Огородник людских душ: другие произведения.

О чем шелестят веники (грядка N 6)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

О чем шелестят веники...
(грядка N 6)

   Писать обзоры вообще неблагодарное и малопривлекательное занятие. Обиженному автору типичный рецензент вообще видится эдакой плешивой крысой: сидит в уголке, держит в озябших лапках надкушенный перл, грызет и критикует, чавкая, упадок кулинарного искусства. Однако, я тоже не удержусь от соблазна блеснуть лишний раз красным слогом и эрудицией.
   Про превратности авторского стиля, уверен, авторитетные мнения повыскажут и без Вашего скромного слуги. Я ж постараюсь (для разнообразия) коснуться тех мыслей, кои неосторожно вложили в свои шедевры уважаемые авторы, или вопреки эпохальному замыслу по неосторожности почерпнул неблагодарный читатель.
   Сейчас я на всех отыграюсь!...

1 Кани
   Поначалу немотивированной, плохо осмысливаемой жестокостью рассказ отталкивает утонченного читателя. Однако, пробудившись, читатель пытливый заинтересуется, почему, собственно, предоставленная главному герою власть и могущество оборачиваются банальным раскольничеством и геростратством. Неужели, единственное для чего эта свобода (от себя, заметьте) может пригодиться - это жалкие попытки что-то разрушить и наследить на странице истории своим 42-м размером? К сожалению, под конец абстрактная мысль об отсутствии свободы внутри, ограниченной своими плоскими потребностями, личности свелась к банальному безумию - раздвоению этой личности. Быть может, в этом и кроется нелицеприятный ответ?

2 Практика
   На фоне знакомого (хоть и порядком подзабытого) институтского бытия рассматривается такая родная и актуальная проблема человеческого взаимонепонимания. Я словно в зеркало смотрюсь и вижу восторженные рецензии на свой... окруженного тенистым плетнем непонимания щербатого юродивого, и лишь пару человек самых близких знакомых, выработавших определенный иммунитет к его велеречивым словесам. Они возвышаются над забором сутулыми сторожевыми вышками и время от времени подкармливают дурачка яблоками. Как бы хотелось, чтоб речи сии достучались-таки до ушей, а главное - душ собеседников. Ведь это так мало, чтоб кто-то внимательно выслушал, понял и, наконец, ответил. А вместе с тем, заговори весь мир по-моему, и его привычный устой рассыплется прахом...

3 Рисование треугольника
   Рассказ о желании жить. Художественный, образный, как всегда не дающий прямого ответа, но зажигающий веру в ценность данной нам жизни. На фоне томящихся от скуки почти бессмертных обитателей монотонных райских кустов даже серая человеческая жизнь в своей мимолетности кажется если не сказкой, то долгожданным праздником. Я праздники не люблю - хмельные народные гулянья вызывают у меня клаустрофобию. И в то же время ничто не мешает устроить себе собственный маленький праздник с бутылочкой пива на пригретой заботливым солнышком лавочке, в тенистом лесу, под пестрым листопадом или, на худой конец, развалившись в хрустящем сугробе.

4 Ререна
   Прожив долгую и испорченную грязными пятнами не сложившихся любовей жизнь, я с замиранием сердца следил за поиском таковой главным героем. Совершенно не жизненная, но идеализированная, не побоюсь этого страшного слова, поэтическая история. Конечно же, любовь должна просто из ниоткуда и совершенно неожиданно в прямом смысле свалиться. Что это - чудо? Навряд ли, ведь в жизни, известно, для большей части чудес без труда найдется и материальное объяснение. Скорее, это намек, что к любви (а тем паче - к ее объекту) должно и относиться как к идеалу - ведь с мороков какой спрос? Мы можем лишь только завидовать ленивому рыцарю за то, что ему повезло родиться в такой романтической сказке. Завидовать и... надеяться...
   P. S. Просто великолепен пассаж с волшебными книгами... магический потенциал которых некому использовать. Надо, что ли, Ле Гуин перечитать... или хотя бы просто на полке найти...

5 Сказочник
   Идея самопожертвования в литературе, конечно же, не нова. Начиная с замшелых листов чахоточной библии, и вплоть до страниц с непросохшими еще как следует чернилами. Конечно, надежда на то, что некогда некто решит за тебя все проблемы, с позиции потребителя подспудно попахивает чем-то крысиным. Однако в волшебном кристалле человеческих взаимоотношений имеется и другая сторона. Бескорыстная помощь тому, кто нуждается, тому, кто достоин... да, хотя бы просто оценит - не это ли чудо? И сам же отвечу: конечно же, чудо. А чудес, как известно, к сожалению, не бывает...

6 Платочек
   Вполне ординарный на первый взгляд сюжет про поиски свадебного артефакта оборачивается неожиданной прозой жизни. Конечно же, тщеславная красавица, потребовавшая найти и подать ей платочек аленький, в душе своей оказалась далеко не красавицей. Нормальный сказочный протагонист после такого опозорил бы сварливую бабу перед всею деревней и ушел восвояси творить по миру добрые дела. Однако же, в жизни все куда сложнее: любовь просто так не уходит и никакая магическая клевета не в силах с нею совладать. Нет, она, проклятая, со временем засыпает сама. И глядишь, а у каждого уж свои интересы: холодные, чужие - они встречаются только на кухне. Появляется новая цель и уводит туда, где водятся гномы, драконы, где есть место прекрасным принцессам, но уже нет места друг для друга.

7 Огненная стена
   Любовь, мечта и кровь тех, кто по пути к ней под руку попадется. Прекрасно мечтать, проливая слезы в подушку от безысходности - так возвышенно, поэтично. Поставить на кон все и вся и достичь своей цели - чем не героизм?... эгоизм, говорите? И вот, из останков неправедно раздобытого счастья простираются скользкие щупальца разочарований. Волшебный дар оборачивается гнетущей обузой. Так связывает нас с любимым пыльная паутина давным-давно умерших чувств. Не многим дано начать все сначала. На то это и сказка...

8 Твердый залог?
   Не смотря на легкую ироничную форму повествования, автор затрагивает сложные вопросы человеческой веры. Бессмысленный религиозный фанатизм, призванный изначально доказать правоту одной единственно верной идеи (идеи, для достиженья которой хороши любые методы и заведомо индульгированы любые жертвы) зачастую способен привести своих последователей к явно противоположному результату. Идеям вообще свойственно со временем обрастать последователями, но разрастание "паствы" неумолимо сопровождается деградацией ее общего уровня. Тогда-то на помощь разумной аргументации является вера. А всякая вера есть в первую очередь вера в свою правоту - этакий самодостаточный уроборос, коллапсирующий наподобие черной дыры.

9 Цена чешуи
   Нас ранят чужие взгляды, оскорбляют чужие слова. Как ящеры мы растим толстый панцирь, чтоб защититься от них. На самом деле тот панцирь состоит не из алмазных чешуек - нет, каждая из чешуек лишь маска, с помощью которой однажды нам удалось всех обмануть. Редкие хитрецы умеют играть с этими масками, извлекать для себя какую-то пользу, но в большинстве случаев толстая шкура - лишь путь наверх. Только достигнув небес можно попытаться, наконец, стать самим собой... если, конечно, сможешь вспомнить, как это делается...

10 В ожидании на мосту
   Стопроцентный рассказ о вечном поиске. Не важно, самого ли себя пытается отыскать главный герой, самого ли себя разыскивает автор - поиск заведомо обречен. И будь ответ хоть трижды у нас перед глазами - мы не узнаем его никогда. Но лишь в вечном поиске даруется нам, растянувшаяся на мгновение, вечная жизнь...

11 Вакханалья
   Злой демон человеческого счастья - извечный противник блаженной аскезы. В мире, разграфленном божественными канонами непреклонного блага на миллионы одиночных келий, нет места нечистому буйству, но демоны готовы плясать на костях. Когда-то были богами они, но ныне их танцы становятся все большей редкостью. Возможно, настанет тот день, когда мы все превратимся в помеченные крестиком марионетки.

12 Кредит
   Все в мире принизано невидимыми нитями скрытых взаимосвязей, мы словно тараньки, развешенные на просушку, трепыхаемся в них. В попытке уйти от проблемы, мы дергаем нитку, но вместе с нею сдвигаем и все покрывало, в которое, словно в насмешку, заботливо вплетены толстые мухи. Лишь тот, кто умеет смотреть и видеть, кто заставит себя замереть в пульсирующих болью хитроумных тенетах и изучить досконально кровавый рисунок, быть может, сумеет отыскать единственный путь. Выворачивая суставы, вытягивая жилы, минует ловушки и соскользнет с окровавленных нитей в поспешно подставленную сковородку...

13 история Каруда
   Жить для любви - прерогатива литературных героев. Лишь с книжных страниц нисходят влюбленные рыцари и лишь на бумаге живут достойные нашей любви принцессы. У каждого дома на полках пылятся корешки бесполезных картонных замков. Но снова рука тянется к искусанной в муках творения ручке, заветной потертой тетрадке, чтобы нетвердым, вздрагивающим от каждого шороха почерком поцеловать свою собственную спящую красавицу.

14 Проще простого
   Как просто бывает порой принимать судьбоносные решения. Сквозь призрачные битвы, игрушечную смерть и эфемерные подвиги героя ведет путеводная нить данного им обещания. И гибель, и возрождение сказочной империи меркнут пред клятвой героя вернуться домой. Но эта война лишь картонная пыльная копия с батального гобелена. На самом же деле решающая битва разворачивается между теплом домашнего очага и сыростью домашней рутины...

15 Попроси об этом Пятницу
   На Земле не осталось места волшебным сказкам. Помер последний Кощей, издохла от гриппа избушка на курногах, а Баба Яга доживает свой век в доме престарелых. И все же, мы ищем знамения в полете птиц, в дыме заводов, в гудках автомобилей. Мы спрашиваем о судьбе у звезд и друг друга. Мы просим о чуде, мы ищем и даже находим его в черных кошках и повышениях по работе. И когда, наконец, мир обретает причудливые волшебные очертания, а сам ты превращаешься в сказочного принца Ивана - являются совершенно приземленные добры молодцы с прозаической смирительной рубашкой...

16 Великое заклятье
   Самой страшной напастью является бессилие. Когда не можешь что-либо изменить, исправить, в конце концов, просто сказать. Ты лезешь на стену, но пальцы скользят по холодной зеркальной глади. Изнемогая от голода, жажды, лишений, ломаешь голову в тщетных потугах найти выход. Наконец, начинаешь крушить о стекло те жалкие предметы мебели, что имел неосторожность оставить тебе твой тюремщик. Быть может, стена и поддастся. Ты пройдешь по росе перемазанных кровью осколков, чтобы занять свое почетное место на кладбище.

17 Лучший из миров
   В очередной раз автор пытается нам сказать, что все проблемы в мире приходят от скуки. Суицидальные мысли приходят вовсе не из оледенелых батарей центрального отопления, и уж, конечно, это не трупики повесившихся в холодильнике тараканов. Главный герой потерял свое "Я" задолго до означенных событий и окунается в головокрушительный водоворот, скорее, по инерции. Плывет по теченью, оно же его в результате и прибивает к скалистому берегу безрадостной вечности. Теперь у него есть все, на что раньше не доставало его скудных фантазий. И лишь себя он, похоже, растерял окончательно...

18 В поисках Героя
   Мы, умирая, исчезаем навсегда. Герои былых времен - лишь хмельные легенды в забытой на перепутье таверне. Пока ты еще молод, возможно мечтать о будущих подвигах, но вот ты становишься старше, а подвигов как не было... Работа, семья, неспешная лестница из мертвых манекенов подводит тебя к заветной двери. Осталось исправить фамилию на табличке, да выветрить из кабинета затхлый запах предшественника. Тогда о тебе тоже расскажут какую-нибудь историю, а после забудут - теперь уже окончательно.

19 Чудесный коктейль
   Главная битва обычно разворачивается в душе лирического героя. С первых страниц он разрывается между несчастной любовью и чувством долга. В этом бою совершенно неожиданно к нему приходят на помощь самые близкие друзья. Однако, во имя некой, весьма условной, победы он вынужден жертвовать единственным дорогим для него существом. Но и этой жертвы оказывается мало. Отныне и он, и его боевые побратимы - безвольные игрушки в лапах безжалостного провиденья. Их ходы распределены, а роли расписаны. Злой рок, смеясь и куражась, бросает новые напасти - на потеху неискушенному зрителю. Победа лишь возвращает нас всех к истоку. Если мировая история и развивается по спирали, то наша история скрутилась в кольцо.

20 Chaos mix
   Реальность похожа на плохо перемешанный коктейль из разноцветных ингредиентов. В нем есть вода и песок, холод смерти и синее пламя, шелест крыльев и аромат цветов. Тысячи цветных нитей сплелись на дне стакана мироздания и в каждой кишат беззаветно преданные своему веществу молекулы-судьбы. Лишь тот, кто сможет опрокинуть в себя целиком это адское месиво сможет по праву назвать себя богом. И лишь того, кто рискнет опрокинуть его на пол, взбешенные молекулы по праву нарекут дьяволом.

21 Выбирать правильно
   Все, написанное выше, лишь более-менее художественные образы, отражающие каждый одну только грань бесконечного мироздания. Настоящая жизнь - монотонно обыденные всполохи спичек у конфорок газовой плиты. В вялом пофыркивании закипающего чайника неспешно ведется рассказ о, как всегда неудавшейся, жизни, о глупых потерях и смешных достижениях. Вот ведь досада: и все, вроде, было - и битвы, и поиски, даже любовь завалялась; а все равно не покидает чувство, что тебя обманули. Как будто, веселые клоуны, слопав конфеты, вывалили пред тобой лишь пригоршню слипшихся жеваных фантиков.

   И в заключение маленький P. S. о порядке оценке работ. А обязательно вообще ставить положительные оценки, или можно как в школе одними "двояками" ограничиться?...


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"