Вебер Юлия: другие произведения.

В плену установок. Глава 6.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  1
  
  
  Надюшке исполнилось две недели .
  
   Выкупав ребенка, Ника уехала к бабушке. Леночка чувствовала себя неважно. Ее с утра лихорадило, бросало то в жар, то в холод, сильно болела голова, опухла и болела грудь, она весь день проспала, но самочувствие не улучшилось. Поужинав и оставив грязную посуду на столе, Лёпс стал собираться в клуб.
  
  - Лёпс, пожалуйста, побудь сегодня вечером со мной, не ходи никуда, - Леночка умоляюще смотрела на него.
  
  - Меня уже пацаны ждут, - недовольно буркнул Лёпс, натягивая тёплый свитер.
  
  - Неужели тебе друзья дороже меня и дочки? А вдруг мне помощь твоя понадобится? Вдруг Надюшка проснется. Что-то она весь день сегодня капризничала, наверное, животик у нее болит. Мама весь день на руках её проносила.
  
  - Нечего ребенка баловать, покричит в кроватке, и сам успокоится, а вам бы с Никой только уши свои беречь. Пусть орет - легкие развивает.
  
  - Ну, что ты такое, Лепсик говоришь, она же еще такая маленькая, такая хорошенькая. Оставайся с нами, я прижмусь к тебе и спать буду.
  
  - Ты вроде не медведь, а в спячке уже третий месяц проводишь: до родов в восемь вечера уже спать ложилась. В роддоме, как не придешь - всё спишь, дома третьи сутки дрыхнешь. А обо мне ты подумала?
  
  
  - Лепс, меня сегодня весь день лихорадило.
  
  - Ну что ты на жалость мою давишь? Мы с тобой не раз уже это обговаривали. Запомни: я вечерами дома не сижу!
  
  - Но меня сейчас тоже лихорадит.
  
  Скрипнув зубами, Лёпс встал с кресла, достал из аптечки электронный градусник, подал Леночке. Вскоре градусник запищал. Не дав Леночке шевельнуться, Лёпс буквально выхватил его у нее из подмышечной впадины. Тридцать восемь и семь. Дернув недовольно уголком рта, прилег рядом с Леночкой на одеяло, обнял ее и стал соображать, что можно сделать в этом случае:
  
  - Температура есть, но небольшая. Мне обязательно надо идти. Меня ждут и с Иваном встреча назначена на одиннадцать.
  
  - Не пойму я, какая работа может быть в такой поздний час.
  
  - Если деньги хорошие, то любая. Ты у меня глупенькая еще, - он поцеловал ее в нос, - не понимаешь, как деньги тяжело зарабатывать.
  
  - Я знаю только одно, что ты в "Волшебном шаре" оставляешь треть наших доходов.
  
  - Но две трети я приношу домой. Давай ты не будешь упрекать меня деньгами. Я сейчас завожу нужные знакомства. Простраиваю наше с тобой будущее. И сейчас мне надо идти. Меня ждут. Ты не волнуйся. Я Нике позвоню. Объясню ей ситуацию.
  
  Ника только вылезла из ванны, как раздался звонок Лепса:
  
  - Чем ты сейчас занимаешься?
  
  - Голову пыталась высушить феном, а ты помешал.
  
  - Давай суши быстрее и на такси к нам. У Леночки температура под сорок, а я не знаю, что с ней и ребенком делать.
  
  - А врача вызвать не пробовал?
  
  - Давай, быстрее приезжай и разбирайся с Леночкой в ваших бабьих проблемах. Хоть сама, хоть с врачом. А мне некогда, мне на работу надо, - Лепс отключил сотовый. Поцеловав свернувшуюся под одеялом Леночку, он поспешил на такси в "Волшебный шар". Через пятнадцать минут начинался футбольный чемпионат . А его Лепс пропускать был не намерен, тем более на таком шикарном экране. Клубились на улице серые тучи. Ветер трепал нежную занавесь измороси, она с каждым его порывом становилась все серее и толще, и, наконец, сплошной серой пеленой затянуло всю окрестность.
  
   Было около двух часов ночи, когда Лёпс вышел из "Волшебного шара". На стоянке была пара-тройка машин с желтыми шашечками .Бойкий, кряжистый, в меру упитанный, лысоватый с проницательными умными глазами водитель показался знакомым Лёпсу. Лёпс неторопливо сел в машину ,назвав адрес, блаженно потянулся в теплом салоне автомобиля и стал размышлять о прошедшем вечере, перебирать в памяти события ,лица, припоминать в подробностях разговоры. Кое-что показалось ему сегодня интересным, а что-то озлобило.
  
   Скверная погода. Скверный вечер. Раздражало присутствие Тимуряя и Ван Гога, который неприменно хотел именно сегодня закадрить остроглазую, круглозадую официантку Ольгу. И пыжился, и крутился, и намекал, плотоядно поглядывая в вырез её форменного сарафанчика. Ван Гог добился своего, правда, три месяца брал Ольгу приступом. И что в нем девки находят? Ведь каждое слово с раскрытым ртом слушают!
  
   А этот завистливый Тимуряй? Все простить не может, что я на Леночке женился. Мелкая душонка, что и говорить. Все вспоминает, как они с ней в театры ходили да как Леночка его перед экзаменами по всем темам гоняла, говорит, что если ночью его разбудить, так он эти темы ,как таблицу умножения расскажет...К экзаменам они готовились...Ну-ну...А сам-то с ней крутил из-за бабушки, надеялся на халяву все зачеты и экзамены сдать...Ишь, поведение мое его возмущает. Понять он, видите ли, не может, почему я в "Волшебном шаре" околачиваюсь, с пацанами в баре сижу, пиво сосу и на девчат заглядываюсь. Тупорылый. А чем еще заниматься, я же полноценный мужчина.
  
  А Оля-то ...голь перекатная, маманька официанткой пристроила, чтоб младшеньких ей поднять помогла да замуж по расчету вышла. Бар-то спортивный, мальчики молоденькие да богатенькие ходят, может и клюнет кто...Шельма еще та. Девочка не промах. Небось, уже решила, что Ван Гог влюбился в нее, такую красавицу, до беспамятства, а тому только одно и надо: телефончик в заветный списочек занести да потом в свое расписание секс-занятий вставлять .
  
  Лёпс широко и с наслаждением зевнул. И подумал о том, что он таких Олечек столько на втором курсе перевидал...Сначала всё к нему подкатывала, про кольцо обручальное спрашивала :
  
  -"Для понту носите или как?".
  
  Думал, отстанет, если отвечу "или как".
  
  Так уточнять стала "что ж с женой сюда не приходите?"
  
  "Да жена у меня скромная, на чужих мужчин не заглядывается и в и их личную жизнь не встревает"
  "Вообще-то, такая жена не стенка- пододвинуть можно"
  
  "Боюсь, что на моей кровати ты не поместишься. Толстая сильно, иди работай, а то клиенты за соседним столиком заждались"
  
  Вот она перед Ван Гогом и выкорёживалась сегодня.
  
  И он выругался вслух:
  
  -Дрянь какая!
  
  Водитель удивленно посмотрел в зеркало, встретился с Лёпсом глазами и протянул:
  
  -Да, погодка ёще та.
  
  -Как там, Ахмат Рашидович?
  
  -Откуда вы нашего нового хозяина знаете?
  
  -Вообще-то, он и мой хозяин. Я почти полмесяца в его рекламной службе, работаю, за сайт в инете отвечаю.
  
  -То-то я смотрю лицо ваше знакомо...Да скотина ,Рашидыч, в кабалу загнать хочет. Увольняться надо. Заказов мало, в основном от прикола работаешь, а он требует, чтоб семьдесят пять процентов прибыли в кассу сдавали, типа зарплату нам платить будет, а остальное на бензин и запчасти тратить разрешается. Пока зарплату дождешься - ноги протянешь. Вот сам посуди: машина эта моя, старенькая, сыпется вся, иногда у Иваныча запчасти беру, сам ремонтирую, ишачу через сутки.
  
  -А это что за мужик этот Иваныч ?
  
  -Весьма любопытный человек. Таксисты его уважают...Он- мужик правильный, из бывших...военных...Говорят , в Афгане был ... в Чечне воевал. Всю его роту под Грозным боевики покрошили. А командиру, как свинье голову отрезали, в таз всего искрошили и в дивизию передали. Озверел он тогда сильно, никого в плен больше не брал,тут же стрелял всех...Да и сейчас звереет он ,когда про Чечню при нем вспоминают и с полоборота заводится, когда про первого нашего президента слышит..
  
  ...Опять же сын у него - чуток помладше тебя будет...Но оболтус еще тот...Иваныч его от армии отмазал, белый билет ему через умных людей сделал, пытался в институт пристроить, но что-то не сраслось. Вот Игорек тут таксистом и простроился...На днях такое тут отмочил: пришел, стал баксы у Иваныча просить...Говорит, вечером - баксы, утром- университетский диплом...Типа всё чин чинарем, люди солидные, комар носа не подточит, а уж отдел кадров тем более. .. Иваныч и дал ему в ухо за это...Жить-то надо правильно... Сам рассуди, пошто диплом- то нужен, если ты работы не знаешь...Ведь не зря в институтах целых пять лет учат.
  
  Лёпс по -кошачьи потянулся, разгоняя онемение в плечах, самодовольно улыбнулся, и тихо сказал:
  
  -Верно, батя, говоришь. Только без бумажки ты - букашка , а с бумажкой человек...
  
  
  -Ну это ты зря. Я сам-то никаких университетов не кончал, а в люди выбился, главным механиком на заводе работал. Это сейчас таксистом подрабатываю к пенсии.
  
  -Точно, батя, точно, богата русская земля самоучками, -подковырнул Лепс,- Только время сейчас другое. И человек состоит из двух моментов: из души и документов.
  
  - Время , ты ,пацан, точно заметил, мутное сейчас, страшное.. Прошло, когда за заслуги и достоинства в начальство выдвигали. Теперь молодым либо по головам лезть надо, либо, чтобы кто-то из значимых хлопотал, просил , чтоб назначили...
  
  
  2
  
  
  Теснота, крик ребенка, завешенная пеленками и ползунками кухня, присутствие Ники в квартире, невозможность включить на полную мощность магнитофон- все это сильно раздражало Лёпса. "Пусть лучше мои вещи сушатся на веревках"-подумал Лёпс и стал вечером кидать в стирку, не только нижнее белье и носки, но и надетые утром джинсы и рубашку со свитером.
  
  Лёпс за два месяца привык к Нике, убедился в том, что она покладистая и работящая, стал покрикивать, как на прислугу, возмущался по утрам тем, что его обувь никто за ночь не удосужился почистить. Ника временами слабо огрызалась,временами за словом в карман не лезла, разговаривала, не повышая тона, как с равным. он давил на ее совесть, на свою занятость, усталость. Иногда раздражаясь по непонятной для него причине, высмеивал ее макияж, прическу, манеру одеваться в футболки и джинсы в квартире, пытался учить жить правильно.
  
  -Почему ты не носишь халат в квартире?- допытывался он.
  
  -Просто я в джинсах себя уютнее чувствую, так фигуру легче поддерживать.
  
  -Разве твоей балетной диеты и подсчета калорий недостаточно?- с наглым бесстыдством рассматривая ее фигуру, спросил Лёпс.
  
  -Увы, переехав к вам, я чувствую, что пухну, как на дрожжах. Видно, спать больше надо!
  
  - А кто с Надюшкой по ночам прыгать будет. Мне и Леночке с утра в институт надо, вечерами я работаю, а ты спи днем, пока Надюшка спит.
  
  -Если я днём буду спать, то вам придется самим обед и ужин варить, стирать и гладить, уборкой заниматься..
  
  -А нам с Леночкой некогда, сама видишь, в каких условиях учиться приходится.
  
  -Знаю, сама студенткой была.
  
  Иногда всё, что ни делала она , Лёпс спешил охаять, но делал это с видом искреннего желания научить заведенному когда-то в родительском доме порядку. Зайдя на кухню после того, как она закончила там мыть полы, он начал недовольно бурчать:
  
  -Это что такое, почему полы мокрые?
  
  -Ты чем-то недоволен?- как всегда спокойно спросила она, садясь на стул возле широкого окна.- Не нравится, как я убираю, убери сам. Имеешь полное право, квартира твоя.
  
  -Мне не нравится, что ты их перед моим приходом вымыла, у меня теперь носки сыроватые.
  
  -Дорогой, это твои проблемы, я тебя предупредила, мог бы и тапочки надеть.
  
  -Можно подумать, что они у меня есть? Сходила бы давно на рынок и мне купила.
  
  Она рассмеялась ему в лицо:
  
  -А почему ты считаешь, что имеешь право чего-то от меня требовать или мне приказывать? Я такой же человек, как и ты.
  
  -Ты- не человек. Ты -женщина, и обязана мужчину слушать.Мужчины всегда умнее и сильнее женщин..
  
  - Ууу, милый, тебе лечиться надо.. Или ты в партию фаллократов вступил, и там новый семейный кодекс пишите?- с издевкой произнесла она.
  
  -Дура ты , и ничего в жизни не понимаешь. Женщина без мужчины ничто, вот как ты сейчас.
  
  Глаза Ники сузились,но голоса она не повысила:
  
  -А может быть, это ты без женщины- самое обыкновенное ничтожество и чмо, которое не в состоянии себе даже стакан кофе приготовить или ботинки вычистить? Все так и норовишь на чужом горбу в рай въехать?
  
  Не выдержав, он вспылил и в очередной раз нагрубил ей, сказал, что она слишком много себе позволяет, потом добавил:
  
  -Я уже привык к тому, что ты мне только жизнь портишь, пользы от тебя никакой.
  
  - И чем же я тебе жизнь испортила?
  
  -Приехала черт знает откуда, всю мою жизнь нарушила, никакого покоя, никакого понимания к моим проблемам.
  
  - Интересно, интересно. Ты женился , ребенка завел. Ребенком заниматься тебе некогда, ты у нас человек занятой, типа, учишься и работаешь, Надюшкой занимаюсь я. Тебя по утрам бужу, массаж, кофе в постель. Я тебе и нянька, и массажистка, и домохозяйка. Ты вспомнить не пробовал, когда последний раз за продуктами на рынок ходил?
  
  -А ты для этого и приехала, чтоб Леночке помочь.
  
  -Так что же я тебе тогда испортила? Ты как баклуши до женитьбы бил, так и сейчас бьешь. Это скорее ты мне испортил. У меня все было. И квартира, и собака, и очень близкие люди. И вообще, я скоро домой поеду.
  
   -С чего бы это? - он выразительно посмотрел на Нику, как бы требуя объяснения.
  
  -С ничего. Просто мне всё надоело, и я хочу уехать.
  
  К удивлению Ники он принял это известие без радости. Наоборот, Лёпс почувствовал, как в нём заклокотало неприятное чувство досады.
  
  -Кому ты там нужна? Ты...ты...ты -эгоистка. Только о себе и думаешь. А ты подумала о Леночке, о Надюшке, обо мне. Надюшке два месяца только. В чем причина-то?
  
  -Недобросовестно вести неопределённое существование и быть в тягость.
  
  -От тебя, Ника, только одна выгода, - повернул разговор на сто восемьдесят градусов назад Лёпс. -А маменьке еще какая! Разницы нет, что тебя содержать, что няньку нанимать. По деньгам, так с тобой сплошная выгода, ты раз в пять дешевле обходишься.
  
  -Все- то оно, Лёпсик, так, да только рассказ я в детстве читала "Кое-что задаром" называется, и тебе не мешало бы его прочитать. Домой мне надо.
  
  -Кому ты там нужна?
  
  -Да многим, но себе в первую очередь. Интересно, а ты себе нужен? Ведешь себя иногда, как последний самодур, от которого не знаешь чего ожидать. За хорошее можешь наказать, а за плохое наградить. Кем себя ты возомнил, что решаешься мне указывать? Почему ты про разницу в возрасте между мной и собой все время забываешь?
  
  
  Лёпс вдруг почувствовал себя как в детстве беспомощным, как будто почва выскользнула у него из- под ног. Ему захотелось избавиться от этого ощущения и он стал кричать, унижать , критиковать Нику.
  
  Разгорелась ссора. И из-за чего: пустяка, пары слов, ничего незначащей в понимании Лёпса фразы.
  
   Все, что в его жизни ему казалось правильным, хорошим ,теперь вдруг переставало быть таким. Ника портила ему все его настроение, своими словами вносила разлад в его спокойную размеренную жизнь. Злость, раздражение колыхались в нем, как лимонное желе ,случайно выпавшее из вазочки на пол. Боже, что за человек, как можно так нагло и бесцеремонно вторгаться в его личную жизнь, давать ему какие-то указания, делать замечания и воспитывать его, как будто ему не хватает маменькиного воспитания. Его злила ее бесстыжая в своей вседозволенности самоуверенность, а за словами чудилось какое-то изощренное чувство ее самодовольства и презрения к нему.
  
  
  Взбешёный ее учительским тоном, Лёпс выскочил из квартиры, широко распахнув дверь на лестничную клетку.
  
  
  Он быстро спустился по лестнице, сопровождая свои шаги нецензурными словами.
  
  Ника аккуратно закрыла входную дверь, машинально протерла пыль на столе и включила компьютер. Пальцы легко скользили по клавишам, выбирая знакомую классическую мелодию.
  
  Печально и скорбно зазвучали скрипки, высоко взлетели голоса гобоев и флейт. Ритмы бешеного лихорадочного бега обрушились на Нику, кончики ее пальцев на руках и на ногах похолодели. Она удобно устроилась в кресле. Музыка звала, музыка уносила, музыка освобождала . Ника отдалась вся в ее власть. Звуки разрастались, ускорялись, кто-то кого-то преследовал, кто-то кого-то хотел догнать и уничтожить. И вдруг все замерло на мгновение. И следом тихо зазвучала. легкая светлая музыка, постепенно стали примешиваться тревожные смятенные аккорды. Судорожно затрепетали скрипки. И вот уже тихая скорбь нарушила протяжную мелодию. Минута, другая и снова ворвались в тихую музыку горячие, беснующиеся ритмы. Волнение охватывало все существо Ники. Печальная скорбь струнной музыки перерастала в грозные всплески ярости и угасала в жалобных отмирающих стонах и ниспадающих вздохах. Певучая и вместе с тем трагическая мелодия волновала, будила воображение. Мрачные, зловещие и одновременно торжественные аккорды рожковой музыки сменились чарующей песней кларнетов и гобоев, нежно запели скрипки и виолончели. Музыка страдала и плакала, а вместе с ней страдала и плакала Ника.
  
  Нежно, легко запели флейты. Хрупкая, невесомая мелодия разлилась по комнате. Ника закрыла глаза и облегченно вздохнула. И тут же отчаянно застонали скрипки. Затрепетала музыка, стала гневной, бешеной, порывистой. Остро, неровно забилось сердце Ники в одном ритме с музыкой, перехватило дыхание. Лихорадочный ритм сменился всплесками ярости. Все дрожало, трепетало вместе с Никой. Скрипки издавали исступленные, трагические вопли. Отчаянно стонали виолончели. Слезы катились по щекам Ники, на лбу выступили холодные капельки пота. И вдруг бешеный, гневный вихрь перерос в торжественное ликование. Гремели все инструменты.
  
  Лёпс выскочил из такси . Его обдало дождевой пылью. Плотные черные тучи торопливо бежали на юг. Вскоре дождь превратился в ливень. Лёпс успел спрятаться в маленьком кафе на набережной. Думать о том, что происходит с ним, ему совершенно не хотелось. Чего добивается Ника своим поведением? Зачем? Казалось правильным напиться, но сначала надо позвонить маменьке. Искусно соединяя свои жалобы на тяжелую жизнь с гневной руганью в адрес Ники, он в течении десяти минут выбеливал свое поведение в глазах бати и маменьки. Маменька обещала принять меры. Всю округу закрыло дымным пологом дождя. В кафе было уютно и тепло, Лёпс медленно потягивал абсент и поглядывал в окно. Ливень закончился. Лёпс ,застегнул пальто и вышел на улицу,неторопливо пошёл по набережной к остановке.
  
  Река взбугрилась, помутнела, сердито и яростно закипала возле парапета, ударялась о бетонные плиты. Брызги взмывали высоко вверх, неслись мелкой пылью через парапет и обдавали холодной изморосью. Изредка одинокие льдины, стремительно проносились на пенных, бурых гребнях, крутились на волнах с корнями вывернутые из земли деревья. Эта по-осеннему промозглая, весенняя погода и бурлящая речная стихия, как нельзя лучше соответствовала его настроению. Он все еще был так зол, что с удовольствием бы подставил себя сейчас под эти брызги. Впрочем, кто мешает ему это сейчас сделать? Лёпс встал на парапет набережной и, балансируя вытянутыми в стороны руками, осторожно пошел по скользкому парапету. Нервное напряжение спадало. Небо опять потемнело, последние отблески заката играли оранжевыми переливами в стеклах близлежащих домов. Дрожали мерцающими полосками, отражающиеся в воде зажженные в окнах домов огоньки.
  
  Маменька позвонила Нике на сотовый, поздоровавшись, стала сразу разговаривать по существу:
  
  -Вы не обижайтесь, но мой материнский долг предупредить, сказать, что Лёпс у нас очень мнительный, ему учительница в первом классе чувство неполноценности чуть не привила. Мы, конечно, с ней разобрались, ей пришлось из нашей школы уйти. Но Лёпсику с тех пор лишнего слова не скажи, от всякого слова обидеться может. Все на свой счет принимает. Душа у него добрая, ранимая. Я это точно знаю. Его беречь надо, а не раздражать...А Вы, Ника, вечно шпильки в разговор вставляете, на мужское самолюбие давите. Я бы на Вашем месте поговорила с ним, объяснила, он у нас логические выводы хорошо понимает. И прошу Вас будьте помягче с Лёпсом, он ещё совсем ребенок, даром, что двухметровый. Вы же не переделаете его, мне это так и не удалось. Надо беречь его мужское самолюбие.
  
  Ника не успела рта открыть, как маменька отключила связь. Попытки Ники перезвонить не увенчались успехом.
  
  3
  Как будто падающие осенние листья, скользили воспоминания Лёпса. Медленно, легко, неузнаваемо, но в тоже время ясно и четко проступали события прожитых дней...
  
  Ника всегда улыбалась, когда открывала ему дверь в обеденный перерыв с Надюшкой на руках, сначала Лёпса сильно раздражало то, что провожая его и Леночку в институт, она протягивала им Надюшку и ласково пропевая слова, говорила:
  
  -А папа с мамой в университет пошли, они сейчас с Надюшкой прощаться будут, поцелуют маленькую девочку и будет девочка с Никой дома порядок наводить, обед варить, гулять , музыку слушать. Ника будет песенки Надюшке петь. А Надюшка будет расти здоровой, крепкой, умной девочкой .Потом мама с папой придут и еще раз Нюку поцелуют, на ручки возьмут.
  
  Лёпс возмущался, говорил:
  
  -Зачем это все надо? Вот научится в шахматы играть, тогда я и буду с ней общаться и прощаться. Разве сейчас она что-то понимает, пусть лежит себе в колыбельке, нечего ее взад -перед из комнаты в прихожку таскать. Ещё простудишь ребенка.
  
  Приезжая на обед, Лёпс минут пять стоял возле двери внимательно прислушивался к звукам, доносившимся из квартиры. Детский плач раздавался, но очень редко. Он врывался в квартиру, обычно Ника в этот момент меняла пеленки или ползунки Надюшке. Подходил к ребенку и говорил, искоса поглядывая на Нику:
  
  -Что доченька, Ника опять тебе больно делает, пока папы рядом нет? Вот я ей сейчас за это дызь-дысь сделаю.
  
   Ника смотрела на него удивленными расширившимися глазами, потом многозначительно крутила у виска:
  
   - Если тебя так воспитывали, то это- твои проблемы. Я детей люблю и садистскими наклонностями не страдаю. Иди лучше руки помой, и мы с Надюшкой тоже будем обедать.
  
   Он наклонялась над ребенком и говорила малышке:
  
  -Ника у тебя, Надюшка ,хорошая, она никогда тебе больно не сделает . Папа иногда не думает, что гадости говорит, но он учится быть хорошим папой...
  
  -Зачем ты все это делаешь? Выслуживаешься передо мной что ли? Или перед папенькой с маменькой выпендриваешься - посмотрите, какая я- хорошая? Так они все равно этого не видят, а я рассказывать им про тебя не собираюсь. Лучше песенку старухи Шапокляк выучи, может, поумнеешь, хотя вряд ли.
  
  И нагло глядя ей в лицо, он развязно запел:
  
  -Кто людям помогает, тот тратит время зря, хорошими делами прославиться нельзя! Ха-ха!
  
  -Дурак ты, Лепс и не лечишься, если до сих пор элементарного не понял. Все, что люди делают - они делают прежде всего для себя. Я занимаюсь домашними делами, стиркой, глажкой, готовкой не потому, что это вам надо, а потому, что мне надо чем-то заняться, пока спит Надюшка. Или пока она развлекает себя игрушками.
  
  - Ты для того сюда и приехала, чтоб Надюшка сама себя в кроватке не развлекала, а то ты полы моешь, а она либо игрушки себе в рот засовывает, либо бренчит ими.
  
  Ника улыбнулась:
  
  -Ребенок к самостоятельности привыкает.
  
  -Совсем что ли обалдела,- возмутился от ее неприкрытой наглости Лёпс,- какая самостоятельность, если ей всего два месяца? Соска должна быть во рту, а не игрушка.
  
  -Лепс, она учится тому, что не всегда взрослые могут быть с ней, кое- что она должна уметь делать сама, а игрушки все чистые, я их ежедневно все кипячу. Я же смотрю за ней , разговариваю, объясняю, что за игрушка, какого цвета, как звучит, что ей делать можно.
  
  -Как будто она что-то понимает. А картинки, зачем по кроватке развесила? Оно Надюшке надо?- вскипел он.
  
  -Так сам подумай, или ей просто лежать и в белый потолок пялиться, или глазки радовать чем-то ярким , непонятным.
  
  Лёпс покрутил пальцем у виска:
  
  - У тебя в голове, как у моего дружка Тимура. Видно, вы одного с ним поля ягода.
  
  
  -Так познакомил бы уже с ним.
  
  -За него боюсь, еще совратишь девственника...
  
  Лёпс ехал в "Газельке" и думал о том, что присутствие Ники в квартире его вполне устраивает: чистота, уют, порядок, обед, ужин, чистая одежда, массаж, прогулки, дочь ухожена, жена довольна, он спокойно без ее истерик может по вечерам ездить с пацанами в клуб.
  
  Главное, платить ни за что не надо. Ника- альтруистка, все из любви к ближнему делает. Он вдруг поймал себя на мысли, что Ника ему интересна, хотя наивна и легкомысленна. Ему захотелось ее приручить, как маменьку, как папеньку, сестру, как Леночку.
  
  Правда, иногда независимость Ники выводила его из себя. Она не спрашивала его, что надо делать по дому, не советовалась по поводу покупки продуктов, стирки, уборки , но вечно приставала с вопросами о том, что бы он хотел поесть на обед и ужин. Лёпс раздраженно отвечал "Откуда я знаю, что мне хочется, лишь бы есть было можно". Она умудрялась приготовить и первое и второе, настряпать блинчиков, пирожков, приготовить салатики и какие-то умопомрачительные котлетки с грибами, сыром , яблоками или ветчиной.
  
  В "Газельку" заскочили две девушки, сели напротив Лёпса и сразу же защебетали, засмеялись, заговорили между собой, но так, чтобы Лёпс услышал их. Он безразличным взглядом скользнул по ним, и снова погрузился в свои раздумья.
  
  Ника обожала всевозможные флакончики с духами, пеной, гелями, кремами шампунями, маслами, жидкими мылами. Она всегда священнодействовала в ванной.
  
  -Чем ты там занимаешься?- спросил как-то он ее, не понимая чем в ванной можно заниматься целый час, а то и больше.
  
  -Я там расслабляюсь!- потягиваясь, как кошка, ответила она, выходя из ванной.
  
  -Мастурбируешь что ли?- не унимался Лёпс.
  
  -А ты что, по себе судишь? Озабоченный ты наш!- иронизировала она. -Я , Лёпсик, просто моюсь! Понятно?
  
  -Не понимаю, как можно мыться целый час? -продолжал допытываться Лёпс.
  
  -Рассказываю: включаешь теплую воду, смешиваешь морскую соль с толокном и молочком для тела, и медленно начинаешь массировать этой смесью ноги, живот, грудь, руки, шею. Потом смываешь все под душем, наливаешь воду в ванну, добавляешь чуть-чуть соды, разводишь сандаловое масло и мед в молоке, выливаешь в ванную. Водичка течет, а ты ставишь на край ванны шампунь, бальзам или маску для волос, маску для лица. Ложишься и начинаешь балдеть...Сначала моешь голову, потом маску делаешь для волос, лежишь, наслаждаешься водичкой, запахами, смываешь под душем, теперь на волосы полотенце, а на лицо маску, опять лежишь-балдеешь, смываешь под душем, крем наносишь, воду в ванной меняешь, занимаешься ногтями, обстригаешь, подпиливаешь, затем гелем для душа моешься , ополаскиваешься, крем на тело наносишь. Одеваешься и выходишь. Ясно?
  
  -Что ты- извращенка, ясно. Я-то наивно предполагал, что ты книжки там читаешь.
  
  -А ты сам попробуй, может, тоже таким извращенцем станешь. Вдруг понравится.
  
  -Вот еще. Налей лучше мне кофе. а то Леночка с Надюшкой спит, а я хочу на компьюторе поиграть, делать-то все равно нечего,- позёвывая, говорил Лёпс.
  
  -Мог бы помочь мне пеленки погладить. Я бы хоть часок лишний поспала.
  
  -Ну, вот еще в доме- две бабы, а я гладить буду,- фыркал недовольно он.
  
  Лепс улыбнулся своим мыслям, надо добиться, чтобы она не уезжала. осталась еще хотя бы на год, она может себе это позволить. И он может. Все равно у нее творческий отпуск. А он пока подумает, что из нее слепить можно. .. С таким характером, зачем она в обществе нужна? Скандалов, как маменька, Ника не закатывает, перевоспитывать его, как Лика и папенька, не пытается, по соседям не бегает, о своем житье -бытье никому не рассказывает. Да и кто ей поверит в чужом городе.
  
  Размышляя о дальнейшей жизни, он чуть не проехал свою остановку. Тихонько вставив ключ в замочную скважину , Лёпс осторожно повернул его.
  
  Надюшка спала. Леночка ещё была в институте. Ника сидела в кресле. Его поразило ее холодное, уверенное, сосредоточенное лицо и какая-то пронзительная отрешенность взгляда. Лёпс постучал ее по плечу.
  
  Все еще находясь во власти своих чувств, она молча протянула ему наушники. Музыка ворвалась в Лёпса, казалось, что она заполнила сразу все закоулки его души, завибрировала в нем. Лёпса охватила дрожь, ощущение чего-то мистического, мрачного, могучего, страдальческого и в то же время трагически-прекрасного. Он увидел ее глаза, ощутил ее понимающий , словно видящий насквозь взгляд. Внезапно вздрогнул, словно застигнутый врасполох. Снимая наушники, как можно более равнодушно сказал:
  
  -Подумаешь,- и вдруг почувствовал, что во рту стало сухо, он судорожно сглотнув, тихо произнес:
  
  -Что за вещь?
  
  -Старый дедушка Бах. "Страсти по Матфею".Понравилось?
  
  Лепс, пытаясь скрыть эмоции, скривил лицо:
  
  -Ты кормить меня сегодня будешь или мне лучше в кафешку сходить?
  
  Ника без разговора вышла на кухню. Изменить его характер Ника была не в силах, а перевоспитывать Лёпса в столь взрослом возрасте она не считала нужным. За три месяца, проведенных с Лёпсом под одной крышей, Ника приобрела защитную реакцию: Лёпс -простой, а она еще проще, поэтому принимает его таким, какой он есть, лишний раз не прекословит, занимается Надюшкой, а по дому делает только то, что идет на пользу всем его обитателям. А как еще поступать, если не можешь справиться с обстоятельствами? Пусть все идет своим чередом, время рассудит, кто прав, кто виноват.
  
  Накрыла стол, позвала Лепса, по привычке села рядом.
  
  -Что сидим? -прожевав кусочек хлеба, спросил Лёпс.
  
  -Да бабушка приговаривать любила, что в одиночку только злыдни едят. Даже если есть не хочешь, составь компанию, посиди рядом. Еда уважения требует.
  
  -Хорошо,- буркнул Лёпс,- сиди.
  
  Ника молчит, ей нравится, как ест Лепс. С удовольствием, тщательно пережевывая, не торопясь.
  -Вкусно?, - заметив его довольную реакцию на борщ, вдруг спросила она.
  
  Он что-то невразумительно пробормотал в ответ.
  
  -Лёпс, ну ты же воспитанный человек, возьми, скажи бы хотя бы спасибо или похвали за то, что вкусно приготовили.
  
  Громко звякнув ложкой о тарелку, Лёпс недовольно заметил:
  
  -Ну, вот еще. Это твоя прямая обязанность.
  
  Ника удивленно посмотрела на него:
  
  -Я не поняла. Ты, что выводов никаких за сегодня не сделал?
  
  -При чем тут мои выводы?- вспылил Лепс.- Ты на себя посмотри. Ну почему ты такая? Почему ты неправильно живешь?
  
  Улыбнувшись, Ника облокотилась о стол, подперла ладонями подбородок и озорно спросила его:
  
  -А правильно жить, это как?
  
  -Как, как?- загорячился Лёпс, чувствуя, как у него начинают подрагивать пальцы. Он оставил ложку в тарелке, оперся спиной о стену. Нахмурившись и пряча глаза от Ники, быстро сказал ей :
  
  -Женщина сама думать не может. У неё для этого мужчина есть. Он думает...Вот я тебе всё даю. Ты в квартире моей живешь, на кресле моем спишь.
  
  И тут же в упор посмотрел на нее.
  
  -Угу,- согласно кивнула головой Ника, и тут же насмешливо произнесла:- Еще и дочь твою воспитываю, и твои потребности в еде и чистой одежде удовлетворяю. Кто же из нас лучше устроился?
  
  -Ты хоть раз можешь выслушать меня до конца?- он наклонился к ней, пристально посмотрел ей в глаза и проникновенно добавил:
  
  - Я мужчина, я за тебя в ответе...Женщина без мужика, как ноль без палочки.
  
  -Ноль без палочки,- улыбаясь, Ника спокойно выдержала его взгляд.- Это что же получается?- она подняла глаза к потолку, и продолжила ученическим тоном:
  
  - При умножении на ноль всегда будет ноль. А еще на ноль делить нельзя.
  
  Неожиданно выбила резкую дробь пальцами по столу . И серьезными тоном с посерьезневшими глазами, сказала, глядя на Лёпса:
  
  - Так что ноль ,Лепс, -замечательная цифра в арифметике. Очень-очень значимая. А насчет мужчины... Так у меня муж есть...А ты- всего лишь зять.
  
  Сосчитав до двадцати, Лепс тихо произнёс:
  
  -Я ведь не нарочно, не специально. Я признаю, что я утром погорячился. Ты ведь, тоже погорячилась и наговорила мне всяких гадостей. И не только утром, но и сейчас. Тут что, Ника, получается, живем под одной крышей, в одной квартире, как в тюрьме под контролем . Ты старше , умнее, рассудительнее и то ведь не смогла сдержаться. А про меня и речи нет: я молодой, горячий, вспыльчивый, всегда со спорами лезу.
  
  Обида послышалась в голосе Лепса, он исподлобья посмотрел на Нику:
  
  -Тебе надо хоть какое-то уважение иметь к моим потребностям. Я не оскорблял тебя, ты свой смысл вложила в мои слова.
  
  Ника невозмутимо продолжила:
  
  -Спорить Лёпс можно, а вот говорить гадости, мерзости про жену и ее родню нельзя. "Грех обижать любящих тебя", бог накажет. Я на тебя не сержусь, потому что, это проблема твоего воспитания, а не моего. Прошу только об одном, меня не трогай. Тебе это выйдет боком.
  
  -Ты мне угрожаешь?- улыбнулся он.
  
  -Что ты!- улыбаясь в ответ , твердо заметила Ника .-Просто предупреждаю: меня не тронь. Ты надо мной не властен. Я сама по себе. И у меня внутри своя правда.
  
  -Да ради Бога. Живи своей жизнью.
  
   Лёпс снова улыбнулся и вышел из кухни. Он сумел ее успокоить, сумел с ней помириться. Это оказалось гораздо проще, чем он себе предполагал. После беседы с Никой он был уверен, что все образуется. Ника не посмеет пожаловаться маменьке и останется с ними. Ему хотелось чувствовать свое превосходство над Никой. Пока она раздражала его своим ослиным упрямством ,нежеланием признавать, его, Лепса, авторитет, пока часто вместо признательности своих заслуг, он натыкался на ее колкости и насмешки. Ему хотелось малого: всего-то сделать ее подавленной и беспомощной, удобной для него, чтоб она не трепыхалась, не дергалась...оставила все как есть, все на своих местах: он и Леночка, Ника и Надющка. Главное, добиться, чтобы она перестала быть самой собой, начала контролировать свои поступки, потеряла внутреннее равновесие, была в полном замешательстве.
  
  Жизнь продолжалась,шла своим чередом. Ника жила ожиданиями, раз в неделю звонила в город своей юности, расспрашивала о своих домочадцах и собаке, разговаривала с детьми, друзьями, узнавала, как дела, в свободное время писала стихи о разлуке, любви, завела в интернете страничку о воспитании малышей и регулярно пополняла ее рекомендациями для молодых мамаш.
  
  4
  Наступил май.
  
  Лепс изменился, набрал за три месяца двадцать килограммов. Походка стала уверенней, голос тверже и сам он, казалось, излучал спокойствие. Исчезла резкость движений, угловатость лица. Он уже не вскидывал резко голову, а медленно приподнимал. Во взгляде сквозило пренебрежение.
  
  Он показался себе в зеркало совершенно незнакомым и чужим. В струящейся шоколадной с коричневыми разводами креповой рубашке, в черных льняных брюках, Лёпс выглядел сошедшим с глянцевой обложки модного журнала. Завершали образ массивная печатка и обручальное кольцо. Постоял еще какое-то время перед зеркалом, покрутил головой вправо-влево, поменял несколько раз выражение лица, зачем-то, подражая Нике, похлопал себя по подбородку внешней стороной ладони. Он пригладил правой рукой волосы, зачесав их наверх и подчеркнув свой высокий лоб, сбрызнул лаком. Тщательно смахнул силиконовой губкой с новых ботинок несуществующие пылинки, отполировал их до зеркального блеска. Широко улыбнулся себе в зеркало и размашистым шагом, с видом человека, знающего себе цену, вышел из квартиры.
  
  Проспект прятался в бело-сиреневой дымке цветущих яблонь и сирени. Опасная и приятная пора для мужчин и юношей. Спешили по улицам постройневшие , в тонких свитерках , коротких юбках, обтягивающих фигурки брюках женщины и девушки. Обещающе- обнадеживающе -обманчиво смотрели на Лёпса, осознавая свою силу и силу мужских гормонов.
  
  Леночка и Ника, вволю нагулявшись с Нюкой в сквере, вышли на бульвар. Возле подземного перехода рядом с Лепсом стоял слегка вразвалку с расправленными плечами парень. Высокий, слегка сутуловатый, крепко сложенный. Качок одним словом. Он окидывал то Леночку, то Нику нагловатым взглядом. Нике не нравились такие типы.
  
  - Я сегодня впервые понял значение взгляда "раздевающий". Представляете, на меня, смотрели девушки и раздевали меня глазами,- сказал Лёпс, обнимая Леночку.
  
  -Ну и как ты себя чувствовал?- улыбнувшись глазами, спросила его Ника.
  
  - Мне это понравилось,- прямолинейно ответил Лёпс. Леночка хлопнула его пониже спины.
  
  -Ну теперь осталось стриптиз на улице показать, может, тоже понравится,- открыто улыбаясь, сказала Ника.
  
  -Одурела что ли?- разозлился Лёпс.
  
  А Ника беспечно заметила:
  
  -Ну не надо меня благодарить за комплимент, я и так знаю, что это мне к лицу. Я тогда так обворожительно выгляжу рядом с тобой, таким умным и рассудительным.
  
  Набычившись, Лепс подхватил Леночку за локоть и быстрым шагом рванул в переход. Тимур ловко перехватил у Ники коляску с Нюкой и, улыбнувшись, заметил:
  
  -Ловко вы Лёпса отбрили. Он обычно такой...
  
  Не дав ему закончить, Ника ответила вежливой улыбкой.
  
  -В целом, он- такой же как все, ни умом, ни глупостью не блещет. Но иногда так меня достанет, что мне хочется просто поиграть у него на нервах.
  
  Она наклонилась над коляской и взяла ребенка на руки. Тимур удивленно посмотрел на Нику . Она по-своему истолковала его взгляд и тут же торопливо заметила:
  
  -Нет, Тимур, не специально, не в отместку, а так, чтобы он понял, что мы с ним в одинаковой позиции, в одинаковом , равном положении. Не будет здесь ни проигравших, не победителей. А то он так своим мужским положением кичится.
  
  Тимур раскатисто рассмеялся.
  
  -Это мне смешинка в рот попала, теперь по любому пустяку ржать буду. Давно не видел, чтобы Лепс в бешенство впадал. Обычно ему все с рук сходило, он - ведь парень гарный, своего добиться может. Настоит не мытьем, так катаньем на своём.
  
  -Тебя так веселят чужие проблемы?- настороженно спросила Ника.
  
  -Да нет, - Тимур осторожно спускал коляску по ступенькам. -Меня просто веселит его реакция на эту проблему. Рад буду помочь, если что -ему по морде настучать могу.
  
  -А я сейчас рада любой компании. А то все мое общение в последнее время Лёпс, Леночка и Надюшка. Только по воскресеньям к свекрови вырваться удается, иногда- в театр.
  
  -Тогда я -самая подходящая компания. Общительный, незлобивый. С соседями живу дружно, по вечерам им громкой музыкой не мешаю, спиртные напитки употребляю умеренно... В связях с женщинами старше себя замечен не был. По паспорту -Тимур, для товарищей-приятелей -Там, сокращенно от Тамерлана.
  
  -Прямо анкета, -стрельнув глазами в его сторону, насмешливо сказала Ника.
  
  Она прошла вперед и солнечный луч, упавший сквозь резьбу листвы, вспыхнул медно-красным отблеском на ее темных волосах.
  
  Существует биополе или нет, этого Тимур точно не знал, но сейчас он чувствовал, что между ним и Никой существует какое-то притяжение. Была у Тимура одна маленькая слабость. Он сам посмеивался над собой "Я, пацаны, как рыжую увижу, так дурею. Башню напрочь сносит. Особенно, если еще и глаза зеленые, все мне кранты. Только истинно рыжих мало, в основном, крашенные. У рыжих, пацаны,- своя суть, ведьмовская, и -запах, никакие духи его не перебьют". Он еще раз оценивающе посмотрел на Нику.Чтобы не говорил Лёпс,но выглядела она потрясающе хорошо.
  
  
  5
  Солнечные пылинки танцевали в комнате. Яблоня взметнула за окном извилистые ветки, сплошь покрытые бело- розовыми цветами. Днём, пока Надюшка спит, Ника обычно занимается домашними хлопотами, глажкой, уборкой или готовкой, ходит за продуктами или читает. Не новое, а так, что-нибудь привычное, обычно это карманная библия. Лёпсу не читается, пойти некуда, день на дворе, и телевизор не посмотришь. Надюшка спит, а Леночка формулы в тетради рассматривает. Зубрилка, одним словом, пока не выучит - тетрадь не отложит. Интересно, а смог бы он быть таким же усидчивым, как Леночка? Наверное, смог бы. Лекции только писать надо да литературу дополнительную читать. Только лень вперед Лёпса родилась. И зачем зря мозги напрягать, когда можно на лекциях ногами преподавательницы любоваться или у Эски в сотовом фото сексапильных девиц рассматривать. Лепсу скучно. Наконец не выдержав пытки бездеятельностью, он начал приставать к Нике.
  
  - И что ты с таким умным видом читаешь? - Лёпс, присев на корточки пред креслом, пытливо заглянул ей в лицо.
  
  - "Грехи одних людей очевидны сразу, а грехи некоторых очевидны со временем", - процитировала она и показала обложку.
  
  Лёпсу почудилось, что ее взгляд не скользнул, а приковался на миг к его лицу. Ему вдруг показалось, что этот взгляд проник к нему в душу, туда на самое дно, куда он не допускал никого, даже самого себя... Противно закружилась голова.
  
  Лёпс сел на диван. Он понимал, что там, глубоко - глубоко внутри души что-то есть. И это надо прятать, хорошо, основательно, в глубокий - глубокий, темный- претемный тайник , не показывать ни при каких обстоятельствах никому, даже самому себе. Он подозревал, что это что-то есть не только у него, но и у других. И его иногда мучило любопытство, что прячет там маменька или папенька. И что они чувствуют по отношению к своим тайникам. Не хотят это замечать или просто делают вид, что не замечают, или действительно не замечают?
  
  "Грехи одних людей очевидны сразу, а грехи некоторых очевидны со временем"-отозвалось эхом у него в голове. Сердце его тревожно застучало, что-то неприятно шевельнулось в районе пупка. К такому общению и таким взглядам Лёпс не привык. Что, что она хотела этим сказать? На что она намекнула?
  
  Его мысли перескакивали с одного на другое, Лёпс сжал зубы так, что проступили желваки на щеках. Что-то в этой фразе затронуло его, что-то зацепило, что-то вцепилось, закусало, загрызло внутри живота. Но что конкретно, он не знал. Почему его вдруг зацепило? Какое отношение вообще это имеет к нему? Это грызло и грызло изнутри. Предчувствие чего-то недоброго, непонятного, свербящего. Предчувствие страшного открытия. Ему даже показалось на мгновение, что ее взгляд высветил то, что он так старательно прятал от самого себя. Между мыслями у Лёпса возникала тонкая связь, она то и дело рвалась, но Лёпс хватался за обрывки этой связи и продолжал искать хоть какое-нибудь объяснение случившемуся. Он бросил взгляд на Нику.
  
  Ника продолжала читать, как ни в чем не бывало, совсем обычную, в мягком черном переплете книгу. Лёпс наконец не выдержал и обратился к Леночке, кормившей грудью проснувшуюся Надюшку:
  
  - Леночка, почему Ника так говорит? Что она имела в виду?
  
  - Спроси у нее сам, - Леночка кормила грудью Надюшку, и больше ее ничто в этой комнате не занимало.
  
  Лёпс встретился взглядом с Никой, она улыбалась уголками губ. Впервые он смутился, впервые он испугался за себя, за свою цельность, за свою самодостаточность... Он внезапно понял, что в этой фразе, так зацепило его. Она сказала "грехи". Вздор. Все это вздор. Откуда они могут быть у него? Ну, какие грехи могут быть у него? Был бы он грешен, у него не появилась бы дочка.
  
  Ведь у прадеда с бабкой долго не было детей. Либо мертвые рождались, либо выкидывало их из бабки на разных сроках беременности, либо в первые три месяца жизни от "родимчика помирали.... И только, когда к знахарке прадед сходил, она подсказала, какие обряды пройти надо и как девочек назвать, чтобы даже смерти их имена не понравились. И родились тогда с разницей в семь лет бабка Лёпса Варвара и ее сестра Матрена. Лёпс верил на самом деле в то, что бабка Варвара была всепрощением грехов его прадеда, намоленная, Богом ему данная...
  
  
  -Все ты, Ника ,выдумываешь ! Сама посуди, как могут быть грехи очевидны, у кого-то сразу, а у кого-то со временем?
  
  -Запросто. Если в семье из рода в род повторяется один и тот же сценарий, то речь идет о грехах, которые очень даже видны. Прадед нагрешил, а отдуваются до седьмого колена, потому как пошла генетическая запрограммированность. Чем бы не был вызван грех, но от предков ты ,Лепс, наследуешь набор представлений о том, что хорошо, и что плохо. Еще и принимаешь часто их представления за свои собственные. И отрабатываешь своей жизнью то, что они не проработали, на чем зациклились, на каких эмоциях зацепились.
  
  -Это как?
  
  -Если грехов и зла в роду много, то род вымрет,- Ника пристально смотрела на Лепса. -Природа избавляется от тех, кто идет против ее законов. Если прабабка делала много абортов, то у женщины будет либо рак груди, либо матки. Ну, а если бабушка ведьмой была и порчу с проклятиями на людей наводила, то бесплодие потомкам обеспечила.
  
  -Ага, так я тебе и поверил! Если бы так оно было, то человечество давно бы вымерло, потому как дальше первобытного строя со своими дедовскими представлениями бы не ушло. И сидели бы мы, Ника, с тобой сейчас в пещере, возле костра.
  
  В дверь настойчиво зазвонили. Из поликлиники пришел врач, долго и придирчиво рассматривал ребенка, потом выписал направление в неонатальный центр .
  
  На следующее утро Леночка с Нюкой легла в больницу, Ника навещала их два раза в день. Через неделю Ника ,сказала Леночке:
  
  -Я вчера в церкви была, исповедалась, причастилась, за Надюшку помолилась, вы без меня три дня как-нибудь проживите, я не смогу к вам приехать.
  
  - Если дело в деньгах, возьми у Лёпса, - предложила ей Леночка.
  
  - Я не хочу быть от него в зависимости, тем более, что деньги у меня есть. Скажем, так, я должна расставить для себя некоторые точки над "и" и завтра у меня последний шанс это сделать.
  
  - Ника, ты, почему говоришь загадками? Ты собралась уехать в Приморье? Бросить нас сейчас, когда мы в больнице.
  
  - Пока нет, но три дня меня с вами не будет, тем более Лёпса тоже не будет, он едет с Виталиком в Казань...
  
  - А что с нами будет?
  
  - Будете выздоравливать, в конце недели врачи пообещали вас выпустить.
  
  После посещения Надюшки и Леночки, Ника сходила в медицинский центр. По пути она зашла в церковь и заказала молебен для себя и Надюшки, долго молилась перед образом "Державной"...
  
   Её реакция на капельницу была парадоксальная, она пять дней пролежала в лихорадке, ей ни хотелось ни пить, ни есть. Ника спала, но во сне таяла, как свечка. Лепс приехал с недельной командировки и впервые сильно испугался, увидев Нику.
  
  Мертвенно-бледное осунувшееся лицо казалось прозрачным, чернели глубокие тени вокруг блестящих лихорадочным огнем глаз, сухие потрескавшиеся губы отливали синевой. В ее глазах появилось что-то новое, сосредоточенное, словно устремленное то ли вглубь себя, то ли куда-то вдаль выражение, словно она пыталась разрешить какую-то загадку.
  
  - Что с тобой? Может, врача вызвать? - скрывая дрожь в голосе, спросил он.
  
  - Врач не поможет. Я сама справлюсь. Мне уже легче. - какой-то неровной походкой она добралась до кресла и уронила на него свое исхудавшее тело.
  
  - Может, тебе чай принести? - трясущимися губами предложил Лёпс.
  
  - Спасибо, ничего не надо. Только спать.
  
  - А вдруг ты заразная, вдруг у тебя холера или чума?
  
  - Расслабься, Лёпс. Это не заразное, это мое, к тебе не прилипнет, и к Надюшке с Леночкой тоже. Лучше поезжай к ним в больницу, - она посмотрела на часы, я пять дней у них не была. А я спать буду, меня до утра не трогай. И Леночке не говори.
  
  Ника закрыла глаза и провалилась в небытие. Ближе к полуночи проснулась, Лепса еще не было, она сварила в микроволновке овсянку с тыквой и с наслаждением поела. Поглядела в окно, словно прислушиваясь к себе, чему-то улыбнулась. Потом залезла в ванну. В теплой пушистой пижаме забралась под плед, и всю ночь лежала неподвижно, с открытыми глазами. Густую тишину комнаты нарушало только ровное звонкое тиканье настенных часов. Временами её охватывал сон, но он был поверхностным, дремлющим, со множеством образов и картин.
  
  Наконец-то она осмыслила то, что произошло с ней за последние три года, разобралась в своем положении, чтобы справиться с ним. Наконец-то она пришла к согласию со своей судьбой и сделала правильный выбор. Жизнь не спектакль, в ней нет репетиций, нет черновиков, ее живешь один раз и начисто.
  
  Нику теперь не интересовали прежде занимавшие все её время книги и вещи. Многое казалось ей ненужным, пустым. К чему это множество юбок, блузок, пиджаков и брюк в шкафу? К чему книги? К чему фильмы, работа? Все это было в прошлом. Даже семья и друзья, и она сама прежняя.
  
  Сейчас, только она - настоящая, и ее настоящая жизнь имеют для нее ценность. Все огромное многообразие человеческой жизни было перед ней: опыт своих ошибок, опыт человеческих отношений, опыт прошлых веков.
  
  Судьба не приходила откуда-то, она жила и росла в ней самой. И Ника начинала строить мир в себе: сознательно, скрупулезно, серьезно. Она была готова с достоинством и благодарностью принять все то, что ей преподносила жизнь: и радость успеха, и горе потерь, и болезни, и любовь, и разочарование, и одиночество, и стремление, и преодоление. Она была готова с достоинством и благодарностью принять все, кроме страдания, как естественного состояния.
  
  Под утро забежал на полчаса Лепс, внимательно посмотрел на нее, скорчившуюся в позе эмбриона, хотел что-то спросить. Ника отвернулась, он постоял рядом минут пять, погладил ее зачем-то по голове и убежал в больницу. Она снова провалилась в сон. За окном осыпались с яблони многочисленные розово-белые лепестки, и удушающий запах цветущей сирени наполнял комнату, скользили по стенам невесомые солнечные лучи, мелькали за аквариумным стеклом подвижные рыбки. Словно всё было прежним и в тоже время что-то незримо и неосязаемо менялось в ощущениях и мировоззрениях Ники.
  
  Ника проснулась и какое-то время внимательно прислушивалась в себе, она не могла сначала понять, где находится и что с ней происходит.
  Ей приснился сон, ей снилось, что она спит, спит в какой-то старинной русской избе. Наступает полдень, она просыпается, одевается в красивые старинные одежды: рубашка с вышивкой, длинный сарафан, светло-коричневый полушубок, яркий цветастый полушалок, в длинной косе алая лента, на ногах- белые катанки. Уже во сне она начинает мучиться загадками, что-то здесь не так, такого с ней не может быть. Ее беспокоит ощущение какой-то зыбкой реальности, в голове возникает множество вопросов. Почему зима, если должна быть весна? Но снег под ногами рыхлый, неестественно белый, неестественно пышный скрипит, поскрипывает под катанками. Воздух пьянит свежим, арбузным, снежным запахом. То, проваливаясь в снег, то по протоптанной кем-то тропке идет Ника к какому-то, словно с лубочной картинки сошедшему, игрищу-гульбищу.
  
  Разудалые молодцы, разнаряженные девицы, лихие тройки. Стройные ряды продавцов с блинами, пирогами, бубликами, баранками, расстегаями. Цыгане с медведем, плясуны с гармошкой, отполированный столб с сапогами на верхушке. Но Ника спешит к речке, что-то тянет ее к полынье, которую обступила кучка зевак. Заглядывает Ника в полынью через их плечи и видит маленького беленького пушистого щенка, который беспомощно барахтается в ледяной воде. Только подплывет он к краю полыньи, только начнет лапы ставить на лед, как чья-нибудь нога, обутая то в черный сапог, то в валенок, то в узорчатый расшитый сапожок, спихивает его обратно в полынью. Барахтается щенок, смотрит жалобно на Нику, словно током электрическим пронзил ее этот взгляд. Как так можно лишать жизни беспомощное создание?
  
  Сколько не толкала она людей вокруг проруби, сколько не кричала, никто не отзывался, никто не обращал на нее внимания. Всё с теми же равнодушными пустыми лицами, все по очереди продолжали топить щенка в проруби.
  
  Наконец, Ника, упав на колени, протиснулась у кого-то под ногами, выхватила дрожащего щенка из ледяной воды, и получив пару хороших затрещин и несколько ударов по разным частям своего тела, выскользнула с щенком на руках из толпы. Завернув в полушалок, она сунула его к себе за пазуху, прижала к себе. Щенок постепенно согревался, прекращал дрожать, вскоре чуть-чуть повозившись, удобно устроился и заснул на ее груди. Ника принесла его домой, осторожно развернула, хотела погладить. Щенок настороженно смотрел на нее, Ника коснулась его лба. И в этот же момент со щенком произошла метаморфоза, он превратился в огромную черную собаку и яростно вцепился в руку Ники, вырывая из нее куски мяса и обнажая белую кость. Ника закричала от ужаса и в тот же миг собака обернулась Лёпсом, вокруг его рта была кровавая пена. Ника потеряла сознание и проснулась.
  
  Это сон... всего лишь сон... сон, - твердила она себе, сидя на кресле, ощущая неровные, тяжелые и болезненные толчки под правой грудиной и резкую боль в руке...
  
  Но почему он так был похож на явь? А может быть, это все-таки была явь. Или как теперь говорят, непроявленная реальность дала знать о том, что ее ждет в будущем. Может, понаблюдать за Лепсом, приглядеться к нему? Она посмотрела на руку: пролежни возле локтя напоминали следы укуса.
  "Жизнь хороша, и жить хорошо, и всё что не делается в жизни- всё только к лучшему", -подумала Ника и, решив не забивать себе голову снами, стала собираться в больницу к Леночке и Надюшке.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"