Скриб Эжен: другие произведения.

Тайна дворца Сент-Джеймс (Королева)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эжен Скриб "Стакан воды": сценическая версия Юрия Лоттина.


   ТАЙНА ДВОРЦА
   СЕНТ-ДЖЕЙМС
  
   (КОРОЛЕВА)
  
  
  
  
  
   Эжен Скриб "Стакан воды":
   сценическая версия
   Юрия Лоттина
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Контакты:
   8 911 835 6496 - моб.
   8 (812) 404 61 96 - дом.
   e-mail: lottin55@gmail.com
   ЮРИЙ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Действующие лица:
  
  
   КОРОЛЕВА АННА
  
   ГЕРЦОГИНЯ МАЛЬБОРО, её фаворитка
  
   ГЕНРИ СЕНТ-ДЖОН, виконт БОЛИНГБРОК
  
   МЕШЕМ, прапорщик, позже - капитан дворцовой гвардии
  
   АБИГАЙЛЬ, кузина герцогини Мальборо
  
   УАЙТЛИ, камердинер королевы
  
  
  
  
  
  
  
   Эпизод, положенный в основу комедии, разыгрывается в годы
   двенадцатилетней войны за "испанское наследство",
   накануне заключения Утрехтского мира (1713),
   предположительно - ранней осенью 1712 года.
  
   Место действия - Приемный зал и гостиная королевы Анны
   в Сент-Джеймском дворце, резиденции английских королей,
   построенном в Лондоне в XVIвеке.
  
   Действие происходит в течение четырех дней.
  
  
  
  
  
  
  
   ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
  
  
   1
  
   Просторная гостиная, которая одновременно служит королеве Анне и кабинетом. Две двери: одна, в глубине, ведет в личные апартаменты королевы; другая, с левой стороны, соединяет гостиную с Приемным залом.
   В комнате много китайских ваз и других безделушек, привезенных с Востока. Вся мебель из красного дерева.
   В центре - большой письменный стол. С правой стороны - изящный диван с множеством подушек, за ним - широкое окно с дверью, выходящей на балкон, за которым виден осенний Сент-Джеймский парк. Среди нескольких картин итальянских мастеров на мифологические темы выделяется большой портрет Марии Стюарт, королевы Шотландской. С левой стороны - большой, в человеческий рост, полукруглый шкаф, за стеклами которого видны полки
   с бесчисленным количеством кукол.
   Утро. Комната залита солнцем, дверь на балкон открыта, из парка доносится пение птиц. Между диваном и окном с книгой в руках стоит камердинер и секретарь королевы ТИМОТИ УАЙТЛИ. Он молод, белокур и строен. На губах его играет улыбка. КОРОЛЕВА АННА стоит у открытого шкафа с метелкой в руках. Поверх элегантного платья - очень простой передник; руки в грубых перчатках, которые можно встретить только у слуг. Рядом таз с водой. Она протирает полки и метелкой смахивает пыль с кукол, приглаживает им волосы, расправляет платья и украшения. КОРОЛЕВА не торопясь, извлекает их по одной из шкафа, заодно любуясь ими.
  
   КОРОЛЕВА. Нет, нет, Тимоти, даже не говорите мне об этом!
   Разве я могу кому-нибудь доверить моих кукол?
   УАЙТЛИ (смеётся). Ваше Величество, в этом фартуке и с метелкой в руках вы похожи на цветочницу из пригорода, что продает фиалки на ступеньках собора Святого Павла.
   КОРОЛЕВА (отвечая ему полупоклоном). Вы мне льстите.
   УАЙТЛИ. Совсем как какая-нибудь прислуга из "Веселого моряка"!
   КОРОЛЕВА (удивленно). Тимоти, милый! Вы, вы... что, посещаете "Веселого моряка"?
   УАЙТЛИ (покраснев). Нет, что вы, я просто... просто читал об этой харчевне в "Лондонской газете". Разве во дворце, где столько служанок, некому ухаживать за вашей коллекцией?
   КОРОЛЕВА. Чтобы чьи-то чужие, грубые руки мяли эти платья, прикасались к этим локонам, к этим фарфоровым личикам?.. Прислуга непременно что-нибудь сломает, оторвет, испачкает... я ведь знаю. Взгляните, они совсем как живые, словно божьи создания... В этом шкафу вся моя жизнь! Здесь, в нижних ящиках, спрятаны старые игрушки моей матери и бабушки. Первые куклы мне дарил отец. Приносил и укладывал их мне в кроватку пока я спала, здесь, во дворце. Он очень любил меня...
   УАЙТЛИ. От этой красавицы в голубом, что на прошлой неделе вам привезли из Ганновера, просто глаз не оторвать.
   КОРОЛЕВА. Правда? (Смеётся.) Я назвала ее Изабеллой. Они все у меня имеют имена... Последние лет десять, как я стала королевой, все отпрыски королевских династий, послы иностранных государств, приезжающие в Лондон, посещая дворец, считают своим долгом дарить мне куклы. Каких только здесь нет - из Голландии, Пруссии, Испании, Франции, Венеции, Генуи, Гааги, подарки из Сирии и от индийского принца, даже от русского царя. Весь мир уже знает о моей коллекции. Наверное, все давно уверенны, что Анна Стюарт совсем выжила из ума, если до сих пор еще возится с куклами. (Смеётся.) Бедняжка, совсем помешалась на куклах... Вот потешается Европа! Но я не могу снести их в чулан. Это все равно, что бросить своих детей. Мне порой кажется, что кукла - это живой человек, только заколдованный. У них должна быть душа...
   УАЙТЛИ. Представляю, как они ночью оживают!
   КОРОЛЕВА (смеётся). Когда я порой вечером, со свечой в руках, прохожу через кабинет, мне тоже так кажется! Я, наверное, еще осталась в детстве... Ну что, продолжим чтение? Я скоро закончу.
   УАЙТЛИ (выбирает книгу на столе). Вот эта книга получена нашей библиотекой на прошлой неделе. Автор некий Смит. Ждут вашей оценки.
   КОРОЛЕВА. Как она называется?
   УАЙТЛИ. "История Парламента"
   КОРОЛЕВА (инстинктивно закрываясь рукой). Нет, нет! Все, что угодно, только не это!
   УАЙТЛИ. Ваше Величество, здесь так много интересного. А вы знаете, к примеру, что общее количество залов и комнат в Парламенте - одна тысяча сто?
   КОРОЛЕВА. Когда я приезжаю туда на открытие парламентской сессии, мне кажется, что я попадаю в лес - одни коридоры, лестницы, комнаты... и опять коридоры.
   УАЙТЛИ (заглядывая в книгу). Сто лестниц и больше двух миль коридоров!
   КОРОЛЕВА. Если меня отправить туда одну, без сопровождения, я там потеряюсь и никогда не найду выхода. Нет, нет, Тимоти, никогда не упоминайте при мне о Парламенте и вообще навсегда забудьте это слово! Снесите книгу обратно в библиотеку и спрячьте в самом дальнем шкафу, куда не проникает дневной свет. А еще лучше - бросьте в камин. Тогда от нее будет хоть какая-то польза! (Смеётся.) Знаете, я бы с удовольствием почитала биографии узников Тауэра за последние лет двести. В этом больше пользы! В этой стране всегда нужно быть готовым к худшему... (Пауза.) Мне все время кажется, что я живу под стражей. Я никогда не могу побыть одна, выйти погулять у озера в нашем парке, когда цветут деревья и поют птицы, покормить уток или поиграть в крокет... Да, Тимоти, вы никогда не замечали, что наш Сент-Джеймс похож на Ньюгейтскую тюрьму? Такие же въездные ворота, две башни по бокам в пять этажей, галерея....
   УАЙТЛИ (улыбается). Наверное, дворец и тюрьму строил один и тот же архитектор.
   КОРОЛЕВА. Боже, Тимоти, какой вы умный! Я бы никогда не догадалась (смеётся).
   УАЙТЛИ. Видимо, он вначале построил тюрьму, а затем повторил это в виде дворца для Генриха VIII, который обожал тюрьмы и казни.
   КОРОЛЕВА. Да, это вы верно заметили, в Англии тюрем, пожалуй, больше, чем во всей Европе... Парламент с каждым годом ограничивает королевскую власть, все больше и больше захватывая её себе. Это началось еще при отце, а в мое правление, пользуясь моей мягкостью, они совсем распоясались... Я не могу ступить и шагу без одобрения Парламента, я даже не могу покинуть Лондон без их ведома. Разве я королева? Я просто приложение к Парламенту, символ какой-то.
   УАЙТЛИ. Вам ли жаловаться, Ваше Величество? У вас шесть престолов! Старейший - в Вестминтерском аббатстве. Два в Парламенте - в Палате лордов и в гардеробной. По одному в Виндзорском и Букингемском дворцах. И один здесь, в нашем дворце. Это тронное кресло нравится мне больше остальных. Оно такое красивое, из слоновой кости...
   КОРОЛЕВА. Да, когда я сажусь, всегда вспоминаю этого бедолагу. Да, у меня шесть престолов, а это значит - ни одного!.. Послушайте, Тимоти, откуда вы, простой придверный, камердинер, все это знаете? Вы меня удивляете!
   УАЙТЛИ. В свободное время... от служения Вашему Величеству я часто хожу в дворцовую библиотеку. Я подружился с главным библиотекарем, сэром Хэттоном. Он очень ко мне благосклонен. Даже, нарушая правила, дает мне некоторые книги на ночь.
   КОРОЛЕВА (не расслышав). На что?
   УАЙТЛИ. На ночь, Ваше Величество!
   КОРОЛЕВА. А-а... На ночь.
   УАЙТЛИ. Я много читаю. Только я вас умоляю, Ваше Величество, никому об этом не рассказывайте. Мы ведь нарушаем порядок.
   КОРОЛЕВА. Слово королевы... (закрывает дверцы шкафа, снимает перчатки и подходит к окну). Я не люблю Вестминстерский дворец. Для королевской резиденции я выбрала старый Сент-Джеймс. Сент-Джеймс такой уютный, теплый и мне он больше по душе. Я ведь здесь родилась, здесь родился мой отец, мне знаком здесь каждый угол... по этим залам мы с братом бегали в детстве, играли... Конечно по сравнению с Вестминстером, он такой маленький, словно кукольный... Я люблю смотреть, как во двор въезжают тележки с провизией, слушать, как горланят бакалейщики и мясники, сгружая у кухни свой товар, переругиваясь с прислугой. Как они громко и заразительно смеются, отпуская скабрезные шутки. Ах!.. (Пауза.) Как хорошо быть простой женщиной, крестьянкой! Пасти овец или полоскать белье у реки, а потом развешивать детские рубашонки сушиться во дворе деревенского дома под красной черепицей... Гулять по полям, завтракать на траве, есть простую пищу. Или быть румяной молочницей в соломенной шляпке и кричать посреди улицы: "Крынку молока от рыжей коровы, сэр!" (Смеётся.) Представляете, Тимоти, ни от кого не зависеть, делать то, что хочешь... Быть свободной! (Вздыхает.)
   УАЙТЛИ. Каждый, Ваше Величество, хочет того, чего у него нет! Бедный - денег, голодный - пищи, англичане хотят жить в Париже, французы - в Италии...
   КОРОЛЕВА. Какой вы умный, Тимоти! (Поворачивается к окну.) Как я люблю наш парк в сентябре. Вот мое любимое дерево. Этой весной оно не расцвело, так вдруг засохло... Почему? Надо спросить у садовника... (Грустно.) Тихими безветренными летними вечерами через каменную ограду во дворец доносятся песни бродяг и уличных музыкантов. Окна всех моих комнат выходят во внутренний двор, где я могу наблюдать только слуг и гвардейскую охрану. Больше я ничего не вижу. Мне говорят, что это сделано в целях безопасности - мало ли что могут бросить в окна королевы с улицы. Эта комната - единственная на моей половине, из которой я могу видеть деревья, озеро, купола церквей... Я даже не вижу Темзы!
   УАЙТЛИ. Зачем вам Темза? Там Парламент!
   КОРОЛЕВА. Боже упаси! Какой вы умный Тимоти. Я как-то об этом не подумала... (Вздыхает, подходит к дивану, садится.) Как быстро пролетело лето! Совсем скоро солнце сменится серыми тучами, сыростью, нашими туманами... Начнется осень. Иногда во дворце бывает невыносимо грустно, особенно, когда идет дождь. Кирпич потемнел от старости и сырости, и каменный колодец двора... Живешь как в каменном мешке! Иногда какой-нибудь голубь залетит, сядет перед окном; я с одной стороны окна (смеётся), а он - с другой... Посидит, посидит, осмотрится и улетит! (Прислушивается к шуму за дверью.) Тимоти, вы не слышите шагов? Нет, мне показалось...(Смотрит на часы.) До прихода герцогини остается еще полчаса. (Садится за клавесин.) Самое время заняться музыкой! Нужно разобрать песню, которую мне вчера подарил наш придворный композитор.
  
   УАЙТЛИ ищет на столе ноты, находит
   их и устанавливает на клавесине.
  
   (Смеётся.) Правда, я еще не знаю слов...
  
   Звучат первые неторопливые аккорды.
  
  
   2
  
   Гостиная королевы. За окном - предзакатное небо. КОРОЛЕВА сидит за клавесином и разучивает песню.
  
   КОРОЛЕВА. Какая удивительная песня! (Разбирая ноты, напевает.)
   А все же есть река любви,
   И есть в ней глубина, есть мели,
   Над ней когда-то соловьи
   И день, и ночь нам пели... *
   УАЙТЛИ (входит из правой двери с бумагами). Пришлось сказать, что вам нездоровится и попросить их прийти завтра. Лорд Харлей все никак не хотел уходить... Уходя, лорды просили передать вам на подпись эти бумаги.
   КОРОЛЕВА. Тимоти, вы мой спаситель, что бы я без вас делала?! Боже, как я устала от глупых просьб, а еще больше - от глупых людей! Через три дня закрывается парламентская сессия, и я вынуждена присутствовать на ее закрытии. Дважды в год на протяжении десяти лет я слышу одно и то же, одно и то же! Только на разные лады. Просто какое-то словоблудие... Нечего даже вспомнить. Одни ссоры и скандалы. В одни годы верховодят тори, в другое время - виги. Как мне все это надоело!.. Бросьте бумаги на стол, пусть ими займется герцогиня. Кстати, а куда это она с такой прытью умчалась на лошади... на ночь глядя?
   УАЙТЛИ. Она ускакала в Виндзор. К маршалу Мальборо. Там сейчас стоят наши полки, у них передышка между боями.
   КОРОЛЕВА. Вы всегда все знаете, Тимоти! С вашим появлением у меня отпала надобность читать газеты. Какое счастье побыть в одиночестве, без просьб, требований... бесконечных парламентских интриг.
  
   ___________________________________________________________
   * Песня "Река любви" (музыка И.Цветкова, В.Шаповалова, слова В. Старшинова)
   из репертуара А. Фрейндлих.
   УАЙТЛИ. Я думаю, что завтра к полудню она появится во дворце.
   КОРОЛЕВА. Да-а?.. Нет, чтобы побыть с любимым мужем хотя бы несколько дней! (Смеётся.) При первой встрече, Мальборо овладел герцогиней, не снимая сапог! (Спохватившись, внезапно умолкает.) Боже, что я говорю!
   УАЙТЛИ. Я ничего не слышал, Ваше Величество.
   КОРОЛЕВА. Я надеюсь. (Пауза.) Тимоти, а вы не находите, что Сара... я хотела сказать герцогиня Мальборо, в последние годы как-то подурнела? А ведь она гораздо моложе меня...
   УАЙТЛИ. Она много злится.
   КОРОЛЕВА (с удивлением смотрит на ТОМПСОНА). Ну, какой же вы... умный!
   УАЙТЛИ. По моим глубоким наблюдениям, Ваше Величество, если женщина живет правильно, то с годами она становится только лучше... Возраст только украшает.
   КОРОЛЕВА (смотрит на ТОМПСОНА с еще большим удивлением). Боже, Тимоти... вы... еще умнее, чем я думала! Я вас боюсь. Рядом с вами я просто какая-то глупышка... (Смеётся.) Не беспокойтесь, вам ничего не угрожает. Я, к счастью, не принадлежу к тем, кто терпеть не может рядом с собой более умных или более красивых... А вот если бы вы служили у герцогини и позволили себе подобные речи, она бы вас на следующий же день уволила.
   УАЙТЛИ (обворожительно улыбаясь). Но ведь я служу не у герцогини...
   КОРОЛЕВА. Через месяц, в начале ноября, в Парламенте праздник - провал Порохового заговора. Подумайте, они уже сто лет празднуют годовщину неудавшейся попытки взорвать Парламент! Ну, скажите, разве это нормальные люди? Праздновать годовщину неудавшегося взрыва пороха? Палят пушки, фейерверки всю ночь... Им бы только выпить! Мне кажется, в Парламенте еще никогда так не пили, как сейчас.
   УАЙТЛИ. Виги пью портвейн, тори - предпочитают шампанское и кларет, у каждой партии свои кофейни. Мадера, мускат, рейнские, бургундские, канарские вина и эль льются просто рекой...
   КОРОЛЕВА. Что же прикажете спрашивать с простонародья?.. Нужно что-то делать со страной. Почему молчит Парламент? Занялись бы делом, вместо того, чтобы закатывать банкеты до утра прямо в Парламенте. Слышно на весь Лондон!
   УАЙТЛИ. Сейчас вошел в моду джин, просто все помешались, какая-то джиновая лихорадка... Сэмюэл Джонсон говорит, что "нынче в Лондоне человек не может быть счастлив, если он не пьян". (Заметив удивленный взгляд КОРОЛЕВЫ.) Я прочитал об этом в "Лондонской газете".
   КОРОЛЕВА Может быть этому Джонсону создать новую партию в Парламенте, джиновую? Она может стать самой многочисленной, ведь все так хотят обрести счастье... А почему мне не приносят "Лондонскую газету", а только "Светскую жизнь" и журнал для женщин?
УАЙТЛИ. Герцогиня не велит. Оберегает вас от неприятных сторон жизни.
   КОРОЛЕВА (вздыхая). Как жаль, что Пороховой заговор не удался!
   УАЙТЛИ. Мне кажется, что самый большой праздник в Парламенте - годовщина восшествия на престол Елизаветы.
   КОРОЛЕВА. Да, да, 17 ноября...Они каждый год, с упорством ишаков, чествуют Елизавету. Я не удивлюсь, если 17 ноября по решению Парламента, в один прекрасный день у нас объявят официальным национальным праздником! А через неделю - день рождения герцогини. Герцогиня и маршал Мальборо родились в один и тот же день. Они оба скорпионы! (Смеётся.) Подумать только, какая идиллия! Ноябрь вообще неудачный месяц. В ноябре я стараюсь уехать из Лондона...в какой-нибудь из своих замков, подальше от всего этого.
   УАЙТЛИ. Ваше Величество лишает себя такого зрелища! Салюты, фейерверки, целые фиакры цветов, банкет в Парламенте до утра... Гробница Елизаветы в Вестминстерском аббатстве превращается в пирамиду из цветов. Они таскают их туда целыми охапками.
   КОРОЛЕВА. Хорошо бы привести туда ночью голодную корову... Эти виги просто помешались на Елизавете! Поначалу они имели наглость и мне присылать приглашения на свои попойки, но в последние годы как-то поостыли... Тимоти, а вы знаете про платье?
   УАЙТЛИ. Нет, Ваше Величество, что-то не припомню...
   КОРОЛЕВА (хохочет). Ха-ха!.. Вы зря прожили двадцать лет! Три года тому эти виги превзошли себя. В мой день рожденья они заявились во дворец и преподнесли мне подарок - копию самого знаменитого платья Елизаветы, ну... где все так расшито...
   УАЙТЛИ. Где вышиты все цветы, травы и птички Англии, Вест-Индии и всех остальных наших колоний?
   КОРОЛЕВА. Боже, вы даже это знаете!? Я боюсь вас. Тимоти,
   завтра я вас рассчитаю, вам место в Палате лордов... Так что они удумали! Они настаивали, я повторяю, настаивали, чтобы я надела это платье, вместо традиционной королевской одежды, на открытие их сессии! И произносила в нем свою ежегодную парламентскую речь! Мыслимо ли это?.. Они совсем помешались на своей Елизавете. Я не удивлюсь, если они скоро издадут указ, чтобы я выкрасилась в рыжий цвет и мелко завилась, как их великая Елизавета.
   УАЙТЛИ. А вы не задумывались, Ваше Величество, как странно устроена история?.. Две королевы-соперницы - Мария Стюарт, ваша прабабушка, и Елизавета - которые не виделись ни разу при жизни, сейчас, после смерти встретились: лежат теперь в капелле Генриха VIII в Вестминстерском аббатстве рядом. Их гробницы расположены друг против друга... Какая ирония судьбы!
   КОРОЛЕВА. Да, да, Тимоти, вы это верно заметили. История над нами смеется. Над нашими чувствами, мечтами, надеждами, планами... Сидя два раза в году в Парламенте и наблюдая эту бесконечную борьбу вигов с тори, у меня было время подумать о многом... Через сто, двести лет все их страсти будут просто смешны... такими мелкими, незначительными. Просто - мышиная возня. Под ковром. Вообще-то жизнь очень смешна...
   УАЙТЛИ. Шекспир в какой-то из пьес писал об этом.
   КОРОЛЕВА. Да, действительно, жизнь очень похожа на анекдот. (Вздохнув.) Лучше не думать об истории, это страшная вещь... никто ведь не умер своей смертью. Чего стоит только одна рыжая Елизавета, которая девятнадцать лет продержала в тюрьме мою прабабушку, а потом отправила ее на плаху! Я этих историй наслушалась с самого детства. Я сыта ими по... (жест). Неужели и в других странах такая же ужасная история?.. Послушайте, Тимоти, я давно хотела вас спросить, да все забываю. Как вы, такой умный, попали на службу во дворец?
   УАЙТЛИ. Благодаря протекции лорда Баррингтона и еще нескольких важных господ, знакомых моего дядюшки. Герцогиня Мальборо была тогда очень занята приездом в Лондон принца Евгения Савойского. Она так суетилась вокруг этого главнокомандующего австрийскими войсками, что подписала приказ о моем назначении не глядя. Мне просто очень повезло.
   КОРОЛЕВА. Нет, Тимоти, говоря по правде, гораздо больше повезло мне! Ведь кроме вас, мне в этом дворце не с кем поговорить. Только с вами я забываю, что я королева и могу говорить, что заблагорассудится. Вот за это я вас больше всего и люблю! Вы мне как брат, вы даже похожи на него, такие же светлые волосы, такой же рост... Как я по нему скучаю! В детстве мы никогда не разлучались. Бедный мой Яков! Ему пришлось бежать во Францию, спасаясь от заговорщиков. Папа римский, Испания и Франция давно признали в нем законного наследника английского престола. Теперь мы воюем с Францией. Сколько лет пройдет еще, прежде чем я его увижу! И увижу ли?.. Неужели мне так и не удастся вернуть его? Герцогиня мне обещает.
   УАЙТЛИ. Ваше Величество, я уже год служу во дворце и все время только и слышу обещания герцогини.
   КОРОЛЕВА (вздыхая). Если Яков после меня не взойдет на престол, на мне закончится династия Стюартов. У нас с братом ведь нет детей...
   Тимоти, что бы я делала без вас? Я так быстро к вам привязалась, мне кажется, что я вас знаю очень давно. Теперь я знаю, что должна быть очень благодарна лорду Баррингтону!
   УАЙТЛИ (смутившись). Вы очень добры, Ваше Величество!
   КОРОЛЕВА. Тимоти, а в нашей библиотеке есть какие-нибудь другие книги? Не по истории английского двора?.. Найдите для меня какие-нибудь стихи, что-нибудь о наивных девушках или молодых людях... Вы ничего не слышали о каком-то Дэфо? Мне графиня Пемброк советовала прочесть "Моль Флендерс"... кажется это так называется? Лучше сидеть в своем уютном дворце и смотреть на деревья и на этот красивый закат. И читать о чем-нибудь хорошем! Тимоти, будем читать, читать, читать... Только приносите так, чтобы герцогиня не заметила, ладно?
  
   УАЙТЛИ, улыбнувшись, понимающе кивает.
  
  
   ДЕНЬ ВТОРОЙ
  
  
   3
  
   Гостиная королевы. Полдень. КОРОЛЕВА читает письмо, сидя за столом. УАЙТЛИ стоит поодаль.
  
   КОРОЛЕВА. Тимоти, Болингброк писал это при вас?
   УАЙТЛИ. Да, Ваше Величество.
   КОРОЛЕВА (продолжает читать). "Я понимаю, почему герцогиня отдаляет от Вашего Величества нас, своих политических противников, которые по-прежнему остаются самыми верными вашими друзьями. Но зачем она удаляет от вас невинное дитя, которое своей любовью и преданностью скрасило бы вашу столь одинокую жизнь? Девушке отказано в месте, которое вы хотели предоставить ей при своей особе..." Он прав, он прав, я бы привязалась к этой крошке! (Читает.) "...что же касается происхождения Абигайль, то она из рода Черчилль и является кузиной герцогини Мальборо"... (поднимается из-за стола и ходит по комнате). Ах, вот как! Герцогиня скрыла это от меня. Какая низость! Да, Генри Сент-Джон один из самых верных моих слуг. Он тысячу раз прав! Конечно, я должна взять к себе эту милую Абигайль. Я сама хочу этого! (Повернувшись к УАЙТЛИ.) Тимоти, милый, отправляйтесь сейчас же в Сити, в магазин ювелира Томвуда. Найдите там миссис Абигайль Черчилль и попросите ее немедленно явиться во дворец. Я приказываю! Только поторопитесь.
   УАЙТЛИ. Слушаюсь, Ваше Величество. (Уходит через дверь в глубине.)
   КОРОЛЕВА (взволнованно ходит по комнате, останавливается у окна). Когда же я наконец стану хозяйкой в этом дворце, я уж не говорю о всей Англии! Не иметь возможности принимать желанных мне людей или завести себе друзей, не спросив разрешения Королевского совета, Палаты лордов, Парламента, герцогини - целого света! Я больше не могу... Я, наконец, должна им показать, кто распоряжается во дворце, кто здесь королева!
  
   КОРОЛЕВА внезапно умолкает, прислушиваясь к шуму за дверью слева. Быстро поворачивается лицом к окну и прячет записку за корсаж. Входит ГЕРЦОГИНЯ, замечая странные и торопливые движения КОРОЛЕВЫ, стоящей к ней спиной.
  
   ГЕРЦОГИНЯ. Осмелюсь спросить, как себя чувствует Ваше Величество?
   КОРОЛЕВА (сухо). Плохо.
   ГЕРЦОГИНЯ. У Вашего Величества какие-нибудь неприятности?
  
   КОРОЛЕВА молчит. Продолжительная пауза.
  
   ГЕРЦОГИНЯ. Быть может, мое отсутствие...
   КОРОЛЕВА (сухо). Не знаю, зачем вам понадобилось отправиться вчера в Виндзор... и оставить меня одну, заваленную кучей неотложных дел. И еще более глупыми визитерами. Именно вчера, когда была назначена очень интересная прогулка по Темзе!
   ГЕРЦОГИНЯ (улыбаясь). Да, я заметила, что вы встретили меня неприветливо... Мне даже показалось, что я попала в немилость Вашего Величества.
   КОРОЛЕВА. У меня сегодня нервы в отвратительном состоянии. Все утро меня осаждают, как крепость: жалобы, письма, обращения Парламента...
   ГЕРЦОГИНЯ. Я догадываюсь о причине. Ваше Величество получили неприятные известия?
   КОРОЛЕВА (поворачивается лицом к ГЕРЦОГИНЕ). Нет, право... вы ошибаетесь!
   ГЕРЦОГИНЯ. О, я знаю ангельскую доброту Ее Величества! Вы, при моем появлении, так поспешно спрятали письмо, наверняка касающееся меня, чтобы не причинить мне огорчений?
   КОРОЛЕВА. Нет, герцогиня... клянусь вам... речь идет исключительно об одной девушке (доставая из корсажа записку), которую я бы хотела... которую я решила взять к себе на службу.
   ГЕРЦОГИНЯ (улыбаясь). В самом деле? Если ничего более важного, то, быть может, ваше величество позволит?.. (Протягивает руку.)
   КОРОЛЕВА (скомкав в руке записку). Я вам уже говорила о ней... речь идет о продавщице моего ювелира - крошке Абигайль.
   ГЕРЦОГИНЯ (в сторону). Ах, вот как! (Громко.) И кто же ее так горячо рекомендует?
   КОРОЛЕВА. Это неважно. Я обещала не называть его имени и...
   ГЕРЦОГИНЯ. Не трудно догадаться... Это сэр Сент-Джон. Я в этом уверена, Ваше Величество!
  
   Пауза.
  
   КОРОЛЕВА. Ну, да... это он.
   ГЕРЦОГИНЯ (с плохо скрываемым гневом). О, теперь я понимаю, почему наши враги берут над нами верх! Как раз сегодня в Парламенте будет представлен билль, который позволит нам вернуть в Англию с почестями вашего брата принца Якова и объявить его наследником престола. Этот билль уже вызвал негодование нации и ропот народа. И все-таки мы боремся за него против оппозиции во главе с Генри Сент-Джоном. А в этот самый момент, когда мы деремся за нашу королеву, она предает нас, вступая в тайную переписку с нашими злейшими врагами.
   КОРОЛЕВА (в сторону). Боже мой, опять сцена! (Громко.) Успокойтесь, герцогиня, вы преувеличиваете, все это существует только в вашем воображении. В этой записке нет ничего такого, политического...
   ГЕРЦОГИНЯ. Тем не менее вы не решаетесь показать ее самому преданному вашему другу.
  
   КОРОЛЕВА с раздражением протягивает ей смятый листок. ГЕРЦОГИНЯ с жадностью его просматривает.
  
   КОРОЛЕВА. Разве вы не противились приглашению Абигайль? Разве не верно, что она ваша кузина?
   ГЕРЦОГИНЯ. Вот именно поэтому я и против. Меня и так обвиняют, что я злоупотребляю положением первой статс-дамы, раздаю должности своим родственникам и друзьям, окружаю Ваше Величество только членами моего семейства. Назначить Абигайль - значит дать новую пищу клеветникам...
   КОРОЛЕВА (в растерянности, наполовину убежденная в правоте ГЕРЦОГИНИ). Да, конечно... я понимаю... Но мне все-таки так хотелось устроить эту бедняжку Абигайль.
   ГЕРЦОГИНЯ. Я устрою Абигайль... где-нибудь вдали от Лондона. Не беспокойтесь о ее судьбе, ведь она все-таки моя родственница. О, я бываю так счастлива, когда мне удается угадать ваши намерения, угадать ваши желания. Вот, к примеру, тот молодой прапорщик...
КОРОЛЕВА (равнодушно). Который?
   ГЕРЦОГИНЯ. Мешем... Ваше Величество изволили мне его так хвалить.
   КОРОЛЕВА (пытаясь скрыть волнение). Ах, да...тот молодой военный, который каждое утро приносит мне почту.
   ГЕРЦОГИНЯ. Я воспользовалась случаем, чтобы произвести его в офицеры гвардии. Даже маршал, мой муж, подписавший вчера назначение, ничего не заподозрил. И сегодня молодой капитан явится благодарить Ваше Величество.
   КОРОЛЕВА (радостно). Вот как! Он придет... Хорошо, я приму его. Но если газеты оппозиции опять начнут кричать о фаворитизме?
   ГЕРЦОГИНЯ. Но ведь это не мы, а маршал произвел его в капитаны. Пусть он и отвечает.
   КОРОЛЕВА. Вы так добры, герцогиня!
ГЕРЦОГИНЯ. Я так люблю Ваше Величество, так преданна вам. Ведь у коронованных особ так мало настоящих друзей. Друзей, которые не боятся рассердить их, противоречить им... Что делать! Я не умею ни льстить, ни обманывать, я умею только любить. Сердце - это все!
   КОРОЛЕВА (подавая ГЕРЦОГИНЕ руку, которую та почтительно целует). Благодарю вас, герцогиня! (Повторяет, как эхо.) Да, сердце - это все...
   ГЕРЦОГИНЯ. Ваше Величество обещает мне больше не вспоминать об этом деле... с моей кузиной? Пусть оно будет навеки забыто.
   КОРОЛЕВА. Да, разумеется... если это так важно.
  
  
   4
  
   Входит УАЙТЛИ, за ним АБИГАЙЛЬ.
  
   УАЙТЛИ. Мисс Абигайль Черчилль! (Уходит.)
   ГЕРЦОГИНЯ (в сторону). Опять она!
   КОРОЛЕВА (смущенно). Странное совпадение...
   АБИГАЙЛЬ. Ваше Величество велели мне явиться.
КОРОЛЕВА. Видите ли, дорогая моя, в чем дело...
   ГЕРЦОГИНЯ (приходя КОРОЛЕВЕ на выручку). Ваше Величество хотели объявить мисс Абигайль, что ее просьба не может быть удовлетворена.
   АБИГАЙЛЬ. Просьба?! О, я никогда бы сама не посмела. Просто Ее Величеству угодно было предложить...
КОРОЛЕВА. Да, вы правы. Но важные политические соображения...
   АБИГАЙЛЬ (улыбаясь). Да, я понимаю, политические соображения.
   КОРОЛЕВА. Да, я так хотела видеть вас около себя, я мечтала об этом... Но обстоятельства сильнее меня. Герцогиня, ваша родственница, позаботится о вашей судьбе. Она обещала найти вам хорошее место.
   ГЕРЦОГИНЯ. Я займусь этим сегодня же. (К АБИГАЙЛЬ.) Воля королевы - для меня закон! Подождите меня в Приемном зале.
  
  
   5
  
   Богатый, великолепно декорированный Приемный зал в Сент-Джеймском дворце. На стенах портреты королей и королев, забытых принцесс и принцев, из династии Тюдоров и Стюартов. За дверью в глубине - служебные помещения. Дверь справа ведет в гостиную и личные покои королевы Анны. Арка слева связывает галереей Приемный зал с Тронным и остальными залами дворца и парадным входом. С правой стороны стол с письменными принадлежностями.
   У арки стоит АБИГАЙЛЬ в ожидании герцогини Мальборо. Из галереи в зал стремительно входит БОЛИНГБРОК. Одновременно, из своих покоев, в зал входит КОРОЛЕВА в сопровождении герцогини МАЛЬБОРО.
  
   БОЛИНГБРОК (с преувеличенным негодованием.) Ваше Величество! Перед вами убитый горем родственник, который ищет защиты и правосудия. Вчера вечером лорд Ричард, виконт Болингброк, мой благородный брат и бесстрашный защитник наших гражданских свобод, был подло убит у стен вашего дворца...
   КОРОЛЕВА. О боже, что я слышу!
   БОЛИНГБРОК. Говорят, что он убит на дуэли... Но разве бывают дуэли без свидетелей, дуэли в которых убийцы спасаются бегством?
   ГЕРЦОГИНЯ. Позвольте, но неизвестно...
   БОЛИНГБРОК (перебивая). Да, неизвестно, чья рука вооружила убийцу... но не трудно догадаться, чья помогла ему скрыться! Да, я никого не называю, но обвиняю всех в желании избавиться от такого сильного противника, каким был один из лидеров оппозиции, мой благородный брат лорд Ричард Болингброк.
   ГЕРЦОГИНЯ. К сожалению, как мне утром стало известно, лорд Ричард вчера, действительно, в одной из аллей Сент-Джеймского парка дрался на дуэли...
   БОЛИНГБРОК. Быть может, герцогиня скажет, с кем?
   ГЕРЦОГИНЯ. С офицером, имени и адреса которого он не знал.
   БОЛИНГБРОК. Мы спрашиваем у Вашего Величества, правдоподобно ли подобное?
   ГЕРЦОГИНЯ. Лорд Ричард сам заявил об этом... это были его последние слова, которые слышали несколько придворных, прибежавших ему на помощь.
   БОЛИНГБРОК. О, мы нисколько не сомневаемся в их ответах, порукой тому занимаемые ими доходные места... Замечу мимоходом, что такое удачное бегство предполагает отличное знание преступником расположения дворца и всех его закоулков.
   АБИГАЙЛЬ (в сторону). Я умираю от страха!
   БОЛИНГБРОК. Чем же объяснить то обстоятельство, что мы вынуждены подстегивать усердие, обычно столь рьяное, первой статс-дамы королевы, в руках которой сосредоточенно все дело управления и охраны королевского дворца?
   ГЕРЦОГИНЯ. Ее Величество только что предписали принять самые строгие меры вот в этом эдикте...
   КОРОЛЕВА. Исполнение которого мы поручаем герцогине (передает бумагу БОЛИНГБРОКУ) и... вам, сэр Сент-Джон, которого мы поздравляем с титулом лорда Болингброка. Надеюсь, вы удовлетворены?
   БОЛИНГБРОК. Как всегда, когда мы имеем счастье лицезреть нашу королеву и быть услышанными ею.
  
   Приветствующим движением руки КОРОЛЕВА прощается с БОЛИНГБРОКОМ и вместе с ГЕРЦОГИНЕЙ удаляется через галерею.
  
  
   6
  
   БОЛИНГБРОК. Превосходно... Напрасно они думают, что все закончено. Это только начало! С помощью этого указа я арестую половину Англии, засажу за решетку всю Палату лордов. И добьюсь своего! (Поворачивается к АБИГАЙЛЬ, которая едва стоит на ногах.) Боже мой! Что с вами, дитя мое?
   АБИГАЙЛЬ. Вы погубили нас! Тот, кого вы обязались разыскать, арестовать и приговорить к смерти...
   БОЛИНГБРОК. Ну? Кто он?
   АБИГАЙЛЬ. Это... это Артур!
   БОЛИНГБРОК. Как... эта встреча?
   АБИГАЙЛЬ. Да, это была дуэль с лордом Болингброком. Лорд был злым гением Мешема! Где бы этот важный господин не встречал Артура, он постоянно над ним насмехался... а однажды, в толпе окружившей карету королевы, он дал ему по носу, вероятно приняв его за школьника....
   БОЛИНГБРОК (вскрикнув). Да, да, я вспомнил... Мешем мне рассказывал об этом. Значит, этим важным господином, который угостил его щелчком, оказался мой кузен?.. Видите, дитя мое, простой щелчок по носу стал причиной всего: дуэли, народного возмущения, моей обличающей речи и что всего важнее - королевского указа!
   АБИГАЙЛЬ. Который предписывает вам арестовать Артура!
   БОЛИНГБРОК (вдохновенно). Артура?.. Того, кто спас меня от долговой тюрьмы и в одну минуту сделал лордом с миллионным состоянием?!. Нет, вы слишком плохо думаете обо мне.
   АБИГАЙЛЬ. Боже мой, что же вы намерены делать?
   БОЛИНГБРОК. Пока только шуметь: статьи, речи в Парламенте, митинги... И никого не разыскивать! (Улыбается.) Вот видите, наш тройственный союз, который мы заключили с вашим женихом, уже начал давать первые результаты!
   АБИГАЙЛЬ. Но я в этом союзе такая маленькая величина.
   БОЛИНГБРОК. Посредством малого достигается большое! Зачем далеко ходить: знаете ли вы, как я, которого до двадцати лет все считали пустым фатом и вертопрахом, вдруг сделался государственным деятелем, главой министерства и членом Парламента?
   АБИГАЙЛЬ. Нет, конечно.
   БОЛИНГБРОК. По одной, как вы говорите "маленькой", причине: я умел отлично танцевать сарабанду. Правда, позже я все это в одночасье потерял по причине еще гораздо меньшей: исключительно из-за насморка... (Хохочет.)
   АБИГАЙЛЬ (простодушно). Может быть, вам стоит выучить еще какой-нибудь танец, чтобы опять стать министром?
   БОЛИНГБРОК. Некогда. Я пока довольствуюсь старыми "танцами" в рядах побежденных... и жду!
   АБИГАЙЛЬ (смеётся). Чего? Какой-нибудь великой революции?
   БОЛИНГБРОК. Нет, случая. Какого-нибудь ничтожного знака судьбы: простуды, потерянного письма, разбившегося стакана, маленького камушка...
   АБИГАЙЛЬ (смеётся). Бриллиантового?
   БОЛИНГБРОК. Согласен и на бриллиантовый, лишь бы его вовремя подложить под колесо и он опрокинул колесницу триумфатора!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ДЕНЬ ТРЕТИЙ
  
  
   7
  
   Гостиная королевы. КОРОЛЕВА, сидя за клавесином, разучивает песню. АБИГАЙЛЬ в новом платье, стоя у окна с книгой в руках, издали любуется КОРОЛЕВОЙ
  
   АБИГАЙЛЬ. Я не могу прийти в себя от счастья! Вот уже второй день, как я не покидаю Ваше Величество.
   КОРОЛЕВА. Да, устроить тебя было не так-то легко! После моего холодного приема ты, наверное, потеряла всякую надежду?..
   АБИГАЙЛЬ. Вы были строги с герцогиней?
   КОРОЛЕВА. Я не проронила ни слова. Почувствовав мой холод и недовольство, она через несколько часов пришла с весьма озабоченным видом и сама предложила принять тебя... и даже очень об этом просила, когда я, для острастки, поначалу не соглашалась (смеётся).
АБИГАЙЛЬ. Как вы добры! (Глядя в окно.) Это сухое дерево среди буйства цветов и зелени навевает какие-то невеселые мысли. Надо распорядиться, чтобы его спилили.
   КОРОЛЕВА (играет и напевает).
   А все же есть река любви,
   и есть в ней глубина, есть мели,
   над ней когда-то соловьи
   и день, и ночь нам песни пели.
   Иные были времена,
   когда в объятиях теченья,
   и радость или огорченья,
   и счастье нам несла она.
  
   Река любви, река, река любви...
   Ах, как она нам песни пела,
   так не поют и соловьи,
   и вдруг - утихла, обмелела.
   Река любви, река любви....
   АБИГАЙЛЬ (не сразу). Какая удивительная песня!
   КОРОЛЕВА. Да, наш придворный композитор, когда преподносит мне ноты в подарок, каждый раз так расхваливает свои сочинения... ну, просто до неприличия. Но на этот раз - он не ошибся!
   АБИГАЙЛЬ. А чьи слова, его?.. Неужели есть мужчины, способные так писать... так чувствовать? Этого не может быть.
   КОРОЛЕВА (улыбаясь). Милая Абигайль, есть мужчины... а есть поэты!
   АБИГАЙЛЬ. Ваше Величество, а вы... вы их встречали?
   КОРОЛЕВА. Поэтов? Почти никогда... Ах, милая Абигайль, я ведь королева. Мои министры под разными предлогами вызывали в Лондон из других государств десятки холостых королей, их сыновей, племянников и много еще кого... представителей различных королевских династий - габсбургской, наваррской, бурбонов... (Смеётся.) Боже, как они все похожи! Пока молчат - еще полбеды, но когда приближаются и начинают говорить! Бр-р-р... Ты знаешь, Абигайль, все люди наделенные властью очень похожи друг на друга, все они такие самодовольные, какие-то... ограниченные. Даже если они целовали руки и говорили комплименты, во взгляде их сквозила самоуверенность, какая-то тупая и скотская... Они сразу же смотрели на меня по-хозяйски, как на свою собственность. На следующий день я всегда закрывалась в своих комнатах и сказывалась больной. Так повторялось много раз... ни два, ни пять, ни десять...
   АБИГАЙЛЬ. Неужели вам никогда никто не нравился?!
   КОРОЛЕВА. Ну... почему же? За эти годы при дворе появлялось много мужчин. Среди них иногда встречались удивительные лица, глаза... что-то привлекало в манере говорить, смеяться. Бывают порой такие лица, улыбки.... словно у ангелов! Я люблю читать лица... Знаешь, Абигайль, я кроме глаз и улыбки, ни на что больше не обращаю внимания. Вот такая я дурочка! С некоторыми из них хотелось видеться еще и еще... говорить... смеяться, танцевать. Понимаешь, в человеке... в его фигуре, движениях, манерах... во всем его облике - должна быть поэзия. Иногда люди ее просто излучают... это либо есть в человеке, либо нет! Просто, не дал бог...
   АБИГАЙЛЬ (слишком серьезно). Ваше Величество, а во мне... есть?
   КОРОЛЕВА (хохочет). Крошка моя (обнимает её), в тебе есть молодость, а молодость - это поэзия! И потом, у тебя все написано на лице, я это обожаю. Мне с тобой легко. Я так устала от притворства, я просто физически старею от лжи и лицемерия!.. Очень мне нравился один племянник Луи-Филипа, из рода Валуа. У него были такие удивительные глаза, они просто излучали какой-то неземной свет... Иногда встречаются такие говорящие глаза, глянешь в них и уже ничего больше не видишь вокруг. Это как у маленьких детей, которые еще не научились говорить, а только улыбаются своими глазенками, искрящимися радостью... Ах, какие бывают улыбки иногда у людей. Они пронизывают тебя, как луч солнца, вдруг пробившийся сквозь листву! Такие улыбки и лица не забываются... Их много не бывает, так... три-четыре... пять за всю жизнь. Они остаются в памяти навсегда. (Улыбается.) Проходят годы, а я без конца возвращаюсь к этим лицам и улыбкам, иногда разговариваю с ними...
   АБИГАЙЛЬ. Я понимаю, Ваше Величество.
   КОРОЛЕВА (упрямясь). Нет, Абигайль, ты этого не понимаешь... ты не можешь этого понять, ты еще слишком молода. Ты еще не знаешь, что глаза, взгляд могут иногда ласкать сильнее, чем руки... (в волнении обмахивается веером). Сколько их здесь перебывало - наследных принцев, герцогов, эрц-герцогов, кюрфюстов, каких-то вице-губернаторов из Индии, вдовствующих королей...
   АБИГАЙЛЬ (хохочет, простодушно). Хорошо бы сразу стать вдовой, не выходя замуж!
   КОРОЛЕВА. Знаешь, Абигайль, я не совсем обычная женщина. Я скажу тебе по секрету - я вообще ненормальная! (Хохочет.) Мне нравятся какие-то курносые, угловатые, с торчащими волосами... с румянцем на щеках, ну как в детстве, у мальчишек... с такими чертиками в озорных глазах, постоянно готовые дурачиться и проказничать. Вот это обязательно! (Пауза.) Лица искрящиеся, задиристые, на которых не умерло ребячество... на которых еще ничего не умерло... Только этому и можно верить! (Смеётся.) Есть лица, по которым бы я кувыркалась, как по траве. Знаешь, как на поляне, раскинув руки... Я бы за это Англию отдала! (Обмахиваясь веером.) Боже, слышал бы кто, что я говорю! Абигайль, проверь, закрыта ли дверь? Я совсем заговорилась... Абигайль, я что, совсем дура, нет?
   АБИГАЙЛЬ. Ваше величество, со мной вы можете говорить обо всем, этого ведь никто и никогда не узнает.
   КОРОЛЕВА Меня послушать - так я женщина совсем уж... какая-то без правил, без принципов, какая-то легко... (Взволнованно ходит по комнате, обмахиваясь веером.) За такие речи, знаешь, что со мной следовало бы сделать?.. Какое счастье, что я королева, особа неприкосновенная! Иначе бы... Мне место даже не в Тауэре! (Смеётся.) Абигайль, я ведь годами ни с кем не разговариваю. Всё скрываю, таю... (Вдруг начинает хохотать, задыхается от смеха.) Вот какие тебе открылись государственные тайны... ты узнала тайну Сент-Джеймского дворца! Ха-ха...(Задумалась, вздыхает.) Но это продолжалось день, два... иногда три. Когда заканчивался визит или дипломатическая миссия, они исчезали из дворца и больше никогда не появлялись в моей жизни... Один был недостаточно родовит, другой чужой веры и не желал переходить в протестантизм. Все сводилось к одному - те, кто нравился мне, принадлежали к французскому или испанскому двору, к врагам английской короны и всякие отношения с ними тут же прерывались. А все претенденты на мою руку из Пруссии, Голландии, Австрии и прочие наши союзники по антифранцузской коалиции были просто ужасны... Парламент сорвал мне не одну помолвку! Разве я могу сама выбрать? Моего мнения вообще никто никогда не спрашивал. Они утверждают, что я должна руководствоваться только государственными интересами, вступить в брак только по выбору Парламента и нации!
   АБИГАЙЛЬ. Но разве...
   КОРОЛЕВА. Поздно, Абигайль, поздно... Они хотят из меня сделать вторую, после Елизаветы, в истории Англии, королеву-девственницу. Там, в Палате лордов, они просто помешаны на Елизавете. Собственно, почему "хотят"? Они давно уже добились своего. Осуществили свою мечту. Я одна в этом дворце... Ненавижу Елизавету! Мало того, что она отправила на эшафот мою прабабушку, не удосужившись даже встретиться с ней, выслушать ее, она еще девятнадцать лет продержала ее в Тауэре!
   АБИГАЙЛЬ. Наверное, Елизавета боялась осуждения Европы. Ведь ваша прабабушка была прямой претенденткой на престол, будучи родными внучками Генриха VII, они с Елизаветой были равны в правах, да?
   КОРОЛЕВА. Здесь дело совсем не в короне... Мария была очень красива, в отличие от этой рыжей худышки Елизаветы. (Глядя на портрет.) Посмотри, Абигайль, в этом портрете есть какая-то магия... это лицо волнует. А ведь художник писал ее в тюрьме, за несколько лет до казни. Ей было уже далеко за сорок. А как она здесь красива! В Шотландскую королеву все влюблялись, начиная с французского двора, где она провела юность. Уж не говоря о поклонниках и воздыхателях... один лучше другого! А сколько красавцев погибло, пытаясь вызволить её из плена, организовать побег или мятеж... И наконец, прабабушка, в отличии от Елизаветы, была дважды замужем, а Елизавета - ни разу... Она просто на дух не переносила замужних женщин. Всю жизнь только маялась со своими любовниками, многих казнила, просто из ревности. Это была не любовь, а бесконечная борьба с особой другого, противоположного пола и только. С ней крутили романы только потому, что она была главным человеком в Англии, от нее зависело все - жизнь, деньги, титулы, земли, замки... Боже, как должно быть это ужасно. Я должна благодарить всевышнего, что я одна. Я живу гораздо спокойней. Да, да, вся причина в красоте Марии...
АБИГАЙЛЬ. В это легко поверить, глядя на её правнучку!
   КОРОЛЕВА. В мои-то годы! Спасибо, дитя мое, за твою сладкую ложь... Совершенно незачем выходить замуж! Представь только, твой муж в одно прекрасное утро отправляет тебя в Тауэр, а на следующее - на эшафот. И все только потому, что ему что-то показалось... будто ты на кого-то не так посмотрела. Какое-то облако закрыло солнце на левой половине двора. только и всего! Генрих VIII казнил двух своих жен из шести, только из-за каких то подозрений...с двумя развелся, одна умерла, и только одна выжила. В день казни второй жены он женился на третьей! А моя бедная сестра Мария?.. Ее выдали замуж в пятнадцать лет за Вильгельма Оранского. Вернувшись с войны, он привез с собой в Англию любовницу - Элизабет Вильерс, с чьим присутствием в этом самом дворце моя бедная сестра должна была мириться до самой смерти. История - страшная вещь! Лучше оставаться одной. Можно считать, что мне повезло!.. Какое счастье, Абигайль, что всевышний послал мне тебя! Ведь я больше ни с кем во дворце не могу быть откровенной. Иногда я позволяла себе говорить то, что думаю, с моим придверным Уайтли, камердинером, который заодно является и моим секретарем... Но я не могу рассказать ему всего, он ведь мужчина. В юности мы были большими подругами с Сарой Дженнинг, нынешней герцогиней Мальборо, мы поверяли друг дружке все свои сердечные тайны... На моих глазах проходил ее роман с герцогом, на их свадьбе я сидела рядом с невестой. Я думала, что так будет всегда. Но потом, став женой Мальборо, а позже первой статс-дамой, когда я взошла на престол, Сара очень изменилась. Как это ужасно занимать какое-либо высокое положение... Кто может быть искренним с королевой, открыть ей свое сердце?
   АБИГАЙЛЬ. Я, Ваше Величество, я! Вы всегда можете положиться на меня. Я не знаю, есть ли что-нибудь в мире, чего бы я для вас не сделала?
   КОРОЛЕВА (подходит к АБИГАЙЛЬ, обнимает ее и целует). Милая, милая Абигайль, что бы я без тебя делала? Так бы и умерла, не рассказав никому ничего... о чем думаю, о чем мечтаю, гуляя иногда ночью по этим комнатам.
   АБИГАЙЛЬ. Я не понимаю... как можно жить не влюбляясь!
   КОРОЛЕВА (улыбается). Это запрещено Парламентом.
   АБИГАЙЛЬ. Даже в мыслях, даже в мечтах?
   КОРОЛЕВА (смеётся). Герцогиня и все остальные этого бы не одобрили.
   АБИГАЙЛЬ. Но вы ведь только говорите, Ваше Величество! Вы же ничего не делаете!
   КОРОЛЕВА. Скажу тебе по секрету - кажется, я гораздо храбрее чем они думают. (Смеётся.) Вот тут мы и подходим к самому главному...
   АБИГАЙЛЬ (радостно). В добрый час!
   КОРОЛЕВА. Впрочем, я пошутила. Это только мечты, игра воображения... роман, который я сочиняю для себя одной, и который, скорее всего, никогда не будет закончен.
   АБИГАЙЛЬ. Ваше величество, но роман, как правило, не бывает без героя.
   КОРОЛЕВА. Да, герой существует... В течение нескольких месяцев мы едва сказали друг другу несколько слов, официальных и ничего не значащих. Ведь я королева!
   АБИГАЙЛЬ. Но со мной вы можете поговорить о нем, не опасаясь ни герцогини, ни Парламента... Ах, боже мой! Я совсем забыла, что должна передать вам одну очень важную просьбу (оглядывается и говорит шепотом) лорда Болингброка. Он доверил ее нам - мне и мистеру Мешему.
   КОРОЛЕВА (с некоторым волнением). Капитану Мешему?..
   АБИГАЙЛЬ. Да, офицеру, который сегодня несет караул во дворце. Мы хотели просить...
   КОРОЛЕВА. Должность? Субсидию?..
   АБИГАЙЛЬ (смеётся). Нет, нет, только аудиенцию у Вашего Величества или приглашение на сегодняшний вечерний прием.
   КОРОЛЕВА. Приглашения рассылаются моей первой статс-дамой, герцогиней Мальборо. (Садится к письменному столу, приготовившись писать.) Я должна только внести его имя в список. Кто это?
   АБИГАЙЛЬ. Маркиз де Торси.
   КОРОЛЕВА (смешавшись). Замолчи! Я очень чту посланника Людовика Четырнадцатого, но... ведь он посол Франции, той державы... одним словом, это грозит политическим скандалом. Начнутся подозрения, требования, сцены ревности герцогини...
   АБИГАЙЛЬ. Я думаю, Ваше Величество, что вы как хозяйка вечера, как королева, окажете маркизу эту честь.
   КОРОЛЕВА. Конечно, я против маркиза ничего не имею...
   АБИГАЙЛЬ. Вы обещаете? Как я вам благодарна!
   КОРОЛЕВА. Дело в том... Тише!
  
  
   8
  
   ГЕРЦОГИНЯ (входит). Вот, государыня, депеши маршала... (останавливается, заметив АБИГАЙЛЬ).
   КОРОЛЕВА. Продолжайте...
   ГЕРЦОГИНЯ (указывая на АБИГАЙЛЬ). Я жду, когда леди выйдет.
   КОРОЛЕВА (смешавшись). Нет, нет, Абигайль, мне нужно дать вам еще некоторые распоряжения... Почитайте пока книгу. (ГЕРЦОГИНЕ, с деланной любезностью.) Я слушаю вас, герцогиня.
   ГЕРЦОГИНЯ. Я должна вас порадовать: несмотря на эффект, произведенный речью лорда Болингброка, вопрос об ассигновании средств на войну будет разрешен в нашу пользу, если мы, конечно, откажемся от каких бы то ни было мирных переговоров с Францией. Все возмущены. Я хорошо сделала, заявив послу Франции от вашего имени, что вы не дадите ему аудиенции.
   КОРОЛЕВА (ГЕРЦОГИНЕ, нерешительно). Я полагала, что все-таки нам следует выслушать маркиза...
   ГЕРЦОГИНЯ. Выслушать?.. Помилуйте, Ваше Величество! Уж лучше сразу взять обратно билль о возвращении вашего брата и не представлять его Парламенту. Большинство и так колеблется. Конечно, если Вашему Величеству будет угодно взять на себя все последствия и поставить себя под удары всеобщей смуты...
   КОРОЛЕВА (испуганно). Нет, нет, не хочу даже и слышать об этом. С меня довольно!
   ГЕРЦОГИНЯ. Я очень рада, что монаршья мудрость, по обыкновению, восторжествовала. Пойду, в таком случае, и приготовлю письмо маркизу де Торси... (В сторону.) Наконец-то! (Уходит.)
   АБИГАЙЛЬ. Бедный маркиз де Торси!
   КОРОЛЕВА. Какая тоска все это выслушивать. А тут еще эти депеши маршала, как будто я что-то понимаю в этих военных терминах... (Усаживается за чтение.)
  
  
   9
  
   Через дверь в глубине сцены входит МЕШЕМ.
  
   АБИГАЙЛЬ (шепотом). Боже, что вам надо здесь?!
   МЕШЕМ (шепотом). Письмо от сэра Болингброка.
  
   АБИГАЙЛЬ быстро пробежав глазами письмо и взглянув на королеву, выбегает.
  
   КОРОЛЕВА (оборачивается и замечает МЕШЕМА). Ах, капитан Мешем!
   МЕШЕМ. Да, государыня!
   КОРОЛЕВА. Что вам угодно?
   МЕШЕМ. Милости Вашего Величества.
   КОРОЛЕВА. Наконец-то! Вы... человек, который никогда ничего не просил.
   МЕШЕМ. Но сегодня... если Вашему Величеству будет угодно подарить мне несколько мгновений.
   КОРОЛЕВА. Очень охотно. Я ведь обязана думать о благе своих подданных... Очевидно речь идет о вашем чине, о продвижении по службе?
   МЕШЕМ. О нет, государыня, я об этом не думаю!
   КОРОЛЕВА (улыбаясь). В таком случае - о чем же вы думаете?
   МЕШЕМ. Простите, Ваше Величество, но я боюсь, позволено ли мне высказать вам мою тайну?
   КОРОЛЕВА (оживленно). Я обожаю тайны! Продолжайте! (Протягивает ему руку для поцелуя.) И будьте заранее уверены в моем королевском покровительстве.
   МЕШЕМ (поднося руку КОРОЛЕВЫ к губам). О, государыня!
   КОРОЛЕВА (отнимая руку, взволнованно.) Ну и что же?
   МЕШЕМ. Дело в том... что сам того не подозревая, я приобрел при вашем дворе могущественного покровителя.
   КОРОЛЕВА. Ах, вот как!
   МЕШЕМ. И этот покровитель, под страхом своей немилости, запрещает мне...
   КОРОЛЕВА. Что... что он вам запрещает?
   МЕШЕМ. Вступать в брак.
  
   КОРОЛЕВА хохочет неестественно громко и, обмахиваясь веером, протягивает МЕШЕМУ руку для поцелуя; МЕШЕМ растерянно прижимает её к себе, не спеша целовать.
  
   КОРОЛЕВА (смеясь). Это действительно забавный случай! Продолжайте, продолжайте...
  
   Дверь открывается. КОРОЛЕВА поспешно вырывает свою руку из рук МЕШЕМА. Недовольно поворачивается к двери.
  
   Кто там? Кто позволяет себе входить без доклада!
  
  
   10
  
   Появляется АБИГАЙЛЬ.
  
   КОРОЛЕВА. Ах, это ты, Абигайль? Мы поговорим с тобой позже.
   АБИГАЙЛЬ. Простите, государыня, но дело не терпит никаких отлагательств. Один из ваших преданнейших друзей непременно желает видеть Ваше Величество.
   КОРОЛЕВА (недовольно). Разве можно так царствовать? Вечно прерывают и мешают... Ни одной минуты для серьезных дел! Кто этот человек?
   АБИГАЙЛЬ. Лорд Болингброк.
   КОРОЛЕВА (в испуге). Болингброк?! Это невозможно, сейчас вернется герцогиня.
   АБИГАЙЛЬ. В таком случае, разрешите ему только засвидетельствовать свое почтение... так как я уже распорядилась, чтобы его впустили.
   КОРОЛЕВА. Что вы натворили. Ведь нас может застать герцогиня!
   АБИГАЙЛЬ. Накажите меня государыня... Но он уже здесь.
  
   Входит БОЛИНГБРОК.
  
   МЕШЕМ (в глубине сцены, БОЛИНГБРОКУ). Она в дурном настроении,
   у вас ничего не выйдет.
   БОЛИНГБРОК. Кто знает? Талант... или случай! В особенности - случай!
  
   АБИГАЙЛЬ И МЕШЕМ выходят.
  
   КОРОЛЕВА (БОЛИНГБРОКУ, который приближается к ней
   и почтительно кланяется). Вы знаете, милорд, что я всегда рада видеть вас. Но сегодня... быть может, впервые...
   БОЛИНГБРОК. Но именно сегодня, сейчас, мне необходимо поговорить с вами, завтра будет слишком поздно.
   КОРОЛЕВА. Я заранее знаю все, что вы мне скажете. Я очень ценю ваши доводы, но, к сожалению, паспорта маркиза де Торси будут подписаны...
   БОЛИНГБРОК. Они еще не подписаны, еще не поздно... Если маркиз уедет, война вспыхнет с новой силой и ей не будет конца!
   КОРОЛЕВА. К сожалению, все уже решено... я дала слово. В пять часов придет герцогиня за моей подписью. И вы, как настоящий мой друг, должны меня понять. Если...
   БОЛИНГБРОК. И вы отдаляете настоящего друга, чтобы принять недруга. (Смотрит на часы.) До прихода герцогини остается еще четверть часа. Подарите их мне и я буду счастлив. Вы можете не отвечать, главное - выслушайте меня!
  
   КОРОЛЕВА, вздохнув, опускается в кресло.
  
   Разрешите нарисовать картину бедствий нашей страны. Торговля уничтожена, финансы расстроены, долги растут с каждым днем... Все эти несчастья вызваны бессмысленной войной, которая, кроме позора и разорения, ничего нам дать не может. Если вы не верите моим словам, так знайте, что взятие нашими союзниками крепости Бушен, которым так почему-то гордится герцог Мальборо, стоило Англии семь миллионов фунтов стерлингов!
   КОРОЛЕВА. Семь миллионов?!
   БОЛИНГБРОК. Славная победа при Мальплаке стоила нам тридцать тысяч жизней, тогда как побежденные - маршалу Мальборо угодно считать их побежденными - потеряли всего восемь тысяч! (Воодушевляясь.) Я могу легко доказать вам, что значительная часть военных ассигнований оседает в бездонных сундуках маршала Мальборо и его супруги и что это является одной из истинных причин продолжения войны... Всем известно, что юного Мальборо содержала герцогиня Кливлендская, бывшая любовница короля. Он выудил из нее 5 тисяч фунтов и тут же вложил их в ценные бумаги, сколотив таким образом свое состояние. Эта семья умеет делать деньги!
   КОРОЛЕВА (прислушивается). Тише, тише... сюда, кажется, идут...
   БОЛИНГБРОК (продолжает с прежним жаром). А не угодно ли вам знать еще одну причину, весьма деликатную и волнующую, которая заставляет герцогиню опасаться заключения мира и заставляет держать своего мужа на фронте, подальше от Лондона?
   КОРОЛЕВА (изумленно). Вот уж этому я никогда не поверю.
БОЛИНГБРОК. А между тем - это правда! Только что вышедший молодой офицер Артур Мешем, кажется... мог бы дать вам более точные сведения по поводу и таких аргументов войны.
   КОРОЛЕВА (взволнованно). Мешем! Что вы хотите сказать?
   БОЛИНГБРОК. Герцогиня очень и очень к нему неравнодушна. И имеет на него самые серьезные виды.
   КОРОЛЕВА (дрожа). Она и Мешем?!
   БОЛИНГБРОК (собираясь уходить). Впрочем, Мешем или кто другой - велика разница!
   КОРОЛЕВА (гневно). То есть как это "велика разница"?.. (Поднимается с кресла, с возрастающим волнением.) Меня обманывают, злоупотребляют моим доверием. Если, прикрываясь интересами государства, за моей спиной занимаются своими... своими любовными интрижками! Останьтесь, милорд... Здесь я королева, я должна все знать!
  
   КОРОЛЕВА идет к двери, открывает её, осматривает Приемный зал, закрывает дверь и возвращается обратно.
  
   БОЛИГБРОК (в сторону).Ее взволнованность... Уж не попал ли я случайно в самое больное место? О судьбы Англии, от чего вы зависите!
   КОРОЛЕВА. Итак, милорд, вы говорите, что герцогиня...
   БОЛИНГБРОК (внимательно наблюдая за королевой). Желает продолжения войны...
   КОРОЛЕВА. ...чтобы держать своего мужа подальше от Лондона?
   БОЛИНГБРОК (продолжая свои наблюдения). Да, Ваше Величество.
   КОРОЛЕВА (взволнованно). Из-за своей слабости к... как его?
   БОЛИНГБРОК. Мешем.
   КОРОЛЕВА. Да, да... к этому Мешему.
   БОЛИНГБРОК. У меня имеются некоторые основания так полагать.
КОРОЛЕВА. Какие?
   БОЛИНГБРОК (живо). Прежде всего: кто принял его ко двору?
   КОРОЛЕВА. Герцогиня!
   БОЛИНГБРОК. Кто устроил ему чин прапорщика?
   КОРОЛЕВА. Герцогиня!
   БОЛИНГБРОК. И кто, наконец, произвел его в офицеры королевской гвардии?
   КОРОЛЕВА. Да, да, да, это все она! Делая вид, что удовлетворяет мои желания, она заботилась только о своих! Теперь мне ясно, почему таинственный покровитель, о котором говорил мне Мешем...
   БОЛИНГБРОК. Точнее - покровительница...
   КОРОЛЕВА. ...запрещает ему жениться!
   БОЛИНГБРОК (стоя рядом с КОРОЛЕВОЙ, почти ей на ухо). Это она! Разве теперь Вашему Величеству не ясно, что благородная герцогиня заставляет Парламент вотировать кредиты на продолжение войны только для того, чтобы маршал Мальборо как можно дольше оставался в армии и не мешал своей супруге заниматься любовными утехами. (Подчеркнуто.) Война для семьи Мальборо все - лавры, богатство и любовные приключения... Любовные приключения тем более пленительные, что они - тайные! И что самое горькое и обидное: королева, сама королева служит ширмой их честолюбию, их жадности и даже романтическим упражнениям! (Заметив жест негодования КОРОЛЕВЫ.) Да, да, государыня...
   КОРОЛЕВА (тихо, после паузы). Как вы сказали, милорд, "романтические... упражнения"?
   БОЛИНГБРОК (взглянув на открывающуюся дверь). Молчание! Она.
  
  
   11
  
   Входит ГЕРЦОГИНЯ. Заметив БОЛИНГБРОКА, она в изумлении.
  
   ГЕРЦОГИНЯ. Болингброк?!
   БОЛИНГБРОК (вежливо кланяясь). Приветствую вас, герцогиня!
   КОРОЛЕВА (холодно). Что вам, миледи?
   ГЕРЦОГИНЯ (протягивает КОРОЛЕВЕ бумаги). Паспорта французского посла и сопроводительное письмо к ним.
   КОРОЛЕВА (сухо). Хорошо... (бросает бумаги на стол).
   ГЕРЦОГИНЯ. Требуется ваша подпись.
   КОРОЛЕВА (так же сухо). Хорошо... я подумаю. (Усаживается за столик.)
   ГЕРЦОГИНЯ (в сторону). Что это? (Громко.) Ваше Величество, не далее как час тому, мы решили их подписать.
КОРОЛЕВА. Не "мы", а я... А теперь некоторые соображения заставляют меня это отложить.
   ГЕРЦОГИНЯ (гневно взглянув на БОЛИНГБРОКА). Не трудно догадаться, чьему влиянию уступает сейчас Ваше Величество.
   КОРОЛЕВА (пытаясь сдержать себя). Я не знаю никаких влияний, миледи, и подчиняюсь только голосу рассудка. И государственного блага! Когда речь заходит об интересах государства... я не знаю колебаний.
   БОЛИНГБРОК. Вот это говорит королева!
   КОРОЛЕВА (воодушевляясь). Герцогиня, я узнала, что взятие Бушена стоило нам семь миллионов фунтов?!
   ГЕРЦОГИНЯ. Государыня...
   КОРОЛЕВА (все более воодушевляясь). Чистым золотом!.. А разве в битве при Мальплаке мы не потеряли тридцать тысяч человек против восьми со стороны неприятеля?
   ГЕРЦОГИНЯ. Но, позвольте...
   КОРОЛЕВА (поднимаясь). И вы хотите, что бы я подписала это письмо... прежде, чем узнаю истину из верных источников? Прежде, чем разберусь в этом сама? Нет, миледи, я не желаю служить честолюбивым и всяким иным целям... некоторых... лиц.
   ГЕРЦОГИНЯ. Ваше величество, одно только слово...
  
   Бой часов.
  
   КОРОЛЕВА. Не могу. Время идти в часовню. (К АБИГАЙЛЬ, которая появляется в дверях.) Следуйте за мной!
   АБИГАЙЛЬ (КОРОЛЕВЕ, вполголоса). Ваше величество так взволнованы!
   КОРОЛЕВА (увлекая АБИГАЙЛЬ в сторону, вполголоса). Я должна проникнуть в одну тайну. Мне необходимо увидеть и допросить то лицо, о котором мы сегодня говорили.
   АБИГАЙЛЬ (весело). Кого?.. Героя вашего романа?
   КОРОЛЕВА. Да, ты приведешь его ко мне. Может быть... я допишу этот роман.
АБИГАЙЛЬ (весело). Но для этого я должна знать, кто это...
   КОРОЛЕВА (оборачивается и видит МЕШЕМА, который направляется к ней с библией и печатками в руках; к АБИГАЙЛЬ, шепотом). Вот он!
   АБИГАЙЛЬ (оцепенев от изумления). Боже мой!
   БОЛИНГБРОК (проходя мимо АБИГАЙЛЬ). Игра наша идет блестяще!
   АБИГАЙЛЬ. Увы, она проиграна!
   БОЛИНГБРОК. Напротив, она выиграна!
  
   КОРОЛЕВА, приняв из рук МЕШЕМА перчатки и библию, подает знак АБИГАЙЛЬ следовать за ней. Они удаляются. ГЕРЦОГИНЯ берет со стола свои бумаги и, выходя из комнаты, бросает на БОЛИНГБРОКА злобный взгляд. БОЛИНГБРОК провожает ее любезным поклоном и торжествующим взглядом. *
  
  
   12
  
   Приемный зал.
  
   ГЕРЦОГИНЯ (одна, нервно расхаживая по залу). Непостижимо! Валаамова ослица заговорила! Первый раз в своей жизни она обнаружила волю... Чему это приписать? Талантам сэра Болингброка или влиянию этой девчонки?.. Но скоро я все разузнаю, все будет приведено в полную ясность и порядок. (Задумывается.) Пришлось пустить в ход последний козырь - пообещать, что билль разрешающий ее брату вернуться в Англию, пройдет сегодня же в Парламенте... при условии, что маркиз де Торси наконец уедет. Правда, только завтра. В конце концов, что может произойти за одни сутки?..
  
  
   13
  
   Входит МЕШЕМ.
  
   МЕШЕМ. Вот и страшная герцогиня, против которой меня неоднократно предостерегала Абигайль.
   ГЕРЦОГИНЯ (в ответ на почтительный поклон МЕШЕМА). А-а, наш молодой офицер!
   МЕШЕМ. К вашим услугам, миледи!
   ГЕРЦОГИНЯ. Как чувствует себя молодой человек, недавно произведенный в капитаны гвардии?
   МЕШЕМ (в сторону). Она, кажется, хочет меня разжаловать... (Громко.) Я испытываю желание как можно скорее оправдать оказанное доверие!
ГЕРЦОГИНЯ. Подобный ответ делает честь вашей скромности. Очевидно, мой муж, маршал Мальборо, не ошибся в вас. И вообще, если вам что-нибудь понадобится, мой муж... и я... всегда готовы оказать вам поддержку.
   МЕШЕМ. О, миледи, вы так добры!
   ГЕРЦОГИНЯ. Значит, я могу рассчитывать на вашу преданность?
   МЕШЕМ. Приказывайте!
   ГЕРЦОГИНЯ (смотрит на него пронзительно). Благодарю вас, Мешем.
   МЕШЕМ (в сторону). Какие у нее добрые и ласковые глаза. Ничего не понимаю!
   ГЕРЦОГИНЯ (делает ему знак приблизиться). Подойдите ко мне... ближе. Речь идет об очень важном поручении королевы, для выполнения которого я остановила свой выбор на вас. Дело касается одного дерзкого преступления. Позавчера в парке нашего дворца был предательски убит сэр Ричард Болингброк...
   МЕШЕМ (с негодованием). Нет, миледи! Он был убит в честном поединке дворянином, честь которого он оскорбил.
ГЕРЦОГИНЯ. Вы знаете убийцу?.. Вам придется назвать его имя. Ведь мы с вами должны найти его!
   МЕШЕМ. Вам не надо его искать, миледи... он перед вами.
   ГЕРЦОГИНЯ (поспешно закрывая ему рот рукой). Молчите!.. Молчите, безумец! Об этом никто не должен знать. Ни под каким видом! Я убеждена, что против вас нет никаких улик... (Страстно.) Я знаю, Мешем, вас не в чем упрекать. Вы сами мне сказали, что это был честный бой. А кто однажды увидит вас, Мешем, тот не может не верить вам! (Оглядывается по сторонам.) Но злоба наших врагов может подсказать им, что производство вас в капитаны, как раз именно в день поединка, является нашей наградой... и мы уже не сможем защитить вас.
   МЕШЕМ. Да, вы правы герцогиня, такие мысли могут родиться.
   ГЕРЦОГИНЯ. Вас может спасти только немедленный отъезд в действующую армию.
   МЕШЕМ. О, как я благодарен вам, герцогиня!
   ГЕРЦОГИНЯ (взволнованно). О, всего на несколько дней, пока об этом деле не забудут. Вы уедете завтра же, я передам вам депеши для маршала... Приходите за ними ко мне.
   МЕШЕМ. Когда?
   ГЕРЦОГИНЯ. Сегодня вечером, после приема у королевы. Только постарайтесь пройти незамеченным. Главное, чтобы никто об этом не знал.
   МЕШЕМ. Обещаю вам! Я не могу прийти в себя от изумления! Я вас остерегался и вдруг... я чувствую, что должен открыть вам свою душу.
   ГЕРЦОГИНЯ. Вы мне расскажете об этом сегодня вечером. Итак, сегодня вечером! А пока - молчание!.. Сюда идут.
  
  
   14
  
   Вбегает АБИГАЙЛЬ, она взволнованна.
  
   АБИГАЙЛЬ (в сторону). Он с ней... Наедине!
   ГЕРЦОГИНЯ (в сторону). Опять эта Абигайль!.. (Громко.) Кто вас звал? Что вам угодно?
   АБИГАЙЛЬ. Королева желает говорить с вами, миледи.
   ГЕРЦОГИНЯ. Хорошо... я приду попозже.
АБИГАЙЛЬ. Королева ждет вас сейчас.
   ГЕРЦОГИНЯ. В таком случае передайте вашей госпоже...
   АБИГАЙЛЬ (с достоинством). Которая в то же время является и вашей госпожой!
   МЕШЕМ уходит в дверь, ведущую в служебные помещения. ГЕРЦОГИНЯ, уходя, делает гневный жест,
   но вовремя сдерживает себя.
  
   БОЛИНГБРОК (появляясь со стороны галереи). Честь имею явиться к новой фаворитке Ее Величества. (Смеётся.) Да, да, о вас уже говорят, вас уже побаиваются!
АБИГАЙЛЬ (не слушая его). Тем не менее, все потеряно.
БОЛИНГБРОК. О, небо! Неужели маркиз де Торси должен покинуть Англию?
АБИГАЙЛЬ (ударяя себя по голове). Ах, о маркизе я и забыла...
   БОЛИНГБРОК. Вот и говори с влюбленными о государственных делах! (Нетерпеливо.) Я вам толкую о войне и мире, об интересах всей Европы...
   АБИГАЙЛЬ (почти плача). Европа может сама постоять за себя, а если вы меня покинете... мне останется только умереть!
   БОЛИНГБРОК. Извините меня, дитя мое. Займемся сначала вами.
   АБИГАЙЛЬ. Даже не знаю, с чего начать... За моим Артуром, кажется, начинает охоту еще одна важнейшая леди... имя которой, я не могу произнести даже шепотом.
   БОЛИНГБРОК (в сторону). Бедняжка, она думает сообщить мне что-то новое. (Громко.) Я даже не буду стараться угадать.
АБИГАЙЛЬ. Это тайна, которую я не могу вам открыть. Какая подлость, не правда ли!? У них есть герцоги, принцы, виконты, лорды... целые толпы! А у меня только один единственный Артур. Как отвоевать его у этих двух дам?
БОЛИНГБРОК. Две? Это гораздо лучше, чем одна!
АБИГАЙЛЬ (удивленно). Как это?
БОЛИНГБРОК. Очень просто... Если большое королевство хочет завоевать маленькую страну - страна погибла. Но если другое большое королевство задумает то же самое - все меняется: они начинают ревниво следить друг за другом, обезвреживать и нейтрализовать друг друга, одним словом - бороться... и в этом спасение маленькой страны. Чем больше количество врагов, тем лучше для маленьких стран. Вы поняли меня?
   АБИГАЙЛЬ. Почти... Видите ли, одно такое королевство, говоря иначе - герцогиня, назначило сегодня вечером у себя дома свидание Артуру. А другое королевство - тоже хочет видеть его у себя, именно в этот же час... Правда, другая важная леди будет знать только вечером, сможет ли она принять его или нет. Сегодня на вечере у королевы она подаст Артуру и мне условный знак.
   БОЛИНГБРОК (с нетерпением). Какой же?
   АБИГАЙЛЬ. Она во всеуслышание пожалуется на жару и попросит принести ей стакан воды...
   БОЛИНГБРОК. Стакан воды? Как оригинально... (Хохочет.) Это будет означать: приходите, я вас жду?
АБИГАЙЛЬ. Слово в слово! Я ничего еще не сообщила Артуру. Лучше мне сразу умереть!
   БОЛИГБРОК (в раздумье берет её за руку). И совершенно напрасно, дитя мое... Я уже вижу, как посланник Франции получит приглашение на сегодняшний вечер.
АБИГАЙЛЬ (нетерпеливо). Ах, милорд, вы все о своем!
БОЛИНГБРОК (улыбаясь). Мы спасены! Не компроментируя его и не губя вас, я расстрою оба эти свидания.
   АБИГАЙЛЬ. Ах, если это случится, я до конца жизни...
БОЛИНГБРОК. О благодарности поговорим после, сюда идет герцогиня.
  
  
   15
  
   Два часа спустя. Дверь справа, за которой гостиная королевы, раскрыта настежь. Прием в разгаре: из гостиной доносятся гул голосов, звуки музыки, женский смех. У дверей стоят ГЕРЦОГИНЯ, с недовольным видом, который она даже не пытается скрыть, и сияющий от радости БОЛИНГБРОК. Они наблюдают, как королева с маркизом де Торси и придворными дамами играет в трик-трак. У арки, ведущей на галерею, стоит МЕШЕМ. ГЕРЦОГИНЯ иногда отходит от дверей и нервно прохаживается по залу, бросая изредка красноречивые взгляды на МЕШЕМА. БОЛИНГБРОК, стараясь делать это незаметно, с улыбкой наблюдает за ГЕРЦОГИНЕЙ.
  
   БОЛИНГБРОК (ГЕРЦОГИНЕ, вполголоса). Вы слишком благородны сегодня, герцогиня. Французский посол во дворце, мало того - играет в карты с королевой! Это больше, чем я ожидал.
   ГЕРЦОГИНЯ (с досадой). И намного меньше, чем я хотела!
БОЛИНГБРОЛК (улыбается). Это позволяет мне чувствовать к вам удвоенную благодарность! Тем более, что маркиз не лишен находчивости. Как видите, тонкий и остроумный дипломат, он уже полностью завладел вниманием королевы.
   ГЕРЦОГИНЯ (недовольство ее растет с каждой минутой). Я вижу, что мне придется пойти стать за креслом королевы и, таким образом, разделить остроумное общество вашего французского дипломата.
БОЛИНГБОРОК (с иронией). Я рад, герцогиня, что в вас наконец-то заговорил голос крови, и вы в чудных отношениях со своей родственницей!
   ГЕРЦОГИНЯ. Вы ведь однажды предсказывали, что в один прекрасный день мы с вами полюбим друг друга?
БОЛИНГБРОК (галантно). Я уже начинаю. А вы, миледи?
ГЕРЦОГИНЯ. О, я пока еще только дошла до восхищения вашими талантами и вашей ловкостью...
   БОЛИНГБРОК. К этому вы можете прибавить и мою честность, с которой я выполняю свои вчерашние обещания.
ГЕРЦОГИНЯ. А я свои! Разве я не устроила при королеве особу, которая теперь служит вам, непрерывно шпионя за мной?
   БОЛИНГБРОК. Герцогиня, вы приуменьшаете свои дарования: разве за вами уследишь? Вы так проницательны, у вас столько ума...(Пауза.) Герцогиня, я хочу открыть вам одну тайну. В ваших же собственных интересах.
   ГЕРЦОГИНЯ. Приятную?
   БОЛИНГБРОК. Не думаю. (Улыбаясь.) Может быть, поэтому я и собираюсь сделать это. (Интимно.) У вас появилась соперница.
ГЕРЦОГИНЯ (быстро). Что вы хотите этим сказать?!
   БОЛИНГБРОК. Одна важная придворная леди имеет очень серьезные виды на капитана Мешема. Я даже знаю час и условный знак свидания.
ГЕРЦОГИНЯ (дрожа от гнева). Это ложь!
   БОЛИНГБРОК (хладнокровно). Это так же верно, как то, что сегодня вы сами ждете его у себя. После вечера у королевы.
   ГЕРЦОГИНЯ. Вы знаете! Откуда?
   БОЛИНГБРОК. О, герцогиня, я выдаю не все тайны!
   ГЕРЦОГИНЯ. Да-а, понимаю... Вы теперь стали богаты и подкупили старика Тейлора, моего поверенного? Ну, сознайтесь.
   БОЛИНГБРОК (ухмыляясь). Не стану опровергать, но и не стану утверждать.
   ГЕРЦОГИНЯ. Жаль, он был единственным из моих слуг, которому я доверяла.
   БОЛИНГБРОК. Одним словом, вашему свиданию несомненно хотят помешать. И похитить Мешема у вас.
   ГЕРЦОГИНЯ. Кто же это?.. (Внимательно разглядывает придворных дам.) Леди Альбемерль?.. Нет, это леди Эльворт... Я в этом уверена.
   БОЛИГБРОК (с иронией). Не знаю, не знаю... Но скоро мы узнаем. Она подаст условленный между ними сигнал.
ГЕРЦОГИНЯ. Какой?.. Милорд, я выполнила все свои обещания - маркиз де Торси у королевы! Теперь очередь за вами. (С нетерпением.) Какой знак? Да говорите же!
БОЛИНГБРОК. Она громко попросит у капитана Мешема стакан воды.
   ГЕРЦОГИНЯ. Здесь? Сейчас?
   БОЛИНГБРОК. Да. Совсем скоро вы сами убедитесь, верны ли мои сведения.
   ГЕРЦОГИНЯ (в гневе). О, я им не завидую! Я ни перед чем не остановлюсь
   БОЛИНГБРОК (в сторону). Я очень на это рассчитываю!
  
   Из соседнего зала доносятся аплодисменты, восторженные возгласы и смех.
  
   БОЛИНГБРОК. О, королева, кажется, выиграла! Она сегодня великолепно выглядит, просто излучает счастье!
   ГЕРЦОГИНЯ (продолжая разглядывать придворных дам). Которая же из них?.. Леди Эльворт? Нет, это леди Альбемерль...
  
   В зал входит КОРОЛЕВА, её сопровождает АБИГАЙЛЬ.
  
   КОРОЛЕВА (обмахиваясь веером). Ты права, Абигайль, в зале невыносимо душно!
   АБИГАЙЛЬ. Судя по облакам, сейчас разразится гроза.
   КОРОЛЕВА (заметив МЕШЕМА в конце зала, громко). Капитан Мешем, принесите мне стакан воды! (Смеётся.) Полцарства - за стакан воды!
   ГЕЦОГИНЯ (пошатнулась, будто пораженная молнией, громко). О, боже!
КОРОЛЕВА. Что с вами, герцогиня?
   ГЕРЦОГИНЯ (в ярости, едва владея собой). Что со мной?.. Что со мной? Возможно ли, Ваше Величество!
   КОРОЛЕВА (оборачивается к ней). Что вы хотите этим сказать? И что вообще значит вся эта сцена?
   ГЕРЦОГИНЯ. Возможно ли, Ваше Величество, забыться до такой степени!
   БОЛИНГРОК (успокаивая её). Герцогиня!
   АБИГАЙЛЬ. Какое неуважение к королеве!
КОРОЛЕВА (с достоинством). О чем вы? Что я забыла?
ГЕРЦОГИНЯ (пытаясь исправить свою ошибку). Простите, но придворный этикет велит... Первой статс-даме принадлежит право поднести вам пить.
   КОРОЛЕВА (удивленно). Сколько шума из-за такого пустяка! (Улыбается.) Ну, что же, герцогиня, поднесите его мне сами!
   ГЕРЦОГИНЯ (пораженная). Я?!
БОЛИНГБРОК (ГЕРЦОГИНЕ вполголоса, которой МЕШЕМ в этот момент подает поднос со стаканом воды). Сочувствую, вам приходится лично и перед всеми быть сигнальщиком чужой любви! Это еще более пикантно...
   ГЕРЦОГИНЯ, принимая поднос от МЕШЕМА, едва сдерживает себя.
  
КОРОЛЕВА. Что же, миледи ... я жду! Вы с такой настойчивостью напоминали о своем праве, а теперь совсем не торопитесь им воспользоваться.
   ГЕРЦОГИНЯ, пылающая от гнева, дрожащей рукой подносит стакан воды; он падает с подноса на платье КОРОЛЕВЫ, не разбившись.
  
   Ах, как вы неловки!
  
   АБИГАЙЛЬ подбегает к КОРОЛЕВЕ, помогает ей отряхнуть платье и поднимает пустой стакан.
   ГЕРЦОГИНЯ. Ваше Величество впервые так разговаривает со мной!
   КОРОЛЕВА (колко). Это только доказывает мою снисходительность.
   ГЕРЦОГИНЯ. И это после всех тех услуг, которые были мною вам оказаны?
   КОРОЛЕВА (колко). Ох, как я устала от ваших упреков!
   ГЕРЦОГИНЯ. Я их не навязываю Вашему Величеству. Если они вам так неугодны, я могу уйти в отставку!
КОРОЛЕВА (громко). Я её принимаю
ГЕРЦОГИНЯ (в сторону). О, небо!
КОРОЛЕВА. Я вас больше не задерживаю (повернувшись, направляется в гостиную).
   БОЛИНГБРОК (ГЕРЦОГИНЕ, вполголоса). И все-таки, как это ни грустно, а свидание у них состоится!
ГЕРЦОГИНЯ (БОЛИНГБРОКУ). Его не будет... Никогда! (КОРОЛЕВЕ, громко.) Ваше Величество, позвольте только одно слово. Сдавая свою должность, я, разумеется, должна дать отчет о выполнении ваших последних повелений.
   БОЛИНГБРОК (в сторону). Что она еще задумала?
   ГЕРЦОГИНЯ (указывая на БОЛИНГБРОКА). По жалобе милорда и его коллег из оппозиции, я расследовала историю с убийством его кузена Ричарда в парке... Я нашла убийцу!
АБИГАЙЛЬ (в сторону). О, небо! Все кончено!
   БОЛИНГБРОК (про себя). Ах, дьявол!
   ГЕРЦОГИНЯ (БОЛИНГБРОКУ). Милорд, я передаю вам в руки убийцу. Теперь вы будете отвечать за него.
КОРОЛЕВА. Кто же убийца?
ГЕРЦОГИНЯ (улыбаясь). А разве... я не сказала? Присутствующий здесь капитан Мешем!
   КОРОЛЕВА. Мешем?!. (Грустно глядя на МЕШЕМА.) Неужели это правда?
   МЕШЕМ (склонив голову). Да, государыня. Я убил его в честном поединке.
БОЛИГБРОК. Капитан Мешем, я должен вас арестовать.
   МЕШЕМ (подавая шпагу БОЛИНГБРОКУ). Я к вашим услугам, милорд.
   ГЕРЦОГИНЯ (БОЛИНГБРОКУ, вполголоса, наслаждаясь скорбью КОРОЛЕВЫ). Свидание не состоится. Я отомщена!
БОЛИГБРОК (в сторону, радостно). Мы победили.
  
   КОРОЛЕВА, поддерживаемая АБИГАЙЛЬ, удаляется в свои апартаменты. ГЕРЦОГИНЯ победоносно выходит через галерею.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ
  
  
   16
  
   Гостиная королевы. Вечер. Горят свечи. УАЙТЛИ наводит порядок на письменном столе королевы.
  
   БОЛИНГБРОК (входя через дверь слева) Уайтли, а..?
   УАЙТЛИ. Ее Величество сейчас принимает министров.
   БОЛИНГБРОК. Да-а? Они уже здесь?!. Как они проворны, черт подери!
  
   УАЙТЛИ уходит через дверь в глубине.БОЛИНГБРОК достает из кармана записку и перечитывает её.
  
   "После заседания Парламента, в гостиной королевы" - пишет мне Абигайль. Вот я и пришел. Чье же это повеление - королевы или моей юной союзницы? Все равно, ведь помыслами королевы теперь заведует Абигайль. Вчерашний вечер удался на славу! Жаль, что герцогиня не перешла в наступление, так не вовремя остановилась, овладела собой... Однако, первый удар нанесен: герцогиня в немилости, виги в бешенстве, билль будет отвергнут, всеобщее смятение... Ха-ха-ха!
   АБИГАЙЛЬ (входит через дверь в глубине). Ах, милорд, наконец-то!
   БОЛИНГБРОК. Простите за опоздание, я был занят составлением министерства.
   АБИГАЙЛЬ. Какого министерства?
   БОЛИНГБРОК. Своего. Я думаю, мое назначение уже близко.
   АБИГАЙЛЬ. Вы ошибаетесь. Сейчас мы от этого далеки, как никогда! Кстати, где Артур? Ему ничего не грозит?
   БОЛИНГБРОК. Пока он под домашним арестом и обитает в лучших апартаментах моего дома! Но вернемся к вашей записке. Что у вас здесь происходит?
   АБИГАЙЛЬ. Все очень плохо, милорд. После обеда к королеве явилась леди Аберкромби в сопровождении двух важных особ.
   БОЛИНГБРОК. А-а! Очевидно, это Девоншир и Уолпол, ближайшие друзья герцогини.
   АБИГАЙЛЬ. Они уверяли, что явились по собственной инициативе предупредить королеву, что отставка первой статс-дамы повлечет за собой самые неприятные последствия. Партия вигов взбешена, и на завтрашнем заседании Парламента будет отвергнут билль о возвращении брата королевы.
   БОЛИНГБРОК. Разумеется, они подосланы герцогиней. Что же ответила королева?
   АБИГАЙЛЬ. Ничего определенного... Одним словом, было условлено, что герцогиня сегодня вечером явится во дворец, чтобы передать королеве ключ от внутренних апартаментов, который позволял ей никем незамеченной входить к королеве в любое время дня и ночи.
   БОЛИНГБРОК (в гневе). Она опять появится во дворце, откуда я считал ее изгнанной навсегда?!
   АБИГАЙЛЬ. Королева откажется принять ключ. Тогда герцогиня упадет к ногам Ее Величества, которая ее милостиво поднимет, расцелует и билль пройдет. А маркиз де Торси должен будет сегодня покинуть Лондон.
   БОЛИНГБРОК. О, женщины! В ту самую минуту, когда победа уже в наших руках... Когда состоится это "примирение"?
   АБИГАЙЛЬ. Через полчаса...
   БОЛИНГБРОК. Что же делать?.. Неужели на этот раз удача отвернется от меня?
   АБИГАЙЛЬ (радостно, указывая на открывающуюся в глубине дверь). Какое счастье, это она!
   БОЛИНГБРОК (облегченно вздыхая). Сыграйте роль караульного, Абигайль. Я очень прошу вас... Как только увидите герцогиню, тут же предупредите нас.
   АБИГАЙЛЬ (направляясь к двери слева). Да поможет вам бог!
   КОРОЛЕВА (увидев БОЛИНГБРОКА, весело). Ах, это вы Болингброк? Я очень рада вас видеть!
   БОЛИНГБРОК (с иронией). О, как великодушно с вашей стороны так быстро забыть о вчерашнем.
   КОРОЛЕВА. Забыть? (Смеётся.) Если бы вы знали, чего мне только сегодня не пришлось выслушать... из-за этого несчастного стакана воды!
   БОЛИНГБРОК. Ну, вас скоро помирят с герцогиней.
   КОРОЛЕВА. Все, все хотят примирения... Вы же сами сторонник мира, дорогой Болингброк? Я убеждена, что герцогиню часто обвиняют совершенно несправедливо. И вы - первый! Я, конечно, еще не успела проверить слухи о взятии Бушена и военных ассигнованиях, но что касается капитана Мешема...
   БОЛИНГБРОК (про себя). Вот где, оказывается, собака зарыта!
   КОРОЛЕВА. Вы заблуждаетесь, она о нем совершенно не думает. Она сейчас во власти совсем другого человека, которого любит. Мне даже известно его имя: лорд Эвендаль!
   БОЛИНГБРОК (улыбаясь). Ваше Величество перед вами поставили ширму. На этот раз ширма носит имя лорда Эвендаля.
КОРОЛЕВА. Но посудите сами, дорогой Болингброк, разве любимого человека отдают под арест на глазах всего двора? Странно, как это мне сразу не пришло в голову...
   БОЛИНГБРОК. Выслушайте меня и, быть может, мои аргументы вам пригодятся. Герцогине, уж не знаю как, стало известно, что после вечера в ваших апартаментах у капитана Мешема было назначено тайное свидание с одной важной леди...
   КОРОЛЕВА (про себя). О, боже!
   БОЛИНГБРОК. С кем? Этого никто не знает... (Улыбается.) Но если Вашему Величеству угодно, я проведу расследование.
   КОРОЛЕВА (быстро). Нет, нет, это совершенно ни к чему!
   БОЛИНГБРОК. И еще мне известно, и это чистая правда, что герцогиня вчера назначила капитану Мешему свидание у себя в доме... Поздно вечером ... после приема у Вашего Величества.
   КОРОЛЕВА. Свидание? Вчера? С ним?! В одно и то же самое... (Гневно.) Значит, они были в сговоре?!
   БОЛИНГБРОК. Посудите сами, в каком глупом положении она сегодня оказалась, подав вчера, в минуту раздражения, в отставку. Лишенная власти, она не может больше защищать молодого капитана, находящегося у меня под арестом. Она не может больше появиться во дворце в любое время дня и ночи, как раньше, где, в полной безопасности и вне всяких подозрений, могла всегда видеть Мешема! Вот почему она так домогается этого примирения - чтобы опять вернуться во дворец!..
   КОРОЛЕВА. Никогда!
  
   В дверях с левой стороны появляется взволнованная АБИГАЙЛЬ.
  
   АБИГАЙЛЬ. Милорд, во двор въехала карета герцогини!
   КОРОЛЕВА. Герцогини?! Кто дал ей право являться перед нами?
   АБИГАЙЛЬ. Она явилась принести вам свои извинения.
   КОРОЛЕВА. Я их не принимаю... Я могу простить оскорбления, нанесенные мне лично, но не те, что нанесены достоинству моей короны.
  
   Входит УАЙТЛИ.
  
   УАЙТЛИ. Герцогиня Мальборо ожидает в Приемном зале приказаний Вашего Величества.
   КОРОЛЕВА. Абигайль, ступайте к ней и передайте эти "приказания". Скажите герцогине, что ее отставка принята окончательно! И чтобы завтра она сдала ключи от внутренних покоев, вход в которые ей отныне запрещен. Впрочем, как и во дворец. Идите. Постойте... нет, не завтра, а сегодня!
   АБИГАЙЛЬ (изумленно). Что я слышу!? (Выходит вместе с УАЙТЛИ.)
   БОЛИНГБРОК (приближаясь к королеве, которая опустилась в кресло). Великолепно, Ваше Величество, просто блестяще!
   КОРОЛЕВА. Не правда ли? (Смеётся, довольная собой.) Они думали, что я слабая, безвольная женщина!
   БОЛИНГБРОК. Они ошибались. Мы давно хотели видеть вас такой... решительной. Приказывайте, Ваше Величество, мои друзья и я готовы исполнить любое ваше приказание.
   КОРОЛЕВА. Любое приказание? Хорошо, я не заставлю вас ждать... Лорд Болингброк, я ведь доверяю только вам. Но скажите мне... как же Мешем?
   БОЛИНГБРОК. Он по-прежнему останется моим пленником. Мы займемся его делом, как только будет сформировано новое министерство и из армии будет отозван маршал Мальборо.
   КОРОЛЕВА (в крайнем возбуждении). Хорошо... я сегодня же прикажу отдать его под суд.
   БОЛИНГБРОК (живо). Маршала?
   КОРОРЛЕВА (в том же состоянии). Нет, Мешема. Он должен быть осужден и наказан. Я так хочу!
   БОЛИНГБРОК (про себя). О, небо, нам только этого не хватало!
   КОРОЛЕВА. Он лишил вас любимого родственника. И потом... герцогиня будет в бешенстве!
   БОЛИНГБРОК. Напротив, они в ссоре... У них смертельная война.
   КОРОЛЕВА (её гнев сразу же проходит). Как? Вы мне этого не говорили.
   БОЛИНГБРОК (вполголоса, улыбаясь). Герцогиня точно установила, что Мешем ее не любит и никогда не любил. Он любит другую.
   КОРОЛЕВА (живо). Кто это вам сказал?
   БОЛИНГБРОК. Он сам. Мой молодой пленник сознался в тайной страсти к одной знатной особе, находящейся при дворе... которой, он не смеет в этом признаться. Это все, что мне пока удалась выяснить.
   КОРОЛЕВА. Тогда - другое дело. Мы с вами должны обо всем поговорить.
   БОЛИНГБРОК. Непременно. (Быстро.) Сегодня же вечером вы получите список моих коллег по министерству и приказ об отзыве маршала...
   КОРОЛЕВА. Хорошо.
   БОЛИНГБРОК (так же). Будут начаты предварительные переговоры
   с Людовиком Четырнадцатым...
   КОРОЛЕВА. Отлично!
   БОЛИНГБРОК. И как только Ваше Величество подпишет все эти указы...
   КОРОЛЕВА. Я думаю, следовало бы допросить капитана Мешема... лишь только для того, чтобы узнать о планах герцогини и расстроить их?
   БОЛИНГБРОК. Разумеется. Вечером, когда все разойдутся...
   КОРОЛЕВА. Да...
   БОЛИНГБРОК, Я освобожу своего пленника, которого мы и допросим. Впрочем, быть может, вы допросите его сами? Боюсь, у меня не будет времени.
   КОРОЛЕВА (радостно). Отлично! Я его допрошу.
   БОЛИНГБРОК. Итак, до вечера?
   КОРОЛЕВА (весело). До скорого свидания!
  
  
   17
  
   Там же. КОРОЛЕВА музицирует за клавесином. Она напевает песню, подаренную придворным композитором, и счастливо улыбается. Входит АБИГАЙЛЬ.
  
   КОРОЛЕВА (весело). Это ты, крошка! Ну, как там герцогиня?
   АБИГАЙЛЬ. Если бы вы только ее видели!
   КОРОЛЕВА. Милая, иди ко мне. Садись и рассказывай.
  
   АБИГАЙЛЬ колеблется, но затем садится рядом
   с КОРОЛЕВОЙ.
  
   АБИГАЙЛЬ. Ярость, злоба и гордость совершенно исказили ее черты!
   КОРОЛЕВА (громко смеётся). Охотно верю... Герцогиня не глупа, она сразу же поняла, кто теперь заменит ее во дворце. Не зря ведь я послала к ней именно тебя.
   АБИГАЙЛЬ (удивленно). Что вы говорите, Ваше Величество?
   КОРОЛЕВА. Да, моя дорогая, отныне ты будешь для меня всем, не только другом и доверенным лицом, но и первой статс-дамой. С сегодняшнего дня я царствую и я повелеваю! Знаешь, Абигайль, чего я хочу больше всего в эти дни? Видеть его, говорить с ним?.. Нет!
   АБИГАЙЛЬ (почти возмущенно). Вы и так видитесь с ним каждый день, Ваше Высочество.
   КОРОЛЕВА (смеётся). Мне хочется, чтобы я ему приснилась! Бегу себе по парку... в лёгком развевающемся платье. А ведь на ветру - красиво? (Пауза.) Просто во сне всё как-то иначе... лучше. (Смеётся.) Сколько мне всего снилось!.. (Пауза.) В жизни все происходит как-то глупо... я всегда чувствую себя неловко. Во сне всё проще. Так легко, беззаботно. А потом, наутро, остается такое необъяснимое очарование... и остается с тобой на весь день. Знаешь, Абигайль, в юности я даже записывала свои сны! Ха-ха-ха... Они у меня всегда были какие-то особенные, яркие... Нет-нет, жить во сне гораздо лучше! (После паузы.) Ах, хорошо бы присниться Мешему! Ну, хотя бы раз?.. (Без паузы.) Итак, что же герцогиня?
   АБИГАЙЛЬ. Она была в бешенстве! Спускаясь по парадной лестнице, она сказала герцогине Норфолькской, которая вела ее под руку: "Если бы мне даже пришлось погибнуть, я скомпроментирую королеву!"
   КОРОЛЕВА. Какая наглость!
   АБИГАЙЛЬ. И потом она добавила: " Я узнала важную тайну и сумею ею воспользоваться". О какой тайне она говорила? Может быть о какой-нибудь политической?
   КОРОЛЕВА. Я думаю, речь идет о предполагавшемся вчера свидании. А что в этом дурного? Я только хотела в твоем присутствии допросить капитана Мешема.
   АБИГАЙЛЬ. Но ведь это же право королевы!
   КОРОЛЕВА. И я того же мнения. Поэтому допрос, по всей строгости, я учиню Мешему сегодня.
   АБИГАЙЛЬ (испуганно). Вы, государыня?
   КОРОЛЕВА (взяв АБИГАЙЛЬ за руку). Что с тобой? Почему ты побледнела?
   АБИГАЙЛЬ. Я боюсь...
   КОРОЛЕВА. За меня? (Смеётся.) Успокойся, в этом нет никакой опасности.
   АБИГАЛЬ. Но если бы герцогиня узнала, что он находится во дворце, в ваших покоях... в столь поздний час?
   КОРОЛЕВА (указывая на открывающуюся дверь). Молчи, вот он! (Удерживает АБИГАЙЛЬ, рванувшуюся к двери.) Останься, не покидай меня! И запри дверь изнутри.
   АБИГАЙЛЬ (ревниво). Хорошо!
  
   Входит МЕШЕМ. Почтительно поклонившись, медленно приближается к КОРОЛЕВЕ. АБИГАЙЛЬ незаметно закрывает левую дверь на ключ.
  
   МЕШЕМ. Лорд Болингброк прислал меня к Вашему Величеству с бумагами для подписи. Бумаги крайней важности, и никому, кроме меня, он не мог их доверить.
   КОРОЛЕВА (принимая бумаги, ласково). Благодарю вас.
  
   МЕШЕМ и КОРОЛЕВА какое-то время в полной неподвижности смотрят друг на друга.
  
   Ах, да... я должна ему их вернуть... (смеётся). Я и забыла! (Идет к столу и рассматривает бумаги.) Ах, будь что будет! (Не снимая перчатки и не читая бумаг, молниеносно их подписывает. Поворачиваясь к МЕШЕМУ.) Капитан, вот указы, которые я подписала для лорда Болингброка.
   МЕШЕМ (улыбаясь). Значит, я могу сообщить милорду, что он уже министр?
   КОРОЛЕВА (улыбаясь). Это очень великодушно с вашей стороны. Ибо первое, что должен будет сделать новый министр - предать суду убийцу Ричарда Болингброка.
   МЕШЕМ. Я не боюсь. Сэр Генри прекрасно осведомлен, что это был честный поединок.
   КОРОЛЕВА. Ах да, у вас ведь при дворе столько высоких покровителей...
  
   КОРОЛЕВА отходит от МЕШЕМА и садится на диван с правой стороны. МЕШЕМ, оставаясь на месте, попеременно смотрит на КОРОЛЕВУ и на АБИГАЙЛЬ, что занимает место позади дивана,
   не спуская глаз с МЕШЕМА.
  
   Прежде всего - мы и, что еще важнее... герцогиня! Утверждают... вы, конечно, из скромности будете это отрицать... Одним словом, меня уверяли, будто вы ее любите?
   МЕШЕМ. Я? Никогда, Ваше Величество!
   КОРОЛЕВА. К чему отрицать? Герцогиня хороша собой, любезна и занимаемое ею положение...
   МЕШЕМ (пылко). Какое мне дело до ее положения! (Глядя на АБИГАЙЛЬ.) Простите, Ваше Величество, но я люблю совсем другую...
  
   АБИГАЙЛЬ в испуге подает МЕШЕМУ знаки.
  
   КОРОЛЕВА (скромно опуская глаза). Ах, тогда другое дело... И вы ее так сильно любите?
   МЕШЕМ (с нежностью глядя на АБИГАЙЛЬ). Больше, чем я могу выразить... Я счастлив и горд такой любовью!
   КОРОЛЕВА. Замолчите! (Внезапно поднимаясь, оглядывается.) Вы что, не слышите?!
   АБИГАЙЛЬ (указывая на правую дверь из-за которой доносится шум). Кто-то стучит в эту дверь!
   КОРОЛЕВА. Как же теперь быть? Куда бежать?
   АБИГАЙЛЬ. О, небо! Я вспоминаю угрозу герцогини! (Бросается к двери в глубине.)
   КОРОЛЕВА. Нет, туда нельзя, у герцогини ключи от всех дверей! Мы пропали... О, если его здесь увидят!
   АБИГАЙЛЬ (подбежав к окну). Быстрее сюда, на этот балкон!
  
   МЕШЕМ бросается на балкон.
  
  
   18
  
   Едва АБИГАЛЬ закрывает балконную дверь и задергивает штору, как дверь в глубине с шумом открывается и в комнату вбегает ГЕРЦОГИНЯ. Она тяжело дышит. АБИГАЙЛЬ открывает дверь слева, оттуда появляется БОЛИНГБРОК.
  
   КОРОЛЕВА. Гецогиня!? Как вы осмелились врываться в мои покои в подобное время? Какая дерзость!
   ГЕРЦОГИНЯ (оглядываясь по сторонам). Но у меня имеются важные вести, от которых зависит спасение королевства.
   КОРОЛЕВА (с нетерпением). Какие же?
   ГЕРЦОГИНЯ (продолжая осматривать комнату). Вести, которые волнуют весь город...Герцог Мальборо сообщает мне, что французская армия атаковала наши отряды у Денона и одержала полную победу...
   БОЛИНГБРОК (сухо). Это говорит лишь о том, что герцог плохой маршал!
  
   ГЕРЦОГИНЯ подбегает к окну. АБИГАЙЛЬ делает несколько шагов, пытаясь помешать ей.
  
   ГЕРЦОГИНЯ. Разве вы не слышите там озлобленные крики народа? (Открыв окно на балкон, кричит). Капитан Мешем! Ночью, в покоях королевы?
   КОРОЛЕВА (к АБИГАЙЛЬ, увидев появившегося МЕШЕМА). Я погибла.
   АБИГАЙЛЬ (вполголоса). Надеюсь, нет. (Падает перед КОРОЛЕВОЙ на колени.) Смилуйтесь, Ваше Величество... Это я, тайком от вас, провела его сегодня вечером к себе.
   ГЕРЦОГИНЯ (в гневе). Какая дерзость! Вы смеете утверждать...
   АБИГАЙЛЬ (опуская глаза). Я говорю правду.
   МЕШЕМ (кланяясь). Пусть Ваше Величество накажет нас обоих.
   КОРОЛЕВА (тихо БОЛИНГБРОКУ). Болингброк, выручайте...
   БОЛИНГБРОК (выходя на середину). Разрешите?.. Я вынужден вам все объяснить.
   ГЕРЦОГИНЯ. Да, да, уж потрудитесь "объяснить" нам, милорд, на каком основании арестованный вами капитан Мешем разгуливает на свободе? По комнатам королевы!
   БОЛИНГБРОК (осмотрев присутствующих). Я думаю, что всякий на моем месте поступил бы точно так же. Как не отпустить молодого человека, под честное слово английского офицера, попрощаться со своей невестой Абигайль Черчилль? Они обручены.
   КОРОЛЕВА и ГЕРЦОГИНЯ вскрикивают одновременно.
   КОРОЛЕВА (взволнованно, подзывая к себе БОЛИНГБРОКА). Милорд, на минутку... (Взмахом руки предлагает остальным немного отдалиться. БОЛИНГБРОКУ, вполголоса). Что вы наделали?
   БОЛИНГБРОК (вполголоса). Вы ведь просили меня спасти вас от скандала...
  
   КОРОЛЕВА с трудом скрывает свое волнение.
   Немного мужества, государыня! Разве можно обесславить эту честную девушку, которая принесла себя в жертву репутации Вашего Величества?
   КОРОЛЕВА (переборов свои чувства). Да, да, вы, как всегда, правы... (Делает АБИГАЛЬ знак приблизиться.) Абигайль, так надо. Вы должны подчиниться. Дайте мне еще одно доказательство своей преданности и моя благодарность... моя дружба будет принадлежать вам навсегда!
   АБИГАЙЛЬ нескрываемой радостью). Ах, Ваше Величество, если б вы только знали...
   БОЛИНГБРОК (прерывая её). Молчите. (Повернувшись к МЕШЕМУ, жестом предлагает ему приблизиться).
   КОРОЛЕВА (с грустью глядя на МЕШЕМА). Что касается вас, капитан Мешем...
   БОЛИНГБРОК (МЕШЕМУ, тихо). Не соглашайтесь!
   КОРОЛЕВА. Я знаю о других ваших чувствах... но я прошу вас... Королева вас просит.
   МЕШЕМ. Но, Ваше Величество...
   КОРОЛЕВА. О, дорогой мой, королева вам приказывает!
  
   АБИГАЙЛЬ и МЕШЕМ в низком поклоне склоняются перед КОРОЛЕВОЙ и отходят в сторон
  
   КОРОЛЕВА (громко, ко всем). Важные события, о которых известила нас герцогиня заставляют нас ускорить принятие решений, о которых мы размышляем уже давно. Завтра лорд Болингброк, наш новый премьер-министр, объявит вам наши намерения. Мы немедленно отзываем в Англию маршала Мальборо, чьи таланты нам больше не нужны, так как мы решили заключить с Францией почетный мир. Сэр Генри, вы должны немедленно приступить к переговорам с маркизом де Торси, послом Франции, чтобы в кратчайший срок положить конец этой затянувшейся войне!
  
   БОЛИНГБРОК (тихо к АБИГАЙЛЬ, которая стоит рядом). Ну как,
   разве не верна моя система?.. Герцогиня в отставке, лорд Мальборо отозван, война заканчивается... Европа умиротворена. И все это - благодаря одному стакану воды!
  
   Все покидают комнату через левую дверь. Первой решительно уходит ГЕРЦОГИНЯ, за ней, о чем-то переговариваясь, БОЛИНГБРОК и АБИГАЙЛЬ. МЕШЕМ, подойдя к двери, оглядывается. Его взгляд устремлен на КОРОЛЕВУ. Их взгляды встречаются; он хочет что-то сказать, но не решается. Поклонившись КОРОЛЕВЕ, он выходит, оставляя за собой дверь открытой. КОРОЛЕВА некоторое время неподвижно стоит на месте, затем медленно идет к левой двери и закрывает ее. Какое-то время она бесцельно ходит по комнате, поправляя подушки на диване, закрывая крышку клавесина, перекладывая бумаги на столе.
  
   КОРОЛЕВА. Ну вот, все и прошло... закончилось. Я опять одна. Впрочем, как всегда. Все, как всегда...
  
   Погасив несколько свечей, она подходит к окну; долго смотрит на парк и глубоко вдыхает свежий ночной воздух.
  
   Не хватает только дождя... (Смотрит в окно.) Лебеди, я опять с вами! (Улыбается.)
  
   Постояв у окна, КОРОЛЕВА медленно возвращается к клавесину, открывает крышку, садится и начинает играть, тихо напевая.
  
  
  
   КОРОЛЕВА (поет).
   Еще сверкает рябью дно,
   уже блестит в лучах заката,
   а ведь совсем не так давно,
   мы были каждой встрече рады.
   И вот теперь, как берега,
   которым не соединиться,
   и счастье нам теперь лишь снится,
   как снятся волнам облака...
  
   Порыв ветра за окном колышет пламя свечей, и куклы в шкафу, поддаваясь этой игре светотени, в какие-то минуты, кажется, оживают.
  
   Река любви, река, река любви...
   Ах, как она нам песни пела,
   так не поют и соловьи,
   и вдруг - утихла, обмелела,
   река любви, река любви, река любви...
  
   Занавес.
  
  
  
  
   * Здесь может быть антракт (Ю.Л..)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   10
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Тимофеев "История одного лиса"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"