Орлова Анна: другие произведения.

Три капли на стакан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    В этом мире блондины практически вне закона, а бал правят суровые брюнеты. Что же делать светловолосой мисс Эйлин Вудс, которую подозревают в убийстве? Бежать? Нанять адвоката? А может быть, самой найти преступника? Нужно решать, ведь лейтенант Эллиот уже встал на след...

    Ознакомительный фрагмент. Полный текст - платный.

  
  
  Глава 1.
  
  - Ведьма! - прохрипел он, глядя на меня налившимися кровью глазами.
  И рухнул, как срубленное дерево.
  Я сглотнула. Он не шевелился.
  Шепча молитву, я выскочила из-за стойки, чуть не споткнувшись о собственные ноги.
  О, нет, только не это!
  Надо было сразу его прогнать!
  Хотя такого прогонишь, как же.
  Мужчина лежал, не шевелясь, багровый и безвольный, как колода. Костюм, рубашка и запонки стоили, должно быть, как мой дом. А туфли потянули бы на хороший автомобиль.
  А главное, темные волосы, смуглое лицо, ястребиный профиль, - сразу видно, благословенный.
  Проклятье!
  Он не дышал... И по горлу из-под воротничка рубашки вились и на глазах исчезали тонкие черные нити. Магия.
  Я шепотом ругнулась и лихорадочно попыталась нащупать его пульс. Даже дыхание затаила.
  Часы на стене отсчитывали секунду за секундой. Я прижимала пальцы к его теплой коже, молясь и ругаясь про себя.
  Наконец сдалась.
  Осела на колени и закрыла глаза.
  А ведь только-только все наладилось!
  И что с ним теперь делать?
  Я отогнала мысль прикопать тело на заднем дворе и, прикусив губу, протянула руку к телефону.
  ***
  - Говорите, упал и умер? - недоверчиво спросил здоровяк сержант.
  Я кивнула. Сил заново повторять не было. За окном давным-давно стемнело, но полицейские работают круглосуточно. И, наверно, без перерыва на обед.
  Тело уже увезли, а меня почему-то в участок не забрали.
  - Отвечай, проклятое семя! - вдруг заорал он, и я вздрогнула, как от удара. - Что ты с ним вытворила?!
  - Я ничего плохого не делала! - повторила я упрямо.
  Этот внезапный переход на 'ты' не обещал ничего хорошего.
  Он навис надо мной и замахнулся, а я сжала кулаки.
  'Нельзя, - билось в голове. - Надо терпеть!'
  - Что здесь происходит? - раздался из-за спины сержанта спокойный голос.
  И здоровяк сдулся, как воздушный шарик.
  - Ничего, лейтенант, - буркнул он, отступив на шаг. - Допрашиваю подозреваемую.
  - Пока свидетеля, - поправил лейтенант, смерив меня взглядом.
  Я знала, что он видит. Светлые волосы вились вокруг лица, а голубые глаза и молочно-белая кожа выдавали, что во мне нет ни капли благословенной крови.
  Зато сам полицейский оказался благородным.
  Он сощурил похожие на маслины глаза и вежливо снял шляпу.
  - Здравствуйте, мисс. Я - лейтенант Эллиот. А вы?
  - Эйлин Вудс, - назвала я уже привычное имя и поправила форменное зеленое платье. - Это моя аптека.
  - Польщен знакомством, - он склонил голову. - Вы позволите присесть?
  Надо же, вежливый какой. И это с блондинкой!
  - Конечно, - я указала на кресла для посетителей.
  - Эээ, лейтенант, - окликнул сержант почти робко. - Может, я пока тут осмотрюсь?
  Я открыла рот - и закрыла. Все равно помешать не смогу.
  - Не стоит, - сухо возразил подчиненному лейтенант, бросив на меня один-единственный взгляд, и пристроил шляпу на столике. - Если не хотите стать еще одним потерпевшим.
  И я не выдержала.
  - Я ничего плохого не сделала! - голос сорвался, но я упрямо повторила: - Он только купил леденцы от кашля. У меня есть лицензия и...
  Глупо. Какой смысл оправдываться?
  - Мисс Вудс, - голос лейтенанта послышался неожиданно близко, и когда я резко обернулась, чуть не уткнулась носом ему в рубашку. Он смотрел на меня серьезно, но без неприязни или опаски. - Вас пока никто ни в чем не обвиняет. Но вы должны понимать, в вашем заведении умер человек. И мы обязаны выяснить причину смерти.
  Я прикусила губу.
  - Отравление, - выдавила я. - Это отравление. Похоже на черноголовник.
  В конце концов, они и сами это скоро узнают. Полицейские анатомы ведь тоже недаром свой хлеб едят.
  - Проклятое семя! - шепотом выругался сержант, нащупывая пистолет.
  Лейтенант не дрогнул.
  Только приподнял бровь и, взяв мое лицо за подбородок, посмотрел на меня.
  - Это вы его убили? - спросил он как-то буднично.
  - Нет! - ответила я спокойно, глядя в непроницаемые темные глаза.
  Взгляда он не отвел. Надо же, какой смелый!
  - Потому что вы на это не способны? - в низком голосе лейтенанта слышалась насмешка.
  О, я была способна на куда большее, чем он мог представить. Вопрос только, пускать это в ход или изобразить оскорбленную невинность.
  Ладно, ударить никогда не поздно...
  - Потому что я не дура! - парировала я спокойно. - Это же нужно додуматься - отравить кого-то в собственной аптеке!
  Узкие губы Эллиота дрогнули в улыбке, а кончик породистого носа дернулся.
  Лейтенант вдруг резко притянул меня к себе за плечи... и, прикрыв глаза, глубоко вдохнул. Отвел прядь волос от лица - и тоже поднес к носу.
  А я оцепенела - ни жива, ни мёртва.
  Проклятье! Нюхач!
  - Значит, вы не убивали? - переспросил он настойчиво.
  Теплое дыхание с запахом мяты овевало мое лицо.
  А пальцы - как абордажные крючья - вцепились в мои руки. Еще и синяки останутся!
  - Я не убивала этого мужчину! - твердо заявила я, сдерживаясь из последних сил.
  Сердце колотилось где-то в горле.
  А лейтенант вдруг распахнул глаза. Отодвинуться он и не подумал.
  - Почему вы меня так боитесь? - с каким-то отстраненным любопытством осведомился он.
  - А не нужно? - вопросом на вопрос ответила я, борясь с желанием облизнуть губы. Паника засасывала. - Я - слабая женщина...
  Где-то на заднем плане хмыкнул сержант. И я очнулась.
  Надо же, чуть не потеряла голову! И если бы только в романтическом смысле!..
  Лейтенант Эллиот помедлил еще мгновение - и, усмехнувшись, наконец отстранился.
  - Правильно боитесь! - бросил он равнодушно. - Сержант, пройдитесь по улице, поищите машину.
  - Машину, сэр? - почтительно переспросил тот.
  - Авто потерпевшего, - пояснил лейтенант нетерпеливо. - Не пешком же он сюда пришел!
  - И не на трамвае приехал, - добавила я.
  Прикусила язык, но поздно.
  Резко обернувшись, Эллиот хлестнул меня взглядом.
  И зачем я высунулась?!
  - А вы, мисс Вудс, скажите, что потерпевший делал в таком месте и в такой час?
  Вопрос на засыпку.
  Сержант бочком-бочком двинулся к выходу, а я вернулась за стойку и вынула из холодильного ларя кувшин.
  Эллиот прохаживался вдоль витрины с помадами и мылом.
  - Будете лимонад? - предложила я радушно, доставая посуду.
  Лейтенант качнул головой.
  - Лучше ответьте на вопрос.
  Я плеснула себе лимонада, отпила - и со стуком поставила стакан на стойку.
  Эллиот даже не вздрогнул.
  - Я не знаю! - отчаяние прорвалось дрожью в руках, и я торопливо коснулась кулона на шее, заставляя себя успокоиться.
  Лейтенант смотрел на меня так напряженно, что я со вздохом выпростала подвеску из-под платья. Четырехлистный клевер на тонкой серебряной цепочке.
  - Видите, я законопослушная травница, - я провела пальцем по холодному металлу.
  Взгляд полицейского если и смягчился, то самую малость. А сам лейтенант напружинился, словно готовясь вот-вот сорваться с места.
  - Это не ответ! - отрезал он. - Мисс Вудс, в ваших интересах сотрудничать. Вы же понимаете, что убийство благородного не может остаться безнаказанным?
  Намек был толще осадного бревна.
  Захотелось выплеснуть остатки лимонада ему в лицо, но я сдержалась.
  Мысли лихорадочно метались, а губы сами собой произнесли:
  - Не понимаю, о чем вы!
  Лейтенант невесело улыбнулся.
  - Мисс Вудс, не притворяйтесь. Сколько вам лет? Тридцать? Больше?
  - Двадцать восемь, - поправила я, думая о своем. И ребенку очевидно, к чему он ведет.
  Неурочное появление благородного на окраине могло иметь только два объяснения. Первое - ему понадобилась моя лекарская помощь. Второе - я сама.
  - Правильно, - кивнул лейтенант, внимательно наблюдая за мной. Прочитать мои мысли наверняка труда не составляло. - Или потерпевший страдал чем-то таким, о чем в приличном обществе не говорят, или он приехал лично к вам.
  - Мы даже не были знакомы, - возразила я, уже понимая, сколь слаб этот аргумент.
  Лейтенант не обманул моих ожиданий. Уселся, закинул ногу на ногу, отчего из-под задравшейся штанины показался дорогой шелковый носок.
  Эллиот посмотрел прямо мне в глаза.
  - Если убийцу не найдут, - произнес он тихо и очень веско, - то мое начальство сделает вас крайней. Молодая красивая женщина, вечерний визит, приступ ревности... Вы понимаете?
  О, да, я понимала. Везде одно и то же.
  - Чего вы хотите от меня? - спросила я ему в тон, не разрывая напряженного поединка взглядов. - Признательных показаний?
  Тонкие губы лейтенанта дрогнули.
  - Вижу, мисс Вудс, вам не впервой быть подозреваемой? - и пояснил тут же: - Какие вы слова знаете...
  Хотелось зажмуриться. А еще лучше - надавать себе пощечин.
  - Вы сказали сержанту, что я - свидетель.
  - Пока свидетель, - многозначительно поправил Эллиот.
  Внезапно он отбросил маску циника.
  Подался вперед и требовательно на меня посмотрел:
  - Мисс Вудс, помогите мне найти убийцу!
  - Вы ведь знаете, что я его не убивала, - предприняла я последнюю безнадежную попытку.
  - Знаю, - согласился он легко. - Я вас и не обвиняю.
  Он выделил голосом это 'я'.
  Подумав, я долила в стакан еще лимонада и щедро плеснула туда же зелья из спрятанной под прилавком бутыли.
  Лейтенант наблюдал за мной с интересом.
  - Нарушаете закон о крепких напитках, мисс Вудс? - поинтересовался он, когда я выпила свой 'коктейль'.
  Пресловутый закон строго-настрого запрещал продажу алкоголя. Понятное дело, тут же началась торговля из-под полы, на которой сколачивались целые состояния.
  - Вовсе нет, - я пожала плечами и убрала стакан от греха подальше. Так и тянуло запустить им в смазливую физиономию полицейского. - Запрет не касается лекарств. А это, - я кивнула на конторку, - успокоительная настойка по моему фирменному рецепту.
  И не солгала даже словом.
  А что ко мне бегали за 'лекарством' не только нервные дамочки, но и их мужья, - это уже несущественные детали. Зато выпивохи по пьяному делу теперь не махали кулаками, а мирно посапывали...
  К тому же это самое невинное из моих прегрешений, так что пусть себе лейтенант считает, что узнал мою страшную тайну.
  Полицейский хмыкнул.
  - Ну-ну, - он уселся прямо на стойку и побарабанил по ней пальцами. - Так что, мисс Вудс? Будете помогать?
  - А куда я денусь? - хмуро спросила я. Выбор невелик. - А вы всегда запугиваете девушек, лейтенант Эллиот?
  - Иногда, - легко признался он, помахивая ногой. - Говорят, я умею добиваться своего.
  И улыбнулся мне.
  Кхм, он что же, решил, что я кокетничаю с полицейским, да еще и благородным? Надо быть осторожнее. Так ведь и доиграться можно!
  - Уже поздно, - прозрачно намекнула я.
  За окном действительно давно стемнело. Фонари на окраине горели через один, зато только тут можно было отыскать деревянные домики, а жить в каменном здании я бы не смогла.
  - Я не уйду, - посерьезнел лейтенант, - пока не получу то, что мне нужно. Вы ведь знаете, что мне нужно, мисс Вудс?
  Я кивнула. Еще бы не знать!
  За без малого двести лет после завоевания Островов захватчики и местные жители перемешалась так основательно, что теперь чистокровного блондина встретишь даже не каждый день. Да и брюнеты здесь в основном приезжие.
  Большинство жителей (тот же сержант) русоволосы и кареглазы. Темный, как головешка, лейтенант Эллиот - редкое исключение. А я со своей льняной шевелюрой вообще почти реликт. На весь город нас меньше десятка.
  Я невесело улыбнулась. Несмотря на исчезающе малое число блондинок, краситься в светлый никому не приходило в голову. В народной памяти еще не стерлись времена, когда за такой цвет волос вполне могли убить...
  Даже теперь коренные жители Островов оставались почти бесправными.
  - Думаю, вам позарез нужна травница, - безмятежно (настой действовал!) ответила я. - Потому что ваши медики годятся только лечить понос и резать трупы.
  В полиции такие, как я, не работали - неблагонадежные. И это правда.
  Зато очень, очень полезные. В ядах я точно разбиралась получше дипломированных врачей, хоть блондинам и не позволяли учиться в университетах.
  А уж что касается черноголовника...
  - Фу, как грубо, мисс Вудс! - поморщился лейтенант. - Хотя я и понимаю вашу обиду.
  - Обиду? - переспросила я и усмехнулась. - Что вы, мистер Эллиот, какие могут быть обиды? Всего лишь попытка объяснить, что вы вместе с водой выплеснули и ребенка.
  Эллиот пожал плечами.
  Темные угли его глаз словно подернулись пеплом от усталости. Похоже, держался он из последних сил.
  Он на мгновение смежил веки и сдался:
  - Давайте отложим исторические диспуты на потом. Что вы можете рассказать об отравлении мистера Мастерса?
  Он, похоже, был не так уж уверен в моей непричастности.
  И почему бы ему не отволочь меня в старую каменную башню полицейского участка? Не хотел настраивать против себя или все же надеялся что-то здесь найти?
  - Мистера Мастерса? - переспросила я, хотя догадаться было несложно.
  Но я упрямо играла по правилам. И так столько ошибок наделала!
  Лейтенант поморщился.
  - Потерпевшего. При нем были документы.
  - Я уже вам сказала. Скорее всего, черноголовник. Принят за два-три часа до смерти.
  - Уже лучше, - одобрил Эллиот. - А подробности? Это порошок? Настойка? Таблетки? Какой вкус, цвет и запах? Могло ли это быть самоубийство?
  - Проще всего ответить на последний вопрос, - усмехнулась я. Настойка валерианы, пустырника и мяты (и еще десятка не столь невинных ингредиентов) сделала меня спокойной, как слон. - Вряд ли это самоубийство.
  - Почему вы так уверены? - он заинтересованно склонил голову набок.
  Под темными глазами пролегли глубокие тени, и я не выдержала.
  Что там церковники благословенных говорят о всепрощении? В общем, я отмерила три капли из крошечного фиала и разбавила простой кипяченой водой.
  - Пейте! - велела я, сунув ему в руки стакан. - Не отравлю. Это на время снимет усталость.
  Он хмыкнул - и махом проглотил горькую жидкость.
  Сморщился и напомнил:
  - Так что вы говорили о самоубийстве?
  Зато на его высоких скулах почти сразу появился здоровый румянец, а глаза заблестели.
  Я полюбовалась делом рук своих и сдалась:
  - Считается, что черноголовник убивает насовсем. Полностью, понимаете?
  Лейтенант застыл и побледнел.
  - Убивает душу?
  - Да, - тихо проронила я.
  Уже понимая, что теперь он не отцепится.
  Смерть души - самое страшное, что может случиться с благословенными. Они верят в перерождение, в бесконечное колесо жизни. Никто из них добровольно не пошел бы на такое.
  - Проверим, - пообещал Эллиот. - А нечаянно? Можно его принять по ошибке? Вдруг потерпевший перепутал таблетку или взял не ту микстуру?
  - Нет, - покачала головой я и потерла лоб, - это запрещенное зелье. Довольно горькое. Предупреждая вопросы - у меня его нет. Здесь, - я обвела рукой стеллажи, шкафы с множеством выдвижных ящиков и застекленные витрины, - только обычные травы, без капли магии.
  Ложь, но безобидная. Ничего опасного тут точно не было. Да и уличить меня сумеет лишь такой же светловолосый.
  Эллиот смотрел на меня так пристально, что хотелось отвернуться. Но я пересилила себя и ответила прямым взглядом.
  - Насколько трудно добыть этот яд? - отрывисто спросил он. - И кому о нем вообще известно?
  Я призналась нехотя:
  - Добыть довольно легко. В лесах севернее Брайна такого добра хоть коси. Другой вопрос, что смертельно опасным его делает магия... - и добавила чуть слышно: - Наша магия.
  Когда-то с его помощью лесные ведьмы убивали пленных.
  Лейтенант обжег меня взглядом.
  - Значит, мы ищем травницу?
  - Не обязательно! - возразила я, сжав руки так сильно, что ногти вонзились в ладонь. - Черноголовник можно купить. Были бы деньги, - подумала и уточнила: - Большие деньги. Хотя додумается до такого не каждый...
  Эллиот в раздумье побарабанил пальцами по стойке.
  - Значит, не случайность и не самоубийство... Жаль.
  Я молчала.
  А лейтенант вдруг перебросил ноги через прилавок, спрыгнул рядом со мной и стиснул мое плечо.
  - Вы так и не сказали, мисс Вудс, чего хотел от вас Мастерс?
  - Да откуда я знаю?! - рассердилась я, с трудом сдерживаясь, чтобы не стряхнуть его руку. - Он и сказать толком ничего не успел. Вошел, попросил леденцы от кашля. А потом крикнул что-то про ведьму и упал!
  - И вам ничего не показалось странным?
  Лейтенант стоял так близко, что от его дыхания колыхались выбившиеся из моей прически волоски.
  Нервировало, как легко и естественно Эллиот меня касался. Лишнего себе не позволял, но...
  Хотя, может, это как-то усиливает его способности?
  - Я не так часто встречаюсь с благословенными, чтобы хорошо в них разбираться! - я судорожно перевела дыхание и зажмурилась. - Простите. Я очень испугалась.
  - Чего вы испугались, мисс Вудс? - очень тихо спросил лейтенант, и я быстро на него посмотрела.
  Фыркнула и сказала устало:
  - А вы сами не понимаете? Ему нечего было здесь делать. За простым средством от кашля он мог отправить слугу. А тут... вечер, я одна и...
  Я не договорила.
  Лейтенант не дурак, сам все поймет. Благословенным многое сходило с рук, а если жертва еще и светловолосая... Всегда ведь можно сказать, что я сама на него набросилась!
  К его чести, Эллиот не стал переспрашивать, не я ли отравила Мастерса.
  А ведь как ловко все выпытал!
  Он вдруг осторожно погладил мое плечо.
  - Тихо, тихо. Все уже прошло. Он вас не обидит.
  Я вскинула на него глаза. Он успокаивал меня, как нервную лошадь.
  - Спасибо! - язвительно ответила я. - А вы? Тоже не обидите?
  Словно обжегшись, лейтенант отдернул руку. Шагнул в сторону и пообещал сухо:
  - Не обижу. Поклясться?
  Неизвестно, до чего бы мы договорились, если бы в дверь не постучали.
  У входа переминался с ноги на ногу сержант. Интересно, что он успел увидеть сквозь стеклянную витрину?
  - Там это... автомобиль нашли, - скомкано сообщил он, не зная, куда девать глаза. - Посмотрите, сэр?
  Сержант явно проклял все на свете, что пришлось смущать начальство. Оно только-только к свидетельнице клинья подбило, а тут отвлекают! Вдруг обозлится?
  - Конечно, - кивнул Эллиот спокойно. - Мисс Вудс, на сегодня вы свободны. Отдыхайте. Вы не будете возражать, если завтра я загляну к вам... скажем, в девять?
  - Не буду, - буркнула я.
  Можно подумать, я действительно могла возразить!
  - До свидания, мисс Вудс, - он еле заметно поклонился и, прихватив по дороге шляпу, вышел.
  А я обессилено опустилась на стул и уронила голову на руки...
  ***
  Следующим утром я встретила лейтенанта во всеоружии.
  Мурлыча под нос песенку, я помешивала стоящее на водной бане варево, довольно вонючее даже на мой несовершенный нюх.
  И не обернулась, когда ровно в девять звякнул дверной колокольчик.
  Проигнорировать табличку 'Закрыто' мог только один человек.
  - Что это за дрянь? - несколько гнусаво поинтересовался ранний гость.
  Я обернулась и ослепительно улыбнулась. Эллиот старательно зажимал нос.
  - О, лейтенант! Доброе утро. А это, - я последний раз помешала густеющую смесь, - всего лишь арника, календула, лавр, ним, лаванда... И еще кое-что по мелочи.
  - И что это будет? - не особо доброжелательно осведомился Эллиот, снимая шляпу.
  Он старательно дышал ртом.
  - Мазь от ушибов. - Я выключила плиту и сжалилась: - Присаживайтесь. Сейчас окно открою.
  Эллиот остался стоять, облокотившись на стойку.
  В жилую часть дома я его не пригласила. Только этого не хватало!
  - А почему сразу не открыли? - судя по бледному лицу лейтенанта, месть удалась на славу.
  - Мне не мешает, - пожала плечами я. - Кофе будете?
  - Если без этих ваших добавок, - лейтенант страдальчески поморщился и потер переносицу.
  - Обещаю, просто черный, - примирительно улыбнулась я. - Или вы пьете с сахаром? Сливок сегодня нет.
  - Черный, - коротко отозвался лейтенант, давая понять, что не настроен на дружескую беседу.
  Он пристально следил, как я варю кофе. Густой аромат арабики мгновенно вытеснил все посторонние запахи, и лицо Эллиота порозовело на глазах.
  - Боитесь, что отравлю? - бросила я через плечо, снимая с огня раскаленную джезву.
  И тут же себя одернула. Тьфу! Что меня подзуживает его дразнить?
  Я разлила по чашкам напиток и поставила на стойку.
  - Я уже вчера пил ваше лекарство, - напомнил Эллиот, беря посуду наобум.
  Он опять придвинулся слишком близко, но я пересилила желание отстраниться.
  Нарочно ведь меня смущает!
  - Точно, - я мелкими глотками цедила кофе, зато Эллиот проглотил свой махом. - Так что вам от меня нужно, лейтенант?
  Он как-то странно усмехнулся, но ответил безучастно:
  - Я ведь уже вчера сказал. Помощь в расследовании убийства.
  - Но я не полицейский! - возразила я, с сожалением отставив опустевшую чашку. - И в таких делах не разбираюсь.
  - Неужели? - бросил Эллиот, и мое сердце сорвалось вскачь.
  - Именно так!
  Я спокойно выдержала его изучающий (и одобрительный!) взгляд.
  Любая женщина чувствует себя увереннее в красивом наряде, а нынешним утром я расстаралась. Темно-синее платье с длинными рукавами, перехваченное бантом у горла, делало мою кожу еще белее и придавало глазам густо-голубой оттенок.
  Ни шляпки, ни тюрбана - золотистые локоны до подбородка свободно вились вокруг лица.
  Откровенный интерес Эллиота был мне приятен.
  И ведь знаю, что играю с огнем!
  Не выдержав, я потянулась к грязным чашкам. Надо их перемыть и убрать. Отличный предлог отойти в сторону, ускользнуть хоть ненадолго...
  - Мне нужен список всех аптек в городе, где можно купить этот яд! - заявил лейтенант твердо.
  Я покосилась на него через плечо, продолжая греметь посудой.
  Эллиот выглядел сосредоточенным и недобрым. Узкие губы напряженно сжаты, темные глаза прищурены.
  - Хорошо, - согласилась я нехотя.
  Понятное дело, тем самым я укажу на кого-то из 'своих'. Но куда деваться? Он уже ясно дал понять, что иначе спишет убийство на меня.
  Я вытерла руки чистым полотенцем, вынула из ящика лист бумаги с тремя адресами.
  - Вот то, что вам нужно, - и положила на стойку перед лейтенантом. - Это все?
  Он покачал головой, не делая даже попытки взять список.
  - Они ничего мне не скажут, - заметил он. - Во всяком случае, добровольно.
  - А это уже ваши проблемы! - ответила я резче, чем собиралась.
  И шагнула к распахнутому окну.
  Движения я не заметила. Мгновение - и лейтенант цепко стиснул мое плечо.
  - Посмотрите на меня, мисс Вудс, - попросил он негромко, как-то почти... интимно?
  Я нехотя обернулась.
  Вблизи Эллиот выглядел усталым и, кажется, сегодня не успел побриться. Но пахло от него хорошо - кофе и почему-то мятой.
  - В записной книжке Мастерса был ваш адрес, - проговорил лейтенант. - Так что он не просто зашел в первую попавшуюся аптеку. А еще пометка 'УМ'. Что бы это значило, мисс Вудс?
  - Понятия не имею, - твердо ответила я, борясь с желанием зажмуриться.
  Надо же быть такой дурой, чтобы не сообразить обыскать карманы трупа!
  Лейтенант поднял брови.
  - Неужели никаких догадок?
  - Может, он хотел заказать какое-то зелье, а сразу не решился? Присматривался? - предположила я. И поймала себя на том, что нервно ломаю пальцы.
  Эллиот дернул уголком рта.
  - Что бы вы ни думали, улик против вас вполне достаточно, мисс Вудс.
  - И главная - вот эта? - дерзко ответила я, заправляя за ухо светлый локон. - Как же, проклятое семя! Кто знает, на что я способна? Может, и вас сейчас убью?
  Мгновение он смотрел на меня, сузив глаза, затем с силой встряхнул за плечи.
  - Прекратите истерику! - велел он резко. - Если бы я считал вас виновной, то вы бы давно сидели в камере. Но вы должны понять, что в ваших интересах сделать все, чтобы найти убийцу. А не кинуть мне бумажку с адресами.
  - Я понимаю, - ответила я обреченно и попросила: - Отпустите меня.
  Помедлив, он подчинился. Отвернулся, сложил руки за спиной.
  - Вы поговорите с... коллегами?
  - А куда я денусь? - вздохнула я и сняла с вешалки шляпку. Надела, критически изучила в зеркале свое отражение и поинтересовалась: - Вы меня подвезете?
  - Конечно! - тут же откликнулся он и галантно подставил мне локоть. - Даже пойду с вами. Только давайте ненадолго забудем, что я - полицейский. Сделаем вид, что я хочу купить черноголовник... например, для своей престарелой тетушки? А вы решили составить мне протекцию. Раз уж сами ядами не занимаетесь.
  Я скептически покачала головой.
  - Эта история шита белыми нитками.
  - Конечно, - он и не думал спорить. - Нам же не нужно их убедить. Просто... скажем так, посмотреть на реакцию. Неофициально.
  Я против воли рассмеялась и оперлась на его руку.
  - Да вы авантюрист, лейтенант!
  - Эллиот, - напомнил он. - Мистер Брайан Эллиот.
  ***
  Выйдя на улицу, я сразу же об этом пожалела. Сырость, слякоть и мерзкий холодный ветер. Брр!
  Я плотнее запахнула шарф и наклонила голову, спасаясь от моросящего дождя.
  Город выглядел серым и угрюмым.
  Когда уже придет настоящая весна? Снег успел стаять, но почки на деревьях пока даже не набухли.
  Лейтенант стремительно направился прямиком к припаркованному в стороне потрепанному седану.
  Я почти бежала за ним, молясь, чтобы не переломать ноги. Каблук угодил в щель между камнями мостовой (тротуары на окраине давно требовали ремонта), и я не выдержала:
  - Лейтенант... Эллиот!
  Он чуть притормозил, повернул голову, и я попросила, запыхавшись:
  - Можно помедленнее?
  - Нет! - неожиданно ответил он. Усмехнулся и пояснил: - Вы - похожи на щуку, мисс Вудс. Так и норовите сорваться с крючка. Раз уж я вас подсек - нужно скорее тянуть на берег.
  - Кхм, - я прочистила горло. Почему-то это сравнение меня смутило. - Любите рыбалку... Эллиот?
  - Очень, - просто признался он. - Особенно на голавля или сазана. Они хитрые и осторожные. Жаль, теперь редко...
  Он сам себя оборвал и досадливо поморщился.
  Так-так, интересно!..
  Внутри автомобиль оказался не такой развалюхой, какой выглядел снаружи. И ни пылинки, ни соринки - чудеса!
  Меня лейтенант усадил рядом с собой.
  - Куда сначала? - поинтересовался он, заводя мотор.
  Я молчала, прикидывая. Потом решилась:
  - Может, вы мне расскажете об этом Мастерсе? И что выяснили ваши медики? Раз уж мы с вами теперь в одной лодке.
  Эллиот бросит на меня острый взгляд, но пообещал сдержанно:
  - Позже. Давайте сначала поговорим с аптекарями.
  - Как скажете, - я пожала плечами. Мне уже без разницы - куда ни кинь, всюду клин. Или помощь полиции против 'своих', или обвинение в убийстве. - Тогда по очереди. Риджент-стрит, пятнадцать. Аптека мистера Толбота.
  ***
  Нужный дом - хмурый старый особняк, весь увитый плющом - носил следы недавнего ремонта.
  Владелец даже попытался придать аптеке некий шик, украсив крыльцо скульптурами кошек и стилизованными колоннами.
  Выглядело аляповато, но клиентам нравилось.
  В аптеке оказалось оживленно: три старые девы что-то обсуждали возле стенда с травяными чаями, молодая пара выбирала приданое малышу (у будущего папаши был такой вид, словно у него болят зубы), а дорого одетый толстяк внимательно слушал вдохновенную речь аптекаря о пользе припарок из навоза.
  Я невольно поморщилась - по словам Толбота, ничего чудодейственнее не существовало в природе.
  'Народные' методы лечения стараниями Толбота недавно вошли в моду. Причем он умудрялся брать деньги не за лекарства, а за советы, книжки и прочую муть. Зато теперь он процветал на зависть не столь оборотистым коллегам.
  От коровьих лепешек аптекарь перешел к целебности уринотерапии. Теперь прислушивались и старые девы (даже не морщились!)
  - Он что же, правда в это верит? - Эллиот склонился к самому моему уху.
  Дышать он старался ртом - в курильнице на столике дымились кусочки ладана и каких-то на редкость вонючих трав.
  Бедный лейтенант - вторая атака на его обоняние за утро!
  - Откуда мне знать? - так же тихо ответила я.
  Выглядел аптекарь очень эффектно: наряд по моде двухсотлетней давности он носил с легкостью, выдающей старую привычку.
  Рубаха, расшитая красными и зелеными узорами, вместо пояса кушак с золотыми кистями, алые шелковые штаны заправлены в сафьяновые сапожки - красавец, да и только!
  Да и за собой он следил. Только прическа подкачала - в светлых кудрях до плеч уже красовалась солидная плешь. Аптекарь стыдливо пытался ее скрыть за начесанными волосами, но получалось только хуже.
  Мистер Толбот перешел к подробным рекомендациям насчет сбора мочи, и мои нервы сдали.
  Теперь уже я волокла на буксире лейтенанта.
  - Доброе утро, Тобиас! - широко улыбнулась я аптекарю, бесцеремонно протолкавшись к стойке.
  Он скривился, как будто разжевал лимон. Имя свое Толбот не любил, и тут я его вполне понимала. О чем, интересно, думали родители, называя сына Тобиасом Толботом? Беднягу все детство дразнили Тотошкой.
   - Доброе, Эйлин! - тем не менее, ответил он.
  Зато взгляд такой многозначительный! 'Принесло тебя на мою голову!' - читалось в выпуклых глазах аптекаря.
  - Можно тебя на минутку? - напрямик спросила я. По опыту знаю, что свои проповеди он может читать часами.
  - Что еще? - недовольно поинтересовался он, переступив с ноги на ногу. А потом стал играть краем кушака, как делал всегда, нервничая. - Я занят!
  - Я ненадолго, - пообещала я. - Вот, клиента тебе привела.
  И кивнула на Эллиота.
  Толбота перекосило. Его явно раздирали на части жажда наживы и нехорошие предчувствия. Еще бы, ему вдруг преподнесли заработок на блюдечке с голубой каемочкой.
  Да еще и благородного!
  Насколько я понимаю, ставку Толбот делал на русоволосых, которые о магии знали лишь понаслышке. Таким он мог втюхать что угодно.
  Аптекарь расплылся в вымученной улыбке.
  - Это честь для меня, мистер...
  - Эллиот! - отрекомендовался лейтенант. - Я из южного Эйра. Премного наслышан о вас, мистер Толбот! Даже в наших краях вы известны!
  Он схватил руку нового знакомого и с энтузиазмом ее потряс.
  - Я польщен, мистер Эллиот, - пробормотал аптекарь, сбитый с толку таким напором.
  - Уделите мне чуточку времени, а? - лейтенант развязно подмигнул. - По денежному делу!
  Аптекарь облизнул губы, но осторожность взяла верх:
  - Простите, но я принимаю только по предварительной записи!
  Рыбка уже почти сорвалась с крючка, и я решила подыграть Эллиоту.
  - Пять минут, Тобиас. И я сделаю тебе свою фирменную мазь от облысения.
  От такого посула аптекарь побагровел, а его толстый клиент поперхнулся смешком.
  - Хорошо, - процедил Толбот и бросил помощнице: - Подмени.
  Он привел нас в подсобку. От громоздящихся до потолка сундуков и коробок несло такой смесью запахов, что я снова пожалела Эллиота.
  Аптекарь взял быка за рога, едва прикрыв дверь. Сесть он нам не предложил, хотя я и сама остереглась бы здесь чего-то касаться.
  Я не брезглива, но кое-какие ингредиенты Толбота заставляли меня передергиваться.
  - Так что вам нужно, мистер Эллиот? - неприязненно поинтересовался Толбот.
  - Мне нужен черноголовник! - с места в карьер бухнул Эллиот. - Для моей тетушки.
  Я поморщилась и отвернулась. Ясно же, что Толбот и так боится с ним связываться, а теперь...
  Додумать я не успела.
  - Вон! - взревел аптекарь так, что пузырьки на полке жалобно звякнули. А потом окрысился на меня: - Ты что, хочешь закрыть мою аптеку? Не бывать этому!
  Эллиот крепче сжал мой локоть.
  - Простите, сэр. Мы уже уходим!
  И ретировался...
  - Оно того стоило? - скептически поинтересовалась я уже в машине.
  - Конечно! - без малейших сомнений откликнулся Эллиот, поворачивая ключ в замке зажигания.
  Выглядел лейтенант и правда довольным.
  - И что вы узнали? - недоверчиво спросила я.
  - Многое, - бросил лейтенант. - Из каких бы сомнительных компонентов он не варил свои зелья, магии Толбот тоже не чурается.
  - И вы умудрились вот так, сходу, это выяснить?
  По спине поползли мурашки. Когда-то такими, как Эллиот, меня пугала мама. Но рассказы о возможностях нюхачей давно перешли в область легенд. Ни маме, ни бабушке не доводилось вживую с ними столкнуться.
  Неужели он правда чует магию?! Тогда я крупно сглупила...
  - Да, - коротко ответил он.
  Мы остановились на перекрестке, пропуская тяжелогруженую подводу.
  - Тогда зачем вам я? По-моему, наедине с вами Толбот был бы откровеннее. Или со мной одной, если уж на то пошло.
  Эллиот криво улыбнулся.
  - Мы ведь договорились, мисс Вудс, - все вопросы потом. Куда теперь?
  - На Бонд-стрит. Аптека доктора Рейстеда.
  ***
  - Мисс Вудс, почему вы так нервничаете? - поинтересовался вдруг лейтенант, остановив машину.
  - Нервничаю? - удивилась я. Получилось фальшиво.
  Он глазами указал на мои руки, и только теперь я обнаружила, что безостановочно тереблю шарф.
  - Хорошо, - я заставила себя отпустить многострадальную ткань. - Вы правы. Только разве это что-то меняет? Вы ведь все равно потребуете, чтобы я туда пошла.
  Я кивнула на респектабельный особняк со скромной вывеской 'Аптека'. Как будто в городе нет больше аптек!
  Эллиот не сводил с меня внимательного взгляда.
  - Толбота вы не боялись.
  Я принужденно рассмеялась.
  - Поверьте, Рейстеда я тоже не боюсь.
  - Тогда в чем дело?
  Я поняла, что он не отвяжется, и сказала с досадой:
  - Если Рейстед за последние полгода не изменился, то у вас может оказаться еще один труп.
  - Кхм, - лейтенант прочистил горло. - Он вам угрожал?
  - Да нет же! Долго объяснять. Идемте, посмотрите сами.
  И я распахнула дверцу авто, не дожидаясь помощи Эллиота...
  В аптеке царили тишь, покой и благолепие. Отделанные темным деревом стены, батареи баночек с аккуратными этикетками, сверкающая лаком стойка...
  Сюда приходили те, кто не хотел связываться с такими, как я.
  Услышав тихий звон колокольчика, аптекарь поднял голову. Он как раз что-то писал в толстенной книге.
  Эллиот чуть сильнее сжал мой локоть, но я только на мгновение опустила ресницы.
  Само собой, он ожидал увидеть еще одного блондина, а макушка доктора отливала медью.
  - Доброе утро, доктор Рейстед! - первой поздоровалась я.
  Он по-прежнему держал докторскую практику. А что, очень удобно - сам назначает лекарство, сам же его и делает. Пациентам тоже нравилось, тем более что импозантный Рейстед виртуозно умел втираться в доверие. Эдакий добрый честный дядюшка, который всегда выслушает и поймет.
  - Линни! - доктор широко улыбнулся, продемонстрировав крепкие очень белые зубы, и отложил золотое перо.- Рад тебя видеть, дорогая. Пришла сказать, что передумала? Оценила прелести жизни в семье, а?
  Лейтенант молчал, с интересом наблюдая за представлением.
  - Нет уж, уволь, - я передернулась. Радушие доктора было насквозь фальшиво. - В твой гарем я идти не собираюсь.
  Рейстед неодобрительно покачал рыжей головой, отчего стекла золотого пенсне на его носу сверкнули.
  - Зря. Тогда что тебя ко мне привело?
  - Мой друг ищет одно зелье... - я замялась.
  Рейстед высоко поднял брови.
  - А с какой стати ты сама не сделаешь?
  Хороший вопрос! Прямо в яблочко.
  - Оно... не совсем законно, - обтекаемо объяснила я.
  Рейстед хмыкнул.
  - С каких пор ты чураешься приработков, Линни? Ты же никогда не была праведницей, - протянул он, и мне захотелось его ударить.
  - Я никогда не делала ядов! - рассерженно выпалила я и прикусила язык.
  Поздно.
  Глаза Рейстеда за стеклами пенсне потемнели.
  - Если ты шутишь, Линни, то шутка не удалась! - отрезал он. - А теперь прости, у меня масса дел!
  Он пододвинул к себе гроссбух и сделал вид, что проверяет цифры.
  - Пойдем, - я дернула Эллиота за руку.
  И в этот момент из скрытой за портьерой двери показалась девушка в темном очень скромном платье. Она с трудом удерживала здоровенную бутыль с мутной жидкостью.
  - Я приготовила тоник, как ты велел, - прошелестела она.
  Рейстед от неожиданности поставил кляксу, грубо выругался и зачем-то схватил увесистые счеты.
  Девушка испуганно вздрогнула - и выронила бутыль.
  Звон, острый запах спиртовой настойки, лужа на полу...
  - Ты, дура косорукая, понимаешь, что ты наделала?! - заорал доктор, уже забыв о посторонних.
  Она затравленно опустила светловолосую голову, и у меня буквально зачесались руки.
  Вмешиваться нельзя, Лили мне этого не простит.
  - Уведите меня отсюда, - попросила я Эллиота сквозь зубы.
  Он молча послушался.
  А в спину нам доносились крики Рейстеда и жалобные всхлипы его жертвы...
  Лейтенант усадил меня в машину, и я откинула голову, прикрыв глаза.
  От бессилия меня трясло. Хотелось вернуться в аптеку и расколотить о голову доктора какую-нибудь бутыль...
  И в итоге загреметь в тюрьму. Как же - напала на уважаемого человека, избила ни за что, ни про что!
  Я со злости стукнула кулаком по дверце.
  - Мисс Вудс, - голос лейтенанта звучал напряженно, - у вас при себе нет той чудодейственной настойки? Сейчас она бы вам здорово пригодилась.
  - Увы, - я заставила себя открыть глаза. Хотела их потереть, но вовремя вспомнила о туши на ресницах. - За ней придется вернуться в аптеку... - и уточнила поспешно: - В мою аптеку!
  От мысли купить что-то у добрейшего доктора к горлу подкатывала тошнота.
  - Далеко, - с сомнением проговорил Эллиот. - Кстати, расскажете, что это было?
  - Да ничего особенного, - отвернувшись, я украдкой вытерла щеки. И заметила в зеркале внимательный взгляд полицейского.
  - Вот что, - решил вдруг он, - думаю, нам с вами не помешает позавтракать. Я знаю тут неподалеку неплохое местечко.
  - Я завтракала! - возразила я из чувства противоречия.
  Эллиота такими мелочами было не пронять.
  - Тогда составите мне компанию.
  ***
  Увидев, куда он меня привез перекусить, я только хмыкнула.
  - Это судьба, - ответила я на вопросительный взгляд лейтенанта и указала на вывеску рядом с кафе 'Элегант'.
  'Аптека 'Панацея' - гласила она.
  У Флемма своеобразное чувство юмора - и бездна самонадеянности.
  - Хотите сказать, что нам туда? - недоверчиво уточнил лейтенант. - Это и есть последний адрес?
  Я только кивнула.
  - Тогда сначала закончим с аптеками, - решил Эллиот. И, выйдя из авто, распахнул мне дверцу: - Прошу, мисс Вудс!
  Дверь оказалась не заперта, но хозяина в поле зрения не было. Не страшно - только самые отчаянные психи решились бы тронуть что-то из зелий Флемма, а лишней наличности у него сроду не водилось.
  Дом достался Флемму по наследству от какой-то троюродной тетушки, иначе он бы точно не поселился в таком респектабельном районе. Ведь деньгам всегда можно найти лучшее применение!
  - Флемм! - позвала я громко. - Ты где? Это Эйлин!
  - Эй? - переспросил приятный голос откуда-то из недр дома. - Иди сюда! У меня опыт.
  Я вздохнула и взяла лейтенанта под руку.
  - Пойдемте. Опыт - это серьезно.
  Под лабораторию Флемм отвел лучшую комнату в доме, зато спальней ему служила какая-то каморка. Впрочем, спал он нередко тут же, среди своих реторт и пробирок, приспособив под кровать массивные старинные кресла.
  В первый момент я решила, что груда цитрусов на столе мне мерещится. Но в ведерке громоздилась целая гора шкурок, и запах сложно спутать.
  Высокий мужчина в белом халате самозабвенно возился с пробирками, в которых буйствовала непонятная плесень.
  - Зачем ему столько? - пробормотал Эллиот, как-то странно морщась. - Давайте быстро.
  Я кивнула и окликнула:
  - Флемм! Я ненадолго.
  - А, Эйлин, - аптекарь обернулся. Его приятное лицо сияло, а собранные в хвост светлые волосы чуть не искрились от энтузиазма. - Это будет открытие! Настоящий прорыв в медицине! Ты только представь...
  Лейтенант почему-то страдальчески скривился и отвернулся.
   - Флемм, - перебила я, - у меня мало времени. Я потом к тебе зайду, ладно? А сейчас ответь на пару вопросов.
  - Ладно, - покладисто согласился он. И спохватился: - Присаживайтесь!
  - Спасибо, мы постоим! - поспешно ответила я.
  Чрезвычайно аккуратный во время опытов, в быту Флемм превращался в рассеянного гения. Так что в кресле могли обнаружиться забытая тарелка или грязные носки.
  - Так что за вопросы? - нетерпеливо напомнил Флемм.
  А Эллиот вдруг шмыгнул носом. Хм, что это с ним?
  - Скажи, ты никому не продавал черноголовник? - спросила я напрямик.
  Аптекарь озадаченно моргнул.
  - Нет, а что? Надо? Я таким не занимаюсь, ты знаешь. Но ради тебя могу.
  Я чуть за голову не схватилась.
  Сама непосредственность!
  Флемму всегда не хватало денег на опыты. И осторожности тоже.
  - Надо, - вмешался вдруг Эллиот.
  Он сунул руку в карман плаща, вытащил портмоне и, не скупясь, вынул несколько купюр.
  Я присмотрелась... А не бедствуют наши полицейские!
  Лейтенант сунул аптекарю деньги... и вдруг оглушительно чихнул. А потом еще раз.
  - Проклятые апельсины, - пробормотал он. - Пойдемте, мисс Вудс!
  Я торопливо сказала: 'До свидания!' Флемму (он только кивнул, уже с головой погрузившись в опыты) и последовала за полицейским.
  ***
  На улице Эллиот отдышался и даже перестал чихать. Только кончик носа у него покраснел.
  - Пойдемте, перекусим! - не глядя на меня, скомандовал он.
  Я послушно засеменила следом. Проклятые каблуки, ноги уже отваливаются!
  В кафе лейтенанта явно знали. Официант просиял улыбкой и почтительно поздоровался.
  - Вам как обычно, мистер Эллиот? - учтиво осведомился он.
  - Да, Джордж, спасибо, - рассеянно ответил лейтенант, привычно направляясь к дальнему столику у окна.
  - А ваша спутница? - официант бросил на меня единственный взгляд, и мне почудилось в нем неодобрение.
  Похоже, светловолосых здесь не жаловали.
  - На ваш вкус, мистер Эллиот! - быстро сказала я.
  - Тогда удвойте заказ, - велел Эллиот.
  Время завтрака уже прошло, а до ленча оставалась пара часов, так что народу в кафе было совсем немного. Одинокий старичок с чашкой кофе и эклером и влюбленная парочка с мороженым - вот и все посетители.
  Лейтенант поглядывал на меня с каким-то непонятным выражением лица.
  А я молча рассматривала обстановку: добротная мебель, приглушенный свет, кружевные салфетки и вазы с цветами. На нашем столике красовались чайные розы - роскошь по мартовским меркам.
  - Скажите, мисс Вудс, - наконец заговорил Эллиот. - Почему вы привели меня именно в эти три аптеки? В городе их десяток минимум.
  - Больше, - пожала плечами я. - Штук двадцать.
  - Тем более, - не стал спорить он. - Так чем подозрительны эти? Понимаю, с Толботом и Рейстедом вы не в лучших отношениях... Кстати, почему? Но мистер Флемм - ваш приятель...
  Он умолк.
  - Друг, - поправила я. Поймала себя на том, что нервно комкаю салфетку, и сложила руки на коленях. - А причина проста. Я ведь говорила, что черноголовник - дело рук кого-то из альбов. Без нашей магии его не получить.
  Эллиот поморщился - даже само слово 'альбы' было запрещено. 'Проклятое семя' и 'проклятая кровь' - вот как нас называли. Изредка еще блондинами и белоголовыми.
  - Кроме моей аптеки, в городе только три, в которых работают наши, - продолжила я угрюмо. - Нас мало осталось, лейтенант!
  - Разве доктор Рейстед - ваш? - возразил он.
  - О, нет! - с чувством сказала я. - Но...
  Официант почтительно расставил на столе вазочку с крохотными печеньицами, блюдо с бутербродами, чашки и большой кофейник.
  - Приятного аппетита! - пожелал он и растворился между кадками с пальмами.
  - На него работают две девушки, - продолжила я. - Наших.
  Эллиот щурил внимательные темные глаза и пил кофе.
  - Он их заставил?
  - Да! - Печенье хрупнуло в моих пальцах, и я опустила взгляд, пряча ненависть. - Обманул, заставил, купил - Рейстед ничем не гнушается. Лили, той девушке, которую мы видели, не повезло - ее близкие погибли при крушении поезда. И она осталась одна в семнадцать лет...
  Я умолкла и вдохнула глубоко-глубоко.
  - И что дальше? - подбодрил меня Эллиот, устав ждать.
  Он с аппетитом уплетал очередной бутерброд. Зато мне кусок в горло не лез.
  - А дальше Рейстед ее окрутил. Что-то наплел о долгах отца, щедро предложил крышу над головой... Рейстед - бывший военный врач, вышел в отставку по ранению, купил практику... Только обычных докторов много, так что он не особо преуспел. А наши лекарства всегда в цене.
  - Почему он на ней не женился? - Эллиот отхлебнул кофе.
  Прямого запрета на браки не было, хоть чистокровных блондинов и не любили. Или, скорее, боялись.
  Особой щепетильностью в этом вопросе отличались только благословенные. Они не прочь были завести интрижки (иначе откуда бы взялись полукровки?), но даже своих детей не признавали.
  - А зачем? - пожала плечами я. - Он и так получил все, что хотел. А потом еще откуда-то привез Энн. Он хорошо устроился, согласитесь.
  - Откуда вы знаете? - он недобро сощурился. - Может быть, это сплетни?
  - Вы сами видели, как он обращается с Лили! - резко возразила я. - Как с рабыней! Что же до 'сплетен'... Думаете, Рейстед не пытался прибрать к рукам и меня?
  Эллиот поднял брови, и я ответила на незаданный вопрос:
  - Я приехала в Тансфорд два года назад. Рейстед... - я помялась и повторила обтекаемо: - Сделал все, чтобы прибрать к рукам и меня.
  - Но ему это не удалось?
  - Как видите!
  Я заставила себя глубоко вдохнуть. Как он умудряется вытащить из меня то, о чем я говорить не собиралась?
  Хотя о своих методах я точно откровенничать не стану.
  В конце концов, разве я не вправе защищаться сама, если уж закону нет до меня дела?
  Эллиот откинулся в кресле, сцепив руки.
  - Скажите, мисс Вудс, а на кого бы поставили вы? Кто из них продал яд?
  - Не Флемм, - не задумываясь, откликнулась я. - Я бы поставила на Рейстеда, хотя вы посчитаете меня предвзятой. Толбот тот еще тип, но он и так преуспевает. Зачем рисковать? А Рейстед жадный...
  Эллиот кивнул, соглашаясь, а я закончила резко:
  - Это если яд вообще купили здесь! Скажите честно, лейтенант, зачем вы это делали?
  - Что именно? - невозмутимо откликнулся он.
  Я подалась вперед.
  - Таскали меня по аптекам! - рявкнула я. Старичок за дальним столиком обернулся и неодобрительно посмотрел на меня. Я продолжила чуть тише: - Вы же спокойно могли взять у меня адреса и отправить по ним своего сержанта! А вместо этого дурите мне голову.
  - Какая экспрессия, - усмехнулся Эллиот. - Я поступаю так, как считаю нужным, мисс Вудс. И я вновь задаюсь вопросом, откуда вам столько известно о следствии.
  - Люблю детективы! - с вызовом ответила я и потянулась, чтобы налить себе кофе.
  Но лейтенант мне не позволил.
  Он молниеносно перехватил мою кисть и задрал рукав почти до локтя.
  На белой коже запястья багровели следы пальцев.
  - Откуда у вас синяки, мисс Вудс? - негромко осведомился Эллиот.
  - Мужчины бывают грубы, лейтенант, - я поджала губы и попыталась вырваться из захвата.
  Он не отпустил.
  - Особенно темноволосые? - проронил он, глядя мне прямо в глаза.- Они ведь свежие. Готов поклясться, появились только вчера.
  Мелькнула мысль свалить все на сержанта или самого лейтенанта, но... Эллиот хватал меня за плечи, а не за запястья. А его подчиненный вообще обошелся моральным давлением.
  Лучше не завираться.
  - Вряд ли, - парировала я. - У меня очень нежная кожа, на ней все долго заживает.
  - И все же, - лейтенант осторожно коснулся уродливых следов, прижал палец к бьющейся жилке. И спросил, не отводя взгляда: - Мисс Вудс, эти синяки оставил Мастерс?
  - Мало ли, кто...
  - Да или нет? - перебил он непреклонно. - Только честно, вы ведь знаете, что я почувствую ложь.
  Он подался вперед. Крылья его породистого носа раздувались, ловя малейшие оттенки запахов.
  На мгновение мне показалось, что воздух между нами дрожит от напряжения.
  И я сдалась.
  Выговорила яростно:
  - Хорошо. Он... вел себя недостойно. И схватил меня за руку. Вы довольны? Но я его не убивала!
  Не стоило повышать голос. Официант как раз принес наш заказ, и теперь смотрел на меня с ужасом и любопытством.
  Я прикусила губу и отвернулась. Ненавижу!
  Хотелось встать и уйти. Но кто бы меня отпустил? Неудивительно, что Эллиот так любит рыбалку - видимо, ему нравится наблюдать, как крючок раздирает горло доверчивой жертвы.
  Официант расставил посуду, разложил снедь и осведомился, косясь на наши сцепленные руки:
  - Что-нибудь еще, мистер Эллиот?
  - Нет, спасибо, - рассеянно откликнулся лейтенант.
  Официант нехотя, нога за ногу, пошел прочь.
  Эллиот бессовестно обманул его надежды и заговорил, лишь когда он скрылся на кухне.
  - Почему же вы раньше об этом не упоминали, мисс Вудс?
  - А вы бы мне поверили? Если бы я рассказала сразу?
  Он промолчал, и я горько усмехнулась.
  - Отпустите, - попросила устало. - Иначе я не смогу есть.
  Лейтенант напоследок обжег меня взглядом и отступил - занялся содержимым своей тарелки.
  Я тоже механически что-то жевала и глотала.
  Как же хорошо, что Эллиот так доверяет своему нюху! Иначе тяжко бы мне пришлось...
  Вилка звякнула по опустевшей тарелке, заставив меня очнуться.
  Я подняла глаза.
  Смуглое лицо лейтенанта казалось напряженным.
  - Значит, Мастерс к вам приставал? - переспросил он зачем-то. - Тогда что мешало вам его отравить?
  - Его накормили ядом гораздо раньше, - напомнила я, старательно следя за голосом. Хватит развлекать все кафе! - За два-три часа до смерти. Полиция же приехала, когда он был еще теплый! И, кстати, я ведь сама рассказала вам о черноголовнике. Зачем, если это я убила Мастерса?
  - Чтобы отвести от себя подозрения, - тут же отозвался Эллиот. Очевидно, он заранее все обдумал. - И насчет двух-трех часов - это только ваши слова.
  От неожиданности я оторопела.
  - В каком смысле - только мои слова? - выговорила я наконец. - Разве ваш полицейский анатом...
  - Наш полицейский анатом, - перебил Эллиот с какой-то бессильной злостью, - не разбирается в ваших зельях. Я распорядился отправить тело на экспертизу в столицу, но это займет время.
  - А пока я остаюсь под подозрением? - уточнила я.
  Он нехотя кивнул.
  - Понятно, - я скомкала салфетку. - Значит, вам не нужна была моя помощь. Вы хотели за мной присмотреть... - Я подумала и поправилась: - Присмотреться ко мне. Так?
  - Вовсе нет! - возразил он живо.
  - Тогда зачем? - настойчиво спросила я и поймала взгляд Эллиота. - Или в это время сержант обыскивал мою аптеку, а?
  Что-то в лице лейтенанта дрогнуло.
  - У блондинов есть естественная защита от моей магии, - нехотя признался он. - Вас сложно пронять, особенно на расстоянии. А санкцию на допрос всех троих с пристрастием мне бы не дали. К чужаку аптекари отнеслись бы подозрительно, а полицейского вообще приняли бы в штыки. А так они сами придумали себе объяснение... нашего визита.
  - Хотите сказать, что вас они не опасались? Потому что сосредоточились на мне?
  - Именно, - кивнул Эллиот без малейшего раскаяния.
  - Постойте! - я потерла висок. - Я ведь тоже блондинка. Как насчет моей естественной защиты?
  Лейтенант вдруг улыбнулся и откинулся в кресле.
  - А вас, мисс Вудс, я могу вывести из себя без особого труда.
  От такого признания я онемела.
  Затем встала и проговорила ледяным тоном:
  - Надеюсь, вы довольны результатом? Свою часть уговора я выполнила, так что прощайте, лейтенант!
  И, не дожидаясь помощи, сорвала с вешалки пальто.
  На Эллиота я не смотрела, чтобы не наделать глупостей. Но спиной чувствовала его внимательный взгляд.
  - До свидания, мисс Вудс, - прозвучало мне вслед.
  Я только раздраженно дернула плечом...
  ***
  Домой я добиралась своим ходом. Пешком до окраины шагать пришлось добрый час, но это только к лучшему. Я впечатывала в брусчатку каблуки, воображая, что топчу лейтенанта Эллиота... и постепенно становилось легче.
  Надо же было так сглупить! Изобразила бы дурочку, похлопала ресничками - и пусть сами разбираются. Но уж слишком я тогда перепугалась. Да и кто мог предположить, что полицейский врач окажется таким непроходимым тупицей?
  Ладно, что сделано, то сделано.
  Дверной замок выглядел нетронутым, но разорванные сторожевые паутинки тут же наябедничали о незваных гостях.
  Жаль, что я не умею ставить нормальную защиту.
  Для очистки совести я заглянула в кассу и заодно проверила свои немногочисленные украшения. Все на месте, хотя если присмотреться, заметны следы аккуратного (и неторопливого!) обыска.
  Ну, лейтенант!..
  Повесив табличку 'Закрыто', я заперла дверь и принялась за заказы.
  На плите булькала кастрюлька, в которой на водной бане томилась мазь для суставов. На столе ждали своего часа заранее отложенные ингредиенты для кремов и микстур. Чего тут только не было! Экстракты, масла эфирные и растительные, воски...
  Под льющиеся из радиоприемника песни я кружила по лаборатории, смешивая, отмеряя, взбивая...
  А с каким удовольствием я перетирала в ступке кусочки смол и сушеные травы!
  Телефонный звонок заставил меня вздрогнуть и пролить лишнюю каплю масла.
  Чтоб его!
  Я решила его игнорировать, но аппарат не унимался.
  Тьфу, пропасть!
  Оставив очередное зелье тихо побулькивать, я спустилась вниз. Аппарат у меня единственный - на прилавке.
  Я перевела дух и подняла трубку:
  - Аптека мисс Вудс, слушаю!
  - Привет, Эмили! - произнес знакомый, чуть дребезжащий, как расстроенное пианино, голос. - Ты нам срочно нужна. Дело есть.
  Мысли заметались. Что, если Эллиот не ограничился обыском?
  - Извините, вы ошиблись номером! - отрезала я и брякнула трубку на рычаг.
  Сердце колотилось где-то в горле.
  Я щедро плеснула себе успокоительного (кстати, стоит подновить запасы) и минут десять просидела, прислушиваясь к телефону. Он молчал, и я вздохнула с облегчением...
  Честно говоря, я допоздна все ждала, что Бишоп не выдержит и явится лично. Руку даю на отсечение, что лейтенант оставил кого-то за мной присматривать. Я вся извелась - вдруг полицейские его узнают? Только этого сейчас не хватало!
  Кажется, Бишоп понял намек и больше не беспокоил...
  Утром меня разбудил грохот.
  Кто-то колотил в дверь (звонок я на ночь отключаю).
  Только недавно рассвело, и я со стоном накрыла голову подушкой. Да уймитесь вы наконец!
  В дверь упорно продолжали стучать.
  А что, если это кто-то из парней Бишопа? Иногда он присылал их с поручениями.
  От этой мысли меня прошиб холодный пот, и сон как рукой сняло.
  Набросив халат, я как была, босиком, сбежала вниз.
  Сорвала крючок, распахнула дверь - и уставилась на Эллиота. Выглядел он паршиво - взъерошенный, небритый, в криво застегнутом плаще.
  - Лейтенант, - сказала я недовольно и прикрыла зевок, - вы ополоумели? Что за манера с утра пораньше...
  - Мисс Вудс, мне нужна ваша помощь! - перебил он резко.
  - Опять работать червяком? - съязвила я. - Нет уж, увольте!
  И попыталась закрыть дверь. Но Эллиот не дал - сунул ногу в щель и еще рукой придержал.
  - Да погодите вы! - темные глаза мрачно сверкнули. - Лили убили. Лили Брайс, понимаете?

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"