Лукьянов Захар Валерьевич: другие произведения.

Инстинкт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это мое первое фантастическое произведение - пожалуйста сильно не ругайте. Не пойму почему от него женская половинка общества просто в восторге?


   Инстинкт
   Яркие кричащие заголовки зазывали своей трехмерной графикой. Тщательно выверенные по влиянию на человеческий организм, статьи ослепляли глаза. Чтение даже одного содержания не навязчиво направляло разум к самой актуальной теме утреннего тиража.
   Сандр Джексон умело пробежался по заголовкам и взглянул на эту статью. Почувствовав его внимание, заголовок выделился, и через секунду статья заполнила весь экран, затеняя даже рекламу.
   Мужчина криво ухмыльнулся. Подруга его жены работала в редакции этой самой газеты, и она, по большому секрету, научила его замечать скрытую рекламу.
   Сандр внимательно присмотрелся к печатным буквам. Так и есть, между строк, в виде дефекта экрана, различался силуэт красивой обнаженной женщины, держащей в руках макет ультрасовременного дома. А вот и кое что посерьезней. Некоторые буквы статьи отличались особой четкостью форм, находились на слишком правильном друг от друга расстоянии, и только специалист, к которым Сандр, не без основания, относил себя, мог объединить их в единое целое и прочесть рекламу нового напитка на основе целебных минералов.
   Мягкие крадущиеся шаги послышались за спиной. Сандр обречено вздохнул, бросая последний взгляд на так и не прочитанную статью. "Инстинкт или истощение! Что было в начале?" - два патриарха Теории существования общества спорили на страницах утренней газеты.
  -- Доброе утро, дорогой, - красивые маленькие ручки нежно обняли его плечи.
   Тонкие длинные пальчики быстро пробежались по напряженному телу, приласкали впалую грудь и медленно стали спускаться к низу живота.
   Не в силах побороть охватившую его дрожь, Сандр приподнялся с милой его сердцу лежанки. Зеленые глаза его благоверной призывно светились. Келли пододвинулась ближе и поскребла ногтями по нейлоновой курточке. Супруг отодвинулся.
  -- Может, займемся любовью? - Келли не оставляла надежды. - Прямо здесь. Не снимая ловушки.
   Сандр поморщился. В последнее время его жена казалась слишком назойливой. Целый день причитает, отнимая у него частички драгоценного времени и энергии.
   Утро оказалось не таким приятным. Вначале он проснулся в холодном поту. Ему снился сон, будто он что-то потерял. Под впечатление сна мужчина резко вскочил на ноги и рывком проверил ловушку. Она была на месте. Затем он осмотрел комнаты своей квартиры. В эпоху атома и камня большие квартиры могли позволить себе каждый. На строительство домов уходил всего один единственный ресурс, который остался в его мире с избытком - песок и камень. Что не скажешь о других предметах быта. Беспокойно побегав по комнатам, Сандр обнаружил, что весь его скудный инвентарь оказался на месте. Но впечатление от потери неосознанно мучило его все утро.
   Стараясь не глядеть на жену, мужчина подошел к раздатчику и нажал на кнопку вызова. В кремниевую тарелку упала порция зеленой кашеобразной массы.
  -- Сегодня день твоего рождения, - Келли повторила попытку. - Я хочу сделать тебе приятное.
   Так вот что было причиной его ночного кошмара! Ему исполнилось 22 активных года! 22 года его жизни прошли впустую! Но не оставлять же из-за этого завтрак не съеденным, тем более, что он потратил крупинку своей энергии и несколько минут жизни на то чтобы сделать заказ!
   Приглушенное чавканье прозвучало в полной тишине. Сандр залпом съел свой обед и только тогда осмелился взглянуть на свою жену.
   Келли помедлила. Ее лицо покрылось бледностью, от чего она казалось еще соблазнительней. Зеленые искорки в ее глазах превратились в молнии. Супруга сжала свои ладошки в маленькие кулачки.
  -- Ты меня не любишь!
  -- Но мы же занимались этим всего 5 дней назад, - осмелился заговорить Сандр.
  -- Чего ты боишься? Посмотри на Энну. У них осталось всего два активных года, но они занимаются этим по несколько раз в неделю. А тебе 22. У тебя впереди еще две трети жизни, а ты не хочешь посвятить мне даже пару минут.
   Сандр молча опустил голову. По своему опыту он уже знал, что такие минуты легче всего перенести, разглядывая щели в полу. Его хрупкая, маленькая супруга была не в силах слишком долго настаивать на своём, если он не делал попыток сопротивляться. Она успокоится, и ему не нужно будет тратить десять минут своей жизни на сладострастное занятие, отнимающее не только время, но и энергию, которой так не хватает его слабому телу. После любви всегда хочется есть, а пища так дорого стоит.
   Взглянув на осунувшегося мужа, Келли нахмурилась. Супруг оставался нем к ее просьбе. А ведь ей так надо... успеть. Слишком мало остается времени. Хотя еще не все потеряно. Она еще сможет усыпить его бдительность.
  -- Ладно, не хочешь не надо. У нас вызов. На площади Гранита родилась тройня.
   Сандр удивился такому резкому повороту событий. Обычно эта худая женщина, с большими глазами на белом лице, уступала только после того, как вдоволь посмеется над его чрезмерной бережливостью. Он подошел к небольшой площадке и, встав на нее ногами, нажал несколько кнопок на маленькой панели. Келли встала рядом с мужем и демонстративно отвернулась, впрочем, успев показать некоторые свои прелестные части тела. Площадка бесшумно поплыла в воздухе и привела их к бегущей по улице дорожке.
  -- На скоростную!? - полуутвердительно спросила супруга и, заметив приближающуюся парочку, приветливо расплылась в улыбке.
   К Джексонам подошли лучшая подруга жены - Энна и ее муж Рич. Как всегда они не воспользовались персональным лифтом и спустились со своего этажа пешком, тратя драгоценные минуты активной жизни на подсчет серых ступенек - пережитка древней старины.
  -- Привет, - Рич дружески кивнул Сандру и проводил взглядом улетающую площадку лифта. - Всегда хотел знать, как работает эта штука.
  -- Зачем? - Сандр поспешил к убегающей вдаль скоростной дорожке, - Это не твоя работа, тратить свое время на изучение принципов магнитной индукции.
   Рич всегда казался Сандру человеком не от мира сего. Ему уже было 24. До вынужденной смерти оставалось всего каких-то 3 активных года жизни, а он занимается всякой чепухой, растрачивая свое бесценное время. И зачем только Келли уговорила его устроить Рича своим помощником и по совместительству телохранителем? Но выбирать не приходилось. Еще появлялись безумцы, ненавидящие его профессию.
  -- Сандр, посмотри какая прелесть, - голос жены привлек внимание. Его благоверная держала в руках ожерелье из полированных финиковых косточек и очаровательно закатывала глазки. - Оно, наверное, очень дорогое?
  -- Два активных месяца.
  -- Два месяца?! - Келли не поверила подруге.
  -- Да. Муж подарил мне его в честь нашей первой встречи.
   Энна с любовью посмотрела на своего мужа, и Сандр почувствовал пронзительный взгляд зеленых глаз на своей спине. Взгляд полный молчаливого упрека и негодования.
  -- Ну и дурак, - ехидно заметил обреченный на дополнительные упреки мужчина, упорно пряча глаза. - Тратить целых два месяца на каких-то там двадцать мертвых костяшек.
  -- Не двадцать, а тридцать пять, - Рич гордо приподнял голову. - Я все рассчитал. Мы с женой погодки. Милостью жребия, проживем с ней еще три года, но она, по законам природы, будет жить на девять месяцев больше меня. Значит, у меня в запасе целых девять нерастраченных месяцев. Вот я и потратил два из них на ожерелье.
   Уязвленный таким подсчетом, Сандр отвернулся и принялся наблюдать за жизнью проносившихся городских улиц.
   Огромный город из стекла и камня, наполненный светом миллионов неоновых огней и криками сотен тысяч проповедников, жил своими ежедневными заботами. Толпы людей на персональных гравитационных плитах, скоростных дорожках и плывущих по городским каналам электрических лодках, стремительно проносились мимо. Сотни саморазвивающихся автоматов озабоченно семенили по широким дорожкам улиц, заботясь о здоровье Человечества. Часто усеянные помещения баров и ресторанов зазывали музыкой и искусственными запахами, доносящимися из недр настежь раскрытых дверей. Город и люди жили одной единственной целью: как можно красивее растратить отведенное им время.
  -- Квартал встреч, - Рич прервал затянувшееся молчание, кивая головой. - Здесь я познакомился со своей женой. Мы влюбились друг в друга с первого взгляда, и вот уже восемь лет как вместе.
   Сандр огляделся. Квартал встреч, был похож на своих четырех собратьев, расположенных в городе. Прекрасная площадь, усеянная статуями влюбленных и маленькими барами для двоих. В самых непредсказуемых и, поэтому, интимных местах, психологами-архитекторами были разбросаны всевозможные скамейки, раздатчики еды, автоматы по продаже сувениров и десяток брачных контор. Люди старались экономить время во всем. Ограничиваться одним единственным свиданием, оканчивающимся, как правило, брачными узами.
   Квартал был почти пуст. Утренние часы не способствовали поискам пары. Мало кто из людей мог позволить тратить рабочее время на приятное времяпрепровождение. Утро было временем, когда зарабатывают жизненно необходимые ресурсы, а семья является их основным растратчиком.
  -- Неужели эта девочка надеется найти себе спутника жизни, в такую рань? - среди небольших аппаратов с брачными объявлениями, Рич разглядел стройную девушку.
   Сандр посмотрел в указанную сторону. Молодая девушка, еще почти ребенок, стояла сразу у двух экранов и нервно теребила кнопки небольших пультов. Угловатую, не до конца оформившуюся девичью фигуру не могли скрыть суперсовременая короткая юбочка и обтягивающая кофточка специального фасона, созданного привлекать мужчин. От девочки, на несколько десятков метров, разило запахами дорогостоящей парфюмерии. Неоновые огни угодливо высвечивали девичьи прелести, своим матовым светом подчеркивая самые обворожительные формы женского тела и маскируя его недостатки.
   На двух экранах мелькали списки и фотографии холостяков всего города. Все говорило о том, что девушка оказалась в Квартале встреч с единственной целью и уйдет из него только замужней женщиной.
  -- Интересно, долго ли ей еще искать своего спутника жизни? - Келли искренне расстроилась, глядя на девушку.
  -- Не надо обладать моими знаниями, чтобы ответить на твой вопрос, - за спинами наблюдавшей четверки прозвучал грубый мужской голос.
   Сандр обернулся и встретился взглядами с вставшим на двигающуюся дорожку мужчиной в черной форме блюстителя времени.
  -- Привет брат, - крупный, по сравнению с тщедушным Сандром и большинством людей находящихся на самодвижущемся тротуаре, мужчина улыбнулся лучезарной улыбкой. Он повернулся к Келли и все с той же улыбкой продолжил. - Приглядись лучше. Девочка слишком молода, устала, стоит с красными, от перенапряжения, глазами. И, в тоже время на ней одежда не по ее карману, а очень дорогие духи, разят на весь квартал. Кто ей их преподнес? Город. Мэрия. Служба заботы о наследии. Зачем? - мужчина вперил взгляд своих необыкновенно жестоких глаз в лицо жены Сандра. - Не трудно догадаться: у девочки кончается собственное время. Скорее всего, его у нее осталось только на то чтобы зачать и выносить детей. - Не отнимая тяжелый взгляд от лица своей золовки, Тим пожал плечами. - Ей еще повезет, если она найдет холостого парня с кончающимся заводом на собственных часах.
   Услышав последние слова человека в форме, люди случайно оказавшиеся рядом проявили беспокойство. Случайные прохожие задергались и почти одновременно взглянули на большие стандартные часы на своих руках. Поддаваясь всеобщему смятению, Сандр тоже склонился над собственным циферблатом и одновременно со страхом и с радостью блаженно хмыкнул, отмечая их равномерное тиканье.
   Часы работали, исправно отсчитывая убывающее время. На черном циферблате красными цифрами светилось время 32 года 11 месяца 29 день и 16 часов 43 минуты 11 секунд.
  -- Как ты нас нашел? - Сандр закончил свое обследование и повернулся к брату.
  -- У нас с тобой дело в одном и том же доме. Вот я и решил навестить своего старшего брата, отдавшего мне когда-то последний кусок мяса. Хорошая возможность увидеться, не тратя собственное время на нашу встречу.
   Сандр обвел взглядом черную форму с песочными часами вместо опознавательных знаков. Официальную форму блюстителя времени, при исполнении. Его брат с раннего детства очень любил заниматься физическими упражнениями и этим выгодно отличался от большинства людей, предпочитающих экономить энергию своей слаборазвитой мускулатуры.
  -- Если это не секрет. Что там произошло?
  -- Нет не секрет, - Тим ухмыльнулся и его взгляд, брошенный на золовку, не укрылся от Сандра. - У нас является секретом только одно - СОБСТВЕННОЕ ВРЕМЯ ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА. А здесь обыкновенное нарушение закона.
   Тим продолжал задумчиво разглядывать Келли, всем своим видом стараясь показать Сандру свое нерасположение к этой женщине.
   Сандр давно заметил презрение своего брата к его супруге. Тим явно старался что-то ему намекнуть. Может он знает о Келли, что-то такое, что очень необходимо знать Сандру? Но что? По долгу службы Тим знал много секретов, но ЗАКОН запрещал их раскрывать. Даже человеку, который был его единокровным братом. Братом, который поделился с ним последним куском самого первого мяса.
   Сандр взглянул на свою супругу и встретился с полными заботы, испуга и любви зелеными глазами. Пожалуй, стоит лучше присмотреться к ней. Но как это сделать? Келли с каждым днем становится все более возбужденной и нервной.
  -- В доме, где родились близнецы, живет старик. Ему 54. Он не женат и не имеет друзей. Старик решил всю свою жизнь потратить только на себя. Что собственно и сделал, - Тим улыбнулся Сандру. - Ну, прям как ты. Только он к этому пришел в молодости, а ты успел жениться, - жесткий взгляд черных глаз устремился на беспокойно заёрзавшую Келли. - В общем, жил он жил, часики отстукивали конец завода, а старик так и не смирился с мыслью о строго определенном времени. Ему бы сидеть и ждать ЭКОЛОГОВ из отдела времени, но он стал сопротивляться. До конца отпущенного срока осталось еще несколько недель, как вдруг он начал буянить. Да и было от чего спятить, когда родившиеся по соседству трое близнецов, напомнили ему о так стремительно ускользающем времени. Ко всему прочему, еще этот изменник, пожелавший нарушить ЗАПРЕТ и скрыться в отдаленных мирах.
  -- Кто-то нарушил ЗАПРЕТ? - Энна, как истинный журналист навострила уши.
  -- Не нарушил, а попытался, - уточнил Тим, - за тысячу лет, со времен кризиса, нарушивших запрет можно по пальцам пересчитать - ЭКОЛОГИ хорошо делают свою работу. В том доме жил один ученый, решивший посвятить свою жизнь попыткам найти дешевую белковую пищу. На этом поприще его постигла неудача и, отчаявшись, он сделал открытие, что "дешевая пища должна существовать в других мирах". Вот он и предпринял попытку нарушить ЗАПРЕТ. Попытка увенчалась успехом только в одном: она раззадорила полоумного соседа, и тот окончательно спятил.
   Скоростная дорожка быстро уносилась вперед. Под действием рассказа, Келли нежно прижалась к мужу, стараясь спрятаться за его узкой спиной, от мира полного ужасов. Исполняя свой долг и, в душе проклиная все законы морали, заставляющие его тратить бесценную энергию на ласки, Сандр недовольно обнял свою благоверную.
   Улицы быстро проносились мимо, ослепляя людей пышностью тысяч рекламных огней. "Инстинкт или истощение: - читайте статью в утренней газете", "Новый энергетический напиток: Сок Земли - в него входят все минералы, которые так необходимы здоровому телу", "Нетронутые горы, озеро и участок земли с целым гектаром великолепных деревьев и это все лишь за 29 дней и 23 часа вашего собственного времени".
   Стеклянно-каменные дома, освещенные сиянием неоновых огней, проносились мимо, оживая от энергии расщепленного атома. "Жаль, что люди так и не научились питаться электричеством", - пронеслось в голове Сандра, - мы бы решили все свои проблемы. Он задумался над бременем человечества и не заметил, как подъехал к Гранитной улице.
   Плита служебного лифта услужливо приземлилась к их ногам. Прибывшие взлетели к нужному этажу. Перед ними вытянулись четверо блюстителей порядка, охранявшие две массивные двери. Экран одной из них был белым с начертанной на нем маленьким красным сердечком и официальной электронной надписью "Не входить до конца вынашивания детей". Во всю ширину экрана другой двери выделялась фигура старого человека с необыкновенно длинными волосами и желтыми ногтями. На старце был надет экономический скафандр, созданный облегчать движение его носителя.
  -- Как он? - спросил Тим у одного из блюстителей, охранявшего дверь спятившего старика.
  -- Посмотрите.
   Старик, обнаружив присутствие новых лиц, подошел к экрану дверей и заголосил.
  -- А пришли. Блюститель времени и его подручный жеребьёвщик. Вы думаете, что вы боги? Вершители человеческих судеб. Нет, вы букашки. Ничтожные черви, которым заморочили голову правительственные чиновники, - старик прошелся по комнате, держа в трясущихся руках древнее ружье, потом снова подошел к двери и застучал по ней прикладом. - Выпустите меня отсюда. Вы слышите? Выпустите меня!
  -- Ты и так волен идти куда хочешь, - Тим пожал плечами. - Ты свободен, делать все что пожелаешь.
  -- Я!? - старик энергично закачал головой. - Я хочу жить!
  -- Но ты и так живешь.
  -- Нет! Я не живу! - старик бешено выкатил глаза. - Разве это жизнь - считать уходящие минуты, есть одну порцию в день жидкой бурды и никогда не испытать любви женщины, боясь что она отнимет у тебя часть необходимой тебе энергии, которую можно потратить на столько великолепных дел?
   Старик замолчал, ожидая ответа. Энна прижалась к своему мужу, и Сандр не предпринял попытки от нее отодвинуться.
   Старик был прав. Проклятое истощение. Живо представив себя в 54 года своей активной жизни, Сандр увидел на месте, обезображенного повседневными заботами лица старика, свое собственное лицо.
   Он уже сейчас, в 22 года избегал ласк любимой женщины, боясь потратить крохи той энергии, которую получал вместе с порцией зеленой жижи, называемой едой. Эту перемолотую кашу он специально заказывал всю свою сознательную жизнь, предпочитая ее, той которую надо жевать, при этом расходуя собственную энергию. "Десять лет пережевывания пищи - растрата части энергии достаточной для оплаты полета на остров чудес" - говорила увиденная им в юности реклама. Келли тоже предпочитала размельченную пищу, и однажды они подкопили деньги на поездку к острову чудес. А что дальше? Сандр уже подумывал о покупке себе экзоскелета, такого как носит старик. Чудесная вещь: экономит энергию, облегчая усилия мышц. Но для чего? Годы уходят. Наступит время, и жена не будет такой желанной как сейчас, а радость от их совместного путешествия не затмит все мысли об медленно ускользающих секундах активной жизни.
   Угадав переживания своего брата, Тим повернулся к Сандру и нахмурился, взглянув на прижавшуюся к нему женщину.
  -- И что ты хочешь? - спросил Тим, не сводя жестокого взгляда с зеленых глаз.
   Сандр явно ощутил ненависть брата к Келли, настолько сильную, насколько сильна была их братская любовь.
  -- Я хочу уйти в другой мир, - старик мечтательно закатил глаза.
  -- Я не могу тебе позволить нарушить ЗАПРЕТ.
  -- Плевал я на ваш ЗАПРЕТ и на всю вашу кампанию!
  -- А ты хоть понимаешь, что послужило причиной ЗАПРЕТА? Нет. Такие как ты не интересуются лишними знаниями, экономя свое время. Я тебе объясню.
   Несколько тысяч лет тому назад, когда планета была чиста и полона ресурсов, люди открыли другие миры. Тогда то и начался исход. Люди тысячами уходили в другие миры, забирая с собой все самое ценное, самое лучшее. Они уходили навсегда, увозя с собой миллионы тонн бесценных ресурсов. Металлы, ценные руды, животный мир - залежи планеты постепенно истощались. Но не это было самым страшным: - уходя в другой мир, люди уносили с собой не просто железо, а готовую вещь, на изготовление которой тратилось намного больше ресурсов земли, чем весила сама вещь. Сжигался уголь, расходовалась нефть, под строительство заводов уничтожались целые леса. А животные? Ты думаешь: ушел один человек, потерялось 70 кг биоресурсов? Нет! Знаешь сколько нужно биоресурсов, чтобы вырастить эти 70 кг? Тонны! И эти тонны навсегда покидали нашу землю.
   Так истощались запасы и когда оставшиеся это поняли - стало слишком поздно. Нехватка ощущалась во всем: в руде, в металлах, в материалах и в биоресурсах. А численность людей все увеличивалась и увеличивалась. Настал момент когда всем живущим людям стало не хватать элементарных вещей и пищи. Тогда попытались стабилизировать численность людей войнами. Но войны тоже требуют ресурсов. И вот тогда придумали жребий, который регулирует не просто численность, а само время жизни человеческой особи.
  -- А ЗАПРЕТ? - недоверчиво спросил старик. - Почему люди не покинули землю?
  -- Все проще, чем ты думаешь: всех оставшихся ресурсов хватит для отправки в другие земли жильцов только одного города. А что будет с остальными? - Тим перевел дух. - Вот и придумали закон названный ЗАПРЕТОМ.
   Старик забегал по комнате, размахивая своим ружьем. Истеричным голосом он визжал о том, что хочет покинуть этот мир. Хочет любоваться растущими деревьями, есть жареное мясо и пить чистый сок, а не тот синтетический напиток, что дают им каждый день.
   Сандр взглянул на припавшую к нему жену. Келли нервно тряслась и любовь к этой женщине вновь разгорелась в его сердце, как в первые моменты их единственного свидания. Для него она была всем, что есть у него в этом мире. Она и...время.
   Мужчина вспомнил о цели своего визита и повернулся к другой двери.
  -- Все, - услышал он голос брата, вскрывая электронную печать на двери с сердечком. - Я вынужден принять решение о заключении старика под стражей.
   За его спиной Сандра послышался шум взламываемой соседской двери и нечеловеческий вой безумного старика. Мужчина остановился, раздумывая остаться ли ему, полюбоваться работой блюстителей порядка, но банальная экономия времени заставила его заняться распечатыванием закрытой двери.
   В помещении раздался механический скрежет. Автоматическая прислуга зашевелилась, готовая дать отпор всем кто смел нарушить их покой. На людей уставились дула орудий, но в последний момент аппараты замерли. Чуткие сканеры уловили эмблему на груди вошедших.
  -- Кто здесь жил? - поинтересовался Сандр.
  -- Супруги. Тридцать семь отпущенных лет. Оба работали в корпорации по переработке залежей известняка, - Энна сверилась со своими записями.
  -- Известняка? - задумался Сандр. - теперь понятно, почему так богато жили. Ну и что ты напишешь на этот раз?
  -- Как всегда: у счастливой пары, прожившей свой век в трудах и радости, родились трое здоровых детей. Кстати где они?
   Четверка заглянула в одну из комнат с красивыми стенами из голубого стекла, и у женщин вылетел вздох восхищения.
  -- Ой, какие хорошенькие. Какие милые мальчики, - Келли мило сложила ручки. - Сандр, посмотри, ну что за прелесть эти ребятишки!
   Трое полугодовалых маленьких мальчиков сидели на полу и смотрели на мир вполне смышлеными темными глазами. Электронный слуга-кормилец замер возле детей. В комнате работали электрические камины, и обнаженные хрупкие тела малышей нисколько не беспокоил холодный сквозняк, ворвавшийся в комнату. Дети сидели голыми попками на полу, и с любопытством разглядывали первых взрослых появившихся в их маленькой жизни.
  -- Вот вы и задали нам свою первую работу, - Рич привычно вытащил из заплечного ранца несколько пакетов, скребок и маленькую лопаточку и принялся за дело - подбирать разбросанные по всему вольеру тщательно обсосанные кости и кусочки прилипшей плоти.
   Рич привычно вытащил из заплечного ранца несколько пакетов и небольшой пульт. По его команде в комнату вкатился автомат с эмблемой экологов и ритмично загудел на полу, подбирая остатки жизнедеятельности малышей. Сандр и Келли разложили на идеально выровненной поверхности стола три механизма больших наручных часов и два разноцветных кубика с цифрами на боках.
  -- Неси первого малыша, - как можно мягче обратился Сандр к жене.
   Келли послушно направилась к малышам и остановилась в нерешительности. Три пары черных глаз, словно почувствовав некую торжественность момента, уставились на нее нечеловечески серьезным взглядом.
  -- А ну, быстрей, - Сандр, почувствовав себя начальником, осмелился прикрикнуть на жену. - У нас еще девятнадцать вызовов.
   Келли решительно схватила одного из младенцев. Его электронная няня беспокойно забегала возле женщины. Ребенок захныкал, и Келли сопровождаемая детским криком подошла к мужу.
   Сандр взял в руки игральные кости. Его рука не дрогнула, судорожно пытаясь нащупать невидимое различие в ровных гранях маленьких кубиков. Взгляд карих глаз не метнулся разглядеть цифры на отшлифованных боках. Будущие жеребьёвщики проходили тщательный отбор, чтобы ни один судья не мог заподозрить их в шулерстве. Древний закон людей не мог позволить автоматам решать человеческие судьбы.
   Мужчина резко метнул кости на идеальный стол и невольный вздох облегчения сорвался с женских губ.
  -- Тридцать восемь лет активной жизни, прокомментировала Энна. Плюс примерно треть отведенную на сон и, если повезет с работой, два месяца на восстановление, то будет... пятьдесят лет и девять месяцев. Долгую жизнь проведет малыш.
  -- Да, - в голосе Келли послышались грустные нотки. - Посмотрим, как повезет теперь его братьям.
   Женщина установила таймер на одном из механизмов наручных часов и, опломбировав их на маленькой детской ручке, пошла за следующим ребенком.
  -- Сорок один, - Энна сделала отметку в своей записной книжке. - Ну, Сандр, ты сегодня просто в ударе, - пошутила журналистка. - Если тебе вдруг посчастливится бросать жребий моим детям, то ты, по старой памяти, постарайся также.
   Невероятная бледность покрыла лицо Келли. Стараясь не глядеть на своего мужа, она опустила глаза и попыталась оправдаться перед подругой.
  -- Энна, ты же хорошо понимаешь, что жеребьевщики проходят строгий отбор. Они не могут специально кинуть кости. И...кто тебе сказал, что мой муж будет бросать кости твоим будущим детям?
  -- Я понимаю подруга, - Энна стала необычайно серьезна, - но ведь так хочется верить, что с твоими детьми будет все в порядке. Что они проживут долгую и счастливую жизнь, и будут вспоминать своих родителей.
   Услышав откровения жены, Рич приблизился к своей благоверной. Не скрывая любви и заботы, он обнял Энну и нежно прижал к своей груди.
   У Сандра защемило сердце. Посмотрев на влюбленную парочку, он только теперь стал понимать всю неспешность, с которой жили его соседи. В мире полном забот и ежедневном подсчете, как лучше потратить крохи, отведенной им активной жизни, люди становились эгоистами, забывая о самом главном. О том, что делает человека человеком. О маленькой силе взаимопонимания и самопожертвования.
   Сандр посмотрел на свою супругу, и маленькая искра позднего раскаяния озарила его темную душу. Озарила и тут же потухла. На протяжении нескольких активных лет совместной жизни он разучился быть другим.
  -- Принеси третьего мальчика, - надежда, мелькнувшая в зеленых глазах его жены, почувствовавшей смятение, возникшее в душе мужа, мгновенно угасла, и Келли отправилась за третьим мальчиком.
  
   Утомительный рабочий день подошел к концу. Семья Джексонов возвратилась в довольно большую, по городским меркам, квартиру, и Сандр не преминул воспользоваться любимым креслом с большим экраном и многофункциональной клавиатурой. Если он сейчас поспит перед ужином, его наручные часы остановятся на время сна.
   Многие его знакомые, таким образом, пользовались сном, чтобы продлить себе биологическое время жизни. Но разве сон это жизнь? Он часто задавался вопросом, что лучше: встретить 70 Новых Годов в бессознательном положении или провести 40 лет полных приключений и жизни. И всегда находил себе ответ: он проведет свою жизнь так, как этого требует его организм. А организм требовал небольшого отдыха перед сотней способов умственных развлечений, которые и составляют большую часть его активной жизни. Ибо он не был приверженцем физических нагрузок, отнимающих огромную часть его энергии.
  -- Ну почему так произошло? - в засыпающееся сознание ворвался голос жены. - Он был самым крепким малышом, из всех кого мы сегодня приняли. Просто не понимаю, почему у него выпали два ноля.
   Сандр приоткрыл слипающиеся глаза. Последнее время его благоверная была слишком впечатлительной. Особенно когда это касалось семьи, женщин и детей. Но, чтоб его пробрало, он все-таки любил эту хрупкую женщину с зелеными, как однажды увиденная им трава, глазами!
  -- Я здесь не причем.
  -- Я знаю милый, - Келли ласково улыбнулась, подошла к мужу и... сделала неожиданное: уселась рядом.
   Просто уселась на диван, рядом с мужем, а не как обычно улеглась на него, прижимаясь всем телом и заставляя сердце и легкие учащенно работать, тратя дополнительную энергию.
  -- Ему еще повезло. Его умертвят быстро и безболезненно. Мне больше жаль девочку, которой жребий дал всего год. Ты знаешь, что происходит с детьми, на которых жребий указал не больше трех лет жизни?
  -- Нет. - Келли вопросительно посмотрела на мужа.
  -- Их забирают ЭКОЛОГИ. Посчитай: три активных года, плюс два года проведенных во сне. Итого пять лет. В пять лет ребенок всего лишь неразумное существо, не способное принести пользу обществу. Но ЗАКОН на их стороне. ЗАКОН говорит, что люди имеют право жить до тех пор, пока их наручные часы не перестанут отсчитывать время и маленькая игла впрыснет порцию яда.
   Сандр взглянул на экран персонального компьютера, и тот моментально высветил страницу последнего обращения. "Инстинкт или истощение! Что было в начале?".
  -- Так, что делать с существом, которому исполнится не больше пяти лет, до того момента, когда его активное время жизни закончится? ЭКОЛОГИ отправляют таких детей в специальные приемники. Правительственным институтам необходимы живые организмы для проведения различных исследований.
   Повинуясь еле уловимому приказу тела хозяина, спинка кресла приподнялась. Сандр блаженно вытянул ноги, устраиваясь читать статью, привлекшую его внимание. На экране угодливо высветился текст первого абзаца. В комнате наступила тишина.
   Его жена, предпочитающая тратить активную часть своей жизни на мелкие, беспорядочные действия, невероятным образом притихла. Обхватив руками свои длинные, но худые ноги, она свернулась калачиком и забилась в угол широкого дивана. Тень задумчивости накрыла ее лицо. Зеленые глаза уставились в дальнюю точку, ничего не видя перед собой. Уголок маленького красивого рта тихонько подрагивал. Келли расчувствовалась, готовая разразится водопадом слез.
  -- Что с тобой милая, - не в силах побороть охватившую его нежность, Сандр потянулся к жене.
  -- Ничего. Сейчас все пройдет, - Келли потерла предательски раскрасневшиеся глаза. - Я просто представила, что вот у нас тоже появятся дети. Тройняшки. Два мальчика и одна девочка. Придет жеребьевщик, кинет кости и... ничего. Им выпадет всего несколько лет жизни.
  -- Успокойся, - Сандр обнял свою жену, - все будет хорошо. Не переживай, мы что ни будь придумаем. Ведь еще столько лет осталось до их рождения, - мужчина крепче обнял хрупкое тело жены и почувствовал, как от его последних слов она резко вздрогнула и затихла.
   Сознание Сандра помутилось, уступая место чувствам. Любовь к своей единственной женщине отозвалась в расслабленном теле. Как истинный мужчина, Сандр знал об одном из самых действенных способов успокоить расчувствовавшуюся женщину.
   Его неумелые губы потянулись к белоснежной шейке, и женщина возбужденно закатила глазки.
  -- Ты проверил ловушку? - сквозь подступающую сладострастную истому пробился ласковый голос, в отголоске которого проступила непонятная надежда.
  -- Я ее проверяю каждый день, - Сандр взял жену на руки. - Мне не очень нравится перспектива разбрасываться чистейшими белками. Да и детей заводить нам рановато.
   Хрупкое женское тело непроизвольно дернулось в его худощавых руках и тут же затихло. Было ли это откликом на его чрезмерную напористость или на его последние слова, мужчина так и не понял. Несколько последующих минут стерли с его памяти все предыдущие. Два белых тела со слаборазвитой мускулатурой занялись животной любовью.
  
  -- Ты очень красива, - через пол часа Сандр лежал в порыве любовного томления и смотрел, как его жена надевает свой единственный ежедневный наряд.
   Неожиданно для самого себе, он вспомнил человека, с которым случайно познакомился в их первую и последнюю поездку на остров чудес. Мужчина жил беззаботной жизнью гуляки, проматывающего свое активное время жизни в пирах и пьянках. Вокруг него постоянно вились такие же, как он женщины, а гуляка все никак не мог остановиться и менял одну жену на другую.
   Глядя на все безобразия, творимые его случайным знакомым, Сандр не мог понять правительство, позволявшее мужчине находиться на свободе. Разве можно считать здравомыслящим человека, который пытается найти в худых изнеможенных, обескровленных женщинах какие-то там особые различия? Или все-таки можно?
   Если бы у него была другая женщина, а потом появилась Келли и предложила себя ему - с кем бы он остался? Сандр задумался, ломая голову над простым вопросом бытия. Хотя, что здесь было думать? Он бы остался с другой женщиной! Потому, что у него никогда не появилось бы желание тратить свое активное время на то, что у него уже есть. Не зря ведь в кварталах свиданий стоят десятки брачных контор. Быстрое знакомство и быстрое супружество - вот и все что необходимо свободному человеку желающему порвать со своим одиночеством.
   Сандр посмотрел на жену. Его Келли была такой же как и миллионы других женщин в городе - худой и бледной. Густые черные жесткие волосы. Длинные белые ногти - единственное украшение которое могли себе позволить молодые модницы. И глаза. Большие прекрасные глаза, благодаря которым почти десять лет тому назад Сандр сделал свой выбор. Когда он впервые увидел их, они излучали удивление и радость, сомнение и решительность. Все, что было на душе у этой женщины, отражалось в глубинах зеленой бездны. Как давно это было! Сандр вгляделся в большие глаза своей возлюбленной, но увидел в них отражение только непонятной тревоги, решимость и внутреннее волнение человека готовящегося обидеть своего.
  -- Дорогой, - над ним склонилось лицо жены. - Тебе принести половинку своего ужина? Мне не очень хочется есть и... - Келли виновато улыбнулась - ты потерял столько энергии, ради меня.
   Сандр оторопел. Неужели он стал настолько скуп, что даже его собственная жена делится с ним своей законной порцией еды? Как же она не видит, что он старается не только для себя. Если он меньше потратит энергии, значить ему меньше будет хотеться есть, а если он меньше съест у них будет больше денег. Больше денег - больше возможностей им обоим потратить свое активное время на лучшую жизнь.
  -- Знаешь, - в порыве искреннего негодования Сандр приподнялся с кровати, давай устроим ужин. Настоящий ужин. Со свечами. С официантами. С настоящим мясом и большой порцией гарнира. Фрукты, салаты и шампанское.
   Келли подозрительно посмотрела на мужа. Кажется, после длительного воздержания у него съехала крыша.
  -- Но ведь все это очень дорого стоит.
  -- Не для тебя, - Сандр, полный решимости, подбежал к большому экрану компьютера. - Рич, хоть и дурак, но и у него иногда появляются хорошие мысли, - тонкие бледные пальцы быстро забегали по клавишам, в поисках нужного адреса. - Сколько времени у тебя осталось в запасе?
   Бросив нажимать на клавиши, Сандр почти подбежал к жене и, приподняв ее правую руку, уставился на крупный циферблат часов. Келли спешно отдернулась и сквозь белую кожу ее лица проступила невероятная бледность.
  -- Ах да, извини, я забыл, что часы запрограммированы только на тебя. Я ничего не смогу в них разглядеть. - Сандр беспокойно остановился перед супругой. - Так сколько у тебя осталось времени.
  -- 22 года и два месяца, - Келли взглянула на свои часы, отводя глаза в сторону от мужа. .
  -- 22 года и два месяца, - повторил ее муж. - А мне осталось почти 23 года. Прибавим еще 9 месяцев беременности и пол месяца на зачатие детей. Получается... получается очень недурной по нынешним временам ужин стоимостью в один год и девять с половиной месяцев.
  -- Но ведь это твоя жизнь!
  -- Может быть. Но зная твою любовь к детям, я все равно не смогу пережить тебя.
   Сандр серьезно взглянул на свою жену и Келли, опустила глаза. Взгляд карих глаз обжигал ее сердце.
  -- Тебе ведь, когда ни будь, придется научиться есть мясо, большими порциями. Вот и попробуем научиться этому сейчас. А то я чувствую, что когда в наш дом придет мясное изобилие, меня не окажется рядом.
   Сандр улыбнулся как человек, сказавший хорошую шутку, а по спине Келли прошлась холодная волна. Стараясь скрыть бурю бушевавшую у нее на душе, женщина отвернулась и вышла из комнаты.
   Громкий смех не часто смеющегося человека раздался ей в след. Приняв поспешное отступление своей благоверной за обиду, нанесенную его шуткой, мужчина пронзительно рассмеялся и снова подбежал к компьютеру.
  
   Сделанный Сандром заказ не заставил себя долго ждать. Через несколько минут, в гостинице появился вышколенный обслуживающий персонал и принялся облагораживать романтический вечер.
  -- Пожалуйста, подпишите вот здесь и протяните правую руку.
   В самом большом зале квартиры поставили изящный, привезенный специально для этого вечера стол. На столе стоял серебреный подсвечник с тремя толстыми парафиновыми свечами. Около столика два одетых в белые ливреи официанта смиренно ожидали хозяев вечера.
   Сандр приложил палец к небольшому электронному блокноту и вытянул руку. Мужчина в черной правительственной форме с песочными часами вместо опознавательных нашивок, склонился над его часами и принялся подкручивать таймер циферблата.
  -- Зачем вы это делаете? - поинтересовался хозяин квартиры.
  -- Что? - не понял блюститель времени.
  -- Зачем правительству нужно покупать активное время.
   Мужчина закончил подстраивать таймер.
  -- Не время, а жизнь. Жизнь и ресурсы, - человек в черной форме взглянул на хозяина квартиры и пояснил. - Каждому человеку жребием отведено определенное время жизни, прожив которую, он умирает. В не зависимости как они ее проживают, все люди, за свою жизнь потребляют определенное количество ресурсов. Жизнь некоторых счастливчиков очень длинная, но они только и могут, что прожигать ресурсы. Другим же жребий отвел всего десяток активных лет, а они приносят пользу обществу больше чем тысячи простых обывателей. Но ЗАКОН един для всех. Сколько кому положено, тот столько и проживет. Единственное что может правительство - это предложить человеку добровольно отказаться от части ресурсов, которую он потребил бы за свою длинную жизнь. Купить его время, предложив за него равноценную стоимость и отдать это время тому, кто в нем нуждается.
  -- Значит, старик был прав. У нас существуют избранные.
   Блюститель времени не знал, о каком старике идет речь.
  -- Нет. Те, кому достается добавочное время жизни, платят за него непомерно высокую цену. Двадцать часов в сутки они служат обществу, и лишь четыре часа отводятся им на сон и развлечения. Все двадцать часов их заставляют работать, и стоит только специальному отделу узнать, что они больше не в состоянии приносить пользу, как маленькая иголка из черных часов впивается им под кожу.
   Правительственный служащий развернулся, подал знак ожидающим официантам и неожиданно замер в восхищении.
   В комнату, блестя и сияя, степенно вошла Келли. Сандр поглядел на жену и понял, что не зря потратил два месяца своей активной жизни, взяв ей на прокат платье. В белоснежном шелковом платье Келли выглядела прекрасной королевой из старинных книг.
   Не помня себя от восхищения, Сандр стремительно приблизился к жене и сделал расточительный по его меркам шаг: предоставил женщине возможность опереться на его руку. Семья Джексонов подошла к столу. Официанты услужливо помогли им присесть и подали первое блюдо.
   Муж и жена заглянули в тарелки. Суп с фрикадельками пах замечательно, выглядел аппетитно, но...незнакомо. Джексоны смущенно переглянулись и покраснели. Они не умели пользоваться столовыми приборами.
   В вечной погоне за экономией собственной энергии, молодая чета, как и тысячи других людей пользовались измельченной жидкой кашей, для употребления которой не было необходимости в знаниях, как правильно держать ложку.
   Официанты быстро поняли их растерянность, и первые активные минуты праздничного ужина, прошли так, как этого хотел Сандр - в приятной учебе и развлечении. Гулять - так гулять! На праздничный ужин он решил потратить целых четыре часа. А дальше позволить себе то, что никогда не позволял в своей супружеской жизни: - два полных часа любви.
  
  -- Дорогой ты уверен? - Келли нежно заигрывала с, старательно ласкающим ее, мужем. - А как же растраченная энергия? Ведь это второй раз за день!
   Сандр, покрывая поцелуями шею жены, пытался расстегнуть неподдающиеся пуговицы на платье.
  -- Да ну ее с этой экономией. Мы живет только раз.
   Муж опустился к груди и не заметил, как изменилось лицо супруги. Оно было невероятно серьезным и грустным. Ее тело напряглось, а движения стали механическими.
  -- Только раз, - повторила женщина и с изрядным усердием принялась помогать мужу раздеваться. Ее пальцы опускались все ниже и ниже пока не спустились к мужским бедрам.
  -- Позволь я проверю ловушку, - длинные тонкие пальцы коснулись висящей на мужской мошонке небольшой коробочке.
   Сандр не возражал. Пьяный от бокала натурального вина, он покрывал поцелуями плечи жены. Нежные пальцы скользнули по его бедрам. Мужчина сладострастно запыхтел и не заметил как маленькая коробочка, появившаяся у него с тех самых пор, как маленький мальчик стал подростком, покинула свое место. Он не заметил пропажи и через пять минут, когда стал засыпать. А утром Келли проснулась первой.
   Не одеваясь, женщина прошла в свою личную комнату и открыла сейф. Внутри сейфа находились всего две вещи: - маленькая электронная пластинка и большой хорошо заточенный кремниевый нож.
   Келли взяла пластинку и прислонила к ней палец. Несколько долгих секунд ожидания ничего не происходило. Потом пластинка стала светлеть, превращаясь из черной в кроваво-красную.
   Наблюдая за изменившимся цветом, Келли побледнела. Ее глаза беспокойно забегали, узкие плечи опустились и из груди вырвался еле сдерживаемый всхлип. Пластинка отлетела в сторону. Женщина протянула руку и вытащила из сейфа нож. Не спеша, словно во сне она вернулась в спальню. Сандр открыл глаза, посмотрел на свою жену и резко вскочил с кровати.
  -- Ты?! Ты это чего? - мужчина оглядел комнату, в поисках спасения.
   Взгляд его карих глаз бегал по комнате, не находя ответа на возникшие у него вопросы, и вдруг мужчина замер и побледнел. На полу, перед кроватью лежала ловушка. Маленькая коробочка, которой он так дорожил, и которая спасала его от не желаемого семяизвержения, а значить и беременности супруги. Сандр все понял.
   Келли как во сне подошла к кровати. Сандр издал душераздирающий крик. Кремниевое лезвие сверкнуло и вошло в тело мужчины.
  -- Этого должно хватить, на время беременности, - Келли продолжила разрезать тело, некогда принадлежащее ее мужу, а теперь ставшие простым куском мяса. - Извини, я должна была тебе сказать еще в наше первое свидание. Но когда ты подошел ко мне в Квартале свиданий, я полюбила тебя с первого взгляда и не смогла найти сил - открыть тебе правду. Все эти годы, я скрывала от тебя самое главное: кости выпавшие на мою судьбу показали не 55 лет как у тебя, а всего лишь 23 года активной жизни.
   Закончив сортировать мясо, женщина прошла к выходной двери и нажала на одну из кнопок. На белом экране с противоположной стороны появилась сухая официальная надпись "Не входить до конца вынашивания детей". Келли постояла у двери, раздумывая не добавить ли что ни будь от себя, но так и не найдя подходящего слова, развернулась и уселась в кресло своего мужа.
   На большом экране компьютера засветились крупные трехмерные буквы, так и не прочитанной статьи. "Инстинкт или истощение! Что было в начале?" - вопрошал неизвестный автор. Келли расположилась удобней (теперь долгие девять месяцев ей не куда было спешить) и принялась читать статью, когда-то заинтересовавшую ее мужа.
   Со страниц электронной газеты журналист рассказывал о споре двух представителей различных теорий существования Человеческого общества. Оба они, не сговариваясь, обвиняли во всех своих бедах их общих предков. Только один искренне ненавидел тех людей, кто был у самых истоков открытия других миров, обвиняя их в истощении запасов земли и как следствии этого - изменении моральных устоев общества. Другой обращал внимание на еще более древний исторический период, приводя как пример древнее описание мифического животного - богомола, самка которого съедала после совокупления своего самца. Этим мифом, повествовал со страниц газеты патриарх теории Инстинкта, люди хотели оправдать себя в собственных глаза. На что патриарх теории Истощения никак не соглашался, пытаясь доказать, что такое животное существовало на самом деле, и люди всего лишь взяли ее за основу, после того как у беременных женщин появилась нехватка в белковой пище.
   Келли залпом прочитала статью. Откинулась на спинку мягкого кресла и задумалась над теориями обоих ученых мужей. Их изложение казалось простым и доступным. Вот только статья никак не отвечала на ставший мучить ее вопрос: почему, когда рождаются младенцы, женщина умирает, а, оставленные ею, детки несколько месяцев выкармливаются плотью матери.
  
  
  
   г. Астрахань
          -- Лукьянов З. В.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Т.Серганова "Ведьма по соседству"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"