Лукьяненко Татьяна Дмитриевна: другие произведения.

25 мая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   25 мая 2005 года в Москве случилась техногенная катастрофа. Прямо как в фильме "Ночной дозор": взорвались сардельки - и пол города без света. Это сегодня мы вспоминаем все это со смехом. А тогда... тогда многим было не до смеха.
   Утро началось вполне обыкновенно. Мой полуторамесячный сынишка маялся животом. Мама ушла на работу. А я еле дождалась младшую сестру, чтобы отправить ее за результатами анализов в институт им.Габричевского, что ровно на противоположном конце города. Лена мне двоюродная сестра, в свой выходной иногда приезжала мне помочь. Она влетела, как обычно, энергичная, готовая на любые подвиги. Взяла квитанции, взглянула на схему проезда, погулила на бегу с крестником и двинулась было в путь. А за дверью полная темнота...
  -- Что бы это значило? - удивились мы почти хором.
  -- Ничего страшного, я побежала. - Решительно двинулась моя сестра в темноту.
  -- Ты береги там себя, - напутствовала заботливо я.
   Дверь захлопнулась, а я начала утрясание младенца. Сын орал невыносимо. Что-то там в его животике бурлило, не давая спокойной жизни ни ему самому, ни кому-либо вокруг. Я перепробовала все что можно и нельзя: предлагала и сиську, и водички, и подержала столбиком, и поносила вниз животиком. И кидала слегка вверх, и прижимала к себе покрепче. Совершая очередной виток по квартире, не смотря на оглушительные вопли ребенка, я услышала какой-то грохот за дверью.
  -- Кто там? - поинтересовалась. Ответом был очередной громкий стук. Я приоткрыла дверь.
  -- Это я, Лена, открывай. Звонки не работают.
  -- Секунду. - Я немного растерялась, выйти во внутренний совершенно темный коридор с дитем на руках мне было как-то страшно. "А вдруг уроню?", - почему-то мелькнуло в моей голове, и я решительно метнулась в комнату, уложила сынишку в кроватку. Ребенок тренировал силу своих легких. - Потерпи, мой хороший, я только дверь открою и вернусь. - Словно ребенок в полтора месяца может понять что-то там про дверь.
   Я выскочила в коридор, резко раскрыв дверь, совершенно позабыв про то, что открыт выход на балкон. Когда я открыла внешнюю дверь внутреннего коридора, потянуло сквозняком... дверь в квартиру начала стремительно закрываться.
  -- Света нет почти нигде, лифты не работают - начала сестра посвящать меня в подробности происходящего.
  -- Держи! - только и успела вскрикнуть я, как дверь захлопнулась прямо перед моим носом. - А-а! О-о-о! Б! Нет! Только не это. - Я безуспешно потолкала дверь, беспомощно поскребла обивку и зарычала. - Он так себе грыжу наорет теперь. - Мысли путались в моей голове. - Ребенок один в квартире.
   Ключей нет. Замок хлипкий, но еще одного взлома моя дверь скорее всего не выдержит. Год назад, как раз я только узнала, что беременна, замок заклинило, и я умудрилась так толкнуть дверь, что вынесла часть косяка. Отжать топором? Где его взять? И как это делают?
  -- Может от соседей, через балкон? - неуверенно предложила я. - Только я там не пролезу.
  -- Какая у них квартира? - решительно заявила моя стройная сестра.
  -- 98 кажется.
  -- Кажется или точно?
  -- Из лифта направо, туда, - показала я направление соседского коридора, - не как к нам.
  -- Я пошла, - и она побежала к нашей "темной" лестнице вниз. "Темной" мы ее называем потому, что она расположена в отдельной шахте за лифтами. Освещения там почти никогда нет, так как лампочки вечно не работают, а из окно свет пробивается мало. Кто-то очень умный придумал заложить окно матовым двойным стеклом. Раньше такими стеклами остановки делали...
  -- Ты как в подъезд войдешь? - задала я глупый вопрос сестре в спину.
  -- Так света нет, коды и домофоны не работают.
  -- А-а-а, - глупо потянула я.
   Лена уже спускалась по ступенькам нашей "темной" лестницы, но тут вдруг стало как-то невыносимо тихо. Плач прекратился. Вот тут я испугалась не на шутку. "Заснул? Задохнулся? Захлебнулся?", - одна страшная мысль сменяла другую. Но крик скоро возобновился. И я, как ни кощунственно это признавать, вздохнула: кричит - значит жив. Прошло минут десять, вернулась Лена.
  -- Там дверь железная, стучать бесполезно. Звонки не работают.
  -- Почему? - задала я глупый вопрос.
  -- Так света нет. Что-то стряслось такое, что света не нигде. - набегавшись по лестницами сестра пыталась перевести дыхание.
  -- Как это - нигде? - я еще не понимала, что происходит. Мне казалось, что он погас только у нас на площадке.
  -- Так. Троллейбусы не едут, бензоколонки не качают, движение остановилось, даже мобильники не работают. Я потому и вернулась. Метро тоже наверняка не работает.
  -- Что же делать? Остается бежать за ключами к маме...
  -- На Профсоюзную? Так. Нормально. А как я ее найду?
  -- Откуда у тебя столько энергии? - девушка уже трижды спустилась и поднялась пешком на 9 этаж и готова снова повторить этот подвиг. Ждать придется около часа. А какой выход? - Надо уболтать охранника, что ты ее дочь, чтоб он разрешил подняться на 2й этаж. Она в кабинете экономики. Это слева третий поворот направо
  -- Путано как-то ты объясняешь. Как это? - начала раздражаться сестренка.
  -- Ну, когда по большой лестнице поднимешься, надо повернуть налево в коридор, а там справой стороны будет третий кабинет. Но мамы там может не быть... А вот тут уже ... не знаю.
  -- Ладно, разберемся. - И сестра умчалась в очередное путешествие по "темной" лестнице вниз с 9 этажа. "Хорошо, что у нас только 12 этажей, а не 30, и мы живем только на 9м!"
   А я осталась сидеть под дверью одинокая, слушать голодные вопли несчастного дитя. Периодически крик обрывался. В эти мгновения я замирала, уговаривая себя, что дело лишь в том, что он просто устал столько орать. Я то металась по коридору, то прилипала к дверям. Выскочила я в чем была: тонюсенький сарафанчик с живописными разводами на груди от приходящего молока. На голове прическа "как встала, так и хожу".
   Прошло, наверное, минут двадцать. Я услышала шум на лестничной площадке. Надо заметить, что мужчин у нас на этаже - три калеки. В квартире напротив - дядя Вася 80 лет после инсульта, а справа - Вова алкоголик. Слева же все работающие. Рано уходят и поздно возвращаются. Скоро двери с лестницы открылись. К своему удивлению я увидела своих соседей из 43 квартиры. Они ехали на работу, попали в пробку и решили вернуться. Настроение у них было почему-то радостное.
  -- Здравствуйте! У вас случайно не найдется топора дверь отжать? - заскулила я, прижимая руки к груди. Все-таки спящая во мне Женщина иногда просыпалась, причем совсем не в подходящий момент. Впрочем, почему не в подходящий? Мне же дверь надо открыть! Ребенка спасать! И я застеснялась своего вида. - Я выскочила, а она сквозняком...
  -- Кто ж такие замки ставит? - улыбнулась Лариса.
  -- Самый оно. Мне как гулять идти, так закрыть дверь уже рук не хватает. А ловить у нас нечего. Если кто вломится, так еще что-нибудь свое оставит.
  -- Ну да. Знакомая ситуация. С ведром и в тапках. Что-нибудь придумаем сейчас, - пообещал Геннадий.
   Они вошли в квартиру, что-то переставляли, чем-то гремели. Я уже потеряла надежду, но Гена появился в коридоре с молотком.
  -- Топора нет, но попробуем выбить верх. - Он нес наш стул, который просил пару месяцев назад для посиделок, к ним гости приходили. Он поставил стул к двери и осторожно встал на него. - Вот и стульчик ваш пригодился.
  -- Ой, вы только не упадите. Этим стульям лет 70. Они от мебельного гарнитура, который с бабушкой еще после войны по всем границам катался. - Но стул даже не скрипнул.
   Гена начал стучать в ту часть, что располагалась над дверью. "Я только обклеила дверь новой пленкой!" - успела подумать я. Но тут я услышала еще более яростный вопль и перестала думать вообще. Неужели так бывает? Чтоб даже внутренний монолог отключился? Оказывается, бывает.
  -- А фанерку то эту уже выбивали когда-то? - то ли спросил, то ли утвердил сосед.
  -- Да. Лет тридцать назад. Бабушка бегала от одного балкона к другому и дверь захлопнулась... Гроза тогда была, а мы с дедом до дождя вернуться не успели. А когда вернулись мокрые насквозь, то в дом попасть не смогли. Тогда дядя Слава что-то подобное делал.
  -- Ну вот и все. - Гена уронил фанеру в квартиру. - Теперь надо как-то до замка дотянуться. Толкай дверь, я зависну и попробую нажать молотком на щеколду. - Он "завис" и начал долбить молотком по щеколде. Я толкала дверь, но ничего не получалось. - Постой. Давай сначала я стукну, а ты сразу толкай.
  -- Хорошо, - послушно согласилась я.
  -- Толкай! - скомандовал он, одновременно стукнув по замку.
  -- Да. - Я толкнула, но сквозняком с той стороны дверь сильно захлопнуло обратно. Гена вздохнул и полез обратно на дверь, так как успел соскользнуть с притолки обратно на стул.
  -- Давай! - снова скомандовал он.
  -- Даю. - Не очень уверенно сказала я, пытаясь распахнуть дверь пошире и удержать. Я рвалась в квартиру. Но в нашем узком коридоре это сделать было проблематично - мне мешал стул. Наконец, мы как-то разошлись, убрали мебель. Я рванула просто в комнату, не обращая внимания на погром возле двери. - Мальчик мой любимый, сыночка моя.
   Сыночка орал что было сил. За те минут сорок, что меня не было с ним рядом, он налил и слез и всего прочего, что я выбросила потом все пеленки из кроватки. Одной из них я обтерла ему попу по быстрому, схватила на руки, прижала к себе.
   Как можно успокоить младенца? Грудь! Чадушко присосался так, что я тихо взвизгнула. Он жадно впился в маму всем ртом и заглатывал молоко огромными порциями. Быстро насытившись, он немного успокоился. Но орать не перестал. Не успел сразу перестроится. Хотя это было уже совсем другое кричание...
   Наконец, он стал затихать. И тут я вспомнила, что в коридоре у меня сосед. Выйдя из комнаты, я обнаружила, что Гена аккуратно пристраивал фанеру на место. Перед дверью образовалась куча мусора. "Хорошо, что я не положила дитятку в коляску!" - сообразила я, когда увидели на прогулочном матрасике два крупных куска какого-то мусора, толи деревяшки, толи штукатурки. Да и раскачать коляску можно было, наверное...
  -- Я тут приставил, чуть закрепил гвоздиком, чтоб уж совсем дыры то не было. Но надо нормально прибить.
  -- Конечно, - устало отозвалась я. Масштабы катастрофы меня впечатлили. Мало мне проблем? "Ладно, лишний раз пол протру", - смирилась я с неизбежным. - Надо мужу позвонить, чтоб пораньше пришел.
  -- Справишься?
  -- Конечно. После такого стресса - полы помыть - самое то.
  -- Остришь - это хорошо. Ну я тогда пошел.
  -- Спасибо огромное. Как мне теперь стало легко. И ребенок, наконец, заснул...
  -- Что это тут у нас? - на пороге появилась Лена. - Я что, зря бегала?
  -- Ну не совсем... мы уже минут десять не орем...есть хочешь?
  -- Только пить. Жара сегодня.
   Лена пошла на кухню, налила себе из чайника большую кружку воды и выпила почти залпом. Потом начала рассказывать про свое путешествие. Она выскочила из подъезда и, подбегая к дороге, остановила первую же машину.
  -- Мне к метро. У меня в квартире ребенок остался один заперт. Мне надо как можно скорее забрать мамины ключи. - Все это она выпалила скороговоркой.
  -- Совсем один? - встревожено поинтересовался парень за рулем, нажимая на газ.
  -- Вообще! Я с ведром, а дверь захлопнулась. И никого рядом. Мне как можно скорее туда. - Лена махнула в направлении метро Профсоюзная.
  -- Прямо к метро? - участливо поинтересовался водитель.
  -- Почти. Только с той стороны, - Лена показала на встречное движение.
  -- Да уж! И все стоят! Что за катастрофа?
  -- У всех бензин кончился.
  -- Да? - удивился парень. - Тогда можно нарушить правила...
   Он покрутил головой, выглядывая поблизости стражей порядка, и резко вывернул влево, нагло проскочив через две сплошные, и выруливая прямо на широкий тротуар.
   Редкие пешеходы отпрыгивали в сторону.
  -- А так можно? - задала глупый вопрос моя сестра, готовившаяся сдавать экзамен на права.
  -- В твоем случае - нужно. Не боись!
  -- А что мне остается? - пожала плечами сестренка.
   До маминой библиотеки долетели за три минуты. По правилам ехали бы минут 50... Лена нервно открыла сумочку, порылась там.
  -- У тебя состояние невменяемое! - остановил ее водитель. - Иди. А сумку закрой. Ты же за ключами спешила.
  -- Да. - Она метнула на него напряженный взгляд. - Спасибо вам! Огромное. Я побежала.
  -- Беги. Обратно довести?
  -- Не знаю. Туда вроде уже едут... - девушка кивнула в сторону дороги. - Спасибо.
   Лена влетела в стеклянные двери и с разбегу наткнулась на вахтера. Именно наткнулась. Роста она у нас гренадерского, поэтому охранник смотрел ей в грудь.
  -- А вы, девушка, собственно куда? - поднял он на нее глаза.
  -- Мне к маме на второй этаж, - заскулила этакая дылда. - У меня ребенок остался в квартире заперт, а ключи тут в кабинете экономики. Пустите, пожалуйста, он там плачет. Он рыдает и орет. Ему страшно, одиноко. Он там совсем один. Ему полтора месяца.
  -- А как он так остался? - лицо стража стало постепенно приобретать человеческие черты.
  -- Ну как? Я за дверь. Дверь захлопнулась. Он там остался. В кроватке. Один.
  -- Ну, иди, - потеплел охранник. - Дорогу то найдешь.
  -- Придется! - Лена побежала через две ступеньки наверх.
  -- Ты откуда тут? - удивилась моя мама.
  -- Тетя Женя, дай ключи. Таня за дверью, дверь захлопнулась.
   Мама как раз шла чайку попить. Очень вовремя! Пока шли до кабинета, Лена попыталась рассказать, как можно яснее и короче, что случилось. Мама начала охать и ахать, но ключи быстро выдала.
  -- Воды выпей, запыхалась же, - протянула она стакан племяннице.
  -- Спасибо, - Ленка выдула его залпом и понеслась обратно вниз по лестнице.
   Пробка так и не рассосалась. Троллейбусы встали намертво, мешая протискиваться прочему транспорту. Но сестре повезло. Парень, подвозивший ее, ждал в том месте, где ее высадил.
  -- Садись, - галантно раскрыл он перед ней дверь.
  -- Вот спасибо. А вам что, никуда не надо торопиться? - удивилась девушка.
  -- Надо бы. Но не пожар же. По такой дороге и по правилам я все равно буду ехать очень долго.
  -- Тогда поехали. - И Лена устроилась на сидении. - Снова по тротуару? Или как-нибудь протиснемся по дороге, по обочине?
  -- Сейчас поглядим, - задумчиво ответил парень. - Я тут, пока курил, стража порядка видел. Уж совсем в наглую нарушать может и опасно...
   Машина тихо покатилась вперед в нужном направлении. Слева мелькнула серая форма...
  
   Попив чаю, я пошла подметать и мыть коридор. Лена прикорнула рядом с крестником на моей большой кровати. Телефоны так и не работали и позвонить мужу я не могла. Оставалось заняться делами. Я вытрясла коляску, заменила пеленку. Потом перемыла всю посуду собравшуюся с утра от завтрака и поставила варить бульон.
   Долго возилась с плитой. С одной стороны, газовая плита в данном случае - спасение. А с другой... пока я додумалась как ее зажечь! Без электричества "автоподжиг" не работал. Пришлось искать спички. Спичек не было. Так все привыкли к удобству. Я полезла по своим карманам старых курток и пальто. В одном завалялась зажигалка. Мне повезло.
   В ответственный момент, когда я снимала пенку, проснулся сын. Новый вопль разбудил крестную. Я заторопилась, бросила снимать шубу с бульона, прикрутила газ и пошла в спальню. Лена баюкала крестника, но безуспешно.
  -- Давай еще покушаем. Может я тоже отдохну немного... Присмотри за супом, - попросила я сестру.
  -- Ага, - пробормотала она зевая.
  -- Вот как наорался, аж вздрагивает. Бедный ты мой, сыночка. Кушай, мой любимый. - Я гладила ребенка по голове, пока он пыхтел у груди. Я и не заметила, как закрыла глаза. Ребеночек имел привычку засыпать с сиськой во рту. Так мы продремали все дружно часика два...
  -- Чем это пахнет? - услышала я девичий голос сквозь сон.
  -- А чем пахнет? - спросила я, не в силах открыть глаза. Запах был стойкий, но не противный.
  -- Едой какой-то. Курицей.
  -- Бульон! - вскочила я и бегом в кухню. - Я же попросила - проследи.
   На мое счастье он выкипел не до конца. Осталась малая часть на дне кастрюли. Я попробовала эту концентрированную жижу, больше похожую на холодец.
  -- Может заливное сделать? Почти готово... - остроумно предложила заботливая сестра
  -- А есть я что буду? - вздохнула я. - Мне и так все запретили.
  -- Да добавь воды и не парься. Зелени накроши. Посоли. Нормально будет.
  -- Умные все такие! - ворчала я, крутясь у плиты. - Все вредно: жирное, сладкое, соленое, перченое... Список неограничен.
  -- А что можно? - удивилась Лена.
  -- Вареную говядину, нежирный творог и макароны без соуса. А, гречку еще. У меня от этой гречки уже спазмы в горле. Единственная крупа, которую я ела, так и та уж не лезет.
  -- А ты так ноги не протянешь?
  -- Не знаю. Но хочется вкусненького. Говядину без кетчупа я не могу переживать. И при этом поправляюсь - похлопала я себя по бедру.
  -- Ну, пока незаметно, - успокоила меня сестра.
  -- И на том спасибо. А по вещем - ой как заметно! В любимые джинсы уже не влезть.
  -- Бросишь кормить - похудеешь.
  -- Будем надеется. Слушай, телефон заработал! - я послушала гудок и набрала номер мужа.
   В центре катастрофы не случилось.
   Супчик получился вполне приличный. Я поела, выпила чаю с молоком. Теперь следовало бы погулять. Но как спускаться с коляской по лестнице с 9 этажа?
  -- Интересно, телефон заработал. Может и лифты поехали... надо бы деточку выгулять, - я посмотрела на часы. - Он сейчас проснется и задаст нам жару.
  -- Ща гляну, - Ленка выскочила в коридор. Дверь снова с шумом хлопнула.
  -- Только бы она не закрыла ту, внешнюю дверь, - пробормотала я.
   Но Лена и не думала закрывать ту дверь. Она вызвала лифт. Тот начал подниматься, гремя какими-то деталями.
  -- Все работает, - сообщила она, появляясь на пороге. - Может и свет уже есть?
  -- Нет, - пощелкала я выключателем на стене. - Хоть бы холодильники не успели разморозиться. Жара сегодня не майская...
  -- Пошли гулять. Все равно делать нечего.
   Мы стали собираться на улицу. Я упаковала "дорожную" сумку с водичкой для себя и для ребенка отдельно, с памперсами и салфетками. На всякий случай взяла деньги и пакеты - может в магазин заглянем...
   Переоделась сама. Сынулька уже начал кряхтеть. Мне не хотелось его будить, но переодеть свежий подгузник было необходимо. Я тихонько развернула драгоценный кулек. Иногда, на сон я закутывала его по-старинке потуже, чтоб спалось спокойнее. Начала переодевать в сухое.
   Памперс был не то чтобы очень мокрым... Но мы же на улицу идем. Я приготовила все свеженькое. Сынок открыл глаза, его писюн слегка напрягся. Струя последовала быстро. Я чудом успела увернуться. Ну что же? Тоже неплохо. Я отложила забрызганный подгузник, за время прогулки подсохнет. Не выбрасывать же его? Подсунула под попку следующий. Тут мой малыш посмотрел на меня очень внимательно, поднатужился. И выдал очередью жидковатую массу цвета охры. Новый памперс я вытащить из под него не успела...
   "Вот ведь незадача!" Капельки этой роскоши попали мне на платье. Я потащила ребенка в ванную. Отмыв тельце от какашек, мы начали процесс одевания в очередной раз.
   И тут начались новые вопли. Я торопилась, липучая застежка никак не поддавалась. Быстро застегнув липучки подгузника, я мигом натянула легкие штанишки и кофточку. Осталось переодеться самой. Сын орал, что есть мочи. Снова живот закрутило. Я перевернула его на животик.
  -- Полежи так. Маме переодеться надо.
   Я скинула платье. Мне попались под руку домашние штаны. Было очень тепло на улице. Я решила, что во дворе меня, если кто и увидит, то только такие же замотанные мамочки. А штаны чистые, вполне приличные. Ну обтягивают слегка. Сверху надела широкий блузон, закрывающий мою самую выдающуюся часть тела до середины бедра. Дитятку надо бы накормить. Я взяла сыночка на руки и пристроила у груди. Он снова присосался и на какое-то время затих. Глазки он прикрыл, постепенно ослабляя хватку.
   Когда я поняла, что сын наелся и все-таки задремал, осторожно положила его в коляску. Теперь надо было пополнить свои запасы... Я пошла снова пить чай с молоком.
  -- Мы сегодня уйдем гулять? - громким возмущенным шепотом поинтересовалась сестра.
  -- Обязательно. Но если не выпью чай, то мне нечем будет кормить его после прогулки. А иногда он ест и на улице.
  -- Такой мелкий, а какой прожорливый! Все время ест.
  -- И спит еще иногда. А ее какает, - уточнила я, делая большой глоток.
  -- Маленькие детки - маленькие бедки! - философски заметила Лена.
  -- Ну пошли. Я готова - я бросила чашку в раковину.
   Спустились мы без приключений. Вынесли коляску с лестницы у подъезда через развороченную яму на дорогу. Наш ЖЭК решил укрепить ступеньки перед подъездом металлическими уголками. Нет бы пандус сделать... Пока делали ступеньки - раскурочили сам подход к лестнице. И летайте, люди добрые, как вам угодно.
   Одинокие бабушки, вышедшие на прогулку, начали твердить нам, что будет дождь.
  -- Что-то вы не вовремя. Небо то затянуло. Изморось уже.
  -- Ничего. Спать будет крепче, - деловито заметила я, глядя на небо.
   Небо и правда было какое-то сероватое. Подул ветерок, и молодая листва кленов, растущих около подъезда, шумно зашелестела. И не так уж жарко... Мы тихонечко поехали на аллею. Мне нравилось возить коляску вдоль березок. Днем там мало кто гулял. Дети в это время обычно спали, а старички и старушки тоже расходились по домам отдыхать.
   Зато мое сокровище заворочалось, всем видом демонстрируя недовольство. Я прибавила шагу.
  -- Вот бы меня так кто покатал, - мечтательно заметила Елена. - Ну, вот чем ты не доволен? Лежишь себе, тебя везут. А он тут покряхтывает, выгибается.
  -- Надоело на спине лежать. Давай, перевернем. - Я наклонилась над коляской, пытаясь уложить дитя на бочок. У меня это даже почти получилось. И мы пошли по аллее дальше, утрясая младенца.
  -- Вот ведь... неугомонный.
   Мы несколько раз прошлись туда-сюда по аллее. Мелко моросящий дождь под деревьями нас почти не беспокоил. Наступала почти благодать: тихо, зелено, тепло. Но тут вдруг слегка громыхнуло и, через мгновение начался ливень.
   Зонтики мы, конечно же, не брали. Про плащи мы и не думали. Я поглубже опустила верх коляски, чтоб капли не летели малышу в лицо, натянула чехол на ноги. И мы побежали к подъезду. Как-то вдвоем мы скоренько подняли на руках коляску в подъезд. Домофон так и не работал. Вслед за нами в подъезд зашла девушка.
  -- Вам какой? - спросила я соседку, смахивая капли со лба.
  -- Шестой.
  -- Поехали. Вот денек! Не понос так золотуха.
  -- Да уж! Метро стоит. Троллейбусы стоят. - пожаловалась девушка с шестого этажа.
  -- Метро так и не поехало? - спросила Лена.
  -- Ну вот я ехала с Войковской наземными путями.
  -- Хорошо, что я не успела доехать до метро...
  -- Это точно. А то я бы с ума сошла, тебя ожидая. И хорошо, что в лифте никто не застрял.
  -- Сплюнь! - почти крикнула Лена. И в этот момент лифт качнуло. Он как-то странно скрипнул и замер. - Ну вот. Глазливая ты наша!
  -- Я то тут при чем? - искренне удивилась я. Я опустила глаза в коляску, ожидая резкого вопля. Но вопля не последовало. Сын смотрел на меня очень внимательно и, как мне показалось, осуждающе. - Господи, твоя воля. Да что сегодня за день такой. -
   Я нажала на кнопку 6 этажа. Дохлый номер. Тогда я попробовала нажать на 1 этаж. Тоже никакого эффекта. Молоденькая соседка начала нервничать. Она подскочила к панели с кнопками и жала на все подряд, в том числе и на "ВЫЗОВ". Как ни странно диспетчер откликнулась довольно быстро. Предложила нам понажимать на те самые кнопки, куда мы уже успели нажать.
  -- Ждите монтеров. Они в соседнем доме закончат и придут к вам.
  -- Вот весело. Хоть бы стульчик с собой взяли. Нет же. Только запас воды, - простонала я.
  -- Да. Воды, пожалуй, можно только мелкому. Ему не страшно. У него памперс есть.
   В это время мимо нас просвистел маленький лифт в соседней шахте. Мы стояли в напряжении, не знали чего ждать. Наш грузовой лифт ломался с завидной периодичностью. Как его перевели на новый электронный механизм, так житья от него не стало. И все анекдоты повылетали из головы. Обычно как-то само в голову приходит. А тут... ничего.
   И тут у меня зазвонил мобильник. "МАМА" - увидела я на экране. И время высветилось: 18.25.
  -- Да, мамочка, - стараясь говорить спокойнее, произнесла я в трубку.
  -- А вы где? На улице ливень, а дома вас нет.
  -- А мы в лифте.
  -- В каком? - не поняла мама. - Я же только что поднялась.
  -- Ты на маленьком поднялась. А мы в большом застряли. С коляской! - сказала я с ударением на слово коляска, чтоб сразу успокоить маму, что с ее внуком все в порядке.
  -- И давно вы там?
  -- Ну, минут десять, наверное, уже сидим. Вернее стоим.
  -- А почему так тихо?
  -- А твоему внуку нравятся приключения. Вот и молчит.
  -- А лифтера вы вызвали?
  -- А то! Идет уже из соседнего дома.
   Мама спустилась на первый этаж и пошла в диспетчерскую. Она у нас почти во дворе располагалась. Диспетчер подтвердила, сто заявку приняла. Показала на экране пульта передвигающуюся тоску.
  -- Видите? - ткнула диспетчер в красный кружочек. - Это маячок лифтера. Вот он дорогу переходит. Сейчас придет в ваш подъезд.
   Мама отправилась скорее обратно и с ремонтником вошла в маленький лифт.
  -- Достаньте моих детей, пожалуйста. Поскорее.
  -- Куда торопимся? - монтер вышел на четвертом этаже, глянув в шахту через щель между кабиной и стеной этажа. - Отсюда попробуем.
  -- Что попробуете? - не поняла мама
  -- Так достать! - удивился мастер непонятливости тетки. Он куда-то нажал, что-то повернул, и потянул дверь лифта в сторону. - Ну? Вылезать будем?
  -- Куда? - чуть ли не хором крикнули мы. На уровне глаз была стена. Чуть выше ботинки молодо монтера и встревоженное лицо моей мамы, которая присела на корточки, готовая помочь нам выбраться. А где-то ниже колен светилась полоска пола нижнего этажа.
  -- Сюда, - совершенно спокойно ответил лифтер. - Мы поможем.
  -- Ага. С коляской. С дитем.
  -- Ну а что вы хотите? - удивился мастер. - Я же его держу.
  -- А если он поедет? А коляска здесь в любом случае не пролезет.
  -- Потом заберете. Так вы лезете?
  -- Нет, - твердо заявили мы.
  -- Ну, тогда ждите, когда механизм заработает. Надо на крышу лезть. - и он отпустил дверь. Дверь почти бесшумно поехала на прежнее место
  -- И долго ждать? - спросили мы через дверь.
  -- А кто ж его знает? - услышали мы тихое ворчание.
  -- Надо было маме ключи отдать. - Посмотрела я на сестру. - Она же даже в квартиру не попадет.
  -- Хорошая мысля приходит опосля! - философски заметила Лена.
  -- А мама, наверняка, в туалет хочет.
  -- Ой, только не про него, - взмолилась соседка. - Надо было мне вылезти, пока он дверь держал.
   Я позвонила маме, посоветовала зайти к тете Тамаре. Ну не помирать же теперь?! Потом мы минут двадцать слушали фееричный мат Саши и Коли. Кто кого! Лифт очень медленно тронулся вверх. С помощью какого-то хитрого устройства они подняли его вручную до уровня того этажа, на котором мы наблюдали маму и молодого лифтера. Дверь снова откатилась в сторону.
   Молодая соседка живо выпрыгнула на этаж и помчалась к лестнице, не задавая лишних вопросов. Я осторожно выкатила коляску.
  -- И дальше как? - задала я риторический вопрос.
  -- А как хотите. Можно по лестнице, - лифтер показал направление.
  -- Может, попробуем в маленький впихнуться? - скромно предложила Лена.
  -- А он не застрянет? - со скепсисом в голосе поинтересовалась я у лифтера. Словно он мог знать.
  -- Ну рискните, пока мы не ушли. Этот точно не скоро заработает.
  -- Давай попробуем - сказала я, нажимая кнопку вызова лифта.
  -- Ты иди в лифт, а я по привычке уже по лестнице, - хотела сбежать сестра.
  -- Ты хочешь, чтоб я там одна теперь сидела? - удержала я ее за рукав. - Нет уж. Вместе задохнемся.
   Я вошла в лифт, сложив предварительно ручку коляски, кое-как сдвинула эту карету в бок, освободив сестре маленькую полосочку свободного места. Лена вошла боком и вжала остатки невидимого живота.
  -- Ну, с богом! - и нажала кнопку своего этажа.
   Как это ни удивительно, но мы доехали. Еще большее удивление у меня вызывало странное спокойствие моего сына. За все время пребывания в лифте он не закрывал глаз и не открывал рта!
   Мы пришли домой. Я позвонила маме, что дом открыт. Холодильники слегка потаяли, затем снова замерзли. Из морозилки невозможно было что-то достать.
   Потом пришел муж. На нашей ветке метро к вечеру все наладилось, и до Профсоюзной он доехал без проблем. Ужина в тот день у меня не было. Пришлось молодого папу кормить моим диетическим супом. А перед сном у него была разминка - прибить фанерку над дверью, чтоб не было видно повреждений.
   Странно, но сегодня почти никто не помнит, как нам тогда было "весело". Кто-то домой шел пешком из центра, кто-то, как мы, застрял в лифте. Было много аварий на дорогах. Лично я после этого дня еще недели три внимательно смотрела на дату изготовления кефиров и йогуртов. И брала исключительно Лианозовский комбинат. Он на севере расположен, там свет был в исправности. А колбасу мы вообще покупать перестали... как-то так совпало.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   12
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"