Лукьяненко Татьяна Дмитриевна: другие произведения.

Про грушу

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   У Василия Петровича, как обычно, шло важное совещание, когда ему позвонил Серега, старинный друг, и пригласил на дачу.
  -- У меня закончилось строительство домика, отмечаю новоселье. Всех гостей я прошу привезти с собой саженцы. Заодно с новосельем состоится закладка большого сада. - Торжественно заявил Серега.
  -- Я понял, - ответил быстро Петрович, - пишу на календаре: саженцы, 30 сентября.
   Василий Петрович, недавно уволившись из правоохранительных органов, организовал свою небольшую, но быстро набирающую обороты фирму. У него в подчинении было всего десять человек, но работать им приходилось очень много. Сам начальник времени даром не терял, хоть и рассказывал своим бывшим коллегам, как ему хорошо живется: не спеша и размеренно, на самом деле крутился с утра до ночи как заведенный. Фирма занималась сборкой очень полезных приборов, их внедрением и обучением работы на них. Приборы эти были весьма полезны более крупным предприятиям, чем фирма Петровича. Дело шло очень хорошо. Каждый день у Василия были встречи, совещания, обсуждения, подписание договоров... в общем - круговерть.
   Но 30 сентября, купив по дороге в первом попавшемся питомнике двухгодовалый саженец груши, он отправился в Рязанскую область к другу на новоселье. Такое мероприятие пропустить было бы преступлением. Еще с юности у них образовалась большая компания, в которой отмечались все грандиозные события: дни рождения и годовщины свадьбы друзей, их жен и детей, особые вехи карьерного роста, "особые заслуги", крупные покупки. А уж новоселье с закладкой сада - это наикрупнейшее событие. Обычно Петрович стремился приехать на встречу самым первым. Но в последнее время это получалось не всегда.
   У самого Петровича была шикарная дача в получасе от Москвы. Был на даче и сад. Но заниматься садом ему было некогда, не было и особого желания, да и в садоводстве он понимал очень мало. Участок был поделен на две не очень равные части: одна из которых представляла собой дебри, некогда бывшие садом, а другая, побольше, была гладко выкошена, на этой территории расположились домик, баня и площадки для автомашин друзей, которые приезжали в баню. Правда, друзья здесь бывали не так часто, поскольку сам Петрович приезжал сюда не столько в баню, сколько спрятаться от всех, выспаться, побыть в одиночестве.
   В те редкие дни, когда участок оживал, собирая друзей, которые приезжали попариться, поесть шашлыков и попеть песен под гитару, некоторые из гостей забирались в дебри неухоженного сада, и, обдираясь о колючки одичавшего крыжовника и терна, умудрялись находить там малину, ежевику и даже смородину. А жена Петровича за то время, которое он отводил ей на пребывание на свежем воздухе, успевала собрать урожай, закрыть на зиму компоты, иногда сварить варенье, а порой даже оставалось и на вино. Правда ухаживать за этой благодатной растительностью она не успевала, да и мало к этому стремилась. В общем, с таким отношением к приусадебному хозяйству, трудно требовать от человека качественных саженцев.
   Молодой человек подвел Василия к участку, где были маленькие деревца яблонь и груш:
  -- вот, выбирайте.
  -- Да я не силен в этом, - Петрович посмотрел на деревца в растерянности. - Вы мне помогите, подберите что-нибудь средней "урожайности".
  -- В смысле срока созревания средний? Ну вот этот неплохой. - Молодой человек ткнул пальцем в маленький островок невысоких прутиков. - Это Нарядная Ефимова. Созревает в сентябре. Устойчивая к заморозкам и парше. Вот прививочка. Нравится?
  -- А когда он будет цвести, плодоносить?
  -- Да в следующем году может, ну через год точно.
  -- Беру.
   Петрович взял маленький хвостик, высотой чуть выше колена, критически осмотрел, ничего подозрительного не обнаружил, расплатился и поехал.
   Когда он прибыл на место назначения, на дачном участке во всю шла закладка сада. Мужчины в фартуках с засученными рукавами мерили землю, копали ямы, таскали воду из колодца. Лопат было всего три: две обычные - ими копали ямы, и одна совковая, которой насыпали перегной. За обычными выстроилась очередь: каждый под свое дерево копал себе яму сам.
  -- Василий! Мы уже заждались. - Сергей встречал друга с распростертыми объятиями. - Ну, наконец-то. Переодеваться будешь? Или фартуком обойдешься? Тебе осталось местечко вон там, - Сергей показал куда-то в конец участка. - У тебя что?
  -- Груша. Я подумал, что все навезут яблонь, и решил отличиться от всех. Мальчик сказал: Нарядная. Да вот тут написано: "Груша. Осенний сорт".
  -- И ты угадал. Груш пока не было. Яблонь получилось четыре. Три вишни и три сливы.
   Василий Петрович переоделся и включился в общую работу.
   У Сергея собрались друзья поющие. Когда деревца были посажены, каждый гость спел у своего саженца песенку, с пожеланием расти крепким и плодовитым. Сад получился красивым: ровные ряды маленьких деревьев. Как и положено, хорошее доброе дело завершилось за столом. Домик получился большой, просторный, но обжиться еще не успел, там было очень много спальных мест. А во дворе расположилась просторная беседка. Стол накрыли на улице, в этой самой беседке. Хозяева, пока шла закладка сада, организовали шашлык, жареные грибы с картошкой, соленья из "тещиного погребка". Все дружно расселись и "вздрогнули": за закладку сада, за новоселье, за хозяина и за хозяйку, за каждое дерево был сказан тост. Много говорили, пели. Вечер получился замечательный.
   Прошло три года. Василий Петрович подзабыл этот случай. Но Сергей ему напомнил. На сей раз он пригласил друга на юбилей, который решил отпраздновать на дача с шашлыками. Дело было летом. На дворе стояла жаркая погода. Делать ничего не хотелось, даже вести машину. Петрович пытался сослаться на дела, но Сергей настаивал:
  -- Ты что меня обидеть хочешь? У меня юбилеи не каждый день. Все соберутся, а тебя не будет? Тебя! Который ни одну встречу никогда не пропускал.
  -- А кто собирается пропускать? Я попробую завершить дела пораньше. Может лучше в субботу? В пятницу все потянуться на дачи. Ваша "рязанка" будет забита. Почему у тебя дача так далеко?
  -- Зато, какой воздух! У тебя такого нет!
  -- А чем мой воздух тебе не нравиться? - Возмутился Петрович, обидевшись за "западные" владения.
  -- У тебя слишком к Москве близко. Там не может быть свежего воздуха. А у меня почти дикая природа.
  -- Ну и во сколько мы за стол сядем? Пока все до твоей дикой природы доедут?
  -- А ты спать, что ли собираешься? Представляешь, почти белая ночь, костер, шашлыки, барбекю, от реки свежесть после жаркого дня... Суббота нам дана, чтобы в себя придти, а в воскресенье можно и по домам. К тому же, всегда можно укоротить себе рабочую неделю. Ты уже не первый год горишь на работе. Пора бы дать всем внеплановый выходной. Ну и себе в первую очередь.
  -- Да ладно тебе. Я же не отказался. Конечно, я приеду.
   В назначенный день Петрович явился пред ясны очи друзей. Теперь на участке кроме основного дома, появился домик для гостей и новенькая баня. Сад разросся. Маленькие двухлетки превратились в красивые деревца, на некоторых даже намечались первые плоды. Прогуливаясь между яблонями, Василий увидел свою грушу и обомлел. Только его несчастный саженец так и остался маленьким хвостиком. То ли его зайцы повредили, то ли морозы. Но выглядел он удручающе: высотой не больше метра, листья мелкие, бледные, несколько веток абсолютно голые, и совсем нет свежих побегов.
  -- вы что с моей грушей сделали? - Накинулся Петрович на хозяина.
  -- Да, дорогой, не повезло твоему деревцу. Не знаю почему, но не растет, не цветет. Мне тут сказали, что груши надо сажать парами.
  -- Это же не облепиха. Вы за ней не следили совсем! - Выдал глубокие познания Петрович.
  -- Ну, я не агроном. Ухаживали мы за всеми одинаково. Если и дальше так пойдет, придется его заменить.
   Василий Петрович в душе расстроился, но, как всегда, этого никто не заметил. За столом под синеющим небом он шутил и балагурил громче всех. А в разгар веселья отлучился на кухню. Он не представлял себе застолья без пива. Где бы он ни бывал, с кем бы ему не приходилось выпивать, он всегда страдал, если не было пива.
  -- А что, на сей раз вы, дорогие хозяева, позаботились о своем лучшем друге? Пиво-то есть? - поинтересовался он у Ольги, жены Сергея.
  -- А то! Вон две упаковки. Серега на завтра заготовил.
  -- Даже пиво у вас рязанское! Из Москвы везти не хотели?
  -- Да ну нет, что ты. Тут вкуснее. Здесь вода другая. Попробуй.
  -- Вкуснее, говоришь? Попробуем.
   И Петрович вытащил из упаковки двухлитровую бутылку, прихватив, попавшееся по дороге ведро с водой и пустую кружку, побрел к своему хвостику. Друзья шумели в стороне, около дома, на него в саду никто не обращал внимания. Василий огляделся. У забора он заметил забытую хозяйкой скамеечку. Это было именно то, чего ему не хватало. Поставив скамеечку около своего деревца, он водрузил на нее свое мощное тело, пристроил между ног ведро с водой, открыл пиво. Сделав первый жадный глоток, он осуждающе взглянул на грушу.
  -- Ну, что же ты, а? Подводишь меня? - Петрович сделал еще один большой глоток и продолжил почти миролюбиво, но с упреком. - Я старался, выбирал, можно сказать, впервые в жизни ударился в такое благое дело, как садоводство. А ты? Расти не хочешь? Чего тебе не хватает? Воды может быть? Она здесь особенная! - Он зачерпнул большой кружкой из ведра воду и вылил под корень. - На тебе воды. Пей.
  -- А ты знаешь?.. Да откуда тебе знать, - снова обратился Петрович к дереву, сделав очередной глоток пива, добрее все сильнее и сильнее. - Я вот за своими деревьями на даче никогда не ухаживал. У меня там джунгли непроходимые. А они рожают. И кусты плодятся. Жена компоты варит. Может, она за ними ухаживала? - Вдруг мелькнула свежая мысль в его голове. - Но это не важно.
   Так он разговаривал со своим хвостиком долго, пока в ведре не закончилась вода, а в бутылке пиво. Остатки и того, и другого, он вылил под несчастное деревце, чуть не плача, попросил грушу не чахнуть, а найти в себе силы стать деревом. Поставил скамейку обратно к забору, а заодно аккуратно пристроил там же ведро с кружкой и пустую бутылку, забрался в свой "широкий" джип и забылся мертвым сном.
  
   Через две недели не службу ему позвонил Сергей.
  -- Что-то случилось с твоим деревом. Оно покрылось свежими почками.
  -- А это плохо? - не понял Василий Петрович.
  -- Да почему плохо! Так не бывает. На дворе середина лета. Откуда свежие почки?
   Еще через две недели Сергей сообщил, что груша зацвела. А в конце августа он пригласил друга снимать первый урожай. Правда грушек было всего две. Но какие! Небольшие, ровные, как с картинки, плотные, начинающие желтеть, с проглядывающимися красными полосочками. Сергей с супругой и гость склонились над недорослем.
  -- Что-то я ничего не понимаю, - Петрович был удивлен не меньше хозяев, разглядывая первые плоды. - Мальчик мне сказал, что они созреют только в сентябре.
  -- Ну, созреют они, я думаю, скорее всего в октябре, - подала голос Ольга. - Все таки за один месяц они не могут вырасти и выспеть. Но ведь самое фантастическое, что она зацвела в июле!
  -- Это чем же ты ее так? Василий, признавайся. - Пристал Серега.
  -- Не знаю. Там у вас ведро стояло, у крыльца. Вроде вода простая была. Не с пива же. Там всего несколько капель упало. - Озадачено пробормотал Петрович. - Но я ней разговаривал...
  -- Вот, доброе слово и груше приятно! - Сделала женский вывод Ольга.
   Постепенно маленький хвостик догнал своих ровесников, а некоторых даже перерос, превратившись в красивейшее дерево. Каждый год груша дает большой урожай. Правда сорт оказался не осенний, а самый что ни на есть летний.
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"