Лобанов Алексей Валентинович: другие произведения.

R. E. M. : Быстрые движения глаз

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Debug session amok complete... "Ашипки и апичатки" исправлены.Соотношение с реальностью (совпадения имен персонажей с чьими то реальнымиименами, мистические, географические и,возможно, технические несообразности) -целиком на совести автора. Прежде чем критиковать "техно баги",и прочих авторских "тараканов", просьбаучесть - это __не__про__компьютеры__!!!IMHO, "киберпанк" - это все же для людей и про(от лат. "за"?) людей.


 Preamble

Debug session amok complete...
"Ашипки и апичатки" исправлены. 
Соотношение с реальностью (совпадения имен персонажей с чьими-то 
реальными именами, мистические, географические и, возможно, технические 
несообразности) - целиком на совести автора. 
 
 Прежде чем критиковать "техно-баги", и прочих авторских "тараканов", 
просьба учесть - это __не__про__компьютеры__!!! IMHO, "киберпанк" не
сводится к техническим пассажам a la Anythings Users Guide, 
околокибернетическим спекуляциям и прямым заимствованиям "из Гибсона".
Любая фантастика, и Sci-fi в особенности - это все же для людей и 
про людей. ("О людях" или, если угодно перевести "pro" с латинского - 
"за людей" - и это можно считать авторским манифестом).
 
  Так и быть, необходимый дисклаймер и эксплицитные отмазки...

 "Мистические подробности" сюжета навеяны впечатлениями от
  прослушивания альбома "American Psycho" группы Misfits,
  напомнившей автору американизированный вариант "Короля и Шута"
  своей программной инфернальностью.
  Так что автор снимает с себя всякую ответсвенность за
  оккультные несообразности - в частности, название 
  альбома переводится, как "американский психоз" - это,
  пожалуй, единственная причина, почему действие сего происходит 
  "как бы в Америке". Итак...



                  R. E. M.: Быстрые движения глаз
		  
		                               Лобанов А. В.
		  
		  
	              "Carol Anne" the beast is calling
		        "Carol Anne, Carol Anne" she can hear souls sing
		        "Carol Anne" the beast it needs you
                     Here it comes, here it comes
	               Reaching out somewhere from inside your TV
		       
		            The Misfits (из альбома "American Psycho")
			    

                 1. Залечки с высоты 			    
		 
  Если в твою дверь стучат - открой. 
  
 Как просто все... Особенно, когда нет времени задуматься: "И кто бы это мог
 быть?" И что ему в конечном итоге могло бы быть нужно.
  
  Смыслы... Только дай повод сомнению, и оно утопит любое начинание в потоке
 равноправных альтернатив. Хотя, если предположить, что есть еще немного
 времени, нетрудно понять, насколько шире и глубже смысл наипростейшего
 казалось бы, жизненного правила.
  Вот и сейчас, на пороге (если угодно - "в преддверии") готового к 
 осуществлению  действия, они проступают отчетливо - грани чего-то большего,
 нежели процесс двереоткрытия, как таковой. Вы тоже это видите? Вас не
 обманывают все эти внешние составляющие, связанные с достижением промежуточных
 целей: от звуковой стимуляции органов слуха (хотя бы даже это был не 
 канонический стук, но препротивный зуммер звонка), до конечной фазы
 распахивания дверного проема в коридор, в надежде на зримое подтверждение
 небесполезности затраченных усилий...
 
  Вот и сейчас, с трудом нашарив тапочки и прошлепав в коридор, вы отдаете
 себе отчет в некоторой неадекватности поведения, связанной с полным
 игнорированием дверного глазка, что нимало не облегчает тяжесть возможного
 разочарования, но оставляет ощутимый временной зазор, как раз достаточный,
 чтобы просеять противоречивый эмоциональный фон и успеть воспринять,
 будто в качестве утешительного приза, единый квант того состояния, которое
 называется предвкушением.
 
  Не важно, что сам термин "состояние" и употребление слова "предвкушение" -
 имени существительного, среднего рода, единственного числа, навязаны
 дискретностью мышления, основанного на языке и сросшегося с ним, и сбивают с 
 толку, уводя от понимания явления, субъективно воспринимаемого как процесс, 
 подставляя на его место фантом абстрактного представления о некой "предметной
 сущности", т. е. о "предвкушении"... как об объекте "так называемом", так
 нареченном однажды (когда у наших предков возникла необходимость объяснить
 суть предвкушения друг другу) и с тех пор "носящем" это меткое в целом 
 наименование. Это всего лишь издержки удобства, так сказать, продолжение
 достоинств субъект-объектных отношений и операций над ними, встроенных
 в язык, как базовую и наиболее общую знаковую систему.
  Гораздо важнее "сам процесс", то есть связанные с ним переживания, вновь
 распознанные, вычлененные из каши эмоций, оформившиеся наконец в почти
 физическое ожидание удовлетворения так до конца и не осознаваемых
 ожиданий чего-то-там невозможно спутать с чем-то иным.
 
  И даже горечь осознания факта несоответствия действительности нашим
 ожиданиям следует признать необходимым компонентом этой самой действительности. 
 Хотя бы для продолжения поисков нашей собственной двери в лето, пусть даже
 искать мы предпочитаем, отсекая всякие нерациональные мотивации своих
 действий - "подчиняя" их все строгой метаформуле: "Делай, что дОлжно, и будь,
 что будет." В тайне все же надеясь, что это будет непременно Что-то (!)
  
  А иначе... Какой во всем этом смысл?
  
  И желательно, чтобы осуществление совпадения ожиданий с реалиями имело
 хотя бы пятидесятипроцентную вероятность. Прочие траектории ведут к фрустрации
 тем быстрее, чем чаще происходят последовательные "несовпадения".
 
  Оказывается, отрицательные эмоции можно не только складывать, но и умножать.
 Особенно за счет сопутствующих, казалось бы, чисто бытовых, пренебрежительно
 мелких по отдельности неудобств, вроде прерванног0 на самом интересном месте
 сна, общей усталости и дергающей боли в отбитом по неосторожности, в спешке
 поиска тапочек, мизинце левой ноги... Настроение будет - хуже некуда. 
 По крайней мере, после первой, отрезвляющей дозы разочарования, когда
 выясняется, что за дверью таки никого и нет... "И бог с ним... Показалось...
 Черт!" - Однако оно не замедлит значительно ухудшиться уже на обратном пути,
 на полдороги к желанному воссоединению с подушкой...
 
 Да-да! Теперь уже точно не показалось. В дверь позвонили. И еще, и еще раз.
 
  Со стоном, похожим на рычание, я бросился в прихожую, в надежде разрешить
 раз и навсегда возможные недоразумения... Открыл дверь, и увидел никого.
 Что за черт... Что за фигня творится в Датском королевстве?
 
  Не было уже мрачного  удовлетворения человека, из которого действительно 
 делают идиота. Только остаточные вихревые токи болезненного неприятия -
 этакой вялотекущей идиосинкразии. "Нет, только не снова... Шутники-засранцы,
 уроды моральные... Только не опять!" - чисто по инерции подумал я, еще раз
 открывая двери, чтобы увидеть никого. Чувство юмора не постижимое, впрочем,
 на шутку уже не было похоже... "Даже на плоскую шутку уродов моральных", -
 подумал я, пятясь от двери, понимая, что "еще чуть-чуть и все", а в каком
 смысле "все" - это мне уже было трудно представить - кровавое облако
 бешенства и машинально подхваченный тяжелый предмет в руке.
 
  Надеюсь, до этого не дойдет все же, но... Не дошел я даже до середины
 прихожей, перепонки снова рванул зуммер звонка, и еще, и еще раз... Как бы
 проверяя мой нерв на прочность.
 - Дробовик бы... - вслух подумал я. Звонок прервался.
 "Но ведь нет же дробовика", - ехидно докончило за меня эго, и звонок
 немедленно повторился.
 
 - А-а-а!!! - схватив, что попало под руку, я пинком распахнул дверь.
 Она не успела открыться и до половины, чтобы я успел ощутить неожиданный
 ужас "никого" (или все же ничто?), скрывавшегося за ней, понять, что не 
 поможет мне ни подхваченный в запале табурет... ни гипотетический дробовик, и... 
 проснуться. Чтоб, совсем уж ни в какие ворота, услышать доносящийся из
 глубины квартиры, не похожий, сами понимаете, ни на что - сигнал 
 коммуникационного вызова. Смеяться мне или плакать?
 
 - Да! - раздраженно выкрикнул я, проклиная все на свете за дергающую боль
 в отбитом мизинце ноги, с трудом нашарив таки "трубу" коммуникатора.
 - Для вас оставлено сообщение! - радостно сообщил автосекретарь. - Желаете
 прочесть?
 "Нет, придурок, рыбу в него заверни..." - пожелал я, себе под нос.
 - Нет в списке функций... - пожаловался почтовый робот. - Желаете внести
 изменения в список или прочесть сообщение позже? 
 - Прочесть немедленно! - велел я и выругался, понимая, что напрасно жгу
 нервные клетки...
 - ... не восстанавливаются, - охотно поддакнул бот.
 - Что? - не понял я.
 - Нервные клетки, - повторил коммуникатор. - Кстати, сообщение не содержит
 обратного адреса и образца голоса отравителя... Использовать образец по
 умолчанию?
 - Вывести текстом, - сквозь смех распорядился я. Еще не хватало его 
 инфернальных, пародийно-синтезированных интонаций, после кибер-сарказма.
 Просто "Fur Elise" какой-то... По панели поплыли символы:
 
  "Будь начеку, полуночный ковбой!
   Кэрол Энн нашла твой след...
   Она идет за тобой!"
   
  - Не смешно, - вслух подумал я.
  - На сегодня больше нет сообщений, - живо отреагировала программа. - Желаю
  всего наилучшего и спасибо за сотрудничество...
  - Пошел в задницу, - беззлобно посоветовал я.
  - Нет в списке функций. Желаете внести в список? - Бот шуток не понимал все 
  же.  
  - В другой раз, - пообещал я, и нажал "отбой".
  
  "Кто, черт побери, такая Кэрол Энн?" - подумал я. Интересно так же, что она
  у меня забыла. И еще - с какой бы стати это меня должно волновать. 
   Но вот так, сразу, отвлечься не получилось. Даже глядя в телек и хлебая
  утренний кофе, я с удивлением обнаружил, что с трудом слежу за видеорядом,
  словно в приступе дислексии напрягаясь над каждой фразой телеведущих, когда
  уже на середине забываешь, о чем шла речь вначале, и конец очередного 
  предложения теряет смысл.
  
  - Это, в конце концов, просто поразительно, - сказал, глядя мне прямо в глаза,
  благообразный седеющий дядечка, - какое волшебное влияние оказывает на
  читателя... Кэрол... Энн, вам слово!
  
   Поперхнувшись кофе, не веря ушам, я уставился в экран.
   
  - Да, Стэнли... - ответил в тон ему капризный женский голос. - Ни для кого
  не секрет, какой след он оставил в мировой литературе... - "Ну и дела!" -
  Подумал я. Хоть стой - хоть падай.
  - Хотя мало кто знает, что он был еще и математиком... Издательство
  "Альтернативные хроники" приурочило к знаменательной дате юбилейный подарочный
  выпуск лучших произведений писателя, наиболее известное из которых мы
  сегодня имеем честь представить вашему вниманию... - Я напрягся, ожидая, что
  вот-вот оператор покажет ту самую... Кэрол Энн.
  
   Крупный план.
   
   Вполне инфернальной цветовой гаммы, фиолетово-черная "бархатная" обложка
  с тисненой пентаграммой издательства, червонная позолота готических литер...
  Хлопая глазами, как новоиспеченный член общества "альтернативных хроников",
  я прочел название: "Льюис Кэррол. Алиса в стране чудес."
  
  - До новых встреч, дорогие телезрители. В студии "Новостей дня" с вами были
  Стэнли Рубин и Анна Павлова.
  
  Наваждение какое-то... Я поймал себя на том, что перебираю мысленно прах
  давно похороненных своих мертвецов... "Дела давно минувших дней", похеренные
  для очистки совести - буквально: по факту отмеченной в них моей причастности 
  к различной степени тяжести правонарушениям в сфере оборота информации.
  
В те поры информация меня интересовала лишь постольку, поскольку некоторые
  люди остро нуждались в доступе к некоторым ее источникам, доступ к которым 
  был сознательно ограничен. Эти люди располагали свободными деньгами, создавая
  естественную экологическую нишу для реальных теневых элементов виртуального
  сектора экономики - работников ножа, топора и реже - плаща и кинжала, но
  вряд ли... рыцарей. Несмотря на свойственные возрасту основного контингента
  романтические иллюзии, вплоть до отождествления себя любимых с Робинами-Гудами
  рынка информации, все мои коллеги рано или поздно рисковали нажить (и многие 
  наживали) неприятности с законом. И причиной оказывалась, чаще всего, 
  обыкновенная жадность. А что еще может заставить серьезного специалиста...
  специалиста в прямом смысле "узкого, но широкого профиля", потерять 
  элементарную осторожность?
   
   Начинается все достаточно безобидно - с крэка программного обеспечения
  для себя. Как в том анекдоте: "А что, за это еще и деньги платят? 
  Т-с! Вот что я тебе скажу птица..." Представьте себе, некоторые из этих
  бледных, редко бывающих на свежем воздухе созданий действительно с
  удивлением обнаруживают, что даже их специфический талант... Скорее даже, 
  "более плотная адаптация" к общению с машиной имеет реальный спрос с
  полулегальным-полуподпольным душком, правда... "Но мы же деловые люди..." -
  заказчику, как правило, не составляет труда первая вербовка.
   Тем более, что можно удачно совмещать педалирование тщеславия и 
  многочисленных юношеских комплексов, от "средства для прыщей", до средств
  "ускоренного общения" с прекрасным полом - и то и другое, как известно,
  требует соответствующих инвестиций, из которых наличие свободных денег
  кажется даже неприличным обсуждать в приличном обществе, и особенно...
  при общении с прекрасным полом.
  
   Со временем мелкие проделки, вроде "пропирачивания" коммерческого софта, и
  сопутствующие "легкие деньги", начинают казаться малоприбыльной неблагодарной
  рутиной: в строгом соответствии с законом возвышения потребностей, решив
  первоначальные "хлебозаготовительные" проблемы, набив руку, заматеревший и
  возмужавший (вариант: мнящий себя возмужавшим) компьютерный взломщик...
  А, как известно, между "честным хаком" и "взломом с известными намереньями"
  существует тонкое диалектическое различие - помните разницу между
  шпионом и разведчиком? Так вот, лишенный реальных проблем со средствами к
  существованию и набравшийся кое-какого опыта, наш любознательный 
  "системный ковбой" решается однажды пойти на "крупное дело"... А может быть,
  это будет даже По-настоящему Крупное Дело - в любом разе, в изобилующем
  привлекательными эвфемизмами языке заказчика найдутся нужные слова про
  "возможности, которые не валяются где попало". Он не забудет вскользь
  упомянуть, что, образно говоря, "ты не один такой", но "хакер нынче пошел не
  тот" - а взломщик, делающий на взломе деньги, испытывает почти петушиную
  гордость, если его в глаза назовут "хакером", как в анекдоте про "их шпионов
  и наших (вариант: нас) разведчиков" - в конце концов, учтет персональные 
  заслуги ("А индивидуалов нынче мало...") и "дальнейшие перспективы 
  расширения бизнеса", удовлетворив тем самым заботливо отращенное на месте
  уязвленного некогда болезненного самолюбия ("Очкарик... Что с него взять -
  его новая железяка возбуждает сильнее моих сисек!") не менее болезненное
  тщеславие ("Не... Пора завязывать с этой ремесленной лавкой. Нас ждут
  Серьезный Покупатель И Проект Века... А тебе, крошка, действительно
  пора бы сделать новые сиськи... Именно - побольше...")
  
   Власть над машиной окрыляет. Она кажется самим Всемогущим Джинном... А
  ты - становишься будто адептом Силы! Но... будто. Поддавшись иллюзии
  всемогущества, забываешь как-то, что и у этой силы есть все та же 
  Темная Сторона, чьи слуги, Жадность-Азарт-Гордыня, похлеще мифических
  сирен, поют "сиреневые серенады" о Длинном Баксе и скандальной... но
  Славе!!!
   
     Анонимность негласного кодекса, поддерживаемого собратьями по цеху,
  конспирация и круговая порука создают иллюзию безнаказанности. И вот уже
  ты попался... Ты на Темной Стороне, парень - перекинувшийся в амок
  берсерк Азарта, Жадности и (или?) Гордыни, ты из адепта силы превращаешься
  в парию. В того самого мудела, на которого, как оказалось, открыта охота...
  И надо быть полным кретином, чтобы в ответ на известие о сумме, назначенной
  за твою задницу, возмутиться ее недостаточной величиной... Суммы, в смысле.
  
  Оглушающе удивительно другое - когда, унося ноги с очередной проваленной
  явки, замечаешь, что по следу твоему идет вчерашний "брат в Хаке", который
  делает это не из любви к искусству, не потому, что думает, что "чужое брать
  плохо" - скорее всего, для него, подавшегося в "охотники за головами" 
  явно не от хорошей жизни (в виду присутствия таких удачливых и мастеровитых
  кудесников как ты, постоянно отбивающих выгодные заказы) - для него сумма
  просто оказалась достаточной. И тогда, если ты еще не полный кретин, ты
  понимаешь: уйти поздно лучше, чем никогда не вернуться. Потому что те игры,
  за которые, в лучшем случае, тебя поставят в угол, остались в песочнице.
  
   Страшно само по себе будет даже не "обвинение в государственной измене
  мистера X, взломавшего защиту военной лаборатории Y в интересах одной
  банановой республики, решившей стать ядерной державой".
   Смертная казнь по приговору суда или пожизненное заключение - лишь следствия
  из законов придуманных людьми для людей, с почти независящими от них 
  самих обстоятельствами и "последействием" в виде общественного резонанса
  и, возможно, последующей "канонизацией и причислением к лику". 
  Плюралистические сообщества часто имеют стойкую фольклорную традицию 
  раздачи терновых венцов вчерашним "государевым преступникам" - таких
  если есть, единицы. Да и вряд ли посмертное мученичество прельщает
  коммерчески успешных взломщиков. Хуже, когда тебя юридически лишат 
  естественной возможности приложения твоих талантов, вплоть до запрещения
  пользоваться "любыми микросхемосодержащими устройствами", при прочих равных,
  обрекая недавнего "грозу файрволов и сисадов (не сисадминов, именно), ночной 
  кошмар ламеров и юзверей" на участь дворника... Ничего другого ты не умеешь, 
  а слава Митника - о ем одном. (это не опечатка - это "фича"...)
  
   Еще хуже - смерть в безвестности, часто, проходящая в сводках как "пропажа
  без вести", если угораздило наступить на хвост организациям, поставившим
  себя вне и над законом, дергающим за ниточки государств и правительств,
  нажимающих на реальные пружины власти - власти больших денег.
  
   Но я несколько увлекся, расписывая "неизбежные злы", предписанные средствами
  массовой информации в качестве страшилок на ночь в лагерях скаутов младшего
  школьного возраста для профилактики "синдрома юного хакера", в угоду 
  обществу Пиджаков, поголовно... то есть "пошейно", носящих галстуки 
  (ограничивающие, кстати, приток крови к мозгу, по одной апокрифической
  легенде).
  
   Я ушел вовремя, как мне тогда казалось.
  
   "Тем тревожнее оно теперь, чем спокойнее вокруг", - говорит мистер X, 
  счастливо предающийся воспоминаниям о лихих деньках буйной молодости,
  надежно обеспечив тылы и старость приличным счетом в банке, во многом за
  счет легальной работы в уважаемой фирме... Олицетворяя собой миф о
  "хакерской мечте", распространенный заботливо теми же, в свое время
  дезинформированными и с тех пор счастливо заблуждающимися, СМИ. Потому что
  это те же машина-дача-любовница, те же "бассейн кефира, лаковые штиблеты,
  золотые зубы и слуга-китаец". А также, в нагрузку, двойная жизнь, жизнь с 
  оглядкой через плечо - неизбежный симптом "синдрома старого взломщика",
  который обнаруживает в себе любой, вовремя услышавший сладкий зов 
  Темной Стороны и сделавший, как ему тогда казалось, правильный, но, увы,
  как оказалось в последствии, несвоевременный выбор. Выбор, опоздавший
  на годы, если не на десятки лет.
  
   Крэк, пусть даже крэк "крутой системы", паче того - крэк "коммерчески
  успешный", т.е. реализованный "за наличный-безналичный расчет" - уголовно
  наказуемое деяние. 
   "Слезть" потом становится все труднее: беда в том, что крэк коммерчески 
  выгоден по критерию "затраченное время-размер вознаграждения". А если на 
  тебя есть выход, рано или поздно тебя попросят "оказать услугу дяде" с
  солидной репутацией делового человека, обеспеченной солидными 
  капиталовложениями... сомнительного происхождения. Дядя ценит хорошую работу,
  но еще больше он ценит конфиденциальность собственной частной жизни -
  как говорят у них, "приваси" - тщательно оберегая тайну происхождения
  своих капиталов. И он, такие как он, равно - люди, работающие "на дядю",
  могут позаботиться о хорошем крючке, что заставит тебя, как говорил О.
  Бендер, "чтить уголовный кодекс". Остается упаковать крючок в неотразимо
  привлекательную для наивного коммерчески успешного взломщика приманку.
  И ты попался, как только наживка проглочена. "Слезть" теперь почти 
  невозможно... Вот разве что - произвести встречную "подсечку", но дело
  это рискованное. Прикрываться "этикой" и изображать "честного хакера"
  поздно. Дядя позаботится, чтобы твоя карьера в качестве "ковбоя с большой 
  дороги" была хорошо задокументирована - за ним стоят деньги и привлеченные
  запахом денег люди. Поймать самого дядю за руку - дело гиблое... И тухлое,
  настолько давно он позаботился о легализации своего бизнеса. В ходе изысканий
  ты с удивлением можешь обнаружить, что все это время работал на Никого.
  Нет такого человека!
   Посему, как можно догадаться, если уж ты используешь Силу для добычи
  презренного металла путем "относительно честных способов отъема денег
  у государства" ненавистных тебе Пиджаков, выход один - не попадайся.
  И в твою дверь могут постучать.
  
   Я ушел вовремя... Почему же так мучительно теперь я пытаюсь себя убедить,
  что "у них на меня ничего нет".
  
   Трезвон "бипера" снова оторвал меня от самоуглубленного созерцания.
   
  - У вас два новых сообщения! - радостно заорал в ухо робот.
  - Первое, - выбрал я.
  Коммуникатор ответил голосом моей жены. "Бывшей уже", - поправило эго.
  Никак не привыкну...
  
  - Винсент говорит, что бумаги готовы... - Голос был исполнен скучающего 
  небрежения. Я отметил переход на уважительное "Винсент", вместо безликого
  "мой адвокат". Хорошо, когда есть кому сделать за тебя грязную работу по
  улаживанию скучных формальностей. И можно подчеркнуть сугубую официальность
  отношений - попробуйте подобрать уменьшительно-ласкательное... "Винс" - это
  скорее, товарищ по борьбе, "свой парень".
  
  - Стереть. - А новость, вообще... неплохая.
  - Оставшееся сообщение не содержит спектральных паттернов...
  - Текстом.
  
  "Ты все еще храбришься, глупый ковбой?
   Кэрол Энн нашла твой дом.
   Она идет за тобой!"
   
   Это уже становится интересным... Хотя и не новость. А плохая или нет - черт
  ее разберет. Что нам говорит опыт? В списках моих любовных побед... равно -
  поражений, таковых не значится. "Винсент говорит, что бумаги готовы..."
  То есть - свободен. То есть, "гуляй, Вася!" Значит, сцена "Знакомься,
  любимая - это моя жена..." мне в ближайшее время не грозит. Что до 
  профессиональной интуиции, которая суть дочь информации, сиречь - опыта...
  "совокупного" - пошлость какая-то... молчит она незаконная дочь, раз уж по
  спискам моих наивероятнейших грешков буйной молодости (и неопытности)
  Кэрол Энн, Идущая-По-Следу, не проходит. Даже если, супротив здравомыслию,
  предположить, что я ("Невероятно!" Nonsense!) наследил в свое время в
  чьей-то гостиной, потроша содержимое оставленных без присмотра носителей
  информации... Стали бы они вот так предупреждать меня о своем всеведении.
  
   Так и представил, как наяву... Вместо недельной отработки плацдарма для
  распределенной атаки на вражьи сервера, ваш покорный слуга, под покровом ночи,
  в тренировочном костюме и лыжной шапке с прорезями для глаз, звонит с
  телефона-автомата на углу, отвлекая дежурного оператора привходящими
  семейными обстоятельствами - безвременной кончиной любимой канарейки...
  
  Социальный инжиниринг в действии.

  Далее - сюр, безо всяких метафор, по прямому проводу с крыши прилежащего 
  здания, балансируя фомкой, и с саквояжем в другой руке, имярек проникает
  на "ферму" через окно, для осуществления коварного плана... физического
  хищения информации стратегического значения вместе с носителями и
  стандартной периферией... "Полицией обнаружены следы армейских ботинок на
  рифленой подошве, оставленные злоумышленником на подоконнике... Круг
  подозреваемых значительно сужается." Сюжетец - блеск! Похитили бабушкину
  подборку любовных романов и ее парадные очки, подставив под горячую руку
  закона Армию Соединенных Штатов, "бритоголовых" и прочих приверженцев
  брэнда "Доктор Мартнес". Нет, амбулаторным лечением, батенька, не обойдется...
  
   Хотя мы с тобой оба знаем, что даже дешевым писателем пэйпер-бэков "про
  хакеров" ты не станешь, и что на извечный вопрос лишних представителей
  текущей социально-экономической формации ты для себя раз и навсегда ответил
  "не быть". Именно потому, что...
  
   Только порядок и режим секретности требуют поддержания - бардак, то бишь
  энтропия, в бытовом ее понимании, имеет склонность накапливаться сам собой,
  в полном соответствии со вторым законом социальной термодинамики, а информация -
  штука сверхтекучая, наделенная свойством "просачиваться и обволакивать"
  похлеще ипостасей гелия в хрестоматийных опытах Капицы.
   И еще далеко не факт, что ты не подтвердил бы эти положения на собственном
  примере, т.е. сохранил бы теперешнюю работу, уважение сослуживцев и даже
  расположение некоторой более узкой ("реферативной") группы людей, 
  небезразличных тебе лично, если бы...
   Если бы в живых остался кто-нибудь из тех, с чьей смертью оборвались 
  немногочисленные ниточки, недвусмысленно выводящие на тебя любого, имеющего
  время и терпение распутать злосчастный клубок роковых случайностей, вспоминая
  которые годы спустя, ты лишь нервно ухмыляешься отражению в зеркале, гоня 
  прочь вскользь подмеченную тень предопределения.
  
   Собираясь потанцевать с дьяволом, наивно думать, что можешь быть хоть в 
  чем-то уверен, даже с поправкой на нестандартность ходов и априорную
  непредсказуемость Владыки Хаоса. Дьявол - в подробностях. Это плата за 
  свободу выбирать, хотя самая свобода проистекает из неопределенности. Или от
  недомыслия? Для последующего определения акцентов и оправдания последствий
  "неведеньем", которое, как оказывается, все же не освобождает от 
  ответственности. Не потому ли, лишь в зазоре между молотом и наковальней
  очередной "эффектор воздействия" - то бишь, наемник-исполнитель чьего-то
  вырванного из контекста сценария, задумывается, а не была ли это в самом
  деле гнилая идея... И твоя ли собственная? Может тебе действительно 
  послышался тогда сладкий зов дудочки, зовущий к богатству и славе... 
  "И счастью", - конечно же, если вспомнить, что не так давно ты не мыслил
  последнего без предыдущих двух сортов сыра, явно обещанных зовущей
  мелодией. Это так же верно, как инстинктивное отключение всех 
  благоприобретенных защитных рефлексов, не говоря уже о такой полезной
  вещи, как мозги, при виде излишне глубокого декольте госпожи Удачи...
  Или хотя бы декольте той отвязной молодой особы с томным обещанием в
  глазах... Плюс легкая эйфория, не важно, от количества ли градусов,
  пришедшихся на единицу живой массы, либо от неожиданного внимания
  к себе любимому. Хорошо еще, если все закончится гудящей по утру головой,
  пропажей бумажника и провалом в памяти, сразу после "рюмки чая с клофелином",
  принятой "для настроения" в дешевом мотеле на заднице местного мироздания.
  
   Так же верно, как и то, что, найдя в условном месте чек на предъявителя,
  вместо условленного чемодана "чистых" в нейтральной валюте Федерального
  Резервного банка, а затем - обезглавленный труп клиента, самый прагматический
  циник - а может, именно поэтому - скажет непроизвольно: "Е!!!" - что в 
  контексте означает "Пора уходить, а нето Полный Пинцет" и служит 
  руководством к действию, хотя где-то глубоко зреет тягучее, до мурашек
  в промежности тревожное чувство, что "пинцет - уже!" Настал, в смысле.
  И, стало быть, "пора" - это мягко сказано. Она осталась в далеком вчера.
  До заключения той самой сделки, когда очередной "последний раз" обернулся
  буквально последним. Это не просто "плохо для бизнеса". Это его крах.
  
   Вот тут обычно и следует стук в дверь.
    
         2. Зловещие мертвецы
	        или
	    Гвозди без никаких
	    
	    
                                 Talk about me, laugh about me
				         Cry about me... Nail me to the cross
				 
				                       Misfits
						       
   Очень смешно. "Полные штаны сраного веселья", можно сказать. Звонок
  дребезжал три минуты с неравными перерывами. Кто-то думает, что я дома.
  Допустим, но мне ведь совсем необязательно подтверждать его смелые
  догадки. Пусть себе думает, чего хочет - обознатушки! А дома-то никого и
  нет...
    Когда терзаемый нетерпеливыми грубыми руками звонок издал особенно длинную
  и пронзительную трель, я скрипнул зубами и вздохнул. Есть в этом что-то
  фатальное, хотя каждый из нас интуитивно понимает, в чем состоит главный
  подвох: таки невозможно пользоваться благами цивилизации, не встречаясь
  хотя бы случайно и изредка с ее представителями. Что интересно, это применимо
  не только к асоциальным типчикам, страдающим социальной дезадаптацией и
  "коммуникабельной недостаточностью". Антисоциальные элементы всякого рода,
  считающие возможным поставить себя вне и над обществом, презрительно именующие
  рядовых, в целом добропорядочных, его представителей "цивилами", а то и
  просто - "козлами", или быдлом, как-то стыдливо избегают прямого ответа
  на простой, но... неудобный что ли(?) ... вопрос: что они такое и куда
  денутся, если презираемое ими общество однажды прикажет долго жить, и вместе
  с "мировой помойкой" и копошащимися в ней "тварями дрожащими" кормушка
  исчезнет. Но психология паразита такова, что увязать свое существование
  с непременным условием существования хозяина нахлебник не в состоянии.
  Его экологическая ниша предполагает настолько узкую специализацию,
  что ни глаза, ни растущие откуда нужно, а не откуда обычно, руки, ни тем
  более мозги, в иных случаях вовсе не бесполезные, не являются непременными
  условиями успешной конкуренции и той же "коммерческой успешности" в том 
  числе... Отсюда поистине "политическая" близорукость всякого рода 
  проповедников новых порядков всех мастей... Только по-настоящему
  коммерчески успешный паразит где-то на уровне спинного мозга осознает,
  что "никуда они не денутся..." Он-то знает, что для его коммерческой
  успешности текущий миропорядок наиболее выгоден. Другое дело, что 
  это знание и самый миропорядок психология усовершенствованного до
  последней степени паразита в его сумеречном паразитическом сознании 
  переворачивает с ног на голову, и сверхпаразит самому себе кажется
  волком среди овец или, и никак не меньше, - оператором "машинного доения",
  что особенно характерно в случае коммерчески успешных компьютерных
  взломщиков. "Надо, мол, ламерков и на развод оставить..." Ну, чем не
  благодушные мысли сытого волка, наблюдающего тучные стада? Ага...
  И негласный закон Коза-Ностры: "Всегда оставляй одного стоять" - не
  из этой ли оперы? Почему-то снобизм всякого рода "волков в овечьей
  шкуре" неизменно оказывается слишком похож на снобизм зауряднейших
  представителей стада этих самых "овечек", особенно тех представителей,
  которым соответствующий статус-кво был обеспечен, скорее, известными 
  обстоятельствами родственных связей, нежели наличием особых личных
  достоинств. Как сказал один мой приятель: "Самомнение человека, для
  которого нет никаких оснований... Оно огромно."
  
   А паразит должен быть скромен. Чтобы, не дай бог, не заметили те самые,
  которые "все люди - братья". И до тех пор паразитизму быть, без никаких
  гвоздей.
  
   Я выждал контрольные тридцать секунд. Упрямец за дверью наконец пришел к 
  выводу о моем отсутствии дома, или, возможно, о моем сомнительном 
  нравственном благополучии. А мне было вообще-то плевать на это с
  "Эмпайр Стейт Билдинг"... Главное, что этот мудел наконец убрался и
  можно было еще какое-то время "не встречаться с представителями".
   
   Меня охватило радостное детское возбуждение - как после удачного розыгрыша.
  Старею, наверное. Становлюсь все более социально дезадаптированным и 
  "кому-то не кабельным". По-русски так не скажешь, конечно. Так ведь и
  "коммуникация" слово не русское. "Сообщение" - это ближе. Еще ближе -
  общение. Конкретно - с себе подобными. (Видел я их всех... Отражения в
  кривом зеркале.) То есть "необщительным" буквально я становлюсь, именно
  в виду узкой своей специализации. На их, подобных мне (по крайней мере
  биологически), системах "передачи и обработки сообщений" - "сообщительных",
  то есть... А еще точнее - коммуникационных. И, главным образом, недостаточно
  (в моем понимании) защищенных от несанкционированного использования...
  То есть все это в прошлом. Но... это даже не "как на велосипеде кататься".
  Навыки взломщика - лучшая помощь в защите от взлома. Угадайте с трех
  раз мою теперешнюю профессию. Однако, есть еще такая неуловимая субстанция,
  как "профессиональная репутация".
   Удивит кого-нибудь мое нежелание ознакомить клиентов с моим реальным
  послужным списком, помимо "учебы в МТИ по обмену" и нескольких 
  шабашно-авральных проектов, в которых я принимал участие как "вольный
  стрелок". На свободного художника я, увы, как сказал один Массачусетский
  гуру, "не тянул". Мешал тот самый узколобый жреческий снобизм молодого
  послушника, едва посвященного в таинства новой мировой религии. Не было
  еще здравого цинизма, мешающего романтизировать... а может - помогающего
  тем, у кого он есть, трезво  оценивать привходящие "знаки судьбы" и
  называть вещи своими именами. А снобизм уже был. И сильно усугублялся
  свойственными молодости амбициями. Амбициями своего среди чужих - молодого
  "чокнутого русского", приехавшего в чужую страну для воплощения в жизнь
  интернационализированной киноиндустрией "американской мечты". Тем более,
  что тот же самый гуру из Массачусетского Технологического признал:
  "У тебя неплохой потенциал, парень."
   Тогда мне предстояло убедиться, что умение работать в команде порой	
  ценится больше, чем пробивной энтузиазм и, тем более, такая синтетическая
  характеристика, как "неплохой" и даже "объективно хороший потенциал".
  
   Мудел-то убрался, зато немедленно зазвонил коммуникатор. 
   "А может не надо?" - подумал я, исполнившись дурных предчувствий и смутных
  подозрений. Однако, паранойя паранойей, - это вполне могло быть сообщение от
  босса... Редко такое случалось - структура "конторы" давала широчайшую 
  свободу действий в работе с предопределенным и строго ограниченным кругом
  постоянных клиентов, проверенных аналитиками из Центра... Однако, директивы,
  полученные напрямую, были обязательны к исполнению.
   "Надо, Вася, надо..." - Сурово сказало эго, что твой планировщик заданий. И 
  я внял ему без рассуждений. Даже успокоился внутренне.
  
   Но это оказался не босс.
   
  - Вы получили посылку? - И это оказалась не запись. "Какого черта, - подумал 
  я. - Я же запретил ему..."
  - Какую посылку? - тупо спросил я.
  - Ее должны были только что доставить.
  
  Кое-что прояснилось. Я вышел в прихожую, не расставаясь с "трубой".
  Интересно, что чувствительность канала позволяла слышать даже легкое
  дыхание говорившего... Но "говорившего" или "...вшей" - этого понять не
  удалось.
   За дверью никого не было. Зато у порога стояла большая картонная коробка,
  по всем параметрам подходившая под определение "посылки". Упакована, по
  крайней мере, была по первому разряду. Вся в ленточках и дурацких
  бумажных бантиках, преимущественно розового цвета.
   
   "Магазин эротических приспособлений О.," - прочитал я на бланке службы
  доставки в графе "Отправитель".
  - Так вы получили посылку? - осведомился по-прежнему анонимный собеседник.
  - Какого черта? Я не заказывал никаких "эротических приспособлений"! -
  процедил я.
  - Тем не менее, в заказе был указан ваш адрес. Приятного времяпровождения... -
  в "трубе" пошли гудки отбоя.
  
   "Дела", - подумал я, не зная - возмущаться мне или где.
    Кэррол, конечно, грешил сочинительством, но... Это уже мало походило на
 "Алису в Стране Чудес".
 
  Барахло. Содержимое коробки могло возбудить разве что фетишиста. Или 
  мономаньяка, страдающего "болезненным неприятием девственной целостности" -
  в смысле, покровов, носимых вожделенным предметом страсти. Кто-то с упоением
  и азартом дырявил из дробовика блузон классического брючного костюма.
  Брючки, для пущей верности, были сладострастно располосованы вдоль 
  перемежающихся в рисунке ткани полос - в этой инкарнации Потрошитель 
  вооружился зазубренной бритвой с откидным лезвием. Впрочем, верхней
  одеждой он себя не ограничивал - в коробке нашлось место половинкам
  целомудренно разрезанного напополам кружевного лифчика. Аккурат между
  чашечек... О судьбе трусиков оставалось гадать - Джек таки отвел душу.
   Довершали праздник одежных надругательств туфли-лодочки с аккуратно
  спиленными (именно - не сломанными) каблуками. В них, придавая прочим
  раскройным упражнениям некий ритуальный смысл, покоились розовые пупсы, 
  с пришпиленными, при помощи булавок (к глазам) разноцветными корешками
  талонов. Здорово...
  
   "Покойник не подлежал опознанию - голова, что от нее осталось, была укрыта
  корешками талонов." Что тут у нас... Я снял с бедолаг выцветшие бумажки.
  Н-да. То ли кредиторы свели с парнями счеты до того, как пришел счет
  из прачечной, то ли сам хозяин прачечной был их основным кредитором, 
  так и не получившим по счетам.
  
   Не понимаю я таких намеков, наверное.
   Воображение пасовало, буксуя в зазоре между угрозой моей собственной
  одежде, сданной в облюбованную маньяком химчистку, и выходкой неведомой
  поклонницы моих достоинств и статей, ждущей меня где-то... Ага. В прачечной -
  в одних трусиках.
  "Далась тебе эта прачечная!" - огрызнулся я мысленно, обрывая заезженную 
  пластинку ассоциаций.
  
  - Алло! Девушка, будьте добры - телефон "Магазина эротических 
  приспособлений О."... 
  - Прошу прощения, данный абонент у нас незарегистрирован. 
   
   Вот так. Магазинчик для тех, кто знает... А кто не знает - извините.
   Я, к сожалению, был не из тех счастливчиков, способных успокоиться
  версией не слишком удачного розыгрыша...
   Но и стрельба из пушки по воробьям по такому невразумительному поводу
  пока не казалась мне оправданным шагом. "Дейта майнинг" в чужой базе данных 
  достаточно безобиден. Однако, придется придумать адекватный ответ на 
  неизбежные вопросы Безопасности Конторы о несанкционированном всплеске
  моей активности. "Ты же на отдыхе, бэби... Какие-то проблемы?" 
   И вот уже твои проблемы становятся их проблемами. А это значит, что
  у тебя действительно появляются проблемы. Особенно если ты дал повод 
  подозревать себя в чем-то, без достаточных на то оснований. Нервная
  у парней из Безопасности работа. Думаешь, ты у них один такой?

   Впрочем, раз уж "бэби на отдыхе" - кому какое дело, какими странными и
  экстравагантными развлечениями наполнен твой вынужденный досуг... Пусть
  даже с довольно экзотическими "приспособлениями". Я криво ухмыльнулся в
  ответ на нездоровую прыткость воображения - что-то о заказе новой 
  партии изувеченных лифчиков... На этот раз могущих быть с гвоздями.
  Не-ет. Тоньше надо. Тоньше.  

             3. Не порок
	     
	                 Give into what you cannot fight
			     Walk among us!... Walk among us!
			 
			                       Misfits

   И любопытство тоже. Хотя, как форма интеллектуального вожделения, оно может 
 быть надстройкой над вполне плотскими устремлениями. Голода и инстинкта 
 самосохранения, кроме того, что вы подумали. Есть еще ориентировочный
 рефлекс, хотя это уже не по Фрейду...
  Это кафе, хоть и располагалось в окрестностях Ривер-сайд, было ни чем не хуже 
 и не лучше других: именно, не "интернет-клуб" - нормальная забегаловка с 
 грилем и приличным выбором выпивки в баре, куда можно просто зайти с улицы и 
 взять пива, под честное слово "распить дома", а не на крыльце уважаемого, 
 само собой, заведения. Забота о репутации - свято! Зато никаких членских 
 взносов и фейс-контроля на входе, если не считать угрюмого бармена с 
 пуленепробиваемой лобной костью, по совместительству исполняющего обязанности 
 вышибалы и нипочем не продающего того же пива лицам, не достигшим (на вид?) 21 
 года. А уж чем ты там занимаешься в кабинке с консолью терминала - никого не 
 волнует. Здесь начинается твое право на частную жизнь. 
  Прикол в том, что это самое "приваси" свободных людей в свободной стране не 
 дает этим людям решить раз и навсегда проблемы с педофилами и прочими 
 извращенцами.
  Велики и чудны комплексы твои, великая Англосаксонская Демократия! По этой
 самой причине для обиженных на судьбу негров изобрели неудобо произносимый,
 но звучащий гордо, эвфемизм "афроамериканец". Мне же выпала честь 
 воспользоваться на всю катушку двусмысленностью права на частную жизнь,
 свободу совести и собраний сомнительного свойства.
 
  Раскрученная маркетологами Сами Знаете Чего Он-Лайн общалка и обменный 
 сервис - всегда к твоим услугам, ситизен! Только плати. Но халява - двигатель
 торговли. Тематические чаты обыкновенно эксплуатируют страсть народа к
 бесплатным медийным службам, поэтому анонимная учетная запись с безликим
 номерным (sic!) ником - "money free" и будет удален с хоста компании по
 прошествие суток отсутствия к нему активных обращений.
 
  So, would you like to sign up our registration form to join now?
  No, unregisteged please...
  
  "Лумис, ну как тебе понравилась клюшка номер 9?"  
  "Я потерял последний мяч у третьей лунки, кар утонул в озере, и эти...
  (нецензурно)... отозвали мою клубную карту!" - Почти по адресу, в смысле
  маниакальных наклонностей, но не по теме...
  
  "... вчера, по-моему, Папс едва не перегнул палку", - высказался некто
  Shoeshine, обращаясь к Leather.
  "Чайник! Он сам хотел, чтобы все было натурально, - осклабился "Кожаный".
  - Стил и повесила его натурально... Срезав минутой позже, его пришлось бы
  везти не в приемный покой, а на кладбище. И ты знаешь, что сделал этот
  сукин сын, воспрянув к жизни? Специальный заказ в "Приспособления О.".
  К шнурам и плетям ему понадобился... дефибриллятор!"
  "Электрошок? - Удивился "Туфельный блеск". - Вот отморозок... Не хватало
  еще жареных покойников..."
  "Следующий сеанс у Стил ему заказан - по-моему, и О. переадресует заказ
  спецмагазину медицинской техники..."
  
  А, по-моему, теперь полный порядок... Была не была:
  
  "Shoeshine, Leather, hi!"
  
  "Здарова, коли не шутишь, 17701-й, только быть тебе богатым - не признал...
  Мы знакомы?" - спросил осторожный любитель блестящих туфлей.
  "Не отвлекайся, Туфель - заигрывать с копами опасно... Ты ведь из отдела
  нравов, Баз? Иначе твой ник не был бы так подозрительно анонимен?"
  "Если тебя пощупали за компанию с некрофилами и любителями малолеток -
  тебе лучше сменить свой специальный вкус... Или отношение к неизбежному", -
  философски заметил "Ботинок".
  "Все проще, ребята... - Чего бы соврать? - Я... как бы это сказать...
  не совсем гетеросексуален..."
  "Иногда любишь мальчиков, Баззи? - подсказал Leather, - Не делай из этого
  трагедию..."
  "Мне нужна... Как это называется? - Действительно, как? Пока на любителя
  "Содома с Геморроем" я явно не тянул. - Порция унижений, что ли..."
  "Партия пенисов, наручники, цепи..." - перечислил Shoeshine.
  "Не уверен... Просто вы говорили что-то о магазине О. Мне на днях прислали
  посылку..." - Главное не лгать.
  "Претензии? Не по адресу - О. отвечает за свой товар!" - Искренне возмутился
  Leather.
  "Товар замечательный, но моя новая подружка просто звереет, когда заводится -
  сбрую изодрала в клочья... Строгий лифчик - и тот пополам."
  "Что от трусиков осталось?" - поинтересовался "Туфельный Блеск".
  "Вот именно... Убыток один - а где новье взять? И желательно, попрочнее..."
  
   "Приват?" - спросил Shoeshine у Leather. 
   
   Я так и представил, как они с Кожаном переглянулись. 
  "Валяйте, только никаких имен, Берт... Если Стил узнает... Она и так на
  нервах после Папсовских штучек."
  "Записывай... - набрал "Блеск туфли" в привате. - Нет, лучше запоминай..."
   
   Я запомнил, и, вежливо отмазавшись от приглашения "на вечеринку к Стил",
  распрощался с этой стремной парочкой, сославшись на слишком властную
  "мамочку", не дающую застенчивому мазохисту Buz_17701 удовлетворить
  латентные гомосексуальные наклонности: "Ах, боже мой, Кэрол Энн так
  ревнива..." Но прощай, Buz! Да вознаградит тебя судьба достойной порцией
  унижений... 
  
   Фу, так и трясет, и в душ хочется - симптомы культурного шока?
   Прямо-таки страшно за ориентацию... Но причем тут ориентировочный рефлекс.
  - Эй, привет... "Рино", - имя бармена я прочитал на полузатерявшемся в
  складках сала бэдже.
  - Плесни мне чего-нибудь... Со льдом.
   Это я на работе не пью - в общении с людьми, однако, все чаще сказывается
  нервное напряжение. С учетом текущего контингента, я счел допустимыми
  некоторые послабления.
   "Что-нибудь" обожгло небо и теплой волной прокатилось по пищеводу в
  желудок. Я повторил заказ и на этот раз пил вдумчивее, после чего долго
  катал языком кубик льда, чувствуя, как по-кошачьи потягиваются синапсы,
  втягивая этанол. Старый добрый шотландский виски. Совсем не дурно.
  - Спасибо, Рино  - ты умеешь почувствовать настроение. 
  "Носорог" не отреагировал - выполнив свои функции с точностью автомата,
  бармен сразу потерял ко мне интерес, буде я не собирался напиваться и
  устраивать дебош - в некотором роде, молчаливый истукан за стойкой
  умел, скорее, создать настроение.
  
   Через час я уже расплачивался с таксистом. Охранник на входе "Магазина О." 
  недоверчиво отнесся к моему внешнему виду, но обыск ограничился
  бесконтактным детектированием металлических предметов - по счастью, оружия
  при мне не оказалось, а коммуникатор не вызвал подозрений. Только 
  небольшая заминка произошла, когда страж втянул носом воздух.
  - Всего лишь двойной скотч. - Сказал я, сбитый с толку летаргической
  неподвижностью его лица. Но лицо оживилось, сменившись дежурным узнаванием.
  - Все в порядке, мистер. Можете войти... - сказал мне некто "Смит, служба
  охраны". Меня так и подмывало обернуться - я ощущал себя сильно не в 
  своей тарелке, чувствуя между лопаток взгляд, будучи совершенно выбит
  из колеи неожиданной любезностью. Этот сукин сын улыбнулся мне как...
  постоянному клиенту! "Понимающей" такой улыбочкой, ублюдок...
  
   Звон колокольчиков вызвал из сумрака некое создание в одеянии на грани
  идеологической диверсии: сплошное кружево, красное на черном, плюс подтяжки
  и крупная сетка чулок - только это, пожалуй, напоминало о специфике
  заведения. Остальное терялось в кровавой полутьме тяжелых портьер и
  драпировок, плюс зеркала в человеческий рост, да старомодная конторка
  за частоколом точеных балясин, отгораживающим тайны коммерческой реализации
  "эротических приспособлений" от праздных глаз пришельцев из внешнего мира,
  от которых за версту разит тем, что в известных кругах пренебрежительно
  именуют "стрэйт".
   Создание держало в руках алую же розу, длинные ресницы неритмично
  вспархивали парой трепетных мотыльков томно-сиреневого безразличия, позволяя
  однако понять, что перед вами не одно из изощренных приспособлений - весьма
  в своем роде эротических.
  
  - Вас что-то интересует, мистер Пайпер? - сказало создание, и мне кое-что
  стало ясно. Именно этот голос сопроводил получение мною коробки с драным
  тряпьем...
  
  - Кое-что, помимо вопроса, откуда вам известно мое имя...
  - О, мы не представлены... О. Я владелица этого магазина - с юридической
  точки зрения. С медицинской до недавнего времени были незначительные
  затруднения, но теперь мое состояние приведено в соответствие с
  юридическим статусом. Я полагаю это естественным...
  - Прошу прощения, меня не волнуют ваши затруднения, кроме того, что вы
  не ответили на вопрос...
  - О, я полагаю естественным и это - в наш прямолинейный век грубить
  даме не считается значительным отклонением... Вы ведь полагаете себя
  человеком без отклонений, не так ли, мистер Пайпер? Гетеросексуальный
  белый мужчина - это ваш лозунг, или вас все же есть на этот счет каие-то
  сомнения?
  - Прошу прощения, мэм... - я постарался выдержать прямой взгляд. - Свои
  сомнения я предпочитаю держать при себе. Возможно, все это не более чем
  недоразумение, однако меня действительно не занимают подробности вашей
  половой самоидентификации... Как понимать вот это? - Я положил на конторку
  посылочный бланк.
  - Заказ на имя Бэзила Пайпера - разве это не ваше имя?
  - И мой теперешний адрес, в том числе... Могу я узнать данные отправителя?
  
  - Мы оказываем разнообразные услуги, мистер Пайпер. В том числе - по 
  подписке...
  - Ну и?
  - О, надеюсь, вы понимаете, что сюда обращаются в первую очередь люди с
  достаточно специфическими склонностями...
  - То есть? - не люблю, когда сомневаются в моей способности понимать что-либо
  и подозревают в "специфических склонностях".
  - Мы не даем такой информации. Извините...
  
  Из всего сказанного я понял в том числе, почему транссексуальная "владелица"
  избрала для себя столь экстравагантный псевдоним.
  
   Частным порядком настоять на компенсации морального ущерба возможным не
  представлялось - я заметил тонкий нимб гарнитуры и шарик микрофона на
  пружинке и счел за благо покинуть пределы "частного владения", не давая О
  повода вызвать охранника. И черт бы с ним, с моральным ущербом, - все тот
  же парадокс "приваси": мое право на частную жизнь оставляло лазейки для
  нежданных "подарочков судьбы", но попытайся я активно защищать его 
  неприкосновенность... "Это уже совсем другое приваси, мистер Пайпер!"
   Плюс прецедентная система права, намертво вмонтированная в умы. Чего 
  не сделаешь за возможность показать любому в частном порядке метафорический
  "отогнутый средний палец правой руки", даже если его показывает "приведенный
  в соответствие с юридическим статусом" транссексуал.
  
  - Всего наилучшего, мистер Пайпер.

             4. Я и Оно
	     
	              Point me to the sky above
		        I can get there on my own
		        Walk me through the grave yard
		        Dig up her bones
		      
		                     Misfits
				     
  Наплевать и забыть. Мало ли курьезов выкидывает рулетка-судьба, если считать
 ее проявлениями все, на что мы не в состоянии повлиять, зато влияя на все,
 что заведомо в нашей власти... Ах, вы умеете отличать одно от другого? 
  Ну, бог вам и судия - все же скромнее, ребята, надо быть. Какие бы ни были 
 в чьей голове жуки.
  И здравая паранойя еще никому не мешала, как и "оборонительное 
 программирование" в виду не в меру изобретательных на глупости пользователей,
 во всех иных отношениях могущих быть людьми полными достоинств и даже высоких
 моральных качеств.
  Никогда не следует плевать опрометчиво, и тем более безрассудно - забывать
 в каком мире ты живешь.
 
  < "Data Mining" Stub BEGINS HERE >
  
  Я и так позволил себе лишнее, выясняя кредитные истории 12-ти мертвецов,
 благо сделал это вне дома.
 
  Рино был, как всегда, подчеркнуто немногословен и ни разу не поинтересовался,
 зачем мне понадобилась стопка технологических "болванок", нагруженный коими
 я проследовал в ближайшую незанятую кабинку и пару часов потратил на забивание
 этого "дискового пространства" сырыми данными с непропатченного сервера
 информационной службы местного налогового управления. По иронии судьбы, оно
 появилось в списке клиентов конторы как раз перед моим уходом в "отпуск".
 Получается, я повышал шансы конторы на "долгосрочное сотрудничество".
  Впрочем, моей непосредственной целью были двенадцать личных дел.
  Дырявый сервер, однако, свободно связывающийся с банками на территории США,
 повышал мои шансы найти что-нибудь полезное, не вызывая особой тревоги у
 контор, курирующих компьютерные право нарушения. ФБР не раз посматривало
 искоса на "главный офис", служивший Конторе всего лишь для отвода глаз.
 "Пиджаки", по-моему, понятия не имеют об истинных масштабах организации,
 отя догадываются, что видят лишь верхушку айсберга.
 
  Уже дома я перелопатил кучу-малу откровенной лажи, прежде чем вышел на 
 почивших в бозе налогоплательщиков, благо по части информационного обеспечения
 налоговая полиция оказалась круче обычных сыскарей на порядок... Во время оно,
 Ал Капоне прихватили именно на уклонении от поборов дяди Сэма, отсюда мораль:
 ты можешь вести двойную жизнь и даже двойную бухгалтерию, но таки "Делиться
 надо!" Жаль, кредитная история имеет жуткую тенденцию заканчиваться вместе
 со смертью носителя кредитных обязательств.
  Подозреваю, сыскари находятся в счастливом неведении о всякого рода
 "закладках" в их информационных системах, однако же, предвижу и 
 бессильно-возмущенное их недоумение, буде таковые будут обнаружены, при
 полном отсутствии комментариев (читай - "извинений") со стороны 
 государственных мытарей и с молчаливого одобрения государства: приходит,
 скажем, Наиглавнейший Сыскарь в приемную Старшего Мытаря, где его тормозит
 секретарша... "У нас обеденный перерыв!" "Я требую объяснений!" - кричит НС.
 Секретарша хранит верность служебной инструкции и летаргическую неподвижность
 лица. Только, в качестве намека, возводит очи горе... Мы, мол, люди маленькие.
 НС рыпнется в вышестоящие инстанции, а там ему: "Какие закладки?" - некий
 невыразительного вида чиновник в штатском, почему-то сидящий в кресле СМ.
 "Но как же..." - в запале заклокочет НС, потрясая отчетом. Чиновник в штатском
 возьмет его отчет, положит в ящик стола и, сняв очки, снова спросит, глядя
 прямо в глаза: "Так о каких закладках, милейший, вы изволите говорить?"
 НС начинает что-то понимать, но еще совсем не проникся осознанием: "Но как
 же отчет?!" "Какой отчет, милейший?" - спросит невозмутимо чиновник в
 штатском. Тут НС понимает, что, кажется, проявил излишнее служебное рвение
 и пятится к двери. Хотя... это странно вступает в противоречие с его понятием
 о служебном долге.
  
  "Вот и ладушки..." - скажет напутственно чиновник в штатском и, надев темные
 очки, отечески улыбнется. Взбодритесь, фельдмаршал... До внушения таки не
 дошло. А то ведь и напроситесь. Тут Наиглавнейший Сыскарь поймет, кого же он
 все-таки встретил в кабинете Старшего Мытаря. В отеческой улыбке безликого
 представителя бюрократического аппарата НС различит жуткий оскал Государства:
 "Ты еще дешево отделался." И ему уже не понадобится внушений на будущее.
 
 < "Data Mininng" Stub ENDS HERE >
 
  Через полчаса несложных статистических изысканий мои "тараканы" выстроили
 интересные корреляции в статистике бытовых преступлений и использовании
 популярных сетей сферы услуг. Мне же осталась почетная и не слишком 
 обременительная часть грязной работы, сухой остаток которой составили
 двенадцать (по числу талонов) не особенно пухлых досье... "Таргет груп"
 той самой прачечной? И что же у них всех общее... Средней руки бизнесмен,
 "свободный писатель", пожарный, преподаватель колледжа, инструктор по 
 выживанию, полицейский, торчок со стажем...
  Все мужчины... Но какой разброс по социальным группам и "просто увлечениям".
 Что же мы упустили, дружище Бэзил?
 
  Вот, к примеру, тебе слово, средний класс! Кембридж, работа в консалтинговой
 компании... Не пыльная работа, и, прямо скажем, не бедствовал наш бизнесмен...
 "Не бедствовал!" Именно, - я потер переносицу, глядя на цветную 
 фотографическую иллюстрацию удушья, с преобладанием синего цвета, резко
 контрастирующую с тридцатидвухзубой улыбкой румяного кембриджского выпускника
 в мантии и ермолке... "Токсическая концентрация SO в крови... Шланг от 
 выхлопной трубы, выведенный в салон автомобиля в гараже загородного дома,
 труп обнаружен зеленщиком..."  Ссор с соседями не имел, жил уединенно:
 основная версия следствия - самоубийство. Хотя предсмертной записки не 
 оставил... Хм.
  Ладно. Пойдем по порядку - писатель. "Свободный" в широком смысле - а как
 самоубийца оказался банален... Прыгнул ночью с "Золотых Ворот", будучи
 абсолютно трезв... "Никого не винить, не могу больше быть никем." - Все как
 полагается. Убился честно, по собственному желанию... Не изменил себе: 
 сказал - сделал. Все равно глупо! Но да не судимы будете.
  Пожарный... "Взрыв газово-воздушной смеси..." Сгорел на работе парень.
 Блин - не вытанцовывается тенденция, однако! Преподаватель - передозировка
 снотворного... Инструктор по выживанию - и тот не выжил. "Перелом основания
 черепа, падение с лестницы..." Тьфу ты! Нелепость какая-то...
  Пройти Вьетнам-Камбоджу-Корею... Инструктировать "диких гусей" на Гренаде...
 Плюс "почетные обязанности наставника в школе снайперов"... Персидский
 залив, спец-операции... Дожить до очередной "гуманитарной катастрофы" на
 Балканах, чтобы в буквальном смысле "пасть жертвой" скользкой ступеньки?
 Бывают ли инструкторы по выживанию в домашних условиях? Не понять, 
 специализация делает нас беспомощными или просто беспечность...
 
  Не отвлекайся, черт тебя дери... Кандидат номер шесть. Детектив "Эл-Эй-Пи-Ди",
работа под прикрытием в отделе по борьбе с "дурью". Нервная работа... Не 
 факт, но с полицейскими такое случается. "Выстрел в голову при невыясненных
 обстоятельствах..." Это шутка что ли? Кто закрывает мокрое дело с такой
 формулировкой... "Ни записки, ни мотива..." Как будто, лопнувшие нервы
 недостаточная причина. Что же с тобой случилось, детектив Спаркс? Мне тоже
 нужен твой мотив, старик... Почему ты не дал им мотив...
 
  Что дальше... Больной фантазер с закупоркой сосудов. Несчастный ублюдок,
 заблудившийся в грезах, забывший продуть иглу... И никаких больше версий,
 сверх принципа "бритвы". Так это понял судмедэксперт. А ты рыжий, да? Тебе
 хочется лозунгов о мире во всем мире... "Элвис - король!" Живи быстро,
 умри молодым... Кто остался? Эй, следующий!
 
  Ого! "Наемный убийца... Убит при задержании". - Почему я не удивлен?
 Профессия снайпера - грязный и неблагодарный труд, за который вдобавок
 найдется не мало желающих сократить тебе жизнь "при попытке к бегству".
  Бледное лицо убийцы было обезображено чьим-то слишком удачным выстрелом.
 Трудно оставить в живых приносящего смерть - еще труднее заставить себя
 заглянуть в его глаза без страха увидеть лики множества чьих-то смертей...
 Как-никак, глаза - зеркало души. Даже смерть не всегда может стереть в них 
 отпечаток пережитого - нашего страха увидеть глаза убийцы снова. Пуля,
 стало быть, вернее.
  А губа у парня не дура... Я мысленно присвистнул, глядя на сумму счета из 
 ювелирной лавки... Успела ли подружка оценить подарок безвременно усопшего
 наемника? Щедрость мерценария - щедрость мецената... Корыстная или
 бескорыстная, от пули щедрость не спасает... А парень, похоже, жениться
 хотел - обручальное кольцо заказал... А в это время кто-то заказал его.
 Ирония судьбы - гримаса презумпции компромисса: инструмент ценен, пока он
 необходим. Опасный же инструмент... Опасный инструмент служит источником
 дополнительной головной боли. Шутники, правда, говорят, что контрольный
 выстрел как раз и является гарантией ликвидации головной боли, независимо
 от ее источников... Но это уже подмена причины следствием, как всякое РРВП -
 радикальное решение всех проблем.
 
  Вот и ирландские братья это поняли слишком поздно. Я сначала даже не поверил
 глазам и еще раз перебрал счета на фамилию О'Брайн, сличая их с данными
 досье. Трое мужчин, в разное время воспользовавшиеся сферой услуг при помощи
"Мастер-Кард", "Висы-Голд" и "Америкен-Экспресс", действительно были не
 просто однофамильцами, но родными братьями, совладельцами земель на "среднем
 юге" и управляемой аутсортерами собственности "О'Брайн и сыновья"...
  А "были" - потому что, что-то там не поделив, возможно, - наследство
 того же старика О'Брайна, оставившего отпрыскам невразумительное
 "совладельческое" завещание... Короче, перестреляли они друг друга, не
 сумев преодолеть сильные у южан собственнические инстинкты. И, судя по
 совпадению дат смерти Эдварда и Абрахама, по-своему горячих ирландских
 парней, О'Брайн-младший оказался просто более удачливым стрелком, нежели
 действительно имел волю утащить все отчее хозяйство на своем горбу - он даже
 не был осужден за двойное братоубийство (пострадала также и некая молодая и,
 вероятно, привлекательная для всех троих девушка, но следствие все же
 склонно было посчитать дележ наследства основной причиной трагедии).
 Окружной суд официально признал Джуниора О'Брайна недееспособным - видимо,
 его рассудок не выдержал тяжести содеянного, и бедняга помешался, истово
 уверяя судью и врачей, что попал под власть ведьмы, наславшей на него и
 братьев "любовное безумие". С последним окружные власти охотно согласились -
 "острая шизофрения, на почве маниакально-депрессивного синдрома", таково
 официальное заключение судебно-медицинской экспертизы. Дело получило
 некоторый общественный резонанс в виде пары статей в желтой прессе на
 тему "возобновившейся охоты на ведьм", некогда имевшей место в тех краях,
 еще до отмены рабовладения. С наибольшим смаком в неком "Вестнике 
 происшествий" обсасывалась "пикантная" подробность разбирательства -
 труп так и неопознанной ("случайной" по версии следствия) жертвы
 таинственно исчез то ли из полицейского катафалка при транспортировке,
 то ли прямо из окружного морга, что сам корреспондент "Вестника" называет
 "судебно-медицинским курьезом под влиянием полнолуния"... Ну да, в полнолуние,
 как известно, полно лунатиков... На полутора страницах в пять газетных полос
 автор не без здравого цинизма замечает, что, возможно, именно стойкая
 фольклорная традиция, до сих пор будоражащая умы обывателей, готовых
 "душу продать" за щекочущие нерв и леденящие кровь подробности, является
 уже не следствием, но причиной таких кровавых происшествий, буде сцепление
 в целом "не сильно" (читай - "слабо") связанных факторов вроде
 "мистической фазы луны" и "необъяснимой новой влюбленности" с банальной
 впечатлительностью, способно дать определенный, прямо-таки "синергический"
 эффект (автор назвал синергическим... безумие Джуниора, и был по-своему
 прав). Это здравое замечание не помешало "корреспонденту" с 
 безапелляционностью завзятого писаки тут же обвинить власти в "намеренном
 исключении из уравнения одного неизвестного" для якобы отвлечения
 внимания общественности от "мистических аспектов" расследования. Отсутствие
 официальных комментариев он объявляет "замалчиванием", ля-ля-ля, и далее
 всячески пытается показать, что не зря ест свою булку с маслом. Не исключено,
 подробности из жизни ведьм, сомнамбул и суккубов, коим посвящен "сухой
 остаток" статьи, призваны были отвлечь внимание общественности от замалчивания
 того факта, что сама "желтая пресса" всецело служит делу поддержания
 стойких фольклорных традиций в массах - иначе, чем бы обеспечивалась ее
 экологическая ниша... Где бы корреспонденты "вестников происшествий"
 черпали свое вдохновение, а "впечатлительные обыватели" - находили бы
 источник впечатлений... И новых кровавых происшествий.
 
  Я откинулся в кресле и смежил веки. В висках ломило, но ничего, сверх
 "ассоциации по летальному исходу" я не извлек. Плюс к тому, все семь позвонков
 шеи отозвались влажным хрустом на короткий резкий поворот головы... Это
 означало, что ваш покорный слуга последние два часа провел в летаргической
 неподвижности, тупо пялясь в экран, как Гамельнская крыса... Лучшего 
 индикатора бесполезности дальнейших кибер-бдений, видимо, и придумать нельзя -
 "соображалка" и так захватила все ресурсы, не оставляя времени и места
 даже на смену позы, похерив прочий мышечный моцион. Достаточно, чтобы
 постфактум испугаться, начав измышлять призраков и ища подтекст между
 строк...
  Уж на что неприятно читать с экрана, но думать перед экраном - моветон
 полнейший. "Смотрел бы, не отрываясь" - старый-добрый эффект мерцающего
 источника света в интимном полумраке. 
 
  Телескрин не только вытеснил камины. Он еще и одним пинком распахнул
 настежь двери восприятия, до тех пор только чуть приоткрываемые за дружеской
 беседой у живого огня, либо доморощенным волшебством "сказок на ночь" при
 ночнике... Однако, условные рефлексы, полезные в иных случаях, играют с 
 нами злую шутку - почти неслышное гудение и светящийся прямоугольник
 холодного сияния... Нам уже достаточно фона, чтоб где-то внутри щелкнуло
 реле, замыкая нужный контур... "Нужный кому?" - праздный вопрос, пока 
 спохватившееся супер-эго не забьет тревогу, будя падкое на сказки сознание...
 Ты просыпаешься, чувствуя себя если не крысой, то полноценной павловской
 собакой, чья слюна извергается в патрубок по звонку. "Для собаки хоть
 звонок звенел", - ухмыляется эго. Мне же вскоре грозила полноценная
 передозировка снотворного, как у того "колледжского". Часы нарочито громко
 пискнули три раза - сработал предусмотрительно взведенный таймер.
  Может, в конечном итоге не так уж стыдно произойти от обезьяны?
  Я с хрустом потянулся и, образно выражаясь, "забил". Уснуть, правда, не 
 заможется еще долго. Передоз токсинов усталости стал вещным фактом 
 действительности. Однако и "положение болта" на обывательском уровне
 не осознается как процесс - "существительное ср. р., ед. ч.".
 
  Итак, статус-кво сохранен: следствие благополучно завело себя в "первый
 [авто]гипнотический тупик", то бишь эго отправилось в бесконечный цикл
 вложения логик, но вовремя спохватилось, обиделось на "крысу с собакой"
 и порубало всех попавшихся под горячую руку призраков бритвой Оккама, как
 суть лишние - буквально "неприкаянные" сущности. Мне остались апатия и...
 подлинное разочарование. Не осталось даже пороху на обычное в таких
 случаях раздражение, когда в полпервого ночи в прихожей жутко заквакал
 дрянной звонок.
  Я прошаркал к двери. Раздражения не было, и слава богу. Меньше всего мне
 хотелось бы показывать клыки теперь, глядя в большие темные глаза, еще
 не зная, но уже не хотя знать, по какому произволу судьбы в мою дверь
 постучалось это существо.
  
            5. Ангелочек
	    
	              I see the eyes of demons
		        Reaching out beyond the grave
		      
		        And I... think from hell they came
		      
		                         Misfits
					 
 Ее звали Энджел. Так она представилась, и я поверил. Умом, конечно, понятно,
 откуда такие берутся - оттуда, откуда и все иные-прочие. От папы с мамой.
 Умом-то понятно...
  Но сердце, наделенное известной автономией, внезапно засбоило, зачастило,
 словно я отмахал стометровку... Эго, не разобравшись, забило тревогу, но
 разрыв сердца мне пока не грозил. Еще через секунду я вспомнил, что иногда
 нужно дышать, отчего сделал попытку заговорить на вдохе и поперхнулся
 наспех подобранной дежурной фразой.
 - Прошу прощения за беспокойство, - сказало создание. Я живу этажом выше...
 То есть, буду жить, если когда-нибудь смогу открыть этот ужасный цифровой
 замок. Вы мне не поможете?
 
  Ну разумеется, я не смог себе позволить отказать в помощи ближнему...
 Ближней? Да, она была слишком близко, чтоб игнорировать точеную фигурку
 и обтянутую топиком пару замечательно упругих выпуклостей. Вот только
 что-то странное в глазах. Они уводили меня в какие-то немыслимые дали...
 Манили и звали туда, откуда я не смог бы вернуться самостоятельно, если бы
 не тревожный дребезг незримого колокольчика: "Бэзил-дружище, очнись...
 Ты почти попался..." Гипноз? Непохоже... Власть ее глаз таилась в их
 замечательной глубине. И старые кобелиные рефлексы тут не при чем. Мне
 действительно захотелось ей помочь.
  Мы поднялись этажом выше. Я взял у нее карту доступа и провел над замком
 сканером наводок. Прибор записал набранные мной "от балды" пять цифр
 на дверной панели, перевел в управляющие коды замка, обозначив как 
 "текущий пароль" и проиграл эту комбинацию в основном режиме.
 - Никому не говорите, что я это сделал. Ваш код... - Я назвал ей правильную
 комбинацию.
  Мы вошли в темную прихожую, я включил свет... Н-да. Домовладелец сдавал
 жилье с обстановкой, но обстановку предоставлял после полной оплаты за первый
 месяц и настройки замка.
 - По-моему, вам лучше заехать утром, когда привезут мебель...
 - Поблизости есть какой-нибудь мотель? Я так устала и проголодалась...
 Я снова испытал "гипнотический" взгляд. Мы спустились на мой этаж, когда она,
 спохватившись, спросила:
 - А ваша жена...
 Я проследил, куда она смотрит. И мне стало смешно.
 - Ах, кольцо... Никаких проблем. Сегодня утром я узнал, что разведен.
 Я живу один.
 
 Фраза была произнесена. Я постелил ей в гостиной... К сожалению, после
 разрыва с Джен мне пришлось срочно искать новое жилье. Сам я частенько
 спал прямо в кабинете, расстегнув ворот рубашки и разложив кресло. В спальне
 было слишком пыльно... И слишком много аппаратуры.
  Впрочем, подушка, одеяло, и свежая простыня в доме были.
  
 - Пойду проверю холодильник... Я не часто питаюсь дома, - я пожал плечами.
 Извиняться мне вроде было не за что. Она только смущенно улыбнулась.
 Девочка явно чувствовала себя не слишком уютно в моем холостяцком жилище.
 "Гетеросексуального белого мужчины" с красными от недосыпа глазами и 
 вожделением во взгляде. Н-да, тип в зеркале походил скорее на маньяка,
 нежели на радушного хозяина.
  В холодильнике обнаружился только пакет молока с не успевшим закончиться
 сроком годности и упаковка крекеров... Больше, чем ничего.
 
  Я вернулся с кружкой и вазочкой печенья, придумывая какие-то оправдания,
 но скудный поздний ужин... или очень ранний завтрак? Он оказался невостребован.
 Моя гостья спала на диване, завернувшись в одеяло, как в кокон... 
 Действительно, было похоже на куколку бабочки, если не считать веера
 слегка вьющихся волос, цвета воронова крыла, разметавшихся по подушке.
 Мочки ее ушей не знали сережек, губы, едва подведенные помадой естественного
 оттенка, приоткрылись во сне. И не понять, спит она, или это сказка о 
 мертвой царевне... Ангелочек, да и только. Действительно умаялась, бедняжка.
 
  Ох, Бэзил... Это не может быть так просто. Ты же знаешь правила. Но, черт
 побери, кому может быть нужно устраивать тебе столь лобовую ловушку?
 Да еще с такой соблазнительной приманкой... Однако, не поздновато ли ты
 спохватился?
  Я машинально посмотрел на часы. Полтретьего. Утро, стало быть. Мандражно
 чуток. Ерунда. Инстинкты бунтуют. Я ведь абсолютно ничего не могу сказать
 ни за, ни против единственной пока версии ее появления здесь. Ее собственной
 версии. И рефлекторных подозрений.
  Я посмотрел на нее вновь. Нет, быть не может... Вот уж, "смотрел бы, не
 отрываясь". Но, посмотрели и хватит. Я погасил свет и вышел, плотно прикрыв
 за собой дверь гостиной. Наверняка ее уже проверили в конторе. 
 
  До сих пор помню свое удивление, когда получил официальное "добро" на 
 свою женитьбу с Джен. "Бэзил, мои поздравления, только жаль, что ты не
 удосужился поставить в известность даже свое непосредственное начальство -
 нехорошо прятать от друзей такое сокровище..." - Босс любил сочетать
 формальную похвалу с легким уколом за подмеченные упущения. Я тогда думал, 
 что уж это - мое личное дело. Но приваси - не приваси, а режим безопасности
 не терпит исключений.
  Я пришел в кабинет и уселся в кресло. В ладонях появился знакомый зуд.
 "Не смей... - возмутилось эго. - Ты же на отдыхе..."
  Ну да. В этом и беда использования казенной аппаратуры - к сожалению, за
 свой счет я мог приобрести только один из встроенных в стойку стенного
 шкафа в спальне серверов и, пожалуй, вот это сооружение, именуемое "домашним
 компьютером". В моем хозяйстве он выполнял функции не слишком 
 "интеллектуального" терминала и служил средством отвода глаз редких,
 чаще всего, случайных гостей, не отличающих монитор от телевизора. Хотя,
 при желании, можно было использовать и коммуникатор в качестве консоли...
 Но для этого нужно быть к тому же слегка мазохистом: трудно упрятать в и
 без того нестандартных размеров телефонную трубку полноразмерную клавиатуру
 и не раздражающий глаз высококачественный дисплей.
 
  Ну да мы не гордые. И, в отличие от вынужденных "служить и защищать"
 за одну зарплату, живем в свободной стране транснационального 
 предпринимательства. Как мой отец хранил партбилет "на всякий случай",
 так и его сын остался верен семейной традиции.
  "Sportster" 33,6K в эпоху всеобщего "осетенения"(в эпоху "техно"?) кажется
 трамваем на конной тяге. Зато свободен от "закладок" конторы и прочего
 "налогообложения". Может ностальгия у меня по коммутируемому соединению?
 Старый, как говорится, модем, но крепкий... Не серфингом же я, в самом деле,
 собираюсь заняться. Парень на первом этаже, подрабатывающий в свободное от
 занятий в колледже время консьержем, частенько ночью шарился по каким-то
 убогим порносайтам и, кажется, любил оставлять служебный компьютер включенным
 на ночь, чего-то там качая "по учебе"...
 
  Ой, не сомкнуть мне сегодня глаз.
  
  Итак, "жили-были юзер и кракер... И была гармония и всеобщее счастье от
  совместного диал-ап доступа..."
 
     6. Крылья мертвоголовки
     
  Я проснулся в кресле, прикрытый пледом. Естественно, слегка удивился и
 счел, было, видение ночи последствиями усталости. Но плеск, доносящийся
 из ванной, вернул мне ощущение реальности. 
 
  Хорош сторож! Это ты-то собирался глаз не смыкать?
  
  Я вспомнил ночные бдения. "Парень с первого этажа" был дома... По крайней
 мере, компьютер был включен, и его "службы автоматизации приложений"
 одной сверхпопулярной в народе ОС были в полной готовности автоматизировать
 чьи-угодно приложения стандартных "офисных" пакетов в не совсем для них 
 свойственных целях.  Хочешь знать, как "рулить" чужим компьютерным хламом -
 спроси в Редмонде, у парней, которые прикручивали "механизм связывания и 
 внедрения объектов" сами знаете куда.
  В смысле, уже название претендующей на универсальность подсистемы должно
 было по меньшей мере насторожить архитекторов проекта среды, таки выросшей
 "вокруг графического интерфейса пользователя"... Здравомыслящий человек -
 именно, при взгляде со стороны на ситуацию, минимум озадаченно почешет в
 затылке - уж не осуществился ли воочию миф о "Мести Хакеров"? Шутка ли -
 внедрить в операционную среду "механизм внедрения"... Зловещая рекурсивность,
 а? Почему-то никто не задался вопросом: внедрения куда? Что "связывание 
 объектов" осуществимо в том числе через и из "Сети Сетей" даже неприлично 
 как-то упоминать, в эпоху массового применения известной технологии 
 "программирующими пользователями", балующимися WEB-дизайном на досуге. 
  Любой может состряпать страничку для сайта, описать производимые с ней 
 действия на скриптовом (сценарном?) диалекте приснопамятного "видимого 
 Бейсика", ясен пень, - с поддержкой "объектов автоматизации", с поправкой 
 на Сеть переименованные в объекты "активации Х" - то бишь, активации чего-то, 
 подразумеваемого под загадочным Х. 
  Но уравнение "Х равно интерфейсные объекты веб-страниц" - не единственное из 
 возможных (не тождество). То есть, вопрос следует переформулировать: буде 
 "активация Х" на поверку окажется старым-добрым "связыванием и внедрением", 
 пусть бы и Х (прочтение "Экс" - тоже не единственное из возможных), разве что 
 уширенным до "сетевой версии" - откуда будет осуществляться внедрение? 
  
  А главное - кем и с какой целью...
  
  Но нам-то что за дело? Мы только выясним, что нам надо... И "больше не 
 будем", общим голосованием присудив авторам внедрения известной технологии
 в нашу действительность "премию секретного рукопожатия". Парни заслужили
 прижизненные памятники в полный рост, благо эта самая "особенность механизма",
 так облегчающая внедрение извне, - побочный эффект прочих удобств и
 вкусностей, предназначенных для облегчения жизни прикладных программистов
 и простых смертных - в лучших традициях "Сделано в Редмонде", нигде официально
 не задокументирована. Зато первые теперь спокойно могут "повторно 
 использовать код" - свой ли, чужой ли, главное бинарный (т.е. без возни с 
 исходниками и прочей головной боли), а вторые - почем зря перетаскивать 
 документы из окна в окно и использовать мощь фирменного браузера, 
 представляющего из себя набор библиотек и тех же интерфейсных модулей
 (пардон, "объектов автоматизации"), в своих убогих, но от души написанных 
 программках. 
 
  Однако, замалчивание никогда не было хорошей защитой от любопытства
 "вольных механизаторов" с достаточно развитым воображением.
 
  Через час... По модему все-таки... Через час возни с анализатором
 запросов и формирования собственных "структурированных запросов" к
 серверу баз данных компании-домовладельца, что удивительно -
 "вертящемуся" на той же машине, что и латаный-перелатаный WEB-сервер
 производства печально известной компании (но интересной судьбы) -
 в моем распоряжении оказалась любопытная запись "журнала регистрации".
 
  Действительно, Энджел... Хм. Она оплатила свои счета на год вперед...
  Наличными? Вот и номер чека - вновь открытый счет в "Грейт Траст Бэнк",
 на который она просто внесла требуемую сумму. Я закусил губу. Ниточка
 оборвалась. "Большое Доверие" не интересуется происхождением денег
 своих клиентов. Ангелочек могла прийти с улицы с чемоданом "зелени", и
 если ее приметы в это время не показывали в новостях, проблем с открытием
 счета возникнуть не должно было. Что еще?
  Номер медицинской страховки... Детка, ты даже не застрахована... Ты что, 
 никогда не болела? Еще через час я почти жалел о потраченных усилиях, ругая
 себя, на чем свет, за свою "неавторизованную активность"... Проще было
 сделать один звонок в контору. Тьфу-тьфу-тьфу, чур меня! Чур.
 
  Я опять задумался, глядя на лениво перемигивающиеся лампочки модема...
  Наверное, меня таки сморил сон, потому что я вспомнил Мэй. Наш уик-энд
 на берегу залива в домике ее родителей... Пикник в заброшенном саду...
 Нашу первую ночь на чердаке. 
 
 Тогда она сказала мне, что скоро умрет. 
 
  И показала какие-то лоскутки - словно высохшие лепестки пестрого цветка.
 Я не понял, что это. Она сказала "крылья мертвоголовки".  Я видел этих 
 бабочек в коллекции старого джентльмена, державшего закусочную, куда мы
 заезжали по дороге. Он рассказывал, что когда-то их считали вестницами
 смерти - ночные гостьи со знаком черепа на сложенных крыльях... Я только
 высмеял ее страхи. Мэй училась на бакалавра психологии в Стэнфорде, а верила
 в такую чушь... Это было задолго до той ночи в Пало-Альто, когда отвертка
 маньяка пронзила ей почку.
 
 - Смотри, Бэзил, - сказала мне Мэй, улыбаясь, и раскрыла ладонь. - Бабочка...
 Я сложила узор.
 
 Бабочка была большая, и в узоре чешуек на спинке явственно выделялся белый
 человеческий череп с провалами глазниц. Бабочка развернула крылья...
 "Живая мертвоголовка?" - Я поймал сон на неадекватности сюжета событиям и
 проснулся. Этот кошмар "с вариациями" давно не посещал меня. 
  В этот раз глазницы черепа вспыхнули "замогильным" зеленым огнем, и бабочка,
 раскрыв крылья, заскрежетала с отвратительным металлическим звуком - я
 очнулся, недоуменно глядя на оживший модем. Соединение с сервером было
 разорвано, и системный сервис коммутируемых соединений предпринял попытку
 автодозвона. Я выключил модем. Меня осенило. Моя новая соседка оставила
 запись в журнале регистрации на фамилию "О'Брайн". Средний Юг. Под этой
 фамилией в моем "черном списке" значились целых три "кандидата на" - 
 двое из которых были мертвы, а третий таки загремел в психушку. Не слишком
 тревожное совпадение?
  Я еще раз "прошелся по талонам". Ничего, если не считать, что события,
 описанные в сухом полицейском рапорте и красочной статейке "Вестника", 
 произошли без малого пять лет назад - раньше, чем все остальные инциденты.
 
  Я мотнул головой - шейные позвонки протестующе хрустнули.
  
  Вот именно... Может, хоть ты не будешь вот так сразу сходить с ума из-за
 12-ти кусочков бумаги, или Контора поставит на тебе жирный крест на следующей
 "плановой" проверке. Я откинулся в кресле. Из головы все не шел странный
 сон. Этот кошмар давно не посещал меня... Я ведь до сих пор не могу себе
 признаться, что по-настоящему не любил Мэй, до ее нелепой и ужасной смерти.
 Боль и вина в сочетании с усталостью трансформировались во мне в полубредовое
 забытье. Я действительно хотел забыть Мэй. И не мог, не мог до сих пор.
 
  В ванной хлопнула дверь. Моя гостья вышла, завернутая в простыню, на которой
 спала.
 
 - Мне просто физически нужно было освежиться... Вы так много работаете... И
 так тревожно спали - я взяла на себя смелость укрыть вас пледом.
 
 - Большое спасибо... А, сколько сейчас времени? - с внезапным ужасом спросил я.
 - Десять ровно. Думаю, нам обоим не мешает подкрепиться... Я нашла в 
 холодильнике кружку молока и крекеры - больше, чем ничего, но... Вы, кажется,
 говорили, что едите вне дома?
 
  Я себе удивляюсь. Сидя за столиком в ресторане, болтать "ни о чем" с 
 объективно красивой молодой женщиной - это само по себе похоже на несбыточную
 мечту, после недавнего "крушения о быт", когда везде - стоит оказаться в
 людном месте - мерещатся чужая любовь, гармония и согласие... И начинаешь
 сравнивать и сомневаться: а не потому ли ты оказался в добровольном
 затворничестве, отговариваясь неотложной надомной халтурой и ссылаясь
 на пресловутый "режим"... На сей раз крыть было нечем - ты же на отдыхе?
  Нет, я определенно сплю... Энджел чему-то улыбается, глядя вглубь зала и
 потягивая абсент. Обед был великолепен - даже задержки в обслуживании,
 вызванные, по версии меню, желанием персонала "обслужить нас наилучшим
 образом", т.е. оставляя бескомпромиссный выбор между "сырым-подгоревшим"
 и блюдом в стадии lege artis, приготовленным по всем правилам кулинарного
 искусства - даже этот вынужденный перерыв можно было провести с удовольствием,
 просто впитывая (вместе с дигестивами) атмосферу возведенного в ритуал
 "общественного питания". Почувствуйте разницу. Дивный новый мир, в котором ты
 навсегда чужак - взять хотя бы заминку с картой вин... Дурак, расслабился!
 Распустил перья, павлин... Не тому ли улыбается Ангел в женском облике -
 твоей неуклюжей попытке ухаживания, вроде этого праздника чревоугодия, 
 вместо нормального похода в "Мак". Именно, на "перекусить".
 
  Гадай-гадай... Это не Ангел - это обворожительный сфинкс, полный загадок.
  И сама она загадка-энигма. Воплощение femme fatal - женщины, ставящей в
 тупик отсутствием намека на отношение к тебе, как к мужчине... Провоцирующей
 и притягательно недоступной.
  Мы смущены? О да, Бэзил-старина, простофиля ты, дурачина... На что грубая
 снасть невод - а ты ее динамитом... Нет, не ловить тебе золотых рыбок в
 здешних мутных водах.
  
  Мое отчаянье росло, линейно возрастая по времени ее отсутствия. Нездешность...
 Потусторонность какая-то.
  Энджел все смаковала свой абсент, с выверенной дозой безразличия отвечая
 на мои "ниочемные" вопросы. Как бы...
 
  Итак, Лос-Анджелес, значит... Хотя родилась и выросла в Бахе. Долгая дорога
 в дюнах... Частная школа для девочек и Колумбийский Университет под отеческой
 опекой дядюшки Франка после гибели родителей в очередной загадочной 
 авиакатастрофе...
 
  - Извините, Энджел...
  - За что? - открытый взгляд в упор. Удивление искренне - и понимаешь, что
  действительно перестаешь понимать что-либо... Бэзил, мы теряем ее... Теряем.
   Я хватаюсь за соломинку, ловя звуки танго... Удивление неподдельно -
  взмах ресниц и никакого кокетства:
  - О, это так неожиданно... Бэзил, а вы уверены, что я в свою очередь буду 
  наступать вам на ноги с должной степенью такта?
  Теперь моя очередь хлопать глазами. Прищур, улыбка... Ах, какой кадр -
 остановись мгновенье... Укол в сердце, en garde и салют рапирой.
  Мой сфинкс улыбается, смотрит на часы... Да, мэтр, боюсь от десерта мы
 вынуждены отказаться - кажется, самое время вспомнить об оплате счетов.
 Отдельных, увы, мне - это же не свидание. 
 
  Только в такси до меня доходит: я только что подтвердил свое кредо -
 отсутствие отклонений в претензии на пресловутую "гетеросексуальность" -
 неловкость и отчаянье, вызванные вежливым отказом, оглушающе неподдельны...
 Соломинка, обломившись, бревном обрушилась на хребтину, грузом безотчетной
 вины и одиночества... Докажи ей теперь, что ты не верблюд, и вовсе не это
 имел в виду. Не следует злоупотреблять своим гостеприимством.
  Мы поднимаемся на мой этаж в молчании. Мебель привезли - как раз застали
 отъезжающий фургон на стоянке... Я пропускаю даму вперед на узком пятачке
 лестничной клетки, и спотыкаюсь о внимательный взгляд.
 - Мне понравилось, Бэзил. Мне, правда, очень понравилось.
 
  Ободряющее пожатие руки, и я провожаю удивленным взором вновь узнанного
 Ангела, отмечая волнующее покачивание бедер и подсчитывая шансы снова
 пригласить ее в "Антуан". Мысленно я возликовал. Мысленно я был смят и
 опустошен. Разведчик из меня...
 
   7. Тени удлиняются к закату
   
                    You're never gonna get me
			  I'm the Crimson Ghost
			  
			                  Misfits
					  
  День явно не задался. То ли неуклюжесть в ресторане дает о себе знать
 оформившись в скрытый комплекс отвергнутой влюбленности, то ли и впярмь
 приближающееся полнолуние? Общественные сумасшествия, как известно, 
 коррелируют с лунными циклами и активностью солнца не хуже, чем статистика
 сердечно-сосудистых заболеваний. Только не совсем ясно, в какую категорию
 себя любимого отнести. Именно мне вдруг приспичило оказаться в фокусе
 автосинхронизировавшихся общественных сумасшествий.
 
  "Время собирать камни..." К сожалению, эта фраза способна воодушевить
 разве только охотника за бриллиантами.
  "Стечение обстоятельств" говорим мы, обозначая независящие от нас причины
 жизненных неудач - проблема лишь в том, что эти причины - лишь ягодки
 с цветочков, посеянных бог весть когда.
  
  Сначала меня угораздило подбить клинья к Джен... Ну, я же не знал, что
 моя (тогда еще будущая) супруга работает в одной со мной конторе, и даже
 смежной предметной области... Я не знал, что, в отличие от меня, Джен 
 занимается "безопасностью вообще" - именно в момент оглушительного 
 прозрения пресловутая семейная посудина дала течь. Представьте, какой
 псих будет засыпать с мыслью о найденном в сумочке жены пистолете 45-го
 калибра. Этот псих ведь не знал, какие бредовые ассоциации может 
 вызывать вполне нейтральное агит-понятие "безопасный секс". Какое мужество
 в конце концов он обнаружит в себе, чтобы пойти в злосчастный "магазин
 эротических приспособлений", после навязчивых кошмаров О... (Тьфу, пропасть!)
 В общем, после анонимных консультаций в службе психологической помощи по
 поводу "повторяющегося паттерна наручников в сюжетных линиях эротических
 сновидений". 
 
  Джен сама предложила развод, но, видимо, не совсем еще утратила вкус к
 нашим квази-семейным отношениям, благо привычка руководить и контролировать
 была для нее ценным профессиональным инструментом даже в нашей спальне...
  Я очень удивился, обнаружив ее "Олдсмобиль" на стоянке перед домом. И
 поудобнее перехватил пакет с продуктами, и направился к входу, таки
 поборов вздорное желание втянуть голову в плечи или хотя бы замедлить шаг.
 Двум смертям все не бывать...
 
  Однако, неопределенность делает нас уязвимыми - судьбу все же придумали не
 неудачники. Судьбу придумали неудачливые разведчики, ибо неопределенность
 лишь следствие нескольких "не": наших недопонимания, нетерпения, небрежности и
 невежества - они закладывают фундамент "невезения", на которое можно снова
 понадеяться списать грехи...
 
 - Ты ничего не хочешь мне сказать? - В этом вся Джен, с места в атаку.
 - Для начала - здравствуй... - сказал я, созерцая ее ноги, торчащие из-за
 спинки дивана. - Впрочем, я готов допустить, что ты хотела бы услышать
 не только это...
 - Ты знаешь, о чем я, - сказала Джен, глядя на меня из-под прикрытых век.
 - Понятия не имею, - соврал я, не моргнув глазом, занятый однако мыслью о
 необычности визита. С одной стороны, она не в своем служебном, подчеркнуто
 строгом прикиде...
 - Ты не ответил на звонок. - Сказала она, не изменив тона. Я сел. И натянуто
 рассмеялся. Джен подобрала ноги, теперь полулежа. В кошачьих глазах ее
 появилось легкое удивление. Я обдумал ситуацию под этим углом и рассмеялся
 искренне, едва не уронив пакет. Зеленые яблоки бодрой дробью рассыпались
 по пластику.
 - Не совсем понимаю, что тебя так развеселило...
 - Я и раньше не отвечал на звонки. "Здрасте! Бэзил просил передать, что
 его нет дома. Оставьте свое сообщение после..." - Я подобрал с ковра яблоко,
 вытер о штанину, надкусил - вынул второе из пакета и всучил Джен.
 - Ты не ответил на мой звонок, - повторила она, машинально приняв "запретный
 плод".
 - Ах, вот в чем дело, - я различил ударение. - Так ты хочешь услышать ответ
 как босс, или как бывшая жена? - Джен, видимо, тоже различила ударение и
 поморщилась. Она не любила быть "бывшей" в чем-то. Что-то по  ассоциации
 с "бывшей в употреблении", "подержанной" - уж прости, детка...
 
 - Бэзил, не начинай...
 - Это другой вопрос, кто начал. Что до причин - их несколько, точнее две, но
 удовлетворяющие тебя со всех сторон: как мой босс ты, наверное, в курсе, что
 я официально на отдыхе... Вторая причина... Впрочем, об этом тебя может
 проконсультировать Винсент, как доверенное лицо, официально оформившее
 наш развод.
 - По-моему, ты грубишь. Я не ссориться сюда приехала...
 - Полностью сознаю риск... Однако, ты пока не предложила мне доложить по 
 команде - стало быть, визит неофициальный. Это пахнет семейной сценой, с
 учетом опыта...
 - Не дождешься, - усмехнулась Джен. - Однако ты прав, -  вот тут я удивился.
 Что бы я когда-нибудь бывал "прав" - да ни в жизнь. - Люди мы все не чужие.
 Не думаю, чтобы ты горел желанием общаться официально. Однако, не следует
 забывать, кто сделал Бэзила Пайпера тем, кто он есть...
 
 - По-моему, ты все же хочешь поссориться, - сказал я.
 - Не ершись, милый. - Она села и взъерошила мои волосы. - Мне нужны некоторые
 ответы, и тебе придется мне их дать - это для твоей же пользы. Ты знаешь
 правила.
 
  Так значит.
  
 - Ну, знаю. - Я вздохнул. Джен села рядом и каким-то более глубоким голосом 
 сказала.
 - Это мы оба с тобой знаем, исходя из нашего положения в иерархии конторы.
 Но с учетом нашего слишком близкого знакомства и весьма тесного взаимодействия
 в недавнем прошлом, могу я рассчитывать на твою откровенность?
 - Сделка? Ты предлагаешь мне сделку... - сказал я. - Джен, это не честно.
 На что я могу рассчитывать? Хотя бы на то, что ты не будешь загонять меня в
 угол каждый раз, когда появится разнарядка на козла отпущения? Или, что
 личные подробности останутся между нами, несмотря на правила конторы...
 - Ответь хотя бы на такой вопрос... Не торгуясь, как бывшей жене. У тебя
 уже есть кто-нибудь?
 
  Мои мысли потеряли когерентность.
  
 - Так ты все же следила за мной... - Я вдруг представил, что вся эта дребедень
 из-за такой ерунды... А магазин "приспособлений" - всего лишь провокация
 ревнивой женщины. А я-то, дурак...
 
 - Нужен ты мне! - Ее лицо исказилось... Она отрывисто встала, коленом выбив
 пакет из моих рук, и выбежала в кухню. Я тупо посмотрел на разбросанные
 фрукты. Какая муха нас всех покусала... Вернется женушка. Никуда не денется -
 это она так... Боссу нельзя терять лицо в глазах подчиненных. Иерархия, будь
 она неладна.
 
 - А ведь был нужен, - сказала Джен с порога гостиной, с бутылкой коньяка и
 парой бокалов. Я к тому моменту уже вернул содержимое пакета на место. А
 у нее даже тушь не смазалась... "Был" - это она тоже... Так, из начальственного
 жеманства. Был бы не нужен - была бы нужда спаивать подчиненного... Впрочем,
 не следует забывать, что на отдыхе возможны послабления. И даже отступления
 от правил.
 - Твое здоровье, дарлинг, - сказал я.
 - Начнем с того, что ты проявил неавторизованную активность...
 
 Я сразу запротестовал против формулировки - у Джен слишком хорошо получается
 роль обвинителя...
 
 - Это я неудачно выразилась - формально придраться не к чему. Ты ведь не
 пользовался аппаратурой конторы... Но это палка о двух концах - одно дело,
 "тестировать" чью-то защиту полуофициально, по заказу конторы, подчиняясь
 прямым директивам - и твои нелегальные опыты - совсем другое. Тут уж,
 извини - контора со своим штатом юристов умывает руки. Хорошо еще вовремя
 узнали - видишь ли, пока ты отдыхаешь, кое-что в мире происходит. Контору
 недавно сильно прижали на волне очередного ужесточения бдительности -
 правительство снова начало охоту на ведьм... В Офис приходили клоуны из
 ФБР, и во "дворце", кажется, по этому поводу тихая паника - мы свернули
 деятельность трех филиалов, хотя продолжаем основную закулисную работу -
 существуют контракты... В частности, рекомендовано усилить наблюдение и
 охрану агентов. Нечего и говорить, что я была возмущена твоим демонстративным
 игнорированием установленных правилами каналов... - Джен улыбается, но я
 живо представил себе, как именно она была возмущена. - Пришлось напрячь
 умников из аналитического отдела, плюс наружное наблюдение. Центр зацепил
 тебя почти случайно - вообще, интернет-кафе не самый удобный объект 
 разработки...
 - Плюс список клиентов конторы.
 - Точно. Кстати, нам влетит сверху-донизу, если во "дворце" узнают, что ты
 рылся в инфосистеме налогового управления. И влетело бы, если б мы не узнали,
 что именно ты там копаешь.
 
  На улице тоскливо взвыл клаксон. Джен и ухом не повела. Потерпят.
  
  - Сначала мы подозревали утечку... - Я посмотрел ей в глаза. Джен смутилась.
  
  - Ладно. Я подозревала. Доволен? Мальчики из бюро интересовались 12-тью досье,
 завязанных в каком-т туманном деле из той же серии - маленькие зеленые
 человечки, обряды вызывания душ умерших, шабаш, черная месса... В общем,
 "Секретные материалы" отдыхают - такой мистики нагнали на полном серьезе, что
 впору выдать личному составу по обойме с серебром... На всякий случай. И тут
 в нашу сумеречную зону проникаешь ты, с черного хода в их свинье-копилке и
 с непонятной целью - факт, среди мусора в твоих raw data всплывают все те же
 мертвые души. Первый вопрос, который возникает...
 - Совпадение, - подсказал я, замечая себе еще раз проверить кабинет на
 предмет жуков.
 - Правильно. Но, сам понимаешь, такие совпадения опасны своим потенциалом.
 Центр, по дефолту, не верит в такие совпадения. И наконец, возникает еще 
 вопрос, затрагивающий твою личную жизнь... Как насчет твоей новой соседки?
 Ты еще не успел присмотреться...
 
 - Эй-эй, полегче! - возмутился я, поперхнувшись спиртным.
 - Очень интересно. Кто она и откуда...
 - Только не говори, что вы ее еще не проверили...
 - Ее кто-то прикрывает, Бэзил. Очень умело и осторожно - возможно, она и сама
 об этом не догадывается. Бюро сунулось, и определенно кто-то дал им по носу -
 их ищейки исчезли тихо и бесследно, в результате начали трясти всех, до кого
 смогли дотянуться. 
 
  Снова загудел "Олдсмобиль". Джен встала, поправив костюмчик.
  
 - Действительно пора, - она мялась, кажется, все еще прикидывая какие-то
 шансы договориться... О чем?
 
 - Не склонна думать, что ты снизойдешь до личных просьб даже бывшей жены...
 - Слишком длинно, Джен... Ближе к делу.
 - Я могла бы предложить помощь. - Она подняла глаза.
 - Я не буду стучать на нее, если ты об этом.
 - Не беспокойся.  Мне ни к чему вербовать сотрудника конторы. Просто... Если
 возникнут какие-то проблемы...
  Я покачал головой. Насчет "проблем" тоже существовали свои правила.
  
 - Да свидания, Бэзил, - она швырнула мне яблоко, исчезая. Я машинально 
 поймал крепкий плод. Кажется, Джен была разочарована. Я с раздражением
 отбросил яблоко - руки почему-то сделались липкими.
 
  "Поверь, бессмысленно пытаться
   Ковбою избежать проклятья.
   Однако можно постараться
   Узнать в чем грех ирландских братьев.
   
   P.S. Сегодня вечером, в известном тебе кафе. Приходи - не пожалеешь."

 - Кто это?
 Я вздрогнул и поспешно отключил коммуникатор. Энджел стояла в дверях.
 
 - Так, почта... Психи какие-то развлекаются.
 - Я имею в виду эту женщину, которая чуть не сбила меня на лестнице... Она,
 кажется, была немного расстроена.
 - А... Это моя жена. Мы совсем недавно расстались. Вы не замужем, Энджел
 О'Брайн?
 
 - Это фамилия мужа... Он умер. Я хотела вернуть фамилию родителей, но
 передумала... Теперь Монтерро-Ланга мертвы.
 - О, простите мою бестактность, просто знаете - как это бывает... Когда
 начинаешь сравнивать чужую жизнь с другими... И выясняется удивительная
 вещь - им ведь ничуть не лучше живется.
 - Да, пожалуй, - она зябко поежилась, кажется, я действительно ее задел.
 - Хотите коньяку? - спросил я. Или может предложить ей фруктов? Нет, только
 не яблоки.
 - Я, пожалуй, пойду...
 - Энджел, пожалуйста... - Я, еще сам не до конца понимая, что делаю, взял ее
 за руку. - Я ни в коем случае не хотел вас обидеть. Просто слегка одичал
 здесь... Вы первый человек на моей памяти, поселившийся в этом доме... - О
 боже, какой бред я несу. - И, знаете, я был по-настоящему рад возможности
 просто поговорить с кем-нибудь, кроме автоответчика - бывшие жены и телефонные
 голоса - не то общество, которое может обойтись без нервотрепки...
  Боюсь, Энджел не въехала в смысл моей тирады, но не отняла руки.
  
 - Вы поссорились с женой? - Не такой уж праздный интерес в глазах. А вы 
 говорите "женская солидарность". Ну-ну.
 - К сожалению, мы оказались связаны не только священными узами... Пустое.
 Неприятности на работе.
  
  Первый шаг навстречу. Она решила остаться. Мы выпили. Я почувствовал, что
 пьян и почти счастлив - и вкрадчивое действие коньяка тут не при чем. В ней
 все же было что-то латиноамериканское...
  
  В кафе я пришел не вполне твердой походкой, но Рино, кажется, ничего не
 заметил. Мы умудрились опустошить бутыль на три четверти, не считая выпитого 
 с Джен бокала... Энджел мне удалось раскрутить бокала на два - прогресс,
 только зачем же напиваться в одиночестве? О-кей. Это серьезный вид пьянства...
 В следующий раз поставлю зеркало. 
  После ее ухода я нажал на кое-какие "рычаги". Энджел Монтерро-Ланга 
 действительно родилась в Бахе и училась в Колумбийском Университете целых
 два курса, прежде чем "Боинг 767", на котором она летела с родителями,
 рассыпался в воздухе над Атлантикой. Ей было девятнадцать.
  "Кто же ты такая, детка? - думал я, сидя у стойки и тупо пялясь на
  ряды бутылок за спиной бармена. - Кто ты, черт побери, такая?"
  
  - Простите, мистер, - парнишка с волосами флюоресцентной расцветки, с
  лицом в какой-то ультраустрашающей "боевой" раскраске дергал меня за
  рукав. - Там какой-то тип в чате просит, чтобы вы зашли к нему в приват.
  - А ты тут при чем?
  - Он обещал мне пятьдесят баков, если вы согласитесь. Пожалуйста, мистер -
  ну что вам стоит... Вам же не обязательно с ним разговаривать...
  - Дешево же ты ценишь свои услуги, - мне стало весело. - Какой у него ник?
  - "Омен", сэр. Пожалуйста...
  - Погоди. Он обещал тебе полсотни? Получишь в два раза больше, если найдешь
  мне это "Предзнаменование". Идет?
  У парнишки загорелись глаза. Сделка состоялась. Во всяком случае, он ничего
 на этом не терял.
  Я сел в свободную кабинку и без особого труда нашел какую-то IRC-говорильню,
 там же и "черную метку" молчаливого обитателя "комнаты".
 
 "Я слушаю тебя, Предзнаменование", - набрал я, пометив сообщение, как
 конфиденциальное.
 "Забавно, правда... Использовать термины устной речи для обмена электронными
 записочками..."
 "Я теряю терпение, Омен. Говори, что нужно, или отваливай - паренек ждет
 свои денежки."
 "Я расскажу тебе одну легенду..."
 "Есть ли у меня свободное время для сказок, Омен? Если это про трех
 ирландцев - я знаю эту сказку."
 "Ерунда. Чеки были нужны, чтобы привлечь твое внимание. И кое-что ты
 раскопал."
 "Они все мертвы, что дальше?"
 "Тебе не приходило в голову, что эти смерти не случайны? Что есть связующее
 звено..."
  Я повертел головой, осматривая внутренности забегаловки. Видно было немного -
 только макушки посетителей, торчащие над стенками кабинок.
 "Короче?"
 "Статья "Вестника". Мистические подробности дела о __тройном__ убийстве
 и одном таинственном исчезновении."
 "Брось - чепуха. О'Брайн-младший был психом..." - набрал я, по-прежнему
 озираясь.
 
 "И на чем же основано такое суждение, ковбой? Ты не знаешь главного. Как
 ты думаешь, чьи шмотки ты получил по рассылке богопротивного магазина О?
 Патологоанатом их просто выбросил - нет трупа, нет проблем."
 
 Я замер над клавиатурой.
 
 "Сюрприз!" - вывел анонимный собеседник.
 
 "Ты попался уже тогда - решившись проверить обратный адрес. Но не волнуйся -
 я не имел в виду ничего такого... Должен я был убедиться, что ты следующий..."
 "О чем ты, черт возьми, болтаешь?"
 "На то это и чат, чтобы в нем болтать... Впрочем, возможно, факты тебя убедят
 лучше, чем я. Те жмурики, уж поверь мне, тоже не верили в мир иной -
 это не помешало им стать жертвами лунной ночи. 
  Я следил за ней пять лет, прежде чем понял, с чем имею дело... Она всегда
 выбирала тихое уединенное жилье, и всегда в поле зрения был одинокий
 мужик с личными проблемами... И всегда, без исключения, ее присутствие
 было фатально. Я не знал только, что ты был женат - уж извини за маленькую
 провокацию. Однако факты налицо: ты один, и у тебя новая соседка. Ангел во
 плоти с душой суккуба!"
 
 - Эй, мистер! Я нашел его, - раздался над ухом горячий шепот. Я вздрогнул.
 Парень, видно, слишком нуждался, потому что от усердия встал во весь рост
 и, указывая рукой, закричал:
 - Вот он, вон тот мужик, в плаще!
 "Дурак!" - успел подумать я, увидев метнувшуюся к выходу длинную тень. В 
 полумраке ни черта не было видно... Только, когда наш общий друг сбил
 какую-то дамочку, рассыпав ее попкорн из ведерка, я увидел горящий взгляд и 
 недобрую усмешку. А потом он накинул капюшон...
 Нет, не плаща - больше всего его одеяние напоминало... сутану. Или рясу?
 И только его и видели.
 - Он не заплатил мне, - расстроено сказал парнишка с раскраской на лице.
 - Сам виноват. Ты его спугнул. 
 На лице паренька появилось отчаяние. Я сунул ему сотню. Сделка есть сделка.
 А на экране всплыли кровавые строчки:
 
 "Ну что, ковбой, признай - попал?
  Кричи теперь или терпи...
  Но я тебя предупреждал - 
  Ты следующий в ее цепи.
  
 P.S. Берегись силы Кэрол Энн. Полнолуние грядет... "
   
  
 

   8. "Грабли 2" или Могила Горбатого
   
                        Don't open till dooms day
		      	You might not like what you find inside
		 	
			                       Misfits
					       
  Выходя из кафе, я успел увидеть расширившиеся от ужаса, смешанного
 с удивлением, глаза парнишки с флюоресцентным лицом. Затем чья-то рука
 зажала мне горло. Когда хватка на секунду ослабла, я рефлекторно вдохнул...
 Странный запах... Хлороформ?
 
  И вот я, как заправский ковбой, сижу верхом на стуле, с руками, пропущенными
 через прутья спинки, их плотно, хотя и не стесняя кровообращения, облегают
 дужки добротных наручников. Впрочем, буде я попытаюсь конкурировать с брэндом
 Гудини, кто-то, на всякий случай, связал также шнурки моих ботинок под стулом.
 
  Что ж, шутка удалась... По крайней мере, избавлюсь от фобии перед наручниками.
 O'кей, парни, я готов воспринимать вас серьезно... 
 
 - Он очнулся, - сказал кто-то, когда я отшатнулся, ощутив в носу вонь 
 нашатыря. В лицо ударил яркий свет.
 - Осторожнее, мистер Пайпер. Вы же не хотите упасть... со стулом.
  Я не видел лица говорившего - только блеклый силуэт в ослепительном гало от
 лампы. Было очень похоже на нимб, ибо мне предстоял не диспут, но проповедь -
 челюстные мышцы ныли от желания перегрызть добротный кожаный ремень, служивший
 мне кляпом и предусмотрительно извлеченный из моих брюк.
 - У меня для вас есть срочная работа, Бэзил... Можно вас так называть?
 О... Прошу прощения - мы не представлены. Можете звать меня Немо. Плагиат,
 конечно, но по понятным причинам мне приходится сохранять инкогнито, что
 не есть хорошо для бизнеса... Но, полагаю, оно вам не очень-то интересно,
 чем я занимаюсь. Так или иначе, бизнес сводится к предоставлению услуг, путем
 их реализации за наличный-безналичный расчет...
  Знаю, правилами вашей организации заключение сделки в обход карантина
 безопасности запрещено. Однако, даже деловому человеку не чужды иные формы
 мотивации - вроде морального удовлетворения от хорошо выполненной работы...
 А мы ведь с вами деловые люди? Уверен, у меня есть то, что может вас
 заинтересовать, помимо денег...
 - Кстати, отдавая должное вашей параноидальной подозрительности, хочу заметить,
 что использование древнего модема еще не означает защиты от посягательств
 вашей конторы на частную жизнь своих сотрудников, в том числе находящихся
 на отдыхе, к которой, разумеется, относятся и ваши не с лишком законные
 опыты с коммуникационным оборудованием. Проникновение в государственные
 информационные системы, особенно такие, как система налогового управления -
 уголовное преступление федерального уровня, хотя, боюсь, и по законам штата
 вам влетит на всю катушку, если ваш консьерж узнает про "закладки" в своем
 компьютере...
 
 - Самое смешное в этой ситуации, дружище, что ваша собственная контора до
 конца не верит в лояльность кадров. Что они вам обещали? Схоронить ваше
 прошлое под безликим псевдонимом "Бэзил Пайпер"? Очень жаль, но "программы
 защиты свидетелей" придуманы далекими от благотворительности организациями.
 И ФБР, и контора бережно хранят тонны грязного белья своих подопечных,
 включая досье некого Василия Дудикова, оказавшегося достаточно талантливым,
 но слишком доверчивым компьютерным вором.
  
  Он замолчал, взял со стола початую плоскую бутылку и, отхлебнув, продолжил:
  
 - Итак, полагаю, вы осознаете риск в случае, если ваш послужной список получит
 огласку? - вопрос звучал, как утверждение...
  В помещении же расплывался отчетливый и неуловимо знакомый аромат спиртного.
 - Работа не слишком творческая, однако, ввиду ограниченности основного
 ресурса - времени - надеюсь, она приобретет для вас соответствующую остроту.
 Кажется, типичный контингент кракерских команд имеет вкус к взлому ради
 взлома - вроде соревнований "кто быстрее и элегантней при прочих равных",
 вместо набившего оскомину "чья защита круче". Вам, как индивидуалисту и
 профессионалу от компьютерной безопасности, эта операция не сделает
 чести, но... Некую толику острых ощущений и зримое вознаграждение
 усилий могу вам гарантировать. 
  Вы получите гонорар по средней позиции расценок конторы - целый чемодан
 денег в валюте федерального резервного банка... Плюс к тому, я передам в
 ваши руки ключ к вашему личному шкафу скелетов в конторе. - Нимбоносец
 снова приложился к бутылке, обдав меня запахом виски. Он взял со стола
 какой-то предмет - у меня заслезились глаза, когда на нем заиграли лучи 
 галогенного пламени.
 - Это нейромодуль компании "Биотек-Неолабс", на котором, собственно,
 содержатся необходимые инструкции по предстоящей миссии. Модуль сконструирован
 на 90 процентов из биологических материалов, что практически исключает
 возможность несанкционированного вмешательства в его структуру - блок
 воспроизведения передает изображение исключительно на основе информации
 о биометрических идентификационных паттернах, представляющих ноу-хау, в
 частности, помимо разграничения доступа к информации по рисунку сетчатки
 глаза, требуется контакт компонентов проецирующей системы с роговицей -
 уверяю вас, химическая среда живого организма уникальна. Нельзя 
 фальсифицировать свою эндокринную систему - при создании модуля были
 использованы культуры ваших клеток. Блок ассоциативной памяти имеет встроенный
 дефект - метаболизм ускорен, клетки отомрут через трое суток... Если 
 конечно, вы будете благоразумны и не ускорите их распад, поддавшись искушению.
 В этом случае можете считать нашу сделку недействительной. Мы не будем 
 вмешиваться в ход операции, однако постарайтесь уложиться в срок:
 время в вашем случае - это не только деньги. Это репутация и карьера,
 от которых в конечном итоге будет зависеть ваша судьба. - А потом он
 щелкнул пальцами. Фокус-покус...
 
  Я валяюсь в кресле с жуткой мигренью, а из гостиной доносится звук
 забытого телевизора. Конское ржание, улюлюканье, свист... Попытка встать
 удачна, но сделать шаг не удается - ботинки таки связаны шнурками. К черту
 ботинки...
  Что-то не в порядке с телеком - ржание повторяется с регулярностью метронома.
 Голова трещит... Сушняк, как после трехдневного запоя, или одной 
 зубодробительной индивидуальной оргии. И точно. Под креслом стеклянно
 звенит, и из-под ноги вывертывается бутылка "Смирновской". Рядом еще две,
 обе пусты. 
  Странно. Телек в гостиной крутит один и тот же кусок видеоряда - пегий
 жеребец-трехлетка норовисто вскидывает задом и сбрасывает неудачливого
 соискателя на песок. Пульт от телека обнаруживается в кармане рубашки, но
не только он - я рассеянно перекатываю в ладони блестящий цилиндрик с
 голограммой-логотипом - изображение двойной спирали ДНК, скрученной
 в ленту Мебиуса. "Биотек-Неолабс". И вспоминаю последнее, что осталось в
 голове, после того, как я поднес окуляр нейромодуля к глазу и внутри
 вспыхнул яркий свет...
  Чертов телек снова ржет. Я от неожиданности уронил цилиндр. Модуль падает
 на ковер и... плавится, пузырясь фосфоресцирующей жидкостью и распространяя
 такой запах... Словно раздавили тухлое яйцо.
  Я выключил телевизор. От "модуля", что бы это ни было, остались только
 рожки да ножки - резиновое кольцо, защищавшее окуляр, и оплавленный
 пластиковый стаканчик... Как впрочем и от моих воспоминаний - яркий свет и
 темная фигура с нимбом. Видеоприставка выплюнула диск, но я и так помнил
 название, надписанное "вечным" маркером в поле метки: "Вегас. Неудачники
 родео" - снимал я сам, на первую в своей жизни цифровую камеру.
  Голова же отзывалась болью на любые попытки вспомнить, как я оказался дома
 и с чего вдруг мне вздумалось нажраться водки... Как говорится, вечеринка
 удалась... Провалы в памяти и чувство стыда - такая мелочь в иных 
 обстоятельствах. Но не следует забывать, что для паранойи могут быт веские
 основания.
 
  Компьютер, как и ожидалось, был выпотрошен и девственно чист... Если не
 считать приклеенного на монитор стикера с двумя колонками цифр. Вот и мои
 премиальные. О'кей, ребята, вы получили, что хотели. Но что именно - об этом
 мне знать, надо думать, не полагается... Не очень-то честно. Я, пошатываясь,
 подошел к стенному шкафу и пошарил за стойкой, на задней стенке одной из
 серверных плит. Наконец нащупал переключатель - раздался сухой щелчок, и
 ребристая радиаторная панель откинулась, явив на божий свет лоток 
 замаскированного оптического привода. Я ущипнул себя, как мог, сильно.
 Диск был на месте. Не так уж они и круты, старик... Они влезли в твой
 модем, потом просто врезали тебе по башке и стерли винчестер... А стойку
 "казенных" суперсерверов сочли за нонсенс - ты же не дурак, чтобы пользоваться
 аппаратурой конторы в личных целях. Ты и сам всем говорил, что за свой счет
 можешь позволить только один из этих сверхплоских ящиков промышленного
 класса - с аппаратными доменами, горячей заменой устройств, избыточным
 давлением воздуха в конструктиве и фильтрами высокой очистки... Но ты ведь
 не говорил, что никогда себе этого не позволишь.
 
  Ликовать было рано. Если я это сделал - почему я ни черта не помню, что
 именно... Будь я проклят, если еще раз посмотрю "Секретные материалы",
 чтоб оказаться на месте придурка Малдера. Что, жалко свое мироощущение?
 Зеленые человечки - еще куда ни шло. Но кому охота верить в индуцированную
 амнезию и фальсифицированные воспоминания... Нет, никаких больше киберпанков,
 никаких Диков с Гибсонами. Пусть их героев мучает де жа вю и синдром 
 Корсакова...
  Но эта сволочь посчитала, что ты слишком много знаешь... Гуманная сволочь:
 не слишком много, чтоб устроить несчастный случай, но достаточно, чтоб
 твой котелок вдруг прохудился. До чего же полезно делать резервное копирование.
 Парни! Не гоняйтесь за дорогими ленточными массивами - лучше купите шпиндель, и
 вовремя прожженная болванка спасет ваши данные... А при случае и вернет
 вам память: "Не все напитки одинаково полезны. Прочти этикетку!" Ну, я и прочел.
  И узнал много интересных вещей о кухне "Биотек-Неолабс" в целом и лаборатории
 доктора Франко, в частности ковавшего победу компании на рынке современной
 биотехнологии.
  Франко Луиджи Алонсо Ланга был выходцем из Колумбии - талантливым 
 биоинженером и гениальным теоретиком, но научный гений мирно уживался в нем
 с прагматичным складом ума, посему не удовольствовавшись кафедрой в 
 университете, он официально "отошел от академических дел" осев в уютном
 кресле совета директоров мало кому известной тогда "Биотек", возглавив вскоре 
 отпочковавшееся отделение "Биотек-Неолабс", специализирующееся на модных
 в то время исследованиях человеческого генома, поиске эффективных
 средств от "эпидемий века"... Нет, не только от СПИДа - от рака, ишемии,
 диабета - всякого рода врожденных иммунодефицитов и предрасположенностей 
 к хворям, обусловленным недостаточностью эндокринной системы, функциональных
 нарушений в работе желез внутренней секреции, а так же исследованиях
 замедления процессов старения, генной терапии... Плюс "легкие деньги" -
 выведение трансгенных мутантов для нужд сельского хозяйства - растительных
 культур, устойчивых к сорнякам и вредителям, и сельскохозяйственных животных
 с генетически улучшенными "производственными показателями". Уже тогда
 слышались настороженные отзывы общественности, шокированной удачными
 экспериментами в области клонирования - в том числе, эмбрионов человека.
  Но доктор Франко не был столь щепетилен в вопросах научной этики. Его
 самого весьма теоретически занимали вопросы моральности проводимых 
 исследований, и, разумеется, он не обошел своим вниманием "горячую" тему
 новостей. В конце 90-х он с головой ушел в работу, забросив даже статьи
 в журналах и частные консультации в клиниках при крупнейших университетах
 страны. Он работал в глубокой тайне - даже когда трения с руководством
 "Биотек", результатом которых стал... его уход из компании, просочились
 в прессу - ничего кроме слухов о "каком-то секретном проекте" из этого
 не получилось. Никаких хлопков дверью и взаимных обвинений, ни затяжных
 судебных тяжб из-за прав на "интеллектуальную собственность". Он просто
 ушел в тень. Исчез из виду, лег на дно... "Нечисто дело" поняли в прессе,
 и сказке конец. 
  
  Потому что дальше будет не сказка. 
  
  Внутренние документы "Биотек" с грифом "строго секретно", и наконец служебная
 записка, посвященная обоснованию проекта "Суккуб", за подписью доктора Ланга...
 Я мало понял из пересыпанных профессиональными жаргонизмами построений,
 только что-то о "генетическом улучшении непосредственно человеческого 
 генома", плюс "проектные параметры: скорость реакции... физическая сила..."
 графики, схемы - каббала и китайская грамота отдыхают. 
  Мало того, что он предлагал им заняться прикладной евгеникой. Доктор Франко
 Ланга разумел поставить полученный опыт на коммерческие рельсы. Каковой и
 осуществил за свой счет на технической базе "Биотек-Неолабс".
 
  "Спецмодификат 3-Энджел, дата репликации... модифицированные группы генов...
  способность к ускоренной регенерации..."
  
  Чтобы читать дальше, мне потребовалось сделать над собой усилие. Нет, Франко
 не был чудовищем - может, он по-своему любил свою погибшую племянницу.
 Любил эгоистично и ревниво: "... программа обучения... базовые курсы
 общеобразовательных дисциплин, мировая литература, история, иностранные 
 языки". А еще он был циником: "навыки рукопашного боя, методология пыток,
 тактика специальных операций" - не удивлюсь, если Три-Энджел научилась
 убивать прежде, чем пошла "в школу для одаренных девочек". И дельцом:
 "Заинтересованные корпоративные и правительственные круги... демонстрация
 возможностей автономного выживания в условиях максимально приближенных к..."
   Я не читал дальше. Дальше было то, что стоило "Смирновской" - захотелось
 напиться до беспамятства. Меня замутило. Рядом с текстом отчета помещалась
 высококачественная фотография обнаженной Энджел в полный рост. "Исходный
 материал для репликации - пробы тканей Энджел Монтерро-Ланга." 
 
 
     9. Раз ковбой, два ковбой...
       (Между ангелом и бесом?)
  
                    And over, and over...
		        This hunting... is over
		        They cut my wrists and watch me bleed
		        They stop hunting me
		    
		                      Misfits
 
  "Черт побери, контору, черт побери полнолуние и лунатиков...
   Будь ты проклят, Бэзил Пайпер, чертов ты алкоголик - докатился!" - Я и
  в самом деле, не собирался в это кафе... Хватит с меня приключений.
  Махнуть на Гавайи, развеяться с хорошенькой аборигенкой... Парой аборигенок?
  Да, возможно... Но сейчас тебе лучше выпить. Выпей и успокойся. И я выпил.
  Но успокоиться не получилось. Мне мерещилось, что за мной наблюдают.
  Как бы украдкой и в то же время... Вот опять, словно прожгло между лопаток...
  Холодно. И впрямь знобит. Даже водка не помогает... Что с тобой случилось,
  парень? Ты боишься, но с чего бы вдруг? И кого тебе бояться здесь...
  Столько народу. 
   В кафе и впрямь было необычно людно - возможно потому, что я еще ни разу 
  здесь не был после полуночи. Дискотека сверкала и гремела мегаваттами
  света и звука, но мертвый свет электрических вспышек не разгонял мрака -
  напротив, скрадывал формы и лица... Толпа танцующих казалась единым
  организмом - спятившей амебой, то и дело выбрасывающей десятки псевдоподий,
  поглощая все, что попало в липкие объятья. А я достиг как раз той степени
  опьянения, когда все становится пофигу, в том числе - когда и откуда
  вылетит птичка... Мне только интересно увидеть лицо и глаза. Чтоб узор
  обрел завершенность, хотя бы это будет зловещее совершенство крыльев
  ночной бабочки. Стробоскопы вырывали из тьмы моментальные снимки толпы -
  одна за другой меняются скульптурные группы на пахнущем разогретой резиной
  танцполе. Только одна тень, там, в глубине, не желает менять форму, словно
  скульптор забыл, зачем и как этот персонаж оказался в центре его замысла -
  в центре композиции. Вспышка... И тень оказывается чуть ближе. На шаг.
   Я завороженно слежу за ее приближением, в странно возбужденном оцепенении,
  словно мозг и впрямь воспринимает окружающее светопреставление как 
  стробо-импульсы R.E.M. - перед глазами мелькают кадры отснятой рапидом
  хроники... Открытая дверь - посылка в бумажных лентах и бантиках...
  Снова открытая дверь - лицо Ангела, заблудившегося в ночи... Залетевшего на
  огонек в потемках моей души... Бесовская ухмылка-насмешка, немигающий взгляд
  охотника в тени капюшона. "Ты следующий. Полнолуние грядет..." 
  
   Тень приближается. Силуэт мертвоголовки на фоне диска луны. Пленка рвется
  и скачет - я в подземке у камеры хранения. К сожалению, чемодана в ней не 
  оказалось - только чек на сумму в районе средних расценок конторы... Это
  шутка, да? Чем мне так знакома эта подпись...
   Звонок коммуникатора - новое рифмованное сообщение, разве что туманное
  по самое немогу:
  
   "Сребро сменяет позолоту,
    Выходит демон на охоту.
    Погибелью грозит расплата - 
    Несут его глаза погибель
    Тем, кто в них лик луны увидел:
    Был смерти предан виноватый..."
    
  Омен снова изменил жанру: "P.S. Угол Лэйн и 45-ой, третий этаж... Папочка
  мертв. Кажется, он не последний на сегодня."
  
   Разгромленный офис на третьем этаже, забрызганные кровью бумаги на столе
  и обезглавленный труп в кресле. Запах спиртного... Та же плоская бутылка.
  И подпись на чеке подозрительно похожа на этикетку бутылки: "Дэниэлз, Дж." -
  "Джек Дэниэлз" - покойный был не дурак выпить. И чувство юмора у доктора
  Франко оказалось действительно висельное - выглядел он неважно... Словно
  как раз собирался приложиться к бутылке, когда ему буквально сорвали
  голову с плеч. Минздрав предупреждал... Зря.
   Выходя, я не заметил ничего подозрительного. Только вдалеке тоскливо
  завывала полицейская сирена. Я не ускорял шага. Только прошвырнулся 
  запутаннейшим маршрутом через вереницу супермаркетов и лавчонок, пока
  не пришел к выводу, что за мной действительно кто-то следит. 
  
   И вот я сижу на табурете возле стойки и смотрю, как она приближается.
   Стройная фигурка в кожаной куртке, кожаных же лосинах и высоких ботинках
  на рифленой подошве. Чуть смущенная улыбка и замешательство - быстрый
  поиск непорядка в одежде... 
   Бэзил, отвали. Ты не в ее вкусе. И это не она. Похоже плохи мои дела -
  пора завязывать с выпивкой. Девушка в коже как ни в чем не бывало подсела
  к стойке, заказала джин с тоником. Алкаши и параноики ее пока не интересовали.
  В смысле приставаний - мне было не до того.
   Я расплатился с Рино и направился к выходу.
   
   Луна стояла уже высоко, заливая провалы между домами потоками сияния.
  С реки тянуло сыростью и дохлой рыбой. Улицы прочертили длинные тени деревьев 
  и фонарей. И сквозь шелест листвы явственно слышались только стук сердца и 
  шорох двух пар шагов. Моих собственных и чьих-то еще. Я не оборачивался.
   Коммуникатор лежал в кармане брюк, но я не был до сих пор ни в чем уверен.
  Вдоль забранной жалюзи темной витрины закрытого на ночь магазинчика 
  примостились рядком старинные телефонные будки. В одной даже уцелел
  таксофон. Я еще не успел забыть номер, но в трубке шли длинные гудки.
  Джен не было дома. Шаги приближались. Я вышел из будки и, по-прежнему не
  оборачиваясь, опустил руку в карман. Я был слишком занят своим паническим
  состоянием, напряженно вслушиваясь в шорох за спиной, чтобы смотреть
  по сторонам, когда дорогу заступила темная фигура.
  
  - Эй, мистер... Закурить не найдется? Доходяга в пальто с поднятым воротником 
  не показался мне подозрительным, но я смутился неожиданным вмешательством
  будней в мой ночной кошмар и машинально извлек из кармана коммуникатор.
  До меня дошло, что просьба закурить - только повод тормознуть позднего
  мимохожего мистера, когда с клацающим звуком в его руке сверкнуло лезвие
  выкидного ножа.
   Я протянул ему "трубу", как бы в готовности расстаться с деньгами и
  ценностями... Доходяга осклабился. Мне нужно было только нажать на кнопку.
  Сверкнули искры, его лицо вытянулось. Батареи выплеснули разом три
тысячи вольт по ионизированной дорожке воздуха - со стороны могло показаться,
  что из моей руки бьет молния... Нож зазвенел по асфальту, рядом с обмякшим
  телом грабителя в курящемся драном пальто... А я уже бежал прочь, не разбирая
  дороги, свернув по пути в какой-то переулок, слыша шаги за спиной. Догоняющие.
   Что-то темное и мягкое попало мне под ноги, когда я выбежал к реке.
   Я рыбкой пролетел вперед и грянулся о настил. "Доходяга" был не один. Меня 
  пинали минимум трое, молча, сосредоточенно. Но недолго. Раздался хрусткий 
  влажный шлепок, и один из нападавших, захрипев, осел на колени. Я увидел, 
  как другой подонок вознесся в воздух и впечатался головой в дверцу 
  припаркованной у въезда на мост малолитражки, так что стекло брызнуло 
  осколками. Третий, вероятно, успел ретироваться.
   
  - Бэзил, вы как?
  
  Лицо Энджел. Она склонилась надо мной. Блеск глаз в темноте... Глаза
  дикие. Горящие. И диск луны высоко над головой. Лицо Ангела на фоне полной
  луны.
  - Теперь все будет в порядке, милый... 
   Она склоняется ниже. Ее глаза зовут, приковывают к себе. Губы раскрыты для 
  поцелуя.
  
   Мне нужно ей сказать что-то. Но я не могу оторвать взгляда от ее глаз.
  "Полнолуние грядет... Ты следующий." Ее губы горячи, дыхание обжигает...
  Холодно. Меня колотит озноб. Я все еще пытаюсь ей что-то сказать.
  
  - Энджел... Нет. Это ловушка!
  
  Тень мертвоголовки. Фигура в сутане с помповым ружьем. Энджел не успевает
 обернуться... Выстрелы... Я слышу выстрелы и дьявольский смех охотника.
 
 - Мистер Пайпер... Мистер Пайпер, очнитесь! Бэзил, вы слышите меня? - Зрение
 фокусируется с трудом. Надо мной лицо девушки из бара - той, в кожаной 
 куртке. Свет мощных фар безжалостно режет глаза...
 - С вами все в порядке?
 - Кто... кто вы? Что происходит? - Я чувствую себя совершенно разбитым.
 Ребра ноют, ломит суставы и болит голова... Моя рубашка в крови...
 - Боже...
 - Успокойтесь, это не ваша кровь.
 
 Я это уже понял. Мне кое-как удается подняться на ноги. На асфальте пятна
 крови и два силуэта, вычерченных мелом. Патрульный затягивает молнию на
 прорезиненном мешке. Рядом такой же, уже застегнутый чехол.
 - Бэзил, стойте!
 Я подбегаю к полицейскому и расстегиваю мешок прежде, чем он успевает
 возразить. Один из ночных гостей... В другом мешке, очевидно, второй.
 - Бэзил, что вы делаете? - девушка берет меня за локоть. - Успокойтесь...
 Вам нужна помощь?
 С ее помощью я добираюсь до санитарной	машины.
 - Я работаю на Джен... То есть на миссис Пайпер. Мне было рекомендовано
 присмотреть за вами... Если б вы знали, как я испугалась, увидев вас с
 этими... Хвала небу, обошлось. Но мне все равно влетит, хотя меня чуть
 не убили... Ну, вы знаете Джен... Этот козел с помповым, наверное, был
 в жилете... Я в него положила пол-обоймы, а этот ублюдок только ржал, как
 последний псих, а потом... 
 
  Значит пол-обоймы... жилет под сутаной... Я заметил под ее курткой ремни 
 кобуры и рубчатую рукоять пистолета. Большой пистолет.
 - Мне надо идти домой, - сказал я.
 - ... прыгнул следом через перила. Прошу прощения, это невозможно. Вы в таком 
 состоянии...
 - Со мной все в порядке!
 - Бэзил... Мистер Пайпер, успокойтесь! - Девушка выставила вперед руки с
 раскрытыми ладонями - "знак добрых намерений". - Выслушайте меня... Произошло
 убийство.
 
  Я сел на носилки. Я слышал, но почти не понимал, что она говорила...
 
  - Полицию вызвал владелец магазина на углу - утром должны были приехать
  из банка, и он как раз проверял кассу, когда услышал выстрелы... По реке
  вообще звуки далеко разносятся... - Издалека и, правда, было слышно корабельный
  гудок и приглушенный стук мощных дизелей.
  - Мне нужно домой... - Я теперь не требовал. Я просил.
  - Это не все... - девушка диковато повела глазами. 
  - Сюда едет ФБР.
  
  "Легки на помине", - подумал я. И точно. Недовольно сигналя, на место 
  происшествия протиснулся безликий "Крайслер" с тонированными стеклами,
  и из задней двери вылез какой-то тип в штатском. Типичный "пиджак" -
  галстук затянут до отказа, рубашка сияет болезненной для глаз белизной.
  Второй тип, сидевший на месте шофера, выглядел как его клон - с точностью
  до зеркальных очков в золотой оправе... Как есть клоны. Для стремящегося
  к унификации всего и вся бюро половое размножение только создает лишние
  проблемы...
  - Бэзил Пайпер? Специальный агент Джексон - это специальный агент Янг.
  Мы расследуем обстоятельства одного дела... Кажется, вы могли бы нам
  помочь. Прошу вас, пройдемте в машину - нам предстоит ввести вас в курс
  и получить кое-какие сведения для, так сказать, воссоздания общей
  картины...
   
    Джексон говорил как по писанному, словно телеведущий, долго работавший над
 текстом. И так же, как у говорящей головы, с его губ не сходила 
 доброжелательная улыбка. Он так старался внушить мне расположение, что
 даже не смутился необычной расцветкой моей рубашки, осведомившись, правда, не
 ранен ли я. Ему действительно было что рассказать. Оказалось, Джуниор О'Брайн
 уже пять лет как на свободе и объявлен в федеральный розыск по подозрению
 в теперь уже тринадцати убийствах.
 - В четырнадцати, если считать санитара, умершего по дороге в больницу... - 
 поправился Джексон. - Кстати, он угробил своих братьев, за что собственно и
 загремел в психушку... Была еще какая-то полумифическая история с пропавшим
 трупом... Джуниор утверждал, что попал под власть ведьмы... В общем, Бэзил...
 Можно вас так называть? 
  Я молчал. Джексон улыбнулся шире. О'кей. Молчание - знак согласия?
 - Мы ловим маньяка, мистер Пайпер. Серийного убийцу. Вы, кажется, чуть не
 стали его очередным трофеем. Просто чудо, что вы уцелели. Сейчас мы проедем
 в одно место, где нам нужно будет о многом поговорить.
  У меня в кармане завибрировал коммуникатор.
 - Мы знаем, что он уже пытался войти с вами в контакт... Что-то из области
 анонимных страшилок... Он угрожал вам?
 - Прошу прощения, агент Джексон. Меня как раз вызывают. - Я вынул "трубу"
 и прочел:
 
  "Развязка сказки будет коротка -
   Коль в полнолунье дрогнула рука,
   И в лунном свете подвело ружье,
   Подкараулим в логове ее..."
   
  - Мистер Пайпер? Что случилось?
  - Агент Джексон, ваш маньяк у меня дома!
  
  Кажется, Янг вывернул руль в сумасшедшем развороте прежде, чем Джексон
 выкрикнул приказ. Не обращая внимания на светофоры, "Крайслер" спровоцировал
 штук пять столкновений на оживленных перекрестках, однако, запоздалый визг
 тормозов и трубные гудки идущих юзом грузовиков ни мало не смутили агента 
 Янга. По-моему, он не побрезговал бы и въездом на тротуар... Психов и верно
 способны ловить только психи. Черной тенью "Крайслер" влетел в тесный 
 переулок, разметав мусорные бачки и сбив автомат по продаже газет, чиркнул 
 покрышками, кинув нас с Джексоном вперед, и наискось, с заносом влетел на 
 тротуар.
 
  Хорошо, что рядом с домом не было пожарных колонок.
  
  Клацнули дверные замки. Мы выбрались из машины, и ориентировочный рефлекс
 заставил всех посмотреть наверх - звон бьющегося стекла на пятом этаже.
 Огромное зеркало окна гостиной Энджел лопнуло и взорвалось осколками.
 Что-то большое и темное тряпичной куклой шмякнулось об асфальт в метре
 от капота "Крайслера". Джуниор все еще сжимал в руке дробовик. Но агентам
 было на него плевать. Я тоже во все глаза смотрел в темный провал окна.
 - Иди к папочке... - сказал Джексон. Он вооружился тупорылым "Зиг-Зауэром",
 и в хищной усмешке его не было ничего от отеческих чувств. - Это конец
 пути, Ангелочек! Слышишь меня, детка?
  Фигура Энджел уже исчезла, а на моей руке щелкнула дужка наручника.
 - Это для вашей же пользы, мистер Пайпер, - сказал Джексон и, перешагнув
 труп направился к подъезду. Агент Янг с улыбкой защелкнул вторую дужку
 на ручке автомобильной дверцы. Потом в его руке тоже появился "Зауэр".
 Я успел увидеть рукоять пистолета, летящую мне в переносицу.
 
 - Ты все-таки сложил узор, Бэзил... Глупо было так подставляться, но ты сложил 
 ее узор, - Мэй смотрела мне в глаза, улыбаясь. Мои пальцы сводило судорогой.
 Что-то шевелилось в кулаке, отчаянно желая вырваться на свободу. Я все еще
 пытался ей что-то сказать. Но с моих губ не сорвалось ни звука - Мэй
 накрыла мои губы своими, ее глаза светились в темноте. - Ты сложил ее узор,
 Бэзил... Ты свободен.
 
  Мои пальцы разжались. Темная бабочка вспорхнула с ладони и растворилась в
 ночи... Рядом никого не было. Я сидел, привалившись к борту "Крайслера".
 Наручники болтались на дверце нелепым украшением. Мои руки были свободны,
 хотя запястье ныло, и в плечо впивались тысячи иголок.
  Мне тоже пришлось перешагнуть тело в сутане. Злосчастный охотник на ведьм 
 лежал лицом вниз, все еще сжимая помповое ружье. Агентам тоже не повезло,
 хотя я совсем не уверен, имеют ли отношение к ФБР эти двое, даже если
 в штате бюро состоят агенты Джексон и Янг. 
 
  Янг свалился с лестницы, после того, как его изрешетили в упор... Разбитые
 очки перекосились, в глазах "специального агента" застыло удивление. 
 Рама "Зауэра" была сдвинута назад, удерживаемая затворной задержкой.
 Джексон просто мирно сидел в кресле в разгромленной гостиной Энджел. 
 Многозначительный угол поворота его головы наглядно показывал, что бывает,
 если слишком увлекаться телевизором. Кажется, его оружие переменило владельца.
 Теперь понятно удивление Янга... Он честно попытался использовать преимущество
 первого выстрела. А потом магазин опустел. И его удивление усилилось. А меня
 неприятно поразила сплошная татуировка, оплетающая руки Джексона змеящимися
 телами львиномордых драконов. В комнате запахло тухлой рыбой.
 
  Я, не глядя, набрал номер.
  
  - Бэзил, один-семь-семь-ноль-один... У меня проблемы.
  
  Ответа не последовало. Впрочем, я знал правила. И не особенно удивился, не
 получив никаких инструкций.
  Гостиная с нераспакованной мебелью представляла собой странное зрелище.
 Выбитое окно открывалось в ночь, ловя шорохи города. Бродячий ветер
 заставлял уцелевшие осколки мелко подрагивать.
 
  "Ты был не лучше и не хуже остальных... Но, знаешь, Бэзил, даже те 11 
  мертвецов никогда не стали бы причиной, почему нам не быть вместе. Но
  теперь ты знаешь, что мир всегда чуть-чуть другой, чем нам говорят, или
  мы думаем о нем... И ты теперь знаешь кто я, или что я такое - по крайней 
  мере, думаешь, что знаешь, раз уж файлы "Суккуба" прошли через твой 
  компьюьтер. Насколько счастливее тебе был бы так никогда и не узнать, что
  люди дядюшки Франко чуть было до тебя не добрались. Они убирали всех, 
  кто вмешивался в ход эксперимента... Всех, кто оказывался слишком
  близок ко мне, с тех пор, как я отказалась вернуться под стерильную
  призму в лаборатории. Но теперь, лишившись мозгового центра, щупальца
  засохнут сами - дядюшка... Франко Ланга мертв, и его японские друзья
  свободны от долговых обязательств - их гири истекло, вместе с ЭЭГ твоего
  клиента... Мне пришлось это сделать, чтобы освободиться - думаю, теперь и
  тебя эти ниндзя оставят в покое. 
   Можешь забыть все, как кошмарный сон. Быть может, для тебя это будет лучшим
  решением. Но сможешь ли ты забыть всю свою жизнь - что она, как не один и
  тот же сон, с рождения до смерти, наша жизнь?
   Ты веришь, что это все реально, что тебя окружает... А знаешь ли ты, 
  что скрывается за фасадом твоей уютной реальности, можешь ли хоть на
  секунду быть уверен, что там - вне двустворчатой раковины здравого 
  смысла и навязанных воспитанием усеченных иллюзий... Или, может быть, ты
  уверен, что успеешь захлопнуть дверь прежде, чем кто-то поставит ногу
  в проем? Впрочем, выбор есть всегда - не открывать никому, кто стучится
  в твои двери... Или все же успеть проснуться, пока твой теплый, изумительно
  реальный сон не превратился в кошмар наяву."
  
   Когда снова зазвонил коммуникатор, я сперва недоуменно посмотрел вниз.
   Где-то внизу лежал Джуниор О'Брайн. То, что от него осталось... Мягко урча 
  мотором, подкатил "Олдсмобиль" конторы. Хлопнули дверцы. Край неба алел,
  напитанный кровью нарождавшейся зари.
  
                                       июнь - декабрь 2001

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Гриневич "Сегодня, завтра и навсегда" (Антиутопия) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Г.Манукян "Эффект молнии. Дикторат (1 часть)" (Антиутопия) | | Т.Сергей "Мир Без Греха" (Антиутопия) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"