Лотерман Алексей: другие произведения.

В столе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

Стол привезли в начале недели. Слуга, явившийся сообщить эту новость, пробудил меня от полуденной дрёмы, и, подвязав пояс шлафрока, я спустился в холл. Рабочие уже сняли стол с телеги и заносили его в дом. Надёжно завёрнутый в парусину, этот долгожданный предмет меблировки уже очаровывал проступающими сквозь неё изящными контурами. В какой-то момент парусина слегка съехала, и, подобно прелестной ножке кокетки, показавшейся из-под платья, обнажилась резная ножка стола. Наконец он был поднят на второй этаж дома и установлен посреди кабинета. Перерезав бечёвку, рабочие сняли парусину, и моему восхищенному взору предстало натёртое маслом и воском, отполированное до блеска дерево с прекрасным узором золотистых прожилок, наполнявшее воздух мягким древесным ароматом со смолистыми нотками. Зелёный бархат столешницы переливался, словно густая трава в погожий летний денёк, а многочисленные латунные ручки поблёскивали в ярких лучах заливавшего комнату солнца.

Уже вечером я водрузил на стол письменные принадлежности, разложил по ящикам бумаги, папки и гроссбухи, придвинул кресло и устроился в нём поудобнее. Я неспешно зажёг свечи и расставил их в подсвечнике, удостоверившись, что воск не будет капать на новенький зелёный бархат. Отблески весёлых огоньков тут же заплясали на полированном дереве, и я с удовлетворением погрузился в работу. Прошла вечность, прежде чем часы у дальней стены гулко затянули бой, и не успели в полумраке кабинета затихнуть отзвуки последнего двенадцатого удара, как до моих ушей донёсся какой-то шорох. Я подумал, что это слуга идёт по коридору к кабинету, напомнить мне о позднем часе. Однако стука в дверь не последовало, вместо этого неясный шорох повторился. Причём доносился он вовсе не из-за двери, а слышался где-то совсем рядом, как будто из-под стола. Я поёрзал в кресле, полагая, что сам являюсь его источником, но ничего похожего так и не услышал. Рассудив, что я слишком засиделся за работой и меня просто клонит в сон, я выбрался из-за стола и побрёл в спальню.

Новый день принёс мне куда меньше радости, чем предыдущий. С самого утра зарядил противный осенний дождь, лишив меня тем самым прогулок под огненными кронами клёнов в парке. Вместо этого практически весь день я провёл в кабинете, то читая книги, то подрёмывая на кушетке, а к вечеру, после ужина, я вновь расположился за столом. Свечи всё так же бросали яркие блики на полированную поверхность стола, но теперь прожилки дерева не переливались как раньше, напротив, подстать осенней погоде, оно было тусклым и мрачным. Массивные напольные часы пробили полночь, и, словно по мановению чьей-то неведомой руки, по кабинету пролетел вполне различимый шорох. Я сидел, затаив дыхание и боясь даже пошевелиться; шорох повторился, и не было сомнений, что доносился он откуда-то из-под стола. Вернее, из самого стола. Осторожно наклонившись вперёд и прильнув ухом к столешнице, я прислушался. Внутри действительно что-то шуршало, словно маленькая мышка скреблась и ворошила бумаги. Но мышей, по крайней мере, на втором этаже дома, никогда не было, и совершенно неоткуда им было взяться в новом столе. Я приоткрыл один из ящиков, но не уловил ничего, кроме очередного шороха, однако этот шорох был куда явственней и казался ничем иным, как зловещим шёпотом. Полагая, что это сказывается усталость, я задвинул ящик и поспешил в спальню.

На следующий день я решил не откладывать прогулку и до самого вечера слонялся под зонтом по округе, бродил по парку, любовался серебристой рябью воды в пруду, заглянул в паб. К вечеру я вернулся домой и, после плотного ужина, сразу же поднялся в кабинет. От кипы бумаг и медленно текущих мыслей меня отвлёк бой часов. Совершенно зловеще прозвучали в ночной тишине двенадцать гулких ударов, и, с приближением последнего, я невольно замер. В мерцающем свете оплывших свечей, ещё недавно так радовавший взгляд новый стол, теперь казался чёрным массивным гробом, устланным сверху погребальным бархатным саваном и увенчанным тускло горящими церковными свечами. Откуда-то изнутри раздался шорох, а чуть погодя и еле различимый шёпот - я отчётливо слышал человеческую речь, хотя и не мог разобрать слов. Похолодев и боясь пошевелиться, я сидел, слушая шепот, доносившийся из стола и наполнявший кабинет. Прошла четверть часа, показавшаяся мне бесконечностью, прежде чем волна замогильного холода пробежала по всему моему телу: в глубине стола что-то заскреблось, словно царапая когтями дерево. Стараясь не издавать ни звука, на негнущихся ногах я встал с кресла, взялся за ручку крайнего ящика стола и потянул на себя. Но не испуганную серую мышку увидел я в его глубине, а различил в полумраке пару остекленевших немигающих глаз, чёрных как уголья, на узком овале бледного лица с синеватой полоской мерзкого рта. Вместо крика ужаса я издал лишь сдавленный хрип и, спотыкаясь, ринулся прочь из кабинета. Разбуженный в поздний час слуга, подозревая какую-то эксцентричную причуду, всё же согласился подняться в кабинет и затушить оставленные там свечи. Разумеется, я ни словом не обмолвился о случившемся, и понял, что правильно сделал, когда, вернувшись из кабинета, он заметил, что я забыл закрыть ящик стола.

Несколько последующих дней я старался даже не заходить в кабинет, но, в конечном счёте, дела и необходимость в рабочих бумагах вынудили меня это сделать. Комната была наполнена ярким солнечным светом, и всё произошедшее казалось просто нелепым ночным кошмаром, навеянным этими глупыми новомодными историями о привидениях, в которых я никогда не верил, тем более что не слышал подобных россказней о собственном доме, хотя тому миновал уже век. И всё же, с некоторой опаской я решился заглянуть в крайний ящик стола, но ничего, кроме обвязанной синей лентой папки, да пары чернильниц, в нём не увидел. Губы мои растянулись в улыбке облегчения, похоже, я так разволновался в последние дни, что принял скрипы и шорохи старого дома за шёпот, а обыкновенное содержимое ящика в полумраке за жуткое лицо. Не осталось и следа от былого чувства страха, поэтому я опять позволил себе задержаться в кабинете допоздна, и был буквально застигнут врасплох полуночным боем часов. Не успел он затихнуть, как, к моему величайшему ужасу, в том самом ящике стола что-то зашуршало, затем заскреблось, и он медленно выдвинулся. Из открывшегося тёмного проёма прямиком ко мне, сидевшему в кресле, протянулась, словно корявая ветвь кладбищенского дерева, синюшная рука с длинными узловатыми пальцами, оканчивавшимися чёрно-фиолетовыми обломанными ногтями. Это было столь внезапно, что ужас даже не успел сдавить моё горло, и, дико вопя, я бросился вон из кабинета, опрокинув чернильницу и кресло. А затем перебудил всю прислугу, требуя принести мне молоток и гвозди, после чего она стала свидетелем того, как её почтенный хозяин с безумным остервенением заколачивает ящики новёхонького стола. Утром этот проклятый предмет интерьера уже пылал грудой изрубленных в щепки досок в саду, и слуги явно сочли меня помешавшимся.

Спустя неделю, немного оправившись от пережитого ужаса и стыда, я отправился в город к плотнику, чтобы заказать новый стол. Запылённый седобородый старик с прикрывавшей лысину ермолкой, сразу узнал меня и удивился, когда я сказал, что мне нужен ещё один стол. Он поинтересовался на счёт своей предыдущей работы, и, замявшись, я сказал, что стол оказался неудобным, и вообще с ним, дескать, дело нечисто. При этих неаккуратно брошенных словах плотник побледнел, вцепился в рукав моего пальто, и стал быстро что-то тараторить. Из его мерзко грассирующей речи, к моему величайшему смятению, стало понятно, что, решив сэкономить, он изготовил этот самый стол из древесины дуба, купленной за бесценок, поскольку срублено дерево было на старом городском кладбище. Сколько бы я не бранил старика, и сколько бы тот не извинялся, обещая возместить все убытки, я твёрдо решил больше не иметь с ним дел и обратиться к другому мастеру.

И вот, спустя пару недель, новый стол уже стоял в моём кабинете - всё, от дерева до последнего вбитого в него гвоздика, я проверял самолично. Обрадованный, тем же вечером я расположился за ним, в мерцающем свете свечей раскрыл гроссбух, придвинул ближе листы бумаги, обмакнул перо в чернильницу и уже приготовился писать... Но погодите, что это шуршит и скребётся внутри стола, хрипя и шепча? Скорее, где же молоток?! И пусть слуги считают меня безумцем, когда я вновь буду заколачивать гвозди в стол, словно в крышку гроба, укрытого бархатным саваном и увенчанного церковными свечами, чтобы не дать выбраться наружу запертому в нём жуткому мертвецу!..


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) К.Лисицына "Чёрный цветок, несущий смерть"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) O.Vel "C176345c"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Ю.Холод "Сердце Феникса"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"