Лобас Эдуард Вадимович: другие произведения.

Я плюс Я

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Я плюс я

(Хозяйке моего сердца)

И мне опять не уснуть без мыслей о тебе,

От них становится теплее даже в декабре.

Когда ты далеко, мы, как чужие миражи.

Когда ты далеко мне нечем дорожить.

Моё сердце бьётся только для тебя одной.

Без тебя вся жизнь - пустяк и весь мир - пустой.

(St1m - "Милая")

   За окном льёт дождь. На моём столе стоит чашка кофе, из которой идёт пар. Не спится... Может, это из-за нескольких чашек кофе, может, оттого, что болит душа и сердце вылетает из груди. В виске сильно колотит... Я ощущаю свой пульс слишком отчётливо. Больше нет сил быть сильным... Я не могу без неё... Душа желает забытья, но мозг (предатель!) постоянно рисует какие-то картины, на которых я вижу её. Хочется уйти от людей, не видеть никого. Особенно её... Она слишком хороша, чтобы быть реальностью. Её глаза слишком зелёные и глубокие. Её волосы слишком красиво падают на её слишком нежные плечи. Её голос слишком красиво звучит. Кажется, что она всегда поёт, но её песня не для меня. Я, как зритель без билета, смотрю концерт тихо, боясь, что меня выведут из зала, и я не смогу видеть её... Мозг просто предательски разрывает меня: он рисует её, напоминает, как она смеётся. Но, что самое ужасное, он запоминает каждое моё чувство, каждое её действие... Он зарисовывает, конспектирует, фотографирует разные моменты моей грусти. Моя душа мучается, а мой мозг заставляет её всё больше думать о ней. Он запоминает всё, чтобы написать это здесь, на этих страницах. Каков предатель! Он упорно хочет сломать меня - ему меня не жаль! Я вспоминаю, как мы с ней говорили... Просто так, ни о чём, а мозг в это время запоминал каждую деталь, чтобы я написал это. Он победил меня! Он расколол меня на две части: меня - человека, для которого всё происходящее - боль, и меня - писателя, для которого всё происходящее лишь история о человеческой грусти, чувствах и, быть может, глупости. Он победил во мне человека! Человека, который хочет быть с ней рядом, для которого она - ангел. Торжествует Писатель! Писатель, для которого она - лишь повод для новых творческих идей. Я ненавижу его за это. За то, что он холоден к ней, за то, что он заставляет меня страдать, за то, что говорит: "Не пробуй быть с ней рядом! Она должна быть твоей мечтой. Если она сбудется, история не будет полна такой реальной боли!" Будь он проклят! Но он победил, и я бессилен. Писатель холоден. Он не сочувствует, не издевается надо мной. Он просто заставляет меня переживать эти муки, чтобы отразить в своих новеллах, романах, стихах и ещё Бог знает в чём! Как было хорошо, когда Человек и Писатель во мне жили мирно. Но знакомство с ней перевернуло всю мою жизнь. Писатель почувствовал: "Да! Это то! Именно это я хотел написать!", а Человек подумал: "Да! Это та, с которой я хочу быть!". Писатель не разрешал с ней быть. Тогда Человек назло Писателю стал отталкивать её от себя. Не говорил с ней... Писатель, казалось, приутих. Но (о, как же он коварен!), заставив Человека поверить, что ему не интересна больше эта история, даёт волю чувствам Человека. Тот, окрылённый свободой, вновь старается быть к ней поближе. Писатель, выждав момент, когда Человек уже не может без неё, заставляет бедолагу не делать последний шаг к ней...
   Я поражён ею. Я был с ней холоден, даже, иногда, груб. Но всегда всей душой желал и желаю ей счастья. Её доброта, верно, безгранична. Она, будто, не помнит этого всего. Она относится ко мне, как к хорошему другу. Я готов в любой момент подставить ей плечо, подать руку. Я готов идти за ней лишь после одного мановения руки. Я готов быть рядом с ней, если она захочет. Я готов отпустить её, если она скажет, что так ей лучше...
   Просто видеть её уже счастье. Говорить с ней - невыразимое удовольствие! Её глаза заставляют меня говорить только правду. К примеру, что она прекрасна всегда. Мне нравится её улыбка. Её губы так и хочется поцеловать. Её плечи так и хочется обнять. Её нежный голос я бы бесконечно слушал. Она - хозяйка моего сердца, души, жизни... Укор в её глазах, когда я делаю что-то не то, заставляет просыпаться совесть не только у меня, но и у моей совести. Я верю в связь между нами. Я верю, что между нами всего один шаг. Я хочу его сделать. Но меня держит мой мучитель - Писатель. Именно из-за него я боюсь быть с ней. Боюсь, что этот коварный подлец выждет момент, когда Человек и она будут счастливы вместе, и в порыве к жажде интересных историй, разобьёт её сердечко. А этого я ему не прощу. Я сжёг блокнот со стихами Писателя о любви к ней и страданиях Человека. Теперь он мстит. Он позволил стать ещё ближе к ней, и вновь нанёс удар.
   Иногда я смотрю в окно и вижу красивые пары. Я завидую им. Между ними не стоит коварный Писатель. У меня было желание напиться, но это, я точно знаю, не выход. Счастье на дне стакана может найти только полный идиот. Ответ в клубах дыма может найти только тот, у кого в голове такой же дым.
   Я знаю одно - я люблю её! Люблю каждую деталь этого высокого создания самого Бога. Хорошо, что я не Бог. Я никогда не смог бы создать такую красоту. Я благодарен судьбе за то, что я вижу эту красоту. Я ненавижу судьбу за то, что она создала внутри меня этого Писателя.
   Писатель выиграл бой, но не войну. Я написал то, что он хотел. Теперь же пусть даст свободу Человеку! Пусть же он (я) будет (буду) счастлив с ней - со своим ангелом, с хозяйкой его (моего) сердца...
  

(Я плюс я) плюс она

или

Непростая Арифметика

И даже если идёт дождь,

Завтра будет солнце,

Я буду двигаться вперёд,

Пока сердце бьётся...

(St1m feat. Макс Лоренс - "Изо всей силы")

   Опять дождь. Это уже начинает надоедать. Хотя, я люблю дождь, но всему есть предел. Я чувствую себя одиноким, хотя каждый день я вижу сотни людей. Но меня волнует лишь только одна она. Она не становится мне ближе. Скорее, стала даже дальше, чем была. Я уже схожу с ума... Я дорожу каждой возможностью остаться с ней наедине хоть на минуту. Утонуть в её глазах, поговорить с ней, увидеть её улыбку. Целую неделю я практически не говорил с ней, но моё сердце было радо хоть увидеть её. Но в то же время хотелось быть рядом. Она так близко и так далеко. Сорвался... Нервов просто не хватает... Вот и сейчас пью какой-то травяной (или цветочный) чай. Бежал за маршруткой, в которой она уехала. Тщетно... Опять не поговорил с ней. А так хотелось, чтобы она, как обычно, улыбнулась мне. Даже кричал от досады. Мимо проходили люди, а мне было плевать. Слёзы наворачивались на глаза...
   Я вижу сны про неё... Причём, разные. Бывает, что в этих снах мы с ней сидим на берегу моря... Там, где на двоих одна луна, там, где звёздное небо только для нас. А бывает так, что в этих (между прочем, моих) снах она целует кого-то другого, к примеру, моего друга... Цитируя Джека Воробья, можно сказать: "Господа! Этот абсурд меня доконал!"
   Я ищу способы быть ближе к ней. Я теряю самого себя в этих поисках. У меня уже чувства страха и стыда атрофировались. Что мне делать? Забыть о ней? Нет! Мне надо с ней поговорить! Я приму её решение, я подчинюсь её желанию. Я к этому готов! Я отдам её любому, кто сможет её сделать счастливой, если она не доверит эту миссию мне.
   - Что ты делаешь?! - внезапно перебивает мои мысли вопросом Писатель.
   - А что? - отвечаю я.
   - Ты хочешь быть с ней?
   - Хочу!
   - Ты всё делаешь неправильно!
   - Это ты мне не даешь свободы!
   - Да брось ты! Я бы на твоём месте за ту, которая мне нравится, горы свернул! Нет, это банально звучит! Растерзал бы любого! Нет, это слишком грубо! Лучше...
   - Видишь? Ты всегда такой! Вместо того чтобы придумать, что делать, ты придумываешь, как бы красивее это описать!
   - Я бы придумал, если бы захотел!
   - Так придумай! Напиши стихи, о том, как она прекрасна, о том, что я её люблю!
   - Тебе надо - ты и придумывай! Мне это не интересно! У меня родился сюжет повести. Вроде бы и банальный "любовный треугольник", но там такой сюжет...
   - Замолчи! - перебил его я. - Ты меня достал! Отстань, в конце концов!
   - Не могу! Господь решил, что мы должны ужиться в одном теле!
   - Так пойди на компромисс со мной!
   - А смысл? Ты же не сможешь ничего толком сделать! Знаешь в чём твоя проблема? Ты слишком превозносишь её! Она не святая! Пойми же, наконец! Многим парням надо объяснять, что девушка - это не только тело, а и душа. А тебе приходиться вбивать в голову обратное! Ты меня этим уже доконал! Нельзя же так!
   - А как же твои новеллы о светлом чувстве?
   - К чёрту их! Мне они интересны только тем, что они интересны читателям. Это бред! Любви нет! Это всё придумали такие, как я для таких, как ты. Послушай меня! Хватит жить в своём мире! Ты должен быть счастлив здесь и сейчас! Кстати, как тебе? Хорошо звучит?
   - Да ну тебя! Любовь есть!
   Вот если бы не он, Писатель этот... А может, он прав, и я действительно выбрасываю всю свою жизнь в мусорную корзину не понятно ради чего? И вся жизнь могла бы повернуться по-другому?
   - Правильно мыслишь! - отозвался Писатель.
   - Я с тобой не разговариваю!
   - А, смотри! Только вспомни мои слова, когда увидишь, как живут люди.
   - У меня будет всё иначе!
   - Опять пустил свою пластинку! Будешь себя так вести, я у тебя её заберу. Я смогу вертеть ей как захочу.
   - Только попробуй! Я убью нас обоих!
   - Слушай! С тобой бесполезно разговаривать! Упёрся, как баран! Не хочу с тобой говорить, пока к тебе не вернётся рассудок!
   Что он понимает? Моя зазноба, проклятье моё! Пошёл он к чёрту! Я верю в любовь. И почему он не может играть на моей стороне? Он, как судья. Только мешает. Вертится под ногами. Но его трудно упрекать, ведь он выполняет свою работу...
   У меня перед глазами стоит только её образ. Ах, этот взгляд, который излучает тепло и доброту всей её души! Бог создал меня для того, чтобы любить...
   - "Я живу в своём мире, на своей широте, на своей долготе, и не нужно мне больше никого, на моей широте, на моей долготе... Я на своей волне!" - запел Писатель. - Самому ещё не надоело?
   - Ещё слово - я удалю все твои файлы!
   - Валяй! Только тебе же хуже! Я буду заставлять писать тебя тоже самое! Нет, даже ещё хуже!
   - Почему ты не можешь меня понять?
   - Как тебя понять? Влюбился в девчонку, каких тысячи по улицам ходит! Посмотри на неё! Да, фигурка ничего... А кого этим удивишь? Симпатичная! Но не более того! Поёт красиво? Вообще не показатель! Самая обычная прическа, милирование... Каждая вторая сейчас с такой ходит.
   - Что ты понимаешь? Помнишь, на кого я по твоей милости повёлся? Помнишь их? Я каждую помню. Тебе их не жаль?
   - Ради Бога! Посмотри на них! Они все сейчас счастливее тебя! Слышал, даже одна замуж выходить собирается.
   - Но твоё, а следственно и моё, отношение к ним тебя не гнетёт?
   - "Я научился разбивать сердца, ради любви я мог воздвигнуть храм любой и так же просто снести его с лица Земли, оставив боль, забрав с собой частицы душ. Я жёг мосты после себя, оставив пустошь..."
   - В этом и разница между нами!
   - А тебе не жаль будет её? Ты хочешь с ней быть, сделать её счастливой? А как она будет жить с тобой, то есть, с нами, ты подумал? Как она вытерпит нас? Думаешь, она тебя любит? В принципе? А так, чтобы тебя стерпеть? Ведь что ты слушаешь? Eminem, NTL, ST1M, Серёга, Каста, DOTS, Баста, DMX, M-095, Ю.Г., Южный Централ, Михей, VIA Чаппа, Coolio, Trick Trick? А твои пробивоны на старьё? Apollo 440, Круг, Кричевский? И вообще, ты - скучный и нудный! От тебя в компании ничего нормального не дождёшься! Ты всегда такой! Ты, вроде бы, и есть, но в то же время тебя и нет. А твои избивания стены? Ещё и ходишь с разбитыми костяшками время от времени. А твои друзья? Какая девушка их вытерпит? Собственно, если помнишь, одна уже не вытерпела их.
   - Я со многими из них уже не общаюсь. И, тем более, не имею никаких дел. Посмотри, до чего ты меня довёл. Пью травяной чай!
   - Пей-пей! Тебе полезно... В общем, сиди пиши, а я пойду спать!
   Что за деспот! Хоть бы кто-нибудь был способен меня понять! Хотя бы понять, что я чувствую к ней, как её люблю, как мне плохо без неё. Я хочу, чтобы мне кто-нибудь сказал: "Держись! Я тебя понимаю!"
   Её имя не выходит из моей головы. Его так и хочется произносить. Я не хочу отпускать её от себя. Но Писатель прав, я часто бываю невыносим. Со мной быть сложно. У меня бывает очень много дел и мало времени. Девушке, особенно такой, верно, хочется быть окружённой вниманием. Этого я дать не могу. Но это не значит, что я её не люблю. Я её очень люблю. И она стояла бы у меня на первом месте, если бы я был с ней рядом. Я бы хотел быть с ней рядом всю жизнь. Я бы хотел увидеть этот сон наяву. Быть с ней вместе на берегу моря. Там, где на двоих одна луна. Там, где только для нас это звёздное небо...

13 октября 2007 года

Я плюс я. Торжество абсурда

или

Сон в осеннюю ночь

Вот как бывает, не зная той правды,

Ты вылепил тело, поставил на карту любовь,

Которая так не хотела остаться с тобой,

И она полетела туда, где никто никогда не страдает,

К тому, кто её никогда не познает...

(Михей и Джуманджи- "Сука Любовь")

   Сны... Учёные до сих пор толком не знают как объяснить это явление. Что-то вроде переосмысления реальности... Но какие же они бывают страшные, загадочные, злые...
   Как всегда, не выспался. Когда я помню сон, это означает, что спал плохо и мало. Эти сны меня доконают. Мне снится она, какие-то места, какие-то странные люди. И вот сегодня (или уже вчера?) снился страшный бред. Абсурдный донельзя. Итак, далее следует описание сна. Я явно нахожусь в спальне. Причём, не в своей. Я эту комнату вижу в первый раз. Большая и просторная. Доминирует розовый цвет. Ни души... Что я здесь делаю? Надо осмотреться... Почему вокруг кровати разбросаны вещи? Это явно мои штаны и футболка. Я поднялся с кровати, оделся. Подошёл к зеркалу. Смотрю на отражение. Это я? Растрепанный какой-то... Почему сбиты костяшки? Чёрт знает! В воздухе присутствует приятный запах. Это точно женские духи! И я точно уже слышал этот запах... А возле кровати ещё и женская одежда. Голова болит... В горле сухо... Надо выйти отсюда. Открываю дверь из спальни. Меня ослепила белоснежность комнаты, в которую я попал. В центре неё стоит большой кожаный белый диван, два кресла и стеклянный журнальный столик. Диван и кресла расположены друг напротив друга, но так, что диван можно увидеть с моего угла. На диване сидят двое: один во всём белом, в очках, закинув ногу на ногу что-то печатает на ноутбуке; другой одет в джинсы и свитер, курит. Второй замечает меня. Говорит мне: "Привет! Садись!", показывает на кресло. Первый не отрывается от своих дел. Я сел в кресло. Начал присматриваться... Где-то я их обоих видел. Вот этот в джинсах высокий, темноволосый, с сигаретой между пальцами... Точно! Это... Но я не видел его, верно, лет пять! Он смотрит на меня с улыбкой. В это время тот в белом, наконец, поднимает свой взор на меня... Я вздрогнул. Он поразительно похож на меня... Вот только очки бы снять... О, нет! Это же он! Писатель! Постаёт во плоти... Я не нашёл ничего лучшего, чем спросить:
   - Почему на тебе очки?
   Он вновь опустил взгляд в экран, очевидно, опять что-то пишет. Тут он резко ставит точку, закрывает ноутбук и откладывает его на столик. После, поправив очки, отвечает:
   - А где ты, родной мой, видел писателя без очков? Работа такая, знаешь ли, напряжённая для зрения...
   - Что здесь происходит?
   - Не помнишь? Собственно и не можешь помнить, ведь это сон. И начался он с этого момента для тебя. Видишь ли, этот сон - моя инициатива. Я нашёл способ воздействия на твой мозг и контроля над сном. Я подумал, что тебя это заинтересует, может, даже понравится...
   - То есть, это всё не реально? И все события зависят только от тебя?
   - Как сказать... Во-первых, я - это ты, а ты - это я... Во-вторых...
   - Что во-вторых?
   Писатель кивнул головой в сторону второго. Я обратился к нему:
   - А ты почему молчишь?
   - Я не могу понять, кого из вас двоих я всё-таки знаю.
   - Обоих, - не задумываясь, сказал я.
   Писатель закачал головой:
   - Нет, мой милый...
   С этими словами он открыл ноутбук вновь, начал стучать по клавишам. Открыл какой-то файл, продемонстрировал второму, потом мне (видимо, чтобы я понял, о чём будет разговор). Вновь поставил на стол, уже в открытом виде. Второй ещё присмотрелся, внимательнее. На экране можно было увидеть её фотографию. О, как же она прекрасна! Второй человек спросил меня:
   - Давно тебе нравятся хорошие девчонки?
   Я промолчал. Он продолжил:
   - Красивая. Но совсем не похожа на...
   Его оборвал Писатель:
   - Да-да! Они ведь такие разные... На первый взгляд...
   Я ответил, обращаясь ко второму:
   - Ты знаком с ним. Меня ты не знаешь...
   Он посмотрел на писателя. Тот пожал плечами. Я сказал:
   - Ты знаешь его... И то - его девушки, которых ты знаешь.
   После моих слов, он бросил окурок в пепельницу, которую я только заметил. После он вышел. Писатель снял очки и стал держать их в руке, закусив дужку. После обратился ко мне:
   - Ты думаешь, что мы действительно настолько разные? Ты думаешь, что она не похожа на остальных? Не такая?
   - Безусловно.
   Писатель развёл руками. Он закрыл ноутбук и продолжил:
   - Хорошо. Знаешь, что случилось здесь?
   - Нет.
   - И не догадываешься?
   Я задумался. Её запах, одежда, мои сбитые костяшки... Неужели...
   - Нет, нет, нет и ещё раз нет. Ты сделал неправильные выводы. Здесь она тебя любит. А на счёт сбитых костяшек... Зайди после того как я уйду в ту дверь. Там кухня. Думаю, ты поймёшь. Не дурак.
   Он указал пальцем на дверь, которая была напротив меня.
   - Слушай, ты на самом деле думаешь, что она существенно отличается от других?
   - Да...
   Он откинулся на спинку дивана, начал массировать переносицу.
   - Пусть так, - сказал он. - Тогда почему её вещи разбросаны в спальне. Скажи мне, было ли это твоей целью? Хотел ли ты этого от неё?
   - Нет. Мне интересна её душа, чувства... Хотя, не могу не признать, что она и выглядит прекрасно.
   - Делай выводы.
   С этими словами он взял ноутбук, одел очки и направился, судя по всему, к выходу.
   - Подожди! - окликнул его я. - Если ты контролируешь сон, то насколько это вероятно?
   - Молодец, - он улыбнулся. - Поймал меня. Но не совсем. Я контролирую твой сон. Подумай вот над чем, могу ли я контролировать людей в твоих снах или они принимают самостоятельные решения, в зависимости от ситуации и условий, в которые я их помещаю...
   Я задумался. Это действительно хороший вопрос.
   - И каков ответ?
   - Я дал тебе две версии. Обе вполне здравые. Чего ты ещё хочешь? Думай, решай. Всё в твоих руках.
   - Здравые? Они - абсурдные!
   - Ты точно так решил для себя?
   Я замялся. Он поставил ноутбук на стол.
   - В файле на рабочем столе конец этой истории и конец вашей с ней истории в жизни. Так, как будет.
   Он ушёл. Я дёрнулся в сторону кухни. Она была в серебристо-синих тонах. За столом сидел человек. Я его сразу узнал. Он повернулся ко мне лицом. Его "украшали": "синяк" на щеке, разбитые верхняя и нижняя губы, рассечённая бровь, к которой он прикладывал пакетик со льдом. Он произнёс:
   - Я пойду... Пока...
   Неужели это я его так? Я молча пронаблюдал за тем, как он выходил. Я вернулся в гостиную. Откинулся в кресле. Мой взгляд упал на ноутбук. Я взял его, открыл дрожащими руками, и он сгорел ярко-жёлтым пламенем...
   Я сидел сложив руки в замок и касаясь указательными пальцами переносицы.
   В это время открылась дверь, похоже, что вела она в ванную. Оттуда вышла она, замотанная в полотенце. Она подошла к креслу сзади, обняла меня за шею, поцеловала. Её голос пропел:
   - Привет! Как спалось?
   - Нормально спалось, любимая... А ты как?
   - Чудесно! Что ты такой грустный? Что-то не так? Что-то случилось?
   - Нет-нет. Всё хорошо... Всё хорошо...

18-19 октября 2007 года

Я плюс я. Тропа романтика

или

Бред наяву

Я благодарен судьбе за нашу первую встречу,

Я благодарен тебе за это утро и вечер,

Твоя улыбка - повод быть самым счастливым на Земле,

С каждой минутой влюбляюсь в тебя ещё сильней.

(ST1M - "Ты")

   Я очнулся в какой-то комнате. Она выглядела очень странно: стены были побелены, окна закрашены зелёной краской (хотя всё равно пробивался солнечный свет), на потолке висела лампочка. Я сидел на койке, кроме которой в комнате стоял холодильник, стол и ещё одна койка, на которой сидел Писатель. Я издал стон. Он снял очки и повернулся в мою сторону:
   - Очнулся?
   В ответ я мог только промычать. Колотило в правом виске. Писатель поднялся с койки и направился к холодильнику, из которого достал бутылку сока. На столе он взял стакан и плеснул в него сок. После протянул мне. Сок был очень холодный, но сухость в горле не давала возможности пить понемногу. Зубы, казалось, были готовы заскрипеть. Писатель улыбнулся, вновь надел очки, сел на койку и сложил руки на груди.
   - Утолил жажду? - спросил он меня.
   Я покачал головой. Действительно, жажду я ощущал по-прежнему. Писатель продолжил разговор:
   - Я так и думал. Не кажется ли тебе эта комната знакомой?
   - Есть немного. Особенно закрашенные окна.
   - Догадываешься, где ты?
   - То есть, мы?
   - Нет. Именно ты.
   - Это похоже на комнату, в которой жил Обнорский из романа Константинова "Журналист", когда служил в Йемене... Нету ли ещё чего-нибудь попить?
   Писатель отрицательно покачал головой.
   - Жаль, - прохрипел я.
   - Помнишь ли ты, что делали ребята из "Журналиста", если заканчивалась жидкость?
   - Да, - голос мой уже садился. - Шли в "самоход" в лавку Ахмеда лазейкой, называемой "тропа переводчика". Хотя, Обнорский спьяну пошёл через проходной пункт, мимо дежурного офицера.
   - Именно. А ты представляешь, что тебе сейчас предстоит сделать почти то же самое? Я имею в виду, прогуляться "тропой переводчика".
   Я промолчал. Всё равно мой ответ ничего бы не изменил.
   - В чем подвох? - спросил я.
   - Молодец! Ответь на вопрос: утолит ли твою жажду какой-либо напиток или это не жажда воды?
   - То есть...
   - То есть конечной целью для тебя не будет лавка Ахмеда. То есть сама лавка будет, но в ней будет, так скажем, другой товар.
   - Она?
   - А ты определённо не дурак... В чём же тогда твоя проблема?
   - Напомнить? Твои слова: "Ты слишком превозносишь её".
   - Точно! Память, знаешь ли, подводит. Потому я и пытаюсь всё записывать. Есть предложение. Ты мне даёшь хотя бы неделю полной свободы действий, сидишь и отдыхаешь. А я тем временем завоёвываю её для нас. Я зову её куда-нибудь, какое-то время разогреваю парой анекдотов, а далее - твой выход, признание или что ты там давно хотел ей сказать. Думаю, она в тебя влюбится. Всё-таки ты прав, в ней есть что-то особенное. Идёт моя схема?.. Всё! Не надо этого взгляда обезумевшего льва... Тогда тебе достаётся "тропа переводчика"...
   Он поднялся, я пошёл за ним. Он довёл меня до захода на "тропу" и махнул рукой вслед. Я пошёл "тропой". Я не могу понять одного: зачем он это устроил?
   На улице стояла неимоверная жара. Я плёлся в сторону лавки, изнывая от жары. В саму лавку я уже буквально вполз. Я лежал, облокотившись на стену. Я подумал, что за последние дни своей жизни я порядочно изменился, а проход "тропой" меня доконал. В глазах только прошло помутнение. Я увидел возле прилавка Писателя. Он говорил с ней. Невольно я издал хрип. Они, мило беседовавшие до этого, обернулись на меня. На её лице исчезла улыбка. Она вглядывалась в моё лицо. Ей трудно было узнать меня. Может, где-то в глазах она видела те знакомые огоньки и блеск, который просыпался только тогда, когда я видел её. Писатель, попросив прощение, подошёл ко мне. Я не мог оторвать от неё глаз. Она смотрела на меня с какой-то женской жалостью, в попытках узнать меня. Писатель же присел на корточки и тихо обратился ко мне:
   - Теперь понял, зачем ты пошёл "тропой переводчика"?
   Я отрицательно закачал головой.
   - Плохо, - отрезал Писатель. - Вспоминай. Этой тропой пользовались только в крайнем случае. Если сильно припирало выпить, а запасы заканчивались. Ведь им выдавали солидный запас. За "самоходы" их могли и выслать. Улавливаешь?
   - Что-то не очень. Я только что вышел со страшной жары, у меня в глазах ещё мутно. А ты ко мне престаёшь со своими аллегориями.
   - Ладно... Они ведь не шли "тропой", если в холодильнике было что выпить, когда хотелось. У тебя в холодильнике есть что пить! Понимаешь? Я о том, что девушек много, зачем так мучаться из-за какой-то одной? Так... Я смотрю, от тебя сейчас мало чего добьёшься... Пора тебе просыпаться...
   Я проснулся в кресле. Что-то Писатель взял привычку мучить мои сны. Может, он прав? Нет. В чём тогда смысл? Где борьба за счастье? Разве выход, взять первую попавшуюся? И сломать себе всю жизнь...
   Я благодарен Богу за многое: за возможность жить; за то, каков я; за мою семью; за моих друзей, которых он послал мне, чтобы я не сошёл с ума в этом мире. Я благодарен ему за то, что он создал её, и я могу любоваться ею. Каждую ночь я засыпаю, желая ей спокойной ночи, я желаю ей удачи каждый день, хоть она меня не может слышать. Женщина - величайшее творение Господа. И это само по себе уже немало. Но она для меня - самая восхитительная. Я люблю каждую деталь её образа: люблю её взгляд, люблю её волосы, люблю её улыбку, люблю слышать её смех, люблю её легкий силуэт, люблю её голос. Я люблю, когда она говорит. Её голос переплетается с изящностью её мыслей. В её взгляде я чувствую тепло, доброту. Этот взгляд несёт в себе частицу её души, блеск её интеллекта, утончённости, веселья. В нём есть загадка. Такое ощущение, что она видит меня насквозь. Я чувствую, будто она знает всё, что мне так давно хочется ей сказать. Но в моих речах, обращённых к ней, сквозь какой-то набор информации изредка проскакивают частички того, что так и рвётся из глубин моей души. Я так хочу остаться с ней наедине, сказать всё единым текстом. Признаться, что хочу положить своё сердце к её ногам, хочу подарить ей свою душу, хочу посвятить свою жизнь только ей. Я хочу узнать о ней всё, чего ещё не знаю.
   Я люблю её. Это чувство так бесконечно. Я живу лишь мечтой о ней. Всё остальное - второстепенно. Я хочу стать частью её жизни, потому что вся моя жизнь - это она. Я просыпаюсь с мыслью о ней. Я засыпаю с мыслью о ней. Я пытаюсь себя отвлечь работой, но это не выходит. Сквозь мои мысли, пробиваются мысли о ней. Она - моя мечта, она - моя жизнь.
  
   Нет ничего дороже твоих нежных рук,
   Когда ты рядом, я забываю обо всём вокруг.
   Под перебор струн, тая в тишине,
   Только я и ты с волшебством наедине.
   Кто говорит, что идеала нет - не знаком с тобой,
   Для тебя весь этот мир, для тебя одной!
   Небо сходит от счастья с ума, и сбываются мечты,
   Просто потому что у меня есть ты!
   (ST1M - "Ты")
  
   Я просто хочу быть с ней. Я хочу, чтобы она смогла меня любить, ведь быть со мною так сложно, и я это хорошо понимаю. Я боюсь, что мои чувства окажутся сброшенными на пол и растоптанными, но я живу надеждой. Пока я люблю, я надеюсь. Пока надеюсь, живу.
   Как же с ней легко, но как много людей вокруг. О, этот суетливый мир, в ритме и по законам которого нам приходится жить. Я смог увидеть благодаря ей, что во мне ещё живёт то великое существо Человек. Я смог увидеть бескрайность и бесконечность этого мира. Я вижу его красоту, воплощением которой является она.

22 октября 2007 года

Я плюс я. Post scriptum

Не верили, что проще умереть мне, чем жить,

Не верили, забыть хотели последнюю молитву.

Не верили верёвке с мылом, крови на бритве,

Не верили, когда ад открыл мне свои двери.

(Tit Bit feat. Dr. `n-Drey - "Вы не верили")

   Иногда снятся такие сны, что лучше и не засыпать вовсе. Но сил не хватает, приходится спать. Раньше я искал забытья во сне, но сейчас сон только больше мучает меня. Итак, вновь мой сон...
   Я сижу за большим круглым столом, за которым также сидит много людей, которых я знаю. Мы играем в карты, рассказываем анекдоты. Но что-то не так... Точно! Почему-то все одеты в военную форму, причём не в современную... Всего за столом сидит шесть человек (включая меня): один фельдфебель, три подпоручика и два поручика (в том числе и я). Разгульные гусарские разговоры: анекдоты, забавные ситуации, рассказы о победах на фронтах (военных и любовных). Поручик (он сидит возле меня) явно претендует на нагрудный знак "За любовные похождения" или "Дамский угодник". В образе этого поручика во сне выступает мой хороший друг в жизни. Он взахлёб рассказывает о дамах, которым он разбивал сердца, а все вокруг его слушают с большим интересом. И уже даже "расписывание пули" от его рассказов переходит на второй план. Я сижу спиной к двери. Вдруг все затихают и начинают в ступоре смотреть на дверь, точнее - чуть за меня. Я почувствовал, что за моей спиной кто-то стоит. Я обернулся... От удивления подскочил на месте и сразу встал со стула, повернувшись к нему лицом. Да-да! Это Писатель! Он, также как и я, одет в форму поручика. Похоже, мы действительно в гусарских временах... Великая Россия и тому подобное... Писатель, улыбнувшись мне, переменился в лице и прокашлялся. После сказал:
   - Поручик! Я вызываю Вас на дуэль завтра на рассвете на поляне.
   Затем повернулся на каблуках и покинул комнату. Настроение у всех сразу упало. Фельдфебель молча покинул комнату. Подпоручики по очереди стали жать мне руку, обнимать меня, а один даже попрощался. И тоже вышли из комнаты. Поручик, продолжавший сидеть за столом, посмотрел прикуп и, подорвавшись с места, вскрикнул:
   - Эх! Знал бы прикуп - жил бы в Сочи! Вот же гад! Пришёл и всю игру испортил! Игру испортил, разговор перебил... Я до самого интересного как раз дошёл... Этим неудачникам не снились такие барышни! Ладно, им же хуже!
   - Слушай, а почему это он решил со мной стреляться?
   Тот будто поперхнулся воздухом:
   - Да, братец... Ты посягнул на его даму, ещё и спрашиваешь: "А что это он меня застрелить решил?"
   - Я? Его даму?
   - Пойми, я тебя не осуждаю... Отнюдь... Даже наоборот... Он не достоин такой дамы...
   - А я достоин?
   - Не знаю...
   - Что мне делать?
   - Стреляться! Убей его или он убьёт тебя! Тьфу! Какая банальность! Эх, не понимаю я Вас, поручик, из-за дам стреляться... - улыбаясь, сказал он.
   - А можешь мне описать её? Ну, ту, из-за которой мы стреляемся...
   - Ха! Что её описывать? Вон её портрет у тебя над кроватью висит! Иди вспомни свою любовь...
   Я посмотрел на портрет. Он был прекрасен. Дело даже не в том, что он был выполнен хорошо, а в том, что на портрете была она. Её красота способна ослепить... Такую яркость и блеск не выдерживает скудный человеческий глаз.
   - Я завтра выступлю твоим секундантом. А пока... Ложись спать... Завтра тяжёлый день... - отозвался мой друг.
   Он лёг спать. Я прилёг на кровать, но глаза не закрывались. На тумбочке, что стояла возле кровати, я взял книгу и стал её читать. Имя автора на обложке было не распознать, книга была очень затёртая. В ней шла речь о военных походах, действиях и прочем. Глубокой ночью, мучаясь бессонницей, я вышел на поляну, где должна была быть дуэль. Вышел я в форме, подпоясанный саблей и пистолетом. Ах, какая красивая поляна! Зелёная. Так легко дышалось... Жаль, что эта красота будет запятнана чьей-то кровью...
   - Я знал, что ты придёшь сюда, - окликнул меня голос сзади, с явным весёлым оттенком голоса.
   Естественно, это был Писатель.
   - Что ты хочешь?
   - Забавно... Меня интересует то, чего хочешь ты... Пойдём пройдёмся в лес... Там красиво! А воздух!...
   Мы направились в лес.
   - Ну, как тебе здесь, нравиться? - в его голосе не было злости, обиды или ещё чего-нибудь подобного. Скорее, наоборот - дружелюбие.
   - Да так...
   - Ты же хотел оказаться в этом времени. Я тебе дарю такую возможность. Пользуйся!
   - Да уж... Спасибо... Я пока наслаждаюсь, а на рассвете ты меня убьёшь...
   - Ну... Это ещё вопрос, кто кого убьёт.
   - Брось! Я уже понимаю твои аллегории... Я погибну от выстрела в сердце...
   Писатель улыбнулся и продолжил разговор:
   - Да... Но как всё будет разворачиваться, даже я не знаю...
   - А есть разница?
   - Поверь мне, поручик, - после этого он рассмеялся. Но опять же без злобы, по-дружески. После обнял меня за плечи. - Ты понимаешь, жизнь - штука сложная. Здесь любая мелочь может стать ключевой и переменить ход событий...
   - То есть, завтра можешь умереть ты?
   Он засмеялся:
   - Нет... Дай я тебе кое-что объясню. Здесь всё не так просто, как тебе кажется. Здесь мы с тобой купаемся в лучах военной славы. О наших подвигах ходят легенды... Но между собой мы не ладим, соперничаем... Понимаешь? И этого события, дуэли, уже ждали все. Между нами говоря, открыли тотализатор. Шансы оценивают равные. И я, и ты известны тем, что никогда не промахиваемся. Поэтому, всё зависит от воли случая.
   - Бред!
   - Может быть...
   - А кого из нас она любит? Я имею ввиду, конкретно в этой ситуации...
   - Не знаю. Может, меня. Может, тебя. А, может, как в жизни, никого. Кстати, жаль, что у вас ничего не вышло... Я говорю о жизни... Не о сне...
   - А тебе не всё равно? Или задето самолюбие?
   - Да нет... Ты из меня тирана не строй. Мне людские переживания не чужды. Просто по-человечески сочувствую...
   - Больно надо Ваше сочувствие, поручик!
   - Ну-ну... Не горячись! Всё будет хорошо.
   - Легко тебе говорить...
   - Девушка тебя не любит. Ты же не можешь её заставить. Забудь её.
   - Я не могу забыть её.
   - Тебе же больнее...
   - Где-то я это слышал...
   Писатель улыбнулся и продолжил:
   - Не сомневаюсь. Скоро рассвет. Предлагаю возвращаться.
   Мы развернулись и направились в сторону поляны.
   - Что сейчас будет? - спросил я.
   - Какая разница! Это сон! Главное - что будет в жизни.
   - И что будет в жизни?
   - Хороший вопрос. Я так понимаю, забыть её ты не в силах. В одиночестве умереть тебе вряд ли захочется. Найдёшь девушку, которая будет тебя любить. Хорошую девушку. Но только ты её не сможешь любить. Ты будешь ей сочувствовать, уважать её, бояться обидеть, разочаровать. У вас с ней всё будет хорошо, по общечеловеческим меркам. Вас будут звать "красивой парой". Тебя будет угнетать, что нет любви. Ночами она будет тебе сниться, ты будешь мечтать о ней, вспоминать её. Так и умрёшь, в паре с девушкой, которая будет хороша во всех смыслах, но только без любви. У тебя так и не хватит духу сказать ей, что ты её не любишь, бросить её. Есть другой вариант: тебя доконает это всё - и ты пустишь пулю в висок.
   - Весёленькая перспектива.
   - Ты спросил - я ответил.
   Мы дошли на поляну. На ней уже были люди: вчерашние мои собеседники фельдфебель и три подпоручика, наши секунданты (его секундантом выступал знакомый мне высокий, смуглый, темноволосый подпоручик), судья, толпа зевак, среди которой выделялась прекрасная дама, плакавшая навзрыд. Мы с Писателем стали друг напротив друга. Судья стоял, как водится, посередине. Он и начал громко и внятно:
   - Господа, существует ли способ решить ваш конфликт мирным путём?
   Мы промолчали.
   - Что же... Примирение невозможно. Дуэль! Секунданты, подайте оружие!
   Секунданты подали нам пистолеты. Писатель сказал:
   - Я даю право моему оппоненту загадывать.
   Судья обратился ко мне:
   - Орёл или решка?
   - Решка! - уверенно выкрикнул я.
   Он подбросил монету вверх...
   - Орёл, поручик! - сказал он мне и повернулся к Писателю. - Ваш выстрел первый.
   В этот момент дама стала плакать сильней. Пошёл дождь.
   - Тебе сказали: "Нет!" Прощай!
   Он выстрелил. Пуля попала прямо в сердце. Горячая кровь хлыстнула прямо из сердца, окрашивая китель в тёмно-алый цвет... Человек погиб...

15 ноября 2007 года

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"