Лукануил: другие произведения.

Докторство. Цена бесценного

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда-то давно Доктор Попов обладал могущественным Орудием, помогавшем ему в познании медицины, но этот артефакт обманным путем попал в руки другого целителя, доктора Самураева, у которого был свой собственный путь и свои последователи. Наконец, Доктор решился проникнуть в самое логово вора и вернуть утраченное. Крайне красноречивые иллюстрации прилагаются.

Докторство
  
  
Часть III. Цена бесценного
  
  
  
   Вводная информация
  
   Доктор Самураев (псевдоним) - недипломированный целитель, антагонист и конкурент доктора Попова.
  
   Орудие - фалоподобный артефакт, представляющий собой воссозданный при неизвестных обстоятельствах половой орган доктора Попова.
  
   Массаж Орудия - подготовка к бою, повышает ресурсность Орудия.
  
   Ритуальное Обстукивание - набрать ману(ресурс) в Орудие.
  
   Мощности Орудия:
  
   РЕСУРСНЫЕ
  
   Всосать - реверсивная мощность, позволяет Орудию с невероятной силой и скоростью всосать в себя органический объект.
  
   Сильная Струя - кратковременный выброс из Орудия под сильнейшим напором преобразованной вследствие мощности "Всосать" струи, способной разрезать даже твердые объекты.
  
   Исторгнуть из Орудия - Сильная Струя высшего порядка: под сверхвысоким давлением полностью преобразованные продукты, поглощенные мощностью "Всосать", стремительно исторгаются из Орудия. Зачастую продукты не успевают до конца преобразоваться и исторгаются в виде мелких расфрагментированных частей.
  
   ВНЕРЕСУРСНЫЕ
  
  (см. иллюстрации к главе) Ягодичная броня - внересурсная мощность, достигнутая многоуровневыми упорными тренировками. Существенно усиливает твердость ягодиц доктора Самураева, что обеспечивает ему надежные тылы.
  
   Поклон медвежонка - малоизученная мощность доктора Самураева, которую он может применять как для саморазвития, так и в стратегических целях.
  
   Предположительно, если Самураев сжимает Орудие, то Доктору Попову "не лечебно", если тот находится к нему на близком расстоянии. Действует по причине глубокой ментальной и физической связи фаломорфного Орудия с Поповым как с первоносителем.
  
  
  
   Часть первая. ЛОГОВО
  
   Когда-то доктор Попов пообещал вернуться за своим Орудием. Но никто не знал, КАК это произойдет. Доктор Попов уже подлетал на Яйце к подвалу пятиэтажки, где обустроил своё логово Самураев, который, конечно, не ожидал возвращения своего бывшего брата по содружеству Докторского Кольца, также именовавшегося Консилиумом.
  
   Но это отдельная история.
  
   Сейчас же ход Яйца неумолимо замедлялся, и оно начало давать сбои. Конечно же, ovum просто начал вариться изнутри, теряя свою свежесть и необходимую температуру. Доктор лукаво прищурился и стал искать, куда бы приземлиться. Впрочем, выбирать особо не приходилось, поэтому Целитель завернул севернее и, поправив греющееся Яйцо, взял курс на небольшой городок, над которым гнилым каменным коробом возвышалась одинокая пятиэтажка.
  
   Попов спустился на землю, чуть не разбив истощенный овал Яйца.
  
   Этот щенок с жиденькими бакенбардами, насколько знал его Попов, должен прятаться в подземелье здания. Доктору нужны были силы, и он чуял, где их добыть. Однако приходилось признать, что соперник на этот раз был куда сильнее жалких недолеченных нудистов, которых Доктор так и не смог одолеть. Сейчас сложность задачи возрастала стократно, но выхода не было: схватки истощили могущество Попова, и теперь он просто вынужден попытаться захватить то, что и так принадлежало ему. А потом было украдено - подло и непростительно. Попов горел жаждой расправы. Покрытый по краям ржавчиной и мохом прямоугольник доступа в цитадель врага негостеприимно зиял чернотой - надо было найти другой вход.
  
   Попов убрал Яйцо на отдых, и потер натруженные за долгую карьеру руки. Когда-то эти руки помогали и Самураеву... Доктор обошел пятиэтажку, стараясь не попадаться на глаза слонявшимся вокруг нее адептам неверного пути лечения. Те держали в руках примитивные подобия Орудия Самураева, сделанные из крепкой резины, дерева или даже металла. Каждый взгляд на них вызывал у Попова приступ злости. Наконец он заметил подвальное окно. Единственная незадача была в том, что его тоже караулил один из неправильно "излеченных" Самураева.
  
   Доктор прошептал укрепляющие лечебные слова: "Сила огурца, яйца и крапивы - укрепи мою простату и направь геморрой на врагов моих!" и бросился в атаку, сорвав с земли несколько веток удачно подвернувшихся растений: крапивы и лопуха - его вечных друзей и помощников.
  
   Не ожидавший нападения адепт Самураева выпучил глаза, инстинктивно пытаясь загородить промежность сделанным из хлебного мякиша подобием Орудия. "Глупец! Мне не это нужно!" - хмыкнул доктор, прищурившись, и размеренным отточенным движением всадил дружественные ветви трав в проход мерзкому слуге врага прямо сквозь штаны.
  
   Тот тихо просипел, меняясь в лице. Он был больше не опасен. Травы изучили его, сразу же подчинив столь слабое тело. Доктор хладнокровно перешагнул паренька и влез в окно. Пройдя знакомой дорогой по дурно пахнущим коридорам, Попов обошел нескольких адептов, подождав, пока они минуют темные углы, где он прятался. Сейчас проявляться было ни к чему - скрытая атака должна дать необходимый результат.
  
   Вот, наконец, заветная железная дверь - доктор приготовил силы для ее ликвидации... Но дверь была не заперта. Тяжелый гаражный замок не задействован! Ловушка? Попов тихонько заглянул внутрь. Да, тот самый безвкусный интерьер - здесь и засел враг.
  
   Попов проскользнул в просторный плохо освещенный подвал. В углу был организован топчан, и там кто-то спал на подушках. ВОТ ОН! Глаза Попова сверкнули, дыхание сбилось, сердце застучало - пришлось выполнить несколько привычных успокоительных упражнений. Убрав огурец, Попов подкрался к топчану. Ковер был грязным, повсюду валялись подушки. Самураев спал прямо в кимоно, даже не сняв гэта. Орудие лежало рядом на кальянном столике в колбе с жидкостью. О-о-о! Попов чуть было снова не потерял самоконтроль, но вовремя одернул себя. Он, тихо минуя пестрые, но порядком засаленные подушки, подобрался к столику, вдохнул и схватил колбу. Да! Защиты не стояло - щенок чувствовал себя настолько безнаказанным, что даже не удосужился принять меры по охране Артефакта. Идиот. Диагноз - неизлечим. Рекомендуется эвтаназия. Желательно силами природы, но это потом. Целитель на цыпочках двинул к выходу. Счастье переполнило доктора, лицо его светилось как в тот день, когда он защитил диссертацию, Попов с превосходством оглянулся и неловко шагнул вперед. Нога уперлась в выступ татами, и Доктор потерял равновесие: замахал руками, развернулся и уронил колбу мимо матов прямо на грязный бетонный пол.
  
   Самураев поднял голову и пробурчал что-то невнятное. Но потом его мутный взгляд натолкнулся на колбу с Орудием. И на Попова. Выражение его лица мгновенно изменилось.
  
   - Мое! - издал он утробный рев, садясь на ковер.
  
   Его ягодицы правильно сцепились с полом и, поклонившись медвежонку, он с необыкновенной скоростью оказался рядом с колбой, выхватывая из нее Орудие.
  
   Попов тоже бросился к колбе, желая первым добраться до заветного содержимого, но снова споткнулся и упал прямо на Самураева. Они вместе покатились по татами, выронив объект схватки. Ягодичная броня соскользнула с Самураева после того, как правильный контакт был утерян. Попов попытался подняться с Самураева и броситься к Орудию, но его враг взвыл:
  
   - Тебе это противопоказано! - И вцепился туда, откуда когда-то произросло Орудие.
  
   Попов взвыл от боли, ведь это растревожило его единственную неизлеченную точку, и опять упал на татами. Самураев вскочил и бросился к Орудию.
  
   Попов, сипя от боли, прошептал:
  
   - Червячок! - и татами обернулся вокруг него, сбивая с ног Самураева.
  
   Доктор покатился к Орудию, выпростав из мата руку, чтобы схватить и больше никогда не отпускать. И когда его пальцы уже почти испытали это вожделенное и почти забытое прикосновение, Самураев закричал:
  
   - Адепты!
  
   Двери мгновенно распахнулись и в подвал ввалились двое слуг с подобиями Орудия.
  
   - Схватить его! Он... Оскверняет!
  
   Но Попов уже поднялся из-под мата, сжимая в одной руке Огурец, а в другой Орудие.
  
   - Лишь я знаю Лечебный План! - воскликнул Доктор.
  
   - Ты слаб, - прошипел Самураев и метнул в Попова гэта. Деревянная сандалия точно выбила из рук начавшего было торжествовать доктора Орудие.
  
   Адепты Самураева гурьбой налетели на Попова.
  
   Он бросился было к Орудию, но неожиданно получил его страпоновидным подобием от одного из прихвостней по лицу и согнулся от боли.
  
   Он тут же ударил головой адепта в живот и выпрямился. Самураев стоял в широкой стойке пред ним и держал в руках Орудие. Он вскричал: "Ты падешь!" - и начал бить им себя по ляжкам. Попов почувствовал сильную пульсирующую боль в чреслах и паху, потому тотчас побежал наверх, прочь из подвала, на ходу выполняя заклинание Похлопывания.
  
   Адепты ринулись за ним, но Попов увидел небольшой коврик грубого плетения перед главным входом, мгновенно завернулся в него и, протаранив ворота, вывалился наружу. Выскочив из ковра, Целитель побежал в городской сквер. Он заприметил его, пока подлетал к пятиэтажке. Там Доктор сольется с травами и потом будет бить врага прямо в его логове, захватывая городишко изнутри.
  
   Но противник, видимо, что-то подозревал о враждебной силе трав и земли, потому что у ржавых ворот в городской сквер на страже стояли два адепта с двумя подобиями наперевес. Еще два закрепленных ремнями страпона угрожающе покачивались у них ниже животов. Завидев издалека беглеца, прихвостни перекрыли вход. Но доктор не был дураком: лукаво прищурившись, что плохо получилось из-за одышки, он выкрикнул:
  
   - Помогите! Учитель убит атакой завистников! Я пытаюсь спрятать Орудие!
  
   Те ошеломленно переглянулись, пытаясь осмыслить столь наглую ложь. В это мгновение доктор оказался рядом с ними и мощным ударом Огурца оглушил одного из стражей, аккуратно выцелив в болевую точку. Второй ухватил подобие покрепче, и они скрестили лекарственные средства в поединке.
  
   Удары и обманные финты чередовались один за другим. Попов никак не мог одолеть дородного адепта Самураева. Огурец пока был слаб. А сзади уже приближалась погоня... И тут доктор нашел выход. После очередного финта он поднырнул под взмах противника и сильно ударил его по второму орудию, болтающемуся между ног. По инерции от удара тяжелый эбонитовый, со свинцовой сердцевиной, фаллос хлопнул здоровяка поддых. Адепт согнулся и пропустил удар Огурцом в темя. Доктор быстро вставил Огурец и, подпрыгнув, на остатках его мощи, перелетел покрытые ржой ворота и оказался в запущенном, превратившемся уже в лесок, сквере. Рассмеявшись, Целитель убежал вглубь бурьянов, зная, что враги не последуют за ним.
  
   И уже оценивающе глядя на произрастающие травы. Он вернется. Лес даст сил, и тогда Орудие вернется к нему, что бы там ни приготовил этот жалкий самурай.
  
   *** !
  
   Доктор, с прищуром поглаживая огурец, оглядел своих излеченных пациентов. Их было мало, всего с десяток. Те, кого послал за ним мерзкий Самураев в городской сквер. Они все остались с Поповым. И он принялся за их лечение. По лечебной карте, с огурцом и силой трав. Больше, к сожалению, Самураев людей на его территорию его логова не посылал, вспомнив, видимо, что Попов владел силой Земли. Их было мало. Но это был шедевр медицинской мысли. Они были полностью излечены! Они ели только свежую землю с терпким калом. Пять раз в день познавали травы. Совершали упражнения в присутствии Огурца и Яйца, налившихся силой на природе. И теперь, прямо внутри враждебного города, принадлежавшего Самураеву, у него была своя маленькая, но целебная армия.!
  
   Их руки переходили в острую жалящую морковь. Грудь каждого была защищена зарослями колосящейся вместо волос жгучей крапивы. А из ушей и глаз взвивались стайки комаров, живших внутри их черепов. Абсолютно здоровая армия, готовая со всей строгостью отнестись к больным.!
  
   - Да прибудет с вами Сила,- вскинул вверх руки Доктор, - Земли!!
  
   Пенек - удобный, нужных размеров - бодро поскрипывал под ним. Ковер, сотканный из сухих трав и камышей, лежал у пенька: все было готово к всеобщему Обходу.!
  
   Излеченные поднялись на ноги, особым способом не отрывая ботву от огурцов. Поэтому огуречные корни свисали к их ляжкам как хвосты, завершая образ. Конечно же, такие несовершенные огурцы им придется поменять, когда корни отсохнут... Попов гладил свой Великий Огурец, улыбаясь. Обход начался. Доктор спрыгнул с полутораметрового пенька, ставя Яйцо в боевое положение, и сжимая Огурец в правой руке. Размахнувшись им как жезлом, он указал направление. !
  
   - На башню Самураева!!
  
   Завернувшись в ковер, он неторопливо покатился к ржавым воротам городского сквера, а за ним следовало его воинство. На страже у ворот стояли несколько больных, сжимающих в руках Подобия Орудия. Доктор скривился и притормозил, набираясь сил для рывка. Наконец, когда его армия уже была рядом с ним, он рванул вперед, разбивая ржавую сталь и разбрасывая в сторону слуг Самураева. Его адепты начали готовить лечение ошеломленных больных.!
  
   Некоторые еще пытались отмахиваться Подобиями. Но острая морковь пронзала их сзади, готовя к будущей посадке на грядку с огурцами. После этого враги оказались повергнуты на горячий асфальт. Доктор обошел их и прописал каждому лечение в своей Священной Карте. Один из излеченных отделился от армии, начав деловито таскать подготовленных к излечению на Полянку Пенька.
  
   Попов поручил нести ковер подручным, а сам медленно и тихо двинулся к месту Обхода. Осторожно выглянув из-за кирпичной стены, доктор увидел Самураева и около сотни адептов в авангарде. Самураев проводил что-то вроде ритуальной гимнастики, хлопая себя орудием по ногам - адепты слаженно повторяли движения, хоть этот необразованный щенок стоял достаточно далеко, Попов почувствовал глухую, тягучую боль внизу живота и отступил на несколько шагов.
  
   Доктор оглянулся на свою армию. Излеченные были рядом, распространяя вокруг себя здоровый аромат трав и кала. Наконец-то настанет час возмездия. Предводитель приказал своим подручным положить на асфальт ковер и, свернув его, приказал:
  
   - Подготовьте к лечению врагов! Быстро! Беспощадно! Внезапно!
  
   А сам вставил Яйцо поглубже, готовясь к прыжку.
  
   Излеченные бросились вперед, врезаясь с разбега в строй тренирующихся адептов Самураева. Комары, вылетающие из их черепов через ушные отверстия, жалили врагов, внося сумятицу в их ряды. Морковки мерно и методично встречали противников, подлавливая их сзади. Заросли крапивы на груди оберегали их от ближнего боя, заставляли начинающих сопротивляться противников отступать. Самураев заорал что-то со своего помоста рядом с входом в подвал пятиэтажки.
  
   Адепты Самураева из ближнего круга, вооруженные свинцовыми и чугунными Подобиями Орудия опомнились первыми и по команде своего Гуру бросились на помощь терпящим поражение прислужникам с резиновыми и деревянными Подобиями. Чьи ряды сейчас косили излеченные Попова.
  
   Удары чугунных Подобий нещадно рвали тела и черепа излеченных. Перебивали заточенные морковки и сносили целебную жгучую крапиву на их торсах. Впрочем, воины Попова были полностью здоровыми людьми, и, пользуясь своей организованностью и внезапностью нападения, достойно отвечали адептам. Вот один из излеченных бросился прямо на 'гвардейца' Самураева с чугунным Подобием, обжигая ему руки и заставляя закрыться. Комары жалили их в шею и плечи... А тем временем другой излеченный вонзал морковь.
  
   Битва превратилась в мясорубку.
  
   Пользуясь этим, Доктор Попов взлетел над асфальтом, и, поправляя Яйцо в направлении движения, направился к помосту Самураева. Тем более тот, естественно, перестал обстукиваться Орудием. Оставалось только вырвать Орудие из его жалких рук, и дело сделано...
  
   Страшная боль пронзила чресла доктора и он, потеряв связь с Яйцом, судорожно перебирая ногами, полетел в самую гущу битвы - Самураев самодовольно и хищно оскалился, встал в стойку медвежонка и еще ожесточеннее вонзил зубы в головку орудия. Попов взвыл так, что заглушил вопли погибающих адептов. Его низ живота, да и все тело перекручивало изнутри, боль была вызывающе предельна и Доктор не смог более терпеть. "Довольно!"- вскричал он. - "Довольно..." Самураев торжествующе блеснул глазами и ослабил хватку. Его чистая белая слюна победоносно шла по подбородку и стекала по Орудию на могучую руку. Доктор со слезами отчаяния наблюдал, как его излеченных обрабатывают подобиями и укладывают рядом на горячий от крови асфальт. "Всех в подвал!"- властно приказал Самураев.
  
   Доктор закричал от бессилия, видя, как рушатся все его стройные планы по лечению. У него не оставалось ни одной возможности победить... Кроме одной - воспользоваться помощью Древоляда. Попов знал, что может позвать его, но за это придется платить ужасную, НЕмягкую цену. И все же доктор понимал, что не может проиграть ещё раз. Да к тому же этому сосунку! Попов осознавал, что это решение вызвано эмоциями, а не Лечебным Планом, однако его захватила жгучая ярость от унижения. И Доктор завопил священную формулу призыва своего опасного союзника:
  
   - Прошу тебя силой Земли и лесов, Древоляд, приди! - И вскинул руки, ощущая нехарактерные для себя страх, смешанный с отчаянной надеждой.
  
   Он вообще не имел права использовать это заклинание. Оно отдавало ересью проклятого Лорда Креста, ненавистного и до сих пор не свергнутого со своего Трона Гены.
  
   Но дело было уже сделано. Избиение его адептов прекратилось. На площади воцарилось тягостное молчание. Даже мерзкий Самураев потрясенно уставился на Портал, из которого появлялся Древоляд. Прямо из асфальта, распирая его узловатыми корнями, вырастало огромное дерево. Ствол вращался, появлялась кора, ветви, листва. Попов воздел руки к небу, заслоняемому с каждой секундой циклопической кроной, и из уст его вырвался крик. Крик победы. Из буровидного движения ствола появилось тело. Самураев попятился. Древоляд расправил голые плечи, окинул поляну кротким взглядом, поправил плавки, высвободил ноги и легко спрыгнул на измятую траву. 'Да! - прошептал Попов. - О, да!..'
  
   О расплате сейчас он запретил себе думать. Все потом. Сейчас главное - поставить гада-недоучку на место.
  
   - Он! - ткнул перстом в сторону опешившего Самураева доктор. - Это ОН рубит деревья и жжет из них костры, чтобы греть своих выблядков! Что его ждет? Что?
  
   - Это не я! - взвизгнул Самураев.
  
   Но было поздно. Кроткий, преисполненный доброты взор Древобляда, похожего на подтянутого пловца в годах, налился чернотой, и он тихо изрек:
  
   - Кара.
  
   Древоляд развернулся, любовно потерся всем телом о Древо и совершил несколько поступательных движений тазом, касаясь плавками коры.
  
   Откликаясь на его движения, из-под асфальта по всей площади начали появляться молодые ростки, стремительные и зеленые. Покрытые мягкой слизью древесного сока. Они покачивались, словно щупальца, пытаясь найти свои жертвы. Древоляд издал сладостный вопль, обнимая Древо и сползая по нему на колени. Ростки среагировали на команды своего повелителя, взметнулись ввысь и в стороны, поражая проходы адептов Самураева. Мягко и нежно покоряя их, подчиняя воле лесов. Превращая в куклы и марионетки. У покоренных закатывались глаза. Они бессильно падали на землю. Древоляд сделал ещё несколько движений, и ростки подняли беспомощные тела к небу. Это была феерия торжества Природы. Самураев с ужасом наблюдал, с трудом сдерживая рвотные позывы, как его адепты иссыхали и бледнели. Их внутренние жидкости питали растущие стволы, дарили им жизнь. Через несколько мгновений почти все адепты Самураева начали прорастать ветвями, покрытыми мягкой жижей, капающей на потрескавшийся асфальт.
  
   Самураев оглянулся. Рядом с ним стояли только четыре его адепта. Его личная стража, вооруженная чугунными Подобиями полуметровой величины - Гладиусы Орудия. Он открыл уста, чтобы скомандовать им последний приказ, сглатывая неприятную терпкую слюну, наполнившую его рот.
  
   - Жертва господину! - крикнул он и направил истинное орудие на своих верных адептов. Орудие набухло и с ужасным свистом начало безжалостно всасывать в себя адептов, измельчая их тела в кровавую пыль на подлете. С их предсмертными воплями орудие набирало Великую силу.
  
   - Атакуй его! - крикнул успевший разгадать план недоноска Попов. Но Древоляд был в глубоком трансе и не услышал доктора - его ветви и побеги продолжали иссушать не только уже пойманных адептов, но и беспомощных, скрученных бойцов Попова.
  
   - Исторгнуть! - скомандовал Самураев, когда последний из адептов, уронив чугунное подобие орудия, пропал в ненасытном чреве Орудия Истинного. В окружившие Самураева корневища брызнула мощнейшая Струя, красная и беспощадная. Жертва верных адептов не прошла даром: Струя резала и обращала в прах все, чего касалась, досталось даже Главному Древу. Древоляд закричал так, что Попов упал в траву и заткнул уши. Он не увидел, как Самураев, быстро расчистив себе остатками Струи брешь в плотной чаще, рванулся вперед, напоследок защитившись Ягодичной броней, отбил желудиную атаку Главного Древа, сел на Орудие и, используя его, как Доктор Попов свой Огурец, взмыл в небеса. Все стихло. Попов тяжело поднялся на ноги. Он получил победу.
  
   Все адепты Самураева вокруг были мертвы. Древоляд плакал, гладил пострадавшее Древо и что-то шептал ему сквозь слезы.
  
   Затем он повернулся к Попову. В его взгляде была Твердость. Пришло время расплаты. Доктор сглотнул, зажмурился и облегчил свою участь единственно, как это было сейчас возможно: он проговорил заклинание, которым зарекся пользоваться:
  
   - Смягчить проход!
  
   ...Самураев, пробивая тугие облака, летел на Орудии, и лицо его выражало лишь сдержанную злость. Он знал, что это не конец. Ведь Орудие осталось с ним. И Доктор Попов в любом случае придёт забрать свое, ведь иначе он не сможет. А значит, у Самураева было время и возможность подготовить ловушку для самоуверенного Доктора. Он ухмыльнулся, чуть не сбив пролетавшую мимо утку, ушедшую после столкновения в крутое пике. Он ощущал через Орудие ту невыносимую боль, которую чувствовал сейчас проклятый Доктор. Отвратительный Древоляд взымал плату с Попова...
  
   На площади, оставшейся далеко позади Самураева, вибрировал тонкий и захлебывающийся крик Доктора, облокотившегося лицом на стену разрушенной корнями пятиэтажки. Древоляд занимался получением своей оплаты так же, как и всем, что он когда-либо делал: с кроткой улыбкой и ловкими поступательными движениями...
  
  
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Светлый "Сфера: герой поневоле"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Н.Зика "Портал на тот свет. часть 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"