Ридель Наталья: другие произведения.

Город трультов: ловушка в красках

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Представьте себе, что ваш главный страх стал вашим даром. Как бы вы его использовали? И стали бы использовать вообще, зная, что за это придется заплатить? Марк любил свою обычную жизнь, наполненную повседневными приятными заботами, и больше всего на свете боялся огня. Однако в самый трагический для него день он случайно обретает власть над своим страхом. Огонь становится его неотъемлемой частью, и Марк использует свою силу, спасая чужие жизни. Все бы ничего, но в один из дней он встречает ангела природы, который обвиняет его в незаконном вторжении в его огненную сферу. Попытки противостоять многовековой силе природного ангела приводят Марка и его подругу Розалину в невиданный сказочный город трультов - ловушку, наполненную радужным светом, красками и... презрением к человеческой расе. Сможет ли парочка людей убедить хладнокровного Гремусса и целую нацию трультов, что человек - не самое опасное существо на свете? Как далеко завлекут тайны неземного города? И возможно ли вообще выбраться из этого, казалось бы, безобидного мира, живыми?

  
   Наталья Ридель
  
  
  
  
  В плену бабочек и страха
  Город трультов: ловушка в красках
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Пролог
   Удивительно, как легко трагические обстоятельства могут в одночасье разрушить привычный мир человека, вызвав настоящий круговорот событий, где приходится искать выходы, словно в лабиринте. Каково это вмиг осознать, что вся твоя жизнь кардинально изменилась и теперь заметно отличается от жизни других людей? Можно ли вообще привыкнуть к новому себе? И как смириться с тем, что отныне твоим обычным миром стал тот мир, который люди представляют в своих фантазиях? Да, в понимании простых людей, таких, как мы с вами, обрести невероятные способности и очутиться в фантастическом городе из самых ярких снов, действительно является сказкой. Но мы глубоко заблуждаемся, считая, что за этой потаенной дверцей кроется не что иное, как волшебная добрая страна, наполненная чудесами и прочими прелестями. На самом деле нам ничего о ней неизвестно, в отличие от героя этой истории, который, как никто другой знает, про оборотную сторону сказки, способную превратить реальную жизнь в сущий кошмар.
  
  
  
  
  **********************************************************************************
  Марк, почти не дыша, лежал на зеленой поляне, притаившись как мышь. Он выжидал подходящего момента, чтобы поймать неизвестно как залетевшую в лесок провинциального городка маленькую, пестрящую всеми цветами радуги, птичку. Ее тонкий клюв-хоботок собирал нектар, и казалось, что эта чудесная кроха не замечает ничего вокруг, кроме цветка. Марк уже видел эту птичку в прошлый раз в этом же лесу, а сейчас чисто из любопытства (раз уж подвернулся случай снова встретиться с ней) решил поймать ее, чтобы показать своему отцу. Марк знал, что такие представители живой природы, как эта невероятная птица точно не водятся в этих богом забытых краях, а именно в небольшом городе Динкутск, окруженном со всех сторон лесами и полями. Именно поэтому его прозвали 'зеленый' или 'летний' городок. В Динкутске с населением всего в тридцать тысяч человек, всегда было спокойно и никаких происшествий там не происходило. Новости и слухи расходились молниеносно, а за чудеса здесь принимали даже самую незначительную мелочь. Например, птенец выпал из гнезда и остался жив - вот так чудеса! Появилась сосулька на крыше в человеческий рост - чудеса! А все остальное для жителей Динкутска не имело никакого значения, так как иной магии здесь и не бывало. Вот и для Марка появление распрекрасной птицы в этом городе приравнялось к волшебству. Сачок был наготове, оставалось лишь найти момент и, взмахнув рукой, поймать птичку в 'клетку'. Конечно, Марк бы отпустил ее потом на волю, но сейчас ему очень хотелось показать ее отцу в качестве доказательства еще одного маленького чуда. Птичка уже насытилась и была готова вот-вот вспорхуть, как Марк, издав победный клич, зажмурившись, резко накрыл ее сачком. Спустя мгновенье он открыл глаза и удивился, увидев, что экзотической гостьи в плену не оказалось. До чего быстрой была эта птичка! Марк поднял глаза и увидел ее переливающийся в лучах солнца хвост - она перебралась на самое высокое дерево. Но и оно не стало бы для Марка серьезным препятствием, так как он с детства хорошо лазал по деревьям. Однако его отвлек знакомый звук, который оповещал о необходимости вернуться к реке.
  - А ты хитрая. - Улыбаясь, сказал Марк, глядя на птичку. - Сегодня тебе удалось сбежать от меня, но в следующий раз мы с тобой пообщаемся поближе. Еще увидимся. - Сказал он и помчался к реке, у берега которой распологались сразу три его удочки. Их тянуло к воде и каждый раз, когда это происходило, раздавался особый сигнал, оповещающий что рыбка на крючке. Он сам придумал это изобретение, привязав к удочке старые сигнальные велосипедные дудки, которые срабатывали, когда дергалась леска.
  - Вот так чудеса! - Воскликнул Марк, бегая от одной удочки к другой. На конце каждой из них извивалась крупная рыба. Марк снял их с крючка и поместил в четвертый по счету контейнер, который был уже полон доверху. Свернув удочки, Марк запрыгнул на старый мотоцикл и с чувством полного удовлетворения помчался домой.
  И так было почти каждый день, ну или через день. Это была его жизнь, к которой он привык и которую до безумия любил. Парень был уверен, что беззаботные деньки никогда не закончатся, а его светлая и счастливая жизнь будет длиться бесконечно. Но тогда Марк еще не знал, что настоящие чудеса его ожидают впереди и за этот 'подарок судьбы' ему придется заплатить слишком высокую цену.
  
  Предисловие
   Неделю назад, пятнадцатого июня, Марку исполнился двадцать один год. Это дружелюбный и отзывчивый парень спортивного телосложения с глазами цвета молочного шоколада. Марк уже семнадцать лет живет со своим названным отцом Альбертом, который на протяжении долгих лет оказывал материальную помощь детскому дому, куда попал Марк после смерти матери. Она была одинокой и бедной женщиной, без мужа, родителей и какой-либо поддержки и жила на детское пособие и небольшие деньги, которые зарабатывала, продавая платки и шарфы, которые целыми днями вязала. Когда сыну исполнилось два года, мать отдала его в детский сад, где и устроилась работать воспитателем. Зарабатывала она не много, но для нее это были большие деньги, по сравнению с теми, на какую мелочь она жила до этого. Но спустя полгода она умерла от менингита, а малыша оформили в приют, где он и встретился со своим будущим отцом. Работники приюта между собой называли Альберта святым благодетелем, потому что не знали никого среди людей с таким чистым и открытым сердцем. Альберт помогал им не только в финансовом плане, но и устраивал праздники для детей со сладкими столами, сказками и танцами. Его уважали и сотрудники, и воспитанники приюта. Альберт был первым, кому новоприбывший малыш Марк улыбнулся после смерти мамы. Мальчик каждый раз бежал к нему навстречу и крепко обнимал, а позже стал звать его папой. Для Альберта это стало приятным шоком, ведь так его еще никто не называл, и он тут же принял решение: этот мальчик должен стать его сыном.
  Альберт уже, конечно, стар. Недавно ему стукнуло семьдесят восемь, но, несмотря на свой возраст, он чувствовал себя довольно не плохо, разве что ходил мало. А уж его памяти можно было бы позавидовать! Альберт помнил всё свое детство и юношество. Марк любил слушать его расказы, а старичку нравилось говорить об этом. Всегда желанным гостем в их доме был Феликс - давний друг Альберта, который всю свою жизнь посвятил археологии и часто пропадал в экспедициях. Но его главным увлечением было изучение сказочных и мифических созданий. Феликс многое читал о феях, гномах, подземных и небесных хранителях и русалках. Еще в детстве он понял, что якобы выдуманные волшебные существа из книжек живут на самом деле, и его самой заветной мечтой было найти сказочный мир. И однажды мечта Феликса исполнилась. Но только в мир неизведанного окунулся тот, кто меньше всего этого желал. Однако у каждой необычной истории есть свое обычное начало, поэтому обо всем по порядку.
  
  
  
  
  
  I
  Переворот
  
  Глава 1
  Лучшая жизнь
  
   - О, Феликс, родной! - Раскрывая объятия, воскликнул Альберт, встречая друга на пороге. - Рад видеть тебя. Как дорога?
  - Ужасно утомительно. - Недовольно покачав головой, ответил тот и передал своему другу подарочный пакет. - Вот привез тебе гостинцы.
  Альберт с любопытством заглянул в пакет.
  - Медовый бальзам?
  - Целебный медовый бальзам. - Исправил Феликс.
  - Откуда привез?
  - Да из небольшой деревушки. Женщина одна угостила. - Феликс прошел в комнату, залитую светом заходящего солнца. - Кстати, она даже помогла нам найти точное место раскопок.
  - Ей-то откуда знать?
  - Она говорила, что обладает экстрасенсорными способностями. Ищейкой себя называла. Напоила нас сладкой настойкой и в дорогу дала бальзам. Говорит, лечебный.
  - Ну, тогда чего же мы стоим? Идем, испробуем! - Вытаскивая бутылочку из пакета, предложил Альберт. Скрипнула входная дверь. В комнату вошел Марк. Увидев желанного гостя, он лучезарно улыбнулся.
  - Здравствуйте, дядя Феликс.
  - О, привет, Марк! - Старик похлопал его по спине. - Ты чего такой мокрый? На улице что, снова дождь?
  - Нет. Это я бегал.
  - Опять бегал? Как ни приду к вам, ты всё время от кого-то бегаешь. - Шутливо сказал он и потрепал парня по макушке. - У меня и для тебя гостинцы есть. - Феликс достал из сумки небольшой сверток и протянул Марку.
  - Это что? - Рассматривая содержимое, поинтересовался тот.
  - Это китайская слива. Не только вкусная, но и полезная. Не пробовал такую?
  - Нет. Спасибо, дядя Феликс.
  - Пожалуйста. В следующий раз, малой, привезу тебе что-нибудь более интересное. - Подмигнул ему старик.
  - Надеюсь, что-то с раскопок? - Обрадовался Марк.
  - Возможно. Что ты хочешь?
  - Не знаю. - Пожал плечами парень. - Может какую-нибудь фантастическую древность?
  - Зачем тебе еще одна? У тебя уже есть твой отец. - Сказал Феликс. Марк поддержал его хрипловатый смех.
  - Так, кто это тут древний? - Встав в позу, возмутился Альберт. - Я еще в самом расцвете сил. Семьдесят восемь еще не предел. Да и вообще, хватит языком трепать, я уже на стол накрыл.
  - Что на этот раз дегустировать будете? - Полюбопытствовал Марк.
  - Пока не знаем. Но на бутылке написано 'Бальзам'. - Ответил гость. - Не хочешь испить первым?
  - Да ты что, Феликс! Он же еще мальчишка. - Возмутился Альберт.
  - Ничего себе мальчишка. Ему уже двадцать лет. - Подняв указателный палец вверх, выделил тот.
  - Уже двадцать один. Неделю назад исполнилось. - Исправил Марк.
  - Уже?! Ну конечно же, а я и забыл с этой работой! Эх, Альберт, да он ведь настоящий мужчина. Ты погляди, какие у него мышцы! - Феликс едва обхватил своей ладонью бицепс юноши. - С каждым днем всё больше и больше. Марк, ты что, какую-то стимулирующую гадость пьешь?
  - Нет, дядя Феликс. Просто качаюсь.
  - Качаешься? На качелях что ли?
  Парень задорно рассмеялся.
  - Ну и долго я буду ждать, пока Его Болтливое Величество соизволит составить мне компанию? - Иронично спросил Альберт, указывая на стол. Феликс послушно присел в кресло, а Марк отправился в душ после вечерней пробежки.
  Утром Марк выходил на работу в рыбный ларек Альберта, который находился прямо у их дома. Парень был отличным рыболовом и прекрасно знал тайные места, где водится крупная и редкая рыба. Поэтому ежедневно у рыбного магазинчика толпился народ. Эту семью любили все в округе, потому что старик и его юный сын были очень общительными и доброжелательными людьми.
  В прошлом у Альберта была животноводческая ферма, доставшаяся ему в наследство от отца, а его отцу от деда. Он выращивал породистых лошадей и получал за них немалые деньги. С годами стало все труднее ухаживать за живностью, и так как он не имел своих детей, Альберт решил продать ферму, часть средств с которой ушли на благотворительность. Эту ферму окружал пышный лес, богатый различными видами растений. Продав ферму, Альберт собрал лекарственные травы и стал использовать их для приготовления снадобий, основанных на рецептах своей бабушки. Он до сих пор помнил, как она лечила его от простуды и прочих болезней с помощью народной медицины. К ней приходили люди, нуждающиеся в помощи, и она помогала каждому избавиться от хвори. А теперь Альберт принимал посетителей, которые больше доверяли его проверенным временем рецептам, нежели современным препаратам. Среди горожан ходил слух, что бабушка Альберта была не просто травницей, а самой настоящей колдуньей. Якобы она передала свой дар единственному внуку, а все его травяные рецепты не что иное, как прикрытие, чтобы людей не пугать.
  Марк обожал находиться рядом с отцом и заниматься вместе с ним всякими хозяйственными делами. Но особенный праздник был, когда Феликс возвращался с экспедиций, которые могли длиться довольно долго. Они с Альбертом пели песни, играли на тамтаме, который Феликс когда-то подарил ему, рассказывали смешные и захватывающие истории. Вот, как сегодня. В доме сразу появлялась атмосфера детского задора и веселья. Для Марка эта была самая лучшая жизнь, в которой ничего не хотелось менять, а Альберт был для него всем на свете - отцом, другом, наставником.
  
  
  Глава 2
  Дом напротив
   Уже с самого утра в рыбном ларьке было полно посетителей. 'Так уже к полудню все закончится' - подумал Марк, обслуживая покупателей, среди которых было много знакомых. Парень был как всегда приветлив и улыбчив. Постоянные покупатели заводили с ним дружеский разговор и искренне желали здоровья и удачи. Отвлекшись на минуту от работы, Марк поднял глаза и увидел девушку у дома напротив, которая отчаянно пыталась справиться с дверным замком, стараясь открыть дверь. Очередь у лавки была бесконечной и, наконец, когда, она закончилась, Марк смог отлучиться и подойти к незнакомке. Девушка вертела ключом в замочной скважине и так и сяк, но дверь никак не хотела отпираться.
  - Помочь? - Спросил парень.
  От неожиданности бедняжка вздрогнула и выронила ключи. Марк тут же поднял их и задержал свой взгляд на девушке. Она была очень зажата и сторонилась юноши, словно боялась, что он может причинить ей боль. Ее растрепанные каштановые волосы закрывали лицо, и Марк так и не смог заглянуть ей в глаза.
  - Можно? - Он кивнул в сторону двери. Та несмело отошла, уступая Марку место. Не успел он вставить ключ в замочную скважину, как дверь тут же отворилась. - Вы просто не вставили его до конца, поэтому не могли открыть. Пожалуйста, входите.
  Девушка пробормотала что-то вроде 'спасибо' и быстро прошмыгнув за порог, захлопнула перед его носом дверь. С минуту парень стоял неподвижно, озадаченный ее поведением. Марк отметил про себя, что он впервые встретил такого дикого и не очень приветливого человека, да и к тому же противоположного пола.
  Но, тем не менее, продолжив работу в ларьке, он не отрывал взгляда от дома напротив. Поведение этой девушки стало поводом для размышлений. Что же с ней произошло такого, что она была так зажата и напугана и, как показалось Марку, даже побледнела, увидев его? Парень не зря 'буравил' дом глазами, потому что вскоре девушка вышла из него и стремительно куда-то направилась. Решив, что это его шанс что-то разузнать, Марк ринулся к ней.
  - Подождите! - Перебегая дорогу, воскликнул он. Девушка ускорила шаг. - Постойте, я вас не обижу. Я всего лишь хочу спросить. - Она остановилась. - Я раньше вас тут не видел. Вы снимаете этот дом?
  Девушка слышно сглотнула и ответила:
  - Да. То есть, нет.
  - Эм... нет или да?
  - Да. - Тихо ответила она. - Мне нужно идти...
  - Всего пару секунд. - Попросил юноша. - Меня зовут Марк, и я живу вот в этом доме, видите? Если что-нибудь нужно будет, вы всегда можете ко мне обратиться.
  Она чуть видно кивнула и, так же, не поднимая взгляда, продолжила путь.
  - Постойте! - Снова позвал ее Марк. - А как ваше имя?
  Девушка, обернулась, и ответила так тихо, что парень едва смог разобрать:
  - Розалина.
  'Розалина' - эхом отдалось в голове юноши. Переходя дорогу, он увидел отца, который с любопытством смотрел в окно.
  - А подглядывать не хорошо. - Пропел Марк, входя в дом.
  - Это новая соседка? - Поинтересовался Альберт.
  - Да. Ее зовут Розалина и она очень странная.
  - Значит, Розалина? Красивое имя. Ты, наконец - то, познакомился с девушкой. А то всё, старик да старик. - Обрадовался тот.
  - Отец, ты же знаешь, мне нравится находиться с тобой. - Взяв Альберта за руку, искренне ответил Марк.
  - И все же тебе стоит завести друзей. Развлекаться с ними, где-нибудь гулять.
  - Я никогда не найдут друга лучше тебя, отец. И ты это знаешь.
  - Знаю. Но что ты будешь делать, когда меня не станет?
  - Не говори об этом. - Помрачнел Марк.
  - Почему? Все равно рано или поздно я уйду из жизни. Вот с кем ты будешь дружить? - Серьезно спросил Альберт.
  Марк понял, что этого разговора не избежать и терпеливо ответил:
  - Я не очень люблю шумные компании. Скорее, я предпочту уединение до конца своих дней.
  - Мне грустно от того, что ты настроен на такое будущее. Может, стоит познакомиться с новой соседкой поближе? Ты должен помнить мои слова о том, что...
  - Не бывает бесполезных людей и ничего в этом мире не случайно. - Тут же подхватил Марк. - Да, отец, я помню это.
  - Значит, мы договорились?
  Марк улыбнулся, понимая, насколько Альберт неисправим и сказал:
  - Да, договорились. С завтрашнего дня я начну заводить друзей.
  Перед сном Марк долго смотрел на дом напротив. Там горел свет, и парень гадал, чем в столь поздний час занимается его новая соседка. Откуда она взялась? Опущенные ресницы, излишняя скованность, видимая дрожь - все это заинтриговало юношу. Ее зажатость и необъяснимый страх стали для парня настоящей загадкой, а сама Розалина показалась ему неземным созданием, случайно упавшим на Землю с другой планеты.
  Ночью прошел дождь, и утренняя пробежка оказалась по-особенному приятной. Лесная посадка, находившаяся неподалеку, по которой Марк ежедневно бегал, была наполнена бодрящей прохладой и запахами свежести. Оказавшись на своей улице, парень замедлил бег. Вытирая пот со лба, и восстанавливая дыхание, Марк обратил внимание, что окно дома напротив открыто нараспашку. Он замер, ожидая увидеть в ней новую соседку, но, так и не дождавшись ее появления, смело направился к ее дому, пересекая дорогу легким бегом. Затормозив перед ним, Марк заметил, что окна открыты во всех комнатах сразу. Он украдкой заглянул в одно из них. Его взору открылся маленькая комната с серыми неровными стенами, деревянный пол без настила, старый телевизор, и разложенный покосившийся диван.
  - Апчхи! - Раздалось где-то в стенах дома. Марк пригнулся, чтобы не быть замеченным. - Апчхи! - Повторилось снова в той комнате, под окном которой прятался парень. Затем девушка закашлялась, и как показалось Марку, подошла к окну, чтобы глотнуть свежий воздух. Парень быстро отпрыгнул, пока его не заметили, и оказался около входной двери, которая резко распахнулась. Розалина, увидев нежданного гостя, даже перестала кашлять и от смущения замерла на пороге. Марк был не менее растерян и, понимая, насколько нелепо это выглядит, с глупой улыбочкой сказал:
  - Привет.
  - П.. привет... - Розалина растерялась еще больше.
  - Я Марк, помнишь? Твой сосед напротив.
  - Да... - Закивала Розалина и робко спросила: - Ты следил за мной?
  - Что?! Нет, я просто проходил мимо и не мог не заметить твои открытые окна. Ведь еще так рано, а ты уже не спишь.
  - Трудно уснуть там, где хозяйничают сотни тараканов. - Розалина наконец-то взглянула на Марка. Он смог разглядеть ее лицо: чистое и белое, а в карих глазах играл блеск восходящего солнца.
  - Неужели их так много?
  - Очень.
  - Это ужасно. Морить их надо. - Не зная больше что ответить, сказал Марк. - Но судя по запаху, ты уже только что это сделала. - Чувствуя едкий бьющий в нос запах, добавил он. Девушка ничего не ответила. - Тебе лучше не заходить в дом некоторое время. Это ведь опасно.
  Розалина кивнула и посмотрела ему прямо в глаза. Марк засмущался и, бегая глазами по сторонам, несмело произнес:
  - Может, стоит прогуляться? Я могу составить тебе компанию, если ты конечно непротив.
  Светлое лицо Розалины тронула едва заметная улыбка, которую Марку удалось уловить.
  Окна были зарешеченные, поэтому девушка оставила их открытыми. Марк и Розалина не спеша направились вдоль улицы.
  - Как давно ты переехала сюда? - Устранив неловкую паузу, поинтересовался Марк.
  - Я тут всего несколько дней. - Негромко ответила Розалина.
  - С замком уже ладишь?
  - Нет. - Улыбнулась она, и Марк невольно улыбнулся ей в ответ.
  - А откуда ты переехала в наш маленький городишко?
  - Из деревни.
  - А почему переехала? Ведь деревня это свежий воздух, природа. С городом просто не сравниться.
  - На то были свои причины. - Сухо ответила она.
  - Скучать, наверное, будешь по дому?
  Розалина пожала плечами.
  - Неужели всё настолько кардинально поменялось?
  - Для меня - да. Я не хочу туда возвращаться. - Было видно, что Розалине неприятно говорить об этом. Опустилась оглушающая пауза.
  - А я вот в рыбном магазине отца работаю. Раньше он сам стоял за прилавком, но теперь ему трудно. - Марк удачно заполнил 'пробел' в разговоре.
  Розалина снова кивнула.
  - Я знаю, что ты там работаешь. Ты ловишь рыбу сам?
  - Да.
  - И это не трудно?
  - Ловить рыбу? Нет, это круто. - Улыбнулся Марк. - Так можно часами рыбачить, вылавливая будущий товар. А если клев очень хороший, то можно даже целые сутки просидеть. Хотя иногда я просто ставлю сети, а потом приезжаю за уловом. А ты что никогда не была на рыбалке? - Удивленно спросил он.
  - Нет.
  - Правда?! Жить в деревне и ни разу не порыбачить?! Это как же так? - Парень не мог поверить своим ушам.
  - У нас речки там нет.
  - Нет?! - Еще больше изумился парень. - А как же вы там летом развлекаетесь-то?
   Казалось бы, о чем можно говорить незнакомым людям, но они довольно долго беседовали о всяком разном. Больше не было неловких пауз и грустных глаз Розалины. Они так заболтались, что Марк совсем забыл про работу. И если бы девушка ни задала вопрос, связанный с ней, парень бы точно о ней и не вспомнил.
  - Ох, мне же ларек открывать! - Воскликнул он.
  - Ты открываешься в одиннадцать?
  - Одиннадцать?! Уже? - Ужаснулся Марк. - Вообще в десять, но сегодня припозднюсь на час. Извини, мне надо бежать. Увидимся! - 'Бросил' он ей на бегу.
  Добежав до дома, он понял, что Альберт уже давно открыл лавку и стоит за прилавком.
  - Отец, прости, я опоздал. - Впопыхах произнес Марк.
  - Да, я вижу. Тебя так долго не было, что я начал бояться, не свернул ли ты себе шею, выделывая свои акробатические трюки. Но мне оставалось надеяться, что ты последовал моему совету и зашел в гости к новой соседке.
  - Так и было. Мы прогулялись, заболтались, и я совсем забыл.
  Лицо Альберта раскрылось в довольной улыбке.
  - Что ж, я рад, что новая подруга оказалась причиной твоего опоздания. Я готов каждый раз открывать ларек за тебя, если ты подружишься с Розалиной. А пока что иди, переоденься и за работу.
  - Конечно, отец. - Пребывая в отличном настроении, ответил Марк и направился в дом.
  Быстро приняв душ и переодевшись, он вернулся к работе и подменил Альберта. Покупателей было так много, что Марк едва успевал всех обслужить. Не было ни единой свободной минутки, даже для того, чтобы хлебнуть воды. Но юноша был шустр и не заставлял посетителей долго ждать своей очереди. У него даже не было и пары секунд, чтобы глянуть на дом напротив и убедиться, что соседка не задохнулась от тараканьего мора.
  - Спасибо вам. Приходите к нам еще. - Вежливо отвечал Марк, каждому покупателю, передавая пакет с рыбой. - Здравствуйте, слушаю вас.
  - Здравствуй.
  Марк резко поднял глаза и увидел перед собой Розалину.
  - Привет. - Улыбнулся он. - Какую рыбку предпочитаешь?
  - Всякую люблю. Но я вообще-то ищу работу...
  - То есть ты хочешь попробовать поработать здесь? - Удивился Марк.
  - Я сейчас смотрела, как ты работаешь. У тебя много народу. Одному, наверное, трудно справляться.
  - Да не особо. Я уже привык.
  Бедняжка почувствовала себя ужасно неловко и снова вся зажалась.
  - Понятно. Извини, что отвлекла. - Розалина мгновенно спрятала глаза, пожалев, что спросила об этом.
  - Но мне не помешал бы помощник. - Поспешил сказать парень. Девушка тут же подняла голову. - Если конечно тебя не пугает едкий запах рыбы.
  Лицо Розалина озарила довольная улыбка, словно ей предложили заниматься самым прекрасным делом на свете. Она тут же принялась помогать Марку в торговле и дело пошло гораздо быстрее, чем раньше. Розалина справлялась с новым делом отлично, словно и раньше занималась этим. И уже к трем часам дня они продали всю рыбу.
  - А ты молодец. - Похвалил ее Марк. - Ты раньше работала в магазине?
  - Нет. Я работала почтальоном.
  - Серьезно? - Прибираясь в лавке, спросил Марк.
  - Да. Разносила газеты и письма по ящикам.
  - Никогда бы не подумал. Тебя сложно представить в этой профессии.
  - В деревне тяжело найти работу, которая была бы по душе. Выбирать не из чего. Хватаешься за то, что под руку подвернется. - Вытирая витрины, ответила Розалина.
  - Да, в городе проще по этой части. Больше перспектив.
  Скрипнули ворота. За порог вышел Альберт.
  - Уже складываешься? Сегодня что-то быстро. - Сказал он, жмурясь от солнышка. - Наверное, жарко, люди не идут.
  - Нет, рыба вся продана. У меня помощница хорошая появилась.
  Девушка несмело сделала шаг вперед.
  - Здравствуйте. - Робко сказала она. Увидев ее, Альберт приятно удивился.
  - О, вы, должно быть, Розалина? Марк, мне рассказал про вас. Рад познакомиться с вами. - Старик крепко пожал ее руку. - Я Альберт. Марк, дорогой, жду вас обоих на вкусный чай, как закроетесь. - Он похлопал парня по плечу и зашел обратно.
  - Это твой дедушка? - Спросила Розалина, продолжая помогать Марку убираться.
  - Нет, это мой отец.
  Лицо Розалины вытянулось от изумления.
  - На самом деле, Альберт забрал меня из детдома, когда мне было четыре. - Продолжил парень. - Он научил меня всему на свете. Он мне больше, чем отец.
  - Ты счастливый, раз считаешь его своим настоящим отцом. А у него родных детей нет?
  - Нет. Альберт много работал на ферме, занимался коневодством и хозяйством, сажал бахчи, и времени на семью просто не оставалось. Прошли года, и ему нужен был наследник и так в его жизни появился я. А твой отец, какой он? - Поинтересовался Марк.
  - Он умер очень рано, я была совсем маленькой. К сожалению, я его совсем не помню. - Печально вздохнула Розалина.
  - Так же, как и я маму.
  - Привет, спортсмен! - Раздался бодрый голос, прервав их беседу. К дому Альберта подходил жизнерадостный и шустрый старичок.
  - Здравствуйте, дядя Феликс! Вы к нам с новостями?
  - Я к вам с бальзамом и конфетами! - Поднимая пакет со сладостями, ответил Феликс. - Присоединишься чайку?
  - Да, только закроюсь. - Улыбнулся Марк.
  - Ой, а кто это там с тобой? - Заглядывая ему за спину, прищурился Феликс.
  - Это Розалина - наша новая соседка. - Ответил парень.
  - О, здравствуй, прелестное дитя! - Феликс слегка поклонился ей. - Эх, молодость - главная привилегия. Ребята, как я вам завидую! - Старик, что-то припевая себе под нос, направился в дом.
  - Это папин друг. - Пояснил Марк, когда Феликс зашел за ворота. - С ним будет весело.
  Закрыв лавку, они вошли в дом. Девушка очень стеснялась и остановилась на пороге. Марк слегка подтолкнул ее вперед.
  - Присаживайся, Розалина. Чувствуй себя, как дома. - Пригласил ее Феликс.
  - Спасибо. - Робко ответила девушка и присела на краешек кресла.
   Послышалось шарканье тапочек - Альберт неспешно двигался с кухни, двигая столик на колесиках. Марк поспешил перехватить столик, на котором стояли тарелки с похлебкой.
  - Отец, что это?
  - Это рыбный суп. Не видишь что ли? - Альберт выглядел довольно забавно, когда насмешливо говорил.
  - Я вижу, что это рыбный суп. Но когда ты успел его приготовить? - Удивленно спросил парень.
  - Сам не знаю. - Пожал плечами Альберт. - Он как-то сам приготовился.
  - Но почему именно рыбный? - Не унимался Марк.
  - А какой еще? Ловил бы ты кабанов, сварили бы кабаний суп, ловил бы ворон - вороний суп. А так, как нам рыбу девать некуда, мы варим рыбный суп. - Развел руками Альберт и обратился к Розалине. - Марк настоящий рыболов.
  - Не сомневаюсь.
  - Да, кстати, вам понравилось работать в нашем магазине? - Заинтересованно спросил Альберт.
  - Да. Очень занимательно.
  - Буду очень рад, если вы продолжите работу у нас. Так будет гораздо проще. Расчет после каждого трудового дня.
  - Спасибо большое. Я с радостью буду работать у вас. - У Розалины загорелись глаза.
  - У девушки хорошие манеры. - Заметил Феликс. - О, прекрасное дитя, вы похожи на небесную нимфу. Посмотрите, у нее же крылья за спиной!
  Розалина замерла, не понимая о чем речь.
  - Опять ты о своих нимфах. - Махнул рукой Альберт. - Ты везде видишь то фей, то гномов. Всех, кроме людей.
  - Потому что феи прекрасные безобидные создания, с ними можно сравнивать.
  - А гномы, между прочим, вредные и ворчливые. - Помешивая суп, приметил Альберт. - Но ты тоже сравниваешь с ними людей, как прекрасных существ.
  - Гномы милые и трудолюбивые!
  - Ты-то откуда знаешь? Ты видел их что ли?
  Между Альбертом и Феликсом разгорелся шуточный спор. Марк повернулся к Розалине и развел руками:
  - Это теперь надолго.
   Розалина с интересом наблюдала за этой картиной: как двое прилично пожилых мужчин спорят о существовании единорогов, русалок и фей. Девушка, неспеша, доела суп и принялась за чай, наблюдая за развитием событий. Ни у одного из стариков рот ни на секунду не закрывался. Они уже не замечали ни Марка, ни Розалину, а молодые люди еле сдерживали смех, глядя на них. Парень предложил девушке прогуляться по саду.
  Маленькая зеленая тропинка, по которой они шагали, была покрыта примятой травой. В небольших клумбах благоухали красивые маленькие цветочки, а над ними возвышались сливовые, вишневые и яблоневые деревья. Сад был очень ухоженным и ярким. Несмотря на свой возраст, Альберт следил за его чистотой и всячески преображал его.
  - Почему дядя Феликс назвал меня нимфой? - Спросила Розалина.
  - Ты же слышала, он верит в них. Это у него еще с детства. Отец рассказывал, что он всегда верил в сказку. Так что это его безумное увлечение. Он мечтает отыскать мир с мифическими созданиями.
  - Это забавно.
  - Да, очень. Дядя Феликс считает, что феи существуют на самом деле даже в мире людей. Они превращаются в пчел, когда рядом человек и жалят его, если он пытается их обидеть. А бабочки на самом деле являются волшебным транспортом для перелета прекрасных муз.
  Розалина в голос рассмеялась, и тогда Марк первый раз услышал ее заразительный заливистый смех. Парень подхватил волну ее веселья. Среди ветвей плакучей ивы спряталась деревянная скамейка, которую когда-то Альберт построил сам. Ребята присели на нее и их взору открылся весь сад.
  - Марк, что случилось с твоей мамой? Просто тогда в лавке нас прервали...
  - Да, я помню. - Уловив ее мысль, сказал Марк. - Я спрашивал Альберта о моей маме. Он не знал ее, но в детдоме при усыновлении ему дали общую информацию. Я знаю то, что ее звали Кристина, она была матерью-одиночкой, а вскоре умерла. Других родственников, которые могли бы взять меня под свое крыло, не нашлось и меня оформили в приют. А дальше ты знаешь.
  - Да. - Розалина чуть видно кивнула и опустила грустный взгляд. - Но ты, наверное, часто думаешь о своей маме?
  - Не часто, конечно. Но я представляю, какой бы она могла быть.
  - И какая же она в твоих представлениях?
  Марк мечтательно улыбнулся и, подняв глаза к небу, произнес:
  - Невысокая смуглая женщина с крупными русыми локонами, спадающими на хрупкие плечи, с добрыми и красивыми голубыми глазами и ослепительной улыбкой. У мамы были бы самые золотые руки, потому что она пекла бы чудесные торты и готовила бы различную вкуснятину. Она была бы самой отзывчивой, заботливой мамой и мне бы завидовали все в округе. Раньше я представлял, как она встречает меня со школы и тут же угощает кексом, а потом сама же ругает за то, что я не помыл руки. - Марк забавно улыбнулся. - Помогает делать мне уроки, бережно укутывает меня шарфом в мороз и кричит вслед, чтобы я не снимал шапку. - Ему было приятно представлять свою маму и говорить о ней. Душа озарялась непонятным светом, словно по ней разливался сладкий бальзам.
  - Я думаю, она была хорошим человеком. - Сказала Розалина.
  - Да, я тоже в этом уверен. - Опустилась секундная пауза, и он спросил. - А твоя мама осталась в деревне?
  - Моя мама тоже умерла. Только совсем недавно. Всего пару месяцев назад.
  - Ой, прости...
  - Ничего. Я держусь. У нее случился сердечный приступ. - Розалина сжала губы, чтобы не заплакать. - Никогда бы не подумала, что она уйдет из жизни так рано. Всегда боялась остаться одна и до сих пор боюсь одиночества.
  Марк накрыл своей ладонью ее руку в знак поддержки. Потерять родного человека - есть самое страшное на свете, и чтобы смириться с этим понадобятся годы. Если вообще возможно смириться.
  - Бояться одиночества - это нормально.
  - Правда? А ты чего-то боишься? - Спросила она.
  - Конечно. Даже стыдно говорить, но я ужасно боюсь огня.
  - Почему стыдно? Бояться огня - это нормально. - С улыбкой ответила она перефразировав Марка.
  Розалина осталась совсем одна, и в эту минуту Марк понял, что готов помогать ей и стать для нее всем: другом, поддержкой и защитой. Он жил себе всё это время вместе с отцом и в его жизни ничего не происходило, но вдруг появилась она - это светлая девушка. Такая простая и обычная, немного напуганная, но все же искренняя.
  Каждое утро Розалина выходила на новую работу. Вместе с Марком они справлялись очень ловко и быстро, обслуживая покупателей мгновенно, без скопления толпы и длинных очередей. А когда Марк уезжал на озеро поймать рыбу, Розалина самостоятельно открывала магазин и работала одна. Она была по-настоящему счастлива. Марк смотрел на нее и сравнивал с той девчонкой, которую увидел впервые: робкой, неразговорчивой, взъерошенной. И той, которую видел перед собой сейчас: улыбчивой, шустрой, красивой. Словно ее подменили. Розалина буквально сияла, будто в ее жизни произошли самые необыкновенные перемены. После рабочего дня она заходила в гости к Альберту и вместе с ним и Марком чаевничала и болтала на самые разные темы. Ей было интересно находиться рядом с этим старичком, она любила слушать его истории и шутки, которым, казалось, нет конца. С Марком Розалина чувствовала себя свободно и легко. Рядом с ним она могла быть сама собой, не боясь сделать что-то не так или сказать не то. Здесь, в этом небольшом городе у нее никого не было. Никого, кроме этих двух людей, которым она доверяла и чувствовала себя нужной. А когда приходил еще и Феликс, то собиралась очень веселая компания, где каждый чувствовал себя абсолютно в своей тарелке, несмотря на разный возраст. В этот момент происходило волшебное слияние поколений, которые говорили на одном языке и с полуслова понимали друг друга.
  
  
  Глава 3
   Боль
  
  В один из дней Розалина решила поехать вместе с Марком на озеро после закрытия магазина. Пока они собрались, уже наступил вечер, и на рыбалку нужно было ехать с ночевкой, чтобы поймать как можно больше будущего товара. Перед самым отъездом Альберт шепнул Марку:
  - Не бросай Розалину, сын.
  - Что? Зачем же я буду ее бросать? - Усмехнулся парень. - Что ж я ее в лесу оставлю что ли?
  - Она твой самый верный друг. - В глазах Альберта была несвойственная для него тревога и волнение.
  - Да, пап, я знаю.
  - Не обижай ее. Она очень ранимое создание.
  - Отец, мы едем всего на один день. Как я смогу обидеть ее?
  - Вот и славно. - Альберт похлопал его по плечу и кивнул в сторону мотоцикла, мол, иди, больше не буду задерживать.
  Марк любил быструю езду, но сейчас он ехал не торопясь, наслаждаясь компанией с девушкой. Во время дороги, каждый раз, когда Марк выдавал какую-нибудь шутку, Розалина задорно смеялась. Через час неспешной езды на мотоцикле, они оказались на зеленой поляне, заросшей высокой травой. Подойдя к склону, перед ними открылось сверкающее зеленое озеро. Спустившись вниз и утопая ногами в песке, они скрылись под огромным раскидистым дубом.
   Закинув удочки подальше в воду и зарыв их концы в песок, ребята болтали на разные темы. Через несколько минут у Марка начало клевать и он одним рывком вытащил хорошую рыбину. У Марка, как по волшебству, ловилась одна за другой, а Розалина только вздыхала. Несмотря на то, что они сидели рядом, она не могла понять, почему у него такой хороший улов, а она будто в луже рыбачит. Но вдруг через несколько минут задергался и ее поплавок. Она радостно воскликнула и дернула за удочку. Тут начался довольно удачный клев. Розалине понравилось это занятие, и она с особым энтузиазмом рыбачила вместе с новым другом. Прошло несколько часов, и они решили прогуляться по лесу. Взобравшись повыше, Марк начал лазать по дереву, раскачиваясь на его ветвях, словно на лианах и перелетать с одного дерева на другое с такой легкостью, что у Розалины захватывало дух. Она восхищалась им и с восторгом наблюдала за этим. Потом, когда он не на шутку разыгрался, она попросила его прекратить, боясь, что может произойти несчастный случай, но Марка было уже не остановить. Он вставал на руки, прыгал с ветки на ветку, подтягивался и все без лишних усилий. Марк сделал сальто и прыгнул на землю рядом с Розалиной.
  - Наконец-то. - Выдохнула она.
  - Что с тобой? - Коснувшись ее плеча, спросил Марк.
  - Боялась, что ты свернешь себе шею.
  - Я занимаюсь этим с восьми лет. Так что я уже привык.
  - Как ты это делаешь? Ведь это до жути опасно.
  - Каждодневные усердные тренировки. - Пожал плечами Марк.
  - И что, ни разу за это время ты не получал никаких травм?
  Марк задумался и вспомнил кое-что.
  - Получал. - Он показал Розалине выпуклый шрам под ключицей.
  - Какой странный. Как ты его получил? - Розалина пригляделась к нему и провела по его неровным контурам пальцами.
  - Мне тогда было двенадцать. - Марк прогулочным шагом отправился по лесу. - Я тренировался, пытался балансировать на дереве. Высота была приличная, но я часто занимался и поэтому не боялся упасть. Я изучил дерево вдоль и поперек. Но вдруг ладонь соскользнула, и я полетел вниз. Упал прямо на острый сук, торчащий из земли. Он пронзил это место насквозь. - Он дотронулся пальцами до шрама. Розалина поморщилась, представив этот ужас. - Но меня спас отец, он все сделал сам: обработал рану, зашил ее. Еще сказал, что я счастливчик, потому что сук чудом не задел легкое. В общем, я тогда легко отделался.
  - И после пережитого ты продолжаешь делать это?
  - Конечно. Мне ведь это нравится.- Марк смущенно улыбнулся. Они вернулись к озеру и начали ставить палатку. А когда стемнело, то разожгли костер и расположились на траве под деревом. Марк сварил уху в котле, и Розалине показалось, что ничего вкуснее она еще не пробовала. Над ребятами висело темно-синее полотно, усыпанное миллиардами звезд. Они взяли сухие тоненькие ветки, зажгли их от костра и начали водить ими в воздухе, вырисовывая разные узоры. Теплый ветер и свежий воздух убаюкивал, и когда Розалина уснула, Марк еще некоторое время посвятил ловле рыбы в лунном свете, что нравилось ему больше всего.
   Не успело солнце взойти, как Марк уже проснулся и принялся за рыбацкое дело, а чуть позже к нему присоединилась Розалина и вечером они вернулись домой с хорошим уловом.
  - Мы приехали! - Заходя в дом, крикнул Марк. Пройдя по всем комнатам, Альберта они не обнаружили.
  - Может он прогуляться вышел? - Спросила Розалина.
  - Скорее всего, он в саду. - Ответил Марк. Они направились туда, но обойдя его со всех сторон, Альберта не нашли. Марк растерянно забегал глазами. - А вот это уже очень странно.
  - Он никуда не мог уйти?
  - Нет. Отец уже несколько лет не выходит дальше, чем за ворота.
  - А в магазин?
  - Всегда хожу я. - Они зашли обратно в дом. Марк задумался, но уже через мгновение продолжил. - Я не уверен, но может он решил отправиться к дяде Феликсу? Только не понимаю, зачем он пошел туда, ведь для него это не близкий путь.
  - Ты пойдешь к нему?
  - Да.
  - А можно я пойду с тобой? - Шагнув вперед, спросила девушка.
  - Конечно.
   Через полчаса они пришли к дому старика Феликса. Трижды постучав в дверь, Марк услышал неспешное шарканье тапочек. Дверь распахнулась за порогом, стоял хозяин дома.
  - Здравствуйте, дядя Феликс. Отец, у вас? - Торопливо начал Марк.
  - Добрый вечер. Проходите скорее. - Улыбнулся старик, пропуская их в дом. - Присаживайтесь, пожалуйста. - Феликс громко выдохнул, глотнул воды в стакане и продолжил. - Он пришел ко мне сегодня утром, около девяти. Я очень удивился, увидев Альберта на пороге моего дома, ведь он уже давно не приходил ко мне. Мы выпили чай, затем он сказал, что он очень счастлив, потому что его жизнь была прожита не зря, она была отдана людям, которые нуждались в его помощи.
  - Подождите. - Выставив руку вперед, перебил его Марк. - Почему он об этом заговорил?
  - Он знал, что ты придешь сюда. Я тебя ждал.
  - Где мой отец? - Встревожился Марк.
  - Сегодня в небе зажжется новая звезда. - С болью в голосе, ответил Феликс.
  - Он умер? - Боясь осознать это, прошептал юноша. Старик чуть видно кивнул и сжал губы, чтобы удержать слезы.
  - Да вы шутите. Вы же оба шутники! Пап, выходи! - Не желая верить в услышанное, крикнул Марк.
  - Мальчик мой, успокойся. - Гладя его по голове, как маленького ребенка, сказал Феликс. - Это правда.
  - Он что серьезно умер?! - Снова спросил парень. - Где он? Я хочу его увидеть!
  - Альберт не хотел, чтобы кто-то видел его смерть. Он ушел, Марк.
  - Как ушел?
  - Как его бабушка. Кажется, Альберт рассказывал тебе об этом. - Глаза Феликса покраснели, и кристаллики слез наполнили их.
  - Да... Его бабушка просто ушла, когда пришел ее час. - Вспомнил Марк.
  - Альберт чувствовал смерть, мальчик мой. - Скорбно продолжил Феликс.
  - Потому что он был особенный. - Давясь слезным комом, продолжил Марк. - Но я не понимаю, от чего он мог умереть? Это не должно было произойти так скоро. Он должен был жить еще очень и очень долго.
  - Каждому человеку отмерен свой отрезок жизни, Марк. И с этим нужно смириться. - Кладя свою морщинистую руку на плечо парня, произнес Феликс. - Мальчик мой, Альберт верит в тебя. Он просил передать тебе, что ты не должен сдаваться, что бы ни случилось. Возьми себя в руки и не разочаруй отца.
  - Я ведь не успел даже с ним попрощаться. Почему он так ушел? Это не справедливо. - Глотая слезы, хрипел Марк. Розалина обняла его.
  - Идем со мной. - Встав с дивана, уверенно произнес Феликс и решительно направился к выходу. Марк лишь отрицательно покачал головой и скривился в гримасе непередаваемой душевной боли и скорби.
  - Я знаю, что такое терять близких. - Прошептала девушка. - Марк, ты не один, слышишь?
  - Теперь я один...
  - Нет. - Уверенно ответила Розалина. - Я с тобой. Дядя Феликс с тобой. Идем.
  Марк нехотя направился вслед за Феликсом.
  - Ты знаешь, на что любил смотреть Альберт? - Спросил старик у Марка, когда они вышли за ворота и побрели вдоль дороги.
  - Он любил смотреть на закат. - Осипшим от слез голосом ответил Марк.
  - Да. Именно туда мы сейчас и направляемся.
  - Куда?
  - Туда, где его хорошо видно.
   В городе, где они жили, располагалось два высоких холма. Если подняться на их вершину, то видно весь город, как на ладони. Именно туда вел их Феликс. Это было невероятно красивое место, находясь в котором можно было не только помечтать, но и почувствовать себя максимально свободным и независимым. Их встретил маленький лесок, деревья которого склонились друг к другу, словно обнявшись, широкая тропинка была извилистой, следы на которой оставили колеса чьего-то велосипеда. На нем, конечно, на вершину холма не поднимешься, поэтому велосипед оставался стоять внизу, на выгоревшей от солнца траве. Все трое поднялись на один из холмов и ощутили себя настоящими птицами в полете, парящими над дорогами и домами города. Воздух был совершенно другой, пахло песком и свежестью. Розалина и Феликс замерли от красоты, обволакивающей все небо. Алый закат и огромное заходящее солнце бросили розовую краску на их лица. Марку было не до природных прелестей. Он сел на песок и закрыл глаза.
  - Зачем мы здесь? - Простонал он.
  - Потому что Альберт любил это место. Еще совсем недавно, когда он был моложе, он поднимался на эти холмы и любовался закатом. - Продолжая наблюдать, как медленно исчезает солнце, ответил Феликс.
  - Если он умер, то где его тело? Я должен его похоронить. - 'Проглотил' последние слова Марк.
  - Парень, - Феликс присел напротив него, - таких великих и светлых людей, как Альберт не засыпают землей. Их помнят такими, какими красивыми и счастливыми они были при жизни. Альберт ушел навстречу свету, который забрал его. Но именно здесь и будет таиться его чистая душа. Он очень любил это место, но у него уже не было сил подняться на эти холмы, чтобы насладиться их величием и воздухом, поэтому он мог только смотреть на них со скамьи своего сада. Когда - то он мне сказал: 'Феликс, когда настанет твоё время умирать, я разнесу твой прах по вершине холма, а его простору доверю твою душу. И только тогда у меня появятся силы каждый раз подниматься сюда, чтобы поговорить с тобой'. Но как оказалось, час смерти первым пришел к нему. И ты не представляешь, как мне больно это осознавать.
   Марк взял в руку песок и начал пересыпать его из ладони в ладонь, словно прах Альберта. Розалина опустилась на колени и обняла его, как можно крепче. Ее глаза налились слезами, которая она не в силах была сдержать. Она, как никто другой, понимала его боль. Марк никак не мог понять, почему его единственный человек, который для него был всем на свете, так быстро ушел из жизни? Альберт ведь никогда не жаловался на боли, никогда не жаловался на жизнь. Он всегда улыбался и шутил. От чего может умереть такой человек?! От старости? Может быть кто-то другой, но только не он. С его мудростью и человеколюбием можно было бы жить вечно. Альберт не страдал старческими болезнями и склерозом, он был в здравом уме и светлой памяти.
  Марк не был готов к самостоятельной жизни, он привык все делать вместе с отцом. Альберт был для него твердой опорой, учителем, другом и защитой, а теперь в одночасье он лишился всего этого. Марк не мог поверить и принять того, что больше нет. До этого он никогда не плакал. Даже когда ему было физически больно, когда он падал, ударялся, когда получал больные травмы, он не выронил ни слезинки - терпел, потому что отец учил его быть сильным и мужественным в любых ситуациях. Он говорил, что эта боль не стоит слез, что все раны затянутся и вернут свой прежний вид, кожа так же будет гладкой, как раньше, синяки проходят, и не остаётся и следа, а капли крови от ударов и падений вернуться обратно в жилы. Альберт всегда требовал от Марка мужества и терпения, но сейчас Марк будет долго оплакивать его смерть.
   В этот момент он был слабым и беспомощным, потеряв всякий смысл жить. Единственное, что может его спасти, так это поддержка человека, в плечо которого он сейчас рыдал. Розалина не за что его не отпустит, она сделает все, что угодно, чтобы ангела больше не тревожили слезы и не терзали его большое и светлое сердце.
   Розалина очень переживала за Марка, но парень захотел побыть один, и, убедив девушку, что с ним все будет хорошо, отправил ее домой. Ночью он не мог уснуть. Он словно в бреду, еще не осознавая до конца, что Альберта больше нет, ходил по дому и искал его. Обойдя весь сад, он обессиленный рухнул на скамью.
  - Зачем ты так со мной, па? - Прошептал он. - Я всегда хотел быть похожим на тебя, я хотел помогать всем, как и ты. Но кто меня теперь этому научит? Я ведь не справлюсь один.
  Марк лег на скамью. В небе сияли миллионы миллиардов звезд, но среди них лишь одна была самой яркой и самой большой. 'Сегодня в небе появится новая звезда. Постарайся не пропустить ее сияние' - вспомнил он слова Феликса.
  - Отец, это ты? Ну как там, в небе? Наверное, очень холодно? - Марк больше не видел других звезд. Для него существовала лишь она - самая красивая. - Я очень хочу приносить пользу людям, но не знаю, с чего начать. Я ведь не разбираюсь в травах, как ты. Да вообще, от меня нет толку. Чем я могу помогать-то? - В этот момент звезда, с которой разговаривал Марк, внезапно потухла. - Куда ты, па? Не хочешь меня слушать? Ну и не надо!
  Парень резко вскочил и, забежав в дом, в отчаянье начал вываливать все вещи Альберта в одну кучу. Его одежда, различные мелочи - все это через минуту оказалось во дворе.
  - Не хочешь меня слушать, а я не хочу, чтобы что-то мне напоминало о тебе! Ты не имел права так поступать со мной. Как ты посмел меня бросить?! - Марк зажег спичку и бросил в кучу вещей Альберта. Вся горечь, накопившаяся в душе, вышла наружу и парень безудержно заплакал. Он не знал, как жить без Альберта, ведь они все делали вместе. Этот старик дарил ему радостные минуты и часы, а сейчас это растаяло, как дым.
  Спустя время, слезы и боль сильно измотали его. Огонь убаюкивал и сквозь дремоту Марк заметил чей-то силуэт внутри костра. Найдя в себе силы, он привстал и подошел ближе. Притаившись, словно охотник, парень изучал 'добычу'. Эта была маленькая ящерка, вьющаяся вместе с языками пламени. Она то исчезала, то появлялась вновь. Стараясь найти подходящий момент, чтобы поймать это существо, Марк не дышал, словно боясь спугнуть. Он никак не мог понять, кажется ли ему или там правда маленькая рептилия. И вот он резко опустил руку прямо в самое сердце костра и, зашипев от боли, отстранился от огня.
  'Каким дураком нужно быть, чтобы сунуть туда руку?!' - Подумал он, но через мгновение забыл об этом, увидев объятую огнем ладонь, которая не чувствовала боли и жара. Марк не успел толком ничего сообразить, как огонь буквально растворился в его руке, не оставив ни единого ожога. Марк был в замешательстве и полной растерянности, и через минуту пришел к выводу, что просто сошел с ума и единственным решением, по его мнению, было выпить снотворного и крепко заснуть до утра.
  
  Глава 4
  Пламя
   Проснувшись утром, первое, о чем подумал Марк, что ему теперь придется научиться жить одному. Грусть и тоска переполняли его душу. Он пропустил сегодня утреннюю пробежку и встал с постели позже, чем обычно. До открытия рыбного ларька оставался один час, но сегодня Марк не думал о правилах. Без Альберта дом заметно опустел, и парень терялся в этой пустоте. Приняв душ, он направился на кухню. Есть совсем не хотелось, но выпить крепкого чая не мешало бы. Он, как обычно набрал в чайник воду, как обычно поставил его на плиту. Взяв в руку коробок спичек, Марк призадумался, вспоминая, вчерашний случай. Чтобы убедиться, что это ему приснилось и ничего необычного с огнем не произошло, но зажег спичку и осторожно провел над маленьким пламенем рукой. Огонь мгновенно разошелся по его пальцам. В испуге Марк отбросил спичку и судорожно затряс рукой, стараясь потушить пламя. Зажмурившись на миг, он открыл глаза и посмотрел на ладонь - ничего нет. Глаза Марка сделались большими, и он попятился назад. Нащупав стул ногой, он тут же присел. Он медленно выдохнул, стараясь успокоиться, и снова зажег спичку, проведя над ней пальцами. Все повторилось - пламя расползлось по ним.
  - Что это? - Спросил он тишину и ринулся к раковине под струю холодной воды. Пламя исчезло, а рука осталась цела и невредима. Марк испугался еще больше. Ему не терпелось все рассказать и показать Розалине и он, как угорелый помчался к ней.
  - Розалина! - Долбился он в дверь. - Розалина, открой, это я.
  - Марк, что случилось? - Пропуская парня за порог, спросила она.
  - Я покажу тебе кое-что. Только ты не пугайся, ладно? - Он пошел прямиком на кухню.
  - Ладно. Но в чем дело? - Не понимала, еще не совсем проснувшаяся Розалина.
  - Где у тебя спички?
  Розалина молча протянула ему коробок.
  - Смотри внимательно и не вздумай меня останавливать. - Марк, словно фокусник, показывающий трюк, зажег спичку и провел над ней пальцами. В одно мгновение его рука поглотила этот огонек. Импровизируя, словно перед зрителем, он сложил ладони, и пламя с одной руки переползло на другую. Он коснулся плиты, и конфорка зажглась сама. Затем, Марк встряхнул одной рукой, и огонек исчез, а другую раскрыл и показал Розалине крошечный огненный шарик.
  - Что это такое? - Едва вымолвила девушка.
  - Я пока не знаю. Но мне нравится.
  - Марк, да у тебя ж рука горит! - Наконец очнулась Розалина. - Скорее под воду! - Она схватила его за запястье и подставила ладонь под струю.
  - В том то и дело, что я не чувствую огня, понимаешь? - Но он все равно позволил Розалине затшить огонь водой. - Я его держу и не ощущаю.
  - Ты спятил?!
  - Розалина, я говорю серьезно. - Марк пытался ее убедить. - Я не знаю, как это у меня получается, но моя рука горит, а огонь не жжет.
  - Этого не может быть!
  - Как видишь, может! - Восхищенно ответил парень.
  - Невероятно... - Розалина не могла поверить своим глазам. - Кто же ты такой?
  - До сегодняшнего утра был просто Марком. А сейчас... я сам бы не прочь узнать.
  - Это ненормально. - Отстраняясь от него, сказала Розалина.
  - Почему? Это же чудо!
  - Потому что так не должно быть. Это... аномально! - Всплеснула она руками.
  - Нет, это феноменально! Ты представляешь, что я теперь могу?! - Радостно воскликнул Марк.
  - Даже и представлять не буду. В любом случае, огонь приносит одни несчастья, каким бы 'добрым' он ни был. - С опаской глядя на его руку, из которых несколько секунд назад 'сочился' огонь, поежилась девушка.
  - Ах ты, зануда! - Игриво произнес Марк. - Вот дяде Феликсу это непременно понравится.
  - Что ты сделал для того, чтобы это случилось?
  - Да ничего я не делал. Дядя Феликс говорил про звезду, помнишь? Так вот, ночью я смотрел на самую яркую и воображал, что это отец. Я был в отчаянье. Я говорил с ним, а потом эта звезда потухла. Я разозлился и сжег вещи отца.
  - Ты сжег вещи Альберта?!- Воскликнула Розалина, словно услышала что-то невообразимо ужасное.
  - Да, я был в гневе. А потом я увидел маленькое существо прямо в огне. Мне кажется, я почти схватил его за хвост и моя рука зажглась. - Эмоционально объяснил Марк.
  - Стоп. - Выставив ладони вперед, остановила его Розалина. - Кого ты схватил за хвост?
  - Я не знаю. Но оно было похоже на ящерицу или что-то вроде этого.
  Розалина потерла виски и присела на табурет.
  - Я бы сказала, что ты сошел с ума на фоне трагедии, но я все видела сама. Как? Это же противоречит всем законам природы.
   - Розалина, я понятия не имею, но это так здорово. Смотри! - Он собрал руку в кулак и резко раскрыл ее. На ладошке 'плясал' крошечный огонек, похожий на пламя свечи.
  - Надо во всем разобраться, Марк. Ведь так не должно быть. - В отличие от Марка Розалину совсем не радовала эта новость.
  - Я сомневаюсь, что кто-то сможет объяснить это.
  - Может дядя Феликс знает? Он же разбирается во всяких там сверхъестественных вещах.
  Марк рассмеялся.
  - Да ты что?! Он ведь одержим сказочными существами, а не огненной магией.
  Сегодня, в день поминовения Альберта рыбный ларек весь день был закрыт, но весть о кончине ее хозяина каким-то непонятным образом мгновенно разнеслась по городу. Все, кого он когда-то спас, избавил от болезней, приходили в его дом и выражали свои соболезнования Марку. Поначалу парень реагировал на это, как на должное, но потом бесконечные визиты скорбящих начали его раздражать. Он не мог постоянно слышать, какой Альберт был хороший человек и как рано он ушел из жизни. Марку становилось не по себе от этого, и горький ком в горле рвался наружу.
  Ближе к вечеру пришел Феликс, и Марк тут же показал ему свои огненные трюки. Старик поначалу так напугался, что даже вскрикнул и закрыл лицо ладонями. Но поняв, что огонь в руках Марка неопасен (по крайне мере, пока он его не выпустил), подошел ближе и начал его рассматривать.
  - И что, ты правда ничего не чувствуешь? - Спросил он.
  - Правда, дядя Феликс. - Играя пламенем на ладони, ответил Марк. - Это странно, но я больше не боюсь огня. Я могу управлять им.
   - Дядя Феликс, согласитесь, это же ненормально? - Стараясь найти поддержку, произнесла Розалина.
  - Не знаю, милая, но это довольно увлекательно. - Старик со всех сторон разглядывал маленькое пламя в руках юноши. - Ну, а что ты еще умеешь?
  - Я могу зажечь конфорку и, наверное, разжечь костер. Я пока что не экспериментировал.
  - И не надо. - Тут же сказала Розалина. - Пострадаешь.
  - А как ты открыл в себе эту способность? - Феликс неотрывно изучал рыжий огонек, играющий между пальцев Марка.
  - Мне вчера было так плохо, что я готов был умереть и отправиться за отцом, но вместо этого сжег его вещи, чтобы хоть как-то усмирить боль.
  - Это не выход, мой дорогой. - Покачал головой Феликс. - Боль стихает со временем, но воспоминания останутся с тобой навсегда. Уж я-то знаю, поверь.
  Марк лишь согласно кивнул, понимая, о чем говорит Феликс.
  - Ну и что дальше? - Продолжил старик, резко вернувшись к теме.
  - Я увидел в огне ящерицу и кажется, схватил ее за хвост. А на утро обнаружил, что стал другим.
  - Ящерицу? Ты что вытащил ее прямо из огня?! - Округлил глаза Феликс.
  - Да. Но потом огонь поглотил мою руку, и не оставил ожогов. Не знаю, почему это произошло именно после смерти отца.
  Феликс задумался. По нему было видно, что у него есть предположения.
  - А какие вещи ты сжег? - Не стирая с лица задумчивость, поинтересовался старик.
  - Да все, что нашел. Одежду, покрывала, его ящик.
  - А в ящике что было? - Торопливо спросил Феликс.
  - Я не знаю, всякая мелочь.
  - У Альберта не было бесполезных вещей. Покажи-ка мне.
  Юноша вывел их во двор и указал на истлевшую гору. Феликс присел на корточки и начал предметы, которые хотя бы на половину смогли уцелеть.
  - О, я помню этот металлический подсвечник. - Предался воспоминаниям старик. - Альберт купил его у какого-то бродяги за монету. Уж больно он ему понравился. - Феликс взял подсвечник и отдал Марку, дав понять, что его стоит сохранить. Продолжая рассматривать вещи, Феликс заметил четки и сразу изменился в лице.
  - Я так и знал, что они здесь. - Улыбнулся он. - Все же они целы и невредимы.
  - Что это? - Поинтересовалась Розалина, присаживаясь на корточки рядом с Феликсом.
  - Около тридцати лет назад я проходил обряд очищения огнем в Палате древних. Один монах дал мне эти четки, сказав, что они непростые, они заряжены огненной энергией. И если носить их постоянно, то они будут приносить удачу и счастье. И я решил их подарить своему лучшему другу - Альберту. Он носил их какое-то время, но потом на их смену пришли другие, более сильные обереги.
  - Так получается, монах говорил правду, раз четки не сгорели. - Перебирая бусины, сказал Марк.
  - Конечно, правду! Зачем монаху врать?!
  - Может в них все дело? Ведь они, как вы говорили, подзаряжены огнем. - Выдвинула предположение Розалина. - А где находится Палата древних?
  - В селенье Либлалоу. - Ответил Феликс. - А что?
  - Нам нужно поговорить с тем монахом. - Сказала Розалина, бросая тревожный взгляд на четки. - Быть может, он расскажет все более подробно об этой вещи.
  - Его, наверное, уже нет в живых. Ведь когда я к нему обращался, ему было уже около семидесяти лет!
  - Стоп. - Щелкнув пальцами, сказал Марк. - Зачем нам что-то узнавать? Ведь все просто отлично.
  - Нет, Марк, не отлично. - Покачала головой Розалина. - Нужно понять, откуда у тебя это взялось. Не может же быть такого, чтобы четки и тебя зарядили огнем.
  Феликс пообещал разобраться с этим и уточнить существует ли еще Палата древних. А Марк тем временем упражнялся с огнем. Он мог перекатывать его по телу, как мячик и подбрасывать вверх. Одним словом, управлять им. Розалине это не нравилось, она все боялась, что он может обжечься или загореться, но ничего подобного, к счастью, не происходило. Марк восхищался своей способностью с легкостью обращаться с пламенем. Он научился транформировать огонь в своих руках. Теперь он принимал любую форму. В зависимости от желания Марка - от порхающей огненной бабочки до среднего в размерах деревца.
  Однажды, когда он и Розалина вместе возвращались с прогулки домой, то заметили клубы дыма над жилым домом. Подойдя ближе, ребята увидели горящее окно третьего этажа многоэтажного дома.
  - Пожарных уже вызвали!
  - Какой кошмар! Там же целая семья живет. - 'Жужжали' люди, окружившие дом. Марк несколько секунд смотрел, как языки пламени растут на глазах и охватывают окна квартиры этажом выше. Он стремительно ринулся вперед.
  - Марк! - Розалина остановила его за руку. - Даже не смей.
  - Все будет хорошо. Я смогу. Просто поверь мне.
   Розалине ничего не оставалось, как отпустить его. Когда он забежал в подъезд, девушка подошла ближе, тревожно всматриваясь в пылающее окно. Ее сердце охватил страх, она сто раз пожалела, что позволила Марку пойти туда. Розалина не могла спокойно стоять на месте, она нервно кусала губы,ходила туда-сюда и молилась, чтобы с Марком ничего плохого не случилось. Через несколько минут, пламя чудесным образом стало убывать, и вскоре юноша вышел из подъезда, неся на руках младенца и ведя за руку девочку лет семи. Розалина облегченно выдохнула и со всех ног помчалась к нему.
  - Я же говорил, что все будет хорошо. - Прошептал он, обнимая ее. Послышались ликующие возгласы и торжественные аплодисменты очевидцев. Приехавшие пожарные затушили огонь, а встревоженная мать, возвращавшаяся с магазина и оставившая свою семилетнюю дочь с маленькой сестренкой, начала рыдать от радости, целуя своих дочерей и благодарить Бога, за то, что они остались живы и здоровы. После чего она крепко обняла Марка и бесконечно повторяла одно лишь слово 'Спасибо'. Люди восхищенно смотрели на него, некоторые фотографировали на телефоны. Марк не любил излишнее внимание и поэтому стремительно направился в сторону дома.
  - Эй, постой. - Розалина развернула его к себе. - Ты же не собираешься это делать постоянно?
  - Не знаю. Я только что спас детей и это потрясающее чувство. Ты должна гордиться мной. Разве я не герой?
  - Героям не всегда везет.
  - Только так я могу быть похожим на отца. Видишь, огонь может приносить пользу. - Улыбнулся Марк и двинулся вперед.
  - Что же мне делать, если ты однажды сгоришь? - Засеменила вслед за ним Розалина.
  - Закопать мои останки на холме рядом с отцом.
  - Не смешно! - Раздраженно воскликнула она. - Марк, у тебя такие красивые руки, они просто идеальные. Ты только представь, какими уродливыми они станут, если ты получишь ожоги?
  - Со мной ничего не случится. Ведь ты видишь, что все в порядке. Я могу дышать, находясь в дыму, прыгать прямо в самое пекло и я жив. Это потрясающе!
  - В жизни случается все, что угодно. Ты не можешь быть уверенным на сто процентов, что и дальше все будет так гладко, как сейчас.
  - Но я уверен.
  - Ты не можешь быть уверен! - Повысив тон, повторила Розалина. - Люди умирают даже от гриппа, хотя всю жизнь имели сильный иммунитет к простудным заболеваниям и всегда переносили их на ногах. Альпинисты всю жизнь лазают по скалам, уверенные в том, что они хорошо подготовлены, но в один из дней трос обрывается и их жизни наступает конец! А ты обращаешься с огнем, как с игрушкой, а это куда опасней, чем грипп и все альпинисты, вместе взятые.
  - Ты напрасно боишься. - Пытался убедить ее Марк. - Это же настоящее чудо - владеть чем-то особенным.
  - Жизнь - настоящее чудо, Марк. А то, чем ты владеешь - большой риск для этого чуда. Неужели тебе надоело быть обычным человеком?
  - Я и есть обычный человек. Просто у меня появилась величайшая возможность стать кем-то большим в этой жизни. Но я по-прежнему остаюсь собой. Ничто во мне не поменялось.
  - Поменялось. Ты стал одержим этими играми. Именно эта одержимость сделала тебя совершенно другим.
  - Так вот значит, что тебя так напугало? - Резко остановившись, вспылил Марк. - То, что я отличаюсь от остальных? Конечно, людей со странностями все боятся. - Он стремительно направился дальше.
  - Я боюсь за твою жизнь, глупый! - Розалина поспешила за ним. - И пока я еще здесь, я хочу, чтобы ты принял решение.
  - Больше всего на свете, я ненавижу выбирать. - Сквозь зубы процедил Марк, не сбавляя шага. - Это самое беспощадное испытание в жизни человека.
  - Я согласна, это тяжело. Но это не самый сложный выбор для тебя, а у меня каждый раз разрывается сердце от твоих жутких игр. Ты даже забыл про магазин! Он уже три дня закрыт.
  - Он закрыт, потому что у меня траур! Я скорблю по отцу, тебе ясно? - Крикнул он и побежал от девушки прочь.
  
  Глава 5
  Встреча
  Марк бежал, куда глаза глядят. Остановившись, чтобы отдышаться, он понял, что находится в подлеске, где бегал по утрам и вечерам. Ему было несказанно обидно, что Розалина его не понимала, но вместе с тем, он чувствовал себя виноватым, потому накричал на нее. Марк раскрыл ладонь и гневно кинул огненный шар на сухую траву, которая тут же вспыхнула. Но спустя мгновение потухла, словно пламя кто-то разом погасил.
  - Не хорошо так делать. - Раздался чинный мужской голос. Марк резко обернулся и увидел молодого человека приятной внешности. - Здравствуй, необычный мальчик.
  - Здравствуйте. - Растерянно ответил Марк. Незнакомец был в золотистой мантии, которая сверкала словно миллионы огней. Его черные волосы были аккуратно убраны назад, а тонкая бородка по контуру лица, огибала дугу над верхней губой. Его вид был довольно аристократическим и важным.
  - Должен признать, что восхищен твоей величайшей способностью так ловко обращаться с огнем. - Продолжил он.
  - Спасибо. А кто вы? - Не решаясь подойти к нему ближе, поинтересовался Марк.
  - Ты же сам меня вызвал, необычный мальчик.
  - Как это вызвал? - Марк все же сделал осторожный шаг к незнакомцу.
  - Очень просто. Щелчком пальцев, раскрытием ладони, языками пламени. - Жесты незнакомца были плавны и изящны. - Я наблюдаю за тобой уже долгие часы, с тех пор, как ты прикоснулся к неприкосновенному.
  - Что-что? - Нахмурился Марк и заметно напрягся.
  - Ты притронулся к тайне, и я не понимаю, как тебе это удалось. - Незнакомец был в замешательстве, но это выдала лишь его интонация.
  - Вы мне не ответили, кто вы такой?
  Этот человек поднял руки вверх и сотни маленьких свечений, похожих на круглые фонарики, повисли в воздухе.
  - Не может быть! - Воскликнул Марк. - Вы такой же, как и я?
  - Нет, это ты, такой же, как я. И радоваться тут пока нечему. Такие способности, откуда ни возьмись не появляются.
  - А ваши откуда взялись? - Напряжение в один миг покинуло Марка.
  - Мои?! - Незнакомец громко рассмеялся. - Если я расскажу тебе, боюсь, ты не поверишь.
  - Расскажите. Ведь я так рад, что встретил такого же особенного человека, как я. - Марк присел на траву, ожидая объяснений.
  - Глупый ты. - Усмехнулся незнакомец. - Не человек я вовсе.
  - Нет? А кто тогда?
  Незнакомец загадочно улыбнулся, убрав огненные шары, повисшие в воздухе, и подошел к одному из деревьев. Он провел пальцами по его шершавому стволу, и он прямо на глазах начал покрываться красочными вьюнами. Марк не мог оторвать глаз от такого прекрасного зрелища и спросил:
  - Вы маг?
  - Маг?! - Изумленно повторил незнакомец. - Да кто такой маг по сравнению со мной?! Я - ангел природы.
  - Ангел природы?! - Не сдержав эмоций, воскликнул Марк.
  - Тсс. Это только между нами. Больше никто об этом не должен знать, понял?
  Марк растерянно кивнул и сглотнул волнительный ком в горле.
  - А что вы делаете в нашем мире? - Спросил он более сдержанно.
  - В вашем мире?! Да этот мир создали мы сами. Он принадлежит нам - ангелам природы. Это мы сделали природу такой, какая она есть. Это благодаря нам, она такая красивая. А люди засоряют ее, словно мусорную яму и за это мы наказываем их.
  - Как наказываете? - Напряжение снова вернулось к Марку.
  - Кто как умеет. Вот я, например, сжигаю их дома, так же безжалостно, как они вырубают леса и загрязняют то, что было сотворено нами.
  - Но это очень жестоко.
  - Согласен, даже один человек может принести непоправимый вред природе.
  - Я не об этом. - Мотнул головой Марк. - А о том, что сжигая дома, вы отбираете людские жизни.
  - О, это просто мое предназначение. Я делаю то, для чего был создан. - Ангел природы самодовольно улыбнулся. - Но лишать людей жизни совсем не входит в мои планы. Там уже, как им повезет. Но ты, необычный мальчик, очень мне мешаешь.
  - Чем? - С опаской спросил юноша.
  - Тем, что встреваешь не в свое дело. - Ангел природы обошел Марка, одарив его любопытным взглядом. - Люди имеют право лишь пользоваться огнем, но никак не контролировать его. Ты не горишь в огне, берешь его в руки, уменьшаешь мощь возгорания и даже создаешь его с помощью какой-то непонятной силы. Еще ни одному человеку до тебя не удавалось такое делать и это полностью вводит меня в замешательство.
  - Я и не старался вмешиваться в ваше дело. Я просто хочу помогать людям при пожарах.
  Ангел природы склонился над Марком и холодно ответил:
  - Не нужно этого делать.
  - А что же мне тогда делать? - Спросил Марк, отстранившись от ангела природы.
  - Служить мне.
  - Что?!
  - У тебя часть моей силы, а значит, ты принадлежишь мне. - Властно произнес ангел природы.
  - Вы что с ума сошли? - Всплеснул руками Марк. - Никому я служить не буду. Я вообще понятия не имею, откуда у меня появилась такая сила.
  Глаза ангела природы обрели сочный оранжевый цвет.
  - Существует лишь один способ заполучить ее - прикоснуться к запретному. И ты это сделал. Но я даю тебе шанс все исправить.
  - Что исправить? Как? - Не понимал Марк.
  - Верни все, как было. Стань прежним. И отдай мне то, что отнял у меня. - Ангел природы ходил вокруг Марка, пренебрежительно глядя на него.
  - А если у меня не получится? - Чувствуя, как пересыхает в горле, спросил растерянный юноша.
  - Тогда навеки станешь моим рабом. - Ангел природы злорадно улыбнулся. - И помни: о встречи со мной никому не слова.
  Он исчез так же внезапно, как и появился. Марк стоял в полном оцепенении. Такого он даже и в мыслях представить не мог. Это точно не сон? Это правда, был ангел природы? Его пробрало до костей, как от холода.
  Марк не помнит, как добрался до ворот. Розалина, увидев его из окна своего дома, тут же выбежала навстречу.
  - Марк, ты вернулся! Я так боялась, что с тобой что-то случилось. - Она крепко обняла его и облегченно выдохнула. - Извини, я была не права. Мне нужно было принять твое новое увлечение...
  - Нет, все в порядке. - Перебил ее Марк. - Это я виноват. Накричал тебя. Да и вообще, ты правильно говорила, я изменился. И мне нужно стать прежним. - Все еще прибывая в шоковом состоянии от неожиданной встречи, согласился Марк. Присев на скамью у ворот, девушка крепко сжала его ладонь и попросила:
  - Пообещай мне, что больше никогда не кинешься в пекло и ни за что не возьмешь огонь в руки.
  - Ты слишком сильно беспокоишься за меня. Почему?
  - Тебе это не нравится?
  - Мне очень приятно. - Признался Марк. - Просто я хочу знать.
  - Потому что...- Розалина резко замолчала и отвела взгляд в сторону, словно подбирая правильные слова. - Потому что, я кое-что поняла.
  - Что поняла?
  - Что ты тот самый человек, кому я могу доверять. С тобой я могу быть собой и это очень важно для меня.
  - А раньше ты была другой? - Заинтересованно склонив голову набок, спросил Марк.
  - Можно и так сказать. - Грустно улыбаясь, согласилась она.
  - Так расскажи. - Марк накрыл своей ладонью ее руку. - Откройся мне.
  Воцарилась пауза. Розалина смущенно улыбнулась и тихо начала:
   - Знаешь, кроме мамы у меня никого не было, ни друзей, ни подруг. Каждый день был похож на предыдущий. Одни и те же лица, одни и те же заботы. Я привыкла ко всему этому и не унывала, пока рядом была мама. Но когда её не стало, я поняла, что уже не о ком заботиться и любить тоже некого. Именно поэтому я уехала в город, чтобы попытаться стать другой, более современной и независимой. - Розалина замолчала, вспомнив о жизни в деревне. - Я не надеялась зажить по новому, я просто хотела уйти из того серого мира. Я была уверена, что никого и никогда не смогу впустить в свою жизнь. - Она, наконец, подняла взгляд и посмотрела на Марка. - Но когда появился ты, с горящими от интереса, глазами, такой весь живой и жаждущий общения со мной, я потеряла рассудок и приняла тебя, как подарок судьбы. Такого человека как ты я еще не встречала.
  - Ты поначалу не хотела говорить со мной. - Вспомнив первую встречу с девушкой, улыбнулся он.
  - Просто я привыкла не доверять людям.
  - Почему?
  - Ну, скажу так, меня часто обижали. - Нехотя ответила Розалина.
  - Тебя?! Но за что?
  - Да просто так. Слушай, Марк, я не люблю жаловаться. - Привстала с места девушка.
  - О чем ты? - Марк усадил ее за руку обратно. - Ты ведь не жалуешься, а рассказываешь. Мне ведь интересно все о тебе знать.
  Розалина вздохнула, понимая, что от этого разговора ей не уйти и продолжила:
  - Моя жизнь в деревне не была самой лучшей. Со мной общались только старики, а для сверстников я была объектом насмешек.
  - Почему?
  - Не знаю. Быть может, потому что отличалась от них. Подростки перенимали все привычки от своих городских друзей и родственников, а у нас с мамой не было никого ни в деревне, ни за ее пределами. - Розалина смущенно убрала волосы за ухо, бросила быстрый взгляд на Марка и продолжила: - Мы просто жили себе и жили, не обращая внимания на то, как меняется отношение к нам. Я с радостью помогала тем, кто нуждался в помощи, чаще всего это были пожилые люди. А все ребята смеялись надо мной, считая мои поступки бессмысленными и глупыми. Какой дурак будет убирать в доме стариков?! Но я была той самой дурочкой, и мне нравилось этим заниматься. А когда я переехала сюда, то в мои планы не входило общаться с кем-то. Не хотелось наступать на те же грабли.
  Марк обомлел. Он не понимал, как можно издеваться над такой хорошей и доброй девушкой, как Розалина? Но он теперь знает, откуда у нее взялась эта странность при первой их встрече и почему девушка показалась ему дикой. Теперь Марк хотел еще сильнее оберегать Розалину и никогда, что бы ни случилось, не делать ей больно. Ему так хотелось рассказать ей о встрече с ангелом природы, но он боялся последствий.
   Следующий день прошел в компании с Феликсом, который пришел с хорошей вестью.
  - Ребята, я кое-что разузнал. Палата Древних существует до сих пор, только называется Дом Огня. По сведению моих источников, монаха, который передал мне эти четки уже нет в живых. Но его последователи говорят, что его семья проживает на острове Каринби.
  - Отлично, значит, отправляемся туда? - Спросил Марк.
  - На самом деле, не все так просто, друзья мои. - Феликс присел в кресло, принял удобную позу и продолжил. - Остров Каринби находится неподалеку от поселения Либлалоу, но путь чужакам туда закрыт. Так как эти народы защищают свою землю от недоброжелателей.
  - А что это за народ такой? И почему они так сильно берегут свою землю? - Поинтересовалась Розалина.
  - Каринбийцы - потомки древних троннов. Эти люди имели очень большую власть, но ее всегда им было мало. Тронны постоянно находились в поисках лучшего места и нещадно боролись за него. Это была фанатичная одержимость. Но однажды им пришлось ответить за свои поступки. На троннов напало войско катройцев - народов, которые росли в борьбе за справедливость. Они застали троннов врасплох и уничтожили весь город. Однако во время всей этой заварушки троннам удалось спрятать часть своих людей на этом острове. В тот момент он был безымянным и о его существовании мало кто знал. И тронны, спасшиеся от нападения и неминуемой смерти, дали ему название 'Каринби', что на их языке означало 'Победа'. Они построили здесь настоящий город. Именно поэтому каринбийцы так оберегают остров от посторонних - они защищают его территорию и честь своего народа и сохраняют все ценности своих предков.
  - А что будет, если чужой окажется на острове? - Спросил Марк.
  - Его расстреляют.
  - Серьезно?
  - Да, Марк. На Каринби действует такой закон - расстреливать тех, кто проявляет недружелюбие и оказывает сопротивление. Поэтому ни у кого не возникает желания посетить этот остров.
  - И как же мы попадем туда? - Вздохнула Розалина.
  - Я что-нибудь придумаю. - Не отчаивался Феликс. - Может, разрешение достану на проведение раскопок на острове.
  - Мы вместе подумаем над этим. - Согласилась Розалина. Марк вспомнил природного ангела и, решив воспользоваться знаниями старика, спросил:
   - Дядя Феликс, знаете ли вы что-нибудь об ангелах природы?
  Розалина вопросительно посмотрела на него, не понимая, зачем он об этом спрашивает.
  - Ангелах природы? - Задумчиво переспросил он. - Полагаю, что они невероятно удивительные создания.
  - И что же они из себя представляют?
  - Сущности-невидимки, охраняемые природу.
  - Как они выглядят? - Марк понял, что у него появилось куча вопросов, которые непременно нужно задать знаюзему человеку.
  - Наверное, как облако. - Предположил Феликс.
  - А они обладают разумом? - Вспомнив, как один из них красноречиво выражался и общался с ним, спросил парень.
  - Они далеки от человеческого разума. Они следят за природой и являются правителями природных сфер.
  - А вы верите в их существование?
  - Я верю. - На полном серьезе ответил Феликс. - Я даже верю в то, что только благодаря им люди живут на этой земле.
  - Даже так? - Изумился Марк, подавшись вперед.
  - Даже так.
  - Скажите, а ангелы природы опасны? Они могут злиться?
  - Они не обладают чувствами. Это ведь не живые существа, а призрачные сущности. Они не могут ни радоваться, ни жалеть, ни плакать, а соответственно они не могут быть злыми или добрыми, но они столько прекрасного вносят в наш угрюмый мир. - Феликс отвечал с огромным энтузиазмом, потому что это была его любимая тема - говорить о мифических и фантастических созданиях он мог бесконечно.
   Теперь Марк думал только об этом. Ангелы природы такие странные создания, не имеющие, как сказал дядюшка ни тела, ни разума. Тогда почему же тот, как успел понять Марк, огненный ангел природы обладает всем, чего у него, по сути, быть не должно? Единственный способ выяснить это - снова встретиться с ним. Но парень помнил испепеляющий взгляд природного ангела и не хотел переходить ему дорогу. Но как же быть с предчувствиями, которые не оставляли Марка? Он не знал, где и что горит, но четко чувствовал пожирающее всё вокруг, пламя.
  Мучаясь от своего бездействия, Марк, наконец, не выдержал и кинулся на помощь. Следуя своему внутреннему зову, он оказался у котельной, которая нещадно горела. Пожарные и машины скорой помощи пока что не прибыли. Многие жертвы смогли выбраться самостоятельно, еще до начала возгорания.
  - Сколько людей там осталось? - Спросил Марк у работников этого здания.
  - Человек двадцать. - Тревожно ответил один из мужчин. Марк без страха и сомнения, ворвался внутрь пылающего двухэтажного здания. Дым не разъедал глаза, а огонь не жег кожу. Марк начал выводить по несколько человек из котельной.
  Когда приехала 'скорая', врачи обеспечили каждого из пострадавших кислородом и их жизни ничего не угрожало. Спасатели так же забрались в здание и начали вытаскивать людей. Видя, как Марк без спецодежды и шлема контактирует с огнем, спасатели просто не могли оторвать глаз.
  - Чего вы стоите? Помогайте же! - Крикнул Марк. Спасатели тушили здание, а огонь, как назло продолжал разгораться еще больше. - Тут есть еще люди?
  - Мы все осмотрели. Больше никого. - Ответил один из спасателей.
  - Тогда собирай своих и уходите отсюда. Сейчас здесь всё взорвется! - Раздраженно крикнул Марк. Произошла утечка газа, нужно было быстро уносить ноги, но Марк до последнего старался остановить пламя. Огонь, как магнитом притягивался к его рукам и расходился тонкими струями по венам. Марк почувствовал некое сопротивление в ладонях и понял, что он не может противостоять столь мощной силе огня, охватившего такое обширное пространство здания. У него закружилась голова от напряжения. Он облокотился рукой о стену и попытался отдышаться. Но вдруг раздался жуткий взрыв, и Марка выбросило, словно катапультой, вверх. Он так легко подлетел, словно пух, но слишком больно ударился о землю. Под ним что-то хрустнуло и первая мысль, промелькнувшая у Марка в голове - это ребро. Щека почувствовала холод земли, но встать у Марка не хватало сил. Люди в белом подбежали к нему.
  - Вы нас слышите? Вы можете говорить? - Начали расспрашивать они. Марк лишь прохрипел, дав понять, что он все понимает. Когда врачи начали его поднимать, он протяжно застонал.
  - Покажите, где вы чувствуете боль.
  Марк медленно коснулся рукой правого плеча.
  - Кажется у него перелом. - Разговаривали между собой врачи. - Поднимаем его все вместе и очень осторожно.
   Врачи аккуратно наложили шину и, положив Марка на носилки, поместили его в машину скорой помощи. Марк чувствовал, как по лицу бежит кровь, а еще то, что он совсем не чувствует своих конечностей. Он был уверен, что ему оторвало ноги. Несмотря на то, что в машине было прохладно, бедняга истекал горячим потом и становился с каждой секундой все бледнее и бледнее, а вскоре и вовсе потерял сознание.
   Марк очнулся спустя несколько часов после случившегося. Он осмотрелся: нагоняющая уныние больничная палата с белыми стенами. Когда взгляд сфокусировался, и картинка стала четкой, Марк увидел у окна знакомый силуэт, который постепенно начал проявляться.
  - Это вы? - Невнятно спросил он.
  - Это я. - Ответил ангел природы и медленно зашагал к нему. Марк постарался приподняться, но не хватило сил. - Не стоит утруждать себя, необычный мальчик. Ты слишком слаб. Как ты себя чувствуешь?
  - Я себя вообще не чувствую.
  - Не мудрено. Не лез бы не в свое дело, был бы здоров.
  - Не стоит меня сейчас учить. - В голове Марка взорвался шар боли. - Я плохо соображаю.
  - Ты ударился головой. У тебя сотрясение.
  - А ноги? У меня всё еще есть ноги? - Промямлил пострадавший.
  - Тебе повезло. Ноги на месте. Но у тебя что-то с плечом.
  - О, нет. - Застонал Марк.- А вы? Почему вы здесь?
  Ангел природы взмахнул своей золотистой накидкой, присел на табурет у кровати и ответил:
  - А где же мне еще быть, как не с тобой? Ты же пытаешься мною стать.
  - Нет, это не так. Но я ждал вас.
  - Ждал меня?! - Удивился ангел природы. - Вот так новость. И зачем?
  - Я хочу кое-что у вас спросить. Если вы ангел природы, то почему у вас есть тело?
  Ангел природы демонстративно соскочил с табурета и, прогуливаясь по палате, сказал:
  - Мы имеем много лиц и оболочек. Превращаемся в кого угодно и во что угодно. Обычно я выгляжу так, - он в одно мгновение превратился в синюю дымку. - Или так, - ангел природы стал невидим. - А человеческий облик я принял для того, чтобы было проще с тобой разговаривать. И, кстати, это не тело, чудак. Это моя безупречная внешность. Но это вовсе не кожа, - он закатал рукав и провел по запястью пальцами. Кожа мгновенно засверкала, - это прекрасный шелк, из которого я соткан. А внутри меня, конечно же, нет плоти. Там моя стихия - огонь.
  - И вас несколько?
  - Ангелов природы? Да. И каждый из нас принадлежит своей природной сфере и у каждого есть свой покровитель.
  - Но вы со мной так легко разговариваете. Разве вы не далеки от человеческого разума?
  - Мы идем впереди человеческого разума. - Исправил ангел природы. - Мы можем развиваться, меняться, становиться такими, какими захотим. Мы с самого начала были довольно умны, просто предпочитали больше молчать. Конечно, люди навыдумывали про нас всякое. Что мы глупы, не можем думать и являемся серым облаком в атмосфере. Но нет. Люди глубоко ошибаются.
  - А все пожары, как я понял, устраиваете вы?
  - Да, я. - Гордо ответил тот.
  - Значит вы убийца, а не ангел природы.
  Марк пожалел, что сказал это, потому что природный ангел пронзил его таким уничижительным взглядом, что можно было сгореть заживо.
  - Послушай, невежда, это закон жизни. - Прошипел он. - Люди тонут в реках, погибают в результате землетрясений и пожаров. И так было всегда, с самого сотворения мира. Здесь ничего нельзя изменить. За это отвечаем только мы, ясно? А ты пытаешься нам противостоять, заставляя одну из стихий подчиняться тебе. Наша природа такова, что мы беспощадны к тем, кто встает на нашем пути. Так что имей в виду, что спорить с нами бесполезно.
  - Спасатели тоже идут против вас, вытаскивая людей из огня. Что ж, вы их-то нарушителями не считаете? - Настороженно спросил Марк.
  - Потому что они не способны делать то, что вытворяешь ты. Твои действия я контролировать не могу. Ты заставляешь пламя погаснуть раньше, чем я того хочу.
  В этот момент дверь палаты резко отворилась и в нее пулей влетела Розалина.
  - Марк! - Тревожно крикнула она и подбежала к койке, обняв его. Ангела природы и след простыл.
  - Привет. - Растаял он. - Как же ты меня нашла?
  - Тебя слишком долго не было, я начала переживать. - Скороговоркой проговорила Розалина. - Я обзвонила все больницы и мне сказали, что ты здесь. У тебя гипс. - Застонала девушка, глотая слезы.
  - Это всё пустяки.
  - Ты ведь мог погибнуть...
  - Но, к счастью, всё обошлось.
  Розалина крепко сжала его здоровую руку и посмотрела в его усталые карие глаза:
  - Марк, пообещай мне, что больше не сунешься на кострище.
  - Не волнуйся. Это не так страшно...
  - Просто пообещай. - Потребовала Розалина. Марк громко вздохнул и ответил:
  - Обещаю.
  Он понимал, что теперь уже никогда не сможет поклясться себе в том, что не причинит Розалине боль, потому что он ее уже причиняет.
  - А где дядя Феликс? - Спросил он.
  - Пытается отыскать способ попасть на Каринби. Он зайдет к тебе чуть позже.
  - Хорошо. Слушай, пока я в больнице, будь рядом с ним.
  - Конечно, без проблем.
  В палату вошел доктор, сказав, что время истекло и ей пора уходить.
  - Иди. Со мной все будет хорошо. - Улыбнулся Марк, несмотря на то, что это было сложно делать. Розалина провела рукой по его лицу, и нежно поцеловав в щеку, нехотя покинула палату.
   Всю ночь юноша думал об этом и о своем месте в этом мире. Он вспоминал глаза и выражения лиц людей, которые стали очевидцами всего происходящего. Конечно, видеть, как человек выходит из огня без единого ожога, спасая жизни людей, это невероятно, такое не каждый день увидишь. Марк понимал, что для многих он стал предметом восхищения и олицетворения самой смелости и самопожертвования. Но сейчас он всерьез задумался над тем, чтобы прекратить все это. Не то, что бы он боялся угроз ангела природы, просто он хотел сделать это ради человека, который искренне волнуется за него. Розалина была сама не своя, увидев его загипсованное тело, она была готова занять место Марка на больничной койке. Несмотря на то, что он все равно хотел помогать людям, ставшим жертвами пожара, он все равно тихонько завидовал тем, у которых кроме себя и повседневных забот ничего нет. А иногда бывали минуты, когда Марк всерьез начинал понимать, что быть отдаленным от всего общества гораздо лучше, чем сиять в глазах людей жадным угольком. Когда ты один, за тобой никто не гонится, ты никому ничем не обязан. На тебе не висит ответственность за чью-то жизнь, ты сам по себе и тебя ничто не тревожит, кроме одиночества. Тебе не приходится просыпаться каждый раз с мыслью о твоей значимости для всего живого, тебе можно вообще не просыпаться хоть целые сутки. Тебе не обязательно думать о завтрашнем дне, ты можешь пустить всё на самотек и не обращать на это внимания. Тебе достаточно вырастить лишь один розовый куст, чтобы считать себя героем и гордиться этим всю жизнь. Тебе не нужно искать ответы на вопросы, потому что у тебя их не возникает. Тебе достаточно пережарить яичницу, чтобы ненавидеть себя за это целый день. Ты заботишься только о рыбках, подкармливая их раз в два дня, и уже за это они тебе благодарны. Ты радуешься, когда находишь в почтовом ящике банковские уведомления, думая о том, что хоть кто-то жаждет встречи с тобой. Тебе снится только твоя квартира, потому что ты ничего не видишь кроме неё. Тебя не пугает весть о том, что на соседней улице кто-то умер, потому что ты всё равно не причастен к его смерти. Ты считаешь, что спас человека, постучав по его спине, когда тот просто поперхнулся. Твой единственный друг - телевизор, которому не надо ничего объяснять и что-либо доказывать. В любой момент ты можешь заставить его говорить, просто нажав кнопку и точно так же заставить замолчать. Ты каждый день проделываешь один и те же действия и вполне этим довольствуешься. А когда ты особенный, ты каждый день должен совершать героические поступки. Твоя единственная задача - бороться. Бороться не за себя, а за жизни людей. И ты уже не сможешь никогда покончить с этим, потому что оно всегда будет напоминать о себе.
  Глава 6
  В поисках сказки
  Через несколько дней Марк наконец-то оказался дома. Способа попасть на Каринби так и не нашлось. По словам Феликса невозможно найти человека, готового пойти на риск. Ночью Марк не мог сомкнуть глаз. Он вертел в руках четки и думал о том, как бы встретиться с людьми, знающими хоть что-то об этой магической штуке. Его не переставал удивлять тот факт, что четки не сгорели в огне, хоть и были сделаны из дерева. Марк нашел поразительное сходство между собой и четками, ведь он тоже вопреки логике не горит в огне. Теперь у него не было сомнения в том, что свой невероятный дар он получил благодаря им. Но недружелюбный настрой ангела природы заставлял все чаще задумываться об избавлении от этой способности. Марк раскрыл ладонь и провел по ней пальцами другой руки. Крошечное пламя тут же заиграло. Юноша улыбнулся, но тишину нарушило появление природного духа.
  - Здравствуй, Марк.
  От неожиданности парень вздрогнул. Ангел природы впервые назвал его по имени.
  - Здравствуйте.
  - Опять развлекаешься? Сколько можно испытывать мое терпение, чудак? Я ведь могу и разозлиться.
  Ангел природы не причинил ему боль, но Марк все же его сторонился.
  - Вы появились только потому что я вас снова случайно вызвал?
  - Я чувствую тебя, необычный мальчик. Любое твое действие, связанное с огненной силой для меня, как маяк для корабля. Да, кстати, в прошлый раз нас прервали, и я не успел задать тебе свой самый главный вопрос: вернешь ли ты все, как было? Или оставляешь выбор за мной?
  - Я как раз над этим думаю.
  - Что за проблема? - Спросил ангел природы.
  - Все дело в четках. Чтобы разгадать их загадку мне нужно найти знающего человека, а для этого необходимо попасть на остров Каринби. Но я пока не знаю, как оказаться на земле, где расстреливают чужаков.
  - О, Каринби? - Глаза природного ангела вспыхнули. - Идеальное место, густые леса и не убивающие природу люди. Чудненько, чудненько. - Он потер ладони.
  - Вы знаете это место?
  Ангел природы расхохотался.
  - Конечно, знаю, чудак. Как, по-твоему, я преображаю природу? Я могу попасть в любую точку необъятной земли и сделать ее еще красивее.
  - Было бы здорово, если бы я так мог.
  Ангел природы загадочно улыбнулся.
  - Ты завидуешь мне, человечешко? Как я тебя понимаю. Порой я и сам себе завидую, ведь я такой могущественный. - Дразнил он Марка.
  - А вы можете мне помочь?
  Природный ангел удивленно вскинул брови.
  - Ты просишь у меня помощи? Восхитительно! Я могу тебе помочь, необычный мальчик. Но что ты дашь мне взамен?
  Марк растерялся.
  - Но вы же тоже заинтересованы в этом. Ведь вам не нравится, что я могу управлять огнем. Разве нет?
  - Верно. Но мой долг - защищать природу. В мои планы никогда не входило помогать людям. Поэтому моя услуга имеет цену. - Ангел природы засверкал своим огненным взглядом, в котором ясно отражалось презрение.
  - Что вы хотите?
  - Я дам тебе ровно сутки, чтобы исправить все.
  - Но как вы это поймете?
  - Я перестану чувствовать тебя, чудак. И потеряю навсегда.
  - А если я не успею за сутки все исправить, тогда что? - Спросил Марк.
  - Тогда... - Ангел природы улыбнулся. - Я завладею твоей волей.
  - Моей волей?
  - Да. - Ангел природы не смог скрыть довольную ухмылку. - Отберу у тебя твою свободу, и ты вечно будешь служить мне.
  - И какой я стану? - Нервно сглотнув, спросил парень.
  - Ну каков человек, лишенный свободы? Беспомощен и жалок.
  Марк подумал о том, какая ужасная участь его ждет. Но его тешила лишь та мысль, что у него, по крайне мере, есть хоть какой-то шанс разобраться в этом странном деле.
  - Хорошо, я согласен. Только со мной отправятся еще два человека.
  - Что? Нет, нет, чудак, так дело не пойдет. - Затряс черноволосой головой ангел природы. - На Каринби я доставлю лишь тебя.
  - Но я планировал, что...
  - Планы часто меняются, необычный мальчик. - Зашипел природный дух. - Никто не должен знать обо мне. А если проговоришься - я испепелю их.
  - Вы не посмеете!
  - Я не посмею?! Хочешь проверить?
  Марк тут же пожалел о том, что возразил ему и отрицательно покачал головой.
  - То-то же. Ну так что, ты готов совершить невообразимое путешествие?
  - Что, прямо сейчас? - Удивился парень.
  - А чего ждать? Здесь ночь, а на Каринби уже день. Или ты боишься?
  - Нет. Просто я даже не знаю, к кому там обращаться. - Вздохнул Марк.
  - Это твоя единственная возможность, малый. - Напомнил ангел природы. - Раз, два...
  - Я готов! - Торопливо ответил Марк, боясь, что ангел природы передумает.
  - Тогда задержи дыхание, а то стошнит.
  Природный дух грубо взял его за шкирку. Марк в последнее мгновение схватил четки и через пару секунд они стояли в незнакомой местности, где было так много деревьев и зарослей, что можно было потеряться.
  - Уже? - Удивленно спросил Марк, не успев даже испугаться.
  - А ты думал, мы сто лет добираться будем? Красиво здесь, правда?
  - Очень. - Зачарованно произнес парень. Их окружали многовековые деревья, верхушки которых касались небес, а толщина ствола одного дерева не смогли бы объять и десять человек. Сквозь густые заросли и ветви пробирался причудливый солнечный луч, бросая свой свет на пышные кусты папоротника. В этом загадочном лесу не было протоптано ни одой тропинки, словно люди здесь никогда и не бывали. Перед Марком, таинственно прикрытый ветками, появился ствол старого дерева, покрытый от корней до макушки пушистым мхом, а сразу за ним ангела природы и Марка встретила большая арка, из склонившихся друг к другу деревьев. Пройдя через нее, они наткнулись на маленькую речушку, бегущую вдоль двух расположенных совсем близко друг от друга, берегов. Речка была мелкая, и чтобы оказаться на другом берегу, можно было спокойно ее перейти, оказавшись в воде лишь по колено. На той стороне леса было много сломанных временем деревьев, расположившихся поверх друг друга и выстраивающих не на что не похожую конструкцию. Звуки леса были невероятными: голоса птиц, совершенно разных пород и окрасок слились в одну звонкую и прекрасную мелодию, придавая этому волшебному лесу еще большую сказочность. Дождик, недавно прошедший, сиял своими кристально чистыми каплями на каждой травинке и листочке. Было ощущение, что этот лес предназначен только для самых безобидных его обитателей: длинноногие паучки плели свои незамысловатые узоры, белки прыгали с ветки на ветку, играя, и дразня друг друга, бабочки кружили в быстром танце над папоротником. Выйдя из леса, Марк обомлел еще больше, увидев большую поляну с высокой, в человеческий рост травой. На поляну опускался густой синий туман, он придавал еще большую загадочность этому месту.
  - Это Каринби? - Восхищенно спросил Марк.
  - Да, чудак. И это только его маленькая часть. Жители острова верят, что этот лес священный. Никто из них даже цветочка не сорвал с его земли.
  - Очевидно, это самая красивая часть этого острова. И за всем этим следите вы? - Удивился парень.
  - Именно.
   Марк не мог в это поверить, что всю эту красоту сотворили природные ангелы. Конечно, теперь глядя на все это, понимаешь, почему они так враждебно относятся к людям, которые небрежно обращаются с их детищем.
  - Хочешь, я покажу тебе кое - что невероятно красивое?- Подмигнул ангел природы.
  - Что может быть красивее этого?!
  - А ты посмотри. - Он взял в ладонь горстку земли и, перебирая ее в пальцах, начал понемногу бросать ее вниз. Земля огненными каплями падала с его рук и на этом месте вырастали необычайно яркие сказочные цветы, создавая превосходный и завораживающий своей невиданной красотой, букет. Марк замер глядя на это. Аромат цветов не был похож ни на один из тех, которые Марк ощущал ранее.
  - Как ты это делаешь?
  - С помощью силы, данной мне много веков назад. - Самодовольно ответил природный дух.
  - Не могу поверить... - По телу Марка пробежала приятная волна мурашек. Цветы продолжали подниматься из земли и распускались большими пышными бутонами. - Они такие нежные. - Прикоснувшись к лепесткам, сказал он.
  - Вся природа нежная, чудак. До тех пор, пока ее невинную красоту не осквернит человек. Ну ладно, пошли. Тебе ведь нужно кое-что выяснить, не так ли?
  - Да. Мне нужно пойти туда, не знаю куда, и найти то, не знаю, что. А точнее кого. - Марк устало выдохнул и почесал макушку.
  - Да, и при этом остаться живым. - Добвил ангел природы.
   Покинув поляну, они вышли на большую дорогу. Мимо них проехала гужевая повозка. В ней сидели люди, в руках которых находились корзины с фруктами и ягодами. Они пристально смотрели на незнакомых людей до тех пор, пока повозка не скрылась из виду.
  - Они так смотрят на нас, потому что мы чужие? - Спросил Марк.
  - Да. И уж точно убьют кое-кого из нас. - Косо улыбаясь, произнес ангел природы.
  - Надеюсь, до этого не дойдет. Ведь пока все идет не плохо. - Озираясь по сторонам, ответил встревоженный юноша.
  - Это потому что я доставил нас сразу вглубь леса. А вот как раз перед ним есть пост, и, кстати, не один. - Ангел природы резко развернул Марка снова лицом к лесу и указал пальцем куда-то вдаль. - Круглые сутки там дежурят патрульные и внимательно следят за тем, чтобы ни один посторонний человек, не имеющий разрешения, не сунул и носа на их остров.
  - Но, наверняка, есть такие, кто тайком пробирается. - Замерев на месте, сказал Марк.
  - Нет таких. Патрульные не на секунду не покидают пост.
  - А что они делают с теми, кто приезжает сюда без пропуска?
  - Отправляют обратно. А те, кто спорит и пытается прорваться через охрану - мгновенно расстреливают. - Ангел природы развернул его обратно и слегка подтолкнул вперед.
  - Да, это я уже слышал. - Кивнул Марк.
   Они очутились на рынке, где оживленные толпы людей, торговались и советовались друг с другом. Природный ангел стал невидимым, и Марк чувствовал себя не в своей тарелке.
  - Ты погляди, рыба и одежда в одном латке! - Раздался голос над его ухом.
  - Да где ж в одном?! Просто места расположены рядом. - Усмехнулся Марк. - Быть может, ты вернешься в человеческий облик? Мне гораздо удобней, когда я тебя вижу.
  - О, уже перешел на 'ты'. Как легко и просто. Но знай, чудак, мы с тобой не друзья. - Ангел природы мгновенно обрел физическое тело. - Не люблю эту шкуру.
  - А как мне к тебе обращаться? У тебя есть имя?
  - Есть, но тебе его знать не обязательно. - Рассматривая лавку с перстнями, ответил природный ангел.
  - Тогда может, придумаем тебе человеческое имя? Должен же я тебя как-то называть.
  - Фу, людские имена. Они мне противны! - Демонстративно поежившись, ответил ангел природы. - Хотя некоторые из них носят величавый характер. Можешь называть меня Оскар.
  - Оскар? Тебе оно нравится? - Изумился парень.
  - Вполне. Имя красивое, гордое...
  - И очень тебе подходит. - Прервав его, продолжил Марк. - Хорошо. Как скажешь. - Он раскрыл ладонь, вспомнив про четки, и двинулся вперед. Он не хотел терять времени и начал подходить ко всем прохожим и спрашивать, знают ли они, откуда взялась эта вещь.
  - Эй, полегче, чудак, так ты привлекаешь еще большее внимание. Они не понимают твоего языка, глупец. - Оскар одернул Марка за плечо и пошел впереди него. В этот момент кто-то громко закричал на непонятном для них диалекте. Трое мужчин, надвигаясь на незнакомцев, бранились и грозили дубинками.
  - Ну вот, - произнес Оскар, замерев на месте, - кажется, кое-кому пора делать ноги.
   Марк резко развернулся и побежал прочь. Мужчины, безумолку что-то крича, мчались за ним.
  - Оскар, где ты?- Кричал он. - Перенеси меня куда-нибудь! - В этот миг Марк оказался в другой безлюдной части острова. Он осмотрелся: вокруг был лишь песок, как в пустыне. Оскар снова принял человеческий облик.
  - Куда ты нас доставил? - Стараясь отдышаться, спросил Марк.
  - Это другая часть острова. Здесь всегда пусто и безлюдно.
  Марк присел на песок.
  - Я не думал, что будет так сложно. - Сказал он, вытирая пот с лица. - Каринбийцы не понимают меня, а я их. Все зря. - Марк, резко встав, стремительно зашагал вперед. Его нога едва не провалилась в пропасть, и он тут же отскочил назад. Оскар машинально сделал то же самое. Стало настолько тихо, что было слышно, как маленькие песчинки скатываются с обуви Марка.
  - Странно. - Прошептал он.
  - Что странно? - Спросил Оскар, и только было хотел сделать еще один шаг назад, как они резко провалились сквозь землю. Темнота поглотила их.
  - Где это мы? Тут мертвецки холодно. - Марк медленно приподнялся с ледяной земли и попытался осмотреться. В нос бросился запах сырости и гнили. - Ничего не видно. - Он встряхнул ладонью, выбросив несколько языков пламени. Оскар пронзил его ненавистным взглядом.
  - Ой, прости, я по привычке. - Извинился Марк.
  - За эту привычку я вправе убить тебя.
  - Но ты не можешь, ведь у нас уговор. - Напомнил юноша.
  - Еще одна подобная выходка и я возьму свои слова обратно, ты понял? - Ангел природы явно не шутил.
  Марк лишь согласно кивнул.
  Перед ними открылось огромное пространство, не имеющее границ начала и конца. Они стояли на тропинке, которая уходила прямо в бесконечность. По обе стороны от тропинки стелилась мокрая земля, а из нее торчали ветви и сучья, навевая жуткие представления, в стиле фантазий Тима Бартона. Марк и не думал, что подобные места бывают настолько страшными.
  - Похоже на древнее кладбище. - Прошептал он, покрываясь мурашками. - Возможно, здесь были похоронены тронны.
  С каждым их шагом под ногами хрустели кости погребенных. Марк морщился, но продолжал идти. Оскар был невозмутим и лишь ехидно ухмылялся, глядя в сторону юноши.
  Раздался странный звук, похожий на полет вертолета.
  - Что это? - Насторожился Марк. Оскар лишь пожал плечами. Оба начали осматриваться. Звук приближался, становясь все громче. И вдруг подземелье озарилось ярким светом. Марк зажмурился, но вскоре понял - это свет от фонаря. Над их головами пролетел маленький вертолет и из него раздался ворчливый возглас:
  - Кто вздумал ворваться к нам?
  Из вертолета вышли три миниатюрных человекоподобных существа, с торчащими в разные стороны волосами золотого цвета. Кожа этих забавных созданий тоже была золотая. Они были в разноцветных комбинезонах и не превышали в росте тридцати сантиметров.
  - Великаны! - Завизжал один из них и начал метаться из стороны в сторону, в поисках убежища.
  - Сам ты великан! Это всего лишь люди, те самые, что на поверхности живут. - Пояснил ему другой.
  - Надо сматываться, иначе они нас раздавят! - Всполошился третий, глаза которого были такими большими, что казалось, на мордашке больше ничего и нет.
  - Не бойтесь. Мы не причиним вам зла. - Марк присел на корточки и внимательно изучил всех троих. - Ух ты, да вы как куклы!
  Он хотел было взять одного из них, но тот так сильно укусил его за палец, что парень взвизгнул от боли.
  - Что вам надо? - Проворчал самый храбрый из них.
  - Шоколада. - Усмехнулся Оскар.
  - Шоколада? - Пропищал самый трусливый. - Вы слышали, они хотят украсть у нас шоколад! - Его коленки затряслись, а волосы поднялись еще выше.
  - Не пищи. Им не нужен шоколад - Топнул ногой самый рассудительный и сделал шаг вперед к Оскару. - Ты зачем пугаешь Трусишку? Он и так боится всего на свете.
  - Ой, простите, больше не буду. - Паясничал ангел природы.
  - Видишь, Трусишка, он извинился. - Пояснил самый умный. - Тебе нечего его бояться.
  Трусишка выпрямился, стараясь казаться смелее и выше, но всё равно прятался за двух своих товарищей.
  - Так откуда же вы здесь взялись? - Спросил храбрый.
  - Мы просто провалились. - Ответил Марк.
  - Провалились? - Пропищал Трусишка. - Они такие огромные, что земля их не удержала! Они нас точно сейчас раздавят!
  - Да не собираемся мы вас давить. - Восторгаясь такими милыми и смешными существами, рассмеялся Марк. - Мы просто хотим узнать, как мы здесь очутились и что это за мрачное место такое?
  - Вы слышали, он назвал наше хранилище мрачным! - Застучал зубами Трусишка. - Он сейчас начнет драться! - Забавный малыш забегал от страха, и глубоко зарывшись в землю, наконец-то спрятался.
  - Кто вы такие? - Спросил Марк, всё время, стараясь коснуться одного из них.
  - Сначала скажите, что вы потеряли в нашем подземелье?
  - Я же говорю, что мы случайно провалились сюда. Мы пришли на остров Каринби за помощью. - Ответил Марк.
  - Я знаю все на свете. - Гордо заявил Умник. - Если вы не хотите обидеть нас, то я с радостью отвечу на ваши вопросы.
  - За просто так? - Удивился Марк.
  - Да, за просто так. - Ответил Умник. - Лишь бы вы ничего здесь не трогали.
  - Ух ты, здорово. Вы нам очень поможете, если подскажете, откуда взялась эта вещичка? - Марк показал маленьким братишкам четки. Увидев их, они пораскрывали рты и радостно запрыгали.
  - Он вернул их! Вернул!
  - Что я вернул? - Не понимал Марк.
  - Бусы! Бусы! - Завизжал от радости Храбряшка, и только было хотел вырвать их с рук Марка, как тот снова зажал четки в кулак и сказал:
  - Сначала скажите, что это за бусы.
  - Это старинные бусы, сделанные из корня дерева зла. - Ответил Умник.
  - Что еще за дерево зла? - Поинтересовался Марк.
  - Оно вырастало на местах боевых сражений, там, где пало немало воинов, и было пролито много крови. Сейчас такое дерево - большая редкость.
  - А какой вред приносит это дерево?
  - Оно не приносит вреда, а помогает перенести человеческие души умерших на тот свет.
  - Если оно ничего плохого не делает, то почему так называется? - Внимательно слушая рассказ Умника, спросил Марк.
  - Оно называется 'корень зла', потому что с перенесением души, оно забирает у человека всё то зло, все те плохие моменты, которые были у него при жизни. Всё это делается для того, чтобы на небесах его не мучила вина за какие-то грехи на земле, чтобы душа смогла обрести покой. Дерево вбирает в себя все людские муки и именно поэтому выглядит очень пугающе.
  - Опасно ли это дерево для живых?
  - Нет, наоборот. Спрятанная веточка или отрезок корня в кармане живого человека приносит ему удачу, избавляет от страхов и исполняет желания. Именно поэтому эти бусы уникальны.
  - Как появились эти бусы? - Склонившись еще ниже, спросил Марк.
  - Много-много лет назад, когда в мире осталось одно-единственное дерево зла, в него ударила молния. Уцелел лишь корень, и дерево больше не могло переносить души умерших воинов. Тогда один человек решил сделать из него бусы. Они передавались из поколения в поколение и исполняли желания своего владельца, принося мир и счастье в его жизнь. Но Крылатый Лазарь забрал их в свою коллекцию, а их кто-то посмел украсть и до сегодняшнего дня мы их не видели.
  - Кто такой Крылатый Лазарь? - Спросил Марк.
  - Умник, не отвечай! - Возразил самый храбрый.
  - Не беспокойся, Храбряшка, они не сделают нам ничего плохого. Крылатый Лазарь - наш повелитель.
  - А вы сами кто такие? - По-прежнему с любопытством разглядывая их, поинтересовался парень.
  - Червон...
  - Умник! Ты всё готов выдать! - Топнул ногой Храбряшка. - Крылатый Лазарь завяжет твой язык в тридцать три узла, если ты расскажешь о нас.
  - Ну ладно, не хотите рассказывать - ваше право. - Сказал Марк. - Тогда скажите, зачем вам древнее кладбище?
  - Это наше столетнее хранилище. - Ответил Умник. Храбряшка дал ему подзатыльник. Умник лишь почесал ушибленное место и продолжил. - Если вы хотите остаться в живых и не попасть в его коллекцию, тогда мой вам совет - немедленно уходите!
  - В чью коллекцию? - Не понял Марк.
  - В коллекцию нашего повелителя. Если он прикажет вас запереть в хранилище, то так и будет. И вы умрете раньше, чем успеете испугаться. - Запищал Трусишка.
  - А вы что, его рабы? - Пытался вытащить правду Марк.
  - Мы его служители. - Ответил Умник.
  - Чем же вы занимаетесь? - Не унимался Марк.
  - Мы исполняем волю нашего повелителя. - Продолжал Умник. - Превращаем его сны в реальность.
  - Сны? Это как так?
  - Мы ничего вам не расскажем! - Ругался Храбряшка, забавно размахивая кулками. - А если хотите узнать у нас правду, тогда придется с нами сразиться!
  - Не надо сражаться. - Затрясся Трусишка. - У Храбряшки иногда едет крыша, и он хочет кого-нибудь побить.
  - Я уже понял. - Засмеялся Марк. - Так значит, эти бусы исполняют желания?
  - Да. Они дают своему владельцу такую жизнь, какую он хочет.
  - И сколько раз можно загадывать желания?
  - Один раз. Владелец получает то, что хотел и на протяжении всей жизни его обходят стороной все болезни и страдания.
  Марк задумался, стараясь понять, как эти четки связаны с его способностью. Вдруг земля под ногами затряслась, и камни повалились вниз.
  - Ой, Крылатый Лазарь распознал, что здесь чужие! - Завизжал Трусишка. - Уходите, бегите!
  - Верните бусы в коллекцию и уносите ноги! - Воскликнул Умник.
  - Бусы останутся у меня. - Марк попытался засунуть их в карман джинсов, но земля под ногами затряслась так, что он упал, и четки отлетели прочь. От грохота приближения их повелителя обсыпались камни, преграждая путь к заветным бусам. Марк подбежал к ним так быстро, как только мог, и, схватив их в кулак вместе с землей, начал искать глазами Оскара.
  - Вытащи меня отсюда! - Закричал Марк, едва не оказавшись под грудой камней. В этот миг его выдернуло на поверхность. Согнувшись пополам, он жадно хватал воздух ртом.
  - Как ты жалко смотрелся. - Оскар вновь обрел человеческий облик. - Еще пару минут и ты бы задохнулся.
  - Ты был бы только рад, не так ли?
  - Так. Но мне интересно посмотреть, чем все это кончится. Сколько жалкий человечешко успеет сделать за эти сутки.
  - Я сделаю все, чтобы освободиться от тебя. - Марк вытер испарину со лба. - По крайней мере, четки все еще у меня. - Он раскрыл ладонь и увидел, что помимо четок и горстки земли сверкает невообразимой красоты камень.
  - Что это? - Спросил Оскар.
  - Я не знаю. Наверное, это из коллекции самого Крылатого Лазаря. Ух ты, как он сияет...
  - Хм, что будешь делать дальше? - Оскара мало интересовал какой-то там камень.
  - Думаю, что я узнал все, что мне требовалось. Пора домой. На Каринби конечно, очень красиво, но я бы не хотел, чтобы мне прострелили голову. К тому же, у меня не только четки, но и, кажется драгоценный камень. Боюсь, что Крылатый Лазарь постарается отыскать случайного воришку.
  - Так забавно, страх движет людьми. Смехота.
  - А ангелы природы, будто ничего не боятся. - Задиристо сказал Марк.
  - Нам страх неведом, чудак. Мы же высшие создания, не то что люди. - Сверкнув своим огненным взглядом, Оскар перенес Марка домой в цветущий сад.
  - Уже рассвет, но у тебя есть еще время. Если ничего не изменится, то в полночь твоя свобода будет принадлежать мне.
  - Тебе придется постараться, чтобы забрать ее у меня. - Угрожающе сказал Марк. Этот тон совсем не понравился ангелу природы, и он зашипел ему прямо в ухо:
  - Поверь, крысеныш, мне ничего не стоит лишить тебя всего на свете. И в полночь, а может и раньше, ты в этом убедишься.
  Оскар тут же превратился в синюю дымку и растворился в воздухе. А у Марка остался неприятный осадок после его слов. Несмотря на то, что он побывал в невероятном месте, встретил чудных существ, он думал лишь о страхе перед неизведанным. Не то, чтобы он боялся Оскара, скорее, он остерегался его выходок, которые могут быть самыми непредсказуемыми. Марк присел на мокрую от росы траву и начал нервно теребить четки. Он постарался на время избавить себя от мыслей о возможных хитрых проделках ангела природы и забить голову тем, что действительно было важным - огненный дар и исполняющие желания, деревянные бусы.
  
  
  
  
  
  
  II
  Город трультов
  
  Глава 1
  Чужаки
  Сколько Марк просидел в раздумьях, он и сам не знал, но все мысли развеяло появление Розалины.
  - Марк, привет. Почему ты в саду?
  - Привет. А как ты вошла?
  - Так ворота были открыты. - Розалина присела рядом с ним. - А что ты делаешь?
  - Я думаю. - Сосредоточенно ответил Марк.
  - Я вижу. - Улыбнулась она, щурясь от солнца. - А о чем? Как отправится на Каринби?
  - Нет.
  - Странно, а я думала, что сейчас это главная задача.
  - Розалина, я уже был там. - Внезапно выдал Марк.
  - Что? - Девушка непонимающе взглянула на юношу.
  - Сегодня ночью я был на Каринби.
  Розалина нахмурилась, не понимая, что он имеет в виду.
  - Во сне? - Решила уточнить она.
  - Нет. Это... это долгая история, но не это важно. - Марк посмотрел в глаза Розалины и продолжил более эмоционально. - Понимаешь, эти четки сделаны из корня дерева зла, которое забирает все плохое и исполняет желания.
  - Постой. - Встряхнула головой Розалина. - То есть сегодня каким-то волшебный способом ты оказался на острове, куда никто не может попасть?!
  - Да, так и было. - Подтвердил Марк, но заметив ее подозрительный взгляд, спросил, - Ты мне не веришь?
  - Я верю, просто не понимаю, как ты это сделал. - Розалина действительно была в замешательстве. - Но в любом случае, я уверена, что дяде Феликсу это будет интересно услышать.
  После этого они сразу отправились к нему домой. Старик был приятно удивлен, увидев на пороге молодых людей. За чашечкой ароматного чая Марк во всех красках рассказал про остров Каринби и про его народ, про то, как он провалился и ему встретились маленькие человечки с большими глазами, про дерево зла. Рассказал про Крылатого Лазаря и про коллекцию, которую он собирает.
  - Это невероятно! - Воскликнул Феликс, радуясь, как ребенок. - Что за волшебство!
  - На самом деле все волшебство в корне дерева зла, которое исполняет желания. Но если все дело в этих четках, то причем тут это? Ведь я ничего не желал.
  - Так ли это, Марк? - Розалина точно знала, что говорит.
  - Но я же не желал стать огненным магом. - Усмехнулся он.
  - Да. Но ты хотел приносить пользу людям, как и Альберт. - Так же додумался Феликс. И тут Марк замер.
  - То есть, эти четки исполнили мое желание стать похожим на отца? Но причем тут огонь?
  - Эти четки были заряжены энергией огня. - Напомнил Феликс.
  - Ты неуязвим перед этой стихией, а твоя польза заключается в том, чтобы предотвращать пожары и тем самым спасать людей. - Рассудила Розалина.
  - Четки вобрали мой страх и превратили его в дар. Как это странно.... Не думал, что польза принесет столько вреда. - Вспомнив об ангеле природы, негромко сказал Марк.
  - Что-что? - Не понял Феликс.
  - Надо с этим кончать. - Перефразировал парень. - Прямо сейчас. Но как это прекратить?
  - Может, стоило спросить у этого Крылатого Лазаря? - Сказал Феликс.
  - Не думаю, что он бы дал мне ответ. Его служители сказали, что он беспощаден ко всем. - Марк хлопнул ладонями по коленям и добавил, - Что ж, придется разбираться самим.
  Ни на секунду Марк не выпускал из головы мысль о том, что ему, возможно, осталось жить всего несколько часов. Угроза Оскара выглядела реальной. Парень знал, что ангел природы точно шутить не станет. Ему так хотелось все рассказать Феликсу и Розалине, но он помнил, что говорить о встрече с природным ангелом строго запрещено или те, кто о нем узнает, немедленно пострадают.
  Время близилось к полуночи, но Марк ни на шаг не приблизился к разгадке. Но он готов был бороться за свою свободу, во что бы то не стало. Розалина видела, как Марк тревожно озирается по сторонам.
  - Марк, с тобой все в порядке? - Спросила девушка, касаясь его руки, которая стала холодной от волнения.
  - Время почти полночь. - Себе под нос сказал он.
  - И что?
  - Слушай, - Марк повернулся к Розалине и, глядя ей в глаза, серьезно продолжил, - что бы ни случилось, держись рядом с дядей Феликсом.
  - Что ты такое говоришь? - Встревожилась Розалина.
  - Просто пообещай, если со мной произойдет что-то неладное, то будь рядом с ним. Это все, о чем я тебя прошу. - В глазах и голосе Марка появились мольба.
  - Мальчик мой, ты нас так не пугай. - Отвлекшись от чтения своей мифической литературы, сказал Феликс.
  - Я не пугаю, просто на самом деле все не так, как кажется на первый взгляд. Есть вещи, о которых вы не знаете. - Признался парень, продолжая озираться.
  Розалина и Феликс вопросительно посмотрели на него. Они ждали объяснений, но парень не мог им их дать, так как очень дорожил этими людьми. Поэтому, чтобы отвлечь их, он торопливо заговорил:
  - Да, кстати, чуть не забыл. - Марк достал из кармана украденный трофей. - Этот камень я нечаянно прихватил, когда выбирался из подземелья.
  - Что это? - Разглядывая его со всех сторон, спросила Розалина.
  - Я не знаю, но он очень необычный, правда? - Марк зажал полупрозрачный маленький камень между пальцами и поднял к свету. Яркие солнечные блики сразу же заиграли в нем.
  - Да. - Согласился Феликс, рассматривая многогранный маленький предмет. - Я, кажется, знаю, что это за камень. - Он взял необычную находку в руки. - Если я не ошибаюсь, он называется никрид. По древним преданиям он излучал много энергии и являлся мощной подпиткой для воинов. Затем камень был украден, а вор так и не был найден.
  - Судя по всему, вором являлся Крылатый Лазарь. - Понял Марк. - Так значит этим он и уникален, что являлся подпиткой для воинов?
  - Если верить древним преданиям. - Ответил Феликс, передавая Марку камешек. - Он такой теплый. - Отметил юноша. Никрид поменял цвет. Из перламутрового он превратился в алый. - Смотрите!
  Розалина восторженно охнула и подсела ближе к Марку, взяв его под руку.
  - Там что-то есть. - Вглядываясь внутрь, заметил парень. - Ты это видишь?
  - Да. - Ответила девушка. Внутри никрида словно плясали миллиарды разноцветных звезд.
  - Что там? - Не понял Феликс.
  - Бесконечность. - В один голос ответили Марк и Розалина. После этих слов сразу стало темно и их будто перевернуло с ног на голову.
  Они словно летели сквозь звезды в темноте, что-то бесконечно мелькало перед глазами. Все, что они слышали - это неведомый ранее шум и гул. Уши мгновенно заложило, а конечности отказывались слушаться. Но вдруг стало так ярко, что Марк и Розалина сильно зажмурились от режущего глаза потока света. Наконец, они приземлились.
  Ребята поднялись и осмотрелись. Никто из них не мог и слова произнести. Оба потеряли дар речи от той красоты, что предстала перед ними. Бесконечно длинная тропа была покрыта серебряной пыльцой, на которую бросала свой яркий свет золотая гигантская луна. По левую и по правую сторону от дороги стояли пышные деревья, с переливающимися всеми цветами радуги, стволами. Листья на них сверкали точно камни-изумруды, а среди них прятались крошечные белые бутончики. За деревьями располагались причудливые домики. Они заметно отличались друг от друга. Одни были квадратные, похожие на детские разноцветные кубики, другие - треугольные с бесчисленным количеством маленьких окошек, третьи - круглые и полосатые, напоминавшие арбуз. А некоторые из них опирались лишь на один угол, или стояли на высокой ножке, как стебль у цветка. Ни в одном из этих домов не горел свет. Все жители уже давно мирно спали, и вокруг было тихо и безлюдно. Высокая старинная башня с часами, возвышалась над городом, как грозный постовой, а небо висело так низко, что казалось, оно вот-вот упадет прямо на голову. Его красота завораживала, ведь это небо было похоже на безграничное море, но не цветом, а волнами, которые плавно покачивались, убаюкивая всю здешнюю природу. Каждая из небесных волн меняло цвет подобно северному сиянию. Такого изобилия красок ребята не видели нигде. Запах улиц здесь тоже был совершенно другой - насыщенный и манящий. Пахло деревом и хлебом. Все вокруг сверкало, сияло и блестело, словно это место наполняли триллионы светлячков.
  - Где это мы? - Шепотом спросил Марк.
  - Я думаю, в стране чудес. - Восхищенно ответила Розалина.
  - Как мы вообще оказались здесь? Это словно другой мир. Так странно.
  - О да, странно! Особенно ваше внезапное появление здесь! - Раздался скрипучий голос. Откуда он доносился, Марк с Розалиной не могли понять.
  - Кто здесь? - Не выдержав, спросил парень. И вдруг, откуда - то сверху спустился пухленький карлик, одетый в форму шерифа.
  - Я Лесогор - дежурный по городу. - Горделиво ответил он. - А вы кто такие?
  - Я Марк, а это Розалина.
  - Люди?
  - Да.
  - Ну, конечно, кто же еще! Ну и что вы тут делаете? - Высокий голос карлика, вызвал невольную улыбку на лице Марка. Дежурный смотритель старался казаться серьезным и в некотором роде грубым, но его брови дугой говорили обратное. - Вы пришли разрушать наш мир?
  - Нет, что вы?! Мы сами не знаем, как оказались здесь. Мы не причиним вам зла. Было бы не плохо, если бы, хоть кто-то объяснил, куда мы попали. - Спокойным тоном ответил Марк, продолжая осматриваться вокруг.
  - Никто с вами говорить не будет! Вам сию минуты отрубят голову! - Лесогор взмахнул рукой, имитируя отсечение головы.
  - Не нужно. Мы не опасны. - Попросила Розалина. - У нас-то и оружия нет.
  - Ваше самое главное оружие - это зло! Все чужаки, которые являлись сюда, уходили домой обезглавленными! - Эмоционально жестикулируя, продолжил карлик.
  - Вот как?! - Еле сдерживая смех, удивился Марк. - Ладно хоть ноги не отрубали, иначе нечем было бы уходить.
  - Ты смеешься надо мной? - Разгневался Лесогор, раскрасневшись. Марк хотел было ответить, но Розалина его опередила.
  - Успокойся, пожалуйста. Никто над тобой не смеется.
  - Ему бы я с радостью отрубил бы голову! - Карлик замахнулся на Марка, показывая свою силу.
  - Извини, что не произвел на тебя особого впечатления, Лесогор. Может, лучше ты нам поможешь?
  - С какой это, простите, стати, я должен помогать неведомо кому?! - Брови Лесогора нахмуренно съехали к переносице.
  - Ладно, - Марк почесал макушку, раздумывая, что делать дальше, - тогда отведи нас к тому, кто сможет нам помочь.
  - Я отведу вас к Гремуссу. И, несмотря на то, что он уже спит, я разбужу его, чтобы показать того, кого он прикажет обезглавить! Отправляйтесь за мной. - Лесогор важно промаршировал вперед, а Марку с Розалиной ничего не оставалось, как пойти вслед за ним. Их сопровождали два стражника, лица которых скрывал шлем.
  - Кто такой Гремусс? - Шепотом спросила Марка Розалина.
  - Понятия не имею.
  - Гремусс - это избранный глава нашего города. - Ответил Лесогор, не поворачиваясь к ним.
  - Вот так у него слух! Видимо от этого маленького человечка совсем ничего не скроешь. - Шепнула девушка Марку на ухо.
  - Гремусс быстро расправится с вами, отрубив головы. - Лесогор злорадно хихикнул. В форме шерифа он был смешон, а его мимика была настолько богатой, что даже самый прославленный мим бы позавидовал. Несмотря на его маленький рост, его шаг был довольно твердым и широким. Ребята смело шли за ним, осматривая бесконечность улиц и изящную оригинальность домов. Цветы, растущие вдоль дорожки, недовольно запищали и затрясли бутончиками, потому что их разбудили, а некоторые из них даже заплакали, разбрызгивая на чужаков свои совсем не соленые слезы.
  - Ну вот, из-за вас, противные людища, садоводам придется весь день успокаивать растительность. - Проворчал карлик. - Расшумелись тут, злобные мартышки!
  Это было похоже на сон: эти волнообразные дороги, живые говорящие растения - всё это казалось плодом людских фантазий. Ярко-зеленые, красные, розовые деревья стояли на каждом шагу и поражали своей красотой и сказочностью. Лесогор нажал кнопку на столбе, и через миг к ним подъехала аленькая повозка с открытым верхом. Все уселись в нее, и карлик дернул за рычаг. Повозка была настолько быстрой, что скорость невероятного пути сквозь 'звезды' сюда была подобна движению улитк. Розалина взялась одной рукой за поручень, а второй вцепилась в Марка. Дух захватывало со страшной силой, а сердце будто перестало биться.
  - Приехали! - Воскликнул Лесогор. Переводя дыхание, Марк и Розалина наконец-то вышли из повозки. Перед ними предстали заросли, а между ними стоял одинокий дом без единого окна. Дом был похож на стопку книг, неровно лежащих друг на друге.
  - Стойте здесь. Я оповещу Гремусса о вашем внезапном вторжении. - Приказал карлик, тыча в них пальцем, и вошел в дом. Стражники остались с чужеземцами.
  - Ощущаю себя Алисой в стране чудес. - Осматривая дом со всех сторон, сказала Розалина. - Не хватает еще Чеширского кота и Шляпника.
  - Лесогор весьма сошел бы за него. - Едва не взорвавшись от смеха, произнес Марк.
  - Не так громко, а то обидится. - Поправила Розалина.
  - Подумаешь. - Отмахнулся парень.
  - Тебе может, и 'подумаешь', а я буду выглядеть ужасно без головы. - Нервно хихикнула Розалина и взглянула на стражников. - Не могу поверить. Разве такое возможно? - Она снова обратилась к Марку. - Это волшебство какое-то! Смотри, как вокруг всё чисто, как всё сверкает и блестит.
  - Эй вы! - Лесогор вышел из дома. - Гремусс готов принять вас. Но учтите, он не любит невежд. Ведите себя, как рыбы, меньше болтайте, тем самым скрывая свою глупость и необразованность.
   До чего же этот карлик забавный. 'Интересно, здесь все такие или только один Лесогор способен невольно веселить чужаков?' - Подумал Марк.
  Они открыли тяжелые двери и двоем вошли внутрь. Их встретил огромный холл. Его пол, потолок и стены сверкали изумрудом. Холл был совершенно пуст, его не загромождали ни комоды, ни гобелены, ни еще что-то подобное. Справа от входа находился лифт, который сам распахнулся перед ними. Внутри он был настолько огромен, что казалось, туда можно поместить настоящего слона в полный рост. Никаких кнопок в лифте не было обнаружено, он сам закрылся и понес ребят вверх. Через полсекунды он остановился и распахнул свои двери. Ребята оказались в полупустом коридоре. Увидев дверь, они вошли внутрь. Это была необычайно красивая гостиная, забитая сотнями книжными полок и шкафов. Казалось, что они заменяли стены. Пахло бумагой и воском. По углам гостиной стояли различные скульптуры юношей и девушек, державших в руках книги. Даже на потолке были развешаны портреты, видимо известных личностей и, наверняка, почитаемых литераторов и писателей. Гостиную украшал большой камин, а перед ним стоял роскошный диван, обтянутый красным бархатом.
  - Как тут красиво! - Воскликнула Розалина.
  - И пахнет приятно. - Подхватил Марк.
  - Стойте, где стоите! - Раздался холодный голос. Чужеземцы замерли на месте. - Вижу, вам нравится здесь.
  Диван развернулся, словно крутящееся кресло и человек с каменным угрюмым лицом, смотрел на них пристальным взглядом черных прищуренных глаз. Он был высок и строен, с грубыми чертами неестественно бледного лица. Длинный нос, тонкие губы, морщины на лбу и в уголках глаз. Мужчина был одет во все черное и только кисти рук с тонкими пальцами были открыты, словно под этим темным одеянием он прятал свою неприкасаемую душу. Он резко встал, и тяжелым шагом направился к незнакомцам.
  - Как вы попали сюда? - Грозно спросил он. Теперь-то, глядя на него, ребята могли поверить в то, что им наверняка отрубят головы, как говорил Лесогор. Их игривое настроение мгновенно исчезло, и они поняли, что серьезно влипли.
  - Случайно. Мы не хотели, правда. - Парень не мог скрыть ни испуга в глазах, ни страха в голосе. - Меня зовут Марк, а это Розалина.
  - Как у вас мастерски это получается. - Выделяя каждое слово, произнес Гремусс. - Строите из себя бедных, несчастных овечек, а сами прячете за этими милыми лицами коварный план захвата.
  - Какого захвата? - Не понял Марк. - Мы даже и понятия не имели что окажемся здесь.
  - Странные отвратительные люди, как же вы попали в мир добрых и честных существ? - Правитель обошел их кругом и, вернувшись к дивану, облокотился локтями о его спинку, продолжая прожигать ребят презрительным взглядом.
  - Камень доставил нас сюда. - Раскрыла правду Розалина.
  - Энергетический портал, а ни камень.- Поправил Гремусс. - Покажите его мне. - Он протянул свою ухоженную руку. Марк пошарил в кармане и, нерешиетльно подойдя к навевающему страх мужчине, положил на его белую ладонь теплый никрид. - Вы ведь увидели в нем бесконечность?
  - Как вы догадались? - Удивился Марк.
  - Потому что, увидев бесконечность, можно воспользоваться этим энергетическим порталом. Многие видят в камне пустоту и совсем ничего, и только немногие распознают бесконечность. - Осмотрев его со всех сторон под лампочкой и покрутив его, как только возможно, Гремусс спросил, - Уж больно сильно хочется узнать, где вы раздобыли столь древнюю вещь?
  - Мы его раскопали. - Ответил Марк.
  - Где? - Немограющий взгляд Гремусса остановился на юноше.
  - Под землей.
  - Расскажите, как вы его нашли. - Потребовал правитель.
  - Я провалился сквозь землю. - Начал Марк, незаметно вытирая вспотевшие от волнения ладошки о штаны. - Там появились какие-то чудики и говорили про какого-то Крылатого Лазаря.
  - Интересно...- Задумчиво произнес Гремусс, перекидывая никрид из руки в руку, словно взвешивая его. - Интересно, как вам удалось узнать о Лазаре и его слугах. Должно быть вы очень проворные, раз сумели унести заветную вещичку с его коллекции.
  - Это ведь никрид? Древняя энергетическая подпитка для воинов? - Решила уточнить Розалина, оказавшись куда решительней Марка.
  - Да. - Ответил Гремусс и стремительно пошел к полке с названием 'Легенды. Мифы. Предания'. Затем он так же резко развернулся и направился обратно к незваным гостям.
  - 'Червонные добыватели, - начал читать Гремусс, - это стражники реликвий, слуги Крылатого Лазаря, который является коллекционером ценных вещей. Он видит их во сне, а добыватели по его приказу находят их. Что хранится в коллекции Лазаря, никому неизвестно, потому что он прячет их там, где смелость человека накрывается трусостью и страхом. Добыватели охраняют их и нагоняют проклятия на тех, кто посмел нарушить их покои'.
  - '...добыватели зовутся червонными из-за золотого оттенка кожи и цвета глаз. - Продолжил читать Марк. - Те, кто сталкивался с предметами их коллекции, вскоре был обречен на страшную погибель...' - Его сердце забилосьеще сильнее.
  - '... предание добывателей гласит, - продолжила чтение Розалина, -
  'Будь ты ангел, будь ты бес,
  Будь обычный люд,
  Если ты у нас бывал-
  Казни тебя ждут'.
  - Я нашел его на месте древнего кладбища. - Задумчиво произнес Марк. - Все сходится. Именно этого места чаще всего и боится человек.
  - Вот это является правдой. - Почесывая подбородок, произнес Гремусс. - Если бы вы встретились с глазу на глаз с Крылатым Лазарем, то непременно бы погибли. И это было бы просто превосходно.
  - Превосходно?! - Опешил Марк. - Для кого?
  - Для нашего народа.
  - Простите, Гремусс, а можно поинтересоваться, где мы находимся? - Осмелилась спросить Розалина.
  - В городе трультов.
  - В городе кого? - Не расслышал Марк. Гремусс неодобрительно взглянул на него.
  - В городе трультов. - Терпеливо повторил он. - Меня зовут Вальтер. И этот город - не ваша фантазия и воображение. Мы действительно существуем.
  - А кто такие трульты? - Страх постепенно отпускал Марка и он не боялся задвать вопросы.
  - Это жители нашего города. Мы трудимся постоянно и приносим пользу себе и ближнему своему.
  - А что вы делаете?
  - Многие трульты, как заводные, пекут хлеб, по несколько тысяч булок в день, другие строят дома за несколько часов, третьи облагораживают наш город. Вы не найдете ни пылинки на дорогах этого города, не увидите ни одного засохшего цветочка. Здесь все слишком идеально, в отличие от вашего грязного мира. - Гремусс убивал Марка взглядом, который парень не смог выдержать и заметно напрягшись, отвел взор.
  - Вы любите книги? - Пытаясь разрядить напряженную обстановку, спросила Розалина, вновь оглядывая комнату.
  - Верно. Я очень увлечен каждой книгой. Все мои книги эксклюзивны. В них только правда и ничего, кроме правды. То, что человек считает немыслимым, здесь имеет место быть.
  - И вы прочли все эти книги? - Глядя на бесконечность полок и миллионы миддиардов переплетов, поинтересовался Марк.
  - Да. Я прочел все книги мира.
  - Невероятно! - Воскликнул Марк. - Перечесть все книги на свете невозможно.
  - Вы готовы поспорить со мной, юноша? - Прищурился Гремусс. Розалина дернула Марка за руку.
  - Нет, что вы. Он ни за что не будет спорить с вами, Вальтер. Простите его за недоверчивость. - Ответила она. Гремусс продолжал испепелять Марка своим тяжелым черноглазым взглядом.
  - Спасибо вам огромное за информацию. Не могли бы вы вернуть нам никрид? Мы, пожалуй, отправимся к себе домой. - Попросил парень.
  - А вот и нет. - Повысил тон Гремусс. - В нашем городе есть кое - какие правила, которые запрещают людям, попавшим сюда, возвращаться обратно в свой мир.
  - Что?! - В один голос опешили Марк с Розалиной.
  - А ну немедленно отдайте нам камень! - Скрипя зубами, потребовал осмелевший парень, стараясь выхватить его из рук Гремусса. - Это наш портал и мы вернемся домой! Вы не имеет права так поступать! Верните нам никрид! - Марк старался забрать его у Гремусса, который поднимал руку с камнем то над головой, то убирал за спину. Схватившись за его черную рубашку, Марку казалось, что он вот-вот заберет свой энергопортал, но как бы не так. Гремусс ловко увернулся и забросил никрид в горящий камин. На лице Марка запылал ужас и злоба.
  - Что вы наделали?! - На одном дыхание произнес он. - Как вы посмели?!
  - Я имею на это право, юноша. А вот вы должны поплатиться за вашу грубость по отношению ко мне.
  - Простите его, Гремусс, он больше не будет вам грубить. - Взмолилась Розалина.
  - Ты просишь у него прощения?! - Резко повернувшись к ней, опешил Марк. - Да это он должен перед нами извиняться. Он сжег наш единственный шанс вернуться домой!
  - В любом случае, правила запрещают людям покидать город трультов. - Спокойно ответил Гремусс.
   Через некоторое время ребятам на ноги надели кандалы и посадили в повозку, напоминавшую капсулу. Марка и Розалину сопровождали стражники, которые держали их под руки и не давали даже развернуться внутри повозки. Гремусс ехал следом за ними в другой красивой золотой карете. Спустя минуты перед ними раскрылись огромные железные ворота в пугающее черное здание. Стражники грубо подтолкнули их внутрь. Марк возмущенно фыркнул и, приостановившись, недовольно посмотрел на трульта в доспехах.
  - Не останавливайтесь и даже не пытайтесь раскрыть свой рот. - Твердо произнес Гремусс, который непонятно каким образом оказался за спиной Марка. - Что бы вы им ни сказали, они всегда будут молчать. Если не хотите мучительной смерти, то сидите, как мыши. Чтобы ни единого звука не вырвалось из ваших грязных уст. - Прошипел мрачный мужчина, прижав Марка к стене.
  - Я понял. - Испуганно кивнул юноша.
  - Вот и прекрасно. - Прошипел Гремусс и ослабил свою мертвую хватку. По обе стороны располагались пустые клетки, такие, в каких обычно держат животных. Но как бы ребята не думали, их вели совсем не туда. В конце слабо освещенного коридора, была дверь. Один из стражников отпер ее, загнав Марка и Розалину внутрь, словно скотину.
  - Что вы с нами будете делать? - Спросил Марк.
  - Согласно закону 'О безопасности жизнедеятельности трульта', пункт второй, статья тридцать первая: 'Человеку, оказавшемуся по каким-либо причинам в городе трультов, запрещается возвращаться в людской мир, во избежание повторного вторжения группы людей и морального и физического ущерба трультам'. Иными словами, вы будете заключены здесь и взяты под стражу.
  - Под стражу? - Переспросил Марк. - Это что, мы навечно будем здесь заперты?
  - До конца своих дней. - Поправил Гремусс, сверкнув злорадной улыбкой.
  - Почему вы нас так боитесь? - Спросила Розалина.
  - Мы дорожим жизнями нашего народа. Здесь всегда спокойная и доброжелательная атмосфера, а человек, вернувшись к себе, непременно поделиться этой тайной с остальными. Потом люди, пришедшие с ним, причинят нам боль и принесут разрушения городу. - Ответил Гремусс.
  - А что, люди уже были здесь? - Поинтересовалась девушка.
  - Да. - Ответил Вальтер и поморщился, словно вспомнив что-то ужасное.
  - И где они? - Растерянно бегая глазами по сторонам, продолжила Розалина.
  - Умерли.
  Ребята встревожено взглянули друг на друга.
  - Прошу, дайте нам шанс. - Взмолилась Розалина, цепляясь за надежду. - Мы добрые, мы не хотим причинять ущерб вам и вашему городу.
  - Меня нисколько не трогает ваша мольба. Для меня важно, чтобы трульты не знали больше ни горестей, ни бед. - Равнодушно ответил Вальтер. - Прощайте.
  - Стойте! - Громко воскликнул Марк, тем самым заставив Гремусса недоуменно посмотреть на него. - Вы называете себя законопослушными, а сами сажаете под стражу ни в чем неповинных людей! В человеческом мире так не поступают. К нам приезжают разные люди, с разных стран, разных национальностей и имеющие разную власть и статус, и мы их принимаем гостеприимно, пытаясь оставить в их памяти лучшие воспоминания о нас. Мы прибыли к вам по чистой случайности, сами того не желая, а вы видите в нас своих врагов и недоброжелателей только потому, что когда-то вам 'насолили'. Чтобы понять человека не нужно сажать его в карцер, достаточно просто поговорить.
  - У вас всё? - Вопросительно подняв бровь, сказал Гремусс.
  - А нас тут кормить будут? Или вы станете выжидать, когда мы помрем с голода? - Продолжил язвительным тоном юноша.
  - Вы не вправе ставить здесь условия. - Твердо ответил Гремусс.
  - А вы не вправе ставить под угрозу человеческую жизнь! - Оскалился Марк, все еще стараясь вырваться. - Вы нас закроете, и будет наблюдать за нашей медленной смертью? Да мы вам что, кролики подопытные?! Мы всего лишь люди. И судя по всему, мы гораздо безопаснее, чем вы и ваши трульты! - Крикнул юноша в лицо Гремуссу. Стражники сразу же впихнули парня вглубь камеры.
  - Всего вам наилучшего. - Спокойно ответил Вальтер и приказал закрывать дверь. Марк злобно пнул ее, и уселся в дальний угол. Розалина присела рядом с ним.
  - Зато у нас есть последние дни, которые мы проведем вместе. Нам не нужно будет никуда торопиться, спешить или расставаться. - Улыбнулась девушка.
  - Да. Ты умеешь утешить. - Только Марка это совсем не утешило.
  - Это моя лучшая сторона.
  - А в тебе и нет худших сторон. - Искренне ответил парень, чувствуя, как гнев постепенно проходит.
  - Не правда. Во мне полно недостатков. - Засмущалась Розалина.
  - Я их не вижу.
  - Значит, невнимательно смотришь. - Она опустила глаза и убрала упавший на лицо взъерошенный локон за ухо. - Знаешь, я всегда была сама собой и никогда не стремилась что-то поменять в себе. Я выросла там, где понятие 'красота' отсутствует и именно поэтому у меня до сих пор искаженное понимание этого слова. Но я часто задаю себе вопрос: почему именно на меня ты обратил внимание в тот день? Ведь ты мог пройти мимо и не помогать мне с замком. С тобой должен быть кто-то другой. Более подходящий.
  - Я не стану спрашивать, почему это тебя так тревожит, и почему я не могу говорить, что ты совершенна. Но я бы не хотел, чтобы кто-то другой заменял тебя. - Голос Марка стал тихим и мягким, по сравнению с тем, как он звучал всего пару минут назад.
  - Я рада это слышать. - Розалина прижалась к нему, положив голову на плечо. - Как хорошо, что дядя Феликс с нами не попал в этот странный город. Он сейчас свободен, в отличие от нас.
  - Он за нас переживает. Поверь, ему сейчас не сладко. - Касаясь губами ее макушки, ответил Марк. - Он ведь совсем один.
  - А почему у него нет семьи? - Спросила Розалина, поднимая взгляд.
  - У него была семья, но тридцать лет назад, они погибли. - Марк замолчал. Ему всегда было горько думать о трагедии, случившейся с родными Феликса. - Его жена скончалась осенью от воспаления легких, а через три месяца сын попал под колеса машины.
  - Какая жестокая судьба. - С сожалением произнесла Розалина. - Какое горькое у него прошлое. И он после их смерти больше не женился?
  - Нет. Он до сих пор остается верен своей жене и сыну. Мне кажется, что его стимулирует жить дальше только его мечта побывать в неизведанном волшебном мире.
  - А ты о чем мечтаешь? У тебя есть вещи, которые бы ты очень хотел сделать в жизни? - Спросила Розалина, внимательно слушая парня. Ведь сейчас в карцере им ничего не оставалось делать, как разговаривать, узнавая друг друга получше.
  - Конечно, есть. Но давай ты первая.
  - Хорошо. - Розалина села поудобней, подобрав ноги под себя. - Я бы хотела научиться водить мотоцикл.
  - Ого. - Рассмеялся Марк. - Ты будешь весьма эффектно смотреться в мотоциклетной куртке и шлеме.
  - А еще я бы хотела перестать путаться в днях. Иногда, я даже не знаю какое сегодня число и день недели.
  - Даже так?! Забавно.
  - А еще я бы хотела научиться плавать.
  - Знаешь что, - приобняв девушку за плечи, начал Марк, - если мы каким-нибудь чудесным образом выберемся из тюрьмы, я сделаю все возможное и невозможное, чтобы мы смогли вернуться в наш мир. И там я тебя научу плавать и водить мотоцикл.
  - Правда?
  - Конечно. А еще я куплю тебе часы с календарем, чтобы ты всегда знала какой сейчас час, день недели и дата. - Они снова рассмеялись. Эта прекрасная секунда задорного смеха, когда все главные проблемы на мгновение стали второстепенными, а ее звонкий голос стал для Марка источником заряда новых сил, как батарейка.
  - Теперь ты ответь. Чего бы ты хотел?
  - А я... - Марк сделал паузу, вспомнив об Оскаре. - Я бы хотел, чтобы передо мной не возникало проблемы выбора.
  - Между чем?
  - Не имеет значения. Я просто ненавижу выбирать. - Голос Марка стал серьезным и железным, и казалось, что он сейчас скрипнет зубами для пущего эффекта.
  - Но ведь хуже всего, когда выбора нет. Разве не так?
  - Хуже всего, когда из всех вариантов выбора, нет подходящего для тебя.
   Розалина печально вздохнула и снова положила голову ему по плечу. Сидя в этой небольшой холодной комнате с бетонным полом, стало еще холоднее, что мурашки разом покрыли все тело. Ребята прижались друг к другу. Через несколько минут стало морозно.
  - Становится слишком холодно. - Застучала зубами Розалина.
  - Я попробую нас согреть. - Марк отстранился от девушки и сев прямо, защелкал пальцами, пытаясь вызвать огонь. Но у парня ничего не получалось.
  - Что такое?
  - Я не знаю. У меня ничего не выходит. - В замешательстве глядя на свои руки, сказал Марк.
  - Попробуй еще раз.
  Он сосредоточился и попробовал снова, но и в этот раз все было безуспешно.
  - Не работает. Я не понимаю почему. Вот, черт... Мы так долго не протянем. Температура здесь становится всё ниже... - Марк заерзал от холода. - Прости меня...
  - За что?
  - За то, что ничем не могу помочь...
  - И ты меня прости.
   Некоторое время они молчали, и только стук зубов нарушал осевшую тишину.
  Прошло достаточно много времени. Беднягам казалось, что они находятся на северном полюсе - так холодно было. Марк крепко сцепил ладонь Розалины, хоть сам и не понял, что сжал ее так, насколько хватало силы и медленно начал падать назад.
  - Марк? Ты чего? - Не поняла девушка и попыталась подвинуть его к себе. - Марк?! Марк, очнись! - Испуганно воскликнула она и начала его трясти и бить по щекам, забыв про свои окоченевшие руки. Она пыталась усердно согреть его, абсолютно не чувствуя своего тела. Марк не дышал, и Розалина попыталась сделать искусственное дыхание. Но через несколько минут, после этого, она сама обессилила и безуспешно старалась остановить сильное головокружение.
  
  Глава 2
  Решение Праведника
   Кто-то говорит, что после смерти человек видит яркий свет в конце тоннеля, ведущий к дверям рая, кто-то убеждает в том, что рая не существует. Наверное, у каждого свое место после смерти. Марк видел высокие травы, чистое поле, по которому он шел и вдыхал ароматы цветов. А в конце этой чистоты и зелени его ожидал темный лес, охваченный огнем. То, что видел Марк - было его местом. Он отчаянно думал, что мертв, но открыв глаза, увидел белоснежный потолок. Пахло свежей травой и мятой, чаем и цветами.
  - Привет. Как ты? - Услышал он детский голосок и приподнялся на кушетке. Перед ним стояла девочка. Ее глаза были голубыми, как небо, курносый нос и округлое белое лицо. Русые волосы в косой пробор тянулись до пояса, а длинная челка спадала на левую сторону лица, поэтому девочка то и дело убирала ее за ухо. Она была похожа на куклу своими аккуратными чертами лица и большими глазами. Марк, часто моргая, смотрел на нее, пытаясь прийти в себя.
  - Ты кто? - Спросил он.
  - Эва. - Девочка протянула ему руку.
  - Я - Марк. - Он легонько пожал ей ладошку.
  - Я знаю. Меня уже оповестили. - Ответила Эва, наливая лекарственный чай. - Вот, попей.
  Юноша сделал несколько глотков и смочил осипшее горло.
  - Где я?
  - В моей лечебнице. - Принимая у Марка пиалу с недопитым чаем, ответила девочка.
  - А где Розалина?
  - В соседней комнате.
  - С ней всё в порядке?
  - Да. Она просто спит.
  Марк внимательней осмотрел лечебницу. Это место мало напоминало больницу, скорее идеальное место для медитации.
  - А как мы сюда попали? - Спросил он.
  - Стражники увидели вас в окно наблюдения. Вы оба были без сознания. Пришлось принять меры. Праведник приказал стражникам доставить вас ко мне и привести в чувства. - Чистя бамбуковые колбочки, ответила Эва.
  - Праведник? - Вставая на ноги, переспросил Марк. - Кто это?
  - Это величайший и почитаемый трульт нашего города, который отвечает за беспорядки, совершенные в нашем городе и назначает наказания, в соответствии с тяжестью преступления. Хотя беспорядки - явление здесь крайне редкое. - Улыбнувшись, добавила Эва.
  - А Гремусс? Он же хотел убить нас.
  - Я не знаю всех подробностей, но вас вместе со стражниками сопровождал Праведник.
  Марк прошелся по мягкому зеленому ковру, взял в руки пиалу с чаем и сделав еще несколько глотков, спросил:
  - Почему вы так не любите людей?
  - Здесь все считают, что люди питаются энергией друг друга и в ваших душах закрома зла. Вы постоянно завидуете друг другу, делите общество на богатых и бедных. Вы, люди, являетесь носителями зла, постоянно извергающие его, как вулкан лаву. Вы настолько жестоки, что для вас помимо рая существует еще и ад. - Голос Эвы звучал спокойно. Казалось, что она совсем не боится Марка.
  - Откуда тебе это известно?
  - Мы, трульты, многое знаем о людях.
  Марк наблюдал, как маленькая девочка ловко делает какие-то смеси, сортирует их по бамбуковым колбочкам и, не глядя, расставляет их на свои места. Слишком ответственное занятие для ребенка.
  - Сколько тебе лет? - Наконец, поинтересовался он.
  - А на какой возраст я выгляжу? - Игриво спросила она.
  - Лет на десять.
  Девочка улыбнулась.
  - Угадал.
  - Вот это да! - Удивился Марк. - И ты лекарь, которому Гремусс доверяет жизнь трультов?
  - Это я только выгляжу на десять лет, а на самом деле мне двадцать один год. - Не сдержала смех Эва. - Вот уже одиннадцать лет я являюсь незаменимым лекарем в городе трультов.
  Марк лишь недоуменно смотрел на нее.
  - Я совсем ничего не понимаю. - Встряхнул он головой.
  - Здесь всё по-другому, не как у людей. Когда трульт находит для себя подходящее занятие, то он перестает внешне взрослеть и стареть. Его внешняя физическая оболочка замирает на определенном этапе жизни, в зависимости от стадии совершенствования, и перестает меняться. А его внутренняя оболочка, то есть сознание, разум и душа продолжают развиваться в обычном темпе. Чем больше уровень самосовершенствования, тем длиннее жизнь. Мы здесь не умираем от старости, Марк. Здесь очень редко смерть приходит случайно. Обычно, каждый трульт сам выбирает, когда ему уйти из жизни.
  Марк подумал о том, что это совершенный мир для счастливой жизни.
  - Сколько же лет Гремуссу?
  - Шестьдесят. - Эва дождалась удивленной реакции парня и продолжила. - Да, выглядит он гораздо моложе. А все потому, что в сорок лет он стал нашим Правителем. Его избрал народ, и это стало его назначением. Мы здесь не чахнем от возраста и не корчимся от болей в спине. Но трульты тоже могут болеть и простудой и аллергией. Другие болезни нам неведомы.
  - Это невероятно. - Марк был восхищен услышанным. - Но почему ты так рано 'нашла себя'?
  - Это не объяснить. - Пожала плечами Эва и продолжила сортировать лекарственные смеси. - Я просто ботанический гений. Я знаю все растения на свете и мгновенно выявляю, какое лечебное свойство оно имеет. Таких гениев, как я, здесь полно. Математические гении рассчитывают и вычисляют без каких-либо усилий, за секунду. Астрономические гении без проблем расскажут о любой звезде, живущей в небе, и предскажут о погодных изменениях. Есть и строители, и пекари и многие другие.
  - Вы очень необычный народ. - Признался Марк.- Но почему мы не можем жить среди вас? Ведь мы с Розалиной совсем не опасны.
  - Мы уже однажды 'обожглись'. И не хотим, чтобы такое повторилось снова.
  Марк не стал расспрашивать, посчитав, что и так много вопросов задал девочке за раз. Он направился в комнатку, в которой, укутанная в несколько одеял, спала Розалина. А когда она проснулась, то тут же засияла, увидев перед собой юношу. Они обнялись, счастливые тем, что оба живы и почти здоровы.
  Эва решила пока что не сообщать Праведнику о том, что 'пострадавшие' проснулись, чтобы они смогли немного пообщаться наедине, а также попробовать ее отменную цветочную кашу. Розалина осмотрела лечебницу. Она была вся белоснежная, а ноги утопали в мягком ковре из зеленой пушистой травы. Девушка тоже отметила, что лечебница совсем не похожа на больницу, скорее всего на рай, с яркими ароматными цветами и неустанно порхающими бабочками.
   Эва пригласила гостей в яблоневый сад, который находился за лечебницей. Он был красив и манил чарующим ароматом спелых плодов. Вдоль тропинки в ровный ряд выстроились стройные деревья. Здесь, в городе трультов царило вечное лето, все было настолько зеленым и свежим, что казалось всё расписано акварелью. В глубине яблоневых густых зарослей стоял небольшой столик и два пенька, это место было самым укромным в саду, так как со всех сторон было загорожено деревьями. Ребята осмотрелись вокруг: каждое яблочко, висящее на ветке, так и манило сорвать его. Трава под ногами была зеленее зеленого, и жалко даже было наступать на нее, протаптывая всю эту красоту. Игривые и веселые птички, кружившие над сочными плодами, очень отличались от тех, что Марк привык видеть. Одни с длинными хвостами, другие с пышным хохолком, третьи с крыльями, раскрашенными во все цвета радуги. Птицы не клевали яблоки, а лишь порхали над ними, словно знали, что так делать нельзя, что эти сладкие плоды испортятся, если они урвут маленький кусочек румяного фрукта. В саду веяло не только ароматом яблок, но и пахло свежей травой и мятой. Это было невероятное место, которое заставило Марка почувствовать себя свободно и легко. Но наслаждаться пришлось не долго, потому что в лечебницу прибыли приближенные Праведника, чтобы разведать ситуацию.
  Увидев, что 'пострадавшие' пришли в себя, приближенные передали им сообщение от Праведника, что им двоим необходимо явиться в дом Гремусса. Эва вздохнула, и, провожая ребят, пожелала им удачи.
  И снова закрытая повозка. Их опять везут, как преступников. Марк и Розалина оказались в уже знакомой гостиной.
  - Проходите. - Разворачиваясь на диване, сказал Гремусс. Он встал и подошел к чужеземцам. - То, что с вами произошло, было страшной ошибкой. - Его голос звучал по-прежнему твердо. - В карцере должно быть холодно, но не настолько, чтобы вас заморозить.
  - Да неужели?! - Съязвил Марк. - Может в качестве компенсации вы, наконец, найдете способ и позволите нам отправиться в наш мир? Мы не хотим умирать в вашей грязной тюрьме.
  - Если вы боитесь, что мы приведем с собой кого-то, то вы ошибаетесь. - Вступила в разговор Розалина. - Конечно, вы вправе не верить нам, но мы бы, ни за что не рассказали о вашем городе людям. - Но даже ее тоненький голосок никак не повлиял на решение Гремусса.
  - Даже не пытайтесь втереться ко мне в доверие. - Произнес он. - У вас совершенно нет шансов.
  - В таком случае разрешите мне избавить себя от встреч с вами. - Грубо ответил Марк и направился к двери.
  - Вы вообще-то еще под стражей. - Выделяя каждое слово, напомнил Гремусс.
  - Я вообще-то у вас дома. - Передразнил его Марк. - И я не вижу ни одного стражника, который бы по вашему приказу сковал меня наручниками и надел кандалы. Так что, позвольте покинуть на некоторое время ваш безупречно уютный дом. - Язвительно произнес он и открыл входную дверь.
  - Вы неисправимый грубиян. - Скривив губы в презрении, отозвался Гремусс и парень приостановился. - Вашей грубости нет предела. Вы готовы лезть из кожи вон и казаться неправдоподобно смелым, лишь бы никому не подчиняться, а быть самовольным до мозга костей. - Главный трульт с каждым словом приближался к Марку, словно надвигающаяся грозовая туча. - Хотя вы и гроша не стоите ни здесь, ни в своем грязном людском мире.
  - Как вы можете осуждать мир, в котором ни разу не были?! - Возразил юноша, готовый спорить бесконечно.
  - Мне хватило и того, что такие подлецы как вы, пробравшиеся в город трультов, растоптали мой мир и изваляли в грязи мою веру. Вы, жалкие, ничтожные существа, спрятавшие за пазухой самое опасное и холодное оружие - зло. Улыбаетесь мило, глядя в лицо, говорите слова, после которых, казалось бы, вам должны поверить и ничего не подозревая, впустить вас, как бездомных котят в свой маленький внутренний мир. Но как бы не так... Тошнотворные мерзкие умыслы, кишащие как черви, в вашей глупой голове, с каждым разом становятся всё грязнее и чернее. Лицемерные существа, вы беззащитны без своего оружия. Вы ничего не можете сделать, не причинив боль. Бессердечные создания, для чего вы рождены на свет? - Гневно процедил Гремусс, испепеляя своим тяжелым прищуренным взглядом Марка. - Когда вы, наконец, все исчезните?
  Парень вжался в стену и не решался произнести и слова. Гремусс резко развернулся, взмахнув подолом своей накидки и погрузившись в кресло, так же грубо продолжил:
   - Ну, что же вы сразу напугались? Иди же куда хотели. Если, конечно, потом вы сможете сделать, хотя бы один шаг в тяжелых цепях, стянувшие до крови ваши ноги.
   Марк около минуты стоял, как вкопанный, пытаясь прийти в себя, затем крепко взяв за руку Розалину, выбежал из гостиной и стрелой влетел в лифт, который понес их вниз.
  - Марк, так нельзя, остановись! - Пыталась убедить его девушка. Но теперь он ни на секунду не сомневался в хладнокровие этих существ, живущих в городе трультов. В Гремуссе Марк видел кровожадного монстра, который способен на самые страшные поступки. Юноша действительно, после услышанного начал опасаться Вальтера и понял, что никакое хорошее поведение и никакие мольбы о пощаде не сломят этого трульта. С самого детства отец учил Марка быть сильным и храбрым, не сдаваться и продолжать пробивать стены, двигаясь к своей цели. Альберт всегда говорил, что путь к достижению цели лежит через свинцовые шипы. Чем больше преград, тем важнее цель и сильнее желание добиться ее. Для Марка сейчас было главной целью выбраться отсюда и больше никогда не возвращаться в этот странный мир. Но против силы Гремусса, у молодого человека не было оружия, и из-за этого он ненавидел себя еще больше. Здесь нет ни железных дорог, ни поездов, ни аэропортов, отсюда нельзя скрыться, как это можно сделать в обычном человеческом мире. Здесь всё не так, как там, здесь всё гораздо сложнее, чем среди людей.
  Не найдя подходящего варианта для решения проблемы, Марк измученно застонал и присел на изумрудный пол просторного холла. Он не хотел ни подниматься в гостиную, ни выходить на улицу.
  Понимание того, что они заключены в городе трультов до конца своих дней, рушило все надежды, словно карточный домик. Марк привык чувствовать себя свободным и независимым, мысль о его пожизненном заключении в стенах этого города, перекрывала кислород и не давала дышать полной грудью. В любом случае, к каждому можно найти подход, ради своего блага, но вот только парень не знал, что может заставить таять холодное сердце Вальтера.
  Отворилась дверь и в холл вошел галантный пожилой мужчина высокого роста. Его спина была прямая, он ничуть не сутулился, а походка была уверенная и твердая. Его строгий вид одежды: высокие темные брюки со стрелками, длинный сюртук и прикрывающее шею широкое шелковое жабо, создавали впечатление очень знатного и правильного во всем, трульта.
  - Чего это вы тут сидите? - Обратился он к ребятам. - Разве мои приближенные не сказали вам ждать меня в гостиной Гремусса?
  - Вы Праведник? - Уточнил Марк. Мужчина кивнул и направился к лифту, а юноша, крепко сжимая руку Розалины, нехотя последовал за ним.
  Снова оказавшись на пороге гостиной, Марк пытался не привлекать к себе внимания Гремусса и прятался за спиной Праведника.
  - Здравствуйте, Праведник. Ваши приближенные сообщили мне, что мы должны поговорить. Все вместе. - Недовольно глядя на Марка, сказал Вальтер.
  - Верно. - Праведник повернулся и указал жестом ребятам на кресла. Они нерешительно погрузились на мягкие сидения, не отрывая взгляда от Гремусса, который всем своим видом показал свою неприязнь к ним.
  - Я хочу поговорить о дальнейшей судьбе этих двух людей. - Начал Праведник. - Они должны были сидеть в карцере без каких-либо экспериментов. Вы могли превратить этих людей в сосульки с глазами.
  - Я уже извинился. - Нехотя произнес Гремусс. И всё же Праведник повернулся к людям и добавил от себя:
  - Мы приносим свои извинения за этот дерзкий случай. - Он слегка поклонился. - И чтобы исправить эту оплошность с нашей стороны, я решил даровать вам свободу на территории нашего города.
  Брови главного трульта поехали вверх, и он поперхнулся собственным недовольством.
  - Да, Гремусс. - Поворачиваясь к нему, продолжил Праведник. - Мой вердикт именно такой.
  Гостиная вмиг наполнилась сгустками ненависти и напряжения, исходящих от Гремусса.
  - К тому же, спешу сообщить, - Продолжил Праведник, обращаясь к ребятам, - стражники смотрели за вами в окно наблюдения и сообщили мне, что вы вели себя вполне адекватно, несмотря на низкую температуру. Затем они увидели вас без сознания спустя некоторое время. Я прошу прощения за причиненный ущерб вашему здоровью и официально заявляю, что с этой минуты вы являетесь жителями нашего города.
  - То есть нас больше не закроют в карцере? - Спросила Розалина, чувствуя, как внутри медом разливается облегчение.
  - Не закроют. - Ответил Праведник с улыбкой. - До первого нарушения, конечно.
  - Спасибо вам, за то, что дали шанс на жизнь, но в вашем городе ни мне, ни Розалине не будет свободы. Нам нужно в мир людей. - Марк встал и подойдя к Праведнику, прошептал, - Мы ведь с вами можем найти компромисс, верно? Прошу вас, дайте нам полноценную свободу. Клянусь, мы никогда и никому не расскажем о вас.
  - Так, довольно! - Гремусс подошел к парню и отдернул его за руку, встав между ним и судьей. - Если это всё, Праведник, и ваше решение окончательно, то прошу вас оставить меня наедине с этими людьми.
  - У меня всё. И это решение окончательное. С вашего позволения. - Галантный мужчина снова поклонился и скрылся за дверью. Гремусс набрал больше воздуха в легкие, и резко развернувшись, направился к буфету.
  - Простите, Вальтер, что нам теперь делать? - Осторожно спросила Розалина.
  - Для начала, спешу заявить, что с этой секунды вы не имеете права обращаться ко мне по имени. - Гремусс повернулся к ним, упершись ладонями о стол. - Это, во-первых, а во-вторых - в мой дом, вы можете приходить только в двух случаях: с новостями о том, что городу грозит опасность и когда я сам лично вызову вас. - Он говорил очень твердо, выделяя каждое слово. Напряжение продолжало наполнять комнату. Недовольный трульт обошел стол и направился к одному из сотен книжных шкафов. Взяв в руки толстую книгу, он небрежно всучил ее Марку.
  - Думаю, не стоит говорить, что это за книга.
  - Свод законов. - Вздохнул юноша.
  - Верно! - С каждым последующим словом голос главного трульта становился всё грубее и громче. - Это в-третьих: изучить книгу от корки до корки.
  - Но на это уйдет уйма времени...
  - Времени у вас предостаточно. - Тут же ответил, побагровевший от гнева, Гремусс. - Неделя, две, три, полгода... Мне всё равно, за какой период вы прочтете эту книгу. - Он шумно отодвинул стул и опустился в него, повернувшись спиной к растерянным людям.
  - А где нам с Розалиной можно разместиться? - Почти шепотом спросил парень. Вальтер стукнул рукой о стол с такой силой, что ребята вздрогнули.
  - Сегодня в шесть часов вечера все соберутся на площади. Я объявлю о вашем проживании здесь. После чего вы сможете обратиться за помощью к трультам, которые занимаются жилищным благоустройством и вас поселят в одном из домов. - Его громкий и жесткий тон отбил у Марка всякое желание задавать еще вопросы.
  - Спасибо. А куда нам сейчас идти? - Дрожащим голосом спросила Розалина.
  - Куда хотите. Мои приближенные проводят вас.
  - Пошли. - Негромко сказал Марк испуганной девушке. - До свидания, Гремусс.
   Но он ничего не ответил, и незваные гости вышли за дверь. Вальтеру понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя, после такого весьма грубого разговора и выдвинутого вердикта Праведника. А ребята тем временем, направились по улицам города трультов в лечебницу. Двое приближенных Гремусса не сводили с них глаз, и Марк чувствовал себя весьма скованно.
  Этот город не был похож на тот, в котором живут люди. Город трультов отличался ярко-ядовитым озеленением и живыми цветами, которые могут, словно люди, выражать эмоции. Так же здесь исключительно чистый кристальный воздух, так как тут нет ни заводов, ни загрязняющих окружающую среду газов и отходов. Каждая тропинка идеальная и аккуратная, ни одной мусоринки, ни одной пожелтевшей травинки. Птицы ручные и сладостно голосистые. Это не город, а фантастическое место для тех, кто хочет жить в гармонии с природой.
   Гремусс медленно расхаживал по своей огромной гостиной, скрестив руки на груди и нервно постукивая подушечками пальцев по своему предплечью. Его лицо по-прежнему оставалось каменным, но в глазах появилась неистовая боль. В памяти всплыли моменты из прошлого. Плохие воспоминания, с которыми он живет вот уже десять лет. Гремусс остановился и закрыл глаза. Воцарилась такая тишина, что было слышно сквозь кирпичные и безоконные стены его дома, как на улице разговаривают трульты и шумит от ветра высокая трава. Но это совсем не то, что хотел услышать Гремусс. Он глубоко вдохнул и затаил дыхание, чтобы даже оно не мешало прислушиваться к тому, как в его груди бьется два сердца. Одно в обычном спокойном ритме, а второе - быстрое, трепещущее, словно крылья бабочки в полете.
   Ребята наконец-то добрались до лечебницы, ловя на себе подозрительные взгляды трультов. Некоторые из них чуть ли не сворачивали шеи, пристально разглядывая чужеземцев. Внешне трульты ничем не отличаются от людей: две руки, две ноги, два глаза, но их физиология и образ жизни заставляют удивляться. Переставать внешне стареть после того, как ты нашел себя в жизни, это восхитительно, но с другой стороны : всю жизнь оставаться снаружи ребенком, как Эва, это ужасно.
  Не успели они войти в лечебницу, как девочка тут же выбежала к ним и сказала приближенным Гремусса:
  - Не беспокойтесь. Теперь вы можете оставить меня с ними наедине. Если что я позову стражников.
  Приближенные недоверчиво посмотрели на людей и направились обратно к дому правителя.
  - С вами все в порядке? - Обратилась девочка к ребятам.
  - Да. - Ответили в один голос Марк и Розалина.
  - Вот и хорошо. - Эва улыбнулась и, взяв их за руки, завела в свой зеленый дом. Это было первое дружеское прикосновение, что приятно удивила Марка.
  - Вы же не любите людей. - Сказал он. - Чего ж тут для вас хорошего?
  - Вы кажетесь мне добрыми, как трульты. - Уверенно ответила Эва.
  - Но не все трульты добрые. - Буркнул под нос Марк.
  - О ком ты? - Эва поспешила заварить гостям травяной чай.
  - Ну, например, о Гремуссе. Он у вас злой какой-то. - Поежился Марк, присаживаясь на табурет.
  - Не правда. Он не злой. - Убедительно произнесла Эва. - Здесь нет плохих трультов. Этот Гремусс самый лучший из всех когда-либо правящих, он очень трепетно относится к трультам и бережет нас. Тебе показалось, что он груб с тобой, потому что ты человек, а он единственный из всех нас, кто настолько сильно презирает человеческую расу.
  - Значит, это он настроил вас против людей? - Делая глоток вкусного чая, предположила Розалина.
  - Нет. Мы всё видели своими глазами. Это уже не первый случай визитов человека в наш город.
  - Значит, произошло что-то совсем ужасное, раз он так не любит нас? - Поинтересовалась девушка.
  - Мы не говорим об этом уже десять лет. Приказ Гремусса. - Коротко ответила Эва и принялась убирать со стола использованные в приготовлении лекарств колбочки. В этот момент раздался троекратный звонок на улицах города и голос с радиовещательного аппарата оповестил всех о том, что в шесть часов вечера состоится собрание на главной площади города.
  - Гремусс собирается сказать о чем-то важном. - Будто сама себе, негромко сказала Эва, но Марк все же услышал.
  - О нас. Он даровал нам свободу на территории вашего города. - Со счастливой улыбкой, ответила Розалина. Эва подняла на них пораженный взгляд.
  - Врете?!
  - Нет. - Затрясла головой девушка.
  - Так постановил Праведник?
  - Да. И Гремуссу, похоже, это совсем не понравилось. - Марк нервно постучал ногой о ножку стула.
  - Вас пощадили! Поздравляю! - Громко крикнула Эва, подкидывая вверх лепестки розовых цветочков. Ребята рассмеялись и начали обкидывать друг друга цветочными лепестками.
   Без четверти шесть вечера, а солнце еще так высоко, словно сейчас полдень. Оно ярко освещало Главную площадь, украшенную яркими клумбами и зелеными говорящими деревьями. Посреди площади находилась огромная белокаменная трибуна, с которого обычно Гремусс обращается к своему народу. Вокруг трибуны, столи резные скамейки, обвитые цветами-лианами. Сама площадь была расположена на вершине города, поэтому ее видно с любой части улицы.
  Трульты уже прибыли на место назначения и нетерпеливо гадали о том, с чем на этот раз к ним желает обратиться правитель. Сам Гремусс не спешил объявить об этом. Он на время скинул с плеч свою черную длинную накидку и разместился в удобном кресле. Черные брюки стягивали ноги так, что они казались тонкими и длинными, а грудь прикрывала черная рубашка со множеством мелких пуговиц до самой шеи. Он нервно освободил пару верхних петелек на рубашке и расправил ворот, чтобы было легче дышать. Гремусс просто дал себе еще немного времени, чтобы подумать. Ведь никогда еще люди не становились членами общества трультов. Для него это было большим и очень неохотным шагом за всю его жизнь. Гремусс бы сделал всё иначе, но, к сожалению, он не мог спорить с Праведником. Конечно, он бы не позволил Марку и Розалине бежать к себе на Родину, потому что больше всего на свете боялся кровавой войны с людьми. Представляя, как кто-то из трультов уходит из жизни не по своей воле, его пробивала дрожь. Гремусс не смог бы поверить словам о том, что они не приведут в его город других людей. Но правило, которое сегодня решил изменить Праведник, гласит, что люди должны быть заперты пожизненно в темнице, не имея доступа к сферам цивилизации и общения. Главный трульт не представлял, как можно жить спокойно, когда люди свободно расхаживают по улицам его тихого и светлого города, он не понимал, как можно выпускать трультов из домов и быть уверенным, что с ними ничего не случится. Гремусс так углубился в свои думы, что не заметил, как до крови закусил свою нижнюю губу. Именно после этого, он пришел в себя, покидая свое излюбленное кресло.
   Гремусс перестал любить зеркала несколько лет назад и в обычные дни совсем не смотрелся в них, но перед каждым собранием, ему приходилось приводить себя в порядок, и он нехотя открывал створку шкафа, чтобы взглянуть на свой внешний вид. Медленно застегивая обратно пуговицы на рубашке и глядя на свое отражение, Гремусс был уверен , что теперь трульты обречены и ничто не спасет их от страданий. Он не верил тому, что люди могут быть добрыми и отзывчивыми, как трульты, и ни на секунду не сомневался в коварности людских планов и действий. Ни одной человеческой доброй улыбке он не верил и был убежден, что это всего лишь жалкая маска, под которой скрывается истинное лицо врага. Гремусс рад бы оттягивать момент встречи с трультами, но они уже ждут его, а значит больше нельзя медлить. Он надел парадную черную атласную накидку, пригладил волосы и направился к выходу. Вальтер мог только предположить, какой будет реакция трультов, узнавших, что жестокие существа с другого мира останутся здесь жить. Гремусс не менял своего каменного выражения лица, хоть внутри всё переворачивалось и стонало. Он постарался взять себя в руки, чтобы не казаться растерянным на собрании и несколько раз мысленно повторил речь для трультов, которую совсем не хотел произносить.
  Марк и Розалина приводили себя в порядок.
  - Такое случилось впервые. И на площади вы должны выглядеть безупречно. - Эва развернула тряпичный узелок, достала оттуда небольшое белое платьице на бретелях и показала его в полную длину. - Это для Розалины.
  Девушка охнула от красоты наряда.
  - Надевай же скорей. - Эва радостно захлопала в ладоши, и Розалина направилась переодеваться.
  - Кому какое дело, как мы будем выглядеть? - Развел руками Марк.
  - Это важно, потому что трульты поначалу будут оценивать ваш внешний вид, ведь им понадобиться время, чтобы узнать вас по поступкам. - Эва была очень милой девочкой и настолько дружелюбной, что казалось, она единственная, кто будет рад принять чужеземцев в свои ряды.
  - Не думаю, что мы им когда-либо сможем понравиться. - Уверенно заявил Марк.
  - Им нужно время, чтобы привыкнуть к вам. Поначалу они будут вас бояться, потом - делать вид, что не замечают вас, ну а затем начнут дружелюбно общаться с вами.
  - Да уж, перспективы никакой. Держать нас тут целую вечность бессмысленно, мы ведь свободные люди, а не пленники. - Никак не мог успокоиться юноша.
  - Это приказ Гремусса. Тебе уже говорили, что мы боимся людей и не хотим, чтобы их в нашем городе стало еще больше.
  - Зануды. Всё им не так. - Пробурчал он. Розалина, словно лебедь, выплыла в белом легком платье до колен. Оно сидело на ней просто восхитительно, словно было сшито специально для нее. Розалина покружилась вокруг себя, расправляя подол платья, и благодарно улыбнулась.
  Эва растаяла от мысли, что угодила девушке.
  - Это еще не все. Для полного завершения не хватает пары деталей. - Девочка повязала ей на талию нежно голубой пояс с большим бантом сзади, а на голову надела такого же цвета ленту. Розалина подошла к зеркалу и посмотрела на себя со всех сторон.
  - Тебе очень идет белый цвет. - Заметил Марк.
  - У меня и для тебя есть кое-что. - Обратилась девочка к нему и развернула перед ним вельветовые брюки и коричневый жилет с белой рубашкой. - Примерь. А то я боюсь, как бы не маловат оказался, ты ведь вон какой мускулистый.
   Марк улыбнулся и направился примерять костюм. В этот момент дверь лечебнице распахнулась, и в нее влетел карлик Лесогор.
  - Эва! - Воскликнул он. - Я требую объяснений! Что у тебя делают люди?!
  - Готовятся к собранию. - Невозмутимо ответила Эва, вплетая себе в волосы цветы. - Не видишь, они приводят себя в порядок?
  - Вижу. О, горе! Я уже знаю о проклятье, свалившемся на нас! - Карлик схватился за голову и забегал по кругу.
  - Что за проклятье? - Не поняла Эва.
  - Люди остаются жить в нашем городе! - Страдальчески ответил Лесогор.
  - Вообще-то я знаю. - Закатила глаза девочка.
  - Так почему ты приютила этих убийц в своем доме?!
   Возмущенный писк карлика заставил Розалину прикрыть руками уши.
  - Во-первых, мы не убийцы. - В эту минуту появился Марк. - А во- вторых, Эва наш друг и мы с Розалиной ценим ее заботу.
  Лесогор нахмуренно посмотрел на парня снизу вверх.
  - Тьфу, противно даже! - Плюнул карлик и скрылся за дверью.
  Розалина наконец-то обратила внимание на наряд Марка. Белая рубашка и коричневый вельветовый жилет смотрелись на нем более чем превосходно, придавая его внешнему виду большую элегантность. Брюки же были слегка маловаты, но это не было заметно, хотя Марк чувствовал себя в них не очень-то и комфортно.
  - Марк, ты отлично выглядишь. - Отметила девушка. - Эва, где ты достала эту одежду?
  - У нас есть ткачи и портные. Я сбегала к ним.
  - Когда успела? Даже не знаю, как тебя отблагодарить. - Розалина подбежала к девочке и обняла ее.
  - Наверное, тебе это очень дорого обошлось. Сколько ты заплатила? - Глядя на себя в зеркало, спросил Марк.
  - Да пустяки. Парочкой бутылок василькового сиропа.
  - Лекарствами? У тебя нет денег? - Спросил юноша.
  - Я много слышала о деньгах в людском мире. А в нашем понятии деньги несут в себе зловещий характер.
  - И как же вы живете? На что? - Не понимал Марк.
  - Каждый трульт выполняет свое назначение, и трудиться в пользу другого. Если кому-то что-то нужно, он может обратиться к нашим гениям и взамен на это подарить им что-то из продуктов своего назначения.
  - В смысле, обмен вещами и продукцией? - Пытаясь понять ход ее мыслей, уточнил парень.
  - Типа того. Мы здесь обмениваемся тем, что умеем делать на то, что нам нужно приобрести: хлеб, одежду, пищу и так далее.
  - Это гораздо проще, чем у людей. - Продолжила Розалина. - Нам нужно сначала деньги заработать, чтобы что-то купить.
  - Я знаю. - Кивнула Эва. - Здесь все это знают. Ну что ж, не будем терять время, нужно идти на площадь, а то Гремусс не любит опоздавших.
   Покинув лечебницу, все трое направились по дорожке вверх на огромную площадь со старинными часами и царственной белокаменной высокой трибуной. Цветы по обе стороны дорожки очаровано 'ахали', провожая взглядом двух незнакомых, но весьма симпатичных людей. Мимо проехала позолоченная карета и в нескольких метрах от них остановилась. Из ее алмазного окна выглянул Праведник.
  - Приветствую вас, уважаемые. Без меня-то Гремусс явно не начнет свою речь, но вот без вас, Эва, ему не составит труда сообщить важную новость сегодняшнего дня. - Он оценивающе посмотрел на двух людей. - А чужеземцы, должны поторопиться. Потому что именно вы являетесь виновниками нынешнего собрания. Я, к сожалению, не наблюдаю в вас желания, как можно быстрее попасть на площадь и это меня огорчает. Прошу вас, присаживайтесь в карету.
  Розалина и Марк вопросительно посмотрели на Эву, та взяла инициативу на себя:
  - Для нас большая честь ехать с вами в одной карете, но боюсь, что трульты неправильно поймут, если люди приедут вместе с вами.
  - Я возьму всю ответственность за это на себя. Всё, что подумают трульты - моя забота. По крайней мере, вы прибудете на место в считанные секунды, а если направитесь своим ходом, то это займет много времени. Скажите, люди, зачем вам лишнее недовольство со стороны Гремусса? Ведь, вы знаете, что он и так, мягко говоря, не доволен моим решением.
  Марк и Розалина снова посмотрели на Эву. Она чуть видно кивнула. Тогда Марк открыл дверь кареты и, пропустив девушек в салон, сел сам.
  - Спасибо вам огромное. Вы очень добры к нам. - Отметила Розалина.
  - Мы ведь собираемся жить вместе в одном городе. Поэтому нужно проявлять уважение друг к другу. Не так ли?
   Через пару минут они прибыли на площадь. Толпа в количестве более пятиста трультов мгновенно замолчала, увидев подъехавшую золотую карету. Они знали, что на таких богатых повозках приезжают только Праведник и Гремусс. Поэтому, когда Праведник ступил на землю, все трульты опустили головы, показывая свою признательность и уважение к главному и единственному судье их города. Но когда из этой же повозки вышли люди, трульты мгновенно оживились и 'зажужжали' между собой. Этот гул выражал полное недоумение и неприятное удивление. Рядом с трибуной стояла еще одна позолоченная повозка, в которой сидел Гремусс. Дверь кареты мгновенно распахнулась, и он чинно вышел из повозки, испепеляя взглядом, появившихся на площади, людей. Трульты в один миг замолкли, и над ними нависла такая тишина, словно площадь была пуста. Вальтер неодобрительно взглянул на Праведника, показывая всем видом, что им предстоит очень серьезный разговор, но выражение лица Праведника было спокойным и непоколебимым. Он одновременно с Гремуссом поднялся на трибуну. Встав по разные стороны и глядя сверху вниз на трультов, склонивших голову перед своими правителями, Праведник откашлялся.
  - Пожалуй, начну я. - Он косо посмотрел на Гремусса, который пытался выдержать свое каменное выражение лица.- Добрый вечер, многоуважаемые трульты. Сразу спешу утолить ваше любопытство и недопонимание по поводу того, почему люди вышли из моей повозки. Дело в том, что они шли своим ходом на площадь и крайне опаздывали на собрание, а я проезжал мимо. Соответственно, я бы не хотел допустить того, чтобы мы ждали, когда они, наконец, сюда прибудут. Это бы заняло уйму времени и отняло бы у нас немало терпения. Именно по этой причине я предложил им поехать вместе со мной. Отсюда возникает ваш вопрос: зачем здесь люди? А ответ на него вы услышите от Гремусса. Передаю слово нашему правителю.
  Главный трульт окинул поверхностным взглядом всех стоящих на площади, сглотнул несуществующий ком в горле и начал:
  - Я бы не хотел говорить слишком много. Большие речи сейчас ни к чему. - Он устремил свой недоверчивый и холодный взгляд на Марка, затем окинул равнодушным взором Розалину и неохотно продолжил. - Прошу вас двоих подняться ко мне.
  Ребята не спеша поднялись на трибуну, откуда им было видно всех трультов, словно на ладони. Ни Марк, ни Розалина, не знали, как нужно себя вести, стоя на одной площадке с Гремуссом, а так же перед толпой в несколько сотен трультов, поэтому они взялись за руки, пытаясь успокоить волнение.
  - Эти люди ночью были заключены в карцер. Но получилось так, что по ошибке, эти люди перенесли шок в результате обморожения. Вы все знаете, что в карцере должно быть холодно, но температура не должна быть ниже нормы. Именно поэтому Праведником было принято решение исправить эту оплошность, выпустив людей на свободу. - Толпа снова оживилась и возмущенно залепетала между собой. - Я прекрасно понимаю ваше возражение и страх. Я понимаю и то, что никогда еще за всё время Праведник не выдвигал такой вердикт. Вы сами знаете, что при повторном появлении людей в нашем городе должно приниматься обязательное решение об их заключении и заточении в нашем городе. Вы все хорошо понимаете, о каком заключении идет речь, но Праведник решил иначе. Я поддерживаю его решение, и смело заявляю о том, что эти люди теперь часть нашего города. - Он обратился к Розалине и Марку, - Наш дежурный смотритель Лесогор ознакомит вас со всеми окрестностями нашего города. Городская охрана познакомит вас с правилами безопасности на улицах города и в стенах дома. Наш природный лекарь расскажет вам, на какие поля ходить не стоит, и какие травы опасны для вашего здоровья. Вам нужно будет найти для себя подходящее занятие, которое будет приносить пользу всем трультам, после чего вы сможете обратиться к нашим строителям, которые подберут вам жилье. А с Праведником вы можете обсудить законы, царящие в городе. Впрочем, у меня всё. - Твердо произнес Гремусс и сделал шаг назад, но трульты продолжали смотреть на него, ожидая продолжения речи.
  - Что ж, Марк и Розалина, весьма адекватные люди. Бояться их не стоит. Они очень надеятся, что здесь, среди вас, они обретут хороших товарищей и помощников. А мы будем следить за их поведением, и не допустим ничего плохого. - Продолжил Праведник. Гремусс недовольно фыркнул. Судья перевел на него взгляд и продолжил. - Я знаю, что вам будет нелегко, но так постановил суд.
  Гремусс сделал вид, что не услышал сказанное Праведником, и снова подойдя к трибуне, ледяным тоном произнес:
  - Спасибо за внимание и понимание. Собрание окончено. Все свободны. - Взмахнув своей накидкой, он спустился с трибуны и поспешно сел в повозку. Трульты открыто начали изучать людей, бесстыдно рассматривая их, но никто из жителей города не решался подойти к ним на более близкое расстояние. Многие из них еще долго ворчали, жутко недовольные появлением новых обывателей их города, другие перешептывались, обсуждая их внешний вид и злые помыслы, а Марк и Розалина стояли на сцене, как вкопанные и не смелясь спуститься вниз. Праведник скрылся в карете, но его повозка отправилась не в сторону его дома, а в сторону дома Гремусса. Ребята подозрительно посмотрели вслед.
  - Им предстоит серьезная беседа. Я думаю, что Праведник постарается сгладить все острые углы. - Начала Эва, подойдя к сцене. Несмотря, на то, как бубнят о них трульты, Марк спрыгнул с трибуны, а Розалина спустилась по ступенькам, изо всех сил стараясь не смотреть на трультов, так откровенно сверлящих их глазами.
  - Я сомневаюсь, что Праведник едет к Гремуссу извиняться. - Покачал головой Марк. - Там сейчас будет заварушка. Мы не должны упустить самое важное. - Он направился вдоль дороги.
  - Нет, Марк, свидетели им не нужны. - Эва схватила его за запястье. - Это их личный разговор и если ты им помешаешь, будет только хуже.
  - Я не собираюсь им мешать. - Парень продолжил стремительно идти. - Я лишь немножечко подслушаю.
  - На всякий случай, чтоб ты был в курсе: за шпионаж жестоко наказывают! - Воскликнула Эва.
  - Никто не узнает. Я тихонечко.
   Марк, конечно, настоял на своем. Розалина поспешила за ним, без него она теперь и шагу не делала. Эва отправилась с ними из-за своего невыносимого любопытства. Только после этого толпы трультов начали расходиться, не переставая 'промывать косточки' новым жителям их города.
  У дома Гремусса ребята осмотрелись: по близости никого не было. Территория его дома никогда не охранялась, так как ему не угрожало никакой опасности в своем городе, ведь его жители которого были самыми добрыми и честолюбивыми существами. Поэтому ребята смогли без труда пробраться сквозь густые заросли, открыть тяжелые двери и войти внутрь. Лифт бесшумно раскрылся перед ними и все трое с учащенным от волнения сердцебиением зашли внутрь. Эва больше всего боялась, что когда двери лифта распахнуться, то перед собой они увидят Праведника, который уже направляется домой. Надеялась она лишь на то, что у Марка если что, найдется правдоподобное объяснение, ведь люди так искусно умеют лгать. Но к счастью, Праведника перед дверьми лифта не оказалось, и Эва облегченно выдохнула. Словно воришки все трое на цыпочках подошли к двери гостиной Гремусса и прислушались. Конечно, половину разговора они пропустили, так как шли до дома правителя пешком. Но то, что они услышали, было вполне достаточно.
  - Не капризничай, Вальтер. Я даю тебе шанс на обжалование моего решения. У тебя есть пять дней.
  - Ты ведь сделал это нарочно, Амадеус.
  Марк нахмурил брови и прошептал:
  - Праведника зовут Амадеус?
  - Вроде. - Так же шепотом ответила Эва. - По имени к нему может обращаться только Гремусс.
  - О чем ты говоришь, Вальтер?
  - Ты прекрасно знаешь, что я не могу обжаловать твое решение после того, как ты объявил о нем трультам. Сделай я так, они начнут осуждать меня и думать, что я ополчился против тебя. Вначале ты должен был спросить у меня, каково мое мнение, а потом выдвигать свой вердикт. Ты дал им свободу, а мне зачитал приговор. Я всегда был на твоей стороне, Амадеус, с самого начала, но теперь я понял, что тебе не нужен Гремусс.
  - Я думаю иначе, Вальтер. Это я не нужен тебе, ведь ты все сделал в одиночку. Почему ты не сообщил мне ночью, как только люди прибыли сюда?
  - Время было позднее. Я думал, ты спишь.
  - Но ведь это крайний случай, Вальтер. Ты должен был разбудить меня, и мы с тобой совместно бы все решили. Но ты захотел избавиться от несчастных людей, жестоко убив их в карцере, а меня оставить в неведенье, даже не дав мне возможности выслушать их.
  - В прошлый раз я послушал тебя, Амадеус, и люди погубили наш город. В этот раз, я не мог позволить себе совершить ту же ошибку. Я не ожидал, что твое решение будет столь неожиданным, и ты застал меня врасплох. Не знаю, что тебя подтолкнуло на это, но теперь мы подвергнуты большой опасности.
  - Эта свобода - наша компенсация за несчастный случай.
  - Мы не обязаны перед ними извиняться! - Голос Гремусса стал грубее.
  - Но нам не за что их убивать.
  - Но и не зачем оставлять в живых. Ты не должен был вытаскивать их из карцера. Но твое решение оказалось иным.
  - Мы не убийцы, Вальтер. А они не такие, как те люди. Они не будут крушить всё подряд.
  - Откуда тебе известно, Амадеус? Десять лет назад, ты тоже так думал. В итоге пострадало немало трультов, и ты был первым, кто поддержал меня, когда я выдвинул решение о пожизненном заключении, появившихся в нашем мире, людей. А сейчас что? Они разжалобили тебя?
  - Я несу справедливость, Вальтер. И убивать этих людей просто так я не собираюсь. Возможно, если бы они не заледенели, то так бы и остались в этом карцере. Но среди стражников были мои приближенные, которые сообщили мне о случившемся. Эти люди ничего дурного не сделали, а ты обращаешься с ними, как с ничтожным отродьем.
  - Так и есть. - Зашипел Гремусс. - Не то, что разговаривать, мне смотреть на них противно. Их взгляд, их голос... Настолько невыносимо, что тошнотворная горечь подкатывает к горлу.
  - Дай им шанс, Вальтер.
   Некоторое время стояла полная тишина, словно Праведник и Гремусс исчезли. Ребята на всякий случай отошли от двери, чтобы не быть замеченными.
  - Хорошо. Пусть будет так. - Раздался сдавленный от обиды голос Гремусса. - Пусть они живут с нами. Но при одном условии, что всю ответственность за случившееся из-за них ты берешь на себя. Иначе еще кто-то уйдет из жизни раньше времени.
  - Я согласен присматривать за ними, Вальтер. Никто из трультов не умрет.
  - Но в тот день, все-таки это случилось. Все остались жить, а он нет. - Дрожь пронзила голос Гремусса.
  - Думаешь, ты бы так не винил себя за другие смерти?
  Молчание. Неуверенные шаги.
  - Его жизнь была для меня дороже всех остальных жизней.
  - Ты любил его гораздо больше остальных, Вальтер. Неужели, ты на самом деле был согласен на то, чтобы другие заняли его место в тот роковой день?
  - Я не хочу больше говорить об этом.
  - А я вот что скажу. - Спокойно продолжил Праведник. - Ты бы мучился гораздо сильнее, чем сейчас. Ты слишком хороший опекун для своего народа.
  - Именно поэтому я и не хочу оставлять этих людей на свободе. Я не могу себе позволить дать свершиться этому ужасу еще раз.
  - Ты приказал всем молчать об этом случае, чтобы эти воспоминания умерли навсегда. Но лично тебе это молчание ничего не дало. Ты всегда будешь помнить о нем и том дне, в котором его не стало.
  - О ком он говорит? - Шепотом спросил Марк у Эвы.
  - Я не могу тебе сказать. Гремусс просил молчать об этом.
   Послышались шаги в сторону двери. Ребята мигом побежали за большую ширму, стоящую в углу для красоты. Быстрым шагом Праведник направился к лифту и уже через пару секунд покинул здание дома Гремусса.
  - Этот ваш Гремусс покрыт тайным мраком, как пень мхом. - Возмутился юноша. - Он мне совсем не нравится
  - Надеюсь, Праведник уехал. Пошлите скорей. - Махнув рукой, поспешила Эва, и выбежав на улицу, нажала кнопку на высоком, слегка покосившемся столбе. Через мгновение, откуда ни возьмись, появилась маленькая серая повозка. Марк и Розалина погрузились в нее.
  - У меня возник вопрос: на каком топливе у вас ездят повозки? - Не понимал парень.
  - Ни на каком. - Эва быстро запрыгнула и ухватилась маленькими ручками за руль.
  - Совсем?
  - Совсем. Я знаю, что ваши людские машины заправляются газом или бензином, которые впоследствии загрязняют воздух, поэтому вы и болеете. А наши повозки ничем не питаются и воздух наш кристально чист.
  - Странно... Если вы никогда не были в мире людей, то откуда знаете, чем заправляются наши авто? - Поинтересовалась Розалина.
  - Мы много узнали про вас, благодаря книгам. Гремусс лично собирал пятнадцатидневный совет трультов, и вслух читал книги о жизни людей.
  - Зачем?
  - Чтобы мы не были похожи на вас. Помимо того, что по физиологии и моральным качествам мы гораздо лучше людей, еще и наш город абсолютно отличается от вашего. Каждая мелочь учтена.
  - Это всё началось после того... ну... десять лет назад? - Робко спросил Марк.
  - Вообще-то это началось гораздо раньше. - Улыбнулась Эва. - Трульты появились на свет задолго до людей.
  - То есть вы настолько древние?
  - Можно и так сказать.
   Вернувшись в лечебницу, Марк твердо решил еще раз поговорить с Гремуссом.
  - Это плохая идея. Его сейчас лучше не трогать. - Посоветовала Эва.
  - Нам с Розалиной хочется вернуться домой. Лично мне город ваш не мил, понимаешь? Как бы тут красиво и замечательно ни было, я не смогу полюбить его улицы, его парки, трультов и тому подобное. - Он говорил весьма спокойно, словно пытался наконец-то выговориться о своих тяготах.
  - Я знаю, что тебе нужно время, чтобы ко всему привыкнуть. - Зазвучал звонкий голосок девочки. - Но поверь, совсем скоро ты будешь думать иначе.
  - Эва, мой дом - в мире людей. Это все равно, что трульта пленить в нашем городе. Для него это будут страшнейшие муки. Так и у меня.
  Девочка с сожалением посмотрела на него.
  - Я верю вам, Марк. Правда. Я не думаю, что вы приведете сюда кого-то. Я уверена в том, что вы безобидны.
   Марк всё продолжал удивляться тому, насколько искренней может быть эта девочка. Да, Эва на самом деле очень смелая и уверенная. Среди всех трультов, она возможно единственная, кто при беседе с Гремуссом или Праведником не заикается и не прячет глаза. Она не боится брякнуть что-то лишнее или недозволенное, Эва всегда знает, о чем говорит. Маленькая десятилетняя девочка, которой на самом деле двадцать один год, заметно отличалась от всех своих сверстников, хотя таких как она было немного. Здесь много трультов, которым внешне гораздо меньше лет, чем есть на самом деле, но они как-то особо не привлекали к себе столь пристального внимания, в отличие от Эвы. Первое, что выделяло ее на фоне остальных трультов, так это ее внешний вид. В этом прекрасном цветущем городе, почти все трульты носят одежду в темно-зеленых или бледно-желтых тонах, а Эва одевается в бирюзовые или голубые платья. В книге законов написано о том, что трульты не должны одеваться ярче, чем их правитель и именно поэтому всё одеяние этих созданий были бледные и не броские. Но как так, если Гремусс одевается во всё черное? На самом деле Гремусс не всегда был таким мрачным и серым с виду. Он не носил черную одежду и даже не признавал этот цвет. По закону города трультов, правительственная форма у Гремусса должна иметь все цвета радуги. Объясняется это так: чем больше ярких цветов в его одежде - тем сильнее власть правителя. Трудно сейчас представить хладнокровного трульта с 'глиняным' лицом в пестрых одеяниях, но десять лет назад он ходил именно так. Потом случай всё поменял и перевернул с ног на голову. Этот случай, как заноза в пальце въелся в его память и как бы он ни пытался, как бы ни старался - он не может стереть его, словно ластик карандашную помарку. Никто, ни трульты, ни люди, не могут уничтожить обломки неприятного и больного прошлого. Его мрак, пусть даже тенью, но всё же остается навсегда в самом потаенном и темном уголке сердца на всю оставшуюся жизнь, которая, кстати, у трультов не исчисляется цифрами или количеством прожитых лет. Они могут жить столько, сколько посчитают нужным. Когда же трульты бросают трудиться - тогда и кончается их жизнь. Потом появляются другие, новые обитатели этого сказочного городка, молодые, наивные, но уже с высокими знаниями в голове.
  Помимо внешнего отличия Эвы от остальных трультов, существовали и характерные внутренние различия. Эва оказалась более снисходительной и доброжелательной к чужеземцам, нежели другие. Она сразу начала общение и вела себя весьма естественно. Девочка была немного взбалмошной и беспечной, нежели остальные трульты. Они просто боялись сделать что-то не так и пошатнуть доверие Гремусса, а Эва была иная и совсем не опасалась ошибиться. Для нее Гремусс был таким же трультом, как и все, просто у него больше полномочий и привилегий. А свод законов - обычные правила, которые придумали другие Гремуссы, правящие до Вальтера. Эва не дрожала при слове 'закон', у нее просто не было желания и повода перешагнуть чрез него. Гремусса и Праведника она считала более чем гуманными и справедливыми, почитала их не меньше других трультов, но ее индивидуальность заключалась в том, что она не заискивали перед ними, в отличие от остальных. Эва всегда хотела знать больше остальных, и ее любопытству не было предела. Даже когда Гремусс читал трультам о людях, ее интересовало гораздо больше, чем написано в книгах. У нее был маленький секрет и большое желание, которое заключалось в том, чтобы узнать о людях из их же уст. Эва хотела услышать настоящую историю из одного дня человеческой жизни, рассказанную теми существами, о которых трульты так много слышали. Все повести о людях, рассказанных Гремуссом, казались Эве не настоящими, выдуманными. Десять лет назад не получилось пойти на контакт с человеком - было слишком много суеты и неразберихи. Сейчас Марк для нее, как ключ к исполнению ее желания, которое было не единственным. Эва, не смотря на случившееся десять лет назад, до ужаса хотела взглянуть на мир людей, хотя бы одним глазком. Она знала, что этот мир жесток и может даже ее убить, но ей перестали нравиться книги о человеческой жизни, она сама хотела убедиться, что в их мире, все именно так, как написано на страницах. Больше всего девочку интересовала смена времен года в людском мире. Она хотела увидеть осень и зиму, ведь в городе трультов извечное лето. Девочке так хотелось посмотреть, как с неба падают снежинки, о которых написано в книгах, как лужи замерзают и превращаются в каток для взрослых и детей. Эва желает увидеть, как зеленые листочки на деревьях становятся желтыми и красными, потом опадают и покрывают дорожки шелестящим ковром. Марк ей действительно очень нравился, она его совсем не боялась и верила, как ему, так и в него. Она надеялась, что когда-нибудь, благодаря этому человеку, она будет стоять ногами на людской земле. Хотя бы на минуту, на одно мгновенье, но он позволит ей это сделать.
  
  
  Глава 3
  Тайна
  
   Труднее всего для Марка было пережить еще один день. Никто, кроме Эвы и Праведника с чужеземцами общаться не желал, но, не это было самым ужасным для него. Трульты его мало интересовали, его угнетала тоска по дому. Розалина постоянно пыталась ему объяснить, что лучшего места, чем это не сыскать, но Марк твердил лишь одно, что этот мир не для него и он никогда к нему не привыкнет.
  В течение недели по приказу Гремусса Марк нехотя (а Розалина с особым упоением) изучали технику безопасности, правила Свода законов и уголки города трультов. Истинные жители отводили взгляд от них и утыкались глазами куда-то в пол, делая вид, что даже впритык не видят этих людей. У Марка от всего этого начинало лопаться терпение, но он понимал, что любой его срыв может спровоцировать новую войну и 'посиделки' в карцере, поэтому, закусив губу, он заставлял себя проходить через эти, так называемые, муки. Правила этого города были самые безобидные:
   Не кричать, чтобы не создавать панику в городе.
  Не устраивать танцы в неположенном месте, чтобы не поднять волну беспорядков.
  Не пользоваться повозкой, если сам Гремусс идет пешком.
  С появлением первой звезды на небе, проулки города должны быть пусты и на его улицах не должно быть ни одного трульта, кроме дежурного смотрителя и стражников.
  Не сожительствовать друг с другом.
  Не отказывать в помощи.
   И всё в таком же духе.
  Главной целью было найти подходящее занятие в этом городе, чтобы приносить пользу, а также обеспечивать себя пищей и одеждой. Розалина мгновенно сообразила то, чем бы она хотела здесь заниматься. Она просто обожала всяческую растительность, особенно цветы и она присоединилась к садоводческому обществу. Ее занятие требовало много умения и знаний, ведь здесь цветы растут не так, как у людей: они капризничают, злятся, словом, у них есть характер, который проявляется каждый день. И если ухаживать за ними и дарить как можно больше внимания, то можно вырастить великолепный сад.
   Марк игнорировал выбор своего назначения и не спешил становиться полезным для трультов. Большую часть времени он проводил в Еловом лесу. Там было тихо и безлюдно. Еловый лес получил такое название из-за огромного количество посаженной там ели. Впрочем, там ничего больше и не росло. Марк любил уединиться там и полностью отдаться своим мыслям. Ему было очень тоскливо и даже невероятно красивые птицы, кружащие над ним, словно бабочки над ярким цветком, ни капли не поднимали ему настроение. Хотелось плакать и жалеть себя не на плече у кого-то, а в одиночку. Слеза скатилась по его гладкой щеке, Марк тут же поспешил убрать ее с лица, доказывая самому себе, что он сильнее, чем кажется. В голове крутился образ Альберта и Феликса, который наверняка волнуется за них и места себе не находит. Из радужного в серое. Из яркого в черно-белое. Всё поменялось для Марка окончательно и бесповоротно.
  - Ты опять здесь сидишь. - Раздался родной голос со спины. Розалина присела на траву напротив него. - Это неправильно, Марк. Ты не должен злиться на них, ведь они дали нам шанс.
  - Перестань твердить одно и то же. - Устало ответил Марк. - Мне от этого не легче.
  - Но ведь так оно и есть. Ты должен благодарить их.
  - Я ничего им не должен. - Возмутлся парень.
  - Но и злиться на них тоже не надо. Трульты очень добрые. С некоторыми из них я даже подружилась. Они, правда, очень милые.
  - Да уж, очень. - Марк отвернулся.
  - Не отводи глаза. Посмотри на меня. - Розалина подползла к нему на коленях и положила свои теплые ладони на его щеки. - Не старайся справиться с болью в одиночку, станет еще больнее. Поговори со мной, ведь ты знаешь, я всегда помогу тебе.
  - Ты всегда помогаешь мне, а я делаю тебе больно. - Марк через силу посмотрел на девушку. Его угнетала совесть. - Всё, что сейчас происходит - моя вина. Прости.
  - За что?
  - За то, что появился в твоей жизни. Не нужно было мне вообще подходить к тебе и знакомиться.
  Розалина улыбнулась, вспомнив их первый день встречи.
  - Это был лучший день за всю мою жизнь. - Искренне прошептала она.
  - Это худший день в твоей жизни, поверь мне. - Усмехнулся Марк.
  - Не говори так. Ты не знаешь, что я тогда чувствовала. Ты жалеешь, что познакомился со мной? - Робко спросила она.
  - Я счастлив, что познакомился с тобой. Но в тот момент я не думал, что это принесет тебе так много переживаний. - Марк даже раскраснелся от вины.
  - Даже, если в тот день ты не подошел бы ко мне, мы все равно познакомились бы.
  - Потому что жили по соседству?
  - Потому что так суждено. - Розалина привстала и, прогуливаясь вокруг, продолжила. - Ты веришь в благосклонность судьбы к людям?
  - Нет.
  - Знаешь, какая ее главная цель? Не давать человеку возможность хоть раз в ней усомниться.
  Марк привстал и присоединился к Розалине, стараясь шагать с ней в одну ногу.
  - Серьезно? - Игриво спросил он.
  - Да. Ты просто не замечал. У судьбы есть некоторые правила, которые помогают ей добиться своей цели.
  - И какие же?
  - Первое: восполнять утраты. - Ответила Розалина.
  - Какие еще утраты?
  - Любые, которые происходят в жизни человека. Каждый раз, когда ты что-то теряешь, ты обязательно находишь взамен что-то похожее. Судьба благосклонна к нам, Марк. Я потеряла маму, а через некоторое время встретила тебя.
  - Ну, хорошо. - Согласился он. - Я поверю в благосклонность судьбы. Каковы же остальные ее правила?
  - Второе: в меру сахара, в меру соли.
  - Мы что-то готовим? - Улыбнулся Марк.
  - Это значит, что судьба никогда не пересолит и не пересластит человеческую жизнь. - Розалина повернулась лицом к Марку и забавно зашагала по лесу спиной вперед. - За черной полосой всегда следует белая. Наша жизнь не может состоять только из хороших или плохих моментов. И то и другое происходит поочередно. Это закаляет нас, делает сильнее и заставляет задуматься о непостоянстве и переменчивости каждой минуты.
  - Откуда такие познания?
  - Я просто очень наблюдательна. Раньше у меня было много времени, подумать о своей жизни.
  - А еще есть правила у судьбы?
  - Да. Последнее: подталкивать человека к действиям, посредством 'случайных' обстоятельств. - Розалина изобразила пальцами кавычки. - К примеру, ты давно хочешь что-то сделать, но не решаешься или ленишься. А потом раз! И подвернулся, так называемый 'случай', совершить именно то, о чем так много думал и как ни крути, других вариантов нет. - Розалина развела руками.
  - А случай, в твоем понимании, воспринимается совершенно в другом значении?
  - Ничего не происходит 'просто так', Марк. Нет никаких случайностей. Я уверена, что всё происходящее в этой жизни имеет свой смысл. Судьба это самый главный опекун человека. Только она знает, как поступить лучше. - Розалина вернулась к Марку и зашагала с ним наравне. - Поэтому найди плюсы в том, что ты здесь, а не в мире людей. Просто подумай над этим и пойми уже, наконец, что всё не так плохо. - Она поцеловала его в щеку. - Мне пора заниматься работой, а то синеглазки такие вредные.
  - Синеглазки?
  - Да. Они не любят когда их надолго оставляют без внимания. Встретимся за ужином! - Розалина помчалась к трультам, которые облагораживали город растительностью.
  Марк долго думал над ее словами и понял, что она во многом права. Хочешь ты это принимать или нет, но в каждом минусе есть свои плюсы и быть может то, что Марк находится в этом странном чужом мире это на самом деле не так уж и плохо. Он заметил один очень важный момент его пребывания в городе трультов - тут нет Оскара и игр с огнем. Все проблемы, преследовавшие его на протяжении долгого времени, наконец-то исчезли.
  Розалина открыла Марку глаза на многие вещи, и у него будто появилось второе дыхание. Перед ужином он заявился к Гремуссу и удивил его своим заявлением о том, что понял, чем хочет заниматься. Ему предоставили пекарный дом, где он стал одним из лучших поваров среди трультов. Марк всегда отличался способностью готовить вкусные блюда, но его приготовленный первый обед произвел на трультов неизгладимое впечатление. Праведник был восхищен его кулинарным талантом, который смог соединить, казалось бы, несовместимые в приготовлении продукты. Трульты до этого всегда питались легкой пищей: травяными супчиками или сдобными лепешками, но Марк готовил такие изысканные блюда из рыбы и картофеля, что трульты приходили за добавками еще и еще. Любая живность для трультов была не съедобна до момента, пока Марк не встал за разделочный стол. Он смог убедить даже Праведника в том, что рыба очень полезна для организма. У пекарного дома во время обеда и ужина, выстраивалась невероятная очередь за добавкой. Кулинарные способности Марка произвели настоящий фурор на жителей города трультов. Как и заведено в этом городе, трульты взамен на вкуснейшие блюда, давали Марку свою продукцию: портные носили ему одежду, декораторы отдавали самые лучшие украшения, строители выделили для него самый прекрасный дом. У Марка практически не было времени, как следует выспаться. В восемь часов вечера он кормил трультов ужином, а после отправлялся за рыбой и сидел у пруда до глубокой ночи, нарушая закон, гласящий о том, что ни один трульт не должен находиться на улицах города после появления первой звезды. Но об этом знали лишь двое - Розалина и Эва. Марку даже удавалось оставаться незамеченным перед Лесогором. Но в один из дней Лесогор сообщил Марку, что Гремусс вызывает его к себе. Парень сразу понял, что это не очень хороший знак и стал готовиться к худшему.
  Войдя в его гостиную, Марк без всякого желания прошел внутрь.
  - Спасибо, что нашли время зайти ко мне. - Начал Вальтер, двигая кресло к столику. - Присаживайтесь. Я налил вам горячий шоколад.
  Парень погрузился в мягкое кресло и приготовился слушать Гремусса.
  - Я поражен вашим кулинарным талантом, а трульты просто в восторге от ваших блюд. Можно поинтересоваться, откуда взялось такое мастерство?
  - Отец научил.
  - У вас есть отец?
  - Был. Он умер. - Не без труда ответил Марк.
  - Досадно. - Взмахнул бровями Гремусс. - А я бы так хотел выразить ему огромную благодарность. Судя по всему, он был первоклассным учителем.
  - Да. - Юноша опустил глаза, вспомнив своего самого дорогого человека. - Но ведь вы не за этим меня пригласили, верно? Не о моем отце поговорить?
  - Верно. Я рад, что вы нашли свое назначение и дарите пользу моим жителям, но то, что вы добавляете в вашу стряпню непозволительно для нашего общества.
  - Что вы хотите сказать? - Заерзал на кресле Марк.
  - Вы совершаете преступление, вылавливая рыбу. Исключите этот продукт из рациона трультов.
  - Но почему? Рыба очень полезна. - Марк подался вперед.
  - Рыба живое существо, такое же живое, как я или вы. - Напряжение Гремусса возрастало. - Перестаньте ее убивать.
  - Но, Гремусс, рыболовство это один из видов спорта в мире людей! В этом нет ничего плохого!
  - Мне все равно, что вы творите в своем мире, но здесь совсем другое общество - общество идеальных существ, которые не употребляют в пищу живность!
  - Но им нравится! - Повысил голос Марк.
  - Мне не нравится! - Раздраженно воскликнул Гремусс, но тут же спокойно попросил. - Не приучайте их к такому. К тому же, позвольте поинтересоваться, в какое время суток вы занимаетесь рыболовством?
  - Очевидно, вы знаете ответ. - Вздохнул парень, опустив взгляд.
  - Нарушаете закон. Это еще более непозволительно. Самовольный, бессовестный человек...
  - Гремусс, не заставляйте меня спорить с вами. Вы прекрасно знаете, что я молчать не буду.
  - А надо бы. - Гремусс в полном молчание обошел кресло, в котором сидел Марк, и, встав напротив него, спросил: - Вы ведь не хотите снова просиживать в карцере?
  Парень медленно поднялся. Злоба раздувала ноздри и сжимала кулаки, но Марк постарался ответить как можно спокойней:
  - А вот не стоит меня пугать. Ваши угрозы уже не наводят на меня страх.
  - Я надеялся, что вы изменились, но нет... - Гремусс брезгливо поморщился. - Вы такое же нахальное, отвратительно существо, которому не свойственно меняться в лучшую сторону. Вы втираетесь в доверие к моим трультам, подкармливая их своей искусной стряпней. Знали бы вы, чего я хочу больше всего на свете...
  - Убить меня? - Вызывающе дополнил Марк. - Именно это вы и хотели сделать, когда закрыли нас в карцере, но вам помешали. Вы хотели, чтобы мы заледенели и погибли.
  - Что вы городите? - Процедил Вальтер, и словно не желая больше говорить, отошел к книжным полкам.
  - Вы стали ненавидеть нас еще больше, когда Праведник выдвинул решение оставить нас на свободе. - С каждым словом Марк все ближе подходил к нему. - Гремусс, вы тогда позеленели от злости и вскипали, как чайник, пуская пары из ноздрей.
  - Как вы смеет так говорить? Убирайтесь прочь! - Взмахнул рукой Вальетр, едва не ударив Марка, который вовремя отскочил.
  - Уходите от ответа? Боитесь признаться самому себе, что вы практически убийца? Правда глаза колит, не так ли? - Марк заметил растерянность Гремусса, и парня захватило желание еще больше давить на него. - Сейчас вы просто ищете причину придраться ко мне. Праведник с огромным удовольствием уминает мои кушанья и прекрасно понимает, какие ингредиенты туда входят. Но он, ни разу не сказал, что мне запрещено кормить трультов рыбой. Ему нравится и всем нравится. А вы просто вредничаете и ведете себя, как капризный ребенок.
  - Вы не ведаете, что несете.- Грудь Гремусса вздымалась все выше и выше от гнева.
  - Просто вы не можете принять того, что ваш народ потянулся к нам, к людям. Они нас больше не бояться, и видят в нас только хорошее. А вы видите меня совершенно в другом свете, но я не такой и Розалина тоже. На самом деле мы не делаем никому больно и не пытаемся втереться в доверие. Вы не переносите людей, потому, что десять лет назад случилось что-то ужасное. - Марк удивился, уловив во взгляде Вальетра боль, и продолжил чуть мягче. - Гремусс, ваше хладнокровие и жестокость по отношению ко мне не принесет вам облегчения, не снимет тяжкий груз с вашей души. Что бы ни произошло тогда, десять лет назад, вы не имеет права так обращаться с нами. По крайней мере, это был не я, кто нанес вам ущерб. В тот день, когда вы говорили с Праведником, я стоял под дверью и все слышал. Праведник правильно сказал, что молчание ничего вам не даст, вы все равно будете помнить о том роковом дне.
  Гремусс мог бы сделать с Марком всё, что угодно: ударить, крикнуть, выгнать, но он, молча, опустился на диван у камина и тихо ответил:
  - Спасибо, что уделили мне время. Вы свободны. Возвращайтесь в пекарный дом.
  Глядя в спину, сидящему Вальтеру, Марк почувствовал, что сделал ему очень больно, но, тем не менее, извиняться не стал и покинул уютную гостиную. Чувство вины вновь захватило его. Захотелось вернуться и покаяться, но вряд ли бы это что-то поменяло. Марк был в полной растерянности и, вернувшись в пекарный дом, вытащил с морозильника рыбу, завернул ее в бумагу и выбросил.
   Утро далось Марку весьма тяжко. Он совсем не хотел просыпаться, а встать с постели его заставила Розалина, войдя в его просторный домик.
  - Скорей сползай с постели! Трульты ждут от тебя завтраки! - Бодро воскликнула она.
  - Обойдутся без меня. - Пробурчал Марк.
  - Что? Ах ты соня! Давай-ка не отлынивай от работы. Разве тебе не нравится, что все восторгаются твоими вкусностями?!
  - Мне плевать. - Он нехотя встал с кровати.
  - Так быть не должно, ведь трульты начали верить тебе.
  - Я видел отца во сне. - Марк лениво пошел к умывальнику, и, облокотившись ладонями о его края, уперся взглядом в пол. - Он был рядом, как раньше. Мы говорили, а он как всегда смеялся, держал меня за руку, - Он ополоснул водой лицо и развернулся к девушке. - Отец мне никогда не снился, до сегодняшней ночи.
  - Что ты хочешь этим сказать? - Застилая его постель, спросила Розалина.
  - Нужно возвращаться домой.
  - Но как? - Розалина подшла к нему. - Гремусс сжег наш никрид и мы теперь не сможем вернуться домой.
  - Нет, мы найдем выход. Я попробую надавить на Праведника. С ним легче договориться, чем с Гремуссом.
   В тот же час Марк направился к нему. Праведник засуетился, увидев его на пороге. Он был рад такому визиту и сверкал улыбкой, пропуская гостя вглубь комнаты.
  - Чем обязан? - Приветливо спросил он, по привычке приглаживая жабо.
  - Я хотел бы с вами поговорить о нас с Розалиной.
  - А что с вами не так? Вам не нравится жить раздельно? Но простите, правила нашего города запрещают совместное сожительство.
  - Не в этом дело. - Замялся Марк, присаживаясь в кресло. - Мы очень благодарны вам за всё. Вы самый справедливый из всех трультов и нам очень приятно, что вы всё это время были к нам снисходительны. Но я бы всё-таки хотел попросить вас об одной услуге...
  - Вы всё еще хотите вернуться в свой мир. - Понял Праведник.
  - Как вы узнали? - Резко подняв на него взгляд, изумился Марк.
  - Так вам же больше не о чем меня просить. - Усмехнулся судья и поставил поднос с чаем. - Трульты только начали к вам привыкать. Я полагал, что вы воспользуетесь таковым положением. Вы ведь им нравитесь. Неужели вам всё равно?
  - Нет, что вы, я очень ценю внимание трультов, но... - Марк замолчал, подбирая нужные слова.
  - Но тоскуете по своему дому. Удивительно. - Заиграл бровями старик, и сделал глоток медового чая.
  - Что именно?
  - Удивительно, что наш чудный мир не вызвал у вас бурных эмоций и восхищения, которого я ожидал. Марк, вы действительно хороший человек, вы сделали наших жителей еще счастливей, даже несмотря на то, что угощали их рыбой. - Уголки губ Праведника поползли вверх. - Гремусс наверняка уже успел отчитать вас за это, ведь так?
  - Да. - Марк притянул к себе пиалу с чаем. - Откуда вы знаете?
  - Не думайте, что кто-то вас выдал. Просто Вальтера я знаю очень-очень давно и довольно таки хорошо, чтобы ошибаться в его тактике. - Праведник задержал свой голубоглазый взгляд на юноше, словно ожидал от него какой-либо реакции.
  - Мы повздорили вчера. - Продолжил Марк. - Точнее, я погорячился. Надо бы извиниться перед ним.
  - Ваши извинения ему не нужны. Гремусс даже не надеется получить их от вас.
  - Почему?
  - Потому что у него уже давно сложилось особое мнение о людях. Даже если вы скажете ему элементарное 'простите', он ни за что не поверит в искренность ваших слов. - Праведник со звоном поставил пиалку на поднос. - Люди, которые были здесь до вас, разрушили не только город, но и внутренний мир каждого трульта, в том числе и Вальтера.
  - Он не любит об этом говорить и заставляет молчать вас. Почему? Из-за боли, которая никогда не пройдет?
  - Я вообще сомневаюсь в том, что Вальтер хочет, чтобы она проходила. Он каждый день думает о тех страшных днях. Это не воспоминания не отпускают его, а он сам держит их, не позволяя им исчезнуть.
  - А вы пробовали с ним говорить? Быть может, ему нужна помощь?
  - Вы считаете, что я хороший психолог? - Усмехнулся Праведник. - Не думаю, что смогу хоть чем-то ему помочь.
  - Почему Гремусс предпочитает одиночество? - Задумчиво крутя в руках чашку, спросил Марк. - Ведь он целыми днями напролет сидит в своей гостиной и ни с кем не общается.
  - Это длится уже десять лет, и никто из трультов с тех пор не видел его другим. - Печально вздохнул Праведник.
  - А что всё-таки произошло десять лет назад? Что сделали люди в тот период? - Поняв, что вот он, удобный случай и подходящий момент для данного разговора, спросил Марк. Праведник убрал седую прядь волос со лба, и, скрестив руки на груди, начал:
  - Гремусс запретил нам говорить об этом, потому что это было страшное время. Но я так полагаю не мне единственному вы задавали этот вопрос. С целью дать вам понять, почему мы так остерегаемся людей, я поведаю вам эту историю. - Он встал с кресла и бесшумно зашагал по комнате. - Десять лет назад на наш город обрушилось несчастье - люди узнали о существовании нашего мира. Они ворвались сюда огромной толпой и стали изучать нас. Трульты тогда пережили жуткую трагедию, многие пострадали от рук людей. Люди посчитали, что в этом мире можно создать собственный курорт и начали созывать сюда себе подобных и демонстрировать им наш мир. А трульты, к сожалению, ничего сделать не могли - людей было больше. Они заполнили наш мирок и держали нас в страхе. - Праведник помрачнел. - Мы были очередной людской забавой. Люди сделали трультов своими рабами и калечили нас. Никогда не думал, что люди могут быть столь дикими. Нам было больно, мы страдали. И вот однажды один юный, но смелый трульт заманил людей на Морфеево поле.
  - Морфеево поле? - С ужасом переспросил Марк. - Лесогор сказал, что ни в коем случае нельзя туда соваться, иначе...
  - Иначе умрешь. - Закончил фразу Праведник. - Лесогор вам правильно сказал. Все прекрасно знают, что нельзя ходить на Морфеево поле, за исключением Дня Небесной Хвалы - это наш особый праздник, в день которого трульты благодарят землю за возможность обитать на ней и небо за возможность дышать под ним. Так вот, один из приближенных Гремусса совершил героический поступок и спас всех нас от злых напастей людей, отдав и свою жизнь тоже.
  - Мне очень жаль его. - Марк сделал большой глоток чая. - А что было потом?
  - Курс реабилитации. Лечебница Эвы ни на секунду не пустовала. У трультов было много синяков и травм, а некоторые прибывали в шоковом состоянии.
  - Это ужасно. - Парень действительно проникся состраданием. - Но почему сейчас, убедившись в том, что мы с Розалиной не злые люди, Гремусс до сих пор ненавидит нас?
  - На то есть веские причины. Боль, окутавшая душу Гремусса по-прежнему свежа, несмотря на то, что прошло уже много лет. - Праведник вновь опустился в кресло рядом с гостем. - Надеюсь, вы не станете рассказывать об этом разговоре Гремуссу?
  - Нет, что вы. - Марк поставил пустую пиалу на поднос. - Очень вкусно. Спасибо.
  - В людском мире не готовят такие чаи, верно? - И без того зная ответ, спросил Праведник.
  - Да, верно. Но у нас есть много чего интересного.
  Праведник чуть заметно улыбнулся и, наклонившись к Марку, уверенно сказал:
   - Со временем вы поменяете свое мнение и не захотите покидать наш город.
  - Почему вы так думаете?
  - Вы привыкнете. - Как-то хитро ответил Праведник.
  - Это вряд ли.
  - Вот увидите. У меня хорошо развито чутье. Возможно, это мой талант. Хотя десять лет назад мое, так называемое, 'чутье', меня подвело.
  - Наверное, это недавно раскрытый талант. - Предположил Марк. - Я могу идти?
  - Да, конечно. Куда сейчас путь держите?
  Гость привстал и потянулся, разминая части тела.
  - Я всё-таки хочу зайти к Гремуссу. После нашей вчерашней встречи у меня очень неприятный осадок на душе.
  - Позвольте спросить, что вы ему наговорили? - Аккуратно поинтересовался Праведник, покидая кресло.
  - То, о чем положено молчать. - Виновато ответил парень, ругая себя за вчерашний проступок. Праведник вопросительно посмотрел на него, требуя ответа. Парень, понимая, что нет смысла искать отговорки, продолжил. - Вчера я назвал его убийцей.
  - Убийцей?! - Округлив глаза, воскликнул Праведник. - А вы оказывается, очень смелый юноша. И кого же пытался убить Гремусс? - Он выпрямился, словно готовился обороняться.
  - Меня и Розалину, когда нас заперли в карцере. Я смею предположить, что Гремусс нарочно повернул рычаг низкой температуры, чтобы мы умерли от обморожения.
  - Невероятно. - Покачал головой Праведник. - Насколько сильно вы не переносите его, что придумали такое нелепое обвинение. Гремусс никогда бы так не поступил.
  - Я слышал ваш разговор после собрания. - Бесстрашно заявил Марк. - Если он хотел нас убить, то почему не заманил, как тех людей на Морфеево поле?
  - Теперь не положено. Мы слишком долго жили в страхе после смерти тех людей. Думали, что никогда не отчистимся. Это был большой грех для нас. Мы тешили себя мыслью о том, что лишили жизни настоящих извергов, а не невинных существ. Трульты долго не могли оправиться, боялись засыпать: вдруг кто-то из этих людей явится во сне. А видеть лица убитых, знаете ли, очень жутко... - Праведник поежился и обнял себя руками, словно от холода. - После этого Гремусс издал закон, гласящий о пожизненном заточении людей, появившихся в нашем городе.
  - Заточение хуже смерти. Потерять свободу куда страшнее, чем лишиться жизни. - Марк говорил так, словно бросал вызов.
  - Гремусс это знал и понимает до сих пор. Он хотел более жестких условий для вас. В карцере должно быть прохладно, но делать из него ледяное царство было неправильно.
  - Все равно это слишком суровое наказание для тех, кто ничего плохого и противозаконного не сделал. Вы решили проучить Гремусса, так ведь? Он не сообщил вам о нашем появлении вовремя.
  - Вы подслушивали, а за это я смею наказать вас.
  - Ох, что же я творю... - Взявшись за голову, прошептал Марк. - Извините меня.
  - Вы очень устали. - Праведник подошел к входной двери и открыл ее.
  - Интересно бы знать, от чего? - Шагая к ней, спросил парень.
  - Вам виднее. - Ответил судья. - Что Гремусс, что вы, одного поля ягоды.
  - Я совсем не похож на Гремусса. - Возмутился юноша.
  - А я и не говорю, что между вами есть сходство. Просто вы, Марк, как никто другой, способны понять его. Внутри вас таится страшная боль, которую вы тоже не в силах отпустить.
  - Откуда вам знать про мою боль?! - Марк встал спиной к двери, как бы говоря, что уходить он пока не собирается. - Да и вообще, какое вам дело до нее?!
  - Абсолютно никакого. Просто ваше нервозное состояние может плохо отразиться на жизни трультов.
  - Вы сказали, что я могу понять страдания Гремусса. В таком случае, ответьте, стоит ли мне поговорить с ним об этом?
  - Думаете, Гремусс обнажит перед вами свою душу? - Брови Праведника взмыли вверх от удивления.
  - Просто хочу сгладить свою вину. Мне, кажется, рано или поздно нам все равно нужно будет с ним поговорить. Ведь, насколько я понял с ваших слов: у нас с ним есть нечто общее - боль.
  Праведник добродушно улыбнулся и вздохнул.
  - Вам, наверное, просто нужно выговориться о своих тяготах. Гремусс, конечно, не самый лучший советчик, но он довольно таки не плохой слушатель. Чувствуете, что надо что-то сказать - не тяните время, идите и говорите. Но самое главное - следите за своим языком и постарайтесь быть более любезным, а не таким вспыльчивым, как несколько минут назад.
  - Постараюсь. Спасибо вам огромное. - Марк чуть видно поклонился и вышел за дверь.
   Необычный дом Гремусса в виде сложенных друг на друга книг, был особым местом в этом городе, потому что стоял отдельно от всего и был прикрыт пушистой зеленой растительностью. Густые ветви деревьев, склонялись над крышей его непропорционального дома, будто скрывали его от посторонних глаз или прятали от окружающего мира. Не мудрено, ведь Гремусс уже давно предпочитает находиться в полном одиночестве и появляется перед трультами только в день Совета или всеобщих собраний на площади. На самом деле, место, где он проживал, напоминало волшебную аллею из сказки, где тропинка осыпана розовыми, желтыми и лиловыми лепестками, а вдоль нее качают своими головками прекрасные, невиданные доселе, цветочки. Деревья словно 'обнимают' дом, склонившись макушками к нему, приняв форму арки. Марк считал этот дом самым прекрасным из всех здесь существующих, точнее сказать он восторгался тем местом, на котором он был построен. Каждый из людей мечтает о домике в таком 'зеленом' месте, где царят тишина, покой и бесконечно пахнет нежными манящими ароматами жасмина и роз. Марк смело открыл тяжелые двери этого холодного снаружи и теплого внутри дома. Осмотрев холл, словно находясь в этом месте впервые, Марк набрал воздух в легкие и отправился к лифту. Через секунду он уже стоял на пороге гостиной. Рука потянулась к мощной круглой ручке, чтобы повернуть ее и войти, но юноша неуверенно сжал ладонь в кулак и негромко постучал в деревянную темно-коричневую дверь. Ответа не послышалось. Марк постучал еще раз, но в ответ лишь тишина. Парень всё-таки решился повернуть ручку и чуть слышно приоткрыл дверь.
  - Гремусс? - Позвал он. - Это Марк. Мне можно войти? - Но, так и не услышав ответа, он сделал осторожный шаг за порог и осмотрелся: Вальтера в гостиной не было. Другой бы, вряд ли осмелился войти в дом, когда хозяина нет, но Марк не побоялся пройти внутрь комнаты. Так же, как и всегда в гостиной горел камин, отражая желтовато-красный свет. На круглом столике стоял остывший горячий шоколад, покрытый пенкой. На безоконных стенах тускло горели светильники, бросая слабое сияние на паркетный пол. Гостиная насквозь пропиталась запахом книг, а полки, непонятно как выдерживали такое громадное количество переплетов. Подойдя к одной из многочисленных полок, Марк взял первую, попавшуюся на глаза книгу. 'Заговоры и заклинания от древних веков до наших дней'.
  - Надо же, он и такое читает. - С ухмылкой произнес он. Открыв наобум страницу, Марк прочел: '...чтобы отогнать злых духов, нужно нарисовать круг и встать в него, периодически посыпать солью все вокруг'. - С ума сойти... И чего только не придумают. - Хмыкнул он. Человек, вокруг которого так много всего необычного и невероятного, совсем не верил в призраков и духов. Марк считал это плодом богатого человеческого воображения и относился ко всему подобному скептически. Пролистав еще несколько страничек, он ткнул пальцем в первую попавшуюся строчку. Ему это занятие казалось довольно таки увлекательным. '... если поймать с дюжину болотных лягушек, то из них можно приготовить защитный отвар...'. Марк усмехнулся и поставил книгу на место. В глаза бросился толстый переплет, лежащий на столике у дивана, в раскрытом виде, обложкой вверх. 'Реальные легенды и живые сказки'. Название его уже заинтриговало, и он тут же взял книгу в руки и прочел на распахнутой странице:
  'С их силою нельзя сравниться.
  Неведом так же им покой,
  От них не сможешь ты укрыться,
  И перестанешь быть собой.
  Но к ним попасть не так-то просто,
  Они находятся вдали.
  Там, где кончаются все звезды,
  Живут и правят короли'.
   Что за короли? Марк перелистнул на несколько страниц назад и прочитал название рассказа 'Зеркальные короли'. Все строки о них были написаны золотыми чернилами, словно от руки, красивым и понятным почерком. А под названием было краткое описание:
   'Они существуют уже давно, несколько миллионов лет. Жить в их мире - значит забыть свой. Зеркальные короли пленят своей силой и розовый туман, окутавший сознание каждого из попавших к ним, дурманит голову, заставляя воспринимать всю действительность за сказку... ' Вдруг в это мгновение, распахнулась дверь гостиной, и в нее шагнул Гремусс. От неожиданности и растерянности Марк выронил книгу из рук и тут же поспешил поднять ее. Твердые шаги в его сторону заставили парня замереть на месте, а уничижительный взгляд Гремусса лишил Марка дара речи. Он мысленно представил, как его казнят у всех на глазах и сотни раз проклял себя за то, что вообще вошел в дом без разрешения. Гремусс ускорил шаг, и стук его начищенной обуви о паркет отдавался в висках Марка болезненными молоточками. Парень зажмурился, приготовившись к самому худшему, но Гремусс резко выдернул книгу из его рук и кратко 'отрезал':
  - Прочь!
   Марк открыл глаза, и, увидев перед собой побагровевшее сердитое лицо Гремусса, немедля поспешил к выходу. Он перевел дыхание лишь тогда, когда оказался за пределами дома Вальтера. Марк согнулся, упершись ладонями о колени, и попытался восстановить сбившееся от испуга, дыхание. Немного отдышавшись, он направился вниз по тропинке, подальше от места, которое теперь станет полезным обходить стороной.
   Гремусс внимательно просмотрел книгу 'Реальных легенд и живых сказок', чтобы убедиться, что все страницы целы и поставил ее на полку с нужным разделом. Напряжение и гнев исчезли. Усевшись у камина, он перемешал в нем угли и откинулся на спинку массивного бархатного красного дивана. Попивая уже совсем остывший шоколад, Гремусс полностью погрузился в свои мысли, которые никаким образом не касались внезапного вторжения Марка в его неприкосновенный дом. Мысли уходили куда-то в прошлое, на несколько лет назад и готовы были там задержаться навечно. Гремусс закрыл глаза, и словно представляя себя в полете, кинулся в омут воспоминаний. Десять лет назад он даже улыбался и был одним из самых счастливых трультов. Сейчас ни один из жителей этого города не может вспомнить улыбку Гремусса, словно ее у него никогда не было. В полной тишине, под треск огня в камине, Вальтер внимательно прислушался. Услышав то, что хотел, он печально сжал губы и с гримасой боли его брови сдвинулись к переносице. Стук молодого и трепещущего сердца, залил слезами непокорную душу, которая была у Вальтера самым больным и изувеченным местом.
  
  Глава 4
  Письмо в небо
  
   Ноги привели Марка в его любимый Еловый лес, где он раньше часто встречал закаты, оставаясь один, и плыл по волнам своих мыслей. Этот лес был настолько ярким и насыщенным зеленью, что казалось, будто художник случайно пролил на холст ядовито - салатовую краску, оставив одно большое зеленое пятно. Марк был влюблен в это место, для него было наслаждением прогуливаться по загадочному лесу босиком - мох щекотал пятки, и не возникало опасений, что ты поранишь ногу или споткнешься. Поляна была ровной, без бугров и ям - идеальное место для тренировок. Именно об этом подумал Марк и, улыбнувшись сам себе, вспомнил, как не так давно кувыркался на деревьях в посадке, не далеко от дома. Невольно в памяти всплыл и момент серьезной травмы, когда он потерял равновесие и торчащий из земли сук оставил шрам навсегда. Марк уже давно не занимался ничем подобным, и ему захотелось вернуть всё, что доставляло ему величайшее удовольствие. А сейчас - когда ему хочется стонать и выть от боли, которая поселилась в сердце с момента смерти отца - самое время развеяться и получить свою дозу адреналина.
  Он помчался по поляне что было сил, рассекая воздух, и с разбега забрался на огромную ель. Поднимаясь по ее ветвям все выше и выше, Марк слышал свое бешеное сердцебиение и наполнялся неиссякаемым зарядом энергии. Альберт всегда был сторонником только положительных эмоций. Как бы он себя плохо ни чувствовал, с какой бы ноги не вставал, что бы с ним ни случилось, он всегда дарил людям только самые счастливые эмоции и радость, заряжая их исключительно хорошим настроением. Его тактика заключалась в том, чтобы улыбаясь кому-то, говоря приятные слова, делая добрые поступки ежедневно, изменить внутренний мир каждого человека в лучшую сторону. Никто из знакомых не мог ничего плохого сказать о нем, никто никогда не слышал от него злого или скверного слова. Общение с таким человеком, как Альберт можно считать лучшим подарком судьбы. Марк был счастлив все эти годы, проведенные рядом с ним, ему казалось, что такая светлая жизнь не закончится никогда. Но сейчас, прыгая, как белка по деревьям, разгоняя ветер, и давая волю своим безудержным эмоциям, он был безмятежен, хотя знал, что через несколько минут ему снова станет грустно.
  Около часа Марк беспрерывно кувыркался, бегал по пушистому ельнику, лазал по деревьям, балансировал на ветвях. Как только он 'выплеснул' всё, что в нем накопилось, он присел на траву и устремил взгляд карих глаз в границу неба и земли. Всё внутри успокоилось, затихло. Мысли были беспечны, а сердце уже стучало в привычном ритме. Птицы вновь закружили над его головой, садясь то на плечо, то на макушку. Эти необычайно красивые создания любили, когда им уделяют внимание, но Марк даже и не повернулся в их сторону. Казалось, горизонт совсем близко и можно добраться до него за считанные секунды. Это лучшее место, чтобы рассуждать над самим собой и понять, в какую сторону лучше двигаться и какой из предложенных путей судьбы правильней выбрать. В лесной тиши послышались шаги и Марк обернулся. К нему навстречу шла Эва.
  - Я даже и не удивлена, что встретила тебя именно здесь. - Пританцовывая, произнесла девочка. - Что случилось на этот раз?
  - С чего ты взяла, что со мной что-то случилось?
  - Ты не появлялся в Еловом лесу с тех пор, как начал работать в пекарном доме. До этого ты высиживал тут целыми сутками и ненавидел все вокруг. Тебе что, опять грустно?
  - Даже не знаю. - Пожал плечами Марк. - Я нахожусь, черт знает где, в городе непонятно кого, меня окружает говорящая растительность и десятилетняя девочка, которая утверждает что ей двадцать один год. Мне очень весело!
  - Злюка. - Эва слегка стукнула Марка кулаком в плечо. - Опять ты за свое. Почему ты не в пекарном доме?
  - А ты почему не в лечебнице?
  - Я, между прочим, собираю еловые шишки для изготовления лекарств. А вот ты, я гляжу, слоняешься без дела. В чем причина?
  - Просто я очень скучаю по своей прежней жизни.
  - А какой была твоя прежняя жизнь? - Поинтересовалась Эва.
  - Моя жизнь была обычной, как у всех людей, именно поэтому я скучаю по ней. Ещё в ней был мой самый дорогой человек на земле - мой отец. Самый лучший на свете. - Вспоминая эти прекрасные моменты, проведенные с ним рядом, Марк улыбнулся. Эва торопливо подошла к нему, и отложила на время свои дела.
  - Марк, расскажи мне, какие они, эти отцы? - Её глаза загорелись. - Я знаю немного о родителях из книг про людей. Но мне бы было интересно узнать, что они собой представляют, от тебя.
  - Знаешь, - Марк опустил глаза и принялся задумчиво рисовать пальцем на земле, - я не помню свою маму, потому что её не стало, когда я был ещё совсем маленьким. А своего настоящего отца я и вовсе не знал. Я был усыновлен добрым и прекрасным человеком. Если бы не он, то меня наверняка бы тоже не было в живых. Я именно его считаю своим отцом. Он воспитал меня, научил твердо стоять на ногах и быть сильным. - Марк поднял голову в небо, словно пытаясь в его чистоте увидеть образ Альберт. - Отец - это тот, кто всегда поддержит в трудную минуту, тот, кто протянет свою крепкую руку и поможет подняться, если ты упал. Отец - это тот человек, который ради твоего счастья сделает всё, что необходимо для этого. Тот, кто никогда не заставит тебя плакать от боли, тот, кто научит тебя всему, что необходимо знать и уметь в жизни. Отец - это человек с большой буквы, человек, который знает о тебе всё, тот, которому, чтобы понять, что твориться у тебя на душе, не нужно об этом спрашивать, достаточно только лишь взглянуть и всё станет понятно. Это тот, кто никогда не предаст тебя и станет примером для подражания, тем идеалом доброты и мудрости, к которому ты будешь стремиться всю свою жизнь. Отец это тот, кого ты с гордостью можешь назвать отцом.
  Эва, как завороженная, слушала его. На её лице появилась мечтательная улыбка:
  - Тебе повезло. Твой отец воспитал тебя очень сильным и смелым человеком. Жаль, что ты не можешь вернуться к прежней жизни из-за нас. - Она посмотрела с сожалением на Марка. - Наверняка, твой отец ищет тебя.
  - Мой отец знает, где я. Вот только ему не очень нравится, что я нахожусь здесь, а не дома.
  - Откуда ему известно о твоем местонахождении? - Нахмурилась Эва.
  - Ему много что известно. - Марк натянуто улыбнулся, чтобы скрыть свою печаль. - Он видит меня.
  - Как?
  - С небес. Хотя я даже не знаю, считаются ли небеса другого мира его домом.
  Эва сначала хотела задать еще один вопрос, пытаясь докопаться до правды, но потом поняла в чем дело.
  - Твой отец умер?
  Марк лишь печально поджал губы.
  - Сожалею... - Она коснулась своими детскими пальчиками его теплой руки.
  - Его нет уже несколько месяцев. Каждый раз, когда я думаю об этом, то в груди начинает сжиматься сердце и хочется выть белугой.
  - Так ты не думай о том, что его нет. То, что он не держит твою руку, и ты не видишь его глаза - еще не значит, что ты его потерял. Твоя память никогда не позволит сделать это. Хочешь, я подскажу тебе, как избавиться от боли и снять груз с души?
  - Конечно, хочу. - Марк с любопытством посмотерл на девочку.
  - Ты знаешь о волшебном свойстве письма?
  - Какого письма?
  - Письма, написанного тобой. Это самый эффективный способ из всех существующих.
  - И что нужно делать?
  - Ты просто записываешь все мысли, царящие в твоей голове на листе бумаги. Пишешь то, что накопилось, что наболело. Самое главное - ты должен изложить всё до последнего слова и пусть получится не совсем складно, но это не имеет значения. Итогом является не то, что ты напишешь в письме, а то, как ты почувствуешь себя после этого.
  - А что потом делать с этим письмом?
  - Твое право. Ты можешь порвать его на мелкие кусочки или, например, сжечь. А можешь сложить его и положить в любой из ящиков, оставив на память.
   По дороге домой парень думал о словах Эвы. Быть может она права? Марк безумно сильно скучал по Альберту. Эта тоска разрывала его изнутри, раздирала сердце в клочья. Да, теперь он очень слаб и эту слабость никто не должен видеть, тем более Розалина. Эта девушка тоже совсем недавно потеряла маму, но она по духу оказалась более крепкой, нежели Марк и парень это понимал. Как же он хотел поговорить с Альбертом! Рассказать ему обо всех своих горестях и о том, наконец, как он сильно его любит. Но сейчас, когда, к сожалению, нет такой возможности, оставалось лишь излить душу на листе бумаги, как и посоветовала добрая и отзывчивая девочка. Разместившись на лестнице, ведущей на второй этаж, Марк несмело начал писать письмо своему самому близкому человеку.
  'Отец, я скучаю по тебе... Прости, что не могу быть сильным, как ты меня учил. После твоего ухода в лучший мир, моя жизнь пошла наперекосяк, и теперь я постоянно ругаю ее. Знаю, ты такое не одобряешь. Но ведь, если бы ты был рядом, то я бы не был таким, ты ведь это прекрасно знаешь. Отец, здесь меня лишили свободы и я словно в оковах. Хочу домой. Хочу снова стать обычным мальчиком и слушать твои поучительные сказки на ночь, не зная, что такое слезы и боль. Да, я жалок... Мог ли ты, будучи рядом, подумать обо мне так? Конечно, нет. Я был счастлив рядом с тобой, а сейчас это счастье растворилось, как сахар в воде. Дай стимул, умоляю! Я всё время стараюсь быть сильным и не падать духом, чтобы Розалина не разочаровалась во мне, но почему-то получается наоборот. Я чувствую, что в последнее время, не совладаю собой, чувствую, как становлюсь жестким и вспыльчивым. Я никому не смею показать, насколько я слаб на самом деле. А всё потому, что мне трудно продолжать этот путь без тебя. Я не могу собрать всю волю в кулак. Я просто раскис... Мне стыдно перед тобой! Прости, не этому ты меня учил. Отец, дай мне силы жить дальше. Больше я тебя ни о чем не прошу.
  Скучаю. Марк'
   Парень отложил карандаш в сторону и закрыл глаза. Ему больше нечего добавить, значит, он сделал все правильно: изложил все до последнего слова, а затем сжег это письмо, отпустив в небо. Несколько минут он слушал тишину и прекрасную песню сверчков за окнами. В голове не было ни одной мысли. Спасибо, Эва.
   На следующий день Марк направился к Гремуссу, чтобы извиниться за вторжение в его дом. Погода была как всегда прекрасная, улицы пахли хлебом и пряностями. Красивый, серо-каменный дом Гремусса стоял, словно огромный валун на фоне растительности. Не первый раз, открывая эти тяжелые двери, Марк вошел в лифт и поднялся на второй этаж. Темно-коричневая красивая дверь гостиной была, как всегда закрыта. Марк трижды постучал, после чего приоткрыл ее.
  - Гремусс? Вы здесь?
  - Теперь спрашиваете? - Раздался знакомый низкий голос Вальтера.
  - Куда уж без этого. К вам можно войти?
  - А я разве вас приглашал?
  - Нет.
  - Если у вас есть новости для меня, касающиеся моего народа, тогда я вас слушаю. Если же что-то другое, то я не желаю вас видеть.
  Марк замер на пороге в нерешительности. Бархатный диван развернулся, и тяжелый взгляд темных глаз Гремусса уставился на молодого робкого парня.
  - Терпеть не могу, когда стоят и нагло молчат. - Недовольно произнес Вальтер. - Кажется, я ясно выразился: или говорите, или уходите.
  - Гремусс, я хочу извиниться за то, что вчера без разрешения вошел в гостиную.
  - Для чего вы явились? Лишь для того, чтобы извиниться?
  - Для начала, да.
  - А потом? Будете ставить условия? Или попросите помощи? - Прищурено глядя на Марка, заверещал Гремусс.
  - Возможно.
  - У меня нет ни малейшего желания помогать вам.
  - Знаю. - Тут же ответил Марк. - Но и вам помощь нужна не меньше, чем мне.
  - Ошибаетесь. От вас никакое содействие мне не нужно. Спуститесь с небес.
  - Только после вас.
   Глаза Гремусса увеличились от неожиданного ответа Марка и он, забыв про заваренный чай, направился твердой поступью прямо к нему.
  - Как только поворачивается язык так говорить обо мне?! - Возмутился Вальтер.
  - Я говорю только то, что вижу. У вас нет причин ненавидеть меня. Даже основания у вас на это нет. А ваша злость на людей, таящаяся в сердце десять лет совсем не оправдывает ваше грубое отношение ко мне. Мы оба знаем, что из нас двоих, только я один являюсь жертвой. - Марк прошел вглубь комнаты, остановившись между буфетом и диваном, он продолжил. - Давайте же, наконец, поговорим друг с другом, без всякого пафоса и принципов. Поговорим так, словно я не человек, словно вы не презираете меня, словно я один из вас.
   Гремусс внимательно прислушивался к его словам, будто искал в них подвох или скрытый смысл. Затем сделал пару шагов в сторону Марка.
  - Кто вам рассказал?
  - О чем?
  - О том, что было десять лет назад.
  Воцарилась пауза.
  - Никто.
  Гремусс присел на бархатный диван и задумчиво произнес:
  - Они не могут об этом молчать... Даже при вас.
  - Говорю же вам, мне никто ничего не говорил. Я просто сделал вывод, что произошло что-то ужасное.
  - Не лгите. Меня обмануть вам не удастся. - Гремусс поднял взор на юношу, который по-прежнему стоял смущенный. - Если вы так боитесь выдать трульта, который вам всё поведал - успокойтесь, я не стану вас допытывать. Просто расскажите всё, что теперь знаете.
   Марк понял, что искать отмашки нет больше смысла. Он вздохнул и сел в кресло. Гремусс развернул свой диван к нему и приготовился слушать.
  - На вас напали люди и разгромили ваш город. А потом они погибли на Морфеевом поле. Мне действительно, очень жаль, что так вышло. Но вы должны понимать, что не все люди такие жестокие. Среди нас много добрых людей, сердца которых открытые и теплые.
  - Если вы приходили лишь за тем, чтобы извиниться, то я принял ваши извинения. Можете идти.
  - Не прогоняйте меня. Вы же знаете, что между мной и вами есть кое-что общее. - С опаской сказал Марк. - И это боль.
  - У меня ничего не болит. - Сухо ответил Гремусс, не глядя на нежеланного гостя.
  - Я не о физической боли. Я говорю о боли, которая разрывает душу.
  - Вам ничего об этом неизвестно. - Голос Гремусса стал на тон выше.
  - Никто не поймет вас лучше, чем я. - Марк посмотрел в глаза Вальтера, который всеми силами старался сохранять хладнокровие. - Невозможно постоянно всё держать в себе. Мне так же тяжело, как и вам. Только моя боль гораздо свежее вашей. Лет так на десять.
  - У вас все? - Терпеливо спросил Гремусс, хотя его так и подмывало сорваться на юношу.
  - Нет. - Как-то обиженно ответил Марк. - У вас можно брать напрокат книги? Я хочу почитать.
  - Что именно?
  Марк вспомнил о вчерашнем переплете, строки которого его так сильно заинтриговали.
  - Рассказы о зеркальных королях.
  Глаза Гремусса округлились.
  - Зачем она вам?
  - Я вчера наткнулся на нее и хотел бы прочесть.
   Гремусс подозрительно посмотрел на Марка и, встав с дивана, направился к одной из полок, на которой стояла толстая книга 'Реальные легенды и живые сказки'. Гремусс протянул ее Марку.
  - После прочтения сразу же верните.
  - Само собой.
  Их взгляды столкнулись.
  - Вы знаете, что вторжение в чужой дом грозит тюремным заключением? - С угрозой в голосе спросил Гремусс.
  - Да, мне это известно. Я знаком с книгой законов.
  Воздух трещал от напряжения. Глаза прожигали друг друга насквозь. Казалось, что вот-вот ворвется стража и запрет Марка в карцере за нарушение закона, но вдруг Гремусс перевел свой тяжелый взгляд в сторону и отошел от юноши.
  - Гремусс, а вы знаете о волшебном свойстве письма? - Спросил вдруг Марк, желая как-то помочь душевной травме правителя.
  Тот замер, услышав это, склонившись над камином, чтобы подбросить дрова.
  - Какого письма?
  - Письма, написанного вами. - Беззаботно ответил парень.
   Правитель медленно выпрямился и слышно втянул носом воздух. Марк не видел его лица, потому что Вальтер около минуты так и стоял к нему спиной, похожий на статую.
  - Гремусс, что с вами? - Встревожился Марк.
  Вальтер взглянул на него со спины.
  - Уходите. И больше не являйтесь в этот дом по пустякам.
   Юноша окинул его непонимающим взглядом, но ничего говорить не стал, а послушно выполнил его приказ. Внутри Марка царило чувство жуткой опустошенности и унижения. Он искренне желал помочь Гремуссу, вынашивая эту идею с момента беседы с Праведником, но, к сожалению, это оказалось не так-то просто.
   Облокотившись спиной о дверной косяк, Гремусс закрыл глаза, удерживая, выходящую наружу, боль. В висках неприятно застучало, тело стало ватным, ноги подкашивались, и хотелось рухнуть на паркетный пол, разлетевшись на множество кусочков. 'Вы знаете о волшебном свойстве письма?' - слова, произнесенные Марком перед уходом, не давали Гремуссу покоя. Они словно, стрелы пронзили его сердце навылет. Такую же фразу двенадцать лет назад произнес трульт, к которому Гремусс был снисходительней всех и дарил ему больше привилегий, чем всем остальным. Перед глазами запрыгал дорогой сердцу образ. Белокурый симпатичный мальчишка-подросток вальсирует по просторной гостиной Гремусса. Его танцевальный темп ежесекундно меняется. То мальчик плавно передвигается, то скачет, высоко поднимая ноги. В руках у него пушистая щетка и он с особой увлеченностью вытирает несуществующую пыль с книжных полок. Танцуя и сияя, как солнечный зайчик, мальчишка сметает невидимые пылинки с огромных скульптур, затем медленно переходит на буфетный столик, лампочки на стенах, напольные светильники. Он без ума от этого занятия и не хочет останавливаться. Дыхание сбивается от импровизированного танца, но белокурое чудо продолжает наслаждаться ритмами движения. Гремусс широко улыбается, обнажая белые зубы. Прыгающей походкой он проходит к камину и ловко подбрасывает дров в огонь, затем некоторое время наблюдает за озорным мальчишкой, радуясь каждой его улыбке и отличному настроению. Пока Гремусс смотрел на него, его наполняли тонны света и счастья, которые дарил ему задорный подросток.
   Стук его тяжелого сердца перебивал звон молодого сердечка, бьющегося быстро и радостно. Вальтер положил руку на грудь, наслаждаясь этими вибрациями, и невольно окунулся в быстрый поток добрых и вместе с тем горьких воспоминаний.
  
  
  
  Глава 5
  Зеркальные короли
   Опустошенность и апатия так и не покинули Марка. Ему пришлось вернуться в пекарный дом, потому что, как бы ему сильно не нравилось место, в котором он обитал, как бы ни досаждали трульты, Марк понимал, что кулинария - единственное, что приносило ему удовольствие и отвлекало от прочих дурных мыслей. Он не любил во время готовки общаться с трультами, ему нравилось всё делать в одиночку, погружаясь полностью в сам процесс приготовления того или иного блюда. Всё это, ему напоминало время, когда он готовил дома для отца. Больше всего Марку нравилось удивлять Альберта. Марк любил экспериментировать с ингредиентами, будоража свое кулинарное воображение. Альберт всегда, с особым удовольствием, уминал его вкусности. Когда Марк был еще совсем ребенком, Альберт научил его готовить элементарные блюда, а после этого Марк вошел во вкус и стал сам баловать отца. Быть может, это не самое лучшее занятие для парня, но ведь не каждый мужчина может похвастаться своими кулинарными способностями. К тому же, помимо 'вкусных' способностей, Марк умел делать еще много чего.
   Вечером, оказавшись в своем уютном доме, он удобно расположился на кровати и раскрыл толстую синюю книгу на странице с рассказами о зеркальных королях:
  'Зеркальных королей большая власть.
  Тот, кто умен, не станет с ними спорить,
  Не станет козни им готовить,
  Чтобы бесследно не пропасть.
  Сильнее Королей большого мира,
  Быть может только неба гром,
  Иль страшный холод, или в море шторм,
  Или чума во время пира.
  Коль ты глупец, коль ты дурён,
  И станешь Королям перечить
  И драться с ними и калечить -
  Мгновенно будешь ты пленен.
  Чтоб смог ты смерти избежать,
  Чтоб стать им другом, не врагом.
  Я предлагаю прочитать
  О Королях рассказов том' - Марк перевернул страницу:
  
  'Рассказ первый.
  О том, как Зеркальные Короли победили Рыцаря Темной ночи.
   Однажды много лет назад, когда Зеркальные Короли только-только начали существовать, на их светлую землю упала тень, которая погасила всё вокруг. Огромные черный конь опустился к ним и накрыл их непроглядной тьмой. На том коне был всадник, который движением руки заставлял все гаснуть вокруг: солнце, небо, свечи, даже блеск в глазах Зеркальных Королей. Всадник - Рыцарь Темной Ночи хотел захватить светлый мир Зеркальных королей. Рыцарь посчитал, что превратив все вокруг в тень, он сможет подчинить себе всех живых существ, обитающих на этой зеркальной планете, но Рыцарь не знал одного - Зеркальные Короли были гораздо сильнее его самого. Даже несмотря на его величие и гигантский рост с высокую башню, он не смог одержать победу над маленькими существами. Зеркальные Короли собрались все вместе. Сначала они обезглавили его огромного коня, а когда Рыцарь Темной ночи собрался наброситься на них, то Зеркальные Короли ослепили его. Крепко вцепившись многочисленной толпой в его руки и ноги, Зеркальные Короли сковали Рыцаря мертвой хваткой и поставили перед ним большое зеркало от блеска, которого, он тут же ослеп и потерял свою силу. Так Зеркальные Короли победили самого Рыцаря Темной ночи, и на их земле снова стало светло и ярко'
  Марк снова перевернул страницу.
  'Рассказ второй.
  Как Зеркальные Короли встретили Коллекционера погоды.
   На Земле Зеркальных Королей всегда светило солнце и лишь изредка шел дождь, который освежал всё вокруг. Дождь был для них настоящим сокровищем, потому что он выпадал не часто, и Зеркальные Короли, изнемогая от жары и пекла, прятались в своих зеркальных домах. Но однажды они поймали Коллекционера погоды и приказали ему, чтобы он обменял солнечную погоду на дождливую. Коллекционер испугался их и сделал так, как они приказали. С тех пор на их планете начались бесконечные дожди. Они были такими сильными и непрекращающимися, что на земле Зеркальных Королей начался потоп. Им ничего не оставалось, как снова отыскать Коллекционера погоды и приказать вернуть им жаркую погоду. Но Коллекционер сказал, что жаркую погоду он уже отдал жителям других земель взамен на снег. Тогда Зеркальные Короли рассердились и пленили себе Коллекционера погоды. Он обменял им дождь на снег и в один миг бесконечные лужи вокруг превратились в лед, а вместо дождя с неба повалили снежные хлопья. Обрадовались Зеркальные Короли и начали кататься на льду и лепить из снега разные фигуры. Но вдруг стало так холодно, что Зеркальные Короли начали замерзать. Они приказали Коллекционеру обменять снег на другую погоду. Тогда он предложил им ветреную и пасмурную, взамен на то, что они отпустят его. Те согласились. Не могли они больше терпеть злой снежный холод. На смену им пришел ветер, который дул с такой силой, что разрушил их дома - так сильно рассердился Коллекционер погоды. И тогда разозлились Зеркальные Короли, но поймать Коллекционера так и не смогли. Ничего не оставалось им, как отправиться на чужие земли и украсть у них свое солнце'
  'Рассказ третий.
  Как Зеркальные Короли возвращали солнце
   Это была другая земля, со множеством экзотических животных и густой тропической растительностью. На этой планете обитали совсем не похожие на Зеркальных Королей существа. Они ходили почти голые и питались мясом и кокосами. Их разум не был равен разуму Зеркальных Королей. Эти существа говорили на непонятном языке и танцевали странные танцы у костра, поднимая руки к небу. Зеркальные Короли для начала присоединились к их общине, чтобы узнать их поближе. Но потом поняли, что отобрать у них солнце будет не так-то просто, потому что они знают особые заклинания как повелевать погодой. Проведя несколько дней среди этих человекоподобных существ, Зеркальные короли выучили все заклинания и вернулись в свой мир. Призывая солнце, они следовали всем правила и повторяли всё точь-в-точь, как существа с другой земли, но у них ничего не получалось. Разозлились Зеркальные Короли и захватили землю других существ, отправив их в свой мир. Так короли стали жить на чужой планете в тропическом мире снова среди аномальной жары. А те, другие существа вновь призвали солнце на новую планету и зажили, как прежде. Коллекционер погоды больше не являлся к Зеркальным Королям, так как они пытались подчинить его себе. Зеркальным Королям пришлось строить огромные шатры, чтобы скрываться от солнца. С той поры, Зеркальные Короли поняли, что нельзя насильно подчинить себе силы природы, можно лишь вежливо попросить ее о дарах, преклоняясь перед небом и его обитателями'
   Марк до поздней ночи читал рассказы о Зеркальных Королях, настолько они его захватили, что он прочел половину книги и не заметил, как уснул.
  Эва была первой в этот день, кого увидел Марк, утром открыв глаза.
  - Черт... - Выругался он и отвернулся к стене.
  - Не чертыхайся тут. - Эва быстрым шагом подошла к его постели. - Немедленно просыпайся и вперед за работу!
  - Как же хочется спать. - Проворчал он в подушку, но остался неподвижно лежать на животе.
  Эва резко стянула с него одеяло.
  - Эй! Ты что творишь?! - Марк сжался в комок. - Это уже насилие над человеком! - Он привстал на локте и выхватил из рук девочки теплое нагретое одеяло.
  - Так, уважаемый, или ты сейчас же встаешь с кровати или я открою дверь твоего дома и впущу сюда толпу трультов, которые то и дело крутятся у твоего дома!
  - Зачем они это делают? - Марк тут же соскочил.
  - Зачем?! - Эва удивленно подняла брови вверх. - Да потому что им нужны твои завтраки, обеды и ужины. Ты что не видишь, что они к тебе прилипли, как пиявки?!
  - Да уж, сравнение то, что надо. - Усмехнулся он и пошел к умывальнику.
  - Послушай, если тебе не нравится готовить для трультов, тогда найди что-нибудь более приятное для себя. Тебе проще поменять свою трудовую деятельность, ты ведь не чистокровный трульт.
  - И хорошо. - Выдохнул Марк. - Но, к сожалению, готовить - это единственное, что я могу отменно делать.
  Парень ополоснул лицо холодной водой, чтобы проснуться.
  - Эва, хочу сказать тебе спасибо.
  - Мне? За что?
  - За твой совет. Мне действительно полегчало.
  Девочка непонимающе захлопала ресницами.
  - Я написал письмо. - Пояснил парень. Она довольно улыбнулась.
  - Не за что. Это всегда помогает.
  - Ну очевидно не всем. - Буркнул Марк.
  - О ком ты?
  - Я посоветовал это Вальтеру, а он прогнал меня прочь. - Он раскрыл шторы, впуская солнечные лучи в комнату.
  - Не называй его по имени. Нам дозволено обращаться к нему только по его должности.
  - Не будь занудой. - Яркость утреннего солнца слепила глаза, и Марк тут же снова задвинул шторы. - Это вам дозволено, а не мне. Я же не чистокровный трульт. Гремусс снова прогнал меня.
  - Слушай, Марк, просто ты не знал... - Несмело начала девочка. - Это был не мой совет.
  - В смысле?
  - Гремусс прогнал тебя, потому что ты напомнил ему кое о ком. Много лет назад один трульт рассказал мне о волшебном свойстве письма. Мне тоже было грустно, и этот способ мне действительно помог.
  - Тот самый трульт, кого Гремусс потерял? - Уточнил Марк. Эва кивнула. - Теперь понятно. А я ведь так хотел отличиться, дать ему совет. Оказалось, что я сделал ему еще больнее.
  - Это не твоя вина. Мне нужно было тебе сразу сказать.
  - Тогда на этот раз сама пойдешь извиняться. - Марк уже одетый плюхнулся на кровать. - А то я усну еще в начале разговора.
  - Что ж ты делал всю ночь, что так не выспался?
  - Читал.
   Эва обратила внимание на синюю толстую книгу.
  - Ух ты! 'Реальные легенды и живые сказки'? Ты чего это?
  - Решил отвлечься. Вот, у Гремусса одолжил.
  - И как?
  - Классно. - Улыбнулся Марк. - Всю ночь не мог оторваться.
  - И что ж ты так упоительно читал?
  - Зеркальных королей.
  - Да ну?
  - Ага. А ты читала про них?
  - Еще спрашиваешь. Конечно. - Эва таинственно добавила, - Они существуют на самом деле.
  - Правда?
  - Ты что, Марк, не читал название книги? 'Реальные легенды и живые сказки'. Здесь же все ясно.
  - Они какие-то странные, эти зеркальные короли. Вечно чем-то недовольны, и постоянно сердятся.
  - Не правда. Они просто хотят сделать свой мир лучше. - Исправила Эва, листая книгу. - Иногда им не остается другого выбора, как причинить кому-то боль ради своей жизни.
  - Конечно, спорить не стану - они очень умны. Я прочел двадцать глав и честно говоря, восторгаюсь ими и одновременно ужасаюсь. Почему вы их не боитесь, как людей?
  - Потому что они появились в тот период, когда появились трульты. Зеркальные короли никогда не причинят нам боли. Они похожи на нас. Гремусс истинно верит в них. Скажу тебе по секрету, я знаю его тайное желание. - Шепнула девочка на ухо Марку. - Он хочет отправиться в мир зеркальных королей.
  - Когда?
  - Когда ему надоест править. Гремусс хочет провести остаток дней без назначения среди них.
  
  
  Глава 6
  Слезы на траве
   В обеденный перерыв прозвучало объявление, что Гремусс ждет всех на Главной площади. Трульты обрадовались, потому что им было известно, ради чего их собирает правитель. Эва прибежала к Марку, и, схватив его за руку, потащила на площадь. Все собрались и с улыбками на лице ждали долгожданной речи, которые сами знали наизусть. Гремусс появился почти сразу, без опозданий.
  - Приветствую вас, дорогие жители нашего священного города! - Начал он и раздались рукоплескания. - Я собрал вас для того, чтобы оповестить о приятнейшем известии. Через неделю состоится...
  - День небесной хвалы! - Одновременно воскликнула толпа, подняв руки вверх.
  - Это наша многовековая традиция. - Продолжил Гремусс, глядя поверх голов трультов. - И мы должны отпраздновать это событие честь по чести...
  - Где Розалина? - Спросил шепотом Марк у Эвы.
  - Не знаю. Быть может, затерялась в толпе?
   Марк обернулся и посмотрел на каждого из трультов, но Розалины среди них не было. Затем он попытался протиснуться через толпу трультов. Марк совсем не слышал речь Гремусса, он был озабочен поиском дорогого человека. Марк увидел сидящего на платформе карлика, и смело направился к нему.
  - Привет, Лесогор, ты не видел Розалину?
  - Вот только за ней я и должен следить! - Своим, пронзающим слух, голосом, съязвил карлик. - Сам потерял, сам и ищи!
  - Ну ты же городской смотритель. Ты же прекрасно знаешь, кто куда пошел и кто что делает.
  - Слушай! - Лесогор резко встал ногами на платформу, и сравнялся с Марком по росту. - Отстань от меня пока не поздно! А то покатишься у меня с горочки, как 'перекати-поле'!
  Марк не смог сдержать смех и, потрепав карлика по светло-зеленой шляпе, пошел дальше сквозь толпу.
  - Нам нужно тщательно все подготовить. - Продолжал свою речь Гремусс. - Привести в порядок местность для празднования и украсить ее цветами-фонариками...
  Марк уже почти вышел из толпы, но Розалину так и не увидел. Он снова вернулся к Эве.
  - Ее нигде нет. - Наклонившись к ней, прошептал Марк.
  - Ты уверен?
  - Абсолютно. Я всё прошел.
  - ...так давайте же всё подготовим так же хорошо и даже еще лучше, чем в прошлом, позапрошлом году и тысячу лет назад! - Закончил свою речь Гремусс, и толпа оглушила его бурными аплодисментами. - Собрание окончено. Всем спасибо. Все свободны.
  - Куда пойдем? - Спросила Эва.
  - Сначала к Розалине домой. - Ответил Марк и, не дожидаясь ответа девочки, направился по маленькой тропинке, в сторону Лиловой посадки, где находился дом девушки.
  Это место было засажено лилиями разных сортов: ярко-розовыми, малиново-сиреневыми, персиковыми, желтыми, белыми, винно-красными. Узкая тропинка была маленьким началом этого огромного цветочного палисадника. Круглая ровная полянка, просто дурманила голову ароматами лилий, которые, словно пританцовывая, качали своими бутончиками то влево, то вправо. На этой полянке находились маленькие домики, напоминающие по форме тюльпаны. В одном из них и поселилась Розалина. В нем было две комнатки - одна большая, а другая маленькая. В большой комнате было огромное количество живых цветов: роз, фиалок, ромашек, георгин и многих других, которые Розалине известны не были. В углу большой комнаты стояли громоздкие часы с красивым циферблатом, состоящим из римских цифр, но Розалина никогда не смотрела на время. Ей казалось, что здесь, в таком месте, где торопится некуда, где все просыпаются и засыпают одновременно, неважно который час. Посередине стоял мягкий двухместный голубой диванчик на стальных ножках, рядом с ним располагался невысокий дубовый столик, обвитый цветущими лианами. Над ним на стене висело зеркало. Слева от него располагался широкий шкаф для вещей и прочих принадлежностей, но им, как и часами, девушка не пользовалась - вещей совсем не много и можно было обойтись спинкой стула, чтобы они поместились. У окна с широкими белыми рамами стоял обеденный столик и пара резных стульчиков с мягким сидением, а слева - тумба для продуктов. Маленькая комнатка была предназначена только для сна. Кроватка, антресоль, пушистый ковер и парочка красиво написанных маслом картин на выкрашенной в персиковый цвет стене - вот весь список того, что там находилось. Но Розалина не очень любила находиться в доме, не смотря на комфорт и уют. Большую часть времени, она проводила среди растений, за которыми ухаживала. Рядом с ними Розалина чувствовала себя в своей тарелке, словно она сама была одним из этих ярких цветов. За месяц город очень полюбился девушке, и она не хотела покидать его, ведь в нем было абсолютно всё: свежесть, радость, вежливость, солнечная погода, добрые и отзывчивые создания, с которыми она подружилась.
   Эва резко свернула на другую тропинку, и Марк последовал за ней. Тропинка уходила вниз и была такой крутой, что можно было бы по ней скатиться, как с горки.
  - Пойдем здесь. Так короче. - Эва ответила на безмолвный вопрос Марка. В конце тропинки их встретил огромный зеленый занавес из водорослей. Марк поднял голову и понял, что эти водоросли свисают прямо с громадных, необычайно высоких деревьев. За время проживания здесь, Марк никогда не был в этой прекрасной части города и даже никогда не мог и вообразить, что водоросли могут расти на деревьях. Эва отодвинула занавес и в буквальном смысле нырнула в его неизведанную глубину. Марк поспешил за ней и так же проскользнул за густую зелень. Это было место, от которого перехватывало дыхание. Сказать, что там было сказочно красиво - значит, ничего не сказать. Они стояли на склоне, полностью покрытым мхом, а внизу искрилось кристально чистое озеро. Из его глубин выглядывали высокие и пушистые сиреневые кустики, в хаотичном порядке, словно вальсируя, плавали кувшинки и сверкали бриллиантами. По оба берега озера, вырастали мраморные скалы, обвитые сиреневыми вьюнами и окруженные ярко-желтыми цветочками, по форме напоминающие тюльпаны. В разных местах сверкающего синего озера находились маленькие островки с кораллами. Это место напоминала полную абстракцию, потому что скалы были совершенно разных форм: треугольные, круглые, квадратные.
  Когда они спустились, Марк не мог наглядеться на это пестрое пятно, залитое сиреневым светом. Золотой песок был настолько мягким, что на нем было бы сладостно спать. Это словно был отдельный сказочный остров, где все растения светились неоновым светом. Одни, красные, другие фиолетовые, третьи снежно-белые. Эва отвязала гигансткую кувшинку, и они с Марком, погрузившись в нее, поплыли по сверкающему озеру.
  - Ух ты! - Восторженно произнес парень, осматриваясь. - Почему я не знал об этом месте?
  - Ты еще о многих местах города не знаешь. Они очень хорошо и надежно спрятаны.
  - Почему ты привела меня именно сюда?
  - Потому что это самый короткий путь добраться до Лиловой посадки. - Ответила Эва, управляя кувшинкой, в которой они плыли.
  - А что это за место?
  - Это Сиреневый материк. Сам видишь, здесь много сиреневого цвета и воды. Правда, сюда редко кто приходит.
  - Почему?
  - Потому что нет надобности. - Как-то разочарованно сказала девочка. - Сиреневый материк ничего не дает для нашего назначения. Например, в Еловый лес я прихожу за шишками для лекарств, декораторы собирают там веточки для изготовления украшений, строители уносят оттуда смолу. А в этом месте, в котором мы с тобой находимся, взять нечего.
  - Ну как так?! Здесь полно кораллов! И рыбы. Да здесь, завались сколько, мрамора! Для строителей он бы пригодился.
  - Никто не вправе наносить чему-либо вред. Если даже один трульт отколет хотя бы грамм от мраморной скалы - то непременно пойдет трещина, вследствие чего скала разрушится и нас за это ждет очень жестокое наказание.
  - Значит это место совсем никому не нужно?
  - Не то, чтобы не нужно. Им просто редко пользуются. Например, это озеро служит средством передвижения. Если кто-то сильно торопится, то он может воспользоваться лодочкой-кувшинкой и за считанные минуты приплыть в нужное место. Озеро этого уголка всегда приведет тебя туда, куда надо, потому что оно имеет сто путей в любую точку города. Но, как правило, в этом городе не одобряют спешку, поэтому Сиреневый материк чаще всего находится в полном покое.
  - Замечательно. Кажется, я нашел еще одно место для уединения. - Расплылся в довольной улыбке Марк.
  - Хватит с тебя уединения. Пора жить во взаимодействии с окружающим миром. - Хлопнув его по плечу, произнесла Эва.
  Через пару минут они уже находились рядом с Лиловой посадкой. Они оставили кувшинку и направились вверх по ступенькам склона, покрытого мхом. Поднявшись, впереди их ждала узкая тропа, которую скрывали близко стоящие друг к другу деревья и, казалось, что этот тоннель никогда не закончится. Но через мгновение, Эва открыла еще один занавес, и они оказались на полянке с растущими на ней лилиями. Марк тут же рванул к домику Розалины. Здесь никто ни от кого не прятался, и дверь была открыта, только Розалины там не было.
  - Очень, очень плохо. - Раздраженно произнес Марк.
  - Быть может она в садовом обществе?
  - Где именно, знать бы.
  Эва взяла Марка за руку.
  - Не переживай, здесь с ней ничего дурного случиться не может.
   И Марк полностью доверился этой маленькой взрослой девочке.
   Они обошли несколько садовых обществ, но трульты говорили, что Розалина была с ними только до обеда, а после они ее не видели. Тут бедный Марк совсем растерялся. Эве ничего не оставалось, кроме как пожимать плечами и убеждать его, что все будет в порядке. Она пригласила его к себе в лечебницу и заварила вкусный успокаивающий чай, который он почти в раз выпил. Бедняга находился некоторое время в воронке своих дум о Розалине. Ее пропажа не давала Марку дышать полной грудью. Эва тоже не могла сидеть и бездействовать. Но единственное, чем она могла ему помочь - сменить тему для разговора.
  - А что ты наденешь на день Небесной хвалы?
  - А? - Марк встряхнул головой и поднял безэмоциональный взгляд на девочку. - Эм... А что нужно?
  - Ну мы в этот день устраиваем костюмированный вечер. Мы наряжаемся во что-то символизирующее дары неба и земли: цветы, солнце, вода. Я, например, оденусь в костюм подсолнуха. А ты?
  - Не знаю. Я в этом не очень разбираюсь.
  - У тебя что, никогда не было костюмированных праздников? - Удивилась Эва.
  - Никогда.
  - Ого! Почему?
  - Не доводилось как-то. - Пожал плечами Марк.
  - Это так весело! Забавно ходить среди своих и не узнавать, кто есть кто. - Хихикнула девочка. - Это единственный день, когда можно шалить и громко разговаривать.
  - И что вы делаете на таком празднике?
  - Ну сначала мы восхваляем Небо и Землю, водим хороводы, благодарим за все земные и небесные дары. А потом веселимся от души до полуночи! Это день абсолютно без правил. Хочешь - ходи на голове, хочешь - песни кричи. Так здорово! Но всё, конечно, в рамках разумного.
  - То есть это единственный день в году, когда вы получаете полноценную свободу?
  - Мы всегда свободны, Марк. Просто в этот день, мы будто заново рождаемся, становимся смешными, играем в разные игры. Это единственный день, когда мы можем позволить себе забыть о назначении.
  - И весь город является вашим развлечением на целый день?
  - Ну не весь, конечно. Например, территория около дома Гремусса и Праведника в места наших развлечений не входит, там находиться строго запрещено. В этот любимый нами день мы заполоняем места, которые редко посещаем в течение года. Например, Морфеево поле, которое весь год является опасным для нас, в этот день становится гостеприимным.
  - Точно... - Прошептал Марк, соскочив с места, и выбежал из лечебницы. Только спустя несколько секунд Эва поняла в чем дело. Девочка так же, как и Марк начала опасаться за то, что Розалина находится именно там, где они ее и не думали искать - на Морфеевом поле. Эва только выбежала за дверь, а Марка уже и след простыл. Девочка попыталась вызвать повозку, но как назло, ни одной свободной не оказалось и бедняжке пришлось, сбивая ноги, бежать вслед за другом. Наткнувшись на смотрителя, она схватила его за руку:
  - Срочно собери городскую охрану и отправь их на Морфеево поле!
  - Ты вообще в своем уме?!
  - Делай, что я говорю! Иначе Марк умрет! - Крикнула она, и что есть сил, побежала дальше к пункту назначения. ' Только бы успеть вовремя!' - Думала взволнованная девочка, всячески пытаясь сократить путь к зловещему полю. Через несколько минут она уже оказалась около дома Гремусса. Эва не понимала, зачем это делает, но в одну секунду она оказалась в гостиной Вальтера и на одном дыхании скороговоркой произнесла:
  - Простите, не могу всё подробно объяснить, очень мало времени! Нужна помощь на Морфеевом поле! - И снова убежала. Морфеево поле находилось за домом Гремусса в нескольких минутах ходьбы. Но Эва преодолела это расстояние за считанные секунды. Это было слишком широкое поле. На вид до безумия красивое, яркое, всё в алмазах и бриллиантах. Высокая трава, в человеческий рост, не давала девочке разглядеть, там ли находился Марк или нет. Она сделала несколько быстрых шагов вперед и громко позвала Марка, но он не откликался. Эва смело пошла вглубь поля, утопая в сладкой траве.
  - Марк, ты здесь? - Чуть ли не плача, крикнула она. Но его голоса не было слышно. Через минуту после этого, девочка услышала чей-то сухой кашель. Обернувшись, она увидела Марка, но на другом конце поля. 'Слава небесам! Успела...' - Подумала она, и, выбежав из густой высокой травы, побежала вдоль поля по золотистой земле.
  - Марк, не ходи туда! - Кричала она, но парень не реагировал. Бедная девочка, покрылась горячим потом от усталости и страха, но не останавливалась, а мчалась к нему, чтобы спасти от смерти. Пока Марк был в зоне ее видимости, она держалась более спокойно, но когда он скрылся в серебристо - алмазной траве, девочка не на шутку испугалась. Ее целью было преодолеть расстояние до него, хоть оно было не маленьким, Эва продолжала бежать и наконец, она оказалась на том месте, куда с головой погрузился Марк. Девочка смело вошла в море травы. Вот он. Не один. Эва замерла. У нее перехватило дыхание. На коленях сидел юноша, а на руках у него лежала бледная Розалина. Эве стало не по себе. Она не могла и шага сделать, будто ее парализовало. Марк тряс Розалину, в надежде, что она очнется, то хлопал ее по щекам, то гладил по волосам. Он крепко прижал ее к груди и уткнулся лицом в ее макушку. За спиной, Эва услышала некие шевеления - городская охрана прочесывала поле. Увидев девочку, они схватили ее под руки и немедля вывели из опасной зоны. Мимо нее проскочил Гремусс, который пришел в настоящий ужас от увиденного. Около минуты он стоял, как вкопанный, глядя в спину Марка. Затем, приблизившись к нему на пару шагов, он произнес:
  - Отпустите ее. Она уже мертва.
  Марк не поднимая головы, ответил:
  - Я останусь с ней...
  - Вы умрете.
  - А вам-то что?
  Гремусса всего затрясло, словно от озноба, дыхание сбилось, а в глазах появился небывалый страх. Он стиснул зубы, и грубо схватив Марка за плечо, потащил за собой.
  - Оставьте меня! - Кричал он, пытаясь отбиться.
  - Вы настоящий идиот, раз пытаетесь так поступить. - Грубо ответил Гремусс и небрежно передал его в руки стражников, которая мгновенно утащила его за пределы этого поля. Гремусс медленно подошел к телу Розалины. Взяв ее за руку, он почувствовал слабый пульс, но ни сколько не удивился, даже наоборот - вполне спокойно отреагировал. Он взял ее на руки и вытащил из бриллиантовой травы.
  - Мы похороним ее в склепе. - Гремусс положил Розалину на повозку, в которой приехал сам. - Отвезите ее тело ко мне.
  - Нет! Оставьте! - Закричал Марк, подбежав к ней и снова прижав ее к себе, он почувствовал пульсацию. - У нее бьется сердце. Вы слышите? Она жива!
  - Гремусс, - Эва подошла к нему, - может, стоит подождать? Я заберу ее в лечебницу и понаблюдаю за ней.
  - Разве в этом есть какой-то смысл?
  - Для вас когда-то был. Вспомните, как вы не могли смириться с...
  - Хорошо. - Перебил ее Вальтер, не желая слышать продолжение. - Увезите ее в лечебницу.
  - А вы? - Спросил один из городской охраны.
  - А я, - Гремусс вздохнул, - пожалуй, пройдусь пешком. - Вальтер не спеша направился прочь от этого проклятого места. Глаза Марка стали огромными, на лице выразилась гримаса ужаса и боли. Он смотрел, как повозка увозит Розалину. Он трижды пытался побежать следом, но стражники крепко держали его своими сильными руками. В глазах жутко помутнело - это значило, что самая пора покинуть территорию Морфеева поля. Городская охрана повела его за собой, Эва последовала за ними. Выведя парня на тропу, по которой ранее бежала Эва, чтобы его спасти, они слегка ослабили хватку и парень упал, не в силах больше продолжать идти.
  - Ступайте. Я сама доведу его. - Негромко сказала девочка охране и те мгновенно скрылись за деревьями. - Марк, вставай, идем в лечебницу, я дам тебе успокоительное.
  Он сильно зажмурился, и, опираясь на ладонь девочки, медленно поднялся на ноги. Эва поддерживала Марка за талию, позволяя ему перебросить свой вес на ее маленькое тело. Уже весь город знал о случившемся и, видя несчастного парня, трульты опускали головы, скорбя вместе с ним, только он этого не видел. Его взгляд упирался в асфальт, и он просто шел по инерции. Эва что-то говорила ему, то ли успокаивала, то ли спрашивала о чем-то, но парень не слышал ее слов. Заведя его в лечебницу, Эва тут же поспешила заварить травяной чай, продолжая что-то болтать. Марк сел на табурет, стоящий у кушетки, на которой лежала неподвижная Розалина. Дрожащими пальцами, он взял ее ладошку.
  - Зачем ты пошла туда? - Спросил он, глядя в ее бледное лицо. - Почему ты вовремя не покинула поле? Тебе кто-то помешал?
  - Марк, выпей, пожалуйста. - Эва протянула ему пиалу с желто-зеленой жидкостью. Парень одним глотком выпил всё содержимое, даже не обратив внимания, насколько горячим и гадостным по вкусу было это лекарство. Марк не мог наслушаться биения сердца девушки.
  - Оно ведь бьется.
  - Морфеево поле никого не щадит, Марк. Сердце будет продолжать биться, но Розалина уже никогда не проснется.
  - Как так? У тебя же полно всяческих лекарств. Неужели ты ничего не можешь сделать?
  Эва лишь виновато опустила глаза в пол.
   Всю ночь он просидел рядом с ней, не сомкнув глаз. Следующий день он тоже провел рядом с ней, не отпуская ее ладонь, которая становилась холодной словно лед. Марк проводил с ней каждую секунду, забывая про еду и сон. Девочка приносила ему обед и ужин, но он напрочь отказывался от всего. На третий день Эва не выдержала и пошла к Вальтеру.
  - Гремусс, вы не представляете, как мне тяжело видеть его таким. Он не ест, не спит, на его лице нет абсолютно никаких эмоций. Что мне делать? Я очень боюсь за него! - Всхлипывала девочка.
  - Но от меня-то что зависит? - Спокойно спросил Гремусс.
  - Расскажите ему.
  - Что? Сейчас не время.
  - А по - моему наоборот. Марк уже давно задавался вопросом, почему вы такой. Сейчас пришла пора рассказать.
  - Я не желаю вспоминать об этом.
  - Но ведь вы об этом никогда не забываете! - Пыталась убедить его Эва. - Ведь вы единственный, кто сможет уговорить Марка, наконец, расстаться с ней. Если еще тянуть время, то боюсь себе представить, каковы могут быть последствия. Он так и будет ждать. Точно так же, как ждали вы.
  Гремусс зажмурился и отвернулся, пряча глаза, вспомнив этот горький момент жизни.
  - Прошу вас, Гремусс, поговорите с ним. - Слезно просила Эва.
  В конечном итоге Гремуссу всё же пришлось посетить лечебницу.
   Молчание. Ни Гремусс, ни Марк не поприветствовали друг друга. Еще несколько секунд стояла гробовая тишина, но Гремусс пошатнул ее первым.
  - Не поможет. - Промолвил он. - Вам больше нечего ждать от нее. Это уже не первый раз. Вы должны отпустить ее.
  - Нет. - Твердо ответил парень. - Я буду ждать.
  - Ожидание невозможного будет медленно убивать вас.
  Марк резко развернулся к правителю.
  - Зачем вы пришли? Чтобы давить на меня?
   Вальтер поднял глаза вверх, то ли удерживая тоску, рвущуюся наружу, то ли пытаясь просто собраться с мыслями.
  - Я вовсе и не собирался давить. Я пытаюсь вас вразумить.
  - Да что мне все ваши слова?! - Ухмыльнулся Марк. - Они мне ни к чему. Ну что вы мне можете рассказать? То, что вы до зеленой злости ненавидите людей? То, что они перевернули вашу реальность с ног на голову? О да, это веский аргумент! С тем, что происходит здесь и сейчас это несравнимо! Почему вы до сих пор не уничтожили это чертово Морфеево поле?
  - Это наша единственная защита.
  - Защищая одних, вы губите других, таких же ни в чем не повинных, как и ваши трульты. Что она вам сделала? - Марк указал взглядом на неподвижное лицо Розалины.
  - Вы не понимаете, что говорите. - Гремусс был спокоен и уравновешен. - Никто из трультов не причастен к тому, что с ней случилось.
  - Да откуда вам знать?! Вы сидите в своих четырех стенах и совсем не видите, кто, чем занят!
  - Я прекрасно знаю, кто что делает. - Поспешил ответить Гремусс. - И нисколько не сомневаюсь в ответственности каждого из своих трультов. Никто из них никогда не причинит боль.
  - А те люди? Вы же убили их именно там!
  - Это были не люди, а настоящие хищники. - Повысил тон Гремусс. Он долго не мог держаться и, подавшись вперед к Марку, продолжил, уже более твердо. - Между прочим, на том самом Морфеевом поле я тоже потерял самого родного и близкого мне трульт. И я до сих пор не могу нормально спать, потому что каждый раз, закрывая глаза, я вижу его застывшее в ужасе лицо. И вы не имеете ни малейшего представления о том, как долго тянулась эта минута, когда я понял, что не уберег его, что не досмотрел и позволил ему сделать то, на что никто бы из трультов не решился! Знаете что, - Гремусс нахмурился, - ваше бесполезное ожидание непременно приведет вас к болезненному сумасшествию, вследствие чего вы не сможете адекватно воспринимать действительность и превратитесь в огромное 'ничто'. - Гремусс стукнул ладонью по краю стола и направился к двери, не в силах больше говорить.
  - Стойте! - Остановил его Марк. Гремусс резко замер на пороге. - Почему она не смогла выбраться, ведь наверняка у нее было время?
   Гремусс развернулся и резко направился к Розалине. Он вздернул подол ее платья до колена и Марк тут же побледнел: начиная от щиколотки и выше, вся кожа была в страшных глубоких ранах, которые вились по ее ногам, подобно спирали.
  - Она запуталась в траве. - Поянисл Вальтер. - Стебли обвили ее ноги и потащили девушку к земле. Очень трудно за короткое время выбраться из этой паутины. Но когда Розалина освободилась, ей оставалось совсем недолго.
  Марк сглотнул неприятный комок в горле.
  - Откуда вы знали, что всё произойдет именно так?
   Гремусс печально опустил голову, упершись глазами в пол:
  - Потому что однажды такое уже было. - После минутной паузы он вышел за двери лечебницы.
  Эва сидела на скамье рядом со своим домом. Увидев Гремусса, она тут же встала и вопросительно посмотрела на него. Тот лишь отрицательно покачал головой, давая девочке понять, что всё бесполезно. Эва тут же ворвалась в лечебницу. Марк по-прежнему сидел, склонившись над Розалиной.
  - Она верила в судьбу. - Начал он. Девочка замерла на пороге, прислушиваясь к его словам. - Розалина была уверена, что судьба к нам благосклонна. Но это не так. - Марк повернулся к Эве, - она говорила, что судьба восполняет утраты, и когда мы теряем дорогих и близких людей, то потом обязательно находим таких же достойных нашей любви, способных залечить наши раны и принести большое счастье. Даже не знаю, кто сможет заменить ее? Кто может оказаться лучше, чем была она?
  - Марк, не сдавайся. - Эва подошла к нему и крепко сжала его ладонь. - Я никогда тебя не брошу, ты не будешь одинок.
  Несчастный парень благодарно покачал головой.
  - Что сказал тебе Гремусс? - Поинтересовалась Эва.
  - Гремусс сказал, что Розалина запуталась в траве. Сказал, чтобы я отпустил ее. - Марк провел пальцами по контуру лица любимой девушки. - Но я не могу...
  - Ты сойдешь с ума, если не освободишь ее. - Печально сказала Эва.
  - Гремусс сказал то же самое.
  - Он говорил тебе сердцем. Это всё не пустые слова, Марк. Гремуссу однажды тоже пришлось не сладко. Он не говорил тебе?
  - Гремусс сказал лишь то, что тоже потерял кого-то близкого на Морфеевом поле.
  - Марк, давай отвезем ее в склеп? Ведь уже давно пора.
   Марк отвел глаза в сторону и сморщился в гримасе боли. Когда Альберта не стало, Марк не видел его мертвым, и эту потерю было куда проще осознать, нежели потерю того, кто совсем недавно смеялся вместе с тобой, а сегодня лежит без дыхания на твоих руках. Эва не знала как себя вести: то ли обнять Марка, то ли лучше не трогать его. Через некоторое время она не выдержала этого и вышла за дверь. Парень даже не заметил ее отсутствия. Бедная девочка не знала, куда себя деть. Она меньше всего хотела, чтобы Марк страдал, ведь этот человек стал для нее самым настоящим другом. Но ее задумчивое одиночество скрасил сам Его Величество Праведник, проезжавший мимо на своей золотой повозке. Увидев грустную девочку, он остановился. Ступая своими начищенными до блеска ботинками, он направился в ее сторону.
  - Здравствуй, Эва.
  - Праведник! - Она тут же привстала, приветствуя его. Но галантный мужчина коснулся ее плеча, давая понять, что вставать было необязательно.
  - Почему ты сидишь здесь? Тебя выгнали из собственного дома?
  - Там Марк. Бедняга никак не угомонится, всё ждет, что Розалина проснется.
  - Это нормально. - Праведник присел рядом с ней на скамью. - Человек не может смириться с таким горем.
  - Прошло несколько дней, а он не спит, не ест. А вдруг он тоже умрет?
  - Не умрет. Ты об этом позаботишься. - Праведник приобнял ее.
  - От меня мало что зависит. Боюсь, что я ничем помочь не смогу.
  - Не против, если я загляну? - Мужчина кивнул в сторону лечебницы.
  - Конечно. Но сразу предупреждаю, Марк сходит с ума.
  Праведник улыбнулся уголком губ.
  - Не переживай, детка. Это ведь не заразно.
  Судья смело открыл дверь, но всё же на пороге остановился, глядя в спину парня.
  - Здравствуй, Марк. - Вежливо поприветствовал он юношу. Марк лишь кивнул. - Я присяду с тобой?
  Но, не дожидаясь ответа, он опустился на табурет рядом с кушеткой.
  - Понимаю, трудно. Но стоит ли это того? Скажи мне, мальчик, чего ты ждешь?
  Марк лишь быстро пожал плечами.
  - Послушай, никто не мешает тебе ждать ее пробуждения, но ты хотя бы, не забывай о себе. Эва места не находит, всё не знает, как тебе ложку с кашей в рот сунуть и спать уложить. Она очень переживает за тебя, будь так любезен, не травмируй ее нежное сердечко.
  Марк безэмоционально кивнул.
  - Вы тоже думаете, что Розалина не проснется? - Печально спросил парень.
  - Да. Но я не вправе спорить с тобой. Главное - это вера. Быть может случиться чудо, и девушка откроет глаза.
  - Вы смеетесь надо мной?
  - Ни капли. Я рад тому, что на свете есть люди, которые еще верят в чудеса. Это очень хорошее качество.
  - А вы? Вы верите?
  - В чудо? Верю. - Ответил искренне Праведник. - И в сказки, кстати, тоже.
  - В сказках не всегда правда.
  - Сказка это и есть правда, Марк, просто она преподносится нам в очень красивой форме.
  - Тогда почему в сказках все живут долго и счастливо, а по-настоящему всё не так?
  - В сказках ведь тоже много страшных моментов, мрачных переживаний и даже кровопролития, но вспомните снова о чуде. Всё плохое мгновенно исчезает, когда правление в свои руки берет огромная сила любви. Посмотрите на нее. - Праведник указал взглядом на Розалину. - Она словно спящая красавица из сказки, окутана вечным сном. Но потом появляется принц, целует ее и красавица тут же просыпается.
  - Намекаете на то, чтобы я тоже ее поцеловал? Глупо верить в такое.
  - Конечно, от поцелуя она вряд ли очнется, но я уже говорил, что в сказках вся правда красиво завуалирована. Поцелуй принца это олицетворение невероятной силы, которой обладал безутешный юноша. В вашем случае, это нечто такое же сильное и невероятное, но об этом можете знать только вы.
  - О чем знать?
  - О том, как помочь свершиться этому чуду, которого вы так отчаянно ждете и в которое всем сердцем верите.
  - Но как это сделать? - Спросил совсем обессиленный юноша.
  - Ее сердце еще бьется. А значит, Розалина может почувствовать, как сильно она вам нужна. Не теряйте надежду. Вы далеко не слабак. Верьте и даже не смейте сомневаться в чуде.
  Праведник похлопал Марка по плечу и покинул это уютный белоснежный дом. Эва соскочила с места, ожидая ответа от судьи.
  - С ним всё в порядке. - Улыбаясь, произнес Праведник. - Ему просто нужно время. Я верю, что у него всё обязательно получится. - Он снова погрузился в повозку и уехал, оставив Эву в полной растерянности.
  - Ну вот. А говорил, что сумасшествие - это не заразно. - Покачала она головой, и немного успокоившись, отправилась дальше собирать лекарственные травы.
   Марк был по-прежнему разбит, но слова Праведника укрепили его надежду, хоть парень не знал, чем он способен помочь Розалине. Он пытался думать, перебирал какие-то моменты из жизни, искал помощь в чьих-то, сохранившихся в памяти, словах, но никакой пользы из всего этого он не мог извлечь. Тело словно обмякло и медленно теряло равновесие, веки становились тяжелыми и Марк неожиданно погрузился в сон. Эти муки измотали его, всего, до самой последней ниточки. Хоть он вовсе и не собирался закрывать глаза, но трое суток без сна дали о себе знать. Теперь он будет долго спать крепким глубоким сном.
   До того, как Праведник сделал остановку у лечебницы Эвы, он направлялся в дом самого главного трульта, чтобы прояснить некоторые обстоятельства, кажущиеся Гремуссу весьма бестактными. Именно Вальтер приказал Праведнику явиться к нему домой во время обеда. Хоть такие визиты были не редкими, всё равно Праведник подозревал, что ни к чему хорошему их разговор с Гремуссом не приведет. С тех пор, как в их городе появилась эта парочка людей, отношения между Вальтером и Амадеусом весьма пошатнулись. Именно поэтому Праведник уверен, что Гремусс позвал его не на чай с плюшками. Любой другой трульт спешил бы к нему на всех парах, а Праведник еще умудрился сделать немаленькую остановку, поговорить с Эвой и утешить Марка. Только после этого он продолжил свой путь на повозке.
  - Вальтер! - Воскликнул Праведник, входя в гостиную. - Не помешал?
  - Разве ты можешь помешать, Амадеус?! Тем более я сам пригласил тебя. Горячий шоколад?
  - Пожалуй. - Не отказался Праведник, присаживаясь в большое и глубокое кресло. Гремусс направился к буфету, чтобы прихватить какао. - Ну-с, о чем ты хотел со мной поговорить?
  - О грядущем празднике. - Направляясь с подносом за столик, ответил Гремусс.
  - О Дне Небесной Хвалы? Только не говори, что ты решил отменить старые традиции.
  - О, нет. - Тут же перебил его Гремусс. - Всё остается, как раньше. - Он сделал пару глотков горячего шоколада, а Праведник продолжал так же вопросительно на него смотреть. - Правда, я решил внести некоторые изменения.
  - Очень интересно услышать. Что за изменения? - Праведник взял засахаренную вафлю и захрустел, запивая ее вкусным какао.
  - Первое - сократить время праздника.
  - Трульты будут недовольны. - С набитым ртом, ответил Праведник. - Они ведь привыкли праздновать с утра до ночи. В чем причина, Вальтер?
  - Каждый год трульты веселились и их главным развлечением были танцы и полеты на дирижабле. Теперь среди нас есть человек, который может позволить себе праздновать по своим правилам. Боюсь, что он может научить наших жителей непристойным поступкам и опасным развлечениям, от которых они могут пострадать.
  - Вальтер, волнение здесь ни к чему. Сомневаюсь, что Марк вообще будет на празднике. Парень убит горем, и вряд ли захочет веселиться вместе с остальными.
  - А вдруг случится всё наоборот? Вдруг, на фоне сильнейшего стресса и переживаний, он станет более агрессивным и позволит себе сотворить что-то ужасное? Человек очень непредсказуемое существо, разве не ты мне это говорил, Амадеус?
  - Да, это так. Но Марк уже несколько дней не выходил на улицу. Он так же сидит над обездвиженной девушкой и утопает в вязком болоте страданий. Подумай только, будут ли у него силы совершить что-то плохое? Он очень слаб и совсем никого не желает видеть.
  - Я был у него. Уж, поверь мне, Амадеус, агрессии в нем до сих пор хватает.
  - Марк снова спорил с тобой?
  - Я пытался поговорить с ним. Но он не хотел принимать мои слова. Уж чего-чего, а сил у него предостаточно.
  - Вальтер, я тоже говорил с ним несколько минут назад и я ни разу не услышал от него грубого слова. Он покалечен и внутренне уязвим, но он весьма уравновешен.
  - Он глуп. - Возразил Гремусс. - Не понимает, что изводит себя муками, бесконечно смотря в лицо мертвой девушке. Люди вообще не могут принять реальность такой, какая она есть.
  - А ты мог? Вальтер, вспомни, сколько боли ты испытал, сколько предложений о помощи ты отверг. А всё потому, что ты так же не принимал всё происходящее, ты не хотел верить в это. Как ты можешь осуждать за это Марка?
  На лице Гремусса снова появились морщинки боли.
  - Его нужно убедить расстаться с ней.
  - Нет, Вальтер. Никто не в силах запретить ему прощаться с Розалиной. Я лично не собираюсь его убеждать в том, в чем каждый пытается убедить его.
  - Что ты сказал ему во время вашей встречи?
  - Чтобы он верил в чудо, и оно обязательно случится.
  Гремусс шумно поставил чашку на стол и возмутился:
  - Я настаивал, чтобы он поместил ее в склеп, а ты говорил ему о чуде и позволил еще ждать? Получается, наши мнения снова расходятся?
  - Получается, что так.
  Гремусс лишь разочарованно покачал головой и снова принялся пить остывший шоколад.
  - Что на счет остальных изменений? - Как ни в чем не бывало, продолжил Праведник.
  - Есть ли смысл их оглашать, если первое ты отверг?
  - Утоли мое любопытство, будь столь любезен.
  Гремусс набрал побольше воздуха в легкие и резко выдохнув, произнес:
  - Нужно выделить лишь одну площадку для празднования.
  - Всего одну?
  - Да.
  - Здесь - то в чем причина, Вальтер?
  - Причина та же. Я хотел бы ограничить территорию для праздника. Так все будут под моим присмотром.
  - Вальтер, ты о чем? Под каким еще присмотром? - Праведник усмехнулся, не понимая, что городит Гремусс. - На протяжении долгого времени все творили, что хотели в то время, когда ты почитывал книги у камина, а сейчас ты требуешь надзор?!
  - Да, требую. - Угрожающе наклонившись вперед к Праведнику, четко ответил Гремусс и снова выпрямился.
  - Ты не сможешь за всеми усмотреть.
  - Смогу. Если территория будет небольшая. Я хочу, чтобы все мои жители были целы и невредимы по окончании праздника.
  - В этом нет необходимости. - Праведник забыл про какао. - Если бы Марк хотел причинить нам вред, он бы давно это сделал. Трультам это совсем не понравится. Они не смогут веселиться, как в прошлые года, если их загнать в рамки. Вальтер, - Он наклонился к нему и положил свою ладонь на его пальцы, - нет причин для переживаний. Дай трультам полную свободу. Это же великий праздник для нас, так пусть же они веселятся от души. А ответственность за поведение Марка я беру на себя. Договорились?
  Гремусс обреченно посмотрел на Праведника и нехотя покачал головой.
  - Вот и прекрасно. - Обрадовался Праведник. - Если это всё, то я пойду. До встречи. - Он попрощался ему в спину и скрылся за дверью.
  Гремусс остался очень недоволен тем, что с Праведником они не пришли к соглашению.
   Марк крепко спал рядом с телом Розалины. Поначалу он не видел никаких снов, но потом яркие картинки мелькнули в его голове мгновенной вспышкой. Вся жизнь с раннего детства пролетела в подсознании: как он бежит босиком по траве, как тренируется, как вместе с отцом чистит рыбу и напевает какую-то песню. Он проснулся.
  - Не может быть... - Прошептал парень, увидев, как на щеках Розалины заиграл румянец. Затем он обратил внимание на свою ладонь, которая на протяжении нескольких часов его крепкого сна сжимала пальцы Розалины. Марк медленно отпустил ее руку и почувствовал, как же онемела его кисть и запястье. Лицо Розалины становилось розовее, и по всему ее обездвиженному телу прошла жизнь. Девушка медленно открыла глаза и посмотрела на Марка.
  - Привет. - Улыбнулась она.
  Марк не мог поверить в то, что сейчас происходит и смотрел на девушку, пребывая в полном оцепенении.
  - Марк, ты так напуган. - Розалина привстала с кушетки и слегка наклонилась к нему. - Что с тобой? Это же я.
  Спящая царевна пробудилась ото сна, и Розалина по-прежнему стала сама собой. Марк стоял неподвижно, непонимающе хлопая ресницами. Девушка подвинулась к краю кушетки и, осмотревшись, спросила:
  - Я в лечебнице? Что со мной было?
  - Я нашел тебя на Морфеем поле...
  - Я была... мертва? - Спустя паузу догадалась она.
  Марк почувствовал тепло ее прикосновения и наконец, понял, о каком чуде говорил Праведник.
  - Да. Но ты вернулась. - Внутри него разыгрались счастливые эмоции и появились слезы радости в глазах.
  - Но так ведь не должно было быть, да? - Теперь Розалина была напугана.
  - Наоборот. Так и должно было случиться. Иначе судьба никогда бы не простила себя за эту ошибку.
  Розалина улыбнулась и, подавшись сильным эмоциям, крепко прижалась к Марку.
  Эва вернулась, что-то болтая себе под нос. Замерев на пороге, девочка не могла поверить своим глазам.
  - Мохнатые ежики, мир перевернулся. - Остолбенев, произнесла она. Затем сделала несколько нерешительных шагов вперед. - Розалина, как ты смогла воскреснуть?
  - Я не знаю. Это, наверное, чудо какое-то. - Ответила она.
  - Чудо? Я, кажется, знаю. - Эва присела на табурет рядом с Розалиной. - Яд растений, окутавших твои ноги, не успел впитаться в кровь и...
  - Нет. - Перебила ее девушка. - Это другое чудо.
  - Другое? - Не поняла Эва. - Какое?
  - Может быть, когда-нибудь узнаешь. - Ласково глядя на Розалину, улыбнулся Марк.
  Новость о воскресшей девушке разнеслась по всему городу. В лечебницу зашел Праведник. Увидев сияющего Марка и ожившую Розалину, он даже захлопал в ладоши от радости.
  - Скажи, зачем ты пошла на Морфеево поле? - Спросил он, присев рядом с девушкой.
  - Я увидела краснолепестковые цветы, которые сияют в ночи. - Ответила она. - Удивительно, но они сверкали среди белого дня, я гуляла, и, не удержавшись, пошла туда.
  - Ты же знала, что нельзя ходить на Морфеево поле.
  - Знала, конечно. Но мне так хотелось их сорвать или хотя бы понаблюдать за ними, что я как одержимая пошла за ними.
  - Это настоящее чудо, что ты проснулась. - Произнес Марк.
  - Но как же это произошло?
  - Я просто верил, что это случится. - Марк улыбнулся и посмотрел на Праведника. - Спасибо вам.
  - Это не меня ты должен благодарить. Благодари себя за то, что ты сильный сердцем, за то, что веришь в чудо. Каждый, неважно кто, человек или трульт, должен бороться, надеяться и верить. Нельзя забывать одну простую заповедь: если есть хотя бы один шанс случиться невозможному, то это обязательно свершиться, вопреки всему на свете.
  В глазах обоих было так много доброты и радости, что можно было бы поделиться со всеми в округе.
  
  Глава 7
  Кража
   Следующее утро для Марка стало особенным, потому что он проснулся с улыбкой на лице, зная, что сегодня наступил совершенно новый день. День без тревог и страданий, день, когда он снова увидит Розалину живой.
   Марк работал так, как никогда. Он, за короткое время, успел приготовить столько вкусностей, что трульты, работавшие вместе с ним, не переставали удивляться. В обед выстроилась огромная очередь за блюдами и трульты перешептывались, прийдя к выводу, что в их городе еще никто не готовил настолько вкусно. Гремуссу тоже принесли поднос с первым, вторым и третьим блюдами, но он ни к одному не притронулся. Вальтер по-прежнему питался исключительно той пищей, которую готовили трульты, а к стряпне Марка он не решался прикасаться: то ли брезговал, то ли все же придерживался правил. Праведник же наоборот уминал эти блюда за обе щеки.
  Когда трульты разобрали свои подносы, Марк наконец-то расслабился и вернулся домой. Он остановился на пороге и не мог поверить своим глазам: Гремусс судорожно что-то искал, выдвигая шкафчики и переворачивая всё вверх дном.
  - Что вы делаете? - Воскликнул Марк. Правитель резко развернулся.
  - Что за глупый вопрос?! - Остро произнес он. - Я ищу свою вещь. Верните мне ее немедленно!
  - Какую еще вещь? - Марк принялся складывать разбросанные вещи на место.
  - Не прикидывайтесь, вы прекрасно знаете, о чем я говорю.
  - В том-то и дело, что я вообще не понимаю о чем вы! - Парень покраснел от возмущения.
  Гремусс выпрямился и подошел к парню, заглянул в его глаза, обжигая жарким ненавистным взглядом.
  - Я еще не оглашал это на весь город. Но если вы, сейчас же, не вернете мне то, что нагло украли, то я непременно объявлю о вашем преступлении, и уже никакой Праведник вам не поможет. И вы сей же час попадете за решетку, где будете гнить до последнего дня вашей жизни. - Разгневанно прошипел он.
  - Я должен вернуть то, что не крал? Хотя бы скажите, что пропало, может, поищем вместе.
  Гремусс стиснул зубы, и казалось, что из его ноздрей сейчас пойдет пар.
  - Искать нужно только в одном месте - здесь. Кроме вас больше никто не мог украсть пастант.
  - Что? Пастант? Гремусс, я даже понятия не имею что это!
  - Не лгите мне! - Гремусс взмахнул рукой, словно хотел ударить Марка. - Думаете, я не видел, как вы шарили по моим книжным полкам в тот день, когда я вас застал врасплох? Это я дурак, не проверил сразу, а только сегодня заметил пропажу.
  - Да что за пастант-то?!
  - Маленькая красная бусинка, но на самом деле это не простая бусина. Отдайте мне её немедленно!
  - Да не крал я у вас никакую бусинку! У меня ее нет! - Пытался убедить Гремусса парень. - Я в жизни и конфетки не стащил со стола, а вы обвиняете меня в краже важной для вас вещи?! Да зачем мне сдалась эта ваша безделушка?
  - Это не просто безделушка и вы это знаете. Пастант - это спутник по мирам. И если бы вы этого не знали, то не стали бы ее красть.
  - Да вы в своем уме?! Будь она в моих руках, меня бы давно уже здесь не было! - Отчаянно убеждал его Марк.
  - Возможно, вы собираетесь исчезнуть с ее помощью именно сейчас.
  - Сейчас? Почему же тогда я не сделал этого раньше?
  - Потому что непредвиденные обстоятельства задержали вас.
  - Вы про случай с Розалиной? Да мне бы было плевать, я бы всё равно воспользовался ею и вместе со спящей Розалиной умчался бы домой! - Эмоционально взмахивая руками, твердил юноша.
  - Кроме вас никто не мог этого сделать. - Настаивал на своем Гремусс. Его лицо покрылось венами от гнева. - До вашего появления у меня никогда и ничего не пропадало.
  - Может, вы ее сами переложили в другое место и просто не помните?
  - Я помню всё, потому что с памятью у меня всё в порядке! - Рыкнул Гремусс. - А вам отрубят руки за кражу.
  - Да не виноват я!
  - Если не вы, тогда кто?
  - Понятия не имею. Но я клянусь вам, что я этого не делал. Я не виноват! - Кричал Марк, брызжа слюной.
  - Нам придется собрать Совет. Сейчас вы поедете со мной.
   Марк обреченно вздохнул и понял, что радовался совсем не долго. Он сел в золотую повозку вместе с Гремуссом, и они тронулись вперед.
  В который раз он входил в эти тяжелые двери дома, в который раз поднимался на лифте в его гостиную. Марк был совершенно спокоен и готов был отвечать на любые вопросы на Совете. Через несколько минут в гостиную явились Праведник, Лесогор, трое стражников и Эва. Как только все оказались в сборе и уселись по кругу, Гремусс начал:
  - Я решил собрать Закрытый Совет для того, чтобы прояснить некоторые сложившиеся обстоятельства. Сегодня я заметил пропажу одной очень важной для меня вещи, находившейся в моем доме. Я думаю, что за всем этим стоит человек, сидящий сейчас здесь, хотя он и утверждает, что ничего не крал. На Закрытый Совет приглашены стражники, контролирующие порядки в нашем городе, смотритель Лесогор - 'глаза' города трультов, Эва - одна из приближенных к Марку. И, наконец, Праведник, чтобы выдвинуть решение и назначить соответствующее наказание. Итак, начнем наш Совет. Марк, признаете ли вы себя виновным?
  - Нет, не признаю. - Коротко ответил парень.
  - Вы утверждаете, что ничего не крали из моего дома?
  - Да, утверждаю.
  - Позвольте и мне задать вопрос? - Подняв руку, попросил Праведник. Гремусс слегка напрягся, опасаясь повторного расхождения их мнений, но всё же кивнул и спокойно ответил:
  - Разумеется.
  Праведник выпрямил спину, поправил жабо и спроаил:
  - Скажите, Марк, какую вещь вы, якобы украли из дома Гремусса?
  - Это не имеет значения. - Тут же ответил Гремусс. - Это личная вещь.
  - Простите, но сейчас я спрашиваю не вас, а жду ответа от подозреваемого. - Праведник перевел взгляд на Марка в ожидании ответа.
  - Пастант. - Негромко ответил юноша. На лице Гремусса появилась нескрываемая настороженность и волнение.
  - Простите, что?
  Марк вздохнул и повторил более громче:
  - Я, якобы украл пастант.
  Брови Праведника сдвинулись к переносице точно так же, как и у остальных присутствующих, не понимавших, о чем идет речь.
  - Что это такое? - Продолжил Праведник.
  - Это дорогое украшение. - Опередил Марка Гремусс. Праведник хлопнул ладонью по столу и недовольно посмотрел на Гремусса.
  - Пожалуйста, дождитесь своей очереди задавать вопросы. А пока что я спрашиваю подозреваемого. Так что это?
   Марк посмотрел на Гремусса, у которого появилась жуткая тревога и страх в глазах. Он начал нервно разминать пальцы по одному. Подозреваемый перевел взгляд на Праведника и уверенно ответил:
  - Да, это украшение.
  Гремусс перестал дышать. Он и не думал, что Марк поддержит его.
   - Что за украшение? - Попросил уточнить Праведник.
  - Украшение... - Парень быстро попытался найти, что ответить. Его взор пал на книги. - Украшение одного из книжных переплетов.
  Напряжение Гремусса не спало.
  - Знаете ли вы, Марк, что представляет собой это украшение?
  - Нет. - Уверенно ответил парень. Он держался довольно хорошо.
  - Тогда этот вопрос я задам вам, Гремусс.
  Правитель едва заметно выдохнул и сделал серьезное выражение лица, готовясь к ответу.
  - Что собой представляет это украшение?
  - Оно похоже на рубин. - Ответил Вальтер.
  - Правда ли, что этот пастант являлся украшением одной из ваших книг?
  - Правда. - Кивнул Гремусс, хотя казалось, что он от волнения не дышал вовсе.
  - Можете ли вы показать пастант?
  - Нет. Он был в одном экземпляре. - Словно заранее знавший вопрос, быстро ответил Гремусс.
  - Можете ли вы с полной уверенностью сказать, что пастант украл Марк?
  Гремусс перевел взгляд на парня, который всем видом показывал полное равнодушие к ожидаемому ответу.
  - Нет. - Промолвил Гремусс.
  - Но всё же он в списке подозреваемых. Есть ли еще кто-то, кто мог бы совершить это преступление?
  - Нет. - Не отводя глаз от Марка, ответил главный трульт.
  - Что ж, тогда продолжим. - Праведник кашлянул, шумно отхлебнул тывенного сока, чтобы промочить горло и снова обратился к Гремуссу. - Вы можете точно сказать, когда исчез пастант?
  - Нет.
  - Тогда вспомните, когда не так давно вы покидали стены своего дома?
  Гремусс мгновенно оживился, вспомнив кое-что.
  - В день Собрания на Главной площади. Пять дней назад.
  Марк изумленно поднял брови, удивившись, что Гремусс умолчал о том дне, когда Марк вошел в его дом без разрешения. Праведник прикрыл рукой зевоту, словно это был самый скучный процесс в его жизни и спросил:
  - Марк, вопрос к вам. Что вы делали во время собрания пять дней назад?
  - Присутствовал на площади.
  - Это может кто-то подтвердить?
  - Да. Эва и Лесогор. - Он кивнул на трультов.
  Праведник устало потер лоб и перевел взгляд на свидетелей.
  - Скажите, пожалуйста, вы лично видели Марка на площади в этот день? Эва?
  - Да, Праведник. Я пришла вместе с ним, и он находился там до конца речи Гремусса.
  - Лесогор?
  - Да, я его видел. Мы немного поговорили и он снова отлучился.
  - О чем вы говорили? - Продолжал задавать наводящие вопросы Праведник.
  - Он спросил у меня, не видел ли я Розалину. Я ответил, что я не обязан следить только за ней. И это весь наш разговор. - Развел руками карлик Лесогор.
  - Марк, так всё и было?
  - Именно так, Праведник. - Негромко ответил парень.
  - Насколько мне известно, вы и Розалина тесно связаны друг с другом. Не могли бы вы ответить, почему девушки не было на собрании? - Нахмурив брови, спросил галантный мужчина.
  - Очевидно потому, что она попала на Морфеево поле.
  - Гремусс! - Громко обратился к нему судья. - Могла ли Розалина проникнуть в ваш дом, в момент вашего отсутствия?
  Глаза Марка неодобрительно засверлили Гремусса.
  - Могла. - Уверенно ответил тот.
  - Да не могла она! - Взбунтовался Марк, соскочив с места. Стражники тут же окружили его, усаживая на место.
  - Вы в этом уверены? - Приподняв брови, спросил Праведник подозреваемого.
  - Уверен. Праведник, она никогда не нарушает правила. Розалина ни за что в жизни и мухи не обидит, не то, что бы что-то украсть. Ну вы же видели, что ее нашли на Морфеевом поле.
  - Верно. - Согласился Праведник. - Но всё же я считаю нужным допросить девушку.
  - Я не вижу в этом смысла. - Возмутился Марк. - Розалина перенесла тяжелую травму и чудом выжила.
  - Праведник, - более жестко произнес Гремусс, - мы не знаем где она была до того, как оказалась на Морфеевом поле. Никто не может сказать что-то в ее защиту. Если вы, Марк, убеждены в ее невиновности, так дайте же и мне убедиться в этом.
  Праведник окинул быстрым взглядом всех присутствующих и дал команду стражникам.
  - Доставьте, пожалуйста, Розалину в дом Гремусса.
  Марк откинулся на спинку стула и поднял глаза в потолок.
  - Вам не за что переживать, если она невиновна. - Негромко произнес Праведник, пытаясь успокоить Марка. На лице Гремусса было задумчивое выражение. А Марк перевел свой глубокий взгляд на него и, не отрываясь, смотрел в его черные глаза. Гремусс случайно столкнулся с этим неодобрительным холодным взглядом и не выдержал его тяжести.
  - Кто-нибудь хочет воды или чай? - Перевел тему он, направляясь к буфету. В ответ молчание. Гремусс резко остановился. - Объявляется перерыв на несколько минут. Кому надо, может выйти подышать.
   Лесогор сразу же помчался на улицу и не потому, что ему стало душно, а потому что он единственный смотритель в городе и нужно было убедиться, что за это время, пока он покидал свой пост, ничего дурного не произошло. Гремусс остановился у буфета и начал заваривать травяной чай, в попытке избежать нелепых ситуаций и подозрительных взглядов. Праведник начал рассматривать полки с книгами, которые за много лет изучил от и до. Марк расслабил напряженное тело, и, закинув ногу на колено, скрестил руки на груди. Эва посмотрела на него и хотела поговорить, но эта тишина, нависшая в гостиной Гремусса, не давала вымолвить ни слова.
  - Гремусс, - нарушил гробовую тишину Праведник, разгуливая вдоль громадных, словно в царской библиотеке, полок, - не могли бы вы показать мне книгу, которая была украшена этим пастантом?
   От неожиданного вопроса, Гремусс выронил из рук заварочный чайничек, и его содержимое пролилось на паркетный пол. Эва тут же поспешила наподмогу. Праведник косо поглядывал на эту картину.
  - Да, сейчас. Секундочку. - Ответил Гремусс, судорожно подбирая осколки разбившегося стеклянного чайничка.
  - Гремусс, не беспокойтесь, я уберу. - Суетливо вытирая тряпкой мокрый пол, произнесла Эва. Главный трульт поправил свою длинную черную накидку и решительный шагом направился к одной из многочисленных книжных полок. Он, с весьма спокойным видом, перебирал книги, перекладывая их в одну стопку.
  - Вы что, не помните, куда положили этот переплет? - Спросил Праведник.
  - У меня их, если вы не заметили, миллионы. - Холодно ответил Гремусс. - Наверное, я имею права запутаться в них.
  - Значит, не так сильно вам был дорог пастант, раз вы даже книгу бросили, невесть где. - Усмехнулся Праведник. Гремусс нервно швырнул книгу, которую только что взял с полки, на пол, и все разом посмотрели на него. Он сделал пару шагов вперед и сердито процедил:
  - Если вас гложут какие-то сомнения, так будьте любезны, скажите об этом.
  - О чем вы, Гремусс? - Развел руками Праведник. - Я просто несколько удивлен, что драгоценный для вас переплет, наверняка, с очень дорогой украденной вещью, не лежит у вас под носом. Разве вы не должны трясти этой книгой перед нами и бесконечно восклицать, что преступнику надо отрубить руки за то, что посмел прикоснуться к ней?
   Гремусс терпеливо 'проглотил' всё сказанное Праведником и торопливо прошел к следующей полке.
  - Хотя бы скажите, как она называется? - Судья незаметно подкрался к правителю.
  - 'История возникновения и эволюция трультов с древних времен до наших дней'. - Не задумываясь, ответил Гремусс. Праведник вскинул брови.
  - Мне казалось, что ничем эта книга украшена не была. Разве что ее контуры были обшиты золотой нитью. И никакого пастанта я там не видел.
  - Это был эксклюзивный экземпляр. - Понимая свой провал, взбунтовался Гремусс. - Мой личный переплет с драгоценным камнем, который пропал.
  - Понятно. - Кивнул Праведник. - Давайте же найдем его вместе.
   Праведник и Гремусс принялись искать его на разных полках, хоть Гремусс прекрасно знал, где лежит эта важная книга, он просто оттягивал время. Марк быстро пробежался взглядом по книжным полкам. Быстро найти нужную книгу среди тысячи переплетов было проблематично, но маркировка разделов значительно облегчила задачу. Увидев, ту самую книгу, парень бесшумно привстав, быстро схватил ее и кинул на диван, который был повернут к камину и спинкой ко всем присутствующим. Затем он спокойно присел обратно. Праведник пошел к другим полкам в направление к Марку.
  - Быть может, вам помочь искать? - Провожая его взглядом, предложил юноша
  - Мы справимся. - 'Отрезал' Гремусс.
  - Я думаю, помощь не будет лишней. Пожалуйста, ищите вместе с нами. - Вежливо согласился Праведник. Гремусс чуть ли не вскипел от злости, еле сдерживая пыл. Ему казалось, что Праведник всё делает назло и специально перечит ему, что бы он ни сказал. После разрешения Марк тут же соскочил с места и демонстративно начал искать книгу на полу, под креслами и столиком. Заглянул нарочно под диван, потом специально отбросив диванную подушку в сторону, чтобы судья обратил внимания, Марк взял книгу и специально поцарапал ее, оставив равномерный след.
  - Это она? - Спросил он, поднимая книгу вверх. Праведник подошел первым, затем поспешил Гремусс.
  - Она. - Рассматривая переплет в руках, подтвердил судья.
  - Вы оставили ее на диване под подушкой и забыли. - Пояснил Марк правителю и мимолетно взглянул на, стоящую позади них, Эву, которая только что убрала осколки и протерла пол. Праведник провел ладонью по обложке.
  - Здесь совсем свежий след. - Заметил он. - На этом месте находился пастант?
  - Да. - Быстро ответил Гремусс, вопросительно глядя на Марка.
  - Видать, украшение держалось довольно крепко. Так крепко, что его отрывали силой. - Присматриваясь к царапинам на книге, говорил Праведник. Гремусс недоумевал. Он стоял за Праведником, и у него была возможность растерянно и непонимающе смотреть на парня. - Какую ценность представляло это украшение? - Продолжил судья, повернувшись к Гремуссу.
  - Равную сотне бриллиантов. - Ответил тот.
  - Но что с ней можно сделать в нашем мире? Ее же не продашь, не получишь что-то взамен, как у людей. Марк, наверняка, в вашем мире за эту вещицу можно получить огромные деньги, ведь так?
  - Не могу точно сказать, Праведник. Я не видел эту вещь.
   Дверь распахнулась. Сначала вбежал карлик Лесогор, а потом зашли три стражника, сковавшие Розалину крепкой хваткой.
  - Марк! - Испуганно воскликнула она. Парень, увидев это, тут же подбежал к ней.
  - Отпустите ее! - Грубо потребовал он.
  - Зачем вы ее схватили? - Вступился Праведник. - Она еще не преступница. А ну немедленно отпустите.
  Стражники выполнили приказ, и Розалина прильнула к Марку.
  - Я не понимаю, что случилось. Они ворвались ко мне в дом и сразу же схватили без объяснений! - Скороговоркой произнесла она.
  - Знаю. Не волнуйся, всё в порядке. - Утешил ее Марк.
  - Я объясню, почему вы здесь, Розалина. Из дома Гремусса пропал пастант - это драгоценная вещь, украшавшая этот переплет. - Праведник протянул девушке 'Историю возникновения и эволюцию трультов с древних времен до наших дней'. - Вам знакома эта книга?
  - Нет. - Девушка была напугана, ведь еще никто ее не обвинял в краже.
  - Успокойтесь. - Заметив дрожь в ее голосе, произнес Праведник. - Мы зададим вам несколько вопросов. Гремусс, вы, очевидно, хотели что-то спросить? Передаю вам слово.
  Гремусс с видом гордого орла начал:
  - Почему, пять дней назад, вы не явились на Собрание?
  - Потому что я оказалась на Морфеевом поле.
  - Как вы там оказались? - Холодно продолжил Гремусс.
  - Я увидела краснолепестковые сияющие цветы и хотела их сорвать.
  - Что вы делали до того, как пошли на поле?
  - Занималась садоводством.
  - Кто это может подтвердить?
  - Все, кто состоит в садоводческом обществе.
  Гремусс недовольно отвел глаза в сторону.
  - Скажите, Розалина, бывали ли вы когда-нибудь в доме Гремусса в его отсутствие?
  - Нет, Праведник, не была. - Тут же ответила она.
  - То есть пастант вы не крали?
  - Нет.
  - Это ложь! - Воскликнул Гремусс, стукнув кулаком о стол и склонившись над девушкой. Марк резко встал, готовый защищать Розалину. Он, не отводя взгляда, смотрел на Гремусса. Между ними разгорелась безмолвная война. Несколько секунд, они словно разговаривали глазами, понимая друг друга. Первым не выдержал Гремусс. Он резко развернулся на каблуке и вернулся на свое место, только после этого присел и Марк, снова взяв Розалину за руку.
  - Из вашего дома пропало еще что-то? - Поинтересовался Праведник. Гремусс посмотрел на Марка и почувствовал себя проигравшим.
  - Нет.
  - Что ж, у нас нет доказательств, что кто-то из людей украл пастант. - Выдвинул вердикт Праведник. - Быть может, он сам откололся от обложки и куда-нибудь завалился? Не пробовали искать? - Судья встал и отдернул свой наглаженный сюртук.
  - У меня пропала дорогая ценная вещь. - Не унимался Гремусс. - Ее надо отыскать и наказать преступника.
  - Для начала, попробуйте сами поискать ее в доме. Если не найдете, тогда мы соберем Городской Совет и обыщем дом каждого из трультов. Разрешение на обыск я вам предоставлю в письменном виде и с необходимой печатью. - Спокойно ответил Праведник.
  Но Гремусс даже не поднял головы и стоял, словно статуя, уткнувшись глазами в пол.
  - Что ж, Совет окончен. Можете расходиться. - Поставил точку в своем предложении Праведник и первым покинул гостиную. Все стояли, замерев, как истуканы, ожидая команды и от главного трульта.
  - Идите по своим делам. У меня больше нет вопросов. - Скрипучим от разочарования голосом произнес он. И все, кроме Марка и Розалины, покинули стены его дома.
  - Видишь, всё хорошо. - Утешающим тоном произнес парень, касаясь напряженных плеч Розалины. - Возвращайся домой. - Девушка послушно кивнула и вышла за дверь. Марк подошел к Гремуссу.
  - Ну и чего вы добились? Время потрачено зря. Весь этот ваш Совет ни к чему не привел. Почему они не знают, что пастант, на самом деле, проводник сквозь миры, а не выдуманное украшение для книг? Что это за секрет такой? И почему вы врали нам, говоря, что из вашего мира нет выхода?
  - Так положено. - Ответил Гремусс.
  - Да вы с головы до пят покрыты тайнами. Вас стоит бояться.
  - Вот и бойтесь. - Он угрожающе взглянул на Марка.
  - Если бы они знали о настоящем пастанте, то непременно нашли бы его. А тут, вы вынудили меня лгать.
  - Я не вынуждал вас. - Возразил Гремусс. - Я по-прежнему считаю, что он у вас, и вы украли его в тот момент, когда меня не было дома. Ведь вы мне так и не объяснили, зачем приходили в тот день.
  - Я вам уже объяснял, что приходил для того, чтобы извиниться, но вас не оказалось дома, и я решил вас подождать. А сейчас я подыграл вам, чтобы спасти вашу репутацию.
  - Вы испортили мне ее! Выставили меня на посмешище! - Гремусс начал нервно ходить по гостиной.
  - Да вы бы видели себя со стороны, когда Праведник спросил, что за вещь была украдена. Казалось, что вы провалитесь сквозь землю. Вы дали мне понять, что про истинное назначение пастанта говорить не стоит, и я поддержал вас, чтобы вы не попали за решетку!
  - С чего вы взяли, что я могу попасть за решетку?! - Опешил Гремусс.
  - А с того, что вы совершаете поступки, о которых должны знать все, но вы о них почему-то умалчиваете. Разве не так? Вы не сказали никому о пастанте. Что здесь такого запретного?
  - Не ваше дело! - Ненависть Вальтера закипела еще больше.
  - Как раз мое. Вы сказали, что мы не можем вернуться, сожгли никрид, а у самого был свой проводник. Честно ли это? Да вы лжец, самый настоящий.
  - Не несите ерунды! - Гремумусс быстрым шагом зашагла к Марку.
  - Знаете, Гремусс, - задом к двери, начал парень, - может я и не в праве так говорить, но я не боюсь вас, как трульты, поэтому осмелюсь заявить, что вы не достойны своего народа. - Вальтер резко остановился, услышав это. - Гремусс, да вы постоянно говорите о правилах и законах, хотя сами нарушаете их на каждом шагу. Я имею полное право сейчас снова пригласить Праведника и сообщить ему, что вы бессовестно вторглись в мой дом и перевернули там всё вверх дном. А ведь как сказал Праведник, на обыск положено письменное разрешение с его пера. Насколько я знаю, у вас его не было, а значит, вы совершили преступление. Хотите быть достойным своего народа, так будьте с ним честны.
  - Уходите вон! - На последнем пике терпения, крикнул Гремусс.
  - Вы трус. Боитесь признаться самому себе, что вы неправы. Поэтому срываетесь на других, скрывая свое настоящее лицо. Вы находите себе оправдание, а в других ищете пороки и недостатки, лишь бы не признавать свою неправоту. - Марк приоткрыл дверь, готовый покинуть гостиную. - Для вас гораздо привычней быть холодным, чтобы казаться великим. Но лично я не вижу ваше величие, для меня вы трусливая овца в шкуре волка. - С презрением сказал он, и, сделав шаг за порог, добавил, - Удачи в поисках пастанта.
   Парень совсем не сожалел о том, что сказал, и в этот раз у него не было желания вернуться и попросить прощения. А вот Гремусс долго не мог прийти в себя. Он несколько минут стоял, облокотившись лбом о дверь, борясь с внутренним холодом, которым его обдал этот смелый юноша. Гремусс хотел бы сейчас открыть глаза и понять - это всего лишь дурной сон, но осознавая, что всё происходит наяву, ему становилось еще больнее. Сейчас он чувствовал себя полностью втоптанным в грязь и униженным в самой ничтожной степени. Двадцать лет он правит этим городом, этим светлым народом и за все эти годы Гремусс ни разу не подумал о том, что он плохой правитель. Сколько себя помнит - он всегда всецело отдавался трультам, делал все ради их блага, ради их безопасности и счастливой жизни. А тут такое заявление, что он не достоин своего народа. Гремусс никогда не сдавался и по праву считал себя хорошим правителем. Он верил в преданность каждого трульта, но сейчас ему казалось, что весь народ вскоре устроит ему настоящую войну.
   С появлением Марка в этом городе всё словно перевернулось с ног на голову, и внутри Гремусса не на шутку разгорелась чуждая его характеру, зависть и ненависть. В такие моменты, когда Гремусс переживал за что-то, он слышал внутри себя быстрое волнующее биение маленького сердечка, которое давало понять, что ни при каких обстоятельствах он не должен отступать, что должен продвигаться вперед, не смотря на все трудности и непонимания, вырастающие на его пути, как кирпичная стена. Это молодое сердечко было единственным его счастьем в жизни, правда очень грустным и болезненным.
   В эту ночь Марк не мог уснуть. Его одолевали мысли по разным вопросам: почему Гремусс молчит о пастанте? Что его гложет? Почему Праведник не выяснил всё же, кто виноват и не продлил расследование по этому поводу? Все эти вопросы без ответа просто съедали Марка изнутри и он, чтобы отвлечься, снова взял книгу 'Реальных легенд и живых сказок' и вновь окунулся в рассказы о Зеркальных Королях.
  'Глава тридцать первая.
  О том, как Зеркальные Короли потеряли Зеркало Правды
   Земля Зеркальных Королей расположена не вертикально, не горизонтально, а зеркально, являясь отражением другой планеты. На их земле полным-полно зеркал: зеркало грусти, зеркало радости, зеркало ума, зеркало мира. Но самое главное, которое Короли хранили, это было Зеркало Правды. Глядя в него, они никогда не лгали и не ведали, что такое ложь. Но однажды на их планету обрушилось несчастье. Злые обитатели звездного пространства, напали на их землю и начали крушить всё вокруг. Они решили, что если на этой планете так много разных зеркал, то у них обязательно должны быть Зеркало Власти, которое поможет злым обитателям исполнить желаемое, лишь одним щелчком пальцев. Но у Зеркальных Королей такого зеркала не оказалось и тогда плохие обитатели стали крушить всё на их земле от гнева. Они разбили все зеркала и их осколки разбросались повсюду. Но всё было бы не так ужасно, если бы Зеркальные Короли смогли бы сохранить своё единственное Зеркало Правды, готовые раскрыть им все тайны мира и всю истину обо всем на свете. К сожалению, они не смогли уберечь его. Зеркало Правды разлетелось на множество кусочков и все Зеркальные Короли стали грустными, понурыми лжецами. Злые обитатели пространств, не найдя то, чего искали, покинули их планету. А сами Зеркальные Короли остались без своих зеркал и без правды, с которой жили всё это время...'
   Марк закончил читать рассказы о Зеркальных Королях. Его очень тронули все строки, прочитанные им. Если бы было еще продолжение о жизни Зеркальных королей, то Марк не задумываясь, прочел бы, но, к сожалению это было последняя и очень печальная глава.
   Последующие дни прошли в полной подготовке города к празднованию Дня Небесной Хвалы. Все вокруг суетились с раннего утра и до появления первой звездочки. Украшали флажками и фонариками городские улицы, стелили яркие дорожки, устанавливали столы и обустраивали место для танцев. Эти дни, Гремусс даже носа не высунул на улицу, не отслеживал работу трультов, не давал советов, как это было в прошлые годы. Пропажа пастанта - самой дорогой вещи, для него было настоящей трагедией. Он понимал, что волшебная бусина так и не будет найдена, потому что никто не знает ее истинного назначения. За три дня к Гремуссу никто не приходил, кроме приближенных трультов, которые приносили ему обед и ужин, словно весь город забыл про него.
  Марк с удовольствием помогал трультам в подготовке к празднику. Проходя мимо дома Гремусса, он всегда останавливался и смотрел на его каменные стены, словно гадая о том, стоит ли навестить хозяина или нет. Но потом всё же продолжал свой путь дальше, не сворачивая на заросшую тропу.
  До праздника оставалось два дня, а Правитель ни разу не вышел на связь с народом. Жители привыкли, что каждый год во время подготовки к торжеству, Гремусс целыми днями напролет разъезжает в своей, украшенной золотом, повозке, проверяя, контролируя и оценивая работу трультов. А сейчас этого не было и трульты не на шутку заволновались. То, что он жив и здоров, подтверждали его приближенные. Хотя они замечали, что Гремусс постоянно сидел к ним спиной и ни разу не оборачивался. Только одной Розалине Марк рассказал, что пастант, это не украшение книги, а проводник сквозь миры и попросил, чтобы она никому об этом не рассказывала. Она пообещала, что будет молчать, как рыба, но все же девушка очень переживала за поведение Гремусса.
   Лесогор, натыкаясь на Марка, постоянно твердил ему о том, что именно из-за него Гремусс заперся дома и не желает ни с кем говорить. Терзая себя угрызениями совести, Марк задавал себе вопрос: почему я должен чувствовать себя виноватым, ведь я ничего плохого не сделал? После этого, все внутри вроде успокаивалось, но потом снова начинался мысленный спор с самим собой.
  В городе стояла непрекращающаяся шумиха. Все твердили про Гремусса, искренне переживая за него. Лесогор растрезвонил всем, что во всем виноват Марк и теперь трульты смотрели на него с нескрываемым подозрением. За день до мероприятия, парень перехватил карлика и устроил ему настоящую взбучку.
  - Что ты делаешь, глупое создание? - Схватив Лесогора за грудки и подняв над землей, разгневался Марк.
  - Да как ты смеешь так со мной обращаться, тупоголовый баран?! - Махая кулаками, возмутился тот. - Немедленно поставь меня на землю!
  - Зачем ты настраиваешь всех против меня? Тебе ведь за это медальку не дадут.
  - А я и не медальку это делаю. Пусть все знают, что ты вор!
  - Я ничего не крал.
  - Нет, крал! Гремусс никогда не врет!
  - А никто и не говорит, что Гремусс врет. Он просто ошибся в своих догадках. - Пытался убедить смотрителя Марк.
  - Гремусс никогда не ошибается! - Стараясь вырваться из рук парня, кричал Лесогор.
  - Слушай меня, болтун. Если я, еще, хотя бы раз услышу, как ты клевещешь на меня, я навсегда заставлю тебя молчать.
  - Это я заставлю тебя молчать!
  - Очень сомневаюсь. - Усмехнулся Марк и резко отпустил карлика.
   Вечером того же дня, юноша пришел в Еловый лес, но он был не первым посетивший его в это время. Там уже находилась Розалина.
  - Теперь ты здесь сидишь? - Улыбнулся он, присаживаясь рядом. - Что-то случилось?
  - Нет. Просто немного устала.
  - Да уж, эта предпраздничная суета всех сводит с ума. - Закатил глаза Марк. - Что нового в садовом обществе?
  - Ничего. Я снова занималась капризными синеглазками. - Недовольно произнесла Розалина.
  - В этот раз они тоже рыдали? Или позволили себе укусить тебя за палец? - Засмеялся Марк.
  - Не то и не другое. Они закрылись и совсем не хотели раскрываться. На что-то обиделись, наверное.
  - Ты забыла их полить?
  - Нет, не забыла. Я не знаю, чего им не хватало сегодня, но они вели себя отвратительно. - Состроив страдальческое лицо, простонала Розалина.
  - Забавно. Какие-то цветы доводят до истерики сильную человеческую натуру. - Усмехнулся Марк, заслышав собственный бред.
  - Трульты мне рассказали легенду о синеглазке. Жуткая и печальная история.
  - Что же там за легенда такая?
  - По легенде синеглазка когда-то была очень красивой девушкой. У нее был любимый человек, который отправился в странствия. Несколько лет от него не было вестей, а Синеглазка тем временем медленно умирала от тоски по любимому. И когда она больше не могла выдерживать муки ожидания, то пошла к ведьме, чтобы та усыпила ее и Синеглазка смогла скоротать время ожидания. Ведьма согласилась выполнить ее просьбу, только совсем не так, как представляла себе Синеглазка. Ведьма забрала ее молодость и красоту себе, а ее превратила в цветок, чтобы синеглазка не смогла помешать ведьминому плану очаровать ее любимого. И когда жених Синеглазки наконец-то вернулся из долгого путешествия, то беспамятно влюбился в ту самую ведьму и подарил ей цветок, который рос в камнях. Это была Синеглазка. Будучи растением, она не перестала чувствовать по-человечески. Синеглазку переполняла жажда мести, и желание расправится с этой старухой, которая превратилась в красивую девушку. Яд синеглазки убил ведьму, но чары так и не развеялись, и синеглазка навеки осталась цветком.
  - Грустная история. - Марк тоже почувствовал холодок, пробежавший по его спине. - Получается, что синеглазка ядовитое растение?
  - Нет. Хотя оно иногда плюется. Но если бы это был яд, то вряд ли бы я сейчас с тобой разговаривала. - Она забавно засмеялась.
  - Знаешь, если посмотреть на твое поле, усаженное этими синеглазками, можно подумать, сколько несчастных девушек пострадало.
  - Это всего лишь легенда. - Она слегка ткнула его кулачком в плечо.
  - Ну, может быть это реальная легенда?
  - То есть?
  - Ночью я закончил читать рассказы о Зеркальных Королях. Некоторые верят в их существование.
  - Что еще за Зеркальные Короли?
  - Несчастные существа, которые когда-то боролись за свое место под солнцем, хотели лучшей жизни для себя и для ближнего своего. Сражались все вместе за справедливость. Иногда, конечно, получали шишки, но из этого они извлекали особый урок. И больше не наступали на те же грабли. Их враги разбили Зеркало Правды и поэтому Зеркальные Короли больше не воспринимают действительность такой, какая она есть.
  - Грустно. И ты тоже веришь, что эти самые короли живут на самом деле?
  - Может быть, это покажется глупым, но да. Я верю.
   Розалина понимающе улыбнулась. Ведь сейчас, когда они сами живут не в человеческом мире, а в мире древних существ, имеющих сходство с человеком лишь по внешним данным, трудно не поверить в чудеса и сказку.
   Они еще долго сидели в Еловом лесу, встречая закат и болтая на разные темы, а после, немного прогулявшись, разошлись по своим домам.
  
  Глава 8
  День Небесной Хвалы
  
  Хвалим небо, землю хвалим,
  День сегодняшний мы славим,
  Наша добрая земля
  Нам раскрыла рукава!
  За дары твои спасибо,
  Только в этом наша сила.
  Только в этом наша слабость,
  Наша гордость, наша радость!
  Небо светит и сияет,
  Землю нашу озаряет.
  Любит нас и согревает,
  Бережет, не забывает!
  Солнца луч и яркий свет,
  Укрывает нас от бед!
   Это звучало со всех сторон. Вот и наступил долгожданный праздник - День Небесной Хвалы. Трульты, отбросив все свои дела, в буквальном смысле, заполонили улицы, двигаясь в зажигательном танце. Еще никто не надел тематические костюмы, все только встречали этот незабываемый день.
  Марк так не хотел просыпаться, но громкая музыка, заставила его соскочить с постели и уже с утра ворчать, как старый дед.
  - Эгоисты...5 утра! - Возмущенно воскликнул он и снова рухнул в постель. Не успел он удобней расположиться, как в дверь начали тарабанить. - Началось... Кого там? - Он лениво направился к двери, но и без его помощи она распахнулась, и в нее вошли несколько трультов.
  - С постели кто не хочет встать, того мы будем щекотать! - Хором прокричали три трульта и набросились на Марка, щекоча и щипая его.
  - Вили, Кноппи, прекратите! Эй, Лиа, мы так не договаривались. - Заливаясь громким смехом от щекотки, возмутился Марк. - Меня не предупреждали! Ну, всё, всё, теперь я точно проснулся! - Обороняясь подушкой, произнес он. Трульты тут же перестали доводить его до синдрома истерического смеха. - У вас что, всегда в такую рань начинается праздник?
  - Он еще не начался. Самое интересное происходит после полудня. - Пояснил Вили - невысокий трульт с каштановыми взъерошенными волосами. Его черты лица могли бы заворожить любого человека своей необычностью, идеальной пропорциональностью и сказочной красотой. Большие выразительные глаза ярко-бирюзового цвета, маленький аккуратный нос, здоровый румянец на щеках и заливистый смех, который заставлял невольно улыбаться. Несомненно, Вили самый красивый трульт в городе. Он словно кукла, сошедшая с магазинного прилавка, и сотворенная руками влюбленного кукольного мастера. Вили двадцать пять лет, но выглядит он намного моложе. Он относится к обществу стражников, но сам он не один из них. Вили изготавливает доспехи и оружия для городской стражи, а так же всяческие приборы для их работы. - Надеюсь, ты уже знаешь, что оденешь на торжество?
  - Вообще-то я даже не думал об этом.
  - Тогда самое время подумать, иначе ты будешь заметно отличаться от нас.
  - Да я и так от вас отличаюсь. - Довольно ответил Марк.
  - Не правда.- Покачала головой Лиа. - У тебя две ноги, две руки, голова, так же как и у нас. Посмотри, мы вон какие одинаковые. - Она прижалась плечом к Марку, чтобы остальные могли их сравнить. Лиа - низкорослая девчушка. Ей так же, как и Вили двадцать пять лет, но больше семнадцати ей не дашь. Именно в этом возрасте она нашла свое назначение и стала швеей. Ее огненно-рыжие волосы были собраны в шишку, а ровная челка касалась бровей.
  - Внешне мы, конечно похожи, но вы более сумасшедшие, чем я. - Крутя пальцем у виска, пошутил Марк.
  - А, правда, что ты украл важную вещь у Гремусса? - Поинтересовался Кноппи. Внешне он выглядел довольно забавно. Круглый живот, на котором руки не смыкались, лохматые черные волосы, густые усы и коротенькие ножки. Кноппи - один из поваров, и Марк виделся с ним каждый день в пекарном доме. Ему пятьдесят пять, но назначение он нашел в тридцать пять, поэтому и выглядел на этот возраст.
  - Конечно не правда! - Заступилась Лиа. - Ты посмотри на него, разве такой, как он способен что-то украсть?
  - А что в нем такого необычного? - Продолжил Кноппи.
  - Да он же безобидный, не видишь что ли? - С возмущением продолжила девушка.
  - Люди не бывают безобидными! - Оспорил ее версию 'плюшка с глазами'.
  - Так вот тебе наглядный пример! - Девушка ткнула пальцем в Марка. Между Лией и пузатым Кноппи разгорелась настоящая дискуссия. Вили махнул рукой, и вышел за дверь. Эти двое так спорили, что не заметили, как Марк технично выпроводил их за порог и закрыл дверь на защелку.
  На улицах не прекращалось веселое шествие под музыкальное сопровождение барабанов, скрипки, флейты и волынки. Живой оркестр играл так громко и пронзительно веселые танцевальные композиции, что каждый трульт, выходя из дома, присоединялся к нему. И с каждой минутой этот музыкальный караван превращался в настоящее праздничное шествие. Возможно, Марк бы тоже непременно присоединился к ним, если бы этот пузатый не напомнил ему про украденный пастант и Гремусса, скрытого в своих четырех стенах огромной гостиной, как затворник. Но больше всего юношу интересовали отношения, царящие между Праведником и правителем. Ему казалось, раз он Праведник, так должен всё делать правильно, следуя указаниям Свода законов. Но он почему-то пытается избежать наказания за преступления, находит причины не делать этого. Так же Марку показалось довольно таки подозрительным поведение Праведника на Закрытом Совете. Там даже вдумываться не нужно было, и так всё понятно - судья подавлял власть главного трульта и будто понимал, что Гремусс лжет, говоря о пастанте, но при этом Праведник первоклассно играл, делая вид, что верит ему.
  Непрекращающийся веселый шум на улице развеял его думы, и он, встав с постели, оделся и вышел на улицу, которая сияла разнообразием разноцветных огоньков и красок. Уже все трульты оставили свои дома, выйдя под теплые лучи солнышка и в многоголосие начали читать благодарные стихи во имя Неба и Земли. Все были нарядные, яркие, на головах у многих были надеты веночки из разных цветов. Впереди их ждал костюмированный праздник и хоровод после традиционной речи Гремусса. Марк слился с этой толпой, задорно улыбаясь и хлопая в ладоши, повторяя все движения за трультами. Веселая вереница должна была пройти все улицы и закоулки, собирая поочередно за собой немногочисленных жителей этого прекрасного и сказочного городка. Вот и Эва подключилась к ним и на одного трульта в веселом 'паровозике' стало больше. Девочка была одета в розовое платье на широких бретельках и белых сандалиях, на голове так же был веночек из ромашек. Заметив в толпе Марка, она засияла от радости.
  - Здорово, что ты здесь! - Воскликнула она.
  - А где же мне еще быть?!
  - Я думала, ты не поддержишь это утреннее шествие.
  - Плохого ты обо мне мнения. - Марк игриво дернул ее волосы, а Эва в ответ ущипнула его за бок. Они продолжили танцевать. Проходя по Лиловой посадке, трульты повели за собой еще несколько десятков народа, среди которых была Розалина. Улыбка Марка стала еще шире, он теперь радовался каждый раз, когда видел ее, потому что убеждался, что с ней все в порядке. Розалина была одета в то самое платье, которое ей подарила Эва в тот день, когда Праведник огласил о том, что люди теперь часть города трультов. Но сейчас она выглядела в этом одеянии еще красивее, чем тогда. Девушка пробралась сквозь толпу, обняла Марка, радуясь тому, что он всё-таки пошел на праздник, а потом эта толпа так же задорно продолжила путь, спускаясь вниз от Лиловой посадки к Белому Округу, к месту, полностью покрытому снежно-белыми цветами и деревьями. Оно было похоже на снежное королевство, только не ледяное, а цветочное. В воздухе парил белый пух, и резало глаза от яркого света. Именно на Белом Округе находился дом Праведника, напоминавший по форме конус с многочисленным количеством окон и средневековой резьбой. Кроме его дома стояли еще несколько, но значительно меньше по сравнению с его хоромами. В них тоже жили трульты, приближенные к Праведнику. Они выполняли его просьбы и были его гонцами. Проходящая толпа ликующих и восхваляющих этот день, не уставала играть и танцевать. С Белого Округа они собрали еще около десяти трультов. Из дома так же вышел Праведник и с огромным удовольствием смотрел на все происходящее, в его глазах виднелась полное удовлетворение и восхищение.
  - А Праведник с нами не пойдет? - Спросил Марк у Эвы.
  - Не положено. Они с Гремуссом появятся на Главной площади с речью после полудня. - Ответила девочка, продолжая скакать в такт живой музыке. Марк поймал на себе взгляд Праведника, который глядя на него, довольно улыбался.
  - Я догоню вас. - Сказал Марк Розалине и выбрался из толпы, подойдя к судье.
  - Здравствуйте. - Вежливо поприветствовал он судью.
  - Доброе утро. Вижу, вы в хорошем расположении духа? - Похлопав по плечу парня, отозвался тот.
  - Да, наконец-то. - Широко улыбнулся Марк.
  - Ну так чего вы отстали от празднующих? У вас ко мне что-то важное?
  - Я просто хотел узнать, не навещали ли вы Гремусса?
  - О, друг мой, - Праведник положил свою руку на его плечо и зашагал вперед, прогуливаясь по белоснежному Округу, - вижу, мысли о нем не дают вам покоя?
  - Так и есть. Я постоянно думаю о том, что с ним случилось.
  - А разве с ним что-то случилось? - Изумленно глядя на Марка, спросил галантный мужчина. - Насколько мне известно, он просто-напросто решил поставить барьер между собой и внешним миром. Гремусс и так редко выходил на улицу. Только при крайней необходимости он мог заставить себя сделать шаг из дома. Думаю, что сейчас для него настало то время, когда нет надобности выходить даже в такие праздничные дни.
  - Но ведь на то есть какая-то причина, разве не так? - Марк остановился и посмотрел в голубые глаза Праведника.
  - Если вы постоянно думаете о нем, значит имеете хоть какие-то предположения, почему он себя так ведет. - Это прозвучало не как вопрос, а как утверждение. - Мне лично ничего не известно. Что же от меня вы хотели услышать?
  - Даже не знаю. - Пожал плечами парень. - Мне просто важно найти хоть какое-то утешение.
  - Вы так сильно волнуетесь за Гремусса? - Округлил глаза Праведник. - Можете дышать спокойно, он жив и не хандрит. Вы думаете о нем, потому что чувствуете себя виноватым?
  - В точку.
  - Вам есть, за что себя винить? - Еще с большим изумлением спросил Праведник.
  - Наверное, есть.
  - Хотите рассказать мне об этом?
  - Может быть. - Марк поднял свой беглый взгляд. - Но только не сейчас.
  - Как скажете. Но если вас что-то мучает, то я могу вас пригласить выпить чашечку чая и поговорить на эту тему. Надеюсь, это не очень серьезно?
  - Эм... - Марк немного подумал, - думаю, нет. Это может подождать до более подходящего момента.
  - Вы хотели спросить у меня только про Гремусса?
  - Пожалуй, да.
  - Что ж, - Праведник, развернулся и медленно направился в сторону своего дома, - я его не навещал, потому что не вижу в этом смысла. Гремусс волен делать то, что хочет. Если бы он желал увидеться со мной или еще с кем-то, то непременно сообщил бы об этом. Но он посчитал нужным побыть наедине с собой и это его право.
  - Но ведь раньше такого не было, правда? - Шагая следом за Праведником, спросил Марк.
  - Чего именно?
  - Ну... такого поведения. Насколько мне известно, Гремусс раньше участвовал в подготовке к празднованию Дня Небесной Хвалы, а в этот раз, сами видите. Быть может, стоит уделить ему немножечко внимания?
  - Мне кажется, или вы намекаете на то, чтобы я постарался исправить ситуацию? - С прищуром спросил Праведник.
  - Я сам бы хотел поговорить с ним. Но все наши встречи заканчиваются полным раздором. Мне не хотелось бы снова всё испортить. - Марк оттягивал карманы своих джинсов, чувствуя себя в неловком положении.
  - И о чем же я должен поговорить с Гремуссом?
  - Да, вы правы. - Вздохнул Марк. - Это глупо, из-за моей нерешительности, просить вас исправить мои же ошибки.
  - Что за ошибки? - Праведник остановился.
  - Да это всё я. Это состояние Гремусса и его поведение. Всё из-за меня.
  - Не думаю, что только из-за вас. - Перебил его Праведник. Марк удивленно посмотрел на него.
  - Вам что-то известно?
  - Совсем малость. Например то, что вы чего-то не договорили на Закрытом Совете.
  Сердце Марка забилось сильнее от волнения.
  - Почему вы так решили?
  - На Закрытом Совете были отчетливо заметны ваши переглядывания с Гремуссом, будто вы бессловесно договариваясь, обменивались мыслями.
  В висках у Марка снова застучало от нахлынувшего на него прежнего страха.
  - Нет, всё не так было. - Начал оправдываться он.
  - Перестаньте быть 'непромокаемым плащом' для Гремусса, он всё равно не оценит это. Ведь на самом деле из его дома ничего не пропало, верно?
  - Откуда такие доводы? - Марк совсем не был готов к такому разговору.
  - Потому что на Совете вы оба за один миг нашли что ответить, а в глазах была полнейшая растерянность. Ведь в тот момент вы были абсолютно правы. Так зачем же нашли оправдание для Гремусса, солгав не только мне, но и всем присутствующим на Совете?
  - Нет, Праведник, я вовсе не пытался защищать его. - Щеки Марка вспыхнули. - А то, что мы смотрели друг на друга, это вовсе не значит, что это были переговоры.
  - Не думаете ли вы, что всё это было задумано специально?
  Марк напрягся.
  - В каком смысле?
  - Не промелькнула ли у вас мысль, что Гремусс просто хотел вас подставить? Устроил это представление с кражей нарочно?
  О чем только он ни думал, но эта версия ни разу не приходила в голову.
  - Но зачем ему так делать?
  - Чтобы оттолкнуть от вас трультов. Гремуссу не очень-то нравится, что они так близко с вами общаются.
  - Но ведь он собрал Закрытый Совет, чтобы об этом знал маленький круг. - Напомнил Марк. - Если бы он хотел оттолкнуть от меня трультов, то сообщил бы об этом на весь город, разве не так?
  Праведник отрицательно покачал головой.
  - Закрытые Советы существуют теоретически. Они прописаны в Уставе, но никогда еще не использовались на практике. Это был первый случай, когда Гремусс использовал такой вид Совета. Вы снова нашли ему оправдание, сказав, что он собрал малый круг трультов, чтобы не оповещать об этом всем и каждому. Но я допускаю и другую версию. - Праведник задумчиво поднял глаза в небо и, не опуская взгляда, продолжил. - Поскольку это очень серьезное обвинение, он не стал бы брать на себя такую ответственность объявлять об этом во всеуслышание на Городском Совете. И именно по той простой причине пригласил только некоторых из нас. Гремусс надеялся, что раз вы в списке подозреваемых и к тому же вы человек, я тут же закрою вас в карцере в качестве тяжелого наказания. Но я ведь не могу сделать этого, так как у меня нет доказательств, что это сделали именно вы. Гремусс был весьма подавлен и когда я попросил его показать книгу, с которой было похищено украшение, он сильно разволновался. Но вы снова пришли ему на помощь.
  - Нет, я не имею к этому никакого отношения. - Быстро пророкотал Марк. - Я нашел ее под подушкой на диване, вы же сами видели.
  - В том то и странность, что именно вы отозвались нам помочь искать и именно вы нашли эту заветную книгу. По-моему это до невозможности подозрительно. - Усмехнулся Праведник, встряхнув головой.
  - Нет, я уверен, что Гремусс не сделал бы что-то нарочно. Пусть он меня ненавидит, но так бы он точно не поступил. К тому же, если бы все это было задумано нарочно, он просто сразу собрал бы Закрытый Совет, а не стал врываться ко мне в дом и искать пастант. - Но вдруг парень резко побледнел, и всю кожу закололо иголками: он понял что проболтался. От испуга он застыл, широко распахнув глаза. Левая бровь Праведника медленно приподнялась, затем приподнялась правая.
  - Почему вы умолчали об этом? - Строго спросил он. Растерянный юноша почувствовал, как по лицу стекает капелька горячего пота, и дыхание становится прерывистым.
  - Я...я не посчитал это важным...
  - Это важно! - Тут же ответил судья и сдвинул брови к переносице. - Он не имел права обыскивать ваш дом.
  - Но я совсем не злюсь...
  - Дело не в том, что вы злитесь или нет. Это преступление!
  - Праведник, пожалуйста, не говорите ему...
  - Я не выдам вас, если вы об этом. Но все, что он сделал до жути недозволительно. - Праведник был очень сердит и грозный вид совершенно не шел его доброму старческому лицу. - Меня интересует вот что: почему вы так сильно волнуетесь за него? Ведь, казалось бы, между вами взаимная неприязнь.
   Марк поднял взгляд на Праведника и задумчиво застыл.
  - Я бы не хотел, чтобы из-за меня кто-то пострадал.
  - В этом городе никто не пострадает по вашей вине. Я взял всю ответственность за ваши поступки на себя, так что я не позволю вам свернуть не туда. Если вы считаете, что всё началось после того, как вы появились здесь, то вы глубоко заблуждаетесь. Всё началось еще задолго до вашего визита. Думаете, вы единственный кто пытается помочь Гремуссу и борется с его хладнокровием? - Праведник коснулся его макушки. - Дорогой мой мальчик, мы живем с этим уже несколько лет и взяли себе за правило считать таковое поведение его привычным образом жизни. Поэтому можете быть уверены, что такое состояние Гремусса никак не связано с вами. Конечно, он враждебно относится к людям, но мы все так к ним относимся, просто у Гремусса на то больше причин.
  - Он слишком одинок. - С сожалением произнес парень. - Мне казалось, что в таком городе, где царит добро и мир не должно быть таких закрытых душ.
  - Гремусс сам хочет быть таким и как бы вы, или кто-то еще, ни старались это исправить - всё бесполезно. Так что не тратьте время зря, а наслаждайтесь прекрасными моментами своей жизни. - Праведник опять поменялся в лице и надвинул брови к переносице. - Но как он посмел ворваться в чужой дом?!
   Марка всего заколотило, и он возненавидел свой поганый язык. Он проклинал себя за то, что вообще решил подойди к Праведнику. Парень боялся даже пошевелиться. Судья нервно зашагал по белоснежной земле.
  - То, что он правитель нашего города не дает ему права творить, что вздумается и при этом оставаться безнаказанным. - Возмущался он.
  - Пожалуйста, не выносите ему приговор! - Взмолился юноша.
  - Это не вам решать! - Резкий голос Праведника заставил Марка отпрянуть назад. - Не вам решать. - Более спокойно повторил он, и его лицо налилось багровой краской. - А сейчас идите и празднуйте. Сегодня никто не должен пребывать в дурном расположении духа.
  Марк, шаркая ногами, пошел по дороге, ведущей из Белого Округа в Лиловую посадку. Меньше всего он хотел попасться кому-то на глаза, поэтому удостоверившись в том, что поблизости нет трультов, он замедлил шаг и полностью отдался своим мыслям. Теперь он считал себя вдвойне виноватым, ведь за его болтливый язык могут наказать самого главного и почитаемого трульта города. Неподалеку слышалась музыка и веселые песни, но Марку совсем не хотелось присоединяться к толпе. Он прошел Лиловую посадку, спустился вниз по крутой тропинке, отодвинул 'зеленый занавес' и окунулся в его прекрасный отдаленный уголок под названием Сиреневый материк. Марк сел на берег, покрытый золотым песком, и устремил взгляд на спокойное озеро, по которому плыли сияющие кувшинки и яркие разноцветные растения. Он перекручивал в голове разговор с Праведником и понял, что недооценивал его, ведь, как оказалось, его не так-то просто провести, потому что он слишком умен. Парень боялся, что уже никогда не сможет посмотреть в глаза Гремуссу, что тот его никогда не простит за его длинный язык. Праведник спрашивал, почему Марк так защищает Гремусса, но у парня не было ответа на этот вопрос, потому что он не думал об этом и даже не придавал этому значения. Парень считал себя настоящим предателем, ведь Гремусс не выдавал его. Марка посетила мысль о том, что на самом деле Гремусс не так уж и холоден, каким себя выдает, что у него есть чувство сожаления и понимания. Парень был абсолютно уверен в том, что правитель действительно потерял пастант. Марк даже боялся представить, что теперь ожидает Гремусса за незаконное вторжение в стены его дома.
   Толпа празднующих ушла в самый конец города, где высокие башни часовни доставали до небес. Здесь должна была быть остановка, чтобы часть трультов продемонстрировали традиционные фокусы и акробатические трюки на ходулях и одноколесных велосипедах. Розалина никогда не видела что-то подобное, за все свои годы она ни разу не была в цирке, поэтому восхищенно смотрела на поразительное коллективное выступление трультов. Но через несколько минут она изучила всю толпу празднующих и наклонившись к Эве, спросила:
  - Ты не видела Марка? Что-то уж больно долго он беседует с Праведником.
  - Не волнуйся. Скорее всего, они чаевничают. Уж кто-кто, а Праведник очень любит пить чай в хорошей компании.- Не отрывая взгляда, от представления произнесла девочка.
   Розалина не посчитала это таковым уж весомым утешением. И всё равно решила выбраться из толпы и пойти по широкой дороге навстречу Марку. Она целенаправленно шла в сторону дома Праведника в Белый Округ. Город трультов отличается от остальных городов тем, что все улицы расположены параллельно друг другу. Это город бесконечных перекрестков и ярких цветов, поэтому заблудиться там было невозможно. Завидев Розалину, сотни разноцветных бутончиков радостно завопили, стараясь обратить ее внимание на себя. Она лишь мимолетно улыбнулась им и ускорила шаг. Цветы издали пронзительный визг, выражая свое недовольство. С тех пор, как Розалина стала трудиться в садовом обществе, цветы просто обожали ее, ну, за исключением синеглазок. Они почему-то постоянно пытались навредить ей: то за палец укусят, то в лицо плюнут, то завизжат как сирены, заливаясь крупными слезами. Огромные деревья, растущие вдоль дорог, покачивались в такт ее шагов, словно она издавала особую звуковую вибрацию, которую слышали только они. Казалось, что в этом городе всё живое ее любит и восхищается ею, потому что все растения непременно радостно реагировали на ее появление. Розалина не спеша шагала по дороге, устеленной красными, зелеными и серебристыми коврами. Эти улицы были пусты, так как все жители находились на площади с высокой часовней. Она прошла мимо заросшего растительностью, закоулка, в глубине которого находился дом Гремусса. Розалина машинально посмотрела в ту сторону, то ли для того, чтобы случайно увидеть наконец-то выходящего из дома Вальтера, то ли просто убедиться в том, что ничего дурного не произошло, а затем продолжила путь дальше. Пройдя несколько метров, она наткнулась на Праведника, который, прогуливаясь, шел ей навстречу.
  - Почему вы не на празднике? - Поинтересовался он.
  - Я ищу Марка. Он ведь был с вами.
  - Был. Но около получаса назад ушел. А что, его нет на площади с часами?
  - Я его там не видела. - Розалина заволновалась. - Между вами ничего плохого не произошло?
  - Например? - Удивленно вопросил судья.
  - Надеюсь, вы не разругались?
  - Да что вы, милая?! - Праведник рассмеялся. - У нас с Марком совсем нет повода ругаться! Я сам крайне удивлен, что его нет на празднике, ведь он был в таком прекрасном настроении.
  - Да, это очень странно.
  - Как это прекрасно, что вы друг за друга волнуетесь. Вероятно, вас ждет большое и светлое будущее.
  - Спасибо, что вы так считаете. Я пойду, посмотрю, быть может, он у себя дома.
  - Да, конечно, идите. Как найдете Марка, то скорее возвращайтесь на площадь с часами, там будет незабываемый праздник. - Праведник наклонился к ней и игриво шепнул. - Будут угощать леденцами, мармеладками и полезной лакрицей.
  - О, люблю сладкое. - Быстро ответила Розалина и потихоньку двинулась вперед. - Еще увидимся.
  - Несомненно. Всего доброго! - Праведник постоял несколько секунд, провожая Розалину взглядом. Девушка чувствовала на себе его взгляд, но продолжила идти вперед. Через пару минут она всё-таки оглянулась. Судья так же неспешно продолжал свой путь по направлению к Часовне. Розалина задумчиво смотрела ему в спину, и он словно это почувствовав, резко остановился. Девушка испугалась и, развернувшись, быстро продолжила путь. Она свернула в Ромашковый проулок и остановилась, осторожно выглядывая из-за угла. Праведник прибавил шаг и свернул на поросшую растительностью тропу, где находился одинокий, такой же, как и его хозяин, дом Гремусса. Розалина огляделась вокруг и, убедившись, что никого нет, она бесшумно вынырнула из-за угла и торопливо пошла утолять свое беспокойное любопытство. Несколько дней Праведник не навещал Гремусса, а сейчас решил к нему зайти. С чего бы это? Розалина никогда не была любознательной, но в этот раз она мчалась, переходя с быстрого шага на бег, в дом Гремусса, чтобы не упустить самое главное. Она оставила поиски Марка на потом, посчитав, что если ей удастся подслушать беседу Праведника с Гремуссом, то она извлечет для себя и парня особо важную информацию, которая может пригодиться. Проскользнув на заросшую дорожку и убедившись в том, что Праведник уже вошел в дом, Розалина прокралась к его дверям и тихонько ступила за порог. Большой холл был пуст - судья уже поднялся на лифте в гостиную, и Розалина тоже поспешила совершить это действие. Лифт распахнулся, и девушка еще несколько секунд постояла там, чтобы убедиться, что в холле на втором этаже никого нет. Затем она быстро выскочила и подкралась к огромным дверям гостиной Гремусса.
  - ...они волнуются за тебя, Вальтер, а ты пренебрегаешь их тревогой и заботой о тебе. Ты даже не посмотрел, какую красоту трульты сотворили для празднования. Не кажется ли тебе, что пора, наконец, выйти из темноты и почтить трультов своим появлением?
  - Для чего мне выходить?
  - Вальтер, ну что за глупый вопрос? Каждый год ты по традиции выходишь в этот день со своей вдохновляющей речью, и только после этого у трультов начинается полноценный праздник. Ты не имеешь права нарушать традиции, иначе ты всё испортишь.
  - Не волнуйся, Амадеус. Я выйду.
  - Ну и прекрасно. Трульты буду рады снова видеть тебя.
  - Это будет наша последняя с ними встреча.
  В гостиной стало тихо, и Розалина затаила дыхание, чтобы не выдать себя.
  - Что ты задумал? - Голос Праведника задрожал. - Ты же не собираешься... Вальтер, перестань.
  - Это мое решение, Амадеус. Я больше не хочу править городом трультов. Мне пора уходить.
  Послышались быстрые шаги - Праведник подошел к Гремуссу, стиснув ладонями его плечи.
  - Ты не можешь так поступить с трультами, Вальтер. Что тебя так срубило? Твой слабый характер? Глупец! - Судья перешел на грубый тон. - Алистер целых сто девятнадцать лет был Гремуссом. Ему было сто семьдесят! Вот кто действительно имел право уйти на упокой. Ты же правишь городом всего двадцать лет и уже готов сдаться? Вальтер, вспомни, как ты радовался, когда узнал, что пост Гремусса займешь ты, что трульты выбрали именно тебя. Неужели ты хочешь предать свой народ, оставив город без правителя?!
  - У нас уже есть новый Гремусс. - Его голос был сдавленный, словно у него болело горло.
  - Неужели? Ты нашел трульта, достойного занять твой пост?
  - Нет, Амадеус. Я нашел человека, способного 'перетянуть одеяло на себя'.
  Снова тишина и задумчивые шаги.
  - Вальтер, не делай парня виноватым в своих бедах. - Спокойно продолжил Праведник. - Марк ничего плохого не сделал. Ты не можешь обвинять его в том, чего он не совершал. Кстати, ты так и не нашел пастант?
  - Нет.
  - Вальтер, давай на чистоту. Эта вещь действительно существовала?
  - Да.
  - Почему же я никогда не видел это столь дорогое украшение?
  - Ты в чем-то меня подозреваешь? - На удивление голос Гремусса снова стал ровным.
  - А разве есть на то причины?
  Молчание.
  - Я очень хорошо знаю тебя, Вальтер. Угрызениями совести ты никогда не страдал, за исключением одного очень печального случая. Но если вдруг сейчас тебя что-то мучает, то ты можешь рассказать мне обо всех своих тайнах.
  - А ты, Амадеус, так жаждешь найти повод, чтобы покарать меня?
  - Я ищу не повод, а удобный момент. И не для твоей кары, а для твоего покаяния. Ты можешь мне всё рассказать не как Праведнику, а как своему товарищу.
  Снова молчание. Через мгновенную паузу:
  - Мне нечего рассказывать.
  - Ну хорошо. Тогда мы ждем тебя в полдень на Главной площади. Надеюсь, ты не совершишь глупостей.
  - Амадеус, скажи мне... Какой я правитель?
  Послышались шаги - Праведник прогуливался по комнате.
  - За двадцать лет своего правления ты ни разу не задавал мне такой вопрос. Ты всегда знал, что ты прекрасно управляешь городом, и это было твоим главным назначением. А сейчас ты вдруг сомневаешься в себе? Тебе кто-то дал повод задуматься над этим?
  - Нет.
  - Тогда в чем дело? Ты никогда в жизни не вел себя хуже, чем сейчас. Тебя больно ранили в сердце? Всё-таки обманным путем проникли в твою душу или же ты сам под гипнозом распахнул ее?
  - Никто не вмешивался. Нет никакой боли. - Хотя в голосе Гремусс отчетливо слышалось страдание.
  - Вальтер, ты ведь знаешь, трульты тебя очень уважают и утверждают, что лучшего Гремусса они и пожелать не могли. Ты хочешь узнать, всё ли ты правильно делаешь? Конечно же, всё. За исключением некоторых нюансов, о которых ты умалчиваешь. Дело твое, но всё же с правдой жить легче.
  - О какой правде ты говоришь? - Протяжно спросил Гремусс.
  - О той, которую ты скрываешь. И тебе в этом помогает Марк. Знаешь, Вальтер, я никак не могу понять невидимую связь между вами. Вроде, вы терпеть друг друга не можете, а в то же время помогаете друг другу.
  - Это полнейший бред, Амадеус.
  - Ты просто не замечаешь, так же как и Марк. Между вами гораздо больше тайн, чем я могу себе представить.
  - Скоро у тебя не будет повода так думать о нас.
  - Перестань. - Тут же перебил его Праведник. - Ты всю неделю не выходишь из дома. Надеешься, что трульты, наконец, поймут, что могут справляться и без тебя? Нет, дружок, так просто ты не уйдешь. Быть Гремуссом - твое назначение. И пусть это длится еще как минимум лет сто.
  - Амадеус, - голос прозвучал настолько резко, что Розалина подпрыгнула от неожиданности на месте, - я и так в последнее время иду у тебя на поводу. Я всё делаю, следуя твоим советам, но сейчас, дай же я сам выберу что для меня лучше.
  - Что для тебя лучше? Для тебя? Да ты жуткий эгоист! - По ту сторону двери разгорелся настоящий спор. - Быть может, простившись с трультами и своей высокой должностью, ты сделаешь лучше для себя, но что случится с ними? Как они смогут принять такое неожиданное заявление? И чем ты его аргументируешь? Прощаться со своим назначением только из-за того, что трульты приняли Марка в свои ряды - до невозможности глупо. Ты что, в самом деле, подумал, что из-за этого бедного мальчика ты потерял свою значимость, что твой статус понизился, и ты стал обделен вниманием собственного народа? Мальчик просто пытается стать своим среди нас, вот и всё, а ты его в соперники записал. Вальтер, Марк не виноват, в том, что случилось десять лет назад и это вовсе не повод относится к нему, как к самому главному врагу. И если даже он тебе грубит или спорит с тобой, то это всего лишь самозащита. Он обороняется точно так же, как и ты и в этом ваша схожесть.
  - Прости, Амадеус, но сейчас я твердо уверен в принятии своего решения. Сегодня я объявлю им, что покидаю пост Гремусса.
  Розалина охнула от ужаса и прислонила ладони к губам.
  - Делай, как знаешь, Вальтер. Но после этого безумного поступка на меня можешь не рассчитывать. У меня больше не будет желания разговаривать с тобой. Прощай.
   Розалина быстро спряталась за огромную ширму. Как только Праведник вошел в лифт и поехал вниз, она немного погодя тоже поспешила покинуть стены этого уютного дома, по-прежнему оставаясь незамеченной.
  Совсем забыв про праздник, она стремительно шла вдоль украшенных дорог с целью отыскать Марка и сообщить ему важную новость. Долго ей идти не пришлось - Марк шел ей навстречу. Розалина тут же ринулась к нему. Ее напуганный вид сразу насторожил парня.
  - Розалина, почему ты не на празднике? Что-то случилось?
  - Марк, мне нужно тебе кое-что рассказать, но не здесь. - Она взяла его за руку. - Я не хочу, чтобы это кто-то услышал.
  - Хорошо, идем. - Они направились в сторону его дома. Удобно расположившись на мягком диване, Розалина тут же начала:
  - Марк, я подслушала разговор Праведника и Гремусса.
  Парня бросило в жар. Случилось то, чего он больше всего опасался.
  - О чем говорил Праведник?
  - Неважно, что говорил Праведник, важно то, что заявил Гремусс!
  Марк насторожился еще больше. Очевидный вопрос вертелся в его голове, но он всё оттягивал момент задать его. Тогда Розалина сама дала ответ.
  - Он хочет оставить свой пост!
  - Что?! - Опешил парень.
  - Вальтер решил отказаться от должности Гремусса.
  Глаза Марка стали большими от ужаса.
  - Сегодня он объявит всем трультам об этом.- Тихо продолжила Розалина, словно боясь, что их могут услышать и узнать об этом раньше времени. Марк устало протер руками лицо.
  - Это всё из-за меня.
  - Праведник так не думает. - Девушка поспешила его успокоить, зная о том, как близко он все принимает к сердцу. - Он встал в твою защиту. Говорил, что ты всего лишь хочешь стать своим в городе трультов, а Гремусс просто боится потерять значимое место в обществе.
  - Я не понимаю, почему Праведник настолько любезен по отношению ко мне? - Словно сам себе задал вопрос Марк.
  - И Праведник не понимает. Не понимает, что за связь проходит между тобой и Гремуссом.
  Марк перевел свой страдальческий взгляд на Розалину.
  - Это он так сказал?
  - Да.
  - Именно этого я и боялся. Боялся, что после нашего разговора с Праведником, он непременно пойдет к Вальтеру.
  - О чем вы говорили с Праведником?
  - О том, как мы с Гремуссом искусно прикрываем друг друга. - Саркастически отозвался Марк. - О том, какие секреты таятся между нами. Праведник что-то знает, словно сидит у себя дома и наблюдает за нами в свой скрытый от посторонних глаз серебряный шар. - Он нервно начал прогуливаться по комнате. - Если ты слышала, о чем они говорили, то скажи мне, зачем вообще Праведник пошел к нему?
  - Чтобы сказать, что трульты волнуются за него, что пора выйти к ним и перестать сидеть в тени. Всё вокруг этого и крутилось. А потом Гремусс заявил, что он выйдет в полдень для того, чтобы объявить всем о своем уходе.
  - Он не имеет права! - Марк развернулся и сделал резкий жест рукой, рассекая воздух. - Это я виноват. Я наговорил Вальтеру много неприятного.
  - Ты всегда винишь себя. Ведь на самом деле, все не так. - Розалина положила свою ладонь Марку на плечо и словно тем самым смягчила его пыл. Он посмотрел в ее карие глаза и тихо, словно какую-то тайну, заявил:
  - Я сказал ему, что он не достоен быть Гремуссом.
  Лицо Розалины вытянулось, а брови сдвинулись к переносице.
  - Но ты ведь это сгоряча сказал. С кем не бывает?
  - Розалина, - он взял ее ладошку и прислонил к своей щеке, - ты всегда пытаешься меня поддержать, утешить и мне это помогает. Но не нужно искать оправдания для моих необдуманных поступков, хорошо? То, что я говорил Гремуссу, было абсолютно осознанно. Я унизил его и я должен всё исправить. - Марк двинулся к двери.
  - Что ты собираешься сделать? - Задержала его Розалина.
  - Я собираюсь поговорить с ним. И быть может, у меня есть хотя бы малый шанс отговорить его от решения покидать пост Гремусса.
  - Нет, Марк, подожди. Ты только всё испортишь. - Розалина двумя ладонями вцепилась в его руку, удерживая на пороге. - Сам знаешь, что твое появление там усложнит ситуацию. Станет только хуже для тебя.
  Несколько секунд подумав, Марк ответил:
  - Ты права, это дурацкая идея. Тем более станет хуже не только для меня, но и для тебя, если они узнают, что ты подслушала их разговор. - Марк прошел обратно вглубь комнаты. - Нужно придумать, как остановить его.
  - Марк, он не послушался Праведника, хотя тот довольно долго уговаривал его. А ты надеешься, что ты заставишь его изменить свое решение?
  - С Праведником у них действительно очень натянутые отношения, в любой момент они могут разорваться. А у нас с Гремуссом даже разрывать нечего. Потому что у нас с ним никогда не было и не будет ничего общего...кроме боли. Так что, надеется мне тоже не на что. Я просто не хочу быть причиной крупного переворота в этом городе.
  - И что ты предлагаешь сделать?
  - Если вдруг это случится, я буду импровизировать на месте, - задумчиво ответил Марк, - а пока что идем на праздник.
   Они присоединились к толпе празднующих. Никто не мог догадаться, что на самом деле за этими человеческими улыбчивыми и сияющими лицами скрывается мучительно-болезненная проблема, которую нужно непременно решить, чтобы не допустить череду неурядиц среди трультов. Марк и Розалина веселились и танцевали, словно последний раз в своей жизни. Трульты развлекали друг друга, показывая фокусы, распевали похвальные песни и пускали в небо воздушные цветные фонарики размером с ладошку.
  Время близилось к полудню и все трульты собрались на Главной площади, чтобы послушать традиционную ежегодную речь Гремусса. На своей золотой повозке подъехал Праведник и встал у подножия пьедестала, ожидая приезда правителя. Завидев судью, веселое жужжание толпы немногу поутихло. Ровно полдень. Карета Гремусса подъехала и на Главной площади наступила полнейшая тишина. Все устремили свой взгляд на карету. Дверца открылась, и из нее не спеша вышел главный трульт. Жители города, как им было положено, слегка поклонились ему, а затем, когда он и Праведник поднялись на трибуну, с которой было все прекрасно видно, толпа взорвалась громкими аплодисментами, приветствуя их. Кроме Марка и Розалины никто из трультов не замечал, как косился на Гремусса Праведник. Ведь только ему и людям было известно, что должно произойти именно в этот час. Праведник пригладил свои волосы, убрав седые непослушные локоны назад, поправил белоснежное жабо на груди и, сделав шаг вперед, обратился к трультам:
  - Здравствуйте, уважаемые жители нашего светлого города! Вот и наступил долгожданный день, который мы так ждали целый год: День Небесной Хвалы! - Толпа засвистела и захлопала еще громче. Праведник довольно улыбнулся и посмотрел на Гремусса, который стоял чуть позади него с каменным лицом. - Сегодня мы с вами поклоняемся чистоте этого безграничного неба и земле, по которой твердо ходим и благодаря которой не остаемся без урожая. Я восхищен вашими стараниями, направленными на украшение этого города. И я уверен, что Душа Неба и Сердце Земли будут довольны нашими приготовлениями к их славному празднику. И мы в дальнейшем так же не будем обделены их снисходительной добротой и дарами, которые они нам посылают! - Трульты снова зааплодировали, не жалея ладошек.
  - Вальтер, у тебя есть еще минута, чтобы передумать. - Шепнул на ухо судья. - Подумай о последствиях.
  Он ничего не ответил и даже не посмотрел на Праведника. Вальтер сделал шаг вперед и осмотрел всех трультов. Все, как один замерли, и казалось, даже не дышали, ожидая торжественную речь Гремусса. И только трое из всех знали, что эта речь не планировалась быть торжественной, а должна быть непередаваемо печальной для трультов.
  - Добрый день. - Начал Гремусс, глядя поверх голов. - Поздравляю вас всех с Днем Небесной Хвалы. Для нас этот день значит очень многое: это праздник, это возможность преклониться перед небом и землей, выражая свою благодарность за их заботу о нас. Для кого-то этот день ассоциируется с бесконечным весельем и гуляньями, а для кого-то он абсолютно ничего не значит. - Взгляд его черных глаз так и 'заморозился' на Марке. - Быть может когда-нибудь, спустя много лет, День Небесной Хвалы станет для них нечто большим, чем просто нелепые танцы и бессмысленные хождения по улицам города. - После этой фразы все трульты поняли, о ком идет речь, и начали коситься на Марка и Розалину. Под давлением этих взглядов, девушке стало не по себе, и она вцепилась в руку Марка, словно ее это спасет. Парень же оставался непоколебимым. Он не обращал внимания на эти взгляды, и, не отрываясь, смотрел на Гремусса, который в ответ презрительно смотрел на него.
  - Этот великий праздник продлится до полуночи. - Продолжил Вальтер и все снова перевели взгляд на него. - На следующее утро все должны снова приступить к выполнению своего назначения. А пока что веселитесь. В вашем распоряжении весь наш город. Итак, День Небесной Хвалы объявляется открытым! - Толпа трультов засвистела и синхронно захлопала и затопала, радуясь и торжествуя. Марк облегченно выдохнул и расслабился. Всё напряжение, что держало его эти несколько минут, мгновенно спало. Гремусс резко развернулся и направился вниз по лестнице к своей повозке. Праведник благодарно улыбался, глядя ему вслед.
  - Почему он не сказал об этом? - Спросила Розалина у Марка.
  - Потому что он не настолько глуп, чтобы заявлять о таком в единственный праздничный день в году. - Ответил парень.
  - Думаешь в этом все дело?
  - Да. - Уверенно ответил Марк. - Он просто не хотел портить трультам праздник.
   Ребята пошли вслед за трультами, которые отправлялись на большую поляну проводить обряд благодарения.
  - А может Гремусс понял, что это действительно ни к чему? - Предположила Розалина.
  - Не думаю. Гремусс просто перенес это объявление на более подходящее время. Может быть, даже завтра он соберет всех на площади и сообщит эту неожиданную новость. А сегодня мы ни о чем не должны думать, кроме как о праздничном веселье. Кстати, что ты оденешь на костюмированный вечер?
  - Увидишь. - Игриво ответила девушка.
  - Ага, значит, интригуешь?
  - Может быть.
  - Надеюсь, ты будешь не в костюме подсолнуха?
  - Нет. - Засмеялась Розалина. - Это будет не подсолнух. А ты что, решил быть цветком солнца?
  - Не я. Эва.
  - Забавно. Думаю, ей пойдет.
  - Это не станет костюмом, от которого я буду хохотать весь вечер? - Пошутил Марк.
  - Не знаю. Но лично мне мой костюм нравится и ничего смешного я в нем не видела. - Гордо заявила Розалина. - А ты мне не скажешь, в чем будешь?
  - Нет.
  - Почему? Тоже держишь интригу?
  - Ага. - Хитро произнес он.
  - Да брось. У тебя просто нет костюма.
  - С чего это ты взяла?! У меня будет самый тематический костюм из всех!
  - Ты будешь дождем?
  - Нет.
  - Пшеницей?
  - Нет.
  - Птичкой?
   Марк засмеялся и подбежал к куче строительной глины. Опустив туда ладошки, он, кривляясь, подошел к Розалине и потянул их к ней.
  - Я оденусь в костюм грязи! - Словно говоря о страшилке, ответил он и побежал за девушкой с вытянутыми ладошками, которая уже вовсю бегала от него, заливаясь смехом.
   Широкое необъятное зелено-желтое поле, засеянное колосьями пшеницы и ржи. Все трульты встали в ровный круг и взялись за руки.
  - Земля! Спасибо за дары твои!
  - За теплоту и пищу!
  - За траву и цветы!
  - За твердость под ногами!
  - За яркость и за свежесть!
   Каждый трульт добавлял что-то свое в порядке очереди. После того, как благодарность почти каждого была высказана, все, расцепили руки и один из трультов забил в барабаны, другой захлопал в ладоши, ловя ритм, и подключились все остальные, отбивая ритм руками и ногами.
  - Славим, славим землю нашу!
  - Нет ее на свете краше!
  - Разожжем костер добра,
  - Будет счастлива Земля! - В один голос распевали трульты, водя хоровод у костра.
  - Пусть еще теплее станет,
  - Пусть земля всех согревает,
  - Пусть на долгие века,
  - Будет твердою земля! - Продолжали распевать они, водя веселый хоровод. Затем каждый из них начал бросать что-то в костер от себя: пуговицы, перчатки, косынки, обувь, как бы даря земле часть себя. Розалина бросила в костер свою голубую повязку с волос, Марк кинул свой пояс. Затем, через несколько минут, костер потушили и, набрав из мешка в ладошки что-то наподобие конфетти, начали отпускать по ветру, приговаривая:
  - Унеси ветер к небу большому,
  - Наши подарки, наши дары,
  - Спасибо мы скажем шару голубому,
  - За свет и сиянье твои!
   Затем на землю опустились несколько дирижаблей. Они были легкими, как пух и красочными, как цветочное поле. У этих дирижаблей было широкое открывающееся окно, через которое видно все. Трульты смело зашли в них. Как только они поднялись, дирижабли принялись порхать по небу, составляя небесные узоры. Из каждого дирижабля трульты бросали большие цветы, которые не падали на землю, а наоборот поднимались всё выше и выше, пропадая в небе. Этот необычайный полет длился около пятнадцати минут. Затем все снова опустились на землю с веселым визгом и лихим свистом.
  - Ну как вам? - Спросила Эва у друзей.
  - Очень здорово! - Восхищенно ответила Розалина. - В жизни ничего веселей не видела!
  - Что дальше? - Поинтересовался Марк.
  - Дальше все идут перевоплощаться, и начинается костюмированная часть праздника!
   Все трульты отправились по домам надевать свои символические наряды. Марк действительно ничего не приготовил - не тем была голова забита, и поэтому просто переоделся в белую рубашку с красивыми пурпурными пуговицами и черные брюки. Он поначалу застегнул все пуговицы на рубашке до горла, а потом решил, что это чересчур официально и расстегнул несколько верхних пуговиц. Надел новые ботинки, которые получил от сапожников, расчесался, поставив челку вверх, улыбнулся, глядя на себя в зеркало, и отправился за дверь. Они с Розалиной договорились, что на праздничный пир прибудут вместе, поэтому Марк поспешил в Лиловую посадку за своей спутницей. Небрежно сунув руки в карманы, шаркая подошвой по покрытой серебром дорожке, он насвистывал себе что-то под нос. Настроение было прекрасное, лучше, чем когда-либо.
  Войдя в прекрасную чащу лилий, он наслаждался ароматом этих красивых цветов. Постучав в дверь домика, в котором жила Розалина, он услышал:
  - Войдите!
  Смело шагнув за порог, Марк не увидел хозяйку дома.
  - Ты где?
  - Я в комнате. Не могу кое с чем разобраться. - Крикнула она.
  - Тебе помочь?
  - Да, наверное, да. - Запыхавшись, ответила девушка и быстро вышла из комнаты, копаясь в своих пышных темно-русых волосах. - Никак не могут прицепить эту штуку. - Розалина повернулась к Марку спиной, держа над головой большую синюю заколку в виде цветка. Ее волосы были заплетены в толстую косу, которая спадала на правое плечо. Так же у нее был ободок из волос, а в нем красовались синие цветочки. Парень взял в руки большую заколку и отошел на шаг назад, разглядывая одеяние Розалины со спины: ярко-синее длинное облегающее платье, спина казалась обнаженной, но на самом деле от плеч до поясницы была вшита прозрачная сеточка, на которой во всю спину был вышит узор в виде синего цветка с большими лепестками. На облегающее платье, начиная от бедер, вшита пышная прозрачная голубая ткань, символизирующая лепестки цветов. Марк аккуратно приколол заколку в красиво заплетенную косу.
  - Спасибо. - Поблагодарила она и повернулась к нему. Спереди платье выглядело еще более красивым. Оно подчеркивало стройную фигуру Розалины. Вырез был не глубоким, шея и ключица были открыты. Сбоку на талии платье украшал небольшой цветочек, похожий на бант. Рукава средней длины до уровня локтя. Само платье было из бархата и придавало Розалине еще большую элегантность. Лицо девушки было светлым, с легким румянцем на щеках. На ногах - туфельки белого цвета на невысоком каблучке. Марк неприкрыто осмотрел ее с ног до головы, и он даже потерял дар речи от ее красоты.
  - Эм... Откуда у тебя это платье?
  - Портняжки сшили. Я попросила сделать что-то связанное с цветками, что-то элегантное, а они решили за основу взять Синеглазку. Такого я от них не ожидала. Это слишком хорошее платье для меня. Мне в нем немного непривычно.
  - Ты потрясающе выглядишь.
   Розалина смущено улыбнулась и опустила глаза в пол.
  - Если бы я знал, что ты будешь выглядеть, как богиня, я бы тоже принарядился. - Юноша протянул ей ладонь.
  - Ты выглядишь, как настоящий джентльмен. - Она положила свою руку в его ладонь, принимая приглашение. - Но теперь я вижу, что у тебя действительно нет костюма. - Хихикнула она. - Честно говоря, я рада, что ты выглядишь именно так.
  - Как?
  - Официально.
  - О нет, я наоборот, этого не хотел. - Покраснел он. Розалина широко улыбнулась и посмотрела на него.
  - Ты даже себе не представляешь, как тебе идет белая рубашка. - Она бережно застегнула пуговицы на ней, оставив расстегнутой только одну, под самой шеей, заправила карманы брюк, которые Марк случайно вывернул, когда вытаскивал из них руки, и повернула его к зеркалу.
  - Смотри, какой ты элегантный.
  - Я впервые такой.
  - Ты очень красивый в этом костюме и я даже знаю, кем ты будешь на празднике. - Она положила подбородок ему на плечо.
  - И кем же?
  - Неповторимым избранником Синеглазки.
  - Да, кстати, почему именно она? Ведь у синеглазки грустная история.
  - У нас такой не будет. - Тут же заявила девушка. Не передать, какой красивой она была в этот момент. Марк выставил локоть вперед, и Розалина смело взяла его под руку. Они вышли за порог дома.
  - Это наш первый праздник, который мы встречаем вместе. - Заметила девушка.
  - Думаю, впереди нас с тобой ждет еще множество замечательных праздников.
  - Если мы останемся здесь, то нам придется ждать следующего года, чтобы снова побывать на празднике. - Акцентировала Розалина, гордо вышагивая рядом с Марком.
  - Трульты ждут этот день, потому что им разрешается быть самовольными и независимыми. Но кто сказал, что у них нет других праздников?
  - Не знаю, как насчет этого, но насколько я помню, в правилах нет пунктика о запрете организовывать собственные торжества. - Хитро улыбаясь, произнесла Розалина.
  - Я все надеюсь, что мы вернемся домой.
  - А, по-моему, и тут не плохо. - Счастливая улыбка Розалина заставила Марка улыбнуться. Шагая вместе с девушкой, которая стала частью его жизни, он понимал, что именно она является его стержнем, который держит и не дает сломаться. Если рядом с тобой есть человек, способный озарять всё внутри тебя, то это и есть стимул жизни. Марк жалел лишь об одном: что не смог осознать этого раньше. Ведь главное это не место, в котором ты живешь, а человек, ради которого ты готов жить дальше.
   Когда Марк и Розалина появились на празднично украшенной полянке, с длинными рядами столов, ломившихся от вкусностей, все трульты сразу приутихли и на их лицах застыло восхищение, словно они никогда не видели ничего прекрасней. Розалина и Марк заметно отличались от всех трультов, одетых в нелепые 'одуванчики', 'ромашки', 'солнышко' и прочее. Трульты были похожи на детей, у которых проходит утренник в детском саду. А платье Розалины вызвало настоящий фурор и изумленные возгласы. Теперь точно было известно, кто является королевой праздника. Эти двое подошли к длинному столу и взяли по порции фруктового салата. Марк чувствовал себя весьма спокойно, а Розалине стало не по себе от пристального внимания. Несколько трультов подошли к ней и начали расспрашивать про платье.
  - А в кого ты нарядилась?
  - Я решила надеть платье, которое бы ассоциировалось с прекрасными цветками синеглазки. - Смущенно ответила она.
  - О да, мы старались внести в этот образ все свои таланты. - Тут же подключилась к разговору Лиа.
  - Спасибо вам огромное за это. - Вежливо поблагодарила ее Розалина, касаясь рыжих локонов. Сама Лиа была одета в длинный атласный зеленый плащ, который был украшен бусинами. При свете солнце они сияли, словно бриллианты.
  - Твой костюм тоже восхитителен. Он символизирует росу на траве? - Спросил Марк.
  - Ты угадал! - Захлопала в ладоши Лиа. - А я думала, что никто не догадается. А ты почему не в костюме?
  - Он со мной. - Тут же ответила Розалина. - Его образ - это часть меня.
  Трульты вопросительно посмотрели на Розалину, требуя объяснений.
  - Я Синеглазка, а Марк - мой избранник.
  - Очень интересно задумано! - Восхищались трульты и разглядывали платье Розалины со всех сторон. Подбежала Эва в зеленом платьице до колен и шапке в виде подсолнуха.
  - Ничего себе! - Воскликнула она, увидев Розалину. - Да ты выиграешь парад!
  - Какой парад? - Захлопала ресницами девушка.
  - Парад лучших костюмов. - Тут же подхватила Лиа.
  - Ну, конечно, как же без этого. - Хмыкнул Марк в сторону.
  - После пира, состоится парад костюмов и тот, у кого он окажется самым необычным и ярким становится победителем! - Продолжила Эва
  - А каков приз? - Поинтересовался парень.
  - Что, титула мало? - К ним 'выкатился' Кноппи. - Выделиться среди всех в этот день для нас большая честь. В этом и есть смысл костюмированного парада. - Он был одет в черные штаны со стрелками, розовую рубашку, а поверх этого одеяния пестрела длинная накидка, обшитая перьями всех цветов радуги. На ногах надеты огромные башмаки в виде птичьих лап, а на нос приклеен длинный изогнутый клюв.
  - Ух ты, ты сегодня попугай? - Улыбнулся Марк.
  - Да что ж вы все меня попугаем называете? - Возмутился Кноппи. - Я редкая экзотическая птица, посланник неба, между прочим. - Он перевел взгляд на Розалину. - Принцесса!
  - Она не принцесса, а Синеглазка. - Поправила его Лиа.
  - Синеглазка! - С такой же восхищенной интонацией вторил Кноппи. - А Синеглазка любит танцы?
  - Вообще-то не очень. - Зажато ответила Розалина.
  - Сегодня полюбишь, Синеглазка! Я покажу тебе, как надо танцевать. - Не унимался восторженный Кноппи, крутясь возле нее.
  - Не получится. Ей помешает твое пузо. - Пошутил Вили над круглым трультом и подошел к Розалине. - Потрясающе выглядишь.
  - Спасибо. - Девушка быстрым взглядом окинула наряд Вили. Свободная лазурная рубашка, подчеркивающая изумительный цвет его волшебных глаз, широкие синие штаны и несколько повязанных на голове синих лент, развивающихся на ветру. Весь наряд украшали пришитые звездочки разных цветов и размеров. - Твой костюм тоже очень интересный.
  - Я люблю звездное небо. - Пояснил Вили и протянул Розалине ладонь. Не успела девушка протянуть свою руку, как он подхватил ее за талию и закружил в быстром танце. Вили так легко и свободно вел ее в танце, что Розалине казалось, будто она плывет. Все эти несколько секунд он смотрел ей в глаза и буквально завораживал своим бирюзовым взглядом, затем резко остановился и опустив девушку на свою руку, склонился над ней.
  - Эй, Кноппи, разве ты так сможешь? - Спросил он, не отводя взгляда от Розалины.
  - Нет. Но дело вовсе не в моем пузе. - Ответил тот, хлопнув себя по животу. - Просто у меня плохое чувство такта.
  - Вон оно как. - Хмыкнул Вили и аккуратно поставил Розалину на ноги. - Тогда и незачем было думать о танцах с такой очаровательной и хрупкой девушкой.
  Розалина быстро захлопала ресницами, пытаясь прийти в себя. Вили улыбнулся, слегка поклонившись ей, и направился к праздничному столу. Взгляды трультов по-прежнему были прикованы к ней и заставили девушку краснеть и зажиматься. Марк видел, что она чувствует себя не в своей тарелке и, взяв ее под локоть, повел подальше от нескольких сотен глаз. Они прошли в чащу таинственного и неестественно зеленого леса с густыми высокими папоротниками и моховой тропинкой. Теперь, когда шум трультов отдавался где-то вдалеке и больше никто не сверлил взглядом Розалину, она расслабилась и глубоко вдохнула.
  - Ты в порядке? - Спросил парень.
  - Да. Только немного голова кружится.
  - Да уж. Вили круто тебя закружил. - Усмехнулся Марк.
  - Но это было потрясающе. У меня аж дух захватило. Я только сейчас впервые разглядела его глаза. Марк ты видел, какие у него глаза?
  - Как-то не обращал внимания. А что? - Спросил он.
  - Они как магнит. От них невозможно оторваться.
  - От тебя сегодня невозможно оторваться. - Перефразировал Марк.
  - Надо было надеть что-то более скромное.
  - Не обращай на них внимания. - Марк приобнял ее за талию. - Трульты просто не видели ничего очаровательней.
  - Я чувствовала себя музейным экспонатом. К такому я не привыкла.
  - Они смотрят на тебя каждый день, как на какое-то божество, а ты заметила это только сегодня.
  - Для меня это дико. - Они неспешно пошли вглубь леса. - Даже слыша об этом от тебя, мне всё равно трудно в это поверить.
  - Почему?
  - Потому что я никогда не была такой популярной. - Она замедлила шаг. - У меня ведь никогда не было друзей. А здесь я могу свободно общаться с каждым из трультов.
  - Тебе раньше было сложно находить общий язык с людьми? - Спросил Марк.
  - Нет, не в этом дело. - Розалина замялась, думая о том, стоит ли откровенничать. - Просто я не была похожа на тех, кто меня окружал.
  - Ты была слишком правильной. - Утвердил Марк.
  - Как догадался?
  - Потому что ты и сейчас такая. Ты не позволяешь себе пойти против правил и совершить что-то безумное. Честно говоря, я очень удивлен, что ты решилась подслушать разговор Праведника с Гремуссом. Что тебя подтолкнуло?
  - Желание стать полезной для тебя. - Ответила Розалина, улыбнувшись.
  - Это действительно важная информация. Спасибо, что предупредила меня. - Марк остановился и, развернув девушку к себе за плечи, спросил, - Получается, что ты нарушила правило ради меня? - Розалина быстро кивнула и тут же опустила взгляд. - Больше так не делай, хорошо? А то когда-нибудь попадешься.
  Ребята продолжили идти.
  - Ты еще хочешь вернуться домой? - Спросила Розалина.
  - Домой хочется вернуться всегда. Но город трультов - первоклассное убежище.
  - Убежище? - Розалина вопросительно посмотрела на него. - А разве мы от кого-то прячемся?
  Марк осознал, что сказал это вслух.
  - Уже нет. Но я бы не хотел говорить об этом сейчас. Это долгая история. Вернемся на праздник. - Он торопливо подхватил ее за талию и игриво потащил ее обратно на праздничную поляну. Трульты целой толпой сразу же окружили их.
  - Что происходит? - Растерянно глядываясь, спросила Розалина.
  - Вы должны участвовать в параде лучших костюмов. - Воскликнул один из трультов, костюм которого символизировал урожай кукурузы: наряд в виде початка, а на голове шапочка из кукурузной ботвы.
  - О, нет, я пас.- Марк поднял руки вверх и увильнул за высокую сосну, которая тут же своими ветками начала выталкивать его на поляну, издавая недовольные звуки. Тогда Марк пнул ствол дерева и сквозь зубы процедил:
  - Стой смирно, дубина. А то порублю на дрова.
  Дерево со всей силы хлыстнула Марка по спине, и опустило свои ветки.
  Розалина растеряно осматривалась по сторонам, словно искала место, где снова можно стать незаметной. Все трульты встали в полукруг. Зазвучала торжественная музыка, а следом фоном заиграла следующая веселая композиция. Все трульты пошли по кругу, и Розалина последовала за ними. Жители города неприкрыто смотрели на нее, продолжая восхищаться ее платьем. Куда бы она ни посмотрела - любой взгляд был прикован к ней. Чувствовала она себя, мягко говоря, неуютно, ей казалось, что всё внимание обрушилось на нее подобно снежной лавине. Найдя глазами довольного Марка, по-прежнему стоящего у сосны, она оторвалась от толпы и подбежала к нему, прячась на широкий ствол дерева.
  - Волнение? - С хитрой улыбкой спросил он.
  - Хуже. Такое ощущение, что меня хотят съесть.
  - Они очарованы тобой. Ты должна идти с гордо поднятой головой.
  - Боюсь, что гордость не мой конек. - Розалина облокотилась спиной о дерево, отвернувшись от трультов. Ветки сосны защекотали ее шею и лицо, вызывая улыбку. Растительность очень любила ее.
  - Тебе всё равно не скрыться. Твой костюм самый красивый. - Марк продолжал шутливо изводить Розалину.
  - Лиа переборщила. Платье надо непременно испортить. - Девушка судорожно начала дергать пришитые к нему голубые 'лепестки'.
  - Трульты работают на совесть. Тебе это не по зубам. - Хихикнул Марк. Действительно, как бы Розалина ни пыталась оторвать вставки, ей это не удалось. Она тяжело вздохнула и присела на траву.
  - Они не смотрят сюда? - С надеждой спросила она. Марк выглянул из-за дерева.
   - По-моему трульты тебя потеряли.
  - Они что меня ищут?!
  - Если бы ты видела, как бегает их взгляд. - Смеялся Марк. - Они без ума от тебя.
  - Они без ума от платья. - Недовольно пробормотала девушка.
  - Ты для трультов настоящий ларец с золотом.
  - Им золото не нужно. К тому же такое неуклюжее, как я.
  Мимо них проехала карета и остановилась рядом с празднующими трультами.
  - Гремусс? - Удивилась Розалина. Но из кареты вышел Праведник. Разодетая толпа повернулась к нему и приготовилась слушать.
  - Еще раз здравствуйте! - Праведник поприветствовал всех присутствующих. - Так сложилось, что награждать обладателей наилучшего костюма на нашем празднике, Гремусс поручил мне. - Трульты недоуменно посмотрели друг на друга. - Знаю, вы в замешательстве, но он переел приторных конфет и сейчас не в силах куда-либо ехать. - Рассмеялся он.
  - Да он вообще не ел. - Громким шепотом возразила Розалина, глядя на Марка.
  - Сегодня он точно не появится. - Ответил парень.
  - Итак, как я вижу, вы, как всегда, хорошо подготовились к костюмированному параду и каждый из вас достоен титула самого лучшего тематического костюма. Лично у меня просто разбегаются глаза от пестроты и яркости ваших образов! Но по традиции каждый из вас должен сам выбрать двоих победителей. Напоминаю, что себя выбирать строго запрещается. Итак, вы готовы?
  Музыканты забили в барабаны, держа напряжение присутствующих.
  - Начнем выбирать с джентльменов! - Громко объявил Праведник. - Друзья, где же ваши звездочки? Раз, два, три!
   Все трульты бросили вверх что-то блестящее, похожее на серебро. Тысячи кристалликов замерли в воздухе, а потом резко упали на землю. Кристаллики собирались в буквы, а буквы в слова и на земле четко отразилось имя: Лесогор. Карлик подпрыгнул, что-то вскрикнул и встал в середину круга.
  - Поздравляю, Лесогор, - Праведник подошел к нему и похлопал по плечу. - Этот день выбрал тебя!
   Карлик был одет в костюм грибочка и больше напоминал старичка-боровичка. Он был безумно счастлив и сверкал, как начищенный пятак.
  - С ума сойти! - Негромко воскликнул Марк. - Этот зануда стал номером один! Да у него костюм совсем не яркий. И кто только выбирает победителей?! Что за бредятина?!
   - Здорово, да? Трульты бросают звездочки, а то, что они собираются в имена, просто чудо. - Восхищенно ответила Розалина.
  - А теперь пришла пора выбрать победительницу костюмированного парада! - Продолжил Праведник. - Раз, два, три!
   Трульты снова бросили в небо серебряные крошечные звездочки. Они так же замерли в воздухе. Розалина зажмурилась, молясь, чтобы там не было ее имени. Марк, видя ее выражение лица, негромко хихикнул. Звездочки упали на землю и медленно начали собираться в буквы. Марк вытянул шею, чтобы лучше разглядеть, что там получается. Напряжение Розалины становилось все сильнее и сильнее, казалось, что она сейчас упадет без сознания.
  - Эва! - Воскликнул Праведник. Розалина распахнула глаза и громко с непередаваемым облегчением выдохнула. Эва вприпрыжку подбежала, встав рядом с Лесогором, чуть ли не сбив его с ног своей огромной шляпой в виде подсолнуха.
  - Поздравляю, Эва! Этот день выбрал тебя!
   Трульты громко зааплодировали и взорвались возгласами: 'Поздравляем!'. Праведник торжественно надел им на запястья сверкающие, казалось даже горячие символические изображения солнца.
  - Быть может, нам пора выйти? Тебе уже нет смысла прятаться. - Предложил Марк Розалине.
  - Не очень хочется, но не сидеть же здесь целую вечность. - Согласилась девушка. Они с Марком подошли к ликующей толпе. Эва тут же окинула взглядом Розалину.
  - Праведник! - Воскликнула она. - А вы видели, какое красивое платье на Розалине?
   Бедняжка тут же остановилась, и все голоса стихли, словно на поле никого и не было. Праведник медленно обернулся. Его изумленный взгляд заставил девушку покраснеть.
  - Потрясающе! - Оценил он и подошел ближе к Розалине. - Да вы просто великолепны!
  Розалина была готова провалиться сквозь землю.
  - Кто сшил для вас этот замечательный наряд? - Спросил Праведник.
  - Ваши замечательные портные. - Негромко ответила Розалина. Лиа и еще несколько швей довольно заулыбались.
  - Почему же вы не участвовали в параде?
  - Я заболталась с Марком. - Брякнула Розалина, что первое в голову пришло. Праведник улыбнулся.
  - Сколько времени вы вместе ни провели бы, вам все мало. - Добродушно сверкая глазами, произнес он. - Розалина, не хотите ли вы тоже получить титул?
  Девушка подняла испуганный взгляд на Праведника.
  - Нет, нет спасибо.
  - Вы сегодня выглядите совсем иначе, чем в обычные дни. - Продолжил он. - Это платье ассоциируется с синеглазками.
  - Так и есть. - Ответила за нее Лиа. - Ей так идет, правда?
  - Лиа, не надо... - Прошептала Розалина.
  - Я думаю, никто не будет против, если она действительно получит титул! - Захлопала в ладоши Лиа, еще больше вгоняя в краску Розалину. Трульты поддержали ее и так же громко захлопали.
  - О, нет...- Застонала Розалина, уткнувшись в плечо Марка. - Это худший день в моей жизни.
  Парень засмеялся и слегка подтолкнул ее вперед.
  - Ну спасибо. - Проворчала она в его сторону. Трульты заиграли на своих музыкальных инструментах торжественную музыку, и Розалине совсем стало не по себе. Она нехотя встала в центр круга.
  - Уважаемая Розалина! - Начал Праведник. - От имени всех присутствующих и от меня лично, позвольте наградить вас титулом... - Он растерянно посмотрел на трультов.
  - Прекрасный цветок города трультов! - Крикнул Кноппи.
  - Позволь наградить тебя титулом 'Прекрасный Цветок города трультов'! - Поддержал звание Праведник и надел ей на голову красивый венок из ярких цветов, которые напевали какую-то веселую песенку и качали бутонами то влево, то вправо. Трульты засвистели и захлопали в ладоши. Розалина совсем съежилась от смущения. - Этот титул дан тебе один единственный раз и на всю жизнь! Продолжай так же очаровывать и дарить настроение нашим трультам!
  Толпа начала прыгать возле нее и танцевать, восхваляя и слагая на ходу песни о ней.
  - Торжество продолжается! - Воскликнул Праведник. - Всем счастливого праздника!
   Трульты подняли руки вверх и проводили судью. Заиграла веселая подвижная мелодия и трульты буквально зажали Розалину, Лесогора и Эву, в кругу, поздравляя победителей. Марк наблюдал со стороны за девушкой, которая старалась пробраться сквозь толпу ликующих. Ему было забавно смотреть, как она заливается краской и, скорее всего, ругается про себя. Он поспешил ей на помощь.
  - Так, уважаемые, расступитесь. Прекрасный цветок сейчас задохнется от вашего внимания. Цветку нужна свобода! - Уводя девушку из толпы, твердил Марк. Наконец-то, утащив ее подальше от трультов, он громко и задорно рассмеялся.
  - Не смешно. - Обиженно произнесла Розалина.
  - А, по-моему, очень забавно! Ты красная, как помидор!
  - Марк, мне было не по себе. - Серьезно продолжила девушка. - Я хочу домой.
  - Хорошо. - Он тут же изменился в лице, понимая, что Розалину до чертиков смутила эта ситуация. Марк обнял ее за плечи и повел к Лиловой посадке. Дома, наконец-то, она сняла свое синее платье, переоделась в сиреневую кофточку и белую юбку до колена, распустила волосы, дав им полную свободу.
  - Теперь мне гораздо лучше. - Присаживаясь рядом с Марком, облегченно произнесла она. Парень протянул ей кружку с чаем, который приготовил, пока она переодевалась.
  - Что теперь будешь делать с титулом Прекрасного Цветка? - С интересом спросил он.
  Розалина недовольно фыркнула и закатила глаза.
  - Я в жизни не испытывала ничего подобного. Прекрасный цветок! - Саркастично повторила Розалина. - Чего только они выдумали, эти трульты?!
  - Ну теперь-то ты заметила, с каким удовольствием они поддержали Праведника?
  - С Эвой и Лией я еще поговорю. - Сердито сказала Розалина. - Если бы одна не обратила внимания Праведника на мое платье, которое я теперь в жизни не одену, а вторая не предложила получить титул, то я бы незаметно проскочила бы и всё.
  - Они тут не причем. - Вступился Марк. - Ты в этом платье действительно была ослепительна.
  - Ладно, оставлю его у себя в качестве талисмана. - Она небрежно кинула его на стул.
  - Ты была на Сиреневом материке? - Спросил Марк, чтобы отвлечь девушку.
  - Где?
  - В прекрасном месте. Эва показала мне его. А я хочу показать его тебе. Идем?
  Розалина улыбнулась.
  - Идем.
   Они вышли на улицу и направились по Лиловой посадке к Виноградному лесу, в котором жил Марк. Они говорили обо всем на свете и были несказанно рады и счастливы, но вдруг у Марка что-то сильно заболело в груди. Он зажмурился и застонал.
  - Что? Что с тобой? - Встревожилась Розалина.
  - Не знаю. - Сквозь зубы процедил парень и упал на колени. Боль была такой сильной, что невозможно было дышать.
  - Нужно срочно в лечебницу! - Воскликнула Розалина.
  - Нет, не надо. - Согнувшись пополам, запротестовал Марк. - Не хочу портить Эве праздник.
  - Ты что с ума сошел?!
  Розалина побежала по тропинке к ближайшему столбу, чтобы вызвать повозку. Но только они сделали пару шагов, как боль отошла и Марк выпрямился.
  - Всё в порядке. - Удивленно произнес он.
  - Серьезно?
  - Да. - Закивал парень. - Не понимаю, что это было.
  - Ты меня напугал. - Выдохнула девушка.
  - Да и сам напугался. - Усмехнулся Марк.
   Свежий воздух и яркость красок немного разогнали негативные мысли. Ребята прошли Виноградный лес, спустились по тропинке и вышли на большую дорогу, устеленную серебристым ковром. Время было почти десять часов, но веселье трультов было в самом разгаре. Розалина шла, рассказывая что-то о желтых ромашках, которые со странным восторгом всегда на нее реагировали, и Марк улыбался, слушая ее, но вдруг она резко затормозила на месте.
  - Что случилось? - Нахмурив брови, спросил он.
  - Посмотри на них. - Девушка указала взглядом на голубые тюльпаны, усаженные вдоль дороги. Их бутоны были раскрыты и тряслись, словно от холода. - Тюльпанчики должны уже спать в такое время. Но они чем-то напуганы.
  - Напуганы? - Марк наклонился к цветам, рассматривая их. - Но что их могло напугать?
  - Не знаю. - Задумчиво ответила Розалина, проводя пальцами по бутончикам, стараясь успокоить их. - Посмотри вокруг, вся растительность чем-то обеспокоена...
  - И что это значит? - Марк тоже начал вглядываться в кусты и между деревьями. - Думаешь, кто-то из трультов решил порезвиться?
  - Нет, трульты бы так не поступили. - Розалина сделала несколько осторожных шагов вперед.
  Марк осмотрелся по сторонам.
  - Лесогора нет на месте, он празднует вместе с остальными. Если бы он дежурил, то давно бы уже поднял шумиху. - Сказал он, поднимая глаза на смотровую вышку с домиком, в котором жил карлик. - Возможно, кто-то из людей, так же, как и мы проник сюда с помощью портала.
  - Тогда нужно найти их, пока они не попались на глаза трультам. - Переводя свой взгляд на Марка, предложила Розалина. Юноша согласился, и они вполголоса начали звать:
  - Эй, есть тут кто? Выходите, мы вас не обидим.
   Но в ответ только тишина. После нескольких минут поиска, Марк развел руками и произнес:
  - Быть может, это ложная тревога?
  - Не знаю, но в такое время цветы себя так странно не ведут. - Напряженно ответила девушка. Марк отнесся к этой ситуации более спокойно, нежели Розалина. Ему казалось, что это не тот случай, из-за которого можно так волноваться. Но вдруг его сердце чуть ли не остановилось, когда он услышал за спиной:
  - Марк! Наконец-то!
   Ребята резко обернулись на голос. Парень дрогнул всем телом и даже чуть не упал на ровном месте, когда увидел перед собой того, от кого удавалось скрываться все это время. Перед ними во всем своем великолепии и королевском обличии, предстал Оскар, с довольной улыбкой и жадным блеском в глазах.
  
  III
  Опасность
  
  Глава 1
  Ловушка
  
   Небо упало. Земля разделилась на тысячи частей. Все остановилось: время... ход планеты... шелест листвы... дыхание природы. В один миг все стало серым и холодным. Марк, замерев, смотрел на Оскара. Внутри юноши по нервам прошелся ток. В его висках начало пульсировать, грудь заметно вздымалась, дышать стало труднее. Но спустя мгновения Марк чувствовал, как делается 'стальным' и внутренне взрывается на кусочки, но уже не от испуга, а от гнева, наполняющего его. Но он оставался, по-прежнему, неподвижен.
  - Вижу, ты не очень обрадован нашей встрече, Марк. А я вот как раз наоборот - рад тебя видеть. - Оскар грациозно, мягкими, кошачьими шагами направился к юноше. Тот стоял неподвижно в полном оцепенении.
  - Кто это Марк? - Не понимала Розалина.
  - О, здравствуйте, милая леди. Не удивительно, что вы меня не знаете. Но зато я вас знаю. Будем знакомы. Я Оскар. - Ангел природы вежливо протянул руку девушке, которая машинально ее пожала. - Что это за местечко такое необычное? Прямо райский уголок!
  - Как ты попал сюда? - Недоумевал Марк.
  - Стараясь отыскать тебя, я всю землю перевернул. Надежно ты скрылся. Но у меня есть свои чудесные методы. У тебя в груди ничего не болело случайно?
  Марк вспомнил, что буквально несколько минут назад, его сковывала дикая боль.
  - Что ты сделал? - Спросил он.
  - Использовал метод, чтобы разыскать тебя. За тобой ведь должок, надеюсь, ты помнишь.
  - Какой должок, Марк? - Встревожилась Розалина.
  - Иди в дом. - Не отрывая взгляда от природного ангела, сказал он.
  - Я никуда не пойду. Что происходит?
  - Твой друг, Розалина, должен мне кое-что очень важное. - Притворно ласковым голосом ответил Оскар.
  - Я не знаю, кто ты, но оставь его в покое! - Вступилась девушка, смело шагнув вперед.
  - Оставлю, но только после того, как он отдаст мне то, что должен. - Оскар сделал пару движений руками, направляя ладони на Марка, стараясь выпустить огненную струю. Ничего не произошло. Он непонимающе посмотрел на свои руки и попытался сделать несколько другое движение. Снова ничего не вышло. Марк ухмыльнулся.
  - Оскар, ты попал. - Довольно сказал он. - Сила огня здесь не действует.
  Оскар рассеяно посмотрел по сторонам.
  - Что это за местность такая?
  - Это город, в котором нет места злу. Нет места таким, как ты. - Спокойно ответил Марк.
  - Не может быть! - Огорошенный ангел природы попробовал еще раз воспользоваться своей силой, но кроме взмахов руками ничего больше не случалось.
  - Там кто-то идет. - Заметила Розалина, всматриваясь вдаль.
  - Нам это как раз и нужно. - Насмешливо сказал Марк. - Пусть они отведут Оскара к Гремуссу. - Парень взял за руку девушку и стремительно пошел по кривой дорожке в другую сторону.
  - Гремусс? Кто такой Гремусс? - Встрепенулся Оскар. Он хотел превратиться в серую дымку, но по-прежнему остался в человеческом обличии. Поняв, что встрял не на шутку, он побежал вслед за ребятами. Густые ветви деревьев задевали его аккуратно уложенные волосы, он торопливо шагал за двумя тенями, отдаляющимися от него. - Марк, подожди! Куда ты идешь?
   Но Марк не откликался, а продолжал идти, крепко держа за руку Розалину. Они пробрались через лес, и вышли на открытую красочно-зеленую поляну. Юноша резко остановился.
  - Марк? Ты чего? - Не поняла Розалина.
  - Слушай, иди в дом. - Произнес он.
  - Зачем? Что ты задумал?
  - Ничего из того, о чем бы я потом мог пожалеть.
  - Марк! - Услышал он голос позади себя. - Ну, наконец-то ты остановился! - Оскар уже не спеша шел к ним.
  - Что ты собираешься делать? - Прошептала Розалина.
  - Ничего. Просто иди домой. - Более твердо повторил Марк. - И не смей даже высовываться, пока я не приду. Поняла?
  Розалина кивнула и быстрым шагом пошла через поле в Лиловую посадку.
  - Марк, объясни мне, что ты собираешься делать? - Как ни в чем не бывало, спросил Оскар. - И кто такой Гремусс?
  - А ты, как я вижу, тут же струсил. Сразу побежал за мной, как бездомный щенок. Что, Оскар, без своей огненной силы ты беззащитен? - Ехидно спросил парень.
  - Глупый вывод, дружок. - Колко ответил природный ангел. - Ты сейчас пытаешься нанести мне как можно больше ударов по больному месту. Но всё же я тебе несказанно помог, скажешь нет? И ты мой должник. Я заберу у тебя свое.
  - Здесь твоя сила не действует. - Внутренне торжествуя, повторил Марк.
  - Это пока что, но когда мы вернемся домой, то я непременно с этого и начну.
  - Хм, нужно еще найти способ вернуться. - Хмыкнул парень. - Ты ведь сделал это не через портал и прочие пути. Ты застрял здесь, Оскар. Сам загнал себя в ловушку. - Злорадствовал он.
  - Для меня нет ничего невозможного. Я найду выход, ты уйдешь вместе со мной. И никакие Гремуссы мне не страшны. Меня вообще никто не запугает. - Оскар величественно поднял руки.
  - Не запугать, говоришь? - Глаза Марка засияли. - Идем-ка со мной. - Он стремительно направился в сторону праздничной полянки.
  - И куда ты? - Оскар отправился за ним. - Ты не избавишься от меня. Я буду тебя мучить, до тех пор, пока не выплатишь мне свой долг. У тебя печать на ребре!
  Марк резко остановился и развернулся к ангелу природы.
  - Так вот почему мне было так больно? Не думал, что ты на такое способен. - Парень снова целенаправленно пошел вперед. - Но запомни, что здесь ты ничего не можешь. Все злодеяния в этом месте напрочь блокируются.
  Песни, звуки, голоса трультов уже были совсем близко, но Оскар не замечал их, споря с юношей. Оказавшись в нужном месте, Марк остановился и отошел в сторону. Трульты веселились в своих смешных нарядах, Оскар брезгливо посмотрел на эту картину.
  - Что это за убожество? - Скривился он. - Вообще, кто это? - В этот момент над его головой зажегся фонарик. Трульты замерли, устремив свой взгляд на незнакомца, только Оскар это не сразу заметил, а лишь когда все начали громко перешептываться.
  - Добрый вечер. - Натянуто улыбнулся он.- Празднуете?
  Но трульты ничего не ответили, продолжая пристально смотреть на него, и шептаться друг с другом.
  - Это чужой...
  - Как он попал сюда?
  - Что ему нужно?
   Трульты начали беспокоиться, жужжа, словно рой пчел. Затем, сделав свой коронный сердитый вид, к Оскару подошел Лесогор.
  - Ты, - ткнул он в него пальцем, - пойдешь со мной!
  - Никуда я с тобой не пойду. - Брезгливо отдергивая руку, возразил ангел природы.
  - Пойдешь! Я отведу тебя к Гремуссу!
  - Не пойду!
  - А я сказал, пойдешь! - Лесогор крепо схватил его за подол накидки и потянул за собой.
  - Не трогай меня, мерзкий лилипут. - Оскар сделал шаг назад.
  - Ты смеешь меня оскорблять, бледная морда?! - Рассердился Лесогор. - Ну держись! - Он достал из кармашка маленький свисток, которым почти никогда не пользовался. Он был для самых экстренных случаев, но всё же карлик носил его всегда с собой. Звон этого свистка был слышен на большие расстояния и воспринимался в качестве ультразвуковой вибрации. Оскар снова сделал несколько движений руками, пытаясь воспользоваться своей великой огненной силой, но вспомнив, что она блокировалась, ему ничего не оставалось, кроме как 'делать ноги'. Поэтому резко развернувшись, он ринулся бежать в сторону густого леса.
  Через несколько секунд прибыла повозка со стражниками, но Оскар уже был где-то в чаще зарослей.
  - В нашем городе чужой! Он побежал туда! - Громко заявил стражникам Лесогор, указывая в сторону леса.
  - Нужно сообщить Гремуссу! - Воскликнул тонкий голосок из толпы.
  - Прежде чем сообщать, нужно сначала найти чужака! - Сказал другой.
  - Давайте разделимся на четыре группы. В каждой группе по два стражника. Так мы его быстрее найдем. - Смело заявил красавец Вили.
   - А как же наша безопасность? Нужно срочно спрятаться! - Встревожился другой трульт.
  - Он один, а нас много. Кто бы он ни был - он не сможет сделать нам больно. - Заявила Лиа.
  - Чего же мы теряем время? Делимся на группы и прочищаем лес и весь город!
   Трульты за пару мгновений разделились на группы, и в каждой было по два стражника для безопасности. Две группы сразу побежали в лес, две другие к большой дороге. Каждому трульту был известен любой уголок в городе, и они прочищали лес, чуть ли не под каждым кустом. Оскар на миг остановился и попробовал сосредоточиться, пытаясь вернуться в свой мир, но у него ничего не получалось. Услышав погоню, он чертыхнулся и продолжил бежать, куда глаза глядят. Увидев впереди надвигающуюся черную точку, он понял, что это толпа обезумевших созданий и, развернувшись, хотел бежать в обратном направлении, но вдруг его кто-то сбил с ног и придавил к земле.
  - Марк, - запыхавшись, произнес Оскар, даже в некоторой степени обрадованный тем, что его нашел именно он, а не кто-то из толпы.
  - Чего бежишь-то, раз такой смелый? Боишься, что они съедят тебя?
  - Марк! - Послышался голос за спиной. Он обернулся и увидел Розалину, бежавшую к нему. Оскар оттолкнул парня ногами, и быстро вскочив, снова скрылся в сумерках.
  - Ах ты, зараза! - Выругался Марк, поднимаясь на ноги. - А ты что тут делаешь? Разве я не сказал тебе сидеть дома?
  - Ты, правда, поверил, что я так и поступлю?! - Усмехнулась Розалина.
  - Да уж, мог бы догадаться. - Недовольно буркнул он.
  - Я все слышала, Марк. Он не человек, да?
  - Да. Он ангел природы.
  Мимо них проскочила одна из групп, чуть ли не сбив их с ног.
  - Он был здесь? Был? - Спросил кто-то из трультов.
  - Да. Я пытался задержать его, но он очень быстр и ловок. Так что нужно приложить максимально усилий, чтобы поймать его.
  Толпа снова ринулась за Оскаром.
  - Марк, - Розалина взяла его за руку и ему передалась вся ее нежность, - ты правда что-то должен ему?
  - Да, но это не важно. Он слишком умен. Все действия Оскара тактичны и тщательно продуманы. - Марк понял, что сейчас самое время признаться.- Розалина, это он помог мне добраться до Каринби и все узнать.
  - Поэтому ты его должник?
  - Да. Ему не понравилось, что я управляю огнем, и он дал мне сутки, чтобы я все исправил и стал обычным человеком. - Где-то в стороне раздались воинственные крики. - Сейчас нет времени говорить. Нужно найти Оскара и передать в руки Гремусса. Честно говоря, я думал, что трульты его сразу схватят, как только увидят.
  - Они испугались.
  - Зато сейчас гонятся за ним, как стая волков за добычей. - Марк стиснул плечи Розалины и посмотрел ей в глаза. - Послушай, мы не должны выдать себя, что знаем Оскара. Что бы он ни говорил про нас - всё отрицай, поняла? Мы его не знаем и никакого отношения к нему не имеем.
  - Я всё поняла. - Закивала головой Розалина, и они подтянулись к остальным, продолжая искать беглеца.
  На самом деле, Оскару несказанно везло, потому что пока что он к своему счастью никому не попался. В процессе погони он даже перебирал в голове лица трультов, которых успел запомнить и умудрился даже рассуждать на бегу, почему он ринулся прочь от них. В итоге пришел к выводу, что его это чертовски забавляет, что он никогда еще в своей жизни не выступал в роли жертвы, за которой охотятся. И пока ему удавалось искусно скрываться, его главной целью было озадачить трультов и ввести в заблуждение. Когда Оскару надоело бежать, он забрался на дерево и мастерски замаскировался среди веток. Около десяти минут он находился там, ожидая появления этих созданий. И вот толпа пробежала одной волной. Оскар, самодовольно улыбаясь, проследил за ними. Через несколько минут пробежала другая толпа трультов. Оскар усмехнулся, подумав о том, насколько они безумны, что ходят следом друг за другом. Он слегка привстал, чтобы посмотреть, нет ли третьего забега, но ветка, на которой он стоял одной ногой, издала вопиющий звук и со всем недовольством сбросила его вниз.
  Резко поднявшись, он обернулся и увидел девочку. В лунном свете, она словно сияла, и Оскар замер на месте. Он смотрел на нее, а она на него. Поняв, что вокруг нет никакой опасности, он сделал шаг к ней.
  - Привет. - Наигранно вежливо произнес он. - Не знаю, кто ты и почему ты тут стоишь, но я бы тебе советовал продолжать бежать за толпой и делать вид, что ты меня не видела, хорошо?
   Лицо девочки мгновенно изменилось: оно растянулось в улыбке и засияло, а глаза поменяли цвет. Она сделала шаг к Оскару и потянула руку к нему.
  - Ты меня не боишься? - Удивленно спросил он. Девочка, не отрывая взгляда от его огненных глаз, отрицательно покачала головой. - А ты никому не скажешь, что видела меня?
  - Нет.
  - Хорошо. Может, тогда ты пойдешь?
   Девочка отрицательно покачала головой. Она выглядела так, словно увидела самое прекрасное, что есть в жизни.
  - Ты не собираешься к ним возвращаться? - Уточнил ангел природы.
  - Нет. - Снова ответила девочка и подошла совсем близко к Оскару. - Они сказали, что мы ищем опасного незнакомца. Но я не вижу в тебе никакой опасности.
  - Спасибо, милая девочка. - Слегка наклонившись к ней, произнес он. - Ты очень добра и наблюдательна. А теперь разреши мне идти?
  Девочка кивнула, и как только Оскар повернулся к ней спиной, она спросила:
  - Ты ведь не человек?
  Он замер.
  - С чего это ты решила?
  - Ты другой. Совсем другой.
  - А это хорошо или плохо?
  - Смотря для кого. - Девочка снова сделала шаг к нему. - Если для нас, то возможно хорошо, если для Гремусса, то, скорее всего, плохо, а если лично для меня то, кажется, всё равно...
  - Они хотят убить меня? - Шепотом спросил Оскар, сделав шаг назад от девочки.
  - Если поймают, то ты попадешь к Гремуссу, а там он будет решать что делать с тобой.
  - А кто такой Гремусс?
  - Это самый главный из нас. Он управляет нашим городом и принимает важные решения. - Ответила она, любуясь этим незнакомцем.
  - А может, ты мне еще на один вопрос ответишь? Где я?
  - Ты в городе трультов - в другом мире, далеком от мира людей. - Завороженно ответила она.
  - Теперь мне все ясно. - Недовольно буркнул Оскар. - Поэтому у меня ничего и не получается.
  - Ты про волшебство?
  - Про какое волшебство? - Тут же встрепенулся англе природы.
  - Которым ты обладаешь. - Продолжая изучать его с неприкрытым любопытством, ответила девочка.
  - Да откуда же ты все знаешь?! - Оскар был полностью ошеломлен.
  - Ее видно.
  - Кого? - Настороженно спросил природный ангел.
  - Твою силу.
  - То есть она во мне еще существует?
  - Конечно. Просто ты не можешь ею воспользоваться. Уже несколько столетий здесь стоит запрет на любые виды волшебной силы.
  - Но почему? - Оскар присел на корточки перед ней и стал слушать еще внимательней.
  - Потому что она здесь не нужна. От любой магии обязательно кто-то пострадает.
  - Ты, я гляжу, необычная девочка. Как тебя зовут?
  - Эва. А тебя?
  - Оскар. Слушай, если ты не собираешься меня сдавать этому Гремуссу, тогда быть может, подскажешь хорошее укрытие?
  - Я знаю, куда ты можешь спрятаться. Там тебя никто искать не будет.
  - Замечательно! Тогда веди меня скорей. - Он протянул ей руку и девочка, засияв еще больше, крепко сжала ее. Она подняла свой восхищенный взгляд на Оскара и замерла, утопая в его глазах. И вдруг Эва начала падать и он еле успел подхватить ее.
   - Эй, ты чего? - Оскар понял, что девочка потеряла сознание - Эва, ты сейчас это сделала, ну вообще, не вовремя. Просыпайся!
  Заметив Марка и Розалину, ангел природы приподнялся.
  - Он там! Быстрей! - Крикнул Марк и двинулся в его сторону. Оскар аккуратно положил девочку на землю и побежал прочь.
  Марк и Розалина обнаружили бедняжку в бессознательном состоянии.
  - Вот негодяй! - Вскрикнул парень. Толпа испуганно охнула. - Бегите за ним. Мы с Розалиной сами разберемся с Эвой. - Сказал он трультам и они двинулись вперед, правда, уже не так решительно. Розалина присела рядом с девочкой, взяла ее запястье и одновременно с этим положила ухо на грудь. Несколько секунд она полулежала в таком положении, затем привстала и встряхнула головой.
  - Что такое? - Встревожился парень, но Розалина снова приложила ухо к груди. - Ну что, бьется?
  Девушка обескураженно посмотрела на Марка.
  - Оно не просто бьется. Оно, кажется, старается вырваться из груди.
  - Неужели Оскар так сильно ее напугал?
  - Не думаю, что это дикий испуг. Во время испуга на лице жуткая гримаса, а ты посмотри на нее: она улыбается. - Заметила Розалина.
  - Тогда что же это?
  Она лишь развела руками.
  - Может это свойственно для трультов? Улыбаться во время обморока.
  - Вряд ли. - Покачала головой Розалина. - Хотя никакого другого объяснения я этому найти не могу.
  - Однозначно Оскар что-то сделал. Он же был с ней, а когда увидел нас, то сразу удрал.
  - Когда Эва очнется, то мы узнаем, что было на самом деле. А сейчас нам нужно отнести ее домой.
   Так как все трульты были заняты поиском Оскара, все повозки были свободны и уже через пару минут Марк и Розалина были в лечебнице Эвы. Положив ее на кушетку, они потрясенно взглянули друг на друга: здесь, в тихом месте, сердце девочки стучало так громко, словно кто-то в быстром темпе тарабанил кулачком по столу.
  - Оно не остановится? - Встревожено спросил парень.
  - Сердце? Думаю, нет. - Розалина осмотрелась вокруг. - Если бы я знала, чем тут можно воспользоваться.
  - Может что-то успокоительное?
  - Я совершенно не разбираюсь в травах. Где-нибудь есть сердечные капли?
  Марк быстро посмотрел все бутыльки и колбочки на прозрачном маленьком столике.
  - Тут полным полно всего, но ни на одном нет надписи.
  - Да уж, Эва действительно профессиональный лекарь. Все запоминает и без надписей.
  - Может вот это? - Он протянул Розалине маленький пузырек. Запах был мятный и резкий.
  - Не знаю, Марк. Я боюсь что-либо использовать. Мы с тобой можем натворить тут дел.
  - Это точно. Тогда остается ждать, когда она очнется. Ты останешься с ней, а я пойду, отыщу это чудовище.
  - Останься здесь. - Попросила Розалина. - Пусть трульты сами ищут его.
  - Не волнуйся за меня. Он мне ничего не сделает. - Марк положил ладони ей на плечи. - Следи за Эвой и не вздумай в этот раз шпионить за мной, хорошо?
   Розалина обреченно вздохнула. Марк поцеловал ее в висок и вышел за дверь.
   Оскар продолжал бежать, успешно скрываясь. Он проносился, как ветер, удивляясь сам себе, откуда у него вдруг такие сильные ноги. Он забрел в Белый Округ. Осмотревшись, он понял, что тут спрятаться не удастся - деревья расположены далеко друг от друга, вокруг кружит белый пух, похожий на снег и его окружает невероятная белизна. При сиянии луны Белый Округ словно населен тысячами светлячков. Оскар заметался и в итоге решил спрятаться за стены дома в виде конуса. Толпа трультов пробежала, не заметив его, и Оскар облегченно выдохнул. Ему так надоело играть в 'догонялки', что он присел на землю, покрытой белоснежной травой и облокотился спиной и каменную стену дома. Пока он был уверен в том, что остается незамеченным, он сумел наконец-то оценить всю красоту этого города. Все здесь было идеально. Все леса, через которые проскочил Оскар, всплыли в его памяти и оставили хороший осадок. 'Они никогда бы не были мною наказаны'. - Подумал он, оценивая чистоту и яркость этой местности. Но стоило ему об этом подумать, как кто-то набросил на него сзади мешок и громко закричал:
  - Я взял его, взял!
   По писклявому противному голосу Оскар понял, что это тот самый карлик, который все пытался утащить его к Гремуссу. Ангел природы слышал, как толпа трультов подбежала к нему, и сразу повеяло прохладой. Чьи-то крепкие руки схватили его подмышки и куда-то повели. Он пытался вырваться, но стражники надели на него наручники и усадили в повозку.
  - Попалась, бледная морда! - Потирая руки, ликовал Лесогор. - Теперь я получу еще одну медальку за тебя.
  - Сними это с меня! - Дергался Оскар, пытаясь резкими движениями смахнуть с головы мешок. - Мне нечем дышать! - Соврал он.
  - Задыхайся на здоровье! Хотя нет, до Гремусса тебя надо довезти живым. - Карлик снял с него мешок.
  - И это сними! - Показывая наручники, потребовал тот.
  - Нет, змеище, это не сниму. Еще драться начнешь.
  - Да не буду я драться! Я вообще мирный гражданин.
  - Рассказываешь мне тут сказки! - Захохотал Лесогор. - Знаю я вас, людей, хитрость - ваш главный прием.
  - Да я не человек вовсе. - Вскипел Оскар. - Сними, сказал!
  - Конечно, ты не человек. Ты зверюга безмозглая. Смотри, мы уже приехали. Ну сейчас Гремусс тебе задаст жару! - Довольно пропел карлик и небрежно вытащил Оскара из повозки.
  Стражники взяли его под руки, и повели в дом в форме сложенных друг на друга книг. Сзади петлял довольный Лесогор. Постучав в массивную дверь, карлик просунул голову и спросил:
  - Гремусс, к вам можно войти?
  - Уже полночь, Лесогор. Ты хочешь попросить меня продлить время праздника? - Вальтер развернулся на своем диване.
  - Вообще-то нет, Гремусс. За вашей дверью сейчас находится чужеземец. Я поймал его в Белом Округе. Он пытался убежать.
  Правитель тут же поменялся в лице и соскочил с места.
  - Как, опять?! - Воскликнул он. - Снова это отродье! Снова люди! - Вальтер твердо зашагал по гостиной. - Как они сюда попадают?! Заведите его ко мне!
   Стражники тут же зашли за порог, держа Оскара мертвой хваткой, как настоящего преступника. Он по-прежнему пытался вырваться, но увидев гневного, мрачно одетого и рассерженного Гремусса, мгновенно замер.
  - Как ты сюда попал? - Тут же начал главный трульт, подойдя к нему и пытаясь поймать его беглый взгляд.
  - Я не знаю. - Негромко ответил Оскар.
  - Какой портал ты использовал? - Продолжал Гремусс, словно на допросе, только в несколько раз жестче.
  - Не знаю. Никакой.
  - Так 'не знаю' или 'никакой'? - Он схватил Оскара за подбородок и резко повернул его лицо к себе, крепко сжимая пальцы на его щеках. - Скажи мне правду, и я оставлю тебя жить.
  Оскар посмотрел в его черные, полные презрения, глаза.
  - У меня не было никакого портала. Я случайно оказался здесь. - Спокойно ответил ангел природы. Гремусс глубоко вдохнул, словно готовился выпустить огонь изо рта, затем отошел назад и дал команду стражникам:
  - Обыщите его!
  Оскара тут же повалили на пол и начали шарить по его одежде, в поисках хоть какой-нибудь вещицы.
  - Гремусс, у него нет карманов.
  - Тогда немедленно закройте его в карцере! - Стражники тут же потащили чужеземца к лифту. - Лесогор, останься. - Карлик остановился. Гремусс обошел стол и встал, упершись в него ладонями. - Ты молодец, что поймал его. Держи. - Он протянул ему золотую медаль. Карлик схватил ее, как оголодавшая собака, кость.
  - Спасибо, Гремусс! Рад служить!
  - Тебе спасибо, Лесогор. Теперь ступай.
  Карлик поклонился и скрылся за дверью.
  
  
  
  Глава 2
  Знакомство с принцем
  - Оскара поймали! - Влетая в лечебницу, воскликнул Марк. - Как Эва?
  - Пока что не очнулась. Но, слава богу, сердце бьется в спокойном темпе. Что будем делать с Оскаром?
  - Ничего. Трульты сказали, что его повели в карцер. - Марк не скрывал своей радости. - Мы можем расслабиться.
  - Марк, кажется у нас проблема. - Розалина перевела взгляд на Эву. Парень нахмурился и подошел к ней.
  - С ней что-то случилось?
  - И да, и нет. Сейчас она просто спит, но за то время пока ты отсутствовал она трижды произнесла его имя.
  - Чье имя? - Но уже через секунду он всё понял. - Она звала Оскара?! Странно. Может его имя это последнее, что она услышала перед тем, как потерять сознание?
  - Может быть. Но знаешь, похоже, он не сделал ей ничего плохого. - Решила Розалина. - Эва улыбалась, когда говорила его имя.
   Вдруг тело девочки вздрогнуло, и она открыла глаза. Приподнявшись на кушетке, Эва непонимающе посмотрела на гостей.
  - Что вы тут делаете? - Протирая глаза, спросила она.
  - Мы ждали, когда ты проснешься. - Ответила Розалина.
  - Я проснулась. - Эва спрыгнула на пол и на носочках направилась к столику с лекарствами. Она начала проверять все ли колбочки на месте. Марк и Розалина переглянулись.
  - Как ты себя чувствуешь? - Спросил парень.
  - Замечательно. А вы в порядке?
  Ребята снова обменялись взглядами.
  - Да, мы в порядке. - Ответила Розалина. - А что с нами должно быть не так?
  - Ну раз вы здесь, значит вам нездоровиться. - Эва обратила внимание на улицу. - Смотрите, как за окном темно! Еще даже не рассвело.
  Марк с Розалиной вообще ничего не понимали, что происходит с Эвой.
  - На дворе ночь. До рассвета еще долго. - Обескуражено ответил юноша.
  - Правда? А чего тогда я проснулась?
  - Дело в том, что мы с Марком нашли тебя без сознания в лесу.
  - Не может такого быть, я в жизни не теряла сознание. - Засмеялась Эва. - Вы что-то путаете, я просто спала. Мне приснился такой замечательный сон! Там было невероятно красивое создание с глазами цвета меда. Он был так вежлив со мной и чрезвычайно мил. Он взял мою руку и... дальше я не помню.
  Розалина растеряно посмотрела на Марка, тот взял смелость на себя все объяснить Эве.
  - Ты не помнишь, потому что упала в обморок. Мы с Розалиной доставили тебя сюда и были полностью шокированы. Твое сердце билось с такой силой, что казалось, оно непременно выпрыгнет из груди. Его стук был отчетливо слышен во всей лечебнице.
  - Вы меня пугаете. - Настороженно произнесла Эва.
  - А знаешь, как ты нас напугала! - Воскликнул Марк. - Ты даже себе представить не можешь, что мы испытали в тот момент, когда увидели Оскара с тобой. Он-то сбежал, а мы и не знали, что делать с тобой.
  - Оскар? Вы знаете его имя? Он существует? То есть... это был не сон?
   Марк взглянул на Розалину, оценивая ее реакцию. Она лишь чуть видно пожала плечами, не зная, что сказать. Когда они оба перевели глаза на Эву, то увидели ее задумчивое лицо. Она постепенно вспоминала, как оторвалась от толпы и наткнулась на незнакомца с идеальными чертами лица.
  - Так значит, всё это правда... - Поняла девочка. - Где он?
  - Его поймали. И с ним сейчас беседует Гремусс. - Ответил парень, тайно радуясь удачно сложившимся обстоятельствам.
  - Его же посадят в карцер!
  - Ага. Как нас посадили, так и его посадят. - Злорадствовал Марк.
  - Нельзя этого допустить! - Воскликнула Эва. - Он совсем не опасен.
  - Откуда ты можешь знать?
  - Я это чувствую. Он ни мне, ни кому-то еще не сделает больно. - Уверенно заявила взбудораженная новостью, девочка. - Надо переубедить Гремусса.
  - Но ведь это его приказ - сажать в карцер людей. Ты не можешь перечить закону. - Воспротивился Марк. Ему так хотелось, чтобы Оскар оказался проигравшим в этой битве.
  - А он и не человек вовсе. - Ответила девочка. Розалина, затаив дыхание, посмотрела на парня.
  - Откуда ты это знаешь? - Изумленно спросил он.
  - Просто знаю.
  - Но неужели тебя не пугает твое состояние, в котором ты прибывала, встретившись с ним? - С надеждой, что Эва передумает, спросила Розалина.
  - Пугает. Но только потому, что я никогда такого прежде не испытывала. Всё, что сейчас происходит со мной для меня чуждо. И это совсем не плохо, наоборот, это очень хорошее ощущение. Но я об этом подумаю позже. Сейчас нужно отговорить Гремусса сажать Оскара в карцер.
  - Почему же ты о нас так не переживала? Ведь мы тебе тоже ничего плохого не делали, а нас всё же посадили! - Раздражался Марк.
  - Не знаю. Быть может, потому что я вас не видела до заключения? Я не могу сказать, почему для меня так важно помочь ему. - Эва подозрительно посмотрела на Розалину, потом на Марка, - А вы? Вы ведь тоже ждали помощи, когда попали сюда, разве нет? Неужели вы не хотите помочь этому ни в чем не повинному парню?
  Марк с Розалиной ничего не ответили, но именно это молчание и послужило ответом на вопрос.
  - Ничего страшного. - Спокойно продолжила девочка. - Я всё поняла. Вы просто боитесь Оскара. После нескольких месяцев, проведенных здесь, вы привыкли к этому городу и трультам и теперь все чужие для вас кажутся жуткими монстрами. Это нормально. Ведь мы до сих пор живет с этим страхом. Я справлюсь сама
  - И ты наивно полагаешь, что Гремусс послушает тебя и выпустит чужака на свободу? - Спросил Марк.
  - Хотелось бы в это верить.
  - Эва, послушай, - Розалина подошла к ней, - из-за этого можешь и ты пострадать, понимаешь? Вы, трульты, не должны вставать на защиту чужих. Это вызовет подозрения со стороны всех жителей города и самого Гремусса. Решение принимается только правителем или Праведником.
  - Ребята, вы не понимаете меня так же, как и я себя не понимаю. Я хочу сделать это больше, чем когда-либо мне чего-то хотелось. Я пойду. - Эва окинула взглядом ребят и двинулась к двери.
  - Подожди. Сейчас не лучшее время для разборок. Гремусса это разозлит еще больше. Давай лучше завтра. Если хочешь, я пойду с тобой. - Предложила Розалина, и Марк обдал ее холодным взором.
  - Нет. Завтра будет поздно. Такие, как он могут не найти в себе сил смириться с заточением.
  - Что значит 'такие, как он'?! - Недовольно буркнул Марк. - Что ты там в нем увидела и откуда такая уверенность, что он не опасен? Я бы тебе не советовал приближаться к нему.
  - Для меня он так же не опасен, как и ты для Розалины. Я знаю, что делаю, хоть у меня совсем нет плана.
  - Эва, я просто хочу уберечь тебя, понимаешь? Мы ведь друзья. А друзья желают только добра.
  - Спасибо за заботу, Марк. Но тебе уже есть, кого оберегать. - Эва благодарно улыбнулась и взглянула на Розалину. - Можете меня не ждать и возвращаться домой.
  Девочка быстро вышла за дверь, не оставив шанса снова себя остановить.
  - Что это было?! - Развел руками Марк. - Ее будто подменили. Она говорила, что Оскар не такой, как все. Как она это поняла?
  - Не знаю. - Розалина обессилено плюхнулась на табурет. - Но зря мы ее отпустили.
  - Она не хотела, чтобы ее держали. Хочет идти, пускай идет. От нее все равно ничего не зависит. Чертовщина какая-то. Эва словно свихнулась!
  - Не думаю, что она свихнулась, Марк. Здесь совсем другое, более глубокое чувство.
  - Быть может, этот негодяй так на нее повлиял? Она же словно одержимая! - Вспылили Марк.
  - Да, ты прав. Оскар оказал на Эву огромное влияние. И не удивительно, что ей это нравится.
  Марк прищурено посмотрел на Розалину.
  - Только не говори, что это то, о чем я думаю.
  - Мне кажется, Эва влюбилась.
  - Я же просил не говорить.
  - Я же не знала, что именно об этом ты подумал, - усмехнулась Розалина.
  - Если это действительно так, то срочно нужно открыть ей глаза. Эва должна знать, кем Оскар является на самом деле.
  - Нет, Марк, не нужно.
  - Почему?
  - Во-первых, мы не должны говорить, что мы знаем Оскара, во-вторых, Эва сама поняла, что он не такой, как мы с тобой. А в-третьих, сердце не решает, кого выбирать для любви.
  Марк сморщился хуже прежнего.
  - Какая любовь, Розалина? Ну чем он мог так сильно ее задеть? Не знаю почему, но я не хочу о таком думать. Ведь, если всё на самом деле так, то ее ждут сплошные разочарования, а я бы не хотел, чтобы она страдала. Эва слишком хороша, чтобы получить такое наказание. Нужно вовремя всё прекратить.
  - Марк, это ее не остановит.
  - Остановит. - Твердо заявил Марк. - Я не думаю, что такое светлое и доброе создание, как Эва захочет иметь что-то общее с таким темным пятном, как Оскар.
  - Так в том-то и дело. Что бы мы ей ни говорили, она не будет видеть в нем зла. Марк, от нас ничего не зависит.
  - Кое-что всё-таки от нас зависит. - Он многозначительно посмотрел на Розалину. - Мы можем успеть остановить Эву в процессе разговора с Гремуссом.
   Эва пересекла Улицу Звезд, отражающую сияние неоновых разноцветных лепесточков и направилась по Алому проулку, усаженному островками вьюнов. Пока девочка шла, она пыталась найти объяснение своему состоянию, которое просто выбивало ее из колеи и вводило в заблуждение. Ранее она никогда не испытывала что-то подобное, такой приятный ток еще никогда не проходил по ее телу, сердце ее никогда так радостно не билось. Девочка старалась идти только по слабо освещенным проулкам. Но вопреки ее надежде она так и не смогла остаться незамеченной.
  - И куда же ты направляешься? - Спросил ее писклявый голос.
  - Никуда. - Коротко ответила девочка. Со смотровой вышки спрыгнул Лесогор.
  - Ты должна уже давным-давно спать. Немедленно возвращайся домой!
  - Ты получил медальку? - Заметив в его нагрудном кармане золотой подарок, спросила девочка.
  - Да, получил. - Гордо вскидывая голову, ответил Лесогор. - За поимку беглого преступника! Это же я его поймал и Гремусс похвалил меня за хорошую работу.
  - Куда посадили чужого? - Немедля поинтересовалась Эва.
  - Я не знаю, в какую именно камеру, но надеюсь, что в карцер с жуткими условиями. Он тот еще грубиян!
  - Эва! - Звонкий голос пронзил всю спящую тишину улицы. Девочка обернулась и увидела Марка с Розалиной.
  - А вы чего ходите? - Возмутился Лесогор, выставляя грудь вперед.
  - Эва, ты должна вернуться домой. - Спокойно попросил Марк.
  - А, так вы за Эвой? - Удивленно спросил карлик. - Впервые за долгое время я вами наконец-то доволен.
   Девочка обиженно взглянула на ребят, и ничего не ответив, направилась в обратную сторону. Она очень сильно огорчилась, что Марк с Розалиной не дали ей совершить задуманное.
  - Не гуляйте больше ночью, иначе я вас всех сдам Гремуссу! - Воскликнул карлик. - Идите все домой, а я за вами прослежу, чтобы никто никуда не свернул.
   Эва молча, и не поднимая глаз на друзей, дошла до дома. Она не пригласила их зайти, а сразу же закрыла дверь перед ними, лишь нехотя прошептав 'спокойной ночи'. Девочка не ждала от своих друзей такого хода. В ее понимание дружбы входил пункт 'поддерживать друг друга во всем', но о пункте 'вовремя остановить' она и представления не имела.
  После того, как обида на друзей поутихла, Эва переключилась на свои новые ощущения. Это состояние, похожее на вулкан, пугало ее и одновременно дарило радость. В голове мелькала цепочка предположений и гипотез, выдвинутых Эвой, объясняющих ее поведение, совсем не свойственное для трультов.
   На следующее утро приближенные Гремусса сообщили Марку и Розалине, что главный трульт города вызывает их к себе для разговора. Ребята терялись в догадках, рассуждая над тем, зачем он требует их визита. Подозрительным им казалось то, что он вызывает их именно после того, как поймали Оскара. Но Розалина и Марк договорились, что не выдадут себя, как бы их ни расспрашивали.
  - Здравствуйте, Гремусс. Вы нас вызывали? - Робко заглядывая в дверной проем, спросил Марк.
  - Вызывают на дуэль, а я вас приглашал. - Холодно исправил Вальтер. - Проходите.
   Его взгляд был отталкивающим и суровым. Розалина сглотнула внезапно появившийся в горле ком, и на ватных ногах ступила за порог. Затем шагнул Марк. Гремусс поставил на столик поднос с тремя чашками розового чая, и указав рукой на диван, продолжил:
  - Присаживайтесь и угощайтесь.
  Неуверенным шагом они побрели к столику и опустились на мягкое диванное сиденье.
  - Теперь можете мне всё рассказать. - Скрещивая пальцы под подбородком, сказал Гремусс.
  - Простите, что рассказывать? - Спросил Марк.
  - Правду. Не бойтесь ее. Я знаю, что она глубоко спрятана в ваших душах.
  - Не знаю о чем вы. - Пожал плечами парень, перекидывая свой непонимающий взгляд на Розалину.
  - Вы можете претворяться сколько вам угодно, но вам не удастся сбежать от истины. Ваши глаза, как же они выдают вас. Кто этот новоприбывший? - Тяжелый взгляд Гремусса перескакивал от Марка к Розалине.
  - Мы не знаем. - После короткой паузы ответила Розалина.
  - Да? А я вот полагаю обратное. Он вам хорошо знаком.
  - Почему вы так думаете? - Поерзав на месте, спросил Марк.
  - Всё об этом говорит. И у меня нет ни малейшего сомнения, что он оказался здесь с вашей помощью.
  - И как же, позвольте спросить, мы помогли ему? - Язвительно задал вопрос Марк.
  - С помощью пастанта. Вам удалось побывать в своем мире, и вы пригласили этого незнакомца в наш город.
  - Все-таки вы считаете, что это я украл пастант? - Опешил Марк, резко встав с дивана. Но розалина коснулась его руи и пыл поутих.
  - Я всегда буду так считать
  - Вы не правы! - Воскликнула Розалина, но Гремусс шикнул, заставив девушку умолкнуть.
  - С какой целью вы пригласили его в наш город?
  - Мы не приглашали его. - Отрицал Марк.
  - Вы хотели показать ему наш праздник или всё же решили захватить город трультов, как те ничтожные человекоподобные существа? - Надвигаясь на них, словно грозовая туча, шипел Гремусс.
  - Да зачем нам захватывать вас? - Не в силах больше слушать эти бредни, крикнул Марк.
  - Вам здесь нравится, и вы хотите так же переселить сюда вам подобных.
  - Гремусс, да вы в своем уме? Вы хоть сами слышите, что говорите? - Не боялся возражать Марк.
  - Вы его знаете, а мне нагло врете.
  - Нет, мы не знаем его. - Громко заявила Розалина.
  - Вы уверены?
  - Абсолютно. - Розалина теперь держалась довольно хорошо, и ни что не выдавало ее лжи.
  - Хорошо. - В глазах Гремусса появилась нездорово яркая искра. Его губы скривились в недоброй улыбке. - Тогда убейте его.
  - Что?!
  - Это докажет вашу непричастность к данному инциденту. Если вы с ним не знакомы, то вы легко это сделаете.
  Марк и Розалина обменялись тревожными взглядами.
  - Так ведь нельзя. Это несправедливо. - Дрожащим голосом произнесла взволнованная девушка. - Вы ведь не такой. Вы не можете быть столь жестоким...
  Гремусс резко склонился над ней и прошипел:
  - Вы ничего не знаете обо мне, и не имеет представления какой я.
  - Хорошо. - Вдруг промолвил Марк. - Я это сделаю.
   Гремусс обдал Марка изумленным взглядом. Розалина от неожиданности поперхнулась.
  - Вы, правда, сделаете это? Вы убьете его? - Повторил Вальтер.
  - Да. - Уверенно ответил юноша.
  - Смело. - Хмыкнул Гремусс и, обойдя стол, обратился к девушке. - С кем вы дружите, Розалина? Смотрите, он готов убивать.
  - Он этого не хочет. - Заступилась она. - Это вы заставили его сказать такое.
  - Розалина, все нормально. - Пытался успокоить девушку Марк.
  - Он просто хочет доказать вам, что мы не виноваты. - Не унималась она, глядя в упор на Гремусса.
  - Пожалуйста, успокойся. - Шептал ей парень.
  - Он говорил вам правду, а вы хотите сделать из него убийцу! - Розалина резко встала.
  - Сядьте! - Крикнул Гремусс, и она тут же плюхнулась обратно на диван. - Я не потерплю такого поведения в моем доме. Я вижу ваше беспокойство, Розалина, но ведь вы не станете отрицать того, что если человек согласен пойти на преступление, значит, в нем присутствует темное начало.
  - Марк не такой, он не способен совершить что-то подобное.
  - Вы боитесь, что он потеряет человечность, совершив убийство? - Гремусс медленными шагами обошел смирно сидящих гостей. - Или вам, Розалина, страшно за то, что осознав это, вы потеряете прежнюю веру в него?
  - Я ничего не боюсь! - Смело заявила девушка. - Кем бы ни стал Марк, для меня он всегда будет самым светлым ангелом на земле. А вы вынуждаете его пойти на такое!
  - Прекратите кричать. - Терпеливо произнес Гремусс. - Казнь чужеземца будет проходить на глазах у всего города, так что у трультов не останется сомнений, что Марк это сделал по собственной воле.
  - Просто посадите чужака в карцер и дело с концом! - Глаза Розалины налились слезами. - Зачем его убивать? Вы не имеет права так поступать с людьми!
  - А люди имели право так поступать с нами? - Прошипел Гремусс, склонившись над ней в опасной близости. - Вы даже себе представить не можете, как мы страдали, когда...
  - Хватит! - Резко вскочив, крикнул Марк. - Я все понял. Мы уходим. - Он схватил Розалину под локоть и повел к выходу.
  - Сделайте это сегодня на закате. - Добавил напоследок Вальтер. - И я перестану вас обвинять.
  Марк кинул на Гремусса ненавистный взгляд, и ничего не ответив, вместе с девушкой вышел за дверь.
  - Мне не верится, что это я услышала от Гремусса! - Воскликнула Розалина, когда они отошли подальше от его дома. - Да он совсем из ума выжил!
  - Избавимся от Оскара и дело с концом.
  - Ты что, серьезно? - Девушка остановилась и развернула его к себе. Убедившись в том, что их никто не видит за зарослями, она продолжила. - Ты же не собираешься его убивать, правда?
  - А что мне мешает? Мне нисколько не жалко его, но для начала мне нужно с ним увидеться.
  - Зачем? - Петляя за ним, как собачонка, спросила Розалина.
  - Оскар выдал нас и именно поэтому Гремусс так долго тянул с нас правду.
  - Но что ты собираешься сделать?
  - Пока что просто поговорить. - Отыветил Марк и ускорил шаг.
   Сюртук Праведника развевался от ветра и стремительной ходьбы. Его лицо покрыла застывшая каменная гримаса, а внутри всё кипело от гнева. Он шел к дому Гремусса и уже знал, что ничто не сможет смягчить их беседу. Трульты бросали на него изумленные взгляды: не часто увидишь одного из главных трультов в таком мрачном настроении, да еще идущего пешком. Трульты сразу почувствовали что-то неладное, но старались не показывать вида. Стук черных блестящих ботинок Праведника отдавался эхом по всей улице. Распахнув громадные двери дома Гремусса, и поднявшись на лифте, он пересек холл и толкнул рукой дверь гостиной. Вальтер был занят прочтением очередной книги.
  - Амадеус? - Он развернулся к нему и захлопнул книгу. - Что-то случилось?
  Праведник прошелся твердыми шагами к дивану, и, заслонив собой танцующее пламя в камине, членораздельно произнес:
  - Кто тебе дал права снова объявлять приговор о заключении без моего согласия? У тебя это вошло в привычку?
   Гремусс, отложив книгу на диванную подушку, ответил:
  - Чужестранец должен сидеть в темнице. Это мой приказ и я имею права лично его отдавать.
  - Но не без моего участия. Почему я узнал об этом всего несколько минут назад? - Лицо Праведника побагровело. - Ты, Вальтер, даже не удосужился оповестить меня о появлении в нашем городе нового человека. Что за поведение?
  - Время было полуночное. Я не хотел тебя тревожить. - Монотонно пояснил Гремусс.
  - Не хотел тревожить?! Снова?!- Всплеснул руками Праведник. - Ты должен был сообщить мне в первую очередь! Почему я узнал об этом от жителей, так перепугано галдящих о чужом человеке на каждом углу, а не от тебя?! Теперь, значит, ты так поступаешь, да?
  - Я поступаю так, как считаю нужным. А тот, кто не принимает мое решение - простите, мне с ним не по пути. - Гремусс направился к буфету.
  - Вальтер, что с тобой творится? - Праведник подошел к нему и по-дружески коснулся его плеча. - С каждым днем тебя всё больше не узнать.
  - Со мной всё в порядке, Амадеус. - Бросая сахарные кубики в чай, ответил он. - Я не хочу сейчас выяснять отношения.
  - Я слышал, что Эва пострадала из-за него. - Голос Праведника становился всё тише. Гремусс дернулся, скинув со своего плеча теплую руку судьи, отбросил чайную ложку на край стола и резко развернулся к судье.
  - А вот это твоя вина, Амадеус.
  - В чем же я виноват, Вальтер?
  - Я предлагал тебе сузить границы территории для празднования, а ты лишь посмеялся надо мной. - Процедил Гремусс.
  - Причем тут это? Сам знаешь, это новшество ничего бы не дало.
  - Трульты были бы все на виду у меня, и никто бы не пострадал.
  - На виду у тебя? - Праведник обошел Гремусса вокруг, словно хищник, готовый в любой момент броситься в бой. - Все тебя ждали, а ты даже носа не высунул.
  - Что сейчас с Эвой?
  - Говорят, в порядке. Ее видели сегодня.
  Правитель облегченно выдохнул, но потом его брови сдвинулись к переносице и он твердо произнес:
  - Больше никто из людей, попавших сюда, не получит такую привилегию, как свобода.
  - Так вот что тебя так бесит, Вальтер. То, что я даровал свободу этим двум? До сих пор не успокоишься?
   Гремусс ничего не ответил, лишь неподвижно продолжал стоять, облокотившись ладонями о стол.
  - Ты ведь сам убедился, что в нашем городе людей можно приручить, хотя, судя по всему, ты никогда не сможешь с ними поладить. - Разочарованно махнул рукой Праведник. - Я хотел бы поговорить с новым человеком.
  - Хочешь, говори. - Гремусс медленно выдохнул, набираясь терпения, и зажав пальцами горячую чашку, добавил: - Он в главном карцере.
  - Я не хочу беседовать с ним в таких жутких условиях. Нужна подходящая атмосфера для такого разговора. Он будет освобожден на момент нашей с ним встречи.
   Чашка дрогнула в руках Гремусса, и чай оставил пятно на его черной рубашке. Челюсть сжималась от негодования, и зубы скрипели, как сталь. Тяжелое дыхание набирало обороты и становилось все более громким и частым, а костяшки пальцев побелели от напряжения, сжимаясь в кулаки. Гремусс, как только мог, сдерживал свой пыл до тех пор, пока Праведник не скрылся за дверью.
   Оскар был на удивление спокоен и сдержан. Он лежал на сыром холодном полу и изучал темный потолок, словно стараясь выискать там солнце. Его сила блокировалась, но всё остальное было неизменным. Единственное, что ему не давало покоя, так это внезапно убитая возможность заниматься тем, в чем состоит его существование. Он в воздухе пальцами выводил узоры и символы, которые раньше помогали ему управлять огненной сферой, а иногда он обходился и вовсе безо всяких там знаков. Оскару достаточно было просто подумать об этом и случалось именно то, чего он хотел. Он чувствовал себя, лишенным самого себя без этой величественной силы.
  В темницу со множеством других, но пустых камер, вошел Марк. Стражники тут же преградили путь.
  - Ты куда? - В один голос спросила они.
  - Мне нужно поговорить с заключенным.
  - Это опасно. Тебе не следует сюда приходить.
  - Но это срочно! - Начал искать варианты Марк.
   - Правила запрещают заключенному принимать посетителей. - Твердила стража. - Если есть что сказать или спросить, напиши записку, а мы передадим.
  - Мне не нужна переписка, я должен поговорить с ним с глазу на глаз.
  - Мы не даем такого разрешения. - Замотали они головами.
  - А кто дает разрешение?
  - Вышестоящие трульты.
  - Гремусс? - Марк недовольно вздохнул. - Он точно не разрешит мне.
   Только бноша хотел сделать шаг за порог, как наткнулся на Праведника.
  - Марк? Что вы тут делаете? - Удивился тот.
  - Я хотел поговорить с заключенным.
  - О чем?
  Парень, под пристальным взглядом Праведника, не нашел что сказать и лишь пожал плечами.
  - Вам тоже интересно что-то узнать о нашем незнакомце? - Неожиданно для него спросил Праведник. Марк сразу поднял оживший взгляд и закивал.
  - Вот и мне интересно. - Шепнул ему Праведник. - Ну что ж, пойдем.
  Стражники поспешили встать перед судьей и, склонились перед ним в приветственном поклоне.
  - Дайте мне взглянуть на заключенного. - Потребовал Праведник. Стражники подвели его к маленькому окошку наблюдения в камере и включили там свет. Оскар сразу же приподнялся и осмотрелся.
  - Довольно необычный молодой человек. - Спустя некоторую паузу произнес Праведник. - Он ведь меня видит?
  - Нет, Праведник, не видит. - Подтвердили стражники.
  - Его кормили?
  - Нет, Праведник, не кормили.
  - А пить давали?
  - Нет, Праведник, не давали.
  - В карцере холодно?
  - Да, Праведник, холодно.
  Судья с любопытством следил за Оскаром.
  - Сделайте температуру пониже. - Потребовал он.
  Стражники тут же поспешили к рычагу.
  - Сделали, Праведник.
  Амадеус, задумчиво потирая подбородок, наблюдал за ожидаемым изменением в поведении заключенного, но все оставалось по-прежнему.
  - Очень странно. Ему, похоже, совсем не холодно. Сделайте-ка еще ниже. - Снова попросил он. Стражники выполнили. Они подождали несколько минут, изучая состояние чужого. Оскар даже не шелохнулся. Прошло около десяти минут, и вдруг он все же вскочил. Праведник замер, ожидая паники, но вместо этого он увидел столь неожиданную картину: чужеземец подошел к бетонной стене и, подняв с пола отколовшийся небольшой камешек, начал что-то рисовать. Праведник даже перестал моргать, с интересом наблюдая за неожиданными действиями заключенного. Через несколько секунд на стене появились очертания фигур животных и изображения растений. Оскар рисовал так свободно и легко, словно занимался этим всю свою жизнь. Его руки вырисовывали самый настоящий пейзаж, хоть и бледный из-за отсутствия красок, но очень четкий. По рукам судьи пробежали приятные мурашки. От самого низа до середины стены, Оскар вырисовывал настоящий лесной уголок, в центре которого тянулся к небу хоботом слон и щипал траву длинноногий жираф. В правом углу он добавил парочку птиц, а в левом - лучи солнца.
  - Что там происходит? - Спросил Марк. Праведник так увлекся этим художеством, что даже не услышал его вопроса. - Праведник, что вы там увидели?
  - Подойдите ближе. Гляньте. - Восхищенно ответил тот, освобождая окошко для Марка. Теперь к пышной траве, густым деревьям, экзотическим животным и птицам добавилось еще и озеро, из которого пил то ли олененок, то ли антилопа. Марк был не менее удивлен, чем Праведник, но до мурашек дело не дошло, так как он-то прекрасно знал, что природа - детище Оскара и он не может обойтись без нее так же, как человек без воздуха.
  - Красиво, правда? - Спросил судья. Марк кивнул и отошел от окна. - Скажите, а вы уверены, что показатели температуры, действительно, низкие? - Подозрительно глядя на бодрого и вдохновившегося непонятно чем, заключенного, спросил Праведник.
  - Да, Праведник, уверены.
  - Тогда мне непонятно, почему его не берет озноб? Он уже давно должен был покрыться ледяной коркой.
  Стражники лишь пожали плечами.
  - Знаете что, откройте-ка дверь.
  - Праведник, последствия могут быть плачевными. - Предупредил его один из стражников.
  - Не думаю. Этот человек вовсе не зверь.
   Стражники несмело опустили рычаг, и дверь поехала вверх, давая полную свободу для Оскара. Он осторожно выглянул, но за порог ступать не решался.
  - Это ловушка, да?
  - Нет. Можете смело выходить. - Громко ответил Праведник.
  - Что, правда? Чего это вы так подобрели? - Оскар сделал пару шагов вперед и увидел перед собой, одетого с иголочки, пожилого мужчину.
  - Здравствуйте. - Кивнул ему Праведник.
  - Доброе... эм... утро? Или день? Простите, я не знаю, какое сейчас время суток. - Оскар заглянул за спину мужчины и увидел Марка. Глаза природного ангела засияли.
  - Позвольте представиться. Я - Праведник, главный судья города трультов. А как ваше имя?
  - Оскар. - Обнажив свои белоснежные зубы, вежливо отозвался он.
  - С какой целью вы прибыли в наш город?
  - Да, собственно, ни с какой. - Его взгляд был прикован лишь к Марку, несмотря на то, что он отвечал на вопросы Праведника. - Сам не знаю, какая сила завлекла меня сюда. Но заявлю без лишней лести, что у вас превосходная природа!
  - Спасибо. - Судья довольно улыбнулся, но через секунду снова принял серьезное выражение лица. - Нам нужно с вами поговорить. Пойдемте со мной.
  - С превеликим удовольствием. - Голос новоприбывшего звучал бодро, да и сам он располагал к себе, что в действительности жутко раздражало Марка.
  - Праведник, - позвал его парень, - вам не кажется, что в целях вашей собственной безопасности и безопасности города в целом, было бы неплохо надеть на него наручники и заковать в кандалы?
  Оскар остановился и прыснул Марку в лицо своё нескрываемое недовольство.
  - Кандалы - это слишком, но на счет наручников, вы правы. Безопасность превыше всего. - Согласился Праведник. Марк злорадно улыбнулся, посмотрев на Оскара. Стража надела на него наручники и все трое вышли из темницы.
  - Разрешите спросить, а куда мы сейчас направляемся? - Поинтересовался ангел природы.
  - Туда, где мы сможем спокойно побеседовать. - Ответил статный мужчина.
  - Стойте, - резко произнес Марк, заставив всех остановиться, - вы что, ведете его к себе домой?
  - А что в этом плохого? Вы ведь тоже бывали в моем доме.
  - Не думаю, что это понравится Гремуссу. - Покачал головой юноша и все трое продолжили идти.
  - Гремуссу в последнее время много чего не нравится. - Пронзая голубоглазым взглядом, недавно проснувшееся небо, ответил Праведник. Пока они шли, трульты, видя Оскара, в буквальном смысле шарахались в сторону.
  - Видать, вы их вчера хорошо напугали. - Заметил судья.
  - Скорее, всё было наоборот. - Исправил Оскар, строя из себя жертву.
  И все же оставшуюся дорогу до дома Праведника, они решили проехать на повозке, чтобы не напугать пуще прежнего и без того напуганных жителей города.
  Оказавшись в теплом доме судьи, Оскар сразу же про себя отметил полнейшую безвкусицу интерьера. Эти древние комоды и шкафы были такими громадными, что заполоняли собой почти всю комнату. Тяжелые шторы из плотной синей ткани висели, как театральный занавес и были такими неподвижными, что напоминали нависшие над широким окном дождевые тучи. Кресла поражали своей глубиной посадки. Казалось, что в одном таком кресле смогли бы свободно поместиться как минимум трое. Бесконечные, битком набитые, тумбы находились в каждом углу, но почему-то создавалось впечатление, что ими особо не пользовались. Высокие пуфы стояли по всему периметру комнаты в хаотичном порядке. У одного из трех больших окон на массивном дубовом столе стопкой лежали толстые тома книг в мягком переплете. Это были книги о правах и обязанностях трультов в будние и праздные дни. Лестница, ведущая на второй этаж, была хрупкой и старой, с кривыми трещинами и легким прогибом. Эта набитая мебелью комната, буквально давила на плечи и не оставляла возможности свободно передвигаться. Праведник чувствовал себя здесь, как нигде комфортно и гармонично. Эта захламленная комната была так называемым манежем для Праведника, в котором абсолютно все вещи находились у него на виду и не нужно было тратить время на их поиски. Не сказать, что в его доме царил настоящий беспорядок, но почему-то создавалось впечатление, что здесь живет не важная и главная личность города, а ленивое и беспардонное, но судя по количеству книг, начитанное, создание. Проходя вглубь комнаты, Оскар несколько раз споткнулся.
  - Не ушиблись? - Проявляя вежливость, спросил Праведник.
  - Все в порядке. - Отозвался Оскар, следуя за хозяином дома в тот момент, когда Марк стоял на пороге.
  - Присаживайтесь. - Праведник указал рукой на одно из кресел, а сам погрузился на пуф. Оскар благодарно кивнул и утонул в объятиях этого серого плюшевого кресла.
  - А вы, Марк, почему стоите? Проходите же. - Пригласил его Амадеус, указывая на кресло рядом с Оскаром. Парень нервно огляделся, борясь с неохотным желанием оставаться здесь, но после недолгой паузы он все же так же погрузился в 'любвеобильное' кресло.
  - Вы, наверное, не знаете, для чего я и вас пригласил к себе. - Начал Праведник, устремив свой взгляд на Марка. - Я поясню, но позже. Оскар, кстати, познакомьтесь, это Марк - самый искусный повар в нашем городе.
  - Очень приятно. - Играл новоприбывший, с интересом глядя на Марка.
  - Кстати, он тоже человек. - Продолжил Праведник.
  - А вы, разве не люди?
  - Нет, мы трульты - нация, возникшая задолго до появления человеческой расы.
  - О, как интересно! - Воскликнул Оскар, с поддельным интересом. - И сколько же вам лет?
  - Очень много. А если взять каждого трульта в отдельности, то каждый из нас сам выбирает срок продолжительности своей жизни, но об этом вы узнаете позже, после того, как я узнаю что-то о вас.
  Ангел природы согласно кивнул, позволив хозяину дома задавать вопросы.
  - Скажите, Оскар, чем вы занимаетесь в своем людском мире? - Праведник задал первый вопрос. Марк насмешливо взглянул на природного ангела, тот пронзительно посмотрел в ответ. Парень косо улыбнулся, но эта улыбка значила что-то вроде 'вот ты и влип'. Но Оскар обладал способностью быстро находить ответы на любые вопросы.
  - Я из высших слоев привилегированного общества. Живу в богатом золотом дворце, имею слуг и властные полномочия.
  Марк громко закашлялся, подавляя смех.
  - Правда? - Удивленно спросил Праведник и тут же обратил внимание на внешний вид чужестранца. Белые мерцающие штаны с узорами из золотой нити по бокам. Белая рубаха без пуговиц, с расшитым такой же нитью воротником, и золотистая длинная накидка.
  - Так значит вы королевских кровей? - Глаза Праведника загорелись. - Очень занимательно! Еще никогда в жизни мне не доводилось общаться с представителями элитного общества. - Он тут же подсел поближе к Оскару.
  - Ну вот вам и пердоставился шанс. - Широко улыбаясь, ответил природный ангел. - А мне приятно общаться с вами, ведь вы тоже, ак я понял, очень влиятельная личность.
  Судья зарделся и поправил свое покосившееся жабо.
  - О боже, меня сейчас стошнит. - Закатив глаза, проворчал Марк.
  - Вам плохо? - Встревожился Праведник. - Может воды? Хотите, я открою окно, если вам душно?
  Оскар криво улыбаясь, посмотрел на Марка, а того до жути бесила эта тошнотворно милая беседа.
  - Мне ничего не надо. Со мной все в порядке. - Ответил Марк, отводя недовольный взгляд в сторону.
  - Вы уверены?
  - Да, Праведник, я в норме.
  - Так на чем мы остановились? - Продолжил судья, развернувшись к Оскару. - Ах, да. Кем вы являетесь в своем дворце? Вы, позвольте угадать, принц?
  - Вы угадали! - Щелкнул пальцами Оскар.
  - А можно ли узнать название вашего королевства, в котором вы живете?
   Оскар задумчиво уставился в потолок. Настала очередь Марка злорадствовать, и он чуть слышно хмыкнув, заставил обратить внимание ангела природы на себя.
  - Понимаете, - начал тот, - мое королевство слишком важное, чтобы я открывал его тайну. Могу только сказать, что в нем живут сплошные аристократы, имеющие статус личной неприкосновенности к собственной персоне.
  - Вот как? - Не переставал удивляться Праведник. - Получается, что простолюдины не имеют к вам никакого отношения?
  - Верно, Праведник. Простолюдинам доступ в наше королевство закрыт.
  - И сколько же человек в вашем подчинении?
  - Честно? Не считал, но довольно много. - Оскар хотел было руками образно это обозначить, но помешали наручники.
  - О, позвольте, я вас избавлю от них. - Засуетился судья и из кармана брюк достал небольшую связку ключей. - Стража не знает, что я имею некоторые дубликаты их ключиков. - Шепотом заявил Праведник и, найдя нужный, освободил Оскара от ареста.
  - Благодарю вас. - Ангел природы потер запястья, словно они у него затекли, но на самом деле на них даже следа от тяжелых железяк не осталось. Терпению Марка постепенно приходил конец и он понимал, что всякая любезная фраза или действие Праведника в сторону Оскара может спровоцировать его эмоциональный всплеск, поэтому, чтобы этого не произошло, Марк спрятал лицо под рукой.
  - Извините, Оскар, за такое грубое обращение с вами. Никто не разглядел в вас королевскую особу. - Виновато произнес Праведник и направился к чайному столику. - Позвольте угостить вас чаем?
  - О нет, не стоит. Я не голоден. - Поспешил ответить Оскар. Марк заулыбался, поняв, что ангел природы никак не может есть человеческую пищу, и надеялся на его скорый провал. Но заметив сверкающий злорадством взгляд юноши, Оскар ухмыльнулся, и ответил:
  - Хотя знаете, Праведник, я сочту за честь выпить кружечку горячего напитка вместе с вами.
  Марк тут же изменился в лице, поняв, что проваливается он, а не природный ангел.
  - Я позже зайду. - Сказал парень и с трудом встал с кресла, поглотившего его своей невероятной мягкостью.
  - Куда вы? - Праведник сразу забыл про чай и подошел к парню. - Останьтесь.
  - Что-то не хочется.
  - Но я настаиваю! У меня будет к вам просьба.
  - А попросить в другой раз вы не можете? - Скривился Марк.
  - Нет, не могу. Мы должны присутствовать все трое, как сейчас.
   Злоба и желание кинутся на Оскара с кулаками, становились все яснее и брали вверх над Марком. Лишь когда ангел природы перестал глядеть на него исподтишка и сиять, как медный таз, юноша наконец-то перевел взгляд на хозяина дома. В его глазах было столько мольбы, что парень нехотя снова погрузился в кресло. Через пару минут хозяин дома подкатил к ним столик с тремя чашками мятного чая и корзинкой кремовых печеней. Марк заострил внимание на том, как Оскар поедал печенье. Юноша прибывал в полном негодовании.
  - Оскар, у вас есть хобби? - Спросил судья.
  - Конечно. Я люблю заниматься садоводством.
  - О, это прекрасно. - Хлопнул в ладоши восторженный Праведник. - Здесь в нашем городе многие трульты состоят в садовом обществе. Это одно из наших самых главных целей - украшать город прекрасными цветами и растениями.
  - Я заметил. У вас очень красочный город!
  - Спасибо. Ваше королевство, наверняка, тоже усажено различной растительностью? - Поинтересовался Праведник.
  - Еще как усажено! Мой дворец, буквально, пропитан запахами роз и прячется в тени пальмовых деревьев.
  - Замечательно! - Судья смочил горло. - Пока вы сидели в карцере, я наблюдал за вами и у меня возник вопрос: как вы выдержали низкую температуру?
   Оскар замер, понимая, что не был готов к данному вопросу. Но его способности быстро выкручиваться, можно было бы и позавидовать.
  - Курс выживания в экстремальных условиях. - Сверкая глазами, уверенно ответил он.
  - Да что вы говорите?! - Восхитился Праведник. - А где?
  - Я несколько недель провел на северном полюсе без каких-либо средств выживания.
  - Вот это да! Неужели у вас совсем ничего не было?
  - Ничего. Ни спичек, не теплой одежды. Правды, палатку мне всё же выделили. - Оскар так искусно лгал, что сам начал себе верить.
  - И как же вы выжили? - Эмоционально спросил Праведник.
  - Научился контролировать температуру тела. - Оскар даже не силился что-то придумывать. Слова сами выходили из его уст
  - А зачем же вас туда отправили?
  - Это обязательное испытание для важных королевских особ. - Ангел природы аристократично взял чашку и сделал короткий глоток. Конечно, он не чувствовал вкуса и запаха, но делал вид, что ему все нравится.
  - Обязательно испытание? Разве можно так обращаться с принцами?
  - Мы должны быть выносливыми и сильными, так как у нас есть недоброжелатели. - Оскар мимолетно посмотрел на Марка. - И никто не знает, что им взбредет в голову. Мы должны быть проворнее наших врагов. Именно поэтому для нас и существует курс выживания.
   - Ну надо же! А еще я видел, как вы рисовали потрясающий пейзаж. Вы еще и художник?
  - Я еще и музыкант, и фокусник. - Играючи ответил Оскар.
  - Правда?
  - Шучу, конечно. Знаете, мое влечение к изобразительному искусству зародилось много лет назад. Я рисовал везде: на песке, на деревьях, во дворце. - Оскар встал и начал красиво жестикулировать, имитируя движение кисти по холсту. - Но, всерьез заняться этим я никогда не задумывался.
  - А, наверное, надо было. Знаете, вы могли бы украшать наш город своими потрясающими рисунками.
  - Вы серьезно? - С широкой улыбкой, спросил 'принц'.
  - Да я вообще никогда не шучу. - Развел руками Праведник. - Итак, Марк, вот теперь я хочу обратиться к вам. Я бы хотел, чтобы вы лично ознакомили Оскара с окрестностями нашего города. Так сказать, устроили ему большую экскурсию. Я думаю, он быстро вотрется в наши ряды, если человек, такой же, как он, поможет ему здесь освоиться.
  Марк выдержал паузу, чтобы досчитать до десяти и не сорваться.
  - Праведник, разрешите вам напомнить, о том, какие отношение в последнее время царят между вами и Гремуссом. Думаю, вам не мешало бы, для начала, посоветоваться с ним во избежание очередного недопонимания. - Спокойно сказал он Марк, презрительно глядя на Оскара.
   На мгновение Праведник задумался и, казалось, что вот-вот поддержит его мысль, но, к сожалению, его ответ был совсем другим:
  - Вы, видать, забыли, что право судить или не судить, остается по-прежнему за мной. И это мое решение.
  - Но ведь вы обязаны сообщать Гремуссу заранее о своем решении. - Начал спорить Марк, не готовый принять поражение.
  - Идите к нему и спросите, сообщил ли он мне о том, что в нашем городе появился другой человек. - Лицо судьи заметно помрачнело. - Не вам решать, что мне делать.
  - Но это не справедливо! - Повысив тон, воскликнул раздосадованный юноша.
  - Не справедливо?! - Праведник подошел к нему и, взяв его под локоть, отвел подальше от нового гостя. - Думали ли вы об этом, когда я даровал вам с Розалиной свободу? Почему то в тот момент вы считали меня воплощением справедливости. А теперь что? После того, как вы получили всё: место под солнцем, кров, пищу, вы настойчиво решил идти против других?
  - В тот раз была причина. Гремусс нас чуть не убил, и вы просто решили загладить вину. - Раздраженно ответил Марк. - А у Оскара причин нет. По правилам он должен просиживать в карцере.
  - Причина есть.- Прошептал Праведник, по-прежнему не отпуская локоть Марка.- Он королевского происхождения и мы не имеем права держать его в таких жутких условиях.
  - Почему вы ему верите? Откуда вам знать, что он не лжет?! - Отчаялся Марк. - Может он вообще самый страшный убийца, которого только видел свет, а вы его защищаете!
   - Я не знал убийца вы или нет, но я вас тоже оградил от жуткой кары. - Рассержено ответил Праведник.
   Марк резко отдернул руку, заставив Амадеуса отпустить его. Он перевел свой взгляд на Оскара, который сиял пуще прежнего, поняв, что юноша снова в проигрыше.
  - Раз вы не считаетесь с мнением Гремусса, то значит и он имеет права делать то, что ему вздумается. - Сжимая кулаки, произнес Марк. - Интересно, как Оскар будет смотреться без головы? - Ехидно вопросил он и пулей вылетел за дверь.
   Слухи о том, что пойманный чужеземец сейчас находится в доме Праведника, разошлись довольно быстро - стражники никогда не умели держать язык за зубами, тем более такое событие случается не так часто. Эва, узнав об этом, немного успокоилась, но ее сердце все равно рвалось к Оскару. Разложив лекарственные травы сушиться, она отправилась к Праведнику. Ей до дрожи хотелось заглянуть в прекрасные золотисто-огненные глаза чужеземца, от взгляда которых проходит электрический разряд по всему телу. Несмело войдя внутрь конусообразного дома, Эва миновала маленький узкий коридор и негромко постучала в дверь.
  - Войдите! - Отозвался бодрый голос Праведника.
  - Здравствуйте, можно к вам? - Просунув голову в дверной проем, спросила девочка.
  - Эва, ты как раз вовремя. Проходи, детка, проходи.
  Девочка сделала несколько неловких шагов вперед.
  - Я как раз беседую с новоприбывшим человеком. Он увидел порхающего синего колибри и поднялся на второй этаж, чтобы лучше разглядеть его. Кстати, этот парень невероятно влюблен в природу.
  - А почему я пришла, как вы сказали, вовремя? - Спросила Эва.
  - Потому что мы как раз говорили о тебе. До меня дошел слух, что Оскар, так зовут чужеземца, напал на тебя, и ты потеряла сознание. Это правда?
  - Нет, он на меня не нападал вовсе. - Эва сделала незначительную паузу, подбирая слова. - Он... он просто упал на меня с дерева.
  - Упал с дерева? - Удивился Праведник. - Что он там делал?
  - Не знаю. Может, собирал бананы?
  - Собирал бананы? - Брови судьи поднялись еще выше.
  - Ну или кокосы.
  - Кокосы?
  - Ну, в самом деле, откуда мне знать? - Девочка растерянно развела руками.
  Праведник задумчиво сдвинул брови к переносице.
  - Значит, Оскар говорил мне правду. Когда я спросил у него, зачем он напал на Эву, он ответил, что наткнулся на тебя случайно, и ты упала в обморок.
  - Так и есть. - Закивала головой девочка.
  - Да, кстати, а почему ты упала в обморок? - Задумчиво нахмурясь, спросил Праведник. Но Эва уже не слышала его, так как по лестнице спускался тот, кто заставил ее упасть без чувств этой ночью.
  - Ах, эти колибри, они не перестают меня восхищать! Эти трепещущие крылья, яркий окрас, обожаю их! О, Эва, здравствуй! Как самочувствие?
   Услышав приятный, воздушный голос Оскара, девочка замерла. Все вокруг словно застыло, лишь его волшебный образ с каждой секундой становился всё ярче и ярче, будто его окружала излучающая сияние сфера. Оскар не шел, он будто плыл, а подол его золотой мантии волнообразно колыхался, словно от дуновения легкого ветерка. Эва заворожено смотрела на него, изучая каждую черточку его фарфорового лица, обнаженные запястья рук и изящные длинные пальцы. Ее привлекало каждое незначительное их движения. Вот эти аристократические пальцы касаются, как уголь, черных волос и приглаживают их назад. Теперь эти пальцы уходят на затылок и задумчиво накручивают на себя кончики темных прядей. Эва перевела взгляд на его белоснежное лицо. Девочка уловила в нем каждую мелочь: как ресницы взмахивают вверх и медленно опускаются, ей даже казалось, что она слышит их взмах, как аккуратный ровный нос втягивает запахи, царящие в этом доме, как его губы, шевелятся, будто что-то шепча. В этот миг она не слышала ничего и никого, кроме стука своего сердца и взмаха его ресниц.
  - Эва... Эва? - Наконец-то услышала девочка и встрепенулась, как от крепкого сна. - С тобой все в порядке? - Наклонившись к ней, спросил Оскар. Девочка исчезла в его ярких глазах и оказалась где-то на самой их глубине, словно тонула в огненном сияющем озере.
  - Ей плохо. Нужно ее усадить. - Быстро проговорил Праведник и Оскар коснулся плеча девочки, чтобы подвести ее к пуфу. Эва вздрогнула, и он сразу убрал руку от нее, спрятав ее за спину.
  - Отойдите от нее. Вы ее пугаете. - Сказал Праведник Оскару. - Эва, ты меня слышишь? Что с тобой?
   Девочка снова резко вдохнула, словно до этого и не дышала вовсе, и будто выйдя из гипнотического состояния, вопросительно посмотрела на судью.
  - Вы что-то спросили?
  Праведник быстро подвел ее к зеркалу.
  - Да. Что с твоими глазами? - Задал он вопрос с нескрываемым волнением. Девочка сделала шаг и подошла поближе к зеркалу. Увидев нечто необычное, она поначалу отскочила назад, но потом снова медленно приблизилась к своему отражению. Всю жизнь ее большие глаза имели цвет пробуждающегося после ночи неба - синий, а сейчас на нее смотрела девочка с глазами цвета сирени. Цвет был необычайно красив, зрачки были расширены, что придавало глазам еще большую выразительность.
  - Быть может ее стоит показать врачу? У вас ведь есть врач? - Голос Оскара отозвался в ушах Эвы, как безупречное шелковое пение.
  - Она и есть лекарь. - Ответил Праведник, полностью пораженный изменениям в физиологии девочки. - Эва, ты имеешь хоть какое-то представление, почему они резко поменяли цвет?
  - Нет. - Судорожно качая головой, ответила ошеломленная девочка. Вдруг ее глаза стали синими, как прежде, и она от неожиданности снова шарахнулась в сторону. Но уже через минуту всё пришло в норму. Сердцебиение стало спокойным, тело перестало дрожать, а ноги снова ощутили твердость пола. Она всеми силами заставляла себя не смотреть на Оскара, потому что поняла, что причина именно в нем.
  - Мне пора идти. - Быстро произнесла она и попятилась к выходу. Дважды споткнувшись, Эва исчезла за дверью.
  - Теперь ясна причина. Вы пугаете ее. - Выдвинул вердикт Праведник. Случай с Эвой не стал объектом долгого обсуждения. Поэтому судья уже через пару минут с невиданным упоением слушал интересного гостя, который во всех ярких красках рассказывал о своей жизни во дворце. Чашка уже холодного чая так и замерла в руках Праведника, что он даже забыл про нее в процессе столь увлекательной беседы. Возможно, она бы продолжалась еще много времени, если бы его не прервало внезапное вторжение в покои этого дома. Дверь распахнулась с такой силой, что с грохотом ударилась о стену. От неожиданности Праведник вскочил. Три стражника бросились в комнату и скрутили руки Оскару, заковав их в наручники.
  - Вы что делаете?! Немедленно отпустите его! - Сердито воскликнул Праведник. Но стражники ничего не ответили, а продолжали тащить Оскара к выходу. Судья перегородил им путь.
   - Зачем вы его схватили?
  - Приказ Гремусса. - Ответил один из стражников.
  - Какой еще приказ?!
  - Приказ: схватить, арестовать, увести и посадить в карцер ожидания.
  - Сейчас же отойдите от него! - Отчаянно потребовал Праведник и попытался растолкать стражников.
  - Простите, но мы не можем это сделать.
  - Это мой приказ! - Топнул ногой Праведник.
  - Простите, но мы не будем выполнять ваш приказ. - Заявили стражники и быстро утащили Оскара за дверь. С минуту судья стоял, как вкопанный, пытаясь прийти в себя. Это была последняя капля терпения Праведника, он больше не мог позволять Гремуссу так нагло и жестоко демонстрировать свою значимость, унижая его в глазах других трультов.
  Твердые, стремительные шаги Праведника отозвались эхом в холле дома самого главного трульта и исчезли в лифте, поднимавшем его на второй этаж. Таким Амадеус еще никогда не был. Ему на самом деле хотелось высказать Гремуссу все, что накопилось за это последнее время.
  - Как ты смеешь, Вальтер?! Я не потерплю такого отвратительного поведения с твоей стороны!
  - Я знал, что ты придешь. Я ждал тебя, Амадеус. - Гремусс стоял перед столом, скрестив руки на груди.
  - Что же ты делаешь, Вальтер?
  - Это ты что делаешь, Амадеус? - Перефразировал Гремусс, медленно опуская руки и выходя к нему. - Ты сказал, что всего лишь побеседуешь с чужим несколько минут, но ваша беседа затянулась на несколько часов. Что-то мне подсказывает, что ты решил не сажать его обратно. Здесь не было войн до того момента, пока сюда не ступила нога человека. Но стоило им осквернить нашу землю, войнам и нет конца. В том числе и нашей с тобой междоусобице.
  Праведник сделал еще один шаг и оказался нос к носу с Гремуссом.
  - Ты больше всех из нас презираешь людей, говоришь, что они коварны и лживы, жестоки и лицемерны, но ты даже не замечаешь, как твое сердце становится таким же. В тебе просыпается до этого крепко спящая злоба и ненависть. Вальтер, скажи мне, сколько же ты пообещал стражникам золотых медалей за то, чтобы они не выполняли мои приказы?
  - Тебе это знать необязательно.
  - Вальтер, сейчас же прикажи отпустить парня. Каждый имеет право на второй шанс, и ты это знаешь.
  - Я не меняю своих решений. - 'Отрезал' тот. - Это только ты у нас бросаешься из крайности в крайность.
  - Что ты хочешь сделать с Оскаром? Зачем ты приказал поместить его в карцер ожидания? - Праведник застрясся.- Что там его будет ждать? Голод? Холод? Медленная смерть?
  - Об этом я сообщу позже перед всеми на площади часов. Если тебе так интересно узнать, то приходи на площадь с закатом.
  - Вальтер, не совершай умалишенных поступков. - Умолял его Праведник, крепко сжав его ладонь в своих руках. - Ты не имеешь права быть таким жестоким перед теми, кто прибыл сюда не со злыми намерениями. Оскар принц и он не опасен.
  Гремусс демонстративно взмахнул своей накидкой и направился к камину. Праведник последовал за ним.
  - Вальтер, не разрушай нашу дружбу. Ты просто сходишь с ума.
  - Я не схожу с ума. Просто с нетерпением жду неповторимого события на площади. - Гремусс лихо брызнул на танцующие огоньки пламени струю розжига. Пламя вспыхнуло и разгорелось еще ярче.
  - Погоди-ка, Вальтер. - Насторожился Праведник. - Что еще за событие?
  - Придешь и увидишь.
  - Ты бесишься. Бесишься и бесишься, нет тебе покоя. - В голосе Праведника четко слышалась жалость и разочарование. - Где же тот прекрасный трульт с невероятно добрым сердцем и светлыми мыслями, которого я знал много лет?
  - Он умер! - Задрожав всем телом, вспылил Гремусс. - Умер в тот момент, как умерла его вера, и потускнел единственный яркий луч в его жизни. Люди убили Аника...
  - Аник погиб, как герой. Он погиб за всех нас, за нашу жизнь. - Заметив боль на лице Гремусса, Праведник продолжил более мягко. - Да, ты вправе ненавидеть тех людей, Вальтер. Но как быть тем людям, которые совсем не хотели попадать сюда, но по воле судьбы, оказались на нашей земле, и у них нет выхода, чтобы вернуться обратно?! Как быть с теми, кого ждут страшные муки лишь за то, что ты их просто ненавидишь? Вальтер, прошу тебя, одумайся.
  - Уходи. Встретимся на площади.
   Праведник набрал воздух в легкие, словно хотел еще что-то сказать, но потом, обреченно вздохнув, выполнил просьбу Гремусса.
   Больно. Очень больно. Не хватает воздуха от этой боли. Дыхание стало тяжелым и болезненным, стук собственного сердца перебивал еще один громкий звон в груди. Гремусс жадно хватал ртом воздух. Душевная боль напрочь все перекрыла: гнев, ярость, злобу. Никто не видел истинное лицо Гремусса, с тех пор, как люди вторглись в их мир. Никто не видел его радостных эмоций с момента тех трагических событий. Никто и никогда не увидит его таким, каким он был сейчас, в данную минуту. Жестокий, холодный, непоколебимый Гремусс сидел на мраморном полу и кусал губы, поддаваясь памяти прошлого и мукам настоящего. Одинокий, покрытый тайнами и загадками, окутанный тьмой и горькими воспоминаниями Гремусс, еще не перед кем не был таким слабым, беззащитным и до слез жалким созданием. Никто его не понимал лучше, чем нависшая над ним тяжелым грузом тишина. Одиночество - его единственный и верный друг, в плечо которого он мог смело поплакать, и в объятиях которого он искренне рад оказаться.
  Глава 3
  Казнь
  
   В обед радиовещатели на всех городских улицах объявили о вечернем Собрании трультов на площади часов. Жители тут же оживились, обсуждая эту новость, и гадая, о чем же Гремусс желает им сообщить. Только Праведник мог подозревать, что он хочет и именно поэтому пытался избавить Оскара от заключения. Но стражники не то, что бы разговаривать с ним не стали, они даже тайно от него поменяли замки на входной тюремной двери, чтобы у него не было ни единой возможности проникнуть внутрь. Праведник весь день был, как на иголках. За столько лет, прожитых в этом городе, он не чувствовал себя более бесполезным и отчужденным, чем сейчас. Накал ситауции и разлад отношений между ним и Гремуссом просто выбивал его из колеи. Позже неугомонный карлик разболтал всем, что чужеземца снова заперли в темнице. Большая часть жителей, услышав это, обрадовалась, а вот Эва наоборот очень огорчилась. Но она понимала, что от нее здесь вообще мало что зависит, поэтому бедняжке пришлось только печально вздыхать и надеяться, что с Оскаром все будет хорошо.
  Небо засияло розовым цветом, а в некоторых местах - оранжевым. Закат окутал безграничные просторы небес, бросая причудливый свет на улицы города. Трульты неспеша тянулись на площадь. Марк пропускал всех вперед, постепенно замедляя шаг. Розалина крепко сжимала его ладонь, понимая, как ему сейчас нелегко, но уже через несколько секунд, она все же остановила парня, развернув к себе лицом.
  - Послушай, тебе вовсе не обязательно делать это. - Понимающе сказала она. - Ты вправе отказаться.
  - Я хочу это сделать.
  - Но ты ведь боишься. Я же вижу.
  - Я не боюсь, потому что на собственной шкуре испытал, насколько Оскар сильная тварь и если от него не избавиться сейчас, пока он уязвим, то потом это будет невозможно сделать. - Шепотом ответил Марк, чтобы никто из трультов раньше времени не узнал об этом. - Сейчас самое лучшее время покончить с ним.
  - Тогда я не понимаю, что тебя пугает, если не это? Я думала, ты дрожишь перед страхом выступить в роли палача, а здесь, оказывается, что-то другое.
  Марк посмотрел в бесконечную даль горизонта и попытался подобрать нужные слова.
  - Я боюсь две вещи. Первое: что подумают те, кто верил мне?
  - Трульты не станут обвинять тебя. - Утешала его Розалина. - У тебя есть Эва, которая несмотря ни на что поддержит тебя. А еще Лиа, Вили и Кноппи. Все они на твоей стороне. Они знают, что ты хороший человек.
  - Разве хороший человек способен совершить что-то подобное? Они начнут меня презирать.
  - Все будет хорошо, вот увидишь. Их отношение к тебе от этого не станет хуже. Оскар их пугает и возможно, ты станешь для трультов тем, кто спасет их от этого страха. Ты ведь столько всего хорошего сделал для них, что они никогда не пойдут против тебя, не сомневайся. - Девушка заглянула в беспокойные глаза Марка. - Ну, а чего ты еще боишься?
  - Второе: боюсь, вдруг ты отвернешься от меня. - Он сказал это очень тихо, но Розалина четко поняла каждое слово.
  - Марк, мы столько с тобой вместе прошли. Что бы ни случилось, а всегда тебя поддержу. Ты даже не представляешь, как много значишь для меня. - Она смотрела в его глаза и говорила своим большим и открытым сердцем. Парню еще никогда не доводилось слышать что-то столь прекрасное в свой адрес. Розалина - первая девушка в его жизни, которая стала для него сразу всем: поддержкой, подругой и любовью. С ней он мог говорить обо всем на свете, не скрывая своих эмоций и правды. Перед ней он был настоящим, таким, как ни перед кем и никогда еще не был: без капли фальши и лжи, не скрывающий боль и отчаянье, тревогу и страх. Он раскрывался перед ней, как цветок перед солнцем. А Розалина чувствовала себя смелой и решительной, готовой пойти на любые, самые отчаянные поступки ради блага этого светлого человека, которого она по-прежнему считала своим ангелом.
  Искренние слова Розалины придали Марку уверенности и развеяли все сомнения. Теперь он шел на площадь твердым и уверенным шагом. Когда все трульты наконец-то собрались, пятеро стражников окружили высокую трибуну, с которой Гремусс обращался к своему народу. Толпа загалдела, пытаясь обменяться мыслями о том, что же сейчас должно произойти, ведь неспроста трульты в тяжелых доспехах, словно железные статуи, замерли по всему периметру площади. Подъехала золотая карета и из нее вышел Праведник. Он поднялся на трибуну и торопливо сообщил всем:
  - Уважаемые трульты, внимание! - Его голос звучал взволнованно. - То, для чего вас собрал Гремусс, со мной согласованно не было и я пребываю в таком же неведении, как и вы. Гремусс решил утаить содержание собрания от меня, чего никогда не случилось раньше. Поэтому, я буду находиться среди вас и покину трибуну.
   Судья сделал несмелый шаг и начал спускаться вниз. Все не отрываясь, смотрели на него, словно ждали продолжения его речи. Он прошел вглубь толпы и слился с ней, терпеливо ожидая появления Гремусса. И вот момент настал. Тишину нарушил стук колес подъезжающей на площадь кареты. Когда правитель вышел из нее, он поначалу несколько секунд постоял у ее дверей, словно что-то ожидая, но потом, поправив свою черную атласную накидку, направился по ступеням, ведущим на трибуну. Как всегда, осмотрев всю толпу свысока, он начал:
  - Здравствуйте, жители города трультов! Благодарю вас за то, что явились на это внеплановое собрание. Вы великолепно праздновали, танцевали и устроили замечательный костюмированный парад, но, к сожалению, веселье было прервано появлением в нашем городе нового человека. Когда я узнал об этом, меня бросило в яростную дрожь. Я не понимаю, как люди попадают сюда. Возможно, в человеческом мире появилось больше способов перемещения и именно по этой простой причине, люди оказываются здесь все чаще. Я подумал и решил, что не стоит идти людям на уступки, потому что человеку не место в городе трультов.
   Марк нервно сглотнул, Розалина прижалась к его плечу. Праведник пристальный взглядом прожигал не заметившего его присутствия, Гремусса. Эва отчетливо слышала тревожное биение собственного сердца, стук которого громко отдавался в голове. Когда на площадь подъехала черная закрытая повозка и из нее вышли двое стражников, Гремусс с большим воодушевлением продолжил:
  - Итак, что ж, нет больше смысла тянуть время. - Он кивнул трультам в доспехах и эти двое тут же распахнули скрипящие двери повозки, грубо вытащив из нее Оскара. Его золотистая накидка и белоснежные брюки были в грязи, словно его тащили по болоту, на глазах была черная повязка, а руки и ноги были закованы. Стражники вывели его на трибуну. Толпа охнула, поняв, что сейчас может произойти. Этот тревожный вздох заставил ничего не видящего Оскара, вертеть головой по сторонам, пытаясь хотя бы предположить, где он находится. Двое стражников крепко вцепились в него мертвой хваткой, словно у него был шанс сбежать. Эва встрепенулась и, вскрикнув, бросилась сквозь замершую толпу. Девочка смотрелась, как маленькая рыбешка, средь груды неживых рыб, пытавшаяся ворваться в свою стихию. Заслышав шевеления в толпе, Марк обернулся, тем самым оттолкнув девочку своим плечом. Сообразив наконец как он удачно среагировал, он молча обхватил Эву двумя руками, не оставив ей возможности бежать дальше.
  - Ты ничем ему не поможешь.- Прошептал он. Его руки крепко сжимали хрупкое тело девочки, словно силки. Эва кинула молящий взгляд на Розалину, которая лишь печально поджала губы.
  - Итак, уважаемые трульты, сейчас вы станете свидетелями жутко зрелищного события. - Продолжил Гремусс так, словно приглашал всех в парк аттракционов. - Этот юноша приговорен к смертной казни через отсечение головы!
   Лесогор злорадно хихикнул, нарушив немую тишину. Оскар начал дергаться, пытаясь вырваться из цепких рук стражников. Сейчас он по-настоящему чувствовал себя человеком, так как вся его магия здесь не действовала. Он был крайне беззащитен.
  - Простите, насколько мне известно, этот юноша не был приговорен к казни. - Возразил Праведник. Гремусс сразу же начал искать его глазами в толпе. Праведник пробрался через столпотворение и вышел вперед.
  Прищуренный взгляд правителя отражал страшную угрозу.
  - Пока что я здесь объявляю приговоры, Вальтер. - Праведник повернулся к толпе. - И я смело заявляю, что я к этому не имею никакого отношения. Это решение полностью принадлежит Гремуссу. Он желает отсечь голову человеку, который не причинил нам зла и даже не дал повода опасаться его.
  - Нам не нужны тут новые люди! - Нахмурился Гремусс.
  - В таком случае, я считаю, что решение должно быть единогласным. Пусть трульты сами определяют судьбу этого несчастного, ни в чем не повинного юноши. - Праведник поднялся на трибуну и продолжил. - Поднимите руку те, кто считает, что этот человек имеет право жить среди нас.
  Никто из толпы даже пальцем не повел. Хотя Лиа и Кноппи хотели согласиться с судьей, но Вили не дал им это сделать. Из всех лишь только Эва билась в руках Марка.
  - Я! Я так считаю! - Смело крикнул она. Гремусс резко перевел свой рассеяный взгляд на нее.
  - Эва, тише. Так нельзя говорить. - Пытался успокоить ее Марк.
  - Скажи, что ты тоже! - Эва повернулась к юноше. - Подними руку!
   Но Марк лишь отвел глаза в сторону, избегая направленных на них изумленных взоров. Праведник внимательно изучил толпу. Никто больше не поднял руку. Он косо посмотрел на довольного происходящим Гремусса, и нерешительно продолжил:
  - Поднимите руку те, кто согласен с решением Гремусса.
   Все, кроме Эвы, Розалины и Марка, подняли руку вверх, и тут все стало ясно. Праведник сглотнул неприятный ком.
  - Толпа сделала свой выбор! - Торжественно объявил Гремусс, словно находился на большом празднике. Праведник нервно отдернул свое жабо и ринулся вниз по лестнице. - Итак, продолжим. Для совершения казни я попрошу подняться на трибуну... - Он сделал небольшую паузу, словно испытывая терпение трультов. Сердце Марка забилось в таком же темпе, как и Эва в его руках. - На трибуну поднимется... Марк! - Четко закончил он, и толпа сразу оживилась. Все, кому удалось отыскать его в толпе, смотрели на него круглыми изумленными глазами. Эва замерла в его руках. Парень почувствовал, как обмякло ее тело, и он освободил ее от своих силков.
  - Ты же не пойдешь туда, верно? - С надеждой спросила она, повернувшись к нему. Марк встретился с ней взглядами и ничего не смог ответить.
  - Марк, где же вы? - Раздался тяжелый голос Гремусса. - Поднимитесь на трибуну. Вы же сами любезно согласились принять участие в казни.
   Толпа зажужжала, переглядываясь друг с другом. Никто не ожидал такого. Марк для трультов стал настоящим другом и неужели он совершит казнь, убив себе подобного? Трульты испугались, но еще больше они пришли в настоящий шок от того, что Гремусс позволил ему сделать это. Лиа решительно зашагала через толпу трультов к Марку. Вили звал ее, просил остановиться и не вмешиваться, но девушка хотела схватить парня за руку и увести прочь. Бедняжка Эва впилась своими маленькими ручонками в рубашку Марка и завопила:
  - Неужели, это правда? Ты знал, куда идешь... Марк, ты ведь не... - Девочка не смогла продолжить, у нее не было слов. Парень смело двинулся сквозь толпу. Лиа приостановилась, увидев, как юноша продвигается к трибуне. Поздно. Не успела. Он уже сам все решил. Его влекла неведомая сила. Он вскинул голову и посмотрел на трибуну: Оскар был таким беспомощным, без единого шанса на помилование и Марк решил, что это самый лучший момент для казни, момент, когда не жаль, когда заслужил, когда виноват. Приговоренный стоял на коленях под давлением рук двух стражников. Наконец, когда Марк поднялся на трибуну, он окинул взглядом всю толпу, затаивших дыхание, трультов. Он увидел, как Розалина прижимает к себе Эву, как потирая руки, злорадствует Лесогор, как Лиа стоит бледная, словно не живая, как все до единого замерли в ожидании наступления следующей минуты.
  - Спешу вам сообщить, что Марк добровольно отозвался казнить чужеземца. - Поднимая палец вверх, отметил Гремусс. - Смелый поступок, не так ли? Марк, вы готовы?
   Парень бросил презрительный взгляд на Оскара, которого головой уже положили на низкую платформу.
  - Да, я готов. - Уверенно ответил он, глядя прямо перед собой. Один из стражников передал ему топор палача, и Марк крепко сжал его рукоять влажными ладонями. В этот момент он четко услышал всхлип Эвы. Бедняжка ничего не могла сказать, из груди раздавался один лишь вой и стон. Марк зажмурился, глубоко вдохнул и, подняв топор вверх, приготовился покончить с Оскаром, но вдруг раздался пронзительный возглас:
  - Стойте! - Марк открыл глаза и понял, что это кричал Оскар. - Разве я не имею права на последнее слово?
  Гремусс наклонился к нему и как змей ехидно прошипел:
  - Нет, не имеете.
  - А вот и не верно. - Раздался опровергающий голос Праведника. - Любой, приговоренный к смертной казне имеет право на последнее слово. А так как я лично не приговаривал этого несчастного юношу, то я даю ему эту возможность. Говорите, пожалуйста.
  Оскар быстро проговорил:
  - Я хочу, чтобы вы сняли с глаз повязку.
  Гремусс удивлено вскинул брови.
  - Это все?
  - Да. Я хочу видеть свет перед смертью. - Словно захлебываясь своими словами, попросил приговоренный. Гремусс кивнул одному из стражников и тот снял черную ленту с его глаз. Бегающий взгляд Оскара через мгновенье сфокусировался на остром лезвии топора, который новоиспеченный палач держал в обеих руках. Затем глаза устремились в закатное небо, которое было совсем безоблачным и сверкающим, словно при полярном сиянии. Марк крепче сжал рукоять. По правилам трульты не должны видеть детали смертной казни, поэтому всё происходящее должно быть обязательно скрыто за ширмой. Помощники Гремусса поставили ее, спрятав всю жестокость и процесс от встревоженных глаз жителей города. Внутри ширмы находился лишь Оскар, Марк и двое стражников в качестве прямых свидетелей. Природный ангел перевел взгляд огненных глаз на 'палача', который был готов в любой момент опустить топор и совершить непоправимое. Парень стиснул зубы, встретившись с бездной его глаз. На лице появилась испарина, а внутри отчаянье и ярость. Марк резко поднял лезвие над ним и вот-вот бы отсек ему голову, как неожиданно для себя его руки остановились в нескольких сантиметрах от его шеи. Парня словно пронзила отравленная стрела, яд которой проник в тело, душу и кровь. Он смотрел в глаза Оскара и не мог оторваться от них, словно его что-то затягивало внутрь. Это был вовсе ни гипноз, ни искусные манипуляции сознанием Марка, это было гораздо большим и важным. Лицо юноши обдало жаром, по вискам покатились струйки горячего пота, глаза стали влажными, а губы превратились в тонкую напряженную полоску. Он медленно переложил топор в правую руку и занес ее за свою спину. Парень почувствовал, как каждая клеточка внутри него отрицает его действия и просит не поддаваться соблазну убить Оскара. Марк настолько сильно погрузился на дно ярких застывших угольков, что не в силах был отвести взгляд на что-то другое. То, что он видел в них, привело его в настоящий ступор и заставило окаменеть на месте. Еще никогда в своей жизни Марк не видел никого с такой неистово жуткой болью в глазах. Еще никогда, до этого момента, он не видел большей горечи, и пронзающего насквозь чувства страха на лице. Вся уверенность, решимость и отчаянье тут же растворились в Марке, как сахар в воде. Боль, страх, мольба, страдание - все это мгновенно собралось в огромный, насыщенный пыткой, букет, в глазах приговоренного чужеземца, которого приняли за человека. Рука предательски онемела, Марк не мог пошевелить ею, словно она была прикована к ледяному столбу. Но все же он заставил себя вернуться к мысли о казни. Трясущимися руками и совсем не чувствуя собственных пальцев на рукояти, он снова поднял топор над головой Оскара.
  - Верните повязку! - Дрожащим голосом потребовал Марк. Гремусс недоуменно заглянул за ширму. - Прошу вас, завяжите ему глаза! - Взвыл парень. Гремусс не знал, как поступить, а только лишь перекидывал свой холодный взгляд с Оскара на Марка. Правитель помнил, что снять повязку, это была последняя просьба приговоренного, которую они выполнили, но так же он понимал, что если не выполнит просьбу Марка, то тот не сможет совершить казнь.
  - Да, черт возьми, чего вы думаете? Это что, так сложно сделать? - Раздраженно простонал 'палач'. Гремусс взял повязку и грубо начал завязывать Оскару глаза.
  - Ну, теперь довольны?- Спросил он, бросая прищуренный взор на Марка.
   Тот кивнул и Гремусс снова покинул ширму. Когда черная повязка избавила парня от душераздирающего взгляда Оскара, он сильно зажал рукоять и начал считать про себя: пять... четыре... три... два... Но в эту секунду у Марка словно обострился слух, и он распознавал сердцебиения каждого из присутствующих трультов. Такие разные удары... Быстрые и умеренные, тихие и громкие, словно большие и малые колокола звонят на площади. Но все это было не столь значимым, по сравнению с тем, что вдруг он услышал. Только одно сердце рвалось из груди и билось в бешеном ритме, на панически громкой ноте. Только одно, среди нескольких сотен других сердце. Когда Марк понял чье это сердце, его пальцы совсем ослабли и уже не хотели держать эту тяжелую рукоятку с острым лезвием. Эва... Ничего прекрасней и ужасней одновременно, Марк не слышал в своей жизни. Это доброе наивное сердце, билось непередаваемо тревожно и рыдало так горько, что у парня встал огромный слезный ком в горле. Из рук невольно выпал топор, едва не отрубив пальцы ног рядом стоящего стражника. Частое дыхание и дрожь во всем теле напомнили юноше о его собственной слабости и страхе. Он резко отодвинул ширму, открывая обзор всем трультам, чтобы они смогли увидеть Оскара живым, и помчался вниз по узким ступенькам прочь от толпы.
   Марк чувствовал, как внутри все горит и сдавливает. В данный момент он ненавидел самого себя за свою, не вовремя проявленную, слабость. Розалина бежала за ним, звала его, но он не откликался. Сейчас меньше всего ему хотелось с кем-либо говорить, даже с ней, поэтому он с быстрого шага перешел на бег и резко свернул в яркую аллею красок. Парень бежал, минуя все преграды на своем пути. Ветки царапали ему лицо и руки, но он не обращал на это внимания. Больше всего ему хотелось скрыться. Лишь только когда Марк спустился по склону, хорошо замаскированному зеленым занавесом растительности, он позволил себе остановиться и отдышаться.
  Стоя посреди невероятно красивого и закрытого от всех глаз Сиреневого материка, он почувствовал себя освобожденным от всех допросов и косых взглядов. Оставляя следы на песке и проваливаясь ботинками в его приятную топкость, он добрел до высокого пушистого дерева со множеством ярко-сиреневых цветков на ветвях. Облокотившись о его мощный ствол, он снял обувь и зарылся пальцами ног в песочный ковер. Марк спокойно выдохнул и, дотянувшись ладонью до кристально прозрачного озера, смыл с лица пот и всю усталость. Сняв футболку и небрежно отбросив ее в сторону, он лег на песок и закрыл глаза. Сейчас парень слышал только свое сердцебиение, а не сотни, как несколько минут назад. Несмотря на великолепное место, в котором он находился в данный момент, он не мог не думать об Оскаре. Его терзала мысль о том, почему же его рука не смогла сделать свое дело, ведь соверши он эту казнь, он бы избавился от всех своих проблем. Но все же под пенье высоко парящих над разноцветными скалами птиц, Марк постепенно успокаивался и забывался. К нему пришло умиротворение и самообладание. Он открыл глаза и увидел бесконечную высь ярко сиреневого неба, звездочки которого, рассыпавшись в необычном порядке, образовывали спираль, сверкая не холодным белым светом, а нежно-голубым и розовым. Сиреневый материк, как другой мир, в котором желто-розово-сиреневые цвета создавали особую богатую фантазией композицию. Сияющий, словно золотом, песок покрывал берега, обласканные чистотой прозрачной воды озера и свежестью ветра, наполненного ароматами экзотических растений. Узкие тропинки, обрамленные разноцветной цветочной каймой, мягкими растениями, были идеально ровными без каких-либо камней и ям, но маршрут этих тропинок был похож на след ползущей змейки. Такие красивые, волнообразные, словно нарисованные кистью умелого художника, дорожки вели к разным берегам материка и уголкам целого города. Поражающие своей сказочностью розовые и ярко-сиреневые цветы, то раскрывали свои лепестки, то закрывались в крошечные аккуратные бутончики. Маленькие бабочки и мерцающие серебром стрекозы порхали над озером, лишь на мгновенье присаживаясь на белые и лиловые кувшинки, плавно вальсирующие на воде в хаотичном порядке. Здесь, на Сиреневом материке было множество укромных мест, где можно было бы надежно спрятаться. Например, небольшие, но тщательно прикрытые, меняющими цвет и похожими на перья, кораллами, мраморные пещерки или пушистые кислотно-сиреневые кустарники, издающие мурлыканье, когда к ним прикасаешься.
  Марку уже не было душно. Температура тела снизилась, а учащенное дыхание стало почти не слышным. Среди всех неземных звуков, царящих на Сиреневом материке, он отвлекся от дурных мыслей и полностью отдался своим ощущениям. Лежа на спине и раскинув руки в сторону, он чувствовал запах свободы, шепот теплого ветра, щекочущего его живот и пятки, шум воды, песни сверчков и плавный танец кувшинок. Запустив поглубже ладони в песок, Марк ощутил приятный холодок меж пальцев, и эта прохлада заставила его улыбнуться. Сейчас он получил то, чего ему так не хватало - долгожданное уединение и глоток настоящей свободы тела и духа. Но его гармоничное одиночество продолжалось недолго. Услышав шелест листьев и травы, он приподнялся и осмотрелся. Вниз по склону кубарем скатилась Розалина. Парень встал на ноги и, подбежав к ней, обеспокоенно спросил:
  - Ты не ушиблась?
  - Нет, все в порядке. Здесь песок, как батут.
   Марк помог ей подняться.
  - Как ты меня нашла?
  - Я всегда тебя найду.
  - Но ты ведь не знала об этом месте.
  - Ты в этом уверен? - Уголки ее губ поползли вверх. Марк ответил на улыбку и помог девушке отряхнуть песок с платья. - Почему ты убежал? Я шла вслед за тобой.
  - Прости, что не остановился.
  - Ты хотел побыть один?
  Марк безмолвно кивнул.
  - Извини, что помешала. Просто я очень волновалась за тебя.
  - Ты не мешаешь вовсе. - Ответил он. - Как Эва?
  - Гремусс приказал стражникам снова запереть Оскара. Кажется, Эва сейчас там.
  - В карцере?
  - Думаю, да. Рядом с его камерой.
  - Но ведь никому кроме охраны нельзя там находиться. - Вспомнил Марк.
  - Я конечно, не знаю всех подробностей, но по-моему Эва там вместе с Праведником.
  - Отлично. - Недовольно буркнул Марк. - Теперь у Оскара есть два поклонника. Надо было все-таки прибить его на площади.
  - Ты не способен на такое, Марк. Ты слишком светел, чтобы пойти на убийство.
  - Не в этом дело. Я был готов отсечь ему голову, был полон решимости, как никогда, но вдруг всё это в один миг улетучилось. Ты не представляешь, что я испытал. - Марк сделал небольшую паузу, вспоминая этот момент. - Я никогда не видел столько испуга в глазах. Взгляд Оскара слезно умолял меня о пощаде, представляешь?!
  - Ты серьезно?
  - Абсолютно.
  - Но ведь Оскар мог играть, зная, что ты поддашься. - Предположила Розалина.
  - Такое сыграть невозможно. Ты просто не видела это, а я не могу даже описать тебе, как жутко это смотрелось.
  - Ну, если Оскар испугался, значит, он вовсе не бессмертен. Ты жалеешь, что не убил его?
  - Да.
  - Не нужно. - Розалина провела ладонью по его поникшему лицу. - Не думаю, что Альберту это понравилось бы.
   Родное, дорогое сердцу имя человека, воспитавшего Марка, подарившего кучу забавных моментов, добрым эхом отозвалось в голове парня и сладко-горьким бальзамом пролилось на душу. Марк посмотрел на девушку.
  - Он никогда в жизни и мухи не обидел. - Негромко сказал он. - Даже не ссорился ни с кем. Его так все любили.
  - Альберт гордится тобой.
  Воцарилась пауза. Марк позволил себе немного подумать об отце, но все мысли вернулись снова на площадь.
  - А вообще, - вздохнув, начал он, - испуг в глазах Оскара не единственная причина, по которой я оставил его в живых. Не знаю, что со мной было в тот миг, но то, что я понял, заставило меня бросить топор и бежать. Знаешь, я слышал сердце каждого из присутствующих, словно у меня обострились все ощущения, но не это было главным потрясением для меня. Среди огромной толпы, среди множества сердец, особо четко выделялось одно, бьющееся в бешеной истерике - сердце Эвы. И я понял, что если топор опустится, и я это сделаю, то она никогда не сможет меня простить, точно так же, как и ты бы не простила Оскара, будь он на моем месте. Кем бы я был после этого? - Виновато спросил сам у себя Марк. Розалина обняла его.
  - Ты настоящий ангел, - прошептала она, - который способен сделать счастливым любого. А Эва просто влюблена в него.
  - И это ужасно. Такое прекрасное создание выбрало чудовищного монстра. - Парень стиснул зубы. - И все-таки надо было прикончить его.
  - Не мучай себя. Все хорошо.
  - Что трульты обо мне говорили?
  - Я особо не прислушивалась, но точно могу сказать, что Лесогор жуть, как недоволен.
  Марк улыбнулся.
  - Да уж, я видел, как горели его глаза в ожидании казни. Не могу поверить, что я оказался таким слабым, ведь у меня был один шанс избавиться от Оскара раз и навсегда. Эва, наверное, очень злиться на меня, ведь она так переживала, узнав, что я стану палачом.
  - Зря ты так думаешь. Она очень обрадовалась, увидев, что Оскар жив.
  - Вот только из-за нее я его и не убил.
  - На самом деле причина не в ней, Марк. - Розалина подняла его футболку и ботинки и протянула ему. - Я считаю, что это всё Альберт. Именно он сделал тебя таким, каков ты есть. Ты всё время жил по его добрым правилам и именно он научил тебя распоряжаться собственными чувствами. Благодаря Альберту ты знаешь, как вести себя в той или иной ситуации, где поспорить, где пожалеть. Ты постоянно пытаешься сделать всё правильно, думаешь о других, стараешься им помочь. И даже в этой ситуации, когда казалось, ты должен был совершить казнь, чтобы доказать Гремуссу свою непричастность к появлению Оскара в городе трультов, ты всё равно подумал об Эве. Марк, может, ты этого и не замечаешь, но ты каждому даешь то, чего ему не хватает.
  Марк смущенно улыбнулся и приобняв Розалину за плечи, направился вперед.
  - А вообще все это так нелепо. - Продолжила девушка, спустя паузу.
  - Что нелепо?
  - Всё, что с нами происходит. У меня не было повода это понять, но сейчас кроме этой мысли в голове больше ничего нет. Мы постоянно выбираем, постоянно от кого-то бежим, не чувствуем себя свободными и этому нет конца. Казалось бы, ты и я - другие, словно играем не свою роль, словно проживаем не свою жизнь. Но с другой стороны, может именно для этого мы и были рождены, чтобы пройдя все сложности получить, наконец, свою награду. А ведь миллионы других людей даже не подозревают насколько уникальной и удивительной бывает жизнь. Многие верят в рай и ад, в реинкарнацию, в домовых, в Бога, но никто не верит в существование сказочных миров. За исключением дяди Феликса, конечно. - Улыбнулась Розалина. - Никому неизвестно про город трультов, мстительных ангелов природы и пастант. Как другие люди могут узнать о восхитительных мирах и измерениях, если никто не может поведать им об этом? Возможно мы с тобой единственные, кто смог бы это доказать.
  - Может быть, именно поэтому никто не знает о существовании других невиданных миров, потому что те, кому известно о них, молчат? И они абсолютно правы, что хранят это в секрете от других людей: чем меньше народу знает об этом, тем целее тайные миры.
  
  Глава 4
  Внутренняя эволюция
  
   На следующее утро парень отправился в пекарный дом, чтобы хоть как-то отвлечься от всяческих мыслей. Трульты ни о чем расспрашивать его не стали, хотя Марк видел, как они исподтишка смотрят на него. Он решил во время обеда отправиться в карцер, и вымолить стражников разрешить ему хотя бы на пару минут встретиться с заключенным. Он хотел разузнать у Оскара, зачем тот рассказал Гремуссу о том, что они знакомы. В предвкушении этого разговора, парень неудержимо ждал обеденного перерыва. И когда он наконец наступил, то в пекарный дом вошла Эва и попросила Марка с ней пообедать. Юноша ответил, что его ждут кое-какие дела, но девочка не отступала и сказала, что поможет ему в его делах, если тот уделит ей немного время для разговора. Марк не мог отказать ей, так как чувствовал себя виноватым. И вот они уселись в прекрасном саду за лечебницей Эвы с кружечкой морковного сока.
  - Марк, прости, что не поблагодарила тебя вчера. Ты просто так быстро убежал, что я не успела очухаться. Спасибо.
  - За что?
  - За то, что не убил Оскара. И еще я хотела перед тобой извиниться.
  Марк округлил глаза.
  - Извиниться?
  - Да. Прости меня за то, что сомневалась в тебе. Я была уверена, что ты сделаешь это. Но на мое счастье, я ошиблась. У тебя очень горячее сердце.
  От этих слов у Марка онемел язык, и он лишь растеряно бегал глазами.
  - И как я только могла подумать, что ты сможешь убить? Надеюсь, ты меня простишь за это?
   Парень прибывал в полнейшей растерянности. Как так? Ведь это он должен просить прощения у Эвы, а тут она виновато прячет глаза и извиняется.
  - Ты не должна так говорить. - Замялся парень. - Все думали, что я смогу это сделать. Это нормально.
  - Нет, не все. Розалина знала, что ты не убьешь его. - Эва сделал глоток сока, чтобы промочить горло и продолжила. - Мы стояли в толпе, и Розалина сильно прижимала меня к себе. Я пыталась вырваться, а она твердила, что ты этого не сделаешь, что ты не убьешь Оскара. Она была уверена в тебе, а я сомневалась и от этого мне стыдно перед тобой.
   Эти слова пронеслись в голове Марка еще раз.
  - Всё в порядке. Ты не должна винить себя.
  - Значит, ты не сердишься?
  - Конечно, нет. Я рад, что ты решила об этом поговорить.
  - Да, я тоже рада.
  После минутной паузы парень спросил:
  - А ты, значит, вчера была в карцере?
  - Да. Гремусс приказал посадить Оскара в темницу. Праведник хотел поговорить с Гремуссом, но тот проигнорировал его. В общем, Праведник сел в свою карету, чтобы поехать следом за повозкой, в которой везли Оскара, а я попросилась поехать с ним, и Праведник взял меня с собой. Я долго смотрела в окошко на Оскара. Ты не представляешь, как мне грустно. - Эва шмыгнула носом.
  - Представляю. Мне тоже грустно, когда Розалины нет рядом со мной.
  - А как называется то, что ты чувствуешь к ней?
   Марк поднял глаза в небо и задумался.
  - Ну, я много что чувствую к ней: ответственность, нежность, страсть, желание оберегать ее и не причинять боль.
  - А к кому-нибудь ты испытывал такое?
  Марк безмолвно покачал головой из стороны в сторону.
  - Знаешь, я долго думала, что происходит со мной по отношению к Оскару, и я поняла, что это всё внутренняя эволюция.
  - Это как?
  - Мы, трульты, воспринимаем только привычный нам образ жизни и присущие нам изначально чувства и ощущения. Что-то новое для нас - это своеобразный переворот и стресс, что приводит к внутренним и внешним изменениям. Меняется цвет глаз, кожи, иногда это слишком заметно, а иногда об этом знаешь только ты. - Эва говорила об этом таинственно тихо и загадочно. - Характер и предпочтения тоже могут измениться. Кажется, именно это состояние я и испытываю.
  - А это плохо?
  - Внутренняя эволюция - очень редкое явление в мире трультов. Оно случалось лишь единожды много лет назад. Один трульт полностью изменился и стал совсем не похож на остальных. Он странно вел себя, его кожа приобрела розоватый оттенок, глаза потемнели так, что зрачков не было видно. Это оказались последствия страшного сна, который он увидел в одну из ночей.
  - Разве такое возможно? - Удививлся Марк, допив последний глоток морковноо сока. - Так кардинально измениться от ночных кошмаров?
  - С нами это возможно. Я же говорила, что мы привыкли жить такой жизнью, которой была дана нам изначально. Ни в нас, ни в ней ничего не должно меняться. А если это случается, то нам приходится долго привыкать к этому и возможно, что за такую внутреннюю эволюцию, нас могут сторониться себе же подобные.
  - Почему?
  - Потому что считается, что ты можешь быть опасен для общества. - Эва с аппетитом откусила сочное яблоко. - Моя эволюция случилась в результате чувств к Оскару.
  - Как у вас всё сложно. У людей же, то, что ты чувствуешь, называется любовью и это далеко не редкое явление.
  Глаза Эвы почему-то сразу стали большими, а брови вскинулись вверх.
   - Ты уверен в том, что именно это чувство мной завладело?
  - Думаю, да.
  Девочка вскочила, а яблоко выпало из рук.
  - Мне теперь придется умереть?
  - Умереть? - Усмехнулся Марк. - Зачем?
  - Хоть Гремусс не разрешал нам читать подобное об этом, мне удалось взять у него напрокат пару книг. И в этих книгах главные герои умирали от любви.
  - Не обязательно умирать. Любовь - это прекрасно.
  - Но только не для трультов. Гремусс говорил, что одержимость любовью свойственна лишь людям и то, что они сходят из-за нее с ума, делая больно себе и другим. Все страдают из-за любви, потому что это бесовское чувство. А если я действительно одержима ею, то вскоре меня казнят. - Эва снова плюхнулась на моховый пуф.
  - Что за бред?
  - Никто среди нас не был одержим любовью.
  - Никогда?! - Удивился Марк.
  - Никогда. Это заложено в нас с самого начала. Мы не можем любить друг друга, такой же любовью, как, например, ты любишь Розалину. Мы все изначально связаны.
  - Как братья с сестрами?
  - Вроде того. И если трульты узнают о моих чувствах к Оскару, они непременно доложат о моей внутренней эволюции Гремуссу и тогда все подумают, что я поддалась жестокому человеческому влиянию.
  - Эй, послушай. - Марк подсел к ней поближе. - Никто об этом не узнает, если ты сама не разболтаешь.
  - У меня меняется цвет глаз, когда я смотрю на него. Праведник это видел.
  - И что он сказал? - С тревогой спросил парень.
  - Ничего. Но он жутко испугался. А я никого не замечаю, когда нахожусь рядом с Оскаром. Со мной могут говорить, а я не слышу. - Шепотом ответила Эва. - Я же упала в обморок, когда Оскар взял меня за руку. Марк, мне страшно.
  - Не бойся. - Марк взял ее маленькую ручку. - Я понимаю, что для тебя в диковинку это чувство, но спешу тебя успокоить и сказать, что в мире людей, каждый может влюбляться по несколько раз за день.
  - Но как мне не выдать себя?
  - Ты не должна видеть Оскара слишком часто.
  - Но я хочу смотреть на него.
  - Понимаю. - Марк отвел взгляд в сторону еще раз повторяя про себя, какой неудачный выбор сделал Эва и продолжил. - Тебе разрешено приходить в карцер?
  - Да, если Праведник там.
  - Значит, тебе придется быть гораздо осторожней, чтобы он ничего не заподозрил.
   Эва кивнула. Она благодарно улыбнулась и обняла Марка. Девочка была счастлива, понимая, насколько ей дорог этот человек, который способен понять и помочь. Человек, который умеет хранить секреты и никогда не отвергнет - ее лучший друг.
  - Марк, сделай для меня кое-что. - Робко попросила она.
  - Всё, что угодно.
  - Я очень хочу, чтобы Оскар жил. - Она подняла глаза. - Пообещай мне, что если ему будет грозить опасность, ты защитишь его.
  Марка внезапно обдало холодом, и он неуверенно ответил:
  - Я обещаю.
  Теперь ему было труднее вдвойне. Он понимал, что дав обещание Эве, он не сможет ее предать.
   Марк старался уговорить стражников пропустить его к заключенному. Он долго надоедал им, напрашиваясь на пару минут впустить его внутрь к нему. Праведник всё время хотел выведать у парня, почему он так настойчив и о чем он хочет поговорить с Оскаром, но Марк говорил, что намерен просто извиниться перед пострадавшим. Судья вел себя осторожно с парнем, прежняя теплота как-то улетучилась в то мгновенье, когда Марк взял в руки топор. Хотя, конечно, Праведник, понимал, что это Гремусс ему предложил совершить казнь, но ведь он согласился. Раздосадованный своей неудачей в попытке прорваться в камеру, парень покинул тюремное помещение, и остаток вечера провел в своем доме. Он думал об Эве, и его в буквальном смысле воротило от мысли, что ей нравится Оскар. Но, к сожалению, Марк пока что не решался рассказать ей всю правду о его грешных делах. Трудно было молчать об этом, ведь Эва стала его подругой, которой он не сможет сделать больно. Она одна из немногих трультов, которые так искренне понимают и поддерживают Марка во всем.
   Утром приближенные Гремусса сообщили Марку, что он ждет его у себя дома. Тут парень понял, что им предстоит очень серьезный разговор. Он зашел домой, захватил книгу, которую брал напрокат и направился в дом главного трульта города.
  - Здравствуйте, Гремусс.
  - Здравствуйте, Марк.
   Парень, крепко сжимая переплет двумя руками, шагнул за порог. Гремусс развернулся на своем бархатном красном диване.
  - Прочли?
  - Да, спасибо большое. - Марк поспешил положить 'Реальные легенды и живые сказки' на стол рядом с диваном.
  - И как?
  - Очень понравилось. Рассказы о зеркальных королях впечатлили меня.
  - Что вы узнали из этих рассказов?
  - Что Зеркальные Короли совершали много нехороших поступков, за которые потом расплачивались. Но в дальнейшем они старались избегать подобных случаев.
  - Зеркальные Короли извлекали из всего урок, учились на ошибках и старались их больше не повторять. - Притягивая книгу к себе, пояснил Гремусс.
  - Так и есть.
  - Что еще? - Постукивая кончиками пальцев по переплету, спросил правитель.
  - То, что Зеркальные Короли постоянно хотели быть на высоте, но вскоре понимали, что лучше не лезть из кожи вон, а плыть по течению.
  - Если не дано властвовать, то, как ни старайся - ничего не выйдет. - Перефразировал Гремусс. - О чем была последняя глава? - Словно проверяя, Марка продолжил он.
  - О разбитом зеркале.
  - И?
  - У Зеркальных Королей было много разных зеркал, которые помогали им принимать решения в любых ситуациях. И когда на них напали чужие и разбили Зеркало Правды, то короли превратились в несчастных обитателей своей планеты. - Пересказал Марк.
  - Они стали лжецами. - Сказал Гремусс. - Почему именно эта глава является финалом?
  - Я не знаю.
  - А вы подумайте.
  Марк задумчиво разглядывал потолок.
  - Потому что так захотел сказочник?
   Гремусс резко встал и Марк подумал, что он сейчас схватит его и начнет бить о стену. Но он обошел его и направился к полке, чтобы положить эту книгу в нужный раздел.
  - Потому что именно на этом заканчиваются подвиги и ошибки Зеркальных Королей. - Он аккуратно поставил переплет на место и, развернувшись, направился к Марку. - Потому что больше не о чем было рассказывать. Потому что Зеркальные Короли уже не могут жить прежней жизнью. Они спят с открытыми глазами, и им кажется, что они двигаются вперед, но нет! Их движение прекратилось в тот самый момент, когда чужие разбили Зеркало Правды.
  - Вы в это верите?
   Гремусс обдал Марка презрительным взглядом, словно он сказал что-то совсем непозволительное.
  - А вы думаете, что все эти рассказы глупая выдумка? Вам кажется, что это ложь?
  - Нет, я верю, но... Может, всё-таки, это обычная сказка?
  - Нет, не сказка. - Рассердился Гремусс. - Всё это истинная правда. Зеркальные Короли существуют, и у них нет ни малейшего шанса продолжить свою активную жизнь, пока они не вернут Зеркало правды.
  - Но оно ведь разбилось, тут уже ничего не поделаешь.
  - Еще как поделаешь. Достаточно просто отыскать эти осколки и соединить их.
  - Если бы всё было так просто, то Зеркальные Короли уже давно бы нашли выход.
  Лицо Гремусса стало мрачнее тучи.
  - Вы что, глупый?! О каком выходе вы говорите, если они не могут сейчас принимать решений, потому что у них нет правды?! - Повысил он тон.
   Марк лишь растерянно пожал плечами. Гремусс наконец-то перестал мельтешить перед глазами, и присел на диван.
  - Зеркальные короли наши ровесники. Они существует так же давно, как и трульты. У них была такая же замечательная жизнь, как у нас. Мы могли бы с ними воссоединиться и жить в одном мире. - Гремусс закурил трубку и немного расслабился. - Когда-нибудь я отыщу город Зеркальных Королей, найду осколки, соединю их, и они снова заживут со своей правдой.
   Марк не считал Гремусса сумасшедшим, потому что понимал, что у любого должна быть вера. Неважно во что верить, главное делать это.
  - А для чего вы меня пригласили к себе? - Наконец-то решился спросить Марк.
  - Поговорить о ваших необдуманных поступках.
  Марк вопросительно поднял брови.
  - Я не зря начал разговор с рассказов о Зеркальных Королях. И вы сделали много выводов, извлеченных из этих историй. Скажите, не узнали ли вы себя, читая эту живую сказку?
  - Простите? - Не понял Марк, слегка поерзав на месте.
  - Короли, единожды совершив определенную ошибку, старались больше не наступать на те же грабли. А вас, похоже, это забавляет.
  - О чем вы?
  - Вы всё делаете мне назло.
  - Не правда.
  - Не спорьте. - Всплеснув рукой, сказал Гремусс. - Все ваши поступки могут привести к печальному для вас концу, и вы это прекрасно знаете, но продолжаете выделывать из себя самодовольного и нахального типа. Что ж, знайте, что и мое терпение невечно.
  - Гремусс, вы несете полнейшую чушь! Я наоборот, всё время стараюсь угодить вам, всё время хочу поговорить с вами без упреков и скандалов, но вы не позволяете мне, даже...
  - Вы думаете, что это единственная ваша ошибка? Вы постоянно стремитесь к власти, готовы ходить по головам, нарушая все запреты. Неужели, рассказы о Зеркальных Королях ничему вас не научили? Вы стремитесь управлять этим городом, этими жителями. Привязываете их к себе своей стряпней и фальшивой услужливостью, стараетесь залезть в любую дыру без мыла, чтобы только вас заметили.
  - Это ложь! - Подавшись вперед, возразил Марк.
  - Ложь в другом. - Упершись ладонями о стол, подхватил Гремусс. - Вы мне нагло лгали, глядя в лицо.
  - О чем вы?
  - Вы сказали, что не знакомы с новоприбывшим, но, тем не менее, не смогли совершить казнь.
  - Потому что у меня есть сердце, которым я думаю. И убивать я никого не собираюсь.
  - Но вы уверенно согласились пойти на убийство.
  - Это, чтобы вы, наконец, оставили меня в покое!
   Гремусс посмотрел на Марка своими черными угольками глаз. Его пальцы задумчиво потерли подбородок.
  - Я непременно оставлю вас в покое. - Тихим тоном произнес он. - Идите. Я больше не побеспокою вас.
  Марк тут же вышел за дверь.
  
  
  Глава 5
  Большой риск
  
   На следующий день, около десяти утра Эва прибежала к Марку в пекарный дом и так быстро втолкнула его в кладовку, что он не успел ничего сообразить.
  - Я нашла выход! - Радостно прошептала она. Марк лишь прищурился, не понимая о чем речь. - Я знаю, как поговорить с Оскаром.
  - Выкладывай. - Лицо Марка тут же расправилось.
  - Я совсем упустила из виду, что стражники делают обход с полудня до обеда, контролируя порядки на улицах города. Они покидают тюремное помещение всего на один час. Этот промежуток времени в нашем распоряжении. Ты со мной?
  - Конечно. Мне нужно...эм...извиниться перед заключенным. - Ляпнул парень. - Подожди, а как мы туда попадем? Всё же будет закрыто на сотни замков.
  - Я всё уже продумала. Мы проберемся туда через тоннельный переход. О нем мало кто знает. - Энергично пояснила Эва.
  - И как же этот переход нас доставит в нужное место?
  - Там есть несколько путей, ведущих в разные уголки города. Если мы правильно сориентируемся, то окажемся прямо под тем самым зданием. - Прошептала Эва.
  - Понятно. Ну а как мы проникнем в стены тюрь...
   Дверь резко распахнулась. В комнату с продуктами вошел Кноппи. Точнее, сначала 'вошел' его живот, а потом и он сам. Марк и Эва тут же замолчали и принялись, как по сговору, перебирать орехи от шелухи.
  - Чего это вы тут делаете? - Он взял корзинку с овощами и подозрительно посмотрел на них.
  - Орехи перебираем. - Невозмутимо ответил Марк.
  - Мы уже сегодня перебирали орехи. - Сомнительно поглядывая на друзей, заявил Кноппи.
  - Правда? - Округлил глаза парень. - Видать, плохо перебирали, смотри сколько шелухи.
  - Эва, а ты почему здесь? Разве ты не должна готовить лекарственные смеси? - Поинтересовался круглый, как пончик, трульт.
  - А я как раз этим и занимаюсь. Орехи являются одним из компонентов моих лекарств.
  - Ах да, Марк, ты молодец. - Кноппи похлопал его по плечу. - Я рад, что ты не решился на убийство. Если бы ты замарал руки кровью этого человека, то ты стал бы изгоем. Мы вправе были бы собрать подписи для того, чтобы тебя заперли в камере-одиночке пожизненно.
  Марк в ужасе посмотрел на Эву.
  - Но я верил в тебя. Я вижу, ты хороший человек. И горд тем, что ты оправдал мои надежды. - Кноппи широко улыбнулся. - Есть же добрые люди еще. И, кстати, Лиа тоже рада, что ты развеял все ее сомнения.
  - Спасибо, Кноппи. Я очень признателен тебе и Лие. И вообще всем, кто верит мне.
  Кноппи подарил ему искреннюю улыбку и, прихватив корзинку с овощами, скрылся за дверью.
  - Камера-одиночка?! - Ужаснулся Марк, обращаясь к девочке.
  - Да. Это камера с нещадными условиями. Если бы ты убил Оскара, то все желающие оставили бы свои подписи. И если бы проголосовало половина жителей города и больше, то тебя бы закрыли бы до конца твоих дней в ужасной клетке. И ты слыл бы убийцей.
  - Почему?
  - По закону, казнь совершает только палач - стражник со столетним стажем. И в правилах прописано, что тот, кто не является таковым палачом, но проявляет добровольное желание поучаствовать в самой казни, считается опасным для общества и должен быть непременно изолирован на неопределенный срок, то есть до конца жизни. А вообще, в истории трультов еще никогда никого не казнили.
  - Тогда к чему все эти правила? Карцеры и камеры-одиночки?
  - Казни совершали еще до нас. Этот город построили наши предки. И половина законов и правил остались еще с их времен.
  - Вы же все равно ими не пользуетесь. Зачем они вам? - Не понимал Марк.
  - Гремуссы правящие здесь сочли нужным сохранить их, на случай непредвиденных обстоятельств, поэтому они и действующие. Гремуссы считали, что с такими законами спокойнее жить. А вообще, Марк, не заморачивайся. - Махнула рукой девочка. - Мы ведь говорили совсем о другом.
  - Вообще-то, да. Так как мы попадем в тюрьму? - Вернулся он к этому вопросу.
  - Через подвал.
  - А там точно есть подвал? - Сомнительно спросил парень.
  - Здесь в любом строении есть подвал. В общем, встречаемся на Сиреневом материке через час. - Подытожила девочка.
  - Хорошо. Я понял.
   Эва захватила несколько орешков и направилась в свою лечебницу.
  Как и договорились, они встретились на Сиреневом материке. Но только сразу найти друг другу им не удалось, ведь это место величественно большое. Марк тут же последовал за Эвой. Она торопливо бежала по берегу к лодке-кувшинке. Проплыв до другого берега они начали подниматься по склону. Оказавшись где-то в невероятно высокой траве, скрывающих их полностью от всего окружающего мира, Эва легла на землю и поползла по земле, словно змейка. Марк повторил ее маневр, совершенно не понимая, зачем она это делает. Периодически она замирала, прислушиваясь к звукам, царящим вокруг. Но убедившись, что никого поблизости нет, она двигалась дальше, вовлекая во всё это парня.
  - Это где-то здесь. - Прошептала она, раскапывая руками твердую землю. Марк принялся ей помогать. - Ой, нет, я ошиблась. - Недовольно произнесла Эва и поползла дальше.
  Как два шпиона, они проползли половину этого бесконечного поля, на котором кроме стройной зелено-синей травы ничего не росло и только спустя некоторое время, Эва ахнула.
  - Вот здесь! - Радостно воскликнула она. Затем встала на ноги и начала прыгать на земле. - Слышишь?
   Марк прислушался. Не с первого раза, но всё же ему удалось понять что это был за звук. Звук скрипящих досок. Эва снова прильнула к земле и начала дергать траву с этого места. Марк принялся ей помогать.
  - А это законно? Так небрежно относится к растительности.
  - Эта трава бесполезная. Корнеплюй для лекарств точно не пригодится.
  - Корнеплюй? - Повторил Марк. - Фу...
  - Точно.
  - А почему эта трава так называется?
  - Ты ел перед тем, как встретиться со мной? - Продолжая дергать траву, спросила Эва
  - Да.
  - Тогда тебе лучше не знать.
   Марк сморщился, представив, что это мог быть за ответ. Корнеплюй... Звучит противно. Да, лучше он не станет травить Эву расспросами об этом, на вид красивом стройном растении. Добравшись до люка, девочка постаралась его открыть, но он так прочно 'прирос' к земле, что сделать это было крайне сложно. Тогда за дело взялся Марк. Крепко взяв за ручку, он уперся ногами в землю и потянул так сильно, что на руках четко проявились вены. Эва постоянно осматривалась, пытаясь убедиться в том, что их никто не видит. Люк открылся, издав ленивый скрип. Оттуда сразу пахнуло холодным воздухом и древесиной.
  - Ты первая. - Кивнул девочке Марк. Та опустилась ногами на лестницу ведущую вниз. Через секунду, голова девочки пропала в непроглядной тьме. Парень еще раз осмотрелся и так же начал спускаться во тьму, прихлопнув за собой люк. В ноздри сразу же бросился запах мокрого дерева и мха.
  - Чего тут так темно? - Возмутился Марк.
  - А ты думал, что в подземелье полно освещения?
  - Я на это надеялся.
  - Погоди секунду. - Эва двинулась вперед.
  - Эй? Ты куда?
  - А ты что боишься? - В голосе была слышна улыбка.
  - Если только за тебя. Куда ты ушла?
  - Сейчас. Смотри. - Через мгновение на потолке загорелись тысячи крошечных фонариков.
  - Вот это, то что нужно.
   Впереди был длинный тоннель, а справа и слева от него шли еще две тоннельные ветки. Стены были из светлого дерева, немного отсыревшего и вздутого, а на полу расстелился моховой ковер.
   - Ну и куда нам идти?
  - Думаю, сюда. - Эва указала рукой в правую ветку тоннеля и двинулась вперед. Марк последовал за ней. Поначалу это место не произвело на него никакого впечатления. Казалось, обычный подвал, заросший мхом и травой. Но когда он получше разглядел его, то стал замечать насколько прекрасно это помещение. Прямо на глазах стены преображались и переставали быть скользкими и мокрыми. А когда Марк поднял глаза вверх, то от восхищения открыл рот: фонариками оказались тысячи малюсеньких созданий с трепещущими полупрозрачными крыльями. Они синхронно передвигались над головами идущих, оставляя за ними темноту и освещая тропу впереди.
  - Кто это? - Поинтересовался Марк.
  - Флаики - крошечные бабочки. Они живут только во тьме. Красивые, правда?
  - Ага. - Не отрывая взгляда от них, улыбнулся парень. - А почему я их никогда не видел?
  - Потому что они находятся только под землей.
  - Всегда?
  - Всегда. Это их среда обитания.
  - Они всегда так ярко сияют? - Стараясь получше разглядеть их, спросил Марк.
  - Нет. Флаики прячутся, как несколько секунд назад. И показываются лишь тогда, когда убеждены, что им не угрожает опасность.
  - И что же ты сделала, чтобы флаики это поняли?
  - Угостила их орешками.
  - Так значит, чтобы они начали светить, нужно их подкармливать? - Обратив свой взор на девочку, уточнил Марк.
  - Не совсем. Они всё равно не станут есть. Главное, показать флаикам, что ты не причинишь им вреда.
   Марк снова вскинул голову вверх, чтобы еще раз насладиться их красотой. Но вспомнив о главной цели, спросил:
  - Сколько примерно нам идти до тюрьмы?
  - Недолго. Если конечно, не заблудимся.
  Примерно через полчаса подземных блужданий по разным веткам тоннеля они пришли к нужному месту. Эва постучала кулачком по твердой поверхности над головой.
  - Вроде здесь. Я всё просчитала. В тоннеле восемнадцать веток и каждая ведет к определенному месту. Четвертая ветка - к старому Совещательному Дому, шестая - в Строительный Склад, а пятая, между ними, где мы сейчас находимся - в Корпус Заключения. Так что, возможности ошибиться, практически нет. - Эва начала толкать руками небольшой выступ над головой.
  - Подожди. - Марк резко убрал ее руку. - Вдруг они услышат.
  - Ты чего такой трусливый? Странно, но ты мне всегда казался смелым человеком.
  - Я просто боюсь за тебя. Вдруг они тебя посадят за нарушение правил. - Прошептал парень.
  - Ты что, правда, за меня волнуешься?
  - Правда. Ты же моя подруга.
  Девочка широко улыбнулась.
  - Знаешь, у меня никогда не было возможности так рисковать, как сейчас. И это так здорово! - Эва резко развернулась и снова начала толкать люк, вставая на цыпочки.
  - Вообще-то рисковать собой из-за такого пустяка это совсем не здорово. - Исправил Марк, помогая ей.
  - Но ведь иногда нарушать правила это довольно захватывающе. - Подмигнула Эва.
  - Да уж... И довольно опасно.
   Через несколько минут многочисленных попыток открыть этот люк, на них осыпалась груда песка и пыли. Они замерли, глядя наверх, в темноту.
  - Отойди-ка. - Прошептал Марк, двигая девочку в сторону. Просунув руки в люк, он подтянулся и оперся локтями о деревянные выступы. Было темно и невозможно было распознать, что их окружает.
  - Что там? - Спросил Эва, слегка дернув парня за штанину. Он сделал упор на локти и проскользнул внутрь этой тьмы. Затем Марк подал руку девочке и потянул ее за собой. Эве понадобилось гораздо меньше времени, чтобы осмотреться. Она уже через пару секунд смело побрела вперед. Подвал был огромным и, судя по запаху сырости и пыли, сюда давно никто не заглядывал.
  - Фонарик бы не помешал. - Вздохнул Марк, споткнувшись обо что-то металлическое. Только он об этом сказал, как Эва уже куда-то помчалась, но уже через несколько секунд она вернулась с вереницей сияющих флаиков.
  - Иногда полезно носить с собой что-то в кармане. - Улыбнулась девочка.
  - Ты снова заманила их орешком?
  - Ага.
   Марк не уставал удивляться завидной сообразительности Эвы. Флаики следовали за девочкой, освещая всё вокруг. Стены подвала были заставлены разным хламом и какими-то железками с толстыми заржавевшими цепями. Бесконечные паутины окутывали всё пространство, и приходилось постоянно убирать их с лица и волос. На старых полках лежала кипа пожелтевших бумаг, на которых покоился толстый слой пыли. Марк взял в руки, почти разваливавшиеся листы пергамента и постарался прочесть, что там написано. Он не понял ни строчки, потому что ни одна буква знакома ему не была.
  - Что это за рукопись?
  Эва подошла к нему и склонилась над хрупким листом бумаги.
  - Эм... думаю, что это древний язык наших предков. Но, к сожалению, никто из нас с ним не знаком.
  - А кем были ваши предки?
  - О, это были самые здравомыслящие существа во Вселенной. - С восхищением ответила Эва, продолжая ходить по подвалу, в поисках выхода. - Они были чрезвычайно умны и находчивы. Уже тогда, много-много лет назад, они вычисляли столбиком и умели писать. У них не было малозначительных звуков для общения. Они говорили так, как говорим мы: четко, внятно и понятно. Это был потрясающе гениальный народ - вентольты.
  - Вентольты?
  - Да. Что, на их языке, означает 'вен' - бег, а 'тольт' - вперед. 'Бегущие вперед' - вот как переводится название их расы. Вентольты не носили лохмотья, уже тогда у них был портной, и шил всем одежду. Они не умирали от болезни и всякой заразы, потому что у них был отличный иммунитет ко всякой инфекции. Это были очень разумные создания, и мы их потомки. - Гордо заявила Эва.
  - Почему ты раньше не рассказывала мне об этом?
  - Потому что ты не спрашивал.
  - Ничего себе. Взяла и утаила от меня такую интересную информацию.
  - Ничего я не утаивала. - С ноткой обиды ответила девочка. - Просто, судя по всему, тебе в руки не попадалась книга нашей истории происхождения.
  - Да мне ее никто и не давал. - Осматривая хлам в подвале, сказал Марк. - Хотя, Гремусс что-то упоминал о ней, когда потерял пастант.
  - 'История возникновения и эволюция трультов с древних времен до наших дней', так она называлась?
  - Да, вроде. - Безразлично ответил Марк, протирая пыль со старого полуразвалившегося шкафа. - Так трульты, значит, и есть последняя стадия эволюции?
  - Да, так и есть. - Подтвердила Эва.
  - И как давно существовали вентольты? - Повернувшись к ней, вопросил парень.
  - Помнишь, я тебе говорила, что трульты появились задолго до людей?
  - Помню.
  - Так вот, вентольты еще древнее.
   Марк задумчиво почесал макшку. Эта история его заворожила. Оказывается, существовала раса, появившаяся задолго до эры человека. Раса, жившая в другом измерении, в другом совершенном чистом мире. Не удивительно, что ни один человек на Земле не знает о жизни самой древнейшей цивилизации во Вселенной - цивилизации величайших гениев - вентольтов. Марк снова углубился в непонятную рукопись.
  - йелорок... - Начал медленно читать Марк.
  - Что?
  - Пытаюсь прочесть надпись. - Ответил парень. - хыньлакрез адварп...
  - Чего-чего? - Девочка подбежала к нему и склонилась над непонятной рукописью.
  - Йелорок хыньлакр... Тьфу ты, язык сломаешь.
  - Да уж, это точно. Дай-ка я попробую, адварп... эм... йелорок... Ладно, не забивай голову. Не будем тратить время. - Она положила рукопись обратно и отправилась дальше на поиски двери. Марк поспешил ей помочь. Спустя некоторое время, девочка воскликнула:
  - Нашла!
   Слившуюся с серыми холодными стенами подвала, дверь была почти не заметной и словно впечаталась в эти стены. Металлическая ручка была неестественно изогнутой, словно ее гнули нарочно, а вся поверхность двери непроглядно заросла паутиной. Эва дернула за ручку, но дверь не открылась. Марк тоже сделал попытку, но всё безуспешно.
  - Ну вот. - Разочарованно произнес он. - Столько времени шли и все безрезультатно.
  - Не волнуйся, придумаем что-нибудь. Дверь закрыта с той стороны, но это не значит, что нам туда не пробраться. - Эва подняла голову и поманила флаиков. Они плавно опустились вслед за приманкой и оказались на уровне дверной ручки. Под нежный голубоватый свет этих восхитительных бабочек, девочка начала изучать дверь сверху до низу и вдруг она замерла, заметив небольшую щель. Внимательно присмотревшись, она увидела часть мощной перегородочной задвижки с той стороны.
  - Нужно найти что-то, чем можно отпереть защелку.
   Марк тоже, как и Эва, принялся искать что-то полезное. Девочке бросился на глаза железный прут, и она попыталась просунуть его в щель, чтобы поддеть мощную створку засова. Но прут, к сожалению, в щель не прошел.
  - Я кое-что нашел. - Воскликнул Марк и Эва, отбросив бесполезный кусок металла в сторону, побрела к нему. Увидев большую 'таблетку', она спросила:
  - Это магнит?
  - Да.
  - Так чем же он нам поможет? - В попытке отвлечься от ужасных мыслей, спросила она.
  - Если это сработает, то с помощью него мы отопрем засов.
   Эва сначала нахмурилась, но через пару секунд ее лицо озарилось, и она выставила оба больших пальцев вперед.
  - Отличная мысль!
   Марк немедля схватился за круглый магнит. Эта 'таблетка' была не особо большая, в диаметре примерно, как колесо легкового автомобиля, но весила она значительно больше колеса. Марк поднял ее на уровне груди и постарался дотащить до двери. Всё тело сдавливало от напряжения, а руки будто отрывало.
  - Черт! - Он сделал несколько шагов и положил магнит на пол. - Какой он тяжелый!
   Встряхнув руками, он снова поднял его. Парень с ревом донес его до двери и положил, разминая пальцы.
  - Да уж, судя по всему, это не совсем хорошая идея. - Отметила Эва.
  - Но, по крайней мере, мы можем попробовать. - Пытаясь отдышаться, ответил Марк.
  - И эта попытка приведет тебя к грыже.
  - Всё в порядке. Я просто давно не разминался. Был бы второй вариант - воспользовались бы им. Но пока что это единственный шанс открыть дверь.
  - Марк, а почему ты так рвешься туда? - Нахмурилась Эва. - Я сомневаюсь, что ты всё это делаешь ради того, чтобы извинится перед Оскаром.
  - Я тебе помогаю.
  - Спасибо. Но, Марк, дело ведь не только во мне. Что ты хочешь ему сделать? Почему Оскар тебе не дает покоя? Он тебе не нравится?
  Парень восстановил свое сбившееся дыхание.
  - Ты умеешь держать язык за зубами?
  Эва быстро кивнула.
  - Я его знал, еще до того, как он попал в город трультов. - Выдохнул Марк.
  - Знал? Откуда?
  - Это неважно. Пошли, не будем зря терять время.
  - Постой. - Эва задержала его за руку. - Скажи мне, он здесь из-за тебя?
  Марк отвел взгляд.
  - Я никому не расскажу, честное слово! - Затрепетала девочка. Марк устало вздохнул и положительно кивнул. Он посмотрел на Эву, которая не знала, что и сказать и снова взялся поудобней за 'таблетку'.
  - Марк, скажи, только честно. Вы с ним враги?
  Минутная пауза.
  - Нет.
  Эва чуть видно улыбнулась. Марк с трудом поднял магнит и прислонил его к двери.
  - Так, сейчас я буду двигать магнит вправо, а ты наблюдай за процессом. Смотри в эту щель и как только засов с той стороны начнет двигаться, дай мне знать. - Марк принял удобную позу: ноги на ширине плеч, грудь прижимается к магниту, руки крепко держат его. - На счет 'три'. Раз, два...
  - Зачем ты туда идешь? - Не унималась Эва.
  - Три! - Словно не слыша вопроса, продолжил он. Прилагая максимально усилий, Марк начал толкать магнит корпусом и руками вправо. В спине сразу же почувствовалось жуткое напряжение и неприятные ощущения в области поясницы. - Давай еще раз. - Он снова вернул магнит на исходную и опять же встал в удобную позу. - Готова? Смотри в оба. Раз, два, три! - Он снова начал двигать его в правую сторону.
  - Получается! - Воскликнула Эва. Парень улыбнулся. По лицу и спине покатились струйки пота.
  - Отлично. Значит, пробуем еще. Раз, два...
  - Ты хочешь убить Оскара?
   От неожиданного вопроса, Марк потерял контроль, и его рука скользнула по магниту. Парень успел задержаться за одну из полок, чтобы не упасть. Магнит с грохотом рухнул на пол.
  - Проклятье, Эва! - Выругался он. - Неужели подобные вопросы не могли подождать?
  - Прости. - Девочка опустила глаза в пол, теребя рюшу своего голубого платья. - Ты не ушибся?
  - К счастью, нет. - Он вытер пот со лба. - Ты слышала, как он громыхнул? Кажется, сотряслась вся земля. Как бы нас не услышали там, наверху.
  - Не беспокойся, не услышат. А если и случится такое, то сюда никто идти не станет, потому что подумают, что это перевернулась повозка со стройматериалами на улице. У нас такое сто раз было. Знаешь, какой грохот от этого стоял!
  - Так, ладно, - Марк встряхнул руками и ногами, - давай попробуем еще раз. - Он снова поднял магнит и прижал его к двери. - Только на этот раз без вопросов, ладно?
  - Ладно. - Судя по голосу, Эве совсем не понравилась эта просьба. Они попробовали еще раз. Потом еще. Марк управлял магнитом, пыхтя и заливаясь потом от напряжения, а Эва следила в щелку за движением засова. Наконец-то с той стороны что-то щелкнуло, и дверь с жутким пугающим скрипом приоткрылась вовнутрь. Марк положил магнит и начал разминать локти. Пока он этим занимался, Эва уже тянула на себя громадную тяжелую дверь.
  - Подожди. Сначала нужно проверить. - Марк осторожно просунул голову, в слегка приоткрытую щель двери и всмотрелся в темноту.
  - Ой, да ладно тебе. - Усмехнулась Эва и протолкнула его вперед. Впереди их ждала такая же непроглядная темень, как и в подвале до появления флаиков. Дверь со скрипом закрылась, оставив этих прекрасных бабочек порхать за ней. Марк двигался вперед, следуя своим ощущениям. Неизвестность всегда его пугала. Что это за место Марк мог только предполагать. Эва ступала вслед за ним, вцепившись в его футболку, чтобы не упасть. Но парень неожиданно споткнулся и повлек девочку за собой на холодный и пыльный пол. Ладони уперлись во что-то твердое и каменистое. Марк провел рукой по этой поверхности.
  - Это лестница. - Понял он и, приподнявшись, осторожно шагнул на ступеньку. Лестница была крутой и высокой, казалось, что ей нет конца. Но вскоре Эва и Марк увидели тонкие полоски света, напоминающих форму прямоугольника.
  - Это дверь? - Сомнительно спросила Эва.
  - Похоже. Прости, конечно, но дотащить магнит сюда я вряд ли смогу.
  - Погоди-ка. - Девочка поднялась по оставшимся нескольким ступенькам. - Видишь, через нее просачивается свет, то есть она не плотно закрыта. И, кстати, магнит нам не нужен, она деревянная.
  Вглядываясь в эти полоски света, Эва оперлась ладошками о дверь, которая под ее давлением перевернулась в другую сторону. Марк встревожился и тут же помчался к ней, перепрыгивая через ступеньки. Он тоже облокотился о вращательную дверь и оказался рядом с девочкой.
  - Ты не ударилась?
  - Нет. Ну, что скажешь? Я же говорила, что всё просчитала. - Довольно продолжила она и двинулась вперед по тюремному зданию.
  - Эй, - Марк задержал ее за шиворот, - надо осмотреться. Вдруг стражники еще здесь.
   Пока он бесшумно и осторожно, словно хищник, крался вдоль камерных стен, Эва неожиданно для него кинула вперед бетонный кирпич. Звук удара его о пол раздался громким эхом по всему помещению. Марк что-то проворчал в сторону девочки и, схватив ее за руку, спрятался за вращающейся дверью.
  - Ты что делаешь? Совсем что ли? - Крутя пальцем у виска, возмутился он.
  - Опять напугался? - Хихикнула Эва.
  - Если нас засекут и обвинят в незаконном проникновении в Корпус Заключения, то мы с тобой займем место в холодном карцере рядом с Оскаром. Если конечно, нас не приговорят к смертной казни. Зачем ты бросила кирпич?
  - Чтобы проверить, есть ли там кто или нет.
  - Что, нельзя было иначе это выяснить?
  Марк недовольно покачал головой и снова выглянул из-за двери.
  - Вообще-то от этого камешка тревогу не поднимут. Тут по всему зданию то штукатурка валится, то стены рушатся. - Успокоила она парня. - Видишь, кирпич лежит на том же месте. Никого нет. Пошли.
   Марк словно шпион двигался вдоль стен тюрьмы, а Эва шла спокойным шагом. Убедившись, что на посту никого нет, она быстрее подбежала к карцеру, в котором просиживал Оскар. Эва щелкнула выключателем рядом с окошком и свет внутри карцера загорелся. Это уже давно не удивляло Оскара. Свет то включали, то выключали в его камере по несколько раз за день. Заключенный лежал на полу, подложив под голову руки. Эва увидев его в окошко, засияла, как звездочка.
  - Как отпереть карцер? - Спросил Марк. Девочка тут же подбежала к высокой железной кабине.
  - Здесь расположены рычаги управления. - Она толкнула дверь. - Заперто.
  - Что ж нам сегодня с дверьми-то не везет? - Хлопнув ладонями о колени, буркнул юноша.
  - Не ворчи, а лучше подсади меня. Помоги мне перелезть.
  - А как же крыша? - Марк задрал голову.
  - Эта кабина без крыши. Главное, что рычаги управления закрыты от лишних глаз с четырех сторон. Кабина должна пропускать все звуки, царящие в корпусе заключения, а ты посмотри какие толстые в кабине стены. А если бы крышу еще сделали, тут можно было бы на ушах ходить, пока стражники просиживают внутри этой железной коробки. Разве ты не заметил, что они постоянно открывают дверь в кабине, чтобы все слышать?
   Марк лишь пожал плечами и еще раз удивился сообразительной логики Эвы. Порой он забывал, что ей на самом деле двадцать один год и она его ровесница. Поэтому в его голове постоянно крутилась мысль о том, как много знает эта малышка. Но потом, вспомнив про физиологию трультов, он чертыхался, хлопая себя по лбу. Марк посадил девочку на шею и подошел впритык к железной коробке. Эва вытянула руки вверх, схватилась ладонями за края кабины и слегка подтянулась, чтобы заглянуть внутрь.
  - Ого, тут их так много! - Она заерзала на плечах Марка.
  - Что ты собираешься делать? - Но не успел задать вопрос, как девочка уже умудрилась перелезть через кабину.
  - Рычаги все одинаковые и не подписанные. - Сказала она. - Посмотри, какой номер камеры у Оскара.
  Марк внимательно изучил дверь карцера.
  - Она не отмечена. - Ответил он.
  - А остальные?
  Парень пробежался глазами по камерам напротив.
  - Нет.
  - Значит посчитай и определи, какая она по счету.
  - Ты что смеешься? - Воскликнул парень. - Их же тут не меньше полусотни!
  - Ну и что. Другого варианта я не вижу.
  Марк забегал от камеры к камере.
  - А откуда начинать считать? - Растерялся он.
  - Попробуй от главного входа.
   Он развернулся лицом к двери. Слева и справа стояли одинаково серые камеры и не изолированные решетки.
  - А клетки тоже считать?
  - Попробуй с ними.
   Марк понятия не имел в каком порядке начинать счет: то ли по левой стороне, то ли по правой, то ли чередуя их. Времени оставалось мало, и раздумывать было некогда, поэтому он начал с левой стороны. Быстро пробегая глазами и беззвучно шевеля губами, он считал камеры по дверным стыкам.
  - Двенадцатая!
   Услышав номер, Эва посчитала рычаги. Двенадцатый резко опустила вниз. Послышался скрип совсем в другой стороне.
  - Эта не та камера! - Воскликнул Марк.
  - Тогда попробуй посчитать иначе. - Посоветовала девочка.
  Растерянный юноша завертелся, как юла, пытаясь сообразить, как лучше считать. Марк попробовал считать поочередно, то слева, то справа.
  - Восемнадцатая!
  Эва опустила рычаг.
  - Не тот! - Снова заявил юноша.
  - Считай от подвала. - Сказала Эва и парень быстрым шагом направился к нему. Так как все камеры были без нумераций, Марк начал нервничать. Он понятия не имел, сколько сейчас времени и как скоро вернутся стражники после обхода. Меньше всего ему хотелось попасться им на глаза. Но волновался он не за себя, а в большей степени за Эву. Марк понимал, что данный поступок можно было бы ожидать от человека, но ни в коем случае не от трульта. Если они поймают Эву, то никогда уже не простят ей этого.
  Марк решил посчитать камеры двумя способами сразу: по левой стороне и поочередно.
  - Эва, либо четырнадцатая, либо тридцать первая!
  - Поняла! - Отозвалась девочка и опустила четырнадцатый. Раздался шум механизма, поднимающего двери. Только было Эва хотела опустить тридцать первый, как Марк воскликнул:
  - Получилось!
   Эва облегчено выдохнула. Широкая дверь поднялась и Марк замер. Из камеры очень осторожно выглянул Оскар. Увидев юношу, он отступил назад.
  - Привет. - Удивленно произнес ангел природы. - Пришел в гости?
   При виде Оскара Марка настолько сильно захватило чувство гнева, что он резко схватил его за горло и прижал к стене.
  - Зачем ты выдал нас с Розалиной Гремуссу?
  - О чем ты? - Сопротивляясь, спросил Оскар.
  - Гремусс вызывал нас к себе и допрашивал о твоем появлении здесь. Он догадывался обо всем, и кое-кто оповестил его об этом.
  Оскар лишь замотал головой и развел руками. Марк резко его отпустил.
  - Тогда скажи, почему ты нас не выдал?
  - Я не стал выдавать вас, потому что не видел в этом смысла. Ведь от этого я мог бы и сам пострадать.
  - Надо было всё-таки тебя прикончить. - В сторону пробубнил Марк. - Кстати, за тобой должок. Если ты еще не понял - ты по-прежнему с головой.
  - Ах, ты об этом. Да уж, забавный выдался вечерок. Ты бы себя видел. Как же у тебя дрожали руки... Тебе что, всё же стало меня жаль? - С насмешкой спросил он.
  - Нет, не тебя. - Негромко процедил Марк. Оскар со злорадной ухмылкой взглянул на него. У парня снова зачесались кулаки.
  - Я не отсек тебе голову на площади, но ничто не помешает мне сделать это сейчас!
   Послышался писклявый голос Эвы, которая, невесть, как выбралась из высокой для ее маленького роста кабины.
  - Нет, Марк! Ты же мне обещал, помнишь?
   Парень сбавил свой гневный пыл. Только ради Эвы.
  - Что обещал? - Спросил Оскар, вопросительно глядя то на девочку, то на юношу. Эва стояла, как вкопанная, утонувшая в огненной лавине его глаз. Марк перевел на нее взгляд и понял насколько всё безнадежно.
  - Что ты ей обещал? - Не унимался Оскар.
  - Я обещал, что...
  - Марк обещал, что не тронет тебя. - Выдала Эва. Парень был просто огорошен тем, что она сказала об этом.
  - Неужели? - Расплывшись в довольной улыбке, спросил Оскар. Марк закатил глаза и отвернулся. - Ну, спасибо тебе, Эва. - Подмигнул ей природный ангел. Его голос был непривычно мягок, и сердце девочки пронзило стрелой, которая раньше никогда до нее не долетала. Всё, что сейчас могла Эва - не моргая, любоваться Оскаром. Ее глаза снова обрели сиреневый цвет и заключенный нахмурился:
  - Ты всё еще меня боишься?
   Эва мотнула головой из стороны в сторону. Марк переминался с одной ноги на ногу, нервничая и поглядывая в сторону главного входа, остерегаясь появления стражников. Оскар продолжал, непонимающе смотреть на девочку, которая не могла произнести ни слова. Но вдруг она прошептала, как завороженная:
  - У тебя грязь. Вот здесь. - И коснулась ладошкой его гладкой щеки.
  Оскар улыбнулся и принялся вытирать щеку.
  - Сейчас лучше? - Спросил он всё еще с доброй, несвойственной его характеру, улыбкой. Эва кивнула.
  Марк зажал пальцами переносицу и зажмурился. Его утомляло это бесцельно потраченное время. Он сделал шаг вперед и развернул девочку к себе.
  - Эва, у нас мало времени. - Проговаривая каждое слово, произнес он.
  - Я знаю. Дай мне еще пять минут. - Ее глаза обрели прежний синий цвет, и голос перестал дрожать. Марк набрал воздух в легкие и негромко ответил:
  - Две минуты.
   Эва согласилась и снова повернулась к Оскару, который уже стоял, облокотившись о дверной косяк. Девочка окинула его взглядом с головы до ног.
  - У тебя грязная одежда. - Сказала она.
  Оскар посмотрел на свои ззапачканные штаны и рубашку.
  - Я знаю. Но другого одеяния мне не дают. - Он присел на корточки перед Эвой. Оскар был так мягок с ней, что Марка это привело в полное замешательство.
  - Хочешь, я принесу тебе чистую одежду?
  - Конечно, хочу.
  - Как долго они тебя будут держать здесь?
  - Не знаю. Наверное, очень долго.
  - Но ты ведь не совершил ничего плохого.
  - Это знаем только мы с тобой. А остальные думают иначе. - Словно раскрывая большой секрет, прошептал Оскар.
  - Эва! - Поторопил ее Марк.
  - Мне нельзя здесь больше находиться. Сейчас придут стражники и если они увидят нас, то случиться непоправимое.
   - Конечно, тебе пора. - Он кивнул в сторону выхода.
  - Эва, жди меня у подвала. - Попросил Марк.
  - А ты?
  - Я приду через минуту.
  - Пока, Оскар.
  - До свидания, Эва.
   Девочка еще раз посмотрел в красивое лицо Оскара, и торопливо двинулась к вращающейся двери. Марк, раздувая ноздри от злости, произнес:
  - Не смей даже пытаться привязать Эву к себе!
  - Привязать? - Повторил Оскар, усмехнувшись. - Что за вздор?
  - Эва слишком чиста и наивна и если ты причинишь ей хоть каплю страдания, я без раздумий отрублю тебе голову! - Лицо Марка побагровела от гнева.
  - Что ж ты меня постоянно хочешь изувечить, а все никак не решишься? Не можешь собраться с духом? - Саркастически спросил Оскар. - И, кстати, чего ради ты явился сюда как раз в тот момент, когда никого их охраняемых нет на месте? Ну, давай же, покажи, на что ты способен. Используй, наконец, свои кулаки, пока никто не видит. - Дразнил он Марка, сверкая огненным взглядом. Парень чувствовал, насколько силен соблазн сделать это, но старался держаться изо всех сил. Только ради Эвы.
  - Оскар, тебя ведь все равно казнят. - С удивительным спокойствием произнес Марк.
  - Не казнят. - Ангел природы кинул взгляд в пустоту, где еще минуту назад стояла Эва. - Она не позволит.
  - Я расскажу ей все: кто ты и какие дела творишь в людском мире. - Стараясь надавить на него, сказал Марк.
  - Ей известно, что я не человек, а в остальное она не поверит. - С ухмылкой ответил Оскар.
  - Раз ты не человек, тогда придумай, как выбраться отсюда. Быть может тебе удасться исчезнуть таким же способом, как ты и ворвался сюда. - Марк просто мечтал, чтобы ангел природы больше не бередил сердце Эвы и не действовал ему на нервы.
  - Я пробовал - бесполезно. Это место могущественней моей силы и это ужасно раздражает меня, превращая в ничтожную песчинку в центре бури. - Сдержанно ответил Оскар. Сейчас их разговор больше напоминал товарищескую беседу.
  - Сочувствую. - Сказал Марк, и, вздохнув, продолжил: - Я всего лишь хотел узнать, зачем ты выдал нас. Но раз ты этого не делал, тогда мне больше незачем здесь задерживаться.
  - Я ведь не враг тебе, Марк. - Вдруг произнес Оскар. - То, что у нас не получилась дружба - виноват ты. А ведь могло бы быть все иначе.
  - Нет, не могло. Я бы не стал дружить с тем, кто массово убивает людей. - Твердо ответил юноша. В его глазах снова появилась тень презрения. Но вдруг эту мысль перекрыла другая, та, что была гораздо важнее в данный момент. Дверь. Железная коробка. Рычаги. - Вот проклятье! - Выругался он, хлопнув кулаком о ладонь. Оскар встрепенулся.
  - Что на этот раз? Забыл прихватить с собой подругу-смелость?
  - Кабина. - Негромко произнес Марк.
  - Что? Дубина? Ты забыл прихватить дубину?
  - Дверь. - Юноша указал взглядом вверх.
  - А, вон оно что! Ты теперь не в силах запереть меня обратно? - Захохотал Оскар. - Ах, как это досадно!
  Марк схватил его за грудки.
  - Мне плевать, что будет со мной, плевать, что увидев нас здесь и сейчас, меня посадят за решетку или даже казнят. Но после моей казни, последует казнь Эвы. А я не могу этого допустить. Ни за что на свете, - последние две фразы Марк сказал спокойным, но тревожным голосом. Выражение лица Оскара сменилось с нахального на задумчивое. Он забегал глазами по камере, затем устремил взгляд на Марка.
  - Это была ее идея пробраться сюда?
   Марк расцепил пальцы, освободив Оскара, и чуть видно кивнул. Ангел природы вздернул края рубашки и, скрестив руки на груди, тихо ответил.
  - Тогда иди.
  - Что?
  - Девчонка тут не причем. Закрывай дверь, и уходите отсюда. Я же ангел природы, со мной ничего не случиться. Я не умру с голоду, не замерзну от холода. Иди же. - Указав рукой, продолжил Оскар, проходя вглубь своего карцера. Марк полностью обескураженный, заторможено развернулся и направился к кабине.
  Время уходило как песок сквозь пальцы. Парень смотрел на железную коробку и думал, как же не хватает Эвы сейчас, чтобы на этот раз так же ловко перелезть внутрь. Но бежать за ней - терять последние минуты. Марк размял ступни и кисти рук. Затем подпрыгнул, чтобы зацепиться руками за верхушку кабины, но не достал. Он постоянно оглядывался на дверь, которую вот-вот отопрут стражники. Его взгляд пал на скамью у входа. Он только было рванул к ней, как понял, что она пригвождена к полу. Чертыхнувшись, он отошел на несколько шагов назад от кабины и с разбега постарался взобраться на нее. Получилось. Пальцы крепко вцепились в неровные края кабины. К счастью, у Марка была мертвая хватка, ведь не зря он так много тренировался, прыгая по деревьям и турникам. Осталось только подтянуться. Подошва скользила по металлической поверхности кабины, и Марку пришлось разуться, чтобы преодолеть это препятствие. По спине и лицу бежали струйки горячего пота. Он лихо перелез внутрь кабины и, спрыгнув, не мешкая, поднял рычаг четырнадцатой камеры. Наконец, он понял, как Эве удалось выбраться отсюда: у стола с рычагами находился высокий круглый стул. Марк встал на него и в этот момент раздался скрип. Парня бросило в жар: стражники открывали замок главного входа. Обливаясь горячий потом и бранясь про себя, он забрался на стул и буквально перелетел через кабину. Подхватив свою обувь, он стремглав помчался в сторону подвала. Дверь в карцере Оскара уже почти закрылась, как Марк успел разглядеть, что там горит свет. Резко развернувшись, он щелкнул выключатель рядом с окошком и помчался на всех парах. Ему навстречу шла Эва, которая начала беспокоится, почему он так долго не идет. Он на бегу подхватил девочку одной рукой и скрылся за вращающейся дверью, которая тут же слилась со стенами. Крепко держа Эву за руку он бежал вниз по крутой лестнице, сбивая пальцы ног, совсем не чувствуя боли и каменистой поверхности. Эва мчалась вслед за ним, спотыкаясь и что-то бурча под нос. Преодолев в полной тьме эти треклятые крутые ступени, они наткнулись на такую же треклятую стальную тяжелую дверь, которую всего несколько минут назад открывали магнитом. Вбежав вовнутрь, Марк не дал ни секунды отдышаться Эве и помчался дальше. Тьма-тьмущая - флаики спрятались. Эва снова поманила их орешком, и бабочки вновь засияли. Марк не отпуская руки девочки, продолжал стремительно двигаться к люку. Резко дернув его на себя, он спустился первым и помог слезть девочке. Флаики последовали за ними. Только пройдя одну тоннельную ветку, Марк позволил им остановиться. Отбросив обувь в сторону, и облокотившись ладонями о колени, он согнулся пополам и попытался отдышаться. В горле пересохло, а все тело горело.
  - Почему ты босиком? - Только заметила девочка.
  - Потому что без тебя было крайне трудно перелезть через кабину.
  Эва прислонила ладошку к губам.
  - Рычаг! Я про него совсем забыла!
  - Я тоже поздно об этом вспомнил. Но всё в порядке.
  - Ты успел?
  - Ага. Еще секунда и меня бы засекли. - Марк вытер тыльной стороной ладони пот со лба и принялся надевать свои ботинки.
  - Ты молодец.
  - Ты тоже.
  - Я? В чем? - Захлопала ресницами Эва.
  - Ты неплохо держалась при Оскаре.
  - Но мои глаза снова меня выдали. - Печально произнесла девочка.
  - Он всё равно, к счастью, ничего не понял. Главное, ты не брыкнулась в обморок.
  - Зато я несла настоящую чушь.
  - Это ничего. - Махнул рукой Марк и направился вперед.
  - Думаю, мне нужно почаще видеться с ним. Мне кажется, при частых встречах напрямую, во мне выработается особая закалка, и я перестану себя так глупо вести с ним. - Эва отправилась следом.
  - Это большой риск - частые встречи с заключенным.
  - Ну он же не преступник. Он принц.
  Марк ухмыльнулся.
  - Ты сказал мне, что вы не враги. Тогда почему вы ругались?
  - Пустяки.
  - Из-за пустяков так не кричат. Ты был так сильно зол на него. Ты думал, что он всё рассказал Гремуссу о том, что вы знакомы? - Марк кивнул. - Но он ведь молчал. А что он тебе еще плохого сделал?
  Юноша не хотел отвечать, но знал, что Эва всё равно не отвяжется.
  - Он украл мою спокойную жизнь.
   Остаток пути по заросшему мхом тоннелю они прошли в полном молчании, хотя у Эвы было еще полно вопросов.
  Выбравшись наружу в заросли корнеплюя, они поползли в сторону зеленого занавеса и только лишь, когда они оказались на Сиреневом материке, то смогли по-настоящему облегченно вздохнуть. Разделившись, они направились по своим делам. Эва в лечебницу, Марк к себе домой. Он решил немного побыть один, прежде чем отправиться в пекарный дом, чтобы проанализировать события последних двух часов. Оскар отрицал все обвинения в его сторону, но Марку верилось в это с трудом. В тот момент его одолевало жуткое желание расправиться с ним. 'Ну, давай же, покажи, на что ты способен. Используй, наконец, свои кулаки, пока никто не видит', мгновенной вспышкой прозвучали слова Оскара в его голове. Да, Оскар сейчас уязвим. Он без защиты, лишенный своей бесконечной силы и величия, но даже при таком раскладе, он держится великолепно, по-прежнему держит голову высоко, ничего не требует, не просит об освобождении. Оскар верен себе и своим принципам, которые за долгую многовековую жизнь стали его особым стержнем. Ангелы природы не умеет любить, не умеют жалеть, сочувствовать, ставить себя на чье-то место. Они знают только свое дело, свое предназначение, то, для чего они были созданы. Никто не знает о том, что они такие красивые, красноречивые, терпеливые, хитрые и по-королевски статные; что они имеют физическую оболочку и весьма чинный, гордый вид; что у них очень богатая мимика и уверенная походка. Только лишь малый круг знаком с ними. А точнее сказать, с одним их них. С тем, кто является владыкой огня, власть которого в данный момент заблокирована. С тем, за кого сейчас его предназначение, наверняка, выполняют его же прислужники. С тем, кого неустанно ищет его же клан, но не может отыскать. С тем, который называет себя красивым звучным именем Оскар.
  Марк прокручивал в своей голове каждое его слово, сказанное при встрече, словно пытался найти в них скрытый смысл, но ничего не обнаружил. Самой главной загадкой для Марка было то, как Оскар поменялся в лице, разговаривая с Эвой. Как мелодично и ласково звучал его голос. Объяснение, конечно, было: он хочет втереться к ней в доверие, чтобы потом использовать в своих коварных целях. Но Марк был в полном замешательстве от того, как себя повел Оскар, когда тот сказал ему о возможно предстоящей казни Эвы. Он пошел на уступки. Это полностью выбило Марка из колеи. Он не находил этому должного объяснения.
  
  
  Глава 6
  Потрясение
  
  Проходило время. Каждый раз, глядя в окошко на Оскара, Праведник закусывал нижнюю губу, считая себя виноватым в том, что не смог отстоять свою правоту перед Гремуссом, что заметно ослабел его боевой дух за справедливость. Тогда, десять лет назад он согласился с решением Гремусса сажать всех прибывших людей в карцер до конца их дней. Но в тот момент еще не утихли страдания, горе и обида за то, что совершил человек на их земле. Тогда вообще думалось с трудом, и не было сил взвешивать все 'за' и 'против'. Но сейчас, когда прошло столько лет и время залечило раны, Праведник был готов поменять свое мировоззрение. Ведь он всегда был на стороне правды, а сейчас глядя на Оскара, просиживающего дни и ночи в холодном карцере без причины, Праведнику становилось понятно, что справедливости здесь нет, что он в этот раз не выполнил свою работу. По его мнению, у каждого есть второй шанс, и он строго решил, во что бы то ни стало освободить Оскара. Он ему не просто нравился, Праведник восхищался им, а точнее сказать его терпением и стойкости, ведь не каждый сможет так долго сидеть в камере и так бодро выглядеть. Конечно, откуда Праведнику было знать, кем является Оскар на самом деле.
   Слишком давно они не разговаривали и даже не видели друг друга. Пожалуй, последний раз они встречались в день запланированной казни Оскара на площади. С тех пор прошло много времени и вот Праведник стоит на пороге уютной гостиной Гремусса.
  - Что-то стряслось или ты на чай?
  - Чай тоже не помешает. - Откликнулся Праведник.
  - Давно ты ко мне не заходил. - Гремусс взялся тонкими пальцами заварочный чайничек и поднес его к кружке. - Что стоишь, как чужой? Присаживайся.
  Гремусс удобно разместился на диване, Праведник присел напротив.
  - Рассказывай, в чем дело?
  Судья минуту помолчал, собравшись с мыслями, и ответил:
  - Я хочу с тобой поговорить о заключенном.
  Гремусс глубоко вдохнул и сдержав свое недовольство предстоящим разговором терпеливо произнес:
  - Слушаю.
  - Этот юноша ничем не опасен. Я бываю там каждый день, и он ведет себя довольно таки разумно и спокойно. Не думаю, что стоит и дальше держать его в карцере.
  - Ты просишь у меня его освобождения?
  - Я надеюсь, что мы это как то согласуем.
  Гремусс позволил себе насладиться вкусным чаем и спустя паузу сказал:
  - Мой ответ - нет.
  - Почему?
  - Потому что мне противно, от одной только мысли, что в моем городе станет на одного человека больше. Город трультов - не город людей. С меня хватит и этих двух. Третий будет сидеть в карцере, как прежде.
  - Это не справедливо. - Стараясь повлиять на его решения, произнес Праведник.
  - Зато безопасно.
  - Оскар ни в чем не виноват. Он такой же человек, как Марк и Розалина. От того, что он будет жить среди нас обстановка хуже не станет.
  Гремусс поставил чашку на поднос, и, встав с дивана, поправил свою черную накидку.
  - Они втроем могут уничтожить весь наш город. - Рассержено произнес он. - Да и вообще, не слишком ли подозрительно, что за такое короткое время здесь оказалось уже три человека?
  - Ничего подозрительного. - Праведник поднялся и зашагал к Гремуссу. - Между прочим, Оскар из королевского рода, а ты посадил его в тюрьму, как преступника, да еще и заставил бедного парнишку участвовать в процессе казни.
  - Никто его не заставлял. Марк сам отозвался исполнить казнь.
  - Но это ведь ты его подтолкнул. - Убежденный в своей правоте, ответил Праведник.
  - Я всего лишь предложил, а он согласился, кстати, без лишних колебаний. Разве это не доказывает того, что мальчишка опасен?
  Праведник коснулся его плеча и развернул к себе.
  - Вальтер, а говорил ли ты ему про последствия, прописанные в законе? О том, что трульты имели бы полное право проголосовать и запереть Марка в темнице, оставив на съедение крысам?
  - Думаю, он знал об этом. - Отмахнулся Гремусс. - Я давал ему книгу законов.
  - Это прописано в старой законодательной книге. Я сомневаюсь, что парень изучал ее. Ну, скажи мне, зачем ты вообще ему предложил выступить в роли палача?
  - Мне нужно было кое-что проверить. - Честно заявил правитель, вернуушись на свое диванное место.
  - Что именно?
  - Его причастность или не причастность к появлению третьего человека в нашем городе.
  - Оскар никакого отношения не имеет к Марку. Принц попал сюда случайно, и он сам не может объяснить своего внезапного появления.
  Гремусс резко развернулся на своем диване спиной к Праведнику, демонстрируя протест.
  - Вальтер, ты же чистокровный трульт. Ты должен отдавать добро, а ни извергать ненависть. Ты меняешься на глазах. Когда же, наконец, затянутся старые раны? - Но, не дождавшись ответа, он продолжил. - Давай попробуем рискнуть? Ведь, если Оскар совершит что-то непозволительное, то я всегда смогу вынести ему приговор.
  - Нет. Ты всегда найдешь оправдание, Амадеус. Ты всё время стараешься всех оправдать. Даже тех, кого совсем не знаешь.
  - Просто я даю возможность исправить ошибки.
  - Это же люди! - Всплеснул руками Гремусс, снова развернувшись на диване лицом к Праведнику. - Они никогда не исправятся, никогда не станут лучше.
  - Людям просто не хватает доброты. Мы, единственные, кто может дать им это. Только мы сможем научить их уважать и ценить друг друга.
  - Такая правда никому не нужна, Амадеус. - Разочарованно произнес Гремусс. - Люди привыкли к жестокости и коварству. Они обливают друг друга грязью, и это им доставляет удовольствие.
  - Вальтер, - Праведник присел рядом с ним на подлокотник, - если мы с тобой перестанем, наконец, отворачиваться друг от друга и объединимся, как раньше, то многое сможем предпринять. Дай ему шанс, Вальтер и Оскар покажет себя с хорошей стороны.
  - Люди появляются здесь и портят наш народ. - Не слыша Праведника, продолжил Гремусс. - Трульты подвергаются дурному людскому влиянию и готовы идти против меня.
  - Тебе пригрезилось. Трульты тебя уважают.
  - Эва... Она разочаровала меня, Амадеус. Она одна из всех была против моего заявления о казни. Одна из нескольких сотен.
  - В этом нет ничего дурного. Трульты имеют право на собственное мнение.
  - Идти против Гремусса, не боясь осуждения?! - Тут же воскликнул Вальтер.
  - Она просто, так же как и я хотела дать парню шанс. К тому Марк ее друг и она не хотела бы, чтобы он провел остаток своей жизни в грязной камере.
  - А недавно я узнал, что она принесла заключенному чистую одежду. - Гремусс провел ладонью по лицу. - Это уму непостижимо!
  - У тебя нет веских аргументов, чтобы посадить девочку за решетку. Я, по началу, думал, что она его боится, но теперь понимаю - ей просто его жаль, вот и всё. Эва одна из немногих трультов, кто умеет по-настоящему сочувствовать людям.
  - Она одна из немногих, кто настолько глуп! Она становится другой. Мы потеряем прежнюю прекрасную девочку. - С болью в голосе прошептал правитель.
  - Не драматизируй, Вальтер. Трульты всегда останутся собой. Никакое людское общество их не изменит.
  - Тебе ли это говорить, Амадеус? Не ты ли ты каждый день ходишь в карцер, чтобы контролировать состояние заключенного? Не ты ли уверен в том, что он не опасен? Не ты ли просишь у меня его освобождения? Ты уже изменился, Амадеус. И это горько осознавать.
  Праведник окинул Гремусса недовольным взглядом.
  - Я всегда был таким, Вальтер. Просто до этого у меня не было возможности действовать именно так.
  - Даже сейчас, Амадеус... даже сейчас ты споришь со мной. - Закинув голову на спинку дивана, произнес Гремусс. - О каком, скажи мне, прежнем союзе может идти речь?! Никакого союза между нами уже не будет. Это же очевидно.
  - Потому что ты не хочешь его. Тебе теперь легче принимать решения в одиночку. - Праведник встал с подлокотника и, выпрямившись, продолжил. - Но, к твоему сведению, я всё еще уполномоченный, как и ты. Поэтому моё слово имеет такой же вес перед всеми трультами, как и твое. И если ты хочешь действовать в одиночку, то и я тоже имею на это право. И никакие твои золотые медальки уже не помогут. - Праведник решительным шагом направился к выходу.
  - Если ты это сделаешь, то у меня не останется выбора. - Кинул вслед Гремусс. Праведник остановился.
  - Еще никто за всю историю существования трультов не казнил судью. - Усмехнулся он.
  - А я и не про казнь вовсе.
  Праведник повернулся к нему и вопросительно поднял брови.
  - Прошу меня извинить. - Быстро проговорил он и торопливо направился к выходу. Кто бы мог подумать, что отныне всё будет решаться именно таким способом. Кто из трультов мог предположить, что в городе добра и красок неожиданно начнется буря, которая принесет снопы боли и страха, резко повеет ледяным холодом и внезапно нахлынет волна непонимания и неурядиц.
   Это было твердым и бесповоротным решением Праведника. Он сказал себе, что не остановится не перед чем, чтобы снова встать на путь правды и справедливости. Он приказал стражникам немедленно освободить заключенного из под ареста, но те твердили, что Гремусс велел держать его здесь до конца дней. Тогда Праведник забросал охрану угрозами о том, что прямо сейчас уберет их с должности стражи. Это было самым страшным для трульта - потерять свое назначение, потому что не каждый сможет заменить его чем-то другим. А без назначения трульт долго не живет.
   Двери отворились, и Оскар сделал шаг за порог. Слегка поклонившись в знак приветствия, Оскар протянул руку Праведнику, чтобы пожать ее, но вместо этого тот схватил его за ладонь и потащил за собой. Стражники впервые за всё время прибывали в настоящем страхе. Ведь они нарушили приказ Гремусса и поэтому могли только гадать, что станет с ними в ближайшем будущем.
  - Гремусс знает. - Бросил им на прощание Праведник, в попытке оживить их напуганные лица. В золотой карете они доехали до дома судьи. Всю дорогу ехали молча и только после того, как Праведник впустил его в свой дом, он позволил ему заговорить.
  - Я очень рад, что вы приказали выпустить меня. Но меня мучает один вопрос: ради чего вы это сделали?
  Праведник присел на пуф и, устремив свой голубоглазый взгляд на Оскара, ответил:
  - Потому что я посчитал это правильным.
  - О, разумный поступок.
  - Разве можно так поступать с королевской особой? Простите, Гремусса за то, что он дважды закрывал вас в тюрьме. Это просто такие правила - всех чужеземцев запирать в карцере.
  - Конечно, я понимаю. - Закивал Оскар. - Я нескончаемо благодарен вам, Праведник. Скажите, что теперь мне делать?
  - Пока что поживете у меня. Выходить на улицу вам не следует.
  - Простите, вы хотите сказать, что вы освободили меня незаконно? - Претворившись удвленным, спросил ангел природы.
  - Почему же? Конечно, Гремусс посадил вас в карцер, не посовещавшись со мной, но ваше освобождение следует всем канонам и правилам, ведь в этом городе приговоры выношу я. Не волнуйтесь, просто трультам нужно время, чтобы привыкнуть к этой новости.
  Оскар сделал вид, что от этих слов ему стало легче. Но потом всё же спросил:
  - А к себе домой я могу как-нибудь вернуться?
  - К сожалению, нет. У нас отсутствуют проводники в людские миры.
  - Но я не могу здесь остаться. У меня там дела! - Эмоционально взмахнул руками Оскар.
  - Понимаю. Но ничем помочь не могу.
   Ангелы природы слишком зависимые от своей собственной силы. Без нее у них начинается так называемый слом и они начинают сходить с ума от безделья. Никто из них еще до такого, конечно, не доходил, но если долго не выполнять свое предназначение можно раз и навсегда лишится собственной силы и превратиться в кучку пепла.
  Об освобождении заключенного по приказу Праведника, стражники доложили сразу же Гремуссу. В этот момент, он задумчиво строил пирамиду из сахарных кубиков. Услышав эту новость, правитель сразу же отдал приказ своим приближенным, сообщить всем жителям города, что в обеденный перерыв он ждет их на Главной площади. Приближенные немедля приступили к выполнению приказа. После, Гремусс долго смотрел на свою сахарную 'постройку', затем начал осторожно снимать по одному сахарку, аккуратно складывая их обратно в коробку. Внутри него царило полное спокойствие. Ни раздражительность, ни гнев не посетили его сердце, только пальцы дрожали и ком вставал посреди горла. Гремусс подошел к шкафу и резким движением распахнул его. На него смотрело его же отражение - бледное лицо, со множеством морщин на лбу. В зеркале был он, а перед глазами - совсем другой трульт: юный, голубоглазый, платиновые волосы с лиловым оттенком завивались в непослушные кудри, задорный громкий смех настолько заразителен, что невозможно не засмеяться в ответ. Аник - трульт, который для Гремусса был дороже всех на свете. Трульт, который так отличался от остальных своей неподражаемой харизмой, весельем и диким трудолюбием. Трульт, которого Гремусс никогда не забудет. Трульт, которого больше нет. Как же Гремусс не любил зеркала! Он быстро схватил со шкафа вешалку и плотно закрыл его дверцы. Снимая с плеч свою черную накидку, он аккуратно повесил ее и положил на диван, не решаясь снова открыть створки шкафа. В этот раз он решил обойтись без атласной парадной мантии. Он вообще решил оставшийся час до собрания провести без подготовки к нему. Гремусс расстегнул все пуговицы на черной рубашке, стягивающей все тело, и дал ему немного воздуха. По груди пробежал приятный холодок. Он снял черные лаковые ботинки и выставил пальцы ног над камином. Скрестив руки на груди, он закрыл глаза и позволил себе сделать то, что никогда не позволял - расслабиться. Тело наконец-то начало дышать. За последние десять лет черная плотная рубашка чуть ли не вросла в его кожу. Гремусс выбросил из головы все мысли и старался ни о чем не думать. Оказавшись на волнах беспечности и свободы, через несколько минут, он задремал. Часы пробили двенадцать. Скоро обед, во время которого трульты соберутся на Главной площади, чтобы услышать внеплановое обращение Гремусса.
  Марка жутко потрясла новость об освобождении Оскара. Парень не хотел всё это так оставлять, но понимал, что его слово бессильно против слова Праведника. Эва, узнав об освобождении Оскара, напротив, очень обрадовалась. Она отбросила в сторону высушенные травы, открыла маленькую тумбу и достала оттуда небольшую пластиковую цветную коробочку. Положив ее в тряпичную самодельную сумочку и повесив ее через плечо, она помчалась в Белый Округ к дому судьи, чтобы поблагодарить его. Эва воспользовалась повозкой, чтобы скорее добраться туда и уже через мгновенье стояла у двери. Торопливо постучавшись, она приоткрыла дверь.
  - Добрый день. - Поздоровалась она. Праведник, улыбаясь, кивнул и указал рукой вглубь комнаты. Эва робко шагнула за порог. У окна на пуфе сидел Оскар, который увидев девочку, привстал в знак приветствия. Она тут же отвела взгляд в сторону, чтобы не смотреть на него. - Я принесла вам немного мармеладок в знак благодарности.
  Эва передала Праведнику коробочку.
  - Мармеладки? - Переспросил тот. - Откуда они у тебя?
  - Остались со Дня Небесной Хвалы до лучшего случая. Думаю, сейчас он как раз наступил.
  - А, вот оно что. - Праведник раскрыл коробочку и зажал между пальцами зеленую мармеладку в виде солнышка. - Стащила с праздника, значит.
  - Я могла бы их съесть там, но подумала, что когда-нибудь эти праздничные мармеладки могут стать хорошим подарком.
  - Спасибо, Эва. - Благодарно кивнул Праведник и закинул в рот конфетку. - Оскар, а вы любите мармелад?
  - Не очень.
  - Почему же? Идите, отведайте парочку. Эва ведь принесла их специально для вас.
  Оскар в знак уважения угостился одной из сладких солнышек.
  - Ну, как вам? - Поинтересовался Праведник.
  - Очень вкусно. - Ответил 'принц', хотя на самом деле он не чувствовал вкуса и казалось, что во рту у него тянется резина. Природные ангелы не едят такую пищу, но в карцере Оскару приходилось запихивать в рот то хлеб, то овощи, чтобы не вызвать подозрения. Эва по-прежнему старалась не смотреть на него, хотя уже только от его мелодичного голоса у нее кружилась голова.
  - Вот такие необычные мармеладки появляются на столе раз в год на День Небесной Хвалы. Кстати, в этих конфетках заложена естественная энергия солнца и земли, так что хуже вам от них не станет. - Причмокивая сладостями, заявил Праведник.
  - Вы пойдете на Собрание? - Спросила Эва.
  - Я пойду. А вот Оскару, думаю, пока что выходить на улицу не следует.
   Эва невольно перевела глаза на него. Они столкнулись взглядом. По телу девочки пробежал ток. Ей так хотелось продолжать смотреть на Оскара, но Эва понимала, что цвет ее глаз снова поменяется, а разум мгновенно затмится. Она зажмурилась и отвернулась.
  - Пойду наверх. Полюбуюсь на колибри. - Произнес Оскар, и слегка поклонившись, отправился по лестнице. Эва облегченно выдохнула. Праведник с любопытством наблюдал за ней уже на протяжении двух минут.
  - С тобой всё в порядке? - Отложив коробку с конфетами на столик, спросил он.
  - Да, конечно. Спасибо вам, что освободили Оскара. Как вам удалось уговорить Гремусса?
  - Я его не уговорил. Он по-прежнему против.
  Глаза Эвы мгновенно округлились.
  - Так это было ваше личное решение?
  - Да, мое. Я считаю, что безобидный человек имеет право на свободу.
  Эва захлопала ресницами.
  - А о чем же тогда Гремусс хочет сообщить нам на Главной площади?
  - Не знаю. - Быстро ответил Праведник и тут же решил сменить тему. - Скажи мне, Эва, как ты относишься к Оскару?
  - Хорошо. Ведь он не опасный.
  - Да. А вот Гремусс и остальные с нами не согласны. - Он печально вздохнул. - Как ты думаешь, я правильно поступил?
  - Конечно, правильно. А к чему такие вопросы?
  - Понимаешь, - Праведник приобнял ее за плечи и отправился разгуливать по маленькой комнате, - Гремусс отверг наш с ним союз. Похоже, что мы решили работать в одиночку.
  - Но почему?
  - Он во многом со мной не согласен. Мы расходимся во мнениях, и от этого наши прежние отношения крошатся.
  - Но что теперь делать? Ведь если так пойдет и дальше, то в городе может случиться настоящий беспорядок!
  - Возможно. - Согласился Праведник. - Но очевидно Гремуссу теперь больше нравится принимать решения без меня. Почему же я не могу поступать так же?
   Эва очень расстроилась, услышав такое известие, ведь раньше всё было по-другому. Гремусс и Праведник были одним целым и всё делали сообща. Но появление людей в городе трультов оказалось яблоком раздора между ними.
  - Но почему вы мне об этом говорите?
  - Потому что я доверяю тебе, Эва, больше, чем кому-либо. - Признался судья. - Я знаю, что ты никогда не проболтаешься, как это делают многие трульты, раздувая из каждой мелочи настоящую сенсацию. Я знаю, что ты не побоишься поговорить со мной, в отличие от остальных, которые боятся даже слово промолвить, считая, что оно может быть неправильным. Я хочу слышать личные мнения трультов, а не постоянное соглашение во всем с вышестоящими. Вот, например, как ты на площади в день запланированной казни Оскара, сделала свой выбор, в тот момент, когда целая толпа трультов, боялась даже дышать. Ты должна знать, что всё не так уж и гладко между мной и Гремуссом. Я говорю это на случай, если вдруг что-то произойдет. Кто-то должен знать правду, и я для этого выбрал тебя. Ты единственная, кому я могу доверить свои секреты.
  - Вы не представляете, как мне это приятно слышать. - Смущенно сказала Эва. - Спасибо вам за то, что разглядели во мне эти качества.
  - Нет, тебе спасибо, за то, что не боишься быть смелой. - Праведник достал из кармана маленький тряпичный цветочек. - Это твое?
  - Да! - Воскликнула Эва. - Это от моей обуви. Видимо оторвался. А где вы его нашли?
  - В тюрьме. В кабине управления. И не я нашел, а стражники. Меня ведь не пускают в кабину.
  Эва ахнула, и испуганно зажала губы ладошками.
  - Еще один твой смелый поступок? - Спросил Праведник.
  Губы девочки предательски задрожали, и она не смогла вымолвить ни слова.
  - Не бойся. Я тебя осуждать не стану. Как тебе удалось туда пробраться?
  - Через подвал.
  - Через подвал? А разве он там есть?
  - Да.
  - Даже не знал, что в корпусе заключения есть подвальное помещение. - Удивился Праведник. - И что же ты делала в кабине управления?
  - Я...Я открывала дверь карцера...
  - Ты очень смелая девочка.
  - Простите меня. Я не должна была так поступать. Можете заковать меня в наручники.
  - Зачем я это буду делать? - Рассмеялся Праведник. - Ты ведь хотела освободить невиновного.
  - Я просто хотела с ним поговорить.
  - И как? Удалось?
  - Удалось.
  - Восхитительно. Кроме тебя никто бы не решился на такой отчаянный поступок.
  - Вы не сердитесь? - Удивилась девочка.
  - Честно, нет. Только никому не говори.
  - Хорошо. - Улыбнулась Эва. - Но, когда стражники нашли этот цветочек, что они сказали?
  - Не бойся, никто тебя не подозревает. Я сказал, что возможно он попал туда случайно, прицепившись к обувной подошве одного из стражников. Так что, они это 'проглотили'. Да, кстати, мне очень приятно, что ты не стала сейчас искать себе оправдания в том, как эта вещь попала в кабину. Ты могла бы так же сказать, что цветок попал туда случайно, но ты сказала мне правду.
  - А как вы догадались, что это не случайность?
  - Я перебрал в уме кучу версий, в том числе и то, что он там действительно оказался по чистой случайности. Но потом решил при удобном моменте спросить тебя об этом. И вот ты сама мне дала ответ.
  - Так вы не знали этой правды?
  Праведник, улыбаясь, покачал головой. Эва улыбнулась в ответ.
  - А вы хитры.
  - О, еще как! - Засмеялся Праведник.
   Трульты не спеша тянулись на Главную площадь, которую окружали клумбы в форме различных геометрических фигур, и пышные цветы пестрыми бутонами тянулись к небу. Гремусс нехотя поднялся с дивана и начал медленно застегивать пуговицы на рубашке. Его безэмоциональный взгляд поглощал языки пламени в камине, а голове было совершенно пусто. Как ни странно, но Гремуссу далось весьма легко отпустить все мысли, ведь он постоянно о чем-то думал, прокручивал в голове моменты прошлого и настоящего, что-то вечно планировал и размышлял. А потом раз - и всё исчезло, словно в голове кто-то нажал кнопку 'удалить'. Приведя себя в порядок, он спустился к золотой карете. По пути на площадь он всегда мысленно репетировал предстоящую речь перед трультами, повторял про себя предложения по несколько раз, проговаривал каждое слово. Но сейчас он даже не пытался это сделать - в голове не было ни строчки. Да и вообще ему уже было всё равно. Трульты, как всегда, шумно ожидали появления Гремусса: галдели, трещали, шумели, жужжали (и еще куча подобных глаголов подходящих по смыслу). Но как оно всегда случалось, первым приезжал Праведник. Он снова слился с толпой трультов, уже во второй раз. На трибуну подниматься не было смысла, ведь сейчас он так же в глубоком неведение. Хотя у него были кое-какие догадки по поводу речи Гремусса, но он решил себя не накручивать и быстро выкинул эту мысль из головы. На самом деле Праведник не очень-то и хотел приходить на собрание, но его отсутствие вызвало бы новую шумиху, поэтому он буквально заставил себя посетить Главную площадь. Трульты как по команде умолкли, увидев Праведника. Недоуменные немигающие взгляды направились на него, когда он проходил вглубь толпы, но уже через несколько секунд всем стало понятно, что он так же не осведомлен о теме предстоящего собрания. Несомненно, Праведник был взволнован, но всеми силами старался выдерживать невозмутимое выражение лица.
  Золотая повозка подъехала и скрипнула дверца. Гремусс шагнул вперед и на этот раз не стал выдерживать паузу, глядя на народ, как он любил это делать раньше. Он медленно поднимался по ступеням на вещающую трибуну, словно на смертную казнь: не поднимая головы и шаркая ногами. Воцарилось гробовое молчание. Сейчас Гремусс для трультов казался очень странным. Они заметили отсутствие на нем парадной атласной робы и взлохмаченность волос. Таким он еще никогда не являлся на Собрания.
  - Здравствуйте, трульты. - Начал он, по-прежнему не поднимая головы. - Приношу свои извинения за то, что лишил вас обеденного часа и попросил явиться на площадь. Но не переживайте, по окончании нашего Собрания вы сможете спокойно пообедать. - И вот Гремусс нерешительно, словно виноватый мальчишка поднял голову. - Я собрал вас для того, чтобы сделать официальное заявление: я добровольно покидаю пост Гремусса.
   Не успел он это сказать, как вся толпа окатилась волной 'охов' и 'ахов'. Никто этого не ожидал. Все были настолько огорошены этим известием, что напрочь забыли, где находятся. Трульты возмущенно заверещали и начали переглядываться друг с другом. Гремусс даже не смотрел на них. Ему поскорее хотелось покинуть трибуну и закрыться в себе ото всех и надолго. Этот невыносимый галдеж становился всё громче и противнее, словно миллиарды мух разом атаковали площадь. Гремусс раздраженно скрипнул зубами и произнес:
  - Тихо! - Но его никто не услышал. Он сделал шаг вперед. - Я сказал тихо! - Во все горло крикнул он, и толпа разом замолчала. - Это было сугубо мое решение. Я так решил и я ухожу. Избрать нового Гремусса вы можете в любой день и час. Отныне ко мне не следует обращаться с вопросами. С этой минуты я больше не ваш правитель. Прощайте. - Он резко развернулся и поспешил вниз по ступеням. Толпа взревела и помчалась за ним. Никто не хотел мириться с тем, что правитель, которого все так уважали и чтили, подал рапорт об отставке. В городе трультов никто из Гремуссов так рано не покидал пост.
  - Это настоящий ужас!
  - Гремусс, останьтесь!
  - Скажите, что всё это не правда!
  Толпа рвалась за ним и плакала, словно провожала его в последний путь.
  - Гремусс! Подождите, прошу вас! - Марк пытался пробраться через всю толпу. Он кричал, не жалея голосовых связок, но Вальтер его даже не слышал. Эва тоже просила его остановиться, но он не желал ни с кем говорить. Гремусс быстро запрыгнул в карету и молниеносно умчался. Толпа трультов побежала за повозкой, словно они бы смогли ее догнать. Розалина прижалась к плечу Марка.
  - Он давно этого хотел. - Печально произнесла она. - Еще перед Днем Небесной Хвалы он хотел объявить о своем уходе.
  - Нет. Гремусс не хотел этого. Его вынудили. - Марк обернулся и устремил свой взор на Праведника, который успокаивал Лесогора, Лию и Кноппи. Они то и дело подпрыгивали от переполнявших их трагических эмоций, всхлипывал и громко ревели, схватившись двумя руками за край богатого черного сюртука Праведника. Розалина так же обернулась и проследила за враждебным взглядом Марка.
  - Нет, Праведник тут не причем. - Замотала она головой. - Гремусс же сказал, что это было его добровольное решение.
  - Мало ли что он сказал, я ему не верю. Между ними уже давно шла борьба, прекрасно скрытая от общества. Но мы-то с тобой всегда знали об этой войне.
   Розалина крепко вцепилась в руку Марка, видя его неистовое желание выплеснуть свое недовольство в лицо Праведника и высказать всё, что он думает по этому поводу. Она была готова в любой момент его задержать, если вдруг он решится ринуться к нему. Парень не отводил своего пристального взгляда от Праведника, пытаясь заглянуть ему в глаза. Судья присел и позволил карлику себя обнять, что-то бормоча ему на ухо. Затем Лесогор дважды отблагодарил его и ускользнул за трибуну вместе с остальным трультами. Развернувшись, Праведник столкнулся с палящим взглядом Марка, но ничего ему не сказав, прошел мимо и скрылся в своей повозке. Юноша проводил отдаляющуюся повозку рассерженным взглядом.
  Вечером, он постучался в двери конусообразного дома. Дождался, пока Праведник откроет, и произнес:
  - Я могу с вами поговорить?
  - Конечно. Но быть может завтра? А то я уже готовлюсь ко сну, и вам не следует ходить по улицам после появления первой звезды.
  - Вообще-то я ждал, когда все наконец-то разойдутся по домам, и мы с вами можем спокойно поговорить.
  Праведник оценивающе посмотрел на Марка и отошел, пропуская его в свой дом.
  - Я хочу поговорить с вами об отставке Гремусса.
  - Ну конечно... Разве есть другие темы сейчас?! - Праведник сам себе усмехнулся и потер подбородок. - Трульты в ужасе от того, что Гремусс так неожиданно решил покинуть свой пост. Они не хотят его отпускать, потому что не готовы к этому. А уж вас-то явно не это заботит. Что же вас так задело, Марк?
  - Вы же знаете, что мне известно больше, чем всем остальным. Все трульты живут как в пещере, ничего не подозревая о том, что же происходит на самом деле. И мне их очень жаль.
  - Вы намекаете на то, чтобы я всё им рассказал? - Неодобрительно глядя на парня, спросил Праведник.
  - Я намекаю на то, чтобы вы не вводили их в заблуждения. Они верят вам, а вы лжете, говоря, что Гремусс вернется. Но на самом деле всё не так. Вы сами вынудили его отказаться от должности.
  - Как грубо! - Возмутился Праведник. - То есть, по вашему мнению, это я скинул Гремусса с поста?
  - Да. - Смело заявил Марк. - Ведь вы с ним не считались.
  - Так же как и он со мной.
  - Вы освободили Оскара без согласия Гремусса. Ведь так?
  - Я поставил его в известность. Гремусс знал, что я собираюсь сделать. А вот он посадил Оскара за решетку без моего ведома. - Праведник прищурился и колко добавил: - И вообще, позвольте, я вам напомню, что указывать мне, вы пока что не имеете права!
  - Я вам вовсе не указываю. Просто Вальтер может и черствый трульт, но он прекрасный правитель и жители города это тоже видят и знают. Народу нужен именно он и никто другой.
  - И что же вы хотите? Чтобы я извинился перед ним?
  - Этого мало. Я хочу, чтобы вы заперли Оскара в темнице. - Жестко потребовал Марк.
  - Что? Да что ж вы все так хотите закрыть его в карцере?! - Возмутился Праведник. - Что он плохого сделал?
  - Ничего. Просто именно его освобождение оказалось последней каплей терпения Гремусса. Он не выдержал такого жеста с вашей стороны.
  Праведник прошелся вокруг Марка и ответил:
  - Вы просто человек. И вы не можете повлиять на мое решение. Я - справедливость, и я посчитал правильным освободить несчастного из заточения. Но, к сожалению, Гремусс не поддержал меня. Я говорил с ним, советовался, но всё безрезультатно. Так что моей вины здесь нет и совесть моя чиста.
   Марк понял, что разговор не принесет никакой пользы. Праведник предан себе и никого слушать не станет. Марк занервничал, но старался держать себя в руках.
  - А где вы прячете Оскара?
  - С какой целью интересуетесь?
  - Хочу с ним побеседовать.
  - О чем? - Праведникоблокотился о стену и присталньо уставился на Марка в ожидании ответа.
  Парень удивленно приподнял брови.
  - Вы что, теперь его личная охрана? Я просто хочу с ним поговорить.
  - Завтра. Сейчас он уже спит.
  - Спит? Погодите-ка, так он у вас? - У Марка перекрыло дыхание. - Вы держите его в своем доме?! Ну это уже ни в какие рамки.
  - У него будет свой дом, после того, как он определится с назначением. - Оправдался судья.
  - Гремусс впадет в ярость, когда узнает, что вы держите чужого у себя.
  - Вы думаете, что всё случилось из-за Оскара? Всё началось еще раньше! С момента вашего появления здесь наши отношения с Вальтером пошли на разлад! - Повысив тон, высказал Праведник. - Оскар просто стал очередным предлогом Гремусса, указать на мою неправоту. Идите. Не хочу больше разговаривать. - Он быстрыми шагами направился к двери и силой распахнул ее.
   Марк набрал воздух в легкие и хотел что-то сказать, но воздержался и вышел за порог. Конечно, он ожидал такого итога разговора, но всё же в нем была надежда, что Праведник хотя бы выслушает его и многое объяснит. Праведник по-прежнему был на своей стороне. Он не считал Гремусса правым, но и с поста нарочно скинуть тоже не хотел. Быть может, стоит поговорить с Вальтером, чтобы услышать его правду, а потом сравнить ее с версией Праведника? Да вряд ли Вальтер вообще захочет говорить. Марк не знал, что делать. Он никогда не был борцом за справедливость, потому что ее противоположная сторона никогда не мешала Марку жить - ее просто не было до смерти Альберта. А сейчас он понимал, что в жизни, какой бы она ни была, здесь или в каком-то неземном городе трультов, слишком много темных пятен. Но парень был разгневан не так отставкой Гремусса, как освобождением Оскара. Он не мог принять этого. Его злейший враг вскоре будет так же свободно разгуливать по улицам города, как и все остальные.
   Сутки Гремусс прибывал в полном одиночестве, запер дверь и никого не впускал. Как назло у него в доме не было ни одного окна, чтобы влезть через него, нарушая все правила, лишь бы поговорить с бывшим правителем города. Бедняга Марк начал искать причины в себе, ведь он много чего непозволительного наговорил ему. Теперь парень вернулся к первоначальной версии, что Гремусс покинул пост из-за него.
  Весь город ходил на ушах, обсуждая внезапную отставку Гремусса и Марка просто начало воротить от всего этого. Он решил посетить ночью Сиреневый материк, чтобы немного успокоиться, но лучше бы он этого не делал, потому что попался на глаза карлику-смотрителю.
  - Ты чего разгуливаешь? - Проворчал Лесогор.
  - Не твое дело.
  Карлик спустился с вышки и побежал за Марком. Толкнув его в спину, Лесогор прозвенел:
  - Ты чего так со мной огрызаешься, чучело безмозглое?
  Марк развернулся к нему и, схватив за плечи, приподнял его над землей:
  - Не трогай меня, понял? Даже рта не разевай в мою сторону, иначе я отвинчу твою маленькую любознательную головешку. - Злобно оскалившись, произнес он. Карлик на мгновение замер, а потом начал дергаться, пытаясь выбраться из его рук. Марк поставил его на землю и, как ни в чем не бывало, пошел дальше.
  - Гремусс отрубит тебе голову, когда вернется на пост! Я лично об этом позабочусь. - Кинул вслед карлик.
  Марк развернулся и быстрым шагом направился к Лесогору. Тот дал драпу и забрался на вышку.
  - Нет никакого Гремусса и не будет. - Ответил Марк.
  - Он вернется! Непременно вернется!
  - Он не вернется. Это же ежу понятно.
  - Пошел отсюда. - Замахал рукой карлик, держась одной рукой за вышку. - Иначе я вызову стражников и скажу, что ты пытался меня убить.
  - Марк! - Раздался знакомый голос, он обернулся. К нему шла Эва.
  - Ты-то что тут делаешь?
  - Отстань Лесогор. Я с ним. - Быстро проговорила Эва, кивнув в сторону парня.
  - Вы нарушаете закон! Это непростительно!
  - Сейчас не до законов! - Звонко произнесла Эва.
  - Как ты можешь, Эва? - Карлик немного опустился с вышки. - Ты же трульт! Тебе должно быть совестно!
  - Умолкни. - Сказали оба в один голос, и карлик от неожиданности словно язык проглотил.
  Марк и Эва скрылись на Сиреневом материке. Эва рассказала ему, что ей известно о напряженных отношениях Праведника и Гремусса, и она считает, что во всем этом виновато только прошлое, которое для Гремусса никак не может остаться в прошлом.
  
  IV
  Крушение
  
  Глава 1
  Ужасное происшествие
  
   На следующий день с утра пораньше Марк резко открыл глаза от пронзающего слух жуткого визга сирены. Звук был настолько громкий, что ему казалось, будто он исходит прямо из его дома. Абсолютно ничего не понимая, он резко скинул одеяло и выскочил на улицу. Марк крепко сжал ладонями уши и начал осматриваться по сторонам. Все трульты в жутком страхе выбежали совсем босые.
  - Что происходит? - Стараясь перекричать эту проклятую раздражающую сирену, спросил Марк у Кноппи.
  - Произошло что-то ужасное! - Хватаясь за голову, воскликнул он. - Такая сирена - очень плохой знак!
   После того, как в столь ранний час сирена разбудила абсолютно всех жителей города и заставила их покинуть свои дома, она наконец-то успокоилась и умолкла, хотя противный звон в ушах все еще стоял какое-то время. Началась беготня. Трульты делились друг с другом своими предположениями о том, почему сработала сирена. Через пару минут после этого раздался сигнал радиовещателя и голос объявил:
  - Внимание! Передаем особо важное сообщение! Повторяю: особо важное сообщение! Сегодня пропал наш многоуважаемый Гремусс! Повторяю: пропал Гремусс!
   Все разом заохали и взялись за головы. Некоторые образовались в трясущиеся от ужаса кучки. Другие - в плачущие пары, а кто-то и вовсе закрылся от страха в собственном доме.
  - Внимание! - Продолжил голос. - Передаем подробности случившегося! Приближенные Гремусса вместе со стражниками открыли дверь своим способом в его доме, так как Гремусс не откликался на их зов. Но к глубочайшему ужасу, они его там не обнаружили. Стражники обыскали весь дом и местность вокруг него. Так же они обыскали весь город, но нигде не нашли Гремусса! Сейчас они повторно заняты поисками и осматривают каждый уголок города. Внимание! Приказ, относящийся ко всем жителям города трультов: не покидать своих домов до выяснения всех обстоятельств, так как городу может грозить серьезная опасность! Повторяю: не покидать своих домов до выяснения всех обстоятельств! Спасибо за внимание. - На этом вещание закончилось.
  Трульты поспешили выполнить приказ. Они тут же забежали обратно в свои дома, и в Виноградном лесу, где жил Марк, стало тихо, как прежде. Парень не понимал, что происходит в городе трультов, но больше всего беспокоился о Розалине. Марк торопливо сменил пижаму на футболку и шорты и помчался к ней. Он пересек Виноградный лес, вышел на серебристую тропу. Чтобы быстрее добраться до Лиловой посадки, он срезал дорогу, завернув в Ромашковый проулок, утопая в пыльце белых цветов. На улице не было ни души, все трульты спрятались в дома. Возникало ощущение, что Марк в этом городе один. Он слышал лишь собственное дыхание и сердцебиение, а так же стук своей обуви. Но вдруг его окликнул знакомый голос, Марк приостановился и обернулся. Из домика выглянула Лиа.
  - Эй, ну-ка быстро иди сюда. - Командным голосом, потребовала она.
  - Извини, но мне некогда.
   Тогда рыжеволосая девушка сама подошла к нему и, схватив под локоть, потащила в свой дом в виде цветка лотоса. На удивление Марка она была довольно сильной, потому что даже он не смог освободиться от нее.
  - Что случилось, Лиа? - Недовольный тем, что его оторвали от дела, спросил он.
  - Во-первых, что ты делаешь? Ты что не слышал приказа? Если тебя увидит кто-то из стражников, то обязательно арестует за нарушение.
  - Меня это мало волнует. Я хорошо бегаю и умею прятаться. - Марк сделал шаг к двери.
  - Послушай меня. - Лиа топнула ногой и за запястье развернула его к себе. - Если не хочешь проблем, то не мотайся по улицам города сейчас. Это лучшее что ты можешь сделать.
  - Но я должен убедиться, что с Розалиной всё в порядке.
  - Марк, - Лиа заглянула в его обеспокоенные глаза, - ты должен кое-что знать.
  Парень нахмурился. Девушка присела и заставила сесть юношу.
  - Всё это время за тобой велась слежка. - Произнесла она.
  - Что? Какая слежка? - Встряхнул головой Марк.
  - Тише, не кричи. Каждый твой шаг контролируется. - Прошептала Лиа, склонившись к его уху. - Гремусс знает, что вы с новоприбывшим были знакомы до его появления в нашем городе.
  - Как? - Парень соскочил с места.
  - Ему доложили. Вы были не одни в тот день, когда беседовали с Оскаром в День Небесной Хвалы.
  У Марка не было слов. Он лишь крепко стиснул зубы и сжал кулаки.
  - Я знал, что этот мерзкий кар...
   В дверь постучали. Лиа быстро схватила Марка за руку и, вытолкнув его в окно с другой стороны дома, поспешила открыть дверь. Пришел Вили. Приказом Праведника было снабдить все дома системой безопасности и установить необходимое оборудование, которое сработает автоматически, выявляя угрозу и опасность.
   Марк бежал вдоль дороги озадаченный и ошеломленный. Он не мог поверить своим ушам. Неужели карлик Лесогор все это время отслеживал каждый его шаг? Конечно, он не особо нравился Марку, но такого парень совсем от него не ожидал. Получается, что карлик был на месте, когда он и Оскар разговаривали в ту ночь. С самого начала Лесогор докладывал о его действиях Гремуссу. Теперь это объясняет то, почему он так усердно пытался выжить правду из людей, допрашивая о новоприбывшем. Он знал, что Марк врет. И, возможно, из-за его лжи, Вальтер и решил покинуть пост. Стало ясно, почему Гремусс заставил Марка принять участие в казни. Чтобы потом большая часть трультов проголосовала за его заточение, и Гремусс избавился бы от него. Как горько и тяжело осознавать такое. А ведь парень постоянно пытался помочь Вальтеру обрести покой, отпустив боль и страдания.
  - Марк, куда ты спешишь?- Крикнула Эва, стоя в дверях своей лечебницы. Юноша в своих раздумьях даже не заметил, как оказался в Бамбуковом бору.
  - К Розалине. А ты зачем вышла из дома?
  - Я пойду с тобой. - Девочка сделала уверенный шаг за порог, но Марк втолкнул ее обратно.
  - Ты слышала приказ? Всем велено оставаться в доме до выяснения обстоятельств. Ведь неизвестно, как и куда пропал Гремусс.
  - Всё не так страшно. Можно я пойду с тобой? Вместе нам будет легче все выяснить.
  - Ты что, проблем хочешь? - Словно отчитывая младшую сестру, спросил Марк. - Если стражники увидят тебя, то непременно арестуют!
  - Я знаю. Но вместе со мной они арестуют и тебя. Так что либо ты заходишь в дом и сидишь, не высовываясь, либо ты продолжаешь путь и берешь с собой меня. Не переживай, со мной ты не пропадешь.
   Марк недовольно вздохнул и кивнул. Они без приключений дошли до Лиловой посадки и постучали в дверь дома Розалины. Она тут же впустила их в дом.
  - Что это было? - Спросила девушка.
  - Они подняли панику, но я думаю, что здесь ничего страшного нет. - Ответила Эва. - Гремусс просто спрятался, чтобы побыть наедине с собой.
  - То есть по твоему мнению, городу ничего не угрожает? - Уточнил Марк.
  - Конечно. Давайте займемся поисками Гремусса. Я думаю, он прячется где-то в тайном месте.
  - Если он в тайном месте, то вряд ли мы его найдем. - Разочарованно произнес парень.
  - Но почему же? Я знаю много таких мест и Сиреневый материк не единственный уголок, где можно спрятаться.
  - А если его похитили?
  Эва и Розалина недоуменно посмотрели на Марка.
  - С чего это ты взял? - Развела руками девочка.
  - Просто предположил. - Поникший голос парня заставил Розалину встревожиться. Она взяла его руку и накрыла своей ладонью.
  - Марк, что случилось? - Шепотом спросила она. Парень лишь отрицательно покачал головой. Эва тоже увидела его печаль и присела рядом с другой стороны.
  - С тобой всё в порядке?
  Он перевел взгляд на девочку и ответил:
  - Я не хочу искать Гремусса.
  Эва немного отстранилась от парня и вопросительно приподняла левую бровь.
  - Почему? - Спросила Розалина.
  - Потому что мне это не нужно.
  - Но как так? - Развела руками девочка. - Гремусс ведь ничего плохого тебе не сделал.
  - Он ничего хорошего мне не сделал. - Парень опустил голову и вздохнул. - С самого начала, с моего появления в этом городе, он знал обо мне абсолютно всё. Он знал, где я врал ему, что я делал, с кем разговаривал. Абсолютно все.
  - О чем ты? - Не понимала Розалина.
  - Лесогор следил за мной каждый день и каждый час, а потом все докладывал Гремуссу.
  - Ради чего все это?
  - Ради золотых медалек. - Тут же ответила Эва. - Лесогор просто одержим ими. Но откуда ты знаешь об этом?
  - Лиа рассказала.
  - Лиа? А ей откуда известно, что он следил за тобой? - Затрясла головой Эва.
  Все трое обменялись догадливыми взглядами.
  - Лиа с ним заодно. - Понял Марк.
  - Это просто недоразумение какое-то. - Всплеснула руками Розалина. - Лиа ведь была на твоей стороне. И вообще мне не понятно, если она заодно с Лесогором, то почему рассказала тебе о слежке?
  - Возможно, чтобы потом отогнать все подозрения от себя и притвориться бедной овечкой. - Рассуждал Марк. - Так, всё, хватит. Не хочу больше об этом говорить.
  - Послушай, - Розалина развернула его к себе и заставила посмотреть в глаза, - мы обязательно со всем разберемся. Но для начала займемся поисками Гремусса. Если он в стенах этого города, то мы его вскоре найдем.
  - Зачем нам его искать? - Простонал парень. - Пусть стражники сами обыскивают город.
  - Просто мы найдем его быстрее, чем они. Нам нужно доказать жителям, что им не грозит опасность и Гремусс просто нашел другое назначение. - Ответила девочка, заботливо касаясь руки Марка. - Послушай, мы втроем знаем гораздо больше остальных трультов. Гремусс зол на Праведника, а Праведник на Гремусса. Нашему правителю просто нужен отдых от каждодневной шумихи и последних событий, связанных с вашим появлением здесь, поэтому он где-то отсиживается, чтобы его никто не беспокоил. Мы должны сами его найти и доказать, что Гремусс жив и здоров. Если мы это не докажем, то город не сможет выбрать следующего Гремусса, потому что все будут ожидать появления Вальтера. А городу нужен Гремусс. Без него воцарит хаос, а стражники не станут его искать там, где будем искать мы, потому что им не знакомы тайные места, о которых знаю я. Поверь мне, пожалуйста.
   Марк посмотрел в синие, словно море глаза Эвы, и увидел в них искренность, заботу, доброту. Да. Ей можно верить. Всегда.
   Парню ничего не оставалось, как согласиться и ребята последовали за Эвой. Сначала они шагали по знакомой розовато-каменной тропинке, ведущей на Главную площадь, затем спустились вниз по склону в огромный овраг формой напоминавший большую чашу. Это место называлось Пшеничный луг, так как он весь зарос колосьями пшеницы. Конечно, она была совсем не такая, какой люди привыкли ее видеть. Пшеница в городе трультов была по-сказочному сверкающей и золотой, что своей яркостью слепила глаза, а на самих колосьях блестели разноцветные росинки. Сюда трульты приходили за урожаем, который можно было собрать в любое время. В День Небесной Хвалы совсем недавно они кланялись в этом месте небу и земле. Судя по всему, им не следовало сюда соваться. Без задней мысли все трое зашаркали ногами, шурша колосьями пшеницы, как тут же раздался голос.
  - Стойте!
   Эва инстинктивно пригнулась. Но это было уже глупо, так как стражники увидели всех троих и поспешили в их сторону.
  - Что вы тут делаете? - Тыкая дубинкой в Марка, спросил один из них.
  - Гуляем. - Брякнул парень, что первое в голову пришло.
  - Гуляете? Вы слышали сообщение? Было велено не выходить из домов до выяснения обстоятельств. - Стражники начали подгонять всех троих.
  - Вы надеетесь найти его на Пшеничном лугу? - Спросила Эва. - Не тратьте время. Гремусс сейчас для всех невидим. Ему нужно побыть наедине, чтобы всё обдумать и решить, чем он хочет заниматься в дальнейшем.
   Трульты в доспехах нахмурились, и один из них подошел к Эве. Марк и Розалина сделали шаг назад, а девочка со спокойным выражением лица ожидала последующих действий.
  - Ты слишком равнодушно говоришь об этом. - Заметил стражник. - В отличие от остальных жителей ты спокойно приняла новость об отставке Гремусса.
  - Это не правда. - Твердо произнесла Эва. - Я очень горюю по этому поводу. Мне действительно жаль, что он покинул пост. Но я не лью слез, потому что знаю, что они не помогут мне вернуть Гремусса на правительственное место.
  Стражники неодобрительно посмотрели на Марка и Розалину.
  - Вы все трое пойдете с нами. - Мрачно произнес стражник.
  - Куда? - Одновременно спросили ребята.
  - К Праведнику. Вы нарушили закон. - Пояснил второй страж. - Он сказал, что любого, кто высунется на улицу, следует посадить в карцер за непослушание.
   Все трое переглянулись. Охрана уже была готова взять их под руки, как они стремглав помчались прочь из Пшеничного луга. Выбежав на улицу, они резко свернули на Аллею Звезд и спрятались за углом высокого белокаменного здания.
  - И тут они. - Недовольно пробурчал Марк, выглядывая из-за угла, увидев пару стражей порядка.
  - И как мы теперь? - Негромко спросила Розалина.
  - Следуйте за мной. - Тихонько двигаясь вперед, ответила Эва.
  Девочка выпрямилась и пошла более уверенным шагом, убирая ветки раскидистых деревьев от лица. Остановившись у стены из деревьев, Эва начала ощупывать ладошкой каждый ствол и вдруг, просунув руку меж двух деревьев, девочка исчезла. Ребята сделали тоже самое. Кто бы мог подумать, что между мощными, плотно стоящими друг к дружке деревьями, есть небольшой промежуток, куда можно пролезть только боком. Парню далось это крайне тяжело, с его-то спортивным телосложением, хотя, конечно, после смерти Альберта он значительно похудел. Оказавшись по ту сторону, они увидели прекрасное место, в котором казалось, солнечных лучей гораздо больше, чем во всем городе. Все цветы, трава, деревья переливались лучезарным сиянием и купались в объятиях солнца. Создавалось впечатление, что всё это прозрачная река, а на ней играют солнечные блики. Вдоль тропинки росли желтые и красные цветочки и вокруг огромное нескончаемое поле свободы.
  - Придется какое-то время побыть здесь, пока стражники не успокоятся. - Пояснила Эва.
  - Может, не стоило убегать? - Засомневалась Розалина. - Праведник, пожалел бы нас.
  - Нет, ему уже есть кого жалеть. - Намекая на Оскара, прыснул Марк. Эва, опередив друзей, пошла по тропинке. Полностью исследовав это яркое место и убедившись, что Гремусс здесь не прячется, ребята сели на траву.
  - Я нашла это место, когда мне было семь. Это было первое тайное место, которое я раскрыла в городе трультов.
  - Слушай, - Марк повернулся к девочке, - мы так долго живем среди вас, а до сих пор не знаем, кто вы такие.
  - Вы достаточно знаете о нас. - Приятно щурясь от солнышка, ответила Эва.
  - Нам известно лишь то, что вы внешне в точности, как люди и называете себя трультами. И то, что ваша физиология отличается от нашей - вы растете и развиваетесь умственно и духовно, но ваша физическая оболочка перестает расти, как только вы находите свое назначение. Это всё. - Словно на экзамене, ответил Марк.
  - Еще ты знаешь про наших предков.
  - А, да. - Вспомнил Марк. - Как их называли? Верт...эм...
  - Вентольты. - Напомнила Эва.
  - Точно. А если у вас нет родителей, то откуда вы беретесь?
  - Мы просто появляемся.
  - Как? - Поинтересовалась Розалина.
  - Когда приходит время и одни трульты уходят из жизни, взамен им появляются другие. Между настоящими и будущими трультами есть связь.
  - Так значит, вы просто существуете всё это время, а жить начинаете лишь тогда, когда кто-то из ваших решит уйти из этого мира? - Уточнил Марк.
  - Да. У каждого будущего трульта есть свой дом - прекрасная и завораживающая Планета Чистоты и Света. Когда приходит их пора, они появляются в городе трультов.
  - Как это прекрасно. - Умилялась Розалина. - А что это за планета такая?
  - Прекрасная Планета Чистоты и Света подготавливает таких, как мы к рождению. Она заботится о нас и оберегает наши тела до тех пор, пока не подойдет время заселиться в городе трультов.
  - Так странно. - Задумчиво произнес Марк. - Получается, что умершие дают вам жизнь.
  - Да, это странно, но только для вас. Мы, трульты, считаем это вполне привычным и обычным.
  - А что же происходит на той завораживающей планете? - Розалина была очарована этой историей. - Как она выглядит и что на ней есть?
  - Никто из нас не помнит себя во время режима ожидания и соответственно, не помнит и саму планету. Всё это потому, что там мы беспробудно спим и жить начинаем только в городе трультов. Память фиксирует всё именно с этого момента.
  - Невероятно... - Прошептал Марк. - И сколько же вас там еще на этой самой планете в режиме ожидания жизни?
  - Никто не знает. Но я думаю, что пока существует и здравствует Планета Чистоты и Света, новые трульты будут приходит в наш мир на замену ушедшим снова и снова.
   Марк посмотрел на Эву совсем другими глазами. До этого он как-то и не особо задумывался, кто эта девочка. А сейчас, после ее рассказа о настоящих и будущий трультах, он увидел ее совсем другой. Курносая задорная девочка, а внутри умная взрослая девушка стала для Марка настоящий бриллиантом, который хотелось бы оставить в тайне от других людей, чтобы уберечь от грязи, а с другой стороны наоборот, показать ее всему человечеству, чтобы они так же, как и он не переставали дивиться ею. С самого начала, Эва была немного иной, чем другие трульты. Ее тянуло к риску и малозначительным ошибкам, но не было повода попробовать совершить это. Поэтому, она только рада подключиться к людям и потянуть их за собой по аллее безумных поступков. Среди себе подобных не найдешь таких, готовых хотя бы капельку отойти от правил, а люди - самое то.
   Понежившись еще немного в этом тайном месте, и убедившись, что стражников по близости нет, Эва, Марк и Розалина, отправились дальше. Девочка пошла по узкой Березовой тропке, которая привела их в Белый округ.
  - Ты уверена, что нам стоит здесь быть? - Настороженно спросил Марк.
  - Тебя что-то пугает?
  - Там дом Праведника. А около него стражники, видишь? - Указал ей парень. Все трое спрятались за соседний домик приближенных Праведника и наблюдали за стражниками, которые расхаживали вокруг конусообразного дома взад и вперед.
  - Они никогда не охраняли его дом. Почему они сейчас здесь? - Шепотом спросила Розалина.
  - Стражники чувствуют какую-то опасность. Вот и стоят на стреме. Гремусс пропал, и они теперь защищают неприкосновенность Праведника. - Объяснила Эва, и тут же начала думать, как же их отвлечь. Но на раздумья понадобилось всего несколько секунд. Быстро бросив в сторону Марка и Розалины фразу 'ждите здесь', она смело ринулась в самый центр Белого Округа.
  - Помогите! Помогите! - Закричала она, подбегая к стражникам. - В моем доме кто-то есть! Датчики безопасноти не сработали! Скорей, скорей! - Девочка схватилась за голову и устроила настоящую истерику. Стражники, не успев очухаться, подняли вверх свои дубинки и помчались в сторону ее дома. А она тем временем сделал вид, что бежит вслед за ними. Когда трульты в доспехах скрылись в густых кустах, Эва развернулась к ребятам и громко засмеялась. Услышав непонятный щелчок, все трое перевели взгляд на дом Праведника. Марк сделал резкий шаг назад, потащив за собой Розалину, а Эва даже не шелохнулась. Она направила взор на второй этаж и поняла, что этот щелчок не что иное, как открывание створок окна. Девочка бесшумно зашагала к нему и увидела Оскара, который вдыхал запах свежего воздуха.
  - Эва? - Удивился он. - Что ты тут делаешь?
  Оскар облокотился о подоконник, чтоб наклониться пониже. Эва восхищенно смотрела на него, слышала его голос, но не разбирала слов. Сейчас она представляла, как они вдвоем собирают самые яркие цветы на залитом солнцем поле и громко смеются. Ей казалось, что они бегут по широкому цветочному ковру наперегонки, и она обгоняет Оскара, глядя ему вслед. А он специально уступает ей, только она этого не знает. Эва четко видела, как они вместе считают сверчков по их трещанию, как любуются звездным небом, наблюдая за плавным танцем звездочек. Эва глубоко ушла в эти мечтания и ее смог вернуть в реальность смачный шлепок о землю. Она встряхнула головой и обнаружила около своих ног Оскара, который что-то недовольно бурчал под нос.
  - Ты что, упал? - Округлив глаза, спросила она.
  - О, нет, что ты! Я так делаю каждое утро. Меня это так бодрит! - Саркастично ответил Оскар. Поднявшись на ноги, он обратил внимание на Марка и Розалину. - И вы здесь?! Что же вы, как все нормальные люди, не прячетесь в домах? Решили смело идти против правил?
  - Я не собираюсь объяснять тебе. - 'Бросил' Марк.
  - Мы ищем Гремусса. - Тут же ответила Эва, и парень недовольно посмотрел на нее.
  - Ищете? Но разве этим не должны заниматься стражи порядка?
  - Они этим и занимаются. - Продолжила девочка. - Но мы не можем сидеть, сложа руки. Мы найдем его быстрее, потому что знаем больше остальных. А ты пойдешь...
   Но Эва не закончила предложение, потому заметила движение слева от них - стражники с громким топотом направлялись к ним, подняв дубинки вверх.
  - О-оу... Ребята, за мной! - Растерянно произнесла Эва и поспешила вперед. Стражники кричали им вслед, что-то вроде 'Стоять!', но какой дурак остановился бы?! Оскар поначалу заметался, но потом все же прильнул к ребятам. Все бежали сломя голову вслед за девочкой, прорываясь сквозь густые ветви леса, окружавшего Белый Округ. Марк и Розалина ни разу не оглянулись. Они бежали, крепко сцепившись за руки. Эва наоборот оборачивалась через каждые пять секунд, чтобы убедиться, что Оскар не отстает.
  Наконец, через несколько минут этой безумной жаркой погони, девочка нашла укромное местечко, мгновенно скользнув в глубокий овраг. Остальные еще были на приличном расстоянии от него. И никто из них не думал, что Эва настолько проворна, быстра и вынослива. Девочка уже ожидала их внизу. Первой съехала Розалина, затем последовал Марк. Проще и безопасней было бы так же скатиться сидя, но он не уменьшая скорости, помчался на двух ногах. Но вдруг лодыжка подвернулась, и парень покатился кубарем вниз, больно ударившись коленом, а Оскар, словно трюкач, ловко спрыгнул на дно оврага. Когда все четверо были на месте, Эва прильнула к Марку, рядом с которым уже сидела Розалина. Он крепко зажимал свое пострадавшее колено. Его лицо было в ссадинах от жуткого полета.
  - Дай, я посмотрю. - Убирая его руку, произнесла Эва. На колене не было живого места. Оно было стерто и разодрано в кровь, к тому же еще заметно припухло.
  - Зачем же ты так разогнался? - Хмурясь, спросил Оскар, так же склонившись над ним.
  - Тебя не спросил. - Твердо ответил Марк. - И вообще что ты за нами увязался? Сидел бы себе в доме. Ведь тебя там так трепетно охраняют.
   Оскар закатил глаза и вскинул голову вверх. На удивление Марка он ничего нет ответил и лишь отошел в сторону, чтобы не будоражить его пылкий характер.
  - У тебя сильный ушиб колена. - Сказала Эва. - Нужно приложить холод. Сидите здесь, а я быстро в лечебницу и обратно.
  - Ты что с ума сошла? - Возмутился Марк. - Тебя же сейчас мигом поймают!
  - Не поймают. Я быстрая.
  - Я пойду с тобой. - Сказала Розалина.
  - Чтобы и тебя поймали? - Воскликнул парень. - Не надо никуда идти. И ты, Эва, не рискуй. Со мной всё в порядке. У меня просто ушиб, а не перелом.
  - Но если вовремя не оказать первую помощь, могут быть очень серьезные последствия. - Взволнованно произнесла Эва.
  - Ты не должна никуда идти. - Сквозь боль, сказал Марк.
  - Нет, должна. - Заявила девочка. - Не беспокойся, я пойду не одна. Розалина тебе нужна в качестве моральной поддержки, поэтому со мной отправится Оскар.
  Ангел природы удивился.
  - Ну надо, так надо. - Только и ответил он.
  - Черта-с-два! - Вскрикнул парень, резко встав с травы и забыв про пострадавшее колено. - Ты к ней и на пушечный выстрел не приблизишься! - Вспылил он, но жгучая боль снова напомнила о себе.
  - Всё будет в порядке. - Поспешила ответить Эва.
  - Ничего не будет в порядке! Ты остаешься здесь и точка. - Скомандовал Марк.
  - Ты говорил, что вы не враги. Но я никак не могу понять, за что ты его так люто ненавидишь? - Вопрос Эвы застал всех врасплох. Марк и Оскар переглянулись, но Марк первым отвел глаза.
  - В прошлый раз ты сказал, что Оскар украл твою спокойную жизнь. Но сейчас он сам потерял свою. Он, так же, как и ты не может вернуться домой. - Эва подошла к Марку и, заглянув в его карие глаза, тихонечко добавила. - Но для меня так лучше. Я не хочу, чтобы у него появился шанс исчезнуть из нашего города. Может быть, пора уже, наконец, всё понять и успокоиться?
  - Ты просто многого не знаешь. - Прошептал он, тая в душе боль и грусть.
  - Расскажешь мне все позже.
  - Ради всего святого, не иди с ним. - Умолял ее Марк, схватив за руку. Эва поцеловала его в лоб, медленно выпустила свою ладонь и пошла вперед, а Оскар покорно последовал за ней.
  - Успокойся, Марк. Ничего страшного не произойдет. - Утешала его Розалина. - Ну-ка, давай, постарайся выпрямить ногу.
   Розалина попыталась выдернуть пень, криво торчащий из земли. Не сразу, конечно, но ей это удалось, так как его корни уже почти выглядывали наружу. Она заставила Марка лечь на спину, а затем аккуратно подняла его ногу, положив на пень. Она обратила внимание, что колено еще больше припухло. Неизвестно было через сколько вернутся Эва с Оскаром, но ждать уже было нельзя. Розалина наклонилась к Марку и дала наказ:
  - Лежи и даже не пытайся встать. Я сейчас приду.
  - Ты-то куда?
  - Что-нибудь постараюсь найти.
  - Но ведь Эва уже пошла в лечебницу.
  - Да, но в твоем случае нужна срочная помощь. Твое колено мгновенно распухает. Я быстро.
  - Розалина, всё не так плохо. - Пытался задержать ее Марк. - Это просто обычный ушиб. Достаточно, что Эва пошла за лекарствами. Я хорошо себя чувствую.
  - Марк, дело не в том, как ты себя чувствуешь. Ты получил серьезную травму и то, что колено опухает на глазах - это очень плохо. Я скоро вернусь. - Она заботливо провела рукой по его волосам и поспешила вверх по склону.
  Парень понимал, что не должен был ее отпускать, так как стража сейчас ведет охоту за ними. Боясь, что ее поймают, его сердце сжималось сильнее и давило в груди. Боль колена ушла на второй план. В данный момент он ненавидел себя за то, что создал столько хлопот. Зачем он вообще так торопился? Ведь можно было просто съехать вниз по-умному, как Розалина. Так нет же, нужно было обязательно пропахать несколько метров коленом и подвергнуть риску Эву и Розалину. Стоило ему вспомнить о том, что девочку сопровождает Оскар, у Марка еще сильнее защемило в груди. Как он вообще посмел доверить Эву своему врагу?!
   Прошло около двадцати минут с тех пор, как ушла Розалина и полчаса, как ушла Эва. Марк начал волноваться. Но вдруг он услышал чьи-то тяжелые шаги. Не нужно было гадать, кто это. Сразу было понятно - железными доспехами громыхают только стражники. Марк мгновенно покрылся горячим потом. Шаги становились все ближе. Парень убрал ногу с пня и пополз к противоположной стороне склона. Марк крепко стиснул зубы, чтобы не закричать от боли и осторожно поднялся, прислонившись спиной к склону оврага. Он просунул руки в ветви, которые могли бы послужить лестницей при спуске, и постарался так же просунуть в них ноги. Таким образом, парень замаскировался среди веток. Сквозь ветви Марк увидел трех стражников, которые уже миновали овраг, не спускаясь в него, а следом за ними шел Вили. Он резко обернулся, и Марк затаил дыхание. Только не это. Вили нагнулся и беглым взглядом осмотрел золотистый спуск. Марк почувствовал, как становится жарко от напряжения. Сейчас он точно его заметит и парню конец. Но на его счастье Вили его не увидел, и пошел дальше за стражниками. Марк облегченно выдохнул. Высвободившись из укрытия, он присел на траву и понял, что стражники пошли в ту сторону, куда отправилась Розалина. Его пронзил страх за девушку. Он встал на здоровую ногу, а больную медленно потянул за собой. Подняв глаза наверх, Марк сделал вывод, что подняться по склону он вряд ли сможет, но он все же взялся руками за ветви и попробовал подтянуться. Больной коленке это вовсе не понравилось - она еще больше заныла, проведя жуткий ток по всему телу. Марк отпустил руки и снова сел на траву. Он ощутил слабость во всем теле. Ему резко захотелось спать и в голове болезненно застучало. Парень закрыл глаза, и только было ушел в забытье, как услышал встревоженный голос:
  - Марк!
   Розалина бежала по склону. Не хватало, чтобы она еще ноги повредила. Он с трудом приоткрыл глаза. По лицу покатились капельки горячего пота, смешиваясь с кровью в ссадинах на лице.
  - Боже, да ты весь бледный! - Воскликнула она, опустившись перед ним.
  - Слава богу, ты пришла.
  - Разве я могла не прийти?!
  - Ты могла попасться стражникам.
  - Чуть не попалась. Попей скорей. - Розалина сунула Марку под нос маленький железный ковш. Он жадно глотал холодную воду, струйки которой текли из уголков губ. Ему стало немного легче - он утолил сухость во рту.
  - Как ты от них убежала?
  - Стражники меня не видели, но, кажется, они настроены весьма серьезно. У них в руках уже не дубинки, а стрелы.
  - Стрелы? На кого они охотятся? Всё еще на нас?
  - Кажется, да. Сейчас тебе станет легче. - Розалина положила его ногу снова на пень и приложила к коленке что-то холодное. Марк чуть выше приподнял голову и увидел на поврежденном месте, небольшой кусок ткани, в котором было что-то завернуто.
  - Что это?
  - Водопадные кристаллы. Хорошо, что я о них вспомнила. А вот это надо проглотить. - Розалина протянула Марку черные маленькие зернышки.
  - А это что?
  - Семена бадьяна. Оказывают противовоспалительное действие.
   Парень запихнул их в рот и запил водой. Он снова кинул взгляд на тряпочный кулек на коленке, которая наконец-то почувствовала не жар, а холод.
  - Так что это за водопадные кристаллы?
  - Помнишь Сияющую пещеру за Еловым лесом? Лесогор говорил нам о ней, когда знакомил с окрестностями города.
  - Не надо сейчас про Лесогора. - Отвернулся Марк, вспоминая его предательство.
  - В этой Сияющей пещере есть небольшой водопад. - Продолжила Розалина. - Там бежит самая холодная вода во всем городе. Когда она стекает, то превращается в кристаллы. Они похожи на лед, только в тысячи раз прозрачней и чище. И совсем не тают.
  - Зачем ты так далеко ходила?
  - Потому что тебе нужен холод. А лечебница Эвы гораздо дальше, чем Сияющая пещера.
  - Но почему тогда Эва не пошла туда? - Не понял Марк.
  - Я думаю, потому что эти кристаллы брать запрещено. Нам с тобой Лесогор рассказывал, что Сияющая пещера самая прекрасная и главная достопримечательность города трультов. Именно поэтому он нас и не проводил туда, чтобы сберечь неприкосновенность кристаллов. - Розалина оторвала кусок материи от своей рубашки и, смочив ее в бутылке с холодной водой, аккуратно стала вытирать лицо Марка от пота и кровоточащих мелких ран и ссадин.
  - Где бутылку нашла?
  - На стройке. Там же и ковш стащила.
  - Что ты там делала?
  - Мимо пробегала. Там же сейчас никого нет, все в домах заперлись. - Она смачивала кусок материи в воде, выжимала и заботливо протирала лицо Марка. - Кажется, у тебя поднялась температура. Ты весь горишь.
  - Я в порядке.
  - Ничего больше не говори. Закрой глаза и постарайся расслабиться.
   Парень благодарно посмотрел на Розалину, которая дарила ему так много нежности и заботы, не жалея саму себя. Марку так хотелось отдать ей столько же теплоты и любви, но у него не было сил подарить ей даже улыбку. Он закрыл глаза и мгновенно уснул. Через некоторое время припухлость колена уменьшилась, и Розалина облегченно выдохнула. Она прилегла рядом с Марком, и ее взору открылось огромное безграничное чистое небо. Солнышко становилось всё выше, и лучи нагревали землю сильнее. Как прекрасно быть им, солнцем. Неважно, что твориться на земле, неважно, кто там живет - самое главное светить для всех день ото дня, не зная забот и проблем, а зная лишь то, что до тебя не смогут добраться все неприятности, происходящие на земле, и не станут охотиться стражники с копьями и стрелами.
   Через несколько минут вернулся Оскар. Розалина приподнялась с травы и зашагала к нему.
  - Где Эва?
  - Нам туго пришлось. - Начал он, передавая Розалине сумочку с лекарствами. - Тут все самое необходимое. Всё подписано, думаю, разберешься.
  Девушка резко схватила сумку.
  - Я спросила, где Эва?
  - Мы попали в западню- лечебницу окружили стражники. Нам удалось незаметно пробраться внутрь, а вот выбраться оттуда было почти невозможно. Стражники почуяли что-то неладное, и подошли ближе к дому, а потом зашли внутрь. Мы с Эвой спрятались в шкафу и сидели там, пока стражники вновь не вышли на улицу. - Голос Оскара был напряженным и заметно отличался от того, как он обычно говорил. - Но потом Эве в голову пришла безумная идея. План был таков - она отвлекает стражников, а я возвращаюсь сюда с лекарствами.
  - Да, это в ее стиле, рисковать. - Выдохнула Розалина, нервно потирая лоб.
  - Эва вышла из лечебницы, что-то крикнула стражникам. Собрала их вокруг себя, а я тем временем, побежал через дорогу. Честно говоря, меня так долго не было, потому что я заблудился. Я-то не так хорошо знаю этот город, как вы. - В голосе снова прозвучала звонкая издевательская нотка. - Хотел как лучше, но, я вижу, ты и сама справилась без нашей помощи. - Он обратил внимание на водопадные кристаллы.
  - Погоди, - до Розалины только что дошло, - Эву поймали?
  - Не могу знать. Я бежал так, что ноги все стер.
  - Ты оставил ее на погибель? - Чувствуя, как ужас подкатывается к горлу, возмутилась девушка.
  - Между прочим, мне пришлось изрядно попотеть, чтобы добраться сюда и принести лекарства. Хоть бы спасибо сказала!
  - Не утрируй, ты не потеешь.
  - Не за что. - Недовольно буркнул он. Розалина подошла к Марку и убрала уже почти сухую тряпку с его лба. Она раскрыла сумочку и высыпала на траву лекарства. Читая надписи, она решила воспользоваться сначала лекарством, повышающим иммунитет. Она положила на ладошку пару таблеток, которые были не совсем таблетками, а растолченными и скатанными в шарик травами и положила Марку в рот. Он приоткрыл глаза.
  - Тише, тише, просто запей. - Прошептала она, подавая ковш с водой. Марк послушно запил и снова закрыл глаза.
  - Видать, ему совсем плохо. - Произнес Оскар.
  - Не разговаривай. Молчи, будто тебя нет.
  Розалина принялась дальше изучать лекарства. Девушка достала из сумочки бинты и вату и сделала Марку компресс на колено из отвара лилий и мяты. Там она нашла лед, но он пока что не понадобился. Дальше Розалина наткнулась на 'Суставное средство' и поняла, что это то, что надо. Высыпав горстку серебристых пылинок на ладошку, она решила растворить их в воде. Протянув ковш Оскару, она скомандовала.
  - Налей воды.
  Тот нехотя выполнил просьбу.
  - Отойди подальше, чтобы Марк тебя не видел. - Так же потребовала она.
  - Думаешь бросится?
  - Ты просто раздражаешь его. А у него, между прочим, температура.
   Ангел природы обреченно вздохнул и отошел в сторону. Розалина приподняла голову Марка, тот снова приоткрыл глаза.
  - Пожалуйста, выпей вот это и я больше не побеспокою тебя. - Прошептала она. Парень выпил всё содержимое и откинул голову назад.
  - Разве ты беспокоишь меня? - Тихо произнес он. - Это я доставляю тебе беспокойство.
  - Не говори ерунды. - Она нежно провела рукой по его волосам. - Скоро ты поправишься.
  - Спасибо. Эва вернулась?
  Розалина напряглась, кинув быстрый взгляд на Оскара, но тут же спокойно ответила:
  - Да. Она принесла тебе все эти лекарства.
  - А где она сейчас?
  Девушка быстро нашла что ответить.
  - У нас кончилась вода. Эва пошла за ней.
   Марк улыбнулся и, взяв за руку Розалину, снова закрыл глаза. Несколько минут она сидела около него и не отводила взгляда. Он снова уснул. Оскар лежал на траве и смотрел, не щурясь в небо.
  - Так нельзя делать. - Сказала Розалина. Ангел природы непонимающе посмотрел на нее. - Я про Эву. Ты не имел права оставлять ее одну.
  - Я уверен, с ней все будет в порядке.
  - Остается только надеется. - После небольшой паузы Розалина спросила. - Почему ты не хотел оставлять Марка в покое все это время?
  Оскар приподнялся на локтях и лениво проговорил:
  - Марк причинил и мне массу хлопот. Не лез бы не в свое дело, мы бы с ним и не встретились вовсе.
  - Но он просто получил эту силу и не знал, чем все это обернется.
  - Пусть это послужит ему уроком. А ты, я смотрю, сильно боишься за его дальнейшую судьбу? Как это трогательно. Ему повезло, что хоть кто-то о нем 'печется'. - Оскар поднялся и зашагал по зеленому ковру. - Зачем поднимать этот разговор?
  - Другого шанса у меня не предвидится. Вспомни, Марк не убил тебя на площади, а ведь мог бы. Теперь ты выполни для него услугу, оставь его в покое.
  - Ты, значит, надеешься, что я растрогаюсь и соглашусь? Смешная девчонка! Да нам, ангелам природы, чужды ваши человеческие выходки. И в этом наше преимущество. - Наслаждаясь своим величием, воскликнул Оскар.
  - В этом ваша утрата. - Исправила Розалина. - Вы никогда не сможете оценить возможности человеческой души и поэтому мне вас очень жаль.
  - Человек - низшее из существ. - Презрительно сказал Оскар, разгуливая туда-сюда.
  - Человек - самое прекрасное, что есть на земле.
  - Люди убивают природу.
  - Они просто стараются выжить в этом мире. - Отчаянно ответила Розалина. - Людям надо где-то работать, жить и отдыхать, а для этого им нужны постройки, но так как площади очень мало, они вырубают леса, освобождая место. Но это не значит, что они их губят. Они сажают их в другом, более благоприятном месте. А срубленные деревья идут на изготовление мебели для дома и офиса. Это всего лишь попытка людей жить в уютном и комфортном мире!
  - Человек должен жить в целостной природе, а ни в ее обрубках. - Оскар снова присел, скрестив ноги.
  - Мы никогда не сможем понять друг друга. Потому что у вас нет того, что есть в нас - сердце.
  - Ангелам природы не нужно сердце. - Расхохотался Оскар.
  - Всем нужно сердце, потому что только оно может чувствовать и прощать. - Розалина стремительно зашагала в его сторону. - А когда его нет, то любое решение оказывается неверным, любой последующий шаг может привести в глубокую темную бездну. - Она присела рядом с ним, слегка задев его плечом. - Как же вы живете без сердца всё это время?
  - Лучше, чем жилось бы с ним.
  - Сомневаюсь. - Розалина перевела взгляд на спящего Марка. - Если бы у тебя хотя бы на один день появилось сердце, и ты услышал его стук, то ты бы открыл для себя много новых ощущений. Ты бы почувствовал удовлетворение от оказанной кому-то помощи, почувствовал бы себя нужным, понимал бы состояние и страдания других людей. Возможно бы, даже влюбился. - Она улыбнулась. - Ты совершенно по-другому начал бы воспринимать старые привычные вещи. Стал бы гораздо мягче и добрее.
  - Рассказывай эти 'прелести' кому-то другому. - Кривляясь, сказал Оскар.
  - Так и знала, что тебе не понять. У тебя даже нет...
  - Ты слышишь? - Вдруг прервал ее Оскар. Розалина прислушалась.
  - Нет. - Сказала она.
  - Там что-то происходит. - Шепотом ответил Оскар и поспешил к склону. Розалина тут же подбежала к Марку. Ангел природы поднявшись наверх, скрылся из виду. Воцарилась тишина. Девушка насторожилась, прижимая к себе Марка. Через некоторое время Оскар вновь вернулся спрыгнул в овраг и предупредил:
  - Там целая армия стражников и они направляются сюда.
  Марк проснулся и приподнялся на локтях.
  - Сюда?
  - Да. Нужно срочно уходить!
  - Уходить?! - Опешила Розалина. - Как же мы это сделаем, у Марка больное колено!
  - Нужно бежать, если не хотите, чтобы вас пронзили стрелой, как меня. - Скороговоркой проговорил Оскар, поворачиваясь к ним спиной и демонстрируя стрелу в области поясницы. Розалина испуганно поднесла ладошку к губам.
  - Черт! - Сморщился Марк, то ли от того, что увидел раненного Оскара, то ли от боли.
  - Нужно ее вытащить. - Розалина поспешила к нему, но тот уже сам это сделал, не доверившись рукам девушки. - Тебе больно?
  - Ангелы природы не чувствуют боли. - Ответил за Оскара Марк, который уже стоял на ногах, правда правая нога была согнута, потому как её невозможно было выпрямить. Послышались голоса стражников.
  - Бежим! - Оскар быстро поднялся по ветвям, вросшим в склон, и протянул руку девушке. Затем они вдвоем вытащили покалеченного парня. Нужно было мчаться изо всех сил, потому что стражники уже заметили их и были совсем близко, но Марку это давалось крайне тяжело. Спрятавшись за стволом широкого дерева, Оскар быстро проговорил:
  - Розалина, если ты знаешь, где спрятаться, то сейчас же беги в укрытие. А я помогу Марку.
  Девушка кинула встревоженный взгляд на Марка, тот чуть видно кивнул.
  - Я буду ждать вас на Сиреневом материке.
  - Нет! Там сейчас небезопасно. - Воскликнул парень. - Я знаю хорошее укрытие. Беги только лесом, не сворачивай на тротуары и проулки. Когда ты наткнешься на огромное поле, передвигайся только ползком. Там среди высокой серебристой травы найди люк. Открывай его и запрыгивай. Жди нас там, поняла?
  Розалина поджала губы. Ей казалось, что она больше не увидит Марка. Она крепко обняла его, а затем поцеловала. Это был их первый поцелуй. Только жаль, что он был таким быстрым и горьким. Марк почувствовал, как ее слезинки падают на его лицо. Розалина всхлипнула и побежала прочь. Стражники уже миновали овраг, в котором пряталась эта троица.
  - И что будем делать? - Спросил Марк.
  - Без моей актив-защиты мы не сделаем ничего. - Раздраженно ответил Оскар, выглядывая из-за дерева. Подняв глаза наверх, он спросил: - Ты сможешь залезть на дерево?
  - На дерево? С больной ногой вряд ли.
  - Нет времени. Соберись и лезь. - Оскар тут же подсадил Марка. Он поднимался все выше и выше, шипя от боли. Как только он уселся на одну из толстых веток, Оскар мгновенно, запрыгнул на дерево и спрятался между листьями. Дерево начало раскачивать ветвями, проявляя свое недовольство.
  - Дайте нам немного времени, и мы вас больше не потревожим. - Попросил Марк, обращаясь к ветвям возмущенного дерева, которое послушно перестало трястись.Стражники пробежали мимо.
  - Где Эва? - Опомнился Марк.
  - Она попала в ловушку.
  - В ловушку?!
  - Тише! - Шикнул Оскар.
  - Что это значит? Где она? Ты ведь был с ней! Почему ты оставил ее? - Марк так и рвался вцепиться ему в лицо. Он вскипал от злости и жаждал хорошенько двинуть ему по челюсти. Ненавидя всё вокруг, парень начал сползать с дерева.
  - И куда ты собрался? - Спросил Оскар.
   Тот ничего не ответил. Боли в коленке уже почти не было, но она почему-то отказывалась функционировать.
  - Это не лучшая идея, чудак.
  - Без тебя разберусь. - Проворчал Марк, наконец, спустившись на землю. Он получил еще несколько царапин, пока спускался с мощного ствола дерева. Практически прыгая на одной ноге, он преодолел небольшое расстояние и остановился, набирая воздуха в грудь.
  - Марк, ты ничем не поможешь. Посмотри на себя, ты же хуже коряги.
  - Со мной всё в порядке!
  - Опять геройствуешь?
  - Почему ты ее оставил? - Сжав кулаки, процедил Марк.
  - К твоему сведению, дружок, у меня и в мыслях не было оставлять Эву одну. Это был ее план. - Убедительно произнес Оскар.
  - Ты думаешь, что я поверю? - Усмехнулся юноша, пытаясь допрыгать до следующего дерева.
  - Дело твое, но я говорю правду.
  - Правду?! Да когда ты говорил правду?
  - Всегда. Ангелы природы никогда не лгут.
  - Если с Эвой что-то случится...
  - То ты прикончишь меня? - С ухмылкой спросил Оскар. - Я это уже слышал и ни раз. Если бы ты действительно мог убить меня, ты бы это сделал еще в тот раз на площади. Так что не бросай слов на ветер. Они не делают тебя мужественней. Скорей даже наоборот.
   Парень толкнул Оскара в грудь, и хотел было кинуться на него, но коленка снова предательски заныла и он зажмурился.
  - Физическая боль. Вы бессильны перед ней. - Ехидно произнес Оскар и небрежно бросил Марку сумку с лекарствами, которую как ни странно прихватил, когда они бежали из оврага. - Поройся там. Девочка половину лечебницы туда уложила.
  Марк тут же поймал сумку, словно заранее знал, что он кинет ее и недоуменно посмотрел на природного ангела. Затем резко развернулся и направился прочь от Оскара.
  - Если ты собираешься идти за Эвой, спешу заверить, что ты сделаешь только хуже. Она сама выберется.
  - Уйди! - Крикнул парень.
  - Марк, своим криком ты привлечешь внимание стражников.
  - А мне плевать!
  - Надеюсь, ты не забыл, что кое-кто будет ждать тебя в убежище? Если ты пойдешь выручать Эву, то к Розалине ты уже вряд ли вернешься живым.
   Юноша остановился и понял, что Оскар абсолютно прав. Если Марк погибнет при таких обстоятельствах, то Розалине придется проживать остаток своих дней с таким тяжким грузом на сердце.
  - А с чего это ты вдруг печешься о нас с Розалиной?
  - Мне-то собственно все равно, но тебе-то нет. - Он обошел его. - Приятен был тот поцелуй, правда? Ты ведь не хочешь, чтобы он стал последним? Давай герой, веди нас скорей к прекрасному цветку города трультов.
  - Откуда тебе это известно? - Нахмурился Марк.
  - Эва рассказала, пока мы шли в лечебницу. С ней, кстати, довольно таки безопасно. Она знает столько невидимых для глаз мест. А так же она умна и добра, хотя и кажется немного странной, но куда ж без этого? Пока мы шли в лечебницу, Эва мне много чего успела поведать.
  - И про что же она рассказала? - Марк двинулся вперед, превозмогая боль.
  - Про праздник небесной хвалы, про шикарное платье Розалины, благодаря которому она получила титул, про ваши назначения. И про то, что ты ее лучший друг.
  - Правда? - Почему-то удивился юноша.
  - Она так сказала. Думаю, ей-то можно верить?
  - Я могу ей верить, а тебе не следует пользоваться ее добрым характером.
  - Да брось ты, Марк! Тут нет никакого подвоха. - Воскликнул Оскар. - Эва произвела на меня хорошее впечатление. Несмотря на возраст, она очень сообразительна. Сколько ей лет?
  - Двадцать один.
  - Сколько?! - Оскар резко остановился. - Это что, игра такая? Типа, маленькая девочка играет во взрослую даму?
  - Нет, это такое физическое отличие трультов от людей. - Продолжая сильно прихрамывать, монотонно ответил парень.
  - То есть она снаружи ребенок, а внутри взрослая?
  - Ага.
  - Слушай, а ты не думаешь, что они здесь все просто сумасшедшие?
  - Я бы сказал тоже самое про тебя.
  - Эй, перестань грубить! Я же ничего плохого не сказал. - Возмутился Оскар.
  Над их головой пролетела стрела. Оба инстинктивно пригнулись. Ангел природы медленно привстал и посмотрел в сторону, откуда была она запущена.
  - Там всё чисто вроде. - Пожал плечами он и сделал шаг назад. Но стрела снова пролетела из ниоткуда и задела его плечо, вспоров ткань на рубашке. Оскар снова прильнул к траве.
  - Что это было? - Не понимал юноша.
  - Судя по всему, нас откуда-то видят. - Предположил Оскар. - И отчаянно пытаются то ли ранить, то ли убить.
  - Что это? - Парень указал на мокрое пятно на его рубашке, в месте, где задела стрела.
  - Это жидкий шелк моей оболочки. Она немного страдает при таких ущербах, но совсем скоро все зарастет.
  Марк встряхнул головой. Кожа буквально плавилась в том месте, где была так называемая рана, и из нее капала золотистая сверкающая жидкость.
  - Что ж, придется передвигаться ползком. - Продолжил ангел природы. - Хотя по мне так лучше вообще зарыться в землю и переждать эту игру в войнушку.
  - На них это не похоже. Трульты никогда не были такими.
  - Они ведут охоту на нас. Мы нарушили правила и это им совсем не понравилось. Ведь велено было сидеть дома.
  - А ты теперь, я гляжу, знаешь все правила и готов их соблюдать? - Ерничал Марк, двигаясь наравне с ним.
  - Это неизбежно, когда живешь в доме самого почтеннейшего и уважаемого из жителей всего города.
  - Который так бережно тебя охраняет. - С ухмылкой добавил Марк. Оскар перестал ползти, и презрительно посмотрел на него.
  - Ты думаешь, что я в восторге от этого?
  - А разве нет? Что тебя не устраивает-то? - Колко спросил юноша. - У тебя есть собственная 'крыша', которая всегда и везде тебя прикрывает. Это же так здорово! - С сарказмом воскликнул он.
  - Ну ты и тупица. - Усмехнулся Оскар и пополз дальше. - Знаешь, чудак, может тебе такое и по нраву, но лично мне этот старикашка прилично надоел.
   Марк с подозрением поглядывал на ангела природы, словно ждал от него подвоха. Но Оскар, молча, продолжал ползти. Рука парня в чем-то запуталась, и он приподнял ее, чтобы посмотреть.
  - Что это за ерунда? - Ладонь Марка была в чем-то очень напоминающем паутину. Он постарался ее распутать, но вдруг острая стрела упала прямо между пальцев его запутанной руки. У Марка перехватило дыхание и глаза стали большими от испуга. Парень осторожно вытащил из земли эту стрелу и откинул ее подальше. Настороженно глядя по сторонам, они боялись произнести хотя бы слово. Уж больно страшно было в этом, как казалось, обычном лесу. Марк чувствовал, как от волнения и напряжения по лицу бежит горячий пот, и дыхание становится неровным. Над головой пролетела птица, которая их изрядно напугала и заставила их обоих автоматически пригнуться, словно защищаясь от стрел. Оскар полз впереди, так как Марк отставал из-за ушибленного колена. Парень следовал по его маршруту, ни сантиметра влево, ни сантиметра вправо.
  - Завидуешь? - Спросил Оскар. - Ведь меня хоть всего проткни стрелами - ничего не случится. А ты не можешь похвастаться подобным, калека.
  Марк промолчал. Но на самом деле ангел природы буквально прочел его мысли.
  - Но у тебя, наверняка, есть слабое место? - Не желая отступать, спросил Марк.
  - Тебе об этом знать не обязательно.
  - Ответь мне на один вопрос. Если тебя невозможно убить, то чего же ты так испугался на площади?
  - Этот вопрос не дает тебе спокойно жить? Хорошо, я отвечу. - Терпеливо начал Оскар. - Меня действительно невозможно убить, так как во мне живет великая из великих сил и к тому же я дух. А духа как уничтожишь? Но в этом месте я не могу пользоваться своей силой, а значит, потеряв здесь собственную физическую живую оболочку, я не смогу вернуть свою душу. А знаешь, хотелось бы, еще пожить.
  - Так вот, значит, какое твое слабое место. Стрелы тебя не берут, а отсечение головы приносит непоправимый ущерб. - Ухмыляясь, понял Марк.
  - Это временно. На период моего пребывания в этом странном городе. А ты уже готов бежать за топором?
  - Дай мне повод, и я побегу.
  - Да ты похоже забыл, что за тобой должок. Свобода. - Последнее слово Оскар протянул с особым наслаждением.
  - Отбой. Я продлил тебе жизнь. Хотя мог и убить. - Сердито ответил Марк, продолжая ползти.
  - Ты никогда не забудешь про несостоявшуюся казнь?
  - Никогда. - С презрением ответил парень.
  - Но помни, дружок, что если бы не я, ты бы не попал на Каринби. - Оскар приостановился. - Так же ты, несомненно, попался бы стражникам, если бы я не дал тебе возможность закрыть дверь карцера. А некоторое время назад я спас твою жизнь, доставив лекарства. Я всё равно сделал для тебя больше полезных дел, чем ты. Квитами мы никогда не станем. Ты всегда будешь передо мной в долгу.
   Оскар оттолкнулся коленом, чтобы проползти вперед, но его нога тоже запуталась. Резко дернув ее, он получил стрелу в сухожилие. Марк испуганно отскочил назад.
  - Не двигайся! - Крикнул ему ангел природы.
   Марк снова лег на землю. Сердце застучало в бешеном ритме, дыхание стало громким. Оскар вытащил стрелу из ноги и наконец, распутав стопу из так называемой паутины, произнес:
  - Они незаметные, эти силки. Обнаруживаешь их лишь тогда, когда запутаешься в них. Кажется, они повсюду. - Оскар провел взглядом по лесу. - Стражники обо всем позаботились. Каждая ловушка, в которую мы попадем, запустит в нас стрелы. Я-то останусь цел и невредим, а вот ты мгновенно умрешь от кровопотери.
  - И что ты предлагаешь делать?
  - Замри и не шевелись.
   Марк непонимающе посмотрел на Оскара, взгляд которого был прищурен и смотрел прямо перед собой, словно что-то просчитывал. Через мгновение, он вскочил, и смело пошел вперед. Несколько шагов он прошел абсолютно спокойно, но вскоре его нога снова попала в эту паутину и стрела пронзила его правый бок, из которого брызнули капельки жидкого шелка. Он еще решительней зашагал вперед, не обращая внимания на безболезненный ущерб. Чем быстрее он шагал, тем больше ловушек попадалось ему на пути. Около семи стрел пронзили его холодное тело. Марк наблюдал за всем этим с широко распахнутыми глазами, ни разу не моргнув. Но только сейчас до него дошло, что совсем недавно через этот лес бежала Розалина. Дыхание перехватило и резко стало жарко. Он вскочил на ноги и побежал по той самой тропинке, по которой сейчас шел Оскар. Марк помчался к нему, сломя голову и забыв про пострадавшее колено.
  - Что ты делаешь?! - Остановил его Оскар.
  - Розалина может быть ранена!
  - Успокойся и не кричи. - Тряся его за плечи, произнес ангел природы. - Будешь торопиться - умрешь быстрее, чем сможешь до нее добраться. Я прочищу нам путь и вернусь за тобой, понял?
  - Я не смогу столько ждать.
  - Сможешь. Она ведь уже долго ждет тебя там, в убежище.
  - А вдруг нет? Вдруг с ней что-то случилось? - Марк не находил себе места.
  - Эва излечит ее.
  - А если с Эвой что-то случилось? - Марк по-настоящему запаниковал.
  - Не вешай нос, чудак. Стой здесь и жди меня.
  Оскар резким движением вытащил стрелы, пронзившие его тело, и протянул парню.
  - На всякий случай. Вдруг пригодятся.
   Марк нерешительно взял у него кипу острых стрел и крепко зажал их в своей руке.
  Оскар пошел дальше, а парень послушно остался сидеть посреди густого леса. Он положил стрелы в сумку с лекарствами и присел на траву. Сейчас он совсем не чувствовал боли в коленке, он просто считал это менее важным. Марк был не из тех людей, которые сидят, сложа руки в трудной ситуации. Он привык двигаться, привык идти дальше. Сейчас, когда все мысли свелись к одному, что Розалина ранена, он ненавидел свое бездействие, но понимал, что если он глубоко заблуждается и с Розалиной, как сказал Оскар, все будет хорошо, то это лучшее что он может сделать - остаться живым ради нее.
  Он терпеливо ждал возвращения Оскара, глядя по сторонам. Птицы весело порхали, не видя никакой опасности, бабочки всё так же кружили в воздухе, а пчелы не прекращая, жужжали, собирая нектары. Для них всё было как и прежде, а для Марка и целого города - всё мгновенно перевернулось с ног на голову. Юноша рассуждал о том, почему стражники так жестоки по отношению к ним. Неужели, действительно всё потому, что они просто нарушили приказ и оказались на улице, вместо того, чтобы запереться в домах и трястись от страха? Если уже только за это стражники готовы убить их, то какова же цена расплаты за настоящее преступление? Марк сходил с ума от разнообразия мыслей, приходящих ему в голову. Он нетерпеливо ждал возвращения Оскара, чтобы поскорее отвлечься от собственного внутреннего монолога.
  Послышались тяжелые шаги. Марк тут же спрятался за дерево и, прижавшись к нему вплотную, осторожно выглянул из-за него. Судя по мощному телосложению, это был один из стражников, только доспехи в этот раз казались еще более прочными и стальными, чем обычно. Он шел, разглядывая ловушки, и что-то помечал у себя в блокноте, скорее всего ловушки, которые уже были использованы. Судя по всему, он пытался отыскать раненые тела, но, не обнаружив их, последовал по другой тропинке. То, насколько близко к Марку был этот стражник, он определял по его шагам. Пока что ему везло, потому что трульт в доспехах был далеко от него. Но стоило Марку об этом подумать, как стражник стремительно зашагал в его сторону. Парень глотал капли собственного пота, стекающие по лицу, и боялся, что его громкое сердцебиение способны услышать все живые существа в округе. Он осторожно перекатился спиной на другую сторону дерева, чтобы трульт не заметил его и аккуратно подсматривал за его действиями, стараясь не высовываться полностью. Казалось, что стражник уходит и Марку больше нечего опасаться, но вдруг трульт резко остановился и обернулся. Юноша снова плотно прижался к дереву. Дыхание от страха сбилось и во рту пересохло. Шаги становились все ближе и ближе к тому дереву, где он прятался. В общем, еще немного и Марк попался, если бы вовремя не вернулся Оскар. Он сразу же среагировал на опасность и замер на месте, спрятавшись в листве. Его видел только Марк. Ангел природы жестом руки и беззвучными губами показал парню, чтобы тот достал из сумки стрелу и бросил ее в стражника. Так вот зачем ему такие огромные доспехи - чтобы в случае, если он наступит на ловушку, стрела не пронзила его. Марк кивнул и дрожащими пальцами кинул ее с другой стороны дерева прямо за спину стражника. Тот мгновенно обернулся и направился к ней. Оскар тем временем показал жестом, чтобы Марк бежал к нему. Стражник отошел подальше от этого дерева и тогда парень рванул, как сумасшедший к Оскару. Стражник не сразу сообразил, что же происходит за его спиной. Потому что шлем был прочным и плохо пропускал звуки, царящие здесь. Но спустя минуту, трульт все-таки заметил силуэт, скрывающийся в ветвях деревьев, и быстро поспешил в его сторону.
  - Как твое колено? - Спросил Оскар.
  - Я его не чувствую.
  - Отлично. Тогда следуй за мной.
   Ангел природы быстро побежал по лесной тропинке и вывел Марка к озеру. Юноша видел его раньше, но никогда не приближался к нему так близко. Озеро покрывал толстый золотой слой - это были крошечные теплолюбивые существа, напоминающие по виду уменьшенных в миллион раз мотыльков. Они поднимались со дна на поверхность, чтобы понежиться на солнышке.
  - Озеро глубокое. - Предупредил Оскар. - Если мы с тобой какое-то время сможем там продержаться, то стража нас не заметит и пройдет дальше.
   Времени на раздумье не было, так как стражник уже мчался за ними и ни один, а с подмогой. Марк согласно кивнул. Послышался хруст веток и топот ног.
  - Они уже здесь. Ныряем на счет три. - Торопливо произнес Оскар. - Раз, два, три!
   Они одновременно прыгнули в озеро, и Марк, вдохнув и набрав, как можно больше воздуха в легкие, ушел под воду. Крошечные существа на воде разом вспорхнули, и казалось, что над озером висит огромное золотое покрывало. Уже через пару секунд красивые маленькие мотыльки присели обратно на озеро, и ничто не выдавало того, что кто-то в него заходил. Озеро потянуло на дно. Марк и Оскар все падали и падали вниз, словно их притягивало магнитом. Возможно, они бы так и падали, если бы ангел природы не задержался рукой за верхушку подводного синего дерева. Одной рукой он схватился за него покрепче, а второй подхватил Марка, который тоже удобно взялся за дерево. Озеро было прозрачное. Рыб там не было, но вокруг плавали непонятные создания, похожие на маленькие воздушные шарики. Они были разноцветные и плавали каждый со своей скоростью. Одни подплывали к незнакомцам совсем близко, другие наоборот сторонились их. Марк посмотрел вниз и понял, что дна совсем не видно, а снаружи озеро не кажется таким глубоким, по размерам оно совсем небольшое. Парню уже хотелось вдохнуть, но Оскар покачал головой, показывая, что еще рано выплывать. Ангел природы вообще не вдыхал, прежде чем нырнуть, ему не нужен кислород. Вот здесь-то Марк изрядно позавидовал Оскару. Парень отпустил верхушку синего дерева, задергал ногами и начал плыть на поверхность. Оскар поплыл вслед за ним. Марк шевелил руками всё быстрее и быстрее, бедняга уже почти задыхался. Он начал выпускать пузыри изо рта и через несколько секунд перед глазами всё потемнело.
   Марк очнулся и почувствовал небывалое облегчение. Перед глазами блестело чистое небо, и качались верхушки деревьев. Он приподнялся и увидел перед собой Оскара.
  - Что со мной было?
  - Ты потерял сознание, чудак, и чуть было не погиб.
  - Из-за тебя, между прочим. Идея с подводным плаванием была идиотской. - Закатив глаза, сказал Марк.
  - А вот и нет. Мы спаслись только благодаря этим водным процедурам. - Исправил его Оскар.
  Парень склонил голову на бок и с любопытством спросил:
  - Мне вот интересно. Если ты весь состоишь из огня, то почему не боишься воды? Ведь она должна тебя, прямо таки, уничтожить.
  - Иммунитет, дружок. Обязательное соглашение общины.
  - Вашей общины?
  - Нашей.
  - И что, получается, что ты даже перед водой не уязвим? - Не скрывая удивления, спросил Марк.
  - Конечно. - Гордо ответил Оскар. - А ты надеялся, что эта водица меня погубит? Марк, да ты смешон!
  - Чего расхохотался? - Марк толкнул его в спину. - Нас сейчас заметят.
  - Стражники ушли и вряд ли сюда вернутся.
  - Почему ты так думаешь?
  - Я проверил вон тот лес. - Оскар указал рукой на окружающую их густую растительность. - Их следы уходят далеко отсюда. А еще они убрали все ловушки. Стражники уверены, что мы побежали в ту сторону.
  Марк недооценил продуманность Оскара и удивленно приподнял брови.
  - А как я выжил?
  - Тебя спасли они. - Ангел природы показал Марку сдутый сморщенный шарик.
  - Что это?
  - А это то, что плавало возле нас, когда мы были под водой. Оказывается, это живые емкости с кислородом. Подводные медсестрички. - С иронией ответил Оскар. - Когда ты отключился, они подплыли к тебе и стали накачивать тебя кислородом. Смотрелось весьма забавно, словно они делали тебе искусственное дыхание или будто ты старался надуть воздушный шар. В общем, ты убил около дюжины подводных медсестер.
  Марк усмехнулся, но тут же задумался:
  - Почему стражники не додумались, что мы можем быть в озере?
  - Не знаю. Может быть у них аквафобия?
  Парень улыбнулся во весь рот, но улыбка резко сползла с его лица.
  - Сколько я был в отключке?
  - Примерно час.
  - Очень плохо. Нужно спешить. - Коленка снова отказывалась двигаться и парень начал хромать. Сумку с лекарствами они случайно утопили в озере, когда ныряли и Марк понимал, что пока он себя достаточно нормально чувствует, то не стоит терять время. Оскар последовал за ним.
  Осторожно пробравшись через лес, они вышли на открытое цветочное поле. К счастью для них, там не оказалось стражников, и они удачно перешли его. Вскоре они прибыли на поле, заросшее корнеплюем. Им снова пришлось ползти, но здесь среди высокой травы было гораздо больше шансов спрятаться, нежели в лесу среди деревьев. Марк особо не запомнил место, где они в прошлый раз с Эвой нашли люк, но всё равно двигался прямо. К рукам что-то приставало и тянулось. Оскар брезгливо поднял ладонь с тягучей серой слизью и, сморщившись, спросил:
  - Что это за гадость?
  - Не знаю. Раньше этого не было.
   Но вскоре Марк понял, почему в прошлый раз Эва не стала рассказывать ему почему корнеплюй так называется. Так вот оказывается, что выплевывает это прекрасное с виду растение - вонючую противную до тошноты слизь. К горлу подкатил комок, и казалось, что вот-вот вырвет, но Марк резко вдохнул и постарался не дышать какое-то время. Наконец, спустя несколько минут, он отыскал люк и резко открыл его. Они спустились вниз.
  Глава 2
  В тоннеле
  
  - Розалина, ты здесь? - Закричал Марк. Внутри было темно, как и прежде. Парень обратился к Оскару. - Есть что-нибудь съедобное?
  - У меня ничего нет. Ты проголодался?
   Но Марк не ответил и лишь смело шел вперед, продолжая звать Розалину. Вдруг вдалеке послышался ее голос, и он поспешил в ту сторону. Они столкнулись, сжимая друг друга в объятиях.
  - Ты цел? С тобой всё в порядке? - Ощупывая каждый сантиметр его тела, в страхе спросила девушка.
  - Да, я в порядке. А ты?
  - Да. Я думала, что с тобой что-то случилось. Тебя так долго не было...
  - Мы с Оскаром попали в небольшую передрягу. Ты не ранена? - Встревожился Марк.
  - Я пару раз упала, но это не страшно.
  - Ты погляди, какая она везучая! Ее ни разу не пронзила стрела! - Удивился Оскар.
  - Стрела? - Испуганно воскликнула она и начала крутить парня во все стороны, пытаясь отыскать ранения.
  - Я не ранен. Всё в порядке. Просто стражники в лесу понаставили ловушек.
  - Что будем дальше делать? - Спросил Оскар.
  - Для начала нужно найти что-то съестное.
  - У меня есть земляника. - Опуская руку в карман, произнесла Розалина. Парень тут же воспользовался земляникой, и подземелье осветилось миллионами милых созданий.
  - Ух ты! Тут, оказывается, есть свет! - Наигранно воскликнул Оскар.
  - Это флаики. - Пояснил Марк.
   Маленькие бабочки затрепетали над ними. Оскар был настолько заворожен этими сияющими созданиями, что казалось, его вскинутая вверх голова, вот-вот оторвется.
  - Откуда тебе известно про эти подземные тоннели? - Поинтересовалась Розалина.
  - Эва показала. - Ответил Марк. - Она вообще знает и помнит о том, о чем другие трульты давно забыли.
  - А куда же ведут все эти проходы? - Спросил Оскар.
  - Эва говорила, что в самые разные точки города. Именно через один из этих тоннельных проходов мы с Эвой и прошли в тот день к тебе в карцер.
  Все трое прошли вглубь первого тоннеля, и присели на сырой мох.
  - Как вы думаете, что они от нас хотят? - Спросила Розалина. - Убить?
  - Нет. Засадить за решетку. - Ответил Марк, легонько почесывая ушибленное колено. - Нас двоих, конечно же. - Указывая на себя и Розалину, уточнил он. - Оскар выйдет из этой лужи сухим. Праведник позаботиться об этом.
  - Очень сомневаюсь. - Выделяя каждое слово, ответил ангел природы. - Не думаю, что он будет в восторге от того, что я без предупреждения покинул стены его дома.
  - Да что тебе мешало вернуться? - Повысил тон Марк. - Шлепнулся с окна, обратно вошел бы через дверь и сидел бы себе спокойно, любовался канарейками да колибри. Ведь в доме Праведника, как в бункере - стопроцентно безопасно.
  - Глупец! - Воскликнул Оскар, соскочив с места. - Дурак бы и тот уже давно обо всем догадался.
  - Ты и Праведник - одного поля ягоды. - Искоса глядя на него, произнес Марк. - Ты пляшешь под его дудку, заискиваешь перед ним так, что смотреть противно. А он тебе за это всё, что пожелаешь. Чем же не прекрасная жизнь, а?!
   Они смотрели друг на друга прожигающим взглядом.
  - А кто бы не заискивал, лишь бы выжить? Здесь я такой же смертный, как и ты и от этого мне невыносимо противно. - Прошипел ангел природы, и, выпрямившись, пошел прямо по тонеллю, ставя точку в их недоброй беседе.
  - Как твое колено? - Поинтересовалась Розалина.
  - Лучше. Лекарства помогли. - Ответил парень.
  - Как ты думаешь, где сейчас Эва? - Грустно спросила девушка.
  - Даже не хочу думать, потому что в голову лезут самые дурные мысли.
  - Не переживай. - Она взяла его ладонь. - Ночью, когда все трульты будут спать, мы выберемся отсюда и отправимся на ее поиски. И обязательно отыщем.
  Марк согласно покачал головой.
   Розалина свернулась калачиком, положил голову на его колени. Она расслабилась и мгновенно уснула. Марк подумал, что сейчас самое время обо всем поговорить с Оскаром.
  - Зачем ты мне помогаешь? - Спросил он.
  - А разве тебе это не нравится? - Вытягваясь вдоль поросшей растительностью стены, сказал тот.
  - Честно говоря, не особо.
  - Какой же ты неблагодарный. - Покачал головой Оскар.
  - Я сам могу о себе позаботиться. - Холодно отозвался Марк. - Ты ведь не просто так бросаешься под стрелы, придумываешь планы, как вытащить нас.
  - Может, я действительно помочь хочу
  - Чушь. - Фыркнул юноша. - С чего это ты решил помогать?
  - Потому что не только ты, но и я нахожусь в этом топком болоте. Мы с тобой оба влипли. И я тут просто подумал, - Оскар подполз к нему поближе, - если я тебе окажу помощь, то и ты, быть может, поможешь, когда меня поймают и пожелают казнить.
  - Это мне только на руку. - Ухмыльнулся Марк.
  - Какая жестокость! У тебя совсем нет сердца. - Драматизировал Оскар. - Ведь мы с тобой братья по несчастью.
  - Мы с тобой не братья. - Марк больше не хотел говорить с ним и откинув голову назад, закрыл глаза.
   После того, как Розалина проснулась, они решили продолжить путь по тонеллям, но вдруг на десятой ветке, Марк резко упал.
  - Что с тобой? - Встревожилась девушка, пытаясь заглянуть в его лицо.
  - Нога...
  - Черт... Где лекарства? - Трясясь всем телом, спросила она.
  - Я случайно утопил их в озере.
  - Ничего страшного. Мы найдем выход. - Розалина замешкалась, не зная, что делать.
  - Прости меня. - Застонал он. - Я создаю тебе хлопоты именно в этот жуткий период. - Марк нежно взял ладошку Розалины, которая лежала поверх его пострадавшего колена.
  - Марк, ты не виноват, перестань говорить такое! Колено посинело и снова сильно опухло и тебе нельзя сейчас ходить. Твоему колену нужен покой. Оскар сходи в лечебницу. - Требовательным голосом произнесла она.
  - Что?
  - Розалина, не нужно. Я в порядке. - Истекая холодным потом, вымолвил юноша.
  - Оскар, немедленно отправляйся в лечебницу! - Повторила Розалина, не обращая внимания на слова Марка.
  - Ты что с ума сошла? На это уйдет полдня! А вдруг я заблужусь?! А вдруг меня поймают стражники?!
  - Ты живучий, с тобой ничего не произойдет. - Розалина говорила твердо и отрывисто. - У нас мало времени и только ты один из нас сможешь туда и обратно вернуться живым. Я прошу тебя, помоги ему.
  - Люди, как же вы мне надоели. - Закатил глаза Оскар, но тут же добавил, склонившись над Марком. - Но что не сделаешь ради взаимовыгоды. - И нехотя направился искать выход из тонелля.
  Розалина снова принялась 'порхать' над коленкой.
  - Ты что, правда думаешь, что он принесет мне лекарства? - Хрипло спросил Марк.
  - Думаю, да. Ведь в прошлый раз он именно так и сделал. - Розалина положила руку ему на лоб. - Ты горячий. У тебя снова температура.
  - У Эвы чудо лекарства. С ними я долго чувствовал себя хорошо.
  - Тебе нужно поспать. Просто закрой глаза. - Заботливо попросила Розалина. - Так быстрее пройдет время ожидания.
  - А ты что будешь делать?
  - Я просто буду рядом.
  
   Прошло более двух часов с тех пор, как ушел Оскар. Розалина не на шутку разнервничалась и плакала, пока Марк не видел. Она опасалась за его жизнь, и ей всё время казалось, что их обязательно найдут даже в этом забытом тайном месте. Перед глазами вставали картинки казни и ликование трультов.
   Прошло еще несколько часов. Над тоннелем стояла ночь. Марк по-прежнему спал, но с каждым разом становился все бледнее и бледнее. Розалина не находила себе места, она буквально сходила с ума. Но вдруг раздались шаги и она тут же пошла на их звук. Флаики последовали за ней, и она увидела Оскара.
  - Наконец-то! - Радостно воскликнула она. - Ты принес лекарства?
  - Нет. - Тут же ответил он, и пока Розалина не бросилась на него, он тут же добавил. - Но зато, смотри, кого я привел.
  Из-за спины Оскара вышла Эва. Розалина засияла и подбежала к девочке, крепко обняв ее.
  - Какое счастье, ты цела!
  - Конечно. - Улыбнулась Эва. - А что со мной может случится? Я ведь знаю все лазейки и кучу способов, как сбежать.
   Розалина была невероятно счастлива. В этой девочке она видела спасение Марка, да и вообще она была рада, что с ней самой всё в порядке. Она то и дело обнимала ее и трепала по макушке.
  - Где ты была все это время? - Спросила она девочку.
  - Вы думаете, я зря тратила время? Ошибаетесь. - Они направились по тоннелю к Марку. - Я многое выяснила и мне есть что рассказать.
  Розалина присела перед покалеченным парнем и слегка потрясла его за плечо.
  - Марк, просыпайся. Смотри, кто пришел. - Прошептала Розалина. Парень с трудом открыл глаза, но увидев Эву, улыбнулся.
  - Наконец-то, - на выдохе ответил он. Девочка наклонилась к нему, и они крепко обнялись.
  - Как ты? - Заботливо спросила она.
  - Уже лучше. - Марк присел, облокотившись спиой о стену.
  - Колено всё еще болит? По дороге Оскар мне сказал, что тебе снова стало плохо, а лекарства вы потеряли в озере.
  - Так и есть. - Ответил Марк, несказанно обрадованный тем, что девочка вернулась.
  - Открой рот. - Скомандовала она, и он послушно выполнил ее приказ. Она достала из кармашка платья небольшой шарик, размером с горошину и положила ему на язык. - Это 'Гориболь'.
  - 'Гориболь'? - Переспросил Марк, удивляясь странному названию.
  - Да. Когда лекарство начнет действовать, у тебя будет чесаться все тело и захочется пить. И если ты всё это вытерпишь, то боль тебя больше не побеспокоит.
   Марк сморщился. Эта горошина начала выделять какой-то сок, который напоминал по вкусу лимон. Но больше всего он был встревожен тем, как это не чесаться, когда всё чешется. Он до сих пор помнил, как в возрасте шести лет его сильно покусали москиты. Это было странное лето, потому что казалось, что все кровососущие насекомые со всего света слетелись именно сюда. Марк гулял, играл и резвился, то в саду за их домом, то в лесу. А потом мучился от зуда после комариных укусов. Альберт запрещал их чесать, мазал различными мазями, обрабатывал солью, но Марк всё равно горел желанием расчесать их. Это было жутким кошмаром для ребенка - огромные волдыри и страшная чесотка в этих местах. Альберт постоянно повторял, что нужно перебороть желание чесать и тогда всё непременно пройдет. И однажды мальчик, кусая кулаки, терпел, чтобы не сорваться и не расчесать болячку и, правда, всё прошло через пару дней. Но он надолго запомнил, как ходил весь покусанный противными москитами и как мучился от чесоточной боли.
  - Так что ты нам хотела рассказать? - Вспомнила Розалина, обращаясь к Эве.
  - Когда Оскар ушел относить вам лекарства, стражники хотели отвести меня к Праведнику, как преступницу, нарушившую приказ. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы выбраться из повозки, в которую меня усадили. Я притворилась, что упала в обморок. - Девчока сама едва не расхохоталась, вспоминаяэто. - Они остановились, чтобы оказать мне помощь. Когда все трое стражников вытащили меня на воздух и склонились надо мной, пытаясь привести в чувство, я брызнула им в лицо 'Добросоном', который по чистой случайности нащупала у себя в кармане. Все трое тут же улеглись смотреть красочные сны.
  - А это не опасно для них? - Встревожилась Розалина.
  - Нет. 'Добросон' - это средство изготовленное мной из разных сонных трав. Это, так сказать, очередной мой эксперимент и я думаю очень удачный. В городе о нем никто не знает. Но мне кажется, если кому-то из наших станет известно о его существовании, то меня ждет страшная кара. Трульты не сочтут его за полезное лекарство, а присвоят к разряду запрещенных препаратов. Снотворное, кстати, у нас тоже относится к запрещенным. Так что мне несдобровать, если трульты найдут его у меня.
  - А что происходит в это время со стражниками? - Спросил Марк.
  - Они просто крепко засыпают и видят самые яркие и добрые сны.
  - И сколько же они так проспят? - Вступил в разговор Оскар.
  - По моим предположениям, часов шесть.
  - То есть они уже вовсю бодрствуют. - Сделал вывод Марк. - А ты в курсе, что остальные стражники ставили ловушки в лесу для нас?
  - Да. - Эва хитро улыбнулась. - Наверное, стражники долго недоумевали, куда же они потом подевались.
  - Погоди, - прищурился Оскар, - так это ты убрала ловушки с того леса?
  - Да. - Эва засияла, глядя на него. - Эти ловушки мне знакомы. Стражники уже расставляли их десять лет назад, когда люди захватили наш город. Там просто нужно петельку аккуратно развязать и ловушка перестанет действовать. - Улыбаясь, объяснила она. Но ее улыбка была скорее смущенной и обращена к Оскару. Все трое хлопали ресницами, осознавая настолько сообразительна и отважна эта девочка.
  - Как же ты при этом не пострадала? - Спросил Марк, интенсивно почесывая шею.
  - Я старалась быть осторожной и незаметной. - Девочка обратила внимание, что парень начал чесаться. - Эй, перестань. - Она хлопнула его по руке. - 'Гориболь' начал действовать, не чешись.
  - Легко сказать. - Застонал он, жмурясь.
  - Может ему руки связать, чтобы не было возможности чесаться? - Предложил Оскар.
  - Я тебя сейчас сам свяжу. - Прорычал Марк.
  - Сколько это продлиться? - Взволнованно спросила Розалина, держа его ладонь.
  - Несколько минут. - Ответила Эва, крепко сжимая его вторую руку. - Терпи Марк. Потом станет лучше.
  Парень почувствовал жуткую сухость во рту.
  - Дайте хотя бы глоточек воды. - Простонал он.
  - Нельзя. - 'Отрезала' Эва. - Не будет эффекта, если ты хотя бы каплю воды выпьешь. Нужно переждать.
  - Это отвратительно. - Прохрипел он, стараясь хотя бы боком почесаться о стены или пол тонелля. Но ребята не давали ему такой возможности. - Эва ты уверена, что я от этого не умру?
  - Ты должен мне верить.
  - Я верю тебе. - Чуть ли не задыхаясь от жуткого зуда, ответил Марк. - Но ты даже себе представить не можешь, как это противно!
  - Я знаю. - Согласилась девочка. - Но ты мне потом еще спасибо за это скажешь.
   И вправду, как говорила Эва, всё прошло буквально через пять минут. Зуд исчез и сухость во рту тоже. Марк постарался встать на ноги и не мог поверить - коленка прекрасно сгибалась и разгибалась. Он смог полностью наступать и идти, абсолютно не прихрамывая. Коленка внешне выглядела так же покалеченной, но все внутренние ощущения боли как рукой сняло.
  - Это невероятно! Спасибо. - Обрадовался он, крепко стиснув девочку в объятиях.
  - Теперь она тебя больше не потревожит и температура не поднимется. - Сказала Эва. - Да, кстати, я вам тут принесла немного еды. - Добавила она, когда парень наконец-то поставил ее на ноги.
  - Ты не представляешь, как ты нас выручила! - Воскликнул, внезапно проголодавшийся, юноша.
  Несколько минут они посвятили спокойной трапезе, уплетая фрукты и овощи за обе щеки. Оскар, конечно же, не ел, а лишь с любопытством наблюдал за смачно причмокивающими мордашками.
  - Итак, - протянул ангел природы, - каковы наши дальнейшие планы?
  - Нужно посетить дом Гремусса. - Предложила Эва. Ее глаза, глядя на Оскара, периодически принимали сиреневый цвет, но ее поведение оставалось прежним. - В тайных местах его нет. Я проверила.
  - Но зачем нам идти туда? Ты думаешь, он прячется внутри собственного дома? - Не понимал Марк.
  - Нет, конечно. Но он должен был что-то оставить. - Голос Эвы звучал уверенно. - Он не мог просто так уйти. Каждый перед этим что-то оставляет.
  - Может Гремусс не хотел, чтобы его искали, поэтому он ничего не оставил? - Выдвинул свои предположения Оскар.
  - Он не мог так поступить. Гремусс знает, что мы будем переживать. Он должен был оставить что-то, что помогло бы нам всем понять, куда он исчез. - Сказала Эва.
   Ничего не оставалось, как последовать за девочкой.
  
  Глава 3
  Рукопись
  Она вывела их из тоннеля и, пригнувшись, друзья снова миновали поле корнеплюя, задыхаясь от его тошнотворного запаха. Эва, наконец, рассказала, почему это растение носит такое же противное название, как и его аромат. Оказывается, корнеплюй абсолютно безопасен для трультов, но зато смертелен для насекомых-вредителей. Корни корнеплюя в период атаки таких жуков, выделяют отвратительную слизь и покрывают ими всю поверхность земли, на которой растут. Вредители, попадая в эту липкую жидкость, сначала теряют возможность быстро передвигаться, а затем за считанные минуты умирают. Слизь корнеплюя разъедает их тельца и впитывает внутрь.
  Без приключений пройдя поле корнеплюя, они осторожно завернули в один из цветных проулков. Передвигались они очень аккуратно, стараясь быть невидимыми. Эва знала много углов, за которые можно было бы проскочить, оставаясь под покровом ночи. До дома Гремусса они прошли успешно, а вот около него дежурило трое стражников, которые почему-то не спали в это время.
  - И как же нам пробраться? - Прошептал Марк.
  - Мы пройдем через склеп. - Ответила Эва. Прозвучало весьма жутко, но делать было нечего. Склеп оказался продолговатым продолжением дома Гремусса. Он прилегал к нему с задней стороны. Его дверь была незапертой, и пока стражники не видели, все четверо проскочили внутрь этой с виду мрачной пристройки. Ребята спокойно прошли вперед, разглядывая это незнакомое места. Помещение было длинным, на изумрудных стенах висели подсвечники, а в них горели никогда не гаснущие свечи, пол был устелен пушистой травой, которая тянулась все выше, а вдоль стен, склонив свои головки, безмолвно стояли цветы колокольчики. Повсюду порхали бабочки, отражающие неоновый свет, и сияли солнычным светом светлячки.
  - Если бы Гремусс узнал, что мы тут, он бы лично нас покарал. - Прошептала Эва.
  - Почему? - Спросил Марк, неуверенно шагая за ней следом.
  - Это святейшее для него место. Когда-то это помещение было празднично украшенной столовой в его доме. Раньше Гремусс довольно часто устраивал званые ужины. В списке приглашенных были Праведник, Лесогор, стражники и по одному представителю от каждого общества: садового, строительного, пекарного и так далее. Они ужинали, смеялись, общались, как лучшие друзья. - Эва вспоминала всё это с улыбкой. - Но когда ужин заканчивался, Гремусс снова становился серьезным правителем, как никто другой, достойный своего поста. Это было счастливое время, как для него, так и для всего народа. Гремусс тогда был совсем другой, у него было потрясающее чувство юмора.
  - Верится с трудом. - Произнес Марк, вспоминая его грозное выражение лица.
  Эва остановилась около гладкой стены, где были отпечатны две ладошки, и продолжила:
   - Теперь это место стало склепом. С тех пор всё и поменялось, не только здесь, но и в душе Гремусса. Аник был его самым ярким солнцем, его радостью и гордостью. Когда он погиб, Гремусс, решил предоставить ему собственный дом, где он сможет общаться с ним. - Эва приложила свои ладони к отчечаткам рук на стене и прислонилась к ней лбом, закрыв глаза. Спустя несколько секунд, она произнесла: - Гремуссу кажется, что он слышит его здесь. Но лично я не слышу ничего. - Эва убрала руки от стены и повернулась к ребятам. - В тот период, я постоянно находилась рядом с Гремуссом, так как ему была необходима помощь. Он никого не впускал сюда, кроме меня. Я до сих пор слышу его горький плач. Никому не говоря ни слова, Гремусс самостоятельно сделал тайную дверь из своего дома в склеп и сделал слепок ладоней Аника в стене. Я присутствовала при этом. Гремусс долго не мог отпустить его навстречу свету, который приходит за теми, кто умирает. Но когда исчезла надежда, он отдал его. - Лицо Эвы слезно исказилось. - Мои лекарства смягчали его душевную боль и страдания, поэтому я постоянно была с ним. Через несколько дней, Гремусс объявил, что всем трультам, в том числе и мне, запрещается входить в этот склеп, дабы не нарушить священную тишину и покой Аника. Прошло десять лет со дня его приказа, а сюда кроме Гремусса так никто и не входил.
  - Даже Праведник? - Удивился Марк.
  - Даже он. Никто из трультов ни разу не нарушил это правило, потому что все уважают Гремусса и чтут память Аника.
  - Это он десять лет назад заманил людей на Морфеево поле? - Спросил парень, полностью пропитанный горечью и грустью от услышанной истории.
  - Да. Он был самым смелым из всех, кого я знала.
  - Неужели Лесогор не видел всего этого? - Изумился Марк.
  - Лесогор на посту тогда еще не дежурил. Он был обычным городским комендантом. Целыми днями прогуливался по городу и следил за выполнением расписания трультов. А ночью, он, как и все жители ложился спать. Только после этого жуткого события, Лесогор понял, что истинное его назначение - следить за городом даже ночью. Так он и стал дежурным смотрителем. А Аник спас всех нас. - Эва провела ладошкой по отпечаткам его рук.
  Девочка подошла к холодной шершавой стене и постаралась отыскать стыки. Затем она провела пальчиками по ним, и дверь отворилась, разъехавшись на две части.
  - Добро пожаловать. - Улыбнулась она, указывая за порог.
  Марк шагнул первым в голый каменный холл и подал руку Розалине, помогая ей переступить через высокий порог. Затем вошла Эва, а уж потом Оскар. Девочка точно таким же легким движением пальчиков заставила стыки вновь соединиться, и уже на стене не было никакого намека на то, что здесь есть дверь. Все четверо побрели к лифту и уже через секунду были на втором этаже пустого дома Гремусса. Несмело открыв дверь гостиной, Эва шагнула за порог и, убедившись, что там точно никого нет, позвала за собой своих друзей.
  - А ты уверена, что тут точно нет стражников? - Встревожился Оскар.
  - Точно. Во-первых, в отсутствии Гремусса запрещено находиться в его доме, во-вторых, его приближенные сейчас дремлют в своих домах, ну, если не дремлют, так переживают за него. - Эва подошла к книжным полкам. - Нужно искать среди книг. Сообщайте обо всем, что покажется вам подозрительным.
  - Очень замечательно. - Проворчал Оскар. - Тут триллион книг! И если он что-то оставил, то он мог положить это в любую из них. И вообще, где гарантия, что подсказка вообще здесь есть?
  - Слушай, если тебя что-то не устраивает, то ступай в дом к тому, кто наверняка ищет тебя по всему городу. - Фыркнул Марк.
  - По-моему, я уже что-то говорил по поводу трепетной заботы Праведника. - Раздраженно ответил Оскар.
  - Перестаньте оба. - Вступила в разговор Розалина. - Давайте просто постараемся что-нибудь найти и при этом не попастья стражникам.
  Что именно и где нужно искать никто из них и понятия не имел. После пары часов бесполезных поисков на книжных полках хоть какой-нибудь подсказки, ребята сильно устали и измучились, сидя в бесконечной груде книг на полу.
  - Всё это мы зря затеяли. - Розалина плюхнулась на пол, раскинув руки в стороны. - Ничего тут нет. Ни подсказок, ни записок.
  - Но ведь он не мог просто так уйти. - Настаивала на своем Эва.
  - Почему же? - Оскар давно закончил поиски и уже полчаса валялся на диване, любуясь языками пламени в камине, который недавно разжег. - Он объявил об отставке и решил отправиться в путешествие и так сильно торопился, что забыл сообщить об этом даже своим приближенным. Сейчас, наверное, отдыхает у моря и пьет ананасовый сок.
  - Точно... - Задумчиво глядя куда-то сквозь стену, произнес Марк. - Путешествие...
  - О чем ты? - Не поняла Эва. Марк соскочил и среди груды книг нашел толстую синюю книгу 'Реальные легенды и живые сказки'.
  - Зеркальные короли! - К парню пришло озарение. - Гремусс говорил, что хочет отыскать их, чтобы вернуть их к прежней жизни. - Марк торопливо листал книгу, стараясь найти нужную страницу. - Вот ''Глава тридцать первая. О том, как Зеркальные Короли потеряли правду'. - Водя пальцем по строкам, прочел Марк. Все сразу склонились над книгой. - Гремусс верил в их существование и хотел найти осколки, чтобы соединить их и вернуть правду Зеркальным королям.
  - Что еще за зеркальные короли? - Не понимал Оскар.
  - Сейчас. - Марк быстро отыскал пальцем нужную строчку. - 'Зеркало Правды разлетелось на множество кусочков и все Зеркальные Короли стали грустными и понурыми лжецами. Злые обитатели пространств, не найдя то, чего искали, покинули их планету. А сами Зеркальные Короли остались без своих зеркал и без правды, с которой жили всё это время...'. Гремусс отправился на поиски города Зеркальных Королей.
  - Но почему именно сейчас? Почему не раньше, не позже? - Пыталась понять Розалина.
  - Потому что только покинув пост он мог туда отправиться. Он сам когда-то говорил, что будет проживать последние дни среди них. - Вспомнила Эва.
  - И как до них добраться? - Озадаченно спросил Марк.
  - Я что-нибудь придумаю. - Ответила девочка. - А вам нужно отдохнуть и поспать немного. Сейчас мы тут приберемся и отправимся в убежище...
   Не успела Эва договорить, как дверь распахнулась и в комнату ворвались двое приближенных Гремусса. Все четверо замерли от неожиданности.
  - Стража! Они здесь! Взять их! - Закричал один из приближенных. Эва попятилась назад, опрокинув одну из скульптур. Она упала и раскололась на несколько крупных осколков. Розалина вцепилась в Марка, а Оскар начал кидать в приближенных и стражников тем, что попадалось под руку: книги, табуреты, вазы. Эва вжалась в угол и почувствовала под ногой сильно ощутимую неровность. Откинув ковер, она обнаружила металлическое кольцо. Быстро потянув за него, Эва поняла, что это подпол, который возможно сможет их спасти. Она быстро спрыгнула в него и закрыла крышку. Быстро изучив темное пространство на ощупь, она несколько раз наткнулась на старые предметы быта - кресла, стулья, тумбы и столы. Подпол был большой, но очень низкий. Эве, с маленьким ростом, было легко там передвигаться. Но взрослому пришлось бы согнуться, чтобы не удариться головой о потолок. Поняв, что иного выхода отсюда нет, Эва разработала другой план: если она не сможет спрятать здесь своих друзей, то задержать стражников еще как можно. Она вылезла наружу. Розалина, Марк и Оскар пытались пройти к двери гостиной сквозь безжалостную стражу. Стражники угрожали им, говоря, что если они сейчас не успокоятся, то они пустят в каждого стрелу.
  - Эй, идите скорее сюда! - Закричала Эва стражникам. - И как вы только искали?! Гремусс внизу в подполе! Скорей, скорей! Кажется, у него обморок! Он без сознания! - Она схватила одного из стражников за руку и потянула к подполу. Все сразу же ринулись за ней. Девочка для отвода глаз спустилась в подпол первая. Трое стражников и столько же приближенных последовали за ней.
  - Идемте, я вам я его покажу! - Встревожено трещала она, проводя их вглубь подпола. - Смотрите! Вон он! - После этой фразу Эва стрелой помчалась к выходу, и, выбравшись из него, резко закрыла крышку. - Нужно чем-нибудь придержать. - Сказал она ребятам. Марк одним рывком подкатил кресло и поставил на крышку подпола.
   Все четверо выбежали из дома Гремусса. Невзирая на опасность, они мчались прямо по улицам и видным проулкам города. Ночной ветерок бил в лицо, а ноги неслись с невероятной скоростью. Никто не проронил ни слова, все были жутко напряжены и сосредоточены. И лишь оказавшись в глубинах тоннеля, они смогли наконец-то остановиться и выплеснуть все свои эмоции.
  - Вот мы встряли по полной! - Топнул ногой Оскар.
  - Мы-то да, встряли. А вот у тебя всегда есть возможность вернуться в дом Праведника. Не думаю, что у него язык повернется зачитать тебе смертный приговор. - Напомнил Марк.
  - Праведник, Праведник... Как ты надоел мне! Ты ничего не знаешь. - Оскар излил все свое недовольство. - Утром, когда вы подошли к дому Праведника, я нарочно спрыгнул с окна. Я это сделал, потому что у меня не было возможности сбежать через дверь. Для такого, как я, живущего в полной гармонии с природой, отдающегося в объятия полноценной свободы на протяжении долгих сотен лет, такое трепетное опекунство хуже всего на свете! Каждый мой шаг контролируется. Какое-то почти незнакомое мне существо, говорит, как и что нужно делать, запрещает выходить на улицу. Даже в форточку высунуться нельзя, потому что Праведник считает, что так я подвергаю свою жизнь опасности. Мне за все мое существование никто и никогда не указывал и не следил за моим последующим шагом. А этот паршивый старик записался ко мне в няньки! Поэтому когда вы оказались рядом, я воспользовался возможностью, чтобы, наконец, избавить себя от стен, давящих мне на грудь.
  - Значит, мы были твоим счастливым шансом. - Понял Марк.
  - Можно и так сказать.
  - Праведник был искренен с тобой, а ты отзываешься о нем, как о надоедливом щенке. - Покачала головой Розалина.
  - Конечно, не спорю, он очень мудр и умен, но вся эта опекунская клоунада явно не для меня. - Поморщился Оскар. Розалина осталась глубоко разочарована разговором с ангелом природы, но кое-что она всё-таки извлекла из беседы: Оскар не такой уж и злодей. Хоть у него больше, чем у остальных шансов остаться живым в этой войне, он всё равно боится не меньше их самих, как казалось бы, слабых и смертных людей.
   Девочка предложила всем поспать, чтобы набраться сил. Все так и сделали. Расположившись на зеленом мягком моховом ковре, они постарались уснуть. Марку и Розалине это удалось за считанные минуты. Оскар не спал, так как ангелам природы не ведомо чувство усталости и слабости. Конечно, спать он не хотел и долго наблюдал за прекрасным еле уловимым танцем флаиков. Эва еще долго не спала, всё думала о городе Зеркальных королей. Но как бы там ни было, девочка не напрасно томила себя бессонницей.
  - Ребята, просыпайтесь! - Теребила она спящих друзей. - Я кое-что вспомнила.
  - Боже мой, Эва, ты меня напугала. - Протирая глаза, пробурчал Марк.
  - Помнишь непонятную рукопись в подвале? - Нетерпеливо продолжила девочка.
  - Помню. Она так смешно звучала. А что? - Приподнимаясь, спросил парень.
  - Она была написана такими же золотыми чернилами, как и рассказы в книге о Зеркальных королях.
  - Погоди, ты думаешь, что она как-то связано с зеркальными королями?
  - Думаю, да. Нужно сходить в подвал за этой рукописью. - Эва буквально загорелась этой идеей.
  Торопливо перекусив, все отправились в пятую ветку тоннеля, чтобы добраться до подвала.
   И вот ветхая рукопись в руках. В глазах неутолимое желание разобрать ее и понять связана ли она как-то с зеркальным городом или всё же предположения Эвы оказались ошибочными. Девочка открыла первую страницу пергамента, а все остальные склонились над ней.
  - Давай попробуем еще раз. - Глядя на Марка, предложила Эва. Они вдвоем в один голос начали читать:
  - йелорок хыньлакрез адварп.
  - Ерунда какая-то. - Усмехнулся парень.
  - Тут так много написано и всё непонятно. - Вздохнула Эва, перебирая листки рукописи. - Если бы хоть кто-то мог нам помочь.
  После этой фразы, Оскар протянул свою гладкую шелковую руку, требуя, чтобы девочка передала рукопись ему.
   - Если эта действительно как-то связано с зеркальными королями, то нужно включить логику. Но, к сожалению, у вас она слишком плохо развита. - Глядя на всех свысока, сказал он и опустил оранжевые глаза в строчки, написанные золотыми чернилами. Природный ангел изучал эту рукопись вдоль и поперек. Наклонял голову, то влево, то вправо, рассматривая писанину с разных ракурсов и даже переворачивал вверх тормашками. Марк насмешливо смотрел на него, ожидая момента, когда наконец-то можно сказать фразу: 'Что, умник, выручила тебя твоя логика?'. Но, к его сожалению, он это так и не сказал, потому что ангел природы успел вовремя выдвинуть свою версию.
  - Эва была права. Эта рукопись действительно имеет отношение к зеркальным королям, так как написана в зеркальном отражении. Вам понадобиться зеркало, уважаемые. - Передавая рукопись обратно Эве, сказал Оскар. Марк тут же вырвал пергамент из рук девочки и помчался вниз к тоннелю. Все ребята побежали за ним, не понимая, что он хочет сделать. Оказавшись в одной из тоннельных веток, Марк начал соскребать со стены мох, который с болезненным визгом падал на пол. Через некоторое время часть стены оголилась и ее поверхность оказалась прозрачной, скользской и гладкой, как лед, что ребята увидели там свои отражения.
  - Как ты узнал? - Удивилась Эва, обращаясь к Марку.
  - Случайно заметил, пока лежал с больным коленом. - Ответил тот, раскрывая скрученную рукопись. - Мох потому и растет, что тут благоприятная для него среда.
  Эва и Розалина рядом с парнем, и, устремив свои взгляды на рукопись, отражающуюся в стене, словно в зеркале, хором начали читать:
  - 'В звездном пространстве, среди миллионов миллиардов свечений и сияний, располагался город добрых созданий. Город этот светлый, не имеющий конца и края, парил в большом волшебном пространстве на протяжении долгих лет. Этот город заселяли вентольты. Их планета совсем не ведала зла, до тех пор, пока они не узнали о своей противоположности. Помимо добрых вентольтов существовали злые и мрачные существа, живущие в зеркальном отражении той яркой и сказочной планеты. Зеркальные короли жили когда-то в лучшем мире и боролись только за справедливость, но случилось страшное: зеркало правды разбилось, и короли зеркального города стали вершить зло. Они стремились к войне, разрушая все на своем пути. Бесконечно борясь за власть, они кромсали, душили и калечили друг друга. Борьба и война стали для зеркальных королей единственной правдой. Правдой наоборот. Они воевали, отрубая головы, руки и ноги, но конечности сию секунду вырастали вновь, и бой продолжался, набирая еще большие обороты. Злу и жестокости зеркальных королей не было предела и они, сами того не понимая, добрались до планет с добрейшими существами - вентольтами. Теперь охота шла и на них. Зеркальные злые отражения вентольтов пытались захватить их честного правителя - Веркусса. Вентольты спрятали Веркусса в подземелье, а сами отважно защищали его честь и всеми силами сохраняли ему жизнь. Вентольты были сильно ранены, но не отступали, а воевали без отдыха и сна. Их планета превратилась в жуткое поле сражений. Не найдя Веркусса, злые короли все же вернулись в свой зеркальный город, а вентольтам понадобилось много времени, чтобы оправиться после битвы. К счастью, никто не погиб, но раны на теле заживали долго. Зеркальные короли продолжали воевать друг с другом многие годы, но вскоре они снова негаданно-нежданно нахлынули на планету вентольтов. Веркусса вновь спрятали в подземелье, куда зеркальные короли не в силах были добраться. Но эта война была куда более жестокой и длинной. Когда Веркусс не стерпел страданий своего народа и показался королям, его тут же забрали в свой черный страшный мир. Вентольты грустили и плакали без своего правителя и вскоре решили отправиться в зеркальный город вызволять его. Половина вентольтов собралась в путь, а половина осталась в своем добром мире. Летели они ни день, ни два и ни неделю. Долго искали этот проклятый зеркальный город и всё-таки нашли. Негде было ноге ступить, вся земля была подобна топкому болоту, небо было чернее ночи, а под ногами хрустели зеркальные осколки. Как только вентольты оказались на этой земле, их пронзил ужас и страх. Веркусса они так и не отыскали, но густой черный туман охватил их добрые души и превратил в таких же злых королей. Вентольты, оставшиеся в своем светлом мире, увидели своих бывших товарищей в лице злых и кровожадных существ, когда те вернулись на их землю. Добрым вентольтам было страшно это осознавать, но их друзьям уже нельзя было вернуть прежний облик. Хоть их Веркусс не вернулся вместе с ними, добрые вентольты понимали, что и он стал таким же страшным и злым. Спрятавшись от ужасных бывших друзей, добрые вентольты начали думать и гадать, как же закончить этот хаос в целой галактике. И наконец, одному из них пришла очень умная, но весьма печальная идея в голову: он предложил раз и навсегда покончить с безжалостными королями. Идея состояла вот в чем: так как эти злые короли являлись перевернутым зеркальным отражением самих вентольтов, то уничтожив себя, они уничтожат и злых королей, вместе с их темными делами и городом. Смелые были эти вентольты и поддержали эту идею. Собрались они в этот же вечер и сожгли свою планету, сгорев вместе с ней заживо в огне. Вентольты были настоящими героями, которые погибли, защищая целый волшебный мир от нападений злых зеркальных королей. Когда вентольты уничтожили свою планету - все жители зеркального города попадали замертво, но один всё же выжил в этом зеркальном городе - это плененный правитель вентольтов. Оказавшись в зеркальном городе, он не подвергся влиянию злых существ, и сила черного тумана не подействовала на него - настолько он был верен себе и своему народу. Прошло время. Веркусс воссоздал свой город и дал начало таким же прекрасным созданиям, как и он сам - трультам, - а в самом низу последней страницы рукописи было подписано кривым торопливым почерком не золотыми, а черными чернилами, - если тебе удалось это прочитать, то береги себе подобных. Это не конец истории и они непременно вернутся, так как у каждого из добрых жителей теперь есть свой зеркальный король, являющийся их полной противоположностью'.
  Никто из друзей не мог вымолвить и слова. Дар речи просто исчез. И только Оскар, который стоял в стороне от них произнес:
  - Да уж, история не из лучших.
  Эва побелела, и в глазах отражался полный ужас.
  - Он верил в них. Мы все верили. Но никто не знал, что те рассказы о зеркальных королях имеют такое продолжение. - Глядя в одну точку, прошептала она.
  - Получается, что это и есть правда зеркальных королей - зло. - Сделал вывод Марк.
  - Теперь, да. - Кивнул Эва.
  - Гремусс не знал об этом. Он думал, что нужно лишь соединить осколки разбитого зеркала, чтобы вернуть зеркальных королей к прежней жизни. - Задумчиво произнес юноша.
  - То есть получается, он отправился в зеркальный город, абсолютно не зная, что там происходит на самом деле? - Спросила Розалина.
  - Гремусс считает их несчастными, такими, как было сказано в книге 'Реальные легенды и живые сказки'. - Пояснил Марк.
  - Получается, если он там, то возможно, он в ужасной опасности! - Воскликнула Эва.
  - А может не стоит раздувать из этого трагедию? Может это всего-навсего обычная сказка. - Выдвинул предположение Оскар.
  - Это совсем не похоже на выдуманную сказку. Скорее всего, она напоминает реальную историю, свидетелем которой являлся тот, кто написал это. - Сказала Эва.
  - И тот, кто написал предостережение снизу. - Добавил Марк, скручивая листок пергамента.
  - И что же мы будем делать? - Лениво растягивая слова, спросил Оскар.
  - Нужно отправиться к Праведнику. - Решительно ответила Эва.
  - Куда?! - Опешил Марк. - Нет, нет, это не самая лучшая идея. Стражники уже наверняка сообщили ему о нашем нарушении, так что он не станет с нами церемониться.
  - Сейчас важнее не наше нарушение, а пропажа Гремусса. И если нам, хоть что-то известно о том, где можно его искать, мы обязаны об этом сообщить Праведнику. - Эва стремительно пошла вперед. Оскар мгновенно соскочил и перегородил ей путь.
  - Не спеши, дорогуша. - Натянуто улыбнулся он. - Быть может, Праведник и поддержит идею с зеркальными королями и даже начнет действовать, но прежде, он нас всех посадит за решетку. Подумай-ка, каково будет просиживать в карцере в тот момент, когда все остальные восполняют в жизнь твою идею и твои планы? И если они вернутся победителями, то мы им больше не будем нужны, и они казнят нас всех. Ах, какой прекрасный конец! - Театрально воскликнул он. - А уж если они и вовсе не найдут никакого зеркального города, то подумают, что мы их обманули и в этом случае опять так прикончат нас всех за ложь. - Оскар наклонился к ней, и, посмотрев ей прямо в лицо, твердо добавил: - Так что, прежде чем что-то предпринять, подумай сначала о последствиях.
   Глаза Эвы снова стали сиреневыми и на лице появилась глупая улыбка. Марк фыркнул и откинул голову назад, понимая, что с девочкой снова происходит то, что казалось, давно исчезло.
  - Она вообще поняла, что я сказал? - Указывая на Эву, спросил Оскар.
  - Ничего она не поняла. - Марк нервно зашагал к девочке, и слегка наклонившись над ней, по четко спросил: - Ты хоть слышала, что он говорил?
  - Да. Я слышала каждое его слово. Так всегда: что бы он ни сказал, я всё улавливаю.
  - Оскар прав. - Ответила Розалина. - И ты, Эва, должна с ним согласиться.
  - Я согласна. - Сказала окрыленная девочка.
  - Хорошо. Так что будем делать? - Спросила Оскар, ожидая шквала идей от них.
  - Нужно успеть спасти жизнь Гремуссу. - Испуганно пропищала Эва.
  - Для начала нужно удостовериться, что он там. - Сказал Марк.
  - Ты прав. - Кивнула девочка. - Мы не пойдем к Праведнику. Мы отправимся на поиски зеркального города.
  
  Глава 4
  Очередной план Эвы
  
   Девочка долго перечитывала рукопись, в тот момент, когда все отдыхали и даже, возможно, спали. И вот, наконец, у нее созрела идея в голове.
  - Я несколько раз перечитала эту рукопись и, кажется, поняла, как мы сможем добраться до зеркального города! - Воскликнула девочка.
  - И как же? - С надеждой спросил Марк.
  Эва подползла к ним и указала пальцем на строчку в тексте:
  - 'Летели они ни день, ни два и ни неделю'. Вот она подсказка! - Захлопала она в ладоши. - Ключевое слово 'летели'. Они летели и мы полетим!
  - На чем?! - Усмехнулся Оскар. - На гигантской божьей коровке?
  - На дирижабле.
  - На дирижабле? - Переспросила Розалина. - Не думаю, что у нас получится. Мы ведь даже не знаем, куда лететь. У нас может не хватить горючего и мощности этого летательного аппарата не хватит.
  - Разве ты забыла? - Засмеялась Эва. - Мы не пользуемся горючим. Наша техника работает от физической энергии. Да и к тому же мощности, поверь мне, точно хватит.
  - Насколько мне известно, дирижаблем здесь пользоваться запрещено. Разрешают только по праздникам. - Вспомнил Марк.
  - Так и есть. Но ведь это для благого дела. Когда мы спасем Гремусса, нам всё простят. - Отмахнулась Эва.
  Так как ни у кого других идей больше не было, всем пришлось согласиться с мыслью девочки. Осталось только дождаться ночи, чтобы угнать дирижабль. Марк был уверен, что теперь-то никакая охрана и стражники точно не станут спать, продолжая охоту за нарушителями, тем более, после того, как стражники застукали их в доме Гремусса. Однако поворачивать назад уже было нельзя. Они готовы были сделать всё возможное, чтобы вернуть правителя и получить прощение от трультов.
  Всё это время четверка просидела в тоннеле, потому что это считалось самым надежным укрытием. Хотя каждый из них мечтал скорее вырваться наружу, чтобы полной грудью вдохнуть свежий воздух и перестать опасаться за жизнь. Оскар вел себя как-то странно: мало говорил и почти весь день провел в одиночестве, он то и дело отлучался под предлогом прогуляться по тоннелям.
   На город опустилась тьма. Подземельная четверка выползла наружу. Корнеплюй по-прежнему выделял гадкую слизь, которая мешала им свободно передвигаться. Эва выбирала путь именно через это поле, так как сюда совсем никто не суется из-за противной слизи. Крадясь, словно воришки по темным улицам и глядя в оба, они не упускали ни одного уголка, где можно было бы спрятаться и осмотреться. Все шло идеально и гладко до тех пор, пока Марк не увидел Лесогора, доблестно выполняющего свой долг. Он, как солдат, вышагивал из стороны в сторону, следя за тем, чтобы никто не ходил в столь поздний час по улицам города.
  - Мерзкий болтливый карлик. - Сквозь зубы процедил Марк.
  - Только не вздумай сейчас высовываться. - Пригрозила Эва. Парень еще раз осмотрелся и, убедившись, что никого в округе нет, стремительно направился прямо к нему. Оставшаяся троица, фыркала от недовольства и громким шепотом ругала парня, но они все же остались наблюдать из-за угла. Марка до края исполнила злоба и желание вцепиться в карлика.
  - Не верю! Не верю глазам! Ты идешь сдаваться?! - Увидев его, засиял Лесогор. Но тот ничего не говоря, взял его за грудки и поволок за дом. Прижав беднягу к стене он зарычал как зверь:
  - Зачем ты это делал?
  - Что делал? - Испугался карлик, чувствуя, как силен Марк.
  - Зачем следил за мной?! Всё ради этих медалек? - Разгневанный парень вытащил из кармана рубашки Лесогора несколько золотых наград и побросал на землю.
  - На помощь! Страж... - Но не успел он договорить, как Марк зажал ему рот рукой и уволок за большой фонтан.
  - Если ты будешь кричать, то я очень сильно разозлюсь. Ты понял?
  Карлик судорожно закивал головой.
  - Хорошо. Сейчас ты мне все спокойно объяснишь. - Парень убрал ладонь с его губ. - Зачем ты следил за мной?
  - Я?
  - Не заставляй меня злиться еще больше. Просто ответь.
   Карлик смотрел на Марка широко распахнутыми глазами и боялся даже пошевелиться. А затем неожиданно громко закричал:
  - Стража!
   Бедный парень не успел очухаться как к нему подбежал стражник в железных доспехах и потащил за собой. Марк не мог от него оторваться - слишком силен он был. Стражник тащил его по склону вверх, потом вниз. Парень падал и сбивал колени, а тот продолжал его волочить за собой и только когда они оказались в закрытой заросшей вьюнами палатке, стражник отпустил его.
  - Чего же ты наручники на меня не надеваешь? Я ж удрать могу. - Усмехнулся парень. Стражник снял с головы мощный шлем.
  - Если бы мог, давно удрал бы.
  - Лиа? Почему ты...
  - Почему я здесь или почему я так выгляжу? - Не дав договорить парню, спросила рыжеволосая девушка.
  - И то и другое.
  - Ну, во-первых, мы не закончили наш разговор в тот раз. Нам помешали. - Лиа налила из железного чайника парню кружку чая с шиповником.
  - Я сам все понял. - Разочарованно ответил он. - Лесогор следил за мной и обо всем рассказывал Гремуссу, чтобы заполучить свои медальки.
  - Нет, Марк. Ты ошибся. - Лиа присела на землю и протянула кружку парню. - Это вовсе не Лесогор.
  - Не он? Но ведь больше некому. - Марк принял горячий напиток. - У меня не было никаких сомнений, что это его рук дело.
  - Да, Лесогор хоть и помешен на золотых медалях за полезные дела, но это не он шпионил за тобой.
  - Если не он, тогда кто?
  Лиа глубоко вдохнула, словно хотела нырнуть под воду и на выдохе выдала:
  - Вили.
  - Вили?! - Марк от неожиданности выронил кружку, и ее содержимое вылилось. - Как? Почему он?
  - Так получилось. Благодаря ему Гремусс был проинформирован о каждом твоем шаге.
  Марк не мог поверить, что трульт, который улыбался ему, хорошо с ним обращался и был всегда приветлив, так предательски поступал все это время.
  - Значит, на Лесогора я зря напал. Стоит разобраться с предателем.
  - Сейчас не время. - Лиа наклонилась к нему, и негромко продолжила. - Вас везде ищут. Вили официально вступил в армию стражей. Он добровольно отозвался участвовать в поисках преступников. То есть вас.
  - Зачем ему это нужно? Гремусса всё равно нет, докладывать некому. - Не понимал парень.
  - Марк, я не знаю зачем. И вообще я боюсь, что скоро стражники обнаружат это укрытие и тогда нас обоих накажут. Я тебе вот что скажу. - Лиа торопливо допила чай и отбросила кружку. - У Вили гораздо больше физических и моральных сил, чем у нас. И им управляет неугасимое желание власти. Но на самом деле Вили не плохой, просто он хочет занимать лидирующее место среди нас. Он всегда и везде старается быть в центре внимания, на каких-то собраниях пытается всех перетянуть на свою сторону, чтобы все придерживались его мнения.
  - Почему ты мне это рассказываешь?
  - Я говорю это, потому что хочу уберечь тебя и твою подругу.
  - Как и когда это случилось?
  - Как только вы с Розалиной появились в нашем городе, на нас нахлынула волна страха, потому что мы уже однажды пережили такой ужас, что не передать словами. Никто из нас вам тогда не верил, потому что мы боялись людей. Гремусс знал это и должен был избавить жителей от вашего присутствия. Но когда вы получили свободу, он не принял вас в свои ряды. - Лиа прислушалась. Затем выглянула из палатки и убедившись, что там никого нет, продолжила: - Гремусс не мог допустить, чтобы вы, будучи на свободе причинили кому-то вред и поэтому ему нужен был постоянный контроль над вами. Вили понимал, что нужно Гремуссу и сам пришел к нему в дом с предложением помочь в этом. С того самого дня вашей свободы он следил за вами.
  Марк устало протер ладонями лицо.
  - Он делал это взамен на что-то?
  Лиа пожала плечами.
  - Да, но я не знаю на что. Вили так и не сказал.
  - Ни за что бы не додумался, что за всем этим стоит именно Вили. - Разочарованно произнес Марк.
  - А теперь ты мне ответь: вы что-то знаете о Гремуссе? Есть предположение где он?
  - Да, есть.
  - Скажи мне.
  Марк опустил глаза.
  - Не могу.
  - Почему?
  - Потому что не хочу, чтобы ты нас сдала. - Честно заявил парень
  - Кому?
  - Вили. - Марк встал и направился к выходу из палатки.
  - Ты что, совсем? - Лиа дернула его за руку, грубо развернув к себе. - Я не собираюсь вас сдавать! Я надела форму стражников, чтобы в случае опасности спасти вас, как сейчас! Я сделала это укрытие за несколько минут специально для того, чтобы рассказать тебе правду.
  - Да? Тогда объясни, откуда тебе известно о слежке за нами? - Недоверчиво спросил Марк, подозрительно глядя на девушку. Лиа сразу замолчала и захлопала ресницами.
  - Ну, скажи мне, Лиа, откуда ты узнала о договоре между Вальтером и Вили? - Парень стиснул ее плечи, отчаянно требуя ответа.
  - Потому что... Потому что я тоже следила.
   Парень покачал головой и отпустил ее плечи. Он надеялся, что ошибается и Лиа непричастна к этой истории. Но девушка не оправдала его надежд.
  - Марк, послушай меня, пожалуйста. - Она схватила за его запястье двумя руками, таким образом, умоляя дать ей шанс все объяснить. - Да, у нас с Вили хорошие отношения и он мне рассказал о том, что Гремусс поручил ему такое задание - следить за вами. Вили добавил, что раз теперь я знаю эту тайну, то должна стать его напарницей в этом деле. На тот момент, я вас совсем не знала, я боялась и поэтому согласилась Вили помочь. Он шпионил за тобой, а я за Розалиной. Но вскоре я перестала это делать, потому что поняла, что вы совсем не опасны, но Вили я об этом не сказала. Мне пришлось придумывать разные истории о том, чем занималась Розалина, чтобы не выдать себя. Марк, я никогда не предам вас, клянусь! - Глаза Лии были полны мольбы. - А вот если Вили узнает, что я тебе все рассказала - тогда мне конец.
  - Он не посмеет тебя тронуть. - Голос Марка стал мягче, а глаза растворили прежнее сомнение.
  Вдруг на склоне послышался шум.
  - Они идут сюда! - Встрепенулась Лиа. - Слушай внимательно: Вили знает про тоннельные переходы, поэтому ни под каким предлогом не возвращайтесь туда, стражники обязательно там вас отыщут. Далее, каким бы ни был ваш план и где бы вы ни старались найти Гремусса, сначала отправьтесь на поле Многоцветок, оно спасет вас. - Шаги на склоне становись все ближе. Лиа продолжила скороговоркой. - Возьми вот эту сумку, тут некоторые продукты, вам на ближайшее время хватит. Надень форму и шлем. - Лиа сняла с себя доспехи стражника и всучила Марку. Она схватила его за руку и быстро повела к другому выходу из палатки.
  - Нет, стой. Лиа, идем со мной. - Он резко остановился.
  - Не могу. Ступайте без меня. - Она трясущимися руками начала перевоплощать юношу в одного из стражников. - Хоть в этой форме ты менее подозрителен, но всё же, когда выйдешь отсюда, не забывай про осторожность.
  - Лиа, но как же ты?
  - Со мной всё будет хорошо. - Девушка заметно нервничала, ведь стражники через несколько мгновений обнаружат это укрытие. - Марк, умоляю тебя, беги! - Громким шепотом попросила она и силой вытолкнула парня из палатки. Он только и успел заметить троих стражников, ворвавшихся внутрь.
   Марк бежал что было сил. В голове крутились моменты разговора с Лией. Он не мог поверить, что все это происходило наяву. Гремя тяжелыми доспехами, он бежал от этих мыслей. Место за углом, где прятались ребята, уже опустело. Марк был в полнейшей растерянности и не знал, куда бежать. Форма стражника, в которую юноша облачился, только мешала ему. Он не понимал, как стража ходит в ней все время и даже без проблем быстро передвигается и дышит. Чувствуя, как лицо и все тело покрывается струями горячего пота, Марк по пути скидывал с себя эти 'рыцарские доспехи', которые с грохотом падали на землю. Наконец, прижавшись спиной к одному из домов, парень отдышался и вытер тыльной стороной ладони пот со лба. Нужно было сосредоточиться и привести все мысли в порядок, чтобы понять, как действовать дальше. В первую очередь, необходимо было отыскать Розалину и остальных, чтобы убедиться, что с ними все в порядке. Вскоре он вспомнил, что до того, как Лиа поймала его, они держали путь к дирижаблям, чтобы попасть в город зеркальных королей. Парень зажмурился, стараясь усмирить головную боль, и попытался разобрать весь мусор внутри себя.
  - Марк! - Раздался сдавленный шепот. Он резко открыл глаза и осмотрелся. Справа от него так же за углом одного из домов, выглядывала Эва. Еще раз убедившись, что рядом нет ни стражников, ни, временно вступившего в их ряды, Вили, Марк пригнулся и быстро проскочил до девочки, удачно минуя тропы нескольких домов. Розалина тут же обняла его, и ей стало легче от того, что ее ангел жив и здоров.
  - Мы тебя повсюду искали, где ты был? - Спросила она.
  - Мы видели, как тебя поймали. Как ты вырвался от стражников? - Тут же подхватила Эва.
  - Это был не стражник. Это была Лиа.
  - Лиа? - Удивилась Розалина. - Но что она хотела?
  - Она сказала мне, что Лесогор тут не причем.
  - Карлик? А что он натворил? - Ничего не понимая, вторгся в разговор Оскар.
  - В том-то и дело, что ничего. Оказывается, слежку вел не он, а Вили.
  - Вили?! - Не поверила своим ушам Эва.
  - Какой ужас, а он мне так нравился. - Сказала Розалина.
  Марк рассказал ребятам все, что узнал от Лии.
  - Как он посмел?! - Покачала головой Эва.
  - Я не знаю. Он ведь сам отозвался помочь Гремуссу.
  - Но зачем? - Не понимала Розалина.
  - Может чувство долга. - Предположила Эва.
  - Мне кажется, или здесь не самое лучшее место для подобных разговоров? - Намекнул Оскар. - Предлагаю вернуться в тоннели и спокойно об этом поговорить.
  - В тоннели нельзя возвращаться. Лиа сказала, что Вили известно о том, что мы можем там прятаться. Еще она сказала, что поле Многоцветок спасет нас при дальнейших действиях. - Вспомнил Марк. - Но что это за поле?
  Эва стукнула ладошкой себя по лбу.
  - Точно! И как я сама не догадалась! Лиа молодец!
  - А еще она передала вот это. - Парень снял с плеча сумку с продуктами.
  - Где Лиа сейчас? - Встревожено спросила Розалина.
  Марк опустил глаза и негромко ответил:
  - Нас нашли стражники. Она осталась там.
  - Получается, ее схватили? - Уточнил Оскар.
  - Я не знаю. Надеюсь, что меня они не заметили, потому что если стражники видели, Лию со мной, то боюсь, что они накажут ее.
  Розалина нервно сглотнула.
  - Так, ребята, Оскар прав. Здесь нельзя оставаться. В любой момент нас могут засечь. - Торопливо начала Эва, стараясь развеять весь страх, нависший над ними. - Поэтому предлагаю сейчас отправиться на поле многоцветок. Лиа указала нам верное решение.
   Эва привела их на незнакомую поляну, которая была совсем маленькая, яркая, и не особо привлекательная. Там обитали лягушки, весело квакающие и прыгающие в болоте, похожем на лужу и не опасные змеи, разных цветов и красок, ползущие по кроваво-коричневой траве, похожей на крючки, торчащие погнутым острием вверх.
  - Осторожно, не порежьте ноги. - Предупредила Эва.
  - Что это за поле? Я его раньше не видела. - Озираясь по сторонам, спросила Розалина.
  - Это ночное поле. Оно проявляется лишь при лунном сияние. Днем это поле выглядить как обычая зеленая лужайка. - Девочка остановилась посреди кроваво-коричневого луга. - Теперь мне понадобится помощь. Нужно сорвать цветы с остроконечными лепестками. Только будьте очень внимательны, вы можете сразу их не увидеть.
  - Почему? - Спросила Розалина.
  - Многоцветки - это цветы-хамелеоны. Они принимают цвет того, что их окружает. Поэтому старайтесь срывать именно их, а не крючковатую траву.
  Все склонились в поисках нужных цветов. Конечно, это было сложно сделать, так как все вокруг было одного цвета. Но первым их нашел Оскар.
  - Эти? - Спросил он у Эвы. Девочка быстро окинула растение взглядом. Не успела она ничего ответить, как цветок мгновенно принял цвет кожи Оскара - чисто-снежный. Эва улыбнулась и кивнула.
  - Какой я молодец! - Похвалил сам себя природный ангел.
  - Я тоже нашла! - Обрадовалась Розалина, держа цветок за стебелек. Как только она его сорвала, он тоже принял цвет ее кожи и даже казался прозрачным.
  - Ребята, давайте поторопимся, потому что действие сорванного цветка ограничено. У нас всего один час. - Сообщила Эва.
   Спустя некоторое время у каждого из них в руках было по огромному букету Многоцветок. Присев на землю, и скрывшись от посторонних глаз в колосьях травы, Эва попросила свалить цветы в одну кучу и объяснила ребятам, что нужно будет сплести особое покрывало из этих Многоцветок. Плести нужно было по принципу обычных венков на голову, но, только не загибая стебельки. Никто пока что не знал, что из этого выйдет, но ход мысли девочки уловили все и даже Оскар принялся плести одно покрывало на всех. Все старались это делать быстро и без разговоров, чтобы не тратить время зря и уже через полчаса они соединили свои, так сказать цветочные заготовки и сделали одно большое полотно.
  - Смотрите. - Эва взяла это многоцветочное покрывало и отошла на пару шагов. Цветы изначально приняли цвет ее платья - голубой, а когда она легла на траву и прикрылась этим покрывалом, то многоцветки стали кроваво-коричневые, как вся трава.
  - Теперь ясно для чего все это. - Понял Марк.
  Теперь смело можно было отправляться в летопорт - стоянку для дирижаблей. Накинув на всех самодельный цветочный плащ, Эва повела друзей из этого колючего поля. Как только все выбрались на проулок и спрятались за углом, чтобы осмотреться, радиовещатель дал сигнал и знакомый голос произнес:
  - Внимание! Мое обращение адресовано тем, кто бессовестно нарушил приказ. - Этот мужественный сильный голос принадлежал Праведнику. Все четверо замерли. - Марк, Розалина, Оскар и Эва, вы являетесь правонарушителями и это непростительно. Так же у нас есть подозрения, что вам известно о местонахождении Гремусса. Если вы явитесь ко мне сегодня и сообщите, с какой целью вы прячете от трультов нашего бывшего правителя, то я смягчу вам наказание.
  Глаза этой сбежавшей четверки поползли наверх от услышанного.
  - Они что, думают, что это мы похитили Гремусса? - Ужаснулась Эва. Марк шикнул, прислонив палец к своим губам.
  - Вы от нас бегаете, а значит, вам есть что скрывать. Если же сегодня вы не объявитесь - то когда вас поймают, а это случится обязательно, то можете распрощаться с вашими головами!
  - Нужно рассказать ему, что мы не похищали Гремусса, а так же извиниться за нарушение приказа. - Предложила Розалина.
  - Уже поздно. - Сказала Эва. - Нужно закончить то, что начали.
  - И в итоге остаться без головы! - Разгневанно добавил ангел природы.
  - Ах, да, я совсем забыл, что ты этого боишься больше всего. - Язвительно произнес Марк. - А по мне так, без головы ты будешь смотреться гораздо симпатичнее.
  - Так же я хочу выразить свое глубочайшее недовольство и разочарование. - Продолжил Праведник. - Эва! Я не ждал от тебя такого. Ты стала обманщицей и преступницей. Мне сообщили, что ты посмела запереть стражников в подполье. Это ужасный поступок. К твоему сведению они выбрались оттуда только через четыре часа. А я ведь верил тебе. Теперь ты уже никогда не заслужишь моего доверия. Так же я разочарован в вас, Оскар. Как вы, выходец из королевского рода, могли так подло поступить?! Вы сбежали с преступниками, став одним из них и это меня, не передать, как огорчает. Пожалуй, я никогда не смогу вас простить за это.
  Марк насмешливо посмотрел на Оскара, который округлил глаза, услышав обращение Праведника.
  - Если же вы, повторяю, все четверо не явитесь ко мне сегодня, то я подключу к вашим поискам помимо стражников, которым от вас прилично досталось, всех жителей города трультов и тогда вам точно не спрятаться. Надеюсь, вы всё-таки уважительно отнесетесь к моей просьбе и явитесь с повинной. Я непременно учту это на суде. Мне очень жаль, что приходится говорить через радиовещатель, но, к сожалению, пока что другого способа связаться с вами, я не вижу. Спасибо за внимание. - Раздался щелчок и связь прекратилась.
  Ребята смотрели друг на друга и не знали что сказать.
  - Может, правда, лучше пойти к нему и сообщить всё, что мы знаем про Гремусса? - Скромно предложила Розалина.
  - Теперь он нам точно не поверит. - Покачала головой Эва. - Весь город убежден, что это мы его похитили.
  - Кто мог пустить такую сплетню? - Спросил Марк, но тут его осенило. - Лесогор. Я набросился на него и он, наверняка, сразу нажаловался.
  - Да уж, это он может. Язык у него длиннее бесконечной нити. - Согласилась Эва.
   Ребята снова отправились в путь. Оскар плелся за ними без особого энтузиазма. Ему было плевать на Гремусса, плевать на зеркальных королей, просто пути обратно не было. Оскару не меньше остальных хотелось закончить эту шумиху, чтобы все, наконец, встало на свои места. А сейчас, услышав обращение Праведника к нему, он четко осознавал, что защиты искать теперь не у кого. Стражники стояли повсюду. Праведник подключил всю многочисленную стражу города. Куда бы преступная четверка ни шагнула - везде их ждали трульты в доспехах. Но благодаря идее Лии и Эвы про большое покрывало из цветков-хамелеонов, они смогли остаться незамеченными. Делали они это так: заметив стражника, все четверо падали на землю на живот, сверху набрасывали цветочный плащ и ползли мимо них. Плащ принимал цвет асфальта, леса, различных цветов и растений. Наконец, добравшись до летопорта, они притаились. Но к их счастью его охраняли только двое стражников, как впрочем, и всегда. Нацелив глаз на один из дирижаблей, Эва быстренько прикинула, сколько времени будет затрачено на то, чтобы оказаться внутри него и поднять его в воздух.
  - У нас несколько минут, но многоцветики уже утратили свою силу хамелеона. Поэтому нам придется действовать без нашего спасательного плащика. - 'Обрадовала' друзей девочка, отбросив его в сторону. Они передвигались подобно шпионам, прячась то за одну колонну, то за другую, то за круглые арки. Шли ребята бесшумно, ни один из двух стражников и ухом не повел, так что им пока что несказанно везло. Добравшись до одного из больших дирижаблей, Эва открыла дверцу и впустила внутрь друзей. Там было на удивление уютно, удобно и комфортно.
  - Зачем они их охраняют? - Спросил Оскар.
  - Конечно, все прекрасно знают, что дирижаблями разрешено пользоваться только в День Небесной Хвалы, и никто из трультов не решиться нарушить это правило, но таковы законы. Еще давно, вышестоящие решили поставить охрану на летопорт, чтобы не было соблазна полетать среди ночи. Но как вы только что увидели, когда есть цель взять дирижабль напрокат, никакая охрана не поможет. - Хитро улыбаясь, ответила Эва.
  - Ну, хорошо, дирижабль мы захватили, - прошептал Марк, - но кто-нибудь умеет им управлять?
  - Я умею. - Гордо заявила Эва. - Вообще-то, здесь каждый трульт умеет управлять этой штуковиной. Но сегодня я задам особую программу дирижаблю, и он сам доставит нас туда, куда нам нужно.
  - Мы очень сильно рискуем. - Пояснила Розалина. - Ведь в рукописи написано, что вентольты попавшие в зеркальный город стали настолько темными, что вернуть их прежний облик было уже невозможно. Вдруг и с нами случится тоже самое.
  - Не случится. Мы ведь не вентольты, а трульты, являющиеся последней стадией эволюции. У нас крепче иммунитет и мы гораздо выносливей наших предков, так что мы всё выдержим. Да и к тому же что вам-то переживать? Вы же ни те и не другие. Вы - люди, вам даже проще. - Девочка положила указательный палец на большую синюю кнопку. - Ну что, в путь?
  - Надеюсь, не в последний. - Нервно выдохнув, сказал Марк.
  - Город зеркальных королей! - Сказала Эва в маленький внутрисистемный микрофон, задав программу полета, нажала кнопку, и дирижабль бесшумно взлетел в небо. Это было его главным свойством - он не пугал резким звуком, в отличие от самолетов, вертолетов и тех дирижаблей, о которых знали люди. Никто из ребят, не старался смотреть вниз, чтобы случайно не обнаружить несколько летящих за ними следом дирижаблей со стражниками, готовых сбить их с курса полета.
   Никто из них не знал, куда нужно лететь, никто не мог себе представить с какими опасностями они так могут столкнуться, но каждый из них трезво понимал, что другого пути нет. Все осознавали, что если повернуть и сдаться, то жизнь мгновенно оборвется, потому что там, на открытых улицах светлого яркого города, наверняка идет незримая, но в то же время ощутимая борьба между стражниками за золотую медальку.
  
   Глава 5
  Черный город
  
   Там высоко за облаками, выше звезд и выше самого неба, не было ничего, кроме леденящего кожу морозного воздуха и странных неземных звуков. Становилось всё холоднее и холоднее. Сейчас, как никогда, хотелось зарыться в горячий песок где-нибудь в пустыне или на худой конец, хотя бы выпить кружечку горячего чая с лимоном. Одному Оскару не было холодно. Ангелы природы не ощущают на себе ни жары, ни холода.
   Прошло несколько долгих часов, дирижабль издал особый звук, предупреждающий о приближении к месту назначения. Перед друзьями открылась зияющая серая дыра, в которую совсем не хотелось проникать, но в то же время это темное пространство со страшной силой манило и завораживало. Вся четверка моментально оживилась и уставилась в широкое окно дирижабля. Влетев в это сверкающее недобрым светом место, они очутились в скользком темном мире со множеством, растущих вверх корнями гнилыми деревьями, желеобразными скалами, землей, покрытой толстым слоем осколков и пугающими глаз непонятными существами, похожими то ли на лис, то ли на больших изрядно измученных покалеченных белок.
  - Поздравляю вас, мы нашли этот город. Это наш мир. Только наоборот. - Покрываясь мурашками, выдавила Эва, осматриваясь вокруг.
  - Что-то не хочется туда выходить. - Поморщился Оскар.
  - Я буду держать тебя за руку. - Постаралась утешить его Эва. Он подозрительно посмотрел на девочку, которая всеми силами старалась не столкнуться с ним взглядом.
  - Здесь совсем никого нет. Вокруг так пусто и грязно. - Заметила Розалина.
  - Когда мы выйдем из дирижабля, никто не расходится. Держимся только вместе. - Попросила Эва. - Смотрите не только за собой, но и друг за другом, потому что каждый из нас может быть в опасности.
  Дирижабль опустился и Эва остановила его. Марк вышел первым, чтобы убедиться, что здешний воздух их не убьет. Затем вышла Эва, потом Розалина и последним, как бы ему не хотелось покидать дирижабль, вышел Оскар. Повсюду пахло гнилью и сыростью, но к счастью никакой туман их не охватил.
  - Здесь вообще никого нет, кроме странных гибридных животных и полудохлых мух. - Брезгливо пробормотал Оскар. Марк без слов двинулся вперед. Он решил взять всю инициативу на себя и все последовали за ним. Розалина вцепилась ему под локоть и то и дело осматривалась. Эва сделала смелый шаг вперед, затем остановилась и обернулась. Оскар неуверенно ступал по сырой земле. Девочка резко выдохнула, набралась смелости и подошла к нему, глядя прямо в глаза.
  - Не бойся. Со мной ты не пропадешь. - Она протянула ему ладонь.
  Оскар остановил свой притупленный взгляд на ее маленькой ладошке, пальцы которой дрожали.
  - А я и не боюсь. - Заявил Оскар. - Мне вообще страх неведом. А вот ты, как я вижу, боишься.
  - Не правда.
  - Правда. Твоя рука трясется.
  - Это от волнения. - Быстро ответила она, не пряча протянутой ладошки.
  - За что ты так волнуешься?
  - За то, как я возьму тебя за руку.- Призналась Эва.
  Оскар вопросительно вскинул брови.
  - Значит мы неизвестно где, непонятно среди кого, а ты боишься не этого жуткого города, а моей руки?
  - Да. Ведь по ней побежит ток. От тебя ко мне.
  Оскар смотрел на девочку, пытаясь понять ее слова.
  - Эва, не отставай. - Крикнул Марк, и девочка по инерции резко убрала руку за спину. Она в растерянных чувствах осталась стоять как вкопанная, в тот момент, когда Оскар уже направился вслед за Марком и Розалиной. Спустя пару секунд, Эва всё-таки пришла в себя и торопливо присоединилась к ребятам, изучавшим пустой город. Казалось, что здесь нет совсем никого и можно отправляться обратно к дирижаблю, но вдруг перед ними появилось небольшое здание. Оно было прогнившим и проржавевшим, а его стены покрывали черные увядшие розы-вьюны. Это жуткое здание было похоже на старинный склеп, и совершенно не внушало доверия.
  - Что это? По-моему, туда лучше не соваться. - Сглотнув неприятный ком, сказал Марк.
  - Но мы должны найти Гремусса. - Прошептала Эва. - Не отходите друг от друга.
   Эва глубоко вдохнула, коснулась круглой дверной ручки, и дверь со зловещм скрипом распахнулась. Их встретила темнота и сильный ветер, сдувавший с места. Он дул с такой силой, что невозможно было даже дышать и открыть глаза. Но когда все четверо оказались внутри этого здания, дверь сама захлопнулась и ветер прекратился. Под ногами что-то захрустело.
  - Это осколки. Не пораньтесь. - Сказал Марк.
  - Здесь так темно. - Прижимаясь к нему, прошептала Розалина.
   Гости нерешительно шагали по незнакомому темному помещению. Сердце билось с неведомой силой, тряслись поджилки, хотелось повернуть назад и бежать в прошлое, но, к сожалению это невозможно.
  - Кто здесь? - Раздался протяжный и противный голос из темноты. Все четверо замерли на месте. Если бы у Оскара было сердце, то оно бы мгновенно выпрыгнуло.
  - Здравствуйте. Мы хотим забрать нашего Гремусса. Он из города трультов. - Осматриваясь, смело ответила Эва.
  - Гремусса? - Голос отдавался громкий эхом.
  - Да. А вы кто такой? - Спросил Марк, стараясь отыскать в темноте обладателя этого голоса.
  - Я? - Голос зловеще захохотал. - Дежурный по городу.
  - Очень приятно. - Голос Эвы был твердым и уверенным. - А вы можете нам показаться? Вас не видно.
  - Неужели? - Противный голос приближался и начал резал слух. - А вот я вас, наоборот, прекрасно вижу.
  Все четверо попятились назад к двери.
  - Добро пожаловать, в город разбитых зеркал. - Из темноты вышло существо небольшого роста, и вся четверка его увидела, очевидно, потому что он сам этого хотел. Существо скалилось и сверкало глазами. Глаза Эвы стали огромными, так, как она распознала в этом существе копию Лесогора, но только в очень искаженном виде.
  - Мы просто хотим забрать нашего Гремусса. - Пропищала девочка.
  - Для вас Гремусса больше нет. - Захрипело существо. - Он теперь наш.
  Существо начало приближаться к ним и беднягам ничего не оставалось, как покинуть это страшное здание, но дверь не открывалась. Марк дергал ее изо всех сил, ему отчаянно помогали Оскар и Розалина. Эва смотрела на копию Лесогора и не могла оторвать взгляд. Она смело изучала его внешний вид: разодранная грязная одежда, серая кожа, злой оскал. Девочку изнутри что-то наполняло, какая-то неведомая сила. Она почувствовала, как становится бесстрашной и сильной. Существо было уже совсем близко, и вдруг набросившись на Эву, оно отлетело назад на несколько метров - девочка оттолкнула его своими маленькими ручонками. Затем она резко развернулась и одним рывком открыла дверь. Остальная троица обменялись непонимающими взглядами и последовали за девочкой, которая твердо шагала по грязной земле, полной острых осколков. Ноги проваливались в грязь, повсюду что-то выло и стонало. На них надвигалась толпа таких же злобных тварей, как и тот, похожий на Лесогора. И в каждом из них Эва увидела озлобленную копию каждого из трультов.
  - Бегите к дирижаблю! - Скомандовала она, и ребята ринулись в его сторону. Эва осталась неподвижна. Она крепко сжала кулаки, готовая дать каждому из жутких существ, отпор. Девочка забыла, как дышать, когда увидела среди них и себя, глядящую исподлобья, в рваном платье и с демоническим взглядом. Затем ее взгляд случайно упал на Гремусса, который сжимал кулаки и медленно шагал в ее сторону. Только спустя секунды она смогла понять, что это такая же остервенелая копия, как и все остальные. Марк остановился и, увидев, замерзшую на месте Эву, подхватил ее одной рукой, словно пушинку и понесся со скоростью света к дирижаблю.
  - Оскар! Где Оскар? - Задергалась Эва.
  - Да черт бы с ним! - Твердо ответил, изрядно вспотевший Марк.
  - Нет, его нельзя оставлять! - Завопила девочка, пытавшаяся вырваться из его рук.
  - Мы не будем возвращаться! - Отрезал он, крепче сжимая ее.
  - Тогда извини.
  - За что?
   Не успел Марк это спросить, как Эва сильно укусила его за руку, тем самым освободившись от его так называемых силков. Она побежала искать Оскара, который отстал от ребят.
  - Эва, нет! - Закричал Марк ей вслед.
  - Она справится. - Остановила его Розалина. - Скорей! Нужно бежать!
  - Но Эва может там погибнуть! - Не унимался он.
  - А так погибнем мы! - Розалина дернула его за руку, и они снова побежали к дирижаблю. Ох, как не спокойно было на душе парня, сердце обливалось кровью, и он миллион раз проклял себя за то, что не побежал следом за девочкой. Он чувствовал необходимость быть ответственным по отношению к ней и считал своим долгом защищать ее, хотя она и сама могла за себя постоять.
  Пока Эва разыскивала отставшего Оскара, за ней увязался строй истощенных худощавых взбешенных жителей зеркального города. Они хватали ее за руки, за волосы, пытались утащить за собой, но Эва не останавливалась и даже не заостряла внимания на этом. Ее главной целью было отыскать того, кто занял все уголки в ее юном, но большом сердце. Ее охватил ужас, и девочка мгновенно побледнела, увидев, как Оскар отчаянно пытается вырваться, а сверху над ним возятся с дюжину нещадных существ, жаждущих разобрать его на сувениры. Эва стрелой помчалась к нему.
  - Оскар, я здесь! Я спасу тебя!
   Неизвестно, откуда в этой маленькой хрупкой девочке взялось столько силы против беснующих созданий, не знавших жалости и пощады. Она хватала их за шкирку и буквально отшвыривала в сторону. Не чувствуя боли, они вставали и кидались на нее, но девочка не сдавалась. Увидев, как один из этих мерзких тварей тащит Оскара за ухо по гнилой земле, а второй пытается сломать ему пальцы на ногах - Эва жутко рассвирепела. Впервые ее посетило чувство неистовой злобы и ненависти. Ее невероятно добрые глаза сощурились, а из горла вырвалось рычание. Она разбежалась и, запрыгнув на одного из них, повернула ему шею на 180 градусов. Пока искаженная версия трульта поворачивал голову на место, второй отпустил Оскара, и хотел было броситься на Эву, но она ловко увернулась и протянула руку Оскару, который тут же, не задумываясь, схватился за нее. Ни слова друг другу не говоря, они помчались в сторону своего летающего транспорта, по пути борясь с жуткими тварями. Дирижабль был охвачен горой рычащих злых существ. Они расшатывали его и пытались попасть внутрь, но Марк с Розалиной заперлись изнутри. Эва отошла на несколько шагов назад, и, разбежавшись, раскидала всех злобных существ по сторонам. Наконец, она и Оскар попали внутрь.
  - Немедленно возвращаемся в город трультов! - Скороговоркой проговорила Эва и потянулась к кнопке. Дирижабль начал медленно взлетать, а потом, набирая скорость, они смогли вырваться прочь из этого страшного зеркального города с кровожадными существами. Переведя дух, девочка произнесла:
  - Я видела всех наших. - Ее била мелкая дрожь. - Это действительно наши копии, только ужасные.
  - Как я рад, что с тобой всё в порядке. - Облегченно выдохнул Марк, которого на данный момент именно это больше всего волновало.
  - А, по-моему, с ней не все в порядке. - Подозрительно глядя на девочку, добавил Оскар.
  - Что это значит? - Не понял Марк.
  - Что значит? - Округлил глаза Оскар. - Да вы что не видели, как она себя вела?! Откуда в тебе столько сил?!
  Девочка перевела свой озадаченный взгляд на ребят.
  - Сил? - Повторила она тонким голоском. - Я не знаю... - Девочка вдруг осознала, что в черном городе стала совершенно другой и затряслась. Ее синие глаза стали большими, а на лице замер испуг.
  - Спокойно, Эва, все хорошо. Иди ко мне. - Позвала ее Розалина и девочка перебралась к ней на колени. Эва дрожала всем телом. Она не понимала, что с ней произошло в зеркальном городе. Быть сильной - не плохое качество, но только если этим качеством ты обладаешь с самого начала. Но когда ты за одну секунду становишься непробиваемым как железная броня, готовым бросаться в объятия опасности - это до жути пугает, и ты боишься признаться самому себе в том, что ты меняешься и перестаешь быть собой.
   Лететь обратно оказалось почему-то гораздо быстрее, чем туда. Совсем скоро они парили над городом трультов, который в отличие от черного города, сиял, словно сотни солнечных лучей на воде. Всю дорогу Эва так и просидела на коленях у Розалины. Она не могла отойти от прежнего состояния. Время было позднее. Природа и трульты уже спали. Дирижабль приземлился прямо на Морфеевом поле. Осторожно озираясь по сторонам, ребята вышли из него. Нужно было все немедленно рассказать Праведнику. Впервые, с момента случившегося, ребята смогли спокойно пройти в Белый Округ.
  - Я не пойду туда. - Заупрямился Оскар.
  - Мы должны показаться ему все вместе. - Объяснила Эва.
  - Он меня казнит.
  - Если казнит тебя, так пускай и меня тоже. - Вырвалось из губ девочки, и она быстро спрятала глаза.
   Увидев на пороге всю пропавшую четверку, Праведник потерял дар речи.
  - Вы? - Только и сказал он.
  - Здравствуйте. Мы хотим поговорить с вами и это очень серьезно. Только не казните нас. - Тут же попросила Эва. Праведник оценивающе посмотрел на каждого из них. Грязные, измотанные, лохматые, но деваться было некуда. Ему и самому стало любопытно, откуда же они такие взялись.
  - Даю вам ровно пять минут на объяснения, а потом немедля буду решать вашу судьбу. - Строго отрезал Праведник. На этот раз он даже не предложил им присесть, как это обычно бывало.
  - Мы не похищали Гремусса, но мы знаем, где он. - Кратко ответила Эва.
  - И где же? - Нахмурившись, спросил Праведник. Марк вытащил из кармана ветхую рукопись и протянлу судье.
  - Я должен это прочесть? - Уточнил он, глядя сразу на всю четверку.
  - Это просто необходимо, чтобы вы всё поняли. - Негромко ответил Марк. - Только подойдите к зеркалу.
  Праведник в недоумении побрел к зеркалу, раскрыл рукопись и прочел ее в отражении.
  - Где вы ее нашли? - Спросил Праведник, рассмтаривая почерк и лист пергамента.
  - В одном из подвалов. - Ответила Эва. - Вы когда-нибудь видели эту рукопись?
  - Нет. - Качая седовласой головой, сказал Праведник. - И это всё правда?
  - Да. - Ответил Марк. - В рассказах о зеркальных королях последняя глава не является финалом. То, что вы прочли и есть продолжение.
  - И что вы хотите мне сказать? - Отдавая рукопись Эве, спросил судья.
  - Мы были там и только что вернулись. - Пояснила девочка.
  - Где были? - Не понял Праведник.
  - В зеркальном городе. В нашем темном отражении.
  Праведник почесал бороду и уселся в кресло.
  - И что же там есть?
  - Там Гремусс! - Вылупила глаза Эва.
  - Вы его видели? - Более оживленно спросил мужчина.
  - Нет, но они сказали, что он теперь принадлежит им.
  - Кто они?
  - Зеркальные короли! - С каждым разом Эва говорила всё громче и эмоциональней.
  - То есть вы меня уверяете, что зеркальный город существует на самом деле? - Усмехнулся Праведник.
  - Да! - Ответили все в один голос.
  - И что только не придумают, лишь бы избежать наказания.
  - Это не выдумка! - Воскликнула девочка. - Вы себе представить не можете, какой ужас мы испытали за несколько минут проведенных там.
  - Что ж, - начал Праведник, стараясь выдержать серьезное выражение лица, - раз вы мне не лжете, и этот город действительно существует, то тогда покажите мне его.
  - Сейчас? - Спросили все хором.
  - Утром, после завтрака. Я бы не хотел нарушать закон о комендантском часе. - Ответил Праведник.
  - Но там очень опасно! - Не унималась девочка. - Праведник, зеркальных жителей столько же сколько и нас. Они наше жалкое подобие, но очень одержимые злом. Я там Лесогора видела и ненастоящего Гремусса и даже вас! Вы не представляете, какие они ужасные! Они Оскару чуть ноги не оторвали! - Взявшись за голову, вспомнила она.
  - Только если вы мне докажете, я смогу вам поверить. А пока что всё это очень похоже на смешную небылицу.
  - Хорошо. - Откликнулся Марк. - Мы покажем вам город, чтобы вы убедитесь в нашей правоте. Но нам придется снова воспользоваться дирижаблем.
  - Да, кстати, о дирижабле. После Дня Небесной Хвалы один из них сломался. У него отвалилась какая-то важная деталь, которая так и не нашлась. Вы угнали именно этот дирижабль. Удивительно, что вы не рухнули и не разбились всмятку. - Насмешливо промолвил Праведник. - Вы можете воспользоваться дирижаблем, если, конечно, вы меня не обманываете и город этих самых зеркальных королей есть на самом деле. Я сообщу трультам, что вы нашлись. Наказание за нарушение закона, я назначу позже. К утру приведите себя в порядок. Уж больно неряшливый у вас вид. - Указывая пальцем на каждого из них, добавил Праведник и демонстративно открыл входную дверь, тем самым выпроваживая их за порог. - Буду ждать вас после завтрака в летопорте. И без всяких фокусов!
  Ребята вышли за порог и с чувством полного облегчения присели на ступени конусообразного дома.
  - Он смеялся над нами. - Разочарованно произнес Марк. - Я думал, что он тоже верит в них.
  - Хорошо, что он дал нам шанс всё рассказать. - Добавила Эва.
  - Надеюсь, он передумает нас казнить. - Положив голову на плечо Марка, зевая, произнесла Розалина.
  - До завтрака еще много времяни. Может, отдохнем немного? - Предложил парень.
  - Да мне всё равно теперь идти некуда. - Махнул рукой Оскар и привстал со ступенек.
  - Ты можешь пойти ко мне в гости. - Улыбнулась Эва. Оскар вежливо согласился.
   Они пришли в лечебницу и оба молчали какое-то время. У девочки из головы не выходили противные образы их самих в том жутком городе, она была грустна и Оскар это видел. Чтобы отвлечь ее он первым нарушил тишину.
  - А тебе, правда, двадцать один год? - Спросил он.
  - Правда.
  - Это у вас у всех такие особенности?
  - Да. Такова наша природа.
  - А сколько лет Праведнику?
  Эва подняла глаза, вспоминая, сколько же ему стукнуло.
  - Сто два, по-моему.
  - Ого. А выглядит не старше шестидесяти.
  - Это потому что он именно в этом возрасте нашел свое назначение.
  - А что, до этого он ничем не занимался?
  - Почему же, занимался. Просто не в этом было его призвание. Тут можно пробовать до глубокой старости, пока не найдешь себя. - С улыбкой сказала Эва, не поднимая глаз. - Некоторые находят свое назначение слишком рано, другие поздно и от этого зависит наш внешний облик.
  - А ты во сколько нашла свое назначение?
  - В десять лет. До этого, чем я только ни занималась. Поваром быть пробовала, звезды считала и даже строителем стать хотела, но ни одно из этих занятий для меня не подошло. И однажды я поняла, что знаю все растения на свете. Потом случайно приготовила свое первое лекарство, и оно оказалось очень эффективным. И на этом мое физическое развитие остановилось, как это обычно и случается среди таких, как мы. Одинадцать лет я являюсь лекарем города трультов.
  - Ты одна такая? Ну, кто лечит?
  - Как бы ни было странно, но да.
  Снова молчание.
  - А ты расскажешь мне о себе? - Спросила Эва, наконец-то взглянув на него. - Я знаю, что ты не человек, я это сразу увидела. Но я никак не могу понять, кто же ты.
  Оскар подвинулся на кушетке к стене и, облокотившись спиной об нее, ответил:
  - Ангел природы.
  - Правда?
  Оскар кивнул.
  - И в чем же заключается твое назначение?
  - Я стерегу природу. - С тоской ответил он, скучая по прежнему делу. - Ухаживаю за ней, преображаю ее.
  - А как ты это делаешь? Как даришь природе красоту?
  - С помощью моей величественной силы, которая исчезла с тех пор, как я появился в вашем городе.
  - Как жаль. - С сожалением произнесла Эва. - Если бы я могла тебе в этом помочь, то непременно сделала бы все возможное, чтобы ты не печалился.
   Оскар задержал на ней свой взгляд.
  - Ты хоть и жутко странная, но всё равно спасибо. - Улыбаясь, произнес Оскар. Девочка замерла, услышав это.
  - За что?
  - За то, что не дала этим жутким тварям разорвать меня.
  - Я это сделала не за то, чтобы ты мне сказал 'спасибо', а потому что я хочу, чтобы ты жил. - Искренне призналась девочка. - Не понимаю, почему вы с Марком постоянно ссоритесь, ведь вы с ним так похожи.
  - И чем же?!
  - Вы оба прекрасные создания. - Эва посмотрела на Оскара в тот момент, когда он так же взглянул на нее. Она снова утонула в его почти оранжевых глазах.
  - Они снова сиреневые. - Заметил Оскар. - В чем секрет цвета твоих глаз?
  Но Эва вовремя очухалась.
  - Я не знаю. Они меняются, когда я смотрю на тебя. - Ответил она, отводя взгляд, и тут же перевела тему: - А ты можешь выжить без своего предназначения?
  - Я никогда не жил без него и понятия не имел до недавней поры, как это можно его лишиться. Но сейчас, когда у меня нет моей силы, с помощью которой я облагораживаю природу, я чувствую, как слабею.
  - Но это же ничего страшного? Тебе просто нужно чем-то заняться, чтобы отвлечься.
  - Если я долго буду обходиться без своей силы, то превращусь в жалкое ничтожество, и мое существование потеряет всякие смысл.
  - Но не для меня. - Эва коснулась его белой руки и сама удивилась тому, как легко она это сделала. Однако Оскар, конечно, не почувствовал того, что почувствовал она.
   Они еще о многом болтали. Казалось бы, у них нет общих тем для разговоров, но кое что общее у них всё же было - это вера. Даже сейчас, когда всё далеко не сладко и не гладко, надежда на лучшее продолжала существовать. Оскар верил, что он вернется в свое шикарное поместье, станет прежним и снова обретет утраченную силу. Эва же мечтала, чтобы все споры и ссоры навсегда исчезли не только из их города, но и из человеческой души, чтобы и трульты и люди смогли жить в одном огромном добром мире.
   После завтрака все встретились в летопорте. На удивление ребят, Праведник пришел не один.
  - Я подумал, что было бы не плохо взять с собой кого-то еще в качестве свидетеля. А Вили любезно согласился совершить со мной это необычное путешествие. - Объяснился Амадеус.
  - Привет, ребята. - Улыбнулся трульт. - Надеюсь, вы говорите правду о городе зеркальных королей.
  - Конечно. - Ответил Марк, скрывая свое пренебрежение к нему. - Скоро сам убедишься.
  - Да, кстати, - Вспомнил Праведник, - как я и говорил, я объявил всем трультам о возвращении вас, беглых преступников, и о временном отложении наказания. Так что все осведомлены. И не только об этом, но и о том, что я с вами отлетаю на некоторое время.
  - Отлично. Значит, повода для беспокойства у трультов не возникнет. - Сказала Эва.
   Для полета в страшное пространство выбрали самый новый ядовито-желтый дирижабль. Эва проинструктировала Вили и Праведника о том, что нужно держаться вместе и не пытаться даже вести переговоры с этими бессердечными существами.
  Летели они на этот раз двенадцать часов, и по-прежнему было холодно, как тогда, только в этот раз каждый из них оказался более предусмотрительным и захватил с собой одеяла и теплую одежду.
  Эва была задумчива, и, как ни странно, на ее лице была едва уловимая улыбка, что было не совсем уместно ввиду сложившихся обстоятельств. Розалина первой это заметила и подсела ближе к девочке.
  - О чем думаешь? - Спросила она.
  - О своем состоянии. - Прошептала девочка.
  - С тобой что-то не так?
  Эва посмотрела на подругу, а затем невольно перекинула свой взгляд на Оскара. Розалине сразу же все стало ясно.
  - Ты боишься последствий? - Спросила она.
  - Нет. Мне нравится то, что я чувствую к нему. Это так волшебно. - Девочка засияла. - Мы говорили с ним обо всем. Мне кажется, Оскар начал мне открываться.
  - Начал открываться? - Удивилась Розалина. - Странно. Он не очень-то и любит заводить друзей.
  - Он просто чувствует, что я иначе к нему отношусь, не так как вы. Моя внутренняя эволюция делает меня совершенно другой. Теперь мне ясно, откуда у меня взялось столько сил в черном городе. Я просто не думала в этот момент о себе, я боялась, что он может погибнуть. - Эва еще раз украдкой взглянула на Оскара. - Кажется, я поняла, что ты имела в виду, говоря о 'другом' чуде.
  Влетая в серое пространство, у всех сердце застучало сильнее и быстрее, только Праведник и Вили были спокойны, потому что не знали, что происходит внутри этого страшного город. Но стоило им оказаться в его стенах, Праведник привстал, чтобы лучше разглядеть гиблое место.
  - Это что еще такое? - Ошарашенно произнес он.
  - Это и есть зеркальный город. - Ответила Эва.
  Дирижабль опустился на гнилую землю. Марк обратился к Праведнику и Вили:
  - Не вздумайте выходить. Просто сидите и наблюдайте из окошка.
   Четверка вышла из уютных стен летающего транспорта. Оскар, конечно, не очень хотел выходить, но он не горел желанием остаться с Праведником. Поначалу, как в первый раз их пребывания здесь, было пусто и тихо, но уже через пару минут появилось одно из этих существ, пытавшееся снова запугать и утащить с собой новоприбывших. Все снова стали наводить круги, пытаясь заманить, как можно больше монстров, чтобы Праведник смог увидеть их всех. Он прильнул к окну и встревожено наблюдал за этой картиной, то прижимая ладонь к губам, то хватаясь за голову. Но вдруг он открыл дверь и, выбежав из дирижабля, закричал:
  - Вальтер!
  - Нет, Праведник, это не Гремусс! Это его искаженная копия! Немедленно зайдите обратно! - Завизжала Эва, но Праведник не слышал ее. Тогда Вили, трезво оценивая все происходящее, схватил его, как маленького ребенка за руку и потащил обратно кабину. Остальные тоже поспешили скрыться от мерзких тварей в дирижабле. Эва нажала кнопку, и они начали подниматься вверх.
  - Нет, постойте, там же Гремусс! - Взмахивая руками, возмутился Праведник.
  - Тот, кого вы сейчас видели, не настоящий Гремусс. Это его зеркальное отражение. Его противоположность. - Пыталась внедрить Эва.
  - А где же настоящий? - Взвыл Праведник.
  - Он там же. Но мы его не видели. - Ответил Марк.
  - Не могу поверить! Эти мерзкие существа внешне похожи на нас! - Не мог успокоиться Праведник.
  - Так об этом мы вам и говорили! - Воскликнула Эва.
  Дорога обратно была тяжелой, хоть и короткой на этот раз. Праведник всю дорогу едва не плакал, вспоминая увиденное в черном городе, а Вили и Эва всеми силами старались его успокоить, утешая тем, что с Гремуссом все будет хорошо.
  Глава 6
  Первый и последний бой
   Вернувшись в город трультов, Марк, Розалина, Эва и Оскар собрались в доме Праведника на обсуждение дальнейших действий.
  - Я хочу извиниться перед вами за ложные обвинения. - Начал судья.
  - И всё-таки скажите, кто нас оклеветал? - Спросил Марк.
  - Это не имеет значения. Никто из трультов не знал, что вы занимаетесь поисками Гремусса. Узнав об этом, они будут вам очень признательны. Казни, конечно, не будет, но наказание за нарушение правил понести придется. Но я думаю, что это мы обсудим позже, после того, как я приведу свои чувства и мысли в порядок. - Праведник положил руку на грудь, показывая, как он напуган. - Сейчас нам необходимо собрать трультов и сообщить им о том, что Гремусса похитили монстры зеркального города. Мы должны решить эту проблему сообща. Нам нужен Городской совет.
  - Нельзя медлить, Праведник. - Сказал Марк. - Гремусс стремился попасть к ним, но он не знал о рукописи. Он читал только рассказы о них.
  - Он очень любил эти рассказы. - Подтвердил Праведник. - Гремусс перечитывал истории о них, но чтобы стремиться найти этот город, я и предположить этого не мог. Мне интересно вот еще что: если Вальтер действительно в зеркальном городе, то, как он туда попал? Ведь кроме вас никто не угонял дирижабли.
  Но никто не мог ответить на этот вопрос.
   В этот же вечер Праведник разрешил всем жителям выйти из домов и собрал всех на площади. Он сообщил всем о том, что 'беглые преступники' на самом деле всё это время пытались найти ответ на вопрос, куда исчез Гремусс, и они всё-таки докопались до истины. Сказав трультам о далеком черном городе Зеркальных королей, Праведник призвал всех быть терпеливыми, ибо Гремусс к ним скоро обязательно вернется. Судья разрешил Марку рассказать трультам, кем на самом деле являются зеркальные короли и почему Гремусс находится именно там.
  - Для того, чтобы вернуть Гремусса, нам предстоит тяжелое испытание. - Вещал с трибуны Марк. - Мы отправимся в черный город зеркальных королей и станем сражаться с ними за свободу нашего правителя. Мы должны вылететь, как можно скорее, потому что время полета каждый раз меняется. Нам нужно собрать армию, чтобы они нас испугались, а не мы их. - Трульты взволнованно перешептывались и парень это заметил. - Я знаю, что для вас это трудно, что вы никогда не сражались, но вы должны понять, что те, кто борятся за справедливость - всегда выигрывают. Поэтому, если у нас будет своя армия - мы обязательно победим. Но, если вам страшно, то я никого не принуждаю лететь с нами. - Марк спрыгнул с трибуну и подошел к толпе. - Сейчас я попрошу выйти вперед тех, кто готов сражаться за свободу Гремусса.
  Более половины жителей вышло вперед, среди них был и Вили. Марк задержал на нем свой недоверчивый взгляд.
  - Замечательно. Спасибо вам за поддержку. Остальная часть жителей, останется ждать нас здесь. Мы обязательно вернемся совсем скоро с нашим многоуважаемым Гремуссом.
   Все подняли руки вверх и громко зааплодировали.
   Через час Марк собрал добровольцев на широком поле.
  - Я рад, что вы все пришли. - Сказал он. - Вы должны научиться сражаться. И вы быстро этому научитесь, так как вы уникальный народ. - Марк зашагал вдоль рядов. - Сначала, я научу вас некоторым несложным приемам, а после вы возьметесь за оружие, которым обеспечат вас стражники. Будет нелегко, но я уверен - вы справитесь.
   Для трультов это было жуть, как непривычно. Но самое главное, Праведник сам предложил Марку возглавить армию и настроить на боевой лад. В числе боевой группы состояла и Эва и Розалина. Марк безумно обрадовался, увидев среди них и Лию. Он широко ей улыбнулся, и она подарила ему улыбку.
   Трульты четко повторяли все приемы за Марком. Махали руками и ногами, пробовали драться друг с другом, а к ночи взялись за копья и стрелы, продолжив более серьезное обучение. Затем Марк поблагодарил всех и отправил высыпаться перед тяжелым днем. Парень лег на кровать и устремил свой взгляд в цветной потолок. Он не мог заставить себя заснуть, хоть и спать хотелось жутко. В голове кружили разные мысли, которые не давали Марку покоя. Это ужас, который ребята испытали в зеркальном городе, до сих пор стучал молоточками по вискам. Но больше всего парень был озабочен трультом Вили, который оставил после себя цепочку вопросов. Конечно, Марк понимал, что трульты добрые и светлые создания, которые безвозмездно помогают друг другу. Но почему-то, ни один из них, кроме Вили не изъявил желание связываться с проблемами недоверия, возникшие у Гремусса по отношению к новым людям. Марк чувствовал, что что-то тут не чисто и Вили не по доброте душевной отозвался помочь правителю. Юноша начал перебирать фрагменты разговора с Лией, пытаясь найти хоть одну зацепку. ' У Вили гораздо больше физических и моральных сил, чем у нас. И им управляет неугасимое желание власти. Но на самом деле Вили не плохой, просто он хочет занимать лидирующее место среди нас. Он всегда и везде старается быть в центре внимания, на каких-то собраниях пытается всех перетянуть на свою сторону, чтобы все придерживались его мнения'. Но вдруг к Марку пришло озарение, и он тут же вскочил с постели. Неужели трульт, у которого должно быть большое горячее сердце способен потребовать такое? Он направился к нему домой.
  - Что случилось, Марк? - Спросил он, открыв дверь лишь наполовину.
  - Хотел поговорить с тобой. Можно я пройду?
  - Да, конечно. - Вили отошел, пропуская его за порог. Присев на диванчик, Марк продолжил:
  - Скажи мне, что ты думаешь о жутком путешествии в неизведанный мир?
  - Ну, на мой взгляд, это довольно смелое решение.
  - Тебе не кажется это не разумным? - С подозрением спросил Марк.
  - Нисколько. Я считаю, что бороться за жизнь своего правителя это довольно благородно.
  - И ты готов идти за мной в неизвестность, несмотря на то, что я беглый преступник?
  - Ты и остальные пытались выяснить местонахождение Гремусса. Этого никто из трультов не знал, поэтому все и посчитали, что вы похитили его и скрываетесь из-за этого. - Невозмутимо пояснил трульт.
  - Скажи мне, Вили, зачем ты вступил в армию стражников? - Подозрительно глядя на него, спросил Марк.
  - Потому что хотел помочь городу.
  - Ты так хотел нас найти?
  - Каждый хотел вас найти. Но не каждый оказался таким смелым. Хотя я удивлен, что большая часть города согласилась пойти на сражение с этими зеркальными королями.
  - Да, я тоже удивлен. - Марк криво улыбнулся.
  - Так, давай на чистоту. - Вили налил из графина черничного сока и передал гостю - Я вижу твое напряжение. Ты хочешь мне что-то сказать, но никак не решаешься. Говори.
  - С чего ты решил, что я хочу что-то сказать?
  - Потому что такое не скроешь. - Вили пристально смотрел на парня. - Марк, я ведь знаю, что ты разговаривал с Лией. И что она надевала форму стражника, чтобы остаться незамеченной. И ты что-то знаешь. - Кукольное лицо трульта помрачнело.
  - Я ничего не знаю. Лиа ничего не говорила.
  - Марк, успокойся, - Вили слегка стиснул его плечо, - я ведь тебя не съем. Она ведь все тебе рассказала и предстала предательницей в моих глазах.
  - Что все это значит? - У Марка голова шла кругом.
  - В тот день, когда было объявлено об исчезновении Гремусса, я сразу же отправился к Праведнику попросить у него разрешения присоединиться к стражникам, чтобы помогать обыскивать город и следить за порядком. Он не стал возражать, так как я и так отношусь к обществу стражников, изготовляя для них необходимое оружие. Так же он приказал мне установить в каждом доме контроллер безопасности, который я изобрел десять лет назад после того, как на нас напали люди. Я решил для начала установить котроллер у себя, а затем дома у моей хорошей подруги Лии. Я услышал, что она с кем-то негромко разговаривает. Постучал в дверь. Она долго не открывала. А когда открыла, то выглядела весьма растерянно. - Голос Вили звучал плавно и ровно. - Я спросил, с кем она говорила, Лиа ответила, что с кустарными жуками, которые случайно залетели в окно. Да, оно было открыто и это оправдало ее слова. Тогда я не предал этому особого значения.
  - Лиа, ни в чем не виновата.
  - Я знаю, Марк. - С раздражающим спокойствием ответил Вили и подлил еще сока в стакан, продолжил: - Как только до нас дошел слух, что тебя и остальных видели на Пшеничном поле, все стражники, в том числе и я, отправились вас искать. Мы прочищали каждый уголок, каждую травинку, даже ловушки установили, но вы как сквозь землю провалились. Тогда я подумал, что Лиа сможет мне в этом помочь. Я пришел к ней домой и рассказал о своем плане. Она смело согласилась. А я дурак, обрадовался, не понимая, чем все это может обернуться.
  - Каков был план?
  - Лиа должна была заманить вас в ловушку, так как вы не видели в ней угрозы и доверяли ей. Она пообещала, что приведет вас ко мне в строго назначенное место, как только поймает. Мы пытались найти ее, но пришли в полное замешательство. Лиа оказалась куда проворней и смекалистей, чем я. - Скрипнув зубами, сказал Вили. - Стражники оповестили меня о том, что со склада пропала форма, и тогда меня осенило: моя подруга обманывала меня. Я спросил у Лесогора не видел ли он кого-то из вас. Он указал мне направление и добавил, что тебя поймал стражник. Я сразу понял, кто скрывался под этой маской. Мы со стражей помчались в указанную сторону. А Лиа все продумала, палатку построила, и замаскировала ее хорошенько. Она сказала, что ты сбежал. Я спросил про форму, а она ответила, что ничего не брала со склада. А позже, мы нашли форму в Ромашковом проулке. Лиа предала меня.
  - Не правда. Лиа увидела в нас добрых людей и помогала мне, потому что мы с ней друзья. Я вот тоже считал тебя другом, Вили. Но, видать, я ошибся.
  - Нет, не ошибся. Я твой друг, Марк. - Вили убрал стаканы и сок, протер стол и поставил вазу с фруктами. - По желанию Гремусса я следил за тобой и в конце дня все ему докладывал. В этом нет ничего плохого, потому что новый человек обычно не внушает доверия. Трульты боятся, потому что ни один из них никогда не причиняет друг другу боль, но все прекрасно знают, что человек может это сделать. Я никогда не был против тебя, никогда не испытывал к тебе чувство неприязни. Ты мне казался довольно безобидным человеком.
  - Но всё же ты за мной шпионил.
  - Я же говорю, ничего личного. Не стану скрывать, Гремусс тебе совершенно не доверял. Он жил в постоянном страхе за свой народ. А после того, как трульты привыкли к тебе и приняли тебя, Гремусс пришел в полное замешательство. Розалина его мало беспокоила, и он требовал подробностей в основном про тебя.
  - Что ты попросил у Гремусса взамен? - Нетерпеливо спросил Марк.
  - Я лично ничего не просил. - Смело ответил Вили. - Гремусс сказал мне, что слежка - это преступление, прописанное в книге законов. И если об этом узнает Праведник, то меня ждет наказание, соответствующее этому преступлению. Поэтому это очень рискованный и опасный шаг для меня. Гремусс добавил, что если я решусь на это, то он готов без лишних колебаний заплатить мне большую цену, в качестве компенсации за такую нелегкую услугу.
  - Он предложил тебе свой пост?
   Вили согласно кивнул. Марк стукнул кулаком о ладонь. Парень и сам догадался об этом ранее, и ему не терпелось убедиться в том, что он прав.
  - Зачем ты на это согласился? - Твердо спросил он.
  Вили грустно улыбнулся и начал задумчиво вертеть в руке большое зеленое яблоко.
  - Я не могу до сих пор найти свое назначение, Марк. Мне не нравится быть оружейником. До этого я много что перепробовал, но ничего не приносило мне удовольствия. Мне кажется, я знаю, чем хочу заниматься.
  - И ты думаешь, что станешь хорошим Гремуссом? - С сомнением спросил парень.
  - Думаю, да.
   Марк с интересом смотрел на Вили и все больше понимал, что он не такой, как все трульты. Он смелый, открытый, прямой. Марк задумчиво склонил голову набок, проникаясь в мысли Вили.
  - А зачем ты вступил в ряды стражников?
  Вили немного поерзал на месте, принимая более удобную позу, и ответил так, словно ответ был очевиден:
  - Чтобы заработать заслуги перед городом, поймав вас.
  Марк, услышав это, сразу выпрямился.
  - То есть чем больше заслуг перед народом, тем больше шансов стать следующим Гремуссом?
  - Вроде того.
  - Зачем ты хочешь найти Вальтера? Ведь это не в твоих интересах. - С прищуром глядя на Вили, спросил Марк.
  - Я же уже говорил, что это благородный поступок - сражаться за жизнь своего правителя.
   Марк с подозрением посмотрел на трульта. Ему казалось, что он что-то недоговаривает. С одной стороны Вили предстал перед Марком трультом, непохожим на остальных. В нем присутствовали отличительные качества, которые не присуще другим жителям города и это вовсе не плохо. А с другой стороны, если Вили хочет стать следующим Гремуссом и если у него на это есть право, то чего же он ждет? Он ведь давно мог объявить об этом всем, несмотря на неприятно сложившиеся обстоятельства, связанные с пропажей Вальтера. Наверняка причина не только в благородном деле. А разве Гремусса выбирает не народ? Что-то тут не так.
   Чтобы во всем разобраться, Марк отправился не почивать на мягкой постели, как это сделал Вили и все остальные трульты, а пошел прямиком в пустой дом Гремусса, чтобы в тихой обстановке найти ответ на этот вопрос. Дом Гремусса уже не охранялся, а приближенные спали в соседних домах и Марк безо всяких приключений вошел в просторный дом Вальтера. Каждый раз, когда юноша оказывался там, у него возникало ощущение, что он находится в музее-библиотеке, отделанной в готическом стиле, украшенной несчетным количеством подсвечников на стене, гипсовыми бюстами писателей и абстрактными картинами. Проходя внутрь гостиной, Марка не покидало чувство присутствия Вальтера, словно красный бархатный диван вот-вот развернется и Гремусс обдаст парня своим тяжелым презрительным взглядом. Здесь сейчас такой порядок: приближенные прибрались в гостиной после вторжения Марка и его компании, расставив все книги по своим разделам. Бесшумно шагая к книжным витринам и полкам, достающим до высокого потолка, парень глазами пытался отыскать ту, что поможет ему понять, о чем недоговорил Вили. Водя пальцем по разделам, он остановился на 'Законодательные и правовые нормы'. Вот она, та самая Книга Законов города трультов. Марк так и не прочел ее до конца. Раскрыв книгу на странице содержания, он нашел заголовок 'Выборы Гремусса', стр.567. Неторопливо найдя нужную статью, написанную крупным шрифтом Марк начал читать про себя:
  
  
  Общие положения и выборы
  1. Гремусс города трультов избирается жителями города трультов на основании всеобщего голосования.
  2. Участие жителя города трультов в выборах Гремусса является обязательным, не зависимо от возрастной категории и характера его назначения.
  3. Гремуссом города трультов может быть избран житель города трультов, который, по мнению участников голосования, больше остальных достоен заниматься управленческой деятельностью, а так же, проживающий на территории города трультов.
  4. При выборе Гремусса строго запрещается и преследуется по закону голосование за самого себя.
  5. Гремуссом не может быть выбрано лицо, признанное судом недееспособным или содержащееся в местах лишения свободы по приговору суда.
  6. При всеобщем голосовании жители города трультов выбирают Гремусса свободно. Гремуссом может быть избран каждый трульт, принимавший участие в голосовании и набравший более пятидесяти голосов.
  7. Трульт, назначенный Гремуссом, по результатам всеобщего голосования не имеет права отказываться от должности. В случае отказа, трульт несет наказание, соответствующее преступлению, согласно Статье 18 пункту 143 Кодекса города трультов о правонарушениях.
  8. Гремусс города трультов избирается в любое, назначенное высшими трультами время и день, на Главной площади или же в другом удобном месте.
  9. Гремусс города трультов, избранный всеобщим голосованием, и набравший более пятидесяти голосов, вступает в должность через двенадцать часов после оглашения результатов голосования.
  10. Результаты голосования окончательные и повторному рассмотрению не подлежат.
   То, что прочел Марк, не принесло ему особой пользы. Он устало вздохнул и взгляд упал на статью, написанную более мелким шрифтом:
  Исключения при выборе Гремусса города трультов.
   Если у покидающего пост Гремусса имеется приемник или кандидат, достойный занять его место, то Гремусс вправе сам объявить об этом жителям города трультов.
   Для того чтобы приемник или кандидат, выбранный Гремуссом, мог вступить на пост без всеобщего голосования, Гремуссу, уходящему в отставку, необходимо подписать подлинный документ, свидетельствующим о полноправной передаче всех своих полномочий в руки заявленного лица. Процесс подписания документа проводится в присутствии судебных лиц (Праведника и его приближенных помощников).
   Данный документ переходит к Праведнику для подтверждения подлинности подписи на документе.
   Без соответствующего документа переход полномочий приемнику Гремусса является не действительным.
   Брови Марка взмыли вверх и задержались в таком положении на несколько секунд. Он грубо захлопнул Книгу Законов и задумчиво покачал головой.
   Утро перед битвой - страшное утро. Все трульты переживали, но страх перед потерей близких гораздо сильнее страха перед войной. Поэтому трульты старались казаться смелыми и готовыми бороться за свободу своего дорогого Гремусса. Марк нашел взглядом Вили и сразу же направился к нему.
  - Привет, Марк. Как настрой? Готов навалять этим монстрам? - Бодро спросил тот.
  - Я-то готов, а вот ты, по-моему, нет.
  - О чем ты?
   Марк схватил его под локоть и грубо повел подальше от лишних глаз. Завернув за одну из колонн летопорта, он рассерженно начал.
  - Значит благородный поступок, да?
  - В чем дело, Марк? - Не понял Вили, отдернув руку, за которую парень грубо ухватился.
  - А в том, что в Книге Законов я наткнулся на очень интересный пункт, в котором было сказано, что 'без соответствующего документа переход полномочий приемнику Гремусса является не действительным'. - Процитировал парень. - Тут твоим благородством и не пахнет вовсе. Ты ищешь Вальтера, чтобы он поставил свою подпись.
  - Даже если и так, что с того? - Не стал отрицать тот. - Он ведь обещал. Какой он после этого Гремусс, если не сдерживает свои обещания? - Вили только было хотел двинуться вперед, как Марк вернул его на место.
  - А какой ты трульт после этого, если тобой движет только жажда власти? - Ненавистно произнес Марк.
  - Думаю, нам пора отправляться. Все кто хотел полететь, уже здесь. - Вили демонстративно направился к толпе.
  - Марк, ты идешь? - Подбежала Эва. Парень кивнул. - Ведь всё это бесполезно, правда?
  - Что бесполезно?
  - Вся эта тренировка. Мы-то знаем, что этих чудищ не одолеть.
  - Верно. Но трульты добровольно отозвались сражаться, поэтому они должны чувствовать свою причастность и важность ко всему происходящему ужасу. Они должны верить в то, что их усилия не напрасны, что они смогут с помощью этого вернуть Гремусса. Я очень ценю, что они сделали шаг вперед. Несмотря на то, что я не трульт, но я очень горжусь тем, что живу среди вас.
  Заняв все десять дирижаблей, половина жителей города отправилась в этот страшный зеркальный город. На этот раз они прилетели очень скоро. Через восемь часов транспорт приземлился на сырую гнилую землю. И снова эта пугающая тишина. Тишина, которую внезапно нарушат жители этого проклятого города. Трульты несмело покинули дирижабли. Озираясь по сторонам, они боялись встречи со своим врагом, но все же каждый был готов бороться ради свободы своего правителя. Они еще никогда не видели столь жуткого места и некоторые из них попятились назад. Под ногами хрустели осколки зеркал, и это нагоняло еще больший страх на трультов. Каждый из них надеялся, что никакие монстры не появятся, но не тут-то было. Откуда ни возьмись, начали выползать точные копии трультов. Бедняжки тем временем пораскрывали рты от ужаса. Осознав, что им придется бороться буквально с самими собой, трульты остолбенели. Жуткие монстры надвигались на них, как огромная всепоглощающая волна, а большая часть добрых созданий ринулась наутек к летательному аппарату с визгами и воплями.
  - Что будем делать? - Растерянно спросила Розалина.
  - Теперь уже не знаю. - Оценивая ситуацию, ответил Марк. - Трульты напуганы.
  - Не все. - Сказал Вили, крепко сжимая в руке меч. - Я буду биться. А вы отыщите Гремусса.
  - Я тоже буду сражаться. - Уверенно заявила Эва. К ним присоединилась небольшая группа трультов, готовых побороть свой страх.
  Марк окинул взглядом всех, кто проявил смелость и обратил внимание на огромное количество надвигающихся на них зеркальных королей.
  - Нас очень мало. - Разочарованно произнес он.
  - Зато кое-кто среди нас имеет неограниченный запас жизненных сил. - Заявил Оскар, сверкнув глазами. Марк не ожидал, что он проявит инициативу и будет готов сражаться. Это придало парню уверенности, ведь Оскар - их преимущество.
  - Тогда в бой. - Сказал Марк, и вся немногочисленная армия кинулась вперед.
  Они били, кололи, рвали и метали с такой силой, что от этого замирал дух. Марк не мог поверить в то, что такие добрые и чистые создания могут так отчаянно и кровожадно биться. Они как заведенные сражались, вонзая стрелы и копья, даже в тот момент, когда на их лицах и телах выступила кровь. Только она не была алой. Из ран трультов сочилось сверкающее серебро. Красиво и пугающе одновременно. Марк обратил внимание, что еще несколько трультов присоединились к борьбе, покинув дирижабли. Когда их армии увеличилась, Марк и Розалина отправились на поиски Гремусса, обыскивая все здания и руины. Поняв, что все попытки разыскать Гремусса тщетны, ребята вновь присоединились к сражению.
  Жуткая война. Трульты вошли во вкус и рассвирепели. Но какой бы ущерб они ни принесли зеркальным королям, те вставали и боролись дальше, сами не зная за что. Бедные существа, очень сложно жить без правды в большом мире, или принимать за правду то, чего ты раньше старался избежать. Марк увидел, как один из злых королей машет осколком разбитого зеркала, а на кончике остается кровь. Красная кровь?
  - Розалина! - Закричал Марк во все горло и помчался сквозь непрерывно двигающуюся толпу, уже непонятно кого, то ли трультов, то ли зеркальных королей. Подбежав к девушке и оттолкнув зеркального монстра, Марк взял Розалину на руки, и помчался с ней, чуть ли не по головам.
  - Марк, я в порядке. - Произнесла девушка. - Это всего лишь царапина. - Она показала ему неглубокий порез на предплечье. - Я успела увернуться.
  - Не важно. Ты сейчас сядешь в дирижабль и больше не высунешься. - Марк открыл дверцу транспорта, на котором они прилетели.
  - Марк, я не смогу здесь сидеть, пока ты там.
  - Тебе придется. - Парень взял чемоданчик Эвы с лекарствами. - Нужно обработать и забинтовать. - Он достал что-то похожее на бинт, только сотканного вручную из невянущих трав. Парень смочил маленький кусочек ваты в 'Антиинфекционном отваре' и аккуратно обработал рану на ее предплечье.
  - Спасибо. - Благодарно улыбнувшись, сказала она.
  - Не за что. - Смущенно утыкаясь глазами в пол, ответил парень.
  - Марк, останься, пожалуйста. Не возвращайся туда. - Коснувшись его груди, попросила Розалина.
  - Я не могу здесь остаться. Я должен быть там. - Марк взял бинт и начал забинтовывать рану. - Там же наши друзья и я должен позаботиться о том, чтобы все остались живы.
  Розалина с болью в глазах посмотрела на парня и крепко его обняла.
  - Будь осторожен. - Прошептала она.
  - Буду.
  Снова оказавшись в самом пекле сражения, и видя неуязвимых зеркальных королей, он понял, что все это бесполезно - этих монстров не берет то оружие, которое изготовил Вили. На трультах серебрилась кровь, но они не останавливались. Сражаясь с зеркальными королями, Марк наткнулся взглядом на Вили, который ловко отбрасывал от себя монстриков налево и направо и мастерски обращался с мечом. Но вдруг он заметил, как трульт резко согнулся пополам, обвив руками живот. Марк сразу ринулся к нему, проскальзывая сквозь мокрую толпу.
  - Вили! - Он, не мешкая, поднял его на ноги, перекинул его руку через свое плечо и потащил прочь. Оттащив его подальше от этой так называемой 'мясорубки', Марк положил его на сырую землю и начал осматривать. - Где тебя ранили? Вили? Не молчи!
  Трульт нерешительно убрал руку с живота.
  - Здесь? Сюда ранили? - Спрашивал Марк, лишь бы Вили не молчал. Он разорвал на его теле защитную рубаху (которая совсем не помогла), чтобы посмотреть, насколько опасна и глубока рана, но Вили снова прикрыл ее ладонью. - Я не сделаю больно, обещаю. Я только посмотрю. - Успокоил его Марк и осторожно убрал его ослабшую руку. То, что он увидел, привело его в настоящее смятение. Из раны сочилась лазурная кровь. Марк посмотрел на серебряные капли на лицах трультов и снова на необычную кровь на теле Вили. Ничего не говоря, Марк донес раненого трульта на руках до дирижабля, в котором находилась Розалина.
  - Что с ним произошло? - Помогая Марку уложить его, взволнованно спросила она.
  - Я не знаю. - Хватая аптечку, ответил парень. - Чем тебя ранили?
  - Осколком. - Хрипло ответил Вили.
  - Черт, рана глубокая. Розалина, пока я обрабатываю ему рану, поищи в аптечке иглу и нить. Будем зашивать самостоятельно.
  - У Эвы нет шовного материала. Она использует только лекарственные травы. - Вили держался молодцом, не смотря на опасное ранение. Лазурная жидкость покрыла весь живот.
  - Я забыл. - Марк топнул ногой. - Что там есть, Розалина? - Обрабатывая рану, занервничал парень.
  - Ничего из того, с чем бы я была знакома. - Судорожно роясь в аптечке, ответила она. - Тут много неподписанных лекарств. 'Гориболь'... Здесь есть 'Гориболь'!
  - Давай скорей!
  Розалина передала Марку таблетку, и он быстро положил ее на язык Вили.
  - Так, сейчас самое главное не пить и не чесаться. - Парень взял его за руку. Волшебная кровь все еще сочилась.
  - Марк, мы с тобой и наши стражники осмотрели все в округе. Гремусса тут нет. Надо все прекращать. - Тревожным голосом предложила Розалина. - Наверняка, ранены все трульты, но спасти всех мы не сможем. Нужно остановиться, пока не поздно.
  - Хорошо. - Согласился Марк. - Тогда ты проследи, чтобы он себе ничего не расчесал. А я дам команду трультам.
  - Нет, стойте. - Заволновался Вили и постарался привстать. - Дайте лекарству подействовать.
  - Боишься, что они увидят тебя таким? Понятно. - Усмехнулся Марк. - Расскажешь потом почему у тебя другая кровь?
  - Я скажу, только если вы мне пообещаете, что кроме вас об этом никто не узнает. - Кидая взволнованный взгляд то на Марка, то на Розалину, попросил Вили.
  - Обещаем. - Тут же ответил парень. Вили снов прилег и завизжал:
  - Ааа!!! Что со мной происходит?! - Он начал извиваться, как змея. Розалина и Марк поспешили помочь ему. Они держали его руки и зафиксировали тело так, чтобы он не смог повернуться даже боком.
  - Терпи, Вили. Это лекарство так действует. - Пояснила Розалина. - Марк тоже был под его воздействием и теперь цел и невредим.
  - Мне плохо! Плохо! - Кричал Вили, словно его резали. - Все чешется! Чешется!
  Спустя пять минут Вили успокоился, только никак не мог отдышаться. Он посмотрел на свою рану - она стала гораздо меньше и совсем не болела.
  - Все нормально? - Спросил Марк.
  - Да. Боль прошла. Спасибо. - На лице Вили дрогнула тень улыбки.
  Розалина осталась с ним, а Марк выбежал на грязную улицу и сломя голову помчался на поле битвы. Сканируя взглядом каждого из трультов, он определял степень их ранений. К счастью тяжелораненых не оказалось, видать их спасали щиты и кованые жилеты. Марк был озабочен тем, как же остановить эту войну и вдруг в этот момент на него налетел один из монстров, вылитая копия Вальтера, но настолько измученная и искалеченная, что жутко было смотреть. Парень в ужасе начал отбиваться, но сил было предательски мало. 'Вальтер' замахнулся на него длинным и острым осколком зеркала и Марк, сильно зажмурившись, приготовился принять поражение. Но открыв глаза, он увидел перед собой Оскара, который только что свернул шею 'Гремуссу'. Марк был настолько ошеломлен, что не мог вымолвить и слова.
  - Я только что снова спас тебе жизнь. - Оскар довольно улыбнулся и подал парню руку. - Ну же, вставай, иначе тебя сейчас растопчут.
  Парень нерешительно поднялся, ухватившись за ладонь ангела природы. Марк осмотрелся глазами вокруг: добрые и невинные существа стараются уничтожить живучих монстров. Таким способом их точно не убить, но при этом можно пошатнуть жизнь каждого трульта. Марк знал, что он не сможет простить себе, если кто-то из трультов погибнет. Он будет корить себя всю свою жизнь.
  - Уходим! - Крикнул Марк трультам, но никто не отреагировал. Он крикнул еще раз, но все по-прежнему бились. Но тут Оскару пришла потрясающая идея в голову. Они вернулись в дирижабль, подняли его в воздух и начали медленно опускать прямо на место сражение. Все трульты разбрелись по сторонам, а зеркальные короли угодили прямо под летающий транспорт.
  - Возвращаемся домой! - Прокричал Марк, и трульты помчались к своим дирижаблям. Многие извалялись в грязи, падали и сбивали ноги, но никто не останавливался. Зеркальные короли снова поднялись и побежали за ними. Никто и ничто не могло их уничтожить.
  Как только все трульты забрались внутрь машин, и дирижабли взмыли вверх над черным городом, раздались стоны и плач. Трульты почувствовали боль и ужас. Эва была в порядке, не считая, что ее дважды ранили в бедро и щиколотку. Что происходило в других дирижаблях, и сколько там жертв было неизвестно. Больше всех досталось Праведнику, он не мог даже пошевелиться. Его ранили в грудь, и состояние было крайне тяжелым.
  - Зачем вы пошли за нами? Вы же не так сильны и молоды! Вам нужно было остаться дома. - Произнес Марк, склонившись над судьей, но тот не мог ничего ответить. Дирижабль летел домой, а все остальные, оказывали помощь друг другу: обрабатывали и забинтовывали раны, поили травяными отварами. Бедные создания, дрожали от испуга и жались друг к другу.
  Эва колдовала над Праведником запасом из своей аптечки.
  - Крепитесь... - Осипшим от боли голосом сказал Марк, сжимая руку Праведника.
  - Вам повезло. - Прохрипел тот. - Ведь я не успел зачитать вам наказание за нарушения...
  - Не умирайте, пожалуйста. - Умолял Марк.
  - Там светло и ясно. - Прошептал Праведник. - Мы всегда можем вернуться туда, откуда явились.
  Розалина еле сдерживала слезы. Эва растерянно перебирала лекарства в своей аптечке.
  - Не понимаю, я же вроде брала его с собой. - Озадаченно произнесла она.
  - Что ты потеряла? - Спросил Марк.
  - 'Гориболь'. Не могу его найти.
  Марк и Розалина обменялись взглядами.
  - Эм... Дело в том, что мы его использовали. - Виновато произнесла девушка.
  - Вили ранили. Он умирал. - Дополнил Марк.
  - Ничего страшного. Я сделаю всё, чтобы Праведник выжил. - Кивнула девочка, но было видно, что она расстроилась еще сильнее.
  Праведник не сдавался. Остальные трульты тоже держались. Через девять часов все вернулись в свой город. Жители встретили их громкими аплодисментами, но увидев, как выносят Праведника и еще нескольких тяжело раненных трультов, толпа охнула, и подбежали к ним. Эва и остальные раненные трульты направились в лечебницу. Девочка бегала из стороны в сторону, собирая нужные лекарства. Руки предательски дрожали, ведь ей еще никогда не приходилось оказывать помощь сразу такому количеству трультов. Розалина и здоровые трульты бегали вместе с ней.
  - Я и помыслить не могла, что все будет настолько ужасно. - Пропищала Лиа, прижимаясь к плечу Марка.
  - Да. Я виноват перед ними всеми, потащил их туда.
  - Ты не виноват. - К нему подошел Вили. - Они сами отозвались помочь. Вот они-то действительно совершили благородный поступок. Ты бледный. Тебе стоит прогуляться, подышать воздухом. - Предложил он, оценивая внешний вид Марка.
  - Составь мне компанию. - Ответил тот. Лиа отпустила его и направилась помогать Эве. Марк и Вили направились вниз по цветной дорожке прогулочным шагом.
  - Расскажи, кто же ты такой. - Скрестив руки на груди, потребовал Марк. - Мы же пообещали, что никому не скажем здесь.
  - Я не чистокровный трульт. - Сразу же признался Вили.
  - Что?! - Опешил Марк. - А кто ты тогда?
  - Я из других народов.
  - Но как ты оказался в городе трультов?
  Вили был спокоен, как всегда. Он чуть видно улыбнулся и начал:
  - Давным-давно я был человеком без каких-либо недостатков и жил среди великих и сильных людей. Каждый из нашего рода был воинственен и смел. В нас присутствовали все качества, необходимые для достижения своих целей: мы умели манипулировать другими людьми, заставляли их ослабевать и терять рассудок. Но мы не были сверхъестественными созданиями, просто умели пользоваться этими данными нам с рождения качествами. Наш народ отличался особым упорством и целеустремленностью. У нас в крови присутствовал дух борьбы и власти. Мы не могли жить другой жизнью, потому что наши деды и прадеды были такими же. Они из поколения в поколение передавали нам свой опыт и жизненные позиции. Мы были властны и бесстрашны. И вот однажды, нашей знатной общине пришел конец. На нас напали, а мы не были к этому готовы.
  - Почему напали? - Спросил Марк, вникая во все сказанное.
  - Мы кое-что украли у других народов и не думали, что они придут за этим. И однажды ночью они ворвались в наш город, разгромили его, и превратили все в пепел. - Вили откинул голову назад, подставляя лицо легкому теплому ветру. - Меня подстрелили, и я умер от сильной кровопотери. А когда открыл глаза, то оказался в другом месте. Это был совершенно иной мир. Как потом выяснилось, я попал в Приют Потерянных Созданий - мир для тех, кто погиб, но всё еще достоин жизни. Этот приют был прекрасен, ярок и чис: огромные цветы, бесконечные тропы, бабочки, на спинах которых поместилось бы с полсотни людей. Там было много таких же потерянных созданий, как я, но ни одного знакомого мне лица я так и не увидел.
  - Как же ты справился? - Марк, словно дитя, слушал его с открытым ртом.
  - Я бродил по этому бесконечному приюту, который был похож на лабиринт, много-много лет. Видел, как других забирают, судя по всему домой, а за мной так никто и не пришел. Тогда было решено отправить меня на Планету Чистоты и Света. Что было там, я не помню. Но когда пришло мое время, я очутился в городе трультов.
  - То есть ты - получеловек-полутрульт? - Сообразил Марк. Вили согласно кивнул. - Но твоя кровь.... Почему она не как у людей?
  - Потому что наша кровь - наша отличительная особенность. Мы общались исключительно с людьми знатного происхождения, потому что знали, что можем верить друг другу и у нас общая цель - сегодня быть выше, чем вчера. Но многие простолюдины втирались к нам в доверие, чтобы тайком выведать наши королевские тайны. Они уверяли нас, что являются богатыми аристократами. Мы верили им и принимали в свои ряды, потому что они вели себя соответствующим образом и никакая мелочь их не выдавала. Но в дальнейшем, подобно карточному домику, все наши планы стали рушится. Тогда мы и заподозрили, что-то неладное. Только цвет крови мог выявить предателя. Мы резали ладони друг другу, показывая, что мы честны перед нашим обществом. Голубая кровь доказывала это, а кровь красного цвета давала нам с легкостью понять, кто среди нас обманщик.
  - То есть обычных людей, вы ни во что не ставили? - С ноткой обиды, спросил Марк.
  - Это они нас ни вот что не ставили. - С презрительной ухмылкойсказал Вили. - Простолюдины выдавали наши планы.
  - Но все ваши планы были связаны только с захватом власти. Люди красной крови просто хотели уберечь себя и своего ближнего от войны. - Хмуро глядя на Вили, сказал Марк.
  - Мы не могли быть другими. Это у нас в крови.
  - Я и гляжу, что ты так отчаянно стремился отыскать Гремусса ради своей власти.
  - Теперь уже вряд ли. - Как-то печально ответил Вили. - А трульты совершенно не умеют пользоваться оружием.Честно говоря, я думал, что раненных будет гораздо больше. А их всего... - Вили вопросительно взглянул на Марка.
  - Двенадцать.
  - Двенадцать. - Повторил Вили. - Уверен, что Эва всех спасет. Если, конечно, найдет еще 'Гориболь'. Зря вы таблетку мне отдали. Праведнику она нужнее.
  - Мы не знали, что она была единственная.
  - А если бы знали, то оставили бы меня умирать?
  Марк развернул к себе лицом Вили и честно ответил:
  - Какие бы у тебя ни были планы, и как бы ты ни стремился к власти, у тебя всегда есть право на жизнь. И даже если бы я знал, что 'Гориболь' единственная таблетка, я бы всё равно отдал бы ее тебе.
  На лице Вили появилась едва уловимая улыбка.
  Они прошли небольшое поле синеглазок и оказались на берегу маленькой бирюзовой речушки. Присев на золотой песок, и опустив пальцы ног в чистую и прозрачную воду, ребята любовались разноцветным небом и наслаждались пением полуночных птиц.
  - Что ты будешь делать, если мы не найдем Вальтера? - Тихо спросил Марк.
  - Буду зарабатывать заслуги и совершать подвиги, чтобы меня выбрали следующим Гремуссом.
  - А если не выберут?
  Помолчав немного, Вили ответил:
  - Значит буду добиваться до тех пор, пока не получу желаемого. Город трультов изменил мое отношение ко всему окружающему, но не изменил моих привычек и стремлений. Я по-прежнему я, и с этим ничего не поделать.
  - Откуда были эти народы, к которым ты принадлежал?
  - Первые из них появились, в тогда еще живом и процветающем государстве, именуемом Берисвальт, которое находилось прямо на краю света. - Вили погрузился в приятный поток воспоминаний. - Эта огромная структура была самым быстропрогрессирующим и заселенным местом во всем мире. Там жили люди самых разных происхождений и наций. Как им всем казалось, это была одна большая и дружная семья. Но спустя некоторое время образовалась группа людей, которые захотели действовать по своим правилам и устанавливать свои законы и порядки. Они решили создать собственную неприкосновенную элитную общину, живущую отдельно от других. Эта группа перебралась на остров Макок и жила там довольно долго. Но постепенно этот остров начал уходить под воду, и нужно было непременно искать новый дом. Вот тогда-то все и началось.
  - Захват земель? - Уточнил Марк.
  - Да. Элитная община не хотела с кем-то разделять территорию, и приходилось ее завоевать. Но они получали от этого колоссальное удовольствие, так как всегда добивались того, чего хотели. - Вили взял горстку песка и начал медленно выпускать его сквозь пальцы. - Со временем их стало гораздо больше. Они создавали потомство и к ним присоединялись их сторонники. Позже они выяснили, что же их так изначально связывало.
  - Цвет крови?
  - Именно. Эта элитная нация существовала до тех пор, пока нас не разгромили. - Вили поднял опечаленный взгляд в небо.
  - Как назывались эти народы, к которым ты принадлежал?
  Вили плюхнулся на песок, раскинув в сторону руки и с гордостью в голосе, ответил:
  - Тронны.
  Глаза Марка округлились. Он был в полном потрясении и немом смятении. Через минуту, он нерешительно спросил:
  - А что, если я скажу, что некоторые из них спаслись?
  Вили приподнялся на локтях и устремил свой задумчивый ярко-бирюзовый взгляд на Марка.
  - Тогда я потребую объяснений.
  - Когда на вас напали катройцы...
  - Откуда ты знаешь, что это были катройцы? - Ошеломленно спросил Вили, вскочив. - Я ведь ничего об этом не говорил.
  - Вот тебе первое доказательство того, что я кое-что знаю. - Улыбнулся Марк. Вили слегка стукнул его по плечу.
  - Ах ты, прохвост! - Шутливо выругался он. - Рассказывай скорей! - Вили сел по-турецки и приготовился слушать.
  - Когда на вас напали катройцы, некоторых из вашей общины спрятали на острове. - С ноткой загадочности продолжил Марк. - Позже они назвали его Каринби. Он находится очень далеко. Остров огромный и стоит посреди океана. Там живут каринбийцы - потомки древних троннов. Они берегут свой народ и чужих не пускают на свою землю.
  - Увидеть бы их одним глазком... - Замечтался Вили, которого переполняли эмоции. - О, небеса, я даже и помыслить не мог, что наш род продолжается! Ты их видел?
  - Видел.
  Вили завистливо застонал.
  - Как тебе удалось? Ты же сказал, что чужих не пускают.
  - Так и есть, но мне повезло.
  - С ума сойти! Расскажи мне, какие они? - Вили подсел поближе к Марку.
  - Ну какие.... Как обычные люди. Загорелые, немного хмурые... Что еще...
  - Я был уверен, что наш народ полностью истребили! - Перебив его, воскликнул Вили. - Я всегда считал себя единственным экземпляром. Я должен быть там, а ни здесь. Вот проклятье! - Вили рассек кулаком воздух. - Я еще ни разу не жалел о том, что живу здесь, а сейчас мне кажется, что это город мне совершенно чужой. - Тронн едва не плакал. - Если бы на нас не напали катройцы, то возможно бы я обзавелся семьей, детьми. У меня была бы другая жизнь.
  - Нет, Вили. Вы же не ведали другой жизни. Я считаю, что это к лучшему, что вам дали по заслугам.
  - Что ты такое говоришь?! - Нахумрился тот, резко посмотрев на него.
  - Если бы вас не разгромили, то вы бы так же продолжали загребать нечестным путем чужие земли и по сей день. А сейчас, у вас есть потомство - каринбийцы, которые не проливают кровь ради клочка земли. Они просто берегут свой дом и свой народ.
  - Я так хочу к ним. - Грустно прошептал Вили. В его голосе отчетливо слышалась тоска по дому, который он когда-то потерял.
  - Как ты жил с этим все эти годы? - Склонив голову набок, с интересом спросил Марк.
  - Жил с чем?
  - С пониманием того, что ты другой.
  - Да я никогда по этому поводу и не задумывался. - Пожал пелчами Вили. - Мне все здесь нравилось. Я был счастлив, что с Приюта меня направили сюда. Хотя я долго задавался вопросом, почему я не изменился за период ожидания жизни на Планете Чистоты и Света. Но потом я выяснил, что трульт может прийти в этот мир в любом возрасте, в зависимости от времени ожидания жизни. Я даже не знаю, сколько я ждал, потому что я таким и умер.
  - То есть ты совершенно не менялся с тех пор, как тебя убили? - Не скрывая своего удивления, спросил Марк.
  - Да, не менялся. И не меняюсь до сих пор. Похоже, что мне всегда будет двадцать пять. - Вили обреченно вздохнул. - Не могу понять, почему из наших только я один попал в Приют Потерянных Созданий?
  - Может, потому что только ты один был достоин жизни? - Предположил Марк. Вили осмысляющим взглядом окинул парня. - Ладно. Давай вернемся. Может, там помощь нужна.
  Вили согласно кивнул, и ребята направились обратно в лечебницу.
   За то время пока они отсутствовали, шумиха в лечебнице не утихла. Трульты были до жути напуганы. Они жужжали, как мухи, о том, что не смогут больше решиться на такое. Сейчас они даже представить не могли, насколько сильно их изменил воздух и негативная энергетика черного города. Трульты понимали, что они становились другими, но их трясло от того, что ими управляла не сила справедливости, а жажда крови.
  - Всё очень плохо. - Остановившись на пороге лечебницы, отметил Марк.
  - Понадобиться слишком много времени, чтобы они пришли в себя. - Согласился Вили. Увидев заплаканную Эву, Марк встрепенулся и подошел к ней.
  - Что случилось?
  - Марк, я не могу всех спасти! Не могу! Это проклятие зеркальных королей! Раны, нанесенные ими, не заживают! Я всё перепробовала!
  Марк кинул быстрый взгляд на Вили и снова обратился к Эве.
  - Но ведь ему 'Гориболь' помогло.
  - Быть может только 'Гориболь' и спасло бы их. Но это было экспериментальное средство. Экземпляров больше нет!
  - Так давай сделаем. Эва, ты же ботанический гений! Я помогу тебе. Соберу травы, какие только скажешь, и мы изготовим новое лекарство. - Отчаянно твердил Марк.
  Эва отрицательно покачала головой.
  - На это уйдет много времени. Чтобы изготовить 'Гориболь' - нужны месяцы! Но это уже неважно. Мне нужно с вами троими поговорить. - Утирая лицо, произнесла она. - Давайте выйдем.
   Марк согласно кивнул. Еще никогда он не видел Эву плачущей. Сейчас она не просто плакала, а закатывалась истерикой. Он взял крепко за руку Розалину и позвал Оскара. Эва то и дело вытирала бежавшие по щекам слезы, которые ей не давали начать говорить. Она шмыгнула носом и промолвила:
  - Как бы мы ни старались, мы не уничтожим зеркальных королей способами, которые подействовали бы на нас. Гремусса мы тоже найти не сможем, как вентольты не смогли найти Веркусса. Осколки соединить мы тоже не в силах, потому что никогда найдем их, среди тысячи других осколков. Есть только один выход. - Эва сжала губы, не в силах сказать о нем. Она лишь протянула Марку рукопись на той странице, где это было написано: 'так как эти злые короли являлись перевернутым зеркальным отражением самих вентольтов, то уничтожив себя, они уничтожат и злых королей'.
  Марк мгновенно побледнел.
  - Эва, может...
  - Не может. - Перебила она парня. - Вы не трульты, это наше бремя.
  - Ты не можешь так поступить! - Отчаянно крикнул Марк. - Вы можете этого вовсе не делать!
  - Нет, Марк, теперь они найдут нас. Это единственный способ, других вариантов нет. А вы должны отправиться в свой мир сейчас же.
  - Но как мы это сделаем, у нас ведь нет портала? - Спросил Оскар. Эва вытащила с кармашка маленькую красную бусинку и протянула Марку.
  - Это пастант. - Она оценила реакцию друзей. - Да, в прошлый раз это была я. Я стащила его из дома Гремусса. Все ждала подходящего момента, чтобы отправиться вместе с вами в мир людей и глянуть на него одним глазком. Но получилось все не так, как я хотела. А вы еще можете убраться отсюда, пока не поздно. Просто дайте команду пастанту, куда хотите отправиться и окажетесь там.
  - Ты ведь можешь отправиться сейчас с нами. - Предложил Оскар.
  - Нет, не могу. Мы трульты и мы одно целое, я не могу бросить свою семью в такой тяжелый период, понимаете? - Слезы из глаз хлынули градом. Они были нежно-розовыми. Так трульты плакали. - Мы должны умереть, чтобы уничтожить зеркальных королей. И, возможно, этим освободить из плена Гремусса, который так же, как и вентольты, даст начало новой цивилизации.
  - Эва, ты не посмеешь. - Не веря в происходящее, произнес Марк.
  - Я должна...
  - Ничего ты не должна! - Он схватил девочку за плечи, и пастант выскользнул из его рук. - В таком случае мы остаемся с вами.
  - Не спорь со мной, Марк! Так ты делаешь мне больно. Я не хочу, чтобы вы умирали вместе с нами. Вам есть куда вернуться, у вас есть свой мир, свой дом. Вы должны быть там, а ни тут! А Оскар должен восстановить свою утраченную силу! Спасибо вам, ребята, что были со мной всё это время... - Эва кинулась обнимать всех, захлебываясь розовыми кристалликами слез. Розалина тоже горько заплакала. Девочка резко оторвалась от объятий и быстро побежала обратно в лечебницу. Оскар поднял пастант и крепко зажал его в руке.
  - Вы готовы? - Спросил он, предвкушая этот момент. Марк кивнул. Все трое взялись за руки.
  - Подождите! - Раздался тревожный голос. К ним подбежал Вили. - Возьмите меня с собой. Пожалуйста.
  - А разве ты не должен остаться здесь, среди своих? - Спросил Оскар.
  - Нет. Это не мой дом. - Вили сделал нерешительный шаг вперед, словно боялся, что его резкое движение заставит их мгновенно дать команду пастанту. - Марк, прошу тебя. Ты же всё знаешь. Я должен их увидеть. - Умолял его Вили. Оскар и Розалина вопросительно посмотрели на него. Марк понимающе кивнул и протянул руку тронну. Вили благодарно улыбнулся и крепко ухватился за его ладонь. Розалина взялась за ладонь Марка и Оскара. Вот она, прочная цепь, связанная одной главной целью - вернуться домой.
  - Теперь все? - Спросил Оскар. Розалина забегала глазами вокруг, пытаясь всё же отыскать Эву.
   - Да. - Уверенно ответил Марк, с болью глядя на несчастных трультов в открытой лечебнице. Оскар быстро дал команду пастанту и их забрала непроглядная тьма.
  *********************************************************************
   Сильный удар головой. Марк открыл глаза. Всё плывет, и мелькают непонятные очертания. Он увидел деревянный потолок с абажуром, зеленый пейзаж на стене, старый диван. Резко поднявшись, он понял, что находится в родном доме. В доме своего детства и беззаботной жизни.
  - Получилось. - Радостно прошептал он и начал осматриваться. - Не могу поверить. Мы дома!
  - А я, кажется, ушиб спину. - Скривился Вили, стараясь пошевелиться. Марк ловко поднял Вили и запрыгал от радости, как ребенок, но улыбка мгновенно сошла с его лица, когда он осмотрел всю комнату.
  - А где Розалина?
  Оскар задумчиво посмотрел на него в ответ. Марк стрелой выбежал во двор и начал звать девушку. Его лицо мгновенно вытянулось, и на нем выразился дикий ужас, похожий на ужас трультов после войны. Вили замер, понимая, что вернулись они не все. Глаза Оскара стали большими. Он шумно сглотнул несуществующий ком в горле и медленно раскрыл свою ладонь. Из нее посыпался красный песок, который еще несколько секунд назад был пастантом - спутником в иные миры.
  
  Конец первой книги. Продолжение следует...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Всепэкашникович "Аццкий Сотона" (ЛитРПГ) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | | О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | Л.Черникова "Любовь не на шутку, или Райд Эллэ за!" (Приключенческое фэнтези) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"