Лучинина Ольга: другие произведения.

Истина в маскарадном костюме несуразностей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Прислушайся к себе. Если ты можешь легко контролировать свои мысли и способен останавливать их, заставляя умолкнуть внутренний монолог, - тебе можно позавидовать! Как правило, мысли возникают непроизвольно, без воли и участия человека, и он не властен запереть для них голову... Стараясь остановить внутренние разговоры и продержавшись без них несколько секунд, ты снова начинаешь безмолвно бормотать, будто кто-то незримый руководит потоком сознания, попутно завлекая тебя в искусно расставленные ловушки суждений и представлений об окружающем мире. "Какая глупость! - скажет здравомыслящий обыватель. - Я - хозяин собственной жизни и никаких "ловушек сознания" не существует в принципе!.." Однако всегда ли мир таков, как нам кажется? Ведь зачастую истина настолько ловко спрятана в маскарадный костюм несуразностей, что не зразу узнаешь её в лицо! Эта повесть - 3-я часть из цикла "Там, где живёт волшебство". Продолжая путешествовать по дорогам "Радужной Магии", наши герои преодолевают препятствия, сокрытые в потёмках прошлого и настоящего, дабы обрести новые сокровища в тайниках собственного сердца...


ТАМ, ГДЕ ЖИВЁТ ВОЛШЕБСТВО...

ЧАСТЬ 3

"ИСТИНА В МАСКАРАДНОМ КОСТЮМЕ НЕСУРАЗНОСТЕЙ"

0x01 graphic

Ольга Лучинина Copyright No 2012 Все права защищены

   Прислушайся к себе. Если ты можешь легко контролировать свои мысли и способен останавливать их, заставляя умолкнуть внутренний монолог, - тебе можно позавидовать! Как правило, мысли возникают непроизвольно, без воли и участия человека, и он не властен запереть для них голову... Стараясь остановить внутренние разговоры и продержавшись без них несколько секунд, ты снова начинаешь безмолвно бормотать, будто кто-то незримый руководит потоком сознания, попутно завлекая тебя в искусно расставленные ловушки суждений и представлений об окружающем мире.
   - Какая глупость! - скажет здравомыслящий обыватель. - Я - хозяин собственной жизни и никаких "ловушек сознания" не существует в принципе!
   Однако всегда ли мир таков, как нам кажется? Ведь зачастую истина настолько ловко спрятана в маскарадный костюм несуразностей, что не зразу узнаешь её в лицо!
   Эта повесть - 3-я часть из цикла "Там, где живёт волшебство". Продолжая путешествовать по дорогам "Радужной Магии", наши герои преодолевают препятствия, сокрытые в потёмках прошлого и настоящего, дабы обрести новые сокровища в тайниках собственного сердца...
  

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. "ДУМАЙ ДРУГИМИ СЛОВАМИ!"

Глава 2. ПОИСКИ ОТВЕТА ПОРОЖДАЮТ НОВЫЕ ВОПРОСЫ

Глава 3. КОЕ-ЧТО О ПРИРОДЕ "ТУХЛЫХ ЯИЦ"

Глава 4. ЛОВУШКИ ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ

Глава 5. ТРИ СЛОЯ ПРАВДЫ

Глава 6. ПЕРСТЕНЬ, ПРЯЧУЩИЙ ТАЙНУ

Глава 7. ВОПРОСЫ ОСТАЮТСЯ БЕЗ ОТВЕТА

Глава 8. "МЫСЛЯЩИЙ" СУП И МЕЧТЫ ЮНОГО УЧЕНИКА

Глава 9. "КУРАТОР" И ЕГО ДРАМАТИЧЕСКОЕ ПОЯВЛЕНИЕ

Глава 10. ДОГОВОР МОЛЧАНИЯ

Глава 11. ПИЩА ДЛЯ КУРАТОРА

Глава 12. ШЛЕЙФ СТАРОЙ ТЕНИ

Глава 13. "ТЫ НЕ В КЛЕТКЕ, ПОКА НЕ ДАШЬ СОГЛАСИЯ ОКАЗАТЬСЯ ТАМ"

Глава 14. НАКАТЫВАЮЩИЕ УДАРЫ ПРОШЛОГО

Глава 15. ДЕЙСТВИЯ "СКЕЛЕТА В ШКАФУ"

Глава 16. НАЗАД ПУТИ НЕТ

Глава 17. ЛИПКИЕ МЫСЛИ, ОТНИМАЮЩИЕ СИЛУ

Глава 18. ПЕРЕВЁРНУТОЕ ВОСПРИЯТИЕ

Глава 19. БЛЕСТЯЩИЕ И НЕВИДИМЫЕ

Глава 20. ЗАКОН ЧЕСТНОЙ ОХОТЫ

Глава 21. "ВЫБИРАЙ, ЧТО ДУМАТЬ!"

Глава 22. ИЛЛЮЗИЯ ТАЙНЫ

Глава 23. ДОРОГОЙ ПОДАРОК

Глава 24. ИЗЛУЧЕНИЕ РАДОСТИ

Глава 25. КАК РАЗРУШИТЬ ПРАВИЛА, НЕ ПОВРЕЖДАЯ ИХ ОБОЛОЧКУ

Глава 26. НЕОЖИДАННЫЙ ВЫИГРЫШ

Глава 27. ПОБЕГ И ВОЗВРАЩЕНИЕ

  

Глава 1

"ДУМАЙ ДРУГИМИ СЛОВАМИ!"

   Сегодня я заново училась думать...
   Только не спешите судить меня, если вам эта фраза покажется глупой или бессмысленной. Просто прислушайтесь к себе. Если вы можете легко контролировать свои мысли, или хотя бы способны останавливать их, заставляя умолкнуть внутренний монолог - я вам завидую. Серьёзно. Сама же я с грустью поняла, что думаю вовсе не я... Напротив, кто-то активно думает мной...
   Начав серьёзно учиться магии, я поняла, что совершенно не успеваю выполнять все задания, которыми меня снабжают учителя и наставники. Мне не хватает времени, хотя я значительно сократила периоды сна и отдыха. Я почти перестала погружаться в обычные и привычные развлечения, стараясь максимально сэкономить часы и минуты.
   Ничего не выходит. Время утекает сквозь пальцы быстрее, чем вода сквозь решето.
   Дэннир, мой основной наставник, только качает головой.
   - Ты, - говорит, - слишком "вездесущая". Тебе нужно всё узнать, всё попробовать. Займись чем-нибудь одним - сразу время найдёшь! Чем ты занимаешься?
   Несколько раз я во всех подробностях хронометрировала свой день, наглядно показывая, что не особенно распыляюсь на мелочи и безделицы. Так, в пределах допустимого.
   - Тогда не знаю, - задумчиво почесал лоб Дэннир. - Бездарной тебя не назовёшь. Медлительной - тоже. Ладно. Иди домой. Как говорят, "утро вечера мудренее". Что-нибудь придумаю.
   Что ж... И на том спасибо...
   Я побрела домой, кутаясь в дублёнку, потому что ударил резкий мороз, в спину дул ветер, да и на душе было зябко.
   Не пройдя и полпути, я остановилась, услышав звук мобильного телефона. Узнав звонившего, я удивилась:
   - Дэннир, ты чего? Уже нашёл решение?
   - Естественно! - весело воскликнул он. - Поворачивай назад. Есть о чём поговорить.
   Усмехнувшись, я развернулась и пошла обратно. Теперь ветер, разумеется, дул в лицо, забрасывая за шиворот снежинки. Я надела капюшон, но данная мера не принесла ощутимых результатов.
   Ладно, отогреюсь у Дэннира. Заставлю его сварганить травяной чай на меду в качестве компенсации за моральный и физический "ущерб", наносимый мне холодом, снегом, ветром и неудобным капюшоном дублёнки.
   Дойдя до места, я вздохнула с облегчением. Старик уже поджидал меня, открыв дверь. Из кухни доносился аромат чего-то пряного и явно вкусного.
   - Заходи, голуба, - пригласил он. - Заходи. Замёрзла?
   - Немножко, - поёжилась я. - Повалил снег, пурга прямо-таки...
   - Такое уж время года, - развёл руками Дэннир. - Зима...
   - А в Замке? - спросила я, раздеваясь.
   - Тоже не лето, - улыбнулся он. - Но климат там помягче будет. Давай, проходи в комнату. Я угадал, что ты хочешь мой фирменный травяной чай?
   Угадал, конечно.
   Я уселась в кресло и взяла в руки ароматный дымящийся напиток. Дэннир сел напротив меня и чинно положил руки себе на колени, словно в предвкушении торжественного момента. Подождав немного, когда я согреюсь, он улыбнулся и медленно начал:
   - Знаешь, Гави, я понял, в чём твоя загвоздка. В тебе слишком много мыслей.
   - Так это ж здорово! - ответила я, отхлебнув чая.
   - Ну конечно... Здорово... Тогда ответь на вопрос: что именно дают тебе твои многочисленные мысли (кроме поглощения времени, разумеется...)
   - Как что? - удивилась я. - Они...
   Тут я задумалась. А правда? Что они мне дают? Если ставить вопрос таким образом, ответ будет явно неоднозначным...
   - Ну... мыслями я принимаю решения...
   - Да неужели всегда?! Что-то не верится. Если мне не изменяет восприятие, я часто замечал, что мысли твои тормозили решения! "Сделать так или этак... А вдруг не получится... А вдруг поругают... Но если не сделаю, то... Нет, не буду, так как...". Слушай, поставь на минутку чашку на стол. Пожалуйста.
   Я поставила.
   Дэннир откинулся в кресло, словно собравшись устроиться поудобнее. Вдруг он резко подался вперёд, целясь правым кулаком прямо мне в лицо. Я дёрнулась и инстинктивно подалась в сторону. Кулак прошёл сбоку от меня.
   - Ау! Ты чего?!! - воскликнула я, прижимая руки к груди и возвращаясь в кресло.
   Дэннир изящным движением откинул прядь со лба, невинно улыбнувшись.
   - Да так, - ответил он, отводя взгляд куда-то в сторону. - Смотрю на твои решения. И какая же мысль заставила тебя отодвинуться?
   - Никакая. Тут не до мыслей было...
   - Вот именно. Начни ты думать, тебе пришлось бы сейчас лечить разбитый нос. Нет! Чего ты испугалась! Да не пришлось бы. Не пришлось! Я б не ударил тебя, разумеется. О! Да вы посмотрите! Вот теперь она начала думать! Она думает, словно девяносто профессоров, собравшихся на совещание! Где Лоттор? Я не умею читать мысли настолько чётко, как он. Впрочем, я и без него убеждён, что сейчас в твоей голове настоящий галдёж раздаётся!
   - Можно взять чашку? - пробурчала я в ответ.
   - Да, конечно, Конечно, можно! Пей.
   Замолчали. Я думала...
   Стоп! Я ведь он прав! Я вечно думаю, я не могу не думать. Иногда мои мысли вызывают откровенную головную боль, хотя я никогда не рассматривала их значение с подобного ракурса. Мне казалось, что ситуация вызывает головную боль, а не мысли о ней. Неужели наоборот?
   Теперь я понимаю, что, думая...
   Господи! Я вдруг поймала лукавый взгляд Дэннира и рассмеялась:
   - Ну и ну! Знаешь, о чём я сейчас думала?
   - Скажи.
   - Я думала о думанье...
   - Супер! - хлопнул в ладони Дэннир. - Высший пилотаж! А теперь вообще не думай ни о чём. Ну? Вперёд! По моему хлопку!
   Ага! Сейчас... Прямо так... Прекратила думать... Продержавшись без мыслей пару секунд, я снова стала о чём-то бормотать внутри своей головы. Я даже ощутила место, где это бормотание происходило.
   - Увы... - развела я руками, обиженно фыркнув носом. - Наверно, чтобы не думать, надо заснуть. А так я не могу...
   - Насчёт сна ты несколько заблуждаешься, - чуть отвернувшись в сторону, лукаво произнёс Дэннир. Затем в упор посмотрел на меня. - Нет, ты существенно заблуждаешься. Во сне тебя обуревает шквал мыслей. Навязчивых и беспорядочных. Во сне ты настолько не контролируешь свои мысли, что даже не понимаешь, где находишься! Ты же не понимаешь, что находишься во сне, верно?
   - Верно, - кисло подтвердила я.
   - Значит, сон тут ни при чём.
   - А сны без сновидений? - спросила я. - Есть же такая фаза сна, будто проваливаешься в небытие...
   - Есть, - пожал плечами Дэннир. - Но что тебе это даст? Проснувшись, ты вернёшься к тому же, с чего начала - к беспорядочному шуму в голове. Нет, милая моя, так дело не пойдёт. Человек - существо думающее. Так уж он устроен, вернее, настроен. Только научившись думать, человек становится человеком. Но потом... потом мысли порабощают его. Он становится их пленником и заложником. Представляешь - заложником своих собственных мыслей!
   Он глубоко вздохнул. Затем рассмеялся.
   - Ладно, не сверли меня глазами. А то просверлишь дырку - на кого я буду похож? Выход есть. Представь, что вместо мыслей у тебя зоопарк. Справа львы и жирафы, слева мокрицы и тараканы... сверху пернатые, снизу пресмыкающиеся...
   - ... и акулы в аквариуме, - с ухмылкой добавила я.
   - Вот-вот, - подхватил Дэннир. - И акулы. По соседству с пираньями, медузами и морской капустой... хотя, простите, это уже флора, а не фауна. Впрочем, морская капуста тоже подойдёт для чего-нибудь. Добавить кипятка? Смотрю, чай твой безнадёжно остыл.
   Я молча кивнула, протягивая чашку.
   - Так вот, - продолжил Дэннир. - Сейчас твой зоопарк в полном запустении. Звери творят, что хотят. Галдят. Вопят. Норовят сожрать друг друга, твоих посетителей, да и... что греха таить... тебя саму! Что ты будешь делать как владелица зоопарка?
   - Закрою зоопарк и выгоню зверей.
   Дэннир с картинным ужасом воззрился на меня.
   - Безумие! Ты хочешь стать идиоткой или, как сейчас говорят, безмозглым "овощем"?
   - Нет, конечно!
   - Тогда давай другое решение.
   - Выгоню половину, а остальных накормлю как следует. Пойдёт?
   Дэннир почесал затылок.
   - Ну-у... неплохо, неплохо...
   - Оставлю тех, - продолжила я, - кто будет выгоден моему зоопарку. Зачем мне мухи или блохи?
   - Согласен, - кивнул головой Дэннир. - Мухи и блохи тебе ни к чему. Пусть обитают в других местах.
   Он встал с места и пошарил в кухонном шкафу. Затем вернулся с вазочкой сушёных фиников и, молча, предложил их мне.
   - Спасибо, - сказала я, отправляя финик в рот.
   - Не за что, - улыбнулся Дэннир. - Давай-ка теперь вернёмся к твоим мыслям. Надеюсь, ты поняла, что делать на первом этапе?
   - Не совсем. По логике следует, что я должна выбросить половину мыслей, а вторую продолжать думать. Ну и что?
   - То, что ты освободишь ровно половину времени, вот что! Только ты должна быть честной. Если уж решила отказаться от каких-то мыслей - запри для них свою голову окончательно. Без вариантов.
   - Да уж, - проворчала я. - Вообще-то мысли сами приходят.
   - А ты запри для них свою голову, - чётко проговорил Дэннир, слегка повысив голос. - Чья голова-то? Разве не твоя? Но это ещё не конец, моя милая. Ещё не конец.
   - Что ещё? - криво усмехнулась я.
   - А остальные звери твоего зоопарка? С ними-то как быть?
   Я пожала плечами:
   - Пусть живут, если мы их оставили.
   Дэннир приложил ладонь к уху и прислушался. Затем всплеснул руками.
   - Ужас. Шум и гам. Конечно, потише, чем раньше, но... клетки худые, вольеры не оборудованы. Того и гляди, какой-нибудь хищник перемахнёт через ограду. Я, как посетитель, сбежал бы из такого зверинца и деньги бы потребовал назад. Ты должна приструнить своих питомцев. В конце концов, это твой зоопарк и ты за него в ответе.
   - Идея понятна, - вздохнула я. - Надо контролировать свои мысли. Только это нереально! Как в притче - "не думай о белой обезьяне"...
   - Согласен, - сказал Дэннир, погладив меня по голове. - "Не думать" крайне сложно. Зато можно думать другими словами!
   - Думать другими словами? - удивилась я.
   - Конечно! В этом состоит секрет того, как "запереть голову" от ненужных мыслей и как направить поток твоих дум в русло, полезное лично тебе, а не тем существам, которые...
   - Которые?.. - встрепенулась я.
   - Я имел в виду, - быстро проговорил Дэннир, - я имел в виду, что ты сможешь выиграть уйму времени, если будешь думать другими словами. Сейчас я расскажу тебе, как это делать.
   - Постой, Дэннир, - перебила я. - Ты начал о каких-то существах...
   - Я имел в виду "зверей" твоего зоопарка, - ответил он, повернувшись к плите и включая горелку.
   Хм... Это интересно. Конечно, я не Лоттор, читать мысли не умею, однако сейчас любой простофиля понял бы, что Дэннир сболтнул лишнее и мгновенно перевёл тему в другое русло. Существа...
   Я послала в рот ещё один финик и, воспользовавшись паузой, задумалась.
   Снова секреты. Похоже, я до сих пор не могу считать себя полноценной волшебницей, имеющей равные права с остальными. Если Дэннир мне не ответил на вопрос сразу, переспрашивать бесполезно. Спросить Лоттора? Келлани?
   Нет, лучше Мартинка...
   Слава богу, Дэннир мысли не читает! Не то начал бы язвить по поводу моих дум...
   Не, не стал бы... Это стиль Лоттора.
   - Гави! - Голос моего наставника раздался над самым ухом. - Ты куда улетела?
   - Чиню вольеры, - бодро ответила я. - Вольеры в своём зверинце.
   - Молодец. Но сперва послушай, как думать другими словами.
   Он объяснил мне, что первым делом я должна начать прислушиваться ко всем возникающим в голове мыслям. Да, прислушиваться, потому что обычно мы даже не замечаем, как одна мысль сменяет другую, потом накатывает третья, четвёртая, снова первая... И так до бесконечности.
   - Особо "опасны", - предупредил Дэннир, - те мысли, что прячутся за эмоции. Тебе будет казаться, что никакой мысли-то и нет - одно переживание. Не обольщайся. Ни одна эмоция без сопутствующей мысли не приходит. Чем неприятнее эмоция, тем важнее услышать спрятанную за нею мысль. Поняла?
   Я кивнула.
   - Дальше самое важное. Услышь слова, в которые облечена мысль. И начинай заменять слова. Неважно как. Как хочешь. Как можешь. Главное, заменяй слова, подбирай новые и наблюдай, что происходит. Предупрежу сразу - задача не из лёгких, но "овчинка стоит выделки". Ты перестанешь быть "рабой" своих навязчивых дум.
   - Спасибо, Дэннир, - улыбнулась я.
   ***
   Вернувшись домой, я, как прилежная ученица, попыталась прочесать частым гребнем собственные мыслишки. Однако они продолжали пребывать в том же растрёпанном состоянии, что и раньше.
   Надо протереть пыль на книжных полках... чего это карандаш торчит из тетради... а-а... закладка, там рецепт один... ой, я ж давно морскую капусту... её для этого рецепта... Ланка говорит, что ненормальная, раз ем эту гадость... она терпеть её не может... ну, конечно, сразу и ненормальная... давно не звонит... существа какие-то... ну, конечно, я, как всегда, изгой... Мартинк, поди, тоже чего-нибудь изыщет, чтоб не говорить, наверняка ж знает... вообще надоело всё... чего я парюсь с этой магией... ммм... ой-ё...
   Стоп! Неужели в наших головах ежеминутно, ежечасно, ежедневно происходит вот такой монолог??? Да это ж бред сумасшедшего! За тем лишь исключением, что сумасшедшие всё это бубнят вслух, а мы - про себя. Замечательно было бы всё это записать. Жаль, что отсутствует диктофон, фиксирующий наши внутренние разговоры... Я рассмеялась, представив себе текстовое воплощение моих ползающих и брыкающихся мыслей.
   Новость хорошая - я, наконец-то услышала их бормотание.
   Новость плохая - я не могу долго сосредотачиваться и следить за ними, они приходят сами, без моей воли, без моего участия.
   Новость совершенно отвратительная - мысли мои портят настроение... Рано или поздно наступает момент, когда поток начинает журчать в русле тоскливых переживаний и непрожитых обид, опасений и тревог: "А вдруг... а почему... ой, не надо, а то... и зачем это я..."
   Потом спохватываешься, но поздно. Настроение гадкое. Пытаешься что-то предпринять, но зачастую тщетно. Хорошо, если из внешнего мира вторгнется что-то развлекающее... Раньше я сразу лезла в компьютер, мысли рассеивала. Теперь... А что теперь делать? Зато я понимаю, почему Ланка, когда едет или идёт куда-нибудь, никогда не выпускает наушники, слушая музыку или анекдоты. Чтобы собственные мысли не начали атаковать, вот почему.
   Существа...
   Нет, наверняка Дэннир говорил в переносном смысле. Признать, что мысли тебе нашёптывает "кто-то" - значит, взять бесплатный билет сами знаете куда... Психиатрия не питает иллюзий относительно обладателей "потусторонних голосов". Спокойно, Гави! Мысли - твои. Звучат на родном языке. В пределах твоих познаний и опыта. Всё объяснимо с позиций материалистической науки.
   Тем не менее, завтра лечу в Замок. Прямо с утра. Почему-то мне кажется, о "существах" надо спросить у Мартинка...
  

Глава 2

ПОИСКИ ОТВЕТА ПОРОЖДАЮТ НОВЫЕ ВОПРОСЫ

   До сих пор не понимаю, как мне удаётся вызывать воздушный шар - единственное транспортное средство, переносящее волшебника в Замок. Стоит только сосредоточиться, представив его радужную оболочку - и вот он здесь. Две минуты, три - и шар с изящной мягкостью спускается с неба, приземляясь в удобном для тебя месте. Сегодня он ярко сверкал, споря с сиянием инея, искрившегося на деревьях.
   На всякий случай, я оделась потеплее. Ещё ни разу я не путешествовала в Замок в мороз. Кто его знает? - вдруг наверху будет стужа? Или какое-нибудь очередное испытание холодным ветром...
   Я ошиблась. Не успел шар взмыть в воздух, как я почувствовала тепло и уют, словно кто-то включил подогрев в корзине. Я даже сняла шапку и расстегнула дублёнку. Шар набрал высоту, и я расслабилась...
   Нет, не совсем. Я, скорее, замерла и остановилась, продолжив "отслеживать" свои бушующие мысли. Но в воздухе по пути к Замку лишние мысли мои растворились в мягкой дымке волшебства. Похоже, в магическом мире мысли работают более продуктивно, чем на Земле. Я с радостью ощутила спокойствие и мир в своей душе.
   Теперь настало время вынуть зеркальце, наш магический "мобильный телефон", и настроиться на Мартинка.
   Зеркальце молчит.
   Ладно, попробую ещё раз.
   Тот же результат. Очевидно, мой друг где-то на службе. Благо, шар снижается, и я смогу подождать на месте.
   Едва приземлившись, я почти сразу наткнулась на Заву-Саву, которые, как обычно, шли вплотную друг к другу, соприкасаясь локтями.
   - Привет, - улыбнулась я.
   - Привет, - ответили дамы. - Ты откуда? Из мира обыденных дел?
   - Ага, - кивнула я. - Мартинка не видели?
   - Мартинк... - мечтательно пропела одна из них.
   - Нет, к сожалению, не видели, - сокрушённо произнесла другая.
   - Ладно, - махнула я рукой. - Тогда пойду дальше.
   - Гави, - остановила меня Зава (или Сава?). - Передай от нас ему...
   - Поцелуй передай... - смущённо добавила Сава (или Зава?)
   Я пообещала передать поцелуй, привет и пожелание всех благ. Затем, развернувшись, двинулась к центральному входу Замка.
   Итак, первым делом я должна выяснить, где мой друг. На призывы зеркальца он так и не отвечает. Спросить Дэннира? Нет, он остался в обычном мире. Зелинту? Пожалуй, да... Хотя я ещё ни разу не связывалась с нею, используя зеркальце. Возраст Зелинты, её сила и статус - всё это приводило меня в трепет, заставляя держаться на почтительном расстоянии. Шутка ли - общаться с человеком, отметившим своё 800-летие! К тому же, её царственная осанка, манера держаться... Говорят, в годы своей земной жизни она служила при дворе одного из европейских королей, будучи сама, по сути дела, правительницей. Она была не только волшебницей, но и воином. Мартинк говорит, что она выбрала погибнуть в каком-то сражении, не желая старости и истощения. Именно так: "выбрала погибнуть". Мартинк не верит, что Зелинта ушла из жизни по воле случая. Нет, убеждён он, - исключительно по своей воле.
   Так что по сравнению с Зелинтой я чувствовала себя новорожденным цыплёнком.
   Ладно, не буду использовать зеркальце. Я знаю, где её комната. Лучше пойду и попытаюсь "случайно столкнуться" с нею. Как бы невзначай...
   Я направилась вперёд по коридору, периодически здороваясь с попадавшимися навстречу знакомыми и незнакомыми магами. Один из встречных, поздоровавшись, как-то странно посмотрел на меня и остановился.
   - Ты - Гави? - спросил он.
   - Да.
   - Я из команды Зелинты. Даже не знаю, считать это чудом или совпадением, но встретить тебя - большая удача. Я - Урлис.
   - Рада знакомству. А почему - "удача"?
   - Ты должна помочь найти Мартинка. Ты его лучшая подруга, к тому же - живой человек. Пойдём, я провожу тебя к Зелинте.
   - Отлично, - обрадовалась я. - Именно к ней я направлялась! Чтобы...
   Я осеклась.
   - Чтобы... спросить, где может находиться Мартинк...
   Почесав затылок, я прислонилась к стене.
   - Так где же он? - в недоумении спросила я.
   Урлис пожал плечами:
   - Не знаю. Как обычно, он отправился на службу в один из параллельных пластов мироздания для помощи ушедшим душам. Тем, кто ещё не нашёл свой дальнейший путь. Обычно он быстро возвращается. Но в этот раз его всё нет и нет. Полмесяца прошло с тех пор.
   - Полмесяца??? - ужаснулась я. - И никаких следов?
   - Почти никаких. Мы попытались отыскать его через кристаллы, вроде бы нашли его "метку", но она очень слабая.
   - Ясно, тогда вперёд к Зелинте. Надо что-то делать, хотя лично я не знаю - что именно.
   Я решительно двинулась вперёд, увлекая за собой Урлиса. Ему буквально приходилось бежать, чтобы поспеть за мною.
   - Урлис, - спросила я, чуть притормозив, - а почему именно я выбрана вами в качестве "спасительницы"?
   - Потому что, - ответил Урлис, - так сказала Зелинта. Она несколько раз упомянула твоё имя. А также имя вашего наставника - Дэннира.
   - Дэннира? Но он в обычном мире, на физическом, так сказать, плане...
   - Да неужели? А это, по-твоему, кто? - воскликнул Урлис, указав рукой на высокого седого человека, поднимавшегося справа по лестнице.
   - Дэннир! - закричала я. - Ты здесь!!!
   Дэннир поднял голову и помахал мне рукой. Затем, подойдя к нам, похлопал меня по плечу.
   - Молодец, девочка. Ты давно в Замке?
   - Нет, буквально четверть часа. А ты?
   - Со вчерашнего вечера. Я получил сигнал о пропаже Мартинка почти сразу после того, как ты ушла. И тут же улетел в Замок. А ты откуда узнала?
   - Ниоткуда... Я по другой причине прилетела.
   - Вот как? - Дэннир в изумлении поднял брови. - А я уж думал... Ну ладно, главное, ты здесь, и мы, не теряя времени, можем отправиться в экспедицию. Искать твоего друга. Если ты готова, конечно.
   - Разумеется, я готова. Морально. Но вы должны меня проинструктировать.
   Дэннир махнул рукой.
   - За это не переживай. Вы, как я понимаю, двигались к Зелинте? Идите, она на месте. Она всё расскажет. А я пока что приготовлюсь сам к этому путешествию. Ох, Мартинк...
   - Странно всё это, - пробубнила я.
   Урлис коснулся моей руки.
   - Идём, Гави. То ты бежишь, то застываешь на месте. Идём.
   Мы продолжили путь и, спустя минуту, уже стояли пред открытыми дверями комнаты Зелинты.
   - Ну, наконец-то, - сказала она, жестом приглашая меня войти. - Я почувствовала твоё присутствие и очень обрадовалась. Ты, Гави, единственный человек, кто способен по-настоящему помочь нам. Не удивляйся. Ты - живой человек. Значит, ты естественным образом настроена на физический план и обладаешь достаточной физической силой, чтобы компенсировать влияние любых нефизических миров. Понятно?
   - Нет. Непонятно. Но верю на слово.
   - Отлично. Потом всё поймёшь, сейчас слушай. Второе, и самое главное. Ты - лучшая подруга Мартинка, и он тебе полностью доверяет. Значит, где бы он ни находился, он пойдёт за тобой, если ты позовёшь его. Ваша душевная связь объединит вас, и ты сможешь вытащить его из любой ловушки, чем бы та ни оказалась.
   - Ловушки?
   - Да, я полагаю, что так. "Метка" Мартинка очень слаба - прямой признак ловушки. К тому же он две недели торчит на одном месте - тоже важный признак. Но мы не знаем, что это за ловушка и где она. Придётся искать. Вот здесь мы, лишённые физических тел, имеем неоспоримое преимущество. Отправившись в экспедицию, мы быстро найдём это место. А обратно - положимся на вашу с Дэнниром силу.
   - Может быть, ещё взять кого-нибудь из живых? - предложила я.
   - Не надо, - отказалась Зелинта. - Слишком большая толпа народу только помешает. Трое "наших" плюс вы с Дэнниром - отличная команда. К тому же, у живых, в целом, меньше способностей для форсирования параллельных миров. Вы настроены на мир физической реальности и легко возвращаетесь в него, если... если не попадёте в ещё более опасные ловушки. Так что сейчас твоя задача - пойти к себе, переодеться во что-нибудь не слишком маркое и ждать сигнала. Полагаю, с тобой свяжется Дэннир. Хорошо?
   Зелинта велела мне быть в полной готовности, так как в течение полутора - двух часов соберётся вся команда, и мы отправимся в экспедицию. Дополнительные инструкции она обещала мне дать непосредственно перед стартом.
  

Глава 3

КОЕ-ЧТО О ПРИРОДЕ "ТУХЛЫХ ЯИЦ"

   "Что-нибудь не слишком маркое"... Наверно, нужно надеть вот эту рабочую куртку, что висит в глубине моего шкафа. Брюки и так вполне обиходные, испортить не жалко. Что-нибудь на голову? Или капюшона будет достаточно? На всякий случай, возьму берет, а там видно будет.
   Я поднялась к себе в башню и переоделась. На столе, как всегда, красовалась ваза с фруктами, но есть мне не хотелось. Я не боялась, но была напряжена. Смешно, но меня не тревожил страх за свою жизнь. Нет, совсем не тревожил. Скорее, я была обеспокоена, как студентка-отличница перед экзаменом - справлюсь или нет? Попробую расслабиться. Зелинта обещала меня проинструктировать. Пока незачем волноваться...
   Внизу хлопнула дверь. Похоже, Дэннир решил зайти за мной лично, чему я очень обрадовалась. Ожидание в такой ситуации малоприятно.
   Затем я услышала торопливые шаги по лестнице, и в мою комнату буквально ворвался Лоттор.
   - Слава богу, ты здесь, - выдохнул он и уселся рядом со мной на диван.
   Затем, повернувшись, в упор посмотрел на меня и произнёс:
   - Что за бред? Зелинта спятила тащить тебя за собой? Похоже, она лишена не только физического тела, но и ума.
   Я удивилась:
   - Причём тут Зелинта? То, что она отправилась на поиски Мартинка, - её прямой долг. А я? Я просто тот живой человек, что может наилучшим образом помочь в поисках. Плюс Дэннир. Он тоже идёт с нами.
   Лоттор, сжав кулаки, встал с дивана и зашагал по комнате.
   - Дэннира вполне достаточно. Ты ещё слишком слаба, чтобы отправляться в подобные экспедиции. Ты знаешь, чем это может закончиться?
   - Да. Мы вернём Мартинка на место.
   - Не исключено, что именно там его место, - сверкнув галзами, огрызнулся Лоттор. - Там, где он сейчас. Если Мартинка занесло неизвестно куда - это его личные трудности, не наши.
   - Я не понимаю тебя, - произнесла я едва слышно.
   Затем, чуть громче, добавила:
   - Хорошо, Лоттор, я поняла твоё беспокойство. Я буду очень осторожна.
   Я встала и направилась к выходу. Однако, не пройдя и трёх шагов, я была грубо схвачена за руку и остановлена. Пальцы Лоттора жёстко впились в моё запястье, так, что я почувствовала боль.
   Я вернулась на место. Лоттор ослабил хватку, после чего вовсе отпустил меня, спрятав руку в карман, словно стыдясь такого внезапного импульсивного действия.
   - Ты чего? - слегка набычилась я. - Между прочим, больно...
   - Извини, Гави, - сдержанно ответил он. - Я не хотел задеть тебя. Просто ты здесь и сейчас должна дать мне слово, что не пойдёшь на поиски Мартинка. Поняла? Я жду.
   Он глядел мне прямиком в глаза. Однако я легко выдерживала его взгляд и не торопилась с ответом.
   - Гави? - вопросительно поднял брови Лоттор.
   Я опустила взор.
   - Не могу, - проговорила я.
   - Это глупое упрямство и доказательство твоей слабости.
   - Нет.
   - Да.
   Оба замолчали. Я вспомнила ту самую сцену на лестнице, когда Лоттор остановил моё время и вынудил меня сменить колею привычного поведения. Тогда я испытала шок, внутренний взрыв. Тогда я сумела увидеть ситуацию и себя саму совершенно под другим углом зрения, и это послужило началом моего пробуждения от многолетней спячки.
   Но теперь... Теперь ситуация совершенно иная. Я уже не та безвольная, безликая человеческая частица, совершающая броуновское движение в водоёме жизни. Я имею цель. Я имею намерение. В конце концов, я знаю, чего хочу. И в данный момент я хочу отправиться к Зелинте, чтобы получить от неё инструкции в отношении моего участия в экспедиции.
   Лоттор не любит Мартинка. По всей видимости, он его всего лишь "терпит". Терпит как ученика Дэннира, который волею судеб оказался вместе с Лоттором в одной команде.
   - Лоттор! - позвала я.
   Он молча повернул голову.
   - Лоттор, ты можешь отправиться вместе с нами, - предложила я мягко.
   - Извини, я не самоубийца, - сухо ответил он.
   - Однако за Орлиденом ты полетел, не раздумывая, - бросила я вызов. - И я, кстати, последовала за тобой.
   - Орлиден - живой человек, к твоему сведению. А у живых людей существует нечто наподобие луча, направленного в сторону нашего физического мира. Нечто наподобие магнита. Живой человек сам готов вернуться "домой". Помочь ему несложно, если знаешь как. Покойники вроде Мартинка - иное дело. Они не принадлежат нашему миру. Они ничем существенным не связаны с нами. Поэтому вытащить Мартинка? Не знаю... Скорее, он сам затащит нас всех к чёрту на рога. Так. Ладно. Не увиливай. Я жду от тебя обещания. Иначе ты не выйдешь из этой комнаты.
   Он сидел передо мной на стуле, скрестив руки на груди. Лицо его было жёстким и непроницаемым. Глаза сузились и сверкали недобрым блеском.
   В углу комнаты зашевелился хрустальный шар и засиял радужным светом.
   Наконец-то... Дэннир...
   Я бросилась к шару и погрузилась в его излучение, полная надежды и облегчения.
   - Гави, - донёсся голос Дэннира (виден он был почему-то плохо). - Гави, ты всё ещё у себя? Давай, спускайся к Зелинте, а я через четверть часика присоединюсь к вам. Максимум через полчаса. Хорошо?
   - Конечно! - воскликнула я с готовностью. - Прямо сейчас бегу. Что-нибудь взять с собой?
   - Да нет... Ничего не надо. Только оденься поудобнее да попроще. Ну... пока...
   Шар угас. Я вернулась на прежнее место, скользя взглядом по лицу Лоттора, который продолжал сидеть на стуле. Лицо его оставалось напряжённым и жёстким.
   - Лоттор, - медленно произнесла я. - Меня зовёт Дэннир. Мой учитель. Я обязана идти к нему.
   - Что-то раньше я не замечал за тобой такой подчёркнутой обязательности, - процедил Лоттор.
   - Всё меняется, - ответила я. - Люди тоже меняются.
   Я встала.
   - Надеюсь, ты дашь мне сейчас пройти, не попытавшись сломать мою руку, - с усмешкой добавила я.
   Лоттор вздрогнул, нервно дёрнул плечом.
   - Если ты так расцениваешь мои действия, красавица, то ты...
   Он махнул рукой и с силой выдохнул воздух в сторону.
   Я колебалась, не решаясь идти к выходу. Лоттор продолжал сидеть, нервно теребя бриллиантовый перстень, поворачивая его на пальце из стороны в сторону.
   - Гави, - наконец сказал он. - Я запрещаю тебе отправляться с Зелинтой. Ты поняла меня? Если ты это сделаешь...
   - То что??? - перебила я его. - Отшлёпаешь? Поставишь в угол? Эй, Лоттор! Если мне не изменяет память, недавно ты отказался быть моим наставником. Так что ты не имеешь права мне указывать. Ты отказался быть моим помощником в поисках Мартинка. Твоё личное дело. Ты не единственный волшебник. Есть и другие. Пойду позову Келлани.
   Лоттор резко встал с места, едва не уронив стул. В глазах его полыхало какое-то мрачное тёмное пламя, которое ранее я не наблюдала у него. Не будь я настроена в решительном духе, я бы даже оторопела, если бы не испугалась...
   - Да, я отказался быть твоим наставником и, похоже, правильно сделал. В тебе нет ни грамма... Ладно. Живи, как знаешь. Ты сама себе госпожа. Только не смей, - произнёс он ледяным тоном, - не смей трогать Келлани. Можешь сгинуть сама, если хочешь. Пропадай. Но не смей трогать Келлани.
   С этими словами он круто развернулся и быстрыми шагами покинул мою комнату, оставив дверь открытой настежь.
   Я же осталась неподвижна, обхватив горло руками и сдерживая судорожные вздохи. Моя голова отказывалась понимать происходящее, а сердце моё словно сжалось в маленький дрожащий кулачок. Я почувствовала ненависть. Ненависть к данной ситуации, сведшей воедино абсолютно несовместимые линии моей жизни - мою дружбу с Мартинком, моё уважение и признательность Лоттору, отказ Лоттора поддерживать меня в моих замыслах, антагонизм между Лоттором и Мартинком, исчезновение Мартинка в неизвестных мирах... Всё это создавало невероятно взрывоопасную смесь, которая грозила разрушить моё существо изнутри.
   "Не смей трогать Келлани"... Так говорят врагу в момент переговоров с ним, выставляя требование, ультиматиум...
   Я не заслужила такого...
   Неужели нельзя оставаться другом Лоттору, желая помочь Мартинку?
   Да какое он имеет право!?...
   Ладно. Возьмём себя в руки и двинемся навстречу судьбе. В конце концов, теперь у меня остался единственный путь - отправиться вслед за Мартинком, чем бы эта экспедиция ни закончилась.
   Я спустилась в главные коридоры Замка и направилась к Зелинте, которая встретила меня на пороге своей комнаты.
   - Ты долго, - заметила она, покачав головой. - Дэннир сказал, что ты уже в пути двадцать минут назад.
   - Извини, - пробубнила я, отвернувшись.
   - Ты чего это? - удивлённо спросила Зелинта, положив руку мне на плечо и с мягкой настойчивостью разворачивая моё туловище к себе.
   - Так... - почти всхлипнула я.
   Зелинта снова покачала головой, после чего увлекла меня в комнату и усадила в кресло.
   - Мне не нужна "кислая" помощница. Мартинку - тем более. Что с тобой? Ты сама расскажешь или позволишь прочитать твои мысли?
   - Позволю...
   Зелинта обратила ко мне свой сияющий взор и на мгновение удержала дыхание. Странно, подумала я. Дыхание... У неё же нет физического тела...
   - Дыхание, девочка моя, суть существования всей Вселенной. Вся Вселенная дышит, разве ты этого не знала? - улыбнулась Зелинта. - Впрочем, ладно, поговорим о другом. Я поняла твою проблему.
   Она изящно откинулась на спинку кресла, положив ногу на ногу.
   - Как вы сейчас выражаетесь? А, вот! Не парься! Твоя проблема не стоит и выеденного яйца, если хочешь знать. Лоттор слишком привязан к тебе. Слишком. Только и всего.
   - Хороша привязанность... - буркнула я. - Ты всё прочитала?
   - Разумеется, - небрежно фыркнула Зелинта. - Слушай и проверяй.
   Она почти дословно пересказала наш с Лоттором диалог, изображая каждого из нас так, будто подсматривала в замочную скважину.
   - Верно, - криво усмехнулась я. - Только как я могу согласиться с тобой относительно выеденного яйца? Здесь целая гора яиц. Причём тухлых...
   - ... и все они только в твоей голове, дорогая. Выброси их и полегчает. Так, я слышу шаги Дэннира. Пора в путь. А насчёт твоих тухлых яиц поговорим по возвращении.
   Она встала и потрепала меня по щеке. Затем погладила по голове.
   - Я понимаю тебя. Когда тебе не исполнилось и ста лет, мир кажется невероятно сложным и непонятным. Дальше - проще. Верно, коллега? - спросила она Дэннира, едва тот переступил порог её комнаты.
   - Ты о чём? - удивлённо поднял брови Дэннир.
   - От том, что начинаешь по-настоящему понимать жизнь лишь по истечении ста лет со дня своего собственного рождения.
   - А? Ну да, ну да. Вполне солидарен. Так, Гави здесь. Я - тоже. Ты, Зелинта, кого-нибудь из своих берёшь?
   - Разумеется. Я выбрала двоих из команды, тех, кто успел близко сойтись с Мартинком на душевном уровне. Полагаю, они уже у Источника. Там, по-моему, наилучший портал в другие миры - чистый, ясный. И свет Замка с обратной строны как нельзя лучше ощущается.
   - Согласен, - кивнул головой Дэннир. - Ты уже проинструктировала девочку?
   - Нет, не успела, - покосилась на меня Зелинта, а затем едва слышно добавила: - Тут мы... хм... тухлые яйца перебирали.
   - Понятно, - хохотнул Дэннир. - В общем, слушай, Гави...
   Они на пару объяснили мне, что во время путешествия ни в коем случае нельзя поддаваться страху и сомнениям. Необходимо постоянно быть настроенной на возвращение назад. Крайне желательно чувствовать присутствие хотя бы одного из членов команды, которые отправляются вместе с тобой.
   - Я буду держать под контролем вас всех, - пояснила Зелинта. - Дэннир тоже. Но твоя, Гави, задача - усилить эту связь, периодически вспоминая о ком-нибудь из нас. выбери кого-нибудь одного. Рекомендую Дэннира.
   Я согласилась, кивнув головой.
   - Может быть, мне тебя держать за руку? - поинтересовалась я, обратившись к Дэнниру.
   - Знаешь, лучше не надо, - ответил он. - Там, куда мы идём, вообще неизвестно, будут ли у нас руки или иные части тела... Просто вспоминай обо мне и всё. Старайся ощутить моё присутствие. И ничего не бойся. Поняла? Ничего не бойся.
   Я снова кивнула.
   - А главное - постоянно думай о Мартинке. Думай с намерением ощутить его присутствие и вытащить в наш мир.
   - Поняла, Дэннир. А как мы попадём в эти слои пространства? Ума не приложу.
   Зелинта улыбнулась.
   - И не прикладывай. Тебе рано об этом думать. Дэннир дал тебе чёткую инструкцию, так что задание у тебя есть. О проникновении в другие слои пространства позаботимся мы, не беспокойся.
   Я пожала плечами.
   - Ладно, я просто так спросила. Ради создания ясной картины происходящего.
   - Бог ты мой! - всплеснула руками Зелинита. - Только этого не хватало! Никакой "ясной картины"! Даже не думай! В тех слоях, куда мы идём, ясных картин просто быть не может. Ты сама себя погубишь, пытаясь создать таковую. Пожалуйста, не неси отсебятину. Делай, что тебя просят и всё, ладно?
   Она махнула нам рукой, направляясь к выходу. Мы с Дэнниром пошли вслед.
   - Да ладно, - пробурчала я под нос. - Хорошо, как скажете...
   Мы направились в горы в сторону Источника. Об этом целебном источнике я была немало наслышана, хотя ни разу ещё там не бывала. Говорят, Источник просто творит чудеса. Помню, как он исцелил Лоттора, когда тот потерял много сил и энергии в "Коричневом мире".
   Лоттор... Странная, однако, у него реакция на моё желание выручить Мартинка. То ли он не верит в мои способности, то ли в глубине души просто ненавидит Мартинка. Мало ли...
  

Глава 4

ЛОВУШКИ ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ

   У Источника уже находились двое из команды Зелинты. Я не знала этих людей, скажу лишь, что это были мужчина и женщина, похожие друг на друга, как брат с сестрой. Очевидно, ими они и были. Оба они сосредоточенно вглядывались в какую-то кристаллическую конструкцию, похожую на ту, что использовал Лоттор в поисках Орлидена, только большего размера и поувесистей.
   - По-моему, блуждающий слой, - сказала женщина, не отрываясь от созерцания кристаллов.
   - Ты уверена? - обеспокоенно проговорила Зелинта, поспешно подойдя к прибору.
   - Сама смотри.
   Брат с сестрой отошли от кристаллов, уступив место Зелинте.
   - Подойдите сюда, - махнула она рукой, подзывая нас с Дэнниром и давая возможность ознакомиться с тем, что сама увидела.
   - Да, блуждающий, - согласился мой наставник. - Вот почему его "метка" настолько слабая: импульсы просто рассеиваются в пространстве! Придётся взять прибор с собой. Для лучшей ориентировки.
   - Я возьму, - отозвался мужчина. - А вы ко мне ближе будьте.
   На том и договорились. Дэннир ещё раз напомнил мне мои обязанности, после чего мы дружно вошли в пещеру и сгруппировались у самого сердца родника. Наклонившись, я ощупала воду. Она была на удивление тёплая, даже горячая по контрасту с температурой окружающего пространства.
   - Да, Гави, ты права. Выпей немного воды и умой лицо, - сказал Дэннир. - Источник придаст тебе силы и прояснит ум. Ну вот. Хорошо. Поехали!
   Взявшись за руки, мы шагнули в бурлящую воду, которая почему-то лишилась влажности и стала похожа на плотный вихревой воздушный поток, вращающийся вокруг нас. Мы завертелись с огромной скоростью и устремились куда-то вниз, сопровождаемые яркими сполохами света и толчками со всех сторон.
   Постепенно толчки прекратились, а освещение приобрело фиолетовый оттенок. Взглянув на спутников, я поразилась их внешнему виду - все они были прозрачные, словно фантастические водные существа. Такими же прозрачными оказались мои руки.
   - Ну и ну! Что это? - воскликнула я и не услышала своего голоса.
   Вместо слов раздалось какое-то звенящее бульканье, напоминающее весеннюю капель.
   К фиолетовому свечению прибавилось желтоватое мерцание. Атмосфера уплотнилась и ветер ослаб. Слегка стемнело. Теперь я только ощущала присутствие моих спутников, не имея возможности их видеть. Тела наши словно растворились в этом фиолетовом мареве... Нет! Почему же "словно"? Они действительно растворились, потому что мои ощущения не были, как раньше, тактильными. Я ощущала присутствие нашей группы каким-то "шестым" или "седьмым" чувством, которое теперь резко обострилось.
   Вот, справа Дэннир. Слева Зелинта. Прямо передо мной - сестра. Брат - впереди, чуть поодаль...
   Стоп! Что мне было велено? Думать о Дэннире и Мартинке! Иначе я всё испорчу, пытаясь превратить нашу экспедицию в развлекательный аттракцион.
   Мартинк! Ты где? Мартинк!!!
   Внезапно сердце моё заколотилось в бешеном темпе. Я почувствовала, что оно стремиться вырваться из груди, нанося удары куда-то... вправо! Поддавшись импульсу, я двинулась в правую сторону. Толчки ослабли, но теперь сердце звало меня... вперёд! Я сменила курс, и толчки почти совсем прекратились ровно до того момента, когда сердце решило, что я должна лететь влево. Потом снова вперёд, потом слегка влево, немного назад...
   Мартинк! Я будто чувствую его запах или что-то подобное...
   Немного вправо... Вот же он! Совсем рядом, хотя я не вижу его, не слышу и не чувствую обычным способом.
   Сердце снова застучало, словно отбойный молоток. Только теперь его толчки никуда не влекли меня. Похоже, они заставляли меня что-то сделать. Не придумав ничего путного и поддавшись телесным инстинктам, я поступила так же, как поступил бы любой человек, вытаскивая кого-то из кромешной тьмы. Я попыталась обнять Мартинка и повлечь за собой. Сердце успокоилось. Не знаю как, но я почувствовала, что Мартинк в моих руках.
   Теперь - домой. Наш мир... Наш мир... Я настраиваюсь на наш мир. Вспомнить картины, звуки, запахи, весь белый свет. Да! Белый! Наш свет - белый! Спокойно. Без напряжения. Живой человек "привязан" к физическому миру и легко возвращается в него. Концентрация. Концентрация. Ох уж эти мысли! Вернусь назад, займусь приведением в порядок моего "зверинца", а то...
   Сердце застучало сильнее, видимо, толкая меня к действиям. Я встряхнулась и снова настроилась на наш мир.
   Наконец, я заметила слабое белое свечение и, собрав в кулак всю свою волю, рванула в сторону света. Свечение становилось всё сильнее и сильнее, пока, наконец, я не увидела очертания чего-то земного и не почувствовала вновь обретённое физическое тело.
   Теперь я сумела сконцентрироваться и запустить в действие все свои мускулы. Поднатужившись, я ринулась вперёд. Портал расступился, и я буквально "выпала" наружу, увлекая за собой Мартинка, которого, как оказалось, я держала за талию.
   Очутились мы по уши в сугробе. На секунду я зажмурилась от яркого солнечного сияния, искрившегося на снегу, словно миллион микроскопических радуг. Затем с превеликим удовольствием я ощупала своё лицо, стряхнула с носа и макушки снег, потёрла руки одна о другую и покосилась на Мартинка, в полном недоумении полулежащего на импровизированном снежном ложе.
   - Вау! - воскликнул он. - Ну и дорожку ты выбрала! Крутые горки с разворотами. Дисней-Ленд отдыхает...
   - Уж как сумела, - пожала я плечами. - Не знаю, чем ты недоволен.
   Мартинк уселся на снегу, скрестив по-турецки ноги.
   - Ну и где мы, если не секрет? - спросил он, озираясь.
   - Понятия не имею. Но уж, во всяком случае, не там, где ты пребывал полмесяца.
   Мартинк ошарашено воззрился на меня, распахнув и без того большие глаза на максимальную величину.
   - Полмесяца??? Это метафора, надеюсь? Я только начал испытывать истинное блаженство и умиротворение где-то минуте на пятой... на десятой... пребывания в том поле, какое только что обнаружил. Но тут являешься ты и портишь весь кайф истерическими импульсами, исходящими от всего твоего существа и торчащими из тебя словно иглы. Я забеспокоился и пошёл за тобой. Что случилось-то?
   - А ничего. Кроме того, что ты попал в какой-то дурной наркотический слой мироздания и окончательно застрял там, начав терять всю свою энергию и свечение. Зелинта спохватилась о твоём отсутствии уже тогда, когда импульсы от тебя стали едва различимы. А так как этот слой блуждающий, то обнаруживать тебя становилось всё труднее и труднее. Спасибо Зелинте, за 800 лет своего существования она накопила опыт решения подобных проблем. Ну и как, нравится?
   Я встала на ноги, отряхнув снег с брюк. Солнышко пригревало по-весеннему, но снег ещё не таял. Видимо, температура оставалась на грани нуля.
   Мартинк продолжал сидеть, скатывая левой рукой снежок. Затем, откинув снежок в сторону, он произнёс:
   - Ты это честно-честно? Не сочиняешь?
   - А с какой радости мне сочинять? С меня хватит и того, что я поссорилась с Лоттором, бросаясь тебе на выручку. Похоже, он меня теперь ненавидит.
   - За что же? - в недоумении поднял брови Мартинк.
   - Откуда я знаю? Но такого злого я его ещё никогда не видала. Очевидно, он думал, что мы все погибнем, спасая тебя, и завлечём в пропасть весь Замок. Во всяком случае, он категорически запретил мне трогать Келлани...
   Я поёжилась. То ли от снега, который засыпался мне за шиворот и превратился в холодные ручейки, стекавшие теперь по спине, то ли от воспоминаний о ссоре с моим бывшим наставником.
   - Ну, извини, - покачал головой Мартинк. - Я не знал.
   Затем, помедлив, он добавил:
   - Могу тебя утешить. Ты не видала Зелинту в гневе. Если ты не сочиняешь, и я действительно застрял там на полмесяца, то мне совсем не поздоровится. Она расчленит меня не хуже, чем мясник барашка...
   Он встал на ноги и потопал ими, словно пробуя твёрдость земли. Убедившись в собственной устойчивости, он посмотрел по сторонам.
   - Что-то не узнаю это место. Не похоже на окрестности Замка. Равнина какая-то... Ты точно не знаешь, где мы?
   - Нет. Но мы можем связаться с нашими с помощью зеркальца. Возможно, они подскажут. Давай я настроюсь на Дэннира. Заодно выясним, благополучно ли они вернулись.
   - Кто "они"? Откуда вернулись? - удивился Мартинк.
   - Откуда вернулись? Оттуда же, откуда и я. Из экспедиции по спасению господина Мартинка. Кто "они"?
   Я стала загибать пальцы:
   - Дэннир, Зелинта, я... Ну ещё двое из вашей команды. Я их не знаю. Было некогда знакомиться, понимаешь ли...
   - Кошмар... Ужас...
   Похоже, Мартинк окончательно оторопел и скис.
   - Ладно, Гави, связывайся с Дэнниром. Надеюсь, ты не заставишь это делать меня... Позволь уж морально приготовиться к предстоящей экзекуции и насладиться последними глотками свободы и... В общем, "звони" Дэнниру.
   Я вынула зеркальце. Однако оно не оживало, сколь усиленно я ни старалась настроиться на связь.
   Зато ожил... мобильник! Звонила Ланна.
   Господи! Мы оказались в нашем обычном физическом мире! Какое счастье! Словно гора с плеч. Набрав воздух в лёгкие и активно выдохнув, я нажала на кнопку ответа:
   - Ланночка! Рада слышать тебя! - почти пропела я восторженным голосом.
   - Ого! - ответила она с подозрительностью. - Ты чего в таком восторге? Пьёшь где-то?
   - Уже выпила! - рассмеялась я.
   - Тогда рада за тебя, - серьёзно ответила она, удовлетворённо успокоившись. - Давно пора человеком становиться. А то вся в науке ты, да в думах тяжких. Прямо жалко бабу - состаришься, не познав жизни. Но я это... Типа, по делу звоню...
   Честно говоря, дальше я слушала её в пол-уха. Самую важную информацию я получила, осознав, что мы попали в наш обычный мир, в зону действия местной сотовой связи и на твёрдую почву.
   Единственным затруднением было полное отсутствие у нас денег. Свою сумку со всеми принадлежностями я оставила в Замке. Так что если мы где-то далеко от дома (пусть даже на расстоянии пятидесяти километров) - нам будет трудно добраться. Ладно. Станем решать проблемы по мере их поступления.
   - Ну как, договорились? - перебила мои мысли Ланна.
   - Да, конечно! - с готовностью согласилась я, совершенно пропустив мимо сознания, о чём мы договаривались-то...
   Телефон замолчал, и я погрузилась в размышления относительно наших дальнейших действий. Мартинк молча стоял рядом.
   - Слушай, - наконец сказала я. - Как ты понял, мы очень далеко от Замка, зато где-то рядом с моим домом. Двинем ко мне, что ли?
   Он на секунду задумался, после чего отрицательно покачал головой.
   - Не, Гави... Ты как хочешь, а мне в Замок надо. Явка с повинной, искреннее раскаяние и всё такое... Авось Зелинта не убьёт меня... если такое определение вообще... ха-ха... применительно ко мне... Слушай! Давай, полетели со мной! Будешь моим адвокатом. У тебя это так здорово выходит!
   Мартинк состроил умильную физиономию, возведя брови "домиком". Я улыбнулась краешками губ.
   - Твоя правда. - сказала я. - Всё равно у нас с тобой нет денег. Тебе это неважно, а я ещё не умею притворяться невидимкой ради бесплатного проезда на общественном транспорте.
   - Значит, зови шар!
   Я сосредоточилась и, спустя минуту, в небе показалось радужное свечение. Шар мягко спланировал на снежный ковёр, и мы взошли в корзину.
   - В Замок! - со вздохом скомандовал Мартинк.
   Затем добавил вполголоса:
   - Можешь не спешить, милый шарик... - и плюхнулся рядом со мной на скамью.
   По дороге Мартинк рассказал мне, как помогал одной из потерянных душ осваиваться в посмертном пространстве. Выполнив все стандартные процедуры, он почувствовал усталость и желание хотя бы на минуту расслабиться. И тут его внимание привлёк слабый огонёк неопределённого цвета. Огонёк зазывал и манил, завлекая Мартинка в объятия удивительно мягкого и ароматного пространства.
   Мартинк почувствовал сладкое успокоение и безмятежность. Он стал засыпать, наслаждаясь блаженным покоем.
   - А дальше я чувствую твоё вторжение, Гави. Ты словно орёшь что-то мне в ухо и тянешь за собой. Ну, я и пошёл...
   Окончательно очнулся он, как вы помните, только рядом со мной на снегу.
   Мой друг остановился и перевёл дыхание. До сих пор он с трудом верил, что проторчал там столь долгий срок.
   - Мне было так приятно и комфортно, Гави! Неужели такое может быть опасным?
   Я пожала плечами.
   - Не знаю, Мартинк. Когда я попала в тот слой, где ты пребывал, у меня в голове пульсировали только три задачи. Первая - почувствовать твоё присутствие. Вторая - вытащить тебя, настроившись на наш мир. Третья - не забывать о Дэннире, находящемся рядом. Первые две задачи я выполнила. С третьей, как видишь, не справилась. Остаётся уповать лишь на то, что с остальными участниками экспедиции всё в порядке. Впрочем, мы это скоро проверим, долетев до Замка.
   - И ты не чувствовала блаженства, радости? - не унимался Мартинк. - Неужели не почувствовала, когда оказалась рядом со мной?
   - Если честно, то нет. Напротив, я слегка испугалась, обнаружив полное отсутствие собственного физического тела. Для тебя, быть может, это и норма. Для меня же - брррр... Но я вспомнила слова Дэннира - не бояться - и взяла себя в руки. Вот и всё.
   - Ты действовала прямо как солдат в стане врага, - сказал Мартинк, похлопав меня по плечу.
   - Очевидно, так...
   Шар неторопливо и плавно продолжал парить над земными просторами. День стал клониться к закату, и мне оставалось только гадать, долетим ли мы до места засветло.
   Очевидно, мы оба потеряли много личной энергии, чем заметно снижали скорость полёта. Я заметила в себе признаки утомления, проявлявшиеся в том, что мне было не слишком удобно сидеть. Хотелось двигаться, менять позу, вертеться. В общем, я оказалась слегка взбудоражена, и это коробило меня.
   Мартинк, напротив, был спокоен и расслаблен. Иногда, правда, он вспоминал об "экзекуции", которую ждал от Зелинты. Но это напоминало, скорее, актерскую "позу", чем реальную тревогу или страх. Очевидно, он и впрямь отдохнул в том слое мироздания, куда его занесла "нелёгкая".
   Вдали показались шпили Замка, и я вздохнула с облегчением. Мартинк, в свою очередь, снова насупился, начав перебирать возможные варианты развития дальнейших событий.
   - Слушай, - предложил он. - Давай сразу двинем к Зелинте. Если её нет у себя, то подождём прямо в комнате. Она не против незваных гостей. Много раз проверял.
   - Или к Дэнниру, - добавила я. - Тоже идея!
   - Нет. Если Дэннир отсутствует, мы останемся ни с чем. Будем сидеть под дверью и ждать. Или назад побредём. А я совсем не хочу этого. Не хочу видеть никого до экзекуции... Бэээ...
   - Мартинк! - крикнула я, хлопнув себя ладонями по коленям. - Мартинк! Ты уже в который раз упоминаешь "экзекуцию". Так, будто ты существовать без неё не сможешь! По-моему, тебя никто и пальцем не тронет! Ты же не виноват, что застрял в этом "наркотическом" слое!
   - Как сказать, дорогуша... Как сказать... Я на соблазн попался. Это плохо. Я заставил вас бежать мне на выручку. Представь, если мы все одновременно куда-нибудь вляпаемся! Или половина из нас. А вторая половина пойдёт на выручку. Воображаешь, какая уйма человеко-энергии улетит в трубу!
   Он потёр себе шею, словно в предвосхищении будущего удара по ней.
   Шар начал плавное снижение, и десяток минут спустя мы спланировали в аллею, пролегавшую мимо одной из боковых стен Замка.
  

Глава 5

ТРИ СЛОЯ ПРАВДЫ

   Мартинк выскочил первый, подав мне по-джентельменски руку. Затем, взяв меня за талию, повлёк в сторону одного из боковых входов.
   - Тут можно легко по подземелью до Зелинты добраться. Она на отшибе живёт, в полуподвальном помещении. Зато окошки прямо на озеро выходят. Идём.
   Он потащил меня по ходам-переходам, держа за руку и периодически оборачиваясь ко мне, дабы получить от меня поддержку или, наоборот, проинструктировать.
   В конце коридора он притормозил, прислушавшись к каким-то непонятным крикам, доносившимся спереди. Я тоже остановилась и прислушалась.
   - Странно, - проговорил Мартинк, потянув меня назад за локоть. - В Замке, вообще-то, не орут. Место интеллигентное, аристократическое... Ладно, пошли тихо. Авось разберёмся.
   Крики усилились.
   Я максимально напрягла свой слух, после чего подалась вперёд, среди кричавших узнав голос Лоттора. Другой голос принадлежал Дэнниру. Третий...
   Да, это была Зелинта, которую я узнала не по голосу, но визуально, оказавшись перед открытой дверью её комнаты.
   Зелинта была простоволоса. Я впервые увидела её без головного убора. Увидела её шикарные белые (я бы сказала - серебряные) волосы, падающие мягкой волной на плечи. Она стояла вполоборота к нам, глядя в лицо Дэнниру и Лоттору, которые были обращены к нам почти спиной.
   - Я буду решать эту проблему! - восклицала Зелинта. - Для меня это тоже не радостно. Но твои обвинения, Лоттор... Они жестоки и несправедливы.
   - А ты, Дэннир? - сквозь зубы процедил Лоттор. - Ты-то что предлагаешь? Конкретного, если можно...
   - Я тоже буду решать эту проблему. Вместе с Зелинтой. Я... Что с тобой, Келлани?
   Четвёртой участницей развернувшейся перед нами сцены была Келлани. Присев на подоконник, она смотрела в сторону распахнутой двери, видимо, не участвуя в дискуссии.
   Заметив наше появление, она соскочила с подоконника и вцепилась Дэнниру в рукав.
   -Дэннир, - ошеломлённо прошептала она, указывая на нас пальцем.
   Все обернулись. Поймав взгляды Келлани и Дэннира, я помахала им рукой. Зелинта бросилась к Мартинку и втащила его за руку в комнату. Я вошла самостоятельно.
   - Привет, - улыбнулась я. - О чём такая жаркая дискусия?
   - Гавушка! - бросилась ко мне на шею Келлани. - Как ты? Где была ты?
   - Мартинка выручала, - ответила я, покосившись на своего приятеля, о чём-то тихо беседовавшего с Зелинтой.
   - А ты заставила нас понервничать, - присоединился к нам Дэннир. - Куда вас занесло-то?
   - Понятия не имею, - призналась я. - Снег какой-то, деревья... Явно наш обычный мир. За городом где-то. Подруга меня по мобильнику выцепила. Точнее не объясню.
   - Вот! - вторглась Зелинта. - Физический мир. Самый плотный мир. Жутко тяжёлая проницаемость. Поэтому мы их и не чувствовали, не замечали! А я по параллельным слоям пространства рыскала... Лоттор!
   Но Лоттора среди нас уже не было. Краешком глаза я заметила, что он, страдальческим жестом махнув рукой, молча покинул комнату.
   - Ушёл, - резюмировала Зелинта. - Ну... его право...
   - Почему же вы в физическом мире оказались? - подключился Дэннир. - Я ожидал, что вы в Источник вернётесь. Я ж говорил - думать и намереваться вернуться... Бог ты мой! Я ж говорил о Замке, а ты наверняка думала про обычный мир. Каков был цвет, к которому ты устремилась?
   - Белый, разумеется.
   - Вот! - поднял палец Дэннир.
   Затем он хлопнул в ладоши:
   - Вот! Я всегда говорю, что в жизни нет ничего само собой разумеющегося. Всё надо контролировать и проверять. Свечение Замка - радужное! Не белое!
   - Ну, я не знала, - покачала я головой.
   - Верю, - рассмеялся Дэннир. - Зато теперь всё понятно. А для меня это урок. Проговаривай все детали целиком и подробно, если хочешь, чтобы мир творился идеально по твоему слову.
   Затем он попросил меня рассказать все детали нашего с Мартинком приключения, чем остался весьма доволен и удовлетворён.
   - Что же, ребятки, я рад. Вы действовали безупречно. Молодцы. Если разрешишь, Зелинта, я заберу Мартинка с собой.
   - Забирай, - отозвалась она, стоя перед зеркалом и заплетая в косу свои прекрасные серебряные волосы. - Мне он пока не нужен. Пусть сначала восстановит силы. Полностью.
   - А экзекуция? - фыркнула я в кулак, косясь на Мартинка.
   - Что? - вскинув брови, удивилась Зелинта.
   Слегка смутившись, Мартинк рассказал о своих тревогах, досаждавших его во время нашего последнего путешествия.
   - Я, на самом деле, боялся оплеух от вас, - сказал Мартинк. - Глупо застрять неизвестно где... напоминает глухой запой... Я, конечно, не слишком злоупотреблял спиртным в дни своей земной жизни, но что такое запой - знаю. Увы... Было дело...
   - Иди с миром, - смеясь, махнула рукой Зелинта. - Мы с Дэнниром тоже виноваты, что не сумели достаточно проинструктировать тебя. Впрочем, если нуждаешься в экзекуции - иди к Лоттору. Он чуть не разорвал нас на части из-за вашего исчезновения.
   - Спасибо, нет! - чётко проговорил Мартинк, усмехнувшись и, позвав Дэннира, вышел из комнаты.
   Проводив мужчин, мы остались втроём: Келлани, Зелинта и я.
   - Я волновалась, если честно, - сказала Келлани. - Я легко путешествую по параллельным мирам, но ещё никого не вытаскивала из подобных ям. Проторчать полмесяца на одном месте! Уму непостижимо! Я боялась, что и ты, Гави, застрянешь. Но когда вы оба исчезли...
   - Меня изумило другое, - перебила я. - Мартинк был так счастлив! Он потерял счёт времени, блаженствуя. Я всегда думала, что блаженство - та цель, к которой мы все стремимся. Если не цель, то хотя бы один из критериев счастья.
   - "Блаженство" и "счастье" - всего лишь химические реакции, - подняла указательный палец Зелинта. - Я рада, что в нашей библиотеке масса современной научной литературы. То, что раньше было невозможно объяснить, теперь доказано! Знаешь, я читала о крысе, у которой в мозге нашли центры удовольствия, вставили туда электроды и соединили с педалью. Крыса стала нажимать на педаль, беспрерывно получая удовольствие... вплоть до истощения и смерти. Вот вам и блаженство! К тому же, блаженство не подталкивает человека к развитию. Запомните, девочки: людям всегда должно быть немножко плохо, иначе они не будут двигаться вперёд. Живой пример - все маги, которых вы встречаете в Замке. Я не назову ни одного, кто встал бы на путь обретения волшебной силы, находясь в роскоши и блаженстве. Стремление к удовольствиям - ложный путь. Человеку плохо - он развивается. Хорошо - он пухнет и тухнет в роскоши и неге. Всё.
   - Да, - воскликнула я. - Знаю. Людей, отказавшихся от удовольствий было много в ваши времена. Я имею в виду Средние века. Аскеты, которые запрещали себе всякую радость, обвешивали себя жёсткими цепями, мало ели...
   - Ой, - скривившись, перебила меня Зелинта. - Ради бога, не напоминай мне об этих безумцах. Большинство из них настолько зацикливалось на своих неудобствах и страданиях, что начинало видеть в этом самоцель и... наслаждение, замешанное на гордости! Нет. Это тоже не путь. Какая разница - получать удовольствие от неги или от боли? В этом-то и парадокс: когда страдания тебе даны извне - ты развиваешься, пытаясь их преодолеть. Когда создаёшь их сам - твоя душа чувствует фальшь и не движется вперёд...
   - Да, - задумчиво добавила Келлани. - Так и есть, в целом. Я тоже не знаю никого, кто, находясь в роскоши и блаженстве, захотел бы учиться магии... За единственным исключением. Это Лоттор.
   - Лоттор? - изумилась Зелинта. - С чего ты взяла?
   - Он оставил негу и роскошь добровольно. Отказался от титула, наследства...
   - И чего? - всплеснула руками Зелинта. - Подумаешь, титул... Нет, я согласна. И титул, и богатство - мощные тормоза для развития человеческого духа. Будь Лоттор другим человеком и не имей он отличной наставницы - богатство засосало бы его, как случалось со многими ему подобными. В мире живёт множество несостоявшихся магов именно по этой причине. Кого-то не пустила стабильность и устоявшийся ритм жизни, кто-то добивался славы... далеко ходить не надо - это Мартинк, потерявший свою жизнь в погоне за аплодисментами. Кто-то обрёл "счастье", застряв в алкоголе и его мирах, кто-то в наркотическом сне... Но мы говорим сейчас о Лотторе. На самом деле, у него не было выбора. Он просто не мог оставаться в тех условиях, в которых жил. Кстати, Гави, это к вопросу о "тухлых яйцах", помнишь?
   Да, конечно, я помнила! Одновременно с этим я помнила, что разговор наш не закончен, и Зелинта пообещала мне разъяснить, почему Лоттор так напустился на меня, изображая ненависть, хотя в душе чувствовал привязанность ко мне. Однако Зелинта почему-то передумала вдаваться в подробности недавнего инцидента.
   - Знаешь, - сказала она. - Негоже мне говорить о том, о чём Лоттор никому никогда не рассказывает. Я в силу возраста, опыта и статуса могу знать намного больше, чем положено говорить вслух. На ясновидящих налагается требование великой конфиденциальности - намного большее, чем на психологов или адвокатов. Когда Лоттор здесь был, а реально увидела несколько закрытых зон в его душе. Это события, о которых он молчит. Я увидела эти события, а также увидела, что он о них тщательно умалчивает. О некоторых он не говорил никому и никогда. Поэтому я не вправе вторгаться в эти области. Скажу лишь одно, Гави, - он любит тебя. Иначе чего бы он так распереживался, когда ты пропала? Двое суток прошло с момента начала экспедиции до вашего с Мартинком появления!
   Двое суток??? Теперь я, похоже, смахивала на Мартинка, когда он услышал от меня о двух неделях собственного пребывания в "наркотическом" мире. Я-то думала всего лишь о нескольких часах, не более.
   - Это нормальная игра времени, - объяснила Келлани. - Путь из ловушки, в которой вы были, мог быть многочасовым, но казаться минутным.
   - Допустим, не унималась я. - Но почему я сама не попала в эту ловушку? Почему не осталась с Мартинком "блаженствовать"? Я вообще никакого удовольствия от этого слоя мироздания не почувствовала.
   - Потому что это была не твоя "ловушка"!
   Зелинта объяснила, что у каждого человека своя система "ям соблазнов", в которые он периодически попадает. Каждой из таких "ям" соответствует некая область во Вселенной, где соблазн присутствует в виде чистой энергии, способной поглотить человека целиком. Слава богу, обычные люди, как правило, не способны проникнуть в эти области. Маги способны. Способны оказываются и те, кто просто "балуется" магией. Но в этом случае последствия могут быть самыми плачевными. Зачастую такие люди сходят с ума или гибнут - их, к сожалению, некому оттуда вытащить... Чем чище человек, чем меньше у него "ям соблазнов", тем безопаснее для него путешествия по закоулкам Вселенной. Дэннир, например, может войти в любой слой мироздания и благополучно покинуть его, не потеряв даже капельки энергии!
   - Значит, вы знали, что это не моя "яма"?
   - Не совсем. Мы знали, что ты уже готова к подобным экспедициям. Это первое. Второе - тебе была дана чёткая инструкция. Она в любом случае оберегла бы тебя. А третье - мы были рядом. Начни ты поддаваться соблазну - быстро привели бы тебя в чувство.
   - Тогда чего Лоттор дёргался? - надулась я, вспомнив нашу стычку и тот факт, что сейчас он ушёл, даже не сказав мне ни слова!
   - У него были причины, - ответила Зелинта. - Достаточно веские.
   - А что произошло между вами? - поинтересовалась Келлани.
   - Да так... - пожала я плечами. - Он не хотел меня пускать на поиски Мартинка. Велел дать слово, что не пойду. Я слова не дала. Вот он и обиделся. Это если кратко. А подробно... хм...
   Я махнула в сторону рукой.
   - Он очень волновался за тебя, - положила Келлани руку мне на плечо. - Это я знаю точно. Сама наблюдала. Он не может так же свободно путешествовать по параллельным мирам, как Дэннир, я и многие другие. Ему нельзя, так как течение времени там совсем иное и может быть разрушительно для его магической силы. Он - Хранитель времени, и место его работы - Земля, наш обычный физический мир. Поэтому он, скорее всего, почувствовал бессилие от невозможности защищать тебя в этой экспедиции. Я объясняю его поведение именно так.
   - А зачем он говорил... - вскричала я, но затем добавила тихо: - Ну... то, что говорил... Снова мне врёт?
   - Нет, он не врёт, - сказала Зелинта. - Просто в каждом нашем слове или действии существует как минимум три слоя правды. Почему-то принято считать, что правда одна. Глупости! От данного суждения и возникает большинство проблем непонимания...
   - Три слоя? - переспросила я.
   - Да. Минимум три слоя. Эти слои легко осознать. Они относятся к прошлому, настоящему и будущему, Верхнему, Среднему и Нижнему слоям мироздания и так далее. есть правда эмоций, правда мыслей и правда действий. Есть текст и подтекст, сами по себе несущие несколько уровней осознания. Поэтому никогда нельзя однозначно судить о значении и смысле происходящего снаружи или внутри тебя. Ты, должно быть, знаешь, одно из наших правил: маг движется над потоком событий. Вспомни любую из горных речек - ты наслаждаешься, глядя на неё со стороны. Но попробуй попасть в поток неподготовленная - хорошо, если отделаешься одними синяками...
   - Можно брод найти...
   - Разумеется. Но опять-таки ты можешь увидеть место брода лишь глядя "сверху". Так же и с жизненным потоком. Не позволяй событиям сбивать тебя с толку. Ищи брод.
   Я улыбнулась:
   - Спасибо, Зелинта! Я пошла искать брод.
   Взяв за руку Келлани, я потянула её за собой, направляясь из комнаты в коридор. Она не сопротивлялась, хотя мой жест ей явно показался странным.
   - Ну что ты? - полушёпотом спросила она, когда мы оказались на лестнице, ведущей вниз.
   - "Пойдём искать брод". Только вместе, ладно?
   - Не поняла, - в изумлении повела бровями Келлани.
   - Я говорю о Лотторе. Мне не нравится его отношение ко мне. Хорошо Зелинте говорить о трёх слоях правды. Мне хотя бы с одним их них разобраться. Текст... подтекст... затекст... передтекст... послетекст... Сколько я перечислила? Аж целых пять правд, если так считать...
   Келлани прислонилась к перилам и задумалась.
   - Как тебе сказать, - почесала она лоб. - Лоттор и впрямь очень скрытный человек. Но меня это никогда не смущало и не тревожило. До 13 лет я вообще практически ни с кем не была по-настоящему знакома. Воспитатели и дети приюта - не в счёт. Воспитателям до нас не было никакого дела, если честно. Дети? Ну, такие же, как и я сама - не наученные ни любить, ни заботиться, ни доверять... Лоттор был первый человек, кто познакомил меня с настоящими человеческими отношениями. Он был своеобразной точкой отсчёта для меня. Потом я познакомилась со многими людьми, но Лоттор - он как любимый отец. Его трудно сравнивать с остальными. Хотя мне совершенно непонятны его сложности с Орлиденом. Я пыталась вдуматься в это, но затем отказалась. Всё равно не пойму.
   Она развела руками, улыбнувшись. Затем дотронулась до моего лба.
   - А ты бледная, если честно. Выглядишь утомлённой. Я бы советовала тебе пойти к Источнику и искупаться там. После параллельных миров очень полезна освежающая ванна.
  

Глава 6

ПЕРСТЕНЬ, ПРЯЧУЩИЙ ТАЙНУ

   Подойдя к комнате Лоттора, я с усилием набрала воздух в лёгкие, приготовилась и постучала.
   Ответа не последовало. Я обернулась и внимательно глянула Келлани в глаза. В ответ она молча пожала плечами. Мы двинулись дальше.
   - Вряд ли он здесь, - наконец, проговорила Келлани. - Наверняка домой улетел. В свою "крепость".
   - А я думала, что Замок и есть крепость. Здесь чувствуешь себя намного защищённее...
   - Смотря от чего и для чего... Здесь ты защищён физически, зато открыт духовно. Замок - не лучшее место для хранения "скелетов в шкафу".
   - А что? - встрепенулась я. - У Лоттора их много?
   - Не знаю, - сказала Келлани. - Я не ясновидящая.
   Мы вышли из Замка и направились к Источнику, куда меня всё настойчивее и настойчивее увлекала Келлани.
   - Слушай, - вдруг спросила я. - А тебе известно что-нибудь о существах, которые контролируют наши мысли?
   - О существах? - удивлённо переспросила Келлани.
   Затем она задумалась:
   - Слышала что-то. Есть такая версия наряду со многими другими. Только что нам это даёт?
   - Как что? - в свою очередь удивилась я. - Знание!
   - Вообще-то бывает бесполезное знание, - смущённо улыбнулась Келлани. - Пустое знание. "Да, наши мысли кто-то контролирует - нет, наши мысли никто не контролирует". Ну и что? Как ты будешь использовать тот или иной ответ, если его получишь?
   - Если кто-то смеет контролировать - попытаюсь избавиться от контроля. Разве не ясно?
   Келлани остановилась и почесала лоб.
   - Тебя бы это возмущало... что кто-то контролирует?..
   - Разумеется!
   - Тогда почему тебя не возмущает, что кто-то (или что-то) контролирует твоё пищеварение, сердцебиение, старение... Контроль контролю рознь, моя дорогая. Впрочем, мы все поначалу возмущаемся, когда впервые понимаем, что умрём... что не сможем контролировать вечную жизнь... А могу ли я спросить, чем вызван такой интерес?
   - Дэннир случайно проговорился.
   Келлани усмехнулась.
   - Насчёт "случайно" - я не согласна. Я знаю его приёмчики. Очевидно, он решил посеять эту мысль тебе в голову, что мы и получили в результате. Вопрос - зачем? Либо это действительно важно, либо он хочет отвлечь тебя от чего-то другого...
   Я рассмеялась. Тоже мне, "сеятель"... Келлани в ответ отпустила какую-то шутку касательно наших общих наставников. Я прыснула со смеху и что-то ответила в том же тоне.
   Продолжая весело беседовать, мы дошли до Источника и остановились. Из пещеры оживлённо бежал ручей, прокладывая себе дорогу меж двух снежных берегов. На одном из плоских валунов слева от входа находилась изящная каменная фигурка дельфина, очевидно, сделанная из лазурита.
   - Отлично, - сказала Келлани. - Источник не занят. Зимой мы принимаем ванны в пещере. Если не хочешь, чтобы тебе помешали, нужно расстелить покрывало и положить дельфинчика прямо перед входом. Впрочем, я не пользуюсь этим. Пусть заходят. Места много... А ты как?
   Я ответила, что мне всё равно. Лишь бы мы не замёрзли.
   Однако опасения мои были напрасны. В пещере было тепло и комфортно. Мы проникли вглубь и миновали родник, с помощью которого началась позавчерашняя экспедиция. Затем мы свернули направо и вошли в уютный грот - небольшой, но просторный и светлый. В центре грота плескалось миниатюрное озерцо с каменными цветами, рассыпанными по берегам и мирно мерцающими в приглушённом свете, льющемся откуда-то сверху.
   - Приятное освещение, - сказала я.
   - Да, это сияют камни, - пояснила Келлани. - Я не знаю, почему они сияют. Таких самоцветов нет в обычном мире. Сияющие самоцветы... "само-светы"...
   У стен находились кресла и скамейки, на которых лежали белые рубашки и полотенца.
   - Обычно мы переодеваемся в рубашку, - указала Келлани, - и принимаем ванну. Видишь - вот там можешь переодеться. Но можно и нагишом. Вода чистая, проточная. Прелесть!
   Окунувшись в животворящие объятия целебной воды, я почувствовала мгновенный прилив сил. Настроение моё улучшилось, мысли прояснились. В таком случае говорят, что ты будто "заново родился", но... Вы помните момент своего рождения? Нет? То-то и оно... А если верить современным исследованиям, то появление на свет, говорят, - не самое приятное эмоциональное переживание... Я...
   Стоп! Опять мысли стали вести самостоятельную жизнь, независимую от собственной хозяйки. Не знаю, каковы планы Дэннира, но контролировать свои думы и внутренние разговоры становится всё интереснее и интереснее. Я устроилась поудобнее и внутренне улыбнулась. Затем повернула голову и вдруг с ужасом подалась вперёд. Под водой, на глубине полуметра, лежала Келлани, словно кукла, которую забыл ребёнок, принимавший ванну... Я бросилась к подруге и вытолкнула её голову из воды.
   Келлани открыла глаза и дёрнулась, испуганно взглянув на меня.
   - Гави! Что случилось? - срывающимся голосом воскликнула она и обхватила мою голову руками.
   - Я... я... ты... Я думала, что ты утонула!
   Келлани резко села и ударила себя кулаком по лбу.
   - Нет. Я просто идиотка. И всё.
   С той же силой она ударила себя по макушке.
   - Идиотка. Если Дэннир прав насчёт контроля мыслей, то мной руководят самые глупые и недалёкие существа. Извини, Гави, что напугала тебя. Я забыла сказать, что вода в Источнике - не совсем вода. Вернее, совсем не вода, не "аш-два-о"... Ты можешь погружаться полностью, с головой. Это очень полезно. При этом ты будешь дышать, как обычно.
   Я тут же решила проверить слова Келлани и нырнула вглубь бассейна. Открыв глаза, я глубоко вздохнула. Чудеса! Лёгкие мои наполнились свежестью, а сердце успокоилось в комфорте и удовлетворении. Я слышала о лечебной "кислородной подушке", хотя никогда не видала её и не пробовала. Очевидно, бассейн состоял...
   Нет! Опять я хочу всё понять и объяснить в привычной терминологии. Ну почему голова моя так устроена, а? Нет, чтоб принимать происходящее, как есть! Я постоянно рационализирую и сужу, анализирую и отрицаю... Всё! Довольно. Ещё один вдох... выдох... Какое блаженство! Причудливое радужное освещение, переливчатые потоки воды - удивительный мир! Вода прозрачна, как в самом чистом море.
   Я подобрала со дна какой-то полупрозрачный фиолетовый камешек, поднесла поближе к глазам, чтобы лучше рассмотреть его. Вокруг камешка играла розоватая дымка, распространявшая удивительный... аромат! Бог ты мой! Да здесь и запахи присутствуют! Разве возможно представить такое?
   Я вернула камешек на место. Рядом с ним соседствовали несколько камней покрупнее и не столь ярких, хотя в обычном мире их можно было бы принять за полудрагоценные. Я провела рукой по дну. Пальцы встретились с мягким золотистым песком. Погрузив руку вглубь песка, я начала сжимать и разжимать ладонь, пытаясь дойти до твёрдого каменного дна, если оно, конечно, существует.
   Ага, палец натолкнулся на что-то твёрдое. Нет, это не дно. Это, скорее, какое-то колечко. Точно. Колечко. Я вынула его из песка и попыталась рассмотреть. Обычное золотое колечко с довольно крупным камнем, похожим на бриллиант. Само колечко - резное. Нет! Это не резьба - на нём надпись какая-то выгравирована, которую в радужных потоках воды разглядеть затруднительно.
   Я вынырнула и пристально всмотрелась в надпись.
   - Ад-лин-та, - по слогам прочитала я.
   Адлинта... Хм...
   Келлани всё ещё пребывала под водой - раскинув руки и с блаженной полуулыбкой на лице. Я не хотела её тревожить, однако любопытство подталкивало меня к действию.
   - Келлани, - я мягко дотронулась до её плеча.
   Моя подруга открыла глаза, вопросительно взглянув на меня. Затем она нехотя поднялась, и голова её показалась над водой.
   - Что? - спросила Келлани.
   - Кто такая Адлинта? - поинтересовалась я. - Смотри. Вот колечко с её именем.
   Келлани взяла колечко и повертела в руках.
   - Не знаю. Массивный камушек. Похоже, бриллиант. Адлинта... Адлинта... Вряд ли есть среди нас такая... По крайней мере, я не слышала. Можно отнести кольцо в библиотеку. Там дадут объявление, и отыщется хозяйка. Не исключено, что это - псевдоним.
   Она вернула мне кольцо, которое я тут же попыталась надеть на палец.
   - Смотри, - улыбнулась я. - Адлинта - крупная девушка. Мне оно велико, видишь как болтается? Может, это общий псевдоним Завы и Савы? Вон они какие матёрые!
   Келлани наморщила носик.
   - Не... вряд ли. Если одна из них потеряет кольцо, весь Замок тут же узнает об этом. Скорее всего, хозяйка кольца - женщина рассеянная или не слишком придающая значение драгоценностям. А крупная рука может быть и у миниатюрной дамы. Я бы делала ставку на Зелинту. Даже звучание имени почти совпадает. И руки у неё большие. И к драгоценностям она равнодушна, хотя обладает весьма крупным состоянием.
   Я предложила пойти к Зелинте, дело в даль не отлагая. Источник смыл с меня всю усталость, наполнив силой, желанием действовать и творить радость. В настоящую секунду я вознамерилась отыскать хозяйку кольца и торжественно вручить ей пропажу.
   Келлани не разделяла моего энтузиазма. На её взгляд, кольцо было обычное, не волшебное.
   - По земным меркам, кольцо, конечно, ценное. Видимо, оно очень дорогое. Но для настоящего волшебника оно просто "металл плюс минерал". Железка с булыжником, если хочешь знать моё мнение. У меня у самой есть бриллиантовая подвеска, но я её очень редко ношу. Сила камня невелика, а из пристрастия к "просто украшениям" я уже давно выросла. Я и храню-то этот кулон только потому, что он - подарок Лоттора мне на совершеннолетие.
   - Да уж, - усмехнулась я. - Лоттор любит "блестяшки".
   Келлани хихикнула.
   - Есть у него такая слабость. Кстати, если б не надпись, я бы подумала, что это - его перстень. У него есть аналогичный.
   Я встрепенулась:
   - Точно! Я видела похожий сверкающий камень у него на пальце, когда мы с Мартинком концерт давали, помнишь? Потом мы нашли Лоттора в пещерах и... Да, похожий был камень. Я думаю...
   - ... что этот перстень принадлежит Лоттору, - закончила Келлани.
   Я кивнула головой.
   - И позавчера в моей комнате он теребил какое-то кольцо. Так что верно. Этот перстень как раз на мужскую руку. Не исключено, что Адлинта - какая-нибудь его возлюбленная.
   - Нет, - замотала головой Келлани. - После Лакатамы он никого не любил по-настоящему. Не до такой степени, чтоб носить кольцо с именем. Мы не там ищем.
   Она снова погрузилась с головой под воду. В отличие от меня, Келлани не спешила расстаться с целебными силами Источника. Я продолжала разглядывать перстень, но уже с меньшим любопытством и восторгом, охлаждённая столь откровенным равнодушием моей подруги.
   - Слушай, - сказала Келлани, вновь показавшись над водой. - Оставь это кольцо вон там, где полотенца. Хозяин при случае заберёт его.
   - Всё же лучше дать объявление, - не унималась я.
   - Да я не спорю, - пожала плечами Келлани. - Просто мне не нравится, что этому перстню ты придаёшь столь большое значение. Это типичная ошибка начинающего мага - тратить силу своего внимания на несущественные вещи. В результате - сужение восприятия, и тебе не хватает ресурсов, чтобы начать видеть мир по-волшебному... не так, как видят его обычные люди. У мага должен выработаться колдовской разум - такой взгляд на вещи, которого нет у обычных людей. А у тебя... брюлики на уме...
   Она вышла из бассейна и взялась за полотенце.
   - Ты не права, - возразила я. - Не "брюлики", а "Адлинта" у меня на уме. Кольцо с надписью не может быть обычным.
   - Не буду дискутировать, - повернулась ко мне Келлани. - Может, я и не права. В конце концов, кольцо выбрало тебя в качестве "спасительницы".
  

Глава 7

ВОПРОСЫ ОСТАЮТСЯ БЕЗ ОТВЕТА

   В библиотеке было пустынно. Неяркое зимнее солнце, пробираясь сквозь цветные оконные витражи, рисовало на пустых столах и стульях разноцветные матовые узоры. Кое-где лежали открытые или закрытые книги, оставленные кем-то из посетителей, но людей, кроме нас с Келлани, а зале библиотеки не было.
   Мы прошли в комнату библиотекаря. Старичок сидел перед зажжённым камином и пил чай. Увидев нас, он приветливо помахал рукой.
   - Заходите, милые, заходите! Присоединяйтесь. Сегодня читателей мало. Вот, расслабился. Или хотите сразу к делу?
   - Дело не срочное, - быстро ответила Келлани, кивнув в мою сторону. - Вот, Гави перстень нашла, принадлежащий какой-то Адлинте. Хотели бы найти хозяйку...
   - Да вы садитесь, садитесь, - с улыбкой пригласил старичок, указывая на кресла. - Сейчас подумаем... Гави, детка, возьми из шкафа чашки, налейте сами чаю...
   Он задумался.
   - Адлинта? Нет, никого не знаю с таким именем, хотя почему-то оно мне кажется знакомым. Слышал когда-то... Покажите мне колечко!
   Я протянула перстень библиотекарю.
   - Где ты нашла его? - спросил старик.
   Я рассказала. Старик слегка нахмурился:
   - Источник никогда не "похищает" вещи просто так, - медленно произнёс он. - Потерять там ничего не возможно - обязательно сразу же обнаружишь пропажу. То, что перстень был зарыт в песке - удивительно. И мне почему-то кажется, что эта Адлинта - мертва...
   - Мертва? - воскликнула я.
   - Да, - задумчиво повторил библиотекарь, - мертва. Но владелицей кольца была не она. Кто-то другой. Мне кажется, что мысль о смерти Адлинты настолько мучила владельца, что Источник отнял перстень у него. Тяжёлое кольцо... Либо она умерла, либо... Нет, скорее всего, умерла. И вряд ли она была волшебницей...
   Он протянул мне кольцо, чтобы отдать, но затем, видимо, передумал.
   - Нет, Гави. Оставь перстень у меня. Я дам объявление, и если владелец найдётся - пусть забирает. Хотя будь моя воля - я вернул бы перстень Источнику.
   - И я того же мнения, - с готовностью добавила Келлани, щёлкнув пальцами. - Вот почему мне сразу не понравилась вся эта история. Тарн, - обратилась она к библиотекарю, - может быть, мы отнесём его назад и зароем в песок? Сделаем, как было раньше?
   - Нет, - ответил старик. - Источник зачем-то позволил Гави найти этот перстень. Значит, решать должна она.
   - Гави, - родительским тоном начала Келлани, - послушай, дорогая...
   - Нет, дадим объявление, - перебила я.
   Келлани вздохнула:
   - Ну, как хочешь, упрямая девочка.
   По дороге из библиотеки мы столкнулись с Дэнниром и Мартинком, которые о чём-то оживлённо беседовали. Мартинк выглядел довольным и удовлетворённым. Дэннир, лукаво улыбаясь, явно подсмеивался над своим учеником.
   - Ага, - воскликнул Дэннир, заметив нас. - Вот и девушки. Поздравьте нас - Мартинка повысили в должности. Зелинта, изучив приключения Мартинка в "наркотическом слое" Вселенной, пришла к выводу, что ему можно поручать более ответственные задания. Типа, держался молодцом, не подкачал, мог бы проигнорировать призыв Гави, однако бросился вслед за ней, и так далее, и тому подобное...
   - Поздравляю! - радостно воскликнула я. - Я всегда знала, что ты - молодец, Мартинк!
   - Да-а! - картинно развёл руками Дэннир. - Вот только Зелинта не учла кое-какие мелочи. Мелочь первая - существование Гави, которая готова всегда и отовсюду выручать Мартинка. Мелочь вторая - Лоттор, который почему-то стал неимоверно тревожиться за безопасность Гави. Мелочь третья - моё собственное существование, которое оказывается под серьёзной угрозой, по той простой причине, что я по воле беспощадного рока вынужден учить и опекать вот этих двух...
   Он показал на меня и Мартинка.
   - Да-да, именно так. Моё собственное существование, ибо при малейшей опасности, которая якобы угрожает Гави, появляется Лоттор и пытается испепелить меня. Хорошо, что стихия огня - не его "конёк", иначе я давно бы превратился в кучку золы.
   - Обещаю, не превратишься, - со смехом ответила я, взяв Дэннира за руку. - Вообще-то, Лоттор поссорился со мной, не сумев подавить мою волю. Жаль, но... Но теперь я могу всё, что хочу.
   - Хм, ловлю тебя на слове, дорогая... - он почесал затылок. - Вот только не уверен, что ты верно поняла суть дела. Ладно. Идёмте все ко мне. Я как раз обещал показать Мартинку кое-какие физические упражнения для укрепления энергетического поля вокруг себя. Думаю, что вам, обладательницам живых человеческих тел, это тоже будет полезно и интересно. Кстати, Гави, как насчёт контроля "мозгового шума"? Тренируешься думать другими словами?
   М-да... Сегодня уж точно не тренировалась... Было некогда. Вот тебе и замкнутый круг: чтобы всё успевать, я должна изгонять лишние мысли, пожирающие моё время. Для этого я должна научиться "думать другими словами". Чтобы тренироваться думать другими словами, я должна найти на это время. Вечный парадокс...
   Дэннир, видимо, уловил мой немой ответ и, усмехнувшись, развёл руками. Затем похлопал меня по плечу:
   - Ладно, у тебя есть ещё время. Всё же не советую повторять жизненный путь Мартинка... Нерационально...
   Гимнастика принесла мне дополнительное душевное спокойствие и моральное удовлетворение. Я почувствовала себя совсем хорошо и легко.
   - Пойдём со мной, - предложил Мартинк. - Из-за этих событий совсем не остаётся времени для друзей. Для лучших друзей, Гави! Это недопустимо. Знаешь что? Полетим домой, в наш старый добрый мир! Посидим на твоём уютном диванчике, помузицируем...
   Мартинк мечтательно возвёл к небу глаза, продолжая:
   - Знаешь, Гави, я отпуск возьму. Хотя б на недельку. Погуляем с тобою. Побродим по окрестностям города, как раньше... Давай съездим туда, где мы с тобой познакомились.
   - Мартинк, - перебила я. - Сейчас там зима. Дачи закрыты. Никого нет.
   - Да, ты права, - согласился он. - Всё равно, давай уедем к тебе. Я переработал. Знаешь, когда я был жив и активно концертировал, у меня наступали дни, когда я хотел всё бросить. Тогда я покупал билет, звонил продюсерам, чтобы перенесли концерты, и улетал на другую сторону земного шара. У меня сейчас такое же настроение. Переработал.
   Он взял меня под руку и потащил в сторону аллеи, где приземлялись воздушные шары в ожидании пассажиров. Я с радостью подчинилась, будучи сама не против вернуться в наш обычный мир. Несмотря на то, что я уже научилась соотносить течение времён, меня не оставляла смутная тревога вызвать беспокойство близких и недовольство коллег по работе в случае задержки в Замке дольше необходимого.
   Вытащив зеркальце, я настроилась на Дэннира, сообщив ему, что лечу домой. Он легко отпустил меня, ещё раз поблагодарив за помощь Мартинку и ещё раз напомнив о задании "думать другими словами".
   Вот оно! Как же я могла забыть, закрутившись в водовороте событий, что именно за этим полетела в Замок - спросить Мартинка о таинственных "существах", диктующих мысли!
   Я резко остановилась, прервав наше бодрое движение и едва не лишив Мартинка равновесия.
   - Ты чего? - взвился Мартинк.
   - Вопрос к тебе есть. Серьёзный.
   - Настолько серьёзный, что ты решила сбить меня с ног? - съязвил мой друг.
   - Именно, - в тон ему ответила я.
   - Тогда слушаю... Ой, погоди, меня кто-то вызывает через зеркальце... Да! да! Зелинта! Ага... угу... Ясно.
   Мартинк вздохнул и обернулся ко мне:
   - Облом, дорогая. Никуда я не лечу. Зелинта требует к себе, а это значит...
   И он, скроив кривую улыбку, махнул рукой.
   - Жаль, - сказала я. - Впрочем, не стоит отчаиваться. Ты нашёл себя. Востребован. Ты...
   - Задавай свой вопрос, - перебил меня Мартинк. - Не уходи в сторону.
   - Хорошо, - ответила я, после чего во всех возможных подробностях описала наш с Дэнниром кухонный диалог, приведший к упоминанию о таинственных "существах".
   В ответ Мартинк почесал нос и пожал плечами.
   - Существа, диктующие мысли?
   - Именно так.
   - Ну-у... Скорее всего, это такие же покойники, как и я. Многие из нас тяжело переживают уход из тела... Скучают по человеческому общению, стараются наладить контакт с живущими... Кому-то страшно, кому-то обидно, кто-то вообще не понимает, что умер - только удивляется, почему мир вокруг больше не подчиняется его действиям! Живущие нас больше не видят, но, зачастую, чувствуют каким-то "шестым", "седьмым" или "восьмым" чувством. Особенно если мы становимся слишком настойчивы... Так и возникают мысли. Я прав?
   - Откуда я знаю? - всплеснула я руками. - Я ж не проверяю тебя!
   - Других сведений нет, - склонил голову Мартинк.
   - Верю, - буркнула я. - Но те, о ком ты говоришь... Ладно, оставим эту тему.
   - Нет уж, не оставим. Продолжай!
   - Как хочешь. Те, о ком ты говоришь, - какие мысли они навевают живущим?
   Мартинк задумался.
   - Знаешь ли, - медленно протянул он. - Это уж от личности покойного зависит. Я, например, любил посещать своих знакомых. Как-то раз заглянул к бывшей жене. Она уж давно за нашим общим приятелем была замужем. Х-хи...
   Мартинк замолк, видимо, погрузившись в воспоминания.
   - И чего? - подтолкнула я.
   - А ничего, - ответил Мартинк. - Вышла за него замуж и растолстела раза в три против себя бывшей. Да ладно! Это её, а не мои проблемы. В общем, слушай. Появился я у них. Сидят. Мартини тянут... курочка... оливки... салатик... Идиллия! А меня завидки берут. Подлетаю к ней, обнять хочу. А она... Знаешь, оборачивается к мужу и так нежно воркует: "Дорогой, а я Мартинка вспомнила... бедняга! Умер совсем молодым. Знаешь, если б не его отвратительный характер..."
   - И что? - зачарованно произнесла я.
   - Ничто! - почти что огрызнулся Мартинк. - Пустое воспоминание на пустом месте. Не исключено, что я напел ей эти мысли. Ну и что? Толку-то... Так что наш брат-покойник особой опасности для ваших мыслей не представляет. Так, изредка может смутить покой неутешной вдовушки. Ну и всё. Ладно. Лети. Не буду тебя задерживать. А насчёт "думанья другими словами" - и впрямь отличная идея. Чао!
   Он поцеловал меня в щёку и легонько подтолкнул по направлению к шару.
   Вернувшись домой, я первым делом включила мобильник и взглянула на календарь.
   Ф-фух... Всё в порядке. На работу только послезавтра. Хорошо быть преподавателем - можно составлять такое расписание, чтобы обеспечивать себя несколькими выходными подряд.
   Я изучила "пропущенные вызовы". Так, два от студентов, один от Ланки, один - неизвестный, ещё один - от Орлидена. Вот это интересно! Чего от меня хотел мальчишка? Он редко выходит со мной на связь по собственной воле.
   Я перезвонила.
   - Привет, - отозвался Орлиден. - Ты в городе?
   - Да, уже не в Замке. Ты чего хотел?
   - Хотел узнать о Мартинке. Он давно не занимался со мной музыкой.
   - Мартинк занят, к сожалению... Он сам хотел прилететь сюда, но дела задержали.
   Орлиден засопел в трубку.
   - Жалко... Если встретишь - привет передавай. Скажи, что жду его. А то я всё один да один. Ладно, ты извини. Звонок на урок. Я в школе, будь она неладна...
   Подросток поспешно отсоединился, оставив меня в полном недоумении. Как один? А Лоттор? А Пип? Неужели они окончательно поселились в Замке, взвалив всё немалое хозяйство на плечи слабого подростка. Странная воспитательная мера, на мой взгляд...
   Я решила навестить Орлидена. Сегодня. Нет, лучше завтра. Завтра воскресенье, у него выходной в школе, можно будет распоряжаться временем свободно и непринуждённо, если, конечно, ничего неожиданного не свалится на голову.
  

Глава 8

"МЫСЛЯЩИЙ" СУП И МЕЧТЫ ЮНОГО УЧЕНИКА

   Наутро я почувствовала сверлящее чувство волнения где-то в районе солнечного сплетения.
   - Нет, - призналась я сама себе. - Не Орлиден меня интересует. Лоттор!
   Честно взглянув на свои мысли, я обнаружила только одно - желание наладить отношения с моим бывшим наставником, приправленное страхом, что он меня отвергнет...
   Не понимаю людей, которые довольствуются собственными представлениями о чувствах и мотивах ближних. "Она бросила меня, но в глубине души любит, я знаю...". И человек восторженно закатывает глаза, удовлетворяясь тем, что "она любит в глубине души". Нет, меня бы это не устроило. Какая разница - любит или ненавидит, если бросила? Бросила - и точка. А всё остальное - глупые домыслы.
   Пусть Зелинта права, и Лоттор ко мне очень сильно привязан. Мне это безразлично. Меня волнует лишь то, что он избегает общения со мной, хотя сам несколько месяцев назад сурово упрекал за то же самое Дэннира! - что он бросил меня после первой встречи, заставив карабкаться, обдирая локти и коленки, двигаясь по крутым перевалам на пути к себе и собственной волшебной силе. Почти десять лет... Но Дэннир и не притворялся, что "привязан" ко мне. Напротив, он до самого конца сомневался, что я послана ему как ученица.
   В общем, ничего не понимаю. Самое паршивое, что я сама привязалась к Лоттору, и душа моя нуждается в контактах с его душой.
   Я позавтракала и проверила электронную почту. Ого! Сообщение от Орлидена!
   Я открыла письмо. Датированное вчерашним вечером, оно было коротким:
   "Он вернулся вместе с Пипом. Я хотел поболтать с тобой по телефону, но... сама понимаешь... мысли могут быть услышаны, тем более вслух сказанные слова. Чёрт! Звонок от него. Пока"
   Так, значит солнечное сплетение не обмануло. Тревога оправдана. Тем более я обязана навестить особняк. Главное - прийти туда. А там - будь что будет...
   Сев на маршрутное такси, я двинулась в логово Лоттора. Да. Именно эти слова я произнесла про себя, глядя из окна на череду тусклых зимних пейзажей, проплывавших мимо меня.
   Видишь, Дэннир, я всё-таки выполняю твоё задание. Отслеживаю мысли. Вот только "думать другими словами" в этой ситуации оказалось невмоготу. В моё сознание просачивались тоскливые скучные раздумья, приправленные не умолкающей тревогой. Лоттор, при всех его аристократических манерах, непредсказуем. Да. И это - самое ужасное.
   Я вышла на конечной остановке маршрутки и направилась к особняку, красовавшемуся поодаль на небольшом возвышении. Зимой он был виден сразу отчетливо среди кружевных веток голых деревьев.
   Несмотря на рыхлый снег, дорога была чистая и, спустя минут 10-15, я уже подходила к воротам особняка, приготовившись нажать на кнопку звонка. У меня был ключ, но воспользоваться им я не решалась...
   - Заходи, - раздался голос Орлидена, - сейчас открою...
   - Подожди, - торопливо прервала я. - Кто дома-то?
   - Никого. Один я, - ворчливо ответил мальчишка. - Так открывать или нет?
   - Открывай.
   Ворота разъехались в стороны, и я направилась к дому по идеально расчищенной от снега дорожке. Работа Орлидена?
   Особняк, погружённый в тишину, молча приветствовал меня открытой парадной дверью. Я машинально вытерла ноги о коврик и поискала глазами вешалку. Да, давненько я не посещала Лоттора. В предыдущий раз стояла осень, и вопроса о вешалке даже не возникало...
   - Орлиден! - наконец, крикнула я. - Ты где? Куда у вас тут польты вешают?
   Ответа не последовало.
   Ладно. Спасибо, что изобрели мобильники...
   - Чего звонишь-то? - фыркнул Орлиден, ответив на мой вызов.
   - Куда вешать дублёнку?
   - Сейчас, подожди, - сказал он, отсоединившись.
   Минуту спустя он появился из бокового коридора, облачённый в поварской костюм.
   - Гави, - с усмешкой произнёс мальчик. - Ты как не родная. В ворота звонишь, про вешалку спрашиваешь. Он у тебя ключ отобрал, что ли?
   Я пожала плечами:
   - Да нет... Вот он, ключ. Просто...
   - Ну, ясно, - перебил меня Орлиден. - В общем, видишь дверь - это гардеробная. Можешь вешать свой балахон туда. Или в комнату к себе неси. А я, видишь, обед варганю...
   - Классно!
   - А ты к нему, что ли?
   - В некотором роде, - ответила я уклончиво. - А когда он появится, господин-то твой?
   - Учитель, - с усмешкой отмахнулся Орлиден.
   Я едва не подпрыгнула от удивления и радости.
   - Господи! Да что ты говоришь! Поздравляю! Наконец-то!
   Орлиден, приподняв подол халата, картинно присел в книксене.
   - Вы очччень любезны, - произнёс он.
   Затем, резко выпрямившись, он дёрнулся, словно стряхивая остатки книксена с одежды.
   - Вот только поздравления ваши малость опоздали, милостивая госпожа. Сейчас впору выражать соболезнования.
   - Почему? - удивилась я. - Ты же хотел...
   - Да мало ли чего я хотел?! С моим... учителем... нужно так желания загадывать, чтоб получить всё с точностью до наоборот! Пошли, у меня бульон уже наверняка перекипел.
   Он быстрым шагом двинулся на кухню, увлекая меня за собой.
   - Ну точно! Всё выкипело. Теперь выливай и делай сначала, - разозлился он.
   - Да ладно, - понюхала я бульон. - Сойдёт...
   - Тебе-то сойдёт... - проворчал Орлиден, снимая с горелки кастрюлю и выходя из кухни.
   Я решила не спорить и просто уселась на ближайший стул.
   Возвратившись, Орлиден плюхнулся рядом со мной на табуретку, полный отчаяния и злости.
   - Извини, - дотронулась я до его руки. - Это я тебя отвлекла.
   - Да нет, не ты. Просто я как заяц в ловушке. Слушай! Приготовь что-нибудь, ладно? А я тебе тем временем расскажу, как в ученики "влип".
   Оказалось, что мечта Орлидена стать учеником мага натолкнулась на неожиданные сопутствующие препятствия. Во-первых, он полностью лишился карманных денег. Во-вторых, он теперь загружен домашней работой вдвое больше против прежнего.
   - Раньше, будучи слугой, я еженедельно получал довольно крупную сумму. Теперь... Теперь он говорит, что я должен платить за уроки!
   - Вообще-то логично, - предположила я.
   - Было бы логично, - поморщился Орлиден, акцентируя "было бы".
   - А что?
   - Да то, что никаких уроков он мне не даёт, вот что! Всё по-старому. Хожу в школу, как и прежде, полы мою, как и прежде... Нет! Больше! В четыре раза больше, потому что домработница уволилась. Ты хоть в курсе?
   - Да, - ответила я.
   Тита, домработница, покинула работу в особняке и уехала ещё до Нового года. Теперь она живёт за границей вместе с сыном, в окружении своих знатных родственников во главе со знаменитой Лакатамой.
   - Кстати, Орлиден, как они? Не пишут? Не звонят?
   - Мне, что ли? - саркастически расхохотался мальчишка. - Ну ты и сказанула!
   - Нет, конечно, - добавил он серьёзно. - Не пишут и не звонят. А я теперь - на все руки... от скуки... Уборка, готовка, стирка... что там ещё... И это параллельно урокам в школе и разовым поручениям госпо... тьфу ты!.. учителя! Да уж! Теперь попробуй назвать его "господин" - развернётся и уйдёт, ничего не ответив. Нет, лучше б я слугой оставался, честное слово.
   - Ну и вернись в слуги, - предложила я, на мгновение отвернувшись от спаржевого супа, который взялась приготовить, выручая Орлидена.
   Мальчик поджал ноги, обхватив колени руками, и засопел носом.
   - "Вернись"... Легко тебе говорить. Я пытался. И знаешь что получил в ответ?
   - Догадываюсь, - усмехнулась я. - Что-то типа "ты сам принял решение и должен за него отвечать". Так?
   - Ага, примерно в этом роде, только не так мягко.
   - А бульон-то зачем вылил? - поинтересовалась я.
   Орлиден громко вздохнул:
   - О-хо-хо... Это одна из его изощрённых пыток. Я должен готовить еду в благостном расположении духа. Если нет - он отказывается от моей стряпни, называя её отравой. И как это он определяет?
   А Лоттор-то прав! Пища, приготовленная в плохом настроении, не идёт на пользу. Это всем известно. Вот только как он с такой точностью диагностирует настроение повара? Читает мысли, закодированные в пище? Очевидно... Я хихикнула про себя. Интересно, что он "прочтёт", пробуя мой суп?
   - Чего хихикаешь? - обиделся Орлиден. - Тебе-то смешно...
   - Нет, - объяснила я. - Не смешно. Просто приготовление пищи может стать истинной магией, если подойти к делу творчески. Ты можешь реально влиять на состояние других людей, вкладывая в еду своё собственное настроение и мысли. Для приготовления пищи заговоры всякие есть, ритуалы... Так что всё серьёзно, мой друг.
   В ответ Орлиден лишь пробурчал что-то нечленораздельное. Я снова рассмеялась.
   - Трудный ты ученик, это точно. Бедняга Лоттор! Сочувствую ему.
   - Да нет же! - вспыхнул подросток. - Вовсе не трудный! Между прочим, в школе я почти отличник вышел. С примерным поведением! Ты давай мне точные задания, и я всё сделаю! Но он же не учит меня! Не учит! Вот в чем дело!
   Я не согласилась. Почему? А держать хорошее настроение при готовке пищи? Чем не задание?
   Орлиден широко открыл глаза, застыв в немом изумлении. Воцарилось молчание, прерывавшееся лишь звуками моих манипуляций по приготовлению обеда. Наконец, Орлиден хлопнул ладонью по столу.
   - Нет, Гави, - сказал он. - Это неправильно. Я знаю, как учат других мальчиков в Замке. Там всё по-другому.
   - Но ты же не "другой" мальчик! Ты - это ты. А Келлани что говорит? Она ж тоже ученица Лоттора.
   - Я не обсуждаю с Келлани такие темы. К тому же, она женщина. Женщин и впрямь по-другому учат.
   Выключив суп и прикрыв его крышкой, я в задумчивости повернулась к Орлидену. Удивительное дело! Человеку нет ещё и четырнадцати, а он уже досконально знает, кого и как нужно учить магии! Откуда такая убеждённость? Больше, чем уверена, что Лоттор обучает Орлидена. Или в качестве доказательства несносному мальчишке нужно предъявить парту, мел и классный журнал? Дневник завести с оценками? Смешно. Ладно, не буду вмешиваться в процесс взаимоотношений учителя и ученика. Не моё это дело. Лучше сядем пообедать, не дожидаясь хозяина.
   Я предложила Орлидену перекусить, на что он охотно согласился. Едва приготовив тарелки и чашки, мы услышали шум подъехавшего к дому автомобиля и увидели Лоттора, выходящего из кабины.
   - Тащи ещё прибор, Орлиден, - скомандовала я, заканчивая резать салат.
   Подросток подчинился с едва заметной усмешкой. Спустя пару минут в коридоре послышались шаги Лоттора, однако он прошёл куда-то мимо кухни.
   - Странно, - заметил Орлиден. - Хотя ладно... звать его не будем. Подождём.
   В ответ я снова предложила начать еду самостоятельно, не дожидаясь хозяина. Орлиден согласился и присоединился к раздаче блюд, но резкий звонок прервал его деятельность, заставив вздрогнуть. Мальчик провёл ладонью по лбу:
   - Зовёт. И чего такие сложности? Мог бы ногами зайти сюда. Ну ладно, я пошёл...
   Оставшись одна, я налила себе супа.
   - А чего? Вкусно! - сказала я вслух, вынимая ложку изо рта. - Если это спасёт Орлидена от праведного гнева учителя-господина... учидина-господителя... Буду считать, что задача моя выполнена!
   Ага, вот и мальчик возвращается. Он...
   - Ох, Гави! - влетел Орлиден. - Велено подавать обед в кабинет.
   - Давай помогу, - вызвалась я. - Вместе отнесём.
   - Сомневаюсь, что это хорошая идея. Я один справлюсь. Просто помоги поставить блюда на раздаточный столик, а уж отвезу я сам.
   Вернулся он минут через десять. Плюхнулся рядом со мной на стул и буквально затрясся - то ли от внутреннего хохота, то ли, наоборот, от расстройства.
   - Что с тобой? - обеспокоенно прошептала я. - Что стряслось?
   - Стряслось, - сказал Орлиден, успокоившись. - Видишь, всё моё тело трясётся до сих пор. Учитель так странно посмотрел на меня, попробовав твой суп...
   - И что? - напряглась я.
   - Да ничего, кроме вопроса: "Орлиден, откуда у тебя такие странные мысли? Н-да...". Потом без единого слова съел суп, напустив на себя такое выражение лица, будто умную книгу читал.
   Господи! Да неужели и впрямь все мои мысли могли перетечь в суп? Вот ужас! Спасибо, я ни о чём таком не думала, что хотела бы скрыть. Хотя... вдруг я снабдила похлёбку своими тайными мыслями? Не до конца осознаваемыми мной самой?
   - А дальше? - поинтересовалась я.
   Орлиден пожал плечами:
   - Дальше - не знаю. Съел твой салат и принялся за кофе. Так же задумчиво.
   - Значит, он не понял, что готовила я?
   - Наверно. О тебе вообще речи не шло. А чужие мысли читать я не умею. Гави! Ты представить себе не можешь, как усиленно я пытался скрыть твоё сегодняшнее появление и твои кулинарные подвиги! И, похоже, мне это удалось!
   - Скрыть?
   - Да. Похоже, я почти научился скрывать свои мысли!
   - Как?
   - Очень просто. Усиленно думаю о чём-то другом!
   - И о чём ты сейчас думал у Лоттора?
   - О школе, уроках и девчонках. Есть одна... влюбилась в меня по уши. Вот про неё и думал.
   - Молодец! Ты научился контролировать свои мысли. Я пока не умею.
   Орлиден отмахнулся небрежным движением руки.
   - А!.. Тебе-то зачем? Мне - другое дело. Для меня это способ выживания. Уверен, теперь я не только Лоттора, сам "детектор лжи" обману! Буду параллельно думать о чём-то другом и отвечать на собственные внутренние вопросы.
   Ясно. Лоттор не заметил моего присутствия. Или сделал вид, что не заметил.
   - Ладно, Гави. Буду мыть посуду. Надеюсь, что во время данного процесса мысли не играют существенной роли.
   - Мне тоже так кажется, - улыбнулась я. - Давай помогу.
   Загрузив чашки - ложки - тарелки - кастрюли в посудомоечную машину, мы решили побаловать себя чашечкой кофе с заварными пирожными, которые Орлиден обожал и уничтожал с завидной скоростью. Съев штук шесть зараз, он расплылся в блаженной улыбке и откинулся на спинку стула.
   - Эх, Гави, - мечтательно начал Орлиден, - знаешь, о чём я думаю?
   - Не-а, я не Лоттор.
   Орлидена передёрнуло:
   - Брр... Уж, конечно, не Лоттор. Могла б не упоминать сие имя всуе... Да ну тебя! Весь кайф испортила!
   Я рассмеялась:
   - Прости! Не знала, что у тебя на учителя аллергия. Ну так о чём ты думаешь?
   - Найти способ, чтобы никто не мог читать мои мысли! Никто! Никогда! И первый - Лоттор! Вот было бы счастье! И способ наверняка есть. Я знаю. Им эта чёрная владела...
   - Чёрная?
   - Ну дама эта. Ла-ка-та-ма, будь неладна... Госпо... блин!.. учитель, то есть, не мог её мысли читать. Никогда. Клянусь!
   - Я слышала.
   - Вот бы найти этот способ! - мечтательно возвёл глазки Орлиден.
   - Способ есть! - раздался высокий писклявый голосок.
   Я обернулась в попытке увидеть хозяина голоска.
   Орлиден уставился на меня:
   - Ты знаешь???
   - Почему я?
   - Ты ж сказала...
   - Нет, - ответила я. - Говорил кто-то другой. Я тоже слышала этот голос.
   - Но кроме нас никого здесь нет. Не мог же учитель так пищать! Да и зачем ему?
   - Разумеется, это не Лоттор. Эй, ты, голос! Кем бы ты ни был - появись!
   Я хлопнула в ладоши. В ответ - тишина. Орлиден насупился:
   - У меня не бывает галлюцинаций. Я слышал голос.
   - Я - тоже. Ладно, не будем зацикливаться на этом происшествии. В качестве рабочей гипотезы предлагаю... ну... мы просто подключились к информационному полю, и оно нам ответило. Идёт?
   Орлиден недоверчиво скривил губы:
   - Не знаю... Если информационное поле говорит таким противным голосом...
   Я расхохоталась:
   - Тебя больше устраивает версия, что обладательница противного голоса - я! Ох! - прервала я сама себя. - Лоттор уходит!
   В окно я видела, как он снова садился в автомобиль и заводил мотор. Побежать и остановить его? Нет, не буду. Пусть всё идёт, как идёт.
   Я обернулась к Орлидену. Мальчик всё ещё оглядывал пространство, силясь определить источник таинственного голоса. Затем, отказавшись от поисков, он взял веник и принялся мести пол на кухне.
   Отчасти я была обрадована повороту ситуации. Где-то в глубине души я ещё не была готова встретиться лицом к лицу с Лоттором. Орлиден, заметив моё состояние, поинтересовался:
   - Эй, спросить хочу. А у вас с ним всё нормально?
   - А что? - встрепенулась я.
   - Мне кажется, вы поссорились.
   Я усмехнулась:
   - Угадал.
   - Во круто! - восхитился мальчик. - Я рад!
   - Чему же, инересно?
   - Тому, что ты - живой человек, а не винтик, который учитель закручивает или раскручивает туда-сюда.
   Честно говоря, я не поняла суть подобного сравнения с винтиком, оставив всё это на совести Орлидена.
   - Ладно, - сказала я. - Пойду-ка я домой. Сегодня ко мне подружка напросилась, и я должна что-нибудь сготовить для неё вкусненькое.
   - Волшебница? - поинтересовался Орлиден.
   - Нет. Нормальная. Обычная. Хочешь познакомиться? Скажу, что ты мой племянник или частный ученик по музыке. Заодно покажешь, что вы с Мартинком изучили.
   Мальчик задумался.
   - Хорошо бы, - сказал он. - Вот только учитель... Хотя? Уроки выучены. Обед... хм... удался. Дорожка от снега расчищена. Всё выполнено в лучшем виде. Ладно! Была - не была! Позвоню и отпрошусь до вечера.
  

Глава 9

"КУРАТОР" И ЕГО ДРАМАТИЧЕСКОЕ ПОЯВЛЕНИЕ

   К нашему удовольствию, разрешение было получено. Правда, Орлиден почему-то сказал, что пойдёт к однокласснице... Я улыбнулась. Осознанно или нет - но в этом вымысле была доля истины. Что ни говори, а я до сих пор оставалась ученицей. Начинающей ученицей, которая всем своим существом чувствует превосходство таких, как Лоттор или Дэннир... Что греха-то таить? Я искренне обрадовалась, когда Лоттор снова уехал, хотя какая-то часть моего существа жаждала выяснить и уладить отношения. Знаете, это как визит к стоматологу: ты хочешь вылечить больной зуб, но вздыхаешь с облегчением, когда узнаёшь, что сегодня врач не принимает...
   Я поторопила Орлидена.
   - Пойдём, погода портится. Нам далеко ехать.
   Мальчик согласился. Сегодня велосипедная прогулка исключена. Наледи и сугробы - не лучшие друзья велосипедиста. Придётся передвигаться на автобусе или "маршрутке".
   - Это ужасно, - скривился Орлиден. - Я так люблю велосипед, что снег или слякоть для меня - брр... Скорей бы лето.
   Погода, тем временем, ухудшилась до предела. Тучи сгущались, и 3 часа дня превратились в сумрак.
   - Совсем вечер, - сказал Орлиден, ностальгически вспоминая летние деньки. - Пошли быстрее.
   Мы поплелись на остановку, закутавшись в шарфы и натянув капюшоны. Погода стала премерзкая - ветер, что-то среднее между снегом и дождём, тучи. По моим ощущениям, температура была плюсовая, и под ногами намечалась слякоть.
   Слава богу, автобус подали почти мгновенно, как только мы достигли остановки. Спустя полчала или чуть больше, мы уже поднимались ко мне на этаж в надежде согреться с помощью тёплого чая и домашнего уюта.
   - Четыре, - констатировал Орлиден. - К тебе когда подруга нагрянет?
   - В шесть - семь. Она позвонит предварительно. Давай, располагайся, где удобно. Отдыхай. А я пока запеканку в духовку поставлю.
   - Спасибо, - ответил мальчик, усаживаясь на диван и кутаясь в плед. - У тебя так уютно! Можно возьму вот эту книжку?
   Завернувшись поплотнее в шерстяное покрывало, Орлиден прикрыл глаза. Содержание книги резко контрастировало с нашим состоянием. Солнечный тропический пляж, где разворачивалось действие, не имел ничего общего с картинкой, открывавшейся из окна. Реальность, однако, была сильнее воображения. Сумрак. Туман... Туман даже в комнату как-то проник. Совсем погода взбесилась!
   Стоп! Туман в комнате??? Нет, так не бывает. Дым? Что-то у меня, как всегда, пригорает, а я забыла за книгой?
   А-аааааа! - я бросилась на кухню.
   Нет, всё чисто и на месте. Ладно. Тогда...
   Я вернулась в комнату. Туман (или дым) продолжал висеть где-то под потолком. Я принюхалась. Без запаха. Я подняла руку, коснувшись странной субстанции. Никаких ощущений.
   Опустила руку. Туман стал понемногу опускаться вслед за движением моей руки. Меня охватило любопытство, как, впрочем, и Орлидена, который оторвался от книги и округлил глаза, уставившись в движущееся туманное облачко.
   Я села на диван и стала вглядываться в туман. Казалось, туман что-то собирался предпринять. Да, у меня сложилось именно такое ощущение. Туман будто обладал сознанием. И ещё: он стал менять форму. Сначала он стал напоминать удлинённый воздушный шар, затем превратился в подобие человека: так, если бы стали лепить его из куска пластилина - намёк на голову, туловище, руки и ноги.
   Я с интересом наблюдала за метаморфозами пришлого тумана, отмечая собственные удивительные реакции - мне не было ни страшно, ни тревожно. Просто любопытно.
   Туман опустился на пол, сначала растянувшись по вертикали, затем сжавшись. Ростом (если так можно выразиться) он стал почти с меня. Чуть выше. Самое главное, что он обнаруживал явные признаки свободной воли и осознанности.
   "Странное существо", - мелькнуло в моей голове. Существо... Хотя не бывает на Земле таких "существ". С таким "телом". Без признаков органической материи... Какое-то "неорганическое существо"...
   Нет, это уже нарушение всех законов природы. "Неорганическое" не может быть "существом". Даже в Замке такое безобразие не допускается. Конечно, Мартинк и Зелинта с компанией тоже лишены плоти, но существование в астральном теле давно известно публике и теперь не вызвало бы особого удивления даже у закоренелого материалиста. Всё-таки астральные существа были когда-то людьми и сохранили, вследствие этого, вполне узнаваемые человеческие черты в отличие от этого "дымного" создания... Правда, я читала в одной эзотерической книжке о "неорганических существах", но думала, что это просто метафора.
   Н-да...
   - Хотела бы я знать, что ты такое, - в задумчивости произнесла я.
   - Я - Куратор, - мгновенно ответило существо. - Мы курируем и оберегаем, параллельно направляя на путь истинный тех, кого курируем и оберегаем.
   - А, - проговорила я. - Очень приятно.
   На самом деле, мне было ни приятно, ни неприятно. Мне было никак. Я находилась в состоянии какого-то полусна. Такое бывает, когда на вечеринке... ну вы знаете... выпьешь лишнего... Кружится голова, мысли собираются "в кучку", хочешь контролировать происходящее, а вместо этого тебе начинают сниться сны... Хотя ты делаешь всё возможное, чтобы не заснуть.
   Существо зашевелилось.
   - Не знаю, приятно это или нет, но мы, Кураторы, господствуем на этой Земле. Мы властвуем здесь.
   - Что же... ладно... - пожала плечами я.
   - И ты не возражаешь? Обычно люди начинают возражать, когда слышат такое. Ты признаёшь наше господство?
   - Ну, чтобы как-то возражать, надо это понимать, - ответила я. - А я пока что ничего не понимаю из сказанного тобой.
   - А ты понимаешь? - обратилось существо к Орлидену.
   В ответ подросток вздрогнул, моргнул и, молча, затряс головой, выражая отрицание.
   Существо стало ещё плотнее, всё более и более приобретая человеческую форму. Похоже, что оно даже силилось стать подобным мне. По-моему, это очень молодой Куратор (или как его там звать...). Судя по поведению... Молодой или вообще подросток, - промелькнула мысль. Хочет произвести впечатление.
   - А чего тут понимать? - сказало существо. - Люди считают себя хозяевами на Земле. Но это не так. Они ошибаются. Люди вообще не могут властвовать. Даже сами над собой!
   - Это точно, - усмехнулась я. - Самое трудное - управлять собой.
   - Конечно! Вот почему ты не испугалась до смерти, а? Почему не испугалась, увидев меня?
   Я пожала плечами.
   - Не знаю. Ты не страшный.
   - Не страшный, только потому, что мне так захотелось. Я решил вступить с вами в мирный контакт. Только поэтому. Пожелай я напугать вас, мне бы это запросто удалось. Но я не хочу. В последнее время мне интересно общаться с вами, людьми.
   - А как бы ты нас напугал? Превратившись во что-то жуткое? - исподлобья спросил Орлиден.
   - Нет. Просто нажав на твои "кнопки страха" в энергетическом теле. Или тебе это тоже неизвестно?
   - Про "кнопки страха"?
   - Да.
   - А разве есть такие?
   Существо радостно и бегло принялось растолковывать, что в человеке великое множество всяких кнопок. А "кнопки страха" - самые забавные. И всегда наготове. Люди сами любят бояться! Испугать их - плёвое дело! Чуть что - готовы заорать от ужаса. Или остолбенеть в парализующей липкой минуте страха. Хотя по сути - что происходит? Ничего особенного. Обычное привидение. Не кусается. Посуду не бьёт. Пистолетом не угрожает. Только и всего, что нажимает на малюсенькую кнопочку страха, которая запускает сочный фонтан сопутствующих эмоций и реакций. Ужас... оцепенение... дрожь... тревога... эмоциональный паралич!!!
   Существо, исполненное очевидного удовольствия, восторженно закатило свои водянистые глазки.
   - Значит, ты способен воздействовать на нас эмоционально? Выбирать наши реакции? - недоверчиво спросила я.
   - Выбирать? Конечно! Ведь ваши реакции - это вовсе не ваши реакции! А лишь симптомы, спровоцированные нами, Кураторами!
   Вот те раз! То-то я неоднократно удивлялась - почему одни и те же события вызывают у меня совершенно разные реакции? Иногда прямо противоположные! Значит, происходило событие, а параллельно, рядом стоял вот такой персонаж и нажимал на мои "кнопки страха" или другие какие кнопки...
   Тем временем Куратор ещё больше сконцентрировался, уплотнился и стал совершенно похож на человека. Я бы сказала, что он стал похож лично на меня. Он (или лучше говорить - она?) удобно расположился в кресле, картинно перекинув ногу на ногу, копируя мою позу.
   - Ну как? - спросил он.
   - Отлично. Браво. Мне это нравится... Да, слушай, а то, что мне это нравится - тоже твоё влияние на мои "энергетические кнопки" или это нравится действительно мне?
   - В данном случае я ни при чём. Это нравится действительно тебе. На самом деле, у вас, людей, гораздо больше воли и свободы, чем вы используете. Просто вы не умеете быть свободными. Это хорошо. Нам так проще. Да и вам удобнее, если честно.
   - И ты хочешь сказать, что пришла... пришёл... нет, скорее, пришла... обучить нас свободе?
   - Ещё чего! - рассмеялось существо. - Нет, конечно. Я не враг сам себе. Я даже не скажу вам, что такое свобода. Лучше вы пребывайте в иллюзиях.
   - Тогда почему ты с нами об этом разговариваешь? - возник Орлиден.
   - Просто выполняю Закон.
   - Да? О котором ты нам тоже не расскажешь? - с вызовом добавила я.
   - А ты умная. Точно. Не расскажу.
   - И не расскажешь, зачем вообще ты тут сидишь и отнимаешь у нас время?
   - Ага! Злишься! Злишься! - захлопала в ладоши Кураторша и ткнула в мою сторону пальцем.
   Ну да... злюсь... Хотя зачем злиться? Всё это просто комично. Прилетает какое-то молодое существо, болтает без умолку. А в это время, не исключено, его родители бьют тревогу и звонят в Службу Спасения Кураторов. Интересно, есть ли у них такая?
   - Нет, - скривило губы существо. - Не злишься. Неинтересно. Невкусно.
   - Что??? Как ты сказала? Невкусно?
   - Да. Ну ладно... Это я могу рассказать. Почему бы и нет? Всё равно ты ничего не изменишь. Понимаешь, ты - моя пища!
   - Та-ак... Приехали..., - проворчала я. - Ты что, вампир?
   - Сама ты вампир, - обиделось существо. - Я не вампир, а Куратор. По-моему, я тебе внятно объясняю. Мы не пьём кровь. Мы питаемся энергией живых существ.
   - Энергетический вампир...
   - О господи! Ну, если тебе нравится это слово, то пусть будет так. Не в словах дело.
   - А что значит "Куратор"?
   - Я же говорила. Это тот, кто курирует. Иногда мы зовём себя Коллекторами - Собирателями, теми, кто собирает. От слова "собирать". Я собираю. Мы все собираем вашу энергию потому что. Иногда нас называют "Воладорами" или "Летунами". Потому что мы летаем.. Это ваши так нас называют. Те, кто нас видит. Есть люди, кто нас видит. И они знают, что мы летаем. И знают, что собираем. И курируем.
   - Да, мы заметили, что ты висел... висела в воздухе... Летун... - сказала я, обернувшись к Орлидену, во все глаза разглядывавшего это странное существо.
   - Вот именно. Но не хвалите себя. Здесь вы ни при чём. Я сама сделала так, что вы увидели меня.
   - Ну, спасибо.
   - Не за что. Просто вы оба мне понравилась.
   - Как еда?
   - Нет, не совсем. Понимаете, мы, Кураторы, действительно питаемся энергией живых существ. Человеческая энергия - самая вкусная. М-м-м... деликатес! Вы не думайте, мы не убиваем людей. Наоборот, мы их охраняем, поддерживаем, помогаем, исполняем их желания. Вы... вы - как наши коровы!
   - Ого!
   - Вы же пьёте молоко? Чтобы надоить молоко - не надо убивать корову. Её достаточно просто подоить.
   - Понимаю, значит, вы съедаете нашу энергию. И что же мы при этом чувствуем?
   - Хм... это неверный вопрос. Ты лучше спроси - "что мы при этом не чувствуем?" Потому что мы съедаем ту энергию, которая позволила бы вам...
   - Что позволила бы? - насторожилась я.
   - А дальше я не скажу!
   - Ясно.
   - Ты должна обидеться.
   - Неохота.
   - Молодец, хотя невкусно. Знаешь, я скажу, почему познакомилась с вами.
   - Почему?
   - Только давай по правилам. Как вас зовут?
   - Меня - Гави, - представилась я.
   - Орлиден, - кратко отрекомендовался мой юный приятель.
   - А меня... Зови меня Мэри.
   - Мэри??? Ну ты даёшь!
   - А что? Я принял, точнее, приняла такую форму, что вполне могу именоваться Мэри. Вот если так... Смотрите! Если вот так...
   Существо вновь стало увеличиваться, менять плотность и очертания, пока, спустя пару минут, не съёжилось до размера и формы грязной лохматой дворняги.
   - ... то это Шарик, - закончило существо.
   Затем оно снова видоизменилось, превратившись в девушку.
   - Мэри! Рада знакомству, - протянуло руку существо.
   Я улыбнулась и протянула руку в ответ.
   - Рада знакомству, Мэри. Только... можно один вопрос?
   - Можно, - благосклонно разрешила Мэри, кивнув головой.
   - Не могла бы ты стать несколько отличной от меня? Мне не хотелось бы общаться со своим отражением... Да и Орлиден начнёт путаться.
   Существо презрительно фыркнуло:
   - Я хотела оказать тебе честь, став твоей копией! Люди любят и гордятся, когда им подражают. Ты странная какая-то.
   Я пожала плечами с едва заметной улыбкой.
   Существо развернулось и начало пухнуть. Из ушей его пошёл пар, превратившийся в подобие знака вопроса. Затем, будто приняв какое-то решение, Куратор мгновенно сконцентрировался и стал копией... Лоттора!
   Орлиден вскрикнул и отдёрнулся, замахав руками.
   - Какой вкусный эмоциональный всплеск, - улыбнулся "Лоттор", облизнувшись. - Пожалуй, я оставлю эту форму. Только тогда не подойдёт имя "Мэри". Это - нарушение правил игры. Таких "Мэри" не бывает.
   - Протестую! - почти крикнул Орлиден. - Мне не нравится эта ваша новая форма! Мне и одного учителя... выше крыши...
   - Ладно, - снизошло существо. - Тогда я...
   Существо снова расплылось, задумалось, зависло в полуметре от пола, после чего превратилось в девушку-подростка, полненькую, ростом чуть повыше Орлидена, возрастом чуть постарше, лет шестнадцати-семнадцати.
   - Так пойдёт? - сложила руки на груди девушка, глядя нам обоим в глаза.
   - Пойдёт, - обрадовался Орлиден. - С такой девчонкой я бы подружился. А нельзя тебе стать чуть похудее? И пониже?
   - Знаешь что? - сердито сказала толстушка. - Хватит командовать! Ты не в ресторане, нечего заказывать "блюда". И вообще... ты - моё блюдо, а не я - твоё. Эта человеческая форма - мой последний вариант. Закончим препирательства. Есть правило - я могу принять форму только реально существующего или существовавшего человека. Если она толстая - я тоже должна быть толстая. Есть, правда, некоторые допущения. Смотрите, я могу увеличить себе уши.
   Она взялась пальцами за свои аккуратные ушки и начала тянуть их в противоположные стороны.
   - Не надо! - взвизгнул Орлиден. - Ты становишься похожа на мышь...
   - Хорошо, - согласилась Мэри и отпустила уши, которые, словно резиновые, сжались и вернулись на положенное место.
   - А кто эта девушка? - спросила я.
   - Одна местная отличница. Вкуууусная! - облизнулась Кураторша.
   Я усмехнулась:
   - Похоже, смысл всей вашей жизни - что-нибудь поесть!
   - Будто смысл вашей жизни не в том же! - парировала девушка. - Ладно. Начнём заново. Мэри. Рада знакомству.
   Я поклонилась в ответ.
   - Рада знакомству, Мэри. Слушай! А если сейчас кто-то придёт ко мне в гости, он тебя увидит?
   - Конечно, почему бы нет? Сейчас я в зоне плотности, воспринимаемой всеми людьми. Но если кто придёт, ты не стесняйся. Ты можешь прямо сказать, что я - Воладор или Куратор и поедаю эмоции окружающего человечества. Тогда твои знакомые сочтут тебя ненормальной, а это тааааак вкусно! Очень вкусно, когда кого-то обвиняют или оскорбляют. Такая энергия! Ты бы сказала, - с чесночком и перчиком!
   - Понятно. Хотя и не совсем. Но если продолжать сравнение... с коровой. Мы, люди, не только молоко пьём. Люди и мясо кушают... Для этого они убивают коров...
   - Ну, среди нас есть и те, кто провоцирует смерть. Сами-то мы никого не можем убить. Мы не имеем вашей физической формы и не можем напрямую воздействовать на ваше физическое тело. Однако спровоцировать вашу смерть - да. И для этого есть куча способов. Страх смерти - очень вкусная энергия. Но если говорить обо мне и моей, так скажем, семье Кураторов, то мы - вегетарианцы. Мы отказались от употребления энергии смерти и питаемся более тонкими "материями". Поэтому я и живу здесь, в этом, достаточно мирном регионе Земли. Для тех, кому нужна энергия смерти, есть места военных действий, например. Мне там не нравится. Это всё равно, что быть постоянно на мясокомбинате. На любителя, что называется...
   - Фу! Ужас!
   - Точно. Ужас. Ты вегетарианка?
   - Да.
   - Я это заметила. У тебя другая энергия. Ну так вот: что я ещё не сказала? Почему я решила познакомиться с вами. Просто потому, что мне интересно.
   - Ответ исчерпывающий...
   - А что? Чего тебе не хватает? Тебе было бы интересно познакомиться и пообщаться с коровой, которая даёт молоко? Или с козой? Или с пчелой, готовящей мёд, который ты потом ешь? Было б интересно познакомиться, если б ты знала - как?
   - Если честно - то да.
   - Вот и мне интересно. Просто, в отличие от тебя, я знаю, как это сделать. И делаю.
   Мэри медленно подплыла к окну и выглянула наружу.
   - Занятно, - сказала она. - В человеческом теле всё немного по-другому выглядит. А вообще мне нравится у вас тут.
   - Очень приятно, - ответила я, чтобы поддержать разговор.
   - И мне приятно! - вставил своё слово Орлиден.
   - Кстати, - обратилась Мэри к Орлидену. - Ты помнишь, что я сказала тогда, в большом доме?
   - Ты? - удивился Орлиден. - Где? Когда?
   - Не тупи, - проворчала Мэри. - Вы оба приехали сюда из большого дома, так?
   - Да. Из дома моего учителя, - согласился Орлиден.
   - Вы разговаривали с Гави. Ты упомянул, что хотел бы всегда и ото всех скрывать свои мысли. Так? Вспомнил?
   - Верно, - оживился Орлиден. - Вспомнил. А потом мы оба услышали голос... Так это была ты! Вот здорово! Ты правда знаешь способ?
   - Конечно, - фыркнула Мэри. - Это проще простого. Вставлю тебе энергетический блокирующий "чип" - и дело в шляпе! Никто твои мысли больше никогда не прочтёт!
   - Ура! - сказал Орлиден. - Спасибо!
   - Но за это ты должен соблюдать тайну нашего знакомства, - предупредила Кураторша.
   - Это с радостью, - согласился Орлиден.
   - А ты? - обратилась Мэри ко мне.
   - Что? - удивлённо спросила я.
   - Чего ты хочешь?
   - Ничего.
   - Врёшь. Такого не бывает.
   Я попыталась объяснить, что мои желания - моё личное дело, и я не собираюсь делиться ими с вторгшимся в мою жизнь энергетическим вампиром. Что я могу просить? "Не ешь меня?"
   - Не с "вампиром", а с Куратором, - поправила Мэри. - Не думала, что ты настолько глупа, что не понимаешь разницы. Вампиры нападают и пьют твои соки, не давая ничего взамен. Я, в отличие от них, призвана исполнять твои желания. Вы, люди, полны желаний и вечно их проговариваете - кто вслух, кто про себя. И страстно мечтаете о том дне, когда появится кто-то, услышит вас, и все ваши желания будут сразу исполнены. Не это ли ваша заветная мечта?
   Я пожала плечами, промычав что-то неопределённое.
   - И вот я здесь, - театральным тоном возвестила Мэри. - Проси, чего хочешь.
   - Хочешь сказать, ты фея-крёстная? - съязвила я.
   Мэри, похоже, не поняла сарказма и поклонилась:
   - Что-то в этом роде. Фея. Крёстная. Куратор к вашим услугам. Ну?
   - Я подумаю.
   - Думай. Ты можешь попросить способности, таланты. Вспомни, как ты хотела в детстве обладать беспредельной памятью, чтобы помнить уроки с первого раза! К сожалению, в те времена у меня не было договора подарить тебе память. Зато сейчас...
   Я почесала лоб и ухмыльнулась:
   - Зато сейчас моя память меня вполне устраивает. Я уже не школьница и не должна запоминать всякую муть, которая в дальнейшем даже не пригодится. А то, что нужно и важно - теперь запоминается само по себе.
   Очевидно, Мэри была слегка сбита с толку моим ответом. Она как-то странно выгнулась, расширилась, сжалась, после чего прошествовала к дивану и плюхнулась на него всем свои весом (если у этого туманно-дымного существа вообще имеется какой-то вес).
   Посидев в задумчивости с полминуты, она снова воззрилась на меня и продолжила:
   - Ты не доверяешь мне. Вот она, награда за честные и правдивые отношения. Бьюсь об заклад, если бы блестящая память появилась у тебя непонятно почему - ты была бы до предела счастлива! Что, не так? Да, ты больше не школьница, но люди с абсолютной памятью - выделяются среди толпы. Они уникумы. Ими восхищаются, и они горды собой без меры. Ты бы гордилась собой. И вообще это удобно - всё помнить.
   - Это точно! - мечтательно подхватил Орлиден. - А можно мне память?
   - Не всё сразу, - подняла палец Мэри. - Сейчас я с Гави веду переговоры. Ладно. Память оставим. Проехали. Хочешь способность зарабатывать деньги? Или нравиться всем мужчинам без исключения? Или стихи писать ежедневно пачками? Да ну тебя! Чего ты ощерилась? Многие из ваших заключали с нами сделки. И никто не был радочарован!
   - Сделки? Ты дьявол? - хмыкнула я.
   - Сама ты дьявол, - обиделась Мэри. - Я Куратор. Неужели не ясно? Дьявола вы сами изобрели, не умея выбрать между добром и злом. А мы - пастухи, фермеры. Мы пасём вас, холим, лелеем, навеваем сны и желания, заставляем страдать и гордиться, соперничать и влюбляться. Какие ж мы дьяволы?
   Я задумалась.
   - Ты ещё скажи, что вы нам мысли нашёптываете...
   - Конечно, - ответила Мэри. - Как же иначе? Мысли напрямую связаны с эмоциями. А человеческие эмоции - наша основная пища. Мы выращиваем целые колонии мыслей, внедряем в ваше сознание, поливаем, удобряем, искореняем вредные, невкусные мысли... Пропалываем всяческие дикорастущие мысли-сорняки... Знаешь, какой это труд?
   - Представляю, - посочувствовала я. - А кстати, ты не могла б озвучить какую-нибудь такую "мысль-сорняк"?
   - Зачем тебе? - ахнула Мэри. - Если озвучу - этот сорняк поселится в твоей голове и в голове этого мальчика. Потом придётся пропалывать, пропалывать, пропалывать...
   - Так что, с какой-то стороны, мы - ваши лучшие друзья! - подытожила Мэри. - Да, мы используем вас. Но вы сами друг друга постоянно используете! Так что причислять меня ко всяким тёмным сущностям нечестно.
   Кураторша подпрыгнула, слегка расплылась в стороны и зависла над шкафом, распустив волосы туманной тучкой. При этом лицо её исказилось, как в кривом зеркале.
   - Ты чего это? - удивилась я. - Почему форму теряешь?
   - Усссссстала я, - издала свист Мэри. - Я ещё ни разу не держала плотную форму так долго. Ссссссссейчас отдохну и...
   Теперь она снова была похожа на небольшую тучку и, выпуская во все стороны дымок, медленно таяла в воздухе. Теперь это был дымок, сопровождаемый слабым запахом гари...
   Стоп! Откуда запах гари??? Ведь его не было раньше...
   Я бросилась на кухню. На сей раз я, действительно, сожгла запеканку!
  

Глава 10

ДОГОВОР МОЛЧАНИЯ

   -Жуть, жуть! - ворчала я, выбрасывая сгоревшее блюдо и открывая для проветривания окно.
   Рядом со мной стоял Орлиден и махал влажным полотенцем, выгоняя горелый воздух наружу.
   - Ничего, - успокаивал меня мой юный приятель. - Бывает. Хочешь, сбегаю в магазин за тортом? Твоя подруга вряд ли будет привередничать. Не Учитель, чай...
   - Да, не Учитель. Она всё простит. Ну и цирк! - выдохнула я, вытирая рукавом потный лоб. Мэри... Летунша... Коллекторша... Куратоша... Фея-крёстная, блин...
   - А я рад, - сказал Орлиден. - Если она и впрямь заблокирует излучение моих мыслей - будет великолепно! Надоело, когда Учитель косит под рентгеновский аппарат... Люди не должны читать чужие мысли. Это против законов природы и общества.
   - Так то простые люди, а не волшебники! У волшебников всё по-другому. Может быть, у нас свои законы природы, не общепринятые.
   - Пусть так, - не унимался Орлиден. - Но читать чужие мысли - неприлично. Всё равно, что ставить скрытую видеокамеру в ванную комнату и подглядывать, когда ты моешься... Ну как, вроде проветрили помещение?
   Я потянула носом воздух.
   - Ну-у... Вроде, да, получше...
   - Так я иду за тортом?
   - Иди.
   Проводив Орлидена, я отправилась назад в комнату, где ещё витал силуэт Мэри в виде сероватого шлейфа.
   - Эй, - сказала я. - Ты здесь?
   - Здесь, - раздался писклявый голосок, в котором я отчётливо узнала того, кто давеча говорил в лотторовском доме.
   - Ну ладно, - махнула я рукой. - Пребывай в покое, а мне ещё кучу дел надо сотворить...
   Я бросила взгляд на свой письменный стол. Да уж... На работе снова завал. Зачем эти дурацкие планы? Кто их придумал? Зачем их писать, когда всё равно не выполнишь то, что предполагал вначале? Статью мою что-то отодвинули, хотя обещали опубликовать в первом выпуске нынешнего года. Зато статью этой выскочки... Я бы уволилась, совсем уволилась, но куда?.. Попробуй найти удобное место работы, чтоб и морально, и финансово... Надоело... скука смертная... И кошка...
   - Ой, ну куда ты лезешь, дура! - в сердцах крикнула я кошке, пытавшейся забраться в ящик с черновыми бумагами.
   Вытащив кошку за шкирку, я кинула её на диван и... чуть не попала в Мэри, мирно сидящую там и болтающую толстенькими ножками.
   - Ой, - воскликнула я. - Ты снова здесь!
   - Спасибо, Гави! Такие вкусные эмоции! Почаще злись и переживай. Видишь, я снова в форме!
   - Вижу, - пробурчала я. - И чего я стала думать о работе-то?
   - А иначе где бы ты взяла нужные эмоции? - с ощущением полной сытости потянулась Мэри. - Только в этих мыслях!
   - Хочешь сказать, мысли мои были спровоцированы тобою?
   - Я ничего не хочу сказать. Нет. Хочу. Хочу тебя предупредить. Ты никому не должна говорить о нашем знакомстве и о содержании наших разговоров. Это - условие. В награду я могу дать тебе что-то ценное. Если не хочешь - не дам. Но лучше бери.
   - Ты хочешь купить меня?
   - Да.
   - Хм...
   - Решай.
   - Ты грешишь против логики. Кто ж мне поверит, что я знакома с таким... ммм... существом?! Неужели от моих слов тут же соберётся международная экспедиция по поимке Кураторов, которых обычно никто даже не видит??? Так какой тебе вред, если я проговорюсь и какая тебе выгода, если я буду молчать? Ты же сама говорила, что меня просто примут за сумасшедшую, если расскажу о тебе.
   - Правильно, - сложила губки бантиком Мэри. - Это и будет твоё наказание. Я-то в любом случае не пострадаю. А ты проведёшь остаток дней в дурдоме. Ха-ха!
   - Ну и зачем тебе всё это? Странно как-то...
   Я сходила на кухню и, взяв веник, стала мести пол. Подойдя вплотную к месту, где восседала Мэри, я как бы случайно задела веником её ногу. Нога оказалась плотная. Хм... Не мираж... Хотя почему считается, что мираж должен быть обязательно визуальным? Тактильный мираж - тоже неплохо. Если иллюзорной может быть картинка - почему не может быть иллюзорной плотность?
   Я взглянула на Мэри. Она пристально смотрела в мою сторону, будто не понимая, что происходит.
   - Ты чего? - усмехнулась я.
   - Ничего, - ответила Мэри. - Ты о чём сейчас думала?
   - О всяком. А что?
   - Да так, ничего...
   Мэри подняла руки к волосам и, глядя в зеркало, закрутила локоны в плотные кудряшки. Затем, взяв себя за подбородок, чуть вытянула своё лицо. Я фыркнула:
   - Нос отрасти вдобавок. А то твоя "кнопка" с кудряшками не гармонирует.
   - А? - встрепенулась Мэри. - Ты думаешь? А то! Верно! Спасибо. Человеческая форма - это так потешно! Знаешь, хорошо, что вы, люди, не можете менять своё тело, как хотите. Это так вкусно, когда человеку не нравится его внешность! Он мучается, завидует, злится! Пир горой! А мы вас откармливаем. Эталоны красоты подкидываем, причём в каждую эпоху - свои. Вы силитесь соответствовать эталонам, худеете, бледнеете, жир откачиваете, ногти наращиваете, грудь увеличиваете, талию уменьшаете!
   Лицо Мэри порозовело, глаза расширились и приобрели красноватый блеск. Кудрявые волосы отрасли сантиметров на десять и зашевелились наподобие змеек.
   - В общем, у меня нет выбора, - прервала я эмоциональные излияния Куратоши. - Ты навязалась на мою голову, и я должна молчать о нашем знакомстве. Иначе... Слушай! У нас с тобой прямо как в сказке. Приходит герой к царю и случайно становится свидетелем тайны. Царь велит молчать. "Сохранишь тайну, - говорит царь, - награжу по-царски. Не сохранишь, - мой меч - твоя голова с плеч". Ты так же мыслишь.
   - Неверно! - возразила Мэри. - Всё наоборот. Мы первичны, а ваши сказки - вторичны. Царь - просто символ какого-то Куратора. Сказочник сумел передать суть нашего договора, не нарушив правил. А в остальном ты права. Я - царь, ты - герой. Я устанавливаю правила, ты выполняешь. Можешь просить награду. Дам. Нарушишь договор - пеняй на себя. Ты теперь под моим полным контролем. Как и твой маленький приятель. А, вот и он!
   Орлиден появился с тортом и раскрасневшимися щёчками на взволнованном лице. Едва отдышавшись, он начал восторженно и сбивчиво говорить об удивительных симптомах, с которыми только что столкнулся.
   - Гави, Мэри, звонил Учитель! И он... я уверен... и он не сумел прочесть мои мысли! Я это понял по тому, как он странно мне ответил. Обычно он повторял мои мысли, а потом язвил что-то по их поводу. А сейчас он как-то странно ответил и быстро отключился!
   Мэри вальяжно встала с дивана и, подойдя к мальчику, погладила его по голове.
   - Всё так и должно быть, - снисходительно сказала она. - Я уже поставила тебе блокирующий чип.
   - Ох, Мэри, спасибо! Ты - классная, хоть и эта... как это ты называешься...
   - Коллектор, Куратор, Воладор, Летун, - терпеливо перечислила Мэри. - А Гави меня сегодня Феей-Крёстной назвала. Тоже неплохо...
   - Ну да, это... Ой, Мэри, у тебя волосы другие!
   Кураторша насмешливо фыркнула:
   - Не только волосы. Я нравлюсь тебе?
   - Да, - зачарованно прошептал Орлиден. - Ты красивая. И даже почти не толстая... Ой, я хотел сказать...
   - Да какая разница, что ты хотел сказать! - презрительно заметила Мэри.
   - Просто чтоб тебя не обидеть...
   - Да-а, обидел барашек мясника... - произнесла я, отвернувшись.
   - Не разрушай у мальчика иллюзии, - раздался над моим ухом громкий шёпот.
   Мэри каким-то образом отделила свой голос от тела. Оставаясь в другом углу комнаты, она начала шептать мне что-то на ухо, держа рот плотно закрытым.
   - Будет очень, очень интересно, - шептала она, - если мальчишка в меня влюбится... Такого никогда не было... Истинный деликатес... Такие чувства...
   Я лишь кивала головой, внутренне улыбаясь. Ладно, мне самой наше знакомство становилось интересным. Кураторша словно привязалась ко мне. Приклеилась, будто банный лист. Чего-то хочет. У меня нет выбора - соглашаться или не соглашаться на общение. Зато есть выбор - как реагировать. Если Мэри не лжёт и Кураторы действительно контролируют наши мысли, питаясь нашими эмоциями, то это знание поможет мне...
   Стойте-ка! Дэннир! Не об этих ли существах он проговорился тогда на кухне? Надо будет обсудить с ним...
   Нет! Нельзя! Я же обязана никому не говорить. Чушь собачья!
   - Мэри! - обратилась я к Кураторше.
   - Да? - вальяжно ответствовала она, чуть приподнимаясь со стола, на котором уселась перед зеркалом.
   - Уверена, что мой учитель - он волшебник - прекрасно осведомлён о вашем существовании. Полагаю, что с ним-то я могу говорить о Кураторах?
   - А вот и нет! - самодовольно хихикнула Мэри. - Не имеешь никакого права! Скажу больше - о нашем существовании только волшебники и знают! Обычные люди просто не имеют способностей и средств для проникновения в нашу тайну! Мы пытались проявляться перед рядовыми обывателями, было дело. Скучнее ничего не придумать! Они нас просто не видели. Или принимали за своих собратьев. Иногда, правда, некоторые визжали от ужаса, принимая нашу туманную форму за привидение... Это, конечно, очень вкусно и приятно, особенно если "кнопка страха" у человека хорошо отлажена. Но нам-то хочется большего! Мы - эстеты, а не просто энергетические желудки. Ты тоже не будешь лакомиться сырой немытой картошкой, если есть возможность приготовить изысканное блюдо по своему вкусу.
   - Значит, - предположила я, - многие мои друзья-волшебники знакомы с вами?
   - Ага, - просто ответила Мэри. - В том-то и прелесть, что каждый, кому мы оказали честь быть представленным нам, дал слово молчания. Вы не можете обсуждать друг с другом наше существование.
   - Ясно. Значит, все уже знают о вас? Мы с Орлиденом - последние, кто был не посвящён.
   - Не угадала, - подмигнула Мэри. - Не все. Представь, ты идёшь, смотришь на своих товарищей и думаешь: а знает ли он? Или не знает? Теперь ты на каждого будешь смотреть с этого ракурса.
   - Не уверена, - усомнилась я. - Есть и другие мысли.
   - Проверим-проверим, - с хитрецой улыбнулась Мэри.
   В комнату вплыл Орлиден.
   - Девушки, чай готов, я заварил, - галантно произнёс он, обращаясь скорее к Мэри, чем ко мне.
   - Спасибо, мальчик, - кивнула головой Кураторша, - но я не пью чай.
   - Жалко, - скуксился Орлиден. - Я хорошо завариваю чай. С травами.
   - Пейте сами, - позволила Мэри, - а я посижу рядом с вами. Получайте побольше удовольствия. Вот им-то я и насыщусь.
   Мы перешли на кухню. Мэри подпрыгнула и мягкой тучкой приземлилась на плиту. Свесила ноги, на которых теперь красовались чёрные в блёстках туфли на 15-сантиметровых "шпильках".
   - Нравится? - спросила она, покачивая ножками.
   - Нет, - ответила я. - Такую обувь не ношу.
   - Скучная ты, - скривилась Мэри. - А вот это?
   Она приподняла свои тугие локоны и обнажила ухо, украшенное яркой бриллиантовой серёжкой.
   - Красиво, - кивнула я головой. - Как ты сотворила камень? Это иллюзия?
   - А ты пощупай.
   Я подошла к Мэри и дотронулась до серёжки. Камень был плотный. Натуральный.
   - Завидно, да? - высунула язык Мэри.
   Я пожала плечами:
   - Восхищена твоим искусством. Да.
   - Могу подарить, - сказала Мэри.
   - Чтобы камушки превратились в золу сегодня в полночь? - лукаво улыбнулась я.
   - Не превратятся, если будешь хорошо себя вести, - уверенно кивнула головой Мэри. - Ну так берёшь?
   - Подумаю, - уклонилась я от прямого ответа. - У меня более актуальный вопрос назрел. С Ордиденом-то я могу говорить о тебе?
   - Разумеется, - удивлённо подняла брови Кураторша. - Странный вопрос. Я ж перед вами обоими предстала. Одновременно!
   - Да кто вас знает, - усмехнулась я. - Мало ли какие идеи придут тебе в голову...
   ... или в то место, где у вас, Кураторов, зарождаются мысли, - закончила я про себя. Мэри насупилась:
   - Ты меня оскорбляешь. Мы, Кураторы, никогда не нарушаем правил и не грешим против логики. Мы выполняем взятые на себя обязательства. Иначе мы не смогли бы тысячелетиями править тут у вас на Земле.
   - Извини, - поклонилась я. - У меня слишком незначительный опыт общения с Кураторами, чтобы верно и безошибочно судить о тебе. Я исправлюсь.
   - Мы честны и благородны, - с нажимом добавила Мэри.
   - Буду знать, - снова поклонилась я. - Орлиден, спасибо за чай. Чрезвычайно вкусный.
   Мальчик расплылся в широчайшей улыбке.
   Секунду спустя в моём кармане запел телефон. Звонила моя приятельница Ланна с огромными извинениями. К ней приехала Ритика со своим новым парнем, и они тащат Ланку в кино.
   - А что? Присоединяйся к нам! - предложила Ланка. - Хотя ты боевики не любишь...
   - Спасибо, - ответила я. - Действительно не люблю. Да ладно, авось не последний день живём. Ещё увидимся. Пока! Привет Ритике!
   Отсоединившись, я бросила взгляд на Мэри, удивлённо уставившуюся на меня.
   - Чего это она тебя приглашала? - спросила Кураторша. - Я не навевала ей этих мыслей. Наоборот, хотела, чтобы она дала тебе понять, что променяла тебя на другую подругу, Ритику!
   Я мягко улыбнулась:
   - Не уверена, что все наши мысли - ваша заслуга. Ты же сама говорила, что у нас гораздо больше воли и свободы, чем мы используем.
   - У тебя хорошая память, - скривилась Мэри.
   - Да, - просто ответила я. - Хорошая. Не безграничная, что ты хотела мне презентовать, но меня вполне устраивает.
   - Возьми серёжки, - напомнила Мэри.
   - Не сейчас, - отказалась я. - Я ж и так у тебя в кабале. Зачем же усиливать её, принимая подарки?
   Мэри плавно соскочила (точнее, перетекла) с плиты на пол.
   - А ты - интересная, - резюмировала она. - Ну ладно, пока, ребятки! Мне пора. До встречи в эфире!
   - Пока, Мэри, - пропел Орлиден. - Ты ещё придёшь?
   - А я никуда от вас и не отойду, - усмехнулась Кураторша. - Просто настало время растворить мою нынешнюю форму - она забирает слишком много сил у меня.
   И она исчезла, оставив лишь лёгкий туманчик, провисевший над потолком следующие десять - пятнадцать минут.
  
   ***
   Отпустив Орлидена (он поехал домой), я залезла в книжный шкаф в поисках книжки о Кураторах. Нет, в книжке они не были названы ни Кураторами, ни Коллекторами... как там?.. А, Воладорами или, проще говоря, Летунами.
   Да, всё так и есть. Питаются нашими эмоциями. Особо любят переживания, связанные с чувством собственной важности и социальной обусловленности. Гордость, зависть, ревность, желание обладать, чванство, страхи, зависимость, хвастовство, стремление вызвать восторги - их любимые блюда. Летуны любят толпы и одиноких, успешных и неудачников, влюблённых и брошенных. А что же они тогда НЕ любят???
   Я мысленно вернулась на кухоньку к Дэнниру. Как он сказал? "Запереть голову от ненужных мыслей и направить поток дум в русло, полезное лично тебе, а не тем существам..." Значит, есть нужные мысли? Вот какие только? Я начала перебирать в голове обычные темы моих размышлений. Так и есть. Либо я думала о том, как ко мне относятся окружающие, либо пыталась избавиться от страхов, либо...
   Чёрт возьми! Неужто все мои думы - продовольственный склад для этих существ? Ужас...
   Я продолжила дальше листать книгу. Автор недвусмысленно излагал идею о том, что Летуны съедают нашу энергию до основания, оставляя лишь незначительную её часть, достаточную всего лишь для поддержания нашей способности выжить и... для поддержания мыслей о собственной значимости! На всё остальное у нас не остаётся ни сил, ни возможностей...
   Смелый человек этот автор. Или он проник в тайну Летунов каким-то иным способом? Не заключая с Кураторами договора? Я отложила книгу и задумалась.
   Я не доверяю Мэри. Да и кто в здравом уме будет доверять существу, поедающему твою энергию и жизненную силу? Однако она и впрямь честная и играет по правилам. Где-то я слышала, что все эти сущности подчиняются строгим регулирующим законам и не могут их нарушать. Это слегка успокаивает. Нужно понять суть этих законов и научиться обходить их стороной. Нам же дана свобода воли в отличие от этих бедняг Кураторов! Я уверена, несмотря на то, что Кураторы всячески пытаются загнать нас в жёсткие рамки, - выход есть.
   Я продолжила листать книгу. Да, выход есть. Избавляться от чувства собственной важности и социальной обусловленности! Я снова задумалась: а как? И что взамен? Избавляясь от чувства раздражения, мы заменяем его спокойствием. Избавляясь от чувства собственной важности, мы заменяем его... ощущением своей ничтожности??? Да ну! Чушь!!! Ничтожность - та же важность, только с обратным знаком.
   Может быть, путь - избавление от социальной обусловленности? Тогда что взамен? "Природная обусловленность"? А такое бывает?
   Нет. Я убрала книгу в шкаф. Голова заболела, и захотелось спать. Я решила принять ванну, перестав думать о сложных вещах.
  

Глава 11

ПИЩА ДЛЯ КУРАТОРА

  
   Следующие три дня я погружалась в рабочие будни. Трудовая рутина переключила моё внимание в сторону реалий нашего обычного мира. Изредка, правда, я вспоминала и о Мэри, и о Лотторе, с кем мне до сих пор не удалось прояснить отношения.
   Келлани, Мартинк, Дэннир - все в Замке. Орлиден - в школе. Пип, кажется, тоже в Замке. А Мэри? Допускает ли Замок Кураторов на свою территорию? Да, почти риторический вопрос. Ибо задать я его не могу никому, кроме самой Мэри.
   Есть ещё более важный вопрос, который я не могу задать никому, кроме себя. Есть ли планы мироздания, в которых Кураторы не могут находиться или им нипочём любые преграды и препоны? Мне не хотелось бы верить, что они настолько вездесущи. В противном случае, я перестала бы верить в истину, благо и справедливость...
   На работе назревал конфликт. Сотрудница, полная претензий ко мне, начала меня "грузить" морально, вызывая, очевидно, на скандал. Поначалу я чуть было не вспыхнула, но мгновенно остыла и даже улыбнулась.
   Мне сразу вспомнилась Мэри с её пищевыми пристрастиями. Кто знает, быть может, сейчас она (в компании с каким-нибудь иным Куратором) стоит за нашими с сотрудницей спинами и нашёптывает обидные мысли? В руках у них - нож с вилкой, на шеях - белые накрахмаленные салфетки. Сейчас я обижусь и... Я едва не рассмеялась. Нет! На что же я так реагирую?!
   - Я подумаю над вашими словами, - мягко ответила я сотруднице. - Но сейчас я не способна ответить. Увы.
   Сотрудница широко распахнула глаза и приоткрыла рот.
   - Я... да нет... Я вовсе...
   Пожав плечами, она повернулась и вышла из аудитории к моему превеликому удовольствию. Над головой её витала прозрачная тучка, по цвету похожая на зарождающуюся плесень.
   Вернувшись домой, я наткнулась на Мэри, возлежащую на диване.
   - Привет, - бросила я, раздеваясь. - Как дела?
   - Хорошо. А ты бледная какая-то...
   Я подошла к зеркалу. Странно. На щеках моих сиял румянец, глаза ярко сверкали. Видимо, лёгкий морозец повлиял на меня наилучшим образом.
   - Не согласна, - обратилась я к Мэри. - Я отнюдь не бледная. Но у каждого человека (и даже не человека...) своё восприятие. Так что спорить не буду.
   Я улыбнулась и подмигнула насупившейся Мэри. Кураторша потёрла лоб.
   - "Не буду спорить", - передразнила она меня. - Не спорь. Ты ещё бледнее стала. Я ж вижу! Совсем прозрачная!
   - А по мне - ещё румяней, - засмеялась я, с лукавством глядя на своё отражение. - Впрочем, это не имеет никакого значения. Жаль, я не могу предложить тебе чашечку кофе. Ты же не пьёшь кофе.
   - Спасибо, я сыта, - важно проговорила Мэри. - Сегодня я спровоцировала такой сладкий скандальчик в одной торговой фирме! Взаимные обиды, обвинения - вкуснотища! Ко мне сразу же присоединились несколько знакомых Кураторов. Всем хватило. Наелись до отвала.
   - Я рада.
   - Ты не поймёшь, - скорчила Мэри потешную гримаску. - Жаль, я не могу пригласить тебя на такое пиршество... Люди не могут питаться энергией скандала.
   - Почему? - удивилась я. - Есть такие и среди людей. Со мной работает женщина, которая каждый раз выглядит удовлетворенной после очередной ссоры со своими товарками. Мы за глаза зовём её "вампирчиком".
   - Это иллюзия, - фыркнула Мэри. - Ничем она не питается. Очевидно, она излучает очень вкусную злость, которую мгновенно слизывают рядом находящиеся Кураторы. Что остаётся? Хорошее настроение, которое она сохраняет в себе и которое проявляется, когда слой злости снят. Вот ей и становится хорошо.
   - Значит, положительными эмоциями вы не питаетесь? - осторожно поинтересовалась я.
   - Почему? Питаемся! - пожала плечами Мэри. - У вас же тоже есть и мясо, и варенье... И сладкое, и горькое... Кому что нравится. Хотя одними конфетами сыт не будешь. Дело-то не в "положительных" эмоциях или "отрицательных". Вы, люди, опять разделили всё напополам и думаете, что познали истину. Нет, нам одинаково вкусны и радость, и горести, и любовь, и ненависть. Просто... А чего это ты спрашиваешь? - вдруг насторожилась она.
   - Просто интересно! Для общего развития. А кого же, кроме тебя, я могу расспросить? Некого...
   - Это верно. Спрашивай. Слушаю.
   Мэри опустила ноги с дивана и кокетливо уставилась на меня, накручивая локон своих кудрявых волос на указательный палец.
   - Ну, я слушаю, - повторила Мэри. - Спрашивай.
   В ту же секунду я почувствовала, что необходимость в расспросах почему-то сошла на нет. Вместо неё возникла уверенность в неискренности Мэри. Я знала, что она начнёт лгать и изворачиваться, ловко уходя от ответа, начни я задавать прямые вопросы, способные разоблачить сущность Кураторов. Почему-то я это почувствовала, и уверенность моя была твёрдой.
   - Даже не знаю, что спросить, - медленно произнесла я. - Ты на меня смотришь слишком пристально. В такой ситуации ни один вопрос на ум не приходит.
   Мэри фыркнула:
   - Смотрю, ты смущена. Мне это нравится. Вкусно!
   Она облизнулась. В ответ я картинно поклонилась:
   - Рада угостить тебя моим смущением. Неужели вкусно?
   - Да. Ты что-то скрываешь и чего-то боишься. Но смущение твоего маленького друга куда приятнее и слаще! Вчера я посетила его в особняке. Похоже, малыш Орлиден влюблён в меня по уши.
   - Поздравляю, - усмехнулась я. - И какие, интересно, у вас могут родиться дети? Люди или Кураторы?
   Мэри расхохоталась, схватившись за живот:
   - Ну ты даёшь! У нас не может быть детей. У Кураторов вообще не бывает детей. Мы не размножаемся в привычном для вас понимании. К тому же, Орлиден - существо органическое, я - неорганическое. Ты плохо учила биологию в школе?
   - Ну... - почесала я лоб, - с точки зрения биологии ты вообще не существуешь...
   - Браво! - хлопнула себя по коленке Мэри. - Ты делаешь успехи.
   - Нет, - парировала я. - Последний раз я "делала успехи", когда сдавала экзамен на водительские права. С тех пор я просто живу, слушаю своё сердце и стараюсь найти жизненную гармонию с окружающим меня пространством. Дэннир, мой учитель, говорит, что истинная магия рождается именно из этой гармонии. Что же, теперь в моё жизненное пространство вошла ты, Мэри. Значит, буду искать гармонию в общении с тобой, кем бы ты ни была.
   - Это не совсем то, - сухо сказала Мэри, резко переменив тон разговора. - Пустая высокопарность. Сердечные люди о сердечности не говорят. Ты фальшива и поверхностна.
   Она чуть повернулась в сторону, обратив ко мне свой "недовольный" профиль с поднятым вверх носом и слегка надутыми губами.
   - Извини, - с полуулыбкой ответила я. - Не хотела тебя обидеть и испортить твоё настроение.
   - Не обидела и не испортила, - с мрачноватой язвительностью фыркнула Мэри. - Я такой фигнёй не страдаю...
   - Ну и ладушки, - ответила я, стараясь говорить спокойно и мягко, хотя в глубине души у меня играл весёлый смех.
   Надо же - Летун, Куратор, а ведёт себя как капризная дамочка! Хотя кто знает - может, дамочки не полностью виноваты в своих капризах? Не исключено, что каждую из них "пасёт" подобный Куратор, навевая свои мысли, эмоции и тип поведения... А что? Надо подумать. В этом определённо что-то есть...
   Мэри продолжала сидеть в пол-оборота от меня, ковыряя пальцем обивку дивана. Лицо её побледнело и слегка осунулось, словно она съела что-то несвежее. Я не знала, как реагировать на такое состояние Куратора. С одной стороны, я чувствовала за собой победу. В словах Мэри я заметила откровенную провокацию, желание меня задеть. Я искренне не поддалась и не повелась на провокационные "уколы" моей новой знакомой. С другой стороны... С другой стороны, меня стало охватывать чувство вины за то, что я испортила настроение своей гостье, кем бы она ни была. Я не ожидала подобной реакции и где-то на задворках сознания у меня начинала зарождаться мысль о том, что Мэри может не простить мне...
   Кстати, а что именно не простить? То, что я не оправдала её ожиданий и ответила не то, что она хотела? Тогда вообще не представляю, что я должна была ответить... Разве я была резка? Нет. Разве я подобрала какие-то "скользкие" фразы? Ну... Факт в том, что Мэри определённо обиделась, она может захотеть взять реванш и, обладая известной силой, с которой мне не справиться...
   - Хи-хи! - прозвучал над самым моим ухом писклявый голосок, снова оторвавшись и став независимым от движения губ Мэри. - Х-хи! Ты чего это болтаешь сама про себя?
   Я пристально вгляделась в лицо Кураторши. Оно снова порозовело и, казалось, пополнело. С довольной улыбкой Мэри смотрела на меня, покачивая головой. Я улыбнулась в ответ:
   - Мы, люди, постоянно про себя что-то болтаем, ты же знаешь это! Вот только свой голос от речевого аппарата я отрывать не умею, в отличие от тебя. Как ты это делаешь?
   - У тебя всё равно ничего не выйдет, - ответила Мэри обычным тоном, "возвратив" голос в собственную глотку. - Мы, кураторы, так устроены - можем посылать свои голоса куда угодно, на какое хочешь расстояние. Это легко, но, к сожалению, неэффективно. Люди пугаются, услышав нашу речь, звучащую прямо над ухом. Они думают, что сошли с ума или начинают панически вертеться в поисках источника звука. Повторяю, это неэффективно. Есть лучший путь - мы способны так настраивать нашу речь, что голос начинает звучать непосредственно в вашем сознании. В самых глубинах вашего сознания. Вы не слышите физические звуки, вы "слышите" сами мысли, принимая их за результат собственных размышлений. Круто, правда?
   - Круто. Согласна.
   - Есть люди, у которых вообще не осталось ни одной - ты вслушайся!!! - ни одной собственной мысли. Все мысли надиктованы нами. А представь, как смешно, когда человека курируют несколько Летунов: каждый диктует что-то своё! В результате, человек начинает безумно путаться в суждениях, предположениях и выводах. Он мысленно дёргается и спотыкается, противоречит сам себе, волнуется и пугается. А в итоге... А в итоге он выдаёт настолько вкусный бульон своих эмоциональных энергий, что просто пир горой для нас, Кураторов. Круто, правда?
   - Круто. Согласна, - повторила я. - А как отличить подлинно свои мысли от тех, что навеяны Кураторами?
   - А зачем тебе отличать? - лукаво подмигнула Мэри. - А? Зачем?
   - Так... Ради любопытства, - ответила я, пожав плечами.
   - Любопытство в таких делах до добра не доведёт, - погрозила пальчиком Мэри. - Большинство из тех, кто начинает отличать свои собственные мысли от мыслей, навеянных нами, кончает жизнь самоубийством.
   - Зачем???
   - Из-за осознания та-а-а-акого своего ничтожества, после которого продолжение жизни не имеет ни малейшего смысла. Разве ты не слышала, что люди, по сути дела, - это говорящие животные?
   - Слышала. Но никогда не считала, что это - основание для сведения счетов с жизнью...
   - Ты так говоришь просто потому, что в глубине души не веришь в этот тезис, - подняла указательный палец Мэри. - Впрочем, ты отчасти права. Само по себе это знание к самоубийству не приводит. Есть что-то стоящее позади, стоящее у истоков этого знания... и это становится совершенно невыносимым для человека. Может быть, когда ты мне надоешь, я научу тебя отличать собственные мысли от "кураторских". И ты покончишь с собой. Но пока что в отношении тебя у меня другие, более мирные планы.
   - Благодарю, - усмехнулась я. - Тогда что ты скажешь о Келлани, о моей ближайшей подруге-волшебнице? По-моему, она мыслит самостоятельно! Неужели её мысли - тоже "не её"?
   Мэри наморщила лоб.
   - Келлани? Такая беленькая, невысокая... А, знаю! Она бывшая ученица хозяина особняка, Лоттора. Помнишь, я в него превращалась тогда, в первый день нашего знакомства, а малыш Орлиден протестовал? Правильно?
   - Да. Ученица Лоттора. Всё верно.
   - Про неё не могу сказать что-то определённое. Я не её Куратор, и она мне не шибко интересна. Но почему она должна быть исключением из правил?
   - Ты уходишь от ответа, - намекнула я.
   - Имею право, - парировала Мэри.
   - Хорошо. Ладно. Тогда как насчёт моего друга Мартинка? Ты знаешь его?
   - Ещё как! Когда он был жив - это был поистине лакомый кусочек для многих из нас. Я курировала его, хотя он об этом так и не узнал! Жаль, что он рано умер. К сожалению, мы можем питаться только живой энергией, органической. Эмоции и переживания тех, кто покинул тело - уже не пища для нас... Хотя мы помогаем умершим душам вновь вернуться на Землю и продолжить жизненную игру в новом теле.
   - Мартинк не вернулся...
   - Ну, бывает и так, - отмахнулась Мэри. - Впрочем, есть много других, не хуже Мартинка.
   - А Дэннир? - вдруг спросила я. - Ты должна знать его. Он наш с Мартинком общий учитель, коллега Лоттора, наставник Келлани...
   Мэри резко напряглась, после чего поспешно произнесла:
   - Я его не курирую.
   С этими словами она поднялась, в полуметре зависнув над диваном, после чего растворилась в воздухе.
   Я принюхалась. Атмосфера была чистая, ничем не пахло.
   Странная реакция, - мелькнуло в моей голове. Впрочем, чему я удивляюсь? Она ж не человек, а неизвестно кто...
   "Куратор"... "Фея-крёстная"... "Исполнительница желаний"... Появись подобное существо перед древними людьми - наверняка бы его за Божество приняли. А что? Возможно, так и было. Странное существо появляется из "ниоткуда" (материализуется прямо из воздуха), после чего являет всякие "чудеса" и пугает, чтобы произвести дополнительное впечатление. А если, в довершение всего, оно назовёт себя Богом - что остаётся бедному человечку? Принять слова Куратора за чистую монету и начать служить ему, выполняя всевозможные разумные и неразумные требования.
  

Глава 12

ШЛЕЙФ СТАРОЙ ТЕНИ

   Всю последующую неделю Мэри не удостаивала меня своим вниманием. Как отрезало. Можно было бы подумать, что встречи с нею были миражом, если бы не твёрдая уверенность в обратном, основанная на показаниях двух надёжных свидетелей - Орлидена и моей собственной трезвой памяти.
   Я не скучала по Мэри, хотя испытывала лёгкую нервозность. Меня мучила невозможность с кем-либо обсудить происшедшее. Мне нужен был совет - что делать дальше, как вести себя с Куратором, чтобы не оказаться полностью под её влиянием. Я не знала - а вдруг я уже оказалась в её власти исходя из самого факта знакомства с нею? Насколько опасна эта власть и опасна ли она вообще? Могу ли я избавиться от подобной зависимости и как, если могу?
   Если правда то, что пишут о Кураторах-Летунах, пожирающих человеческое осознание Реальности, то насколько глубоко я завязла в ловушке как жертва? Может быть, теперь, в процессе знакомства с Мэри, моё осознание съедено до предела, и я уже совсем не имею своих собственных мыслей? Тогда эти мысли, что я только что уловила - чьи они?
   Несколько раз в день я пыталась дозвониться Дэнниру и Келлани. Не имея возможности - из-за работы - посетить Замок, я старалась выловить моих друзей-волшебников в обычном мире. Как правило, раньше это удавалось легко, и оба они имели обыкновение перезванивать мне в течение суток двух-трёх. Теперь же и Дэннир, и Келлани словно исчезли, вследствие чего я лишалась элементарной моральной поддержки и ободряющих слов. Что касается Лоттора, то позвонить ему я до сих пор не решилась, простите за малодушие. Он же, в свою очередь, тоже не спешил связаться со мной.
   Зато Орлиден был в постоянном контакте со мной, созваниваясь по мобильному телефону чуть ли не по пять раз ежедневно.
   Мальчишка был счастлив. Основной темой его разговоров была Мэри. Какая она замечательная! Как здорово, что он познакомился с нею! Теперь у него ни забот, ни хлопот. Кураторша каждый день навещает его, помогает в учёбе, даёт советы.
   - Представляешь, Гави, я могу в отличники выйти! - захлёбываясь от восторга, объявил Орлиден. - Такого никогда со мной не случалось! Ну, бывали пятёрки, но чтобы по всем предметам!.. А ещё - отношения с Учителем Лоттором изменились. Представляешь - он меня уважать начал! Вызовет, бывало, поручить что-то, а потом посмотрит мне в глаза, пожмёт плечами и уроки учить посылает. И смотрит так... странно... задумчиво. А господин Пип... тоже на меня теперь как-то особенно смотрит.
   - И что говорят? - поинтересовалась я. - Не пытаются выяснить, что с тобой произошло?
   - Нет! Да я бы и не ответил! Ты же знаешь, Мэри взяла с нас слово молчания.
   - Ну, я-то ей слова не давала. Она просто приказала и всё.
   Орлиден захихикал:
   - Ага, тебе она приказала. А ко мне она до ужаса благосклонна. Я добровольно ей слово дал. Мы с нею, понимаешь ли, на равных! Мне кажется, я у неё в любимчиках хожу!
   - Орлиден! - закричала я в трубку телефона. - Орлиден! Очнись! Ты заигрываешься! Это добром не кончится. Я говорила тебе... я читала о таких, как она. Это - Летуны, Воладоры, - они твоей силой питаются! Понимаешь, Орлиден, она ест твоё осознание Реальности, заменяя его неизвестно чем!
   - Подумаешь! - присвистнул мальчишка. - А зачем она мне, эта "реальность"? Что я с ней делать-то буду? Намного лучше то, что она мне даёт взамен - отличные оценки, подсказки на контрольных.
   - Ну и пиши всю жизнь "контрольные", получая отличные оценки, - разозлилась я. - Велика доблесть - угодить "учителке"...
   - Гави, это важно для меня, пойми, не злись, - примиряющим тоном ответил Орлиден. - То, что я становлюсь отличником - не самое главное дело. Важнее то, что господин Лоттор теперь вынужден со мной считаться!
   - Где он, кстати? - как бы вскользь поинтересовалась я.
   - Да нигде! - рассмеялся Орлиден. - Как обычно: приедет... уедет... Иногда вызовет меня, иногда - нет. Вчера, например, он сам обед себе варил. Я аж обалдел. А господин Пип всё в интернате своём торчит. Его тоже редко вижу. Так что я почти хозяин в особняке. Заходи в гости, если надумаешь.
   - Спасибо. Как-нибудь навещу тебя.
   Я отсоединилась и убрала мобильник. В душе моей зрела решимость отринуть все страхи и тревоги для того, чтобы пойти навстречу Лоттору. Мир вокруг меня снова начал распадаться, и куски его, вырываясь из рук, хаотически метались вокруг.
   "Исчезновение" Дэннира и Келлани, появление Мэри - всё это действовало на меня разрушающе. Я снова лишалась опоры и жизненного направления, пребывая в прогрессирующей депрессии при полном отсутствии желания что-либо делать за исключением рутинных обязанностей.
   Всё-таки Лоттор мудр... Он наверняка поможет советом. К тому же, он единственный в данной ситуации, кто сможет проникнуть в мою тайну, не потревожив запрета Мэри. Мне было невыносимо держать тайну существования Мэри внутри себя. Пусть я не имею права говорить о ней. Пусть так! Но разве кто-нибудь может запретить думать о ней? Никто! Думать я могу о ком угодно, о чём угодно и в присутствии кого угодно. Лоттор читает мысли. А дальше, полагаю, всем всё ясно... Я смогу поведать о Мэри, даже не открывая рта!
   Я снова вытащила мобильный телефон, чтобы позвонить Лоттору, но в последнюю секунду затормозила. Нет. Рановато. Страшновато. Неизвестно, что на душе у Лоттора. Вдруг он действительно зол на меня и просто не захочет меня слышать? Бросит трубку, или, что ещё хуже, отвесит какое-нибудь язвительное замечание в мой адрес... бррр... ужас... Нет. Может быть, сначала спросить у Пипа, как действовать в подобной ситуации?
   Да. Сначала обращусь к Пипу. Пусть развеет мои опасения или, напротив, предупредит об опасности, если таковая висит надо мной...
   Вздохнув, я набрала номер Пипа.
   - Гави? - изумлённо отозвался он. - Ты чего?
   - Мне нужно с тобой посоветоваться, - ответила я.
   - Ну и дела! - усмехнулся Пип. - Вот уж чего не ожидал... А что случилось-то?
   - Я бы хотела лично встретиться. Не по телефону...
   Пип, помолчав секунду, вздохнул:
   - Ох, Гави, даже не знаю, что сказать. Я утренник с детьми готовлю. До самого вечера занят. Не исключено, что ночевать останусь в интернате. Просто, чтоб детям силу дать. Атмосфера в школе сгустилась. Болеют дети, грустят. Впрочем, если заедешь ко мне на работу - поговорим. Согласна?
   Конечно, согласна. Если Пип намеревается развеять атмосферу интерната, то заодно, я уверена, он сумеет развеять атмосферу и в моей голове.
   Не исключено, что это - очередное испытание и проверка меня на прочность. Дэннир неоднократно указывал мне на то, что сама Жизнь, являясь лучшим учителем магии, норовит подставить проверочные ловушки новичку... И не только новичку - любой маг на любом этапе своего пути рискует столкнуться с неожиданными проверками духа своего на прочность, силу или гибкость. Это нормально. Просто к этому надо быть постоянно готовым - не пугаться, не злиться и не расстраиваться. Нужно продолжать двигаться к своей цели над потоком событий, пусть даже эти события - не что иное, как твоё собственное плохое настроение, лень или апатия. Как он говорил?
   - Ни внешние, ни внутренние события не должны тебя останавливать. Многие ждут "пинка под зад", чтобы двигаться. Это крайне опасно. Пинок никогда не бывает в нужном направлении. Пинок всегда получается в направлении рабства. Не бойся тех, кто тебя пытается пнуть. Просто избегай их пинков. Уходи от них...
   Добравшись до интерната, я обнаружила Пипа на детской площадке во дворе. Он сидел на качелях в окружении нескольких детей, которые со всех сторон пытались раскачать его. Качели ходили из стороны в сторону, повинуясь противоречивым командам детворы. Пип весело смеялся, даже не пытаясь управлять процессом.
   Увидев меня, он помахал рукой, подзывая к себе.
   - Садись, - пригласил он, указывая на сиденье рядом с собой. - У меня сеанс качелей. Полезная тряска. Не позволяет мозгам застояться.
   - Спасибо, - сказала я, усаживаясь - Здесь поговорим?
   - Это уж тебе решать насчёт обстановки и степени конфиденциальности. Как скажешь - так и будет. Дело, как я понимаю, секретное, коли ты по телефону его не смогла изложить.
   - Это не секрет, - возразила я. - Просто времени на разговор может много уйти.
   - Тогда слушаю тебя с превеликим интересом, - улыбнулся Пип, откинувшись на спинку сидения качелей.
   - Лоттор... - начала я. - Почему Лоттор на меня злится?
   - Я не в курсе, - удивился Пип. - С чего ты так решила? Как злится? Почему?
   Я попыталась последовательно и максимально подробно изложить все факты, начиная с появления Лоттора в моей Комнате в Замке и его приказа не отправляться на поиски Мартинка. Пип внимательно слушал, не перебивая. Казалось, он был удивлён и озадачен не меньше меня.
   Когда я закончила рассказ, остановившись на моём последнем визите в особняк, Пип закрыл глаза и задумался. Теперь мы сидели в тишине и покое, так как дети, словно по волшебству, оставили нас и занялись игрой в песочнице и на соседних турниках. Впрочем, почему "словно" по волшебству? Не исключено, что именно по волшебству в прямом смысле этого слова. Я давно заметила способность Пипа мысленно приказывать окружающим и управлять их поведением.
   -Знаешь, - наконец сказал Пип. - В этом, не исключено, моя вина...
   - Почему? - встрепенулась я.
   - Ты знаешь, я способен чувствовать опасность, если она нависает над человеком. Помнишь, когда я вытащил тебя с вашей пьяной "тусовки" на набережной? Я явственно "увидел" тебя под покровом вредоносных энергий. Внутренним зрением увидел.
   - Да, - усмехнулась я. - Помню... И как тебе удалось меня отыскать?
   Пип пожал плечами:
   - Нет ничего проще. Я просто "увидел" это место. И всё. Осталось только сесть в машину и приехать. Город-то я хорошо знаю.
   - Ясно, - ответила я, кивнув головой. - А сейчас? Какая опасность сейчас?
   - Не знаю. В том-то и беда. Всё смазано, нет никакой конкретики. Такое редко со мной бывает - обычно картинка чёткая. Я даже сам стал склоняться к мысли, что ошибся. Всё же поделился соображениями с Лоттором. Да! Вспомнил! Я рассказал ему о своих опасениях. Ещё упомянул, что такую же тень "видел" над ним самим, когда мы были мальчишками. Над ним и над какой-то девочкой, стоящей рядом. Неизвестной девочкой. Ему - лет шестнадцать тогда было, мне - двенадцать соответственно.
   - А девочке?
   - Что-то между мною и Лоттором... лет 13-14. Я не знал эту девочку. Такая рыженькая, худенькая, как мне показалось. Тогда мы только начали учиться магии и не были оторваны от дома. А Лоттор в то лето с родителями на какую-то горную базу отдыха уезжал...
   - И что случилось? - насторожилась я.
   - Да ничего. Впрочем, он оттуда какой-то странный вернулся. Не такой, как раньше. Но он ничего не говорил, а мысли читать я не умею. Вот и всё.
   - А девочка? - снова спросила я. - Ты узнал, кто она? Она была настоящая?
   - Не знаю, Гави. Я маг, а не следователь.
   Я почесала лоб:
   - Н-да... И такая же "тень" витает теперь надо мной, так?
   - Ты не понимаешь. Сейчас ничего не витает. Это был мимолётный внутренний образ, картинка. Просто сигнал. Я уж и забыл об этом. Как правило, опасность близка, если я вижу чёткую картинку. Остаётся лишь действовать. В твоём случае картинка была размытая, а по времени уже почти месяц прошёл с той поры.
   - А тогда, в вашем отрочестве, что ты видел у Лоттора?
   - Тоже смутную тень. Не знаю... Я не знаю, что случилось тогда и случилось ли вообще.
   - А теперь? Что сказал Лоттор об этом "знаке" в отношении меня?
   Пип снова задумался, очевидно, обращаясь к своей памяти и пытаясь отыскать там ответ. Затем как-то странно вздохнул, махнув рукой:
   - Пф... Да ничего не сказал. Я сейчас точно вспомнил наш диалог. Он выслушал меня, затем резко отвернулся, затем так же резко повернулся и только лишь затем уточнил, насколько похож этот знак на тот... ну, что в юности нашей был... Потом... потом он ушёл и всё. Больше об этом разговора не было.
   - Зато со мной был... разговорчик... - скривилась я.
   - Я не знал, - сказал Пип, спускаясь с качелей.
   - Дети! - крикнул он. - Собираемся, идём в класс. Да-да! Нужно снова повторить, что мы выучили. Вы же хотите красиво танцевать на празднике?
   Глядя вслед детям, бегущим к зданию школы, я восхищённо произнесла:
   - Ну ты и авторитет для них! Подчиняются беспрекословно. Магия?
   - Не знаю, - отмахнулся Пип. - Что ты прямо как обыватель мыслишь? Пора бы давно понять, что к чему. Магии не существует. И, вместе с тем, всё есть магия. Смотря с какого ракурса глядеть. Я использую средства, доступные мне. Как и любой другой человек. А уж по части ярлыков - "магия - не магия" - это не ко мне... Я не силён в теории магии. Я, знаешь ли, больше по практической части буду...
   Он остановился, провожая взглядом детей, исчезающих за дверями школы.
   - Ну что, я пошёл, - обратился ко мне Пип. - Кстати! А с тобой ничего особого не приключалось за прошедшие дни? В последнюю пару недель?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Нет. Ничего. Вернее... Вернее, приключалось, но в рамках обычных сюрпризов, не таящих опасностей или неприятностей. Самое неприятное - разлад с Лоттором. Но даже это к разряду бед и опасностей не отнесёшь.
   - Я подумаю над твоим вопросом, Гави, в отношении Лоттора, - произнёс Пип. - По-моему, он что-то скрывает. Даже от меня.
   - Скелет, - пробурчала я.
   - Что? - вскинул брови Пип. - Какой скелет?
   - Если б я знала! "Скелет в шкафу" - на это намекнула Зелинта. Остальное мне неизвестно. Ты сказал "тень"? Об этом следует подумать.
   - Да. Подумай. Я тоже буду размышлять. Не знаю, следует ли обсуждать это снова с Лоттором.
   - Да уж... Не надо...
   - В твоём случае - вопрос открытый. Не исключено, что тебе было бы не вредно поговорить с ним об этом. Я так чувствую. Ладно, - он похлопал меня по плечу. - Держи со мной связь. А я пошёл к моим сорванцам. Слышишь? Гул наверху устроили.
  

Глава 13

"ТЫ НЕ В КЛЕТКЕ, ПОКА НЕ ДАШЬ СОГЛАСИЯ ОКАЗАТЬСЯ ТАМ"

   Я решила пройтись пешком до дома. На улице заметно потеплело. Из-за облаков периодически проглядывало белесое солнышко, ещё не готовое к активному весеннему росту, но уже заметно "посвежевшее".
   Пройдя полквартала, я почувствовала лёгкое "сосание под ложечкой". Путь мой шёл мимо издательства Лоттора, и я, несмотря на тревогу и волнение, решила зайти к нему в офис. В конце концов, вечно увиливать и избегать встреч было бы глупо и с его, и с моей стороны.
   Меня поприветствовала улыбчивая девушка, сидящая на вахте. Раньше я никогда не была здесь, хотя Лоттор приглашал меня не раз. Н-да... всё в стиле моего уважаемого наставника... Шикарные кожаные кресла, зеркала, экзотические цветы.
   - Хозяин сейчас в своём офисе, - широко улыбнулась девушка, - Вон туда идите. Вы устраиваться?
   - Я?..
   - Да-да, там уже много ваших. Вы не волнуйтесь, всё будет хорошо. Вон туда, по коридору в приёмную. Секретарь вас оформит.
   - Спасибо, - пробубнила я.
   Да уж, Лоттор в своём репертуаре. Вахтёрша с "модельной" внешностью, офис, конкурирующий с приёмной какого-нибудь английского лорда... Я прошла в указанном направлении и очутилась в просторной приёмной, где уже находились шесть человек - четыре молодые женщины и два парня. Каждый из них держал в руках какой-то листок бумаги. Приглядевшись, я поняла, что это анкета, которую каждый из них заполнял.
   - Здравствуйте, - услышала я.
   Я обернулась и встретилась глазами с симпатичной девушкой в строгом деловом костюме.
   - Здравствуйте, - ответила я.
   - Садитесь, пожалуйста, - предложила девушка. - Вот вам анкета.
   - А-а...
   - Не волнуйтесь. Заполняйте спокойно, не торопитесь. Даже если вы не пройдёте по конкурсу, вам помогут найти работу. Я ручаюсь. Хозяин никого не оставляет без внимания. Садитесь. Не волнуйтесь.
   Я села и задумалась. Неужели моё волнение настолько откровенно, что его заметили обе, совершенно незнакомые мне, девушки? Да, Гави, ты начинаешь сдавать позиции. Впрочем, успокойся. Это - сотрудницы Лоттора. Наверняка волшебницы со стажем. Только почему ни одна из них не определила, что я вовсе не собираюсь устраиваться на работу?
   - Вам ручку? - услужливо предложила девушка. - Карандаш?
   - Нет, спасибо, - ответила я. - Но почему...
   - Извините, - встрепенулась девушка, оглядываясь на дверь, в проёме которой показался сам главный работодатель.
   Девушка бросилась к Лоттору, что-то активно бормоча и жестикулируя. Тот улыбнулся, легонько похлопал сотрудницу по плечу и... прямиком направился ко мне. Я встала, беспомощно держа в руках предложенную мне анкету.
   Лоттор усмехнулся и, молча взяв у меня анкету, вернул секретарше со словами:
   - Дайте, пожалуйста, ключ от гостевой комнаты. Ага, спасибо.
   Затем он взял меня за локоть и повёл по коридору в противоположном направлении.
   - Привет, - наконец произнесла я.
   - Привет, - ответил Лоттор. - Не ожидал увидеть тебя среди соискателей на должность менеджера.
   - Так я и не собиралась...
   - А зачем анкету взяла?
   - Дали.
   - Господи! - всплеснул руками Лоттор. - Ты что, всегда берёшь то, что тебе дают? Без разбору? Ладно. Я рад, что ты здесь. Давай так, на твой выбор. Могу уделить тебе 10 минут сразу. Или любое количество времени после того, как поговорю с соискателями. Что тебя устраивает?
   - Любое количество времени после...
   - Отлично. Тогда вот тебе комната в полное распоряжение. Вот компьютер. Там холодильник, чайник и всё прочее. Полагаю, в течение часа я вернусь.
   - Хорошо, - кивнула я.
   Затем осторожно добавила:
   - Лоттор, а они кто?
   - В смысле "кто"?
   - Твои сотрудницы... Я не видала их в Замке.
   Лоттор расхохотался:
   - Ну ты даёшь! Ещё чего - волшебников брать на работу! Мне одной Лакатамы было выше крыши... ну, ты помнишь... У волшебников время течёт настолько своеобразно, что контролировать его не представляется возможным даже мне. А я люблю, чтобы всё в моём издательстве было под контролем. Так что хорошо, что ты не замарала анкету. Всё равно бы тебя не взял.
   Он развернулся и ушёл.
   Спустя минут сорок, Лоттор снова вошёл ко мне и уселся в кресло, скрестив руки на груди и положив ногу на ногу. Не говоря ни слова, он стал глядеть на меня, пошевеливая пальцами.
   Я привстала со стула, на котором сидела за компьютером.
   Снова села.
   Лоттор молча глядел на меня, видимо, не желая первым начинать беседу.
   Тогда меня осенила блестящая идея. Я начала активно думать о Мэри и обо всём том, что происходило с нами в последнее время. Я вспоминала наши встречи, разговоры, мои размышления, восторги Орлидена - всё! Мой безмолвный, несколько хаотичный монолог продолжался 12 с половиной минут, если судить по движению стрелки огромных стенных часов, висевших прямо передо мной.
   Мысленно "проговорив" всё, что могла, я выдохнула воздух и спросила:
   - Ну что?
   - Что? - поднял брови Лоттор. - Ну-у... я не знаю... Ты пришла ко мне, чтобы показать, что научилась скрывать свои мысли? Браво! Это большое искусство. Им владеют немногие.
   - Ты чего? - вскинулась я. - Как "скрывать"? Всё это время я пыталась рассказать тебе что-то очень важное! А ты говоришь... Ты что, не прочитал мои мысли?
   - Нет, - растерянно сказал Лоттор. - А ты о чём-то думала?
   - Разумеется! Господи, да ты что, вообще ничего не услышал?
   Лоттор почесал подбородок:
   - Хм... Нет... Погоди! Тогда я вообще запутался - зачем тебе общаться со мной путём мыслей? Скажи нормальными словами! Не исключено, что я просто устал, общаясь с претендентами на работу. Хотя... В общем, давай, говори по-человечески.
   - Не могу, - тихо ответила я, покачав головой.
   - Что за чушь? - фыркнул Лоттор.
   - Это не чушь! - воскликнула я, сжав кулаки и ударив ими по столу. - Пойми, Лоттор, я действительно не могу сказать тебе то, что хочу, обычными словами. Но я ужасно хочу передать тебе всю эту информацию! Потому что ты единственный, кто читает мысли и... Ну почему ты не понял, о чём я думала? Почему???
   Я снова хлопнула кулаком по столу.
   Лоттор встал и подошёл ко мне, положив руку мне на плечо.
   - Тихо, - сказал он. - Ну чего ты дёргаешься?
   - То, что ты не понимаешь меня! Я хочу с тобой посоветоваться. Но не могу говорить о своей проблеме прямо. Не имею права. Поэтому я ДУМАЮ о ней. Неужели ты не сумел совсем ничего "прочитать"? Тогда это... черт!.. что делать?
   Лоттор сел рядом со мной. Лицо его стало сосредоточенным.
   - Погоди-ка. Дай разберусь. Ты дала слово не говорить о какой-то проблеме. Но эта проблема гложет тебя. Так?
   - Нет, не совсем. Я не давала слова. Мне приказали не говорить.
   - Тогда не вижу основания молчать. Если ты не давала слова - ты свободна.
   - Не скажи. Так уж прямо и "свободна"... До тех пор, пока не выдам себя. Понимаешь, я... Нет, Лоттор, видимо, всё бесполезно.
   Я поднялась, чтобы уйти. Лоттор порывисто потянулся ко мне, чтобы удержать за руку. Но в последнюю секунду остановил сам себя, слегка лишь коснувшись моего локтя. Очевидно, он вспомнил наш конфликт в Замке и не желал его повторения.
   - Стой, Гави! Давай так: я буду задавать тебе вопросы, а ты отвечать - "да" или "нет". Хорошо?
   - Ладно.
   - Тот, кто запрещал тебе говорить - человек?
   - Н-нет... - чуть слышно ответила я и внутренне сжалась.
   - Всё ясно. Теперь я понял. Он... оно... это существо... Ты не давала ему слово молчания?
   - Нет, конечно! Я же говорила. Но в чём разница?
   - Да во всём! Я понял, кто это. Я сам знаком с подобной "личностью". Могу уверить тебя, если ты не давала слова молчания - ты в безопасности. Неважно, что это существо тебе наплело. Ты в безопасности. Поверь мне.
   - Я верю, - осторожно начала я. - Но...
   - Орлиден тоже встретился с ним? - перебил меня Лоттор.
   Я в изумлении уставилась ему в глаза:
   - Да. Откуда ты знаешь?
   - Знаю, - махнул он рукой. - Теперь знаю. Теперь мне всё ясно. Кроме одного. Орлиден давал слово молчания?
   - Похоже, да... Погоди! Да! Точно! Давал.
   - Существо предстало перед вами обоими одновременно?
   - Да.
   - Это что-то новенькое... Ну ладно. Я рад, что ты не давала слова. Ты свободна. Я не говорю, что ты должна лезть на рожон или полностью расслабиться. Но твой отказ дать слово - твоё преимущество.
   - Вот ещё... - буркнула я. - давать слово всяким Кураторам...
   - Оно представилось как "Куратор"?
   - Ага. Хотя потом я прочитала, что их "Летунами" называют и вообще по-всякому кличут. Кто как...
   - А мне, в своё время, оно представилось как Альтер-Эго, - пробормотал Лоттор неожиданно тихим голосом.
   - Альтер-Эго? Другое "я"? Другое твоё "я"?
   - Наверно, - пожал плечами Лоттор. - В то время я не вдавался в детали. Я был слишком молод и глуп. И я дал слово молчания...
   - Вот как? - задумчиво произнесла я. - Значит, ты не можешь говорить об этом. А я - могу?
   Лоттор снова пожал плечами.
   - Если пожелаешь.
   - Желаю. Мне абсолютно не нравится вся эта "петрушка". Чувствуешь себя пойманной в клетку.
   - Ты не в клетке, - перебил Лоттор. - Пойми же, наконец. Ты не в клетке, покуда не дашь согласия оказаться там. Ладно. Расскажи мне обо всём, я не могу проникнуть в твои мысли, касающиеся этого "Куратора".
   Я рассказала нашу с Орлиденом историю во всех деталях, начиная с моего появления в особняке, спаржевого супа и таинственного писклявого голоска, плясавшего в воздухе. Закончила визитом к Пипу, упомянув о "тени", похожей на ту, что висела когда-то над самим Лоттором.
   - Мы с Пипом так и не поняли, что это за тень, - призналась я. - Может быть, ты разъяснишь?
   Лицо Лоттора, сохранявшее во время моего рассказа сосредоточенно-отрешённое выражение, враз потемнело. Он резко отвернулся и с силой провёл рукой по лбу. Затем, в упор взглянув на меня, он отрывисто произнёс:
   - Может быть. Я решу.
   Помолчав несколько секунд, он добавил спокойнее:
   - Ты всё рассказала?
   - Всё, что вспомнила. Не понимаю только, зачем Мэри заблокировала мои мысли? Я её ни о чём не просила.
   - Должно быть, из соображений собственной безопасности, - в задумчивости ответил Лоттор. - Обычно люди быстро попадаются на удочку Кураторов и оказываются в их полной власти. Ты вела себя неожиданно. Поэтому твоя Мэри решила подстраховаться. Она была уверена, что ты не станешь говорить о встрече с ней, но будешь усиленно думать. Согласись, она не ошиблась!
   - А что толку в такой перестраховке? Обычно люди не читают мысли.
   - Согласен. В таком случае, напрашиваются два ответа. Либо это "стандартная процедура", либо Мэри как-то узнала, что в твоём окружении есть человек, способный читать мысли.
   - Знаешь, наверное второе... Орлиден ей о твоих способностях рассказал.
   - Придурок и идиот! - выругался Лоттор. - Впрочем, как и я когда-то...
   Он встал, подошёл к холодильнику, взял бутылку минеральной воды и выпил подряд несколько стаканов, о чём-то глубоко задумавшись. Похоже, он боролся с собой, пытаясь принять какое-то важное решение.
   Я не прерывала его молчания ни словами, ни мыслями, ни действиями. Со стороны, наверно, казалось, что мы оба застыли в состоянии ожидания важного события, которое должно было прийти само, без нашего участия и волеизъявления.
   - Гави, - наконец сказал Лоттор, повернувшись ко мне, - ты спросила меня о "тени", что видел Пип. Эта "тень" и явилась причиной того, что я не хотел пускать тебя на поиски Мартинка. Я боялся за твою жизнь. Пип редко ошибается... Может быть, ты сама отвела опасность внутренними твоими качествами. Ты проявила осознанность и осмотрительность, не заключив никакого договора с Мэри. Я был глупее в своё время... Пип увидел "тень" над моей головой, а через несколько дней меня посетил "Куратор", назвавшийся "Альтер-Эго", а ещё через некоторое время... Неважно. Все знаки указывали на опасность, и я не чувствую за собой вины, что останавливал тебя тогда.
   - "Альтер-Эго", - повторила я задумчиво.
   - Да. Это было такое же существо, что явилось тебе. Отличие состояло в том, что Мэри возникла из облака, а мой Альтер-Эго общался через зеркало и другие блестящие поверхности, будучи как две капли воды похож на меня.
   - То есть "тень" была знаком встречи с Куратором?
   - Очевидно. Так что Пип был, в конце концов, прав в отношении тебя так же, как и в отношении меня. Тень - знак опасности, подстерегающей каждого, кто встретится с Куратором, - уточнил Лоттор, акцентируя слово "опасность".
   - Подожди, - замотала я головой. - Ничего не понимаю. Судя по словам Пипа, ты встретил Куратора в 16 лет. Сколько тебе сейчас? Ты говоришь о каких-то заключённых договорах, опасностях, но сейчас я беседую с тобой. Ты жив, здоров и, между прочим, обсуждаешь со мной твоего Альтер-Эго, несмотря на слово молчания! Что-то тут не так!
   - Всё "так", Гави, - мягко ответил Лоттор. - То, что я говорю сейчас об этих существах - лишь моя проблема и ответственность. Хуже не будет. А то, что я нарушаю договор молчания... Я уже давным-давно нарушил его и поплатился за это. А за одно и то же преступление два раза не казнят - даже такие безжалостные сущности, как эти. Надо отдать им должное - они честны и последовательны. Знаешь, давай прервём на время этот разговор. Я слишком устал от него. Чуть позже я научу тебя держать этих существ на расстоянии.
   - Контролируя мысли! - воскликнула я.
   - Да, это один из способов. Есть ещё.
   Он встал и потянулся всем телом, разминая суставы.
   - Тебя отвезти домой? Или поедешь со мной? Навестить "братца" твоего - Орлидена... Вы же теперь братишка с сестрёнкой у вашей "мамочки" Мэри... - съязвил он, презрительно хмыкнув неизвестно в чей адрес. Должно быть, в адрес своего непутёвого ученика.
   Я действительно не прочь была повидаться с мальчишкой.
   - Поеду с тобой, - решила я.
   - Вот и хорошо. Заодно будь добра, предупреди его, чтобы не смел ни с кем говорить о Мэри. Никогда. Внуши ему. Вбей всеми возможными способами.
   - А ты? - удивилась я. - Ты же всё теперь знаешь. Разве не можешь сам ему растолковать?
   - Нет, Гави. Дело не во мне, а в нём. Он не имеет права обсуждать эти вещи ни с кем, кроме тебя. Даже со мной. Суда по твоим словам, он вовсю пользуется услугами Куратора. В общем, вляпался он по самую макушку. Для него любое лишнее слово может кончиться плачевно. Уж поверь мне. Идём.
   Он обнял меня за плечо, увлекая к выходу. Взгляд мой непроизвольно упал на его руку и задержался на мизинце, украшенном перстнем с крупным блестящим камнем, повёрнутым почему-то внутрь ладони.
   Я немедленно затормозила и развернулась, взяв Лоттора за руку.
   - Ты чего? - опешил он.
   - Твой перстень! - громко прошептала я. - Так это твой перстень?
   - Что с тобой, Гави? Ты будто с Луны свалилась... Да я его постоянно ношу. Разве что камень стараюсь вовнутрь поворачивать, дабы не привлекать к нему излишнее внимание публики. Но ты должна была его видеть. И не раз.
   - Можно поближе посмотрю? - взволнованно попросила я.
   Лоттор усмехнулся.
   - Да ради бога! На, изучай. Не окаменей только в процессе. Судя по твоей реакции, камень этот обладает способностями Медузы Горгоны...
   Приложив лёгкое усилие, он снял перстень с пальца и вручил мне.
   - На, любуйся. Не забудь только совершить несколько десятков шагов до моей машины. Она во дворе.
   Он покинул комнату и быстрыми шагами направился прочь по коридору.
   Я поднесла к глазам кольцо. Так и есть! Оно самое. Только... только надпись другая внутри - "Лоттор". Значит, мы не ошиблись - они с Адлинтой были чем-то связаны. Жаль, что второй перстень остался в Замке. Почему я не настояла на том, чтобы забрать его?
   Я захлопнула дверь комнаты и пошла догонять Лоттора. Наспех попрощавшись с девушкой-вахтёром, я выбежала во двор, застав своего друга и наставника у машины. Он задумчиво протирал лобовое стекло автомобиля, кое-где соскребая кусочки застывшей грязи.
   - Не пойму, чем это забрызгано. Странно... что-то липкое... Ну, ладно. Доехать и так можем. Садись.
   Он открыл мне дверцу, после чего уселся сам на водительское место и завёл мотор.
   Я протянула ему перстень.
   - Спасибо, - сказала я.
   - Да не за что, - пожал плечами Лоттор. - Ты так на него глядела... Подумаешь, бриллиант средних размеров...
   - Не "подумаешь"! - возразила я. - Их два!
   - Кого? - насторожился Лоттор.
   - Перстня. Я нашла второй. Такой же металл, такой же камень. И надпись внутри - "Адлинта"! Но Тарн, библиотекарь, оставил его у себя. Я... Лоттор! Тебе плохо?
   Он внезапно побледнел, а рука его, потянувшаяся к рычагу скоростей, застыла на полдороге.
   - Лоттор!
   - Всё в порядке, Гави, - ответил он, словно опомнившись. - Поехали.
   Мы понеслись, явно превышая дозволенную скорость. Лоттор молчал почти всю дорогу.
   - Где ты нашла его? - спросил он, когда мы уже подъезжали к дому.
   - Кольцо? В Источнике. Оно было в песке зарыто.
   - Я потерял его свыше 40 лет назад. Так и не смог понять - где. Было и вдруг... исчезло! Странно, что кольцо дало о себе знать спустя столько времени.
   - Да, странно, - согласилась я. - Наверно, знак какой-то...
   - Не исключено, - кивнул головой Лоттор, подруливая к воротам особняка. - Возможно, это знак того, что я должен, наконец, рассказать кому-то эту историю.
   "Скелет в шкафу", - подумала я.
   - Ага, - кивнул головой Лоттор. - Можно и так сформулировать...
   - Ой! Так ты слышал мои мысли! Я не говорила вслух...
   - О скелете? Да. Я не слышу мыслей, относящихся к Мэри. С остальными всё в порядке.
   Ворота распахнулись. Видимо, Орлиден заметил приближение хозяина и решил услужить ему. Подъехав к дому, Лоттор оставил машину перед входом. Не стал загонять в гараж. На пороге, действительно, стоял Орлиден, изображая вышколенного швейцара. Увидев меня, он широко распахнул глаза и улыбнулся. Я помахала ему рукой в ответ.
   - Господин учитель, - отрапортовал Орлиден. - Ужин готов. Я прибрался на первом этаже и во дворе. На втором - завтра после школы. Я...
   - Хорошо, спасибо, - перебил Лоттор. - Иди, учи уроки. Я позову тебя... Идём, - обратился он ко мне.
   Мы прошли к нему в кабинет. Лоттор закрыл дверь и подошёл к книжному шкафу, из которого достал большую старинную шкатулку. Открыв её, он вынул старую фотографию, где была запечатлена худенькая симпатичная девочка с взъерошенными короткими волосами и огромным букетом полевых цветов в руках.
   - Это она, - сказал Лоттор. - Адлинта.
   Я взяла фотографию и пригляделась к изображению девочки. Вернув фото, я спросила:
   - Слушай, помимо тебя, Пип видел какую-то девочку... тоже с "тенью" над головой. Это была она?
   - Да.
  

Глава 14

НАКАТЫВАЮЩИЕ УДАРЫ ПРОШЛОГО

   Он опустил голову и на несколько секунд закрыл глаза, после чего медленно вернул фотографию на место и запер шкатулку.
   - Я всю жизнь сам с собой обсуждаю эту историю. Десятки лет обсуждаю. Могло ли случиться иначе? Было ли это судьбой или случайностью? Что было бы, случись всё по-иному? Для меня чудовищно признать тот факт, что волшебник Лоттор родился в результате смерти простой девочки Адлинты! Я никому бы не позволил так думать и говорить, но...
   - Но?..
   - Не знаю, Гави. Может быть, поэтому я никому и никогда не рассказывал то, что случилось тогда в горах.
   Он сел в кресло и указал мне на соседнее. Помолчав немного, он продолжил:
   - Мне тогда было 16 лет. Мы с Пипом начали учиться магии, и наставница наша периодически забирала нас в Замок. Пипа - намного чаще, чем меня. Похоже, в нём она была уверена. Несмотря на свои 12 лет, он был умненький, самостоятельный, целеустремлённый и, к тому же не был связан с миром прочными социальными связями. Обычный мальчишка, которых миллионы. Таким несложно покинуть мир привычной жизни, дабы обратиться к миру магическому. Я же был связан с социумом прочно и основательно. Сын известной фамилии, обладающей огромными богатствами, граф и всё такое... Я говорил, что моим настоящим именем было Элеторринс? Да, меня назвали в честь этого легендарного короля и ждали соответствующего поведения. Богатство, известность, социальная власть - всё это опасные "наркотики". В душе ты можешь протестовать против этого, но отказаться? Почти никогда... Моя наставница, очевидно, чувствовала сложность моего положения, даже, несмотря на то, что она активно работала со мной и моей семьёй. Формируя мой колдовской разум, она параллельно пыталась подготовить почву для моего будущего ухода из светских сфер. Уж не знаю, как это она сделала, но трое детей, родившихся подряд у моих родителей после четырнадцатилетнего перерыва - истинное волшебство! Когда мы поехали на базу отдыха, где я познакомился с Адлинтой, мама ждала третьего (ну, со мной - четвёртого) малыша. Маме нужна была передышка от городской жизни и свежий воздух, поэтому отец решил устроить семейный отдых, взяв меня, двух младших детей и нянек. Всё. Отец настоял на том, чтобы никого больше не было, решив воспользоваться услугами местного персонала. Я не хотел ехать без Пипа, но он сам настоял на моей поездке, очевидно, чувствуя дискомфорт оттого, что наставница всё чаще и чаще берёт его в Замок, а меня - нет...
   ***
   Лоттор, скрипя сердце, согласился. К тому же, он любил горы и планировал как можно чаще забираться на все окрестные вершины, где он мог бы побыть в одиночестве. Обладая отличной спортивной подготовкой, Лоттор умел преодолевать воистину опасные препятствия. Это давало ему возможность выбирать совершенно дикие и прекрасные места, откуда открывались величественные картины Природы, которые он обожал.
   Семья его сняла небольшой, но уютный коттедж, где юноше была предоставлена отдельная комната на втором этаже. Можно сказать, комната занимала весь второй этаж, если не считать некоторых подсобных помещений, находившихся там же.
   Комната был обставлена до предела скромно, если учитывать запросы семьи. Кровать, два кресла, журнальный столик, несколько стульев, письменный стол, шкаф для одежды и книжный шкаф... А в углу - огромное зеркало.
   - Словно в будуаре у какой-нибудь красотки, - рассмеялся Лоттор, взглянув на зеркало. - Я, конечно, не оборванец, люблю прилично выглядеть, но это зеркало меня словно проглотить хочет!
   Он подошёл ближе.
   - Лучше б сюда поселилась мама, хотя лестница для неё будет крутовата...
   На этом разговор с зеркалом закончился, и Лоттор покинул комнату, собираясь на обед.
   В кемпинге отдыхали люди самых разных сословий и состояний. Небогатые туристы селились в дешёвых гостиничных номерах, для более обеспеченных были предусмотрены коттеджи, отличающиеся по степени шика и дороговизны. Зато в столовой обедали все вместе, что вызвало некоторое недовольство графской семьи, не привыкшей к демократизму.
   После обеда Лоттор занялся осмотром окрестностей. Внимание его привлекла обнажённая скала, прячущаяся среди елей и пихт.
   - Судя по всему, - решил Лоттор, - с этой скалы откроется прекрасный вид на озеро и... закат! Пойду-ка разведаю.
   Доступ на скалу оказался проблематичным даже для Лоттора. Крутизна подъёма, валежник, - всё это затрудняло восхождение, но юноша не сдавался. Наконец, показалось небо, и до вершины скалы оставалось совсем немного. Ещё два рывка, - и Лоттор на ровной поверхности.
   Встав на ноги и отряхнув с себя землю и прилипшую сухую хвою, он поглядел по сторонам. Вид открывался поистине потрясающий. Справа расстилалось огромное озеро, блестевшее под лучами яркого дневного солнца. Чуть поодаль виднелись золотисто-голубоватые пики заснеженных гор. Слева, над кемпингом, возвышались мощные тёмно-зелёные лесные массивы, в чаще которых где-то шумела невидимая горная речка. Ещё левее...
   Ещё левее, почти над самым обрывом, на камне сидела рыженькая девочка-подросток и глядела вдаль. Она не заметила появления Лоттора, так как смотрела в сторону озера, и наверняка ничего не слышала, поглощённая шумом реки.
   Лоттор, удивлённый и даже несколько раздосадованный, направился к девочке. Хрустнула ветка, и девочка обернулась.
   - Ой! - воскликнула она. - А ты кто?
   - Да никто, - пожал плечами Лоттор. - А ты?
   - Я - Адлинта, - улыбнулась девочка.
   - Как ты сюда забралась? - спросил Лоттор, всё ещё не веря своим глазам. - Тут же ужасно круто.
   - Нет, - ответила девочка, вставая. - Не ужасно. Ты, наверно, карабкался прямо от стоянки машин, а надо было чуть углубиться в лес. Там вполне пологий подъём.
   - Хм, - ответил Лоттор.
   Девочка весело рассмеялась:
   - Ты думал, здесь никого нет, я угадала? Тут хорошее место, красивое. А ты только сегодня приехал? Я раньше тебя не видела.
   - Да, я приехал сегодня...
   Он остановился в нерешительности, отвернувшись в сторону. Адлинта стояла, теребя тонкую серебряную цепочку, висевшую на шее.
   - Знаешь, - наконец сказала она, - мы можем договориться. Один день ты будешь сюда приходить, другой - я! Я не каждый день тут бываю. Идёт?
   - А тебе что, неприятно было бы делить эту скалу со мной? - с вызовом поинтересовался Лоттор.
   Девочка в изумлении широко открыла глаза и даже хлопнула в ладоши:
   - Мамочки! Почему??? Мне показалось, что именно ты хочешь быть один! А я не против общения.
   Она снова села на камень. Лоттор, скрестив ноги, уселся напротив неё прямо на землю.
   - Я тоже не против, - улыбнулся он всего лишь одними уголками губ. - Так как тебя зовут?
   - Адлинта.
   - А я - Элеторринс.
   - У-ух ты-ы! - всплеснула руками девочка. - Э-ле... Где-то я слышала такое имя.
   - Так звали одного короля.
   - Как короля!.. Ты, наверно, богатый?
   - А с чего ты так решила?
   - Не знаю... Имя такое... вид твой... Не знаю. Летор... Ле...
   - Можешь сократить. Моё имя все сокращают. По-разному. Хорошо, что я не пёс, а то запутался бы, на какое из имён откликаться...
   - Пёс??? Ой, ну ты даёшь, Лоттор! - с весёлым смехом воскликнула девочка, откинувшись назад и едва не свалившись с камня.
   Лоттор, стремительно подскочив, удержал её от падения, обняв за плечи.
   - Ты что! Будь осторожна! Рядом обрыв, всё-таки...
   Он отпустил Адлинту, вновь усаживая на камень и присаживаясь рядом с нею.
   - Хм... "Лоттор". Неплохо. Пойдёт!
   Возвращались они, уже будучи добрыми друзьями. У них обнаружилось много общих интересов и ценностей. Адлинта происходила из небогатой интеллигентной семьи. Родители её были учёные-зоологи.
   - Мы тут не совсем отдыхать, - объяснила Адлинта. - Скорее - по работе. Изучать местную фауну.
   - И ты тоже её изучаешь? - удивлённо спросил Лоттор.
   - Не совсем. Я уж не такая самонадеянная, - рассмеялась Адлинта. - Для этого учиться надо. Но я помогаю родителям, в чём могу.
   Адлинта показала пологий спуск, и всю дорогу назад они оживлённо болтали о том - о сём, договорившись назавтра встретиться на скале.
   - Давай устроим пикник, - предложила Адлинта. - Будет здорово!
   Лоттор согласился.
   Родители Адлинты оказались против...
   Узнав, кто есть новый друг их дочери, они резко воспротивились данному знакомству.
   - Я не сумела их убедить! - сокрушалась Адлинта. - Они говорят, что аристократам нельзя верить. Но ты же не аристократ! Ты - нормальный!. Странно... Я попробую ещё раз поговорить с ними...
   - И не пойдёшь со мной на пикник?
   - Не сегодня... - потупилась Адлинта. - Как я могу пойти, если обещала не ходить?
   - Ты безвольная! - бросил Лоттор.
   - Я не знаю... Подожди, мы знакомы с тобой только второй день. Ещё много времени. Ну... пока...
   Лоттор в сердцах топнул ногой и, сжав пальцы, сломал ветку дерева, под которым стоял. В этот день он даже не стремился залезть на скалу, на которой ещё вчера хотел остаться в одиночестве. Сегодня он был занят одним - как привлечь Адлинту.
   День не клеился. К тому же тучи заволокли небо и заморосил мелкий дождик. Лоттор вернулся в свою комнату и плюхнулся в кресло, закинув ноги на подлокотник.
   В зеркале показалось его отражение, так же полулежащее в кресле. Вот только ноги отражения находились... на полу.
   От неожиданности Лоттор подскочил с места. Отражение осталось в кресле.
   Лоттор подошёл ближе к зеркалу. Отражение, словно нехотя, слезло с кресла и тоже вразвалочку подошло поближе.
   - Что за чертовщина? - отрывисто произнёс Лоттор.
   - Сам ты чертовщина, - ответило отражение.
   - Чертовщина, - уверенно повторил Лоттор. - Здесь не Замок для таких фокусов.
   - Замок? Какой замок? - спросило отражение.
   - Неважно, - сказал Лоттор. - Ты кто?
   - А ты?
   - Я - тот, кто сегодня не пил даже пива. Так что не изображай мою "белую горячку"!
   - Ха-ха-ха! - расхохоталось отражение. - Ты юморист! Ладно. Меня звать Альтер-Эго. Я твой слуга, а ты - моя пища. Вдвоём мы можем горы свернуть, осушить моря и затопить пустыни. Главное - слушай меня, и будешь счастлив.
   - Погоди-ка, - напрягся Лоттор. - Что значит - "пища"?
   - Это значит, что платой за мои услуги будет частичка твоей энергии, идущая мне в пищу.
   - Энергии???
   - Ну да! - развело руками отражение. - Подойди поближе и не кричи так громко, иначе окружающие примут тебя за сумасшедшего, говорящего с самим собой.
   Лоттор подошёл вплотную к зеркалу. Альтер-Эго, в свою очередь, придвинулся к Лоттору так, будто хотел что-то нашептать ему в ухо.
   - Ну? - спросил Лоттор, чуть отстраняясь.
   В ответ Альтер-Эго рассказал, что принадлежит к категории неорганических существ, которые властвуют над людьми, питаясь энергией их мыслей и эмоций.
   - Понимаешь, мы способны навевать вам такие мысли, которые порождают страхи, злость, привязанность, зависимость, гордость, тщеславие, желание конкурировать и обладать, - в общем, целый набор вкуснейших энергий, которыми мы питаемся.
   - А что взамен? - поинтересовался Лоттор.
   - Взамен? Социальные блага, мой мальчик! Слава, известность, удовлетворение тщеславия и желания обладать. Всё, что хочешь! Всё, о чём мечтает человечество.
   - Вы всё это даёте? И как?
   - Ну не так, чтоб прямо "с ложечки". Но, опять-таки, подсказываем пути, как всего этого достичь. Обычно вы не понимаете, кто вам подсказывает, что делать. Обычно вы принимаете наши советы за свои мысли. Но иногда мы находим избранных, кому открываемся. Этот человек - истинный избранник богов. Сейчас это - ты. Теперь ты осознанно можешь сотрудничать с нами на взаимовыгодных, так сказать, условиях.
   - Мощно! - восхитился Лоттор. - Мне это нравится и во многом объясняет поведение людей. А лично я, что могу попросить?
   - Делай заказ, господин. Дальше посмотрим, - галантно раскланялся Альтер-Эго.
   - Три желания? - уточнил Лоттор.
   - Почему три? Можно и больше. Просто за каждое желание начисляется отдельная плата.
   - Какая плата?
   - Я же сказал: твоя энергия, твоё осознание. И прежде всего - твоё слово молчания. Это основа основ договора.
   - Молчания?
   - Да. Ты не имеешь права никому говорить о встрече со мной и вообще о моём существовании.
   - Идёт! - весело сообщил Лоттор, хлопнув ладонью по раме, окаймляющей зеркало. - Я умею хранить тайну.
   - Даёшь слово молчания?
   - Даю!
   - Тогда говори желание.
   - Я должен подумать.
   - А, тогда думай, - кивнул головой Альтер-Эго и исчез.
   Вместо него появилось обычное отражение Лоттора.
   Остаток дня пролетел почти незаметно. Лоттор был настолько очарован открытием, что не думал ни о чём другом. Таинственное отражение, предлагающее помощь и поддержку - ни дать ни взять - джинн из арабских сказок! Лоттора распирала гордость. Ещё бы! "Избранник богов"! Он всегда был уверен в своей необычности и исключительности, но данное происшествие заставило его подняться сразу на несколько ступенек собственной значимости.
   - Если рассказать об этом в Замке, то я... - начал Лоттор и тут же осёкся.
   Договор молчания! Он не может никому говорить об Альтер-Эго! Н-да... неудобно... Даже не похвастаешься.
   - А я-то хотел рассказать обо всём наставнице! Полагаю, появление Альтер-Эго - знак бурного роста моей волшебной силы, и меня могли бы почаще приглашать в Замок! Впрочем, ладно...
   Когда небо прояснилось, он вышел погулять и двигался, почти не обращая ни на кого внимания, поглощённый диалогом с самим собой. Поравнявшись с Адлинтой, также вышедшей на прогулку, он едва не прошёл мимо неё.
   - Здравствуй, Лоттор! - поприветствовала девочка. - Ты что, обиделся? Идёшь мимо, не замечаешь...
   - Просто весь в мыслях, - улыбнулся Лоттор, останавливаясь. - Как твои дела?
   - Хорошо. Завтра едем с папой в лес. Он обещал какой-то сюрприз. Очевидно, это связано с животными. А я ещё одно красивое место нашла. Прямо у озера. Огромный такой камень. Валун. Кстати, его со скалы видно. Залезь, посмотри - ты быстро это место найдёшь. О! Мама с папой. Ну, я побежала. А то папа хотел поговорить с тобой, но я запретила. Знаю, ничего хорошего он тебе не скажет.
   И она упорхнула в сторону гостиницы, на пороге которой появились средних лет мужчина и женщина.
   - Хорошо, когда дети - сироты, - буркнул Лоттор и направился к выходу из кемпинга.
   Ему не терпелось найти "ещё одно красивое место", упомянутое Адлинтой.
   Поиски увенчались успехом, и вплоть до самого ужина Лоттор просидел на вершине валуна, созерцая спокойную гладь озера, над которым высились вдали заснеженные горы.
   На следующий день Лоттор вернулся к озеру, взяв с собою книгу. Он не надеялся встретить Адлинту, уехавшую с отцом в леса, однако мыслями постоянно возвращался к ней и... к Альтер-Эго. Что-то в отношениях с Альтер-Эго вызывало у него смутное беспокойство, природы и причины которого он не осознавал. Что-то неприятное скребло в его душе, когда он возвращался мыслями к своему новому "неорганическому знакомцу".
   - Что-то не то, - думал Лоттор. - А что? - не пойму. Вполне нормальный договор. Всё честно. За всё надо платить. Просто этого Альтер-Эго надо проверить, на что он способен.
   С этими мыслями Лоттор спустился к озеру, чтобы зачерпнуть воды и умыться. В воде отражался... Нет, в воде не отражался, а уютно пребывал Альтер-Эго, хитро улыбаясь и подмигивая Лоттору.
   - Бог ты мой, это ты! - воскликнул Лоттор, отдёргивая руку от воды.
   - Да, ты правильно заметил, ты можешь считать меня своим Богом, - пошутил Альтер-Эго. - Мне это чрезвычайно нравится. Ну что, есть желания?
   - Есть. Ты можешь сделать так, чтобы сегодня на ужин было клубничное мороженое?
   - Мороженое??? - расхохотался Альтер-Эго. - Ты прямо как пятилетняя девочка! Ладно, попробуем. Я постараюсь внушить эти мысли шеф-повару.
   Он исчез, но через пару секунд вновь появился в водном зеркале.
   - Слушай, а ты меня что, проверяешь? Я ведь и обидеться могу... - с некоторой угрозой в голосе сказал Альтер-Эго.
   Лоттор внутренне вздрогнул, но виду не подал:
   - Нет-нет, - ответил он. - Скорее, я проверяю сам себя. Свои желания. Я люблю клубничное мороженое.
   - Тогда ладно, - махнул рукой Альтер-Эго, исчезая.
   Клубничное мороженое, действительно было включено в вечернее меню. Рассматривая перечень десерта, Лоттор заметил, что мороженое было впечатано позже остальных блюд. Он усмехнулся:
   - Пойду спрошу шеф-повара...
   Вопрос не вызвал у шеф-повара никакого удивления.
   - Почему добавили мороженое? Просто не было разнообразия в десерте, и я подумал... А вы его заказывали? Вам понравилось?
   - Да, очень вкусно. Спасибо, - ответил Лоттор и снова усмехнулся про себя.
   Договор с Альтер-Эго работал. Значит, можно было планировать более серьёзные желания. Может быть, устранить родителей Адлинты? Пусть уедут. Но тогда они заберут дочь с собой... Чтоб уехали, но оставили её тут? Нет, это посложнее клубничного мороженого. Справится ли Альтер-Эго? А если справится - какую плату потребует? Нет, подождём слегка...
   Лоттор поднялся к себе в комнату. Зеркало привычно отражало то, что должно было отражать. Лоттор подошёл ближе. Изменений не было. Тогда юноша решил позвать своего "покровителя":
   - Эго! Альтер-Эго! Ты где?
   Ответа не последовало.
   Лоттор позвал громче.
   В ответ кто-то стал подниматься по лестнице и, дойдя до комнаты, постучал в дверь.
   - Войдите! - позвал Лоттор.
   Дверь открылась, и на пороге появилась одна из горничных, убиравшихся в коттедже.
   - Вы звали, господин граф? Я могу помочь?
   - Нет, спасибо, - смутился Лоттор. - Я... я репетировал роль в спектакле...
   - А! - улыбнулась горничная. - Тогда удачи!
   - Да уж, - подумал Лоттор, когда женщина ушла. - Надо и впрямь быть осторожнее. Похоже, он не появляется по моему зову. Слуга, тоже мне... Скорее уж, действительно, Бог...
   Альтер-Эго пропал на целую неделю. Ни слуху - ни духу. Впрочем, Лоттору не приходилось скучать. Он гулял по окрестностям, участвовал в экскурсиях и спортивных состязаниях и каждый день, до завтрака и после ужина, отправлялся на озеро в надежде встретиться с Адлинтой. Но девочка не показывалась. Лоттор знал, что семья Адлинты ещё не уехала, он видел всех троих на территории кемпинга, но подойти не решался.
   - Ну почему я ещё не волшебник! - сокрушался Лоттор. - Почему меня так медленно учат! Будь я волшебником, Адлинта давно ушла бы со мной! Я приворожил бы её - и точка! А тут сиди и жди этого Альтер-Эго... который исчез неизвестно в каком направлении!
   Тогда у Лоттора созрел план. Он решил подкараулить Адлинту, когда та останется одна. Не может же она все 24 часа в сутки ходить с мамой за ручку!
   Что же... Случай не замедлил представиться. Как-то после ужина Лоттор заметил трёх юных девушек, катающихся по дорожкам на роликовых коньках. Одна из них была Адлинта. Встав поперёк дороги, прямо на пути катающихся, Лоттор расставил руки в стороны и поймал свою подругу в объятия. Адлинта не успела ни затормозить, ни свернуть вбок.
   - Ах! - воскликнула девочка. - Как неожиданно!
   - Я всю неделю ищу тебя. Жду у озера и на скале. Почему ты меня избегаешь?
   - Пойми, - говорила девочка. - Мои родители не доверяют тебе. А я доверяю родителям. Не исключено, что они ошибаются, и ты - отличный парень. Но всё равно... Пока я не могу встречаться с тобой наедине. Но если хочешь - можешь присоединяться к нашим прогулкам. Я тут подружилась с двумя девчонками, и мы часто гуляем вместе. Думаю, мама согласится с таким вариантом.
   - Твои родители слишком старомодны, - скорчился Лоттор.
   - Но это мои родители, - обезоруживающе улыбнулась девочка. - Они любят меня и хотят мне добра. А ты правда симпатичный!
   Последняя фраза ударила Лоттора словно током. "Правда симпатичный" означает: "Я не люблю тебя, а всего лишь симпатизирую. Ты такой же, как... многие". Он ушёл раздосадованный и угрюмый.
   В тот же вечер Альтер-Эго вышел на связь даже раньше, чем Лоттор подошёл к зеркалу.
   - Эй, - раздался громкий шёпот в комнате юноши, - ты где?
   Лоттор, вздрогнув, обернулся, поднимаясь с дивана, на котором сидел.
   - Тут я!
   - Смотрю, ты расстроен.
   - Да так, пустяки...
   - Не думаю. Расскажи мне. Если смогу - помогу.
   Лоттор вплотную подошёл к зеркалу, почти касаясь лбом стекла. Альтер-Эго, ухмыляясь, отодвинулся.
   - Я люблю девушку, - процедил Лоттор, ударяя кулаком по зеркалу. - А она меня - нет.
   - Так уже совсем? - усмехнулся Альтер-Эго.
   - Не совсем. Да, я ей нравлюсь, но встречаться со мной она не хочет, боясь осуждения родителей. Я не знаю, как убедить её, что намерения мои самые чистые.
   - А ты не убеждай, - ответил Альтер-Эго, подходя ближе. - Я нашепчу ей такие мысли, что она бросится к тебе в объятия при первой же возможности. Легче лёгкого.
   - Правда? - зачарованно прошептал Лоттор. - Сделаешь?
   - А что? - пожал тот плечами. - Легче лёгкого. Женщины всегда готовы влюбиться в принца. А ты для неё ещё какой принц! А тебе тоже подскажу - в холле у столовой висит карта окрестностей. Изучи её как следует - тебе же нужно найти укромный райский уголок для встреч с Адлинтой.
   - Всё-то ты знаешь, - проворчал Лоттор. - Кроме одного: у нас уже два "райских уголка" на примете.
   Однако душа его ликовала.
   На следующий день Адлинта первая подбежала к Лоттору, когда тот, как обычно, вышел к озеру полюбоваться на красоты природы. Она, чуть стесняясь, подошла к нему и села рядом на камень.
   - Привет, - сказала Адлинта.
   - Привет, - ответил Лоттор. - Рад тебя видеть!
   - Я тоже... Мама с папой думают, что я с подругами...
   - Ну и пусть думают, - кивнул головой Лоттор, обнимая девушку за плечи.
   - Я тоже так решила, - вскинула голову Адлинта. - Не маленькая уже! Через три месяца мне 15 исполнится. В давние времена я могла быть матерью одного-двоих детей!
   Она взяла Лоттора за руку и решительно потащила в чащу леса. В этот день они гуляли почти дотемна. По дороге в кемпинг им встретились подруги Адлинты, счастливые, что оказали услугу влюблённым.
   - Вы ещё не ужинали? - удивилась Адлинта.
   - Конечно, нет! - всплеснула руками одна из подруг. - А ты что думала? Что мы вернёмся без тебя? Тогда назавтра мы обе остались бы без головы. Нет, не обе - все четверо, включая тебя и твоего друга. Мы знали, что вы пойдёте по этой дороге. Пошли все вместе. Будем виниться. Скажем, что мы тебя задержали.
   - А ты, - обратились они к Лоттору, - лучше оставь нас. Ну... сам знаешь, почему...
   На этот раз всё обошлось. Родители лишь пожурили Адлинту, взяв с неё слово больше не задерживаться так долго.
   Следующая вылазка состоялась ночью, когда Лоттор повёл свою подругу купаться в озере в лучах Полнолуния. А спустя ещё четыре дня Лоттор сделал Адлинте предложение.
   - Выходи за меня замуж, - попросил он.
   - Замуж? Сейчас? - рассмеялась Адлинта. - Но мы же ещё так молоды! Я бы хотела получить образование, встать на ноги.
   - Но ты встанешь! Я помогу тебе! - пообещал Лоттор.
   Адлинта покачала головой:
   - Нет, всё-таки давай подождём лет десять... ну хотя бы пять... В свою очередь, обещаю, что никому не отдам сердце, кроме тебя! Но... надо подождать!
   - Я и не тороплю тебя. Просто... просто давай обручимся прямо сейчас! А потом будем ждать, сколько надо. Хоть до старости. Нет, - прервал он сам себя. - До старости - не хочу.
   - Я тоже, - рассмеялась Адлинта, обнимая Лоттора. - А как это - "обручимся"?
   Лоттор засунул руку в карман, вынимая небольшую коробочку.
   - Смотри, - сказал он. - Я специально заказал два колечка. Одно тебе, другое мне. Видишь - это будет твоё кольцо. Внутри написано моё имя. А это - моё. С твоим именем.
   - Какая красота! - воскликнула Адлинта. - А камушек так похож на бриллиант!
   - Это и есть бриллиант! - вспыхнул Лоттор. - Неужели ты считаешь, что я мог бы подсунуть тебе безделушку! Надень его. Дай я тебе его надену. Вот так. Смотри - точно впору!
   Адлинта в изумлении созерцала перстень, поглаживая камень. Казалось, она была очарована подарком.
   - А мне? - спросил Лоттор. - Ты наденешь мне кольцо?
   - Ой, извини! - улыбнулась Адлинта. - Конечно! Какая же я глупая!
   На следующее утро двое влюблённых встретились в столовой.
   - Ты сняла перстень? - прошептал Лоттор, увлекая Адлинту в сторону.
   - С ума сошёл! - так же шёпотом ответила девочка. - Конечно, сняла! С пальца. Зачем мне расспросы родителей? Они, конечно, никогда не видели бриллиантов, но золото отличить смогут. А для них золото - тоже слишком дорого и неправильно. Как бы я им объяснила такое приобретение? Но не волнуйся. Смотри - твоё кольцо поселилось около моего сердца. На цепочке!
   Она потянула за цепочку, висевшую на шее, вынимая висящее на ней колечко.
   - А моё кольцо здесь! - гордо произнёс Лоттор, выставляя палец.
   - Я люблю тебя, - сказала Адлинта и, увидев родителей, побежала к ним.
   ***
   Лоттор вздохнул, словно переводя дыхание. Я, не перебивая, молча сидела, опустив глаза.
   - Знаешь, - проговорил Лоттор, - я не могу предвидеть, что случится со мной после моего рассказа. Неважно. Мне это безразлично. Насчёт тебя, уверен, ты защищена. Ты знакома с ними и ты не давала слова молчания. Это многого стоит. Тем не менее, будь осторожна. Следи за своими мыслями и желаниями. Не рискуй, даже если почувствуешь полную свободу и неуязвимость. Помни самое главное - они паразитируют на наших желаниях! Это самое важное, что ты должна всегда помнить - они паразитируют на наших желаниях.
   - На желаниях... - зачарованно прошептала я. - Похоже, ты абсолютно прав.
   - Да, энергия, которую излучают мысли и эмоции - всего лишь производное от наших желаний. Тебе никогда не приходило в голову, почему человечество веками бьётся над вопросом - как найти верный способ исполнения желаний? Молитвы, визуализации, всякие научные и антинаучные технологии, тренинги, ритуалы... Но знаешь ли ты кого-нибудь, кто задумался над истинной природой большинства наших желаний? Знаешь ли ты кого-нибудь, кто спросил себя: "А зачем мне вообще данное желание"?
   - Хм... Нет... Обычно считается, что желания даны нам, чтоб стремиться к ним любой ценой. Желания, мечты...
   - ... большинство из которых подброшены всякими Кураторами типа "Мэри" и "Альтер-Эго". Желание властвовать над другим человеком, обладать им - из их числа. Сила желания - огромная сила. Но желаниям нужно долго и основательно учиться... Не осуществлению желаний - самим желаниям.
   - То есть, с одной стороны, существуют желания, полезные нам, а с другой - полезные Кураторам?
   - Можно и так сказать. Человек становится истинным мудрецом, научившись отделять одно от другого. Я бы сказал, Просветлённым мудрецом. И Кураторы больше не властны над ним.
   - Ты это теперь умеешь, - предположила я.
   - Скажу так - процентов на семьдесят. В то время, о котором тебе рассказываю - не умел вообще. Я был надменным и бессердечным. Я желал обладать. Обладать силой и властью, вниманием других людей, судьбой Адлинты. Представляешь, какой пищей для Кураторов я был? Ладно, ещё раз повторю: в ближайшие дни старайся быть особенно внимательна к своим мыслям, чувствам и желаниям. Будь осторожна.
   - Я всегда стараюсь быть осторожной, - ответила я, искоса взглянув на Лоттора. - Но... дальше-то что случилось?
   - Закономерная развязка истории, убившая Адлинту физически, а меня - во всех остальных отношениях...
   ***
   Все последующие дни Лоттор и его подруга пытались проводить время вместе, изыскивая способы скрыться от родителей. Это им удавалось легко. Адлинта "прикрывалась" приятельницами. Лоттор никем не "прикрывался", ибо его собственные родители были заняты, прежде всего, сами собой и младшими детьми. Приятельницы всячески помогали влюблённым, изображая героинь сентиментальной повести.
   Заканчивался месяц отдыха. Подруги Адлинты покинули кемпинг раньше, раздосадованные, что не смогут следить за продолжением романа. Лоттор был рад. Ему надоели девчонки, вечно сующие свой нос, куда надо и не надо.
   - Слава богу, они уехали, - признался он Адлинте. - Какое счастье!
   - Но они нам помогали! Неужели ты это не ценил? - удивилась Адлинта.
   - Конечно, ценил. Поначалу. Но затем их роль сошла на нет. Они нужны были, чтобы отвлекать твоих родителей. Но теперь твои родители, я уверен, ничего не подозревают. Мы ни разу не показались вместе пред их очами. Наверняка они забыли обо мне.
   - Да, похоже, ты прав! Они ничего о тебе не говорят.
   - Вот и отлично. Значит, утром - озеро, вечером - скала. И где оставлять записки в случае чего - ты помнишь.
   - Конечно! - радостно прошептала Адлинта. - Как обычно! Ты остаёшься на второй месяц?
   - Да.
   - И мы тоже... Ой! Уже половина десятого. Я должна быть дома. Одной мне по ночам нельзя...
   - "Одной по ночам", - проворчал Лоттор, когда остался один. - Со мной она "одна". Нет, это мне не нравится. Нужно поработать в мозгах всех троих - и дочки, и мамы, и папы. Почему их отношения не такие, как у меня с родителями?
   Он поплёлся домой, обдумывая на ходу очередной "заказ" своему Альтер-Эго.
   - Пусть возьмёт у меня много энергии. Я даже согласен слечь с температурой или головной болью. Но мне крайне необходим конфликт в доме Адлинты. Чтоб она сбежала ко мне.
   Поднявшись в комнату, Лоттор сразу же уселся у зеркала. Альтер-Эго на сей раз не замедлил появиться.
   - Что будем заказывать? - поклонился он, изображая услужливого официанта.
   - Конфликт.
   - Конфликт? Кого с кем? Я обожаю энергию конфликта! Ты молодец. Так чей конфликт?
   - Любой конфликт в семье Адлинты. Цель конфликта - любая из нижеперечисленных. А - родители выгоняют Адлинту из дома. Б - Адлинта восстаёт и сама отказывается жить с родителями. В - Адлинта не отказывается жить с родителями, но требует, чтобы её отпускали куда угодно и с кем угодно. Г - любая другая на твоё усмотрение, но чтобы мы могли, наконец, нормально общаться с Адлинтой, не прячась.
   - Браво! Ты делаешь успехи! - сказал Альтер-Эго. - Я постараюсь.
   - Постарайся, пожалуйста. Сейчас это дело жизни и смерти!
   Назавтра Адлинта вообще не появилась в столовой. Родители приходили без неё. Лоттор ликовал. Он не знал, что происходит, но чувствовал какие-то изменения в ситуации. Отец Адлинты был озабочен, мать - напряжена и расстроена.
   - Что же произошло? - спрашивал себя Лоттор. - И где, всё-таки, Адлинта?
   Он залез на скалу, сбегал к озеру. Адлинты нигде не было. Записки - тоже. На обратной дороге, уже в кемпинге, Лоттор неожиданно столкнулся с родителями подруги. Они кратко поздоровались с ним и прошли мимо, словно люди, совершенно не имеющие к нему никакого отношения. Впрочем, так оно и должно быть, если Адлинта не рассказала правду.
   На следующий день Адлинта пришла на завтрак, но выглядела больной и измождённой. Встретившись взглядом с Лоттором, она чуть заметно бросила взгляд на скалу, видневшуюся из окна. Лоттор понял намёк и утвердительно кивнул головой.
   Адлинта ушла первая. Лоттор догнал её уже на пути к вершине.
   - Что с тобой? - обеспокоенно спросил он. - На тебе нет лица.
   - Я не знаю, не знаю! Вчера мне было настолько плохо, что я весь день провела в постели. Мне кажется, я схожу с ума. Я нагрубила маме, она была просто в ужасе. Потом я стала думать, что ненавижу обоих родителей. Такое впечатление, что меня стало две. И этот злой голос - вовсе не мой голос. Папа говорит, что такое бывает при шизофрении. Но я не хочу становиться сумасшедшей! От этого злого голоса у меня разболелась голова. Я пыталась заглушить его, но бесполезно. Родители дали какие-то таблетки, но не помогло.
   - И что говорит "злой голос"?
   - Что родители - тираны, что я должна убежать, что я должна их презирать и ненавидеть. Смотри...
   Она подняла руку, на которой отпечатались следы зубов.
   - Это я себя укусила. Почти до крови. Потому что изо рта моего вырывались такие слова... завтра мы уезжаем. Папа говорит, что меня надо показать психиатру.
   Лоттор почувствовал, что какой-то камень ударил ему в сердце. Он испугался, нет, он просто покрылся холодным потом от ужаса, осознав, в чём причина такого состояния подруги.
   - Нет! Адлинта! Что ты! Нет! Я знаю, что это такое. Ты не должна бояться.
   - Как я могу не бояться такого...
   - Это не раздвоение твоей личности. Пойми, дорогая, это действительно чужой голос. Наука не признаёт такого, но я знаю, это факт! Есть такие существа, неорганические существа, которые могут влиять на мысли людей. Я сам испытал воздействие подобного. Ты просто должна это понять и не бояться. Когда ты услышишь этот голос, скажи: "Это просто злой голос, я так не думаю". И всё пройдёт.
   Он повернулся в сторону озера, блестевшего в лучах утреннего солнца. Помимо бликов солнца, в озере мерцали отражения деревьев, облаков и колыхалась огромная фигура Альтер-Эго, настолько огромная, что видны были только голова и плечи, занимавшие всю поверхность воды. Альтер-Эго противно усмехался.
   - А ты нарушил договор, - прозвучало прямо в ухе Лоттора.
   - Это всё должно быть прекращено! Оставь её в покое!
   - С кем ты говоришь? - прошептала Адлинта.
   - С этим существом, дорогая...
   - Оставить? - Альтер-Эго дёрнулся и почти растёкся по воде. - П-хи! С чего бы это? Ты нарушил договор. Больше ни одного желания... Теперь я делаю то, что хочу и как хочу, - звучало в ушах Лоттора.
   - Но ей же плохо!
   - А чего ты хотел? Ты - заказчик, я всего лишь скромный исполнитель. Ладно, пока, ещё встретимся.
   Он исчез. Адлинта в изнеможении легла на траву.
   - Голова, как чугун...
   Лоттор опустился рядом с Адлинтой и положил её голову себе на колени.
   - Милая, послушай меня! - он погладил её по голове. - Поверь, ничего страшного. Такое бывает. Вот... вот о чём ты сейчас думаешь?
   - О том, что всё это странно...
   - Правильно! А "злые мысли"?
   - Сейчас их нет...
   - Тебе легче? - спросил Лоттор.
   - Да, немного, - ответила девочка. - Так это, правда, было существо какое-то?
   - Да, я же тебе говорил... Я думаю, оно больше не будет тебя трогать. Я почему-то так чувствую.
   - Лоттор...
   - Что?
   - А зачем это существо напало на меня? Я ничего плохого не делала...
   Лоттор отвернулся и закусил губу.
   - Так почему же? Не знаешь? - снова спросила девочка, глядя на него сверху вниз умоляющим взглядом.
   - Я могу ошибаться... - начал Лоттор. - Знаешь, Адлинта, мне кажется... кажется, что они нападают на всех без разбору. Кто подвернётся под руку. Как комары в лесу. Или осы. Тебя осы кусали?
   - Да.
   - Так же и эти существа...
   - А ты мастак врать! - зазвучало в ухе у Лоттора. - Давай, ври дальше. Кстати, очень вкусно!
   - Иди отсюда! - чуть слышно сквозь зубы огрызнулся Лоттор.
   - Иду-иду... Вот прелесть! Чудесная злость! Просто деликатес!
   Лоттор зажал уши руками. Голос исчез.
   - Что с тобой? - спросила Адлинта, приподнимаясь. - Существо?
   - Да, - мрачно процедил Лоттор. - Видишь, оно и ко мне привязалось. Так что ты не одна. Знаешь, давай я тебя провожу домой. Ложись, отдохни. Займись чем-нибудь приятным. И помни - ты не сумасшедшая, что бы ни говорила по этому поводу "наука". Пойдём.
   Он поднял её на ноги и, обняв за талию, повёл назад в кемпинг.
   Вернувшись к себе, Лоттор в сердцах ударил кулаком по зеркалу.
   - Проклятый Альтер-Эго! Это так ты "помогаешь"...
   - А что ты хотел? - раздался голос из блестящей полированной поверхности серванта. - Я делал всё, что мог. Кто ж виноват, что у моей "клиентки" столь сильный голос свободной воли? Люди обладают свободной волей и не всегда подчиняются нашему голосу. Да и не только люди. Возьми садовника. Он сеет, удобряет, поливает. Что-то всходит в результате, что-то нет. Никто не потребует от садовника стопроцентной всхожести семян. В общем, зря ты полез. Они бы не уехали. Не прошло с девчонкой - я мог бы переключиться на папу или маму... Но ты всё испортил. Ты нарушил договор. Пока! Я вне игры!
   В эту ночь Лоттор не мог заснуть. Он убежал на озеро и до утра лежал на камнях, глядя в небо. Он не пошёл на завтрак, потому что не хотел есть. Правда, он забежал на минутку к себе в комнату, чтобы взять фотоаппарат, купленный несколько дней назад, и пойти снимать виды природы.
   По дороге его догнала Адлинта. Она выглядела неплохо по сравнению со вчерашним днём. Немного усталая, но спокойная и уверенная.
   - Ох, я снова сама в себе, - сказала девочка. - Чего только на свете не бывает! Я рассказала родителям о "существе", но они не поверили. Всё-таки папа не оставил мысль отвести меня к врачу... К тому же я стала такая неуклюжая после всего этого! Смотри, синяк на локте. Это я упала на ровном месте. Голова иногда кружится... Ладно, пройдёт. Какой у тебя фотоаппарат! Дорогущий, наверно. А ты можешь меня сфотографировать? На нашем камне? Сейчас я цветов наберу.
   Она собрала огромный букет и показала Лоттору.
   - Красивый?
   - Да.
   - Тогда я полезла на валун.
   - Осторожно, Адлинта!
   Забравшись на камень, девочка скомандовала:
   - Вот так! Снимай!
   Лоттор сделал снимок.
   - Давай ещё!
   Она сделала шаг назад и, поскользнувшись, упала назад. Лоттор бросился к ней, обежав валун, но девочка лежала без движения. Подойдя ближе, Лоттор понял, что Адлинта мертва. Она умерла мгновенно, видимо, ударившись головой об один из острых камней, разбросанных вокруг валуна.
   Оказавшись рядом с погибшей подругой, Лоттор почувствовал, что у него останавливается сердце и дыхание. В слабой надежде он попытался позвать Адлинту, дотронулся до неё, но мгновенно понял бесполезность всех усилий. В следующую секунду он хотел лечь и умереть рядом. Он был буквально парализован. Но спустя минуту паралич стал уступать место страху, ужасу, предметом которого оказывался он сам, Лоттор...
   - Ты не должен оставаться с ней... Если тебя увидят - могут подумать... Ты должен быть вне игры... Кольцо! Главное, забери кольцо с твоим именем. Родители могут не знать тебя под именем "Лоттор", но бриллиант тебя выдаст... Они поймут... Скорее... Может быть поздно...
   Проворным движением он снял кольцо с серебряной цепочки, висевшей на шее Адлинты и засунул в карман. Затем, закрыв лицо рукой, он отвернулся от Адлинты, поднялся и бросился прочь.
   - Я должен рассказать... нет, я ничего не должен говорить... нет... - бормотал он по дороге.
   Прибежав в кемпинг, он сел на скамейку, чтобы отдышаться.
   - Пусть кто-нибудь пойдёт к озеру... пожалуйста... - про себя взмолился Лоттор.
   ***
   Лоттор замолчал и встал, чтобы налить стакан воды.
   - Я не знаю, - медленно произнёс он, поворачивая в руке стакан, - какие силы услышали мои мольбы. Помню только, что Адлинту обнаружили спустя час или полтора. Я не знаю, чем объясняли причину её падения. Моим родителям была безразлична чужая девочка, а посторонних я боялся спрашивать, чтобы не выдать своих чувств. Один раз, правда, я услышал разговор двух женщин, обсуждавших этот случай. Одна из них склонялась к мысли, что "у девочки не всё было на месте с головой". Дескать, сам отец её об этом говорил. Другая женщина уверяла, что это просто "несчастный случай и неподходящая обувь"...
   Он замолчал и снова сел в кресло. На столе зазвонил стационарный телефон. Лоттор вздрогнул, как-то болезненно скривился, но взял трубку.
   - Да? Нет, всё в порядке, Пип. Да, я отключил мобильник. Ничего, я дома. Не волнуйся. Нет, это всего лишь накатывающие удары прошлого. Болезненны, но безопасны. Да... да... Не бросай своих детей. Завтра встретимся. Пока...
   - Пип волнуется, - обратился он ко мне, слабо улыбнувшись. - Он всегда чувствует негативную энергию... А ты знаешь, странно... Мне почему-то стало легче. Я ожидал обратного эффекта.
   - Может, не стоило всё это держать в себе столько лет, - предположила я.
   - Как сказать? Эти события настолько ударили по мне, что изменили всю мою дальнейшую жизнь. Не сразу, а в течение нескольких месяцев. Первые дни после смерти Адлинты я жил так, как будто ничего не произошло. Будто всё случившееся замкнулось в некую отдельную капсулу и лежало где-то в кармане. Зато потом, особенно когда я вернулся домой, со мной стали происходить странные вещи. Я почувствовал фальшь собственной жизни, пустоту собственных ценностей и желание порвать со всеми, кого знаю. Встретившись с наставницей, я объявил о своём желании полностью посвятить себя магическому миру и отказаться от наследства и титула. Она мне сразу поверила и поинтересовалась, что произошло. Я попросил её не спрашивать об этом. Она не настаивала. Сказала лишь, что у меня изменилась энергетическая структура тела. Такое бывает только в случае клинической смерти и некоторых жёстких ритуалов посвящения. Зато теперь, сказала она, меня можно учить всерьёз, и я, по своей конфигурации энергии, впоследствии смогу стать Хранителем Времени достаточно высокого уровня...
   - И ты больше не встречался с Альтер-Эго?
   - Нет. Ни с ним, ни с кем-либо другим из их породы. Я не знаю, было ли это наградой или, наоборот, наказанием. Во всяком случае, я понял одно - избавляйся от ненужных желаний, и ты в безопасности. Такие существа никогда не паразитируют на желании стать сердечным или познать свою сущность. Гави, я не совершенен и сейчас, но кое-чего достиг в ходе внутренней работы.
   - Ещё бы... А мысли читать? Ты всегда это умел?
   - Нет, это тоже пришло со временем. Возможно, моя наставница приложила к этому руку. А быть может, я просто перестал думать о мелочах, которые создают весь этот мозговой шум, мешающий слышать Реальность...
   - Келлани... Она чем-то напоминала тебе Адлинту?
   - Да, ты права. Когда я впервые увидел её в том дачном посёлке... Но не это привлекло меня в Келлани и заставило познакомиться с ней. Напротив, будь она копией Адлинты, я бы бежал от неё, как от огня, боясь навредить. Или, скорее, взял бы её за руку и сдал в лагерь, чтоб не наделала глупостей. Не нужно быть великим магом, чтобы понять, чего она хотела тогда... Но я увидел искру волшебства в её существе. Адлинта не была волшебницей. Она была обычной девочкой. А Келлани была наполнена волшебством с самого начала.
   - Нет... просто я о твоей фразе. Когда я настаивала на поисках Мартинка, ты сказал, чтоб я "не смела трогать Келлани". Поэтому я...
   Лоттор отрицательно покачал головой.
   - Забудь вообще эти мои слова. Я был бессилен тебя остановить и хотел уязвить тебя. Разумеется, Келлани свободна отвечать за себя и принимать решения. Она осторожна и не лезет на рожон. Здесь я виноват, конечно. Я не должен был так говорить.
   - Ничего ты не виноват, - проговорила я. - Просто ты хочешь быть идеальным и держать всё под контролем. А это невозможно, Элеторринс...
   Услышав своё старое имя, Лоттор резко вскинул голову, затем медленно опустил её. Он ничего не ответил, лишь на мгновение закрыл лицо рукой.
   - Лоттор, - позвала я, когда молчание стало затягиваться. - А когда ты взял нынешнее имя?
   - В момент "смерти" Элеторринса... Когда отказался от своего социального статуса, перешёл в мир магии и был представлен магическому сообществу. "Лоттор" - единственное, что осталось у меня от Адлинты...
   - Понимаю, почему ты ненавидишь Мартинка, - вдруг осенило меня.
   - В смысле? - удивился Лоттор.
   - Оставив тело, он живёт... Адлинта - нет...
   Лоттор круто развернулся в мою сторону и уставился мне в глаза.
   - Ну ты даёшь! Слушай, а ведь точно... Я и сам не мог понять, почему меня раздражают эти "промежуточные". Даже Зелинта, при всём почтении к ней...
   - И ты не пытался найти Адлинту?
   - Пытался, Гави. Но не добился успеха. Не каждый задерживается в "промежуточном" состоянии. Кто-то заново рождается, кто-то уходит в иные миры... Даже волшебников не всегда можно найти после их смерти, а она была просто девочка... И это случилось так давно!
   - Лоттор, ты думаешь, это Альтер-Эго сделал? Я имею в виду... столкнул Адлинту...
   Лоттор пожал плечами и покачал головой:
   - А ты как думаешь?
   - Мэри говорила, что они иногда провоцируют смерть... питаются энергией страданий...
   - Вот как? Может быть... Если это не было формой наказания мне за нарушенный договор... Ладно, Гави. Кольцо, говоришь, у библиотекаря? Завтра пойду, заберу. Спасибо тебе...
   Он встал и посмотрел на часы.
   - Ого! Уже девять вечера! Слушай, отправляйся-ка к Орлидену. Малец там ужин сготовил, пусть тебя накормит. Заодно напомни ему, чтоб молчал о Мэри. Ну, иди, иди. Со мной всё в порядке.
  

Глава 15

ДЕЙСТВИЯ "СКЕЛЕТА В ШКАФУ"

   Спустившись на кухню, я застала Орлидена в полусонном состоянии, сидящего за разделочным столом, на котором красовался ноутбук в компании нескольких книг и тетрадок. Увидев меня, Орлиден быстро поднялся и двинулся мне навстречу.
   - Ой, привет снова! Ты...
   Он юркнул мимо меня и выглянул за дверь, после чего вернулся и продолжил:
   - Ты что, одна? А он где?
   - Остался у себя. Очевидно, не будет ужинать. А ты? Ты уроки готовишь?
   - Да. Доклад завтра по истории. Вот, роюсь на сайтах. Кстати, тебе привет от Мэри. Она тут была недавно.
   Я подошла к плите налить суп.
   - Мэри? - переспросила я. - Очень приятно. Смотрю, вы не на шутку подружились. Не могу сказать, что рада за тебя. Но это твой выбор.
   - "Не могу сказать!" - насмешливо передразнил Орлиден. - Ты просто завидуешь. Я знаю, тебя она давно не навещает. Точно?
   - Точно.
   - Поэтому завидуешь. И не отрицай.
   - А ты хочешь, чтоб я отрицала?
   Суп уже был остывший, но на удивление вкусный. Всё-таки, несмотря на сложности, Орлиден развивается. Кто знает, может быть такому человеку, как он, Кураторы на пользу? Быть может, миссия Орлидена - жить в социальном мире и совершенствоваться в играх, которые этот мир предлагает? Если так, то Мэри ему - незаменимый помощник.
   - Гави, - прервал мои размышления Орлиден. - Я решил готовиться в институт.
   - Отлично, - обрадовалась я. - Это всегда полезнее, чем быть без образования.
   - Мэри обещала помочь.
   - И как же? - удивилась я.
   - Она подскажет пути, как можно умаслить приёмную комиссию. Единственное, я должен решить - куда поступать. Впрочем, времени у меня ещё много.
   - Немного, если ты решил заняться музыкой. Чтобы поступить в музыкальный колледж - нужна специальная подготовка.
   - Ой, нет! - презрительно скривился Орлиден. - Это уже не престижно. О чём ты говоришь?!
   - Ну да, - согласилась я, приступая к запеканке из баклажанов.
   Мой собеседник, пожав плечами, промолчал.
   - Слушай, Орлиден, - вдруг вспомнила я. - Ты хорошо осознаёшь, что ни с кем, я повторяю - ни с кем, кроме меня ты не можешь говорить о Мэри.
   - А с чего ты решила, что я забыл про это?
   Он дёрнул плечами и надменно задрал нос, "сверху вниз" глянув на меня. Я сделала вид, что не заметила его высокомерия.
   - Я не решила, что ты забыл. Просто напоминаю. Нарушать договор с Кураторами опасно.
   - Ой-ой! Не строй из себя нянечку-мамочку! Тебе это не идёт, - усмехнулся мальчишка. - Я всё помню. Сама-то ты никому не проболталась?
   - Что касается меня, то я не заключала договора...
   - Вот как? - удивился Орлиден.
   - Да. Запрет на разговоры вступает в силу только в том случае, если ты даёшь слово молчания. Я его не давала.
   - А-а... И почему?
   - А зачем мне?
   - Не знаю... Но она же велела... Я имею в виду Мэри.
   - Да. Велела. Но это не значит, что мы обязаны её слушать. Впрочем, ты добровольно согласился и сам выбрал свой путь.
   Я встала и пошла к посудомоечной машине, чтобы положить туда грязные тарелки. Краешком глаза я заметила, что Орлиден задумался над моими словами. Вернувшись назад, я сказала:
   - Ну ладно. Спасибо за ужин. Суп и запеканка были вкусные.
   - Да не за что, - отмахнулся Орлиден. - А ты что, всерьёз думаешь, что мы можем не слушать Мэри?
   - А с какой радости мы вообще должны её слушать? Она - неорганическое существо, паразитирующее на наших эмоциях и желаниях. Честно говоря, она напоминает мне хищное насекомое, которое прежде чем начать пить кровь из жертвы, впрыскивает в неё что-то аналогичное наркотику... Чтоб жертва не слишком дёргалась... Честно говоря, я не думаю, что Мэри помогает тебе из соображений альтруизма.
   Орлиден слегка поник и осунулся. Затем он пошевелился, словно стряхивая с себя мои слова, и произнёс:
   - Да ну тебя! Мэри - классная! Ты просто завидуешь.
   - Ладно, ладно, - перебила я. - Считай, что завидую. Главное - молчи про неё. Это важно.
   - Да молчу, Гави, молчу! - недовольно высказал Орлиден. - Не дурак, знаешь ли...
   Затем он добавил более миролюбиво:
   - Учитель точно не придёт?
   Получив мой отрицательный ответ, мальчишка зевнул:
   - Хорошо. Тогда я пошёл к себе. Посижу в Интернете, затем спать завалюсь.
   Оставшись одна, я выпила чаю и, затем, решила подняться наверх, чтобы пройти к себе в комнату. Часы показывали без пятнадцати десять. Время не было поздним, но меня начинало клонить ко сну.
   Какой-то частью сердца я волновалась за Лоттора. Оставив его в объятиях прошлого, я испытывала некоторое беспокойство. Я не знала, куда могут привести нахлынувшие на моего друга воспоминания. Поэтому я решила пройти мимо его кабинета и заглянуть, чтобы пожелать спокойной ночи. Просто так. Для успокоения собственной души.
   Двигаясь по коридору, я услышала странные звуки. До меня доносился спор двух или более мужчин, раздававшийся из спальни Лоттора. Спор, на моё ощущение, приобретал жаркий характер. Голоса звучали громко и весьма агрессивно.
   Я подошла ближе. Один из голосов однозначно принадлежал Лоттору. Второй... Второй - тоже ему! Создавалось ощущение, что это Лоттор спорит сам с собой, находясь в разных состояниях. Один из "Лотторов" был насмешлив и надменен, второй - будто чем-то напуган.
   - Ты снова нарушил соглашение! - провозгласил надменный Лоттор.
   - Ну и что? - отвечал его испуганный оппонент. - Я полагал, что соглашение расторгнуто много лет назад.
   - Не скажи. Соглашение не может быть расторгнуто. Ты был наказан за прошлую ошибку. Но это не значит, что ты можешь теперь грешить направо и налево. Кто была она? Адлинта номер два?
   - Это тебя не касается, - ответил "второй" Лоттор. - Она не имеет отношения к нашему договору.
   - Не тебе решать, что имеет отношение к договору, а что - нет.
   - В любом случае лишь я один должен отвечать за случившееся. Эту девушку ты не смеешь трогать...
   Мне не нравился данный диалог. Несмотря на желание спать, я решила выяснить, что именно происходит в спальне Лоттора. Я подошла к двери и громко постучалась.
   Лоттор отворил дверь, но встал в проёме, очевидно, не решаясь меня впустить. Лицо его было напряжённым и каким-то растерянным.
   - Гавушка... Я...
   - О! - пророкотал голос в глубине комнаты. - Адлинту номер два зовут "Гавушка"! Приятно познакомиться!
   Я, не дожидаясь приглашения войти, протиснулась между Лоттором и полуоткрытой дверью.
   - Так уж и поверила! Врёшь. Тебе неизвестно чувство приятного! - ответила я, озираясь по сторонам и пытаясь разглядеть источник надменного голоса.
   - Ого! Так ты чего, меня слышишь? - удивился "голос". - Она чего, меня слышит? - повторил он, обращаясь к Лоттору.
   - Она волшебница, - кратко объяснил тот.
   - А-а... Тогда всё намного веселее! - расхохотался "голос".
   Я определила источник звука. Зеркальная поверхность стоящего в углу шкафа была наполнена движущимися очертаниями молодого мужчины, внешне похожего на Лоттора, но значительно моложе. Можно было подумать, что в зеркале отразился его сын или внук.
   Я подошла к зеркалу и встала напротив, скрестив руки на груди.
   - А ты, если не ошибаюсь - Альтер-Эго, - предположила я.
   - Для тебя - нет, - фыркнуло "отражение". - Для него - да.
   Отражение указало пальцем в сторону Лоттора.
   - Хорошо. Ты - Куратор.
   - Бах-тра-та-тах! - опешило "отражение". - Ты откуда такая умная?
   - Неважно, - фыркнула я. - А ты зачем в "зазеркалье" прячешься? Не можешь выйти наружу?
   - Не твоё дело, - отвернулось "отражение". Затем добавило в сторону: - А ты сама полезай в зеркало, коли такая прыткая.
   - Я подумаю, - поклонилась я с улыбкой.
   - Гави, - вмешался Лоттор. - Пожалуйста, говори меньше...
   - А ты ей рот не затыкай! - огрызнулось "отражение". - Слушай, Гави, - обратилось оно ко мне с очаровательной улыбкой и приосанилось. - Как я выгляжу?
   Я пожала плечами.
   - Нормально. Ты похож на холёного повесу-эгоиста.
   - Да? - "отражение" почесало лоб и потёрло нос. - Ты ошеломляюще права. Таков он и есть, твой старый дружок... Этот... что стоит за твоей спиной...
   - Лоттор??? - воскликнула я, оборачиваясь.
   - Лоттор, Лоттор... - согласилось "отражение".
   - Ты не похож на него...
   - Внешне? Разумеется! Зачем мне рядиться под старикана? Попроси его показать старые снимки - таким он был лет в 25... Ладно, Гави. Не знаю, откуда тебе известно о Кураторах, но ты права. Я и есть он самый... - он галантно поклонился.
   - Ну и?.. - осторожно спросила я, глядя чуть исподлобья.
   - ... ну и тебе за это полагается бонус! - широко улыбнулся Куратор. - Я сделаю то, о чём ты просила!
   - Я? Когда? Я ни о чём не просила...
   - Ты просила меня выйти из "зазеркалья", Гавушка! И я охотно подчиняюсь твоему приказу!
   Он начал протискиваться через зеркальную поверхность, отчего она стала напоминать воду, подёрнутую лёгкой рябью. Спустя пару секунд Куратор уже стоял перед нами, так сказать, во плоти.
   Меня поразил его невероятный рост - не ниже двух метров - отчего мне приходилось задирать голову, чтобы смотреть ему в глаза. Я хихикнула:
   - Это-то зачем? Хочешь сказать, что Лоттор в 25 лет был таким высоченным?
   - Не был. Но - мечтал! Сама посуди, Лоттор - человек невысокий, хотя и смазливый. А я, как Альтер-Эго, вполне имею право отражать его чаяния и мечты... Теперь пусть кусает локти! Мы, Кураторы, обладаем огромной силой и возможностями. Кто знает, не нарушь он договор, быть может, я и подсказал бы ему, как вырасти? Ладно, Гави! Твою первую просьбу я выполнил. Какая вторая?
   Я хотела попросить его оставить в покое Лоттора и отправиться восвояси, но промолчала. Куратор явно "затягивал" меня на свою территорию, используя уловки обольщения и пытаясь манипулировать моим сознанием. "Твою первую просьбу я выполнил"... Где-то я уже сталкивалась с этим...
   Перед глазами замелькали кадры аналогичных ситуаций. Нет, это были не "Кураторы", это были обычные люди. Люди, которые пытались подольститься к тебе, убедить в том, чего не было и потом благодарили тебя за то, что ты вовсе не делала и не говорила. Активность, улыбки, восторг, радость... Тебе делают комплимент, но ты чувствуешь, что можешь стать "ещё лучше", если... "Неужели ты всё ещё не понимаешь?" - слышится подтекст обращённых к тебе слов. Тобой восхищаются, но журят за медлительность. Ты боишься, как бы этот лёгкий налёт осуждения не усилился. Ты теряешь бдительность, расслабляешься, и наступает момент, когда ты в ловушке. А! Вот! Так поступают сторонники чрезмерно "активных" продаж, когда умудряются впихнуть тебе совершенно ненужную вещь. И ты покупаешь её, открыв рот и закатив глазки... Хорошо, если ненужная вещь - какая-нибудь губная помада за три копейки... А если это, к примеру, пылесос стоимостью в десять-пятнадцать твоих зарплат? Да, ты не можешь купить его сразу, но услужливые продавцы "исключительно ради тебя" соглашаются на кредит, который загоняет тебя и твою семью в многолетнюю денежную кабалу...
   Неужто Кураторы держат под контролем всех этих продавцов и покупателей? Не исключено, что так... Слишком уж сходные методы влияния я ощутила.
   Углубившись в воспоминания и переживания, я на несколько мгновений отрешилась от происходящего вокруг меня. "Вернувшись" назад, я с удивлением обнаружила отсутствие Куратора. Казалось, он исчез, бесшумно растворившись в воздухе. В зеркале он также не пребывал. Его просто не стало.
   Лоттор, опустившись в кресло, полулежал, подперев голову рукой. Усталый и расстроенный, он пытался прийти в себя и собраться с мыслями.
   - Где этот? - спросила я.
   - Исчез, - бесцветным голосом ответил Лоттор. - Ты задумалась о чём-то, а он в это время дематериализовался. Я не думал, что так всё повернётся. Я полагал, что всё кончено давным-давно... Ты знаешь, я не из пугливых людей, но сейчас мне почему-то страшно.
   Я пристроилась рядом на табуретке.
   - А у меня всё наоборот, - усмехнулась я. - Я пуглива, но сейчас не боюсь. Эти Кураторы - просто неорганические существа. Безликие "силы". И всё, что они делают - всего лишь иллюзия. Иллюзия, которую они выдают за правду. И в которую мы верим, как в правду. Нам надо просто раскрыть глаза и увидеть Реальность!
   - "Просто", - грустно улыбнулся Лоттор. - Если ты обретёшь эту "простоту" - я первый стану твоим учеником. И я не шучу. Понимаешь, Гави, в данной ситуации ты сильнее. В тебе живёт какое-то противоядие против этих существ. Твоё поведение безупречно, и ты выигрываешь. А мне что делать?
   - Я думаю, ты должен продолжать то, что начал.
   - То есть?
   - Для начала рассказать Пипу историю, которую ты поведал мне. Он человек не посторонний, к тому же наполовину был вовлечён в эти события.
   Лоттор задумался.
   - Ты права. Пип должен быть обо всём осведомлён. Полагаю, ты тоже должна рассказать ему свою историю. О тебе, Мэри и Орлидене.
   - Разумеется. А также Дэнниру, Мартинку и Келлани.
   - Мартинку... - поморщился Лоттор.
   - Я же не стану говорить о тебе! А мой опыт может пригодиться им всем троим - почему бы и нет?
   - Почему бы и нет... - повторил Лоттор. - Не знаю. У меня нет мнения на этот счёт. После всего, что сегодня произошло, я отказываюсь иметь мнение, ибо оно постоянно норовит оказаться ложным. Ты ещё не засыпаешь?
   - Нет, - улыбнулась я. - Встреча с Альтер-Эго меня настолько взбудоражила, что я, похоже, всю ночь буду бодрая.
   - Тогда сиди здесь, а я спущусь на кухню и приволоку нам что-нибудь поесть и выпить. Пара бокалов красного вина нам не повредит...
  

Глава 16

НАЗАД ПУТИ НЕТ

   Вернулся он, сопровождая раздаточный стол, катящийся на колёсиках. На столе располагались фрукты, салаты, бутерброды и две бутылки красного вина.
   - Вот, - сказал Лоттор. - Французское. Моё любимое. Извини, я не поинтересовался твоими вкусами, но...
   - Пойдёт, - весело ответила я, взяв одну из бутылок и начиная рассматривать её со всех сторон.
   - Чуть было не столкнулся с Орлиденом, - полушёпотом сообщил мой друг, расставляя блюда на журнальном столике и пододвигая кресла. - Вот уж с кем не хотел бы пересечься сейчас...
   - Почему? - удивилась я.
   - Не готов, знаешь ли. Сама посуди - ты же видишь, в каком я состоянии!
   Я окинула взглядом Лоттора с ног до головы и легонько пожала плечами:
   - Ты выглядишь усталым. Только и всего. Ну, может, немного растерянным.
   - Вот именно! - воскликнул Лоттор. - Разве я могу предстать растерянным перед учеником?
   - Не знаю... Если доверяешь ему - почему бы и нет?
   Лоттор промолчал. Затем, пригубив вина, слегка отодвинул бокал и начал рассматривать его на свет, поворачивая из стороны в сторону.
   - А ты сама доверяешь Орлидену? - чуть помолчав, спросил он.
   - Частично, - призналась я. - Возможно, я бы не смогла поручить ему какое-то серьёзное ответственное дело. Но признаться в чувстве растерянности смогла бы.
   - А я - нет.
   - Я знаю. Ты должен держать всё под контролем. А не отнимает ли это силу? Ведь контролировать всё происходящее вокруг...
   - Я - Хранитель Времени, Гави. Функция контроля - моя обязанность.
   - И как же пострадает Время, если Орлиден вдруг заметит, что ты тоже живая личность, обладающая не только силой, но и слабостями? Помню, ты сам сетовал, что Орлиден не видит в тебе человека, а лишь господина. Как же он может увидеть то, что ты не показываешь ни под каким предлогом?
   Лоттор промолчал.
   Часы пробили полночь, и наступила тишина, которую не прерывал ни один из нас. Я медленно и последовательно отправляла в рот виноградину за виноградиной, изредка поглядывая на своего друга, который окончательно ушёл в себя. Спать не хотелось. Бодрствовать - тоже. Я погрузилась в некое "промежуточное" состояние, когда даже мысли, растворившись, исчезли...
   Стоп! У меня исчезли мысли!!! Поймав себя на этом, я вновь взбодрилась. Какое-то время я действительно ни о чём не думала. И вдруг я поняла причину. В свершившейся ситуации я действовала безупречно. Я поступала и говорила, не наступая себе на горло. Я действовала так, как чувствовала ситуацию, стараясь достичь в ней гармонии. Я сказала всё, что хотела и так, как хотела, после чего перестала возвращаться мыслью к пройденному.
   Неужели моей проблемой всегда являлось то, что я шла на поводу у своих страхов и амбиций, игнорируя желания собственной души? Я старалась предугадать, зачастую абсолютно неосознанно и машинально, чего окружающие ждут от меня, пытаясь подстроиться и угодить...
   Под кого, кстати, подстроиться? И кому, кстати, угодить? Людям ли? А может, Кураторам, находящимся рядом и следящим за каждым моим шагом? Кураторам, "слизывающим" неудовлетворённость, которая возникает в результате моих дисгармоничных действий, идущих вразрез с велениями сердца и души... Неудовлетворённость, которую я впоследствии старалась "заболтать", снова и снова погружаясь в обсуждение, сама с собой, прожитых событий...
   Сейчас такое желание отсутствовало. Максимум, чего я хотела... Да нет, я ничего не хотела. Я пребывала в настоящем и принимала течение времени, как оно есть.
   - Господи, Пип! - прервал мою "медитацию" Лоттор.
   - Что? - повернулась я к нему.
   - Пип приехал. Слышишь шаги?
   Я прислушалась. По коридору кто-то шёл уверенными широкими шагами.
   - Что с ним? - пробурчал Лоттор. - Я не ожидал его в такое время.
   Дверь отворилась, и Пип, взволнованный, предстал перед нами.
   - Привет, - начал он, переводя взгляд с меня на Лоттора и обратно. - Вы чего тут творите?
   - Не видишь? Пьянствуем! - ответил Лоттор, подняв бокал и делая вид, что внимательно разглядывает играющее в лучах лампы вино. - Присоединишься?
   - Нет, спасибо. Максимум - чай. А лучше сок или молоко. С вами всё в порядке?
   - В целом, да, - сказала я. - Хорошо, что ты пришёл. Вообще-то нам надо с тобой поговорить.
   - Вот как? - удивлённо поднял брови Пип. - Ладно. Самое время для душевных разговоров.
   С полуулыбкой он глянул на часы, которые показывали половину первого.
   - Можно и до утра подождать, - вставил слово Лоттор, добавляя вино в свой бокал.
   - А можно - не ждать, - ответил Пип, пододвигая стул и садясь рядом с нами. - В чём дело, Гави?
   - Дело в том... Пип! Ты знаешь, кто такие "Кураторы"?
   Пип внимательно посмотрел мне в глаза, после чего покачал головой:
   - Смотря в каком значении слова...
   - Я говорю о тех существах... даже не существах, а...
   - Я понял тебя, - кивнул Пип. - Энергетические существа, контролирующие "человеческий слой" мироздания. Да, я слышал о них, хотя лично не встречался. Не видел. Даже не замечал их присутствия, хотя говорят, что они - повсюду. За исключением Замка, разумеется.
   - За исключением Замка!!! - воскликнула я. - Вот оно что!
   Я резко повернулась к Лоттору, который сидел, напряжённо, с широко раскрытыми глазами всматриваясь в лицо Пипа.
   - Погоди, - срывающимся голосом произнёс он. - Откуда ты о них знаешь? Ты никогда...
   - А что? - в свою очередь напрягся Пип. - Что случилось?
   - Долго рассказывать, - выдохнул Лоттор. - Вернее, нет... Я всё расскажу тебе. Позже. Только ответь - откуда ты о них знаешь?
   - От Самауры. Нашей наставницы. Хочешь сказать, она тебе ничего не рассказывала? Я не знал. Просто я никогда не придавал этой информации чрезвычайного значения.
   - Расскажи! - почти приказал Лоттор. - Всё расскажи и подробно.
   - Ладно, - с улыбкой согласился Пип. - Как скажешь... Я смутно помню, когда это было. В одном уверен наверняка - тогда у нас ещё не было собственных Комнат в Замке. Ну да. Всё верно. Я, во время этого разговора, находился в комнате у Самауры. Ты... А где был ты?
   - Где был я? - машинально повторил Лоттор. - Отлично помню, что 17-летие я встретил в собственной Комнате. Значит, это было раньше.
   - Да, очевидно, ты был в это время на горной базе отдыха. В то время я сильно беспокоился, почему Самаура уделяет тебе внимания намного меньше, чем мне. Я считал это несправедливым.
   - Слушай, переходи к делу, - прервал Лоттор, явно чем-то смутившись.
   - Ладно, - ответил Пип, пожав плечами и украдкой переглянувшись со мной.
   Суть его рассказа сводилась к тому, что наставница поведала Пипу о неких энергетических существах, которые контролируют человеческое осознание реальности. Цель этих существ - держать мировосприятие людей в жёстких рамках, дабы те выполняли свою основную задачу - служить "пищей".
   - Честно говоря, - улыбнулся Пип. - Я так и не понял, какие "блюда" предпочитают данные сущности - то ли наши эмоции, то ли мысли... Самаура не слишком распространялась об этом. Единственное, что она подчёркивала - это "энергию отношений". Дескать, наши отношения друг с другом - вот источник истинного лакомства для этих тварей.
   - Любые? - спросила я.
   - Нет, конечно. Как она выразилась? "Отношения с болезненным привкусом". Зависть, ревность, бойкоты всякие, скандалы, угождение, подавление. Много чего, всего и не припомню. Не знаю, ребята... Я, конечно, ей верил, но всё это были сказки для меня. Честно говоря, я так и не понял, зачем она мне это рассказала об этих "существах". Я никогда не был завистливым, властным или угодливым. В скандалы не ввязывался. Никого не бойкотировал. Что там ещё? В общем, я всё выслушал и сохранил информацию "про запас". Если она вам нужна - я рад, что смог её предоставить.
   Пип развёл руками и улыбнулся, в то время, как Лоттор сжал кулаки и ударил ими обоими по подлокотникам кресла, в котором сидел.
   - Что ненавижу в магах "старой закалки" - их любовь к попустительству. Ненавижу!
   Он обернулся ко мне.
   - Да, ненавижу. Кстати, это основная черта твоего наставника Дэннира. Ах-ах! Пусть всё идёт, как идёт! Пусть жизнь льётся свободным потоком! А в результате случаются события, которых можно было бы избежать! Ну почему Самаура не могла со мной поговорить об этих сущностях? Со мной! Почему? Я уверен, что она, с её способностями, отлично понимала, что я встретил этого... Альтер-Эго! "Куратора"... Почему, господи, почему она со мной-то не поговорила?
   Он встал, быстрыми шагами прошёл к окну, отворил форточку и встал под ней, вдыхая дуновение ранней весны.
   Мы с Пипом снова переглянулись. Пип, вопросительно глянув на меня, ожидал ответа. Я, повернувшись к нему, похлопала его по руке, призывая успокоиться.
   - Всё нормально, - шепнула я. - Он всё расскажет.
   Лоттор обернулся. В глазах его светилась растерянность вкупе с надеждой на лучшее.
   - Извините, - примиряющим тоном произнёс он. - Я совершенно вышел из себя. Это непростительно. Просто я не понимаю, почему Самаура рассказала о Кураторах Пипу, хотя, уверен, знала, что именно я повстречался с одним из них!
   - Знаешь, - предположила я. - Быть может, она ждала, что ты сам расскажешь Пипу о случившемся. Помнишь? Она спросила, что с тобой, когда ты вернулся из лагеря. Но ты не ответил. Быть может, она всё знала, но просто ждала, когда ты признаешься? Хотя бы Пипу...
   Лоттор снова сжал кулаки и напряг лицо.
   - "Ждала, ждала"... - передразнил он. - Если она знала, то почему не поставила вопрос ребром? Я же был её учеником! Вот именно за это я ненавижу волшебников старой закалки. Сам бы я уже давно выведал у ученика всю подноготную!
   - Лоттор!
   Я подошла и обняла его.
   - Лоттор, ты - Хранитель Времени. У тебя свои законы обращения с миром и свои правила. У других - свои. Давай не будем упрекать друг друга и осуждать прошлое. Давай лучше подумаем, чем заняться теперь. Мне кажется...
   - Спасибо, Гави, - ответил Лоттор, мягко отстраняя меня. - Ты права. Так что тебе кажется?
   - Мы должны рассказать Пипу наши истории. Прямо сейчас.
   Я начала первая. Лоттор продолжил. Рассказ мой увеличился раза в полтора, ибо я вспомнила множество мелких деталей, ускользнувших из моей памяти в прошлый раз. Рассказ Лоттора, напротив резко сократился. Он опустил наиболее драматические детали своего повествования, затронув лишь общую канву событий. В половине пятого утра мы закончили.
   - Ну что же, - подытожил Лоттор. - Я нарушил договор в третий раз. Надо перечитать своё завещание...
   - Брось ты! - махнул рукой Пип. - Лучше завтра же отправляйся в Замок. Побудь там немного и сил наберись.
   - Их точно нет в Замке? Кураторов этих? - спросила я.
   - Точно. Им там делать нечего. Атмосфера не та...
   - Если только мне удастся сесть в корзину шара... - забеспокоился Лоттор. - То, что я нарушил договор... Маг не должен нарушать обещания. Я очень жёстко к этому отношусь сам и...
   - Вот именно, - кивнул головой Пип. - "Очень жёстко". Быть может, настало время впустить немного гибкости в свою душу. Знаешь, чем отличаются живые системы от механических? Механическая система должна работать стопроцентно. Ты нажимаешь выключатель сто раз, и сто раз должна загореться лампочка. Сто из ста. А у живой системы свои законы. "Сто из ста" - это остановка, а значит и смерть для системы. Поэтому живая система должна оставлять некое "открытое окошко", где правило не будет работать. Тогда система будет не только жить, но и развиваться.
   - Точно! - воскликнула я. - В психологии, например, достоверными считаются результаты, идентичные в рамках от 90 до 99,9 процентов! То есть всегда допускается, что в десятке может оказаться некто, несколько непохожий на остальных. Из сотни один человек наверняка всё сделает по-другому. А уж из тысячи людей один просто обязан поступить наперекор общему результату, иначе экспериментатору не поверят и скажут, что он подтасовал данные!
   - Правильно, - согласился Пип. - Потому что система живая. То же и с твоими договорами, Лоттор. Может быть, пришёл момент, когда ты должен стать немного... ммм... "неправильным"? А насчет шара не волнуйся. Уверен, он с радостью отнесёт тебя в Замок.
   - А угроза Куратора? - вспомнил Лоттор.
   - Не знаю, - задумался Пип. - Здесь я не самый компетентный человек. Скажу лишь одно - вы оба нарушили их правила. Гави не выполнила приказ, ты - договор. Значит, назад у вас пути нет. Вы можете спрятаться и бояться - тогда Кураторы вас точно добьют. Вы можете пытаться разобраться во всём самостоятельно. Путь хороший, но шаткий. Вы можете продолжить собирать информацию об этих существах. Что я вам и предлагаю. Мне кажется, знания о Кураторах обширны, но разбросаны по кусочкам. Каждый, кто знает - знает что-то своё. Надо расспросить "знающих" и получить полную картину.
   - Я поговорю с Дэнниром, - сказала я. - Также нужно оповестить Келлани. Мартинк наверняка о Кураторах ничего не знает, но, думаю, его стоит "просветить" на всякий случай. Ты согласен, Лоттор?
   - Вроде да... Вот только что делать с Орлиденом?
   Пип почесал лоб.
   - Судя по вашим рассказам, он сейчас в активной "кураторской" игре. Пусть пока пребывает там. Давайте оставим его. Ты, Лоттор, летишь завтра в Замок. Ты, Гави, постарайся присоединиться к Лоттору. Я буду надзирать за Орлиденом. Буду... хм... его вторым "куратором". Ладно, давайте разойдёмся по спальням, а утром вернёмся к обсуждению.
   Мы не возражали.
   Спальня, прошлым летом выделенная Лоттором, стала для меня совсем "родной". Вспомнив, как впервые я обнаружила себя лежащей здесь в чужой ночной рубашке, не в силах понять, что со мной, - я усмехнулась. Господи! Как давно это было! Не по календарю, по существу...
   Теперь это была моя собственная комната, где я могла останавливаться в любое угодное мне время. Здесь были мои вещи. Здесь была частичка моей души.
   Я разделась и легла в постель.
   Без пятнадцати шесть. Рассвет нескоро. Ещё можно выспаться.
   Но мысли мои не позволили сомкнуть глаза. Почему-то я стала вспоминать свой дом. Свою квартиру. Компьютер. Я так давно не проверяла почту! Бог ты мой! Я давно не посещала свои страницы в социальных сетях! Это же нельзя! Нельзя быть такой беспечной! У меня слишком слабые пароли... Любой хакер шутя может взломать любую из моих страниц! Ну почему я до сих пор не смогла позаботиться о нормальных паролях?! Была же возможность! Нет, я не успокоюсь, пока не удостоверюсь, что с моей почтой и с моими страничками всё в порядке. У меня же важные контакты. Вдруг этот, взломавший, напишет что-нибудь гадкое моим контактам. Ведь бывали такие случаи. Бывали, я читала. Или удалит важные тексты. Нет! Я должна срочно всё проверить, иначе я не смогу дышать. А ведь в один из последних сеансов я входила в почту с ланкиного компьютера. А вдруг я не вышла назад, и кто-нибудь проник в мою почту... сейчас... срочно... я должна проверить...
   Включив свет, я села в кровати. Часы показывали пять минут седьмого. Во сколько начинает ходить транспорт? В шесть? Тогда самое время бежать на остановку. Лоттор и Пип спят, наверно. будить их не буду. Ждать, когда проснутся? Ой, нет! Они и в 9 утра могут встать, а я умру до этого срока. Нет...
   Я оделась и собрала вещи. В окно светила луна.
   - Всё, пошла, - скомандовала я себе и направилась прочь из особняка.
   Сев на первую маршрутку, я довольно быстро доехала до дома, так как дороги были абсолютно свободны. Ворвавшись в квартиру и едва не разбудив маму, я бросилась к компьютеру и начала проверку, пытаясь успокоить собственное сердце.
   Всё было на месте. Несколько новых писем. Одно сообщение от Ланны, которая звала меня на очередную "тусовку" в какой-то ночной клуб.
   Я откинулась в кресло. Тишина. Тишина и спокойствие, в полном контрасте с моей недавно разразившейся паникой. Я чувствовала себя опустошённой. Что это? Откуда? Что за бес вселился в меня, заставив гнаться неизвестно когда за неизвестно чем?
   Бес? Или, может быть... Мэри??? Неужели я сейчас, сама того не планируя, отдала ей кучу своей энергии, поддавшись на абсолютно досужие вымыслы моего праздного ума?
   А где-то на задворках сознания мелькнула мысль: "Вообще-то в библиотеке у Лоттора тоже есть компьютер с Интернетом. Могла б и у него почту проверить"...
   Обессиленная, я поплелась спать.
  

Глава 17

ЛИПКИЕ МЫСЛИ, ОТНИМАЮЩИЕ СИЛУ

   Проснулась я оттого, что солнце ярко светило в окно, а в ногах моих чинно сидел Мартинк и что-то творил с простеньким мобильным телефоном.
   - Привет, красавица, - слегка поклонился он. - Вот, осваиваю ваш незаменимый агрегат...
   - Интересно, кому ты собрался звонить? - усмехнулась я, потягиваясь и протирая глаза.
   - Да хоть кому! - мотнул головой Мартинк. - Ты что, в Интернет не заглядываешь? Там на днях заметка была, как молодая женщина откликнулась на звонок мобильного телефона и услышала голос умершего недавно мужа...
   - Вот именно! Недавно умершего. А ты, мой друг, уже давно... того... Так что не сравнивай.
   - Скучная ты, Гави, - обиделся Мартинк. - Быть может, я тебе звонить хотел! Как моей лучшей подруге и коллеге, между прочим. А ты всё осмеиваешь.
   Он засунул мобильник в футляр и упрятал в карман.
   - Кстати, - сказал он. - У тебя пять пропущенных вызовов от господина Лоттора. А ты спишь, как сурок.
   - Мог бы и ответить ему, - зевнула я.
   - Вот ещё, - отмахнулся Мартинк. - Я что, сумасшедший? Ты уж сама разбирайся со своим графом. Нет! Гави! Ты бы могла обнять меня! сказать что-нибудь вроде: "Ах, Мартинк! Неужели это ты?"
   Я спустила ноги с кровати.
   - Ох, Мартинк...
   - Начало неплохое, - кивнул он.
   - Дай проснуться. Если честно, я в полной растерянности. Но тебя рада видеть. Привет!
   Я чмокнула его в щёку.
   - Ну, наконец-то, - всплеснул он руками. - А то уж я начал бить тревогу. Мою Гави лишили собственной личности. Так чего случилось? Говори!
   - С удовольствием. Только дай перезвоню Лоттору.
   - Валяй, - махнул рукой Мартинк. - Мне выйти?
   - Сиди уж... - фыркнула я. - Не думаю, что разговор будет конфиденциальный.
   Лоттор ответил почти мгновенно. Он был сильно обеспокоен, что я умчалась в такую рань. На меня это не похоже, иначе он бы не волновался. Так что же случилось?
   - Похоже, мне передали привет от моей "лучшей подруги" Мэри, - процедила я. - Знаешь, такая паническая атака... Убеждена, что она отлично позавтракала!
   - Ты чего-то испугалась? - обеспокоенно спросил Лоттор.
   - Да. Почудилось, что неприятности дома... Настолько сильно и осязаемо, что я не могла дождаться, пока вы с Пипом проснётесь.
   - Давай договоримся, что в следующий раз ты не помчишься неизвестно куда, а разбудишь меня или Пипа. Хорошо?
   - Но...
   - Гави! Перестань отгораживаться от силы, способной помочь тебе. Социальные правила - не лучшая подмога для ориентации в магическом мире!
   Голос его звучал резко. Я напряглась.
   - Ладно, Гави! - голос Лоттора смягчился. - Что ты дёргаешься? Надо устроить взбучку Дэнниру - почему он так плохо закаляет свою ученицу?!
   Он усмехнулся в трубку, затем продолжил:
   - Жаль, что тебя не было за завтраком. Мы с Пипом ещё раз обсудили вопрос об Орлидене, и пришли к решению забрать мальчишку в Замок. Если Кураторы там не водятся, у нас будет шанс вытащить парня из трясины.
   - На мой взгляд, правильное решение, - согласилась я. - Но дело не только в Кураторе. Захочет ли покинуть трясину сам Орлиден?
   - Шанс, конечно, небольшой, но попытаться стоит.
   - А Орлиден что говорит?
   - Он согласен. Поначалу начал что-то плести про школу, но затем махнул рукой и "милостиво" позволил увезти себя на пару деньков... Поди разбери, что у него на уме... Ты же знаешь, я больше не могу читать его мысли!
   - Знаю.
   - Но мне показалось, что он к Замку значительно охладел. Меня это обеспокоило, да и Пипа тоже. Вот мы и решили...
   - Правильно. На моё ощущение, Орлиден пошёл по стопам своего недруга - Лакатамы. Она тоже решила променять Замок на социальные блага. Уж не стоят ли Кураторы за её спиной? Как ты считаешь? Помнится, ты её мысли тоже читать не мог...
   - Не знаю, Гави... Давай продолжим не по телефону... При первой возможности направляйся в Замок. Ну, давай, пока! Меня Пип зовёт... Сейчас, иду!
   Он отсоединился.
   Повернувшись к Мартинку, я вздохнула и прикусила губу. Скрестив ноги "по-турецки", мой друг продолжал сидеть в кровати, удивлённо покачивая головой.
   - Так-так-так! - присвистнул он, когда я отложила в сторону телефон. - И что это за Кураторы такие? Ты мне ничего не говорила о них. Расскажи!
   - Обязательно. Только дай сориентироваться в пространстве и во времени. К двум часам мне сегодня идти на лекцию - просвещать учеников в рамках материалистической науки. И одновременно планировать полёт в параллельное измерение Замка. Да уж... так и до шизофрении недалеко...
   Я встала в кровати и поплелась в ванную комнату.
   - Расслабься! - донёсся до меня весёлый голос Мартинка. - Ты ж Проводник! Твоя задача - совмещать несовместимое! Ты...
   Дальше я не слышала, заглушив Мартинка шумом водопроводной воды.
   - А ты посвежела, - заметил мой друг, когда я вернулась. - Говори: как тебе моя идея?
   - Идея?..
   Мартинк всплеснул руками:
   - Ну, разумеется! Ты ушла, не дослушав, и пропустила всё самое важное! Ладно, повторяю: я пойду с тобой на работу. Глядя на меня, ты будешь учиться совмещать несовместимое! Будешь проповедовать материалистическую науку, заручившись поддержкой того, чьё существование невозможно в принципе! Здорово, правда?
   Я улыбнулась:
   - Конечно, здорово! А насчёт Кураторов...
   Меня вновь прервал звонок мобильного телефона, к которому я неохотно потянулась, досадуя на несвоевременность звонка. К моему удивлению, снова звонил Лоттор.
   - Гави! - взволнованно прокричал он в трубку. - Срочно направляйся к нам. Ты ещё дома?
   - Да...
   - Вот и хорошо. Я пришлю за тобой Пипа. Жди.
   - Да, но я на работу...
   - Когда?
   Я посмотрела на часы.
   - Вообще-то скоро, через...
   - Для тебя важен этот рабочий день или это так, рутина? - перебил меня Лоттор.
   - Вообще-то, рутина, но...
   - Тогда едешь к нам. Ты мне очень нужна. А о работе твоей позаботится Пип. Это у него в крови...
   - В смысле?..
   - В том смысле, что никто не заметит твоего отсутствия. Если позволишь, на неделю или на две. Хорошо? Обычно мы не используем технику "отведения глаз", но сейчас сложилась такая ситуация... В общем, прошу тебя, дождись Пипа и направляйся к нам.
   Положив трубку, я призадумалась.
   Что опять стряслось? Что за техника "отведения глаз" и зачем она сейчас необходима?
   Я медленно повернулась к Мартинку, который с ещё большим удивлением начал рассматривать меня, качая головой из стороны в сторону:
   - О-хо-хо! И в какой водоворот теперь попала моя девочка?
   - Не знаю, Мартинк. Это снова Лоттор звонил. Требует меня к себе. Срочно.
   - Во нахал! - присвистнул Мартинк. - "Требует", понимаете ли... Я б на твоём месте не пошёл.
   - Нет, Мартинк, ты не понял. Не Лоттор, сама ситуация, видимо, требует моего присутствия. Лоттор очень взволнован. Бросай всё, говорит, и направляйся к нам! Они меня даже от работы как-то "отмажут"... Уж не знаю как... Если хочешь - поехали со мной!
   Мартинк поморщился:
   - Нет уж, спасибо. А чём дело-то?
   - Сама не в курсе. Ладно, - махнула я рукой. - Будем ждать Пипа. Авось объяснит всё по-человечески. А я покамест давай о Кураторах тебе расскажу. Кофе будешь?
   - Вот это с превеликим удовольствием, - оживился Мартринк. - Кофе - это прекрасно!
   Устроившись за кухонным столом с чашечкой кофе, мы приступили к разговору о Кураторах. К моему удивлению, Мартинк абсолютно ничего не слышал об этих существах. Он не имел о них совершенно никакого понятия, чему сам был чрезвычайно поражён.
   - Ничего себе! - всплеснул он руками так, что едва не пролил кофе. - Почему мне никто не рассказал об этих тварях? Хороша Зелинта... Да и Дэннир...
   - Я же говорила о "договоре молчания", Мартинк! Если они оба его дали, то вряд ли стоит ждать от них откровенности!
   - Да уж... Согласен. Хорошо, что ты его не давала. И я, в свою очередь, буду начеку. Хотя, как ты сказала? Такие, как я, их больше не интересуют?
   - Увы, нет. Моя Мэри питалась тобой при твоей жизни, но затем...
   - Паразитка! - выругался Мартинк. - А я ничего не знал!
   - Никто не знал... И не знает. За исключением избранных. Тех, кто умеет слушать и наблюдать. Об этих существах даже книги написаны, но кто придаёт им значение? Человек прочитает и забудет, поглощённый более "важными" делами. А кое-кто вовсе не поверит, приняв информацию за очередной бредовый вымысел...
   - Понимаю. Я бы точно не поверил... при жизни... Сейчас - другое дело, но уже поздно... Спасибо Дэнниру, вытащил мою душу из трясины, не позволил быть захваченным колесом Сансары... Эх...
   Он погрузился в прошлое, объятый какими-то сполохами воспоминаний, периодически выныривая оттуда, чтобы поведать мне о событиях, связанных, возможно, с происками Кураторов.
   - Да, был ещё такой случай... Тогда я вёл себя как сущий подлец. Гави, они ж питаются энергией подлости?..
   Но ответить я не успела, так как звонок в дверь оповестил о приходе Пипа.
   - Привет, заходи, - пригласила я.
   - Привет, Пип! - из-за моей спины провозгласил Мартинк. - Как видишь, и я тут. Что называется, "в нагрузку"! Но я мешать не буду. Если нужно, удалюсь прямо сейчас.
   - Ты не помешаешь, Мартинк, - ответил Пип, пожимая ему руку. - Просто... Беда с Орлиденом, Гави! Нам нужна твоя помощь. Он не хочет с нами говорить, он зовёт тебя...
   - Орлиден? - воскликнула я.
   - Да. Он в панике. В истерике. Мы его часа три пытались успокоить. Бесполезно. Ничего толком не говорит, одни эмоции... Потом, наконец, он стал тебя звать. Вот мы и решили, что ты нам крайне необходима в этом деле. А насчёт работы не переживай. Я сделаю так, что о тебе никто не спохватится в течение месяца!
   - Хорошо, Пип, как скажешь, - ответила я, слегка поёжившись. - Но справлюсь ли я?
   - Не знаю, - честно ответил Пип. - Но ты осведомлена о проблемах Орлидена больше, чем кто-либо из нас. У тебя есть шанс, стало быть... И ты, Мартинк... Почему бы тебе не присоединиться к Гави? К тебе мальчишка тоже симпатию испытывает...
   Мы оба вопросительно взглянули в глаза Мартинка, после чего он несколько потупился и покачал головой.
   - Ох, уж и не знаю... Так неожиданно... Ты как, Гави?
   - С тобой спокойнее. Я - за!
   - Тогда идёмте скорее, - позвал Пип. - По дороге я попробую как можно подробнее описать случившееся.
   ***
   История, рассказанная Пипом, взволновала меня не меньше, чем его самого.
   После завтрака Лоттор объявил Орлидену о решении забрать его в Замок.
   - А школа? - взвился Орлиден. - Вы же сами говорили о необходимости учёбы и...
   - Поездка в Замок не повлияет ни на процесс твоей учёбы, ни на её результаты, - терпеливо начал объяснять Лоттор. - Или ты забыл о возможности манипулировать течением времени?
   - Нет, учитель. Просто вы сами направили моё внимание на учёбу, а теперь...
   - А теперь я вижу необходимость твоего присутствия в Замке. По-твоему, я противоречу сам себе?
   - По-моему, я вас плохо понимаю... Да... Но... но я хотел бы, конечно, посетить Замок!
   - Тогда собирайся, - приказал Лоттор. - Времени тебе - полчаса.
   По прошествии назначенного времени, Лоттор вызвал шар и уселся в корзину, дожидаясь ученика. Орлиден не замедлил явиться, таща огромный рюкзак. Лоттор хмыкнул, но ничего не сказал, лишь молча указал на место рядом с собой.
   Орлиден закинул в корзину рюкзак, после чего легко взобрался сам. Однако, оказавшись на месте, он покачнулся, вздрогнул и, закрыв лицо рукой, внезапно бессильно опустился на пол... Лоттор, наклонившись к ученику, обнаружил, что тот отчаянно, хотя и бесшумно, рыдает, упрятав в колени лицо и сжимая горло руками.
   Такой неожиданный поворот событий и Лоттора, и Пипа поставил в тупик. Оба они безрезультатно пытались заговорить с Орлиденом, который продолжал безудержно плакать, лёжа на дне корзины шара.
   Так прошло минут пять, пока Лоттор не принял решение взять мальчика на руки и унести назад в дом. Вдвоём с Пипом они положили Орлидена на диван в гостиной, а сами уселись рядом. Едва оказавшись на ровной поверхности, подросток вновь свернулся калачиком, уткнувшись лицом в колени.
   - Орлиден, детка! - позвал Лоттор, наклонившись к мальчику и погладив его по голове. - Расскажи, что случилось!
   - Я... я не знаю! - воскликнул сквозь слёзы Орлиден, не поднимая головы. - Я... не знаю...
   - Тебе больно? Страшно? Что с тобой?
   - Н... не знаю... Нет! Нет!
   ***
   - Кроме этих слов, мы не смогли добиться от него ничего вразумительного, - развёл руками Пип. - Так он и остался лежать, свернувшись "калачиком". Он не отталкивал нас. Я чувствовал, что наше присутствие ему не в тягость. Но общаться он тоже не хотел. Конечно, мы оба могли бы применить к нему силу воли и заставить говорить, но, сами понимаете, в данной ситуации это не лучшее решение...
   - Он продолжает плакать? - спросила я.
   - Когда я уезжал - он всё так же лежал и всхлипывал.
   - А меня? Почему он стал звать меня?
   - Это уж тебе выяснять, - повернулся ко мне Пип, слегка пожимая плечами. - Из всех слов, что он произнёс за истекшее время, нам удалось разобрать лишь "нет", "я не знаю" и "Гави, она знает". Всё.
   - "Гави знает"??? - ошеломлённо воскликнула я. - Ну и ну!
   Вдали показались деревья, сквозь голые ветви которых проглядывала усадьба Лоттора.
   - Ладно, - сказала я, потирая руки, чтобы взбодриться и согреться. - Мы уже подъезжаем. Пока мне мало что понятно, хотя... Детали уточним на месте. Идёшь со мной, Мартинк?
   Я повернулась к своему приятелю, сидевшему на заднем сиденье автомобиля. Мартинк начал корчить рожицы, стараясь подать какие-то странные знаки, но, поймав взгляд Пипа, вновь обрёл "приличное" выражение лица.
   - Ты чего? - прошептала я, когда мы вышли из машины.
   - Этим двоим волшебникам давно пора на пенсию, - в том же тоне прошептал Мартинк. - А ещё лучше - в дом престарелых. Затюкали они парня до сумасшествия, а теперь бегут за твоей помощью. Я ох как хотел высказать Пипу, что думаю по поводу случившегося, да тебя застеснялся... Скажешь - опять лезу и всё порчу!
   - Не знаю, Мартинк... Давай обвинения отложим на потом. Сейчас нужно помочь Орлидену. Меня смущает то, что он заплакал, находясь в корзине воздушного шара, но не убежал из неё!
   - Ну и что? - удивился Мартинк.
   - Как "что"? Орлиден продолжал плакать, находясь в корзине до тех пор, пока Лоттор не унёс его в дом!
   Мартинк остановился.
   - Гави, я тупой. К чему ты клонишь?
   - Я же говорила тебе - Орлиден начал вовсю плясать под дудку нашего общего знакомого - Куратора по имени Мэри. Это - не путь Сердечности, сам понимаешь. Я боялась, что мальчишка зашёл так далеко, что Замок уже отверг его как совершившего моральное преступление, как нарушившего "законы сердца".
   - Ну да... сев в корзину, он стал рыдать...
   - ... оставаясь там всё время, пока не вмешался Лоттор. Если б Замок отверг Орлидена, он не смог бы находиться в корзине ни секунды. Ему было бы больно, страшно... не знаю, что ещё... в общем, он был бы вытолкнут наружу! Но Орлиден остался в корзине! Если бы Лоттор дал команду к полёту, они достигли бы Замка, мне кажется. Значит, тут что-то иное.
   Я замолчала, так как мы входили в гостиную, где в одиночестве сидел Лоттор. Увидев меня, он порывисто поднялся, но мгновенно сдержал эмоции, заметив Мартинка.
   - Здравствуйте! - коротко поприветствовал нас обоих Лоттор.
   Затем, чуть поколебавшись, он обратился к Мартинку:
   - Я... я не ожидал тебя здесь увидеть.
   Тот, усмехнувшись, ответил:
   - Если честно, я тоже не ожидал увидеть здесь сам себя! Но Пип... Что-то случилось с Орлиденом, и я решил сопроводить Гави. Вот и всё.
   - Не уверен, что понадобится твоя помощь, - пробурчал Лоттор. - Впрочем, кто знает?
   Он провёл рукой по лбу и добавил:
   - Гави! Орлиден у себя в комнате. Я думаю, тебе стоит поговорить с ним наедине.
   - Он успокоился? - спросила я.
   - Скорее "выдохся". Лежит, закрыв глаза и отвернувшись к стенке.
   - Нехорошо, - вставил Мартинк. - Нехорошо. Впрочем, пошли, Гавушка! С этого места мы никак проблему не решим.
   Он взял меня за руку и потянул в сторону Орлиденовской комнаты, пару раз украдкой бросив взгляд на Лоттора, который стоял, повернувшись к окну и скрестив руки на груди.
   - Мартинк, - прошептала я, едва мы дошли до места. - Давай я сама, ладно?
   - А чего? - набычился Мартинк. - Ты мне не доверяешь?
   Я отвела его чуть в сторону от комнаты.
   - Доверяю. Просто ситуация такова, что здесь может быть замешан Куратор. Мэри, то есть... Это значит, что Орлиден не сможет говорить при тебе. Он дал "слово молчания" и не должен его нарушать. Только со мной он может говорить о вещах, связанных с Мэри!
   Мартинк пожал плечами, наморщил нос и почесал затылок. Затем, видимо, он принял какое-то решение, и лицо его разгладилось.
   - Будет ли нарушением "договора молчания", если я буду присутствовать незримо? Я умею это.
   - Не знаю, Мартинк. Лично я не против твоего присутствия в любом виде и любой форме. Но не навредит ли это Орлидену?
   - А ты ему не говори. Пусть данный поступок останется на нашей совести. Или ты боишься Кураторов?
   - Нет.
   - Тогда вперёд!
   Сложив руки перед грудью, он слегка напрягся всем телом и в мгновение ока растворился в воздухе. Был - и исчез.
   - Вау! - обомлела я, пошатнувшись.
   Мартинк материализовался вновь на том же месте, галантно обхватив меня за талию.
   - Ты чего это? - удивился он.
   - Никогда не видела таких фокусов...
   - Да неужто? Самая обычная дематериализация. Такое даже живые проделывают с не меньшей лёгкостью. Спроси Дэннира. Он мастер на такие штуки. Ладно, - почесал макушку Мартинк, - у нас нет времени. Обещай сохранять спокойствие и доверься мне. Дубль два. Исчезаю!
   Мартинк проделал тот же трюк - изящно и быстро. В ответ я почувствовала себя немного неуютно. "Живые проделывают то же самое... С не меньшей лёгкостью..." Такое - явно не про меня. Я не умею исчезать, несмотря на множество случаев, когда моё исчезновение было бы ой как кстати! Я не умею быть невидимкой, не умею прятаться. Так же плохо я умею "высвечиваться", то есть становиться заметной и яркой. Я не умею выделяться из толпы. Все мои попытки обратить на себя внимание остаются неуклюжими и смехотворными. Даже Ланка надо мной смеётся. "Странно, - говорит, - ты такая, вроде бы, умная и необычная, а разглядеть тебя мудрено! Скукоженная ты какая-то по большей мере...". Вот именно - "скукоженная". Ни высветиться, ни спрятаться я не могу по-настоящему. Я существую только потому, что есть "свободное" место в мироздании. Маленькое место, куда можно засунуть такое незначительное существо вроде меня... Я...
   - Эй, Гави! - раздался голос Мартинка. - Ты идёшь или предаёшься медитации?
   - Иду! - встрепенулась я. - Иду, Мартинк!
   Вот оно! Опять! Снова! Опять кто-то (и я догадываюсь - кто) стал нашёптывать мне тягостные мысли о собственном ничтожестве и несовершенстве. Липкие, колючие мысли, отнимающие силы и высасывающие энергию. Несколько минут подобного рода размышлений - и полная апатия. Пустота. И в заключение - резюме о собственной дурацкой судьбе и никчемности.
   - Привет, Мэри, - вполголоса сказала я.
   Ответа не последовало.
  

Глава 18

ПЕРЕВЁРНУТОЕ ВОСПРИЯТИЕ

   Орлиден лежал, отвернувшись к стене и закрыв лицо руками. Он не прореагировал на скрип двери и на мои шаги. Даже тогда, когда я села рядом на кровать, он не пошевелился.
   - Орлиден, - позвала я. - Ты же не спишь? Не спишь?
   Он отрицательно покачал головой.
   - Ладно, Орлиден. Ты позвал меня, и я пришла. Для чего я тебе нужна?
   - Я не знаю, - едва слышно пробубнил мальчик, не отнимая рук от лица. - Не знаю...
   Он всхлипнул.
   - Мне уйти? - спросила я. - Ты хочешь остаться один?
   - Не знаю... Нет... Не хочу.
   - Мне остаться с тобой?
   В ответ раздалось несколько судорожных вздохов.
   - Ладно, Орлиден, - сказала я. - Я понимаю твоё состояние, но чувствую, что от него лучше избавиться и заменить чем-нибудь более полезным.
   Молчание в ответ.
   - Тебя расстроило что-то связанное с Мэри?
   - Гави! - воскликнул Орлиден, резко поворачиваясь ко мне, но не отнимая рук от лица. - Я пропал!
   Он сел на кровати, поджал ноги и спрятал лицо в колени.
   - Почему? - удивлённо спросила я.
   - Всё рухнуло! Ты можешь гордиться, что меня предупреждала. Мэри... Мэри... Она...
   - Что "Мэри"? - прошептала я, придвинувшись к мальчику почти вплотную.
   - Она... я не могу это произнести. Ты знаешь! Нет! Я не могу вернуть прошлое.
   - Никто не может, - мягко ответила я, стараясь успокоить подростка. - И слава богам... Было бы ужасно, окажись мы способны возвращать прошлое... Кстати, зачем тебе оно, это "прошлое"?
   - Тогда не было Мэри! Я не знал её! Гави! Мне лучше умереть.
   Он снова бросился на кровать, отвернувшись к стенке. Я пошевелила мальчишку за плечо.
   - Да ладно тебе! Умереть всегда успеешь. Эка невидаль! Все умрём. Ты лучше расскажи мне всё по порядку. Что случилось с тобой, когда ты сел в корзину шара? Появилась Мэри? Она тебе что-то приказала? Она тебя за что-то осудила? Я не Лоттор. Я мысли читать не умею.
   - Он тоже не умеет! - зарыдал Орлиден. - Не может! Никто не может и никто не поможет!
   - Конечно, не может! - повысила я голос, чтоб перекрыть поток орлиденовых эмоций. - Ты же сам это желал и выпросил у Мэри...
   Орлиден громко всхлипнул:
   - Ты не остановила меня... Никто не остановил!
   Я почти рассердилась и зашипела, ударив рукой по спинке кровати:
   - Ну, здравствуйте, пожалуйста! Теперь я виновата.
   - Нееееет!
   Он вновь развернулся ко мне и, обхватив меня за талию, прижался ко мне лицом. Я, едва дотрагиваясь, погладила его волосы, после чего убрала руки, не желая играть в "мамочку". Орлиден, видимо, почувствовал моё настроение и отпустил меня, попытавшись сесть.
   - Ну да, - выдохнул он. - Ты не виновата... Но это так ужасно - всю ответственность брать на себя!
   - Просто ты не привык, - ответила я, положив руку ему на плечо. - Когда привыкнешь - тебе понравится брать ответственность. Ты же волшебник!
   - Нет, Гави... Учитель прогонит меня.
   - Глупости! Уже не прогонит... Поздно, - добавила я в сторону.
   Орлиден тоскливо засопел носом.
   - Гави!
   - Чего?
   - Когда я сел в корзину шара, я увидел Мэри, какая она есть... Она... Мы не нужны ей! Нет, нужны, но как пища, как еда... Гави! Ты слышишь меня?!
   - Слышу, - ответила я спокойно.
   - Понимаешь? - как еда!!!
   - Вообще-то она об этом честно предупреждала с самого начала.
   - Да?
   Орлиден впервые за сегодня распахнул глаза, с ужасом уставившись на меня.
   - Да??? - повторил он, прикрывая рот рукой.
   Вот оно, восприятие! Человек слышит лишь то, что хочет услышать, не пропуская в сознание "лишние" детали. Но наступает момент, когда "картинка" меняется, и всё то, что ты не хотел видеть и знать, бросается тебе в лицо наподобие шквального ветра. Поглощённый "вкусными" обещаниями Мэри, Орлиден воспринимал лишь выгодные для себя детали. Игра, затеянная Кураторшей, удовлетворяла подростка. Получая социально обусловленные блага, он охотно платил той монетой, которая, в свою очередь, удовлетворяла Мэри. Я волновалась за Орлидена, но, честно говоря, не видела ясного выхода. Мои надежды простирались в сторону Лоттора и других волшебников-учителей, которые, в конце концов, взялись бы за очистку души мальчишки. Но ситуация, сложившаяся сегодня, совершенно сбила меня с толку.
   - Да, она нас обоих предупреждала. Сразу. С самого начала. Она - честный игрок.
   - Я не помню... - пролепетал Орлиден.
   - Верю, - махнула я рукой. - Не помнишь. Такое случается. Мне другое интересно - почему ты вдруг, так неожиданно, заметил её сущность? Сомневаюсь, что это был её запланированный ход.
   Орлиден пожал плечами:
   - Я не знаю. Я сел в корзину и вдруг... Понимаешь, что-то произошло. Никто ничего не делал, никто ничего не сказал. Мэри? Её не было. Просто я сел в корзину и у меня...
   - У тебя будто "открылись глаза"! - воскликнула я, догадываясь. - Так? Верно?
   - Ну да! Я словно проснулся. Будто снилось что-то красивое, а потом просыпаешься и понимаешь, что этого нет! Или надеялся на что-то, а потом оказалось всё враньём. Знаешь, когда я был маленький, я мечтал попасть в Парк Развлечений. Ну, там карусели всякие, игры, аттракционы... Но денег у родителей не было. И вот мне на день рождения одноклассница подарила билет в этот парк! Я был так счастлив! Я всю ночь не спал, чтобы как можно раньше прибежать в парк! Я мечтал о том, как сяду на качели, как поеду в быстром вагончике... Но когда я пришёл, контролёр не пустил меня. Он сказал, что билет уже был использован вчера или позавчера...
   - И что сказала одноклассница?
   - Не знаю...
   - В смысле?..
   - В смысле - ничего не сказала. Мама не велела спрашивать её. Она сказала: хорошо, что билет испорчен, такие дорогие подарки дарить неприлично...
   - Значит, сегодня ты снова испытал такое же разочарование?
   Орлиден всхлипнул:
   - Хуже. Тогда я знал выход: "вот вырасту, заработаю кучу денег и буду каждый день в парк ходить!". А сейчас я не вижу выхода. Нет его. Меня будто раздавили.
   Я понимала состояние Орлидена, всю ту безысходность, которую он переживал. Сочувствуя ему, я не знала, как исправить ситуацию. Здесь я тоже была беспомощна и поэтому бесполезна.
   - И ты ничего больше не хочешь? - спросила я, взяв мальчика за руку.
   - Почему же? Хочу. Я хочу куда-нибудь на необитаемый остров. Просто лечь и лежать где-то в воде или на песке, не двигаясь...
   - Ну, это легко устроить. Если ты полетишь в Замок, то сможешь посетить Источник. Будешь лежать в воде, не двигаясь, в полном спокойствии и, если захочешь, в полном одиночестве.
   - В Замок? - повторил Орлиден слабым голосом.
   - В Замок. Кстати, - добавила я, - тебя очень хотел видеть Мартинк. Он соскучился.
   - Мартинк? Где он? - оживился Орлиден.
   - Вообще-то здесь, рядом. Пойти позвать его?
   - Да...
   Услышав "приказ", Мартинк не замедлил явиться, изобразив шаги по коридору и стук в дверь. Ну да... артист - везде артист!
   Появившись на пороге, он чинно поклонился и протянул Орлидену руку.
   - Рад встрече, дружок. Давненько не виделись.
   - Я тоже рад, Мартинк. Я разучил твою песню. Помнишь, ты мне давал слова?
   - Вот как? Песню про дорогу? Здорово! Мы можем как-нибудь исполнить её все втроём - ты, я и Гави. В конце концов, волшебники не должны становиться рабами собственного волшебства - мы тоже имеем право на хобби и свободное время. Верно, подружка? - обратился он ко мне.
   Я, усмехнувшись, пожала плечами. Честно говоря, сейчас меня мало интересовали вопросы рабства или свободного времени. Пытаясь понять происходящее, я всё больше и больше склонялась к мысли, что толчком в "просветлении" Орлидена стал сам воздушный шар, один из носителей сущности и энергии Замка! Оказавшись в корзине, мальчик принял на себя отрезвляющий "ушат холодной воды", после чего всё его представление о Мэри перевернулось и встало под другим углом. Такое зачастую случается и в обычной жизни, когда предметы или ситуации оказываются совершенно не тем, чем представлялись ранее. Мир не таков, как кажется. Одно и то же явление или событие, одни и те же слова или действия могут быть "прочитаны" настолько по-разному, что, в конце концов, приходишь к выводу: пора отказываться от любой оценки происходящего. Хорошо? Плохо? Правильно? Неправильно? Похоже, весь калейдоскоп оценок может одновременно присутствовать по отношению к каждому наступившему моменту. Человек - существо Выбора. Что выберешь - тем жить будешь... Только, выбирая Замок, тебе придётся отказаться от игры по правилам Мэри. Выбирая Мэри и её правила игры, - придётся отказаться от Замка. Похоже, что так...
   - Оставлю вас на минутку, - сказала я друзьям и вышла, чтобы найти Лоттора и Пипа.
   Лоттор продолжал стоять у окна в гостиной. Было очевидно, что он пребывал в подавленном состоянии и нервничал. Я подошла к нему и взяла под руку. Он вздрогнул, словно моё появление было неожиданностью, но, развернувшись, взял меня за плечи и внимательно посмотрел в глаза:
   - Ну что?
   Затем потряс головой, будто прогоняя неприятные переживания:
   - Знаешь, просто ужасно не иметь возможности читать человеческие мысли! Будто смотришь фильм без звука...
   Поджав губы, я попыталась спрятать улыбку.
   - Что смеёшься? - пробурчал Лоттор, разгадав моё настроение.
   - Сравниваю твои способности с нашими. Мы вообще ничьи мысли не читаем - и ничего. Хотя ты прав - что-то потерять намного хуже, чем никогда не обладать. Извини меня...
   Он улыбнулся:
   - Нет, ты права. Когда "волшебник" и "человек" внутри меня спорят друг с другом, почему-то всегда побеждает "человек" со всеми его слабостями и несовершенствами. Сам же всех учу: волшебник не должен страдать о потерях. Потеря - лишь новое условие задачи, которую волшебник должен решить. Новый выбор, который он должен сделать. Так что с Орлиденом? Пойдём, сядем, ты мне расскажешь.
   - Нужно в Замок лететь, Лоттор. Только там, я думаю, мы сможем сложить воедино все кусочки мозаики.
   Я рассказала о своих подозрениях по поводу "воспитательной работы" шара, которую тот проделал с Орлиденом.
   - Согласен! - оживился Лоттор. - Очень похоже на истину. Он горько плакал, но дискомфорта на дне корзины явно не испытывал. Значит, Замок по-прежнему благоволит к мальчишке.
   - Более того, воспитать его желает! - улыбнулась я.
   - Да уж, - кивнул головой Лоттор и вдруг остановился, буквально застыв на месте.
   Казалось, он увидел или вспомнил что-то шокирующее.
   - Гави! - произнёс он спустя полминуты. - Так и есть! Со мной было почти то же самое, когда я впервые, после истории с Адлинтой, полетел в Замок. Сев в корзину шара, я испытал настолько всепоглощающую тоску и тщету собственного существования, что готов был выть. Но состояние моё и так было невесёлым всё это время, поэтому я не придал особого значения нахлынувшим эмоциям. Вернее, не связал их с шаром и Замком. А связь, несомненно, была.
   Он провёл по лицу рукой, словно пытался смахнуть неприятные воспоминания. Затем, отвернувшись, задумался о чём-то.
   - Вы когда полетите в Замок? - спросила я, чтобы прервать наметившееся молчание. - Орлиден, я полагаю, готов.
   - Я думал, ты летишь с нами, - насторожился Лоттор. - Разве нет?
   - Если Пип организовал для меня "отпуск" за счёт магической энергии Замка - тогда да. В противном случае будет неудобно...
   - Организовал, будь спокойна. Никто тебя не спохватится, если не ошибаюсь, ровно две недели. Время - оно мудрое. Оно отлично понимает, что твоё место сегодня - в Замке, а не в "пространстве обыденных дел". Скоро ты сама научишься договариваться со Временем - это важный навык для человека, живущего на два мира.
   - Верю тебе... - поёжилась я.
   Несмотря на уверения Лоттора, я не испытывала умиротворения. Будучи натурой ответственной, я не могла допустить даже малейшей возможности необоснованного "прогула".
   - Может быть, позвонить? Или сходить проверить? - осторожно начала я, почувствовав беспокойство.
   - Куда "позвонить"? Что "проверить"? - воскликнул Лоттор, в недоумении уставившись на меня. - Гави, ты соображаешь, что говоришь? Если ты сейчас появишься у себя на работе, то создашь такой мощный временной сдвиг, что за последствия никто не ответит, даже я сам. Перестань пытаться держать всё под личным контролем. Это невозможно и просто глупо! Сейчас твоё место здесь. Ты сама выбрала помочь мне и Орлидену. Вместо этого ты начинаешь дёргаться и увиливать в сторону. У меня не бесконечный магический потенциал, а ситуация с мальчишкой требует большой энергетической отдачи. А я, вместо того, чтобы воспользоваться твой поддержкой, должен вкладывать силы, чтоб развеять твою тревогу и почти что панику! Если ты выбираешь быт частью команды...
   - Лоттор! - перебила я с обидой, - Зачем ты так?
   - Затем, что в мыслях твоих прочитал недоверие к нам. А это - растрата и твоих, и наших сил! Пойми, если б Пипу не удалось "оформить" твоё отсутствие на работе - он бы сообщил об этом! Ладно, я понимаю тебя. Ты ещё слишком привязана к реалиям обычного мира, где господствует легкомыслие, пустословие и безответственность.
   - А может быть, - насупилась я, - эти мысли навеяла Мэри... А я...
   - А ты охотно их приняла, полила, удобрила и размножила!
   Увидев Пипа, направляющегося к нам, Лоттор замолчал и повернулся навстречу другу.
   - Мальчишка пришёл в себя, - сказал Пип, подойдя ближе. - Гави его пробудила, а Мартинк наполнил жизнью.
   - Мартинк? - усмехнулся Лоттор. - Ну-ну... Я рад. Пип, ты летишь с нами или остаёшься?
   - Остаюсь. У меня две заботы - утренник у моих интернатских сорванцов и контроль за коллегами Гави, задача которых - забыть о существовании нашей красавицы аккурат до 22-го числа!
   Лоттор многозначительно посмотрел на меня, выражая иронию и лёгкий укор. Я, смутившись, опустила глаза.
   - Не волнуйся, Гави! - погладил меня по плечу Пип, заметив моё настроение. - Я имею неплохой опыт в этом деле.
   - Спасибо тебе, Пип, - проговорила я, поймав взгляд Лоттора, улыбавшегося мне одними уголками губ. - И тебе, Лоттор...
   - Да ладно тебе, - мягко ответил он, после чего решительно добавил: - Пора лететь. Будь добра, Гавушка, пригласи Орлидена.
   - А Мартинка? - остановилась я.
   Лоттор хмыкнул:
   - Ну, он сам себе хозяин. Если хочешь, позови и его. Только он, насколько я понял, в приглашениях не нуждается. Что хочу - то и ворочу...
   - Да ладно тебе, - улыбнулась я, ткнув пальцем в лотторовский локоть.
   Он, ухмыльнувшись, потрепал меня по затылку. Затем остановил за руку:
   - Нет, не буду тебя гонять. Я должен сам поговорить с мальчишкой. Ты и так много сделала.
   - Может, мне вызвать шар? - предложила я.
   - Да, если тебе будет не трудно, - кивнул головой Лоттор и ушёл в сопровождении Пипа.
   Спустя пару-тройку минут появился Мартинк.
   - Господин и раб его остались наедине, - картинно провозгласил он. - Непрошенный гость (я, то бишь) был вынужден удалиться.
   - Ты имеешь в виду Лоттора и Орлидена? - поинтересовалась я.
   - Угу, - ответил Мартинк. - Кого же ещё? Иных рабовладельцев не знаю.
   - Ох, Мартинк, - отмахнулась я. - Давай лучше шар вызовем. Покинем на время этот бренный мир.
   - Вот тут ты, наконец, права! - воскликнул Мартинк, чмокнув меня в щёку. - Умничка! Хотя, знаешь? Я не полечу с вами. Присутствие Лоттора для меня слишком большой стресс. Ну, давай! Встретимся в Замке. Зеркальце с тобой?
   - Да.
   - Звони, когда прибудешь. Чао! Исчезаю!
   Оставшись одна, я села на диван и, наконец-то, расслабилась. Часы показывали половину третьего. Интересно, подумала я, сейчас время моих занятий со студентами. Неужели никто, совсем никто, не помнит об этом? Что же такое сотворил Пип? И, главное, как???
   Размышления мои были прерваны появлением Лоттора в сопровождении ученика. Меня поразило выражение лица Орлидена: мальчишка был смущён, но смущение его не было вызвано подавленностью или стыдом. Казалось, он действительно был пробуждён, как бывает пробуждено засыхающее растение, дождавшееся долгожданного полива... В глазах его играл живой огонёк, на губах обозначилась лёгкая улыбка. Таким одухотворённым я ещё не видела Орлидена. Уж не знаю, что произошло в моё отсутствие, но перемены мне нравились.
   Лоттор, в свою очередь, вновь принял на себя выражение запредельной отрешённости. Выражение лица его было спокойным и... непроницаемым. Пытаясь установить с ним глазной контакт, я потерпела фиаско. Ну, ясно. Мой дорогой друг желает остаться наедине сам с собой...
   Они поравнялись со мной, после чего мы все трое направились к балкону, где уже стоял, покачиваясь, шар, готовый к полёту. Лоттор собственноручно водрузил в корзину орлиденовский рюкзак, после чего пропустил мальчика и пригласил меня садиться. Затем он сам присоединился к нам и, слегка поколебавшись, дал команду к отправлению.
   - Я не увидел Мартинка, - объяснил Лоттор, когда мы взмыли в воздух. - Он что - не поехал с нами?
   - Нет, - ответила я. - У него...
   - ... проблемы со мной, - докончил Лоттор. - Можешь не увиливать в поисках подходящего предлога.
   - Почему "увиливать"? - отвернулась я.
   - Потому что...
   Не докончив мысль, он рассмеялся:
   - Знаешь, Гави, тебе никогда не приходило в голову, что разберись человек сам с собой, проблема поиска смысла жизни и источника счастья была бы решена?
   - Хм... - оживилась я. - Возможно...
   - Вот и я о том же. В поисках подходящих "предлогов", мы настолько вывернуты наизнанку, что всё наше существование не имеет иного смысла, кроме как быть источником корма небезызвестным алчным существам, то бишь, Кураторам.
   Орлиден вздрогнул, осунувшись.
   - Ничего, - сказал Лоттор. - Скоро мы достигнем места, недоступного этим хищникам. Не уверен, но полагаю, что там любые разговоры о них безопасны. Запаситесь терпением, ребята... Что, Гавушка? - обратился он ко мне, заметив немой вопрос на моих губах.
   - Лоттор, - медленно проговорила я. - Ты... ты, типа, обсудил с Орлиденом "кураторский" вопрос?
   - И да, и нет, детка. Я сообщил ему, что знаю о Мэри и о договоре с ней. При этом я не велел Орлидену отвечать, памятуя о том самом договоре. Если не ошибаюсь, я не нарушил ни одного из правил вашей "игры".
   - Да, согласна, - кивнула я головой. - И?..
   - Что "и"? Теперь моя задача - расторгнуть этот договор или хотя бы смягчить его условия. В общем, сделать всё возможное, чтобы освободить моего ученика. Да-да, Орлиден, именно... Не дёргайся, пожалуйста.
   Орлиден действительно начал дёргаться, словно не находил себе места. Однако, под нашим совместным, с Лоттором, влиянием, он начал обретать спокойствие и равновесие, что не замедлило сказаться на скорости шара, который нёс нас по направлению к Замку.
  

Глава 19

БЛЕСТЯЩИЕ И НЕВИДИМЫЕ

   Замок встретил нас весенней свежестью и сиянием вечернего солнца. Деревья, стремящиеся к пробуждению, излучали бодрость и энергию. Кое-где под ногами проглядывала молоденькая травка, готовая пуститься в бурный рост при первой команде Духов Земли.
   Под руководством Келлани я стала намного яснее слышать голоса природных стихий и растений. Теперь я начинала понимать, как можно беседовать с деревом или цветком, активно участвуя в их жизни. Я научилась слушать их просьбы о поливе или удобрении. Сама не знаю как, но теперь даже комнатные растения зачастую сами "звали" меня, если им было что-то нужно! Сидишь, сосредоточенно занимаешься какой-нибудь "бумажной" работой - и вдруг чувствуешь "призыв" цветка, о котором даже не думала и не вспоминала! Что такое? Откладываешь дело и направляешься к растению. Оказывается, он нуждается в срочном поливе! Вот те раз! И как же тебе удалось позвать меня, цветочек? Разумеется, всё можно объяснить "импульсами бессознательного"... Но всегда ли надо объяснять? Не тормозят ли "готовые" объяснения познание неизвестного? Не блокируют ли они возможность полноценного включения в поток Жизни, которая содержит в себе не только человека с его общественными структурами и социальной обусловленностью...
   Я вспомнила, как Келлани учила меня чувствовать "личность" каждого растения, слушать голос Земли, идущий как бы волнами снизу, пользоваться силой природных стихий, готовых подружиться с человеком по первому его зову! Но человек не слышит. Он поглощён социальной Игрой и ежесекундно занят подсчётом баллов и очков. Какое дело ему до песенки, звучащей в дуновении ветерка?
   Я поднялась к себе в башенку и вышла на балкон.
   Сразу по прибытии в Замок, Лоттор с Орлиденом отправились к Источнику, оставив меня наслаждаться мягкой вечерней атмосферой.
   Вдохнув полной грудью, я ощутила дуновение свежести. Меня словно пронзили животворящие стрелы наступающей весны. Я вспомнила, как Келлани учила меня ловить и использовать энергию потоков различных времён года. Энергия каждого потока ведёт к своим задачам. Надо знать сущность потока и принимать его силу. Энергия Весны - подзарядка, обновление. Весна - начало роста, и если хочешь начать рост чего-то - призывай и используй энергию Весны. Энергия Лета - максимальное излучение: чтобы творить в пике активности и одаривать окружающих плодами своего творчества. Осень - начало поглощения и очищения, время "сбора урожая" и накопления сил на будущее. Энергия Зимы - для духовной трансформации и внутреннего роста... Раньше люди так и жили, следуя циклам Природы. Но теперь, когда мир уплотнился и континенты сблизились, мы получили новую возможность - "запасаться" силами времён года, накапливать их, чтобы иметь возможность пользоваться ими в любое время.
   - Континенты сблизились? - удивилась я.
   - Конечно! - улыбалась Келлани. - Как же иначе? Всё дело во Времени. Если измерять расстояние не в километрах, а в часах и минутах путешествия из пункта А в пункт Б, то теперь мы все - близкие соседи. Несколько часов на самолёте - и ты уже на другом конце континента! Раньше такое путешествие измерялось днями, если не неделями и даже месяцами! Чувствуешь разницу?
   - Конечно!
   - В давние времена ты просто физически не мог в течение двух-трёх дней охватить пространство всего Земного шара, а теперь - запросто. И нынче, глядя на сугробы и кутаясь в шерстяной плед, ты можешь наслаждаться животворящей силой апельсина, который ещё вчера вбирал жаркие летние энергии!
   ***
   Изменился цвет вечернего горизонта, и лёгкий морозец засверкал в воздухе, играя в бликах лучей заходящего солнышка. Я закуталась в куртку, но в дом идти не спешила. Свежий ветерок успокаивал меня, будто выдувая напрочь тоскливые мысли и болезненные переживания.
   Поймав одну из задержавшихся неприятных мыслей, я вдруг ощутила, что она - всего лишь пустой набор слов... Поднатужившись, я вспомнила ощущения, которые сопровождали эту мысль. Но сейчас этих ощущений не было. Совсем. Будто мысль эта принадлежала другому человеку, а я её просто услышала. Перебрав в голове остальные пролетавшие мысли, я с интересом отметила, что жизнь сохранялась лишь в тех из них, которые были созидательны и сердечны. Остальные выметались подобно пустой шелухе.
   - Вот оно! - догадалась я. - Здесь нет Кураторов, нет Летунов! Здесь они не властны над нами. Все наши "заморочки" здесь - лишь тот груз, что мы притащили с собой из обычного мира!
   Моё настроение полностью "очистилось" от хлама и уравновесилось. Постояв на морозце ещё какое-то время и проводив солнышко, я вернулась к себе и присела к камину.
   В кармане зашевелилось зеркальце.
   Меня вызывал Дэннир. Судя по изображению, он находился в библиотеке. За спиной его я различила стеллажи, наполненные книгами. Я потёрла зеркальце, и связь была установлена.
   - Привет, голуба! - поприветствовал Дэннир. - Рад тебя видеть в Замке. Извини, что вынужден был здесь застрять - не было никакой возможности проведать наш обычный мир всё это время. Ты как?
   - Ох, Дэннир! - воскликнула я. - Столько всего приключилось! Мне действительно тебя не хватало!
   - Ну, теперь ты можешь схватить меня, заковать в цепи и пытать по любому угодному тебе поводу. Я вспоминал о тебе, но был уверен в твоём окружении - Лоттор и Пип были с тобою рядом. В крайнем случае, ты всегда могла бы прилететь в Замок, разве не так? Давай, перебирайся в библиотеку - поговорим. Сейчас тут просторно и тихо.
   Встретив Дэннира, я обняла его и поцеловала в щёку.
   - Ну вот, - хмыкнул мой учитель, - давно не чувствовал себя любимым дедушкой! Ладно, внучка, говори, что и как!
   Устроившись в кресле, я чинно сложила руки на коленях, приготовившись к "отчёту".
   - Во-первых, я разгадала твою загадку!
   - Да ну! - вскинул брови Дэннир. - И какую же?
   - За-гад-ку! - по слогам повторила я, многозначительно покачав головой.
   - Э, давай по-человечески! Ты же знаешь, я не чтец чужих мыслей.
   Я пожала плечами:
   - Хорошо, скажу по-человечески. Хотя это странно для меня. Ты - один из самых сильных магов Замка. Почему же ты не читаешь мысли?
   - Зачем мне читать мысли, - сказал Дэннир, - когда это умеет делать Лоттор? Нет, я лучше буду развивать свои природные склонности. Понимаешь, Гави, волшебная сила - такая вещь, которая не должна сосредотачиваться в руках одного человека в силу несовершенства оного... Иначе это уже не человек будет, а Бог. А мы, когда воплощались сюда, Богами быть не договаривались. Ещё чего! Такой неимоверный груз обязанностей и ответственности. Но у нас есть отличный выход. Мы можем создавать сообщества. Это наше право и наша сила. Поэтому очень ценны сообщества магов - только благодаря сообществам мы обладаем неким уникальным конгломератом способностей.
   - Это здорово! - ответила я. - Я счастлива, что состою в нашем с вами сообществе.
   - И мы - тоже! - Дэннир похлопал меня по плечу. - Должен сказать, ты - ценнейшее приобретение за последние годы! Мартинк - тоже. Но он, так или иначе, маячил перед нашими глазами десятки лет. Так что мы примерно знали, кто он и чем может быть полезен. А ты - словно новая звёздочка, засветившаяся на небе.
   - Жалко, что обычные люди не имеют возможности объединять свои усилия так же, как мы...
   - Почему же? Ты не права. Они тоже, объединяясь, могут усиливать свои природные способности, создавая уникальный конгломерат возможностей. Но они это, чаще всего, не делают. Они слишком погрязли в "иерархиях" и в выяснении вопроса "кто лучше и круче", чтоб осознать и применить такую возможность. Но! Ты опять заставляешь меня уйти в сторону. Так какую же загадку ты разгадала?
   - О "существах", Дэннир. О "существах", которые навевают гнилые мысли!
   - Ну почему ж обязательно "гнилые"? Далеко не всегда! Бывают вполне сносные мысли, полезные...
   - Её зовут Мэри, и она назвалась "Куратором"! - воинственным тоном произнесла я.
   - Ого! - подскочил в кресле мой наставник. - Так ты лично встретилась с Летуном? Поздравляю!
   Он начал расспрашивать меня об условиях и обстоятельствах встречи, попутно комментируя произошедшие события:
   - Ну да, нечего вступать с ними в сговор. Орлиден... ну да, конечно... очень запутанный мальчик. Хотя я своего "Куратора" тоже в юности повстречал. Мне лет 14 было или 15. Но мой Куратор как залез на меня, так и слез. Вообще странно, что он решил прицепиться к такому, как я, изгою. Обычно они заключают сделки с "любимчиками общества" или с теми, кто рядом...
   - Да, я это поняла... Значит, изгоем быть лучше? - спросила я удивлённо.
   - Нет, конечно. Ни лучше, ни хуже. На нашем плане существования вообще нет "лучших" или "худших" позиций. Когда ты это понимаешь, сразу становишься неинтересным для Кураторов. А потом - просто невидимым!
   - Невидимым?! - изумилась я.
   - Да. Я, например, давно невидим для этих милых неорганических созданий.
   - Милых???
   - Да. Эй, Гави, ты почему на меня так воззрилась? Я не ёрничаю и даже не шучу - они действительно милые. Они честны и просты. Они настолько трогательно следуют своим правилам, что я готов снять перед ними шляпу, если она, конечно, у меня на голове.
   - Интересный ракурс, - промямлила я.
   - Разумеется! - весело кивнул головой Дэннир. - Гави, ну что ты так ополчилась на Кураторов? Они - такие же Игроки на этой Земле, как мы с тобой. Не делай их них врагов, это - ошибка. А если сделала... Знаешь наилучший способ уничтожить врага? Полюбить и принять его как своего соседа! Убийственный способ! Работает почти безотказно! Итак, на чём я остановился?
   - Ну...
   - Ага! На том, что я давно невидим для Кураторов. Поэтому могу смело утверждать, что мои желания и переживания - действительно мои личные, а не имплантированные извне. Сама посуди, типичный человек страстно хочет чего-то, но иногда сам не знает - для чего ему такое "хотение"?!
   Я улыбнулась:
   - Это точно. Сама замечала. И за собой, и за другими. Лоттор сказал, что Кураторы паразитируют на наших желаниях.
   - Верно. На наших желаниях, на нашей привязанности к вещам - много на чём... Когда освобождаешься от всего этого хлама - становишься невидимым для них. Знаешь, они как слепые собаки - ориентируются по нюху и слуху - если ты не пахнешь социальными играми и не поёшь "правильные" песенки - ты просто исчезаешь. И всё. Кстати, должен тебя предупредить - если в твоих планах мировая известность или господство над массами - без Кураторов тебе не обойтись. Невидимые известными не становятся. Таковы правила Игры на Земле.
   - Погоди-ка! Но среди знаменитых людей много выдающихся душ, которые...
   - Правильно. С чего мы и начали. Кураторы - прекрасные помощники и отличные няньки. Они помогают бороться! Они с радостью помогут тебе пройти по головам конкурентов в творчестве или бизнесе, сметут с твоей дороги политических противников... В общем, они помогут тебе всех победить! Здорово, правда? По-моему, сейчас "быть победителем" - самое важное. Побеждать, пробиваться... Так?
   - Ну да...
   - Только всё это отсутствует у волшебника, идущего по пути с сердцем, по пути Радужной магии. У настоящего мага нет врагов. Маг движется над потоком событий. В конце концов, маг становится Великим Неизвестным. Он кажется самый обычным человеком. С двумя отличиями. Первое - он невидим для Кураторов. Второе - если нужно, он способен влиять на окружающий мир, вплоть до хода мировых процессов...
   - А ты влияешь? - зачарованно проговорила я.
   Дэннир расхохотался:
   - На мировые процессы? А зачем??? Мне намного интереснее параллельные пространства, чем социальные игры. Сплошная возня... Здесь я, скорее, пассивный наблюдатель. Люблю включать телевизор и...
   - Видела твой телевизорище! - улыбнулась я.
   - Это моя слабость, - изображая смущение, опустил глаза Дэннир. - А вторая моя слабость - вкусная еда. Пошли! По-моему, мы будем последними в трапезной на ужине!
   Спускаясь вниз по лестнице, мы догнали Мартинка, снова водрузившего на себя костюм средневекового придворного мага.
   - Привет посланцу седой древности! - провозгласила я, взяв друга за руку.
   - О! Гави! Как долетела? Я не ожидал тебя сегодня - думал, шар начнёт плестись, мотаясь из стороны в сторону и только к утру доберётся... Состояние Орлидена было неважным, да и настроение Лоттора оставляло желать лучшего.
   - Ничего, как видишь - мы все тут. Ты их не встречал?
   - Нет. Зато повстречал Келлани. Она, кстати, к тебе направлялась. В обычный мир. Но я её удержал.
   - Благодарствую! Мне её ужасно недоставало!
   Распахнув двери трапезной, мы огляделись в поисках удобного места. Вдали маячила знакомая фигурка, к которой я мгновенно потянулась, исполненная радости от долгожданной встречи.
   - Келлани! - позвала я и помахала рукой.
   Келлани, уже садившаяся за маленький столик, встала, всплеснула руками и с улыбкой направилась к нам навстречу. Обнявшись, мы поприветствовали друг друга.
   - Знаешь, - сказала Келлани. - Ты как нельзя кстати!
   - Да, мне тоже тебя не хватало, особенно в свете последних событий...
   - Событий?.. - она взяла меня под руку. - Давай после ужина поговорим. Есть о чём... Я тут заняла небольшой столик, но теперь предлагаю расположиться попросторнее.
   Она оглядела зал и махнула рукой.
   - Вон туда давайте, - обратилась она к нам. - Не исключено, что Лоттор с Орлиденом появятся с минуту на минуту. Поужинаем вместе.
   - Они были здесь? - поинтересовалась я у Келлани. - Ты их видала?
   - Да, мельком. Они меня - нет. Они шли куда-то. Подозреваю, что к Источнику. Я рада, что Орлиден рядом с учителем. Волновалась, что мальчишка может отбиться от рук.
   - Надеюсь, их отношения наладятся, - сказала я.
   - Я тоже, - улыбнулась Келлани.
   Затем лицо её помрачнело.
   - Должна сообщить тебе, что история с кольцом так и не получила продолжения. Хозяин не нашёлся. Тарн настоял, чтобы я забрала перстень. Дескать, "безделушка" ему не нравится. "Помпезная и бессмысленная" - так он выразился.
   - Кольцо у тебя? - спросила я с напряжением.
   - Да. В моей комнате. Если хочешь - забирай себе. Мне сия "игрушка" тоже не по душе, - почти прошептала она, положив руку мне на плечо и усаживаясь, справа от меня, за стол.
   Дэннир расположился напротив нас, а Мартинк - с торца.
   Взяв со стола салфетку, я почти машинально скомкала её в кулаке, чувствуя подступившее волнение и тревогу.
   - Вообще-то я нашла хозяина... Знаю, чей перстень... - медленно начала я, но осеклась, в упор глядя на Лоттора, который в данный момент - с отрешённым выражением лица - входил в трапезную. Вслед за ним плёлся, озираясь, Орлиден.
   Поначалу удивившись поведению мальчишки, я, спустя мгновение, поняла причины его смущения. Молоденький официант, разносивший еду, весело подбежал к Орлидену и что-то защебетал ему на ухо. В ответ Орлиден болезненно поморщился, бросив отчаянный взгляд на своего учителя, после чего пробормотал что-то, отрицательно замотал головой и продолжил путь. Официант насмешливо пожал плечами, возвращаясь к начатому делу.
   - ... где нашла? Ау, Гави! - донеслось до меня.
   Я вздрогнула и повернулась к Келлани, которая продолжала что-то спрашивать, не замечая, видимо, что внимание моё отвлечено.
   - Прости, Келлани, я задумалась...
   - Вижу, - с улыбкой ответила она. - Я хотела узнать... О! Привет, Лоттор! Садитесь с нами. Орлиден, что ты стоишь, словно чужак? Присаживайся! Я тебя так давно не видела! Ты... ты так изменился!
   Подросток провёл рукой по лбу, слабо улыбнувшись.
   - Я тоже рад... рад вас всех видеть...
   Поколебавшись, он сел рядом со мной и чинно сложил руки на коленях в ожидании раздачи блюд. Лоттор расположился напротив нас, рядом с Дэнниром.
   - Отлично выглядишь, - обратился он к Келлани. - Волновался, что ты слишком много работаешь.
   - А, пустяки! - рассмеялась она. - Я путешествовала по таким слоям Мироздания, где усталости просто не существует как состояния! Лишь творчество, радость и полёт. К сожалению, утомление - неизбежный атрибут нашего "плотного" мира... Гави, давай поутру отправимся прогуляться в "тонкие" миры? Вдвоём. Я заприметила одно милое местечко... Ты слишком материальна, слишком загружена чужими проблемами, на мой взгляд! Верно, Дэннир?
   - Не буду спорить, - согласился он, почесав подбородок.
   Затем, не вставая с места, придвинулся ближе к нам, облокотившись грудью о столешницу.
   - И что это за кольцо? - громким шёпотом спросил Дэннир. - Что за перстень, судьбу которого вы так активно обсуждали? Я могу быть посвящённым в дело?
   - Не знаю, - пробормотала я под нос, вздрогнув и опустив глаза. - Решать хозяину...
   - А хозяин... - начала Келлани.
   - Я - хозяин, - спокойно и ясно произнёс Лоттор.
   Взгляд Келлани взмыл вверх и остановился. Глядя в глаза Лоттору, она безмолвствовала.
   - Гави рассказала о находке, - продолжал Лоттор. - Оно в библиотеке?
   - Теперь у меня, - проговорила Келлани. Затем поспешно добавила: - Я тебе верну его после ужина...
   - Хорошо, - кивнул Лоттор. - Только не понимаю твоего оцепенения.
   - Нет-нет! - взяла себя в руки Келлани. - Просто очень неожиданно и...
   - ... и ты разучилась говорить неприятные вещи в лицо, - закончил он сухим тоном. - Что не так с кольцом?
   Вздохнув, Келлани поведала о своих неприятных ощущениях по поводу перстня, присовокупив беспокойство и опасения Тарна.
   - Плохое кольцо, - резюмировала она.
   - Возможно, - согласился Лоттор. - С этим не буду спорить. Поэтому в самое ближайшее время ты избавишься от него.
   Келлани промолчала, ковыряя вилкой в салате.
   - Бррр... - передёрнул плечами Дэннир. - Давайте разрядим атмосферу. Не исключено, что история кольца поучительна, но к чему нарушать аппетит?
   - Особенно мой, - вставил Мартинк. - Уверен, что тайна кольца лично для меня так и останется тайной. Поэтому я отключаю слух и наслаждаюсь вечерней трапезой во всём её великолепии! Прощайте!
   Он картинно махнул рукой и сосредоточился на еде.
   Повисло молчание, в процессе которого каждый был погружён в размышления о случившемся. Информация о кольце, так эмоционально преподанная Лоттором и Келлани, вызвала у каждого из нас шквал противоречивых эмоций в соответствии с представлениями о существе дела. Чуть позже Лоттор поведал мне о содержании мыслей каждого из участников трапезы, акцентируя тот факт, что человек (даже будучи волшебником!!!) является пленником собственных домыслов.
   - Ох, Гави! Если бы ты слышала, что произносил про себя каждый из присутствующих!
   В отличие от остальных, я была детально осведомлена об истории перстня и не видела никакого "негатива" в нём. Да, перстень пережил не самые радостные эпизоды из истории человеческих судеб, однако шарахаться от него я бы не стала, боясь "заразиться". Дэннир остался полностью равнодушным к перстню, полагая, что это - частное дело, не стоящее внимания посторонних. Мартинк, несмотря на произнесённую фразу, проявил завидный интерес к ситуации. Тем не менее, он был уверен, что его не станут посвящать в детали событий хотя бы из чистой вредности. Мысли Орлидена остались загадкою для всех (не исключено, что и для него самого). Даже оказавшись в Замке, Лоттор не мог читать мысли ученика - запрет Мэри оставался в силе, и пока никто не знал способ снять его. Келлани была смущена и подавлена. Она опасалась, что невольно соприкоснулась с недозволенной тайной своего учителя и стыдилась этого.
   По окончании ужина Лоттор пригласил всех присутствующих к себе. Приглашения удостоились даже Орлиден с Мартинком, к превеликому удивлению последнего.
   - Конец света не за горами, - покачал головой Мартинк, задержав меня за руку.
   - Может быть, начало? - улыбнулась я.
   По дороге Келлани покинула нас, возвратившись с кольцом.
   Лоттор, молча, принял перстень, в задумчивости подержал его на ладони и протянул вперёд, предъявляя всем нам. Бриллиант сверкнул, соприкоснувшись с вечерним светом.
   - Я долго хранил эту тайну, - начал Лоттор. - Но теперь время оказалось для неё на исходе. События таковы, что тайна перстня больше не может быть тайной для вас. А дальше вы вольны распоряжаться ею, как вам вздумается.
   Келлани привстала, чтобы высказаться, но Лоттор мягко остановил её.
   - Предвижу твои возражения, дорогая Келлани. Всегда ценю твою деликатность, но в данном случае доверься моему решению. Ты согласишься с ним, когда ознакомишься со всеми деталями дела.
   - Дела? - удивился Мартинк. - Какого дела?
   - Дело касается Кураторов и наших отношений с ними. Это серьёзно и важно. История перстня могла бы остаться моим частным делом, не будь вплетена в "кураторский" вопрос.
   - Я не понимаю, о чём (или о ком) ты говоришь! - искренне удивилась Келлани. - С перстнем я знакома, ибо сама участвовала в его "судьбе", но Кураторы...
   - Хочешь сказать, ты никогда не встречалась с ними? - спросил Дэннир. - Не обязательно "Кураторы", они себя Летунами кличут, Пастухами, Собирателями... наиболее заносчивые даже Богами себя величают или Властителями Судьбы. Не встречала?
   - Нет, - растерянно развела руками Келлани.
   Дэннир и Лоттор вопросительно переглянулись.
   - Знаешь, - догадался Дэннир, - я могу предположить, в чём тут штука. Келлани им неинтересна. Она почти не впитала в себя земной, социально-обусловленной "закваски". Ты затащил её в Замок почти в детском возрасте. Здесь она и воспитывалась. Я никогда не замечал в ней "вирусов", которыми поражены обычные люди. В ней нет стремления к власти, успеху или богатству любой ценой. Она равнодушна к вниманию окружающих, хотя любит людей и охотно возится с ними. Такой идеальный Проводник! К тому же, она Природочеловек - Человек Природы - значит, её жизненная сила недоступна для неорганических хищников.
   - Согласен, - кивнул головой Лоттор.
   - Природочеловек? - воскликнул Орлиден. - Как это?
   - Человек, живущий в содружестве с силами Природы, понимающий язык стихий, растительного и животного царства, - объяснил Дэннир. - Не просто понимающий, но способный договориться с ними. Такие способности существуют в зачатке у каждого человека, но не каждый хочет развивать их. А кто мешает? Ага! Они же! Наши уважаемые Кураторы. Иначе человек станет слишком независимым. А кому нужен такой неудобный "подопечный"?
   Он засмеялся в усы, закрыв рот кулаком. Затем добавил серьёзно:
   - Извини, Лоттор, мы тебя прервали...
   - Ничего страшного, - сказал тот. - Напротив, это для меня важно - знать, кто в каких отношениях с Кураторами.
   - Я не встречался с ними, но Гави рассказала об этих тварях. Брррр... - передёрнулся Мартинк.
   - Это те самые, - едва слышно проговорила я на ухо Келлани, - кто мысли "нашёптывает". Помнишь, мы обсуждали с тобой?
   - Вот как? - так же тихо ответила она. - Когда же ты узнала?
   - Она познакомилась с ними, - вместо меня ответил Лоттор. - Орлиден также познакомился одновременно с одним из подобных "экземпляров". Но он дал слово молчания и не может говорить об этом. Я тоже знаком с Куратором. Тоже когда-то давал слово молчания, но несколько раз нарушил его, и мне уже безразличны последствия в отношении меня. Хотя... небезразличны в отношении моего окружения. Дэннир?
   - Знаком. Не давал. Невидим, - отрапортовал Дэннир.
   - Невидим? - удивился Лоттор.
   - Да. Я невидим для этих Летунов. Уже много лет.
   - Хм... - промычал Лоттор. - Поразительно! Но ладно! У меня есть предложение. Давайте каждый из нас, за исключением Орлидена, озвучит свои представления о Кураторах. Полагаю, один из принципов этих существ - разделять и властвовать! Поэтому они пытаются взять с нас слово неразглашения тайны знакомства - чтобы мы оставались одиноки и беспомощны перед ними.
   - Я начну, - предложил Дэннир.
   Он был краток. Суть его рассказа свелась к тому, что юношей он встретился с одним из Кураторов. Тот назвался Пастухом-Покровителем и предложил Дэнниру свои услуги. ПП - так Дэннир стал называть нового знакомца - был превосходно осведомлён о перипетиях судьбы потенциального "подопечного". Он знал о судьбе его матери и об отношении односельчан к "проклятым колдунам". Поэтому Пастух-Покровитель предложил взять реванш и отомстить обидчикам.
   - Если бы вы слышали, как он умасливал меня! Но я всегда ненормальным был, и остаюсь ненормальным по сей день. Предложения ПП были мне неинтересны. Сам не знаю, почему! Возможно, я настолько любил маму, что перестать быть изгоем означало предать её. А быть может, где-то в глубине своего существа я чувствовал источник волшебной силы настолько мощный, что посулы ПП казались мне дешёвкой... Жалкой бессмыслицей... Потом, познакомившись с Тимэной, наставницей, я узнал, что своим решением обезопасился от многих неприятностей, которые могут стать помехой на пути волшебника... Вот и вся история. Короткая и неинтересная. Кураторы почти не приставали ко мне. Возможно, сказалась рука Тимэны. Когда моя наставница покинула этот мир, я научился видеть Кураторов. А они меня - перестали. Если позволишь, Лоттор, я поворошу угли в твоём камине. А ты - рассказывай. Ты следующий на очереди.
   Лоттор, чуть слышно вздохнув, приступил к своей истории, излагая её сухо и кратко.
   Адлинте он уделил буквально несколько фраз, обозначив основные вехи знакомства с нею. Встретился... полюбил... в знак любви заказал два одинаковых перстня... Потом познакомился с Альтер-Эго... проговорился о нём Адлинте... В знак мести Альтер-Эго внедрился в сознание девочки, почти сведя её с ума... Адлинта заболела... погибла... оба перстня остались у него... Потом один из них был потерян, и Гави чудесным образом нашла его спустя много лет.
   Об Альтер-Эго Лоттор говорил детально, но без эмоций. Вспоминая юношеские переживания, он, казалось, всецело обращался к Орлидену, будто преподавая ему урок. Возможно, так оно и было. Орлиден слушал учителя, затаив дыхание, краснел, бледнел, сжимал руки. Повествование захватило мальчишку с ног до головы. Очевидно, он находил в случившемся что-то близкое для себя и значимое.
   Келлани оставалась напряжённой и расстроенной, какой-то "расклеенной". Она пыталась взять себя в руки, и это стоило ей значительных усилий. Сидя рядом с подругой, я физически чувствовала её состояние.
   Окончив рассказ, Лоттор попросил задавать вопросы. У меня их не было. Мартинк лишь пожал плечами, предпочитая оставаться вне дискуссии. Дэннир улыбнулся и кивнул головой, отметив, что ему и так всё ясно.
   - Типичная история, - махнул он рукой. - Я бы не советовал тебе волноваться. Кураторы любят держать "подопечных" в тревоге, оцепенении и страхе - так им легче с ними справляться.
   - Я не боюсь за себя, - мрачно процедил Лоттор в ответ на "легкомысленное" замечание Дэннира. - Но вокруг меня есть люди, судьба которых мне небезразлична. Смерть Адлинты...
   - ...была несчастным случаем, судя по твоим словам.
   - И да, и нет, - замотал головой Лоттор. - Если бы я промолчал, если бы...
   Он осёкся и закусил губы.
   Я опустила глаза, теребя в руках радужное зеркальце. Лоттор не рассказал всей правды, несмотря на желание раскрыть тайну. Я чувствовала его мучения - держать "скелет в шкафу" он больше не мог, удалить его из "шкафа" - пока не имел сил.
   Я мельком бросила взгляд на Келлани. Она сидела, отвернувшись в сторону камина и, слегка покачиваясь, созерцала язычки пламени, словно желая разделить с ними танец. Подняв голову, я перехватила взгляд Лоттора, так же глядевшего на Келлани - с напряжением и грустью.
   Бодрый и отчётливый голос Дэннира прорезал наметившуюся тишину, выводя нас всех из задумчивости.
   - Всё-таки я осмелюсь настаивать на том, что Кураторы менее опасны, чем хотят казаться. Сфера их влияния - наши мысли и желания. Всё. Они не способны остановить наши сердца и не способны навлечь разряд молнии на наши головы. Бояться Кураторов - значит бояться самих себя! Если не ошибаюсь, Лоттор, твоего дружка звали Альтер-Эго? Не кажется ли вам это символичным? Ни один Куратор не тронет человека, свободного от тщеславных фантазий и намерений.
   - А законы? - тихо прорычал Лоттор. - Кто, как не они заставляют принимать власть имущих такие законы, что жизнь в некоторых государствах становится настолько невыносимой, что...
   - А ты не живи "в государстве"! - невинно улыбнулся Дэннир. - Зачем тебе жить "в государстве"? Вот так и попадаются люди в ловушку! Вместо того, чтобы жить в сердце, они начинают жить "в обществе", "в государстве", забывая о том, что всё это - лишь игровые площадки со своими правилами и условностями. Зачем ты принимаешь игру за настоящую жизнь?
   Лоттор порывисто встал с места и прошагал к окну. Постояв секунду, он резко развернулся.
   - Но Адлинта!.. - воскликнул он.
   - Послушай, - мягко ответил Дэннир, уютно устраиваясь в кресле, - То, что случилось с Адлинтой, является тайной ЕЁ пути. Ты был всего лишь один из эпизодов её истории - ни больше, ни меньше. Мир не таков, как кажется... Ты думаешь, что сыграл роковую роль в жизни своей подруги. А по мне - наоборот: твоя подруга сыграла роковую роль в твоей жизни. В общем, не строй из себя Господа Бога - ты ни капли не похож на него.
   Лоттор, передёрнув лицом, в изнеможении опустился на стул, стоявший рядом с окном.
   - Альтер-Эго угрожал мне. Снова. Я же рассказал об этом.
   - Ну и что? - пожал плечами Дэннир. - За кого конкретно ты боишься? Ну?
   Лоттор промолчал.
   - Ладно, - продолжил Дэннир. - Кто у нас ещё остался? Гави?
   - Она мне рассказала свою историю, - подал голос Мартинк.
   - Тебе - да, - согласилась я. - Но Келлани меня не слышала. Остальные - в курсе моих приключений, но я лучше повторюсь. Боюсь, я излагала свой рассказ, упуская некоторые подробности.
   - Верно, голуба, - поддержал меня Дэннир. - Рассказывая, ты сама намного лучше будешь осознавать происшедшее. К тому же, только в твоих устах - история Орлидена. Ты - его голос и его "зеркало". Ну, вперёд.
   На сей раз я говорила спокойно и уверенно. Рассказ мой обрёл логику и был заполнен упущенными ранее деталями. Если раньше я перескакивала с эпизода на эпизод, то теперь мне удавалось вспомнить практически все "мелочи". Заручившись разрешением Орлидена, я вела повествование и о его приключениях с Мэри. Казалось, мой юный друг всецело вложил свою судьбу мне в руки. Он не пытался перебивать меня даже в тех ситуациях, когда выглядел в моём рассказе весьма нелестно для собственной самооценки. Впрочем, его никто не судил и не осуждал. Задачей собравшихся было разобраться с Кураторами, чтобы найти пути противодействия их власти.
  

Глава 20

ЗАКОН ЧЕСТНОЙ ОХОТЫ

   По окончании моего рассказа, Дэннир предложил всем разойтись и осмыслить информацию наедине с собой.
   - Мне нужно время и свободное пространство, чтобы сложить воедино детали мозаики, - объяснил он, прощаясь с нами. - Думаю, что вам - тоже. Кое-что для меня было новым и неожиданным, хотя, в целом, - картинка ясная и узнаваемая.
   - Тогда я тоже побрёл к себе, - зевнул Мартинк. - Зелинта дала мне отдых. Пойду напишу новую песню. Кто со мной? А?
   Он встал и потянулся всем телом. На мгновение задержавшись взглядом на мне и Орлидене, он вопросительно поднял брови.
   - Нет, Мартинк, - ответила я. - Не сейчас...
   - Ты, как всегда, скучная, - ухмыльнулся Мартинк. - Ну а ты, Орлиден?
   - Можно я просто сам погуляю? - осторожно спросил подросток, обращаясь не столько к Мартинку, сколько ко всем окружающим одновременно.
   - Да, иди, погуляй, - разрешил Лоттор. - Пойди на свежий воздух. Ты выглядишь утомлённым. Только не уходи далеко, ладно?
   Орлиден, кивнув, быстро покинул комнату.
   - Составь мне компанию, Мартинк, - неожиданно предложила Келлани. - Я давно хотела спросить тебя кое о чём...
   - Келлани? - удивился Мартинк. - Да неужели я могу отказать столь очаровательной...
   Последние слова он произносил, уже будучи в коридоре.
   Мы остались вдвоём с Лоттором, который продолжал сидеть на стуле возле окна, периодически выглядывая наружу и созерцая темноту. Я подошла к нему и встала рядом.
   - Знаешь, - сказала я. - Я верю Дэнниру. Кураторы - всего лишь игроки, такие же, как и мы. Да, игра зачастую жёсткая, но... всего лишь игра! Кураторы пытаются нас обхитрить, но нам не нужно поддаваться на их уловки. Вы же сами учили меня - "двигаться над потоком событий"... Наша настоящая жизнь - вне этой игры...
   Лоттор повернулся ко мне и посмотрел снизу вверх.
   - Да, я знаю. Знаю, быть может, лучше, чем кто-либо. Ведь я в своё время отказался от игры "в графа"... И что же? Я начал играть в "Хранителя времени"! Вот они, ловушки! Даже став волшебником, я остался связан с обычным миром намного теснее, чем хотелось бы. Я думал, что отгородился от влияния Кураторов... Нет! В сущности, я всегда оставался под их контролем. Ты ж это заметила...
   - Да, но неужели только Дэннир может стать невидимым для них? Чем мы-то хуже?
   - Тем, что в головах у нас слишком много "тараканов", - усмехнулся Лоттор, взяв меня за руку и вставая рядом. - Эх, взять бы отпуск...
   - Ну и возьми! - удивлённо воскликнула я. - Кто ж мешает?
   - Время, Гави, Время! Будь у меня начальник из числа людей - было бы проще. А надо мной только Время... И я знаю, что сейчас НЕ ВРЕМЯ мне отдыхать, отправившись в окрестные леса и горы. Я это знаю. К тому же, Орлиден на мне. Как ему помочь? Мысли его не читаю, а говорить со мной он не может... Тупик.
   - Может быть, Дэннир даст совет?
   - Может быть...
   Он прошёл к камину и сел на диван. Я, вслед за ним, устроилась рядом.
   - Наверно, Орлидену лучше пребывать в Замке. Пребывать, покуда не найдётся способ избавить его от власти Мэри. По-моему, мальчишка сам не против, - предположила я.
   - Не исключено, - задумчиво проговорил Лоттор. - Но само по себе пребывание в Замке ничего не решает. Так же как не решает проблемы, если ты, страдая, заснёшь и проспишь двое-трое суток. Да, отдохнёшь. Но проблема-то не уйдёт! Орлидену недостаёт мужества и самостоятельности. У него нет творческой силы, которая помогла бы сотворить жизнь по его вкусу. Вот он и "запал" на Мэри, пообещавшую всё решить ЗА него!
   - Это не только его проблема, Лоттор. Многие мечтают, чтобы за них всё решали. Орлиден не виноват. Он - мальчик из простой бедной семьи...
   - ... так же как и Пип, - перебил меня Лоттор. - Тоже, кстати, мальчик из простой бедной семьи. А у Келлани вообще семьи не было! И что?
   Он взял прут и нервно поворошил угли в камине.
   - Впрочем, - добавил он спокойнее, - все люди - разные. А я слишком требователен...
   Я промолчала, созерцая пламя.
   - Гави, - спустя некоторое время обратился ко мне Лоттор. - Я хочу попросить тебя присмотреть за мальчишкой. В настоящее время только ты можешь свободно разговаривать с ним. Ты не против?
   - Нет, конечно, - удивлённо ответила я, в упор глядя на Лоттора. - Однако я помню, ты не советовал брать наставничество над Орлиденом. Дескать, мне рано ещё.
   - Конечно, рано. А что сделаешь? О Кураторе он может говорить только с тобой.
   - Даже в Замке? Но здесь нет Мэри! Она не услышит!
   - Согласен, - махнул рукой Лоттор. - Но рано или поздно мальчишка вернётся в обычный мир. Такая, как Мэри, сразу поймёт, что "клиент" проболтался. Он не сможет это скрыть, даже если начнёт отрицать. Он слишком слаб и внутренне разобщён. Сама видишь. Он не умеет нести груз ответственности, и будет мгновенно раздавлен местью Куратора. Ага! Орлиден лёгок на помине.
   Лоттор усмехнулся и откинулся на спинку дивана, положив ногу на ногу.
   Как и ожидалось, раздался стук в дверь, и на пороге появился Орлиден - весь смущённый и растерянный.
   - Чего? Не гуляется? - спросил Лоттор. - Я думал, ты направишься в Зал Магических Игр.
   - Не... Я туда больше - ни ногой... - мотнул головой подросток. - И на кухню не хочу. Мальчишки чувствуют, что со мной что-то не так, и пытаются залезть ко мне в душу. А я не хочу. Я сам туда не хочу...
   - Куда? - удивился Лоттор. - К себе в душу не хочешь?
   - Ага... Там слишком... Темно как-то... Я бы лучше заснул. Но в Замке не спят. Жалко...
   - Отправляйся в библиотеку, - посоветовал Лоттор. - Мальчишки там редко появляются, и ты будешь избавлен от их назойливых расспросов.
   - В библиотеку? - слабо улыбнулся Орлиден. - А кто меня там ждёт?
   - Никто, - ответила я. - Но почему тебя обязательно должны ждать? Ты свободная самостоятельная личность. Ну и вообще, библиотека - наилучшее место, чтобы собраться с мыслями.
   Орлиден колебался, стоя перед нами и нервничал, периодически сжимая ладони в кулаки. Мы, в свою очередь, его не торопили. Я не знала, о чём размышлял Лоттор. Сама же я думала о том, что мне поведал Дэннир, когда мы беседовали наедине.
   Летуны-Кураторы действительно имеют нераздельную власть на Земле. Они контролируют все средства массовой информации. Они контролируют властные структуры. Они контролируют психиатров и полицию, законодателей и подчинённых им исполнителей. Но лазейку Летуны оставляют. Это закон Вселенной. Закон честной охоты - оставлять зверю одну дорогу на свободу. И они это правило соблюдают. Они не бегают за ушедшими и не останавливают их. Уйти - значит, найти лазейку. Тебя не окружили полностью. Одна небольшая часть круга - свободна. Где-то я уже об этом читала... Ну да! Китайская "Книга Перемен"! Обряд "царской охоты", когда загонщики ставились строго с трёх сторон поля... таким образом, были убиты лишь те звери, которые прямо шли на охотника, звери, которым "жизнь была не нужна"...
   Где же оставляют лазейку Кураторы? Похоже, только в одном направлении - во внутренний мир. Лазейка - к себе. Тут Кураторы лишены власти. Дэннир прав - Летуны вовсе не тираны. Они оставляют дверь открытой. Только всё равно мало кто уходит. Людей заманивают назад иллюзиями благ. Точно какая-то дрессировочная станция... И люди дрессированные. Как вы думаете, почему, зачастую, наступает мучительная тоска после реализации желаний? Потому что желания социально обусловленные, не наши, не настоящие...
   - Послушайте, - наконец выдавил из себя Орлиден, озираясь. - Если я нарушу договор с... если я нарушу этот договор - я умру?
   - Ну вот, - рассмеялись мы вместе с Лоттором, переглянувшись. - "Умру - не умру"... Что за постановка вопроса?!
   - Конечно, умрёшь! - добавила я. - Мы все умрём когда-нибудь. И Кураторы тут ни при чём. А почему ты спрашиваешь? Ты с кем-то говорил о Мэри?
   - Что ты?! - замахал руками Орлиден, опускаясь в кресло рядом с камином. - Нет, конечно. Поэтому и интересуюсь...
   - Здесь ты в безопасности, - сказал Лоттор, подсаживаясь ближе к ученику. - Тем не менее, я не советую тебе обсуждать эту тему ни с кем, кроме Гави.
   - Даже с вами? - поднял глаза Орлиден.
   - Ты хочешь поговорить об этом со мной? - несколько удивлённо переспросил Лоттор.
   - Да... Просто... Просто теперь всё такое чужое вокруг меня. Я бы хотел спрятаться. Я никого здесь по-настоящему не знаю. Я бы хотел вернуться в школу, но я боюсь...
   Он осёкся, вспомнив, очевидно, о Мэри.
   Лоттор покачал головой.
   - Нет, в школу пока не надо, - сказал он, взяв ученика за руку. - Сейчас ты слишком уязвим для обычного мира.
   - Здесь тоже страшновато, - поёжился Орлиден.
   - Ровно настолько, насколько загрязнена твоя совесть, - улыбнулся Лоттор. - В остальном бояться нечего.
   Он встал, широкими шагами прошёлся по комнате и вернулся на место.
   - Ладно, Орлиден, - сказал Лоттор. - Оставайся здесь. Ты этого хочешь? Похоже, я вновь начинаю читать твои мысли, - добавил он в сторону.
   Мальчик кивнул утвердительно.
   - Вот и отлично, - резюмировал Лоттор. - Постарайся мне довериться. Я сделаю всё возможное, чтобы найти способ избавить тебя от проклятия.
   Орлиден послал нам обоим умоляющий взгляд, после чего громко вздохнул.
   - Может, вас оставить наедине? - предложила я.
   - Нет! - взметнулся Орлиден. После чего добавил тихо: - Не уходи...
   - Что же, - пожала я плечами. - Как прикажете, юный господин!
   Лоттор взял меня за руку и отвёл в сторону.
   - Останься лучше ты, - шепнул он. - Поговори с ним, выясни как можно больше деталей его контактов с Куратором. Запиши, чтобы ничего не упустить. А я должен поговорить с Келлани.
   Он подошёл к зеркалу и провёл по нему рукой. Радужные переливы заиграли на стекле, словно солнечные зайчики, пропущенные сквозь призму кристалла, и спустя несколько мгновений в зеркале появилась Келлани. Судя по интерьеру, она была у себя.
   - Привет! - удивлённо улыбнулась Келлани. - Я думала, мы расстались до утра!
   - Я бы хотел поговорить с тобой наедине, - предложил Лоттор. - Если у тебя нет иных планов, конечно...
   - Я согласна...
   - Тогда я иду к тебе, хорошо?
   Кивнув мне на прощание, он быстро покинул комнату, оставив нас с Орлиденом вдвоём. Подросток бросил напряжённый взгляд вслед уходящему учителю, но ничего не сказал. Я подошла к нему и села рядом, почти вплотную.
   - Он должен был уйти, - осторожно начала я.
   - Да, - перебил Орлиден. - Я понял. Всё же это лучше, чем, если б ушла ты.
   - Тебе нечего бояться, - обняла я Орлидена за плечи. - Мне кажется, всё самое опасное - позади.
   - А мне не кажется.
   - Ты чего-то боишься?
   - Сам не знаю. Я никогда раньше не боялся с помощью такого страха... Другой был страх... Не такой, как сейчас.
   - Понимаю, - ответила я. - Ты никогда раньше не боялся с помощью такого страха.
   А что? Неплохо сказано!
   Я не стала мучить мальчишку расспросами относительно природы "нового" страха, прекрасно осознавая, что у него отсутствуют слова для описания вновь нахлынувшего переживания. Все наши проблемы - это проблемы лексики. Ты начинаешь ощущать и переживать нечто, для чего у тебя нет слов. Ты ощущаешь что-то, какое-то состояние, которое невозможно описать. В этом случае психотерапия начинает игру в "прокрустово ложе" - попытку подобрать известные слова и словесные формулы к неизвестному переживанию! Иногда это удаётся, иногда - нет. Получается замкнутый круг. Знакомое переживание не составляет проблемы. Для незнакомого - нет осмысления, нет лексикона. Любая интерпретация станет ложной - ты станешь подгонять новое переживание под старые трафареты, и ничего не решишь... Здесь только действия могут дать результаты. Новый опыт. Безмолвный опыт узнавания и знакомства с открывающимися уголками собственной души... Вот тогда, в конце концов, и родятся новые слова.
   - Я понимаю тебя, - повторила я, погладив Орлидена по плечу. - Со мной такое тоже бывает. Со всеми бывает...
   У Орлидена блеснула искорка в глазах. Он повеселел
   - Ага, - ответил он, пряча улыбку. - Оказывается, у моего учителя тоже бывают проблемы. И он тоже когда-то свою "Мэри" повстречал.
   - Альтер-Эго, - поправила я.
   - Пусть так. Альтер-Эго. Какая разница?
   Он задумчиво почесал нос.
   - Слушай, Гави, - продолжил Орлиден. - Я ведь его никогда таким не видел, как сегодня!
   - Лоттора? Каким же?
   - Даже не знаю, как сказать... Если бы... если бы я был старым, то подружился с ним! Вот!
   - Старым??? А зачем тебе быть старым? Ты и сейчас можешь с ним подружиться. Какие препятствия могут быть у вас?
   - Ну... Не знаю... - развёл руками подросток.
   - Разве я старая? - широко улыбнулась я.
   Орлиден хихикнул в ответ:
   -Разумеется, нет! А почему ты это спрашиваешь?
   - Потому что я дружу с Лоттором. И Келлани дружит. Она тоже отнюдь не старая.
   - Ну да... ты права...
   Он подтянул ноги и запрятался вглубь кресла, закрывшись пледом. Я поворошила угли в камине и вновь уселась рядом со своим маленьким испуганным приятелем.
  

Глава 21

"ВЫБИРАЙ, ЧТО ДУМАТЬ!"

   Несмотря на весёлый треск поленьев и тепло огня, я чувствовала себя не слишком комфортно в чужой комнате.
   - Знаешь, мы можем пойти ко мне, - предложила я. - У Лоттора, конечно, уютно, но мне больше нравятся мои "апартаменты". Если не ошибаюсь, ты ещё ни разу не гостил у меня!
   - Нет, - ответил Орлиден. - Не гостил. Но я прекрасно знаю башенку, где ты обитаешь. Если помнишь - я пару раз заглядывал к тебе по делу. Ты на самом верху живёшь. А прямо под тобой - комната этого рыжего кота!
   - Кота? - удивилась я. Ты имеешь в виду Урана?
   - Да. Урана. У него такая маленькая комнатка на втором этаже.
   - Поразительно! - восхитилась я. - Никогда не думала, что у котов тоже есть собственные Комнаты в Замке. Кто тебе об этом рассказал?
   Мальчик пожал плечами:
   - Да никто.
   Оказалось, что Орлиден, гуляя сегодня вечером, неожиданно набрёл на комнатку, в центре которой на ковре восседал кот. Дверь была открыта, и мальчик заглянул вглубь помещения.
   - Маленькая такая комнатка. Уютная. Небольшое окно, два кресла, диван. Зеркало на стене. Ещё что-то... Ну, мне было неудобно изучать комнату. Уран - кот особенный. Как бы не обиделся...
   - Подожди! - осенило меня. - А с чего ты решил, что эта комната принадлежит именно ему?
   - С чего? С того, что он вёл себя, как хозяин.
   Я рассмеялась, заметив, что Уран везде и всегда ведёт себя, как хозяин, даже сидя у тебя на коленях. Так что это вовсе не признак - комната может принадлежать кому угодно.
   - Не думаю, - настаивал Орлиден. - Если бы комната принадлежала какому-то волшебнику, я бы почувствовал. Всегда чувствуется чьё-то незримое присутствие, если комната обитаема.
   - Поэтому ты решил, что комната принадлежит коту, верно?
   - Ага.
   - В таком случае, - предложила я. - Давай отправимся в гости к Урану. Я не думаю, что он будет возражать против нашего присутствия.
   Орлиден, слегка поколебавшись, согласился.
   - В конце концов, - сказал он, - ты с Ураном на "короткой ноге". Если что, - уладишь недоразумение.
   Стояла ночь, и мы решили отправиться через подземный ход, дабы не блуждать в потёмках на улице. К тому же, снаружи поднялся холодный ветер, а я оставила тёплые вещи у себя наверху.
   Едва мы спустились в подземелье, как дорогу нам преградили две высоченные фигуры, закрывшие весь проход. Я чуть не вскрикнула от неожиданности, но спустя мгновение расхохоталась.
   - Мой бог! Зава и Сава! И чего вы гуляете по столь низким и тесным переходам?
   Сёстры, приветствуя меня, энергично закивали головами.
   - Здравствуй, Гави! Здравствуй, мальчик! Гави, этот мальчик - твой ученик? - провозгласили они дуэтом.
   - Нет, просто друг, - подмигнула я своему спутнику. - Его Орлиден зовут. Он - ученик Лоттора.
   Сёстры возвели глаза к потолку и синхронно вздохнули.
   - Ах! - пропела Зава (или Сава?) - Лоттор! Когда-то я была в него влюблена!
   - А как Я была в него влюблена! - добавила Сава (или Зава?)
   - Но он... он гордый... очень гордый! Он никого не любит, он даже Лакатаму разлюбил, несмотря на её красоту. Ох! Ах! Ох! - попеременно восклицали близнецы.
   Вот кумушки-сплетницы! - про себя ругнулась я. Вслух я отказалась комментировать их душевные излияния.
   Орлиден стоял молча, стараясь выразить почтение дамам, которые бесцеремонно разглядывали его со всех сторон.
   - Ещё лет пять, и это будет просто красавчик, - заключила одна из сестёр и, резко распрямившись, задела тульей шляпы нависающий потолок подземного перехода.
   Шляпа, сдвинувшись вперёд, закрыла даме глаза. Вторая "близняшка" бросилась на помощь сестре, поправляя шляпу на её голове.
   - Ох уж эти подземные коридоры, - заохала она. - С нашим ростом только ползать...
   - Зато это смиряет гордыню, дорогая! - назидательным тоном ответила первая "близняшка". - Что нам говорит муж? "Женщину украшает скромность". А как тут будешь скромной с такими габаритами?
   И она, всем своим видом выражая недоумение, оглядела себя и сестру с ног до головы.
   Орлиден закрыл лицо рукой. Очевидно, он хихикал про себя. Я же, давно привыкшая к этой парочке, просто любовалась изобретательностью Матушки-Природы, создавшей таких удивительных человеческих существ.
   - А куда вы направляетесь? - спросила Зава (или Сава?), кокетливо подмигнув Орлидену.
   - В гости к коту, - ответил мальчик.
   - Удивительно! - всплеснула руками Сава (или Зава?) в полном изумлении. - Впервые слышу, чтобы ходили к котам в гости!
   - Что ж тут удивительного? - улыбнулась я. - У кота своя Комната. Значит, он может принимать гостей. Было бы желание!
   - Ну, тогда удачи! - закивали головами близнецы. - Удачи! Это что-то новенькое! Своя Комната у кота! Удивительно! Удачи!
   Продолжая активно удивляться, сёстры продолжили прерванный путь, предоставив и нам дорогу. Орлиден, проводив взглядом "близняшек", вновь хихикнул в кулак.
   - Какие смешные тётки, - сказал он. - Но они мне нравятся. По-моему, они добрые.
   - Согласна!
   Я взяла Орлидена за руку и увлекла вглубь по коридору.
   - Давай поспешим, - поторопила я. - Путь не близкий, и Уран может раздумать принимать гостей.
   Мальчишка охотно подчинился, и мы бодрым шагом направились вперёд.
   - Хорошо, что мы не такие длинные, как Зава и Сава, - усмехнулся Орлиден. - Похоже, они выше Дэннира, насколько могу судить!
   Я согласилась.
   Спустя семь-восемь минут подземный коридор расширился, и потолки стали выше. Мы приближались к моей башенке. Теперь, главное, не пропустить боковой поворот, ведущий наверх...
   Поднявшись на уровень первого этажа, мы перевели дух.
   - Ну ты и бегунья! - откинув волосы со лба, выдохнул Орлиден. - Я едва поспевал за тобой. Аж запыхался...
   Я пожала плечами:
   - Мало тренируешься, наверно. Сидя часами за компьютером, бегать не научишься! Давай, показывай дорогу. Очевидно, мы почти на месте.
   Мой спутник согласно кивнул головой и указал пальцем наверх.
   - Следующий этаж. Иди первая, - чуть поколебавшись, добавил он.
   Не дожидаясь вторичного приглашения, я направилась вверх по винтовой лестнице. На площадке второго этажа я заметила чуть приоткрытую деревянную дверь, обитую резным металлом. Красивая фигурная ручка красовалась снаружи. Потянув за неё, я открыла дверь и заглянула в комнату.
   Так и есть. В центре, уютно устроившись на диване, возлежал Уран. Перед ним стоял журнальный столик с... печеньем и конфетами!
   - Ты сменил диету! - расхохоталась я, усаживаясь рядом с котом.
   Уран поднял голову и потёрся мордочкой о мою руку.
   - Заходи, Орлиден! - подозвала я мальчишку. - Похоже, это твои любимые вафли!
   - Ой! - восхищённо воскликнул подросток. - Шоколадные! С орехами!
   Он взял одну из них и, с наслаждением, откусил кусочек.
   - Уран! Как это жжжждорово! - удовлетворённо прошамкал он, поглощая лакомство. - Гави, присоединяйся к пиршеству! Приглашаю!
   Я отказалась, неопределённо махнув в сторону ладонью. Мне не хотелось есть. К тому же, в моём кармашке заиграло зеркальце. Вытащив его, я увидела Дэннира, держащего в руке какой-то фолиант.
   - Отлично, голуба! - проговорил он, будто продолжил начатую беседу. - Отлично! Вот, нашёл зацепку. Ваш Куратор - неопытный сосунок, не имеющий ни силы, ни власти. Появиться перед двоими одновременно - какой пассаж! Просто неприлично!
   Он едва не расхохотался, но, изобразив серьёзную мину, поправил очки и кашлянул в кулак.
   - Я рада, - ответила я. - Очень рада. Значит, у Орлидена повысились шансы на освобождение?
   - Тут я в неведении... - он развёл руками. - Освобождение мальчишки - исключительно в руках самого мальчишки. Ты же знаешь эти законы. Кстати, ты где находишься? Похоже, не у себя.
   - Не у себя. Точно. Я в гостях у Урана. Гляди, какая у него Комната!
   Я подняла зеркальце и повела его, словно кинокамеру, чтобы показать интерьер.
   - Стой-ка! - раздался голос Дэннира. - И Орлиден, что ли, с тобою?
   Я вновь развернула зеркальце к себе, дабы видеть собеседника.
   - Да, Орлиден со мной. Вернее сказать, это я с ним, так как именно он обнаружил жилище кота и пригласил меня.
   - Жилище кота, - по слогам отчеканил Дэннир и усмехнулся. - Потеха и умора.
   Я придвинулась ближе к стеклянному "экрану" зеркальца.
   - И чего ты над этим хохочешь? - проговорила я, пожимая плечами.
   - Не над "этим". Я хохочу над вами. Интересно, чья была версия, что комната принадлежит коту?
   - Орлидена. А разве он ошибается?
   - Расскажи, как всё происходило, - велел Дэннир.
   Я рассказала.
   Дэннир почесал нос и снова хихикнул. Хихикнул так противно, как может хихикать только он...
   - Так, - продолжил он. - А теперь хочу твоего дружка послушать. Пусть он сам изложит свою версию.
   Я подозвала Орлидена, который дополнил рассказ некоторыми неизвестными мне деталями.
   - Ну что же, - сложил руки на груди Дэннир, - тогда и я пойду в гости к Урану. Как ты считаешь, Орлиден, он не выгонит меня? Учитывая то, что мы с ним давнишние приятели... А? Как ты думаешь?
   Орлиден промямлил что-то невразумительное. Я же, в свою очередь, силилась разгадать причину, по какой Дэннир настолько ёрничает. Разве мы совершили оплошность? Напротив, мы старались быть грамотными, вежливыми, порядочными... Тогда почему Дэннир смеётся над нами? Явно тут что-то не то...
   Где-то в глубине души я почувствовала, что уличена в невероятной глупости. Будто не замечаю очевидного, тем самым вызывая недоуменный смех окружающих. Ожидая Дэннира, я вертела потускневшее зеркальце, словно могла найти ответ на его погасшем "экране".
   Как всегда быстрый и точный, мой наставник не заставил себя ждать. Скрипнула дверь, и Дэннир вальяжным шагом вошёл в помещение.
   - Ну что, кошачьи гости... - медленно осмотрел он нас обоих с ног до головы, после чего подошёл к Урану и ласково погладил его по шёрстке.
   В ответ котик громко замурчал, изящно прогнувшись. Очевидно, так он выражал любовь, почтение и преданность своему старому другу.
   Я села рядом и почесала кота за ушком, повинуясь общей атмосфере происходящего. Мне вспомнился тот далёкий день, когда я, блуждая в тумане, впервые повстречала Дэннира, обнаружив его тайное жилище. В этот же день я познакомилась с Ураном... Тогда... тогда были вишни и травяной чай, тепло и надежда, первые загадки и первые прозрения...
   - Куда ты уплыла? - спросил Дэннир резким тоном, именно тем самым, которым он встретил меня, впервые переступившую порог его дома.
   - В прошлое... Вспомнила, как появилась у тебя тем туманным летом и как...
   - ... я объяснял тебе разницу между "шестёркой" и "девяткой". Помню. Я всё помню.
   Он откинулся на спинку дивана и положил ногу на ногу.
   - Эй, Орлиден! А ты-то разницу между "шестёркой" и "девяткой" понимаешь? Сдаётся мне, что нет...
   Орлиден распахнул глаза и поднял брови:
   - Девяткой? То есть как?..
   - Сейчас покажу, если найду, чем писать. Садись вот сюда, напротив меня...
   Дэннир пошарил глазами по комнате в поисках пишущего предмета. Не найдя ничего подходящего, он сложил на столе фигурку из леденцов.
   - Вот, - указал он пальцем на фигурку. - Видишь? Что это?
   - Шестёрка, - улыбнулся мальчик. - Конфетная шестёрка.
   - А я утверждаю, что это - конфетная девятка! На три единицы ты ошибся, молодой человек, - фыркнул Дэннир, хлопнув ладонью по столу и чуть не разрушив спорное число.
   Орлиден смутился:
   - Я не знал, что должна быть девятка, - пожаловался он. - Я думал...
   - Думать - недостаточно! Выбирай, что думать! - отрезал Дэннир. - А теперь постарайся включить мозги в полном объёме. Шестёрка или девятка - результат твоего выбора. Так же, как имя владельца этой комнаты. Ты увидел, что комната принадлежит коту. Я увидел, что комната принадлежит тебе. Теперь дело за малым - ты должен выбрать. Как решишь - так и случится.
   Орлиден оцепенел, пытаясь оценить услышанное. Меня же осенило:
   - Господи, Дэннир! Ты хочешь сказать, что Орлиден наконец-то нашёл свою Комнату? Неужели это правда?
   - Гави, милая, - пожал мне руку старый волшебник. - Мы ничего не можем знать наверняка.
   Он ткнул пальцем в сторону мальчика:
   - Это его личный выбор. В принципе, "шестёрка" и "девятка" равноценны. Захочет отдать комнату коту - его право. Только Урану комната не нужна. У животных, даже магических животных, - совсем иные правила игры...
   - Моя Комната? - остолбенело прошептал Орлиден. - Невозможно...
   - Почему же? - удивилась я. - Чем ты лучше или хуже всех остальных?
   - Вот именно, - добавил Дэннир, пожав плечами.
   Мальчишка завертел головой, будто впервые осматривал помещение. Подался вперёд... повернулся всем телом, остановился... Поглядел на нас, на Урана...
   - Я беру эту комнату... - то ли спросил, то ли заявил он.
   Мы с Дэнниром расхохотались.
   - Ну, наконец-то! - сказал старик. - Я думал, ты уступишь её Урану! А он, в свою очередь - предоставит комнату в полное распоряжение паукам с летучими мышами!
   - Такое тоже случается? - поинтересовалась я.
   - Не знаю. Раньше не бывало. Но если Орлиден поменяет правила... Ладно! Давай оставим мальчугана наслаждаться новым приобретением, а сами двинемся в библиотеку. Как ты поняла, я нашёл кое-что новенькое касательно Кураторов. Думаю, тебе будет интересно.
  

Глава 22

ИЛЛЮЗИЯ ТАЙНЫ

   Дэннир бодро и оживлённо вышагивал по ступеням крутой лестницы, периодически оборачиваясь ко мне, чтобы поделиться мыслями.
   - Люблю ночное время. Особенно в Замке. Наилучшая пора для работы головой. Засядем вчетвером за свитки и фолианты. Лоттор и Келлани уже в библиотеке. Я связался с ними и попросил присоединиться. Ты как, не устала?
   Нет, не устала... несмотря на то, что едва поспевала за своим учителем!
   Кто бы мог подумать, что чудовищная разница в возрасте проявится таким оригинальным способом - явно не в пользу младшего...
   - А ты молодец, - вопреки моим мыслям похвалил Дэннир. - Ты пришла в хорошую спортивную форму. Ещё несколько лет - и ты будешь готова осваивать танцевальные магические техники. Они прекрасны и эффективны. Одна трудность - эти техники оживают исключительно на обладателе идеального тела - здорового, сильного и гибкого.
   - Да за несколько лет я состарюсь и стану дряхлой, - пробурчала я, отдуваясь и переводя дыхание.
   - Что же... Значит, это будет твоя личная беда, - бросил Дэннир, не снижая скорость. - Дряхлеть или не дряхлеть - твой личный выбор, ты же знаешь. Мой выбор - быть алертным, радостным и энергичным. То, что люди культивируют лень и апатию - их право. Поедая неизвестно что, думая неизвестно о чём и тратя время на всякую ерунду, они загоняют себя в тенёта болезней и дряхлости. Очевидно, это им доставляет удовольствие, а также - огромное наслаждение их Кураторам. А я - бедный одинокий старик. Кураторы меня не видят, ничего мне не диктуют, никаких благ не сулят... Вот и приходится быть атлетом, несмотря на преклонный возраст! Волка ноги кормят, ты же знаешь!
   Он снова обернулся ко мне и похлопал по плечу.
   - Не устала?
   - Нет. Адаптировалась.
   - Это хорошо. Вообще, если быть честным, я могу признать болезнь или слабость у такого, как Орлиден. Болеть в 14 лет - простительно. В 20 - допустимо. Но если ты не смог обрести здоровье и силу после сорока... Чем же ты занимался все эти годы???
   - Потакал собственным слабостям. Проще говоря - индульгировал, - вспомнила я словечко, прочитанное в одной из философских книг.
   - Вот именно, - кивнул головой Дэннир, останавливаясь перед полузакрытой дверью в библиотеку.
   Войдя внутрь, мы направились к Лоттору и Келлани, которые сидели в дальнем углу зала за огромным столом, заваленным книгами, а также какими-то свитками и отдельными бумажными листами. Услышав нас, Келлани подняла голову и улыбнулась. Выглядела она намного лучше. Глаза её сияли, и вид был удовлетворенный. Я в ответ помахала рукой. Что-то записав на клочке бумаги, Келлани встала и подбежала ко мне.
   - Гави, - зашептала она. - Я так тебе благодарна!
   - За что? - удивилась я.
   - Ты помогла Лоттору освободиться от тягостных воспоминаний. Он говорил мне.
   - Да... грустная была история.
   - Мне он тоже поведал её во всех подробностях. Сказал, что я должна знать... Ну, пошли к остальным. Дэннир отыскал кучу сведений об этих Кураторах.
   Она взяла меня за руку и повела к заваленному книгами столу, где сидел Лоттор. Рядом возвышался Дэннир, держащий в руках массивный фолиант, который придавал его высокой фигуре величественный вид.
   - Смотри, Лоттор, - донеслось до меня. - Ещё в 1625-м году о них были осведомлены члены большинства магических орденов! Информацию эту держали в секрете от простого народа, хотя между собой посвящённые могли свободно обмениваться сведениями.
   - Ещё бы! - кивнул головой Лоттор, не отрывая глаз от какого-то белесого свитка. - В те времена между магами и Кураторами был договор о сотрудничестве. Маги использовали силу Кураторов.
   - Даже в Замке? - удивилась я.
   - Нет, - ответил Дэннир, поворачиваясь ко мне. - Замок всегда был запретной зоной для бессердечных существ любого вида, природы и происхождения. Были времена, когда Замок временно слабел, и вторжения случались. Однако ненадолго.
   - Использовали силу Кураторов... - задумчиво повторила я. - Но теперь всё изменилось?
   - Вряд ли, - ответил Дэннир. - Хотя наверняка сказать не могу. Я не посвящён в тайны иных магических сообществ. Не исключено, что "коллективные" договоры с Кураторами существуют до сих пор в некоторых тайных орденах. Но обычно контакт идёт "один на один" - так легче контролировать человека. Поэтому я был крайне удивлён, что Мэри явилась вам обоим - это полное нарушение правил!
   - Вот именно, - подтвердил Лоттор. - Для "коллективного" договора люди должны мыслить идентично друг другу. Такое бывает только в случае тотального подчинения главе ордена. Тогда все мыслят одинаково, и для Куратора такая группа - лакомый кусок! Но Гави с Орлиденом... Ничего общего...
   - ... кроме того, что мы оба оказались настолько глупы, что не опознали Комнату, - рассмеялась я.
   - Какую комнату? - удивлённо поднял брови Лоттор.
   - Так орлиденовскую! Когда Орлиден нашёл Комнату, мы оба...
   - То-то у меня весь вечер было странное самочувствие, - пробурчал себе под нос Лоттор.
   Он встал и подошёл к окну, точно собираясь созерцать звёздное небо. Постояв в неподвижности несколько мгновений, он резко обернулся ко мне.
   - Где эта Комната?
   - В "моей" башенке. На втором этаже. Возможно, Мэри права - мы с Орлиденом чем-то связаны...
   - Именно так! - поднял указательный палец Дэннир. - Знаешь, извини, Лоттор, но сдаётся мне, что истинный учитель Орлидена - не ты. Истинный учитель - она.
   Он указал в мою сторону.
   - Ого! - всплеснула руками Келлани. - Вот это поворот событий! Похоже, Замок чудит. Но я рада за тебя, Гави!
   - А я - нет... - сумрачно ответила я, покосившись на Лоттора. - Сейчас мне не время возиться с учениками. Я сама ещё ученица.
   - Так же как и я! - возразил Дэннир. - Не ты одна. Мы все вечные ученики в магическом ремесле. Тот, кто перестаёт ощущать себя учеником, погибает для мира волшебства. Нет, Гави! Никто не бросит тебя наедине с проблемами непутёвого мальчишки. Однако то, что ваши Комнаты - одна под одной... В Замке подобные вещи не случайны.
   Лоттор отошёл от окна и вновь расположился среди книг.
   - Я согласен, - сказал он. - Я согласен с решением Замка. Очевидно, этим двоим предназначено расти вместе, обучая и поддерживая друг друга.
   - А как же ты? - в растерянности обратилась я к Лоттору.
   Тот хмыкнул, чуть отвернувшись в сторону:
   - Будто дел у меня иных нет... Вообще-то я - Хранитель времени, а не воспитатель безалаберных подростков. Помимо всего прочего, как вы знаете, явился мой собственный Куратор по имени Альтер-Эго. Вряд ли он захочет уйти от меня с пустыми руками. Конечно, я уже не шестнадцатилетний юнец... не такой аппетитный, как раньше. Но кто знает этих неорганических существ? Может, он захочет съесть меня "на спор"...
   Он замолчал и, взяв со стола книгу, углубился в чтение. Я, всё ещё не желая верить в реальность происходящего, с бестолковым усилием тёрла лоб. Скажете тоже - учительница! При всей симпатии к Орлидену я даже в мыслях не имела желания обучать его чему-либо. Разве что пению да игре на фортепиано. И то, если Мартинк будет рядом... Неужели Замок настолько лишился рассудка, что решил подбросить мне такую обузу?
   Дэннир сидит и смеётся. Похоже, он рад подобным крутым виражам в развитии событий. К тому же, он обожает экстремальные способы обучения: должно быть, ему на руку мой новый "статус". Он всегда повторяет известную фразу о том, что "обучающий других обучает сам себя"...
   Мне стало жарко. Я подошла к окну и настежь открыла форточку, вбирая в лёгкие морозный воздух. Закрыв глаза, я медленно поворачивала голову из стороны в сторону, стараясь охладить горячие щёки.
   Мягкая тёплая ладонь коснулась моего запястья. Это была Келлани. Повернувшись к подруге, я глубоко вздохнула и опустила голову. Келлани взяла меня под руку и отвела чуть в сторону.
   - Твоя беда, Гави, в нежелании добровольно брать ответственность. Ты любишь оставаться "маленькой" и ни к чему не причастной.
   Я, готовая возразить, открыла рот, но Келлани мягко приложила палец к моим губам.
   - Тихо! Послушай! В твоей позиции нет ничего дурного. Так поступает 99 процентов людей, живущих на Земле. Но для мага, живущего Сердцем, это непростительно.
   Она опустила руку и улыбнулась.
   Я промолчала, так как теперь не знала, что ответить.
   - Дэннир лукавит, - продолжала Келлани. - Отчасти он хочет поддразнить Лоттора, отчасти на "прочность" тебя пробует. В мире магии нет ничего шаблонного, изначально заданного. Есть лишь Волшебная Сила, Волшебное Намерение, к которому мы все "подключены" в процессе пути, по которому движемся, обретая самих себя. Дэннир прав в том, что мы все - ученики. А с другой стороны - мы все учителя. Сейчас ситуация сложилась так, что только ты можешь быть непосредственным учителем Орлидена...
   - А Лоттор?.. - перебила я.
   - Лоттор должен выдержать паузу...
   Она вновь взяла меня под руку и отвела в самый дальний конец зала, где было тихо, и царил полумрак.
   Лоттор, объяснила Келлани, может взять полноценное шефство над Орлиденом только в случае возвращения способности читать его мысли. Это непросто, так как Орлиден воспользовался не самой "чистой" магией, позволив Куратору заблокировать каналы, по которым поток мыслей распространяется наружу. Теперь Орлиден "замкнут сам на себе". У него теперь только два пути - сбрасывать оковы самостоятельно или с помощью того единственного человека, с кем он может быть полностью откровенным в отношении Кураторов!
   - И это - Гави... - прошептала я почти что обречённо.
   - Да. Это - Гави, - похлопала меня по плечу Келлани. - Такая уж судьба у Лоттора! Ему вечно достаются сложные ученики. Я в своё время потребовала с него "клятву правды". В результате ему ничего не оставалось, как разделить наставничество надо мной с Дэнниром. Сама посуди, разве должен учитель быть неизменно правдивым с учеником? Разумеется, нет! Орлиден пошёл ещё дальше - стал "недоступен" для учителя!
   Она бросила взгляд в сторону Дэннира и Лоттора, сидевших в противоположном конце зала над книгами.
   - Пойдём, Гави. Орлиден - это прекрасно, но ты нужна нам сейчас для другого. Мы хотим собрать воедино все возможные сведения о Кураторах, чтобы найти пути освобождения от их влияния.
   - Разве Дэннир не знает эти пути? - удивилась я.
   - Нет, не знает. Дэнниру известно общее направление, а путь у каждого свой, уникальный...
   Вернувшись к мужчинам, мы сели рядом с ними, готовые включиться в общее дело.
   - Куда вы запропастились? - спросил Лоттор, сортируя в две стопки книги и почти не глядя в нашу сторону.
   - Куда-куда... Девчонки секретничать уходили! - подмигнул нам Дэннир и протянул Лоттору несколько потрёпанных фолиантов, сверху которых удивительным контрастом красовалась новенькая глянцевая книжка.
   - Ух ты! - воскликнула я, протягивая руку, чтобы взять книжку. - Свеженькое издание, как погляжу...
   - Да, - равнодушно отмахнулся Дэннир. - Эта книга ещё не вышла из печати в нашем обычном мире, поэтому так сияет. Когда выйдет в тираж - заметно потускнеет, ибо нацепит на себя откровенную злобу недоброжелателей. Впрочем, в Замке и не такое встретишь. Гораздо интереснее знакомиться с книгами, которые задуманы, но ещё не написаны. Вот, смотри - книга будет создана лишь спустя три года!
   - Нам даже автор пока что неизвестен, - добавил Лоттор. - Подобного рода идеи витают сейчас в головах у многих...
   - Книга будущего! - восхищённо проговорила я, с трепетом протягивая руки к небольшому свитку, который колебался и трепетал, словно живой.
   - Да, - кивнул Дэннир. - Ты права. Кстати, очень неплохая книга. Вот, почитай.
   ...Услышь стихии, и они тебе будут помогать, защищать, вести тебя. Духи стихий - элементалы - не вдумываются в трудности людей. Они знают только то, что знают. Такие девушки есть: "что я знаю - то и есть весь мир, а больше ничего нет". Духи стихий - такие же. Они не интеллектуалы, поэтому их надо просто услышать, признать их существование, хвалить - так, как будешь обращаться с глупенькой женщиной. Тогда они всё, что хочешь, тебе сделают. Но уважай их искренне, они чувствуют снисходительность. Им нравится, когда их слышат, понимают, уважают. Маг должен очень вежливо относиться к элементалам. И показывать это уважение как истинный аристократ. Насекомые по характеру во многом родственны элементалам. Похожим характером обладают также трава, цветы, водяные растения, мхи. С деревьями сложнее. У них более старая сущность. С деревьями надо говорить серьёзно. Они такие задумчивые. Они думают всё время. Они медленные. С ними спешить нельзя. Дух дерева по всему дереву разлит. Когда ты обрезаешь ветки, то задеваешь Духа. Он начинает дёргаться. Зачастую, когда режут дерево неправильно, Дух просто уходит, оставляет тело дерева, и дерево засыхает как бы "без видимых причин"...
   ...Элементалы уважают магов, но не любят обычных людей, которых воспринимают как глупцов - ничего не видящих, не слышащих, не понимающих. При встрече со стихией, растением или животным останови своё человеческое время и услышь биение времени природного "собеседника". Биение времени - это сердце. Ты должен ощутить время и биение сердца различных сил. У каждой силы есть пульс - скорость метронома. Надо услышать этот пульс и начать взаимодействовать с силой. Этого достигали с помощью музыки заклинатели змей, пчёл, воссоздавая ритмы их "подопечных". Можно воссоздавать все темпо-ритмы элементалов, воздействуя на ветер, землю, воду, огонь... договариваться с теплом, жаром или холодом... Разве есть живая и неживая природа? Всё живое, только по-разному...
   ...Если внутри себя признаёшь разумность, самостоятельность и живость стихий, они сразу же изменяют к тебе отношение. Земля имеет очень медленный темп и спокойный ритм. Надо тренироваться ощущать стуки сердца Земли. Когда разумные существа не слушают Землю - у неё тахикардия наступает. Стуки сердца Земли становятся сильными - вот вам и землетрясения с вулканами в придачу. Надо прислушиваться к сердцу Земли. И откроется истинное лицо Земли...
   - Природная магия, - улыбнулась Келлани, когда я закончила. - Полностью согласна. Но мне бы сейчас хотелось побольше о Кураторах узнать. Лоттор! Где те выдержки, что мы смотрели с тобой недавно?
   - Очевидно, здесь, - ответил он, протягивая руку к левой стопке книг и вынимая оттуда одну из небольших брошюр. - Вот, смотрите.
   Келлани раскрыла брошюру и развернула её, чтобы текст был виден нам обеим.
   - Острый ум - это хорошо. Но лучше, когда он текучий, - прочитала я.
   ...Добиться текучести ума - это важно. Эта непопулярная методология познания мира- путь к тому, что скрыто от невооружённого глаза. Раньше познавали всё с позиции острого и жёсткого ума, который разрезал сущности. Сейчас ум должен обволакивать их. И будут совсем иные итоги. Совсем иное качество познания. Методология исследования "текучим умом" почти закрыта от широких взглядов. Что мы обычно делаем, познавая мир? Пытаемся покорить его, подчинить себе. Мы не пробуем договариваться с объектом познания, впуская его в свой ум и сердце. Мы не уважаем желание объекта в том случае, если он решил остаться непознанным...Потому что Кураторы порабощают ум и запирают сердце. Около каждого события стоят Кураторы, собирая нектар наших эмоций и мыслеформ. Но текучий ум им неподвластен...
   - Смотри ещё, - подтолкнула меня Келлани
   ...Большинство из того, что мы называем "Я" - "моя личность", "мои интересы", "мои склонности", "мои желания" - на самом деле НЕ МОИ. Это то, что посеяно Кураторами. То, что служит для их пищи...
   ...О некоторых вещах просто не надо думать. Когда о них думаешь, то искажаешь идеальное будущее силой своих мыслей. Эти вещи надо отпустить на откуп Высшему Я, которое совсем не использует наш ум. Ему нет необходимости использовать этот агрегат. Есть устройство качественнее, чем ум-разум. Мы его просто не замечаем, так как абсолютизируем "ум-разум". Дескать, это высшее. Нет. Совсем нет. Можно упражнение сделать - задать себе вопрос, но ответ искать не умом; не вы-думывать ответ... Попробуйте искать ответ своей истинной сущностью. Разум был дан человеку для решения задач повседневной жизни. разум не творит и открытий не совершает. Помимо всего прочего, многие столетия назад наш ум был настроен таким образом, чтобы удобнее было Кураторов слушать. Разум - это передатчик, компьютер: всего лишь чип, что дали нам как пропуск на Землю. Разум думает, что земное существование - единственное. Ну да, для него так и есть. Люди сейчас освоили компьютеры. Но не осознали, что он есть зеркало их мозга. Наш истинный ум - в области сердца. Путь с сердцем - единственный путь постижения сущностей этого мира...
   ...Кураторы контролируют разум. Через разум контролируют эмоции и влияют на тело. Цепь замыкается. Но есть ещё Жизненная Энергия у человека. Она неподвластна Кураторам, так как питается от Сердца, связанного с высшими творческими силами Вселенной. Пробуждение Сердца - путь к высшему творчеству. Нужно проникнуть в пространство Сердца - и ты свободен. Там ты научишься силе заклинаний, и не нужно посещать школы колдунов, чтобы тебя учили тайным знаниям... просто слушай голос своего сердца. Хотя он намного тише, чем голоса других людей, ибо Кураторы ставят стража на пути к голосу твоего сердца...
   - Текучий ум, - задумчиво проговорила я. - Голос сердца... Всё настолько по-другому, чем принято думать, что даже страшно становится...
   - Мир - не то, что кажется, - ответил Дэннир. - Так что страхи не совсем обоснованы, в силу того, что они привязаны к уму и "причинно-следственным" связям, которые тоже не абсолютны. Связь, конечно, есть, но она скорее как ниточка, а не как канат. И можно протянуть другие ниточки от явления к явлению. Впрочем, это относится не только к страху, а к эмоциям вообще.
   - Как это? - поднял голову Лоттор, прекращая делать пометки в блокноте.
   - Всё очень просто, - объяснил Дэннир. - Нужно целенаправленно убирать эмоции как реакцию и оценку "правильно-неправильно" и культивировать сердечность. Сердечность есть излучение силы изнутри тебя. Это - позиция мага, движущегося над потоком событий и излучающего духовный свет. А эмоции, чаще всего, связаны с банальным выживанием и роднят нас с инфузорией-туфелькой. Что греха таить - эмоции эгоистичны. "Мне хорошо или нет?..", "мне дали или нет?..". Но мы-то - не "туфельки". Мы - вечные путешественники, творцы, исследователи и игроки. Туфелька - нет. Она живёт в своём ограниченном мире и привязана к этому плану. Зачем уподобляться туфельке? Задача человека - "поставить на место" эмоции и начать излучение сердечности. Тогда Кураторы просто не смогут тебя опознать. Они "считывают" эмоциональные мысле-формы, связанные с чувствами собственной важности, страха, тщеславия. Если ты излучаешь сердечность - Летуны либо не видят тебя, либо принимают за высшее существо. А ты - связываешься с творческими силами Вселенной, соприкасаешься с высшим планом, где царит полёт творчества, где наши высшие Я в радужном танце. А далее - чистая энергия самого Творения. Мы все связаны с ним, но не так, как думают. Это нельзя рассказать, хотя можно пережить лично.
   - Уму непостижимо... - выдохнула я.
   - Разумеется! - рассмеялся Дэннир. - Ум тут ни при чём. Поменьше думай об этом - ты знаешь, что мозги наши под контролем Кураторов. Всё просто - убрать эмоции, включить фонарь Сердца - и ты свободен от "контролёров". Они не воспринимают тебя, а ты - устремляешься в дальнейшее путешествие по мирозданию. Знаете, в сердечности есть какая-то абсолютная радость - в любой ситуации ты держишь осознание того, что всё вокруг тебя - всего лишь Игра. Ум - стратегия. Разум - тактика. Важно, чтобы они подчинялись ТЕБЕ, а не командам Кураторов! Так что путь к просветлению очень прост. Первое - научиться регулировать свои реакции (рассмеяться или разозлиться - твой выбор)! Второе - научиться регулировать свои суждения: "эта мысль мне во вред или на пользу"? И, напоследок, удалить мешающие суждения, отправляя их "на полку забвения".
   - Жаль, что у Кураторов нет шанса на развитие и просветление, - вздохнула Келлани.
   - Почему же? - удивился Дэннир. - Есть. У всех есть. Кураторам тоже дан шанс просветления. Но им сложнее, так как они у власти! Они запутались в собственной силе. Кстати, то же бывает у людей. Собственная сила становится путами, когда свет сердечности гаснет. И всё. Ты в ловушке. Помимо всего прочего, Кураторами в древности было совершено серьёзное преступление против Материи - они способствовали "падению" Тьмы, превращению её из сферы отдыха и накопления сил в средоточие "зла". Вот, смотрите...
   Я протянула руку и приняла очередной свиток, который поразил меня сочетанием старинного облика и свежести. Наверно, так выглядели свитки в эпоху средневековья, когда были совсем новые. Однако я не стала заострять внимание на этом противоречии, начав вслух читать предложенный мне текст.
   ...Тьма - важнейший атрибут отдыха и скопления сил. Тьма сладостна и добра. Но Кураторы решили уничтожить Тьму. И она, от боли вопящая, стала выпускать свою злую силу. Поэтому мы боимся Тьмы, поэтому мы боимся Смерти. Потому что Тьма стала убивать вместо того, чтобы кормить. Тьма должна очиститься, простить и снова начать кормить. Раньше Тьма и Свет имели совсем иное наполнение. Тьма - отдых, расслабление, выдох. Свет - действие, творение, вдох. Тьма вдыхает Свет и на выдохе отдаёт продукт творчества, материализует его. До начала Творения Тьма есть Тьма, Свет есть Свет. В процессе Творения Тьма перестаёт быть Тьмой, Свет - Светом. Нет ни Света, ни Тьмы, есть Творение. После Творения - Свет снова Свет, Тьма снова Тьма. И есть продукт - Вещь...
   ...Что происходит дальше: Кураторы вводят категории Добра и Зла с их дуализмом. Избивают Тьму, и Тьма во многом реально обретает функции Зла, хотя далеко не в той степени, как хотят представить (всё-таки материальный мир есть Иллюзия...). Добро и Зло - всего лишь чипы, понятия... Важно очистить Тьму от понятия Зла и Свет от понятия Добра в дуальном Кураторском понимании...
   - Извечная борьба "добра и зла", - промолвила Келлани. - Самая правдоподобная иллюзия! Будучи маленькой, я наотрез отказывалась принять существование "зла" как необходимого компонента мироздания и пыталась бороться с ним всеми возможными способами. Моё решение стать волшебницей было продиктовано, отчасти, замыслом победы над "злом"...
   - Ну, это типичная ловушка сознания, - улыбнулся Дэннир. - Знаете, о происхождении добра и зла есть одна история, которая мне очень нравится. Некий мудрец когда-то вывел Добро и Зло наружу, чтобы показать ученику. Чтобы ученику всё было ясно и понятно. А ученик бездарным оказался: объяснил всем, что Добро и Зло - внешние объективные силы. Но на самом деле, и Добро, и Зло живут внутри нас самих. Каждый из нас их несёт, ежеминутно совершая выбор в пользу Совести или против неё... Вот и всё. Вся сказка. Когда это осознаёшь - страшно становится. Понимаешь, что ты привык делить мир на "чёрное и белое", "хорошее и дурное". А он никакой. Просто никакой. Лишь твоя деятельность и твоё отношение придают миру смысл. Тому миру Игры, в который ты пришёл...
   - Важно повернуть колесо восприятия и перестать придавать обычное значение происходящим событиям, - дополнил Дэннир, с шумом захлопнув очередной фолиант и водрузив его сверху правой стопки книг.
   Потянувшись всем телом, он обернулся в сторону восходящего солнца и вдохнул чистый рассветный воздух, струившийся из раскрытого окна. Я пристроилась рядом, переполненная вопросами, жужжащими в моей голове.
   - Устала? - повернулся ко мне Дэннир.
   - Нет, - мотнула я головой. - Совсем нет. Просто голова слегка "распухла" - я наполнена информацией по самую макушку. Хотя сведения эти... Что-то я читала в нашей "земной" литературе, но...
   - Разумеется, - похлопал меня по плечу Дэннир. - Всё уже давным-давно записано и переписано. Тайны, голубушка, тоже иллюзорны. Истина лежит на поверхности. Просто зачастую истина настолько ловко одета в маскарадный костюм несуразностей, что не сразу узнаёшь её в лицо.
  

Глава 23

ДОРОГОЙ ПОДАРОК

   До завтрака оставалось два с лишним часа, и я решила провести время у себя. Поднимаясь по лестнице и проходя мимо комнаты Орлидена, я приостановилась. Я решила до последнего оттянуть необходимость сообщить мальчишке "сногсшибательную" новость о своём назначении наставницей. Пусть сначала об этом проговорится кто-нибудь другой. Представляю реакцию новоявленного "ученика"! Наверняка он...
   Стоп! Опять я думаю слишком много. Хватит, Гави! Прекращай шевелить мозгами, словно таракан усиками. Всё равно ты ничего не придумаешь заранее.
   Пора менять жизненную тактику. Как там было? "Научиться регулировать свои суждения - эта мысль мне во вред или на пользу?". Да, бесспорно это важно. Хотя бывает вообще "никак" - ни во вред, ни на пользу, а просто мысль-пустышка!
   В комнате меня дожидался активный широкий солнечный луч, льющийся через окно и весело отбрасывающий "звенящие" радужные искорки на всех блестящих поверхностях. Я села в кресло, закрыла глаза и окунулась в поток солнечного света. Посижу немного в тишине и спокойствии, а затем отыщу Мартинка. Убеждена, что лучший друг не откажется разделить со мной тяготы моего нового "общественного положения"...
   Скрипнула дверь, и на пороге появился Уран. Вслед за котом в комнату протиснулся Орлиден, будто стесняясь своего появления..
   Я протёрла глаза, всё ещё с удовольствием жмурясь от яркого солнца. Орлиден тоже прищурился, но без особой радости.
   - У тебя ж занавески есть, - кисло сказал он. - Чего не задёрнешь?
   - Зачем? - искренне удивилась я. - Я люблю солнышко.
   - А меня раздражает слишком яркий свет, - ответил Орлиден, садясь рядом со мной.
   Я поднялась с места и подошла к окну.
   - Что же! Ради тебя я готова сотворить полумрак! Извини, солнышко... - добавила я, опуская штору, перекрывающую поток самых ярких лучей.
   Орлиден повёл носом и засопел, собираясь с мыслями.
   - Меня кот привёл, - смущённо выдавил мальчик. - Глупо, правда?
   - Почему? - удивилась я. - Привёл - значит, привёл. К тому же он не просто "кот", а Уран!
   - Расскажи я такое в школе...
   - Так не рассказывай! Школа есть школа, Замок есть Замок. Неужели ты думаешь, что Лоттор в издательстве своём об искажённом времени говорит на производственных совещаниях? Или о параллельных "коричневых" мирах, где мы с тобою изволили давеча побывать...
   Орлиден пожал плечами:
   - Не знаю. Я в его издательстве - редкий гость. Уйди, Уран! Чего ты всё трёшься о мои штаны?
   - Наверно, чтобы улучшить твоё настроение. Что опять стряслось? У тебя какой-то "отравленный" вид. Переел вафель?
   Нет, ответил парень. Вафель он не переел, но настроение его резко испортилось после того, как мы с Дэнниром ушли в библиотеку. Вновь вернулась тоска и упала тяжесть на сердце.
   - Понимаешь, в первую минуту меня переполняла гордость! Я был готов бежать и хвастать перед мальчишками своим приобретением. Но лишь только я встал с места и подошёл к двери, как... я вдруг возненавидел и себя, и Комнату, и мальчишек... В общем, гадкое настроение. И котяра начал мяукать, будто ему хвост прищемили...
   - И что ты сделал? - спросила я.
   - Ничего. Сел в кресло и сидел. Котяра успокоился, примостился рядом и замурлыкал. Потом я на улицу вышел. Прошёлся по морозцу. Пришёл назад.
   Орлиден отвернулся, уставившись в стенку. Я, наученная Лоттором, не прерывала молчания, стараясь использовать паузу в качестве мостика к внутренней сути проблемы, которая внезапно поразила мальчика.
   Не выдержав паузы, Орлиден дёрнулся:
   - Ну чего ты так смотришь?!- выпалил он. - Я всё сказал. Нет. Не всё. Потом кот стал тереться, мурчать и как бы звать за собой. И привёл меня к тебе.
   Я, сдерживая улыбку, потрепала Урана по голове.
   - Предатель, - сказала я. - Какой же ты, Уран, предатель!
   - Почему? - впервые за всё это время оживился Орлиден.
   - Он - знает! - назидательно ответила я, подняв кверху указательный палец.
   По-видимому, Уран каким-то чудесным образом пронюхал о моём назначении наставницей и привёл ученика "на урок". Что же? Дерзай, учительница! Чего сидишь, развесив уши?
   Я взяла Урана и посадила себе на колени. Котик, прижавшись к животу, гулко замурлыкал, распространяя тёплые вибрирующие волны по всему моему телу. И тут меня осенило:
   - Послушай, Орлиден! Кажется, мне понятна причина твоего паршивого настроения.
   - Вот как? - подался вперёд Орлиден, сморщив недоверчиво нос.
   - Так вот! - передразнила я. - Сдаётся мне, что Замок властью и силою своей пресекает все твои бессердечные мысли и желания. Впрочем, возможно, что не Замок, а твоя... совесть! Что ты подумал и почувствовал, когда понял, что Комната - твоя? Только честно.
   Орлиден наморщился, силясь вспомнить.
   - Ну-у... Что ни у кого из мальчишек - официантов и поварят - нет своих Комнат, даже у этого "верзилы", который всех гоняет... А у меня...
   - Вот-вот! - перебила я. - Гордыня и тщеславие - не самые лучшие спутника волшебника, идущего путём Радужной Магии. Согласись!
   Орлиден скривился, махнув в сторону рукой.
   - Подумаешь... - пробормотал он. - Как будто это преступление...
   - Видимо, для тебя - да! - развела я руками. - Не исключено, что Замок принял тебя под свои своды с одним условием и единственной целью - вытравить из тебя всех социально-обусловленных "паразитов", посаженных твоим прошлым окружением и взлелеянных твоей любимой подругой Мэри. Кстати, не скучаешь по ней?
   - Нет, - коротко ответил Орлиден, резко мотнув головой.
   - Вот и славно, - улыбнулась я. - Знаешь, Орлиден, твоё настроение улучшится, как только ты перестанешь "любоваться" им. Давай пойдём к морю. Прогуляемся до завтрака.
   Я взяла мальчишку под руку и почти насильно потащила на улицу.
   Не пройдя и половины лестницы, мы буквально "наскочили" на Лоттора, поднимающегося наверх.
   - Привет, - заговорил Лоттор. - Рад встретить вас обоих. Могу поинтересоваться, куда вы направляетесь?
   - Можешь, - улыбнулась я. - Решили проведать море.
   - А я хотел нанести официальный визит господину Орлидену в его новом жилище... - он сдержанно поклонился.
   Мальчишка, глянув исподлобья на учителя, тихо и смущённо засопел.
   - Чего? Не приглашаешь? - слегка приподняв брови, спросил Лоттор.
   - Почему же? Нет... Да... - заморгал большущими глазами Орлиден. - Приглашаю, конечно.
   - Значит, идём к тебе, - резюмировал Лоттор. - Идём, Гави. Вы оба мне нужны.
   Пропустив подростка вперёд, Лоттор задержал меня за локоть и наклонился к уху.
   - Почему ты ему не сказала? - прошептал он. - Не хочешь?
   - Ты о моём новоиспечённом учительстве? Боюсь... - честно призналась я. - Я сама ещё не свыклась с данной мыслью. Объявить об этом вслух - значит, брать слишком большую ответственность на себя.
   - Я понимаю, - кивнул головой Лоттор. - Слишком быстро пришло твоё время...
   - И пришло он явно "не туда", - добавила я, шлёпнув ладонью о перила.
   - Это ты брось, - улыбнулся Лоттор, легко обняв меня за плечи. - Время лучше нас знает, куда и когда приходить... Ну, пошли. Не будем заставлять нашего общего подопечного ждать.
   Расположившись в креслах и на диване, мы повели незатейливый разговор о бытовых вещах, никак не затрагивая изменений в жизни Орлидена. Очевидно, Лоттор ожидал инициативы от ученика. Тот же, в свою очередь, вновь забился в норку своего внутреннего мира, кратко отвечая на наши вопросы, но не задавая своих и не особо поддерживая разговор. Типичный школьник, сдающий экзамен авторитетной комиссии.
   Наступило время завтрака.
   - Ну что же, - поднялся Лоттор. - Мне нравится твоя Комната. Теперь ты должен учиться принимать гостей, чтобы мы не чувствовали себя, как в зале ожидания. Верно, Гави?
   Я согласилась, заметив попутно, что могу потренировать Орлидена в освоении манер радушного хозяина.
   - Это было бы замечательно! - зааплодировал Лоттор. - В качестве поддержки возьмите себе Мартинка. Всё-таки у него неплохие навыки светского поведения. Это раз. А главное - Орлиден его почти что не боится.
   Я рассмеялась в ответ на это саркастическое "почти что", добавив, что меня Орлиден тоже почти признал за свою.
   - В таком случае - я очень рад, - кивнул головой Лоттор, доставая из кармана зеркальце и настраиваясь на разговор с каким-то человеком. - Да. Да, конечно... Ждём сию минуту...
   Он подошёл к двери и распахнул её. Тут же в комнату вошли два мужчины, несшие коричневое лаковое пианино.
   - Куда ставить? - весело спросил один из них, лёгким движением руки откидывая прядь волос со лба. Второй рукой он продолжал держать пианино так, будто оно было создано из поролона или пенопласта.
   Я слышала, что существуют магические практики, напрочь лишающие веса тяжёлые предметы при их транспортировке. Между прочим, совершенно незаменимый навык в нашем, насквозь "тяжёлом", мире! Второй мужчина придерживал пианино обеими руками, но было очевидно, что веса он тоже практически не чувствует.
   - Так куда же? Куда, хозяин? - обратился второй "грузчик" к Орлидену.
   - Вот сюда! - тонким голосом воскликнул мальчик, указывая на глухую стену.
   В этот момент он преобразился. Лицо его порозовело, щёки запылали. Бросившись к пианино, он открыл крышку. Постоял. Закрыл. Сел на стул. Снова открыл крышку...
   Мы поблагодарили "грузчиков", которые с удивлением разглядывали счастливого обладателя музыкального инструмента.
   - Он любит играть? - прошептал первый.
   Я, молча, кивнула головой.
   - Поразительно! А я - ненавидел пианино, хотя окончил ради бабушки всю эту музыкальную школу пытки со всеми её муторными предметами. Потом, когда магии стал учиться, хотел сжечь это инквизиторское орудие силой мысли...
   - Ну и получилось? - хихикая, спросила я.
   - Не-а! Зато теперь могу таскать его, как пёрышко! Эй, удачи тебе, музыкант! - добавил он громко, обращаясь к Орлидену.
   Они попрощались и ушли. Орлиден, развернувшись, бросил взгляд вслед уходящим людям, полный растерянности и благодарности. Затем, поднявшись, он посмотрел на нас, точно знакомился впервые. Я, желая подбодрить мальчугана, помахала ему рукой. В ту же секунду Орлиден бросился к нам с распахнутыми объятиями. Поцеловав меня в щёку, он бросился на шею Лоттору и буквально повис на нём.
   ***
   На завтрак мы пришли довольные, счастливые, немного смущённые. Честно говоря, все трое из нас пережили некий удивительный обогащающий опыт.
   Орлиден оставался всё таким же растерянным, однако растерянность его была иного качества, чем раньше - в основе её лежали не испуг и тревожность, а неожиданно "свалившаяся" радость, с которой он пока не мог справиться. Пианино, подаренное Лоттором, произвело на мальчишку намного большее впечатление, чем даже обретённая несколькими часами ранее Комната. Я не могла найти этому объяснения, хотя догадывалась о некоторых причинах. Отношения учителя и ученика становились слишком тягостными для них обоих. Потребность в тепле и доверии постоянно наталкивалась на некую невидимую преграду, которую ни тот, ни другой не могли устранить. Лоттор обвинял Орлидена в слабости, инфантилизме и безответственности. Орлиден Лоттора - в жёсткости и бездушии.
   В среде обычных людей - неразрешимая, как правило, ситуация. Но в магическом мире любая проблема представляет собой волшебный ключ к духовному росту. Заставляет тебя учиться, несмотря на возраст и статус. Как сказал Дэннир? - "Мы все вечные ученики в магическом ремесле. Тот, кто перестаёт ощущать себя учеником, погибает для мира волшебства". Кто знает? Возможно, именно Орлидену выпала судьба стать тем "учителем", который, наконец-то, поможет обрести Лоттору гармонию с самим собой...
   Лоттор утверждает, что не может нормально учить Орлидена, покуда не будет способен вновь читать его мысли. Но истинно ли это предположение? Быть может, это очередная попытка "спрятаться", изобретя правдоподобное объяснение? Или, наоборот, объяснение должно "подтолкнуть" Орлидена, пробудить в нём самом активное желание изменить ситуацию? Кто заварил всю кашу? Орлиден! Он сам попросил Мэри сделать свои мысли недоступными для окружающих, и для Лоттора в первую очередь. Таким образом, он косвенно отверг Лоттора и стал "учеником" неорганической Кураторши! Правда, теперь он хочет вернуться назад, он даже готов рискнуть своей безопасностью и нарушить договор молчания... Но все мы прекрасно понимаем, что подобный путь рисковый - всё равно, что рубить сук, на котором сидишь, желая слезть с высокого дерева. Не слезешь... просто упадёшь!
   - Ты чего такая задумчивая? - прошептал мне на ухо Мартинк, завтракавший рядом со мной и смаковавший в данный момент ароматный чёрный кофе.
   - Да так... - рассеянно ответила я. - Думаю обо всём случившемся.
   - Только не надо для этого улетать на противоположный край Вселенной, - вздохнул мой друг, картинно почесав нос. - Смотри, твой кофе покрывается снегом, льдом и айсбергами. А сама ты словно "галактическая туманность".
   Я слегка толкнула его в бок локтем:
   - Ладно тебе. Будто проблем никогда не испытываешь...
   - Сегодня уж точно нет! - громко провозгласил Мартинк, обводя взглядом всю нашу компанию, собравшуюся за столом. - Команда Зелинты, к которой, как вы знаете, принадлежит ваш покорный слуга, открыла один потаённый уголок Мироздания. Туда забредают и теряются некоторые человеческие души, не слишком обременявшие себя осознанием реальности в предыдущей, земной жизни. Теряются и пребывают в полном тупике, не имея возможности обрести дальнейший путь. Мы начали проникать туда и выручать наших заплутавшихся собратьев.
   - Это здорово! - обрадовалась я.
   - Второе! - поднял палец Мартинк. - Я несказанно рад за Орлидена, нашедшего Комнату. Теперь он полноправный волшебник, и я уже напросился к нему в гости!
   Орлиден, сидевший напротив нас, в радостном смущении кивнул головой:
   - Да, можно сразу после завтрака... ну и позже тоже можно...
   - После завтрака! - решил Мартинк. - Теперь я человек востребованный. Меня может призвать Зелинта в любую минуту. Так что пока время есть - я иду к тебе.
   Лоттор фыркнул, отвернувшись в сторону.
   - Чего? - поднял брови Мартинк.
   - Ничего особенного, господин Востребованный. У меня к тебе тоже просьба - позанимайся с мальчишкой музыкой. Заодно научишь его светским манерам, ладно?
   - С превеликим удовольствием, - галантно поклонился Мартинк, подмигнув Орлидену. - Это мы вмиг сделаем!
   - Конечно, не "вмиг", - дёрнул плечом Лоттор, - но я на тебя надеюсь. Очень надеюсь.
   Я тоже надеялась на Мартинка. Но с ещё большей надеждой я обращалась к Дэнниру, который наверняка должен был знать, как вернуть Лоттору способность читать мысли Орлидена.
  

Глава 24

ИЗЛУЧЕНИЕ РАДОСТИ

   - А зачем тебе? - спросил Дэннир, когда мы уединились с ним в его Комнате. - Не вижу в этом необходимости. Я не читаю мысли учеников и - ничего! - успешно обучаю их. По-моему, Лоттор увиливает. Орлиден - трудный подросток. Не уверен, что хотел бы постоянно держать такого парня при себе - кормить, воспитывать да ещё магию ему преподавать!
   - Так тебе он и не достался! - с некоторым вызовом усмехнулась я.
   - Ага! - обезоруживающе расплылся в улыбке Дэннир. - Не достался! Ты права! Только не смотри на меня таким испепеляющим взглядом! Лучше сконцентрируйся и ответь на мой вопрос: зачем тебе это нужно?
   - Мне? Прежде всего, мне нужно, чтобы Орлиден остался учеником Лоттора. Мне ученики пока что не к месту...
   - Что же, - почесал затылок Дэннир. - Это уже ближе к истине.
   - А вторая причина в том, что мы можем пробить ещё одну брешь во владычестве Кураторов, если найдём способ расторгать с ними договоры!
   - Хм... А если подробнее?
   - Мы должны обратить процесс вспять. Орлиден заключил с Мэри договор молчания. Взамен он попросил, чтобы мысли его стали "нечитабельны"... Договор состоялся. Чтобы аннулировать его, Орлиден должен каким-то образом сделать свои мысли вновь читаемыми! Сломать вставленный Кураторшей "чип" и записанную на нём "программу". Это возможно?
   Дэннир задумался.
   - В принципе, возможно. Это не совсем "чип". Хотя по сути ты права. Одно время я изучал эти эфирные голограммы, которые Кураторы вживляют людям в сознание. Таких людей я называю "киборги". Нет, это не биороботы, созданные и запрограммированные людьми. "Киборги" - это живые люди, у которых Кураторы заменили их умершие (или спящие) части души на запрограммированные. Так что если есть у тебя спящая часть души - жди нашествия Кураторов: ты - кандидат в "киборги"...
   - А обратно? - перебила я.
   - А обратно путь намного сложнее. Помнишь, как ты искала и пыталась вернуть назад свою волшебную силу? В то время ты тоже была своеобразным "киборгом", после того, как позволила заменить свою истинную волшебную сущность искусственно созданной "личиной". Уверен, что в детстве, когда ты отказалась от магических способностей, дело не обошлось без Кураторов, хотя ты их вряд ли помнишь, да и вряд ли вообще осознавала их присутствие.
   - Похоже, что так, - согласилась я.
   - Теперь таким же "киборгом" стал Орлиден. Очевидно, ему придётся пройти путь, аналогичный твоему. Я бы советовал обратиться к Зелинте. Её опыт больше моего. К тому же, она также способна читать мысли. Таким образом, вы сможете проверить - на всех ли распространяется "заклятье" Мэри или только на Лоттора.
   Я поблагодарила Дэннира и пустилась на поиски Зелинты. Достав зеркальце, я настроилась и приготовилась ждать ответа.
   Зелинта вышла на связь не сразу и, очевидно, из какого-то иного пространства. Во всяком случае, я не видела её обычного лица - лишь разноцветные очертания, будто на картине абстракциониста. Голос её тоже был заметно изменён, хота слова мне удалось распознать.
   - Гави, я не в Замке, - доносился голос Зелинты. - Что-то срочное?
   - Да. Ты мне нужна в связи с продолжением истории о... "протухших яйцах".
   - О! - образ стал чётче, затем снова расплылся. - Понимаю. Жди к обеду по местному времени Замка, хорошо? Встретимся в трапезной, а затем пообщаемся наедине. Отсюда трудно говорить, но ещё сложнее читать мысли. До встречи!
   - Вот-вот! - воскликнула я. - И в этом тоже проблема - в мыслях и их чтении!..
   Но Зелинта уже исчезла, оставив лишь слабые радужные блики на поверхности зеркального стекла.
   Я решила сразу взять Орлидена с собой, несмотря на его отчаянное сопротивление и страх перед "древней женщиной", как он выразился. Однако мне удалось настоять, кстати, не без помощи Мартинка.
   Я рассказала своему другу о том, что "постигло" меня этой ночью, выразив полное нежелание кого-либо учить и воспитывать.
   - Не хочу, Мартинк! Понимаешь? НЕ ХОЧУ.
   - Понимаю, дорогуша!
   Он похлопал меня по плечу.
   - Понимаю... Принимать за кого-то ответственность - жуть! Долгую и постоянную ответственность... Лично я не уверен, что захочу ученика. Впрочем, речи об этом пока что не идёт. Я спасаю заблудшие души, а на досуге сочиняю песни. Мне для полноценной жизни вполне хватает и этого.
   - Ну, а я специализируюсь...
   Я осеклась. Стоп! На чём же я специализируюсь? На всём понемногу и ни на чём конкретном? Даже Природную Магию я не осваиваю полноценно. Все говорят, что я по своим способностям близка Келлани - должна находить контакт с магическими силами Природы и быть одновременно Проводником, передавать магическое знание обычным людям, оформив его и "упаковав" в доступную оболочку. Вот, Келлани постоянно ездит и ведёт какие-то семинары в разных городах и странах, чему-то учит...
   - ... я специализируюсь... Мартинк! Хочешь секрет? Похоже, я должна принять ответственность за Орлидена. Я это только сейчас поняла.
   - Ого! И почему же?
   - Иначе для магического сообщества от меня не будет никакой пользы.
   - Ты странно заговорила.
   - Нет, - покачала я головой. - Не странно. Всё так и есть.
   Я попыталась объяснить Мартинку, что должна изменить своё отношение к происходящему, исходя из того, что отношение - это один из важных магических приёмов, который формирует намерение. Всё это время я относилась к происходящему как к обузе и имела намерение сбросить Орлидена с себя как можно скорее. Но теперь поняла, что двигалась к тупику. Моим отношением должна стать ответственность за ситуацию, в которой я оказалась, а намерением - помощь. Помощь им обоим - Орлидену и Лоттору.
   - Я не оставляю мысли, что Лоттор должен вновь получить ученика в своё полное распоряжение. По пока что... здесь и теперь... всё зависит от меня, и я должна действовать.
   Мартинк, слегка посомневавшись, в итоге согласился со мной и даже предложил свои услуги.
   - Дэннир прав, - сказал он. - Зелинта это то, что надо. Я иду с вами.
   - Главное, помоги уговорить Орлидена! Он боится Зелинты.
   Мартинк рассмеялся во весь голос:
   - Ты назови того, кого Орлиден НЕ боится! Похоже, только нас с тобой. Ладно, идём уговаривать парня...
   ***
   Зелинта приняла нас всех троих с радостью и радушием. Внимательно осмотрев наши лица, она с улыбкой кивнула головой и произнесла:
   - Отлично. Я рада, что история "тухлых яиц" пришла к счастливому завершению.
   - Чего? - обомлел Мартинк. - Какие такие "яйца"?
   Я коротко объяснила ему, что так мы обозвали мой конфликт с Лоттором.
   - Когда я отправлялась в экспедицию, чтобы вытащить тебя из "наркотического" слоя Вселенной, я поссорилась с Лоттором. Ты должен помнить.
   -А-а, - махнул рукой Мартинк, - ну да, ну да...
   - Теперь же, - продолжала Зелинта, - вам нужна моя помощь... моя помощь... с этим маленьким учеником. Верно?
   Мы согласились.
   - Ты можешь прочитать его мысли? - спросила я.
   Зелинта сосредоточилась на несколько секунд, после чего покачала головой.
   - С трудом... Это всё равно, что прочитать какую-нибудь надпись за дымной завесой или в густом тумане. Могу, но усилий потрачу уйму. Ты заключил договор с Летуном? - посмотрела она в упор на Орлидена.
   - С кем? - растерялся мальчишка.
   - Она назвалась Куратором, - ответила я.
   - Ясно, - сказала Зелинта. - Пускай будет "Куратором", это дела не меняет. Расскажите подробности. Я не могу видеть всех деталей его встречи с этим существом. К тому же, если он дал договор молчания...
   Я с готовностью пересказала всё то, что случилось с нами, начиная с событий пасмурных сумерек. Зелинта слушала внимательно, иногда задавала уточняющие вопросы. По окончании моего рассказа она вздохнула:
   - Очень жаль. У тебя, - она вновь обратилась к Орлидену, - и так слабые магические способности. А этим договором ты почти совсем лишаешься возможности развития.
   - Но Замок дал ему Комнату! - воскликнула я. - Вчера ночью. Разве это не положительный знак?
   - Вот как? - изумилась Зелинта. - Чудеса. Никогда б не подумала... Но Замку виднее, наверное...
   - Мне кажется, Замок хочет помочь Орлидену.
   - И такое бывает. Но давайте не будем уходить в сторону. Замок - Замком, но за помощью вы решили обратиться ко мне. Очевидно, вы хотите узнать, как вашему мальчику избавиться от "дымовой завесы" в его мыслях?
   - Да, - согласилась я. - Иначе Лоттор не сможет его учить. Он не может читать его мысли. К тому же, мы хотим расторгнуть "договор молчания" с Куратором. Но не знаем - как.
   - Мы? - подняла брови Зелинта. - Насколько могу судить, лично ты не заключала никакого договора.
   - Верно.
   - Так что твоё желание бесполезно. Ты фактически вне игры. А желает ли Орлиден расторгнуть договор?
   - Хочу, - тихо ответил подросток. - Мне надоело...
   - Что? - спросила Зелинта.
   - Надоело быть словно пойманным. Поначалу было хорошо, мне всё нравилось, я так радовался! Но потом... особенно когда сел в корзину шара... Стало так плохо, так плохо...
   - Это я понимаю, - сочувственно добавил Мартинк. - Всё равно, что на вечеринке - выпьешь, как следует, - так весело, так весело! Но вот на утро...
   Зелинта рассмеялась.
   - В самую точку, Мартинк! Примерно всё так и есть. Только в случае общения с Кураторами не у каждого, к сожалению, "похмелье" наступает, а затем - трезвость... Чаще всего, результатом становится пожизненное пребывание "под градусом". Ладно, мальчик, тебе непонятны эти вещи и не надо. Одно могу сказать - только ты сам сможешь найти способ расторгнуть с Куратором договор. Пути могу подсказать - изучай повадки Кураторов, исследуй их слабые места. Твоя задача - стать для них "невкусным". Когда станешь "невкусным" - договор завершится сам.
   Поблагодарив Зелинту, мы встали, чтобы уйти.
   - А они не будут мстить? - решила я спросить напоследок со всей возможной осторожностью.
   - Кто? Кураторы? - удивилась Зелинта. - Зачем??? Они - не мстители. Они всего лишь "собиратели" - собирают то, что человек сам отдаёт. По доброй воле. Впрочем, они отличные игроки. Если человек ждёт от них мести - они с удовольствием подыграют ему.
   Я задумалась. Значит, Лоттор ждал то, что с ним произошло недавно? Ждал вторичного появления своего Альтер-Эго? Зелинта внимательно посмотрела мне в глаза и утвердительно кивнула. Мы поняли друг друга, не обменявшись ни словом.
   Блестящие серебряные волосы Зелинты сверкали в лучах заходящего солнца, образуя радужные блики и переливы. Я любовалась сиянием её волос, мечтая о том дне, когда, быть может, стану такой же седой, мудрой и, вместе с тем, сохранившей моложавость.
   Зелинта усмехнулась, мягко погладив меня по плечу.
   - Всенепременно, девочка! Ровно через 800 лет ты будешь подобна мне. Не сомневайся!
   - Радужные отсветы! - проговорила я восхищённо. - Как красиво!
   - Естественно, - провела рукой по волосам Зелинта. - Здесь всё подвластно Радуге и "Радужной магии", ты же знаешь. А также... Радости.
   - Радости? - переспросил Мартинк.
   - Конечно. Есть короткий и надёжный способ не только разорвать любой договор с Кураторами, но и стать невидимым для них - всегда излучать Радость.
   - Как это? - опешил Орлиден. - А что в ней такого особенного? Учительница в школе постоянно ругает мою подружку, что та слишком весёлая.
   Зелинта вновь усадила нас в кресла и принялась объяснять, что Радость - отнюдь не веселье, не хихиканье и даже не удовольствие, хотя люди постоянно путают эти понятия. Потому что радоваться не умеют... Удовольствие ты испытываешь, когда доволен, когда получил всё, что хотел и любуешься своим приобретением. Радость - это поток сердечного тепла и света, который ты излучаешь в пространство. Всегда. В любой ситуации и при любых обстоятельствах.
   - Я знаю, - сказала Зелинта, - слово "радость" несовершенно, как и любое иное. Но пока оно устраивает меня больше всех. Главное - почувствуйте состояние, о котором я говорю. Оно - ключ к полному избавлению от власти Кураторов. Излучайте Радость, думая о любом человеке или событии, находясь в любых условиях.
   - Даже если на тебя напали и побили? - не понял Орлиден. - Не-е... я лучше буду драться.
   - А что тебя смущает? - спросила Зелинта. - Я же не говорю, что ты должен быть доволен в этой ситуации и веселиться. Хочешь драться - дерись. Но если ты будешь посылать свет и сердечное тепло даже здесь, то драка твоя обретёт совсем иной смысл. Всё тело твоё будет подчинено Радости. Ты защитишь себя, не причинив вреда противнику. Более того, ты обогатишь его новым духовным опытом. Нет, Орлиден, ты назвал не самый трудный случай. Намного сложнее быть радостным, когда проблема касается унижения твоей личности, когда кто-то посягнёт на чувство твоей важности и достоинства. Но если даже тут человек не прекращает излучать тепло, которое, словно солнечный свет, продолжает литься на окружающий мир, - он выиграл.
  

Глава 25

КАК РАЗРУШИТЬ ПРАВИЛА, НЕ ПОВРЕЖДАЯ ИХ ОБОЛОЧКУ

   Не знаю, отозвалось ли что-нибудь в душе Орлидена, но лично на меня слова Зелинты произвели сильное впечатление. Насколько часто я излучаю Радость в том смысле, который она вкладывает в это слово? Похоже, что очень редко.
   Я задумалась, вспоминая себя в различных ситуациях.
   Досада... беспокойство... тоска... интерес... веселье... злорадство (ну да, и такое случается)... ожидание... нетерпение... страх... удовлетворение... Обычные эгоистические состояния, весьма далёкие от Радости...
   Итак, Гави получила ещё одно учебное задание. Не пора ли ей завести дневник?
   Поделившись с Дэнниром своим "открытием", я услышала в ответ, что Зелинта предложила нам задание эффективное, хотя и очень опасное.
   - Вступая на путь Радости, голуба, ты сразу даёшь понять Кураторам, что бросила им вызов. В ответ они всячески начнут возвращать тебя на "путь истинный". Они станут подбрасывать ситуации, в которых тебе захочется проявить злословие, пренебрежение или высокомерие. Не удержалась - начинай сначала.
   - Зелинта сказала - они не станут мстить...
   - Где ты видишь месть? - удивился Дэннир. - Я говорю о финальном этапе Игры. Понимаешь, мы все покрыты сферической энергетической оболочкой, которая, собственно, и служит пищей Кураторам. Будучи загрязнённой, твоя оболочка "выдаёт" тебя. Очищая оболочку, ты становишься сначала невкусной, а потом и невидимой для них. Способов очистки много - выбирай любой.
   - Странно, что Кураторам вкусна грязная оболочка...
   - Это мы с тобой понимаем, что она грязная. А для них... Ты ведь тоже предпочтёшь "грязную" воду - минеральную, а не дистиллированную. Верно?
   Я рассмеялась в ответ, выражая тем самым полное согласие.
   Остаток дня мы провели на природе, гуляя по весеннему лесу и наслаждаясь свежим воздухом и запахами пробуждающейся зелени. Мартинк бродил вместе с нами, стараясь вникнуть в проблему, к которой уже не мог быть причастен в силу отсутствия физического тела. Кураторы питаются энергией живых людей. Те, кто ушёл на "тонкий план", им просто недоступны. Однако, будучи нашим другом, Мартинк пообещал любую помощь в этом деле, какую сможет предоставить.
   - Почему бы и нет? - согласился Дэннир. - У тебя есть большое преимущество - ты способен легко научиться видеть этих существ. Достаточно небольшой тренировки. Попроси Зелинту. Пусть покажет. К сожалению, я не могу помочь тебе: пока что я человек из плоти и крови, и у меня другие механизмы контакта с Вселенной.
   - Отлично! - хлопнул в ладоши Мартинк. - Уж я устрою этим поработителям такую баньку...
   Он замолчал, потому что Дэннир буквально заткнул ему рот, плотно приложив ладонь к губам.
   - Мммм... - засопел Мартинк. - Ты чего это? - добавил он, освободившись.
   Дэннир картинно вытер руку о подол куртки, после чего пару раз встряхнул её, словно сбрасывал какую-то гадость.
   - Даже объяснять не хочу. Спроси Гави.
   Не надеясь на правильность ответа, я попыталась предположить, что агрессия против Кураторов бесполезна.
   - Их нельзя уничтожить, Мартинк! Они - часть Игры. Но ты, в силу своего "статуса", можешь стать отличным "разведчиком" в их стане. Ты можешь напрямую изучать их вкусы и повадки, а также способы воздействия на нас. Если начнёшь шпионить за Мэри, окажешь нам великую услугу.
   Дэннир удовлетворённо кивнул головой, дружески похлопав меня по плечу. Затем, чуть подумав, добавил:
   - Мы ни с кем и ни с чем не боремся, Мартинк, кроме собственной гордыни. Неужто ты это до сих пор не усвоил?
   В ответ Мартинк несколько обиженно пожал плечами и быстрыми шагами двинулся вперёд, обогнав нас метров на пятнадцать.
   Орлидена с нами не было, так как его зачем-то забрала Келлани, едва мы вышли от Зелинты. Дэннир предположил, что Келлани решила стать моей добровольной помощницей и разделить со мной заботу о мальчишке.
   - В нашей команде есть двое "трудных подростков", - усмехнулся Дэннир. - Вот этот, идущий на двадцать шагов впереди нас, и Орлиден. Но меня сейчас Лоттор беспокоит.
   - Лоттор?
   - Да. После недавней встречи с Альтер-Эго он находится в большом напряжении. Он не может подолгу и безвылазно находиться в Замке, будучи Хранителем Времени. Обычный мир - его "рабочее место". Но лететь туда он почти что боится, ибо не знает, что ещё захочет сделать его "Куратор"...
   - Зелинта сказала, что Кураторы безопасны, если человек не ждёт от них "подвоха"...
   - Вот именно, - остановился Дэннир и посмотрел на меня в упор. - Если "не ждёт". А Лоттор ждёт, и нет такой волшебной палочки, которая приказала бы ему прекратить это ожидание. Поэтому я прошу тебя быть рядом с ним, когда вы вернётесь в обычный мир. Насколько помню, в прошлый раз ты выручила его от нападок Альтер-Эго.
   - Вроде что так... - согласилась я.
   - И Орлидена держите рядом. Не стану советовать ему выбор пути - в 14 лет пора самому за себя отвечать. Но если вы будете вместе, уверен, решение придёт само собой.
   Я хотела попросить Дэннира присоединиться к нам, на что он ответил отказом.
   - Гави, я вам только помешаю. Кураторы редко появляются там, где я нахожусь. Они не видят меня, но ощущают какую-то помеху и предпочитают не задерживаться в этом месте.
   - Так это ж здорово! - воскликнула я. - Ты станешь нашей защитой!
   - А кто сказал, что вам нужна какая-то "защита"? Ни в коем случае! Напротив, вы обязаны встретиться со своими Кураторами лицом к лицу и изменить течение ваших историй! Причём каждый - в своём режиме и со своими условиями.
   Я поддела ногой камень, и он проворно покатился вниз по дорожке. Дэннир покачал головой:
   - Камешек не виноват в том, что происходит с нами. Давай-ка лучше повернём назад и попробуем застать Лоттора. Сдаётся мне, он может улететь из Замка один, а это не лучшее решение...
   ***
   Мартинк отказался идти с нами, сославшись на личные дела. Мы не настаивали.
   Прибавив шаг, мы двинулись по направлению к Замку.
   - А вдруг он уже улетел? - забеспокоилась я.
   - Нет. Я только что связался с ним с помощью зеркальца. Он дождётся. Кроме того, он хочет что-то передать тебе...
   Достигнув Замка, мы нашли Лоттора в комнате Келлани. Там же пребывал и Орлиден - сидел на диване и сосредоточенно читал какую-то книгу, наморщив лоб.
   Увидев нас, Лоттор поднялся, шагнув навстречу.
   - Рад, что мы все в сборе, - торопливо проговорил он. - Я должен лететь. Оставляю мальчишку на попечение Гави и Келлани. Да, да, Орлиден. Не волнуйся о школе - мы с Пипом что-нибудь придумаем, и ты избежишь проблем. В конечном счёте, школу можно закончить экстерном.
   - Я помогу тебе, - обратилась к Орлидену Келлани.
   - А я тебе - нет! - шепнул мне на ухо Дэннир, хитро прищурившись. - Твой выход, Гави. Бери ситуацию в руки, а я удаляюсь...
   Он мгновенно покинул комнату, будто исчез.
   Я прошла к свободному креслу и села.
   - Знаете, - сказала я. - У меня другое решение.
   - Какое? - не понял Лоттор.
   - Мы летим в наш обычный мир все вместе - Лоттор, Орлиден и я. Я не беспокоюсь о школе Орлидена или о собственной работе. Но трусливо убегать от Кураторов... Прятаться... Это иллюзия. Нельзя "спастись" от Кураторов, находясь в Замке. Их нет вокруг, но они всё равно внутри нас!
   - И что ты предлагаешь? - спросил Лоттор бесцветным голосом, садясь на стул напротив меня.
   - Воспользоваться "ключами", полученными из книг, а также от Дэннира и Зелинты. Их тут у меня целая "связка" - один лучше другого и все подходят.
   - "Взломщица" ты наша, - ухмыльнулся Лоттор, покачав головой.
   - Ты не веришь мне? - забеспокоилась я, так как не почувствовала поддержки ни в ком из присутствующих.
   Орлиден оставался, как всегда, безучастен к "разговорам взрослых". Келлани внимательно слушала, но сохраняла молчание.
   - Сейчас я никому не верю, - ответил Лоттор. - Включая самого себя. Но если ты готова полностью принять ответственность за свой план, то я последую за тобой.
   Он внимательно посмотрел мне в глаза.
   - Я принимаю ответственность, - чётко произнесла я, так же внимательно глядя в глаза Лоттора.
   - Тогда командуй, - едва заметно улыбнулся он, вставая с места.
   Я предложила пойти на открытый контакт с Кураторами, памятуя о том, что они не могут взять у нас ничего без нашего внутреннего "согласия". Кратко изложив наш диалог с Зелинтой, я попыталась уверить Лоттора, что шанс на выигрыш велик. Дело за малым - обратить внимание на самих себя, не допуская излучения переживаний, "вкусных и питательных" для наших дорогих неорганических "друзей".
   - Я бы не хотел встречаться с Мэ.. то есть с ней..., - поёжился Орлиден.
   - Но пару недель назад... - начал Лоттор.
   Я быстро, но мягко сжала его ладонь, умоляя помолчать. К моему удивлению, он мгновенно подчинился.
   - Прекрасно понимаю тебя, - обратилась я к Орлидену. - Но выхода иного нет. Ситуация аналогична больному зубу - сколько ни оттягивай, а к стоматологу идти придётся... или вообще зуб потеряешь.
   - Она сильнее меня, - заныл Орлиден. - Я не справлюсь! Чего я скажу ей?
   - Я не знаю, что ты скажешь, но задача твоя - показать, что ты больше не заинтересован в её услугах и расторгаешь договор в одностороннем порядке. Это всё.
   Орлиден поморщился.
   - Будто нельзя без разговоров обойтись... Госпожа Зелинта упомянула, что договор может сам собой прекратиться - разве ты не слышала?
   Лоттор не выдержал:
   - Милый мой мальчик! А ты помнишь условия прекращения договора, о которых говорила госпожа Зелинта? Сейчас они недоступны не только тебе, но даже мне! Постоянное излучение чистой Радости - задача не из лёгких. В настоящий момент я не могу дать слово, что у меня это получится... - Он посмотрел на меня и вздохнул.
   Орлиден заметно погрустнел. Он отложил книгу и уставился в окно.
   - Мне страшно, - с необычной отчётливостью сказал он.
   - Мне тоже, - в тон ему ответил Лоттор. - Но я согласен с Гави и с её "стоматологической" аналогией. Мы сами, только мы сами способны разобраться с Кураторами. Обещаю тебе помощь. И... если можно... прошу помощи у тебя.
   - У... меня??? - распахнул глазищи Орлиден.
   Лоттор утвердительно кивнул головой, заметив при этом, что оба они, столкнувшись с Кураторами, оказались "в одной лодке". В той лодке, которая никогда не пристанет к берегу, если оба они не осознают и не исправят своих ошибок, совершённых в далёком или ближайшем прошлом.
   - К сожалению, Орлиден, мы с тобой слишком похожи, - покачал головой Лоттор и провёл рукой по лицу, будто пытался стереть какую-то налипшую грязь.
   - Почему "к сожалению"? - подала голос Келлани.
   - Потому что...
   Внезапно он расхохотался:
   - Спасибо, Келлани! Ты меня поймала на одной из дурацких мыслей, от которых следует срочно избавляться.
   Я поняла его. Лоттор всегда настаивал на собственной исключительности, демонстрируя отдалённость от остального человечества. Признание своей сопричастности к человеческим проблемам и вообще сходство с кем-либо из "слабых мира сего" означало лишь одно - отказ от подобной позиции. Это могло бы показаться маловероятным, если забыть о склонности Лоттора к постоянному самосовершенствованию и жёсткой самодисциплине. Могу представить переживания Лоттора, допустившего признание сходства собственной личности с орлиденовской...
   - Мы все похожи, - добавила я, встретившись глазами с каждым из моих собеседников.
   - Нет, Гави, - покачал головой Лоттор. - Это не так. В отношении Кураторов ты не похожа на нас. И тебе не следует меня успокаивать, пытаясь сделать приятное. Впрочем, за Орлидена я рад. Рад за его предусмотрительность. Ведь он до сих пор, вопреки своим желаниям, не проговорился о Мэри! Ничего не сказал по собственной инициативе, за исключением односложных ответов на наши вопросы.
   - Так опасно ж... - шмыгнул носом Орлиден. - Я не должен...
   - Не должен, - согласилась я. - Но не потому, что опасно. Мне кажется, твоё молчание - отличный козырь в игре против Мэри!
   - Причём тут "козырь"? - удивился Лоттор. - Всего лишь соблюдение правил игры ради собственной безопасности...
   - Всего лишь внешнее соблюдение правил! Внешнее! - подчеркнула я. - Понимаете, мы никогда не избавимся от власти Кураторов, если будем следовать их правилам. Значит, мы должны эти правила нарушить, но так, чтобы уберечь себя от наказания! Так что единственный шанс для нас - нарушить правила изнутри, не повреждая их внешнюю оболочку!
   - Как это? - заинтересовался Орлиден.
   - Очень просто. Не делать того, что запрещено. Не делать того, что разрешено. И не делать того, что требуется.
   - И что же остаётся?
   - То, что надо делать! - рассмеялась я. - Каждое Правило Игры включает в себя три упомянутых компонента: нельзя, можно, нужно. Но помимо этого существует множество вещей, не включённых в Правило. Если хочешь выйти из Игры - найди эти вещи и начни их использовать. В нашем случае, сердечность и излучение Радости - вне Правил Кураторов. Они просто не знают, что это такое и зачем используется. Есть и другие действия вне правил. Полагаю, что каждый из нас может освоить их для собственных нужд.
   - Делать что-то неожиданное? - догадалась Келлани.
   - Что-то в этом роде, - предположил Лоттор. - Если я, конечно, правильно понял Гавушкину мысль. Кстати, а откуда тебе всё это известно? Зелинта?
   Я задумалась.
   - Нет... Не Зелинта...
   Действительно, откуда я почерпнула информацию, которой столь уверенно сейчас поделилась с друзьями? Вопрос поставил меня в тупик. В одном я была уверена - информация достоверна и важна для всех нас.
   - Честно... не знаю, - пожала я плечами. - Быть может, какая-то книжка?
   - Не книжка. Замок! - вместо меня ответила Келлани.
   Она подошла и села рядом со мной на диван.
   - Замок? - переспросила я.
   - Именно. Ты же в курсе, Лоттор, как это бывает. Замок сам, по собственной инициативе, принимается учить мага, если тот становится гармоничным и начинает соответствовать "замковым" ценностям и целям!
   - Да. Я в курсе...
   Он почему-то снова вздохнул, проведя рукой по лбу. Затем встал и направился к выходу.
   - Давайте отдохнём до завтра и соберёмся с мыслями. Поутру вызовем шар и отправимся в наш обычный мир. Пойдём, Орлиден. Мне нужно с тобой поговорить.
   - Постой! - остановила учителя Келлани. - Что, если я тоже полечу с вами и приму участие в Игре? Мне нравится то, что предложила Гави!
   Лоттор развернулся и внимательно посмотрел на меня, ожидая ответа.
   - Не знаю, - почти по слогам выговорила я. - Дэннир отказался "играть" в составе нашей команды. Говорит, что Кураторы уходят оттуда, где он присутствует. Не вызовешь ли ты аналогичный эффект?
   Келлани всплеснула руками:
   - Господи, Гави! Сравнила изумруд со стекляшкой! Этого ты можешь не бояться. Правда, Лоттор?
   - Бояться, действительно, не стоит, - ответил тот. - Однако я не уверен, что могу предсказать реакцию Кураторов на твоё появление. Но если хотите знать моё мнение - я не против твоего присутствия.
   - Отлично! - обрадовалась я. - Значит, летим все вместе.
   Мы договорились встретиться поутру в трапезной, чтобы после завтрака отправиться в полёт. Лоттор вторично пригласил Орлидена к себе, попросив нас с Келлани ещё раз сходить в библиотеку и просмотреть тексты о "слабых местах Кураторов", которые он отложил.
   Услышав "слабые места Кураторов", Орлиден заметно воспрянул духом, отметив при этом, что давно пора "сбросить с себя этих тиранов". Мы с Лоттором переглянулись. "Сбросить с себя" - неверное словосочетание. Правильнее было бы "вытащить их из себя", перестав пользоваться внедрёнными внутрь сознания программами.
  

Глава 26

НЕОЖИДАННЫЙ ВЫИГРЫШ

   Наутро, вызвав шар и поднявшись в корзину, мы обнаружили Урана, уютно устроившегося на скамейке. Кот лениво поднял голову, осмотрел нас и вновь улёгся, закрыв глаза. Лежал он настолько комфортно и уютно, что никому из нас даже в голову не пришло его тревожить, несмотря на то, что он занял существенное пространство. Так мы и расположились кружком: Лоттор, Келлани, Орлиден, Уран, я.
   - Никогда не видел, чтобы кот первым занимал шар, - шепнул Лоттор. - Бывало, что Дэннир прихватывал его с собой, но обычно Уран пользуется какими-то своими, одному ему известными порталами...
   - Может быть, это знак! - предположила я.
   Лоттор небрежно махнул рукой.
   - Знак - не знак... Всё в мире - знаки! Только не каждому нужно придавать значение.
   - Почему?
   - Потому что большинство знаков - продукт "творчества" Кураторов, дабы затянуть нас потуже в сети суеверий.
   Я согласилась, вспомнив, что в детстве боролась с суевериями, пытаясь опровергнуть их с помощью "научных" методов исследования.
   - Помню, как я изучала влияние "кошачьих ворот" на события своей жизни! Знаете, есть такие столбы электропередач - поставленные в форме буквы "Л". Считалось, что если пройдёшь под ними, случится несчастье. А я проверяла. Даже дневник наблюдений вела!
   Лоттор расхохотался:
   - Не слышал о такой примете! Но ты - молодец. Впрочем, удивляться нечему - ты всегда была волшебницей, хотя и потерявшей на время волшебную силу... А ты, Орлиден? В какие "знаки" ты веришь?
   Орлиден, сидевший напротив нас, слегка подался вперёд, словно собирался ответить. Но, в результате, он промолчал, слегка пожав плечами.
   - Не помнишь или говорить не хочешь? - подтолкнул Лоттор ученика.
   - Не знаю, что сказать, - признался Орлиден. - В моей семье очень много примет было. Это не клади, то не бери, сюда не ходи, туда не гляди. А меня это бесило. Головы не хватит, чтобы всё запомнить.
   - Ты прав, - согласился Лоттор. - Не только головы... Времени! Суеверия настолько чудовищно отнимают время, что диву даёшься! Полагаю, меня-то ты не можешь упрекнуть в этом во всём... или я не прав?
   Орлиден отрицательно покачал головой.
   - Нет, господин учитель Лоттор! Вы не суеверны. Мне это... нравилось всегда.
   - Благодарю, - поклонился Лоттор, сдерживая улыбку. - И рад за тебя. Вот только слово "бесило"... Ты мне когда-нибудь покажешь, как ты это делаешь? Орлиден в бешенстве - это нечто новое для меня.
   Он почесал нос, изобразив невинную мину на лице.
   На сей раз Орлиден попытался спрятать улыбку, закусив губы.
   - Просто вы не замечали, - ответил он в сторону.
   - Что же, не буду спорить. Извини, что не замечал.
   Я заметила, что они одновременно посмотрели в глаза друг другу.
   - А правда, что вы были похожи на меня? - осторожно спросил Орлиден.
   - Да, - просто ответил Лоттор.
   - Поэтому вы меня так ругаете?
   - Пожалуйста, будь справедливым, - попросил Лоттор. - Вроде бы, в последнее время я тебя не ругаю...
   - В смысле, раньше...
   - "Раньше" уже прошло. Давай жить в настоящем, ладно?
   - Ладно, - пожал плечами Орлиден. - Просто...
   Он осёкся.
   - "Просто" что? - переспросил Лоттор. - Ты спрашивай, я не против твоих вопросов. Но и мне разреши давать честные ответы, хорошо?
   - Хорошо, - удивлённо ответил Орлиден. - А вас так же в детстве ругали, как вы меня... раньше...
   - Нет. Меня не ругали. Со мной обращались намного хуже - заставляли воспринимать мир однобоко. В результате я стал намного большей жертвой Куратора, чем ты.
   - Я помню вашу историю... вы говорили...
   - ... и можешь быть спокойным за себя. Уверен, ты отделаешься лёгким испугом, в отличие от меня.
   - Гави, я не рассказал мальчишкам о Комнате, - вдруг обратился ко мне Орлиден.
   - Ну и правильно, - сказала я. - Не их это дело.
   - Твои мальчишки - маги наполовину, - добавила Келлани, - и вряд ли когда-нибудь станут полноценными волшебниками. Всю свою магическую силу они направили на поддержание своих несущественных желаний. Например, не взрослеть. Среди официантов мне знакомы "мальчики" и "девочки" сорока и более лет. Выглядят они, как подростки, и душою такие же, но...
   Она махнула рукой.
   - Вау! - выпучил глаза Орлиден. - Так они...
   - Не все, - сказала Келлани. - Но многие. А по мне, поддержание молодости любой ценой - глупое занятие.
   Она рассказала, что Замок способен выполнять желания своих жителей. Причём это и есть единственная ловушка, существующая на его территории. Если твоё желание не слишком бессердечно и бездуховно - пожалуйста! Оно будет исполнено. Но за последствия будешь отвечать сам. Как эти "престарелые" подростки... Или Лакатама... Или... много кто ещё...
   - А Мартинк? - спросила я.
   - И Мартинк. Он пожелал быть знаменитым среди публики обыденного мира. Уверена, что не без помощи Замка он это осуществил, отодвинув путь к себе на многие и многие годы...
   - Но теперь Мартинк - настоящий волшебник, - вставил Орлиден, буквально перебив Келлани. - И я... я ведь смогу?
   Мы почти хором поспешили заверить его, что сможет. Тем более, что желание быть волшебником всегда теплилось где-то в глубине его души. Не случайно Замок так активно стал помогать Орлидену, невзирая на действия и сомнения окружающих его людей.
   ***
   Мы приземлились во дворе особняка Лоттора и буквально через секунду встретились с Пипом, который выходил из автомобиля.
   - О! Привет! Не ждал вас так рано! - проговорил Пип. - Что-то случилось?
   - Нет, - ответил Лоттор. - Напротив, мы хотим, чтобы что-то, наконец, произошло. Поэтому мы здесь.
   Вслед за Пипом из машины вышел... Мартинк.
   - Привет! - помахал руками он. - Я тоже не ждал вас так рано.
   - И чего ты тут делаешь? - удивилась я.
   - Как "чего"? Шпионю. Стараюсь выследить ваших Кураторов. Между прочим, небезуспешно...
   И он, любуясь собой, выпятил грудь колесом.
   - Где ты их видел?
   - Да везде! В отличие от вас, я могу созерцать их в истинном обличье. По мне, они похожи на тёмно-серую плесень! Если бы плесень могла двигаться, летать... Что-то в этом роде. Раньше я не обращал на это внимания. Но Зелинта дала мне ориентиры.
   - Ты видел?.. - начал Орлиден, но осёкся.
   Мартинк понял его.
   - Имеешь в виду "голубку" Мэри? Не знаю. Они все в общей массе похожи. Главное, я понял одно - я больше невидим для них ввиду отсутствия физического тела. Это важно. При встрече с Мэри я, не исключено, буду вам очень полезен в силу своего "инкогнито".
   - Давайте пройдём в дом, - предложил Лоттор, бросив укоризненный взгляд на Мартинка.
   - Всё-всё-всё, господин хозяин, - замахал руками Мартинк. - Умолкаю. Рад, что состояние твоё улучшилось, - обратился он к Орлидену в полголоса.
   - Я тоже рад, - сказал Орлиден, - но всё-таки боюсь оступиться при встрече с... Ты не мог бы быть со мной постоянно?
   Мартинк остановился.
   - Что, предлагаешь работу телохранителя? Если честно, я не против, но будет ли это полезно для тебя? Я вижу их, но не уверен в способности влиять на них. Вот в чём дело.
   Орлиден промолчал. За него ответила Келлани.
   - Насколько могу судить, Орлиден должен сам завершить свои взаимоотношения с Мэри. Будет ли твоё присутствие помощью или помехой - не знаю. Но лично я советовала бы Орлидену не искушать себя надеждой на чью-то помощь...
   - В общем, действуй сам, - "перевёл" Мартинк. - Я постараюсь быть рядом, но лучше, если никто об этом не узнает. Включая тебя самого...
   Лоттор позвал Орлидена, и тот поспешно направился в дом. Я же, в свою очередь, задержала Мартинка за руку.
   - Послушай, - сказала я, - Ты можешь быть невидимым для каждого из нас?
   - Конечно! - удивился Мартинк. - Даже для господина Лоттора, между прочим.
   - Класс! - хлопнула я в ладоши. - Это-то мне и надо.
   - Зачем?
   - В любую минуту может пожаловать Альтер-Эго. Лоттору нужна поддержка, о которой он вряд ли попросит напрямую. Если б ты смог быть рядом...
   - Только не в его кабинете или спальне. Ты ж знаешь: мне туда доступ закрыт.
   - Знаю... Но, может быть, если ты захочешь проникнуть туда не с целью "полюбопытствовать", но помочь... Может быть, тогда заклятие не будет работать?
   - Ты уверена? - усомнился Мартинк.
   - Нет, не уверена. Просто предполагаю. И надеюсь, между прочим...
   В ответ Мартинк пробормотал что-то нечленораздельное, после чего махнул рукой и пообещал стать тайным "телохранителем" Лоттора, если я того желаю. При этом он предупредил, что свалит всё на меня, если будет "рассекречен". Я согласилась со всеми его условиями, убеждённая в правильности собственного решения.
   К тому же, неожиданную поддержку нам оказал Пип, когда попросил Мартинка проследить за движением Кураторов в районе особняка и непосредственно внутри него. В то время он возвращался из гаража, и застал нас с Мартинком у порога дома.
   - Слушай, Гави, - сказал Пип, - всё утро мы с Мартинком колесили по городу, наблюдая за "кураторской плесенью". У меня пока что плохо получается видеть их скопления, зато Мартинк хорошо ориентируется в данном вопросе. Скажи, Мартинк, а здесь они присутствуют?
   Мартинк слегка скосил глаза и затаил дыхание. Затем встряхнул головой и выдохнул воздух.
   - Так, - ответил он, - не очень... Но отдельные сполохи присутствуют. Такое заплесневелое сероватое пламя, если подходит подобная ассоциация.
   Мы вошли в дом и поднялись в гостиную. "Заплесневелое сероватое пламя", по словам Мартинка, болталось кое-где, но не настолько интенсивно, как в центре города.
   - Это Мэри? - шепнула я.
   - Без понятия... Вообще-то они, по словам Зелинты, не шибко любят приобретать человеческие формы - на это у них уходит масса энергии. Однако постой... Смотрите, смотрите! - едва слышно проговорил он. - Тучка зависла над Орлиденом! Не видите?
   Нет, мы не видели. Возможно, тучка была ещё слишком разреженная для нашего восприятия.
   Орлиден, вооружённый ведром и тряпкой, не спеша протирал пыль. Вид его, поначалу сосредоточенный, спустя несколько минут изменился до неузнаваемости. Мальчишка побледнел, начал дёргаться и даже опрокинул ведро с пенной жидкостью.
   - Орлиден! - бросилась я к своему юному приятелю. - Что с тобой?
   - Мне страшно, Гави, мне страшно! Давайте улетим в Замок прямо сейчас. Пожалуйста!
   - Какие-то мысли, да?
   - Да... Нет... Это не мысли... Я не знаю...
   - Дай тряпку.
   Я вытерла пенную лужу, не давая растечься ей по полу. Затем отставила в сторону ведро и взяла подростка за руку.
   - Пойдём ко мне или к тебе в спальню. Мартинк, пошли с нами, если хочешь.
   Орлиден охотно подчинился. Мартинк - тоже, хотя не совсем понял смысла моих действий.
   Спальня Орлидена оказалась первой на нашем пути, и мы решили в ней обосноваться. Открыв дверь, я едва не вскрикнула от неожиданности. На широкой кровати восседала Мэри в длинном вечернем платье, туфлях на каблуках и блестящем колье на шее. На пальце её играл сверкающий перстень - почти такой же, как у Лоттора, но камень был раза в два крупнее.
   Орлиден попятился назад, желая исчезнуть, но был остановлен властным взглядом Кураторши.
   - Привет! - вальяжно произнесла она. - Чего тушуешься?
   - Как? - переспросил Орлиден.
   - Ну да, я и забыла, что ты примитивен. Слов не знаешь. Я говорю - не дёргайся и садись рядом со мной.
   Она расхохоталась:
   - Эй! Чего озираешься? Ищешь ангелов-хранителей на потолке?
   На самом деле Орлиден не озирался. Он смотрел на наши с Мартинком лица, пытаясь найти поддержку. Мы стояли чуть позади мальчика, по бокам.
   Мартинк выступил вперёд.
   - Эй! - передразнил он Мэри. - Ты видишь меня?
   Мэри не ответила, лишь недовольно повела бровью.
   - Не видит, - разочарованно заключил Мартинк. - И не слышит. Так я и думал. Твой выход, Гави.
   - Здравствуй, Мэри! - вежливо поприветствовала я Кураторшу, одновременно обнимая Орлидена за плечи в качестве поддержки.
   - Ну и чего ты заткнулся? - вместо ответа накинулась Мэри на мальчишку. - Язык съел?
   - Вообще-то с тобой Гави поздоровалась, - буркнул подросток, на полшага отступив назад.
   - Гави?! - расхохоталась Мэри. - С твоей Гави я ещё разберусь при встрече. Она считает себя слишком умной и проницательной, тогда как... Ну ты сядешь рядом со мной или нет? Сдаётся мне, ты нарушил договор.
   - Нет! - рявкнул Орлиден. - Я не нарушал его.
   - Ну и молодец, - ответила Мэри с неожиданной мягкостью.
   Она встала с кровати и, подойдя к Орлидену, обняла его за талию, увлекая за собой. В следующую секунду они сидели рядом на диванчике. Мы с Мартинком, удивлённо переглянувшись, уселись прямо на пол, устроившись на мягком ковре.
   - Слушай, - прошептал мне Мартинк на ухо. - Она тебя действительно не воспринимает или притворяется?
   - Откуда я знаю? - так же шёпотом проговорила я.
   - Мальчик, - ласково продолжала Мэри. - Ты молодец и заслуживаешь награду. Чего ты хочешь?
   Орлиден вздрогнул:
   - Ничего... Ничего не надо...
   Мэри, протянув руку, стала гладить его по голове, играя волосами.
   - Хочешь новый ноутбук? Или ответы на экзаменационные тесты? Пока ты болтаешься неизвестно где, в школе все активно готовятся к экзаменам. Ты хочешь выйти отличником?
   Орлиден оживился.
   - А ты можешь? У меня с физикой проблемы. И алгебра...
   - Разумеется! - улыбнулась Мэри, дружески щёлкнув собеседника по носу. - А взамен пообещай мне, что выполнишь одну малюсенькую просьбу. Дай мне слово. Даёшь?
   - Неееет! - буквально взвизгнула я и, подскочив к Орлидену, замахала руками перед его лицом так, что он чуть не свалился с дивана.
   Казалось, Мэри тоже получила удар. Она съёжилась, напряглась, после чего начала... растекаться... Правда, через несколько секунд она "взяла себя в руки" и вновь восстановила былую форму.Что касается Орлидена, то он оказался зажатым меж двух огней. Справа от него сидела Мэри, держа мальчишку за руку. Слева расположилась я, схватившая другую руку.
   - Что здесь происходит? - процедила Мэри сквозь зубы. - Ты одержим дьяволом?
   - Нет, наверно... Но я... Но я передумал насчёт экзаменов, - быстро добавил он, бросив взгляд на моё лицо.
   Я кивнула головой, выражая удовлетворение.
   - И чего тебе надо? - с некоторым вызовом спросила Мэри.
   - "Дай слово, что исполнишь!" - подсказала я.
   - Дай слово, что исполнишь! - повторил Орлиден.
   - Фигня! - ругнулась Мэри. - Ты же знаешь, что я всё исполню.
   Орлиден глянул на меня в ожидании подсказки.
   - Пусть поклянётся, - сказала я.
   - А ты поклянись! - потребовал Орлиден.
   - Хорошо. Клянусь, - по слогам отчеканила Мэри.
   - "Сделай так, чтобы господин Лоттор снова стал читать все мои мысли. Все без исключения мысли", - продиктовала я.
   Орлиден повторил. В ответ Мэри взвилась в воздух и зависла над потолком. Туфли её оказались точно напротив наших лиц. Модные такие туфельки, со стразами. Я дотронулась до тонкого каблучка, который оказался на удивление... мягким... словно из пластилина.
   - Ты с ума сошёл??? - проорала Мэри сверху.
   - Нет, - улыбнулся Орлиден. - А почему ты так решила?
   Мэри вновь "взяла себя в руки" и спустилась на место. Однако теперь она не пыталась трогать и гладить Орлидена.
   - Почему тебе это нужно? Ответь! - настаивала Мэри. - Это твой учитель приказал?
   Орлиден промолчал.
   - Твой учитель - неудачник! - злилась Мэри. - У него никогда ничего не выйдет. В итоге от умрёт от осознания собственной никчемности, тупости и бесполезности.
   - "Ты дала слово!" - шепнула я на ухо Орлидену.
   Орлиден в очередной раз повторил мои слова. Мэри, надувшись и став толще обычного, мрачно кивнула головой.
   - Идиот. Будь по-твоему. Но к экзаменам будешь сам готовиться. И подружку твою от тебя отважу. И в университет не поступишь - провалишься. Ты ещё будешь умолять меня о прощении. И я... и я...
   Она поправила волосы и кокетливо наклонила голову, изобразив на лице ласковую улыбку.
   - ... и я прощу тебя. Ты слишком юн и зелен, чтобы знать жизнь. Орлиден! Мой милый друг! - она вновь обняла его за плечи. - Орлиден! У тебя есть ещё несколько минут, чтобы вернуть своё желание. Ну!..
   Я почувствовала, что подросток опять оказался "меж двух огней". Пора было прекращать эту сцену, полностью исчерпавшую своё значение.
   Я встала и потянула Орлидена за руку.
   - Уходи отсюда, - приказала я.
   - Я... - начал Орлиден.
   - Уходи. Срочно уходи. Иначе мы с Мартинком вытолкаем тебя силой. Пожалуйста, послушайся!
   - Ты чего болтаешь руками? - недоуменно проворчала Мэри.
   - Мэри, я... я пойду... я подумаю дальше... я...
   Поймав мой злой и решительный взгляд, он, не докончив фразы, пробежал к двери и выскочил в коридор.
   - Браво, Гави! - зааплодировал Мартинк. - А теперь давай оставим эту милую девушку в одиночестве и присоединимся к народу. А заодно расскажешь, как это ты сумела стать невидимой для Куратора. Объяснишь?
   Нет... Я не знала, почему это произошло. Я никак не могла отнести себя к просветлённым натурам, постоянно излучающим радость сердца. Я не могла утверждать, что избавлена от страхов и страстей. Но факт оставался фактом. Мэри не видела и не слышала меня. Может быть, моя аура сохранила в себе частички атмосферы Замка, которые должны исчезнуть через некоторое время? Может, это был всего лишь аванс? Или проверка? Дескать, Замок дал мне возможность почувствовать следующий уровень магического развития, когда человек становится невидимым для неорганических хищников... Я не знала.
   Я подошла к Мэри и попыталась положить руку ей на плечо. Рука прошла вглубь "тела" с ощущением, будто я трогаю мыльную пену. Я отдёрнула руку. Мэри, точно слепая, повела глазами из стороны в сторону. Она определённо что-то чувствовала.
   В следующую секунду она напряглась и надулась, почти превратившись в шарик. Мартинк, всё ещё сидевший на ковре, фыркнул. Я же с грустью принялась думать о том, сколько лет потратила впустую... Я могла бы достичь таких высот, если б не...
   Стоп! Усилием воли я перекрыла поток навязчивых мыслей, вызвав в себе ощущение благодарности к их источнику.
   - Браво, Мэри! Ты ловкий и неутомимый игрок. Но сегодня у меня другие планы, дорогая. Может быть, в другой раз я "пострадаю" на досуге, накормив тебя энергией своих мыслей... Прощай, Мэри...
   Грусть моя не уходила. Но природа её изменилась. Глядя, как Мэри тает в воздухе, я переживала состояние человека, навсегда закрывшего страницу предыдущей жизни и безвозвратно ушедшего в новый мир.
  

Глава 27

ПОБЕГ И ВОЗВРАЩЕНИЕ

   - Она всё ещё там? - спросил Орлиден, когда мы покинули комнату.
   Он дожидался нас в коридоре.
   - Мэри? Нет. Она растаяла, - улыбнулся Мартинк, потрепав мальчишку по затылку. - Растаяла, как весенний снег.
   - Ты бы к Лоттору направился, - добавила я. - Нужно проверить, насколько честно твоя подружка выполняет обещания.
   Слово "подружка" покоробило Орлидена. Он тут же принялся доказывать, что не имеет ничего общего с этой тиранкой и рад, что от неё избавился.
   - Не зарекайся, - возразила я. - Твоя игра ещё не окончена, мой дорогой. В любую минуту эта милая девушка может заново тебя сцапать.
   Спустившись в гостиную, мы застали там Келлани, которая, сидя на диване, листала журнал. Увидев нас, она помахала рукой.
   - Вот вы где! Все куда-то в одночасье разбежались, и я уже подумывала о том, чтобы идти к себе домой.
   - Где Лоттор? - спросила я.
   - Полагаю, что у себя в кабинете. Во всяком случае, я видела, как он заходил туда. И Пип был с ним поначалу, но затем уехал. Очевидно, к детям в интернат.
   Она отложила журнал и пригласила нас расположиться рядом с ней.
   - Вот уже кого никогда не поработят Кураторы! - провозгласил Мартинк, указывая на Келлани. - Смотрите, над нею - чистое пространство, несмотря на то, что в отдалении мельтешит эта "плесень".
   Келлани улыбнулась:
   - Я с тринадцати лет - воспитанница Замка. Очевидно, я невкусна для Кураторов... Но что произошло? Вы все какие-то... ммм... не такие!
   Я вкратце пересказала ей события, произошедшие в спальне Орлидена, чем привела её в полный восторг.
   - Это же прекрасно, Гави! Ты просто умница! И ты, Орлиден, молодчина! Я уверена - из любой ситуации есть выход.
   - Тем более важно сейчас найти Лоттора и доложить ему обо всём, - предложила я.
   - Не думаю, - сдвинула брови Келлани. - Конечно, я не читаю мысли, но хорошо чувствую состояние учителя. И я прекрасно знаю, когда он вешает на лоб табличку "Не беспокоить". Давайте лучше пойдём на кухню и займёмся обедом. Как ты думаешь, Орлиден?
   - Я - "за"! - согласился мальчик. - После общения с... после нашего того общения... мой желудок требует обильной пищи.
   - Тогда идёмте вниз, - позвала Келлани, - и посмотрим, что можно сварганить.
   Она взяла под руку Орлидена и повела за собою. Я, готовая идти следом, была, однако остановлена Мартинком.
   - Подожди, - шепнул он мне на ухо, - Пусть уйдут. Что касается меня, то я лучше исполню твой приказ.
   - Какой? - не поняла я.
   - Неужели ты забыла, Гави, что приказала мне охранять господина графа? Сдаётся мне, что просьба твоя чрезвычайно уместна.
   Он насторожился, напрягся и повёл носом, будто принюхивался. Затем взял меня за руку и потащил по коридору. Дойдя до кабинета Лоттора, мы остановились. Я решила постучаться, но Мартинк не позволил.
   - Доверься мне, - шепнул он. - Здесь настолько густая "плесень", что нет никаких сомнений в происходящем - на нашего венценосного друга напали. Дай-ка я попробую проникнуть к нему инкогнито, ладно?
   Я согласилась.
   Мартинк, рассеявшись в воздухе, исчез, а я осталась "дежурить" в коридоре.
   Спустя минут десять, Мартинк вновь появился передо мной. Он был бледен и расстроен. Обняв меня, он произнёс:
   - У меня есть две новости, Гави. Одна хорошая, другая - очень плохая. Начну с хорошей. Я сумел легко проникнуть к нему в кабинет. Никакого сопротивления... Вторая... Лоттор умер, Гави...
   Я была готова уничтожить Мартинка за этот тон.
   - Ты с ума сошёл, что ли?! - взвизгнула я. - Лоттор! Нет!!! Пусти меня!
   Я попыталась вырваться из его объятий, и мне это удалось. Освободившись, я схватила Мартинка за рубашку.
   - Я не верю тебе!
   Он же, мягко сняв мои руки со своей одежды, смущённо пожал плечами.
   - Но это правда! Если хочешь - зайди в его кабинет. Альтер-Эго убил его, и я был свидетелем, не способным вмешаться. Что же, теперь Лоттор - такой же, как я.
   Я не верила своим ушам. Да, с какой-то стороны, Мартинк был прав. Лоттор имел возможность стать наравне с ним самим. Нет, больше - наравне с Зелинтой! Но, с другой стороны...
   Я толкнула дверь кабинета. Она легко поддалась, открыв неутешительный вид. Посреди комнаты лежал Лоттор, раскинув руки и глядя в потолок невидящими глазами. Мартинк вошёл следом за мной.
   - Ну чего? Убедилась, что я не врал?
   - Да.
   Я опустилась на пол, скрестив ноги, и уставилась в пол.
   - Позови Келлани, - попросила я.
   Мартинк почесал затылок.
   - Погоди, Гави. Во-первых, не злись на меня. Вы, живые, совершенно по-другому относитесь с своим физическим телам, чем мы... Во-вторых... Закрой ему глаза.
   Я подчинилась.
   - А теперь побудь с ним, пока я не слетаю кое-куда. Возьми его за руку и не отпускай, ладно? И жди меня. У меня возникла одна мыслишка.
   Мартинк подошёл ко мне и, поцеловав в щёку, удалился, плотно закрыв дверь кабинета. Я же, оставшаяся подле тела Лоттора, не находила себе места. Полчища мыслей одолевали меня. Что убило его? Какая сила заставила умереть? Почему это случилось, невзирая на уверения Зелинты и Дэннира, что Кураторы, в принципе, безопасны? Что же решил предпринять Мартинк в этой ситуации?
   Не знаю, сколько прошло времени. Я очнулась и вышла из забытья лишь после того, как Мартинк снова, вернувшись, потеребил меня за плечо. Он был усталый, но довольный.
   - Вставай, Гави! Сейчас наш друг восстанет ото сна...
   И действительно, к своему великому удивлению, я обнаружила, что Лоттор... дышит! Я обняла его и начала укачивать, словно ребёнка.
   - Я нашёл его, - сказал Мартинк равнодушным тоном, словно хотел формально отчитаться. - Нашёл, как любую другую заблудшую душу и попросил вернуться, пока есть время.
   - Спасибо тебе! - страстно поблагодарила я.
   - Да не за что, - передёрнулся Мартинк, словно от холода. - Как говорит Зелинта, живой человек - великая сила... Так что пусть остаётся живым, сколько душе угодно.
   Я, продолжая укачивать Лоттора, теперь могла высунуть нос наружу.
   - Что же убило его, Мартинк?
   - Не скажу, Гави. Теперь не имею права. Столкнувшись с его душой, я увидел все его тайны. "Шкаф" раскрылся, и "скелеты" высыпались, словно сахар из драного пакета. Дай бог, чтоб он забыл детали нашей встречи, иначе он меня возненавидит.
   - Значит, причина была не в Альтер-Эго?
   - Как тебе сказать? И да, и нет. Альтер-Эго показал ему кое-что... А последующая реакция Лоттора - уже его личный выбор. Ты же знаешь - чувство вины может убить.
   Лоттор глубоко вздохнул и пошевелил головой. Я отпустила его, оставшись сидеть рядом. Мартинк расположился на диване, закинув ногу на ногу. Бросив взгляд на руку Лоттора, я заметила, что перстень теперь красовался на безымянном пальце. Очевидно, это тот самый, что мы нашли с Келлани, - подумала я. Перстень с надписью "Адлинта" вернулся на прежнее место...
   В коридоре раздались торопливые шаги, и спустя несколько секунд в кабинет ворвался Пип.
   - Гави, Мартинк! Что здесь творится? - выкрикнул он, бросаясь к Лоттору.
   - Уже всё нормально, - ответил Мартинк, не меняя позы.
   - "Уже всё нормально"! - передразнил Пип, яростно мотая головой. - То-то я всю дорогу чувствовал, что происходит что-то НЕ нормальное!
   Он рассказал, что после отъезда в интернат стал каким-то весёлым и равнодушным.
   - Таким я никогда не бываю, - объяснил Пип. - Я всегда внимателен и настороже. А тут мне захотелось... поразвлечься! Зайти куда-нибудь выпить пивка после работы, поболтать с дамочками обо всём и ни о чём... Я бы так и сделал, если б не знал, что это ненормально для меня.
   Он рассказал, что состояние веселья и равнодушия усиливалось до тех пор, пока не слетело, будто дешёвая маска. В ту же секунду Пип рванулся назад...
   - Что с тобой? Ты слышишь меня? - спросил Пип, обращаясь к Лоттору.
   Лоттор вновь пошевелил головой и, подняв руку, медленно провёл ею по лицу.
   - Прости меня, Пип, - сказал он, не открывая глаз. - Это моя вина. Я решил отключить твою бдительность, так как должен был остаться один...
   - Ну и дурак! - вставил слово Мартинк, сплюнув в сторону.
   Лоттор открыл глаза, повернувшись на голос Маринка.
   - Мартинк, - прошептал он, - наверно, ты прав.
   Затем он повернулся на бок и медленно поднялся с пола, усевшись рядом со мной и Пипом.
   - Я дважды дурак, потому что приказал Келлани и Гави не трогать меня...
   - Приказал? - изумилась я. - Я не "слышала" никакого приказа!
   - Ещё бы! - фыркнул Мартинк. - У тебя, дорогуша, уже иммунитет к подобным дешёвым манипуляциям! А Келлани... Она слишком предана своему любимому "отцу", чтобы игнорировать такого рода приказания. В этом её, быть может единственная, слабость...
   Лоттор встал на ноги, но затем, чувствуя слабость, плюхнулся на диван, оказавшись почти бок о бок с Мартинком.
   - Нет, - слабо улыбнулся Лоттор, - я трижды дурак. Я совершенно забыл о Мартинке.
   Тот расхохотался в голос:
   - Это точно!
   - То, что ты сделал для меня...
   - О господи! Ты чего... помнишь? - скривился Мартинк, чуть подавшись в сторону.
   - Как ты нашёл меня в параллельном слое пространства? Помню.
   - Ой-ё... - выдохнул Мартинк. - Ну, тогда я пошёл от греха подальше...
   Он поднялся и направился к выходу.
   - Мартинк, - позвал Лоттор, - если ты думаешь обо мне настолько плохо, то имеешь на то основания... Особенно после того, как "прочитал" мою душу...
   Мартинк остановился и развернулся.
   - Плохо? Я не думаю о тебе плохо. Ты сам, один только ты, думаешь о себе плохо. Ты разрушаешь себя этими мыслями. Хотя кто знает? Быть может у вас, Хранителей Времени, это положено? Вы все какие-то странные...
   Он прошёл к окну и облокотился на подоконник.
   - И что посоветуешь мне делать? - спросил Лоттор.
   Мартинк пожал плечами:
   - Откуда я знаю? Если сумеешь - сотри свою память, оставив лишь приятные воспоминания. Или расскажи кому-нибудь о своих "скелетах", как ты рассказал о кольце. Иных путей не знаю. Вообще-то, я могу тебя поздравить. Сейчас вокруг тебя нет ни одного Куратора. Пространство чистое. Никакой "плесени".
   В проёме открытой двери показалась Келлани. Чуть поодаль стоял Орлиден.
   - Простите за вторжение, - сказала Келлани, - но у нас тут возникли странные ощущения относительно происходящего. Я всегда доверяю твоим распоряжениям, Лоттор, и не иду против них. Но в данном случае мне показалось, что я должна была выступить против твоей воли. Пару часов назад мне было настолько плохо, что я подумала об отравлении. Оставив Орлидена на кухне, я пошла к себе в комнату и легла. В ответ мне стали мерещиться странные картинки... Я заснула...
   Лоттор встал, подошёл к Келлани и, обняв её, усадил рядом с собой на диван.
   - Больше не будет никаких "приказов", детка, - пообещал он. - Никакого смысла в них больше нет.
   - Я тоже очень странно себя чувствовал, - произнёс Орлиден, появившись на пороге. - Но в последнее время я вообще очень странно себя чувствую... Так что даже не знаю... А что-то случилось?
   Он по очереди оглядел всех нас и вдруг, с ужасом, закрыл рот рукой.
   - Что с тобой? - заволновалась я.
   - Л-лоттор... учитель Лоттор... - с трепетом в голосе промямлил мальчишка. - Вас чуть не убили! Почему вы не звали на помощь???
   Он, словно в изнеможении, опустился на стул.
   Я села рядом.
   - Как ты узнал? - спросила я.
   Орлиден повернулся ко мне, по привычке распахнув глазищи.
   - Это было... это было в его мыслях! - он указал на Лоттора.
   - Ты понимаешь его мысли? - удивился Мартинк.
   - Наверно... - неуверенно ответил Орлиден.
   Мы все переглянулись в полном изумлении.
   - А сейчас я о чём думаю? - поинтересовался Лоттор.
   - Что-то о моей Комнате в Замке, если не ошибаюсь...
   - Не ошибаешься...
   Внезапно Лоттор расхохотался. На наши удивлённые расспросы он отвечал, что никогда не сталкивался с таким парадоксальным развитием событий.
   Узнав о том, что произошло с Мэри, он пришёл в полный восторг. Мы действительно сумели отменить договор, и мысли Орлидена вновь стали доступны учителю. Но дальше - либо Мэри перестаралась, либо вступили в действие какие-то новые, неизвестные факторы. В результате, Орлиден был также наделён способностью читать мысли Лоттора! Причём только его одного! Условия общения со всеми остальными оставались прежними.
   - Теперь вы действительно в одной лодке! - усмехнулся Мартинк. - Будете общаться друг с другом, не открывая рта. Тебя это не пугает?
   - Нет! - быстро ответил Орлиден.
   - Так я ж не тебя спрашиваю... - лукаво улыбнулся Мартинк.
   - Пугает, - честно признался Лоттор. - Но я не собираюсь больше бегать от самого себя. Бегать от самого себя - прямой путь угодить в лапы Кураторам, как мы все тут поняли...
   Мы промолчали, безмолвно выражая согласие.
   Слабый скрип нарушил на мгновение воцарившуюся тишину. Мы обернулись на звук. Зеркальная дверца книжного шкафа пришла в движение, приоткрываясь. Лоттор вздрогнул, памятуя о том, что Альтер-Эго имел обыкновение появляться в зеркалах.
   Я решила исследовать источник звука и, подойдя к шкафу, приняла на руки... Урана, который, переворошив лежащие на полке бумаги, решил вылезти наружу. Несколько листочков бумаги соскользнули вниз и вместе с ними, словно с горки, выкатился хрустальный шар и упал на ковёр. Орлиден поднял шар и поднёс к глазам.
   - Если научиться работать с ним, то можно узнать всё, что угодно! Вот было бы здорово! Говорят, в хрустальном шаре заключён весь мир.
   - Не только в шаре, - ответила я. - Мир открыт для познания. Тайны иллюзорны. Знаете, что мне сказал Дэннир? Истина лежит на поверхности. Просто зачастую она настолько ловко одета в маскарадный костюм несуразностей, что не сразу узнаешь её в лицо.
  
   Вместо послесловия...
   История наша вымышленная, однако книги, на которые ссылается Гави, существуют на самом деле. Версия о неорганических существах, пожирающих свободное осознание человека и направляющих ход его мыслей в русло "социальной обусловленности" изложена, в частности, здесь:
   Джон Бейнс "Звёздный человек"
   Карлос Кастанеда "Активная сторона бесконечности"
  

8 ноября 2012 г.

Литературно-художественное издание

  
  
  
  
  
   Ольга Лучинина. Там, где живёт волшебство... Часть 3. ИСТИНА В МАСКАРАДНОМ КОСТЮМЕ НЕСУРАЗНОСТЕЙ. - Проект "LENOLIUS", 2012
  

Редактор

Елена Винокурова

Вёрстка и макет

Ольга Лучинина

  
  

No О. Лучинина

No Проект "LENOLIUS"

  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"