Лукьяненко Татьяна Дмитриевна: другие произведения.

Дед Мороз

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Приближается Новый год. Задумалась: может заказать ребеночку к празднику Деда Мороза?.. Теперь с этим нет проблем - открывай любую газету, а еще проще - заходи в Интернет, и там можно найти на любой вкус: и одного Мороза, и со Снегурочкой, и со снежинками, и с клоунами, и с кем душа пожелает. Вспомнилось собственное детство...
   Впервые мне Деда Мороза пригласили годам к трем. Говорить я уже могла, даже собиралась стишок рассказать. Какой не помню... Зато помню, что ждала-ждала, и так устала его ждать, что обиделась. Или испугалась... Пришел дяденька в шубе и с бородой белой, с ним тетенька вся сверкающая. А я - к маме под юбку. И как они меня только не уговаривали, как не подталкивали, на что только не отвлекали, я молчала, как рыба об лед.
   Тогда все решили, что надо сначала подарить подарок, а потом я тут же все вспомню. Ага! Мечтатели! В мешок я залезла. Почти целиком, нашла там большой, тогда мне казалось просто огромный, сверток. Вытащила на белый свет рыжего кролика с белым пузом. Вцепилась в него мертвой хваткой. А то вдруг отнимут! И почему мне это стихотворение в лом читать тогда стало? Даже не помню. Ну, мы хоровод поводили, мама меня и так, и этак подбадривала. Так и пошли гости без моего выступления. Они в лифт, а мне стыдно стало. И как я заревела: "Я же стишок не рассказала!". Вот как ревела - помню.
   Мама с папой стали меня успокаивать, мол, давай на следующий год снова их позовем, но ты уж тогда не тушуйся. Я ждала весь год. Я выучила стихи, долго наряжалась по-праздничному. Мама даже мне какое-то украшение сделала из дождика на груди. И дождалась. Он пришел! Правда, уже без Снегурочки. Но меня это не остановило. И тут я выдала сразу за два года. Правда, подарок был один.
   И так приходил ко мне Дед Мороз без Снегурочки относительно долго. Надо заметить Новый год у меня оставался самым любимым праздником довольно долго, до 8 класса. Потом что-то произошло такое странное... повзрослела, может быть... Но в раннем детстве я верила во всех Дедов и Снегурок.
   Когда мне 5 лет было, у меня брат нарисовался, и мы ждали праздника уже вдвоем. Не помню в каком году я просекла, что борода у Мороза на резинке. И так меня это поразило! Зато мама всегда припоминала, что я очень быстро разглядела у него на пальце кольцо обручальное. Стала я тогда спрашивать у нее, да у бабушки: а кто же у Деда Мороза жена? Они не успели договориться. Мама говорит - метелица. Бабушка своё не впопад - зима. Я, естественно, недоумевла. Как-то они потом выкрутились...
   Еще я заметила, что после моих стихов и подарков из мешка, Дед Мороз почему-то всегда в кухню заходил и на стуле восседал. О чем они могли с родителями там говорить? И почему там становилось весело? И всегда что-то звенело... Еще папа приносил откуда-то фотографии меня с Дедом Морозом очень красочно оформленные... Подозрительно это все как-то было. И, когда брат подрос, вдвоем мы вычислили, что подарки покупают родители, а Дед Мороз - это дядя с папиной работы. А вовсе не настоящий Дед Мороз, приходящий специально по моему желанию... Но мы не сильно огорчились. Все это было весело и душевно. Может, потому я и любила только в детстве этот праздник, когда верится в самое невероятное?
   В Советское время не было Интернета. Не знаю, наверное, где-нибудь на фирме добрых услуг "Заря" было новогоднее обслуживание детей. Или как правильно сказать - организация детского праздника. Но на многих предприятиях этой организацией занимались профкомы или месткомы. Вот и у папы также. Профком выдвигал самого активного члена, который занимался всей административной работой: составить списки детей, переписать адреса и телефоны, выделить день на объезд семей, чтоб всем удобно было, организовать машину и собственно Деда Мороза. Машина была, как правило, служебная и водитель на ней, естественно, профессионал. И начиналась в назначенный день веселая карусель. А говорят, мы плохо жили!
   А однажды и мне довелось поучаствовать в таком мероприятии. Я заканчивала техникум, проходила дипломную практику на "закрытом" предприятии. Были в советское время такие НИИ, которые непонятно чем занимались, но были дико засекречены. Я пыталась собраться с мыслями перед Новым годом, чтобы начать, наконец, писать диплом. Девушка, надо заметить, я была всегда серьезная. Но вот в конце декабря сидеть над первой главой дипломного проекта... сложно это. Хотелось готовиться к Новогодним гуляниям.
   И вот в один прекрасный солнечный день заходит к нам в кабинет Анечка. Мы с ней в комитете комсомола часто пересекались. Да. А вы что думали? На дворе был еще 1990 год - советская идеология. Направляется она ко мне с вопросом: "Ты вроде говорила, что у тебя есть знакомый фотограф хороший". Фотограф у меня знакомый есть. Я в комитете комсомола рассказывала, как организовывала фотосессию нашей группы для выпускного альбома. Но он уехал.
  -- Петя не просто фотограф. Он оператор, ВГИК закончил. Но работы не нашел здесь. Решил вернуться на родину в Ростовскую область.
  -- Как жаль. - Сразу сникла Аня.
  -- А что случилось? Зачем он тебе? - стало интересно мне.
  -- Да у нас тут организуется поздравление детей института Дедом Морозом. Меня Снегурочкой пригласили. Морозом будет Игорь из соседнего сектора. Нам бы фотографа. Наш институтский заболел. Слег вчера с гриппом и послезавтра не сможет встать.
  -- А что там надо каким-то особым искусством обладать? - уточнила я.
  -- Ну не знаю. Я в этом ничего не понимаю. Просто с нами поехать, снимать, как дети радуются приходу Деда Мороза. А у тебя есть предложение? - с надеждой в голосе спросила Анна.
  -- Ну, я умею немножко. Папа говорит, что если я качеством не сразу беру, то потом количеством догоняю. В общем, я не волшебник, я только учусь, но попробовать могу. Только печатать фотографии у меня нет ни времени, ни сил, ни...
  -- Не надо печатать, - Анечка схватила меня за руку и потащила к двери. - Надо только снимать. Печатать потом будет наш местный, когда отгриппует. Пошли скорее.
  -- Да куда? - я не особенно сопротивлялась, но не понимала, что происходит. - Я вроде как на работе.
  -- Потом мы всем все объясним. Пошли к Александре.
   Александра Ильинична была у нас как раз тем самым организатором детского праздника. Она сидела в кабинете профкома и что-то сосредоточенно подсчитывала на микрокалькуляторе.
  -- Александра Ильинична, посмотрите, кого я нашла! - Аня втащила меня за руку в кабинет. - Я привела нам фотографа.
  -- Где? - посмотрела на меня поверх очков немолодая дама. - Кого ты привела?
  -- Вот. Это фотограф, - Анечка подвела меня к столу.
  -- И давно вы фотограф? - немного скептически поинтересовалась дама. Но я заметила, что выражение ее лица теплело на глазах.
  -- Если брать самые первые самостоятельные фотографии, то лет с 13. Я не профессионал, предупреждаю сразу. Но дело это я люблю. Камера у меня тоже не "НИКОН" и даже не "Зенит". У меня старенький дедушкин "Зоркий", но мне с ним очень комфортно. - Признаться честно, я еще никогда не делала что-то по заказу для других, только для себя. И уверенности, что я могу снимать детей с Дедом Морозом, у меня не было.
  -- Если что-то планировала на послезавтра, - бодро заговорила Александра, - то отменяй. Это на целый день. С работы мы тебя отпросим...
  -- А у меня четверг - не рабочий день. Я тут на полставки.
  -- Вот и отлично. Послезавтра в 10.00 на проходной. Пленки придется купить самой. Но ты не переживай. За эту работу тебе положена будет премия.
  -- Еще и денег заплатят? - не поверила я.
  -- Конечно. Это ж на целый день. Это отдельная статья. Это общественная работа!
  
   Вернулась в отдел я немного озадаченная. С одной стороны, а почему бы и нет? Это интересно, новая деятельность. С людьми общение. С другой, это ответственность! Надо будет стараться, чтоб получилось если не все, то хотя бы больше половины.
   Дома меня тоже не особо поддержали. Папа лишь снисходительно улыбнулся. Мама, как обычно, начала внушать мне "полный комплекс неполноценности": это дети, куда тебе?
  -- Ты же никогда ничего подобного не делала. Зачем тебе это надо? Тебе сейчас о будущем своем, о дипломе думать надо. У папы с работы тогда профессионал приезжал. - Верещала мама на кухне.
  -- А наш профессионал заболел. Вирус гриппа вдохнул и поехать никак не может. А если и сможет, то его не возьмут, чтоб детей не заражал.
  -- Но почему ты? - недоумевала мама, словно речь шла не о фотографировании детей, а о чем-то преступном.
  -- Потому, что больше некому. И я поеду, - на меня вдруг что-то нашло. Просто какой-то приступ уверенности и твердости.
  
   На следующий же день я поехала на Ленинский проспект и накупила себе пленки. Взяла сразу 10 штук. А мало ли... больше - не меньше. Лучше пусть останется. Продукт не киснущий.
   В назначенное время я прибыла к проходной. Денек был солнечный и морозный. 30 декабря. Настроя с утра не было. Еду то в неизвестность... Анечка уже приехала и высматривала на проходной Игоря с Александрой Ильиничной. Очень мне обрадовалась.
  -- Хорошо хоть ты появилась. Привет. А то брожу тут одна. Хоть бы лавочку какую-нибудь поставили.
  -- А тут лавочки не положены. Нечего посиделки устраивать. - Подслушал нас паренек из кабинки охранников.
  -- Какие посиделки? Люди, между прочим, сюда часто по делу приезжают из смежных организаций, а присесть пока ждут нужного человека негде. Это уже не безопасность, а перебор. - Аня была как будто не в духе.
  -- Правильно. Все у нас - "перебор". - Поддержала я коллегу.
  -- Слушай, 10 уже. Где они? - Анечка посмотрела на часы. - Нам еще гримироваться.
  -- А вон, вроде. По лестнице идут.
   Действительно, Игорь и Александра Ильинична прошли через проходную к нам. Игорь нес костюмы.
  -- Здравствуйте, девочки. - Александра Ильинична была настроена по-боевому. - Здесь оденемся или в машину пойдем?
  -- Пойдем, посмотрим, где там наша машина. - Игорь был немного раздражен. - Время то уже...
   Мы дружно вышли на улицу и стали оглядывать площадку возле главного входа. Машин вблизи не было.
  -- Вон, - Александра Ильинична показала на одинокий "рафик", стоящий метров за пятьдесят от крыльца, - наша, я думаю. - Администратор - это призвание.
  -- Не может быть. - Усомнился Игорь. - Зачем он так далеко встал?
  -- Сбегай, посмотри. Нашего зовут Василий Васильевич.
   Оказалось, что это и в правду наша машина. Мы шустренько потопали к ней. Стоять было не очень то приятно. Морозец быстро пощекотал мои щеки и нос, пробирал не по-детски. В машине мы быстро нашли себе места. Главные герои размышляли, как лучше одеться: на пальто сверху надеть костюм или свое верхнее лучше снять. Внутри автомобиля было не жарко, хотя Василий Васильевич включил печку. Решили свое пальто пока оставить, а там как пойдет. Александра Ильинична достала губную помаду и начала разукрашивать нашего Дедушку Мороза. Игорь стал похож на клоуна. Он был немного не в духе, ворчал, глаза грустные, а щеки яркие и нос неестественно красный. Когда он натянул шапку и бороду, то стал похож уже на Деда Мороза. Анечка достала косметичку и освежила свой макияж. Снегурочка особо румяной быть не должна. Ей, наоборот, слегка снежной надо быть. И мы поехали.
  -- Куда сперва, Саша? - Василий ездил, оказывается уже не в первый раз в такой круиз, знал нашего администратора.
  -- Сначала поедем по юго-западу и югу. И так через восток и север по кругу. Поэтому едем на улицу Строителей.
  -- Как скажешь. - И водитель нажал на газ.
   "Рафик" слегка зарычал, потом ровно заурчал, и мы плавно тронулись с места. Вот и началось наше приключение. Выяснилось, что Дед Мороз уже опытный - это уже второй выезд. Администратор вообще ас, можно сказать. А мы со Снегурочкой - салаги. Такие девочки-припевочки - вся жизнь впереди. Разговор не ладился, каждый думал о чем-то своем.
  -- Игорь, не три глаза, - Александра Ильинична схватила Дедушку за локоть. - А то весь румянец по глазам размажешь.
  -- Да? - Игорь дернулся и посмотрел, почему-то на меня. - А вот некоторым везет. Свой румянец есть. Во всю щеку румянец. Натуральный.
   Все посмотрели в мою сторону, а я поняла, что румянец у меня не только во всю щеку, но и по всему лицу. Но тут оказалось, что мы уже приехали.
   Вот он - час испытания. Надо заметить, что мой "Зоркий" - экземпляр послевоенный (если не старше). Там все нужно выставлять вручную. Хорошо теперь купить "цифру" с автоматическим режимом и ни о чем не беспокоиться, да еще и ворчать на нее, что плохо получается... А в той технике надо было приложить и старание, и умения, и знания. А еще нужно было приложить, в прямом смысле этого слова, фотовспышку. Это у современных приборов "все включено", только нажимай на затвор, да разглядывай потом, что получилось. В "Зорком" же было специальное гнездо для вспышки. А вспышка была не на батарейках, а от розетки...
   И вот стоим мы у двери квартиры, где нас ждут малыши. Звоним. Александра Ильинична выстроила нас как на параде: Дед Мороз со Снегурочкой впереди, обнимаясь в узком коридоре между велосипедом и мешками с картошкой, а мы с ней сзади.
  -- Дети ждут праздника, сказки. Они ждут Деда Мороза. Нам туда не надо лезть, - инструктировала она меня.
   Я согласна. Но как же поймать детские глаза? Ведь это же самое прекрасное: первый взгляд. Этот первый "АХ" и "УХ", и глаза на пол лица. Теперь бы и я подняла камеру над головой и щелкала. А тогда не могла.
   Дверь нам открывать не спешили, хотя детские голоса мы слышали отчетливо. Дети ждали, а вот родители были спросонья.
  -- Здравствуйте, дети! - пропел Дед Мороз неожиданным басом. Я и не подозревала, что тихий Игорь так умеет. Снегурочка тоже не ожидала такого голоса, аж присела от неожиданности.
  -- Дед Мороз! - девочка лет двух-трех, распахнула свои глазищи.
  -- Снегурочка?! - то ли удивился, то ли восхитился мальчик лет шести.
  -- Ура! - заорали дети вместе. - Пошли к елке.
   Я крутила головой в поисках кого-то взрослого, чтоб показал розетку. Дед Мороз уже слушал стихи, а я все соображала, где "запитаться". Без вспышки снимать в квартире было бесполезно... Наконец, пришел папа и махнул куда-то вниз. Розетка располагалась где-то за шкафом.
  -- А поближе нигде нет? - лезть в чужом доме куда-то за шкаф... у меня желания не было.
  -- Есть. Но там огоньки елкины, - но, увидев мое замешательство, хозяин сам полез за шкаф с вилкой моей вспышки.
   Я успела заснять хоровод и вручение подарков. Щелкала я все подряд, не очень соображая, интересный ли выйдет кадр. Я старалась "для истории" заснять момент в разных ракурсах.
   Нам повезло в первом доме с детьми. Они ждали! Они готовились. Они сами нам показывали представление и забалтывали Деда Мороза. Тому и делать ничего не пришлось, только хлопать в ладоши и радоваться, какие дети хорошие.
  -- А ты, правда, Снегурочка? - спросил мальчик у Анечки.
  -- Конечно, а ты сомневаешься. - Снегурочка улыбнулась. На выбеленных щеках появился вполне естественный румянец. Все таки в пальто и костюме водить хоровод было жарковато.
  -- Ты должна быть холодная и надменная, а ты живая! - и откуда наши дети все знают...
  -- Надменная - Снежная королева. А я внучка Деда Мороза, я еще молоденькая, надменности не научилась, - не растерялась Анечка.
  -- А ты летом будешь прыгать через костер? - не унимался юный хозяин.
  -- Зачем? - не поняла Снегурочка.
  -- Ну, в сказке про Снегурочку, которая от Мороза к людям пошла жить, говорится, что летом на праздник Ивана Купалы все прыгали через костер. И Снегурочка прыгнула, и растаяла, только облачко осталось.
  -- Да ты что? Правда? - у Снегурочки вполне искренне брови поползли вверх. - Хорошо, что ты меня предупредил. Спасибо тебе. Я ни за что не уйду от Дедушки к людям. И ни за что не буду прыгать через костер.
  -- А что сказка не про тебя? Ты не настоящая?
  -- Настоящая. Наверное, сказка про мою сестру. Давай спросим у Дедушки Мороза.
  -- Дедушка Мороз! - мальчик схватил Игоря за плащ-шубу. - А про какую Снегурочку сказка? Где она сгорела, то есть растаяла. От тебя ушла и прыгала через костер.
  -- Какой костер! - теперь настала очередь удивляться Игорю.
  -- Ну, на Ивана Купала все девушки через костер прыгают. А Снегурочка тоже прыгнула, когда у людей жила, и растаяла. Этого не было что ли? Или вы не настоящие? Что-то шуба у тебя какая-то шелковистая и тонкая, - мальчик вцепился в Дедушку.
  -- Настоящие! - пробасил Игорь и дернулся в сторону. - Мне в настоящей шубе жарко. У меня специальная. А то я растаю, если буду ходить в такой, как у вас людей.
  -- Дети! - на помощь нам пришел папа. - Дедушке Морозу со Снегурочкой пора и других детей поздравлять. Давайте зажжем елочку и отпустим Дедушку.
  -- Да что ее зажигать? В саду уже зажигали. Вечером, папа, ты и сам ее зажжешь. А сейчас неинтересно. Днем огоньки все равно не видно. Я лучше конструктор соберу.
  -- Ну, вот и ладно. А мы приглашаем Дедушку с внучкой на пару минут на кухню. Маму поздравить...
  -- Да идите уже. Дед Мороз, а ты в следующем году один придешь или со Снегурочкой? - не мог угомониться ребенок.
  -- Если не сбежит к людям, то со Снегуркой, - заверил Дед Мороз.
  -- Нет. Все таки здесь что-то не так... - не мог успокоиться ребенок.
   Все это время девочка стояла с широко раскрытыми глазами, переводя их с Деда Мороза на Снегурочку. Для нее это был первый Новый год с приходом Деда Мороза с подарками. Первый раз она выступала и получила подарок из рук самого Мороза.
   Мы попрощались и вышли из комнаты. Папа проинструктировал детей и повел нас на кухню. Там уже похозяйничала мама. По бокалам было разлито нечто, напоминающее шампанское, на тарелках скромная закуска. Это был конец 1990 года. В магазинах уже почти исчезли продукты... Люди выкручивались, как могли. Взять вот так и уйти, когда все уже налито? Это было бы свинство. Мы все присели к столу.
   "По утрам шампанское пьют либо аристократы, либо дегенераты", - вспомнилась мне знаменитая фраза из не менее знаменитого кино. Я себя не относила ни к тем, ни к другим. Все пошутили на эту тему, выпили и слегка закусили. Александра Ильинична нас торопила, извинялась перед хозяевами, мол, еще 25 адресов, надо всех успеть объехать.
   Вино подействовало сразу. Сначала наши артисты прыгали с детьми у елочки, потом выпили, потом мороз на улице пробрал их вспотевшие спины. Бодрости прибавилось. Языки развязались.
   Во втором доме было уже легче. Дети не на столько грамотные. Артисты уже подготовленные. Я с порога вцепилась в папу, сунула ему в руки вилку от вспышки. Все прошло весело. И в кухню нас, конечно же, пригласили. От второго бокала вина мне тоже стало весело. Мой и без того естественный румянец вспыхнул ярким пламенем. Щеки просто пылали, словно у меня поднялась температура.
  -- Я больше не буду. На меня люди уже косятся. Какие я фотки сделаю? - шепотом скулила я, пытаясь поменять свой бокал на пустой Деда Мороза.
  -- Да ладно тебе. Не обижать же людей.
  -- Мне нужен зоркий глаз. А то мой "Зоркий" на меня обидится и не получится радостных и резких детей на фото.
   В следующем доме нас не угощали. И в том, что был следующий тоже. В этом четвертом доме жила моя племянница. Я решила воспользоваться служебным положением и поздравить племяшку настоящим Дедом Морозом. Сестра воспитывала ее одна. Шиковать не было возможностей. А уж в период того кризиса... Аленка не поняла с чего бы это ее тетя пришла вместе с Дедом Морозом и Снегурочкой, но с удовольствием позировала у елочки.
   Она не была так сильно подкована как мальчик в первом доме, но тоже оказалась не промах. Ее мама предложила угостить Дедушку конфетами. Игорь, чтоб "не обижать людей", естественно, протянул за конфетами руку, а для этого додумался снять перчатку...
  -- Ой! А почему это руки такие молодые и загорелые? - не удержалась от удивления Аленка.
  -- Так я ж в холоде живу. А в холоде все лучше сохраняется. - нашелся Дедушка.
  -- Да? - Аленка внимательно посмотрела на Игоря. - А почему же тогда мама говорит, что надо зимой теплые штаны одевать и варежки? Если все лучше сохраняется, то надо наоборот открывать и охлаждать.
  -- До чего же дети умные! Наверное, ты в школе отличница?
  -- Я еще в сад хожу.
  -- Значит, будешь отличница! - констатировал Игорь. - Я же привык жить в холоде. Для меня это нормальная среда. А мама правильно учит: ноги надо держать в тепле и руки тоже. Особенно маленьким девочкам. А то иногда я кусаюсь. Так что маму слушай.
   Я посмотрела на сестру. Та сосредоточенно кусала губы, чтобы не смеяться. Смех у нас с ней - явление семейное - был очень громкий и заразительный. И я тоже опустила глаза и закусила губу...
  -- Если все дети теперь такие грамотные стали, то мне пора на Морозовскую пенсию, - ворчал Игорь садясь в машину. - Один сказки для взрослых цитирует прямо таки, другая рассуждает логически. Прямо ходячие энциклопедии!
  -- Радоваться надо! - бодро произнесла Александра Ильинична. - Если так и дальше пойдет, то кризисы нам не страшны!
  -- Это точно! - согласились все.
  
   В пятом доме нас усадили за стол капитально. Мы ели вырвались. Василий Васильевич устал нас ждать. Даже обиделся. Но умная Александра Ильинична притащила ему горяченькой картошечки.
   И так целый день круговерть. Везде почти нам наливали. Мы со Снегурочкой мотали головами и твердили, что не пьем. Анечка объясняла, что Снегурочка должна быть бледной, слегка примороженной. Я пеняла, что должна наводить резкость, мне вообще пить запрещено. Дед мороз отдувался за всех. Александра ему помогала немного. Зато он подобрел, перестав ворчать.
   Часам к трем я обнаружила, что пленка в фотоаппарате не движется. Надо было залезть внутрь. А для этого нужна была полная темнота. В этот момент мы находились в коммунальной квартире. Хозяин проводил меня в кладовку и запер. Кто-то позвал его, он машинально закрыл дверь на задвижку и пошел. Я отвинтила крышку и открыла ее. В кладовке было довольно тесно, и я стояла прислонившись к двери. Спиной я ощутила движение. И тут же загорелся свет. Инстинктивно я сложилась пополам, укрывая фотоаппарат от света. Дверь открылась. Я пыталась удержать равновесие. Мужик, который эту дверь открывал, обалдел.
  -- Это ж кому такой подарок?
  -- Черт! - только и смогла сказать я.
   Каким-то чудом я умудрилась защелкнуть крышку фотоаппарата и с грохотом опрокинулась на спину. В этом доме я детей заснять не успела... Зато на грохот моего падения сбежалась вся коммунальная квартира. Почему то мне тогда было стыдно.
   Но надо было чинить аппарат. Мы вернулись в машину. Печка уже хорошо прогрела салон. Я сняла свое пальто, укутала им ноги и завела полы за спину, просунула руки в рукава. Сверху меня закидали своими шубами наши артисты. Я начала процесс сначала. Открыла крышку и попыталась достать пленку. Но пленка, видимо, изначально была то ли хрупкая очень, то ли слегка порвана. Она где-то в недрах фотоаппарата зацепилась и не желала вылезать обратно. Я уже и так, и эдак, но безрезультатно.
  -- Ну что там у тебя? - торопил меня Василий. - Может, я поеду? Еще сколько адресов?
  -- Одиннадцать. Поезжай, Вася. - Александра Ильинична поняла, что надо поторапливаться. - Только не быстро. Особо не качай. Мы должны успеть.
  -- Не выходит? Может помочь? - предложил Игорь, когда мы подъехали к следующему дому. Без усов и бороды, но с румянцем он был очень забавен.
  -- Правда, Игорь, помоги, - поторопила его Александра Ильинична. - Что девчонка мучается.
   Игорь аккуратно подлез под все пальто и нащупал мои руки. Мои руки были холодные и влажные. Они у меня всегда такие, особенно когда если я нервничаю. Его были теплые и сухие.
  -- Какие у тебя руки теплые, - не удержалась я. - Вот тут надо подцепить и вытянуть, а оно не идет.
  -- А что цеплять? - Игорь начал краснеть естественным путем, и помада сверху стала смотреться еще забавнее.
  -- Ну, вот же пленка, не чувствуешь?
  -- Ага. Чувствую. - Игорь прижал мой палец к фотоаппарату.
  -- Больно! - вскрикнула я. - Не то ты делаешь. Вот здесь.
  -- Извини. Я же не вижу, - румянец все прибывал на лице нашего Дедушки.
  -- Там никто не видит, - огрызнулась я.
  -- Вот-вот, еще немного, - пленка поддалась, но снова ускользнула от нас.
  -- Может ее просто оторвать? - мне стало невыносимо жарко. Щеки пылали.
  -- А тебе не жалко? Сколько там кадром было?
  -- Не знаю. Меньше половины. Давай еще раз, вот сюда - направила я его пальцы.
  -- Я что-то ее не чувствую совсем.
  -- Да. И я вроде. Давай дернем.
  -- Вот вас бы сейчас другой камерой снять. Вот кадр был бы! - повернулся к нам водитель.
  -- И текст отдельно записать, - подавила смешок Аня.
  -- Нет! Они еще издеваются! - теперь уже у Игоря был вполне естественный румянец...
   Наконец, мы справились с непослушной пленкой. Я зарядила фотоаппарат новой пленкой, и мы двинули "на работу". Начинались сумерки. Дети высыпали во двор.
  -- Ух, ты! Дед Мороз! А ты ко всем ходишь? А у тебя подарки, правда, есть? - неслось со всех сторон.
  -- Конечно. Ко всем кто хорошо себя ведет! И учится!
  -- Значит не к нам! - дети расступились.
   В этой квартире было четверо детей: трое "наших" и один соседский. Практически все родители прятали подарки в коридорах перед квартирами. Проспали только первые... Александра Ильинична всегда звонила из предыдущей квартиры в дом, куда мы отправлялись по очереди. Родители оставляли пакеты с игрушками за дверью или папа "ходил покурить". В тот год тяжело было и с игрушками. Где-то мы наблюдали довольно таки увесистые пакеты с куклами и машинами, а где-то деток ожидал долгий поиск в недрах мешка...
   В этой семье для детей был один пакет с конфетами на всех и что-то такое мелкое, что даже не помню. Пришлось актерам попотеть, водя хороводы и слушая рассказы со стихами.
  -- Это же дети! Неужели ничего нельзя было придумать? - возмущался Дед Мороз. - Они же эти праздники на всю жизнь запомнят.
  -- Может быть, в этой семье главное не материальное? - решила поддержать родителей Снегурочка.
  -- Это, конечно, хорошо, что нематериальное - главнее. Но конфеты они съедят, а эту мелочь потеряют уже завтра, до Нового года не доживет...
  -- Не кипятись, Игорь,. - охладила Дедушку "внучка". - Зато они запомнят, как мы танцевали и твои добрые глаза. Я думаю, что пока это для них важно.
  -- Но они будут думать, что Дед Мороз - жлоб! - не успокаивался Игорь.
  -- Тебе то какая разница? - улыбнулась Анечка. - Потом они поймут, что Дед Мороз - это актер, зато тепло твоих глаз, твоя искренняя нежность сейчас для них - праздник.
  -- Может ты и права...
   Часам к восьми вечера мы прикатили в предпоследний адрес. Тут нас ожидало маленькое приключение. Все уже отработано: укладка подарка в мешок, построение "по рангам", звонок, шаги и ... тишина.
  -- Здравствуйте! А где здесь живет мальчик? - пробасил Дед Мороз. - Или девочка? - спросил он уже шепотом у родителей, так как на его приветствие никто не вышел.
  -- Мальчик, - сказала мама. - Он вас ждал. Пойдемте, - она повела всех в комнату. - Игоречек!
  -- Где здесь хороший мальчик? - снова подал голос Дед Мороз, слегка заплетающимся языком.
  -- Сыночек, - звала ребенка мама, - смотри, кто пришел!
   Маленький мальчик, годика два-три, едва повернул голову в нашу сторону и отвернулся. Я стояла с фотоаппаратом на изготовке. Папа сам быстро сообразил и уже воткнул вилку моей вспышки в розетку. В комнате была довольно странная обстановка. Две совершенно разобранных до основания кровати стояли почти посередине комнаты, на полу валялись редкие игрушки, а на полках в шкафах было достаточно просторно. "Они недавно въехали?", - подумала я. Как-то все было слегка убого. И по голому полу ползал мальчик в спортивном костюмчике и в шерстяных носках. Мальчик был занят машинкой.
  -- И как же зовут мальчика, - Дед Мороз уже забыл имя мальчика.
  -- Игорек! - снова подала голос мама. - К тебе Дедушка Мороз пришел. Ты чего молчишь?
  -- И меня Иго... - начал было Дед Мороз, но получил от Снегурочки пинок в бок, - ...Дед Мороз. А кому я тут подарки принес?
   Мальчик Игорек не обращал на нас никакого внимания. Я несколько раз сменила позу и поменяла ракурс, чего в других домах мне сделать не удавалось. Все его звали, а мальчик продолжал ползать со своей маленькой машинкой. Даже вопрос про подарки его не смутил.
  -- Наверное, надо сначала подарить, а потом разговорить...
  -- Действуй, Дедушка.
  -- А что это у меня тут в мешке есть для мальчика Игорька?
  -- Игоречек, ну подойди к Дедушке Морозу! - мама мальчика была спокойна, папа тоже попытался как-то расшевелить ребенка.
   Мальчик снизошел до нас. Он встал с пола и направился в нашу сторону. Я защелка затвором. Снегурочка что-то рассказывала про дремучий лес, по которому мы ехали очень долго, чтоб поздравить детей нашего города, в том числе и Игорька. Александра Ильинична тоже что-то пыталась говорить, обмахиваясь блокнотом с телефонами. Я зависла над головами, высматривая подходящий момент. Игорек дошел до мешка и без интереса заявил:
  -- Ну?
  -- Вот! - Игорь распахнул мешок, пытаясь заглянуть туда сам. Но валенки стали вдруг разъезжаться на новом лакированном полу... и, издав странный звук, Дед Мороз рухнул на колени, чуть не нырнув в мешок с головой. Ребенок в кадр не попал... - Вот! - снова сказал Игорь, доставая большую машину из мешка. Игорек так и остался стоять перед Дедушкой, абсолютно невозмутим.
  -- Ну и что? У меня уже есть. - И ребенок спокойно вернулся к своей маленькой машинке.
  -- А это от Деда Мороза. В подарок, - заговорили все на разные лады.
   Дед Мороз пополз за мальчиком. Снегурочка засеменила следом. Мне ничего не оставалось, как передвигаться за ними. Все опустились на пол и попытались присоединиться к Игорьку. Никогда я так не ползала между кроватями с фотоаппаратом в руках... Хорошо, что провод у моей вспышки был длинный. Правда, папа мальчика умудрился об него споткнуться.
   Долго мы так ползали. Ребенок перегорел в ожидании... и стишок рассказывать не стал.
   Следующий адрес был последним. Там жили друзья Игоря и Александры Ильиничны. Дети там оказались взрослые и сообразительные: оттараторили стихи, взяли подарки и не стали мешать, донимая вопросами. Мы снова оказались на кухне.
   Тут нас ждал стол! И закуска была, и горячее. Теперь нам со Снегурочкой пенять было уже не на что. И время позднее, и скоро домой. Сначала мы пили "Огни Москвы". Потом на столе нарисовался "Салют". Тоже "вино шипучее", только к шампанскому они не имеют никакого отношения.
   В этом году увидела эти чудные напитки в продаже. Я то думала, что они существовали только в 1990 году... Очень удивилась, но не стала долго ностальгировать, стоя у прилавка...
   Игорь перешел на водку, а Александра его подержала. К концу дня мы оторвались. Перемешали все что можно и нельзя. Правда, закусили хорошо. Как мы с Аней поднялись из-за стола, никто потом так и не вспомнил.
   По дороге до машины Игорь жаловался на жену. Его, наконец, прорвало. Оказывается, с утра он умудрился поссориться с женой. Она не желала что-то там делать. Потому он и был такой смурной с самого начала.
  -- Я все понимаю! Но порядок в доме она может организовать, хотя бы к Новому году? Устает она! Денег ей мало! А кому легко?
  -- Может, конечно, - успокаивала его наш администратор. - Но ведь кризис начинается. Инфляция. Продукты пропадают, не только вещи пропали. Ей же и одеться хочется, и себя показать. Она же молодая женщина. А тут такое!
  -- Она все равно дома сидит. Пусть хоть уберется, - не унимался наш Дед Мороз.
  -- Спокойно, Игорь! Мы сейчас на улицу выходим. Не пугай людей.
   Василий уже заснул. На сей раз его не удовлетворила даже горячая закуска и бутылка с собой.
  -- Ну, как это называется? Мне же в гараж еще, машину ставить.
  -- Все, дорогой. Едем. Ты нас у метро высади. По домам не надо.
  -- То-то же. "У метро". До метро бы успеть, - ворчал водитель всю дорогу.
   Когда мы подъехали к метро, Игорь почти успокоился. Он выбрался на мороз из теплого салона автомобиля, глубоко вздохнул, и, как-то грустно посмотрел на нас со Снегурочкой.
  -- Эх, девчонки, где ж вы раньше были?
  -- Видимо в школе учились, - пошутила Анечка.
  -- Да, наверное, - он снова глубоко вздохнул. - Ну, пора домой. Кто со мной до метро? - и Игорь повернулся к метро.
   Анечка и Александра Ильинична отправились за ним.
   Мне не надо было спускаться в метро со всеми. Я вдохнула морозного воздуха и пошла на остановку троллейбуса. В троллейбусе я решила не садиться, чтоб не заснуть и не проехать свою остановку...
   За этот день я заработала 30 рублей. Теперь это кажется смешными деньгами. Трудно даже сравнить с чем-то... пакет молоко стоил 36 копеек. Батон хлеба - 25 копеек, а эскимо молочное - 20. Я работала на полставки и получала 60р. минус подоходный, выходило на руки 56 рублей. Когда в апреле я пришла туда работать как молодой специалист, то в месяц выходило 110 рублей. А тут за один день - 30!
   Я до сих пор помню двадцатипятирублевую бумажку фиолетового цвета и еще синеватую пятерку. Момент вручения денег мне запомнился на всю жизнь.
   Фотографии вышли местами не очень. Кого-то вышло много, а где-то я ничего не успела. Сами снимки тоже не все удачные. Дети - это такие непоседы. Успеть за их перемещениями, заснять их ужимки, их постоянное меняющееся выражение... Тут мама была, наверное, права. Но те родители, которым фотки мои достались, были рады.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   13
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"