Луиза-Франсуаза: другие произведения.

Уроки ирокезского 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 9.16*7  Ваша оценка:

  Евдокия Петровна не уставала удивляться новым соседям. Причем с того самого дня, когда старый военный моряк приехал с городским барином обсуждать, какой ему - моряку, да в чинах немалых - тут дом ставить. Барин - он как раз должен был строительством управлять, а моряк...
  Перед тем как уехать, он подошел в ней и, спросивши, не она ли будет Евдокией Петровной Нехорошевой, предложил ей работу поварихой для рабочих на будущей стройке. Ну, это-то не диво... чудно другое было: получив согласие, он тут же ей денег дал двадцать пять целковых и сказал, что она "поварихой числится с сегодняшнего дня". А на вопрос "кому сегодня готовить и что" ответил, что "как рабочие приедут, так и готовить начнешь, а что - потом скажу". И неделю никаких рабочих там и не было...
  Потом-то приехали. Сначала - пятеро - и тут же печь-плиту поставили, навес над столом, лавки - это где потом рабочие со стройки снедать будут. А под конец - привезли целую телегу чугунов, кастрюль, сковород... тарелок и ложек несчитано. Два самовара еще - а потом сказали, чтоб Евдокия посуду берегла словно свою, потому как стройка закончится - и вся посуда ей останется...
  Потом-то кухарить пришлось от зари до зари, но зато и сама она, и дети от пуза ели: морской старик-то отдельно приказал им при кухне кормиться и "ни в чем себе не отказывать". И еще "не отказывать" Димке Гаврилову, который вовсе на стройке и не работал, и Кузьке сухорукому с племянниками, и Дьяченкам - детям только, Павле и меньшим ее братьям - щей да каши лить сколько съедят... А на резонный вопрос "с чего бы это" старый моряк сказал, что "внук так желает".
  Внука этого Евдокия Петровна до конца строительства так и не повидала. Да и после, когда в новый домище приехали сразу жить очень много людей - тоже. Дуня специально спросила у тетки, что постарше - она оказалась "домоправительницей", вроде главной прислуги. И та сказала, что внук этот куда-то в заграницы уехал.
  Правда, теперь про Димку-соседа понятно стало: внук-то оказался тем молнией убитым барином, которого Димка на повозке землемера в город доставил - и он же "писателем", что по весне им лошадь подарил. Но с прочими только чуднее все стало: Димка говорил, что барина он в жизни никогда раньше не видал, и с ним и не разговаривал даже: тот как вусмерть убитый на санках валялся. И потому откуда сей внук всех в имена и фамилии знал, было уму непостижимо. А у хозяина - урядник сказал, что капитан он, и вообще полковник - Дуня спрашивать забоялась.
  Работы стало еще больше, правда рязановских детишек кормить барин велел за работу, но и ежели кто младших сестер-братьев приведет, тоже велел не обделять. Приводили, понятное дело, все, и за коровой ухаживать стало совсем некогда. Ну да без ухода та всяко не осталась: с Дуниного согласия поставили ей хлев новый, и еще коров подкупили хозяева с десяток, так что нынче пятеро девиц рязановских всех их вместе обиходили.
  Но когда внук этот из-за заграниц вернулся, все только чуднее стало: на второй же день он сам к Евдокии Петровне пришел и нанял ее еще и на работу помогать домоправительнице этой еду готовить. Сказал "пироги - это, конечно, прекрасно, но иной раз и борща душа просит". Жалование предложил... в слободе, небось, никто про столько и не слыхал. Но условие поставил опять Дуню удивившее:
  - Оля, понятно, у нас вместе со всеми столоваться будет, как и ты. И будет вместе с моими мелкими учиться - им так интереснее будет. А вот Коля... он в Царицыне жить пока будет и в школу ходить. За мой счет, конечно, и ты не бойся: сыт будет, одет, обут. А выучится - станет капитаном на Волге, это точно обещаю.
  Коля нынче в четырехклассном обучается, на воскресенья приезжает - барин-барином: в шинельке, башмаках новых, мундир на него отдельно пошитый. И кормят его там, в городе, говорит, тоже до отвала.
  Да и Оленька вся словно барышня какая: Дарья Федоровна ей и платья новые пошила, и исподнее хитрое. И самой Дуне - тоже: мол, негоже в приличном доме в крестьянском шастать...
  Совсем счастливая жизнь настала. Только одного Евдокия Петровна так и не смогла понять: почему?
  
  Три тысячи - это сумма, достаточная для того, чтобы приступить к строительству небольшого домика в деревне. В Ерзовке, конечно - там мне все было знакомо, да и Димку не отблагодарить было бы вовсе недостойно. Когда я в очередной раз тут "проявился", то именно он вез меня - на одноместных санках Федулкина - простояв двадцать верст дороги на крошечном "багажнике" экипажа. Мчась при этом более чем быстро, упал бы - так сам бы разбился насмерть. Опять же Оленька, Колька, Дуня, Кузька с племянниками - я им всем крепко еще "в прошлой жизни" задолжал.
  На строительство я подрядил Федора Чернова, правда пришлось довольно долго объяснять что же я желаю получить и почему. Параллельно занимаясь "стрижкой купонов" с прошедшей книжной презентации.
  Денежки, вырученные за входные билеты - это, по нынешним временам, было вроде как и много - но я давно уже "отвык" от подобных сумм. И в своих планах рассматривал их всего лишь как небольшой бонус, а приличные для меня деньги я собирался скосить на немного другой полянке. Поэтому-то красивыми стеклышками и занималась только Машка, ну еще Степан часами крутил ручку фонарика, подзаряжая аккумуляторы дрели. А я и - главным образом - Камилла занимались именно "химией".
  Купить бочку "древесного спирта" в городе, половина населения которого занимается деревообработкой, оказалось не очень сложно. Чуть более сложно оказалось купить несколько бочек креозота - да и то исключительно потому, что последний продавали в бочках литров по четыреста и их было очень трудно погрузить на телегу и сгрузить обратно. Все же остальное...
  В Машкину стеклянную печку как раз влезала оловянная ванночка, отлитое на которой стекло удобно разрезалось на шесть маленьких кусочков. "Огневая полировка" - это вещь, стеклышко получается гладенькое, ровненькое... Посеребрил его (нашатырный спирт и ляпис в аптеке тоже доступны) - и готово зеркальце. Правда процесс несколько вонюч - но изготовление карболитовых пудрениц в горячем прессе - дело еще более вонючее. Зато очень выгодное...
  На презентации, на всех перерывах, специально устроенных для раздачи автографов, Камилла, Машка, Оля и даже мелкие прямо у огромного зеркала в холле Дворянского собрания "незаметно" пудрили носики. Громко щелкая при этом замочками пудрениц "слоновой кости", в крышки которых были вклеены "бриллианты", изображающие инициалы владелиц. Сколько и какой ржавчины нужно добавлять в тальк для получения "нежного телесного цвета" - это Камилла придумывала, ну а я - с помощью взятого напрокат в мастерской Ильи паровозного домкрата - изготовил из полученной смеси "таблетки". Пудреница была непростой: кроме пудры там еще три маленьких таблетки с "тенями" лежали, и кисточка для наведения тени на плетень... то есть на веки. Фуфло, в общем-то - но недаром же говорят, что красота - страшная сила. Пять рублей за пудреницу, полтинник за "таблетку пудры", четвертак за каждую из трех таблеток "теней" - при общих затратах на комплект около рубля дело было выгодным. А если еще и брать пятачок - всего лишь один пятачок - за каждый из "бриллиантов" в "именной" пудренице, то бизнес становится уже совсем интересным.
  Ну как интересным: в Царицыне можно было пудрениц продать сотни три. Может быть, еще сотен пять в Саратове. Чтобы достроить нужный мне дом - уже почти достаточно. А чтобы начать косить миллиарды - нет. Но ведь женская красота - она только заканчивается штукатуркой на морде лица, а начинается совсем в другом месте. И место это называлось "Ателье мужской и женской австралийской моды "Крокодил Данди", под которое для Дарьи был арендовано полдома на Александровской улице.
  Да, заказать у Дарьи платье было очень недешево - даже "стандартную модель" она бралась шить не менее чем за полсотни рублей. А "персональную" - тут и сотни не всегда хватало. Но кроме дорогущих "выходных" платьев в ателье продавалось довольно недорогое белье, готовое "обиходное" платье - мужское и женское, аксессуары... На подготовку "ширпотреба" у меня ушел ещё месяц, но в результате именно мелочевка стала приносить рублей по пятьдесят прибыли в день. Трусы-то - вроде и предмет крайне недорогой, и простой в изготовлении - но у меня был "секретный ингредиент", напрочь исключающий конкуренцию: резинка для этих самых трусов. Исподнее-то нынче на завязках было, потому и стоили кальсоны не больше рубля - а трусы по полтора влет уходили. Потому как удобно и, что было для покупателей гораздо важнее - модно. Понятно, что на улице никто исподним не хвастался, но в тесной мужской (или женской) компании - в бане, или на частной вечеринке - почему бы и не блеснуть (если не самим исподним, то хотя бы рассказом о нем, конечно)?
  Машинки для обвязки резиновых нитей хлопковыми сделала Оля Миронова из деталей купленной за двадцать пять рублей ручной вязальной машинки для изготовления носков и чулок. В принципе, несложная машинка - если этот принцип ее работы знать. Но я - уже знал, и на трех машинках нанятые женщины плели трусяных резинок метров по пятнадцать в день.
  Правда жизнь стала еще более вонючей: резиновые "нитки" из практически ничем не пахнущего латекса сначала выдавливались через фильеры в ванну, наполненную уксусом... но за такие деньги можно немного и потерпеть. Тем более что и дома-то почти никто не сидел: все постоянно были чем-то заняты. Даже мелкие: я отдельно договорился с ранее знакомыми мне дамами о "частных уроках" - так что и им не приходилось наслаждаться ароматами большой химии в отдельно взятом дворе.
  Дед - он вообще уже большую часть времени проводил в Ерзовке, "контролируя" строительство "особняка" - так что у всей семьи жизнь была наполнена смыслами. Вот только у меня "смысл" большей частью заключался в ожидании. По хорошему мне давно уже следовало начинать готовить "поляну" за океаном, да и "партнеры по бизнесу" постоянно пытались меня туда спровадить - но приходилось сидеть и ждать, суча ножками от нетерпения. Конечно, терять месяц и тем самым задерживать получение доходов с шестидесяти (из трехсот) паев, полученных мною в "Издательском доме" за вложенную "интеллектуальную собственность" просто бесплатно, наверное со стороны казалось лишним доказательством того всем известного факта, что "писатели - они все немного не в себе". Да, получение десяти, а то и более тысяч (причем долларов) годового дохода на ровном месте откладывать - это не деловой подход с точки любого отечественного купца. Просто я купцом-то и не был...
  Борис Титыч приехал по моему приглашению в последних числах июля. Я вообще-то в письме просил или меня принять в удобное для него времени, или ко мне в гости приехать - и больше, конечно, рассчитывал на первый вариант. Но недавно овдовевший отставной капитан решил, видимо, развеяться...
  - Прежде всего хочу выразить вам, Борис Титыч, огромную благодарность за то, что сочли возможным посетить меня. И приношу вам свои самые искренние соболезнования. К сожалению, я хорошо знаю, что значит потерять любимого человека... но я успел узнать, что от тяжких переживаний помогает спастись дело, которому не жалко посвятить жизнь. Я о вас много слышал, и потому хочу вам именно такое дело и предложить. Если совсем вкратце, то я хочу вас попросить помочь в одном не очень простом деле, но если мы - я подчеркиваю, именно мы - всё сделаем правильно, то лет через пятнадцать Россия станет великой страной. Правда работать придется не просто много...
  - Ну что же, я готов вас выслушать. Сын мой нынче в коммерческом, в Москве обучается, одному дома сидеть скучно. А на благо Державы потрудиться...
  - В том числе и на благо Державы, хотя и вы в обездоленных себя не сочтете. Вы же, если я верно знаю, на многих языках говорите как на русском? На английском, немецком, французском, испанском...
  - Не совсем верно, английский мой не так хорош. Знающие люди говорят, что акцент у меня заметный, германский что ли...
  - Шведский. То есть американцы могут подумать, что шведский, и это даже хорошо. Но это - неважная мелочь. Есть только одна проблема, и именно она побудила меня обратиться именно к вам: в какой-то момент вы начнете распоряжаться весьма крупными суммами, способными смутить многих...
  - Я...
  - Извините, я не закончил. Вас они не смутят, я в этом совершенно убежден. И именно поэтому я просто должен вас предупредить: управляя столь изрядными суммами вы будете просто обязаны вести образ жизни, со стороны выглядящий роскошным. Завести полсотни костюмов, толпу слуг...
  - Но зачем мне может потребоваться полсотни костюмов? И толпа слуг? У меня денщик...
  - Я понимаю, но раз вы предварительно согласились...
  - Я не согласился - вы же мне пока не сказали...
  - Вы согласились, что послужить Родине есть дело хорошее. Поэтому сейчас я перейду к деталям. Сначала обрисую, как говорят художники, картину крупными мазками. Для того чтобы Россия не становилась все более зависимой от французского и британского капитала необходимо выстроить в ней собственную промышленность. Собственную, а не французскую, как соседний металлический завод. Который все доходы вывозит во Францию и делает богаче французов. Но для этого нужно довольно много денег, а много денег сейчас имеется лишь в Америке. Кстати, я там собираюсь через несколько месяцев открыть собственное дело - издательское, книги буду свои американцам продавать... Но я буду именно русским писателем, который продает свои книги. А вы, дабы американцы незаметно даже для себя оплачивали России новые русские заводы, должны будете стать американцем.
  - Сменить подданство? Нет уж...
  - Нет. Стать русским агентом, причем агентом тайным. Чтобы все американцы думали что вы самый что ни на есть американец с момента рождения...
  - И как вы это себе представляете? - усмехнулся Борис Титович.
  - Очень хорошо представляю. Например так: вы с русским паспортом въезжаете в США через Бостон, а неделей позже господин Дёмин возвращается обратно в Россию уже из Нью-Йорка. Вы же поездом переезжаете в Сан Франциско, оттуда пароходом в Сиэтл, а из Сиэтла, на пароходе, следующим с Аляски, добираетесь до города Астория, штат Орегон. Оттуда дилижансом на Лонгвью вы едете до городишки - а по нашим меркам вообще деревеньки - с названием Клэтскани и у местного пастора с говорящим именем Питер Бишоп истребуете документ о вашем рождении в этой деревушке. Поскольку вы, Демиан Френсис Бариссон, именно там и родились полсотни лет назад. Пастору уже за семьдесят, но он в трезвом уме и ясной памяти. Он очень хорошо помнит, как вас он в этой церкви крестил, а с отцом вашим, Харалдом Бариссоном, он даже дружил...
  - Я приезжаю в эту, как вы говорите, деревню и спрашиваю дорогу к пастору у некоего местного жителя, которого зовут Демиан Бариссон...
  - Демиан Бариссон не сможет указать вам дорогу хотя бы потому, что он уже лет десять как покоится на христианском кладбище в Бусане, в Корее - а в родном поселке он последний раз был в возрасте четырнадцати лет. Так что документ вы получите - ведь он вам срочно нужен для получения паспорта для покупки лесных угодий в Канаде. Отблагодарив пастора двумя-тремя - больше не следует давать - золотыми монетами в двадцать долларов в качестве пожертвования на церковь, вы следующим дилижансом доезжаете до Лонгвью, там выписываете паспорт - он вам далее не потребуется, но вы же за ним в родную деревню ехали, а легенду надо подтверждать - и оттуда поездом едете в Филадельфию. Из нее даете мне телеграмму - от имени российского подданного Петра Спиридонова, скажем, а затем едете обратно. Но не до конца, а до города Денвера, где недельку любуетесь местными достопримечательностями, дожидаясь вашего верного слугу...
  - Какого слугу?
  - Китайца, который когда-то спас вам жизнь... на Аляске, или лучше индейца? Я еще подумаю... Но представлю его вам через пару дней, он уже прислал письмо о том, что выезжает. Затем - уже вместе со слугой - вы приезжаете в город Сент-Луис, покупаете там домик в приличном месте - это обойдется всего в тысячу-полторы долларов. И пару раз в неделю навещаете центральный почтамт, ожидая телеграмму до востребования - из Балтимора. Чтобы не терять зря времени, пообещайте на почте доллар тому, кто доставит ее вам домой сразу по получении... а как получите - выезжайте по указанному адресу в Балтимор. Один, слуга ваш останется сторожить дом...
  Выслушав все это, Борис Титыч засмеялся:
  - Вот теперь я действительно вижу, что вы великий писатель...
  - Ну и писатель в том числе. Но чтобы "сочинить" то, что я вам сейчас рассказал, мне пришлось потратить несколько лет и очень несколько денег.
  Насчет "нескольких лет" я и не наврал особо: чтобы выудить из Чёрта историю его "легализации", я как раз года три и потратил. Ну аж уж сколько денег было потрачено на создание сетевых магазинов - страшно вспомнить. Нет, вспомнить-то как раз приятно: не свои же тратил...
  Айбар приехал, как и пообещал, через два дня. С ним было гораздо проще: холостой, выгнанный из армии поручик был согласен практически на любую работу, ведь ему, как старшему мужчине в семье, требовалось где-то заработать на калым для трех своих братьев. Причем быстро - а его "суженая" могла и подождать, ведь ей пока семь лет всего было. Понятно, что он мне этого не говорил... сейчас не говорил. А я и не спрашивал - за ненадобностью.
  По предварительным прикидкам "легализация" могла занять месяц, а скорее всего и два. Но те же печатные станки на складе меня не ждали - их немцы на заказ делали. Так что успеем.
  А пока - раз долгожданные гонорары уже пришли - можно и другими задачками заняться. На первый взгляд несколько странными, но когда почти одно и тоже проделываешь в который уже раз, то над такими мелочами вообще не задумываешься. И это иногда оказывается не очень хорошо - но если маршрут намечен по глобусу, то всегда может на дороге оказаться неожиданный овраг, и иметь такую возможность в виду означает способность его преодолеть без существенных потерь. Я и имел - в виду.
  К моему удивлению, задержка с отъездом "в заграницы по делам издательства" изрядно прибавила мне авторитета у царицынских "партнеров" - и вообще в местом "обществе". Так как я не "умчался, сжимая в потном кулачке партнерские деньги", а дождался, пока собственный капиталец обретет достойный размер. Лера на ярмарке распродала две книжки полностью, и заказов взяла еще тысяч на тридцать экземпляров. Пока денег поступило все же сильно меньше, чем я ожидал, но по меркам купечества сумма получилась вполне достойной, более десяти тысяч рубликов. Для провинции - сумма огромная, причем полученная вообще "за ерунду" - ну подумаешь, бумаги на два рубля измарал. Но с провинциалов-то что взять? Я же, кроме бумаги, еще и Дине нехило за работу заплатил, да и даже бумаги - с учетом испачканной на Ундервуде - ушло никак не меньше чем на пятерку.
  Главное - что в выгодность издательства народ поверил и деньги на оборудование и обустройства из виртуальных обещаний превратились во вполне реальные... нет, не золотые кругляшки, но банковские международные аккредитивы. Что в нынешнее время было даже лучше: пуд золота мало что таскать тяжело, так еще и спереть его могут. А именной аккредитив - нет.
  На заказ станков в Германии у меня ушло три дня, я ведь еще "две жизни назад" выяснил, кто там и как хорошо эти станки делает. А кризис - он подобные заказы сильно упрощает, поэтому даже условие "с доставкой в США по адресу, который будет уточнен в течение трех месяцев", непонимания не вызвал. И "попутный" заказ с условием "доставить в Царицын в течение месяца" - тоже: Камилле и Маше задания были даны очень однозначные, но без кое-чего специфического практически невыполнимые. А выполнить их нужно было обязательно.
  Зато в США пришлось задержаться надолго - издательство-то учредить получилось вообще за день (ну и неделю пришлось подождать, пока нужные бумаги из канцелярии штата придут), а вот дождаться мистера Бариссона... В целом получилось так, как я Борису Титычу и обещал - но лишь в целом. А частности - они иногда оказываются гораздо важнее. Ну кто бы мог предположить, что пастор, чьей обязанностью является минимум раз в неделю паству свою молитвой духовно возвышать, покинет подведомственную церковь и отправится на пару месяцев отдохнуть? Правда ждать его Демину пришлось всего недели три, но намеченный график это подпортило изрядно. Мы успели буквально в последний день - но все же успели. Причем мистер Бариссон, узнав всё громадьё планов, испугался не на шутку, а поначалу вообще решил было и вовсе "выйти из проекта", сочтя его "недостойным честного человека". Разговор наш состоялся уже в конторе нового издательства: конечно, выстроить новое здание можно было довольно быстро, но если подходящее продается готовым, то почему бы и не воспользоваться случаем?
  - Сердечно рад приветствовать вас в моем уютном заведении, Борис Титыч. Правда, напомню, что по-русски мы, хотя вы и знаете его довольно прилично, с вами разговариваем в последний раз на ближайшие несколько лет.
  - Да помню я, помню... но тоже очень рад, что все получилось почти так, как вы и говорили. Не без замятий некоторых, но хоть и с опозданием, я все же здесь. И что мне далее делать предстоит?
  - Деньги, мистер Бариссон, деньги. Причем деньги большие, для чего вы уже купили вон то здание - я показал рукой на большой склад, расположенный через улицу от "издательства", - и завтра с утра зарегистрируете по этому адресу книготорговую контору. Которая, кроме всего прочего, заключит договор с моим издательством, дающем ей право на продажу практически всех ее тиражей...
  - Зачем?
  - Издательство будет вам книги отдавать по одной цене, а вы будете продавать по другой...
  - То есть вся эта хитрая ваша задумка делалась чтобы обмануть ваших партнеров в издательстве? Извините, Александр Владимирович...
  - Вы не дослушали, а зря. Дело совсем в ином: ваша контора будет книги продавать не только оптом, но и в розницу, через организованные книжные магазины, и продавать их гораздо дешевле, чем кто угодно другой. И не только этого издательства, а почти всех американских издательств. Не сразу, но довольно скоро...
  - Вот тут я уже совсем перестал вас понимать: вы собираетесь этой книготорговой компании книги продавать дорого, а я их буду продавать дешевле? И как тут делать деньги, как вы выражаетесь?
  - Сейчас поясню. Книга обычно продается в магазинах по цене, объявленной самим издательством, но книготорговцам издатели книгу продают с дисконтом, обычно процентов двадцать - иначе же торговцу какая выгода ее продавать?
  - Ну это понятно...
  - И двадцать процентов получает торговец, который берет с дюжину штук. А если брать сразу несколько тысяч, то дисконт будет уже процентов тридцать, а то и сорок - издателю же выгоднее не тратить время и деньги на мелкие продажи?
  - Тут я спорить не буду, поскольку не знаком с книжной торговлей.
  - Я знаком. Но главное-то даже не в этом - хотя лишь перепродавая книги мелким торговцам, вы уже изрядный навар получать будете. К вам в магазины народ за дешевыми книгами придет - и если там будут продаваться и иные товары, он их тоже скорее всего купит. Правда, если их подать правильно...
  - Это как подать правильно? Вприсядку и с песнями что ли? - заинтересовался начинающий книжный магнат.
  - Нет, я имел в виду показать товар лицом, причем даже не своим... вот смотрите - я положил на стол пахнущую краской книжку, - вот эта книга будет с успехом продаваться по полтора доллара.
  Борис Титыч взял в руки новенький томик "Волшебника", повертел в руках, открыл:
  - Как же вам это удалось? Внизу машин-то печатных не видно...
  Я достал другой томик - попроще, у него только обложка цветной была:
  - А вот эта по доллару очень неплохо пойдет. Типографий в Балтиморе много, работы для них мало. Так что соглашаются с радостью и на мелкие работы. У одних заказал книгу без обложки, у других - цветную печать. Отдельно обложки и отдельно - бумагу для текста без картинок. Третья типография все переплела - ну не ждать же, пока ленивый германец машины печатные сделает! Да и то, их я думаю на другое дело пустить... но я не об этом. Вот, смотрите теперь сюда - и я вытащил из-за шкафа большой - в рост человека - плакат с иллюстрацией с обложки. - Если такой повесить над прилавком, где лежать тетрадки с похожими картинками, альбомы для девочек, прочий вздор... вы часом книгу эту не читали?
  - Дома еще, на русском...
  - То есть знаете, о чем она. Я это к чему: очки с зелеными стеклами и замочком, колпак с бубенчиками - они ведь вообще почти ничего не стоят сами по себе. А вот рядом с таким плакатом...
  - И вы думаете, что будут покупать?
  - Будут. Сначала может и не очень много, но чуть позже... Я вам томик этот оставлю, вы на досуге его почитайте чуть более внимательно, чем отечественный вариант. А досуг у вас непременно будет, поскольку завтра уже к вечеру вам нужно будет непременно поехать в Филадельфию и нанять на работу, точнее - сманить на работу в вашей компании - одного человека. Зовут человека Гилберт Купер, работает он пока клерком в книжном магазине Николсона. Предложите ему два доллара в день и по полцента с каждой проданной книги. Не в магазине проданной, а на ярмарке, которая открывается через три дня в Нью-Йорке - я не забыл еще, как звали лучшего агента Альтемуса в Филадельфии, лучшего в "другом" будущем, хотя и довольно скором. А при наличии времени и довольно небольших денег найти человека в этом городе несложно: частные детективы довольно давно уже стали привычными членами американского общества.
  Домой я отправился через неделю - потратив последние три для на обсуждение "политики партии" в американской книготорговле. И отправился практически "пустым", несмотря на то, что Купер честно заработал на ярмарке целых сто долларов за три дня: и гонорар, и выручка с продаж остались Демиану Бариссону в качестве вклада в развитие уже моего американского бизнеса.
  Три месяца вдали от дома вроде и пролетают незаметно, но по возвращении остро начинаешь чувствовать пролетевшее мимо тебя время. Особенно остро, если в доме тебя встречает лишь оставленный специально для этой цели Терентий - потому что семья уже переехала в новый особняк. Домик получился не совсем таким, каким он мне представлялся, но перезимовать в нем с определенным комфортом вполне получится - если не думать о том, что сейчас двадцать верст до города - это очень много. Пока - много...
  Для меня самым неприятным оказалось то, что дети остались без "школы". Нет, о "домашнем образовании" хоть и приемных, но все же Волковых дед позаботился, и в "гостевой" комнате теперь проживали две дамы, изображавших из себя учителей. Для деда - очень неплохо изображавших, но я-то имел в виду дать им нормальное образование... Ничего не поделаешь, придется девочкам годик подождать. В пять и шесть лет читать научиться - для нынешних времен даже это достижение выдающееся! Единственное, чего дед понять так и не смог - так это того, что "соседкая" девочка Оленька тоже (за отдельную денежку, выданную Евдокии) обучалась с Таней и Настей по полной программе. Но я ему и объяснять не стал: каприз, мол, просто похожа она на некую "любовь детства". А Маха и Степан напирали на "самообразование": читать оба умели, список книг я выдал. Правда времени на это "самообразование" у них и не было почти: работа. Много работы...
  Один из основных тезисов, которые я для себя сформулировал "по прошлым жизням", был прост: нельзя давать современному обществу "технику будущего" без постоянного и очень тщательного и придирчивого контроля. Не потому, что "общество не воспримет", а наоборот, потому что воспримет быстро. Проблема же заключается в том, что воспримет общество совершенно зарубежное - а Россия и так плетется в одном ряду с какой-нибудь Индией, и "новая техника" лишь приведет к ее скорейшему (на базе этой техники) порабощению и превращению в колонию. Так что "внешним рынкам" требовалось предлагать что-то либо "неповторимое в принципе", либо дешевое, легко защищаемое патентами и ненужное настолько, что ни одна страна "вероятного противника" ради такой фигни свои законы менять не станет. Например, подушки-пердушки...
  С пердушками пока мозаика не складывалась - каучук дороговат был. А вот, скажем, с игрушками елочными ситуация выглядела несколько иначе. И Маха со Степаном эту ситуацию поворачивали уже в мою сторону. И поворачивали очень даже неплохо...
Оценка: 9.16*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"