Вебер Юлия: другие произведения.

В плену установок. Глава 4.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  1
  
  Леночка прилетела только в середине сентября. Лёпс волновался, считал часы, минуты до ее приезда, переживал, как она воспримет его после двухмесячной разлуки.
  
  Виталик вызвался поехать с ним на новенькой "Фронтере", всю дорогу иронично посматривал на Лёпса, но ничего не говорил. Когда объявили посадку, Лёпс сначала замер, а потом огромными шагами поспешил к стеклянной двери, где толпились встречающие. Стараясь не смешиваться с толпой, остановился чуть в стороне. Виталик встал рядом. Лёпс перекладывал из одной руки в другую букет алых роз, глаза у него блуждали, как у безумного, ноги дрожали...
  
  Леночка в выбеленных джинсах, белой футболке с голубым пальмовым листом, в легкой синей куртке из кожи кенгуру, в белых на тонких серебристых каблуках туфельках со светлыми распущенными волосами показалась ему ангелом.
  
  Увидев Лёпса, Леночка вся засияла от радости, приподнялась на цыпочки, поцеловала его и смущенная, уткнулась носом в огромный букет.
  
  - Ты похудела, сильно изменилась, - Лёпс откровенно любовался ее фигуркой, глазами, похудевшими, несколько заострившимися чертами лица.
  
  - Просто перелет тяжелый был, транзитный. У меня, Лёпс, к тебе серьезный разговор есть, лучше, конечно, без свидетелей.
  
  Леночка торопливо сунула Виталику талончик на получение багажа. Тот без слов отошел.
  
  Лёпсу показалось, что сердце куда-то ухнуло в желудок, и стало стучать вдруг быстро-быстро, по спине потянуло каким-то холодком. Он весь напрягся:
  
  - Ты хочешь сказать, что между нами все кончено?
  
  - Об этом мы поговорим позже, без свидетелей и не в аэропорту. Что с тобой?
  
  Леночка испугалась, увидев его помрачневшее и какое-то перекошенное лицо.
  
  Кровь прилила к горячей и без того голове Лёпса, он быстро заговорил:
  
  -Что-что? Надо было мне предвидеть, что как только ты уедешь, так тут же найдешь себе другого. А сейчас ты только и думаешь, как бы потактичнее мне сказать, что я такой хороший и тебя не стою. "Ты, Лёпсик, ошибся... Подумай хорошенько"... Что мне думать-то?
  
  И Лёпс зло произнес, глядя Леночке в глаза:
  
  - Ты не можешь любить меня, потому что я твоей любви не заслужил. Так?- он резко схватил Леночку за руку.
  
  -Не так,- Леночка вырвала свою руку, стала растирать ярко-красные следы Лепсовых пальцев на запястье.
  
  - Ты мне чуть руку не сломал. Проблема в другом, - она покраснела, и не глядя на него, добавила:
  
  - Я беременна. Уже четырнадцать недель. Аборт делать не буду.
  
  Не дожидаясь ответа Лепса, она пошла к стоянке такси. Подошедший с чемоданами, Виталик с удивлением проводил ее взглядом.
  
  Лицо Лепса было так жалко, что Виталик удержал себя от вопросов и молча прошел с багажом к машине, по пути подхватив Леночку за локоток:
  
  -Машина подана, поедем с ветерком.
  
  Леночка согласно кивнула головой, тревожно спросила:
  
  -А Лёпс с нами поедет?
  
  -Сейчас я всё уточню, только багаж утрамбую.
  
  Галантно распахнув дверцу, он заботливо усадил Леночку на заднее сиденье, уложил чемоданы в багажник. Поглядывая на Леночку, занятую пудреницей, Виталик торопливо набрал номер сотового Лёпса, нарочито- пренебрежительно произнес:
  
  -Мы тут тебя в машине ждем. Ты с нами или как?
  
  -Сейчас подойду.
  
  Ухмыльнувшись, Виталик подошел к переднему колесу "Фронтеры", пнул, словно проверяя хорошо ли оно накачано, и, мельком, глянув на Леночку, сказал негромко:
  
  -Пойду Лепса поищу, а то, этот свинтус, на звонок не отвечает.
  
  И скрылся за киосками.
  
  Все с тем же жалким лицом Лёпс вышел из здания аэропорта и сел возле Леночки, осторожно взял ее за руку:
  
  -Я не понимаю...Подумай хорошенько...Ты не ошиблась?
  
  -Нет, Лёпс, я не ошиблась,- Леночка сердито выдернула свою руку из его. -Я тебя ни к чему не принуждаю. У меня просто будет ребенок от любимого мной человека.
  
  -Я думал, что ты не можешь любить меня, - он попытался обнять ее за плечи:--За что, вообще, можно любить меня?
  
  Леночка доверчиво посмотрела ему в глаза.
  
  -Я тебя всего полюбила еще в мае, и так обрадовалась, когда узнала, что от тебя у меня будет ребенок. Желанный и любимый. Больше мне ничего от тебя не надо. Я сказала все, что хотела тебе сказать. Поступай, как хочешь и как знаешь.
  
  -Как тебе не стыдно было думать про то, что я тебя брошу,- нахмурился Лёпс. Я тебя никуда от себя не отпущу,- он поцеловал ее щеку, потом нос, губы, уловил ее трепетное ответное движение, слегка отсторонился, заглянул ей в доверчиво распахнутые глаза.
  
  - И ты никогда не бросишь меня, потому что я этого не допущу. -добавил он, крепко прижимая к себе Леночку:
  
  -Кто помешает нам пожениться?- он снова вопросительно посмотрел на Леночку. Леночка всё так же доверчиво смотрела на него.
  
  - С батей я попозже поговорю, у него через три недели вахта начинается, он проездом тут будет. Пока поживешь у бабушки,- Лёпс снова поцеловал Леночку, тяжело вздохнул:
  
  - У меня сестра остановилась, через несколько дней хвосты в институте сдаст и уедет на Север.
  
  Когда Виталик подошел через пять минут с бутылочкой "Колы", он нашел их совершенно помирившимися.
  
  Это был один из самых счастливых Леночкиных дней, она засыпала в бабушкиной квартире с именем Лёпса на губах. Ей снилась её свадьба. Конечно же, Лёпс её любит, ведь люди только по любви женятся. Они - хорошая пара, и у Лёпса такие добрые глаза, и весь он - такой добрый, такой порядочный. И жить вместе они будут долго и счастливо, ведь студенческие браки - самые крепкие. А совсем скоро у них родится маленький, которого она уже любит и ждет - не дождется его появления.
  
  2
  
  Три недели пролетели незаметно, как-то вечером приехал батя.
  
  Петрович был крупный под метр девяносто мужчина, с огромным животом, который он пытался спрятать под футболку или свитер, так как обычно от всякой рубашки с мясом отскакивали нижние пуговицы.
  
  Все свои рабочие дни на вахте он просиживал за пультом: разомлевший от тепла, осоловевший от еды и непрерывного мигания зеленых и желтых огоньков в полудремлющем состоянии с неизменной трубкой в руках. Он любил Ямал, он любил Северный.
  
  У Петровича был ярко выражен местный патриотизм, ведь он строил своими собственными руками, собирал дома, электростанцию по бревнышкам, по камешкам.
  
  На самом деле, Северный - громкое название городка для типового поселка энергетиков, который пятьдесят лет назад возник на карте. Природа тогда еще не была испорчена цивилизацией. Сказочной величины поймы рек и озера изобиловали рыбой, а окрестности дикоросами и оленями. Ягод бывало столько, что от них менялся оттенок тундры, если оранжевая, значит, морошка, если сизый, то голубика или шикша.
  
  Зимой тундра была безмозглой и холодной, но, тем не менее, северное сияние оживляло однообразие белого бугристого бескрайнего пространства.
  
  Петрович считал себя знатоком прибрежных районов. Он любил настоящую жизнь настоящего мужчины: охоту, рыбалку, с интересом присматривался к ненцам. Его не смущали грубость и простота нравов, практически первобытное житье местных жителей.
  
  К любому можно было по- соседски зайти в Северном ...И многие его жители во время долгой полярной зимы, во время актировок, чтобы не сойти с ума от тоски, периодически находились в состоянии запоя.
  
  Петрович любил маленькие городки, считал, что там все всё про друг друга знают, словно и дома и души от мороза стали прозрачными, и все друг друга хорошо понимают.
  
  А в городе все подделка - сплошная сутолока и сосед соседа не знает, хоть и на одной лестничной клетке живут, а порой и имен-то друг друга на знают и здороваться не приучены.
  
  Прошедший полный курс выживания на севере, зная не понаслышке голод и лишения, больше всего на свете он боялся нищенского существования своих детей. И всегда сердился, когда Лёпс начинал говорить о своих неприятностях или проблемах.
  
  Весь вечер собирался Лепс заговорить с отцом о женитьбе, но всякий раз об одной только мысли о предстоящем разговоре им овладевала такая робость, что его бросало в пот. Открыв рот, он сразу забывал все приготовленные слова. Он опасался, что, выслушав его, Петрович, будет долго брюзжать, а потом и думать запретит о женитьбе, пока он не окончит институт. Наконец, сидя за кухонным столом, наблюдая за третьей чаркой коньяка исчезающей во рту Петровича, смущаясь и сгорая от стыда, он начал щекотливое объяснение.
  
  - Что такое? - вздрогнув, переспросил Петрович.
  
  - Жениться я, батя, собрался, - уставившись в тарелку с копченной курицей, решительно проговорил Лепс.
  
  - Жениться... Жених выискался... Институт еще не закончил... Я тебе сейчас так женилку обломаю, что волком взвоешь, - грохнув бутылкой по столу, вскипел Петрович. Бутылка разлетелась в дребезги.
  
  - Поздно батя, женилку обламывать, скоро дедом станешь, - спокойно ответил Лепс.
  
  - Что? - Петрович недоуменно уставился на посверкивающее острыми краями горлышко бутылки в своей руке. Из порезанного мизинца струилась кровь. Не чувствуя боли, он спросил:
  
  - Кто она? Хоть из хорошей семьи?
  
  - Это Леночка, - сказал, подавая отцу бинт, Лёпс.
  
  Батя, надувая щеки, облегченно выдохнул:
  
  - Ну, это хороший выбор.
  
  Слизнув с пальца кровь, и туго перевязав его бинтом, заметил:
  
  -На такой можно хоть завтра жениться. Только как жить - то будете?
  
  - Свою жену и ребенка я как-нибудь сам прокормлю. Работать вечерами буду, у Леночки стипендия.
  
  - Разве это жизнь? Разве хватит вам на двоих да еще на ребенка пяти тысяч деревянных, разве о работе ты, Лёпс, должен думать? Об учебе думать тебе надо!
  
  Учиться, учиться и еще раз учиться! - батя неспешно набивал трубку табаком.
  
  - Вот я, батя, жизни и учусь, - потянулся за сигаретой Лёпс. Батя ничего не знал о материнской дотации, и Лёпс не собирался ставить его в известность..
  
  - Да как на три тысячи вы ухитритесь прожить в городе!... Диплом получишь - и работай, сколько душе угодно, - Петрович выпустил густой дым изо рта.
  
  Лёпс недовольно отмахнулся:
  
  - Ты что это, батя, хочешь, чтобы я от ребенка отказался, и он рос безотцовщиной и все вокруг ему тыкали, что его отец-подлец, заделал ребенка и мать беременную бросил?
  
  - Да не про то я речь веду, - немного смягчившись, сказал Петрович. - Вот я училище закончил, дурак был да и возможности не имел, кормить чем-то надо было мать с Ежевикой. А тебе мы все сразу дали - в институте вон уже отучился два года. Ты пойми, сынок, родители ведь для того и существуют, чтоб детям помогать на ноги встать. Мы Ежевику выучили - и тебя выучим. Поможем с деньгами, прокормим как-нибудь, лишь бы меня с работы не турнули... Ты справочку возьми в институте, что студент и на иждивении у меня.
  
  Лёпс удовлетворённо кивнул головой, именно этого он и ждал от бати.
  
  Он поспешил встретиться с Леночкой в ближайшем кафе.
  
  -Кто помешает нам пожениться? С батей я уже переговорил. Да и сестра не против тебя, она тебя одобрила. Маменьку батя с Ежевикой простроят, барагозить не будет. Только тетушка удивится, хотя навряд ли. Виталик ей уже все рассказал про нас.
  
  А твои родители только обрадуются тому, что их внук или внучка имеют настоящего папу и о тебе кто-то здесь заботится.
  
  - Прямо сейчас пойдем, заявление в Загс отнесем, а через месяц поженимся. Видишь, Леночка, от судьбы не уйдешь, надо было еще в мае это сделать.
  
  Леночка молчала, лицо ее светилось от счастья, радость переполняла душу. А Лёпс продолжал:
  
  - Чтоб все по-людски было, батя завтра приедет и к бабушке сватать тебя пойдет, надо ведь нашим с твоей родней познакомиться! Так что, бабушку предупреди, чтоб гостей встречала хлебом-солью. Свадьба будет скромная. Распишемся, родней посидим, может, родители твои смогут приехать.
  
  - Папа с мамой обязательно приедут! И понравятся тебе, они у меня самые хорошие.
  
  - Мы с тобой проживем отдельно от них всех: от родителей, от бабушки, от тетушек. Только я, ты и твой ребенок.
  
  С каким-то трепетным волнением, неясным страхом стояла Леночка на пороге ЗАГСа:
  
  - Лёпс, мне нравится моя фамилия, и менять на твою я её не хочу. У нас в роду старшая дочь фамилию не меняет.
  
  - Пока и не меняй, а ребенок родится, будем все мою фамилию носить...
  
  Леночка бросила на Лёпса любящий, полный нежной грусти взгляд. и протянула ему шариковую ручку:
  
  - Напиши сам ту фамилию, которая у меня останется после регистрации.
  
  Лёпс, искоса посматривая на нее, медленно выводил ее девичью фамилию. Онемевшая от радости, притихшая, словно боясь спугнуть свое счастье, Леночка выходила с Лёпсом под руку из ЗАГСа.
  
  2
  
  Вечером Лёпс с отцом направились с цветами и конфетами к Леночкиной бабушке.
  
  Квартира Петровичу не понравилась. Планировка хорошая, комнаты и кухня просторные. А вот обстановка слишком скромная для профессорши. Красивая полированная стенка с обилием тисненных золотом и серебром переплетов. "Куда их столько? Вон полки уже прогибаются под ними!"- недовольно подумал он. Большой письменный стол с компьютером и принтером тоже его не впечатлил. "И зачем он старухе сдался?", правда мягкая мебель, забранная в темно-синие велюровые чехлы, ему показалась удобной и качественной. Петрович с удовольствием вытянул ноги и стал рассматривать разнообразные картины на стенах, заметив его интерес, Леночка, сказала:
  
  - Это бабушкины работы, она так после сессии расслабляется!
  
  - Ну что ж, неплохие работы! А то другие всякие квадратики да цветные круги рисуют, тут хоть сразу видно, что море, солнце, песок, тетки полуголые.
  
  Тем временем бабушка вышла из ванной комнаты, в байковом халате и полотенцем на голове:
  
  - А Лёпс пришел, да не один, а со своим отцом, Родионом Петровичем! Ну, здравствуйте, гости дорогие!
  
  Петрович приосанился, попытался втянуть живот: бабушка выглядела моложе его жены. Ей можно было дать от силы лет пятьдесят пять:
  
  - Ну, здравствуйте, здравствуйте, Фаина Федоровна! Честно признаюсь, я вас другой представлял.
  
  Бабушка улыбнулась:
  
  - Ну, вы тут без меня еще минут пять поскучайте, я хоть в подобающий ситуации вид облекусь.
  
  Через десять минут все уже сидели за кухонным столом. Прямо при гостях на стол резались всевозможные деликатесы, хлеб, сыр, колбаса, выставлялись разнообразные салатики, из микроволновки доставались поочередно то фаршированная курица, то румяные котлетки, то тушенная картошечка с мясом.
  
  Петрович с удовольствием завершил сервировку стола запотевшей бутылочкой "Смирновской":
  
  -Ну, Фаина Федоровна, Ваша кухня существенно отличается от нашей! Такое разносолье! Аж глаза разбегаются- с чего б начать!
  
  Бабушка кокетливо улыбнулась и, поправляя воротничок темно-синей шифоновой блузки, просто сказала:
  
  - А Вы начните с самого главного, с какой целью пришли, ведь чувствую, что не праздный интерес вас к нам сегодня привел!
  
  Петрович откупорил бутылку, разлил по чарочкам, выждал паузу, глядя в глаза Фаине Федоровне, сказал:
  
  -Не буду я кота за хвост тянуть. Прямо скажу, свататься пришли. Вот наш жених, а вот ваша невеста,- и Петрович, кашлянув в кулак, заметил:
  
  -Они всё уже без нас решили. Молодые, да прыткие. Так что мой приход- это не более, чем формальность. Так что, сговор у нас сегодня. Давай, хозяйка, выпьем...-Петрович снова кашлянул в кулак. - Как говорится "Девку пропить треба, чтоб счастлива была".
  
  -Конечно, конечно, нехорошо без знакомства и благословения, -тяжело вздохнув, заметила бабушка.- Что ж поделаешь, время сейчас такое. Молодежь ныне и вправду, шустрая. Всему сама учится.
  
  Она приподняла стопку, посмотрела на Петровича, потом на Лёпса с Леночкой, и погрустнев, заметила:
  
  - Давайте лучше выпьем за то, чтобы в жизни было меньше формальностей, но было больше любви.
  
  Она неспешно выпила свою чарочку, закусила кусочком буженины, подкинула и себе, и Петровичу по румяной котлетке , густо сдобренной зеленью и обстоятельно начала расспрашивать его о различных семейных делах. Одобрительно покашливая, Петрович неторопливо откусывает кусочек -другой. После второй рюмочки и сытной закуски разливается его теле приятное горячение, хочется поговорить о сокровенном. Неторопливо, степенно заводит он беседу:
  
  - Я всю жизнь ,Фаина Федоровна, мечтаю, чтобы внуков у меня много было, чтобы они под ногами у меня копошились, чтобы род наш процветал на земле... Вот у Васи, брата моего, две девки родились, а у девок тоже девки. Фамилию некому передать, и сеструха тоже двух девок родила. Один я остался, дочь-то моя, замуж вышла, как положено под мужниной фамилией ходит. А Лёпс у нас - единственная веточка, ему и флаг в руку, пусть как сказано в Библии " плодится и размножается", чтобы внуков у меня было много. Я вот полжизни на Севере прожил, да ничего так и не нажил. Коттедж только в деревне четырехкомнатный купил да семьдесят пять соток земли к нему. Скоро выйду на пенсию, пчелами всерьез займусь. Пока только пасеку делаю, тридцать семей уже есть. Только мед помаленьку качаем, балуемся, учимся потихоньку... Вот так человек и живет. Для себя живет , для детей, для внуков, а обществу что...
  
  Но бабушка была противоположного мнения. Она завела речь о том, что сокровище надо собирать не на земле, где их может уничтожить моль и ржавчина, а собирать там, где воры не достанут, у себя в душе. Каждому человеку при рождении дается по способностям, и в конце жизненного пути спрашивается соответственно. Счастлив тот, кто приумножает свои способности.
  
  - Нашей Леночке многое дано, она лицей театральный закончила, внештатным корреспондентом в городской молодежной газете была, компьютер знает хорошо. Сын ноутбук дочке своей старшей купил, а мне ее прежний достался. Все говорят, что он хороший. Я-то в компьютерах не разбираюсь, мне он сильно громоздким кажется по сравнению с ноутбуком, но слава Богу, все нужные программы есть , даже на "рыбу" мне статьи из Москвы и Питера скидывают.
  
  Петрович в красках рассказывал о снегах, выглаженных штормовыми ветрами и от этого плотных, как лед, о застывшем хаосе громадных зеленоватых торосов по берегам рек, о "медальонной" тундре, о ненцах,о пятидесятиметровых обрывах, пронизанных светлыми широкими столбами ископаемого льда, о мутном, размазанном недельной пургой небе, о беспощадном и враждебном человеку Севере, который невозможно завоевать без техники. Вздыхал, поясняя, что там, где техника, там меняется дикий пейзаж. Появляются буровые вышки, трубопроводы, электролинии, кратеры карьеров, здания, трассы дорог, исчезает девственная красота тундры.
  
  Бабушка с удовольствием читала стихи Риммы Казаковой "Не поеду я в Сочи, где желтый песок, а поеду я в сопки на Дальний Восток", цитировала Петра Комарова, Всеволода Сысоева, показывала фотографии с видами дальневосточной природы.
  
  Петрович понимающе вторил:
  
  - Север привязывает, сильно привязывает человека к себе. Хоть жизнь там нелегкая и текучая, но стойкости и крепости человеку прибавляет. Волю дает и доброту. Ты себе сам там хозяин, людей мало, не колготятся под ногами и перед глазами .А те кто есть, все добрые и простые.
  
  - Только добрые да простые северяне до конца никогда и никому открытыми не бывают. Другое дело - дальневосточники - и открытые, и дружелюбные, и разговорчивые. Иначе и не выжить.
  
  А Лёпс с Леночкой сидели рядышком, посматривали друг на друга, любуясь друг другом и не было им никакого дела до споров и разговоров за столом. Лёпс осторожно перевел разговор на Леночку, какая она - замечательная девушка.
  
  Бабушка с готовностью подхватила разговор:
  
  - Леночка у нас любит, чтоб в квартире чисто было, готовить любит. Вкусно, быстро у нее получается. Вот Ксю ленивая -спит до последнего, потом сидит ,глаза красит целый час. Леночка уже завтрак себе горячий сделала, поела и в институт побежала, а Ксю глоточек чая сделает и вдогонку бежит. Я девчонок по утрам не бужу, к самостоятельности, ответственности приучаю...Родители их ко мне два года назад отправили, чтобы я их в институте выучила. А еще Леночка так доступно все объяснять умеет, вот она меня научила компьютером пользоваться, я и Интернетом умею правильно пользоваться и письма по электронной почте писать. Ксю тоже умеет, только объяснить толково не может. Ну, оно и понятно! У Леночки наследственность хорошая, как-никак четыре поколения учителей и педагогов в роду, сам князь Одоевский, тот который сказки дедушки Ираклия написал, ей прямым прапрапрадедушкой приходится. Всё же в генах запечатано: и облик, и болячки, и способности, и судьба... А вот Вы, Родион Петрович, что про свое генеалогическое дерево знаете?
  
  Петрович поперхнулся ,прокашлялся и сказал:
  
  - Да мать вот моя рассказывала только, что прадед мой переселенцем был с Украины. Барин ихний выиграл в карты земли в Уфимской губернии, пашенные и сенокосные и всю деревушку сюда и перевез. Барин умен был, все законы знал, еще и лес под строительство выбил, и деньги царские якобы на каждого переселенца по какому-то указу получил.
  
  А вот прабабушку совсем маленькой родители сюда привезли, тоже всей деревней за лучшей долей поехали. Десять дней толи на барже, толи на пароходе плыли, как селедки в бочке... Сестричка ее старшая Дашутка да братик годовалый пути не осилили, от дифтерии на пароходе умерли. Царь земли тут для переселенцев свои открыл, вот и отмежевали их семейству по 20 десятин на душу. Без нужды жить на новом месте стали: грибы, ягоды, зверья всякого, только лесом пользоваться нельзя было. Коль поймают - штрафами накажут, а то и до смерти забьют.
  
  У кого деньги есть - тому легче живется. Прадед за семью из 10 душ 500 рублей отдал за приемный договор. Уж очень хотел жить без нужды. Дом в деревне купил, пасеку завел, в один год хозяйство наладил и брата своего с семьей сюда перетянул. А брат лекарил хорошо, так ему чуваши позволили место самому выбрать для дома. Он и поселился на отшибе поближе к лесу... Потом прадед в Сибирь и Китай мед свой возить стал, а оттуда в деревню фарфор , меха да ткани узорчатые привозил... В уезде лавку свою мануфактурную открыл. А с революцией все потеряли, дед по этапу ушел в Сибирь, там кости его до сих пор и лежат.
  
  - Хорошо, что вы родословную свою знаете, а то ведь многие от своих предков отказываются, не понимают, что благодаря им, мы на земле живем. Вот видите, как интересно получается, прадед ваш медом занимался и на Дальний Восток ездил, и вы на пенсии в пасечники собрались, а Лепс невесту из Хабаровска себе приглядел... В жизни все предопределено. Не зря Лёпс с Крайнего Севера, а Леночка с Дальнего Востока в один год, в один город, в университет поступили. Да и одна родина когда-то у наших предков была, вот сидим сейчас за одним столом и одну песню поем на украинском языке.
  
  Лёпс слушал с улыбкой оживленную болтовню бабушки и бати. Помалкивал, словно стесняясь...А бабушка продолжала заливаться соловьем:
  
  - Вот Леночка-молодец! Правильную профессию выбрала: чистенько, светло, всегда на людях. Спрос на лекарства всегда будет, значит, профессия востребованной будет. Фармацевты во всем мире богатыми людьми считаются. Лёпс, а ты ведь тоже по диплому работать будешь, кто ты у нас по профессии?
  
  Бабушка сняла очки и потерла переносицу указательным пальцем, выжидающе поглядывая на Лёпса.
  
  Лёпс уклончиво назвал только свое отделение и факультет.
  
  - Ой, сейчас столько всяких новых специальностей появилось, вот мы раньше только фармацевтов готовили и провизоров, теперь в аптеке кого только нет: и менеджеры, и дистибьюторы, и логистики, и маркетологи, мерчендайзинги, и региональные представители. Одно только не пойму: слово " специалист" в моем понимании означает человека, имеющего опыт, умения, навыки и богатую практику. Разве это у тебя будет, когда ты институт закончишь?
  
  - Диплом-то мне дадут, а там, как получится. Желательно бы сразу в министерство, или на таможню в отдел административных расследований попасть.
  
  Бабушка сделала вид, что не поняла вежливого намека Лёпса. Она стала рассказывать о том, как вместе с мужем и двумя детьми после окончания мединститута в Киеве поехала по комсомольской путевке на Дальний Восток, в глухую деревню. Как помимо работы обустраивала там нехитрый деревенский быт, топила печку, училась разводить куриц, поросят, солила и мариновала на зиму овощи, коптила сало. Как училась вместе с мужем в аспирантуре, в Хабаровске, как защищалась в Москве у самой Марии.
  
  - А жена моя в школе тридцать лет отработала, русскому языку и литературе учила. Даже звание соросовского учителя ей дали. Теперь вот в деревне за порядком следит.
  
  - И я очень люблю, чтоб в доме чисто было, только времени не хватает, Устаю сильно, мои сверстницы уже давно пенсионерки. А я ведь все еще в институт езжу .Ладно бы лекции только читала, а то я и завкафедрой очень большого факультета, и наукой занимаюсь. Вон подруга моя Земфира наукой не занимается, только мертвый язык преподаёт, а мне статьи приходится писать и в периодику, и научные журналы. Кандидатов научных готовлю, в Москву и Самару защищать их вожу. А это столько сил, столько времени, столько энергии занимает. Хорошо хоть в последнее время аспиранты благодарные попадаются. Вон одна мне из министерства подарочную карточку на день рождения подарила, я немного своих денег добавила и новый холодильник купила. И по Интернету я с детьми своими могу общаться. Дети мои ведь далеко - на Дальнем Востоке, а сын младший с невесткой в Китае теперь. Видите, Родион Петрович, как хорошо сейчас жить стали, не то, что в годы нашей с вами юности.
  
  Петрович вздыхал, поддакивал:
  
  - Все у них лучше, чем у нас. Ну, так и понятно, что для счастья детей и внуков мы стараемся. Только многого я сейчас не понимаю. Жили бы да радовались, что ни войны, ни голода нет. А они вечно недовольство свое кажут, все им мало.
  
  Раньше семьей жили: народили детей и думали - как накормить, напоить, приодеть, чтоб не хуже других были, повоспитывать, чтоб родителей не позорили. Раньше один начальник был, а теперь все в начальники метят. Вот жена моя, бывшая почти директриса, и сынок- будущий начальник деньги - то с меня почему-то требуют. И верчусь я, как карась на сковородке, чтоб и вашим и нашим угодить, и всех деньгами обеспечить.
  
  И что получается: и компьютеры, и микроволновки, и какие-то фотокамеры в телефоне с видеокамерами вставлены, и кабельное или кобельное телевидение, что ни программа - то либо детектив, либо реклама, либо сцены любовные. Я тут на Север на вахту еду, а они мне на ночь баб голых кажут...Смотришь, смотришь и злость берет.. .Я вот в его возрасте мечтал, чтоб кандидатом в партию приняли, а он о машине да куче денег в придачу. Еще и ухмыляется, что так большинство людей сейчас живут. И куда мир катится? Раньше-то проще было, знали, что делать и как, зарплату вовремя платили и всем одинаковую. А теперь...
  
  Неспешное застолье, задушевные разговоры подошли к концу за полночь.
  
  На прощание бабушка попыталась всунуть им в руки огромный полосатый арбуз, Петрович отказался:
  
  - Пошто нам ваши арбузы, нам дивчину подавай!
  
  Выйдя из подъезда, Петрович сел на лавочку. Лёпс присел рядом. Долго курили молча. Лёпс ждал, что скажет батя. Петрович затушил окурок об асфальт, вздохнул тяжело:
  
  - Знаешь, сынок, надо железо ковать, пока оно горячо! Пойдем назад, заберём Леночку, а то ведь ведьма старая нам точно гарбуза всучит по приезду родителей!
  
  
  3
  
  Маменька считала себя потомственной врачевательницей, травницей. Нижние полки в шкафу были заставлены всевозможными справочниками по лекарственным травам, заговорам, приворотам и целительствам.
  
  Деревенские товарки старались с ней не ссориться. Через полгода жизни ее в деревне все считали ее колдовкой, может и мужа присушить и отсушить, и порчу навести и на птицу, и на корову, и на урожай.
  
  "И собака у нее под стать хозяйке. Вся черная, огромная, как теленок, подойдет тихо, за подол зубами дернет тихонько, как взглянет своими глазищами, так к земле и припечатает. Стоишь, как онемевшая, шевельнуться не можешь, пока Ядвига из дома не выйдет,- рассказывала соседка Туся. - И откуда только в одночасье в поселке эта псина появилась?"
  
  Рожденная на Севере, спасенная Петровичем от праведного гнева вахтовиков, обозлившихся на взбесившуюся от потери щенков собаку, привезенная в фанерном ящике на самолете, шестидесятикилограммовая Багира ласки не терпела, спала на улице, подачек не требовала и ела только из миски.
  
  Петровича любила, а на маменьку посматривала снисходительно, мол, ради хозяина тебя слушаюсь... Увидев кого-то во дворе спокойно, по- хозяйски подходила, мудро-спокойно и проникновенно глядела в глаза вошедшему, словно пыталась увидеть там что-то такое, что никогда не видела.
  
  По поверьям северных народов, собака прежде чем встать собакой, была человеком. А раз так то, и характер их как у человека, бывают среди них и подлые, и трусливые, и такие которых -то и собаками трудно назвать, потому как хозяева носятся с ними больше, чем со своими детьми. Но есть преданные до последнего дыхания. Багира в понимании Петровича была настоящей преданной собакой, любящей свое потомство. Маменька Багиру кормила, поила, выгуливала, возила к ветеринару, но особой любви к ней не испытывала. При случае старалась спустить ее с поводка, а потом жаловалась Петровичу, что свободолюбивая собака опять с цепи сорвалась, чуть соседей всех не перекусала, никакого сладу с ней нет.
  
  Батя ухмылялся тихо в усы и успокаивал Ядвигу:
  
  - Ну, разошлась, закипела, только Багира поумней иного человека, просто так ни на кого не бросится. Так что не возводи, Ядвига, напраслину на собаку.
  
  - Боюсь я, уедешь ты на вахту, а она кого-нибудь до смерти разорвет.
  
  - Если кого и разорвет, так значит, тому на роду написано было от ее зубов подохнуть.
  
  -Написано-то оно, может быть и написано, да только замучаемся откупные пострадавшим отписывать!
  
  Но Петрович махал рукой, чтобы Ядвига угомонилась. "Не собака, а чистое сокровище", - любил говаривать Петрович друзьям и товарищам.
  
  Увидев кого-нибудь сидящим на лавочке возле дома, Багира ложилась в метре, закрывала глаза, делая вид, что дремлет, при этом чутко поводила ушами, и из-под прикрытых век все видела, все слышала, за всем наблюдала.
  
  Любила рыбалку, любила охоту, умудрялась и водяную крысу поймать и на мелководье выхватить из травы крупную щуку, промышляющую рыбной мелочью.
  
  - Ты смотри, Ядвига, за Багирой, приглядывай, - проверяя на всякий случай целостность цепных звеньев на разрыв, приговаривал Петрович, уезжая в поселок или на вахту.
  
  Увидев Леночку рядом с Лёпсом и хозяином, Багира, приветливо замахала хвостом, стала тыкаться носом в ее розовые ладошки, пару раз предупредительно лизнула своим шершавым языком.
  
  - Ты, смотри, что с собакой делается,- приподняв брови, удивленно сказал Петрович:
  
  - Первый раз вижу, чтоб к кому-то кроме меня ластилась.
  
  Леночка присела перед Багирой почесала ее за ушами, Багира благодарно и всепонимающе уставилась на Леночку.
  
  - Хватит, бате собаку портить, - ворчливо заметил Лёпс и, приподняв Леночку над землей, понес в дом.
  
  Стенка разделяла комнату на две неравные части. В большой стоял кремовый угловой с фигурной спинкой диван, рядом с ним точно такое же кресло, журнальный столик с аккуратной стопкой газет и журналов. За диваном в углу высокая треугольная божничка со множеством икон, украшенных рушниками с ручной вышивкой. На полу огромный ковер в тон мебели. Белые с коричневыми цветами обои. Темно - зеленые шторы с ламбрекенами и тончайшие тюлевые занавески, сквозь которые виднелись керамические горшки с цветущей примулой и белой геранью, стоящие на подоконнике. Лёпс осторожно опустил Леночку на кресло:
  
  - Вот мы и в деревенском доме, сейчас маменька придет, познакомитесь с ней. Она баню топит.
  
  Не удержавшись, он поцеловал ее в губы:
  
  - Ты такая у меня красавица.
  
  Зазвенели китайские колокольчики над входной дверью. Леночка привстала с кресла, машинально провела по волосам. Лёпс размашистым шагом поспешил к двери. Леночка увидела, как Лепс обнял за плечи и поцеловал в лоб вошедшую женщину. Она внимательно вслушивалась в ее усталый невыразительный голос.
  
  - Наконец-то сыночек, отец тебя в гости к нам привез.
  
  - Да я не один, а с женой своей будущей.
  
  Лёпс обернулся к Леночке, поманил ее рукой, Леночка сделала два шага навстречу.
  
  - Сейчас, сейчас, только руки помою. И с девушкой твоей познакомлюсь. А то я яйца в сарае собирала. Вы уж, Леночка, извините меня,- и, не глядя на девушку, маменька торопливо скользнула в ванную комнату справа от входа. Леночка подошла к Лёпсу, и вопросительно приподняв брови, посмотрела на него. Лёпс пожал плечами и ,нагнувшись, поцеловал ее в губы:
  
  - Не переживай, все будет хорошо. Я тебя люблю. А всё остальное не имеет значения. Мы будем жить отдельно от них.
  
  Выйдя из ванной, Ядвига Николаевна крепко обняла Леночку, поцеловала ее в лоб, слащаво произнесла:
  
  -Рада, рада с Вами познакомиться. Не каждый день Лёпсик в гости девушек приводит. Он- мальчик у нас скромный, не избалован женским вниманием.
  
  Ядвига снова поцеловала будущую невестку и, подталкивая ее к столу, громко позвала Лёпса и Петровича:
  
  - Ну, мужчины, садимся, садимся скорее за стол, а то всё на нём стынет.
  
  Стол для ужина был готов: аккуратно расставлены тарелки, разложены вилки, ложки, посередине в плетенной из ивняка хлебнице ровными треугольничками лежал хлеб.Леночка послушно уселась на угловой диванчик , рядом с ней с одного бока пристроился Лёпс, а с другого сел Петрович. Незаметно откуда на столе появилась запотевшая бутылочка деревенского первача, аккуратно порезанная колбаса, ветчина, сыр, голубая чашка с салатом из помидоров и огурцов, щедро заправленного майонезом. От микроволновки Ядвига уже несла стеклянную кастрюлю с кусками парящего мяса. Петрович быстро разбросал по тарелкам двузубой вилкой мясо, а Ядвига поварешкой налила горячий бульон с лапшой.
  
  -Кушайте, кушайте, наше самое любимое блюдо. Главную еду моего детства.
  
  На следующий день маменька предварительно выскоблила, вымыла всю баньку, разожгла печку, обложенную в парной с трех сторон округлыми, сглаженными временем и водой большими камнями. Играло внутри печи пламя, плясали его отсветы на ее лице. А она все подкладывала и подкладывала в подтопок полено за поленом, и вполголоса то ли нашептывала, то ли напевала старинную чувашскую песню. Потом , продолжая все так же напевать, сняла с подволоки березовый веник, поставила томиться его в деревянную кадку с кипятком, ошпарила кипящим отваром из зверобоя, можжевеловой хвои, душицы и чабреца всю баньку. Неторопливо расстелила на полке чистую простынь. Зашла в дом: Леночка в одиночестве смотрела телевизор.
  
  -Ты, бельишко свое собери, пойдем в баньку сходим, а то мужики еще долго на лавочке сидеть будут, а ты без нас в доме закиснешь.
  
  ...Торопливо раздевшись , Леночка вошла в парную. В нос сразу ударил странный запах, не противный, просто особенный, настоянный на жаре и травах.
  
  - А ну марш на полок!- поторопил ее бесцветный голос будущей свекрови.
  
  Леночка послушно присела на простынь.
  
  Ядвига плеснула травяным отваром в жарнике. Зашипели, растрескиваясь, камни, моментально заволоклась парная горячим паром.
  
  Задохнувшись от горячего настоя трав, Леночка приподнялась и хотела выскочить в предбанник. Ноги задрожали, и внезапно ослабев, она села на нижнюю ступеньку лесенки... Голова непривычно кружилась, Леночка, словно погружалась в дремоту.
  
  - Непривычная ты к жару, - услышала она надтреснутый, с хрипотцой голос будущей свекрови:
  
  - Ну, ничего, сейчас посидишь, отдохнешь минут пять, расслабишься, и я тебя на полке омою, веничком попарю. Сразу легкой станешь, как перышко. Я пойду пока дров в печку подброшу, да полынный отвар принесу. Помогает...
  
  И свекровь исчезла за тяжелой дверью.
  
  В дверь предбанника заколотили, крючок слетел с петель. Тут же послышался встревоженный голос Лёпса:
  
  - Леночка, ты здесь. Ты чего это надумала, зачем в баню пошла? Хорошо, батя заметил да мне сказал, что ты куда-то исчезла.
  
  У Леночки не было сил не подняться с лавки, ни сказать. Ее тихонько баюкала накатывающаяся темнота, она только чувствовала холодные, дрожащие руки Лепса , набрасывающие на нее прохладную простынь, поднимающие и куда-то несущие, что-то холодное, горьковатое, льющееся в рот.
  
  Что-то мелькало перед глазами, что-то крутилось, какие-то перекошенные лица Лёпса, Петровича, будущей свекрови, какие-то пронзительные крики. Последнее что она помнила: свое стремительное падение в какую-то черную крутящуюся воронку.
  
  - Ну, вот, очнулась, наконец-то.
  
  Скрипучий голос свекрови действовал Леночке на нервы:
  
  - Видишь, сыночек, ничего страшного не произошло. Нервы у нее слабенькие, а организм крепкий. Что ж вы мне не сказали, что Леночка у нас тяжелая. Если бы я знала, разве повела бы ее в баньку париться? Чуть такой грех на душу не взяла.
  
  Леночка приоткрыла глаза, она лежала в комнате на диване, укутанная в махровую простынь, свет был включен, рядом с ней сидел на краешке дивана Лёпс. В изголовье стояла свекровь в переднике и с головой, покрытой платком.
  
  - Ты уж меня старую прости, не со зла, а не по недоразумению в баньку-то повела, хотела как лучше, - увидев, что Леночка открыла глаза, принялась уверять ее с горячностью Ядвига Николаевна..
  
  - А получилось как всегда,- автоматически ответила Леночка, поплотнее заворачиваясь в простынь, ребеночек обеспокоено толкался внутри.
  
  Свекровь недовольно поджала губы и вышла из комнаты. Лёпс прилег рядом с Леночкой, обнял ее и, отколупывая прилипший к ее шее невесть откуда взявшийся березовый листок, сказал:
  
  - Ты всерьез маменьку не принимай, она тут в деревне расслабилась умом-то.
  
  Леночка вскоре уснула. Лёпс вышел на улицу, присел на лавочку и с наслаждением закурил. Ночь растекалась над Малиновкой, луна висела прямо над домом. и заливала округу призрачным светом, от освещенного окна тянулась светлая дорожка к будке Багиры. Думать ни о чем не хотелось.
  
  4
  
  Не успел он докурить сигарету, как на ступеньках появилась мать, настороженно ощупала его взглядом, села рядом:
  
   -Сынок, я ведь как лучше хотела. - перемежая свою извинительную речь отрывочными замечаниями о том, что сердиться на нее не стоит, Ядвига уселась рядом с сыном, закурила.
  
  Лёпс молчал, его раздражала мать.. После пары судорожных затяжек Ядвига Николаевна вдруг сказала:
  
  -Не о себе думаю. Я уже свою жизнь прожила. Я, Лёпсик, за тебя беспокоюсь. Да ты сам подумай, какой ты муж? Какой из тебя отец? Сам еще на шее родителей сидишь, теперь вот еще и жену с ребенком посадить нам на шею хочешь?
  
  Лёпс, задыхаясь от возмущения, багровел. Наконец, не выдержал, сплюнул смачно и, швырнув тлеющую сигарету в ведро, вытолкнул из себя:
  
  -Не волнуйся, мать! Свою жену и ребенка я прокормлю как-нибудь сам.
  
  Сильно хлопнув дверью, он заскочил в пристройку.
  
  -Как же! Дождешься!- шла за ним по пятам с сигаретой в руках Ядвига Николаевна,- Как ты это себе представляешь?
  
  Он прошел на кухню, налил из-под крана воды в стакан, выпил залпом.
  
  А Ядвига ,нахмурившись, продолжала:
  
  - Сказано тебе было, что на четвертом курсе жениться выгоднее всего. Только из нищеты вылезли, так ты опять нас туда тянешь. Только тебя в люди выводить стали, как ты на работу пойти надумал. Нечего сказать, вырастили умника на свою голову. Столько денег мы с отцом за два курса обучения отдали. А ты теперь всё коту под хвост: институт бросить собрался, на работу пойти надумал.
  
  -Мать, остынь,- Лёпс хрустнул пальцами, и неожиданно для маменьки спокойно сказал:
  
  -Завтра утром мы уедем в город. Я женюсь на ней, чего бы это мне не стоило. Я ее люблю, и она меня любит.
  
  -Ты , Лёпсик, думаешь, что твоя невеста тобой интересуется? Да ей квартира в центре города приглянулась,- назидательно заметила Ядвига Николаевна. Выругавшись, она швырнула в мойку сигарету, обжегшую ей пальцы.
  
  -Если ты против моей женитьбы, то знай, - Лёпс впервые за весь вечер посмотрел ей в лицо, в голосе его зазвучали металлические нотки:
  
  - Чтобы ты не говорила, я на Леночке все равно женюсь. Батя нам поможет.
  
  Лёпс зашел в свою комнату и закрыл дверь за собой на ключ. По опыту прежних лет он знал, что мать иногда много лишнего говорит, но, в общем-то ,часто бывает права. Оно и понятно, ведь опыта-то жизненного у неё побольше, чем у него, Лёпса, и сестрицы его, вместе взятых. Только в вопросе женитьбы Лёпс уступать маменьке не собирался. И маменька это тоже поняла. С первым автобусом она отправилась в посёлок навестить свою свекровь, а заодно и побеседовать со Светланой, приехавшей проведать мать.
  
  Тетушка всем посторонним приписывала практические взгляды на брак. Наливая подруге в большую кружку с изображением мадонны и младенца чай, тетушка не преминула заметить:
  
  -О чем, вообще, эта Леночка думает , мечтая выйти замуж за Лепсика? Конечно, же только то, что он- молодой и с квартирой в центре города и что в престижном институте учится! Ты сама , Ядвига, ведь не первый год на свете живешь, понимать должна, что эта бедная студенточка , польстилась на деньги, на квартиру в центре города, возле остановки. Сама подумай, что ей бабушка шестидесятипятилетняя дать может? - Светлана многозначительно посмотрела на Ядвигу.
  
  Та второпях проглотила кусочек сырокопченой колбасы и согласно кивнула головой:
  
  -Еще и с сестрой двоюродной комнатенку делит.
  
  И тут же, сооружая себе многослойный бутерброд, Ядвига заметила:
  
  -У меня от этих мыслей такой аппетит разыгрался, боюсь, что колбасы и сыра не хватит.
  
  Тётушка поставила разогревать в микроволновку солянку:
  
  -Нет, Ядвига, тут вся ее любовь белыми нитками шита. Вскружила голову нашему Лепсику, приехала тут из какой-то Тьмутаракании под названием Хабаровск, небось, родители рады- радешеньки, что выпихнули ее из квартиры к бабушке, там еще двое подрастают. Таким наглячкам ничего в жизни не страшно. Конечно, Леночка - пустышка. Кроме хрупкой внешности да крашенных волос ничего нет. Скоро Лепсу она надоест, он ее бросит.
  
  -Да пока он разберется в том, что она собой представляет, я либо с ума сойду, либо от старости умру. Обидно мне , Света, ой, как обидно за себя,- перехватив сочувствующий взгляд подруги, маменька скороговоркой зачастила. -Да и за Лёпса, ой, как обидно, Света. Вот как представлю, что он будет возле этой крашенной блондинки вроде комнатной зверушки, так сердце кровью обливаться начинает, так бы ее...- Ядвига пристукнула по столу кулаком, подняла печальные глаза на подругу:
  
  -Лёпсик -то на нас вторые сутки бирюком смотрит, в свою комнату не пускает, мои ключи от городской квартиры для своей Леночки забрал. А что дальше будет, и так понятно... Отобьет она его от нас. И все свое время, и все деньги будет он ей отдавать. Никакой жизни ни нам, ни ему. Будет , как проклятый, на нее работать и на ее детей. И как нам в старости с Родионом куковать? Помощников -то других нет. У Лики своя семья, своя жизнь.
  
  Тетушка молча поставила на стол тарелки с аппетитной солянкой, выложила ложки, села напротив и понимающе вздохнув, посмотрела на Ядвигу. Та продолжила свои сетования:
  
  -Да и не сам он в ЗАГС-то бежит, это ты верно , Светочка, заметила. Торопит она его, и причина уже в животе ее растет. Вчера сама в этом убедилась. Открытым текстом и сыночек, и муженек мой бестолковый про это объяснили И что мне делать -ума не приложу, как быть, как от этой напасти избавиться?
  
  Некоторое время на кухне слышалось только тихое звяканье ложек и тяжелые вздохи .
  
  И только сложив тарелки в раковину, тетушка успокаивающе махнула рукой:
  -Ты уж, Ядвига, на рожон-то не лезь. Тем более, что ребенка она от Лёпса носит. Отнесись ко всему философски. Не Леночка, так какая-нибудь другая все равно его рано или поздно охомутает. Тут хоть ее родственники вмешиваться не будут. Квартира на тебя приватизирована., деньгами всеми ты заправляешь. Тебе и рулить ситуацией. Время-то всё по своим местам расставит. Родит ребенка, будешь с ним нянчиться, будет тебе чем в деревне заняться, Лёпс в гости чаще приезжать будет. А невестка...-тетушка опять махнула рукой, и пристально посмотрев на Ядвигу , неторопливо добавила:
  
  -:Какая тебе разница. Эта будет или какая другая. Главное, чтобы за Лёпсом присматривала.
  
  Ни тетушка, ни маменька и мысли не могли допустить, что Леночка не руководствовалась в своих поступках корыстной целью, а решилась поискать вместе с Лепсом обыкновенного человеческого счастья и любви. Очевидно, эти материи были не совсем им понятны. Долго еще они судачили о том, как тяжело воспитывать своих детей и сколько в мире наглых и недостойных людей, норовящих на чужом горбу в рай въехать.
  
  Вечером, смирившаяся перед обстоятельствами, Ядвига заметила на кухне Лёпсу:
  
  -Хорошо, что у тебя есть любящая и все понимающая мать. Да и отец здоровье на Севере не жалеет, все копеечки в дом тянет...Не тревожься, Лёпсик, проживем как-нибудь. Все-таки, люди мы порядочные. Нечего нашей кровиночке при матери -одиночке расти. Проживем как-нибудь. Слава Богу, хозяйство большое. Да и пчелки медок славно носят. А его всегда в деньги обратить можно или в качестве презента нужным людям преподнести. Проживем., не тревожься , Лепсик, родители у тебя любящие, заботливые. А как ребеночек родится- мы его к себе в деревню возьмем, будете с Леночкой жить в свое удовольствие, институт спокойно закончите. А там еще парочку родите, нянька-то уже к тому времени подрастет. уже полегче и вам, и нам будет.
  
  Лепс удивленно поднял брови, но ничего не ответил.
  
  Прощаясь с невесткой, Ядвига заметила:
  
  - Мой Лёпсик так Вас любит. Характер свой проявил. По-мужски поступил: сказал, как отрезал, что только на Вас женится, сколько я его не убеждала подождать хотя бы до весны. Вот и Вы должны, Леночка, его так же любить , как он Вас. Матери ведь только добра и счастья своим детям желают. Вот и я хочу, чтобы Лепсик в браке счастлив был. Деньгами поможем, а вы уж только живите, да счастьем наслаждайтесь.
  Взгляд Леночки скользнул и задержался на маленькой акварели, висевшей возле выхода. На ней не было ничего, кроме высокой белоствольной березки с тонкими ветками, стоящей на высоком пригорке. На небе клубились темные дождевые тучи, и березка под порывами ветра клонилась к земле...
  
  
  5
  
  Неторопливо потягивая пиво, Лепс одиноко сидел в спортивном баре "Волшебного шара", вспоминая былую жизнь. Ни хорошего, ни плохого за последние две недели с ним не происходило. Леночка жила у него. День свадьбы был назначен. Родственники поставлены в известность. Костюм куплен , платье тесть привезет, кафе заказано, деньги папенька даст, но эти формальности почему-то действовали на него угнетающе. В глубине души Лёпс не очень-то верил в успех свадебной затеи...
  
  
  Кто-то знакомо хлопнул его по плечу. Обернувшись, Лёпс с радостью увидел располагающее к себе, расплывчатое лицо с небольшими глазками и носом- картошкой с синеватым отливом. Широкий, белый, льняной костюм, широкополая шляпа и тяжелый "Роликс" на правом запястье были неизменными атрибутами Ивана в "Волшебном шаре"...
  
  
  Лепс вкратце рассказал о том, что произошло. Кузен сочувственно слушал, подпирал рукой подбородок и благодушно поглядывал на Лёпса.
  
  
  -Ты что чувствуешь себя виноватым? Не парься. Лучше подумай, чем жену с ребенком кормить будешь. Тут дело такое,- и кузен стал обстоятельно пересказывать свою новую идею.
  
  
   На улице было пасмурно, моросил редкий противный холодный дождь. Народу в "Волшебном шаре" прибавилось.
  
  
  - Слышал, что ты жениться собрался? -спросил у Лёпса Ван Гог.
  
  
  - А по - твоему, не стоит?- едко парировал Лёпс.
  
  
  - Ну и скоро свадьба ваша?- продолжал на своей волне Ван Гог.
  
  
  - Да неделя осталась. А что?- непонятно почему раздражаясь, ответил Лёпс.
  
  
   - Что за пацан ты, Лёпс? Только гулять начали, жизнь понимать, а ты жениться собрался. Предатель ты, Лёпс,- произнес вдруг Костя- Костет.
  
  
  - И кого же это я предал? - возмутился Лепс.
  
  
  - Да нас... пацанов всех... Мы к тебе так сказать и душой, и печенью, и желудком...А ты нас на бабу променял...Слабак... Вот так попал ты... Залетел... На фига она тебе сдалась? - не унимался Костет.
  
  
  - Да не я залетел, а она. И как порядочный пацан, а не какой-то там отморозок, я на ней женюсь. Чтоб у ребенка папа был. Понял, Костет? - тщательно проговаривая каждое слово, ответил Лёпс.
  
  
  - Не стоит. Все бабы - дуры, сам знаешь, что им только одно от мужика надо - деньги,- подхватил разговор Эска.
  
  
  - Моя-то - умная. У нее бабка-профессорша, в медицинском работает. А родня вся на Дальнем Востоке. Деньги ей не нужны, ей я нужен.
  
  
  - Ну-ну, философ, ты наш доморощенный. Зачем ты ей и ребенку без денег? Деньги всем нужны, - продолжал гнуть свою линию Эска.
  
  
  Тимура поразили слова Лёпса, он растерянно, недоумевающе просмотрел на Лёпса:
  
  
  - Я не совсем понял. Ты что на Леночке жениться собрался? Она согласилась?
  
  
  - А на ком же еще, по-твоему, я жениться должен!- амбициозно ответил Лёпс .
  
  
  Пацаны разом замолчали, каждый по-своему переваривая это неожиданное известие. Лёпс и Леночка- это что-то неординарное.
  
  
  Тимур резким движением потянул свои волосы вверх, он всегда делал так в моменты сильного волнения:
  
  
  - Но такого быть не может! Когда вы успели сговориться, она же только недавно из Хабаровска вернулась.
  
  
  - Ну, любя многое можно!- Лёпс скрестил руки на груди.
  
  
  - Ты... ты... ты... - почему-то начал заикаться Тимур,- ты разве способен кого-то любить? Ты ведь не можешь поступить с ней, как с другими своими подружками. Это будет подло, это будет гадко.
  
  
  - Да, знаю без тебя, что она - домашняя девочка .Поэтому и женюсь!
  
  
  Ван Гог хохотнул:
  
  
  -И почему это профессорскую внучку на Лёпса потянуло? Всё , Лёпс, кончилась твоя свобода. Теперь жизнь твоя станет сплошной обязанностью. ДДД: деньги, дети, дом.
  
  
  - Ты трижды дурак, Лёпс, себя погубишь и Леночку. Она не для тебя ,-вдруг тихо произнёс Фомич.
  
  
  -Да пошли вы со своими советами подальше, - и Лёпс громко хлопнул дверью.
  
  
  На следующий день по совету Ивана Лёпс устроился в соседний институт библиотекарем, хотя на самом деле его взяли туда для работы программистом. Он сразу поставил условие "штаны даром просиживать не буду, работать буду по скользящему графику, если какие-то неполадки, то пусть вызывают по сотовому". Лёпс очень хотел попробовать жить по-новому, ему хотелось иметь престижную и высокооплачиваемую работу, но для этого надо было иметь стаж. К тому же Виталик предложил Лёпсу стать спасателем-общественником, им помогут устроиться на курсы МЧС, а там куда кривая вывезет, может лет через пять в министерство МЧС работу получат. Лёпс с радостью ухватился за предложение Виталика. Теперь ему предстояло два раза в неделю ездить на курсы, изучать медицину и психологию.
  
  
  Тимур подошел к Леночке между лекциями:
  
  
  - Ты выглядишь счастливой. Я бы хотел чем-нибудь помочь, ведь эта предсвадебная морока не обходится без суеты и спешки. Сходить, похлопотать о чём-нибудь, договориться...
  
  
  - Спасибо, только все уже делается... Папа приехал, они все с тестем решают.
  
  
  - А как мама?
  
  
  - Она не приехала, второй месяц болеет, - погрустнела Леночка, - температура не падает и кровь очень плохая, сейчас только преднизолон пьет. Папа масло местное нерафинированное растительное для нее взял, мама собирается его с водкой пить.
  
  
  - Не знаю, что и сказать, - Тимур растерянно посмотрел на Леночку.
  
  
  - Просто пожелай мне счастья.
  
  
  - От всего сердца и от всей души хочу, чтобы ты была счастлива! - воскликнул Тимур. Посмотрев ей в глаза, добавил:
  
  
  - А что еще тебе надо?
  
  
  - Не знаю, я правда, не знаю, что еще мне надо... Лёпс практически не советуется со мной, - она подперла ладонью правую щеку, озорно посмотрела на Тимура: - Ты на девичник пойти не хочешь? Я всю группу пригласила вместе с Алмазом.
  
  
  - Нет. Меня Лепс на мальчишнике ждет.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"