Лопухов Константин Константинович: другие произведения.

Солярис (фанфик)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Фанфик на "Солярис" С. Лема.

    Попытка посмотреть, как будут вести себя в тех же условиях и решать те же самые проблемы другие люди. Такие, которых действительно можно назвать людьми. Ну и, поскольку АУ, конфликт на Станции теперь вертится не только вокруг гостей, он намного шире, затрагивает принципиальные идеологические и этические вопросы.

    Предупреждения: АУ, ООС, Мэри Сью, отсылки к другим фантастическим произведениям той же эпохи.

    Рейтинг: R (16+)


Глава 1. Миссия

– Сэр, вы уверены... – начал в очередной раз капитан "Прометея", но я его весьма невежливо перебил:

– Капитан! Мы обсуждали это много раз! Если я сумел найти потерянную колонию на дне атмосферы Йорика-3, то уж в станцию Солярис точно не промахнусь.

На этих словах я погладил обшивку своей Ласточки. Капитан поморщился, но только бросил:

– Как знаете...

Я вздохнул: не люблю расставаться вот так.

– Моддард! Ну что вы в самом деле! Стандартная шлюпка обеспечит и приводку к станции, и посадку, а если что-то случится, осяду на одном из северных остров. Комплект выживания обеспечит меня на сто лет вперёд. И это на дикой планете, а на Солярисе, хоть сюда и не ходят регулярные рейсы, стоит научная станция, Солярис включён в регистр УАСС[1]. Да и Ласточка моя прошла такие апгрейды...

– Вот этого то я и боюсь! – буркнул капитан, но продолжать препирательства не стал. – Ладно, время. Если вы летите отсюда...

– О вас же забочусь, – хмыкнул я, – чтобы вы из графика не выбились.

– На станции хоть знают о вашем прибытии?

– Вообще-то меня приглашал Гиборян, так что должны... – сказал я и задумался. В словах старого звездолётчика был смысл, поэтому я добавил: – Но если вы продублируете сообщение о моём прибытии, я буду вам благодарен.

На этом, собственно, мы и расстались. Капитан второго ранга Моддард, командир межзвёздного транспорта 1-го класса Прометей, отправился на мостик, а я залез в свою Ласточку, подключил разъёмы жизнеобеспечения к скафандру и начал стартовую последовательность. Вообще-то шлюпку такого класса можно выбросить в космос с ходу и в любой момент, для того они и сделаны, но Ласточка уже давно не шлюпка, а лёгкий межпланетный корабль дальнего радиуса действия, так что и у меня тут всё по взрослому.

Наконец прошла команда открытия шлюзов и катапульта вышвырнула меня в космос. Короткая 8-ми кратная перегрузка и чувство невесомости, как вечное падение в пустоту. И удаляющийся со скоростью в четверть километра в секунду чудовищный борт звездолёта.

– Счастливого пути и мягкой посадки! – прозвучал в наушниках голос капитана.

– И вам хорошего финиша, кэп!

И ручку газа от себя до упора, чтобы отойти подальше, когда Прометей врубит маршевый двигатель. Нет, вреда он мне не принесёт, шлюпки они вообще крепкие, но вот сдуть с траектории, это запросто. И выправляйся потом, долго и нудно...

...Наконец траектория выстроена, скорость в 1% абсолютной[2] набрана, теперь у меня впереди пара суток полёта до цели. Я сплыл в каюту, вылез из скафандра и растянулся на койке. Ну как на... Учитывая невесомость, скорее над, но сейчас это было не принципиально. Можно было закрыть глаза и подумать.

...Мои отношения с Комитетом[3] трудно назвать безоблачными. Ведь даже сейчас, когда официальная наука признала существование сверхспособностей, мы – экстрасенсы, псайкеры, медиумы, называй как хочешь – оставались во многом маргиналами. Если не изгоями в обществе, то на обочине мейнстрима уж точно. Что же говорить о тех, кто как и я, избрал путь особо глубокого погружения в Неведомое – путь магии и оккультизма. Не удивительно что носители высоких фуражек из Комитета Галактической Безопасности видели в нас одновременно и источник непредсказуемой опасности, и ценный инструмент. Потому и пытались всеми правдами, а чаще неправдами, взять нас под контроль, практически не представляя со сколь чуждыми и могучими силами они пытаются играть привычными для них методами. И насколько ситуация выходит за рамки того, для чего эти методы были придуманы. И вот что удивительно, со сколькими из моих коллег по цеху я не общался на эту тему, но, выходит, что Контора раз за разом наступает на одни и те же грабли. С неизменно тем же самым результатом.

В моём конкретном случае, мне пришлось нанести личный визит в кабинет к моему "куратору". Не тому, который портил мне нервы в течение нескольких месяцев, а тому, настоящему, о существовании которого я, по идее, знать был не должен. Ну это по их идее... Куратор эту беседу пережить не сумел, а тот, что унаследовал его кабинет и погоны, оказался человеком вменяемым и нам удалось достичь приемлемого соглашения. В результате я получил доступ к кое-какой эксклюзивной информации, доступ к интересным объектам, в экспедициях поучаствовал на тему ксеноархеологии, да и Ласточку мою с их помощью оборудовать было много проще. А вы как думаете, как это мне удалось так лихо подняться на ниве альтернативной истории и ксеноархеологии? Правда и мне пришлось оказывать взамен кое-какие услуги. Главным образом консультации, да и кое-что из найденного на раскопках отправлялось не в музеи, а прямиком в секретные хранилища КГБ. Но это к лучшему, ребята, честное слово к лучшему. Те ксеносы[4], что успели на сегодня вымереть или деградировать, пока были в силе успели насоздавать всякого... Такого, что лучше бы и не создавать вовсе. А вы думали, они просто так вымерли? От нечего делать? А уж если эти обормоты создали – закопать и не откапывать. Но если не повезло и откопали, пусть уж лучше лежит в бронированных сейфах, под большим секретом и с надёжной охраной. Всем от этого будет только хорошо. Лучше просто поверьте на слово. Проверки получаются слишком дорогими.

В общении с такими как я внештатными сотрудниками, у КГБ есть целый свод правил, которого они строго придерживаются. Я не возражаю, нравятся им эти игры – пусть играют. Потому я весьма удивился, когда на пороге моего дома нарисовался мой куратор собственной персоной. Нет, мы с ним встречались довольно регулярно, но обязательно на нейтральной территории, по предварительной договорённости, соблюдая правила обмена паролями и прочие положенные для Конторы ритуалы, а тут, нате, сам заявился и без звонка. Странно как-то.

– И как я могу быть уверен что это именно вы? – ехидно спросил я пропуская его в дом.

– Оставь, – устало отмахнулся он, – уж ты-то не ошибёшься.

– А ты? – хмыкнул я.

– Если кто-то сумеет подменить тебя, то он и с паролем не ошибётся, – очень серьезно ответил генерал.

– Приятно, что у меня такая репутация, но, всё же я не всесилен...

Я хотел добавить ещё пару колкостей, но гость снова махнул рукой:

– Не будем тратить время. Ты уже получил письмо от Гиборяна?

Вообще-то можно было бы возмутиться его осведомлённостью по поводу моей переписки, но я тоже не стал терять попусту время и отмахнулся:

– Он уже давно носится с идеей подключить к проблеме контакта с Солярисом экстрасенсов, но всё пустое. ИВК[5] в очередной раз не пропустит.

– В этот раз пропустит, – спокойно и уверенно заявил кгбешник.

От самого этого заявления и от того, как оно было сделано я слегка опешил. От того и задал свой вопрос, больше а шутку:

– Так кого вы считаете опаснее, сам Солярис или соляристов?

Совершенно неожиданно генерал разразился на это прочувствованной речью:

– А вы все тут думаете, что можно игнорировать этого слизняка-переростка, который играючи двигает свою планету, словно бильярдный шар? И, заметьте, при этом не раздавил её как яйцо, планета размером с Землю вообще не замечает что её двигают! Кто-нибудь считал, сколько на это надо энергии? Я считал! Средний манёвр, которых он делает с десяток за оборот, требует столько энергии, сколько он получает от обоих своих солнц за тысячу лет! Даже если он выморозит свою планету в абсолютный нуль до самого ядра, ему этого хватит на пару-тройку лет, не больше! А теперь представьте, что это чудище заявился к нам в Систему с недобрыми намерениями.

– С чего бы ему лезть к нам? Да ещё...

– Представь, тебя кусает вша. Что ты сделаешь? – раздражённо перебил меня генерал. И, не давая ответить продолжил: – Почешешься и раздавишь вошь. А если вши всё лезут и лезут, откуда-то? Найдёшь вшивник, пойдёшьтуда с дихлофосом и устроишь окончательное решение вшивого вопроса.

Сравнение меня позабавило и я не замедлил его поддержать:

– Ну, это тоже можно считать контактом.

– Тебя такой контакт устраивает? – очень серьёзно осведомился генерал. Ответа не требовалось, поэтому я позволил ему продолжить: – Там сейчас сидят трое: твой дружок Гиборян, фанатик контакта, который регулярно генерировал идеи одна страшнее другой. А три года назад он вдруг затих, подхватился и рванул на Солярис. Сарториус, да-да, тот самый, главный по лженауке. После разгрома его комиссии его сослали туда подальше. И дежурный сисадмин, Снаут, уже 7 лет безсменно, причём было два годовых периода, когда он там был один. Задрот компьютерных игр. Думаю, он уже перестал различать игру и реальность...

– А может вам послать туда опергруппу... Да и вообще, организовать там свою базу, для той же Альфы?

– КОМКОН[6] упёрся, – буркнул генерал. – Приходится работать так. Хорошо хоть Комиссию по лженауке разогнали, теперь удалось продавить через ИВК допуск для тебя. И не спрашивай чего это стоило, даже учитывая приглашение от Гиборяна!

– А теперь, давай на чистоту: зачем Конторе надо посылать туда сенса? Причём именно мага.

Генерал вздохнул:

– Наши аналитики считают: есть реальная опасность, что у Гиборяна что-то получится. Просто в силу статистики. Он уже успел выдвинуть порядка сотни идей по поводу механизма контакта. Не просто идей, а вполне проработанных методик, причём принципиально разных. А улетая намекнул, мол у него ещё ворох идей. А там Сарториус... Как бы у них до мордобоя не дошло!

– Сарториус? – скривился я. – Какой мордобой? Будет тихонько строчить на Землю кляузы, на большее его не хватит. Но эту проблему можно решить и без сенса.

– Я же говорил про опасность контакта. Учитывая разницу между нами и Солярисом, в случае если он обратит на нас внимание, можно ждать любой чертовщины. Сенсы лучше прочих приспособлены взаимодействовать с фигнёй, которая ни в какие ворота не лезет. Ну а дальше выбираем того, у кого есть должная космическая подготовка, опыт самостоятельной работы в космосе, опыт контакта. Ну и дружок Гиборяна заодно, тоже не лишне. Так что завтра поутру хватай письмо от Гиборяна и дуй в ИВК, знакомиться со Станцией. И не строй скучающую морду! Я тебя знаю, за такую возможность любой сенс готов душу продать, а ты и пару чужих приложишь, не задумываясь.

И вот я лечу на своей переделанной в межпланетный корабль шлюпке к одной из самых загадочных планет Галактики... Солярис. Его открыли чуть больше чем полтора века назад, случайно. В принципе, неизвестная планета земного типа находящаяся так близко от Земли – уже событие, но поскольку поскольку родная (правда позже выяснилось: ни разу не родная, но это так мелочи) звезда Соляриса скрыта от Земли тёмной пылевой туманностью, можно было расслабиться, внести планету в каталоги и забыть... Но дело в том, что Солярис "вращается" в системе двойной звезды, состоящей из красного карлика и голубого гиганта, а в таких системах есть область, в которой никакая планета существовать не может. Просто любое тело, оказавшееся там – что пылинка, что планета – совместными усилиями светил довольно быстро будет либо выброшено в космос, либо упадёт на одну из звёзд. Очень быстро, не более десятка "оборотов" по весьма хитрой и нерегулярной траектории. Удивились, посчитали траекторию планеты, порадовались: ещё немного и целая планета полетит нафиг, в сторону тёмной туманности. Повесили на орбите планеты спутник, чтобы понаблюдать шоу и... Обломались. Планета мягко скорректировала свою орбиту и продолжила петлять между светилами. Вообще говоря, извилистый ход научной мысли, пришедший таки к тому, что движением планеты управляет океан, занимающий почти всю её поверхность – сама по себе удивительная и поучительная история, но здесь излагать её было бы несколько неуместно. Просто в конце концов выяснили, что океан этот вовсе не океан, а довольно странная органическая субстанция, в которой протекают совершенно непонятные людям процессы и возникают чудовищные образования. Чудовищные и по размерам, и по внешнему виду и по тем вывертам пространства-времени, которые вокруг и внутри них происходят.

Получалось, что этот океан из протоплазмы способен управлять пространством, временем, гравитацией, причинно-следственными связями... А ещё умеет добывать откуда-то потребную для этого энергию. Для науки и технологии открывались совершенно зияющие перспективы. Надо только выяснить, как Он это делает. Тут глазки загорелись, ручки зачесались и толпы учёных мужей и дам рванули изучать удивительный феномен. Появилась такая наука – соляристика. Ну и целый Институт соляристики, из которого впоследствии и вырос ИВК. Но время шло, а результатов не было даже приблизительно. Регистрировать эффекты – самые немыслимые и фантастические – регистрировали, а вот разобраться в том, как Он это делает – не сложилось. Попутно обломались и с идеей вступить с Солярисом в двустороннее общение. Безумный по началу интерес к Солярису начал затухать, сначала медленно, а потом и лавинообразно. А голоса экстрасенсов и оккультистов, намекавших, что аналогичные явления способны воспроизводить и некоторые люди, как всегда звучали где-то в сторонке и слушать их никто не собирался. До недавнего времени.

***

Планета стремительно надвигалась, одновременно поворачиваясь ко мне другим боком. По моим расчетам уже должен быть виден приводной маяк станции, но его почему-то не было. До входа в атмосферу оставалось не так много времени, поэтому я начал усиленно вызывать:

– Станция Солярис! Станция Солярис! Говорит борт Солнце-Земля 17-55-27 дальний-планетарный Ласточка! Дайте приводной маяк!

Вообще говоря, это было излишне, бортовой компьютер уже активно искал своего собрата на станции, но мало-ли что... Ведь не нашёл же пока, хотя, по всем канонам, связь уже должна была быть. Так я надрывал глотку минуты три, прежде чем в наушниках раздался приятный женский голос:

– Борт Солнце-Земля 17-55-27 дальний-планетарный Ласточка, говорит Станция Солярис. Мы вас видим, приводной маяк включён, параметры посадки переданы. Следуйте переданному протоколу и командам диспетчера.

ЧАВО?!!!! Они что там? Массово ушли в запой?! Чтобы корабль с Земли встречал автодепетчер?!!! Это на станции, находящейся последние три года в полной изоляции?!!!! Да при том, что там всего-то три человека экипажа! Простите, но я не первый день в космосе, поэтому заявляю со всей ответственностью: этого не может быть, потому что не может быть никогда! Что-то нехорошо стало у меня на душе от такого, поэтому последние несколько минут перед входом в атмосферу я потратил на то, чтобы спрятать пистолет в специальный скрытый карман скафандра. А что? Кто их знает, почему отвечает только автомат? Может станцию какие злые ксеносы захватили и весь экипаж переработали на метан? Были уже такие случаи. Поэтому я не поленился и тревожный буй сбросить. С таймером. Если я за сутки не подам команду с поверхности, он передаст в ТФ[7] сеть сигнал тревоги. Заодно порадовался, что буй у меня не простой, а продвинутый, в смысле, не одноразовый. Если за сутки разобраться не успею, можно будет не выключать буй, а просто отложить подачу сигнала бедствия.

Несмотря на все треволнения, посадка прошла штатно. Ну как штатно? Автодиспетчер не ошибается, пилот опытный, даром что любитель, воздушное движение в зоне посадки... хм... Ну, один корабль это тоже, движение, типа. Но вот когда лифт опустил платформу с Ласточкой на ангарную палубу, сразу стало ясно, что что-то тут не так. Конкретно, палуба была абсолютно безлюдной. Ладно Сарториус, он меня в принципе не любит и вполне мог демонстративно пропустить мимо ушей сообщение о моём прибытии. Но остальные-то? Снаут тот ещё игроман, но как у всякого хорошего сисадмина, работы у него почти нет, а свежие игры попадали к нему последний раз пять лет назад. Должен был вылезти в надежде что новый человек привёз какого-нибудь свежачка. Ну и Гиборян собственной персоной. Пригласил меня сюда, а сам где-то ныкается. Ой как на него не похоже! Но самое паршивое – на площадке не было ни одного аэродромного дроида[8]. Это наводило на совсем плохие мысли.

Собственно вариантов теперь было три. Можно было немедленно давать запрос на взлёт, а если меня попытаются задержать – вскрыть оболочку станции из ПМП[9] и удирать через дыру. Прометей ушёл ещё не далеко, так что SOS мой услышит, да и сигнал тревоги в сеть ТФ-связи передаст. А если и ушёл, мощи дотянуться до ближайшей ТФ-станции у меня хватит, а в пяти парсеках отсюда сидит дежурное подразделение КГБ, крутые ребята, хоть и не Альфа. Здесь они будут через сутки и... разберутся ли, нет ли, но меня отсюда точно вывезут.

Можно выпустить Рой[10] и дальше действовать уже на основе собранной им информации. Скорее всего – переходить к варианту один.

Ну и последнее, самое экстремальное решение, пойти на разведку самому. Тут есть реальный риск реально не вернуться, да и если вернусь, не факт что останется на чём отсюда удирать. Потому правила хорошей космической практики этот вариант отвергают начисто... Но... Интуиция настоятельно советовала мне идти и разбираться лично. А я, как всякий правильный колдун, интуиции верю. Потому я проверил как выходит пистолет из кармана, повесил на спину ранец с индивидуальным комплектом выживания и, поблагодарив мысленно своего штатного генерала за то что он, практически насильно, заставил меня взять на дело именно этот скафандр с лёгким бронированием, открыл шлюз и вышел на ангарную палубу. Мои собственные дроиды уже выгрузились и начали послеполётное ТО. Постояв немного перед терминалом, я всё-таки предъявил ему свою гражданскую карточку, красная КГБшная, с комиссарскими полномочиями[11], осталась в кармане. Нечего светить раньше времени. На удивление, все аэродромные службы функционировали, так что я быстро дал дроидам доступ к местным коммуникациям и двинулся на разведку.

-----------------------

[1] УАСС – Управление Аварийно-Спасательной Службы. Спёрто у Головачёва.

[2] скорость в 1% абсолютной – абсолютная скорость – скорость света, соответственно, 1% абсолютной = 300 км/с

[3] Комитет – Комитет Галактической Безопасности, сокращённо КГБ. Спёрто у Стругацких.

[4] ксеносы – обобщённое название представителей внеземных цивилизаций. Спёрто из Warhammer 40K

[5] ИВК – Институт Внеземных Культур. Я встречал ЭТО у Стругацких и у Головачёва.

[6] КОМКОН – КОМиссия по КОНтактам. Из Стругацких.

[7] ТФ – таймфаг, способ мгновенной межзвёздной связи и транспортировки. Из Головачёва.

[8] дроиды – другое название роботов. Из Звёздных войн.

[9] ПМП – ПротивоМетеоритная Пушка. Тоже много где встречал, но первое, что приходит на ум – "Малыш" Стругацких.

[10] Рой – комплес миниатюрных разведывательных дронов. Головачёв, "Чёрный человек".

[11] с комиссарскими полномочиями – во вселенной W40K Комиссариат – особое подразделение, аналог комиссаров Красной армии времён Гражданской войны. Комиссар имеет практически неограниченные полномочия, вплоть до вынесения и немедленного приведения в исполнение смертного приговора кому угодно.

Глава 2. Прибытие

Станцию Солярис построили больше века назад. Тогда это был один из передовых форпостов человечества, и по удалённости, и по задачам, и по масштабу исследований, поэтому не удивительно что в её создании участвовали лучшие конструкторы, архитекторы, дизайнеры. Уже одно это делает станцию весьма ценным историческим и культурным памятником, требующим должного к себе отношения. Увы Станция также стала местом и символом самого сокрушительного поражения ИВКа, да и всей официальной науки вообще, а это не могло не сказаться на отношении к ней. Официоз таких поражений не прощает. Как результат, чем ближе сегодняшнему дню, тем больше неизбежные модернизации и техобслуживания походили на откровенные акты вандализма. Где-то стеновая панель с гравировкой прорезана под безобразный терминал, где-то кабельный канал наклеили прямо на витраж авторства известного художника. Дело дошло до того, что возмутилась Академия Художеств. Склока дошла до ВКС[1], который встал на сторону АХ, но толку от этого уже не было: реставраторам удалось поучаствовать только в последней, самой мелкой модернизации. По большому счёту, единственным полезным результатом стало то, что станцию не закрыли, и то только потому, что ИВК скинул большую часть затрат на АХ и ВКС. И вот сейчас я шёл по коридору, всё ещё сохранившему величественный вид, несмотря на попадающиеся регулярно следы вандализма и повсеместные признаки запустения. Последнее было удивительно, ибо станцию, как и любой форпост человечества, строили с огромным запасом прочности, живучести и автономности. Последнее техобслуживание проводили лет 15 назад и даже полностью оставленная людьми, станция могла поддерживать себя в полном порядке и готовности к приёму экспедиции ещё лет полтораста. А тут, простите, пыль на всех полочках и барельефах, какие-то бумажки на полу и ни одного робота-уборщика. Впрочем, исследование слоя пыли показало, что коммунальная подсистема не работает всего пару недель. Занятно, занятно... Коридор привёл меня в центральный узел ТФ связи, оно же серверная, оно же админская. По традиции этот узел называли радиорубкой. Почему именно сюда? Потому что отсюда можно получить доступ ко всей нужной мне информации напрямую, непосредственно на серверах и при этом, заметьте, оставляя минимум следов в системе. Ну сразу же вызвать ДП, до кучи.

Облом. В радиорубке обнаружился Снаут собственной персоной. Местный сисадмин сидел и бухал. И хотя бухал он из мягкого герметичного станка с трубочкой, предназначенного для потребления жидкостей в невесомости, его внешний вид и крепкий дух перегара, висящий в рубке, однозначно доказывали две вещи: (а) не чай он тут пьёт и (б) занимается он этим уже весьма продолжительное время. Скорее всего – без перерыва. Явление не то чтобы невозможное: космос – страшное место, ломает и не таких как Снаут, а здесь, на Солярисе, где давно нарушены все правила хорошей космической практики, странно не то что кто-то сорвался, а то что сорвался только сейчас. Но всё же, если сложить все ненормальности, с которыми я уже столкнулся, да плюс намёки моего генерала, срыв бедного сисадмина выглядит как часть гораздо большей и, скажем прямо, зловещей картины. Что же, попробую выжать толику информации непосредственно из фигуранта.

Увы, сказать своё веское слово первым я не успел. Снаут оторвал взгляд от созерцания стакана и направил свои красные глазки на меня. И тут мне пришлось уворачиваться от летящей в меня ёмкости с чистым, как в последствии выяснилось, спиртом. Сам же местный сисадмин так резко отшатнулся назад, что хрястнулся на спину вместе со своим стулом.

– Снаут!!! – заорал я. – Охренел с пьяну?!!!...

Снаут тем временем шустро поднялся на четвереньки и вот так, рачком, очень резво побежал в дальний угол радиорубки, откуда, спрятавшись за опрокинутым шкафом с документацией, принялся истово меня крестить, сопровождая это действо воплями:

– Сгинь! Сгинь нечисть! Я тебя не звал! И вообще тебе рано ещё!!! И вообще не знаю тебя!!! Ты не ко мне!!! Иди к кому пришёл!!!

Откровенно идиотская ситуация вместе с нервным напряжением – реально адская смесь, а на выходе почти всегда смеховая истерика, так что мне пришлось прилагать заметные усилия чтобы не расхохотаться. Но кое-что всё же выплеснулось:

– Снаут! Если ты допился до зелёных чертей, учти, я не из твоей белой горячки.

– А откуда? – на пьяной морде светилась непередаваемая смесь ужаса и любопытства.

– Из космоса, мать твою! – рявкнул я. – С Прометея! Вам два раза сообщали обо мне! Один раз с Земли, второй раз с Прометея, 51 час назад, когда корабль был у вас в прямой видимости. Вы вообще радиограммы не читаете?!

– А? Что?

Высунувшийся из-за шкафа взъерошенный Снаут выглядел как будто только что проснулся, вылез из норы и сильно удивился.

– Да ничего! – рыкнул я, усаживаясь на его стул. Открытая дверь за спиной создавала изрядный дискомфорт, но что-то подсказывало мне, что сейчас это не критично. – Я уже хотел вызывать сюда наряд кгбешников!

– Что? – рожу моего собеседника исказила гримаса ужаса. – Как КГБ? Зачем КГБ?

Тут я искренне возмутился:

– Зачем?!! А что я должен был подумать? Я лечу сюда по приглашению Гиборяна, сообщение обо мне вам продублировали дважды, а мне на подлёте даже приводной маяк не включили! Еле дозвался автодиспетчера. А в ангаре, мало что никто не встречает, даже дроидов нет! Что я должен думать? Может здесь из вас ксеносы уже котлеты крутят?

– Да откуда тут ксеносы... – отмахнулся Снаут, но я его заткнул:

– На Гидеоне-7 тоже неоткуда было взяться, однако половину экспедиции таки сожрали. И всех бы сожрали, не успей Альфа вмешаться.

Снаут отвёл глаза:

– Ну это, ну упустил я малость... Тут у нас это, того... В общем, сам увидишь...

– Значит сами должны вызвать, и давно...

При этих словах Снаута снова перекосило, он сверзился со шкафа, на который успел усесться, и оттуда, из-за шкафа раздались его вопли:

– Не надо никого вызывать! Здесь такое начнётся!!! Ты сам сначала посмотри, потом поймёшь!!!!

– Ладно, посмотрю, – буркнул я соглашаясь, хотя прекрасно понимал, что нарушаю все мыслимые инструкции и правила хорошей космической практики.

И главным что заставило меня пойти навстречу Снауту (и, как я тогда справедливо понимал, не только ему одному, а всем местным обормотам) были намёки моего кгбэшного генерала, да и вообще их позиция по поводу станции. Они ведь давно могли, да нет, обязаны были, взять под контроль весь этот гадючник и навести тут порядок. Но нет же, всё темнили да бродили круг да около. Значит ждали чего-то очень вкусного и интересного. И вот, судя по тому что я тут наблюдаю, таки дождались. А я, вот, оказался в первых рядах. А я что? А я ничего. Как всякий уважающий себя чернушник, всегда готов ухватить, утащить и полакомиться. Говорите, Господь велел делиться? Ну это смотря чем, с кем и какие блага мне за это отыплются...

Снаут хотел что-то ещё вякнуть, но я его прервал:

– Гиборян-то где? Тоже пьянствует? Вроде он меня сюда зазвал, значит надо выразить почтение, а то невежливо получается.

В ответ Снаут протяжно всхлипнул, вытер рукавом нос и выдал:

– Нет больше Гиборяна...

Сказав это он вылез из-за шкафа и направился к двери, как раз туда, куда угодил его стакан. Увы, стакан такого обращения не пережил и его содержимое растеклось по стене, воняя на всю рубку спиртом. Осмотрев это печальное зрелище, Снаут горестно вздохнул и уточнил:

– Богу душу отдал. И, заметь, абсолютно добровольно.

Сказать что я был ошарашен, значит ничего не сказать. Гиборян, жизнерадостный Гиборян, фанатик науки, причём в самом хорошем смысле, вечно полный революционных идей, мечтающий о контакте с Великим Разумным Океаном, как он называл океан Соляриса даже на самых кондовых научных сборищах, жизнелюб во всех смыслах этого слова... и вдруг суицид? Что-то сильно не сходится. Что я и не замедлил высказать. В ответ Снаут только равнодушно пожал плечами:

– Можешь прочитать моё заключение. Лежит в общем блоге станции.

– И ты, конечно же квалифицированный врач, чтобы писать такие заключения...

– Сертификат фельдшера у меня есть.

– Угу, – кивнул я, – а мочили как? Сарториус науськивал, а ты, значит, безперебойником по голове...

– Почему я??

– Потому что Сарториус умеет только кляузы писать и других науськивать. Кстати, блог-то сбросили на Прометей?

–Э... Помаеш ли...

– Угу. Понимаю. Пил горькую и забыл. Впрочем, учитывая что ты принял меня за белую горячку, очень даже верю. Ну ты как мочил-то? Безперебойником по голове или проводом душил?

– Почему сразу я? Почему сразу проводом? Он действительно сам! Заварил себе чай с лошадиной дозой нейростата и был таков!

Нейростата? Довольно популярный метод суицида на сейчас. Быстро, необратимо и безболезненно. По крайней мере считается что безболезненно. Потому нейростатики и входят в круг сильно запрещённых препаратов. Интересно, откуда он тут взялся? Да ещё и у Гиборяна. Вроде как по его профилю ничего такого не положено. Что я и озвучил:

– А откуда он его взял-то? Подсунули вовремя?

– Да что ты привязался?!!! Вот назначат тебя комиссаром, будешь цепляться!

О том что уже назначили, мы вежливо умолчим. Пока. Пока надо разобраться как они тут дошли до жизни такой и в чём эта жизнь, собственно, состоит, а делать это лучше изнутри коллектива. Потому я сбавил обороты и сдал назад:

– Ладно, ладно, но ты и меня пойми! Я – первый сенс, прорвавшийся сюда, лечу по приглашению Гиборяна, а мне даже маяк не включили, на станции мало что не встретили, так вообще ни одного робота! Ни в ангаре, ни уборщиков, а потом выясняется что у сисадмина запой до белой горячки, у Гиборяна суицид, а...

– У Сарториуса шизофрения! – закончил за меня Снаут и раскатисто заржал. – Не, братан, я тебя понимаю! Тут любого, и сплющит, и оттаращит!

– А что с Сарториусом? – спросил я как можно более непринуждённо, – Тоже белая горячка?

Снаут неожиданно стал абсолютно трезвым и серьёзным:

– Сарториус залип и не может освободиться. Я смог, а он оказался слабаком. Гиборян поступил как самурай, в некотором смысле. Я принял вызов и выбрал свободу. Гиборян не смог сделать выбор и ушёл как самурай. Не так эффектно, но по сути как самурай. А Сарториус оказался слабак. Он тоже хочет свободы. Все мы хотим свободы. Но он не может решиться. Ни на что. Иногда я думаю, это тест. Проба на вшивость. Я прошёл тест, они нет.

– Прошёл... В смысле, вшивый? – уточнил я.

– Я достоин,– заявил Снаут гордо. – Посмотрим как проявишь себя ты, космический волк.

– Да, у игрулей даже белая горячка особенная. Особо красочная.

– Не смешно, – очень серьезно заявил Снаут. – Посмотрим.

– Так что тут у вас происходит? – спросил я так же серьёзно.

– Иди, найди себе келью, распакуйся, отдохни с дороги, а часа через два заходи сюда и поговорим.

– Лучше в ресторане, – хмыкнул я, чисто ради стёба.

– А давай! – неожиданно согласился Снаут.

И я выпал в осадок. По идее, Центральный Досуговый Узел, по старинке именуемый рестораном, должен быть законсервирован, а тут... Ладно, будем поглядеть, решил я и откланялся искать себе жилище.

Как я уже сказал, станцию строили с размахом, для своего времени она была шедевром не только инженерной, но и архитектурно-художественной мысли. Побочным эффектом этого стала удивительно удобная и логичная внутренняя планировка. Одно-двух местные жилые модули (на других станциях их называют каютами, но только здесь – кельями) располагаются в четырёх 6-ти этажных башнях, по 15 кают на этаже. Снаружи из каждой кельи открывается вид на океан, а изнутри они все выходят в хоть и не грандиозный, но весьма объёмистый атриум с прозрачной крышей и прозрачной же стеной, выходящей на лётную палубу. Башни названы по сторонам света: Север, Юг, Запад и Восток, каждая оформлена в стиле, отсылающем к соответствующим культурным архетипам, а сад в атриуме должен был изобразить кусочек соответствующей природы. Башня Запад, где и обосновался весь действующий экипаж станции, должна, по идее, демонстрировать эволюцию европейской культуры: первый этаж оформлен в античном стиле, второй – готика, третий – барокко, четвертый – модерн, пятый этаж посвящён безвкусице третьей четверти XX века, как это ни печально, ознаменовавшей бурную эпоху первичного освоения космоса и лунной гонки, а шестой оформлен в стиле неофутуризма столетней давности.

Я быстро пробежался по этажам (подробная экскурсия будет, но позже), заодно посмотрел кто где поселился. Многое, знаете ли, говорит о нынешних обитателях станции. Табличку "профессор Сарториус" я обнаружил на самом первом этаже. Гиборян выбрал для себя эпоху лунной гонки, хотя, правильнее назвать этот стиль "фтуризм эпохи лунной гонки". Ну а Снаут, что меня удивило, угнездился на самом верху. Занятно. Гиборян выбирал среду обитания для себя осмысленно, он всегда восхищался той эпохой, Снаут, скорее всего, тоже, а вот Сарториус? Впрочем, пока это не особо важно. Вот куда бы приткнуться мне? Каждый из стилей обладает своим особым шармом, каждый по своему привлекателен. И всё же я выбрал готический этаж. Всколыхнулось детское увлечение древней сагой про юного волшебника, сагой, с которой, по сути, и начался мой путь в магии. И хотя по возрасту мне уже не положено мечтать о том, чтобы увидеть настоящий Хогвартс, но... Почему бы и нет? Ведь мечты должны сбываться, хоть так...

Я толкнул одну из дверей, не первую, не последнюю, не центральную и... детские мечты разлетелись в клочья. На всякий случай сверился с планшетом. АКС[2] станции упрямо утверждает, что келья З-2-04 свободна и готова к заселению. А при чём тогда брошенный поперёк кровати скафандр, ящик с лабораторной посудой, стоящий на столе, ещё какой-то ящик, словно шпион выглядывающий из шкафа, и разнообразные книги, тетради, бумажки с какими-то записями, равномерно покрывающие весь пол?

Тихо рыкнув, я заглянул в соседнюю дверь. Картина в целом была такая же. И в следующей тоже... Подумав немного, я вызвал Снаута. Кто, в конце концов отвечает за функционирование всех систем жизнеобеспечения? Сисадмин! Вот пусть и ответит!

– Ты в готику что ли залез? – лениво полюбопытствовал Снаут, выслушав мои претензии. – Селись лучше в модерн, там...

– Хочу!!! – выдвинул я самый неопровержимый аргумент.

– Ну тогда сам и убирайся, – выдвинул он самое неопровержимое возражение.

– Зараза ты, – ответил я ему, – хоть уборщика пришли!

– Не могу, – буркнул он, – мы их всех заблокировали.

Я попытался выяснить от чего да почему, но Снаут только бросил:

– Ты устраивайся тут, а в ресторане поговорим.

И отрубился. Пришлось снимать одного из своих дроидов с Ласточки, не самому же всё это таскать? А пока робот катился по коридорам станции, я сел на кровать рядом со скафандром, очистил сознание и осмотрелся в местном астральном пространстве. Обычный шум старого гостиничного номера с поправкой на обитавший тут контингент плюс окрошка эманаций от наваленных в келье вещей. Ничего выдающегося, за исключением ощущения постороннего присутствия. Мощного такого присутствия. И внимания. Не остро направленного, скорее созерцающего, но при том сфокусированного на станции и её обитателях. И явно не человеческого. Я проследил за направлением этого взгляда. Он шёл снизу. А что под нами? Океан протоплазмы, покрывающий всю планету. Океан, об который обломала зубы вся официальная наука и который Гиборян, например, считал разумным. Похоже, правильно считал.

Однако! Похоже, мои опыты не остались незамеченными: в идущем снизу взгляде словно что-то всколыхнулось и внимание перераспределилось. Теперь из всей станции Он (Она? Оно?) смотрел преимущественно на меня. Что же, похоже, есть контакт. Я послал вниз улыбку и ощущение рукопожатия. В ответ что-то колыхнулось. Но что? Но то,что мой посыл не остался безответным уже хорошо. Я послал в ответ что-то типа: "Пока! Ещё увидимся!", и вышел из транса. А тут и мой дроид подоспел, весьма кстати. И первое что я приказал дроиду – очистить ванну.

О, душ! Для тела и души! Кто не ходил в дальний автономный полёт на малом корабле – тому не понять! Даже сейчас длительный полёт в невесомости требует, скажем мягко, пониженной брезгливости, особенно когда летишь на малом корабле, типа моей Ласточки. Потому душ после посадки становится обязательным ритуалом, даже после такого коротенького полёта как мой путь с Прометея на Солярис. Я до сих пор не могу понять, как космонавты XX века выдерживали на своих утлых скорлупках полёты в пол года, а то и в год. Воистину, это были герои, выкованные из стали!

Пока я плескался, дроид расчистил значительную часть кельи, так что я смог спокойно переодеться в лёгкий компенс-костюм[3], типа того, в каком я был на борту Ласточки, и направился на встречу со Снаутом.

Времени было ещё достаточно, поэтому я не поленился и залез на пятый ярус, заглянуть в келью Гиборяна. Я уже собирался тряхнуть своими комиссарскими полномочиями, но дверь, на удивление, не была заперта. Пройдя внутрь, я огляделся. Безвкусный интерьер, а-ля 60-е годы XX века, столь любимый Арменом, был изрядно разгромлен. Беглое психометрическое сканирование показало: шмон тут наводил не Гиборян. А кто? Ну тут-то выбор не велик, либо Снаут, либо Сарториус. Но на самом деле тут отметились оба: ауру Снаута я запомнил и опознал, а второй человек определяется методом исключения. Выбор-то, как я уже сказал, маленький. Но что дальше? И что искали? Если нашли, дело глухо, а если нет... Я скользнул в транс чуть глубже и почувствовал отчётливый Зов. Между страниц Плэйбоя 1970 года (реплика, естественно) лежали несколько распечатанных на принтере листов бумаги со схемой эксперимента.

Наскоро просмотрев их я присвистнул: эти ребята собирались облучать Океан жёстким рентгеном – практика, абсолютно и однозначно запрещённая всеми возможными инстанциями, ибо ещё в самом начале исследований Соляриса выяснилось что излучения именно этого диапазона особенно губительны для местной протоплазмы. Но почему Гиборян пошёл на это? Вчитавшись внимательнее я обалдел! Выбранный ими диапазон идеально подходит для наложения на него полного голографического спектра мозга! Аналогичные частоты получались и при экстраполяции некоторых спектров, полученных при изучении внутренних токов океана Соляриса, вот этот авантюрист и задумал передать Океану свои мысли... Надеюсь что свои... А почему раньше этот диапазон был столь губителен для протоплазмы? Модуляция не та! Обычное дело в биоэнергетике. Видать не зря дёргались кгбешники. Но было тут и ещё что-то, вот только времени искать больше не было и я направился в Центральный Досуговый Узел, в просторечии – ресторан.

Но стоило мне выглянуть на галерею, как тут же пришлось задавать себе вопрос, обычный для начинающего сновидца: Сон это или явь? По галерее шла красотка-негритянка в самом откровенном карнавальном прикиде. А конкретно, весь её наряд составляли только шикарный плюмаж из перьев, венчавший голову да широкие серебряные браслеты на запястьях и лодыжках. Правда, когда она проходила мимо меня, я подумал, что она больше похожа не на негритянку, а на очень темнокожую латинку. Она вымученно улыбнулась мне и нырнула в келью Гиборяна. А я так и остался в коридоре, гоняя тесты на тему: "Сон сейчас или явь?". По всему выходило что явь. "Интересная тут у них явь!" – сказал я сам себе и со вздохом потащился до ресторану.

-----------------

[1] ВКС – Высший Координационный Совет. Высший законодательный и исполнительный орган объединённого человечества. Если рассматривать советскую фантастику о далёком будущем, пожалуй трудно найти автора, у которого этого ВКС НЕ было.

[2] АКС – Автоматическая Коммунальная Система, назначение ясно из названия. Сам придумал!

[3] компенс-костюм, компенсационный костюм, кокос – верхняя одежда с искусственным интеллектом, обеспечивающая поддержание комфортных условий внутри костюма и защиту от негативных влияний внешней среды. Разные модели настроены на разные типы воздействий и обеспечивают разную степень такой защиты в зависимости от назначения. Начиная от сугубо бытовых и повседневных и кончая довольно серьёзной защитой от широкого спектра угроз. Стырено у Головачёва.

Читать дальше здесь >>


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"