманка?"
  "Это вполне возможно". Гарри ответил, делая запись. "Альбус, можете сказать, что это за следы?"
  Еще одна пауза. "Короткий ответ будет "нет", просто потому, что я не уверен в себе. Они сильны и могущественны, но они также...как-то приглушенно. Это чрезвычайно любопытно."
  "Как вы думаете, здесь хоркрукс, сэр?" Гарри спросил.
  "Опять же, Гарри, я не знаю". Дамблдор признался. "Я бы зашел так далеко, чтобы сказать, что, безусловно, возможно, здесь есть хоркрукс. Если есть защита или защитники, это может быть частью подписи".
  Гарри строчил заметки, которые можно было бы суммировать как "я не знаю". "Хорошо, сэр. Вы пойдете внутрь?"
  "Я должен."
  Двое могли услышать мягкий хруст гравия под ногами Дамблдора, когда он медленно, осторожно пробирался вперед. Гермиона наклонила ухо. "Директор, остановитесь на минуту". Хруст мгновенно прекратился. "Гарри, ты слышишь?"
  Оба подростка внимательно слушали. "Сэр", срочно сказал Гарри, "рядом змеи. Звучит не слишком радостно, сэр."
  "Действительно."
  "Сэр, если есть живые защитники, даже если они просто змеи, есть гораздо более высокий шанс, что это защищенное место". Гермиона сказала сразу. "Вы не должны идти в одиночку, сэр".
  "Просто немного дальше, Гермиона". Тихо сказал Дамблдор. "Я уверен, что я мог бы пойти немного дальше, прежде чем мне понадобится помощь".
  "Сэр, сейчас не время для этого!" Гермиона почти кричала. "Эти змеи в бешенстве, сэр, и нападут!"
  "Тем больше причин для меня продолжать сейчас, чем уйти". Сказал Дамблдор. "Немного льда должно быть достаточно, чтобы удержать их на пути".
  Гарри вздохнул. "Вы чертовски упрямы, сэр. Используйте лед с соленой водой и пару электро заклинаний, сэр. Должно быть достаточно, чтобы держать их подальше".
  Оба подростка слушали, как Дамблдор проговорил: "Сальвитаменти!" - соленая версия водного заклинания, следом, "Электро!" Звук шипения, плевков и хлопков заполнил коммуникатор.
  "Я действительно радa, что не вижу этого". Гермиона пробормотала, инстинктивно зная, что такое хлопающий шум. "Бьюсь об заклад, что это грязное место".
  "Змеи ушли с дороги". Дамблдор сказал. "Эванеско! Я нахожусь внутри лачуги. Конечно, впереди темный туннель. Куда еще мне нужно пойти, кроме темного туннеля?"
  "Вы взяли с собой фонарики, сэр?" Гарри спросил. "Если я знаю Риддла, и, к сожалению, знаю, у него будет какая-то ловушка для любых приближающихся волшебников".
  "Как ни странно", ответил Дамблдор, намек на развлечение в голосе: "я приблизил несколько шансов и цель передо мной. Жаль только, что я не смог взять с собой огнемет".
  "Может быть в следующий раз". Сказал Гарри, качая головой. "Этот человек смотрит слишком много фильмов". Он прошептал Гермионе. Она хихикнула и кивнула, прежде чем стать серьезной. "Сэр, вы видите что-нибудь еще?"
  "Один момент..." Сказал Дамблдор. "Да...да, это похоже на темный тоннель".
  "Сэр." Сухо ответил Гарри. "Я обращу на это внимание. Вы уверены, что не должны повернуть назад, сэр? Есть подкрепление? Я уверен, что Ремус или Тонкс смогут пойти с вами".
  "Ах...разве я забыл упомянуть? Ограждение появилось над дверью. Я не думаю, что Том хочет, чтобы люди возвращались".
  "Вы оказались в ловушке?" Спросил Гарри, нахмурившись на часы.
  "Именно так." Старик казался слишком веселым, учитывая обстоятельства. "Впереди нас ждет свет". Дамблдор заговорил. "Какая-то скрытая комната. Я верю, что источник магических следов там".
  "Сэр, позовите Фоукса к себе". Гермиона призвала. "Если там что-то есть..."
  "Поверьте мне, мисс Грейнджер, я искренне одобряю эти предложения". В голосе Дамблдора был тон сухого веселья. "Фоукс!" Взрыв песни объявил о прибытии древней огненной птицы. "Теперь... давайте посмотрим, что Том оставил нам".
  "Разве вы не должны переместиться в пламени, сэр? Гарри спросил. "Мы не знаем, что происходит..."
  "Я здесь, Гарри, и вполне способный волшебник, несмотря на преклонный возраст. Я уверен, что между мной и Фоуксом, мы сможем исследовать это место". В голосе Дамблдора была стальная нить. "Мы не знаем, есть ли здесь сигнальные чары. Возможно, Том узнает об этом и примет меры, чтобы переехать...ох, негодник".
  "Сер?"
  "Здесь больше, чем змеи, мои юные друзья. Как минимум компания Инферналов, и то, что кажется очень большим скорпионом".
  "С-скорпион?" Гермиона заикалась.
  "Да ... по крайней мере тридцать футов в длину".
  Гарри строчил заметки. "Сэр, я думаю, пришло время уходить. Вы не должны идти дальше без прикрытия".
  "Гарри..."
  "Нет!" Гарри сломался. "Сейчас не время геройствовать, сэр. Это должна быть командная работа".
  Раздался грохот пламени над коммуникатором. "Ох, дорогой".
  "Дай угадаю...вы не можете переместить себя?"
  "Нет, я не могу". Дамблдор сказал прямо. "Похоже, Том был очень методичен в защите этой комнаты. Фоукс не может уйти отсюда, и на двери есть защита Черной магии. Даже он не может пройти".
  "Что мы можем сделать, сэр?" Спросила Гермиона.
  "Увы, вы ничем не можете помочь. Я, однако, возьму страницу из книги мистера Поттера".
  "Сер?"
  "Я буду стоять, и я буду сражаться". Дамблдор твердо объявил. "Как это бывает, я довольно хорош в борьбе с Инферналами".
  "А гигантский скорпион?" Гарри спросил ехидно.
  "Для всего, молодой Гарри, есть первый раз". Дамблдор усмехнулся. "Я действительно хотел бы иметь этот огнемет прямо сейчас".
  "Внимание, сэр". Гарри застонал.
  "Действительно. Фоукс, мой друг...не хочешь начать наш танец?"
  Подростки услышали взрыв песни Фокса, а также характерный "свист" мощных чар Инсендио. Дамблдор не говорил с ними, когда он расплавил анимированные трупы вместе со странным грохочущим звуком.
  "Ты думаешь, что это Скорпион?" Гермиона шепнула Гарри, который кивнул.
  "Должен быть. Что ты знаешь о Скорпионе, о котором ты слышала?"
  "Практически ничего". Гермиона быстро ответила. "Энтомология никогда не была моим хобби. Я знаю, что у него будет очень жесткий экзоскелет".
  "Действительно." Дамблдор гремел над часами. "И что удивительно, маневренный, тоже". Был свист, прежде чем Дамблдор закричал.
  "Сэр? "Гарри и Гермиона вскочили на ноги, хватая палочки.
  Еще один взрыв песни Феникса вспыхнул, но это звучало почти... сердито. Гарри услышал визг, который, как он знал из своего опыта в Тайной Комнате, Фокс начал пикирование, прежде чем послышался приглушенный звук удара.
  "Фоукс! Дамблдор кричал, его голос наполнялся болью. "О, Мерлин..."
  "Что происходит?" Гермиона потребовала.
  "Меня ужалили в руку". Дамблдор хрипел. "Фоукс просто нырнул на голову Скорпиона и начал гореть. Если присмотреться...Скорпиона осталось не так много".
  "Директор." Шелковистый голос Снейпа потянулся к коммуникатору. - Где вы находитесь, сер?"
  "Я должен скоро вернуться в свой офис в Хогвартсе через порт-ключ, Северус. Мне просто нужно собрать Фоукса". Был отвратительный шлепок и крики новорожденного Феникса. "Привет...а ты кто такой?"
  "Сер?" Гарри, Гермиона и Снейп спросили вместе.
  "Ах...это объясняет, почему...Скорпион был такой большой". Дамблдор кашлянул несколько секунд. "Северус, я сейчас возвращаюсь. Я скажу...миссия выполнена. У меня есть один".
  Со звуком "рип", Дамблдор порт-ключом отправился прочь.
  
  
  ***
  
  
  Гермиона и Гарри наклонились в кресле, чтобы посмотреть на портрет Дамблдора. "Что?"
  "Мы говорили вам вызвать подкрепление". Сказала Гермиона.
  "Мы говорили вам не ходить туда". Гарри добавил.
  Дамблдор пожал плечами. "Мы получили один. Да, это стоило мне моей руки и уменьшило мою продолжительность жизни до менее чем года, но это была небольшая цена, насколько я был обеспокоен. Мы нашли один из хоркруксов Тома. Для меня этого было достаточно".
  В толпе людей встала Рита Скитер. "Как это было...эта штука уничтожена?" Она спросила.
  "Фоукс." Ответила Гермиона. "Возрождающий огонь Феникса - любопытная штука. Это достаточно круто, чтобы не поджечь его тело, но это разрушительно против зла. Хоркрукс на ринге просто умер при попадании регенерации Фоукса". Она вздохнула. "Жаль, что он ушел после смерти Альбуса. Он был бы очень полезен на охоте".
  "Через несколько дней Дамблдор приехал на Прайвет-Драйв, чтобы забрать меня у моих родственников. Но он попросил меня совершить с ним в небольшую поездку, чтобы нанять нового учителя". Гарри продолжил. "Мы уже знали, что Северус стал новым учителем ЗОТИ, то, что он кормил дерево".
  Портрет Снейпа откашлялся. "Я не был "кормящим деревом", Поттер. Я просто...с нетерпением ждал возможности".
  Гарри поднял бровь и повернулся, чтобы посмотреть на портрет. "Пожалуйста...Небось домашние эльфы чистили листья ежедневно".
  "Я никогда не расскажу". Ответил Снейп со злой ухмылкой на лице.
  Махнув рукой, Гарри повернулся к зрителям. "Имейте в виду, я и Гермиона начали посещать тренировки Защиты от профессора Снейпа, с тех пор как Локхарт был в Хогвартсе на второй год. Мы знали, каким учителем он был, независимо от того, что о нем думали".
  Гермиона взглянула на Рона, который все еще был в ярости. "И да, Рон, мы знаем, что он тебе не нравился, и ты думал, что он был дерьмовым учителем. Ты был неправ".
  "Произошло еще одно важное событие". Сказал Гарри. ""Мы все знаем, что профессор Снейп убил профессора Дамблдора, скинув его с астрономической башни. Что не было известно, так это почему Северус сделал это. И это в основном из-за Нерушимой Клятвы".
  "Беллатрикс Лестрейндж и Нарцисса Малфой отправились к Северусу в начале лета. Нарцисса объяснила, что Волдеморт дал Драко трудную задачу доказать ценность и лояльность семьи Малфоев. Его миссией было убить Альбуса Дамблдора".
  "Хорек, естественно, испугался". Гермиона продолжала. "Даже с искалеченной рукой и без палочки Дамблдор все еще был сильнее, чем жалкий Зубастик Смерти с шестого года. Он не был достаточно силен, чтобы победить его. Нарцисса и Беллатрикс хотели, чтобы Северус поддержал Драко, а при необходимости и выполнил миссию".
  Северус вздохнул на портрете. "К сожалению, мне пришлось принять Нерушимую Клятву, иначе моя польза как шпиона подошла бы к концу. К счастью для меня, клятва была плохо сформулирована, потому что не было рамок времени. Я согласился, что если Драко провалит свою миссию, я завершу ее. Альбус знал о миссии и поддерживал усилия". Он глядел на портрет старика. "Я бы очень хотел, чтобы ты этого не делал".
  Дамблдор торжественно покачал головой. "Драко Малфой, в то время будучи избалованным, высокомерным хулиганом, еще не был убийцей. Ты знал, что моя жизнь закончилась после извлечения кольца. У меня было девять, десять месяцев. И вы знали, что мне больно каждый день. Вы не убивали меня, мой мальчик. Вы положили конец моим страданиям. За это я еще раз благодарю вас."
  Гарри откашлялся. "Итак, в следующую пятницу вечером я и профессор Дамблдор отправились навестить Горация Слагхорна". Гарри смотрел на толстяка со сцены. "Человек с секретами..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: На пути к Бадли-Бэббертон, Йоркшир
  Пятница, 19 июля 1996 года
  
  
  "Итак, что это за человек?" спросил Гарри, когда он и Дамблдор переместились.
  "Гораций Слагхорн". Сказал Дамблдор, вытаскивая палочку. "Он был Мастером Зелий в Хогвартсе до 1981 года. Он попросил отставку, а Северус только, что получил звание Мастера. Казалось, он решил две проблемы одним ударом."
  "И мы здесь, чтобы вернуть его...почему?"
  "Потому что я не могу найти никого другого, чтобы принять на должность в качестве Профессора Защиты, поэтому Северус собирается взять на себя эту роль. Таким образом, нам понадобится замена преподавателя Зелий".
  "Ах...Итак, какие новости о Министерстве?"
  Дамблдор оглянулся, прежде чем указать на другую полосу. "Скримджер выиграл выборы, как я уверен, что вы читаете в Ежедневном Пророке. Он, как и Корнелиус до него, хочет, чтобы вы поддержали его администрацию".
  "Я уверен, что он это делает". Гарри усмехнулся. "Он сделал что-нибудь, что стоило моей поддержки?"
  "Одним словом, нет. На данный момент, однако, он пытается собрать осколки, которые оставил Фадж. Ему потребуется время, чтобы что-то изменить".
  "И все же он все еще хочет моей поддержки". Гарри усмехнулся. "Вряд ли."
  Двое подошли к дому, заметили входную дверь, открытую, и маленькое окно разбилось. Вместо того, чтобы подойти с осторожностью, они прогуливались рядом. Кровь была разбрызгана по стенам, в то время как почти каждый предмет мебели был разбит.
  "Хм..." Дамблдор задумчиво посмотрел на Гарри, который пожал плечами.
  "Я не знаю, кого он считает дураком, сэр". Ответил Гарри. "Кровь не того цвета и запаха для человека, в телевизоре нет электроники, и это кресло дышит".
  Дамблдор усмехнулся. "Ты забыл самый очевидный знак, Гарри".
  "Нет, я этого не делал". Ответил Гарри. "Темная метка не обязательно будет здесь. Я обнаружил, что обычно её присылают, когда есть смерть, а не похищение. Ведь они не всегда хотят рассказать людям о похищении".
  "Хорошее замечание." Дамблдор признался, садясь на дышащие кресло. "Должен сказать, Гораций, вам сейчас не так комфортно, как двадцать лет назад".
  "Кресло-маг? " Гарри спросил, хихикнув убегая. "Это что-то новенькое". (п/п: анимаг наоборот, XD)
  Дамблдор стоял, наблюдая, как кресло сжимается в себе, прежде чем появился дрожащий человек, хватаясь за довольно дородный живот.
  "Альбус?"
  "Рад вас видеть снова, Гораций". Сказал Дамблдор. "Вы выглядите...нормально".
  Это была небольшая ложь со стороны Дамблдора, потому что человек выглядел не очень хорошо. Бледный и дрожащий, он крепко сжал свою палочку. "Что вам нужно?"
  "Вы." Дамблдор сказал прямо. "Я хочу, чтобы вы вернулись в Хогвартс и снова начали преподавать".
  "И поставить себя на передовую? Слагхорн усмехнулся. "Я так не думаю, Альбус".
  Гарри пожал плечами. "Хорошо, тогда. Мистер Слагхорн. Было приятно познакомиться. Надеюсь, Пожиратели смерти вас не поймают. Пойдемте, сер. Мы можем просто добраться до паба до закрытия, если поторопимся".
  Цвет лица Слагхорна побледнел, когда он уставился на Гарри. "Кто вы такой, мальчик мой?"
  "Гарри Поттер. Приятно познакомиться". Гарри сказал пренебрежительно, прежде чем вернуться к Дамблдору. "Давайте, профессор. Футбол включен, и я не хочу больше пропускать игру. Кроме того, вы все еще должны мне пинту". Он усмехнулся Дамблдору. "Альтернатива, я мог бы вернуться и сделать что-то грубое с Гермионой. Вы знаете, как она страстно шумит, когда ..."
  "Хватит, Гарри. У меня было достаточно разговоров с вами о вашей сексуальной жизни со шрамами навсегда". Дамблдор прервал, прежде чем повернуться, чтобы посмотреть на Слагхорна на мгновение, а затем резко вздохнул. "Очень хорошо. Рад снова вас видеть, Гораций. Берегите себя. Надеюсь, силы Волдеморта не схватят и не убьют вас".
  Спокойно подойдя к двери, Дамблдор остановился на крике Слагхорна "подождите!" Обменяв пятерку с Гарри, Дамблдор обернулся.
  "Да, Гораций?"
  "В-вы...вы защитите меня в Хогвартсе,"
  "Конечно."
  "И..."
  "Послушайте, мистер Слагхорн", нетерпеливо сказал Гарри, "я все еще скучаю без футбола, так что поторопитесь и сделайте выбор. Вернитесь в Хогвартс и учите, под защитой крепостных стен и древних барьеров, или оставайтесь здесь, чтобы быть захваченным Пожирателями смерти, потом пытки и смерть. Ваш выбор. Сделайте это быстро".
  "Прекрасно." Слагхорн сказал, вытирая лоб. ""Я должен добраться до Хогвартса, Альбус. До скорой встречи".
  "Круто". Сказал Гарри. "Вперед, профессор. Я все еще могу увидеть матч ВестХем - Арсенал".
  Дамблдор медленно кивнул. "Я уверен, что Арсенал будет вести доблестную борьбу, Гарри". Он последовал за Гарри из двери, двое мужчин пререкались добродушно, когда они шли.
  Как только они услышали "треск" аппарации, они остановились. "Все прошло очень хорошо, Гарри".
  "Это просто подарок". Гарри сказал с притворным высокомерием, полируя ногти об свою футболку. "Кроме того, я ненавижу футбол. Двадцать два взрослых мужика гоняются за мешком с ветром по грязному полю? Не мое представление о достойном спорте".
  "Действительно..."
  
  
  ***
  
  
  "Слагхорн согласился приехать в Хогвартс. Затем он рассказал мне о своей "коллекции" известных людей, печально известном "клубе Слизней". Я, конечно, могу понять, почему Альбус взял меня с собой. Вместо того, чтобы вернуться в дом моих родственников, мы пошли в Нору, так как Молли Уизли требовала моего удаления от Дурслей, чтобы она могла "заботиться" обо мне во время моего горя".
  В толпе матриарх печально посмотрел на Гарри.
  "Гермиону уже забрали в Нору, чтобы Рон и Джинни могли составить компанию. По крайней мере, это официальная история. Неофициально, Гермиона вновь подвергается попыткам дозирование Амортенции Уизли". Гарри рассказал толпе.
  Гермиона медленно ухмыльнулась. "Благодаря моему плащу-невидимке я подслушал несколько разговоров между Джинни, Молли и Роном. Основной план состоял в том, чтобы я влюбилась в Рона и стала его сучкой. Я делала для него домашнюю работу и готовила его к экзаменам, чтобы он мог получить хорошую работу, и чтобы я родила ему столько детей, сколько сможет вынести мое тело. В конце концов, как нахальная Грязнокровка всезнайка, я не была достойна ничего другого, и я должна быть благодарна, что такой крепкий, мужественный чистокровный, как Рон, опустил себя, чтобы быть со мной".
  Впервые за всю историю Артур Уизли проявил гнев. Однако этот гнев был направлен против его жены и детей. Он молчал, не желая проветривать свое грязное белье на публике, но зная, что время придет.
  "План для Гарри был немного другим". Гермиона медленно сказал, не глядя на Уизли. "Он должен был влюбиться в Джинни, переписав все с Поттеров, и когда они узнали, богатство Блэков, собственность, акции...все должно было пойти к Джинни, прежде чем Гарри умер в битве против Волдеморта. Если бы он выжил, Джинни устроила бы так, чтобы Гарри поймали на измене ей, чтобы она могла развестись с ним, убедившись, что он ушел из брака ни с чем".
  Молли вскочила на ноги, тихо крича. Она повернулась и посмотрела на Артура, который покачал головой, прежде чем оттащить ее на свое место.
  "Естественно, именно из-за такого отношения мы порвали с семьей Уизли, адвокат Артур". Сказал Гарри. "Тем не менее, все они имели довольно много информации о нас, были лояльны к Дамблдору".
  Портрет прочистил горло. "Да... Мне сообщили о планах Молли. Мне было противно с ними, но я понял, что, если я или Гарри столкнусь с ними, это может стать очень уродливой ситуацией. Мы решили молчать об этих знаниях, но убедились, что их планы никогда не осуществятся".
  "Итак, меня оставили в Норе". Сказал Гарри. "Я приехал поздно вечером, ел вкусный луковый суп, сдобренный Амортенцией, естественно. Когда я проснулся на следующее утро, ко мне пришли Рон, Джинни, Гермиона, Флер и Молли".
  Гермиона ухмыльнулась. "На самом деле было очень интересно наблюдать, как Рон превращается в дриблинг-дурака, когда Флер рядом. Он вообще не мог себя контролировать. Не такой, как мой Гарри".
  Гарри пожал плечами. "Очарование Вейлы не влияет на меня. Это не так. Даже на Кубке мира по Квиддичу, где их было десятки. Две причины; Оклюменция...и Гермиона". Он протянул руку и взял свою жену за руку. "Я очень люблю свою жену. Вместе в течение многих лет. Даже самая сильная сексуальная привлекательность в мире не может держать для нее свечу".
  Она покраснела красиво, прежде чем нежно сжать его руку. "Молли продолжала устраивать ситуацию, пока мы были в Норе, где я и Рон были одни, в то время как Гарри и Джинни были вместе. Я уверена, это был ее способ убедиться, что мы безумно влюбимся в ее потомство. Естественно, это не сработало".
  "Следующим событием этого лета были результаты СОВ. Когда Дамблдор высадил меня у Норы, он сказал мне, что письма будут получены на следующее утро. Рискуя обидеть Рона, я был очень взволнован. Я хотел знать, насколько хорошо я справился. В конце концов, мы с Гермионой взламывали кнут в течение почти четырех лет дополнительной работы, и у нас все было очень хорошо".
  Гермиона усмехнулась. "Я помню, как нервничалa..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Нора, Оттери-Сент-Кэчпоул, Девоншир
  Суббота, 20 июля 1996 года
  
  
  Гермиона сидела на кухне с Гарри, глядя в окно. Она пила чашку чая, в то время как Гарри откинулся на спинку стула, закрыв глаза.
  "Как ты думаешь, что мы справились?" Тихо спросила она.
  "Примерно так же, как в прошлый раз, когда ты меня спрашивал". Ответил Гарри. "И до этого... и время, предшествующее этому..."
  "Гарри..."
  "Мы отлично справились, Гермиона". Он потянулся и взял ее за руку. "Ты знаешь, что мы вдвоем драли свои задницы на экзаменах. Тебе ни о чем беспокоиться".
  Она тяжело вздохнула. "Ты знаешь, я беспокоюсь об экзаменах, Гарри".
  Он нежно сжал ее руку. "К сожалению, я не могу использовать свою обычную технику успокоения, пока мы здесь".
  "Я знаю..." Она вздохнула. "Я начинаю по-настоящему ненавидеть приходить сюда, Гарри. Каждый раз, когда я захожу в комнату, я чувствую, как Рон мысленно раздевает меня. Джинни смотрит на меня так, как будто я подошла к ней посреди ее свадьбы и разозлила ее. Молли, кажется, раздражена, что я не пытаюсь прыгнуть в постель с Роном...близнецы продолжают задавать мне вопросы о своей продукции...я просто...Я хочу вернуться домой".
  "Я сейчас рядом с тобой, Гермиона". Тихо сказал Гарри. "Мы скоро вернемся в Хогвартс. Плюс, у нас скоро...событие в ближайшее время".
  Она широко улыбнулась. "Знаешь, я думалa, что буду очень нервничать по этому поводу. Но я не могу дождаться".
  "Снова, рядом с тобой, Гермиона". Гарри собрался поцеловаться, когда услышал, как Молли начинает спускаться по лестнице. Со скоростью и изяществом, которые были почти нечеловеческими, он встал, обошел стол и сел напротив Гермионы, поэтому ни один из них не мог быть обвинен в непристойности. Гермиона закатила глаза, но ничего не сказала.
  "Еще раз Доброе утро, миссис Уизли". Гарри сказал громко.
  Молли подняла глаза, немного потрясенная услышав Гарри. "Д-Доброе утро, дорогой Гарри. Ты сегодня рано встала. Я думала, ты все еще завтракаешь в постели".
  "Профессор Дамблдор сказал, что наши результаты СОВ придут сегодня утром. И я, и Гермиона были вместе...хотим узнать наши результаты".
  Молли кивнула. "Полагаю, мне лучше пойти и убедиться, что Рон проснулся". Сказала она, повернувшись спиной и начала подниматься по лестнице. Она поколебалась на мгновение, убедившись, что ничего неприличного не происходит, прежде чем продолжить восхождение.
  "Да, я хочу вернуться домой". Гермиона горько прошептала. "Черт возьми, они думают, что владеют нами?"
  "Гермиона." Гарри предупредил. "Этот дом очень хорошо переносит звук".
  "Я знаю". Она вздохнула. "Я ненавижу это, Гарри. Действительно ненавижу это".
  "Не слишком долго, Гермиона. Торчать здесь." Прошептал он.
  Звук топающего батальона слонов привлек их внимание, когда Рон спустился по лестнице, остановившись, когда увидел Гарри и Гермиону, сидящих за столом. Его глаза сузились, когда он смотрел на них. "Что происходит?" Спросил он, обвинив в своем голосе.
  "Мы ждем результатов наших СОВ". Гермиона вежливо ответила.
  "О, они придут сегодня? Спросил Рон. "Ах, хорошо. Гермиона, хочешь пойти поиграть в шахматы в моей комнате? У меня все настроено".
  "Мне никогда не нравились шахматы, Рон". Гермиона сломалась. "Ты знаешь это". Она не смотрела на Гарри, зная, что Рон наблюдает за ними орлиным глазом. "Я просто хочу сидеть здесь и ждать результатов СОВ".
  Глаза Рона сузились. "Гарри, Джинни была в своей комнате, и она сказала, что хочет поговорить с тобой о чем-то".
  "На самом деле?" Гарри спросил. "Я ничего не слышал от неё".
  "Она только что сказала мне, приятель". Сказал Рон.
  "Ах...Я поговорю с ней позже. Как и Гермиона, я хочу знать, каковы мои результаты".
  Рон сидел рядом с Гермионой, подвинув свой стул слишком близко. "Не лучше ли пойти и подождать в другом месте?"
  "Нет. Не совсем". Гарри ответил просто, положив руки за голову. "Мне здесь вполне комфортно".
  Рон тихо зарычал. "Ну, я уверен, что то, о чем Джинни хотела с тобой поговорить, важно, Гарри".
  Гарри ухмыльнулся Рону. "Почему бы тебе просто не признать, что ты хочешь побыть с Гермионой наедине, в надежде, что Ваша Амортенция будет работать?"
  Рон вскочил на ноги, но было слишком поздно, чтобы избежать Обливиэйт от палочки Гермионы. "Садись, Рональд". Гермиона резко сказала, ожидая, когда Рон мягко сползет обратно в кресло. "Ты ждешь результатов СОВ с Гарри и мной. Мы говорили о битве в Отделе Тайн. Ты очень сожалеешь, что ты был бесполезен в той битве. Ты не подозреваешь, что происходит между Гарри и мной".
  Гарри щелкнул пальцами по лицу Рона. "Рон? Рон!" Рон моргнул, прежде чем покачать головой и посмотреть на Гарри.
  "A?"
  "Ты в порядке, приятель?" Спросил Гарри, фальшиво заботясь в голосе. "Ты отключился на секунду".
  "Я в порядке". Ответил Рон. Он вспомнил. "О чем мы вообще говорили?"
  "СОВ-ы", ответил Гарри спокойно.
  Гермиона ушла на одну из своих панических экзаменационных атак, но Гарри знал, что это ложь. "Я просто знаю, что испортил экзамены по Древним Рунам. Я сделала по крайней мере одно серьезное неверное толкование. И практическая Защита..."
  "Заткнись!" Рон взревел. "Вы думаете, что вы единственныe, кто беспокоится о своих экзаменах?"
  Гарри взглянул на свою невесту, подняв бровь на отвагу и наглость Рона.
  "Я просто знаю, что все провалилa!" Гермиона резко провозгласила, опустив голову в руки.
  Молли спускалась с лестницы. Флер горячо стучала идя за ней каблуками. С его позиции в дальнем конце стола Гарри слышал, как зубы матриарха Уизли скрипели на выходки француженки.
  "Что произойдет, если мы все провалим? Гарри спросил.
  "Мы обсудили это с профессором МакГонагалл". Гермиона сказала в стол. "Я спросила ее, прежде чем мы закончили семестр".
  "О...Разве мы не пересядем на пятый год? Затем снова СОВ-ы?"
  "Возможно." Гермиона сказала. Она резко вздохнула. "Где эта чертова сова?"
  Флер собиралась что-то сказать, когда Гермиона издала тихий крик, указывая на окно. На расстоянии три капли приближались к Hоре, становясь большими.
  "Это определенно совы". Благоговейно прошептал Рон.
  "И есть три из них". Добавил Гарри.
  "Для каждого из нас..."Гермиона пришла к выводу. Она посмотрела на Гарри и подмигнула, прежде чем выпустить почти рыдающий поток: "о нет... о нет... о нет..."
  Совы вошли через открытое окно, паря вокруг и приземляясь аккуратно на стол. Гарри потянулся вперед и взял конверт, поблагодарив птицу, прежде чем она улетела. Рон побелел, как он взял его, в то время как Гермиона выхватила конверт и надорвал его.
  Когда Гарри сломал печать Министерства на обратной стороне конверта, он почувствовал активную магию на пергаменте, зная, что это какие-то чары гламура. "Итак, мои результаты защищены. Отлично..." Он внимательно прочитал письмо:
  ###
  Уважаемый мистер Поттер,
  Экзамены по Супер Отменному Волшебству, которые вы недавно сдавали в Хогвартсе школе чародейства и волшебства, были оценены, и это письмо - ваше официальное уведомление о результатах. Схема оценивания выглядит следующим образом:
  Градация результатов:
  0-20 Тролль (Т) Провален
  21-40 Ужасно (D) Провален
  41-60 Слабо (P) Провален
  61-75 Приемлемо (А) Прошел
  76-90 Выше Ожидаемо (Е) Прошел
  91-100 Превосходно (О) Прошел
  Результаты по Экзамены по супер Отменному волшебству Гарри Джеймса Поттера следующие:
  Предмет/персональный результат
  Древние Руны -- --- --
  Арифмантика -- -- --
  Астрономия 83 Выше ожидаемо 1 СОВ
  Уход за магическими существами 79 Выше ожидаемо 1 СОВ
  Чары и заклинания 84 Выше ожидаемо 1 СОВ
  ЗОТИ 97 Превосходно 1 СОВ
  Прорицание 46 Слабо 0 СОВ
  Гербология 77 Выше ожидаемо 1 СОВ
  История Магии 26 Ужасно 0 СОВ
  Магловедение -- -- --
  Зелья 83 Выше ожидаемо 1 СОВ
  Трансфигурация 88 Выше ожидаемо 1 СОВ
  Общий Результат 74 Приемлемо 7/9 СОВ
  Все результаты экзамена были установлены на этом уровне, в связи с перерывом в экзамене
  Вы были допущены, чтобы принять следующие предметы уровня ТРИТОН:
  ТРИТОН Астрономия
  ТРИТОН Уход за магическими существами
  ТРИТОН Чары и заклинания
  ТРИТОН Защита От Темных Искусств
  ТРИТОН Гербология
  ТРИТОН Зелья
  ТРИТОН Трансфигурация
  Пожалуйста, договоритесь с деканом своего факультета, какие предметы вы хотели бы взять по возвращении в Хогвартс школу чародейства и волшебства.
  Если у вас есть дополнительные вопросы относительно результатов экзаменов, пожалуйста, свяжитесь с Гризельдой Марчбанкс, главой Департамента Министерства.
  C уважением
  Отдел Магического Образования
  Министерство Магии.
  ###
  Закончив читать, он задумался. На самом деле это неплохая выдумка. Это заставляет меня восприниматься как обычный студент, не кажущийся толстым. Интересно, какие у меня настоящие оценки? Он прижал пергамент к своему запястью, где покоился кончик палочки. В его руках гламур на пергаменте изменился, чтобы показать его реальные результаты:
  ###
  Уважаемый мистер Поттер,
  Экзамены по Супер Отменному Волшебству, которые вы недавно сдавали в Хогвартсе школе чародейства и волшебства, были оценены, и это письмо - ваше официальное уведомление о результатах. Схема оценивания выглядит следующим образом:
  Градация результатов:
  0-20 Тролль (Т) Провален
  21-40 Ужасно (D) Провален
  41-60 Слабо (P) Провален
  61-75 Приемлемо (А) Прошел
  76-90 Выше Ожидаемо (Е) Прошел
  91-100 Превосходно (О) Прошел
  Результаты по Экзамены по супер Отменному волшебству Гарри Джеймса Поттера следующие:
  Предмет/персональный результат
  Древние Руны 97 Превосходно 1 СОВ
  Арифмантика 99 Превосходно 1 СОВ
  Астрономия 83 Выше ожидаемо 1 СОВ
  Уход за магическими существами 93 Превосходно 1 СОВ
  Чары и заклинания 99 Превосходно 1 СОВ
  ЗОТИ 112 Превосходно 1 СОВ
  Прорицание 86 Выше ожидаемо 1 СОВ
  Гербология 94 Превосходно 1 СОВ
  История Магии 78 Выше ожидаемо 1 СОВ
  Магловедение 100 Превосходно 1 СОВ
  Зелья 99 Превосходно 1 СОВ
  Трансфигурация 99 Превосходно 1 СОВ
  Общий Результат 97 Превосходно 12/12 СОВ
  Все результаты экзамена были установлены на этом уровне, в связи с перерывом в экзамене
  Предмет/персональный результат
  Древние Руны -- -- --
  Арифмантика -- -- --
  Астрономия 91 Превосходно 1 ТРИТОН
  Уход за магическими существами 96 Превосходно 1 ТРИТОН
  Чары и заклинания -- -- --
  ЗОТИ -- -- --
  Прорицание -- -- --
  Гербология -- -- --
  История Магии 91 Превосходно 1 ТРИТОН
  Магловедение 100 Превосходно 1 ТРИТОН
  Зелья -- -- --
  Трансфигурация -- -- --
  Общий Результат 94,5 Превосходно 4/4 ТРИТОН-а
  Вы были допущены, чтобы принять следующие предметы уровня ТРИТОН:
  ТРИТОН Древние Руны
  ТРИТОН Арифмантика
  ТРИТОН Чары и заклинания
  ТРИТОН Защита От Темных Искусств
  ТРИТОН Прорицание
  ТРИТОН Гербология
  ТРИТОН Зелья
  ТРИТОН Трансфигурация
  Пожалуйста, договоритесь с деканом своего факультета, какие предметы вы хотели бы взять по возвращении в Хогвартс школу чародейства и волшебства.
  Если у вас есть дополнительные вопросы относительно результатов экзаменов, пожалуйста, свяжитесь с Гризельдой Марчбанкс, главой Департамента Министерства.
  C уважением
  Отдел Магического Образования
  Министерство Магии.
  ###
  
  'Ух ты! Я абсолютно надрал задницу!' Самодовольно думал он. 'Гермиона будет мной гордиться'. Он быстро постучал письмом по запястью, восстанавливая чары, прежде чем посмотреть на Рона, который все еще возился со своим письмом.
  "Как ты сдал, Рон?" Гарри спросил его.
  "Эх... дай мне минуту, приятель". Рон ответил. "Что у тебя?"
  Гарри передал пергамент, Рон быстро прочитал его. На мгновение Гарри увидел в глазах Рона намек на ревность. "Знал, что ты будешь лучшим в защите от темных искусств". В конце концов ему удалось залезть в собственный конверт. Он прочитал его, его лицо слегка поникло, когда он взял свои баллы.
  Не говоря ни слова, он передал свое письмо Гарри.
  ###
  Уважаемый мистер Уизли,
  Экзамены по Супер Отменному Волшебству, которые вы недавно сдавали в Хогвартсе школе чародейства и волшебства, были оценены, и это письмо - ваше официальное уведомление о результатах. Схема оценивания выглядит следующим образом:
  Градация результатов:
  0-20 Тролль (Т) Провален
  21-40 Ужасно (D) Провален
  41-60 Слабо (P) Провален
  61-75 Приемлемо (А) Прошел
  76-90 Выше Ожидаемо (Е) Прошел
  91-100 Превосходно (О) Прошел
  Результаты по Экзамены по супер Отменному волшебству Рональда Биллиуса Уизли следующие:
  Предмет/персональный результат
  Древние Руны -- --- --
  Арифмантика -- -- --
  Астрономия 83 Выше ожидаемо 1 СОВ
  Уход за магическими существами 58 Ужасно 0 СОВ
  Чары и заклинания 62 Приемлемо 1 СОВ
  ЗОТИ 69 Приемлемо 1 СОВ
  Прорицание 6 Тролль 0 СОВ
  Гербология 70 Выше ожидаемо 1 СОВ
  История Магии 9 Тролль 0 СОВ
  Магловедение -- -- --
  Зелья 35 Ужасно 0 СОВ
  Трансфигурация 52 Ужасно 0 СОВ
  Общий Результат 49 Ужасно 4/9 СОВ
  Все результаты экзамена были установлены на этом уровне, в связи с перерывом в экзамене
  Вы были допущены, чтобы принять следующие предметы уровня ТРИТОН:
  ТРИТОН Астрономия
  ТРИТОН Чары и заклинания
  ТРИТОН Защита От Темных Искусств
  ТРИТОН Гербология
  Пожалуйста, договоритесь с деканом своего факультета, какие предметы вы хотели бы взять по возвращении в Хогвартс школу чародейства и волшебства.
  Если у вас есть дополнительные вопросы относительно результатов экзаменов, пожалуйста, свяжитесь с Гризельдой Марчбанкс, главой Департамента Министерства.
  C уважением
  Отдел Магического Образования
  Министерство Магии.
  ###
  Гарри подавил дрожь, когда он читал результаты. Молли не была бы счастлива с этим... Он передал пергамент обратно, зная, что это полностью вина Рона, учитывая, что придурок не думал ни о чем, кроме еды, Квиддича и девочек...точнее, его девушкe.
  Молли взяла пергамент из рук Рона. Она быстро прочитала его. "Ну..." Сказала она опасно. "Это лучше, чем Фред и Джордж... Я думаю, мне нужно поговорить с Минервой, когда ты вернешься в школу".
  Рон резко упал в кресло. "А как насчет тебя, Гермиона?" Он сорвался.
  "Я...не плохо". Сказала она тихо.
  "Брось!" Он вырвал результаты Гермионы. "Да...9 "Превосходно" и 1 "Выше ожидаемо" в Защите". Он сунул пергамент в Гарри, который взял его и быстро прочитал. Ее оценки были хорошими...но, как и его пергамент, чары гламура были на месте. Он прижал пергамент к кончику палочки, наблюдая за изменением результатов:
  ###
  Уважаемый мисс Грейнджер,
  Экзамены по Супер Отменному Волшебству, которые вы недавно сдавали в Хогвартсе школе чародейства и волшебства, были оценены, и это письмо - ваше официальное уведомление о результатах. Схема оценивания выглядит следующим образом:
  Градация результатов:
  0-20 Тролль (Т) Провален
  21-40 Ужасно (D) Провален
  41-60 Слабо (P) Провален
  61-75 Приемлемо (А) Прошел
  76-90 Выше Ожидаемо (Е) Прошел
  91-100 Превосходно (О) Прошел
  Результаты по Экзамены по супер Отменному волшебству Гермионы Джейн Грейнджер следующие:
  Предмет/персональный результат
  Древние Руны 100 Превосходно 1 СОВ
  Арифмантика 100 Превосходно 1 СОВ
  Астрономия 83 Выше ожидаемо 1 СОВ
  Уход за магическими существами 97 Превосходно 1 СОВ
  Чары и заклинания 100 Превосходно 1 СОВ
  ЗОТИ 94 Превосходно 1 СОВ
  Прорицание -- -- --
  Гербология 99 Превосходно 1 СОВ
  История Магии 91 Превосходно 1 СОВ
  Магловедение 100 Превосходно 1 СОВ
  Зелья 98 Превосходно 1 СОВ
  Трансфигурация 94 Превосходно 1 СОВ
  Общий Результат 96 Превосходно 11/11 СОВ
  Все результаты экзамена были установлены на этом уровне, в связи с перерывом в экзамене
  Предмет/персональный результат
  Древние Руны -- -- --
  Арифмантика -- -- --
  Астрономия 94 Превосходно 1 ТРИТОН
  Уход за магическими существами 94 Превосходно 1 ТРИТОН
  Чары и заклинания -- -- --
  ЗОТИ -- -- --
  Прорицание -- -- --
  Гербология -- -- --
  История Магии 95 Превосходно 1 ТРИТОН
  Магловедение 100 Превосходно 1 ТРИТОН
  Зелья -- -- --
  Трансфигурация -- -- --
  Общий Результат 95,75 Превосходно 4/4 ТРИТОН-а
  Вы были допущены, чтобы принять следующие предметы уровня ТРИТОН:
  ТРИТОН Древние Руны
  ТРИТОН Арифмантика
  ТРИТОН Чары и заклинания
  ТРИТОН Защита От Темных Искусств
  ТРИТОН Гербология
  ТРИТОН Зелья
  ТРИТОН Трансфигурация
  Пожалуйста, договоритесь с деканом своего факультета, какие предметы вы хотели бы взять по возвращении в Хогвартс школу чародейства и волшебства.
  Если у вас есть дополнительные вопросы относительно результатов экзаменов, пожалуйста, свяжитесь с Гризельдой Марчбанкс, главой Департамента Министерства.
  C уважением
  Отдел Магического Образования
  Министерство Магии.
  ###
  "Совсем неплохо, Гермиона". Гарри сказал, передавая пергамент обратно. Гермиона быстро взяла его и прочитала фактические результаты, тепло улыбаясь Гарри, прежде чем сложить пергамент и сунуть его в карман.
  "Сосиски еще остались, мам?" Спросил Рон, спрятав результаты. "Мы теперь студенты ТРИТОН уровня!"
  
  
  ***
  
  
  "Я и Гермиона абсолютно разозлили все наши экзамены. Мы были исключительно довольны нашими результатами. Я не только получила 12 СОВ, но и 4 ТРИТОН-ов! У Гермионы было 11, почти все с более высокими оценками, чем у меня, но она ненавидела и все еще ненавидит Прорицание".
  Гарри радостно вздохнул и обдумал свои следующие слова. "Мой шестнадцатый день рождения стремительно приближался. В этот день, обычно совершенно бессмысленный для меня, состоялся особый аттракцион. Я сделал предложение Гермионе на прошлое Рождество, и ее родители согласились разрешить нам пожениться в мой день рождения. Тем не менее, у нас была проблема: как дьявола мы должны сделать, чтобы сбежать из Норы от Уизли?"
  "У нас был хитрый план". Гермиона сказала. "Все, что нам было нужно - это наши маховики времени..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Нора, Оттери-Сент-Кэчпоул, Девоншир
  Среда, 31 июля 1996 года
  
  
  Гарри проснулся с ясными глазами и пушистым хвостом. С пружиной в его шаге и песней в его сердце вскочил с кровати, мчась в ванную комнату для душа, вымыть волосы, очистить и обрезать ногти...Он не мог удержать огромную улыбку от своего лица, что бы он ни делал.
  Он помчался в свою спальню, заметив записку на тумбочке:
  ###
  Гарри
  Привет, это ты сам. Я в нашей комнате под плащом-невидимкой. Ты можешь аппарировать, как только будешь готов. Выбей их из колеи, приятель.
  Гарри
  ###
  Закрыв глаза, Гарри услышал дыхание другого человека. "Как все прошло?" Он крикнул в, казалось бы, пустую комнату.
  "Ты знаешь, что я не могу тебе этого сказать". - Ответил другой Гарри, его временной двойник. "Поторопись, немедленно. Ты же не хочешь, опоздать на собственную свадьбу?"
  Все еще с дерьмовой усмешкой, Гарри быстро натянул смокинг, поливая единственную красную розу к своей груди. "Ты уверен..."
  "Да, я в этом уверен. Теперь идти. Никто из нас не хочет, чтобы Уизли заметили нас. Мы повернули время в девять часов вечера, тринадцать часов. Гермиона из моего временного отрезка уже в своей комнате. Вперед!"
  Гарри завязал шнурки и встал. "Как я выгляжу?"
  "Восхитительно." Снова раздался голос. "А теперь иди и женись сам, Гарри!"
  Запустив последнюю проверку, чтобы увидеть, что у него есть все, Гарри услышал слабый треск.
  "Это твоя Гермиона собирается. Шевелись!" Сказал другой голос.
  Начиная аппарировать, Гарри увидел, как пульсация воздуха указывает на то, что плащ невидимости снят, и еще один Гарри Поттер появился в его спальне.
  Он материализовался в спальне Гермионы в Кроули, держа глаза закрытыми.
  "Привет, красавчик". Гермиона крикнула, проведя рукой по его лицу. "Ты великолепно выглядишь в смокинге, Гарри".
  Гарри усмехнулся. "Я бы сказал, что ты тоже выглядишь великолепно, но я не должен тебя видеть, пока ты не пойдешь к алтарю. Тем не менее, я знаю, что ты будешь выглядеть великолепно покрытая мешковиной и драконьим дерьмом, так что ..."
  Он почувствовал, как ее губы прижались к его губам. "Я уверен, что там был комплимент". Прошептала она.
  "Я говорю, что ты так восхитительно красива, ничто не может заставить тебя выглядеть плохо".
  Еще один поцелуй. "Спасибо тебе, Гарри". Прошептала она. "Я убегаю отсюда. Кто-то должен отвести тебя туда, куда тебе нужно идти через минуту. Мне, видимо, нужно аппарировать". Он услышал, как она уходит, прежде чем дверь открылась и закрылась. Открыв глаза, Гарри сел на кровать Гермионы, широко улыбаясь.
  "Я собираюсь жениться!" Подумал он, посмеиваясь вслух.
  Дверь снова открылась, обнажив одетый в смокинг Ремус Люпин. "Хей, детеныш".
  "Привет, Ремус. Ух ты, отлично выглядишь... Тонкс выпустилa тебя из твоей спальни?"
  С румянцем, сухо сказал Ремус. "Да... мы проснулись в четыре, так что..."
  "Ах... ты же не уснешь во время церемонии, правда? Нужно, чтобы мой лучший человек, не спал".
  "Я справлюсь". Сухо сказал Ремус. "Выносливость оборотня, помнишь?"
  "Ах, да". Гарри усмехнулся. "Итак, что же происходит сейчас?"
  "Дэн уезжает с Гермионой, Эмма уже в церкви с Тонкс...что-то связанное с цветами и свечами, очевидно. Северус внизу с Минервой, и Альбус регистрирует все в Министерстве. К счастью, он поставил несколько мощных защит в реестре, так что никто не сможет знать".
  "Хорошo." Гарри сказал твердо. "Мне было интересно об этом. Как его рука?"
  "Все как было". Ремус вздохнул. "В любом случае, детеныш, хватит о депрессивных вещах. Давай спустимся вниз, чтобы Минерва могла поплакать над тобой несколько минут, пока мы с Северусом прочувствуем мужскую гордость, тогда мы сможем добраться до церкви".
  Все еще хихикая, двое мужчин направились вниз по лестнице, видя одетого в смокинг Северуса Снейпа, стоявшего там, с гордой улыбкой на лице. "Доброе Утро, Гарри".
  "Выглядит опрятно, Сев". Сказал Гарри. "Меня всегда поражало, когда я видел тебя без школьной мантии. Ты выглядишь так... лихо."
  Северус посмотрел вниз, собирая воображаемый кусок ворса с плеча. "Ну..."
  "И Грантабби, ты тоже выглядишь сногсшибательно". Сказал Гарри, обращаясь к МакГонагалл, который был одет в аккуратный клетчатый тартан. "И это тартан семьи МакГонагалл, который я вижу?"
  "Верно". МакГонагалл подтвердила. "Ты знаешь...официально я не твой родственник, Гарри, но я не могу не гордиться тобой. Как будто мой внук совсем взрослый".
  Обнимая пожилую женщину, Гарри прижал поцелуй к ее лбу. "Ты - моя семья, Минни. Ты, Северус, Альбус, Ремус...теперь Тонкс. Вся моя семья. Сегодня эта семья тоже вырастет".
  "Да... жаль, что мы теряем мисс Грейнджер из Хогвартса". Сказал МакГонагалл, подозрительно принюхиваясь. "Жаль только, что мы не можем назвать ее по имени, пока она там".
  "Мы с этим справимся". Сказал Гарри, снова целуя ее в щеку. "Итак, должны ли мы отправиться в церковь и увидеть прекрасную женщину, на которой мне посчастливится жениться?"
  Четверо взялись за руки и исчезли с треском.
  Когда Гарри моргнул, чтобы сфокусировать глаза, первое, что он услышал от Эммы Грейнджер, было традиционным кличем 'не делай этого!', который был ее обычным боевым кличем для тех людей, которые аппарировали в спальню неподалеку.
  Он отпустил руку каждого, осматривая церковь. Множество плавающих свечей, букет цветов повсюду...это было прекрасно.
  "Эмма?" Он крикнул, привлекая внимание старшей Грейнджера. "Это просто замечательно. Спасибо тебе."
  Эмма слегка ущипнула, но подошла и крепко обняла Гарри. "Это стоит того для тебя и Гермионы, Гарри. Ты практически мой зять с того самого первого лета... Хотя приятно сделать это официально".
  "Согласен." Сказал Гарри. "Спасибо за ваш тяжелый труд".
  "С удовольствием." Эмма наклонилась ближе. "Мне пришлось поставить шесть цветочных композиций рядом с задней частью, потому что твоя подруга Тонкс упала на них, случайно".
  Гарри усмехнулся. "Да...хотя энтузиазма предостаточно".
  "Это правда". Эмма сказала, отступая и прижимая поцелуй к щеке Гарри. "Спасибо тебе, Гарри".
  "За что?"
  "За то, что превратила мою прелестную дочь книжного червя в сильную, настойчивую, красивую молодую женщину, которой она стала".
  "Я должен поблагодарить тебя за это. Без Гермионы я был бы мертв давным-давно. Мой первый настоящий друг...мой лучший друг".
  "А теперь, твоя жена". Эмма добавила. "Сделайте их, проучите". Она отступила, Тонкс подпрыгнул.
  "Вау, Гарри. Ты там выглядишь очень классно и мужественно". Тонкс наткнулся на Гарри. "Приветствую, Гарри".
  Поцеловав Тонкс в щеку, он помог ей встать на ноги. "Привет, Тонкс".
  "Эй! Такова моя линия поведения". Она крепко обняла его и отступила назад. "Официально, у меня свидание с Ремусом, и я помогаю стоять за Сириуса".
  Гарри кивнул, немного грустно. "Он здесь, с нами, Тонкс". Сказал он, похлопывая себя по груди. "Прямо здесь. Он всегда будет с нами, пока мы помним его".
  У алтаря стояла внушительная фигура Альбуса Дамблдора. "Гарри, мой мальчик".
  "Доброе утро, директор". Гарри проговорил. "Вы смотритесь...странно. Вам сойдет с рук ношение рясы священника?"
  Альбус усмехнулся. "Как часть моей власти как Верховного Чародея Визенгамота, я уполномочен действовать как Маггловский Министр, но только для браков и похорон. Это любопытный маленький поворот, но мы идем".
  Гарри уставился на него, прежде чем улыбнуться. "Это единственный способ, которым вы могли бы уйти от ношения мантии, не так ли?"
  "Виноват." Дамблдор усмехнулся. "Да, как священник, я уполномочен носить рясу. Хотя... черный явно не мой цвет".
  "Это только до фотографий, сэр". Ответил Гарри. "Затем вы можете переключиться на любые яркие и привлекательные одежды, которые вы хотели бы".
  Дамблдор наклонился здоровой рукой, потянув за основание рясы, демонстрируя пару светящихся оранжевых носков. "Однако мне удалось сохранить немного цвета". Он вдруг поднял глаза. "Ах, предупредительные барьеры сработали. Все по местам".
  Гарри бесцеремонно толкнули на его место на правой стороне алтаря, Ремус занял его место справа от Гарри, в то время как Тонкс споткнулся в дальнем левом углу алтаря. Северус, Минерва и Эмма заняли свои места на скамейках, носовые платки наперевес.
  Дамблдор щелкнул палочкой по органу, короткий хрип до того, как разразился свадебный марш. Гарри повернулся к двери, и дерьмовая ухмылка вернулась на его лицо. Когда они открылись, он почувствовал, что у него кружится голова.
  'Великий Мерлин...' Он думал. 'Она богиня!' И действительно, она была. Одетая в совершенно обтягивающее белое платье, шестифутовый шлейф позади нее, Гермиона вошла в церковь. Гарри почувствовал, что у него пересохло во рту, и в голове начались удары.
  "Дыши, детеныш". Пробормотал Ремус.
  Гарри вдохнул полный глоток воздуха, чувствуя, как стук отступает.
  Гермиона медленно вышла к алтарю, рука об руку со своим отцом. Она ярко улыбнулась Гарри, у которого все еще были проблемы с дыханием.
  Прогулка от двери до алтаря заняла менее минуты, но Гарри мог с радостью сесть и часами наблюдать за ее сексуальным прохождением по проходу.
  Дэн и Гермиона стояли бок о бок возле передней части алтаря, ожидая, когда Дамблдор начнет.
  Верховный Волшебник начал. "Дорогие друзья, мы собрались здесь сегодня, чтобы отпраздновать союз двух потрясающих молодых людей. В течение пяти лет я наблюдал, как они растут, учатся и становятся теми, кто они есть сегодня. Они столкнулись с большими раздорами и бедами, вместе преодолели непреодолимые трудности".
  Он посмотрел на Дэна. "Кто отдает эту ведьму этому волшебнику?"
  "Я, Дэниел Маркус Грейнджер, и моя жена, Эмма Нэнси Грейнджер."
  "Благодарю вас, мистер и миссис Грейнджер". Сказал Дамблдор, кивнув Дэну, который поцеловал свою дочь в щеку, отошел назад.
  "И кто отдает этого волшебника этой ведьме?"
  Ремус и Тонкс шагнули вперед, в то время как Минерва и Северус встали. "Мы". Ремус сказал. "Я, Ремус Джон Люпин, неофициальный Крестный отец, Нимфадора Тонкс, неофициальная сестра, Северус Тобиас Снейп, неофициальный дядя и Минерва МакГонагалл, неофициальная бабушка".
  "Благодарю вас." Дамблдор сказал, наблюдая, как все бегут обратно на место. "Союзы между ведьмой и волшебником, мужчиной и женщиной, отмечались на протяжении всего времени. Для нас большая честь быть с вами сегодня". Все поклонились Гарри и Гермионе, которые покраснели. "Гарри Джеймс Поттер...Я знаю тебя с тех пор, как ты был младенцем на коленях матери. Я знаю, что она была бы польщена и гордилась человеком, которым ты стал".
  "Гермиона Джейн Грейнджер, я знаю тебя гораздо меньше времени, но для меня большая честь знать тебя. Твое мужество, доброта, сила и дисциплина помогли превратить тебя и твоего суженого в замечательных молодых людей".
  Румянец Гермионы обострился, но для удаления улыбки с ее лица потребовалась бы Авада.
  "Вы решили дать друг другу свои обеты". Дамблдор подсказал. "Мисс Грейнджер, вы будете первой".
  Гермиона повернулась к Гарри, взяв его руки в свои. "Гарри Джеймс Поттер...Я знаю тебя с тех пор, как маленькая властная девочка ворвалась в твое купе на Хогвартс Экспресс. Даже тогда ты был чертовски красив и добр. Ты спас мне жизнь всего два месяца спустя, и с этого момента я стала твоей. Ты моя любовь, моя жизнь, мое будущее...всем, чем я являюсь, я делюсь с тобой. Навечно."
  Гарри пришлось освободить одну руку, чтобы вытереть слезу, но тут же ухмыльнулся.
  "Мистер Поттер, ваши клятвы". Сказал Дамблдор, с подозрительно запотевшими глазами.
  "Гермиона Джейн Грейнджер... ты всегда меня впечатляла. Твоя преданность обучению, быть лучшим, кем ты можешь быть. Когда я спасла тебе жизнь, я стал твоим. Мое сердце, мой разум, мое тело, моя душа...все твоё. Моя любовь, моя жизнь, мое будущее...всем, чем я являюсь, я делюсь с тобой. Навечно."
  Были и другие подозрительные шепотки в толпе, но ни один из подростков не заметил их. Их внимание было полностью сосредоточено на другом.
  "Магия, которой вы владеете, будет исполнять ваши обеты". Сказал Дамблдор, просовывая влажный носовой платок обратно в карман. "Ваши ладони."
  Оба подростка подняли руки, протягивая их Дамблдору.
  "У вас есть доля самих себя, сердца, тела, ума и души. Пусть ваша магия ведет вас". Из его палочки вырвался белый завиток магии, обернувшись вокруг Гарри и Гермионы. Через мгновение луч раскололся, обернувшись вокруг их безымянных пальцев, прежде чем затвердеть в обручальные кольца семьи Поттер. Часть-трюк шоумена, часть - живая магия, заклинание вызвало семейные кольца из хранилища, привязав их к следующему поколению владельцев.
  "Ваша магия приняла ваши обещания". - Дамблдор радостно воскликнул. "Связывая вас".
  Гермиона протянула правую руку, прижимая ее к груди Гарри, а его левая - к ее. На мгновение наступила тишина, пока оба подростка не начали светиться, Гарри ярко-зеленый, а Гермиона светилась темно-фиолетовым. Магия притянулась к их рукам, войдя в другое, прежде чем исчезнуть.
  Дамблдор выглядел в восторге. "Отлично!" Он ликовал, прежде чем протрезветь. "Ваша магия считает друг друга достойными. С этого дня вы будете навсегда связаны".
  У обоих подростков были тупые улыбки на лицах.
  "Властью данной мне Международной Конфедерации Волшебников, Министерством Магии Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, Визенгамотом, живой магией Земли, Королевы Королевства... Объявляю вас мужем и женой". Дамблдор усмехнулся. "Можете поцеловать невесту, мистер Поттер".
  Гарри и Гермиона бросились вперед, жадно целуя друг друга.
  "Фото!" Эмма Грейнджер властно скомандовала. "Быстро, сейчас!"
  "Что за спешка?" спросил Гарри.
  Эмма ухмыльнулась своему новому зятю. "Вы хотите пойти и завершить, не так ли?"
  С румянцем, Гарри кивнул. Эмма ухмыльнулась. "Хорошо, все. Все на выход. Мы устроим полную свадебную вечеринку, затем мост и конюх, еще пару снимков, а потом эти двое могут пойти...установить связь."
  
  
  ***
  
  
  Гарри потянулся к чемодану и вытащил папку, достав фотографию. С взмахом его палочки, фото выросло, пока стало в несколько метров в ширину и в высоту. На нем большая толпа людей улыбалась и махала в камеру.
  "Я все еще раздражен, что не проснулся для этого". Портрет Сириуса ворчал. "Я бы мог сказать несколько слов".
  "Веди Себя Прилично, Бродяга". Гермиона мягко скомандовала. "Вы были там по духу".
  Гарри указал на один из пальцев на фото. "Смотрите, смотрите...доказательство того, что Северус Снейп не злой. Он находиться там в шикарном костюме, улыбается на свадьбе. Более того, на свадьбе Поттера".
  "Это было прекрасное событие". Сказал Снейп, тепло улыбаясь Гарри. "Мне понравилось".
  Качая головой, Гарри продолжил. "Когда я вернулся с помощью маховика времени после "связи", Ремус появился днем, ухмыляясь мне".
  "Ты выглядел измотанным, детеныш". Ремус сказал, самодовольная ухмылка на его лице, почти идентичное выражение на лице Тонкс. "Как будто ты трахались весь день".
  "У нас это было". Поттеры сказали вместе, с интересом возвращая ухмылку. "Конечно, у нас были плохие новости, Фортескью вытащили из его магазина. Дементоры атаковали. Это было плохое время, и оно обещало только ухудшиться".
  "Мы слышали о Каркарове". Внезапно сказала Гермиона. "Он был в безопасном месте, скрываясь от Пожирателей смерти. К сожалению, глупый мудак вышел погулять. Его схватили, пытали и убили. Идиот..."
  "Во время праздничного ужина Билл Уизли вручил мне мешок с золотом, который он достал из моего хранилища". Сказал Гарри. "Я признаю, мне было любопытно; почему гоблины позволили кому-то еще взять деньги из моего хранилища? Тогда я вспомнил, что любой член Гринготтс, которого поймали на воровстве ... ну, это было бы не очень хорошо. Внутри сумки была запечатанная записка, спрятанная от всех, кроме Поттера, в которой говорилось, что Билл снял пятьдесят галеонов. Я проверил сумку, внутри было пятьдесят галеонов".
  "Я до сих пор помню лицо Рона". Гермиона сказала. "Его глаза загорелись, когда он подумал, что деньги передаются. 'А где же мой?'"
  "Жадный мерзавец..."Гарри, прежде чем откашляться и продолжить. "Списки книг прибыли...это напомнило мне". Он вытянул голову в кресле, глядя на МакГонагалл. "Мэм, почему списки книг всегда выходили в разные даты? Они всегда были разные".
  МакГонагалл кивнул. "Поскольку нам было так трудно найти учителей, в основном ЗОТИ, нам пришлось ждать, пока у нас не будет учителя, и у них были подготовлены планы уроков, поэтому мы знали, какую книгу поставить в список".
  "Ах. Иметь смысл." Гарри согласился. "В моем письме было объявлено, что я стал капитаном Квиддича. Опять же, ревность Рона Уизли появилась, когда он сверлил дыры в моей спине". Гарри оглянулся на МакГонагалл. "На самом деле, еще один вопрос; как Рон смог сохранить свою должность префекта? Как я понимаю, если студент проваливает два основных класса, они автоматически удаляются, а значок переназначается".
  "Молли." МакГонагалл сказал просто. "Она подошла к Альбусу и сказала ему, что если ее сын не сохранит свою должность префекта, она заставит Артура удалить поддержку Уизли из Ордена. Она также потребовала, чтобы он стал капитаном Квиддича, но вы с Кэти были старшими членами команды, но Кэти была занята со своими Тритонами, поэтому должность пошла к вам".
  "Ах." Гарри пожал плечами, прежде чем продолжить рассказ. "Теперь, когда у нас были наши списки книг, мы могли бы отправиться в Косой переулок, чтобы сделать покупки, и, конечно же, увидеть новый магазин близнецов".
  "Подожди." Гермиона прервала. "До этого я кралась по Норе под плащом-невидимкой. Я подслушала увлекательное, что Гарри стал капитаном Квиддича..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Нора, Оттери-Сент-Кэчпоул, Девоншир
  Понедельник, 5 августа 1996 года
  
  
  Гермиона последовала за Роном, когда он топал в спальню своей матери, где матриарх Уизли убирал постельное белье.
  "Мама..." Рон скулил. "Я думал, ты говорилa с МакГонагалл".
  Молли обернулась, быстро закрыв дверь. "Я говорила. Мне удалось сохранить твою префектуру, хотя по правилам, ты не должен был сохранить должность. Мне даже удалось устроить тебя в ее класс Трансфигурации, хотя над этим придется потрудиться".
  "Меня это не волнует!" Рон сломался. "Я хотел быть капитаном Квиддича. Нечестно, что Поттер получил это. Он всегда все получает".
  Молли крепко обняла Рона. "Я знаю, Ронни, я знаю. Она сказала, что Поттер был следующим в очереди на должность".
  Рон угрюмо отступил. "Он всегда получает все...богат, знаменит...он получил Файерболт на третьем курсе! Это несправедливо! Он этого не заслуживает!"
  "Тихо, тихо..." Молли подняла руки вверх. "Все в порядке, Ронни. Когда Джинни поймает его, она сможет убедить его отдать капитанство тебе. Он будет так занят, делая все, что она захочет, что не сможет управлять командой. Тогда ты сможешь занять эту должность. Когда она доберется до его хранилища, мы сможем купить тебе лучшую метлу на рынке. Не забывай, ты сможешь заставить Грязнокровку делать за тебя твою работу. Не волнуйся, Ронни, мама все исправит".
  
  
  ***
  
  
  Гарри и Гермиона начали хихикать. "Это было забавно". Гермиона сказала сквозь смех. "Бедный малыш Ронни, нужна его мама, чтобы его успокоить".
  "Я до сих пор не простил их за комментарии "Грязнокровка" ". Сказал Гарри ледяным тоном. "Неуважение к моей невесте и жене... Я чуть не вырвал ему печень через ноздри, прямо тогда". Он посмотрел на Рона, прежде чем снова обратить внимание на зрителей. "Итак, мы пошли в Косой переулок, чтобы забрать школьные принадлежности. Билл уже достал мне немного денег из моего хранилища, но я знал, что у меня есть другие дела в Гринготтсе..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Банк Гринготтс, Косой переулок, Лондон
  Суббота, 10 Августа 1996 года
  
  
  Гарри незаметно отошел от Уизли в переулок за "Флориш и Блоттс", и прошел в Гринготтс. К счастью, ему не нужно было присоединяться к огромным очередям, чтобы получить доступ к своим деньгам. Вместо этого он направился к офисам банка вдоль дальней стены, открыв дверь с надписью "Снаптик - получение наследства". Он просунул голову в офисе, кивая, когда Снаптик жестом позвал его.
  "Приветствую, почтенный Гоблин". Гарри сказал на безупречном Гобллидуке. "Пусть ваши усилия принесут вам богатство и честь".
  Снаптик выпустил злую улыбку. "Вы безупречно говорите на нашем языке, Лорд Поттер. Вы даже использовали правильное приветствие. Я польщен вашей любезностью".
  Гарри поднял бровь. Гоблин не ответил на ритуальное приветствие. "Я вижу, Снаптик. Вы можете быть почтены моей любезностью, но Вы не почтили меня, ответив на мое приветствие".
  Лицо Гоблина опустилось. "Прошу прощения, Лорд Поттер. Я не хотел вас обидеть".
  "И все же, правонарушения в результате несчастных случаев происходят тревожно часто". Гарри ответил, вспомнив разговор между Дамблдором и его родственниками, когда они покинули Прайвет Драйв.
  "Пусть кровь ваших предков воспоет вам хвалу богатства и чести, Лорд Поттер". Снаптик ответил на Гобллидуке. "И еще раз приношу извинения за свою ошибку".
  Гарри отмахнулся. "Я уверен, что вы можете понять мою... нерешительность в общении с Гринготтс, если такая вещь, как элементарная вежливость не последовало".
  Снаптик теперь ходил по лезвию бритвы. Если он потеряет счет Поттера...
  "Теперь, Снаптик, я хотел бы быстро обсудить основы". Гарри сказал грубо. "У меня есть другие дела, которые нужно сделать сегодня. Возможно, изучить альтернативные банковские операции. Если бы мы могли покрыть все быстро?"
  Еще эвакуируя шлакоблоки, Снаптик кивал рывками. "К-конечно, Лорд Поттер. Как вы, без сомнения, знаете, воля Сириуса Ориона Блэка теперь прочитана. Поскольку все было предоставлено вам, ваш директор сообщил нам, что он передаст вам послание".
  "Он передал". Гарри ответил скучающим тоном. "Я унаследовал семейное имущество Блэков, в первую очередь наличные деньги и одну собственность".
  "Верно". Нервно ответил Снаптик. "Однако, дом находится под чарами, что делает невозможным для нас записать имя или даже сказать его".
  "Я осведомлен о собственности". Сказал Гарри. "Я знаю, что унаследовал лачугу".
  Снаптик кивнул, доставая еще один кусок пергамента. "Существует также хранилище. Ликвидные активы семейства Блэк находились в районе G800,000, который в настоящее время хранится в хранилище ? 713. Как бы вы хотели распорядиться этими средствами?"
  Гарри задумался на мгновение. "Насколько я понимаю, Снаптик, ликвидные активы семьи Поттер хранятся в одном из низких номеров хранилища, я прав?"
  "Да, сер."
  "Тогда, пожалуйста, переместите средства из хранилища ?713 в хранилище... какой номер у моего семейного хранилища?"
  "#16". Снаптик напомнил. "У вас также есть ваше хранилище доверия ? 687, в котором содержится около G46 000, с минимальными покупками, в частности метлой и плащом невидимости четыре года назад, а также вашими повседневными расходами на проживание и школьные покупки. У вас также есть хранилище, которое было создано Лордом Дамблдором в начале 1982 года ? 1194, который получил небольшие депозиты наличных денег и других предметов с того времени".
  Гарри рассеянно кивнул, затем поднял руку. "Как насчет депозитов от близнецов Уизли?"
  "Я как раз собирался это сделать, сэр." Снаптик сказал, немного тепла в его голосе, которое исчезло, когда Гарри посмотрел на него. "Прошу прощения, сер. Вы получили приблизительно G5, 000 в течение последних двух месяцев в чистой прибыли. Контракт, который вы заключили между собой и близнецами Уизли, был зарегистрирован здесь, и средства распределены соответствующим образом".
  "Отличнo." Гарри сказал, все еще скучно. "Полагаю, вы в курсе моего брака?"
  "Мы знаем". Снаптик кивнул. "Миссис Гермиона Джейн Поттер ранее Грейнджер пока не получила доступ к вашим хранилищам".
  "Почему?"
  "Закон Чистокровных, Лорд Поттер". Снаптик сказал немного нервно. "Так как Леди Поттер маглорожденная ведьма, поэтому необходимо ваше разрешение для её доступа к хранилищам и записям".
  Гарри проговорил. "Хорошо. Леди Гермиона Джейн Поттер получает доступ к хранилищам ?687 и ?1194. После моего 17-го дня рождения, она получит доступ также к хранилищу ?16". Снаптик кивнул. "Из праздного любопытства, каков баланс хранилища ? 16?"
  Снаптик нацарапал еще один кусок пергамента. "Последние поступление, которое было в 1981 году, баланс был G1,203,158. С этой даты не было никаких сделок, так что баланс остается".
  Снова Гарри небрежно кивнул. Все дело доходит до ста миллионов фунтов, плюс изменение... Неплохое маленькое гнездышко. "Я вижу. Мне нужно расписаться за наследство?"
  Гарри передали еще один лист пергамента и перо крови. "Весело..."Он подписал. Он быстро прочитал юридический, остановившись, когда подошел к разделу "движимое имущество". "Погодите-ка ... это лицензия?"
  "Да, сер". Снаптик указал рукой. "Домовые эльфы, когда передаются от одного владельца к другому, должны быть лицензированы. Кричер, ваш эльф, сейчас зарегистрирован как ваша собственность".
  "О, радость..." Гарри вздохнул, подписав свое имя на пергаменте, поморщившись, когда перо порезало ему тыльную сторону руки. После подписания он передал пергамент и перо обратно. "Что-нибудь еще?"
  "Не сейчас, Лорд Поттер". Сказал Снаптик, попытал шанс. "Я приношу мои извинения за мои ужасные манеры, Лорд Поттер".
  "Окей." Гарри сказал пренебрежительно. У него не было намерения перемещать свои деньги из Гринготтса, хотя никогда не мешало напомнить им, что без волшебников, как клиентов, у них нет бизнеса. Он стоял, оборачиваясь и выходя, оскорбление показать свою спину гоблину было довольно серьезным, но Гарри знал, что Снаптик не примет оскорбление. Он был прав.
  
  
  ***
  
  
  "Так..." Гарри откашлялся. "Гермиона теперь имела доступ к моим хранилищам и владениям". Он взглянул на Джинни Уизли, которая была красная и горячая. "К сожалению, это означает, что Уизли никогда его не получат". Он вздохнул. "Это так очень печально..."
  Гермиона, с другой стороны, злобно ухмылялась Рону, который превратился в багряницу. Благодаря своим способностям лигилимента, она могла вырывать каждую мысль из его пустого маленького разума. Она наклонилась ближе к мужу. "Рон все еще планирует, как он может "отвоевать меня" у тебя. Джинни ... что ж, она в бешенстве".
  Гарри просто пожал плечами, а затем продолжил рассказ. "Итак, делая покупки в Косом Переулке, мы увидели Драко Малфоя у "мадам Малкин". Он никому не позволял трогать его левое предплечье... это мне показалось очень любопытным, учитывая, что ему было всего шестнадцать лет. Первый инстинкт Гермионы был "он слишком молод", но когда мы волшебным образом сканировали его, мы увидели извращенные чары на его руке. У него была Темная Метка. Когда мы увидели, что он идет в Боргин и Беркс, Гермиона вошла позже".
  "К сожалению", вздохнула Гермиона. "Я абсолютно задыхалась от выдуманного рассказа. Боргин сразу понял, что я ЛГУ, и мне пришлось бежать". Она повернулась к Рону. "И да, я знаю, о чем ты сейчас думаешь, Рон. Ты думаешь, что я не поверил, что Малфой был Пожирателем смерти. Мне не нужно было ни во что "верить", я чувствовала Темную Метку на его руке, как мог Гарри".
  "Мы знали, что хорек что-то замышляет". Гарри продолжил. "Такие люди, как он, не меняют внезапно все в себе. Особенно учитывая, что он отказался от своей должности префекта, но к этому мы еще вернемся".
  Портрет Снейпа откашлялся, побуждая обернуться. "Aх, да". Он взглянул на Рона. "Ты думал, что Снейп пытался помочь Малфою убить Дамблдора, не так ли?"
  "Я бы предпочел убить Малфоя". Прямо сказал Снейп. "Маленькая капля туберкулезной мокроты кружилась вокруг школы, думая, что он король холма, только потому, что он поработил себя деспотичным монстром".
  "Ты снова смотрел Красного Дворфа, не так ли?"
  Портрет Снейпа слегка покраснел. "Всего лишь немного. У них там одни из лучших оскорблений, и они нужны тебе, когда имеешь дело с Пожирателями Смерти, Гарри. Ты это знаешь".
  Гарри усмехнулся и отвернулся. "Итак, я и Гермиона провели остаток каникул в Норе, с Уизли, они постоянно пытались отдалить нас и флиртовали, скорее, то, что они считали, флиртом с нами обоими. Каждый день... каждый чертов день наши детекторы Амортенции срабатывали, давая нам знать, что они все еще пытаются это сделать".
  Еще раз отпив его сливочного пива, Гарри оглянулся на Большой зал. "У кого - нибудь есть вопросы?"
  Несколько человек встали. Гарри указал на первого, Артура Уизли. "Могу я кое-что прояснить, Гарри?"
  "Дерзайте."
  "Вы говорите, что большую часть последних пяти лет моя жена, сыновья и дочь пытались заманить тебя и Гермиону в ловушку, используя контролируемые вещества".
  "Так и есть, сер. Примите мои извинения". Гарри извинился.
  "Не извиняйтесь!" Артур проговорил опасно. "В этом нет твоей вины. От имени семьи Уизли, я чувствую, что должен извиниться перед вами обоими, по нескольким причинам. Первая, из-за того что они делали. Вторая - за то, что не заметил". Артур слегка поклонился Гарри и Гермионе, заставив Молли скрежетать зубами на мужа.
  "Без проблем, мистер Уизли". Гермиона сказала за них обоих. "Мы знаем, что Вы не виноваты, сэр. Эта вина может быть возложена непосредственно на вашу жену".
  Артур сел. Гарри и Гермиона обратили внимание на следующий вопрос: Перси Уизли. С одновременными стонами они подсказали ему продолжить.
  "Ты говоришь нам, что вы были теми кто обнаружил, что один из студентов стал Пожирателем смерти, и Вы не сообщили об этом в Департамент магических правоохранительных органов?"
  "НЕТ." Ответил Гарри. "Мы сообщили директору Дамблдору, а он является Верховным Чародеем Визенгамота и директором школы. Хотя наличие Темной Метки является преступлением, это приводит только к штрафу и мониторингу".
  "Я знаю это!" Перси шипел. "Почему он не сообщил властям".
  "Какой в этом был смысл?" Портрет Дамблдора позвал. "У него не было доступа к семейным хранилищам Малфоя, поэтому он не мог заплатить штраф, и мы внимательно следили за ним. Делать что-либо больше не было смысла".
  Перси хмыкнул и сел, оставив еще одного человека с вопросом.
  "Министр Шаклболт?"
  Кингсли улыбнулся Гарри. "Вы предъявите этим людям обвинения, Гарри?"
  "Еще не решили, Шак". Гарри ответил небрежно, уставившись на Перси, который поднимался на ноги из-за неуважения, проявленного к Министру. Яркий свет быстро заставил его сесть. "Еще больше нашей увлекательной истории впереди".
  Гермиона откашлялась. "Да... остальное лето проходило довольно привычно. Мы сопротивлялись попыткам отравления, продолжая читать. Молли пригласила Гарри провести Рождество в норе, но меня не пригласили. Поскольку Гарри был богатым, они хотели получить шанс, чтобы я не блокировала его".
  "Естественно, я не хотел проводить время без своей прекрасной жены". Сказал Гарри. "Но мы согласились, что сопротивление снова приведет к вопросам, на которые мы не хотели отвечать, поэтому мы договорились, что я соглашусь и останусь в Норе, используя свой Порт-ключ в коммуникаторе для перемещения к Гермионе..."
  "Релаксация и комфорт". Гермиона сказала с грязной усмешкой. "Но это совершенно другая история. Кроме того, до конца августа Ремус сказал нам, что он будет проводить время с оборотнями, пытаясь заставить их отвернуться от Волдеморта. Поскольку у нас были часы, мы могли говорить в любое время, а он поддерживал связь с Тонкс".
  Молли вскочила на ноги, бесшумно разглагольствуя. Артур вздохнул, щелкнув палочкой, и заклинание тишины было выпущено. "Ты хочешь сказать, что Тонкс былa с Ремусом все это время?"
  "Да." Сказал Гарри. "Они начали встречаться во время..." Он повернулся к зеркалу связи. "Что это было, сентябрь, октябрь?"
  "Об этом." Тонкс сказала, взглянув на Рема.
  "Наше первое свидание было 28 сентября, Гарри". Ремус сказал с любовью. "И это привело к тому, что Тонкс затащила меня обратно в свою квартиру, чтобы пропустить стаканчик на ночь".
  "Который длился три дня". Тонкс сказал с мечтательным вздохом. "Обожаю выносливость оборотня".
  И Гарри, и Гермиона при этом сморщили носы. "В любом случае...Возвращаемся к учебе. Мы ехали на экспрессе в Хогвартс, Рон и Гермиона направлялись на встречу префектов. Когда они вернулись, я узнал, что Малфой больше не префект..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Хогвартс Экспресс, Проезжает через Кентербери
  Воскресенье, 1 Сентября 1996 года
  
  
  Рон и Гермиона вернулись в купе, глаза Гермионы подняли губы с раздражением на Рона. Опять же, всегда было легко сказать, когда Гермиона была раздражена Роном; она проснулась. Он просто произвел такой эффект.
  "Итак, как все прошло?" Гарри спросил, шаркая ближе к окну, чтобы Гермиона могла протиснуться рядом с ним, удобно обеспечивая буфер против Джинни, когда она вернулась от своих друзей.
  "Малфой не выполняет обязанности префекта. Он просто сидит в своем купе с другими Слизеринцами, мы его видели, когда проходили мимо". Гермиона сообщила, сидя рядом с Гарри. Он сел прямее.
  "Это любопытно...это не похоже на него, чтобы отказаться от возможности показать, насколько он лучше, чем все". Он посмотрел на жену, которая пожала плечами.
  "Может быть, он думал, что префект был слишком ручным после того, как был членом Инквизиционного отряда в прошлом году". Она предложила.
  "Возможно..." Гарри был сомнительным. "Он что-нибудь сказал, когда вы проходили?"
  "Как обычно". Ответила Гермиона. "Назвал Рона бедным предателем крови, а меня Грязнокровкой". Она увидела, что глаза Гарри слегка сузились. "Ох, оставь его, Гарри. Маленький засранец ничего не стоит. Ты это знаешь".
  Он наклонился ближе, чтобы прошептать ей на ухо. "Он заплатит за это, жена. Ты знаешь, что я не прощу этого".
  Она вздохнула и кивнула. "Ладно."
  Стук в дверь выявил робкий третье годку. "Мне приказано передать это вам, мистер П-Поттер". Испуганная девушка передала записку Гарри, другую для Невилла, а затем убежала.
  Гарри прочел записку. "Ах, профессор Слагхорн хочет, чтобы я присоединился к нему за обедом".
  Невилл посмотрел. "Меня, тоже. Кто он?"
  "Коллекционер, Невилл". Гермиона сказала, прочтя записку. "Он один из тех людей, которые ездят в пальто". Гермиона очень "значительно" посмотрела на Рона, когда она это сказала. "Ты собираешься уходить?"
  "Не хочу". Гарри раздраженно застонал. "Но, я должен играть хорошо, действительно. Посмотрим, смогу ли я послушать Малфоя по дороге".
  Пройдя мимо купе Малфоя и услышав увлекательную дискуссию о том, кто был более привлекательным, Селестина Уорбек или Гвеног Джонс с остроумной речью о груди размера 6, Гарри и Невилл вошли в купе Слагхорна.
  "Гарри, мой мальчик!" Слагхорн гремел. "Приятно было повидаться с вами! Рад вас видеть, и вы, должно быть, мистер Лонгботтом". Он протянул руку Невиллу, который нервно пожал ее. Гарри мог сказать, что Невилл почувствовал непреодолимое желание сосчитать пальцы. Он не обвинял его. Слагхорн просто сочился неискренностью.
  Слагхорн представил других обитателей купе, заставив Гарри закатить глаза на молодое поколение богатых и знаменитых. К неприятному удивлению Гарри, Джинни была там, под впечатлением будто кто-то проклял Слагхорна.
  Гарри смотрел, как Слагхорн шмыгал с людьми, отверг Маркуса Белби, когда узнал, что он не был "вместе" со своим богатым и знаменитым дядей.
  "А теперь, Гарри...Я действительно не знаю, с чего начать". Слагхорн снова прогремел. "Мы почти не царапали поверхность за лето".
  "Это потому что ты мне не нравишься." Гарри подумал, слегка наклонив голову в ответ.
  "Я слышал, они называют тебя 'избранным'..."Слагхорн сказал, позволив приговору затихнуть, побуждая Гарри завершить его для него.
  Гарри пожал плечами. "Зависит от того, что вы подразумеваете под словом "избран", Профессор. Я был "избран", чтобы быть капитаном Квиддича. Я был "избран", чтобы стать самым молодым игроком за столетие. Я был "избран", чтобы быть префектом. Есть что-то, что вы хотите знать?"
  Слагхорн на мгновение растерялся. "Конечно, о тебе годами ходили слухи, мой мальчик. Ты пережил Cам-знаешь-кого...говорят, что у тебя экстраординарные способности..."
  "Не подвергайте сомнению слухи, профессор". Гарри ответил прямо.
  "В конце прошлого учебного года. Пророк знает, как совершать ошибки...неточности в печати, но, учитывая количество свидетелей, в Министерстве было довольно неспокойно, и вы подумали об этом".
  "Я был там". Вскоре сказал Гарри.
  "Столь скромный." Слагхорн вскипел. "Остальная часть истории...это легендарное пророчество, например..."
  "Мы никогда не слышали пророчества". Невилл заговорил.
  "Это верно". Добавила Джинни. "Мы тоже были там, и мы не слышали пророчества. Весь этот "избранный" мусор - не что иное, как пропаганда Пророка".
  "Нет, на этот раз, Пророк абсолютно прав." Гарри подумал. "Тем не менее, я не собираюсь тебе много об этом рассказывать. Он заметил, что Слизеринцы жадно смотрят на него, надеясь получить информацию, которую они смогут передать своему хозяину."
  "За последний год, профессор, Пророк напечатал ложь и домыслы обо мне". Ответил Гарри. "Я даже не беспокоюсь об этом больше, так как у нас никогда не заканчивалось рулон туалетной бумаги в Хогвартсе. Это все, чего Вы хотели, профессор? Шанс подтвердить слухи?"
  "Вовсе нет, Гарри, мой мальчик". Слагхорн пошел на попятную. "Я просто хотел встретиться с вами. Узнать вас".
  "Ну...теперь у вас есть". Сказал Гарри, вставая. "Если больше ничего нет, профессор. Я сейчас вернусь в свое купе. Спасибо за приглашение". Невилл встал, Джинни угрюмо последовала его примеру.
  "Теперь, Гарри, в этом нет необходимости..."
  "Приятного вечера, профессор. Увидимся в классе". Гарри вышел за дверь, Невилл и Джинни пошли позади него.
  Вернувшись в купе, Гарри рассказал Гермионе историю, практически игнорируя вклад Рона в разговор.
  "...и у меня до сих пор не было возможности выслушать Малфоя". Он закончил шепотом. "Но у меня был хитрый план".
  Гермиона кивнула. "Что именно?"
  "Модель." Гарри ответил, потянувшись в свой багажник и вытащив модель Файерболта, которую он получил от Тонкс в Предыдущее Рождество. "Если я использую это и модель меня с чарами звукозаписи, то он может слушать разговор Малфоя, записывать их, а затем воспроизводить их нам".
  Гермиона снова кивнула, потянув крышку багажника, чтобы скрыть свои действия, прежде чем наложить на модель Гарри чары невидимости, а затем на модель Файерболта. Она окинула взглядом отсек, решив разыграть небольшой Обливиэйт после того, как работа была выполнена. "Иди и следуй за Драко Малфоем". Она проинструктировала игрушку. "Оставайся с ним все время, но не дай себя поймать".
  Модель отдала честь Гермионе, едва заметной благодаря чарам, забралась метлу и взлетела, паря из двери. "Это так здорово". Гермиона прошептала, прежде чем ее палочка вспыхнула, чары памяти сбили последние тридцать секунд.
  
  
  ***
  
  
  Гермиона откашлялась. "Таким образом, у нас был способ мониторинга Малфоя все время. Всякий раз, когда он был в классе, кукла могла сообщить профессору МакГонагалл или профессору Дамблдору и это записано в памяти, чтобы мы могли выяснить, что мелкая тварь затевает и принять меры. В тот вечер, когда мы пришли в школу и закончили ужин, мы пошли к директору..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Кабинет Директора, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Воскресенье, 1 сентября 1996 года
  
  
  "Ах, добрый вечер, Гарри и Гермиона." Дамблдор сказал весело. "Лимонную дольку?"
  Гарри взял три из миски, лихо подмигнув Дамблдору, когда он сунул первый в рот. Гермиона потянулась вперед и взяла пару, удобно игнорируя родителей, чтобы избежать конфет.
  "Итак, что мы должны обсудить сегодня вечером?" Спросил Дамблдор. Позади него Снейп и МакГонагалл усаживаются в мягкие ситцевые кресла.
  "Драко Люциус Малфой". Сказал Гарри, откинувшись на спинку стула. "Он на задании, сэр. Я верю, что он принял свою темную метку".
  Дамблдор посмотрел на Снейпа, который слегка кивнул, прежде чем оглянуться на Гарри. "Ты совершенно прав, Гарри. Он действительно несет на себе Темную Метку, как и его товарищи, мистер Крэбб и мистер Гойл. Об этом нам сегодня сообщила защита замка".
  "Есть еще кое-что". Медленно сказал Снейп. "Драко получил задание. Ему приказано убить директора Дамблдора к концу учебного года".
  Гарри свистнул сквозь зубы. "Оптимистично, не правда ли?" Он задумался. "Это то, о чем была ваша встреча с сестрами Блэк, не так ли?"
  "Да." Снейп вздохнул. "Альбус приказал мне согласиться на их клятву, за одним исключением. У меня не было временных рамок. Мне придется убить Альбуса Дамблдора, если я не смогу отложить это, пока он не умрет от естественных причин".
  Гермиона подняла брови. "Вы играет в Русскую рулетку, сер. Я надеюсь огонь не заденет вас."
  "Как и я". Снейп прошептал, прежде чем посмотрел на Гарри. "Откуда ты знаешь, что Малфою дали задание".
  Гарри потянулся в карман, вытащив 12-дюймовую куклу. "Я отправил это, невидимым, в купе Малфоя в Экспрессе на модели Файерболта. У него тоже есть записывающие чары. Я слушал его во время ужина". Он постучал палочкой по голове модели, заставив голос Малфоя извергнуться.
  "...ему все равно, подхожу ли я. Может быть, работа, которую он хочет, чтобы я сделал, это не то, к чему вы должно быть подходите".
  Дамблдор кивнул. "Да...Я считаю, что Том достаточно высокомерен, чтобы поверить, что несовершеннолетний, чрезвычайно средний волшебник сможет победить меня". Он вздохнул. "Конечно, я это прекрасно понимал, но высокомерие мистера Малфоя таково...беспокоящее."
  "Да..." Гарри согласился. "Это значит, что он без колебаний бросит в вас все, что у него есть, сэр, и не будет беспокоиться о невинных прохожих. Он стал вторым самым опасным обстоятельством, которое может быть; кто-то, должен об этом позаботиться".
  Гермиона нахмурилась, прежде чем ее глаза расширились в реализации. "Он может стать очень опасным, если мы не будем осторожны, Гарри. Как раненое животное. Я честно не думаю, что есть что-то, о чем будет он заботится".
  Дамблдор откашлялся. "Действительно. Мы будем следить за ним".
  "Как и мы". Гарри сказал, показывая на себя и Гермиону. "Кукла может парить вокруг него все время, оставаясь невидимой, приходить и сообщать нам, если нам что-то нужно знать".
  "Здравая идея." Сказал Дамблдор, наклонив голову к Гарри. "Есть одна вещь, которую мы должны обсудить, Гарри. Северус сообщил, что Волдеморт приказал всем своим силам следить за вами, в попытке узнать ваши привычки и слабости. Я считаю, что, если они обнаружат степень ваших реальных отношений с мисс Грейнджер, она станет мишенью".
  "И ваше предложение?" Гарри спросил нейтрально.
  Дамблдор взглянул на своих коллег-учителей, прежде чем пронзить Гарри взглядом. "Я хочу, чтобы вы повторили свои действия с четвертого курса. Как вы знаете, у меня нет проблем с вашим браком с миссис Поттер. Я верю, что вы дополняете друг друга. Но в настоящее время я считаю, что несколько более острые отношения между мистером Поттером и мисс Грейнджер были бы полезны".
  Гермиона пожала плечами. "Последние пять лет мы скрываем, кто мы такие, директор. Сейчас это не проблема. До тех пор, пока мы можем счастливо делить нашу койку, как мы раньше делали, то у меня нет проблем с этим". Она повернулась к Гарри. "Возможно, мы могли бы устроить публичную дискуссию".
  Его брови взлетели вверх. "И зачем нам это делать?" Медленная улыбка распространилась по его лицу. "Хм, хотя, я могу видеть преимущества. Просто потому, что они не являются реальными аргументами, это не значит, что у нас не может быть много жесткого секса, и я не верю, что я просто сказал это вслух". Он покраснел, прежде чем посмотреть на трех учителей, все из которых мы смотрели на потолок и слегка напевали.
  "Это очень хороший момент, Гарри". Гермиона сказала злобно, ухмыляясь мужу. "Я уверена, что мы сможем тщательно изучить этот вариант". Она взглянула на профессоров. "Я думаю, мы закончили обсуждать нашу сексуальную жизнь, профессора".
  Дамблдор посмотрел вниз, его глаза мерцали. "Хм? Извините, я думаю, что мы временно оглохли. Я очень надеюсь, что вы помните предупреждение, которое я дал вам в отношении ваших маховиков времени; Вы не должны быть замечены. Кроме этого, ничего не говорите. Если мы не знаем, мы не можем остановить вас".
  "Конечно, сэр". Гермиона сказала чопорно.
  С последним "хм" Дамблдор изменил тему. "Теперь, что касается вашего обучения, я решил предложить вам частное репетиторство с самим собой в этом году. Вместо стандартных предметов, которые вы изучали, я собираюсь показать вам все те грязные приемы для дуэлей, которым я научился за свою довольно долгую жизнь. Я также собираюсь показать вам историю Тома Риддла, чтобы мы могли продолжить поиски его проклятых хоркруксов. Каждую неделю я буду назначать вам заклинание, и я хотел бы, чтобы вы нашли информацию об этом заклинании и научились его использовать".
  Гарри кивнул. "В этом есть смысл, сэр. Думаю, воспоминания будут очень полезны".
  Снейп откашлялся. "У меня тоже есть кое-что для вас двоих". Он полез в маленький рюкзак между ног, достав потрепанную копию старой книги зелий. "Это был мой учебник, когда я учился в школе, который, как удобно, является текущим, назначенным Горацием. Я сделал несколько модификаций за эти годы, и я считаю, что они будут полезны для вас. Внутри также есть несколько заклинаний моего собственного творения. Будьте осторожны при их использовании. Некоторые из них являются...менее чем приятными".
  Гермиона наклонилась вперед и взяла книгу, лениво листая. Она прочитала несколько модификаций, прежде чем взглянуть на Снейпа с громовым выражением. "Вам лучше найти этому чертовски хорошее объяснение". Прошипела она.
  Брови Снейпа взлетели вверх, уголки его губ дернулись. "Что вы имеете в виду, миссис Поттер? И я хотел бы напомнить вам, что вы говорите с профессором".
  "Вы...вы...ты мужик, ты! Вы изменили все эти зелья и не сказали властям? Почему, черт возьми, нет?"
  "Я не видел в этом смысла". Ответил Снейп, удивленный. "Кроме того, лучше держать в резерве, Гермиона. Ты знаешь это так же хорошо, как и я. Не все должно быть общим".
  Она несколько мгновений хныкала. "Но некоторые из них...Сэр, они великолепны. Почему бы не поделиться ими?"
  Снейп слегка пожал плечами. "Потому что, если бы было известно, насколько хороши некоторые из этих модификаций, пара из нас, которая работала над ними, которая была и мной, и Лили, была бы кооптирована для изменения других зелий. Естественно, мы не хотели, чтобы это произошло. Поэтому мы держали наши исследования в секрете".
  Гермиона вздохнула, недовольная ответом, но зная, что это правда. "Я все понимаю, сэр. Мне это не нравится, но я понимаю". Она передала книгу Гарри. "Мы скопируем эти изменения в наши собственные книги и передадим это обратно, сэр".
  "Я был бы признателен". Снейп сказал с благодарностью.
  "Что за Принц-полукровка?" спросил Гарри.
  "Это было мое самозваное прозвище, когда я учился в школе". Ответил Снейп. - Мой отец был Тобиасом Снейпом, Магглом, а мать - чистокровной ведьмой по имени Эйлин Принс. Итак, я был Принцем-полукровкой".
  Гарри уставился на него. "Это очень тонко, сэр".
  "Мой отец был женоненавистническим ненавистным уродом". Снейп презрительно фыркнул. "Я бы предпочел, чтобы у меня было имя моей матери. Но все равно, мы с Лили работали вместе. Честно говоря, я предпочитаю прозвище "Бэтмен".
  "Есть еще что-нибудь, что вы хотели бы обсудить сегодня вечером?" Спросил Дамблдор.
  "Нет, сэр". Гарри и Гермиона сказали в унисон.
  "Тогда мы закончим на сегодня. Наш первый урок будет в субботу вечером, в 8 вечера. Тогда мы станем свидетелями воспоминаний Тома Риддла. Свободны."
  
  
  ***
  
  
  Гарри откинулся на спинку стула и выпил еще один бокал сливочного масла. "Я и Гермиона получили наши оценки по Зельям "выше ожидаемо", поэтому, естественно, мы были в классе Зелий. "Ужасно" Рона означает, что он не был допушен, но опять же, благодаря вмешательству и угрозам Молли, он был включен в класс. Лично я думаю, что это потому, что ей нужно было, чтобы он научился варить определенные зелья, которые помогут ему в дальнейшей жизни".
  Гермиона кашлянула "Амортенция", но кроме этого, она не комментировала возможности зелий Рона. "Итак, во время этого первого урока мы с Гарри использовали книгу зелий Северуса, и мы оба получили идеальные зелья. Мы выиграли маленькую бутылочку Феликса для нас, но так как мы читали наперед, мы знали, насколько опасным может быть материал".
  "И вы снова можете угрожать удалить мужественность Снейпа, потому что он не делился своими заметками с миром". Гарри указал с усмешкой.
  "Они хорошо работают!" Гермиона мгновенно протестовала. "Я имею в виду...его исследования поистине выдающиеся".
  Перси Уизли снова встал. "Не могли бы вы пояснить, мистер Поттер?"
  "Нет." Гарри сломался. "Книга была его личным достоянием и была уничтожена в том же году. У меня и Гермионы есть копии его заметок о зельях, но нам было поручено никому не передавать их. Боюсь, Министерству придется обойтись без них".
  "Мистер Поттер, Министерство имеет право..."
  "Молчи." Гермиона приказала жестко. "Мы дали тебе ответ, Миньон Уизли. Эти записи принадлежат нам и надежно защищены". Она наблюдала, как Перси строчит новые записки и наклоняется ближе к мужу. "Он планирует конфисковать у нас все, Гарри. Все монеты, записи, книги и владения у нас есть". Ее бровь подскочила вверх. "И даже от моих родителей, на случай, если мы что-нибудь оставим".
  Гарри кивнул, прежде чем посмотреть на Перси. "Миньон Уизли, что ты записываешь?"
  Перси поднял глаза. "Я просто делаю заметки". Сказал он беззаботно.
  "О списке преступлений, которые вы планируете на нас повесить, верно?" Гарри спросил.
  "Вы нарушили закон, мистер Поттер. Вы сами это признали". Перси посмотрел на свои записи. "Список обвинений, который будет составлен, и у меня нет выбора в этом, так как я чиновник Министерства и слышал ваши признания, будет обширным и будет выпущен в ближайшее время". Он смеялся над ними. "Однако, пожалуйста, продолжайте свою историю. Я уверен, что есть еще доказательства".
  Он был шокирован, когда Гарри и Гермиона оба усмехнулись, прежде чем Гарри поднял тетрадь с коленей. "Ты знаешь...ты ни хрена не видишь, Уэтерби. Но к этому мы еще вернемся". Он уронил тетрадь на колени, прежде чем продолжить рассказ.
  "На чем я остановился? Ах, да. Зелья, уроки в течение первого дня. Ну, после этого мы продолжили. Лучше всего то, что Северус Снейп преподавал Защиту против темных искусств. Я помню некоторые вещи, которые слышала о нем. Заявляя, что он тайно замышляет заговор против Дамблдора. Он пытался обучить студентов как младших Пожирателей смерти...какая полнейшая чушь".
  Рон снова что-то говорил, но Гарри не потрудился освободить его от заклинания молчания. "Одна вещь, которую я всегда буду помнить о первых лекциях Северуса Снейпа - это страсть, которую он вкладывает в свою работу. Когда он зашел в класс в подземелье в первый день занятий и рассказал нам о зельях..." Гарри повернулся к портрету. "Что вы там такое сказали?"
  Снейп откашлялся и улыбнулся. "В этом классе вы не будите безрассудно размахивать волшебными палочками. Таким образом, я не ожидаю, что многие из вас оценят тонкую науку и точное искусство изготовления зелий или даже признают его магией вообще. Однако...для тех, у кого...склонность...Я могу научить вас ловить чувства и завораживать разум. Я могу научить вас варить величие, разливать славу и даже закупорить ...смерть".
  Гарри кивнул. "Ваша речь была просто великолепна. У меня мурашки по коже побежали".
  "Благодарю". Вежливо ответил Снейп.
  "А ваша речь на ЗОТИ?"
  Снейп снова откашлялся. "Темные искусства многочисленны, разнообразны, постоянно меняются и вечны. Борьба с ними похожа на борьбу с многоголовым монстром, который каждый раз, когда шея оторвана, отращивает голову, еще более жестокую и умную, чем раньше. Вы боретесь с тем, что не фиксировано, мутирует, нерушимо. Поэтому ваша защита должна быть такой же гибкой и изобретательной, как и искусство, которое вы пытаетесь отменить".
  "И он был точен на месте". Гермиона сказала. "И я согласна с Гарри. Когда вы произносили эту речь...У меня мурашки побежали по спине".
  "Я должен признать, я могу быть собой...строгий учитель, но я учитель". Снейп прихорашивался. "Я серьезно относился к своей работе".
  "И сделал очень хорошо". Гарри заключил, улыбаясь Снейпу. "Итак, мы учились все больше и больше, и у нас был наш второй настоящий эксперт, который учил нас ЗОТИ, после того, как Ремус ушел".
  "Тогда," заговорила Гермиона, "у нас был первый урок с профессором Дамблдором. Это было не совсем то, что мы ожидали, если честно..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Кабинет Директора, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 7 Сентября 1996 года
  
  
  "Добрый вечер, Мистер и миссис Поттер!" Дамблдор весело проговорил. "Как я рада тебя видеть! Пожалуйста, входите, входите".
  Гарри и Гермиона прошли в кабинет Дамблдора, осторожно спустившись перед столом старика.
  "Чашечку чая? Лимонная долька? Дамблдор предложил. "Чашка чая и лимонная долька?"
  "Спасибо, сэр". Они ответили в унисон. После того, как закуски подали, они в спросили. "Итак, сэр, что мы собираемся изучать?"
  Дамблдор показал на Омут памяти, лежащий на столе. "Я думал, что мы начнем с того, что мы знаем о превращении Тома Риддла в Лорда Волдеморта". Сказал он. "Мне удалось отследить ряд воспоминаний о его ранних годах. Хотя эта информация не является жизненно важной для наших усилий, я считаю, что эти знания могут быть полезны только для вас".
  Гермиона подумала. "У вас есть информация о физической трансформации в Волдеморта, сэр?"
  "Частично." Ответил Дамблдор. "У меня есть воспоминания о различных людях, которые взаимодействовали с ним, как в начале его жизни...и позже. Минерва ходила с ним в школу, через пару лет после него. Она передала все, что знала, но, к сожалению, эта информация ограничена".
  "Да..." Гарри ответил. "Если кто-то спросит меня об этом...насчет Мариетты Эджкомб, я не могу сказать вам ничего о ней, и она всего на год впереди нас. Вы были учителем долгое время, не так ли, Альбус?"
  "Действительно." Дамблдор согласился. "На самом деле, я был одним из тех, кто пошел собирать молодого Тома Риддла, годы назад. Однако мы вернемся немного дальше в наших воспоминаниях. Это первое воспоминание", он взял светящуюся бутылку, "от члена Департамента магических правоохранительных органов по имени Боб Огден..."
  Почти через полчаса трое снова появились из Омута памяти, заметив, что Северус Снейп лениво развалился на диване под окном. "Ах, добрый вечер".
  "Добрый вечер, Северус. Вы долго нас ждали?" Дамблдор спросил.
  "Не долго. О чем посмотрели?"
  "Боб Огден". Гарри сказал, глубоко задумавшись. "Это интересно, сэр. Я делаю предположения, но я верю, что они верны. "Красивый сквайр" был папой Волдеморта, а это значит, что Меропа была мамой Волдеморта".
  "Верно". Дамблдор ответил, призрачная улыбка скользнула по его лицу. "Главу семьи Гонт звали Марволо".
  Гермиона кивнула. "Настоящее второе имя Волдеморта. Меропа назвала его в честь его отца, и её отца. Что произошло после этого, сэр?"
  Огден вернулся в лачугу Гонтов пятнадцатью минутами позже с подкреплением. Они усмирили двух мужчин, которые были приговорены к Азкабану. Марволо вернулся в лачугу шесть месяцев спустя, ожидая найти, как он думал, свою дочь-сквиба с ужином, готовым для него. Она, правда, уже ушла".
  Снейп откашлялся. "Было доказано, во многих случаях, что магические пользователи в оскорбительных ситуациях не всегда проявляют свои силы. Невилл Лонгботтом - очень хороший пример этого. Из-за травмы в своей прошлой жизни, он не начал показывать случайную магию, пока ему не исполнилось восемь лет. Мы считаем", он жестикулировал себе и Дамблдору, "что Меропа была настолько подавлена, что она никогда не могла получить доступ к своей магии, пока она не ушла".
  "Так...Империус или зелья, я представляю". Гермиона сказала. "Она бы получила старшего Тома Риддла, влюбленного в нее, и забеременела".
  "Но, что-то пошло не так". Гарри сказал тихо. "Он не остался с ней. На кладбище, когда мы с Волдемортом сражались, он сказал, что его отец бросил ее, когда она рассказала ему, кто она...она призналась, что была ведьмой, и Том Риддл-старший сбежал...Интересно, почему?" Он нахмурился. "Конечно, страха быть женатым на ведьме будет недостаточно, чтобы одолеть любовное зелье".
  Дамблдор снова кивнул. "Вот почему мне нравится учить тебя и твою жену, Гарри. Вас так приятно учить".
  "Согласен." Быстро добавил Снейп.
  "Мы считаем, что Меропа перестала бы кормить Тома Риддл зельями, веря, что он действительно любил ее".
  Гермиона фыркнула. "Ненавижу показаться грубой, но это невозможно. Та девушка, с которой был Том, Сесилия, была великолепна. Он не был слишком строг к себе. Но Меропа...ну, я не вижу, чтобы она кому-то нравилась. Она была продуктом многовекового инбридинга...и она выглядела так".
  "Итак," подытожил Гарри в заключение, "Меропа бредила, полагая, что Том любил ее, а также была беременная, в то время. Она перестала кормить его зельями, и он сбежал, вернулся к Литл-Хенглтон. Меропа осталась с животом и без надежды".
  "Правильно." Дамблдор кивнул, прежде чем потянуться за другим флаконом. "Теперь мы знаем, благодаря довольно сварливому человеку по имени Карактакус Берк, что Меропа Гонт добралась из Литл-Хенглтон в Йоркшире до Лондона. Единственное, что у нее было с собой - медальон на шее..."
  Это воспоминание было гораздо короче, всего пять или около того минут. Как только они вышли, Гермиона закипела. /Какой жалкий старый ублюдок!/ Она сердито прошипела, прежде чем понять, что поскользнулась на Парселтанге. "Извините, сэр. Но...десять галеонов? За тысячелетнюю реликвию одного из Основателей этот нечестный старый ублюдок дал ей десять галеонов?"
  "Как я уже сказал, Берк не был известен своей щедростью". Тихо сказал Дамблдор. "Однако для Меропы это было целое состояние. Этого было достаточно, чтобы обеспечить ее едой и жильем, вещами, в которых она отчаянно нуждалась в то время". Он увидел, что рот Гермионы открыт, и правильно угадал ее следующую жалобу. "В то время как Меропа была ведьмой, мы считаем, что она вернулась в свое состояние сквиба, из-за отчаяния от потери любимого человека. Возможно, она чувствовала, что магия была частью причины, по которой он ушел, возможно, она была просто подавлена".
  Гермиона медленно кивнула. "Она ускользнула, не так ли?"
  "Да". Снейп подтвердил. "В канун Нового года она родила Волдеморта, а через час перешла к следующему великому приключению". Он тяжело вздохнул. "Если бы она боролась, все было бы по-другому..."
  Дамблдор схватил следующую пробирку. "Теперь это воспоминание мое. Я считаю, что вы найдете его достаточно богатым в деталях и точности". Он вылил более длинную, чем обычно, прядь в Омут памяти, и четверо из них нырнули.
  Когда они вышли, почти полчаса спустя, два подростка были глубоко задумчивы. "Интересно..." Гермиона бормотала.
  "Ужасающий." Гарри осторожно поправил. "Даже тогда он был холоден, жесток, независим...он считал, что быть волшебником для вас гораздо проще, чем для меня, сэр."
  "Да."
  "Вы знали? Тогда, я имею ввиду?"
  "Что я только что встретил самого могущественного Темного Лорда в истории? Спросил Дамблдор. "Нет, я этого не знал. Однако я был впечатлен его контролем и более чем немного обеспокоен".
  "Я могу сделать им больно". Гарри мягко цитировал. "Он уже начал использовать магию без волшебных палочек, чтобы контролировать людей. Кроме того, я думаю, что он смог зачаровать свой голос заклинанием принуждения. Когда он сказал вам "скажи правду!", он ожидал, что это сработает, мгновенно".
  Дамблдор кивнул. "Да... Я так думаю. К счастью, достаточно мощные Оклюменты могут обойти чары принуждение".
  "Он хранил трофеи". Гермиона пробормотала, все еще мысленно переваривая все, что было сказано. "Он был похож на сороку. Сэр", она подняла глаза, "я думаю, это уместно, не так ли? Его хоркруксы...это трофеи".
  Снейп усмехнулся. "Как мы уже говорили...приятно учить".
  "Действительно." Дамблдор усмехнулся. "Да, мы считаем, что его хоркруксы трофеи. Учитывая, что он был очень похож на Гарри в некоторых отношениях, мы считаем, что он чувствовал то же самое в Хогвартсе, что и Гарри".
  "Это дом". Гарри сказал просто. "Но, не полностью. Мой дом там, где сейчас Гермиона. Но до того, как я связался со своей прекрасной женой, я бы чувствовал то же самое. Итак, вы верите, что его хоркруксы - реликвии Основателей, сэр?"
  "Да. Медальон и кольцо - обе реликвии семьи Гонт, и, следовательно, Слизерин. Есть только одна известная реликвия Гриффиндора, и она находится здесь, в этой комнате". Все четыре пары глаз посмотрели на меч Гриффиндора, находящийся в стеклянном футляре. "Однако, есть несколько известных реликвий Равенкло и Хафлпаффа, которые он, возможно, использовал. Я искал их, но пока не нашел ничего подходящего".
  "А теперь, вечер продолжается".
  Гарри взглянул на часы. "Сэр, сейчас только половина девятого. Мы можем продолжать идти еще немного".
  Дамблдор взглянул на Снейпа, который кивнул. "Очень хорошо." Он потянулся к следующему пузырю памяти. "Эта память Морфин Гонта, и только после того, как Том Риддл закончил школу..."
  
  
  ***
  
  
  "Итак, во время первого урока с профессором Дамблдором мы узнали много нового о Томе Риддле: Кем он был? Почему он появился на свет? Какова была его мотивация? Мы рассмотрели все воспоминания профессора Дамблдора во время этой первой сессии". Гарри посмотрел на Рона сверху вниз. ""Мы позволили людям думать, что просмотр воспоминаний Тома Риддла занял весь год. Это не так. Это заняло всего одну ночь".
  "После этого мы начали акцентировать внимание на других вещах: Исследовать другие реликвии Основателей, искать новые заклинания. Слушать старую сказку, которая, несомненно, станет важной. Поиск способов отслеживания хоркруксов...все важные, необходимые вещи для предстоящей задачи. Ибо мы знали, что это будет нашей задачей. Альтернативы просто не было. Ибо пророчество о Гарри, и явная жажда помочь мужу для меня". Гермиона пришла к выводу. "Мы знали, что война была здесь, и мы знали, что пришло наше время. Мы будем бороться, и мы победим. Больше ничего приемлемого".
  Гарри усмехнулся. "Итак, мы брали наши классы и больше узнавали о Волдеморте. Это было в начале шестого года, когда Рон Уизли нашел свои гормоны, и мы узнали, что Джинни Уизли была c...третьим?" Он посмотрел на Гермиону, которая кивнула. "Третий парень. Лично я этого не понимал. Если она отчаянно нуждалась во мне, какого черта она встречалась с кем попало?"
  "Конечно, будучи самой умной ведьмой поколения и девушкой, я сразу понял: это был план, чтобы Гарри заметил, что Джинни была девушкой. Который, честно говоря, он уже знал". Гермиона пришла к выводу. "Он просто не был заинтересован".
  "Слишком много Эдиповых проблем". Гарри повернулся к портрету позади него. "Не поймите меня неправильно; моя мама - красотка...и именно поэтому я никогда не мог встречаться с рыжими".
  "Спасибо, дорогой". Ответил портрет Лили, целуя его. "Всегда приятно, когда тебя ценят".
  "В любом случае...Гормоны Рона. Однажды вечером вернулся в общую комнату и обнаружил Рона, сидящего на диване, пытаясь вдохнуть лицо Лаванды. Это выглядело совершенно отвратительно, и все это благодаря напыщенной речи Джинни. Поскольку Рон был крайне неопытен в общении с девушками, о чем можно было сразу сказать, просто поговорив с ним, он выбрал, по его мнению "самую легкую" девушку в году, чтобы потренироваться".
  "Гермиона увидела сцену и выскочила из общей комнаты..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Общая комнату, 7 этаж, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 14 Декабря 1996 года
  
  
  Гарри вошел в общую комнату после Квиддич-матча и остановился. Там, на диване перед камином, были Рон Уизли и Лаванда Браун. По крайней мере...он так думал. Все, что он мог видеть - это удары конечностей и довольно мрачные хлюпающие звуки. Я не хочу знать, что издает этот шум.
  Он отвернулся от Рона, аккуратно обойдя Ромильду Вейн, которая предупреждала его об этом ранее в семестре, и вышел из общей комнаты. Он наткнулся на Гермиону в первом пустом классе, который он проверил.
  Она сидела на столе и практиковалась в колдовстве маленькой птички. "Эй, Гарри".
  Он закрыл дверь, наложив заклинание молчания. "Что случилось, Гермиона?"
  "Рон." Она сказала просто. "Я ничего не понимаю. Он, предположительно, по уши влюблен в меня, или, по крайней мере, испытывает похоть, и он сидит там, пытаясь вдохнуть легкие Лаванды. Это не имеет никакого смысла".
  Гарри вздохнул. "Я думаю, что это так, Гермиона. По крайней мере, с мужской точки зрения. Он пытается заставить тебя ревновать, как Джинни делает со мной".
  "Но...это действительно так...грубо." Сказала Гермиона с надутым ртом. "Я имею в виду, что мы даже близко не приблизились к этому унылому...неужели?"
  "Только ты, детка". Гарри мягко пел. "Ты бы не выглядела мрачной, если бы попыталась. Нет, он охотится за Лавандой только за одним".
  "Он, наверное, тоже". Гермиона сказала со вздохом. "Тем не менее, это ее жизнь, и она знает риски".
  Дверь позади Гарри внезапно распахнулась, показывая Рона, громко смеясь, потянув Лаванду за руку. Как только он увидел Гарри и Гермиону в комнате, его глаза сузились. "О..."
  "Ой." Лаванда ухмыльнулась, когда она вышла из комнаты, все еще хихикая. Дверь закрылась с тихим щелчком.
  "Привет, Гарри". Ярко сказал Рон, хотя его суженные глаза все еще были устремлены на его "лучшего друга". "Интересно, куда ты подевался. Я думал, тебе нравится вечеринка?"
  "Не особо". Тихо сказал Гарри. "Гермиона плохо себя чувствовала, поэтому я пришел проверить, все ли с ней в порядке".
  Рон на мгновение взглянул на Гермиону. "Я уверен, что она в порядке, приятель, но если ты хочешь вернуться, я останусь с ней".
  Гарри и Гермиона хихикнула. "Ты просто пришел сюда, чтобы убедиться, что я не браконьерствую, Уизли". Сказал Гарри. "Ты думаешь, что Гермиона твоя".
  "Так и есть!" Рон проговорился. "А ты - Джинни, так что держитесь от нее подальше, Поттер!"
  Гермиона соскочила со стола, подошла к Гарри и провела пальцами по его волосам. "Ты так ошибаешься, Уизли. Я - Гарри. Он - мой. Так было всегда. Так будет всегда".
  "Нет!" Рон взревел, вытаскивая палочку.
  "Обливиэйт!" Гарри и Гермиона собрались в унисон. Гермиона продолжала. "Ты ничего не видел и не слышал, Рональд. Мы с Гарри разговаривали, ничего не говорили, ничего больше. Ты пойдешь и найдешь Лаванду, как только покинешь эту комнату". Она подошла к дверям. "Но...Опуньё!" Еще одна стая птиц вырвалась из ее палочки, разбудив Рона.
  Она подмигнула Гарри, когда она вышла из комнаты, хлопнув дверью.
  "Рон..." Гарри сказал взглядом. "Тебе действительно нужно поработать над тактичностью и дипломатичностью..." Он небрежно отошел, оставив стаю птиц атаковать своего "лучшего друга".
  
  
  ***
  
  
  "Теперь, я признаю, это было забавно". Сказал Гарри, посмеиваясь. "Наблюдая, как за Роном гонятся по всему классу канарейки...Ах, хорошие времена".
  "Приближалось Рождество". Гермиона плавно продолжала. "В отличие от многих лет, меня не приглашали провести праздники с семьей Уизли. Лично я думаю, что причина этого в том, что Гарри был более ценным для семьи Уизли, чем я, учитывая довольно большое семейное состояние, которым он обладал. Кроме того, это был способ для Джинни безжалостно флиртовать без моего вмешательства".
  "Естественно, я не хотел расставаться с женой на Рождество. Это было наше первое Рождество в качестве супружеской пары. Опять же, однако, чертовы Уизли знали слишком много и могли сделать нашу жизнь слишком сложной. Итак, мы расстались, Гермиона вернулась к своим родителям с охранниками Ордена, а я поехал в Нору. Опять же, у нас были наши коммуникаторы, и если нужно, мы могли бы использовать порт-ключи друг к другу".
  "Конечно, Уизли были...ну, я не особо рад моей сдержанности насчет Джинни..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Нора, Оттери-Сент-Кэчпоул, Девоншир
  Среда, 25 Декабря 1996 года
  
  
  Гарри проснулся с началом, чувствуя подавляющее желание, что кто-то наблюдает за ним. Когда он сел, он услышал, как дверь закрылась слабым "щелчком", заставляя его вздохнуть.
  И еще раз...Он потянулся под подушку, достав маленькую коробочку с экраном. 'Боже мой, это просто обоссаться'. Он думал, когда читал цифры. Семнадцать раз, они пытались подойти к моей кровати прошлой ночью...Семнадцать херовых раз! Когда они будут учиться?
  Гарри схватил свою палочку, обволакивая себя сканирующим заклинанием. "И есть еще заклинания принуждения". Прекрасно...Он рассеянно развеял их, схватил свой мешок с ванными принадлежностями и вытащил себя из постели.
  Оказавшись в ванной, он запер дверь, бросая "Муффлиато" на стены, прежде чем постучать в часы. "Гермиона Поттер!"
  Через мгновение появилось крошечное улыбающееся лицо. "Привет, красавчик!" Гермиона завизжала, отсылая ему поцелуй. "Как поживаешь?"
  У Гарри был полный рот зубной пасты, поэтому нырнул, чтобы выплюнуть его, прежде чем ответить. "Мне здесь не нравится, Гермиона. Почему я не могу просто прийти к тебе домой, быть с тобой?"
  "Они все еще пытаются влезть к тебе в постель?" Гермиона спросила, садясь. Внимание Гарри привлек тот факт, что на маленьком изображении не было пижамы. "Внимание, Гарри". Она засмеялась. "Давай...ты не можешь насиловать меня еще десять дней, любимый".
  "Десять дней..." Гарри ворчал. "Я ненавижу это, Гермиона. Действительно. Они пытались достать меня семнадцать раз прошлой ночью, по одиночке. Семнадцать! Почему они просто не поймут, что мне действительно не интересно?"
  "Ты слишком богат". Ответила Гермиона. "Ты богат, знаменит и популярен, Гарри. Для меня большая честь, что ты опустился до того, чтобы быть со мной".
  "Только не это снова!" Гарри застонал. "Гермиона. Мы через это уже проходили".
  "Я знаю...тем не менее, как я и сказала. Еще только десять дней".
  Гарри вздохнул, прежде чем намылить лицо. Он предпочитал влажное бритьё, в сравнение с использованием заклинания депиляции. Он не знал почему. Через мгновение, он вытащил свой Mach 3, и начал соскабливать щетину. "Ты уже открыла свои подарки?"
  "Нет, еще нет". Сказала Гермиона, вылезая из постели. "Я подумал, что подожду, пока не увижу тебя, чтобы открыть тот, что от тебя. У меня такое чувство, что Рон прислал мне что-то, что он считает романтичным".
  "Пока это не еще одна бутылка чистящего средства. Клянусь, от этой дряни у меня сыпь". Гарри начал стирая лишнюю пену с лица. "Серьезно, как он мог считать это парфюмом?"
  "Понятия не имею". Гермиона сказала, вставая. Через мгновение туалет смыл. "Ты знаешь, я все еще думаю, что мы должны быть странными".
  Гарри усмехнулся. "Гермиона, моя дорогая...Я видел, как ты кричала о множественном оргазме. Более того, я видел, как ты кричала от множественного оргазма, который я вызвал. Говорить с тобой, пока ты в туалете, совсем не с чем сравнить".
  На несколько мгновений изображение в часах Гарри дико колебалось, когда Гермиона вымыла руки. "Как справляется Флер?"
  Гарри приподнял сиденье унитаза, прежде чем заняться своей насущной потребностью. "Эм...ну, она не очень рада быть здесь. Молли все еще пытается свести Билла и Тонкс вместе, из-за чего Ремус постоянно скрежещет зубами. Флер каким-то образом умудряется игнорировать Молли...что, честно говоря, чертовски меня впечатляет".
  Гермиона закрыла крышку и снова села в туалет, чтобы она могла продолжать говорить со своим мужем. "Ремус в порядке? Помимо скрежета зубами перед Молли?"
  "Ты имеешь в виду, "справился ли он со смертью Сириуса"'?" Гарри пояснил. "Да, мне так кажется. Он все еще скучает по нему, как и я, Но мы справляемся. У каждого из нас есть любовь прекраснейших женщин, которые поддерживают нас".
  Гермиона сапфирово улыбнулась Гарри. "Иногда, Гарри, ты действительно сводишь меня с ума всей этой милатой". Она послала ему поцелуй. "Но, так как я люблю тебя, я не буду жаловаться". Она наклонила руку и посмотрела на часы, а затем снова посмотрела в зеркало. "Я слышу, как мама и папа встают, Гарри. Я буду держать свои часы открытыми как код 7, чтобы я мог слушать".
  "Хорошо, дорогая. Я поговорю с тобой позже".
  Гарри закрыл лицо на часах, не закончив звонок, прежде чем отпустить замок на двери ванной комнаты. Когда он вышел, он услышал голоса.
  "...чертова штука, мам!" Джинни протестовала. "Я не получил от него ни одного подарка!"
  Прозвучал смягчающий голос Молли. "Я знаю, детка, и я сожалею об этом. Как только зелье подействует, ты получишь доступ к одному из самых больших семейных состояний в волшебном мире. Ты сможешь купить все, что хочешь".
  Заговорил раздражительный голос Джинни. "Почему я должна ждать? Я имею в виду...Я ждала этого в течение многих лет! Мне пришлось отказаться от пяти других парней, которые хотят встречаться со мной, просто чтобы я могла быть ближе к Поттеру".
  "Я знаю, Джинни, я знаю". Молли успокоилась. "Просто дайте ему немного больше времени. Если он не начнет реагировать в ближайшее время, мы увеличим дозировку и сделаем это".
  "Ладно." Джинни дулась. "Но я не буду ждать слишком долго, мама".
  'Ах, да, ты'. Гарри подумал про себя. 'Я никогда не опущусь, чтобы быть с тобой, Джиневра. Я бы предпочел трахнуть...на самом деле, я даже не могу представить себе достаточно низкое существо, чтобы сравнивать тебя с ним'. Он начал свистеть, когда поднимался по лестнице в комнату Рона.
  Оказавшись внутри, он увидел кучу подарков на дне кровати, с Роном проснулся и протирая сон с его глаз. "Утро." Рон невнятно зевнул. "Круто. Подарки." С этими словами он начал рвать оберточную бумагу.
  Гарри сел на край кровати и протянул руку за пакетом. Первый был от Рона, и когда он изящно оторвал бумагу, он нашел коробку шоколадных лягушек. 'Да...Не мог бы ты сэкономить деньги, дешевый ублюдок?' Гарри задумался. Всего семь кнатов за лягушка, менее одного фунта в реальных деньгах, подарок Гарри стоил рыжему меньше пятерки.
  "Эй!" Рон протестовал, когда он поднял подарок от Гарри; книга под названием "История проигравших: Пушки Падли". "Эта оскорбительно!"
  "Это правда, Рон". Гарри сказал беззвучно. "Они никогда не выигрывали лигу, на самом деле. Однако, это Полная история клуба. Видимо, это даже лучше, чем летать с Пушками".
  "О..." Рон перевернул обложку и начал читать.
  Подарок от близнецов заставил Гарри стиснуть зубы. Это была большая картонная коробка, наполненная продукцией "ВВВ". "И снова, дешевые ублюдки. Я все равно получаю это бесплатно". Он вздохнул и отодвинул его в сторону.
  Взяв в руки хлюпающий пакет, он должен был принудительно сдержать позыв поджечь его, прежде чем взорвать Нору. И снова оскорбительный свитер Уизли. "О, однажды, Молли..." Он щелкнул палочкой по нему в дискретном сканировании, обнаружив заклинание принуждения. Любопытно, он положил руку на рукав, чувствуя непреодолимое желание пойти и посидеть с Джинни. К счастью, его навыки Оклюменции смогли отклонить позыв, и он развеял порыв. 'О, искушение убить всех подряд...'
  Гарри открыл еще один мягкий подарок, любопытно, от кого он. К его радости и ужасу, страшный Соплохвост поднял на него глаза. Взрыв мозга, плюшевый Соплохвост. "Ах...Хагрид, очевидно, был вдохновлен моим подарком в прошлом году". С треском. Соплохвост спрыгнул с кровати, заставив Рона прыгнуть. (п/п: ахренеть! Не, серьезно я потратил час на поиски этой твари; ведь в оригинале написано - skrewt!!!)
  "Какого черта, что это?"
  "Подарок от Хагрида". Гарри сказал с усмешкой. "Я думаю, что он помнит, как сильно нам понравилось Соплохвосты. Это классно".
  "О." Рон сказал медленно. "Что ты для него приготовил?"
  "Несколько кастрюль и кулинарная книга тортов и печенья". Ответил Гарри. "Надеюсь, он научится делать каменные торты, которые, на самом деле, не будут камнями".
  "Хм...удачи тебе в этом деле". Рон сказал, когда он потянулся за другим подарком.
  Гарри схватил мысль, жесткий подарок, отмеченный от МакГонагалл и Ремуса. Книга? Интересно, что это такое. Он сорвал бумагу, глядя на корешок. Нет названия...Он открыл ее и чуть не уронил от шока. Книга была специальным изданием, одноразовым тиражом, сделанным специально для него. Однако его поразила титульная страница.
  ###
  Мародерская Диссертация.
  "Борьбы Темных семей" Сириус Блэк;
  "Взаимодействие с Неуклюжими Волшебными Идиотами" Лили Эванс;
  "Жизнь с Оборотнями" на Ремуса Люпина;
  "Борьба с Изменой" Питера Петтигрю;
  "Незаконная Анимагия" Джеймс Поттер;
  "Модификация Существующих Зелий" Северус Снейп.
  ###
  Он был ошеломлен. Книга была Толстой и богатой деталями.
  "Что это такое?" Рон спросил, когда он снял еще одну оберточную бумагу.
  "Это...Это школьные работы моих мамы и отца". Тихо сказал Гарри. "Их дипломная работа. Всех их... МакГонагалл сделал это для меня". Гарри ужасно себя чувствовал, что в ответ подарил ей такой дерьмовый подарок. В то время как "Уход за этим непослушным котенком" был подходящим шуточным подарком, это было ничто по сравнению с таким сокровищем, как это. Он сделал мысленное замечание, чтобы дать женщине дополнительное крепкое объятие, как только он мог.
  Он положил книгу с благоговением в багажник, завернув ее в какую-то одежду, чтобы убедиться, что она не повреждена. Вытирая слезу, он вытащил следующий подарок вперед, еще одну толстую, тяжелую книгу. Это было от Дамблдора. Естественно. Хм..."Магия крови, как ей противостоять". Должно быть, полезно при работе с Волдемортом. Он знал, что старику понравится книга грязных шуток, которую он ему купил. Для всех, кто имеет дело с возрастом, он все еще был большим ребенком в глубине души и наслаждался шутками пердеть так же, как и любой.
  Последний подарок был от Снейпа, еще одна книга, тоньше последней. Он оторвал бумагу, чтобы найти учебник с ограниченным тиражом, "Как получить Ваше мастерство зелий", автор Северус Снейп. Гарри действительно слышал об этой книге. Было напечатано всего пятьдесят экземпляров, и это считалось окончательным руководством к тому, чтобы стать мастером зелий. Книга продавалась почти за двести галеонов за экземпляр. Любой, кто использовал его, мог получить свое мастерство, это было хорошо написано. 'Надеюсь, ему понравится анимированная игрушка Бэтмена'. Это была мысль Гарри.
  "Я не буду это надевать!" Рон почти закричал, снова привлекая внимание Гарри к рыжему. В его руках было украшение, от которого Гарри хихикал. Огромный серебряный браслет с надписью "Мой Сладенький". "Почему она не оставит меня в покое?"
  Гарри все время хихикал. "Думаю, она верит, что вы вместе, Рон. Это естественно - купить близкому человеку подарок, не так ли?"
  "Это не так...Я имею в виду...заткнись, Гарри". Рон щелкнул, бросив браслет на дальнюю сторону кровати, когда он удобно упал на пол.
  Несколько часов спустя, после того, как мы сели за огромный Рождественский ужин, раздался стук в дверь. Молли встала, палочку в руки, и уронила её в шоке. "О, Артур...это Перси! Дверь была распахнута, и своенравного Уизли крепко обняли.
  Глаза Гарри сузились, когда он увидел, кто сопровождал потерянного Уизли. Он быстро постучал по часам палочкой дважды, посылая экстренный сигнал "слушать". Глаза Ремуса расширились, когда он почувствовал, что его часы вибрируют, прежде чем извиниться и броситься в ванную, чтобы послушать.
  "...если кто-нибудь хочет показать мне ваш очаровательный сад...Этот молодой человек закончил, почему бы ему не прогуляться со мной?" Скримджер говорил.
  Гарри кивнул и встал. "Для меня будет честью, министр". Он шагнул к двери, схватив плащ, прежде чем войти в сад. Он знал, без тени сомнения, что Скримджер был здесь, чтобы увидеть его, несмотря на то, что он говорил о Перси.
  Скримджер подошел к забору, глядя на холмы Девонширской сельской местности. "Это чудесно".
  "Да". просто ответил Гарри.
  Глядя на несколько минут, Скримджер был собираясь с мыслями. - Я очень давно хотел с вами познакомиться, Гарри. Могу я называть вас Гарри?"
  "Можете". Гарри сказал монотонно.
  "Вы знаете, почему я искал встречи с вами?"
  Гарри решил пойти Ва-Банк. В конце концов, у него все еще была защита "ребенка" и Дамблдора. "До меня дошли слухи, министр, что Вы хотели встретиться со мной. Тем не менее, я никогда не получал приглашение поговорить с вами, или даже письмо на этот счет, так что вы простите меня, что я не нашел времени, чтобы увидеть вас".
  Скримджер кивнул. "Дамблдор очень вас защищает". Сказал он тихо.
  "Я очень сильно его защищаю". Гарри пробил.
  "Естественно, конечно". Скримджер продолжил, глядя на холмы. "Особенно с тем, через что ты прошел...лицом к лицу с тем- кого-нельзя-называть все это время...и конечно, в Министерстве в июне прошлого года..." Он умолк, приглашая Гарри заговорить.
  "Действительно." Это был ответ Гарри одним словом.
  "Я надеялся поговорить с вами с тех пор, как я получил должность в июле, но, как я сказал, Дамблдор предотвратил это". Скримджер, наконец, повернулась лицом к Гарри, что побудило молодого человека, поднять его щиты Оклюменции.
  Гарри просто подождал, позволив Скримджеру взять на себя курс действий.
  "Все слухи, которые свирепствуют по всей стране!" Скримджер вдруг сказал. "Слухи о том, что вы 'избранный', пророчество...но мы знаем, как эти слухи раздуваются из пропорций".
  "Учитывая, что Ежедневный Пророк, похоже, составляет то, что он хочет продавать газеты, я бы взял все, что он печатает с метрической тонной соли, министр". Гарри сказал пренебрежительно.
  "Я предполагаю, что Дамблдор обсудил эти вопросы с вами?" Сказал Скримджер, жадно глядя на Гарри.
  "Как ни странно, у нас было несколько разговоров на эту тему". Гарри сказал твердо. "Очень поучительных разговоров, министр". Он подождал некоторое время. "Это все, что вы хотели знать?"
  Полное внимание Скримджера сейчас было сосредоточено на Гарри. "И что вам сказал Дамблдор, Гарри?"
  "Правда, господин министр". Гарри возразил. "Ничего, кроме правды. И я боюсь, что наш разговор был частным".
  "Ах." Скримджер кивнул. "Я бы не хотел, чтобы вы предали свою уверенность с Дамблдором. Нет, вовсе нет". Он начал осматривать одну из замерзших клумб. "Это действительно имеет значение, если вы "избранный"?"
  Гарри пожал плечами. "Я не уверен, к чему Вы клоните, министр. У вас есть конкретный вопрос?"
  Скримджер продолжил. "Для волшебного мира, Гарри, мораль - это все. Люди верят, что ты герой, Гарри".
  "Нет, они не верят". Гарри ответил мгновенно. "Всего шесть месяцев назад они все были убеждены, что я ищущий внимания психопат, который неустанно работал, чтобы уничтожить Министерство магии. Люди - овцы, министр".
  Опять же, Скримджер начал без остановки. "Сколько раз Вы сталкивались с тем-кого-нельзя-называть?"
  "Пять."
  "Дело в том, что", Скримджер начал терять немного своей крутости, но он сражался, "вы символ надежды для мира, Гарри. Сама мысль, что есть кто-то, кому суждено победить сами-знаете-кого...естественно, это значительно повысит моральный дух страны. И я не могу не думать, что, как только вы это поймете, вы исполните свой долг и будете стоять с Министерством, давая всем этот импульс".
  Глаза Гарри сузились. "И что именно вы подразумеваете под "стоять с Министерством"?"
  "О, ничего напряженного, мой мальчик!" Сказал Скримджер весело, по звучанию очень похож на Горация Слагхорна на мгновение. "Если бы вы были замечены, появляясь в Министерстве так часто, что бы отправить правильное сообщение для людей. Пока вы находитесь в Министерстве, конечно, вы сможете получить ценный опыт работы с Аврорами".
  Гарри кивнул. "И это "появление в Министерстве" на самом деле будет рассматриваться как поддержка вашей администрации, не так ли, министр? Как будто мы с вами на одной волне, работаем вместе, чтобы победить Волдеморта".
  "Это общая идея, Гарри". Произнес Скримджер с облегчением. "Я вижу, что вы довольно остроумный молодой человек".
  С другой стороны коммуникатора Гарри несколько человек поморщились в унисон. Не было более быстрого способа стать для Гарри врагом, чем покровительствовать ему. Ну, попытаться убить его или Гермиону, правда, но быть снисходительным было на втором месте.
  "Тогда у нас, кажется, есть проблема, министр". Гарри ответил дружелюбно. "Потому что, вы видите... Я не поддерживаю Министерство. Откровенно говоря, их действия за последние два года были не чем иным, как преступными. Я не люблю преступников. Я сказал Министерству полтора года назад, что Волдеморт вернулся, и что тогда сказал министр? А, ну да..."он не может вернуться". Вот и все. Никакого расследования, никакого увеличения Авроров. Просто спрятали голову в песок. А потом они начали полномасштабную клеветническую кампанию против меня и моего наставника. Людей арестовали и отправили в Азкабан без суда и следствия. Почему я должен поддерживать такое коррумпированное правительство, министр?"
  "Я знал, что вы этого не поймете". Скримджер почти зарычали. "Вы всего лишь ребенок, Поттер. Настали отчаянные времена..."
  "Я осведомлен об этом". Гарри прервал. "Впрочем, отчаянные времена, не обязательно требуют отчаянных мер. Арест Стэна Шанпайка не имеет никакого смысла. Единственная причина, по которой вы отказываетесь его отпустить, это то, что вы знаете, что будете выглядеть плохо. И на данный момент вас не волнует спасение Магической Британии. Вы беспокоитесь о спасении своей задницы". Гарри нашел время, чтобы собраться с мыслями. "Кроме того, мне не особенно нравится ваша тактика встречи со мной сегодня".
  "Ох?" Скримджер спросил.
  "Да... Вы привели сюда Перси Уизли, не для того, чтобы помириться с его семьей, а с единственной целью - поговорить со мной наедине. Вы ввели ложную надежду Уизли, что совершенно неоправданно".
  "Я не понимаю о чем вы". Скримджер оправдывался.
  "А теперь вы мне лжете". Гарри вернулся. "Правда, у меня нет инстинктов или знаний Дамблдора, но я знаю, когда люди пытаются играть со мной, министр...и вы делаете это прямо сейчас".
  "Я вижу". Сказал Скримджер натянуто. "Тогда вы как Дамблдор. Вы скорее отделите себя от Министерства?"
  "Нисколько." Ответил Гарри. "Я буду поддерживать справедливое и честное Министерство. Когда мы победим вместе, я буду первым в очереди, чтобы петь им дифирамбы. До этого времени, я не позволю себя использовать".
  "Это ваша обязанность - быть использованным Министерством!" Скримджер сорвалась.
  "Нет...мой долг - подчиняться Законам Министерства". Гарри поправил. "И я уже сделал это. Все остальное излишне требованиям. Все, что вы хотите сделать, это спасти свою задницу и притвориться, что у вас есть "избранный", работающий на вас". Он медленно покачал головой. "Сожалею..."
  "Так...вы ведь не "избранный"?" Скримджер набросился на комментарии.
  "Я этого не говорил". Гарри ответил с ухмылкой. "Тогда я ничего не говорил, и сейчас я ничего не говорю. Независимо от того, избран я или нет, Гарри Поттер не станет Вас поддерживать, министр".
  Скримджер уставился на него. "Куда ходит Дамблдор, когда он не в Хогвартсе?" Он требовал грубо.
  "По магазинам, я представляю". Ответил Гарри. "Он ходит за лимонными дольками, верите ли вы или нет. Плюс, он любит боулинг. В следующий раз, когда он уйдет, я бы предложил вам попробовать боулинг".
  Министр не кусался. "Что он собирается делать?"
  "Почему не спросите его, Министр?"
  Мужчина снова уставился на него. "Я все равно узнаю, так или иначе".
  "Вы можете попробовать, министр". Гарри хихикнул. "Но вот что я вам скажу: Фадж пытался помешать Хогвартсу, и ему крепко надрали задницу. Я по-прежнему на месте. Дамблдор все еще там. Вы...вы кажетесь умнее Фаджа, но даже вы знаете, что не сможете победить Дамблдора...и победить меня вы тоже не сможете".
  Скримджер повернулся и принялся топать обратно к дому. "Ясно, что он проделал очень тщательную работу над вами, Поттер. Человек Дамблдора насквозь, не так ли?"
  "Именно." Ответил Гарри. "Я был, есть и всегда буду человеком Дамблдора, от начала и до конца. Наслаждайтесь поездкой в Министерство, сэр. Надеюсь, для вас это так же приятно, как и для меня". Гарри повернулся и сделал несколько шагов, глядя на холмы. Он покачал головой Скримджеру вслед, перед тем, как открыл часы. "Вы слышали?"
  "Я тронут, Гарри". Голос Дамблдора раздался над коммуникатором, звуча довольно влажным. "Очень тронут".
  "Ах, вы знаете, что это правда, сэр. После всего, что вы для меня сделали? Как я могу быть кем-то другим?"
  "Есть еще кое-что общее между нами, Гарри." Снейп заговорил громко. "Я тоже считаю себя человеком Дамблдора, насквозь".
  "Дамблдор". Сказала Гермиона.
  "Дамблдор". Сказала МакГонагалл
  "Дамблдор". Присоединился Ремус
  "Ремус". Сказала Тонкс, завершив комплект.
  "Тонкс". Гарри усмехнулся.
  "Прости. Казалось, был очень тяжелый момент". Весело ответил Тонкс. "Значит, ты не целовал задницу министра, Гарри? Я очень горжусь тобой. Бродяга бы тоже гордился".
  "Этот человек выглядит так, будто он не принимает душ". Гарри хмыкнул и прислонился к забору. "Действительно ли он такой? Пробраться сюда на Рождество, чтобы заручиться моей поддержкой? Насколько тупым он меня считает?"
  "Если он читал ваши школьные отчеты, то да". Сухо сказал Снейп. "Кроме того, помните, что Ди все еще находится в Министерстве, и она будет говорить о том, насколько вы хлопотны".
  "Да, я ничего от нее не слышал уже некоторое время...Интересно, как она поживает". Гарри покачал головой. "Ах, она выжила. С ней все будет хорошо. Профессор Дамблдор, я должен был поступить по-другому?"
  "Вовсе нет, Гарри. Вы знаете о политической ситуации, как никто другой. Вы могли бы солгать ему, но он довольно выдающийся Аврор, и у него есть детектор навоза, который очень точен. Вы справились с ним великолепно".
  "Он придет за нами". Тихо сказал Гарри.
  "Я знаю". Дамблдор ответил просто. "Хотя он был очень эффективным Аврором, он не лучший кандидат на пост министра. Он слишком похож на Корнелиуса в этом отношении".
  "Мы будем делать то, что мы всегда делаем". Сказал Гарри с ухмылкой на лице. Остальные шесть завершили этап вместе с ним. "Мы будем стоять и сражаться".
  
  
  ***
  
  
  Гарри откашлялся, выпивая стакан сливочного пива. На мгновение в зале воцарилась тишина. Гарри посмотрел на Перси. "Каково это - быть использованным, Перси? Используемым Министерством магии? Бьюсь об заклад, это отстой. Теперь вы понимаете, почему я отказался?"
  Перси пристально смотрел на свои записи, игнорируя вопрос.
  "Когда мы вернулись в Хогвартс, мы убедились, что все остальные были проинформированы о ситуации". Гарри продолжил рассказ. "Тонкс использовала один уик-энд, чтобы мы показали ей воспоминания Тома Риддла. Она знала о хоркруксах. Ремус знал большую часть истории, когда она разворачивалась. Северус сделал некоторое ментальное программирование, чтобы, если Волдеморту удастся проникнуть в его Оклюменционные щиты, информация будет забыта из его разума с помощью Обливиэйта. Мы готовились к адской войне".
  "Мое следующее задание от профессора Дамблдора состояло в том, чтобы получить память от Горация Слагхорна, потому что именно он дал Тому Риддлу информацию о хоркруксах. Немного, так как Том уже знал о них, но этого было достаточно, чтобы продолжать".
  В зале несколько человек настороженно смотрели на пухлого мужчину.
  "Используя зелье Феликс Фелицис, я смог получить память и показал ее Дамблдору. Тогда мы знали, что имеем дело с семью частицами души Волдеморта, причем две из них уже уничтожены. Один, мной в тайной комнате в 1993 году, а другой профессором Дамблдором летом 1996 года. Два уничтожены, пять впереди, и мы начали догонять".
  "Это было во время одного из наших уроков, в середине февраля," продолжила Гермиона, "когда кукла Гарри полетела в кабинет директора..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Кабинет директора, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 15 Февраля 1997 года
  
  
  Дамблдор заканчивал проверку двух домашних заданий, исследования заклинание пламенного кнута, когда что-то ударило дверь в офис Дамблдора. Три палочки мгновенно упали в руки, когда они повернулись к двери. С быстрым щелчком Дамблдор открыл дверь, наблюдая за тем...никого не было.
  Мгновение спустя на столе раздался легкий стук. С рябью маленькая фигурка Гарри Поттера была вновь проявлена, стоя по стойке смирно и салютуя Дамблдору, который улыбнулся и салютовал в ответ. Фигура сделала умное лицо, прежде чем приветствовать Гарри и Гермиону.
  "О, он такой милый!" Гермиона завизжала, когда она ответила на приветствие.
  Покачав головой, Гарри постучал палочкой по кукле, запуская воспроизведение.
  "...слышишь меня?" Голос Малфоя наполнил весь офис. "Боргин, ты меня слышишь?"
  "Боргин..." Гарри повторил. "Как он говорит с ним?"
  "Чертов шкаф..." Малфой взревел. "Чертова хреновина слишком долго восстанавливается".
  "Исчезательный шкаф". Мгновенно догадалась Гермиона. "Сэр, если они..."
  "Да". Дамблдор подтвердил. "Да...они пройдут незамеченными. Ох, господи..."
  "Это умно". Гарри крякнул. "Шаг из "Боргин и Берк", места, где никого не удивит наличие Пожирателя Смерти, и они мгновенно будут в Хогвартсе, минуя все барьеры".
  "Мы должны остановить его". Гермиона сразу сказала. "Сэр, если мы уничтожим Исчезательный шкаф..."
  "Подожди." Гарри сказал, положив руку на руку Гермионы. "Это то, что мы можем использовать. Если Малфой работает над исчезательным шкафом, мы знаем кто, что, когда и как. Если мы его уничтожим, Малфой впадет в отчаяние". Он повернулся к Дамблдору. "Есть ли способ саботировать ремонт, сэр, не делая это очевидным?"
  "Возможно..." Тихо сказал Дамблдор. "Я считаю, что мы должны созвать собрание персонала, Гарри. Вы свяжетесь с Ремусом и Тонкс, пока я позову Минерву и Северуса?"
  Голые минуты спустя, Ремус и Тонкс слушали в коммуникаторе, в то время как профессор МакГонагалл и Снейп сели, слушать повтор от куклы.
  "Амбициозно." После всего сказал Снейп.
  "Потенциально катастрофически." МакГонагалл заговорила. "Нет ограничений на то, сколько Пожирателей смерти они могут привести. Сам Волдеморт мог бы просто пройти. Это очень высокий риск, Альбус".
  "Согласен." Сказал Снейп. "Но, если мы просто уничтожим шкаф, Малфой не остановится ни перед чем, чтобы завершить свою миссию. Слишком много невинных людей могут пострадать".
  "Но если мы ни чего не предпримем, пострадает еще больше невинных". Продолжила МакГонагалл.
  "Я считаю, что у Гарри было правильное решение". Дамблдор пробормотал, явно думая вслух. "Оставляя единый путь через школу, чтобы можно было следить за порядком. Таким образом, когда они вторгнутся, у нас будет шанс их прижать".
  "Это рискованно, сер." Сказал Гарри.
  "К сожалению, в Хогвартс слишком легко проникнуть для внезапной атаки". Дамблдор признался. "Легко держать людей внутри, а армии снаружи. Но, если у них есть способ обойти все защиты...Мне это совсем не нравится. Слишком многое может пойти не так".
  "Что ж, давайте проработаем это". Сказала Гермиона, хватая лист пергамента. "Они будут проходить через семь ходов, через Комнату по Требованию..."
  
  
  ***
  
  
  "Итак, у нас теперь было приблизительное представление о плане атаки Пожирателей смерти, любезно предоставленное маленьким хорьком. Мы знали, как они войдут, и какой маршрут им придется пройти. Конечно, мы не знали, сколько их будет или кто, но опять же, мы догоняли". Сказал Гарри. "Профессор Снейп постоянно придирался к Малфою, пытаясь выяснить план. К сожалению для нас, Малфой получил некоторое обучение Оклюменции от Беллатрикс Лестрейндж, поэтому он был защищен, и мы не могли позволить себе шанс, что Волдеморт просканирует разум Малфоя и узнает, что Северус не был лояльным".
  "Это стоило бы того". Снейп ворчал на портрете.
  "Таким образом, мы продолжили. Каждые несколько дней один из нас пробирался в Комнату по Требованию и саботировал ремонт шкафа. Трещина здесь. Удаление одного из заклинаний там. Недостаточно, чтобы Малфой заподозрил неладное, но достаточно, чтобы замедлить это маленькое дерьмо".
  Гермиона откашлялась. "Одним из моих любимых воспоминаний, настоящих воспоминаний, а не подделок, которые мы увековечили, было то, что случилось с Роном Уизли в его день рождения. Согласно "официальной" истории, Рон съел одну из конфет с любовным зельем, и Гарри удалось остановить его, смущая себя. Конечно..." Гермиона улыбнулась письмам, плавающим над ее головой, "он верил только тому, во что мы хотели, чтобы он верил..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Спальня мальчиков 6-го года, Башня Гриффиндор, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 1 марта 1997 года
  
  
  Гарри проснулся от счастливого крика Рона. Он перевернулся, дико жестикулируя Гермионе, которая стирала сон из ее глаз, когда она схватила плащ невидимости и исчезла.
  "Доброе Утро, Рон". Гарри мрачно крикнул. "Чему ты так радуешься?"
  Рон перестал разворачиваться, чтобы недоверчиво посмотреть на Гарри. "Сегодня мой день рождения!- Сказал он радостно. "Я теперь совершеннолетний!"
  "О, да...верно." Гарри кивнул, когда встал. "С днем рождения." Он полез под кровать, достав обернутую коробку. "Вот твой подарок". Он бросил коробку на кровать Рона, прежде чем исчезнуть для срочного вызова природы.
  Когда он вернулся, Рон закончил разворачивать новые вратарские перчатки. "Благодарю за это, Гарри". Он бросил их в сторону, открыв маленький подарок от родителей. "Вау..." Он поднял толстые золотые часы. "Думаю, в следующем году я тоже достигну совершеннолетия".
  Пока Гарри смотрел, он разорвал коробку с шоколадными котлами. Он должен был подавить усмешку, как он узнал тогда, что это "подарок" от некой влюбленной ведьмы, и почти наверняка пронизан любовным зельем.
  Гарри исчез в душе, а через десять минут вернулся, чтобы увидеть, как Рон стоит у окна и смотрит на улицу с застекленным выражением лица. На этот раз он не потрудился остановить ухмылку. "Ты в порядке, приятель?"
  "Гарри...Я не могу этого вынести!" Рон вспыхнул внезапно.
  "Не можешь вынести, что?" Невинно спросил Гарри.
  "Я не могу перестать думать о ней?" Рон воскликнул, резко вздохнув.
  "Почему ты не идешь завтракать?" Гарри спросил, когда зашнуровал ботинки. "Я уверен, что ты можешь думать о ней во время завтрака".
  "Не думаю, что она знает о моем существовании". Рон снова вздохнул.
  "О, я уверен, она знает, что ты существуешь, Рон." Гарри сказал, вставая и топая ногами, поправляя ботинки. "Поднимайся...давай пойдем и найдем ее".
  Рон моргнул. "О ком ты говоришь?"
  "О ком ты говоришь? Гарри возразил.
  "Ромильда Вейн". Рон снова вздохнул. "Я...я думаю, что люблю её, Гарри."
  "О...Окей." Гарри сказал пренебрежительно. "Знаешь что, давай спустимся в общую комнату, и посмотрим, сможет ли Гермиона привести ее к тебе".
  Лицо Рона засветилось, и он быстро схватил свитер, прежде чем следовать за Гарри.
  Однажды в общей комнате Гарри попросил первокурсницу подняться наверх в комнату Гермионы. Менее чем через минуту Гермиона спустилась по лестнице. "Доброе Утро, Гарри. Доброе Утро, Рон".
  Гарри махнул Гермионе рукой и начал быстро шептать ей на ухо. "Рон съел эти ажурные шоколадные котелки, которые Ромильда дала мне. На данный момент он по уши в ней".
  "Рон...жертва любовного зелья?" Гермиона усмехнулась. "Кажется, у судьбы действительно есть чувство иронии".
  "Не так ли?" Гарри согласился. "В любом случае, после всей доброты, которую Рон показал нам за эти годы, я подумал, что мы должны отплатить за это, не так ли?"
  Улыбка Гермионы расширилась. "Я пойду и найду Ромильду". Она ухмыльнулась Рону, прежде чем направиться к лестнице.
  "Гарри?"
  "Она просто ушла, чтобы найти ее, приятель". Гарри сказал весело. "Она спустится через минуту".
  "Бон-Бон?" Лаванда прошмыгнула в комнату через дыру за портретом, неся маленький подарок в руках. "Ты поздно. Я приготовила тебе подарок..."
  "Проливай". Рон сказал сердито. "Я жду Ромильду".
  Глаза Лаванды наполнились слезами, когда она рванула к портретной дыре. Гарри на мгновение почувствовал себя плохо, но потом вспомнил, что Лаванда довольно сильно любила придираться к Гермионе.
  "...что происходит, Гермиона?" Голос Ромильды раздался с лестницы. "Почему мы должны быть там так рано утром? Честно говоря, это не могло подождать, пока я проснусь и позавтракаю?"
  "Ты не захочешь пропустить это". Гермиона сказала поддерживающе. Что, с технической точки зрения, было неправдой. Гарри и Гермиона не хотели пропустить это. Ромильда могла бы всю жизнь избегать того, что должно было случиться.
  "Ромильда!" Рон радостно сказал, прыгая.
  Гермиона встала рядом с Гарри и наблюдала, как разворачивается бойня. Рон нежно взял Ромильду за руки и опустился перед ней на колени. Черноволосая девушка остро посмотрела на Гарри и Гермиону, которые дали ей идентичные маленькие веселые волны, прежде чем повернуться и отправиться в портретную дыру.
  "Завтрак?" спросил Гарри.
  "Конечно."
  Пара едва добралась до Большого Зала, когда кричащая девушка пробежала через Вестибюль, делая свободный отрыв. Позади, ее преследовал рыжеволосый парень, а за ними следила рыжая девушка помладше.
  "Доброе утро." Дамблдор сказал стоя позади них.
  "Доброе утро, сер". Гарри вежливо сказал. "Прекрасная погода для первого марта, правда?"
  "Действительно". Дамблдор ответил. "Вы мне скажите, почему мисс Вейн сбежала из школы?"
  "Возможно, потому что Рон преследует её?" Гермиона ответила.
  "Ах. Да, конечно. И...почему мистер Уизли преследует её?"
  "Возможно, это как-то связано с партией шоколадных конфет с любовным зельем". Гарри признался. "Они были даны мне, но Рон обнаружил их, и он съел много из них".
  "Ах." Дамблдор кивнул, явно наслаждаясь моментом. "Ты же знаешь, что если Молли услышит о таком действии, то так и будет...раздражена."
  "Да." Гермиона сказала. "Но, они пытались опоить нас в течение двух лет. Мы могли бы остановить это, правда, но мы чувствовали, что ирония должна быть сослужить нам".
  "Втайне я с вами согласен". Дамблдор мягко признался. "Но Молли, несомненно, создаст много шума и проблем, если она услышит об этом. И вы знаете, что мисс Уизли не будет сомневаться в том, что сделать доклад в ближайшее время".
  "Да, сер". Гарри тихо застонал.
  "Я считаю, что если бы вы сбегали за мистером Уизли и взяли его к профессору Слагхорну за противоядием, мы смогли бы избежать беспорядка".
  "Да, сер". Гарри ответил, сжимая руку Гермионы на мгновение, прежде чем выйти, чтобы следовать за бегущими Уизли. Когда он ушел, он услышал последний комментарий Гермионы.
  "Вы портите нам веселье, профессор".
  
  
  ***
  
  
  "Итак, я отвел Рона к Слагхорну, где он дал ему противоядие, а затем мы распили бутылку медовухи". Гарри продолжил. "Конечно, медовуха была отравлена, одна из попыток Драко Малфоя убить Дамблдора".
  Портрет Дамблдора откашлялся. "Плохой план. Я проверяю...Я регулярно проверял свою еду и питье на наличие ядов и других веществ, с начала сороковых годов, прежде чем я победил Гриндельвальда. Нередко его убийцы пытались и травили людей".
  "Мы тоже этим занимаемся". Ответил Гарри. "В любом случае, мне удалось засунуть безоар в горло Рону и потащить его в больничное крыло. В то время как там, появились Фред и Джордж ".
  "Они были в Хогсмите, чтобы посмотреть на покупку "Зонко"". Гермиона взяла на себя монолог. "Конечно, они узнали, что у них недостаточно денег, чтобы сделать это, благодаря контракту, который они подписали с Гарри, так как он получил половину прибыли, и их схема, чтобы остановить это, была сорвана".
  "С другой стороны, у меня теперь было три долга жизни от Уизли". Сказал Гарри. "Джинни, за Тайную Комнату. Артур, за спасение от Нагайны, а теперь Рон, за отравленную медовуху".
  Двое из названных Уизли побледнели, когда они начали понимать, что Гарри может приказать умереть, и абсолютно ничто, что могло бы остановить его. Артур был спокоен; он знал, что обязан молодому человеку жизнью, и у него не было с этим проблем. В конце концов, он поступил правильно с парнем. Единственное, в чем его можно было обвинить, так это в том, что он не узнал, чем занимались его жена и дети.
  Фред и Джордж сидели в ужасе среди зрителей. Они посмотрели на Гарри и Гермиону, удобно давая Гермионе шанс просмотреть их мысли. Она наклонилась ближе к Гарри. "Фред и Джордж злятся, что ты причина, по которой они не могли купить Зонко. Они думали, что, записывая неточную прибыль, они смогут провести тебя".
  "Позор." Гарри прошептал в ответ, но он видел, как близнецы смотрят на него.
  "Они также планируют дозировать и заставить тебя жениться на Джинни, чтобы они могли помочь себе деньгами из твоих хранилищ. Им, на самом деле, все равно, что со мной будет". Она прижала маленький поцелуй к его щеке и откинулась на спинку стула.
  Гарри откашлялся, сбросив с себя прогресс угрозы со стороны Уизли. "Хорошо, давайте немного повторим, не так ли? Малфой замышлял убить Дамблдора, используя Исчезательный шкаф. Мы знали об этом, благодаря кукле, которую я получил от профессора МакГонагалл на Рождество. Мы уже запланировали оборону школы, перекрыв общежития и оставив только один путь через школу".
  "На более личном уровне мы теперь были женаты". Гермиона сказала, ее лицо сияет. "Мы были так далеко впереди в наших исследованиях, мы могли бы пройти каждый из наших ТРИТОН-ов прямо тогда и там. Мы узнавали у Дамблдора все о Томе Риддле, когда он был еще ребенком. Нас учили высокоинтенсивной боевой магии, а также коллекции грязных трюков Дамблдора, с редкими появлениям специального гостя: Муди Грозного глаза. Мы знали о хоркруксах, и мы получали информацию из Министерства".
  Гарри кивнул на мгновение, собравшись с мыслями, прежде чем продолжить. "Следующий инцидент произошел в начале мая. Я знал, что Малфой крадется, и однажды, когда я проходил мимо туалета Плаксы Миртл, я услышал его там. Он паниковал, вполне понятно, учитывая, что мы продолжали саботировать его ремонт Исчезательный шкафа. Когда я вошел в ванную, Малфой увидел меня, и начал заклинание".
  Гермиона фыркнула. "То, что Гарри не говорит, это то, что заклинание было Круцио..." Она умолкла. "Гарри должен был быстро что-то придумать, и применил заклинание, которое он видел в заметках профессора Снейпа, модифицированное режущие проклятие".
  "Миртл начала кричать 'убийство!' на весь туалет". Сказал Гарри. "Лишь мгновение спустя дверь открылась, и вошел профессор Снейп..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Туалет для девочек, 1й этаж, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Среда, 7 мая 1997 года
  
  
  Снейп топнул в туалет, его лицо было в ярости. Он взглянул на падшего Малфоя и громко выругался. Опустившись на колени, он провел палочкой по ранам на теле крестника, почти напевая заклинание. Раны начали медленно заживать, заставляя Малфоя стонать.
  "Давай, Драко". Сказал Снейп, поднимаясь на ноги. "Тебе нужно больничное крыло". Он привел своего крестника к двери. "Поттер, ты будешь ждать меня здесь".
  Гарри прислонился к раковине, тяжело дыша. Миртл уже давно нырнула обратно в свой изгиб, оставив его наедине со своими мыслями.
  По прошествии десяти минут дверь снова распахнулась, прежде чем Снейп захлопнул ее, запечатав и бросив заглушающие чары. Он уставился на Гарри с трудом. "Надеюсь, у тебя есть веская причина использовать это заклинание, Гарри. Это чрезвычайно опасно".
  Гарри кивнул, закрыв глаза, когда он создал небольшую дыру в своем разуме. "Подойдите и посмотрите, сэр". Он открыл глаза.
  Взгляд Снейпа усилился, когда он смотрел в разум Гарри. Гарри смотрел повтор сцены, отметив, что первое заклинание Малфоя было Непростительным.
  "Чертов идиот!" Снейп взревел, заставляя Гарри извиваться назад. Снейп просто смотрел. "Не ты." Он вздохнул. "Драко. Если бы ему удалось завершить это заклинание, защитные чары замка просигналили Директору и Аврорату".
  Гарри медленно кивнул. "Я...это первое заклинание, что пришло на ум, сэр."
  Снейп вздохнул. "Успокойся, Гарри. Я не сержусь на тебя. Чертовски зол на Драко, но ничего страшного не произошло. Сектумсемпра - это заклинание моего собственного дизайна. Я знаю, как это вылечить, и уже сказал мадам Помфри. Он будет в порядке после ночного отдыха в больничном крыле". Снейп подошел и оперся на раковину рядом с Гарри, обхватив его за плечи. "Я не виню тебя, Гарри. Будучи на принимающей стороне Круциатуса, тебя, я могу понять необходимость предотвратить это".
  "Спасибо, Сев". Гарри медленно ответил. "Что сейчас происходит?"
  Снейп снова вздохнул. "Поппи должна сообщить директору. Я не сомневаюсь, что Миртл уже поделится новостями о тебе..." Он нахмурился. "И Пивз почти наверняка сочинил еще одну новую песню о тебе".
  "Отработка, сэр?" Гарри спросил.
  "Наверное, к лучшему". Снейп выглянул, его глаза отдалились. "У меня есть...ощущение, что грядут большие перемены, Гарри. Ситуация полностью выйдет из-под контроля. Я думаю, что наши "отработки" можно использовать, для того чтобы я мог предоставить вам как можно больше информации о Пожиратели смерти".
  Гарри кивнул. "Я тоже это чувствую. Надвигается шторм, сэр. Черная и страшная буря".
  "Мы должны делать все, что можем". Сказал Снейп. "Я считаю, что, если дойдет до этого, Альбус прикажет мне встать на сторону Пожирателей смерти, чтобы я мог поддерживать свое прикрытие". Он встал. "Не забудьте взять с собой блокнот. Я покажу вам, как повысить безопасность на нем".
  Когда Снейп добрался до двери, он удалил чары тишины с двери, прежде чем позволить своему лицу превратиться обратно в жестокую маску. "Каждую Субботу, Поттер".
  "Но, сэр..." Гарри сказал, отходя от раковины и вызывая выражение беспокойства на его лице. "Кубок Квиддича...финальный матч в субботу!"
  "10 часов, Поттер." Сказал Снейп, дьявольски улыбаясь. "Бедный Гриффиндор...четвертое место в этом году..."
  
  
  ***
  
  
  Гарри усмехнулся. "Да, это было ужасно. Я вообще не мог играть в Квиддич. Вместо этого я сидел в подземельях с профессором Снейпом, пока он рассказывал мне все, что мог, о Пожирателях смерти. Слабые стороны, сильные стороны, приемы, любимые заклинания... Все, что нам понадобится в предстоящих боях".
  "Конечно, Гарри поделился со мной этой информацией как можно скорее". Гермиона продолжала. "Но, я не мог быть на отработках с ним. Вместо этого мне пришлось пойти и посмотреть чертовый матч по Квиддичу". Она вздохнула. "Единственная причина, по которой я смотрела матчи по Квиддичу, заключалась в том, что я могла следить за извращенными способами самоубийства моего мужа на метле. Смотреть, как команда возится без него, было скучно, как грязь".
  "Я вернулся с отработки, направляясь прямиком в общую комнату. Снаружи портретной дыры я увидел Толстую Даму, выглядящую самодовольно. Я произнес пароль и вошел..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Общая комната Гриффиндора, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 10 Мая 1997 года
  
  
  Портрет распахнулся, и рев празднования вырвался из отверстия позади нее. Гарри увидел, как люди начали кричать при виде него, несколько рук потащили его в комнату.
  "Мы победили!" закричал Рон, подпрыгивая и размахивая серебряной чашкой на Гарри. "Мы победили! Четыреста пятьдесят на сто сорок! Мы победили!"
  Гарри огляделся; Джинни подбежала к нему; у нее был твердый, сверкающий взгляд, когда она обняла его. Прежде чем он успел оттолкнуть ее, (возможно, вытирая руки хлоркой) Джинни поцеловала его.
  Тишина упала на общую комнату, и Гарри почти слышал, как поднимается характер Гермионы. Не желая устраивать сцену (ха! Она уже сделала это красиво, маленькая сучка!) Гарри откинулся на спину, отчаянно желая пойти и прополоскать горло туалетным утенком. (п/п: а мсьё знает толк в очистке!)
  Гарри оглядел комнату отдыха, увидев, как люди кивают, улыбаясь (Гермиона выглядит явно поддельной). Рон широко улыбался. Это было то, что он хотел увидеть (ну, не вижу, точно...) с четвертого курса. Дела определенно шли хорошо. Он кивнул Гарри, давая разрешение.
  Подавляя фырканья (ему не нужно было разрешение Рона ни на что. Если бы он хотел Джинни, а он этого не сделал, он бы не стал беспокоиться о получении согласия ее брата) он жестом указал на портретную дыру Джинни. Она широко улыбнулась и кивнула, позволив ему увести себя.
  Выйдя за пределы портретной дыры, Гарри небрежно оглушил ее, прежде чем бросить ее в шкаф для метел. Гермиона появилась мгновение спустя, нахмурившись на маленькую рыжую. Быстрый наложив Обливиэйт, Гарри нагнулся к полу, Гермиона в шаге рядом с ним под ее плащом невидимости.
   "Маленькая сучка..." Она пробормотала. "Сделать шаг в сторону моего мужа ... это ошибка, Гарри".
  "Я знаю". Гарри уже бросил семь освежающих дыхание прелестей, но ничто не могло вытащить вкус изо рта. "Поверь мне, я хочу выпить хлорки прямо сейчас".
  Гарри взял бутылку, стряхнув колпачок большим пальцем, прежде чем осушить все это. "Нет, все еще недостаточно". Гермиона вздохнула, ее палочка появилась в плаще и случайно заправила бутылку. "Вот."
  
  
  ***
  
  
  Гарри усмехнулся, увидев как Джинни вспыхнула в зале. "Итак, Джинни поцеловала меня в общей комнате. Насколько я могу судить, это было чудо..."
   Джинни оживилась, широко улыбаясь. По крайней мере, пока Гарри не продолжил свое заявление.
  "...что Гермиона не освежевала ее заживо прямо там". Гарри взял руку жены. "Я был возмущен. Я никогда не выражал даже намека на интерес к Джинни Уизли, и вот она насилует меня в общей комнате, на глазах у всех. Лично я думаю, что это был трюк, чтобы у меня не было выбора в этом вопросе. Я не хотел бы смущаться перед всеми, поэтому мне пришлось бы согласиться с этим". Он вздохнул. "Нет...Меня никогда не интересовала Джинни Уизли. На данный момент я был женат почти год и был в отношениях с Гермионой более пяти лет. Джинни даже не был на радаре".
  Он не потрудился смотреть на аудиторию свысока. Он чувствовал бурлящее негодование со стороны Уизли на сцене, и у него не было никаких планов вмешиваться.
  "Две...через три недели кукла снова меня разыскала". Сказал Гарри. "На нем была еще одна запись. Я сразу же схватил Гермиону, а через час мы добрались до офиса Дамблдора, позвонив профессорам Снейпу и МакГонагалл, чтобы прийти, и организовали конференц-связь с Ремусом и Тонкс.
  "На записи был в основном Малфой, приветствующий и издевающийся. Ему удалось закончить ремонт шкафа. Мы немедленно планировали саботировать его снова, так как хотели еще немного времени. Мы действительно надеялись, что сможем дойти до конца семестра, прежде чем Малфой сможет его использовать. Ремус прибыл с помощью камина в школу и пробрался в Комнату по Требованию, взломав три опорных стойки и снова отключив ее. Малфою потребовалось еще две недели, чтобы все исправить".
  Зрители не знали об этих временных рамках. Примерно через две недели в июне Дамблдор был убит.
  Гарри видел, как толпа складывает осколки. "С таким же успехом можно добраться до той ночи, да?" Он холодно улыбнулся и увидел, что толпа кивает. "Очень хорошо".
  "Дамблдор определил местоположение другого хоркрукс. Он тренировал нас, чтобы найти их, чтобы мы могли продолжить охоту, но так как он все еще был рядом, он хотел оказать некоторого рода подмогу". Гарри повернулся, чтобы посмотреть через плечо. "Если бы он взял подмогу в первый раз, все было бы совсем по-другому".
  "У нас был этот разговор, мой мальчик". Дамблдор сказал медленно. "Мне действительно жаль, что я не смог быть с вами сегодня. Вы это знаете".
  "Да, сэр. Я знаю". Нежно сказал Гарри, прежде чем вернуться к зрителям. "Итак, я и Дамблдор покинули школу, направляясь в Хогсмит, прежде чем аппарировать в Бристоль".
  "Брайтон." Дамблдор поправил.
  "Так ли это?" Гарри спросил, снова наклонившись через плечо. "Я думала, что это Бристоль. Нет...погодите, Бристоль далеко от побережья. Сожалею. Запутался". Он предстал перед зрителями. "Мы аппарировали под Брайтон, участок береговой линии. В двухстах метрах был небольшой остров. Мы подплыли туда, входя через морскую пещеру. Мы должны были заплатить, чтобы пройти, пожертвовав кровь. Поскольку у профессора Дамблдора была мертвая рука, он разрезал ее и использовал эту кровь, чтобы открыть проход".
  Гарри вздохнул и остановился. "Находясь там, мы увидели, что пещера была радикально расширена и содержит подземное озеро. В центре этого озера был маленький остров, на котором было что-то маленькое и светящееся зеленым. Когда мы подошли к краю озера, профессор Дамблдор сказал мне не подходить слишком близко. Озеро было заполнено Инферналами, ожидающих, чтобы защитить то, что было в центре озера".
  Гермиона наблюдала за его паузой, зная, что даже год спустя это было все еще болезненным воспоминанием. Она сжала его руку, нежно кивая.
  "Мы с Дамблдором залезли в лодку, которая рассчитана только на одного человека. Поскольку я был еще несовершеннолетним, еще около шести недель, лодка не приняла меня как человека, только профессора. Нас переправили через озеро". Гарри шумно сглотнул. "Пока мы путешествовали, я спросил профессора, почему Инферналы не нападает на нас. С довольно сухой улыбкой он сказал мне, что Волдеморт, который оставил Инферналов там в первую очередь, не хотел бы останавливать людей на пути к острову".
  "Это означает, что они хотели бы остановить людей, покидающих остров". Гермиона завершила гладко. "Он хотел бы знать, кому удалось проникнуть за его защиту. Этот вывод дал Гарри знание, что им придется бороться, чтобы выбраться".
  "Оказавшись там," продолжал Гарри, "мы сошли с лодки и осмотрелись. Это было буквально в середине озера. На острове был пьедестал, с высокой вазой, напоминающей котел, полной светящегося зеленого варева. На дне котла был золотой медальон. Но как получить медальон из зелья? Мы не смогли достать его, чтобы забрать. Нет, была защита, чтобы предотвратить это. Мы не могли разбить котел. Мы не смогли сбить его с пьедестала".
  Гарри вздохнул. "Был только один способ. Кто-то должен был выпить зелье. Дамблдор вызвался добровольцем. Он дал мне четкий приказ, что если он перестанет пить, по какой-либо причине, мне придется заставить его продолжать. И я сделал это. После третьего Кубка Дамблдор бредил. К концу четвертого, он больше не мог его удерживать. И..." Гарри поморщился. "Мне пришлось влить еще шесть кубков этого мерзкого дерьма в это горло. В конце десятого Кубка Дамблдор умолял о смерти".
  Портрет Дамблдора мягко откашлялся. "Мне действительно жаль, что я просил тебя, Гарри".
  "Это было необходимо". Гарри сказал беззвучно. "Вы это знали, и я это знал. Мне просто не нравилось".
  "Я благодарен, что вы доверяете мне достаточно, чтобы выполнить задание".
  Гарри тепло улыбнулся портрету. "Вы никогда не обманывали меня, сэр. Как я могу вам не доверять", он повернулся к зрителям. "Я хотел дать Дамблдору кубок полный воды из озера. Зелье прокляло кубок, так что я не мог просто заполнить его водой. В тот момент, когда я коснулся воды, Инферналы проснулись".
  "Мы отбивались от них, возвращаясь к лодке". Сказал Гарри. "В этот момент я практически нес Дамблдора. Как только мы прошли пещеру, мы аппарировали обратно в Хогсмит. Мадам Розмерта увидела нас и поспешила вниз, сказав, что над Астрономической башней была Темная Метка. Мы схватили пару метел и взлетели".
  Гарри воспользовался моментом. Это становилось все труднее и труднее. "Пока мы летели назад, Дамблдор сказал мне надеть плащ невидимости. Как только мы приземлились, он сделал то, что было действительно непростительно..." Он умолк, ему нужно было несколько минут, чтобы собраться вместе с разорванными эмоциями.
  Пока Гарри выздоравливал, Гермиона откашлялась. "Пока Гарри и Дамблдор отсутствовали, я, Рон, Джинни, Невилл и Луна собрались с несколькими членами Ордена, чтобы мы могли сражаться, если это необходимо. Мой коммуникатор был открыт для Гарри, но очень тихо, так что я могла слушать. Я слышал, как он заставил Дамблдора выпить это зелье, и я услышал бой в пещере. Я ничего не могла там сделать". Она вздохнула. "Мы наблюдали за Комнатой по Требованию".
  "Малфой был намного умнее, чем мы думали. Он купил мешок Перуанского порошка мгновенной Тьмы из "Всевозможные Волшебные Вредилки", и у него был артефакт, называемый рукой Славы, так что он мог видеть сквозь тьму. Он вел Пожирателей смерти через школу, участвуя в бегущей перестрелке с Орденом и нами студентами".
  "Мы с Луной стояли на страже у кабинета профессора Снейпа. Он сказал Луне, что профессор Флитвик ранен, и когда он уходил, сказал мне быть настороже: "Это произошло, и мне, возможно, придется выполнить этот проклятый Нерушимый Обет". Он последовал за Пожирателями смерти к Астрономической башне".
  Гарри продолжил рассказ. "Как только я и Дамблдор приземлились на башню, меня все еще покрывал мой плащ невидимости, я был поражен тихим заклинанием Окаменения профессора. В тот момент, когда это произошло, Малфой ворвался на бастион, обезоруживая профессора. Спасая мою жизнь и пряча меня, он довольно дорого заплатил своей".
  "Ваша жизнь всегда стоила больше, чем моя, Гарри". Нежно сказал Дамблдор. "Пророчество это или нет. Я был в конце своей жизни, вы все еще только в начале своей".
  Гарри вздохнул. "Возможно...Во всяком случае, другие Пожиратели смерти поднялись на бастион..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Астрономическая башня, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Воскресенье, 15 июня 1997 года
  
  
  Четыре Пожирателя Смерти, Амикус и Алекто Керроу, таинственная фигура, которую Гарри не видел, и Фенрир Грейбек, стояли позади Драко Малфоя, который дрожал на холодном шотландском воздухе.
  "Сейчас, Драко!" таинственная фигура приказала. "Быстро!"
  Грейбек зарычал раздраженно. "Если не сделаешь, мальчишка, Я сделаю!"
  Глаза Дамблдора щелкнули в сторону Тихого угла, где Гарри окаменел. "Настало время, Гарри. Мое время."
  Гарри попытался покачать головой. "Нет...пожалуйста, сэр, мы все еще можем избежать этого..."
  Теперь это был Дамблдор, качая головой. "Слишком поздно для меня, мой мальчик. Слишком поздно, безусловно. Но я подготовил вас к тому, что ждет впереди. Вы знаете, в глубине души, что это так."
  Гарри покачал головой. "Сэр...Я не могу сделать это в одиночку! Вы знаете это!"
  Дамблдор на долю секунды улыбнулся. "Вы не будете одни, Гарри. Ваша жена будет стоять с вами против всех желающих. Вы это знаете. Я буду с вами, по духу."
  "Нет!" Таинственный человек крикнул, используя свою палочку, чтобы отбросить Грейбека обратно к стене.
  "Я попросил Северуса завершить задание, Гарри" сказал Дамблдор, его глаза смотрели прямо на невидимого Гарри. "Драко еще не пал во Тьму. Он еще может быть спасен."
  "Это действительно не справедливо по отношению к Северусу, сэр." Гарри вспомнил. "Просить его вот так закончить вашу жизнь. Вы знаете, что он будет винить себя за это."
  "Драко, сделай это, или отойди, чтобы один из нас мог..." Алекто Керроу остановился, когда на сцену ворвалась другая фигура. Это был Северус.
  Глаза Дамблдора указали в угол, где находился Гарри, получая незаметный кивок от Снейпа. Поскольку его щиты Оклюменции были отключены, Гарри мог "подслушать" разговор между двумя мужчинами.
  "Великий Мерлин, что случилось?" Снейп послал сердито.
  "Мне удалось достать еще один хоркрукс. Хотя мне пришлось выпить медленный яд." Дамблдор послал обратно. "Гарри в углу. Пожалуйста, защити его, Северус."
  Снова незаметно кивнув. "Каков ваш приказ, сэр?"
  "У нас проблема, Снейп". Амикус скривился. "Мальчишка не в состоянии..."
  "Северус..." Дамблдор скривился жалобно. "Это мое время, Северус. Вы должны прекратить это."
  Отвращение было запечатлено на лице Снейпа, когда он принял просьбу. В его голове, он кричал. "Нет! Не заставляй меня это делать!"
  "Вы должны. Другого выбора нет, Северус." "Северус...прошу..."
  В этот момент, Дамблдор посмотрел на Гарри. "Прощай, мой мальчик."
  "Я завершу миссию. Я знаю что вы сказали сне, сэр. Я буду стоять, и Я буду сражаться. Я принимаю эту жертву." Гарри ненадолго замолчал. "Я люблю вас, сэр. Вы были хорошим наставником, проводником и другом. Я буду скучать по тебе...Дедушка Огненная птица."
  Отвращение Снейпа усилилось, когда он поднял палочку. "Авада Кедавра!"
  Зеленый свет летел к сломленному Дамблдору, который, благодаря комментарию Гарри, имел малейшую улыбку на лице. Гарри был вынужден наблюдать, как Дамблдор был подкинут в воздух, и на мгновение он был неподвижен в падении. Затем гравитация подтвердила свою силу, отправив его кувырком с крепостной стены вниз.
  Наступила пауза, как будто Вселенная размышляла о том, что произошло, и принимала решение о дальнейших действиях. "Убирайтесь отсюда, уходите!" Снейп щелкнул, отправив четырех Пожирателей смерти и Малфоя через дверь. Он закрыл и запер её, глядя на лежачее положение Гарри.
  Со смертью Дамблдора, окаменение прекратилось. Гарри скинул плащ, не обращая внимания на катящиеся слезы по лицу. Он не заметил слез в глазах Снейпа. Недолго думая, он обнял мастера зелий, давая ему понять, что тот все понял. И он сделал.
  Снейп цеплялся за Гарри, как за спасательный круг. "Я...Я не хотел этого делать".
  "Я знаю". Сказал Гарри. "Это было необходимо. И это было желание Дамблдора. Ты освободил его, Сев. Ты это знаешь".
  "Я убил великого человека, чтобы сохранить прикрытие перед террористами и убийцами". Он сорвался, прежде чем вздохнуть. "Ты должен погнаться за мной, ты знаешь это".
  Гарри кивнул, обнимая его еще один раз, прежде чем отпустить. "У вас есть коммуникатор, сэр. Дайте мне знать, что вы можете".
  "Я понял". Снейп обещал торжественно. "Убедись, что злишься, когда будешь преследовать меня. Более правдоподобно."
  "Я зол". Гарри сказал. "Если я увижу Малфоя, он умрет".
  "Время начать погоню". Сказал Снейп, резко открывая дверью "Удачи, Гарри Поттер".
  "И вам, Северус Снейп". Гарри слегка поклонился, затем жестом указал на дверь. Гарри дал ему пять секунд, затем взревел в гневе и начал погоню.
  
  
  ***
  
  
  Гарри упал в кресло. "Так...теперь вы все знаете. В то время как Северус Снейп действительно нанес смертельный удар Альбусу Дамблдору, он не убил его. Он сделал это, чтобы Драко Малфой не стал убийцей. Он сделал это, чтобы положить конец страданиям старика. Он сделал это, чтобы Свет победил. И он это сделал...потому что друг попросил". Он повернулся, чтобы посмотреть на портрет Снейпа, с удивлением увидев слезы на нарисованных глазах.
  "Я не хотел этого". Прошептал Снейп. "Хотел бы я, чтобы я никогда не давал в этот проклятый Обет".
  Портрет Дамблдора откашлялся. "Мой мальчик, мы уже говорили об этом. Я не виню вас за эти действия. Вы дали умирающему немного достоинства. Я выбрал свой собственный путь. У меня нет претензий к вашим действиям".
  Гарри вздохнул, глядя на другие портреты. Его мать и отец уже слышали о действиях, и он знал, что они не согласны с сюжетом, но, безусловно, могли понять его. Бродяга поморщился в сочувствии Северусу, когда услышал об этом, но согласился. Это был тактически обоснованный план.
  В коммуникационном зеркале прозвучал вопль, Тонкс на мгновение исчезла из изображения. Ремус смотрел на что-то "вне камеры", жадно облизывая губы.
  "Ремус?" Гарри закричал. "Перестань пялиться на грудь своей жены, пожалуйста".
  Ремус покраснел и оглянулся, но в последний раз взглянул, прежде чем вернуться к зеркалу. "Сожалею."
  "Нет, ты не сожалеешь". Гарри ответил, ухмыляясь наставнику, прежде чем вернуться к зрителям. "Последствия этого боя хорошо известны. Я прогнал Пожирателей смерти с территории школы, помогая Хагриду потушить его дом. Мы вернулись, и Джинни Уизли проводила меня в Больничное крыло. Я был истощен и зол, но совершенно бесполезен в данный момент. Я ничего не мог поделать. Все лишь хотел лечь спать и обнять свою жену".
  Гермиона крепко держала его руку. "Я и Ремус рассказали Гарри о том, что произошло во время боя, и я отвела мужа в постель, дав ему комфорт, в котором он отчаянно нуждался. Мы оба плакали той ночью. Оплакивали Альбуса и оплакивали Северус. Одному богу известно, через что он прошел, покидая школу".
  "Хреново." Северус заговорил. "Совершенно хреново".
  "Билл Уизли получил травму в бою с Грейбеком, получил лицо, полное проклятых порезов". Сказал Гарри. "Флер, заметьте, благослови ее носки, знала, в кого влюблена, и жажда редкого стейка не изменит мужчину внутри. У Ремуса и Тонкс был большой спор".
  Ремус улыбнулся. "Какой лучший способ признать наши отношения?"
  "Вместе почти два года!" Портрет Джеймса сказал. "Ты должен был набраться мужество встать до этого, Лунатик".
  Тонкс снова появилась в зеркале, держа свежеприготовленного Тедди. "Эй, какой лучший способ сделать предложение?" Она усмехнулась. "Клянусь, мы трахались несколько дней. Выносливость оборотня с возможностью Метаморфомага. Это был эпический трах".
  Гарри ухмыльнулся на морщинистые носы в зале, все чистокровные фанатики. Перси Уизли определенно был главным среди них.
  "Пока я шел спать, я открыл медальон. Я надеялся, что наша миссия не была напрасной. К сожалению, так и было. Медальон не был хоркруксом. Это была подделка. Кто - то уже был там и украл настоящий медальон. Признаюсь, я был в бешенстве. После всей этой работы, это была чертова подделка! Единственная зацепка, которая у нас была - записка внутри медальона, написанная неким РАБ".
  На портрете, позади супругов, Сириус молчал. Он знал правду, хотя было уже слишком поздно что-либо с этим делать.
  "Похороны Дамблдора были одними из самых больших в истории волшебного мира. К сожалению, я не смог встать и произнести надгробную речь. Мы до сих пор не знали, кто из них Пожиратели смерти или сочувствующие, и шансы пропустить информацию были слишком велики. Это тоже позор, я подготовил великолепную речь".
  "Перед отъездом на лето Джинни подошла к Гарри". Гермиона сказала. "Я не спускал с нее глаз. К счастью для моего рассудка, у Джинни осталось здравомыслие, Гарри "расстался" с ней, чтобы "защитить" ее. Рон пытался обнять меня. Даже на похоронах, он пытался сделать шаг. Я чуть не использовала свое обручальное кольцо в качестве мягкого кастета на бесформенном придурке".
  "Единственное, что я нашел действительно показательным в "отношениях" с Джинни, было то, что она сказала мне, когда я "расстался" с ней"". Гарри сказал. "Она сказала: "я знала, что ты не будешь счастлив, если не сразишься с Волдемортом. Может, поэтому ты мне так нравишься". Разве это тебе ничего не говорит?"
  "Это говорит мне, что Джинни не интересовался "просто Гарри". Она хотела "Гарри Поттера: Мальчика-который-выжил"; "Гарри герой' ". Она вздохнула. " "Гарри Богатый и Знаменитый Волшебник". Она не хотела парня с вечно растрепанными волосами. Пареня, который сидел на диване и чесал живот, когда был голоден. Парень, который смог бы это сделать..." Она умолкла, покраснев. "Ну, парень, который мог бы любить очень хорошо. Она не хотела этого. Она хотела первую страницу Ежедневного Пророка. Она хотела горнов, битв и мешков славы. Короче, она хотела всего, что ненавидел Гарри".
  "В отличие от моей жены, конечно," сказал Гарри, подняв руку и поцеловав ее откинулся на спинку, "которая нашла мои волосы бесконечно забавными. Которая хихикала всякий раз, когда я чесал живот". Улыбка стала шире. "Та, кто наслаждался моим служением. Мы были командой. И мы знали, что худшее еще впереди".
  "Прежде чем мы сели на поезд обратно, министр Скримджер подошел ко мне, сказав мне, что ситуация изменилась, и он хотел знать, что происходит. Он все еще хотел, чтобы я стал плакатом Министерства, и даже предложил пару Авроров для защиты. Даже я мог легко стереть эту пару Авроров, так что они были бесполезны. Я сказал ему, чтобы он убирался, и ушел. Я должен был вернуться к Дурслям еще раз. Но, это было только до моего дня рождения. Тогда защита крови сломается, и меня признают взрослым. Как взрослый, я больше не должен был оставаться с этими ублюдками".
  "Рон сказал нам, что мы должны пойти в Нору на свадьбу Билла и Флер, но это не было проблемой для нас, на самом деле. Мы не возражали, нам нравились Билл и Флер. Он сказал, что пойдет с нами на поиски. Лично я думаю, это было потому, что он хотел убедиться, что мы не сбежим и не сделаем то, что он не одобрил, и он сможет продолжать дозировать Амортенцию. Для нас это не имело значения. У нас были задачи, которые нужно было сделать летом, и больше исследований провести". Сказала Гермиона.
  Гарри подвел итоги года. "Впереди нас ждала тяжелейшая миссия. Теперь мы были сами по себе. Нет Дамблдора, чтобы поддержать нас. Нет древнего замка, чтобы спрятаться. Никакой поддержки со стороны Министерства. Это были я и Гермиона, Ремус, Тонкс, профессор МакГонагалл и Северус Снейп против мира. Тьма определенно нанесла удар по Свету, и мы определенно отстали, но мы еще не пали. В нас еще остались силы для небольшого сражения. И мы собирались дать бой Волдеморту. Но никто из нас не мог представить, где закончиться наше путешествие".
  
  
  
  Глава 7. Школьные годы 1997-1998...Самоволка!
  
  
  Большой Зал, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 1 Августа 1998 года
  
  
  Гарри взял несколько минут, чтобы собраться, его жена делала то же самое рядом с ним. Пока он думал, он крикнул аудитории: "у кого-нибудь есть вопросы относительно того, что мы рассказали до сих пор?"
  Рита Скитер встала, прекрасно понимая, что она на очень каменистой земле с магической электростанцией на сцене. "Вы несколько раз упомянули слово "хоркрукс" и очень расплывчато сказали, что они сделали. Не могли бы вы пояснить, что это такое?"
  Гермиона кивнула, наклонившись вперед в кресле. "Проще говоря, хоркрукс - это оторванный кусочек души. Держа его отдельно от тела, он привязывает человека к Земле. Они не могут быть убиты. У Волдеморта было шесть таких злых творений. В общей сложности он фактически сделал семь, но после того, как Гарри уничтожил один в 1993 году, Волдеморт решил сделать еще один. В конце шестого года мы не знали наверняка, что это такое. У нас были спекуляции, но больше ничего".
  "Могу я спросить, что вы думали об этих предметах?"
  "Как мы уже заявили, Волдеморт считал Хогвартс своим домом, не говоря уже о другом неиспользованном источнике магии. Реликвии Основателей были тем, чего он хотел. Мы уже говорили вам, что во время уроков с профессором Дамблдором мы исследовали реликвии. Слизерин имел только две реликвии: медальон и кольцо, которые были во владении Гонтов. Кольцо было уничтожено Дамблдором. Связь Слизерина была усилена дневником, который Джинни Уизли испортила в свой первый год; так как это позволило ей говорить на Парселтанге".
  Скитер кивнула, её ее перо строчит рядом с ней.
  "Была только одна реликвия от Хельги Хафлпаффа, и это был ее Кубок. Это было во владении Хепсибы Смит, и было украдено Томом Риддлом в начале пятидесятых. Ее домового эльфа обвинили в преступлении. Смит также купил медальон у "Боргина и Беркса" и был чем-то другим, чего жаждал Волдеморт."
  "У Равенкло было три реликвии, одна из которых была уничтожена во время войны с Гриндельвальдом. Ее Боевой Посох. Две другие реликвии были, ее Боевой Лук, который один коллекционер хранил с 1898 года, и находился под замком все это время. Другая была ее Диадема, которая пропала много веков назад".
  "Наконец-То, Гриффиндор. За исключением Распределяющей шляпы, которая была объявлена работой Гриффиндора, единственной реликвией является его Меч. Меч выбрал Гарри еще в 93-м, но он будет избирать любого другого, при условии, что их просьбы достойны. И эти просьбы должны направляться через Распределяющую шляпу".
  Скитер заморгал. "Похоже на то...странно. Меч, выбирающий своего владельца, я имею в виду".
  "Волшебная палочка выбирает волшебника, мистер Поттер". Гарри сказал с приблизительной попыткой скопировать голос мистера Оливандера. "Если кусок дерева с небольшим куском мертвого животного внутрь может выбрать владельца, почему не может волшебный клинок?"
  "Хорошая сравнение." Скитер признался. "И меч не был одним из этих 'хоркруксов'?"
  "Нет." Гермиона сказала. "Меч был, по сути, единственным простым способом уничтожить хоркрукс. Благодаря 'приключению' в Тайной Комнате, меч обладал силой яда Василиска. Но, это будет позже".
  Скитер считал на пальцах. "Подождите немного, подождите. Кольцо, Медальон, Кубок, Лук, Диадема и Дневник...всего их всего шесть. Вы сказали, что он сделал семь".
  "Правильно." Гермиона сказала медленно. "Но Боевой Лук никогда не был хоркруксом. Как мы уже говорили, он почти столетие находился у коллекционера и никогда не был украден. Мы даже написали владельцу, который им обладал, и который подтвердил, что он был целым и нетронутым. Нет, там было больше хоркруксов. Однако мы скоро к ним подойдем".
  Скитер кивнула и села.
  Гарри посмотрел на Гермиону. "Я готов продолжить. Ты?" Она кивнула, побуждая Гарри оглянуться на зрителей. "Итак, я вернулся обратно в Прайвет Драйв, а Гермиона пошла с родителями. Однако сейчас мы отчаялись в отношении наших фокусов. Наших палочек просто не хватало в боевой ситуации. Мы оба рисковали, что палочки просто взорвутся. Итак, мы собрали книги, дерево и подходящие основные материалы. Прошлым летом я начал сортировать различные ингредиенты и компоненты в погребе Дурслей."
  "Теперь одна вещь, которая обычно не известна, - это то, что Вы не можете использовать при создании магического фокуса. Слухи о "холодном железе", препятствующем магии, полностью верны. Если вы используете металлический напильник или сверло на палочке, вы сделаете дерево ни коем образом не реагирующим на волшебство, делая его бесполезным. Поэтому нам пришлось подождать, пока мы не получим подходящую древесину и инструменты".
  "Затем нам нужно было выбрать предметы, которые, как мы знали, смогут работать вместе, и мы также должны были использовать мощные предметы. Оливандер использовал перья Феникса, волосы c хвоста Единорога и сердечную жилу Дракона. Эти вещества, в то время как, конечно, мощные, как правило, не играют хорошо друг с другом в магическом фокусе. Палочки, как правило, слишком малы, чтобы быть многослойными. Посохи были нашим единственным выбором".
  Гермиона откашлялась. "Поскольку мы исследовали это время от времени в течение почти года, мы собрали довольно много полезных образцов. Фоукс пожертвовал нам два хвостовых пера, по одному каждому, и две полные ампулы слез. Палочки целителей купаются в слезах Феникса, это помогает им накладывать медицинские заклинания".
  "Итак, у нас были первые два компонента, хорошие для Светлой магии и Исцеляющих заклинаний. Для боевых заклинаний мы думали о чем-то, что имело исключительное мастерство в битве. Первоначально мы рассматривали сердечную жилу Дракона, но затем поняли, что драконы эффективны только из-за своего размера и магического сопротивления. Нет, они не были хорошими выбором". Сказал Гарри. "Итак, мы посмотрели немного ближе к дому...не так ли, мистер Лунатик?" Он повернулся и посмотрел в коммуникационное зеркало.
  "Я все еще удивлен, что Лунатик позволил тебе". Ремус сказал. "Даже с Аконитовым зельем я не люблю, когда меня выщипывают".
  Гермиона улыбнулась толпе. "Волосы оборотня. Одна нить в каждом. Затем мы спросили у нашего знакомого полу-гиганта, который дал нам волос и небольшой образец крови. Кровь Хагрида в наших посохах дает нам почти двадцать процентов в скорости создания заклинаний и дает нам исключительно сильные защитные заклинания".
  "Для усиления заклинаний трансфигурации мы попросили нашего знакомого Метаморфа".
  Тонкс покраснела в зеркале, но промолчала.
  "Из-за ее способностей у Тонкс на самом деле нет волос. Ее тело в основном является чистой магией трансфигурации. Ее волос дал нам отличную помощь в трансфигурации". Гарри повернулся к зеркалу и подмигнул, прежде чем повернуть назад. "Хагрид смог снабдить нас некоторыми другими ингредиентами, благодаря своей работе в Запретном лесу. Поскольку единороги часто оставляют волосы в кустах, когда они бегают, мы смогли получить там хорошие образцы".
  Теперь очередь Гермионы краснеть. "Я пошла в лес, чтобы поговорить с единорогами. Согласно мифу, они любят только девственниц, а я больше не одна из них. Это не соответствует действительности. То, что им нравится, - это чистые люди, и я и Гарри были такими. Мне подарили несколько капель добровольно отданной крови".
  Толпа ахнула. Кровь единорога может спасти жизнь любому, даже если он в дюйме от смерти. Это было известно. Но это прокляло бы человека, который убил единорога, забрав кровь. Тем не менее, была одна древняя легенда, о человеке, который воскрес из мертвых, благодаря добровольно отданной крови единорога. Это было настолько мощно.
  "Были и другие ветви магии, которые можно было получить, имея дополнительное ядро". Сказал Гарри. "Лукотрусы являются хранителями деревьев. Хагрид сумел убедить одного из них отказаться от двух своих когтей, и ему удалось ощипать Авгура, дав нам перья. Это была Гербология и магия Природы. Мы подумывали добавить компоненты из василиска, но их можно использовать только для "Темной" магии. Мы их не включали".
  "Последние два компонента в наших посохах - это кровь Реэма, которая была адски дорогой в аптеке Косом переулке, и мех Демимаски, который, вероятно, был еще дороже. Тем не менее, я замужем за одним из богатейших людей в Волшебном Мире, и наши поиски были благородными. Деньги не были проблемой. И теперь у нас было все, о чем мы могли думать. Все, что нам было нужно - это древесина для посохов и руны, и мы собрали комплект". Гермиона пришла к выводу. "Но мы вернемся к ним позже".
  "Да." Сказал Гарри. "Это интересно, но это не имеет большого отношения к истории. Они играют свою роль, но не до конца нашей истории. Итак, я был у Дурслей. Гермиона сказала мне, что есть план, чтобы безопасно вытащить меня, но они не могли раскрыть его. Мне пришлось потратить огромную часть времени, уговаривая Дурсли уехать ко времени моего дня рождения. Наконец, они согласились, и два члена Ордена Феникса пришли, чтобы сопровождать их".
  "План побега с Прайвет Драйв был довольно прост". Гермиона сказала. "Группа нас прибыла к Дурслям и объяснила, что мы не могли отвести порт-ключи, хотя Гарри тайком перемещался ко мне и обратно, не мог аппарировать, так как Гарри все еще был официально несовершеннолетним, а Пий Толстоватый, сменный директор ДМПО, сделал тюремным преступлением, возможность подключить дом Гарри к Каминной сети".
  Гарри уставился на Перси. "Скажи мне, Миньон Уэтерби...как вы думаете, почему Толстоватый реализовал эти абсурдные правила?"
  Перси не дрогнул. "Согласно сообщениям в Министерстве, это было сделано для того, чтобы никто не смог проникнуть в ваш дом и похитить вас. Это было сделано для вашей безопасности, и вы должны помнить об этом".
  Гарри и Гермиона взревели от смеха. "Что за полная чушь!" Гарри плюнул презрительно. "Это было сделано с единственной целью - сделать невозможным для меня уйти до того, как падет Кровная Защита. Короче говоря, он должен был работать в пользу Волдеморта, а не мою. Таким образом, у нас остался только один выход: полет. План был прост: семь Поттеров. Шесть человек взяли бы дозу оборотного зелья с моими волосами, превратились бы в версию меня, каждую из которых сопровождает член Ордена. Заблуждение, понятно и просто".
  Гермиона тепло улыбнулась. "Я была одной из тех, кто превратится в поддельного Гарри. Позвольте мне сказать, что было очень странно быть Гарри". Она ухмыльнулась ему. "Очень странно быть по другую сторону этого уравнения".
  Закатив глаза, Гарри просто покачал головой. "Аластор Муди, покойся с миром, также сказал мне кое-что очень любопытное. Он рассказал мне о "надзоре", который, по-видимому, Министерство магии использует, чтобы отслеживать магию несовершеннолетних. Уизли, есть комментарии?"
  Перси на мгновение нахмурился. "О чем именно вы спрашиваете?"
  "Является ли "надзор" реальным?"
  "Конечно." Перси был слегка оскорблен этим вопросом.
  "Ну, это полная чушь, Перси. Не существует такого понятия, как "надзор". Это все выдумка Министерства. Правда отслеживания несовершеннолетней магии на самом деле делается особой регистрационной книгой-артефактом. Как только рождается волшебная личность, ее имя записывается в книгу. Имеется два экземпляра регистра. Одна копия находится здесь, в Хогвартсе. Другая, находится в ведении Министерства. Как только магический человек обнаружен, надзиратели Министерства помещают серию заклинаний обнаружения, чтобы уведомить Министерство о любых случаях магии несовершеннолетних. Вот как, тогда Добби наложил заклинание на моем втором году, Министерство заметило это. Если бы действительно был какой-то "надзор", этого бы никогда не случилось. Так почему Муди рассказывал мне о том, чего не существует?"
  Перси не ответил.
  "Возможно ли, что Министерство применило особые чары для моего мужа, мистер Уизли?" Гермиона спросила, лед в ее тоне. "Возможно, они чувствовали необходимость держать его на более высоком уровне контроля, чем кто-либо другой, особенно учитывая, что он был политически неудобен?" Гермиона на мгновение посмотрела на Перси, прежде чем покачать головой. "Это больше не имеет значения, не так ли?"
  "Итак, мы расстались. Гарри сказал. "Я был с Хагридом на заднем сиденье мотоцикла Сириуса. У Муди было шесть клеток с чучелами сов. Конечно, у меня не было желания подвергать Хедвиг безумному рывку через всю страну в ее клетке. Черт, нет. Вместо этого, я уже отпустил ее, и Муди сделал мне еще одну поддельную сову. Хедвиг улетела и была в безопасности".
  "Во время этого безумного побега огромная группа Пожирателей смерти преследовала всех семерых Гарри Поттеров. Тем не менее, в то время как я боролся за свою жизнь и свободу, используя магию, которая, как ни странно, никогда не наказывалась письмом от офиса Неподобающего Использования Волшебства Несовершеннолетними, я показал свою руку, используя Экспеллиармус вместо смертельного заклинания. Волдеморт напал на нас. Хагрид пытался обогнать его, но мы были просто в меньшинстве. Моя палочка сражалась сама по себе, посылая взрыв золотого пламени в Волдеморта, выводя его из боя. К сожалению, мотоцикл сильно пострадал во время боев, а коляска, в которой я сидел, срезалась. Там была моя сумка, клетка совы и метла".
  "Не совсем, дорогой". Гермиона сказала. "Файерболт от Сириуса был у меня, вместе с моим собственным. Я уже упаковал их для нашей экскурсии. Так, что там была трансфигурированная метла, как та, что Ди конфисковала во время его пятого года. Зачем рисковать уничтожением такого драгоценного дара? Нет, это было спасение. Гарри успел схватить свою сумку, прежде чем коляска упала, и Хагрид поднял его на байк. Когда Гарри рассказал мне об этом, у меня был самый глупый образ Терминатора 2". Она посмотрела на пустые выражения на лицах зрителей. "Маггловская штука. Неважно".
  "В то время как коляска падала на землю, я наложил проклятие Конфринго, заставив ее взорваться и дать нам некоторое прикрытие, когда мы бежали. К счастью, мы смогли добраться до дома Тонкс до того, как байк сломался под нами. Мы использовали порт-ключ к Норе и мы были спасены".
  "В конце концов, большинство из нас добрались туда в целости и сохранности. Джордж Уизли потерял ухо от Сектумсемпры Снейпа, но в остальном мы были в порядке".
  Снейп прочистил горло. "Я должен был выгладить правдоподобным, не так ли? Плюс, это был Уизли."
  Гарри поморщился на последний комментарий, но ничего не сказал. "В конце концов, большинство людей вернулись. К сожалению, Грозный Глаз Муди пал в бою". Гарри встал, подняв почти пустой стакан сливочного пива. "Муди!" Он взревел, глотая напиток. Он снова сел, взяв жену за руку.
  "Тем не менее, события в Норе были...неудобными. Именно в то время, когда мы собирали вещи, мы начали понимать, насколько неудобно..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Нора, Оттери-Сент-Кэчпоул, Девоншир
  Вторник, 29 июля 1997 года
  
  
  Гарри вздохнул, глядя на огромную коллекцию книг, которые он и Гермиона получили за последние шесть лет. Он знал, что они не смогут взять их все с собой. Ему нужно что-то вроде этого...пространственное трансцендентного пространства, чтобы нести их все. Им придется оставить немного. Но какие именно? Какие, черт возьми, книги ты берешь с собой, когда за тобой гонится сумасшедший-убийца и его банда веселых психов в масках?"
  Гермиона уже начала перебирать их, оставив после себя более очевидно бесполезные тома. Коллекция Рона книг Гилдероя Локхарта была счастливо изгнана в нижнюю часть шкафа (так как их копии подпитывали барбекю четыре года назад...и это был очень приятный костер). Ранние учебники по Гербологии будут оставлены позади, как и вся коллекция книг Рона по Квиддичу. Все, что они получили от Дамблдора (которые были большей частью его частной коллекции), уже было упаковано, а также несколько очень темных книг из ограниченного раздела. Вся библиотека семьи Блэк была преобразована в одну индексированную книгу, весом почти пять килограмм, но содержащую более двухсот книг. Это было бы полезно.
  Другие предметы, ранние тетради по Зельям, Чарам и Трансфигурации, книга по Арифмантике на уровне СОВ и все, что у них было по Астрономии, также будут оставлены в дорожном сундуке Гарри. Книги по Древним Рунам будут находить с ними, так как они понятия не имели, если они будут нуждаться в чем-нибудь для создания барьеров или их разрушения.
  Другие предметы, которые они изучали, предметы, не связанные с учебным планом, уже были упакованы, так как ни Гарри, ни Гермиона не имели склонности позволять Уизли видеть истинную глубину своих знаний или навыков.
  Гермиона вошла в комнату, слегка нахмурившись, Круксанкс наступал ей на каблуки.
  "Проблема?" Гарри спросил, с беспокойством глядя на жену.
  "Рон." Гермиона сказала в ответ. И действительно, что еще она хотела сказать?
  "Что он сделал на этот раз?" Гарри спросил, потирая переносицу.
  "Он говорил мне, что мы не должны позволить этой миссии встать на пути наших отношений". Гермиона с горечью сказала. "Он говорил, что, возможно, было бы лучше, если бы мы остались позади и позволили Ордену позаботиться о миссии".
  Гарри усмехнулся. "Значит, ему страшно".
  "Это не оправдание, Гарри". Гермиона сказала строго. "Я боюсь, и я не позволю этому остановить меня. Я сказал, что буду стоять с тобой. Все что я есть, помнишь?"
  Гарри глупо улыбнулся. "Да, помню".
  Она ухмыльнулась на глупое выражение его лица. "Прекрати улыбаться, ты дурак. Ты не сможешь продолжить игру". После того как Гарри протрезвел, Гермиона оглянулась на книги. "Молли все еще пытается, ты знаешь".
  Гарри вздохнул. Матриарх Уизли несколько раз загонял его в угол, некоторые из них были довольно неясными, в надежде заставить его рассказать свои секреты. "Что она попробовала на этот раз? Она уже расплакалась?"
  "Нет, это было в прошлый раз?" Гермиона сказала со вздохом.
  Рон вошел в спальню, уставившись на Гарри, сидящего слишком близко к Гермионе для его комфорта. "Ну, как продвигается?" Он сказал фальшивым веселым голосом.
  "Все в порядке, Рон". Гермиона сказала, возвращаясь к разбору книг, Круксанкс пробираются вокруг кучи. "Есть новости о Грозном Глазе?"
  "Нет, пока ничего". Рон сказал со вздохом. "Ремус и Билл, оба пошли искать его, но они не смогли найти его. Пожиратели смерти, вероятно, почистили после себя".
  Гарри взглянул на Гермиону, найдя этот комментарий точным, но в довольно плохом вкусе. "Возможно. Я имею в виду...они превратили старого Крауча в кость, не так ли?"
  "Не надо!" Гермиона подмигнула Гарри, прежде чем разрыдалась. Он видел, как она плакала на похоронах Дамблдора, и знал как отличить обман от правды.
  Рон подбежал к своей кровати, стремясь добраться до Гермионы и успокоить ее. Он вытащил из кармана грязную тряпку, почистив ее с помощью Торгео, перед тем как отдать Гермионе. Он опустился на колени рядом с ней, обхватив ее за плечи.
  Подавляя эмоции, Гарри холодно смотрел на сцену. "Вы знаете, что Грозный Глаз кричал бы, если бы он был здесь". Он сказал ледяным голосом.
  "Постоянная бдительность." Рон процитировал.
  "Нет, он бы сказал тебе убираться к черту от моей жены, Уизли!" Гарри зарычал, мысленно, медленно кивая. "Да. Давай потренируемся немного в этом, мы так до конца и не отсортировали эти книги. Рон, кажется, я видел одну из книг по Арифмантике в гостиной. Можешь принести её, приятель?"
  Рон не смотря вверх. "Почему ты сам не можешь принести?"
  "Конфундус!" Гарри бросил, его палочка сверкнула в его руке. Заклинание ударило Рона в спину. "Итак, это у камина".
  Рон тупо кивнул и, спотыкаясь, встал.
  "Гарри." Гермиона строго сказала, прежде чем посмотреть на него. "Спасибо, Гарри. Мне не нравится видеть его так близко".
  "Я знаю". Гарри вздохнул. "Но мы должны сделать это правдоподобно. Мы должны продолжать эту чертову шараду, пока миссия не закончится".
  "Не выражайся, Гарри". Гермиона сказала. "Я все еще ненавижу это, хотя. Ненавижу здесь находиться. Я ненавижу тот факт, что Рон использует дрянные действия из этой чертовой книги о том, как ухаживать за мной. Он думает, что я буду впечатлена его учебой? Достаточно, чтобы оправдать этот факт? Тупой идиот".
  Гарри усмехнулся. "Я знаю. Это безвкусно, не так ли? В любом случае, я так не думаю...дерьмо, он возвращается". Рон вошел в комнату, Гарри умело сменил тему. "Значит, они оба в безопасности?"
  Гермиона сразу поняла, о чем он говорил. "Да. Они понимают обстановку".
  Рон поморщился, когда понял, о чем они говорили. "Я знаю, что это больно, Гермиона". Он сказал поддерживающе. Или то, что он считал поддержкой.
  Поморщившись, Гермиона кивнула. Правда в том, что Дэниела и Эмму Грейнджер действительно перевезли в Австралию. Гермиона сама доставила их на место...с мужем рядом с ней. Четверка вылетела в Австралию, где Гермиона установила над парой ментальные щиты. Если Волдеморт или Пожиратели смерти попытались прочитать их мысли для получения информации о Гарри или Гермионе или даже использовали какие-либо магические вещества или заклинания, создались бы условия для частичного отражения.
  Все знания Гермионы Поттер, Гарри Поттера, Хогвартса и магии будут подавлены, оставив пару поддельных личностей под контролем тел. Венделл и Моника Уилкинс родились бы от Дэниела и Эммы Грейнджер, не зная о дочери. Ни Дэн, ни Эмма не хотели соглашаться с этой идеей, но визит МакГонагалл, Ремуса и Тонкс был им достаточно информирован. Никто из них не хотел, чтобы Гермиона ушла, но они не сказали ни слова. Они знали, что не смогут остановить ее. Она согласилась поддержать Гарри, и Мерлин знает, она поддержит!
  Ее родители были защищены и в безопасности, Гермиона вернулась самолетом в Англию, а Гарри использовал функцию порт-ключа на своем коммуникаторе, чтобы вернуться обратно на Прайвет Драйв. Миссия была выполнена идеально, и никто не догадается.
  Рон вздохнул. "Мы вернем их обратно. Вот увидишь".
  Гермиона кивнула. "Спасибо, Рон". Она посмотрела на Гарри, который кивнул, заставляя ее чувствовать себя намного лучше.
  
  
  ***
  
  
  Гарри улыбнулся сердитому взгляду Рона. "Да. Мы вернули ее родителей. В целости и сохранности. Так и есть, если кому-то интересно. Вернулись домой. Они наслаждались пребыванием в стране Оз, но они рады вернуться".
  Гермиона взяла на себя историю. "Молли все еще выведывала наши чертовы планы. Она продолжала давать нам работу по дому, надеясь, что, если мы все будем заняты и далеко друг от друга, мы не сможем планировать нашу миссию".
  "Конечно, Великая Гермиона Поттер никогда бы не позволила чему-то столь незначительному, как хлопоты, помешать ее планированию". Сказал Гарри, улыбаясь, когда он произнес ее имя. Ее настоящее имя. "Моя прекрасная жена упаковала аварийный пакет, в котором содержалось почти все, что нам нужно. У нас была палатка, которую мы использовали на Кубке мира по Квиддичу в 94, все упаковано и готово. У нас была еда, припасы и различные другие предметы первой необходимости. Мы были готовы к долгосрочным полевым заданиям".
  Гермиона наклонилась над стулом, схватив бутылку сливочного пива из холодильника, который она спрятала там ранее, передав ее Гарри, прежде чем она схватила еще одну для себя. "Итак, следующим был день рождения Гарри".
  "Я проснулся 31-го, и у меня закружилась голова. Я мог колдовать, когда захочу, как захочу! Это было блестяще. Я признаю, что был большим ребенком и играл со всем. Затем Рон вручил мне подарок на день рождения. Книга. Рон Уизли подарил мне книгу!" Гарри на мгновение притворился, что упал в обморок. "Конечно, когда я открыл его, я был очень разочарован. Это была моя собственная копия "12 безопасных способов очаровать ведьму". И лично я думал, что это было в очень плохом вкусе. Я имею в виду...насколько он был обеспокоен тем, что я не был с его сестрой. И он давал мне книгу о ухаживании за ведьмами?!"
  "Я получил несколько полезных подарков: Вредноскоп от Гермионы, заколдованную бритву от Билла и Флер, что было приятно, потому что мой Mach3 умирал, и я не надеялся заменить его сейчас. Уизли дали мне карманные часы, так как это, по-видимому, их семейный обычай. Я хранила это в сундуке. У меня не было желания повредить это, и я знал, что миссия будет опасной."
  "Позже, на моем дне рождения, Хагрид подарил мне мешочек из ишачьей кожи. Прекрасная особенность мешочка из ишачьей кожи, заключается в том что только владелец может что-нибудь из него вытащить. Итак, мой Файерболт, мой плащ-невидимка, карта Мародеров, несколько моих книг, все были положены в эту сумку, так что если что-то случится, и мы потеряем аварийный пакет Гермионы, мы выберемся из этой ситуации. У меня там также была пачка наличных, как раз в ней мы нуждались".
  "Мой семнадцатый день рождения был любопытным по двум причинам; Джинни и Скримджер. Пока я относил подарки в свою комнату, Джинни попросила поговорить со мной..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Нора, Оттери-Сент-Кэчпоул, Девоншир
  Четверг, 31 июля 1997 года, 10:12
  
  
  "Гарри, ты не зайдешь сюда на минутку?" Спросила Джинни, стоя в дверях спальни.
  Гарри почти почувствовал, как глаза его жены сузились на просьбе, но она ничего не сказала. Она вынула подарки из рук Гарри и слегка кивнула, сообщив, что при необходимости прикроет его спину. С невнятным вздохом Гарри вошел в спальню Джинни, нервно сглотнув, когда та крепко захлопнула дверь.
  "Счастливого Семнадцатилетия". Тихо сказала Джинни.
  "Благодарю." Гарри ответил, оглядывая комнату. По крайней мере, у Джинни был вкус к украшениям лучше, чем у Рона. Вместо оранжевых плакатов с Пушками Падли, вызывающими мигрень, у нее был темно-фиолетовый цвет Холихедских Гарпий. Он делает комнату казаться намного более приятным...что на самом деле ничего не делало для него в данный момент. Он указал рукой на окно. "Хороший вид."
  Джинни игнорировала его, контролируя вспышку раздражения, она чувствовала его отказ. "Я не могу придумать, что подарить тебе". Сказала она наконец. "Итак, я размышляла о том, что я могла бы дать тебе, чтобы напоминать тебе обо мне".
  Пожалуйста, скажи, что она не будет пытаться трахнуть меня. Гарри подумал, неосознанно делая маленький шаг назад. "Ты не должна была ничего мне дарить, Джинни". Хотя, ты все еще думаешь, что я должен тебе что-то подарить.
  "Я не знала, что тебе может пригодиться в твоем...поиске." Она сказала. "Очевидно, что он не может быть слишком большим, потому что ты не сможешь взять его с собой".
  Наверное, тоже не хотелось бы. "Джинни, все в порядке. И...Я ценю эту мысль". Я никогда не попаду на небеса с таким количеством лжи, как в последнее время.
  Она сделала шаг ближе к нему, отчего его ладони вспотели. "Гермиона, дорогая...Ты нужна мне!"
  "Я хотел убедиться, что ты не забудешь меня, пока тебя не будет".
  Никаких шансов на это. Ты преследовал меня годами. Мне до сих пор снятся кошмары о тебе. "Не думаю, что смогу забыть тебя, Джинни". И я пытался, поверьте мне.
  Она подошла ближе, обхватив его за шею руками. "Я не хочу, чтобы ты нашел кого-то еще, пока ты в отъезде. Я хочу, чтобы ты вернулся ко мне, Гарри". Она наклонилась и поцеловала его. Не в силах себя контролировать, он толкнул ее на спину, плюнув на пол. Его палочка была в руке и чары памяти сотворены, прежде чем он моргнул. Рон открыл дверь, увидев, что его сестра ошеломлена и моргает, и сразу же подскочил к правильному выводу. К счастью, Гермиона была прямо позади него, бросая еще одни чары памяти.
  "Рон, ты наткнулся на Гарри и Джинни..." Гермиона едва сдерживала желание заткнуть рот, "страстно целуясь. Как только они увидели тебя, они растерялись. Джинни, вы с Гарри наслаждались очень страстным поцелуем, но ты чертовски раздражена на Рона за то, что он вмешался". Гермиона щелкнула пальцами, а затем подавила усмешку, когда Джинни холодно посмотрела на брата.
  "Рон!"
  Гарри воспользовался шансом выбраться из комнаты, пока Джинни начала ругать своего брата. Пока они препирались, Гарри направился прямо в ванную комнату, взяв зубную щетку, которую Гермиона предложила ему и начал вычищать рот.
  
  
  ***
  
  
  Гарри перестал улыбаться, когда Молли, Рон и Джинни уставились на него на сцене. Его совсем не волновало их раздражение. В конце концов, он только что завершил свою миссию. Вероятно, не было живого волшебника, который мог бы победить его. Единственный человек, у которого был шанс, сидел рядом с ним и никогда не поднимет на него палочку в гневе.
  "Позже в тот же день, во время моего праздничного ужина, появился министр магии. И это было любопытно..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Нора, Оттери-Сент-Кэчпоул, Девоншир
  Четверг, 31 июля 1997 года, 17:51
  
  
  Гарри повел процессию в гостиную, и вслед за ними вошел Скримджер. Гарри сидел на диване, Гермиона прямо рядом с ним, заставив Рона и Скримджера, взять кресла. Гарри заметил блеск, с которым Рон посмотрел на них, но на данный момент проигнорировал его. Прямо сейчас, ему пришлось иметь дело с кем-то, кто был намного более угрожающим, чем разгневанный рыжий.
  Скримджер занял минуту, чтобы осмотреть троих, надеясь, что он может их расстроить. Это хорошо сработало с ребенком Уизли, но Поттер и Грейнджер просто смотрели назад, совершенно не впечатлены. "Я здесь, как вы наверняка знаете, благодаря последней воле Альбуса Дамблдора".
  Гарри покачал головой. "Я не знал этого, на самом деле, министр. Простите меня за грубость, но какое отношение к нам имеет Дамблдор? Я представляю себе, что все, что у него было он оставил или школе, или брату".
  "Вы так думаете, мистер Поттер". Сказал Скримджер, ему нравится быть в состоянии сказать, сопляк то был неправ. "И вы были бы правы по большей части. Однако Дамблдор оставил завещание вам троим".
  Брови Гарри взлетели вверх. "Дамблдор оставил нам что-то? Почему?" Конечно, Дамблдор уже передал большинство вещей, которые он хотел. Он и Гермиона были получателями всех ценных магических книг, оставив только обычные книги, которые были подарены школе.
  "Я надеялся, что вы сможете рассказать мне, Поттер". Сказал Скримджер. "Зачем Дамблдору оставлять вам что-то?"
  -Не знаю...подождите. Почему нам только сейчас об этом говорят?" Гарри спросил. "Он умер почти шесть недель назад. Его завещание должно было быть Прочитано в течение двух недель. Чем ты занимался весь последний месяц?"
  Глаза Скримджера сузились. "Если бы вы перестали перебивать и отвечали на мои вопросы, я бы вам сказал". Он сорвался.
  "Это очевидно, Гарри". Гермиона с горечью сказала. "Они хотели получить шанс ковырять во все, что он оставил нам. Игнорировать обычную порядочность и вмешиваться в дела, на которые они не имеют права смотреть".
  "Следите за своим языком!" Скримджер сорвалась. "Министерство имеет право инспектировать что-либо подобного рода. Постановление о законной конфискации..."
  "Были нарушения!" Гермиона сломалась. "Вы не имеете права ссылаться на приказ для воли Дамблдора. Этот Указ был разработан, чтобы остановить передачу темных артефактов людям. Это не дает Министерству карт-бланш вмешиваться!"
  "Ты говоришь картошка..." Сказал Скримджер, отвергая действительность протесты Гермионы, как неактуальные. "Мистер Уизли, я должен начать с вас". Он полез в карман, вытаскивая Дилюминатор Дамблдора. "Это было твое завещание". Он протянул ее через плечо. "Ты знаешь, почему Дамблдор оставил это тебе? Это очень ценное оборудование. Почти наверняка одно из изобретений Дамблдора. Почему он оставил это тебе?"
  "Я не знаю". Сказал Рон. "Я имею в виду...Я знаю, что он делает, но я не знаю, почему он дал его мне".
  "Дамблдор был директором Хогвартса более сорока лет, мистер Уизли. До этого он был учителем почти двадцать лет. Как вы думаете, почему он оставил этот предмет вам, когда вы трое были единственными, чьи имена он назвал?"
  Рон пожал плечами. "Я не знаю, господин министр".
  Скримджер нахмурилась, прежде чем повернуться к Гермионе. "Для вас, он оставил личную копию книги "Сказки Барда Бидля" ".
  "Книга?" Лицо Гермионы просветлело. "Он оставил мне одну книгу. Круто!"
  С другим хмурым взглядом Скримджер передал потрепанный том. Гермиона взяла его, открыла крышку, прочитав страницу содержания, прежде чем она обратилась к первой главе.
  "Как вы думаете, почему Дамблдор оставил это вам, мисс Грейнджер?" Скримджер потребовал, пристально разглядывая Гермиону.
  "Потому что я книжный червь, министр". Гермиона сказала, не поднимая глаз. "Должно быть, он знал, что я не читала этого". Она тепло улыбнулась ему, ее глаза мерцали знакомым образом. "Мне определенно понравится, сэр. Спасибо за доставку". Она источала сарказм, который не был потерян для Гарри или министра.
  "Вы когда-нибудь обсуждали коды или способы передачи секретных сообщений?" Скримджер потребовал.
  "Нет, сэр. Никогда." Невинно сказала Гермиона. И это правда; профессор Снейп научил их этому полезному навыку, а Тонкс добавила свои два пенса.
  Скримджер хмыкнул, прежде чем поворачиваясь к Гарри. "Есть две вещи для Вас, Поттер. Первый заключается в следующем". Он полез в карман и вытащил оттуда маленький золотой шарик размером с грецкий орех. "В своем завещании он сказал: "У меня есть снитч, который он поймал в своем первом матче по Квиддичу в Хогвартсе, как напоминание о награде за настойчивость и мастерство".
  Гарри улыбнулся. "Круто! Мне было интересно, что с ним случилось. Я читал в "Квиддиче на протяжении веков", что ловцы могут забирать снитчи, которые они ловят. Я всегда задавался вопросом, почему я никогда не делал этого".
  "Почему Дамблдор оставил вам этот снитч?" Сердито спросил Скримджер. Эта встреча прошла не так, как он хотел.
  Гарри моргнул. "Разве он не сказал в завещании? Напоминание о награде за настойчивость и мастерство". Он посмотрел на Гермиону. "Это же сказал нам министр, не так ли?"
  "Ага."
  "Вы думаете, это просто подарок на память?"
  Гарри нахмурился. "Что это еще может быть? Это снитч. Насколько я знаю, это просто снитч". Он сделал паузу, выглядя подозрительно. "Как вы думаете, это может быть что-то другое, министр?"
  "Я тот, кто задает вопросы!" Скримджер взревел. "И ты мне ответишь, мальчишка!"
  "Ах, ах". Покровительственно сказал Гарри. "Теперь я совершеннолетний. Вы должны называть меня "мужчина", а не мальчик."
  Скримджер проигнорировал упрек. "Я заметил, что ваш праздничный торт ко дню рождения в форме снитча. Совпадение?"
  Гарри усмехнулся и посмотрел на Гермиону и Рона. "Разве я не похож на игрока в Квиддич?" И Рон, и Гермиона кивнули. "Ловец?" Еще раз кивнули. "И разве я не был самым молодым ловцом в этом веке?" Опять они кивнули. Гарри повернулся к министру. "Я действительно не знаю, министр. Лично я считаю, что это какой-то секретный код."
  "Возможно". Задумчиво проговорил Скримджер. "Вы знаете, что снитч достаточно большой, чтобы держать внутри маленький предмет, Поттер. Дамблдор передает вам, что-то?"
  "Кроме того, что это снитч, а не что-то иное, что я знаю". задумчиво сказал Гарри. "За исключением того, что он хочет, чтобы я помнил о награде за настойчивость и мастерство".
  "Вы имеете в виду тот факт, что они обладают телесной памятью, министр?" спросила Гермиона, не отрываясь от книги. "Я уверена, это то, на что вы намекаете, Гарри, ты должен это понять. Конечно, ничего не будет, но министр не будет тебе доверять..." Она замолчала, когда переворачивала страницу. "Ах...да, министр не доверяет тебя, пока ты не коснешься его".
  Гарри пожал плечами и взял в руки снитч, подкидывая его вверх вниз. "Нет, похоже, это не что иное, как просто снитч, министр". Гарри положил снитч в карман, чувствуя, что усталые крылья развеваются. "Вы сказали, что Дамблдор оставил мне две вещи. Что это было?"
  Глаза Скримджера сузились. Гарри и Гермиона могли сказать, что он был разочарован отсутствием ответов со снитчем. "Последним пунктом был меч Годрика Гриффиндора. Однако мы не позволили этому завещанию быть прочитанным".
  Гермиона подняла глаза, и одна бровь поднялась изящно. "О, это будет хорошо".
  "Меч - важный исторический артефакт, и он никогда не принадлежал Дамблдору. Министерство конфисковало этот пункт". Скримджер откинулся на спинку кресла. "Мне любопытна, то, почему он оставил это вам".
  "Возможно, Дамблдор почувствовал, что у меня должно быть другое напоминание о наградах за настойчивость и мастерство, сер. В конце концов, я убил василиска этим клинком на втором году учебы". Небрежно сказал Гарри. Внутри он, однако, знал истинную причину, и он знал, что министерство, конфискуя меч, наносит удар по их поискам.
  "Я считаю, что есть еще одна причина, Поттер". Сказал Скримджер. "Я думаю, что Дамблдор верил, что только меч Гриффиндора, которым владеет Избранный, может убить Наследника Слизерина. Это правда?"
  Гарри пожал плечами. "Вот вам идея, почему бы вам не отправить Аврора, чтобы попытаться заманить Волдеморта с мечом и посмотреть, что произойдет. Если он соберется, я добровольно пойду и ткну его мечом Годрика. Как вам это?"
  "Не испытывай мое терпение, Поттер!" Скримджер зарычал.
  "Вы уже превысили предел моего!" огрызнулся Гарри в ответ. "Вы должны быть министром магии, черт возьми! Вы должны были возглавить страну! И что вы делаете со своим "ценным временем"? Вы просеиваете кости Дамблдора! Ищите быстрый выход!" Гарри позволил себе успокоиться. "Я думаю, здесь мы закончили, министр. Спасибо за доставку наших завещанных вещей ."
  В этот момент Артур и Молли ворвались в гостиную...
  
  
  ***
  
  
  "Скримджер провел предыдущий месяц, в работе над этими вещами: снитчем, книгой и дилюминатором. Он не планировал ни каких новых действий против Волдеморта. Он сделал несколько отличий в войне. Все, что он сделал, это проверил три предмета". Гарри вздохнул. "Неудивительно, что мы проигрывали. У наших лидеров вообще не было чувство приоритетности".
  Гермиона мягко фыркнула. "Тем не менее, у нас теперь были эти предметы. У Скримджера не было выбора, кроме как передать их, так как Декрет о законной конфискации дал только 31 день, чтобы проверить их. Книга была полезна, не то, что Скримджер мог узнать. Дилюминатор дал бы Рону возможность отслеживать нас, что-то, чем никто из нас не был особенно взволнован, если честно. А снитч? Ну снитч...Я оставлю это позже".
  Зрители слегка застонали, что побудило Гарри и Гермиона улыбнуться. Гарри наклонился через плечо, чтобы посмотреть на Дамблдора. "Не могли бы высказать им, сэр?"
  Портрет Дамблдора покачал головой. "Далеко не мне прерывать такую увлекательную историю, Гарри, мой мальчик. Ты рассказываешь это лучше, чем я когда-либо мог." Дамблдор мерцал в аудитории, прежде чем оглянуться на Гарри, который снова был лицом к фронту.
  "Я скажу одну вещь о снитче. На снитче было написано короткое сообщение, в котором мне было сказано, когда его использовать. В нем говорится: Я открываюсь под конец. Далее, свадьба Билла и Флер была следующей. Билл в значительной степени исцелился от нападения Грейбека, хотя его лицо было травмировано. Как сказала Флер в больничном крыле той ночью, она достаточно хороша для них обоих. Они поженились без сучка и задоринки...ну, с заминкой, вообще-то. Ой!" Гарри нахмурился, потирая теперь ушибленную руку, Гермиона невинно смотрела на него.
  "После свадьбы мы видели, как несколько человек разминались. Ксенофилиус Лавгуд, отец Луны был там, носил странный символ на цепочке на шее. Этот символ важен, но позже в истории. Крам присутствовал на свадьбе так, как Флер пригласила его, и он заметил символ. Сказал, что это был знак Гриндевальда. Ему не понравилось, что его носит Ксено.
  "Во время приема, я сидел с Элифасом Дожем, и я поздравил его с прекрасным некрологом в Пророке. Конечно, появилась двоюродная бабушка Рона - Мюриэл, и начала говорить про эти чертовы статьи от Риты Скитер в газете. Говоря о Кендре Дамблдор".
  "Ах, мама". Весело сказал Дамблдор. "Милая женщина. Она бы тебе понравилась, Гарри. Во многом, Лили, да и Гермиона, напоминают мне о ней. Маглорожденная, яркая, красивая...истинное удовольствие знать".
  "Тема Арианны Дамблдор была поднята. Я не знал, кто она. Я не знал, что семья Дамблдора жили и умирали в Годриковой лощине. Конечно, я знал, что мои родители похоронены, но я никогда не мог набраться смелости, чтобы пойти и увидеть их".
  Гермиона сжала его руку, когда он говорил.
  Альбус никогда не рассказывал людям о сестре. У него были свои причины для этого, и мы откроем их в свое время. Так...где я был? Ах, да. Мюриэл тиранила Дамблдора, Виктор Крам с нервозностью наблюдал за Ксено Лавгудом, из-за символа, который напоминал ему Гриндевальда, а люди пили, танцевали и веселились".
  "А потом Шаклболт испортил все. Или, вернее, его сообщение разрушило все. Я все еще помню это, даже сейчас. Оно было коротким, простым и ужасающим. Шак, ты помнишь, что там было?"
  В толпе Шаклболт пожал плечами. "Не особо, Гарри. Это было трудное время".
  "Верно. Да, так и было". Сказал Гарри. "Это было всего лишь 6 слов, но они были страшными, как ад. Послание было таким: Министерство пало. Скримджер мертв. Они идут". То как Гарри сказал, заставило нескольких людей поежиться от мурашек, холодная дрожь, мчащиеся вверх и вниз шипы. "И они собирались прийти. На самом деле, к тому времени, как мы поняли, что, черт возьми происходит, они уже прибыли. Пожиратели Смерти разрушили свадьбу".
  "Гермиона схватила Рона, к сожалению, и аппарировала нас троих оттуда. Мы появились в магловском Лондоне и направились в кафе. Пока мы были там, два Пожирателя Смерти напали на нас. Мы вырубили их, стерли память о нас, и ушли, направляясь в последние убежище. Гриммулд-Плейс. Древнюю и Благородную, сраную лачугу Блэков".
  "К счастью, я держала свою аварийную сумку". Гермиона плавно взялась за монолог. "И у Гарри все еще был мешочек из ишачьей кожи на шее. У нас все еще было все наше снаряжение. Несмотря на наш...внезапный отъезд, мы смогли продолжить нашу миссию".
  "У меня было видение, пока мы были в Гриммулд-Плейс", сказал Гарри. "Это значило, что у меня была большая мигрень с фотографиями. Волдеморт разозлился, что нас всех не убили или захватили на свадьбе. Беднягу Роули пытали. Конечно, поскольку он был убийцей-психопатом, ни я, ни Гермиона не чувствовали себя плохо из-за его участи".
  "В тот же вечер от Артура прибыл Патронус. Он, в основном, сказал нам, что все благополучно ушли, но за ними следили. Мы не могли вернуться, но, по крайней мере, они были живы и здоровы. Этого было достаточно для нас в тот момент".
  "Мы бродили по дому, ища, есть ли что-нибудь, что мы могли использовать. Я нашел тайник с письмами и прочим в комнате Сириуса. Письма моих родителей, описывающие Батильду Багшот. Все больше и больше вещей заставляли нас идти в Годрикову Лощину. Но почему? Что было такого в Годриковой Лощине, что такого важного? И почему вся это информация о прошлом Дамблдора должна была всплыть именно сейчас? Как это было уместно, теперь, когда человек был мертв? Так много вопросов, и почти не было ответов".
  "Когда я проснулась, чтобы найти Гарри, я признаюсь, запаниковала". Мягко сказала Гермиона. "Я побежала через дом, искал его, на случай, если он потерял сознание или будет иметь другие видения. Я нашла его в комнате Сириуса, и он показал мне письмо. Мне тоже было любопытно. Казалось нас подталкивали".
  "Еще одна вещь, пока бродили по дому. Мы нашли табличку: Регулус Арктурус Блэк - РАБ. Инициалы внутри поддельного хоркрукса. В течение лета после нашего четвертого года, пока мы вели войну с грязью на Гриммулд-Плейс, мы наткнулись на этот грязный старый медальон, который никто из нас не мог открыть. Глядя на воспоминание Дамблдора о прошлом Тома Риддла, я и Гермиона получили маленькую вспышку, сказав нам, что мы должны были ее распознать, но мы этого не сделали. Нам никогда не приходило в голову, что мы оба держали в руках один из чертовых хоркруксов Тома. Лично я думаю, что на хоркруксах были некоторые чары, которые заставили нас забыть. Немного как зачарование- уведомление-меня-нет".
  Гермиона кивнула. "Да...и у меня с Гарри почти идеальная память. Мы должны были это признать, но мысли об этом просто гаснули. Должно быть, это было какое-то заклинание".
  "Но теперь мы знали. Мы знали, кто взял медальон. Регулус Блэк. Пожиратель Смерти, который отверг своего хозяина. И самый верный слуга Регулуса все еще был рядом. Кричер!" Гарри крикнул, позвав к себе древнего эльфа. С треском, Кричер появился на сцене, глядя я обалдением на зрителей.
  "Как поживаешь, Кричер?" тихо спросила Гермиона.
  "Хозяйка спрашивает у старого Кричера о здоровье?" спросил эльф. "Госпожа слишком добра. Кричер в порядке, Спасибо, Госпожа".
  На своем портрете Сириус моргнул. "Он...в порядке?"
  "Бродяга", Гарри строго сказал, прежде чем посмотреть на эльфа. "Кричер, мы просто обсуждали, что произошло, когда мы прибыли на Гриммулд-Плейс в августе прошлого года. Мы будем благодарны за любой вклад, который ты можешь внести".
  "Как Мастер просит". Сказал Кричер, слегка поклонившись. Когда он наклонился вперед, на его шее блеснул золотой медальон.
  "Пока мы обыскивали комнату Регулуса, Гермиона вспомнила о медальоне, который мы видели в Гриммулд-Плейс. Я тоже вспомнил. Я признаю, я чувствовал себя дураком, потому что не вспомнил об этом раньше. Я сразу позвал Кричера".
  Кричер кивнул, его уши слегка хлопнули. "Хозяин спросил Кричера, куда делся медальон мастера Регулуса. Кричер сказал ему, что грязный трусливый человек украл его".
  Гарри усмехнулся. "Он имеет ввиду Мундунгуса Флетчера. Этот гнилой негодяй украл один из самых важных артефактов в Волшебном Мире. Если бы Волдеморт получил эти сведения, что он у него, то он бы умер мгновенно. Тогда же Кричер пояснил, что Волдеморт обратился к услугам эльфа. Конечно, в то время, Регулус еще был преданнейшим Пожирателем Смерти, и сразу же вызвал Кричера для исполнения долга".
  Кричер снова кивнул. "Кричер был взят Темным Лордом в пещеру у моря. За пещерой была пещера и лодка. Там...там был котел, полный блестящего зеленого зелья. Темный Лорд заставил пить зелье".
  Портрет Дамблдора ахнул. "Кричер, мне очень жаль".
  "Кричер благодарит мастера Дамблдора", торжественно сказал эльф. "Кричеру не понравилось блестящее зеленое зелье. После того, как Кричер закончил пить зелье, ое горел и корчился, а Темный Лорд рассмеялся, он уронил медальон в котел и поместил еще блестящее зеленое зелье. Затем Темный Лорд уплыл, оставив Кричера умирать в пещере".
  Некоторые из более умеренных людей в аудитории (в основном маглорожденные) ахнули от жестокости, в то время как фанатичные чистокровные кивнули в удовлетворении. Для этого эльфы и были хороши, на самом деле. Конечно, благодаря новым законам, эти фанатичные чистокровные скоро получат быстрый и сильный удар, если попытаются совершить что-то подобное.
  Гарри прочистил горло. "Затем, Кричер сказал нам, что аппарировал из пещеры. Поскольку Волдеморт думал, что домашние эльфы - это, в основном, паразиты, он никогда не думал о необходимости создания барьеров, которые остановили бы эльфа. Это дало нам возможность действовать. Однако мы не были уверены, что понадобится".
  "Тогда мастер дал мне медальон мастера Регулуса", сказал Кричер, повернувшись и наполовину поклонившись Гарри. "Кричер был удостоен подарка, и ушел, чтобы найти грязного человека-вора".
  "Мы ожидали, что Кричер вернется через несколько часов", сказала Гермиона. "В конце концов, домашние эльфы могут пойти куда угодно, и они очень могущественны. Но, Кричер не возвращался в течении нескольких дней. Пока мы ждали, пара Пожирателей Смерти заняла место на травянистой площади возле Гриммулд-Плейс. Они не пытались войти в дом, что было любопытно. Конечно, смерть Дамблдора ослабила чары Фиделиуса".
  Гарри усмехнулся. "Рон верил, что профессор Снейп дал бы адрес Волдеморту. Конечно, мы знали лучше. Единственная причина, по которой профессор Снейп дал бы адрес, это если бы мы ему это сказали".
  Портрет Снейпа медленно кивнул.
  "Нам даже удалось связаться с ним по коммуникатору, правда не долго. Он объяснил, что Пожиратели Смерти продвигаются медленно, собираясь в тени. Волдеморт отдался в полную власть паранойи, поэтому он не делился своими планами ни с кем, кроме тех, кто должен был знать".
  "Тогда же у нас был посетитель..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: дом Блэков, Гриммулд-Плейс ?12, Лондон
  Пятница, 22 августа 1997 года
  
  
  Гарри направился на кухню, когда услышал одну из звуковых ловушек, что Муди оставил. "Северус Снейп?"
  Очень знакомый голос мягко крикнул: "Это не я тебя убил, Альбус". Пыльный Голем снова растворился.
  "Опознайте себя!" Гарри рыкнул, его палочка была уже в его руке.
  "Я, Ремус Джон Люпин, иначе известный, как мистер Луни. Я гордый муж Нимфадоры "назови-меня-так-и-умрешь" Тонкс. Я был твоим учителем ЗОТИ на третий год, и я один из тех, кто знает, что твоего Патронуса зовут Сохатый".
  Гарри опустил палочку, не видя, что Рон и Гермиона стояли позади него, когда он бросился вперед, обняв своего неофициального крестного отца. "Хей, Лунатик". Гарри чувствовал, что пара невероятно сильных рук обернулась вокруг его ребер, но он не волновался.
  "Хей, детеныш", сказал Ремус. "Давно не виделись. Ты в порядке?"
  Гарри ответил Ремусу. "Да...больше никаких попыток не было. Мы все в порядке, Лунатик".
  Ремус снял плащ, показывая свои потрепанные одежды. "Значит, никаких признаков Северуса?" Он умудрился произнести достаточно неприятный рык и насмешку. "Позор".
  "Нет. Не думаю, что у нас будет возможность, если честно". Гарри сказал, потянувшись, чтобы поправить волосы назад, и мигнул часами, один палец удлинился. "Я бы не возражал о встрече с ним".
  Ремус потянулся, чтобы поцарапать нос двумя пальцами. Гарри кивнул незаметно. "Я не думаю, что ты единственный, кто хочет с ним поговорить, Гарри". Со вздохом, Ремус повел трио на кухню, садясь перед камином. "Есть многое, что надо обсудить".
  После того, как были налиты напитки, четверка села и заговорила. "Во-первых, за каждым наблюдают Пожиратели Смерти. Эти ПСы теперь включают в себя ряд сотрудников министерства, которые теперь имеют новые забавные татуировки, чтобы носить их со своими Аврорскими мантиями".
  Гарри кивнул, сердито вздыхая. "Сколько Министерства контролируют силы Волдеморта?"
  "Все, полностью, Гарри". Сказал Ремус. "Вы трое пришли сюда сразу после свадьбы?"
  Гермиона покачала головой. "Нет. Пришлось столкнуться с парочкой Пожирателей Смерти на Тоттенхэм корт Роуд. Рон думает, что Гарри все еще под "надзором"".
  Ремус насмехался. Он знал, что надзор - это чушь, но он понял, что им нужно продолжать действовать вокруг самого молодого мужчины Уизли. "Это невозможно. Надзор исчезает на семнадцатый день рождения. И даже, если бы этого не было, парочка Пожирателей Смерти, снаружи, несомненно использовало это, чтобы пройти сюда и схватить вас. Нет, должна быть другая причина".
  "Да, мы их заметили". Гарри сказал, заставляя Ремуса кивнуть, награждая его баллами. По опыту он знал, что магическое обнаружение Гарри и Гермионы было, по крайней мере, наравне с Дамблдором. Чтобы они пропустили пару Пожирателей Смерти...нет, это было слишком смешно, чтобы быть упомянутым.
  "После свадьбы..." Ремус начал медленно, "большинство людей которую не одобряли. Группа "сотрудников Министерства", которые были сочетанием Авроров и "специалистов", читай: Пожирателей Смерти, прибыли и обыскали Нору, ища вас троих. Конечно, раз тебя там не было, и они еще действовали так, как будто они от Министерства, они ничего не могли сделать. Согласно слухам, Пожиратели Смерти пытали Скримджера, чтобы он выдал ваше местоположение. Он не сдал тебя, Гарри".
  Бровь Гарри поднялась в шоке. Он честно думал, что Скримджер был более эгоистичным, чем это. Чтобы защитить Гарри... Он покачал головой, возвращаясь к теме. "Итак, они обыскали Нору, вероятно, допрашивая всех там. К счастью, я был в маскировке".
  "Истинно так". Ремус кивнул. "В тоже время, когда они атаковали свадьбу, другие группы попали в дом каждого известного члена Ордена. Погибших нет, но были и такие...неприятности. Родители Ним были замучены Круциатосом, но они в порядке".
  Рон моргнул, прежде чем начал рычать. "А как же все чары защиты?"
  "При полной поддержке Министерства?" Гермиона горько спросила. "С Аврорами, работающими рядом с Пожирателями Смерти? Они могли бы использовать бульдозер. Хотя, почему Авроры идут вместе с ними. Даже те, которые не прошли мимо, должны знать, что это толкает линию Пожирателей".
  Ремус кивнул, потянувшись в карман. "Да... есть еще кое-что". С быстрой вспышкой Ремус наложил заклятие сна на Рона, гарантируя некоторую конфиденциальность и более интеллектуальный разговор.
  "Итак, что происходит, Лунатик?" сказал Гарри, садясь и приступая к делу.
  "Я говорил с Северусом дважды. К сожалению, даже несмотря на то, что он в значительной степени ?1 для Волдеморта, на данный момент, он держится за пределами ближнего круга. Все Пожиратели Смерти ему не доверяют, поэтому с этого ракурса не так много новостей".
  "Пророк запустил серию статей, намекая, что ты ответственен за смерть Дамблдора. О, они не говорят это напрямую. Тебя просто хотят допросить об этом. Он они не остановятся ни перед чем, чтобы достать тебя. Рон и Гермиона нужны для честной игры, и они будут использованы в качестве приманки, чтобы схватить тебя".
  Гарри сопротивлялся желанию сказать, что "они могут иметь Рона". "Пророк действует по своей воле, или они работают под чутким присмотром Министерства?"
  "Министерства, насколько мы можем судить", сказал Ремус. "Не имеет значения, хотя. Они натравливают страну против тебя. Похоже, план состоит в том, чтобы кто-нибудь, кто видел тебя подчиняющим себе и называющим предводителем Пожирателей Смерти. Скримджер не был "убит". Он "на пенсии"".
  "Это один из способов описать все это". Пробормотал Гарри.
  "Парень, который заменил его - это Пий Толстоватый". Ремус сказал.
  "Ах, человек, который держал меня взаперти". Заметил Гарри. "Чертовски чудесно! Он Пожиратель или под Империусом?"
  "Империус", ответил Ремус. "Но это не имеет значения. Происходит гораздо большее. Волдеморт фактически правит страной. В настоящий момент внедряется новый регистр Маглорожденных. Все маглорожденные обвиняются в "краже магии"".
  Гермиона ахнула, прежде чем ее лицо снова осело с пылкостью. "Впечатляющий удар. Уничтожьте всех, кроме чистокровных. Лагеря или уничтожение?"
  "Мы еще не знаем". Ответил Ремус, протянув руки к волосам. "То, что мы знаем, что все маглорожденные "приглашены", чтобы зарегистрироваться. Любой, кто будет сомневаться, столкнется с визитом Пожирателей Смерти".
  Гермиона медленно кивнула. "Я думаю, нам нужно связаться с Амбридж".
  "Получил письмо от неё два дня назад". Сказал Ремус. "Её слова: она заботится об этом. Я доверяю ей, Гарри".
  "Как и я". Сказал Гарри.
  "Я тоже", Гермиона добавила. "Она будет держать маглорожденных в безопасности. Так, что это одна из вещей, о которой нам не нужно беспокоиться".
  Ремус кивнул пока не вздохнул. "Хогвартс теперь стал обязательным для всех ведьм и волшебников. Очевидно, не маглорожденных, но все-таки присутствуют. Обучение стало бесплатным, и финансирование привлекается непосредственно из Министерства".
  "Таким образом, Волдеморт держит твердую руку над детьми и убедится, что он может начать подготовку армии. Держу пари, что Слизеринцы мочатся в штаны от счастья".
  "Наверное", сказал Ремус. "Даже если я ненавижу это, это умный план. Держа всех детей в Хогвартсе, родители не могут действовать против Волдеморта без риска, подвергаемого их детей. Делая это, он эффективно нейтрализовал 70% волшебного населения".
  Гарри должен был с негодованием относиться к Волдеморту. Он, конечно, не был дураком. "Согласен. Фанатикам на это насрать, но умеренные и полукровки были сняты с игрового стола". Он кивнул. "Что-нибудь еще?"
  "Тонкс беременна". Ремус сказал через минуту. "Я признаю, что я ...беспокоюсь об этом".
  "Ремус прекрати". Сказал Гарри устало. "Ты знаешь, что любишь ее, ты знаешь, что она тебя любит. И вы оба знаете, что любой ребенок будет счастлив иметь двух блестящих людей, как вы, как родители".
  "Она сейчас со своими родителями". Медленно сказал Ремус." Как вы, наверное, понимаете, они не счастливы, что их единственная дочь вышла замуж за оборотня".
  "О, они могут засунуть свое недовольство в задницу!" Гермиона огрызнулась. "Ты - хищный зверь менее 12 часов в месяц, Лунатик. Тонкс хуже, и мы все это знаем. Ты хороший человек".
  Рем пискнул, когда Гарри и Гермиона, вскочили со своих стульев, схватив его в объятия. "Кроме того", сказал Гарри, "у малыша будет старший брат Гарри и старшая сестра Гермиона, которые будут учить его шутить. Что еще он мог попросить?"
  Со вздохом, Рем обнял их обоих. "На самом деле, это было желанием Тонкс, и я хотел поговорить с вами обоими. Мы не хотим, чтобы вы были для него старшими братом и сестрой".
  "О-ох..." тихо сказала Гермиона.
  "Нет, мы бы хотели, чтобы вы были крестными отцом и матерью для него". Сказал Ремус, притягивая их ближе. Он застонал, когда получил полную силу объятий от Гермионы Поттер, и Гарри подошел к ней.
  "Конечно", они сказали вместе. "Но это...до этого не дойдет, Лунатик". Сказал Гарри. "Я не позволю тебе умереть. Если ты это сделаешь, я выслежу тебя и убью сам. Ваш, с Тонкс, ребенок будет иметь Большого Папочку".
  "Спасибо, Гарри". Ремус сказал слезливо, прежде чем он выпустил их, стирая слезы из глаз. "Я...если это произойдет...ты позаботишься о нем?"
  "С ним? Это мальчик?" спросил Гарри.
  "Да. Ему осталось всего несколько месяцев, но мы знаем".
  "Конечно, Лунатк. Но до этого не дойдет", Гарри сказал. "Вот увидишь. Однажды мы оглянемся на этот торжественный разговор и посмеемся, как гиены".
  Ремус вздохнул. "Я надеюсь, Гарри...надеюсь".
  
  
  ***
  
  
   Гарри посмотрел через плечо на зеркало связи, где Ремус и Тонкс сидели, наблюдая за шоу. "Я говорил тебе, что это был глупый разговор, Лунатик".
  "Да, детеныш, ты говорил". Ремус вздохнул. "Вы были правы. Я ошибался. Ты правишь всем".
  "Отлично". Гарри повернулся к зрителям. "Лунатик изменил память Рона, чтобы он думал, что мы спорили, а Лунатик топал в гневе. Рон пытался утешить Гермиону из-за аргумента, который мы оба сочли довольно забавным". Гарри вздрогнул, Гермиона присоединилась к нему после того, как взглянула на разъяренного рыжего.
  "Мы все еще ждали, когда Кричер вернется с Мундунгусом Флетчером". Гарри продолжил, а потом показал на маленького эльфа, который молчал.
  "Кричер сумел найти грязного вора", гордо сказал он, "и он привел его к хозяину. Мастер был щедр, позволяя Кричеру уговорить грязного вора говорить".
  Гермиона усмехнулась. "Что означает, что Кричер мог ударить Флетчера по голове кастрюлей. Что, я признаю, гораздо меньшее, что я бы сделала".
  "Тоже самое и я", согласился Гарри. "Флетчер признался, что у него больше нет медальона. Он сбывал краденные вещи в Косом переулке, и к нему подошел сотрудник Министерства. И этот человек был прав: Вам нужна лицензия на торговлю магическими артефактами. Этот чиновник Министерства забрал у него медальон. А затем Мундунгус описал ее".
  "Кричер, что он сказал?"
  Кричер нахмурился, пытаясь вспомнить. "Грязный вор сказал: маленькая женщина. Не выше его на голову. Выглядела как жаба", цитировал Кричер.
  "Действительно". Гермиона сказала, кивнув в знак благодарности Кричеру, который покраснел от похвалы. "Итак, мы знали, что Ди все еще жива и активна. И что еще более важно, ей удалось заполучить один из необходимых нам хоркруксов". Кивнув, Кричер аппарировал, возвращаясь...что бы он там ни делал.
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Дом Блэков, Гриммулд-Плейс ?12, Лондон
  Понедельник, 1 сентября 1997 года
  
  
  Гарри материализовался на верхней ступеньки, едва успев удержать счастливый свист рвущийся изо рта. Пожиратели Смерти собирались следить за Гриммулд-Плейс еще долго, но все еще не пытались его штурмовать. Он впустил себя в дом, будучи слегка наказанным Кричером из-за прогулки по дому в обуви, прежде чем встретиться с Гермионой и Роном на кухне.
  "Итак, какие новости?" спросил Рон, приминая огромный кусок хлеба в его суп, проливая половину на низ его мантии, заставляя Гермиону морщить нос.
  Гарри сел, поблагодарил Кричера за его чашу, прежде чем есть с показательным изяществом. "Я получил копию Пророка". Медленно сказал он. "И есть новости". Он вытащил его из кармана, слегка сплющив, прежде чем передать его Гермионе.
  Там большим жирным шрифтом вверху был заголовок: "СЕВЕРУС СНЕЙП УТВЕРЖДЕН ДИРЕКТОРОМ ХОГВАРТСА!" На долю секунды у Гермионы была улыбка на лице, но она была быстро изгнана. Это была действительно хорошая новость для их стороны.
  Рон выплюнул полный рот супа, когда читал статью. "Этот...этот...это безобразие!" Он ревел. Он упал вперед, когда Кричер щелкнул пальцами позади него, аккуратно вырубая рыжего.
  "Спасибо, Кричер". Нежно сказала Гермиона.
  "Пожалуйста, Госпожа". Сказал Кричер прежде чем выйти.
  "Это великолепно!" Ярко сказала Гермиона. "Северус сможет там сделать много хорошего".
  Словно кий, часы Гарри завибрировали. "Да".
  "Снейп Поттеру".
  Гарри ухмыльнулся. "Севви!"
  "Не называй меня так". Пришел усталым голосом Снейп. "Каждый чертов раз, Гарри".
  "Я знаю...директор"
  "Ах, вы уже слышали".
  "Как-то трудно не сделать этого". Сказала Гермиона. "Это на первой полосе Ежедневного Пророка. Поздравляю, сэр".
  "Я благодарю вас, но я должен сказать, что я не хочу быть директором. Я хочу, чтобы Дамблдор вернулся, а Волдеморт, этот ублюдок, ушел".
  "Думаю, мы все этого желаем, сэр", поддержал его Гарри. "Но, в сложившихся обстоятельствах я думаю, что это, вероятно, к лучшему".
  "Я ненавижу бумажную работу". Проворчал Снейп. "И я ненавижу Керроу. Вы видели другие назначения персонала? Алекто Керроу, та самая маленькая сука, которая поддерживала Драко на Астрономической башне, преподает Магловедение? Единственное, чему она может научит о Маглах - это как убивать, насиловать, калечить и мучить. Она не может сказать вам, как отправить кому-то электронное письмо, или как получить рыбу и чипсы. А Амикус учит ЗОТИ? Это меня разозлило. Возможно, Темное искусство. Оборона...НЕТ. Бесполезно. Совершенно бесполезно".
  Гарри просто дал Снейпу снять груз с души.
  "Это напоминает мне, где Уизли?"
  "Бессознания". Самодовольно сказала Гермиона.
  "Ах. Ну, тогда мои поздравления и благодарности тому, кто это сделал".
  "Мы передадим это Кричеру, сэр". Сказал Гарри. "Я знаю, что МакГонагалл известно о вас, сэр, но как насчет других учителей?"
  Голос МакГонагалл послышался из коммуникатора. "Они осознают, что все изменилось, Гарри. К сожалению, ни у кого из них нет навыков в Оклюменции, за исключением Горация Слагхорна, и мы мало что можем сделать, чтобы подготовить их. Таким образом, они все еще вне петли. Однако мы знаем, что наш первый долг и ответственность перед детьми. Ни один сотрудник не уйдет".
  "Это хорошо". Сказала Гермиона. "Экспресс должен скоро прибыть, не так ли?"
  Была пауза. "Примерно через час, полтора", Снейп сказал через мгновение. "Мы надеялись новости о вашей охоте, Гарри. Все становиться хуже. Мы мало что можем сделать открыто",
  Гарри кивнул, хотя они не могли его увидеть. "У нас есть зацепка, сэр. Медальон. По словам Флетчера, который украл его, он был конфискован сотрудником Министерства".
  "Дерьмо". Прямо сказала МакГонагалл. "Это проблема".
  "Долорес Амбридж".
  "Это меньше проблем". Через мгновение сказала МакГонагалл. "Будет ли она отказываться от него?"
  "Мы верим, что она это сделает". Сказала Гермиона. "Она, как вы и Северус, работая в системе, пытается противостоять Волдеморту".
  "Хорошо. А как же другие зацепки?" спросил Снейп.
  "Пока ничего. Мы сосредоточились на этом и собрали некоторые припасы". Сказал Гарри. "Мы должны быть готовы в ближайшее время. К сожалению, нам удалось установить наблюдение".
  "Ах, да", глухо сказал Снейп. "Это потому, что они узнали про завещание Сириуса. Это стало достоянием общественности в архивах Министерства, и поскольку Волдеморт контролирует Министерство".
  "Мы знаем". Сказал Гарри. "Ремус заходил несколько дней назад. Тонкс беременна, вы знаете".
  "Она что?" спросила МакГонагалл, а Гарри и Гермиона почти слышали, как она становится задумчивой. "Мне придется с ней поговорить, позже".
  "Вообще-то, Северус, мне было интересно". Сказала Гермиона. "Может ли Ликантропия передаваться по наследству?"
  "Я не знаю". через мгновение сказал Снейп. "Это не то, что регулярно проверяется. Насколько мне известно, оборотнем не рождаются, а просто превращаются. Министерство имеет строгие законы в отношении оборотней, имеющих детей. Если оба родителя Ликантропы, я бы предположил, что болезнь передастся. Только с одним...мы должны помнить, что Тонкс - Метаморфомаг, и это магия может стать доминантой по сравнению с ликантропией. Пока ребенок не родиться и не будет проведено несколько тестов, мы просто не узнаем".
  "И когда вы говорите "тесты", вы имеете в виду..." Гермиона отступила, надеясь, что следующие слова из уст Снейпа не будут "расчленением".
  "Рутинный анализ крови, в первую очередь". Вскользь сказал Снейп. "Возможно, небольшой образец кожи, может быть подвергнут серебру. Если кожа горит, то, ребенок будет хотя бы частично поражен Ликантропией".
  Гарри посмотрел на Гермиону, которая пожала плечами. "Кажется достаточно просто". Она вздохнула. "Что-нибудь еще нам нужно знать?"
  "На данный момент, не пытайтесь связаться с нами". Прямо сказал Снейп. "Мы просто не знаем, когда мы будем в безопасности. Для нас будет лучше, если мы свяжемся с вами".
  "Понял и признал". Сказал Гарри. "Берегите себя, слышите меня?"
  "Да, сэр!" Снейп и МакГонагалл сказали в военной моде.
  "Пара забавных педерастов, не так ли?" тихо застонал Гарри. "Я серьезно".
  "Мы знаем". Они сказали в унисон. "И вы убедитесь, что и ты и Гермиона позаботитесь о себе". Страстно сказал Снейп. "Последняя вещь, которую я хочу видеть, как мои племянник и племянница пострадали".
  "Мы будем осторожны". Сказала Гермиона. "В конце концов, мы взяли Рона с собой...что может пойти не так?"
  "Я не буду удостаивать это ответом". Снейп презрительно усмехнулся.
  После того, как звонок закончился, Гермиона пополнила обе тарелки, и со вздохом разбудила Рона. Он моргнул на мгновение, прежде чем схватиться за ложку и продолжать пихать суп в рот.
  Гермиона притворилась, что перечитывает статью, цитируя кусочки. Рон рассеянно кивал, продолжая есть.
  
  
  ***
  
  
  "В тот же вечер у меня было другое видение". Сказал Гарри. "Я видел, как Волдеморт пытал семью, искал информацию о Григоровиче. Рон стоял прямо там, так что Гермиона критиковала меня за то, что я не практиковал Оклюменцию".
  "Я ненавидела эту чертову связь". Горько сказала Гермиона. "Даже Оклюменция не могла заблокировать его, так как это было, по сути, дырой в голове Гарри. Он не мог заблокировать его, не смотря ни на что. Это просто было невозможно".
  "Итак, мы знали, что медальон был в Министерстве", продолжил Гарри, "и мы верили, что меч Гриффиндора тоже там был. В конце концов, Скримджер конфисковал его, и мы никогда не думали спрашивать Северуса или Минерву". Он хихикал сам себя обесценивая. "Я бы хотел, чтобы мы спросили".
  "За пределами Министерства мы оглушили пару человек и стащили немного волос для Оборотного зелья. Мы пробрались внутрь, разделились, чтобы найти наши цели".
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Министерство Магии, Лондон
  Вторник, 2 сентября 1997 года
  
  
  Рон ушел, как ремонтник, чтобы исправить чей-то офис, оставив Гермиону, в образе Мафальды Хопкирк, и Гарри стоял вместе с ней в атриуме, глядя на ужасную статую, которая заменила фонтан магического братства. Это была, честно говоря, мерзость, достаточно, чтобы заставить Гарри хотеть взорвать ее. Скоро...сказал он себе.
  Они направились к лифту, поднимаясь на первый уровень. Ни он, ни Гермиона в действительности не знали, куда они должны были пойти, но они были в более невыгодных ситуациях.
  Когда дверь лифта открылась, сердце Гарри прыгнуло в его груди. Перед ним стояла та самая женщина, которую он хотел видеть, разговаривающая с длинноволосым волшебником, одетым в черное и золото. Гарри вспомнил, из его "отработок" в пятый год, что это Пий Толстоватый, человек, который заменил Скримджера в качестве Министра.
  Он взглянул на Гермиону, послав молчаливое сообщение. Она слегка кивнула, прежде чем выпрямиться. Амбридж и министр вошли в лифт, оставив двух людей, которые разговаривали с ними.
  В тот момент, когда дверь закрылась, палочка Гарри взмахнула, остановив лифт, в то время как палочка Гермионы послало оглушение на министра. Амбридж сделала шаг назад, ее палочка, появилась в руке быстрее, чем пропорционально было видно.
  "Я торжественно клянусь, что замышляю только шалость". Сказал Гарри, улыбаясь Амбридж. "И я торжественно клянусь, что ты не уродина".
  Лицо Амбридж распалось на широкую улыбку. "Гарри Поттер, как я живу и дышу!" Она спрятала свою палочку в карман, стиснув его в обтягивающие объятия. "Черт, Гарри, рада тебя видеть!" Она посмотрела на Хопкирк - Грейнджер. "Мисс Грейнджер, я полагаю?"
  Гермиона кивнула. "На самом деле уже миссис Поттер, Ди" Она приняла объятия. "И я согласна с Гарри, очень рада тебя видеть".
  Ди смотрела на нее в буфер обмена. "Я предполагаю, что вы находитесь под Оборотным? Чары Гламура не слишком хорошо работают здесь". Она откинула рукав назад, показав гламурный браслет, который она носила. Глаза Гермионы могли видеть изменения с пятого года, дающие больше мощности. "Пришлось увеличить это дважды".
  "Да. У нас есть еще пятьдесят минут". Сказал Гарри, решив приступить к делу. "Мы на самом деле здесь, чтобы увидеть вас. Вы конфисковали медальон у Флетчера".
  Ди уже сняла медальон с ее шеи. "Да...это так...это не совсем нормально, Гарри. Я наложила на него стазис. Я начала чувствовать себя очень странно, когда носила его, я просто...Я знала, что ты захочешь это". Она передала его. "Я не думала, что ты будешь рядом так скоро. За твою голову дали цену, понимаешь?"
  Гарри кивнул, повесив себе на шею медальон, и спрятал его под одеяние. "Да, всего G10,000. Я расстроен из-за этого. Я думал, что буду стоить больше".
  "Для меня", мягко сказала Гермиона.
  Ди усмехнулась от признания в любви, что она показывала супругу перед ней, даже под Оборотным. "Так как время Ограничено, мы должны двигаться дальше. Что вы знаете о том, что происходит в Министерстве?"
  "Волдеморт захватил власть. Ваше прикрытие позволяет вам сохранить свое положение". Гермиона произнесла мгновенно.
  "Действительно". Ди кивнула. Она знала, что они в центре внимания. "Теперь Министерство обыскивает маглорожденных, заявив, что они, должно быть, "украли" их магию. Идиоты...Я та, кто отвечает за решения"
  "О?"
  "Да. Я отправляю их в лагеря, где они уйдут с пути".
  "А правда?" спросила Гермиона.
  Ди вздохнула. "Я посылаю их в Батлинз-Майнхед, Сомерсет, где последняя группа реальных Авроров работают для их защиты. Их палочки конфискуют до того, как их отправят, и Авроры отдают их обратно, когда они добираются до лагеря".
  Гермиона засмеялась. "Какая ирония".
  Ди пожала плечами, выглядя немного смущенно. "Это было единственное решение, в данной ситуации. Никто, даже правительство маглов, не заметит, что многие люди прибывают в лагерь отдыха".
  "Нет, это великолепно!" сказал Гарри, хихикая. "Толька ты так могла Ди".
  Ди посмотрела на часы. "На самом деле я иду на одно из "слушаний". Гарри, я предлагаю сделать тебе быстрый круг по Министерству. Найдите кого-нибудь, с кем вам нужно быстро поговорить. Вы в настоящие время нежелательное лицо ?1, и они захотят схватить вас".
  Гарри кивнул. "Артур Уизли все еще здесь?"
  "Да, все верно". Ди подтвердила. "Но за ним следят. За всеми Уизли. Будь осторожен, Гарри. У стен есть глаза и уши. В некоторых случаях буквально". Она повернулась в Гермионе. "Мне нужно, чтобы ты пошла со мной. Сегодня утром слушается группа маглорожденных". Она вздохнула. "К сожалению, я должна быть для них стервой. Вы можете помочь мне вытащить их?"
  Гермиона кивнула.
  "У нас не так много времени. Нам нужно разбудить министра и вернуться. Время не на нашей стороне".
  Гарри левитировал министра до того, как Гермиона разбудила его. В тот момент, когда он моргнул, Гарри выпустил левитацию, щелкнув палочкой, чтобы привести лифт в движение.
  
  
  ***
  
  
  Гарри ухмыльнулся на публику, которая смотрела на него в полном шоке. "Итак, Амбридж не лгала. Она отправляла маглорожденных в лагеря, чтобы убрать их с пути чистокровных. Конечно, она не упоминала, что это были магловские лагеря отдыха, под защитой Авроров. Тем не менее, Пожиратели Смерти не нуждались в этой маленькой информации".
  Гермиона вздрогнула, когда увидела, что на лице Артура был шок. "Вы действительно думали, что мы им позволили бы делать такие вещи? Да, мы держались низкой позиции, но мы не позволяли Министерству, даже тому, которым управлял Волдеморт, делать такие вещи. Ни каких шансов даже в аду".
  "Ди работала внутри", сказал Гарри. "И она дала нам хоркрукс, который мы отчаянно хотели. Это было так просто, что было немного тревожно". Он пожал плечами. "Тем не менее, мы не жаловались слишком много. Мы были на шаг ближе к нашим целям".
  "Во время нашего побега из Министерства, после того как Пожиратель Смерти Яксли понял, что мы самозванцы, мы аппарировали. К сожалению, Яксли схватил меня за руку, когда мы переносились в Гриммулд-Плейс. Мне не удалось от него отбиться, но я уже вывела в пределы границ защиты. Он мог вернуться и, возможно, взять с собой друзей. В обозримом будущем Гриммулд-Плейс больше не был вариантом".
  "К счастью, мы планировали на этот случай. Внутри бездонной сумки Гермионы была палатка, которую мы использовали во время Кубка мира по Квиддичу. Нам удалось аппарировать, но Рон был расщеплен во время побега и истекал кровью".
  "Ей удалось вылечить его травму, но ему нужно было время, чтобы отдохнуть и восстановиться. Итак, мы установили палатку в лесу, наложив несколько чар и защит".
  Гермиона фыркнула. "Несколько? Гринготтс завидовали бы нашей защите. Пока мы были внутри границ, нас просто не существовало. Я не просто защитила наш участок, я удалила нас из реальности. Или достаточно близко, к любом случае".
  "После того, как палатка бала установлена, мы начали говорить о Волдеморте. Рон пришел в себя и огрызнулся, хотел чтобы мы не произносили его имя. Что мы должны уважать его". Гарри фыркнул. "День, когда я зауважаю Волдеморта, это день, когда Сатана будет работать в снежной пурге". Он вздохнул, когда увидел потерянные взгляды на лицах зрителей. "День, когда ад замерзнет". После того, как толпа кивнула в понимании, он продолжил.
  "Мы отнесли Рона в палатку, бросили его на койку, затем взглянули на хоркрукс. Я мог сказать, просто находясь рядом с ним, что он все еще активен, и он не был уничтожен. Мы знали, что уничтожение этой мерзости должно стать приоритетом. Джинни Уизли не могла контролировать себя, когда у нее был дневник Волдеморта, внушение было настолько велико. Мы знали, что медальон будет таким же. К счастью, я и Гермиона оба прекрасные Оклюменты, поэтому знали, что сможем контролировать себя".
  Рон вспыхнул в зале свекло-красным. Он знал, что он никогда не был мастером в Оклюменции, и что хоркрукс сильно повлиял на него во время его ношения. Он знал, что последний расчет с Поттером и его стервой наступит, и решил приготовиться к этому.
  "В то время, когда я был на дежурстве в тот вечер, у меня было другое видение от Волдеморта. Он мучил Григоровича, создателя палочек, что бы узнать о другой палочке. Григорович сказал Волдеморту, что эта палочка была украдена много лет назад, и Волдеморт убил его из-за этого маленького куска информации".
  Он вздохнул, затем посмотрел на свою жену и спросил, стоит ли им открывать какую именно палочку он искал. Она слегка покачала головой, сказав ему подождать еще немного. Он слегка кивнул, прежде чем повернуться назад.
  "Мы покинули лес, не желая оставаться на одном месте слишком долго. Мы знали, что Министерство использует сеть магических поисков за нами, и пребывание в течении долгого периода времени будет приглашением прийти и схватить нас. Мы передвигались, собирая свежие продукты с ферм и оставляли им деньги за это. У нас все еще был разумный запас золота, которое я взял из своего хранилища. Мы согласились, чтобы каждый носил хоркрукс, так как он просачивал отрицательные эмоции. У меня были проблемы с вызовом моего Патронуса во время его ношения. Несмотря на то, что я довольно опытный Оклюмент, хоркрукс был пиявкой. Каждый раз, когда я использовал магию, нося его, он крал часть энергии, пытаясь применить ее в действие".
  Гермиона откашлялась. "Я взяла следующую смену, нося его, и сразу поняла, что Гарри имел в виду, говоря что это пиявка. Это было...ужасно. Действительно ужасно. Каждый раз, когда я поднимала палочку, она била меня по щитам разума. Могущественно, но отстраненно".
  "Мы отправились в детский дом, в котором воспитывался Волдеморт, выполняя краткий осмотр. Мы не слишком углублялись, потому что знали, что профессор Дамблдор уже обыскал его. Однако, если взяв хоркрукс с собой, мы думали, у нас будет больше шансов найти его собратьев. Там ничего не было".
  Гермиона ухмыльнулась. "Вот здесь становится немного интересней. Мистер Уизли, не могли бы вы на минутку снять чары с Рона?" После того, как Артур дернул палочкой в сторону своего сына, Гермиона задала вопрос: "Рон, в течение тех недель, пока блуждали по всей стране, что мы делали?"
  "Искали другие хоркруксы". Угрюмо сказал Рон.
  "А мы нашли что-нибудь?"
  "Нет".
  "Спасибо, Мистер Уизли". Сказала Гермиона, кивнув Артуру. После того, как на Рона снова пали чары, его лицо стало еще более красным. Гермиона посмотрела на зрителей. "Боюсь, что Рон ошибается. Мы добились успеха в нашей миссии. На каждой из локаций, куда мы ходили, мы нашли хоркрукс. Старые хоркруксы, от фигур на протяжении всей истории. Некоторым из них тысячи лет".
  Дамблдор моргнул в своем портрете. "Ты имеешь в виду..."
  Гарри кивнул. "Мы нашли каждый хоркрукс на Британских островах. Их было не мало. Основываясь на этом, мы можем видеть, как Том Риддл узнал о них. В конце концов, я думаю, что число, которые мы собрали, был...Гермиона?"
  "Сорок семь". Она сказала, в самом деле. "Сорок семь различных ведьм и волшебников создали хоркруксы. Сорок семь бессмертных ведьм и колдунов. При правильных заклинаниях и компонентах, мы имели сорок семь других, возможных, Темных Лордов и Леди. Естественно, мы не хотели этого допускать".
  "Мы собрали их всех, положив их в мешочек из ишачьей кожи, который дал мне Хагрид. Каждый раз, когда мы находили хоркрукс, мы стирали память Рону".
  Перси Уизли снова строчил свои записки, с маленькой улыбкой на его лице. Гермиона уставилась на него на мгновение, прежде чем убрать усмешку. Она наклонилась ближе к Гарри. "Его мысли: я их сейчас поймал!"
  "Его ждет грубый облом". Прошептал Гарри. "Итак, мы нашли якоря бессмертия различный людей. Мы все еще искали хоркруксы Волдеморта, но также и выполняли государственную службу. Тем не менее, мы могли бы сказать, что Рону было скучно и он был раздражен миссией. Он, вероятно, думал, что это будет похоже на наши предыдущие приключения в Хогвартсе, где у нас были теплые кроватки и три больших приема пищи в день. Сидение в холодной палатке во время путешествия по стране ему уж точно не понравилось".
  Рем выступил с зеркала связи. "Я хотел бы добавить, что в то время, как они бродили по стране, Орден Феникса был фактически связан. Каждый из нас постоянно находился под наблюдением Пожирателей Смерти. Если бы мы даже попытались действовать, как это сделал Грозный Глаз Муди, нас бы казнили. Так что мы не могли ничего делать, кроме исследований".
  "Ремус и Тонкс были большой помощью". Сказала Гермиона, оглядываясь через плечо и подмигивая им. "Каждый раз, когда мы находили хоркрукс, мы проверяли его, выясняя, кому он принадлежал". Она слегка вздрогнула, когда повернулась к зрителям. "За эти месяцы мы узнали больше о темных ведьмах и волшебниках, чем когда-либо во время урока истории".
  "За исключением Тома Риддла, никто в истории не создавал больше одного хоркрукса". Сказал Гарри. "Они знали, что разделение души не раз было слишком опасным. Это вызывало...осложнения".
  "Такие как безумие, паранойя, массово подавление эмоций". Гермиона мягко читала лекцию. "Они знали, что бессмертие - проклятие, а не благословение. Они хотели жить, правда, но они хотели сохранить часть себя. Риддл потерял это. Он стал не более чем сумасшедшим".
  "Однажды вечером, примерно через месяц, через шесть недель после нашей миссии служения, мы ужинали". Гермиона продолжила рассказ. "Рон жаловался на мою стряпню. Меня это не беспокоила. Я знаю, что не могу быть блестящей во всем. Гарри - повар, не я".
  "Во время спора я сказал им обоим заткнуться. Я услышал кого-то за пределами палатки. Больше, чем один человек". Гарри плавно принял монолог. "Мы слышали разговор, слушали его. Это были несколько гоблинов и несколько маглорожденных, которые бежали от акта регистрации маглорожденных".
  Гермиона кивнула. "Дин Томас, Тед Тонкс, Дирк Крессвелл, Грифук и Горнюк. Гоблины говорили волшебникам, что они отказались участвовать в той войне, которая, по сути, была войной волшебников. Дин не знал, был ли он маглорожденным или полукровкой, так как его отец ушел, когда он был ребенком. Он не хотел рисковать, так как Пророк сказал людям, что маглорожденные были удалены. Я не виню его, на самом деле".
  "Мы услышали разговор о мече Гриффиндора, что-то, что мы знали, что нам нужно. Профессор Снейп поймал несколько человек, которые пытались украсть меч из его кабинета в Хогвартсе. Одним из пойманных воров была Джинни Уизли. Итак, профессор Снейп попытался взять меч в Гринготтс, где бы он был в безопасности".
  "Тем не менее, Грифук сказал, что меч Гриффиндора, который профессор Снейп пытался поместить в хранилище, был подделкой, сделанный волшебником, а оригинал создан гоблинами".
  Портрет прокашлялся. "Я, конечно, знал, что это подделка...все же я создал это. Спасибо Альбусу, я знал, что меч Гриффиндора понадобится "избранным", и у меня не было намерений отдавать его Волдеморту".
  Гарри усмехнулся на несколько ошарашенных лиц. "О, пожалуйста!" он насмехался. "Мы говорили вам, что профессор Снейп был хорошим человеком, и на нашей стороне. Он не работал на Волдеморта. Мы объяснили, почему он присоединился к Пожирателям Смерти, и мы объяснили, почему он ушел. Мы рассказали вам о помощи, которую он оказал нам в подготовке к войне...почему вы выглядите удивленными?"
  ОН вздохнул, покачал головой и продолжил. "Грифук думал, что он был умен, не сказав Северусу, что это подделка. Мы также слышали, что пойманные воры были жестоко наказаны Снейпом за смелую попытку украсть что-то у него". Гарри посмотрел на Джинни, которая не выглядела так, как будто ее жестоко наказали. "Потом мы узнали, что Ксено Лавгуд использовал Придиру, чтобы печатать правду обо всей ситуации в стране. О Министерской тирании, исчезновениях...все это".
  "У Гермионы была вспышка вдохновения; в то время, как мы были в Гриммулд-Плейс, мы стащили картину со стены. Это был Финеас Найджелус Блэк, один из бывших директоров. Так как он был Блэком, у него был второй портрет самого себя, и он мог путешествовать между ними. Это был исключительный способ связи между Гриммулд-Плейс и Хогвартсом, на случай если зеркала не будут доступны".
  "Она вытащила его из бездонной сумочки и наложила заклятие, чтобы запечатать его в своей раме и завязать ему глаза. Мы не хотели, чтобы кто-то знал, где мы были и видел, кто был с нами. Все портреты в Хогвартсе должны были помогать директору, но они также были хорошо известны, как чертовы болтуны и выдавали любую информацию".
  Портрет Дамблдора прочистил горло. "Не все из нас, Гарри. И Финеас был Блэком, в первую очередь".
  "Как и Белла". Гарри напомнил ему, не оглядываясь назад. "И у нее не было преданности".
  Гермиона продолжила рассказ. "Мы узнали, что Джинни, Невилл и Луна были ворами, которые пытались украсть меч Гриффиндора. Итак, Снейп поручил им отработку с Хагридом в Запретном Лесу. Помните сделку, которую Ди заключила с Кентаврами на пятый год? Четыре эскадрона Авроров жили в лесу, и они защищали их. Кроме того, Хагрид всегда был верен Дамблдору. Какой лучший способ "наказать" студентов, чем отправить их в лес, где Авроры, Кентавры и Хагрид будут держать их в безопасности?" Она нанесла удар. "Они, вероятно, все напились Кентавровского Эля и выспались".
  Джинни покраснела. Это было то, что произошло, хотя все, троя, согласились никогда никому не говорить.
  "Профессор Блэк сказал нам, что профессор Дамблдор хотел сохранить меч доступным в случае, если что-то произойдет. Мы знали, что меч обладает силой яда Василиска, благодаря "приключению" в Тайной Комнате. Дамблдор никогда бы не позволил Министерству обладать им. Именно тогда мы поняли, почему Скримджер отдал нам меч после чтения завещания, и это не было проблемой. Однако, возникла другая! Где, черт возьми был меч Гриффиндора?"
  "И..." сказала Гермиона с усмешкой на лице, "произошло нечто поистине удивительное".
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Лес, где-то в Британии
  Воскресенье, 30 ноября 1997 года
  
  
  Рон ходил взад вперед по палатке, разглагольствуя о том, что Гарри понятия не имеет о миссии. Гарри спокойно противостоял обвинительным фактам, что-то, что было полностью потеряно для рыжеголового.
  "Итак, почему ты все еще здесь?" Гарри спросил Рона.
  "Я ищу", сказал Рон.
  "Тогда иди домой". Сказал Гарри.
  "Да, может быть, я уйду!" крикнул Рон, и он сделал несколько шагов в сторону Гарри, который не отступил. "Разве ты не слышал, что они сказали о моей сестре? Но тебе не до крысиной задницы, не так ли, это только Запретный лес, Гарри я-сталкивался-с-худшим Поттеру все равно, что случиться с ней там! Хорошо, хорошо, хорошо? Гигантские пауки, разумные вещи!"
  "Я только что сказал...она была с остальными, они были с Хагридом".
  "Да, я понимаю, тебе все равно! А что насчет остальных членов моей семьи? "Уизли не нуждаются в ранении еще одного ребенка", ты слышал?"
  "Да, я..."
  "Не обеспокоен, что это значит, хотя бы?"
  "РОН!" сказала Гермиона, заставляя себя встать между ними. "Я не думаю, что это означает, что что-то снова случится, что-то, о чем мы не знаем; думаю, Рон, Билл уже испугался, многие люди, должно быть, видели, что Джордж потерял ухо, и ты должен быть при смерти с лишаем, я уверена, что это все, что он имел в виду".
  "О, ты уверен, не так ли? Тогда я не буду о них беспокоиться. Все в порядке для тебя, не так ли, с твоими родителями, они в безопасности".
  "Мои родители мертвы!" взревел Гарри.
  "А у меня может быть тоже самое!" кричал Рон.
  "ТОГДА ИДИ!" кричал Гарри. "Вернись к ним, притворись, что ты справился с лишаем, и мамочка сможет тебя накормить и ..."
  Рон сделал резкое движение, Гарри отреагировал, но прежде чем обе палочки были извлечены из их карманов, Гермиона подняла свою.
  "ПРОТЕГО!" крикнула она, и невидимый щит между ней и Гарри, с одной стороны, и Роном, с другой; все они были вынуждены сделать несколько шагов назад из-за силы заклинания, и Гарри, и Рон зыркали по обе стороны прозрачного барьера, как будто они видели друг друга впервые. Гарри почувствовал острую ненависть к Рону, между ними что-то сломалось.
  "Оставь хоркрукс", сказал Гарри.
  Рон сорвал цепь с шеи и бросил медальон в соседнее кресло. Он повернулся к Гермионе.
  "Что ты делаешь?"
  "Что ты имеешь в виду?"
  "Ты остаешься или как?"
  "Я..." Она выглядела измученной. "Да...да, я остаюсь. Рон, мы сказали, что пойдем Гарри, мы сказали, что поможем..."
  "Я понял. Ты выбрала его".
  "Рон, нет...пожалуйста...вернись, вернись!"
  Ей помешало ее собственное защитное заклинание; к тому времени, как она убрала его, он уже ворвался в ночь. Гарри стоял неподвижно и молча, слушав ее рыдание и позывы Рона среди деревьев.
  Через несколько минут она вернулась, ее кудрявые волосы закрывали лицо.
  "Он у-уу-ушел! Аппарировал!"
  Она бросилась в кресло, свернулась и заплакала. После 30 секунд она посмотрела вверх, ее глаза были сухими, так как слез не было. "Он ушел..." Она вскочили, ее руки поднялись с кулаками. "ДА!"
  Гарри уставился на нее. "Чего?!"
  "Разве ты не понимаешь, Гарри? Трата времени и нервов исчезла!" Гермиона была радостной, потом начала расстёгивать рубашку. "В течение нескольких месяцев мы должно быть смягчили привязанность. А теперь снимай одежду, Поттер. Я хочу, мать твою, трахаться всю ночь".
  Ухмыляясь, Гарри начал расстегивать свою рубашку. "Разве я не играю с тобой первым?"
  Гермиона спустилась трусикам, которые быстро влетели на кухню. "Без шансов. Я хочу покататься на Василиске. Прелюдии могут подождать". Она набросилась на него, толкнув Гарри на кровать, и жестко поцеловала его. Она слегка отступила. "Почему те еще не голый?!"
  Гарри внезапно толкнул ее, так что она была снизу. "Возможно, потому что ты такая непослушная ведьма, ты не дала мне и шанса". Он наклонился и поцеловал ее снова.
  Гермиона потянулась вниз, расстегивая джинсы и раздвигая их. "Вперед...Гарри..." Она говорила между поцелуями. "Ты мне нужен!".
  "Держись..." Гарри согнул руки и оттолкнулся назад, поднимаясь с кровати, чтобы снять обувь и стянуть джинсы. Гермиона быстро схватила Гарри за Хемптон, жестко сосала, чтобы убедиться, что он в достаточной мере готов.
  "Хорошо, Поттер. Иди сюда и трахни меня". Она приказала. Она пискнула, когда Гарри толкнул ее обратно на кровать, встал на колени между ее ног и вошел в нее одним гладким ударом.
  "Вот чего я хочу..." Она ахнула, радостно вздыхая, пока Гарри начал двигаться в ней.
  После того, как их непосредственные потребности были насыщены (что заняло почти три часа), Гарри и Гермиона обжимались в кровати. На данный момент, все было в порядке с миром. "Он не сможет вернуться". Гермиона сказала, когда она прижалась ближе.
  "Это ужасный позор". Гарри согласился. "Я не знаю, что мы будем делать, если Рон не будет бурчать, как болит его живот каждые две минуты, поглощать всю еду...Это просто...трагедия".
  Гермиона вздохнула с удовлетворением. "Знаешь, мы должны связаться с профессором Снейпом. У нас есть вопросы к нему".
  "Да". Гарри оглянулся, ища свои часы, которые улетели, когда они начали заниматься любовью. "О, это чушь собачья!" Он щелкнул пальцами, призывая часы. Когда они почти приземлились в его руке, он прижал к ним палец. "Поттер - Снейпу".
  Потребовалось несколько минут для ответа. "Я здесь, Гарри". Он прошептал. "Дай мне минуту". Они услышали, как дверь захлопнулась перед щелчком замка. Краткое Муффлиато, позже Снейп заговорил. "Хорошо я здесь. Это опасно мой друг, так что, пожалуйста, побыстрее".
  "Меч Гриффиндора, профессор. Студенты в Запретном лесу". Гарри сказал быстро.
  "Меч - подделка. Настоящий спрятан. Я передам его вам...как-нибудь. Студенты были с Хагридом и в полной безопасности". Снейп ответил столь же быстро. "Дела здесь обстоят хорошо. Несколько студентов, в основном Лонгботтом и Лавгуд, пытаются восстановить Армию Дамблдора. Их тоже, черт возьми ловят. Мне пришлось ссылаться на указ Амбридж о группах студентов. Ни один из них не достаточно тонок, чтобы защитить себя от Пожирателей Смерти".
  Гарри кивнул. "Да, у Невилла золотое сердце, но он абсолютно Гриффиндорец. Другие проблемы?"
  "Ни чего, что мы не можем решить, Гарри. Минерва все ближе и ближе к тому, чтобы трансфигурировать Пожирателей Смерти во что-то полезное. Я предложил унитазы. Я думаю, что это было бы очень полезно".
  Гермиона захихикала. "Я думаю, что мы должны помнить об этом". Сказала она через смех.
  "Кроме того, я делаю все возможное, чтобы защитить учеников". Снейп сказал вздыхая. "Большинство из них не понимают, что играть вместе с Пожирателями Смерти будет лучше, на данный момент. Я не смею им это говорить, так как ни один из них не является Оклюментом, а Керроу неплохие легилименты. Если некоторые студенты, вдруг, не могут быть отсканированы, они поиграют в ад, чтобы заплатить".
  Гарри рассеянно кивнул. "Хорошо, мы это понимаем. ТЫ в порядке, Северус? Никаких наказаний от Волдеморта?"
  Снейп насмехался. "Шутишь? Темный придурок, кажется, думает, что я ?1, на данный момент". Его голос получился печальным. "В конце концов, я человек, который убил Альбуса Дамблдора. Никто не посмеет прикоснуться ко мне". Горечь исчезла, сменившись дружеской теплотой. "Я не буду спрашивать, где вы, но я спрашиваю, вы в безопасности?"
  "Все в порядке, профессор", сказал Гарри. "Нам удалось завершить второй этап миссии профессора Дамблдора, обирая другие хоркруксы, но мы нашли только один Тома. Медальон. Как только мы получим меч, мы уничтожим его".
  "Как я сказал, я отдам вам его, как-нибудь". Снейп помолчал. "О, я изменил свой Патронус. Я думаю, что иметь оборотня защитника, было бы, немного бросается в глаза, на данный момент. Это сейчас...теперь это лань".
  "Вы уважает миссис Сохатую". Сказала Гермиона, улыбаясь Гарри. "Я уверена, что мисс Тигр-Лили будет Вами гордиться".
  "Надеюсь, что так..." Снейп вздохнул. "В любом случае, достаточно самоанализа. Тебе что-нибудь еще нужно? В данный момент я прячусь в туалетной кабинке, так что мне нужно быть быстрым".
  "Нет, это все. Не теряйте связь, профессор". Гарри сказал, прежде чем закончить звонок. "Так...мы следуем за серебряной ланью".
  
  
  ***
  
  
  Гермиона усмехнулась. "ДА...это было так ужасно, когда нас бросил Рон. Нам обоим было так грустно...Да точно! У нас был лучший секс в ту ночь. Все, что нужно для женского счастья: 11 дюймов и 19 оргазмов..." Она тихо застонала вспоминая. "Это было так хорошо...так долго нам приходилось прятать себя от бесформенного идиота. Когда он сбежал...Боже, это было великолепно!"
  Она слегка протрезвела. "Итак, мы знали, что Снейп передаст нам меч, чтобы мы могли уничтожить хоркруксы. Мы знали, что в Хогвартсе все будут в безопасности, когда профессор Снейп защитит их. Пока мы путешествовали без Рона, мы продолжили учебу. В конце концов, мы не планировали прекращать больше учиться. После особенно трудного вечера с Древними Рунами, я решила пролистать книгу, что Альбус оставил мне, Сказки Барда Бидля. Пролистывая, я увидела то, чего раньше не видела: странный треугольный символ".
  "Гарри сказал мне, что это было на ожерелье, которое отец Луны носил на свадьбе Уизли, и что это был знак Гриндевальда. Было задано несколько вопросов: почему Ксено носил это? Почему именно в этот экземпляр сказок Барда Бидля?"
  "Это все хорошие вопросы". Гарри взял слово. "И у нас были некоторые ответы. Метка Гриндевальда прославилась больше, чем сам Гриндевальд, и она старше его, намного. Это был след из истории. Знак, о котором слышал каждый Волшебный ребенок". Он видел, как несколько человек склонились вперед, желая услышать об этом больше. Гарри самодовольно улыбнулся и разочаровал из. "Но я отставлю это на время. После нескольких недель поисков, я и Гермиона решили посетить Годрикову лощину. Мы собрали вторичные хоркруксы, но пришло время нам "вернуться на дорогу", победить Тома".
  "Это был Сочельник, когда мы прибыли туда". С любовью сказала Гермиона. "Мы использовали Оборотное зелье, чтобы превратиться в пару обычных маглов, надеясь, что анонимность поможет нам". Гермиона сидела в кресле чуть-чуть прямо. "Для тех из вас, кто читал Историю Магии, вы знаете, что Годрикова лощина - одна из маленьких волшебных деревень, которые существуют в магловских районах. Там рождались множество ведьм и волшебников, включая самого Гриффиндора".
  "Когда мы туда прибыли, мы направились на кладбище. Мы видели много имен, которые знали. Например, Абботы. Признаюсь, я замер, когда увидел надгробные камни Кендры и Арианны Дамблдор. Я не знал, что они похоронены в Годриковой лощине".
  Дамблдор шмыгнул носом на портрете, прежде чем залезть в карман и вытянуть огромный платок. Он коротко потер глаза. "ДА", сказал он, собравшись с мыслями. "Дамблдоры жили в Годриковой лощине. Моя мать и сестра, обе умерли и были похоронены там".
  Гарри кивнул Дамблдору, прежде чем оглянуться на аудиторию. "Пока мы искали могилы Поттеров, Гермиона заметила этот странный треугольный символ на одной из могил. Он был обозначен, как человек под именем Игнотус. Мы не могли разглядеть фамилию".
  "И я нашел...Я нашел надгробие моих родителей. Признаю, я задохнулся. Я никогда не был там раньше. В некотором смысле, я не хотел. Хотя, я хорошо знал, что они мертвы, посещение их могил сделает это...сделает это реальным". Он колебался. "Я...я боялся".
  Гермиона взяла на себя монолог, позволив Гарри собраться. "Выходя с кладбища, мы заметили, что кто-то наблюдает за нами. Они были прекрасно скрыты, но я и мой муж эксперты в магическом обнаружении. Мы быстро выследили интерлопера, находя ту самую женщину, которую хотели увидеть".
  "Батильда Багшот. Автор Истории Магии, друг семьи Дамблдора, и долгое время проживающая в Годриковой лощине. Мы проследили за ней до ее дома, но она молчала. Это было любопытно. Почему она искала нас, разглядывая нас, хотя мы были под Оборотным зельем, и пригласила нас к себе домой?" сказал Гарри.
  "Когда мы туда добрались, и я, и Гермиона заметили что-то любопытное. В доме был запах. Запах, с которым мы оба хорошо знакомы".
  "Запах Смерти". Гермиона произнесла мягким голосом, послав несколько дрожащих шипов. "Что-то умерло в том доме...и начало разлагаться. Никто из нас не предполагал, что это была сама Батильда. В конце концов, она ходила и разговаривала. И наши чувства говорили нам, что существо перед нами было волшебным", Она фыркнула. "Мы должны были догадаться".
  Гарри кивнул. "Я последовал за ней в другую комнату, где она прошептала мне. Так как я Змееуст, я не слышал шипения. Поскольку Гермиона также разделила со мной дар, она также ничего не услышала. Однако... Голова Батильды отвалилась, и из тела вывалилась довольно большая змея. Это была Нагайна, Фамильяр Волдеморта. Она не говорила на глазах Гермионы, потому что не знала, что Гермиона тоже Змееуст. Исходя из этого, они думали, что если бы Батильда поговорила со мной, Гермиона сразу бы определила ее голос как шипение, и игра была бы завершена".
  "Мы выяснили, что Нагайна ждала в Годриковой лощине с лета, притворяясь Батильдой". Гермиона продолжила. "Нагайна напала на Гарри, отправив ментальный сигнал. Мы знали, что Волдеморт придет, и побег был лучшим вариантом. Конечно, мы оба, вероятно, могли бы противостоять ему, но с его нетронутыми хоркруксами, это было бы не то, что мы могли бы сделать. Итак, мы сбежали". Она поморщилась.
  "Моя палочка из остролиста и пера феникса была сломана Нагайной". Сказал Гарри. "Вы не можете починить палочку, если она сломана. Вы можете использовать ядро, но как только древесина сломана, это почти бесполезно. Нашим новым приоритетом было найти подходящую ветвь остролиста, чтобы я мог быть вооружен. Это было слишком опасно, продолжать путь по стране без какой-либо защиты. Как только я смог, я нашел дерево остролиста и использовал палочку Гермионы, чтобы сорвать подходящую ветвь".
  "Я выстрогала палочку для Гарри", сказала Гермиона, "пока он извлекал ядро своей старой палочки. Нам удалось воссоздать палочку, но она была...ну, на самом деле, это было немного хреново. Он не мог использовать ее, кроме как в чрезвычайных ситуациях, так как мы оба слишком сильны, чтобы пользоваться палочками". Она потянулась в карман, вытаскивая свою палочку из виноградной лозы. Кончик палочки был почерневшим и слегка потрескался.
  Гарри последовал ее примеру, вытащив бледную палку из кармана. Хотя это была рудиментарная палочка, она выглядела незавершенной. Как и у Гермионы, наконечник палочки, как будто им ткнули в огонь. "Они еще работают, но это так...не чисто".
  Убрав свою палочку, Гермиона продолжила. "Во время побега из дома Багшот, я схватила книгу с ее журнального столика. "Жизнь и обман Альбуса Дамболдора"...Рита Скитер".
  В своем кресле, Скитер вздрогнула, и попыталась стать меньше.
  "Это была увлекательная книга". Сказала Гермиона. "И выпустили удивительно быстро после его смерти, тоже. Конечно, у нее не хватило бы смелости напечатать такую книгу, пока Дамблдор был жив. Я начала читать ее, естественно, и была полностью поглощена".
  "Одна из первых глав была о юности Дамблдора. Не о его карьере в Хогвартсе, не подробно, в любом случае, а о его друзьях, когда он был моложе. В частности, о человеке по имени Геллерт Гриндевальд".
  Раздались вздохи. Дамблдор дружил с Гриндевальдом? Темный волшебник, которого он победил в сороковых? Как? Почему?
  Дамблдор спокойно выглянул из своего портрета. "Да, Геллерт был моим другом в молодости. Тогда он был очаровательным, могущественным волшебником. Мы оба закончили соответствующие школы и с нетерпением ждали того, что будет дальше. Мы были на краю грандиозного приключения".
  "Но, правда или ложь о Дамблдоре может подождать". Сказал Гарри. "Это будет еще одна вещь, которую мы объясним позже. После роковой встречи с Нагайной в Годриковой лощине мы продолжили двигаться, в конце концов, оказавшись в лесу Дин. Пока мы были там, мы заметили движение в снегу. Естественно, мы были обеспокоены. Кто-то следил за нами? Было ли что-то способное отследить или пробить чары Гермионы?"
  ""Что-то" подошло ближе, и мы увидели что это Патронус. Серебряная Лань". Гермиона усмехнулась. "Любезно предоставленная профессором...нет директором Северусом Снейпом. Это привело нас к водоему посреди ничего. Конечно, поскольку чары Гермионы эффективно вывели нас из реальности, он не мог прийти к нам лично. Он оставил нам меч Гриффиндора. К сожалению, он был на дне ледяного пруда. В конце концов, это был январь!"
  Снейп покраснел. "Я...я признаю, что действовал в спешке, когда уходил. Я планировал оставить его на льду, но он упал. За мной следовал один из Керроу и мне пришлось быстро уйти. Я послал Патронус с приказом вести тебя к мечу, где бы ты ни был. Мне удалось отследить ваши коммуникаторы до леса Дин, но это довольно большое место".
  "Не беспокойся об этом, Северус". Сказал Гарри. "Вы доставили его, что было важнее. Все, что мне нужно было сделать, это вытащить меч". Он вздохнул. "К сожалению, меч имеет свой собственный разум и хотел, чтобы его подняли "достойным" способом. Так как отличительной чертой Гриффиндорцев является их храбрость, или как говорят "дураки бросаются в крайность", мне пришлось прыгнуть в холодный пруд, чтобы забрать чертову вещь". Он снова вздохнул. "Я чуть не умер".
  "Пока я был под водой, хоркрукс, который весел все это время на шее, глупый педераст решил начать играть со мной. Пока я боролся, чтобы всплыть, цепь начала затягиваться на моей шее. К счастью, или, сожалению, в зависимости от вашей точки зрения, кто-то другой появился и вытащил меня".
  "Этим кем-то был Рон Уизли".
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Королевский лес Дин, графство Глостершир
  Суббота, 10 января 1998 года
  
  
  Гарри почувствовал, что его тело автоматически реагирует на погружение в ледяную воду. Его метаболизм ускорился, чтобы произвести тепло, в то время как его магия начла создавать низкоуровневые чары нагрева и сушки. Он не смотрел на своего спасителя, зная, что только Гермиона может, действительно, быть тем, кто его может найти. Он знал, что она была физически достаточно сильна, чтобы вытащить его из пруда (некоторые из их более интересных встреч в спальне всплывали на передний план его разума). Тем не менее, он был в шоке, когда его Спаситель заговорил.
  "Арх....ты...псих?"
  Дерьмо. Это был Рон. Каким-то образом Рону удалось вернуться. Как он вообще нас нашел? О, Дилюминатор, конечно! И я вне защиты. Черт, если бы он передал его Пожирателям Смерти, я был бы по-царски оттрахан.
  "Почему ты не снял хоркрукс перед тем, как нырнул?"
  О, я не знаю...Может быть, я думал, что он ведет себя спокойно и не может использовать гребанную цепь. Гарри злобно думал. "Не знаю". Он хмыкнул, все еще дрожа, но больше не рисковал получить пневмонию. "Вперед. Давай вернемся к палатке".
  Когда они шли, Рон взглянул на меч в руке Гарри. "Ты считаешь что он настоящий?" Спросил он.
  Настоящий. Гарри чувствовал это. "Есть только один способ узнать, Рон". Он быстро подошел к пню, решив положить на него медальон.
  "Разве не я должен это сделать?" спросил Рон, слегка приподняв грудь. "В конце концов, я вытащил меч из пруда".
   Гарри усмехнулся. "Если ты хочешь попробовать, Рон, я не остановлю тебя". Его рука не хотела отпускать меч, но он сумел передать его. "Я прикажу, чтобы он открылся, ты его ударишь, хорошо?"
  Рон кивнул, подняв меч, но Гарри мог сказать, что он был напуган, особенно когда медальон был вытащен из-под воротника Гарри.
  "Что случилось?"
  "Я...это сложно для меня, Гарри". Он сказал. "Может быть, это должен быть ты".
  "Нет. Меч у тебя". Гарри нагнулся над медальоном. /Откройся!/ Прошипел он. Медальон открылся с плавным щелчком замка. "Заколи его". Спокойно сказал он, наблюдая, как зловещий объект просматривает двух волшебников. Естественно, он выбрал Рона, так как у него не было ментальной защиты, и он мог легко сканировать его разум.
  Голос извергся из хоркрукса: гладкий, шелковистый и абсолютно очаровательный. Голос Волдеморта. "Я вижу твое сердце, мальчик. Ты мой инструмент, я буду владеть тобой".
  Гарри закатил глаза. Он почувствовал, что злая хрень пытается его отсканировать и потерпела неудачу. "Ударь его, Рон".
  "Я вижу твои мечты, я вижу твои страхи...ты очень вкусный мальчик".
  "Ударь его, Рон". Гарри сказал, недовольно.
  "Ты знаешь, что тебя меньше всего любит твоя семья. Твоя мать, которая хотела, чтобы ты был дочерью. Девушка, которая предпочла твоего лучшего друга".
  Учитывая, что она моя чертова жена, я надеюсь - Гарри думал. "Быстрее, Рон".
  Изображение появилось из медальона, раскрывая образ Гарри и Гермионы, страстно целующихся. Образ изменился, показав Гарри и Гермиону ласкающими, грызущими и любящими друг друга. Гарри не мог не смотреть на этот образ с вожделением. "Я думаю, что мне придется сказать несколько слов Гермионе позже..." "Ударь его, Рон. Сейчас же!"
  Рон рычал, когда он поднял меч, целясь в Гарри вместо хоркрукса.
  "Ох, черт", сказал он, поднимая палочку. "Ступефай!" Когда Рон был оглушен, Гарри взял меч. "Эй, Риддл. Не хочешь меня?"
  Медальон дернулся на пне. "Кто ты, мальчик?"
  "Смерть". Гарри выплюнул, размахивая мечом, полностью разбив медальон. С помощью случайного щелчка палочки он подхватил куски, спрятав их в карман, прежде чем он бросил чары памяти на Рона, заставив рыжего думать, что он уничтожил медальон, спасая Гарри. Он так же удалил память о попытке убийства Гарри. Задача завершена, он разбудил Рона.
  "Ты в порядке, чувак?" спросил Гарри. "Ты был отброшен назад, когда уничтожил медальон".
  "Да..." Рон помутился на мгновение. "Да, что случилось?"
  "Ты уничтожил медальон, и была магическая реакция. Ты сделал это, приятель. ТЫ уничтожил хоркрукс". "Я действительно хорошо вру Уизли". Гарри отметил с удовольствием. "И все наладится, когда мы вернемся в палатку. Гермиона действительно собирается выбить из него дерьмо". Он фыркнул перед тем, как Рон поднялся.
  Вернувшись в палатку, Гарри бросился внутрь, быстро оставив Рона за спиной, прежде чем рыжий вошел в палатку. С ревом, Гермиона бросилась вперед, намереваясь избить Рона в пределах каждого дюйма его жизни. Она ударила его, ударила и плюнула на него, прежде чем ее наконец-то оттащил Гарри.
  "Для чего, черт возьми, это было?" Спросил Рон, как всегда невежественно.
  "ТЫ ПОЛНЕЙШИЙ ПРИБУРОК!" Гермиона ревела. "Ты бросил нас! Ты только что сбежал! Я побежала за тобой и все такое! ЧЕГО ТЫ ХОЧЕШЬ СЕЙЧАС?!"
  "Я вернулся чтобы помочь". Сказал Рон.
  "Прошло почти два месяца, Рон!" Гермиона плюнула. "Почему сейчас? Почему, после всей опасности, в которой мы оказались, ты вернулся сейчас?"
  "Ты была в опасности?" крикнул Рон. "Меня почти поймали долбанные егеря! Не говори мне об опасности! Вы понятия не имеете, в какой опасности я был!"
  Гермиона закатила глаза. "Право слово!"
  "Что за егеря?" Спросил Гарри.
  "Охотники за головами". Рон ответил все еще глядя на Гермиону. Ей срочно нежна порция Амортенции. Он не допустит, чтобы на него нападала его собственность, черт возьми, нет! "Они ходят вокруг и ловят предателей крови и маглорожденных за наличку. Пятеро загнали меня в угол сразу после того, как я аппарировал".
  И Гарри, и Гермиона фыркнули на слово "пять". Каждый из них мог плевать на пять ведьм и волшебников. "Так как же ты сбежал?" Гермиона насмешливо спросила.
  "Я врезал одному из них локтем, схватил палочку и сбежал. Хотя я снова расщепился". Сказав, он показал руку без двух ногтей.
  "Ах..." Гермиона кивнула, еще основательней накинувшись на рыжего. "Тогда все в порядке. Мне очень жаль, Рон. Я не понимала, насколько ты опасен. В конце концов, нам пришлось иметь дело с Нагайной и Волдемортом, напавшими на нас, но ты отбился от пяти человек. Сожалею. Мы будем помнить, что наши проблемы не такие же, как твои".
  Рон кивнул, с радостью принимая извинения и полностью пропуская сарказм. "В любом случае, я нашел тебя из-за Дилюминатора Дамблдора. Я слышал твой голос на Рождество. Дилюминатор начал светиться, и я просто знал куда идти".
  "Правда?!" Гарри кивнул прежде чем поднять палочку. "Сомнуус!" Заклятие сна ударило Рона, заставляя его рухнуть на пол палатки.
  "ЧТО ЗА ЧУШЬ!" Гермиона огрызнулась. "Я бы очень хотела, чтобы он не возвращался. Теперь нам придется снова спать в разных кроватях. Мы можем просто оставить его? Без Дилюминатора?"
  "Я бы хотел, но мы не можем. Никогда не знаешь, Гермиона, может ли он пригодиться". Даже Гарри не казался убежденным. "Даже если это только пушечное мясо".
  Она фыркнула. "По крайней мере, у нас есть меч".
  "Да. Он был в чертовом пруду. Эта чертова вещица заставила меня доставать ее". Гарри передал меч Гермионе и вытащил мешочек из ишачьей кожи. "Теперь у нас есть все, и Рон не стоит на пути, нам лучше уничтожить их все".
  Через полчаса и сорок семь взмахов мечом Гриффиндора, работа была завершена. Гермиона прижалась к Гарри, сидя в кресле. "Я изменил его память. Он пытался напасть на меня с мечом. Хоркрукс показал меня и тебя делающими непослушные вещи друг с другом, и он напал. Я вырубил его, уничтожил хоркрукс и изменил его память. Так, что он, вероятно, начнет хвастаться перед тобой об этом".
  Она кивнула. "Нам лучше связаться с Ремусом и узнать об этих Егерях". Сказала она. "Это информация, которая нам понадобится".
  Гарри согласился, и поднял часы. "Поттер-Люпину".
  Шепнув, "Код 7!", из коммуникатора, чтобы Гарри отключил звук со своей стороны. Они услышали, как Люпин говорил: "...Кингсли. Табу чуть не застало Гестию. Мне не приятно это признавать, но мы должны как-то найти способ отправить Гарри сообщение".
  Глубокий голос Кингсли заговорил. "Ты действительно думаешь, что он еще жив, Ремус? Откуда нам знать, что он не сбежал?"
  "Гарри такого бы не сделал, Шак". Ремус твердо сказал. "Я знаю его. Он где-то там, работает над уничтожением Темного Лорда. Но, мы должны найти способ сказать ему, что если он скажет, имя Того-кого-нельзя-называть, это вызовет ТАБУ, и за его задницей будут охотиться Пожиратели".
  Гарри посмотрел на Гермиону, которая выглядела немного озадаченной, но кивнула. "Должно быть, это как-то связано с Министерством", она прошептала.
  "Я знаю", сказал Шаклболт. "Но как? Его сова, единственное существо, которое могло его найти, была убита во время побега с Прайвет Драйв. Он должно быть под каким-то барьером, так как ни одна почтовая сова не доставит ему письмо. Мы не можем рисковать, отправляя людей искать его...Я в растерянности, Ремус".
  "Если я знаю Гарри, он узнает обо всем, Шак. Доверься мне в этом. Гарри намного умнее, чем люди думают о нем".
  "Я надеюсь, что это так". Сказал Шаклболт со вздохом. "Я должен идти". Послышался треск, прежде чем Ремус заговорил. "Гарри?"
  Включив коммуникатор, Гарри улыбнулся. "Эй, Луни. Как дела?"
  "Они могли бы быть лучше, Гарри. Здесь все становится хуже. Все больше и больше людей пропадает. Маглорожденные почти все были отправлены в лагеря. Мы отстаем..." Он замолчал. "Мы проигрываем эту войну, Гарри".
  Гермиона ударила себя по лбу. "Как мы могли забыть сказать тебе, Ремус? Все они в безопасности. Амбридж отправляет их в лагеря отдыха в Сомерсете. Они не в Азкабане или что-то в этом роде".
  Облегченный вздох Ремуса был слышен. "Слава Богу. Мне было интересно услышать о ней. Я думал, она может быть под Империусом".
  "Нет. Она передала нам медальон с хоркруксом. Конфискованным у Флетчера. Снейп передал нам настоящий меч Гриффиндора, и мы уничтожили медальон. Мы также завершили вторую задачу. Единственные хоркруксы, оставшиеся на Британских островах, принадлежат Волдеморту. Мы все еще работаем над этим".
  "С вами все хорошо? Я слышал, что Рон Уизли оставил вас".
  Гермиона нахмурилась. "Откуда ты это слышал?"
  "Он живет со своим братом в коттедже Ракушка". Ремус сказал.
  "О...так, пока мы боролись за свои чертовы жизни, он жил в теплом доме с хорошей едой и защитой?" Гермиона спросила. "Чертовски чудесно. Он думает, что мы должны быть благодарны, что он вернулся".
  "Я должен идти, детеныш. Тонкс становится все более и более гормонально-неустойчивой. Если меня нет дома дольше чем нужно, она начинает нападать на меня со сковородкой".
  "Береги себя, Ремус". Сказал Гарри. "Не надо...не рискую собой. Я не могу потерять тебя".
  "И я тебя, волчонок". Это в первый раз, Ремус произнес, вербально показал отношения между ними. "Я люблю тебя, волчонок. Не заставляй меня присутствовать на твоих похоронах. Я...я не смогу этого вынести".
  "Тоже самое с тобой, Луни". Гарри сказал, чувствуя как Гермиона обнимает его. "Передай нашу любовь Тонкс".
  "Передам. Люпин конец связи".
  Гермиона положила голову Гарри на плечо. "Таким образом, в стране все еще есть какая-то борьба. Мы должны быть осторожны, Гарри. Я не знаю, насколько хороша эта сеть, и может ли она пробить нашу оборону. Я бы предпочла бы не узнавать". Она хмурилась. "Похоже, нам придется уподобиться трусам. Говорить "ты-знаешь-кто" и "он-тот-кого-нельзя-называть"".
  "Мы справимся". Гарри сказал, прижавшись ближе к своей жене.
  
  
  ***
  
  
  Гарри нахмурился перед зрителями. "Это меня очень раздражало. Я никогда не боялся говорить имя Волдеморта раньше. Так вот, я должен был беспокоиться об ушах Пожирателей, идущих за нами". Он вздохнул. "В любом случае, мы разбудили Рона и продолжили миссию".
  "На следующий день после "триумфального возвращения" Рона", сарказм в голосе Гермионы был очевиден, "мы отправились к Лавгудам. След Гриндевальда продолжал появляться. На цепи Ксенофилиуса на свадьбе Уизли, в копии сказок Барда Бидля, надгробие в Годриковой лощине...мы знали, что нам нужно знать об этом больше. Профессор Дамблдор только коротко рассказал об этом во время наших уроков на шестом курсе".
  "Я не мог больше рассказать". Проговорил Дамблдор. "Это часть силы Знака. Понять его могут только те, кто его ищет. Я знал об этом, но был под своего роде Табу".
  Гарри кивнул. "Так как это был конец школьных каникул, и они были длиннее, чем когда либо прежде, вероятно, миньоны Волдеморта, пытались сделать так, чтобы казалось, что все было лучше с ними, чем с Дамблдором, мы отправились в Оттери-Сент-Кэчпоул, где живут Уизли и Лавгуды".
  "Когда мы добрались туда, мы нашли дом Лавгудов почти сразу. Это была черная Ладья. Оказавшись внутри, Ксено впустил нас, но он был немного зол, что "нежелательное лицо ?1" стучал в его дверь". Гарри усмехнулся.
  "Как только мы вошли, мы спросили Ксено и знаке, который он носил. И Ксено сказал: Вы имеете в виду знак Даров Смерти?"
  В Большом Зале царила тишина. Большинство чистокровок и полукровок знали о старой волшебной сказке. Дары Смерти были действительно мифом, но даже возможность, что они существовали.
  "Во время разговора, Гермиона прочитала Сказку о Трех Братьях вслух. Я предполагаю, что не все это знают, поэтому я подведу итог. Три брата пытались пересечь реку. Смерть явилась им, сказав, что они выиграла приз за уклонение от неё и не утонули. Старший брат, высокомерный мудила, просит самую могущественную палочку в мире. Смерть создает палочку из Древа. Средний брат хотел унизить Смерть, просит способ вернуть других к жизни. Итак, Смерть дает ему камень, который он называет камнем Воскрешения. Младший брат, будучи значительно мудрее и скромнее, просит способ избежать смерти. Смерть отдает ему свой собственный плащ невидимости".
  "Три брата пошли, каждый, своим путем, после завершения общего путешествия. Старший брат пошел и сразился, используя Старшую палочку. Он победил, но в туже ночь на него напали во сне и перерезали горло. Смерть забрала первого брата. Средний брат использовал камень, чтобы вызвать кого-то из мира мертвых, но этот человек страдал. Обезумев от горя, средний брат покончил с собой. Смерть забрала второго брата. После десятилетий поиска, Смерть призналась, что не может найти младшего брата, пока он не снял плащ, чтобы передать его сыну. Когда Смерть пришла за ним, они вместе покинули мир, как равные. Три брата, Три Дара. Старшая палочка, камень Воскрешения и плащ истинной невидимости".
  Гермиона усмехнулась. "Конечно, это просто сказка, верно?" Зрители молчали. "Так, после того, как Ксено рассказал нам о первых обладателях Даров Смерти. Антиохе, Кадмусе и ...Игнотусе. Братья Певерелл. И Игнотус была имя, которое мы нашли на могиле в Годриковой лощине".
  "Конечно, Старшая палочка была описана на протяжении всей истории, иногда ее называли другим именем. Жезл Судьбы, Смертоносная...люди всегда искали ее. Единственное, что подтверждает эта сказка, это то, что для того, чтобы овладеть палочкой, вы должны победить нынешнего владельца. Вот и все. Затем палочка становится вашей". Он усмехнулся. "Но, об этом позже".
  "Пока Ксено готовил ужин, я осмотрела дом. Мое чувство опасности покалывало, пока мы были там, но мы думали, что мы в безопасности, потому что Ксено печатал правду...пока не наткнулись на копию Придиры, плевок от прессы, громко провозглашавшей меня как НЕЖЕЛАТЕЛЬНОЕ ЛИЦО ?1. Он сменил сторону".
  "Но мы не обвиняли его". Гермиона продолжила. "Министерство Волдеморта захватило Луну в заложники и заставило его сдаться. В то время, как он готовил, он послал Министерству сообщение, говоря им, что мы появились. Его работа состояла в том, чтобы задержать нас, пока не придут Пожиратели Смерти и не поймают нас. Нам удалось спастись, пробив дыру в полу и аппарировать из каверны".
  "Если бы нас держал кто-нибудь другой, а не Ксено Лавгуд, мы бы просто его убили и разрушили дом". Гарри сказал твердо. "Но он не сделал ничего плохого. Он делал все, что мог, чтобы спасти свою дочь. Мы не могли навредить ему".
  Гермиона вздохнула. "После того, как мы покинули Оттери-Сент-Кэчпоул, мы вернулись к "переезду на новую область". Мы делали это месяцами, когда охотились за хоркруксами. Когда мы покидали каждую область, мы делали зачистку, ища хоркруксы. Когда мы ничего не могли найти, мы двигались дальше".
  "Рон рассказал нам о Поттеровском дозоре, радио-программе, которую вел Ли Джордан. Это было пиратское радиовещание, рассказывая о том, о чем молчали Пророк и Придира. Мы узнали, что Тед Тонкс, Дирк Крессвелл и Горнюк были убиты. Они были тремя из пяти человек, которых мы слышали до того, как Рон сбежал. Дин Томас и Грифук сумели сбежать, хотя мы понятия не имели, где они".
  "Затем..." Гарри остановился. "Я сделал кое-что глупое. Совершенно глупое. Я произнес имя Волдеморта, забыв о Табу. Мгновенно, группа Егерей появилась, внутри защиты. У нас не было времени их перебить. Мы не могли аппарировать из под защиты. Нас поймали". Он опустил голову, заставляя Гермиону смотреть на публику.
  "Извините нас на несколько минут?" Она наложила Муффлиато, чтобы зрители не могли услышать их разговор, затем повернулась к мужу. "Гарри, пожалуйста, не делай этого снова".
  "Я согласен, Гарри". Мягко сказал Дамблдор. "Я всегда говорил тебе произносить его имя. "Нечего бояться имени", вот что я сказал. Я никогда не понимал, что он может наложить на него Табу. Вы не сделали ничего плохого".
  Гарри вздохнул. "Я понимаю вас, Альбус. Просто было чертовски глупо говорить, прежде чем думать. В течение многих лет я тренировался, чтобы не делать этого, но из-за того что соскользнуло с языка нас поймали в плен".
  "Ты знаешь, что я не виню тебя, Гарри". Сказала Гермиона. "Я еще не прощала тебя, так как нечего прощать! Пожалуйста, любовь моя. Не делай этого с собой. Это была не твоя вина. Боже, я почти сделала это четыре раза, прежде чем нас поймали".
  Гарри снова кивнул.
  "Гарри". Портрет Джеймса прочистил горло. "Ты знаешь, что было почти невозможно избежать Пожирателей Смерти, не так ли? Они были повсюду, и банды охотников за головами, тянущимися по всей сельской местности, это было неизбежно, что вам придется сражаться. Не вини себя".
  "Все будет хорошо", медленно сказал Гарри. "Я просто...ты не знаешь, что они сделали с Гермионой, папа. Вы этого не видели...Вы этого не слышали. Запертый в камере, услышав, как они мучают мою жену, и будучи бессильным сделать что-любо".
  Джеймс вздохнул, глядя на Лили, которая кивнула. "Я знаю".
  Голова Гарри дернулась. "Знаешь?"
  "Я и Лили были пойманы в 1979 году. Удерживались в качестве заложников в поместье Малфоя. Они сделали тоже самое с нами, что и вами. Лили была замучена, пока меня заставляли смотреть. К счастью, когда Волдеморт появился, нам удалось сбежать. Я считаю, что это была одна часть из пророчества. "Трижды бросив ему вызов"".
  "Я понимаю, что ты расстроен, Гарри, но как я не виню Джеймса, я не виню тебя". Тихо сказала Лили. "Теперь убери эту жалость с лица и возвращайся к тому, чтобы быть героем". Она усмехнулась на него, заставляя его хихикать.
  "Хорошо, мама". Он мягко улыбнулся родителям. "Спасибо вам".
  "Нет проблем". Они ответили вместе.
  Гарри повернулся к Гермионе, наклонившись вперед и прижав целомудренный поцелуй к ее губам. "И спасибо тебе тоже".
  "Не проблема". Ответила Гермиона, плотно сжимая его руку. Она убрала Муффлиато, и продолжила рассказ. "Извините за это, господа".
  "Пока похитители ждали возле палатки, мы быстро собрали все, что нам нужно. Палочки, припасы...все это попало к мешочек из ишачьей кожи Гарри, которую мы тогда зачаровали на невидимость. Самые важные вещи были в безопасности. Мы поняли что потеряли палатку. Даже моя маленькая сумочка попала в сумку Гарри. Все книги и одежда были в безопасности".
  "Конечно, Егеря поняли, что они захватили Гарри Поттера и его маленькую "Грязнокровку"". Гермиона горька сказала. "Егеря знали, что, если отведут нас в Министерство, то они попытаются взять награду. Главный в их отряде, Фенрир Грейбек, предположил, что они лучше доставят нас к Волдеморту".
  "Проблема была в мече Гриффиндора". Гарри плавно продолжил. "Волдеморт хотел меч. Это пугало его. И у Егерей это было. Мы, возможно, могли бы избежать этой ситуации, но все же было опасно. Слишком много шансов получить ранения. Мы должны были пойти с ними и надеяться на возможность бежать".
  "Нас отвели в усадьбу Малфоя, где они попросили Драко опознать нас. Беллатрикс Лестрейндж, сестра Нарциссы Малфой, была там, и когда она увидела меч, она пошла бананами. Она приказала отвести нас в подземелье, где мы нашли Луну Лавгуд и мистера Оливандера...как, черт возьми, его имя?" Гермиона спросила.
  "Не знаю", сказал Гарри. "Гермиону забрали и допросили..." Он закрыл глаза. "Они пытали ее...мы могли слышать ее крики".
  Гермиона снова сжала его руку. "Гарри позже сказал мне, что когда меня допрашивали", она не хотела говорить "пытали", так как Гарри все еще чувствовал вину в этом, "Рон топал по подвалу, кричал мое имя. Не ища выход или разрабатывая боевой план. Просто кричал мое имя. По крайней мере, Гарри работал над планом побега. Он все еще держал палочки в своей сумке вместе с другими важными предметами. Я сказала Беллатрикс, что меч, который мы носили, был копией".
  "Грифук, гоблин, которому удалось избежать судьбы Гронука, был схвачен и находился в подвале. Я умолял его сказать Лестрейндж, что меч, который мы захватили, был подделкой. Его вытащили из камеры, чтобы допросить". Сказал Гарри. "Затем произошло чудо: Добби. Домашний эльф, которого мы видели в Хогвартсе в последний раз, появился в подвале. Он вывел Дина, Луну и Оливандера из темницы".
  "Пока нас развлекали Малфои, мы узнали, что Волдеморт был за пределами страны. Когда это случилось, он был в Нурменгарде, в Германии. В частности в камере Геллерта Гриндевальда. Он расспрашивал его о Старшей палочке. Конечно, Гриндевальд уже не обладал палочкой, и Волдеморт теперь это знал. После победы над Драко Малфоем и конфискацией его палочки, мы убежали и аппарировали от Малфоя", сказала Гермиона.
  "Но...была цена за наш побег". Торжественно начал Гарри. "Добби был убит Беллатрикс Лестрейндж, когда мы уходили". Гарри на мгновение опустил голову, тишина для павшего друга. "Я выкопал ему могилу, потом пошел навещать Грифука".
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Коттедж Ракушка, Оттери-Сент-Стандарт, Девоншир
  Пятница, 3 апреля 1998 года
  
  
  Гарри вошел в комнату Грифука, Рон и Гермиона позади него. Она все еще слаба от пыток, но она была сильной женщиной, и скоро она восстановит эту силу.
  Грифук лежал на кровати, крепко сжимая меч Гриффиндора.
  Как только трио присело, палочка Гарри извлеченная из мешочка, дернулась, отправив рыжего спать. "Вы чувствуете себя лучше?" спросил он.
  "Немного", сказал Грифук. "Вы похоронили эльфа".
  "Я сделал это". Сказал Гарри. "Он был моим другом. Его вид не имеет значения. Никогда не имел".
  "Вы необычный волшебник. Вы вырыли могилу".
  "Я сделал это. Грифук, перейдем к делу. Нам нужна ваша помощь".
  "Вы спасли гоблина". Грифук сказал, игнорируя комментарий. "Вы спасли меня. Почему?"
  Гарри с нетерпением вздохнул. "Я не понимаю, почему кто-то, независимо от вида, должен оставаться в столь милой компании Пожирателей Смерти".
  Грифук кивнул. "Моя помощь?"
  "Да. Нам нужно проникнуть в хранилище Лестрейндж. Волдеморт использует хоркруксы. Один из них там. Мы должны получить его и уничтожить".
  "Невозможно". Грифук сказал мгновенно. "Наша безопасность..."
  "Может быть нарушена". Сказала Гермиона, ее голос был резким от ее недавних криков. "Это произошло раньше. В 1991 году. Грифук, мы знаем, что вы работник Гринготтса и у вас есть свои клятвы, но нам нужна помощь. Чтобы уничтожить Волдеморта, нам понадобится хоркрукс".
  "То что вы просите, Гарри Поттер...очень сложно". Медленно сказал Грифук. "Вы просите, чтобы я позволил простому арендатору нарушить нашу безопасность".
  "Чтобы спасти всех нас". Сказал Гарри. "В любом случае, Грифук, мы собираемся войти. Это будет проще с вашей помощью, но мы обойдемся, если придется. И мы заберем меч с собой".
  Глаза Грифука сузились. "Я рассмотрю то, что вы сказали, Гарри Поттер".
  Гарри и Гермиона покинули комнату, оставив Рона храпеть на кровати, и направились в комнату Оливандера. Внутри старик выглядел ужасно. Гарри все еще не был в настроении после всего случившегося.
  "Мистер Оливандер, Волдеморт ищет Старшую палочку?"
  Оливандер моргнул в шоке, прежде чем кивнуть.
  "Вы сказали ему, что наши палочки делят между собой сердечники, не так ли?" Он спросил, убедившись, что это не звучит обвинительно.
  "После инцидента на кладбище, он хотел знать, почему. Вы сказали ему, что они сестры".
  "Я сказал". Медленно проговорил Оливандер. "Меня пытали, мистер Поттер. У меня не было выбора".
  "Я не обвиняю вас, мистер Оливандер". Любезно сказал Гарри. "Они удерживали вас почти год. Я это понимаю. Однако, нам нужна некоторая информация и помощь".
  "Очень хорошо".
  Гарри потянулся к шее, сняв ишачий мешочек. Он вытащил сумку Гермионы, передав ее. "Палочки. Наши палочки были повреждены в последнее время". Он протянул ветку, которую он сделал, чтобы починить свою палочку. "Как вы можете видеть из почерневших наконечников, и я, и Гермиона слишком сильны для обычной палочки".
  Оливандер взял палочку Гермионы из виноградной лозы, привел итог. "Вы должны были заменить это на "посох", мисс Грейнджер".
  "Миссис Поттер". Гермиона мягко поправила. "И я знаю. К сожалению, к тому времени, когда проблема стала очевидной, вас уже поймали. У нас не было выбора. Мы уже нашли подходящие замены для палочек, но нам нужна помощь в подготовке и создании их".
  Оливандер кивнул, благодаря за возможность вернуться к работе. "хорошо...хорошо. Палочки будут работать для вас, как они есть. Тем не менее, частое использование мощных заклинаний в конечном итоге сожжет ядро палочек. Вы должны использовать их экономно".
  В о время как они начали работу, извлекая ветви и компоненты, которые они собрали, они продолжили говорить.
  "Старшая палочка существует". Оливандер сказал внезапно, после того, как он закончил разделывать две ветви вяза, и схватил ветви для ложа. "О ней записывали на протяжении всей истории. Тем не менее, это уникальная палочка, которой нужно, чтобы ее мастер был побежден. По большей части, просто обладание палочкой, независимо от того, как вам удалось ее получить, позволит вам ее использовать".
  Гарри кивнул, положив ингредиенты на кровать. "Это объясняет, как Сириус смог использовать палочку Снейпа на третьем курсе". Он сказал. "Но почему люди говорят, что для того, чтобы использовать чужую палочку, вы должны победить предыдущего владельца?"
  Оливандер усмехнулся. "Это начал мой прадед, мистер Поттер. Это был слух, предназначенный для предотвращения кражи палочек. В конце концов, если выяснится, что кто-то может использовать почти любую палочку, люди все время будут их воровать. Вместо этого семья Оливандер применила этот слух. Это тоже работает".
  "О..." Гарри посмотрел на Гермиону, которая пожала плечами.
  "Теперь..." Оливандер встал, держа четыре ветки, два вяза, по одной для каждого, ветку дуба, вторичная древесина для посоха Гарри, и ветку граба, вторичную древесину Гермионы. "Вы выбрали отличную древесину, мистер Поттер. Как вы узнали, что подходит?"
  "Лукотрусы, живут на деревьях, которые используются для качественных палочек". Сказала Гермиона. "Мы должны были бороться за это, но нам удалось заполучить ветви. Все остальное мы собрали сами".
  Оливандер рассеянно кивнул, шаря по двум коллекциям. "Отлично. Все это действительно для качественных палочек...Хотя, вы не найдете ингредиенты, которые нормально работают совместно. Вам нужно что-то, чтобы стабилизировать реактивы".
  "Кровь", сказала Гермиона. "Используйте нашу кровь, мы свяжем их с нами, и каждый компонент будет иметь что-то общее".
   Оливандер кивнул. "Вы знаете, что ядра крови не одобряются".
  "Это не ядро крови, хотя". Гермиона указала. "Это обязательное условие, которое вполне приемлемо в соответствии с Законом Министерства".
  "Правда". Оливандер пожал плечами. "Теперь, могу я одолжить палочку для выполнения работы? Я боюсь, что моя собственная была отобрана у меня, и я не смог приобрести еще одну".
  И Гарри, и Гермиона предложили свои палочки. Оливандер взял у Гарри, так как она была "более новой", и, скорее всего, подходила для работы с ним, так как у нее не было каких-либо чар. Он быстро начал работать.
  
  
  ***
  
  
  "Итак, мистер Оливандер рассказал нам о Старшей палочке, хотя это было в значительной степени не больше, чем мы и так знали. Это была единственная палочка в мире, которую нужно было "выиграть", чтобы она работала. Во время этой работы я получил другое видение. Волдеморт узнал, кто был последним владельцем Старшей палочки, и сумел ее получить".
  Гарри посмотрел на публика, увидев их нетерпение. "Последний мастер Старшей палочки...был Альбус Дамблдор".
  Все ахнули. Гарри посмотрел на Гермиону, прислонившись близко. "Разве это не кажется странным, когда все задыхаются одновременно?" он прошептал.
  "Да". Гермиона прошептала в ответ, прежде чем прочистить горло. "Волдеморт прибыл в Хогвартс, чтобы вломиться в гробницу профессора Дамблдора. К сожалению, профессор Снейп ничего не мог сделать, чтобы остановить его. Если бы он даже попытался, он рисковал собственной жизнью. Итак, Волдеморт теперь обладал Старшей палочкой...Жезлом судьбы...Смертоносной палочкой".
  "Хотя мы и знали это, для нас это не имело значения". Сказал Гарри. "У нас была наша миссия. Нам нужно было уничтожить хоркруксы. Это было нашим приоритетом. После того, как Рон проснулся, с подходящей модификацией памяти, конечно, и я убрал наши посохи в ишачий мешочек, Грифук попросил поговорить с ним. Он сказал, что поможет нам вломиться в Гринготтс в обмен на цену".
  "Он хотел меч Гриффиндора", сказала Гермиона.
  "Он сказал нам, что это был гоблинский клинок, который Гриффиндор украл у Рагнока первого. Рон утверждал, что мы должны поменять меч Гриффиндора на поддельный меч в хранилище, или что мы должны просто солгать ему. Гермиона сказала ему, что это действительно плохая идея, чтобы так делать. Так вот, я предложил компромиссное решение: мы позволим Грифуку взять меч, после того, как мы используем его, чтобы уничтожить хоркруксы".
  "Рон верил, что мы собираемся обмануть его, опять же благодаря чарам памяти. Тем не менее, соглашение, которое я заключил с Грифуком, было конкретным: я передам гоблинам меч Гриффиндора, когда все хоркруксы, созданные Томом Марволо Риддлом, человеком, который называл себя Волдемортом, будут уничтожены. Мы поклялись".
  Гермиона встала. "Билл, можешь встать?"
  В толпе Билл Уизли покраснел, но поднялся на ноги. "Да, Гермиона?"
  "Не мог бы ты рассказать нам о Гоблинах? В частности, предметов созданных гоблинами?" Гермиона просила разумно.
  "Ну..." Голос Билла скрипел, поэтому он прочистил горло. "Что касается гоблинов, то человек, который владеет произведением гоблинов, такими как ювелирные изделия, доспехи или оружие, являются арендаторами, а не покупателями. Итак, если гоблины сделали меч Гриффиндора, то когда Гриффиндор умер, он должен быть возвращен им. Они считают цену, которую покупатель заплатил за аренду до смерти. Тиара, которой владеет моя двоюродная бабушка Мюриэл, вызвала у меня несколько проблем на работе, потому что гоблины считают, что она принадлежит им, а не Мюриэл. Они считают, что волшебники, которые передают гоблинские изделия вместе с их потомками ворами". Кивая Гермионе, он сел.
  "Итак, мы собрались ворваться в Гринготтс с существом, которое верило, что мы воры, и кто верил, что он по праву является обладателем меча Гриффиндор". Гарри вздохнул. "Тем не менее, нам нежен был хоркрукс. Так что мы пошли. Мы вошли в Гринготтс и спустились в хранилище. Оказавшись внутри, нам удалось найти чащу, хотя были десятки подделок. Мы знали, как обнаружить хоркрукс". Лицо Гарри стало горьким. "Конечно, Грифук солгал нам. Он украл меч и сбежал, крича, что в Гринготтсе были воры".
  Гермиона хихикнула. "Конечно, мы были в дерьме, но Грифук тем более. Это не очень актуально на данный момент, но имейте в виду".
  "Мы должны были сбежать".
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Фамильное хранилище Лестрейндж, низший уровень, Гринготтс, Косой переулок, Лондон
  Четверг, 10 апреля 1998 года
  
  
  Гарри огляделся, наблюдая, как Грифук вклинивается в толпу гоблинов безопасности. Там будет расплата. Он злобно думал. Он взглянул на Гермиону, которая кивнула. Без слов, Гарри оглушил Рона, в то время как Гермиона трансфигурировала его в кусок дерева. Они нуждались в своих силах и способностях, что бы выбраться из хранилищ, а Рон будет только помехой. Гарри уже вытащил их посохи из своего мешочка, передавая Гермионе.
  Она ухмыльнулась, когда почувствовала, как жезл почти поет в ее руках. "Может, потанцуем муж?" спросила она.
  "Давай будем осторожны, но давай сделаем это!" Гарри огрызнулся. Мгновенно, волна красного выстрела из его жезла, как ракета, хлопнула по лидеру гоблинов и создавая взрыв энергии заклинания. Ближайшие пять гоблинов рухнули от этого зрелища, побудив остальных заполнить пространство.
  "Ты атакуй, я защищаю!" крикнула Гермиона, зная, что Гарри был немного быстрее при сотворении заклинаний, чем она.
  Заклинание за заклинанием, выпущенные из жезла Гарри, разбивали ряды гоблинов. Он не убивал их (как бы это не было заманчиво), но он выводил их из строя. Они нуждались в доброжелательности гоблинов, когда все закончится.
  После туннеля было ясно, Гермиона опустила смешно-работающий Протего. "На данный момент все ясно, Гарри, но нам будет чертовски трудно выбраться".
  Гарри оглядел дверной проем, заметив дракона, и придумал кое-что забавное. "Гермиона..."
  "Нет".
  "Это единственный способ".
  "Нет". Ее тон стал умоляющим. "Гарри..."
  "Гермиона, ты же знаешь, что если мы улетим на драконе, мы защитим его от гоблинов. Это единственный способ выбраться".
  "Ладно". Она сказала, подавая в отставку. "Если я упаду и умру, я буду винить тебя. Метла - это одно, Гарри, но живое существо? Нет, спасибо".
  "Рон в безопасности?" Спросил он.
  "Да, маленький болван в безопасности в моем кармане". Сказала она с усмешкой. Это действительно было точное описание. Гермиона небрежно помахала своим посохом на цепи, что держали дракона на месте, в то время как Гарри закрутил одну из них вокруг шеи в грубой пародии на поводья, прежде чем карабкаться на него сзади. Гермиона карабкалась следом, и направила свой посох к потолку. "Дефодио!" Она крикнула, буровое заклинание испарило кусок скалы.
  Гарри начал произносить заклинание, давая цепям резкий разряд. Дракон поднялся, раскрывая свои большие кожистые крылья. Медленно, дракон взлетел, разбивая себе путь, хотя скала была разбита, но он делал перерывы для свободы. Хорошие позиции Гринготтса никогда не было бы таким же, но это не имело значение для Гарри и Гермионы. Им нужно было бежать, и это был единственный реальный способ выбраться, не сражаясь с хорошими представителями нации гоблинов.
  Дракон бежал, прежде чем вылетел в Лондон.
  
  
  ***
  
  
  "Когда мы были над сельской местностью, мы спрыгнули с дракона в озеро, восстановив Рона на пути вниз и изменив его память. Резкого удара холодной воды было достаточно, чтобы сбить его с толку. Итак, у нас был еще один хоркрукс. Давайте просто проверим это, не так ли?"
  "Дневник Волдеморта", считала Гермиона, "Кольцо Марволо Гонта, Медальон Слизерина. Все уничтожены. Кубок Хельги Хафлпафф. Захвачен, но без меча, который украл Грифук, мы не могли уничтожить его. Мы все еще не знали, где два оставшихся, поэтому подумали, а потом и сам Волдеморт..."
  "Пока мы лежали на маленьком участке грязного пляжа, у меня было видение. Гоблины сообщили Волдеморту о нашем взломе. Он был...мягко говоря он ссался от страха, если честно".
  Гермиона откинулась назад. "Я хочу пить". Тут же рядом с креслом появился Кричер, держа поднос с большим горшком чая и двумя фарфоровыми кружками. "Кричер, ты действительно чудо, ты знаешь это?"
  "Госпожа слишком добра к Кричеру". Эльф пробормотал, когда наливал напитки.
  "Нет, нет, нет". Мягко сказала Гермиона. "ТЫ делаешь хорошую работу, ты заслуживаешь похвалы. Спасибо!" Пройдя мимо напитков, Кричер исчез с самым слабым треском.
  Пред тем, как выпить, Гарри стукнулся чашками с Гермионой. "Он действительно великолепен". Он никому не комментировал, прежде чем продолжить рассказ. "Теперь, это становиться интересным. Волдеморт начал становиться параноиком. Часть его разума кричала на него, чтобы проверить хоркруксы, немедленно. Тем не менее, другая часть его разума, удобно тем, что была связана со мной, говорила ему не делать этого".
  "Это была ментальная битва, в которой мой муж более чем одерживал верх". Гордо сказала Гермиона. "Это дало нам некоторое время. Нам пришлось искать способ уничтожения хоркрукса без меча. Итак, мы купили палатку в магловском Манчестере и установили ее в отдаленной части нагорья. У нас все еще была наша библиотека, и мы начали исследования".
  Рон хмурился в аудитории. Он ненавидел эту часть.
  "Пока мы с Роном изучали подходящую магическую альтернативу, Гарри смотрел на магловские средства. Будет ли соляной кислоты достаточно, чтобы уничтожить хоркрукс? Можем ли мы бросить их в ядерный реактор и растопить?" Она ухмыльнулась. "Придется ли нам делать вылазку, чтобы дойти на Роковую гору в Мордоре?" (п/п: жгут не подетски)
  Гарри усмехнулся, когда увидел потерянные взгляды. "Вы должны больше читать, серьезно".
  Скитер встала. "У меня есть вопрос, если можно?"
  "Можете", сказала Гермиона со льдом в голосе.
  "У вас обоих были маховики, не так ли? Почему вы не использовали их, чтобы сбежать из Гринготтса?"
  Гарри кивнул. "Это действительно хороший вопрос, Рита. Да, у нас все еще были наши маховики, но у нас также было Министерство магии с сетью заклинаний по всей стране. Любая попытка манипулировать временем приведет к тому, что мы бы были взяты за задницу Пожирателями Смерти раньше чем мы закончили бы вращать эту чертову вещь. Мы просо не могли их использовать. Министерство всегда было в состоянии обнаружить маховики времени. Только определенный набор барьеров и заклинаний, которые имеет Хогвартс, может блокировать их хронометрическую подпись. Нет, мы были бы наказаны за это".
  Скитер кивнула и села.
  "Итак, больше исследований и книжного обучения". Сказала Гермиона. "Мы потратили два месяца на это, и мы прибываем в июль".
  "Из-за видений мне стало известно о еще двух хоркруксах: один в Хогвартсе, а другой в Нагайне. Так, что нам пришлось отправляться в Хогвартс. Нагайна должна быть последним, как раз перед тем, как мы бы взялись за самого Волдеморта". Сказал Гарри. "Мы аппарировали в Хогсмит, и попали в воющие чары". Он сморщил нос. "Это было так прекрасно. Пара рук схватила меня и Гермиону, и затащила в Кабанью голову".
  "Кто-нибудь знает, кто хозяин Кабаньей головы?" Гермиона вдруг спросила.
  Большинство обитателей Большого Зала покачали головой.
  "Он был известен, как Аб". Сказала Гермиона. "Однако, это было сокращение для Аберфорта...Дамблдора. Брат Альбуса".
  "И лучшего брата не найти". Портрет Дамблдора сказал твердо.
  "Итак, после того, как он сказал Пожирателям Смерти, что это он вызвал воющие чары, он привел нас обратно в свои покои".
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Таверна Кабанья голова, Хогсмит, Шотландия
  Пятница, 3 июля 1998 года
  
  
  Аберфорт уселся в старое кресло, слегка откинувшись назад. "Ну ... Гарри Поттер приехал в Хогсмит. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь парень. Много людей хотят поймать вас".
  С на практикованным щелчком палочки, Рон уснул, Гермиона убрала ее палочку назад в мантию.
  "Да, Ал сказал, что вы таскаетесь с мертвым грузом". Сказал Аберфорт с небольшой усмешкой. "Я бы давно его бросил".
  "Это заманчиво", сказала Гермиона, "но пока нет".
  "Окей. Что я могу сделать для легендарных Поттеров?" спросил Аб.
  "Нам нужно попасть в Хогвартс".
  Аб застонал. "Пожалуйста, скажите мне, что он не прятал там одну из своих гребанных вещиц".
  У Гарри поднялась бровь. "Профессор Дамблдор рассказал вам о них?"
  "Нет", сказал Аб. "Но я чертовски хорош в шпионаже, и Северус - мой постоянный клиент".
  "Ах". Гарри и Гермиона кивнули, прежде чем Гарри заговорил. "Да, мы думаем что один из последних находится там. К сожалению, Волдеморт знает, что мы делаем, поэтому время имеет значение. Мы должны войти, найти его и выйти, прежде чем он сможет поймать нас".
  Аб всасывая воздух через зубы. "Это высокий риск, парень. В резиденции Хогвартса есть пара довольно неприятных Пожирателей Смерти, не говоря уже обо всех тех ох-как-полезных Слезеринцах, которые принимают философию Риддла. У тебя будет чертовски мало времени".
  "Нет выбора". Гарри беспомощно сказал. "Нам нужны хоркруксы, и это единственный путь. Нам также нужен способ их уничтожить".
  "А что насчет меча?"
  "Гоблины украли его". Гарри горько сказал. "В середине чертового боя".
  "Да, мы слышали о вашем набеге на Гринготтс". Аб сказал с улыбкой. "Это был интересный эпизод Поттеровского дозора. Довольно много людей, подбадривает ваше имя во время этого".
  "Это те же люди, которые боятся оторвать задницу и не сражаются". Гермиона огрызнулась. "Если бы все встали, у Пожирателей Смерти не было бы шансов".
  "Нет, они, вероятно не будут, волшебники, как правило, ленивы и эгоистичны". Аб сказал, не менее горько. "Я вижу это все время. Нет, они будут ждать, когда вся грязная работа будет сделана, парнем и девушкой, прежде чем они выйдут и покажут свою поддержку". Он вздохнул. "Я не публичен, но я помогаю в Хогвартсе. Группе студентов пришлось уйти в подполье, и я их кормлю. Несколько медицинских заклинаний здесь и там".
  Гермиона вдруг встала, направляясь к камину. "Это Арианна?"
  Аб посмотрел вверх, его глаза немного сузились. "Это так. Могу я предположить, что вы читали чертову книгу Скитер?"
  "У нас есть экземпляр", сказала Гермиона. "Но мы не поверили этому. Мы знали Дамблдора. Он не обсуждал свою сестру, но мы знаем, что Скитер печатает ложь".
  "Хорошо". Сказал Аб, почувствовав облегчение. "Слишком много людей было в моем пабе, скулящих и стонавших об Альбусе и Арианне. Чуть не напал на парочку".
  Гарри наклонился вперед. "Сэр...что случилось с Арианной?"
  "Это долгая история, парень, и не та, которую я хочу рассказывать в данный момент. Вернись ко мне, когда все будет сделано, я куплю тебе пиво и скажу".
  Гарри кивнул. "Хорошее предложение, сэр".
  "Есть ли что-то еще, что вам нужно, кроме хоркруксов и способа их уничтожить?" спросил Аб.
  "Просто путь в Хогвартс, сэр".
  "Не "сэр"", сказал Аб. "Никакого сэра. Просто Аб, ясно".
  "Окей".
  Аб потянулся в карман, вытаскивая подозрительно знакомую монету. "Я только что отправил за одним из "нежелательных" в Хогвартсе. Он будет спускаться по секретному тоннелю из школы. Это займет у него пару минут". Он указал на спящего Рона. "Не следует ли вам разбудить мертвый груз?"
  С двумя щелчками его палочки, Гарри разбудил Рона и дал ему память о злой конфронтации с Аберфортом. Открылся участок стены, открывая...
  
  
  ***
  
  
  "Невилла Франклина Лонгботтома", Гермиона закончила гладко. "Он продолжил борьбу внутри Хогвартса, в пределах разумного, конечно".
  "Невилл привел нас в комнату в Хогвартсе, которую мы хорошо знали: Комнату по Требованию". Сказал Гарри. "Мы знали, что Волдеморт придет. Я чувствовал это шрамом. У нас было ограничено время, и нам все еще нужно было найти этот неуловимый чертов хоркрукс. Сейчас мы были уверены, что это диадема Равенкло. Как мы уже говорили ранее, мы знали, что это был не Боевой посох, так как он был уничтожен, и безопасность Боевого лука никогда не была нарушена. Так, что осталась только диадема. И это было где-то внутри школы".
  "Как только мы вошли в Комнату по Требованию, почти вся Армия Дамблдора, которую мы создали в пятый год, собралась. Даже появились выпускники школы. Вот тогда все это и началось. Все больше и больше ведьм и волшебников начали просачиваться, когда распространилась новость о моем прибытии".
  И Гарри, и Гермиона несколько минут размышляли над следующими мыслями. МакГонагалл встала и прочистила горло. Гермиона ей кивнула, и она начала говорить. "В то время как Гарри, Гермиона и мертвый груз трудились по всей стране, я и другие преподаватели делали все возможное, чтобы защитить студентов. Керроу считали, что Круциатус был приемлемой формой дисциплины в школе, и даже учили детей использовать это непростительное заклятие".
  "Мы сделали все возможное...но только мне, из преподавателей, была известна истинная преданность Северуса. Мы много раз обсуждали, раскрыть ли его секрет другим сотрудникам, но возможность утечки информации была слишком рискованной".
  "Да", сказал Снейп. "Я был злым и сальным, неустанно работал на Волдеморта". Монотонно сказал он. "Я мучаю старух и ем младенцев".
  "Северус защищал этих детей больше, чем кто-либо. Он стирал воспоминания, лечил травмы...он был настоящим героем". МакГонагалл закончила, присев.
  Гарри улыбнулся своей Грантабби, прежде чем заговорить. "Таким образом, Орден начал собираться впервые почти что за год. Армия Дамблдора собиралась на бой. Мы вырубили Керроу и запечатали школу. Этого было недостаточно, чтобы остановить Волдеморта, но этого было достаточно, чтобы сдержать его, давая нам драгоценное время, чтобы обыскать школу".
  "Профессор Снейп должен был бежать, чтобы казалось, что он все еще лоялен", сказала Гермиона. "Это, и он хотел сразиться с Волдемортом сам. Профессор МакГонагалл собрала детей в Большом Зале, чтобы подготовиться к их эвакуации".
  "Некоторые из собравшихся нас действительно удивили". Сказала Гермиона. "Молли Уизли спорила с Джинни, сказав ей, что так как она все еще не совершеннолетняя, она должна уйти. Джинни умоляюще посмотрела на Гарри, чтобы ей разрешили остаться, но Гарри покачал головой. Он не хотел, чтобы она встала у нас на пути".
  "Появился Перси Уизли", Гарри сказал, его тон звучал удивленно. "И это меня смутило. Честно говоря, я думал, что он поддержит Волдеморта".
  В зале был вздох, когда Перси вскочил на ноги, его заметки летели повсюду. "Как ты смеешь?" Он сердито огрызнулся.
  "Сядь, малыш". Авторитетно сказал Гарри. Перси покорно сел, пытаясь собрать свои заметки. Никто не помогал.
  "Ремус показал нам фотографию своего сына, чтобы попытаться снять напряжение". Сказала Гермиона. "И маленький Рябь - это великолепно!" Она встала, хватаясь за зеркало. "Ну же, Лунатик".
  Оба взрослых Люпина исчезли, а малыш остался на первом плане. Как и ожидалось, женщины в аудитории дружно сказали "Ах!" Гарри закатил глаза, когда Гермиона положила зеркало назад.
  Ремус снова появился в зеркале. "Да...Я прибыл в Хогвартс, испуганный, но готовый выполнить свой долг. Ним все еще была у ее матери, заботясь о маленьком Тедди". Он хмыкнул. "Было забавно, когда Перси извинялся перед семьей. Он никогда ни в чем не был хорош".
  "Правда". Гарри крикнул. "Народ собрался, готовясь к битве".
  "Тем временем, пока Гарри готовил войска, я улизнула. У меня было просветление. Меч Гриффиндора был полезен, потому что он был пронизан ядом Василиска в Тайной Комнате. В той же комнате, что была под школой, был труп Василиска. Так что я сбежала, а Рон преследовал меня, как чертов щенок". Она закончила с рычанием. "Я действительно не хотела, чтобы он знал, что я могу говорить на Парселтанге, но времени было мало. У нас был шанс сломать хоркруксы".
  "Факультеты и Орден быстро начали работать над боевым планом, в то время как Волдеморту удалось получить доступ к внутренней связи школы, сказав им отказаться от меня, и они будут жить. Конечно, половина Слизеринцев сразу же подумала, что это было бы отличным планом. Хаффлпавцы, показали свою преданность, Равенкло, показал свой интеллект и Гриффиндорцы, показали свою храбрость, стоя между мной и Слизеринцами, давая мне шанс бежать из Большого Зала, пока я искал этот ублюдочный хоркрукс".
  "Тем временем, я спустилась в тайную комнату, схватив клык Василиска. Я ударила клыком кубок и растопила его. Хоркрукс был уничтожен". Гермиона сообщила с гордостью. "К сожалению, Рон получил по голове, когда я разговаривала с раковиной в туалете, поэтому мне пришлось изменить его память, снова, так что он думал, что сделал это". Она фыркнула. "Как будто вы можете выучить магический язык, такой как Парселтанг, просто слушая Змееуста, говоря и шипя. Доверчивый дебил".
  Гарри усмехнулся. "Итак, у нас был клык, яд, и остались только два хоркрукса. Пока Гермиона имела дело с кубком, я искал диадему. Я поговорил с Серой Дамой, призраком Равенкло, который сказал мне, что Том Риддл искал диадему, и спрятал ее, когда он пришел искать работу в шестидесятых. Он спрятал его...в Комнате по Требованию. Я пришел туда и увидел Тонкс".
  В зеркале связи Тонкс покраснела. "Я была Аврором, Гарри. Я не могла позволить мужу, отцу моего ребенка, драться в одиночку".
  Гермиона кивнула. "Я не виню тебя, Тонкс. Я бы не позволила Гарри драться и без меня". Она сжала руку Гарри. "Рон тогда сделал замечание, чем он был чрезвычайно горд. Он сказал, что мы должны предупредить эльфов, чтобы они сбежали".
  Рон вскочил на ноги, дико возмущаясь. С презрительным взмахом ее палочки Гермиона отменила чары молчания. "Ты поцеловала меня!"
  "Как будто!" Гермиона фыркнула. "Зачем мне тебя целовать? В самый лучший момент, ты раздражаешь меня, Рон. К тому же, мой муж, который в 10 раз лучший мужчина, чем ты, стоял прямо там. НЕТ...Боюсь, ты стал жертвой еще одного заклинания памяти". Еще одно движение палочки заставило замолчать Рона, в то время как Артур заставил его сесть обратно на свое место.
  "В то время, как в Комнате по Требованию, Драко Малфой, Крэбб и Гойл пришли за нами. Мы сражались, они проиграли, но Крэбб каким-то образом сумел освоить заклинание Адского Пламени".
  Опять зрители ахнули, заставляя Гарри и Гермиону ухмыльнуться. "К сожалению, Крэбб не все знал. Адское Пламя - это чертовски опасная вещь если Вы не можете его контролировать. Естественно, он не мог это контролировать. Итак, он устроил пожар, который Вы не можете потушить в комнате, полной пылающих предметов. Один из которых мы хотели захватить".
  "Но, Адское Пламя также является одним из методов уничтожения хоркрукса". Гермиона сказала властно. "Крэбб, долбанный идиот, сумел уничтожить один из последних хоркруксов. Мы выигрывали!"
  "Именно, в тот момент мы думали, что Фред был убит". Продолжил Гарри. "Он был за пределами остатков Комнаты по требованию. К счастью для Уизли, его только нокаутировали, а не убили. Ему удалось частично оградить себя. Он был в дюйме от смерти, но он все еще был жив. Я создал порт-ключ, который немедленно доставил его в Сент-Мунго".
  Он остановился на минутку. "Мы сажались на улице. Волдеморт был в Визжащей Хижине с Нагайной. Самодовольный мудак знал, что мы охотимся за хоркруксами, и нам нужно было убить Нагайну, но другого выхода не было. Мы с Гермионой должны были добраться до Визжащей Хижины".
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: недалеко от Хогвартса школы чародейства и волшебства
  Суббота, 4 июля 1998 года
  
  
  Гарри повел Гермиону и Рона вниз по проходу под корнями Ивы. Он знал, что это, несомненно, ловушка, но другого выхода не было.
  Он подкрался к самому концу туннеля, услышав голоса, исходящие из комнаты. Он поднял руку, заставив Гермиону и Рона остановиться. И Гарри, и Гермиона накинули на себя чары молчания, Рон последовал их примеру.
  "...проблема, Северус". Гладкие, шелковистые тона Волдеморта наполнили воздух.
  "Милорд?" спросил Снейп.
  "Почему Старшая Палочка не работает на меня, Северус?"
  Гарри взглянул на Гермиону, которая слегка кивнула, одними губами сказав "Драко". Гарри кивнул.
  "Мой господин...Я видел, как вы творили экстраординарную магию помощью этой палочки".
  "Нет. Я необыкновенен, как и моя магия. Палочка, однако, это просто палочка. Это не Жезл Судьбы. Можешь сказать, почему?"
  Была пауза, и когда Снейп заговорил снова, Гарри мог обнаружить отвращение в его голосе. Снейп ясно знал, что это было его время. "Так мне объяснить, Том, я могу".
  Еще одна пауза, перед тем, "Как ты меня назвал?" шепотом спросил Волдеморт.
  "Я назвал тебя Томом", спокойно сказал Снейп. "Мы оба знаем, что ты убьешь меня. Я знаю, что не достаточно силен и не достаточно искусен, чтобы победить тебя, Том, поэтому собираюсь уйти достойно, ты, гребанный ублюдок".
  Смех Волдеморта напомнил воздух. "Такие слова, Северус...ты говоришь как Гриффиндорец".
  "Я нечто лучшее, чем просто Гриффиндорец". Гордо сказал Снейп. "Я человек Дамблдора, от начала и до конца".
  "Дамблдор мертв!" Ревел Волдеморт. "Его наследие - прах у моих ног! Никто не может остановить меня!"
  "Есть один, кто может, Том". Снейп сказал, звуча удивительно безразлично. "Гарри Поттер, еще один человек Дамблдора. Я знаю его, Том, и я знаю тебя. Даже со Старшей палочкой, ты не можешь надеяться победить Гарри Поттера".
  Еще одна пауза. "Ты такой же бредовый, как Дамблдор. Ты действительно веришь, что Поттер, малообразованный ребенок, может победить меня?"
  "Я был одним из тех, кто помогал и тренировал мальчика с тех пор, как он вернулся в волшебный мир. Он сильнее тебя, Том. Те не можешь надеяться победить его. Более того, тебе никогда не понять, почему ты проиграешь".
  "Ах, да. Дамблдор хвалил "любовь". Я выиграл, Северус. Как только я убью тебя, я стану хозяином Старшей палочки, непобедимой в битве".
  Теперь настала очередь Снейпа смеяться. "Ты действительно веришь в это? Ты даже глупее, чем я думал. Ты проиграл, Том! Твои хоркруксы уничтожены, и полностью обученный волшебник и ведьма идут за тобой! Ты собираешься умереть. Я не буду там, чтобы увидеть это, я знаю, что, когда я отправлюсь в свое следующие Великое приключение, я буду мочиться на рваные остатки твоей души с улыбкой на моем лице и песней в моем сердце".
  "Ты должен умереть, Северус". Сказал Волдеморт, потом сделал паузу. "Как давно ты предал меня?"
  "О, с тех пор...примерно с 1979 года". Сказал Снейп. "Этот фрагмент пророчества, который тебе удалось украсть из моего разума, перевернул доску с фигурами. Я знал, что ты попытаешься убить этого человека. Честно говоря, я думал, что ты будешь хорош для страны. Опрокинешь догму чистокровности, которая свирепствовала. Вместо этого ты доказал, что ты лживый, ничтожный убийца. Я сделал все, что в моих силах, чтобы помочь свергнуть тебя вниз".
  "Тогда умри, Северус. /Убей!/"
  Все троя молодых людей в туннеле могли слышать в воздухе магию смерти. Гарри закрыл глаза, оплакивая своего павшего друга. Он услышал треск аппарации и почти запрыгнул в комнату. НА полу Северус все еще немного двигался. Так как он был убит Магией Змей, вместо стандартной Авады, он все еще был жив, хотя умирал каждую секунду.
  Его глаза уставились на Гарри, и его лицо смягчилось. "Возьми его..." он булькнул. Из правого уха потекла толстая белая субстанция. Гарри ахнул, когда наколдовал большую бутылку, поместив ее под белое вещество. Потребовалась почти минута, чтобы наполнить бутылку, пока поток не прервался. Гарри закрыл бутылку, бросив на нее нерушимые чар и спрятав в свой карман.
  "Что это было?" спросил Рон в замешательстве.
  "Воспоминания Снейпа". Тихо сказал Гарри. "Он буквально опустошил свой разум, полностью. Все, что знал Снейп, помнил и испытывал, теперь в этой бутылке. Вся его жизнь".
  Гарри слышал о подобном, но никогда не думал, что сможет увидеть. В рамках своего обучения Оклюменции, начиная со второго года, Гарри узнал о нитях памяти. Это было подробнее рассказано, когда он учился у Дамблдора, использующим Омут Памяти. Он слышал, что теоретически волшебник может очистить свой разум от всех воспоминаний за один раз, но этого никогда не происходило. Снейп сделал это.
  "Что-то, чем он еще будет знаменит". Тихо сказал Гарри, встав. "Пойдемте. Нужно найти эту гребанную змею".
  
  
  ***
  
  
  Гарри вздохнул, когда посмотрел на всех. "Профессор Снейп...предатель, трус, злодей...защитник, наставник, проводник, герой...друг. Он дал мне все, что сделало его тем, кем он был. Каждый момент его жизни был сохранен. Он умирал, но он уходил гордо. Он стоял против Тьмы, и он отказался быть сломленным".
  "Я сделал то, что всегда делал". Гордо сказал Снейп из своего портрета. "Я стоял и сражался".
  "Северус Снейп был великим человеком". Сказала Гермиона. "Его достижения будут жить. Мы не позволим, чтобы они были забыты или "истолкованы" Министерством". Она смотрела на Перси, который сидел кротко.
  "Так вот, здесь все начинает распадаться. После выхода из Визжащей Хижины, Волдеморт сделал громкое объявление, заявив, что у меня есть час, чтобы сдаться, чтобы спасти других. Я знал, что мне придется пойти туда. У меня не было выбора. Я направился в Большой Зал и замер. На полу лежали Ремус и Тонкс. Я был опустошен".
  "Пока мы не связались с ним", сказала Тонкс. "У Ремуса все еще был коммуникатор. Во время драки я была поражена темным проклятием. Я умирала. Ремус трансфигурировал не которые обломки в наши тела и вывез меня оттуда. Мы очутились здесь, на вилле, и он приступил к работе, исцеляя меня. Он сделал трусливую вещь?" Она задала риторический вопрос.
  "Опять же, мы поступили бы так же", сказал Гарри. "Если бы Гермиона умирала, я бы отправил ее в безопасное место, проклятый бой. Если вам посчастливилось жениться на таком невероятном человеке, ничто другое не имеет значения. Они становятся всем для вас. Я согласен с решением Ремуса. Я думал, что он умер...две минуты. После этого, зная, что мой неофициальный Крестный отец и неофициальная старшая сестра были в порядке, я почувствовал себя лучше".
  "Однако...Я знал, что пришло время. Если бы я не сдался Волдеморту, он бы напал. И никто, кроме меня, не мог его остановить. Пророчество вступало в игру". Гарри чуть-чуть сел в кресло. "Гермиона пошла со мной на короткую прогулку. Она также знала, что нужно. Дамблдор хорошо нас подготовил. С тех пор, как мы начали говорить о хоркруксах, я знал, что нужно сделать".
  "Я искал Невилла, зная, что, когда я уйду в лес, чтобы встретиться с Волдемортом, кто-то должен победить Нагайну. И Гермиона, и Рон знали об этом, но я думал, что у Невилла будет больше шансов. В конце концов, он был другим потенциальным ребенком пророчества".
  "Но, если бы я увидела эту маленькую змеиную сучку", рычала Гермиона. "Я бы...Да я знала, что Гарри должен был сделать. Дамблдор сказал ему, и мы обсуждали это много раз. Вы хоть представляете, каково это - знать, что твой муж уходит на смерть?"
  Гарри прочистил горло, взяв свои эмоции под контроль. "Вы помните, я рассказывал вам раньше о снитче, который завещал мне Дамблдор? Он все еще был у меня. Я носил его в мешочке из ишачьей кожи, все это время. Я знал, что он мне понадобится. Надпись: Я открываюсь под конец?" он вздохнул. "Предмет, содержащийся внутри, мог использоваться только тем, кто хотел прикоснуться к смерти, прикоснуться к ней, но не повелевать ею или пытаться злоупотребить ею".
  "Я открываюсь под конец". Цитировал Гарри. "Итак, я дал встречный знак. Я сказал снитчу..."
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: неподалеку от Хогвартса школы чародейства и волшебства
  Суббота, 4 июля 1998 года
  
  
  "Я готов к смерти", сказал Гарри снитчу. Моментально, шар размером с грецкий орех открылся, открывая, как ему сказал Дамблдор, легендарный камень Воскрешения.
  "Пришло время, Гермиона". Он сказал, глядя на жену.
  "Я знаю", просто сказала она. "Я не хочу, чтобы ты уходил, Гарри. Что, если что-то пойдет не так?"
  Он нежно улыбнулся ей. "Тогда я пойду на смерть как самый счастливый человек в мире зная, что ты моя жена, Гермиона".
  Она завернула его в самые крепкие объятия, которые он когда либо получал, сделав несколько трещин в его ребрах. "Я люблю тебя, дурачок". Она пробормотала ему в шею.
  "Я тоже люблю тебя, жена". Сказал Гарри ей в волосы. "Я всегда буду любить тебя. Это всегда была ты, Гермиона. Ты это знаешь. Если...если я не вернусь, позаботься о Ремусе и Тонкс для меня. Убедись, что они в безопасности и защищены. Похитьте МакГонагалл, если придется. Я...Я не могу больше никого потерять".
  "Сделаю. Но ты вернешься ко мне, Гарри. Я не приму ничего меньшего. Если придется, я ворвусь в рай или ад, чтобы вернуть тебя".
  "Ты бы это сделала". Тихо сказал Гарри. "Я бы хотел, чтобы у нас было больше времени".
  "Времени никогда не хватает". Гермиона горько прошептала. "Никогда не достаточно". Она взяла его за руку и они начали прогуливаться в сторону леса. "Тебе лучше использовать эту штуку".
  Гарри трижды перевернул камень в руке, отчаянно думая о людях, которые для него больше всего значили. Он был разочарован, когда Дамблдор не появился с Сириусом, Северусом, Джеймсом и Лили.
  "Привет, сынок". Сказал Джеймс.
  "Гарри!" сказала Гермиона с трепетом. "Я их тоже вижу!"
  "Конечно, моя дорогая невестка", тепло сказала Лили. "Вы - две половины одной души. Не буквально, конечно, но вы оба разделяете связь".
  Северус шагнул вперед, улыбаясь. "Черт, Гарри, ты так хорошо справился. Я так горжусь тобой".
  "Я тоже". Джеймс, Сириус и Лили сказали быстро.
  "Я...Хотел бы иметь больше времени, чтобы поговорить с вами". Сказал Гарри. "Но время ограничено".
  Гермиона остановилась. "Я...Я не могу идти дальше, Гарри. Я должна вернуться". Она схватила его лицо для самого интенсивного поцелуя в их жизни. "Ты должен ВЕРНУТЬСЯ!" Она зарыдала, прежде чем повернуться и побежать к замку.
  Сириус усмехнулся. "Ты действительно выбрал хорошую женщину, детеныш. Она действительно исключительная".
  Кивнув, Гарри продолжил торжественно идти. "Э-это больно?" задал он, по сути, детский вопрос, прежде чем смог остановиться.
  "Нет, сынок". Все четверо сказали вместе, и Гарри понял, что это правда. У него было четверо, возможно пять родителей. Два тела, но три сердца. Северус был там с первого дня Гарри в Хогвартсе, и действительно, с тех пор, как пятилетний испуганный ребенок был посещен мечтами. Сириус появился на третий год, после побега из Азкабана, заполнив потребность, в которой Гарри отчаянно нуждался. Ремус все еще рядом, чтобы выполнять эту роль, а Тонкс дала ему брата, которого он хотел.
  "Я...Я люблю вас всех". Сказал Гарри. "Я хотел бы, чтобы у нас было больше времени вместе."
  "Однажды у нас будет вечность", Джеймс предложил. "Но, надеюсь, это случится слишком рано".
  Гарри достиг линии деревьев, глубоко вздохнув, прежде чем войти в лес. "Где Альбус?"
  "Он...он что-то знает". Сказал Джеймс. "Я думаю, он ждет тебя на перекрестке, Гарри. Ты увидишь его, я обещаю".
  Гарри прошел через границу Дементоров, даже не почувствовав их холодных эффектов от мерзких существ. Он прошел мимо часовых, желая, чтобы его не заметили, его магия делала это бессознательно. Он пришел в лагерь, увидев, как Пожиратели Смерти разминаются. Волдеморт стоял у костра, рассматривая мир, как декадентский принц, ожидая, возможности претендовать на его трон.
  "Час подходит к концу". Сказала Беллатрикс. "Похоже, что Поттер не придет, милорд".
  Волдеморт не смотрел поверх пламени. "Еще есть время, Белла. Может быть, его мужество терпит неудачу. Может быть, он действительно боится меня".
  "Может быть, ты высокомерная задница с бредом адекватности". Сказал Гарри, бросая камень Воскрешения на землю. Так как он теперь хотел, чтобы его заметили, тонкие чары незаметности исчезли.
  Пожиратели Смерти заревели, хватая палочки, когда они заметили Гарри. На дальней стороне поляны, привязанный к дереву, был Хагрид, который начал рычать на Гарри, говоря ему бежать.
  "Прекрати, Хагрид". Гарри безмятежно сказал, прежде чем обернуться к Волдеморту. "Мы оба знаем, почему я здесь, Том. Убей меня, но оставь остальных в покое".
  Волдеморт поднял глаза и схватил Смертоносную палочку. "Боюсь, это не возможно, Гарри. Видишь ли, они осмелились выступить против меня, и для этого они должны быть уничтожены, как вредители, которыми и являются". Он фыркнул, когда поднял палочку. "Мальчика, который выжил...больше нет".
  Со вспышкой зеленого света Гарри умер.
  Он открыл глаза, видя нескончаемый просто белого. Он не мог слышать ничего, кроме утешительного стука сердцебиения. Он был теплым и комфортным. Это было идеально.
  Это было неправильно. Он сел, поднялся на ноги. Боже, я надеюсь это сработало. Он посмотрел вокруг, ища что-нибудь, что могло бы ему пригодиться. Посмотрев вниз, он заметил, что был голый. Закрыв глаза, он представил-создавая себе набор одеяний на полу перед ним. Они появились, мгновенно. Натянув их, он услышал хнык. Несколько футов (футов? Дюймов? Миль? Световых лет? Какое расстояние было в смерти?) была жалкая, худющая фигура.
  Тут же Гарри понял, что это такое, и не испытал сочувствия.
  "Гарри Джеймс Поттер". Голос, просочился из белизны, начав сливаться в цвета.
  Без паузы Гарри бросился вперед, заключив Альбуса Дамблдора в самое тесное объятие, которое мог сделать. "Дедушка Огненная Птица!" Он провозгласил, плача в бороду Дамблдора.
  "ТЫ, замечательный молодой человек". Сказала Дамблдор, обняв Гарри. "Я знал, что у тебя есть сила, Гарри. Я знал это".
  Гарри стоял мгновение (часов? Дней? Кто знал сколько?) обнимая Дамблдора, делясь своими чувствами со стариком. Наконец, он отошел шмыгая носом и потирая глаза. "Приветствую, сэр". Сказал он ярко.
  Дамблдор усмехнулся. "Рад тебя видеть, Гарри. Я искренне надеялся, что в этом нет необходимости".
  Покачав головой, Гарри поднял руку. "Мы оба знали, что это так, профессор. Мы знали, что мне придется умереть, чтобы убрать этот чертов хоркрукс".
  "Никто не должен приносить себя в жертву, Гарри". Дамблдор сказал, когда садился на скамейку. Вокруг них цвета превратились в идеальную копию вокзала Кингс Кросс. Гарри сел рядом с ним.
  "Сэр, с тех пор, как мы разговаривали о хоркруксах на моем шестом курсе, мы знали, что я один из них. Мы знали, что у меня есть частичка души этого полнейшего ублюдка. И мы знали, что Волдеморт, убивший меня, был единственным способом удалить его".
  "Однако..."
  "Сэр, если бы вы скрывали это от меня или пытались мной манипулировать мной, я бы злился на вас". Гарри сказал твердо. "Теперь остановитесь. Вы не просили меня умереть. Вы сказали мне, что это был единственный возможный шанс. И сейчас..." Он оглянулся через плечо на фигуру, сбиваясь с мысли. "Это же хоркрукс, не так ли?"
  "Да". сказал Дамблдор, глядя на фигуру. "Том больше всего боится смерти. Даже этот маленький фрагмент его души в ужасе. Он не знает, что делать. Он не знает, как действовать в этой области. Нам с тобой, Гарри, не боящимся смерти, действительно не о чем беспокоиться".
  "О, круто". Гарри кивнул. "У меня есть вопросы, сэр. Вещи, странные вещи произошли, так как вы перешли на..."
  Дамблдор кивнул. "Твоя палочка. Да, я наблюдал".
  "Вы можете видеть живых?"
  "Конечно, мой мальчик, конечно". Дамблдор кивнул. "Когда ты оставил Прайвет Драйв, твоя палочка смогла действовать самостоятельно, то, о чем никто никогда не слышал. К счастью, в загробной жизни много людей. Мне удалось задать несколько вопросов людями существам, и мне удалось найти ответ".
  "Расскажите, сэр".
  "Существо, с которым я говорил, назвало себя просто Адам. Он феникс. Вернее, он был самым первым фениксом".
  Гарри свистел через зубы.
  "Действительно". Дамблдор согласился с улыбкой. "Как ты знаешь. Фениксы бессмертны. Тем не менее, они понимают истинное бремя бессмертия, и они иногда предпочитают пойти дальше. Как и Адам. Он рассказал мне о палочках".
  "Итак, что это было?"
  "Утверждение, которое делает Оливандер о том, что "палочка выбирает волшебника", является точным, но на самом деле это не сознание, которое выбирает. Магия палочки, которая состоит из ядра, но и настройки создателя. Действительно, именно из-за этого феномена магглы создали фразу "подарок сделанный своими руками более личный". Каждый из нас вкладывает немного себя в элемент, который мы делаем своими руками. Эти две магии соединились в палочке".
  "Теперь, когда вы с Волдемортом сражались на кладбище в Литл-Хенглтоне, ставки были больше, чем ты или Волдеморт. Вы боролись за свою жизнь, правда, но вы также боролись за доминирование в палочках. Из-за твоей поистине импрессивной силы, твоей стальной воли и твоей полнейшей любви к твоей жене, семье и друзьям, сердечник твоей палочки смог преобладать над сердечником палочки Волдеморта. Всякий раз, когда они будут сражаться, твоя палочка заставит палочку Волдеморта сдаваться. Так как ядро палочки наполняется магией волшебника всякий раз, когда они накладывают заклинание, твоя палочка была в состоянии бороться с Волдемортом, даже если он не использовал палочку-близнеца".
  Гарри моргнул. "Так...из-за этого случая моя палочка навсегда смогла победить Волдеморта?"
   "Одним словом, да. Твоя палочка знала, что магия Волдеморта будет ей покорна".
  "Да..." это объясняет все довольно аккуратно. Гарри думал. "Окей...Как именно я собираюсь проснуться, сэр? Я имею в виду...на данный момент я мертв".
  "Не мертв, Гарри". Быстро ответил Дамблдор. "Но, и не жив. Ты стоишь на краю обрыва. Ты можешь либо спрыгнуть, либо сделать шаг назад. Выбор ща тобой, мой мальчик. Однако я знаю тебя, и я знаю, что ты вернешься к Гермионе".
  "Чертовски верно". Гарри ответил также быстро. "Кто-то все еще должен дать Тому хороший пинок под зад в ад, и это буду я".
  Дамблдор кивнул. "Есть еще кое-что, о чем ты хочешь у меня спросить, Гарри".
  "Да". Гарри вздохнул. "Дары Смерти".
  "Ах". Дамблдор откинулся на скамейку, задумчиво поглаживая бороду. "Да. Я думал, ты захочешь узнать об этом".
  Гарри вздохнул. "Вы рассказали мне о Дарах. Я не знал, что другие люди знают о них".
  "Это старая легенда, Гарри. Большинство людей относиться к ней, как будто откровения из номера Придиры. Причудливые сказки. Но Дары обеспечат тебе второй уровень защиты, если они вам понадобятся".
  "Сэр...я не знаю, что происходит с Дарами. Я не думаю, что они должны существовать. Есть ли вообще возможность, что я могу их уничтожить?"
  Дамблдор кивнул. "Да. И в забавной иронии, предметы должны умереть. Растопи камень в Адском Пламени. Брось палочку через завесу. Без них плащ истинной невидимости будет всего лишь плащом, но вечным плащом. Это единственный безопасный Дар, Гарри".
  "Я понимаю". Гарри кивнул.
  "Я признаю момент слабости, Гарри. Я попытался использовать камень Воскрешения, чтобы увидеть сестру и мою мать. Я хотел увидеть их еще раз перед тем, как уйти. Я не смог этого сделать. Я знал приманку Даров Смерти. Я был хозяином палочки, у меня был камень Воскрешения...и я имел доступ к последнему, твоему плащу. Я мог бы стать Повелителем Смерти. И это привело меня в ужас".
  "Вы не сделали этого, Альбус". Гарри утешительно сказал. "Вы самый порядочный человек, которого я когда-либо встречал. Вы бы стояли, и вы бы сражались".
  "Спасибо, Гарри, но я не могу тебе поверить. Приманка..." Он покачал головой. "Единственная причина, по которой я смог приручить палочку, было из-за моего желания. Я бы не убивал, и я бы не хвастался. Палочка, как и Фламели все эти годы, с нетерпением ждала смерти. Если бы я умер, непобежденным, палочка стала бы просто палочкой. Нет больше "Смертоносной". К сожалению, я был побежден Драко Малфоем, и палочка ушла".
  Гарри кивнул, затем моргнул. "Подождите секунду".
  "Да, Гарри. Ты победил хозяина Старшей палочки. Ты обладаешь камнем Воскрешения и плащом истинной невидимости. Ты Повелитель Смерти. У тебя есть оба уровня защиты".
  Со стоном Гарри откинулся назад. "Это слишком много".
  "Я понимаю. Ты один из двух людей, которым я действительно доверяю такую силу, Гарри. Другой - твоя жена. Я дам вам еще одну, последнюю миссию, уничтожьте Дары, Гарри".
  Гарри кивнул. "Мы сделаем то, что вы просите. Я собрал большую часть хоркруксов Волдеморта. Остался только один. Нагайна. Рон, Невилл и Гермиона знают, что она должна умереть, прежде чем Волдеморт падет. Мы так же нашли все остальные хоркруксы в Британии. Они также ушли".
  Дамблдор покачал головой. "Мой мальчик, ты, без сомнения, самый исключительный молодой человек, которого я когда-либо встречал. Я горжусь тем, что знаю тебя, и для меня большая честь, что ты позволил мне войти в твою жизнь".
   "Пришло время, не так ли?" Гарри спросил, встав, протягивая руку, чтобы помочь встать на ноги Дамблдору. "Я должен вернуться".
  "Еще увидимся, Гарри", сказал Дамблдор, обняв Гарри. "Но не так скоро, я думаю".
  "Я с нетерпением жду этого, Дедушка Огненная Птица". Гарри сказал, заставляя Дамблдора улыбнуться. "Я думаю одна из вещей, которые я сделаю, когда вернусь, напишу реальную историю вашей жизни. Исправив некоторые факты о вас там. Они думают, что это вы убили Арианну".
  Дамблдор кивнул. "Спасибо тебе. Аберфорт сможет тебе все рассказать. Скажи ему, что мне жаль, что я не могу сделать для него больше".
  "Сделаю, сэр". Сказал Гарри, отойдя и закрыв глаза. "Еще одна вещь, сэр...это реально, или это происходит в моей голове?"
  "Мой дорогой мальчик!" сказал Дамблдор. "Почему это не может быть и так и иначе?"
  С усмешкой Гарри взлетел вверх, направляясь обратно к своему телу и сражению.
  Гарри почувствовал, как его сознание соединяется с его телом. Он взял быструю инвентаризацию, не решаясь двигать мышцами. Он почти чувствовал, что люди стояли вокруг него, с трепетом наблюдая.
  "Мой господин..." Белла говорила нежно.
  "Хватит!" Волдеморт огрызнулся. "Мальчишка мертв? Кто-нибудь проверил его?"
  Через мгновение над Гарри стояла фигура, вонзившая два пальца в сонную артерию. "Драко жив?" Нарцисса Малфой прошипела.
  "Да". Гарри прошептал, не зная, правда ли это.
  Нарцисса оттащила пальцы. "Сопляк мертв, милорд".
  Гарри мог чувствовать, что Волдеморт улыбнулся. "Мальчик, который выжил, пал от моей руки!" Он поднял Гарри в воздух, размахивая им, будто он тряпичная кукла во рту собаки. "Ты, болван...понесешь мальчишку. Ты должен вернуть его в Хогвартс, доказательство моей победы".
  Гарри с нежностью подхватила пара очень сильных рук, и он знал, что Хагрид несет его обратно. Он мог слышать, как Хагрид открыто плачет, когда поднимал его, но он не смел раскрыть себя. Еще слишком рано.
  Прогулка обратно в Хогвартс была одной из самых длинных, которые когда-либо испытывал Гарри. Он слышал, как Волдеморт использовал чары усиливающие голос.
  "Выходите, выходите, где бы вы ни были!" Он пел, звуча устрашающе, как Луна Лавгуд. "Защитники Хогвартса, ваше время пришло. Вы в меньшинстве, окровавлены, и Мальчик-который-выжил, его больше нет. Выходите и сдавайтесь. Преклоните колени передо мной, и я смою ваши грехи. Сопротивляйтесь...и я уничтожу вас всех".
  Гарри услышал, как открывается большая дверь замка, шелест ткани, топот на каменном полу. Он слышал, как Минерва МакГонагалл кричала "НЕТ!", звуча совершенно убито. Он хотел послать сигнал. Чтобы она знала, что он все еще жив, но он не решился. Еще. Это заставляло его чувствовать себя не хорошо.
  "Брось мальчишку к моим ногам, болван". Приказал Волдеморт. "Пусть он лежит среди грязи, где ему место".
  Гарри мягко положили на землю, и его тело убедительно упало.
  "Теперь вы видите истину. Даже Мальчик-который-выжил не мог противостоять моей силе. Видите ли вы сейчас, где ваше малое сопротивление теперь?"
  Звук одной пары шагов, почти невнятный на траве, заставил Гарри наклонить голову в сторону.
  "Ты трус и ничтожество!" Гермиона кричала на Волдеморта. "Ты лжешь обо всем..."
  Другая фигура шагнула рядом с Гермионой, закрыв ее от Волдеморта. "Мы заставим тебя заплатить...Риддл".
  "И кто достаточно храбр или достаточно глуп, чтобы называть меня этим грязным именем?" Волдеморт спросил сквозь зубы.
  "Это Невилл Лонгботтом". Белла смеялась. "Сын Авроров, которых я отправила в Сент-Мунго".
  "Чистокровный". Одобрительно сказал Волдеморт. "Еще не поздно, Лонгботтом. У тебя все еще есть шанс присоединиться к Пожирателям Смерти".
  "Я лучше умру". Прямо ответил Невилл.
  "Это тоже можно организовать". Сказал Волдеморт, поднимая палочку. "Но прежде чем я отправлю тебя на смерть, как труса, я думаю, ты захочешь это увидеть". Быстрые чары вызова принесли Распределяющую Шляпу, парящую из кабинета директора.
  Однако, прежде чем Волдеморт смог поймать ее, Невилл потянулся, его глаза светились глубоким красным, когда он выхватил шляпу из воздуха и воткнул в нее руку. "Ты не можешь противостоять нам, Том". Невилл интонировал, его голос имел три разных тона, все они были знакомы МакГонагалл. Она взглянула на Гермиону, глаза которой были устранены к Невиллу, ее губы двигались синхронно с ним, затем на Гарри, рот которого двигался, едва ли. Она проглотила крик радости, наблюдая, как разворачивается драма.
  "ТЫ не победил, и у тебя нет силы, которой ты желаешь". Невилл вытащил меч Гриффиндора из шляпы, клинок, решивший прийти к достойному Гриффиндорцу, который в нем нуждался. Тот факт, что это были Гарри и Гермиона, работающие через Невилла, повергли в шок. С одним гладким взмахом меча Невилл отрубил голову Нагайне, прыгая назад, когда кровь захлестала.
  Царила тишина. Волдеморт стоял в шоке, глядя на Невилла, глаза которого вернулись обратно к их нормальному кариму цвету. Он с трепетом смотрел на меч. Размышления Волдеморта было прервано, когда пара сапог врезалась ему в грудь, опрокидывая его обратно на задницу. Со страхом и ужасом он наблюдал, как тело Гарри Поттера исчезает с треском, только чтобы вновь встать рядом с Грязнокровкой.
  Гермиона стояла рядом с мужем, зная, что сейчас не время насиловать его рот. Это время наступит скоро. Она с гордостью наблюдала, как Гарри дергает край своего джемпера, выпрямляя его, когда он смотрел на Волдеморта. Он наклонял голову из стороны в сторону, издавая мрачные шумы.
  "Слухи о моей смерти...", сказал Гарри, улыбаясь Волдеморту. Он посмотрел на Гермиону, разделяя теплую, личную улыбку, прежде чем он посмотрел на толпу людей позади него. "Друзья, ВЫ ГОТОВЫ?"
  "ГОТОВЫ!" Толпа взревела, вытаскивая палочки.
  Гарри призвал свой посох, Гермиона соответствовала его движениям. "Давай будем осторожны...но давай сделаем это!" Он бросил первое заклятие, резко вылетевшие проклятие Редукто, откинула Люциуса Малфоя на тридцать футов назад. Действуя так, как будто проклятие Гарри было стартовым пистолетом, каждый человек начал применять заклинания.
  Битва быстро превратилась в путаницу, Орден, студенты и Пожиратели Смерти двинулись вперед. Гарри и Гермиона на мгновение упустили из виду Волдеморта, когда волна темных хлынула на них. Сражение перешло в саму школу, кентавры выбежали из леса, присоединяясь к битве. Везде, где Гарри смотрел, он видел, как его друзья сражались.
  Гарри побежал в Большой Зал, услышав, как Волдеморт бросает проклятие, Убивающие Проклятие. Он невзначай поднырнул под Авадой, ухмыляясь, как он ударил Пожирателя Смерти. Он наблюдал за тем, как Яксли был отброшен тройным проклятием Перси, Джорджа и Ли Джордана. Хагрид подобрал Уолдена МакНейра, сломал ему шею и бросил его в стену. Рон и Невилл наложили проклятие Серебряного дротика на Фенрира Грейбека, навсегда положив конец оборотню.
  Нарцисса Малфой рвется в бой, разыскивая своего потерянного сына. Гарри искушался убить сучку, но у него была рыба побольше, чтобы пожарить. Кроме того, ему нравилась идея Примы, надлежащей чистокровной принцессы Нарциссы Малфой, звенящей оловянной чашкой по барной стойке Азкабана. Покачивая головой, он искал цель.
  Беллатрикс Лестрейндж безумно гогоча, когда ей удалось убить шестикурсницу с Хафлпаффа, ухмыляясь, над тем как девочка упала. Она повернулась, ища другую цель, заметив рыженькую ведьму.
  "Не тронь мою дочь, черт возьми!" Молли Уизли зарычала, стряхивая ее палочку и бешено опрокидывая сумасшедшую вниз. Она шагнула вперед, проецируя воздух ненависти и власти, что заставило даже Волдеморта остановиться. Молли продолжила принимать атаку Беллатрикс по кусочкам. Люди подошли к Молли, пытаясь помочь, только чтобы их сбили с ног. "Она Моя!" Молли сорвалась, чтобы убить своего противника.
  Сам Волдеморт сражался с МакГонагалл, Слагхорном и Шаклболтом, и держал их в руках. Гарри знал, что он должен был быть один против Волдеморта, когда будет сражаться. Он шагнул вперед, не замечая, что меньшие поединки останавливаются, когда он проходил. Молли и Беллатрикс были слишком злыми, чтобы остановиться, каждая из них намеревалась уничтожить другую.
  "О, Томми!" Гарри поет. "Тебе не кажется, что пришло время?"
  "Что ты делаешь, Гарри?" Шаклболт задыхался. "Сейчас не время для героя!"
  "Нет". Ответил Гарри. "НЕ герой. Одиночка, делающий то, что должен. В конце концов...пророчество призывает к этому, не так ли Том?"
  "Ты знаешь о пророчестве, Поттер?" спросил Волдеморт, переходя в оборонительную позицию. "Мне дали понять...конечно. Северус был вашим человеком, а не моим. Неудивительно, что он так и не сообщил, что ты это знаешь".
  "Не было никакого смысла. Но, в интересах справедливости, я скажу тебе: "Тот, у кого есть сила победить Темного Лорда, придет, рожденный теми, кто трижды бросал ему вызов, рожденный в конце седьмого месяца". - Это я, на случай, если ты не понял. "Темный Лорд отметит его как равного себе", это забавный шрам, "но он будет иметь силу о которой не знает Темный Лорд", и я знаю это, а ТЫ нет, "И ни один из них не может жить спокойно, пока жив другой"..."Гарри холодно улыбнулся. "Ты готов Умереть, ТОМ?!"
  Волдеморт сделал шаг назад. "Это не значит, что ты победишь, мальчишка. Только то, что один из нас умрет".
  "Правильно", сказал Гарри. "Очень верное толкование. Но, я решил, что это будешь ты, кто умрет, Том. Ты провел почти двадцать лет, пытаясь испортить мне жизнь, и мне этого достаточно".
  С ухмылкой Волдеморт шагнул вперед. "Я так не думаю, мальчишка. Я думаю, ты боишься меня, даже сейчас. Скажи мне, кто из твоих друзей пожертвует собой на этот раз?"
  "Никто. Я даю тебе шанс. Раскайся, Том. Это единственное, что тебя спасет от проклятия".
  "Я не чувствую раскаяния". Он ухмыльнулся. "У меня есть палочка, Поттер. Меня нельзя победить".
  Гарри покачал головой. "Ты ошибаешься. У тебя есть палочка, да. Но ты не ее хозяин". Гарри холодно улыбнулся. "Да".
  "НЕВОЗМОЖНО!" закричал Волдеморт. "Снейп убил Дамблдора. Я убил Снейпа. Я ее хозяин!"
  "НЕТ". Яростно и твердо сказал Гарри. "Драко Малфой был ее хозяином. Он обезоружил Дамблдора. Я обезоружил Малфоя". Гарри остановился, услышав как Молли Уизли кричит проклятие. На протяжение всего разговора, они сражались, и сейчас.
  "Диффиндо!" Молли крикнула, яркое серебряное проклятие отделило голову Беллатрикс.
  "К черту это!" сказал Гарри, поднимая посох. Вместо того, чтобы бормотать заклинание, он позволил его магии вспыхнуть взрывом, образуя золотое пламя, которое его спасло, когда он и Хагрид убегали с Прайвет Драйв.
  Волдеморт пытался бороться, выкрикнув, "Авада Кедавра!", в сторону Гарри, но Гарри был слишком силен, слишком быстр, слишком хорош, чтобы быть побежденным. Старшая палочка узнала, что это настоящий хозяин, вылетела из руки Волдеморта в руку Гарри.
  В тот момент когда золотое пламя ударило по Волдеморту, все закончилось. Пламя было чистым, и тело Риддла сгорело полностью, так как было не естественным. Его искалеченная душа, совершившие преступление против природы, была уничтожена. Магия, питающая его тело, рассеялась, заставив его рухнуть на пол. Все закончилось.
  Гарри оглянулся вокруг зала, наблюдая, как люди смотрят на него с шоком и ужасом. "Я сожалею об этом". Гарри сказал, поднимая Старшую палочку. "Но это для "Всеобщего блага"". Вспышка чар памяти, хлынула по всей территории Хогвартса. У него был такой контроль над палочкой, что он сумел избавить от заклинания Гермиону и МакГонагалл, но все остальные стали его жертвой. Никто никогда не вспомнит о Дарах.
  
  
  ***
  
  
  Гарри вздохнул, когда закончил историю битвы. "И это все. Волдеморт был побежден и мертв".
  Гермиона прижалась как можно ближе, учитывая, что они сидели на отдельных креслах, и положила голову на плечо мужа. "Большая битва. Смерть, жизнь...Удивительные вещи. Но мы должны были сделать кое-что еще большее".
  
  
  ЭПИЛОГ
  Связывая Свободные Концы
  
  
  Большой Зал, Хогвартс школа чародейства и волшебства
  Суббота, 1 августа 1998 года
  
  
  Гарри встал, обернувшись и поправил штаны. Сидение в кресле в течение длительного периода времени сделает так, что ваше нижнее белье будет нарезать места, которые он действительно не хотел обсуждать. "Так...у кого-нибудь есть вопросы?"
  Почти каждый человек протянул руку, некоторые начали кричать вопросы.
  "ТИЩИНА!" Дамблдор снова заревел, заставляя людей в зале замолкнуть мгновенно. "Я все еще люблю это делать". Он самодовольно сказал, подмигивая Гарри и Гермионе.
  "На самом деле", сказала Гермиона, встав, хватая тетрадь и возвращаясь на подиум. Кресла бесшумно исчезли, "есть кое-что. Перси Уизли сказал, что составляет список обвинений против нас. Я думаю, мы должны начать с этого, на самом деле".
  Перси встал, щелкнул палочкой, чтобы дважды продублировать заметки. Идя к передней части зала, он передал копию министру Шаклболту, другую Гермионе на подиуме и отступил обратно на свое место. Она быстро просмотрела страницы заметок.
  "Впечатляет, Перси". Она сказала через мгновение, передавая записки Гарри. "Ты когда-нибудь задумывался о карьере писателя-фантаста?"
  Перси покраснел. "Это все действительные обвинения. У Министерства не будет выбора, кроме как действовать".
  Кингсли встал, в два шага поднялся на подиум. "На самом деле, я не думаю, что мы будем". Сказал он, властно уставившись на Гарри. Он быстро взял ручку у Гермионы, строча по заметкам. "Вы не можете обвинить их в чем-либо: Дамблдора, что он бросил Гарри к Дурслям...Разговор о фанатизме чистокровных также не имеет значения..." он поднял глаза. "Вы серьезно? Вы хотите привлечь Гарри и Гермиону Поттер к ответственности, потому что они не зарегистрировали свой брак?" Он взглянул в заметки. "Извините, позвольте перефразировать это, вы хотите, чтобы брак был расторгнут, потому что он не был утвержден Министерством?"
  "Да". Перси сказал жестко.
  Гермиона щелкнула блокнотом, показывая что-то Кингсли. "Свидетельство о браке. Все в порядке". Сказал Кингсли, строча другую строку. "Давайте посмотрим...клевета на Уизли, нет, не клевета, если вы представляете это как мнение..." Он продолжал строчить. "Ложные академические записи, это был Дамблдор, так что нет...Порт-ключи в часах были так же сделаны Дамблдором".
  Другая страница была показана Шаклболту. "Он получил исключение?" Кивая Кингсли продолжал строчить. "Они работали под присмотром профессоров, поэтому не нарушали ограничения на колдовство несовершеннолетних..." Еще каракули. "Закон о Тайне не был нарушен. Грейнджеры знали о существовании волшебного мира".
  Перси встал. "Это все действительные обвинения. Вы проявляете предвзятость и фаворитизм, министр".
  "Нет, я показываю знание Закона, Уизли". Шаклболт сказал, нонсенс в тоне. "Я был Аврором. Я знаю, что является и не является законным". Он посмотрел на пергамент, прежде чем посмотреть вверх. "Вы хотите, чтобы Поттеров арестовали, потому что у них есть плащи невидимости?"
  "Да".
  "Нет". Шаклболт сказал, продолжая строчить. "Они ограничены, Уизли. Однако, да, но не противозаконны". Он продолжил просматривать список. "На самом деле, есть одна вещь, которая потенциально инкриминируема". Шаклболт сказал Гарри, указывая на одну из строчек. Усмехнувшись, Гарри наклонился к Гермионе, шептал. Она ухмыльнулась и перевернула пару страниц в книге, показав ее Шаклболту.
  "Как, черт возьми, вы заставили Рона Уизли согласиться на применение чар памяти?" Он удивленно спросил.
  "Дамблдор". Сказал Гарри. "Он сказал Рону, чтобы он согласился и подписал это, а затем просто забылся. Мы также были уполномочены, наряду с Северусом и Минервой выполнять всё и все чары памяти на Роне".
  В зале Молли повернулась к сыну и поглядела. Рон отступил, не зная, что делать.
  "Да..." Кингсли быстро прошелся по списку, строча долго и быстро. "Это примерно половина этих глупых обвинений, снятых сразу. А как же Маховики времени?"
  Еще одна страница в блокноте. "Черт...вы действительно были готовы, не так ли?"
  "Извините меня, министр". Сказал Перси, снова вставая.
  "Семейная лицензия", сказал Шаклболт, не утруждая себя взглядом. "В семейных записях было два маховика времени и пропуска для них. Тот, кто держал пропуск, мог использовать маховик. У Поттеров были пропуска, так что это законно". Еще строчит. Прочитав еще одну запись, он поднял глаза. "Это смешно, Уизли. Изучение Оклюменции не является незаконной. Легилименция, да, но не Оклюменция. Фактически..." Шаклболт порвал пергаменты, выхватывая копии из руки Гермионы и разрывая их, затем вызывая окончательный экземпляр у Перси. Она тоже стала конфетти. "Как Министр Магии, я объявляю Поттеров свободными от каких-либо уголовных обвинений, так как они на самом деле не совершали преступлений". Он кивнул на пару, прежде чем спрыгнуть со сцены и сесть.
  Гермиона ухмыльнулась Перси. "Не повезло, Уэтерби. Может в следующий раз". Она осмотрела толпу. "Так, любые соответствующие вопросы?"
  "На самом деле, у меня есть". Один голос. Вызвался сзади. Невилл Лонгботтом встал, показывая каждый дюйм гордого воина, каким он был. "Речь идет о профессоре Люпине".
  "О?" Ремус ответил из зеркала.
  "Да...где вы были в течение первых двенадцати лет жизни Гарри?" спросил он, без злобы в его голосе. "Почему вас не было там, когда он рос?"
  "Хороший вопрос, мистер Лонгботтом". С вздохом сказал Ремус. "В основном, Министерство является причиной этого. В то время министр, Миллисент Багнольд, сказала мне, что я, как "опасное темное существо", не должен был приближаться к Спасителю волшебного мира. Настолько, что заказала барьеры, расположенные вокруг Прайвет Драйв, которые помешали бы любому оборотню, в форме человека или волка, приблизиться в пределах 10 миль".
  "Это варварство!" Невилл вскрикнул.
  "Есть еще лучше". Сказал Ремус с горечью. "Против меня поставили второй барьер, чтобы я не мог писать Гарри. Не магловской почтой, не совиной почтой. Мне вообще не разрешили пользоваться телефоном", он снова вздохнул. "Затем, когда Гарри начал учиться в Хогвартсе, я спросил Министерство, могу ли я связаться с ним. Опять же, мне сказали нет. Они не хотели, чтобы пресса ассоциировала Гарри Поттера со злом. К счастью, чары были сломаны в конце третьего года, приняв меня таким какой я есть. Однако, только он мог сломать конкретный набор заклинаний, обратившись ко мне первым".
  Невилл кивнул, размышляя. "Почему один из учителей не мог рассказать о вас Гарри, а потом позволить ему связаться с вами? Это бы обошлось без ограничений, не так ли?"
  Портрет Дамблдора поднял голос. "Опять, же Багнольд заставила нас не продвигать этот курс действий. Во время встреч, которые мы провели с Гарри, мы рассказывали ему о родителях и друзьях родителей, но мы не могли дать никакой информации об их судьбах".
  "Как Министерству сойдет с рук только то, что вы сказали?" спросил Невилл.
  "Несколько областей власти регулярно использует эту методику для предотвращения передачи государственных секретов. Мир Магглов использует соглашение о конфиденциальности, наказание за нарушение которого - тюремное заключение. Волшебный мир просто делает то, что Вы не можете нарушить. Все, что связано с Гарри, стало государственной тайной, кроме бессмысленной информации, напечатанной в биографиях. Мы просто не могли сказать ему". Закончил Дамблдор.
  "Это еще одна причина моего не доверия к Министерству". Резко сказал Гарри. "Они оградили меня от моего дяди, пока я рос". Его глаза повернулись к Перси, который отвернулся, и начал извиваться на месте. "Этого я не готов простить".
  "К счастью, Ремус находится в безопасности и в охраняемом месте". Гермиона сказала гладко. "Вместе со своей женой. Андромеда была уведомлена, и, вероятно, на пути туда, когда мы говорим".
  "Следующий вопрос?" сказал Гарри, глядя в толпу, замечая светлые волосы Риты Скитер, подпрыгивая, пока сидела в кресле. "Да, Скитер?"
  С румянцем, Скитер заговорила. "Мне было интересно, какой хоркрукс использовала Джинни Уизли в первый год. Из того, что вы сказали, это был обычный дневник, купленный в маггловском магазине в Лондоне".
  Гермиона была немного впечатлена, Скитер действительно слушала. "Это правильно. Однако целью этого хоркрукса было не его выживание. По крайней мере, не полностью. Это было также его эго. Он хотел, чтобы была записана реальная история его деяний, и он также хотел, чтобы была возможность сделать это снова. Он оставил дневник в руках одного из своих самых доверенных помощников, Люциуса Малфоя".
  "С какой целью?" спросила Рита.
  "Как мы сказали, этот хоркрукс был его эго. Риддл был в восторге, что он сумел обмануть такого человека, как Дамблдор, и оставил дневник, как способ выпендриться. Позже, когда он узнал больше о хоркруксах, он узнал, что это был ограниченный процесс, и его нельзя отменить. Видимо, он был в ярости, когда узнал, что Люциус подсунул его Джинни Уизли и что он уничтожен".
  "Можно задать другой вопрос?" вежливо спросила Скитер.
  "Попробуйте". Гарри хрюкнул.
  "Вы на самом деле перечислили семь хоркруксов". Рита проверила свои записи: "Дневник, медальон, кольцо, кубок, диадема, Нагайна и Гарри. Я думала, что должно быть только шесть".
  Гарри кивнув, впечатленный. "Да. Причина проста: Волдеморт хотел шесть хоркруксов. В 1981 году Нагайна должна была стать ?6. Однако, когда его Убивающие Проклятие отскочило, часть души, которую он удалил, была втянута в меня, и он бежал. Когда он был воплощен в 95-м, он думал, что был краткий миг, и у него не получилось, поэтому он сделал хоркрукс в Нагайне тогда. В любом случае у него было только шесть, единовременно. К тому времени, как он превратил Нагайну в хоркрукс, я уничтожил дневник в Тайной Комнате".
  Рита кивнула и села. Голос из задних рядов выкрикнул вопрос, на который почти все хотели знать ответ. "В чем правда о Арианне Дамблдор?" Гермиона покосилась и увидела, как Аберфорт Дамблдор стоял там, слегка кивнув. Он рассказал им историю после того, как они покинули Хогвартс после победы над Волдемортом.
  Вздохнув, Гарри наклонился над подиумом. "Это личная история, и я думаю, что нам нужна помощь Альбуса".
  "Все в порядке". Портрет Дамблдора настороженно прервался. "Двигаемся дальше. Лучше, чтобы они знали, просто, просто чтобы они оставили его в покое".
  Гермиона продолжила. "В главе книги Риты, под названием "Общее благо" говорится, что Дамблдор планировал отправиться в грандиозное турне, по-видимому, обряд посвящения в те дни. После завершения Хогвартса, выпускник будет идти и получать опыт, прежде чем выбрать свою карьеру. Альбус и его друг Эльфиас Дож остановились в Дырявом котле, когда пришло письмо, информирующие Альбуса о том, что Кендра умерла. В книге говориться, что здоровье Кендры было сфабриковано".
  "У моей матери был рак. По крайней мере, это то, как они называют это в наши дни. Тогда это просто описывали как опухоль. Это было в ее мозгу, и это было неизлечимо". Дамблдор заговорил. "Она знала, что конец наступит. К сожалению, мы не знали, когда это произойдет. Она поскользнулась на мокром полу и ударилась головой, что привело к разрыву опухоли. Она умерла почти мгновенно".
  "В книге", сказала Гермиона, "Альбус сразу же вернулся в Годрикову лощину, где оставался его брат Аберфорт, и Арианна, его сестра".
  Дамблдор ничего не сказал.
  "Так как Альбус был старшим, он стал главой рода Дамблдор. Согласно "Общему благу", Аберфорт всегда безудержно бегал по Годриковой лощине, вызывая неприятности и раздоры".
  "Что, честно говоря, было чушью". Твердо сказал Дамблдор. "Мой Брат был хорошим человеком. Всегда был, всегда будет".
  Гермиона усмехнулась, прежде чем отрезвить. "Теперь, согласно книге, Альбус не вернулся в Годрикову лощину, чтобы заботиться о своей сестре, а чтобы продолжить ее тюремное заключение. Люди задавали такие вопросы: Арианна Дамблдор? Никогда о ней не слышал. Кто она? И почему мы ее никогда не видим? Какие были хорошие вопросы, очень любопытные".
  "Теперь я и Гарри поговорили с Альбусом об этом, когда мы получили его портрет, а также с Аберфортом". Сказала Гермиона. "Мы знаем истину, и с их позволения нам было разрешено открыть это вам. Поэтому, пожалуйста, не спешите с выводами. Подождите, пока не услышите все, прежде чем судить его".
  "В главе говорилось, что всякий раз, когда кто-то спрашивал об Арианне, Дамблдоры отвечали, что она "хрупкая" и "деликатная". И это правда, она была такой. Однако они не хотели выходить и говорить людям, почему именно. Это было то, чего люди не поймут".
  "После того, как Альбус вернулся в Годрикову лощину, Гриндевальд был изгнан из Дурмстранга и вернулся к своей двоюродной бабушке Батильде Багшот. Багшот представила Альбуса Геллерту, и два мальчика, оба невероятно яркие и магически одаренные, стали отличными друзьями. Почему они не должны? Геллерт не раскрывал, что его исключили из Дурмстранга. Вместо этого он был просто очаровательным племянником Батильды".
  "Еще одна вещь из главы..." Гермиона отстранилась, когда Гарри потянулся к своему атташе, вытащив сморщенную книгу, которую он снова увеличил, открыл на верной странице и подошел к Гермионе. Ее глаза отсканировали текст на мгновение, ищи письмо. "Верно".
  "Прежде чем я продолжу, Я хотела бы задать профессору Дамблдору личный вопрос". Она оглянулась через плечо. "Сэр?"
  "Спрашивайте, миссис Поттер".
  "Что случилось с вашим отцом?"
  "Ах". Дамблдор медленно кивнул. "Мой отец, Персиваль Дамблдор, был чистокровным. Более важно, что позже он начал вдаваться в вопросы чистоты крови. Как я уже говорил моя мать была магглорожденной, и позже, он начал отдаляться от нее. Он был пойман за охоту на магглов и арестован. Насколько мне известно, он умер в Азкабане". Он видел странные взгляды. "Я никогда не верил в охоту на магглов. Для меня это варварство, и я не потерплю такого. Что касается меня, мой отец был мертв, как только я узнал об этом. Мать чуть не сломалась, узнав, что она была замужем за монстром".
  Гермиона кивнула. "Таким образом, Дамблдор был главой крови. Люди предполагали, что молодые Дамблдоры также унаследуют эту черту. Они не сделали этого". У нее развилась полу-улыбка. "Я помню, как однажды подслушала Драко Малфоя, жаловавшийся на то, что Дамблдор - предводитель маглорожденных и грязных пород. Кроме грубого языка, он был довольно точен. Итак, Альбус был предводителем". Она подняла книгу. "Затем Рита рассказывает нам о письме:
  " Геллерт, твоя точка о доминировании Волшебников будет благом для маглов, и я думаю, это ключевой момент. Да, нам была дана власть, и да, эта власть дает нам право править, но она так же дает нам ответственность как правящим. Мы должны подчеркнуть этот момент, это будет фундамент, на котором мы все построим. Там, где мы выступаем против, мы безусловно должны будем обосновать большинство наших аргументов. Мы возьмем контроль ради всеобщего блага. И из этого следует, что там, где мы встречаем сопротивление, мы должны использовать только силу, которая необходима и не более. В этом и была твоя ошибка в Дурмстранге! Но я не жалуюсь, потому что если бы тебя не исключили, мы бы никогда не встретились!" Гермиона посмотрела на Скитер. "Вы все еще утверждаете, что это письмо подлинное?"
  Скитер неосознанно кивнула. "Эта информация, которую я получила от Батильды Багшот".
  "Конечно". Гермиона кивнула. "Вы неудачница, как журналист-расследователь, потому что вы ничего не исследуете. Вам дали кусок пергамента и вы побежали с ним. Вы не проверили, был ли это почерк Дамблдора, вы не проверили почерк Гриндевальда, чтобы узнать правда это или нет...Нет, вы только что сделали предположение и напечатали его".
  Гарри прочистил горло. Он молчал довольно долго, учитывая, что прерывание Гермионы во время разговора о книгах было верным способом получить удар в кнопку "мама-папа". Рон мог бы подтвердить это из личного опыта. "Гриндевальд и Дамблдор были друзьями только в течение двух месяцев, когда произошла трагедия беспрецедентных масштабов". Он молчал, кладя незаметно руку на руку Гермионы.
  "Моя сестра умерла". Тихо сказал Дамблдор. "Арианна...лучшие из нас..."
  "Как?" из зала крикнул голос.
  Дамблдор посмотрел вверх, слезы на глазах. "Почему бы вам не спросить Риту Скитер?" горько сказал он. "Кажется, она все знает".
  Скитер опустилась ниже в ее кресле, пристально уставившись на ее ботинки.
  "Ну, раз Рита не говорит правды, то мне придется". Дамблдор сказал, не утруждая себя, чтобы стереть пятна от слез с его щек. "Примерно десять лет назад магглы выпустили фильм под названием "Человек Дождя", в котором они исследуют болезнь, называемую Аутизмом. Это...это любопытная болезнь".
  Гермиона наклонилась вперед. "Я дам краткое объяснение. Аутизм - это в основном психическое состояние. Аутист, в зависимости от тяжести заболевания, имеет трудности социального взаимодействия. В самых крайних случаях они не могут ни с кем общаться. Они эффективно запираются в своей голове. Так вот, Арианна не была хрупкой, но у нее были трудности с обучением, которые нельзя было преодолеть. Она была ведьмой, да, но она никогда не могла быть обучена. Проще говоря, ее мозг не сможет его обработать".
  "Однако", продолжил Гарри, "Арианна прекрасно читала, и у нее была эйдетическая память. Каждый факт, которому она подвергалась, постоянно хранился в ее мозгу. Она могла бы цитировать каждую книгу, которую она читала, слово в слово. Она была великолепна в математике, что означает, что она могла создавать заклинания, используя Арифмантику. Она могла разрабатывать схемы защиты, но никогда не могла их реализовать. Она так и не научилась фокусировать свою магию на палочке".
  "Она не была сквибом, но она не была физически способна быть ведьмой, и не была способна жить сама. Она понятие не имела, как готовить, чистить, купаться или одеваться сама. Причина, по которой Дамблдоры скрывали существование Арианны, была очень проста".
  "Она не могла ни с кем общаться". Портрет Альбуса проговорил. "Если бы незнакомец пришел в дом и попытался поговорить с Арианной, она хрипло бы кричала. Незнакомцы приводили ее в ужас. У нее был свой собственный маленький мир, и все, что разрушало этот маленький мир, было обработано страхом и ненавистью. Поэтому моя мать вызвалась оставаться с Арианной все время, так как Арианна знала ее и доверяла ей. Так как мы знали, что мать не проживет слишком долго, я и Аберфорт проводя все больше времени дома, позволяя Кендре ассимилировать нас в ее мир".
  Люди были очарованы. Слухи и спекуляции бушевали больше года о том, что случилось с потерянным Дамблдором. Чтобы это было так...ну, нормально не совсем то слово, но это было понятно. Уважение к Дамблдору, которое упало до рекордных минимумов, начало подниматься.
  Гермиона кивнула. "Арианна была нежной. Мы это знаем. Именно ее смерть привела к тому, что Дамблдор стал предводителем маглорожденных. Гриндевальд пришел, чтобы увидеть Альбуса в их доме в Годриковой лощине. Когда Альбус понял, что Гриндевальд был фанатиком чистокровности, они начали сражаться. Аберфорт был там, и он начал помогать своему брату. Арианна была одной из первых жертв Геллерта Гриндевальда".
  "И Аберфорт, и Альбус были в ужасе и смятении. Их младшая сестра, их беззащитная сестра, была убита человеком, которого они называли другом. Гриндевальд бежал той ночью, отступая в Германию, где он связался с социалистами и стал главным магическим советником Гитлера. Однако он продолжил совершать нападения на Альбуса и в конце концов сумел убить его жену и детей. Именно это заставило Дамблдора противостоять Гриндевальду, захватив его и приговорив его к пожизненному заключению в тюрьме Нурменгард. Девиз Гриндевальда - "Ради всеобщего блага". По иронии судьбы, Дамблдор создал табличку, повешенную на ворота тюрьмы".
  Гарри посмотрел на зал. "Есть еще вопросы по этому поводу? Или мы можем оставить личную жизнь Дамблдора в покое?"
  "Откуда вы это знаете?" спросила Рита.
  "Они нам рассказали". Гарри сказал мгновенно.
  "У меня есть вопрос". Сказала Минерва. "Я не видела вас с тех пор, как вы покинули Большой зал после финальной битвы. Как вам удалось заполучить портреты?"
  Гарри улыбнулся. "Портреты родителей и Сириуса были в Гринготтсе. Они были нарисованы незадолго до смерти. Сириус продолжал копировать свои воспоминания в Омут Памяти, чтобы его портрет мог быть обновлен. Я нашел их в Гриммулд-Плейс, когда мы были там после свадьбы".
  "А как же портреты директора?"
  "Копии", сказала Гермиона. "Специально заказанные копии, для нашего исключительного использования. Они прибыли по почте от художников напрямую".
  "Вы помните, как мы рассказали вам о том, что Северус передал мне всю свою коллекцию воспоминаний?" Гарри спросил вдруг. Он не ждал ответа. "Мы поместили эти воспоминания прямо в портрет. Как таковой, он помнит все. Тоже самое для Бродяги. У профессора Дамблдора был процент воспоминаний, но он думал, что у него будет больше времени. Он содержит более свежие воспоминания, но все остальное - просто портрет. То же самое и для моих родителей".
  "Что случилось в Гринготтсе?" спросил Артур. "Учитывая, что в последний раз мы слышали о вашей истории, они пытались убить вас"
  Гарри ухмыльнулся. "Забавная история".
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание: Банк Гринготтс, Косой Переулок, Лондон
  Понедельник, 20 июля 1998 года
  
  
  В тот момент, когда Гарри и Гермиона Поттер вошли в Гринготтс, большое количество вооруженных охранников подошли, размахивая оружием. Гарри закатил глаза, подняв руки. "Я ищу аудиенции с директором Рагноком, согласно Конвенции 15 о Теневом Воззвании".
  Гоблины стояли на месте, держа в руках оружие, в то время как один гоблин бежал по коридору. Почти десять минут спустя, быстро одетый гоблин шагнул вперед. "Я директор Рагнок. У вас стальные нервы, показывать свое лицо в Гринготтсе, Гарри Поттер",
  "Да, я знаю", сказал Гарри. "Тем не менее, у вас тоже стальные нервы, пытаясь напасть на меня. Я привожу обвинения к одному из ваших сотрудников в том, что он нарушил клятву".
  Гоблины шипели, дергая оружием в его сторону. Рагнок поднял руку, останавливая охранников, прежде чем он приблизился. "Говори быстро, человек".
  "Грифук, после того как мы спасли его из подземелья Малфоев, согласился работать с нами. Мы заключили соглашение, он хотел помочь нам проникнуть в Гринготтс, чтобы забрать хоркрукс, и мы дадим ему меч Гриффиндора после того, как уничтожим все хоркруксы Волдеморта. Как только мы вошли в хранилище, Грифук бежал, забрав меч. Он нарушил нашу клятву".
  Рагнок медленно кивнул. "Я понял. Грифук!" Последним словом был рев, призывающий Грифука прийти и объясниться. В тот момент, когда он появился, эти двоя начали говорить быстро на Гобллидуке.
  Почти две минуты постоянной болтовни, позже, Рагнок рыкнул на Грифука злобно. "Убить его!" Он огрызнулся. Охранники бросились вперед, действительно впечатляющее количество лезвий, пронзили Грифука. С вздохом Рагнок повернулся к Гарри.
  "Мы подвели тебя как народ, Гарри Поттер. Мы заключили с тобой сделку и разорвали ее".
  "Вы сделали". Безжалостно сказал Гарри.
  "Что от нас требуется?"
  "Мои деньги будут вывезены из этого учреждения". Гарри сказал твердо. "Вы оказались неспособны защитить мои интересы".
  "Вы не можете этого сделать!" Рагнок сломался. "Вы уберете почти два миллиона галеонов в ликвидных активах, не говоря уже о бесценном антиквариате".
  "Да". Сказал Гарри. "Как я уже сказал, вам нельзя доверять".
  Рагнок зарычал. "Не испытывай удачу, волшебник!"
  "Не совсем". Сказал Гарри, самодовольно улыбался гоблину. "Предположим , я должен был упомянуть, просто передав нескольким моим друзьям, что сделали гоблины? Как долго банк будет принимать каждую ведьму и каждого волшебника, чтобы снять свое золото из Гринготтса? Как вы можете быть банкирами, когда у вас не будет денег?"
  С очередным рычанием Рагнок кивнул. "Очень хорошо. Мы разрешим вам доступ к вашим хранилищам, чтобы удалить содержимое. Что еще?"
  "Меч Гриффиндора должен остаться собственностью Хогвартса. Я знаю ваши обычаи в отношении сокровищ, и вы ошибаетесь. Если товар приобретен, то он принадлежит этому лицу. Если они решат передать это, они сделают это".
  "Принято за меч", неохотно сказал Рагнок. "Мы увидим, что касается других пунктов".
  Гарри пожал плечами. Он не собирался ничего покупать у гоблинов. "Это мои запросы, на данный момент. Однако, я утверждаю, что нация гоблинов в целом обязана мне долгом жизни. Если бы я не убил Волдеморта, он бы уничтожил всю вашу расу".
  Скрежеща зубами, Рагнок кивнул. "Очень хорошо. Мы обязаны вам благом".
  "Верно. Мне больше нечего просить, в настоящее время, но я свяжусь с вами, если мне что-то понадобится".
  Гарри наколдовал пару больших многокамерных сумок. "Давай, Гермиона. Пойдем и очистим хранилища Поттеров".
  
  
  ***
  
  
  "Гринготтс - не единственный Банк в волшебном мире". Сказал Гарри. "У Швейцарцев есть действительно хорошая защита в Цюрихе. Мы перенесли все туда".
  Гарри понял, что он только что сказал людям, что гоблины ненадежны, но ему все равно. Это была проклятая вина гоблинов, что они предали его в первую очередь.
  "А как же родители Грязнокровки?" крикнул знакомый голос. Палочка Гермионы засверкала, бросая Левикорпус на звук. Блейз Забини поднялся в воздух, болтаясь на лодыжке.
  "Мне очень жаль". Гарри сказал со сладостной насмешкой в голосе. "Я, должно быть ослышался. Я верю, что ты назвал мою жену Грязнокровкой? Учитывая, что я сказал в начале, что любой, кто плохо отзывается о моей жене, столкнется с моим гневом, я должен сделать вывод, что ты клинически туп, Забини. Более того, вы точно не учитесь, не так ли? Я слышал твои комментарии, знаешь ли".
  Кингсли, зная, что это быстро выйдет из под контроля, щелкнул пальцами на Авроров, сидящих у него за спиной. Они бросились вперед, пытаясь схватить Блейза, но Гермиона выпустила заклинание, позволив ему упасть головой об пол. К счастью, он не был достаточно высок, чтобы причинить серьезную травму, но он был некоторое время бессознания, и у него была ужасная головная боль в течение нескольких дней. "Авроры, этот человек должен провести следующие семь дней в камере для содержания под стражей за расовое насилие. Никакого лечения, пайки заключенных".
  Порт-ключ был помещен на бессознательного Забини, перемещая его прочь.
  "Спасибо, министр", сладко сказала Гермиона. "Возможно, было бы хорошей идеей для всех расовых оскорблений получить одинаковое отношение".
  "Я посмотрю, что можно сделать". Шаклболт сказал уклончиво.
  "Мы вас уже говорили", сказала Гермиона. "Мои родители...живы и знакомы, вернулись домой и под Фиделиусом. Они никогда не были атакованы, и они наслаждались годом в Австралии, но они рады быть дома. Следующий вопрос?"
  Скитер встала и посмотрела на свои записи. "Две другие вещи, если бы я могла", она ждала кивка. "Вы несколько раз упоминали фамилию "Певерелл". Насколько я понимаю, это вымершая семья. Как они относятся к вашему рассказу?"
  "Ах, суть дела", сказал Гарри. "В основе истории, три брата из сказки - это Певереллы. Они были первыми обладателями Даров Смерти. Антиох, первый владелец Старшей палочки, Кадм, первый владелец камня Воскрешения, и Игнотус, человек, обладавший плащом. Дары очень древние вещи. Поттеры являются потомками Игнотуса и, таким образом, владели плащом истинной невидимости. Гонты, которые так же были наследниками Слизерина, были последними потомками Кадма Певерелла. У Антиоха не было детей, так как тупой педераст был убит раньше, чем смог".
  "Ты Повелитель Смерти?" спросила Рита, заставляя всех остановиться и глазеть. Даже портреты молчали.
  Гарри серьезно кивнул. "Я не просто Повелитель Смерти, мисс Скитер. Я последний Повелитель Смерти. Я выполнил последнее задание Дамблдора. Я навсегда уничтожил Дары Смерти".
  "ЧТО!" Перси вскочил на ноги. "Как ты смеешь? Эти предметы должны были быть представлены в Отдел Тайн для изучения!"
  "Как Повелитель Смерти", сказал Гарри ледяным тоном, "все три предмета были, переданы по наследству, как плащ от моего отца, подарком камня от Дамблдора, и победы над Драко Малфоем для моей палочки. Я был их истинным хозяином и мог таким образом определить их судьбу. Кроме того, это было необходимо. Старшая палочка исчезла в завесе. Камень растаял и разрушился. Силы Даров больше не существует".
  "Лорд Поттер". Шаклболт встал, настороженно наблюдая за Перси Уизли. "Как Министр Магии, я делаю обязательное заявление: Вы не можете быть обвинены в каких-либо действиях, которые вы предприняли за последние семь лет. Вы свободны и чисты. Ни один член Министерства магии не сможет преследовать вас". Волна магии вспыхнула от Шаклболта, "запечатывая сделку".
  "Мои благодарности, Шак". Сказал с благодарностью Гарри. Он посмотрел на зал. "Итак, теперь в знаете правду о моей жизни. Почти все это. Есть, однако, одно маленькое дельце, которое надо закончить". Он посмотрел на слезы. "Джиневра Уизли, я взвываю к долгу жизни между нами. Вы больше никогда не приблизитесь ни ко мне, ни к моей жене. Вы не попытаетесь дозировать нас любовным зельем, не будете просить сделать это за вас или разрешать другим делать это от вашего имени. Вы не будете пытаться общаться с нами каким-либо образом. Всегда. Я в четко высказался?"
  Рот Джинни хлопнул. "Но, Гарри...Ты знаешь, что я люблю тебя", сказала она, всматриваясь в Гермиону. "Ты знаешь, что ты был со мной".
  Над Поттерами вспыхнуло плавающее сообщение, "вы только знаете то, что мы хотели, чтобы вы верили", в последний раз, до того как рассеивалось. "Я никогда не был с тобой, Джинни. К тому времени, как ты убедилась, что мы якобы встречаемся, я уже был женат на женщине, с которой провел почти пять лет. Между нами ничего не было, кроме как в твоем сознании".
  "Нет, ты ошибаешься!" сказала Джинни со слезами.
   "ХВАТИТ!" Гарри огрызнулся. "Я дал свои условия. Если ты не будешь подчиняться этим условиям, долг будет нарушен, и ты умрешь". Не давая ей возможности спорить, он запечатал долг. "Как я говорю, так тому и быть!" На мгновение Джинни мелькнула, когда ее магия приняла клятву для нее, заставив ее тихо сесть.
  Гарри кивнул, потом повернулся к Рону. "Рональд Уизли, я взываю к долгу жизни между нами. Вы больше никогда не приблизитесь ни ко мне, ни к моей жене. Вы не попытаетесь дозировать нас любовным зельем, не будете просить или разрешать другим делать это от вашего имени. Вы не будете пытаться общаться с нами каким-любо образом. Всегда. Как я говорю, так тому и быть!"
  Рон вспыхнул, когда его магия приняла обет. Он с ненавистью посмотрел на Гарри, убедившись, что он забрал у него все. Молли вытащила его, не желая, чтобы ее драгоценный мальчик нарушил клятву.
  "Артур Уизли, я взываю к долгу жизни между нами". Сказал Гарри.
  Артур встал, покачав головой. "В этом нет необходимости, Гарри. Я сделаю все, что тебя от меня нужно".
  "Контролируйте свою семью", сказала Гермиона, потом остановилась. "Фактически...", она наклонилась, чтобы прошептать Гарри на ухо. Он кивнул, моргнул, а затем открыл глаза. Гермиона кивнула снова, затем повернулась в Артуру. "Мистер Уизли, возможно, вам стоит посетить Сент-Мунго. Я только, что вспомнила кое-что, что миссис Уизли рассказывала мне в Дырявом котле, летом до моего третьего года. Она рассказала мне и Джинни о любовном зелье, которое она сделала, когда была моложе".
  Поппи Помфри, которая сидела с другими преподавателями, поднялась на ноги, почти перебегая по коридору. Ее палочка мелькнула мастерски, когда она проверила его. Она вздохнула и закрыла глаза. "Мне очень жаль, Артур". Нежно сказала она. "Вы показываете положительный результат...и это стало самоподдерживающимся".
  Артур рухнул в кресло. Насколько его жизнь была ложью? Он не заметил, что Авроры подошли, чтобы арестовать его жену, ни на ее пинки, крики и борьбу. Он не заметил, как Рон и Джинни смотрели на Поттеров, но ничего не могли сказать. Он не заметил Билла, Чарли, Фреда и Джорджа с одинаковыми выражениями шока.
  "Если мы можем что-то сделать, мистер Уизли". Гарри предложил со сцены.
  Подняв глаза, разбитый человек, Артур с благодарностью кивнул.
  Гарри взглянул на старших сыновей Уизли. "Думаю, вы поймете, почему я не женюсь на вашей маленькой принцессе Джинникинс". Они вместе кивнули.
  "Какие у вас планы на будущие?" Рита крикнула, как только акция угасла.
   "Мы собираемся в отпуск", сказала Гермиона. "Пойдем и навестим Ремуса и Тонкс. Будем крестными маленького Тедди. Потратим время на себя. Пока, что мир будет жить без нас".
  "У нас было достаточно проблем в нашей жизни". Сказал Гарри, улыбаясь толпе.
  
  
  ***
  
  
  Ежедневный Пророк, понедельник 31 августа 1998 года
  "Мир в котором мы живем"
  Автор: Рита Скитер
  "Мои дорогие читатели, вы когда-нибудь получали озарение? Откровение, которое оставляет вас бездыханными? Это заставляет вас сомневаться в том, что вы сделали в своей жизни, и вы понимаете, что вам чего-то не хватало.
  Сегодня, менее чем через месяц после шокирующего заявления Поттеров в школе Хогвартс, мир изменился. Теперь я знаю, чего мне не хватало.
  В моей книге-бестселлере "Жизнь и Ложь Альбуса Дамблдора" я изложила ложь и домыслы. Мне было все равно, кому я причинила боль. Я запятнала память о хорошем человеке. Великий человек. Я признаю, что я принуждена ни кем писать эту статью, кроме своего стыда и магической клятве говорить правду. В течение многих лет, отчитываясь перед Ежедневным Пророком, я испытывала огромное удовольствие от клеветы, насмешек и вообще уничтожения людей, о которых я писала. Если бы я этого не сделала, все было бы по другому. Мир знал бы о возвращении Лорда Волдеморта за год до этого, что могло спасти бесчисленные жизни. Все изменилось за последний месяц. Временно исполняющий обязанности Министра Кингсли Шаклболт был утвержден как Министр Магии и перепрограммировал сеть магических меток Британии, чтобы найти каждого Пожирателя Смерти. Каждому их них было дано слушание с Сывороткой Правды, и соответствующий приговор был вынесен.
  Следующие лица были признаны виновными в военных преступления и были приговорены к казни, будучи прошедшими сквозь завесу: Люциус Малфой, Драко Малфой, Винсент Крэбб старший, Винсент Крэбб младший, Алонзо Гойл, Грегори Гойл, Амикус Керроу, Алекто Керроу, Рабастан Лестрейндж, Рудольфус Лестрейндж, Август Роквуд, Пий Толстоватый, Гордон Яксли, Антонин Долохов и более шестидесяти других Пожирателей Смерти.
  Только немногие из них получили статус "откупа", главной среди них Нарцисса Малфой, которая была приговорили к пятидесяти годам тюрьмы Азкабан за свои действия в поддержку Волдеморта.
  Ордена Мерлина первого класса были представлены Ремусу Джону Люпину, Нимфодоре Люпин, Невиллу Франклину Лонгботтому, посмертно Альбусу Персивалю Вульфрику Брайану Дамблдору, посмертно Северусу Тобиасу Снейпу и, наконец, Гарри Джеймсу и Гермионе Джейн Поттер.
  Ордена Мерлина второго класса, были представлены всем другим членам легендарного Ордена Феникса и студенческой организации, известной как "Армия Дамблдора".
  Ежедневный Пророк желает Лорду и Леди Поттер все самое наилучшее, когда они празднуют их первый настоящий праздник и время вместе как муж и жена".
  
  
  ***
  
  
  Ежедневный Пророк, вторник, 15 сентября 1998 года.
  "Разрушение Чистокровной семьи?"
  Автор: Пенелопа Клируотер
  "Сегодня шок промчался по всему волшебному миру, когда Артур Уизли, патриарх Древнего клана Уизли, развелся со своей женой после 30 лет брака. Во время откровений в школе Хогвартс, шесть недель назад, было сделано объявление, что Артур Уизли подвергся Амортенции в течении почти 35 лет, с тех пор, как он сам был в Хогвартсе. Использование любовного зелья, чтобы жениться на волшебнике, является очень серьёзным нарушением закона, и приводит к тюремному заключению в Азкабане. Сейчас, Молли Уизли была осуждена на 30 лет тюрьмы, за каждый год брака под зельем.
  Рональд Биллиуса и Джиневра Молли оба были отречены от семьи после того, как было объявлено, что они следовали по стопам своей матери, постоянно пытаясь дозировать Лорда и Леди Поттер Амортенцией во время их миссии, чтобы избавить мир от Лорда Волдеморта. Ни один из них не вернулся в Хогвартс, чтобы продолжить образование.
  Уильям Уизли переехал во Францию, чтобы провести время со совей женой Флер и подготовиться к рождению нового ребенка. Чарльз Уизли вернулся в Румынию, занимая должность заместителя начальника румынского Драконьего заповедника.
  Фредерик и Джордж Уизли ведут переговоры с Лордом и Леди Поттер о продолжении работы "Всевозможный Волшебные Вредилки". Мы продолжим наблюдать за этой историей, чтобы сообщить вам больше.
  Персиваль Уизли, единственный сын Уизли, который работал в Министерстве, был уволен с его должности Долорес Джейн Амбридж после того, как он обнародовал планы по восстановлению Закона о регистрации Маглорожденных, на этот раз. Это предложение было изменено, в связи с тем что оно включало смешанное происхождение. Хотя это не было указано в Законе, было ясно, что это была попытка дискредитировать и удалить Лорда Гарри Джемса Поттера из волшебного общества.
  Мадам Амбридж, цитируем ее слова: "В Министерстве было достаточно этой глупости. Мы стоим за все магические существа, полукровок, чистокровных, маглорожденных и тех других, которые не являются людьми. Если вы обладаете магией, вы заслуживаете защиты этого Министерства, и такого рода расистские действия больше не будут терпеть здесь"".
  
  
  ***
  
  Секретное место
  Дата: неизвестно
  
  
  "Гарри?"
  "Хм?"
  "Займись со мной любовью, Гарри". Она повернулась лицом к своему мужу. "Давай приступим к работе над ребенком номер один, не так ли?"
  "С удовольствием, любовь моя. Всегда рад".
  Когда Гарри начал заниматься любовью со своей женой, волна удовольствия одолела его. Все было хорошо. "Наконец", думал Гарри, как ему нравилась его жена, "мир знает настоящих нас".
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Сергей "Дримеры 3 - Сон Падших"(ЛитРПГ) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Level Up. Нокаут 2"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Ж.Борисова "Геном Варвары-Красы: Аляска"(Научная фантастика) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Л.София, "Как вылететь из Академии за..."(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Верь только мне. Елена РейнЧП или чертова попаданка - ЭПИЛОГ. Сапфир ЯсминаСекреты старой феи. Анетта ПолитоваЗавтра наступит, я знаю. Вероника ГорбачеваВыбор Архимага. Ольга РыжаяДурная кровь. Виктория НевскаяЗлосчастная лужа. михайловна надеждаНедостойная. Анна ШнайдерОтверженная. Печурина МарияМое тело напротив меня. Конец света по-эльфийски. Том 3. Умнова Елена
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список