Картер Элли: другие произведения.

Cross My Heart and Hope to Spy (Клянусь, я не лгу)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кэмми Морган снова с нами, и ее жизнь не стала проще после прошлых событий. Во-первых, в воздухе кипит головокружительное ожидание: академию Галлахер, элитную школу для шпионок Кэмми, собираются посетить ученики тайной академии для мальчиков. Вскоре после их прибытия все идет наперекосяк, в академии несколько нарушений безопасности! Что еще хуже, это Кэмми обвиняют в случившемся! Учитывая сверхсекретный статус, девчонки Галлахера должны работать быстро, чтобы спасти свою любимую школу.
    Примечания переводчика: Правильнее переводить имя Кэмми, по-моему, так что в отличие от первой части тут не Ками.
    Переведены главы 1 из 28

Не уверена, как лучше перевести название)) Если есть предложения, я радостью их выслушаю :3
Глава Первая.
- Просто будь собой, - сказала мне мама, как будто это было просто. Но на самом деле нет. Особенно когда тебе пятнадцать, и ты понятия не имеешь, на каком языке будешь разговаривать за завтраком или какое имя будешь использовать для следующего «задания» специальной практики. Не когда твое кодовое имя «Хамелеон».
Не когда ты ходишь в школу для шпионок.
Конечно, если вы читаете это, у вас скорее всего есть четвертый уровень допуска и знаете все о Академии Галлахер для особо одаренных девушек. Что это на самом деле не частная школа для гениев, и, несмотря на великолепные особняки и подстриженные газоны, мы не снобистская школа-пансион для скучающих наследниц, которым нечем заняться. Мы шпионки. Но в этот январский день даже моя мама... даже директор академии... словно забыла, что если ты проводишь время, уча четырнадцать языков и то, как полностью изменить свой внешний вид, используя только кусачки для ногтей и крем для обуви, то быть собой становится немного тяжелее, потому что мы, девушки Галлахера, гораздо лучше умеем быть кем-то другим.
(У нас даже есть липовые удостоверения личностей.)
Мама приобняла меня и прошептала: «Все будет хорошо, малыш», ведя меня через толпы покупателей, наполнявших Главный Холл Пентагона. Скрытые камеры отслеживали каждое наше движение, но мама все равно сказала:
- Все хорошо. Это просто протокол. Все нормально.
Но с тех пор, как в четыре я ненароком взломала Сапфировую Серию кодов Национального Агентства Безопасности, которую папа привез с миссии в Сингапуре, стало очевидно, что понятие нормальный скорее всего никогда не подойдет мне.
Ведь нормальные девочки любят гулять по торговому центру с карманами, полными рождественских денег. Нормальные девочки не вызываются в Вашингтон в последний день зимних каникул. И нормальные девочки очень редко задерживают дыхание, когда их мама стаскивает пару джинс с полки и говорят продавщице:
- Простите, моя дочь хочет примерить эти.
Я чувствовала себя как угодно, но не нормально, когда продавщица посмотрела в мои глаза с каким-то скрытым смыслом.
- Вы примеряли вот эти из Милана? - спросила она. - Я слышала, европейский стиль прекрасно смотрится.
Сзади меня, мама потрогала мягкую джинсовую ткань.
- Да, у меня была такая пара, но они порвались во время стирки.
И тут продавщица указала на узкий коридор. На ее лице была слабая улыбка.
- Думаю, седьмая кабинка свободна для примерки.
Она уже начала отходить от нас, но потом повернулась и прошептала:
- Удачи.
И я точно знала, что она мне пригодится.
Вместе мы прошли по узкому коридору, и мама закрыла дверцу кабинки, как только мы оказались внутри. Мы встретились взглядами в отражении зеркала, и она спросила:
- Ты готова?
И тут я сделала то, в чем девушки Галлахера были лучше всех: я солгала.
- Конечно.
Мы приложили ладони к холодной и гладкой зеркальной поверхности, и я почувствовала, как нагревается стекло.
- Ты справишься, - подбодрила мама, будто быть собой не было так тяжело и страшно. Как будто я не хотела всю жизнь быть ею.
Но тут пол под нами начал дрожать.
Пол начал опускаться, стены расти. Яркие белые вспышки обжигали глаза. Я слепо дотянулась до руки мамы.
- Всего лишь сканирование тела, - успокаивающе сказала она, и лифт продолжил свой спуск все ниже и ниже под город. Волна горячего воздуха дыхнула мне в лицо, как самый большой фен в мире. - Детекторы биологической опасности. - Снова объяснила мама, когда мы продолжили наш быстрый, ровный путь.
Время будто остановилось, но я знала, что надо считать секунды. Минута. Две...
- Почти на месте, - обронила мама. Мы прошли через тонкий лазерный луч, считавший изображения наших сетчаток. Спустя несколько мгновений, замигал ярко-оранжевый свет, и я почувствовала, что лифт остановился.
И тут мой рот приоткрылся.
Плитка из черного гранита и белого мрамора растягивалась на полу огромного пространства с проходами, как шахматная доска в натуральную величину. Две лестницы закручивались в противоположных углах зала, высотой в сорок футов, до второго этажа, обрамляя гранитную стену, на которой были выгравированы серебряная печать ЦРУ и девиз, который я знаю наизусть: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными».
Ступив вперед, я увидела лифты — огромное множество — выстроенные вдоль изогнутой стены сзади нас. Буквами из нержавеющей стали над лифтом, из которого мы только что появились, было выложено: «ЖЕНСКАЯ ОДЕЖДА, ТОРГОВЫЙ ЦЕНТР». Следующий справа назывался «МУЖСКОЙ ТУАЛЕТ, СТАНЦИЯ МЕСТО РОСЛИН».
На экране над лифтом появились наши имена. РЕЙЧЕЛ МОРГАН, ДЕПАРТАМЕНТ ОПЕРАТИВНЫХ РАЗРАБОТОК. Я взглянула на маму, и тут надпись сменилась. КЭМЕРОН МОРГАН, ВРЕМЕННЫЙ ПОСЕТИТЕЛЬ.
Громко звякнул звонок, и над лифтом с пометкой «ИСПОВЕДАЛЬНЯ СВЯТОГО СЕБАСТЬЯНА» возникло новое имя ДЭВИД ДУНКАН, ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ЗАЧИСТКИ ИДЕНТИФИКАЦИОННЫХ ХАРАКТЕРИСТИК, и в этот момент я начала волноваться — но не в том О-Боже-Мой-Я-В-Суперсекретном-Объекте-В-Три-Раза-Более-Защищенном-Чем-Белый-Дом смысле. Нет, волновалась я исключительно в Это-Самая-Потрясающая-В-Жизни-Поездка смысле, потому что если бы не три с половиной года тренировок, то я бы временно забыла о цели нашего визита.
- Вперед, дорогая, - сказала мама, за руку ведя меня через атриум, куда целенаправленно поднимались по винтовым лестницам люди. Они несли в руках газеты и кофе, переговариваясь. Это выглядело почти... нормальным. Но потом мама подошла к охраннику, у которого не было половины носа и одного уха, и я подумала, что для девочек из Галлахера нормальность — понятие относительное.
- Проходите, леди, - сказал охранник, - приложите ладони сюда.
Он указал на гладкую поверхность впереди, и, приложив руку к этому сканеру, я почувствовала тепло сканера, запоминающего мои отпечатки. Где-то зашумел механический принтер, и охранник наклонился, чтобы достать два пропуска.
- Рэйчел Морган, - он посмотрел на мою маму так, будто она не стояла тут уже не меньше минуты, - с возвращением! А это должно быть маленькая... - Он скосил взгляд, пытаясь прочитать пропуск в руке.
- Это моя дочь, Кэмерон.
- Конечно, она! Выглядит точь-в-точь как ты. - Его слова только доказали, что тот ужасный инцидент с носом повлиял и на его зрение, без сомнения, потому что если Рэйчел Морган часто называли красивой, я обычно оставалась невзрачной. - Прицепи это, юная леди, - сказал охранник, протягивая мне бейдж с моим именем. - И не теряй, на нем отслеживающее устройство с половиной милиграмма си-четыре. Если попытаешься вытащить его или проникнуть в запрещенные помещения, он рванет. - Он уставился на меня. - И ты умрешь.
Я с трудом сглотнула, неожиданно поняв, почему день Возьми-Дочку-На-Работу никогда не наступал в нашей семье.
- Да, - пробормотала я, осторожно взяв бейдж. Тогда мужчина хлопнул по панели, и — несмотря на шпионские тренировки — я подпрыгнула.
- Ха! - Резко рассмеялся охранник и наклонился к моей маме. - Академия Галлахер воспитывает их более доверчивыми, чем раньше, Рэйчел, - подразнил он и подмигнул мне. - Шпионский юмор.
На самом деле, я не считала, что его «юмор» был таким уж смешным, но мама улыбнулась и снова взяла меня за руку.
- Пойдем, малыш, ты же не хочешь опоздать.
Она привела меня в такой светлый коридор, что стало почти невозможно верить, что мы под землей. Яркий, холодный свет покрывал серые стены и напоминал мне о Подуровне Один в школе... который напомнил мне о уроках секретных операций... которые напомнили мне о финальной неделе... которая напомнила мне о ...
Джоше.
Мы прошли мимо Управления Партизанскими Отрядами, но не замедлились. Две женщины помахали маме из Департамента Маскировки и Укрытия, но мы не остановились, чтобы поболтать.
Мы шли быстрее, все глубже и глубже в лабиринт тайн, до тех пор пока коридор не разветвился, и мы могли пойти или налево, в сторону Департамента Саботажа и Кажущихся Случайными Взрывов, или вправо, к Управлению Оперативного Развития и Человеческого Интеллекта. И, несмотря на необходимость огнестойких костюмов за границей слева, я бы с большим удовольствием пошла в том направлении. Или вернулась в торговый центр. Куда угодно, только не туда, куда я должна была пойти.
Потому что даже если правда может освободить вас, это не обязательно будет безболезненно.
- Мое имя Кэмми.
- Нет, полное имя? - Спросил мужчина за полиграфом, словно на мне не было бейджа с необходимым (и, возможно, невзрывоопасным) именем.
Я вспомнила слова моей мамы о здравом смысле и глубоко вздохнула.
- Кэмерон Энн Морган.
Комната, в которой мы находились, была абсолютно пуста, за исключением стола из нержавеющей стали, двух стульев, односторонне-зеркального стекла. Наверняка я не первая Девочка из Галлахера, находящаяся в этой чистой комнате — в конце концов, недоверие необходимо для выполнения секретных операций. И все же я не могла перестать вертеться на жестком металлическом стуле - может быть, потому что было холодно, или потому, что я нервничала, или из-за того, что мое белье неудобно сместилось. (Себе на заметку: разработать теорию допроса с застрявшим в попе бельем — что-то в этом было!) Но мужчина в очках с проводами был слишком занят, быстро перебирая руками и нажимая разные клавиши, пытаясь выяснить, как звучит моя правда, чтобы заботиться о моей суетливости.
- В академии не учат методам допроса до выпускного класса, знаете? - спросила я.
- Угу, - буркнул мужчина мне в ответ.
- Я всего лишь второкурсница, так что вы не должны беспокоиться о результатах моих слов. Я не умею обманывать полиграф.
Пока.
- Рад слышать, - пробормотал он, не отрывая взгляда от экрана.
- Я знаю, что это стандартный протокол, так что просто... спрашивайте. - Лепетала я, не в силах остановиться. - Правда, - добавила я, - что бы вам не нужно было узнать, просто...
- Посещаете ли вы академию Галлахера для особо одаренных девушек? - Выпалил мужчина, и по непонятным мне причинам я ответила, - Ммм, да? - будто это мог быть вопрос с подвохом.
- Вы когда-нибудь изучали предмет Секретные операции?
- Да, - снова ответила я, чувствуя, как уверенность или, быть может, тренированность возвращается ко мне.
- Проходил ли ваш курс секретных операций в городе Роузвилл, штат Вирджиния?
Даже в этой стерильной комнате под Вашингтоном, округ Колумбия, я будто чувствовала жаркую, влажную ночь в сентябре прошлого года. Я почти слышала группу и ощущала запах кукурузных хлопьев.
- Да, - сказала я, и мой живот заурчал.
Мужчина сделал пометки и изучил показания мониторов, окружавших его.
- Тогда вы впервые заметили Субъекта?
Одна из особенностей любви шпиона: у твоего парня нет имени. Люди вроде этого мужчины за полиграфом никогда не назовут его просто Джошем. Он всегда будет Субъектом, человеком их интереса. Лишение имени было их способом отстраниться от него. Так что я ответила «Да» и постаралась, чтобы мой голос не дрогнул.
- И вы использовали ваше обучение, чтобы наладить отношения с Субъектом?
- Когда вы так об этом говорите, это...
- Да или нет, мисс...
- Да!
Я хотела бы подчеркнуть, все было не так плохо, как это звучало, поскольку, к примеру, вам не нужен ордер на обыск, чтобы покопаться в чьем-либо мусоре. Серьезно. После попадания в мусорный ящик все справедливо — мусор можно осмотреть.
Но почему-то я знала, что Управлению Оперативного Развития и Человеческого Интеллекта, гораздо меньше интересны обыски мусора, чем то, что произошло после них. Так что я была полностью готова, когда мужчина спросил:
- Субъект следовал за вами во время вашего финального экзамена по секретным операциям?
Я подумала о появлении Джоша на заброшенном складе во время финальной недели, пролезшего через стены и хлам, чтобы «спасти» меня, так что я с трудом сглотнула и ответила:
- Да.
- Субъекту был дан чай, изменяющий память, чтобы стереть воспоминания о той ночи?
В его устах это звучало так легко. Конечно, моя мама дала Джошу чай, который должен стереть память человека, стереть несколько часов его жизни и позволить начать с чистого листа. Но чистка памяти — редкость, особенно для шпиона, так что я в миллионный раз не позволила себе интересоваться тем, что Джош мог вспомнить о той ночи, обо мне. Я не мучила себя вопросами, на которые бы никогда не получила ответы, пока сидела там, я знала, что жизнь не делится на черное и белое, вся моя была немного серой.
Я кивнула, потом пробормотала:
- Да.
Нравилось мне это или нет, я должна была отчетливо произнести ответ.
Он что-то записал, щелкнул какими-то переключателями.
- Вы еще как-нибудь связаны с Субъектом?
- Нет, - выпалила я, потому что это было правдой. Я не видела Джоша, не говорила с ним, даже не взламывала его почту на зимних каникулах, которые, учитывая нынешние обстоятельства, оказались довольно приятными. (Плюс, я провела последние две недели в штате Небраска с дедушкой и бабушкой, и у них есть модем, с которого никуда не дозвонишься!)
Тут человек в очках с проводами отвернулся от экрана и посмотрел мне прямо в глаза.
- Намерены ли вы возобновить контакт с Субъектом, несмотря на строгие правила, запрещающие такие отношения?
Ну, наконец: вопрос, к которому я готовилась несколько недель.
И я: Кэмми — Хамелеон, девочка из Галлахера, рисковала самым священным сестринством в истории шпионажа. Ради парня.
- Мисс Морган, - нетерпеливо сказал мужчина, - вы собираетесь возобновить контакт с Субъектом?
- Нет, - тихо сказала я.
И оглянулась на экран, чтобы понять, врала ли я.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика) С.Суббота "Самец. Альфа-самец"(Любовное фэнтези) Д.Осокинъ "Игры Свободной Воли"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Эванс "Мать наследника"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) A.Opsokopolos "В отрыве (в шоке-3)"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Лили. Сезон первый. Анна ОрловаЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаСердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаПорченый подарок. Чередий ГалинаНевеста двух господ. Дарья ВеснаЗаложница стаи. Снежная МаринаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия Росси��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаВ цепи его желаний. Алиса СубботняяНарушенное обещание. Шевченко Ирина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"