Лукьяненко Татьяна Дмитриевна: другие произведения.

Ангина

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Ангина
  
   В четверг вечером я с трудом доплелась до дома. Силы как-то оставили меня, едва я добралась до любимого дивана. Я свалилась на него, не раздеваясь, натянула на себя старенький плед, и закрыла глаза. На ближайшие выходные у меня были большие планы. Мне надо было срочно восстановить силы. А силы можно было реанимировать отдыхом.
   Я лежала на диване и уговаривала себя, что вот сейчас я расслаблюсь, немного посплю, отдохну, и снова буду в порядке. В какой-то момент я, действительно, отключилась и заснула. Так я дремала на диване в большой комнате, набираясь сил, пока не замерзла.
   Часы показывали половину восьмого вечера. Не так уж долго я спала. Сын пришел с тренировки и делал домашнее задание. Я подумала, что он хочет есть, ведь время то уже позднее. Но силы почему-то не восстановились, а покинули меня окончательно. Заслышав мои шевеления на диване, он пришел на меня посмотреть.
  -- Мам, ты чего это тут то спишь? Тебе плохо? - заботливо поинтересовался он.
  -- Да что-то не так чтоб отлично... устала. И замерзла.
  -- Давай я тебе помогу. Держись, - ребенок обнял меня за талию и потянул в мою спальню. - А ты горячая! Ты температуру то мерила?
  -- Нет еще. Найди мне градусник, пожалуйста. Ты, наверное, есть хочешь?
  -- Не, мам. Я молока попил. Может, тебе тоже погреть?
  -- Сначала градусник. И чайник, наверное, поставь.
  -- Есть! - мой мальчик стянул с постели покрывала, чтобы я быстрее нырнула под одеяло. И убежал на кухню.
  -- Как у тебя в школе дела? - проорала я ему вслед, снимая верхнюю одежду.
  -- Нормально, - сынуля уже вернулся ко мне и протягивал термометр. - Вот градусник. Чайник поставил. И я тот плед притащил. Ты же к нему уже пригрелась... Ложись, - ребенок заботливо накрывал меня всем, что попалось под руку, чтоб я быстрее согрелась.
  -- Вот спасибо тебе! Какой у меня сыночек заботливый. Ты чаек свежий завари, ладно. - Я свернулась под одеялами и прижала градусник подмышкой. - Трудности есть с уроками?
  -- Нет. Такая легкотня. Отдыхай.
   Через пять минут градусник показывал 38, 3. Допрыгалась! Организм устал. На службе - море работы, на даче - поле не паханное, дома - хлев отдыхает. А я тут с температурой буду валяться. Очень кстати.
   Я стала вспоминать рецепты быстрого оздоровления. Горло болело с утра, вчера на меня "накашляли" в транспорте. Теперь вот еще и температура с ознобом. Простуда, как минимум, мне обеспечена. Так. В чай надо положить малину, мед, лимон и... что-то еще. Не помню. И в кровать потеть.
  -- Ма-а-а-ам! - потянул из кухни сыночка. - Чай готов. Нести?
  -- Можно! - "Как вовремя то". - Только подойди ко мне пока просто, без чая. - "Что же там еще то надо?".
  -- Чего, мам? Не нести? - ребенок возник на пороге.
  -- Неси. Только поищи малину сначала. Еще нужен лимон, которого нет, конечно же... и что-то еще. Голова болит, не помню что еще. Найди хотя бы малину.
  -- И много ее туда?
  -- Ну, так... ложечку. Десертную.
   Весь вечер я пила чай с малиной и пыталась пропотеть. Только ничего у меня почему-то не получалось. Попросила ребенка растормошить нашу аптечку, в поисках спреев и пастилок от боли в горле, полосканий, витаминов и тому подобных снадобий. Оказалось, что все закончилось еще весной, когда у меня был фарингит. В закромах отыскалась последняя упаковка фурацилина и грамицидин, на который у меня аллергия. В нашей "дорожной" аптечке отыскался тантум-верде, а в буфете - холс в черной упаковке, который с эвкалиптом. До утра можно вполне дожить. Фурацилин бросили растворять в кружечке, горло оросили зеленым спреем.
   Я позвонила на работу, отпросилась на один день, чтоб "отлежаться" и набраться сил. Завтра то точно с температурой никуда идти нельзя. Счастливая, что можно днем отоспаться, никуда не бежать, ничего не решать, я вытянулась под одеялом, напилась горячего чаю еще раз, положила в рот эвкалипто-ментоловый леденец и попыталась заснуть.
   Но тут почему-то Морфей покинул меня. Зато появились неприятные ощущения в боках. Когда у меня поднимается температура, с одной стороны, организм тянется в сон, а с другой, начинают болеть тазобедренные суставы. Вот это настоящая мука: на спине я спать не могу - меня почему-то подташнивает, и голова кружится, на животе - начинаю задыхаться, так и ни на одном боку тоже не получается - болят суставы.
   Всю ночь я крутилась как на вертеле, задремывая очень не надолго. Правда, температура снизилась. Я слегка попотела, переодевалась ночью в сухую пижаму.
   Утром сынуля сам себе приготовил завтрак, собрался самостоятельно в школу, и отбыл, прихватив последнюю тысячу рублей на лекарства. Он обещал после школы зайти в аптеку, деловито составив список продиктованных мною лекарств. Я еще покрутилась в кровати часов до двенадцати. Легче мне почему-то не становилось. Я пила воду, которая уже, естественно, остыла, не смотря на старания ребенка обеспечить мать теплой водой. Термосы мы давно все перебили, а современные термокружки почему-то не соответствовали своим названиям...
   Захотелось освободиться от выпитой жидкости. Пошатываясь, я добралась до туалета. Получилось. Значит, можно совершить второй рывок - дойти до кухни. Я перевела дух, отдохнув в туалете, поплелась на кухню. Снова получилось. Я поставила кипятить чайник. Фурацилин сделал свое "желтое" дело - почти весь растворился. Я обрадовалась - попью чайку, пополощу горло растворчиком, что с детства помогал, а там и "подмога" подоспеет.
   Горло я полоскала, держась за полотенцесушитель, чтобы не грохнуться навзничь на керамическом полу. Мне показалось, что горячую воду отключили - труба была едва теплая. Наполоскавши свои покалывающие миндалины, я поплелась обратно в кровать. За ночь холс тоже иссяк - я положила в рот последний леденец.
   В два часа ребенок прибежал с мешком из аптеки. Теперь у меня был имудон, фарингосепт, шалфей, люголь, комплевит и парацетомол. И еще сыночек купил мне лимон. Я обрадовалась такому набору, выпила витаминину сразу. Потом мы вместе ели пельмени на обед и пили чай с малиной и лимоном. И насколько возможно быстро я выполоскала горло, и нырнула обратно в постель в обнимку с таблетками, набрызгав горло люголем.
   Как же противно болеть! Я сосала по очереди то одно лекарство, то другое. Каждый час-два я плелась в ванную полоскать горло. К вечеру температура снова стала подниматься. Когда я намерила 39 и 7, а малина в чае не помогала, я решилась на парацетомол. Дозу, по-видимому, рассчитала плохо - температура резко стала нормальной. Снова ночь - круговерть.
   Утром субботы я решила заглянуть в свое горло. Взяла фонарик, подошла к зеркалу - ух ты, елки-палки! Да это же натуральная ангина, а не простуда. Блямбы во всю глотку. Что мы делаем при ангине? Прошлой весной мне выписывали биопарокс и имбирь! Имбирь! Вот что надо было положить в чай для оздоровления! Да! Еще бальзам или коньяк. Вспомнила я с большим опозданием.
   Все мои планы на субботу полетели в тартарары. Я вспомнила, что прошлой осенью делала настойку калины на коньяке. Вот и случай подходящий - температура снова поползла вверх. Я на завтрак вместо традиционного кофе, решила выпить чай с малиной, лимоном и коньяком. Имбиря у меня нет. На мед, который тоже нужен, у меня аллергия. Коньяк калиновый я, правда, влила в себя в натуральном виде, а потом чаем запила.
   В дальнем углу холодильника нашелся прошлогодний биопарокс. Срок годности заканчивался как раз через месяц. После полоскания горла, я забрызгала свое многострадальное горло этим мерзопакостным на вкус лекарством, и в очередной раз решила пропотеть под одеялом. И мне это даже удалось. Только лежать не было никаких сил. Я вертелась и крутилась, садилась по-турецки, становилась на четвереньки, накрываясь одеялом чуть ли не с головой, пытаясь найти позу, в которой не болели бы тазобедренные суставы.
   В одной из этих замысловатых поз мне вспомнилось, что горло надо полоскать содой при ангине. Ну уж чего-чего, а сода у меня дома имелась. А еще я залезла в самый дальний угол аптечки и нашла хлорфиллипт - это такая зеленая жидкость для полоскания и промывания. Лежать мне уже не хотелось. Я усилила полоскания, вставала все чаще, пила чай с лимоном. В общем, я активно лечилась. Но к вечеру снова стала подниматься температура. Когда меня зазнобило, я закуталась в махровый халат, напилась чаю с малиной и коньяком, залезла под одеяло потеть, и почему-то решила, что мне срочно нужен больничный лист. Наверное, температура вызвала состояние "сдвинутого" сознания.
   И я вызвала "Скорую". Как ни странно, врачи приехали быстро. Или это были два фельдшера? Старый еврей и молоденький татарин. У молоденького на шее выглядывала из под врачебной робы золотая цепь в полпальца толщиной. Старший лекарь помыл руки (что мне показалось удивительным!), потом принялся меня разглядывать. Ладно было бы на что посмотреть...Я сидела на кровати под одеялом, закутанная в банный халат. Слегка отекшие глаза, бледный лоб, румянец по щекам... мерила температуру, по их же указанию.
  -- А зачем вы так запаковались? - удивился еврей.
  -- Так холодно же! Знобит.
  -- Если вам холодно, значит, температура поднимается. А следовательно надо раздеваться. Вылазьте из ваших шуб, - скомандовал доктор.
  -- Как же раздеваться, когда надо пропотеть? - удивилась я. "И так холодно, куда ж раздеваться?"
  -- Потеть надо, когда чаю напились и уже тепло. А потом еще и переодеться в сухое. И снова не кутаться. Открывайте рот! - целитель посветил мне в глотку фонариком. - Да. Ангина. Как вы и сказали диспетчеру.
  -- А вы решили, что я вас обманываю? Это же не первая моя ангина...
  -- И чем вы ее лечите? - фельдшер поглядел на мою прикроватную тумбочку, которая была усыпана разными снадобьями.
  -- Полощу горло содой, фурацилином, хлорфилипптом, брызгаю люголь, тантум-верде, сосу фарингосепт...
  -- Это вы так ангину лечите? - врачеватель посмотрел поверх очков на меня презрительно. - Тут антибиотик нужен.
  -- Да раньше всегда помогало. Биопарокс опять же...
  -- Биопарокс - это хороший препарат! - включился в действие молоденький, когда старший доктор сел заполнять бумаги. - Давайте я у вас на всякий случай мазки из носа и глотки возьму.
  -- Берите. Только в носу у меня сухие корочки. Что там можно взять?
  -- Можно. Сидите спокойно! - командовал младший.
  -- А вы эти анализы куда потом отправите? - очень мне было это интересно. И еще - узнаю ли я результаты.
  -- Анализы - в лабораторию. А результат придет в вашу поликлинику по участку.
  -- Это хорошо. В нашу то поликлинику...
  -- А что у вас плохая поликлиника? - почувствовав сарказм в моем голосе, спросил младший фельдшер, убрал пробирки с моими бациллами в свой большой чемодан и достал ампулу и шприц. - Анальгин будем делать?
  -- Температура есть? - не отрываясь от писанины, спросил старший.
  -- Да. Намерила 38 и 5, - сверился практикующий врачеватель с моим термометром.
  -- Коли, - отмахнулся еврей.
  -- А может, не надо? - слабо пискнула я.
  -- Прилягте на бок! - скомандовал молодой, быстро набрав лекарство в шприц. - Расслабьтесь. Так что, у вас плохая поликлиника?
  -- Ну, как вам сказать? Если не болеть и не собирать справки о том, что здоров и все можно, то и не узнаешь какая она. Я стараюсь так и поступать. Только вот не всегда получается...
  -- Это какая же? Девяностая что ли? - ампулу доктор убрал обратно в свой саквояж.
  -- Она самая.
  -- Да, все ее ругают. Я тут как-то выезжал к мужчине. Пришлось его госпитализировать. В этой вашей поликлинике у него грыжу не нашли. Врач не смог определить сам, а рентген был сломан. Они его выгнали домой, мол, ходят тут всякие здоровые, отвлекают. А спина болит. Он за деньги где-то в другом месте сделал снимок, но до поликлиники уже не смог дойти. Его скрутило. Вот я его с этими снимками и отвез в больницу.
  -- Кстати, в рентгене у нас был очень хороший начальник. Он без аппарата диагнозы правильные ставил. Уволился. Теперь вообще ничего не работает. И никто. Придешь на медосмотр, чтоб медкнижку сделать. Они же деньги получают за МЕД-ОС-МОТР, - я произнесла это слово медленно, четко выговаривая слоги. - А кто-нибудь смотрит? Глазного я умоляла мне в глаз заглянуть, лора - в горло. Терапевт вообще не понятно чем занимается. В карте написано, что у меня давление 140 на 85, живот мягкий, и кучу еще всего. У меня такого давления не бывает! Если оно так поднимется, то сердце будет выпрыгивать из груди. У меня всю жизнь оно пониженное. Этот врач меня и пальцем не трогал. Он давление не мерил, меня не слушал. Просто закрыл диспансеризацию. Зато перед приемом все теперь заполняют бумажки, что согласны на осмотр, пальпации, перкуссии и прочие внедрения.
  -- Какие вы слова знаете? - воскликнул старый еврей, поворачиваясь ко мне со своими бумажками. - А знаете все это почему?
  -- Догадываюсь. Финансирование виновато.
  -- Вот у меня оклад 14 тысяч. А работы сколько! А люди разные, - вроде бы пожаловался доктор, но получилось так, что он гордится своим положением.
  -- Ну да! - согласилась я. "Ведь каждый человек любит пожаловаться".
  -- Не верите? Я раньше в федеральной "Скорой" работал, там получше было. А тут вот так. А у тебя сколько? - обратился старший фельдшер к коллеге.
  -- А у меня десять, - расплылся в улыбке тот.
   "Ну да. А вот эту цепь на шею ты купил с премии в два рубля. Или любимая жена подарила... Так я тебе и поверила".
  -- А как часто вы полощите горло? - закончив свою писанину, поинтересовался старший. - Хоть пару-тройку раз в день полощите?
  -- Да каждый час примерно... ну раз восемь точно было.
  -- Неужели? - доктор посмотрел на меня поверх очков. - В общем, полощите горло раствором соды с солью в равных количествах и каплей йода. Фурацилином сейчас полоскать бессмысленно. Уберите его. Завтра придет "актив" - врач дежурный из поликлиники.
  -- А ночью актив не приедет? А то как-то пришли, меня разбудили ваши коллеги. Первая девушка мне вместо пневмонии опендицит нарисовала, так меня ночью разбудили.
  -- Нет. Ночью точно никто не придет. Завтра из поликлиники.
  -- Да никто и завтра не придет. Позвонят в лучшем случае, - пробубнила я.
  -- Должен придти. Если дежурить будет терапевт, то обязательно придет. Ну поправляйтесь! - и "гости" быстро покинули мою квартиру.
   После их ухода я долго искала градусник. Когда я открывала горло дедушке еврею, молодой доктор забрал его у меня, чтоб удостовериться, что у меня есть температура. А потом еще раз смотрел... и куда тот делся? Оказалось, что он его положил под все мои лекарства, чтоб понадежнее, не разбился. Да так глубоко, что я его там не разглядела. Хорошо сынуля у меня зоркий.
   Мальчик мой собрал все обертки от шприцов и шпателя, а заодно и мусор из ведра сразу вынес. Снова вскипятил чайник и напоил меня эликсиром.
   Я читала ту бумагу, которую доктор долго писал в стороне. "Карта вызова"! - интересно он ее заполнил. Имя и отчество там есть, а фамилия не предполагается? Или он просто забыл? Хорошо, что адрес и возраст из паспорта списал правильно. Анамнез вполне правдоподобен - записал почти все, что я вспомнила. Жалобы тоже мои, как ни странно... а вот осмотр, оказывается, показал, что у меня "сознание ясное, кома по шкале Глазго 15 бал". Интересно, что это такое? Еще у меня "сыпи нет, зев гиперемирован, миндалины рыхлые, отека нет". Как же нет? Еще как есть! Но туда он хотя бы заглянул... Читаем далее: "частота дыхания - 18 в/мин, одышки нет, аускультативно: везикулярное, хрипов нет". Он свой фонендоскоп даже не доставал, не то чтоб ко мне им прислоняться! Как он вдохи определил? Отлично! И далее: "АД 140 на 90, АД (рабочее) 120 на 80, пульс 118(!) ритмичный, наполнение удовлетворительное". Я же гипотоник! Откуда он такие цифры взял? По скорости слов выскакивающих из меня? Или решил, что все то, что я рассказывала про доктора из поликлиники - это все как раз про меня? Я жаловалась, а не рассказывала про СВОЕ давление! Мое рабочее - 110 на 70! Читаю дальше: "Живот мягкий, участвует в акте дыхания, печень у края реберной дуги...".
   Он меня пальцем не трогал. Только в горло и заглянул. Кроме того, в этом бланке вызова есть место, где я должна была написать свое согласие на все проделанные надо мной процедуры, в том числе и на ту инъекцию, которую они мне сделали. Нельзя болеть! Ну никак нельзя.
   Я еще раз пополоскала горло, выпила пару глотков горячего снадобья, положила в рот фарингосепт с имудоном и улеглась потеть. Но температура упала без всякого потения. Видимо, их укол ее согнал. Это плохо. Что они мне вкололи? Долго выясняли, на что у меня аллергия. На анальгетики вроде нет. Сделали доброе дело! Я уже пожалела, что вызвала их в субботу. Можно было еще сутки спокойно валяться. И что мне в голову стукнуло...
   Весь следующий день я занималась своим здоровьем совершенно спокойно. Полоскала, орошала, держала во рту всякие пастилки и леденцы. Часа в два(!), в то время, когда дежурные врачи уже настраивают свои лыжи на дом родной, мне вдруг позвонили из поликлиники. Забыла я уже про актив...
   Приятный мужской голос поинтересовался - нужна ли мне его помощь!
  -- Да как вам сказать... нет, наверное, - Я даже растерялась. - Мне больничный нужен был.
  -- Как вы себя чувствуете? - терпеливо спросил голос.
  -- Уже намного лучше. Горло болит меньше.
  -- А какая температура?
  -- Нормальная. Я вообще-то не мерила. Но раз я уже нормально хожу до ванны и кухни, высоко она не поднимается.
  -- Значит, температура 36 и 6, горло еще болит. Помощь не требуется.
  -- Ну как вам сказать? А вы не придете? Доктор со "Скорой" сказал, что вы придете. Сказал, что антибиотики нужны...
  -- Ну так антибиотики трудно подобрать, не видя вас. Но если вы сами справляетесь, режим соблюдаете, все назначенное выполняете, то зачем вам сейчас врач? Вы же все выполняете? - вкрадчиво уговаривал меня мужской голос.
  -- Конечно! - твердо сказала я. - И даже чуть больше. Я и народные средства применяю, и прописанные современные. Мне завтра к вам подойти за больничным?
  -- Нет. Что вы! - успокаивающим голосом замурлыкал доктор. - Вы там полощите, брызгайте в горло, на улицу пока не надо выходить. Придете во вторник. А что вы применяете?
  -- Полощу содой и солью, хлорфилиптом, брызгаю люголем и тантум-верде. И биопарокс.
  -- Хлорфилиптом? Люголем? - на том конце связи "актив" удивился. - У вас какие-то садистские доисторические методы! Зачем? Так нельзя! У вас мирамистин есть?
  -- Был. Сейчас найду! - я решила не спорить.
  -- Вот. И хорошо бы имбирь.
  -- Маринованный? Есть.
  -- Зачем маринованный? Свежий. Это природный антибиотик.
  -- Хорошо. Сейчас порежу. Может, и чеснок подойдет.
  -- Чеснок хорош от вирусов. И он очень острый. Острое вам нельзя. Ну поправляйтесь!
  -- Обязательно! - я положила трубку. - А имбирь не острый! - сказала я в тишине соей квартиры.
   Значит, мирамистин. Интересно, в каком еще углу своих закромов я не искала лекарств. Поскольку это жидкость с противомикробным (или как он там правильно считается) средством широкого профиля, то флакон с ним я нашла на полочке в ванной. Летом я там ребенку глубокую ссадину промывала. Что ж еще одним спреем прибавилось.
   Я нашла в себе силы погладить сыну рубашки в школу. Вечером мы посмотрели вместе фильм. Я сделала себе глинтвейн - откопала набор специй для приготовления этого напитка. Вино сухое было. Потом мы пошептались перед сном. И разошлись по кроватям. Я думала, что не засну. Но в этот день я немного потрудилась, да еще горячее вино... спала как младенец.
   В понедельник я раздумывала - идти ли мне в поликлинику. Доктор вчера сказал, что до вторника я совершенно свободна. Я снова полоскала, орошала и поглощала леденцы. В половине второго, совершенно для меня неожиданно зазвонил телефон.
  -- Кто говорит? - Я испугалась, что это из школы...
  -- Врач! - услышала я женский голос.
  -- Да что вы?!! - ну никак не ожидала я такого внимания.
  -- Вы же болеете? Ангина?
  -- Да. Но зеркало показывает, что блямбы съежились, осталось красное горло. Мне надо было придти?
  -- Нет. У вас же был вызов "Скорой". Вот мы обязаны вас наблюдать.
  -- По телефону? - уточнила я.
  -- Вообще то, нет, на дому. Но если вы соблюдаете режим и принимаете все, что вам прописали, то зачем вас беспокоить своим присутствием? А вы все соблюдаете? - голос стал очень строгим. - Антибиотики пьете?
  -- Какие? Мне их никто не назначал.
  -- Как это не назначал? - в голосе послышался наезд. - А "Скорая" что делала?
  -- Укол. Хотя я и без этого укола могла спокойно бороться с заболеванием. Температура - это не всегда плохо.
  -- А назначение какие прописал? - голос в телефонной трубке был очень строгий.
  -- Полоскать и забрызгивать...
  -- И что вы делаете?
  -- Да полощу, забрызгиваю и рассасываю... Потихоньку!
  -- Что вы забрызгиваете и чем вы полощите? - возмутился врач. - Кто так ангину лечит?
  -- Полощу содой, а забрызгиваю мирамистин и биопарокс с люголем.
  -- Биопарокс?! Вы сами себе такое прописали? - дама даже голос повысила, столько энергии было в ее вопросах.
  -- Почему сама? Врач...
  -- Не может такого быть. Это препарат запретили. Где вы его взяли вообще?
  -- Биопарокс запретили? Мне врач весной, когда я болела, его предложил купить.
  -- Ну если весной... - слегка остыла доктор. И продолжала с новым нажимом: - А вот летом его сняли с производства. И запретили назначать...
  -- Странно. А врач со "Скорой" его увидел и мне не сказал, что запретили. Даже наоборот сказал, что хороший препарат. У меня частые ангины. Я уже опытный пациент.
  -- Вот странно, что вас не предупредили. Я вообще то сама удивлена, раньше тоже прописывала, рекомендовала биопарокс. Но летом вышел приказ, который запрещает назначение этого препарата потому, что он вызывает онкологию.
  -- Ого! То-то он мне никогда не нравился! Мерзкий он на вкус. Пойду выброшу.
  -- А что вы еще делаете? Хорошо полоскать хлорфилиптом. Знаете такая зеленая жидкость?
  -- Да. Знаю. У меня есть, полощу. И фарингосепт рассасываю.
  -- Еще нужен имудон. Он дорогой, конечно, но очень помогает.
  -- Есть имудон, принимаю.
  -- А антигистамины вы пьете?
  -- Антигистамины?! - тут я уже вообще в осадок выпала. - От отека что ли?
  -- А что вы удивляетесь? Говорите, что опытный пациент. Вам никогда не прописывали антигистамины?
  -- При ангине - нет. Только при аллергии.
  -- А температура у вас какая?
  -- Нормальная. Если я разговариваю, то нормальная.
  -- Хорошо. Значит, температура 36 и 6. Горло еще болит. А голова болит? - уже ласково поинтересовалась доктор.
  -- Да. Слегка болит. Туповатая такая голова.
  -- Можно выпить но-шпу или спазган. Боль не терпите. Ну, хорошо. Значит, полощите содой и солью, хлорфилиптом, люголем хорошо смазывать. Я так поняла, что вы все знаете, раз не первый раз ангиной болеете. А еще хорошо фурацилин развести.
  -- Да-да-да. Я все это делаю.
  -- Ну смотрите. Поправляйтесь. Завтра, если не будет температуры, приходите на прием. Если температура поднимется, то вызывайте врача на дом.
  -- Обязательно. Спасибо вам большое!
   Что-то я запуталась... что принимать и чем полоскать. Решила лечиться своими проверенными средствами. Точнее - всем сразу, что в доме нашла. К концу дня у меня было премерзко во рту, а в желудке сильная тяжесть. Ела я мало. В основном пила волшебный чай. После субботнего укола одно приятное событие произошло - перестали болеть бока. И немного появились силы. После обеда я слегка прибралась в квартире. На ночь снова сделала себе глинтвейн. Ночью я спала.
   И вот наступил вторник. Ребеночек отбыл в школу, а я собиралась к врачу. Сложила в сумку документы: паспорт, полис, справку для больничного, карту вызова. На отдельном листочке написала аккуратно чем я горло полоскала, чем орошала, а какие пастилки рассасывала. Я приняла душ, вычистила зубы. Хорошо, конечно, было бы и голову помыть - чистые волосы легче уложить, но делать это перед выходом на улицу я не решилась. Просто зачесала свою шевелюру в гладкий пучок. Откопала в шкафу чистый костюмчик - стирать то мне было некогда...
   И вот вся такая свежая и благоухающая уселась я под дверью терапевта. В талоне было указано время приема 08.20-13.30 и счастливый номер очереди - 13. Когда я подошла к двери нашего участкового врача, мои коллеги по несчастью (оказаться в этом месте...) активно выясняли, кто за кем занимал. Мнения разделились. Одна часть очереди утверждала, что доктор принимает по живой очереди, по приходу, другая же - стремилась доказать, что время и номер очереди указаны в талоне именно для того, чтобы не было такой свары, а тишина и порядок. Только вот не смотря на это, как раз свара то и получилась. Я как китайский болванчик переводила взгляд с одного орущего на другого, но кто последний, выяснить мне не удавалось. Всех пациентов, пришедших до меня, запомнить было невозможно. У меня даже голова закружилась от напряжения.
   На помощь мне явилась старшая медсестра. Проплывая по коридору со стопкой карт, она остановилась в эпицентре ора и резко рявкнула на беснующихся людей:
  -- Больные! Если этот балаган сейчас же не прекратится, то вообще никто никого принимать не будет. Вы что? На базаре? Номер очереди в талоне для порядка проставлен, а не для галочки. Сами просили для удобства время ставить. Вот и сидите теперь по времени в талоне. Ишь, разорались! - она перехватила поудобнее карты и поплыла дальше по своим делам. - Взрослые люди! А ведут себя как в детском саду...
  -- Сама больная! - тихо прошипел почти беззлобно в спину медработнику дедушка из очереди.
  -- Так кто же все же последний? - вежливо поинтересовалась я.
  -- Всегда была живая очередь... - попыталась начать новые дебаты строгая тетка в очках.
  -- А теперь принимают по времени в талоне - перебила ее интеллигентная старушка в павло-посадской шали. - Вот сейчас медсестра за картами выйдет, вы у нее и спросите.
  -- У вас какая очередь? - обратилась я к расписной шали.
  -- Одиннадцатая.
  -- Очень хорошо. У кого двенадцатая? - в ответ мне была тишина. - Тогда я за вами, - обратилась я к старушке.
   Пожилая дама надула губы, показывая всем своим видом, что вот, мол, нечего лезть вперед, хотя я никуда и не лезла. Наверное, это было продемонстрировано не мне, а даме в очках, которая с жаром минут пять назад доказывала, что раз она пришла раньше, то и пойдет соответственно раньше.
   Я присела на последний свободный стул рядом с бабушкой. Правда, бабушкой ее можно было назвать только благодаря... расписному платку. Волосы были тщательно прокрашены и уложены волосок к волоску. На лице аккуратный макияж, правда слегка ярковат для дамы в возрасте - глаза подведены, ресницы накрашены, тени, румяна... и губы фиолетовые. Из-под шали выглядывала легкомысленная кофточка с глубоким вырезом. Я скосила свой взгляд на колени соседки - юбка ровно по колено, светлые колготки. На ногах туфли на каблуке сантиметров пять... В районной поликлинике такие дамы! Хорошо мы поживаем.
   Страсти по выяснению, кто последний в очереди, поутихли. Все рассмотрели свои талоны, и теперь тихо переговаривались, кто все-таки за кем идет. Оказалось, что живая очередь выстраивалась практически в той же очередности, что и номера в талоне. Что было вполне естественно, талоны в этом порядке в регистратуре выдавали. Незаметно разговор от выяснения отношений перешел на обсуждение болячек. Специалистов в нашей поликлинике было немного, поэтому терапевт принимал всех подряд с любыми недомоганиями: давление, гастриты, невралгии, инфекции... и швец, и жнец, и на дуде игрец.
   Дедуля жаловался на боли в сердце. "Скорая" предлагала ему вчера госпитализацию, но в больницу ему не хотелось - дома ж и стены помогают. Но в груди кололо и припекало.
  -- Да это у вас невралгия, - авторитетно заявила дама в шали. - Если бы у вас было предынфарктное состояние, то "Скорая" вас вчера и увезла без разговоров. И мы с вами тут не разговаривали.
  -- Они так и хотели, - покряхтывал дед.
  -- Так не надо было отказываться. Сердце так долго не болит... Вам к специалисту надо. К кардиологу. В больницу надо.
  -- Где они - специалисты? - вздохнул дедуля. На его счастье из кабинета врача вышла медсестра собирать карточки. Заметив, как он потирает грудину, она пригласила его в кабинет.
  -- Интересно, что они там с ним будут делать? В кардиоцентр направят? Или в Беляево? Как бы он не отдал концы прямо в кабинете, если ему так плохо, - ворчала моя разговорчивая соседка.
  -- Скорее всего, сейчас его уговорят, вызовут "Скорую", да отправят в больницу, - проговорила строгая дама в очках. - Никто на себя в этой поликлинике ответственность брать не будет. Похоже на боли в сердце, а вовсе не на невралгию. Невролога вызовут для порядка. Но ему кардиолог нужен. А он только в филиале на Беляево. Некому тут с нами возиться.
  -- А вы, милочка, с чем? - обратилась старушка в платке к строгой даме.
  -- А у меня ревматизм, наверное. Или артроз. Ноги болят. Ревматолога тут тоже нет. Надеюсь, дадут направление в КДЦ.
  -- А обе ноги или только левая?
  -- Обе.
  -- Хм. Я вот тут недавно смотрела передачу про здоровье. Так вот там один умный доктор все объяснил. Если у вас болит левая нога - то надо перестать пилить мужа. А если правая - простить женщину. Я перестала мужа пилить. Плюнула. Ну не поставит он свои ботинки на место. И что? Я их отшвырну в сторону, когда в очередной раз через них споткнусь, пусть сам потом их под шкафом ищет.
  -- А если мужа нет? - подала я свой робкий голосок, вспомнив, как у меня недавно болели суставы на ногах.
  -- Значит, любовника, - таким тоном ответила всезнающая дама в шали, словно я сказала что-то неприличное.
  -- А если нет любовника, - усмехнулась я.
  -- Тогда вы не отдаете себе отчета, что просто ненавидите всех мужчин. Такого быть не может! Любовник должен быть. Значит, надо простить всех мужчин и завести любовника.
  -- Как все оказывается просто! - удивилась я.
  -- А в жизни вообще все просто. Люди сами все усложняют.
  -- Да...
  -- Вот увидите. Вы мне поверьте, - словоохотливая старушка переключилась на меня. - Вот надо простить всех. Вам же самой легче станет. Это же не им надо, а вам. Вот простите всех, и любовник сам собой образуется.
  -- Мне вот очередного нахлебника только не хватает для полного счастья! - проворчала я.
  -- Почему нахлебника?
  -- А кто они есть? Ленивые, трусливые и жадные существа. Сколько ни живут на свете, а до пенсии детьми остаются. Мне бы своего воспитать. А еще один половозрелый дитя мне не нужен.
  -- Вот! - взвизгнула дама в ярком платке. - Вы изначально настроены на негатив. Вы априори считаете их недостойными существами. Вас один раз обидели, а вы по одному неудачнику всех под одну гребенку. Вот поэтому у вас все и болит.
  -- А с чего вы взяли, что меня один раз обидели? - возмутилась я.
  -- В вас говорит обида. Это надо отпустить...
   Не знаю, чем бы закончилась эта нравоучительная беседа, но мою оппонентку пригласили в кабинет. Врач, судя по всему, решила принимать по своему усмотрению, а не по живой очереди, и не по талонам. Дедушку повели на ЭКГ. В коридоре на какое-то время стало тихо.
  
  
  -- Входите же. Кто следующий? - нервно прикрикнула врач.
  -- Здравствуйте! - я увидела врача неопределенного возраста - неухоженную тетку с небрежным хвостом на затылке вместо привычной бабушки. Сперва, я решила, что ошиблась дверью, посмотрела на табличку, на которой значилась фамилия моего участкового терапевта.
  -- Ну что вы задерживаете всех? Проходите, - повысила голос врач.
  -- Захожу. Тут написано Рязанова. Я не ошиблась?
  -- Рязанова ушла на пенсию. Табличку не поменяли. Заходите. Что у вас?
  -- У меня ангина. Вот, - я выложила на стол документы. Мне надо оформить нормальный больничный. В субботу была скорая, выписала справку.
  -- А где фамилия? - врач развернула карту вызова.
  -- Не знаю. Может быть, это теперь такие правила... Не стоять же мне на душой у врача, когда он документы оформляет. Тем более, что я в этом ничего не понимаю.
  -- А вдруг это не вы? - тетка держала бумагу как-то брезгливо...
  -- Резонно. Но горло болит у меня.
  -- Ну, раздевайтесь.
  -- В смысле? - не поняла я доктора, - вроде про горло говорили...
  -- В смысле до пояса, - нервно отреагировала врач. - Я слушать буду.
  -- Ну, хорошо, - согласилась я, сильно удивившись, что меня при ангине будут слушать. - А давление померяете?
  -- Конечно. Обязательно. Шевелитесь. В коридоре очередь.
  -- Это просто праздник какой-то!
  -- Что вас так удивляет?
  -- Меня так давно никто не слушал. И давление не измерял...
  -- Как же? У вас в карте написано, что хрипов нет и давление высокое.
  -- Я гипотоник. Я не знаю, откуда они мне такое давление рисуют.
  -- Все. Молчите и дышите ровно и глубоко, - врач приложила свой стетоскоп к моей груди. - Повернитесь. Дышите открытым ртом, - отдавала она приказы. - Покашляйте.
  -- Хорошо, - послушно выполняла я указания, задышала ртом, кашляла, отчего горло тут же сделалось сухим.
  -- Поворачивайтесь. Откройте рот. Та-а-к! - доктор взяла шпатель. - О! какая красота! - восхитилась она, надавливая на мои миндалины.
  -- А! - вскрикнула я от боли и закашляла.
  -- Ну, зачем же на меня то кашлять? Я не хочу заболеть ангиной!
  -- Извините. Это непроизвольно.
  -- Сидите спокойно. Руку на стол. Давайте, давление измерим.
  -- Давайте, - прохрипела я и покорно положила правую руку на стол, левой закрывая рот, чтобы унять кашель.
  -- Нет. Так дело не пойдет. Успокойтесь сначала, - врач принялась что-то писать в карте. - Успокоились? - спросила она, когда я перестала кашлять.
  -- Вроде бы.
  -- Ну сидите спокойно. Расслабьтесь! - она накачала манжету до 160 мм. - У вас 120 на 75. Это для вас нормально?
  -- В целом - вполне. Не 140 - уже хорошо.
  -- А что вы принимали? Сколько дней антибиотики пьете?
  -- Антибиотики мне никто не назначал. А принимала я вот... - подсунула я свою записку.
  -- Та-а-к! Что значит, никто не назначал? Вы с субботы болеете, а антибиотики не пьете?
  -- С четверга, если быть точным.
  -- Сегодня уже вторник. Вы пять дней болеете, а антибиотики не пьете?
  -- Не пью. Сама же я их себе не назначу...
  -- Плохо. Так. Что же вы тут делаете? Полоскание: хлорфиллипт, фурацилин, сода с солью, орошение: мирамистин, тантум-верде, люголь, биопарокс, рассасывала: фарингосепт, холс, имудон. Это вы так ангину лечите?
  -- Ну да. Я всегда ее так лечу.
  -- Так. Соду с солью убираем, - с нажимом зачеркнула доктор строчку на моем листочке. - Это ни в коем случае нельзя. Гнойники исчезают, но инфекция уходит внутрь! И еще убираем все острое и соленое, - авторитетно сказала уставшая тетка, подняв ко мне свое лицо. - Дальше. Биопарокс - хороший препарат. Холс? Это вообще что? - снова подняла она на меня удивленные глаза.
  -- Это леденцы от кашля с ментолом и эвкалиптом. Мне очень помогает.
  -- Этим ангину не лечат. Людмила Борисовна, - обратилась она к медсестре, - напишите женщине схему, как пить антибиотики. Человек уже, - она заглянула в карту вызова, - с субботы...
  -- С четверга болеет, - уточнила я.
  -- Тем более. С четверга без антибиотиков. Амоксицелин и грамицидин.
  -- У меня на это аллергия, - осторожно вставила я.
  -- И супрастин тоже подпишите, - не вдаваясь в подробности, добавила доктор. - От поноса - линекс.
  -- У меня нет поноса! - возмущенно пропищала я.
  -- Будет, - тут же успокоили меня. - Людмила Борисовна, и направления на мочу, кровь и ЭКГ.
  -- Полоскать будете фурацилином. И обязательно рассасывать лизобакт.
  -- Вместо имудона? - уточнила я.
  -- Имудон тоже хороший препарат. Если еще остался, то можно не менять. Схему приема вот...
  -- А больничный? - робко спросила я.
  -- Так. Вот вам список лекарств и схема их приема, рецепты, справка на больничный. Идите в пятый кабинет, вам там его выпишут. И анализы завтра сдайте. Ко мне придете в пятницу.
   Я вышла из поликлиники с легким головокружением. Погода была великолепная! На улице сияло солнце на голубом небе, отражалось в свежевыпавшем снеге, а отблески слепили глаза до рези. А я долго пребывали в душном помещении с плохим освещением. И у меня не долеченная ангина... Я позвонила на работу, предупредила, что "до пятницы я совершенно свободен". Чем бы таким приятным, исцеляющим можно заняться до пятницы...
  
   И вот настала пятница. На этот раз в коридоре перед кабинетом царил полный порядок и тишина. Я спокойно читала книгу, ожидая своей очереди, и никто меня не отвлекал пустой болтовней и идиотскими советами. Но прием затягивался. Глаза устали от напряжения - в коридоре было плохое освещение. Ноги слегка оттекли от долгого сидения.
   В прошлый раз вместо заявленной Рязановой меня принимала Крылова. Теперь же в этом кабинете сидел грузный мужчина по фамилии Лукьянов. А госпожа Крылова сама слегла с простудой. Болеть мне уже сильно надоело, и я принялась уговаривать врача выписать меня на работу. Но доктор был себе на уме. У меня создалось впечатление, что он меня вообще не слушал.
  -- Как вы себя чувствуете?
  -- Нормально. Уже можно идти на работу.
  -- Горло справа еще болит? - заглянул он ко мне в глотку.
  -- Ну, мое горло всегда немного болит. Орошать и рассасывать я могу и на работе. Выпишите меня, пожалуйста.
  -- Заполните вот тут согласия на обследования, - протянул мне бумажки доктор.
  -- Как? Опять? Я уже заполняла. И анализы сдала.
  -- А диспансеризацию вы проходили? Медосмотр каждый год проходить надо.
  -- Кто б меня посмотрел как же тщательно, как я бумажки заполняю. Не буду я ничего больше заполнять, - возмутилась я.
  -- А что, вас не смотрели на предыдущих приемах? - поинтересовалась медсестра. - Вас же Крылова слушала и давление померила.
  -- Это было только однажды. И даже без согласия на осмотр. Я уже выздоровела. Отпустите меня на работу.
  -- А живот у вас болит? - поинтересовался Лукьянов.
  -- При чем здесь живот? Горло у меня болит! Слабость была и температура. У меня уже ничего не болит. На работу хочу.
  -- Все же прилягте на кушетку. Я живот пощупаю. И медосмотр пройти надо.
  -- Да зачем мен его проходить, если все равно никто ничего не слушает. - Я улеглась на кушетку и задрала кофту. - Для галочки что ли? Когда заболит, тогда и приду.
  -- Тут больно? - доктор слегка погладил меня по животу.
  -- Вообще никак. Вы хоть прикоснитесь, чтоб ощутить что-то.
  -- А здесь? - рука врача скользнула справа налево...
  -- И тут никак! - мне показалось, что доктор засмущался и покраснел.
  -- Давайте я вас послушаю.
  -- Слушайте. Только выпишите меня уже. У меня дома ребенок один, - взмолилась я.
  -- У вас что, такой маленький ребенок, который сам о себе не может позаботиться? Вам сколько лет? - Лукьянов посмотрел на мою медкарту, видимо высчитывал, сколько мне лет.
  -- А я не похожа на женщину, у которой может быть маленький ребенок? - оскорбилась я. - Я что, так плохо выгляжу?
  -- Я не хотел вас обидеть.
  -- Тем не менее вам это удалось. Маленький. Во второй класс ходит. Я по закону его не должна одного дома оставлять. Но не с кем...
  -- А с кем он будет, когда вы на работу пойдете?
  -- Тогда он будет на продленку ходить... выпишите меня. Ну, зачем меня слушать? Ну что вы там найдете? Боитесь, что хрипы появятся?
  -- Это же вам надо! - теперь возмутились хозяева кабинета.
  -- Мне? Зачем? -очень искренне удивилась я.
  -- Вы же не хотите на работу придти больной!
  -- Но у меня ангина, а не бронхит! И где мои анализы? Вы их посмотрели? Я добросовестно все сдала два дня назад.
  -- А где ваши анализы?
  -- Вы у меня спрашиваете? У вас должны быть. "По участку".
  -- Людмила Борисовна, вы смотрели?
  -- Да вот же ищу, - медсестра рылась в кипе бумаг. - Вот, - она выдернула из кучи одну бумажку, - это кровь.
  -- Посмотрим. СОЭ - 20. Многовато... - промямлил доктор.
  -- При условии, что я антибиотики так и не пила... и горло было еще красное. А все остальное... лейкоциты, тромбоциты?
  -- Лейкоцитов немного...
  -- Выпишите...
  -- Так! - рявкнул врач. - Бюллетень продляем. Придете во вторник. До этого полощите, пьете антибиотик. В понедельник еще раз сдаете кровь.
  
   Удивленная я поплелась домой. Болеть мне уже реально надоело. Болели бока - лежать уже не было никаких сил. А горло еще немного побаливало. Я купила в аптеке по пути септолете тотал, потому, что пить антибиотик мне совершенно не хотелось.
   За выходные я переделала почти все дела дома: убрала, постирала, даже погладила, что делать ужасно не люблю. В воскресенье мы с сыном испекли шарлотку. В понедельник я еще немного понежилась, доделывала дела. А во вторник послушно пришла к врачу.
   Очереди почему-то не было. Принимала дама по фамилии Замотайкина. Я выбрала молчаливую тактику. Только кивала и выполняла ее приказы: сядьте, встаньте, лягте, дышите...Этот доктор меня слушала, измеряла давление, нажимала на живот, дала мне градусник, перелистала всю мою карту, сверяла анализы, раскладывала их по датам. Заглянула даже в прошлогоднюю диспансеризацию. Внимательно прочла заключение гинеколога, которое появилось в моей карте после неудачной беременности пару лет назад, когда "Скорая" забирала меня в больницу с кровотечением. К заключению были прикреплены анализы моих гормонов. Долго возмущалась, что нет еще одного заключения врача, ведь эстродиол повышен! Странно, если бы он бы понижен...
  -- Я обговорила этот вопрос с лечащим гинекологом, у которого наблюдаюсь.
  -- И что он вам сказал?
  -- Так должно быть.
  -- А где заключение эндокринолога?
  -- А где у нас эндокринолог?
  -- В Беляево. Вам дать направление?
  -- Лучше не надо. Я сейчас ангину лечила. Она как-то связана с эстродиолом? А беременеть я не собираюсь, - я попыталась достать градусник.
  -- Очень плохо! - врач сверкала глазами.
  -- ? - я вытаращила глаза. Что плохо? Что я беременеть не хочу?
  -- Я разве попросила вас температуру мне продемонстрировать? Держим дальше, - командовала тетка. - Надо следить за своим здоровьем! Почему вы не хотите пойти к эндокринологу?
  -- Удивительно! - прошептала я. - Когда я жаловалась, и мне было плохо, то всем было на меня наплевать. И мои гормоны, и мои анализы всех устраивали. А когда я хочу на работу после ангины, так меня решили залечить по всем направлениям... - я уже не понимала, радоваться мне или огорчаться, как вообще реагировать. - Гинеколог сказала, что повышенный эстрадиол говорит о хорошем женском здоровье, я все еще могу... Вот когда ближе к климактерическому возрасту он упадет, тогда будем разбираться. Вот тогда я и пойду по врачам. А сейчас у меня уже прошло горло.
  -- Значит, наплевать на себя? Ну-ну.
  -- Да почему наплевать то? Я же активно лечила сою ангину. Вылечила. При чем здесь гормоны? Эндокринолог?
  -- Понятно! - тетка поджала губы и посмотрела строго и как-то обижено. - Давайте градусник.
  -- Пожалуйста! - я с облегчением вытащила термометр.
  -- 36 и 5. Горло нормальное. Голова не болит?
  -- Нет.
  -- А поноса нет? - врач что-то писала в карте.
  -- Нет.
  -- Хорошо. Раз вы готовы трудиться - вперед. Печать не забудьте поставить в регистратуре.
  -- Спасибо. Всего вам доброго.
  --
  --
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"