Лукьяненко Татьяна Дмитриевна: другие произведения.

Выходные

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
  Как-то мой сын спросил меня: 'Маа, а как вы в юности отдыхали? Наверняка тогда с тобой происходили смешные истории?'. Я задумалась... Моя юность и молодость пришлась на 'лихие 90-е', хотя лично для меня они лихими не были. Были сложности, у каждого свои, и каждый помнит то время по-своему. Но! Все эти рассказы про то, что тогда люди умирали от голода, бегали голыми и убивали друг друга, для меня непонятны. Я с такими точно не встречалась.
  В самом начале последнего десятилетия прошлого века я столкнулась с первым серьезным выбором в своей жизни: 'где работать мне тогда, чем заниматься?'. И оказалась я в очень серьезной организации. Училась я в МИРЭА на вечернем отделении на инженера-системотехника, а днем работала в информационно-аналитическом отделе. Ребята в отделе были молодые и активные. У организации были свои ведомственные санатории и дома отдыха, куда можно было отправиться на выходные, что мы и делали периодически. Я уже не помню, каким образом вышло так, что стала организатором такой авантюры, но оформлением заявок, оплатой путевок и прочими прелестями занималась всегда именно я. И ездили мы не чисто отдельским составом, а брали с собой супругов, детей и друзей. В замечательные 90-е годы, как я вижу теперь, некоторые моменты строгости можно было 'обойти'...
  Очень хорошо запомнился мне то ли второй, то ли третий такой выезд. Заехали мы, как обычно, в пятницу вечером большой компанией, распределились по номерам, разбились на группы. В целом мирно посидели, расслабились и договорились, что утром обязательно надо записаться в сауну. Сауна находилась в административном корпусе, где столовая, отдел проката, библиотека, бильярд и прочее в этом роде. По опыту мы знали, что приходить надо рано. Была у нас 'ранняя птичка' - жена одного сотрудника, которая в общем застолье почти не участвовала, так как укладывала спать ребенка в своем номере. Они с детьми приехали. Вот ее мы и уговорили к восьми утра сбегать к администратору и забронировать два сеанса подряд для всей честной компании.
  Однако, как выяснилось за завтраком, два сеанса подряд забронировать не получилось. Самое шикарное время с 13 до 14.30 уже занял некто Петров, видимо, знакомый администратора, ведь Лана пришла к назначенному времени, никого там, кроме того администратора, не видела, а место уже тю-тю... и получилось у нас два сеанса с разрывом в полтора часа. Посовещавшись, мы решили, что пойдем париться группами. На время до обеда отправилась чисто мужская компания с Виктором во главе, а после обеда с половины третьего мы пошли семейным сообществом.
  Наша ранняя птичка Лана к бане была равнодушна, поэтому оказав нам неоценимую услугу, она осталась с детьми в номере. А мы впятером (две пары и муж Ланы), прихватив с собой 4 бутылки пива и три воблы, отправились расслабляться. Но полтора часа - это не три... как было в предыдущий раз. Получить истинное наслаждение, успеть и попариться, и рыбу с пивом уничтожить, мы не смогли. Вышли мы из бани наспех вымытые, взъерошенные, и поняли, что пива явно не хватило. Зато воблы было даже много.
  Все хотели пить, но никто не хотел ехать в магазин в деревню - на территории дома отдыха ничего купить было нельзя. Мой товарищ убежал к своим - друзьям-'небанщикам'. Димка с Оксаной захотели спать, а жена Володи уже отдыхала с детьми. Ничего не оставалось, как мне составить Владимиру компанию в поездке за продуктами.
  До магазина, что находился километрах в десяти от нашего места отдыха, мы долетели благополучно. пить после воблы хотелось так, что не передать, 'аж в зобу дыхание сперало', поэтому мы взяли десять бутылок нарзана, только одну бутылку водки на вечер и банку маринованных огурчиков.
  - Оксанка оценит нашу заботу! - сказали мы чуть ли ни одновременно вслух, так как оба знали ее вечную любовь к этому продукту.
  Это все было в стеклянной упаковке, плотно уложено в мягкую сумку. Ну еще на закуску прихватили хлеба, колбаски, сыру, немного, в номере со 'вчера' еще что-то оставалось. И очень довольные собой погрузив добычу на заднее сидение, отправились обратно, весело болтая. Очень быстро и без приключений мы вернулись на территорию дома отдыха. Практически припарковались. И тут мне пришло в голову восхититься способностями мужчины управлять автомобилем.
  - Как классно ты водишь! - очень искренне воскликнула я. - Где учился? Долго?
  Видимо, раньше никто ничего подобного ему не говорил, так как реакция была для меня неожиданной. Он очень сильно обрадовался.
  - Да в нашей же спецшколе, пока получал высшее образование. Уже десять лет водительского стажа.
  - А я только мечтаю...
  - Хочешь, научу?
  - Хочу!
  - Садись!
  Отступать было некуда... я уселась на водительское сидение. Но решила все же заранее предупредить, что никогда раньше на этом месте ни сидела, как устроен автомобиль, понятие не имею. В нашей семье ни у кого никогда машины не было. Володя не растерялся, сказал, что все будет 'окей'. Объяснил, где какая педаль, и как их надо нажимать. Я послушно повторила его указания, но сцепление отпустила, похоже, слишком резко, машина тут же заглохла. И мне даже показалось, что дернулась назад.
  Мы повторили попытку. Я более плавно двигала ногами, и машинка поехала... и поехала она как-то очень быстро, как мне показалось... и я немного... испугалась.
  - А куда мы едим? - задала я вполне логичный вопрос, ответ на который надо было продумать заранее, гадая при этом про себя, а туда ли я поворачиваю руль. Но нам как-то в голову не пришло вначале нашего эксперимента продумать последствия урока вождения.
  - Тормози! - вскрикнул хозяин авто. Он тоже, наверное, испугался, когда мы вывернули со стоянки на дорогу к въездным воротам.
  Не подозревая, что педаль тормоза надо нажимать плавно, как и вообще все педали в машине, я со всей дури отпустив газ вдавила на тормоз. Машина издала пронзительный визгливый звук и встала, нас бросило вперед, а с заднего сидения со звоном полетели сумки с провизией.
  Мы вылетели из машины, проверять состояние продуктов. И огурцы, и алкоголь остались живы.
   Есть Бог на свете! Целые! - первым делом Володя достал банку с огурцами и бережно прижал к себе. Потом отложил ее на сидение и дрожащими руками нащупал в сумке, из которой струился тонкий ручеек, машинально обнюхивая ее, высокую бутылку с тонким горлышком. Вытащил ее из сумки, в которой раздался звон стеклышек, и осмотрел внимательно. Кристаловская Лимонная была целехонька. - Уффф!
  Не успели мы выдохнуть, как рядом материализовался какой-то мужик и с нецензурно вопя, выдернул ключи из зажигания нашей машины. Он страшно ругался, угрожал написать на работу... сначала мы вообще не поняли, что вся эта тирада, про 'гонки пьяных уродов' и что-то там еще, относится к нам. Ведь мы сами пострадали - у нас вон потоп нарзановый. Ну затормозили резковато. И что страшного то?
  Но, увидев, как ключи упали в карман его огромного пальто, мы реально испугались. Дело в том, что Владимир с семьей проживали не вполне легально. Он был не из нашего отдела, и я не могла в своей заявке, которую визирует наш руководитель, указать его реальные данные. По документам приехали совсем другие люди...
  Я побежала за группой поддержки. Но никого не было в своих номерах. Только Димка с Оксаной мирно спали после бани. Пришлось будить. Пока мы бежали от корпуса к стоянке, я пыталась обрисовать ситуацию не до конца проснувшемуся коллеге, который не понимал в чем собственно проблема. Я сама, по правде, этого не понимала. Но получить на работу гневное письмо из дома отдыха мне совершенно не хотелось.
   Мы приехали, неожиданно решили провести урок автовождения. Я села. Мы поехали. Он говорит: 'Тормози!'. Я - на тормоз. Машина завизжала. Прибежал какой-то мужик и отнял ключи! - тараторила я.
   Что за мужик? Куда вы поехали, если уже приехали? - ничего не понимал мой друг.
   Да хрен его знает, куда мы поехали. Мы не подумали. И что такого случилось? Чтоб ключи отнимать?
   А зачем вы их отдали? - удивлялся Дмитрий.
   Да мы не давали. Мы огурцы спасали на заднем сидении. А он подошел и выдернул их.
   Кто что выдернул? Какие огурцы?
   Маринованные. Оксанке мы огурцы купили. Когда я затормозила, сумки вниз полетели. Мы испугались, что огурцы разбились. А мужик этот местный подошел с воплями и ключи выдернул. Я вообще ничего и не поняла, все так быстро произошло. И откуда он вырос?
  На парковке мало что изменилось. Машина стояла все там же, у бордюра, с раскрытыми дверцами. Володя выбрасывал остатки разбитой бутылки нарзана - всего лишь одной! Из двенадцати стеклянных емкостей пострадала только одна.
  Как выяснилось, разгневанный дядька оказался заместителем начальника этого дома отдыха. Когда мы 'завизжали тормозами', он был уже расстроен другими происшествиями, а нам досталось по инерции. Мне вручили ответственный груз - алкоголь и закусь, нарзан в мокрой сумке остался обветриваться около машины. И ребята оправили меня в номер, сказали сами разберутся.
  Я пришла 'домой'. Оксанка уже тоже проснулась и начала волноваться, оставшись одна в неведении. Я, слегка заикаясь, достаточно эмоционально поведала как мы съездили за продуктами...
  Мы заварили чай. Благо кипятильники были свои (в те времена в номерах не ставили казенные чайники). Пришел мой друг. Увидел мой озабоченный вид, поинтересовался, что произошло:
  - Уж не ты ли забор снесла?
  - Какой забор? - оторопела я. - Я в бордюр ехала. Там не было забора.
  - Тааак! - обрадовался чему-то Леша. - Значит, я не ошибся. Ошарашенный вид - это от вождения автомобиля?
  - Ну да. Володя отважился показать, как машину водить. Ты ж не решался... - и я еще раз рассказала, как самостоятельно рулила метров десять.
  Постепенно народ прибывал в наш номер. Я каждый раз заново повествовала... иногда добавляя упущенные детали. Пришла и Лана, детей оправили дышать воздухом. Больше всего мне было неудобно перед ней почему-то. Но именно она отреагировала наименее равнодушно: 'Подумаешь, затормозила резко, да с ним вообще ездить опасно, он же спиди-гонщик!'.
  К чаю добавлялись постепенно другие прелести: сушки, конфеты, коньяк. Каждый новый гость приходил не с пустыми руками. Я все время оправдывалась, что-то припоминала, меня трясло. Что собственно страшного произошло? Никто не понимал. Ну, затормозили резко... и что? Никто и ничто не пострадало...Наконец, вернулись довольно радостные Володя с Димой. Налили мне полстакана водки:
  - Накати и успокойся!
  - А скандал? А жалоба? - скулила я. Плакать я не могла, но разговаривала не своим голосом.
  - Вот ключи! - Володя покрутил ключи на брелоке у меня перед носом. - Все закончилось хорошо. Во всем разобрались. Мы больше перепугались.
  Оказалось, что мы просто попали под горячую руку.
  Забор действительно кто-то снес. В этом я убедилась, по дороге на ужин. Наш дом отдыха имел небольшую территорию, вокруг скупали землю и активно строили себе дачи те самые 'новые русские', деньги к которым приплыли необычайно быстро. И забор между ними и нами был свеже установленный хлипенький. Какой-то умник, видимо хорошо отдохнув за обедом с горячительным, резко стартанул на машине. Причем на столько резко, что пролетел через пешеходную тропинку, и скатился по ступенькам, ведущим к реке, прямо в забор новой дачи...
  Хорошо, что этот лихач был не из нашей компании. Зато наши тоже пострадали. Пока мы были в сауне, Виктор и Ко уже придя в себя после бани, отобедав, да прихватив привезенную с собой бутылочку портвейна, расположились на свежем воздухе, на лавочке недалеко от корпуса. А мимо прогуливались два ветерана с супругами. Им эта идиллия от чего-то категорически не понравилась. И начали они по очереди делать молодёжи замечания, что это они такие-сякие безобразничают, чему они детей малых учат и какой им пример подают, и вообще, оскорбляют седины ветеранов... В общем, попали ребятушки! Натравили пенсионеры на них администрацию.
  Потом все постепенно утряслось. И моих нарушителей дисциплины отпустили, и ключи нам вернули, и к вечеру все успокоились. Вспоминали об этом происшествии со смехом. Хотя я долго не могла поверить, что все закончилось благополучно, и восклицала, что никогда больше пробовать водить не буду, за руль не сяду. А ребята меня успокаивали:
  - Выброси все это из головы. Лучше еще накати. Ты даже до бортика не доехала два сантиметра. Считай экзамен сдала. И вообще, в твоем костюме... нормальные люди машину не водят.
  Надо заметить, что я тогда одевалась очень странно... мягко говоря. На мне было серое пальто фасоном, напоминающее шинель, очень длинное, развевающийся на ветру длинный шелковый шарф, на голове элегантная шляпа, а на ногах... Это самое веселое! Ботинки на плоской подошве, чего я кроме как тогда в принципе никогда не носила и не ношу, с длинными, почти до земли, меховыми отворотами по всей окружности ноги. Я постоянно наступала на эти отвороты во время ходьбы. А поднимаясь по лестнице, в этих неуклюжих ботиках, я иногда наступала на полы своего пальто. Почему-то тогда я была в восторге от этой обуви. Хотя мне в них явно было неудобно, и по жизни я всегда ношу высокие каблуки.
   
  Первый выезд
  
  Самый первый раз, когда мы выехали в этот дом отдыха нам тоже очень запомнился. Наверное, потому, что первое вообще всегда запоминается. Мы почти все распределились по группам и поехали своим ходом - на машинах, а не общим автобусом. Располагается этот уютный уголок ближе всех к Москве - 35 км по Калужскому шоссе. И называется замечательно - 'Подмосковные вечера'. Теперь он, к сожалению, закрылся совсем... Дачи прилепились настолько вплотную, что территории у нас не осталось от слова: 'совсем'.
  А в середине девяностых годов прошлого столетия он жил, довольно активной жизнью. Работало там три жилых корпуса. Каждый по-своему чем-то выделялся. Тогда нас отправили в самый дальний Красный корпус. Он и снаружи был необычен, и внутри оригинален, чем-то напоминал древний рыцарский замок - полутемные коридоры, кованые украшения на стенах, решетки, даже каминный зал. Этажи были 'неровные'. Пока идешь по коридору, все время какие-то ступеньки по пять штук. И все время непонятно на каком этаже сейчас находишься. В комнатах тоже было темновато, окон как таковых не было... была только балконная дверь.
  Первый наш поход в сауну особенно запомнился. Собрались опытные банщики, привезли с собой свои шапочки, веники... Мы понимали сразу, что полтора часа для отдыха в бане, какой бы она не была, это мало. И нам удалось взять два сеанса подряд с 13 до 16. Пришли мы большой компанией. Пускают до десяти человек, вот мы так и пришли - десять человек.
  Администратором была очень 'контактная' женщина. Она для порядка поворчала, что сауна маленькая, нам будет тесно, но потом успокоилась, выдала запас простыней и полотенец, показала, как пользоваться самоваром. Поинтересовалась, собираемся ли мы пропустить обед. Мы ломали голову, как нам туда успеть, хотели по очереди сходить. Но о нас позаботились, в два часа прямо в сауну принесли наши 10 порций первого и второго... а у нас с собой было еще... и пиво, и вобла. И так мы душевно напарились! Все успели. Только вот бассейн тогда не работал.
  А когда уезжали, тоже вышел конфуз... перед отъездом надо было 'сдать номер'. Молодые люди, наверное, с таким не сталкиваются в современных отелях... а тогда приходила тетенька-кастелянша и проверяла наличие инвентаря в номере. Естественно, что в выходные люди отрываются на нейтральной территории пансионата. Собираясь всей компанией в одном номере, принося туда все необходимое. И кроме своих продуктов, несут местные стаканы, графины, иногда и полотенца... А в воскресенье после обеда необходимо все вернуть на свои места.
  Так вот, когда мы собрались уезжать, в одном номере не хватало... покрывала. Ну, ладно стакан, ну, полотенце. А тут... Покрывало! Если его не вернуть, то меня не выпустят с территории и не вернут документы, сданные в залог. Я же одна получала ключи от номеров на всех, как ответственный от группы. Что делать? Куда оно могло деваться? Стакан или графин можно разбить. Полотенце завалилось за кровать, ну случайно с вещами собрали. Оно маленькое, много места не занимает. Но покрывало толстое, объемное, а мы с маленькими сумками все. Что мы с собой взяли? Смену белья и тапочки. Продукты съедены, их тара собрана. Покрывало в сумку не влезет...
  Не помню, где мы это покрывало нашли, как все закончилось, но как-то мы номер сдали.
  
   
  8 марта
  
  А еще раз мы поехали туда на праздник - отмечать 8 Марта. Небольшой компанией: Дима с Оксаной, я с подругой и мой брат. Потом выяснилось, что приехали ребята из соседних отделов. А в нашем подразделении было пятеро Ивановых. Так две пары только из наших Ивановых решили, не сговариваясь поехать именно в этот раз. Еще две пары были из других подразделений. И при распределении номеров произошла путаница.
  Администратор, которая собирала заявки в Москве, не записывала ни инициалы, ни отделы, только фамилии. Дом отдыха маленький, сколько нас там на выходные приедет? Номера в пансионате распределяли 'на месте'. И приехавший народ начал бузить. Администратор дома отдыха постоянно принимала претензии от недовольных номерами граждан. И бузили исключительно Ивановы. Получилось, что количество распределенных номеров меньше, чем приехавших Ивановых. Кроме того, некоторые желали жить с повышенным комфортом.
  Кто-нибудь знает, что такое номер-распашонка? Это две отдельные комнаты рядом, а в тамбуре общий туалет и душ. А всем хотелось жить исключительно в отдельных номерах с собственным туалетом. А когда по соседству селят очень подозрительных молодых людей из чужого отдела, это вызывает протест.
  - Да сколько вас здесь? Ивановых? - возмущалась администратор чуть не плача. - Я уже пять ключей на вас выдала, а вы все возмущаетесь.
  
  Нам было особенно весело, хотя мы и не Ивановы. Мы просто ждали пока все эти однофамильцы расселятся наконец и успокоятся. Мы радовались потому, что моего брата обозвали - женой. Дело в том, организация у нас специфическая - мы военнослужащие. Я тогда была... прапорщиком. Нам, военнослужащим, путевки обходились по минимальной цене. Для жен и мужей - на 25 процентов дороже. А все прочие родственники - милости просим уже по цене в 4 раза больше. Фамилия у нас с братом была одинаковая и бесполая, и жили мы тогда оба молодые и неженатые в родном доме, то есть прописку если сверить - вместе живем. Ну и что мне мешало выдать его за мужа, существенно сэкономив наш семейный бюджет? Свидетельство о браке представлять не надо, штампы в паспорте обычно никто не сверял. Но в таблице-заявке я (сама не знаю почему...) записывала слово 'супруг', а не 'муж' и 'жена'. Получилось так: лейтенант Кожанов Д.А. и супруга, прапорщик Ларченко Т.Д. и супруг.
  В администрации, видимо, решили, что в графе 'статус' просто не хватило место на букву 'а'. Поэтому приехали туда 'прап-к Ларченко с женой'. С тех пор мы с братом пугали окружающих обращаясь друг другу такими кличками. Он, когда звонил мне на работу, а меня не было на месте, просил передать: 'пусть перезвонит жене своей', оставляя человека с трубкой в руке в полном недоумении. Ну, а я вообще хулиганила. Брат был меня младше, поэтому я частенько командовала: 'пошел и сделала, ибо мужа слушаться надо!'.
  В тот раз брат вообще опоздал к автобусу. Мы поехали не своим ходом, как обычно делали, когда собиралась большая компания, а в общем автобусе, который отправлялся от метро 'Ясенево'. Мобильных телефонов в 1996 году у нас еще не было. И добрались мы в наши 'Вечера' без него... Позвонить домой мне удалось только уже из корпуса, когда все разобрались с номерами, разошлись по комнатам.
  Он негодовал от обиды. Его задержали в институте, а потом он перепутал выходы из метро, очень торопился, метался по станции между лестницами, а автобус уехал, пока он его искал, бегая от входа к выходу. Домой вернулся злой. Но я предложила нас 'догнать', за все уже 'уплочено'! Объяснила, как добраться к нам общественным транспортом, а заодно и порадовала новым статусом. Вечером ехать было уже рискованно. Поэтому 'моя жена' обещалась прибыть утром.
  Так я узнала, что в нашей семье есть 'птичка ранняя', которой самое место было где-нибудь в разведке работать. В девятом часу утра солнечным мартовским днем в двери номера раздался громкий стук. Лешик был тут как тут. Мало того, что он нашел тропинку от автобусной остановки к дому отдыха, так он еще и лазейку нашел, как проникнуть туда через заднюю калитку незаметно... А я-то думала, что после завтрака пойдем его встречать в деревню. Нет! Он успел сам свой завтрак в столовой слопать.
  Пока я накануне вечером звонила домой, Димка с Оксаной обнаружили пункт проката. Там нашлись санки для взрослых. Студенческие.
  - Таня, они даже нас с тобой выдержат! - обрадовал меня коллега.
  - Обоих сразу? - пошутила я.
  - Обоих вряд ли, а по отдельности точно.
  Надо заметить, что его Оксана всегда была очень стройная. Часто в поисках одежды испытывала разочарование - ей все было велико на ее 42-й размер. А мне наоборот. Когда мне нравилась вещь, то моего 50-го не было в помине. Братец мой был весьма компактный для мужчины: рост выше среднего, но особо не выделялся, в кости узок, хотя мышцы на них и наросли. А в детстве вообще был на дистрофика похож. Димка был поплотнее Леши. Ну и подруга моя была очень аккуратного телосложения. В общем, на фоне всей компании я была самая заметная.
  После завтрака санки мы взяли. Поехали на горку. Я уселась поудобнее, решила проверить их выносливость:
  -Ну, что, жена! Вези меня кататься! - скомандовала я брату.
  На наше удивление санки легко покатились по весеннему снегу. Погода была замечательная - мороз и солнце. Мы быстро прибыли на горку, где уже собралось много отдыхающих. Горка спускалась к реке. Я уступила место более смелым товарищам. Все благополучно скатились по разу, затормозив на берегу.
  Я осмелела. Однако, мысль о том, что уже весна, лед на реке, наверное, не такой прочный как зимой, меня не отпускала... я уселась в саночки, ребята меня сзади подтолкнули... и я очень быстро понеслась с горы. Сколько лет я таким экстримом не занималась? С детства? Лет десять, а то и все пятнадцать, точно прошло. Мне казалось, что я лечу точно на середину реки быстрее всех прочих. Я ехала и визжала как никогда. Приключения меня находят! Я тут же увидела, как проваливаюсь под лед в ледяную воду. А как притормозить - не знала. Ногами? Так сломаю. Или перевернусь вперед и шею сверну. Поэтому, чтоб не улететь дальше всех, приземлившись, вернее, приводнившись в центре Пахры, я решила перевернуться сама... на бок.
  Когда я поднялась наверх, мы обнаружили, что нижняя опора на санках слегка согнута. Была она таковой, когда мы их получали, мы внимания не обратили. Но у других людей такого дефекта на инвентаре не было...
  - Ну, вот! А вы говорили, что меня они точно выдержат! - посетовала я компании.
  - Это не самое страшное. Ты лучше скажи, ты чего так кричала? - Димка был невозмутим, хотя отвечал за этот зимний инвентарь проката он - его паспорт остался в залог.
  - Давно не каталась с горки... - уклончиво отвечала я. - Представила, себя в подледной Пахре, так страшно стало...
  В общем, накатались мы вдоволь. Санки в целом остались живы, если не считать погнутости. Домой пришли все мокрые, почти как в детстве. Верхней одежды, естественно, на смену не было... поэтому на обед мы пошли не все... только 'мальчики', так, как их черные кожаные куртки не выделялись мокрыми оттенками, в отличии от наших тканевых, которые промокли от снега насквозь. Ребята притащили наши салаты и вторые блюда. А мы накрыли столик в номере. И все вместе пообедали, согрелись после гуляния, а заодно и праздник отметили.
  - А знаете, как я сегодня проснулся? - задал странный вопрос Дмитрий.
  - В смысле? - не поняла куда клонит мой друг.
  - Ну как день начался? А день у меня для выходного начался очень рано, благодаря некоторым... - и Дима красноречиво посмотрел на моего брата. - Я услышал грохот. Было ощущение, что ломятся в нашу дверь. Оказалось, потом, что тут просто такая слышимость... Я второпях схватил джинсы, а нога застряла. Я пытаюсь натянуть, а они никак не хотят на меня налезать... причем ни туда, ни обратно снять не могу. 'Ну, думаю, все, допился! Так отек за ночь, что уже штаны малы. Вроде и выпили вчера мало...'. А глаза то раскрыл пошире... и увидел, что пытаюсь надеть оксанкины джинсы. Они у нас одинаковые.
  Праздник мы отмечали не слишком бурно. Все были в меру пьяны, но вспоминали разные истории, и было нам очень весело. А разговоры крутились вокруг застолий и еды.
  Оксанка привезла на праздник баночку черной икры. Всем досталось по бутерброду. Причем по хорошему такому бутеру, не как в буфетах продают: на ломоть хлебушка ложка масла и крупинок 5-6 икры. Добытчица деликатеса поделила продукт на всех поровну, выглядело это очень аппетитно. Почти как в том кино про царя Ивана...
  - Ну, что, жена, придется есть! - обратилась я к брату, зная его нелюбовь к этом дорогом продукту. - На тебя рассчитали.
  - Придется... - покосился Лешик на бутерброд. - Доставай фотик, - заявил он со вздохом.
  - Зачем? - не поняли все остальные.
  - А затем! Алексей у нас гурман особый... В раннем детстве накормить этого ребенка было невозможно никакими продуктами. Он мог ложками жрать сахар, макароны, хлеб, а все остальные продукты не ел ни в какую. Чтоб его накормить, такие концерты устраивались! Только с песнями и плясками. Так он потом еще выплюнуть мог то, что обманом ему в рот всунули. Постепенно к нормальной еде приучался. Сначала научился есть колбаску, потом сосиски, потом котлеты. Причем исключительно 'раздельное питание'! Сначала съедает котлету, потом картошку. И не дай бог эти два продукта на тарелке соприкоснуться. Все! Наотрез отказывается.
  - Зато пельмени хорошо идут! - подал голос виновник. - По шестьдесят шесть штучек.
  - Сколько? - робко переспросила Оксана, которая сама всегда ела очень мало.
  - Да. Ты не ослышалась. Шестьдесят шесть пельмешек. Это две пачки разом так раз! - показал руками Леша, изобразив, как высыпает в кастрюлю сразу две пачки пельменей.
  - Вот мы и до икры добрались, видимо... - Задумчиво произнесла я, включая фотоаппарат. - Раньше на дух не переносил, а теперь вот, может, полюбит, что за уши не оттащишь...
  И братец мой, пытаясь не кривить лицо, чтоб на фото была милая улыбка, откусил первый кусочек.
  - А ничего так... - улыбнулся специально в объектив 'страдалец'. - На что-то похоже... Если не думать, что это рыбьи дети, то вполне можно есть.
  - Вот мама то удивится! - нажимала я на кнопочку фотоаппарата, чтоб сохранить исторический момент на память.
  - Какие жертвы! - удивилась Оксана.
  - Все ради тебя! - поклонился Алексей. - Никто не мог заставить. А для тебя, Оксана, - все что угодно! - шутовски поклонился он.
  - Так, я не понял, - подал голос Дмитрий. - У меня тут соперник. Но-но.
  - Нет, Дим. Какой я соперник... я просто грустный клоун...
  - Давайте я вам лучше расскажу, как мы в корейский ресторан ходили! - Димка решил сменить тему.
  - Куда? - не поняла я. - В корейский?
  - Да, - кивнула Оксана. - Мы экспериментируем...
  - А вам не страшно? - удивилась я выбору.
  - Страшно! - почти вскрикнул Дима. - Мне очень страшно. Там такие названия... Мы полчаса пытались понять, что из чего там готовят... названия странные... мягко говоря... бульдоги что-ли...
  - ...пулькоги! - поправила Оксана.
  - Ага. Когда их принесли, оказалось, что это червяки с овощами и белыми семенами...
  - Ой, не слушайте его! - снова откликнулась на вызов его пассия. - Это мелко порезанное говяжье мясо. Очень нежное на вкус. А посыпано кунжутом. И рис на гарнир. Между прочим, очень вкусно!
  - Да! Тает во рту, а не в руках! А еще супчик такой... долгмичи? - посмотрел Дима в сторону подруги.
  - Донгчими!
  -Ну да, - кивнул он послушно головой. - Я так и сказал... это разновидность керчи...
  - Кимчи, - снова поправила его Оксана.
  - Ага. Это горшок с водой, где плавает что-то белое и красное... и все эти блюда такие острые, что я не понял, что мы вообще ели.
  - Суп это был овощной, - со вздохом пояснила Оксана. В бульоне плавала редька и перец.
  - В бульоне?! - воскликнул Дима. - Это вода! В общем, после этой острятины нам захотелось сладенького... И мы заказали десерт... какую-то жвачку и амигаток...
  - Ходугвачжа и омегитток...
   Оксана! Как ты это все запомнила! - удивилась я.
   У меня иногда бывает. Я не только тридцатизначные числа запоминаю, но и слова. Хотя и реже намного. К жвачке, кстати, эти блюда не имеют никакого отношения. Это печенье!
  - Ага. Непонятно только из чего... На вкус и горчит, и солонит... 'квачжа' эта внешне похожа на наши печенье орешки. Там внутри как бы орешка, надо заметить довольного твердого, начинка из грецких орехов, но в какой-то пасте, а не в сгущенке, как у нас. Такое сладко-соленое это на вкус. А 'гиток' - это шарики из чего-то вообще непонятного...
  - Из бобов и полыни! - Оксана уже почти смеялась. Хотя она обычно сдержана в своих эмоциях. А тут буквально давилась, поправляя товарища.
  
  На следующее утро Дима снова нас развлекал.
  - Вроде мы культурные люди... Вроде и выпили немного... А я снова не в форме... Стою утром в ванной, умываюсь. И не пойму, почему щетка зубная в рот не помещается. Он что так опух, что не открывается? Разодрал глаза. Не проснувшись до конца, я вместо щетки схватил бритву... Хорошо, однако, что она мне в рот не влезла...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"