Лукьянов Лев Павлович: другие произведения.

Восточные Славяне. Эволюция V-X Века. Глава I "Народоправство" Iv-Vi вв.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 3.69*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация "Народоправство" это понятие, которым историки Византии определяют состояние правления восточных славян в IV-VI веках. В предлагаемой читателю главе, я как экономист интересующейся своей историей, делаю попытку раскрыть содержание и описать эволюцию родовых или матриархальных общин восточных славян на интервале IV-VI столетия. Эволюцию, которая привела их от "дикости" к "варварству". Как и в прежних своих работах, при изложении исторического материала, я руководствуюсь принципами естественной и экономической необходимости.

  Л.П. Лукьянов. Тула 2003г, Красноярск 2009.
  
  
  ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ. ЭВОЛЮЦИЯ V- X ВЕКА1.
  Глава 1 . "НАРОДОПРАВСТВО" IV - VI вв.
  Понятием "Восточные славяне" в конце V в VI веке нашей эры мы называем народ или множество людей, проживающих и осуществляющих воспроизводство собственной жизни на географической территории в границах: от озера Ильмень на Севере до Причерноморских степей на Юге; от Восточных Карпат на Западе до Волги на Востоке. Понятие "восточные славяне" для определения этого народа стало применяться значительно позже, а в VI веке народы Византии (Восточной Римской Империи), имеющие письменность, народы, соприкасающиеся с этим народом, или пытающиеся подчинить его, выделяют в этом множестве две родственные подгруппы. Подгруппу осуществляющую свою деятельность на юго-западе Восточной Европы [72,с.44], находящуюся под властью аваров2, называют "антами", они принесли клятву верности "роту" "обрам" и потому являются их союзниками [72с.46; 85], и подгруппу, родовые общины коих не приняли "роту", а потому свободные от союзных отношений с "обрами", их называют "славянами". Говоря о сходстве обоих подгрупп, историки утверждают, что они имеют общий родоплеменной корень, уходящий в глубь, во времена до новой эры, называемый "венедами" [72, с.42; 48]. То есть, надо полагать, что уже до средины VI века венеды под силовым давлением готов (IV век), гуннов (до средины V века), аваров (со средины VI века), по неизвестным для нас причинам, разделились на антов и славян.
  Как организованы, чем занимаются, как воспроизводят свою жизнь славяне и анты в этот период времени? Однозначного ответа на этот вопрос сегодня нет. Или ответ, который доминирует сегодня, ответ, который вслед за византийцами (Иорданом [47], Прокопием из Кесарии [89], Маврикием [34] и автором "Стратегикона" [106]) повторяет наша историческая наука, о том, что анты в VI веке занимаются земледелием и скотоводством [72, с.47; 34, с.36;...], надо поставить под сомнение.
  Мы не ставим под сомнение положение, что анты и славяне родственный народ, мы с этим соглашаемся. Мы не задаемся ответом на вопрос, как оказались анты и славяне на этой территории, историческая наука говорит, что в результате "великого переселения народов" [72, с.9-42], нам этого достаточно. Мы ставим под сомнение одну из "аксиом" исторической науки, а именно: представление о способе, коим эти подгруппы народов воспроизводят, а следовательно, и организуют свою жизнь в VI веке. Мы утверждаем, что анты и славяне в конце V начале VI века еще не развились до земледелия и скотоводства; мы утверждаем, что они находятся на более ранней стадии своего общественного развития. Охота, собирательство и родовое ремесло3 - вот основные способы воспроизводства материальных условий жизни антов и славян в конце V и начале VI века. Мы не говорим, что анты и славяне в конце V и начале VI века не знают, что такое земледелие и скотоводство, народы, с которыми они соприкасаются на Западе, Юге, Востоке, этим успешно занимаются. Мы говорим, что материальных условий, а именно того, что мы сегодня называем "орудиями труда" и "средствами производства", для занятия земледелием и скотоводством у антов и славян нет, в них нет необходимости. Анты и славяне до VI века и в его начале для воспроизводства жизни, находят в природе, ее животном и растительном мире, все и в достаточном количестве.
  Проведенные нами сравнительные исследования археологических данных [11, 23, 66, 96, 100, 101, 103], касающиеся восточных славян, данные археологов и этнографов, изучающих жизнь неславянских народов [5, 29, 30, 31, 58, 73, 123], некоторых исторических исследований [15, 56, 71, 72, 74, 97, 103, 122,...], данных по флоре [36, 37, 38, 39, 40, 41, 42] и фауне [35, 44, 52, 53, 54, 77], позволяет нам утверждать, что анты и славяне в начале VI века - это, во-первых, искусные охотники и собиратели и только, во-вторых (но опять в самом начале), примитивные земледельцы и примитивные скотоводы. Обладая примитивными приспособлениями, увеличивающими возможности их мускульной силы, то есть, палкой в ее различных модификациях (копье, лук и стрелы, мотыга, лопата, рыболовный крючек, серп, коса), неразвитыми орудиями и технологиями обработки металла, обработки дерева (топор, долото, тесло), средств передвижения и перемещения грузов по земле (ноги, собака шест, сани, носилки, снегоступы и волокуша) по воде (челн-однодеревка), имеют присваивающее хозяйство [76], а так как зависят от природы полностью, они находятся с ней в равновесии. Они те, кого мы называем "дитя природы", уклад их жизни похож на уклад жизни австралийских аборигенов в XVIII веке, американских индейцев в XVII-XVIII веках [76]. И, наконец, наших северных народов, народов, которых в XVIII веке называют "пешими" [123], народов, которые в плоть до пятидесятых годов двадцатого столетия сохраняют верность этому виду хозяйствования и способам его ведения [4, 14, 26, 43, 58, 76, 84, 95, 109, 120, 123]. Собака - их основное и, наверное самое многочисленное домашнее животное. Собака обожествляется, как божество из мира богов представляется "птицей - собакой", имя которому сенмурв [18, с. 130]. В соответствии с периодизацией Л.Моргана и Ф.Энгельса, мы находим у Восточных славян еще в начале VI века, в процессе воспроизводства их жизни признаки, соответствующие средней и последней стадии дикости и первой стадии варварства [114]. Род и родовая община - основные формы организации их жизни. Но обо всем по порядку. Сначала о дикости.
  Для обоснования нашего предположения проведем некоторые расчеты по экзогенной биологической составляющей, остановимся на некоторых тенденциях ее эволюции и сделаем некоторые предположения.
  Предположим (с большой вероятностью), что в первой половине первого тысячелетия нашей эры, на территории Восточной Европы, где живут венеды, проходят три кольца массовой (сотни тысяч или миллионы голов) миграции парнокопытных. Антилопа (сайгак), пасущаяся зимой в причерноморских и прикаспийских степях, а летом - в лесостепях Приднепровья (траектория ее кольцевого ежегодного хода прослеживается от Манычской впадины, по Приднепровской и Приморской низменностям и вновь Манычская впадина). Благородный олень, пасущийся зимой в лесостепях, а летом - в лесной зоне (траектория его кольцевого ежегодного хода пролегает по "подошвам" Валдайской и Среднерусской возвышенностям). Северный олень, пасущийся зимой в лесотундре, а летом - в тундре. Длинна траектории (кольца) миграции антилопы составляет приблизительно 3500 км, благородного оленя- 2500 км, северного оленя- 1500 км, следовательно, зона или площадь прямоугольника (d x с), по которой могут мигрировать антилопа, благородный и северный олени соответственно составит: для первой - 1019 тыс. км2., для второго - 633 тыс.км2. и третьего - 228 тыс. км2. Далее, если предположить, что заключение В.В. Крючкова [57] верно, и в северной тайге, даже в XX веке, зимой может прокормиться на 10 км2. от 1 до 17 тыс. голов северного оленя [57, с. 109], то мы можем смело принять, что в начале первого тысячелетия на 10 км2. рассматриваемой нами площади, могут прокормиться от 5 до 8 тыс. голов копытных. После простых расчетов мы получаем: в зоне, где мигрирует антилопа, проживает от 640 до 1000 млн. голов копытных, в зоне благородного оленя - от 320 до 500 млн. голов, в зоне северного оленя от 110 до 180 млн. голов копытных. Когда мы говорим о поголовье копытных, мы предполагаем: что в зоне миграции антилопы, кроме нее самой, пасутся и мигрируют по различным траекториям - кулан, тарпан, косуля, кабан; в зоне благородного оленя - лось, косуля, зубр, кабан; в зоне северного оленя - лось, зубр, кабан. Приведенные нами оценки численности поголовья копытных предполагают равновесие биосистемы, нарушение этого равновесия ведет к резкому снижению поголовья; основным нарушителем равновесия служит самый активный элемент биосистемы- человек, рост его численности и его деятельность. Так, если принять на веру утверждение Б.В.Андрианова и Б.О.Долгих, что биосистема тундры, где проживают в XX веке, юкагиры - охотники, находится в равновесии, и равновесие достигается тогда, когда на 200- 300 км2. тундры приходится один охотник [5, с.22; 32, с. 52] (для нас, это в зоне северного оленя), то с учетом запасов фитомассы и динамики ее ежегодного прироста, приводимых В.В.Крючковым [58, с. 59], думаю, мы в праве, для расчетов равновесия биосистем других зон, принять следующие нагрузки: в зоне благородного оленя - 75- 150 кв.км. на одного охотника; в зоне антилопы - 100- 200 кв. км. на одного охотника. После проведенных расчетов получаем: в зоне антилопы равновесная численность взрослого населения охотников может составлять от 5 до 10 тыс.чел., в зоне благородного оленя - от 4 до 8 тыс. чел., северного оленя - от 800 до 1100 чел4.
  Методика проведенных нами расчетов может быть применима, с некоторыми уточнениями, для определения биологических пределов возможностей жизни не только антов и славян, но и других племен и народов охотников и собирателей, то есть, народов, находящихся на стадии дикости. Но каждая "дикая" община, в среде других общин специализируется на определенном виде деятельности, и этот вид специализации дает ей, в этот период времени, этническое имя, это наши "анты" и "славяне".
  Если наша посылка, в отношении происхождения этнических имен антов и славян верна, то значит, на территории Восточной Европы в конце V начале VI века, сложилась родоплеменная система специализации. По виду основной деятельности каждая этническая община получает название. У венедов в этот период, кроме антов и славян, появляются этнические названия - поляки, как люди живущие и охотящиеся на полях "яков", и "бульбаши" как люди специализирующиеся на заготовке "бульбы", корня камыша, аналогичного клубню картофеля; наверное есть и другие. У общин мадьяр, в этот период, на этой территории, несколько иная специализация. Их отдельные общины специализируются на управлении эксплуатацией полей дикоросов - лебеды и конопли. В именах отдельных мадьярских князей "Лебедиас" и "Kender-khan" звучит направление специализации их общин [18, с. 252-253].
  Сколько видов парнокопытных и копытных знает сегодня человечество? До начала первого тысячелетия нашей эры и в первой половине первого тысячелетия нашей эры на территории Евразии и Африки проживает больше видов, чем сегодня. Надо полагать, что эти животные занимают практически все возможные равнинные, предгорные и горные, степные, лесостепные, лесные и таежные, тундровые и пустынные территории нашей земли, где произрастает зеленая флора, а потому их поголовье огромно. Выше, для обоснования наших рассуждений, мы приняли некоторые минимизированные количественные оценки. Подсчет поголовья этих видов за пределами рассматриваемой территории является задачей другой работы. Здесь, на уровне гипотезы, предположим, что биологический потенциал копытных позволил сформироваться, выжить и встать на ноги "хищнику", а именно "человеку", находящемуся на стадии дикости. Народы и племена этих двуногих "хищников", не сознавая возможных пределов истребления и потребления копытных, в своем стремлении удовлетворить свои потребности, часто уничтожают лишнее. Виды копытных или прекращают существование, или изменяют пути миграции. Голод или его угроза заставляют племена "дикарей" вставать и двигаться по территории в поисках ушедшего стада или новых мест охоты, бороться за эти места охоты с другими народами и племенами. Двигаясь и познавая мир, эти народы развиваются технически и организационно, к охоте на копытных они добавляют "охоту" на себе подобных. Кроме ресурсов животного мира, они начинают потреблять ресурсы, которые достаются им в результате удачной охоты на "племена" народов производителей. Познав плоды и результаты, совершенствуясь в присвоении результатов "удачной охоты", расширяя объемы "удачной охоты", "дикари" поднимаются в своем развитии. Из "дикарей", по определению греков [6], они превращаются в "варваров", но и на этой стадии их развитие не останавливается.
  Л.Морган и Ф. Энгельс [114] исследуя в XIX веке прогресс в развитии народов, выделяют и определяют в их истории три "эпохи" и стадии - дикость, варварство и цивилизация. В конце V начале VI веков, в Восточной Европе, присутствуют народы, находящиеся на всех стадиях: римляне (христиане) - на стадии цивилизованного развития; готы, гунны, авары и другие народы - на стадии варварства; восточные славяне, в большинстве своем, - на стадии "дикости".
   Но вернемся к нашим антам и славянам в конец V начало VI века.
  Занимаясь охотой и собирательством, восточные славяне в конце V начале VI века ведут полуоседлый [5] образ жизни. К условиям воспроизводства жизни приспособлены условия хозяйствования и проживания. Это подтверждают письменные источники и археология: "Они селятся в лесах у неудобно проходимых рек, болот и озер", - пишет автор Стратегикона [72, с 47; 106]; живут в полуземлянках "жалких хижинах на большом расстоянии друг от друга" [72, с.47- 48]. "Вместо городов у них болота и леса",- пишет Иордан [72, с.47; 34, с. 36].
  Как охотники и собиратели, анты и славяне устраивают свои поселения на берегах рек в местах, удобных для массовой охоты с собаками, на кругах миграции парнокопытных, в местах массовых переправ: анты - на северной "хорде" пути ежегодной миграции антилопы, славяне - на всем пути миграции благородного оленя. Попутно анты и славяне охотятся: на лося, мигрирующего небольшими стадами в 15-20 голов по кругу 300-400 км; косулю, мигрирующую по большому кругу крупными косяками; в местах водопоя, на кабана, мигрирующего стадами 20-25 голов с Севера на Юг на расстоянии 100- 200 км.; тура или зубра, расстояние годовой миграции которых сегодня нельзя определить. С помощью собак, мужчины охотятся на меховых и пушных животных: бобра, куницу, лису, зайца; изредка убивают медведя и волка (если они вступают с ними в конкуренцию); охотятся на водоплавающую дичь: гусь, утка,...; ловят рыбу. Следуя за большими косяками парнокопытных, восточные славяне организуют соответствующим образом и "селище" [11, 103]. К "селищу", они пристраивают заборы-загоны, или "крааль" как у Северных и Африканских народов [76], получается то, что историки в последствии назовут "родовым гнездом" (рис.1) [103]. Численность жителей одного "селища" (рис. 1,2, 3), как предполагают историки, составляет 60-100 чел. [5, 103]. Здесь размещается один славянский род, строятся большие и малые полуземлянки, хозяйственные ямы (рис. 3,4). Срок проживания славян в "селище" зависит от стабильности маршрута миграции благородного оленя или антилопы. Изменения маршрутов миграции вызывает необходимость изменения точки расположения "селища". Этот факт отмечает Прокопий Кесарийский, когда говорит, что славяне и анты "часто меняют места жительства" [72,с.47; 89,с.297]. За забор "гнезда", с помощью собак и специально устроенных древесных завалов, охотники загоняют отбитых от косяка или стада животных; мужчины их постепенно забивают, женщины разделывают туши, заготавливают мясо на зиму (вялят или замораживают), шкуры выделывают - для последующей переработки. При охоте в местах переправы животных охотники убивают оленей и антилоп копьями с челна, далее, на берегу: туши разделывают, мясо вялят, шкуры выделывают. Шкуры и мясо после окончания охоты доставляют на челнах к "селищу".
  В сезон охоты у мужчин, женщины и дети "селища", попутно, занимаются собирательством. Весной, ранним летом собирают яйца птиц, корни, семена и растения пригодные в пищу (лебеда и ее семена, семена конопли, черемша, дикий лук, чеснок, ревень, щавель, клубни камыша); поздним летом, ближе к осени, собирают коноплю, лен, камыш, крапиву. Хранят собранное: яйца на льду; чеснок, клубни камыша - в сухой хозяйственной яме, в полуземлянке (рис.3); черемшу, дикий лук, щавель, ревень - в глиняных сосудах в моченом или соленом виде. Коноплю, лен, камыш, крапиву, используемые для дальнейшей переработки, в снопах, в подвешенном состоянии, в хозяйственных ямах-термосах.
  Когда мы говорим о заготовках мяса на зиму, то не ошибаемся. Надо полагать, что наши предки хорошо знают, что мясо копытных, за исключением кабана, вялится, и они его вялят; хорошо знают и что такое земляной "льдоморозильник", "термос", о чем говорят хозяйственные ямы возле полуземлянок в "селище" (рис.3) [11]. Зимой, в некоторые освобождающиеся ямы, они закладывают на хранение лед, а весной, летом, осенью в сезон охоты складывают на лед заготовленные свежие продукты - мясо, рыбу; в "термоса" вяленые продукты, которыми питаются зимой. Глубина хозяйственных ям-морозильников (или "термосов"), на наш взгляд, определяется глубиной промерзания или оттаивания, длинной стебля растений, собираемых для дальнейшей переработки. Так, открытые хозяйственные ямы на "селище" в раскопе Рашков III (рис.3) у села Рашков [11] говорят о том, что в ямах глубиной 0,7-1,3 м в полуземлянках, хранят продукты часто используемые и не подлежащие замерзанию; в ямах рядом с землянками, глубиной от 0,9 до 2,95 м, - размещают "льдоморозильники", для хранения мяса и рыбы; "термоса" используют для хранения вяленных продуктов и снопов растений. Так, глубина ямы в 2,95 м говорит о том, что здесь хранят снопы конопли или камыша, длинна стеблей которых или высота (летом) достигает 2,5 м [42].
   Территория, на которой действует род охотников и собирателей, находящихся в равновесии с природой, составляет от нескольких сот до нескольких тысяч квадратных километров. Род метит территорию, охотники рода имеют право охотится, женщины - заниматься собирательством на всей меченной родом (родовой) территории, поэтому, надо полагать, что для успешного освоения территории взрослая мужская половина делится на коллективных охотников и охотников индивидуальных, это отмечает автор "Стратегикона", говорящий "о славянах и антах, что они "ведут жизнь бродячую" [72,с.47;34,с.36]. Индивидуальные охотники с собаками выслеживают и охотятся на зверя на всей территории деятельности рода, попутно оказывают женщинам и детям - собирателям посильную помощь. Родовая территория для удобства ее использования условно делится на квадраты. В центре каждого из квадратов, в зависимости от его животной и растительной значимости для рода, на расстоянии одного пешего перехода человека с грузом, волокушей или носилками (15- 20 км), род строит одну, две или несколько полуземлянок (рис.4), с тем же набором "хозяйственных ям". То есть, создает малые "селища" [11, 103]. Малые "селища" играют для рода двоякую роль: во-первых, он закрепляется на территории и показывает окружающим его родам, что территория занята, сюда отселяется, на определенных условиях, сначала охотники, а затем часть родовой общины, способная самостоятельно обеспечить свое пропитание, создается "курия", аналог греческой "фратрии"5, во-вторых, они играют роль опорных баз для охотников и собирателей из "родового гнезда", их временных пристанищ. Когда мы говорим об охотниках и собирательницах в VI веке, мы должны постоянно помнить о главном домашнем животном - собаке. Без собаки, как охотнике, стороже, транспортном средстве6, жизнь и деятельность восточных славян в этот период времени оказывается невозможной. Сколько было собак у рода, а точнее, сколько собак жило рядом с родом, помогало ему охотится, и собирать, обороняло или предупреждало при нападении хищников (или таких же людей), помогало при транспортировке грузов - это не тема данного исследования.
  Время начала и окончания сезона охоты и сбора у Восточных славян на всей территории их расселения начинается и заканчивается в разное время, однако, после его окончания, после проведения ритуальных мероприятий, о которых мы будем говорить ниже, у восточных славян начинается новый сезон, сезон когда все взрослое и детское население начинает заниматься родовым ремеслом. В этот период времени проводятся основные хозяйственные работы: коллективно строятся новые большие и небольшие полуземлянки и хозяйственные ямы, ремонтируются заборы загона, ведется подготовка к зиме, заготавливается топливо, наполняются жизнью большие полуземлянки - "мужской" и "женский" родовые ремесленные дома7 (рис.1,2). В "мужском" доме начинают действовать родовые ремесленники - литейщики, кузнецы (табл.1), гончары, оружейники.... Литейщики переплавляют изношенные и сломанные металлические орудия, инструмент, отливают новые заготовки, то есть, работают с металлоломом. Кузнецы из заготовок делают новые изделия металлический инвентарь, оружие, инструмент; ремонтируют изношенные и ранее изготовленные изделия (табл. 2, п.п. 1-25, 28. 29; табл. 3, п.п. 13,14; табл. 4, п.п. 1-12). Гончары из глины делают сосуды (табл.4, п.п. 13-17), мальчики, учащиеся ремеслу, делают из глины изделия и формы (табл.2, п.п. 9,26). Оружейники, плотники и столяры ремонтируют и делают из дерева оружие (лук, стрелы), различный инвентарь, посуду. В "женском доме", занимаются родовым ремеслом женщины. Они льют бронзу (табл.2, п.п. 1-4, 6, 10, 27; табл. 7, п.п.2,3,5-9, 11-18, 20-22), делают украшения из бронзы, природного камня, кости; выделывают шкуры8, шьют кожаную одежду и обувь; прядут нити из конопли и льна, ткут ткани и шьют одежду из ткани, плетут веревки и сети; из стеблей камыша делают рогожи и плетут корзины; из семян конопли и льна давят масло.
  В этот период времени, когда человек живет и работает в экстремальных условиях, он ничего не делает просто так, или просто для красоты, все, что он делает, работает на него и его род. Задача современных исследователей понять и объяснить, как найденное археологами работает в то давнее время на человека и его род. Решая эту задачу, мы глубже понимаем и правильнее воспроизводим общественную анатомию, условия материальной и духовной жизни людей, проживающих в то давнее время.
  Так, я думаю, что нам не нужно доказывать, что железо льют и куют в "мужской" полуземлянке, а цветной метал в "женской", для рационализации использования тепла от сжигаемого топлива в холодное время года. Не нужно объяснять, для чего нужны охотникам наконечники стрел, копий, гарпунов, разделочные ножи (табл.2, п.п. 12, 13, 14, 15, 22, 23, 24, 25, 28, 29; табл. 4, п.п. 1, 2, 3, 4). Нам скорее нужно объяснить то, что предмет, который археологи называют "наральником" (табл.2, п.п. 17, 18; табл. 4, п. 7; прил.6, п.п.1-19), никакого отношения к плугу, пахотному земледелию, в V начале VI века, не имеет. Восточные славяне в этот период истории, как и наши северные народы в XX веке [26, 43, 58, 95, 109, 120], обожествляют все существующее. Все, что дает земля, они воспринимают как дар Бога-Матери-Земли. Пахать землю - это значит наносить ей рану, а сеять, то, что она здесь ранее не рожала, это вообще немыслимо. Максимум, что допускает тотемизм, это понимание того, что земле можно помочь рожать то, что она рожает. Можно изменить русло ручья [5] для подачи влаги к растениям, конопле или льну, которые рожает земля без участия человека ему в дар. Для этого не нужна соха, для этого женщинам - собирательницам нужна лопата или мотыга. Лопаты и мотыги нужны и строителям полуземлянок, полуземлянок (рис.4) потому, что "человек" еще не оторвался в своем сознании от земли и не изменил языческой религии. Земля для восточного славянина в V веке, как и для северного жителя в XX веке, это "Бог-Мать", представляющаяся "в виде огромного животного, тело которого покрыто шкурой - почвой; мех Земли - Матери - это трава. Как и любое животное, Земля ежегодно линяет. У нганасан, энцев, юкагиров, саамов землю нельзя колоть ножом, копьем, копать без нужды или забивать в землю колья." [58, с.22; 119, с. 197]. Живя в полуземлянке, восточный славянин постоянно ощущает Божественную Мать - Землю, он близок к ней, она его защищает, дает пищу и жизнь, он не должен делать ей больно, резать или пахать.
  Не "наральники" это, господа историки и археологи [72,101], не надо опережать события, всему свое время, надо называть вещи своими именами. Называть так, как называют их этнографы [5], это металлические части лопаты или мотыги, сравните (рис.5, п. 15; рис.6, п.п. 2, 7, 15, 17, 18;рис.7, п.п. 9, 11). Да и соху восточным славянам тягать нечем, нет в находках у археологов металлических элементов упряжи.
  Следующими спорными предметами, между теми кто говорит, что восточные славяне в V, начале VI века пахари, и теми, кто утверждает, что они собиратели, то бишь нами, являются серп и коса, коих множество нашли археологи (табл.2, п.19; табл.4, п.12; табл. 6, п.п.1- 18). Если мы не пашем и не сеем, нам запрещает наш тотемизм, то, что мы жнем? Если говорить о злаковых растениях, которые в диком виде во множестве произрастают в Восточной Европе, то нам придется отвечать и на вопрос, для чего славянам нужна солома злаковых в большом количестве. Ответа на вопрос сегодня нет, и придумывать его не нужно. Не нужно переносить хлеборобские технологии, используемые крестьянами в XI- XX веках, в V, VI века. Серп и коса появились у восточных славян раньше, еще до хлеборобства. Женщины - собиратели применяют их для сбора стеблей "технических" растений: конопли, льна, камыша, крапивы. Серпы и косы нашли там, где все эти растения произрастают в диком виде, Земля - Мать дарит их людям. Весной, для облегчения "родов", после таяния снега, женщины - собирательницы сжигают оставшуюся стерню. Верхний быстрый "Отец-Огонь" не трогает упавшие осенью и проросшие весной в земле семена, но иногда "нападает" на лес, расширяя пространство произрастания полезных для "детей своих" растений. И это естественно.
  Естественным, нам кажется и то, что часть найденных археологами предметов имеют в практике двойное назначение: так, гребни (табл.3,п.п.3,5,8), кроме использования их для расчесывания прядей конопли и льна, применяются при сборе семян лебеды,9 конопли и льна. Используя такое, или аналогичное приспособление, сборщица за час собирает до 2,5 кг семян [5, с. 39]. Нечто подобное, но промышленного изготовления, население использует и сегодня для сбора дикорастущих ягод в Магадане и на Чукотке.
  Заслуживает внимания и деревообрабатывающий инструмент, используемый восточными славянами в VI веке (табл.4, п.п.5, 6, 8, 9, 10, 11). Здесь мы видим- топор (п.6), тесла (п.п.5, 11), долото (п.8) и ножи (п.п. 9,10), то есть все орудия ударного действия. Работая такими орудиями, можно срубить дерево, обтесать, выдолбить в нем углубления, сквозные отверстия или построить землянку, выдолбить лодку - однодеревку (рис. 8), сделать миски (табл.3, п.12), ложки. Но сделать более серьезные вещи нельзя. Поэтому, восточные славяне в VI веке не используют колеса, им нечем их делать. Для изготовления колеса нужен другой инструмент, и он появится позже, а в VI веке используется легкая волокуша, носилки, сани. Используют эти приспособления, как мужчины, так и женщины - собирательницы, причем, волокуши и носилки, на которых они доставляют снопы конопли и камыша от места сбора к месту складирования, имеют длину около 3м.
  Не декоративное, а рабочее, необходимое для жизни рода назначение имеют и те предметы, которые археологи и историки в литературе называют: языческими привесками, украшениями женщин и мужчин, предметами ритуального культа (табл.7,8,9, рис.9). Говоря об этих находках, описывая их качество, авторы [96, 100, 103,...] предполагают, где могут использоваться эти находки. Каждая находка, по их мнению, сопровождает жизнь Восточных славян, украшает, символизирует что - то, но этого недостаточно. Если рассматривать находки с позиции их необходимости, детерминируя с их помощью процесс жизни охотников, собирателей, то они начинают занимать свое место в бытовой жизни рода, играть определенную полезную роль в воспроизводстве жизни, проливать свет на отдельные, еще темные стороны родовой жизни.
  Говоря об этих находках, мы должны представлять, что род у восточных славян в начале VI века - это пуналуальная семья [114]. Он является базовой элементарной единицей, а родовая община - это основная структура, обеспечивающая воспроизводство жизни, если и есть понятие "племя", то это понятие уже весьма абстрактно, оно не нужно антам и славянам в их повседневной деятельности, это понятие привносят греки. Родовая община билинейна [76,с.576], но в ней уже есть иерархия родов - старший и младший; старший ведет отсчет времени своего существования от тотемных предков, младшие от реально существовавших. Нет понятия "семья", в нашем понимании. Род для антов и славян их "семья", несколько родов от одного предка - "курия". Родовая община состоит из нескольких "курий". В родах, родовой общине выделяют группы: "мужей", отцов, матерей, сыновей, дочерей, братьев, сестер, тетей, дядей, дедов и бабок. Иногда, могут создаваться парные семьи, тогда выделяются объединенные пары - "муж" и жена. Деление в родовой общине идет по половому и возрастному признакам.
  Предположим. Род численностью 120 чел. делится на две половины женскую (60 чел.) и мужскую (60 чел.). В женской половине рода выделяются три возрасные категории: дочери (возраст до 15 лет), жены (60 чел., возраст от 16 до 40 лет) и бабушки (женщины старше 41 года); в категории жены выделяются две группы- матери (25 чел., возраст 16 - 25 лет) тети, занимающиеся собирательством (35 чел., возраст 26 - 40лет); далее в группе матерей выделяются еще две подгруппы - роженицы, родовые жены (10 чел., 16 - 25 лет), и походные жены (15 чел., 16-25 лет), в Греции их называли "гетерами". В мужской половине рода выделяются так же три возрастные категории: сыновья (возраст до 17 лет), отцы - охотники и дружинники (60 чел., возраст 18- 45 лет) и деды (возраст старше 45 лет); в категории отцы выделяются две группы - "мужья" (47 чел., возраст 18 - 35 лет) и дяди (13 чел., возраст 36 - 45 лет). Не все женщины и не все мужчины в роду могут быть женами и "мужьями", а только те, кому разрешает Великая Мать.
  Глава рода "Великая мать". Рядом с Великой матерью действует законодательный и властно-хозяйственный орган - совет старейшин. Великая мать утверждает или согласует решения совета по управлению хозяйством рода, решает вопросы управления рождаемостью. "Сзади" Великой матери, действует женский совещательный орган, состоящий из влиятельных жен рода. Существует иерархия матерей. Великая Мать [81, с.131] - мать матерей родовой общины и старшего рода - глава родовой общины; мать матерей курии и младших родов - глава курии считается дочкой Великой матери; мать матерей младшего рода и его глава считается внучкой Великой матери. Великой матери покланяются как божеству [81, с. 131], дочери и внучки Великой матери становятся последовательно главами курий и общины. Все значительные для рода, курии, общины решения принимаются собраниями. На всех членов родовой общины распространяются права и обязанности - "неписанный устав", выработанный историей борьбы за выживание. Нарушение "устава" грозит отлучением от рода, а это смерть.
  Брак (половая связь) - это особая форма связей мужчин и женщин, разрешенная "неписанным уставом". Говорить, какой брак преобладает у Восточных славян на второй, третьей стадии дикости в конце V начале VI века, похоже однозначно нельзя, надо полагать, что, под зорким оком "Великой матери", присутствуют и коллективная и парная формы, описанные Л. Морганом и Ф. Энгельсом [114], об этом говорят жилища антов и славян. В селищах с большими домами под одной крышей (рис. 1,2) доминирует коллективная форма брака, в селищах, где построены небольшие полуземлянки (рис 3.), доминирует парный брак. По тому же "уставу", тем же описанным в работе [114] схемам строятся и родовые общины восточных славян. Правда, нам кажется, что по соседству с родом, ведущим отсчет жизни от особи женского пола, на расстоянии двух - трех суточных пеших переходов (это 40 - 60 км), располагается род, родоначальником которого считается особь мужского пола, с этих противоположностей начинается родовая община. Эти противоположности начинают развиваться, увеличиваясь численно и усложняясь структурно, они осваивают новые территории, и родовая община растет не только численно, но и территориально. Ее мужские и женские, отцовские и материнские, сыновние и дочерние родовые образования занимают новые территории. Размещаясь друг от друга на расстоянии двух, трех - суточных переходов, по ходу миграции антилопы или оленя (то есть 40 - 60 км), они, таким образом, осваивают, или "захватывают", новые территории, образуют на них сыновние и дочерние родовые образования, которые относятся к родительским образованиям, как старший к младшему. Но младшие не останавливаются в развитии, развиваясь и занимая новую территорию, они тоже создают свои младшие, внучатые к своим старшим, родовые образования. Три родственных мужских и три родственных женских родовых образований - это мужская и женская курии, а их совокупность это родовая община. Старшие родовые образования старятся и отмирают, бремя старших переходит к дочерним и сыновним родам, начинается новый цикл жизни и развития новой родовой общины, где бывшие младшие - "сыновние" и "дочерние" родовые образования, становятся старшими - "отцовскими" и "материнскими" родовыми образованиями. Становясь старшими, они автоматически становятся и самыми "мудрыми", от них теперь зависит динамика развития и состояние родовой общины. Все начинается вновь, цикл развития повторяется, родовые общины, а именно их отдельные родовые образования, занимают новые территории, и все продолжается. Продолжается до тех пор, пока есть что осваивать и потреблять для воспроизводства жизни, пока интересы одной родовой общины не пришли в противоречие с интересами другой. Именно экзогенные общинные противоречия по вопросам потребления жизненного ресурса, возникнув однажды на пути развития двух или нескольких родовых общин, для своего разрешения заставляют их перестраивать сначала понимание, а затем и организацию воспроизводства жизни. На смену матриархальной родовой общине, где в основе лежат интересы женщины, и доминирует ее право, в принятии решений, где доминанта мужской силы остается востребованной не полностью, и мужчины с "удовольствием" отдают право на ошибки женщинам, приходит патриархальная родовая община. В ранней, патриархальной родовой общине мужчины еще прислушиваются к мнению женщин. "Женщины робко становятся за мужскую спину""10. Советы родовой общины, курий, родов, ежегодно избирают "мужей рода"; по потребности избирают "Великого мужа" для Великой Матери, он считается отцом ее дочерей и дедом ее внучек, главой общины; "старшего мужа", который считается "мужем" ее дочери и ее сыном, отцом ее дочери, главой курии; "младшего мужа", который считается "мужем" ее внучки, ее внуком и сыном ее дочери, главой рода.
  У восточных славян, по нашему мнению, переход от матриархата к патриархату происходит на третьей стадии "дикости", то есть с конца V, в течении VI века. С патриархатом приходит и патриархальная форма организации воспроизводства жизни, фрагменты которой подробно описаны Л. Морганом и Ф. Энгельсом [114].
  У родовой общины появляются территориальные амбиции и территориальные границы, отношения между старшими и младшими, мужскими и женскими родовыми структурами получают большую упорядоченность, подчиненность, мужское право начинает доминировать над женским, "муж" однажды избранный, в случае своей успешной деятельности, узурпирует власть и становится "мужем" пожизненным. Появляются новые понятия. "мужское племя" - это общинные родовые структуры, подчиняющиеся "мужу"; семья, где "муж" является главой или "патриархом" становится новой базисной ячейка родовой общины. В роду начинают выделяться семьи, сначала "мужей", "мужской род", далее членов совета, а затем - дружинников и охотников. Начинает делиться, а скорее дифференцироваться, на семейную и общинную, родовая собственность. Сначала в селище, а потом и за его пределами. Коллективная и парная формы брака уступают место моногамии и многоженству.
  С появлением структур "семья", "мужской род" брак превращается в ритуальное действо, но, сложившийся в ранние времена, цикл жизни - необходимых обрядов не прекращается. Для продолжения рода, совет рода ежегодно разрешает достойным дружинникам и охотникам, избранным в "мужья" выбрать, для "обмена", в другом роду своей или соседней родовой общины девушку (или женщину), способную рожать детей или выполнять нужную для рода работу. Выбор кандидатуры, величина "выкупа", которую род должен заплатить за девушку (женщину), сначала согласуется с советом ее рода, а затем согласованное соединение утверждается советом общины (своеобразный "трансферт"). Для осуществления этой церемонии, решения других задач советы родов и кандидаты для объединения встречаются, как минимум, один раз в год на собрании общины.
   Вторая важная функция этого собрания - это "общинная ярмарка", где представители одних родовых советов заключают с представителями других необходимые товарообменные соглашения, исполняют их по мере возможности. Причем, девушки и женщины на этой ярмарке так же выступают "товаром", для которого род их будущих потенциальных партнеров выступает "покупателем", пусть еще "бесценным", но уже "товаром".
  К собранию общины готовятся как кандидаты на "выдан", так и члены совета рода. Женщины и "мужи" готовят необходимую одежду и украшения, члены родового совета наглядную информацию о ремесленной деятельности рода, информацию, необходимую для достижения необходимых роду торговых соглашений с другими соседними родовыми общинами, представителями родов других общин, иностранцами, посещающими общинное собрание. Похоже, представители родов на собрании общины держатся локальными родовыми становищами, живут в палатках из жердей, покрытых шкурами или рогожами. Стены головной палатки, члена совета рода, украшают соответствующими демонстрационными экспонатами, расположенными на привесках (табл. 8,9, п.п. 1,2,6,7,12; рис. 9, п.п. 10, 11, 18, 19). Посетители палатки, по ходу переговоров, могут ознакомиться с тем, что делает род, заказать или купить необходимые для себя изделия, сторговать девушку (или женщину).
  Так, находки, представленные в (табл. 9), говорят (с большой вероятностью), что родовые ремесленники делают, род может продавать или менять - ложки, ухваты для горшков (п.п. 2,6,8), топоры (п.3), ножи (п.9), замки с ключами (п.11); может продавать кость, изделия из кости, о чем говорят клыки (п.п.7,13). Рассматривая (рис. 9), можно сказать, чем занимаются другие родовые общины. Собственники этих экспонатов делают и готовы продать: нити, веревки, ткани, о чем говорят гребенки (п.п.2,3); они охотятся, выделывают и могут продавать шкуры и меха животных - "деньги" (п.п. 11б, 18б); ловят и вялят для продажи рыбу (п.10в); делают для продажи разделочные ножи (п.п.12, 13, 14, 15, 16), замки с ключами (п.п. 10г,17) и т.д. Если говорить о точках, где находят привески, их арочные держатели (прил.13, 14), то в своей совокупности, на наш взгляд, эти находки отражают, некоторым образом, экономическую географию размещения родовых ремесел (раз), и точки проведения собраний родовых общин восточных славян (два). Если наложить эту географию на карту (рис.12) Баварского Географа [118], то не трудно отметить, что собрания родовых общин проводятся в точках на основных караванных торговых путях, проходящих через территории восточных славян из Восточной Европы в Византию, Среднюю Азию, Сибирь (рис. 13). Эти обстоятельства говорят о том, что восточные славяне на собраниях родовых общин могут приобретать товары, производимые в Европе, Византии, Арабском Востоке и продавать свои товары в эти страны. Формы сделок по обмену предметами родового ремесла приобретение товаров, необходимых роду, продажа или покупка товаров у иностранцев и иностранцами, как показывают данные того же Баварского Географа [118], проходят в денежной или бартерной формах. В качестве денег, у восточных славян используются шкуры пушного зверя, в качестве оплаты за свои товары славяне принимают золотые монеты Европейцев, Византийцев, Арабов (рис. 13).
  Если говорить о женских украшениях (табл.7), то в период проведения собрания общины они играют двоякую роль: во-первых, подчеркивают красоту их носительниц, а во-вторых, говорят о их родовой ремесленной деятельности. Так гребенки (п.п.5,15) говорят, что обладательница их собирательница, прядильщица и ткачиха. Привески из цветного металла говорят, что женщина льет цветной метал, делает из него изделия (п.п. 2,3,5-9, 11-16, 20-22) и сложные украшения (п.п. 1, 4). Привески из камня, стекла и кости говорят, что она работает с камнем (п.п.1,4), стеклом (п.19), костью (п.10). Она представляет определенную ценность, не относится к тем, кого называют "неумеха".
  Как отмечалось выше, род у восточных славян в V начале VI века - это основная структурная единица, где мужская половина, как доминирующий элемент физической силы, играет для рода двоякую роль: во-первых, мужчины - охотники и ремесленники, то есть, выполняют функции обеспечения рода, об этом говорят многочисленные подвески; во-вторых, они дружинники и защитники интересов рода своей и соседних родовых общин, родных общин жены, брата, сестры, отца,..., территории жизнедеятельности, и это не является их достоинством, даже не афишируется на собраниях общины. Внутри рода, для организации коллективных действий, охотники и ремесленники, как и дружные собачьи стаи, делятся на дружины. Каждая дружина возглавляется, как у собак, вожаком, называемым "Рексом". План деятельности дружин на охоте определяется одним из старейшин, отвечающим за организацию охоты. Внутри селища - старейшиной, отвечающим за организацию ремесленной деятельности. Вторую функцию, как защитника, мужчины выполняют вынужденно. И если в отношении рода все мужчины выполняют функции защитника, то для отстаивания интересов родовой общины род отряжает наиболее сильную дружину и наиболее умных "Рексов". Для повышения их значимости и повышения уровня их ответственности "Рексов", работающих с дружинниками за пределами рода, общины, избирают в совет рода.
   Похоже, понятия и названия, которые употребляет Ф. Энгельс [114] ("курия", "племя", "Рекс"), пришли к восточным славянам, в IV веке от греков и римлян, от германцев пришли понятия и названия "муж", "жена", "семья". Надо полагать, что анты и германцы, скорее всего это готы, в этот период времени соприкасаются очень часто, их интересы пересекаются. Дружины антов под руководством германцев участвуют, в качестве легкой пехоты, в набегах на города и села Римской империи [18].
  Значительную консолидирующую роль в жизни рода, родовых общин восточных славян, в конце V, начале VI века, играет языческая религия и ее носители. У греков они "жрецы", у чукчей и якутов - "шаманы", мы называем их "волхвами". Они являются хранителями традиций, толкуют происходящее, "лечат" живущих, в пределах своего миропонимания занимаются образованием детей, думают со старейшинами о будущем; все, что делают восточные славяне, проходит через голову волхвов. Трактуя организацию мира подобно волхвам финнов [18, с. 250], волхвы восточных славян делят мир на два сегмента, два взаимозависимых царства живых и мертвых. В царстве живых живут люди и светлые боги, в царстве мертвых - души людей и черные боги, для поклонения светлым богам строятся святилища, черным - капища (табл. 8, п.п. 4,9). В святилищах и капищах проводятся соответствующие обрядовые действа, организуемые соответственно белыми и черными волхвами. Волхвы в этот период - это внушительная, но консервативная сила, они помогают старейшинам поддерживать "родовую дисциплину", сплачивать несколько родов в родовую общину, объединять несколько соседних общин, строить и поддерживать родовую структуру и иерархию, где есть мужской и женский старший и младший роды, родовые общины. Они сопровождают жизнь людей от рождения до смерти (табл. 8, п.п. 1- 9), отслеживают правильность половых связей, указывают степень родства каждого члена рода к его предкам. Им принадлежат "души" членов рода, они показывают отношение каждого члена рода к его тотемным прародителям, основателям старшего рода (табл. 8, п.п. 3, 6, 8), "родоначальникам". Они советники Великой матери, они помогают совету организовывать годовой цикл родовой жизни, сопровождают жизнь культовыми ритуальными действами. Из первобытного родового стада они делают первобытное родовое общество, деленное по возрастным классам [76, с.579] и половым признакам; общество, которое в быту использует примитивные приспособления; общество, исповедующее первобытное равенство в правах и обязанностях к родовой собственности. Они мобилизуют членов рода, родовой общины и соседних родовых общин на решение встающих задач; они молят тотемных покровителей рода и родовых общин - Богов- Неба, Земли, Воды, Леса,...- об удаче в сезон охоты и собирательства, о чем говорят их привески (табл. 8, п.2). Они первые "первобытные политические вожди"; "неписанный устав рода и родовой общины" - это продукт их разумения, учитывающий огромный, накопленный в их коллективном сознании и передающийся по наследству исторический опыт первобытной жизни. Они - это отвечающая за духовное состояние восточных славян структура; они делают свою работу успешно, численность антов и славян растет.
  В соответствии с этой религией, на третьей стадии дикости, в начале первой стадии варварства, "жена" или мать детей рода рассматривается как дорогое, именное орудие деторождения. После рождения ребенка мать выращивает его, с помощью других матерей, до определенного возраста. После достижения этого возраста дети воспитываются отдельно. Воспитываются в своеобразных родовых "детских домах и школах" больших домах (рис. 1,2). Ответственность за их воспитание несет род. Воспитывают старейшины, светлые волхвы11, ответственные за будущее и их помощники: мальчиков - в мужском доме, девочек - в женском. К родовому ремеслу их приучают с детства, о чем говорят захоронения девочек - литейщиц [23]. Женщина, потерявшая в походе вверенного ей родом мужа, а следовательно "имя", рассматривается в роду как "оружие необходимое в царстве тьмы", она теряет право на полуземлянку, возвращается в женский дом, а если она молода, то вновь может пройти обряд "трансферта" на очередном собрании общины. Но кто из охотников свяжет с ней свою жизнь, доверит ей свое имя, его брат, его родственник ждет ее в царстве тьмы. Вот почему Византийцев, которые живут в условиях христианства, поражает поведение жен язычников антов. Автор "Стратега" по этому поводу говорит: "Скромность их женщины превышает всякую человеческую природу, так что большинство их считают смерть своего мужа своей смертью и добровольно удушают себя, не считая пребывание во вдовстве за жизнь" [72, с.50; 34, с.36]. Лук, стрелы и другое оружие (женщина) язычника хоронятся в месте с охотником, они нужны ему в "царстве тьмы". За царство тьмы и порядок перехода в это царство отвечают "черные волхвы"12.
  Говоря о родовом быте восточных славян, о родовой деятельности, о религиозных верованиях охотников и собирателей в конце V начале VI века, мы не можем не сказать о их родовой экзогенной деятельности, о родовых принципах и привычках, о союзах родовых общин, сложившейся системе правления, а, точнее, "народоправстве", как эту систему правления называют в Византии [72,с.48; 89,с.297]. Рассмотрение и решение этих вопросов - это третья и наиболее важная функция сначала собрания курий, а затем собрания общины, одна из важных тем этого и следующих разделов настоящего исследования.
  Когда мы говорим о восточных славянах, об образе и форме их жизни, то информация, которую мы используем для нашего анализа, так уж принято - это литературные исторические и археологические источники свидетелей и исследователей от V века до наших дней. Поступая так, мы напрочь забываем, что две с половиной тысячи лет до нас и за тысячу лет до рассматриваемого нами периода, такие же язычники как и мы, то бишь великие греки: Демокрит, Платон, Аристотель [6, 64, 81], народ которых прошел интересующий нас период общественного развития, за тысячу лет до их рождения, уже бились над проблемами получения адекватного представления общественного развития, во-первых, и рационального использования полученного представления, во-вторых. Они не имеют такого богатого источника информации, как писанная история, которую имеем мы, и это может быть их слабость, но, с другой стороны, они могут практически воочию созерцать быт и жизнь народов, родовые общины и племена которых живут рядом, народов которые живут охотой, собирательством и разбоем, народов, которые не осознали себя, народов, которых они называют дикарями и варварами, и это их сила. Некоторое из множества, того, что положили великие греки в "копилку общественного познания", мы можем, и будем использовать для решения задачи этногенеза восточных славян в VI и последующих веках, с некоторыми оговорками и поправками на время.
  Предположим, что понятия род, которое используем мы, и семья, которое используют греки, синонимы и обозначают первичную ячейку общества на разных стадиях его исторического развития. Если следовать определению Аристотеля, который утверждает, что "Общество, состоящее из нескольких семей, есть в полне завершенное государство" [6, с.377], тогда родовые общины антов и славян, состоящих из нескольких родовых курий, связанных кровно-родственными обязательствами, занимающих определенную территорию, имеющих зачатки надстроечной структуры управления, получающую или собирающую от родовых структур "дань"13, концентрирующие "дань" в "общаке", фонде необходимом для решения общих задач, организующих решение общих задач, мы можем называть первыми древнейшими "родовыми государствами" антов и славян. Сколько "родовых государств", представляющих родовые общины (или кровно- родственные общины) славян и антов, было на территории восточной Европы в начале VI века? Как работают кровно- родственные связи? Это вопросы, на которые мы ответим ниже.
  Если идти традиционным путем [72, с. 35] от фактов известных в IX веке, к фактам неизвестным в VI веке, то надо сказать, что их было двенадцать.
  Археология сегодня (рис. 14) дает нам карту расселения двенадцати восточно-славянских народов в IX веке, причем шесть народов, как нам кажется, расселены по ходу миграции антилопы: древляне, поляне, уличи (Приднепровская низменность), волыняне, хорваты, тиверцы (Подольская и Приднепровская возвышенности); и остальные шесть народов, по ходу миграции благородного оленя: словене, кривичи, дреговичи (Север и Запад Валдайской и Среднерусской возвышенности), радимичи, северяне, вятичи (Юг и Восток, тех же возвышенностей).
   Руководствуясь этой картой, сегодня мы можем предположить, что и в начале VI века предки этих 12 - ти общин, родовые образования охотников и собирателей, еще объединенные только кровно-родственными связями, не имеющие тех самоназваний, которые появятся у них в будущем, располагаются на этой территории и образуют 12 первобытных "родовых государств". Первобытные родовые государства осуществляют воспроизводство себя. Их охотники охотятся на антилопу и благородного оленя; собирательницы собирают лебеду, лен, коноплю,..; их собрания формируют первичные коллективные органы управления и взаимодействия "советы"; советы сдают и собирают "дань" для решения общих задач; и все они "бессознательно пестуют" и растят "зародыш" будущих структур управления княжеством, структур исполнительной власти.
  Для определения численных характеристик развития Восточных славян в начале VI века сделаем некоторые предположения и произведем необходимые расчеты.
  Пусть, в начале VI века обе биосистемы (антилопы и благородного оленя) находятся еще в равновесии, имеют определенные резервы для воспроизводства здесь человеческой жизни в природных условиях, наращивания численности охотников14 и собирателей. Если условно принять, что территории, которые занимают анты и славяне, где охотятся на антилопу и благородного оленя, составляют соответственно 600 и 600 тыс. кв. км., то проведенные расчеты показывают, что в начале века численность антов (взрослое население) составляет 2700 чел. (предельная- 5000 чел.); численность славян- 2700 чел. (предельная 5000 чел.). Учитывая, что анты и славяне - это протонарод, который из VI века "пришел" в IX век, то есть, сложившаяся у него организационная система позволила ему выжить, успешно в расширенных масштабах воспроизводить себя в VI - VIII веках, то, ориентируясь на средние показатели [76], можно допустить, что численность взрослого населения кровно- родственной общины (или первобытного "родового государства") в начале VI века была не ниже 450 чел.; родовая община состоит из двух курий (мужской и женской) численностью по 225 чел., каждая курия - из одного старшего и двух младших родов по 75 чел.
   Правление на территории "родовых государств" как показывают исторические источники [72, 89, 106], имеет коллективную форму. Младшие и старшие родовые структуры, родовые общины управляются родовыми советами. Малый (или младший) совет управляет младшим родом; старший совет - старшим родом; совет курии - курией; совет родовой общины - родовой общиной; большой совет - союзом родовых общин. Советы принимают окончательные решения после соответствующего его согласования с "Великой Матерью", ее "Дочерьми" и "Внучками".
  В малый (младший) и старший советы рода, по нашему мнению, в то время входят: самые опытные, но не самые старые, старейшины (сколько?, но не менее одного); самые мудрые - волхвы (черный и белый обязательно); самый умелый и самый удачливый охотник; "староста" - старейший, отвечающий за состояние родового хозяйства, организацию родового ремесла; "рекс" - отвечающий за защиту родовых интересов (то есть, минимум, 6 чел.). В совет курии входят: совет старшего рода в полном составе; оба волхва и "рекс" из каждого малого рода (то есть, его численность составляет 12 чел., в том числе 1 старший и 2 младших "рекса"). В совет родовой общины, который действует между родовыми собраниями, входят советы двух курий (24 чел.), включающие 6 "рексов", из которых 2 старших.
  На собрании родовой общины, кроме задач перечисленных выше, представители советов родов рассматривают и формулируют задачи, требующие для своего решения консолидации усилий нескольких родовых общин. Сохранения и расширения охотничьих территорий. Товарного обмена с другими родовыми общинами, "зарубежными" купцами и государствами. Нападения на соседние родовые общины, племена и государства, приобретения силой дополнительных материальных условий жизни, участие в военных операциях союзных народов. Для решения задач, сформулированных собранием или собраниями советов, образуется союз родовых общин и орган управления союзом - большой родовой совет. Большой родовой совет определяет объем "дани", которые родовые общины должны выделить, и отдать для решения союзных задач (проблем), порядок ее концентрации и использования; необходимость образования союзов более высокого уровня, позволяющих консолидировать усилия нескольких или всех соседних родовых общин.
  В большой родовой совет, который действует в промежутках между союзными собраниями, входят: совет родовой общины, которому поручают организовывать решение стоящей задачи (в полном составе - 24 чел.); по одному представителю от других советов (5 чел.), старший и младшие "рексы" родовых общин принимающих участие в решении задачи (30 чел.). Численность большого совета, с учетом сделанных предположений, по нашим оценкам, составляет 59 чел., в том числе 36 "рексов", из них 12 старших.
   То есть, если предположить, что анты и славяне в начале VI века задумали консолидировать свои силы, а это 12 родовых общин, то управление консолидированными силами будет осуществлять "совет союза" численностью 101 чел.( в том числе 72 "рекса", из них 24 старших), и одна "Великая Мать", имеющая те же 101 голос и женские совещательные структуры.
  Исповедуя первобытное равенство, когда все члены рода равны, вождь рода, родовой общины консолидированных сил - это временная общественная нагрузка одного из членов совета, взявшего на себя ответственность за организацию и решение конкретной задачи, проблемы. Летом, в период охоты, вождем становится охотник - член совета рода, зимой - староста, при защите от нападения или при нападении - "Рекс".
  Надо полагать, что решения на советах всех уровней принимается так, как это описано у Ф. Энгельса [114], с некоторой поправкой, если община находится на стадии матриархата, на мнение "Великой Матери".
  Если к описанному выше идеальному языческому представлению о "справедливом" коллективном правлении, репродуцированному по историческим и греческим философским источникам, добавить существующую родовую коллективную собственность, имеющее место равноправие членов рода на родовое имущество, о чем говорят историки и свидетели [72, с.48; 89, с. 297; 106, с. 254], то в идеале получается "первобытный коммунизм". То есть, то, что проповедует Платон, за 1000 лет до этого факта, то, о чем он говорит ученикам и грекам, как о самом рациональном к чему надо стремиться, есть не более, как одно из естественных состояний процесса развития народов. Состояние, через которое обязательно проходят все народы, включая антов, славян, греков, состояние, которое можно некоторое время наблюдать у народов, имеющих присваивающее хозяйство.
   Да возрадуется Платон, и почитатели его "идеального Государства" [81]: через тысячу лет его идея в очередной раз реализуется. Вопрос, как долго "коммунистические отношения" господствуют в родовых общинах антов и славян в VI веке, как долго анты и славяне пребывают в этом "завидном" состоянии - год, пятьдесят или более лет, ответа сегодня нет. Но на вопрос, сколько стоит, или какова общественная цена этого "завидного" состояния, сегодня мы можем кое - что ответить. Сделанные выше допущения, позволяют продолжить расчеты и сделать некоторые обобщения.
  Так, анты в VI веке - это шесть родовых общин по 450 чел., включающие две курии по три рода. Приблизительная структура курии, при численности взрослого населения, без стариков и детей, в 225 чел., по нашим расчетам представляет: дружина - 12 чел (в том числе 3 "рекса"); волхвы - 9 чел.; охотники - 90 чел.; женщины- 114 чел. Показатели родовой общины в два раза больше. Шесть родовых общин имеют общую численность 2700 чел., из них охотников - 1080 чел., женщин - 1368 чел., дружина - 144 чел. (36 "Рексов"), волхвов - 108 чел. У славян, надо предположить, структура курий и родовых общин такая же, как у антов, они имеют такую же численность. В трудные периоды жизни для решения проблем они тяготеют к образованию двух родовых союзов. Один может объединять три родовые общины охотников на Севере и Западе, второй - три на Юге и Востоке возвышенностей.
  Далее, если допустить, что родовая норма потребления мяса (5 кг в живом весе на человека в день) и средний вес одного животного (350 кг.), то не трудно подсчитать, что для своего выживания анты должны за год отловить 14100 голов животных и переработать 4935 тонн мяса. Славяне, при той же численности - то же количество. То есть, 90 охотников курии за год, для обеспечения нормальной жизнедеятельности родовых образований, должны отлавливать и убивать 1170 голов животных, а это, надо вам сказать, работа. Работу, которую с ростом численности родовой общины, становится делать все труднее и труднее. Работа, которая не каждый год может быть выполнена успешно, а потому не может считаться "завидной". Работа, требующая серьезных круглогодичных затрат сил всей курии. Требуются копья, луки, стрелы, топоры, ножи и не в единственном экземпляре; краали и загоны, которые мы видим на планах и рисунках селищ (рис. 1,2), для охоты на переходах; ладьи однодеревки для охоты на водных переправах (рис. 8).
  Что бы не придумывать ситуации из жизни охотников антов и славян, в (тексте 2) мы приводим некоторые фрагменты описания этого действа у другого охотничьего народа - чукчей, сделанного в XVIII веке Северо-восточной географической и астрономической экспедицией Билингса - Сарычева [123]. Заметим, что чукчи в XVIII веке находятся на более высокой ступени исторического развития, чем анты и славяне в VI веке, они скотоводы и охотники, они пережили родовую общину, их община имеет семейную структуру и соответствующую этой структуре собственность. У славян и антов это еще впереди.
  В процессе охоты на воде для транспортного сообщения славяне и анты в VI веке используют челн однодеревку. Упоминание о наличии у славян и антов таких челнов встречается в литературе [15, 18, 71], но не в связи с охотой. Мы не нашли подробного описания этого судна в VI веке, но нашли более раннее судно [124, с.42] с таким же названием. Учитывая, что археологи показали нам деревообрабатывающий инструмент (табл. 4, п.п. 5, 6, 8, 9, 10, 11), используя который славяне и анты в VI веке могут делать суда только такой конструкции, без киля и шпангоутов. Мы делаем заключение, что именно такие челны анты и славяне в VI веке применяют на охоте, рыбалке, при транспортных перевозках. Его параметры: длинна - 3,5 м., ширина - 0,86 м., высота - 0,86 м., а следовательно, и грузоподъемность (водоизмещение) от 2 до 2,5-х тонн.
  О жесткости славянских языческих догматов, особенно догмата, "цементирующего" родовые структуры в общину, говорят еще несколько исторических свидетельств. На них необходимо остановится.
  "Антам присуще исключительное гостеприимство и радушие к иноземцам. У них существует кровная месть, и она распространяется на иноземцев. Если ант примет у себя чужестранца, то он охраняет его и в дальнейшем пути, а если кто-либо из антов причинит ему какой-либо ущерб, нанесет какую-либо обиду, то первый ант будет мстить обидчику за иноземца" [72, с.49; 34]. Когда о кровной мести говорит христианин - это одно, это одна семья мстит другой, когда догмат кровной мести мы находим у язычников, живущих родовой общиной, это совсем другое. Одной крови у язычников считаются люди всех родов кровно-родственной общины. Кто у антов может принимать гостей? Только член совета рода или общины. Следовательно, если иностранца или члена одного из родов общины кто-то убивает, то для мщения кровью за кровь должен подняться не только род, принимавший убитого, но и все родовые структуры общины, а если эта община состоит в "кровном" договоре, союзе с другими общинами, то и весь союз общин. Кто не встанет на "тропу кровного мщения", тот окажется нарушителем "неписанного устава рода", тому волхвы откажут в поддержке, того проклянут, как труса, потребуют удалить за пределы рода и общины. Этот языческий догмат очень мощный инструмент дисциплины и консолидации родовых общин восточных славян до середины VI века.
  Особое отношение у антов к рабству. Это отмечают историки. Здесь мы только укажем эту особенность, она доказывает правильность сделанного нами первичного предположения, причину такого отношения к рабам раскроем ниже. " У антов существовало рабство, но оно очень отличалось от того рабства, которое имело место в Византии. Источником его является плен, и только плен. Ант у анта рабом быть не мог. Ант, попавший в рабство в чужих краях, " придя в родные земли...., согласно закону, будет уже свободным" [72, с.49; 89, с. 269]."Но и пленный иноземец, превращенный в раба, пребывает в таком состоянии у антов недолго. Срок рабства пленников-рабов ограничен определенным временем, а затем анты" предлагают им выбор: желают ли они за известный выкуп возвратится восвояси, или остаться (там, где они находятся) на положении "свободных друзей" [72, с. 49; 34]. Особенность отношения к рабству, доказывает наше утверждение, что восточные славяне в первой половине VI века - это охотники и собиратели. Только охотники, для которых только свободный зверь - это зверь, так могут обожествлять свободу и всем ее представляют. У пахарей и пастухов другие представления, у них появляются понятия дикое и домашнее животное. Домашнее животное это рабочее животное, раб - это аналогия домашнего рабочего животного, так говорят практически все великие греки - Демокрит, Платон, Аристотель , ...[6, 64, 81].
  В состоянии "первобытного коммунизма" восточные славяне, надо полагать, пребывают относительно долго, но не вечно. То есть, так долго, как позволяет биосистема, которая экзогенно по "матерински" представляет материальные ресурсы для развития своей "дочерней сущности". Ресурсов может быть достаточно, и тогда "сущность" ведет присваивающее хозяйство, или недостаточно, и тогда сущность для своего выживания вынуждена перестраиваться и начинать производить, потреблять не только природное, но и произведенное. Но что производит родовая община?
  Когда мы рассматриваем матриархальный род и родовую общину, то естественно выделяем в мужской части рода охотников, поделенных на дружины, возглавляемые рексами, а в женской части рода - рожениц и собирательниц, вполне возможно поделенных на звенья. Вооруженные охотники, роженицы и собирательницы это "активы" рода, животный мир и растительность это природные "пассивы" рода. Ведя присваивающее хозяйство, воздействуя "активами" на "пассивы", родовые общины восточных славян воспроизводят свою жизнь в расширенных объемах, в расширенных объемах род воспроизводят и активы, то есть охотников, рожениц и собирательниц. Но если активы по мере роста объемов потребления склонны возрастать, то пассивы, по мере роста их неконтролируемого потребления, увеличиваются или сокращаются по собственным законам, наступает период, когда они просто не успевают воспроизводится в необходимых объемах и природная система разрушается. Наступает период, когда сначала охотники, а затем собирательницы оказываются излишними, излишними не только как активная часть, но и как потребители. Налицо первый "кризис перепроизводства". Перед родом возникает задача, либо найти этой излишней активной части "производительное" применение, либо сократить процесс его естественного воспроизводства. Понятно, что по известным причинам, по второму пути он пойти не может, поэтому он идет по первому - усиленно ищет возможность производительного применения (в IV - VI веках) своим вооруженным дружинам и собирательницам. Матриархальный род начинает сдавать в "аренду" или в "наем" дружины и собирательниц. Ножи на привесках старейшин (рис. 9, п. 10а) могут говорить, кроме сказанного ранее, что род сдает в "аренду" или "наем" дружину или дружины, а гребни (рис. 9, п. 11 а) собирательниц. Это не частный наем, условия и сроки найма оговаривают не наниматель и нанимаемый, а старейшины рода или родовой общины, с одной стороны, и представители нанимающей стороны с другой, это может быть орда, племя, другой род или родовая община. Мнением тех, кого сдают в наем, или кого берут в наем, не интересуются. Это еще "не рабство", но уже "не воля".
  Похоже спрос на таких "невольников", для осуществления военно-коммерческих операций, в Восточной Европе, на прибрежных равнинах Черного, Каспийского и Балтийского морей, берегах Волги, в IV-VI веках огромен, существует спрос и на собирательниц лебеды, конопли, льна. Родовые общины восточных славян, удовлетворяют этот спрос, поставляют для "найма" на "невольничий рынок" все новые и новые дружины и новых собирательниц. Как и каждый рынок, "невольничий" имеет точки, куда родовые общины поставляют "нанятых" и точки где заключаются сделки "найма".
  Так дружинники антов, похоже, накапливаются: для участия в военно-коммерческих операциях на равнинах Причерноморья, в точках средних течений Днепра и Днестра; для участия на равнинах Прикаспия и берегах Волги, в точках по течению Дона, Северного Донца. Дружинники славян накапливаются в точках верхних течений рек впадающих в Балтийское, Черное и Каспийское моря. То есть в верховьях Днепра и Волги, в районах волоков соединяющих водоразделы рек впадающих в указанные выше моря, на Оке для участия в операциях на Волге и Каме.
  Названные реки используются человечеством как транспортные магистрали, соединяющие Юг и Север с времен неолита и палеолита. Использование этих магистралей, в разные периоды человеческой истории осуществляется с различной степенью интенсивности, но никогда полностью не затухает. Юг нуждается в ресурсах Севера, Запада и Востока; Запад в ресурсах Востока, Севера, Юга и т.д. Нужда движет, движение осуществляется по магистралям, нужны те кто знает, что нужно Югу, Северу, Западу, Востоку и организует движение, и те кто осуществляет это движение. Славяне и анты, в этот период времени, это те кто осуществляет движение по древним магистралям. В нашем современном понимании, это "рабочая сила", использование которой осуществляет "организатор движения" и "наниматель", древний "менеджер", человек община которого стоит на один, два порядка выше в организации, нежели общины восточных славян.
   В отличии от дружинников, собирательницы концентрируются в точках, на берегах рек, где произрастают растения которые надлежит собирать и перерабатывать. Развозят и забирают, нанятых и свободных от найма, собирают платежи за их использование по рекам на челнах. Соглашения о найме заключаются в шатрах ханов, коганов, королей, царей, старейшин родов и родовых общин.
  Сложившаяся система организации использования родовых "активов" разбрасывает восточных славян по огромной территории, далеко за пределы их родовых общин. Как пишет Г.В.Вернадский [18, 19], дружинники антов, в качестве вспомогательных подразделений, легкой пехоты, служат с IV по VI век, в различных географических точках, у готов, гуннов, аваров, византийцев, булгар и еще у целого ряда народов. Собирательницы работают на полях мадьяр, собирают семена дикоросов лебеды и конопли, стеблей конопли и льна. Семена лебеды используются для выпечки хлеба, семена конопли для изготовления масла, стебли конопли и льна- для изготовления пряжи, тканей, канатов. География работ собирательниц, как на собственный род, так и по найму, сегодня на карте Украины и Европейской России, особенно там, где есть однокоренные названия со словом "лебеда".
  От себя мы должны добавить. В отличии от антов, используемых в различных военных операциях, славяне концентрирующиеся в Прибалтике и на Оке используются и специализируются в основном на волоке судов, на военно- коммерческих операциях, операциях продвижения и защиты купцов и товарных масс направляемых из районов Северной Европы, по водным "артериям" Прибалтики, Днепру, Волге, Оке, Каме, Дону, и обратно от Черного и Каспийского морей, Урала к Балтике.
  Конечно, говорить о внутренней специализации восточных славян, на этом историческом интервале, можно с большой натяжкой. Информация, которой мы располагаем характеризует лишь одну часть использования "активов" - восточных славян, а именно антов. В отношении других "активов", дружин славян и собирательниц, для сохранения экономического равновесия процесса развития всего восточного славянства, мы вынуждены предположить, что эти "активы", будучи свободными или излишними для рода, используются. Материальные средства для использования активов у антов и славян есть, и в достаточном количестве: челны, легкое вооружение, серпы, гребни. Для своего выживания они создают эти активы, они должны эти "активы" использовать производительно и они их используют. Они выживают и развиваются.
  "Разбрасывая" ежегодно, а затем собирая "разбросанных" дружинников и собирательниц, их "заработок" или "платежи", после продолжительного или непродолжительного их пребывания и деятельности на чужбине, родовая община, выигрывая экономически, роет себе "могилу" организационную. Неся службу, воюя или работая в поле, на большом удалении от собственной родовой общины, "нанятые" пропитываются культурой материальной и духовной, общины их нанявшей, культуры, которая выше культуры родовой общины восточных славян. Они получают сначала иное представление о возможной организации жизни, а затем и некоторое "образование", как систему знаний по организации такой жизни. Возвращаясь, по "зову крови" в "родные пенаты" сначала отягощенные новыми знаниями, а затем и добытым на "бранном поле" имуществом или имущественным вознаграждением, сдаваемые в "наем" перестают рассматривать сложившиеся в "родной стороне" условия жизни как рациональные. Они естественно стремятся изменить сложившиеся условия, сначала в роду, а затем и родовой общине. А так как желающий перемен не одинок в своих стремлениях, не он один в "наем" сдается, сдаются и возвращаются, естественно с потерями, целиком дружины и не по одной, то желание перемен накапливается; накапливается и "капитал" в собственности тех кто желает перемен. На территории рода зарождается и развивается новый "полис", в нем концентрируются сторонники нового; в старом "полисе" - "родовом гнезде" сторонники старого. Разворачивается экономическая борьба, в которой сторонники новых отношений побеждают сторонников старых. Перестраиваются и религиозные представления, волхвы совершенствуют свое миропонимание. Новые отношения находят в их представлениях и толкованиях свое место и обоснование. Овладев разумом и доказывая свое экономическое превосходство, сторонники новых отношений, их вновь избранные вожди, перестраивают род и родовую общину. На смену матриархальному роду приходит патриархальный. Власть "Великой матери", заменяется властью "Великого мужа" или "Великого папы". Появляется исполнительная власть в виде патриархального "института" мужей, "советы" становятся законодательными и судебными органами общины. Но все это происходит не в "раз". Восточным славянам на эту "перестройку" требуется практически два столетия, еще столько же им требуется на осознание необходимости "перестройки". За эти столетия, восточные славяне проявляют себя не только как хорошие исполнители работ по найму, но и как хорошие ученики. Вынужденно общаясь с окружающими их народами, они практически черпают у них все рациональное.
  За годы общения с готами, историки говорят, что это общение продолжается более 200 лет [18, с.138], анты (из числа восточных славян) узнают, что такое лошадь, что такое кавалерия, как можно использовать лошадь и как за ней ухаживать. Узнают, что такое общество и какова его возможная структура, кто относится к свободным, полусвободным и рабам.
  Себя готы, которые как и славяне ранее были пешими [18,с.135], и только в III, IV веках сели на лошадь, считают свободными. Внутри их общество не монолитно, свободные делятся на кавалерию и пехоту, кавалерия это цвет нации, ее аристократия. Всадники занимают все высшие должности в армии и администрации, имеют политическую власть. Всадники первыми начинают ставить вопрос о дележе родовых и племенных земель и первыми получают землю в собственность. Они становятся земельной аристократией и получают власть над населением проживающим на этой земле и относящимся к более низким классам. В III-IV веках готы принимают крещение, и славянские дружинники наблюдают эту процедуру. Вооруженных дружинников восточных славян, готы относят к полусвободным, остальное население к рабам, соответствующим образом и относятся. Родовые общины славян, как рабы должны нести и несут определенную материальную повинность. Поэтому, когда готов, в последней четверти IV века, начинают теснить гунны [18, с.140- 141], которые предлагают старейшинам Восточных славян более лучшие условия сотрудничества, дружины антов и славян переходят на сторону гуннов.
  В писанной истории этого периода есть факты которые мы не можем проходить мимо без объяснения с наших позиций, ибо пропустив их сегодня мы обязательно вызовем вопросы историков завтра.
  Один из таких фактов, это история Иордана об антском царе Бозе, его сыновьях и семидесяти антских вождях, которые в результате террора короля готов Витимира были захвачены и распяты [18, с. 147].
  Сам факт не подлежит обсуждению. Он был. Интересно другое. Кто эти семьдесят вождей, и что это за царство где правит царь Боз?
  Для ответа на эти вопросы не будем уходить по исторической лестнице вверх, а вернемся в низ, назад к грекам, к Аристотелю. Наши вожди, с его позиций это "рексы", царство это сборный пункт, а царь, это не более как "начальник" этого сборного пункта, которому рексы временно подчиняются. Каковы же силы которыми командуют рексы и где они? Выше мы делали расчеты, поэтому с некоторой натяжкой, к ним можно вернуться. Пусть на 12 дружинников курии приходится 3 рекса, где 1 старший. Тогда на сборном пункте мы имеем дружины 23 курий, общей численностью, без рексов, 207 чел. Что может сделать эта сила с кавалерией и тяжелой пехотой готов? Вопрос, почему Восточные славяне не начали мстить за казнь рексов и "царя" остается, но можно с высокой достоверностью предположить:
  1. Кровная месть не распространяется на родовых дружинников отряженных для ведения боевых действий.
  2. "Царь" и рексы были осуждены и казнены распятием на кресте за измену ранее достигнутым договоренностям, договоренностям которые существовали между королем готов и старейшинами родовых общин. Их дружинники были распущены после казни, и именно дружинники донесли до своих родовых общин весть об этой казни, за измену.
  По нашим расчетам, произведенным выше, биосистемы антилопы и биосистема благородного оленя, в второй половине V века, представляют для развития антов и славян 80-ти процентные резервы. То есть, при благоприятных условиях, если предположить, что за 100 лет численность антов и славян возрастает на 50 процентов, то не трудно подсчитать, что в условиях "первобытного коммунизма" анты и славяне могли прожить еще 120 - 150 лет, то есть, до середины VII века, и только затем начать думать о перестройке. К этому времени, к середине VII века, численность взрослого населения антов могла составить 5000 - 5200 чел. и славян столько же, соответственно, численность кровно - родственных общин могла составлять 800 - 850 чел. Для осуществления функции воспроизводства жизни охотники антов и славян (числом более 4,3 тыс. чел.) должны были отлавливать и забивать порядка 52,5 тыс. голов копытных, перерабатывать 18 тыс. тонн мяса в год. Когда мы говорим могли и должны, то утверждаем, что история не отвела "славянским коммунистическим общинам" столько лет жизни. В начале VI века она поставила сначала перед антами, а затем перед славянами дилемму "смерть или жизнь", идиоадаптация, как было с народами до них, или ароморфоз. Спонтанно или нет, по "Божьей воле", но они выбрали второе, пошли по линии прогрессивных изменений и начали перестраивать процесс воспроизводства жизни раньше, благо для познания нового порядка, решения задач перестройки сложились благоприятные обстоятельства, и с IV века начал накапливаться практический опыт [18].
  Биосистема антов, как мы говорили выше, в V - VI веках - это биосистема антилопы, мигрирующей в течение года по кольцевой траектории длинной 3500 км. Охотятся на антилопу, не только анты, но и все другие народы, проживающие по траектории ее миграции, хищные животные. Охотятся по разному, но численность живущих на кольце антилопы растет, поэтому потребности в мясе возрастают. Возрастает и количество забиваемых животных. Сегодня нельзя сказать точно когда, но приблизительно в первой половине V века, биосистема антилопы оказывается разрушенной. Разрушить биосистему антилопы могли гунны, пришедшие с Востока, во второй половине IV века. Количество истребляемых на кольце миграции животных начинает превышать возможности естественного прироста. Численность популяции антилопы резко сокращается, маршрут ее миграции изменяется. Народы, живущие за счет охоты на антилопу, оказываются вынужденными искать и бороться за новые источники существования, их родовые общины и племена приходят в движение; движение не хаотичное [19] кто куда, а движение по кольцу миграции антилопы. Антилопа уходит на север, и они уходят за ней. Антилопа обеспечивает им не богатое, но необходимое в процессе перемещения или миграции пропитание. Мигрируя с семьями или без, народы познают окружающий их мир, знакомятся с другими народами, завоевывают или порабощают их, создают союзы, объединяясь для организации набегов, с целью грабежа более богатых и более сильных народов. В процессе движения по кольцу антилопы гунны во второй половине IV века встречаются с антами, оказавшимися, после разрушения биосистемы, в затруднительном положении.
  Пришедшие в Европу, с территории Северного Китая, через Сибирь, Урал, Среднюю Азию, во второй половине IV века гунны вытеснили немецкие племена готов, алан, вандалов с земель между Доном и Дунаем, за Дунай, на территории Римской Империи. С конца IV и до средины V они осуществили несколько грабительских военных походов через Кавказ в Малую Азию и Сирию, по территориям Восточной и Западной Римской Империи.
  У гуннов дружинники восточных славян остаются легкой пехотой, но уже являются свободными. По результатам сражений они имеют право на некоторую добычу; имущественных претензий к родовым общинам восточных славян гунны не предъявляют.
   Говоря, о большей привлекательности для восточных славян экономических условий сотрудничества с гуннами, нежели чем с готами, мы должны помнить, что в IV веке готы уже христиане.
   Принимая, в III и IV веках, христианство [18, с. 136] готы стремятся создать собственное христианское государство, и естественно ориентируются при организации государства на законодательную базу и систему налогообложения Византии. Такие же отношения как и Византия они выстраивают с народами зависимыми от себя. Восточные славяне, по их мнению есть народ зависимый от них, то есть рабы.
  Когда Приск, совершает путешествие из Константинополя в штаб Аттилы [18, с. 158], он встречает много греков, которые попали в плен к гуннам, и которые наслаждаются свободой.
  "Им особенно нравилось отсутствие налогов. В то время как население империи страдало от вымогательств и злоупотреблений сборщиков налогов. Аттила вовсе не собирал налогов со своих подданных. У него не было нужды заботится о налогах, поскольку казна была всегда полна трофеями войны и византийской данью" [18, с. 158].
  Около ста лет продолжается сотрудничество восточных славян с гуннами. За это время славяне многому научились и во многом преуспели. Участвуя в сражениях, на стороне гуннов, как настоящие варвары, славянские дружины получают право претендовать на часть боевых трофеев и добычи. Полученную добычу и трофеи, дружинники естественно отправляют в родовые общины. Таков закон рода!
  Разрешая славянам многое, гунны не разрешают все, не создают себе конкурентов, не разрешают славянам иметь боевых лошадей, мечи, боевые доспехи. Восточные славяне устраивают гуннов как легкая пехота, лучники, за это они им платят частью добычи.
  Именно в этот период, в родовых общинах Восточных славян появляются первые пленные, рабы и домашние животные. Зарождается скотоводство, рабы начинают пасти скот, обрабатывать землю, выращивать и заготавливать растения необходимые для прокорма домашнего скота. Кроали для загона диких животных, начинают использоваться для содержания до забоя стад домашних животных.
  Все, что добывается в сражении, принадлежит роду. Добытчик, и добытое им, принадлежит роду. А, что не хочется отдавать всем, то прячется в земле, с надеждой на лучшее будущее. Именно такими захоронениями, мы можем объяснить наличие кладов этого периода на территории Украины и России [18, с. 175].
  Но время гуннов, как и время готов, в долинах Прикаспия и Причерноморья оказывается не вечным. В 454 г. Атилла глава племенного союза гуннов умирает. Государство гуннов во второй половине V века прекращает существование.
  Память о сотрудничестве с гуннами ушла в историю. Но у восточных славян от гуннов навечно остался подарок - имя "Иван". "Ван" - это титул князей и правителей в древние и средние века в Китае. "Ван" и "Ванны" называли славянских Великих Мужей и "мужей" родовой общины гунны. "Иван" и "Иваны" переиначили и сделали из титула имя собственное восточные славяне. Авары добавили к родовому титулу "Ван" определение "дурак" или "Муж, который слушает женщин рода". Ввели в оборот титул "Коган" или "Князь" - "Муж, которого слушают женщины рода".
   Приход аваров в Причерноморье в VI веке знаменует новую эпоху и новые отношения, скорее замену отношений сложившихся при гуннах на более прогрессивные. На правах более сильного, они заключают с общинами антов союзные соглашения об организации совместных набегов на богатого соседа - христианскую Византию (Восточную Римскую империю). Далее нас не интересуют отношения, складывающиеся у аваров с другими народами. Анты, славяне, их взаимоотношения с аварами и христианами (Византийцами), развитие этих взаимоотношений - вот предмет нашего интереса.
  Когда мы говорим, что авары - это более сильный народ, чем анты и славяне, мы имеем ввиду то, что они находятся на более высокой ступени общественного развития, в отличии от антов и славян имеют централизованную систему власти. "Коган", как признанный другими варварами князь князей, и его дружина управляют пришедшим в движение, и присоединяющимся к движению, народами. "Коган" определяет характер складывающихся взаимоотношений с антами и славянами. Когда историки повторяют за греками выражение: "Авары "примучили" славян", добавляют далее от себя,- "вынудили их принести присягу ("роту") и, таким образом стать антами" [72, с.46; 85], то есть, покорили, подчинили [19, с.49], то эти добавления не соответствуют действительности, мы с этими добавлениями не соглашаемся. Определяя состояние антов понятием "примучили", греки не говорят, что авары завоевали антов, как рабов, лишили их свободы выбора. Это понятие нечто среднее между греческими понятиями "изнасиловали", "обольстили" и "обокрали", которые применяет для определения состояния народа Платон. Так понятием "изнасиловали" Платон определяет состояние, когда народ вынужден переменить мнение под влиянием какого-нибудь страдания или мучения; понятием "обольщен" - состояние народа, который переменил свое мнение, был либо обвороженным удовольствием, либо испуган страхом; понятием "обкраден" - когда народ переуверен и омрачен забвением, его обкрадывает время [81, с. 101]. Нигде в этих понятиях нет и намека на рабство, нет завоевания. Следовательно, авары, анты, славяне находятся в союзе по добровольному согласию, и каждая из сторон соглашения выполняет принятые на себя обязательства добровольно. Авары ("обры"), как более опытные и более подготовленные, на наш взгляд, организуют нападения на Византию (Восточную Римскую империю), ее города и села, а анты, как наименее опытные, наименее подготовленные к таким действам, передают под управление "обрам" свои дружины, обеспечивают "обров" и их лошадей провиантом. Как делится добыча в случае удачного нападения и как тяжесть поражений исторические источники ответа на этот вопрос не дают. Но то, что в результате проведения совместных операций "обры" и анты иногда побеждают христиан, а побеждая, грабят их города и села, уводят взрослых и детей в рабство, угоняют домашний скот, забирают запасы продовольствия, орудия труда и войны, инструмент - эти факты исторические источники и свидетели подтверждают [15, 18, 34, 48, 55, 72, 89]. С союза антов и аваров, с начала их совместной деятельности начинается новый этап в развитии Восточных славян. Про этот этап можно сказать так, что если до знакомства с аварами анты жили по Платону, то после знакомства, с началом совместной деятельности, они начинают быстро осваивать жизнь, которая находит свое отражение на страницах работ Аристотеля и Ф. Энгельса [6, 114].. Эра первобытного языческого равенства заканчивается, начинается этап языческого неравенства; под давлением аваров ускоренно перестраиваются общинные отношения и родовые структуры, избираются князья, формируются княжеские отношения, семьи и семейные отношения; понятия коллективная или родовая собственность начинают деградировать, в родовой собственности выделяются две части: коллективная и семейная. Семейная собственность - это часть родовой собственности, распределенная между семьями.
  Парадокс заключается в том, что новое право не отменяет старого, оно проникает в "недра" и структуры старого и начинает разрушать представление о нем, как о совершенном. Сторонники "нового" и "старого" мышления начинают сосуществовать и бороться. "Новое" постепенно отвоевывает позиции у "старого", дифференцирует общину на новые классы, изменяет систему родственных отношений, но никогда окончательно не побеждает. Эта борьба имеет собственную историю, ее наиболее активная часть по срокам совпадает с периодом действия союзного соглашения между антами и аварами, то есть, с середины VI века до начала IX века, когда история аваров заканчивается [72, с. 46; 19, с. 49- 50].
  С начала этой истории авары "обольстили" родовые общины антов, и они вступили с ними в союзные отношения. Постепенно, по мере увеличивающегося убеждения в его пользе к союзу присоединяются остальные общины антов и славян. Когда мы говорим, используя понятия Платона "обольстили", то утверждаем, что не "изнасиловали" [81, с. 101]: нельзя силой заставить изменить мнение нескольких тысяч полубродячих охотников, рассеянно живущих на площади в 600 - 1200 тыс. км2, их можно только "обольстить", уговорить на более продуктивную охоту и этого не запрещает им их языческая религия [6, с.389]. Когда мы говорим "убеждаются в пользе", то имеем в виду, что приобретают полезные для текущей и будущей жизни знания и навыки.
  Как союзники аваров, а скорее как их легкое пешее воинство, вооруженное охотничьим оружием (лук, стрелы, дротики, копье, нож) [72, с.46; 34, с.36- 37; 89, с.297; 46, с 252], анты и славяне начинают передвигаться по огромной богатой, но чужой для них территории. Участвуют в сражениях, которые организуют авары на суше и воде. В деле, в "ратном сражении" познают военное искусство. На суше, они представляют определенную, не подчиняющуюся центральному командованию силу [72, с.48; 106, с.255; 110, с.264]. На море, особенно под Константинополем в 626 году, на своих утлых челнах ("моноксилах"), против килевых крупнотонажных судов византийцев, они представляют жалкое зрелище, их топят, не взирая на количество [15, с 115- 116]. Успехи и поражения антов и славян в военных действиях с начала под руководством "обров", а затем в борьбе с ними, за освобождение от их влияния, закаляют антов и славян. Они узнают, что такое пехота, конница и флот; что такое боевое оружие и доспехи; что такое стратегия и тактика; как берутся крепости и организуется оборона. "Воюя с "ромеями" (византийцами) в начале своих вторжений в Византию с простым оружием, без "военного строя", они научились военному искусству у своих же противников, вооружились их же оружием, и настала пора, когда "благодаря своей доблести" (Прокопий) анты, сильнейшие из обоих (племен)" (Иордан), "научились вести войну лучше чем римляне" (Иоанн Эфесский). Немудрено, что они стали богаты, имеют золото и серебро, "табуны коней и много оружия" (Иоанн Эфесский)" [72, с. 51- 52]. В начале своих боевых походов, в середине VI века, в "бой они идут в рубашках и шароварах, но "иные не носят ни рубашек, ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бедрах" [72, с. 52;89, с. 297]. В VII веке, в 626 году под Константинополем, анты и славяне уже в латах, с легкими щитами [15, с. 115].
   Участвуя в завоеваниях христианских сел и городов, восточные славяне начинают активно познавать окружающий их мир и осознавать себя в этом мире. Узнают, что обмен осуществляется не только в местах проведения их родовых собраний, но и в местах, где собираются купцы из разных стран (Царьград и др.). Что на этих "собраниях" продается то, что они не могут делать, но им нужно, и то, что они могут делать с большим приростом, но им не нужно. Близко знакомятся: с лошадью, которой владеют и используют "обры" и христиане; домашними животными, которыми владеют и которых пасут христиане (корова, коза, свинья,...); христианским земледелием и земледельческими культурами. То есть, знакомятся с другим "цивилизованным миром", где люди живут производящим хозяйством, и качество жизни их значительно выше.
  Не нарушая земляного слоя, женщины и рабы начинают заготавливать летом сено, сначала для лошадей аварской конницы, а затем для княжеских домашних животных и лошадей, которых дружинники отбирают у христиан. Зарождаются пастушество и земледелие. Сначала посевным земледелием занимаются рабы, им не претит их религия, но постепенно, по осознанию волхвами полезности этой деятельности, скотоводством, посевным земледелием и коневодством начинают заниматься анты и славяне. Сначала скотоводством, затем подсечно-огневым земледелием, эти занятия не наносят ран "Матери Богу-Земле", далее посевным земледелием. Сажают овощные культуры, которые требуют меньше участков земли и легче вскапываются лопатой. Принося летом или осенью приличные урожаи овощных культур, "Мать Бог-Земля" показывает, что она не против земледелия. Боязнь быть наказанными за нанесение ран "Матери Богу-Земле" у антов и славян проходит, языческий запрет для пахотного земледелия снимается. Анты и славяне из потребителей в начале VI века, в VII и VIII веках становятся все более производителями - скотоводами и земледельцами. "У них большое количество разнообразного скота и плодов земных, лежащих в кучах, особенно проса и пшеницы" - сообщает "Стратегикон" [72,с. 47; 34, с. 35-36].
  Христианский раб и рабыня у антов и славян в это время - это основная "мозговая сила". У них анты и славяне учатся скотоводству и земледелию, через них повышают уровень родового ремесла - обработки металла, дерева, кожи, прядения, ткачества; развивают навыки по строительству жилищ, амбаров, хлевов, скотных дворов; учатся использовать в земледелии навоз от домашних животных. Если у грамотных греков "рабы" это просто рабочая сила, то в родовых общинах антов и славян рабы, в VI - VIII веках, это: во-первых, "обучающая" рабочая сила, во-вторых, мужчина - это бесплатный самец, а женщина - это бесплатное "орудие" деторождения. Они благодарны рабам как силе полезной, обучающей и производящей, поэтому? рабство длится недолго, оно равно периоду обучения или передачи рабами своего мастерства. Сколько было рабов у восточных славян в VII веке? Ответ на этот вопрос можно только предполагать. По нашему мнению, их численность не превышала 20 процентов взрослого населения. То есть, если общая численность взрослого населения восточных славян, в начале VII века определяется в 10 тыс. чел., то численность рабов обоего пола составляет 2,4 тыс. чел. Следовательно? в одной родовой общине численностью 140- 150 чел. работает 28- 30 чел. рабов. Такое число рабов не может оказать кардинального влияния на изменение представлений рода, склонить его к христианству, но оказывает серьезное влияние на расширение представлений о возможностях человека, если он занимается производительным трудом. Уделом рабов, а это изначально женщины, крестьяне, ремесленники, надо полагать, было: летом - ухаживание за домашними животными, земледельческие работы, заготовка сена на зиму; зимой - участие в обработке металла - черного и цветного, изготовление инструмента, деревообработка, столярное дело, выделка кож, прядение и ткачество. Естественно, работая вместе, рассказывая язычникам о своей вере, отправляя ее культы, христиане, сами того не желая, занимаются просвещением.
  Оказывая, косвенное положительное влияние на деятельность и культуру восточных славян, изменяя условия воспроизводства их жизни, авары оказывают непосредственное влияние на их родовую общину. Накладывая на нее свои привычки и свои требования, они разрушают родовую общину и систему народоправия. Вождей "рексов" и дружинников особо отличившихся в набегах Коган отмечает особо, отдает им особую часть добычи, добыча эта не перераспределяется, нельзя обидеть Когана. Начинает накапливаться неравенство. Неравные частные накопления, разваливают родовую общину и родовое равенство. В серой родовой массе начинают появляться индивидуумы с частными накоплениями, сначала это князья. Далее родовая община индивидуализируется: появляется индивидуальный "рекс", индивидуальный дружинник, индивидуальный охотник, они начинают иметь индивидуальное жилище, индивидуальных женщин, индивидуальных детей, собственных домашних животных, собственных рабов. Находящиеся на более высокой стадии общественного развития, "обры" поощряют индивидуализацию, и родовая община, с первобытно-эгалитарными половыми партнерами и общими детьми, надо полагать, в начале VII века разваливается окончательно. На ее экономической платформе в VII веке полным ходом, формируется патриархальная община, состоящая из нескольких больших патриархальных семей. Структура кровно-родственной общины преобразуется, исполнительную власть в общине начинает организовывать князь. Князь представляет и возглавляет общину, несет непосредственную ответственность перед Коганом.
   К ранее введенным общинным сборам - "тяглу", как "дань", которую род должен передавать в "общак" для решения общинных задач, появляется сбор называемый "оброком", то есть, сбор в союзный фонд на содержание "обров". Кроме того, для упорядочения норм сбора "дани" и "оброка" появляется с начала как понятие, а затем как норма для расчета объемов подлежащих сборов, термин и норма "полюдье", то есть, норма сбора "тягла" приходящаяся на одного взрослого члена патриархальной семьи. Совет избирает князя как главу исполнительной власти и начинает играть при нем роль "законодательного" органа, назначенные князем дружинники "совещательного" органа. То есть, получают дальнейшее развитие древне славянские государства. Как глава исполнительной власти князь формирует иерархию исполнительной власти, которая отвечает за сбор "тягла" с княжеской общины. За организацию сбора "тягла" с молодого (малого) рода отвечает молодой (малой) князь, с курии - старший князь, с общины - князь, с союза общин - Большой князь. Похоже на верхнем уровне находится представитель аваров и его люди, получившие имя "обры". На всех уровнях рядом с советами в жизни Восточного славянства начинает играть заметную роль избранная исполнительная власть, равенство и народоправие, даже мнимое, заканчивается, и начинается новый период развития восточного славянства, который вслед за В.В.Седовым [101], мы определяем как "Народовластие".
  Сегодня нельзя точно сказать, когда во всех родовых общинах антов и славян князь становится постоянно действующим главой исполнительной власти; когда глава исполнительной власти, для реализации своих функций начинает формировать двух или трех уровневые иерархические структуры управления; собственные силовые структуры, в виде дружины - для выполнения поручений, поддержания установленного порядка, сбора дани, оброка, полюдья; судебные органы. Надо полагать, это происходит постепенно, по мере присоединения антов и славян к союзному договору. Князь общины, старший князь, младший князь, суд при князе, подкрепленные силовым участием дружины, становятся основными представителями исполнительной власти, консолидирующей силой в родовой общине, право "кровной мести", как функция консолидации родовой общины, отмирает или сужается до права "кровной мести" большой патриархальной семьи.
  Вполне возможно, что присоединение к договору становится возможным, только после реорганизации структуры управления, выбора князя, как главы исполнительной власти. Этот фактор, на наш взгляд, может играть ускоряющую роль для перехода от "народоправия" к "народовластию", но тем не менее этот переход у восточных славян занял около 200 лет, то есть от середины VI века, до середины VIII. На протяжении этих 200 лет историки и археологи приводят нам "картины" описания жизни восточных славян с весьма противоречивыми подробностями. Но, так или иначе, восточные славяне, следуя определению Л.Моргана и Ф. Энгельса [114], в середине VII века окончили третий класс начальной школы жизни, перестали называться "дикарями", перешли в первый класс средней школы жизненной эволюции, и стали называться "варварами".
  
  ПРИВЯЗКА: РИСУНКИ, ТАБЛИЦЫ, ТЕКСТЫ ГЛАВА 1
  
  Рис. 1. Древнее поселение Березняки III-V века [103, с.88].
  Рис.2. Древнее "гнездовое поселение" VI-VIII века [103, с.190].
  Рис.3. Один из участков раскопок поселения Рашков III [11, с.13]
  Рис.4. Полуземляночное жилище, крыша которого упирается непосредственно на грунт VI-VII века [103, с.146].
  Текст 1. О казаках колымского острога [111 [123, с. 27-28].
  Текст 2. Некоторые фрагменты охоты и жизни оленных чукчей. [123, с. 144].
  Текст 3. Заготовка и выделка оленьих шкур народами Севера. [123, с.144].
  Таблица 1. (Таблица LXV). Кузнечный инструмент и железоплавильный горн [100, с. 278].
  Таблица 2 (Таблица XXIV). Предметы из поселений типа Луки- Райковецкой[100, c.198].
  Таблица 3. (Таблица LXIII). Косторезное и деревообрабатывающее ремесла [100, с.276].
  Таблица 4.(Таблица XXXIII). Железные изделия и керамика роменской культуры [100, с. 207].
  Таблица 5.(Таблица LXI). Пахотные орудия второй половины I тысячелетия н.э. [100, с.274].
  Таблица 6 (Таблица LXII). Серпы и косы второй половины I тысячелетия н.э. [100, с.275].
  Таблица 7 (Таблица L). Древности смоленско-полоцких кривичей [100, с.224].
  Рис. 5 (Рис.12) Примитивные землеройные орудия из дерева и камня:....[5, с.76-77].
  Рис. 6 (Рис. 14) Развитие орудий труда.....[41, с 84-85].
  Рис. 7 (Рис. 17) Мотыги и лопаты, употребляемые в орошаемом земледелии [5, с. 98-99].
  Рис. 8. Челн- однодеревка [50, с.42].
  Рис. 9 (Рис. 1). Языческие привески - амулеты [44[96, с.56].
  Таблица 8 (Таблица LXXIII). Языческие святилища и культовые предметы [100, с.286].
  Таблица 9 (Таблица LXXVII). Языческие привески - амулеты [32[100, с 290].
  Рис. 10 (Рис. 2). Распространение языческих привесок- амулетов [96, с. 57].
  Рис. 11 (Рис. 3). Распространение языческих амулетов и арочных держателей привесок [96, с. 59].
  Рис.12.(Рис.1) Точно фиксируемое расположение линий коммуникаций и пограничных племен, на котором строит свое описание Баварский Географ [118, с.162].
  Рис. 13. (Рис. 2). Ареал франкских и византийских монет до 850 г. И главные линии коммуникаций и торговых путей [118, с 165].
  Рис. 14 (Рис.1) Расселение восточных славян IX-XII вв.[100, с. 271].
  
  Примечание. В круглых скобках приводятся номера таблиц и рисунков как указано в источниках. Номера источников и страницы приводятся в квадратных скобках.
  
  Сноски
  1. Настоящим я предлагаю читателям 1 главу монографии, которая увидела свет в 2004. В настоящее время я готовлю монографию к переизданию. Появился новый материал и новые мысли.
  2. Кто были авары - язычники или мусульмане, еще язычники. Но в организационном плане, они стоят на несколько порядков выше антов и славян, ими управляет "коган", признанный в варварском мире князь князей.
  3. Термином "родовое ремесло" мы называем деятельность которой занимаются мужчины и женщины в промежутках между охотой и собирательством, в пределах "родового гнезда".
  4. Рассматривать полученные нами оценки, можно только в первом приближении. Ниже приведенных минимальных оценок, они быть не могут, так как территория Восточной Европы и зон миграции копытных, несколько превышают принятые нами значения, но их рост не бесконечен. Повышающий коэффициент, на который можно умножить полученные оценки не превышает 2.
  5. Фратрия - селения одного рода [76].
  6. Собачья упряжка используется славянами, в этот период времени, очень широко, при перемещении грузов. Для собачей упряжки антов и славян есть все: кожа, дерево. Описание того, как казаки это делают в XVIII веке, мы приводим в (текст 1).
  7. Разделение труда на мужской и женский в этот "сезон" продолжается и даже усиливается, мужчины и женщины работают раздельно в специально отстроенных для этого больших полуземлянках
  8. Как выделывают оленьи шкуры чукчи в XVII веке смотрите текст 3.
   9. Из семян лебеды, в этот период времени, в Восточной Европе делают хлеб, из семян конопли и льна масло.
  10. Помните, как в древней Греции, по Гомеру, жена Одиссея, царица Итаки Пенелопа, в связи с долгим отсутствием мужа - царя, оказывается вынужденной избирать себе нового мужа - царя. Так, и у Восточных славян, в это время, "Великая мать" выбирает или избирает, как угодно, "Великого мужа".
  11. Святилище находится в ведении светлых волхвов (прил. 10, п.9).
  12. Капище находится в ведении черных волхвов (прил. 10, п.4).
  13. Понятие "дань". Характеризующее объем ресурсов которые род дает совету общины в "общак", для решения общих задач общины, появляется у Восточных славян, как отражение сложившейся практики, на последней стадии дикости, в конце V начале VI века.
  14. Охотничья нагрузка на биосистему составляет 1 чел. на 200 кв. км., при 1 чел. на 110 кв. км.
  
  ЛИТЕРАТУРА
  1. Harlan J.R. Awild wheat harvesting in Turkey. - Archaeolgy, 1967, v. 20(3), p. 197- 201.
  2. Steward J.H. The Owen valley Paiute. - Univ. Calif. Publ. Amer. Arch. And Ethn., 1933, 33, p.3; Forde C.D. Op. Cit., p. 32- 41.
  3. Аверинцев С. С. Порядок космоса и порядок истории в мировоззрении раннего средневековья.// Античность и Византия. Издательство "Наука", Москва 1975.С. 266-285.
  4. Алексеев Н.М. Охотничий промысел у "досельных" русских низовьев Индигирки. // Сб. материалов по этнографии якутов. Якутск, 1948.
  5. Андрианов Б.В. Земледелие наших предков. М.: " Наука", 1978.С. 168.
  6. Аристотель. Сочинения: В 4-х т.Т.4/ Пер. с древнегречес.; Общ.ред. А.И.Доватура.-М.:Мысль,1984.С.830.
  7. Арциховский А.В. Культурное единство славян в средние века. - "Советская этнография", 1946, Љ 1.
  8. Афанасьев А.Н. Народные русские сказки. В трех томах. Том I. М., Гос. Изд-во Худ. Лит-ры, 1957, С.516.
  9. Афанасьев А.Н. Народные русские сказки. В трех томах. Том II. М., Гос. Изд-во Худ. Лит-ры, 1957, С.510.
  10. Афанасьев А.Н. Народные русские сказки. В трех томах. Том III. М., Гос. Изд-во Худ. Лит-ры, 1957, С.510.
  11. Баран В.Д. Славянская деревня раннего средневековья (по материалам поселения V- VII вв. у с. Рашков).// Древности славян и Руси.- М.: "Наука", 1988.С.12- 18.
  12. Бахрушин С. К вопросу о крещении Киевской Руси.//Христианство и Русь. М.: "Наука", 1988.С. 31-46.
  13. Бердяев Н. А. Русская идея. // Византизм и славянство. Великий спор. - М. : Изд-во ЭКСМО - Пресс, 2001.С. 487-714.
  14. Биркенгоф А.Л. Потомки землепроходцев. М. : "Мысль", 1972.
  15. Боровскии Я.Е. Византийские, старославянские и старогрузинские источники о походе русов в VII в. на Царьград.// Древности славян и Руси. - М.: "Наука", 1988. С. 114- 119.
  16. Брагинская Н. В. Эон в "Похвальном слове Константину" Евсевия Кесарийского // Античность и Византия. Издательство "Наука", Москва 1975. С.286-306.
  17. Вернадский В.И. Автотрофность человечества. - Химия и жизнь, 1970, Љ 2, С. 17 -22.
  18. Вернадский Г.В. Древняя Русь.// Пер. с англ. Е.П. Беренштейна, Б.Л. Губмана. Под ред. Б. Николаева. - Тверь: ЛЕАН, 1999, С. 448.
  19. Вернадский Г.В. Начертание русской истории. - СПб.: Издательство "Лань", 2000. С. 320.
  20. Винников А.З. Славянские поселения на р. Воронеж.// Древности славян и Руси.- М.: Наука, 1988, с. 26- 31.
  21. Воронин Н.Н. Средства и пути сообщения. // История культуры Древней Руси. М., Л., 1948, т. 1. С. 286.
  22. Гаспаров М. Л. Продром, Цец и национальные формы гексаметра.// Античность и Византия. Издательство "Наука",Москва 1975.С. 362-385.
  23. Голубева Л.А. Девочки- литейщицы. // Древности славян и Руси. - М.: "Наука", 1988.С.31- 34.
  24. Голубцев И.А. О термине "склавины". // Проблемы общественно - политической истории России и славянских стран. М., 1963.
  25. Гордиенко Н. "Крещение Руси" и современное Русское Православие.// Христианство и Русь. М.: "Наука", 1988.С.111-136.
  26. Гурвич И.С. Охотничьи обычаи и обряды у населения оленекского района. // Сб. материалов по этнографии якутов. Якутск, 1948.
  27. Данилевский Н. Я. Россия и Европа. //Византизм и славянство. Великий спор. - М.:Изд-во ЭКСМО - Пресс, 2001.С. 325-477.
  28. Дерюгин А. А. Вергилий в древнем славянском переводе хроники Иоанна Малалы.// Античность и Византия. Издательство "Наука", Москва 1975.С. 351-362.
  29. Диков Н.Н. Древние костры Камчатки и Чукотки. 15 тыс. лет истории. Магадан, 1969.
  30. Диков Н.Н. Наскальные загадки древней Чукотки ( Петроглифы Пегтымеля). М.: "Наука", 1971.
  31. Диков Н.Н. Чинийский могильник ( к истории морских зверобоев Беренгова пролива). Новосибирск: "Наука", 1974.
  32. Долгих Б.О. Плотность населения коренных народов Сибири и связь ее с направлением хозяйства (по историческим материалам)// Материалы I Междуведомственного совещания по географии населения, вып. 5. М.-Л.,.....
  33. Дубов И.В. Проблема возникновения городов на Руси по материалам отечественной археологии.// Становление и развитие раннеклассовых обществ. Город и государство. Под редакцией Г.Л.Курбатова, Э.Д.Фролова, И.Я.Фроянова. Л- д, изд-во Ленинградского университета, 1986, с. 312-330.
  34. Жебелев С.А. Маврикий (Стратег). Известия о славянах VI- VII вв. - "Исторический архив", 1939, т.II.
  35. Жизнь животных. В. 7-и Т./Ред. кол. В.Е. Соколов (гл. ред.) и др. Т.7. Млекопитающие./ Под. ред. В.Е. Соколова. - 2-е изд. переработ. - М.: "Просвещение", 1989.С.558.
  36. Жизнь растений. В 6-ти Т. Гл. ред. чл. - кор. АН СССР, проф. А.А. Федоров. Т. 1. Введение. Бактерии и актиномицеты. Под ред. чл.- кор. Проф. Н.А. Красильникова и проф. А.А. Уранова. М., "Просвещение", 1974. С.478.
  37. Жизнь растений. В 6-ти Т. Гл. ред. чл. - кор. АН СССР, проф. Ал. А. Федоров. Т.4. Мхи. Плауны. Хвощи. Папоротники. Голосеменные растения. Под ред. И.В. Грушвицкого и С.Г. Жилина. М., "Просвещение", 1978. С. 447.
  38. Жизнь растений. В 6-ти Т. Гл. ред. чл. - кор. АН СССР, проф. Ал.А. Федоров. Т.5. ч.I. Цветковые растения./ Под ред. А.Л. Тахтаджяна. - М.: "Просвещение", 1980.С.430.
  39. Жизнь растений. В 6-ти Т. Гл. ред. чл.- кор. АН СССР, проф. Ал. А. Федоров. Т.2. Грибы. Под ред. проф. М.В. Горленко. М., "Просвещение", 1976. С.479.
  40. Жизнь растений. В 6-ти Т. Гл. ред. чл. кор. АН СССР, проф. Ал. А. Федоров. Т.3. Водоросли. Лишайники. Под ред. проф. М.М. Голлербаха. М., "Просвещение", 1977.С.478.
  41. Жизнь растений. В 6-ти Т./ Гл. ред. А.Л. Тахтаджян. Т.6. Цветковые растения./ Под ред. А.Л.Тахтаджяна. - М., " Просвещение", 1982. С.543.
  42. Жизнь растений. В 6-ти Т./ Гл. ред. академик АН СССР А.Л. Тахтаджян. Т.5.ч.2. Цветковые растения./ Под ред. академика АН СССР А.Л. Тахтаджяна, чл.-кор. АН СССР Ал.А. Федорова. - М.: "Просвещение", 1981. С.512.
  43. Зеленин Д.К. Идеологическое перенесение на диких животных социально - родовой организации людей. - Изв. АН СССР. Отд. обществ. Наук, 1935, Љ 12.
  44. Зубр. Морфология, систематика, эволюция, экология. М.: "Наука", 1979. С.496.
  45. Иванова О. В. Распространение христианства у славян в Византии (7-10 вв.). //Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. М.: "Наука", 1988.С.9-29.
  46. Иоанн Эффесский. Церковная история. - Вестник древней истории. 1941, Љ 1.
  47. Иордан. О происхождении и деяниях гетов. М., 1960.
  48. Иордан. О склавенах и антах, о Мурсианском озере и городе Новиетуне (из комментариев Иордану). - ВВ, 1957, т. XII.
  49. История России с древнейших времен до конца XX века: Учебное пособие для студентов вузов.-3-е изд.,испр.и доп.-М.: Дрофа,2001.С.656.
  50. История Русской Церкви. М. В. Толстой. Рассказы из истории Русской церкви. Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. 1991.С.736.
  51. Камерон Р. Краткая экономическая история мира. От палеолита до наших дней./ Пер. с англ. - М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2001,С. 544.
  52. Кобельт В. Географическое распределение животных в холодном и умеренном поясах северного полушария. Перевод с немецкого В.Л. Бианки. С.- Петербург, изд-е А.Ф.Деврина.1903.С.644.
  53. Козло П.Г. Дикий кабан. Минск, "Урожай", 1975. С.224.
  54. Козло П.Г. Эколого-морфологический анализ популяции лося. Минск.: Наука и техника, 1983.С.215.
  55. Константин Багрянородный. "Об управлении империей". // Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья. М., 1982. С. 271- 273.
  56. Крайнов Д. А. О религиозных представлениях племен волосовской культуры.// Древности славян и Руси. - М.: "Наука", 1988. С.38- 45.
  57. Крючков В.В. Север на грани тысячелетий. - М.: "Мысль", 1987. С. 268.
  58. Крючков В.В. Север: природа и человек. - М.: "Наука", 1979.С.128.
  59. Курбатов Г.Л., Лебедева Г.Е. Город и государство в Византии в эпоху перехода от античности к феодализму.// Становление и развитие раннеклассовых обществ. Город и государство. Под ред. Г.Л.Курбатова, Э.Д.Фролова, И.Я.Фроянова. Л-д, изд-во ЛГУ,1986. С.100-197.
  60. Леонтьев К. Н. Византизм и славянство.// Византизм и славянство. Великий спор. - М.: Изд-во ЭКСМО - Пресс, 2001.С. 21-148.
  61. Литаврин Г. Г. Введение христианства в Болгарии (9-начало 10 в.).// Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. М.: "Наука", 1988.С.30-67.
  62. Литаврин Г.Г., Флоря Б.Н. Общее и особенное в процессе христианизации стран региона и древней Руси.//Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. М.: "Наука", 1988, с. 235-262.
  63. Лукьянов Л.П. Восточные славяне.//Лукьянов Л.П. Восточные славяне, Россия. Прошлое и современность. - Тула: "Репроникс Лтд.", 2003, С.5- 40.
  64. Лурье С.Я. Демокрит. Тексты. Перевод. Исследования. Изд- во "Наука" Ленинградское отделение. Л- д, 1970. С. 664.
  65. Любавский М.К. Лекции по древней Русской истории до конца ХVI века. 5-е издание., стер.- Спб.: Издательство "Лань", 2002.-480с.
  66. Ляпушкин И.И. Археологические памятники славян лесной зоны Восточной Европы на кануне образования древнерусского государства. // Культура древней Руси. М., 1966.
  67. Ляпушкин И.И. К вопросу о культурном единстве - славян. // Исследования по археологии СССР. Сб. статей в честь М.И. Артамонова. Л., 1961.
  68. Ляпушкин И.И. Место роменско-борщевских памятников среди славянских древностей. - Вестн. Ленингр. ун - та, 1956, Љ 20.
  69. Ляпушкин И.И. Некоторые вопросы из предыстории Восточных славян. - КСИА АН СССР, 1965, вып. 100.
  70. Ляпушкин И.И. О датировке городищ роменско-борщевской культуры. - "Советская археология", 1947, IX.
  71. Мавродин В.В. Начало мореходства на Руси. // Стенограмма публичной лекции, прочитанной в Ленинграде в 1950 г. Ленинград, 1950. С.44.
  72. Мавродин В.В. Происхождение Русского народа. Л-д.: изд-во Ленинградского университета, 1978.С.185.
  73. Максимов Д.Н. Накануне земледелия. М., 1929. С. 31.
  74. Марр Н.Я. Книжные легенды об основании Куара в Армении и Киева на Руси. - Избр. Работы, т.V Этно- и глоттогония Восточной Европы. М. - Л., 1935.
  75. Менандр. История. - Вестник древней истории. 1941, Љ !.
  76. Народы мира: историко- этнографический справочник./ Гл. ред. Ю.В.Бромлей. Ред. коллегия: С.А.Арутюнов, С.И.Брук, Т.А. Жданко и др.- М.: Сов. Энциклопедия, 1988.С.624.
  77. Насимович А.А. Роль режима снежного покрова в жизни копытных животных на территории СССР. М.: изд-во АН СССР, 1955. С.403.
  78. Наумов Е. П. Общественно-политические сдвиги в Сербских и Хорватских землях и христианская миссия на Балканах.// Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. М.: "Наука", 1988.С. 68-103.
  79. Никольский Н. Государственная Церковь крепостной эпохи.// Христианство и Русь. М.: "Наука", 1988.С.93-110.
  80. Никольский Н.М. История Русской Церкви. Издание третье. М., Политиздат, 1985.С.447.
  81. Платон. Политика, или Государство.// Платон, Аристотель. Политика. Наука об управлении государством. - М.: Изд- во Эксмо; СПб.: Terra Fantastica, 2003.С.8- 306.
  82. Повесть временных лет (отрывки). Изборник: Повести Древней Руси. // Сост. и примеч. Л. Дмитриева и Н Понырко; Вступит. статья Д.Лихачева.-М.: Худож. лит., 1987.-с:24-58.
  83. Повесть временных лет. Ч.I. М. - Л., 1950.
  84. Попов А.А. Нгасаны. Материальная культура. М.; Л.: Изд- во АН СССР, 1948.
  85. Попов А.И. О термине "анты". // Научные доклады высшей школы. Филолог. Науки, 1970, Љ 2.
  86. Попова Т. В. Античная биография и Византийская агиография.// Античность и Византия. Издательство "Наука", Москва 1975. С. 218-266.
  87. Порай-Кошиц И. История русского дворянства. СПб., 1900. Романов- Славатинский А. Дворянство в России. СПб., 1870. М., Издательство "Крафт+", 2003, 328 стр., илл.
  88. Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. М.: "Наука", 1988.С.272.
  89. Прокопий из Кесарии. Война с готами. (Пер. С. П. Кондратьева . М.,1950.
  90. Прот. Фома Хопко .Основы православия. Перевод с английского под ред. прот. Андрея Трегубова. 1989 .С.342.
  91. Рогов А.И. Культурные связи Киевской Руси с другими славянскими странами в период ее христианизации.// Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. М.: "Наука", 1988. С.207-234.
  92. Ронин В.К. Принятие христианства в Карантанском княжестве. // Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. М.: "Наука", 1988.С.104-121.
  93. Ронин В.К. Христианизация Полабских славян.// Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. М.: "Наука", 1988.С.187-206.
  94. Рыбаков Б. Начальные века Русской истории.// Христианство и Русь. М.: "Наука", 1988.С. 5-30.
  95. Рычков К.М. Енисейские Тунгусы. - Землеведение, 1922, 1- 2.
  96. Рябинин Е.А. Языческие привески - амулеты древней Руси. // Древности славян и Руси. - М.: "Наука", 1988. С. 55 - 63.
  97. Саватеев Ю.А. Петроглифы Карелии. Петрозаводск, 1976.
  98. Сахаров А. Церковь в период феодальной раздробленности. // Христианство и Русь. М.: "Наука", 1988.С.47-67.
  99. Сахаров А., Зимин А., Грекулов Е. Церковная реформа и раскол. В кн. Христианство и Русь. М.: "Наука", 1988.С.68-81.
  100. Седов В.В. Восточные славяне в VI-XIII вв. Отв. ред. Б.А.Рыбаков. М.: "Наука",1982.С.327.
  101. Седов В.В. Происхождение и ранняя история славян. М.: "Наука",1979.С.156.
  102. Седов В.В. Славяне Верхнего Поднепровья и Подвинья (доXIV в.). Автореф. канд. дис. М., 1966.
  103. Семенова М. Быт и верования древних славян.-СПб.: Азбука, 2000. С.560.
  104. Соловьев В. С. Византизм и Россия. Великий спор и христианская политика. //Византизм и славянство. Великий спор. - М.: Изд-во ЭКСМО - Пресс,2001.С.155-310.
  105. Старостин Б. А. Византийская наука в контексте средневековой культуры.// Античность и Византия. Издательство "Наука", Москва 1975.С. 386-398 .
  106. Стратегикон. - Вестник древней истории, 1941,Љ 1.
  107. Третьяков П.Н. У истоков древнерусской народности. Л., 1970.
  108. Третьяков П.Н. Фино - угры, балты и славяне на Днепре и Волге. М., 1966.
  109. Туголуков В.А. Следопыты верхом на оленях. М.: "Наука", 1969.
  110. Феофилакт Симокатта. История. - Вестник древней истории., 1941, Љ 1.
  111. Флоря Б.Н. Принятие христианства в Великой Моравии, Чехии и Польше. //Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. М.: "Наука",1988.С.122-158.
  112. Фрейберг Л.А. Античное литературное наследие в Византийскую эпоху. // Античность и Византия. Издательство "Наука", Москва 1975. С.5-52.
  113. Фридрих Энгельс. К истории первобытной семьи ( Баховен, Макленнан, Морган).// Платон, Аристотель. Политика. Наука об управлении государством. -М.: Изд- во Эксмо; СПб.:Terra Fantastica, 2003. С.559- 674.
  114. Фридрих Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и государства (в связи с исследованиями Льюиса Г. Моргана). // Платон, Аристотель. Политика. Наука об управлении государством. -М.: Изд- во Эксмо; СПб.: Terra Fantastica, 2003. С. 675- 860.
  115. Фролов Э.Д. Рождение греческого полиса.//Становление и развитие раннеклассовых обществ. Город и государство. Под ред. Г.Л. Курбатова, Э.Д. Фролова, И.Я. Фроянова. Л-д, изд-во ЛГУ,1986.С.8-99.
  116. Фроянов И.Я., Дворниченко А.Ю. Города государства в древней Руси.// Становление и развитие раннеклассовых обществ. Город и государство. Под редакцией Г.Л.Курбатова, Э.Д.Фролова, И.Я.Фроянова. Л- д, изд-во Ленинградского университета, 1986, с.198- 311.
  117. Фроянов И.Я., Дворниченко А.Ю. Города-Государства в древней Руси.// Становление и развитие раннеклассовых обществ. Город и государство. Под ред. Г.Л.Курбатова, Э.Д.Фролова, И.Я.Фроянова. Л-д, изд-во ЛГУ,1986. С.198-311.
  118. Херман И. (ГДР) Ruzzi. Forsderen. Fresiti. К вопросу об исторических и этнографических основах "Баварского Географа" (первая половина IX в.). // Древности славян и Руси. - М.: "Наука", 1988. С. 163- 169.
  119. Чарнолуский В.В. В краю летучего камня. М.: " Мысль", 1972.
  120. Чарнолуский В.В. Легенда об олене- человеке. М.: "Наука", 1974.
  121. Шушарин В.П. Христианизация Венгров.//Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси. М.: "Наука", 1988.С. 159-186.
  122. Щапова Ю.Л. Об особенностях древнерусского ремесла. // Древности славян и Руси. - М.: "Наука", 1988. С.175- 179.
  123. Этнографические материалы Северо- Восточной географической экспедиции: 1785-1795 гг./ Сост. и пер. рукописи К.Мерка, З.Д.Титова; под общей ред. д-ра ист. наук И.С. Вдовина. - Магадан: Кн. изд-во, 1978. С.176.
  124. Я познаю мир. Корабли. АСТ "Астрель", 2000. С.478.
  125. Яжджевский Е. О значении возделывания ржи в культурах железного века в бассейнах Одры и Вислы.// Древности славян и Руси. - М.: "Наука", 1988. С. 98- 99.
  
  
Оценка: 3.69*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) К.Ханси "Иная Сторона. Начало"(Киберпанк) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"